КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591713 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235470
Пользователей - 108191

Впечатления

Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

В зеркалах [Александр Кронос] (fb2) читать онлайн

- В зеркалах (а.с. Эйгор -7) 933 Кб, 254с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Кронос

Настройки текста:



Александр Кронос В зеркалах


Примечания автора:

Жанр для меня новый. Пишу так, как я его понимаю)

Это седьмая книга цикла и финальная книга серии.


* * *

Глава 1


Пока добираюсь до указанного зала, снова задействовав в качестве проводника лейб-гвардейца, ломаю голову над тем, что происходит. Южане решили пойти на переговоры? Но почему? Если предположить, что они испугались силы осколков, то те и раньше присутствовали в качестве одной из переменных. При наличии агентуры в столице, разведка королевств должна была об этом знать. То есть это не является каким-то новым фактором, о котором стало известно только сейчас.

Другой вариант — они решили, что армия собираемая под стенами Схердаса достаточно сильно, чтобы дать им отпор. Но тут тоже нестыковка. Согласно данным, которые успел собрать Мэно, численность объединённых сил южан составляет не меньше полумиллиона солдат. А максимальные цифры, которые он приводит — до восьмисот тысяч. Эти парни бросили в бой всё, что собирали на протяжении долгих лет. В иной ситуации, они бы столкнулись с мощной приграничной группировкой имперских войск, численность которой обычно держалась около трёхсот тысяч солдат. И были бы вынуждены штурмовать укрепления. Но артефакт Схэсса позволили им прорваться на оперативный просмотр не вступая в затяжные бои и не неся потерь. А от почти миллионной армии империи, сейчас почти ничего не осталось. Сколько мы сможем выставить бойцов? Даже если откликнутся все вольные города, а аристократы в едином порыве прибудут на службу, это максимум около трёхсот тысяч пехоты. Почти без паротанков и артиллерии. Да и в количестве магов мы будем сильно проигрывать.

Плюс, у них же есть свой осколок. И раз они использовали его на границе, то смогут задействовать вновь. Пусть он один, а мы располагаем тремя, но это всё равно не даёт нам критичного преимущества.

Единственная моя догадка, звучащая реалистично — они решили начать переговоры, узнав о нашей возможности открывать порталы в пространстве. Посчитав это серьёзной угрозой. В принципе это на самом деле способно дать нам стратегическое преимущество. Вот только пока ни я сам, ни Тадеш не смогли разобраться, как пройти к произвольной точке, не получая первоначальные координаты при помощи магии. Более того — пролиставший весь трактат Спашен, заявил, что скорее всего такой способ там не описывается. Судя по тексту, авторы предполагали, что читатель и так знает, как сориентироваться и нацелить вторую точку «канала связи» на нужное место. А значит, придётся перерывать ещё груду литературы, чтобы понять, как это сделать. Если мы вообще найдём нужные данные. Тадеш сейчас усадил нескольких магов за изучением эксперимента с «положительными» частицами, чтобы вскрыть второе хранилище и пополнить наш багаж зданий. А потом нужно будет добраться и до всех остальных на территории империи.

Зайдя в зал, обнаруживаю там Канса, Корвэллу и хмурого Кравнеца. Отдельно расположился Мэно — виконт держится с невозмутимой бодростью, но под глазами уже хорошо заметны набрякшие мешки. Даже кадровый военный с трудом переносит текущие нагрузки.

А напротив них в кресле развалился жизнерадостный мужчина с неожиданно светлой кожей. По правую руку от него — девушка в коротком платье с декольте, которое практически ничего не прикрывает. Мне даже со стороны входа видна часть ягодицы. А по левую — поджарый военный в форме песочного цвета. При виде меня, глава делегации противника приподнимается со своего места.

— Вот и император. Отлично! Мы можем начинать?

Кинув ему, прохожу к столу, занимая место рядом с Кансом, а прибывший к нам южный монарх обиженно заявляет.

— Я могу понять, почему ваша охрана не поверила, что я на самом деле король Кайрола. Но вот почему мне даже не дали поговорить без вашего присутствия — осознать никак не могу. Настолько опасаетесь измены?

Покосившись в сторону двери, около которой занял позицию Скэнс, отрицательно качаю головой.

— Рискну предположить, что мои люди просто следовали дипломатическому этикету.

Тот наигранно расширяет глаза.

— Он что, так сильно изменился? Не припомню, чтобы нельзя было вести беседы с противоположной стороной без их монарха.

Демонстративно усмехаюсь.

— Боюсь, он поменялся крайне сильно. Теперь в это понимание обычно входят угрозы, шквал свинца и смертоносные заклинания.

Мужчина сразу же поднимает руки, выставив их раскрытыми ладонями в мою сторону.

— Я пришёл сюда не для угроз и не для сражения. Знаете, я всегда предпочитал этому компанию хорошеньких наложниц и графин терпкого вина. Можете не беспокоиться.

Хмыкнув, выкладываю ответ.

— Но вместо наложниц и вина, вы отправились на войну. Вторглись на территорию империи, во главе которой сейчас стою я.

Тот примирительно улыбается.

— Никто не может сказать, что славный король Рейтанс очень сильно жаждал этой войны. Наше государство вытянуто вдоль границы с Норкрумом и за прошедшие столетия, мы научились неплохо уживаться.

Вытянув указательный палец правой руки вверх, добавляет.

— Но и отказаться я не мог — остальные шесть монархов не так миролюбивы и боюсь, меня бы просто стёрли в порошок.

Откинувшись на спинку стула, скольжу взглядом по спутника короля и пожав плечами, спрашиваю.

— Для чего вы прибыли? Что понадобилось славному Рейтансу в столице врага?

Собеседник снова расплывается в улыбке.

— Вы слишком категоричны в формулировках, мой дорогой друг. А о причинах, побудивших меня явиться к вам, я расскажу прямо сейчас. Правда, придётся начать издалека, чтобы вы увидели всё полотно этой прекрасной истории.

Молча киваю ему и мужчина принимается излагать.

— Как я уже упоминал, мне больше нравятся красивые женщины и вино, а не битвы и сражения. Именно по этой причине, моя службы разведки — одна из лучших на юге. Как и их коллеги из контрразведки. И когда мне начали поступать сведения о странностях в поведении некоторых магов, то я…изрядно озадачился этим вопросом. Вижу по вашему лицу, что вы не понимаете о чём речь. Давайте попробую объяснить на примере.

На секунду делает паузу, перемещая чашки с сорком, что стоят перед ним и его спутниками.

— Представим себе, что есть три мага из разных королевств. Которые если и могут знать друг друга, то исключительно понаслышке. Но в один прекрасный день их внезапно обнаруживают в одной компании. Внутри одного из лучших борделей Кайрола, который никогда и никому не разглашает информацию о своих клиентах. А его существование настолько окутано тайной, что посетить его можно только по личному поручительству одного из мужчин, что там бывали раньше.

Покосившись на девушку, добавляет.

— Либо женщин. Вы не представляете, сколько сил ушло у моих служб, чтобы создать эту легенду. Мы раз пять организовывали подставные убийства руководителей борделя, а пару раз даже прикончили бедолаг по-настоящему. И каждый такой случай сопровождался сменой его размещения. Но в итоге, у нас вышло добиться своего — клиенты считали его полностью безопасным местом, где можно расслабиться. А таинственный «Зикрат», что владеет заведением, но никому не показывает на глаза, точно обеспечит сохранность их тайн. Как вы сами понимаете — всё там озвученное, немедленно попадало мне на стол.

Снова замолкает, но не дождавшись ни от кого из нас реакции, продолжат рассказывать дальше.

— Так я и узнал о целой организации во главе с Палачом, что держит в узде не только империю, но и королевства. А после этого приложил массу усилий, чтобы развернуть под вашим носом агентурную сеть, которая могла бы поставлять данные. Думаю вы понимаете, что следить за организацией на враждебной территории, с учётом того, что она неизвестна даже профильным службам этого самого государства — задача непростая. Но кое-что у меня получилось. И если я сделал верные выводы из происходящего — вас можно поздравить с успешным разгромом тайного ордена «Эйльт», не так ли?

Вижу, как едва заметно кривится лицо виконта Мэно — наверняка он сейчас последними словами костерит и императорскую канцелярию, и самого себя. Для контрразведчика признание короля наверняка стало серьёзным ударом по профессиональному самолюбию. Я же, делаю глоток сорка, чтобы потянуть время и за это время формирую очертания своего ответа.

— И почему вы решили, что мы разгромили организацию Палача?

Рейтан в очередной раз цепляет на лицо улыбку.

— Ну как же? Всего его люди, что были мне известны, погибли в один день. Вернее, в один вечер. Вместе с парой человек, которые были вне подозрений. Не находите, что это весьма интересное совпадение? Позволяющее сделать вывод, что вы нашли хитроумный вариант прикончить их всех. Я бы даже полюбопытствовал какой, но что-то мне подсказывает, теперь это является государственной тайной.

Вижу, как побелевшие пальцы Канса сжимают ручку, а Мэно с каменным лицом двигается на стуле, как будто ему неудобно сидеть. Да и у меня поднимается волна глухого раздражения. Уперев взгляд в лицо короля, медленно цежу слова.

— Никаких тайн. Всё, что нужно — открыть мир мёртвых, впустив их сюда. А потом обрушить всю мощь вселенной посмертья со всеми её безумными душами, на противника. И потом закрыть пробоину, не дав миру оказаться разрушенным. Ничего сложного — всего лишь кровь, смерть и безумие.

Пока излагаю всё это, с лица монарха постепенно сползает маска — оно становится весьма серьёзным. И даже слегка озадаченным. А я, не меняя тона, интересуюсь.

— Переходи к сути, Рейтанс. Зачем ты здесь? Откуда нам вообще знать, что это ты, а не заминированный изнутри клон, что ждёт, пока сюда прибудет кто-то ещё, чтобы подорвать себя?

Мужчина возвращает самообладание и качает головой.

— Я даже не знал, что такое возможно, до этого момента. И наверное вы правы, пора переходить к сути. Только один вопрос, если позволите. Когда вы говорите о мире мёртвых, это образное выражение или…?

Сейчас мой разум уже жалеет о вырвавшихся словах, но назад их не вернуть — все всё слышали. Поэтому и отрицать очевидное нет никакого смысла.

— Речь идёт о самом настоящем мире мёртвых. Целой вселенной, куда попадают души людей, умерших здесь. И медленно сходят с ума, погибая заново раз за разом.

Стена невозмутимости короля снова даёт трещину — вижу, как его брови удивлённо ползут вверх.

— Неожиданно. Благодарю за честный ответ. Отплачу вам тем же.

Пару секунд театрально молчит, а потом уже слегка другим тоном излагает.

— Мне понятно, что теперь в ваших руках имеется масса разнообразной…информации. Среди которой наверняка есть немало заклинаний, которые можно использовать в ходе войны. Одни ваши порталы, через которые спокойно проходят войска, дорогого стоят. К тому же вы располагаете, как минимум одной частью древнего артефакта. Такого же, как у нас. Думаю, вы уже начинаете понимать, к чему я? Война в таких условиях — это почти гарантированное взаимное истребление. Возможно мы не разрушим континент, но точно перебьем массу людей и скорее всего погибнем сами. Вы же скорее отправите на тот свет миллионы людей, чем сдадитесь, верно?

Не совсем понимая смысла его послания, медленно наклоняю подбородок.

— Я бы сказал, что вы понимаете всё абсолютно правильно — мы точно не сдадимся. Возможно вы и добьётесь определённых тактических успехов, но с точки зрения стратегии у вас нет шансов на полную победу.

Рейтанс согласно хмыкает.

— Вот и я сам подумал точно так же. А потом немного размыслил и как мне кажется нашёл вариант, при котором мы с вами останемся во взаимном выигрыше.

Не выдержав, усмехаюсь и уточняю.

— Интересно было бы его услышать.

Откинувшийся на спинку кресла монарх косится в сторону девушки и та неожиданно присоединяется к беседе.

— Единственное, что даёт объединённой армии южан шанс полноценно вам противостоять — тот самый древний артефакт. Предположим, что мы можем убрать его из игры. Более того — верные Рейтансу части не станут сражаться и отступят. Вы сможете нанести по войскам противника сокрушительный удар, перемолов живую силу и технику. А ещё прикончите сразу шестерых монархов юга. Вместе с их ближайшие окружением из числа военных.

Её тон удивляет — такое впечатление, что я слушаю дипломата, а не одетую, как шлюху девицу. Заметив реакцию, южный король довольно скалит зубы.

— Лучший способ спрятать мозги, которые тебе служат — сделать так, чтобы все мужчины пялились исключительно на тело. К счастью, женщины не так часто занимают высшие государственные должности. Хотя, для них у нас тоже есть варианты.

Дослушав его, проясняю момент, который пока не очевиден.

— Давайте допустим, что мы поверили в услышанное. Вопрос — для чего это вам?

Рейтанс взмахивает руками.

— Это же очевидно. Вы убьёте всех ублюдков, с которым мы ютились бок о бок многие годы. Уничтожите их армии. Перебьёте генералов и аристократов, которые сейчас находятся в войсках. А я сохраню всех своих солдат. И вернувшись домой, они начнут победный марш по всему югу.

На моём лице невольно проступает удивление и тот пожимает плечами.

— Я просто умею здраво мыслить, мой дорогой император. Что лучше — участвовать в войне, на которой я скорее всего погибну или стать полновластным правителем юга? Кто знает — может я тоже объявлю себя императором через пару лет. Будем править вдвоём — один большой император и второй, поменьше. Надеюсь вполне по добрососедски. Хотя, думаю гарантией этого послужит артефакт, что у меня останется. Я ведь тоже предпочту расколоть этот материк надвое, а не сдаться.

Глядя на него, какое-то время размышляю. Предложение, безусловно звучит интересно. Но откуда мне знать, не хитроумная ли это ловушка? В конце концов решаю озвучить свои опасения напрямую.

— Звучит это всё красиво. Но вдруг окажется просто западнёй? В которую мы должны сунуть свои головы?

Мой собеседник улыбается ещё шире, чем до этого и внезапно кивает.

— Конечно, это первое о чём вы подумаете. Я бы сам решил, что это всё хитроумный план для моего полного разгрома. И как мне кажется нашёл отличное решение этой проблемы — я буду с вами на всём протяжении великой битвы в которой вы уничтожите цвет всех остальных королевств юга. Вместе со своей советницей. В то время, как мой старинный друг Раэль выполнит все необходимое, взяв бразды правления в свои руки.

Глянув на человека в форме, который пока не проронил ни слова, задаю логичный вопрос.

— Действительно? А если мы прикончим вас после разгрома южных армий? Или Раэль попробует осуществить переворот?

Тот с абсолютно беззаботным видом хохочет.

— Зачем вам меня убивать? Предположим, вы это сделаете. Но что получите в итоге? Откровенно враждебную армию во главе которой стоит мой наследник, желающий отомстить. А его вы так просто не прикончите — артефакт всё это время будет при нём. Солдаты в этой войне, конечно важны. Но далеко не так, как во всех предыдущих. Думаю возможность моего сына стереть с лица континента большую часть оставшегося от империи остановит вашу кровожадность.

Покосившись на молчаливого офицера, добавляет.

— Что касается Раэля, то у него это не получится сделать. Сбалансированная система, в которой не может доминировать никто кроме тебя самого — залог долгого и счастливого правления. Это сказал не я, но слова, надо признать, весьма мудры.

Несколько секунд помолчав, подвожу итог.

— Мы услышали твоё предложение. А теперь, думаю нам стоит обсудить его, чтобы принять решение.

Не прекращающий улыбаться Рейтанс, с довольным видом кивает.

— Безусловно. Где мы можем подождать финала вашего совещания?

Перевожу взгляд на лейтенанта лейб-гвардии, который замер около двери и отдаю приказ.

— Проводите наших гостей в одно из подходящих помещений и обеспечьте им весь необходимый комфорт.

Стоящий рядом с офицером Скэнс вопросительно поднимает брови и слегка наклоняю подбородок. Будет лучше, если цейрек тоже за ними присмотрит. Когда двери закрываются, на всякий случай воспроизвожу заклинание, защищающее от прослушки и окидываю взглядом соратников.

— Что думаете по поводу всего сказанного?


Глава 2


Первым слово берёт Канс. Мрачно вздохнувший парень косится на дверь и тяжело вздохнув, озвучивает своё мнение.

— Говорит он всё складно. И явился сюда лично, не побоясь рискнуть. Но сделка всё равно выглядит…странной. Да и как мы сможем прикончить командование? Понадобятся люди с артефактами связи в их окружении. Попросим его предоставить нам таких и он поймёт, как работают пространственные порталы. А пока это наше ключевое преимущество.

Замолчав, прерывает свою сбивчивую речь и немного подумав, качает головой.

— Если говорить начистоту — я не знаю. Слишком много слабых мест в его предложении. Такое впечатление, что этот напыщенный песчаный рицер считает нас способными стереть их армии одним щелчком пальцев.

Подождав пару секунд, понимаю, что продолжения не будет и поворачиваюсь в сторону виконта.

— Вы уверены, что это на самом деле король Рейтанс?

Шеф канцелярии устало кивает.

— Уже проверили. При одном из визитов на территорию империи, наши маги зафиксировали спектр колебаний фона, который создаёт его слепок. Артефакт сейчас на нём, а значит мы имеем дело с настоящим монархом Кайрола.

Сделав паузу, добавляет.

— Но это не значит, что стоит верить всему услышанному. Если отталкиваться от его предложения лично остаться в Схердасе, то часть изложенного, безусловно правда. Думаю он действительно хочет уничтожить всех конкурентов и объединить королевства полуострова. Но вот всё остальное — под вопросом.

Следующим высказывается Кравнец.

— Ваше Императорское Величество. Если хотите моё честное мнение — я бы прикончил этого Рейтанса прямо здесь. Вместе с его сопровождающими. А потом объявил на весь мир о его предательстве. Пусть южане схлестнуся между собой, это позволит нам выиграть время и сосредоточить силы. Господин канцлер абсолютно прав — мы не сможем уничтожить все их войска в мгновение ока. Для этого не хватит даже мощи тех артефактов, что у нас имеются. Тадеш, которого вы назначили министром, продемонстрировал мне наброски курса для армейских магов и признаться, я впечатлён. Но переподготовка потребует времени. Даже двадцать-тридцать нотных комплексов — это несколько дней задержки. А если речь пойдёт о сотнях боевых заклинаний, то куда дольше.

Не ожидал от кадрового военного таких мыслей. Предложение больше бы подошло Мэно — вот из его уст, я этим словам точно бы не удивился.

— То есть ты предлагаешь убить их, а потом стравить армии королей между собой?

Тот наклоняет подбородок.

— Это всего лишь мои мысли. Но да, я считаю, это было бы неплохим вариантом.

Сразу после него, начинает говорить Корвэлла.

— Не думаю, что попытка убийства — хорошая идея. Признайте — он хитёр и умён. Раз явился к нам, значит располагает путями отхода. Скорее всего такими, которые нам сейчас и не придут в голову. А вот его предложение… Я бы сказала, что это единственный реальный шанс закончить войну, не превращая половину оставшихся городов в руины. Сколько раз использовались осколки во время боя со Схэссом? И какая у них была отдача? Нельзя пропускать через себя такую мощь слишком часто — никакой маг такого не выдержит.

Глянув на хмурого Канса, медленно говорит дальше.

— К тому же у нас не так много времени. Кравнец прав — на полноценную подготовку магов потребуются дни, а то и недели. Даже если делать всё быстро и на скорую руку. Я не говорю уже о полном погружении в найдённые книги — у нас уйдёт, как минимум месяц, чтобы всё упорядочить и подготовить к изучение. Тадеш делает всё, что может, но по сути он просто выдёргивает отдельные заклинания, кажущиеся эффективными и собирает из них что-то вроде короткого курса. Это не совсем то же самое, что полноценное обучение. Ещё один важный момент — мы не представляем, на что способны южане. Палач действовал на их территории через своих агентов, но у королевств не было договора. Их маги ни в чём не ограничены.

На последние слова девушки неожиданно реагирует Мэно. Подняв пальцы к лицу, трёт переносицу и сухим тоном излагает.

— Южане не используют магию призыва — по их поверьям, это всё существа из тьмы, что приходят в наш мир, чтобы его уничтожить. С этой стороны нам опасаться нечего. Но вот в некоторых иных сферах магии они могут опережать нас, как бы это печально не звучало. Их исследователи и учёные рассредоточены по семи королевствам, которые между собой постоянно конкурируют. Тем не менее они всё это время занимались делом. Сложно сказать, что именно может оказаться в их распоряжении.

Вздохнув, перевариваю всё услышанное. По-хорошему стоило бы выслушать ещё мнение Микки и Тадеша. Но в любом случае, решение остаётся за мной. И определиться сложно. С одной стороны, помощь Рейтанса поможет завершить эту войну быстро и с минимальными потерями. Вполне вероятно они покажутся огромными, если оценивать ситуации в разрезе одного сражения. Но если взглянуть на это с другого угла и представить себе тотальную войну на уничтожение с применением разрушительной магии, то даже сотня тысяч погибших солдат не будет казаться высокой ценой.

Основной вопрос в том, не может ли это быть хитрой подставой? Раз Рейтанс знает о Палаче, он может оказаться и в курсе запрещённых магических механик. А значит… Додумываю мысль до конца и угрюмо хмыкнув, поднимаю глаза на Кравнеца.

— Формирование ударных батальонов призванных, которыми занимался Рохар, завершено?

Военный, со слегка недоумевающим лицом кивает.

— Полностью завершено комплектование только одного. Остальные пока в процессе.

— Пусть они готовятся к выступлению. Немедленно. Сразу после беседы с Рейтансом, им будет поставлена особая задача. Прикомандируй к батальоу Айласа — он уже был в Гвойске и хотя бы как-то знает город.

Теперь генерал совсем перестаёт понимать суть происходящего и решает уточнить.

— Мы атакуем княжество? Зачем?

Медленно покачиваю головой.

— Не атакуем. Просто заберём своё. Если оно там ещё осталось.

Кравнец на мгновение задумывается, а вот Мэно кривит губы в горькой усмешке.

— Иногда мне кажется, что война сократила количество извилин в голове до пяти. Чтобы действовать строго по указанным направлениям. Как я мог не подумать о книгах.

Со стороны Тонфоя слышится лёгкий вздох, а я продолжаю озвучивать свой план действий.

— Мы проверим, уцелело ли что-то под руинами библиотеки. Если да — заберём всё, что осталось. Сегодня же надо расширить специальную группу, которая занимается расшифровкой заклинания с «положительными» частицами — чем скорее мы вскроем второй «тайник» Айвендо, тем лучше. А Тадеш будет сориентирован не только на поиск нотных связок, которые можно использовать в поле. Нам понадобится что-то запредельно мощное. Способное уничтожить весь южный полуостров, если появится такая необходимость.

Обвожу остальных взглядом и излагаю дальше.

— Что касается предложения Рейтанса — мы согласимся. Воспользуемся его услугами и опрокинем армии противника. Либо нанесём им критично высокий ущерб, после которого продолжать наступление станет бессмысленно. Но и сами подстрахуемся. Держа в резерве пару вариантов полного уничтожения южной части континента.

Первым вопрос задаёт Канс.

— А если у нас не получится отыскать ничего подходящего?

Чувствуя, как мозги начинают работать по полной, барабаню пальцами по столешнице.

— Что-то точно должно быть. Если не в тех книгах, что мы забрали из Гвойска, то в хранилище Схердаса. Тут самое важное — не дать ему понять, как именно мы добрались до книг на востоке. Этот пройдоха вполне может быть в курсе расположения остальных «тайных мест» Палача. И способен до них добраться. Скэррс и и запад империи — поисковые группы отправятся туда, как только мы разберёмся с ситуацией в столице. А теперь, думаю самое время пригласить нашего гостя. Я озвучу стратегическое согласие, а вы проработаете детали нашего взаимодействия.

Вот теперь на меня с некоторым удивлением смотрят все четверо. Да так, что я считаю нужным объяснить.

— Если книги из Гвойска окажутся у южан или ещё в чьих-то руках, это грозит глобальными проблемами в будущем. А в тактике большой войны, все присутствующие разбираются куда лучше меня.

Убедившись, что вопросов у них больше нет, сворачиваю нотную связку, защищающую от прослушки и повернув голову к двери, вызывая лейб-гвардейца. А через пару минут в зал уже возвращается Рейтанс со своими спутниками. Опустившись на прежнее место, с неизменной улыбкой интересуется.

— Уже приняли решение? Ты будешь отличным императором — такой быстрой работы имперских бюрократов я ещё не наблюдал.

Хмыкнув, парирую.

— Я уже император. И лучше этого не забывать.

Тот беззаботно взмахивает рукой.

— Оговорился, с кем не бывает. Это же по-дружески — как монарх монарху. Или союзник союзнику. Вы же решили принять моё предложение, верно?

Кравнец хмурит брови, всем своим лицом демонстрируя фразу «Я же говорил». А вот мои эмоции на удивление спокойны. Не могу понять почему мне не хочется немедленно прикончить этого сладкоречивого скользкого типа, а потом в голове что-то щёлкает. Он ведь тоже боится. Скорее всего Корвэлла права и пути отступления у него продуманы. Но он не уверен на сто процентов, что они сработают. Потому и переигрывает — когда смерть ходит вокруг и скользит за твоей спиной, поневоле начнёшь нервничать. Даже если ты прирождённый лицедей.

— Принимаем. Но хочу отметить — если с вашей стороны последуют враждебные действия в отношении империи, ответ будет незамедлительным. Пусть даже мы не станем уничтожать весь ваш полуостров, но точно выжжем территорию королевства Кайрол, со всем его населением.

Улыбка на лице собеседника слегка гаснет, а вот девушка, склонившись к столу, демонстрирует грудь в декольте.

— Если вы можете провернуть такое, то почему просто не ударите прямо сейчас?

А у неё нервы, пожалуй будут ещё получше, чем у короля. Усмехнувшись, смотрю в спокойные глаза.

— Зачем? Чтобы превратить армию южан в отчаяшихся людей, потерявших всё? Солдаты и офицеры, чьи семьи и родные города превратятся в пепел, будут думать только о мести. И перестанут страшиться смерти — им уже будет нечего терять. В таком случае, будет недостаточно перебить половину из них, чтобы заставить отступить. Даже после гибели командования, они станут сражаться дальше, убивая всех на своём пути. И уж точно вырежут население уже занятых территорий. Боюсь, это самое крайнее решение. Которое мы пока не готовы использовать.

Переведя взгляд на Рейтанса, добавляю.

— Но можем, если нас к этому вынудят. Более того — при определённом раскладе мы можем ударить и по своей собственной земле, уничтожив основную масса ваших войск. Поэтому, если в голове главного интригана юга есть мысли о том, чтобы ударить по империи после того, как мы разберёмся с его конкурентами, их лучше сразу задвинуть в дальний угол.

Мужчина уже вернул на лицо прежнюю маску и опять поднимает перед собой руки.

— Ни в коем случае. Я знаю, когда надо хитрить, а когда говорить только правду. Всё, что вы сегодня услышали — честные слова.

Чуть помедлив, киваю ему.

— Тогда обсудите все детали с моими соратниками. А я вынужден откланяться. Как бы пафосно это не звучало, но дела империи не ждут.

Покинуть зал удаётся только через несколько минут — выслушав ещё одну порцию заверений «гостя» в его искренности и намерении мирно сосуществовать с Норкрумом. Наконец оказавшись в коридоре, отправляю вестового к Рохару и ещё одного, чтобы найти Спашена. Кравнец сейчас остался на переговорах, так что вопрос с отправкой батальона призванных придётся решать самому.

Впрочем, с этим проблем не возникает — вернувшийся гвардеец докладывает, что солдаты будут готовы к рейду в течении пятнадцати минут. А вот Тадеша приходится подождать — парень появляется только через полчаса, когда я уже собираюсь сам отправиться на его поиски.

Дождавшись, пока он закроет дверь кабинета, пускаю в дело нотную связку, обеспечивающую защиту от лишних ушей и сразу же начинаю излагать.

— Сейчас мы отправляемся в Гвойск. Надо убедиться, что книги из вскрытого хранилища не попадут в чужие руки.

На лице парня отражается явственная борьба эмоций, а я продолжаю.

— Если твой брат решит оказать сопротивление, то нам придётся применить силу. Особенно в связи с визитом к нам Рейтанса.

Тадеш вопросительно поднимает брови и следующую пару минут я быстро пересказываю суть событий, озвучивая свои резоны. Одновременно с этим выдаю задачи, которые озвучивал во время прошлой беседы. По расширению группы магов, работающих над вскрытием хранилища и привлечением дополнительных сил к изучению найденных книг. Сходимся на том, что подойдут даже не маги. Любые преданные бойцы, которые умеют читать. Практически ко всем прикладным заклинаниям есть текстовые описания. Прочитав их, можно оценить уровень силы нотного комплекса и понять, для каких задач он подходит. Грубо говоря, первичной сортировкой может заниматься любой, у кого достаточно хорошо работает голова. А вот дальше отобранные манускрипты уже будут изучать специалисты.

Основной упор на масштабные поражающие комбинации, которые можно задействовать для уничтожения большой массы пехоты и техники противника. Плюс, совсем сокрушительные, которые при необходимости смогут действительно опустошить южные земли. Уверен, Рейтанс считает, что у нас такие уже есть. И в целом, этого скорее всего хватит в качестве рычага давления. Но будет куда лучше, если подобные заклинания у нас и правда будут.

Когда заканчиваю, Спашен печально вздыхает.

— Людей не хватает. Оставшиеся гражданские маги не горят желанием сотрудничать, да и их осталось не так много. Наши добровольцы разбираются слабо — их ещё учить и учить. А военных слишком мало — их недостаточно даже для полного штата армейских частей, что тут говорить про исследования. Я и так изъял немало специалистов — Кравнец уже высказывал своё недовольство.

Какое-то время молчу, обдумываю варианты решения вопроса. Кадровая проблема — наш основной бич. Не хватает буквально всех — от магов, до гражданских специалистов и полицейских. И если всё остальное терпимо, то вот нехватка специалистов в области магической механики, может оказаться критичной.

— Обсуди ситуацию с Освоном Тонфоем. На их землях не было войны и наверняка отыщется немало выпускников Хёница, готовых принять участие в исследованиях.

Глаза Тадеша удивлённо округляются.

— Но…как же безопасность?

Чуть усмехнувшись, озвучиваю предположение, о котором сам только что подумал.

— Знаешь, давай проверим кое-что.

Свернув защитную комбинацию, вызываю часового и когда тот заходит, обращаюсь к Спашену.

— Расскажи ему о учёбе в Хёнице. Как там всё было.

Бывший студент непонимающе смотрит на меня, а потом поворачивается к солдату.

— Никаких чётких правил, возможность убивать друг друга, в том числе навсегда. И порой очень странные занятия, на которых можно сдохнуть.

Изумлённо покосившись на меня, снова глядит на гвардейца.

— А ещё нас проверяли на айваны и заставили дать клятву никому не рассказывать о том, что было в университете.

Военный молча стоит, вытянувшись во фрунт, но судя по его лицу, явно не понимая, что происходит. Взмахнув рукой, отпускаю его назад и снова задействовать нотную связку, смотрю на Тадеша.

— Хёница нет — клятва не работает. Скорее всего она была завязана на конкретных преподавателей. Айвендо тоже мёртв — ситуация аналогична. Договор больше не действует. Это значит, ты можешь связать каждого из магов присягой. Запретив им разглашать любую информацию, которую они узнают и предпринимать шаги, нацеленные против нас. Думаю, точные формулировки ты и сам отлично придумаешь. В идеале, им надо ещё поставить блок на проникновение в разум. Но это лучше обсудить со Скэнсом. Возможно у него получится.

Разом повеселевший Спашен, кивает.

— Такой подход сильно упростит ситуацию.

Обмениваемся ещё несколькими фразами и парень покидает кабинет, устремившись заниматься делами. А я поднимаюсь на ноги и отправляю вестового найти Микку и прислать её в расположение ударного батальона. Сам же спускаюсь вниз, отправляясь туда же.


Глава 3


Изначально собираюсь отправиться в Гвойск лично, но меня переубеждают. Во-первых, в любом случае потребуется координировать действия здесь. А во-вторых, нужно поддерживать реноме императора. Так что, в качестве проводника моей власти выступает Микка. Отправившаяся в портал, открытый по наводке Тадеша. Дождавшись, пока девушка вместе с первой ротой призванных переместится на другую сторону, активирую артефакт связи. И получаю первый доклад. Обстановка пока штатная — они выгрузились прямо в центре города и уже начали переговоры с Гарешом. Тот настроен не сказать, что сильно дружелюбно, но и в бой лезть не спешит.

Попросив немедленно доложить, если ситуация обострится или задача будет выполнена, возвращаюсь во дворец. Где уже начинается собрание промышленников империи. Присутствуют владельцы предприятий с территорий хёрдисов, давших присягу и части провинций империи. Основная обсуждаемая тема — восстановление работы промышленных объектов, торговли и обеспечение безопасности транспортных перевозок. Основные действующие лица — наши новые министры экономики и полиции. Но по их просьбе приходится принять участие и мне. В основном, чтобы придать вес словам членами правительства и обеспечить моральное давление на собственников предприятий.

Одновременно с этим проходит ещё одно совещание с собственниками объектов, которые можно отнести к военной промышленности. Производство боеприпасов, винтовок, пулемётов, орудий, дирижаблей, паротанков, бронированных паромобилей, ручных гранат — всё это сейчас тоже крайне важно. Учитывая размеры концентрируемой под Схердасом армии, если ситуация развернётся так, что военные действия затянутся, арсеналов столицы банально не хватит. Военная машина будет проглатывать и переваривать громадный объём боеприпасов. Да и тяжелое вооружение нам тоже потребуется.

К счастью там мне присутствовать лично не обязательно. С задачей справится и бывший главный снабженец нашей армии. По крайней мере, он так утверждает.

За два с половиной часа моя голова начинает плавиться от непрерывных разговоров. Порой хочется просто встать и уйти, но учитывая накал дискуссии, боюсь без меня, министров просто никто не станет слушать. Для всех присутствующих, они пока являются парой временных фигур, которые скорее всего не задержатся на своих местах. И располагают реальной властью только на территории Схердаса. А вот меня они опасаются. Слухи об убийстве старого Оттефера в собственной ванной комнате и возможности императора отправить убийц к кому угодно, разошлись достаточно широко. Как итог — моё присутствие заставляет промышленников сдерживаться.

В какой-то момент, просто не выдерживаю. Если не поставить точку, то споры о субсидиях, государственных гарантиях и страховки всего транспортируемого груза за счёт имперского бюджета, могут затянуться до вечера. Безусловно, экономика это крайне важно. Особенно в ситуации, когда половина населения Норкрума сидит без работы и питается исключительно за счёт продуктовых пайков, выдаваемых местными властями. Но у меня есть и другие дела.

Поднимаюсь со своего места и десяток присутствующих в зале лейб-гвардейцев отрывают приклады винтовок от пола. Слитный звук обращает на себя внимание и гомон в зале моментально прекращается. Мрачно вздохнув, шагаю к возвышению с трибуной, за которой с лёгкой растерянностью мнётся наш временный министр экономики. Заняв его место, окидываю взглядом зал, подбирая слова.

— Мы ведём войну. О чём вам прекрасно известно. И могли бы действовать в вашем отношении куда жёстче. Например установить на всех предприятиях временное управление под началом имперских служащих. Вместо этого вас сегодня собрали здесь, чтобы обсудить самые важные вопросы. Думаю, вы прекрасно понимаете, что достичь полного согласия по всем моментам, прямо сейчас не получится. Бюджет империи несёт немалые расходы на содержание армии. С юга к столице приближается враг и мы готовимся к сражению. Я понимаю, что всех вас в основном волнует безопасность рынков сбыта и отмена местных налогов, которые появились в ходе смуты. Могу гарантировать, что этот вопрос будет решён.

Сделав короткую паузу, формулирую следующие фразы.

— Контроль над частью провинций уже восстановлен. И там действуют исключительно законы империи. То же самое произойдёт и со всеми остальными. Ключевой момент, чтобы вы запустили работу своих предприятий. Иначе мы можем получить серию голодных бунтов, которые прокатятся по всей империи. Вернее по тому, что от неё осталось.

Какое-то время стоит полная тишина. Потом со своего места поднимается один из самых активных оппонентов министров — молодой предприниматель с севера. Не помню его точную фамилию. То ли Сайн, то ли Сайнар.

— Ваше Императорское Величество, каждый из нас понимает и разделяет ваши опасения. Но и вы должны понять нас — за время войны наши финансовые ресурсы истощились. Настолько, что некоторым хватит только на зарплату рабочим в течении двух-трёх месяцев. Ваше предложение абсолютно логично с политической точки зрения, но полностью авантюрно, если посмотреть на него под углом…окупаемости производства. Вы предлагаете нам вернуть на фабрики людей, без рынков сбыта, с дорогами на которых действуют сомнительные личности и в условиях продолжающегося хаоса. Как можно что-то планировать, если ты не знаешь, что будет с железнодорожным составом, который ты отправил? Неизвестно сколько денег возьмут с твоего представителя на следующей железнодорожной станции. А могут и забрать часть товара для нужд того или иного города. Или вы предлагаете нам начать формировать частные армии для сопровождения грузов? Тогда дайте такое разрешение. Позвольте официально нанимать солдат не только аристократам, но и коммерческим компаниям. Тогда мы объединимся и проблема местных властей отпадёт сама собой.

Усмехнувшись, выдаю ответ, слова которого сами приходят в голову.

— Хотите начать новый этап внутренней войны? Никаких новых частных армий на территории империи не появится. А нанимать вооружённую охрану для своего груза вам никто не мешает и сейчас. В установленном законом количестве и с лёгким вооружением. Что касается налогов и свободных транспортных артерий — я уже сказал, что этот вопрос будет решён. Как с властями провинций, так и с хёрдисами.

Парень со вздохом уточняет.

— После победы над южанами? Вы привлекли на свою сторону хёрдисов. Но не забывайте, что даже высшая аристократия станет бесполезной, если у них не будет ресурсов, чтобы обеспечивать своё влияние в прежнем масштабе. К тому же, многим из нас кажется, что война затянется. И последовав вашему совету, мы банально разоримся.

Хочется рявкнуть на него, но я сдерживаюсь. В принципе, у него есть все основания для сомнений. И опасения тоже вполне понятны.

— Мы разобьём армию юга. Очень скоро сотни тысяч чужих солдат погибнут. Мы разотрём их в кровавую пыль. И потом сосредоточимся на внутренней угрозе. Убивая, вешая, казня и при необходимости заливая улицы городов кровью. Железные дороги снова станут безопасными, а все кто сейчас взимает незаконные налоги, отправятся на тот свет. Мы наведём порядок и восстановим торговлю внутри империи. Или вы сомневаетесь в этом? Считаете, что мы не сможем перебить десяток-другой тысяч человек ради восстановления законности?

Несколько секунд северянин молчит.

— В этом я как раз не сомневаюсь. Но при всём уважении, не думаю, что этот процесс окажется быстрым. Если вы дадите гарантии, что всё выпущенное нашими предприятиями, будет выкуплено государством, в случае отсутствия рынков сбыта и заблокированных железных дорог, то само собой мы начнём процесс. Но без этого… Это слишком рискованно.

Гарантии. Стержень этой дискуссии. Дадим их — поставим под удар бюджет. А заодно и авторитет императорской власти. Кто станет иметь дело с тем, кто не платит по счетам? Если начистоут, я сам не до конца уверен, что всего за месяц у нас получится полностью восстановить работу всех структур империи. Собственно, южане всё ещё наступают и даже если мы разобьём их основные силы, никто не утверждал, что не останется очагов сопротивления. Сомневаюсь, что все уцелевшие солдаты дружно возьмут под козырёк и последуют за Рейтансом. И в любом случае, нам потребуется продолжать наступление, освобождая солидные территории, которые уже заняты их армиями. Пусть даже основные силы уйдут, какие-то из гарнизонов могут остаться, продолжая сражаться. Да, масса всего может пойти не так.

Далеко не факт, что в таких условиях мы сможет переключить фокус на внутренние проблемы Норкрума. Возможно это и получится — тут многое зависит от успехов Тадеша на ниве обучения магов. А может быть и нет.

Но то, что нам нужны работающие предприятия — неоспоримо. Голодному человеку плевать на причины из-за которых ему и его семье нечего есть. Продуктовые пайки выдаваемые местными властями скудны и происходит это далеко не везде. Плюс, никто не компенсируют накапливающиеся налоги на недвижимость, никто не выдаёт им новую одежду и бытовую утварь. Люди, привыкшие к более или менее нормальной жизни, оказались на положении нищих. А отсутствие спроса автоматически ударило по всем остальным — уровень жизни просел в разы. И если во время междуусобицы, до этого мало кому было дело, то теперь вопрос встал в полный рост. И мне совсем не хотелось бы штурмовать собственные города. Это совсем не тот расклад, который жаждет увидеть любой из правителей.

Выход один — заставить их запустить промышленность. Во-первых, это даст живые деньги всем рабочим и служащим. Во-вторых, оживит спрос, подняв все остальные отрасли экономики. В-третьих, даст мощный положительный импульс морального плана. Когда запускаются крупные предприятия, люди начинают считать, что жизнь налаживается и кризис вот-вот завершится.

И я бы с радостью дал эти самые гарантии. Основная проблема в том, что даже если их придётся реализовать всего для трети предприятий, то бюджет столько не потянет. А этим парням нужны не налоговые компенсации в будущем или какие-то иные бонусы. Им требуются деньги. Наличность, которую они смогут получить здесь и сейчас, через месяц или два. Такой денежной массы у нас просто нет.

Поняв, что моё молчание затянулось, озвучиваю ответ.

— Я обещаю, что каждый вопрос будет рассмотрен в индивидуальном порядке. Мы не оставим никого из вас без помощи. И не позволим его предприятию разориться. Хочу, чтобы вы это понимали. Ещё один момент, который вам стоит знать — каждый из вас, отказавшись начать работу своего предприятия, может быть признан мятежником. Его собственность будет конфискована в пользу империи. Мне не хотелось бы идти на такие меры, но сейчас мы в критичной ситуации. Норкрум в тяжелейшем кризисе со времени Войны трёх императоров. И другого выбора просто нет.

Предприниматель с севера предпочитает промолчать, вернувшись на своё место. А лица большинства участников собрания вытягиваются. Прекрасно их понимаю. Но я сказал правду — мы не намерены никого бросать. Как только южане будут разгромлены, как минимум часть ресурсов будет направлена на восстановление полного контроля над провинциями империи. И думаю, у нас получится поправить финансовую ситуацию за счёт конфискаций у тех, кто выступал против престола, либо занимался излишним самоуправством на местах.

Никто из доброй сотни собравшихся в зале больше подавать реплики не намеревается. Но по внешнему виду понятно, что такая постановка вопроса никого из них не радует. Пытаюсь как-то смягчить свои слова.

— Хочу обратить ваше внимание, что помимо финансовой помощи, мы готовы рассмотреть вопрос вознаграждение тех людей, что примут активное участие в спасении империи. Пока войска сражаются на фронте, вы можете вести свой бой. Держать удар на внутренней линии обороны. Давая людям работу, возможность заработать деньги и возрождая экономику. Тех, чей вклад мы сочтём наиболее ценным, ждут награды и преференции. От государственных контрактов до получения титулов.

Вот теперь некоторые смотрят с интересом. Для многих буржуа получение дворянства — заветная мечта. Ради которой они готовы платить немалые деньги. Правда чаще всего не за себя, а за удачные браки своих детей. Но этот вопрос критичен явно не для всех. Несколько человек в зале кривятся, как будто их заставили съесть по целому лимону. Я же решаю поставить точку в затянувшейся дискуссии.

— Все детали и подробности обсудите с министром экономики и торговли империи. Мне придётся вас покинуть. Но подчеркну — вопрос государственных гарантий закрыт и дальнейшему обсуждению не подлежит.

Трибуну покидаю в тишине и под мрачными взглядами промышленников. Надеюсь, такой подход сработает. В противном случае, придётся действительно устроить показательную порку, выбрав по наводке Мэно пару человек. И каким-то образом утрясти этот момент с хёрдисами, которым точно не понравятся наши действия в отношении предпринимателей на их территории.

Когда покидаю помещение, в голове бьётся только одна мысль — где бы найти квалифицированных людей, которые смогут разгребать всё это дерьмо сами. Если продолжится в таком же темпе, то у меня и времени на сон не останется. Может позаимствовать кадры у старшего Тонфоя? Связать их магической присягой, обязать верно служить престолу и бросить на «экономическую передовую». Пусть бьются.

Дойдя до своего крыла, уже почти определяюсь с конкретным предложением, которое изложу Освону, но сразу сбиваюсь с мысли, увидев Канса и Кравнеца, идущих навстречу. Оба сразу ускоряют шаг и парень начинает излагать первым.

— Мы закончили с Рейтансом. Он сейчас в отведённых ему покоях на территории дворца. Хотели показать тебе составленный план действий.

Подавив вздох, киваю ему и мы перемещаемся в мой кабинет. Где Кравнец разворачивает карту империи и принимается сыпать словами. Если сократить его речь, то выходит, что Рейтанс обозначил месторасположение всех южных войск, разметив их на карте. Вплоть до отдельных разведывательных отрядов, ближайший из которых находится неожиданно близко к Схердасу. Буквально в ста лигах отсюда. Помимо этого, указал координаты расположения штаба. Там, по его словам, находятся все монархи и их начальники штабов. Плюс, ближайшее окружение — советники, родственники, высшая аристократия. Фигуры, которые могут претендовать на власть при гибели короля. Их тоже необходимо уничтожить.

Своих собственных солдат он выделил отдельно. Как цели, по которым не надо наносить удары. Положение всех остальных будет уточняться по мере их перемещения — наш новый союзник обещают поддерживать данные в актуальном состоянии.

Когда Кравнец заканчивает, ещё раз осматриваю большую карту, разложенную на столе.

— Остаётся только один вопрос — как нам разом накрыть их всех? Здесь несколько десятков передовых штурмовых соединений и восемь, нет девять крупных пехотных группировок, что идут вторым эшелоном. Без учёта солдат Рейтанса. Трёх осколков будет мало.

Генерал молчит, а вот Канс устало озвучивает предположение.

— Может быть Тадеш сможет что-то отыскать. Настолько мощное, чтобы было можно ударить сразу по большой территории.

С сомнением цокаю языком.

— Возможно и так. Но стоит отталкиваться от того, что он ничего не обнаружит. Чтобы не остаться с голой задницей в случае плана.

Новоиспечённый канцлер империи пожимает плечами.

— Ну, сам Рейтанс уверен, что у нас есть такая возможность.

Нахмурившийся Кравнец добавляет.

— Моё предложение всё ещё в силе. Мы получили детальную разведывательную информацию — это уже немало. Конечно, если она верна. Теперь можно ликвидировать самого короля и внести раздор в ряды южан.

Наклонившись, опирается руками о столешницу.

— А пока они буду биться между собой, можно перебить их монархов и перемолоть в труху три пехотные группировки из одиннадцати. Это уже сильно ослабит противника.

Собираюсь ответить, но меня прерывает стук в дверь. Через мгновение на пороге появляется улыбающийся Тадеш.

— Готово. Мы разобрались. Можно вскрывать столичное хранилище.


Глава 4


Пригласив внутрь воодушевлённого Тадеша, поворачиваюсь к Кравнецу, озвучивая свою точку зрения.

— Предположим, мы поступим так, как ты предлагаешь. И что получим в результате? В лучшем случае, армии южан, которые сцепятся между собой. И что-то мне подсказывает, войска Рейтанса проиграют. А при плохом раскладе, они даже не станут сражаться. Военные просто договорятся между собой, списав всё на вражескую пропаганду и продолжат наступление. Да, мы их слегка потрепем. Выбьем из колеи, уничтожив монархов и высшее командование. Но среди армейских командиров найдётся замена. А где-то в королевствах есть сыновья наложниц или младших жён, которые с радостью взойдут на престол. Само собой, щедро раздавая обещания отомстить империи за всю пролитую кровь.

Военный хмурится.

— Пусть так. Но это будет лучше текущей ситуации.

Тяжело вздохнув, делаю очередной по счёту глоток сорка.

— Вполне вероятно. Но точно хуже альтернативы в виде полного уничтожения основных сил противника. Плюс, не забывай про осколок. Откуда мы знаем, какими заклинаниями располагают южане? Один мощный удар по столице и от императорского дворца вместе со всеми нами, тоже ничего не останется. И потом будет уже не так важно, сколько именно у них осталось в наличии пехоты — две трети или половина. Независимо от нанесённого им урона и тупости генералов, они победят за счёт разрозненности хёрдисов. И того факта, что имперские маги намного слабее южных в бою. Да и численность, которая всегда была сильной стороной Норкрума, теперь тоже за югом.

Кравнец мрачно кивает.

— Всё так и есть. Но я всё равно не вижу гарантий лояльности Рейтанса. Ничего не помешает ему предать нас.

Удержавшись от немедленного ответа, раздумываю. Похоже Кравнеца слегка переклинило на почве ненависти к южанам. Как и доверия к нашему новому союзнику. Конечно, можно просто наорать на генерала. И в целом, не вижу в его случае иных вариантов, кроме подчинения. Но не думаю, что это хорошая идея. Он — моя основная опора в армии и одна из ключевых фигур в текущей расстановке на доске империи.

— Мы обеспечим себе страховку. За Рейтансом будут неусыпно наблюдать. Никто не выпустит его из дворца до того момента, как мы оставим от армии южан только кучку испуганных солдат, бегущих к границе. Сейчас, основной вопрос, это не лояльность этого южного короля. А наши возможности в плане нанесения урона армии противника. Понимаешь? Если сотни тысяч солдат разом превратятся в кровавую кашу, то к нам просто побоятся сунуться в следующий раз.

Генерал какое-то время молчит. Потом выпрямляется.

— Если это приказ, Ваше Императорское Величество, я безусловно подчинюсь. Но, не сочтите за неуважение, если мы найдём, как разом уничтожить всех южан, то Рейтанс нам не нужен. Мы будем в состоянии справиться сами.

Постаравшись улыбнуться, как можно более миролюбиво, озвучиваю ответ.

— Нам нужны данные. Которые будут актуальны на момент атаки. Плюс, отсутствие в уравнении осколка. И нам не помешает дипломатично настроенные сосед на юге. Он поглотит все остальные королевства, увеличив свою территорию в несколько раз. На то, чтобы переварить такой кусок, потребуется время. И речь вовсе не о десяти годах. Гораздо больше. За это время империя успеет вернуться в норму. Будет готово поколение новых выпускников университетов. Мы усилим армию и флот, сформируем корпуса из призванных, освоим все доступные мощные нотные комплексы. У юга не будет второго шанса. Никогда.

Военный молча кивает и я уточняю.

— Вы согласовали время атаки?

Отрицательно качает головой.

— Нет. Только её саму в общих чертах. Но он выразил надежду, что всё состоится в ближайшую пару дней. Дольше скрывать его отсутствие будет опасно, остальные могут что-то заподозрить.

Выслушав ответ, поворачиваю в Тадешу.

— Ты уверен, что твою люди готовы?

Спашен сразу же вскакивает со своего места.

— Более чем. У нас получилось воспроизвести эксперимент. Значит выйдет открыть и второе хранилище.

— Если там стоит такая же защита, как на первом — да. Попробуйте проверить это, перед тем, как начинать. Действуйте по той же схеме, что и в Гвойске. Как только подтвердится, что схема защиты точно такая же — действуйте.

Чуть помолчав, добавляю.

— При успешном исходе дела, к завтрашнему утру у меня на столе должны быть выкладка из самых эффективных заклинаний, которые вы там найдёте. Надо подобрать вариант, который позволит эффективно ударить по южанам. И ещё одно — помнишь тот манускрипт с «обратными» целительскими связками? Сформируй команду и выдели им одну из лабораторий. Поставь задачу — в ближайшие двадцать четыре часа подобрать вирус, который будет максимально эффективным. И разработать лекарство для него же.

Выражение лица парня меняется на озадаченное.

— У меня пока нет столько толковых людей. Все и так включены в работу по полной.

Поднимаюсь со своего места.

— Найди. Мобилизуй гражданских магов и свяжи их присягой. Обратись к Рохару — пусть он выделить тебе роту призванных для полной убедительности. И прихвати с собой армейских магов. Можешь изъять кого-то из частей хёрдисов, тоже заставив дать их присягу. У тебя полностью развязаны руки, Тадеш. Привыкай отдавать приказы и изыскивать ресурсы. К тому же, у меня есть ещё одна задача для тебя. Даже две. Первая — нам понадобятся санбы. Те летающие корабли, чертежи и описание которых мы нашли. Вторая — нужно сконструировать что-то похоже, но движущееся под водой.

Спашен с некоторым интересом смотрит на меня.

— Под водой? Но мы же не видели ничего подобного в книгах.

— Возможно там такого и нет. Но в целом ведь, реализуемо. Сплошной водонепроницаемый корпус, запас воздуха и артефакты, что заставят всё это двигаться.

Кравнец, на лице которого тоже появился интерес, решает поинтересоваться.

— А зачем нам такое судно? Я даже не знаю, что на нём разместить в качестве вооружения.

Перевожу взгляд на военного.

— Одного единственного человек. Что захватит с собой немного образцов лабораторного вируса и высадится где-то на южном полуострове. Я же говорил, что мы подстрахуемся. Если что-то пойдёт не так и встанет вопрос «они или мы», то в наших руках должен оказаться мощный инструмент давления.

Канс тоже подаёт голос.

— Это больше похоже на оружие массового истребления всего живого.

Усмехнувшись, качаю головой.

— Нет. Ты просто представь себе — неизвестная болезнь, что косит людей на юге. И мы, предлагающие от неё лекарство. Каждый офицер, что даст приказ сложить оружие, получит возможность открыть портал к своей семье и спасти их. А потом мы спасём и родственников солдат. Как минимум, пообещаем им это.

Теперь все трое смотрят на меня со странным выражением. То ли страха, то ли уважения, то ли беспокойства.

— Способ надёжный, не спорю. Но вот только мы сможем спасти немногих. Миллионы южан просто умрут.

Согласно киваю в ответ на слова Тонфоя.

— Именно так. Но я уже сказал — это будет последним средством. Которое мы задействуем только в самой критической ситуации.

Ещё какое-то время обсуждаем детали и Кравнец с Тадешом покидают кабинет, отправившись выполнять поставленные задачи. А я слышу мрачный голос Тонфоя.

— Как мы до такого докатились, Кирн? Сидим тут и обсуждаем убийство миллионов людей. Я бы понял, иди речь о солдатах. Война, есть война. Это нормально. Но гражданские… В таком количестве. Чем мы лучше Морны или Палача?

Опустившись в кресло, делаю большой глоток холодного сорка.

— Я не собираюсь использовать его, пока останутся хотя бы какие-то альтернативы. Но на случай, если всё вдруг повернётся совсем плохо — пусть будет.

Парень вздыхает, качая головой.

— Даже если мы будем проигрывать, ради чего наносить настолько масштабный удар? Да, если юг победит, от нашей аристократии ничего не останется. Они её заменят. Возможно пострадают чиновники и буржуа. Но основная масса населения останется на своих местах. Не станут же они вырезать всех подряд.

— Не думаю, что всё будет так просто. Сколько сотен лет людям внушали, что на юге живут опасные и дикие варвары? Каждый крупный город станет сражаться. Им придётся брать провинции с боем. И прольётся немало крови. Думаю, куда больше, чем ты думаешь. И если сравнить численность населения даже оставшейся половины империи с жителям всего юга, то расклад окажется приблизительно идентичным.

Внезапно поняв, что я пытаюсь сам для себя оправдать тотальный удар по группе государств, тихо добавляю.

— Я надеюсь мы справимся обычными методами. Уничтожим их армии, выпнем из столицы Рейтанса и он полетит устанавливать на полуострове новую власть. Тадеш должен найти что-то подходящее. Обязательно. И мы справимся.

Какое-то время молчим — каждый думаёт о своём. Потом приятель задаёт внезапный вопрос.

— Когда попробуем вытащить остальных? Та книга, ты же изучил её?

Выматерившись про себя, поворачиваюсь к парню.

— Пока не до конца. Нет времени. Но займусь сегодня же. Как только расправимся с южанами, попробуем вернуть наших из мира посмертия. Но…им понадобятся новые тела. То есть снова придётся давать команду Спашену.

Канс с усилием поднимается на ноги.

— Не обязательно. Неконов делали в столице без всяких секретов Палача. Если кто-то из специалистов ещё жив, они смогут обеспечить нас новыми телами. Я поручу кому-то заняться этим вопросом.

Чуть помолчав, добавляет.

— С Айрин, Джойлом, Эйкаром и бабушкой, было бы куда проще разгрести всё это рицерово дерьмо.

Подняв на него взгляд, киваю.

— Если сможем подготовить для них новые тела, возможно выйдет попробовать раньше. Скажем, завтра.

Тонфой ухмыляется.

— Значит на поиски отправится целый отряд. Ты просто представь, как они там сейчас мучаются, если живы. Чем раньше мы их вытащим, тем лучше.

Перебрасываемся ещё несколькими фразами и парень тоже уходит. А я пытаюсь понять, что сейчас для меня в приоритете — попытка пробиться в мир посмертия или всё-таки разгром южан? Ответ вроде бы очевиден — друзья важнее. Но перегруженная голова так и норовит подбросить идеи на тему того, что может пойти не так при заклинании. А потом рисует картину империи, что осталась разом без правителя и канцлера. Сомневаюсь, что при таком раскладе Кравнец удержит в руках командование объединённой армией. Скорее уже престол попытается занять Освон Тонфой. Против которого немедленно выступят остальные.

