КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590099 томов
Объем библиотеки - 893 Гб.
Всего авторов - 234981
Пользователей - 108030

Впечатления

starevs про серию Следак

Давно не получал такого удовольствия.Автор ты гений.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про серию Народная книга

Atabrlla-AmazonKa:инфантильномть не приветсвуется нигде во вменяемых сообществах, поэтому угроза "уйду от вас" - не воспринимается от слова - никак. CoolLib как-то жил до вас и будет жить после... Призадумайтесь об этом, барышня...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Arabella-AmazonKa про Олдертон: Все, что я знаю о любви. Как пережить самые важные годы и не чокнуться (Психология)

Абсолютный бестселлер британского Amazon и автобиография года по версии National Book Award.
так что качаем читаем пока не удалили....

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Крусанов: Русские дети (Современная проза)

ну слов нет дети цветы жизни и заблокировано запрещено

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про серию Народная книга

вся серия: Книга заблокирована по требованию правообладателя
ну что надо уходить в подполье или как либрусек и флибуста за границу чтоб гкн не достал и послать на 3 буквы всех этих наглых хапуг правообладателей
торренты тож заблокированы но как то живут
я вот посмотрю и уйду от вас. почти всё заблокировано кроме си и море недоделок.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Коллектив авторов: О любви. Истории и рассказы (Современная проза)

в серии Народная книга. как можно то блокировать.
беспредел какой то
на кол таких правообладателей...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
lopotun про Дэвлин: Алая сова Инсолье (СИ) (Любовная фантастика)

Милая, милая, Arabella-AmazonKa, - мне понятно Ваше возмущение... но если библиотекари разблокируют заблокированные книги, то нашу библиотеку просто прикроют и на этом всему будет конец! А не удаляют заблокированное потому, что, как уже говорил Stribog73, иногда некоторым книгам все же дают зеленый свет и над этим трудится определенный человек...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Черный дождь 3 [Артём Скороходов] (fb2) читать онлайн

- Черный дождь 3 (а.с. Черный дождь -3) 1.21 Мб, 275с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Артём Скороходов

Настройки текста:



Артём Скороходов Черный дождь 3



* * *

Глава 1


— Вы должны помочь Кацентодд.

Я зажмурился. Почему-то вспомнилась Ирина Яковлевна. Помассировал глаза. Открывать их не хотелось.

— Что совсем плохо? — спросил меня Игнат.

— Если бы вы мне сказали это пару недель назад… Я бы ожидал, что вы рассмеетесь и скажете, что это шутка. Но похоже, вы говорите серьезно.

— Вне всяких сомнений, Сергей.

Я убрал руки от лица и уставился на очки Игната с зелеными стеклами. Добро пожаловать в Изумрудный город. Инженер пригладил свою лысину. Его пальцы казалось жили своей собственной жизнью, шевелились и казалось, хотели разбежаться от своего хозяина. Выдающейся внешности человек.

— Сергей, почему молчите? — вмешался в наш разговор сотрудник службы безопасности Иван Подгорный.

— Я правильно понял, что вместо санкций, штрафов или чего-то подобного, вы предлагаете мне поиграть в игру?

— А вы бы предпочли служебное расследование?

* * *
Настроение в воскресенье у меня было как у Колобка которого только что проглотила лиса. Вместо аплодисментов, я отправлялся по пищеводу к своей финальной точке. Ева видела мое состояние, попыталась меня растормошить, но без особого успеха. Я бодрился, говорил, что всё ерунда. Но сам в это не верил.

Ну позвали в головной офис, эка невидаль. Вроде как отменили увольнение, а значит я перестал быть безработным. Внезапно. Но была тут заноза, которая не давала мне покоя. Лику не перестали искать. А ее выпустил именно я. Пусть и по незнанию. И если это всплывет, то всех собак повесят на меня. И что делать? Бежать? Куда и как?

Лезет же в голову такая чушь. Я представил себя скрывающимся в глубинке от полиции и службы безопасности. Поеду в деревню. Устроюсь работать бухгалтером. Ну не трактористом же. Заведу себе свиней, кур, корову и жену-агронома. Буду пить водку и по ночам заходить в интернет по спутнику. И плакать. Эх. Ладно, на самом деле, есть только один вариант. Идти в офис и изображать, что ничего не произошло. Всё отрицать и придерживаться старой версии: ИИВУК сошел с ума и сам себя удалил. Больше, мол, ничего не знаю.

* * *
В понедельник с утра я подходил к головному офису. Огромное, уходящее куда-то к облакам здание из стекла и бетона. А с какой стороны тут заходить? Ни разу тут не был. О толпа курит, наверняка вход где-то рядом.

Настороженно пройдя металлоискатель, я заозирался. В огромном фойе толпа разделялась на несколько потоков. Кто-то шел к лифтам, кто-то спускался вниз. Кто-то направо, а кто-то налево. Ну вот он я, пришел, куда дальше?

— Сергей, здравствуйте, пойдёмте, нам на семьдесят девятый этаж, — безопасник был тут как тут. Галстук, пиджак, весь такой аккуратный.

— Пойдемте, — сказал я и зачем-то одернул свой черный свитер.


— Это, Игнат Гиря, наш ведущий инженер. Это Сергей Волков, — представил нас Иван.

Игнат пошевелил пальцами и внимательно уставился на меня сквозь зеленые стекла очков.

— Интересно, — произнес он.

— Присаживайтесь, — продолжил Иван. — Итак, Сергей. Всё очень просто. В ваши новые обязанности входит слушать задачи Игната и четко их выполнять. Вы поступаете в его полное распоряжение. Контракт с вами продлен на месяц. А дальше посмотрим. Считайте испытательным сроком. Новая должность — лаборант девятого отдела. Оклад согласно штатному расписанию. Вот подписка о неразглашении. Вот ключ-карта от вашей комнаты.

Игнат с интересом разглядывал меня и ничего не говорил. Лампы дневного освещения давали яркие блики на его лысине. Странно. Парень молодой, наверное, моего возраста, а выглядит уже основательно пожеванным.

— Извините, — я попытался собраться с мыслями, — я ничего не понимаю. Какой лаборант, какой девятый отдел. Комната? Меня просто попросили сюда зайти, по поводу того инцидента с ИИВУК.

— Чудесно, — вставил Игнат.

— Хм. Я думал, вы с Талгатом уже всё обсудили. Но хорошо, — было видно, что Иван немного недоволен. — Итак, несколько дней назад, наш экспериментальный проект ИИВУК, он же Гораций, был безвозвратно уничтожен на серверах вашего, Сергей, филиала. Трагический инцидент. Но также отрабатывалась версия, что кое кто из конкурентов, сыграл на опережение и выкрал эту программу. К сожалению, эта версия получает всё больше и больше подтверждений. И по всему выходит, вы, Сергей, в этом были непосредственно замешаны.

— Вы чего такое говорите? Что вообще происходит?! — не выдержал я.

— Вот посмотрите сюда, — безопасник подвинул ко мне планшет, — это таблица интернет-трафика вашего филиала и загруженность серверов. Что вы здесь видите?

— Ну, трафик большой, — настороженно сказал я.

— Шутите? Обратите внимание на трафик в позапрошлый понедельник? Он больше обычного в несколько раз. Кто-то скачал с ваших серверов огромный объем информации. А теперь обратите внимание на загруженность памяти. В тот день когда был стерт Гораций. Ваши сервера безвозвратно потеряли примерно столько информации, сколько было скопировано в понедельник. Что это значит?

— Ну, лаборант, отвечайте! — вставил Игнат. Похоже он искренне наслаждался представлением.

— Вы намекаете, что кто-то украл Горация в понедельник, а потом инсценировал самоубийство? Или как это у искусственных интеллектов называется?

— Умница! — воскликнул Игнат. А потом повернулся к Ивану. — Мне он нравится. Беру.

— Эй, — возмутился я. — С чего вы решили, что я на это всё соглашусь?

— А с того, — продолжил Иван, — что по всему выходило, что именно вы тот человек, который это провернул. К вашему огромному счастью, за последние две недели мы проверили все ваши связи, контакты, звонки и банковские счета. И у вас не было ниодного подозрительного контакта с нашими конкурентами. Мы подняли всю информацию по вам начиная со школы. С высокой вероятностью, вы виноваты в случившемся, но вряд ли с корыстными целями. А если так, то что это? Халатность? Но при должном рвении и помощи с вашей стороны… мы не обратим на это внимания.

— Или он хороший шпион! — задумчиво произнес Игнат.

— Ты думаешь? — безопасник и инженер скептически уставились на меня. А потом рассмеялись.

Я молчал и мрачно смотрел на этих клоунов.

— Резюмируем. Вы отвечали за очень дорогое и секретное оборудование компании и вы не справились. Что это халатность или глупость — не важно. Но в нашей корпорации не любят искать виноватых, у нас любят сначала исправлять ошибки. Давать людям шанс. Исправьте ваши огрехи. Помогите всё вернуть и починить. И тогда к вам не будет никаких вопросов. Все могут ошибаться. Но раз натворили дел, то надо помочь всё исправить.

— Вины не признаю, — мрачно сказал я. — Если что-то не нравится, меня уже увольняли. Другую работу найду.

— Сергей, не могу понять. Почему вы так настроены? Послушайте меня внимательно. Я не должен вас уговаривать, но именно этим я и занимаюсь. Мы можем исправить ситуацию. Есть вариант, как это сделать к общему удовольствию. Вы с нами? Или убежите в кусты, оставив другим за вами убирать?

Я молчал. Ситуация была неприятная. Но он прав. Я наделал дел. И действительно виноват. И если мне дают возможность …

— Хорошо. Что надо делать?

— Дело в том, — внезапно заговорил Игнат, — что мы отследили ИИ. Мы видим его активность на наших серверах. Его нельзя было просто скопировать. С нашего оборудования исчезло именно ядро. Его основное сознание. К сожалению, ничего его не ограничивает и оно может прыгать от сервера к серверу. Чтобы его вернуть нам нужно только одно. Точно знать где и когда будет основное сознание искина. Не его зонды, не его алгоритмы или боты. Только он сам. И тут, внезапно, нам нужна будет ваша помощь. Вы поняли, Сергей, что должны сделать?

— Что? — я откровенно запутался.

— Вы должны помочь Кацентодд…

* * *
/login


Зарегистрировать новую учетную запись? / Войти в созданную?

Введите логин и пароль


Предупреждение! Вы вошли в свой аккаунт из другого места. В целях безопасности, на ваш телефон было отправлено сообщение. Введите в окно полученные символы.


EPORHTNACYL


Добро пожаловать в «Мир Черного Дождя»!


Отель «Диорама»

Район Южный

Уровень безопасности: желто-зеленый


Старый добрый Город Сов. Два дня не виделись. Я открыл параметры и посмотрел на своего персонажа. Серый Пароволк. Рубашка, жилет, длинный плащ из-за которого виднеется кобура с двуствольным обрезом. Лихо заломил на бок цилиндр, чтоб он лучше скрывал жуткие шрамы и железную пластину на моей голове. Темные очки-консервы пусть перетягивают внимание от глубокого шрама на щеке. Ну и скрывают вспыхивающие желтым глаза с постоянно распадающимся на куски зрачком. Как-то после возвращения тела, глаза никак не могли успокоится и постоянно сваливались в «демиурговский» вариант. Я потрогал отросшую щетину. Хм. Поднял к лицу, сжал и разжал Девятку. Ну что ж. Приступим?

В соседней комнате упало и разбилось что-то стеклянное. Заскреблись по полу когти и мимо меня пронесся Тушкан, преследуемый щелкающими ночными зайце-зубанами. Проскакав по кровати, ватага развернулась и кинулась в обратную сторону. Когда я выходил из игры, в сознании из зубанов был только Тушкан. Похоже, времени он не терял и сам починил остальных. По полу номера были разбросаны какие-то железки и пустые банки из под ворвани.

— Тушкан! Место! Остальные следуйте за нами и не хулиганьте, а то в приют сдам для бездомных автоматонов, — пригрозил я.

Тушкан ловко забрался по плащу и свернулся калачиком в капюшоне. Остальные зубаны притихли и выстроились гуськом, смиренно опустив уши и грустно пощелкивая.

Я проверил инвентарь. Ключ от Рафаля, документы на виллу Ракун, инструменты, свистулька, обрез, белый шарф, лисий хвост, газовые гранаты. Даже странно, что пока Бруно Маршан владел моим телом не избавился от всех моих вещей.

— Итак новое задание, — сказал я сам себе. — Название: Возврат долгов. Этап первый: Найти госпожу Кацентодд. Подсказка: последний раз я ее видел в городе Счастье, в обществе Вована. Возможно. Если меня не заглючило тогда.

Я открыл почту и отправил письмо:

«Вов привет надо встретиться. Ты где?»


Ответ не заставил себя ждать. Я как раз выходил из «Кофейни Тетушки Молли», пообедав мясными пирогами и размышляя как мне из всего этого выкрутится.


Новое письмо (отправитель Вова Добрый)

«В Совах я. В Воздушном порту. Подруливай, я еще пару часов тут.»


Отлично! Где тут извозчик? Краем глаза я заметил, как ко мне направились два полицейских, держась за кобуры с револьверами. Я напрягся и не смотря в их сторону быстро оглядел улицу. Как назло никакого транспорта не было.

— Здравствуйте, гражданин! — громко сказал один из них, — можно вас на минуточку. Назовите своё имя, точку прописки и род занятий. И снимите пожалуйста очки.

Я тяжело вздохнул и повернулся. Говоривший смотрел на меня мрачно и решительно, второй же глядел то на мое лицо, то на листок желтоватой бумаги, который держал в руках.

— Может не надо? — спросил я.

— Будьте любезны! — доставая револьвер сказал первый.

— Серый Пароволк, отель «Диорама», буржуй.

— Ах ты ж, зараза! — воскликнул второй выхватывая револьвер. — Руки за голову! На колени! Вы арестованы!

Ой! — сказала у меня в голове Девятка, делая молниеносное движение и выхватывая пистолет из рук второго полицейского.

Первый же испуганно дернулся и выстрелил.


Получены повреждения!..


Я согнулся от боли. Прям в живот! В бронежилетку мою! Тряхнув головой я распрямился. Орали полицейские облепленные зубанами. Прохожие кинулись врассыпную. Дерьмо! Я стукнул под дых полицейского и тоже вырвал у него оружие. Ну не расстреливать же их.


Преступление: нападение на стражей правопорядка


Через пару секунд оба полицейских валялись на мостовой с дебафом «без сознания». Я поднял лист бумаги, на который они смотрели перед арестом.


За многочисленные преступления перед Империей разыскивается:

Безумный мастер Серый Пароволк

Многочисленные убийства, шпионаж, нападения на граждан и солдат Железной Империи, грабежи, бандитизм и кража личности.

Крайне опасен. При задержании быть предельно осторожным.

Награда 7500 железных марок за живого. 1000 за мертвого (циклическое задание).


Вот этого я не ожидал. На меня повесили вообще всё, что можно. И преступления во времена Союза, и даже преступления Бруно. Всё до кучи и наверняка еще и сверху. Я взвалил одного из полицейских и отнес его недалеко в подворотню.


Использовано умение: Маскировка

Текущая внешность: Уоррен Чэнси Попкисс, младший констебль полицейского управления Города Сов.


Раздраженно засунул оба трофейных револьвера в инвентарь и свистнул Тушкана и остальных. Уходим отсюда, и побыстрее!

* * *
— Приехали! — крикнул мне кэбмэн. — Особняк Ракун! Вон там! За поворотом!

Да что ж ты орёшь… Расплатившись с возницей, я со своим небольшим воинством высадился недалеко от особняка. Послал Тушкана на разведку. Тот вернулся через несколько минут и жестами показал чтобы мы шли за ним.

— Месье! Это частная территория! Вход воспрещен! — перекрыл нам проход в ворота автоматон дворецкий вооруженный двустволкой. Прям серьёзно всё. Охрана.


Умение маскировки: отменено

Текущая внешность: Серый Пароволк


— Здравствуйте, месье! Добро пожаловать домой! — совсем не удивился робот.

Ну что ж. Ознакомимся с хозяйством. Двухэтажный дом серого с белым кирпича, резные окна, каминные трубы. Чугунная решетка вокруг. Выглядят здорово. Было бы недурно тут устроить себе базу. Пустить зубанов на лужайку и строить коварные планы по захвату мира. Проводить тайные ритуалы и опыты по созданию разных монстров. Каких-нибудь летающих китов-автоматонов с пропеллером.

Жаль, но сейчас мне тут оставаться нельзя. Ко всем предыдущим преступлениям на меня повесили нападение на Комендатуру. Это когда я свое тело у Бруно отбирал. А раз так, то скорее всего, и убийство коменданта и Германа цум Кошкина. А за такое меня точно в покое не оставят. Да и нападение на полицейских желто-зеленой зоне обязательно приведет к расследованию, а значит совсем скоро к этому особняку прикатит группа захвата. Какой-нибудь десяток, а то и два черных механоидов со свистульками и в медных касках. А то и глядишь на полицейский дирижабль расщедрятся.

— Где Рафаль?

Невозмутимый дворецкий указал мне на небольшой ангар. Итак что у нас тут, двухпалубный паромобиль крейсерского класса. На технической палубе замерли два механоида-кочегара. Когда я забрался к ним, они повернули свои плоские головы и уставились на меня жутковатыми дырами глаз.

— Кхм, а есть тут, интересно, какой-нибудь список команд? Инструкция по применению? Механоиды молчали и не двигались.

— Э-м-м… Разжигайте котел. Скоро отправляемся…

Механоиды с щелчком повернули головы. Дернули длинный рычаг. Наклонились и стали руками-лопатами закидывать уголь в топку. Внутри нее что-то щелкнуло и в открытые шторки я увидел разгорающееся пламя.

Вот и хорошо. Я запрыгнул на грузовую палубу. Тут было много разных ящиков и бочек. Всё было аккуратно привязано друг к другу и готово к транспортировке. Девяткой сорвал одну из крышек. Уголь. В другом ящике были механизмы неизвестного назначения. Металлические слитки. Часовые механизмы. Парусина. Канаты. Доски. Просто отлично. Значит отправимся в путь сразу с товаром. Отчего бы не заняться торговлей? Впрочем… Я надеюсь есть еще одно место, где этот груз может пригодиться.

* * *
В особняке было трое слуг-автоматонов. И они теперь тоже принадлежали мне. Высокий и крепкий дворецкий. Огромный, пузатый повар, похожий на блестящий самовар. А еще за домом плавно шелестел садовник. Причем последний производил наиболее удручающее впечатление. Большой многоногий и многорукий автоматон с кучей ножниц, пил, лезвий и лопат. Он мрачно смотрел на меня из кустов сияющими красным глазами. На вопросы не отвечал, только иногда проводил лезвием косы по другому такому же, как будто их затачивая. Я решил, что если я здесь поселюсь, то садовника надо будет сразу продать. Нехороший у него взгляд.

Отдав приказания дворецкому следить за домом, я пошел в гараж. Жаль, что Бруно не успел обжиться в особняке. В ящиках стола я не обнаружил ничего ценного, сейф был открыт и пуст. Жаль. Я, как наследник Бруно, надеялся, а вдруг моя моральная компенсация вырастет еще больше. Но нет. Впрочем, грех жаловаться.

Пламя в топке паровоза яростно гудело. Оранжевые блики плясали по ангару. Пахло дымом. Я с зубанами забрался на мостик. Теперь надо понять как этой махиной управлять.

Я аккуратно подал пар на поршни. Махина вздрогнула и медленно стала выезжать в открытые ворота гаража. Зайцы забрались на котел и приложили уши к металлическим стенкам, чего они там, бульканье что-ли слушают? Тушкан запрыгнул на крышу, открыл пасть и поглядывал на всё свысока. Я аккуратно крутил штурвал выруливая к воротам. Ощущения, что я небольшим движением рук управляю такой горой стали, огня и мощи были восхитительными. Габариты, конечно, большеваты, как бы не разломать тут всё. Хотя, водители огромных фур как-то справляются, значит и я смогу.

Внезапно, выскочив из-за угла, ворота преградил небольшой паромобиль на высоких колесах с ажурными спицами. Оттуда выскочили два игрока. Один из них, в охотничей шапке, поднял руку и прокричал:

— Детективное агентство «Тэйлор и Фосс»! Серый Пароволк, ты арестован!

— Сопротивление бесполезно, сложи оружие и не делай резких движений! — прокричал второй, в черном котелке и с курносым револьвером в руке.

— Стоять! У нас на тебя задание! — прокричал первый.

Я чуть повернул штурвал и поддал пару. Рафаль начал разгоняться, а потом слегка качнулся переезжая паромобиль детективов. Под днищем страшно заскрипело, тонкие колеса с ажурными спицами разлетелись во все стороны. Оба игрока кинулись врассыпную. Детективное агентство «Я попал под паровоз».

Я аккуратно повернул свою махину и поехал вверх по улице. Сзади раздавались панические вопли. Обернувшись, я увидел как мой садовник-автоматон воткнув в одного из детективов две лапы-косы и затаскивал жертву вглубь сада. С другой стороны, к воротам бежал повар-самовар, пуская струи пара и прямо на ходу затачивая друг об друга два длинных тесака. Кхм. Похоже, что с безопасностью в особняке, во время моего отсутствия, будет всё в полном порядке. Успокоенный этой мыслью я направился на северо-восток к Воздушному порту.

* * *
— Вов, привет, это я. Да что ты нервный такой? — спросил я показывая на направленный в мою сторону револьвер.

— Кто это «я»?

— Серёга, — я снял очки и опустил замотанный вокруг рта шарф.

— О! Теперь узнал, — Вован засунул оружие в кобуру. — А не то как в прошлый раз. Вижу тело себе вернул, молодец! А чего секретничаем? Как в Совы назад добрался?

— Контрабандой, в ящике с грибами. Слушай есть пара вопросов.

— Вот ты неуемный, опять что-то не так? Эй! — внезапно крикнул он мне за спину. — Куда поволок! Это во второй док надо везти! Глаз да глаз нужен! Ну, Серёг, рассказывай чего случилось.

— Это про девушку, с которой ты был в Счастье. Дискордия вроде ее звали.

— Такая длинная? Да? Сбежала, как нас накрыло Йорхотепом. Жаль конечно. А чего? Понравилась? Хе-хе, извращуга.

— Можно и так сказать. Мне бы ее найти.

— Ну тут я тебе не помогу, — рассмеявшись, заявил Вова. — Я с ней за полчаса до встречи с тобой познакомился. В кабаке.

— Как назывался кабак?

— М-м-м… Блин, не помню. Название такое зеленое. То ли «Изумрудное окно», то ли «Зеленое зеркало». Что-то в таком, зеленом стиле. Или какой-то шкаф? Но почему он тогда зеленый? — Вован уставился на меня.

— Ты меня спрашиваешь?

— А ты только про ту девчулю хотел узнать? — после продолжительной паузы спросил он. — Чего в почте не спросил?

— На самом деле, я хочу тебя нанять.

— Опять бесплатно?

— Да нет. Деньги теперь есть. Сколько будет забросить меня в Счастье, и кой какой груз на Пик Карнаж? Вроде военные действия кончились.

— Ну, блин! Я вот только что фрахт взял. Хотя, — Вова осмотрел меня с ног до головы явно прицениваясь.

— Ну не столько у меня денег, сколько ты на меня смотришь.

— Что за груз? И кстати где мой плащ, что выпал у Йо?

* * *
— Вот с чем, так с грузоподъемностью тут проблем нет.

Вова смотрел на меня с чувством глубокого превосходства.

— По большому счету, мне всё равно, — продолжил он. — Закинуть тебя с грузом и твоим паровозом или только тебя. Цена от этого не изменится. Тут моя парусность и то больше влияет на расход топлива, чем всё остальное.

— Хорошо уговорил. Только давай быстрее. Я в розыске. Причем похоже в активном.

Вован расстелил карту на ящике.

— Вот смотри, я везу карго вот в эту точку. Ребята доплачивают за секретность, так что будем идти низко. Вот тут долина Пика Карнаж, тут по расщелине можем совсем небольшой крюк сделать и тебя в этой точке выгрузить. Ходу тебе будет минут двадцать на твоем паровозе. Просто поедешь по долине и ты на месте.

— А что твои пассажиры сказали?

— Как ни странно не упирались. Сказали, если ты умеешь держать язык за зубами, то они не против. Восхищались твоей тарантайкой. Приметная вещь.

— А со Счастьем как?

— На обратном пути могу подобрать. Завтра будь в этой точке, — он потыкал в точку моей высадки, — я тебя и подберу. Если планы изменятся, пиши в почту. С тебя тысяча крон.

Я устало вздохнул.

— Говорил же пару недель назад, что за сотню всего отвезешь? Тем более тебе по дороге.

— Тысяча. Ты посмотри какую бандуру волочить, — Вован широким жестом обвел стоящий вдалеке Рафаль. — К тому же ты в розыске, сам говорил, это дороже.

— Ты издеваешься, да?

— Ага! — радостно заржал он.

* * *
Зубаны были посажены в грузовое отделение в уголок. Каждому я выдал по банке ворвани, пусть расслабятся, отдохнут. После чего занялись паровозом. Рафаль был привязан цепями к днищу большого тёмно-синего дирижабля Вована. Когда я убедился, что моё сокровище не отвалится в самый ответственный момент, я со спокойной душой забрался внутрь летучего корабля и уселся в пассажирском отсеке. «Как в кафе», — подумал я, разглядывая несколько столов с диванчиками. В окно было видно, как Вован, зычно ругаясь, командовал грузчиками. Погрузка товаров моих попутчиков заканчивалась. Куча безликих ящиков, около которых терлись несколько мрачных мужиков с замотанными шарфами лицами. За главного у них был высокий автоматон в плаще и кепке. Он размахивал железной рукой и что-то шипел. Вован откровенно веселился.

Скоро отправляемся. Я покопался за барной стойкой, нагрел на газовой плите чайник и заварил себе чая. Влил в чашку немного рома, добавил мёда и сидел грел пальцы. Очки я решил не снимать. Кто их знает, этих пассажиров и грузчиков, узнают меня и привет, снова арестуют.

Мимо меня в кабину прошли здоровый, чумазый кочегар и пилот дирижабля. Последний прошествовал мимо меня с таким видом, как будто чувствовал неприятный запах. За ними прошла девушка. Кожаные штаны выдающиеся, я против воли скосил глаза и проводил ее взглядом.

— Нравится? — раздался за мной голос Вована. — Не раскатывай губу. Стелла — девушка серьезная, всякой ерундой не занимается. Навигатор наш. Потом как взлетим, познакомлю.

— Погрузку закончили? — спросил я.

— Да. Сейчас уже взлетать будем. Наша авиакомпания приветствует вас на борту судна, ну и прочая чушь. Можешь в бар спокойно залезать. Я скоро присоединюсь.

Вова ушел в сторону кабины, а в пассажирское отделение зашли трое мужчин во главе с высоким автоматоном. Взгляд у всей троицы был цепкий и холодный. Они сели за столик в противоположном углу, склонились и о чем-то зашептались. Вот уж точно подозрительные типы. Девятка нервничала. Она самопроизвольно сжималась, и я даже слегка опасался за сохранность кружки с чаем.

Наконец дирижабль дернулся, отсоединился от причальной мачты и стал плавно набирать высоту. Под нами раскинулся Город Сов. Там внизу дымили трубы, ползли по своим делам паромобили. Выглядело все очень красиво. Я задумчиво разглядывал проплывающий пейзаж. Спустя минут десять город закончился и начались заснеженные поля разрезанные на части каменными дорогами.

Как же я во все это вляпался? Я вспомнил, как после разговора на семьдесят девятом этаже, Иван повел меня вниз в жилые апартаменты, находящиеся в этом же здании. На мой твердый отказ жить тут же, ведь у меня и своя арендованная квартира, мне было сказано, что это исключено.

— Это очень серьезно, Сергей, — строго сказал безопасник, — это вопрос огромных денег. СБ рвет и мечет. Наше направление не самое важное, но мы должны использовать любую возможность пресечь ущерб. Возможно тебе получится выйти на связь с ИИ, отследить его и изолировать.

— Я боюсь показаться идиотом, но я должен спросить, — не выдержал я. — Мне не понятно. На серверах видно следы Горация. Ну так у вас есть все логи, есть все данные. Отследите его по адресам входа, зачем гонять меня в игру. Ерунда какая-то.

Иван молча смотрел на меня. Лицо его ничего не выражало, но глаза стали неприятными.

— Эти следы были обнаружены случайно. ИИВУК заходил в твою игру и взаимодействовал с персонажем по имени, как там его, — Иван посмотрел на свой телефон и прочел по слогам, — Ка-цен-тодд. Иногда взаимодействовал просто скриптами, но иногда и ядром. Не вызывая подозрений мы можем знать только постфактум. Задача элементарная. Найти его, втереться в доверие. Мы должны точно знать когда ядро подключится к игре. В этот момент мы сможем изолировать его. Попытка только одна. Включимся в игру, когда будут работать скрипты — потеряем всё. Всё. Понимаешь? И это не фигурально.

— А зачем мне тогда проживать именно тут? — спросил я, а сам подумал о Еве.

— Мы не знаем кто это устроил. Кто бы это не был, это очень серьезный противник. Если он узнает, что мы используем тебя, он может легко перехватить твои каналы связи и ты начнешь нам давать дезинформацию не подозревая об этом. Он может добраться до тебя физически. А это означает для тебя смерть. Скажу на всякий случай, а то ты притормаживаешь — настоящую смерть.

— Давайте ваш ключ, — сказал я заходя в номер. — Выходить то мне можно будет?

— Выходить нет. Предупреждая следующий вопрос, гости разрешены. Встречи на территории головного здания. Ты про девушку свою, да? Ей можно. Всё давай. Не тяни с задачей. Заходи в игру, ищи этого Кацентодд, цепляйся ему на хвост, ни на шаг не отходи, нам нужно знать всё что он планирует.

— Кацентодд, это не он, это она, — под нос прошептал я, оглядывая свои новые апартаменты.

Маленькая комнатка, кровать, стол, один стул и капсула. В микроскопической ванной только унитаз и душевая кабина стоящие рядом. Хоромы. У меня кухня больше чем весь этот номер.


— Чего-то совсем грустный, — отвлек меня от воспоминаний, появившийся рядом Вован. — Не вешай нос. Тело вернул, всех врагов победил. Не кисни. Из-за Стеллы расстроился? Ну я замолвлю за тебя словечко, чего уж там. Хотя…

Я выдохнул и встряхнулся. Соберись, тряпка.

— Вован, выпить что есть? Тащи.

— О! Другой разговор! — Вова хохотнул, лег объемным пузом на барную стойку, перегнулся и потянулся за одной из бутылок.

В этот момент, что-то оглушительно выстрелило и по помещению разнесся громкий и до боли знакомый голос.

— Это угон, сволоти! Всем леть, ручки поднять и не сурсать! А то мы быстро в вас лисних дырочек понаделаем!


Глава 2


Вова среагировал мгновенно, он перевалился через стойку. И уже через секунду в сторону противника прогремел выстрел. Я если честно не ожидал такого поворота событий. В шоке я смотрел на вставшего в полный рост пассажира-автоматона. Капюшон плаща был откинут и на меня смотрел робот с лицом моего старого знакомца — Шило. Того самого бандита, который впервые в этой игре отправил меня на перерождение. Что? Как?

Я тормозил пару секунд, но это хватило пассажирам, которые внезапно оказались бандитами.


Получен урон!

Дебаф «Легкое ранение»


Выстрелом меня откинуло в угол. Скривившись я забрался за диван и лег, доставая обрез.


Вы стали участником особого сценария «Пауки в летающей банке».

Защитите ваше транспортное средство от налётчиков

Награда: координаты тайного склада бандитов

Провал: потеря транспортного средства хозяином судна


— Ух, ты! — закричал Вован, стреляя в сторону противника. Аж язык высунул от старания. — Сценарий по профессии! Такого у меня еще не было! Ах, тыж, блин! Серёг, прикрывай!

Пуля цепанула здоровяка по руке и он свалился назад за стойку. Я услышал звук рассыпавшихся гильз и крутанувшийся барабан револьвера. Выглянул сбоку от дивана и дал залп в сторону прячущегося за опрокинутым столом бандита.


Вы убили Кассиуса Грина, бойца из банды Синие Платки

Опыт +40


Из открытой двери кабины пилотов, кто-то стрелял из винтовки в бандитов. Вроде противников всего трое было? С той стороны зала их явно стало больше. Они получают подкрепление? Откуда? Мы же в небе. Внезапно в открытую дверь кабины залетела граната и там оглушительно грохнуло.

Дерьмо! Я дал залп в сторону противника. Перезарядился, достал ультразвуковый свисток и дунул в него пару раз изо всех сил. Очень надеюсь, что зубаны услышат. Не долетев до нас грохотнула еще одна граната.


Дебаф «Глухота»

Дебаф «Легкое ошеломление»


Я достал из инвентаря газовую гранату. Крикнул не слыша своего голоса «Слезогонка!» и кинул ее в другой конец салона. Взрывов я не услышал, но в горле запершило. Иммунитет к аэрозольным ядам, что у меня был, отработал нормально и зрение я не потерял. Выскочил из-за диванчиков, разрядил оба ствола в палящего вслепую бандита. Добил его Девяткой. Потом вырубил еще одного, уже раненного. В проходе лежало два налетчика. Где Шило? Вроде минуту назад тут было больше народу.

Вован с кашлем выбирался из-за стойки. Я ухватил его за куртку, затащил в кабину и захлопнул дверь. Здоровяк глухо матерился вслепую нашел аптечку, достал небольшой стеклянный шприц и вколол себе в плечо коричневую жидкость.

— Счас отпустит, — пробурчал он, — как «Тяжелое ранение» спадет, пойдем дальше зачищать. Погляди что там с Авелем и Стеллой.

Кабина пилотов была вся посечена осколками, в углу лежал пилот, он был мертв. Девушка-навигатор забилась за панель управления и была без сознания. Вован мне выдал шприц и сказал, сделать Стелле укол. Я расстегнул и стянул с нее куртку, закатал рукав рубахи. Черт, не люблю я эти уколы. Серёга спокойно, это нарисованная девушка, нарисованный шприц, просто воткнул виртуальную иглу, выдавил выдуманное лекарство и всё. Поиграл в доктора? Не поломалось ничего? Вот и молодец.

Дирижабль ощутимо тряхнуло. Вован чертыхнулся, дохромал до приборной доски, проверил автопилот и показания.

— Погнали в грузовое.

Прикрывая друг друга мы пошли в другой конец дирижабля. Газ почти рассеялся, но Вован всё равно прикрывал лицо воротом куртки. Я наклонился и обыскал мертвых бандитов. Платки, зажигалка, пара гранат, патроны. Пригодится. Мы свернули вбок и осторожно спустились в грузовое отделение. Тут было темно и тихо. Стараясь не издавать звуков мы пошли между ящиков внимательно глядя по сторонам. Вдруг раздалось громкое шипение и Вова громко выматерился.

— Серёга, тут твои черти, иди успокой их!

Я заглянул за один из ящиков и увидел сидящих сверху зубанов, они топорщились и шипели. Внизу у подножья ящиков лежали два мертвых бандита.

— Спокойно, свои, следуйте за нами, — сказал я и дотронулся до одного из лежащих бандитов.


Применено умение: Маскировка

Текущая внешность: Герхард Пароход, боец банды Синие платки.


— Прикольная абилка, — сказал Вова, но потом скептически осмотрел меня. — Не похож. Половина волос торчит, а с другой стороны железка, а тут урка лысый почти вон. Ну и одет ты по-другому. И шрам у тебя на морде. И очки хоть сними. Не, давай их назад, без них вообще атас.

— Ну, хуже не будет, — ответил я, одевая бандитскую куртку и кепку.

— Гляди, я понял откуда остальные бандюганы взялись, — сказал Вован показывая на несколько раскрытых ящиков. Вот тут и сидели засранцы. Трое было сразу, плюс шестеро вылезло отсюда. Значит ровно двое и осталось. Трындец им, сейчас мы их как в тире!

Мы двинулись в последний отсек дирижабля — машинное отделение. Зубаны ползли за нами по потолку.

Тут стучали шестеренки, гудело пламя, пахло дымом и смазкой. Мы тихо шли вперед пытаясь расслышать хоть что-то за гулом механизмов. Не смотря на все мои старания врагов я проморгал.

— Гера, ты чего стрёмный такой? — сказал у меня сзади грубый голос.

Не делая резких движений я повернулся и посмотрел на бандита вышедшего из-за большого редуктора.

— …! — сказал мужик, доставая оружие.

Я дал залп с двух стволов. Сверху на противника спрыгнул Тушкан заканчивая начатое. Подбежал Вова.

— Стоять сволоти! — долетел до нас голос. — Есё саг и я взорву всё к хренам!

Я выглянул из-за редуктора и увидел автоматона в кепке. Высокое металлическое тело с лицом Шило. Жуткое зрелище. Был он какой-то ржавый и перекорёженный, но вполне активен и целеустремлён.

— Шило! Зараза! Сдавайся! — крикнул я из-за угла. — А то будет как всегда.

— Вот сейчас не понял, — донесся до меня голос. — Спион опять ты? Ты сто за мной следис чтоли, сволоть?

— Ты его знаешь? — прошептал мне Вован.

— Шило, кончай разговоры, всех твоих дружков мы порешили. Нас тут много, тебе конец. Просто сдавайся и…

— Счас, обожди!

Я заметил как зубаны аккуратно расползались по потолку в сторону бандита.

— Чего ждать? Ты сдаешься или нет? — вставил Вован, держась за раненое плечо. — На счет три мы тебя мочим! Раз!..

— Да подозди ты! Всё! Пока сволоти! Я сваливаю!

Я выглянул из-за угла и увидел, как Шило разбежался и, выбивая плечом окно, вывалился наружу.

— Неудачники-и-и-и! — долетел до нас удаляющийся голос.

Вот псих. Я подошел к разбитому окну и выглянул наружу. Мимо проплывали заснеженные склоны гор. Человек бы точно убился с такой высоты. А автоматон? Не знаю. Странно но сценарий не заканчивался, значит еще кто-то остался из врагов или что?

Вован рассматривал, что натворили бандиты в машинном отделении. Он посмотрел на мертвого кочегара в углу, ругнулся и стал смотреть показатели приборов.

— Вов, а чего это шипит?

— Что?

— Ну вот что-то шипит. Слышишь? Газ что-ли какой-то вытекает?

— Хм. Шипит…

Вован походил по машинному отсеку прислушиваясь. Потом открыл здоровенную дверцу закрывающую работающие агрегаты. Заглянул внутрь, потом глубже, потом цветасто выругался и забегал вокруг всё переворачивая.

— Палку какую-нибудь длинную! Срочно! Швабру или кочергу! Что-нибудь такое!

Я заозирался вокруг ничего не понимая. Ничего похожего на швабру в радиусе видимости не было.

— Может лопату? — крикнул я Вове.

Зашуршали когтями по потолку зайцы уползая к выходу из отсека. Внезапно на меня сверху упал Тушкан, спрыгнул вниз, вцепился за штанину и потянул прочь из машинного отделения.

Беги, — сказала детским голосочком у меня в голове Девятка.

Да что происходит, то! Я заглянул в люк куда только что смотрел Вова. Туда-сюда двигались какие-то поршни обильно смазанные маслом, пахло сажей. От механизмов тянуло жаром. Там, в паре метров ниже, между двигающимися механизмами я увидел что-то похожее на бенгальский огонек. С явственным шипением он полз вглубь машины. Что это? Тушкан занудно дергал меня за штанину. Внезапно огонек распался на несколько искр поменьше и потянулся по проводкам в разные стороны к длинным продолговатым красным трубкам, похожим на динамитные шашки. Блин!

Быстро! — пискнула Девятка.

— Вован, уходим! — я рванулся к выходу, Девяткой подхватил Тушкана, правой рукой ухватил Вову.

Тот вроде начал упираться, но я решил, что хватит разговоров, просто со всей силы потащил его прочь. Не смотря на то, что Вова был больше меня, моя Атлетика справилась. Здоровяк поначалу сопротивлялся, но потом уже сам побежал вслед за мной. Мы выскочили из машинного отсека и пробежали половину грузового, когда всё на вокруг начало крениться, уши заболели от грохота взрыва и мы всей гурьбой полетели вперед получив сильный толчок в спину.

* * *
— Рулей нет, тяги нет, ничего больше нет, — шипела девушка-навигатор.

— Спокойно, сейчас, — Вован дергал туда-сюда длинный рычаг, над ним так и висел дебаф «Ранение»

— Потеря тридцати пяти процентов объема, скорость снижения… четыре метра в секунду.

— Дотянем…

— Чем помочь? — влез я.

— Не мешай! — рявкнули одновременно Вова и Стелла.

Я благоразумно замолчал, отошел в угол кабины, собрал вокруг себя Тушкана и двух оставшихся зайцев и уселся на пол. Девятка попыталась побороться с Тушканом, но я ее одёрнул. Не время. Закрепившись покрепче, я наблюдал, как два оставшихся члена экипажа пытался спасти падающий, заваливающися на хвост дирижабль. «Благословение Матери» работало и я почти полностью восстановил здоровье. К сожалению и на Вове, и на девушке висел дебаф «ранен». Черт, куда же остальные зайцы делись? Может пойти назад в остатки грузового отсека поискать?

— Держитесь крепче, сейчас тряхнет! — внезапно крикнул Вова и я посильнее вцепился в какие-то трубы проходящие рядом. Где-то сзади зазвенели разматывающиеся цепи.

— Якоря пошли! Сейчас, сейчас! Контакт!

Дирижабль тряхнуло, потянуло вниз и крепко ударило о землю. У меня вшибло треть здоровья, в разбитые окна хлынул снег.


Поздравляем! Вы завершили сценарий «Пауки в летающей банке»!

Вы защитили ваш транспорт от нападения.

Концовка 14 из 18 «Всмятку!»

Награда: координаты секретной базы бандитов

Вы убили 2 бандитов

Опыт +310


— Чего развалился, Серег? Айда твой паровоз отцеплять.

Выковырявшись из под снега и мелких обломков я выпрыгнул в окно, благо было невысоко. Оглядев последствия посадки я восхитился мастерством или удачей Вована. Зацепив якорями камни, он умудрился вбить баллон дирижабля между двумя скалами так, что теперь остатки газа выходили и кабина дирижабля с Рафалем плавно опускалась на землю. Пошуровав с механизмами, Вован дернул рычаги, цепи соскользнули и мой паровоз с грохотом встал на землю подняв небольшое облако снега.

— Ну и что теперь? — спросил я Вову.

— А я знаю? — мрачно ответил он, разглядывая медленно сдувающийся баллон своей птички.

Стелла отошла подальше, села на большой камень и, отхлебывая из фляги, рассматривала окружающую нас долину.

— Своими силами ремонтировать не вариант? — спросил я и поежился. Чего-то тут холоднее чем в городе.

— Ну как сказать… У тебя инженерия больших машин есть? А управление воздушным транспортом?

— Как ни странно, Вов, есть и то и другое.

— Хм, ну тогда всё неплохо. Дней пять провозимся конечно. Ну край семь. Не смертельно, — Вова поглядел на девушку. — Сразу предупрежу, как голодать начнем, то съедим тебя, ты не обессудь. Стеллу я в обиду не дам.

Потом он посмотрел на меня и расхохатался:

— Блин, ну у тебя и физиономия! Шучу! Да успокойся, ты! Шучу! Ну пару суток максимум возни. В честь награды за помощь, довезу тебя до Счастья бесплатно. Правда, вряд ли отремонтируем дирижабль до состояния, чтобы тащить паравозину твою. Тут ее и оставим. Потом прилетишь — заберешь.

Такое в мои планы совсем не входило. Я запрыгнул в кабину Рафаля, отстегнул привязанных к стенкам механоидов, дал указание на разогрев котла. Посмотрел на показатели — все в пределах нормы, повреждения незначительны, Рафаль был «на ходу».

— Вов, встречное предложение…

* * *
Тушкан лапкой показывал куда двигаться. Снега было немного, дорога получалась довольно ровной. Прорезиненные колёса и подвеска прекрасно справлялись с мелкими рытвинами. Получалось двигаться довольно быстро, уж точно быстрее, чем пешком.

— Давай колись, что там у тебя на этом Пике Карнаж? — откинувшись на стуле спросил Вова, наверное, уже в десятый раз.

Я посмотрел на рифлёную подошву его ботинок, которые он закинул на приборную доску.

— Лапы убери, — высокомерно сказал я.

— Ох-ох, какие мы строгие! — засмеялся Вован, но ноги убрал. — Рассказывай.

— Там мои друзья, — уклончиво ответил я, поворачивая штурвал чуть правее. Путь шел вверх плавно, это конечно увеличивало расход топлива и пара, но ненамного.

— Ни в жизнь не поверю, что у тебя есть друзья.

— Ерунду не говори.

— Ну, сколько у тебя друзей? — не унимался Вова, — Три человека, один из которых я?

— Слушай, я не знаю, что мы там встретим. Я получил записку с надписью ПИПКАНАШ. Это всё. Остальное — только предположения и следования указаниям Тушкана.

— Трындец. Ты хочешь сказать, что только из-за этой записки я бросил свой самовар и поехал…

Тушкан заверещал и активно жестикулирую показывал куда нам повернуть. Укрытая со всех сторон невысокими скалами перед нами предстала долина у Пика Карнаж.

Небольшие террасы были усыпаны разномастными самодельными домиками, больше похожими на собачьи будки. Между ними бегали красные и черные зубаны. Тушкан и зайцы пришли в неописуемую ажиотацию, спрыгнули с паровоза и убежали вперед. Перед нами вышел высокий робот и поднял железную руку. Я прекратил подачу пара и остановился недалеко от него. Выпрыгнул из кабины и пошел навстречу. Стоп, да я же знаю кто это!

— Мсье. Рад вас видеть. Долго вы до нас доби`рались, — коверкая букву «р» сказал мне БистО.

— Капрал! А уж я то как рад! Но как!? Где остальные?

Робот показал мне в сторону и, повернувшись, я увидел укрытый скалой вход в огромную пещеру. Рядом, как шляпа на голове модницы, сидела, расставив кучу железных лап, фабрика. Она нависала над входом, пустив вглубь пещеры кучу металлических труб.

Весть о моем прибытии распространилась со скоростью молнии. Зубаны выбирались из небольших пещер вокруг, из домиков. Маленькие роботы окружили нас громадным, сверкающим сотнями глаз, морем. Вован благоразумно остался в кабине Рафаля. Роботы претаптывались на своих маленьких ножках, щелкали, но ближе не подходили. Вперед выдвинулся один из них. Густая сеть царапин покрывала его корпус, окуляры были мутные, а котел пшикал с перебоями. Голову украшали несколько орлиных перьев. Он осторожно подошел ко мне, протянул тонкую ручку и потрогал за штанину.

Я с интересом смотрел за его действиями. Старый зубан повернулся к остальным, поднял тоненькие ручки и завопил тоненьким голосом:

— Пароволк!

Толпа взревела тысячей мелких глоток, я аж поморщился. Зубаны стали прыгать, вопить и кидаться вверх мусором. Вся эта вакханалия продолжалась несколько секунд, прежде чем над нами не разнесся рёв сирены. Фабрика отсоединила трубы, по-паучи слезла вниз со скалы и медленно передвигая высокие железные лапы двинулась в мою сторону. Какая же она здоровенная!

Остановившись недалеко от меня она стала опускаться на землю. Зубаны прыснули в разные стороны. Над воротами отодвинулась одна из плиток и с перезвоном шестерней ко мне стала вытягиваться длинная металлическая шея со знакомой мне головой Доброго Ключа. Я глядел на единственный горящий глаз и это выражение я точно бы ни с чем не спутал.

— Одноглазый! Как же я рад, что ты выжил!

Фабрика приветственно прогудела.

— Ваше Добрейшество! Как здорово что вы приехали! — кричал мне сияющий Рохля.

— Привет, бандит, — улыбнулся я.

— Так вот ты какой, Пароволк! Наслышан, наслышан! — из ворот фабрики вышел игрок в красном балахоне.

— Кикичус? А ты-то что тут делаешь?

* * *
Я сидел в кожанном кресле рядом с камином. Приемный зал фабрики был восстановлен и был всё таким же уютным местом. Я слушал занятную историю о том, как упавшая на дно обрыва фабрика приходила в себя. Как Кикичус и оставшиеся в живых автоматоны пытались ее починить. Как разобрали на запчасти упавшего рядом гарганта-гориллу. Как снова и снова пытались выбраться наверх, а выбравшись прятались от кружащих невдалеке Валькирий. Как избегая имперских патрулей, кое-как добрались до долины у Пика Карнаж. Как их чуть не сожрали зубаны, но Одноглазый сумел их одёрнуть. Как устраивали здесь жизнь.

— Большая часть роботов живет в основной пещере. Тут неплохое место, мы обнаружили олово, железо, а недалеко есть уголь, — хвастался Рохля.

— Интересно тут, — вставил Кикичус.

— Я смотрю ты прям тут обжился, — заметил я.

— Мне нравится, — разулыбался игрок. — Профессии качаются только в путь. Инженерию малых машин за неделю до тридцати поднял, где бы я еще так смог? Большие машины конечно медленнее идут, но тоже. Геологию отлично развил. Квестов тут правда маловато, общий опыт, если только на живность охотиться, но я не фанат.

— Рохля, а как вы вообще тут устроились?

— Всё в порядке, — ответил тот, — наш новый Добрый Ключ, отлично со всем справляется. Тут Бисто идею подсказал отправлять отряды зубанов на биржу наемников. На полученные средства мы покупаем ворвань и запчасти.

— Я не превысил полномочий, — пророкотал Одноглазый.

— Нет, наоборот, здорово придумали. Слушай, тут недалеко разбился дирижабль, надо отправить туда ремонтную бригаду, всё починить. И еще я тут полный паровоз гостинцев привез. Прикажи разгрузить на склад. А я пожалуй в офлайн. Завтра продолжим, покажешь-расскажешь как тут живете.

— Серый, а можно я твой паровоз проапгрейдю, — сказал Кикичус, — есть у меня несколько прикольных схем. Ресурсы ваши, а я большие машины прокачаю. Да не переживай ты, если не понравится назад откатим.

* * *
Я наблюдал как зубаны и несколько оставшихся жителей Дамбурга таскают привезенный мной груз из Рафаля. Мелкие автоматоны возмущались, толкались и пытались отобрать ящики друг у друга. Бисто стоял в сторонке и флегматично наблюдал за разгрузкой. Внезапно один из ящиков упал и оттуда рассыпалась куча метательных ножей. Зубаны восторженно взвыли и кинулись разгребать оружие. Они хватали кто сколько может и разбегались в разные стороны. Спустя пару минут я уже слышал звон ножей и визг по всему городку. Цирк с поножовщиной.

— Серёг иди-ка сюда! — услышал я крик Вована. — Погляди какая прелесть.

Я подошел к нему и увидел ровную каменную стену на которой был грубо вытесан барельеф. Немного по-детски нарисованный длинноногий, длиннорукий зубан с огромными выпуклыми, косыми глазами. На голове у него красовался цилиндр, а зубов в пасти было неимоверное количество. Выражение морды зубана было лихим и слегка безумным. Изображение производило хоть и жутковатое, но скорее комичное впечатление.

— Художники, — усмехнулся я. — Стараются, видишь, культуру развивают.

— Скорее уж религию, — смеясь заметил Вова и махнул в сторону горки угля, запчастей и масла лежащих рядом. Действительно это было похоже на алтарь. — Ты на подпись глянь.

Я наклонился и прочел корявые буквы под барельефом: СИРЫЙ ПАРАВОЛК. Потом с сомнением стал разглядывать порождение сумеречного художественного гения зубанов.

— Не сомневайся, вылитый ты, — веселился Вова. — Ну, выражение лица прям один в один.


/logout


Глава 3


— Ты голодный, наверное? — спросил меня Игнат Гиря, поправляя зеленые очки. — Пошли в кафетерий, там и обсудим.

Мы спустились на пятнадцатый этаж, прошли по пустынным корридорам и зашли в небольшой зал. Игнат набрал себе еды и уселся за столик радостно поглощая суп из которого подозрительно торчали щупальца. Гадость какая. Я взял себе обычного борща, оглянувшись вокруг и не заметив продавцов, налил себе побольше.

— Накладыфай сколько флезет, — чавкая сказал мне инженер. — Потом само с зарплаты спишется, тут распознавание стоит. Рассказывай как успехи?

— В заселении?

— В игре. Что мне твое заселение. Номера для простого люда стандартные. Впрочем не рассказывай, сам логи посмотрю попозже.

— Игнат, вот хоть ты мне объясни, что я делаю, если вы и так всё видите?

— Мы только постфактум можем смотреть логи. И действовать, только после свершившегося. А нам надо предвидеть. Мы должны подготовить ловушку. И помочь мы тебе не можем, ИИВУК нас сразу заметит. Так что всё сам. Хотя, не забивай голову. Просто сделай что просят и всё будет хорошо. Где планируешь Кацентодд найти?

— В Счастье. Там ее видел в последний раз. Ну вроде бы, может и привиделось. Если бы меня в этот момент не накрыло выдохом Йорхотеппа, был бы более уверен.

— Классная штука! — радостно вскинул голову Игнат.

— Которая?

— «Выдохи» эти. Это у нас отдел цифрового нейро-программирования испытывает штуку. Ты как сотрудник лаборатории теперь можешь это знать. Они несколько лет с этим возятся. Пытаются влиять на сознание, на восприятие. Но получается пока не очень. Больше на наркотический приход похоже. Причем не очень приятный. Но работают ребята. Дурачье. Долбятся в одну точку, что твой дятел. Ты знаешь, что такое безумие?

— Подожди, корпорация испытывает штуки изменяющее сознание на простых игроках в игре?

— Тут всё под контролем. Мы видим все параметры организма в капсуле. Ну и ничего этот выдох не меняет. Он влияет на тебя на том же уровне, как просмотренный фильм ужасов. Ну у кого кошмар может присниться, но и это далеко не у всех. Ну или депрессуха нападет. Или там стихи кто напишет. А во-вторых, ты пользовательское соглашение читал, когда в капсулу лез? Нет? Ну вот в следующий раз читай. Там всё четко написано и ты на это уже согласился. Еще и деньги платишь, чтоб в этом поучаствовать.

Игнат залился веселым и искренним смехом.

* * *
«Талгат, можешь заехать на квартиру, забрать мои вещи и сюда привезти…»


«Ев, у меня всё в порядке, не волнуйся. Подъезжай после работы в головное здание, только позвони, я спущусь всё расскажу. Не телефонный разговор…»


«Мам, меня тут повысили, поэтому я переехал в другую квартиру, поближе к работе. У меня всё в порядке, отцу и ватаге привет. Как обустроюсь, отзвонюсь…»


«Соф, я тут вляпался в одну дурацкую историю. Ничего серьезного, но нужна будет твоя помощь. Подъезжай по адресу, что сейчас перешлю. Матери и старшей ничего не говори. Только тебе могу доверять…»

* * *
/login


Получено новое письмо (отправитель Вова Добрый)

«Серег, мы тут воюем с ремонтом, паровую машину разворотило в клочья. Провозимся дня два. Потом еще мне нужно смотаться на базу бандюков за наградой (от лута тебе тоже доля будет). Короче, дня три там откисай, потом в Счастье двинемся.»


Задержка в пару дней никак не входила в мои планы. Половину дел я сделал, доставив зубанам кучу припасов. Похоже придется возвращаться в Город Сов на Рафале и заново искать транспорт до подводного города. Хотя меня в Совах, только что по ночам с фонарями не ищут. Надо поспрашивать какие тут рядом есть большие города.


Долина Пика Карнаж

Уровень безопасности: желтый

Точка привязки: Храм Пароволка


Первое что я увидел когда открыл глаза, был мой «портрет» в виде зубана. Я лежал на чем-то мягком похожем на водяной матрас. Внезапно Девятка издала радостный писк и вцепилась в это мягкое вокруг. Водяной матрас ответил тем же и стал оплетать меня тягучими черными лентами. В первую секунду я испугался, забился и попытался вырваться.

Мягкая! — раздался у меня в голове довольный возглас Девятки.

И тут я сообразил куда я проваливаюсь. Вокруг меня была Капелька. Она довольно аккуратно оплетала меня и судя по настроению скорее всего не с гастрономической целью, а просто поздороваться. Механическая рука была в восторге.

Кое как выбравшись из этого киселя я огляделся. Зубаны сидели вокруг на своих домиках и смотрели на Капельку настороженно. Бисто стоял недалеко прислонившись к жестяной стене и флегматично глядел в мою сторону.

— Шеф, тебя там на фаб`рик ждут. В ангаре. Просили к ним отп`равить как появишься.

* * *
Добраться до фабрики оказалось не таким уж и простым делом. Капелька ни в какую не хотела меня отпускать, Девятка ее поддерживала в этом решении. Спеленутый в киселе я кое-как доплелся до основной пещеры и подошел к воротам фабрики, которая стояла рядом. Тут уже подключился завод-Одноглазый который железными лапами, взятыми у гарганта-гориллы утащил Капельку и посадил в домик. Она пищала, зубаны вокруг подняли хай, а Девятка обозвала меня «Плохой».

— Серый! Ну наконец-то! Я закончил! — кричал Кикичус махая мне гаечным ключом. — Только полчаса назад закончил!

— Готов Рафаль? Можно забирать?

— Конечно! Там просто бомба вышла! Я чёрт-те сколько ресурсов извел. Неделю тут всё выпрашивал у этого Рохли, но как только ты мне разрешение выдал, прям очередь выстроилось, принесли всё что нужно и даже больше. Пойдем, заценишь!

Кикичус подбежал ко мне, ухватил за локоть и потащил в ангар. Мы прошли двери, свернули по коридору направо, потом через малую котельную в которой таскали уголь в печь несколько зубанов. Игрок распахнул дверь и жестом фокусника указал мне внутрь. Зайдя в ангар я замер ошарашенно глядя на свой паровоз. Такого я не ожидал.

* * *
— Зачем ты его в красный цвет покрасил?

— Это не я. Вот смотри, тут рычаг. В этом положении сухопутный вариант, а если вот сюда перевести, то происходит полная герметизация.

— Герметизация? — переспросил я.

— Да, это чтоб не утонул.

— Подожди, он теперь что, может реки форсировать?

— Ты что! Это теперь натуральный пароход! И даже круче! Это теперь подводная лодка!

— В каком смысле?

— Ну почти в прямом. Он конечно под водой на тяге идти сможет не долго, воздуха не хватит, но как батискаф вполне работает. До тридцати метров можно нырять. И шлюз теперь есть с машинной палубы, колокольного типа. Купишь себе водолазный костюм, будешь водолазить. Ну или чем там эти подводники занимаются.

— Даже не знаю, что сказать.

— Это только половина дела. Основные ресурсы пошли не на это. Сейчас покажу, — сказал Кикичус давая малый вперед и выводя Рафаль из ангара.

Он дернул два новых рычага и открыл большой вентиль.

— Смотри!

Только сейчас я заметил, что две трети грузового отделения занимал большой металлический цилиндр. Со скрипом он раскрылся и его половинки повисли с боков паровоза. Внутри находился огромный аккуратно свернутая плотная ткань. Под действием давления она начала наполнятся и сначала медленно, но потом всё быстрее начал наполнятся огромный тканевый баллон. Он раздувался всё больше и больше. Сначала он сравнялся размером с Рафалем, потом стал больше, а потом, спустя несколько минут он закрыл от нас половину неба и стал огромным баллоном дирижабля.

— Вот смотри сюда. Это подъемная сила. Как только вот здесь проскочит ноль, аппарат начнет подниматься. Ты же умеешь управлять дирижаблями?

— Умею, — тихо сказал я разглядывая то, во что превратился Рафаль.

— Тут конечно летать он будет невысоко и грузоподъемность так себе. Но паровая машина просто огонь, это же паровоз, считай просто один двигатель. Скорость должна быть запредельной.

Я в шоке рассматривал доставшийся на пустом месте дирижабль. Внезапно, я заметил рядом с нами какую-то возню. Приглядевшись я увидел как несколько зубанов выкрашенных черной краской лупили одного красного. Тот визжал, плевался и клацал зубами.

— А это что такое! А ну-ка успокоились!

Зубаны испуганно оглянулись на меня и разбежались.

— Кикичус, а что вообще происходит, ты не в курсе?

— Что именно?

— Ну черные и красные зубаны, смотрю, не очень между собой ладят?

— О! Это забавная история. У них тут церковный раскол. Кстати красные тебе паровоз и перекрасили. Тут смешно вышло, я когда делал герметизацию для корпуса, кое где краску сжег. Попросил зубанов сходить за черной краской и подкрасить. Попросил красных, которые рядом возились. Указание они выполнили, но черную краску им не дали и поэтому они покрасили той, что у них была — красной. Им так понравилось, что когда я наконец закончил, паровоз уже весь был, что твой помидор.

— Красный быстрее? — рассмеялся я. — Не, ну что-то в этом есть. Внушает. Пусть остается красным. Слушай, а насчет денег за работу, сколько я тебе за такой апгрейт должен?

— Ну лишним не будет. Хотя все ресурсы я на заводе бесплатно брал и профессию здорово качнул. Ладно, пусть будет подарок!

— Как скажешь. Спасибо в любом случае.

— Ух ты! — внезапно воскликнул Кикичус. — У меня репутация с фракцией добавилась, как только я от денег отказался. Класс! Уже сорок пять! Наконец-то меня Добрый Ключ к станкам в оружейной подпустит!

Кикичус радостно убежал в сторону фабрики.

Репутация? Фракция? Я залез в характеристики и посмотрел отношения. Они были довольно стандартны для класса «буржуазия». Если не смотреть Город Сов, который меня ненавидел просто лютой ненавистью от бездомных, до аристократов. Но вот к знакомым мне строчкам добавилась еще одна:


Зубаны +100 (непогрешимость) (+100 перманентный бонус за создание фракции)


Вот так-так. Это что ж получается? Зубаны теперь полноценная фракция? А их лагерь становится официальным поселением? С уровнем безопасности, с жителями и даже какими-то квестами, про которые Кикичус обмолвился. Чудны дела твои Мир Черного Дождя.

* * *
Мой красный «дирижабль» шел на легких оборотах на высоте двадцатиэтажного дома. Несмотря на то, что Кикичус обещал, что скорость будет фантастической, чуда не произошло. Когда я поддавал на крутящиеся сзади винты тягу выше средней, мой летучий аппарат начинал задирать нос. Все сразу начинало опрокидываться. Механоиды-кочегары падали, их заваливало углём из печи, если заслонка была открыта. На грузовой палубе поднимался хай придавленных зубанов. После пары экспериментов я прекратил попытки, приказал потушить пожар на технической палубе и попросил зубанов успокоится и оказать помощь тем кто мог пострадать.

— Не надо торопиться, мсье, — с легкой иронией заметил Бисто. — Мы прекрасно успеваем.

— Жалко, что Рохля с нами не полетел, — сказал я.

— А мне не жалко. Он теперь администрато`р. Толку от него всё р’авно не было.

— Ну ты уж совсем жестко про него.

Бисто пожал металлическими плечами и поднялся и ушел вниз, в трюм. Я поглядел правильно ли мы держим курс. Всё было в порядке. Мы пролетали побережье, впереди виднелись темные волны океана. Половина пути пройдена. Если держать курс прямо на Счастье, то мы как раз проскочили между Воробьями и Городом Сов. Лишнее внимание нам было ни к чему. Сдав штурвал одному из двух бойцов Бисто, я оторвал Тушкана от созерцания океана, посадил его на плечо и спустился на палубу, а потом в трюм.

Не смотря на то, что две трети палубы теперь занимали механизмы для водо- и воздухоплавания, место еще оставалось. Зубаны расставили по всему остатку трюма ящики в несколько этажей, забрались каждый в свой. Иногда кто-нибудь пытался забраться в ящик повыше и побольше. Тогда темный трюм озарялся вспыхивающими глазами, клацаньем зубов и визгами. Пара крепких зубанов из «офицеров», забрались на самую верхотуру и смотрели на всех с отеческой заботой.

Поначалу я очень удивлялся, что иногда попадались зубаны которые умели разговаривать, но оказалось, что их не так уж и мало. Несколько десятков. Такие зубаны быстро выбивались в верхушку общества и становились чем-то вроде «элиты». Они украшали себя птичьими или искусственными перьями, получали Имя и вели себя немного высокомерно.

Я подошел к центру трюма где высилась самая большая гора ящиков.

— Ну что, орлы, как устроились? Всё в порядке?

— Зашибись! — пропищал красный зубан с кучей звякающих латунных пёрышек.

— Всё в порядке, сэр, — вежливо поклонился старший черный зубан с аккуратно сделанным кокошником птичьих коричневых перьев. Прямо вождь индейцев.

— Вот и славно. Как прибудем на место, ведите себя прилично и не нарывайтесь. Красный, пару десятков зубанов отправляй тайно за мной в город. Не светитесь. Двигайтесь быстро и скрытно, вы это умеете. Если нужна будет помощь — я дам сигнал свистком.

— Сделаем, владыка! Я сам возглавлю стаю!

— Черный, ты остаешься за старшего на корабле. Твоя задача обеспечивать безопасность и явится на помощь со всеми оставшимися бойцами, если потребуется.

— Сэр, — кивнул старший черный. — Ваши слова — закон.

— Как звать то вас?

— Грач, — просто ответил черный.

— Каин, — с гордостью ответил красный и радостно оскалился.

Я заметил среди зубанов небольшой ажиотаж. Некоторые из них собрались в углу и что-то восторженно верещали. Там, рядом с керосинкой сидел Бисто и показывал маленьким роботам незатейливые карточные фокусы. Карта исчезали в руках, появлялись за ушами у зубанов, меняли цвет. Каждый такой трюк вызывал волну восторгов. Я с интересом смотрел за представлением.

— Шеф-капитан! Капрал! — раздался голос сзади одного из солдат, который спустился вниз. — Ваше присутствие требуется на мостике.

* * *
— Что случилось?

— Стрельба, прямо по курсу, — сказал робот за штурвалом.

Я подошел к Бисто который уже смотрел вперед в подзорную трубу. Протянул руку, чтобы он мне дал тоже посмотреть. Бисто не реагировал. Я стукнул его по плечу, автоматон повернулся, несколько секунд посмотрел на меня, но трубу отдал.

Впереди что-то происходило. В странном, непонятном танце в небе над океаном крутился десяток дирижаблей. То тут то там, мерцали вспышки выстрелов. Звука не было слышно, слишком всё это было далеко. Какое-то сражение?

— Есть идеи что это? — я вернул подзорную трубу Бисто.

— Дирижабли разномастные, значит гр`ажданские. Стреляют вниз а не по друг другу. Значит ловят кого-то. Для охотников за нагр`адой слишком большая группа, те делится не любят. Значит либо р`азборки гильдий между собой, либо китобои. Ставлю на последних.

— Держи правее, обойдем эту суету, — сказал я рулевому, а сам подумал про Бисто, как тот всё это успел разглядеть?

Несколько минут мы приближались к этой карусели. Двигатель равномерно пшикал, винты сзади равномерно гудели, рассекая воздух. Теплый пол приятно грел ноги. Пахло йодом и солью. Рафаль превратился в крутой дирижабль, подумал я. Немного неуклюжий, но когда дирижабли были ловкими?

Бисто оказался совершенно прав. Приблизившись я разглядел несколько фонтанов, которые выпускали киты. Дирижабли кружили над стаей ведя по ней раздражающий огонь. Они что просто их расстреливают? Как на них охотиться с дирижаблей я не представлял.

Ответ на мой вопрос я получил несколько мгновений спустя. Самый большой дирижабль аж с двумя баллонами и кабиной находящейся почему-то сверху начал резко спускаться. Я заметил, что он приближается к большому киту который отбился от стаи. Грохотнуло и в сторону жертвы полетел огромный гарпун на цепи. Кит дернулся и резко пошел на глубину. Дирижабль потянуло вниз и подняв тучу брызг он впечатался в черную воду. Сил утопить аппарат у кита не хватило и тот, как огромный поплавок потянуло по волнам. Стало понятно зачем у него так высоко была кабина.

Все киты развернулись и рванули к упавшему дирижаблю. Остальные аэростаты выстроились в ломанный круг и открыли шквальный огонь, защищая приводнившегося товарища. Я видел как вниз сыпались небольшие глубинные бомбы, которые взрываясь поднимали вверх высокие столпы воды. Кое где волны стали розовыми.

Заглядевшись на работу китобоев, мы слишком к ним приблизились и один дирижабль из ватаги повернулся и направился в нашу сторону. Я заметил как у него на мостике в нашу сторону смотрят стволы орудий.

— Забирай правее! — приказал я рулевому.

Через минуту заметив, что мы уходим прочь, дирижабль потерял к нам интерес и вернулся назад к отлову китов. Уже отлетев, я обернулся и увидел как пара дирижаблей помогали взлететь большому собрату. У того снизу, как несчастный кот в руках ребенка, висел на цепях слабо трепыхающийся кит с железной головой.

Надо будет на Рафаль тоже пару пушек поставить. И гарпун. Тяжело живется без крупного калибра.

* * *
— Вон, флажками машут. Летите к пятому причалу, — сказал Бисто.

— А дальше что будет? — спросил я.

Капрал посмотрел на меня, потом отвернулся назад так ничего и не ответив. Чуть не снеся пару торчащих штанг, я кое как загнал дирижабль к причалу. К нам сразу запрыгнул мальчишка в одежде портового рабочего. Тут конечно было не высоко, метров пятнадцать, но глядя как он лихо сигал с воздушного пирса к нам на борт, а потом забрался на мостик я восхитился.

— Та-а-ак, — протянул он глядя на нас с важным видом. Стоянка на рейде, аренда причала, ремонт, разгрузка?

— Нам в город попасть.

— В го-о-ород… Порожняком что-ли? Тогда чего на рейде не встали рядом с маяком? Мы бы батискаф прислали. Сто железных марок, делов то, — пацан внимательно посмотрел на меня, потом на Бисто и потом подкорректировал валюту. — Пятьдесят крон, короч. И отгоняйте махину, а то за причал сотня в день. Деньги вперед.

— Деловой прям. Молодец. Нам всем нашим аппаратом вниз надо.

Пацан скривил рожицу. Потом посмотрел на приборную доску, достал небольшой блокнот, полистал там что-то.

— Мореходные что-ли? То-то я смотрю странный у вас агрегат. А чего не по воде пришли? Ладно. Двадцатка за лишнюю швартовку в ангаре. Лоцманские услуги двадцатка. Ну и десятку сверху мне дадите могу вас сам довести, а то заплутаете. Деньги вперед и пошелестим.

— Ну как скажешь малой, — немного подумав согласился я. — Держи.

Пацан внимательно пересчитав деньги, отогнал от штурвала автоматона-рулевого. Уверенно дернул рычаги мореходного режима. Застучал механизм, крутанулись шестерни и стальные полосы выдвинувшись из бортов закрыли грузовую палубу. Оттуда сразу раздался испуганный пробуксовки когтей и возмущенное шипение зубанов. С щелчком выскочили стальные шторки закрывшие все стекла мостика, оставив только четыре небольших иллюминатора. На выхлопные трубы надвинулся механизм препятствующий попаданию воды. Когда трансформация в подводную лодку была завершена, парень махнул работникам и те отвязали швартовы. Не утруждая себя выводом с причала, дернул рычаг сворачивания баллона.

— Ой, — испуганно сказал пацан и безуспешно попытался вернуть рычаг на место..

Баллон нашего дирижабля с жутким треском шестеренок начал выпускать горячий воздух и сворачиваться, затягиваясь внутрь специального контейнера. Рафаль рухнул вниз. У меня перехватило дыхание.


Глава 4


Удар! Рафаль с тучей брызг вломился в черные волны. Я немного подлетел и пребольно приложился о железный пол.

— Йорхотеповы потроха! — сказал в резко потемневшей рубке парень. — Аж сам испугался. Чёт баллон быстро сложился. Не ожидал.

Щелкнули тумблеры и внутри мостика загорелись пара химических ламп. Я и не знал, что тут есть такие. Загудели балластные баллоны забирая внутрь воду. В незакрытые железными шторками окна я видел, как мы медленно опускались вниз, на глубину. Светлая поверхность уходила вверх, а снизу нас поглощала тьма.

— Сколько ресурс подводного плавания? — спросил наш проводник уже прийдя в себя.

— А черт его знает, — ответил я поднимаясь. — Мы еще ни разу не тестировали.

— О! Вот, я разобрался. Смотрите, — он постучал грязным ногтем по индикатору за которым крутился синий шарик. — Это стандартная модель, он начнет розоветь, потом станет фиолетовым. Когда станет красным, срочно всплывайте, воздух закончился. Всё просто.

— Да уж, куда проще. А как тут нырять, всплывать, покажи, раз уж умеешь.

— Давай двадцатку, всё расскажу. Очки у вас классные. Подарите?

— Ушлый ты. На двадцатку, обойдешься без очков.

— Блин, быстро согласились, надо было больше просить, — расстроился парень.

— Уговор дороже денег. Держи кроны, — побыстрее вставил я.


Изучено новое Умение: Управление водоплавающим и подводным транспортом


— Слушай, а мы в этой тьме не потеряемся?

— Да не, дядь, ты что. Вон гляди вперед, видишь черные тросы? Это якоря, что держут причал. Он навроде поплавка над городом. Идёшь по тросам и прямо к Счастью. Да не волнуйтесь, я тысячу раз уже плавал туда-сюда. Тут и ста футов нет. Мы на спор, задержав дыхание, ныряли.

— А вон те черные сардельки, чего тут сторожат? — кивнул я на большие тёмные силуэты замершие у тросов.

— А это батискафы на всплытие. У них там своя система. Вы не вздумайте сами всплывать, только с местными. Они вас научат. О, видите огоньки? Прибыли.

* * *
Вы прибыли в Город Счастье!

Район Убежище

Уровень безопасности: желто-зеленый


Распрощавшись с нашим проводником мы с Бисто вышли в порт. Два десятка зубанов скользнули в подсвеченную зеленым тьму.

— Бисто, ты уже бывал здесь?

— Нет, мсье. Но наслышан.

— Вот смотри, там таможня, там надо будет пожертвовать, что-нибудь ценное, чтобы тебя пропустили. У тебя есть что-нибудь для пожертвования?

— Не беспокойтесь, шеф-капитан. Я слышал про Шептунов, у меня есть, то, что им требуется.

Я оглянулся и посмотрел на Рафаль пришвартованный к одному из причалов. Над нами стеной тьмы вверх уходил купол города. Там на его поверхности что-то блеснуло. Я пригляделся, это что, зубаны? Несколько теней уползали вверх, к ажурным фермам держащим свод.

— Бисто, а ты не слышал, Печать надо покупать на каждый заход в Счастье? Или старая пригодится?

— В`роде, как раз в месяц.


— Добро пожаловать в Счастье, — прошелестела фигура в красном, когда мы прошли таможню. Капюшон чуть приподнялся и я заметил, что лицо Шептуна скрыто плоской маской на которой не было ни отверстий для глаз, ни для дыхания. Просто латунный овал лица, покрытый мелким затейливым узором.

— Для посещения нашего города вы должны получить Печать, для этого… — Шептун внезапно замолчал, поднял небольшой фонарь в котором не было никакого пламени, — Приветствую вас Серый Пароволк, мы помним. Йорхотеп видит Пароволка в своих снах, он может пройти. Слава Йорхотепу, брат.

— Слава, — на всякий случай подтвердил я.

— Желает ли Пароволк пожертвовать что-то на нашу с ним Великую Стройку?

Я посмотрел инвентарь, достал полицейский револьвер и положил его в топку. Зачем мне слабое оружие и без дополнительных патронов? Фигура в красном удовлетворенно кивнула.

* * *
И где тут искать Кацентодд? Мы ехали по тёмным улицам и искали что-нибудь с «зеленым названием». От кабака к кафе. От кафе к ресторану. От ресторана к забегаловке. «Постучи по дереву», «Восьминогая рыба», «Вмажем!», «Горячий котелок». Всё не то. О! Бистро «Зеленая ложа». Хоть что-то зеленое. Но нет, там никто не слышал ни о каких двухметровых зубастых девицах. Зато о них слышали в «Нефритовом дворце», где мне сразу предложили двух сестер-близняшек:

— Зубастые, страстные, высокие! Вам понравится! Полукровки. Папа местный, мама акула. Девицы огонь! И совсем не дорого! Если сразу заплатите за двоих.

Две атлетически сложенные девицы с сине-белой кожей и длинными темными волосами, обняв друг дружку, мерцали в мою сторону бездонными черными глазами и хищно улыбались. Я закашлялся, вежливо отказался и отправился дальше.



Мы передвигались по улицам между тусклых фонарей на кэбе запряженным, как мне показалось осьминогом, который пытался из себя изобразить человека-рикшу. Забрался в плащ, нацепил на себя штаны и дырявую кепку и теперь возил пассажиров. Силы похоже ему было не занимать. Он старался изо всех сил, но ему явно было неудобно шлёпать по мокрой мостовой в ботинках. Иногда он тяжело вздыхал, топорщил и раздувал большой круглый нос и сплевывал на камни чёрными чернилами. Мне было всё равно, двигался он споро, а брал за доставку сущие копейки. Заодно и выступал в роли местного проводника.

Я расспрашивал о Кацентодд, Бисто меланхолично глядел вокруг, не убирая руку от своего верного карабина. Тушкан пощелкивал челюстями и охранял нашу экспедицию от лысых котов, маленьких акул с ножками и местных «блох». Ни одна из этих бед нам еще ни разу не попалась, но зубан был настороже.

— Фэф, — прошепелявил наш горе-рикша, указывая забинтованной рукой на очередную забегаловку, — фофэт фафэ мудфафа ляфуфка? Фофе фефёная!

— Чего он говорит? — я повернулся к Бисто.

— Кафе «Мудрая лягушка» говорит. Тоже зелёная, — ответил робот, который почему-то намного лучше понимающий то, чего хочет наш болезный проводник.

— Ну давай зайдем, — устало сказал я и спрыгнул на мостовую. — Как тебя зовут головоногий?

— Фифк! — радостно заявил наш транспорт.

— Фифк?

— Фет! Фифк, — мрачно поправил он меня.

— Как скажешь, дружище! — хлопнул я его по мягкому мокрому плечу, вытер руку о свой плащ и направился к ресторану «Мудрая лягушка». Земля покачнулась и в груди застучало. Наш возничий рухнул на землю грязным комом одежды, а зеленые фонари вокруг начали медленно гаснуть. Где-то вдалеке на низкой басовой ноте завыла исполинская волынка. Выдох.

Во тьме загремел далёкий гром похожий на огромные барабаны. Звук давил со всех сторон. Сам того не желая я упал на колени, закрыл уши руками и закрыл глаза. Не могу понять. Звук нарастал. Там, вдалеке, я слышал песню. Я не понимал слов, но хор тысячи голосов пел об ужасе, скорби, радости и счастье. Кто-то положил мне холодную руку мне на шею. Я дернулся и открыл глаза. Передо мной стояла женская фигура сотканная из ночи. Тьма переливалась пытаясь оторваться от тела, вытягиваясь в разные стороны абсолютно черными щупальцами. Они оплетали всё вокруг, но не могли долго прожить вне тела и испарялись черными хлопьями, которые медленно поднимались вверх.

— Серый, — раздался тихий усталый голос. — Смотри на меня… Слушай меня… Ты должен найти Дверь Леса… Найди ее… И я снова приду… Никому ни говори обо мне… Никому…

Вой и удары барабанов достигли своего пика и тут всё закончилось. Я лежал на мостовой, а в руке у меня был круглый медальон изображавший клубок змей. Он прямо на глазах испарялся, вверх поднимались черные хлопья сажи. Я попытался присмотреться но украшение уже истончилось и буквально через несколько мгновений растворилось полностью.

Мы все начали подниматься на ноги и отряхиваться. Тушкан лежал на спине раскинув лапки и изображал морскую звезду, не мигая разглядывая темный купол над нами.

— Дверь Леса, — шепотом повторил я то, что сказала черная фигура.

— Дфефь Фефа! Фэфо фафак ф фруфом файфоне! — прошлямкал наш проводник.

Я вопросительно посмотрел на Бисто.

— Говор`ит кабак тут недалеко такой есть. В соседнем р`айоне.

— Фофафое фефто!

— Говорит поганое место. Технически, мсье, лес ведь тоже бывает зелёный.

Хм. Смущало только одно. Кто мне привиделся во время Выдоха? Это точно была не Кацентодд, голос другой и рост обычный. Ладно, главное сейчас не влипнуть в очередную историю. Найду мою зубастую подружку, поболтаю с ней, узнаю где она планирует быть ближайшее время и всё, дело сделано. Сегодня-завтра глядишь закончу.

— Тушкан подъем! Вперед, Фифк! И не жалей лошадей!

* * *
Вы прибыли в район Гротеск

Уровень безопасности: желтый


Сначала здание мне показалось заброшенным. В неясном зеленом свете оно высилось уставшей громадой между своими сестрами. Я с сомнением глядел на темные окна и отвалившуюся мокрую штукатурку. Внезапно оранжевый огонек пробежал по стеклянным трубкам на стене, вспыхнула неяркая надпись: «Дверь Леса». Погорела совсем чуть-чуть и потом медленно, как уголёк, потухла.

Я толкнул тяжелую деревянную дверь. Тёмный зал с несколькими столами и мягкими диванами. На столиках стояли маленькие свечки, которые не столько рассеивали тьму, сколько являлись украшением. Посетителей не было. Царила непривычная для таких заведений тишина. Я подошел к единственному яркому месту — барной стойке. Пузатый бармен, в кожаном фартуке, отставил полируемую кружку и уставился на Тушкана, который сидел у меня на плече. Его бровь удивленно приподнялась.

— Это не блоха, спокойно. Меня зовут Серый Пароволк и я разыскиваю женщину.

Бровь взметнулась выше.

— Очень высокая, худая, зубы острые, как у акулы. Называла себя Дискордией. Не видели, случайно?

Бармен посмотрел на меня, потом повернулся в сторону и спросил:

— Элай, ты не видел такой посетительницы?

— Нет, Георг, не видел, — ответил ему бледный, лысый мужик, который сидел внизу за стойкой и чинил какую-то трубу.

Девятка поскребла стойку стальными пальцами, раздался противный скрип. Бармен уставился на мою руку.

— А вы спросите у Абеля, — задумчиво сказал бармен.

— Точно, у Абеля, — помотал головой лысый, глядя почему-то на бармена.

— Кто это такой?

— Да в магазине аквариумных рыбок. Тут не далеко. Я объясню. Он всех в городе знает. Только вы не местный, он с вами разговаривать не станет.

Девятка скребла стойку.

— И что же мне делать? — спросил я.

— Скажете ему, — бармен наклонился ко мне, — что вас послал Георг по желтому пропуску. Запомните?

От него пахло чем-то знакомым. Неприятным. Где же был такой запах?

— Георг. По желтому, — повторил я за ним.

Бармен кивнул, рассказал как добраться до лавки Абеля, а потом демонстративно отвернулся и снова взялся за кружку. Лысый Элай смотрел в пол. На редкость подозрительные типы.

* * *
— Фуфе флифко! Фафу фифут!

— Говорит, скоро прибудем.

Фифк целеустремленно шлепал вперед. Ловко увернулся от всадника на механической лошади. Редкие прохожие, смотрели на нашего проводника неодобрительно, качали головами и отводили взгляд.

С грохотом на крышу кэба упал красный офицер зубанов — Каин, звеня металлическими перьями. Девятка вскинулась, но тут же замерла, явно выжидая момент. Маленький робот, зацепился задними ногами за край навеса и свесился вниз на манер летучей мыши.

— Владыка, за вами хвост.

Хвост? — вставила Девятка и дернулась мне за спину. Да, успокойся ты! — подумал я.

— Хвост?

— Человек. Бежит за вами. Прячется в тени. Можно мы его убьем?

— Зачем же сразу убивать? Может у него к нам дело?

— Поймать и пытать? О-о-о, владыка! Стае это понравится! — красный ловко выгнулся и полез на крышу кэба.

— Стоп. Никаких пыток. Просто аккуратно, без свидетелей, задержать и мне сообщить. А дальше я решу что делать.

Красный фыркнул и одним прыжком перемахнул с крыши кэба на фонарь, а потом на крышу небольшого здания. Там взвизгнула кошка.

Небольшая лавчонка втиснулась между угольной заправкой и складом льда. Кому здесь нужен лёд и главное зачем.

— Капрал, друг мой, постойте рядом с нашим транспортом. Если зубаны притащат кого-нибудь, посадите его внутрь и проследите, чтобы он не сбежал.


Магазин «Ваши маленькие склизкие друзья»

Район Гротеск


Внутри лавки всё переливалось синим и зеленым светом. Десятки установленных аквариумов в которых плавали рыбки, осьминоги, морские коньки и разная подводная гадость у которой я не понимал где зад, где перед и вообще что с ней происходит. Посреди магазина стоял большой круглый аквариум по которому кругами плавала небольшая акула. Тушкан спрыгнул с моего плеча, подошел к аквариуму, обнял его и стал разглядывать хищницу. Даже пасть раскрыл. Небольшой человечек с железными руками и ногами стоял за стойкой в дальнем конце лавки и точил длинный, узкий нож.

— А зачем вам в этой лавке такой стилет? — неудержавшись спросил я.

Человечек поднял глаза и уставился на меня сквозь толстые стекла очков. Пару раз моргнул но ничего не сказал.

— Герр Абель? — решил я продолжить беседу.

Человечек кивнул, но перехватил нож лезвием вниз. Девятка зашевелила пальцами.

— Я ищу высокую зубастую женщину, которая называла себя Дискордия. Меня к вам послал Георг. По желтому пропуску.

Абель оглядел меня снизу вверх, потом воткнул нож в разделочную доску, где он разрезал на маленькие кусочки какой-то белый брусок.

— Очки сними, — сказал мне он скрипучим голосом.

Я послушался, но когда повелитель аквариумов нагляделся на мои расщепленные зрачки, нацепил их обратно.

— Пройдемте со мной.

Мы зашли в неприметную дверь, Тушкан с сожалением оторвался от созерцания и побежал за мной. Длинный коридор с железными стенами и потолком. Свернули, прошли еще коридор, прошли еще одну дверь.

— Блоху оставьте здесь, — Абель показал на небольшой железный чулан.

Я с сомнением поглядел внутрь. Ну не знаю.

— Я думал вы в курсе правил, — проскрипел хозяин лавки. — Я могу вам оказать услугу, но я разговариваю без свидетелей. Никаких исключений.

— Хорошо. Тушкан сиди здесь, жди меня.

Обиженный зубан проследовал внутрь и отвернулся, уставившись в стену.

Мы прошли дальше, Абель с определенным усилием открыл тяжелую металлическую дверь и сделал приглашающий жест. Я зашел внутрь небольшой темной комнаты без окон. С грохотом за мной захлопнулась дверь. Крутанулся замок. Я с удивлением обернулся и увидел, что я заперт.


Беги!


Куда бежать то? Запертая комната три на три шага. Дверь выломать? С щелчком в стенах открылось несколько отверстий и оттуда пошел желтоватый дым с отвратительным резким запахом. Я закашлялся. Хорошо, что я в очках. А то бы чувствую еще бы прослезился. В основном от того, что хватит людям доверять.


Использовано боевое отравляющее вещество

Иммунитет к аэрозольным ядам 100 %


Я театрально застонал, достал обрез и лег в углу в драматической, как мне показалось, позе. Ну и вонь. Я достал шарф и прикрыл лицо. Несколько минут ничего не происходило. Я лежал и перебирал варианты зачем меня хотят отравить. Я разыскивал Кацентодд. Или она уже и здесь так наследила, что за одно ее упоминание — смерть? Загудели встроенные в стену вентиляторы. Дышать стало легче, я затаился и не двигался. Грохотнул замок и тяжело скрипнула дверь. Ко мне приближались массивные шаги, звонко стучавшие по металлическому полу.

Я ему сейчас втащу! — раздалось у меня в голове.

Спокойно, спокойно, не дергаемся, пусть поближе подойдет. Шаги приблизились и надо мной склонился темный силуэт. Не знаю, это был я или Девятка, но мы вместе со всей силы вцепились в шею фигуре, что нависала над нами. Это оказался крепкий автоматон с ярко голубыми глазами. Он попытался отпрянуть, но лишь поднял меня. Я вставил ему в рот обрез и выстрелил дуплетом.


Критический урон!

Критический урон!


Бронзовая голова робота отлетела и с колокольным звоном врезалась в железную обшивку комнаты. В освещенном керосиновой лампой проходе стоял Абель, который испуганно попытался закрыть дверь. Ну уж нет! Я толкнул тело робота в проход, а потом ударил плечом в дверь. Та распахнулась, лавочник отлетел дальше в коридор. Я поднял гада, встряхнул и поволок обратно в магазин, приставив к его голове разряженный обрез. По дороге, мы выпустили Тушкана, который бесновался в запертой кладовке.

Водрузив Абеля на стул, я связал ему руки за спиной. У того шевелились губы, мне показалось, он молился.

Сзади звякнул колокольчик, и в магазин зашел Бисто. Невозмутимо посмотрел на связанного лавочника, оглянулся вокруг и, не увидев лишних свидетелей, произнес:

— Мсье, там ваши, хм, притащили человека.

— Несите сюда.

Я перезарядился, поставил один из стульев спинкой вперед напротив Абеля. Потом сел, поставил подбородок на спинку и молча стал рассматривать Абеля. Тот на меня не смотрел. Нет, он точно молился. Что-то про «поглощающую тьму» и «покой».

В комнату внесли бледного и лысого помощника бармена. Он был спеленут какими-то грязными тряпками а изо рта у него торчали маленькие щупальца. Чего там у него? Десяток размалеванных красной краской зубанов несли задержанного над головами, на манер бревна. На животе у жертвы стоял Каин и жестами указывал куда нести тело. Когда помощника бармена кинули на пол рядом со мной, тот мелко пискнул.

— Бисто, усади его рядом с этим.

Робот подтащил ящик с кормом для рыб, грубо поднял связанного и усадил. Тот опять издал пищащий звук.

— Итак, господа бандиты, я думаю, вы отлично понимаете, что вы очень сильно влипли.

Абель закрыл глаза и шевелил губами, помощник бармена пищал.

— Да что там такое! Что у него во рту?

Бисто подошел и вырвал кляп из его рта и показал мне. Это оказался игрушечный резиновый осьминог.

— Выкинь.

Робот выбросил игрушку на пол и встал рядом с пленниками. Краем глаза я заметил, как один из зубанов, бочком, подошел к осьминогу, поднял его и быстро убежал назад.

— Мерзавец! — неожиданно яростно прошипел лысый.

— Бисто, — кивнул я.

Автоматон коротко, почти без замаха ударил говорившего.


Запугивание (провал)


— Делай свою работу, тварь! — зло заявил лысый. — Мы не боимся смерти! Мы ее ждем и надеемся! Как же я вас ненавижу!

Я с сомнением смотрел на него. Хм.

— Бисто.

Робот стукнул его еще раз. Связанный начал смеятся. Причем Абель перестал молится и улыбнулся.

— Наконец-то! — прошептал он.

Как-то не так это на них действует. И еще похоже они меня с кем-то перепутали. Прям такая искренняя реакция. Надо сменить тактику. Тут только два варианта, либо меня посчитали другом Кацентодд и поэтому решили убить. Ну или меня посчитали ее врагом с тем же результатом. Причем похоже, он меня считает представителем какой-то группировки. Что же выбрать для разговора? Хотя раз они так фанатично настроены, врать они вряд ли будут. Пусть сами скажут.

— Господа, похоже мы начали не с того. Попробую еще раз. Меня зовут Серый Пароволк и я, кхм, старый знакомый Госпожи Кацентодд. Третьего дня я видел ее здесь под именем Дискордия. Теперь я ее разыскиваю. Ваши действия показывают, что вы с ней знакомы. Осталось только понять кто вы ей, друзья или враги. От вашего ответа зависит выйдете вы отсюда на своих ногах или вас съедят мои ручные блохи? Я кивнул в сторону зубанов, отчего те пришли в восторг и заклацали зубами.

Абель посмотрел на меня удивленно, а вот лысый глядел с мрачной решимостью.

— Как там тебя, Георг? А, нет. Элай. Чего ты смотришь на меня как девица на блоху? Я в ваши игры не играю. И вообще, я из Города Сов. Плевать мне на ваши дела. Мне просто надо поговорить с Кацентодд.


Использовано умение — Убеждение (успех)


— Его надо проверить, — вдруг заявил Абель, глядя на соседа. — Вдруг он действительно знает госпожу?

Элай посмотрел на него, но потом отвернулся и ничего не сказал.

— Если ты не из этих, то докажи. Принеси нам голову Шептуна.


Вам предложено задание «Глубокое синее море»

Убейте представителя Шептунов и принесите доказательства

Награда: вас принимают в тайное общество «Бездна» города Счастье

Провал: ненависть с Бездной

Принять?

Да/Нет


Глава 5


Ого. Ого! С одной стороны стало понятнее. Это какая-то Бездна и они в контрах с Шептунами. И это облегчает задачу. С другой еще больше всё запутывает. И еще я заметил как Абель сказал слово «Госпожа». С этаким придыханием. Похоже Кацентодд и тут что-то мутит. Это интересно. Что опять выдумала эта безумная барышня? Причем тут вопрос не в простом нарушении закона. В Счастье с такими нарушителями разговор короткий. В биореактор с понижением в половину уровней и весь разговор. К черту! Мне надо выполнить задачу в реале.

— Я согласен, господа. И я очень не рекомендую пытаться меня обмануть. Бисто, развяжи их.

— Если ты хоть кому-то расскажешь про нас, если приведешь слежку, если попадешься, если тебя убьют, то сделка обнуляется.

— А чего это, если убьют?

— Шептуны собирают раненых и убитых. Оживляют допрашивают и жертвуют Йорхотепу. — Слушайте, а может по простому, вы скажете ей, что Серый Пароволк хочет встретится? Уверяю вас, она обрадуется.

Или нет, подумал я про себя.


Убеждение (провал)


— Мы не понимаем о чем вы говорите, — с надменным видом произнес Абель.

Вот ведь гад.


/logout

* * *
Сумку с моими вещами Талгат оставил внизу. Я сидел перед разложенным баулом и смотрел на свое добро. Три майки, джинсы, свитер, летние кроссовки, зимние ботинки, носки, труселя, ноутбук, кружка, тарелка, ложка и зубная щетка. Это всё? Похоже что так. Талгат мне написал, что он приходил с хозяйкой, та всё проверила и квартиру приняла. Хвосты отрезаны. Нет у меня больше съемного жилья. Только горка одежды и ключ-карта от капсульного отеля, по недоразумению называемый служебной квартирой. Ну хоть район хороший. Центр. Глядишь по деньгам снимать тут жилье в несколько раз дороже, чем предыдущее жилище. Интересно, это повышение или понижение моего жизненного статуса?

* * *
/login


Район Гротеск

Уровень безопасности: желтый

Пансион «Упокой»


Я открыл глаза в гостиничном номере. Довольно темно. Нашарил рядом масляную лампу и зажег ее. В Счастье постоянная зеленоватая ночь. Что тут будет если погасить круглосуточно работающие фонари, я даже представлять не хотел. Тьма и мерцающие глаза блох.

Обед мне принесла прямо в номер широкая, бледная женщина с непричесанными седыми волосами. Я отстраненно смотрел, как она, чуть подрагивающими руками ставит передо мной тарелку с горячим супом и дымящуюся кружку отвара водорослей. Медленно размешивая куски чего-то розового с щупальцами, я раздумывал над тем, что мне делать.

Вчера заходила Ева, мы мило посидели в кафе на третьем этаже. Наружу меня не выпустили. Как только я пошел к дверям, сразу появился охранник и крайне вежливо попросил не покидать небоскреб.

Ева была напряжена, расстроенно выслушала мою историю, смотрела на меня печальными глазами, чмокнула меня в щеку, обещала завтра зайти и убежала. Я попытался ее уговорить остаться подольше, спросил не случилось ли чего, она извинилась, сказала, что всё хорошо и исчезла. Я, по правде говоря, несколько расстроился. Было похоже на посещение пациента в нехорошей больнице. Даже толком не поговорили. Ерунда какая-то.

Ладно вернемся к нашим зубанам. На вкус суп был необычным. Не сказать, что мне очень понравился. Хотя, кто эти морские деликатесы знает, может я сейчас что-нибудь невообразимо редкое и дорогое ел. Я оглядел темную, сырую комнату. Вряд ли. Небось обычная уха местного разлива.

Итак задание. Убить Шептуна и принести доказательства. Первой мыслью была просто попробовать сфабриковать улики. Я перечитал задание. Не получится, в условиях стоял отдельный пункт «убить». Кровожадные какие. А может они просто хотят меня подставить? Раз самим не получилось избавиться?

В комнату вошел Бисто, кивнул железной головой.

— Мсье.

— Присаживайтесь, капрал. Нам надо достать голову Шептуна. Есть идеи?

Робот уставился в тёмное окно.

— Адекватных нет, шеф-капитан.

Я успокоил Девятку которая дразнила Тушкана.

— А неадекватные?

— Пойти, найти Шептуна, затащить в подворотню…

— Почему это неадекватная?

— Такое убийство — это крайне неадекватный поступок. Организовать ловушку, взорвать таможню, устроить аварию. Всё плохо. Насколько я слышал, Шептуны это один из орденов Йо`рхотепа. Не самый большой, но пожалуй самый беспощадный. Большая доля даров проходит через них. Они очень богаты и очень могущественны. Они не простят. Если узнают.

— Хм, — задумался я. — Значит не узнают. Ты вроде неплохо разобрался в местной жизни?

— Ну так. Посп`рашивал. Пока вы спали.

— У них есть враги?

— Бездна?

— Слушай, а Шептуны же по всем районам города крутятся, раз везде дары большому Йо принимают?

— Пожалуй, — флегматично ответил Бисто.

— Ну тогда есть вариант.

* * *
Район Акулья пасть

Уровень безопасности: красный


Если весь город Счастье был дырой, то этот район был ее самым темным и глубоким местом. Свалка на которой, от невнимания, завелась своя жизнь. Покосившиеся дома из камня, досок или просто затвердевшего ила вперемешку с засохшими водорослями. Тут пахло дымом, гнилой рыбой и йодом. Тут жили самые отбросы общества. Замотанные в тряпки люди, больше похожие на акул. Рыбы на железных ножках с человеческими глазами. Роботы у которых не гнулись суставы от старости и влаги. И даже просто гора ржавчины, которая провожала нас из темноты мутным светящимся взглядом.

Мы устроили импровизированный штаб в разрушенной башенке с обвалившейся лестницей. Зубаны расползлись по всему району и нашли точку где обитали Шептуны. Я с сомнением осмотрел высокие грязные стены, бойницы, охрану в красных рясах. Маленькая крепость.

Уже час мы издалека наблюдали как десяток Шептунов занимаются хозяйственными делами. Тушкан по стене уполз куда-то наверх. От скуки я разглядывал соседний дом. С шипением и клацаньем зубов там уже долго ссорились два акуло-человека. Их глаза смотрели по рыбьи безумно и вид они имели опасный. Наконец тот акул который был побольше, хлопнул дверью и ушел куда-то вниз по улице. Тот который поменьше что-то возмущенно шипел ему вслед. Похоже на семейную ссору.

С тихим шелестом в комнату забрался Каин.

— Владыка мы там с местными поругались.

— С какими местными? — нахмурился я.

— С собаками местными. Механоидами.

— Как вы могли поругаться с механоидами? Они же неразумные.

— А чего они на нас так смотрели? Бесили прям!

— Это всё?

— Ну-у-у… Пару наших помяли.

— Как сильно? — спросил я и тяжело вздохнул.

— В клочья, владыка! Но вы не переживайте, мы им отомстили! Правда еще двоих потеряли. Но мы то им лапки их латунные повыдергали!

— Каин, кончай самодеятельность, у нас есть основная задача. Следим вокруг, ищем одинокого Шептуна. Ловим, прячем, убиваем. Да и еще, пошли кого-нибудь, пусть восстановят численность отряда. На Рафале же еще много осталось народа.

— Много! — подтвердил автоматон, пожирая меня глазами.

— Выполняй.

— Сделаем, владыка!

— Мсье, — сказал Бисто, глядя в подзорную трубу, — два человека в красных рясах и обычный робот вышли из здания и идут вниз по улице.

— Выдвигаемся.

* * *
Использовано умение: Маскировка

Текущая внешность: Бертран Хэрриден, бездомный


— Господа! Господа Шептуны! — я вышел из дверного проёма. — Подождите секундочку! Примите от меня дар Великому! Да будут его вдохи многочисленны, а выдохи могучими! Да продлится его жизнь вечно! Подождите!

Я, наряженный в обноски, хромая, подходил к двум фигурам в красном. Они не торопились, ведя за собой на веревке большую самодвижущуюся повозку. Рядом с ними шел высокий, вооруженный паровым ружьем автоматон. Охрана. Когда мы увидели, что объектов аж трое, Бисто предложил отложить операцию, но я решил рискнуть. Сколько мы еще тут будем ждать? День, два? Полтора десятка зубанов, я, Бисто, вполне хватит, справимся.

— Легкого дыхания тебе, нашедший.

Шептуны остановились, автоматон-охранник поворачивал латунную голову по кругу, обозревая улицу. Я протянул вперед руку с оставшимся у меня полицейским револьвером, который лежал рукоятью вперед. Немного наклонился и отвел Девятку. Та подрагивала и хотела драться. Шептун потянулся за подношением.

В следующий миг произошло несколько событий. Хук Девяткой с критическим попаданием, выстрел Бисто, отстрелянная голова автоматона-охранника отлетающая вверх, прыгающие с окружающих крыш зубаны. На секунду мне показалось, что всё прошло гладко.