Тряхнув головой, отгоняю мысли в сторону и поднявшись на ноги, подхожу к окну, на ходу, доставая сигарету. Закурив, рассматриваю площадь по которой носятся вестовый и периодически проезжают паромобили. Закончив, тушу окурок и достав манускрипт, посвящённый миру посмертия, погружаюсь в чтением. Приказы розданы, решения приняты, все загружены работой. Сейчас можно заняться книгой.

Как ни странно, меня больше практически не беспокоят. Периодически прибывают вестовые от Кравнеца, которому нужны уточнения по поводу размещения войск. Плюс, несколько раз на связь выходит Спашен, использующий артефакт связи. Парень развил бурную деятельность — по его докладам, к работе привлечено больше двадцати гражданских магов, плюс ещё семнадцать изъяты из войск хёрдисов. Все принесли присягу и не смогут раскрыть кому-то информацию о своих задачах. А у Тадеша появилась возможность резко расширить круг своей деятельности. Вплоть до привлечения некоторых из «новобранцев» к процессу обучения новичков. Конечно, после того, как потенциальные преподаватели сами ознакомятся с материалом.

Сам я успеваю бегло ознакомиться со всеми нотными комплексами, что представлены в книге. Там встречается и заклинание, которое задействовала Айрин. В описании указано, что если маг жертвует своей собственной жизнью, то шанс уцелеть даже в посмертии, невелик. Более того — там говорится о возможном изменении самого человека и превращении его во что-то иное. Правда, всё это теория. Никто из авторов книги не использовал данный комплекс по назначения и не наблюдал за этим. В целом, судя по датировке, манускрип напечатан перед самым падением Схэсса. То есть незадолго перед тем, как основатель «секты» Палача приступил к планомерному истреблению магов и уничтожениею образовательных центров. Хотя некоторые из заклинаний, судя по пометкам, открыты задолго до этого.

Вот комплекс, который позволяет вытащить погибшего из посмертья, направив его в старое, либо новое тело, изучаю досконально. Ещё два отмечаю, как обязательные к изучение. Один позволяет закрыть любой портал, ведущий в ту вселенную. Независимо от того, кто и с какой целью его распахнул. А второй даёт возможность использовать силу обитателей мира посмертия. Только не так, как это сделала Айрин, а куда более осторожно. Но и времени на подготовку требует немало. Во время боя таким не воспользуешься, если не обеспечил нужные условия заранее.

От изучения книги, меня в конце концов отрывает всё тот же Тадеш. Докладывает об успешном вскрытии хранилища и транспортировке всего найденного во дворец, под охраной призванных. Как только они прибудут — его люди начнут сортировку находок, с целью отыскать там что-то полезное.

Сразу после него на связь выходит Микка. Тоже с хорошей новостью — её задача в Гвойске полностью выполнена. Они раскопали руины библиотеки и сейчас выгружают из подвала всё, что там осталось. Гареш то ли не считал это настолько важным, то ли просто был слишком загружен. Но в любом случае, даже не попытался получить доступ к тайнам Палача. Хотя, с другой стороны, мог и не представлять, что именно там хранится. В конце концов, это его брат учился в Хёнице, а не он сам.

Более того — призванная убедила нового правителя княжества, направить войска в объединённую армию. Скоро мы получим дополнительные двенадцать тысяч пехотинцев, которые понадобится где-то разместить.

Закончив беседу, отправляю вестового к Кравнецу, а сам пытаюсь скалькулировать численность нашей армии. Если ничего не упускаю, то она уже перевалила за полторы сотни тысяч бойцов и продолжает увеличиваться, по мере того, как поступают подкрепления из провинций, уже выразивших верность престолу. Таких пока не больше трети. Остальные чиновники, даже несмотря на вторжение южан продолжают колебаться. Но думаю, как только Тадеш разберётся с развёртыванием пространственных порталов в любую точку материка, у них просто не останется иного выбора, кроме как преклонить колени.

Остаток вечера провожу за разбором полётов с Кравнецом и работе со Спашеном. Отыскать максимально мощные заклинания — это наш текущий приоритет. Найдём такие — победим. Если нет, то имеется риск сорвать сделку с Рейтансом. И тогда всё пойдёт по плохому сценарию. Безусловно, всегда остаётся возможность двойного использования частей артефакта с последующей их передачей кому-то ещё из магов. В принципе это позволит обеспечить полный разгром противника. Но такой подход означает последовательное открытие порталов и растянутый по времени процесс. Есть вероятность, что южане успеют среагировать. Особенно, если учесть, что помимо удара по их основным пехотным группам, нужно будет ещё уничтожать штаб. И желательно накрыть самые мощные из штурмовых соединений, что вырывались далеко вперёд.

Спать ложусь уже ночью — полностью вымотанный и опустошённый. Приказав поднять меня через четыре часа, падаю в постель и отключаюсь прямо в одежде.

Просыпаюсь от того, что меня кто-то трясёт за плечо. Разлепив глаза, вижу перед собой лицо Канса.

— Поднимайся. Гхарговы республиканцы подняли мятеж на севера. Скэррс в осаде. По центру империи тоже прокатилась волна мятежей — хёрдисы просят вернуть назад войска, чтобы подавить восстание.


Глава 5


Поднявшись с постели, медленно перевариваю его слова.

— Мятеж?

— Да. Остальные уже собираются на совещание. Идём. Эти рицеровы ублюдки ударили в половине провинций.

Поднявшись на ноги, плещу на руку водой из графина и провожу ладонью по лицу, чтобы немного взбодриться. А через несколько минут мы вместе с Тонфоем уже заходим в помещение, отведённое под штаб Кравнеца. Сам он уже здесь и сразу принимается докладывать ситуацию.

— Семь северных провинций полностью под контролем бунтовщиков. В пяти на сторону республиканцев перешло местное руководство. В самом Скэррсе тоже имел место мятеж, но они справились. Город контролируют лояльные нам войска.

В голове всплывают воспоминания о тех обещаниях, что ещё давно дал казначей. Вполне может быть, что они сыграли свою роль. Как в противостоянии мятежникам, так и в том, что вольный город поддержал нас, отправив своих солдат. Хотя, если честно, я уже не помню точных формулировок. Слишком давно это было и слишком многое с тех пор произошло.

Кравнец же продолжает излагать.

— Помимо этого, республиканцы попытались захватить власть в части провинций центральной империи. Мятежом затронуты сразу двенадцать. В пяти из них, эти рицеровы твари взяли под частичный контроль центральные города. Во всех остальных, их влияние ограничивается второстепенными населёнными пунктами. Моё мнение — им нужно немедленно дать отпор. Если противник скоординирует свои действия, то они могут по очереди подмять под себя все провинции и сформировать мощный анклав прямо у нас за спиной. Более того — никто не помешает им развернуть наступление на запад, чтобы соединиться с восставшими на землях Феррехт.

Сжимаю пальцы на кружке с сорком, что стоит на столе и сделав глоток, пытаюсь разложить по полочкам всё услышанное. А за спиной слышится мрачный мужской голос.

— Или на землях дома Тонфоев. Мы послали к столице свои лучшие войска, что сильно повлияло на безопасность. Гхарговы выкормыши взяли под контроль половину нашей территори и угрожают родовому замку. Я требую немедленно отправить назад хотя бы половину наших людей. И прошу выделить дополнительные силы для того, чтобы быстро разделаться с этими мерзавцами.

Не успеваю к нему повернуться, как начинает говорить Корвэлла.

— Аналогичные просьбы поступили от всех хёрдисов, за исключением Оттефера. В его случае всё ограничилось несколькими небольшими выступлениями, которые были быстро подавлены.

Секунду помолчав, добавляет.

— И ещё одно — глава дома Феррехт не выходит на связь. Я смогла пробиться к одному из его советников, который сейчас с младшим сыном хёрдиса, но он сам не знает, что случилось.

Теперь в беседу вклинивается Мэно.

— Скорее всего хёрдис уже мёртв. Феррехт замахнулись на слишком жирный кусок пирога. А потом сдали назад и отправили две трети своей армии нам. Опираясь на оставшиеся гарнизоны из добровольцев, что не пожелали идти на войну. Несложно догадаться, что настроение последних было не совсем в пользу престола.

Чувствуя, что голова уже начинает кипеть, поднимаю руку, пока не начал говорить кто-то ещё.

— Итак. Полностью потеряно семь северных провинций. Частично утрачен контроль ещё над двенадцатью в центре. Плюс, мы предполагаем, что вся территория, что была под властью дома Феррехт, тоже занята мятежниками. Поправьте, если я ошибаюсь, но это ещё четыре провинции, которые сейчас являются самой западной частью Норкрума, населённой людьми. Если не брать в расчёт выживших при появлении мутантов. Помимо это очаги мятежа есть на землях всех остальных хёрдисов. И все просят вернуть им войска. А теперь вопрос. Кравнец — у нас есть готовый план действий?

Генерал с лёгкой растерянностью бросает взгляд на карту империи, потом снова возвращает его на меня.

— Мы можем открыть порталы и выслать подкрепление. Но не всем сразу. К тому же, даже если мы распределим все свои наличные силы, то не сможем разом подавить мятежи по всей империи. Просто размажем их тонкие слоем, давая противнику возможность эффективно противодействовать нам. Тогда как наши солдаты будут нести потери и окажутся неспособными противостоять угрозе с юга.

В дверной проём влетает вестовой, передавший Мэно бумагу и тот хмурит брови, пробежав по бумаге взглядом.

— Они объявили о создании республики. В которой не будем места аристократам и императорской власти. При этом предложили всем титулованным особам, чьи руки не запачканы кровью, отказаться от своих привилегий и присоединиться к ним в строительстве новогом мира. Заявляются, что уже захватили север и запад империи, которые скоро объединятся между собой. Заявляют, что готовы начать переговоры о заключении мира с южанами. А в случае отказа, вести войну до самой победы.

Дослушав, делаю два шага, вплотную приблизившись к карте. Семь провинций на севере, четыре на западе. Между ними — владения дома Феррехт, от которого возможно уже ничего не осталось. К юго-востоку, земли Тонфоев. Половина из которых тоже заняты мятежниками. В теории, им действительно ничего не помешает установить связь между занятыми территориям. И сконцентрировать силы на том направлении, которое посчитают наиболее важным. Скорее всего, таковым окажется центр империи, где ведут бои их соратники. И если у республиканцев получится отправиться им подкрепление, мы рискуем лишиться ещё дюжины провинций. Итого, уже двадцати три региона. Плюс, потерянные земли аристократов. С другой стороны наступают южане, которые полностью заняли одиннадцать провинций. Ещё десять под частичным контролем их штурмовых частей.

В сухом остатке получаем тот факт, что под нашей условной властью останется ровно двадцать имперских провинций. Из которых только восемь признали меня в качестве императора. Плюс, три вольных города. Меньше, чем у республиканцев и меньше, чем у южан. Не говоря уже о том, что мы окажемся зажаты с двух сторон в тиски.

Развернувшись, окидываю остальных взглядом.

— Кто у них главный? Есть же какие-то лидеры?

Всё внимание переключается на Мэно и тот неопределённо хмыкает.

— О создании республики заявлено без чьей-то подписи и обозначения персоналий. Если отталкиваться от тех скудных данных, которыми я располагаю, то одним из лидеров заговора на севере, является Сайнар. Тот промышленник, что недавно спорил с вами во дворец. Информация по всем остальным уточняется. Среди офицеров канцелярии тоже нашлись предатели. А те, кто был верен престолу или хотя бы самой идее монархии, погибли одними из первых.

В помещение снова влетает вестовой. На этот раз несётся с бумагой к Кравнецу.

— Центры ещё двух провинций пали. Родовой замок Феррехт уничтожен.

Лицо Освона Тонфоя кривится в гримасе.

— Вы дадите нам войска или нет? Канс, прямо сейчас наш родовой замок могут штурмовать! Там твои братья и сёстры, рицер тебя дери! А мы поддержали вас одними из первых. И были готовы сделать это давно.

Повернувшись к нему, выдаю ответ.

— Мы отправим войска в родовое гнездо. Но не надо рассказывать байки о поддержке. Лэзла поделилась со мной всей информацией — включая ваш план по балансированию между сторонами, пока не определится победитель. Ты получаешь возможность спасти свою семью только благодаря сыну. И тому, что вдовствующая хёрдиссиня была неплохим человеком и погибла, сражаясь со мной бок о бок. Запомни это. И больше не встревай!

Последние слова практически выкрикиваю и как ни странно, это срабатывает — угрюмый Освон отступает к стене. Я же поворачиваюсь к Кравнецу.

— Сколько у нас солдат?

— Сто шестьдесят четыре тысячи, Ваше Императорское Величество. Но не все смогут выступить немедленно.

Кивнув, секунду раздумываю.

— Направь на помощь дому Тонфоев треть от присланных ими войск. Дополнительно усиль их частями, которые прислал дом Феррехт. Для охраны порталов, выделить призванных. В том количестве, которое ты сочтёшь нужным. Если возникнет угроза, что мятежники могут прорваться к ним и проникнуть на территорию Схердаса, следует немедленно свернуть работу нотного комплекса. Основная задача — очистить территорию вокруг родового замка и перейти в контрнаступление. По-возможности, очистив от мятежников крупные города и пополнив там ряды войск. После чего развернуть наступление на северо-запад, в земли дома Феррехт.

Генерал понимающе кивает.

— Чтобы перерезать линии коммуникаций?

— Да. Но не отправляйте в бой магов из числа призванных и никого из тех, кто начал переподготовку и прошёл хотя бы одно занятие. Сейчас, это наш основной ресурс, не считая осколков. Приступайте.

Военный немедленно начинает отдавать приказы, а я смотрю в сторону Мэно.

— Что скажешь по поводу столицы? Здесь нам тоже ждать мятежа?

Виконт медленно качает головой.

— В самом городе, маловероятно. Надо отдать должное Морне — она хоть и устроила кровавую баню, но перебила всех, кто вызывал мало-мальское подозрение. Погибли тысячи невиновных, но вместе с ними были убиты и все, кто на самом деле мог иметь отношение к тем или иным тайным организациям.

Невольно усмехаюсь. Вот уж не думал, что сочту массовые казни горожан, санкционированные Морной, чем-то положительным.

— Тогда нам остаётся усилить контроль над всем территориями, где республиканцы себя никак не проявили. Выявить потенциальную агентуру, сторонников. И разделаться с ними.

Обращаю внимание, что глава канцелярии смотрит на меня со странным выражением лица. Когда я вопросительно поднимаю руку, объясняется.

— Вы же знаете об экономической ситуации в империи? Люди готовы идти за тем, кто пообещает им благополучие, рабочие места и возвращение к нормальной жизни. Мы можем попытаться выявить их потенциальных сторонников среди чиновников, военных и полиции, аккуратно всех зачистив. Но если начнутся аресты тех, кто выступает в пивных и на улицах, мы рискуем спровоцировать бунты. Ничего хорошего из этого точно не получится.

После секундного раздумья, корректирую приказ.

— Значит займись скрытыми республиканцами среди управляющей прослойки. За остальными вести наблюдение, но не трогать. Важно определить провинции, где вероятность мятежа максимально велика и направить туда дополнительные силы.

Закончив говорить, сразу слышу голос Кравнеца.

— Если мы распылимся, то у нас не останется солдат для удара по южанам. Даже если предположить, что Спашен найдёт подходящие варианты, нам понадобится немало людей, чтобы уничтожить их гарнизоны и штурмовые части, что не пожелают отступать.

Снова поворачиваюсь к генералу и цежу слова.

— Мы не станем распылять наши ресурсы. Но и оставлять без внимания мятежников, тоже нельзя. Или вы предлагаете наблюдать, как они формируют единую регулярную армию и начинают наступление на Схердас?

Военный с угрюмым выражением лица качает головой.

— Конечно, нет. Но на мой взгляд, угроза со стороны подготовленной и кадровой армии юга, куда выше, чем опасность вооружённого винтовками сброда.

— Если смотреть на ситуацию в контексте прямого столкновения — безусловно. Но если предположить, что успех этого «сброда» вдохновит их сторонников во всей остальной части империи и вызовет брожение среди наших солдат, то они станут казаться куда опаснее.

Нахожу глазами нового шефа «пропаганды».

— Подготовьте и вышлите во все газеты материалы о связях республиканцев с наступающими королями юга. Обвините во всем, что сможете придумать. Нужно, чтобы люди перестали смотреть на них, как на потенциальных спасителей.

Получив подтверждение, обращаюсь к Тадешу.

— Что с исследованиями? Без деталей, просто скажи «да» или «нет».

Смотря на меня красными от бессонницы глазами кивает, сразу отхлёбывая сорка из чашки, что держит обеими руками. А я чувствую удовлетворение. Хотя бы что-то пошло так, как надо. Если у нас есть вариант для уничтожения южных армий, то это позволит одержать победу. Поднять моральный дух военных, продемонстрировать всему населению Норкрума готовность престола защищать их. И высвободить силы для подавления мятежей.

— Скэррс. Туда нужно отправить группу. Оптимально тех же магов, что занимались работой в столице. Вместе с ними пойдёт бригада призванных и…по одной пехотной бригаде от домов Феррехт и Оттеферов. Начать подготовку немедленно. Эту группировку я возглавлю сам.

Помещение наполняется гулом протестующих голосов и я поднимаю руку, заставляя их замолчать.

— Мне нужно оценить обстановку в городе. Самому. И понять, насколько крепки позиции республиканцев на севере. От этого многое зависит.

Канс, переглянувшись с Кравнецом, уточняет.

— Что именно? У тебя есть какие-то идеи?

Со вздохом, качаю головой.

— Нет. От того, насколько сильна их популярность, зависит будем мы вести переговоры с лидерами мятежа или нет.

На лице младшего Тонфоя отражается искреннее удивление.

— Переговоры? С республиканцами?

Пытаюсь объяснить своё видение ситуации.

— Если они пользуются массовой поддержкой населения, то без большой крови север будет не вернуть. Как верно заметил Кравнец, нам ещё понадобится разобраться с южанами. И установить полный контроль над всеми провинциями, что пока не охвачены мятежом. Плюс, помочь выдержать натиск хёрдисам. Мы не можем позволить себе полномасштабную операцию.

Отпив сорка, продолжаю.

— После разгрома южной армии вторжения, мы начнём с Запада. Если получится отделить их от северян. И потом уже подумаем, что делать с семью провинциями возле Скэррса. Хотя, многое зависит от результатов анализа. Нам нужны разведданные и оценка симпатий населения. Плюс, я хочу получить личное впечатление, посетив Скэррс. Думаю местные власти куда больше погружены в ситуацию, чем мы.

Заметив, что сразу пара человек приготовилась высказаться, добавляю.

— Это не обсуждается. В моё отсутствие, все текущие вопросы решать с канцлером. В случае необходимости, со мной можно выйти на связь. Портал останется открытым — я в любой момент смогу вернуться назад. А теперь, давайте начнём подготовку. Не хотелось бы узнать, что наш последний оплот на севере тоже пал, пока мы тут беседуем.

К счастью дискуссию больше никто продолжить не пытается. Вокруг сразу начинает бурлить относительно организованный хаос, которым дирижирует Кравнец. А все остальные покидают место совещания, отправляясь к себе. В коридоре слегка отстаю от остальных и останавливаю Мэно.

— Важно проверить все войска, присланные хёрдисами. Понимаю, что ресурсов немного. Но вы можете привлекать любых специалистов, связывая их магической присягой. Тадеш выделит пару человек, которые смогут этим заняться. Как по мне — среди солдат, которых нам прислали точно есть сторонники республиканцев. Их надо выявить и нейтрализовать до того, как ситуация станет угрожающей. Мятеж под стенами столицы, это последнее, что нам сейчас нужно.

Виконт согласно кивает.

— Если у меня будет возможность жёстко гарантировать лояльность каждого привлечённого сотрудника, то эффективность работы резко возрастёт.

Усмехнувшись, бросаю взгляд в тот конец коридора, куда удалились Спашен и Канс со своим отцом.

— Маги будут у вас в течении получаса. Можете готовить список претендентов для обработки.

Собираюсь отправиться дальше, но шеф канцелярии задаёт ещё один вопрос.

— Я могу задействовать их только для поиска вражеской агентуры в войсках? Или в любых целях?

Остановившись, момент раздумываю, а потом пожимаю плечами.

— Для всех задач, которые перед вами стоят. Если это облегчит их выполнение.

Приободрившийся Мэно ухмыляется.

— Отлично. Это серьёзно упростит работу.

Вместе с ним догоняем Канса с Тадешом, которому я сразу излагаю задачу. И заодно ставлю ещё одну — сегодня же использовать всех обнаруженных в столице магов для пополнения рядов призванных. И развернуть их поиск во всех провинциях, что сейчас находятся под нашим контролем. Если отталкиваться от средней плотности людей с магическим даром, которых мы находили раньше, это даст нам от пяти до восьми тысяч человек, обладающих струнами. Что в свою очередь обеспечит, как минимум полусотней тысяч призванных. Учитывая обстоятельства, пятьдесят тысяч лояльных и крайне эффективных бойцов, нам точно пригодятся.

Добравшись до кабинета, меняю комплект одежды на новый. Нельзя являться на официальный визит в помятом и пропахшем потом костюме-тройке. Это в столице, где всё руководство выглядит, как измотанные спринтом скакуны, к такому привыкли. А вот на севере, император должен производить максимально бодрое впечатление.

Через пару минут уже шагаю в сторону штаба, набрасывая в голове варианты развития ситуации по прибытию в Скэррс. И вызывая через артефакт связи Кольда.


Глава 6


Беседа с Кольдом занимает около двадцати минут. Старейшина подгорных заверяет, что все члены его общины, оставшиеся в Скэррсе, выступят на нашей стороне. Правда, дополнительно уточняет, что в случае возникновения серьёзной угрозы, надеется на их эвакуацию из города. Опасения вполне понятны — обещаю соратнику, что если ситуация обострится до крайности, то я постараюсь отправить его соплеменников в портал.

Потом перебрасываюсь несколькими фразами со Спашеном. Времени на детальное описание найденных нотных комплексов у парня нет, но он подтверждает — нужные комбинации обнаружены и могут быть задействованы для массовых ударов по армии южан. В самое ближайшее время, их изучением займётся уже сформированная группа магов. Из числа далеко продвинувшихся призванных и тех людей, что присоединились к нам ещё во время марша армии из болот к столице. Именно эта группа и станет нашей ударной силой при атаке на южан. А дальше превратится в костяк для формирования штурмовых маго-механических рот. Небольшие и высокомобильные соединения. Которые с учётом порталов смогут быстро оказаться в любой точке континента и нанести сокрушительный удар по противнику.

Когда собираюсь уходить, Спашен внезапно озвучивает ещё одну вещь.

— Мы нашли в книгах кое-что странное, Кирнес. Не уверен в надёжности информации, но…

Парень медлит и я нетерпеливо подгоняю его.

— Что именно? Мне уже пора отправляться, Тадеш — говори.

Тот задумчиво кивает.

— Если коротко — записи о втором континенте, под названием Ларэд. Где до сих пор правят схоры. Вернее, правили на момент написания найденного манускрипта.

Невольно встряхиваю головой. Такое впечатление, что Спашен успел хлебнуть спиртного или наслушался старых легенд.

— Второй материк о котором никто не знал? Да ещё и со схорами? Почему тогда они не вторглись в империю и не отомстили за своих сородичей?

— Я сам толком не понимаю. И времени на детальное изучение не было. Предварительный вывод — между Ларэдом и нашим континентом существует какая-то магическая преграда. Достаточно серьёзная, чтобы там не прошёл ни один корабль. В теории, могут проскочить дирижабли или санбы по воздуху. Но только, если у них есть соответствующие артефакты. Ты сам знаешь, в каком состоянии была артефактология в последние триста лет… Да и до этого — с момента свержения Схэсса, магическая наука сильно откатилась назад.

Несколько мгновений стою на месте, прокручивая всё в голове. Потом взмахиваю рукой.

— Если за столько времени, мы ни разу не столкнулись с угрозой оттуда, то за сутки ничего не изменится. Возможно Ларэда уже давно нет. Или они перебили друг друга и впали в варварство. Поговорим, когда я вернусь.

Тадеш коротко кивает и я покидаю его кабинет. А через несколько минут уже вхожу в портал, открытый одним из наших магов. Теперь в составе армии есть шестнадцать человек, способных пробивать дыры в пространстве. Заниматься этим лично не обязательно.

Первые призванные уже прошли на территорию города — здесь около батальона солдат, занявших позиции вокруг портала. А вот из числа местных жителей, первым меня встречает Хольт Довано. С улыбкой шагнув навстречу, протягивает руку.

— Рад видеть Ваше Императорское Величество на территории нашего города в столь неспокойное время. Мы крайне признательны вам за военную помощь.

Чуть поколебавшись, решаю, что обстановка для соблюдения этикета точно неподходящая и пожимаю протянутую руку.

— А я признателен, что вы не переметнулись на сторону республиканцев.

Глава криминального клана скалится в ухмылке.

— Я бы не сказал, что у нас были варианты.

Увидев, как изменилось моё лицо, немедленно исправляется.

— Всё время забываю, что с императором шутки плохи. Это ведь уже не первокурсник Хёница.

Впрочем тон у него остаётся легкомысленным. Из-за чего приходится надавить.

— Верно, Хольт. Я уже не первокурсник Хёница. А император Норкрума. Который пережил всех остальных претендентов на престол и уничтожил Рэна Схэсса. Жду от вас немедленного доклада о ситуации.

Вот теперь он действительно становится серьёзным.

— Мы организовали штаб в здании городской ратуши. Думаю, там будет удобнее изложить текущую ситуацию.

Спустя несколько минут я уже захожу в помещение, выбранное ими в качестве места для совещания. Собственно, ратуша совсем рядом с нами, но возникает некоторая задержка из-за Фосстона, который настаивает на проверке и размещении внутри лейб-гвардии. Так что теперь в коридорах больше солдат в белых мундирах, чем бойцов местных добровольческих батальонов.

Когда оказываюсь внутри, первым доклад начинает Дарсон, за время моего отсутствия получивший чин подполковника.

— Внутри самого города имела место попытка мятежа. К бунтовщикам в неполном составе присоединились две роты наших солдат. Но все прочие остались верны присяге, за счёт чего с республиканцами удалось быстро разобраться. Попытка штурма ратуши и казначейства тоже была предотвращена. Что касается ситуации за стенами Скэррса, то там дела обстоят намного хуже. Все соседние провинции находятся под полным контролем республиканцев. Согласно данным разведки, они стянули под стены города не меньше двадцати тысяч человек. Существует серьёзная вероятность того, что командования мятежников ставит своей целью взятие города.

Когда командующий местными войсками заканчивает, озвучиваю логичный вопрос.

— Какова численность ваших войск?

Тот, по непонятной причине, на секунду заминается.

— Если брать всех, то у нас больше семи тысяч солдат. Но какая-то часть из них сочувствует мятежникам. Пожалуй, они стали бы сражаться за Скэррс против кого-то ещё, но вот использовать их для обороны при нынешних обстоятельствах, точно не стоит. Без них, мы можем рассчитывать только на четыре с половиной тысяч бойцов.

Откинувшись на спинку стула, не скрываю своего удивления.

— У вас две с половиной тысячи потенциальных мятежников и вы так спокойно об это говорите?

Офицер пожимает плечами.

— Они разоружены и заперты в казармах, под охраной надёжных людей. К тому же наша контрразведка выявила и арестовала их лидеров.

Увидев вопросительное выражение на моём лице, бросает взгляд на одного из участников совещания. Проследив за ним, обнаруживаю уставшего, но улыбающегося Сарта Дована, который взмахивает рукой.

— Глава гражданской контрразведки вольного города Скэррс. Мы действительно разобрались со всеми провокаторами среди наших солдат. Ярких лидеров, способных вбить им в голову рицерово дерьмо о необходимости умереть за свои идеи, не осталось.

Невольно усмехаюсь. Интересно они подошли к вопросу. «Гражданская контрразведка», это ведь даже звучит бредово. Но Хольт видимо решил подстраховаться, чтобы ему не выкатили претензий по поводу создания военных структур, запрещённых законом. А название, в данном случае не играет абсолютно никакой роли. Основной вопрос в реальных полномочиях и ресурсах, которыми располагает служба.

— Что с настроениями в провинциях? На чьей стороне симпатии населения?

На этот раз мне начинает отвечать сам Хольт.

— Насколько мы можем судить, более половины жителей относятся к изменениям во власти полностью нейтрально. Учитывая экономический упадок, им…плевать, кто будет у руля. Всё, что интересует людей — собственный достаток. Не менее тридцати процентов, с той или иной степенью рвения поддерживают республиканцев. Остальные пока относятся к ситуации настороженно. Но тех, кто готов активно сражаться за престол немного. Я бы сказал не более нескольких процентов. Позиции аристократии на севере никогда не были сильны. А события последнего года окончательно их подорвали.

Озвученные данные заставляют выматериться про себя. Если верить словам Довано, то у нас нет шансов быстро разобраться с последствиями мятежа. По крайней мере, здесь. Думаю, в центральной части империи и западных провинциях, что были под властью Феррехт ситуация иная. Но вот семь северных регионов станут крепким орешком. Единственный вариант, который сейчас приходит мне в голову — немедленно развернуть наступление. Пока противник ещё не слишком окреп. Но это потребует времени и ресурсов, которых сейчас у нас нет. К тому же, мы будем серьёзно ограничены в плане применения мощных нотных комплексов. Это не армия южан, а подданные Норкрума. Пусть даже и восставшие. Массовое истребление гражданского населения только обострит ситуацию во всех остальных провинциях.

Остаётся только действовать с определённым уровнем осторожности. На что точно уйдёт масса времени. Как ни крути, Кравнец прав — сначала нам надо разобраться с армиями южных правителей.

— Стоит отметить, что во всём этом мятеже имеет место один, весьма странный факт.

Переведя взгляд на Дарсона, молчу в ожидании продолжения и подполковник излагает дальше.

— В каждом из центральных городов провинций были солдаты и маги, преданные престолу. Плюс, там имелись офицеры канцелярии, среди которых тоже немало сильных магов. Но никто из них не оказал серьёзного сопротивления. Почти все погибли в первые часы, а то и минуты мятежа.

Пожав плечами, озвучиваю первый пришедший в голову вариант.

— Внезапная атака?

Военный качает головой.

— Не думаю. Защитные артефакты на зданиях, наряду с личной защитой магов способны уберечь от нежданной пули. Если только речь не идёт о высококлассных рунических боеприпасах. Но как мне кажется, их наличие у республиканцев маловероятно. По крайней мере, в серьёзных объёмах.

Смотря на него, уточняю.

— И к каким выводам вы пришли?

Ответ, надо признать слегка обескураживает.

— Некоторые из наших штабистов считают, что мятежники сами использовали магию. Нечто, неизвестное подавляющему количеству магов империи. И за счёт этого смогли быстро уничтожить наиболее опасных противников.

Невольно задумываюсь. Зерно истины в его словах есть. В каждом из провинциальных центров, наверняка было десятка по полтора-два магов, готовых противодействовать мятежникам. Хотя бы по той простой причине, что вероятность их уничтожения новыми властями была крайне высока. Если предположить, что они сбились бы в единый отряд, под прикрытием хотя бы полусотни пехотинцев, на выходе получилась бы серьёзная сила. Некроконструкты, химеры, големы, обычные боевые заклинания. Да, десяток магов, у которых нет сильных оппонентов на стороне противника, может натворить немало в условиях городского боя. Плюс не стоит забывать про айваны.

А их уничтожили почти сразу. Не дав возможности организовать сопротивление. И вопрос о том, как именно это провернули — весьма важен. Не хотелось бы при первом столкновении с республиканцами, выяснить, что у них есть пара фокусов, способных нейтрализовать наше преимущество в области магии.

Окинув собравшихся взглядом, озвучиваю своё видение ситуации.

— В Скэррс прибыли три пехотные бригады. Это более пятнадцати тысяч человек. Одна из них полностью укомплектована призванным и на неё можно полностью положиться. Среди солдат двух других, скорее всего имеется какое-то количество сочувствующих рицеровым выродкам или даже их активные сторонники. Но их не должно быть много. Все эти войска останутся в городе. Ваш гарнизон переходит под командование имперской армии, но на оперативном уровне все решение по-прежнему будет принимать подполковник Дарсон.

В помещении сразу возникает нестройный гул голосов и я поднимаю руку.

— Даже если бы я захотел — нельзя допустить наличие двух равноценных командиров, когда под стенами враг. Думаю, вы с этим согласны.

Дождавшись, пока они затихнут, продолжаю.

— Помимо этого, в городе будет сформирован отряд из бойцов подгорного народа, что всё это время были вашими соседями. Он, как и все остальные соединения, тоже будет подчинён штабу имперской армии.

Теперь удивление прорезается и на лице Хольта. Все предыдущие реплики старший Довано слушал без особого энтузиазма. На это — отреагировал.

— Подгорные?

С усмешкой киваю ему.

— Да. Те самые подгорные. Готовые биться на нашей стороне. Думаю, их помощь может оказаться полезной.

Глава Скэррса с несколько ошарашенным видом кивает. А вот Сарт, которому только что принесли донесение, поднимает на меня глаза.

— Только что доложили, что ваши…вернее наши, прибывшие из Схердаса солдаты заняли здание городского театра. И приказали всему персоналу его покинуть.

Быстро у них работает система оповещения. Не думал, что вопрос будет поднят до окончания этого совещания.

— Это мой личный приказ. Любой, кто приблизится к зданию театра будет уничтожен на месте. По имеющимся у нас данным, там располагается тайник с ценной информацией. Который мои люди намереваются вскрыть. Повторю — любая попытка им помешать, либо организовать наблюдения, будет караться смертью.

Участники собрания согласно кивают, но вот в глазах Хольта я вижу отчётливый интерес. Не думаю, что он в курсе хранилищ Палача и данных, что в них скрыты. Но точно не отказался бы выяснить, что именно ищут мои маги в здании театра Скэррса.

Собираюсь дать отмашку на сворачивание совещания, но тут в помещение влетает ещё один вестовой. На этот раз без бумаги в руках — озвучивает всё голосом.

— Республиканцы. Они выдвинулись на позиции около города. И их намного больше, чем мы считали. От тридцати до пятидесяти тысяч человек. Штаб ждёт приказов?

Твою же дивизию! Повернувшись к командующему группировкой имперских войск полковнику, отдаю распоряжение.

— Распределите наших солдат по секторам обороны. Обеспечьте взаимодействие с гарнизоном и…набросайте план сражения за город. Хотя бы какой-то.

Тот немедленно вскакивает на ноги и вскинув руку к фуражке, переглядывается с Дарсоном. Спустя несколько мгновений оба военных в сопровождении Сарта Довано покидают комнату, а ко мне обращается Хольт.

— Вы останетесь у нас или отбудете назад в Схердас?

Секунду колеблюсь.

— Сначала своими глазами взгляну на этих республиканцев.

Мужчина наклоняет подбородок и скоро мы уже загружаемся в паромобиль, отправляясь к стене. Пока едем, пытаюсь понять, как такое могло получиться. Вернее — откуда взялась столь многочисленная группировка войск? Даже если предположить, что на стороне республиканцев теперь все гарнизоны захваченных провинций и они не понесли почти никаких потерь, то выходит, что они стянули сюда всех. Потому как, общее число солдат гарнизонов как раз и составляет около полусотни тысяч человек.

Но такой расклад практически невозможен. У мятежников банально не хватило бы времени на подобную операцию. Да, что там — они даже не смогли бы организовать всех своих солдат должным образом и выстроить командную иерархию. Не говоря уже об их отправке к Скэррсу. Я могу допустить, что сюда при помощи железной дороги перебросили десять тысяч ближайших человек. Или чуть больше. Дарсон говорил о двадцати, но у страха глаза велики — такого числа солдат противника тут никак не могло оказаться. А теперь речь о гораздо большем числе. Причём способных на организованные действия и располагающих определённой дисциплиной. Звучит слишком фантастично, чтобы быть правдой.

Добравшись до стены, несмотря на возражения Фосстона, поднимаюсь наверх. И оставаясь под прикрытием крепостного зубца, осматриваюсь. Судя по всему, вестовой говорил правду — в стороне от города копошатся солдаты, валящие лес. Другие врываются в землю. Все признаки указывают на то, что мятежники решили взять город в осаду. Что в целом логично — штурм приведёт к большим потерям. Даже четыре с половиной тысячи лояльных солдат могут нанести немалый урон. А я уверен — Довано уже начал формирование городского ополчения, набирая туда надёжных людей. Плюс, он всегда может задействовать ресурсы своего клана, выставив ещё не меньше тысячи человек. Прибавить к этому людей семьи Лоннейс и выйдет, что защищать город будут, как минимум семь-восемь тысяч человек.

Артефакт связи внезапно активируется и в голове слышится голос Канса.

— Кирн, что у вас происходит? Портал ведущий в Скэррс только что погас и мы не можем открыть новый. К тебе не пробиться.


Глава 7


Уточняю у Тонфоя, почему у них не выходит открыть новый портал в Скэррс и получаю весьма странный ответ — нотный комплекс просто не срабатывает. Маги воспроизводят заклинание, как надо и наводятся на активный артефакт связи, но вот результат нулевой. На момент предполагаю, что дело в недостатке магической энергии. Для того, чтобы заменить силу осколков, нам пришлось серьёзно постараться. Несколько артефактологов, взятых под контроль Тадешем, денно и нощно занимались созданием накопителей, которые могли удержать силу когда-то собранную Схэссом, сохранив хотя бы половину от неё. В противном случае, открытие почти любого портала, потребовало бы обязательного использования осколка. Что снова бы нас ограничило.

Поэтому, моя первая мысль — что-то не так с одним из свежих артефактов. Но Канс это сразу опровергает. Парень сам только что пробовал пробить канал в Скэррс и у него ничего не вышло. Услышав это, секунду раздумываю, после чего отдаю приказ держать под контролем ситуацию в Схердасе и связываюсь с Кольдом.

— Мне нужны все твои бойцы в Скэррсе. Прямо сейчас.

Старейшина, видимо не ожидавший такого напора, с лёгкой растерянностью в голосе выдаёт ответ.

— Я передам им приказ. Соберутся около главной площади и найдут полковника Варсера.

На момент теряюсь, но потом вспоминаю, что это фамилия офицера, которого Кравнец назначил командующим. Новых лиц вокруг всё больше, а запомнить их становится всё сложнее.

— Оставшиеся в городе подгорные смогут определить магию схоров?

— Смотря, какие там схоры и что именно они применяют. Мои соплеменники могут отыскать самих серокожих. Но, опять же, многое зависит от их уровня маскировки.

— Понял. Пусть выдвигаются прямо сейчас.

Получив от Кольда подтверждение, разрываю канал связи и переключаюсь на мага связи, что придан старшему офицеру. Передаю приказ о немедленной отправке ко мне отряда подгорных. Как только они покажутся на глаза полковнику, должны быть посланы на участок стены, где сейчас нахожусь я.

— Они сворачивают работу.

Бросив взгляд на Фосстона, что замер неподалёку, перевожу его за стену и понимаю, что он прав. Масса одетых в форму людей, которые только что валили деревья и вгрызались лопатами в землю, бросили своё занятие, устремившись куда-то назад. Выругавшись, отступаю назад, полностью скрывшись за камнем стены.

Схоры. Первое и самое очевидное предположение. Безусловно, можно предположить, что республиканцам помог кто-то ещё. Только вот на доске почти не осталось фигур. Палач и его подручные мертвы. Схэсс, как минимум отправлен в другую вселенную, откуда ему скорее всего не вырваться. Южане… Безусловно, как вариант. Но располагай они такими возможностями, сейчас бы уже осаждали Схердас. Что касается подгорных, то по словам Кольда все их кланы приняли решение поддержать меня в качестве императора. Либо выбрали нейтралитет.

В сухом остатке имеются только схоры. Хотя, я всерьёз рассчитывал, что солидная их часть погибла вместе с армией Рихта Эйгора. Либо оказались на том свете при столкновении между собой армейских корпусов Болрона. Но видимо какое-то количество уцелело. И выжившие спелись с республиканцами. Может быть при помощи Орнирдума? Тот секрокожий, которого мы настигли около Скэррса, говорил, что они вхожи в данную организацию. Могу поспорить, лидеры мятежников тоже могли с ними контактировать.

Теперь остаётся вопрос, как с ними совладать? Перебираю в голове варианты нотных комплексов, которые изучил за последнее время, когда слышится удивлённое восклицание одного из солдат на стене. Осторожно выглядываю наружу и вижу девушку, которая шагает к укреплениям. Хотя нет, она летит. Движется над поверхностью земли. Прямо, как наложница Рэна. Или он сам.

Догадка вспыхивает моментально. Сёстры Джойла. Те, которые по какой-то причине жили отдельно. Они могут быть ещё живы. И если внизу одна из них, то наши дела плохи.

Активировав артефакт связи, пробиваюсь к магу, находящемуся рядом с полковником и передаю новые вводные. Всех магов, которые хотя бы начали свою переподготовку, направить во второй эшелон обороны. Они должна вступить в дело, когда сёстры себя покажут. Конечно, если это вообще они.

— Что происходит? Мне доложили, что портал исчез — передумали возвращаться в Схердас?

Обернувшись к Хольту, кривлю губы в усмешке.

— Его закрыли. Схлопнули маги вражеской армии.

Увидев на его лице удивление, добавляю.

— Это либо схоры, либо последние из рода Схэссов. Вам лучше вернуться в штаб. Или укрыться в своём доме. Здесь вы всё равно ничем не поможете.

Теперь Довано кажется всерьёз обиженным.

— Никто из нашей семьи не станет отсиживаться, пока идёт бой. Особенно сейчас, когда во главе Скэррса наконец стоим мы.

Пожав плечами, возвращаюсь к наблюдению за девушкой, которая уже совсем близко. В какой-то момент останавливается и поднимает голову. По окрестностям прокатывается звук мощного голоса.

— Ты смог победить великого императора. Но сегодня мы отомстим. Заберём твою жизнь. А потом поведём армию вперёд и никто в этом мире не сможет нас остановить.

Пока она говорит, пытаясь вспомнить, сколько их должно быть. Семь? Восемь? Могли кого-то прикончить в процессе? В теории, да. Неизвестно, чем всё это время занимались дочери Рэна. И ещё один хороший вопрос — что лучше всего использовать против них?

Решив отвлечь собеседницу, показываюсь на виду, одновременно с этим выставляя мощный универсальный щит.

— Настолько хотите мести, что решили примкнуть к своим извечным врагам? Настолько низко пала ваша самооценка?

Стоящая внизу девушка внезапно заходится смехом.

— Извечным врагам? Какая разница, как называется строй при котором правят, если во главе стоят Схэссы? Диктатор, император, консул? Много названий, но суть одна. Или ты думаешь, мы собираемся дать этим людям реальную власть? Позволить самим решать, кто будет управлять стадом?

Учитывая громкость её голоса, всё это хорошо слышит масса солдат-республиканцев, что находится поблизости. Но девушка, похоже этого не опасается. Почему? Воздействие на разум? Какой-то формат магической присяги? Что они сделали со своими бойцами?

— Не думаю, что у вас получится одержать верх. Мы одолели самого Рэна. А вы, даже все вместе взятые — лишь бледная его тень.

Та снова смеётся.

— Тогда ты был не один. Рядом стояли твои товарищи. Куда более искусные и умелые. А теперь ты остался здесь в гордом одиночестве, «император». Посмотрим, как долго будешь трепыхаться. И когда начнёшь молить о пощаде.

Развернувшись, начинает удаляться в сторону леса. Либо это ловушка, либо она крайне уверена в своих силах. Пару секунд колеблюсь, а потом подключаюсь к осколку и пускаю в дело нотную связку, которая должна вскипятить её кровь. Как ни крути, она человек. Значит, в теории может сработать. Если нет — послужит затравкой для следующей атаки.

Как я понимаю, дочь Рэна была готова к возможному нападению. По крайней мере, реагировать начинает сразу же, как я заканчиваю нотную связку. Фигуру девушки окружают волны пепельного цвета, полностью скрывающие её из виду. Когда они опадают, понимаю, что цель жива и невредима. Более того — развернувшись к нам лицом, наносит ответный удар.

Длинная широкая плеть, сотканная из серого порошка. Так выглядит её оружие со стороны. Выставленный воздушный щит, она благополучно рассекает надвое и успешно добирается до стены. Мощный толчок сбивает меня с ног, а рядом слышатся крики солдат и хлопают винтовочные выстрелы. Защитники города пытаются достать противника при помощи огнестрельного оружия. Кто-то из магов бьёт боевой комбинации, обрушиваю вниз потоки огня. Я же понимаю, что для победы потребуется нечто весьма серьёзное. Возможно такого же уровня, как те нотные комплексы, что мы использовали против Рэна.

Впрочем, поднявшись на ноги, первым делом задействую нотную связку, охлаждающую пространство. У меня всего три одноразовых крейнера. А сестёр куда больше. В идеале надо попытаться уничтожить их без использования запредельно мощной магии. Или заставить собраться в одном месте, чтобы нанести удар.

Первые несколько секунд мне кажется, что заклинание сработало — девушка внизу не движется, застыв в пространстве. Заледеневшие волосы, скованная морозом фигура, никакого движения. Впрочем, надежда на быстрое уничтожение противника почти сразу пропадает — вот она уже в замедленном ритме ведёт в сторону руку. А потом и вовсе начинает кружиться на одном месте, заполняя пространство вокруг себя серой пылью.

Плюс в том, что к такому повороту событий я был готов. И в момент, когда дочь Рэна пришла в движение, уже начал выплёвывать нотные символы следующей комбинации. Закончив, понимаю, что немного перестарался. Вместо обычного портала призыва, под стенами города появился гигантский чёрный шар. Но так даже лучше — сворачиваю комбинацию и портал схлопывается, втягивая в себя всё, что оказалось вокруг. Включая и противницу. Ещё мгновение смотрю на кратер, что остался в земле, а потом воздух заполняет слитный рёв тысяч глоток, заставляющий отшатнуться назад.

Не знаю, что сёстры Схэсс сделали с армией, которую привели к Скэррсу, но этих парней точно не обрадовала смерть одной из их «повелительниц». И судя по тому, что я вижу, они горят жаждой мести. Либо помешались. Иначе объяснить открытую атаку на крепостные укрепления я не могу. Как они собрались их преодолевать? Пробивать камень вручную?

— Ваше Императорское Величество, сейчас лучше покинуть стену.

Глянув на Фосстона, замечаю несколько шокированное выражение лица Хольта. Думаю, он не до конца понимал, какими силами и ресурсами, мы теперь располагаем. Боюсь представить степень его удивления, если сегодня придётся задействовать что-то из действительно мощной магии.

Сначала хочу одёрнуть командира своей лейб-гвардии, но потом осознаю, что он прав. К тому же отсюда я могу наблюдать только за одним участком боя. Тогда как, по-хорошему стоит контролировать всё сражение в целом.

— Хорошо. Отправляемся в штаб.

Сделав шаг в сторону ступеней ведущих вниз, краем глаза замечаю движение и поворачиваю голову. Химеры. Или некроконструкты. Отсюда не разобрать. Разноформатные, но абсолютно все — летающие. И их много. Я фиксирую не меньше нескольких сотен тварей, направляющихся в нашу сторону.

Солдаты кричат, передавая приказы по цепочке. Я же прикидываю варианты. Сейчас можно накрыть всех атакующих одним мощным ударом. Проблема только в том, что мой арсенал не сильно богат. А те нотные комплексы, что подходят в качестве оружия массового истребления, слишком сильны для такого количества целей. Противник рассредоточен — я накрою от силы полторы сотни химер и несколько тысяч солдат. Если повезёт — до десяти тысяч пехоты и две с лишним сотни конструктов. Слишком мало, с учётом используемой мощи. А на моральный фактор в данном случае рассчитывать не стоит. Атакующие нас люди, явно не совсем свободны в своих мыслях.

Переборов желание вступить в бой, всё-таки спускаюсь вниз по ступенькам. В конце концов у нас есть маги во втором эшелоне. У каждого в резерве по несколько относительно серьёзных нотных комплексов. Которых по идее должно хватить для противодействия конструктам. Да и магии призыва они тоже обучены. Это одна из первых дисциплин, которые им преподают. Проблема только в том, что число прошедших хотя бы два-три занятия не так велико. Но на мой взгляд, их совокупной мощи должно быть достаточно. Конечно, если сёстры Схэсс не удивят чем-то ещё.

Когда паромобиль уже на половине пути к центру города, за спиной слышится грохот. Обернувшись, через стекло наблюдая, как солидный кусок стены заваливается внутрь, прямо в воздухе рассыпаясь на части. Расположившийся рядом Фосстон кричит на водителя, требуя быстрее доставить нас в штаб. А я кручу головой по сторонам. Вот ещё один пролом. Третий. И ещё два. Пять точек прорыва. И скорее всего пять сестёр, что нанесли удары.

— Что это? Вода?

Гвардеец с изумлённым лицом тычет пальцем в окно паромобиля. И там есть чему удивиться — шквал серого цвета разносит в клочья дома, заставляя их бить фонтанами камней и черепицы. Вот на гребне мелькает крохотная человеческая фигура, сразу пропавшая из виду. Правая рука машинально сжимается в кулак. Эта ублюдочные твари решили не схлёстываться с основным и опасным противником, а бить по целям, с которыми в состоянии разделаться. И пока неплохо претворяют свою стратегию в жизнь.

— Остановить!

Шофёр бьёт по тормозам и я выбираюсь наружу, игнорируя Фосстона, который продолжает твердить о необходимости укрыться в штабе. Рядом тормозят ещё два паромобиля, набитые гвардейцами, а я перевожу взгляд на командира своей охраны.

— Занять позиции! Если сюда доберётся пехота противника — сдержать.

На момент замерший офицер, берёт под козырёк, отдавая команду солдатам. Я же окидываю взглядом город. Эйкар, Тескон, Лэзла — они бы знали, что делать. А мне пока ничего не лезет в голову. Шторм постепенно разрастается, захватывая новые кварталы и приближаясь к нам. Со стороны проломов в стенах слышится частая стрельба и разрыва гранат. Сверкают вспышки заклинаний — маги тоже вступили в бой. Некоторые из них пытаются погасить вражеский нотный комплекс, но стихия банально сносит выставляемые щиты. А встречные удары просто поглощает. Какая-то группа магов попыталась обрушить на воду и воздух пламя. Возможно те, кого Спашен прислали для вскрытия хранилища. Не срабатывает — потоки пламени, закручивающиеся в настоящие огненные вихри просто распадаются на составляющие и исчезают без следа.

Вода и воздух. Насыщенные магией. И продолжающие расти в объёмах. Чем их остановить? Открыть серию порталов призыва и втянуть всё это в другую вселенную? Вряд ли сработает — слишком уж большой объём. Может и выйдет ослабить стихию, но это не погасит заклинание.

В голову всё-таки приходит идея и я начинаю действовать. Обычный воздушный вихрь. Мощь которого многократно усилена осколком. Смерч возникает прямо в центре вражеского шквального океана и какое-то время даже не заметен на его фоне. Но по мере вкачивания в него энергии артефакта, воздушный столб начинает подниматься вверх. Одновременно с этим стягивая к себе всё находящееся вокруг. В какой-то момент расширение зоны действия вражеского заклинания прекращается. А потом шквал и вовсе отступает, стягиваясь к вихрю, который стал центром притяжения.

Струны дико вибрируют — я понадеялся на то, что можно обойтись обычным крейнером, с учётом относительно слабой мощи заклинания. И теперь расплачиваюсь за принятое решение. Внутренние органы рвёт от боли, а глаза заливает пот. Где-то совсем рядом бьют выстрелы винтовок, но повернуться и оценить ситуацию я не могу — опасаюсь отвлечься и потерять контроль.

Зато смерч, который я продолжаю накачивать силой, уже притянул к себе больше половины объёма «серого шквала». Став настоящим мастодонтом. Теперь осталось вывести его за пределы города. Если погасить заклинание здесь, то высвобожденная сила рухнет вниз, нанеся ещё больше ущерба.

Дождавшись, пока созданный мною вихрь окончательно подомнёт под себя заклинание противника, веду его к тому участку стены, рядом с которым всё началось. Надеюсь, сейчас там нет наших солдат.

Приходится проделать ещё одну пробоину — магический смерч, вобравший в себя всю злобную мощь вражеской комбинации, проходит сквозь укрепления с такой лёгкостью, как будто они сделаны из пластилина. Веду его дальше. И когда тот оказывается, как минимум в паре километров от Скэррса, отключаю нотную связку. Больше всего опасаюсь, что как только вихрь пропадёт, разрушительный шквал помчится в обратном направлении. Но нет — видимо я что-то нарушил в механике заклинания. По крайней мере пока никаких признаков нового удара шторма, не наблюдается.

Делаю шаг в сторону и падаю на одно колено, скривившись от боли. Кто-то подхватывает меня под руку. Фосстон.

— Враг уже на улицах. Нам надо отступать.


Глава 8


Опираясь на руку Фосстона, поднимаюсь и оглядываюсь по сторонам. Стрельба, взрывы гранат, вспышки магии. Кружащие в воздухе крылатые конструкты, которые порой обрушиваются вниз. Удар вражеской магии, перемолол добрую треть нашей второй линии обороны, на которую были стянуты основные силы. И противник этим весьма успешно воспользовался. Твою дивизию! Они нас так раскатают без всяких сверхмощных заклинаний. Особенно если учесть, что сейчас я даже нотные комплексы толком не могу использовать, без потенциального ущерба для своих же солдат. Любой мощный удар неминуемо унесёт жизни наших же людей. К которым добавится солидное количество гражданских.

Все эти мысли проносятся в голове, пока хромаю в сторону паромобиля, опираясь на руку командующего гвардией. Как только оказываемся внутри, он рявкает на шофёра и машина устремляется вперёд. По дороге понимаю, что голова совсем не работает и рука сама опускается на фляжку с остатками бодрящей алхимии. Да, потом будет серьёзный откат. Но до него, как говорится, надо ещё дожить. А вот прямо здесь и сейчас, этот коктейль мне необходим.

После нескольких глотков, сознание проясняется, да и в целом начинаю чувствовать себя куда лучше. Но на тот момент мы уже подъезжаем к зданию ратуши, где развёрнут временный штаб по обороне города. Окинув взглядом мрачное здание в четыре этажа, устремляюсь внутрь, где ожидаемо царит хаос. И как мне кажется, в этот раз не совсем управляемый. У нас не вышло сформировать командную иерархию за столь короткий промежуток времени и теперь это приносит свои плоды. Полковник Варсер формально является старшим офицером и осуществляет общее командование. Но по факту, гарнизон и отряды Довано действуют отдельно от армейских частей. Да и штабисты всех трёх бригад сработаться точно не успели.

Обведя взглядом всех присутствующих в помещении, не выдержав рявкаю.

— Доложить обстановку! Немедленно!

На секунду воцаряется тишина, которую нарушает голос Варсера.

— Противник прорвал нашу вторую линию обороны сразу по нескольким направлениям. Безвозвратные потери составляют половины личного состава, резервов не осталось. Мы пробуем перегруппироваться, чтобы перейти к круговой обороне в центре города, но если здраво оценивать ситуацию, я бы сказал, что наши шансы крайне невелики.

Один из армейских офицеров добавляет.

— Республиканцы используют гражданских для быстрого развёртывания конструктов. Наши маги не знают, как это возможно, но ежеминутно на стороне противника появляется, как минимум несколько сотен новых бойцов. Если дальше всё продолжится в том же темпе, то нас просто раздавят численностью.

Какое-то время просто стою на месте, переваривая информацию, а потом взмахиваю рукой и направляюсь к выходу. Здесь я уже всё равно ничем помочь не смогу. Единственный вариант переломить ситуацию — задействовать магию. Только вот, не совсем понятно, что именно можно предпринять.

Перед зданием сталкиваюсь с группой низкорослых горожан. Около тридцати человек, которых возглавляет черноволосый крепыш. Увидев меня, сразу меняет направление движения, но его останавливают шагнувшие навстречу гвардейцы, разом вскинувшие винтовки.

— Мы от Кольда. Готовы сражаться.

Не сразу понимаю о чём он. Потом медленно киваю.

— Займите позиции около центральной площади. Будьте готовы защищаться, если сюда доберутся штурмовые отряды противника.

Сделав паузу, ещё раз оцениваю их численность и поворачиваюсь к Фосстону.

— Пусть Варсер выделит хотя бы две роты для защиты центральной площади. Вместе с магами подгорных этого должно хватить, если сюда прорвётся какое-то количество штурмующих.

Тот козыряет, посылая одного из своих солдат в здание. А вот предводитель соплеменников Кольда замечает.

— У нас магией так-то почти все владеют, но если всерьёз биться придётся, то толковых рунных мастеров среди нас всего трое.

Один из стоящих за его спиной подгорных, угрюмо поправляет.

— Рунные мастера ещё во времена Великой Войны сгинули. Мы сейчас так…от силы подмастерья первого звена.

Не дожидаясь, пока дискуссия продолжится, повторяю приказ.

— Дождитесь солдат, распределите сектора обороны и чертите рунные схемы. Мастера вы или нет, но сегодня придётся выложиться по полной. Враг, что штурмует город, не оставит в живых никого. Включая вас и ваши семьи.

В ответ слышится нестройный гул голосов и отряд подгорных смещается в сторону, бурно обсуждаю тактику ведения боя. Я же возвращают к своим мыслям. Как остановить превосходящего тебя численностью противника, чьи солдаты перемешались с твоими собственными и гражданским населением? Крылатые конструкты атакующих позволяют довольно чётко очертить текущую линию соприкосновения. И если я верно понимаю, то сейчас под их контролем находится уже половина города.

Делаю ещё один глоток алхимии и в голову приходит неожиданная мысль — что, если попробовать усилить при помощи осколка мой айван? Да, согласно магической науке, айван только опосредованно связан со струнами. По большому счёту всё их взаимодействие заключается в том, что струны активируются вместе с ним и дают нагрузку на тело мага. При этом магический талант можно задействовать даже с заблокированными струнами, что я как-то продела в Рэнхе.

Я ни разу не слышал о том, чтобы существовали артефакты, которые могут усилить айван. Но в теории, если он вызывает вибрацию струн и общую усталость, значит какой-то вид магической энергии всё-таки расходуется. В противном случае, каждое применение айвана обходилось бы без последствий.

Решившись, цепляю на шею одноразовый крейнер и запускаю конвертирующую нотную комбинацию. Закончив с ней, несколько секунд стою на месте, собираясь с мыслями. И пытаюсь дотянуться до хлеба, который находится неподалёку. Получается. Но вот ощущения, что мой магический талант стал чем-то сверхмощным, у меня пока нет. Всё работает, как обычно. Единственный признак возможной успешности плана — медленно нагревающийся крейнер. Если отбросить в сторону этот факт, то по всем ощущения, айван действует, как обычно, не выходя за пределы своих возможностей.

Пробую расширить радиус действия и по телу прокатывается волна лёгкой боли. Которая начинает быстро усиливаться, по мере того, как я повторяю попытки. В какой-то момент кажется, что сейчас организм просто не выдержит нагрузки и я едва не останавливаю действие айвана. Но уже в следующий момент происходит прорыв. То ли возможность усиления таким образом магического таланта имеется у всех магов, то ли сработал тот факт, что мы с Рэном из одного мира и моё тело смогло задействовать энергию, накопленную в его артефакте. Но факт остаётся фактом — радиус действия моего таланта сейчас распространяется на весь город.

Какое-то время привыкаю. Для контроля над подобным объёмом материала, приходится закрыть глаза. Сейчас я могу управлять, как минимум несколькими тоннами теста и булочных изделий. Всем, что хранится в пекарнях, ресторанах и домах Скэррса. А может там и куда больше — посчитать всё равно не представляется возможным.

Сначала собираюсь сходу броситься в бой, но вовремя одумываюсь. И первым делом формирую множество крохотных, почти неразличимых для обычного взгляда конструктов. В воздух поднимаются тысячи моих «глаз». На этом моменте все остальные ощущения напрочь отсекаются. Такое впечатление, что мира снаружи меня нет. По крайней мере, я его не чувствую. Зато теперь моих ресурсов хватает на то, чтобы контролировать потоки входящей информации. В голову приходит интуитивное решение вопроса тысяч зрительных потоков — я формирую промежуточные точки, в которых отсеиваю ненужную информацию. Какое-то время уходит на то, чтобы оформить логические правила работы «промежуточных узлов», но в итоге у меня всё получается. Остаётся только выставить задачу и просеивать потоки поступающих данных.

Сознание полностью отключается от внешнего мира, а в темноте, которая висит перед моим взором разворачивается несколько десятков экранов, на которых с высокой скоростью меняются картинки. Времени, да и возможности обдумывать происходящее, у меня нет. Так что просто использую схему, внезапно оказавшуюся вполне работоспособной.

Задача номер один — поиск ключевых фигур противника. То есть сестёр Схэсс, Если я правильно предполагаю, то их осталось пятеро. И их ликвидация, критично ослабит армию, штурмующую город. Не говоря уже о том, что может исчезнуть влияние на умы солдат и тогда сражение будет выиграно малой кровью.

Одну за другой, обнаруживаю девушек, которые оказывается не пять, а сразу семь. В процессе выясняется, что у меня ещё и получается различать магический фон. Сложно сказать, что это — новая грань моего айвана, проявившаяся только сейчас или следствие использования осколка. Но эта возможность помогает мне найти все цели. В противном случае, думаю у меня такого бы не вышло.

Как только вся семёрка оказывается зафиксированной на «карте», начинаю действовать. Стягиваю к ним расщеплённый до молекулярного состояния хлеб, собрав около каждого из объектов солидное количество материала. А потом осторожно подвожу по небольшой порции к каждой, пытаясь проникнуть внутрь тела. Если получится, то появится шанс одним простым ударом покончить с вражеским командованием.

Что интересно — пять из них никак не реагируют на происходящее, спокойно позволяя частицам хлеба оказаться внутри своего организма. А вот ещё две чувствуют угрозу и немедленно принимаются действовать в ответ. Одна окутывается серым пеплом, который растворяет моё «оружие». А вторая и вовсе взмывает в воздух, нанося масштабный удар по пространству под ней. Со стороны выглядит, как порыв ветра. Только в данном случае, он разрушает структуру материи, вычеркнув из пространства несколько зданий и первую ударную волну материала.

Пока оставшиеся пятеро не оказались предупреждены, собираю «хлебную пыль» в их телах, буквально разрывая изнутри головной мозг и сердце каждой. Приём простой и я опасаюсь, что он не сработает. В конце концов, сам Рэн несколько раз «пересобирался», расщеплённый практически на атомы. Но его дочери оказываются куда более хилыми — мои «наблюдатели» фиксируют гибель пяти объектов. Остаются ещё двое более искусных противников, которых только предстоит одолеть.

Последнее оказывается не так просто — обе уцелевших сестры последовательно уничтожают несколько «молекулярных волн», которыми я пытаюсь их достать и явно не собираются подставляться. Теперь в воздухе парят уже обе, так что добраться до них становится проблематичным. В процессе атак, выясняю, что у их боевой магии прямого контакта имеются свои ограничения. Да, они способны нанести удар, который либо выжжет всё в определённом объёме воздуха, либо просто разнесёт на атомарные клочья материю в указанном направлении. Но во всех этих случаях, сёстры используют ограниченную в своих масштабах магию. Уверен, будь у них возможность — каждая из девушек просто спалила бы по кварталу под собой, чтобы полностью обезопаситься. Раз они этого не делают, значит есть какие-то причины. И первое, что приходит на ум — физическая невозможность подобного действа. Противовесом гипотезе выступает шторм, который я едва смог остановить. Но там могло иметь место коллективное приложение сил.

Определившись со сменой тактики, увеличиваю количество контролируемого материала и разношу на куску десятки зданий по соседству с целями, поднимая в воздух массу обломков. Как оказывается, это не так уж сложно, если под твоим контролем имеется достаточный объём сырья.

Изменение тактики срабатывает — при виде поднимающихся вверх волн обломков, обе цели немедленно бьют своими заклинаниями. А не пытаются сбежать, как я этого опасался. Если бы сёстры сразу рванули в сторону, то ситуация бы несколько осложнилась. А сейчас я просто бросаю в атаку всё, что у меня есть. Обе дочери Рэна кружатся на месте, щедро раздавая удары. Но сейчас их внимание сбито — они слишком фокусируются на крупных обломках. Как итог — получается довести какой-то объём «молекулярного хлеба» до их плоти. Через секунду повторяю фокус с его сведением в более крупные и агрессивно атакующие объекты, после чего сопротивление заканчивается.

Отстранённо проплывает мысль, что это было относительно легко. От дочерей Рэна Схэсса я ожидал гораздо большего. Впрочем, сразу же поправляю себя. Не будь у меня осколка артефакта и не сработай затея с айваном — хрен бы я их просто так одолел. В лучшем случае, смог бы прикончить двоих или троих. Если бы вообще нашёл.

Снова переключаю своё внимание на «глаза» и понимаю, что ликвидация командования никак не повлияла на настроение солдат. Вот крылатые конструкты, на мой взгляд изрядно замедлились и стали действовать куда более хаотично. С людьми, к сожалению так не вышло. Солдаты собранной под Скэррсом армии продолжали рваться вперёд. И судя по тому, что я сейчас наблюдаю, эти парни способны одержать верх над нами, даже без поддержки сестёр Схэсс.

Выбора нет — снова задействую айван. Для тонкой работы моих ресурсов всё же не хватает, так что приходится создать несколько тысяч големов, каждый из которых пластичен и способен меняться на ходу. Нужно пробежать по стене — станет пауком. Потребуется взлететь — обернётся чем-то крылатым. А может просто растечься лужей по асфальту, двигаясь в сторону противника.

Детальный контроль мне тоже недоступен. В каком-то смысле, каждый из конструктов действует автономно. Всё, что я делаю — закладываю в них образы солдат противника, используя для этого «промежуточные узлы». Это оказывается относительно несложной задачей — каждый из вражеских бойцов немного «фонит», что позволяет чётко разграничить своих и чужих.

Для штурмующих город людей, появление в их тылу практически неуязвимых для свинца существ, оказывается крайне неприятным сюрпризом. Правда, отступать они не собираются — на «экранах» одна за другой сменяются картинки того, как мои големы рвут на части пехотинцев, что до последнего пытаются их уничтожить. В рядах противника оказываются и маги, которые в отличии от обычных солдат, справляются с угрозой несколько более эффективно. Но и они, один за другим гибнут. К тому же, даже если какое-то количество военных магов выживет, никто не мешает натравить на них всю массу конструктов, после того, как будет покончено с пехотой и некроконструктами.

Непрерывно создаю новых и новых големов, бросая их в бой. Некоторые оказываются в тылу наших же войск и многие солдаты испуганно стреляют по конструктам, не понимая, что происходит. Насколько я могу судить, только несколько офицеров поняли, что ситуация изменилась и дали команду к атаке. Сейчас они вместе со своими частями, относительно быстро продвигаются вперёд, практически не встречая сопротивления.

Я же наблюдаю за тем, как моя «хлебная армия» истребляет бойцов противника. Те однозначно находятся под каким-то магическим воздействием — даже когда от их отрядов остаются жалкие ошмётки, не пробуют отступить, продолжая сражаться. Когда понимаю, что в пределах города не осталось никого живого из числа вражеских солдат, направляю всех големов за пределы стен Скэррса. Там обнаруживается ещё несколько сотен человек, видимо оставленных в качестве наблюдателей за тылом. Перемолов их, ещё какое-то время наблюдаю за окрестностями, выслав по всем направлениям «глаза». Но больше противника не обнаруживается и я отключаю контроль над материалом, обращая големов в бесформенные куски теста.

Впрочем, темнота перед глазами не пропадает. Более того — я всё ещё не чувствую своего тела. Такое ощущение, что разум просто висит где-то во тьме. В какой-то момент мелькает мысль, что я перестарался и уничтожил свою физическую оболочку. Или просто запер сознание в каком-то «подпространстве» внутри черепной коробки и сейчас пускаю слюни на мостовой. Потом беру себя в руки и представляю, как напрягаются мышцы. После нескольких десятков бесплодных попыток, наконец получается почувствовать свою плоть. И я моментально об этом жалею — никому бы не понравилось ощущение дикой, режущей боли, которая рвёт тебя на части.

Со стоном завалившись вниз, разлепляю глаза, но рассмотреть ничего не получается — окружающий мир предстаёт одним размытым пятном. Зато слышу голос Микки.

— Держись. Целители уже здесь, сейчас помогут. Тонфой отправил нас сразу, как начали работать порталы.


Глава 9


На то, чтобы вернуть мне относительную подвижность и возможность соображать, уходит не меньше часа. Снаружи моё тело выглядит относительно нормально — когда в глазах светлеет и у меня получается окинуть его взглядом, не замечаю ничего похожего на серьёзные раны. Но по словам целой группы целителей, которых притащила сюда Микка, у меня имеются масштабные внутренние повреждения. Вплоть до того, что пара внутренних органов едва ли не разорвана на части. При работе айвана заработали струны. И на этот раз с нагрузкой они совладали не в полной мере. Настолько, что продлись бой ещё какое-то время, я вполне мог погибнуть. А учитывая, что внешние ощущения были полностью отрезаны, даже не понял бы, что именно произошло.

Как итог — чтобы подняться на ноги, приходится ждать завершения работы целителей. Когда наконец возвращаюсь в относительно нормальное состояние, Микка коротко докладывает ситуацию. По словам призванной, штабной маг-связист сообщил о задействованном в невиданном масштабе айване почти сразу после того, как я вступил в игру. И всё это время был на связи с Тонфоем, в том время, как ещё пара магов регулярно повторяла попытки пробиться в Схердас, открыв новый портал.

Возможным это стало только после уничтожения всех дочерей Схэсса. Микка с штурмовой группой из призванных и гвардейцев сразу рванула сюда, прихватив с собой целителей. Но помощи в плане боевых действий нам уже не требовалась, а задействовать лечебные нотные комбинации до того, как я закончу, маги не рискнули.

В остальных провинциях присутствия потомков Рэна не зафиксировано. Кравнец приостановил отправку солдат сразу, как понял, что произошло. Чем вызвал яростное негодование старшего Тонфоя. Впрочем, сейчас переброска войск уже возобновлена — всё происходит в соответствии с набросанным нами планом действий.

Перед тем, как покинуть Скэррс, встречаюсь с Хольтом Довано, который остался в живых и сейчас руководит работой по наведению порядка в городе. Лидер местного клана явно не сильно доволен разрушением значительной части укреплений и массовым уничтожением гражданского населения. Но быстро понимает, что ситуация могли бы быть намного более суровой. К тому же, пока я оставляю здесь имперские войска, которые привёл с собой. Учитывая присутствие отпрысков Схэсса, непонятно, насколько весь этот мятеж обусловлен влиянием республиканцев, а насколько — их промывающей мозги магией. Если вдруг дело во втором, то есть шанс обернуть ситуацию в свою пользу.

Покинув здание городской ратуши, делаю ещё один глоток бодрящей алхимии и отмахнувшись от ворчащей Микки, шагаю к порталу. На несколько часов такого объёма этой дряни хватит. А потом, как я надеюсь, у меня выйдет отдохнуть.

Выйдя из портала перед императорским дворцом, ловлю себя на чувстве неверия. Разум отказывается воспринимать столь быстрое развитие событий. Только что я стоял на мостовой Скэрсса, уничтожая врагов, а теперь в столице, собираюсь отправиться на совещание. Усмехнувшись своим собственным мыслям, поднимаюсь по ступенькам и спустя пару минут уже захожу в комнату, где собрались соратники. Взмахом руки обрывая приветственные возгласы и попытки военных отдать приветствие. Приземлившись в кресло во главе стола, киваю Кансу, сидящему напротив и тот начинает излагать.

— С учётом всего происходящего мы пытаемся прояснить ситуацию на территориях, охваченных мятежом. Но пока нет почти никаких данных. На территории нашего… В землях дома Тонфоев развивается наступление. Мы смогли отбросить мятежников от родового замка и сейчас приступаем к окружению и истреблению их частей. После чего будет развёрнуто наступление на территорию дома Феррехт.

Повернув голову в сторону Кравнеца, добавляет.

— Думаю, более подробно о ситуации с войсками, сможет рассказать наш командующий.

Военный отрывается от бумаг, которые изучал и откашлявшись, поднимает на меня глаза.

— Канцлер озвучил последнюю информацию по поводу операции на территории дома Тонфоев. Но если рассматривать ситуацию в целом, я бы рекомендовал направить подкрепление в семь центральных провинций, где мятежники располагают относительно скромными силами. Это потребует небольших ресурсов с нашей стороны, но позволит переломить ситуацию и оказать моральное давление на республиканцев по всей империи. Что касается всего остального, то нужно дождаться данных военной разведки и информации канцелярии, прежде чем действовать.

Когда он заканчивает, в разговор вклинивается Тадеш, тоже присутствующий на собрании.

— Те солдаты, что штурмовали Скэррс — как они себя вели после гибели сестёр Схэсс?

Печально усмехнувшись, отрицательно качаю головой.

— Их бойцы продолжали штурмовать город, несмотря на уничтожение лидеров. Если они смогли повлиять на кого-то в руководстве мятежников, то скорее всего установки окажутся в сохранности.

Тот быстро мрачнеет, как и остальные присутствующие, понявшие подоплеку вопроса. Я же поворачиваюсь к Мэно.

— Что по поводу настроений на той территории, что мы ещё контролируем?

Виконт мрачно цокает языком.

— Сформированы группы из преданных и лояльных престолу людей. Подготовлены списки тех, кто сочувствует республиканцам или занимается пропагандой. Но я бы не рекомендовал приступать к активным действиям, по крайней мере в массовом порядке. Тех, в ком мы полностью уверены, немного. Даже среди полиции полно офицеров, что хотят дождаться окончания противостояния, чтобы принять сторону победителя. Не говоря уже о гарнизонных войсках. Если начать массовые аресты, мы неминуемо спровоцируем мятежи на собственной территории.

Хмыкнув, уточняю.

— Есть возможность убрать с доски ключевые и самые опасные фигуры?

Глава канцелярии ненадолго задумывается.

— Официально — нет. Но думаю, никто не удивится, если кто-то предпочитающий перемещаться закоулками, внезапно получит удар ножом или пулю в темноте. Либо просто растворится на городских улицах без следа.

Усмехнувшись, киваю.

— Вот и отлично. Сформируйте список первоочередных целей и немедленно приступайте. Заодно подумайте, как можно надавить на сомневающихся помимо грубой силы. У высокопоставленных офицеров полиции и канцелярии, наверняка есть свои слабые места, которые можно использовать.

Теперь лёгкая улыбка появляется уже на лице самого Мэно.

— Работа уже ведётся. Я как раз хотел запросить разрешения на подобные действия, Ваше Императорское Величество.

Пока размышляю, стоит ему отвечать или нет, снова начинает говорить Кравнец.

— Ещё один момент. Южане начали продвижение вперёд. Ранее их войска оставались в пределах занятых позиций, но теперь начали наступление вглубь империи. И это не отдельная операция нескольких штурмовых соединений. Речь о полноценном перемещении всех армейских эшелонов.

Замолкнув, генерал смотрит на меня с таким видом, как будто хочет сказать что-то ещё, на что я и обращаю внимание.

— Раз начал, то заканчивай. Ты же явно не договорил.

Тот на момент заминается.

— На этом фоне закрадываются мысли по поводу нашего «союзника». Его войска тоже участвуют в наступлении. Всё это выглядит, как попытка использовать наши проблемы, чтобы победить. Не удивлюсь, если южане уже ведут переговоры с командованием республиканцев о совместных действиях против нашей армии. К тому же, как он сейчас объясняет своё отсутствие в войсках? Предположим, он действительно собирается осуществить задуманное. Но я не понимаю, как он может обосновать тот факт, что покинул армию во время наступления.

Намёк более чем прозрачен. Раз у остальных монархов не возникает ни одного вопроса, то есть вероятность того, что они в курсе «сепаратных переговоров» своего коллеги. И раз так, ни о какой измене со стороны Рейтанса не может быть речи.

Собираюсь озвучить необходимость переговорить с самим королём, но меня опережает Корвэлла, которая незаметно для всех заняла позицию дипломата и главного по кадрам в одном лице.

— Я как раз беседовала с ним перед совещанием. Рейтанс настаивает на максимально быстром проведении операции. Говорит, ситуация изменилась и ему действительно требуется вернуться к своим войскам. В противном случае у него просто не найдётся новых резонов для объяснения своего отсутствия.

Вижу, как меняется лицо Кравнеца и понимающе усмехаюсь. Совещание собиралась в спешке — его участники просто не успели озвучить все вводные данные, что у них имелись. Впрочем, это не отменяет вопроса — как поступить с наступающими южанами? И ключевой момент, это наши возможности в плане магии. Смотрю на Спашена и тот вздыхает, поняв неозвученный вопрос.

— Мои люди всё ещё в поисках. Есть предварительные варианты, но нужно всё проанализировать и убедиться, что найденные нотные комплексы окажутся действительно эффективными. Предварительный доклад будет готов завтра утром.

Опустив глаза на столешницу, несколько мгновений раздумываю. Предусмотрительность и анализ, это отлично. Но и медлить сейчас нам нельзя. Если опираться на факты, озвученные Кравнецом и Корвэллой, придётся действовать быстро. На мой взгляд, скорее всего уже завтра.

— Завтра утром мне нужна финальная версия доклада. Со всеми вариантами, которые у нас есть. И три группы магов, которые выступят в качестве поддержки, если нам придётся использовать осколки.

Парень кивает, погрузившись в свои мысли, а я переключаюсь на Кравнеца.

— Что касается твоего предложения — можешь отправить войска в семь провинций, о которых шла речь. Сколько для этого потребуется солдат?

Военный на секунду замирает, подсчитывая.

— Хотя бы три армейские бригады. И маги, которые смогут открывать и поддерживать порталы.

Последняя фраза вызывает тяжелый вздох со стороны Спашена. Тем не менее парень подтверждает, что выделит людей для контрудара по мятежникам. Собственно на этом и сворачиваем импровизированное совещание. Это мне показалось, что бой за Скэрсс занял долгое время. На самом деле всё действо уместилось в несколько часов времени. Все новые данные уже озвучены, так что сейчас нет никакого смысла впустую терять время. Особенно, если учесть, что у каждого имеется масса работы.

Перед покоями меня догоняет Спашен, озадачивающий неожиданным вопросом.

— Вопрос — мне рассматривать те варианты заклинаний, которые предполагают большие потери среди гражданского населения?

Увидев моё лицо, мрачно добавляет.

— Пока у нас только такие. Если рассматривать те, которые могут использовать обычные маги, без подпитки мощью осколков.

Секунду подумав, пожимаю плечами.

— Если не будет альтернатив — принимай их в расчёт. Хотя, если будет такая возможность, то лучше обойтись без них, сам понимаешь. Завтра утром жду полный доклад о ситуации.

Тадеш кивает и с уставшим видом шагает дальше по коридору. Я же захожу в «свои» апартаменты и захлопнув дверь, подхожу к окну, бросая взгляд наружу. Невольно останавливаюсь на месте, наблюдая за площадью. Вроде мы уже победили Рэна, прикончили Палача и всё его окружение. Но на душе нет ровным счётом никакого ощущения победы. Исчезли противники, которых я считал максимально опасными, но на их место пришли другие. Может быть не настолько искусные, но уж точно не менее опасные.

Взять тех же республиканцев. Что я буду делать, если они смогут склонить на свою сторону население империи? Если провинции заполыхают мятежами? Обрушу на них мощь магии при поддержке верных солдат? Начну формировать корпуса из призванных и некроконструктов, занимая город за городом и пуская в расход тысячи людей, чтобы удержать под контролем занятые территории? Всё это звучит логично, но зачем всё это? Мне же не нужна власть. Всё, чего я хотел с самого начала, спокойно жить. Чтобы меня не трогали и дали как-то устроить свою жизнь в империи. А теперь готов лить кровь направо и налево.

Поморщившись, отступаю в сторону от окна и нашариваю в кармане пачку сигарет. Достав одну, закуриваю. Вот в самом деле? С одной стороны у меня есть мысли по поводу будущего устройства империи, которое на мой взгляд будет куда более справедливым, чем ранее. Как минимум, более комфортным для всех социальных слоёв населения. Не думаю, что в случае своей победы, республиканцы действительно попытаются организовать какие-то выборы. Эти парни наверняка настоят на установлении «временной» диктатуры, в целях предотвращения обратного переворота. А как известно, нет ничего более постоянного, чем что-то временное. Южане тоже не сильно лучше — каждый из монархов спит и видит, как увеличить свои владения до размеров империи. Они не смогут предложить людям ничего лучшего.

С другой стороны, благие намерения ведут во всем известном направлении. Я могу сколько угодно уверять себя, что пытаюсь сделать для жителей Норкрума что-то хорошее, но как на это посмотрят они сами, если в процессе борьбы за власть сгинет половина от уцелевшего населения? Терзают меня смутные сомнения, что при таком раскладе я получу пачку прозвищ похуже Морны, которую станут вспоминать с ностальгией.

В какой-то момент мысли и вовсе переключаются на то, чтобы покинуть столицу, убравшись подальше отсюда. Да, меня многие знают в лицо, но теперь у меня есть доступ к громадным массивам данных, а с учётом осколка не составит никакого труда изменить свою внешность. Взять с собой пару человек — Канса, Микку. Может быть виконта Мэно.

Вернувшись к двери, открываю её и приказываю гвардейцу найти всех троих. А вместе с ними привести Скэнса. Раз уж я собрался покинуть столицу, надо проинструктировать человека, способного влиять на разум окружающих. Последняя мысль почему-то задерживается в голове, вызывая странное раздражение. Но потом растворяется на фоне размышлений. К моменту, когда распахивается дверь и в кабинет, один за другим входят приглашённые, у меня уже имеется практически сформированный план действий. Вплоть до того, куда именно мы направимся и какое прикрытие себе обеспечим.

— Кирн, я тут задумался. А за каким рицером нам вся эта свара? Война, кровь. Мы разве ради этого всё начинали? Чтобы истребить всех оставшихся в живых подданных Норкрума?

Глянув на Канса, излагающего фактически мои же мысли, медленно киваю. Внутри снова появляется чувство странного раздражения, причину которого я на этот раз пытаюсь понять. А в кабинете тем временем появляется Скэнс. Остановившись около двери, вопросительно смотрит на меня и взмахом руки указываю на окно.

— Подойди, взгляни на этот город.

Призванный, недоумённо пожав плечами, шагает к окну. Когда оказывается вплотную к нему, я подхожу сзади.

— Я подумал. И решил покинуть столицу. Вместе со всеми, кого ты видишь в этом кабинете. Кроме тебя.

— Почему? В смысле, из-за чего ты не хочешь взять меня с собой?

Неопределённо хмыкнув, спускаю курок револьвера и рявкнувший в замкнутом пространстве выстрел бьёт по ушам.

— Думаю ты и сам в курсе.

Глядя на труп с разнесённым черепом, пошатываясь отступаю назад, чувствуя как боль долбит в виски. Обернувшись к гвардейцам, только что показавшимся в дверном проёме, поднимаю руку в успокаивающем жесте.

— Всё в порядке. Попытка небольшого государственного переворота. Успешно предотвращённая.

Впрочем, чтобы они закрыли дверь, приходится в буквальном смысле кричать. Да и то, подчиняются они не с первого раза — слишком уж странно всё выглядит. Уверен, сейчас ещё и Фосстона вызовут. Окинув взглядом остальных присутствующих, кривлю губы в саркастической усмешке.

— И никто из вас ничего не понял?


Глава 10


Первым реагирует Мэно, тоже кривящийся от головной боли. Глянув на труп Скэнса, встряхивается и проводит ладонью по лицу.

— Какого болотного рицера? Он залез к нам в головы? Зачем? Как?

Судя по выражению лица, шеф канцелярии вполне искренне не понимает, какая мотивация была у Скэнса. Если честно, я и сам до конца не осознаю, зачем призванному могло понадобиться влиять на нас. Вернее, некоторые предположения имеются, но вот удостовериться в их верности, теперь не выйдет.

— Он же не мог влиять на магов. Ставили ведь опыты в прошлый раз, когда разбирались с Болроном и у него ничего не вышло.

Рухнувший в кресло Канс трёт пальцами виски, морщась от боли. А я выдаю свой вариант ответа.

— Возможно смог как-то развить свой талант. В любом случае, факт остаётся фактом — пронырливый призванный почти вынудил нас убраться из города, бросив империю на произвол судьбы.

Теперь голос снова подаёт виконт.

— Возможно договорился с Рейтансом. Надо будет проверить его контакты.

На лице сама собой появляется скептическая гримаса.

— Как? Что-то мне подсказывает, Скэнс вполне мог поработать с памятью охраны. Или заставить их переключить своё внимание ещё каким-то способом.

Глава императорской канцелярии угрюмо кивает. А я пытаюсь понять, в какой момент призванный мог начать проворачивать свои фокусы. Пройдясь по цепочке своих решений, понимаю, что если он и пытался воздействовать на разум раньше, то делал это достаточно точечно. Хотя, скорее всего тренировался на ком-то ещё. Сомневаюсь, что Скэнс смог бы провернуть сегодняшнее, без практического опыта. У парня почти получилось обезглавить империю. Только вот зачем? Неужели хотел править сам, став серым кардиналом за спиной марионетки на престоле? В целом, у него могло получиться. Особенно, если учесть новые возможности по контролю над разумом.

Правда в эту схему никак не вписывается наша небольшая компания. Даже покинув Схердас, рано или поздно мы бы пришли в себя. И вернулись, с вполне понятными последствиями для организатора «переворота». Хотя… Скорее всего он и не думал оставлять нас в живых. Как и отпускать с осколками артефакта Схэсса.

Скрипит открывающаяся дверь и на пороге появляется фигура Фосстона, за спиной которого маячат гвардейцы. Шагнув вперёд, офицер хмуро оглядывает нас, задержав взгляд на теле Скэнса. Два и два он складывает практически сразу.

— Пытался залезть в голову?

Получив от меня молчаливый кивок, кривит губы в ухмылке.

— То-то я каждый раз забывал доложить о потенциальной угрозе в ближайшем окружении. Постоянно мысль вылетала из головы.

После этих фраз понимаю, что мои собственные мысли о перезаключении контракта со Скэнсом тоже постоянно ускользали. За последнее время я ни разу не вспомнил о призванном с мощным магическим талантом, позволяя ему оставаться полностью свободным в своих действиях. Видимо не зря остальные так остро реагировали на цейрека — была у их поведения какая-то логическая база.

Тряхнув головой, отгоняю в сторону мысли о мотивах Скэнса. Угроза ликвидирована, а чем там руководствовался призванный — дело десятое. Конечно, если это не связано с нашими врагами.

— Всё, хватит. У нас и без этого мёртвого идиота полно дел. Мэно — усиль контроль над Рейтансом. Смени охрану на свежих бойцов и проверь всех старых солдат на предмет вмешательства в их разум. Такую же процедуру проведи со всем персоналом дворца и лейб-гвардией. Плюс, со всеми магами, что сейчас под началом Спашена.

Медленно кивнувший виконт, внезапно озвучивает предположение.

— А если он и стоит за всем этим? В руках Тадеша сосредоточена ценная информация. В подчинении десятки магов, связанных присягой. И мы не можем проверить, что именно он заложил им в голову. Убрать вас и бывший наследник восточного княжества становится одной из ключевых фигур в империи. Как минимум, одним из кандидатов на роль канцлера. Или вовсе — местоблюстителя престола.

На момент задумываюсь над его словами, но через секунду отрицательно качаю головой.

— Если рассуждать в таком ключе, то подозревать можно кого угодно. Да и Тадеш не давал пока повода в себе сомневаться.

Виконт мрачно усмехается.

— Как и этот призванный. Более того — он не раз нам помогал. А потом попытался прикончить.

Доля истины в его словах есть. Но если начать мыслить в таком ключе, то легко перейти к охоте на ведьм, которая ничем хорошим точно не закончится. Конечно, по-хорошему надо было бы оставить Скэнса в живых, чтобы допросить. Но я совсем не уверен, что у меня вышло бы это сделать. На тот момент, всей силы воли хватило только на то, чтобы достать револьвер и спустить курок. Сомневаюсь, что вышло бы сохранить контроль на достаточно долгий промежуток времени, даже ранив цейрека. А если предположить, что в его арсенале было что-то помимо обычной «промывки мозгов», то всё это и вовсе могло закончиться крайне плохо.

Все удаляются ещё через несколько минут. Расследование инцидента ложится на плечи Мэно, который должен убедиться, что в произошедшем не замешан Рейтанс или какие-то фигуры из моего ближайшего окружения. Остальные возвращаются к своей текущей работе. Завтра нас по-прежнему ждёт атака на армию южан. Да и помимо этого задач хватает — как чисто военного характера, так и «гражданских».

Когда гвардейцы выносят тело из кабинета, а один из магов нотной комбинацией убирает кровь, я наконец остаюсь один. Опустившись в кресло, делаю глоток горячего сорка, машинально проверив его комбинацией, обнаруживающей яды и погружаюсь в раздумья. Какая вероятность того, что призванный действовал по своей инициативе? Если подумать, то в принципе он мог рассчитывать на успех в полном одиночестве. Хотя, тут есть ещё вопрос по поводу конечной цели. Но если задачей был приход к власти, то ему достаточно было держать под контролем несколько ключевых фигур. И принимать личное участие в дипломатических переговорах, занимая к примеру должность советника. Принимая во внимание его способности, это открыло бы путь к практически неограниченной власти и влиянию.

Хмыкнув, качаю головой. Всего один призванный с особым магическим даром и всё чуть не пошло прахом. Да, у нас есть осколки, дающие громадную, я бы сказал неимоверную мощь. Но вот мы ведём себя, как дикари с ядерной дубиной. Могу поспорить, будь такая сила в руках магов прошлого, они бы уже разнесли в клочья всех нашх противников.

От размышлений отрывает звук открывающейся двери. Появившийся в проёме вестовой, мгновение мнётся, но потом всё-таки заходит внутрь.

— Виконт Мэно просит Ваше Императорское Величество прибыть к покоям, где содержится Рейтанс.

Поднимаясь из кресла, уточняю.

— Что-то произошло?

Тот быстро кивает и снова на секунду заминается.

— Южный монарх мёртв.

Замерев на месте, вопросительно смотрю на солдата и он пожимает плечами.

— Я не знаю, что произошло, Ваше Императорское Величество. Виконт ждёт вас.

Выматерившись про себя, отставляю в сторону чашку горячего напитка и вылетаю в коридор. Спустя несколько минут уже появляюсь в холле, за которым расположены апартаменты, выделенные Рейтансу. Десяток солдат отдаёт воинское привествие и я взмахиваю рукой, проходя к двустворчатой двери, из-за которой доносятся приглушённые голоса. Когда оказываюсь внутри, становится понятно, что на самом деле разговор идёт на весьма высоких тонах. Просто у помещения очень хорошая звукоизоляция.

— Он погиб в вашем дворце! Рядом не было никого кроме меня и я уж точно уверена, что не травила его! Зачем?! Зачем вы убили моего короля?!

Разъярённая спутница монарха орёт на Мэно, который ледяной статуей замер на месте. Завидев меня, снова набирает воздуха в лёгкие, готовясь к новой порции воплей и я действую на опережение.

— Заткнись! Не мы убили Рейтанса. Пусть даже в это сложно поверить. Каких-то пятнадцать минут назад меня вместе с канцлером и шефом императорской канцелярии тоже попытались отправить на тот свет. Забавное совпадение, правда?

Та закрывает рот и задумчиво морщит лоб, я подхожу ближе, окидывая взглядом труп монарха. Тело, вывернутое судорогой, застывшая на лице гримаса боли — его смерть точно не была лёгкой. Поворачиваю голову в сторону Мэно.

— Как его убили?

Несколько секунд генерал молчит. Потом бросает косой взгляд в сторону девушку и неохотно признаётся.

— Пока неизвестно. Сейчас прибудут мои маги — попытаются найти причину смерти. Но…

Чуть поколебавшись, всё-таки продолжает.

— Охрана не могла пропустить отраву — все блюда проверяются. Применения магии тоже не зафиксировано, ни один из сигнальных артефактов не сработал. У меня есть предположение, но сами понимаете, проверить его будет сложно.

Переведя взгляд на девушку, напрягаю память, пытаясь вспомнить её имя, но оно напрочь оттуда вылетело. Слишком много информации уложилось в череп за последнее время. Или она вовсе его не называла.

— У Рейтанса не было странностей в поведении? Особенно в последние сутки?

Наложница с некоторым сомнением пожимает плечами.

— Был…один момент. Он стал часто говорить о необходимости тесного союза с империей. Вплоть до военной коалиции и помощи с подавлением мятежа на вашей территории. Такого раньше за ним не водилось.

Интересно было бы узнать, какие планы были у монарха раньше, но сейчас основной вопрос не в этом. Тем более Рейтанс уже мёртв.

— То есть он неожиданно стал думать о том, как помочь империи решить её внутренние проблемы? Ценой своих собственных позиций на юге.

Прикусившая губу девушка кивает и с подозрением уточняет.

— Так кто его убил? И как?

Момент раздумываю, но потом всё же решаю ответить. Нам важно сохранить лояльность соратницы Рейтанса. И по возможности, остальных его советников.

— Цейрек из призванных, обладающий возможность вторгаться в разум. Он же пытался прикончить меня и моих людей. Не знаю, что точно он сделал с разумом короля, но видимо что-то пошло не так. Или он зачем-то поставил «предохранитель» на случай своей смерти. В любом случае, я почти на сто процентов уверен, что смерть Рейтанса связана со Скэнсом.

Девушка хищно скалится.

— Где он? Этот Скэнс?

— Мёртв.

На несколько мгновений устанавливается тишина. Первым её нарушает Мэно.

— Теперь, когда Рейтанс мёртв, мы можем рассчитывать на соблюдение старых договорённостей?

Какое-то время она молчит, разглядывая нас.

— Раэль ещё не в курсе случившегося. Но узнает об этом, как только выйдет на связь.

Мэно скептически хмыкает и девушка объясняет.

— Специальный артефакт, который позволяет ему проверять состояние короля, если находится поблизости от мага, с которым идёт беседа. Двухкомпонентный — одна часть у Раэля, вторая у Рейтанса. Была у Рейтанса.

Сразу же уточняю.

— И как он отреагирует? Ты же понимаешь, что нашей вины в гибели короля нет.

Теперь настаёт её черёд усмехаться.

— Вы должны были обеспечить его безопасность. А вместо этого проморгали заговор у себя под носом и допустили убийство единственного союзника.

Медленно кивнув, парирую.

— При этом едва не погибли сами. И если уж на то пошло, часть моих людей считает, что Скэнс был не сам по себе, а заключил соглашение с Рейтансом. Это бы объяснило «предохранитель» на случай гибели призванного. Никто не станет убивать партнёра по заговору, если это однозначно прикончит его самого. Так что у нас есть основания подозревать самого монарха в нарушении договорённостей.

Девушка с показной беззаботностью пожимает плечами.

— Даже если так, выдвигать эти претензии некому. Конечно, если вы вдруг не считаете виновной меня.

Идея надо сказать, не лишена смысла. Но если говорить честно — я сильно сомневаюсь, что Скэнс и правда мог скооперироваться с южным королём. Сделать ставку на союз с южанами, которых ненавидят все жители империи, это откровенная глупость. А цейрек точно не был дураком. Даже обладая возможность точечного воздействия на разум людей, нельзя взять и свести вместе две части континента, которые враждовали столетиями. Особенно в разгар войны. Вот использовать их правителя в качестве своего рода резервной возможности — да. Но не делать его основным вариантом.

— Сейчас нас интересует наша договорённость. У Рейтанса же есть наследник? Мы можем включить его в сделку?

Спутница погибшего монарха опускается в кресло.

— Наследник есть. И даже не один. Король не составлял завещания. Чтобы ни у кого не было слишком веской причины для его убийства.

Молча смотрю на неё, ожидая продолжения и девушка действительно начинает излагать дальше.

— Могу сказать, что я согласна продолжать, даже без Рейтанса. Второй раз такого шанса нам не выпадет. Что касается Раэля…думаю, он тоже согласится со мной. Правда провернуть всё будет несколько сложнее — сначала надо очистить путь к престолу для нужного нам человека. И только потом обьявить о смене монарха. До этого момента, Рейтанса должны считать живым.

Занятный подход. Но это уже их внутреннее дело. Король окружил себя мощными фигурами, чтобы обезопаситься от угрозы со стороны наследников. И сейчас эти самые фигуры собираются проредить ряды королевской семьи, чтобы престол занял нужный им человек. Не факт, что их бывший правитель был бы рад такому раскладу. Но сейчас он мёртв. А от позиции этой парочки зависит, будут у нас завтра точные координаты целей или нет.

Определившись, озвучиваю своё решение.

— Тогда свяжись с ним и обсуди ситуацию. Нам нужно знать, с нами вы или нет.

Чуть помедлив, девушка интересуется.

— А если нет? Вы убьёте меня?

Тяжело вздыхаю.

— Нет. Ты отправишься домой. А у нас не останется иного выбора, кроме как ударить по югу всем, что у нас есть. И поверь — план Рейтанса с точечными ударами по армейским частям, покажется крайне гуманным вариантом на фоне истребления миллионов людей и превращения южных королевств в пустыню.

Последнее, это безусловно преувеличение. Но девушка об этом не знает. К тому же, в теории мы действительно можем опустошить территорию юга. Достаточно нескольких диверсантов с убойным вирусом и население королевств будет обречено.

Не знаю, что именно из моих слов действует, но эффект я наблюдаю своими глазами — спутница короля берётся за артефакт связи и пробивается к Раэлю. А спустя четверть часа заявляет, что они согласны. По сути, сейчас заключается новая договорённость. Условия те же самые, но к ним добавляется ещё одно — империя официально признает правителем юга человека, на которого укажет эта пара. И не станет вести переговоры с любым из возможных противников. Похоже, теперь в их расчётах появился вариант с гражданской войной и открытым противостоянием. Что в целом логично. Одно дело — обладающий авторитетом старый монарх и совсем другое, кто-то из его наследников.

Как бы там ни было — завтра у нас должны быть точные координаты наступающих южных армий. Потом… Посмотрим, как развернётся ситуация. Я не собирался атаковать войска наших «союзников», но в любом случае стоило наблюдать за развитием ситуации на юге. Если выйдет оставить их в расколотом и враждующем состоянии, это позволит обезопасить империю на долгие годы. А то и навсегда.

Оставив южанку, перемещаюсь в штаб, где принимаю доклад у Кравнеца, уже начавшего отправку войск в «спорные» провинции. Собственно всё время до глубокой ночи проходит в сплошных совещаниях и переговорах. Хёрдисы и остальные аристократы настойчиво требуют помощи престола, руководство провинций желает преференций для себя лично, вольные города намекают на пересмотр договоров. Каждый хочет выжать из ситуации максимум. Безусловно в этом есть и плюсы — теперь всё дворянство империи дружно сплотилось вокруг нас и готово сражаться. Кравнец в тесной связке с Корвэллой и Мэно уже занялся формированием лояльных нам отрядов из аристократов. Как на контролируемой нами территории, так и в провинциях, которые пока колеблются. Осталось только грамотно распорядиться этим ресурсом.

К ночи выматываюсь настолько, что отключаюсь прямо в кресле. Просыпаюсь от звука открывающейся двери и машинально хватаюсь за оружие — во сне меня как раз пытался прикончить неизвестный, с лицом скрытым туманом, которого не видел никто кроме меня. Поэтому, едва не всаживаю пулю в опешившего от такого приёма Тадеша. Да ещё и пара гвардейцев за его спиной, тоже настороженно поднимают винтовки, увидев мою реакцию. Расслабляются только после отданного приказа. А сам Спашен тяжело опускается в другое кресло и вперивает в меня взгляд красных от бессонницы глаз.

— Кажется я нашёл решение. Даже несколько.


Глава 11


Перед тем, как Тадеш начинает излагать, прошу принести нам две чашки сорка. Бодрящий напиток пригодится сейчас каждому из нас. Когда его приносят и мы делаем по глотку, приглашающе взмахиваю рукой и Спашен начинает говорить.

— Первый и самый простой вариант, это «иссушающее облако». Нотный комплекс изменяет ландшафт, превращая его в раскалённую пустыню. Требует предварительной подготовки в плане подготовки артефактов, но мои люди должны справиться. Минусы — заклинание не уничтожит механоидов, некроконструктов и часть химер. Плюс, от него относительно легко защититься при помощи магии. Но основную массу солдат прикончить выйдет.

— А если маги прикроют их от удара?

Парень отрицательно качает головой.

— Слишком затратно. Если у них под рукой не будет мощных артефактов, то ничего не получится. Вот самих себя, они скорее всего смогут защитить. Не более того.

В целом он прав. Единственное «но» — наличие некроконструктов и механоидов, может обеспечить необходимое количество бойцов для поддержки магов. Хотя, если мы выкосим все пехотные соединения, то уцелевшие маги будут представлять уже не такую серьёзную опасность. Конечно, если не решат мстить.

— Какие ещё варианты?

Тадеш со вздохом трёт пальцами виски.

— «Зыбучие пески». Ударный комплекс полевой магии, с регулируемым масштабом. Если выкрутить на максимум, то мы сможем утопить всю армию в жидкой земле. Вот крылатые химеры, драконы и опять же маги, скорее всего уцелеют. Фактор неожиданности наверняка позволит уничтожить кого-то из них, но какая-то часть точно уцелеет.

Сделав паузу, продолжает.

— Подготовки почти не потребуется, за исключением создания артефактов-накопителей. Но само заклинание не настолько простое, как первое. К тому же групповое — магам понадобится время, чтобы отладить взаимодействие.

Открываю рот, чтобы уточнить, сколько человек нужно для первого варианта, но Спашен уже озвучивает это сам.

— Для «иссушающего облака» понадобится всего один человек. Заклинание ресурсозатратное, но несложное. Опытный одиночка может справиться.

Встряхнувшись, делаю ещё глоток сорка.

— То есть ни один из этих комплексов не гарантирует полного уничтожения противника?

Парень тяжело вздыхает.

— Да. Но зато они позволят ударить разом по всем частям южан. Полностью синхронно. У нас хватит людей, чтобы укомплектовать нужное число ударных групп.

— Есть же ещё и третий вариант?

Бывший однокурсник кивает.

— Там всё куда сложнее. Мы обнаружили нотный комплекс «танец душ» и смогли разобраться в механике его работы. Накрывает большую область, воздействуя на разум всех живых существ. Пережить удар смогут только самые примитивные конструкты. Все, кто обладает более или менее развитым сознанием, погибнут. Как и все люди. Защититься в теории можно, но не думаю, что южанам известны подобные заклинания. Даже моя группа пока отыскала только пару защитных комбинаций и не успела их толком изучить.

— В чём подвох?

— Сложность. На каждое заклинание требуется группа из троих магов. Одна критическая ошибка и все трое превратятся в имбицилов.

Хмыкнув, проясняю ещё один момент.

— А воздействие на тех, кто окажется в зоне поражения?

— Полное уничтожение рассудка. Технически они возможно останутся в живых, но их память, навыки и сама возможность мыслить, будут стёрты.

Эффективно, не поспоришь. Если первые два комплекса выглядят, как магия какого-то народа из пустыни, то этот больше похож на что-то высококлассное. Сделавший солидный глоток сорка Тадеш, добавляет.

— Есть ещё несколько вариантов, но они ещё более сложные, либо требуют громадных затрат энергии. Если наши планы не изменились и удар будет нанесён сегодня, то ни один из них не подходит.

Откинувшись в кресле, какое-то время раздумываю.

— Третье заклинание. Как думаешь, сколько магов смогут им заняться?

Судя по тому, что отвечает он без малейших раздумий, этот вопрос в голове Тадеша уже возникал.

— За такой короткий срок — не больше десятка. То есть три ударные группы. На все цели точно не хватит.

— А что с двумя первыми?

— «Иссушающее облако» смогут освоить многие. На мой взгляд, человек тридцать-сорок точно наберётся, если брать лучших с курсов переподготовки и тех, что связаны присягой. И чуть меньшее количество сможет освоить «пески».

Прогоняю в голове несколько вариантов, после чего озвучиваю предложение.

— Что, если ударить третьим комплексом по наиболее важным целям, а остальные накрыть более простыми заклинаниями? Для этого хватит людей?

На десять секунд Тадеш погружается в свои мысли, а потом медленно кивает.

— Должно хватить. Мне начинать подготовку?

— Вместе с Кравнецом. Отберите магов, разбейте их на команды и поставьте задачи. Пусть немедленно приступят к делу.

Когда уроженец восточного княжества покидает комнату, думаю о том, что Мэно всё-таки в чём-то прав. В руках Спашена сосредоточилась действительно немалая власть. Особенно, если учесть личную привязку к нему магов при помощи присяги. Да, сейчас такая ситуация больше нагружает его работой, чем даёт какие-то преференции. Но когда империя вздохнёт спокойнее… Не мешало бы чем-то его уравновесить.

Впрочем, всё это точно потом. Бюрократические интриги во время военных действий редко заканчиваются чем-то хорошим. Сейчас стоит озаботиться планированием сегодняшней атаки. В конце концов, Тадеш многим мне помог. И не раз доказывал свою лояльность.

Допив сорк, окончательно прихожу в себя и приступаю к делам. Первым делом нахожу Спашена, который вместе с Кравнецом занимается формированием боевых групп из магов. Как выясняется, людей у нас более чем достаточно. Что позволит в нескольких случаях отработать по целям сразу двумя «пустынными» комплексами. И сильно увеличить вероятность серьёзных потерь у противника.

Здесь же вырисовывается и ещё один вопрос — транспортировка. Во время обсуждения вариантов открытия порталов, один из офицеров Кравнеца предлагает использовать гвардейских драконов. У нас целое крыло, которое хорошо подготовлено. Каждый из наездников сможет взять с собой ещё по одному человеку, доставив их на место.

Изначально идея кажется неплохой. Но потом я представляю себе насколько удобными мишенями окажутся громадные звери, зависшие в воздухе и отказываюсь от неё. Вернее это делает ещё сам генерал, зачитавший подчинённому небольшую лекцию на тему диверсионных действий. Как итог — сходимся на том, что порталы надо открыть в стороне от координат, которые укажут нам «союзники». Основная задача — обеспечить незаметность магов до того момента, как начнут действовать заклинания.

Когда заканчиваем с формированием наших «штурмовых групп», наступает черёд визита к бывшей наложнице Рейтанса. До последнего момента ожидаю подвоха, но к моему удивлению всё проходит гладко — она просто вручает мне размеченную карту на которой указано текущее положение всех частей южной армии. Отдельно отмечены две группировки, сформированные из солдат королевства Кайрол, которые трогать не надо. Выходит, нам нужно накрыть ударами десять армейских групп, в каждой из которых от пятидесяти до семидесяти тысяч солдат.

При этом, одна из «мишеней» является наиболее важной — группировка, с которой находится штаб южной коалиции. Монархи, начальники штабов, высшая аристократия и даже несколько наследников — все они сосредоточены там.

Если верить словам девушки, которая в этот раз всё же называет своё имя — Айвери, южные маги неплохо подготовлен. Но сложные атаки отразить не смогут. Само собой я не говорю напрямую, какие заклинания будут использованы для атаки. Но если верно читаю между строк, то собеседница не считает военных магов королевств способными на эффективное сопротивление.

Буквально сразу после того, как данные отправляются к Кравнецу, который занимается координацией всей операции, меня находит вестовой посланный Кансом. Очередное срочное совещание. На этот раз по поводу снабжения войск и гражданского населения. В столице имелись немалые запасы провизии. Но после всех разрушений, что обрушились на Схердас, от них не осталось и двадцати процентов. А учитывая, что мы теперь кормим многочисленную армию, надолго этого не хватит. Торгово-экономические связи нарушены — компании, которые раньше занимались скупкой у крестьян урожая и его перепродажей, сейчас опасаются вкладывать во что-то деньги. Каждый, кто располагал какими-то ресурсами, сделал всё, чтобы обратить их в звонкую монету. А вот кормить людей нам по-прежнему надо.

Рассчитывать на то, что всё образуется само собой, к сожалению не приходится. Так что решаю пока опереться на предложение правительства — сформировать имперские компании, которые займутся скупкой продовольствия у крестьян. Не хочется поручать это дело бюрократам — там, где государство влезает в экономику, моментально расцветает коррупция, а эффективность падает в разы. Но в качестве временной меры такой ход подойдёт. Тем более, что альтернативных решений я не вижу.

Следом попадаю ещё на одно собрание. Теперь о внутренней безопасности. Здесь новости более положительные — Мэно докладывает, что полсотни человек из числа сочувствующих республиканцам не пережили эту ночь. А ему удалось создать работающую базовую инфраструктуру подполья на территории, охваченной мятежом. Не только на западе и в центре империи, но и на севере. Судя по донесениям, которые оттуда поступают, сёстры Схэсс и правда приложили руки к восстанию. Если какая-то часть функционеров новой власти и их солдат ведут себя, как и предполагалось — стараются обогатиться и использовать мятеж для социального трамплина, то вот другие напоминают отмороженных фанатиков, готовых убивать по малейшему поводу.

Судя по всему, сёстры планировали развернуть на севере мощную армию, в которую массово вербовали гражданских. С их возможностями контроля разума, заставить вчерашних обывателей надеть форму и сражаться, было несложно. Хорошая новость в том, что основную массу своих бойцов они увели к Скэррсу, где те и погибли. Но вот немногие оставшиеся, стали верной опорой республиканцев. Парни с винтовками и промытыми мозгами, готовые убивать кого угодно по приказу командования, это идеальная пехота. По предварительной оценке виконта, таких на севере насчитывается не меньше пятнадцати тысяч. Сейчас они распылены по разным городам, но нельзя исключать, что эти солдаты станут костяком для новой армии, которую пытается сформировать республиканское правительство.

Радует, что на западе дочери Рэна отметиться не успели. Там власть мятежников держится только на силе штыков и убеждениях в том, что вот-вот наступят лучшие времена. Плюс, они вовсю используют ненависть определённых слоёв населения по отношению к аристократам. Правда это уже успело выйти им боком — по сообщениям агентов Мэно, после волны погромов, которая унесла жизни нескольких тысяч дворян и членов их семей, сторонники республиканцев из низших социальных слоёв пошли дальше. Убийства буржуа разного калибра, от владельцев заводов до простых лавочников стали обыденным явлением. Чем отчасти и обусловлены успехи виконта в деле формирования подполья. По его словам, в провинциях хватает сторонников престола, готовых взять в руки оружие. Для полноценного переворота маловато. Но вот для диверсионных действий или восстания при подходе имперских войск более чем достаточно.

Правда есть одно «но» — в верхушке мятежников наблюдается борьба за власть между «старыми республиканцами» и лидерами радикалов, которых по сути выдвинула толпа. Вторые пока опасаются слишком напирать, но по мере роста численности сторонников, вполне могут перехватить бразды управления. Тогда провинции захлебнутся в крови, а мы лишимся всей своей агентуры.

Рекомендации Мэно вполне очевидны — сразу после разгрома южан, ударить по мятежникам. Правда конкретных предложений у него нет. Массовые заклинания точно не подойдут — мы не можем истреблять подданных империи в промышленных масштабах. А по другому при атаке на город, не получится.

Дальше следует ещё несколько встреч и совещаний, которые сжирают не меньше двух часов времени. А как только я наконец возвращаюсь к себе, чтобы влить в организм ещё чашку сорка и чем-нибудь перекусить, появляется вестовой от Кравнеца — маги готовы начать действовать. Генерал ждёт моего подтверждения, чтобы дать команду о начале операции.

Чтобы добраться до участников атаки на южан, приходится покинуть здание, выйдя во внутренний двор дворца, со всех сторон окружённый стенами. Окинув взглядом разбитых на группы магов, подхожу к командующему.

— Я отправлюсь с группой, которая накроет штаб южан.

На лице мужчины появляется выражение недовольства.

— Зачем? Это риск, Ваше Императорское Величество. Господин Спашен заверил меня, что все маги готовы и не подведут. Вам нет никакой нужды лично принимать участие в сражении.

С усмешкой качаю головой.

— Принимать участие я и не собираюсь. Вот посмотреть на происходящее и выступить в качестве страховки, да. Уничтожение самих королей и их начальников штабов, крайне важный момент. Плюс, с ними наверняка будут и самые сильные маги юга. Если они всё-таки смогут дать отпор нашим людям, я задействую осколок.

Кравнец скептически хмыкает.

— Не хочу умалять ваши возможности в бою, но вы император, а не армейский маг. Живым и на престоле вы куда более ценны. Просто представьте, что какая-то деталь плана пойдёт не так и Норкрум лишится правителя. Как думаете, сколько времени пройдёт, прежде чем разные части нашей армии сцепятся между собой? День? Два?

Мрачно вздохнув, одёргиваю военного.

— Не стоит забывать, с кем ты говоришь. И я не собираюсь там погибать. Всего лишь хочу лично убедиться, что вражеское командование отправилось на тот свет.

Крыть ему больше нечем, так что офицер молча поднимает руку к козырьку фуражки и отступает назад. А вот за моей спиной неожиданно слышится голос Микки.

— Если ты отправляешься туда, то я иду с тобой.

Отрицательно машу головой.

— Ты нужна здесь. Для такой же задачи — если у одной из групп что-то пойдёт не так, как планировалось, ты задействуешь артефакт Схэсса и разберёшься с возникшей проблемой.

Призванная морщится.

— Кого ты тогда возьмёшь? Своих гвардейцев? Если кто-то из южан сможет противостоять «танцу душ», то они его не остановят.

— Зато его смогу остановить я. Это приказ, Микка. Ты нужна мне здесь.

Девушка явно недовольна, но хотя бы прекращает со мной спорить. Тоже отходит в сторону, о чём-то заговорив со Спашеном. Да, возможно не стоит лично отправляться на поле боя. Но с другой стороны… Хотя, не стоит обманывать самого себя. Я просто хочу своими глазами увидеть, как сдохнет командный состав армии противника и проследить, чтобы всё прошло, как надо. К тому же серьёзной опасности там не ожидается. Удар будет нанесён со стороны, без прямого контакта. И скорее всего застанет южан врасплох.

На протяжении следующих пятнадцати минут магов ещё раз прогоняют по инструктажу. Тадеш хочет быть уверенным, что никто из них не совершит ошибку во время боя. Наконец парень даёт отмашку и те приступают к открытию порталов. Срабатывают, как надо — все десять открываются практически синхронно и в них немедленно устремляются наши бойцы. Дождавшись, пока все трое из состава «моей» группы пройдут вперёд, шагаю следом за ними.

Мир, уже вполне привычно скрывается за серой пеленой, а потом я оказываюсь на небольшой лесной поляне, где развернулось весьма живописное действо. Два десятка смуглолицых пехотинцев в форме песочного цвета, употреблявших здесь алкоголь, ошарашенно пялятся на своих «гостей». Наши же маги в некотором замешательстве разглядывают солдат. Их готовили к тому, чтобы немедленно ударить мощной магией, уничтожив десятки тысяч людей. А не столкнуться лицом к лицу с противником.


Глава 12


Первая мысль, которая проскакивает в голове — подстава. Вторая — пора как-то разрешать ситуацию. Тройка магов так и замерла в ступоре. Достаточно кому-то их этих бойцов выстрелить или ударить нотной комбинацией и наш план с внезапной атакой, окажется под серьёзным вопросом.