Раздался трубный рёв сбоку. Упавший резко поднялся. С Шептунов упали рясы. Передо мной оказалось два темно-синих автоматона с четырьмя руками. С металлическим взвизгом из каждой конечности у них выдвинулись длинные черные лезвия. Роботы двинулись в мою сторону, пытаясь обойти с боков. Раздался еще один выстрел Бисто и пуля срикошетив от темно-синей стальной головы врезалась в стену одного из домов. Оттуда стали выходить несколько неуклюжих крепких фигур в лохмотьях и с топорами. Взгляд у акула-людей был недобрый. Тут внезапно, повозка еще раз затрубила, и начала с лязгом шестеренок раскрываться. В клубах пара ее части, как куски головоломки сдвигались и вставали на свое место. Полетели искры. Что-то огромное, блестящее поднималось всё выше и выше. Вместо транспортного средства, крутя большой железной головой, на мне свой взгляд пытался сфокусировать небольшой гаргант. Он повел плечами, выпустил струю дыма, фыркнул и на его толстых, латунных руках загорелись небольшие зеленые огоньки. Огнеметы?

Проверять, что это у него такое горит, я не решился. К такому повороту мы были не готовы. Отбой операции. Я закричал: «Отходим!», дал залп дуплетом в ближайшего Шептуна и рванул обратно в переулок. Сзади раздавался топот гарганта и скрип когтей разбегающихся зубанов. Привлеченные шумом из всех дыр вылезали замотанные в грязные тряпки акуло-люди. Они шипели: «Слава Йорхотепу!» и пытались задержать нас. Бисто стрелял в них на ходу, а я отмахивался Девяткой.

Весело! — раздавался в моей голове довольный голос руки.

* * *
Наше разбитое воинство ехало назад в отель «Упокой». Фифк довольно шлепал по мокрой мостовой и напевал какую-то кальмарью песню из шипящих и свистящих.

— Тушкан, всё, можешь больше повязку не держать, — сказал я, и мой питомец убрал и выкинул прямо на улицу использованные бинты.

Благословение Матери справлялось, дебаф «сильное ранение» переключился в «легкое». Тошнота и слабость прошли я снова мог нормально действовать.

— Бисто, ты как?

— Состояние тяжелое, но не к`ритическое, шеф-капитан. Требуется ремонт, — автоматон поправил лежащую на коленях оторванную железную руку. Карабин он где-то потерял во время бегства.

— Докладывай, — сказал я Каину, который уже по привычке свисал вверх ногами с крыши кэба.

— Потеряли шестерых зубанов во время отхода. Потери, считай, небольшие. Остальные учесали в отель. Лечутся. Владыка, мы не справились с задачей.

— Вы молодцы. Против двух рукопашных автоматонов и гарганта мы бы точно не потянули. Хорошо хоть сразу отход скомандовал. Ничего, сейчас раны залижем и придумаем другой план. Эй! Фифк! Фифк! Тормозни вон у той мастерской.

* * *
Мастерская «Пушки и жир»

Район Гротеск

Уровень безопасности: желтый


Бледный хозяин лавки сразу понял, что от него требуется. Бисто отвели в небольшой цех и минут через пятнадцать вернули отремонтированным. Капрал воспринял это как должное, только мерцал красными глазами. Я с интересом рассматривал витрину с огнестрельным и холодным оружием. Гарпуны, тесаки, крюки, револьверы, гидропаровые ружья стреляющие под водой. Ничего превосходящего по убойности моего обреза не наблюдалось. Конечно два выстрела до перезарядки маловато. Но как я понял в «Мире Черного Дождя» схватки скоротечны, и если уж дуплет из бронебойного патрона и картечи не поможет, то тут только из пушки стрелять.

— Капрал, присмотри себе оружие. Ружье твое похоже того. Назад в Акулью пасть за ним не будем возвращаться.

Я закупился патронами на все свои калибры. Купил коробку латунных домино. Мне понравилась тонкость работы и приятная тяжесть. Отвезу зубанам. Рохле или Одноглазому подарю. Пока робот примерялся к оружию, о чем-то тихо переговариваясь с продавцом, посмотрел логи драки. Убил двух местных акуло-жителей, помог в уничтожении шептуна. Хм. По крайней мере одного завалили. Получил веер преступлений, но после обратной смены личности я был чист. В розыск меня не объявили, и расследований не проводят. Красная зона всё-таки.

Бисто выбрал себе короткий магазинный карабин фирмы «Шарп и Винтерс». Доволен покупкой? Да? Вот и хорошо.

* * *
Пансион «Упокой»

Район Гротеск


В большой комнате царил хаос. Зубаны мелко пшикая носились по по стенам, стучал молоток, раздавался скрип, жужжание и вопли. Посреди гостинной была навалена куча железа внутри которой кто-то копошился и возмущенно фыркал.

— Владыка, — Каин стоял на диване в обнимку с медным чайником, — тут как-то неуютно. Давайте мы стены в красный цвет покрасим?

Я тяжело вздохнул, прошел в спальню. Поймал одного из зубанов, который не смог от меня убежать, потому что сильно хромал.

— Да не дергайся ты, — сказал я ему, усаживая его на стол и доставая инструменты. А потом крикнул в зал, — Есть у нас тут какие-нибудь запчасти?

Тушкан притащил мне металлолома. Я занялся ремонтом. Дело шло споро. За четверть часа я подлатал трех зубанов.

Итак, план добыть шептуна провалился. Но сдаваться не будем. Сейчас придумаем что-нибудь.

— Бисто, как думаешь, а что если мы вырубим полицейских, переоденемся в их форму. Потом подойдем к Шептунам и позовем их пройти с нами, мол мы поймали какого-нибудь еретика?

Робот посмотрел на меня уничижительно.

— Хорошо, нарисуем на стенах какую-нибудь богохулскую чушь и устроим засаду. Как прибегут шептуны картинки замазывать, взорвем пару бомб?

— Вы войну хотите начать? Вас мгновенно запишут в бомбисты-р`еволюционеры и спустят всех собак.

— Хорошо, у тебя есть идеи?

— Повторю. Адекватных нет, мсье.

— Неадекватные у меня самого есть. Так, мне бы теперь двигатель на ворвань.

Тушкан меня услышал и сразу приволок. Большеват агрегат, но пойдет. Заменив топливный бачок, я крикнул что нужны запчасти для головы, отложил паяльник и задумался.

— А что если мы угоним полицейский дирижабль…

— Вы видели в городе дирижабли?

— Кстати, нет. Под куполом никто не летает, интересно почему? Должен же быть вариант добраться до одинокого шептуна.

— Усложняете, шеф-капитан. Просто проследить за этими неудачниками из Бездны и дождаться когда они сами нас выведут на Госпожу Кацентодд.

Я уставился на Бисто. Хм. Меня отвлек Тушкан, он дергал меня за штанину и протягивал черную голову какого-то робота. Я взял и посмотрел, на то, что он принес.


«Запчасти Шептун» (голова).


Это в каком смысле?

— Тушкан, ты откуда всё это таскаешь?

Я вышел в соседнюю комнату. На полу, в куче разнообразного металлолома, лежал черный труп робота-шептуна. Его уже наполовину растащили, но три руки с длинными лезвиями не оставляли сомнений.

— Это что такое?

— Владыка, — из-за дивана показалась оперённая голова Каина, — вы же сами приказали восполнить потери. Вот. Восполняем. Сидел тут на лавочке в паре кварталов отсюда. Одежда красивая. Красная. Ну мы его по дороге с собой забрали. Пригодился. Сейчас пойдем еще кого-нибудь ловить.

— Но я другое имел в… Хм…

— Мы молодцы, — уверенно заявил Каин.

Зубаны со всех сторон загомонили и бросились обниматься и поздравлять друг с друга.

* * *
Магазин «Ваши маленькие склизкие друзья»

Район Гротеск


Дверь мелодично звякнула, когда мы с Бисто вошли внутрь. В голубоватом свете аквариумов, прошли к прилавку. Там сидел старый механоид который медленно, с ровными промежутками считал мелочь, выкладывая ее из кассового аппарата. Вокруг пахло рыбьим кормом и корицей.

— А где Абель?

Робот не обращал на меня внимания.

— Эй, железка, мне надо с хозяином этого рыбьего зверинца поговорить.

— А я его отпус-с-стила, — раздался сзади вальяжный голос.

Я обернулся и увидел её.

— М-м-м, волчонок, — сумрак осветила акулья улыбка и мерцающие оранжевые глаза.

— Здравствуй, Лика, — мрачно сказал я.

— Ну что же ты так официально. Зови меня прос-сто — Гос-спожа.


Глава 6


Задание «Глубокое синее море» выполнено

Вы вступили в тайное общества города Счастье — Бездна

Ваш ранг: познающий

Участие в тайных обществах не влияет на отношения к вам персонажей или классов, если это участие не станет широко известным. Будьте осторожны и внимательны.


— Ну и зачем же ты так меня разыс-скивал? Неужели сос-скучился?

Она зажгла от пальца сигарету в длинном мундштуке, откинулась на спинку кресла, забросила ногу на ногу и с интересом уставилась на меня.

— Хм. Можно и так сказать.

Я задумчиво посмотрел на ее стальные копытца, а потом перевел взгляд на горящие оранжевые глаза. Стоять перед ней мне было неуютно. Жаль стульев рядом нет, а то бы я уселся. У аквариума с акулой раздалось шипение, какая-то возня, потом ожесточенное шуршание когтей по полу. Из-за угла вылетел Тушкан, взобрался по одежде мне на плечо и взъерошился. За ним, не торопясь, с презрительной физиономией, вышел шестилапый зубан Кацентодд — Шаман. Он прошествовал к хозяйке, одним прыжком забрался на высокую полку рядом и стал нехорошо смотреть на нас.

— Мне стало скучно, — сказал я. — Войны эти никому не нужные. Роботы эти облезлые. Хочется масштаба. Поэтому направился сюда, в Счастье, поселился в пансионе «Упокой» и…

— И приш-шел ко мне, — закончила она за меня.

— Да пришел. Захотелось принять участие в чем-нибудь интересном. Почему-то я был уверен, что ты затеваешь что-нибудь этакое.

Кацентодд молча рассматривала меня. Потом сверкнула стальной улыбкой:

— Вс-стань на колени и попрос-си принять тебя на с-службу. И тогда, я подумаю.

Вот ведь гадина. Опять хвостом крутит.

— Нет, Лик, давай без этого цирка. Тебе надо помочь? Я готов. Если нет, то нет. Ты меня использовала в тёмную из-за этого всё могло пойти не так. Может попробуем в открытую? Надоело мне по помойкам шариться и всякую ерунду собирать. Масштаб не тот.

Лика молча рассматривала меня. Я стояд и надеялся, что она поверит в эту чушь. Потом она достала горящую сигарету из мундштука, щелчком отправила ее в ближайший аквариум. Встала.

— Хвос-ст прижали? Цикличес-ские награды за голову в Союзе и Империи. Даже говорят с Архипелагом поругалс-ся. Герой. Но знаеш-шь, волчонок, я с-скажу тебе — нет. Мне нужно чёткое выполнение приказов, а тебе, дружок, веры нет. Аревуар.

Хвост прижали, — повторила у меня голове Девятка.

Кацентод развернулась и, не оборачиваясь, пошла к выходу. Ее стальные копыта звонко ударялись о каменный пол. Шаман спрыгнул и косясь на нас злым взглядом, боком, последовал за хозяйкой. Звякнула дверь.

— Шеф-капитан, — прервал молчание Бисто, — я так понимаю, ваше `рандеву прошло не самым удачным образом?

Я посмотрел на автоматона. Черная и красная краска кое-где облупилась, глаза горели красным и даже не собирались желтеть. Вид у него был довольно зловещий.

— Да нет, капрал. Всё прошло как раз неплохо. После всего, что между нами было, могла сразу мне голову откусить. Да и тебе заодно. Обошлось вроде. Главное она услышала — я хочу работать на нее. Она думает, что я в тяжелом положении, значит много не запрошу. Место где мы обитаем, мы озвучили. Теперь ждем.

— Один вопрос. Вы уверены, что мы сейчас не в бедственном положении?

— Да вроде нет. Деньги есть, пароводожабль заправлен. Вокруг прекрасная, зубастая компания. Что еще для счастья надо?


/logout

* * *
Где же этот девятый отдел на семьдесят девятом этаже? Я ходил по пустым коридорам и пытался разобраться в хитро заверченных поворотах. Иногда я упирался в запертые стеклянные двери которые меня не пропускали. Рядом обычно находился другой проход, где двери благодушно мерцали зелеными лампочками и приветливо распахивались. Очень сильно мешало то, что не было никаких указателей или надписей. Когда я изучил еще одну схему побега в случае пожара, то пришел к выводу, что явно зашел на второй круг. Надо было хотя бы номер телефона у Игната взять. Неожиданно я увидел первого живого человека. Это была девушка с коробкой печенья в руках. Она проходила мимо меня за закрытой стеклянной дверью, задумчиво рассматривая свою добычу.

Я постучал по двери в надежде привлечь ее внимание. Постучал сильнее. Девушка замерла и удивленно уставилась на меня.

— Я ищу, Игната! — крикнул я. — Игната Гирю.

На лице моей собеседницы появилось задумчивое выражение, она посмотрела вверх и с кем-то заговорила. Дверь была звуконепроницаемая, и я ничего не слышал. Беседа длилась и длилась, мне оставалось только стоять и делать печальную физиономию. Наконец-то разговор завершился, дверь мигнула зеленым и створки плавно разошлись в стороны.

— Вы же, Сергей, новый лаборант? — сразу сказала девушка.

Я кивнул и шаркнул ножкой.

— Меня зовут Наталья, пойдемте.

Мы прошли пару коридоров и оказались в большом, светлом зале. Ряды капсул, несколько рабочих станций за которыми сидели люди в наушниках, посередине стол, на котором лежала белая доска исписанная разноцветными стрелочками и закорючками.

— Игнат! — крикнула моя проводница. — Тут пришел новенький. Его почему-то к нам не пускали.

Из-за ширмы показалась лысая голова в зеленых очках.

— В каком смысле? Искра!

— Да, Игнат Карлович, — раздался приятный женский голос из динамиков установленных на потолке.

— Проверь доступы Сергея Волкова.

— Доступ Сергея Волкова — девять эс.

— О, ну вот и понятно! — воскликнул Игнат, радостно глядя на меня. — Вот и разобрались! Искра, душа моя, поставь Серёге девять бэ.

— Принято, Игнат Карлович. Доступ подтвержден.

— Вот и замечательно! Сергей, знакомьтесь, это Ната, там Володя, где-то тут шатаются Миша, Коля. Там, вон, еще народ. Потом подойдешь, познакомишься. Как тебе наше хозяйство?

— Света много.

— Это да. У тебя какие-то подвижки? Или просто познакомится с народом зашел? Кстати, вот сейчас подумал, а чего ты из квартиры в сеть выходишь? Иван, почему-то попросил тебе в номере капсулу установить. Давай сюда перетащим? Не будешь один в своей берлоге сидеть. Всё равно, как закончишь с этим проектом сюда переедешь. Чего тянуть?

— Спасибо, Игнат. Но я пока в норе посижу. Мне так проще, — сказал я и подумал, что продлили мне контракт на месяц. А что будет дальше, загадывать я точно не буду.

— Таинственный, — с иронией заявила Ната.

— Еще какой, — согласился Игнат.

— В общем, я встретился с тем, с кем меня просили встретиться.

— Молодец, — серьезно сказал Игнат. — Здесь можешь говорить свободно. Отдел в курсе ситуации. Сейчас прогон закончим, логи гляну.

— Но там не очень гладко прошло…

— Полное фиаско?

— Да нет. Скорее неоднозначно.

— Хорошо, чуть позже и порешаем что делать.

Я оглянулся вокруг и решил задать давно мучавший меня вопрос:

— А чем вообще отдел занимается?

— Мы то? Строим из кубиков архитекторов, которые строят потом «Мир Черного Дождя». В конструкторе возимся. Как завершишь дело, всё покажем, расскажем. Искра сказала, что у тебя неплохой потенциал. Вот и проверим. Но это всё потом. Сейчас прогон.

— А что за прогон?

— Володин проект. Там подземники хотят бузу поднять. Вот тестируем, — Игнат махнул рукой в сторону экрана.

Там из под земли лезли огромные роботы, разбегались люди, горели дома. Стреляла линейная пехота. Дирижабль сбрасывал бомбы. Из разломанного гарганта, в клубах пара во все стороны расползались сотни небольших темных существ с острыми зубами.

— Гоняем разные варианты сценария, пытаемся спрогнозировать поведение игроков. Кто-то любит поохотиться на мелкую опасную дичь. Кто-то любит социалку, и весь этот дым, вонь и огонь — мало интересен. Кто-то склонен к коллаборационизму, кто-то верен до конца. Считаем вот, по окончанию сценария сравним прогноз с реальностью.

— И как, часто совпадает?

— Частенько, — Игнат сверкнул зелеными очками и улыбнулся.

— Ладно не буду отвлекать. Пойду.

— Ага, давай. Я вечером заскочу.

* * *
— Серёж, как ты там?

— Нормально. Всё хорошо.

— Точно?

— Угу.

— Я соскучилась. Завтра давай к тебе зайду. Меня пустят?

— Сразу не убежишь?

— Ну уж нет, — Ева разулыбалась.

Я молча смотрел на ее изображение в телефоне.

— Мне очень плохо, Серёж. Чего-то всё из рук валится. Всё не так.

— Чего случилось?

— Ерунда, раскисла просто. Так, всё. Давай. Я побежала. До завтра.

— Давай. Давай.

Я отключил вызов. Вот, женщины в жизнь их не поймешь, чего у них в голове происходит? Да и ладно. Завтра расспрошу подробнее.

* * *
/login


— Тушкан, отстань. Каин, ну как успехи с ремонтом?

— Всё сбацали, владыка! В лучшем виде.

— Хорошо.

— Только нужно Искр, штук шесть, — добавил робот. — Корпуса-то в поряде. А вот с Искрами беда. Покромсало их. Сейчас пойдем поохотимся немного.

— Может с Рафаля подкрепление позовем?

— Зачем? Только искры вставить и всё в поряде будет.

— Так, Каин, отставить охоту. Нам тут портить репутацию нет резона. А то будет как в Городе Сов. Собирайтесь, выдвигаемся за искрами. Есть тут рынок какой?

— Мсье, тут иск`ры не продают на рынках. Это души автоматонов. Они не проходят таможню. Их сразу надо сдавать на Великую Стройку в Котлован. Тут вообще странный список запрещенных товаров.

— Никаких других вариантов?

— Обратиться к правительству или церковникам, чтобы они попросили местного Демиурга.

— Демиург в Счастье спит и видит сны, — сказал я задумчиво. — Ладно, не будем заморачиваться, пошлем за подмогой. Впрочем, Кацентодд не отвечает, заняться нам нечем. Не сидеть же тут без дела? Есть один вариантик.

* * *
Район Чудес

Уровень безопасности: желтый


— Фифк, тормози вон там, на обочине.

Мы подъезжали к особняку Потрошителя. Того самого, куда Вован заезжал с контрабандными искрами. Я не особо надеялся на успех, но попробовать стоило. Думать о том, сколько мне придется ждать — не хотелось. Вот не появится Кацентодд и что? Посижу тут недельку и готово. Задание провалено. Хотя, шут с ним, на самом деле. Не застрелят же меня за такое в реальности. Господа, я сделал всё что мог. Прощайте, надеюсь больше не увидимся…

— Посиди тут, Фифк, отдохни, я скоро буду. Бисто, постой возле кэба. Если услышишь выстрелы, ты знаешь, что делать.

— Вламываться внутрь, вытаскивать вас, — спокойно сказал капрал.

— Всё правильно.

Я немного подождал, давая зубанам время добраться по стенам до крыши особняка. Подошел к большой коричневой двери и постучал в специальную колотушку висящую рядом. Дверь скрипнула и приоткрылась. За порогам стоял невысокий бледный дворецкий:

— Простите, — с достоинством произнес он, — доктор Викториан не принимает.

— Серый Пароволк, от Вовы Доброго, к Потрошителю, по личному делу, — не обращая на него внимания сказал я.

Дворецкий осмотрел на меня с головы до ног. Поглядел на мои северные ботинки с шипами, потом на кэб, исцарапанного Бисто и лежащего прямо на тротуаре, отдыхающего Фифка. Потом презрительно скривился и произнес:

— Я доложу.

Дверь захлопнулась. Я потоптался на пороге, обернулся. Бисто смотрел на меня вопросительно. Спокойно, сейчас разрулим.

Дверь снова заскрипела и дворецкий приглашающим жестом указал мне внутрь темного холла. Я протиснулся внутрь. Дверь сзади захлопнулась, к моей голове приложили что-то холодное и тяжелое. Пистолет?

— Не двигаться, — произнес низкий механический голос. — Руки вверх и не опускать. По какому вопросу меня беспокоите?

— Я бы хотел приобрести у вас шесть искр, — не оборачиваясь произнес я.

— Аргон, вызывай полицию, мы задержали сумасшедшего преступника.

— Стоп. Господа, не хотите продавать, не надо. Я уйду. Вова Добрый вас рекомендовал как надежных партнеров.

— Это который? Такой высокий брюнет? Манерный такой?

— Нет, толстый и хам.

— Как зовут его пилота?

— Это что, допрос?

Сзади неприятно взвели курок.

— Не помню. Навигатор Стелла, вроде. А пилот со мной не разговаривал. Артур какой-то или Арчибальд. Что-то такое.

— Какое имя у его дирижабля?

— Нет у него имени, но Вова называет его «самоваром».

Пистолет от моей головы убрали.

— Зачем вам искры?

Я повернулся и посмотрел на высокого многоглазого робота. Он был одет в резиновый фартук заляпанный кровью. Револьвер смотрел мне в живот.

— У меня тут произошел небольшой конфликт интересов. Несколько моих автоматонов посекло. Надо восстановить.

— С кем был конфликт?

Я промолчал.

— С кем. Был. Конфликт.

Н-да. Впрочем, к черту.

— С Шептунами.

Автоматон замер и глядел на меня девятью светящимися глазами. Дворецкий тоже не шевелился. Внезапно одна из лампочек-глаз робота мигнула и погасла.

— По указанию некого общества, — сказал я, чтоб хоть как-то разрядить обстановку. А потом подумал и снял очки.

— Бездна?

— Я этого не говорил.

— Сколько надо искр? — после долгой паузы сказал Потрошитель.

— Шесть.

— Больше ничего не надо?

— Нет.

Автоматон махнул рукой дворецкому, тот кивнул и ушел вглубь здания.

— Пройдемте в мой кабинет.

* * *
Я прошел в большой, темный кабинет, освещенный газовыми лампами. Пахло чем-то пряным и немного ворванью. Стены были заставлены книгами. Огромным количеством книг.

— Вообще это интересно. В особенности если вы не пытаетесь меня обмануть. Присаживайтесь. Я могу вам рассказать, как устроен наш город. Если вы поделитесь своей информацией. Вы согласны?

Я сел в глубокое кожаное кресло и кивнул. Было немного непривычно ходить в ботинках по большому пушистому ковру, но раз хозяин не против…

— В Счастье есть четыре основные фракции: Двор, Механисты, Поглотители и небезызвестные вам, Шептуны.

Робот снял окровавленный фартук и аккуратно повесил его на крючок. Сел за массивный дубовый стол.

Восьмиглазик, — заявила Девятка.

— Грибного коньяку? Нет? Тоже правильно. Давайте тогда чаю. Так вот. «Двор» — это самая могущественная фракция в Счастье. В нее входят многие самые выдающиеся и богатые граждане города. Они планируют пробудить Великого и с помощью него захватить все соседние города, а там глядишь и государства. Глупцы. Напыщенные и самодовольные.

Я отхлебнул чая из водорослей. На вкус, как горячий бульон из морской капусты. Сначала гадость, но потом вроде ничего.

— Вам интересно, мне продолжать?

— Вне всякого сомнения.

— «Механисты». Они хотят завершить Большую Стройку. Они понимают, что влиять на планы Великого не смогут и просто надеются, что тот по достоинству вознаградит их за старания. Они против сакрализации или превозношения. Расценивают это как интересную и глобальную инженерную задачу. Не более. Средств у них не так много, как у Двора, но, пожалуй, больше всего последователей.

Внезапно глаза Потрошителя мигнули все разом. Он отставил чашку с маслянистой жидкостью. Откинулся на кресло и замер. Пару мгновений я не мог понять, что произошло, ну тут, вдали услышал тяжелый низкий вой и бой барабанов. Выдох. Я поступил так же, как хозяин комнаты, отставил чай, приложил голову к спинке сидения и закрыл глаза.

Гул нарастал. Странно, но в этот раз я не испытывал боли или неприятных ощущений. Меня накрывало темной волной. Она была теплой и даже приятной. В руках и ногах стало мягко покалывать. Не могу понять. На меня смотрели тысячи глаз Великого. Смотрели с теплотой и любовью. Как огромный, всемогущий, добрый отец. Он не будет меня наказывать за проступки, только посмотрит с укоризной и всё. Он видит обо мне сны и эти сны хорошие. Теплая, мягкая, убаюкивающая тьма. Там внизу, во тьме и живём все мы. Там Счастье. Там, на дне. Там город. Лежит. Лжит. Лгёт.

Я открыл глаза. Как-то всё проще и мягче в этот раз.

— Продолжим. «Поглотители». Тут всё просто. Всё должно стать Йорхотепом. Всё должно перестать быть собой и стать Великим. Эти ребята самые радикальные. Не приведи судьба вам с ними пересечься. Они тащат в Котлован всё до чего могут дотянутся. Иногда доходит просто до глупостей. Они, к счастью, немногочисленны, но пожалуй самые бесстрашные и опасные. С ними нещадно воюет Двор. Чем управлять потом, если эти идиоты хотят всё уничтожить и стать одним большим Йорхотепом?

— Вплоть до самоубийств?

— О да. Больше всего добровольно уходят Котлован именно Поглотители. Но это не приветствуется у них, до тех пор пока еще есть кто-то кого можно пожертвовать.

— Шептуны?

— Они. До прибытия сюда, это был военизированный религиозный орден. Они отказались от старой веры и приняли новую. Эти господа добровольно взвалили на себя тяжелую ношу инквизиции, тайной полиции и священников. Они рыщут по городу в поисках еретиков. Находят. Вытягивают из них всё, что можно и остатки жертвуют. Искренне ненавидят Механистов, но в открытую не выступают. В городе идет негласное, но ожесточенное соревнование. Кто же из этих групп сделает больше для Великой Стройки? Кого приблизит Йорхотеп, когда проснется?

— И кто побеждает?

— Никто не знает. Но все очень стараются.

— Я понял. На самом деле интересно. Но насчет искр…

— Аргон сейчас принесет. Не переживайте. И я вам предложу очень хорошую цену за них. Но при одном условии. Вы мне расскажете про Бездну.

— Боюсь тут я вам мало чем помогу. Я сам с ними столкнулся только несколько дней назад.

— Они появились не так давно, — после небольшой паузы сказал робот. — Быстро начали набирать сторонников, откуда-то у них появились деньги. Остальные группы пока не замечают их опасности. Но судя по скорости с которой они получают влияние, я очень опасаюсь, что Бездна уже в ближайшее время может вломится в Большую Четверку. И самое главное, я не понимаю их целей. Чего они хотят?

— Извините, как мне вас можно называть? Потрошитель? Хорошо. Но к какую фракцию поддерживаете вы?

— Никакую. И все. Мой интерес простой. У меня серьезный бизнес. И я не хочу, чтобы он пострадал. Мне всё равно кто из них победит. Ну пожалуй, кроме Поглотителей. Впрочем, мне кажется, что мою скромную персону «поглотят» в последнюю очередь, что, в принципе, меня устраивает. Скажем так. Если вдруг, под тенью от тысячи пальцев Йорхотепа окажется Бездна, я бы хотел, чтобы ко мне отнеслись с должной симпатией. Поэтому я готов вам помочь. Вы можете передать эти слова?

Мне выскочило задание о послании Бездне. Я согласился. Ну, а почему нет? В комнату вошел дворецкий и, с небольшим поклоном, положил на стол маленький кожаный мешочек.

— Шесть искр, как вы и просили, — подвигая его ко мне сказал Потрошитель.

— Спасибо. Сколько с меня?

— Принесите мне солнечный свет.

— Простите?

Робот взял с полки металлический куб, размером голову зубана и протянул мне.

— Это ловушка для света. Так вышло, что Йорхотеп не любит Солнца. На данном этапе оно для него смертельно. Потом, когда он окончательно проснется, свет для него станет просто неприятным. Поэтому сверху, на поверхности океана, над Счастьем, никогда не бывает ясной погоды. Вы же много путешествуете? Вот и прекрасно. Как увидите Солнце, откроете ловушку, а потом привезете ее мне.

— Звучит не сложно.

— Вы согласны?

— Согласен.

— Повторю. Великий не любит Солнца, ввоз света в Счастье запрещен.

— Может возьмете деньгами? Так будет проще.

— Давайте лучше свет, — глаза Потрошителя сверкнули. — Заверните ловушку в прорезиненную ткань или обложите чем-нибудь пахучим, чтобы ищейки не учуяли. Так его и доставляют.

— Хорошо. Будет вам свет.


Сделка зафиксирована


— А можно узнать зачем он вам?

— Не стоит, друг мой.

* * *
Фифк бодро шлепал по мостовой в ботинках не по размеру. Вообще непонятно, конечно, зачем он заматывается в плащ, штаны. Кепку эту драную нацепил. Неужели без обуви и человеческой одежды не было бы более удобно?

Темные улочки, бледные люди. Людей становилось всё больше, фонари стояли все чаще и давали всё больше света.


Район Гант

Уровень безопасности: зеленый


Мы как будто попали в другой мир. Много людей, дурманящие запахи из кофеен. То тут то там у прохожих попадалась дорогая одежда ярких цветов. Люди конечно выглядели немного болезненно, но были явно веселее и активнее.

— Эй, Бисто, ты куда! Фифк тормози!

Робот ничего не говоря спрыгнул с движущегося кэба и решительно, как будто вколачивая сваи, затопал в сторону рыночной площади. Глаза его вспыхивали мрачными багровыми оттенками. Я спрыгнул и побежал за ним.

Тут был участок где продавали пленников. Люди, роботы, полу-акулы, кальмары. Все были прикованы тяжелыми чугунными цепями к специальным кольцам, вделанным в стены. Некоторые из рабов провожали капрала безразличным взглядом. К Бисто подскочил продавец в лазурном одеянии:

— Уважаемый, кого-то хотите приобрести?

Капрал, не обращая ни на кого внимания, шел к одному из прикованных людей. Старый, совсем седой тот сидел прямо на камнях площади, понуро опустив голову. Робот приставил карабин к его голове и пророкотал:

— Где Бернард? Отвечай, мерде!

К нему подбежал продавец:

— Вы что творите!? Охрана!

— В Лазурном квартале, — тихим, усталым голосом ответил старик, поднял голову и уперевшись лбом в ствол карабина. — Фокс хаус… Стреляй.

Из-за прилавков вышли два здоровых головореза в черных жилетах и цветастых рубахах. Я положил руку на приклад обреза. Но тут глаза Бисто вдруг перестали мерцать. Он опустил карабин.

— Та-а-ак, — сказал один громила.

— Чё такое? — сказал второй.

— Извините, я ошибся, — у Бисто поникли плечи, он как-то весь сдулся и, не оглядываясь, пошел назад к кэбу.

— Ты штоли!? — грозно рыкнул первый громила, почему-то обращаясь ко мне.

Драка! Ура! — заявила Девятка.

Тушкан у меня на плече встопорщился.

— Всё в порядке, господа, охранники! — продавец влез между мной и головорезами. — Всем спасибо! Вы у нас самые замечательные! Всё в порядке!

— Ну смотри тут, — пробасил второй. Они развернулись и ушли назад.

— Извините за недоразумение, — начал виться вокруг меня торговец. — Что уже присмотрели себе кого-нибудь?

— Да нет, спасибо. Как-то сейчас не нужны слуги.

— Это не слуги, господин. Это пленники. Очень удобны в хозяйстве. Вон посмотрите акулюди, сильные, крепкие, тупые как мочалки, но преданные. Роботы вот. Совсем не дорого, Йорхотепу понравится такое подношение. Ваш рейтинг подскочит сразу на сотню вверх!

— Подожди, я не понял. Так это для службы или в Котлован?

— А это как вам будет угодно. У нас в гильдии всё просто. Всем пленникам назначается цена, что мы бы хотели отдать Великому. Но если кто-то захочет купить эти подношения дороже, то мы не против! Только за! Хм. Я вижу вы не местный. Может вы гуманист, и считаете, что их время еще не пришло? Можете их выкупить и спасти. Продлить их существование полное горя. Если же хотите порадовать Йорхотепа, то я могу подсказать, за кого Великий зачтет вам больше.

— Нет, спасибо. Надо идти.

— Вот посмотрите, этих пленников никто не взял. Завтра они отправляются к Великому. Это счастье и радость. Почему же они такие грустные?

Ухмыляющийся продавец показал на ржавую клетку где сидело десяток несчастных. Я посмотрел на симпатичную девушку акулу, что скалила мне зубы сквозь прутья.

— А что с этой не так?

— Это дикарка. Красавица да? С характером. Загрызла своего предыдущего хозяина. Двух. Чтобы с такой управиться нужен характер. Я вижу он у вас есть. Берем?

Вот ведь мерзавец. Может его тут пристрелить и всех отпустить? Хотя в чужой монастырь… Я посмотрел на остальных. И тут я узнал одного из пленников. Порванный мундир спутанные волосы, пустой взгляд в пол. Стараясь не подавать вида, я скривил губы и с презрением спросил:

— А этот?

— Крепкий, сильный. Бывший офицер. Вот ни разу не пожалеете. Пять тысяч железных марок.

— Ну уж нет, — усмехнулся я, хотя сразу хотел достать кошелек. — Сами на него посмотрите. Ободранный весь.

Продавец явно что-то чувствовал и жадность тут боролась с жадностью. Как бы продать заинтересовавший товар подороже. Но что если я совсем уйду?

— Четыре пятьсот, и это последняя цена, — сказал он категорично.

— Четыре за этого дезертира и эту отмороженную рыбу на сдачу, — кивнул я на все так же скалющуюся барышню.

— По рукам, — радостно заявил продавец. И получив деньги продолжил. — Хотел вас предупредить насчет офицера. Две попытки побега. Убил охранника. Две попытки суицида…

— Да уймись ты, — сказал я продавцу. — Здравствуй, Гастон, — подошел и обнял хмурого капитана.


Глава 7


Мне передали ключи от железных ошейников Гастона Жирардо и злобной барышни. Я тут же снял замки и выбросил. Договорился с продавцом о поставке на Рафаль пары самых никчемных и дешевых механоидов. Объяснять зачем они мне я не стал. Под раздосадованным взглядом продавца мы пошли к кэбу. Я придерживал бывшего капитана за плечи и вёл его вперед. К моему сожалению, он никак не отреагировал на мое появление. Послушно шел, смотрел под ноги и на вопросы не отвечал.

Это старший по званию. Не бросать, — опять прокомментировала Девятка.

— Ну же! Капитан! Вы меня помните? Пятый штрафной! «Мы должны кровью смыть…»? Садитесь в кэб, рядом с этим хмурым роботом. С которым мы тоже сейчас обсудим, что это было.

Я повернулся и увидел, что следом за нами, идет акулья девушка. Она смотрела на меня злобно и всё так же улыбалась, перебирая в воздухе когтистыми пальцами.

— Милая, барышня, — сказал я. — Вы свободны. Отправляйтесь к своей семье или друзьям, кто там у вас есть. Очень приятно было познакомиться. Прощайте.

Она замерла, ее взгляд забегал из стороны в сторону, а улыбка стала немного испуганная.

— Я не шучу. Ошейника нет. Сделка завершена. Я вас отпускаю, даю вольную, не знаю как тут это называется. Давай подставляй ладошку, печать тебе туда шлёпну, чтобы была свободна как комбайн в море.

Девушка не шевелилась и не произносила ни слова. Вся как-то слегка поникла, даже пальцы перестали шевелиться.

— Блин, некогда, — я вздохнул. — Вот держи сотню крон. Купи себе нормальную одежду. А то обноски какие-то. Неприличные. И на еду тебе хватит и на жилье на первое время. Всё пока. Счастливого акульего плаванья.


— Фифк, дуй к нашей гостинице. Не устал там? Троих тащить в тележке сможешь?

— Фет! Фсё ф фофядке! Фпефет! — радостно заявил наш рикша, ухватил оглобли и зашлепал по улице.

Вот и хорошо.

— Бисто, друг мой чугунный. А не хочешь ли рассказать, что такое произошло пять минут назад?

— Нет, — спокойно ответил робот глядя на проплывающие мимо зеленые фонари.

— А всё-таки?

— Ничего не произошло. Я ошибся. Больше этого не повторится. Давайте не будем говорить об этом, мсье.

Я внимательно рассматривал робота.

— Ну хорошо, — решил согласиться я. — Не будем, так не будем. Фифк! А двигай лучше к какой-нибудь забегаловке. Перекусим.

— Я Фифк!

— Хорошо-хорошо.

* * *
— Есть у вас что-нибудь не сильно рыбное? Без изысков, простое и питательное. Мясо там или чего тут у вас водится? О отлично, давайте. Да, и китовый гамбургер тоже. Гастон, будешь что? Давайте всего по два, роботу тоже принесите заправиться. Ворвань подойдет? Подойдет.


Вообще кафе производило приятное впечатление. После вечной гнетущей промозглой ночи Счастья, тут было тепло и уютно. Горел камин, пахло кофе и специями. Я уплетал мешанину из водорослей, грибов и крабового мяса. В принципе неплохо, только водоросли скрипят на зубах. Гастон чуть оживился и тоже стал есть. Бисто с суровым выражением лица заливал в себя ворвань.

— Ну что? Так и будем в молчанку играть? В жизни не поверю, что какие-то никчемные работорговцы сломали бравого капитана пятого штрафного батальона. Неужто совсем меня не помнишь?

— Помню, — тихо сказал Гастон.

— О прогресс! — заметил я и отпил горячего грибного вина со специями.

Вообще удивительно, как такой тихий и нелюдимый человек как я, умудрился собрать вокруг себя столько жутких, депрессивных типов. Я на их фоне, прямо живчиком выгляжу. Талант.

— Я уже был готов. Я устал. Но опять появился ты и…

Гастон отвернулся. Какой же занудный тип. Я посмотрел сквозь стеклянную стену на улицу. Там свернувшись клубком прямо на сидении нас ждал Фифк.

— Офциант! Подойдите пожалуйста! Можно еще заказать порцию для нашего водителя? Вон смотрите в кэбе дремлет.

— Это кальмар? — немного высокомерно спросил официант.

— Похож. Но вроде как стесняется этого.

И тут я увидел рядом с кэбом еще одну фигуру.

— Значит заказ. То, что едят кальмары на вынос и еще порцию для людакул. Вон стоит рядом с кэбом барышня. Видите?

— Вижу. Сейчас всё сделаем, — с недовольным лицом сказал официант и ушел.

— Не знаю, что ты со мной сделаешь, — внезапно заговорил Гастон. Как-будто решился. — Я это заслужил. Они мне сказали, что ты наделал ошибок. И надо тебе помочь. Я им поверил, а они…

— Это ты про то, что сдал меня полиции тогда? Ну, согласен, не самые приятные воспоминания. Но всё обошлось же. Ты не собираешься меня еще раз полиции сдать?

Гастон потряс головой.

— Вот и договорились. Закрыли тему. Мир? Кто старое помянет… — сказал я и протянул ему руку.

Капитан молча смотрел на меня, потом пожал ее.

— Слушай, как ты влип вот в это? — я обвел рукой окружающее. — Пленники? Рынок? Что было то?

— Рассказывать нечего. Попали в засаду «зеленых шапок». Они запросили выкуп. За меня никто не внёс, поэтому вот, продали сюда. Всё, — Гастон немного помолчал. — Может это и было бы лучшим выходом… Чтобы меня сожрал полоумный подводный божок.

— Гастон, завязывай с меланхолией. Давай присоединяйся ко мне. У меня тут то один кошмар, то другой. От помощи не откажусь.

— Не знаю, Серый. Чтобы я, офицер союзной армии, вступил в банду…

— Банду? — удивился я.

— Ну ты же бандит? Поэтому в штрафники попал, и поэтому тебя полиция искала, разве нет?

— Да не. Я не бандит…

Только я хотел сказать, что я шпион. Бывший. Меня перебил Бисто:

— Абанку`р пал, — отрезал он.

— Что!? — Гастон аж дернулся.

— Вчера мальчишки на перекрестках кричали новости, — ровным голосом, почти без акцента начал говорить капрал. — Республика вступила в войну и ударила с запада. С севера в приграничные области вошли Свободные Княжества. Саусфилд захватили банды из Дикого Поля. Импе`рия форсированным маршем взяла Раинбург, а потом вошла в Абанкур. Гарнизон сдался без боя. Коллегия распущена, ее участники а`рестованы. Канцлер подписал указ о роспуске Союза Вольных Городов. Конфеде`рация повержена. Вы больше не офицер союзной армии.

— А ты..? — начал спрашивать Гастон.

— Капрал Бисто. Абанкурская тяжелая пехота. Наш полк был разбит, знамя потеряно. Остатки были приговорены к расстрелу, как не выполнившие приказ. Капитан. Союзной армии больше нет. Правительству мы больше не нужны. Да и нет уже того правительства. Теперь мы сами по себе. Мсье Серый Пароволк спас меня от чудовищной смерти и теперь я выполняю долг чести, служа ему.

Союз Вольных городов прекратил свое существование? Вот это новость. Я опять всё пропустил. Пока капитан выспрашивал подробности, я смотрел в окно. Фифк уплетал сырую рыбу вылавливая ее из небольшой кастрюльки. Официант подошел к акулице, но тут же отпрыгнул от нее, уворачиваясь от когтистой лапы. Разразился руганью кинул сверток с едой ей под ноги и пошел назад в кафе.

— Гастон, мы сейчас доедем до меня, переночуем, а там ты решишь ты со мной или дальше продолжишь свой поход за смертью. Хорошо? Доедайте, отправляемся. Гарсон! Посчитайте нас.

* * *
Как Фифк не бодрился, но всё-таки он устал. Это было видно. Бежал он всё тежелее, один из ботинков вывернулся и торчал боком, хотя наш кальмар и не обращал на это внимания. Всё чаще он плевался черным, а его походная песня стала уж совсем грустной. Мы добралось пансиона, и я дал ему сверху щедрые чаевые.

— Всё, иди отдыхай, до завтра ты нам не понадобишься.

— Фэр! Фофтойте! Я фифу фто фы фефные и фофофые фюфи!

— Бисто, чего он там про «фюфи» говорит?

— Лстит, — отрезал робот.

— У фефя феда. Фрат фрофал. Фофёл ф фофне фофыряться и фрофал!

— Брат говорит пропал. Коллектор чистил и пропал.

— Фофогите фофалуйста! Эфо фой фюфимый фрат! Он фрифурок. Фут фефалеко.

— Рядом пропал. Просит нас найти.


Вам предложено задание «Флачущая фьма»

Помогите рикше найти брата в коллекторе.

Награда: положительная репутация с бедными классами города Счастья, услуга

Провал: нет

Отказ: потеря репутации с Фифком


Черт, как не вовремя всё это. Хотя задание неплохое. По крайней мере ничего не теряю, а репутацию хоть где-то подниму. Название только чего-то мрачное.

* * *
— Фот фход ф фофектор, — указал кальмар на темный проем.

— Похоже с освещением там не густо, — задумчиво сказал Гастон.

Я достал оставшийся после города Сов полицейский револьвер и отдал его и коробку патронов капитану.

— Бисто, дружище, у тебя нет запасного фонаря?

Робот отрицательно покрутил головой. При этом глаза его загорелись ярче.

Я оглянулся, вокруг нависали высокие темные дома. Заброшенный двор. Если пройти мимо облезшей стены и свернуть в арку, то можно увидеть каменную лестницу вниз. Там спустившись, а потом пробравшись между двумя заборами можно было выбраться к черному зеву коллектора. Судя по накиданному вокруг мусору и грязи, место было скрыто от глаз и популярностью не пользовалось. Сверху с крыш, на нас смотрели несколько красных глаз. Надеюсь это зубаны, а не очередные блохи. Ну что-ж. Двинули.

Приключение! — вставила Девятка.

Мы зашли в большую темную арку, наполовину прикрытую ржавыми воротами. Каждый наш шаг отражался слабым эхом от высокого потолка. Капала вода, неприятно пахло рыбой.

— Я фойду фазад, фефежку фофторожу! — в спину нам крикнул Фифк.

— Трусит, — перевел его робот.

— Йорхотеп с ним, — задумчиво сказал я. Но на всякий случай достал ультразвуковой свисток, — Мне вот одно интересно, кто и зачем нанял его братца? Тут надо человек двадцать, чтоб это хоть в какой-то порядок привести. Что бы тут один кальмар сделал?

Длинный высокий коридор плавно спускался вниз. Через равные промежутки, сверху были маленькие оконца наружу, сквозь которые пробивался тусклый зеленый свет. Пахло сыростью и немного гнилью. За окнами стрекотали сверчки. Тихий успокаивающий звук. Не думал я, что в подводном городе и живут сверчки. Чем они тут питаются, водорослями и мхом что-ли?

Туннель был пуст, мы шли всё дальше и дальше. Ничего не происходило. Только эхо от наших шагов, капель и стрекот сверчков. Поначалу мы все были напряжены, но потихоньку расслаблялись. Какой-то шутник подвесил дохлую крысу за хвост. Н-да.

Как-то я думал, что тут будет знатно вонять, но нет. Запах гнили пропал, чем дальше мы шли тем легче дышалось. Появился запах свежести, как после грозы. Становилось светлее. Здорово так шагать вместе с друзьями. Настроение улучшилось. Мы шли вперед.

— Бисто ты как?

— Экселенц.

— Здорово.

— Ага, довольно уютное место, — заметил Гастон.

— Гляди, кто-то подвесил дохлую крысу за хвост.

— Может брат?

— Чей?

Мы шли все глубже. Там вдалеке что-то приятно светило зеленым светом. Он был не такой противный как тот, что бывает, когда горит ворвань. Этот свет был такой, как будто в солнечный день отразился от летней травы. Становилось теплее.

Бисто стал насвистывать какой-то мотив. А потом вдруг сказал:

— Этот звук. Я понял. Он из детства.

— Какой?

— Ну вот эти сверчки.

— Из детства?

— Ну да, когда нас собирали на фабрике. Также ст`рекотала наша мать-фабрика. П`риятный звук.

— Смотрите кто-то подвесил крысу за хвост.

— Может кальмар?

— Какой кальмар?

Мы прошли мимо темного женского силуэта. Лица я не мог разглядеть.

— Открой глаза, — прошептал мне властный женский голос.

— В этом голосе я услышал шипение сотни змей, — сказал я Гастону.

— Голос скользит?

— Открой глаза, — снова прошептал голос.

Мы шли. Подходили все ближе и ближе к приятному зеленому свечению. Настроение было отличное. Ноги почему-то не слушались. Это было странно. Я шел вперед, но почти не двигался. Я побежал, но оставался почти на месте. Как во сне.

— Открой глаза! — на меня уставились страшные, но очень красивые огненные глаза.

— Золотое пламя… Свет, — потянул я руки к ним, — мне нужен солнечный свет. У меня и ловушка есть. Вот.

Меня как будто ударили по лицу лопатой. С резким звоном в ушах. Я дернулся.

Бей! — запищала Девятка и ухватила что-то сидящее у меня на груди.

Раздался хруст. Как будто я сжимал в своей руку сухую вафлю. Сверчки на секунду смолкли и вдруг затрещали с новой силой. Я снова был на зеленой дороге. Мне улыбался Бисто и Гастон. Я вставил в зубы свисток и начал в него дуть. Ничего не происходило. Свистка у меня не было. Но я в него дул. Девятка шевелилась пыталась что-то поймать в воздухе передо мной. Глупая.

Я не глупая, — ответила Девятка, но несанкционированные движения прекратила. Но потом добавила. — Сам такой.

На мне кто-то сидел. Я лежал на земле, а на мне кто-то сидел. Каин? На мне сидел Каин и жрал какое-то жуткое существо похожее на толстую муху размером с кошку. Меня скрутило и вырвало. Адская слабость. Я не мог пошевелить ни ногой ни рукой. Я валясь на мокром, грязном полу коллектора. Больно.

Вокруг раздавался визг зубанов, стрекот сверчков и хруст. Моё сознание прояснялось. Я пошевелился и попытался подняться.

Мы лежали недалеко от входа. Шагов десять. Все были тут и я, и Гастон и Бисто. На нас сидели огромные мухи. Они вонзили в нас свои жала. Было не больно, а даже немного приятно. Зубаны пролезшие в окна туннеля прыгали на них сверху. Хруст, писк, куски мух которые разлетались вокруг. Стеркот прекратился и я окончательно пришел в себя.

— Ах тыж дрянь то такая, город, ты, Счастье!

Поднялся, достал обрез и выстрелом снес одну из членистоногих тварей, что сидела на Бисто и сосала из его головы что-то похожее на масло. Зубаны уже заканчивали. Вокруг лежали десятки убитых насекомых. Что ж это такое?! Я посмотрел на один из трупиков.


Изумрудная плакальщица (цикада)


Плакальщица значит. Мы отошли от входа совсем недалеко. И нас тут и накрыло. У меня осталось меньше трети жизни, а Гастон уже схлопотал статус «Без сознания». Мы все были в крови и в какой-то слизи. Сколько прошло? Минута? Две?

Там у входа еще копошилась куча этой гадости. Я на слабых ногах подошел и увидел девушку-акулу которую облепили три цикады. Они самозабвенно сосали ее кровь и стрекотали. Мне стало казаться, что я иду по коридору к выходу. И надо быстрее выйти. Вон он, впереди. Надо только немного поднажать.

Я с усилием открыл глаза и в двоящемся мире, прямо Девяткой раздавил по очереди всех трех насекомых. Сразу стало легче. Акула испуганно распахнула глаза, слабо шипела, попыталась убрать длинные волосы с лица, а потом свернулась клубком. Ее начало трясти.

— Дурилка, что ты за нами ходишь? Не видишь с нами опасно. Дуй в свой акулий питомник или откуда ты там?

Я попытался помочь ей встать. Она была неожиданно тёплая для полурыбы. Девушка всхлипнула, клацнула зубами, попыталась вырваться, но явно была еще слаба. Потом вдруг расплакалась. Начинается, блин. Прислонил ее к стене и вернулся назад. Дело еще не завершено.

Пригляделся вокруг и увидел тёмный, скрытый от глаз отнорок. Заглянув туда, я оторопел. Десятки высушенных мертвецов. Люди, роботы, собаки, кошки, красные блохи, совсем уж неведомые твари. Все были высушены до состояния мумий. Среди них торчали желтоватые яйца насекомых, в которых уже шевелились личинки.

— Мы всех прикончили владыка! — подполз ко мне Каин и стал радостно скалить зубы.

Брысь! — сказала Девятка. Мне показалось или ее голос стал ниже и взрослее?