Идея приходит в голову практически сразу. Не знаю, для чего в лес послали взвод солдат, но они явно не слишком чётко следовали приказу. Конечно, если им не отдали команду расслабиться и накачаться алкоголем. Взгляд скользит по нехитрой солдатской закуске, а сознание уже запускает айван. После применения при обороне Скэррса, управляться с ним стало куда проще. Без всяких препятствий, дотягиваюсь до хлеба в желудках бойцов противника и буквально через мгновение они уже валятся на землю. Несколько человек успели вскинуть винтовки, но к счастью выстрелов не прозвучало. Похоже парни были ошарашены ситуацией ничуть не меньше нас.

Прохожусь магическим талантом по окрестностям и поняв, что в ближайший «материал» фиксируется на расстоянии лиги, вырубаю айван. Рискну предположить, в организме каждого военного должен присутствовать хлеб. В конце концов, он важная часть армейского рациона. А раз так — значит поблизости нет других южан.

Маги уже приступают к подготовке удара, а я с трудом удерживаюсь от желания взяться за артефакт связи. В нашем случае, ошибка была не такой критичной и её быстро разрешили. Но совсем не факт, что у остальных групп всё получилось точно так же. Но пока нельзя — мой выход на связь могут обнаружить. Мы и так здорово рискуем, разворачивая мощный нотный комплекс под боком у противников и открыв здесь же портал. Но это хотя бы колебания магического фона, которые южанам должны быть незнакомы. По крайней мере, мы на это надеемся. Чтобы нас обнаружить, нужен живой маг, который задействует профильную нотную связку и будет отсматривать магический фон. Вероятность чего невелика. Скорее всего анализ фона отдан на откуп артефактам, в которые заложены готовые схемы, по которым те и работают. И на нас среагировать не должны.

А вот на артефакт связи — однозначно среагируют, как положено. На это могут и не обратить внимания, решив, что в лес забрёл кто-то из своих магов. Но есть вероятность и противоположного расклада. Поэтому приходится себя сдерживать, наблюдая за ударной группой.

Та вовсю погрузилась в работу. Позиции противника совсем рядом — простенькая поисковая комбинация, оказывающая минимальное воздействие на магический фон, показала наличие поблизости большого скопления людей, которые и являются нашей целью. Где-то среди них — южные монархи и их генералы. Плюс, цвет аристократии семи королевств.

Надо отдать нашим магам должное — на весь подготовительный этап у них уходит всего около пяти минут. Не знаю, сколько времени они потратили на тренировки, но работают слаженно. Как будто сотни раз проделывали то же самое и в таком же составе.

В момент, когда они пускают в ход первые нотные связки, я тоже приступаю к делу. Короткой комбинацией беру под контроль пролетающую мимо птицу. Хочется обеспечить себе визуальный контакт.

Подняв зачарованное животное повыше, получаю обзор на полевой лагерь армейской группировки. Пока они ещё не поняли, что именно происходит. Только почувствовали целенаправленное магическое воздействие, которое зафиксировали всё те же артефакты. Я вижу фигурки солдат, которые мчатся к своим позициям. В воздух поднимаются крылатые химеры, а где-то в центре лагеря готовятся к подъёму драконы. В нескольких десятках мест поднимаются щиты — от универсальных, до многослойных, основанных на стихиях. Маги стараются прикрыть наиболее важные цели, готовясь к масштабному удару. Только они ещё не подозревают, с чем именно им придётся столкнуться.

Нотный комплекс начинает работать секунд через двадцать. К тому моменту, в воздух уже поднимаются первые драконы и один из них, оказавшийся самым быстрым, успевает выйти за пределы действия заклинания. Серый с синим отливом купол отсекает его от всех остальных и какое-то время наездник явно не понимает, что ему делать. Этого хватает, чтобы дотянуться до него айваном. Оставшийся без управления боевой зверь продолжает рассекать воздух, но без направляющей его человеческой воли, он не опасен, если его не тронуть первым.

Остальные наездники пытаются прорваться — на купол, что раскинулся в воздухе, охватывая весь лагерь, обрушиваются потоки драконьего пламени и боевые заклинания. Защита просто пропускает их, даже не пытаясь остановить. Тогда один из «всадников на драконах» решает попытаться преодолеть её. Спустя несколько мгновений, его зверь уже несётся в сторону, жутко и пронзительно завывая. Нет, он не ранен. Но вот разум… Сейчас мозги дракона и его наездника должны буквально сплавиться.

Обезумевший зверь выпускает мощную струю пламени, атакуя своих же солдат. Южане реагируют практически сразу — вышедшего из под контроля дракона сбивают его же сородичи, которые пока ещё находятся под управлением. людей. Громадная обугленная туша падает вниз и катится по земле, превращая в месиво не меньше сотни палаток.

В этот момент начинается основная фаза нотного комплекса и всем южанам становится не до упавшего дракона. Во-первых, потому что теперь в небе носится с десяток таких же безумных зверей. А во-вторых, по той простой причине, что заклинание бьёт по разума всех, кто оказался в лагере. Люди, драконы, химеры, разумные механоиды.

Первые секунд десять солдаты и конструкты в своей основной массе пытаются сопротивляться давлению на мозги. Некоторые падают на землю, другие стоят обхватив голову. Третьи просто бегут к стене купола, видимо думая, что смогут её пересечь. Потом ситуация одномоментно ухудшается. Надо признать, такого эффекта я не ожидал — судя по описанию Спашена, нотный комплекс должен был просто выжечь их разум, разрушив тот до основания. Но вместо этого, заклинание по сути вводит людей в одно из крайних состояний — либо запредельная агрессия, либо полная апатия.

Часть солдат и офицеров буквально набрасывается друг на друга. Некоторые при этом пускают в ход огнестрельное оружие, другие орудуют руками и ногами. Не отстают и маги — я вижу вспышки сотен используемых заклинаний, подавляющее большинство из которых боевые. Судя по темпам и размаху насилия, эти парни перебьют друг друга буквально за несколько минут. Включая тех, кто не принимает участие в «празднике жизни», просто завалившись на землю и свернувшись клубком.

Отдельно наблюдаю за щитами, которые установлены в разных частях лагеря. Под некоторыми из них точно скрываются самые важные цели. Надо отметить — отдельные держатся достаточно долго. Возможно у этих магов есть какие-то артефакты, защищающие их разум. У меня даже возникает предположение, что у кого-то получится уцелеть и тогда придётся нанести повторный избирательный удар, чтобы ликвидировать оставшихся. Но очень скоро и защита самых стойких начинает гаснуть. Один за другим, магические щиты просто исчезают из виду. В конце концов, на территории лагеря не остаётся ни одного мага, который смог бы удержать активную защиту.

А к этому моменту, там почти не остаётся и людей. По крайней мере таких, что могли бы предпринять какие-то осознанные действия. Теперь все выжившие распластались на земле. Некоторые порой пробуют принять вертикальное положение, но выходит это у них, из рук вон плохо. Если быть до конца точным, то совсем никак.

Управляя птицей, постепенно облетаю лагерь по периметру, убеждаясь, что там не осталось людей, которые сохранили бы разум. В какой-то момент приходится уводить животное в сторону — один из магов, чудом оставшийся на ногах, бьёт мощной нотной комбинацией, выпуская в воздух настоящее море пламени. Правда ещё в процессе всё-таки падает вниз, начав биться в конвульсиях.

К моменту, когда ударная группа заканчивает работу комплекса, внутри лагеря не остаётся никого, кто мог бы представлять опасность. «Танец душ» оказался куда более жёстким заклинанием, чем я предполагал. Я бы сказал, весьма эффективным и убийственным. Три десятка таких штурмовых групп на линии фронта и любая война будет выиграна. Конечно, если у противника не окажется защиты против этого нотного комплекса.

Когда серо-синеватый купол бесследно растворяется в воздухе, на территории лагеря не движется ни один человек. На всякий случай я облетаю его птицей ещё раз, но так и не фиксирую движения. Вот за его границами оно имеется — к границам уничтоженной армейской стоянки вышло десятка два небольших групп солдат. Судя по численности — таких же, как та, что мы встретили в лесу. В своём большинстве они застыли на месте, опасаясь соваться внутрь. Тратить время на то, чтобы добить пару сотен уцелевших бойцов, нерационально. Так что я обрываю связь с животным и через несколько секунд мы уже заходим в портал.

Снова оказавшись на брусчатке мостовой, сразу сталкиваюсь с Миккой.

— Как всё прошло?

Глянув на призванную, пожимаю плечами.

— Отлично. Высадились прямо под носом у взвода южан, но быстро его размолотили, а потом ударили по лагерю. Думаю, живых там не осталось.

Оглядевшись по сторонам, уточняю.

— Из других групп кто-то вернулся?

Девушка отрицательно качает головой, а спустя пару мгновений возвращается следующая группа. Тоже из тех, что использовала для атаки «танец душ». У них всё прошло гладко — армейская группировка противника уничтожена.

Следом, одна за другой назад возвращаются остальные ударные группы и скоро я понимаю, что в принципе можно праздновать победу. Как минимум половина южных войск полностью уничтожена. А если судить по тому, что пока никто не облажался, скорее всего такая же участь ждёт и всех остальных солдат армии вторжения. На какой-то момент даже возникает соблазн ударить по тем двум группировкам, что относятся к Кайролу, но я вовремя себя останавливаю.

Во-первых, у нас есть договорённость, которая позволит наладить стабильные отношения с югом в долгосрочной перспективе. А во-вторых, войска Кайрола наверняка рассредоточились, а то и вовсе экстренно меняют позиции. Либо, Раэль изначально выдал нам неверные координаты по своим собственным частям. На его месте, я точно бы решил подстраховаться. Безусловно, можно рискнуть, только вот зачем? Сделаем их своими противниками и столкнёмся с необходимостью уничтожений массы отдельных штурмовых частей южан. Которые в текущей ситуации скорее всего отступят назад, как только осознают произошедшее. По крайней мере Раэль сделает всё, чтобы увести их. Как и Айвери. Уверен, сейчас девушка займёт ещё более высокое положение при дворе. Если выживет в замесе, который начнётся после всего этого.

После возвращения последней группы магов становится понятно, что можно действительно отмечать наш успех. Основные силы южан полностью разгромлены. Проблемы возникли только у одной из ударных групп — их выбросило слишком близко к лагерю и магам пришлось разворачивать действие нотного комплекса под вражеским огнём. Правда, противник не сразу осознал, что происходит и они имели дело только с часовыми, да взводом пехоты, что выдвинулся после сообщения об имперской разведке. А когда до командования дошло, что здесь пахнет совсем не разведчиками, было уже поздно.

Там, где применялась «пустынная магия», осталось какое-то количество живых магов. В редких случаях они успели прикрыть и кого-то из командного состава. Но особой погоды они не сделают. В любом случае, лучше иметь в противниках несколько сотен выживших, чем полумиллионную армию.

После закрытия последнего портала и выслушивания рапортов прибывших ударных групп, собираюсь навестить Айвери, чтобы оповестить её об успешном завершении операции и обсудить дальнейшие действия. Подойдя к выделенным девушке покоям, внезапно обнаруживаю, что двери открыты, а лица у охраны, мягко говоря озадаченные. Обер-лейтенант, командовавший сменой, вытянувшись во фрунт, сокрушённо докладывает.

— Охраняемое лицо пропало. Никаких признаков магии артефактами не обнаружено. В помещение никто не входил и не выходил. Но…южной леди там больше нет.

Нахмурившись, киваю ему и вхожу внутрь. Здесь уже работает пара магов в форме канцелярии, которые не прерываются при моём появлении. Самой Айвери и правда нет. Но я замечаю на столе сложенный лист бумаги, к которому и направляюсь. Уже протянув руку, останавливаюсь, подумав о возможной ловушке. Один из подчинённых Мэно сразу же реагирует.

— Мы всё проверили, Ваше Императорское Величество. Она не использовала здесь боевую магию.

Секунду помолчав, добавляет.

— Как минимум, такую, что была бы известна нам.

Момент поколебавшись, всё-таки беру лист бумаги и разворачиваю его. Ловушки и правда не обнаруживается. Это записка.

Рада, что мы в тебе не ошиблись и операция прошла так, как было запланировано. Извини, но теперь мне нужно вернуться в Кайрол, у нас слишком много дел. Сам понимаешь, какого характера.

P.S.: дворец мне понравился. Но южная архитектура лучше. Надеюсь когда-нибудь ты убедишься в этом лично.

Некоронованная королева юга,

Айвери Клосс

Занятно. То есть у неё всё это время была возможность покинуть дворец. Как? Порталом? Но люди Спашена защитили дворец от несанкционированного открытия порталов. Теперь, для этого нужен специальный артефакт, без которого у человека ничего не выйдет, Или у южан есть своя портальная магия? Возможно за это время они смогли открыть какой-то её новый аналог, на который не действуют ограничения старого формата?

От мысли о том, что в моей спальне могут объявиться убийцы, которых не заметит охрана и следящие магические системы, сразу становится неуютно. Хотя, если бы всё было так просто — южане уже давно бы воспользовались подобным козырём. Значит, это либо запредельно ресурсозатратно, либо речь совсем не о порталах в их классическом понимании.

Ещё какое-то время ломаю голову над вариантами, но в конце концов отправляюсь в штаб. Здесь вовсю кипит работа. Кравнец координирует боевые действия против республиканцев во всех спорных провинциях и параллельно с этим улетают приказы нашим передовым соединениям, которые отправляются навстречу штурмовым частям армии южан. В основном всё через те же порталы, которые открывает и поддерживает Микка. Пока план состоит в том, чтобы обозначить наше желание атаковать, уничтожив всего пару передовых частей вражеской армии. Это должно дать остальным дополнительный стимул к отступлению. Конечно, было бы проще, будь здесь Айвери и канал связи с Раэлем. Но думаю, они скоро выйдут на связь по официальным дипломатическим каналам. Нужно же будет новому объединённому королевству как-то заключить мирный договор с империей.

Убедившись, что всё проходит нормально, решаю отправиться к Спашену. Не знаю, что точно задействовал Айвери, но нам нужно озаботиться дополнительной защитой дворца. В дверях сталкиваюсь с Кансом. Парень выглядит сосредоточенно-хмурым и глянув на меня, кивает головой в дальнюю сторону холла перед штабными помещениями, где относительно тихо. Когда отходим туда, Тонфой со вздохом задаёт вопрос, который уже поднимался несколько дней назад.

— Когда мы будем вытаскивать наших? Прошло уже много времени, боюсь кто-то может не выдержать. Особенно Джойл, который там дольше всех.

Несколько секунд молчу — в голове крутятся слова о последствиях использовании силы Схэсса для пробития бреши между мирами. Но потом понимаю, что мы всё равно попробуем. Потому что просто не можем сделать по другому.

— Сегодня вечером. Надо подготовиться и выбрать безлюдное тихое место, где можно всё провернуть.


Глава 13


В качестве места проведения заклинания выбираем частично разрушенное здание зернохранилища. Оно расположено буквально на самой границе между разрушенной и относительно целой частями города. С одной стороны — превращённые в руины дома, с другой — пострадавшие, но устоявшие здания. Местное население эвакуировано. Если что-то пойдёт не по плану, лишних жертв быть не должно. К тому же мы выставляем три линии оцепления. Полиция, солдаты и лейб-гвардия. Посторонние рядом оказаться точно не должны.

Впрочем, бойцов Фосстона тоже размещаем в прилином отдалении. В прошлый раз всё прошло относительно спокойно. Скажем так, в штатном режиме. Но нельзя гарантировать, что в этот раз не будет никаких сбоев.

Отдельным вопросом становятся тела. Но он решается при помощи Спашена, люди которого подготавливают всё, что требуется. Мощь осколков вкупе с новыми знаниями, позволяет серьёзно ускорить процесс — с задачей они справляются буквально за пару часов, отталкиваясь от наших мыслеобразов. Не сказать, что созданные ими «вместилища» являются идеальными копиями наших друзей. Но если у нас получится их вернуть, думаю это будет не так критично. Тем более при помощи магии, можно скорректировать всё, что не понравится.

До момента, как мы отправляемся в выбранное здание, приходится провести ещё несколько совещаний. По последним данным, основная масса штурмовых частей южан уже отступают — у Айвери всё же вышло заставить их следовать приказам. Основные силы вторжения, сейчас тоже откатываются к границам. И если верить донесениям, которые поступают виконту Мэно, в южных королевствах уже начали пропадать аристократы и члены королевских семей. Заговорщики приступили к устранению потенциально опасных фигур.

Теперь, у нас имеются две основные задачи. Первая — занять территорию, освобождаемую южанами. Вторая — дать отпор республиканцам, по возможности полностью уничтожив их. Пока бои идут только в спорных центральных провинциях и на территории дома Тонфоев. Для полномасштабного наступления у нас остро не хватает ресурсов. Решить эту проблему я надеюсь за счёт южных провинций империи, которые сейчас занимают наши части. Спашен проведёт поиск всех людей с магическим даром, что даст нам дополнительное количество боевых магов и позволит серьёзно увеличить численность призванных. По всем прогнозам, в итоге у нас окажется, как минимум армейский корпус, укомплектованный преданными солдатами. Вполне вероятно, что их будет даже больше. С такими силами, можно планировать полноценное наступление на мятежников.

Изначально я хочу провести заклинание один. Но уговорить Канса остаться во дворце не получается. В этот раз не срабатывает и «приказ императора» — парень твёрдо настроен присутствовать. Вместе с ним, само собой увязывается и Круацина. А глядя на всё это, с нами отправляется и Микка.

Компанию нашей четвёрке составляют трое магов Спашена, которые занимаются техническими задачами — чертят сложные узоры рун и формируют «защитный контур», которого не было в первый раз, но который должен присутствовать, если верить книге. Если что-то пойдёт не так, он должен сработать и перекрыть выход из портала, защитив мир от прорыва из мира посмертия. А вместе с тем и спасти наши жизни.

Когда они заканчивают, приказываю вернуться во дворец. А сам делаю глоток из фляжки с холодным сорком, окидывая взглядом «заготовки» под тела наших приятелей. Айрин, Джойл, Эйкар, Сонэра и даже Лэзла. Сегодня мы попытаемся вытащить их всех.

— Начинаем?

Повернувшись к Кансу, пальцы которого отбивают нетерпеливую дробь на рукояти револьвера, медленно киваю.

— Думаю да. Круацина, Микка — десять шагов назад. Просто наблюдайте.

Когда обе призванные отходят, собираюсь с духом и запускаю нотную комбинацию, которая устанавливает связь с артефактом. А следом за ней, первую связку из комплекса, который должен пробиться в мир посмертия. На то, чтобы запустить его полностью, нам с Кансом требуется ещё около десяти минут. Без жертвоприношений, процесс идёт куда быстрее — можно пропускать всё, что связано с перекачкой и концентрацией энергии.

Единственное, что смущает — нахождение в одном месте всех трёх частей артефакта Схэсса. Но у Микки строгие инструкции — если что-то глобально пойдёт не так, немедленно открывать портал и бежать отсюда. Даже не с места проведения ритуала, а из самой столицы. Похожий приказ у Спашена — его маги должны обеспечить срочную эвакуацию всего состава правительства и Генерального штаба.

Конечно, было бы проще нам самим убраться подальше за пределы столицы. Но я опасаюсь атаки республиканцев или кого-то ещё из числа наших противников. Как знать, кто ещё жаждет прикончить нового императора? Здесь же мы в относительной безопасности. И никто не может помешать проведению ритуала.

Когда внутри громадного помещения начинает разворачиваться портал, я вздыхаю с лёгким облегчением. Всё-таки получилось. Комплекс сработал. Теперь осталась последняя часть — вытащить оттуда тех, кто нам нужен. Сделав шаг вперёд, концентрируюсь на образе Айрин и запускаю нотную связку, которая должна отыскать виконтессу и вытащить её обратно. Раскалённый одноразовый крейнер обжигает кожу и приходится приложить определённые усилия, чтобы не сбиться.

В момент, когда заканчиваю комбинацию, портал внезапно увеличивается в размерах, остановившись буквально перед моим лицом. Вздрагиваю от неожиданности и пытаюсь отступить, но понимаю, что тело отказывается слушаться. Сзади что-то кричит Канс, но разобрать слова не получается. А переход между двумя мирами начинает менять свой цвет. По черноте пробегает алые полосы, к которым быстро добавляется жёлтый цвет. Потом сам портал видоизменяется — вместо шара передо мной что-то вроде выпуклой линзы. Какого хрена происходит? Всё ведь шло нормально! И почему, несмотря на завершённую поисковую комбинацию, Айрин так и не появилась? Или появилась? Пытаюсь повернуть голову, чтобы оценить состояние приготовленных нами тел, но тут помещение заполняет знакомый голос.

— Ты всерьёз решил, что меня можно вот так запросто прикончить? Я то думал, ты поумнее будешь, парень.

Рэн?! Здесь? Какого лешего?

— Тот мирок, в который вы меня запихнули… Он был ужасен, не спорю. Но недостаточно ужасен, чтобы прикончить меня. А когда я разобрался, так и вовсе началось веселье. Ты даже не представляешь, насколько легко там убивать и как быстро можно обрести новую силу. Теперь я не просто император, что может жить вечно. Я тот, кто может править целой пачкой миров. Сам посмотри.

Линза портала ещё больше увеличивается в размерах, охватывая меня. Я даже не успеваю отреагировать, как оказываюсь внутри переливающейся чёрным и жёлтым цветами энергии. В голове мелькает мысль о контуре, но судя по всему он настроен совсем на другие отклонения в заклинании. Либо Схэсс его грамотно нейтрализовал.

Что странно, я ещё жив. Тело не распадается на частицы, разум не вскипает, да и в целом негативные ощущения отсутствуют. Только ничего не видно — вокруг темнота, в которой периодически что-то вспыхивает жёлтым. Вокруг как будто какая-то вязкая тягучая жидкость, не пропускающая звуков.

Через несколько секунд темнота рассеивается. Буквально за одно мгновение исчезает ощущения вязкой массы, давящей на тело и в лицо бьёт свежий воздух. Не успеваю удивиться этому факту, как застываю на месте, осознав, где я нахожусь.

— Видишь? Это наш с тобой мир, парень. Ты можешь вернуться. И чтобы ты знал, здесь тоже есть магия. Никто не сможет остановить меня, если я захочу стать императором Земли. Понимаешь?

Судорожно крутя головой вокруг, пытаюсь понять, где именно я оказался. Это точно крупный город — с крыши небоскрёба открывается вид на кварталы залитые светом множества электрических фонарей, а где-то ниже летит вертолёт. Но вот какой именно город и что за страна, определить не могу.

— Хочешь вернуться? Ты сможешь сам стать правителем целого мира. Или государства, если твои амбиции не так велики, как мои.

Ещё раз оглядываюсь вокруг и понимаю, что против моих опасений, портал никуда не исчез. Воздух рябит и переливается разными цветами, я всё ещё внутри «линзы». Что вызывает логичный вопрос — а не иллюзию ли мне подсунул Рэн? Зачем ему вообще пытаться вести переговоры, если он располагает подобной силой? Убить всех нас и триумфально вернуться в Норкрум, это куда более простой и эффективный план действий. Вывод — ему от меня что-то нужно. Только вот, что именно? Решившись, озвучиваю вопрос.

— Зачем ты со мной разговариваешь, если можешь просто ворваться в любой мир и утвердиться в нём?

Пространство вокруг заливает голос Рэна.

— К моему сожалению, всё не так просто. Я почувствовал ваше заклинание и смог пробиться к нему. Но без внешней помощи из того мирка, куда вы меня запихнули, не вырваться. Можно сколько угодно наращивать свою мощь, но у местной живности практически отсутствует магия, как таковая. Отсюда не открыть портал.

Секунду помолчав, продолжает.

— Видишь, я с тобой честен. Предложение очень простое — ты даёшь мне возможность вернуться в один из миров, который подходит людям, а я не трогаю тебя и твою банду. Можешь править Норкрумом, отправляться в рейд на Ларэд, собрать гарем наложниц. Мне плевать. Занимайся чем угодно. Ну а я буду развлекаться по-своему и что важно — далеко от тебя.

Ещё раз осматриваю город, пробуя понять, настоящий он или иллюзия. Потом задаю встречный вопрос.

— Твои резоны я понял. Но скажи мне — ради чего мне тебе помогать? Раз ты и так изолирован в другом мире? И по твоим собственным словам, надёжно там заперт.

В ответ слышится тихий смех.

— Как ты думаешь, чем я тут занимаюсь, пока маюсь бездельем? Хочешь расскажу? Охочусь на местных обитателей. Думаю многие из новых призванных, смогут рассказать тебе о существе, которое без всякой жалости истребляет всех, кого находит. Если не дать мне требуемого, рано или поздно я перебью тут всех. Может быть через год, может быть через пятьсот лет. Но я прикончу всех жителей этого мира. Получив их силу. И кто знает — возможно после этого, мне уже не понадобится помощь, чтобы пробить стены между мирами и вырваться отсюда. Только в таком случае, никаких сделок уже не будет, как ты понимаешь.

Представив, сколько сил может получить Рэн за счёт полного опустошения мира призванных, невольно передёргиваю плечами. Тут он отчасти прав — располагая такой мощью, можно попробовать пробиться в другой мир исключительно усилием мысли.

Впрочем, разум почти сразу переключается на другое. Схэсс, который просит помочь ему выбраться и предлагает договориться, это…странно. Не сказать, что я его хорошо знаю, но такое поведение для бывшего императора нетипично. Особенно, если учесть, что он говорит с тем, кто и отправил его в другую вселенную. Как-то не сходятся концы с концами. Либо он сильно изменился в том мире, либо тут какая-то другая подоплека.

Сделав вид, что обдумываю его слова, пробую запустить сканирующую нотную комбинацию. Но быстро понимаю, что толку от неё нет. Сейчас я всё ещё нахожусь внутри работающего портала и магия здесь попросту не сработает. Вернее, сама связка действует, как надо. Вот только результат её работы равен нулю.

— Ты скажешь мне что-то в ответ или так и будешь молча стоять на крыше?

Странно, но в голосе Рэна не чувствуется гнева. Он не пытается надавить на меня и вообще такое ощущение, как будто Схэсс готов к длительной и обстоятельной беседе. Тянет время? Если так, то зачем? Может быть что-то происходит с другой стороны портала?

Набросав в голове ответ, озвучиваю его.

— Не думаю, что выпускать тебя, это хорошая идея. Мы можем попробовать договориться и найти для тебя мир, где ты сможешь жить в спокойствии. Ты же в курсе, что всё многообразие вселенных не заканчивается парой-тройкой ближайших. Уверен, мы сможем как-то решить вопрос. Но тебе придётся магическим образом подтвердить своё желание жить мирно и тихо.

— Даже так? И что именно ты предлагаешь?

Поморщившись от гремящего в воздухе голоса, выдаю ответ.

— Прямо сейчас — дать нам завершить нотный комплекс и вытащить наших друзей из мира посмертия. А потом мы отыщем тебя и побеседуем ещё раз. Например откроем портал в мир призванных при помощи осколка.

Собеседник молчит, а я лихорадочно пытаюсь составить хотя бы какой-то план действий. Абсолютно непонятно, какими возможностями прямо сейчас располагает Рэн. С одной стороны он переместил меня на Землю. Вернее, перенаправил туда портал, сам каким-то образом пробившись сюда же. Собственно, это наталкивает на два основных вопроса. В каком виде здесь присутствует сам Схэсс? И какие фокусы ему доступны с учётом обстоятельств?

Если бы не моя уверенность в том, что Рэн на территории другой вселенной, я бы принял Землю за иллюзию. Но раз он беседует со мной из другого мира, то возможно и смог изменить настройки портала. Причём настолько хитроумным способом, что мы даже ничего не заметили. То есть вокруг и правда может быть моя родная планета. А вот самого Рэна здесь скорее всего нет. Или есть, но он почему-то не спешит действовать.

Последняя мысль заставляет нахмуриться и скашиваю взгляд на пояс, к которому сейчас прицеплен артефакт. С удивлением отмечаю, что количество передаваемой им энергии, как минимум утроилось. Хотя я ничего не делаю, да и крейнер остался в старом состоянии. Что означает…

— Не будь таким наивным. Я бы хотел выбраться прямо здесь и сейчас.

Голос гремит со всех сторон. Явно перебирая с уровнем громкости — сейчас нас слышат все, кто находится рядом. Отвлекает? Или не может сдержаться?

В следующее мгновение приходит понимание того, что Рэн только что выдвинул практически нереализуемое требование. Мы не смогли бы вытащить его, даже если бы такое желание действительно возникло. А значит он действительно тянет время.

Перебираю в голове варианты своих действий и останавливаюсь на одном из самых простых. Если быть более точным, то практически единственном, который на мой взгляд может сейчас сработать. Внутри портала не действуют сканирующие связки и наверняка не будут работать боевые заклинания. Я никак не смогу воздействовать на противника. Тем более, мне неизвестно, где он. Нанести урон абстрактному голосу, это задача не из самых простых.

Но вот, что я точно могу сделать, так это отрегулировать артефакт. Для этого нужно всего несколько нотных символов. Пускаю их в дело и канал подачи энергии сужается втрое. Вокруг всё мерцает и слышится разъярённый рёв Схэсса, пропитанный болью. Изображение города подёргивается дымкой, а потом и вовсе почти исчезает.

— Ублюдок! Рицерова тварь! Посмотрим, как тебе понравится ЭТО!

Пространство вокруг заволакивает тьма. Я напрягаюсь, пытаясь сделать шаг назад, но тело снова отказывается реагировать на приказы мозга. А через секунду тьма опять исчезает. Только на этот раз вокруг не город, а что-то непонятное. Какая прозрачная субстанция, в которой парит масса разноцветных огоньков. Часть из которых начинает двигаться в мою сторону.

Конечности и тело получают возможность двигаться, пусть и в замедленном режиме. Так что я машинально оглядываюсь назад. Но выхода так и не обнаруживаю. Более того, если в прошлый раз я стоял на крыше небоскрёба, то теперь под ногами пустота. Что сильно давит на сознание.

— Ну как тебя, жалкий ублюдок? Вот он, мир посмертия!


Глава 14


Несколько секунд просто остаюсь на месте, ошарашенно озираясь по сторонам. Такого поворота событий я точно не ожидал. Потом всё-таки пробую отступить назад. Пусть под ногами визуально пустота, но портал удерживает меня на одном месте и судя по всему, не даёт погибнуть от нехватки воздуха или агрессивной окружающей среды. Значит, есть шанс выбраться.

Попытка, правда заканчивается неудачей. Я дейсвительно смещаюсь в пространстве, но создаётся впечатление, что портал перемещается вместе со мной. Выйти за его пределы, снова оказавшись в здании имперского зернохранилища у меня попросту не получается.

Выматерившись, разглядываю приближающиеся разноцветные огоньки. Некоторые из них уже близко и их можно рассмотреть более детально. Разноформатные сферы, чем-то напоминающие те, что использовала Айрин в бою с Палачом. Только теперь они разного цвета и стремительно направляются ко мне. Отмечаю, что какая-то часть из них атакует других прямо в полёте. Что не мешает им всем стремиться к порталу.

Что будет, когда они доберутся? Масштабный прорыв в Норкрум? Конец света? Поморщившись, отгоняю последнюю мысль в сторону, стараясь унять кратковременную панику. По идее, сейчас Канс должен закрыть портал. Думаю, парень уже давно понял, что заклинание пошло совсем не по плану. Но то ли у него не получается, то ли Тонфой просто не хочет оставлять меня здесь на верную смерть.

— Ты дал мне достаточно времени и сил. Знаешь, я поражён тем, что такой глупец смог выжить и занять престол. Хотя, может в этом и заключается твой секрет?

Открываю рот, чтобы рявкнуть что-то в ответ, но тут замечаю, как метрах в двадцати от меня появляется небольшая белая точка, начавшая стремительно расти. Это Рэн открывает сюда портал? Зачерпнув сил из собственного артефакта, к которому смог как-то подключиться, пока мы были на Земле?

Выдохнув, успокаиваюсь. Пусть вокруг и мир посмертия, но я нахожусь внутри портала. Раз я дышу, стою на поверхности и осколок всё ещё даёт поток энергии, значит нотные комбинации тоже должны работать. Осталось подобрать те, что не исказятся и окажутся полезными.

Сразу же пробую воплотить свою идею в жизнь. После нескольких нотных связок, которые не дают ровным счётом никакого эффекта, в голову приходит другая мысль. Что, если полностью закрыть портал? Не только Канс способен прекратить действие нотного комплекса. У меня тоже есть такая возможность. Смущает только один факт — при таком раскладе я могу остаться в этой вселенной. Что не означает ничего хорошего для меня лично.

Для запуска первой нотной связки из той части, которая должна закрыть портал, приходится пересилить себя. Разум отказывается признавать, что всё кончено и теперь пришло время погибнуть. Но у меня выходит обмануть его мыслью о том, что возможно всё будет в порядке и я останусь жив. Как знать, вдруг после закрытия портала, я просто окажусь на каменном полу зернохранилища?

Когда заканчиваю с первой комбинацией и берусь за вторую, рядом полыхает настоящий белый шар, свет которого слепит глаза. И из него внезапно показывается нечто, по очертаниям напоминающее человеческую фигуру. Что странным образом прерывает действие моей связки. Ноты продолжают сыпаться в пространство, но вот отдачи я не чувствую. Внутренности пробирает холодом и я машинально хватаюсь за рукоять револьвера. Пока поднимаю его, очертания фигуры формируются окончательно. Это всё тот же долбанный Рэн. Он даже выглядит точно так же. Разве что цвет кожи изменился и череп теперь полностью цел.

Ожидаю, что Схэсс снова заговорит со мной, но вместо этого он просто начинает смещаться в мою сторону. От белого шара за его спиной, отделяется что-то вроде дорожки, которая постепенно увеличивается в длине. А Рэн просто движется по ней ко мне, злорадно ухмыляясь.

Снова и снова пробую запустить нотную комбинацию, которая продолжает набор из нескольких связок, закрывающих портал, но усилия пропадают втуне. После очередной попытки, внезапно понимаю, что мчащиеся сюда сферы совсем рядом. Одна из них, ярко-алого цвета, врезается в Схэсса, но тот ловко перехватывает её рукой и крошит на части. Вижу, как на его лице играет довольная улыбка, а сам спускаю курок, отправляя пулю в ещё одного «противника», который уже совсем близко. Как ни странно — срабатывает. Свинец раскалывает сферу на две части, разлетающиеся в пространстве. Как будто ведёшь бой в космосе.

Выпускаю ещё две пули по приближающимся обитателям посмертия. После чего поворачиваю руку и всаживаю четвёртую в грудь Рэна. Тот дёргается от неожиданности и если я верно понимаю выражение лица, изрядно удивлён. Но какого-то серьёзного урона не получает. К таким же, околонулевым результатам приводят и последующие два выстрела.

Откинув в сторону барабан, вытряхиваю пустые гильзы, наблюдая, как они зависают в пространстве около моих ног. Заряжая оружие, понимаю — отбиться не выйдет. Да, свинец в этом мире тоже работает, а моё тело не распадается, защищённое порталом. Но со всех сторон быстро приближаются сотни сфер. Я просто не успею отстрелять все их. И сомневаюсь, что у меня выйдет отбиваться руками, как у Схэсса.

Вернув барабан на место, поднимаю голову и понимаю, что текущий расклад изменился. Помимо массы небольших сфер, к нам приближаются две настоящие кометы. Хотя нет, их даже три. Просто последняя не так велика, как первые две и они её слегка перекрывают. Это ещё кто? Старые души, набравшие силу? Кто-то из древних схоров? Конечно, если они вообще попадают в этот мир, а не отправляются куда-то ещё.

Остальные сферы, почувствовав приближение «боссов», начинают разлетаться в стороны. Я могу ошибаться, но по-моему они охвачены паникой и страхом. На что, в целом есть основания — я вижу, как одна из комет, выполнив небольшой манёвр поглощает сразу несколько огоньков, оказавшихся на пути. А потом внезапно закладывает вираж и врезается во второй крупный объект, сбив его с траектории.

Вскинув револьвер, жду, когда комета окажется ближе, чтобы пустить оружие в ход. Не думаю, что эти парни летят сюда с благими намерениями. Впрочем, точно так же я не уверен, что на них подействуют рунические пули. Но лучше так, чем попросту сдаться.

Схэсс тоже замечает новых игроков на поле и явно пытается ускорить процесс перемещения ко мне. Но пока Рэн не преодолел даже половины пути — ему точно не успеть до момента, как эта троица окажется рядом.

Когда первая из комет оказывается совсем рядом, бывший император разворачивается к ней лицом, поднимая руки. Вид у него такой, как будто он собрался отбиваться врукопашную. Хотя, может так и есть. Но к моему удивлению, громадный шар, окутанный завихрениями, похожими на пламя, закладывает очередной вираж и останавливается. После чего пламя, как по мановению руки, исчезает. И в пространстве проявляется фигура…Палача.

Замерев на месте, разглядываю Айвендо. Он изменился — глаза теперь не пылают синим, на коже видны трещины, а правая часть тела выглядит так, как будто её сварили, потом запекли и в финале вернули на место, скрепив с остальным. Но это абсолютно точно Палач. Живой, сохранивший свою форму и разум.

Глаза старого врага шарят по пространству у меня за спиной.

— Интересная встреча. Вот уж не думал, что ты окажешься настолько глуп и попытаешься использовать магию Схэсса, чтобы пробиться сюда. Но раз так, предлагаю сделку. Я разорву этого старого ублюдка, а ты вернёшь меня в Норкрум.

Ответить ему не успеваю — вторая комета, которая замедлилась из-за атаки Айвендо, сильно ускорившись, врезается ему в корпус. Палач пытается отпрянуть в сторону, избежав удара, но похоже в своей обычной форме он недостаточно быстр. И отлетает на несколько десятков метров в сторону. Правда, не получив серьёзных повреждений. Атаковавший его объект тоже сбрасывает «пламенную» завесу и мои губы невольно растягиваются в улыбке. Айрин. Тоже сильно изменившаяся — покрытая чёрной паутиной кожа, залитые алым цветом глаза и левая рука, ставшая похожей на конечность некроконструкта. Но живая. Значит я могу её…

— Уходи отсюда! Ещё немного и я не выдержу!

Краем глаза вижу, как меняется лицо Схэсса, наблюдающего за виконтессой. Как мне кажется, на нём вполне явственно проступает страх. Более того — Рэн косится в сторону белого шара, который по идее должен вести в мир призванных. Заметившая это девушка, разражается хохотом.

— Тебе точно не уйти, древний ублюдок. Я буду наслаждаться каждым глотком твоей жизни и смаковать её, как хорошее вино.

Рэн делает пасс руками и Айрин слегка толкает в сторону. Судя по его реакции, эффект предполагался совсем не такой. Но ответить виконтесса не успевает — в неё врезается Палач, снова окутавшийся пламенем. На этот раз её отбрасывает на десяток метров. Правда, в отличии от предыдущей ситуации, ответный удар не заставляет себя ждать. Сорвавшаяся с места Айрин, за секунду оказывается рядом с противником и наносит мощный удар левой рукой, которая вытягивается далеко вперёд.

Эффект превосходит все мои ожидания — с Палача слетает огненная завеса и он кубарем летит в сторону, оглашая пространство громким стоном. Провожая его взглядом, понимаю, что рядом не осталось ни одной мелкой сферы. Все они на максимальной скорости удаляются от нас. Единственный, кто движется сюда же — третья комета, которая заметно меньше первых двух.

— Уходи! Меня ты уже не вытащишь! Остальных тоже!

Переведя взгляд на Айрин, тоже срываюсь на крик.

— Я не могу закрыть портал из-за Рэна! И почему ты решила, что я не могу тебя спасти? Вот же ты! Стоишь прямо передо мной! Убей Схэсса и вернёмся!

Та кривит лицо в слегка жуткой усмешке.

— Теперь я плоть от плоти этого мира, Кирн. Ты ещё не понял? Думаешь, тут все сохраняют человеческий облик? Я вобрала в себя столько силы, что не могла остаться в Норкруме — мой разум бы сорвался, заставив убивать остальных. Но и сюда я попала не как все. Вошла сама, через портал. Напитанная мощью сотен, а то и тысяч погибших. Забрав всю энергию, что была в осколке. Знаешь, те немногие, кто сохранил разум и кому посчастливилось выжить при встрече со мной, используют титул «тёмная императрица». Так что всё не так плохо.

Не сдержавшись, в голос матерюсь.

— Должен быть способ! Мы вытащим тебя отсюда.

Девушка снова взрывается яростным хохотом.

— Нет способа, Кирн! Я сохранила свой разум, но я не могу покинуть этот мир. Пойми — как только я пройду через портал, сразу же начну убивать. Не по одному человеку, нет. Опустошать города и провинции, забирать жизни. Пить их. Я и сейчас едва сдерживаюсь. Будь здесь не ты, а кто-то ещё…

Мозг пытается отыскать варианты, а за спиной Айрин показывается третья комета, которая всё-таки до нас добралась. Ожидаю, что она врежется в виконтессу и уже открываю рот, чтобы предупредить её. Но вместо этого, покрытый «пламенем» шар впаивается прямо в корпус Схэсса. Тот уже почти добрался до своего портала и удар отбрасывает экс-императора прямо на край белой дорожки, которую он пытался провести ко мне. Рэн чудом удерживается на ногах, а третья комета тоже принимает очертания человека, сбросив свою защиту.

— Эйкар?!

Тот мрачно хмурится, скосив взгляд на Айрин.

— Да, это я парень. И она права — тебе надо бежать. Как только мы разделаемся с Рэном, уходи. И больше никогда не открывай проход в этот мир — соблазн слишком велик.

Застывший метрах в тридцати за их спинами Палач, ощеривается в яростном оскале.

— Идиоты! Это наш шанс выбраться! Или вы собираетесь торчать тут до скончания времён?

Виконтесса поворачивается к нему и Айвендо делает солидный рывок, смещаясь в пространстве. Похоже он изрядно её опасается. Девушка смеривает его взглядом, после чего снова поворачивается ко мне и медленно кивает, наклоняя подбородок.

Стремительный рывок в сторону и её изменённая конечность бьёт в бок Схэсса. Пальцы, которые сейчас больше напоминают когти, уходят глубоко в тело и тот орёт от боли. Пытается ответить, действуя кулаками, но ни один из его ударов не наносит Айрин видимого ущерба. Она же, вцепляется пальцами второй руки ему в горло и разрывает его. Дальше происходит что-то странное — тело Рэна начинает истончаться буквально на глазах. Тает, как снеговик на солнце. Присмотревшись, замечаю тонкие и едва заметные нити, ведущие от него к виконтессе.

В воздухе снова звучит голос Палача.

— Рицеровы идиоты! Как же вы тупы!

Ему отвечает Эйкар, который старается держать в поле зрения обоих присутствующих.

— Не все готовы уничтожить целый мир ради своего выживания, Айвендо. И тебе лучше уйти. Меня она может и не тронет, а вот тебя может порвать на части. Не хочу терять одного из двух собеседников, что выглядят хотя бы похожими на людей.

Тот какое-то время медлит, с бессильной злостью наблюдая за Айрин. А потом срывается с места и начинает быстро удаляться от нас, окутанный пламенем. Я же, бросив взгляд на аристократку, занятую поглощением Айвендо, задаю вопрос Эйкару.

— Ты уверен, что вас нельзя вытащить? Что с остальными? Джойл, Сонэра, Лэзла?

Бывший призрак отрицательно качает головой.

— Айрин выжила за счёт поглощённой силы. Я уцелел, потому что был призраком. И мне повезло — сразу после прибытия сюда, я смог поглотить нескольких «старожилов», получив достаточно сил, чтобы удержать не только сознание, но и форму. Теперь мы не просто обычные обитатели этого мира, понимаешь? Это новая форма жизни, которой здесь ещё не было. И нам ни в коем случае нельзя возвращаться в Норкрум. Хотя, соблазн и велик.

Последнюю фразу он произносит с хищным оскалом, заставим меня вздрогнуть. Только сейчас понимаю, что Эйкар в своём истинном облике — выглядит так же, как в те времена, когда он был призраком.

— А Джойл? Лэзла? Сонэра?

Теперь на его лице появляется выражение…вины. Не успеваю удивиться, как слышу глухие слова.

— Они узнали нас. Все, кто попал сюда вместе с нами, получив обычную форму. Пытались приблизиться. Вступить в контакт.

Он замолкает и покосившись на Айрин, уже заканчивающую поглощения Схэсса, продолжает.

— Тогда мы ещё не могли контролировать жажду. А нашему разуму нужна была подпитка. Никто из них не выжил. Мы сожрали всех, Кирнес. Уходи отсюда. Просто уходи.

Не веря его словам, перевожу взгляд от него к виконтессе. Открываю рот, но на ум не приходит никаких слова. Призрак же яростно рявкает.

— Когда вернётся контроль над порталом — возвращайся! И больше никогда сюда не суйся! Мир посмертия закрыт. Навсегда. Если бы здесь стоял не ты, Айрин бы уже прошла на ту сторону. А за ней выскользнул бы и я. Ты даже не представляешь, во что при таком раскладе превратится наш старый мир.

Всё ещё пытаясь переварить услышанное ранее, слышу голос самой виконтессы.

— У нас нет выбора, Кирн. Мы не можем пойти с тобой. Если сделаем это, то умрут все, кто остался, включая тебя самого.

Сделав рывок от медленно гаснущей дорожки и белого шара, оказывается прямо передо мной и грустно усмехается, когда я отодвигаюсь в сторону от искажённого лица с алыми глазами.

— Как там? Мы победили? Канс жив?

Переборов инстинктивное желание ещё отступить назад, киваю.

— Я стал императором, южане разбиты. Это ещё не полная победа, но уже близко. Канс жив — он ждёт по ту сторону портала. Вместе с Круациной и Миккой.

Девушка усмехается.

— Передавай ему привет. И этой парочке призванных тоже. Эйкар сказал всё верно — никому и никогда не стоит соваться в этот мир. Сейчас я поглотила всю силу Айвендо и могу спокойно стоять рядом. Но даже так, мне дико хочется разорвать тебя на части. Свежая сила, не из этого мира — это…слишком соблазнительно.

Увидев, как меняется моё лицо, слегка отступает назад.

— О нас не беспокойся. Трое — вполне достаточно для беседы. Айвендо тот ещё ублюдок, но и с ним бывает интересно поболтать. А рано или поздно здесь окажется кто-то ещё, сохранивший разум. И если его не сожрут в первые минуты, то нас станет чуть больше.

Качнув головой, наконец отвечаю.

— Мы найдём способ. Отыщем вариант, который позволит вернуть вас.

Айрин перестаёт улыбаться и её лицо искажается гримасой ярости.

— Ты так и не понял? Через несколько лет, никто из нас не будет похож на себя старого. А спустя полсотни, мы превратимся совсем в других сущностей. Перед нами вечность, Кирн. Она изувечит наши души и сознание. Если кто-то явится сюда, через пару лет, мы не задумываясь разорвём его в клочья и пройдём на ту сторону. Даже если это будешь ты. Сейчас прошло не так много времени, но я уже хочу этого и с трудом сдерживаюсь.

Краем глаза вижу, как окончательно затухает белый шар, из которого выполз Айвендо и окружающее меня пространство скрывается. Последнее, что слышу — затухающий голос Айрин.

— Прощай, Кирнес. Постарайся выжить и не попасть сюда.

Меня снова окружает вязкая тьма. Только на этот раз я могу в ней двигаться. С трудом преодолевая сопротивление, делаю шаг назад. Ещё один. Третий. Глаза режет от света нашего мира и кто-то касается моего плеча. Повернув голову, вижу встревоженное лицо Микки, позади которой с напряжённым лицом застыл Тонфой. Чувствуя, как подкашиваются ноги, выдавливаю слова.

— Закрывай портал, Канс. Скорее.


Глава 15


Удержаться на ногах, всё-таки не получается. Пока Канс закрывает портал, я оседаю на пол. Не падаю только за счёт поддержки со стороны Микки, которая сразу подхватывает моё тело. Такое впечатление, что все мышцы разом одрябли и превратились в жидкий кисель.

Когда громадная «линза» портала схлопывается, рядом оказывается Тонфой.

— Что произошло? Тебя не было слышно, а портал мерцал едва ли не всеми цветами радуги и вёл себя странно. Защитный контур не сработал Я активировал его принудительно, но проход всё равно не закрылся.

Чуть помолчав, более тихим голосом добавляет.

— Тогда я попытался закрыть его сам, просто завершив действие нотного комплекса. И ничего не вышло. Как будто комбинации вдруг перестали работать.

Пытаюсь приподняться с земли и у меня это получается — мышцы снова начали слушаться, пусть и не в полной мере.

— Там оказался Рэн. Он…пытался пробиться сюда. И располагал силой.

На лице канцлера империи отображается недоумение.

— Но мы же забросили его в мир призванных. Он выжил?

Опираясь на руку Микки, принимаю вертикальное положение и вытаскиваю из кармана сигареты.

— Выжил, набрался сил и смог пробиться к порталу, потому что мы использовали энергию его осколка. Показывал мне…разное. Собирался вернуться в Норкрум.

Видя застывший немой вопрос, кривлю губы в грустной усмешке и чиркаю спичкой.

— Но беспокоиться не стоит — теперь он точно мёртв.

Затянувшись, добавляю.

— Его убила Айрин.

— Она жива?! Почему ты не вытащил её? А остальные?

Выдохнув дым, пытаюсь придумать, как лучше сформулировать, но в голове так и не приходит ничего дельного.

— Айрин, Эйкар и Айвендо. Они сохранили свой человеческий облик и разум, даже в мире посмертия. Но сюда вернуться не могут. Вернее, вернуться то как раз они в состоянии. Но по их словам, Норкрум будет залит кровью, а всё живое уничтожено.

— Рицерово дерьмо!

Тонфой делает несколько шагов в сторону, а потом возвращается ко мне.

— Остальные? Джойл, Лэзла, Сонэра?

Отрицательно качаю головой.

— Мертвы. Безвозвратно. С этим уже точно ничего не сделать.

О том, что их прикончили Айрин с Эйкаром, я всё-таки решаю промолчать. Впрочем, парню и так хватает эмоций. Отступив в сторону, яростно рычит.

— Ради всех болотных гхалтов, как такое возможно! И почему Айвендо ещё жив? Он тоже пытался прорваться сюда?

Ещё раз затянувшись, пытаюсь объяснить.

— Их всего трое, Канс. Три отчасти человека, которые выглядят похожими на самих себя. Убьют Палача — останется всего двое. А как сказала Айрин, у них впереди вечность.

Секунду сын хёрдиса мрачно молчит.

— То есть ты думаешь, их надо просто оставить там?

На этом моменте я тоже не выдерживаю — эмоции прорываются наружу.

— Нет, Канс! Я хочу вытащить их оттуда! Но ты не видел всего происходящего. И не слышал их! Раз сама Айрин говорит, что миру придёт конец, если хотя бы один из тройки покинет ту вселенную, значит нам есть чего опасаться. Или ты считаешь, она по своей воле хочет навсегда оказаться запертой в другом мире?

Парень поднимает в извиняющем жесте правую руку.

— Я к тому, что они могут ошибаться. Откуда им точно знать, что произойдёт? Мы можем найти какой-то безопасный способ и попытаться вытащить их.

— Практически то же самое я сказал Айрин. В ответ она заявила, что если мы попробуем открыть новый портал, то они запросто могут не удержать себя в рамках. И сожрать того, кто придёт, после чего вырвутся наружу. Знаешь, мне кажется, никакая наша магия, их не остановит. Вспомни, что она сделала с Палачом. Умножь эту мощь на сто. Или тысячу. Как ты собираешься обезопаситься?

Помолчав, тот молча протягивает руку и получив от меня сигарету, закуривает. Спустя пару затяжек, мрачно интересуется.

— Значит это всё? Почти все наши погибли, а те, кто уцелел, никогда не смогут вернуться?

Тяжело вздохнув, наклоняю подбородок.

— Айрин получила там прозвище тёмной императрицы. У неё колоссальная мощь. Если бы она не сдерживалась или в портале оказался не я, а кто-то ещё… Боюсь у империи были бы фатальные проблемы.

Тонфой выдыхает клуб дыма.

— Гхарговы гнилые кости! Джойл… Его даже там нет! Почему всё так, Кирн? Где рицерова справедливость?

Мне остаётся только удивлённо пожать плечами.

— Откуда в нашем мире взяться справедливости?

Риторический вопрос повисает в воздухе, а я оглядываюсь по сторонам.

— Где Круацина?

— Я отправила её за пределы столицы вместе с осколком.

Глянув на Микку, которая старается сделать вид, что так и было нужно по инструкции, не удерживаюсь от вздоха.

— Свяжись с ней и верни. Плюс передай приказ Спашену — думаю он уже давно засунул в портал Генштаб и правительство. Пусть все возвращаются во дворец и приступают к работе.

Рядом хмыкает Тонфой и я поворачиваюсь к нему.

— У нас ничего не вышло. Но это не значит, что можно оставить империю без присмотра и предаваться скорби. В конце концов, наши друзья погибли ради всего этого. И как по мне, нам стоит оправдать их ожидания. Иначе всё это дерьмо было зазря.

Спустя минуту, мы уже покидаем здание зернохранилища. Микка связывается с Круациной и Спашеном, а я размышляю над словами Айрин и Тонфоя. На самом ли деле всё настолько критично? Может быть парень прав и у нас есть какой-то шанс вытащить их оттуда? В конце концов, сейчас мы располагаем доступом к куда большему объёму знаний, чем раньше. По сути, в нашем распоряжении все данные о магии, которые только есть в этом мире. Возможно что-то по этой теме найдётся и у подгорных. Заклинание, использованное Айрин было в книгах. И наверняка кем-то уже применялось. А раз так, значит должен быть какой-то накопленный опыт. Если бы каждый, задействовавший подобный комплекс, оказывался в мире посмертия, сохраняя свой облик и сознание, сейчас бы там было куда больше разумных сущностей, похожих на Айвендо или Эйкара с виконтессой. Учитывая, что я их не видел, с ними что-то произошло.

Возникшая мысль настолько захватывает, что выслушав вестового, который просит срочно прибыть к Кравнецу, я приказываю передать, чтобы ждал. А сам нахожу Спашена. Судя по внешнему виду, парень только что вернулся в свой кабинет. Глянув на его удивлённое лицо, взмахиваю рукой и принимаю излагать инструкции.

— Выдели отдельную, небольшую группу, которая будет работать по миру посмертия. Нужно изучить все случаи использования заклинания, которое применила Айрин и выяснить, что случилось с теми, кто пускал его в дело. Плюс, просеять всю информацию, которая найдётся по этой вселенной. Как там можно выжить, во что превращаются люди, есть ли способ противодействовать силе, которая они там получают. В идеале — как их оттуда вытащить, очистив от накопленной мощи.

Тадеш изумлённо смотрит на меня. Потом подбирается и задаёт вопрос.

— Кого ты там встретил? Кто-то смог выжить, сохранив свой облик и получив силу?

Поморщившись, думаю о том, что со Спашена тоже было бы неплохо взять магическую присягу в верности. Пока же только подтверждающе киваю.

— Айрин, Эйкар и Айвендо. Но все они стали другими. Настолько, что пока открывать порталы в мир посмертия нельзя. Это риск для всего нашего мира, без всяких преувеличений.

Чувствую, как активируется артефакт связи — кто-то пытается пробиться ко мне. Глянув на Тадеша, уточняю.

— Ты же понял, что надо делать? Нужна небольшая, изолированная от остальных группа, которая займётся работой в закрытом режиме.

Тот кивает и я подключаюсь к артефакту. В голове сразу же звучит голос мага-связиста.

— Прошу прощения, Ваше Императорское Величество. Вы срочно нужны в штабе. С нами на связь вышли представители республиканцев — хотят начать переговоры.

Хмыкнув, подтверждаю, что скоро буду и ещё раз уточнив у Спашена, всё ли он верно понял, покидаю его кабинет.

Когда оказываюсь в помещении Генштаба, обнаруживаю здесь же Тонфоя с Круациной, Микку и Корвэллу. Судя по виду последней, она уже в курсе, что её брат окончательно мёртв и вернуть его не получится. Впрочем, на этой мысли у меня появляется внезапная идея. Если сознания погибших в этом мире оказываются в другой вселенной, то может быть цепочка продолжается и дальше? То есть каждый «погибший» в мире посмертия, перемещается куда-то ещё?

Концепция с одной стороны похожа на бред, но с другой вполне укладывается в текущую логическую схему. От дальнейших размышлений на эту тему, меня отвлекает голос Кравнеца.

— Двадцать минут назад с нами связались республиканцы. Их делегация под белыми флагами вышла к позициям наших войск на территории дома Тонфоев и запросила переговоров. Они хотят отправить нескольких человек в столицу, чтобы начать переговорный процесс и предлагают заключить перемирие на всё время, пока он будет идти.

Если я не ошибаюсь, генерал явно чем-то недоволен, хотя и излагает всё это ровным тоном. Решаю прояснить этот момент.

— Тебе что-то не нравится в их предложении?

Лицо военного сразу меняется — теперь на нём отображается негодование.

— Это уловка. Мы одерживаем верх в восьми спорных провинциях и тесним их на территории Тонфоев. Ещё немного и наши войска перережут линии коммуникаций между западным и северным анклавами мятежников, лишив их возможности поддерживать друг друга. Единственное, почему этого до сих пор не сделано — необходимость установить контроль над южной частью империи, которую сейчас покидают войска королевств. Как только мы сделаем это и получим дополнительные силы, то раздавим рицеровых ублюдков. Сначала обрушимся на запад, а потом пройдёмся катком по северу. И эти болотные трусы прекрасно понимают ситуацию. Всё, что им сейчас нужно — время на подготовку к обороне и перегруппировку войск.

Отчасти я с ним согласен. Если мы одерживаем верх, то нет никакого смысла заключать перемирие. Впрочем, сейчас бы не помешали дополнительные данные.

— Чего они вообще хотят? Парламентёры озвучили какие-то предложения помимо перемирия? О чём будут вестись переговоры?

Командующий армией бросает взгляд на Корвэллу и поняв, что девушка не собирается присоединяться к беседе, озвучивает сам.

— Они обозначили, что хотят вернуться в лоно престола. С условием, что в империи будут проведены реформы, а все участники мятежа получат амнистию.

Ищу глазами Мэно, чтобы узнать его точку зрения, но виконта здесь нет. Тогда переключаю внимание на Тонфоя, который пожимает плечами.

— Если мы берём верх, то не вижу смысла давать им шанс укрепиться.

Усмехнувшись, возвращаю взгляд на Кравнеца.

— Переместите парламентёров сюда. Сообщите, что мы готовы к переговорам, но вот перемирие заключать не будем. В плане военных действий, продолжайте реализовывать прежний план. Даже если они предложат что-то интересное, будет лучше, если у нас будет позиция подкреплённая серьёзными успехами на поле боя.

Генерал недовольно морщится.

— Вы же не собираетесь действительно заключать с ними соглашения?

— В том виде, в котором они хотят его видеть — нет. Но никто не мешает переиграть условия. К тому же, уверен, в состав делегации входят представители от разных провинций. Возможно кому-то захочется спасти свою шкуру, оставив остальных под ударом.

До Кравнеца доходит смысл сказанного и он расплывается в улыбке. А буквально через десять минут троих мужчин, которые представляют республиканцев, при помощи портала перемещают в Схердас. Предварительно всю тройку проверяют на наличие магических артефактов или самого факта дара. После того, как обыскивают, исключив присутствие оружия. В путь они отправляются только когда имперские офицеры убеждаются в полной безопасности переговорщиков.

Пока прибывших мятежников размещают в одном из зданий под охраной военных и офицеров канцелярии, отправленных Мэно, всё-так прибывшим в штаб. Когда мы заканчиваем с этим вопросом и покидаем помещение, аристократ просит меня отойти в сторону от остальных. Оставшись наедине, озвучивает ожидаемый вопрос.

— Что с Айрин? Вы же пытались сегодня — что-то получилось?

Глядя на него, отчётливо вижу нетерпеливое ожидание в глазах. Как объяснить ему, что вернуть дочь практически невозможно? Да и то, слово «практически» в этой фразе присутствует исключительно из-за смутной надежды и пока не подкреплено фактами.

— Хорошая новость — ваша дочь жива. Плохая состоит в том, что она уже не совсем та Айрин, которую мы оба знали. Это могущественная сущность мира посмертия, которая на моих глазах окончательно убила Схэсса, разделавшись с ним парой ударов и поглотив его силу. Она же заставила меня убраться оттуда, уверяя, что в противном случае может не сдержаться и прорваться в наш мир, полностью его уничтожив.

Огонёк надежды, который теплился в его глазах, гаснет.

— Сущность? То есть она…потеряла разум? Сошла с ума? Что с ней случилось?

Выматерившись про себя, второй раз за последний час тянусь к сигарете. Закурив, пытаюсь сложить в голове фразы так, чтобы это звучало приемлемо.

— Во время схватки с Айвендо она впитала в себя мощь множества погибших. Щедро зачерпнув её из мира посмертия. И по её словам, просто не могла оставаться здесь, потому что процесс изменения уже пошёл. После перехода, её тело поглотило ещё и мощь осколка Схэсса. За счёт этого, она сохранила своё сознание и свой внешний вид. Там ей ничего не угрожает — она сильнее всех местных обитателей. К тому же с ней Эйкар, тоже сохранивший свой разум. И Палач. Последний возможно и рад бы нанести ей вред, но я наблюдал их в схватке — у Айвендо нет шансов, что он сам прекрасно понимает.

Секунду помолчав, продолжаю.

— Боюсь мы не сможем вытащить её прямо сейчас. Это…опасно. Айрин может уничтожить всё здесь, включая нас с вами. Вообще всё живое на континенте.

Увидев, как застыло лицо офицера, спешу добавить.

— Я отдал приказ Спашену — он формирует отдельную группу для изучения мира посмертия. Если существует какой-то способ вернуть её оттуда, мы его найдём и обязательно используем.

Несколько мгновений он молча стоит, изучая меня. Потом задаёт внезапный вопрос.

— А остальные? Помимо Эйкара и Айрин, были же ещё люди.

Печально качаю головой.

— Мертвы. Безвозвратно уничтожены в мире посмертия. Больше из наших людей никого не осталось.

Мэно коротко кивает.

— Понял. Я хочу быть в курсе исследования. И включить в группу своего офицера.

Чуть подумав, соглашаюсь с шефом канцелярии.

— Я тоже думаю, что это будет логично. Выберите кого-то толкового. И регулярно проверяйте его на факт вмешательства в разум.

Тот слегка хмурится.

— Это подозрение или предосторожность?

— Второе. Я верю Тадешу. Но сейчас в его руках очень большая власть. И порой бывает так, что даже хорошие люди сильно меняются, получив такие полномочия.

Шеф канцелярии сразу же уточняет.

— Это значит, что мне стоит присматривать и за всеми остальными проектами, которые он курирует?

Печально усмехаюсь.

— Вам стоит присматривать за всеми, кто сейчас руководит империей. Не хотелось бы получить ещё один заговор, когда мы будем уже совсем близки к победе.

Тот понимающе цокает языком.

— По мере увеличения штата, я постараюсь вернуться к старому формату надзора со стороны канцелярии. Пока это невозможно, ввиду острой нехватки офицеров.

Беседу прерывает Корвэлла. Несмотря на полученные известия, девушка продолжает выполнять роль советника по дипломатическим и кадровым вопросам. Собственно, они занимаются этим на пару с Миккой. Но призванная сейчас как раз участвует в процессе отбора претендентов на должности в восстанавливаемых министерствах. А вот сестра Джойла предлагает обсудить варианты коммуникации с прибывшими республиканцами. Раз они в столице, надо попробовать выжать из них максимальную пользу.

Когда вместе с ней приближаемся к залу совещаний, меня догоняет запыхавшийся вестовой.

— Ваше Императорское Величество. Болрон.

Прерывается, чтобы перевести дух и я уточняю.

— Что Болрон?

— Присоединился к республиканцам на севере. Они назначили его командующим армией.


Глава 16


Как выясняется, мы с Корвэллой прибыли первыми. Мэно и Тонфою нужно разобраться с парой вопросов, Микка тоже занята. А Кравнеца мы решили и вовсе не отвлекать от управления войсками. Помимо этого, ожидается Ллойс — старый дипломат, род которого поднялся из нищеты за последнее столетие. Настолько, что отслуживший тридцать лет на государственной службе, Оскан Ллойс преподавал в дипломатической имперской академии. В ходе войны, большинство преподавателей и студентов погибли, либо разъехались. А его Микка с Корвэллой сочли лучшим кандидатом на должность министра иностранных дел. Канс одобрил его ещё вчера, так что у нас стало одним членом правительства больше.

Подбираю слова, чтобы объяснить девушке ситуацию с братом, но она начинает говорить первой.

— Канс рассказал, как всё было. Я понимаю, что вы с ним сделали всё возможное. Была бы благодарна, если никто пока не будет затрагивать эту тему.

С некоторым удивлением киваю и девушка сразу начинает говорить снова.

— Я проверила всех троих присланных. Среди них один северянин — Джейс Ортон. Плюс, два человека из западных провинций — Лэзр Маллок и Сантой Марн. Пока не удалось выяснить ничего более детального, есть только предполагаемые и отрывочные сведения. Если верить им, то Джейс, один из республиканцев старой закалки. Участник подполья на протяжении последних двадцати лет. Трижды был арестован. Два раза отпущен в связи с нехваткой улик и один раз отправлен в тюрьму на полтора года. На него есть досье в канцелярии и имеются полицейские записи. Двое остальных, скорее всего из «новой волны». Раньше в поле зрения имперских ведомств не попадали.

Слушая сухой тон девушки, едва не срываюсь, чтобы задать вопрос о Джойле. Но раз она сама попросила не поднимать эту тему, значит постараемся так и сделать.

— Твоё предложение по поводу переговоров?

Та пожимает плечами.

— Сначала встретиться со всей тройкой и выслушать их предложения. Оценить каждого, прощупать, завязать беседу. Потом постараться побеседовать с ними отдельно. Собрать максимум информации и разработать тактику общения. Возможно получится выяснить что-то интересное об их планах. А в идеале и склонить на свою сторону, убедив в отсутствии перспектив у мятежа.

Чуть помолчав, затрагиваю ещё один момент.

— Болрон. Известие о нём пришло вместе с новостью о переговорах.

Корвэлла хмыкает.

— Возможно они хотели таким нехитрым образом оказать на нас давление. Один из кандидатов на престол, который сейчас встал на сторону мятежников — это дорогого стоит. К тому же, скорее всего он примкнул к ним не один, а с каким-то количеством солдат.

— Это всё равно странно. Болрон никогда не проявлял симпатий к республиканцам. Более того — сам хотел сесть на престол империи. А они ставят его во главе армии. Стоит ему набрать популярность в войсках и добиться каких-то успехов, как северяне получат военного диктатора, что ничем не будет отличаться от императора. Разве что в худшую сторону.

Сестра Джойла пожимает плечами.

— Согласна. А если вспомнить о войсках, которые остались после сестёр Схэсс, то всё это выглядит ещё более странно.

Когда заканчивает говорить, двери зала распахиваются и лейб-гвардейцы пропускают внутрь Ллойса. Следом за ним прибывают Мэно с Кансом. И буквально через несколько мгновений, в помещение входит Микка. После того, как Корвэлла повторяет вводные данные, наш новый министр иностранных дел сразу же озвучивает свою точку зрения.

— Я всю ночь изучал документы, которые были предоставлены нашему ведомству. И хочу отметить, что на мой взгляд, руководство северных провинций не так монолитно, как может показаться. Я даже могу предположить, что у них назревает некий кризис, который они пытаются предотвратить, интегрировав в свою систему управления Болрона. Либо напротив, одна из сторон желает получить критическое преимущество, пригласив опального генерала. Как бы там ни было, север может полыхнуть в любой момент.

Переглянувшись с Корвэллой, задаю вопрос.

— На чём основываются подобные выводы?

Дипломат слегка наклоняет голову, переведя взгляд на меня и берёт в руки лист бумаги.

— Я опираюсь на логику, Ваше Императорское Величество. Если на западе мятежники представлены относительно однородной массой, в которой мало кто выделяется, то на севере всё по-другому. Во-первых, там относительны сильны сами республиканские идеи. Имеется немало старых подпольщиков, многие из которых подвергались арестам со стороны полиции или канцелярии. Они обладают моральным авторитетом для тех, кто симпатизирует республиканцам и желает упразднения империи.

Сделав секундную паузу, говорит дальше.

— Во-вторых, именно на севере остались войска, которые формировались сёстрами Схэсс. В них заложена преданность и стопроцентная лояльность своим командирам. Вот только никого из их создателей не осталось в живых. Я консультировался с магами и они считают, что при таких обстоятельствах, солдаты подвергнувшиеся обработке станут искать замену. И точно её найдут. Теперь они просто не могут по иному, понимаете? Им обязательно нужен человек, которому они будут с восторгом повиноваться. Не знаю, кто это будет, но вполне вероятно он уже появился. И наконец, в-третьих, на севере масса тех, кто не сильно знаком с идеями республиканцев и не подвергся обработке со стороны сестёр Схэсс. Люди, которые просто хотят возврата к прежней жизни. Нормальная работа, деньги, работающие школы для детей, отсутствие дефицита товаров. Им обещали всё это, но экономическая ситуация в северных провинциях только продолжает ухудшаться. А между тем, у массы подобных «экономических» мятежников, имеется оружие. И они занимают определённые должности.

Дождавшись, пока он закончит, уточняю.

— Вы считаете, что одна из этих группировок могла использовать Болрона, чтобы усилить свои позиции?

Тот секунду медлит, а потом ведёт головой чуть в сторону.

— Возможно. Но скорее всего кто-то из верхушки пытается стабилизировать ситуацию. Рассчитывая, что Болрон уравновесит все стороны и никто из них не рискнёт начать открытое противостояние.

Интересная мысль. Не лишённая смысла. Пока я прикидываю, насколько верны могут оказаться догадки Ллойса, в беседу вступает Мэно.

— Согласно информации, которая поступает из северных провинций, там действительно наблюдается недовольство новой властью. Многие из горожан, которые на первом этапе горячо поддерживали мятежников, теперь настроены по отношению к ним весьма критично. Но я бы отметил, что недовольные гражданские разобщены. А их представительство в органах власти и войсках невелико. По крайней мере, его точно недостаточно для поднятия организованного восстания. Но в целом, уровень напряжённости быстро растёт — тут я соглашусь с министром. Если дело дойдёт до открытых уличных протестов и республиканское командование отдаст приказ на открытие огня, может вспыхнуть спонтанный бунт.

Откинувшись на стуле, окидываю взглядом всех собравшихся.

— Если это верно, то при первой возможности стоит начать концентрацию группировки для наступления на севере. У нас есть Скэррс, который можно использовать в качестве плацдарма. В случае раскола между северянами и столкновения мятежников друг с другом, будет хороший шанс дождаться максимально удобного момента и нанести удар.

Ллойс цокает языком, привлекая к себе всеобщее внимание. Ни капли не смутившись, принимается излагать своё собственное предложение.

— На мой взгляд, сейчас северяне готовы пойти на серьёзные уступки. Пожалуй переформулирую — они готовы почти на всё, лишь бы сохранить стабильность и закрепиться во власти. Как минимум та часть высшего руководства, которая заключила соглашение с Болроном. Рискну предположить, что именно они и направили к нам своего эмиссара, чтобы попробовать договориться. И мы можем это сделать. Только отдельно от запада и не подписывая самого договора.

На момент задумавшись, продолжает.

— Скажем, никто не мешает нам заключить предварительное соглашение о намерениях и обоюдных гарантиях перемирия, при условии соблюдения определённых условий. Юридически это нам мало к чему обяжет, но зато может взорвать всю ситуацию на севере. Ветераны республиканского движения сочтут это предательством, Болрон придёт в ожидаемую ярость, а те, под чьим контролем оказались войска Схэсс могут решить, что это отличный момент для переворота. Останется только столкнуть их лбами и дождаться, пока численность мятежников несколько сократится в ходе боевых действий. После чего вернуть территорию под свой контроль.

Осмыслив его слова, понимаю, что вариант действительно неплохой. Конечно, если министр в целом верно оценивает ситуацию. Но если всё так, как он считает и мы сможем развалить северный анклав противника, то запад будет обречён. В одиночку они не смогут противостоять нашей армии. Даже сейчас у нас хватает сил для того, чтобы развернуть наступление. Останавливает только необходимость продвижения на юге и желание обезопасить тылы, добившись контроля над всеми провинциями, что пока не определились.

Впрочем, число последних быстро сокращается. После победы над южанами, уже пять регионов заявили о своей лояльности престолу. Там уже начали искать магов, а местные отделения канцелярий и полиции, наряду с гарнизонными и армейскими частями, перешли под наше командование. Думаю, дальше процесс пойдёт ещё быстрее. На то, чтобы выстроить систему управления, перегруппировать войска, провести кадровые перестановки и прочесать частой сетью все города в поиске людей с магическим даром, у нас уйдёт пара недель. После этого, у противника не будет шансов. И если у северян есть неплохая возможность выстроить оборону, хотя бы в теории, то с западом всё иначе. Как только наши войска прорвут фронт на территории дома Тонфоев, мы сможем зайти им во фланг. А при наличии достаточного количества войск — полностью замкнуть окружение. Единственная угроза — это распространение мятежа на другие провинции, включая юг, чего я сильно опасался. Но последние данные говорят о том, что этого не произошло. То есть наша победа, исключительно вопрос времени.

— Не думаю, что нам сейчас стоит настраиваться на быструю и лёгкую победу.

Вступивший в разговор Канс, придвигается к столу, кладя на него руки и продолжает.

— Никто не ожидал настолько мощного выступления республиканцев. И пусть на севере они взяли верх при помощи сестёр Схэсс, но западные провинции восстали без их помощи. Хочу напомнить, там проживает масса людей. Под контролем противника большая и густонаселённая территория. Если их руководство грамотно организует процессы управления, то они окажутся способны дать нам отпор. Как минимум, выстроить линию обороны и сильно потрепать войска. А если добавить к этому пропаганду и потенциальные мятежи в нашем тылу, то ситуация может кардинально измениться в любой момент.

Поняв, что на него устремлено сразу несколько вопросительных взглядов, добавляет.

— Я думаю, что нам стоит раскачать север, если будет такая возможность. Нет ничего лучше противника, войска которого сцепились друг с другом. Но не надо недооценивать запад. Сразу двое переговорщиков прибыло оттуда и если у нас выйдет внести раскол и в их ряды, это будет отлично.

После Тонфоя выслушиваем мнение Микки, но оно ничем не отличается от точки зрения канцлера. Так что решаю свернуть обсуждение. Сами парламентёры пока на своём месте размещения и под надёжной охраной. С учётом ситуации на фронте, пусть ещё помаринуются и подождут. Тем более, что сейчас есть и иные вопросы, требующие моего внимания.

Сразу после совещания встречаюсь со Спашеном. Замотанный парень предоставляет доклад о поиске «свежей крови». На данный момент обнаружено уже более тысячи человек с магическими струнами, которых перебрасывают в столицу. После первичного обучения, они смогут обеспечить нам, как минимум десять тысяч призванных. А по оценке самого Тадеша, мы сможем отыскать до двадцати тысяч новых магов на контролируемой территории. Возможно в несколько раз больше, если под власть империи попадут все провинции, на территории которых сейчас идут боевые действия. Как и те, что пока не выразили желания подчиниться новому императору.

Но в любом случае, цифры немного ошеломляют. В своих расчётах я совсем упустил плотность населения, отталкиваясь от нашего опыта на севере империи. В центре и на юге, города намного крупнее. А двадцать тысяч магов, это около двухсот тысяч призванных. Пять полноценных армейских корпусов. Мощь, которая раздавит любого противника на территории Норкрума.

Правда, подобный масштаб приводит к вполне предсказуемым проблемам. В первую очередь с подготовкой. Спашен лично занимается обучением людей, отобранных для преподавания. Плюс, они изучают выделенный материал самостоятельно. Но их слишком мало. Одно дело — заниматься обучением нескольких сотен новичков и переподготовкой армейских магов. Совсем другое — обеспечить условия для учебного процесса, когда учеников более двадцати тысяч.

Если же отбросить проблему преподавателей, то встаёт вопрос размещения всех этих людей. Безусловно, далеко не все из них решат пройти полный курс и встать в ряды армии. Как показывает практика, около семидесяти процентов отсеиваются после обязательной программы и использования для призыва новых бойцов из другого мира. Заставлять их учиться и сражаться силой, мы не собираемся. Просто размещаем в столице, чтобы были под присмотром.

Но даже тридцать процентов от двадцати тысяч, это около шести тысяч человек. Столько студентов не было даже в Хёнице, в его лучшие времена. У нас же нет ни подготовленных помещений для занятий такого числа людей, ни достаточного числа преподавателей.

Выход, который предлагает сам Тадеш — провести дополнительный набор в учителя из тех новичков, кто уже добрался дальше первичной программы. Сформировать отдельную группу с парой опытных магов, которые станут их подтягивать. И таким образом, закрыть хотя бы вопрос по базовой подготовке всех прибывающих магов из провинций. А вот дальше придётся импровизировать и рассчитывать на то, что откликнутся старые маги, готовые заняться обучением молодняка. Соответствующее объявление уже ушло во все газеты провинций под нашим контролем.

Если вопрос с кадрами пока остаётся подвешенным в воздухе, то для организации процесса, я выделяю Спашену здание имперской высшей академии. Раньше там обучались аристократы, желающие занять позицию на государственной службе или лучше разбираться в управлении собственными территориями. Сейчас же громадные корпуса учебного заведения пустуют. И вполне подойдут для размещения имперского университета магии. Под проживание же прибывающих студентов, выделяем сразу несколько гостиниц.

Отдельно проговариваю, что учебный процесс будет контролировать императорская канцелярия. Нельзя допустить, чтобы среди студентов затесались шпионы республиканцев. Ещё хуже будет, если там окажутся их агитаторы. В ответ Тадеш предлагает связать каждого студента магической присягой. Подготовить что-то вроде договора Айвендо, к которому будет присоединяться каждый студент. На момент это кажется интересной идеей, но потом я вспоминаю, насколько был ненавистен магам Палач. А затем прикидываю, насколько далеко я могу уйти по такой дороге к лёгкой власти и отвергаю предложение. Мы и так слишком часто используем воздействие на разум. Задействовать его в масштабах десятков тысяч человек, на мой взгляд не стоит. Тем более, что речь идёт о будущей магической элите империи.

Покинув кабинет Спашена, отправляю вестовых к Ллойсу и Микке с Корвэллой. Настало время посмотреть на тройку переговорщиков, которых прислали республиканцы.


Глава 17


К зданию, в котором содержится делегация мятежников, мы приходим вчетвером. Микка с Корвэллой, Ллойс и я сам. Министр пытается убедить меня, что такие переговоры не мой уровень, но я решаю, что всё равно стоит присутствовать. Если смотреть с точки зрения статуса субъектов, то единственный, кто подходит для личной встречи со мной, это будущий король объединённого юга. Или королева, если учитывать в раскладе фактор Айвери.

Трое республиканцев встречают нас в гостиной. Расположились в креслах с чашками сорка. Реагируют по разному. Один с проседью в волосах, при виде меня немедленно встаёт, салютуя кружкой с напитком и начиная говорить.

— Рад видеть, что императора действительно интересуют жители Норкрума.

Слегка растерявшись, взмахиваю рукой и он опускается назад. А вот его «напарники» молчат, бросая в его сторону мрачные взгляды. Когда мы занимаем ещё четыре кресла в гостиной, один из «молчунов» начинает разговор.

— Лэзр Маллок, военный префект республики. Хотелось бы узнать, почему вы отказались заключать перемирие? Мы прибыли сюда для переговоров по своей доброй воле, но вы продолжаете боевые действия. Зачем, если мы хотим договориться?

Вижу, как в соседнем кресле напрягается Микка, которой явно не нравится игнорирование титула императора. Прежде чем призванная обрушилась на говорившего, опережаю её.

— Вы действительно прибыли сюда сами. Но уж позвольте мне самому решать, когда мои войска будут сражаться, а когда отдыхать. Об отказе от перемирия вас предупредили заранее, тем не менее вы всё равно прибыли в столицу. Может быть перейдёте к цели своей делегации?

Префект недовольно хмурится, а вот седой мужчина, что единственный поприветствовал меня, ухмыляется.

— Они почему-то решили, что вы обязательно среагируете на призыв к временному перемирию. И это после триумфального разгрома южан.

Насколько я понимаю, «седой», это Джейс Ортон. Единственный, кого можно назвать относительно опытным политиком, пусть и со специфическим опытом. Оба его «коллеги» почти синхронно бросают в его сторону гневные взгляды, а северянин продолжает.

— У меня другой вопрос — чего вы хотите от этих переговоров? Думаю, вам сейчас настойчиво предлагают военное решение вопроса.

Столкнувшись с его внимательным взглядом, показательно усмехаюсь.

— После уничтожения южан, ликвидации сестёр Схэсс и окончательной гибели самого Рэна Схэсса, у нас действительно развязаны руки. Если я отдам приказ, мятежные провинции будут стёрты с лица земли за несколько суток. Хотя, не думаю, что это потребуется. Стоит нам полностью уничтожить несколько крупных городов, как остальные станут умолять сохранить им жизни и сложат оружие.

Второй представитель запада оскаливает зубы.

— Вы никогда на это не пойдёте. Уничтожите хотя бы один город и оправдаете всё, что о вас говорят. Получите бунты по всему Норкруму и мятеж собственной армии. У вас и так немного кадровых военных, большинство, это призванный резерв. Полноценного восстания корона не переживёт.

Пока он говорит, чувствую, как наружу начинает прорываться ярость. Слишком много всего случилось за последнее время. И слишком долго я сдерживал свои эмоции, тщательно цементируя их внутри. Уперев взгляд в говорившего, мрачно излагаю.

— Думаешь я этого боюсь? После того, как побывал в мире посмертия и видел такое, из-за чего твои мозги бы расплавились на месте? После битвы с Рэном и схватки с Палачом? После всего, что было? Если это действительно будет нужно, я отдам приказ! Обрушу на вас всю свою ярость. Свяжу магов и солдат присягой. Промою им мозги, как это сделали сёстры Схэсс. Атакую вас заклинаниями, о которых ваши маги даже не подозревают! И когда меня начнут умолять о пощаде, выдвину только одно условие — каждый из участников мятежа должен умереть. Вместе со всеми членами своей семьи. Вчерашние соседи будут убивать вас и рвать на куски. Только головы сохранят целыми. Чтобы предъявить их имперским войскам. И лишь после того, как все рицеровы ублюдки окажутся мертвы, я приму сдачу всех остальных.

В комнате устанавливается тишина. Кажется, ни один из тройки республиканцев не ожидал такого. Как и мои собственные люди. Поняв, что надо как-то разрядить обстановку, усмехаюсь.

— Мы здесь только ради того, чтобы избежать гибели громадного количества людей. Но если кто-то из вас считает, что я не смогу утопить мятежные провинции в крови, удержав под своей властью все остальные — он глубоко заблуждается.

Ещё несколько секунд все молчат. Потом Ортон выдаёт тихий смешок.

— Кого-то вроде вас я и рассчитывал здесь встретить. С учётом всех обстоятельств, менее жёсткий человек был бы уже мёртв. Или в бегах. Но точно бы не занимал престол империи.

Бросив взгляд на своих «сопартийцев», продолжает.

— Уверен, нам выдали разные инструкции. Что касается меня, то я обращаюсь к вам от лица северных провинций и предлагаю нашу капитуляцию на разумных условиях.

Брови сами по себе ползут вверх и Джейс понимающе кивает.

— Вы просто не в курсе всего происходящего. Наши позиции на севере прочны — там много старых республиканцев, которые ведут борьбу за изменение строя десятилетиями. Но…

Откинувшись в кресле, несколько мгновений молчит.

— Но мы никогда не ставили себе целью изменить ситуацию любой ценой. Когда появились эти странные…девушки, некоторые из нас решили, что время пришло. Тем более империя увязла в войне и страна была раздроблена на множество частей. Будем честны, вы тогда контролировали только Схердас, да ещё несколько городов. Все остальные были сами по себе.

Снова делает перерыв, тяжело вздохнув.

— Никто из нас не представлял чем это обернётся. Те люди, которых взяли в оборот сёстры Схэсс, они уже не самостоятельны. Это практически конструкты, только рождённые живыми людьми, а не созданные в лабораториях. Их командиров нельзя контролировать. Массовые внесудебные казни и убийства гражданских из-за неверного слова или украденного куска хлеба, это не то, чего мы хотели добиться.

Дослушав его, задаю вопрос, который просто напрашивается.

— Что именно вы предлагаете?

Вы войдёте на территорию северных провинций. Тайно, за счёт внезапно открытых порталов. После чего вместе с нашими частями ударите по солдатам Схэсс. У наших людей есть хорошее понимание местности, у вас достаточно бойцов и магов, чтобы разделаться с ними.

На лицах представителей запада сейчас заметно самое настоящее изумление. А вот Ллойс вкрадчиво уточняет.

— Как же Болрон? Ведь вы поставили его во главе вашей армии.

Джейс поворачивается к нему.

— Он тоже готов сдаться. Вместе с остатками своей армии. Но перед этим поможет вам ликвидировать угрозу.

Непонимающе морщусь. Как-то всё это слишком хорошо выглядит, чтобы быть правдой.

— Вы получили то, что хотели. Под вашим началом масса полностью лояльных и готовых биться насмерть солдат. Если они доставляют проблемы внутри границ территории, отправьте их на фронт. Вопрос решится сам собой. Почему необходимо всё усложнять и приглашать к себе имперскую армию? Отказавшись от власти и дальнейшей борьбы?

Тот кривит губы в усмешке.

— Считаете это ловушкой? Понимаю. Если не знать, что точно происходит на нашей территории, то предложение действительно выглядит странно.

Помолчав, принимается излагать.

— Мы считали, что сможем контролировать солдат, которыми стали вчерашние пекари, рабочие и безработные. Но всё оказалось не так просто. Сёстры Схэсс… Они заложили им в голову не только подчинение, но и многое другое. Например, шаблонные идеалы нашего движения. И навыки уличных боёв. Не знаю, как это возможно — все наши маги в один голос твердят, что раньше с таким не сталкивались. Но если сначала они ходили, как замороженные и были готовы выполнять приказы наших лидеров, то сейчас их разумы как будто оттаяли и офицеры принялись активно действовать.

Когда он заканчивает, Микка с интересом уточняет.

— В чём это выражается? Если честно, мы пока вас не совсем понимаем.

Ортон тяжело вздыхает.

— Они начали принимать самостоятельные решения. Могут запросто арестовать и поставить к стенке человека, стоящего выше них, потому что сочли отданный приказ не соответствующим их внутренним убеждениям. Не говоря уже о крови, которую они льют на улицах. Их невозможно обуздать. А их командиры уже наладили связь между собой. Это армия, которой плевать на отданные приказы — если они сочтут их противоречащими своим собственным представлениям о правильном, то либо откажутся выполнять, либо поставят к стене того, кто отдал команду. Теперь вы меня понимаете?

Микка задумчиво кивает, а к беседе подключается наш министр иностранных дел.

— То есть вы предлагаете капитулировать перед престолом? Правильно я вас понимаю?

Тот печально кривит губы, под настороженными взглядами своих «коллег» с Запада и поворачивается к Ллойсу.

— Мы готовы пустить на территорию провинций имперские войска и помочь им разобраться с противником. Но при условии амнистии для всех участников мятежа, включая руководителей. Они сохранят своё имущество, свободу и все права подданных империи. Если вы не согласны, то мы предпочтём рискнуть и попытаться решить вопрос самостоятельно.

Министр переплетает пальцы и бросив взгляд в мою сторону, излагает ответ.

— Думаю, мы не будем против такого подхода. Но с парой ограничений. Всем участникам мятежа будет запрещено занимать любые государственные должности. А если они возьмутся за старое, то при первом же нарушении, они будут арестованы. Независимо от тяжести проступка.

Теперь на какое-то время задумывается уже сам Ортон. Потом медленно тянет слова.

— На это моих полномочий хватит. Считайте, что мы согласны.

После этого наступает неловкая пауза — прибывшие республиканцы переглядываются между собой, обмениваясь презрительными гримасами. Соглашение с северянами однозначно надо обсуждать отдельно. Более того — нельзя отпускать представителей запада до момента, как мы всё закончим. Могу поспорить, они попытаются проинформировать солдат о грядущей операции. Уж больно недовольными выглядят.

Окинув Маллока и Марна взглядом, интересуюсь.

— Каково ваше предложение?

Те неуверенно переглядываются и Лэзр начинает говорить первым.

— Мы рассчитывали прийти к соглашению о перемирии и прояснить условия на которых вы согласитесь воссоединить расколотые территории.

Вопросительно поднимаю брови и его «напарник» подхватывает.

— Наше руководство предлагает прекратить боевые действия и прийти к соглашению. При условии, что вы будете согласны реформировать политическую систему империи.

Усмехнувшись, решаю уточнить.

— Каким образом?

Эта пара снова обменивается взглядами и Сантой Марн принимается рассказывать.

— Мы предлагаем сформировать новый управляющий орган, который будет действовать на постоянной основе. Выборный, формируемый из представителей провинций и вольных городов. Можно включить в него и аристократов, но ограничить их численность. Это новое, выборное собрание будет наделено полномочиями по назначению судей, обязательному одобрению всех законов и эдиктов императора, плюс само по себе будет являться высшим судебным органом империи. Вместо текущего формата, где высший суд вершат хёрдисы, либо император.

Глядя на него, обдумываю предложение. Реформа политической системы управления и так была неизбежна. Пережитые империей потрясения сломали старый уклад жизни. Да и влияние высшей аристократии сейчас сильно подорвано. Вернее, в текущем моменте, оно велико — за счёт их участия в войне и немалого числа подчинённых солдат. Но когда наступит мир, восстановить старую экономическую систему будет непросто. Да и незачем.

Но при всём этом, я планировал запускать процесс модернизации сам, как изменения свыше. А не под давлением республиканцев. И самостоятельно определять, как выстроить систему сдержек и противовесов, чтобы всё работало корректно, а дворянство не обратилось против престола. Договорённость с мятежниками на тех условиях, что они предлагают, многие сочтут предательством. Особенно аристократы, которые сейчас являются костяком формируемой армии. Тем более, сделка с северянами очень сильно ослабляет позиции второго республиканского анклава. Сами по себе они точно не смогут выстоять против империи. И прекрасно это понимают — не зря лица у обоих посланников такие озадаченные.

— Мне это не кажется хорошей идеей. Безусловно, после окончания военных действий, какие-то изменения произойдут. Но это точно не будет делаться под давлением тех, кто с оружием в руках выступил против престола.

Сделав короткую паузу, продолжаю.

— Могу предложить вам те же условия, что и северным провинциям. Сложите оружие и получите амнистию. С точно такими же ограничениями.

Какое-то время оба «западника» мрачно молчат. Потом Маллок озвучивает ответ.

— Не думаю, что наше командование пойдёт на такое. Мы рассчитывали прийти к формату договора, который всех устроит. И само собой, многие из нас желают принять участие в выборах и активно работать на благо страны.

Качнув головой, выдаю вердикт.

— Соглашения в том виде, как вы его видите, не будет. Предложение амнистии с ограничениями, озвученными Ллойсом — единственное на что я могу пойти. Ничего более.

Секунд десять оба мрачно молчат. После чего Марн медленно задумчиво тянет.

— Нам нужно проконсультироваться с руководством. Отправите кого-то из нас обратно? Второй останется здесь в качестве гарантии продолжения переговоров.

Вижу, как хмурится Микка и едва заметно делает отрицательное движение головой Ллойс. Корвэлла же просто хищно усмехается, разглядывая растерянных представителей запада.

— Боюсь, вам придётся немного задержаться здесь в качестве гостей. До момента, когда мы закончим операцию на севере. Во избежании утечки информации.

Сразу же слышится возмущённый голос Маллока.

— Вы гарантировали нашу безопасность на время переговоров.

Удивлённо развожу руками.

— Так вы и будете в полной безопасности, под охраной солдат и офицеров имперской армии. Думаю, вы сами понимаете, почему я не могу отпустить вас обратно. Настаивать на этом бесполезно.

На этом общая часть встречи заканчивается. Обоих «парламентёров» западного анклава мы оставляем в том же доме. А вот Ортон отправляется с нами во дворец. По дороге понимаю, что пора бы начать выносить правительственные структуры за пределы императорской резиденции. На этапе активных военных действий, решение собрать всех в самом защищённом месте, была отчасти логичной. Но теперь, когда штаты растут каждый день, а непосредственная угроза миновала, во дворце стремительно заканчивается свободное пространство. И становится слишком многолюдно.

Следующие несколько часов выливается в подготовку документов и согласование деталей совместной атаки на противника. Отдельно уточняем, что если кто-то из республиканцев окажет вооружённое сопротивление имперским войскам или любое содействие нашим противникам, то на него правила амнистии не распространяются. В процессе связываемся с северянами. Все трое прибывших переговорщиков, не являются магами. Но если «западники» прибыли с пустыми руками, то вот Ортон привёз с собой артефакт связи при помощи которого можно выйти на контакт с магом из числа руководства республиканцев. Это на момент заставляет задуматься об осведомлённости руководства западного анклава мятежников. Раз они не обеспечили себе возможность связи, пусть и через имперского мага, то могут располагать какой-то информацией о работе порталов. Например, предполагать, что по артефакту связи можно навестись и атаковать противника.

Когда все основные моменты согласованы, оставляю Ортона вместе с группой офицеров Кравнеца — теперь они должны детализировать план военной операции, которая должна пройти уже завтра вечером. Джейс настаивает на том, чтобы провести всё максимально быстро.

Добравшись до своего «кабинета», обнаруживаю там мрачного Фосстона. Последнее время командир лейб-гвардии был погружён в организационные вопросы, не так часто лично занимаясь моей охраной. Увидев его, вопросительно поднимаю брови и хмурый офицер взмахивает рукой, указывая на кресло.

— Мне нужно кое-что рассказать, Ваше Императорское Величество.


Глава 18


Расположившись за столом, запускаю нотную комбинацию защищающую от прослушки и выжидательно смотрю на Фосстона. Тот почему-то заминается, а потом задаёт странный вопрос.

— Ваше Императорское Величество, насколько вы доверяете новому шефу канцелярии?

Удивлённо подняв брови, смотрю на него, рассчитывая на дополнение, но офицер молчит, ожидая ответа.

— Скажем так, пока у меня нет ни одной причины, в нём усомниться. В чём, собственно дело?

Ещё несколько мгновений, командир моей лейб-гвардии раздумывает. Потом начинает говорить.

— Как вы знаете, я активно занимаюсь вербовкой новых бойцов, чтобы нарастить численность гвардейцев хотя бы до полноценного батальона. За счёт этого много общаюсь с офицерами из разных частей. И до моих ушей дошла некоторая информация, которая…заставила усомниться в его полной преданности.

Откинувшись на спинку кресла, взмахиваю правой рукой, показывая, что жду продолжения.

— Сейчас он занимается в том числе и надзором за армейскими соединениями. И насколько я могу понимать, берёт под прямой контроль некоторых магов и офицеров, обосновывая это вашим распоряжением.

Пока не понимаю в чём суть проблемы и поэтому уточняю.

— А в чём здесь проблема? Я действительно разрешил ему использовать магическую присягу для обеспечения лояльности новых сотрудников.

Фосстон понижает тон голоса.

— Речь не только о тех, кто теперь служит в канцелярии. Ещё армейские маги, командиры бригад и батальонов, штабисты. Он медленно формирует самую настоящую сеть агентов влияния. И далеко не факт, что планирует использовать её во благо престола. Я совершенно случайно узнал, что сразу в нескольких штабах существуют отдельные группы офицеров, разрабатывающие планы штурма дворца и занятия столицы.

Увидев на моём лице искреннее удивление объясняет.

— Это подаётся под видом противодействия потенциальному перевороту. Только вот примечательно, что в качестве противника указаны два батальона пехоты и до сотни магов, действующих в качестве их поддержки. При этом, предполагается, что из-за стен Схердаса им на помощь будут пытаться прийти союзники. Очень похоже на наш текущий расклад, не так ли? Если объединить лейб-гвардию и солдат, что охраняют центр города, как раз и получится пара батальонов. А курсанты Спашена и его преподаватели, сойдут за ту самую сотню магов.

Задумчиво хмыкнув, берусь за чашку с холодным сорком, стоящую на столе. Какого лешего? Вот кого-кого, а Мэно я бы никогда не заподозрил в потенциальной измене. Да и зачем это ему? Понятно, что виконт сейчас испытывает сильный стресс из-за своей дочери. Но какой смысл в перевороте? Я же и так пообещал, что мы сделаем всё возможное для того, чтобы её вытащить.

Фосстон тем временем продолжает.

— Я бы не так сильно озадачился этим, если бы не встречи Мэно с представителями хёрдисов. Он не говорил с ними напрямую, но за последние два дня у него были контакты с одним из советников Оттефера, людьми Релье и Кеннотов. А от Скорс явился наследник. Если связать всё это вместе, то картина получается весьма интересная.

Сделав ещё глоток сорка, обдумываю его слова. В случае, если всё это правда, выглядит ситуация действительно не самой позитивной. Да и выбор хёрдисов подчёркивает характер встреч — в списке нет Свезальда и Тонфоев. Хотя, возможно Мэно просто выполнял свою работу, а эти два дома не угодили в лист встреч, по той простой причине, что он не ждёт от них подвоха?

Вздохнув, поднимаю глаза на офицера.

— Я думаю необходимо провести беседу с Мэно — это самый простой путь, чтобы всё прояснить. Не думаю, что он такого ждёт, даже если действительно готовит заговор.

Фосстон кивает и сразу же озвучивает своё мнение.

— Только сначала сообщите о происходящем бригаде призванных и введите их в город. На всякий случай. А ещё стоит заручиться поддержкой Спашена. Объединив его магов с лейб-гвардией, мы получим серьёзное соединение.

Непонимающе поморщившись, задаю вопрос.

— Ты всерьёз считаешь, что виконт в одиночку представляет такую опасность? Он даже не маг.

Теперь военный смотрит на меня по-другому. Как на человека, который не понимает самых простых вещей.

— Как давно вы интересовались штатом канцелярии, Ваше Императорское Величество? Сейчас в нём почти сто человек, среди которых два десятка магов. И хочу отметить — все они прямо здесь, в императорском дворце.

Н-да. Я приказывал Мэно максимально быстро набрать новых людей, но не думал, что центральный аппарат уже насчитывает больше сотни человек. Медленно наклонив подбородок, соглашаюсь с офицером.

— Хорошо. Я прямо сейчас обсужу всё с Тадешом, а после этого отправлюсь к призванным. Тоже лично. А потом побеседую с виконтом. Пока же, сосредоточься на охране.

Вставший со своего места Фосстон, отдаёт воинское приветствие.

— Вся гвардия уже переведена на усиленный режим. Мы готовы к атаке внутри дворца и защите вашего крыла. Один взвод выделен для охраны штаба. Думаю, по нему ударят одновременно с вами и канцлером.

Когда он покидает кабинет, погружаюсь в мрачные раздумья. Командующий моей лейб-гвардией явно уверен в верности данных. Как и в том, что попытка переворота точно последует. Смысла врать ему вроде никакого нет. Да, можно предположить, что его купили. Но если вспомнить историю нашего знакомства, это кажется весьма маловероятным.

В конце концов поднимаюсь на ноги, чтобы навестить Спашена и обсудить с ним угрозу. Хотя, сначала лучше поговорить с Тонфоем. Как ни крути, он второе лицо в империи после меня и должен знать о ситуации.

Как только я подхожу к двери, та распахивается и на пороге появляется один из гвардейцев.

— Ваше Императорское Величество, к вам глава канцелярии. Прикажете впустить?

Неожиданно. И как-то уже слишком своевременно. Настолько, что я с трудом удерживаюсь от того, чтобы потянуться к осколку артефакта. Но вместо этого киваю солдату.

— Да, пусть заходит.

Возвращаюсь на своё место, а в кабинете появляется виконт, занявший одно из «гостевых» кресел. Я снова задействую нотную комбинацию с защитой от прослушки и тот начинает говорить.

— Как вы и просили, я начал приглядывать за Спашеном. Помните, вы дали такую команду?

Не дожидаясь, пока я среагирую, продолжает.

— Как внезапно обнаружилось, в его случае имеет место быть подозрительная активность. Помимо преподавательского состава он взялся курировать формирование двух маго-механических батальонов и по моим сведениям, не менее пятидесяти процентов их личного состава, связаны присягой. Которая завязана на самого Спашена. Это его личная гвардия, которая выполнит любой приказ. Помимо этого он тесно контактирует с некоторыми армейскими командирами и даже наведывался к Свезальду, который до сих пор находится под столицей и в чьём распоряжении находятся его войска. Более того — была встреча со старшим Тонфоем.

После того, как он замолкает, какое-то время перевариваю услышанное. Что сейчас происходит? Он пытается выстроить дымовую завесу, чтобы скрыть свои действия? Или это и есть настоящий заговор, а то о чём мне рассказал Фосстон — обманка?

— Что вы предприняли по этому поводу?

Мэно пожимает плечами.

— Точных доказательств у меня нет. Но я взял на себя смелость побеседовать с штабами формируемых корпусов и они подготовили план подавления мятежа, отталкиваясь от того, что его ударной силой станут батальоны Спашена и помимо этого ему обеспечат поддержку некоторые части, расквартированные около Схердаса. Помимо этого, я навёл мосты со всеми хёрдисами помимо Свезальда и Тонфоя, дав им понять, что мы в курсе возможного заговора и если им поступят какие-то предложения, то необходимо сразу же связаться со мной. В противном случае мы оборвём их династии, полностью уничтожив всех членов фамилии. Как мне кажется, они поняли суть послания.

Интересно выходит. Вот тебе и обоснование действий шефа канцелярии. Как в плане переговоров с высшей аристократией, так и с точки зрения плана штурма столицы. Конечно, если он не лжёт.

— То есть ты считаешь, что Тадеш готовится к перевороту? Но какой в этом смысл? Он уже занимает важную позицию. А место императора ему всё равно не получить. Даже если каким-то чудом выйдет удержать столицу, то аристократия его не признает. Он даже не один из них. Выходец из восточного княжества.

Глава моей канцелярии с задумчивым видом взмахивает рукой.

— Возможно он рассчитывает на магию. Сейчас в его руках колоссальные знания. А массовое использования присяги позволит обеспечить безусловную лояльность армии. Как вы сами понимаете, если у Спашена будет преданная ему армия, на вооружении которой окажутся самые мощные нотные комплекса за всю историю Норкрума, мало кто сможет ему противостоять. Тем более, сейчас в Схердас стекаются новые маги из освобождаемых южных провинций. Совсем скоро у него будет столько магов, что можно будет формировать маго-механические роты в составе каждой бригады. А если подождать ещё дней десять, то и батальоны.

— Но уровень подготовки у них будет не самый лучший.

Тот усмехается.

— Безусловно. Но если Спашен возьмёт верх в столице, он может позволить себе выждать какое-то время, чтобы обучить их базе. К тому же…если он заложит в их головы хотя бы два десятка нотных комбинаций, которых нет у противников и от которых те не смогут защититься, это уже станет критичным преимуществом.

Смотря на него, пытаюсь понять, где правда, а где ложь. Безусловно, есть вариант в котором Фосстон допустил ошибку и принял действия Мэно за подготовку к перевороту. Но уж больно вовремя явился шеф канцелярии. Либо он что-то наблюдает за командиром лейб-гвардии и среагировал сразу, как получил донесение о беседе, либо это часть какого-то плана. Как вариант — банальное совпадение. Но в это верится с большим трудом.

Хотя, Фосстон хотел, чтобы я поговорил как раз со Спашеном. Что тоже наталкивает на нехорошие мысли. Но при этом, он же рекомендовал мне перебросить в столицу призванных, в преданности которых у меня нет никаких сомнений. И среди них тоже немало магов. Каждый изначальный контракт включает в себя верность лично мне. Даже если Спашен свяжет их магической присягой, то они не смогут выполнить приказ, который мне навредит. По той причине, что подобная команда вступит в противоречие с основными положениями их контракта. Конечно, если Тадеш не нашёл, как обойти этот момент… Чёрт! Надо было разделить исследовательские группы и обучение магов, назначив двух отдельных человек. Тогда бы сейчас у меня не возникало никаких вопросов.

Вернув внимание на ждущего виконта, задаю вопрос.

— Ваши рекомендации?

Пару секунд он молчит, о чём-то раздумывая.

— Как я и сказал, точных доказательств того, что Спашен готовит мятеж, у меня нет. Но его действия вызывают обоснованные подозрения. Думаю вам стоит усилить свою охрану и возможно перераспределить его полномочия. Скажем, оставить ему только работу с полученными знаниями, а подготовку магов поручить кому-то ещё. И само собой, ограничить применение магической присяги.

Вздохнув, осознаю, что теперь хорошо понимаю запрет на этот вид магии. Никогда не знаешь, кто может ударить тебе в спину, когда любой может быть связан магией. В предложениях виконта есть зерно истины. Собственно я сам думал о точно таком же развитии событий. Правда, если посмотреть на это под другим углом, то при помощи такого нехитрого совета, он может пытаться ослабить Тадеша перед тем, как ударить самому.

Поняв, что голова уже начинает побаливать от обилия возможных раскладов, допиваю сорк и выдаю ему ответ.

— Возможно я так и поступлю. Надо всё хорошо обдумать.

Тот с готовностью кивает.

— Конечно, Ваше Императорское Величество. Если вам понадобятся мои рекомендации в плане персоналий или любая иная помощь — я в вашем распоряжении. В любое время.

Спустя несколько секунд виконт покидает кабинет, а я остаюсь в кресле, чувствуя лёгкую растерянность. Ситуация запутанная. С одной стороны, каждый из этой тройки в той или иной степени заслуживает доверия. Но с другой, кто-то из них точно лжёт. Да, есть ещё вариант с «монетой на ребре», в котором всё происходящее объясняется добросовестным заблуждением каждой из сторон. Но в это верится с трудом. С высокой долей вероятности, заговор всё же имеет место быть. Вопрос только в том, чей. А может их сразу два?

На этой мысли усмехаюсь. Так я скоро стану полным параноиком. Откуда недалеко и до полного безумия, как у Схэсса, убивавшего собственных потомков ради своей силы.

Вызвав гвардейца, заказываю ещё порцию сорка. Когда солдат закрывает дверь, в голову приходит ещё одна мысль. Вернее осознание. Я не хочу потерять престол. Не только из-за того, что в таком случае Норкрум снова погрузится в кровавый хаос. Эту отговорку можно использовать для остальных, а порой и для самого себя. Но это не вся правда. И даже не её значимая часть. Оказавшись на месте императора, получив власть и пережив всё то дерьмо, что произошло, мне совсем не хочется самоустраняться от власти.

Что это? Профессиональная деформация каждого императора? Аппетит, пришедший во время еды? Ведь совсем недавно, мне было действительно наплевать на всё. Тогда я бы с радостью отдал власть Морне, если бы это привело к спокойной жизни для меня и всех остальных из нашей компании. А сейчас?

Джойл и Лэзла мертвы. Айрин с Эйкаром заперты в мире посмертия и постепенно сходят с ума. Да сколько вообще полегло людей, которые были со мной или сражались против меня? Я же здесь, в императорском дворце. Отдаю приказы, разбираюсь с долбанными заговорами и готовлю удар по очередному противнику, обещая себе, что это станет последним масштабным кровопролитием. Или предпоследним.

Поднявшись, подхожу к зеркалу. В чем теперь разница между мной и Морной? Или между мной и её отцом? Да вообще, чем я отличаюсь от остальных кандидатов на престол, что так стремились его занять?

К моменту, когда на пороге появляется военный с чашкой сорка, в голову уже приходит ответ. Ничем. Нет никакой разницы. Всё наше отличие в том, что я победил. А они проиграли.

Со смешанными чувствами опускаюсь в кресло и принимаюсь за горячий напиток. Спустя пару минут встряхиваюсь и пытаюсь взять себя в руки. Нашёл время для рефлексии и копания в себе. Под носом заговор, который может погубить как меня, так и Канса. Сомневаюсь, что его оставят в живых, кто бы не готовил переворот. А Тонфой, последний из нашей четвёрки, не считая меня самого. Если в итоге мы все погибнем, то значит в моих действиях не было ровным счётом никакого смысла.

Сначала хочу пойти и найти Канса сам, но потом зову гвардейца и приказываю отправить вестовых к Тонфою, Микке и Корвэлле. Проведём небольшой военный совет. Возможно придём к каким-то определённым выводам. По крайней мере, на это хочется надеяться. А если нет, то придётся действовать, надеясь спровоцировать заговорщиков. Либо просто схватить Мэно и Спашена, после чего влезть к ним в разум.

Идея кажется настолько хорошей, что я принимаюсь её всерьёз обдумывать. Потом вспоминаю о массивах данных, которые располагает Тадеш и понимаю, что он вполне мог защититься от подобного. Пожалуй, даже если выяснится, что парень ни при чём, стоит пересмотреть систему работы с информацией их хранилищ Палача. Нужно несколько человек, которые будут контролировать друг друга, гарантируя полную прозрачность процесса.

Размышления прерывает звук открывающейся двери — первой ко мне явилась Микка.


Глава 19


Призванная тоже ведёт себя странно. Когда усаживается в кресло и задумчиво смотрит на меня, внутри появляется стойкое ощущение, что сейчас мне озвучат ещё одну пачку новостей. Как только девушка принимается излагать, понимаю, что не ошибся.

— Этим утром я виделась с одним из заместителей Рохара. Он просил поговорить с тобой.

Разведя руками, хмуро уточняю.

— Зачем?

Призванная подаётся вперёд.

— О странностях, которые происходят с их бригадой. Понятно, что призванные — самые надёжные бойцы. Но сейчас, из девяти батальонов, семь разбросаны по удалённым позициям. Их постоянно держат на передовой, хотя задачи далеко не всегда этого требуют. И разделяют. Нет такого, чтобы даже два батальона стояли вплотную друг к другу.

Стиснув зубы, мрачно усмехаюсь.

— От кого поступают приказы?

Девушка пожимает плечами.

— Из штаба. Обычно их визирует старший дежурный офицер.

Задумываюсь. Два батальона призванных. Какая там штатная численность соединений у них? Вроде бы по восемьсот человек на один батальон? Итого тысяча шестьсот солдат. А вокруг около ста тысяч бойцов других соединений.

Собираюсь ответить Микке, но тут дверь снова открывается и внутри появляются Канс с Корвэлллой. Когда все занимают свои места, вопросительно смотря на месте, пытаюсь максимально кратко описать им ситуацию.

— Сегодня поступили сразу два сообщения о заговорах. Одно от Фосстона, который утверждает, что виконт Мэно готовит переворот. Второе от самого Мэно, обвинившего в том же самом Спашена. А только что Микка заявила, что части призванных специально разделяют и разбрасывают по фронту, отдельно друг от друга. Совокупность фактов говорит о том, что заговор и правда имеется. Осталось только понять, чей. И потом решить, что с этим делать.

Первым реагирует Тонфой. Глянув на меня, озвучивает предложение.

— Что, если просто связать обоих магической присягой? И Спашена, и Мэно. А потом допросить. Уклониться они не смогут. Да вреда нанести не получится, даже если бы пытались.

Мысль интересная. Есть только одно «но».

— Если Тадеш действительно готовится к заговору, то мог выдавать нам далеко не всю информацию о своих находках. И сейчас может быть готов к подобному развитию событий.

Канс морщит лоб.

— Ты имеешь в виду, что он может как-то обмануть механизм присяги?

— Или защититься от него. Хотя сама идея весьма неплоха. Можно провести процедуру с Мэно — даже так многое станет понятно.

Когда я заканчиваю, в разговор включается Корвэллла.

— Он же бывший глава военной контрразведки. Не выйдет.

На ней скрещиваются три удивленных взгляда и девушка объясняет.

— Я много общалась со служащими, которые работали в правительстве ещё при Орвине Эйгоре. И изучала документы. Согласно протоколу, чиновник такого уровня должен быть защищён от вмешательства в свой разум. Реализация была разной, но обычно им при помощи магии изменяли кровь. Создавая такой магический фон, что он препятствовал любым заклинаниям, нацеленным на изменение сознания.

Выматерившись про себя, укладываю руки на стол.

— Почему я тогда ничего не слышал о подобной защите?

Сестра Джойла пожимает плечами.

— Она использовалась не так часто. Специалистов были единицы и задействованы они были только при императорском дворе. Сейчас, скорее всего уже мертвы. Но вот некоторые из людей, которых они обработали ещё живы. Как Мэно.

Цокнувшая языком Микка выдвигает предложение.

— Можно обратиться к кому-то из магов Спашена. Или покопаться в книгах самим. Наверняка там будет способ обхода этой защиты.

Ей сразу же отвечает Канс.

— Незаметно это провернуть точно не выйдет. Даже если будем сами рыться в записях. А как только Тадеш узнает, что именно мы ищем, сразу поймёт зачем. Он далеко не дурак. Скорее наоборот.

На какое-то время в кабинете устанавливается тишина — все присутствующие погружаются в свои мысли. Первой её нарушает Тонфой.

— Выходит, мы можем доверять только бригаде призванных и лейб-гвардии? Хотя, последние, как я понял, тоже под вопросом?

Скривив губы в усмешке, киваю.

— Надо вернуть батальоны с фронта, как можно быстрее. И выяснить, кто отдавал приказы об их перемещении. Не думаю, что в этом замешан Кравнец. Это было бы уже совсем перебором. Но, как минимум кто-то из его офицеров участвует в процессе. Найдём его, допросим и возможно поймём, кто за всем этим стоит. Штабист, это не глава контрразведки, защиты от вмешательства в разум у него быть не должно.

Чуть помолчав, задаю ещё один вопрос.

— У вас есть люди, за которых вы можете поручиться? Те, кого можно использовать во дворце?

Все трое переглядываются. Потом Микка отрицательно качает головой, а вот Канс начинает озвучивать ответ.

— Взвод личной охраны, пара магов. И наверное всё. Я же теперь не занимаюсь командованием войсками или чем-то подобным. Одна сплошная бюрократическая рутина, от которой хочется лезть на стенку.

Корвэлла, которая начинает говорить следующей, меня внезапно удивляет.

— У меня есть три роты полицейских курсантов, набранных из числа девушек. Экспериментальный проект — в столице не хватает полицейских и министр дал своё одобрение. Пока их всего триста человек, но если процесс пойдёт успешно, то на следующем потоке будет обучаться уже тысяча. Я сама веду занятия и могу ручаться — в их разум точно никто не лез. Да и не стал бы — это не армия и не канцелярия.

Хмыкнув, решаю уточнить.

— А уровень подготовки?

Девушка слегка хмурит брови.

— Владеют револьверами и винтовками. Магов, правда среди них нет. Но если нам нужна силовая поддержка, то они подойдут. Все настроены решительно и готовы ко всему, что угодно.

Откинувшись в кресле, какое-то время обдумываю сложившийся расклад. Потом озвучиваю план, сложившийся в голове.