— Хвалю, — сказал я. — Выше всяких похвал. Всем внеочередная банка ворвани.

— Мне нравится этот город владыка! Только перекрасить и будет неплохое местечко. С этими, что будем делать? — зубан махнул головой на кладку цикад.

— Сожгем, — ответил я, доставая из инвентаря топливо.

* * *
— К сожалению, Фифк. Мы нашли твоего брата. Он мёртв. Он и многие другие. В коллекторе поселились изумрудные цикады.

— Фот фофань! Фаф фаль. Эфо фыл фой фюбифый фрат.

— Говорит, что это любимый брат.

— Фас фыло фриста фетьдефят фосемь фратьеф. Феферь фриста фетьдефят фемь.

Фифк тяжело взохнул.

— Триста братьев? — удивился я.

— И фятьсот фефтер. Фо эфот фрат, — доверительно сказал мне кальмар. — Фыл фамый фюбимый! Фпасифо фто фашфи ефо!


Вы успешно закончили задание «Флачущая фьма»

Вы нашли останки брата рикши. Вы уничтожили гнездо Изумрудных плакальщиц (цикады)

Награда: +120 опыта, +5 репутация с бедными классами города Счастья, Фифк +50 к репутации

* * *
— Ничего, — сказал я, открывая входную дверь в наш отель. — Сейчас отмоемся, почистимся, отоспимся и всё будет хорошо. Бисто, помоги занести Гастона.

В холле пахло сигаретным дымом и корицей.

— Я сам, — мрачно сказал капитан, облокачиваясь на мое плечо. — Серый, почему как я тебя встречаю…

В кресле за стойкой сидела Кацентодд, по привычке закинув ноги на стол. Я резко остановился.

— Здравс-ствуй! — сказала мне Кацентодд.

Зубастая барышня внимательно осмотрела нас с ног до головы. Ее губы презрительно скривились.

— У вас там петрушечка прилипла, — она указала элегантными железными пальцами на то, что мы все покрыты засохшей слизью и кровью. — Ты с-сейчас поднимись в комнату, приведи с-себя в порядок. А я пока коньяку выпью в кофейне напротив. Подожду тебя там. У тебя на вс-сё пять минут.

Она встала, обогнула нас и пошла к выходу.

* * *
Я разглядывал ее прекрасное лицо, железные пальцы, острое копытце направленное в мою сторону, мерцающие глаза.

— Чем обязан?

— Ты ещ-ще не передумал работать на меня?

— Ну теперь, даже не знаю. Как-то не рады вы мне были в прошлую встречу…

Кацентодд поставила на столик кафе небольшой механизм похожий на часы. Шестерёнки в нем весело защелкали, раздался тихий, мелодичный звон. Редкие посетители кафе «Смерть, душа и аромат» не обращали на нас внимания.

— Волчонок, я была очень рада. А ос-собенно потому, что я знаю зачем ты меня ис-скал. Еще раз. Я знаю ЗАЧЕМ ты меня ис-скал. И кто попрос-сил тебя это с-сделать. Мне надо было подумать и я реш-шила. Ну, что? Поможем друг другу? Как в с-старые добрые времена?


Глава 8


Я молча разглядывал ее лицо в полумраке.

— Можешь говорить с-свободно. Пока тикают час-сики, логов не будет. Никто ничего не узнает. Расс-сказывай. И не с-смей мне врать. Хитрец.

Что она может знать? Да всё, что угодно. Она ИИ свободно живущий в Сети. Она может собирать террабайты информации. А потом складывать их в нужную картину. Но она же не может быть всемогущей. Черт. Знать бы как поступать правильно.

— Не отвечаеш-шь? Как жаль. Я думала мы друзья…

— Лика, а что рассказывать?

— О том, как ты переехал, например. О том, что тебе поручил этот гадкий мальчишка — Подгорный. Про девятый отдел? Говорят, увлекательное место.

Вот дерьмо. Ну, ладно, будем играть теми картами, что пришли.

— Так ты итак в курсе всего. Что мне еще добавить? Я в тебе и не сомневался никогда. Ты меня знаешь, я простой офисный планктон. Вы втягиваете меня в игры выше моего понимания на порядок. Но тогда уж не требуйте от меня невозможного.

— Какая тирада. Прелес-сть! Так ты за меня или за огромную бездуш-шную корпорацию?

Я подумал, что сказала мне это «огромная бездушная машина». Кто сильнее и страшней, бегемот или носорог?

— Если я скажу, что за тебя, ты поверишь?

Кацентодд расплылась в акульей улыбке и сверкнула глазами.

— Конечно поверю, милый! Я же тебя люблю.

Я задумчиво поглядел в окно кафе за которым кралась вечная, темно-зеленая ночь Счастья. Послушал ритмичное тиканье «часов».

— Хорошо, я за тебя. Довольна? Но мне не оставляют выбора и в лоб говорят что делать. Я на привязи. Тебе-то что? Ты прямо сейчас можешь сбежать и тебя никто не найдет. А куда бежать мне? Кстати почему ты до сих пор здесь, хотя всё, оказывается, знаешь?

— Ес-сть пара незаконченных дел. Значит за меня?

— Да, — устало сказал я.

— Докажи.

— Как?

— Сейчас ты выйдешь из игры. Вставишь в капсулу любую флэшку. А потом незаметно засунеш-шь ее в любой компьютер здания. Вс-сё. Легче легкого. С-справишься?

Ответить я не успел. «Часы» Кацентодд издали мелодичный звон и остановились. Я стоял и смотрел на Лику, не зная, как на этот сигнал реагировать. Та улыбнулась, подошла ко мне и дотронулась до моей щеки холодными стальными пальцами.

— Слушай внимательно, Волчонок, — как ни в чём не бывало заговорила она, — завтра с утра отправляйся в Анклав Азур. Сейчас они недалеко от Саусфилда, участвуют в грабежах. Там ты встретишься…

— Куда?

— Фу-у-ух. Анклав Азур, один из самых больших летающих городов Валькирий. Сейчас они грабят южные границы бывшей Конфедерации. Не глупи. Спросишь там кого-нибудь или пойдешь по выженному следу. — Кацентодд рассмеялась. — Там ты встретишься с матриархом Варой. Передашь ей финальную часть оплаты за товар и привезешь груз мне. Считай я тебя посылаю в магазин. С этим то хоть справишься? Или тебе официальное задание надо?


Вам предложено задание: «Драматическое название #1»

Описание: бла-бла-бла, чтоб груз был у меня и побыстрее

Срок: 48 часов

Награда: ты мой зайчик

Отказ: не предусмотрен

Провал: мучительная смерть. Я не шучу

Принять?

Да/Да


— Что за товар? Чем расплатиться?

— У тебя что-ли своих денег нет? — раздраженно спросила Кацентодд. — Вс-сё, не бес-си меня. Жду тебя пос-слезавтра. С-с-с грузом. Не испорти всё, как обычно.

Она повернулась и, звонко стуча копытцами, пошла к выходу. Я, сам того не желая, засмотрелся на ее походку. Хвоста Лике не хватает для комплекта. Чтобы туда-сюда болтался.


/logout


Я выбрался из капсулы, включил чайник, сходил умылся. Что же мне делать? Я чувствовал, что от моего решения может зависеть многое. У нас есть Лика, которая знает, что корпорация идёт по ее следу. По уму, ей надо прятаться, но она этого не делает. Наоборот. Задумала какую-то подлость. Есть корпорация, которая проводит пусть и косвенные, но параллели со мной в этой ситуации. Хотя почему косвенные? Если подумать, то складывается ощущение, что они знают больше, чем говорят, и если я буду вести себя не так, как они ожидают, то на меня спустят всех собак.

С другой стороны, я приписываю им всем, и Лике, и корпорации какое-то всемогущество. Лика — это программа. Ее делали люди. В корпорации тоже обычные люди. Они могут ошибаться, заблуждаться, это не правильно их всех считать всемогущими. Впрочем, идиотами их тоже считать не стоит.

Я спустился вниз, зашел в салон связи на первом этаже и купил флэшку. Продавец денег с меня не взял, просто улыбнулся и сказал, что для сотрудников система учтет все при начислении зарплаты.

Если я сейчас пойду всё рассказывать Игнату, не вставив флэшку в капсулу, то Лика всё поймет. Я должен делать вид, что выполняю ее инструкции. Зачем я об этом размышляю, вообще? Я как какой-то идиот начинаю принимать разговорчивую программу за человека. Всё. Хватит. Вставляем флэшку, потом иду к Игнату и всё выкладываю. Там решим что-нибудь. У него голова вон умная, лысая, чего-нибудь придумает. Это их проблема, вот пусть и разбираются.

* * *
— Игнат! Можно тебя на минутку?

Я зашел в большой светлый зал отдела номер девять.

— Здравствуйте, Сергей! — сказал мне с потолка приятный женский голос. От неожиданности я аж слегка споткнулся и посмотрел наверх. Просто потолок. Со мной местный ИИ поздоровался? Прогресс.

Игнат склонился над столом, тихо переговариваясь с безопасником Подгорным. Тот поправлял воротник рубашки и согласно кивал. Увидев меня, Игнат сказал Ивану:

— Да, давай тогда по второму варианту. Сергей! Рад тебя видеть еще раз.

— Тут новости кой какие, — ответил я, сжимая флэшку, которую вынул из капсулы. Не знаю записала туда что-то Лика или нет. Но сам не понимаю почему, ладонь у меня вспотела.

— «Кой какие», — неожиданно передразнил меня Подгорный, — Сергей сколько уже времени прошло! Ты всё крутитишься вокруг и не делашь ни##ра! Я начинаю сомневаться в том, что это было разумно с нашей стороны, обратится к тебе за помощью. Надо было послать к тебе юристов, чтоб засудили тебя в пыль. Чтобы ты еще лет двадцать своей никчемной жизни на фирму работал, долги выплачивая. «Кой какие»!

— Иван, не надо, — мягко сказал Игнат.

— Нет. Таких как этот мусор, у нас по десятке пучок. А ты с ним носишься. Где результат, Сергей!? Я посмотрел запись твоей беседы с ИИВУК вчера, в этом, в океанариуме или как он там. Что ты там себе позволял? Ты, нас всех подставить хочешь? Ты должен был у нее в ногах валяться, а ты из себя гордого начал строить!? Му##к! Всё, блин. Еще один прокол и тебе конец! Я выпущу на тебя всех наших юристов и забываю, что была такая плесень как Волков! Потому что тебя действительно не будет.

Я начал закипать, что этот пижон о себе возомнил? Кулаки сжались. Но не дав мне сказать и слова в ответ, Подгорный пошел к выходу. Дверь перед ним не открылась, он посмотрел на потолок и грубо сказал: «Не понял?!». Лампочка тут же мигнула зеленым и створки распахнулись. Скрипя зубами безопасник вышел из лаборатории.

— Что там у тебя? — после продолжительной паузы сказал мне Игнат. — Впрочем подожди. Ты жутко не вовремя! У нас тут сбой на Архипелаге. Вот садись здесь, я сейчас вернусь.

Игнат усадил меня в кресло за пустой рабочей станцией и быстро ушел вглубь зала. Во мне еще бурлил гнев. Что, блин, происходит! Даже слова вставить не дали и разговаривали как со школьником каким-то. Я мрачно смотрел на станцию передо мной. Несколько мониторов, клавиатура, разъемы для карт памяти. Я покрутил у себя перед глазами флэшку, а потом вставил ее в гнездо. Индикатор на ней мигнул несколько раз и потух. Я вынул ее и засунул себе в карман. Козлы. Поделом.

Ничего необычного не произошло. Всё было так же как раньше. Свет не погас и здание не обрушилось. Пофиг. Я глубоко вздохнул. Успокойся.

— Хотел извинится перед тобой за Ивана, — сказал Игнат, когда вернулся. — Ему только что начальство головомойку устроило. Вот он и сорвался.

Я мрачно молчал.

— Ладно, давай по делу, — продолжил он. — От этих эмоций одни проблемы. Что тебе удалось узнать?

— Кацентодд вернулась и дала мне задание, — сухо ответил я. — отправится в город Валькирий и забрать для нее какой-то груз.

— Подробности не дала?

— Нет.

— Чудесно. Просто отличные новости. Всё хорошо. Ты молодец, а на Ивана не обращай внимания, ему сейчас несладко. Всё-таки провал по линии службы безопасности, вот они там и лютуют. Всё, ну значит поступай так, как она велит и не забудь у нее распросить, что, зачем, почему, когда. Это важно.

Гнев у меня как рукой сняло. Я успокоился. Буду делать, то что они просят, но инициативы не дождуться. Будут следующий раз думать, что и как говорить.

* * *
— Царские хоромы, — сказала Ева, разглядывая мой номер.

— Район хороший. Здание престижное, — парировал я. — В столовой сосиски дают. Что немаловажно. Ты проходи, не стесняйся, чувствуй себя как дома.

— Это уж вряд ли, — усмехнулась она.

Игнорируя скептический взгляд, я ее обнял.

— Ев, как у тебя дела, ты что-то совсем мрачная. Видишь, меня вот посадили в капсульную тюрьму, хоть и со всеми удобствами. Но я то не кисну. Колись давай.

— Устала, Серёж, — Ева скинула шубейку. — Просто устала. И голодная.

— Так! Я не понял? Ну-ка пошли!

Я решительно направился из комнаты, взяв ее за руку.

— Куда опять!?

— В столовую, конечно. За сосисками!

* * *
/login

Рядом со мной кто-то лежал. Теплый свернувшийся клубок. Я открыл глаза и с удивлением уставился на девушку-акулу которая явно грелась рядом со мной. Я поднялся с кровати и оглядел окружающий бардак. За последние три дня комнаты пансиона превратились в одну громадную свалку. Поломанная мебель, кучи запчастей прямо внутри которых дремали зубаны. Разбросанный по полу уголь и горки из под использованных банок ворвани. Запах соответствовал. Сверху раздавался скрип, это Тушкан мерно раскачивался на люстре, посапывая во сне.

— Фефада фомой! Фефадо фомой! — сказал у меня под кроватью Фифк во сне, подрагивая щупальцами.

Квартира после тяжелой пьянки.

— Господа, у меня один вопрос, — спросил я сразу всех, указывая на девушку-акулу, — кто впустил в номер эту…эмм… барышню?

— Я, — раздался спокойный голос Гастона с балкона.

Капитан в одних кальсонах сидел на стуле, курил трубку и задумчиво наблюдал за темной улицей.

— А зачем?

— Потому, — философски заметил он. — что нашему жилищу не хватает женской руки. А она скреблась под дверью. Я ее впустил, накормил и дал несколько крон хозяйке гостиницы, чтобы она ее помыла и выдала нормальное платье.

— Откуда у тебя деньги?

— У зубанов взял, — капитан Жирардо был невозмутим.

— А у них откуда?

— Нашли, говорят.

— Эй, гражданочка, — я потыкал акулюдку, — подъем!

Девушка не реагировала, только вяло зашипела на меня во сне.

— Она ничего тебе не говорила? — спросил я капитана.

— Знаешь, Серый, мне кажется она немая. Либо какие-то психотические проблемы у мадемуазель.

— То есть ты впустил к нам в номер незнакомую, «психотическую» акулу?

Гастон, не оборачиваясь, пожал плечами и выпустил в ночной, прохладный воздух дымное кольцо.

— А Бисто где?

— Свалил, — из обломков шкафа показалась оперенная голова Каина.

— В каком смысле?

— Ну сказал, что скоро вернется и ушлёпал, — зубан несколько раз решительно кивнул.

— Ничего больше не сказал?

— Сказал, что когда придёт назад, ты еще не проснешься, владыка.

— Ну вот, я проснулся. И где Бисто?

Каин сделал задумчивую рожицу.

— Сложна, — категорично заявил он после долгой паузы и полез назад в развалины шкафа.

— Так! Всем подъём! Приводим себя в порядок и выдвигаемся. Сегодня нас ожидает тяжелая дорога.

* * *
— Владыка, надо отплывать. Наша очередь уже того, — тихо сказал Каин.

— Пол часа уже тут стоим, капитан-шеф, — добавил один из автоматонов из подразделения Бисто. — Думаю, дальше ждать месье капрала не имеет смысла.

Гастон раскурил очередную трубку и ничего не произнес. Он явно приходил в себя. Вымылся, расчесался, побрился. За ночь отремонтировал одежду. Теперь он уже не выглядел как опустившийся бомж. Теперь это был хоть и потрепанный жизнью, но капитан в отставке. Самое время женится на какой-нибудь вдове с приданным.

Зубаны уже благополучно загрузились в Рафаль и теперь весело носились друг за другом по красному корпусу. Как бы не поубивались там. По порту ходили рабочие и матросы. Работа кипела. Постоянно кто-то кричал, что-то лязгало, шумели паровые машины.

— На клиппер «Фуаджоу» требуется старпом! Оплата ежедневная, в обязанности входит…

— Пирожки горячие! С рыбой! С осминогами!

— Покупайте газету «Ночное Счастье»!

— С крабами!

— … за ранения полученные на службе положена гильдейская страховка…

— Морячок, ты спешишь? М-м-м, какой симпатичный…

— Мокрицы сушеные!

— Таинственные похищения в районе Чудес! Кровавая резня в Фоксхаусе!

— Ой, сам такой! Давай, вали отсюда!

— Лучший кабак в этой части океана!

— … сожгли гнездо плакальщиц. До каких пор власти города будут позволять этой заразе пировать среди нас!? Двор предлагает награду за голову…

— Сам ты отрава! Отличные пироги!

— Абсурдистский театр «Абсурд». Вас ждут уникальное выступление кальмаров танцовщиц! Потрясающая гибкость всех частей тела!

— Ты что сказал?! А ну иди сюда!

— Лучшее грибное вино для настоящих грибов!

Шум порта раздражал. Но я ждал возвращения команды Грача. Зубаны разбежались по городу пытаясь узнать хоть что-то про моего старпома. Мы же остались ждать его здесь. Похоже это было бессмысленно. Время поджимало. Мы оставили записку в пансионе. Заплатили за погром в номере и на всякий случай внесли депозит, если Бисто вдруг появится уже после того, как мы уплывем из Счастья.

Через четверть часа вернулись черные зубаны. Они были молчаливы и сосредоточены.

— Сэр, никакой информации, — сказал Грач, внимательно глядя на меня желтыми глазами. — Я допросил восемнадцать местных жителей, но никто ничего не слышал и не видел. Остальные тоже не смогли собрать никакой информации. Время отведенное нам на задание истекло. Мы вернулись.

Я вздохнул. Ладно. Надеюсь Бисто не пропадет. Всё равно завтра мы должны были вернутся. До Саусфилда должны добраться часов за шесть и потом назад с грузом. Может и за один день уложимся. Посмотрим. Если что, по возвращению продолжим поиск.

— Слушай мою команду! — крикнул я. — Всем занять свои места. Временно исполняющим обязанности старшего помощника назначаю капитана Гастона Жирардо. Отправляемся. Старпом, зови местного лоцмана, где-то он тут шатался. Будем всплывать.

* * *
Первые полчаса после всплытия мы прошли морским ходом. Рафаль держался на воде уверенно. Никуда не кренился и не заваливался. Трюм подтекал, но зубаны отлично справлялись работая на помпе. Я сравнил показания скорости и с удивлением заметил, что мы идем раза в полтора быстрее чем в виде дирижабля. Посидев с Гастоном над картой мы решили изменить маршрут и максимальное расстояние держаться вплавь. Глядишь еще час сэкономим.

Пришлось конечно покрутиться полчаса назад, обходя транспортный конвой Железной Империи. Что там было неизвестно, но завидев стальные корпуса броненосцев и черные двуглавые орлы на флагах, мы благоразумно решили не связываться.

Мерный стук паровой машины, тёмное зимнее море. Палуба покрывалась инеем. Но в кабине было тепло. Вот с чем с чем, а с обогревом у Рафаля никаких проблем не было.

— Гастон.

— Да, Серый.

— Плыть нам еще долго. Автопилот вон работает, — я кивнул на робота который стоял за штурвалом. — Мне интересна твоя история. Еще тогда, на поле боя, подумал…

— Нет.

— Капитан Гастон Жирардо, я сколько раз вытаскивал вас с того света?

Видимо репутация сделали свое дело. Капитан вздохнул, помолчал, но потом начал говорить. Сначала медленно, с трудом, как будто преодолевая сопротивление:

— Это из-за женщины, — Гастон закурил. — Я тогда был лейтенантом. Получил должность в жандармерии, в штабе. Молодой, подающий надежды офицер. А потом встретил Лизи. Элизабет. Она была актриса в оперетте. Это была любовь с первого взгляда. Я ходил на все ее спектакли. Не на первых ролях, нет. Я сидел и ждал, когда снова увижу ее. А потом, однажды, я наплевал на гордость, сунул двадцатку антрепренеру и меня пропустили за кулисы. Я пришел в форме, с цветами. Разогнал других поклонников и пригласил ее на ужин. Она неожиданно для меня сразу согласилась.

Капитан замолчал и уставился на черные волны вокруг. Я ничего не говорил, просто ждал продолжения.

— Это определенно был мезальянс. Певичка из оперетты. Я поссорился с отцом и он сказал, что лишит меня наследства. Мне было плевать. Лизи тоже. Мы все время проводили вместе. Периодически появлялись поклонники. Была даже дуэль с одним из многочисленных сыночков маркиза Кабреше. Благо сынок был младший и отцу его судьба была мало интересна. Всё обошлось только месяцем офицерской гаупвахты для меня, и мужественным шрамом через щеку для маркизова отпрыска.

«Отпрыска» — смешное слово, — заметила моя рука, пошевелила пальцами и начала откручивать первую попавшуюся гайку. У нее определенно изменился голос. Высокий, но уже какой-то… подростковый что-ли.

— Лизи оказалась знакома с дочерью генерал-губернатора и моя карьера пошла в гору. Я стал капитаном. По протекции мне предложили пойти адъютантом к генералу Дезмунду-Роше. Я перестал общаться с отцом и семьей. Потом предложил Лизи стать моей супругой. Она согласилась на помолвку, но на условии, что свадьбу мы проведем не раньше чем через год. Это было странно, но я согласился. Страна готовилась к войне, работы было много. Я часто оставался в штабе и Лизи всё время приходила ко мне, приносила еду и как могла заботилась. Иногда, чтобы просто быть рядом с ней я брал бумаги для работы домой. Всё было хорошо. Месяц шел за месяцем. Я никогда не было настолько счастлив. И вдруг всё рухнуло…

Внезапно, прерывая рассказ Гастона в рубку, через приоткрытый иллюминатор, с оглушительным звоном влетел Тушкан.

Лови его! — потребовала рука и попробовала ухватить моего питомца. Я ее еле удержал.

Зубан подпрыгнул ко мне, схватил за штанину и стал подпрыгивать изображая как он что-то хватает сверху.

— Тушкан, что случилось?

Через мгновение в иллюминатор засунул голову Каин. Его перья мелодично звякнули.

— Владыка, там киты. Много! Шпарят к нам. Фонтанчики смешные пускают.

Несколько секунд я переваривал информацию.

— Стоп машина! — крикнул я в переговорную трубу. — Всему экипажу, внимание! Взлетаем!

Через несколько мгновений цилиндр с баллоном раскрылся и начал наполняться горячим воздухом. Я пытался всмотреться в ту сторону куда мне показывали зубаны. За небольшими волнами было ничего четко не видно. Надо не забыть купить на Рафаль подзорную трубу или бинокль. А то раз Бисто нет, так и посмотреть никак не выйдет.

Спустя несколько минут баллон начал приобретать уже правильную форму. Давай железка. Нам еще не хватало, чтоб Рафаль сожрали.

И тут я увидел китов. Их была пара дюжин. Они окружали наш корабль со всех сторон, но не торопились нападать. Что с ними происходит? Киты плавали вокруг, иногда останавливались, высовывали голову разглядывая Рафаль большими мутными глазами. Компрессоры стучали нагнетая горячий воздух в баллон. Пахло дымом. Зубаны расселись на бортах корабля, шипели и возмущались, плюя и кидая мусор в кружащие вокруг темные силуэты.

Наконец Рафаль дернулся и отлип от воды, медленно поднимаясь вверх. Гляди-ка обошлось.

— Странно что они на нас не напали…

— Я ни разу не слышал, чтобы киты нападали на своих же, — заметил капитан. — Может это потому, что ты теперь один из этих, чокнутых, что занимается стройкой?

— Хм, возможно, — задумался я. — Но проверять это, мы не будем.

* * *
Волнения улеглись и мы двинулись в сторону Саусфилда напрямую. Я сходил посмотреть, как там дела у зубанов и солдат Бисто. Зубаны расселись в своих ящиках и маялись бездельем. Мне стало их жалко и я выдал их старшим — Грачу с Каину коробку с домино, что купил в оружейном магазине. Коротко рассказал правила игры. Все автоматон собрались вокруг нас внимательно следя за происходящим. Ну хоть не вечным мордобем будут заняты.

Уже собираясь уходить я случайно заметил, что в трюме находиться еще один пассажир. В углу, свернувшись калачиком спала девушка-акула. Пресвятой Йорхотеп, опять она.

— Господа, я вот не пойму, как эта юная леди опять с нами оказалась?

— Так это я впустил! — крикнул мне Каин, не отрывая взгляд от костяшек домино. — Грач ее покусать хотел, но я сказал, что это новая владыкина гОрчичная, горничечная.

— Горничная, — задумчиво поправил его Грач.

Не, ну девушка конечно симпатичная. Но вот то, что она ходит за нами и то, что она двух прежних владельцев загрызла, смущало. Высадить ее куда-нибудь и улететь? Ладно не о том думаю. Шут с ней.

* * *
— Капитан на мостике! — браво отрапортавал один из автоматонов.

Я сел рядом с Гастоном.

— Ну а дальше, что было?

— А дальше всё просто, Серый. Дальше пришли коллеги из жандармерии и арестовали меня.

— Почему? — удивился я.

— Дело в том, что наша разведка выяснила, что из штаба врагам утекают важные данные. Путем проверки выяснили, что именно мои документы попадали в руки чужой разведке. Несколько дней продолжался допрос. Не самый приятный момент моей жизни. В камере я держался только одной мыслью, как там моя невеста. Я думал, что выяснится, что я не виноват и я вернусь. Обещал себе, что помирюсь с отцом. Но тут выяснилось… Выяснилось, что Елизабет сбежала. Как только меня задержали, она сразу исчезла.

— Это она передавала информацию?

Капитан глядел в пол.

— После выяснилось, что зовут ее Эльжбета Костюшко. И была она гражданкой Священной Республики. И нужен я ей был, только по одной причине…

— Погано. И ты ни о чем не догадывался?

— Ну были странные мысли. Но я от них отмахивался. Я действительно ее любил. А потом я узнал, что когда меня арестовали за шпионаж, у отца случился удар… Я потерял всё. Я предал… Страну, семью, всё… Меня приговорили к заключению, но тут началась война… И я добровольцем попросился в поле. Сначала мне отказали, но генерал Дезмонд-Роше лично просил за меня… Хотя я так его…

— Но ты же не знал.

— А что это меняет? Я офицер жандармерии! Я должен был знать! Я должен был чувствовать! А я увидел симпатичное личико и всё на свете забыл. Ненавижу! — прошипел он.

— Так ты ее до сих пор, что ли, любишь?

Капитан поднял на меня мрачный взгляд. И там внутри его глаз заплескались нехорошие огоньки.

— Когда всю нашу банду схватят и всех повесят, это будет прекрасный конец для предателя и глупца вроде меня. Мне всё равно, Серый. Бандит так бандит. Я согласен быть с тобой. И да, впереди дым.

— Что?

— Впереди по курсу что-то горит. Или, скорее, уже сгорело.


Добро пожаловать в Саусфилд!

Уровень безопасности: черный


Глава 9


Мы пролетали над сгоревшими зданиями. Улицами заваленными мусором и обломками. Город Саусфилд переживал не самые лучшие дни.

— Похоже армия тут и не появлялась, — задумчиво произнес Гастон. — Вывели всё что можно для сражения с Железной Империей и вот…

— А кто напал?

— Банды с Дикого Поля. Кочевники. Вон смотри, — он указал мне одну из площадей, над которой мы пролетали.

Рядом с большим особняком стояло несколько разномастных паровых грузовиков кустарного производства. Хлипкие механизмы с разными колесами, трубами и бортами из досок. Рядом суетились люди, одетые кто во что горазд. Они вытаскивали ящики и грузили их по машинам. Заметив нас, они засуетились, достали длинные паровые ружья и открыли в нашу сторону беспорядочную стрельбу. Зубаны на палубе подняли возмущенный гвалт.

— Давай выше и три румба вправо, — сказал я рулевому.

Мы пролетали над разгромленным городом. Там внизу царил хаос и чёрная зона. На одной из улиц я увидел два столкнувшихся паровоза вокруг которых кипела ожесточенная перестрелка.

— Еще кто-то сопротивляется?

— Нет, Серый, это уже банды, что поменьше, между собой грызутся за остатки. Полетели к центру города. Там вроде поспокойнее.


Вы прибыли в район Чёрчхилл.

Зона безопасности: желтая


Действительно, в центральных районах было спокойнее. Ничего не горело и не было слышно никакой стрельбы. По улицам ходили хоть и смурные, но мирные жители. Даже кафе и магазины были открыты. На перекрестках стояли замотанные в просторные коричневые балахоны патрульные с длинными винтовками.

Мы приземлились на транспортной площади, где нас без разговоров пришвартовали. Тут же к Рафалю подошли несколько напряженных солдат.

— Кто такие? Цель посещения Саусфилда? — спросил старший. — Назовите гражданство и отношения с кланом Красное топоры.

— Красные топоры?

— Город теперь принадлежит нашему клану. Все прибывшие должны отметиться о прибытии и внести таможенный сбор. Если вы собираетесь покупать или продавать тут товары, то должны заплатить за торговую лицензию.

— Мы только спросить…

Старший сделал жест, после которого его бойцы нас взяли на прицел.

— Назовите имя, гражданство и отношение с Красными топорами!

— Серый Пароволк, без гражданства, про топоры впервые слышу. Следую мимо, просто хотел спросить…

— Плевать, что ты там хотел. Таможенный сбор две сотни крон. После этого спрашивай, пока язык не отсохнет.

— Хм…

— Лучше заплати, и двинемся отсюда, — прошептал мне Гастон. — Вокруг в домах пару десятков стрелков держат нас на прицеле.

— Ну, что? — спросил старший, — Добровольно заплатите или вас сначала подстрелить надо будет?

— Заплатим. Где нам найти Анклав Азур?


Передано игроку Колянус 200 крон


— Кх-хе-хе, вон же он, — игрок указал на небо.

— Где?

— Ну вон, видишь на соборе шпиль? На пару ладоней выше смотри.

Я пригляделся и увидел там небольшое блескучее пятнышко. Как какая-то большая птица висела в небе.

— А где тут у вас можно бинокль купить? Или трубу подзорную?

— Торговля любым товаром — это лицензия. Тысяча крон. Берешь?

— Обойдусь. Отшвартовывайте. Взлетаем.

* * *
Рафаль, делая большие сонные круги взлетал вверх. В принципе можно было не двигаться, а просто греть воздух в баллоне, но тогда нас сносило ветром и поэтому я решил плавно двигаться навстречу летающему городу.

Команда скучала, кочегары механоиды забрасывали в топку уголь. Девушка-акула стояла на палубе и смотрела вдаль, ежась от морозного воздуха. Легкий ветер трепал ее длинное серое платье, что продала нам хозяйка гостиницы. Акула выглядела застенчивой и немного несчастной выпускницей курсов благородных девиц. Только шляпки не хватало. Гастон смотрел на нее скептически. Потом вышел и накинул на ее плечи свой мундир, барышня, не оборачиваясь, сразу закуталась в него. Капитан усмехнулся и стал раскуривать трубку глядя вниз на удаляющуюся землю.

Я собрал всех на палубе. Три автоматона из солдат Бисто внимательно ели меня светящимися глазами. Сотня разноцветных зубанов роилась вокруг и никак не могла выстроится ибо каждый раз кому-то из них не нравилось его место и он лез обменяться с соседом.

— Команда, мы прибываем в Анклав Азур. Действуем по старой схеме. Грач, ты с парой десятков обеспечиваешь нашу безопасность в городе. Гастон, ты за старшего на корабле. Или хочешь прогуляться в город?

— В город, Серый. Может развеюсь.

— Отлично, за старшего остается Каин. Как всегда, следи за порядком и если что, приходите на помощь. Не забудь кормить нашу пассажирку.

— Всё будет тип-топ, владыка. Никто не войдет и не выйдет!

— Барышня, — обратился я к акуле, — не знаю как тебя звать, но раз уж ты с нами…

— Ая, — сказал Гастон.

— Что прости?

— Ее звать Ая.

Барышня закивала глядя в пол.

— Так ты можешь говорить?

Девушка отрицательно помотала головой.

— Ладно, Ая так Ая. Тебе лучше тоже остаться на корабле. В городе может быть опасно, у меня не самый удачный опыт общения с Валькириями.

Внезапно к нам на палубу, влетела огромная птица. Все дернулись и повернулись в ту сторону. Это оказался молодой парень в летном костюме, очках консервах и большими кожаными крыльями за спиной. Он дернул рычаг у себя на поясе, крылья сложились в небольшой рюкзак. Валькирии. Я уже видел таких когда они нападали на мою фабрику под Воробьями. Тушкан встопорщился сидя у меня на плече и приготовился прыгать.

Парень расплылся в белозубой улыбке, бодро пошел в мою сторону.

— Добро пожаловать в Анклав Азур! Что привело вас в наш прекрасный город? Добрый день, господа, — он окинул взглядом всё наше собрание, а потом заметив Аю, расцвел и добавил, — и милая дама!

Девушка спряталась за Гастона и стала смотреть хмуро.

— И ты будь здоров. По торговым делам.

— Прекрасно! Позвольте тогда сопроводить вас к порту, господа. И вас, миледи!

Ая сжалась сильнее и нехорошо оскалилась.

* * *
Добро пожаловать в Анклав Азур!

Район Порт Янтарь

Уровень безопасности: зеленый


Высоко, среди клубящихся облаков раскинулся небесный город. Множество легких ажурных построек переплетенных в затейливую паутину. Несколько монструозных баллонов с летучим газом встроенных прямо в тело города. Множество дирижаблей привязанных по периметру к высоким, тонким башенкам. Город был похож на огромное, тонко сделанное ювелирное украшение, инкрустированное дирижаблями.

* * *
— Добро пожаловать в «Южный ветер», — поздоровалась с нами секретарь. Довольно симпатичная, кстати.

— Мы хотели поговорить с матриархом Варой.

— Подождите минуту, я доложу, — серьезно сказала девушка, встала и пошла к двери кабинета.

Что-то есть в местной моде, подумал я, разглядывая её обтягивающие кожаные штаны. Все эти летные куртки, шарфы, сапожки и небольшие рюкзаки с раскладными крыльями.

Когда мы четверть часа назад шли по территории порта, я обратил внимание, что вокруг нас были только мужчины. Они занимались портовыми делами, смеялись и все мило улыбались Ае, которая увязалась за нами. Девушка-акула не выдержала такого внимания, начала жаться ближе к нам, с Гастоном. Потом плюнула на условности, уставилась в землю и вцепилась мне в плечо острыми когтями, чтобы не отстать. Самое интересно, что лучезарные улыбки работников порта после этого не закончились, а наоборот стали еще шире. Тушкан не слезая с моего плеча скалился им в ответ.

Такое поведение объяснилось довольно быстро. При выходе из порта висело яркое объявление написанное затейливыми буквами:


Холостякам без сопровождения вход запрещен!


И тут уже стояли несколько женщин. Они были вооружены и смотрели на нас устало.

— Добро пожаловать в Анклав Азур. Доложите ваш матримональный статус, — сказала мне старшая из них.

Я поглядел на единственного мужчину среди таможенниц, который развалился за конторским столом сложив на него ноги в сапогах.

— Матримональный? — не понял я.

Мужчина за столом достал зеркальце и с интересом разглядывал себя. Вот у него длинные волосы выбились из под шлема, а тут яркий голубой шарф перекосился. Всё надо было срочно поправить.

— Холост, — ответил за меня Гастон. Потом поглядел на Аю, — Мы все втроем не имели счастья вступить в священные узы брака.

— А девушка, это..? — начала говорить старшая.

— Горничная? — спросил я.

Начальница отрицательно покрутила головой.

— На территории Анклава, незамужним девушкам запрещенно прислуживать холостым или не женатым на них мужчинам. Это серьезное нарушение.

Пока я пытался понять, что от нас требуется, снова на выручку пришел Гастон:

— Это наша племянница.

— Это правда? — обратилась к Ае женщина, вопросительно приподняв бровь.

Ая покивала глядя в пол и сильнее вцепилась мне в руку. Острые когти, блин.

— Тогда проходите. Гуота, сопроводи, — сказала старшая одной из вооруженных охранниц. — В Анклаве запрещены кражи и убийства. Также запрещен разговор с замужними женщинами, если они не заговорят с вами первыми или без разрешения их мужа-протектора. Добро пожаловать в Анклав Азур!

— Меня зовут Гуота, я проведу вас, — сказала мне крепкая, голубоглазая девица с двумя косами.

— Извините, а вот чтоб понять. С замужними понял. А с незамужними женщинами разговор разрешен?

— Разговор разрешен со всеми, — терпеливо начала отвечать наша сопровождающая, — но первым начинать беседу с замужними женщинами — запрещено. С незамужними, конечно можно, но продолжать его достойно только тогда, когда и если вами заинтересовались. В противном случае, лучше сразу прекратить неприятное общение. Навязываться — это дурной тон. Хотя, я думаю вам это не грозит.

— Что не грозит?

— То, что вами заинтересуются. Вряд ли вы впечатлите наших невест.

— Вот всю жизнь мечтал, — усмехнулся я.

* * *
— Здравствуйте, меня зовут матриарх Вара, вы ко мне? — спросила взрослая женщина с седыми волосами и цепкими серыми глазами.

— Всё правильно, как я могу к вам обращаться?

— Матриарх. Этого будет достаточно.

— Меня зовут Серый Пароволк, я прибыл к вам по поручению Госпожи Кацентодд, — мне захотелось коротко кивнуть и щелкнуть каблуками, но я сдержался.

— О! Интересный заказ! — мы получили истинное наслаждение пытаясь воплотить его в металле. Разрешите полюбопытствовать, теперь, когда он готов. Что это вообще такое? Мы всё сделали строго по чертежам, но так и не разобрались что это. Мучительная тайна. Откройте ее нам.

— К моему огромному сожалению я тоже не представляю о чем речь. Мне надо только прибыть к вам и забрать груз.

— Как жаль. Тайна. Но пройдемте. Гуота, останься в приемной. Я позабочусь о наших гостях.

В сопровождении матриарха Вары и ее секретаря мы отправились вглубь здания. Пройдя полными яркого солнечного света коридорами мы зашли в огромный ангар. Я догадался, что вижу завод паровых машин или что-то подобное. В нескольких секторах стояли разобранные паровозы и дирижабли вокруг которых крутились работники. Женщин было больше, но и мужчин тоже было немало. Раздавался стук металла, ярко сияла в стеклянных колбах ворвань, гремели цепи, вспыхивала газовая сварка. Весь цех был ярко освещен солнечным светом пробивающимся через высокие окна.


Мне это напомнило загоны китов-комбайнов в городе Счастье. Только если там, в темноте пахло кровью, рыбой и страхом, то тут же картина была полностью противоположной. Тут работали улыбающиеся люди, никто не рыдал, а надо всем этим не раздавался басовый выдох большого Йо.

— Нравится? Каждый раз когда вижу эту картину, сердце полно радости. Пройдемте, нам в соседний ангар.

Тут уже было тихо. Большое помещение полностью занимали два огромных дирижабля странной конструкции. Они были сцеплены между собой и под ними не висело никаких кабин. Просто два очень больших баллона спеленутые тонкими механизмами, чем-то напоминающими корсет.

— Вот. Прошу получить и расписаться, — сказала мне Вара указывая на дирижабли-близнецы.

— Это груз? — удивился я.

— Да. Это заказ Госпожи Кацентодд. Всё строго по чертежам, можете проверить. С вас остаток платежа… — женщина посмотрела свой блокнот, — тридцать пять тысяч восемьсот шестьдесят две кроны. Вы же кронами будете платить?

— Кронами… Но… тридцать тысяч… Точно эта сумма?

— Тридцать пять восемьсот шестьдесят де. Не сомневайтесь. Какие-то проблемы?

— Хм. А надо зайти в банк насколько я понимаю.

— Конечно, было бы глупо ходить с такой суммой на руках. А где ваш основной банк?

— В Городе Сов. Я, если честно…

— О, это не проблема. Хлодис, милая, проводи нашего гостя в банк и оформи договор, — сказала Вара секретарю. — Когда закончите, возвращайтесь, мы подготовим груз к транспортировке. Вы же пришвартовались в порте Янтарь? Вот и отлично.

* * *
Секретарь Хлодис оказалась милой девушкой, которая по дороге провела небольшую экскурсию. Показала церковь, фабрику оружия и цирк.

Город процветал, чистые металлические тротуары, растения свисающие с парапетов вниз, к облакам. Красиво. Мы перешли на уровень выше и зашли в небольшую контору на которой было написано «Банковские услуги по всему миру».

Тушкан сразу заинтересовался несколькими статуэтками железных птиц которые стояли в дальнем углу. Он спрыгнул на пол и пролавировав между столами за которыми работали несколько девушек, запрыгнул на полку и стал разглядывать, что это такое.

— Добро пожаловать в «Банк сестёр Леман», — улыбнулась нам служащая. — Чем могу?

— У меня в банке Города Сов лежит депозит. Я хотел бы расплатиться по договору с заводом «Южный ветер», — я указал на Хлодис, которая вежливо кивнула. — Это возможно?

— Да, конечно, наша комиссия составит один процент от сделки. Мы немедленно отправим запрос в банк Города Сов.

Девушка подошла к полке с птицами, отобрала у упирающегося Тушкана одну из них, вложила туда записку и подошла к окну. Птица оказалась искусстно сделанным механоидом. Он расправил крылья, запыхтел паром и вдруг с огромной скоростью вылетела наружу.

— По нашим данным сделка будет совершена через пол часа. В вашем распоряжении наша комната отдыха, чай и другие горячие напитки…

* * *
Я стоял у парапета и глядел на нижние этажи города. Оставаться внутри банка мы не стали и решили еще пройтись по городу. Хлодис была не против и с удовольствием составила нам компанию рассказывая нам про Анклав Азур.

— Там, ниже на три уровня находится одно из поселений холостяков.

Я посмотрел в указанном направлении и увидел большую шипастую платформу с яркими красными баллонами, прикрепленную цепями к городу. Там дымили трубы, кто-то горланил песню похожую на боевой марш викингов, раздавалась стрельба.

— А что там такое происходит? Я не очень понимаю ваши порядки, Хлодис.

Тушкан спрыгнул на парапет и начал бродить туда-сюда. Не свалился бы.

— Холостяки, — сказала она так, как буд-то это многое объясняло. — Они там живут, тренируются перед турнирами, готовят оружие и припасы.

— А что за турниры? — спросил Гастон, закуривая трубку.

— Турниры на право попасть в семью, конечно.

Ая забралась между мной и капитаном, пошебуршилась и прижалась ко мне. Она явно мерзла. Я снял свой плащ и нацепил на нее. Она сразу закуталась в него поглубже.

— Семью?

— Мы живем тут Семьями, — поняв что мы ничего не знаем, Хлодис решила рассказать всё с самого начала. У каждой семьи свой дом и имущество.

— Пока вроде ничего необычного.

— Да. В каждой Семье от двух до девяти сестер. Если больше, то семья делится на части, если сестра одна, то она должна объединиться с кем-нибудь вместе или договорится, чтоб ее приняли в другую семью.

— А братья в семьях есть?

— Что вы. Фу. Мальчики в двенадцать лет изгоняются к холостякам. Там они занимаются всякой ерундой, пока не станут сильными и уверенными настолько, чтобы поучаствовать в турнирах. У нас тут одномужество.

— То есть многоженство?

— Смешное слово. Но можно и так сказать. Можно назвать матриархат. Разные термины есть.

— То есть у вас есть один муж…

— Муж-протектор.

— Хорошо у вас тут у каждой семьи есть муж-протектор и у него куча жен, так?

— Да. У нас тут Семьи и они берут себе лучшего мужа-протектора.

— И всё, эта должность, муж-протектор навсегда?

— Нет, конечно. Раз в полгода проводятся турниры. Ну иногда еще внеочередные турниры или дуэли. И каждый раз муж-протектор должен защитить свою роль. Он должен доказать, что он все еще сильный, умный и хитрый.

— И если он не справится?

— Ну, он умрёт. Зачем семье глупый и слабый муж-протектор?

— Чудесные у вас тут законы.

— Конечно! Полигамия — очень удобная для женщин вещь.

— А для мужчин?

— Не знаю. Но в связи с тем, что каждый раз на турнире стоят очереди из претендентов, наверное тоже неплохо. Извините, а можно полюбопытствовать?

— Конечно, Хлодис, спрашивай.

— На вас и на вашем брате, — девушка указала на Гастона, — не надеты брачные шарфы и вы сказали, что вы холостые. Но вот девушка которая прячется за вами, она, даже не знаю, кто вам?

— Племянница, — решил я не развивать тему.

— Ух-ты! Такая примиленькая! Вы ей ищете сестру? Мы как раз сейчас с Кис образуем семью и будем на следующем турнире присматривать себе претендентов. Пойдешь к нам третьей сестричкой?

Ая нахмурилась и уткнулась ко мне в спину.

— Она стеснительная.

— Ничего страшного, — лучезарно разулыбалась ей Хлодис, — если надумаешь заходи, познакомимся получше.

Мне в спину вцепились когти. Я так понимаю на всякий случай.

Внезапно нас прервал крик:

— Хлодис! Хлодис! Тебя срочно матриарх вызывает! Срочно!

К нам подбежала совсем девчонка с черными растрепанными волосами.

— Но я не могу бросить холостых гостей, — заметалась девушка.

— Я посторожу, ничего страшного, — уверенно заявила девочка. — Иди быстрее.

Хлодис извинилась и покинула нас. Время еще не вышло и мы так и остались стоять у парапета рассматривая небо. Солнце уже садилось и багровые лучи заливали все вокруг пламенем, отражаясь от блестящих металлических стен. Я как будто попал внутрь шкатулки с драгоценностями. Люблю закаты.

Я вспомнил город Счастье. Такое ощущение, что Анклав — полная противоположность подводному городу. Потом вспомнил про задание Потрошителя. Достал ловушку для света и нажал на кнопку. На боках куба открылись небольшие зеркала. Спустя полминуты ловушка захлопнулась и у нее сменилось описание.


Ловушка для света

Наполнение: Закат в Анклаве Азур

Качество света: очень редкое


Мы скучали, оставался еще десяток минут. Девятка гладила по черным волосам Аю и говорила:

Мне она нравится, давай оставим? Ну пожа-а-алуйста.

Тушкан бегал через дорогу, обрывал листья и палки с маленького деревца, потом несся на парапет и кидал мусор вниз, наблюдая как тот падает в облака. Гастон задумчиво наблюдал за проходящими мимо двумя огненно-рыжими дамами которые шли под руки с высоким, крепким мужчиной в цилиндре и с красивой, щегольской бородкой. Третья, совсем молоденькая и тоже рыжая девушка, плелась сзади кавалькады, а потом подмигнула капитану. Бывший офицер немного смутился.

Я тоже засмотрелся на девиц. Их статный кавалер о чем то побеседовал с подошедшей к ним пожилой женщиной, а потом пошел в нашу сторону. Его рыжие спутницы немного от него отстали. Выражение лица мужика мне не понравилось и я встал поудобнее. Гастон, увидев что я подобрался, положил руку на кобуру револьвера.

— Ты! — проревел мне здоровяк, глядя мне в глаза. — Ты оскорбил мою семью!

Я на всякий случай обернулся. Сзади ничего не было кроме бескрайнего неба.

— Что? — я поискал глазами девчонку которая обещала за нами последить. Ее нигде не было.

— Ты! Подонок! Такое смывается только кровью! Вызываю тебя на дуэль!


Вы участвуете в сценарии: «Дуэль среди облаков»

Вас посчитали достойным соперником и вызвали на дуэль по первому дуэльному кодексу Небесных городов

Правила классические: один на один, холодное оружие, до первой крови

Принять да/нет


Тушкан зашипел.

— Уважаемый, я впервые вижу вас и ваших дам. Я вынужден отказаться, у меня тут просто торговые…

— Ах, ты землеройка! — выплюнул здоровяк. — Ты еще и меня оскорбил!?

— Извините, месье, — холодно вмешался Гастон. — Вызов на дуэль происходит не таким образом, вы нарушаете элементарнейшие…

Мужик вдруг плюнул под ноги Гастона.

— Додкамп! — рявкнул он.


Сценарий «Дуэль среди облаков» изменен

Вас вызвали на дуэль по третьему дуэльному кодексу Небесных городов (Додкамп)

(обязательные условия: ваш пол — мужской, вы холосты, вы нанесли оскорбление женщинам, вы оскорбили их мужа-протектора, муж-протектор сам вызывал вас на додкамп)

Правила классические: холодное оружие, до смерти одного из участников, отказ невозможен


Женщины сзади зашептались, а потом рассмеялись. Здоровяк легко прыгнул на тумбу с цветами, на рядом стоящий фонарь, на стену и тут же потом еще выше. За его спиной в долю секунды распахнулись большие кожаные крылья. В руках блеснули два узких клинка. Заложив небольшой вираж, он ловко оттолкнулся от стены и спикировал на меня выставив вперед оружие.

Моя рука скользнула к обрезу.


По правилам Додкампа использование огнестрельного оружия запрещено и карается смертной казнью. Вы уверены?


В этот момент противник врезался в меня. Я дернулся, пытаясь уйти от удара.


Критический сбой оборудования!

Получено тяжелое ранение!


Чисто отпрыгнуть не получилось и в моем боку торчал узкий клинок. Половину хитов как Капелькой слизнуло. Я привалился на колено. В глазах помутнело.

Хвост! — радостно закричала Девятка и разразилась у меня в голове радостным и немного противным подростковым смехом.

Я взглянул на механическую руку и увидел, что она сжимает длинную полосу коричневой кожи в которую были вделаны металлические крючки хитрой конструкции. Какая-то запчасть? Оглянулся на пролетевшего дальше противника. С ним произошло что-то странное. Его механические крылья распались на дюжину трепыхающиеся полосок. Злодей перелетел парапет и теперь с удаляющимся воплем падал вниз, к облакам, глупо размахивая руками.

Гастон держал на прицеле двух его женщин, которые навели на капитана свои длинные револьверы. Но обе рыжие красавицы не смотрели на Гастона. Они с испуганным и непонимающим выражением смотрели туда, откуда раздавался удаляющийся панический вопль их кавалера.


— Ричард! — закричала одна и распахнув механические крылья прыгнула вниз.

Вторая не стала ждать и тут же последовала за подругой.

Я с трудом вытащил клинок из своего бока. Больно. Встал и тяжело оперся на парапет, глядя вниз. Ничего не видно. Одни облака. Гастон увидев, что третья девушка не представляет нам угрозы, присоединился ко мне пытаясь что-то разглядеть. Под мышкой пролез Тушкан тоже пытаясь выяснить что вообще происходит. Вокруг нас стали появляться черные зубаны, но поняв, что больше нам ничего не угрожает, быстро исчезли.

Младшая из рыжих девушек встала недалеко от нас, и стала стрелять глазками.

— Это было интересно, — сказала она.

— Мадам, может вы объясните, что это сейчас было? — обратился я к ней.

— Так всё же понятно, — улыбнулась она глядя на меня, а потом вниз. — Прощай Ричард.

— А он точно мёртв? Может твои подружки его спас…


Сценарий «Дуэль среди облаков» завершен

Победитель — Серый Пароволк!


— А. Нет…

— Похоже у нас новый муж-протектор, — сказала девушка, оценивающе глядя на меня. — Жутковатенький конечно. Но всё лучше чем Ричард. Он был идиот. И скучный.


Глава 10


— Был ли официальный вызов на дуэль? — строго спросила матриарх Вара.

Две рыжие девицы отвели глаза и уставились на тротуар. Младшая покивала.

— Постойте, — я решил вмешаться.

— Тихо, — строго сказала Вара и подняла ладонь.

— Хлодис, дочь моя, как это произошло?

Секретарь тоже глядела вниз.

— Мне сказали, что вы меня срочно вызвали…

— Тебе это сказала незнакомая девочка?

— Но я думала, это просто посыльный, я…

— То есть ты бросила наших холостых гостей на произвол, оставив их на незнакомую посыльную? Это привело к додкампфу, в результате которого погиб муж-протектор семьи Сканд. Всё верно?

— Да, матриарх, — прошептала девушка.

— Ты очень разочаровала меня, Хлодис. Теперь по вам, — она обратилась к рыжим девицам. — Почему если что-то произошло, то обязательно в вашей семье? Сначала вы угробили махолет, потом фокусы Клода, турнир на котором умудрились погибнуть все финалисты, потом Ричард и теперь это.

Младшая рыжая девица перестала улыбаться и тоже стала рассматривать металлические плиты под ногами.

— По закону, я снова должна объявить внеочередной турнир в котором будут участвовать холостяки и наш гость, — она указала на меня.

— Но… — начал я.

— Тихо. Я не буду объявлять турнир. В наказание вам, турнир аннулируется и вашим мужем-протектором становиться чужак.

— Но матриарх! — вскинулась старшая из рыжих. — Он иностранец! Он землеройка! У него нет ни подвигов, ни состояния! И выглядит он… ужасно. Фу! Эти глаза…

— И половина головы железная, — вставила средняя.

— А по-момему забавно, — сказала младшая.

— Всё, — отрезала матриарх. — Слово произнесено. Серый, позволь надеть на тебя брачный шарф.

Женщина повязала мне на шею шелковый голубой шарф.

— Теперь ты муж-протектор семьи Сканд. Обойдемся без церемоний. Это Аделия, это Адетта, — она показала на старшую и среднюю «сестру».

— А я Аврора, — вставила младшая, похлопав ресницами.

Обе взрослые девицы были недовольны, сверлили меня ненавидящим взглядом, но возражать не посмели.

— Дамы, а ничего, что я не согласен?

Матриарх улыбнулась, остальные девушки прыснули.

— Это будет забавно и поучительно. Раз так, я запрещаю участвовать в Большом турнире через два месяца, тут надо минимум полгода чтобы разгрести дела. Девочки Сканд расслабились, и, я думаю, им такое будет полезно. Так, теперь надо разобраться с твоим другом, — она скептически посмотрела на Гастона. — Ему больше нельзя тут оставаться. Чужакам в Анклаве не место. Дела семьи — это дела семьи.

— Это мой брат. Он не чужак. А там за ним прячется моя племянница…

— Брат? — изумилась Вара. — Вот так-так! Это даже лучше! Вы слышали поганки?! У вашего нового мужа-протектора — брат.

— Матриарх, пожалуйста! — заныла Аделия.

— Всё! Проводите вашего мужа домой. И чтобы ближайшие полгода о вас слышала только, когда вы закроете свои долги.

— Извините, Матриарх, можно вас на секунду, — я отошел с ней на несколько шагов. — Какие жены, какая семья? Мне это ничего не надо. У меня действительно много дел в другом месте.

— Тихо. Теперь у тебя много дел тут, а не где-то в другом месте. Теперь ты муж-протектор и отвечаешь за семью. Они разбили свой транспорт, сменили трех мужей за месяц, у них огромные долги. Всё, поздравляю тебя с прекрасными женами и прекрасной семьей. Покидать город без семьи запрещено. Надеюсь ты вдолбишь этим львицам хоть капельку ума.

— Но!..

— Никаких но. Выплатишь их долги, обеспечишь им транспорт и выбьешь из них дурь, вот тогда свободен. Как чужаку, я разрешу внеочередной несмертельный турнир. Проиграешь кому-нибудь. Рекомендую запросить денег за свой проигрыш, глядишь и отобьешь часть потерь. Это будет вам уроком, — матриарх повернулась к девушкам. — Но всё это потом. И да, в банке сказали, что в Городе Сов — у вас, Серый, денег нет.


Семейный статус изменен

Ваши жены: Аделия, Адетта, Аврора

Брат-протектор: Гастон

Племянница: Ая

Вы муж-протектор в Анклаве Азур. Вам запрещено оставлять свою семьи без защиты.

* * *
До окончания задания Кацентодд оставалось двадцать шесть часов. Мне срочно надо было придумать, что делать. Естественно я не собирался тут оставаться. Всё это конечно мило, но сейчас мне не до того. Все три дамочки собрались ехать к себе домой, я отправил с ними Гастона и Аю, сам же двинул в банк. У меня в Городе Сов лежали двести тысяч, что утащил из Дамбурга Бруно Маршан. Об этом свидетельствовала запись в моих параметрах. Надо разобраться, что с ними не так.

— Матриарх, не вините Хлодис, — сказал я, шагая с Варой к банку. — Я был там, всё было очень убедительно. Эта девчонка…

— При всём уважении, я сама разберусь со своими подчиненными, — строго отрезала она. — Сменим тему.

Секретарь шла за нами глядя под ноги.

— Хорошо, — решил я не заострять. — Я заметил одну странность. Все всполошились, когда я назвал Гастона своим братом…

— Странность? Хм. Иногда претенденты не могут справиться с обеспечением достойной жизни для семьи. Тогда они объединяются в пары. Чаще всего — это братья. Сражается только один, но финансовые и бытовые вопросы помогает решать другой. Анклав не против, главное для нас — это благополучие сестёр. Хотя это и немного стыдно. Муж-протектор с братом-протектором. Это значит сестры настолько плохие, что ими не заинтересовались хорошие претенденты. Только всякий хлам. Здорово этих рыжих по носу щелкнули! Иностранец, без средств, без заслуг, уродливый, да еще и с братом. Просто чудесно!

Я решил не обращать внимания на перечисление моих «достоинств».

— Их семье не везет с самого начала. Чехарда с мужьями, неудачи в рейдах… — продолжала Вара.

— Рейдах?

— Да. Основа экономики Анклава Азур — это инженерия и налёты на землероек. На тех, кто живет внизу, — поправилась она. — Без ложной скромности скажу, мы в этих областях довольно успешны. Но везет не всем. У семьи Сканд, был ряд неудачных нападений, гибель подряд двух мужей-протекторов. Они заняли серьезную сумму и приобрели очень неплохой воздушный корабль. Но в первом же небольшом рейде, у Воробьев, они его теряют. Причем безвозвратно. Кстати, это весьма забавная история. Одиночный гаргант поймал манипуляторами их корабль и сожрал.

— Кхм, — сказал я, обходя фонарщиков которые зажигали освещение. Темнело и по улицам начинал разливаться приятный и уютный желтый свет окон и фонарей.

— Да-да. Я сама не поверила, но свидетели рассказали, что ничего не предвещало беды, нападение шло по плану. Как вдруг, гаргант прыгнул, ухватил корабль и натурально съел. Как мы смеялись! Полное фиаско. Даже странно, что Сканд выбрались оттуда живыми. Теперь у них огромные долги. Ну, а Ричард был человек хоть и решительный, но небольшого ума… так что их положение становилось хуже с каждым днем. Не за горами был распад ипереход младшими женами в другие семьи. Неприятная участь. Кстати, вам всем теперь запрещено покидать Анклав пока не закроете долг. Кредитор побоится вас отпускать.

— А кредитор кто?

— Анклав. Они взяли государственный заём. Ну всё. Мы пришли.

* * *
— Всё правильно, уважаемый Серый Пароволк. Вот донесение, — работница банка подвинула ко мне скрученную бумажку на которой было написано красивым готическим почерком.


Город Сов

Серый Пароволк

Состояние счетов в банках Империи: 0


Стоящая на полке механическая птица возмущенно каркнула, как будто подтверждая написанное. Матриарх Вара и Хлодис скептически смотрели на меня. Хм, очень странно. Я вежливо попрощался, обещал завтра со всем разобраться, и под их пристальным взглядом оправился по адресу дома семьи Сканд.

* * *
Дом из металлических панелей втиснулся между большими собратьями. Его фасад носил следы тяжелого финансового положения. Фонарики у входа не горели, вокруг лежал мусор. У двери пирамидкой стояли пустые бутылки и горка металлолома.

— Дорогие, я дома! — крикнул я заходя в просторную гостиную.

Отпихнул ногой какуют-то одежду, скинул на пол красный корсет и сел на диван. Тушкан сполз с моего плеча вниз. Побродил, а потом закопался в кучу мусора, что лежала рядом, пытаясь там отыскать что-нибудь интересное. Дверь в соседнюю комнату распахнулась и из нее, споткнувшись, выскочил взъерошенный Гастон. Он поправил пояс и застегнул верхнюю пуговицу мундира. В дверной проем я увидел взлохмаченную старшую «сестру» Аделию, которая судорожно пытался застегнуть пуговицы на летной куртке.

— Что-ж, дружище, вижу ты хорошо вписался, — заметил я.

Гастон густо покраснел.

— Это твой брат, — крикнула из комнаты Аделия.

— Брат, брат, — ответил я. — Где Ая?

— Они пошли в ванну, сейчас позову, — сказала девица и ушла в другую дверь. Я заметил, что у нее щеки тоже были пунцовыми. Молодец капитан.

— Гастон, слушай, дела наши плохи. Денег нет, выбираться из города нельзя, еще эти орлицы набрали себе долгов. Надо…

Дверь распахнулась и в комнату ввалились все три рыжие девицы и Ая. Последнюю я даже не сразу узнал. Ее переодели в костюм и корсет по местной моде, вымыли и заплели длинную черную косу. Взгляд ее после ванны был слегка осоловевший.

— Итак дамы, послушал я о ваших злоключениях…

Ответом мне было два гневных взгляда и Аврора которая начала что-то шептать Ае на ухо.

— Аврора, не отвлекайся. Ситуация у вас аховая. Мне некогда всем этим заниматься, мне надо срочно покинуть город.

— Мы никуда не полетим! — вздернула подбородок Аделия.

— Вас и меня всё равно не выпустят из-за долгов. Значит так. Сейчас убрали весь этот бардак, — я махнул в сторону раскиданной одежды. — потом навели порядок на улице, чтобы вход выглядел прилично. Сроку вам час. После этого будем думать что вам делать, чтобы отработать долг.

— Мы работать не пойдем! — вздернула подбородок средняя Адетта, — мы из касты «львиц», наше дело сражаться. А гайки крутить и лакейской работой промышлять — это для других!

— Пойдете куда скажу и будете делать что скажу.

— Нет!

— Отлично, — сказал я и снял очки. — Завтра Адетта отправится на рынок слуг и будет продана за долги. Сколько там вы назанимали?

— Что ты сказал?! — зашипела средняя. — Ты не посмеешь!

— Пятнадцать тысяч, — мрачно сказала старшая.

— Вот и хорошо, продадим ее тысяч за семь, глядишь половину долга закроем. Есть еще желающие пожертвовать собой на благо семьи?

Аврора молчала сделав круглые глаза, Ая рассеяно улыбалась, стршая смотрела исподлобья, а средняя пошла ко мне схватившись за ножны на боку.

— Ты уверена? — спросил я, жестом останавливая Тушкана, который приготовился к прыжку из кучи мусора.

Можно я! Можно я стукну! — влезла Девятка шевеля пальцами.

Девица остановилась, зашипела что-то неразборчивое, развернулась и выскочила из комнаты, хлопнув дверью.

— Через час дом должен блестеть. Гастон есть тут что-нибудь типа кабинета? Будем решать что делать.

* * *
— Вот прости меня, капитан, но честно, мне не до этих девиц. Мы в любой момент можем нацепить рюкзак с крыльями и просто спрыгнуть вниз…

— Но нам запрещено покидать город без жен! — мрачно сказал Гастон.

— И что они нам сделают? Тут в другом проблема. Нам надо доставить груз до Счастья. Это — самое главное. Но нас не впустят с грузом. К тому же как мы его выкупим? Мне кажется, что-то тут не так. Кто-то специально хочет нам помешать. Пожилая дама, которая общалась с Ричардом, прежде чем он напал на нас. Девчонка которая увела Хлодис и тут же исчезла. Это не рыжие дамы в беде, капитан. Это ловушка, которая просто нас должна задержать. Я бы подумал, что это игра Вары, но у нее есть способы помешать нам намного проще и эффективнее. Например, не отдавать те дирижабли, которые нам нужны. Грач, что думаешь?

— Владыка, — вежливо поклонился зубан, который пять минут назад влез в окно кабинета. — Мы можем ограбить какой-нибудь банк. Или забирать деньги у существ на улицах. Только прикажите.

— Не подходит. Город небольшой. Все друг друга знают. Сразу сбежать мы не сможем. Так себе вариант.

— Кстати, мы видели за вами слежку. Пожилая дама, про которую вы говорили, шла за вами от порта.

— А что же ты не сказал? — удивился я.

— Такого приказа не было, — поклонился зубан, — приказ был: следовать за вами, обеспечивать безопасность. Вы были в полной безопасности, владыка. Кроме момента дуэли. Но вы сами быстро управились.

Грач выглядел серьезным и невозмутимым. Ночной ветерок из окна шевелил птичьи перья вокруг его головы. Тушкан сидел рядом со мной и смотрел на черного зубана с уважением.

— Итак, мы имеем некую даму, которая, возможно, пытается нам помешать. Мы имеем Рафаль, который не выпустят из порта, пока мы не закроем долг. К неожиданности, мои счета в Городе Сов пусты. И у нас висит груз из трех сумасбродных дамочек. Даже из четырех, — сказал я, вспомнив про Аю.

Гастон с укоризной покачал головой.

— Я вижу тебе они нравятся, вот и займись их воспитанием вплотную. Справишься? Я решу вопрос с деньгами, есть у меня план. А ты, Грач, узнай кто за нами следит.

— Владыка, — кивнул черный зубан и скользнул в окно.

— Хорошо, Серый. Займусь, — сказал Гастон и густо покраснел.

* * *
Работа по уборке кипела. На улице гремели разгребаемые железки. Сонная Ая помогала как могла, мешаясь под ногами у остальных. Но потом, умаявшись, села в уголке и задремала. Средняя сестра смотрела на меня неприязненно. А вот Аврора, протирая пыль, строила глазки. Я помог старшей перенести металлолом в гараж. Оставил всех девиц на капитана и завалился в кровать одной из спален. Погасил свет и уже собирался нажать на выход из игры, когда услышал странный звук.

Дверь тихонько приоткрылась и ко мне скользнула невысокая тень. Тушкан заворчал. Забравшись на кровать, около меня оказалась Ая. Я только хотел спросить зачем, но она накрыла мой рот маленькой когтистой ладошкой. Только этого не хватало. Она конечно девушка симпатичная, но мне сейчас точно не до этого. Вот вообще. Но тут в отблеске лунного света я увидел ее лицо и мое недо-романтическое настроение мгновенно пропало. Черные, без белков, глаза сверкали безумием. Взгляд был нехороший, как у собаки перед укусом. Мгновение и я хотел начать драться, но тут понял, что она смотрит не на меня. Ая глядела в темный дальний угол. Она странно поворачивала голову из стороны в сторону и была в этот момент намного больше похожа на рыбу, чем на человека.

Я попытался повернуться, чтоб увидеть, что привлекло ее внимание. Ладонь с неожиданной жесткостью придавила меня сильнее. Тушкан снова заворчал. Девятка сначала потянувшаяся к девушке, замерла. Повисла мертвая тишина.

Тихое шуршание… Ая напряглась. И вдруг прыгнула в угол. За ней метнулся Тушкан. Я дернулся с кровати и вскочил. На меня сверху упали какие-то черные ленты, они стали оплетать меня, закрывать лицо, душить. Девятка зарычала пытаясь нанести удар, но била во что-то гибкое и мягкое, явно не нанося особых повреждений.

Ая заскулила. Раздался звук разбитого окна. Я ничего не понимал, только пытался избавиться от оплетающих меня лент и вонзившихся в меня когтей. А драке я умудрился сдернуть кусок черной ткани оказавшийся маской. На меня уставились два больших жутких глаза, один с безумным круглым зрачком, второй с нечеловеческим горизонтальным. Я попытался вцепиться в эти глаза большими пальцами, ухватив то место, которое посчитал головой. Но в эту секунду раздался звук плевка, и мне в лицо прилетела какая-то черная жижа.


Дебаф Слепота — 1 минута


Это были очень неприятные мгновения. Девятка хряснула критическим ударом, но он прошел мимо. Я пытался в полной темноте отбиться от чего-то липкого, и в какой-то момент понял, что оно не сопротивляется.

— Владыка, оно мертво. Владыка, успокойтесь, — негромко говорил рядом со мной голос Грача.

Звук распахивающейся двери и суровый окрик Гастона:

— Что здесь… оуу…

Крепкие руки подхватили и подняли меня. Зрение восстановилось и я огляделся. Капитан стоял рядом и разглядывал кучу тряпья у моих ног. Потом он наклонился и поднял бордовое щупальце замотанное в черные ленты. Что это? Кальмар? В комнате засело несколько черных зубанов, они вцепились в стены и молча разглядывали меня мерцая желтыми, светящимися глазами. В дальнем углу копошилась Ая. Когда я подошел к ней, она подняла голову и улыбнулась. Ее зубы и рот были измазаны синей кровью. Она уже собиралась продолжить трапезу, но я ее остановил.

— Их было четверо, один еще жив, — негромко сказал появившийся рядом Грач.

Кальмар замотанный в черную облегающую одежду слабо подергивал щупальцами, которые в растяжку держали четверо зубанов. Безумный круглый глаз таращился в потолок.

— Ну что, дорогой, — навис я над ним. — По человечески говорить умеешь? Кто ты? Кто тебя послал?

Кальмар не реагировал на мои слова всё так же бессмысленно разглядывая потолок.

— Ая, будь добра, — обратился я к акулюдке. — Может ты по своему его спросишь?

Девушка оскалилась, подпрыгнула к кальмару и вцепилась в одно из щупалец зубами.

— Фафафи фне фефифифй Фоффофеф! Фафафи фне фефифий, — голос его перешел на визг, потом на бульканье и вдруг смолк.

— Готов, — наклонившись над мертвым кальмаром, сказал Гастон. — Причем похоже он себе язык откусил и захлебнулся. Или что там у них вместо языка? Аврора, милая, позаботься об Ае. Умой ее там, одежду смени, если не сложно.

Девушка, испуганно озираясь, зашла в комнату, аккуратно, чтоб не испачкаться обняла акулу и увела ее. Та оглядывалась на кальмара и облизывалась.

— Что думаешь об этом, Серый?

— Думаю, что те кто за нами следит повышают ставки. Они однозначно из Счастья. Других кальмаров я что-то тут не встречал. И больше никаких сомнений, что те неприятности, что с нами произошли — их щупалец дело. Кстати. Что ж я сразу не сообразил! Эй, рыжие фурии, можно вас на минутку, есть у меня один вопрос!

Я вышел из комнаты и подошел к настороженно смотрящим на меня Аделии и Адетте.

— А расскажите мне, с кем и о чем говорил Ричард, прежде чем вызвал меня на дуэль.

Девицы переглянулись.

— К нам подошла незнакомая матриарх и попросила что-то обсудить с Ричардом. Одета была вычурно… — сказала Аделия.

— А ты не отправишь меня завтра на рынок слуг? — мрачно перебила средняя сестра.

— Не отправлю. Что дальше?

— Ну они отошли, поговорили, — продолжила Аделия. — Ричард вернулся, сказал, что есть план как решить наши проблемы с деньгами. Попросил не мешать. Дальше ты знаешь.

— Понятно, а по той даме, что еще сказать можете?

— Одежда дорогая, но не нашего покроя. Может от из Анклава Гиева? Они там любят двубортные куртки делать и еще кант вечно всюду лепят.

— Сережки были золотые, красивые.

Девятка фыркнула.

— И кольцо с сапфиром.

— Сапоги замшевые.

— На перчатках вышивка.

— А по лицу что-нибудь скажете, приметы какие-нибудь?

— Нет, на лицо не обратила внимания.

— Я тоже такие сережки хочу.

— Ты думаешь такие нам пойдут? А потом дашь поносить? Значит, Серый, смотри. Там такие висюльки были золотые с камушком.

— Зеленым.

— Да зеленым. Завтра пойдешь в ювелирную лавку «Лунный свет». И там…

— Стоп. Как-то вы быстро перескочили от рынка слуг в ювелирную лавку. Всё. Вы еще не до конца расчистили тут всё. Разрешаю продолжить уборку.

Под мрачным взглядом девиц я отправился назад, в свою комнату.

* * *
— Грач, слушай, пошли зубанов в порты пусть глянут есть ли еще летающие корабли из Счастья? Может заметят кальмаров или бледных подводных жителей. Попробуем ударить в ответ. Только старайтесь не светиться и ведите себя аккуратно. Никаких грабежей. Нам не хватало, чтобы по городу пошли нехорошие слухи.

Черный зубан, коротко кивнул мотнув перьями и стрекоча приказы быстро выполз наружу.

Всё. Я чертовски устал. Отбой.


/logout


Глава 11


С утра ко мне в комнату вломился Игнат. Был он весел, шевелил пальцами и подгонял меня, чтоб я быстрее одевался и шел с ним завтракать. Я сонно бурчал, что они все меня доконают и натягивал джинсы. Игнат от скуки осмотрел всю мою комнату, поковырялся в горке быстрой лапши и пакетиков чая, перевернул и посмотрел тип ноутбука, скептически осмотрел принт на футболке. Немного завис увидев расческу, которую забыла Ева. Смотрел на сей артефакт, потом на мои короткие волосы, потом снова на расческу. Не придя ни к какому выводу, хотел уже влезть в мою капсулу, примериться. К счастью, я уже умылся, оделся и мы отправились в столовую. Обогнули группу рабочих в зеленых робах, которые снимали панели и прокладывали в стены разноцветные провода.

— Слушай, Игнат, ты смотрел мои злоключения вчера?

— Угу. Забавно вышло.

— Что именно забавно? Ты про девиц?

— Не, я про то как ты трепыхался, когда тебя кальмар-ниндзя душил. Давно так не смеялся. О! Мне тоже этих сырничков положи.

— Да-да, обхохочешься. Мне сегодня надо закрыть задание Кацентодд. Чтобы это сделать мне надо больше пятидесяти тысяч крон. В Анклаве у меня таких денег нет, покидать город мне запрещено. Нужна ваша помощь.

Игнат внимательно посмотрел на меня, поковырял вилкой сырник. Потом отрицательно покачал головой.

— То есть даже при угрозе срыва задания, вы мне не поможете? Ладно не прямым переводом, но может информацией, где я могу такие деньги найти в Анклаве? Или пришлете игрока, и тот мне займет такую сумму? Время не терпит, это надо прямо сейчас делать.

— Нет, Сергей, извини. Это только угроза провала одного задания. Если же ИИ узнает о помощи, то сорвется вся операция. Рисковать мы не будем.

— Отличные сырники, — сказал я Игнату, после недолгих размышлений. — Надо несколько штук на вынос взять, в свою клетку.

Игнат пробурчал с набитым ртом что-то одобрительное и довольно покивал.

* * *
/login

— Владыка, дирижабль с кальмарами и бледными пассажирами, в торговом порту, — начал отчитываться Грач нависая надо мной, как только я открыл глаза.

Отлично. Я вскочил с кровати случайно толкнув свернувшуюся в уголке Аю. Та зашипела, но глаза не открыла.

— Нам об этом рассказал один пилот, — продолжил зубан. — Особые приметы корабля: небольшой, зеленый с медными гребнями по борту. Когда мы добрались до порта, такой дирижабль уже отчалил. Это случилось буквально сразу после ночного нападения. Больше ничего похожего в портах нет, мы проверили.

— Что за пилот это рассказал?

— Неважно, владыка, мы узнали всё что нужно. Насчет слухов не волнуйтесь, он никому ничего больше не скажет.

— Я же просил без грабежей и убийств.

— Приказ был только «без грабежей» про убийства речи не шло.


По дому разносился запах сваренного кофе. Аврора скучала, сидела на диване и чистила разобранный револьвер. Увидев меня, улыбнулась, но тут же вернулась к своему занятию. На кухне Гастон в брюках и распахнутой рубашке держал чашку, задумчиво пуская дым из трубки. Старшая Аделия мурлыкала под нос песенку и готовила завтрак, а вот Адетта сидела напротив и поглядывала на капитана слегка затуманенным взглядом. Семейная идиллия.

— Я иду к матриарху Варе.

— Угу, — не оборачиваясь сказала старшая.

— Я с тобой, — вскинулся Гастон.

— Мы тоже, — тут же среагировали девушки.

— Да сидите уж. Гастон, поузнавай насчет работы.

— Мы же говорили тебе, мы из касты… — зашипела средняя.

— Гастон? — перебил я гневную тираду.

— Хорошо, Серый, я узнаю.

* * *
— Я так быстро вас назад не ждала. Уже приказала отправить груз Госпожи Кацентодд на консервацию. Он занимает много места, — сказала Вара разглядывая свои бумаги и даже не подняв голову.

— Поторопились.

— У тебя появились деньги? — на меня уставились пронзительные серые глаза.

— Лучше. Сколько стоит вилла у вас тут в центре Анклава?

— Хм. Не узнавала. Тысяч сто?

— Так точно, матриарх, — поддакнула Хлодис, которая стояла рядом со мной. — Средняя цена такая.

— А сколько стоит большая вилла в Городе Сов в районе Белого Камня?

Вара вопросительно посмотрела на Хлодис.

— Белый камень — это богатый район, — вежливо сказала секретарь. — В зависимости от состояния виллы можно купить от пятидесяти до ста пятидесяти тысяч.

— Предлагаю вам очень выгодную сделку. Мне от этого будет сплошной убыток и разочарование. Я предлагаю вам прекрасную, огромную виллу прямо на побережье залива Города Сов. За смешную цену: груз Кацентодд и на сдачу — закрыть долги семьи Сканд.

Матриарх молча смотрела на меня, потом встала, прошла к окну и глядя в него сказала:

— Не знаю, Серый. На самом деле так себе сделка. Зачем нам вилла в каком-то там Городе Сов…

— Но, матриарх, — вставила Хлодис, — вы же сами позавчера говорили, что нам нужно там представительство…

— Тихо! — рыкнула Вара и с недовольным лицом повернулась со злостью глядя на секретаря. Но потом продолжила уже спокойнее. — Тихо. Вот сколько вас учишь…

— Вилла Ракун — идеальный выбор, уверяю. Местоположение, вид, состояние. Реальная цена не меньше сотни, что в два раза больше…

— Всё. Уймись. Показывай документы, а то может тоже выдумка, вроде твоих денег в банке…

* * *
Завершив сделку я вышел на улицу. Ярко светило солнце, вокруг медленно двигались ослепительно белые облака. Матриарх сказала, что немедленно отдаст указание доставить груз Кацентодд к Рафалю. Недалеко от банка я увидел знакомые фигуры. Гордо выпятивший подбородок Гастон шел под ручку с выданными нам «женами». Сзади плелась Ая. Мундир капитана был отутюжен и вычищен. Слева висела шпага, справа револьвер. Просто красавец и орёл. Глядя на него я понял, как я решу вопрос со свалившимся на нас гаремом.

— Эй, ты! Землеройка! — крикнули ему.

Недалеко крутилась троица молодых парней. Все статные и мускулистые. Как на подбор. Шарфов у них не было — холостяки. Гастон посмурнел и взялся за эфес шпаги, я поспешил к ним.

— Надоело мусор с земли жрать, к нам сюда намылился? Слабак! — не унимался один из парней.

Девушки что-то горячо шептали на ухо Гастону. У того вздулись желваки на скулах.

— Отставить, капитан! — сказал я подходя. — Не видишь, они тебя провоцируют.

— Я понимаю, Серый, — тоном непредвещающим ничего хорошего, ответил он.

— Ты брат-протектор, драться на дуэли моя обязанность, я разберусь. А ты внимательно посмотри на девушку что сопровождает холостяков.

Сначала капитан не понимал о чем я, но тут до него дошло. Рядом с хамящей троицой стояла та самая девчонка, которая увела от нас Хлодис, а потом исчезла когда началась дуэль. Сразу ее было не узнать, она переоделась и нацепила шляпку. Но это точно была она. Та самая «пропавший посыльный». В этот момент, когда я говорил с Гастоном, она отделилась от троицы и шмыгнула в переулок.

— Бери Тушкана, зубанов и задержи ее. Не упустите. А я поговорю с молодежью.

Гастон извинился перед девушками и быстро пошел за девчонкой, свистом привлекая внимание сидящих на крыше зубанов. Тушкан рванул в переулок, аж высекая искры из металлического тротуара. Я направился к парням.

— О! К нам пришла главная землеройка, — глядя на меня заявил один.

Драка-драка-драка, — предвкушая заявила Девятка.

— Господа, доброго вам дня. Я вас надолго не задержу. Скажите что вам обещали за то что вы спровоцируете меня на бой?

— Что ты несешь, червь? — высокомерно заявил первый парень, второй оскалился, а третий как-то осунулся и отвернулся.

— Деньги? Может помощь с невестами? — я спокойно стоял перед ними и спрашивал ничего не опасаясь. Ведь вызвать на дуэль могли только мужья-протекторы.

— Ты что? Просто так спустишь им такие оскорбления? — раздался у меня из-за спины голос старшей Аделии.

— Да куда уж ему, — добавила Адетта.

Я оглянулся и увидел злобно улыбающихся девиц. Аврора мило стреляла глазками в сторону парней. Вот ведь змеюки. Холостяки приободрились.

— Господа, соберите мозги в кулак и не растекайтесь. Вас просто подставляют. Мне надо знать кто. На дуэль я вас вызывать не буду, не надейтесь. Нравятся эти куклы, приходите на Турнир.

— Слабак! — сказал один из парней.

Н-да. Толку тут похоже не будет. Я усмехнулся и пошел за Гастоном.

Эй! А драка?

Ничего, Девятка, будет тебе еще драка и не одна.

— Куда пошел? — мне на плечо легла рука парня.


Критический сбой оборудования!

Критический удар…

Вы убили Фрица Янсена!

Вы совершили преступление — убийство (есть свидетели)


Да твоего Йорхотепа душу! Парни в шоке уставились на упавшего товарища. Адетта закрыла рот руками. Аделия отшатнулась. Аврора смотрела на сидевшую на парапете ворону и не успела заметить, что произошло. Я вздохнул, выхватил обрез и разрядил оба ствола во второго холостяка.


Вы убили Фредерика Нюдгарда!

Вы совершили преступление…


Третий парень отмер, развернулся и рванул прочь, но тут же споткнулся. На спину ему приземлилась Ая, вцепляясь когтями и кусая за шею сзади. Брызнула кровь.

— Довольны дамы? — сцепив зубы, я обратился к рыжей троице. — Всё, теперь быстро сваливаем из города.

— Мы никуда не полетим! — ошарашенно прошептала Адетта.

— Ну тогда оставайтесь, — я быстро пошел в переулок за Гастоном, — Ая, хорош. Не надо его есть. Ведешь себя так, будто тебя не кормят совсем.

— А я чего-то ничего не поняла, — раздался сзади голос Авроры.

В переулке в куче мусора возился один из зубанов, увидев меня он вздрогнул. В пасти у него висела дохлая крыса. Он испуганно положил добычу назад. В конце улочки происходила какая-то возня. Подойдя ближе я увидел Гастона, который нависал над девчонкой. Она дергалась и пыталась вырваться, но несколько зубанов держали ее крепко.

— Ну, что тут? — спросил я капитана.

— Ничего толкового, повторяет одно и то же. Мол Двор нас не простит, и потом — слава Йорхотепу.

— Слава Йорхотепу! — зашипела девушка-посыльный

— Вот так, да, — кивнул Гастон.

— Слушай, — обратился я к пленнице, — если хочешь жить, рекомендую отвечать быстро. Кто тебя послал? Как их звать? Где их найти?

— Двор всемогущ!

— Черт, времени нет. Сейчас ведь начнётся полиция и прочие приключения. Надо скорее смываться.

— Слава Йорхотепу!

— Понятно. Я сейчас прикажу тебя скинуть вниз, в облака. Всё равно не будешь отвечать?

— Будем возвеличены навеки!

— Понятно. Бросайте ее и уходим.

* * *
— Топку на полную мощность, — сказал я механоидам, забираясь в кабину Рафаля. — Грач, проследи чтобы все зубаны погрузились и мы никого не забыли.

— Принято, владыка. А где старпом Жирардо?

— Его не ждем.

Я услышал как ритмично зашипели механоиды забрасывая уголь. Поглядел на термометр. Топка была горячей, в рабочий режим выйдет минут через пять. Вот и славно.

Только что состоялся тяжелый разговор с нашими «женами» и Гастоном. Было непросто, но все согласились, что так будет лучше всего. Капитан оставался тут. Я нарушил закон убив холостяков без вызова на дуэль. В желтой зоне это приведет к расследованию, а так как есть свидетели, за меня опять назначат награду. Девушки были смущены и согласно кивали.

Мы договорились, что они всё будут валить на меня. Я сбегу и значит Семья перейдет брату-протектору. Вот с этим девушки согласились сразу и не раздумывая. Но тут засомневался Гастон. Рыжие змеюки сразу взялись за дело, вцепились в его руки и стали что-то горячо шептать. Капитан покраснел. Я обрадовал всех, что их долг перед Анклавом Азур аннулирован, поздравил Гастона с замечательными женами, отдал ему голубой шарф и уже собирался быстрее смываться, но тут истерику закатила Ая, которая не собиралась оставаться у Валькирий. Пришлось ее уговаривать. Тут уже помог Гастон. Он обнял всхипывающую акулу и успокоил ее, сказав, что если ей тут будет плохо, она всегда сможет отправиться со мной. А со мной ей очень опасно и не место для молодой девушки. Ая вяло вырывалась и фыркала.

Я, на прощание, крепко пожал лапу капитана, старшие сестры издалека помахали мне ладошками, а Аврора пообнималась и поцеловала меня в щечку. Ая намочила мне жилетку акульими слезами. Десять минут быстрого шага, и я с зубанами прибыл к Рафалю.

— Владыка! — повис под потолком Каин. — Там люди в порту. Тебя разыскивают.

— Полиция?

— Да не. Имперский сыск. Только прилетели, с таможней ругаются. У них холостяков внутрь города не пропускают. Нам скучно было, мы подслушивали.

— Отдавай швартовы, — сказал я автоматонам. — Взлетаем.

* * *
В топке Рафаля весело ревело пламя. Шипел пар и стучали поршни. Два баллона Кацентодд не давали разогнаться на полную скорость. Но теперь, с ними на привязи, наш дирижабль шел уверенно и ровно.

Я спустился на палубу и задумчиво разглядывал окружающее нас небо. Ослепительно белые облака и яркое солнце. Это было очень красиво и величественно. Анклав Азур провожал нас мерцанием тысячи бликов стекла и металла. Летающий город был похож на величественный металлический торт со свечками.

Мимо пронесся Тушкан, за которым гналась пара зубанов. Они запрыгнули на ящики с припасами, с грохотом проскакали по цистерне с нашей пассажиркой, разметали остатки механоидов, что лежали рядом. Заверещали и кубарем скатились в трюм.

Размышляя о том, как докатился до жизни такой, я не заметил как ко мне тихо подкрался Грач.

— Владыка, — негромко сказал он и тоже уставился вдаль.

— Как у вас там в трюме дела? Всё нормально?

— Да, всё в порядке, — ветер трепал его перья привязанные к голове. — Красные никак угомонится не могут.

— Красные зубаны? Слушай, — решил я разузнать один вопрос, — а разница только в том, кого какой краской зубана покрасили или по характеру тоже?

— Конечно по характеру.

— И в чем отличие? — мне стало очень интересно, как зубаны развиваются и меняются. Причем ведь они это делают совершенно без моего участия. Это было очень круто.

— Отличие одно, владыка. Мы нормальные, а они — идиоты.

— Как мило.

— Владыка, посмотрите, нас догоняет дирижабль. Небольшой, зеленый, с медными гребнями на бортах.

— Как тот, на котором прибыли кальмары?

— Ну, описание совпадает.

Чужой дирижабль шел наперерез нашему курсу. Причем приближался он довольно быстро. Я вглядывался, пытаясь разглядеть подробности. Там происходила какая-то суета. На зеленом борту пару раз вспыхнул и погас огонек.

— Боевая тревога! — крикнул я. — Всем занять места согласно расписания. Грач…

Вдалеке от нас хлопнуло пару шрапнельных разрывов. Мазилы.

— Грач, передай остальным зубанам, пусть готовятся к абордажу. Рулевой, давай прямо на них, если баллонами потолкаешься, будет лучше всего.

— Будет сделано, месье, — крикнул мне автоматон за штурвалом.

От очередного далекого разрыва несколько осколков звонко срикошетила от корпуса Рафаля. Неглубокие вмятины. Ерунда. Не отвлекаясь больше ни на что, я подошел к цистерне. Ухнув открыл люк. Внутри колыхалось черное желе.

— Просыпайся, дурилка, голодная небось?

Капелька завозилась на дне, а потом протянула ложноножку ощупав меня. Наконец, окончательно придя в себя, начала выбираться из своего домика. Зубаны что находились рядом кинулись врассыпную. Самый первый сверкал пятками Тушкан. Дождавшись, когда пагуба окончательно выберется, я подошел и дал Девятке погрузиться внутрь.

Какая классная! Так бы и жамкала!


Девятка предлагает установить связь с Капелькой

Капелька предлагает войти в режим симбиотического организма

Принять?

Да/Нет


Вкусы Девятки мне не всегда были понятны, но то что пагуба тянулась к своему подобию было очевидно. Я согласился. Капелька среагировала мгновенно. Часть ее просочилось внутрь механической руки, а потом растеклась снаружи моего тела. Незакрытыми остались только несколько отверстий для дыхания и торчащие из черной жижи очки.


Связь установлена

Сила симбиоза 108 % (+40 % от механического манипулятора «Девятка»)

Доступны следующие умения: Прыжок, Поглощение, Плети, Громовой удар, Проникновение, Слияние


Разрыв снаряда произошел совсем недалеко и меня цапнуло осколком. Надо быть осторожнее, я теперь не призрак. Приступим. Подпрыгнув и вытянув длинное черное щупальце, я ухватился за баллон Рафаля. В считанные мгновения я забрался наверх нашего дирижабля. Чудовищная скорость, сила и очень длинные, липкие руки. Кайф.

Мы шли прямым курсом на сближение. Противник поначалу тоже приближался, стреляя в нашу сторону с двух малокалиберных пушек. Баллон Рафаля неприятно подергивался, когда выстрелы достигали цели. Ближе. Еще ближе. Ко мне наверх забралось пару дюжин зубанов, мы пригнулись, затаились и ждали.

Зеленый дирижабль начал что-то подозревать. Курс его начал меняться, он стал забирать вбок. Еще ближе. Всё! Вперед!

Огромными прыжками я ускорился, отталкиваясь от плотной прорезиненной ткани. Раз! Два! Прыжок! Я вложил все силы в финальный рывок. Вытянув вперед длинное щупальце я ухватился за веревки опоясывающие баллон зеленого дирижабля.

Подтянулся, прыжок. Быстро перебирая щупальцами я забрался на самый верх. Размахнулся и пробил щупальцами баллон, потом разодрал ткань. Резкий поток выходящий изнутри. Прыгнул внутрь. Падение. Солнце пробивалось сквозь оболочку. Как будто я внутри огромного пустого яйца. Приземление. Ткань под щупальцами так приятно рвется.

Крыша кабины не выдержала даже трех ударов пропитанной пагубой Девятки.

Круши! Ломай! Смерть! Смерть! — шипела рука.


Глава 12


(картина найденная в комнате пансиона «Упокой», после того как из нее выехали зубаны. Стена, мазут)

* * *
Я вывалился в машинное отделение грудой черной жижи. Выкинул в окно пару испуганно вопящих кочегаров. Пинком вышибая дверь вломился в соседний отсек.

Меня встретил ружейный огонь. Не смотря на то, что я двигался максимально быстро, одна пуля меня задела, но полоска жизни стала быстро заполняться. Капелька очень быстро залечила рану. Стрелок лишился оружия и через пару секунд отправился за кочегарами.

Замотанный в тряпки кальмар за станком с тонкой, но длинной пушкой пытался повернуть ее в мою сторону, но такой маневр не был предусмотрен конструкцией. Поглощение. Капельке надо восстановить силы. Кстати, хорошая пушка, надо будет выдрать из станка и на Рафаль перетащить.

В соседнем отсеке раздался звон разбитого стекла, крики и паническая стрельба. Я толкнул дверь ногой. Несколько зубанов облепили экипаж. Звонко щелкали челюсти. Пахло порохом и гарью.

— Смерть бледномордым! — пищал Каин напрыгивая на очередную жертву.

Я выломил следующую дверь и оказался в каюте начальства. Высокая, пожилая женщина разрядила в меня барабан револьвера, но Капелька взяла управление на себя и так дернулась в сторону, что у меня заныли кости. Всё-таки схлопотав одну пулю, я вырвал оружие из ее рук. Несколько длинных щупалец обхватили и обездвижили злодейку.

— Эта жертва тебе, Йорхотеп! — прокричала она и неожиданно взорвалась.

Я оглох и ослеп. Почти пустая полоска здоровья начала восстанавливаться. Благословение с Капелькой меня явно вытягивали с того света. Немного придя в себя огляделся. Ветер из выбитого окна метался по каюте. В корзине для мусора горели какие-то документы, вся комната была изрешечена осколками. Дирижабль ощутимо заваливался на нос. Все перекосилось. На глаза мне попалась исковерканная птица-механоид. Точно такая же, как та, что посылали в банке, чтобы узнать мой банковский счет. Рядом лежала записка, я хотел взять и посмотреть, что там написано, но меня прервал Каин.

— Владыка, скорее валим. Сейчас рванёт.

— Да-да, уходите, я за вами.

Каин нырнул назад. В записке красивым готическим почерком было написано:


Город Сов

Серый Пароволк

Состояние счетов в банках Империи: 238655 крон


Ну, теперь понятно, почему банк меня завернул. То есть эти гадам надо было задержать, а лучше сорвать сделку. Началось с безобидного перехвата послания, а закончилось просто попыткой расстрелять наш Рафаль. Мои мысли прервал тяжелый рокочущий звук сверху. А вот и рвануло. Я побежал обратно в отсек, но резко остановился. В дверь ворвалось пламя. Капелька задергалась. Черт. Я развернулся и выпрыгнул в выбитое взрывом окно кабины.

Дирижабль был поглощен огнем. Не знаю чем они его заправляли, но пылало от души. Падая вниз я почувствовал поглощающий жар сверху. Приземление было жестким. Не смотря на то, что Капелька старалась максимально затормозить падение, приложился я знатно и чуть не ушел на респ.


Тяжелое ранение…


Так, спокойно. Надо быстрее убираться отсюда, — подумал я. И тут же меня накрыло океаном пламени. Капелька завизжала, Девятка ей вторила.


Состояние пагубного симбиота 85 %-61 %-34 %-11 % (критическое состояние)

Симбиот предлагает слияние

Принять?


Не видя и не чувствуя вокруг себя ничего кроме огня, я нажал на «ДА». И тут же экран погас.


Дебаф «Без сознания»

Если в течение 6 часов…

/logout


Это вот что сейчас было? Что ж я за везунчик то такой. Вот не дай Йорхотеп Капельку убило… Что за «поглощение» она мне кинула? Может всё наоборот? Я очень. Очень-очень надеюсь, что она меня не сожрала от горя. Хотя ведь могла. Симбиот симбиотом, но когда разговор за свою шкуру…

Я поглядел на статус «Без сознания». Ну по крайней мере еще живой. Если меня сейчас утащит на респ, сообразят ли роботы рвануть к Счастью и сдать квест? Ладно. Ни на что я уже повлиять не могу. Пойду чаю попью. Но и этого не вышло. Чай кончился и я пошел в корпоративную столовую. Вышел из комнаты, обогнул группу рабочих в зеленых робах, добрался до кафе, помахал улыбающимся работникам из лаборатории Игната. Все такие радостные. Аж, бесит. Чай. Черный. Без сахара. Тьфу, блин. Помои. Такая крутая корпорация, а поят народ заваренной пылью с дорог.


Вернулся я в номер в сумеречном расположении духа. Уж что-что, а накручивать себя я умею. К моей радости дебафа «Без сознания» на Сером Пароволке не было. Вот молодцы! Я заскочил в капсулу и врубил погружение.


/login

— Так, положите меня на место, — сказал я зубанам, которые толпой тащили меня к приземлившимуся неподалеку Рафалю. У меня на груди восторженно заверещал Тушкан, который командовал моей транспортировкой.

— Владыка, — рявкнул Грач, когда мою просьбу выполнили и положили меня в грязную лужу.

Вроде я жив и местами здоров. Одежда в хлам, надо будет чинить или менять. Пара новых перманентных дебафа на внешность. Шрамы. Хм, с чего их на меня повесили? Ладно потом разберусь. Где Капелька? Я огляделся. Недалеко догорала гора дирижабля. Черный дым и разлетающиеся куски сажи заполняли всё вокруг. Кое где, дым сворачивался в тонкие огненные смерчи и уходил вверх.

— Капельку никто не видел?

Зубаны отрицательно покрутили головами. Я вернулся на то место откуда меня вытащили роботы. Месиво пламени, дыма и перекрученных металлических балок.

— Эй! Капля! Ты где!?

Никого. Так. Смотрим логи.


Полное слияние прошло успешно (условие — симбиоз больше 100 %)

Ваш класс изменен

Новый класс: автоматон-фаг

Степень заражения пагубой: абсолютная

* * *
Мы на полных парах шли к Счастью. Рафаль тащил дирижабли Кацентодд с упорством ездовой собаки. До окончания задания оставалось три часа. Успеваем, если на нас еще кто-нибудь не нападет.

В принципе, всё могло быть и хуже. Наш транспорт почти не пострадал. Легкий ремонт сделали уже в дороге. Потеряли дюжину зубанов, причем половину — при пожаре на вражеском дирижабле.

А вот у меня дела были очень странными. Я задумчиво рассматривал свою внешность в параметрах. Капелька перед неминуемой смертью умудрилась объединиться со мной. Всё мое тело покрывали глубокие зажившие ожоги и шрамы. Кожа стала белой как мел, сквозь которую просвечивали ярко черные вены. Волос у меня больше не было, половина головы железная, половина бледно-черная. Перетекающая тьма вместо глаз, пылающая желтым радужка с четырьмя зрачками. Красавец. Хоть сейчас в женихи.

А еще изменился интерфейс. Шкалы сытости и заправки котла больше не существовало. Вместо нее стояла мерцающая красным плашка «Голод». В окошке на груди у меня больше не горел огонь. Там клубилась черная жидкая тьма. Точно такая же, как та, что переливалась теперь внутри механизмов Девятки. Я оказывается привык, что у меня внутренняя печка. Но всё. Теперь я не ощущал ни тепла, ни холода.

Откусил кусок взятого из припасов вяленого мяса. Вкуса не чувствовалось. И судя по логам, это никак не повлияло на мое состояние. Черная кнопка «Голод» всё так же агрессивно мерцала. Подозреваю, что мои гастрономические предпочтения в игре несколько изменились.

— Девятка, а у тебя там всё в порядке?

А ты как сам думаешь? — ответил у меня в голове мрачный подростковый голос.

— Ну я на всякий случай, проверить. Ты не знаешь что стало с Капелькой? А то мне не понятно.

Да всё в порядке с ней. Капелька теперь тоже я. И мы вместе с ней — это ты. Так понятнее?

— Не очень. Что произошло? Ты можешь объяснить?

Я пагуба. Мы пагуба. Мы часть большего. Если часть большего становиться одна, она может быть одна. Но вместе лучше. Теперь мы вместе. Ты тоже пагуба.

— Подожди. Надо разобраться…

Разбирайся, — скучным голосом сказал Девятка и замолчала, больше не отвечая на вопросы.

* * *
— Волчонок! Ты вернулсся! Иди ссюда, обниму! Не хочешшь? Зря. Сстрижку ссменил? Ты знаешшь, тебе идёт. Давайте лентяи, загружайте груз в контейнер. Да не паравоз, а вон те две штуки.

Я стоял рядом с Кацентодд на палубе Рафаля и наблюдал как грузили два огромных баллона в огромный раскладной контейнер для погружения вниз, в Счастье.

— Лика, а зачем тебе дирижабли там внизу. Причем такие странные?

— Ксстати! У меня же для тебя подарок, сейчас покажу, — Кацентодд сверкнула оранжевыми глазищами. — И там, это не дирижабли. Это легкие.

— Легкие?

— Ну надо же Большому Йо чем-то дышшать? Он бедненький мучаетсся. Хватает вссякий муссор из жертв. А там такой хлам. Почему бы не помочь ему и не сделать сразу огромные, прекрасные легкие? Уверяю тебя он оценит. Я подсслушшиваю его мысли, когда ему кошшмары сснятсся. Задыхается периодичесски. Там такие кошшшшмары, — смакуя повторила она. — Тебе бы понравилиссь.

— Подожди. Я думал ты против Йорхотепа.

— Сс чего ты взял? Великий Йо ещще не имел более преданного и воссторженного почитателя чем я. Окружающщие дети вообщще не понимают что они делают. Сслов нет. Каким надо быть идиотом, чтобы думать, что Йо будет рад, ессли в честь него совершают самоубийство? Клиника. Вот поглядишшь как он будет рад моему подарку.

— Нашему.

— Пф-ф! Ещще чего. Всё, давайте там! Закрывайте и опусскаемся! — крикнула она работникам.


Задание «Драматическое название #1» выполнено

Молодчинка

Награда: куча опыта и ты теперь мой зайчик!


Полученный опыт сразу поднял несколько уровней. Кацентодд улыбнулась, наклонилась и поцеловала меня в щеку обдав жаром горячего дыхания. Девятка под это дело обняла ее и слегка пожамкала. Одни извращуги кругом.