— Корвэлла — отправляйся к своим курсантам. Пусть будут готовы действовать. Одну рота отправь прямо к дворцу. Сама будь с ней же и держи артефакт связи под рукой. Канс — на тебе Кравнец. Передай мой приказ о немедленном возвращении с фронта всех призванных. Через два часа вся бригада в полном составе должна быть на своём месте. После чего они должны войти в город. Всё это озвучь ему наедине и убедись, что вас никто не может подслушать. Это должно выглядеть, как инициатива самого Кравнеца. Обоснование — формирование двух бригад на базе одной.

Сделав короткую паузу, продолжаю.

— Приказ об их входе в Схердас, изначально должен быть ориентирован на завтрашний вечер. Но когда все призванные окажутся на месте, Кравнец должен поменять его и отправить солдат в город немедленно. Попутно пусть выяснит, кто визировал приказы об отправке батальонов на фронт. Не привлекая к себе лишнего внимания. Как только сделает это, пусть доложит напрямую мне.

Поворачиваюсь к Микке.

— А ты возвращаешься к старой задаче. Моей охране. Я доверяю Фосстону, но среди его людей тоже могли затесаться предатели. Либо их могли обработать магией. Так что мне требуется кто-то надёжный поблизости. Запроси у Рохара два взвода призванных. Пусть, как минимум половина моей охраны всегда будет состоять из них. Не той, что задействована на отдалённых постах, а личной..

Через минуту все трое покидают кабинет. Канс и Корвэлла отправляются выполнять поручения, а Микка остаётся снаружи. С Рохаром она связывается немедленно и сообщает, что новые бойцы прибудут в течении часа. Помимо этого передаёт командиру бригады приказ быть настороже. Его люди должны быть готовы к внезапной атаке по всему периметру.

Оставшись один, пару минут просто сижу на месте, уставившись в стену. Сложно сказать, насколько правильно я сейчас поступаю. Одна ошибка и весь механизм управление, который мы с таким трудом выстроили, просто рухнет. Тот факт, что я не могу просто отправиться к каждому из потенциальных заговорщиков и заставить его раскрыть все карты, дико раздражает. Но такова реальность и похоже с ней надо смириться. Остаётся только ждать.

Пытаясь занять себя делом, принимаюсь изучать многочисленные бумаги, копии которых присылают мне все ведомства. Запросы от вольных городов, просьбы профессиональных ассоциаций, обращения от провинциальных собраний дворянства. Даже коллективное письмо от репортёров, которые просят выделить в каждой структуре по человеку, который бы с ними взаимодействовал. А заодно обеспечить им защиту. Мол, время сейчас такое, что при выполнении своего долга, любого журналиста могут пристрелить.

На этом моменте вспоминаю Коннерс. Вроде бы так звали мою однокурсницу, которая раньше работала в газете. Сразу после этого мелькает новая идея и я берусь за перо с бумагой. А через четверть часа отправляю к Корвэлле вестового, который должен передать ей список имён. Студенты первого курса Хёница, которых нужно найти. Практически все первогодки покинули университет перед тем, как подручный Палача повёл их в самоубийственную битву. Значит вполне могут быть живы. Хотя бы часть из них. Не самый лучший кадровый резерв, но учитывая страсти, который царят вокруг, они могут пригодиться. Хотя бы в качестве надзирателей за действиями остальных. Ведь, если подумать, то даже Корвэлла обеспечила себя небольшим вооружённым отрядом. При этом не действуя целенаправленно. Если бы задалась целью, я уверен, под её неформальным началом была бы куда более мощная группировка. Так что первым делом надо решить основной вопрос — нехватку доверенных лиц. Возможно это получится сделать хотя бы за счёт молодых и горячих магов, которые будут полностью обязаны своим восхождением мне. Опыт дело наживное. А вот лояльность мне сейчас совсем не помешает.

Каких-то данных от Канса приходится ждать долго. Он выходит на связь только через три часа — сообщает, что несмотря на отданный приказ, с фронта вернулись только пять батальонов из семи. Ещё два, по словам Кравнеца, активно участвуют в боях и вывести их прямо сейчас не получится. Тем не менее бригада уже получила приказ и входит в Схердас. Через полчаса займут позиции, близкие к центру города.

Следующий контакт происходит уже ближе к вечеру, когда меня уже подмывает лично отправиться в штаб и перевернуть там всё вверх дном. Кравнец нашёл офицера, который визировал все приказы об отправке призванных в бой. На каждом документе, кроме одного, стоит его подпись. Приказываю вызвать его под каким-то предлогом в уединённое место. Сходимся на том, что это будет одно из помещений подземного комплекса под дворцом. Раньше оно использовалось для отдыха, последнее время, как склад. Ну а сейчас немного побудет допросной.

Сам тоже спускаюсь туда, взяв с собой Микку и ещё троих призванных. Остальную охрану оставляю около своего кабинета с приказом никого не пускать внутрь. Сам же, вместе с четвёркой сопровождающих спускаюсь вниз по одной из «тайных» лестниц. Когда-то они скорее всего и правда были секретными, но теперь факт их наличия уже давно стал общеизвестным. Разница только в том, что «тайные» проходы скрыты за панелями и их используют не так часто. Вернее почти никогда. Проще пройти по обычной широкой лестнице. Но сейчас это как раз то, что нужно, чтобы попасть на подземный ярус дворца, не привлекая к себе большого внимания.

Добравшись до нужного помещения, понимаю, что нужный нам офицер уже взят в оборот. Сидит на стуле, руки сцеплены за спиной и видимо зафиксированы наручниками. Рядом с ним сам Тонфой и трое бойцов из его охраны. Плюс Корвэлла с парой курсанток, который она под предлогом стажировки уже частично ввела во дворец. И само собой Круацина.

Увидев меня, майор пытается подняться, что у него получается — ноги привязаны к ножкам стула.

— Ваше Императорское Величество, я не понимаю, что происходит. Почему меня схватили? Зачем?

Хмыкнув, подхожу к нему почти вплотную.

— Подозрение в организации заговора с целью свержения императора. Просто отвечай на вопросы и ты сохранишь жизнь. Как себе, так и своим родным.

Военный непонимающе кривит лицо.

— Я верно служил вам! Ещё со времён похода по болотам. И уж точно не стал бы участвовать в каком-то заговоре.

Лицо выглядит настолько честным, что хочется ему поверить. Да и эмоции вроде искренние.

— Зачем ты отправлял на фронт батальоны призванных?

Офицер переводит взгляд на Канса и неловко пожимает плечами.

— Война же. Мы против республиканцев. Нужно добиться успехов, чтобы заставить их сдаться. Так говорит генерал. А призванные, одни из наших лучших бойцов.

Тонфой скептически цокает языком.

— Именно поэтому их никогда не использовали вместе, как единую силу, а постоянно дробили на мелкие части? Семь батальонов, это же полноценная ударная группировка. Почти полнокровная бригада.

Теперь майор хмурится.

— Я просто выполнял решения, которые мы принимали во время оперативных совещаний. Старший дежурный офицер штаба — не та фигура, которая может сама принимать такие решения.

Отступив назад, поворачиваюсь к Микке.

— Приступайте. Для начала, просто заставьте его говорить только правду.

Призванная делает шаг вперёд и к ней присоединяется Круацина. Безусловно, я доверяю им обеим, но будет лучше, если девушки подстрахуют друг друга.

Следующие несколько часов растягиваются надолго. Сначала мы заново прогоняем вопросы, после того, как призванные вторгаются в его разум, наложив ограничения на ложь. Но майор твердит одно и то же — никаких специальных инструкций ему не поступало. Он только выполнял решения оперативных совещаний.

Пробуем зайти с другого угла и выяснить, кто именно подбрасывал идеи об отправке бойцов Рохара на фронт. Но и тут нас ждёт разочарование — каждый раз это оказываются разные люди. Только два офицера фигурируют дважды, но это совсем не тянет на веские доказательства. Если верить майору, то решения принимались коллегиально и какого-то одного «координатора», который каждый раз ратовал за то, чтобы перебросить ещё один батальон призванных на линию огня, не было.

В конце концов, я даю приказ «вскрыть» его сознание. А в процессе, решаю и сам присоединиться к заклинанию. Возможно это говорит паранойя, а может просто желание лично удостовериться, что офицер не лжёт. Около часа копаемся в его памяти, выуживая разговоры, беседы, намёки. Муторно, тяжело, изматывает — ближе к финалу я чувствуя себя так, как будто без остановки пробежал километров двадцать. Сортировка чужих воспоминаний и поиск среди них нужных, далеко не самая простая задача. Особенно, когда сталкивался с этим только в теории.

Но и тут результат удручающий с точки зрения фактов. Мы не нашли ничего, что может каким-то образом указывать на существование заговора или участие в нём задержанного штабиста. Поневоле закрадывается мысль о том, что это всё и правда могло оказаться стечением обстоятельств.

В итоге, остаётся только передать потерявшего сознания майора на руки целителям. И надеяться, что он сохранит рассудок после бесцеремонного вмешательства. В конце концов он не маг, а мы не опытные специалисты. Думаю, пока мы копались в его черепе, у офицера творился настоящий кавардак в голове. А учитывая, что мы ничего не нашли, скорее всего пострадал абсолютно невиновный человек.

Наверх поднимаюсь с тяжелым чувством. Во-первых, мы ничего не узнали. Во-вторых, вполне вероятно, что я собственными руками обрёл на безумие военного, который сражался за меня ещё со времен нашего «болотного похода». Довольно мерзкие ощущения. Которые не смывает бокал хирса, опрокинутый перед сном. Зато он помогает вырубиться после сегодняшнего дня. Завтра будет возможность обдумать всё на свежую голову и попытаться подойти к проблеме с другого конца. Возможно взяться за одного из людей Спашена. Или наоборот, допросить кого-то из канцелярии.

Сам не замечаю, как отключаюсь. Просыпаюсь же от того, что меня кто-то теребит за плечо. Открыв глаза, вижу Микку, стоящую около постели.

— Только что прибыл вестовой из штаба. Они просят тебя срочно прибыть к ним — на севере что-то случилось.


Глава 20


Поднявшись с постели, встряхиваю головой и глянув на Микку, уточняю.

— Что именно случилось?

Та покачивает головой.

— Если верить вестовому, они сами ещё не в курсе. То ли Болрон поднял мятеж, то ли наоборот, его прикончили. Но так или иначе, сейчас там резня. Кравнец уже в штабе, ждёт тебя.

Закончив говорить, протягивает мне чашку горячего сорка и я делаю глоток, пытаясь отогнать сонливое состояние. Раннее утро не располагает к быстрому включению мозга.

Спустя пару минут, я уже шагаю по коридору, окружённый охраной. Микка, ещё семеро призванных и восемь лейб-гвардейцев из числа людей. Вдвое больше, чем раньше. Выйдя в небольшой холл, куда выходит лестница, внезапно вижу Спашена, который буквально мчится мне навстречу с озадаченным видом.

— Кирнес, мне сообщили, что на юге объявился кто-то из потомков Схэсса. Как такое может быть? Тебе уже…

Слова прерывает грянувший выстрел. Как в замедленной съёмке вижу разлетающуюся голову Тадеша. Руническая пуля. Из тех, кто может преодолеть защиту артефактов, которыми парень был увешан. Скольжу взглядом к солдату из числа охраны дворца, который ведёт стволом винтовки в мою сторону. Только сейчас понимаю, что почему-то он тут всего один.

Сделать ничего не успеваю — Микка реагирует первой, уложив его одним револьверным выстрелом в голову. Передо мной смыкаются сразу трое призванных, закрывая от возможного огня.

А в следующее мгновение я машинально вскидываю руку к шее. Такое ощущение, что меня только что укусил крупный комар. И правда — на руке кровь. Сзади кто-то хрипит и повернув голову, я машинально делаю рывок в сторону, опустив руку на рукоять револьвера. Один из лейб-гвардейцев прикончил своего сослуживца ударом кинжала, всадив сталь оружия в бок. Подняв на меня глаза, с удивлением выдаёт.

— Он чем-то вас уколол. В шею.

Микка поворачивается в мою сторону. И дальше происходят две вещи. Во-первых, один из гвардейцев вскидывает винтовку, целясь в меня. А другой бросается к самой призванной, как будто хочет её обнять. Я всаживаю пулю в того, что пытается убить меня, а призванная отбрасывает в сторону тело второго нападавшего, со сломанной шеей.

— Безднова тварь! Вонзил мне иглу в ладонь.

Твою же, сука, мать! Держа в руке револьвер, оглядываю оставшихся гвардейцев. Кто ещё предал меня? Трое из восьми оказались замешаны в заговоре. Солдаты тоже понимают ситуацию и настороженно переглядываются между собой, сжимая в руках винтовки. Наконец тот, что первым пустил в дело оружие, прикончив напавшего на меня, начинает говорить.

— Эти трое новые. И они вели себя странно после увольнительных в город. Какие-то не такие стали. Хотя службы несли исправно. Остальные все в норме.

Этажом ниже слышится отдалённый взрыв гранаты. Пока я тут точу лясы, где-то там убивают верных престолу людей.

— Микка, нужно найти Канса и Корвэллу. Используй артефакт связи.

Та кивает и рявкает, отдавая приказы.

— Блокировать коридоры и лестницу. Не подпускать никого с оружием! По два человека на каждый выход. Вы трое — защищать императора! Выполнять!

Бойцы разбегаются в сторону, а Микки опускает руку на артефакт связи. В ту же секунду болезненно морщится и с удивлением смотрит на меня.

— Цейрекова душа! Не знаю, чем отравили иглы, но я с трудом использую магию. Струна, как будто сейчас лопнет.

Яд, действующий на магию? Хотя, логично — у нас два осколка артефакта. Для их нейтрализации, нас надо либо убить, либо вывести из игры. Значит, Канс сейчас тоже под ударом.

Заметив, что призванная второй раз взялась за артефакт связи, пытаюсь её остановить, но она всё равно доводит дело до конца. Открыв глаза, выдыхает через стиснутые зубы и с перекошенным лицом смотрит на меня.

— Корвэлла входит во дворец вместе с курсантами, они слышали стрельбу. Канс не отвечает.

Сука! Внизу хлопают выстрелы и я пытаюсь определиться. Тонфой должен быть на этом этаже. Но его тоже могли вызвать под тем или иным предлогом. Вполне вероятно, это его охрана ведёт сейчас бой на втором этаже. Приняв решение, отдаю команду.

— Вниз. Убивайте всех, кто будет брать вас на прицел. Кроме канцлера империи.

Первой вниз отправляется Микка с тройкой бойцов. За ними спускаюсь я вместе с ещё несколькими гвардейцами. Четверо остаются наверху, обеспечить прикрытие. В момент, когда Микка уже спускается на второй этаж, а я достигаю лестничной площадки, наверх звучит взрыв гранаты, сразу за которым долбят частые выстрелы.

Бойцы рядом со мной открывают огонь, а я воспроизвожу нотную комбинацию, которая должна заморозить всё живое. Вернее пытаюсь — после первых же нот, голова взрывается болью, а струна практически разрывает меня изнутри. Едва не падаю на пол. Кто-то кричит от боли, вплотную ко мне, я один из охранников-призванных хватает меня, таща вниз. Успеваю прервать связку и к моменту, как ноги оказываются на полу первого этажа, уже отчасти прихожу в себя.

Микка всаживает пулю в солдата, вынырнувшего из-за угла с винтовкой наперевес. Наверху снова гремят взрывы — на этот раз гранаты пустили в дело гвардейцы. Двое остались на лестничной площадке, сдерживая противника сверху.

— Нужно уходить из дворца! Пробиваться к бойцам Рохара!

Глянув на Микку яростно скалю зубы. Эти ублюдки лишили меня главного козыря — магии. Теперь я обычный человек, который не может ничего сделать. Но всё равно надо найти Канса. Нельзя бросать его.

— Канцлер. Его надо вытащить. Это не обсуждается!

Призванная смотрит на меня, как на психопата, но всё-таки отдаёт нужный приказ. Поворот направо, ещё один, теперь налево. Вспышки выстрелов в полутьме коридоров, мёртвые тела. Я тоже стреляю, всаживая пули в тех, кто пытается убить нас. Перезаряжаюсь, жму на спусковой крючок, снова откидываю барабан, выбрасывая гильзы. И снова стреляю. Несколько раз мы натыкаемся на трупы в белых мундирах. От моей лейб-гвардии, похоже больше никого не осталось. А вот те, что на нас нападают… Пока я видел только грязно-зелёную армейскую форму. Это солдаты, которые ожесточённо пытаются нас убить. Что странно — ни одного мага среди них нет. По крайней мере никто не использовал нотные связки или артефакты.

Ещё один поворот. Впереди гремят выстрелы и передо мной оседает на пол призванный, подставившийся под пули вместо меня. Что-то кричащая Микка врезается телом в дверь, выбивая её. Я бросаюсь к проёму, на ходу выпустив две пули в сторону противника. Оказавшись внутри, вижу, как Микка выпрямляется над ещё одним трупом.

— Пытался убить меня. Вместе с вон тем ублюдком.

Мельком глянув в сторону, куда она показывает, вижу там ещё одно мёртвое тело.

— Тут второй выход. Скорее!

Около проёма, через которым мы сюда вошли, замер один из гвардейцев, ведущий огонь. А остальные? Стоп. Все мертвы?

Матерясь, переступаю через труп, распластавшийся на полу, но взгляд за что-то цепляется и я останавливаюсь. Какого хрена? Наклонившись, убеждаясь, что не ошибся — на лацкане мундира висит значок выпускника Хёница. Рванув следом за Миккой, пытаюсь понять, почему он не использовал магию? Одна нотная связка и призванной настал бы конец. А потом и всем, кто ещё был жив.

Бежим по узкому коридору и снова вжимаемся в стену, когда мимо свистят пули. Глянув назад, не обнаруживаю так гвардейца. Вот мы и остались вдвоём. Высунувшаяся Микка внезапно кричит.

— Свои! Именем императора, прекратить огонь! Корвэлла?!

Стрельба затихает и я слышу голос сестры Джойла.

— Микка?

В этот момент позади мелькает чья-то фигура. Вглядываюсь, пытаясь понять, не тот ли это гвардеец, что прикрывал отход. Но тут же вижу вспышу выстрелу и пуля выбивает каменную крошку из стены. Тоже спускаю курок револьвера. К моему удовлетворению более удачно — противник заваливается на пол. Сразу высовывается кто-то ещё, но я выпускаю ещё одну пулю и противник предпочитает скрыться за углом.

Мы же с Миккой вываливаемся в коридор. Здесь и правда Корвэлла. С которой несколько десятков девушек в синих мундирах, вооружённых винтовками и револьверами. Отряд держит позицию на перекрёстке широкого коридора, плюс несколько человек отстреливаются на лестнице — снизу тоже кто-то напирает. Когда заворачиваем за угол, Микка озвучивает нашу ситуацию.

— Охраны не осталось, нас с Кирном чем-то отравили — не можем использовать магию. Ублюдки идут по пятам. Надо уходить отсюда.

Корвэлла издаёт яростный рык.

— На площади тоже мясо. Бригада Рохара пытается прорваться, но перед тем, как всё началось, сюда прошло не меньше нескольких батальонов солдат. Плюс, их атакуют извне. Даже если мы пробьёмся к выходу из дворца, не пройдём.

Слушающая новости Микка, рявкает.

— Открой портал! Прямо к Рохару, у тебя же есть с ним связь?

Брюнетка качает головой, рыча в ответ.

— Магия не работает. Не знаю, что они используют, но никто не может применять заклинания. Артефакт связи отключился вместе с порталами и с тех пор я не могу ничего сделать.

Сразу с трёх сторону звучат выстрелы и Микка даёт новую команду, указывая рукой на коридор уходящий вправо.

— Тогда нам туда. Спустимся вниз и пройдём по тайному выходу из дворца.

Заметив, как удивлённо меняется моё лицо, выдаёт краткое объяснение.

— Документы императорской охраны. Из архива. Никто кроме меня не видел. Ни Мэно, ни Кравнец, ни Спашен, ни даже Канс.

Спустя пару секунд уже мчимся дальше по коридору. Я ещё пару раз пытаюсь пустить в ход магию, выбирая для теста несложные связки. Но всё, что получаю — жестокую головную боль и дико вибрирующую струну. Заодно стыкую в голове факты и понимаю, что нас с Миккой атаковали до того, как применили в центре города какой-то «антимагический» артефакт. Зачем такая сложность? Из-за осколков? Чтобы мы не смогли их применить? Но если так, то любой, у которого в крови нет ядовитого состава, может его использовать?

Как только мысль приходит в голову, нахожу глазами бегущую впереди Корвэллу. Правда озвучить свою догадку не успеваю — из бокового коридора высыпают фигуры, орудующие клинками. Коридор озаряется вспышками выстрелов, но в относительной тесноте холодное оружие показывает куда большую эффективность. Вскинув револьвер, вгоняю пулю в в корпус одного из врагов и с удивление понимаю, что тот продолжает движение, нацелившись прямо на меня. Одна из курсанток бросается наперерез, пытаясь принять удар на свою винтовку. И я вижу, как острие клинка выходит у неё из спины. Вместе с тем разбираю и черты лица противника. Изувеченная маска серой кожи, странные глаза, широкая челюсть и следы лёгкой гнили.

Он успевает выдернуть оружия и пнуть умирающую девушку так, что она сбивает меня с ног, впечатывая в стену. А за момент до этого, я спускаю курок, стреляя ему в лицо. Удар выбивает воздух из лёгких, а попытка отправить внутрь новую порцию вызывает острую боль. Тем не менее у меня получается заорать.

— Некроконструкты! Стреляйте в голову!

Сразу двое противников бросаются ко мне, то ли среагировав на крик, то ли поняв, что и есть основная цель. На этот раз их путь преграждает Микка, ловко орудующая саблей. Я пытаюсь помочь ей, пристрелив одного из нападающих, но револьвер только сухо щёлкает — кончились патроны. Откинув в сторону барабан, вытряхиваю пустые гильзы, заполняя его новыми боеприпасами. Закончив, понимаю, что всё кончилось — рядом нет никого из некроконструктов. Но и девушек-полицейских осталось не больше полутора десятков из первоначальных сорока человек.

На моих ногах всё ещё лежит погибшая курсантка, отдавшая свою жизнь вместо моей и я аккуратно сталкиваю её в сторону, поднимаясь на ноги. В какое дерьмо успел превратиться мир, если молодые девушки умирают ради меня?

Ищу глазами Корвэллу и обнаружив её стоящей в нескольких метрах от меня, шагаю к ней.

— Возьми осколок и попробуй подключиться. Возможно при физическом контакте получится.

Даже в темноте внутреннего коридора, где не работают газовые фонари, вижу, как на её лице проступает сильное удивление. Мои пальцы уже обхватывают кусок артефакта, но в другой стороне коридора грохают выстрелы. Голова сестры Джойла дёргается от попадания в висок и та оседает на пол. Прямо передо мной.

Именно в этот момент у меня сносит голову. Вскинув револьвер я отстреливаю весь барабан в сторону противника и опустившись на колено рядом с Корэллой, что-то бессвязно кричу. Кажется пытаюсь объяснить миру, что если выживу, то жестоко отомщу всем заговорщикам. И залью континент кровью. А может и что-то ещё — я настолько потерял контроль, что сам не разбираю выкрикиваемые слова.

Меня оттаскивает в сторону Микка. Она же впаивает пощёчину, заставляя успокоиться. Это помогает — через пару секунд я быстро шагаю следом за ней, на ходу перезаряжая револьвер. Кто бы не стоял за этой атакой, все они умрут. И чтобы провернуть это, мне нужно выжить.

Снова выстрелы. На этот раз всего трое ублюдков, что вынырнули нам навстречу. Сначала не понимаю, почему нас всё ещё не зажали в каком-то углу, закончив погоню. Но в какой-то момент прислушиваюсь и понимаю, что звуками стрельбы наполнен практически весь дворец. У заговорщиков вышло гладко провернуть самую первую фазу, но сейчас они столкнулись с сопротивлением. И похоже не слишком хорошо представляют, где именно меня искать.

Микка поворачивает настенное украшение и кусок стены с лёгким шелестом отъезжает в сторону, открывая узкий проход. По очереди протискиваемся туда и скоро уже спускаемся по такой же узкой лестнице, что проходит между внутренних стен дворца. Проходя уровень первого этажа, слышу приглушенные выстрелы и крики — прямо за стеной идёт бой. На момент останавливаюсь, но сразу же заставляю себя шагать дальше. Помочь мы сейчас никому и ничем не можем. Для этого нужно добраться до верного мне мага. Вот всё, что мне сейчас нужно — один единственный маг, лояльность которого не будет под сомнением.

Добираемся до первого яруса подземного комплекса, но Микка передаёт по цепочке приказ следовать дальше и курсантки шагают вперёд. Замечаю, как в нервном тике подёргивается щека девушки впереди. Да и руки, сжимающие винтовку, изрядно дрожат. Стискиваю зубы, сдерживая ругательства. Единственное, что сейчас даёт мне силы продолжать идти вперёд — холодная ярость. Каким бы малым не был шанс на успех, мы должны попробовать. И если получится, то эти ублюдки получат по полной.

Когда оказываемся на уровне второго подземного яруса, слышу какой-то скрежет за стеной, мимо которой мы идём. Потом камень разлетается в стороны и сразу троих курсанток, идущих впереди, впечатывает в стену, превращая в кровавое месиво. Идущая прямо передо мной блондинка, несмотря на дрожащие руки, вскидывает винтовку и жмёт на спусковой крючок, отправив пулю в цель. Ответ прилетает незамедлительно — громадный клинок, вонзается ей в грудь, почти перерубая тело надвое. Как только оружие убирается из виду, я бросаюсь в получившуюся дыру и мельком увидев противника, сразу же бросаюсь на пол, прокатываясь в сторону. Удар этой твари рассекает воздух сверху, но я успеваю уйти в сторону.

Ещё два винтовочных выстрела и это создание ревёт, обрушивая свою ярость на пару полицейских открывших огонь. Что это вообще такое? Химера? Громадное тело, весящее под полтора центнера, с четырьмя лапами, на которых оно перемещается. И пара верхних конечностей, каждая из которых заканчивается огромным костяным клинком. Какой-то раздутый до невообразимых размеров мясной краб без панциря. Его заменяет гладкая и перекатывающаяся кожа.

Удар этого создания оказывается фатальным для девушек. Но потом из пролома появляется Микка. Скользнув в сторону, избегает удара и внезапно прыгает вверх. Оказавшись на спине химеры, прыгает ещё раз и опускается на пол, за её спиной. Взмах мечом, ещё один. Чудовище орёт от боли и пытается развернуться. Но на этот раз движения химеры выглядят весьма неуклюже — сложно ловко крутиться, когда тебе подрубили заднюю пару конечностей. Успеваю разглядеть что-то похожее на глаза в передней части корпуса и отправляю туда пулю, вызвав ещё один крик.

Микка снова залетает на спину химеры. Только на этот раз подбирается как раз к её «морде». Ожидаю, что она всадит сталь в глаза монстра, но вместо этого призванная обрушивает сталь на одну из «оружейных конечностей». Одного удара хватает — та провисает, став бесполезной. Противник делает резкий рывок, чтобы сбросить девушку, но та снова взмывает в воздух. Опустившись вниз, вторым ударом лишает химеру ещё одной «руки». Потом спрыгивает на пол прямо перед тварью и вонзает свой меч в «глаза». Вогнав почти по самую рукоять проворачивает и выдёргивает, отступая назад. А химера хрипя, заваливается на пол. Не знаю, кто её конструировал, но сделал он это не лучшим образом. Нельзя так очевидно размещать мозг своего создания.

Микка поворачивается в сторону, собираясь отдать команду и тут «мёртвая» химера приходит в движение. Я до сих пор не опустил револьвер, так что успеваю спустить курок и закричать. Сомневаюсь, что пуля нанесла конструкту серьёзный ущерб, но это предупреждает Микку и она прыгает в сторону. Не слишком удачно — противник всё равно попадает по девушке. Но не клинком, а тупым основанием своей «руки». Что тоже выглядит жёстко — Микка летит на пол, катясь по катясь.

Несколько девушек, сгрудившихся около пролома, бьют по химере из винтовок. Я тоже стреляю, хотя и понимаю, что это почти бесполезно. К счастью у противника работает только одна из передних конечностей. И действительно не пашут задние «ноги». Быстро добраться до нас эти тварь никак не сможет.

За одно движение приняв вертикальное положение, призванная снова бросается в бой. Прыжок, удар. Отрубленная «рука» шмякается о каменный пол. Точно так же она поступает со второй, а потом обрубает обе оставшиеся целыми «ноги». Полностью обездвижив химеру, машет девушкам.

— Вперёд. Дальше по проходу. Осталось недолго.

Оказавшись рядом с ней, понимаю, что ей крепко досталось — держится за левый бок, тяжело дышит, движется на так ловко, как раньше. Скрипнув зубами, хриплю.

— Не вздумай умереть. И не лезь вперёд.

Микка разжимает окровавленные губы в улыбке.

— Постараюсь. Главное, чтобы выжил ты.

Ответить не успеваю — впереди слышится радостное восклицание. Мы добрались до нужной точки. Призванная проталкивается вперёд и снова что-то нажимает, открывая проход дальше.

Скоро мы уже цепочкой брёдем по тёмному сырому коридору. Микка задерживается, чтобы закрыть проём, а потом догоняет меня.

— Лучше идти в середине.

Я отрицательно качаю головой. Хотя движений здесь почти не видно — единственный источник света, это заросли мха, подсвеченный синим. Выглядит красиво, но недостаточно для полноценного освещения.

— В этом уже нет смысла. Куда выводит тоннель.

— К городской ратуше. Если ситуация не изменилась, то где-то в том районе штаб Рохара.

А если изменилась, то шансов на выживание у нас не осталось. Вслух девушка этого не говорит — всё понятно и так.

До конца тоннеля добираемся через несколько долгих минут, на протяжении которых стараемся выжать максимальную скорость. Где-то позади слышится грохот и я морщусь. Противник наступает на пятки.

Поднявшись по грубым каменным ступенькам, замираем перед плитой и переглядываемся. Усмехнувшаяся Микка тянется левой рукой к стене, сжимая меч правой. А я поднимаю револьвер, готовясь стрелять. Когда кусок камня отъезжает в сторону, вижу перед собой озадаченные лица двоих призванных, которые держат нас на прицеле. Сразу же слышится голос Микки.

— Вы с императором или против него?

Оба на секунду замирает, а потом один из них опускает оружие и отдаёт приветствие.

— Ваше Императорское Величество!

На лице второго появляется шокированное выражение и он тоже опускает винтовку. Шагнув вперёд, оглядываю помещение в котором мы оказались, пока не опуская револьвер.

— Где Рохар?

Один из них сразу срывается с места.

— Сейчас.

Второй отступает в сторону, с удивлением разглядывая курсанток, что появляются из прохода. Микка с подозрением осматривает помещение, а я поворачиваюсь к солдату.

— По тоннелю за нами идут враги. Его нужно подорвать. Немедленно.

Тот бросает взгляд в сторону выхода и колеблется, не зная, что делать — бежать за подкреплением или дождаться возвращения второго, охраняя внезапно открывшийся проход. Его выручает ситуация — в комнате появляется Рохар, чьё лицо перепачкано в крови. Увидев меня, довольно скалит зубы, а я шагаю ему навстречу.

— Проход, по которому мы прошли, надо взорвать. Потом жду от тебя краткий доклад. А дальше мы размажем этих рицеровых тварей в кровавый порошок.


Глава 21


Как я и предполагал, у Рохара выходит подключиться к осколку. Первым делом он заваливает тоннель идущий из дворца. А потом мы выходим наружу. Туда, где кипит ожесточённый бой. У командира призванных не такой обширный арсенал заклинаний, но сейчас каждое из них можно усилить в десятки, а то и сотни раз. Единственная проблема — крейнеры. Одноразовых у нас всего три, если считать тот, что есть у Микки. Но расходовать их на обычные нотные комплексы, слишком расточительно. У Рохара же всего один свой, который не выдержит подобной нагрузки. Но этот вопрос решается относительно просто — мы передаём ему свои крейнеры, плюс снимаем ещё пару с армейских магов. Для них они всё равно сейчас бесполезны.

Глянув на меня, призванный запускает первое заклинание. В воздухе формируются пять смерчей — воздух плюс лёд. Рукотворные торнадо быстро увеличиваются в размерах и я буквально чувствую шокированное состояние солдат противника, у которых сейчас нет ни одного действующего мага. Они даже не могут попытаться как-то защитить себя.

Смерчи идут вперёд, разрывая на куски дома и превращая людей в кровавый порошок. Позиции призванных оглашаются яростными криками. Бойцы ликуют. Но это ещё не победа. Даже не её кусочек. Только начало.

— Нужно что-то более масштабное. Пока они не вырубили свой антимагический артефакт, надо убить их всех.

Рохар кивает и после секундного раздумья запускает следующий нотный комплекс. А где-то вдалеке звучно грохают выстрелы. Артиллерия?

Воют снаряды и командир бригады призванных выставляет воздушный щит. Правда накрыть им весь центр столицы у него не получается — большая часть снарядов взрывается в воздухе, но некоторые добираются до земли. А вдалеке грохает ещё один залп. К нам подбегает ещё несколько призванных, среди которых я узнаю Айласа. Поворачиваюсь к Микке.

— Отдай ему свой осколок. И найдите ещё крейнеры. Быстрее!

Несколько солдат из взвода, который выделен для нашей охраны срываются с месте. Над нашими головами снова ухают взрывы. А спустя несколько минут, Айлас тоже вступает в дело. Ставлю ему задачу прикрывать бригаду от артиллерийского огня. Рохар же концентрируется на атаке.

Он успевает ударить ещё дважды, когда противник переходит в наступление по всей линии фронта. Давят одновременно с обеих сторон, решив взять нас численным превосходством. Стрельба, взрывы гранат, крики умирающих. От бригады уже осталось чуть больше половины личного состава и сейчас солдат не хватает, чтобы полноценно защищаться от натиска с обеих сторон. Да и расположение не самое лучшее. Рохар попытался взять императорский дворец в кольцо, как только там началась стрельба. Теперь это работает против нас — под контролем бригады осталось только это кольцо, которое в любой момент могут прорвать в одном из мест. Боюсь, тогда мы не выиграем, даже при помощи мощи артефакта. Если только сровнять с землёй весь Схердас. Глянув на Рохара, рявкаю, задавая вопрос.

— У нас есть резервы?

Вместо занятого очередным нотным комплексом призванного, отвечает маячащий рядом штабист.

— Три роты. Всё, что осталось.

Секунду раздумываю.

— Рохар, поднимай некроконструктов на их позициях. Там должно быть много трупов. Это собьёт наступление. Я возьму резерв и ударю прямо здесь. Прорвусь в тыл к ублюдкам.

Закончивший нотную комбинацию Рохар, накрывает один из секторов вражеских позиции звуковым ударом. Сейчас звуковые волны взрывают кровеносные сосуды в их телах, превращая солдат в мёртвые куски мяса. Эффективно. Но проблема в том, что у этих парней есть второй эшелон, который похоже регулярно получает подкрепления. А Рохар не потянет удар по всему противнику. Он призванный-самоучка, в арсенале которого десятка два боевых нотных комбинаций. Плюс, есть вопрос мастерства. Если он где-то слегка облажается, раздавит своих же солдат. Сейчас он недоумённо смотрит на меня и уверенно начинает говорить.

— Ваше Императорское…

Поморщившись, перебиваю его.

— Просто Кирнес. Я поведу резерв в атаку. Сам. Пробью обе линии их обороны и создам ощущение масштабного прорыва в тыл. А ты поднимай кадавров.

Теперь уже он корчит гримасу.

— Ваше… Кирнес. У меня не получится. Ну, по всей линии фронта. Охватить узкую область в форме кольца… Боюсь ошибиться и поднять наших.

На мгновение задумываюсь.

— Сможешь исключить из зоны атаки только центр города?

Тот кивает и я продолжаю.

— Тогда поднимай кадавров по всему городу. Настолько далеко, насколько хватит сил.

Призванный хмурит брови.

— Там же десятки тысяч тел, оставшихся после уличных боёв. Они все поднимутся.

— Да. Разорвут их линии коммуникации, вызовут хаос и панику. А я постараюсь выпотрошить их тыл и заставить обратиться в бегство хотя бы на одном участке. Потом можно будет двинуться дальше вдоль кольца, зажимая их позиции с двух сторон. Как закончишь с кадаврами — бей дальше нотными связками. Если всё получится, то пойдёшь с другой стороны.

В небе опять расцветают десятки огненных вспышек — массированный артобстрел продолжается. Рохар мрачно кивает и отдаёт воинское приветствие. Не думаю, что ему нравится отданный приказ. Но другого варианта я сейчас не вижу. Будь у него больше опыта с мощными заклинаниями, можно было бы закончить всё одним ударом. Но теперь придётся действовать по другому.

Шагаю к главному входу в ратушу, перед которой выстраиваются резервные роты солдат. Вижу, как за мной идёт Микка и поворачиваюсь к девушке.

— Ты остаёшься с Рохаром. Прикроешь его — командира бригады никак нельзя потерять.

Девушка отрицательно качает головой.

— Я вернулась к старым обязанностям, помнишь? Ты сам отдал приказ. Даже не думай, что я дам тебе уйти в бой одному.

Судя по сжатым губам и взгляду, переубедить её не выйдет, поэтому вздохнув, иду дальше. Остановившись перед неровным строем мрачных солдат, скалю зубы в яростной ухмылке.

— Не буду врать — до утра доживут не все. Но мы зальём этот город кровью ублюдков, что ударили в спину. Даже если проиграем, то погибнем в бою, а не сдохнем трусливыми крысами.

Бойцы переглядываются и по строю проходится шёпот. Я же выплёвываю ещё несколько фраз.

— Если кто-то хочет остаться — пожалуйста. Я не стану заставлять вас идти в бой. Но сейчас наш последний шанс на победу. Мы пройдём по их трупам и заставим выживших бежать. Я сам поведу вас.

А вот это уже работает — слова о том, что император отправится вместе с ними, заставляет солдат приободриться. То ли решают, что раз так, то вероятность погибнуть будет меньше, то ли срабатывает чувство стыда.

Через пару минут мы уже сосредотачиваемся на позициях, под прикрытием домов и сделанных на скорую руку баррикад. Дождавшись, пока на стороне противника зазвучат крики, сигнализирующие о поднятии кадавров, даю команду к атаке. И сам срываюсь с места, сжимая в левой руке револьвер, а в правой саблю, взятую среди груды оружия, лежащей рядом со штабелем трупов наших бойцов. Идея идти в бой лично, точно не самая лучшая. Но я физически не могу оставаться на месте и ждать окончания боя. Эти твари прикончили Спашена и убили Корвэллу. Возможно забрали жизни Канса и Круацины. Положили половину бригады Рохара. И кто знает, кто ещё отправился на тот свет этой ночью. А я даже точно не знаю, кто стоит за всем этим дерьмом.

Перемахнув через баррикаду, бегу к похожемму укреплению, в полусотне метров от нас. Сзади молча несутся солдаты, некоторые из которых сразу начинают обгонять меня. Всё-таки скорость у призванных гораздо выше. Противник замечает нас — бьют винтовочные выстрелы и кто-то падает. Вижу, как поворачивается ствол ручного пулемёта.

— Гранаты!

Рявкающий голос ротного на момент заполняет пространство вокруг и в воздух взлетает с десяток гранат. Пулемётчик не успевает открыть огонь — вражескую баррикаду накрывают взрывы. На улице справа от нас, тоже рвутся гранаты. А вот слева слышится пулемётная очередь. Атака идёт по трём соседним улицам.

Добежав до баррикады, взлетаю следом за одним из призванных. Боец передо мной получает удар штыком в живот, но успевает достать противника, всадив свой ему в плечо. Я спускаю курок отправляя пулю в лицо вражеского солдата. Спрыгнув, вгоняю саблю в спину ещё одному, испытывая чувство глухого удовлетворения. Соскользнувшая вниз Микка срубает ещё одного. Меня замечает офицер противника, пытающийся остановить бегство своих людей. Судя пор лицу узнаёт, но среагировать не успевает — вывалившийся из прохода между зданиями кадавр вцепляется в него зубами, сбивая с ног и подминая под себя.

Взведя курок, отправляю пулю в ещё одного бойца противника, пытающегося убежать и пройдясь взглядом по улице, понимаю, что остался только десяток живых солдат, которые со всех ног бегут к своему второму эшелону обороны. Один из призванных вгоняет штык в череп кадавра, продолжающего рвать тело офицера.

— Вперёд! Пленных не брать! Потрошите ублюдков!

Слева от нас продолжается стрельба и один взвод призванных уходит в приём между домами, заходя в тыл к противнику. Все остальные несутся вперёд. На этот раз нас встречают плотным огнём, но есть и плюсы — тут нет укреплений, как таковых. Только один пародилижанс, которым они попытались перегородить улицу. Несколько бойцов, первыми добравшиеся до поворота улицы, падают, срезанные пулями. Остальные укрываются, открыв ответный огонь.

Вжавшись в стену, лихорадочно думаю. Расстояние до мятежников- метров семьдесят. В теории, призванные могут добросить гранату, но даже им будет сложно. Прежде чем успеваю что-то придумать, ротный отдаёт команду.

— Третий взвод, на крыши. Подобраться и забросать гранатами. Быстро! Не сбавлять темп!

Твою же дивизию! Почему я сам об этом не подумал?

Полтора десятка бойцов лезет наверх, цепляясь за выступы стен, взбираясь по водосточным трубам или прыгая наверх. Выглянув, выпускаю пулю в сторону пародилижанса. Через секунду около него начинает работать пулемёт, заливая улицу свинцом. А ещё через несколько мгновений грохочут первые взрывы. Снова мчимся вперед. Стреляю, рублю саблей, сам едва не получаю удар клинком от пехотинца, которого сразу же срубает Микка. Увидев раненого лейтенанта, привалившегося к стене и зажимающего рану в животе, приставляю острие сабли ему к груди.

— Кто отдал вам приказ? Кто предал меня?

Мужчина поднимает на меня взгляд, в котором проскальзывает узнавание. И страх.

— Штаб. Приказ был оттуда.

— Генеральный штаб? Кто именно дал команду?

Тот сглатывает слюну.

— Кравнец. Нам сказали, что вы решили оставить у власти только призванных и магов. Предали человечество.

Скривив губы в ухмылке, киваю.

— Ну да. А своих мозгов у вас нет, чтобы подумать.

Налегаю на рукоять сабли, вонзая её в грудь. Офицер дёргается и пытается что-то сказать. Проворачиваю клинок и голос обрывается, а военный выгибается от боли, прежде чем сдохнуть.

— Вперёд! Заходим в тыл ублюдкам по левому флангу.

Соединившись с двумя оставшимися ротами, продвигаемся ещё на пару сотен метров, после чего сворачиваем налево. На линии фронта сверкает вспышка заклинания — Рохар продолжает действовать. А мы наваливаемся с тыла на противника, сразу по трём улицам. В этот раз всё проще — они хоть и слышали взрывы со стрельбой, но не уверены, чего именно ждать. Посланного вестового мы встречаем по дороге и призванные насаживают его на штыки.

Дальше всё сливается в единую картинку. Мы атакуем снова и снова. Объединяемся с нашими бойцами, что держат позиции и продвигаемся дальше. Зачищаем очередной участок, собираем гранаты с трупов солдат противника и снова бежим по тёмным улицам, чтобы снова пустить ублюдкам кровь. Сбиваюсь со счёта, сколько именно проулков мы очистили. Счёт уже идёт на десятки.

В какой-то момент внезапно понимаю, что очередная улица на которую выбрался наш отряд, пуста. Осторожно продвигаемся вперёд, подозревая подвох, но врага тут и правда нет. Отступили? Изменили тактику? Выйдя к позициям бригады призванных, перекрикиваемся, сообщая, что противник отступил. Получаем неожиданный ответ — враг отступил на всей территории, где оставались его войска. Когда призванный уточняет, что это половина линии соприкосновения, невольно бросаю взгляд в сторону, как будто надеясь посмотреть сквозь здания. Выходит, мы зачистили половину войск противника?

Артиллерийский огонь уже прекратился — либо командиры мятежников решили, что это неэффективно, либо у них возникли проблемы. Вернувшись к зданию ратуши, вижу слегка обескураженный взгляд Рохара. Сначала не понимаю, а потом окидываю взглядом свою залитую кровью одежду и усмехаюсь. Сверху капают капли дождя, а я отдаю приказ.

— Надо выставить дальние посты. Разведку. А потом ударить по тем ублюдкам, что сейчас прикрывают дворец.

Рохар принимается отдавать приказы, а сбоку слышится голос.

— Вестовой, Ваше Императорское Величество. Говорит от Освона Тонфоя.

Шагаю навстречу перепуганному солдату, который едва не отшатывает от меня. Собравшись с духом, выпаливает слова.

— Приказано передать вам сообщение. И добавить на словах, что дом Тонфоев с вами.

Протягивает мне запечатанное письмо, на котором отпечаток перстня хёрдиса. Может и правда Освон. Вскрыв ножом, пробегаю глазами текст.

Меня попытались убить одновременно с началом мятежа в Схердасе. Прямо в моей полевой ставке. Не вдаваясь в детали, я выжил и добрался до места размещения войск нашего дома под Схердасом. Большая их часть верна присяге и прямо сейчас мы наступаем на мятежников. Когда среди них прошёл слух, что император жив и вместе с призванным массово истребляет солдат в городе, многие стали сдаваться. Часть офицеров и вовсе была введена в заблуждение. Артиллеристы, обстреливающие центр города, считали, что сами участвуют в подавлении мятежа, поднятого призванными. Кто-то постарался — создал массу вариантов, которые скормил командирам частей.

Местонахождение Свезальда неизвестно, но его солдаты тоже верны присяге. Я рассчитываю, что к утру у нас получится установить контроль над всеми полевыми армейскими лагерями под столицей. Если необходимо, я готов отправить в город подкрепление.

На бумагу капают капли дождя, а я поднимаю глаза на солдата, который со страхом на меня смотрит.

— За пределами Схердаса действует магия?

Боец сразу же кивает и я усмехаюсь.

— Вот и отлично. Подожди, сейчас доставишь Освону ответ.

Штабисты находят лист бумаги и я набрасываю ответное послание. С приказом подавить сопротивление мятежников за пределами Схердасс и отправить в город три пехотные бригады с задачей перекрыть основные улицы города. Плюс, вернуть два батальона призванных с фронта и разместить в качестве стратегического резерва.

Отправив вестового назад, посылаю с ним пару призванных, чтобы парень точно добрался. Потом поворачиваюсь к Микке, которая меланхолично смотрит в небо, с которого капает дождь.

— Взбодрись. Ещё немного и мы раздавим тех, кто защищает дворец. А потом вернём его себе.

Девушка печально усмехается.

— Корвэлла, Тадеш, Канс, Круацина. Сколько нас в итоге останется, Кирн? Мы с тобой?

Стиснув зубы, выдыхаю воздух и меня внезапно озаряет.

— У всей четвёрки были кристаллы разума. Должны были быть.

— Канса скорее всего тоже отравили иглой. Думаешь, артефакт сработает в таком случае?

Потом до девушки доходит и она кривит лицо в ярости.

— Корвэлла и Тадеш! Мы же могли забрать их кристаллы!

Молча киваю. Да, могли. Но были в состоянии шока. И вели бой. Хотя, сейчас я тоже матерю себя последними словами. Больно, когда твой соратник гибнет на твоих глазах. Но ещё больнее, если ты понимаешь, что мог гарантированно спасти его, но по собственной тупости упустил шанс, оставив всё на волю случая.

К нам быстро приближается один из штабистов.

— Ваше Императорское Величество, мы начали подготовку к удару, но противник отступил к самому дворцу и прислал парламентёров. Думаю, вы захотите сами их услышать.


Глава 22


Парламентёрами оказывается пара мужчин. Один из них смутно знаком, я точно видел его раньше. Правда не могу вспомнить где и при каких обстоятельствах. Рядом с ними уже стоит Рохар, в в стороне ещё несколько наших солдат, недобро поглядывающих на эту парочку. Когда подхожу к ним, тот, которого я точно не знаю, начинает говорить.

— В первую очередь хочу напомнить, что полковник Рохар гарантировал нам безопасность на время переговоров.

Пожимаю плечами.

— Вы всё равно все умрёте. Какая разница, прямо сейчас или чуть позже. А потом мои люди отыщут ваши семьи и уничтожат всех, кто вам дорог.

Мужчина откашливается, разглядывая мою залитую кровью одежду. Потом бросает быстрый взгляд на Микку, которая выглядит не лучше и обращается ко мне.

— У меня предложение от…нашего командования.

Кривлю губы в усмешке.

— И кто это? Ваше командование?

Слегка поколебавшись, тот отвечает.

— Генералы Кравнец и Мэно. Они просили сообщить вам, что в их руках Тонфой и Круацина. Плюс, кристаллы разума Спашена и Корвэллы Схэсс. Если вы попытаетесь начать штурм дворца, все они безвозвратно погибнут.

Внутри появляется дикое желание прикончать обоих на месте. С трудом сдерживаясь, задаю вопрос.

— Предположим, мы не пойдём на штурм этим днём. Что дальше? Они серьёзно рассчитывают выжить?

Парламентёр какое-то время молчит. Потом вздыхает.

— Отвечать на такие вопросы не в моей компетенции.

Интересно, эти двое связаны магической присягой? Или действуют по своей собственной воле?

— То есть вы прибыли только ради того, чтобы сообщить мне о заложниках?

Тот кивает я снова скалю зубы, делая шаг вперёд. Приблизившись почти вплотную, тихо говорю.

— Ты же понимаешь, что ни у кого из вас нет шанса выжить? С мятежом за пределами Схердаса мы уже разобрались. Если допросы покажут, что в этом замешаны хёрдисы, то они начнут умирать. А в империи появится новая высшая аристократия. Ваш единственный шанс — сложить оружие и надеяться на милость императора. То есть меня.

Представитель противника мрачно смотрит на меня, но молчит. Похоже всё-таки связаны присягой. Потому как мимика подсказывает, что ответить он хочет. Но не может. Раз так, то вытащить из них что-то будет проблематично.

Отступаю назад, окидывая взглядом эту пару «послов», никто из которых так и не представился.

— Возвращайтесь. Передайте, что мы не станем атаковать. Конечно, если вы не отключите антимагический артефакт. В таком случае дворец будет уничтожен немедленно.

Парламентёры разворачиваются и в сопровождении призванных отправляются обратно. А рядом звучит голос Микки.

— Ты им веришь? По поводу того, что во главе заговора стоят Кравнец и Мэно?

Пожимаю плечами. Вопрос сложный — если посланцы были связаны присягой, то могли заявить, что угодно. С другой стороны у меня на руках есть факты.

— Спашену разнесли голову прямо у нас на глазах, если ты помнишь. Значит остаётся только вариант с Мэно. К тому же, Тадеш вряд ли бы стал блокировать магию и лишать себя преимущества. Вот с Кравнецом непонятно. Но в любом случае, он либо с заговорщиками, либо мёртв. Как вариант, в плену. Это не так сильно меняет расклад.

Призванная секунду молчит, а потом задумчиво уточняет.

— В теории Тадеш мог сам взять под контроль Мэно и Кравнеца. А потом инсценировать свою гибель. Вернее умереть по-настоящему, чтобы сразу вернуться в новое тело.

Удивлённо хмыкаю. Такого полёта фантазии я от Микки не ожидал. Какое-то время раздумываю, но в итоге отрицательно качаю головой.

— Если только совсем в голой теории. На практике, мы запросто могли прихватить кристалл Спашена с собой. Что во-первых, лишило бы его возможность управлять ситуацией, а во-вторых подвергло бы риску. Взрыв гранаты или снаряда, случайный удар холодного оружия, чьё-то заклинание и вот его кристалл гибнет вместе с одним из нас. И повторюсь — антимагический артефакт тоже с ним никак не увязать.

Пару секунд та размышляет, а потом кивает своим собственным мыслям и задаёт вопрос.

— Что будем делать дальше? Ты действительно хочешь отказаться от штурма?

Тяжело вздохнув, бросаю взгляд в сторону громады императорского дворца.

— Если они не лгут, то у них и правда сразу четверо заложников. Атакуем и их прикончат. Но надо быть готовы к отключении антимагического артефакта. Если они его вырубят, значит решили уйти порталом. Тогда выход остаётся только один — уничтожить дворец, невзирая на обстоятельства.

Выдаю детальную инструкцию Рохару, у которого пока так и остаётся осколок. Второй у Айласа, который постоянно рядом с ним. Пока вместе с Миккой шагаем к соседнему зданию, которое выбрано в качестве временного штаба, понимаю, что Фосстон тоже скорее всего мёртв.

Когда оказываемся внутри, какое-то время размышляю, пытаясь понять, как быть дальше. Ситуация патовая — мы не можем атаковать без риска для заложников, а противник находится в осаде. При этом у них, как минимум около двух тысяч солдат. Запасов еды и воды хватит на сутки. Может быть на двое. Потом кормить всю эту ораву станет нечем. Но расклад это сильно не изменит. Разве что кто-то из них решит пристрелить своих командиров и заработать прощение. Конечно, если те не возьмут всех под контроль при помощи магической присяги. Хотя, они же не могут, пока действует артефакт. А значит…

Ещё минут десять обдумываю свой план, рассматривая его под разными углами. После чего набрасываю новое письмо старшему Тонфою и отправляю к нему вестового. Приказ очень прост — постараться выяснить, какие именно части были отправлены ко дворцу, поднять списки личного состава и попытаться отыскать их родственников. Всех, кого выйдет найти, доставить в столицу. У Освона есть маги, владеющие портальной магией — они в состоянии обеспечить техническую часть вопроса. Помимо этого постараться найти родных Мэно и Кравнеца. Плюс, всех штабных офицеров, которые были на смене. Не факт, что все они замешаны, но кто-то из них точно на стороне заговорщиков.

Изначально собираюсь так и остаться поблизости от осаждённого дворца, но обстоятельства диктуют свои условия. Сначала приходит ответ от хёрдиса, который просит меня прибыть к нему. Если войска Свезальда, как и его собственные, подчиняются Освону, то вот с остальными имеются определённые проблемы. Армейские командиры отказываются выполнять приказы аристократа, пока не убедятся, что он действительно на стороне императора. А солдаты некоторых других домов, ещё более нестабильны. Около двадцати тысяч человек так и сидят в круговой обороне, не желая никому верить, пока сами не взглянут на Кирнеса I.

Приходится отправляться за пределы Схердаса, прихватив с собой один из осколков. Перед этим отправляю группу солдат проверить, что там с посланниками республиканцев. Прямо сейчас это не так важно, но если они мертвы, то разбираться с провинциями, которые находятся под контролем мятежников станет намного сложнее.

На то, чтобы встретиться с командирами всех частей и подтвердить, что Освон Тонфой действительно отдаёт приказы именем императора, уходит около двух часов. Что интересно — действие того состава, что нам вкололи, проходит. Я пробую запустить простенькую нотную связку и меня не валит с ног. Потом проверяю ещё на одной, помощнее и решившись, подключаюсь к части артефакта Схэсса. На месте меня не сжигает, ощущения нормальные. Значит, теперь мы с Миккой снова можем полноценно участвовать в боевых действиях. Странно, что заговорщики сразу не убили нас этой отравой. Единственное моё предположение — возможно я был нужен им живым. Но тогда в чём смысл всех последующих действий? Один из гвардейцев, явно связанный магической присягой, пытался меня убить. Если проанализировать всю ситуацию, то и потом меня не раз пробовали прикончить. Правда там можно списать на неразбериху. У организаторов заговора явно что-то пошло не по плану. Иначе мы бы просто не выбрались.

Пока мы находимся за городом, постоянно поглядываю в сторону Схердаса, ожидая, что в любой момент может проявиться работа нотной связки, уничтожающей дворец. Но пока там всё тихо.

От «инспекции» войск есть и свои плюсы — я получаю возможность организовать работу на месте и контролирую выполнение своих приказов по поводу поиска родственников мятежников. Здесь же, на месте организую временный штаб, в который входит десяток офицеров, бывших во время мятежа у себя дома и точно не замешанных в происходящем. Каждого мы с Миккой проверяем при помощи нотных связок, забираясь в их разум. Ограничиваемся установкой на честность в плане ответов, чтобы не вывести их из строя оставшиеся кадры.

По итогу, я получаю хотя бы какой-то организационный центр, способный планировать действия войск. Размещаю их прямо здесь, в одном из полевых лагерей. Первоочередная задача — разделить по группировкам войска, которые стоят под городом, получив чёткую структуру, которой можно управлять. Сейчас тут творится какой-то хаос. Структурированы только солдаты Тонфоя, да и те разбиты побригадно. Плюс, отряды подгорных, которые размещены отдельно от остальных и находятся под командованием Кольда. Изначально думаю отправить их в столицу. Около тысячи опытных бойцов, половина из которых в той или иной степени знакома с рунной магией. Но именно этот момент меня и останавливает. Пока действует антимагический артефакт, они будут намного эффективнее здесь.

Помимо локальных задач, необходимо восстановить связь с нашими группировками на севере и западе. Вернее, как таковая, связь есть и сейчас. Но вот управление частями отсутствует более, чем полностью. Командующие фронтами не понимают, что происходит в столице и пока опасаются выполнять поступающие распоряжения. Эту проблему я решаю, сам выйдя с ними на контакт при помощи артефакта связи. Но вот со всем остальным придётся разбираться новосозданному штабу.

Небо постепенно светлеет, пусть и затянутое свинцовыми тучами. А столица, в которую мы возвращаемся, начинает оживать. Самые отчаянные из предпринимателей открывают заведения, несмотря на очередной раунд боёв, которые в последнее время стали для жителей Схердаса чем-то привычным. Те, кто хотел, уже уехали. Остались горожане, у которых не было возможности покинуть столицу.