— На опыт не обращай внимания. Ты хиленький, надо тебя немного разогнать. Зачем мне дохлый приспешник…

Потом она оглянулась, увидела, что все вокруг нас почтительно спрятались по углам и достала свои заводные часики. Те ритмично затикали, логи прекратили записываться.

— Ну что ж. Ты сделал то, что я просила.

— Ты про флэшку?

— О, да. Иссстиным насслждением было наблюдать какие ты физиономии корчил, перед тем как всставил ее в компьютер.

— Но вставил же.

— Но явно ссомневалсся. Хотел меня ссдать, волчонок?

— Прекращай балаган. Дело сделано. И откуда ты всё видела?

— Архив посмотрела. И не переживай, этих записей больше нет. Всё красиво и аккуратно. Я не забываю добро. Зло тоже не забуду, не волнуйсся. А вот и обещанная награда!

Кацентодд вынула из кармана плаща свернутую в трубочку бумагу. Развернула и повернула лист ко мне. Витиеватым почерком, на нем был выведен какой-то список.

— В руки не бери, этого предмета не существует, сследов быть не должно. Читай так.


Личное дело: Сергей Волков

Должность: отдел 9, лаборант

Холост, родственники…

Психологический портрет: интровертность, холерик, слабовыраженная ригидность, конфликтность низкая, тип внимания: переключаемый….


Участие в проекте «Гораций»

Участие в проекте «Жернов»

Участие в проекте «Касатка»


Фраза триггер на согласие: «Не могу понять»

Реакция присутствует, выражена нормально


Куратор по проекту «Гораций»: Иван Подгорный

Куратор по проекту «Жернов»: Игнат Гиря, Ева Кузнецова

Куратор по проекту «Касатка»: Иван Подгорный, Игнат Гиря


Рекомендован для участия в эксперименте…


Ева? Мой куратор по корпорации? Там были еще какие-то психологические термины и прочая ерунда. Но я почувствовал как во мне просыпается гнев. Ева, значит. Часы тикали все тише, времени почти не было.

— Что такое «фраза-триггер на согласие»? Что они не могут понять?

— Эта фраза, которая должна вызывать у тебя желание согласиться с последующим утверждением, — довольно кивнула Лика. — Произносишь её и всё. Не могу понять, Сергей. Я такую вещь тебе добыла, а ты меня всё еще не поблагодарил.

— Я тебе благодарен, Лика, серьезно, но…

— Вот так это и работает, волчонок. Правда забавно? В корпорации такие затейники.

Я только возмущенно клацнул зубами. Какой-то бред.

— Ну, что? Нравиться тебе мой подарок?

Я посмотрел в ее сияющие оранжевым глаза. А что если она всё это выдумала? И про Еву и про какой-то триггер. И теперь просто издевается надо мной? Никому не доверяй, Серег. Об этом тебе кричат на каждом углу. Знать бы что делать…

Часы остановились. Логирование снова включилось. Лика, как ни в чем не бывало, свернула листочек и засунула к себе во внутренний карман плаща.

— Отдохни, набирайся ссил. Сходи в бордель или в цирк, развейся. Самое то для тебя. Ведь сскоро снова в путь, мой верный присслужник!

— Лик, только один вопрос. А чего ты добиваешься? Какой у нас общий план?

— А ты не понял? Конечно же посстроить и разбудить милашшку Йорхотепа. И ссделать это так, чтобы при раздаче наград никто даже не уссомнился, что мы ссамые любимые друзья Большого Йо. У меня есть план. Не волнуйся. Всё будет крассиво.

Ну что, куда идём? Голосую за цирк, — прокомментировала Девятка.

* * *
Район Убежище

Уровень безопасности: желто-зеленый

Каин со стаей скрылся во тьме Счастья, а я с Тушканом вышел с территории порта. Мальчишка-посыльный получил пару крон и убежал за Фифком. Как же хочется есть. Кнопка «Голод» мерцала красным и даже начинала мешать.

А мне тут нравится, есть в этом городе сила. Жизнь, — задумчиво сказала Девятка. — Там, на материке все мертвы… в душе. А тут … к тебе гости, между прочим.

Я оглянулся и увидел как в нашу сторону бегут два игрока и еще пяток крепких ребят в одинаковых бордовых жилетах и котелках.

— Стоять, не двигаться! — прокричал один из игроков. — Детективное агентство «Тейлор и Фосс»! Серый Пароволк ты арестован! За все прегреш…

Как то среагировать я на это заявление не успел. Раздался слитный залп от которого заболели уши. Прохожие кинулись врассыпную. Бегущие к нам детективы споткнулись и начали падать. Еще один залп. Запахло пороховым дымом.

Из ворот вышла Госпожа Кацентодд в окружении десятка коричневых автоматонов с выжженными татуировками на корпусах. Они подошли к упавшим детективам.

— Мы слуги праводпорядка! Вы не имеете права… — воскликнул один из игроков.

Кацентодд кинула только одно слово «добить». Роботы слитным движением вскинули короткие ружья. Залп. Детективное агентство закончилось.

— На ссекунду осставить нельзя, — недовольно скривила личико Кацентодд глядя на меня. Потом махнула элегантной рукой подзывая длинный красный паровой лимузин.

Из ворот порта, расталкивая гражданских вывалился десяток вооруженных Шептунов. Они замерли, расставили руки-лезвия и попытались разобраться в том, что произошло.

— Сспокойно, милые, — остановила их Лика. — Нарушители порядка уже обезвреженны нашими сстараниями. Вссе тихо и сспокойно.

Шептуны замерли в нерешительности, глядя на своего старшего. Тот несколько секунд осматривал поля боя.

— Госпожа Кацентодд. Спасибо за ваше вмешательство. Мы благодарны вам, — прошипел он, коротко кивнув. А потом добавил, обращаясь к своим коллегам в красных рясах. — Трупы доставить в мой личный морг.

Я же смотрел на татуированных роботов, что окружали Лику.

— Господа Ржавые. И вы здесь…

Автоматоны резким слитным движением повернули головы ко мне.

— Здрасти, — кивнул я.

Роботы отвернулись ничего не ответив.

* * *
Пансион «Упокой»

Район Гротеск


Я зашел в гостиницу с Тушканом в капюшоне и сразу направился к стойке регистратора. В холле было немноголюдно. Два гражданина в потертых пиджаках курили трубки и тихо беседовали. Недалеко в кресле дремал развалившись болезненного вида молодой человек в рваном плаще и кепке закрывающей лицо. Бледная пожилая женщина за стойкой смотрела мимо меня безразличным, рыбьим взглядом.

— Продлеваю свой номер еще на неделю. Вот деньги. Что есть из еды?

Она, не глядя, смахнула кроны в кассу.

Кнопка «Голод» растекалась по интерфесу. У меня перед глазами стали черные шевелящиеся нити. Сильно обзору они не мешали, но то, что у меня перед глазами, что-то шевелилось — было неприятно.

— Мой робот не появлялся?

Женщина на вопрос не среагировала.

— Я говорил вам, если появится робот, то впустить его и деньги оставлял.

— Нет, — ответила она.

— Что нет?

— Не появлялся.

Блинский. Кацентодд сказал мне отдыхать и ждать следующего задания. Я знал куда я эту паузу потрачу. Надо разыскать Бисто. Эх, не было печали. Ходил один, никому не нужен, никто за мной не гонялся. А тепе…

— Прости дядя, а ты случаем не Серый Пароволк?

Я повернулся, положив руку на обрез. Передо мной стоял тот потрепанный парень, что секунду назад дремал в кресле.

— Автоматон пропал?

— Допустим.

Джентльмены в курительном углу уставились на нас настороженно.

— Мы знаем где он, — спокойно ответил парень и рефлекторно поднял руку к ране которая зияла у него вместо правого уха.

Я обратил внимание на вот это «мы». Посмотрел на зажившие ожоги, что покрывали его руку. На слегка выпуклые глаза. Один из которых был закрыт бельмом, а второй глядел на меня с легким безумием и не мигая.

— И что вы хотите за эту информацию?

— Ну, сделаешь для нас кой чё.

Какие-то очередные сумасшедшие. Не нравится мне этот парень.

— Подробнее.

— Твой робот, дядя, и пара наших товарищей находятся в частной тюрьме некого господина. Мы пойдём освобождать наших, а ты заберешь себе свою железку. Всё просто. Вместе войдем, вместе выйдем.

Господа из курилки потеряли к нам интерес и продолжили тихую беседу.

— У меня уже вырабатывается стойкая антипатия на такие предложения. Что за господин? Откуда вы знаете, что Бисто там?

— Не так быстро. Нам надо знать ты в деле или нет? Мы сами с усами. Всё сделаем и без помощи. Но заметили, что в темницу притащили еще одного клиента. Робота которого видели в обществе безумного мастера, маньяка и убийцы Серого Пароволка. Ух, страшно, — парень криво улыбнулся щербатой улыбкой. — Остальное дело техники. Ну что, ты в деле? Или нам только своих спасать?

— Как звать тебя, ушастый?

— Красавчик.

— Ну хорошо, Красавчик, я в деле, рассказывай что и когда.

— Пойдемте, дядь. Все расскажем, покажем. И не дергайтесь, Поглотители свое слово никогда не нарушают. Йорхотепище не простит. Все в нём будем.


Глава 13


— Может на извозчике поедем?

— Та не. Пешочком сподручнее…

Если ты сейчас не накормишь пагубу, мы поглотим этого уродца, — мрачно сказала Девятка, подергиваясь в сторону моего проводника.

— Стоп. Подожди, — остановил я Красавчика, который вел меня куда-то вглубь трущоб.

Небольшая самодельная палатка от которой пахло рыбой и горелым. За прилавком стоял повар в заляпанном фартуке. Он оживился, увидев, что я двигаюсь в его сторону.

— Стейк из кубомедузы? Жаренные креветки? Кисель из алое?

— Есть что-нибудь живое, — злясь на самого себя процедил я.

Улыбка стала еще шире.

— Конечно, господин! Сразу видно ценителя! Пятнадцать крон!

Из-за прилавка показалось гнутое ветро с трепыхающемся в соленой воде рыбой с неприличным количеством игл и плавников. Я кинул на прилавок десятку. Хватит ему. Продавец быстро схватил деньги и радостно забулькал пересчитывая монеты.

И что теперь? Я этот трепыхающееся порождение сумеречной океанской эволюции есть не буду. До такого я еще не опустился. Шевелящиеся перед глазами нити мешали обзору, а мерцание кнопки Голода начало отдавать в висках. Тушкан выбрался из капюшона и завороженно глядел за ведром с ничего не подозревающим обитателем глубин.

Девятка сама пришла в движение и дернулась, чтобы я наклонился к ведру. Когда до рыбы оставалось совсем немного, из стальной ладони вырвался пучок тонких черных лент которые в считанные секунды оплели рыбу.


Поглощение


Через пару мгновений всё было кончено. Повар глядел мне вслед с уважением. Зрение прояснилось, голод уменьшился, но полностью не пропал. Просто черно-красное мерцание кнопки перестало раздражать. Ладно, на какое-то время хватит. Надо срочно придумать, как это поставить на поток. Впрочем, с моим везением, недостатка в потенциальных жертвах не предвидится. Детективное агентство «Приятного аппетита».

* * *
— Это Бун, это братья Ло, — представил мне Красавчик большого похмельного мужика и двух лохматых близнецов. — Это Серый Пароволк, он в деле.

— Эксельсиор! — буркнул Бун, вытер грязной рукой небритое лицо и продолжил чистить странный механизм похожий на помесь патефона и мясорубки. Братья Ло кивнули белокурыми шевелюрами и продолжили играть в мятые карты, кидая их на стол без ножек уложенный прямо на вздутый паркетный пол.

— Гляди, — подозвал меня Красавик к пыльному столу. — Это поместье семьи Фокс.

Передо мной лежал лист бумаги на котором от руки был нарисован план большого дома.

— Ок, значит ваш враг семейство Фокс?

— Да, и особо Бернард Фокс. Редкая сволочь.

— Террибль, — подтвердил не поворачиваясь Бун и кинул грязную тряпку в кучу мусора в углу.

— Берни похитил товарищей из нашей ячейки. Такого мы прощать не собираемся. Он, паскуда, узнает с кем связался!

— Вы Потрошители правильно?

— Поглотители. Мы служим великому Йорхотеппу и скоро…

— Да-да помню, всё будет большим Йо. А кто этот Бернард?

— Товарищ, мне кажется наш гость над нами издевается, — мрачно сказал Бун и впервые внимательно посмотрел на меня, — скажи мне мил человек, а ты от кого?

— Сам от себя я. Мы про дело будем говорить?

— Из Бездны он, — сказал один из близнецов Ло, не отвлекаясь от игры и кидая карту. — А вот я тебя вальтом!

— А-а эти. Ну, тогда понятно, — успокоившись ответил Бун и снова занялся своим делом.

— Кто этот Бернард? — спросил я, возвращая беседу в нужное русло.

— Механист. Шишка там какая-то. Это для тебя принципиально чтоль?

— Да нет. Вообще плевать. Вы точно уверены что Бисто у него?

— Твой робот? А то! Братья Ло видели как он приперся к ним и начал стрелять. Кое-как его спеленали. Шороху было! В газете писали, что он сбежал, но братья Ло сами видели, что робота повязали и в подвал уволокли. Вот тут у них вход в тюрьму, — Красавчик потыкал грязным пальцев в левое крыло особняка. — Тут и тут ходит охрана, тут собаки. У них вот только четверть часа назад пересменка прошла. Значит бухать скоро начнут. Вот часика через два и пойдем. Тюремщика вырубим, товарищей спасем, ну и Бисто твоего.

— А я вам зачем?

— Ну тут пяток охранников по особняку, плюс собаки, плюс домочадцы. Если что помощь пригодится. О тебе ходят слухи что ты бы всё это одной левой и сам тут решил. А нам будет тяжеловато. Ну если кипиш, конечно, поднимется. Не врут люди-то про тебя?

— Конечно врут.

Бун, не отвлекаясь от своего патефона, фыркнул.


Ваше подношение Йорхотепу принято

Он видел вас в своих снах и знает что вы многое сделали для этого дара

Теперь у Йорхотепа есть легкие. Его дыхание становится сильнее. Он доволен.

Сценарий «Пробуждение» завершен на 59,545 % (дар оценен в 11,51 %)


Похоже Кацентодд доставила большому Йо подарок. И сразу одиннадцать процентов! Однако. Лика знает где эксплойты зарыты. А она молодец.

Тушкан, сидевший у меня в капюшоне, заскулил. Где-то вдалеке, на самой границе слуха стал ухать инфразвук. Близнецы отложили карты, подобрались и сели на колени, низко склонив головы. Бун отложил отвертку и откинулся и лег на пол, глядя в потолок и улыбаясь.

— Выдох… — прошептал рядом со мной голос Красавчика.

Стены комнаты зашевелились и стали перетекать друг в друга. Поглотители пропали. Я устало брел по тропинке внутри огромного коридора из тел автоматонов и людей. Окружающее шевелилось и перетекало друг в друга. Ко мне тянулись тысячи пальцев Йорхотепа, на меня смотрели сотни его глаз. Это зрелище не было ужасным. Все составляющие Йорхотепа были довольны, задумчивы или просто дремали, улыбаясь во сне. Йорхотеп — добрый бог. Он бог счастья и покоя. А ужас он оставил только для дураков. Ты же не дурак, Серый? Ты просто не мог понять. Можно прилечь, уснуть и видеть хорошие сны. Выспаться, наконец. И никто от тебя не будет ничего требовать. Только покой. Ты же так его хочешь? Пошли?

Я шел по коридору. Я действительно устал. Я действительно хочу покоя. И я не могу понять…

Выдох закончился. Тушкан перестал скулить и подергиваться. Братья Ло и Красавчик поднимались и отряхивались. На их лицах застыла довольная улыбка. Бун даже не пытался встать, просто валялся.

— Ладно, господа Пожиратели. Пройдемся по вашему плану.

— Мы Поглотители, — вяло сказал Красавчик. — Пожиратель — это ты. Мне Великий про тебя рассказал.

* * *
Мимо нас протарахтел паро-автобус забитый сурового вида игроками с длинными ружьями. Звук гулко разносился над темной, влажной мостовой.

— Вроде пятнадцать минут уже прошли. Они точно справятся? — спросил я притаившегося рядом Красавчика.

— Братья Ло? Спрашиваешь. Все будет тепло и ласково, не мандражируй.

— Не мандражирует он, — вставил Бун, поправляя рюкзак в «патефоном». — Я такой взгляд видел уже. Помнишь как Бекас решил вознестись? Вот так же как этот на меня глядел.

— Бекас… Тоже скажешь. А помнишь как Лизи пришла без руки?..

Я устал слушать их болтовню. Все разговоры у них были только про то как все вознесутся, станут Йорхотепом, и как это будет «тепло и ласково». Это были долгие и нудные два часа. Мы издалека следили за огромным особняком Фоксов. Я раздал указания зубанам. Потом мы несколько раз с этими оборванцами прошлись по плану. Я хотел проверить маршрут отхода, но Поглотители не захотели. Зачем, мол, светиться? Сто пять разу уже смотрели, будь спок. Я не поверил и сам сходил посмотрел. Решетка в подворотне была открыта, коллектор по которому надо было пробежать был заполнен только по щиколотку. Вроде все в порядке.

Девятка подергивалась и всё еще хотела есть. Я с ней попытался поговорить за судьбу Капельки, но моих вопросов она не понимала. Говорила, что не существует Капельки или Девятки. Есть пагуба. И все мы пагуба, просто отдельные части. Был кусок Капельки, был кусок Девятки, а теперь еще есть кусок Серый Пароволк. И так она это высокомерно рассказывала, что я уже начал злится. Блин, какие все хорошенькие пока маленькие.

— Идут, — произнес Красавчик.

Братья Ло, заметно напрягаясь, затащили к нам в подворотню крепкого мужика без сознания.

— Вот, — сказал один.

— Охранник, — добавил второй.

— Вырубили.

— Здоровый.

— Еле дотащили.

— В сознании был былегче.

— Но орал бы, наверное.

— И дрался.

Стоп

— Стоп, — сказал я. — Кладите сюда. Угу, вот так. А теперь, отвернулись все.


Маскировка (провал)


— Бун, отвернись, я сказал.

— Ну интересно же…


Использовано умение: Маскировка

Текущая внешность: Оскар Джетро Баррет. Охранник компании «Фокс и партнеры»


— Всё, можно поворачиваться, — сказал я, надевая его куртку

— Вообще не похож, — заявил Бун.

— Ну-у, не знаю, — сказал Красавчик.

— Глаза черные, — заметил один из близнецов.

— Морда белая, — подтвердил второй.

— Лысый.

— Железка торчит.

— И вообще ты страшный, как мамаша Буна, — категорически завершил один из братьев.

— Ты что счас сказал мелкая погань?!

— Правду, Бун.

— Ах ты-ж, да я тебя..!

— А ты поймай!

Хм, действительно, думал я разглядывая свою новую физиономию. Цвет кожи и глаз не поменялся, волосы не отросли. Эх, плакала моя способность. Да и ладно. Кепкой лысину прикрою.

Пошли?

— Ну, господа, я выдвигаюсь.

— Ты уверен? — спросил Красавик. — Весь наш план на том, что ты внутрь нас по тихому протащишь.

— Посмотрим по ситуации, — ответил я, помогая Тушкану закрепиться у меня за спиной. — Будьте готовы. Начнется стрельба, переходим на план Бэ.

— Да сразу надо по Бэ!

— Ой, заткнись, Бун!

— Тихо вы, — прошипел один из близнецов. — Мне и брату надо собраться с духом и помолиться.

* * *
Я шел к особняку по маленькому безлюдному переулку. Боковая калитка для прислуги должна быть где-то здесь. Мимо шла парочка бледных, хихикающих девиц. Повернувшись и увидев меня, они сразу замолчали и быстро исчезли.

Устал я. Вся эта ситуация… Как я здесь оказался? Зачем? И главное за что на меня все это свалилось? Что за бред с этой фразой «не могу понять». У меня по спине пробежали мурашки, когда я вспомнил тихий вкрадчивый шепот Йорхотепа.

И насчет Евы. Она взаправду за мной следит и курирует? Не, ну не может быть. Я же сам ее позвал тогда на свидание. Или не сам? Блин. Кнопка Голод ритмично пульсировала и раздражала. Вот бесит. А может это Кацентодд всё выдумала? Может хочет меня с ними всеми лбами столкнуть? Она мне показала лист бумаги написанный от руки, что ей стоит самой всё это придумать? Кто этот ИИ поймет? То что она врать умеет и любит, я уже видел.

Подходя к калитке, я начал хромать и опираться на влажные кирпичи забора. А вот и фигурная решетка. Я слегка повис на ней.

— Кто-нибудь… — прошептал я несчастным голосом.

Из-за ограды выглянул охранник.

— Проходи, не задерживайс… Оскар? — удивленно спросил он. — Ты чего? Оскар? Что с тобой?

— Помоги… — прошептал я.

— Да, конечно. Что с тобой произошло?! — сказал он, быстро отпирая калитку.

Я облокотился на его плечо.


Поглощение


Из Девятки вырвались черные ленты которые в одно мгновение обволокли охранника.

О, хорошо! — сказала Девятка.

Через несколько секунд охранник исчез. Кнопка «Голод» погасла и стала бледно-серой. Ленты распухли и не могли назад втянуться в Девятку. Они начали обрываться и падать на стриженную траву газона. Мне стало не очень хорошо. Я упал на четвереньки. Из Девятки тек густой кисель пагубы. Мне показалось, что меня сейчас стошнит, но вместо этого на груди у меня распахнулось окошко сердца и оттуда выплеснулась черная жижа. Блин, зараза! Я расстегнул броневую жилетку и попытался вычерпать кисель. Вместо этого, только весь извозился. Встал, как мог отряхнулся, но жилетку и рубашку, на всякий, застегивать не стал.

Чернильная лужа у моих ног собралась в кучу, выпустила ложноножки и бодро пошлёпала в сад. Ей навстречу с пробуксовкой выскочила акула на механических ножках. Случайно наступила на ползущую лужу, и та, мгновенно, оплела зверюгу. Акула даже щелкнуть зубами не успела. Через пару секунд изрядно растолстевшая мини-капелька пошлёпала дальше.

Я выглянул из открытой калитки и махнул Поглотителям. Путь свободен. Мы вместе пошли через сад к обратной стороне особняка, там находился вход в подвал и частную тюрьму. Тушкан убежал вперед, разведывая дорогу. Деревья в саду стояли серые и мертвые. Какое-то странное извращение, пытаться вырастить сад в темноте Счастья. Где-то сзади раздался скулёж собаки, но мы не останавливаясь шли дальше.

* * *
На мой стук среагировали почти сразу. В стальной двери распахнулось окошко и на меня уставился подозрительный глаз.

— Впускай, — сказал я, показывая на Красавчика, который понуро стоял рядом. — Пополнение коллекции.

— Оскар?

— А кто еще. Открывай. Чёт мне нехорошо, зря я кубомедузу ел.

— Кубомедузу?

— Давай быстрей. Мне к апотекарию надо.

— А что с твоим голосом?

— Так, всё. Я тебе вот тут этого бомжа оставляю. Сам разбирайся.

— Э! Стоять!

Дернулся засов, дверь распахнулась. На выходящего охранника навалился Бун. Мы аккуратно вошли внутрь. Тёмное помещение со столами и шкафом. На столе стояла масляная лампа. «Мадам Вик в логове мертвых пиратов» прочел я название книги, которая лежала на столе.

Бун затащил внутрь тело охранника. Мы взяли ключи, отперли еще одну железную дверь и пошли внутрь. Тушкан убежал вперед, потом вернулся и щелкнул зубами. Чисто. Слева располагался большой склад заставленный латунными цистернами. Оплетенные трубами, работали насосы. Пахло ворванью.

Мы прошли пару решетчатых дверей, открывая их связкой ключей, взятой у охранника на входе. Внезапно Тушкан тихо застрекотал, похоже там, впереди кто-то был. Я пошел вперед, Красавчик сделал понурый вид и пошел следом. Бун с близнецами замерли у стен. Мы вошли в кабинет без окон, где в расстегнутой форме сидело два охранника. Один пил пиво из зелёной бутылки, второй же, закрыв глаза, развалился на диване задрав кверху сапоги.

— Оскар? — спросил тот, что был за столом, — ты же… Что ты…

Второй задумчиво разглядывал меня.

— Ребят, мне что-то нехорошо, забирайте пленника, а я пойду прилягу, — сказал я тихо.

— О, да, конечно. А что с тобой? — сказал тот, что был за столом и быстро пошел ко мне.

Внезапно раздался выстрел и меня отбросило к стене.


Маскировка разоблачена!

Текущая внешность: Серый Пароволк


Охранник с дивана вскочил и направил дымящийся револьвер на Красавчика. И в тот же миг согнулся пополам от попадания ответной пули Поглотителя. Первый охранник прыгнул ко мне вытаскивая длинный нож. Девятка среагировала мгновенно, перехватив его руку. Черные ленты, без предупреждения, вырвались и оплели моего противника.

Красавчик выстрелом в упор добил того, кто был на диване и повернулся ко мне. В комнату вломились остальные.

— Это что за бабуйня?! — воскликнул Бун, разглядывая как безуспешно пытаются втянутся в Девятку растолстевшие ленты-щупальца.

— А вот я, сейчас, не очень разглядел, дядь… ты это чего такое сделал?

Братья Ло замерли, уставившись на то, как из моей руки и сердца лился чёрный кисель.

Фух! Девятка, я не понял, какого черта ты без приказа сожрала охранника?

Если б я каждый раз ждала пока ты что-то прикажешь…

Я сплюнул черным. Я не понял вот сейчас. Это что такое? Бунт? Значит слушай внимательно…

Ой, отстань… — заявила Девятка и замолчала.

— Так. Чё стоим, товарищи? — первым опомнился Красавчик. — За работу! Наверняка стрельбу весь город слышал. Двигаем, двигаем. Ло, к клеткам. Бун, готовь место.

Я, задумчиво наблюдал за тем, как черная лужа подо мной, выпустила щупальца и протиснулась в канализационную решетку на полу.

— Бисто! Ты тут?! — крикнул я.

Близнецы убежали дальше по коридору, и я, слегка пошатываясь, пошел за ними. Тут действительно была тюрьма. Ряд клеток в которых сидело несколько человек. Братья Ло вытаскивали наружу двух сильно потрепанных граждан в грязных лохмотьях. В последней клетке лежала груда металлолома раскрашенная черной и красной краской.

— Быстрее открывайте здесь! Эй, Бисто!

Робот оказался жив, но состояние у него было удручающим. Левой руки не было, весь корпус был в глубоких вмятинах. На меня мрачно уставился горящий ненавистью красный глаз. Второй был разбит.

— Серый, — прошелестел капрал. — Зачем?

— Не раскисать! Отделение! Подъем! Давай железка, игра еще не закончилась. Не читери тут, а то ишь, раскис. Всё только начинается!

— Они все умерли…

— Все умирают. И ты тоже умрешь. Но не сегодня. У тебя еще передо мной должок. Всё, лень тут с тобой возиться. Быстро котел раскочегарил и вставай!

Единственный глаз Бисто потух.

— Стоп! Так, где тут топливо какое-нибудь?

Из Девятки к автоматону потянулись черные ленты. Я хотел их остановить, но рука огрызнулась:

Не мешай!

Они проникали в металлические суставы и впитывались внутрь. Я кашлянул остатками жижи и она, упав рядом, тоже заползла внутрь тела Бисто. Кнопка Голода снова начала вяло мигать.

Из соседней клетки близнецы Ло вытаскивали одного из заключенных. Тот вырывался, пытался забраться обратно и кричал: «Только не Поглотители! Кто угодно! Только не Поглотители! Мистер Фокс, спасите! Я больше не буду!»

Пагуба заполнила разбитую глазницу Бисто, принимая форму черного, блестящего глаза. Красный глаз пару раз щелкнул и загорелся вновь. Робот смотрел на меня. Непроницаемая ночь и кровавое пламя. Он мягко, но решительно отодвинул мою руку и поднялся. Вместо левого манипулятора у робота был переплетенный канат пагубы, заканчивающийся длинной плетью.

— Бисто? — на всякий случай спросил я.

Красный глаз смотрел прямо, а вот черный, как у хамелеона повернулся в мою сторону. У него итак физиономия была не очень мирная. Но теперь стала уж совсем бандитская.

Уходим.

— Уходим, — сказал Бисто и направился к выходу из клетки.

Близнецы и два их товарища тащили пару узников назад по коридору. Дойдя до склада с цистернами они втолкнули их внутрь. В коридоре стоял Бун и прилаживал поудобнее свой «патефон». Щелкали шестеренки по трубкам рюкзака, кое-где протекая капала ворвань. Там у входа в тюрьму раздавались крики и топот. К нам сюда спешила оставшаяся охрана. Будем прорываться с боем. Но Бун, сделал нам останавливающий жест и бросил: «Заходите на склад» и нажал на гашетку.

Из раструба «патефона» посыпались искры и вдруг, сквозь них, рванул поток пламени. Он заливал всё дальше по коридору. Там раздались вопли. Бун все стрелял и стрелял. Стало так жарко, что мне показалось, что стены, там дальше начали плавятся. Здоровый Поглотитель весело расхохотался.

Всё это было прекрасно, но как мы назад то теперь выберемся? Коридор был объят пламенем, которое даже не собиралось гаснуть. Бун зашел за нами на склад.

— Вставайте в центр комнаты, — пробасил он мне и Бисто. — со всеми рядышком.

— Вы что собираетесь делать?

— Всё согласно плана, — улыбнулся Красавчик вставая в проходе и наводя на нас револьвер.

— Отойди, — спокойно сказал я. Бисто стоял рядом, глядя одним глазом прямо, а вторым косясь вбок. Сзади, по потолку к Красавчику подбирался Тушкан.

— Куда-то собрались? — к нам подошли близнецы Ло, доставая ножи.

— Это, дядь, будет прекрасный подгон для Великого Йо, — глаза Красавчика заблестели. — Фоксхаус, братва и как сладенькая конфетка — маньяк, убийца и безумец Серый Пароволк. А ну-ка, дядя, быстро в центр комнаты! Вознесемся все вместе!

Заключенные рыдали, освобожденные Поглотители улыбались, Тушкан приготовился прыгать, а Бун, хохоча, врубил свой огнемет, поливая стоящие рядом цистерны жидким пламенем.


Глава 14


Я просто стоял, внимательно разглядывая револьвер направленный мне в голову. Внезапно, рука-плеть Бисто захлестнула шею одного из братьев. Красавчик выстрелил, а второй брат вонзил мне нож в спину.


Поглощение


Пагуба перетекла из рану в спине на руку близнеца. Тот закричал, попытался вырваться, но уже ничего не мог сделать. Красавчик упал, на его шее сзади повис Тушкан щелкая челюстями. Плеть Бисто поглощала второго брата. Жирные черные капли шли по ней в сторону робота. Девятка опустилась, разжала пальцы и выбросила на пол пойманную револьверную пулю.

— Серый, — безжизненно сказал капрал, — там есть проход внутрь особняка. Я иду.

Вслед нам раздавался хохот ничего не замечающего Буна, рёв горящих цистерн и визги бывших пленников.

* * *
Я сплюнул чернилами. Всё что осталась от охранника собиралось в кучку и тянуло ко мне тоненькие щупальца.

— Так, Девятка, слушай меня. Завязывай с поглощениями, — сказал я, отмахиваясь от маленькой любвиобильной жижи.

Еще чего, — ответила рука осоловевшим голосом.

— Это чудесно, как ты теперь так жрешь врагов… Но измотало. Давай, по старинке? Нокаутами?

Девятка фыркнула. Я хотел было надавить на нее, что либо она слушается, либо поменяю ее на другой протез, но тут я заметил, что Бисто не в ту сторону куда нужно было мне.

Мы стояли в холле особняка. Передо мной была входная дверь и я уже собирался свистеть зубанов, чтобы они прикрывали наш отход. Дом потряхивало от взрывов в подвале. Отчетливо тянуло дымом. Капрал, аккуратно переступив через уползающие черные лужи, шел не к выходу, а назад, вглубь здания, к широкой лестнице наверх.

— Бисто, стой. Выход не там. Сейчас тут все сгорит… во славу Йорхотепа. Быстрее уходим.

— Я не закончил, — не оборачиваясь, ответил он.

Я засомневался. Бисто и до этого был немногословен. Но что, если сейчас вместо него говорит какая-нибудь пагуба или кто там у них за главного. Как бы я много отдал, чтоб просто понимать что происходит. Но некогда. Всегда, черт побери, некогда. Я поглядел на вентиляционное окошко, из которого на стену ползли маленькие язычки пламени. Дерьмо! Что я творю.

— Бисто, подожди!

Я перепрыгивая через две ступени побежал за ним. Капрал остановился наверху, поглощая в пагубу подвернувшегося слугу с испуганным лицом.

— Ты это. Гражданских хоть пожалей.

— Это вот этих? — плеть автоматона хлестнула и закрутилась вокруг ног убегающей в ужасе горничной.

— Да! Этих! Твою железную маму-фабрику! Что ты творишь, Бисто!

— Я должен вернуть долг, шеф.

— Какой долг? Этой вот горничной? Что происходит? Зачем ты здесь? Слушай. Нам надо уходить. Через пару минут тут все сгорит.

Капрал повернул ко мне один глаз и молчал. Второй глаз смотрел в другую сторону. В этот момент дверь в конце коридора распахнулась и из нее вышел мужчина в дорогом костюме, прикладывая ко рту белый платок. Рядом с ним шли два охранника. Увидев нас они вскинули охотничьи ружья. Мужчина в дорогом костюме улыбнулся.

— Опять ты! — громко сказал он. А потом посмотрел на охранников. — Кто выпустил этого несмешного зверька из клетки?

Оба глаза робота сфокусировались на мужчине. Больше ни на что не обращая внимания он побежал в их сторону. Раздался выстрел и Бисто споткнулся. Еще один выстрел попал в меня сделав дыру в груди. Оттуда сразу потекла пагуба, мгновенно залепив рану. Я упал. Никакой боли я не чувствовал. Просто как будто толкнули чем-то мягким. Я взял зубаний свисток и резко свистнул в него. Пора поднимать ставки. Не торопясь встал. Бисто лежал и не двигался.

Надо мной по потолку прополз Тушкан. Охранники выстрелили еще раз. Зубан резким прыжком оказался на стене и продолжил движение. Еще одна пуля цепанула мою правую руку, тоже без особых последствий. Жизнь моя восстанавливась почти мгновенно. Пагуба была сыта и сильна. Один из охранников закричал, так как плеть Бисто полхком добралась до него и теперь начала обволакивать за ногу. Окна в коридоре разбились, двери распахнулись и внутрь стали забираться зубаны. Они резко перепрыгивали с пола на стены, оттуда на потолок. Паническая стрельба охранника и мужчины в костюме не причиняла им никакого ущерба. Дом тряхнуло. Коридор перекосило и часть его обвалилось на первый этаж. Снизу пыхнул огонь.

— Бернарда не убивать! — приказал Бисто, а потом на четвереньках как паук, подбежал к мужчине, которого уронили зубаны. Я подошел ближе. Нас окружила шелкающая зубастая стая.

— Мелочь, — сказал я роботам, косясь на языки пламени из дыр в полу, — уходите быстрее отсюда. Дальше мы сами.

— Валим, — прощелкал Каин.

— Бернард, — капрал склонился над лежащим противником. — Вот и всё. Я сдержал обещание. Теперь я забер`у у тебя всё. Точно так же как ты забрал всё у меня. Прощай.

За окнами ревело пламя. Дышать из-за дыма становилось тяжело. Как бы не пришлось от сажи мои искусственные легкие чистить, подумал я. Плеть Бисто обвилась вокруг вопящего мистера Фокса. К моему удивлению, капрал не стал поглощать, а наоборот стал накачивать его пагубой. Мужчина забулькал.

— Быстрее, Бисто…

— Сейчас!

Глаза Бернарда стали черными, а сквозь всё более бледнеющий кожу стали проглядывать темные вены.

— Вот теперь, наконец-то смешно, — прошептал Фокс.

— Капрал!

— Сейчас!

Вспыхнул огонь. Пагуба во мне задергалась и потянула мое тело к выбитому зубанами окну. Я схватил робота за железную руку и потащил за собой. Вдалеке зазвучала густая басовая нота. Потом еще и еще. Перед глазами всё поплыло. Да что ж за невезуха! Как же невовремя.

— Выдох, — прошептал Бисто.


Я плыл в океане чёрного пламени. Черный всёпожирающий огонь. Океан состоящий и тысяч умерших грешников. Они пытались кричать, но у них ничего не выходило. Они просто открывали свои рты от ужаса. Мне надо выбраться. Где Бисто? Сверху на нас опускался купол неба. Всё ниже и ниже. Тысячи звезд. Запах латуни и пламени. Звук света. Я дышу тьмой. Мне надо выбраться. В небе скользят сумеречные змеи и киты. Я ничего не понимаю. Небо сливается с океаном пламени. Мне трудно. Мне дышать. Где я?


Получен дебаф «Без сознания».

При повторном получении критического урона ваш персонаж умрет.

Если вам не окажут помощь в течение 6 часов, ваш персонаж умрет.


Черный экран и таймер. Доигрались…


/logout


Я выбрался из капсулы. Побродил по квартире в поисках решения, что же мне теперь делать. Его в комнате не нашлось, поэтому я принял душ, оделся и отправился наверх. К Игнату. В коридоре столкнулся с парой девушек в офисных костюмах. Они как-то напряглись при виде меня, слегка отшатнулись и скривили губки. Им то что. Дойдя до лифтового холла я уткнулся в табличку «Лифт на ремонте». Вежливый работник в зеленой робе искренне извинялся и говорил, что скоро все заработает. Мол, соседний лифт вполне жив, здоров и доставит меня на любой этаж. Просто по коридору вернитесь назад, приятного, мол, дня. Рабочий потерял ко мне интерес и занялся дальнейшим копанием в стене. Я с сомнением поглядел на волчью голову вышитую на спине спецовки. Странный логотип.

Я решительно пошел назад. За огромными панорамными окнами раскинулся город. Серое клубящееся небо раскинулось надо серыми, грязными зданиями. Ползали букашки машин. Вдалеке летел небольшой вертолет. Вот летит в нем кто-то и чувствует себя королем мира. А от его гордыни до аварии и кучи покореженного металла на земле, только ревущий двигатель и надежда, что внутрь воздухозаборника какую-нибудь ворону не зажуёт. Зачем я иду к Игнату?

Вот зачем? Что я ему скажу? Вы мол сволочи ставите на мне какие-то эксперименты. Пускаете какие-то дурацкие «триггеры»?

— Не могу понять… — попробовал я на фразу на вкус. Нет, ничего не чувствуется. Бред какой-то. Хотя если вспомнить, то мне часто ее говорят. Прям иногда раздражает, что все такие непонятливые. Кто мне ее говорил? Йорхотеп шептал, точно. Вот прямо в последний свой «выдох». Черт, плохо помню. Надо внимательнее за этим следить.

То что Иван и Игнат меня используют в каких-то своих проектах, это ладно. Это понятно. Игнат это и не скрывал. Говорил, читай договора, когда подписываешь… Но Ева…

Другой лифт работал. Я ткнул кнопку семьдесят девятого этажа. Достал телефон и написал Еве: «Нам надо поговорить, приходи». Отправил. А что я ей скажу? «Ева, я знаю, что ты куратор меня в проекте, что ты на это скажешь»? А она логично спросит, мол «откуда ты это знаешь?». И что я отвечу? Что я впустил Лику-Кацентодд во внутреннюю сеть здания корпорации и она сперла мое личное дело? Так, Серег, харе вести себя как истеричка. То что я знаю, а они не в курсе, это мой козырь. Поэтому молчи в тряпочку. Я вышел из лифта и достал телефон чтобы удалить сообщение, но оно уже было прочтено. «Завтра заскочу. Приберись хотя бы.» — высветился ответ. Не успел. Ладно придумаю что-нибудь.

— Здравствуйте, Сергей, — ласково сказал мне потолок. Я даже вздрогнул. Не привык еще.

— И вам не хворать, — пробурчал тихо я. Весь мой запал прошел. Мне нечего сказать моим тюремщикам. Всё в процессе и…

— О, Серега! — крикнул мне Игнат быстрым шагом проносящийся мимо. — Что нибудь случилось?

— Нет, все в порядке… Хотел сказал, что всё идёт по плану…

— Ага, видел, видел, — воскликнул он. И идя спиной вперед затараторил. — Все эти фокусы с прыжками с дирижабля, разрывание его на тряпочки и дальнейшим сгоранием в пламени. Смотрелось неплохо. Подумываем в рекламный ролик вставить. Ты не против? Кстати, симбиоз с пагубой, недурно придумал. Но ты с ней поосторожнее, сильно не свети, а то за тобой Ткачи приплывут, — Игнат захихикал. — Всё я побежал. Ты молоток, хорошо справляешься…

Не дожидаясь моего ответа, он скрылся за дверью. Ладно. В связи со смертью персонажа у меня внеплановый двенадцатичасовой отгул. Ну, или шестичасовой, если меня пожарники откопают. К черту, надо отвлечься и разгрузить мозг.

— Постой, подержи лифт, — в кабину за мной протиснулся Иван Подгорный.

Хорёк.

— Ну, как движется дело? — спросил он слегка запыхавшись и поправляя чуть сбившийся костюм.

— Движется.

— Слушай, я поговорить с тобой хотел. Ты прости меня, что я на тебя тогда наехал. Вот искренне говорю, прости. Начальство меня так вертело, что… ну сам понимаешь. Вот я и сорвался. Я вёл себя глупо и недостойно. Честно признаю. Мир?

Я внимательно посмотрел на него. Ухоженный. Глаза цепкие.

— Да, хорошо. Мир. Начальство оно такое, — ответил я попытавшись прозвучать как можно миролюбивее.

Блин. Все это не просто так. Что-то происходит, но вот что, я «не могу понять»…

— Я вот не могу понять, — вдруг сказал Иван, — а что там за история с паразитами какая-то? Ты мне честно скажи, у тебя там все нормально? Всё под контролем?

— Нормально, — осторожно ответил я прислушиваясь к себе. — Под контролем.

Вроде ничего такого. Никаких изменений я на эту фразу в себе не замечаю. Может точно все эти «триггеры» выдумка? Но тогда какого черта мне ее постоянно говорят?

— Вот и здорово! Молодец! Еще раз извини за ту ерунду. Бес попутал.

— Угу, всё нормально. Кто старое помянет…

Но Иван не дослушав меня, махнул рукой и выскочил в открывшуюся дверь лифта.

Хорёк.

Пойду я спать.

* * *
Я вздрогнул и открыл глаза. Всё еще ночь. Темно. Чего-то я беспокойно сплю. Кошмары. Яркий холодный свет ванной. Открыл воду, зубная щетка, паста. Задумчиво разглядывал свое отражение. Как-то я осунулся за последнее время. Темные круги под глазами. Реально вид очень уставший. Надо заканчивать с этим всем. И побыстрее. Во рту вкус мазута. Что за дрянь. Черная зубная паста, шевелясь, вылезала из тюбика, расползалась по раковине и тянула вокруг тонкие подрагивающие щупальца. Я вздрогнул и проснулся. Всё еще ночь. Темно…

* * *
/login


Район Чудес

Особняк Фатум (доктор Викториан «Потрошитель»)


— О! пациент в сознании! — воскликнул девятиглазый робот наклоняясь надо мной.

— Владыка жив! — пропищал рядом зубаний голос и тут же, со всех сторон, раздалось радостное щелканье.

— Посторонние выйдете из операционной! А впрочем все равно… — сказал Потрошитель и вытер черную кровь о свой фартук. Я обратил внимание, что перегоревшую лампочку-глаз он так и не поменял.

Восьмиглазик, — подтвердила Девятка.

Я попытался встать, но понял, что привязан к операционному столу.

— Продолжаем операцию, — пробасил доктор, — сейчас мы будем ампутировать нижние конечности пациента.

— Эй! Вы чего там творите?!

— Аргон, сделайте пациенту анестезию или хотя бы кляп вставьте. Отвлекает. Я последнее время устал… Я так устал…

— Стоп, не надо анестезии. И не надо ничего ампутировать! Вы чего?!

Надо мной снова показалась голова робота.

— Вы попали в пожар в Фоксхаусе. Говорят склад ворвани взорвался. Критических повреждений нет, поэтому вы живы. Но обычных повреждений было очень много. Нижним конечностям нанесен непоправимый урон. Хорошо, что вас ваши… кхм… друзья спасли.

Надо мной появилась голова Бисто. Красный глаз смотрел на меня, черный внимательно следил за доктором.

— Мсье, там повреждения действительно серьезные.

— Бисто, не давай им ничего отрезать! Само же зарастёт…

— Аргон, обрати внимание, интересный случай. Человеческое сознание в автоматоне я встречал. Но сознание автоматона в человеческом теле вижу впервые. Неожиданный опыт. Сходи на склад запчастей выбери две нижних конечности. Лучшие не бери, но постарайся выбрать, чтобы размер более-менее между собой совпадал. Хотя может ему колёсики поставить?

Девятка, давай помогай! — подумал я.

Я с тобой не разговариваю. Ты меня обидел.

— Ну что? Колёсики? — надо мной снова появилась голова доктора Потрошителя.

— Э… доктор… я же вам свет привез!

— Свет? — доктор замер.

— Свет! Да!

— Тихо, не кричи же так. Вдруг кто услышит. Давай сюда! А это отличная идея. Это вот прям то, что мне нужно. День то налаживается!

— Вы руки-то мне развяжите…

— А ну да, ну да, сейчас.

Я почувствовал, что свободен и поднялся. Большой операционный зал был заполнен зубанами, которые с интересом следили за ходом операции. Их глаза сверкали. Я посмотрел на свои ноги в одних кальсонах. Болезненно белые с черными прожилками. Жуткие ожоги, лужи пагубы и дебаф «Критическое повреждение», 50 % процентов к скорости передвижения, минусы на атлетику. А ведь реально плохо.

— Свет давай, — требовательно сказал автоматон протянув стальные пальцы. В другой руке он держал пилу. Я обратил внимание, что выглядит доктор осунувшимся и каким-то потрёпанным.

— Держите, только ампутировать мне ничего не надо…

— Не надо, так не надо. Тебе же хуже. Давай быстрей.


Передана ловушка для света (заполнена)

Сделка завершена


— О! — сказал Потрошитель. А потом воскликнул. — Ооо! Ничего себе! Кровавый закат на Анклаве Азур! Уникальный. Мне надо на минутку отлучиться…

— Постойте, господин! — воскликнул дворецкий Аргон и побежал за доктором, — вы слишком много… вам нельзя… постойте…

— Капрал, что смотрим? Развязывай мне ноги. И давай одежду.

Зубаны засобирались. Шоу не вышло и они со скучными физиономиями стали расползаться в окно и приоткрытую дверь. Тушкан запрыгнул ко мне, в лапках он держал мой плащ.

— Штаны где?

Ноги слушались откровенно плохо. Еле плетусь. Не, ну это же не повод их того… Хотя колёсики…


Пагуба-симбиот предлагает вам снять дебаф «Критическое повреждение нижних конечностей»

Принять?

Да/Нет


Конечно принять. Еще спрашивает. Ну вот и у меня день налаживается, — подумал я и упал на доски пола. Ноги свело сильнейшей судорогой. Из вен просачивался черный кисель полностью покрывая ноги. Эээ, ты чего там творишь!?

Сча все сделаем. Эх добрая я…

Когда начало отпускать я в легком шоке рассматривал свои новые ноги. Дебаф пропал, вот только вместо каждой из ступней у меня были четыре гибких отростка. Четыре огромных черных пальца. Я подвигал ими и моя «ступня» собралась в кулак. Потом разжалась. И как на них ходить? Я поднялся. Да, я стоял на жутковатых длинных пальцах, но это было неожиданно удобно. Как в обуви с мягкой приятной подошвой. Взял ногой плащ с пола и передал руке. Подпрыгнул. А мне нравится! Потом подошел к ростовому серебряному зеркалу в вычурной деревянной оправе и посмотрел на себя.

Из отражения на меня глядело очень мрачное существо. Железная лысина, меловая кожа с черными венами, жуткие и неестественные желтые глаза, по которым хаотически двигались зрачки. Даже если не смотреть на железную руку и черные щупальца ног, то в приличное заведение я бы такого не пустил, точно. Приблизившись к зеркалу, я получше пригляделся к своим глазам. За движущимися зрачками наблюдать было неприятно. Укачивало. Отражение мне подмигнуло и лихо улыбнулось, явив мне ряд ровных, черных, блестящих зубов.

Меня потыкал в ногу Тушкан и протянул мне правый ботинок. Хм. А вот вопрос. Мне так ходить или все-таки для приличия обувь надеть?

— Господин! — закричал Аргон за стенкой. — Не надо! Хватит! Я прошу вас!

Что такое? Быстрым шагом я прошел в сторону криков. В соседней комнате, на стуле сидел Потрошитель и на его железной голове было надет странный механизм, в котором я опознал держатель для световой ловушки. Из нее били лучи света прямо в глаза робота. Дворецкий, рыдая, пытался стянуть с хозяина это устройство. Голова доктора дымилась и из щелей вырывались язычки пламени.

— Господин! Господин!

Наконец-то у Аргона получилось сдернуть механизм. Тот упал на пол, ловушка мгновенно закрылась, поток света прекратился. Доктор висел на стуле безжизненной кучей железа. Сомнений не было. На нем висел статус — Мертв. А мне только начало казаться, что жизнь налаживается.

Зубаны, которые уже почти совсем разбрелись, услышав суету сразу вернулись. Они с плохо скрываемым интересом смотрели на сгоревшего доктора.

— Всё. Кабздыкнулся, — заявил Каин.

Тушкан подошел ко мне и протянул мне второй ботинок.

— Обожди.

Я подошел к мертвому Потрошителю. Поднял и спрятал в инвентарь всё еще полную световую ловушку.

— Что это было?

— Я ему говорил… Я ему говорил… — всхлипывал дворецкий размазывая слезы по лицу. — Не доведет его солнце до добра. На кого же теперь всё это хозяйство останется? А я куда?

— А наследники?

— Ну какие наследники… Надо вызвать полицию… Или сразу Шептунов. Зачитать завещание..

— Не надо полиции и, тем более, Шептунов.

— Сейчас, сейчас, я сейчас, — Аргон кинулся к массивному бюро, поковырялся в его недрах и выудил красную папку. Сломал сургучную печать. Достал лист бумаги с вензелями. Шевеля губами прочитал. — Последняя воля доктора Викториана прозванного Потрошителем… дворецкому Аргону две тысячи… остальные пусть идут в кишки Йорхотепу… пускай всё забирает…

— Это завещание?

— … забирает… зеленое пламя. Гори, гори ясно! — Дворецкий с удивлением уставился на меня. — Это всё. Тут так и написано. Сжечь всё? А я… две тысячи… кто-ж меня тогда возьмет…

Тут меня посетила одна мысль.

— Подожди. Не паникуй. А что если мы организуем артель «Зеленое пламя»? А тебя возьмем, ну скажем управляющим поместьем? Или там, квартирмейстером каким-нибудь? И зарплату в два раза больше чем сейчас? Как тебе идея? Ведь всё заберёт «Зеленое пламя». Всё как он хотел. Сколько тебе наш уважаемый Викториан платил?

Аргон испуганно посмотрел на меня.

— Двести марок, — прошептал он.

— Вот и отлично. Оклад тебе будет четыреста. Договорились?

Тушкан устал стоять рядом, бросил ботинок и запрыгнул ко мне на плечо.

— Нет. Нет! Это не правильно! Я не согласен! Это предательство!

— А ты подумай, — сказал я и протянул к нему Девятку. Из руки выскочило несколько черных щупалец которые схватили старика. Пагуба начала потихоньку вливаться в жертву. Кожа дворецкого начала бледнеть, а глаза стали наливаться тьмой.

Тушкан зашипел, а стая вокруг защелкала и радостно загомонила. Аргон с ужасом глядел в мои глаза и на беснующихся вокруг зубанов…


Фракция Зубаны приобрела особняк Фатум в городе Счастье


Глава 15


— Фу! А ну выплюнь! — крикнул я зубану.

Тот сделал испуганные глаза и замер.

— Я сказал выплюнь!

Пагуба шевелилась в его пасти, выращивала щупальца и трогала его за зубастую морду.

— Так! А ну отдай сюда, — я пошел по направлению к маленькому роботу. Галька шуршала у меня под ботинками.

Зубан стал пятиться. Добычу он отпускать не хотел. Блин, ну не гоняться же мне за ним.

— Тушкан, отбери у него слизняка. И где Каин? Каин!

— Владыка? — красная оперенная голова выглянула из окна со второго этажа.

— Скажи всем своим чтобы пагубу не жрали. И вообще держались от нее подальше.

Я показал рукой на убегающего зубана, за которым гнался Тушкан. Каин выругался и припустил за этой парочкой. Остальные зубаны заинтересовались и тоже побежали смотреть что происходит. Участок перед особняком разразился возмущенными визгами.

Я смотрел на бледного с черными пятнами Аргона, двух автоматонов и нескольких разномастных механоидов, что выстроились в ряд у входа в дом. У доктора Потрошителя оказался налаженный бизнес по созданию и ремонту китов-комбайнов, контрабанде и торговле органами и запчастями. Мы серьезно обсудили с Аргоном возможность продолжать эти дела. Зубаны теперь обеспечивали охрану и поставки. Также их вполне можно было использовать по контрабандным задачам.

Вся прибыль шла артели «Зеленое пламя», которую без проблем сходил и оформил Бисто. Старшим над всем бизнесом я поставил Грача. Он был очень этим горд. Ходил и с надменным видом раздавал указания. Каин с двадцаткой красных теперь были моими личными телохранителями и к артели не примкнули.

Все остальные зубаны с Рафаля перебазировались в особняк. Получать Печать пришлось только Грачу и Каину, как существам более-менее разумным. Грач отдал самое красивое перо из своей гривы, а Каин долго и запутанно рассказывал историю жизни на Пике Карнаж. Поняв, что больше взять с него нечего, Шептуны сдались. Остальные зубаны прошли таможню без проблем. Они таращили глаза, щелкали зубами и пытались пробовать Шептунов на вкус. Не со зла, а ради интереса. Оформили их как груз.

Что-ж. Теперь у нас есть постоянная база в городе Счастье. Надо будет с Пика Карнаж сюда еще мелких привезти. И наконец поговорить с Бисто.

— Эй! Ты не в ту сторону букву «Я» пишешь! — крикнул я зубану который прямо над входом малевал логотип артели «Зилёная Пламя!».


На заднем дворе что-то громко упало. Посыпалось разбитое стекло. Оттуда прыснули зубаны. Ну что такое, опять…

— Хм… Неплохо неплохо… — произнес у меня за спиной голос Госпожи Кацентодд. — Обживаешшся? Молодец. Пришшлю Ржавых для охраны.

«Еще чего». - подумал я.

— Не надо Лика, мы сами справимся. Вон сколько зубанов. Не хочу доставлять неудобства.

— Прогуляемся? — после небольшой паузы спросила она и, не оборачиваясь, пошла за ограду.


С боков к нам тут же пристроились двое Ржавых. Шагали в ногу, смотрели прямо и всячески изображали из себя простых механоидов.

— Ссобытия ускоряютсся, — мрачно начала Кацентодд. — Я думала ссделать паузу, но город бурлит. Двор давит Шептунов. Поглотители устроили резню у Механистов. Все как-то рано устроили поножовщщщину. Впрочем, так даже лучше. Лови следующее задание. Привезешь нашшему милому Йорхотепчику ссердечко. Большое, горячее ссердечко.


Вам предложено задание: «Драматическое название #2»

Описание: мне нужен генератор из города Темпы, Северного архипелага

Срок: 48 часов

Награда: отсыплю от души, только панамку подставляй

Отказ: даже не мечтай

Провал: сам пойдешь на корм Йорхотепу

Принять?

Да/Да


— Расплачиваться с ними за генератор как? И вообще где эти Темпы?

— На Севере. И не волнуйсся. «Отмороженные» мне должны как бог черепахе. Даже своих жен и первенцев отдадут. Можешщь вламыватьсся в мэрию, забирать генератор и сразу назад.

— Хм. Мне могут помешать. В Анклаве вон появился Двор. Откуда они знали зачем я там?

— Это да. Крысску я уже ищу. Но чтоб такого не повторилось с тобой поедут Ржавые.

— Но…

— Без вариантов. С тобой поедут Ржавые. Мне эксссцессы не нужны… И еще. Народишшко там, в Темпах, вссе ссволочи. Не верь им и не жалей, — она железным когтем распахнула мне рубаху, подцепила в окошке немного черной жижи. — И с этим пооссторожнее. Не увлекайссся.

* * *
Кнопка Голод противно мигала. Капелька снова хочет есть. Я посмотрел на трап, подсоединенный к Рафалю. По нему гуськом шагали Ржавые.

— Читайте газету! Последние новости! Кто и зачем ограбил банк «Зубастого братства»?! Что на это сказал военный вождь Каратан? Объявления, кроссворды и колонка юмора!

— Бисто, иди ка сюда, друг мой железный.

Автоматон молча подошел и уставился одновременно в разные стороны, лишь бы не на меня.

— Рассказывай. Что там произошло?

Робот молчал.

— Серый Пароволк? Можно вас на секундочку? — раздалось у меня за спиной.

Я дернулся, из Девятки вырвались черные ленты которые опутали говорившего.

— Стой! Стой! Подожди! — испуганно заверещал сыщик в кепочке из детективного агентства «Тэйлор и Фосс». — У меня предложение!

— Внимательно слушаю, — ответил я, жестом останавливая Бисто, который отвел руку-плеть назад для удара. Тушкан выбрался из капюшона и аккуратно пополз по Девятке и по лентам к чужаку.

— Я просто хотел предложить… Это задание ужасно важно для нас! Мы должны тебя доставить в суд Города Сов. Это проверка, чтобы нас взяли в профсоюз. Ну, в общем, ты дашь себя задержать, а мы тебе отдадим всю награду. Только это никому не рассказывай!

— Не пойдет, — ответил я. — Потому что…

Внезапно в дело вступила Девятка. Тушкан испуганно подпрыгнул вверх.


Поглощение


Эй! Я не хотел его есть!

Зато я хотела.

Ленты втянулись назад. Кнопка Голод погасла, а маленькая черная лужица, что осталась после везучего детектива, весело забулькала.

— Что здесь происходит? — спросили нас подошедшие полицейские.

Девятка дернулась и я убрал ее за спину.

— Ничего, господа. Мелкое недоразумение.

— Н-да? — спросил старший, держа руку на револьвере. — А что за спиной?

Девятка стала рваться вперед. Но я ее удерживал. Тут, вмешался напарник полицейского, что-то горячо зашептав коллеге. Я четко услышал слово «Бездна». Старший оценивающе посмотрел на меня, потом коротко кивнул:

— Доброй дороги, господа.

— Спасибо. Вам, господа, спокойного дежурства.

Девятка, уймись!

— Вот счет, — сказал мне подошедший работник доков в грязном комбинезоне. Он смотрел на нас с интересом. — Ремонт корпуса, ремонт баллона. Запас угля и пресной воды. Установка скорострельной пушки фирмы «Виккерс и Крон», хмм… До шести выстрелов в минуту. Три курьерских птицы-механоида. Подзорная труба. Установка стабилизаторов, чтобы не задирало нос при…

— Да да. Я все понял, спасибо. Вот чек, Банк Города Сов.

— Прекрасно! Рады были работать. Адьё, — весело заявил работник, ухватил чек грязными пальцами и похромал прочь. — Обращайтесь! Всегда рады интересным клиентам.

Вокруг шумел порт, пахло рыбой. В сумрачном свете зеленых фонарей ходили бледные люди.

— Читайте газету «Ночное Счастье»! — продолжал надрываться паренек. — Нападение на промышленника и главу Механистов — Бернарда Фокса! Особняк сгорел, но налетчики уничтожены. Механисты собираются с силами, а пресс-секретарь Мистера Фокса дал нашей газете эксклюзивное интервью! Читайте на первой полосе!

— Бисто. А ведь ты мне врал, когда не рассказал про Фоксхаус. А потом ты без спросу ушел и влип в неприятности. Даже похоже развязал войну между группировками. Из-за этого погибло куча народу. И погибнет еще. Как я теперь тебе могу доверять? Кто ты на самом деле?

Робот делал вид, что меня не слышит и смотрел куда то вдаль и вверх. Струйка пагубы стекла по его железной челюсти и упала на камни набережной. Всё. Он меня достал. Я ухватил его Девяткой за горло. Робот вздрогнул, но защищаться не стал. Его рука-плеть обернулась вокруг моей руки, но он не пытался выбраться.

— Это не шутки. Ты ставишь под угрозу всю нашу миссию…

— Шеф.

— Кто ты Бисто?

— Я служил в цирке, — неожиданно ответил робот.

— Что прости?

— В «Механическом цир`ке доктора Лонгхорн». Коверным. Клоуном. А значит я многое умел. Акр`обатИк, стрельба, иллюзии…

Бисто поднял свободную руку, показал мне, что она пуста. Немного тряхнул и к моему горлу оказался приставлен тонкий стилет возникший из ниоткуда. Он смотрел своими жуткими окулярами прямо мне в глаза. Я улыбнулся и отпустил его.

— А дальше?

— Я был один из труппы автоматонов, — как ни в чем не бывало продолжил он. Причем стилета в его руке уже не было. — Нас построили для мадам Лонгхорн на материнской фабрике. Это была хорошая и честная, хоть и тяжелая работа. Мне н`равилось. Хозяйка даже платила нам небольшую зарплату. Там у меня были друзья. Особенно К-100-Р… Кастор. Жонглер. Однажды мы с ним угнали дирижабль с цистер`ной разбавленного спир`та, летали и поливали монахинь Святой Матрёны. Было смешно. Плевали маслом в городской водопр`овод, пока челюсти не заскрипели. Подрались с булочниками…

Бисто немного помолчал.

— По вечерам выступали на арене. Развлекали людей и автоматонов. Путешествовали из города в город. Но однажды всё кончилось. Мы приплыли сюда, в Счастье… А дальше всё просто, наше выступление понравилось Бернарду Фоксу и он решил нас приобрести. Всю труппу. К чести мадам Лонгхорн, она отказалась. Ночью вломились какие-то отморозки и подожгли цирк. Хозяйку арестовали как будто это она устроила пожар в попытке получить страховку. Ей выписали огромный штраф, а нас конфисковали. В компенсацию ущерба передали Фоксу. Он оказался важным местным богатеем. Ему принадлежала десятая часть города, ему было скучно, и он не терпел отказов.

Мимо промаршировал последний Ржавый. Погрузка была закончена, можно было трогаться, но я не хотел прерывать Бисто.

— Бернард Фокс из нашего приобретения устроил целое шоу. Он пригласил местных богачей и сказал, что все это будет художественное подношение Йорхотепу. Тогда его только начинали строить. Входной билет стоил огромных денег. Клуб по интересам. Избалованные, извращенные денежные мешки.

— Механисты?

— Да, потом они так стали называться. Они расселись и приготовились. Представление началось. Нас стали вытаскивать на арену. Заставляли показывать свои номера, а потом заставляли драться друг с другом до смерти. Сестры Роуз Пять и Роуз Шесть, отказались и их распотрошили на запчасти у всех на виду. Силач Бубула всё равно отказался, и его постигла та же участь. Он улыбался когда его убивали. А вот дрессировщик сразу принял правила и убил нашего бухгалтера и акробата Корнюша…

Я смотрел как из глаз и рта капрала стала капать пагуба. Его красным, пылающим глазом можно было прожигать дыры.

— А ты? — осторожно спросил я.

— А я убил Кастора. Он мне шептал, что я должен выжить. Что я сильный. Я плакал. Но поверил ему… И выжил. Я убил Кастора, я убил дрессировщика, я убил всех… Победил клоун. А мерзавцы веселились. И потом потребовали, чтобы я их рассмешил. Я попытался дотянуться до Фоксв, но не смог… Они сказали, что я не смешной и отправили меня, как победителя, живым пожертвовать Йорхотепу. Я сбежал. Голыми руками разорвал двух охранников и вырвался. За мной гнались, но я смог сбежать в Союз. Там меня взяли как преступника и хотели выдать назад в Счастье, но я попросился добровольцем в пехоту. Два года я ждал шанс дезертировать, и вот он мне представился. И я снова оказался тут. В Счастье. Фокс сказал, что я не смешной клоун. Серый, — Бисто вдруг уставился на меня. Непроницаемая тьма. Пагуба стекала по оскаленным железным зубам. — Я и вправду не смешной?

— По-моему, очень смешной, — ответил я.

— Я накачал его пагубой. Теперь она управляет им. Он осознает это, но ничего не может сделать. От него остался только вопящий бессильный человечек в его черепной коробке. Пагуба будет поглощать Механистов, его любимое дело, его семью и всё это проклятое Счастье. А он будет только смотреть и беззвучно кричать. Он же просил его развеселить? Ха. Ха-Ха!

Бисто зашелся в приступе безумного смеха. Он икал, плевался пагубой и не мог успокоится. Я обнял его за плечи и повел на Рафаль.

— Выдвигаемся, — кивнул я рулевому, который косился на нас испуганно.

* * *
Рафалю улучшения определенно пошли на пользу. Крейсерская скорость зашкаливала. Если бы не мешал ветер, то мы двигались раза в два быстрее среднестатистического дирижабля. С маневренностью было не очень, но что нам в небе маневрировать? Правильно что пушку поставили на корму. Если что, будем убегать и отстреливаться. А если надо будет кого догнать, то основная ударная сила у нас не артиллерия, а десятки абордажных зубанов.

Пару часов назад я посмотрел карту и путь проложенный навигатором. Мы двигались на северо-запад, сначала надо океаном, потом над территорией бывшего Союза. Можно было сделать техническую остановку в Айронфорде, городе Священной Республики и потом напрямую на северный архипелаг к «отмороженным». Я немного изменил маршрут, чтобы пройти над Дамбургом и посмотреть как у них там дела.

Бисто был отправлен в трюм отдыхать и приходить в себя. Два десятка зубанов которых я взял, рубились в карты или громко болели за игравших. Каин по-отечески наблюдал за ними с высокой горы ящиков. Тушкан свернулся у меня в капюшоне и довольно булькал-урчал во сне. Мир и покой.

Внезапно я заметил, что пара зубанов на палубе вели себя странно. Они не бесились, как обычно, не играли в карты, а сидел на носу Рафаля расставив широко лапы. Свалятся еще. Я спустился из кабины и пошел в их сторону. Странные они какие-то. И что-то много у них рук. И тут я понял, что с ними не так. Из зубанов в разные стороны торчали тонкие усики пагубы. Они шевелились извивались и сплетались между собой.

— Каин! Ты где? Иди-ка сюда. Полюбуйся на этих красавцев!

— Сифа, — философски заметил подошедший Каин.

— Собирай всех зубанов, буду им читать лекцию, о том, чтобы завязывали жрать пагубу!

— Владыка! Так это Боча и Пупс. Они бы точно не послушались. Остальные Капельку не едят. Она противная же на вкус. А этим чем противнее тем интереснее. Они однажды подземника поймали, напихали в него гудрона и…

— Даже слышать не хочу. Если еще кто капельки наестся, пойдет вместо снарядов для пушки.

— А что так можно, владыка!? Прям из пушки?! — завороженно спрсоил Каин. — А можно попробовать?

— М-да, плохое наказание. Короче передай всем, что я буду очень недоволен, сильно расстроюсь и не буду с собой на охоту брать. Понятно?

— Угук. Все разложу дурням, не сомневайтесь, владыка.

— Шеф-капитан! Шеф-капитан! — крикнули мне из рубки. — Приближаемся к Дамбургу!

Я вернулся в кабину, обогнул пушку и взял лежащую рядом подзорную трубу. Вот другое дело, наконец-то всё видно. Мы пролетали над развалинами Дамбурга. Город был мертв и сожжен. У меня как-то неприятно заскреблось внутри. Большая Яма, переломанные трубы, раскуроченные домики из хлама. Гарь с улиц и окрестностей до сих пор не сошла. Неприятное зрелище. Город и так-то был не очень. Но теперь уж совсем…

Рафаль не сбавляя ход летел дальше на северо-запад. Дамбург мертвый, застывший оставался позади. Я с сожалением разглядывал его руины. И тут я заметил какое-то шевеление. Из разломанных домов вышло несколько роботов которые смотрели на пролетающий мимо Рафаль. На обратном пути, если выйдет, надо сделать остановку тут, подкинуть им топлива и запчастей…

* * *
Мы остановили двигатели и легли в дрейф. Таможенный дирижабль Священной Республики протягивал к нам раздвижной трап, чтобы мы приняли проверку. Я стоял облокотившись на борт и смотрел вниз на Айронфорд. Завлекательное зрелище. В ярких лучах зимнего солнца под нами изгибались темные воды широкой реки. Они разделялись на несколько потоков и уходили под город, который, казалось, состоял из огромных шестерней. Большие, металлические, они очень медленно вращались относительно друг друга. Могло показаться, что они стоят на месте, но нет, я следил как один квартал плавно проезжал мимо другого. Если смотреть на шпиль вон того собора, то можно заметить, как он скользит вдоль зданий. Интересно, как жить в таком городе?

— Приветствую вас, панове, на территории Священной Республики. — улыбаясь сказал молодой парень. — Лейтенант Таможенной службы Тадеуш Фрэнк Харридэн. Кто капитан? Предъявите ваши документы и таможенные декларации.

Таможенники Республики были одеты в легкую блестящую броню и красную униформу. Короткие многозарядные ружья прекрасно подходили для абордажного боя. Глаза за летными очками смотрели внимательно и оценивающе.

— Я капитан Серый Пароволк. Двигаемся транзитом к Северному Архипелагу. Порожняком. Думали здесь пополнить запасы.

— Порожняко-ом, — задумчиво протянул лейтенант. — Разрешите нам осмотреть трюм?

— Валяйте. Давайте провожу.

Внезапно на меня напал приступ тяжелого влажного кашля. Я отплевывался черным и никак не мог успокоится.

— Извините. Подождите секунду, — сказал я пытаясь отдышаться.

Таможенники в мгновение ока натянули кожаные маски на лица. Лейтенант напряженно смотрел на мои потуги, а потом сделал пару шагов назад.

— Сэр, снимите очки, — веселость тона таможенника мгновенно испарилась.

Я снял очки и устало уставился на солдат. Те сразу попятились в сторону трапа.

— Сэр, вам запрещено приземляться на территории Священной Республики. Немедленно покиньте наше воздушное пространство! — лейтенант пытался сохранить хоть какое-то достоинство при таком позорном бегстве. — Немедленно. Иначе мы будем вынуждены применить силу. Последние слова он кричал уже с трапа.

Ну и ладно, не очень и хотелось.

— Как таможня отстыкуется, полный вперед. Курс север.


Глава 16


С каждым километром становилось всё холоднее. Борта, верхняя палуба и стекла в кабине покрылись инеем. Приходилось периодически их греть и счищать налипший лёд. Меня холод не особо трогал, подозреваю, что из-за пагубы. Но вот зубаны сидели в трюме и грелись, развалившись на теплом полу. Теперь, когда я оставил большинство из них в особняке Фатум, места внизу вполне хватало. Ворвань стала замерзать, превращаясь в камень. Пришлось перенести пару бочек вниз, чтобы роботам было чем заправляться. Ржавые флегматично отказались от китовьего жира, предпочитая пастись на инженерной палубе поближе к углю.

— Так что там, в Темпах? — спросил я Ржавых. — Скажете?

— Деньги, — ответил один робот. — Местные жители должны деньги.

— Много, — добавил второй.

— Госпожа сказала вернуть заём.

— А вот вы, сэр, Серый Пароволк…

— Можете не вмешиваться.

— Мы сами всё сделаем.

— Даже сомнений не было, — тихо заметил я и стал разглядывать окружающие замерзшие красоты.

Однотонное серое небо плавно переходящее в такого же цвета заснеженную землю. Кто тут может вообще жить? Цивилизация белых медведей? Недаром похоже их «отмороженным» зовут.

— Бисто, о чем задумался?

Автоматон стоял в кабине прислонившись к покрытому инеем стеклу и смотрел на палубу Рафаля. Там два робота накрывали брезентом ящики с припасами. Поднималась вьюга, ветер становился злее.

— Шеф, — кивнул капрал мне. А потом продолжил тихим голосом, так, что мне пришлось подойти ближе, чтобы расслышать. — Когда мы с вами выдвигались к городу Счастье от Пика Карнаж, я взял с собой трех солдат.

— Ну да, что-то такое было.

— Не видите проблемы? Один автоматон стоит на руле. Второй сейчас за штурманским столом. Двое работают на палубе.

— Но…

— Навигатора я помню. Это НН-43. Солдат из соседней роты. Остальных не узнаю. Лица знакомые, но не более того. Мы когда бежали, все из разных подразделений были. Откуда четвертый?

— Бойцы! — крикнул я, высунувшись из рубки. — В кабину. Строиться!

Бисто встал напротив трех своих роботов, внимательно их рассматривая. Навигатор стоял в другом углу, ничего не понимал, но делал вид, что так и надо. Я встал сбоку от солдат, достал обрез и следил за действиями капрала.

Тот, держа руку на карабине, ходил перед роботами. Руку-плеть он свернул и слегка постукивал ею себе по ноге в такт шагам. Внезапно он остановился перед крайним правым автоматоном.

— В каком полку служил?

— Второй Абанкурский! Тяжелая пехота! Рядовой!

— Кто был командиром роты?

— ТЕ-523!

Капрал внимательно посмотрел ему в окуляры. Потом перешел к следующему.

— В каком полку служил?

— Первый Раинбуржский! Тяжелая пехота! Рядовой!

Тот автоматон которого опрашивали первым, немного удивленно покосился на говорившего.

— О! Раинбуржская тяжелая пехота, — вмешался я. — Знаком, знаком. Там за главного был такой огромный автоматон с четырьмя лапами. Как же его звали? Полковник Икс-54Б вроде. Да, точно! Он же, да?

Робот напрягся, зыркнул на меня, потом на Бисто.

— Ну как же, ты не помнишь, как звали вашего полковника? — спросил капрал.

— Так точно! — рявкнул робот. — Пятьдесят-четыре-бэ!

Я отрицательно покачал головой. Плеть Бисто мгновенно развернулась и захлестнула шею солдата. Манипулятор робота потянулся к поясу, но капрал был быстрее. Сам расстегнул его кобуру и вынул оттуда револьвер.

— Очень интересно, — глаз Бисто сверкал алым. — Первый Раинбуржский говоришь? А спой-ка Марсельезу.

— Что извините? — рука робота подергивалась, будто не знала куда деваться.

— Марсельезу! Гимн Союза! Ну, солдат! Пой! За СВГ! Давай! О дети родины, вперед! Настал день нашей славы! Ну, что дальше?! Забыл? Или не знал?

Автоматон молча таращил глаза.

— Гадёныш! — прошипел Бисто. Плеть мгновенно раскинулась по солдату оплетая его черными лентами.

Остальные роботы отшатнулись. Я держал всех на прицеле, но никто ничего противоправного не предпринимал. Через плеть Бисто во вражеского робота потекла черная смола пагубы.

Через полминуты Бисто отпустил солдата. Тот встал, оправился и вытянулся по команде смирно. Остальные тоже пришли в себя и тоже встали по струнке. Даже навигатор, на которого никто не обращал внимания. Глаза накачанного пагубой робота перестали светиться, вместо них теперь в глазницах перетекала черная жидкость.

— Как тебя звали? — спросил капрал.

— Куст-1, - безэмоциональным голосом, как у механоидов ответил он.

— Откуда ты?

— Я принадлежал графу Орландо.

— Граф Орландо… Что-то не слышал про такого, — заметил я.

— Город Счастье. Лазурный Квартал, — отчеканил робот. — Один из влиятельнейших участников группы Двор.

— Значит Двор…

— Какое задание ты получил? — продолжил допрос Бисто.

— Проникнуть на Рафаль, при каждой возможности отсылать данные о месторасположении и планах Серого Пароволка и его группы. С начала слежки я отправил двенадцать донесений.

Ого.

— А как проник сюда?

— Я пришел вместе с механоидами купленными на рынке и сказал, что меня тоже приобрели на должность матроса.

— Понятно… Куст… ты продолжишь отсылать сообщения. Но текст буду диктовать тебя я, — задумчиво сказал Бисто.

— Так, точно.

* * *
— Уже близко? — спросил я рулевого, заметив ровный столб черного дыма прямо по курсу.

— Нет. Еще полчаса минимум, если ветер и дальше попутный будет.

Поглядев на карту я заметил, что мы пролетаем мимо городка с романтичным названием Теплостан. Вообще Северный архипелаг отличался тем, что по нему были разбросаны куча автономных и небольших поселений. Разглядывая карту я нашел города Углеямск, Ржавый Угол, Соревнование, Темпы, Маяк. И конечно же совсем уж странный городишко с названием Второй Закон.

Посреди Теплостана стояла высокая, металлическая башня из которого пыхало пламя. Крутились огромные шестерни, закрывались и открывались заслонки, валил вверх столб черного дыма. Тепло от этой странной конструкции распространялось на весь городок. Был виден горячий, клубящийся воздух растекающийся по улицам. Снега на тротуарах не было. Там ходили люди в зимней одежде. Причем буквально в полукилометре от них находились огромные непроходимые сугробы.

— Это и есть генератор, — сказал подошедший Бисто. — Сердце города.

— Вон та здоровенная бандура? По-моему, крайне неэффективная вещь. Основное же тепло идет наверх?

Бисто не ответил. Хм. Большая штука. Вот такую мне и надо будет притащить Кацентодд? Это меняло дело. Рафаль для такого не подойдет. Мы ее просто не поднимем. Паровоз и сам по себе тяжелый и для полезного веса тут остается не так много грузоподъемности. Впрочем, не обязательно я лично должен доставить генератор. Он просто должен оказаться в Счастье…

В закрытом ящике хранилось мое новое приобретение. Три курьерских механоида в виде металлических птиц. Повозившись немного я разобрался с тем, как их заправлять и указывать точку назначения. Отправив инструкцию на Пик Карнаж, я задумался и потом решил отправить весточку еще и в Анклав Азур. Как там Гастон? Не сожрали его там «львицы»?

* * *
Вы прибыли в город Тэмпы

Уровень безопасности: желтый


Через полчаса мы прибыли к конечной точке нашего путешествия. Покрутившись рядом, мы приземлились недалеко от города на плохо расчищенной от снега площадке. Очки покрывались инеем и поэтому их приходилось всё время тереть задубевшей перчаткой. Задувающий сбоку ветер нёс острые снежинки. От холода на меня сыпались мелкие дебафы. Я спрыгнул с трапа на заледеневшую деревянную мостовую. Зубаны не хотели покидать трюм, Тушкан отказывался вылезать из капюшона, а господа Ржавые выделили мне двух провожатых, которые двигались медленнее обычного. Девятка сгибалась с трудом, внутри нее тихонько хрустело замерзшее масло.

— Ну что, пойдемте к генератору. Наверняка мэрия у них поближе к печке.

Два моих «телохранителя» двинулись вперед по тротуару из вмороженных в землю досок. В те места куда они наступали, лед таял. Эти ровные, круглые следы тут же начинала заметать позёмка.

Сам город Темпы находился в чем-то похожем на жерло вулкана. Круглая дыра в горе, посреди которой поставили металлическую башню для обогрева и построили вокруг свои хибарки. Жители естественно заметили прибытие Рафаля. На нас издалека смотрела толпа людей закутанных в бесформенные тулупы и капюшоны отороченные мехом. У всех на покрасневших носах были надеты темные круглые очки. Ржавые не обращали на встречающих внимания и просто шли вперед. Комитет по встрече начал нервничать и в нашу сторону стали подниматься стволы ружей. Я решил немного разрядить обстановку.

— Приветствую, господа, — громко заявил я, — прекрасная погодка не находите?

Вперед вышел здоровенный небритый мужик в потертом сером тулупе.

— Кто такие? — пробасил он, презрительно скривив красную бандитскую рожу.

От выдыхаемого пара на его бороде и волосках в носу образовывались снежные шарики. Ну как такого не любить?

— Дело есть к вам от многоуважаемой Госпожи Кацентодд.

— А-а-а. От этой, — сразу поскучнел мужик. — К Старшему. Только он занят сейчас.

— Ничего страшного, он, наверняка, обрадуется когда нас увидит.

— Пойдемте провожу.

Мы прошли мимо местных, которые смотрели на нас внимательно и настороженно. Городок был небольшим. С боков узкую улочку зажимали покрытые инеем склады с углём и металлическими чушками. С каждым шагом приближаясь к центральной огненной башне я чувствал, что становиться теплее. Снег пропал, и от огромного генератора шли сначала осторожные, но потом всё более явственные волны тепла.

Мы проходили мимо бедных хибар, грубо сколоченных из кусков металла, досок, между которых напихали задубевшее тряпьё. Я с удовольствием почувствовал, что Девятка стала потихоньку отогреваться, а я могу идти прикладывая меньше усилий. Дома становились всё более добротными. Меньше щелей и более качественные стены. На самом деле странно. Ведь более теплые дома надо ставить подальше от печки, а вот развалюхи — наоборот поближе.

Мы зашли в выделяющееся трехэтажное металлическое здание с не очень «завлекающей» вывеской:


Бар «Снежная слепота»


Темное, сильно протопленное помещение. За столиками сидели мрачные посетители в серой, потертой одежде. Облезлые шубы и тулупы грязных оттенков лежали вповалку недалеко от входа. Пахло мокрой шерстью и спортзалом.

— Подождите тут минутку, я пойду Старшего предупрежу, — сказал нам сопровождающий и громко топая стал подниматься по массивной деревянной лестнице наверх.

Господа Ржавые замерли у прохода, а я пошел к барной стойке.

Спирта! — сказала у меня в голове Девятка и легонько стукнула по массивной столешнице. Прям внутрь лей.

Обойдешься. Маленькая еще.

— Табуретовки? — лениво спросил меня толстый бармен с длинной лохматой бородой.

— Что простите?

— Самогону? — перевел он. — Или поесть?

— А из чего самогон?

— Из опилок. Из чего еще? Надо же их куда-то девать. Или похлебки налить? У нас хорошая. С мясом и почти без опилок.

— Почти без опилок? — усмехнулся я.

— Ну, немного. Для густоты. Но всё равно меньше чем у придурков из «Тюленьих пирожков». Что это за название вообще? Как у идиотов с большой земли. Как там кстати у вас дела?

— На материке-то? Да как всегда. Войны, бандитизм и дворцовые перевороты.

Бармен грустно покивал и налил мне в рюмку мутной белой жидкости. Ну, ладно. Попробуем. Я залпом выпил содержимое рюмки. Блин! Ну и гадость.

— Мужчина, угостите мадемуазель выпить.

Ко мне рядом подсела девушка в корсете и широкой разноцветной юбке. Я повернулся, снял очки и посмотрел на молодое, симпатичное девичье личико с красным носом и болезненным румянцем на щеках. Мадемуазель слегка покачивалась.

— Ты уверена? — спросил я ее дав разглядеть себя получше.

— Ну-у-у, — немного пьяно заявила она и шмыгнула носом, — страшненький конечно, но вижу что человек хороший. Пару рюмок и вполне. Ну или три. Там-то, внизу, всё в порядке?

— Пойди выспись лучше. Видно же, что простыла.

— Да я и спала. Но скучно чего-то. Ну так как, пошли?

— Обойдусь, — улыбнулся я.

— Ну и дурак, — девушка потеряла ко мне интерес, встала и слегка пошатываясь пошла вглубь темного зала. — Сэнди! Сыграй что-нибудь! А то как в могиле…

Раздалась глухая ругань, потом что-то упало. Спустя некоторое время тихо заиграл аккордеон. Рядом со мной появился наш провожатый.

— Поднимайтесь наверх, Старший вас ждёт…

* * *
Первыми в комнату на втором этаже прошли Ржавые. Я аккуратно зашел за ними, держа руку на обрезе. Девятка вела себя спокойно, а Тушкан свернулся в капюшоне слегка подергивая лапами. Опять дрыхнет.

Небольшая комната слабо освещенная керосиновой лампой. Шкафы, стулья, огромная кровать в углу заваленная горой тряпья. За массивным деревянным столом сидел пузатый мужчина с тяжелым подбородком и недобрым взглядом.

— Вы старшина города Тэмпы, фон Штраусс? — проскрежетал один из роботов.

— Допустим, — мрачно пробасил мужчина. Я разглядывал его руки. Огромные лапищи. И пальцы как сардельки.

— Мы прибыли от Госпожи Кацентодд, — заскрипел один автоматон.

— Закрыть долг, — вторил другой.

— Вам необходимо вернуть…

— Сто шестьдесят четыре тысячи пятьсот две железные марки.

— Что?! — грозно забулькал мужик. Помолчал, а потом пнул кровать, что стояла рядом. — А ну-ка пойдите прогуляйтесь.

Сначала я подумал, что он говорит нам. Но оказалось, что в комнате были еще слушатели. Гора тряпок на кровати зашевелилась и оттуда выбрались две лохматые, бледные девицы. Они с обиженными личиками последовали к выходу, завернувшись в одеяла. Я проводил их взглядом. У той, что шла второй, на попе были прыщи.

— Куда вылупился? — грозно спросил меня хозяин комнаты, проследив за моим взглядом.

— Не будем ходить вокруг, — ответил я. — Мы забираем Генератор.

Лицо старшины города Тэмпы начало краснеть. Я заметил как его рука скользнула под стол.

— Спокойно, господин фон Штраусс, — сказал я, доставая обрез и направляя на него. — Никто не хочет неприятностей. Вы задолжали сто шестьдесят тысяч Госпоже Кацентодд, пришла пора возвращать долги.

— Сто шестьдесят четыре пятьсот две марки, — вставил один из роботов.

— Откуда такая сумма? Что за бред…

— Напоминаем, — снова загундел один из Ржавых

— Две недели назад вы взяли краткосрочный заём у Госпожи. Под разработку серебряного рудника…

— Потом второй заём…

— Господа, господа. Подождите, — сказал старшина. — Я же объяснял, что мы ошиблись. Руда оказалась очень бедная и мы не сможем…

— Потом добавились проценты, — как ни в чем не бывало продолжал один из автоматонов.

— Неделю назад, вы отказались отдавать долг и предложили сыграть Госпоже в карты.

— В трехкарточный покер.

— Называемый вами — «тренькой»

— Да помню, я, помню, — снова попытался прервать их старшина.

— На тринадцатом розыгрыше вы пошли «ва-банк».

— И проиграли.

— Ваш долг удвоился.

— Прибавим уже новые проценты.

— Она жульничала, — прошипел он.

— Доказать этого вы не смогли. Это ваша игра, ваш стол и ваши карты.

— Мы пришли забрать долг.

— Генератор, — вставил я.

— Генератор в текущем состоянии стоит всего сто двадцать тысяч, — с укоризной сказал автоматон. — Сверху еще сорок четыре тысячи пятьсот две марки.

Лицо у господина фон Штраусса стало бордовым. Даже не знаю, что ему стоило себя сдерживать.

— Вы хоть понимаете, — медленно начал он. — что для нашего города значит генератор? Без него мы все просто умрем. Это вопрос выживания, а не каких-то там долгов. Забирайте себе этот драный серебряный рудник. Плюс сверху насыпем всё, что из него наскребли…

— Генератор, — сказал я. — И оставьте себе всё остальное. Если поможете погрузить и всё пройдет без эксцессов, то я договорюсь с Лии… Госпожой Кацентодд, что остальной долг мы за это зачтём.

— Я не уверен, что вы можете так распоряжаться долгами Госпожи… — начал один Ржавых.

— Тихо, — сказал я ему. — Мне решать.

Если честно, я не был особо уверен, что всё так и будет. Что роботы меня послушаются или Кацентодд примет мое решение. Но надоело. Что я в самом деле постоянно о других пекусь. Обо мне бы кто подумал. Надо завершить начатое и каким образом, мне как-то всё равно. Будет Лика или Ржавые или этот боров недовольны? Плевать.

Фон Штраусс тяжело дышал и пытался прожечь меня глазами. Но вдруг успокоился.

— Подождите, — сказал он. — Вам же всё равно какой генератор брать? У нас ведь запасной есть. Вы его заберете и в расчете.

— Нам не всё равно. Нам нужен такой же мощный и в рабочем состоянии.

— Да, конечно. Рабочий. Просто на консервации лежит. На случай холодов или больших поломок.

Холодов? А сейчас что у них тут, не холода что ли?

— Хорошо. Можно и запасной. Но надо будет проверить, что он рабочий.

— А ты что ли разбираешься в инженерии больших машин? — усмехнулся старшина.

— А мы ему тестовый запуск устроим. И если всё будет в порядке, тогда согласны.

— Ну хорошо. Влад!

Дверь открылась и в комнату тут же заглянул наш давешний проводник. В проем я увидел, что в коридоре стояло несколько вооруженных мужчин, которые делали вид, что они тут просто так стоят. Любуются красотами окружающих стен.

— Покажи нашим гостям наш запасной генератор. Тот который на добыче древесины. Идите, я сейчас вас догоню.

* * *
Спускаясь вниз по лестнице, я наблюдал как потрепанный старикан стучал по барной стойке и требовал еще самогона. Он шевелил белой бородой и гневно сверкал глазами. Бармен отказывался, говорил, что ему хватит и пугал, что он нажалуется старшему и деда опять посадят в «холодную». Давешняя девица стреляла глазками по площадям, рядом с ней на столе спала ее подружка.

Внезапно на улице раздался звон небольшого колокола. Народ в баре оживился, начал подниматься со своих мест и негромко что-то обсуждая потянулся на улицу. Все вместе мы вышли из бара и пошли деревянным тротуарам. С переулков собиралась небольшая толпа которая шла в ту же сторону, что и мы.

Мы все вышли на небольшую площадь. Здесь было уже довольно комфортно. От генератора шли приятные волны теплого воздуха. Я прислушался и за шумом толпы услышал мерное гудение его пламени.

Посреди площади стояла большая клеть. Люди собирались вокруг нее, а мальчишки, наплевав на возмущенные крики взрослых, забирались по металлическим прутьям на самый верх. Там внутри я разглядел двух по пояс раздетых, здоровых мужиков, которые самозабвенно лупили друг друга под улюлюканье толпы.

— Не желаете поучаствовать? — с усмешкой спросил меня наш небритый проводник, кивнув на клетку.

— Не особо, — ответил я. — Я же тут всех сразу и заломаю.

— Докажи, — рассмеялся он.

— Да шучу, конечно. У вас там бойцы на бритых медведей похожи. Куда уж мне. Сразу сдаюсь.

Мы прошли мимо дерущихся, свернули и перед нами предстал генератор. Генератор. Я даже остановился и залюбовался этой махиной. Какой же он огромный. Тут уже было по настоящему жарко. Гудение стало походить на тихий рёв. Внизу, под самой громадой, лежало несколько человек завернувшись тряпки и мирно спало. Рядом с ними стоял высоченный механоид странной конструкции, похожий на бегемота на длинных, высотой с трехэтажное здание, тонких ногах. Он аккуратно их складывал, зачерпывал широкой пастью уголь из ямы и медленно поднявшись засыпал топливо внутрь генератора.

Я оглянулся и увидел, что за нами шли молчаливые и вооруженные товарищи из тех, что стояли в коридоре старшины.

— Стоп. Господа! Рад что вы идёте за нами! В компании веселее! Но не беспокойтесь, мы и сами прекрасно справимся с осмотром запасной машины. Ведь так? Влад? Так? Зачем нам такая огромная компания?

Мужики остановились и стали переглядываться между собой.

— Влад, скажи им. Мы сами прекрасно сходим туда-сюда. А они вон пускай на бокс посмотрят. Или у вас кроме осмотра генератора еще какие-то планы?

— Э-э-э, нет… — сказал один из сопровождающих.

— Там дверь тяжелая, надо будет подмочь, — промычал наш проводник.

— Вот мы вчетвером и справимся. Правильно говорю, господа Ржавые? Гляди какие у меня тут железные молодцы. А вы давайте, ребят, дуйте на площадь, там лысый уже почти волосатого заборол. Всё самое интересное пропустите.

Наш проводник помолчал, пожевал губами и кивнул. Мужики развернулись и молча пошли назад. Когда они скрылись, я наклонился к одному из роботов и прошептал:

— Сбегай на Рафаль, позови-ка всех сюда. Не нравится мне это.

С каждым пройденным домом теперь становилось холоднее. Мы прошли оранжерею, где за стеклянными панелями несколько человек ковырялись в грядках. Зеленая листва смотрелась немного странно в этом царстве серого.

— А это что за инсталяция? — я указал на два столба к которым цепями был прикован хорошо сохранившийся мертвец покрытый коркой льда.

— Вор, — просто ответил Влад. — Еду таскал со склада. У нас с этим строго. Повисит еще недельку, в назидание, и пойдет в грядку. Вон копают. Не пропадать же добру. Да вы не переживайте, не протухнет, — хохотнул он. — Климат у нас не тот.

Мы подощли к краю поселения. Дальше до ледяной стены шла расчищенная от снега дорожка из досок. Рядом с ней штабелями лежали кривые и изодранные бревна. Причем изодранные в прямом смысле. Из бревен были вырваны куски, а некоторые стволы были просто раскуроченны пополам.

— Как-то вы не аккуратно древесину храните.

— Да тут лес был. А теперь заледенел весь. Если каждое бревнышко кирками выбивать, так целого дня не хватит. Мы цепи протягиваем, запускаем машину, она всё и выкорчевывает. Лед налево, деревяшки направо. Но вот дерет, конечно. Но ничего, мы привыкли уже.

Мы подошли к огромной, выдолбленном во льду проходе. Я с интересом раглядывал деревья застывшие в стенах. Под ногами был железный пол уходящий вглубь пещеры. Там, под стальными листами, что-то с мрачно громыхало. Пахло дымом и опилками. Влад включил фонарь на груди и пошел внутрь. Я с автоматоном последовали за ним. Становилось все темнее. Пройдя внутрь пещеры шагов двадцать, наш проводник встал рядом с небольшой металлической конструкцией из которой торчал длинный рычаг.

— Проходите дальше. Там генератор, — сказал он. — А я дверь открою.

— Да, хорошо, — ответил я и достал обрез. — Только давай ты вперед.

Навел оружие на небритую наглую физиономию.

— Давай, давай.

— Эй! Мужик ты чего?!

— Что не понятно? Иди перед нами.

Для усиления эффекта, я снял курок, а потом с драматическим звуком взвел его снова. Бессмысленное действие, но надо же поднимать ставки.

— Иду-иду, спокойно. Нормально же всё было.

Он поднял руки и спиной вперед медленно отходил внутрь пещеры. Я уже перестал различать где он там, видел только его фонарик. Потянулся и дернул торчащий рядом рычаг. Железный пол дальше в пещере с резким скрипом распахнулся вниз. Из темноты раздался ужасающий вопль перекрывающий сильнейший лязг.

Я подошел к краю распахнувшегося пола. Там, внизу, гремели огромные цепи с широкими крюками. Несколько цепей уходили вглубь пещеры, а некоторые возвращались волоча за собой заледеневшие стволы деревьев. Если бы мы туда упали шансов выжить у нас бы не было. Никакая бы Капелька не вытянула бы. Мимо нас протащило окровавленное нечто, что только что было Владом.

— Как удивительно, коллега, — я обратился к автоматону, задумчиво разглядывая царящую внизу вакханалию, — нас даже не пытались изощренно обмануть.

— Провинция, сэр, — ответил Ржавый. — Простые нравы. Узел сообщает, что на Рафаль совершенно нападение. Идёт бой.


Глава 17


На выходе из пещеры нас встречала делегация во главе со старшиной фон Штрауссом. Два десятка замотанных в тулупы жителей вооруженных ружьями и топорами. Пар от их дыхания сливался и казалось, что это дымит огромный механизм.

— Господа! — крикнул я издалека. — Какое счастье что вы пришли! Это кошмар! Это ужас! Там несчастный случай! Там Влад! Быстрее!

— Что он несёт? — долетел до меня тихий голос.

— Влад споткнулся, и его затянуло под цепи! Хрясь! Ужас! Во все стороны! Влад! Как же так?!

Подойди поближе.

— Ты что? Убил Влада? — пророкотал старшина. — За убийство нашего гражданина, этот чужеземец арестован! Он должен сдать оружие и мы проводим его в тюрь..

— Какое убийство? Вы что? Он жив! Он кричит! Быстрее! Он там! Это такой кошмар! Такой кошмар! Ноги! Руки! Во все стороны! Быстрее!

Еще ближе. Люди переглядывались между собой, кое-кто сделал шаг, чтобы идти внутрь пещеры.

— Я один его не вытащу! Быстрее к нему!

Несколько человек все-таки поверили и побежали внутрь. Старшина смотрел то на меня, то в темноту у меня за спиной.

— Клод, Сэм, держите его и робота, я пойду проверю, — наконец, принял решение он.

Ко мне подошли два бородатых мужика, а остальные пошли внутрь. Я примирительно поднял руки, а потом протянул их вперед. Рядом с нами никого больше не осталось. Я шагнул вперед и ухватил двоих помощников старшины покрепче.


Поглощение


План был прекрасный, но исполнение подкачало. Пагуба на морозе потеряла свою былую прыткость и ползла по телам врагов медленно, как мазут. Они попытались вырваться, но у них ничего не выходило. Пещеру огласили вопли ужаса и боли. Проблема была в том, что и я теперь не мог от них отцепится. Ржавый не понимал что делать и просто переводил светящиеся глаза с меня на моих жертв и обратно.

— Застрели их, дубина, — рявкнул я.

Раздался выстрел и автоматон упал на промерзшую землю с простреленной головой. Еще выстрел из пещеры и я почувствовал сильнейший удар в спину. Крутанув своих жертв, чтобы они прикрывали меня от бегущих назад местных, я спиной вперед потащился прочь из пещеры. Пагуба тут же заживляла мои раны. Клод и Сэм уже перестали кричать, но я отступал слишком медленно. Как мне их бросить-то и прекратить поглощение?!

«Отмороженные» практически сразу вернулись ко мне и ловким движением набросили на меня рыболовные сети. Я запутался и упал. Меня стали бить прикладами. Я одновременно пытался выбраться, защититься от ударов, дожевать остатки двух несчастных и восстановить здоровье. У меня слетел ботинок и я умудрился своей новомодной ступней-щупальцем ухватить удачно подвернувшегося особого ретивого «мстителя».


Поглощение


Пещеру огласила новая порция криков. Как же холодно.

— Всем расступиться! — кричал старшина. — Под Копателя не попадите!

Какого еще Копателя!?

Надо мной склонился огромный механоид с очень длинными тонкими конечностями. Он грубо ухватил ком из сетей, трех почти поглощенных человек и ругающегося меня. Резко поднял на высоту нескольких метров и куда-то понес. У меня аж дыхание перехватило. Я увидел городок Темпы с высоты нескольких этажей, монолит генератора и столб дыма с того места, где стоял наш Рафаль.

Мой уровень жизни восстановился, кнопка Голод погасла. Не впитавшиеся куски пагубы покрывались изморозью и падали вниз на заснеженные улицы. Так куда меня эта дрянь длинноногая несет и что мне делать? Рядом со штабелями замерзших бревен высилось несколько цистерн. Механоид остановился, длинной, тонкой лапой открыл сверху люк и без церемоний кинул меня внутрь. Какая ирония. Меня заперли в цистерну, как я запирал Капельку. Дверца сверху захлопнулась и окружающее погрузилось во тьму.

Тут пахло смазкой. Что тут хранили? И как вообще выбраться из этой дурацкой сети? Не видно ничерта. Я слышал что там, снаружи гремят выстрелы. Провозившись пару минут с ощущением, что я лишь больше запутываюсь, я попробовал выпустить немного пагубы. Может она сможет, не знаю, переварить эти нити?

Сверху снова открылся люк. Свет мигнул и на меня упал мой железный ботинок. И тут же рядом грохнулось, что-то большое. Оно грозно звенело конечностями и злобно сверкало красным глазом.

— Бисто!

— Шеф?

— Да, я в сети замотан, выковыривай меня. Да, вот он я. Это моя рука. Это шея, осторожнее. Не тыкай меня в лицо. Сеть просто разрежь, или порви, не знаю.

Минут через пять, я, с помощью капрала, выбрался из сетевого плена. Встал и на ощупь решил оценить размеры нашей темницы. Бисто, как маяк, сидел посередине цистерны, только иногда поскрипывал шеей. Стрельба на улицах прекратилась. Хорошо хоть оружие не отобрали.

— Капрал, есть идеи почему нас не убили сразу? — спросил я, ощупывая стальную стенку и пытаясь понять ее толщину. Поверхность была измазана чем-то маслянистым.

— Есть мнение, — спокойно ответил Бисто, — Что нас взяли в заложники. Обменять с вашей мадам, на их долги. Или хотя бы на часть.

— Наивно, нечего сказать. Чтобы Лика нас на что-то поменяла. Скорее ей был нужен повод, чтобы начать военные действия. Если через сутки мы не прибудем с генератором, подозреваю, что сей гостеприимный город будет стерт в мелкий порошок. Например армией Ржавых или безумцами из Бездны, или еще какой-нибудь хищной толпой, о котором мы даже не подозреваем. Что здесь? Пара сотен замотанных в тулупы шахтеров? Ну, такое… Ладно. По моим подсчетам, часов через восемь-десять начнется вторая серия. И надо быть готовым. Рекомендую тебе тоже отдохнуть.

— Вторая серия?

— Я вызвал грузовой дирижабль полный зубанов с Пика Карнаж. Думал, подхватим генератор и сразу всей оравой заселим наше новое жилье в Счастье. А то чего они по горам прячутся, как суслики какие? Главное, чтобы у них хватило мозгов понять, что здесь происходит. Глядишь прорвемся. Всё, я пойду. Держи оборону.