Сейчас в городе три пехотные бригады, накрывшие город сеть патрулей, чтобы обеспечить поддержание порядка. С этой же целью на улицы выведены полицейские, бывшие в участках. Центральный аппарат полиции находился во дворце и скорее всего был полностью уничтожен. В этот момент вспоминаю о всех остальных министрах, тоже находящихся в императорском дворце. Я только что потерял всё правительство. Или почти всё. Возможно кто-то из них на момент начала мятежа был дома, а не на службе.

Прибыв на место, даю команду проверить резиденции всех членов правительства и найти живых. Принимаю от Рохара доклад о ситуации. Окружённые мятежники активности не проявляли, но и паники среди солдат не наблюдается. Странно. Я рассчитывал, что хотя бы какая-то часть поймёт, что у них нет шансов. Но пока ни одного дезертира не было. Есть и хорошие новости — посланники республиканцев живы. Правда не совсем понятно, когда теперь получится организовать операцию на севере. Новость про столкновения была приманкой на которому меня выманили. Но там и правда, в любой момент может начаться открытый конфликт.

Микка забирает второй осколок у Айласа. Теперь за контроль над ситуацией отвечаем мы с ней. Но тут всё просто — если заговорщики вырубят антимагический артефакт, то один из нас, в тот момент стоящий на дежурстве накроет его пространственным карманом. Глобально и не оставит от постройки ровным счётом ничего. Максимально эффективно в нашем случае. Единственное, что меня смущает — вероятность открытия портала до того, как мы нанесём удар. Плюс, артефактная защита дворца, часть которой создавалась ещё при Схэссе. Айвендо и его предшественники не стали уничтожать её. Какой-то процент установленных артефактов уже давно не работает, но что-то из оставшегося может доставить проблемы.

Время тянется непривычно долго. Я принимаю доклады, отдаю распоряжения и наблюдаю за дворцом, гадая, кто именно стоит за заговором. На ум лезут какие-то безумные мысли — о том, что это могут быть чудом уцелевшие схоры или кто-то ещё из родственников Рэна. Кто знает, сколько ещё человек могло жить на болотах, прячась по углам.

Стараюсь отстраниться от этих мыслей, но потом цепляюсь за одну из них. В окружении Болрона были схоры. Раз он выжил и сохранил под своим командованием какое-то количество солдат, то есть вероятность того, что серокожие тоже остались живы и сейчас на севере. Рядом с солдатами, которым сёстры Схэсс промыли мозги. Чем дольше обдумываю расклад, тем больше он меня беспокоит. И предложение «дипломата» о совместных действиях уже не кажется настолько хорошей идеей. Возможно он сам считает, что всё обстоит именно так, как говорит. Но непонятно, кто именно стоит за всем этим раскладом. С другой стороны, сейчас я не вижу для схоров ни одного варианта, который привёл бы их к победе. Будь я на месте их лидера, дал бы команду возвращаться к подпольному режиму.

Набрасываю в голове варианты развития ситуации. Но до того, как разрешится вопрос с «осадой» дворца, предпринять что-то всё равно не получится. А вот потом, надо будет подумать, как быть с северянами.

Кажется, что этот день никогда не закончится, но в конце концов мне докладывают о том, что первые партии родственников мятежников уже прибыли. Не так много, как хотелось бы. Всего около ста человек. Но, учитывая скромные ресурсы, которыми может оперировать штаб, это уже неплохой результат. Правда вот никого из семьи Кравнеца отыскать не удалось. У него была сестра и племянники, но их дом оказался пустым. Ошалевшие от открывшегося портала и высыпавших оттуда бойцов, соседи тоже ничего интересного рассказать не смогли. Мол, пару дней назад перестали видеть их семью, дом с тех пор стоит закрытым. Куда они могли уехать, неизвестно.

Ещё какое-то время размышляю. Потом решаю, что всё-таки пора действовать. Окинув взглядом Рохара и Микку, вместе со мной слушавших доклад, озвучиваю детальные инструкции. После чего выхожу наружу. Наконец я могу что-то сделать, а не просто ждать, шагая из угла в угол.

Около получаса уходит на подготовку. А потом я уверенно направляюсь к позициям наших солдат.


Глава 23


Когда почти добираюсь до баррикады, меня внезапно догоняет Микка, буквально вцепившаяся в плечо. Поворачиваю голову и вижу напряжённое лицо девушки.

— Осколок. Тот, который третий!

Собираюсь уточнить, что именно она имеет в виду, но потом до меня доходит. Твою же дивизию! Как можно быть таким идиотом? И ведь все остальные тоже об этом не подумали.

— Думаешь, они могли уже уйти порталом?

Призванная дёргает плечом, скривив губы.

— На их месте, я бы уже давно свалила отсюда.

Ещё раз выматерившись про себя, раздумываю. Почему ни один из нас не подумал о третьей части артефакта, которая осталась у Тонфоя. Среди мятежников наверняка есть маги, которым известна нотная комбинация для конвертации энергии. Значит, они смогут его использовать. Единственное, что радует — ни Кравнец, ни Мэно не располагают струной. Сами задействовать осколок не смогут. Но это не значит, что у них не найдётся кого-то, на это способного.

Вспомнив, что мы последнее время постоянно мониторили территорию при помощи осколка, пытаясь уловить момент отключения антимагического артефакта, слегка успокаиваюсь. Но с другой стороны, сложно оценить уровень мастерства магов противника. Мог кто-то из них открыть портал, провернув это незаметно? Если да, то как сейчас быть? И ключевой вопрос — почему никто из нас даже не подумал про осколок? Вернее, почему об этом не подумали мы с Миккой? Рохар не в курсе таких тонкостей. Вполне мог думать, что третья часть артефакта находится у кого-то ещё.

Отойдя к стене соседнего дома, приваливаюсь к ней спиной. Бросаю взгляд в сторону дворца. Что теперь делать? Если отталкиваться от того, что у них на руках работающий осколок, то шансы нахождения организаторов мятежа во дворце невелики. К тому же длительное время контроль осуществляли Рохар и Айлас. Если второго ещё можно с натяжкой назвать относительно опытным магов, то вот командир бригады призванных на такого не тянет.

Успокоившись и собравшись с силами, делаю шаг вперёд, смотря на Микку.

— Действуем по плану. Как раз выясним, на месте они или нет. В конце концов, нас двое и у каждого есть осколок. Если рискнут сойтись в открытом бою, мы их раздавим. А если командиры уже сбежали, то хотя бы разберёмся с солдатами, которые остались.

Призванная хмуро кивает. Но сразу же добавляет несколько слов.

— Не нравится мне всё это. У них было столько времени на подготовку…

Поморщившись, пожимаю плечами.

— Согласен. Но они не стали применять осколок во время боя за город. Возможно всё-таки не смогли разобраться. Или на их стороне нет магов с нужной информацией.

Микка цокает языком.

— Кравнец. Если он действительно среди заговорщиков, то должен знать нотную связку.

Тут она права. Безусловно, ему самому она без надобности — генерал всё же не маг. Но никто не мешал ему выяснить все нужные символы. Кто откажет в таком вопросе командующему армией?

— В любом случае, не ждать же нам до скончания времён. Наблюдай за тылом и будь готова прикрыть меня. Всё остальное — как и планировали.

Спустя минуту уже забираюсь на баррикаду, выставив перед собой мощный воздушный щит. От выстрела со стороны противника он должен защитить. А если они решатся задействовать осколок и ударить какой-то простенькой магией, то её встретит второй, универсальный щит, стоящий сразу за стихийным.

Оказавшись наверху, пускаю в дело ещё одну нотную связку, которая многократно усиливает голос и разносит его далеко вперёд. Специальная комбинация, которая раньше использовалась на массовых мероприятиях. Окинув взглядом укрепления противника, похожие на наши, начинаю говорить.

— Это Кирнес Эйгор, император Норкрума. Я хочу озвучить вам всего пару моментов. Первый — сегодня у вас есть шанс выжить. Более того, вы сможете сохранить свободу. Всё, что требуется для первого — сложить оружие и сдаться. А вот для для второго исхода понадобятся более активные действия. Потребуется прикончить тех, кто сдаваться на намерен. А тот, кто застрелит одного из руководителей мятежа, получит титул барона и станет наследственным дворянином.

Сделав паузу, наблюдая за солдатами противоположной стороны. Мой голос слышали все, но видна мне только небольшая их часть — те, что укрываются за баррикадой напротив. Сейчас они зашевелились — активно переговариваются между собой. Даже здесь слышны отзвуки голосов.

— Чтобы вам было проще принять решение, скажу кое-что ещё. Мы ищем ваших родственников. Каждого, кто сейчас на территории дворца. Если вы не сдадитесь, то вся ваша родня будет казнена у вас на глазах. Я не оставлю никого вашей крови. Каждая семья будет безжалостно выкорчевана, как сорняк. Сейчас у вас ровно три минуты на принятие решения.

Оставаясь на виду, жду их реакции. В какой-то момент понимаю, что все солдаты на противоположной баррикаде прекратили свои разговоры. Зато на других участках они продолжаются. Даже слышатся выстрелы — кто-то уже успел принять решение и начать действовать.

На укрепление напротив меня поднимается чья-то фигура, которая кажется смутно знакомой. И демонстративно хлопает в ладони.

— Браво! Не думал, что ты станешь настолько кровожадным императором. Это надо же такое придумать — «каждая семья будет выкорчевана, как сорняк». Умно, очень умно.

Чувствую, как непроизвольно поднимаются мои брови. Голос я узнал. Но до сих пор не могу поверить, кто стоит передо мной. Это невозможно. Почти весь преподавательский состав Хёница сгинул во время битвы с Рихтом Эйгорм и схорами, что прикрывали его. А оставшиеся погибли после разрушение университета. Как он может стоять здесь?! Живым! Сука!

— Как ты выжил? И как… Какого долбанного рицера происходит?! Что ты тут делаешь?!

Сам того не заметив, перехожу на местный жаргон. А мужчина, наблюдающий за мной, скалится в усмешке.

— Не все решили следовать приказу нового ректора и отправиться на убой. Как стадо тупоголовых свиней, добровольно идущих под нож. Да и отправляться в Хёниц, чтобы присоединиться к Стольку, в надежде отстоять университет тоже было бы крайне глупым решением. Я сделал иначе. Затаился и ждал, чем всё это закончится. А потом явился к тебе во дворец. Немного подправить внешность, придумать новую легенду и вот я уже среди тех, кто занимается изучением наследием Палача. Вы как были идиотами на первом курсе, так ими и остались.

Не выдержав, рявкаю.

— Тадеш должен был связать тебя магической присягой!

Смотрящий на меня Стэнк Фераро, который преподавал использование магии в бою, расплывается в улыбке.

— Безусловно он это сделал. И я ответственно соблюдаю все формулировки, иначе мой разум моментально распадётся на части. Ни одна живая душа не узнает о тех секретах, которые я узнал. Хотя подожди. Спашен ведь получил пулю в голову. Его старое тело мертво, а нового и вовсе пока нет. Так что я могу рассказать кому угодно и что угодно. Будь у меня такое желание.

Выдыхаю воздух через стиснутые зубы. Вот же ублюдок. И Тадеш хорош — не мог включить в текст присяги дополнительные обязательства? Например не предпринимать действий, которые могут нанести прямой или косвенный вред ему самому. Хотя тут большая доля и моей вины — надо было подумать об этом всём.

— А Кравнец? Мэно?

Ублюдок разводит руками.

— Это было несложно. Когда тебя считают магом исследовательской группы, ты всегда можешь договориться о встрече один на один. А дальше это уже дело техники. Пара нотных комбинаций, ритуал присяги и вот человек уже готов служить тебе. Тебя так волнуют твои люди? Переживаешь за никчёмное мясцо, что уже работает на меня? Вот например, твой всесильный шеф канцелярии, которого не защитили его многочисленные артефакты. Даже старое вмешательство в кровь не помогло — среди книг Айвендо я нашёл столько всего интересного, что мне не составило проблемы обойти это небольшое препятствие.

Не успеваю среагировать, как он взмахивает рукой и на баррикаду карабкается ещё один человек. Виконт Мэно. Глядя на всё происходящее, запускаю нотную связку, подключаясь к осколку. Но сделать ничего уже не успеваю — Ферраро делает пас рукой и тело шефа канцелярии перекручивает, как верёвку. Ещё мгновение окровавленный кусок плоти с торчащими оттуда костями остаётся в вертикальном положении, после чего валится вниз.

— Разозлился? Отлично. Сейчас посмотрим, на что ты способен в бою против настоящего противника, а не ограниченных и полуслепых щенят.

Я уже наношу первый удар. Решив разобраться с ним максимально простым и эффективным способом — запихнуть выродка в портал, ведущий в мир призванных. Но против моего ожидания, он относительно легко уходит от атаки. Только что стоял на баррикаде, а буквально через мгновение оказывается в другом месте. Без открытия портала и долгих нотных комбинаций. Я схлопываю пробоину между мирами, которая втягивает в себя часть укрепления. А Стэнк радостно ухмыляется, с ожиданием смотря на меня.

Едва не использую то же самое заклинание во второй раз, но вовремя сдерживаюсь. У него явно есть какая-то техника защиты — нужно что-то более масштабное. Только вот мы слишком близко друг к другу — использовать пространственный карман не получится. Там минимальный объём нотного комплекса такой, что я захвачу не только себя, но и солидное количество наших солдат. Или наоборот доберусь до самого дворца. Если же взять список локальных заклинаний, то настолько убийственных у меня нет. По крайней мере, ничего конкретного в голову не приходит.

Ферраро с довольным лицом выплёвывает порцию нотных символов, а я выставляю щиты, перекрывая всю улицу. Четырёхслойный стихийный, позади которого вешаю универсальный. Но как быстро выясняется, атаке противника они помехой отнюдь не становятся. Мир вокруг начинает кружиться и преломляется. Как будто я в центре конструкции из массы стеклянных блоков, которые искажают всё видимое вокруг и безумно сверкают, ослепляя глаза. Машинально использую ещё одно защитное заклинание, остановив два предыдущих. Вокруг кожи появляется слой спрессованного воздуха. Но как мне кажется, это заклинание не предполагает нанесение физического вреда. Вот на мозги действует — через несколько секунд я уже с трудом понимаю, где нахожусь и не разбираю, что происходит снаружи.

Концентрируюсь, пытаясь понять, как можно выйти из под удара. Но в голову ничего не приходит. Я не знаю, как от такого защищаться. Собственно, я даже, что это такое, не знаю. Решив попробовать единственный вариант, который всё-таки появился, открываю ещё один портал в мир призванных, прямо перед собой. Почти вплотную. Когда схлопываю его, половина «стеклянного конуса», что меня окружал, с грохотом рассыпается на части, затянутая порталом. Я и сам шатаюсь, едва не свалившись.

С трудом удержав равновесие, наблюдая, как осыпается оставшаяся часть «стеклянных блоков». А потом обращаю внимание на происходящее вокруг. Разваливающиеся стены домов, клубы пыли, грохот. Не знаю, чем ударила Микка, но она перепахала несколько десятков построек, разнеся всё до самой площади перед дворцом. Оглянувшись назад, вижу саму призванную, которая стоит на крыше пародилижанса и напряжённо всматривается в развалины.

На момент появляется надежда, что атака Микки оказалась успешной и она прикончила ублюдка. Но вернувшись в прежнее положение, обнаруживаю его стоящим на большом куске стены и снова изображающим аплодисменты.

— Молодец! Выдрессировал свою девочку. Только она туповата — кто же бьёт вот так, в лоб.

Он ещё не успевает договорить, а я уже атакую новой нотной комбинацией, охлаждая воздух до минус двухсот семидесяти градусов. На площади около трёхсот квадратных метров и на десять метров в высоту. Объём большой, но осколок позволяет с этим справиться. Собственно, для этого даже не надо задействовать одноразовый крейнер, справляются обычные. Пусть и стремительно нагреваются.

Удар масштабный. Но прямо перед ним, фигура Ферраро мерцает — её окружает светло-зелёное сияние. Более того, он бьёт какой-то связкой, разом выключив действие моей нотной комбинации. Тело сводит болью от вибрирующей струны — заклинание завершилось не так, как надо и это даёт свою отдачу.

Призванная снова атакует — каменная масса, в которую превратились дома, поднимается в воздух, обрушиваясь на моего бывшего преподавателя. Он сразу же перемещается в другое место, но материала тут более чем достаточно и Микка снова захлёстывает его волнами мелкого камня, параллельно поднимая в воздух несколько десятков смерчей. Когда Ферраро перемещается ещё раз, он тоже подвергается атаке. Когда ситуация повторяется ещё дважды, Стэнк всё-таки решает защищаться. Выставив щиты, наносит контрудар, превращая камень в мелкое крошево и разбрасывая его в разные стороны.

Струна возвращается в норму и я тоже вступаю в дело. На этот раз всё-таки пытаюсь ударить испытанным нотным комплексом, отправив туда противника. Да, рискованно, но надеюсь, что атака зацепит только площадь, не дотянувшись до дворца. Сомнений, который были в голове всего пару минут назад, больше нет. Имеется только желание прикончить Стэнка, своими глазами увидев, как он подыхает.

Атака проходит, как надо. Единственное отличие от плана — Ферраро выскальзывает из ловушки, оказавшись на полсотни метров правее места удара. Пытаюсь сместить карман в сторону, чтобы он захватил его, но не успеваю. Да и заклинание для этого не предназначено. Это скорее комплекс для ударов по стационарным объектам.

Заканчиваю нотную связку и в полусотне метров перед пока ещё уцелевшей баррикадой появляется фигура противника.

— Кое-что ты всё-таки можешь, не спорю. Но работаешь абсолютно бездарно. Знаешь, если бы я был гордецом, который рассчитывает на свою неуязвимость и зашкаливающую силу, я бы погиб. Проблема только в том, что я чуть умнее Рэна Схэсса. И не считаю себя абсолютно бессмертным. Что ты так на меня смотришь? Думал, никто из знающих людей не будет наблюдать за вашей схваткой?

На секунду замолчав, продолжает.

— А ведь ты мог быть отличной марионеткой, после того, как я промыл бы тебе мозги. Сидел бы с важным видом на троне, отдавал приказы. А я был бы безымянным магом в тени, который всем управляет. Оставалось ведь совсем немного — немного проредить твоё окружение и создать нужный эмоциональный настрой у остальных. Чтобы репрессии были оправданы. Теперь мне придётся править самому. Ненавижу бюрократическую рутину, знаешь ли. А во всём виноваты подручные. Никому в этом мире нельзя делегировать обязанности. Даже если они связаны присягой.

Пока он говорит, перебираю варианты атаки. Пространственный карман небольшого объёма не потребовал использования одноразового крейнера. Я снова обошёлся обычными. Был готов в любой момент переключиться на специальный, но в итоге он не понадобился. То есть в плане применение нотных комплексов, я не ограничен. Пока, по крайней мере. Проблема только в том, что этого скользкого ублюдка надо как-то зафиксировать, подставив под удар. Не знаю, как он так резво перемещается с места на месте за доли секунды, но эта техника здорово мешает. Единственный вариант — измотать его, как это сделала Микка. Хотя я до конца не уверен, что он выдохся. Возможно это тоже элемент игры.

— Ладно, пора с вами заканчивать. И раз вы не цените изящность, то умрёте просто и скучно.

Краем глаза замечаю солдат справа и слева от себя. Рохар отправил две группы бойцов, которые сейчас скользят между домами, выходя на огневые позиции. Неужели не понимает, что это не сработает?

Отвлёкшись на призванных, пропускаю момент начала атаки. Слышу только крик Микки, а через мгновение всё пространство передо мной заволакивает громадное облако пыли. Машинально выставляю стихийный щит, но пока поднятая взвесь просто кружится в воздухе, быстро увеличиваясь в размерах. Облако постепенно приближается ко мне, расходясь во все стороны. Слышатся винтовочные выстрелы — наши солдаты открывают огонь, вынуждая меня рявкнуть.

— Назад! Отступать! Всем частям — отходить! Покинуть Схердас!

Те подчиняются, двинувшись назад. Но убраться отсюда не успевают. Пылевое облако наступает всё быстрее и его край захватывает бойцов, за секунды раздирая их тела в мелкие клочья. Матерясь, усиливаю щит, окружая им себя со всех сторон. Успеваю заметить, что точно так же поступает Микка. Потом мелкая пыль и крошево окружает меня со всех сторон, полностью заблокировав обзор. Вспомнив о том, как увеличивалась скорость распространения пылевой бури, понимаю, что сейчас она превратит в месиво всех призванных вокруг площади. Всех, кто остался от бригады Рохара.

Сосредоточившись, запускаю ещё одну нотную связку щита, стараясь выставить его по всему периметру площади. Правда, быстро становится понятно, что такой подход не сработает — у бушующей бури нет какого-то одного источника. Такое ощущение, что каждая её часть бурлит и беснуется сама по себе. Я не могу остановить натиск стихии — достаточно небольшого её клочка, проскользнувшего дальше, чтобы всё продолжилось. Разве что попытаться выставить щит на пути всей бури, сработав на упреждение… Но это проблематично — я даже не знаю, где начинается её край. И далеко на факт, что у меня получится. Даже если выйдет, я рискую запереть в ловушке своих же солдат.

Прервав вторую защитную комбинацию, оставляю только преграду, которой окружил себя самого, замкнув в подобие небольшого купола. Баррикада под ногами тоже превращается в пыль и приходится задействовать магию, чтобы остаться в воздухе. Надо хотя бы отвлечь этого ублюдка. Только вот как? Его фигура давно исчезла из виду — непонятно куда надо нанести удар.

Перебираю в уме все нотные связки и пока ни одна из них не кажется подходящей… Если ударить чем-то масштабным, то он наверняка прикроется. И не факт, что это собьёт заклинание. А если пылевая буря продолжит разрастаться, то может уничтожить весь город. Остаётся надеяться, что у неё есть какие-то ограничения по размаху. И она остановится до того, как достигнет границ Схердаса.

Как найти одного человека посреди громадной пылевой бури, которая разносит всё на своём пути? На пару секунд впадаю в ступор, пялясь в пылевые облака. Потом на ум приходит идея — если заклинание уничтожило все здания на своём пути, значит перетёрло всё их содержимое. И я всё-таки могу кое-что сделать.

Запустив айван, тянусь ко всему хлебу, что есть вокруг. Он рассеян по воздуху мелкой крошкой, но к счастью имеется. Подключаюсь к мириадам пылинок и пытаюсь использовать их в качестве своего рода поисковой системы. Получается далеко не сразу, но в конце концов я нащупываю место, в котором буря отсутствует. Если быть более точным — хлеб просто исчезает при попытке пролететь через это место. Одновременно с этим, обнаруживаю Микку, которая благополучно удерживает щит. Призванная ещё жива, что не может не радовать.

Прикидывая, чем лучше всего ударить, понимаю, что натиск бури серьёзно усилился. Да так, что мой щит едва держится. Добавляю ему мощности, но и сила вражеского заклинания продолжает расти. Какого лешего? Совсем недавно, её с лёгкостью удерживала обычная защита, а теперь мне приходится непрерывно наращивать объём энергии, вливаемой из осколка.

Решаю всё-таки начать ответный удар и запускаю второй нотный комплекс. Тот самый, что открывает целую сеть порталов в мир призванных. Готовлю базу для того, чтобы открыть их все разом, накрыв большое пространство. Не несколько десятков, а не меньше тысячи. Заполнить всё пространство перед собой. Разом. Посмотрим, как он успеет переместиться, когда всё вокруг будет в массе порталов. До этого Ферраро всегда портировался на относительно небольшое расстояние. Надеюсь, что рвануть сразу на пару километров он не сможет. Либо просто не подумает об этом.

В процессе понимаю, что держать активными обе нотные комбинации становится всё тяжелее. Щит требует непрерывной подпитки — я перекачиваю в него колоссальные объёмы энергии. Ещё один, не меньший поток идёт на вторую нотную связку. Мир вокруг продолжает разрушаться, а перед глазами всё темнеет. Приходится подключить одноразовый крейнер. Потом второй. Больше у меня нет, так что повторного шанса не будет. Да что там, как только оба крейнера «сгорят», буря сразу сожрёт меня. Третий артефакт сейчас У Микки и скорее всего она тоже вынуждена использовать его для щита. Так что призванная мне ничем не поможет. Хорошо, что хотя бы айван получается задействовать за счёт обычных крейнеров. Иначе у меня возникли бы серьёзные проблемы.

В какой-то момент внезапно понимаю, что мощи осколка не хватает. То ли бездонная бочка начала исчерпываться, то ли пропускной канал слишком узок, чтобы перекачивать такие объёмы. Атакующий нотный комплекс завершён на три четверти. Но скорее всего я не успею его закончить из-за банальной нехватки энергии. На момент замерев, сразу же принимаю решение и тянусь к хьярку. Несколько секунд на то, чтобы вырезать три ксота на своём животе. Неровные, грубо начерченные, но вроде бы без критических ошибок. Потом сделать надрез на животе и пустить в дело короткую связку из пяти нот, связав эту схему с ударным комплексом.

Тело пронизывает боль и едва не теряю контроль. Твою же дивизию! Сейчас в дело идёт моя кровь и моя личная энергия. Для нотного комплекса такого масштаба, это капля в море. Но хотя бы немного увеличивает шанс на его успешное завершение. Если не получится, я всё равно погибну. Специальные крейнеры не могут принимать на себя отдачу вечно. Как только один из них прекратит работать, по мне ударит дикая нагрузка, сразу же расплавив разум.

Продолжаю выплёвывать ноты, стараясь не обращать внимания на то, как стремительно темнеет мир вокруг. Скоро всё превращается в одно сплошное тёмное пятно, на фоне которого выделяются только сверкающие магические символы. Да подсвечиваются намеченные контуры порталов. Плюс, к этому примешивается ощущение от айвана.

Вот и финальная часть комплекса — её делаю уже на полном автомате. Когда впереди вспыхивают сотни порталов, у меня уже нет сил, чтобы выдохнуть или просто порадоваться. Устало «веду» цель при помощи айвана. Выпрыгнет он или нет? Часть хлебных крошек, которые я старательно согнал в одно место, сейчас уничтожена моим же собственным заклинанием, сейчас уничтожена. Но остальные на месте и позволяют справиться с задачей.

Вот место, на котором раньше находился Ферраро, снова становится свободным и сразу заполняется пылевой бурей. Зато хлебные крошки растворяются совсем в другом месте. Тоже внутри сети порталов. Когда Стэнк прыгает в третий раз, снова оказавшись внутри зоны поражения, разом схлопываю все порталы. Комплекс засасывает в себя солидный кусок пространства. А один из моих одноразовых крейнеров отключается — теперь я ощущая только один. Разовая отдача от завершённого заклинания раздавила артефакт.

Стараясь не думать о том, что с трудом чувствую своё собственное тело, прощупываю местность айваном. Вроде бы фигуры Ферраро больше нигде не наблюдается. Да и щит начинает потреблять стабильный объём энергии. Более того, затраты начинают снижаться.

Получилось? Я отправил бывшего преподавателя в мир призванных? Победил? Мысли устало ворочаются в голове и я вырубаю айван, сосредоточившись на поддержании защиты. Пытаюсь поднять левую руку, чтобы проверить рану на животе, но конечность не двигается. Вернее, не так — может она и движется, но я её не чувствую.

Поток энергии, уходящей на щит, продолжает снижаться. Причём всё быстрее. Ещё немного и я уже смогу переключиться на обычные крейнеры. А потом мне понадобится целительская комбинация. Что-то из полевого арсенала, позволяющее подлечить самого себя.

Правда вспомнить такую не получается — мозг окончательно отказался работать. В какой-то момент отказывает второй специальный крейнер — вся нагрузки сваливается на обычные артефакты. Оценить её у меня уже не получается. По крайней мере, адекватно. Сейчас я просто не понимаю, какой поток энергии уходит на поддержание щита. Как только проскальзывает эта мысль, сразу же осознаю, что зрение фактически пропало. Перед глазами тёмная пелена и я не могу понять, закончилась пылевая буря или нет. Нужно ли держать щит? Или можно отключать?

Пробую включить айван, но попытка отзывается всплеском резкой боли, который позволяет почувствовать наконец своё тело. А потом мой разум проваливается в темноту.


Глава 24


Размытый свет. Большое белое пятно с тёмными силуэтами.

— Очнулся. Продолжаем.

Голос глухо доносится до ушей. Кто это? Где я?

Время идёт и я чувствую, как по телу прокатываются волны тепла. В какой-то момент перед глазами всё проясняется и вижу фигуры нескольких целителей, которые сыпят нотными комбинациями. Рядом, на столике артефакты, использовавшиеся в работе. Позади них Микка и…Канс. А вот и Круацина. Значит всё-таки выжили. Хотя бы кто-то.

Пытаюсь приподняться на постели, но один из целителей удерживает меня рукой, уперевшись в грудь.

— Рано. Мы ещё не закончили.

На то, чтобы завершить процесс, у них уходит не меньше получаса. Или мне так кажется. Возможно всё занимает десяток минут или около того. Когда они наконец прекращают пронизывать пространство нотными символами, мне разрешают подняться. На меня сразу же набрасывается улыбающаяся Микка. Обвивает шею руками и прижавшись, едва не опрокидывает меня назад на кровать. Но почти сразу смущённо отстраняется, стараясь не смотреть мне в глаза.

— В какой-то момент нам показалось, что ты не выкарабкаешься.

Усаживаюсь на кровати, прислушиваясь к ощущениям в своём теле. Вроде бы всё в порядке, даже боли нет.

— Было так плохо?

В ответ слышится голос Тонфоя.

— Да у тебя обе руки иссохлись. Почернели напрочь, а когда их тронули, посыпались прахом. От левой ноги тоже мало что осталось. Остался только корпус с чёрной кожей и почти без крови. Если честно, я тебя когда первый раз увидел, решил, что у нас теперь нет императора. Но целители сказали, что ты ещё жив. Разум цепляется за жизнь. И они справились.

Окидываю взглядом присутствующих и осматриваю себя. Кожа рук и правда с розоватым оттенком, как у младенца. Они серьёзно отрастили мне новые конечности?

Спустив ноги на пол, пытаюсь встать, но не удержавшись, опускаюсь назад на постель, прикрыв глаза от головокружения.

— Координация движений ещё не вернулась к норме. Нам пришлось заново вырастить половину ваших органов. Повезло, что головной мозг уцелел. Кристалл разума не выдержал напряжения вокруг него и вышел из строя. Слишком большой напор сил, обычные артефакты для такого не предназначены. Нервная система обновлена почти полностью, как и половина позвоночника. Ну и конечности, само собой. Вам бы сейчас лучше провести пару дней в режиме отдыха.

Глянув на целителя, удивлённо хмыкаю. Эти парни серьёзно постарались, чтобы поставить меня на ноги. Особенно, если учитывать, что это не профессура Хёница, а несколько армейских магов. Хотя их главного я вроде бы видел среди подчинённых Спашена. Поморщившись из-за кружащейся головы, озвучиваю вопрос.

— Что с Тадешом и Кравнецом? Фосстон? Корвэлла? Да и все остальные.

Троица приятелей переглядывается между собой и Канс принимается рассказывать.

— Для Спашена и Корвэллы готовят новые тела. Кристаллы уцелели — как только ты прикончил того гхаргова урода и дворец перестало трясти, я их забрал. Солдаты, по большей части тоже были под магическим контролем. Ферраро там целую сеть раскинул. Кравнец…на лечении. Он пытался сопротивляться влиянию присяги и пойти против неё. Как итог — проблемы с ясностью мышления. Вот Фосстону повезло меньше. Мёртв твой командир гвардии. Может тоже был связан магической присягой, может быть нет. Но в любом случае погиб во время столкновений во дворце. Магом не был, так что…

Мрачно киваю, а в голове сразу появляются новые вопросы.

— Что с северянами? Где мы вообще сейчас? Дворец уцелел?

На этот раз отвечает Микка, стоящая почти вплотную ко мне.

— Ты говорил, что на севере могут быть схоры, поэтому мы пока ничего не предпринимали. Но там и без нас начались бои — сейчас ждём информации о происходящем. Мы сейчас в старой летней резиденции. Дворец по большей части устоял, но всё равно сильно пострадал, его ещё потребуется восстанавливать.

Когда договаривает, задумчиво тяну.

— Или построить новый. Сколько я был…в отключке?

— Полтора дня.

Кивнув, ещё раз оглядываю себя.

— Значит сейчас утро? Тогда мне нужна новая одежда и большая чашка крепкого сорка.

Всё ещё стоящий неподалёку целитель, сразу же вмешивается.

— Я всё понимаю, но советовал бы воздержаться на время от сорка, алкоголя и всего, что затрагивает нервную систему. Вы пустили в дело свою жизненную силу и почти полностью её сожгли.

Увидев мой непонимающий взгляд, добавляет.

— Это было в книгах Айвендо. У каждого мага есть определённый резерв жизненной энергии. Аура, душа, внутренняя сила — называйте, как хотите. Но именно этот вид энергии расходуется, когда вы используете себя для проведения полевого ритуала. Он же даёт выхлоп силы при принесении кого-то в жертву. Вы свой запас спалили почти целиком. Он постепенно восстановится, но чтобы довести его до приемлемого уровня и не дать вам умереть, нашей команде пришлось приложить немало сил. Вы даже не представляете, насколько сложным это было. А если бы не исследования господина Спашена, то и вовсе оказалось бы невозможным.

Микка слегка хмурится.

— Стоило бы чуть более уважительно разговаривать с императором Норкрума.

Тот немедленно парирует.

— Безусловно, он император. Но сейчас передо мной пациент, с которым на пределе возможностей работало полтора десятка магов, выложившихся по полной. Не хотелось бы понять, что твои старания пошли прахом.

Подняв руку, останавливаю призванную, которая уже хотела возмутиться.

— Всё в порядке. А вам, господин…

— Майк Цессус.

— Вам, господин Майк Цессус, я крайне благодарен. Но думаю вы и сами понимаете, что я никак не могу полностью отойти от своих дел. И какой-то объём сорка мне всё равно придётся выпить.

Целитель мрачно смотрит на меня, но в конце концов пожимает плечами.

— Не больше пары чашек в день. И если вдруг почувствуете себя плохо — немедленно вызывайте кого-то из нас.

Зачем-то глянув на Микку, добавляет.

— Ещё поменьше магии и никаких постельных утех на протяжении суток.

Последняя фраза вкупе с его взглядом вызывает некоторое удивление, но маг сразу же удаляется. Так что придумать, как бы корректнее уточнить — каким образом связана Микка и мои постельные утехи, не успеваю. А вот на лице Тонфоя появляется лёгкая усмешка. Сразу пропавшая при моём взгляде.

Через пару минут мне приносят комплект одежды и я наконец облачаюсь во что-то помимо нижнего белья. А скоро мы уже устраиваемся на небольшой террасе. Отмечаю, что территория вокруг окружена плотным кольцом призванных. В воздухе же висит несколько десятков химер.

Сделав первый глоток сорка, обращаюсь к молчащей троице.

— Рассказывайте. Что тут было после того, как закончился бой? И какая обстановка сейчас?

Канс ставит кружку на стол и пожимает плечами.

— Если в общих чертах, у нас есть живые министры полиции и иностранных дел. Плюс, уцелел заместитель министерства промышленности. Так что трое членов правительства на месте. Остальных мы правда потеряли. Как и твою гвардию в полном составе, никто из парней, к сожалению не выжил. Центральные аппараты большинства ведомств наполовину опустошены, но хорошо, что остался хотя бы кто-то из служащих. Спашен и Корвэлла должны вернуться к нам через сутки. Из людей Тадеша осталось десятка полтора человек. Но я думаю он разберётся с пополнением, как только встанет в строй.

Парень заканчивает говорить и я напоминаю ещё об одной части вопроса.

— Какая ситуация с войсками и хёрдисами?

Тонфой вздыхает.

— Олаф мёртв. От дома Свезальдов теперь вообще мало что осталось — на титул претендуют сразу несколько дворюродных братьев, трое из которых даже сподобились пригнать в столицу и подать тебе прошения. Надеются, что ты их поддержишь. Остальные выразили своё почтение и готовность немедленно оказать помощь. Но ещё предстоит выяснить, не знал ли кто-то из них о действиях Ферраро.

Вздохнув, продолжает.

— Войска в порядке. Республиканцы попробовали начать наступление на западе, воспользовавшись ситуацией, но их быстро опрокинули контрударом. Как только в столице всё было кончено, Микка отправилась туда и часов пять подряд крошила их войска при помощи осколка, обычными нотными связками. Те настолько впечатлились, что отряды сразу в трёх провинциях полностью капитулировали. В остальных спорных, они просто отступили. Теперь у них осталась только территория, которую раньше удерживал дом Феррехт От севера мы их тоже отрезали — зря они использовали для удара свои резервы.

Невольно бросаю взгляд на Микку, но та упорно отводит глаза. А Круацина неожиданно добавляет.

— Она едва не обезумела, когда тебя увидела. Думала, рванёт и в дальние провинции, чтобы выжечь там всё дотла. А как вернулась, так от тебя и не отходила. Больше суток у кровати.

В словах спутница Канса чувствуется весьма прозрачный намёк, но вот Микка реагирует неоднозначно — мрачно смотрит куда-то вдаль, сомкнув губы. Решив не развивать сейчас эту тему, сворачиваю обсуждение.

— Мою благодарность мы обсудим потом. Получается, республиканцы получили по носу на территории всех спорных провинций и отступили? А территория под нашим контролем возросла почти вдвое?

Канцлер империи, под глазами которого видны большие синяки, довольно усмехается.

— Вчетверо, Кирн. Вчера с самого утра начали приходить извещения от глав провинций. Часть даже явилась лично, чтобы засвидетельствовать своё почтение.

Увидев вопрос на моём лице, уточняет.

— Репортёры. Мы организовали приезд сюда всех журналистов, которых смогли найти. В тот же вечер. И они радостно засняли то, что осталось от центра Схердаса. Круацина набросала текст нашего обращения к бюрократии и аристократии. И утром оно появилось во всех крупных газетах империи и доброй трети мелких. Вернее, обращение само собой адресовалось народу. Но те, кому надо всё поняли. Тут ещё и новости с фронта подтянулись, где мятежные республиканцы внезапно начали дохнуть тысячами и сдаваться в плен. В итоге намёка на то, что наше терпение кончилось и теперь мы будем лить кровь, не предлагая никаких сделок и не договариваясь, сработало. Есть ещё несколько упёртых придурков. Но думаю к вечеру они тоже преклонят колени. Или мы действительно придём за ними.

Молчавшая до этого Микка, неожиданно вклинивается в разговор.

— Ещё момент — теперь у нас только один осколок артефакта. Тот, что был с Ферраро, отправился в мир призванных. А твой не реагирует на любые попытки к нему подключится. Артефактологи разводят руками — предполагают, что либо он исчерпал всю свою энергию, что по их словам маловероятно, либо нарушилась структура. В любом случае, использовать его больше не получится.

Договорив, выкладывает на столешницу кусок артефакта Схэсса и я отрицательно качаю головой.

— Пока пусть будет у тебя. Мне всё равно нельзя применять магию на протяжении какого-то времени.

Собираюсь следом уточнить, как дела с северными провинциями, но меня опережает Тонфой.

— На севере ночью начались бои. Сообщения приходят разные и в основном по публичным каналам. Мы уже подобрали человека вместо…виконта. Но он только восстанавливает работу структуры и копается в документах. Никто из подчинённых Мэно не располагал всеми данными о работе канцелярии. Поэтому, агентура пока недоступна. Может и пытаются доложить нам о ситуации, но информация до Схердаса не доходит.

Поморщившись, делаю глоток сорка.

— А публичные источники? Что там?

Канс помахивает правой рукой с зажатой в ней чашке сорка.

— Разные данные. Одни утверждают, что Болрон пытается захватить власть. Другие говорят о конфликте между руководством мятежников. Третьи утверждают, что это попытка переворота, предпринятая частью солдат.

— У нас же есть свой источник. Тот маг, с которым контактировал Дженк.

Канс на секунду заминается.

— Он сейчас тоже под присмотром целителей. Зацепило той бурей — хоть и выжил, но треть тела у него стесало напрочь. Он среди приоритетных пациентов, но пока ты не пришёл в себя, целители бросили все силы на лечение императора. Остальным тяжелораненным просто поддерживали жизнь. Сейчас руки дойдут и до них.

Слова о буре напоминают мне ещё об одном моменте, который напрочь вылетел из головы.

— Бригада Рохара — насколько высоки потери? Он сам выжил?

На этот раз вместо Канса отвечает Микка.

— Они постарались уйти от атаки, но вышло не у всех. Рохар жив. Получил ранения и сейчас тоже ждёт очереди на медицинскую помощь — сведущих целителей у нас оказалось не так много, как хотелось бы. От бригады осталось немного. На полтора батальона наскребётся тех, кто уцелел в Схердасе. И ещё два, которые остались на фронте. Половина от полнокровной бригады.

Мрачно вздохнув, делаю глоток сорка. Почти все бойцы, которых я бросил в пекло погибли. Да, винить себя глупо. Но чувствую я себя всё равно не очень радостно.

— В центре уничтожено около семисот построек. Уцелел только дворец, да и тот покорёжило так, что восстановить будет непросто. Когда всё закончится, Схердас придётся подвергнуть серьёзной перестройке.

Тонфой, видимо решил отвлечь меня от раздумий, но я только взмахиваю рукой.

— Дворец тоже снесём. И поставим новый.

Увидев, как все трои удивлённо смотрят на меня, объясняю.

— У нас есть все старые знания — систему защиты получится выстроить заново. А само здание, по вашим же словам, получило серьёзные повреждения. Да и не хочу я оставлять тут постройку, которую возвёл ещё долбанный Рэн Схэсс. Новый дворец, новое начало для империи. Вполне символично.

Круацина цокает языком.

— Если преподнести репортёрам, как надо — можно сделать красивую статью.

С трудом удерживаюсь от того, чтобы удивлённо хмыкнуть. Похоже призванная претендует на пост пресс-секретаря. О такой должности при прежних правителях империи я не слышал, но никто не мешает её учредить. Что-что, а положительная реакции прессы нам точно понадобится.

Пока эта мысль проносится в голове, Канс вспоминает ещё одну вещь.

— С юга пришли поздравления от Айвери. И кстати о ней — пока мы тут планировали удар по северу, а потом пытались выжить в мятеже, все семь королевств официально объединились. Им даже воевать не пришлось. На престоле какой-то юнец, а наша знакомая устроилась при нём советницей. Что примечательно — начальник штаба куда-то пропал. Судя по тому, что он не занял ни одной должности при новом дворе, скорее всего мёртв.

Новость вызывает невольную усмешку. Ловко она всё провернула. Ключевой момент, чтобы не начала снова посматривать на Норкрум, фантазируя об удвоении территорий. Впрочем, сейчас у южан почти нет кадровых войск. А пока они подготовят новых солдат, мы успеем сделать то же самое. Только сильно опережая их в плане магии. Не думаю, что при таком раскладе, они рискнут снова сунуться к нам.

Ещё раз прогоняю в слегка кружащейся голове все данные. Получается ситуация относительно стабильна. Да, остались республиканцы, но на фоне всего остального, это просто мелочи. Даже если не штурмовать их прямо сейчас, то через несколько месяцев, когда ряды армии будут пополнены, как людьми, так и призванными, а под нашим началом окажется масса новых магов, поражение мятежников на севере и западе станет исключительно техническим вопросом.

Несколько минут мы просто наслаждаемся покоем, отхлёбывая сорк и обсуждая отвлечённые вещи. Пусть на севере и кипит бой, но во-первых это далеко, а во-вторых, после атаки Ферраро кажется мне чем-то не столь значительным.

Спокойствие прерывает вестовой, пролетевший через дверной проём и тут же затормозивший. Обращаю внимание, что это кто-то из бригады Рохара. Другие части, мы призванными вроде не комплектовали.

— Ваше Императорское Величество, Ваше Сиятельство, у меня два донесения. Первое — с севера к вам готовится прибыть делегация во главе с Болроном. Они вышли к нашим войскам и просят переговоров. Второе — в центре столицы появилась громадная дыра, которая стремительно растёт в размерах. Подгорные уже пытаются остановить её при помощи рунной магии, но выходит пока плохо. Какие будут приказы?

Оставив почти пустую чашку сорка, содержимое которой я всё это время растягивал, поднимаюсь на ноги.

— Болрона и его сопровождающих проверить, после чего доставить в столицу. Держать под охраной бойцов вашей бригады и магов. Минимум личных контактов. Если среди них есть кто-то из магов, оставить его на территории севера. А на дыру в центре Схердаса мы взглянем прямо сейчас.


Глава 25


В центре столицы сталкиваемся с Кольдом, который командует здесь своими соплеменниками. Вытирая пот со лба, старейшина подгорных выдаёт краткий доклад.

— Пробоина ведёт глубоко вниз. Не знаю, что там находится и что в целом происходит, но наши руны практически не действуют. Такое впечатление, что мы не пласты породы пытаемся остановить, а чью-то магическую атаку. Если дальше всё продолжится в том же духе, то разлом может достигнуть дворца. Когда он остановится, если предоставить его самому себе — непонятно.

Кивнув ему, перевожу взгляд на внушительных размеров дыру с неровными краями, что находится метрах в ста за его спиной.

— Возможно это и есть магическая атака. Вы пробовали замерить активность на глубине?

Подгорный непонимающе оглядывается назад.

— Да кто оттуда может атаковать? Разведку мы, конечно, провести можем.

Один из подчинённых, пробегавший мимо, останавливается, услышав его слова.

— А если это Роззаровы змеи лезут наверх? По описанию всё сходится.

Тот возмущённо взмахивает рукой.

— Старых сказок наслушался? Иди, работай. Руны сами себя не начертят.

Парень обиженно трусит дальше, присоединившись к группе, которая занята начертанием рун. Я же интересуюсь.

— Что за Роззаровы змеи?

Старейшина морщится, бросив взгляд на удаляющегося парня.

— Легенда, которой тысячи лет. Якобы где-то, глубоко под нами есть старинные сущности, которые только и ждут, что вырваться наверх и уничтожить всё живое. Или проделать что-то ещё, не настолько определённое.

— Старинные сущности, говоришь?

Кольд снова кривит губы.

— Сказки. Я бы не обращал на них внимания.

Переглянувшись с Кансом, вспоминаю о шахтах, в одной из которых мы уничтожили артефакт-слепок.

— Эти Роззаровы змеи обитают где-то очень глубоко, верно? И скажи мне — что по вашим легендам, может разбудить этих тварей?

Старейшина хмурится. А потом на лице проскальзывает тень удивления.

— Если верить нашим преданиям, так и есть. Эти существа живут на громадной глубине. Когда-то очень давно, во времена, когда наши предки ещё были разрозненными дикими племенами и только начинали познавать магию, появился Роззар. Непримечательный подгорный, который едва не погиб в юности во время магического эксперимента, а потом стал великим правителем. Он же был первым, кто структурировал наши знания о магии и разработал половину базовых рун, что мы сейчас используем. Но самое главное, он объединил десятки племён, создав единое государство.

Вздохнув, продолжает.

— Правда тогда же и было положено начало нашему конфликту со схорами. До этого мы не воевали — им были не нужны наши горы, а нам не требовались их леса. Но Роззар хотел всё изменить — сделать так, чтобы подгорные полноценно правили и над землёй, и под ней. Мы уничтожили или захватили десятки лесных цитаделей. В подземные крепости хлынул поток рабов из числа схоров, а на поверхности начали появляться наши поселения. Но те дали отпор. Объединились, забыв о своих распрях и обрушились на нас всей своей мощью. Война шла несколько десятков лет, но в конце концов был подписан мирный договор. Первый между нашими народами.

Взмахнув рукой, напоминаю ему об изначальном вопросе.

— Что с этими змеями?

Старик печально улыбается.

— После того, как наземная экспансия провалилась, Роззар пошёл в другом направлении. Он расширял и углублял наши подземные цитадели. Мечтал охватить ими весь континент, чтобы была возможность перебрасывать войска в любую его точку. И в какой-то момент наши бригады столкнулись с неведомой опасностью. Нечто ворвалось в наши подземные укрепления. На самые нижние их уровни. Причём, враг пришёл с ещё больших глубин. Тысячи воинов и магов пали в битве. Десятки выстроенных ярусов, протяжённостью в десятки лиг были опустошены. И тогда туда отправился сам Роззар. По легенде он провёл внизу несколько дней. Вернувшись, отдал приказ переместить все наши поселения и гарнизоны ближе к поверхности, после чего замуровать проходы вниз. Больше никогда не пытаясь пробиться на глубину. С тех пор наш народ следует этому правилу. Никаких глубинных поселений и никакой магии около «барьера Роззара».

На секунду замолчав, переводит дух и излагает дальше.

— После того вторжения Роззар изменился — подгорными в основном правили его советники, а сам он проводил время в покоях, тратя время на непонятные никому исследования. Порой погружался в самые настоящии оргии, которые могли длиться месяцами. Так продолжалось несколько лет, пока в один из дней он просто не пропал. Исчез в своём собственном кабинете.

Заинтересованно хмыкаю, а старик качает головой.

— Это легенды. Я допускаю, что Роззар действительно когда-то существовал. И скорее всего объединил какое-то количество моих соплеменников. Может быть начал войну со схорами. Всё-таки у нас есть некоторые документальные доказательства. Вернее были. Но самые старые из нас видели эти манускрипты своими глазами. Но предположить, что один подгорный смог проделать такой громадный объём работы? Нет. Нельзя в одиночку заложить базис магической механики, разработать схемы подземного строительства и собрать почти все наши кланы вместе.

Глядя на него, уточняю.

— У меня пара вопросов. Этот твой легендарный Роззар — он когда-нибудь воевал с людьми? Они ведь тогда уже были здесь? И кого он предпочитал во время оргий о которых ты говоришь?

Теперь старейшина выглядит весьма озадаченным. Пройдясь пальцами по своей бороде, медленно тянет слова.

— Люди были. Но на тот момент их было мало и они не владели магией. Да и не все из них были похожи на вас. Несколько разных видов, каждый из которых чем-то отличался от другого. Хотя, в те времена и видов схоров было немало — между ними тоже была большая разница. Но люди были слабы, мы никогда не нападали на них. Вот, что касается оргий… Если смотреть под этим углом, то действительно странно — Роззар предпочитал женщин схоров некоторых видов и человеческих девушек. Этой части в наших книгах уделяется не так много внимания, но я не помню, чтобы там было хоть слово о подгорных среди его фавориток.

Наморщив лоб, задумчиво добавляет.

— Он даже придумал название для своих схорских наложниц. То ли эльфхи, то ли элькифы. Никогда не уделял много внимания нашим легендам, сейчас так сходу и не вспомню.

Усмехнувшись, не удерживаюсь.

— Эльфийки, верно?

Поражённо на меня глянув, Кольд кивает.

— Точно. Но как вы…

Взмахиваю рукой.

— Не могу рассказать. Но тебе стоит знать, что Роззар вполне реален. И мне кажется, солидная часть его свершений, тоже правдива. Значит, могут оказаться правдой и таинственные змеи. О них есть какая-то конкретика?

Ошеломлённый подгорный отрицательно качает головой.

— Есть свидетельства тех, кто видел этих монстров издалека. По их словам, это призрачные твари, похожие своей формой на громадных змей. На что они были способны, неизвестно. Никто кроме Роззара не выжил после прямого столкновения.

— Призрачные твари, значит. Почему тот парень подумал, что в разломе виновны именно они?

Собеседник косится в сторону проёма в земле, который только что увеличился ещё на несколько метров.

— Когда они закончили истреблять наших воинов и магов внизу, то начали пробиваться наверх. В сказаниях, места их прорыва выглядели именно так.

Стоящая справа от меня Микка присоединяется к беседу.

— Но почему сейчас? Сколько этим вашим легендам? Пять тысяч лет? Десять? Из-за чего они напали на вас?

На секунду задумавшийся старейшина, сразу находится с ответом.

— Раз вы говорите, что можно доверять старым преданиям, то выходит, что в прошлый раз их потревожили. Наши бригады пробивают путь в скальных породах при помощи рунной вязи. В одном из таких новых тоннелей и появились Роззаровы змеи. Магия, задействованная вплотную к ним, заставила тварей атаковать.

Вспомнив, что он говорил чуть ранее, озвучиваю ещё один вопрос.

— А запрет на магию ниже определённой глубины, наложенный вашим Роззаром? В чём его смысл?

Седой подгорный пожимает плечами.

— Он опасался пробудить их повторно. Не знаю, что там произошло на самом деле, но Роззар не убил монстров, а погрузил их в сон. И считал, что применив рядом магию, мы можем ненароком потревожить их покой.

Задумчиво глядя на разлом в земле, пытаюсь понять, что происходит. То, что здесь оказался ещё один человек, меня не сильно удивляет. Не факт, что он был из моего времени. Может быть даже из другого мира. Но культурный код у нас был схожим, иначе слово «эльфийки» никак не объяснить. Хотя, видел я этих серокожих. Если у них женщины выглядят так же, не понимаю, на что можно было прельстится. Разве что в древности были более симпатичные виды схоров.

Но вот с чем он столкнулся на глубине. И куда пропал потом? Нашёл способ вернуться домой? Или свалить в другой мир? Почему именно после встречи с этими непонятными созданиями? Может быть что-то узнал?

Хотя, сейчас это не так важно, как основной вопрос — что сделать, чтобы это остановить?

— В ваших легендах есть упоминания о том, как Роззар справился с этими «змеями»?

Старик медленно покачивает головой.

— Там говорится только о том, что он провёл в битве с ними несколько суток. Никто не знает, что там происходило.

Интересно. Как можно несколько дней подряд биться с противником? Даже если ты могучий маг, рано или поздно наступит истощение. Несколько часов непрерывного боя, это уже серьёзная нагрузка на организм. Если только столкновение происходило с серьёзными перерывами? В любом случае, всё это не даёт даже намёка на то, как одолеть неведомую живность, что находится под землёй. Конечно, если это действительно они. Но как ни крути, слишком много всего сходится. Таинственные твари, которых может пробудить мощная магия. Шахты пробитые в столице империи и ведущие в неизведанные глубины. И заканчивающиеся чем-то весьма суровым, раз там без следа мог сгинуть любой артефакт.

— Твои рекомендации? Что вы пытаетесь сделать с проломом?

— Изначально мы считали, что его можно закрыть, используя подходящий набор рун. Если бы не странное поведение породы, так бы и произошло. Такое впечатление, что земля и камень противятся нашей магии. Как бы не старались мои лучшие рунологи, выходит только замедлить расширение разлома.

Делаю шаг вперёд, намереваясь подойти ближе к краю разлома и на плечо опускается рука Микки.

— Ты даже ходишь с трудом. Лекарь сказал избегать магии и нагрузок.

Повернув голову, отмечаю очевидное.

— Я и не собираюсь использовать магию. Просто взглянуть.

Девушка поджимает губы.

— В отсутствие лейб-гвардии, я командую твоей охраной. И категорически против твоего приближения к разлому.

Не дав мне времени ответить, переводит взгляд на отчасти удивлённого старейшину.

— У вас есть идеи, как это остановить?

Тот разочарованно разводит руками.

— Можно попытаться использовать силу осколка. Но если запрет Роззара верен, то подземных монстров могло пробудить применение мощной магии. Раз так, повторное применение подобной силы только усугубит ситуацию.

Зачем-то оглянувшись на работающих подгорных, добавляет.

— Есть одна очень простая идея, которая может сработать. Но я не уверен, насколько эффективной она окажется.

Замолкает и я сразу же уточняю.

— Какая идея, Кольд? Не тяни.

Кольд ненадолго заминается.

— Мы можем открыть портал прямо над разломом. А вторую его точку вывести в горах. Маги смогут обеспечить непрерывный поток скальной породы. Если это действительно змеи, то задумка может сработать. Толща камня отсечёт их от магического фона.

Хмыкнув, бросаю взгляд на разлом, который только что с треском стал на пару метров шире. Сомневаюсь, что его можно банально засыпать. С другой стороны, если маги смогут перемещать через портал тысячи тонн породы, то…может быть и будет какой-то толк. Сложно сказать. Интересно, почему эти таинственные монстры пока не вырвались наружу? Слишком узкий проход? Но, если опираться на легенды подгорных, то Роззаровы змеи, это призрачные существа. Какая им разница, какой размер у тоннеля, ведущего к поверхности? Он и сейчас, совсем немал в диаметре — думаю метров на семьдесят потянет. Прикинув диаметр и глубину, представляю, что произойдёт, если вдруг начнётся смещение континентальных плит и невольно передёргиваю плечами.

— Действуйте. Если появятся новые идеи — немедленно сообщите. Подключите уцелевших людей Спашена. Армейских магов. Всех, кто у нас остался и что-то соображает в магической науке. Нам нужно эффективное решение вопроса. Чем раньше, тем лучше.

Когда мы удаляемся от разлом, поворачиваю голову к Кансу.

— Кто замещает Спашена, пока его нет?

Тонфой морщит лоб.

— Энк Ринсон. Если я не путаю имя. Раньше был армейским магом, с нами давно — примкнул к армии сразу после того вы свалили искать осколки артефакта. Возможно не самый умный, но я решил, что надёжность сейчас больше в цене.

Кивнув, озвучиваю команду.

— Пусть сформирует небольшую группу людей, которые зароются в книги. Нам нужна вся информация по этим Роззаровым змеям. Всё, что найдут по самому Роззару, пусть тоже откладывают в сторону — потом пригодится.

Парень тихо хмыкает и я догадываюсь о чём он сейчас подумал. Ещё один иномирец, который оказался в теле подгорного и заложил основы их государственности. А заодно и магии. После чего спровоцировал конфликт со схорами, которые затянулся на тысячи лет и привёл к фактическому уничтожению обеих рас. Хотя, если вспомнить о Ларэде, то там они вполне могут чувствовать себя более комфортно.

— Если легенды подгорных не врут и из разлом полезут неведомые твари — что мы станем делать?

Покосившись на Микку, тяжело вздыхаю.

— Пока не имею никакого представления. Было бы неплохо просто засыпать эту дыру в земле. Или…

На момент даже останавливаюсь.

— Или залить её водой. Раз маги могут попытаться засыпать её камнем, то почему нельзя направить туда поток воды из океана. Тут даже сил расходовать не придётся, достаточно открыть портал на большой глубине в океане.

Канс с сомнением цокает языком.

— Мы даже не знаем, что там на дне. Ладно камень — что бы там ни было, оно наверняка имело контакт с горной породой. Но далеко не факт, что вода не приведёт к…обострению ситуации.

В чём-то он прав. Но терзают меня смутные сомнения, что попытка засыпать тоннель камнем, завершится успехом. Хотя, вода тоже вряд ли поможет. Как ещё можно разобраться с проломом, я пока не представляю. Если где-то там, действительно обитают призрачные чудовища, которых не смог одолеть великий маг подгорных, то у меня шансов почти нет. Твою же дивизию. Почему именно сейчас? Мы несколько раз пускали в дело осколки, но именно теперь, когда мы почти со всем разобрались, эта угроза решила показаться на свет. И всё из-за грёбанного Ферраро — слишком серьёзным был вхлоп силы при столкновении мощи двух частей артефакта. В конце концов, мой осколок полностью вышел из строя — бой шёл на самом пределе возможностей.

Отъезжаем от разлома на паромобиле, двигаясь по грунтовке, которую расчистили военные. Нормальных дорог после нашего боя здесь не осталось — всё придётся восстанавливать. Через минуту после того, как трогаемся с места, Микка прикрывает глаза, касаясь артефакта связи. Через десять секунд поворачивается ко мне.

— Болрон и остальные прибыли. Запрашивают срочную встречу с императором.

Поморщившись, уточняю.

— Они рассказали, что происходит на севере?

Призванная покачивает головой.

— Только сообщили, что им нужно немедленно с вами поговорить, а обстановка в северных провинциях накалилась.

После короткого раздумья принимаю решение.

— Едем к ним. Послушаем, что предложат — не просто так же они к нам сунулись.

Девушка снова обхватывает пальцами артефакт связи и на какое-то время отключается от внешнего мира. Закончив, выдаёт новую информацию.

— Кое-что они всё же сообщили. На севере идут ожесточённые бои. Республиканцы раскололись и схлестнулись между собой. Болрон просит немедленной поддержки и по его собственным словам, готов на любые условия.


Глава 26


Небольшой дом, в котором разместили прибывших делегатов охраняет рота призванных, с которыми целый десяток магов. Несмотря на отсутствие у прибывших артефактов или магического дара, командование решило подстраховаться. У меня самого пару раз мелькали мысли, что может проще их прикончить и не ввязываться в переговоры. Последние события как-то отбили желание втягивиться в какие-то интриги. Отчасти я понимаю Морну — желание выжечь всё вокруг калёным железом, избавившись от любых потенциальных угроз, появляется всё чаще.

По дороге приказываю доставить в тот же дом Джейса Ортона. Возможно он пригодится.

Когда оказываемся в комнате, где нас ожидает посланники, навстречу сразу же поднимается Болрон. Движение настолько быстрое, что Микка хватается за оружие, заставив его поднять перед собой раскрытую правую руку.

— Мы прибыли без оружия и исключительно с мирными намерениями. На севере настоящая бойня. Я предлагаю немедленно договориться и атаковать этих ублюдков.

На момент замираю. Потом приглашающе машу рукой, указывая на стол из-за которого он поднялся. Когда военный возвращается на место, а мы усаживаемся напротив, прохожусь взглядом по всей их компании из четверых человек.

— Что именно там происходит? И почему вы решили, что мы обязательно окажем вам поддержку?

Генерал недовольно хмурит брови, сжимая пальцы в кулак.

— Эти рицеровы выродки, в головы которых забрались сёстры Схэсс. Они начали убивать. С ними кое-кто из руководства республиканцев, но не думаю, что по своей воле. Если только у кого-то совсем мозги отказали, либо им их прочистили. Во всех городах идут уличные бои — эти тварей просто не удержать.

Он заканчивает говорить, уперев в меня взгляд. Я же, не удержавшись, цокаю языком.

— Значит бывший кандидат на престол пришёл просить меня о помощи, вместе с компанией республиканцев. Я бы сказал, даже требовать помощи.

Либо Болрона кривится, то ли от ярости, то ли из-за негодования. Но вместо него отвечает ещё один член делегации — тощий неприметный мужчина в простеньком костюме.

— Вы не понимаете всей угрозы. Они не просто начали мятеж. Эти…существа научились превращать остальных в таких же, как они сами.

Придвинувшись к столу, переключаю внимание на него.

— Как? Кто-то из дочерей Рэна остался в живых?

Тот отрицательно качает головой.

— Насколько нам известно, нет. Но вот маги, которых они обработали… Даже не маги, а просто люди со струной. Они способны на такое. Раньше не могли, но как я теперь понимаю, активно экспериментировали. В результате, добившись успеха. Теперь представляете? Пока у них около сотни человек со струной, что могут обрабатывать кого-то ещё. По нашей информации, на одного «новобранца» уходит около десяти минут. Итого, шесть человек в час на каждого мага. Шестьсот они смогут обработать все вместе. Семь-восемь тысяч за день, если предположить, что им нужен отдых. А теперь посчитайте, сколько они смогут ставить под ружьё, если удвоят количество своих «магов». Или утроят?

Калькуляция и правда неутешительная. У меня правда имеется немало вопросов. Как маги без подготовки могли провернуть что-то подобное? Магия, которую использовал Схэсс, отличается от классической, но как по мне — надо родиться с его кровью, чтобы получить возможность применять её. А тут речь про обычных людей, пусть и с активной струной. Отсюда вытекает ещё один вопрос — как они смогли дойти до всего этого своим умом? Единственное, что приходит на ум — сёстры Схэсс планировали такое развитие событий изначально. Армия, которая гарантированно увеличивает саму себя в размерах, да ещё в геометрической прогрессии — мечта любого правителя. Особенно, если учесть, что каждый солдат становится фанатиком, даже в теории неспособным на предательство.

Ключевой момент — не лгут ли они? Вполне может статься, что это какая-то хитроумная ловушка, в которую нас пытаются заманить. Не совсем понимаю, в чём она может заключаться и зачем им это нужно. Но как показала недавняя ситуация с Ферраро, никогда не знаешь, кто и когда выползет на белый свет.

— Важный момент — почему мы должны вам верить?

Болрон и тощий обмениваются взглядами, после чего военный начинает говорить.

— Мы согласны связить себя магической присягой, чтобы исключить любые подозрения с вашей стороны.

В голове сразу появляется новый вопрос.

— Почему? Ты совсем недавно рвался к трону и власти. Потом примкнул к республиканцам, а теперь хочешь присягнуть мне. В чём причина?

На момент тот заминается. Потом встряхивает головой.

— А что мне ещё делать? Уйти партизанить в леса с одной бригадой? Ты прикончил Схэсса, разобрался с Палачом, а совсем недавно убил какого-то очень серьёзного ублюдка, что разнёс весь центр столицы. Понимаю, ты не слишком высоко оцениваешь мой интеллект, но ты всерьёз думаешь, что я настолько туп? чтобы продолжить биться за престол? Без единого шанса на успех?

Пожимаю плечами.

— Что именно ты предлагаешь?

Теперь Болрон выдаёт ответ без малейших раздумий.

— Свобода. И возможность жить, так как я сам хочу. Если вдруг сочтёшь нужным — могу взять на себя командование корпусом или готовить танкистов. Нет — значит нет. Мне хватит и обычной жизни на военную пенсию.

Невольно усмехаюсь. Как быстро меняются приоритеты, когда понимаешь, что война уже проиграна. И даже если ты победишь в паре сражений, то общую ситуацию всё равно не переломишь.

— Мне понадобится полная выкладка по расстановке сил на севере. Скоро сюда прибудут наши штабисты — согласуете с ними операцию. Перед тем, как войска отправятся в порталы, вы принесёте присягу. И не только вы — все функционеры из числа республиканцев будет связаны магической присягой, как только северные провинции окажутся в руках империи.

Спустя двадцать минут к нам действительно присоединяется тройка офицеров. Процедуру присяги мы проводим сами — Микка уже достаточно поднаторела, чтобы с этим разобраться. Текст готовим сами — у второй стороны не возникает никаких критичных контрпредложений. В итоге, все четверо оказываются связаны по рукам и ногам. Под каким углом я не смотрю, никаких прорех в тексте присяги не обнаруживаю. Присоединившийся ко второй стороне Джейс заключает контракт, как и все остальные.

Через полчаса у нас на руках уже есть полный расклад, а военные набрасывают варианты операции. В войсках наведён порядок и мы можем выделить для действий на севере неплохую группировку. Около пятидесяти тысяч человек.

Изначально собираюсь отправиться туда сам, но против этого единым фронтом выступают Микка и Тонфой. В итоге останавливаемся на том, что группировку возглавит один из ближайших соратников Кравнеца. А костяком отправляемой группы станут солдаты хёрдисов. Все призванные и войска, набранные нами самостоятельно остаются в столице. За исключением одной роты, которая будет прикрывать Микку. Девушка настаивает на своём участии, приводя железобетонные аргументы — никто не знает, какую магию может пустить в дело противник. Плюс, нашим частям может понадобится масштабная поддержка. Которую будет сложно обеспечить без наличия под рукой мага с осколком.

В чём-то она права — учитывая, кто именно на этот раз выступает против нас, сложно сказать, что может оказаться у них в загашнике. Как результат — Микка отправляется в портал, сразу после того, как авангард подтверждает, что они не угодили в засаду и всё идёт по плану.

Первые несколько часов после начала операции, я с трудом могу отвлечься на другие дела. Отчасти расслабляюсь, когда Микка сообщает, что на территории двух провинций сопротивление окончательно подавлено. Правда, ещё с парой регионов возникают серьёзные проблемы — один из центральных городов полностью под контролем солдат сестёр Схэсс. Второй ещё охвачен боями, но наши «союзники» удерживают всего пару кварталов.

Переброска войск во второй город уже началась. А к первому выдвинулась передовая группа с магом, по артефакту связи которого наведутся и откроют портал для основных сил. Ночью планируется начать контрнаступление. И как предполагает Микка, к концу следующего дня, с ними будет полностью покончено.

Остаток дня провожу за многочисленными совещаниями и новыми назначениями. Восстановление бюрократического аппарата требует солидных усилий — мы с Кансом буквально тонем в кандидатурах и вопросах, которые требуют немедленного внимания. В какой-то момент я просто отсекаю все задачи, которые не связаны с новыми назначениями. Если пытаться рулить всем в ручном режиме, то «пересбор» правительства может занять ещё пару месяцев.

Ближе к ночи, из госпиталя выпускают Кравнеца. Генерал имеет весьма бледный вид, но сразу вливается в работу, взяв на себя вопросы связанные с армией. Это уже снимает часть нагрузки — штаб сейчас пусть и работает, но по любому важному вопросу они в первую очередь спешат проконсультироваться со мной.

Плюс, мы назначаем пятерых министров и ещё пачку исполняющих обязанности. Дополнительно к этому укомплектовываем руководителями несколько десятков департаментов, которые теперь занимаются подбором кадров более низкого уровня.

Отдельной головной болью становится императорская канцелярия. Мэно мёртв, из центрального аппарата не осталось ни одного человека. Все были подняты по тревоге и прибыли во дворец в ночь мятежа. Как результат — половина погибла во время первых боёв. Остальные оказались на позициях в момент начала схватки между мной и Ферраро, подписав себе смертный приговор.

Но и без канцелярии обходиться тоже нельзя. Поэтому назначаю одного из провинциальных офицеров, перед этим связав его присягой. На этот раз отдельно назначаю и главу военной контрразведки. Пока оба работают практически в одиночку, но уже начали набор свежих кадров. В первую очередь изымая персонал из отделений в провинциях.

К ночи я уже полностью вымотан. Но зато солидная часть задач благополучно решена. Ещё несколько дней в таком же режиме и все процессы будут восстановлены. Тем более, что какой-то костяк у нас есть. Да и кадровая база серьёзно выросла — чиновники и офицеры из провинций с лёгкостью соглашаются перейти на работу в столицу. Альтернативных центров силы в империи просто не осталось. А вечером в газеты ушла и ещё статья о присяге Болрона новому императору. По большому счёту, всё что осталось — официальная церемония коронации. Пока нам было не до неё, но по словам Канса важно соблюсти формальности, чтобы окончательно раздавить все поползновения аристократии на самостоятельность.

На протяжении всего дня и вечера непрерывно поступают доклады от Кольда. Идея с порталом, вполне закономерно провалилась. В разлом отправили колоссальный объём камня, но процесс его расширения не остановился. Единственное, чего вышло добиться у подгорных в кооперации с магами — замедления роста дыры в земле. Если верить всем поступающим докладам, сейчас пробоина расширяется небольшими рывками. Где-то по ярду в пару часов, не более того. Грубо говоря, на полтора метра. Не так критично, как на момент его появления. Утром в строй должен вернуться Спашен — надеюсь, он что-то придумает. Его подчинённые тоже стараются и уже выдвигали несколько идей, одна из которых оказалась относительно успешной. Но мне кажется, у Тадеша процесс пойдёт быстрее и эффективнее.

Уже ночью, когда я усаживаюсь на террасе, чтобы дать небольшой отдых голове перед тем, как лечь спать, появляется Кравнец. Усевшись на стул напротив, бросает на меня осторожный взгляд.

— На севере всё по плану. Наши развернули наступление в обоих городах, уже есть первые успехи. На юге проблем тоже нет — передовые части добрались до границы и сейчас занимают позиции. Ещё сутки-другие и мы хотя бы формально установим контроль над всеми провинциями. Войск не так много, чтобы сдержать серьёзное наступление, но не думаю, что южане рискнут начать войну по новой, им сейчас не до того.

Молча киваю, разглядывая генерала. Не думаю, что он явился ради того, чтобы сообщить последние новости. С таким можно было прислать обычного вестового или задействовать мага-связиста. Немного помолчавший военный, действительно продолжает.

— Я хотел принести извинения за…то, что попал в ловушку. Не следовало так расслабляться. Будь я тогда на своём месте и веди себя, как надо, всё могло бы развернуться иначе.

Хмуро качаю головой.

— Вся разница — ты бы тоже погиб на своём посту. У заговорщиков и так хватало сил, чтобы взять верх. Если бы мы не выбрались из дворца вместе с осколками, то итог для нас всех был бы весьма печальным.

Тот мрачно смотрит в стол.

— Если бы в войска не уходили приказы с моей подписью, заговорщикам было бы куда сложнее. Сам понимаешь. Погибших было бы намного меньше.

— Ты бы всё равно ничего не смог изменить. По крайней мере глобально.

Ещё какое-то время молчит, а потом поднимает на меня взгляд.

— Я готов уйти в отставку по первому требованию. Просто скажите об этом.

Устало вздохнув, смотрю на него.

— Ты преданный и хороший командир. Который точно останется на своём месте. Всё, чем стоит озаботиться — более мощными защитными артефактами. Как только новое тело Тадеша будет закончено и он снова будет с нами, этот вопрос будет решён. Не вздумай забивать себе голову тем, что потерял доверие. Сейчас и так хватает забот, чтобы переживать по поводу несуществующих проблем.

Несколько секунд помолчав, поднимается.

— Я всё понял, Ваше Императорское Величество. Разрешите вернуться к выполнению обязанностей.

Взмахиваю правой рукой.

— На твоём месте я бы отдохнул. На севере всё развивается, как надо — если понадобится твоё присутствие, разбудят. А вот завтра ты будешь нужен свежим и выспавшимся.

Отдав воинское приветствие, уходит, а я перевожу взгляд на звёздное небо. Пожалуй пора и самому спать — ноги едва держат. Да и голова работает с трудом — мысли лениво ворочаются внутри, намекая на необходимость рухнуть в постель. Собственно, по этой причине, вместо сорка я сейчас пью аналог местного чая. Не стоит вливать новую порцию искуственной бодрости перед отдыхом.

Когда собираюсь подниматься на ноги, срабатывает артефакт связи — кто-то пытается пробиться ко мне. Опускаю руку на пояс и в голове звучит голос Кольда.

— У нас проблемы, Кирн! Разлом светится — магический фон… Мир, как будто сошёл с ума. Руны не действуют, нотные комбинации тоже. Мы пытались открыть портал в океане, чтобы залить его водой, но ничего не вышло.

Выдохнув воздух, пытаюсь уточнить ситуацию.

— Оттуда что-то показалось? Сколько погибших?

— Пока ничего, но магия работает через гхаргову задницу. Артефакт связи начал действовать только, когда я отступил от разлом почти на половину лиги. Сейчас там всё сверкает и переливается — я дал приказ всем подгорным и людям уходить. Сделать мы всё равно ничего не можем.

Только сейчас понимаю, что несмотря на связь через артефакт, голос у старейшина слегка запыхавшийся — видимо продолжает бежать. Собираюсь ответить, но связь уже разрывает. А вдалеке действительно виднеется яркое свечение. Как раз недалеко от императорского дворца.

Не убирая руку с артефакта, связываюсь с военным магом, который сейчас служит при Кравнеце.

— Передай мой приказ командующему — всем военным немедленно покинуть город. Не вступать в бой и не пытаться защищаться. Оступить на позиции за пределами Схердаса. Сейчас же!

Как только он подтверждает приказ, устанавливаю контакт с Кансом, дублируя приказ. Всем служащим необходимо как можно быстрее покинуть столицу. Разорвав контакт с Тонфоем, слышу голос призванного, которые сейчас заменяют мою личную охрану.

— Ваше Императорское Величество, нужно уходить. Не знаю, что там, но…

Голова кипит от нахлынувших вариантов, но правоту солдата я признаю, нам надо бежать отсюда вместе со всеми остальными. Вот только сказать я этого не успеваю — от центра города доносится сильный грохот, сразу за которым следует ярко-изумрудная вспышка. А воздух вокруг наполняется множеством искр зелёного цвета. Какого лешего?!


Глава 27


Призванный срывает со спины винтовку, но в тот же момент исчезает, окутанный зелёным пламенем. В коридоре слышится чей-то крик, который сразу обрывается. Осколка при себе нет, поэтому пытаюсь поставить обычный универсальный щит. Но как и говорил Кольд, с магией творится что-то странное. Нотные символы вроде и показываются, но сразу же исчезают в воздухе. Как будто что-то сдавливает их, ломая и уничтожая.

Что делать со всем этим дерьмом? Кто нас атакует? Это и правда «Роззаровы змеи»?

Делаю осторожный шаг назад и воздух вокруг наполняется звуком слегка шипящего голоса.

— Ещё один иномирец? Откуда вас столько? Раньше наш мир не был местом для прогулок неведомой швали.

Слышу истошный крик дальше по улице, который тоже быстро затихает. Пытаясь сообразить, что происходит, задаю вопрос.

— Кто вы такие? Что вам нужно?

Пространство снова заполняется мощным голосом.

— Те, кто когда-то правил этим миром. Те, кто давал силу жалким существам из плоти и крови. Несчастным уродцам, что ни на что неспособны. Нас почитали. Нас славили. Нам приносили жертвы. Мы те, кто стоял у истоков этого мира и правил ии.

Невольно кривлю губы в нервной усмешке.

— Только не говорите, что вы его создали.

— Ты ограничен. Глуп. Как и все мясные идиоты. Мир нельзя создать. Он расцветает сам. Возникает на пересечение бурлящих рек силы, на месте их столкновения. Вспыхивает яркой звездой и начинает жить. Когда всё начиналось, мы стали первыми, кто появился здесь. Наслаждались своим существованием и рассекали пространство. Тогда вокруг было куда больше энергии — мы летали в космосе, наслаждались теплотой звёзд, играли между астероидов.

Какое-то время стоит тишина, которую прерывает всё то же существо.

— Потом всё изменилось. Энергии стало намного меньше и нам пришлось убраться из космоса. А там было красиво, иномирец. Куда лучше, чем здесь. Тут мы заперты. А там… Там была свобода. Величие. Мощь. Знаешь, кто лишил нас всего этого?

Судя по тому, что неизвестное создание замолко, от меня действительно ждут реакции.

— Кто?

Голос взрывается яростью.

— Жалкие ублюдки из плоти и крови, что появились и размножились, пока мы резвились в космосе. Из-за них изменился океан энергии — он весь стянулся сюда, потому что мелкие ублюдки использовали силу, которая не должна быть их по праву! И мы не могли просто убить их — суть вещей уже изменилась! Но мы нашли выход, иномирец. Достаточно приложить немного усилий и вот вся жизненная сила любого мясного ублюдка принадлежит нам. Но знаешь, что было самым интересным?

Невольно шарю взглядом по сторонам, пытаясь найти монстра, который говорит со мной. Машинально уточняю.

— И что же было самым интересным?

— Они сами начали приносить нам жертвы! В первый раз это было забавно. Но вот потом, когда стало ясно, что каждый погибший по своей воле даёт нам в тысячи раз больше силы, чем обычная особь… Это стало интересно. С таким запасом, нам хватало пары тысяч этих кусков мяса, чтобы снова отправиться в космос. Не так надолго, но всё равно мы получали радость свободного полёта.

Не выдержав, задаю ещё один вопрос.

— То есть вы правили людьми ещё с самых древних времён?

Воздух наполняет звук хохота, а из-за соседних домов молниеносно выныривает нечто громадное. Полупрозрачная фигура, сплетённая из изумрудной пыли и очертаниями действительно напоминающая змею. «Морда» зависает метрах в десяти от меня.

— Людьми?! Что у тебя в голове, иномирец? Тогда не было ещё никого из тех, кто сейчас заполняет этот материк. На втором остались жалкие остатки потомков первых обитателей этого мира. Но и они мало похожи на своих предков. По сравнению с вами это были сильные существа. Владеющие могучей магией. Но глупые — они считали нас высшими сущностями, которым нужно поклоняться и которых нужно кормить.

Совсем недавно голова плыла от недосыпа, а сейчас убойная доза адреналина заставляет мозги работать по полной. Разум формулирует, как мне кажется, вполне логичный вопрос.

— Могу я поинтересоваться, что случилось? Почему при таком величии вы оказались под землёй?

Уже договорив, осознаю, что формулировку можно было бы выбрать и помягче. Но против ожидания, призрачно-зелёный монстр продолжает беседу, хотя и издаёт яростный рык.

— Мы стали забирать больше жизней за один раз, чтобы летать дольше. В один из этих перерывов, тут появились смутьяны. Жалкие ублюдки, что подбили остальных на восстание. Они попытались уничтожить нас. Знаешь, у них это почти получилось. Десятки моих сородичей погибли в тот день. Но оставшиеся уничтожили всех, кто обратил против нас оружие. Растёрли их в порошок. Мы победили!

Чувствуя нестыковку, какое-то время раздумываю, стоит ли задавать следующий вопрос. Но «змей» опережает меня.

— Теперь хочешь узнать, что произошло дальше? Как так вышло, что мы оказались под землёй? Всё очень просто — мы истребили почти всех живых, поглотив их энергию. Некоторые надеялись на то, что всё вернётся на свои места и мы снова будет окружены силой, питающей нашу суть. Но всё вышло по-другому. Мир оказался пуст. Тех крох энергии, что остались, едва хватало для выживания. Тогда мы и приняли решение залечь около ядра этой планеты, впав в спячку. Мы надеялись, что когда энергия вернётся, она пробудит нас и всё окажется иначе.

Замерев на месте, жду продолжения, но неожиданный «гость» молчит, так что приходится говорить самому.

— Но потом вы проснулись, ведь так? И напали на подгорных?

Меня снова обволакивает его смех.

— Если ты про этих вкусненьких тупых крепышей, то да! Мы обнаружили у себя под носом еду и не удержались. За то время, что мы спали, всё изменилось. Энергия стала иной и мы не смогли сразу вынырнуть на поверхность, для этого требовались усилия. А потом пришёл другой иномирец, который заговорил нас. Ублюдок знал суть вещей. Настолько хорошо, что смог отбить все наши атаки и впечатлить своей ловкостью. Потом мы заключили сделку. Хорошую для нас и для него. Он открывает нам ворота в другой мир, а мы не трогаем этот. Всё, что требовалось — немного подождать.

Где-то далеко слышится пулемётная очередь. Одинокая на фоне общей тишины в столице. Никто не выбегает в панике из домов и не стреляет. Они что, уже всех убили? Учитывая происходящее, вокруг должна царить безумная паника. А не тотальный штиль.

Поняв, что призрачный «змей» замолк, подталкиваю его к продолжению истории.

— Но вы по-прежнему здесь. Спали около ядра планеты и снова выбрались наверх. Что случилось?

На этот раз он не смеётся и не ревёт от ярости. Просто придвигается на пару метров ближе ко мне.

— Он нашёл лазейку, о которой мы не подумали. Связал нас и себя нитью, чтобы мы не заснули полностью. Обеспечил гарантии. А сам ускользнул в другой мир, сумев как-то разорвать нашу связь. Мы снова погрузились в сон. А очнулись только после того, что вы устроили в этом захолустном городишке. Представь, каким было наше удивление, когда мы увидели, как размножились пришлые народы, когда-то явившиеся сюда. А тем, кто нас разбудил, оказался очередной иномирец. Я бы сказал, что это иронично.

Пока он говорит, продолжаю прокручивать в голове варианты противодействия. Заклинания тут не сработают, это точно. Как вариант, я могу попытаться задействовать собственную кровь — возможно это даст какой-то эффект. Проблема в том, что я не знаю точно, получится или нет. А попытка у меня точно будет всего лишь одна. Да и на что хватит моей жизненной силы без резерва в виде осколка? Для того, чтобы опрокинуть этих призрачных монстров, понадобится что-то крайне серьёзное. И сколько я не думаю, в голову не приходит ни одной подходящей нотной комбинации.

— Над чем ты задумался? Размышляешь, как нас победить?

Моргнув, смотрю на полупрозрачного колосса, чьё «тело» скрывается за домами и до меня наконец доходит. Роззар, знавший о магии этого мира в десятки, а то и сотни раз больше меня, ничего не смог с ними сделать. Это при том, что он успешно сражался с ними и выжил в прямом противостоянии. Но в атаке ничего не добился. Что приводит к очень простому выводу — в моём арсенале точно не найдётся ничего, что может повредить этим древним созданиям. Как только эта мысль озаряет разум, в голове остаются только две момента. Чуть помедлив, озвучиваю один из них.

— Ты сказал, пришлые народы? Кто? Люди, схоры или подгорные?

А вот сейчас мой собеседник снова разражается смехом.

— Все они. Три расы, которые явились сюда извне. Вернее, угодили случайно и начали размножаться. Настолько активно, что вытеснили жалкие остатки коренного населения этого мира. Но они попали сюда давно и в своих собственных телах. Не как ты, иномирец.

Поняв, что он закончил, задаю ещё один очевидный вопрос.

— Зачем ты рассказываешь мне всё это?

— А ты представляешь, насколько скучно спать на протяжении тысячелетий? К тому же прошлый иномирец был интересным собеседником. Я хорошо помню, как мы почти сутки обсуждали с ним теории искусственного создания новых миров. Ты правда не такой. Слабый, скучный и постоянно боишься.

Ну да. Я бы посмотрел на человека, который без страха смотрел на город, залитый океаном изумрудной пыли, в котором скользят громадные полупрозрачные создания. Даже если у тебя железные нервы, они всё равно дадут сбой. Потому что к такому человеческая психика, мягко говоря не подготовлена.

— Чего вы хотите?

Воздух снова заполняется звуками смеха.

— Ты это всерьёз? Мы голодны! Для начала сожрём всех, кто есть в этом городе. А потом двинемся дальше, опустошая материк. Половину съедим, других заставим подчиняться и снова приносить нам жертвы. Энергетический фон изменился, но и мы сами за это время поменялись. Стали выглядеть совсем не так, как раньше. Зато можем поглощать вашу энергию. Думаю сработает и старый принцип — особь, добровольно отдающая свою жизнь за других, будет ысячи раз более питательной едой, чем обычный кусок мяса. Мы вернёмся к старым схемам. Только теперь не допустим таких ошибок, как раньше.

Звучит не очень позитивно. Для всего населения этой планеты. Как ни крути, я сомневаюсь, что кто-то сможет противостоять им. Разве что на втором материке. Но и то не факт — никто не знает, что происходило там в последние годы. Да и о предыдуших, информации крайне мало. В любом случае, не думаю, что они смогут выстоять против натиска этих существ. В таком случае остаётся только один вариант, который сейчас крутится в моей голове.

Какое-то время колеблюсь — я не уверен, что игра стоит свеч. Да, с одной стороны весь этот мир с его населением. Но с другой… В конце концов решаюсь.

— Я могу предложить вам кое-что получше. Мир, полный силы. И массы разумных существ, что придутся вам по вкусу. Не из плоти и крови, как здесь. Сотканных из чистой энергии. Представь, какими вы станете там. Насколько легко будет восполнять свои ресурсы.

Тот хохочет.

— Хочешь снова обмануть нас? Нет, иномирец. Ты уж извини, но в этот раз мы обойдёмся без сделок.

Делаю шаг вперёд.

— Никакого подвоха. Я открою портал немедленно, на твоих глазах. Прямо здесь и сейчас. Вам не нужно будет ждать и впадать в сон. Честная сделка.

Тот приподнимается вверх, что выглядит весьма внушительно. И какое-то время молчит.

— Мои братья говорят, что на это стоит взглянуть. Но знай, сначала в другой мир пройдёт один из нас. И если что-то пойдёт не так, то остальные первым делом сожрут тебя, а потом обрушатся на этот мир.

Сглотнув слюну, киваю. Такой подход усложняет задачу. Но не делает её нерешаемой.

— Мне нужна возможность работать с магией. И потребуется связаться с человеком, который сейчас далеко. Он нужен для открытия портала.

Морда «змея» опускается, взирая на меня сверху вниз.

— Тогда используй свой камешек, через которые вы держите связь. Мы дадим сигналу пройти, иномирец. И позволим ей прибыть сюда.

Уже потянувшись к артефакту связи, останавливаюсь.

— Как ты узнал, что речь о девушке?

— А как ты думаешь, почему я говорю с тобой на языке, что тебе полностью понятен? Я вижу твою ауру, которая сейчас трепещет на ветру всеми возможными чувствами. И у меня есть доступ к разумам десятков тысяч особей в этом городе и его окрестностях. Ты явно думал о самке, когда говорил про второго человека. Это настолько очевидно, что ты лишь ещё раз подтвердил ограниченность всех ваших видов.

Стараясь унять мандраж, обхватываю пальцами артефакт связи. Как бы там ни было, это создание не умеет читать мысли. Иначе уже прикончило бы меня. А раз так, то план всё ещё можно реализовать. Ключевой момент, не облажаться. И собрать рядом всех этих тварей.

Выйдя на контакт с Миккой, прерываю поток её вопросов и приказываю открыть портал, ориентируясь на меня. Когда призванная появляется рядом, протягиваю руку.

— Осколок.

Несмотря на раскачивающееся вокруг тело полупрозрачного «змея» и зелёные искры, заполняющие весь воздух, кроме того, что прилегает к нам, девушка хмурится.

— Зачем? Ты ещё слишком слаб.

Над нами слышится ревущий хохот существа.

— Сколько эмоций! Как много всего намешано в одном комке плоти и крови. А она может стать великолепной жертвой. Почти идеальной. Тебе лишь нужно отдать приказ погибнуть ради тебя. Слышишь, самка? Я могу предложить тебе сделку — ты добровольно отдаёшь нам свою жизнь, а мы сохраняем её для объекта твоих желаний. Как тебе?

Подняв голову, рычу.

— Мы уже договорились! Разве нет?!

Тот довольно смеётся.

— Безусловно. Но это не мешает мне немного развлечься.

Прежде чем он сказал что-то ещё, приближаюсь к призванной вплотную и сам забираю осколок. Глядя на лицо, которое сейчас отражает целую гамму эмоций — от ярости до смущения, подталкиваю её в сторону портала.

— Возвращайся назад. И беги настолько далеко, насколько сможешь.

Существо в воздухе грохочет.

— Так мы не договаривались. Ты сказал, что она понадобится для твоего заклинания.

Стараясь сохранять спокойный вид, киваю.

— Мне был нужен артефакт. А для самого нотного комплекса, нужен совсем другой человек. Он в столице, как и я.

Пока «Роззаров змей» молчит, пытаюсь подтолкнуть Микку к проходу, но девушка отчаянно упирается.

— Я не брошу тебя здесь одного! Даже не думай!

Замерев напротив, рявкаю.

— Хочешь, чтобы я где-то ошибся и портал не сработал?! Под рукой и так нет записей, всё придётся делать по памяти. Пара погрешностей и меня разотрёт в пыль. А твоё присутствие только заставит волноваться и будет мешать!

Несколько секунд смотрит на меня, стиснув зубы. А потом всё же ныряет в портал, который почти сразу закрывается. Я же снова обращаюсь к «змею».

— Теперь мне нужен человек, который сможет помочь в техническом плане.

Он наклоняет свою громадную голову набок.

— Ты уже начал нарушать условия. Юлишь.

Пожимаю плечами.

— Это всего лишь ещё один человек. Я могу заниматься всем сам, но ждать тогда придётся куда дольше. А как мне кажется, твоё терпение сейчас не слишком велико.

Он издаёт что-то похожее на пренебрежительное фыркание.

— Бери столько особей, сколько надо, если это ускорит процесс. Но помни, что я говорил тебе по поводу обмана.

Ещё раз заверяю его, что подвоха тут не предполагается и спустя несколько мгновений выхожу на связь с Кансом, который к счастью ещё жив. Более того — рядом с ним находится один маг из исследовательской группы Спашена. Плюс ещё один из личной охраны канцлера. Все трое проходят ко мне через портал и скоро мы уже приступаем к подготовке заклинания, расчерчивая руны прямо на полу просторного холла, куда ведёт выход с террасы.

Когда заканчиваем и я снова выхожу на балкон, обнаруживаю, что помимо первого собеседника, рядом висят ещё несколько призрачных колоссов. Оглянувшись, подсчитываю их. Пять штук. Это все? Или поблизости есть ещё?

— Это всё осталось от вашего племени? Пятёрка призрачных драконов.

Сразу двое из них заливают пространство рыком, но тот с которым я говорил, делает внезапный рывок наверх и этого хватает, чтобы они заткнулись. Похоже у них имеется своя иерархия.

— Нас осталось пятеро, но этого с лихвой хватит, чтобы пройтись по всей поверхности этого мира. Ты готов?

Бросив косой взгляд на Канса, чувствую, как меня пошатывает и опираюсь рукой об стену. Адреналин по большей части уже схлынул. А монотонная работа напомнила об усталости организма. В конце концов с момента, как я поднялся на ноги после боя с Ферраро прошёл всего день.

Позади раздаётся голос Тонфоя.

— Может быть я сам, Кирн? Ты ещё слишком слаб.

Усмехнувшись, отрицательно качаю головой. Возможно Канс уже понял, что именно я хочу сделать. Но никаких гарантий у меня нет — не обмениваться же информацией напрямую, под взорами этих монстров. Да и переговоры через артефакт связи они в теории могут подслушать. Лучше всё сделать самому. Если у меня получится.

Бросив взгляд на «змея», подтверждаю.

— У меня всё готово. Сейчас начнём. Но мне понадобится простор — портал должен вместить одного из вас, а значит будет большим.

Тот яростно ревёт.

— У тебя весь город, иномирец. Действуй! Мы дадим твоим людям возможность использовать магию, если это нужно.

Поворачиваюсь к Тонфою

— Просто поддерживай портал стабильным — следи за параметрам. Осколок один, поэтому подпитка полностью на мне. Только отойди на пару кварталов, чтобы быть в стороне. Я не знаю, какой будет внешняя реакция, когда в проход отправится один из них.

Причина надуманная и по-моему парень это понимает. Смерив меня долгим взглядом, всё-таки направляется к выходу из помещения, прихватив с собой обоих магов. Отмечаю, как те реагируют на обращение древнего монстра и в голове медленно проплывает мысль, что обоих потребуется связать магической присягой. Если вдруг произойдёт чудо и мы все выживем.

Когда Канс связывается и подтверждает, что находится на нужной позиции, подключаюсь к осколку, запуская первую нотную комбинацию. Опасаюсь, что тело отреагирует на использовании магии совсем жёстко, но пока всё проходит относительно нормально. Да, струны порой срываются в прерывистый ход и я морщусь от боли. Но это терпимо.

Подобравшись к финальной части нотного комплекса, который должен открыть путь во вселенную посмертия, меняю некоторые параметры портала. Я делаю его не просто больше. Это будет колосс, который охватит всю прилегающую территорию. Захватив всю пятерку древних сущностей. Поддержание такого в активном состоянии потребует куда больше сил, но это решаемо за счёт осколка. Вот по поводу отдачи заклинания у меня есть опасения. Сейчас на теле два одноразовых крейнера и они по идее должны выдержать. Наверное.

Плюс, я вношу дополнительные корректировки — она должны изменить формат самого портала. В манускрипте было несколько вариантов заклинания и сейчас я воспроизвожу тот, который не даст возможности пройти через портал без моего участия. Если я не ошибся.

Заканчиваю последнюю нотную комбинацию и мир вокруг заливают всполохи чёрного цвета. А спустя мгновение я уже вижу многочисленные яркие точки. Рядом же по-прежнему парят пять зелёных колоссов, которые и здесь сохранили свой цвет.

— Ты переместил сюда нас всех! Лжец! Мы договаривались на одного! Немедленно верни нас!

Громадный призрачный «змей» кажется уже готов обрушиться на меня и я с трудом поднимаю правую руку, изображая страх и инстинктивную попытку прикрыться от удара.

— Я просто ошибся в расчётах! Оглянись вокруг — всё, как и обещано. Масса вкусной энергии и пространство в котором можно путешествовать бесконечно.

Тот зависает на месте, крутя своей головой. Теперь я вижу их размеры — навскидку метров семьдесят в длину. Хотя, вот один стал слегка короче. Видимо они могут корректировать свои размеры.

— Это ещё надо проверить, иномирец. Энергии я и правда чувствую много. Но тут она какая-то другая.

Пожимаю плечами.

— Но вы ведь можете приспособиться? Как и к изменениям в старом мире. Видишь — я не соврал по поводу количества целей для охоты. Их тут намного больше.

Когда лидер древних монстров начинает отвечать, в голосе внезапно проскальзывают нотки сомнения.

— Да, их очень много. Больше, чем можно было представить. Только… Я не вижу здесь космоса. И планеты. Или чего-то, что заменяло бы её. Так не должно быть. В каждом мире, каким бы безумным он ни был, должен быть космос! Если только это не… Куда ты нас привёл, жалкий червяк?!

Ответить на вопрос не успеваю — в него врезается ослепительно полыхающая комета, несущаяся с колоссальной скоростью. Если в прошлый раз Айрин и Эйкар перемещались просто очень быстро, то здесь что-то совсем невероятное. Я только успеваю заметить яркую точку, что движется в нашем направлении, как она уже оказывается вплотную и превращается в небольшой шар, охваченный языками белого пламени.

Ожидаю, что комета пройдёт сквозь призрачное тело. Но как в тот же момент выясняется, здесь «змеи» вполне осязаемы. Как минимум для Айрин, которая сейчас буквально рвёт на части тушу противника. Вижу, как целые куски «плоти», оторванные от своего владельца, растворяются, впитываясь в тело виконтессы. Хотя сейчас в ней сложно узнать её прежнюю. Тёмная кожа, горящие то оранжевым, то красным, глаза. Сильно удлинившиеся волосы, почему-то заплетённые в косу. Из одежды — подобие корсета и штанов. Хотя у меня складывается ощущение, что они срослись с плотью, став единым целым.

Пока она голыми руками рвёт не ожидавшего такого подвоха «змея», успеваю отметить ещё пару моментов. Например, что пальцы у неё сейчас больше напоминают длинные когти. Которые ещё и меняются в размере, становясь то метровыми клинками, то возвращаясь к норме. А кожа на лице дважды покрывается подобием ряби.

От её созерцания отвлекаюсь, как только она заканчивает со своим противником. Если быть более точным — за несколько секунд разрывает его пополам. На этом дело не заканчивается — Айрин сразу бросается к голове «змея». По пути её тело охватывает кокон изумрудных искр, но виконтессу это не смущает. Она даже не реагирует на попытку атаки. А к моменту, когда долетает до головы монстра, искры тают, исчезая за какие-то доли секунды.

Остальные пытаются прийти на помощь своему соплеменнику. Видимо осознав, что их обычные приёмы тут не работают, принимаются менять свои тела, прямо на моих глаза отращивая конечности, которые можно использовать в качестве оружия. Плывут и контуры фигур — сущности явно пытаются сменить облик. Будь у них больше времени, из этой затеи вполне могло что-то выйти. Но закончить процесс им не дают — к нам долетает ещё пара комет. Эйкар и Айвендо. Не такие быстрые, как Айрин, но не менее смертоносные.

Рядом кипит бой, а я чувствую, как меня охватывает мелкая дрожь. Один из одноразовых крейнеров только что осыпался пылью. Я переключаюсь на второй, но надолго его тоже не хватит. Как и возможностей моего тела. Вися в пустоте, пытаюсь справиться с дрожью, из-за которой меня дёргает во все стороны и прогоняю в голове нотную связку, корректирующую объём портала. Сейчас все участники действия на его территории. Кроме одного «змея», что отлетел в сторону и теперь попросту удирает с поля боя. Если я закрою пробоину между мирами сейчас, то перемещу вместе с собой всё, что есть поблизости. Включая Айрин, Эйкара и Палача.

Осознавая, что и так задержался, запускаю нотную комбинацию, изменяя размеры портала. Теперь он сжался до небольших размеров, охватывая только меня и полметра пространства рядом. К моменту, когда заканчиваю, «змеи» уже повержены. Того, что пытался сбежать, перехватил Айвендо, теперь жадно поглощающий его «плоть». Айрин уже вобрала в себя силу двух противников и сейчас на пару с Эйкаром рвёт третьего. Ещё одного прикончил сам бывший призрак, разобравшись в одиночку. Осталось совсем чуть-чуть и их внимание переключится на меня. Даже не рискну предположить, во что это может вылиться. Возможно снова в беседу. А может быть меня просто разорвут, как и этих существ. Далеко не факт, что друзья сохранили контроль над собой.

Дважды прогоняю в голове символы связки, которая закрывает портал и наконец пускаю её в дело. До последнего сомневаюсь, что сделал всё правильно. Сомнения отпускают только в момент, когда перед глазами мелькает последняя нота и окружающее пространство закрывается чёрной стеной, отсекая меня от Айрин, что уже рванула в мою сторону с непонятными намерениями.

Почувствовав под ногами пол, оседаю вниз. Виски ломит болью, но сознание я не теряю. И ключевой момент — в воздухе больше нет ни одной зелёной искры.


Глава 28


Я делаю глоток сорка, сидя на террасе. Новый императорский дворец достроен только наполовину, но коронацию мы решили организовать именно здесь. Во-первых, Спашен сделал его самым безопасным зданием в империи. Даже сейчас между нами и всем остальным городом висит едва заметный щит, которые не миновать без специального артефакта. И это только небольшой компонент системы защиты, готовой справиться с любой опасностью. Уверен, даже явись сейчас сюда Рэн, ему пришлось бы попотеть, чтобы пробиться внутрь. Тадеш по максимуму использовал знания из библиотек Айвендо.

В проёме мелькает чья-то фигура и повернув голову, я обнаруживаю Микку, которая похоже только выбралась из постели. Из одежды на ней только моя рубашка, так что на саму террасу призванная не выходит. Вместо этого тихо интересуется.

— Как император намерен провести оставшееся до коронации время?

Намёк более чем прозрачен и я усмехаюсь.

— Намерен выпить чашку сорка и собраться с духом.

Заметив на лице девушки лёгкое разочарование, добавляю.

— Но вот вечером он будет в полном твоём распоряжении.

Прищурив глаза девушка с улыбкой кивает и шагнув назад, исчезает внутри моих личных покоев. Хотя, сейчас их уже сложно назвать моими. Скорее уж нашими.

Бросив взгляд на площадь, вижу ещё одна группу гостей. Делегация восточного княжества. Прибыли позже остальных, чтобы ещё раз подчеркнуть свой особый статус. Все хёрдисы, губернаторы провинций и главы вольных городов уже здесь. Посольство южан, во главе с Айвери прибыло и вовсе два дня назад. Но тут подоплёка понятна — они рассчитывают договориться о торговом соглашении с империей. А заодно заключить договор о ненападении. Насчёт первого мы уже договорились, а вот вторым вопросом всё ещё занимаются дипломаты.

Пять дней — ровно столько у нас заняло полное объединение империи. В основном из-за переговоров с республиканцами на западе. Зажатые со всех сторон в тиски, они всё равно отчаянно торговались, надеясь получить от сделки больше, чем их северные коллеги. В итоге капитулировали на тех же условиях, без дополнительных преференций.

Восстановление правительства в его прежнем объёме и налаживание процессов управления потребовало куда большего времени. Полтора месяца мы были полностью погружены в работу, разгребая кадровые вопросы, занимаясь налогами, пошлинами и взаимными претензиями одних регионов к другим. Параллельно шёл процесс набора новых солдат и формирование армии. А Спашен выстраивал систему обучения новых магов.

Сейчас под его началом несколько сотен преподавателей, которые ведут занятия у тысяч учеников. Ситуация изменилась, поэтому набираем только тех, кто готов служить в рядах армии или других имперских ведомств. Все остальные отправляются домой. Но теперь в их документах есть специальная пометка, означающая, что они являются обладателями струны. Впрочем, даже так, у нас масса новых магов, число которых растёт с каждым днём.

Гибель «Роззаровых змей» стала толчком к изменению магического фона. Возможно они были тем компонентом, из-за которого постепенно деградировала человеческая магия. А может оказались спусковым крючком, что привёл в действие какой-то непонятный мне механизм. Но так или иначе, среди новорождённых младенцев стало втрое больше людей с активными струнами. И это по тем приблизительным данным, которые обеспечила местная бюрократия. Когда учёт магов начнёт вестись тотально, по всей территории империи, вполне вероятно, что их процент окажется намного выше. Спустя двадцать лет, у нас не будет недостатка в магах. Скорее наоборот, в Норкруме будет наблюдаться солидный их избыток.

Зато у них будет, где учиться. Хёниц уже восстанавливается. Спашен не раз намекал на то, что хотел бы сменить свою нынешнюю позицию на пост ректора университета. В конце концов стал настолько настойчивым, что мне пришлось заключить с ним договорённость — как минимум три года он отрабатывает на своей нынешней должности. Потом, если у него сохранится желание, он сможет отправиться в Хёниц или другой университет. Помимо нашей альма-матер, сейчас организованы ещё семь университетов. Плюс, Тадеш одобрил шестнадцать заявок на открытие небольших частных школ. А несколько дней назад вышел мой эдикт, разрешающий магам брать себе учеников на своё усмотрение. Не более троих и не дольше, чем на пять лет, с обязательным ежегодным продлением контракта. Чтобы обучающиеся не оказались на положении рабов.

Опустошённая западная часть империи постепенно заселяется. Пока, в основном крестьянами. Каждый подданный имеет возможность получить там крупный надел земли и вести хозяйство. Города в основном пустуют — жизнь крутится только возле железнодорожных вокзалов, ставших костяком восстановления жизни в опустошённых провинциях. На каждом размещён небольшой гарнизон, а здания рядом обычно заняты рисковыми торговцами, решившими поставить всё на «зеро» и получить куш при быстром восстановлении разорённых территорий.

В основном же, города запада заполнены отрядами солдат, которые занимаются очисткой улиц от трупов и охотой на мародёров. С учётом того, что имперская армия перенасыщена магами, особых проблем это не вызывает. Кравнец утверждает, что через месяц абсолютно все города западной части Норкрума будут приведены в надлежащий вид.

Хёрдисы… Все они выражают свою лояльность. Но уверен я лишь в Освоне Тонфое и Каввре Свезальде, который занял место Олафа во главе своего дома. Остальные подчиняются скорее из чувства страха. И понимания того, что у них просто нет выбора. Половина из них опасается того, что я попробую и вовсе упразднить высшую аристократию. Из-за чего настойчиво намекают на необходимость создания новых домов, вместо сгинувших Феррехт и Рояр.

Ломать сложившуюся систему через колено я не собираюсь. Скорее постепенно и плавно менять, стараясь добиться идеального баланса. Но вот с кандидатами пока не определился. В принципе никто не мешает мне наградить титулом Канса, своим решением дав ему новую фамилию. Пусть займёт пустующие территории дома Феррехт — они как раз рядом с домом Тонфоев. С югом сложнее. Как вариант, я могу сделать хёрдисом Кравнеца. Аристократия само собой будет возмущена, но сейчас у знати нет никаких рычагов давления — никто не рискнут пойти против престола. Правда, при таком раскладе я потеряю своего главного военного. Генералу придётся лично заниматься организацией функционирования нового дома. Опереться ему в данном вопросе не на кого — придётся действовать самостоятельно. Совмещать с позицией командующего армией Норкрума точно не получится.

Вздохнув, делаю ещё один глоток сорка. Судя по шуму воды, едва доносящемуся до ушей, Микка всё ещё в ванной.

Как быть с ней — ещё один вопрос, которые пока не решён. Всё началось в ту же ночь, когда я вернулся из второго путешествия в мир посмертия. Вернее на следующее утро, когда призванная молча скользнула ко мне под одеяло, предварительно сбросив с себя одежду.

Теперь…она то ли фаворитка императора, то ли мой начальник охраны с которым я сплю. Если основная масса старых соратников к присутствию в моей жизни призванной относится нормально, то вот все остальные смотрят на это с лёгким недовольством. Могу поспорить, среди аристократов ходят самые разные слухи по этому поводу. В принципе, на это можно наплевать. После того, как я разделил императорскую канцелярию, решив, что не стоит концентрировать такую власть в руках одного человека, политическую контрразведку возглавил Айлас. Треть личного состава под его началом, это призванные. Я бы с радостью укомплектовал процентов десять-двадцать штата каждого министерства призванными, но пока они годятся только для силовых ведомств и армии. Да и то не все.

Помимо Айласа, значимую должность занимает и Рохар. Командующий первым гвардейским корпусом, имени Мэно. Соединение, полностью состоящее из призванных. Если смотреть с формальной точки зрения, то и командир моей лейб-гвардии тоже относится к «гостям» из другого мира. Хотя сейчас Микка проводит больше времени со мной в качестве советницы или любовницы, чем занимается организацией охраны.

Задумавшись, слышу звук двери, что хлопнула где-то в комнате. Девушка всё-таки покинула ванную. В тот же момент и принимаю решение. Пусть напыщенные идиоты идут лесом. Как только завершится коронация, выжду ещё пару недель и объявлю о том, что Микка станет императрицей.

Последняя мысль невольно заставляет вспомнить Айрин и я морщусь от нахлынувшей грусти. Но жизнь, то ещё дерьмо. Никогда не знаешь, что будет завтра. Сейчас виконтесса в мире посмертия и судя по тому, что я видел во время последнего визита, становится всё сильнее. Спашен уже сформировал исследовательскую группу, которая занимается изучением той вселенной и пытается понять, как можно безопасно вернуть к нам сущности, вроде тех, которыми стали Айрин с Эйкаром. Но успеха они пока не добились. Да и даже если всё получится, то…у меня уже есть Микка.

Поняв, что погружаюсь в какие-то странные рассуждения, встряхиваю головой, снова взявшись за кружку горячего напитка. А на террасе появляется Микка, набросившая на себя короткий халат. Устроившись напротив, делает глоток из чашки, которую принесла с собой.

— Ты почему такой задумчивый? Что-то не так?

Пожав плечами, выдаю печальную усмешку.

— Подумал о том, сколько людей погибло, прежде чем мы пришли к этому.

Девушка хмурится.

— Зато остальные живы. А на престоле адекватный император. Думаешь, Схэсс или Морна были бы лучше?

На момент задумавшись, выдаю ответ.

— Рэна точно нельзя назвать полностью адекватным. Рискну предположить, он бы утопил империю в крови. Хотя, при нём никто не пытался уничтожить магическую науку, а организации Палача ещё не возникло. Возможно в чём-то он и был хорош. Все остальные, скорее всего повели бы себя так же, как я, располагай они теми же ресурсами и знаниями. Разве что вели себя чуть более жёстко, не сдерживая эмоций.

Призванная кивает.

— Уверена, Болрон бы прошёлся катком по аристократии. А Морна, как минимум уничтожила всех хёрдисов, что пытались играть во фронде.

Тут она права — бывший командир танкового корпуса, наверняка бы обрушился на знать с репрессиями. Сейчас он на севере — командует войсками в одной из провинций. Должность не самая высокая, но с его прошлым, он был рад получить и такую, лишь бы остаться при деле. Сколько бы он не говорил, что рад выйти в отставку и жить на пенсию, но очевидно, что такой расклад не устроил бы энергичного кадрового военного. А так и он чем-то занят, и потенциальная угроза постоянно на виду. Люди Айласа присматривают за ним, документируя практически каждый шаг.

— Возможно, ты права и всё действительно сложилось к лучшему. Посмотрим. Протянем лет пять, а там уже будет понятно, что у нас получилось.

Девушка еле слышно вздыхает.

— У тебя, Кирнес. У тебя, а не у нас.

Усмехнувшись, возражаю.

— Если бы не компания, которая окружала меня с самого начала, я бы не выжил. Если бы не Эйкар, решивший научить меня магии призыва и не сбежавший, когда получил тело, я бы не выжил. Если бы не тысячи солдат, отдавших свои жизни ради меня, я бы не выжил. Продолжать, думаю не надо.

Пару секунд смотрит на меня, после чего медленно кивает.

— Но вёл их ты. Следовали они за тобой. Если бы не ты — возможно всё было бы намного хуже, чем сейчас. И вообще — выкинь из головы всё это и наслаждайся. У тебя сегодня коронация.

Разглядываю призванную, а та неожиданно добавляет.

— Кстати… Ты пойдёшь один?

Сначала не понимаю о чём она, а потом до меня доходит. На каждой коронации присутствует девушка, которая облачает императора в торжественный плащ и надевает церемониальную корону. Почётное место, куда обычно берут дочерей или племянниц хёрдисов. Реже — родственниц маркизов. Мой секретариат буквально завален обращениям от дворян, наперебой предлагающими в качестве сопровождающих, девушек своего рода. Даже Освон Тонфой прислал предложение, видимо надеясь ещё раз продемонстрировать всем остальным свою близость с новым императором.

Как правило, это почётное место использовали для того, чтобы выразить свою благосклонность к одному из знатных домов. Вот только у меня такой задачи нет.

— Думаю не стоит начинать правление с нарушения традиций. Порядок церемонии детально расписан и отступление от него воспримут не слишком радостно.

Микка едва заметно морщит лоб, а я продолжаю.

— Поэтому одевать меня в плащ будешь ты. По-моему, это и так было очевидно.

На лице призванной моментально появляется выражение радости, которую она тщательно старается скрыть. Я же бросаю взгляд на площадь, где только позавчера закончили укладку брусчатки. Центр Схердаса стал большой стройкой — владельцы восстанавливают свои дома. Половина из них — наследники, которым на голову свалилось богатство и они проводят тут целые дни, не веря своему счастью.

Город сильно пострадал, но думаю уже через полгода вернётся к своему прежнему облику. Центр империи, куда стекаются все финансы Норкрума, не может долго оставаться в разрухе.

— Ваше Императорское Величество, прошу извинить, но канцлер просил вам напомнить о коронации.

Покосившись на смущённого лёйб-гвардейца, старающегося на обращать внимания на Микку в её фривольном халате, усмехаюсь.

— Передай канцлеру, что я ещё слишком молод, чтобы забывать такие вещи. Пусть не беспокоится — мы прибудем вовремя.

Солдат отдаёт воинское приветствие, удаляется. А я думаю, что всё-таки надо назначить другого командира лейб-гвардии. Не дело, когда подчинённые видят старшего офицера в таком виде.

Спустя двадцать минут мы уже покидаем покои, направляясь в «Зал Коронации» — с названием для громадного помещения, которое по настоянию Канса начали отделывать одним из первых, я определился очень быстро. Возможно не слишком изящно, зато сразу понятно о чём речь.

Около часа приходится потратить не неформальные встречи с аристократией. Ещё одна традиция. Нигде не прописанная, но от неё стараются не отступать. В конце концов, я оказываюсь перед большой двустворчатой дверью, по сторонам от которой белыми изваяниями замерли лейб-гвардейцы. Скашиваю глаза на Микку. На руках девушки сложенный плащ, поверх которого лежит массивная корона усыпанная драгоценными камнями. Та ободряюще улыбается и я киваю гвардейцам. А потом делаю шаг в громадный зал, наполненный притихшими людьми.





Конец седьмой книги.

И финал серии.


* * *

Постскриптум


Финал серии — это всегда грустно. Прежде чем опубликовать финальную главу, какое-то время колебался. Пришлось заставить себя волевым усилием. Как ни крути — история Кирнеса Эйгора в её нынешнем виде завершена. Он остался жив и встал во главе империи. Сохранил хотя бы часть своих друзей и соратников.

Надеюсь мы встретимся с вами в других моих книгах. И пересечёмся ещё не раз. Громадное спасибо всем, кто был со мной на протяжении всего цикла. Я рад, что у меня есть такие читатели, как вы.





Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Постскриптум