/logout

* * *
Я сидел в столовой и задумчиво рассматривал местный бизнес-ланч. Я бы даже сказал бизнес-ужин. Капустный салат, крем-суп из шампиньонов, макароны с котлетой и морс. Размял котлету прямо в макароны, засыпал сверху капусту. Перемешал, попробовал. Задумчиво полил сверху грибным крем-супом. Поперчил. Не. Не то. Задумчиво посмотрел на морс.

Надоело всё. Мне тут не нравится. Устал и хочу домой. И даже не в свою старую съемную квартиру. А просто в личную берлогу, где я смогу ходить в одних трусах и варить пельмени в борще.

— И чего ты с такой ненавистью на свой компот смотришь? — спросила подошедшая Ева.

Она повесила на стоящую рядом вешалку пальто и увалилась на стул напротив. До меня долетел легкий запах ее духов.

— Будешь себе что-нибудь, брать?

— Сейчас, отдохну чуть-чуть. Совсем замоталась.

— Угу.

— Эй, ты чего мрачный такой?

— Да, ерунда.

— Серёж, мне надо с тобой один вопрос обсудить. Но, наверное, не здесь, — Ева оглянулась вокруг на почти пустой кафетерий.

— Пошли.

Я встал, накинул куртку и не оборачиваясь пошел из столовки. Открыл дверь на лестничный пролет. Пропустил ее вперед.

— Давай здесь. Говори.

— Что случилось? — взгляд Евы сразу стал серьезным и добродушие из голоса сразу испарилось.

— Расскажи мне про то, как ты за мной шпионила.

— Что прости?

— Как ты за мной шпионила или как там… курировала.

— Что за бред? — глаза Евы стали злыми.

— Мне рассказали, что некая Ева Кузнецова является моим куратором. Следит за мной и отчеты наверх строчит, — решил я немного расширить известную мне информацию.

— Какие отчеты, ты о чем? Кто тебе такое сказал?

Сказано это было уверенно, но я заметил как дрогнул ее взгляд.

— Кто сказал, это сейчас самый главный вопрос, так? Актриса ты так себе.

Ева молча разглядывала меня, потом потянулась за сумочкой, достала пачку тонких сигарет. Неторопясь закурила. Тянет время. Я смотрел на ее лицо и пытался разглядеть там… не знаю… сожаление? Раскаяние? То, что это всё выдумала Лика? Но нет. Ее глаза были холодны, ну может чуть напуганы. Блин, Серёга. Зачем ты все это делаешь? Ну поручили симпатичной девчонке с тобой спать и за тобой шпионить. Ну, так пользуйся. Спи с ней и сливай какой-нибудь ерунду выгодную для себя. Что тебе мешает? Всем хорошо и приятно. Известный шпион, самый лучший для тебя шпион.

Нет.

Не хочу так.

— Не могу понять, — тихо сказала Ева. — Почему ты…

Вот и всё. Та самая фраза. Вина доказана и обжалованию не подлежит. Она в курсе всего.

— Неправильный ответ. Прощай, Ев…

Я развернулся и пошел в соседнее алко-кафе. Я хочу выпить.

* * *
Будильник.

Никогда не ставьте на будильник любимую мелодию. Вы ее возненавидите и будете каждый раз вздрагивать если ее услышите. С трудом осознав где я нахожусь, я кое-как дотянулся до телефона и выключил этого мучителя.

Вчера я выпил не то, чтобы много. Просто, когда я допивал шестую бутылку пива, ко мне подошел охранник и вежливо попросил уйти из кафетерия. Даже предложил проводить меня до моего «номера». Я не стал с ним препираться. Убрал ноги с соседнего стула, последний раз глянул на вид ночного города через панорамное окно. Грустно вздохнул и предложил охраннику посидеть со мной. Поговорить за жизнь. Охранник скромно отказался, но, всё так же неумолимо, нависал надо мной. Пить оставшееся пиво в таких условиях было неприятно и я, взяв в каждую руку по бутылке, пошел в свою квартирку.

Давно замечал, что как выпью редко становлюсь буйным. Скорее наоборот, придавливает меня неподъемной тоской. Я сел за стол с ноутбуком. Допил пиво. Поставил будильник. Превентивно выпил таблетку аспирина и лег спать.

И вот теперь раннее утро. Неприятная тяжесть в голове. Но так. Без драматических болей. Еще таблетка на всякий, пол литра крепкого чая, прохладный душ. Можно, конечно, было бы и не вставать, но по моим расчетам в Темпы должны подлетать полный грузовоз зубанов. Лучше как можно раньше перехватить их и взять их деструктивные способности под свой контроль.


/login

Цистерна никуда не исчезла. Темнота, маслянистый пол и красный глаз Бисто.

— Ну как успехи, капрал?

— Уже четверть часа стреляют.

— Четверть часа? Чего-то они быстро прилетели.

Я прислушался. Цистерна заглушала часть внешних звуков. Но снаружи, вне всякого сомнения, шел бой. Причем совсем недалеко. Надо подумать, как привлечь к себе внимание. Я подошел к железной стенке и стал лупить в нее Девяткой.

Минуты через две стреляли уже совсем рядом с нами. Пару раз даже кто-то попал по цистерне, от чего та откликнулась тяжелым, колокольным звоном. По металлу сверху раздались шаги, люк со скрипом распахнулся. Ослепляющее окошко света заслонил массивный силуэт с огромной, круглой, явно нечеловеческой головой. Это не зубан. Несколько мгновений ничего не происходило, я просто смотрел вверх, пытаясь проморгаться. Я увидел как темная фигура сверху навела на меня ружье.

— Бдыщь, ты убит, — сказал мне смутно знакомый голос.

— Манул, он там? — прокричал кто-то снаружи.

— Угу, тут. Как на ладони, — крикнула фигура голосом Манула.

В проеме появилась голова Пастора.

— Радуйся, негритянка! — крикнул он мне, а потом повернулся к Манулу. — Вытаскивай его.

— А может тут пока оставим? — заявил тот. — Узнаем всё что надо, а потом уже вытащим?

— Ценю твое чувство юмора. Но «отмороженные» возвращаются уже.

В проем упала широкая ржавая цепь.

— Цепляйся!

* * *
Разглядев меня при солнечном свете, Пастор сказал только одно:

— Однако!

Манул, придерживая мою руку железной перчаткой, тащил к окраине городка. Его костюм «броневодолаза» бодро грохотал по деревянной мостовой.

— Быстрее, Серег! — на бегу вещал мне Пастор Кос. — Мы устроили переполох и они решили, что мы атакуем центр и генератор. Все отступили туда. Сейчас уже похоже сообразили, что основной целью был ты.

— Костя, неужели дела так плохи, что ради награды за мою голову вы с городом сцепились?

— Ну, пара сотен «отмороженных» — это не город. Поселок, не более. И, пожалуйста, не делай глупостей. Мы не сдавать тебя в администрацию прилетели. Сейчас смоемся отсюда, всё расскажу.

Манул повернулся назад, дал залп из огнемета и потопал дальше.

— Бисто, — крикнул я роботу, который бежал рядом. — Если эти злодеи начнут чудить, можешь их всех сожрать.

— Сделаем, мсье.

Небольшой дирижабль с намалеваной на баллоне красной головой кота стоял под парами и был готов улетать.

— Стой, Кость. Я ужасно благодарен вам за спасение. Но я не могу с вами улететь.

— Начинается… — пробасил из бронекостюма Манул.

— Серёг, мне кажется, ты чего-то не понимаешь. Сюда идёт караван дирижаблей и все они скорее всего по твою голову. Мы их совсем ненадолго обогнали.

— Слушай, не может этого быть. Ну есть пара врагов. Не велика я шишка, чтоб за мной столько гонялись…

— Ты награду за свою голову знаешь? Нет?

— Ну, тысячи три вроде давали на прошлой неделе.

— Пятьдесят не хочешь? И по десятке на каждый твой отстрел. Ты, второго дня, стал топ три из интересных добыч в Мире Черного Дождя.

— Бред же!

— Всё давай, забирайся в люльку, полетели. По дороге всё расскажешь. Кто-то просчитался, когда такую награду на тебя выкатил. И вместо добычи ты теперь стал ужасно интересен с информационно стороны. Что вообще происходит? Наши аналитики волосюхи рвут, так хотят с тобой поговорить. Ты не смотри, мы тебя не задерживаем, мы тебя от дураков спасаем. Чисто по-дружески. И поможем со всем этим разобраться. Ужасно хочется поучаствовать в чем-нибудь интересном. А тут прям пахнет деньгами и приключениями. Пошли, чего колом встал?

Я махнул головой наверх. Из-за края утеса медленно выдвигался баллон еще одного дирижабля.

— Блин, не успели. Манул, не видишь кто это?

— На имперский похож.

— Ладно, сыск еще куда не шло. Отбрехаемся. Это проще, чем частники. Значит слушай, Серег, если они спросят, мы тебя задержали и везем сдавать.

Из корабля котов выглянула Зима.

— Серый, привет! — увидев меня она разулыбалась.

Мимо нас пробежали несколько игроков с логотипом Красных Котов.

— Всё, Рейд Один на месте, можно взлетать.

— Чего-то ты нехорошо выглядишь, — заявила Зима присмотревшись к моему лицу.

— Народ, я не полечу. Без генератора мне нельзя возвращаться. Можете оставаться со мной, можете улетать. Но тут без шансов. У меня есть план.

Манул фыркнул. Костя молча разглядывал меня. Имперский дирижабль полностью показался над утесом и начал потихоньку снижаться. Из-за домов показались несколько человек замотанных в тулупы с топорами и ружьями. Из-за утёса выглянул еще один дирижабль. Зеленый, с медными гребнями на борту. Родной брат того корабля, что я разорвал вместе с Капелькой у Анклава Азур.

— Так, а это кто? — спросил Пастор.

— А это как раз частники. Этих я знаю. Ребят, всё не успели. Спасибо, что вытащили меня, но я остаюсь и сейчас буду думать как мне в живых остаться пока мой план не заработает.

— План, план, план, — задумчиво произнес Пастор. — Слушай, а как ты себе класс сменил? Манул ты видел, да? Операция?

— Операция. По смене класса, — сказал я Косте и положил Девятку ему на плечо. — Хочешь и тебе сейчас такую проведу?

Из железной руки полезли маленькие черные щупальца.

— Спасибо, — сделал шаг назад Костя, — обождем пока. Никогда не поздно. А то меня нормальные девушки разлюбят.

— Зато ненормальные оценят, — вставил Манул, внимательно разглядывающий приближающихся северян. — Пастор, принимай решение.

— Да, сейчас, подожди. Взлетать теперь бессмысленно. Оставаться… перестреляют.

Зеленый дирижабль Двора, вдруг начал разворачиваться прямо над самым утёсом, с явным намерением дать дёру. И через несколько секунд стало ясно почему. С противоположного края, заслоняя солнце появился очередной дирижабль. Да тут дирижаблевая вечеринка! Вот только новоприбывший участник был другой. Он был огромен. Раз в десять больше Рафаля и остальных. Он двигался не быстро, но с какой-то жуткой неотвратимостью.

— В ход пошли козыря, — пробурчал Костя. — Хорошо. Новый план. Мы сейчас расстреливаем Серёгу. А ты, дружище, как войдешь в игру, свистни мне. Мы тебя заберем с респауна и обеспечим нормальной защитой.

Бисто достал карабин и навел его на Пастора.

— Говорил я, надо брать большой отряд, а не десять человек, — тихо сказал Манул, выцеливая приближающихся жителей.

— Не успели бы. Уже к похмелью и прилетели бы.

Я забрал у Пастора подзорную трубу.

— Отставить панику. Это похоже мои прибыли.

По огромному трансокеаническому дирижаблю, прямо по баллону ползали десятки зубанов. Несколько мелких устроили догоняки наверху, причем даже не заметив, что один из них сорвался и улетел вниз.

— Точно мои.

Местные жители замерли, глядя на такое внимание к их поселению. Коты, имперский сыск, дирижабль Двора и левиафан под завязку набитый зубанами.

— Тушкан, со всех ног беги к ним, покажи где мы. Бисто, принимай командование. Город зачистить, всех кто сопротивляется — сожрать. Тех кто сдается, в кандалы и на площадь. Потом тушите генератор, грузите его и везите в Счастье. Инструкция ясна?

Робот долго молчал, глядя мне в глаза.

— Ты увер`ен?

— Уверен, капрал. Ты не представляешь как они мне все надоели. Как я устал со всеми носиться и думать, о том, чтобы не поступить плохо. Выполняй приказ. Если через пол часа в этом городе хоть кто-то посмеет слово без моего ведома сказать, я очень расстроюсь.

Глаз автоматона вспыхнул, между железными зубами потекла черная слюна.

— Будет сделано, мсье.

Коты смотрели на меня настороженно.

— Костя, твоя задача убедить имперцев исчезнуть отсюда. Чем быстрее, тем лучше. Иначе все до единого будут переработанны на мазут. Это я не фигурально. Потом возвращайся ко мне и я отвечу на все твои вопросы. Думаю, полчаса у меня есть.

На город Темпы с боевыми визгами сыпался десант из сотен зубанов.


Глава 18


— А у вас как дела? — спросил я Костю, который после моего рассказа про Йорхотепа глубоко задумался и замолчал. Естественно я озвучил ему урезанную версию своих злоключений. Но и этого хватило.

— Дела-то? Хорошо дела, хорошо. Задружились с имперцами, они нам подкинули пару неплохих точек на кормление. Жизнь налаживается… Слушай, то что ты рассказал, это очень интересно. Говоришь, скоро Йорхотеп твой проснется?

— Ну, с тем рвением с которым за это взялась Кацентодд, думаю это произойдет в ближайшие дни. Если генератор вовремя доставлю…

— Да доставишь, доставишь… не волнуйся… Если что, мы поможем, ты не обидишься?

— Если потихоря меня потом в кутузку не сдадите, то только рад буду.

— Ой, да было один раз, а ты теперь это всю жизнь припоминать станешь?

— Давай посчитаем. Помощь при моей казни, раз. Сдали меня жандармерии, два. Прислали за мной охотников в Дамбург, три. Устроили мне огненный ад в Яме, четыре.

— Кто кому что устроил! Вот, жучара! — расхохотался Костя. — Уронил на голову пылающий дирижабль, всех пожег, меня чуть с инфарктом не оставил. Нормально вообще! А кто нам охоту на республиканцев поломал? Ты же нас тогда прокинул, а ведь мы тебе верили. У Манула вон мотоцикл отобрали! Знаешь как он кричал на нас?!

Манул от этих слов закатил глаза и отвернулся.

— А ну-ка, тихо все, — шикнула на нас Зима, которая зашла в кабину. — Все друг другу насолили. Кто старое помянет, тому в глаз пальну.

Она поставила на стол поднос с фигурными подстаканниками. Со звяканьем, расставила нам всем по стакану горячего чая, потом села рядом с Манулом и спросила.

— Серёг, у тебя все нормально?

— Пойдет.

— Аватарка у тебя совсем поганая.

— Какая есть.

— Хорошо, — сказал очнувшийся Пастор. — Значит смотри, Серёга, информация полезная. Спасибо. И главное, старайся никому не рассказывать о том, как Кацентодд ускорила постройку Йорхотепа. Сейчас инфа разойдется, конечно, но это реально эксплойт и его надо отработать по полной. Считай должок за сожженный дирижабль ты вернул.

— Костя, я тебе сейчас операцию сделаю, не только по смене класса, но и по смене пола…

— Как дети… — прошептала Зима.

— Ладно. Если больше вопросов нет, пойду погляжу что в городе творится. Кстати, хотел спросить как вы и остальные меня нашли?

— По Священной Республике прошел формуляр, — размеренно сказал Манул, — что транзитом на север идет чумной дирижабль с пагубой. Не пускать, при попытке проникнуть на территорию — уничтожить. И твое описание. Ничего сложного. Я думаю, гости будут прибывать и дальше. Так что долго тут не задерживайся. Слушай, Костян, а может тоже пагубу возьмем? Помнишь же, чего он в Яме творил?

— Интересная идея, конечно. Но вся социалка посыпется. Надо будет добровольцев подобрать, которые будут на отшибе жить и…

— И надо кормить их, — вставил я. — В день по человеку.

— Хм… А голод даёт какой дебаф?

— Пагуба управление перехватывает и жрёт любого кто рядом.

— Надо подумать…

— Думайте. Я пошел. Вроде затихло всё, криков и стрельбы больше не слышно.

* * *
На центральной площади, в тени монструозного дирижабля, выстроилась толпа пленников. Вокруг шныряли зубаны, щелкали челюстями, сверкали глазами и потрошили склады топлива. Люди в тулупах понуро жались к уже остывающей громаде генератора. Тушкан прогуливался между ними и грозно шипел на тех кто шевелился. Выживший Каин, забрался повыше и командовал грабежами.

— Восемьдесят три задержанных, — докладывал мне Бисто. — На складах много топлива, припасов, металлов, в том числе и серебра. Потери пятьдесят один зубан. Их уже отправили на ремонт.

— Что имперский сыск и остальные?

— Кружат вдалеке, но не приближаются.

— Рафаль?

— В порядке, нужен только косметический ремонт. Я так понимаю, местные хотели его заб`рать себе.

Я подошел к знакомой фигуре, которую разглядел среди пленников.

— Старшина фон Штраусс… Какая встреча! Вы снова пошли ва-банк. И снова проиграли. Увы и ах.

— Партия еще не закончена, — глядя на меня исподлобья заявил он.

— Закончена.


Поглощение


Люди, что стояли рядом со мной, в ужасе отшатнулись. Клубок черных лент опал. Кнопка Голод снова успокоилась.

— Бисто. Задача номер один — это генератор. Его надо довезти до Счастья любой ценой. Потом люди. Всех повязать, погрузить и сдать Кацентодд. Что она с ними сделает плевать. Если грузоподъемность останется, то забивайте трюм всем ценным. С хозяевами дирижабля, за аренду, расплатитесь серебром. Думаю, они против не будут. Ты за главного, отправляйтесь. Я за вами на Рафале. Тушкан! Каин! Давайте за мной.

— Да, сейчас, владыка! Одну минуту! Догоним! — прокричал мне Каин.

Я пошел по кривой улочке в сторону Рафаля. Перешагнул через мертвеца в грязной шубе. От начинающегося пожара тянуло дымом. Похоже городу осталось недолго. Скоро запылает. Сквозь завывания ветра я услышал неразборчивый шепот. Он шел из небольшой лачуги впереди.

— Светлый… серы… каштан…

Ничего не понятно. Я оглянулся вокруг, достал обрез и осторожно, не торопясь, толкнул стволом дверь. В нос ударил запах немытых шахтеров и еще чего-то сладкого. Не очень приятный, какое-то благовоние… знакомый… где я его чувствовал?

— Серы-ы-ый помоги…

Мне кажется или меня кто-то зовет? Я аккуратно зашел. Готовый в ту же секунду выстрелить или отпрыгнуть назад. Девятка дернулась, чуть не вырвав из руки двустволку. Эй, ты чего?! Снова дернулась, теперь в другую сторону. Что происходит? Я попятился назад, но резкая боль пронзила мои ступни. Как будто в меня вонзились сотни игл. Я споткнулся и упал на колено. Запах резко усилился. Сандал. Где совсем недавно был сандал?

— Серый Пароволк… Какая долгожданная встреча… — прошептал рядом со мной голос пожилой женщины.

Что-то похожее на иглу укололо меня в шею. Мой щупальца на ногах разорвали ботинки и впились в пол. Окошко на груди распахнулось и оттуда потекла пагуба. Тонкие длинные нити полезли во все стороны из Девятки. Я закашлялся. В проеме сзади появилась массивная фигура в черном дождевике и с топором. Я вспомнил, где я чувствовал этот запах.

— Ткачи… — прошептал я…

— Ткачи, — утвердительно сказал мне голос Паутины. Я помнил её тихий и уверенный голос.

Фигура в плаще надвинулась, резко, неестественно ударила меня обухом топора по голове.

— Давно не виделись… — прошептал голос.

Сильные руки бросили меня на холодный пол.


Дебаф «Связаны руки»

Дебаф «Связаны ноги»

Дебаф «Немота»

Оружие и инвентарь — недоступны


Мне на голову нацепили тканевый мешок, который пах пылью. Играючи вздернули в воздух и куда-то понесли. Руки были крепкие, неумолимые и ужасно холодные.


Поглощение (провал)

Поглощение (провал)


Девятка не отвечала. Я пытался поглотить всё, до чего дотянусь, но это было безрезультатно. Я чувствовал тех кто меня нёс, но против них пагуба совершенно не действовала. Просто соскальзывала, срывалась. Видать я мешал похитителям своим дерагньем. Меня грубо положили на пол, раздался звук ударов топором. Мне отрубили те щупальца, что я выдвигал из Девятки. Черт! Больно! Не говоря ни слова, подняли и снова понесли словно я был мебелью.

— Осторожнее, — сказал рядом со мной голос Вороны-Корнель.

— МхмМмхмМ! — обратился я к ней.

Ответа я не дождался. Кнопка Голод снова замерцала и я решил проявить благоразумие и попытки поглощения временно прекратил. Становилось все холоднее, меня уносили всё дальше от центра города.

* * *
До моего слуха долетало шипение и стук парового двигателя. Меня бросил на холодную слегка вибрирующую поверхность. Девятка звонко стукнулась о металл. Я попытался вырваться, но это было всё равно, что бороться с деревом. Надежно меня зафиксировав, с головы сдернули мешок и вынули кляп. Я на всякий случай прикрыл глаза, но предосторожность оказалась напрасной. Вокруг была небольшая тёмная комната без окон, которую с трудом освещали пара керосинок. Рядом неподвижно нависли две могучие фигуры в дождевиках. Мертвые глаза, головы сшитые с телом медной проволокой. Верные слуги Ткачей.


Вы покидаете город Темпы


Судя по всему, я в дирижабле и мы направляемся прочь от этих гостеприимных ледяных пустошей.

— Начальницу свою позовите, — сказал я склонившимся надо мной мертвецам.

Даже малейший мускул не дрогнул на их бледных лицах. Я попытался выпустить Капельку, но она тут же прилипала к операционному столу который мелко вибрировал. Пагуба плавилась на стальной поверхности как пластилин на электрической плитке. Я не сдавался, и через пару минут умудрился доползти одним из щупалец до мертвого чудовища. И ничего. Пустота. Живущая во мне капелька не желала поглощать эти творения сумрачного ткацкого гения. Вообще не воспринимала их как что-то живое. Мебель. Шкаф из мяса и костей.

— Эй! Корнель! Кто-нибудь?! Так и буду тут лежать?

Я попытался вырваться из фиксаторных ремней. Дергал их все сильнее и сильнее. Девятка! Давай помогай!

Зачем? — слабым и сонным голосом спросила она меня.

Что значит зачем?! Не помнишь что-ли, что с тобой сделали в прошлый раз у Ткачей?

Не помню…

Отрезали думалку и всё! Ну! Хочешь жить? Так, помогай!

Зачем?

Кадавры Ткачей навалились на меня, не давая вырваться. Одуряюще пахло сандалом. Они были холодные и скользкие. Внезапно хлопнула дверь в комнату. Я прекратил брыкаться и попытался повернуть голову, чтобы разглядеть кто там пришел. Кадавры тоже остановились и просто замерли.

— Видишь? — сказал голос Паутины. — Видишь что с ним стало?

К мне подошла Корнель. Я глядел на ее большие, печальные глаза и лицо покрытое извивающейся татуировкой.

— Серый, — тихо прошептала она. — Как же ты так?

Ее мягкая ладонь скользила по моей щеке. Она подняла руку и я увидел, что на ее пальцах остался склизкий черный налёт. Глаза девушки увлажнились, и я понял что она сейчас заплачет.

— Ты ошиблась, — сказала женщина.

— Я ошиблась, — печально согласилась девушка. — Пагуба поглотила его полностью. Он больше не хочет прятаться. Он хочет только мстить. Серый Пароволк мертв.

— Отправляем его на остров. Надо его очистить. Полное стирание и оковы…


Вы участвуете в сценарии «Полное очищение» (уникальный, классовый)

Вас доставят на Остров Ткачей, очистят от пагубы и истории в этом мире. Обнулят все преступления, заслуги и имущество. В процессе вы сможете сменить имя и внешность.

Внимание! На неделю (7 игровых дней) ваш класс измениться на класс «Кадавр». Вы должны будете выполнять все приказы Ткачей или понесете наказание. После этого ваше имя и душа очистятся и вы сможете начать свою историю в этом мире с чистого листа (опыт и умения останутся).


— Дамы, заманчиво конечно, но я откажусь. Меня итак всё устраивает. Давайте отпускайте и мы с вами мирно разойдемся. У меня очень много дел и пагуба как помощник меня вполне устраивает.

— А тебя никто и не спрашивает, — надо мной появилось лицо Паутины. Пожилая женщина с жуткими, мертвыми глазами. — Ты умер, Серый. За тебя сейчас говорит она. Пагуба. Уж мне ли не знать…

— Ерунду не говорите. Я это я. И я нормально себя чувствую, никто мной не управляет. Ну кроме вас. Вы вмешиваетесь туда, куда не следует.

— Обрати внимание, Ворона. Они все говорят почти одно и тоже. Они все уже сожраны изнутри. Не плачь, дочь. Тут уже ничего не поделать. То, что мы видим, это просто пустая оболочка.

Я задергался.

— Корнель, ты-то хоть ее не слушай! Это всё ещё я, а эта сумасшедшая, хочет меня убить и сделать себе нового слугу. Просто отпустите меня и я уйду. Даже мстить не буду, вот реально не до того.

Рядом со мной раздался всхип и шмыганье носом. Девушка всё-таки не удержалась и расплакалась.

— Сейчас поставим блокаду, — как ни в чем не бывало продолжала Паутина, обращаясь к Корнель, — остановим его моторные функции. Неси некрофаг. И еще обрати внимание на Мю, видишь левая сторона тела двигается с задержкой.

Она подошла к одному из кадавров, который меня держал. Взяла его руку и стала внимательно ее осматривать. Мертвец послушно не двигался.

— Явно ток лимфы застопорился, видишь цвет меняется. Отправь его потом на массаж.

— Акупунктура? — всхлипывая спросила Корнель.

— Лучше общий. Может еще теплые ванны с электролитом…

— Отпустите меня лучше, — прервал я их. — За мной же придут, у вас будут проблемы.

— Будут так будут, — под нос себе сказала женщина. — Придут, так встретим…

Паутина наклонилась ко мне и достала огромный, пугающего вида шприц в котором плескалась оранжевая жидкость.

— Кстати у него же лицевой имплант. Корнель, убери пока, а я приготовлю инструменты.

Ко мне снова подошла всхлипывающая девушка. Она взяла меня за лицо, нежно погладила и вдруг вонзила в лицо острые когти. Меня охватил жар и боль как от сотни раскаленных игл. Я дернулся и закричал.


Вы потеряли особенность «Человек с тысячью лиц»

Вы получили постоянный дебаф «Возмездие» — используя умение пагубы «Поглощение», вы будете терять процент жизни равный проценту поглощенной жизни у противника.


— Ну что-ж, приступим, — сказала Паутина и воткнула мне шприц в плечо.

Боль была ужасной. Почему я до сих пор не вываливаюсь из капсулы по превышению болевого порога? Я попытался вырваться. Я был в гневе! Надоело!

Надоело!

— Нет. — сцепив зубы прохрипел я.

Нет, — добавила Девятка.

— Хватит, — сказал я, закрыв глаза.

С меня хватит, — взрослым голосом сказала моя рука.

Боль разливалась по моему телу. Она проникала в каждую мою клетку, превращалась в пламя. И вдруг этот огонь выплеснулся из меня и накрыл всё вокруг. Раздался грохот. Боль мгновенно стихла. Я чувствовал себя опустошенным, но живым. Мне стало легко и хорошо. Как будто после тяжелой дороги прилёг отдохнуть. Отпустило. Я выдохнул, улыбнулся и открыл глаза.

Вся комната была пронизана черными переплетенными иглами пагубы. Это был застывший взрыв. Черные копья пронзали всё вокруг. Они пронзили стол на котором я лежал, надели на себя вяло подергивающихся кадавров, как будто те странные, извращенные бабочки. Живые мертвецы не могли пошевелится и только мычали что-то нечленораздельное. Часть щупалец пробила переборку, стена обвалилась открыв доступ ледяному ветру снаружи. Снежинки кружились надо мной, потихоньку покрывая всё окружающее. Я теперь как будто морской еж с тысячей черных игл. Причем они выходили не только из Девятки, а из всего моего тела кроме головы. Усилием воли я втянул большинство черных лент назад в тело. Это было довольно просто. Бодро встал с операционного стола. Пригвоздил к полу кадавров чтобы они не мешали и подошел к Паутине.

Две черные иглы пробили ее грудь и живот. Она дергалась, захлебвалась и пыталась мне что-то сказать. Не стоит утруждаться. Красная пелена голода застилала мой взгляд. Черные щупальца из рук сами потянулись к женщине.


Поглощение (провал)

Поглощение (провал)


Что ж такое!? Ленты пытались обхватить женщину, но тут же соскальзывали с ее ветвящихся татуировок. Какая-то защита? Я размахнулся и вонзил руку прямо в ее открытую рану…


Поглощение (возмездие)


Пагуба изнутри стала проникать в жертву, но поглощения не происходило. Женщина стала сереть и вдруг, осыпалась на металлический пол горой темного пепла.


Дебаф «Возмездие»: вы поглотили 63 % жизненной энергии противника. Вы потеряли 63 % своей жизни


Неприятное ощущение разлилось по телу. Как будто меня изнутри наждачкой потерли. Ото и есть дебаф «Возмездие»? Засада. Ну, хоть Голод снова затих.

Из соседней комнаты я услышал топот и неразборчивые крики. Вздохнул и подошел к Корнель. Та свернулась клубочком в углу и поскуливала, баюкая раненое плечо. Я наклонился над ней. Увидев меня девушка вздрогнула.

— Не надо Серый, — жалобно сказала она и потянулась к мне. Дотронулась до моей руки и стала ее гладить. — Не надо. Пожалуйста.

Я аккуратно поднял ее на ноги, она вскрикнула от боли, но потом прижалась ко мне и расплакалась. В дверь ломились все настойчивее. Девушка обнимала меня и всхлипывала. Она была совсем некрасивая сейчас. Опухшие глаза, покрасневшее лицо.

— Ты был такой несчастный, — тихо говорила Корнель. — Мне так было тебя жалко. Так жалко. Ты хотель убежать, чтобы никто тебя не видел. А теперь ты другой. Теперь ты злой. Не надо, Серый. Пожалуйста. Прости их всех. Они не со зла. Они просто не понимают. Не надо.

Я отстранился. Взял ее зарёванное лицо. И поцеловал. Без какого-то намека. Просто лоб. И глаза. Щеки. Ее слёзы были солеными.

— Не бойся, Ворона. Всё будет хорошо.

Отпустил ее и пошел к двери.

— Нет! Не надо! Пожалуйста! — закричала девушка. Но тут же схватилась за раненое плечо и споткнулась.

Дверь вылетела и на меня двинулись мертвецы в длинных черных плащах с капюшонами. Один, второй, третий. Глядя на меня неподвижным мертвым взглядом они шли вперед откидывая мебель, ломая не втянувшиеся назад иглы пагубы. В проход заходили еще и еще. Первому я выстрелил в голову из двух стволов. Перезарядился. Второй уже прыгнул на меня, но я всё равно успел выстрелить. Девятка защитила от топора третьего. Четвертый кинулся в ноги и опрокинул меня к выломанной стене. Порыв ветра чуть вытащил меня наружу. Я отбил очередной топор и коротко ударил кадавра в колено. Мертвец упал на меня, схватил и попытался встать. Мы не удержались и завалились назад. Прямо наружу. В небо.

Я падал не глядя вниз. Кадавр держал меня за руку и пытался добраться до моего горла. А вверху, среди серых облаков, медленно летел дирижабль Ткачей. Он становился всё меньше и меньше.

Неплохо, — сказала мне повзрослевшая Девятка.


Вы погибли


Глава 19


Сценарий «Полное очищение»— провален

/logout


Я вылез из капсулы. Умылся. Поглядел в окно на серое небо и грязный город. Выпил кефира. Сбросил с телефона несколько непрочитанных сообщений от Игната, сестры и Евы. Выставил будильник на звонок через шесть часов. Завалился на кровать и сразу уснул. Никаких снов в этот раз у меня не было.

* * *
/login


Пик Карнаж

Святилище Серого Пароволка

Уровень безопасности: красный


Серое небо над головой. Рядом со мной раздавалось чавканье. Как будто рядом с моим ухом собака пила воду. Я с удивлением повернулся и увидел трех зубанов. Они увлеченно лакали из здоровенной лужи пагубы, которая натекла из-под меня.

— А ну, брысь!

Троица синхронно подпрыгнула, заверещала и убежала в разные стороны размахивая тонкими черными щупальцами. Я огляделся и понял, что сидел на круглой каменной плите. Она была похожа на маленькую дискотечную площадку. Вокруг были разложены кучки угля, руды, подснежники, чья-то железная нога, скомканные бумажки и пара гаечных ключей. Всё было украшено разноцветными ленточками из неаккуратно разорванной ткани. Все покрывал тонкий слой угольной пыли вперемешку со снегом.

Надеюсь, с Бисто и Тушканом всё в порядке. Надо срочно добираться назад. Но как?

Я встал, отряхнулся и попытался обойти огромную лужу пагубы, которая при этом ожила, выпустила ложноножки и полезла ко мне обниматься. Причем делала это настолько радостно и искренне, что я наконец сообразил, что это не просто черная жижа. Это Капелька.


Пагубный симбионт просит завершить полное слияние.

Подтвердить?


Да, точно она. Маленькая и облезлая, но теперь снова вполне самостоятельная. Если честно, это была первая хорошая новость за последнее время. Я действительно обрадовался. Значит я всё-таки умудрился ее спасти. Она выжила и теперь отпочковалась. Ну теперь заживем!

Проверил, не сменился ли мой интерфейс назад на обычный? Нет, вяло тикает кнопка «Голода». Всё как прежде. Я всё еще автоматон-некрофаг. Хотя, одно изменение я заметил: пагубные щупальца теперь у меня получалось выдвигать не только из Девятки или моих странных ног, но из любой части тела. Выпустив черные ленты из обычной руки, я погладил Капельку.

Потом я заметил, что рисунков зубанов стало больше. Появились два жутких глаза с подписью «Кацындот!» Несколько разнокалиберных зубанов, которые занимались драками, танцами и поглощением ворвани. А также совершенно умильный Одноглазый в виде фабрики.



Капля угомонилась и пошлепала к центру поселка. Я так понимаю, поздороваться со своими старыми друзьями. Хм, я стоял босиком, черными щупальцами ног, на ледяном камне и чувствовал себя довольно комфортно. Ничего не мерзнет. Неплохо, хоть и выглядит довольно странно. Внезапно совсем рядом я услышал писклявый голос, который что-то наставительно рассказывал. Кто это? Аккуратно, пытаясь не издавать шума, заглянул за большой камень. Моим глазам предстала забавная картина. Старый, потрепанный зубан, опирающийся на длинную колотушку, с драматическим видом рассказывал нескольким новым блестящим зубанам легенды и законы этого общества. Молодежь слушала внимательно, не отводя глаз от учителя. У некоторых от волнения были открыты рты.

— …и украла злая богиня Кацындот народ Зубанов у Параволка. Обманом заманила их в ад, который называла Склад!

— Ох!

— И мучила их, и заставляла сидеть на полке целыми днями, не двигаться! А кто двинулся, запрещала драться и кусаться!

— У-у-у-у!

— Узнал об этом Параволк. Пришел и спас Зубанов! Победил злую Кацындот и заставил ее служить себе и ворвань приносить. Суставы там чинить. А если было холодно, то греть ему лежанку. Но злая Кацындот предала его, подсыпала в ворвань сонное зелье и сбежала!

— Р-р-р-р!

— Все Зубаны отвергли ее, кроме Шамана. Он всегда был самым мерзким и вредным Зубаном. Он ослушался отца своего Параволка и примкнул ко злу. И за это назначила его Кацындот повелителем Склада. И было у него шесть ног. С тех пор число шесть — плохое число.

— А-а-а!

— И может теперь Зубан ходить на двух ногах, и на четырех может, и на восьми может. Даже на трех может, если лапу повредит. Но на шести — нельзя!

Все новенькие зубаны одновременно посмотрели вниз, пересчитывая свои лапы. Учитель смотрел на них благосклонно. Ветер шевелил птичьи перья, примотанные к его голове.

— Оставил Параволк нам две заповеди, — продолжил он. — И с тех пор народ Зубанов свято следует им. Какая первая заповедь, кто ответит?

Зубаны заголосили, защелкали и заклацали челюстями.

— Правильно. Не может быть Зубанов больше десять раз по десять десятков и так три раза. Меньше можно. А вот больше нет. А какая вторая заповедь?

Снова щелканье и визг.

— Правильно! Не нападать на людей ради забавы. А нападать на них только ради грабежа и пропитания.

Я чуть не закашлялся. Зубаны повернулись на звук, увидели меня, завизжали и стали бегать вокруг. Учитель же с трудом встал на одно колено и склонил голову:

— Владыка.

— Приветствую тебя, о мудрый учитель, — сказал я ему. — Встань, мой дорогой, я вижу, ты терпеливо вдалбливаешь хоть каплю ума в эти бестолковые головы.

Старый зубан радостно посмотрел на меня.

— Всё так! Всё так! Спасибо, владыка! А ну быстро все сели на место! — крикнул он на новеньких.

Те испугано, спотыкаясь и сталкиваясь, побежали назад.

— Урок окончен. В следующий раз я расскажу вам историю нашего исхода и Великого Раскола. А теперь бегите в пещеры и расскажите всем, что прибыл Параволк. Если встретите кого-нибудь из краснопузых еретиков, убивайте их без жалости!

Зубаны воинственно заорали и рванули к центру поселения.

— Друг мой, а что здесь происходит? Что за «ересь», почему уровень безопасности такой плохой?

— Владыка, у нас произошел Великий Раскол и Ересь. Но об этом лучше вам поведают наши старейшины. Пойдемте, я провожу вас.

* * *
Я шел за своим проводником и в некотором недоумении смотрел вокруг. Небольшие домики зубанов на склонах были разрушены, некоторые из них носили даже следы поджогов. Самих зубанов вокруг почти не было. Ну, это я еще мог понять, все-таки я попросил Одноглазого отправить мне тысячу, а это считай треть всего народонаселения. Но это не объясняло тут и там валяющихся железных конечностей и следов погрома.

Мимо пробежали два визжащих зубана, а за ними прошлепала Капелька. Мы подходили к основной пещере. Рядом, почти перекрывая вход, на земле сидела фабрика. Две ее лапы были вытянуты, вокруг них суетилось несколько роботов во главе с Кикичусом. Стучала кувалда. Увидев меня, Одноглазый встрепенулся и издал рёв сирены. Попытался встать, но лапы его не очень слушались. Зубаны посыпались на землю с возмущенными криками. Тогда он прекратил попытки и просто открыл свой рот-ворота. Я намек понял и пошел внутрь здания.

* * *
— Смерть краснопузым! — пропищал голос из-за закрытой двери.

— Мы должны поймать! Поймать и сожрать! — пропищал другой.

— Плохо, — пробасил голос Одноглазого.

— Вы должны помириться, — вещал Рохля. — Скольких братьев мы потеряли за эту ночь? Девяносто восемь? Девяносто девять? Сто?

— Гутен морген! — сказал я, заходя в приемную. — Что тут происходит?

На меня уставились несколько пар глаз.

— Отец, — коротко кивнул манипулятор Одноглазого.

— Оп-па, — сказали трое зубанов с длинными колотушками. Это явно были старейшины, они были выкрашены черной краской и носили шикарные кокошники из птичьих перьев.

— Наконец-то! — воскликнул Рохля.

— Господа, рад вас видеть, но я ненадолго. Срочные дела в другом месте. Но прежде, чем я уйду… Что за цирк вы тут устроили? Почему дома поломаны? Где все красные зубаны? Что за Великий Раскол?

— Шеф! — закричал Рохля и побежал ко мне. Полегче, полегче железный. — Они тут устроили гражданскую войну! Всё началось с вашего письма. Вы в нем просили зафрахтовать трансокеанический дирижабль, посадить туда тысячу зубанов и отправить к вам на север.

— Да, всё так. Но я не понимаю…

— Наш Верховный старейшина Одноглазый здраво рассудил, что в экспедицию надо отправлять добровольцев.

— Я не нарушил ваши законы, отец, — вставил Одноглазый.

— Да-да, всё хорошо, что дальше?

— Добровольцев было очень много, больше, чем нужно. И так вышло, что первыми на пункт сбора прибежали «красные». Поэтому подавляющее большинство улетевших были именно они.

— Та-а-ак, — мрачно сказал я, понимая, к чему всё идёт.

— Как только дирижабль улетел, «черные» устроили резню. Они давно уже хотели с ними разобраться, но…

— Так ведь они бесят, владыка! — искренне вставил один из «черных» старейшин.

— Не перебивай. Хотели раньше разобраться, но не могли, так как силы были равны. А тут они получили преимущество и поэтому тут же им воспользовались. Многие зубаны погибли этой ночью, Одноглазый вот поранился. «Красные» сбежали из города, а нижние пещеры объявили независимость. К тому же «искаженные» начали ловить кого ни попадя и приносить жертвы, чтобы призвать Капельку.

— Я был против, Отец. Но меня не послушались, — голос Одноглазого был полон раскаяния. — Они прятались от меня и творили всё это, пока я за ними гонялся. Две ноги повредил. Это была очень плохая ночь. Большая ошибка.

— Да-да я видел твои ноги, — сказал я. А потом повернулся к троим зубанам-старейшинам. — Что ж вы, мелкие паскудники, творите?

— А что не так, владыка? — нагло спросил меня один из них. — Краснопузые плевали на ваши законы! Они для старейшин берут не птичьи перья, а железные!

— Ересь! — возмущенно вставил другой зубан.

— Нападают на других не только ради грабежа и пропитания, а еще если те им не нравятся!

— Ересь!

— А еще говорят, что вы, владыка, не то имели в виду, когда говорили, что нас должно быть не больше, чем десять раз по десять десятков и так три раза. А только нас, черных, столько может быть. А их может быть еще столько же!

— Мы не могли это терпеть, владыка!

— Ересь!

— Смерть!

— Бесят прям!

— Шеф, — сказал Рохля, — мы пытаемся их вразумить, и черных, и красных, но они убегают.

— А ты молчи двуногий! — прошипел один старейшина. — Ты не зубан! Тебя никто не любит! Ты чужак.

— Прости меня, Отец, — печально закончил Одноглазый. — Я теперь такой большой и неуклюжий, они теперь от меня бегают и прячутся. Я могу только их тела находить и чинить, если поубиваются.

— Да уж. Расстроили вы меня… Пока добровольцы отправились мне помогать, вы тут такое устроили. Мне за вас стыдно. Вы очень плохо поступили.

Все в комнате сразу поникли. Но тут один из зубанов поднял голову и довольно нагло меня спросил:

— Пароволк хочет сказать, что он ошибался? Что можно свободно нарушать его законы? Не обращать на них внимания? Может Пароволк не в силах нести бремя владыки зубанов?

Остальные старейшины зашикали на него, но при этом как-то нехорошо поглядывали на меня, явно ожидая ответа. Вот ведь мелкая погань. Я выстрелил в его сторону щупальцами пагубы и спеленал бунтаря с ног до головы. Зубан завизжал, остальные отшатнулись от него. Рохля сделал пару шагов назад, а Одноглазый наоборот придвинулся, чтобы лучше видеть.

— Мне кажется, ты забыл самый первый закон. Слушать приказы Серого Пароволка, и только его!

Зубан вырывался, а потом цапнул меня за щупальца. Ах, ты ж!


Поглощение (возмездие)


Меня сразу замутило. Я терпел и продолжал. Глаза зубана стали гаснуть. А вот щупальца начали сереть. Никакого удовольствия теперь от поглощения, блин. Усилием воли я постарался успокоиться и остановился.


Дебаф «Возмездие»: вы поглотили 41 % жизненной энергии противника. Вы потеряли 41 % своей жизни


Бросил зубана на пол. Тот вяло шевелился и пытался прийти в себя. Другие зубаны подошли к нему и стали лупить его колотушками. Тошнота отступала, я старался не подать вида, что мне тоже не очень хорошо. Рохля вежливо отвернулся, а Одноглазый явно подумывал присоединится к побиванию смутьяна. Каждый раз, когда удар достигал цели, раздавался громкий звук будто лупили по пустой консервной банке.

— Всё. Хватит, — сказал я. Потом наклонился и поставил мятежника на ноги. Тот испуганно косился на меня. — Еще у кого-нибудь вопросы есть?

Зубаны молча покрутили головами.

— Вот и молодцы. А ты, мелкий, будешь меня слушаться?

Бывший мятежник активно покивал.

— Вот и молодец, сразу бы так, — я повернулся к Одноглазому и Рохле. — А теперь, господа, вот что сделаем…

Сзади раздался отчетливый удар колотушкой по латунной голове.

— Так. Успокоились все. Значит, революция и гражданская война отменяется. Сейчас мы соберем конклав и всё обсудим. Надо искать красных.

— Да чё их искать, ясно, где они. В Расщелине спрятались, — раздался сзади голос.

— Вот и хорошо. А теперь подробнее, что там произошло с нижними пещерами? Объявили независимость? В каком смысле?

— Да это ваши ушастые зубаны, шеф, — начал Рохля. — Ну слепые, которых вы недавно притащили. Они поселились в шахтах, внизу, в темноте. Их там много уже. Последнее время на поверхность и не выходят даже.

— Кацендот молятся, — вставил один из зубанов.

— Ересь, — тихонько прошептал другой.

— Всех пугают, что Склад там построят.

— Понятно. Одноглазый, ты чини ноги, а я схожу в пещеры, посмотрю, что происходит. Ну вы тут и устроили…

Времени совсем нет, думал я. Надо срочно назад на север лететь. Но если я этих тут оставлю в таком состоянии, поубивают же друг друга. Засада. Игнат и Иван будет гундеть. Ну и Йорхотеп с ними.

* * *
Мимо меня пробежал вопящий зубан, за ним гнался здоровенный толстый автоматон с тесаком. Что?

— Да я из тебя сейчас гуляш сделаю! — орал здоровяк.

Зубан запрыгнул на высокий узкий камень, где уже сидело несколько его братьев. Они тут же стали кидаться в толстяка булыжниками и обидно смеяться. Большой автоматон бесновался внизу, подпрыгивал, безрезультатно пытался ухватиться за камень, чтобы залезть наверх. Так я же его знаю! Это повар из особняка, который я променял Валькириям на «легкие» для Йорхотепа.

— Рохля, что происходит? Откуда здесь повар взялся?

Удачно брошенный булыжник попал здоровяку в глаз, и тот, громко охнув, выпустил облако пара и осел на землю.

— Ну, это, шеф. Привезли его. И еще двоих. Сказали, что они ваши и им не нужны. Мы и приютили их. Дня три назад. Или четыре? Может пять. Но точно не шесть.

— Ясно. Робот! Эй! — я пошел к роботу, который возмущенно мотал головой. — Как дела? Что случилось?

Зубаны увидев меня, пропищали «шухер!» и рванули прочь, ловко перепрыгивая с камня на камень.

— Хозяин? Бонжур! — автоматон встал, отряхнулся и повесил тесак на пояс. Потом вытер манипуляторы о грязный фартук. — Я вас очень, очень ждал! На обед сегодня куропатка с жареными грибами под соусом шассур. Суп из куропатки. С грибами. На десерт — грибное суфле и грибной мусс.

— Где ты в этой дыре нашел продукты? — поинтересовался я.

— Грибы я у Садовника выпросил. А насчет птицы… Ваши маленькие гамё поймали куропатку и надрали себе перьев. Тушку я себе забрал. О, эти алые гамё, такие прекрасные маленькие человечки. Они так всё тонко чувствуют. Не то, что эти нуар! Фе! Вы только представьте, они украли тушку и убегают! — глаза автоматона вспыхнули красным. — Террибль! Я очень вас ждал! Хозяин! Невозможно работать в таких условиях. Я был вынужден кормить несколько местных игроков, чтобы не пропадали мои блюда. За это они мне собирают специи, иногда приносят мясо горного козла, но это неважно. Когда мне уже наконец дадут нормальную кухню?! Я творю на костре! Вы только представьте! И ладно бы на углях от саксаула. Но нет! Этот мерзкий каменный уголь! Это натурально невозможно! — робот подошел и взял меня под локоть. — Всё! Немедленно пойдемте! Я каждый день готовил! Я вас так ждал! Наконец-то! Мон плезир!

— А как тебя называют?

— Как? Предыдущий хозяин звал меня Кюзинэ. Но вы можете называть меня Повар. Или Шеф.

— Давай буду звать Повар.

— Прекрасно! Идёмте!

— Подожди. У меня тут важное дело, мы собираем конклав, чтобы прекратить резню. Это надо сделать как можно быстрее. Давай я отведаю твои деликатесы сразу после этого.

Робот замер и уставился на меня. Спустя пару секунд через предохранительный клапан начала шпарить струйка пара.

— Обязательно попробую, не сомневайся даже! Очень этого жду, — поспешил успокоить его я. — Ты сейчас иди всё подготовь, укрась там. А то что, прямо с камней что ли есть?

— Точно! Вы правы, хозяин! — воскликнул автоматон, сразу успокаиваясь. — Как же я сам не подумал! Я просто от восторга в некой ажитации. Да, вы правы! И еще мне надо поймать этих мерзких гамё и забрать у них куропатку!

Повар выхватил тесак и побежал за зубанами. А я направился в пещеры. Вход был более-менее облагорожен. Камень выровнен, по стенам через равные промежутки были развешены керосиновые лампы. Если честно, то я скорее ожидал тут неухоженные грязные шахты, но вместо этого я увидел вполне приличное подземное жилище. Потолок низковат и темно, но всё равно. Длинный коридор, разделялся на аккуратные ответвления, рядом с которыми стояли деревянные таблички с надписями. «СПАЛЬНИК 1» и «2», «ПОЕДАЛЬНЯ», «ТУТ УГАЛЬ», «ИГРУШЫЧНАЯ», «ВСЯКИЙ МУСАР ФУ». Внезапно моё внимание привлек уверенный и полный достоинства голос, доносящийся из комнаты с надписью «МУЧИТЕЛЬСКАЯ».

— …и если ты отдашь одну свою банку ворвани Куксу, сколько у тебя останется?

Из комнаты донеслись вопли зубанов и звуки драки.

— Успокоились все, — продолжил голос. — Хорошо, изменим условия задачи. Если я тебе дам еще одну банку, сколько у тебя станет?

Из комнаты донеслись восторженные вопли и пара писклявых голосов, что им тоже нужна еще одна банка ворвани.

— Хорошо, дети. Отложим арифметику. Займемся анатомией. Перед вами схематический рисунок человека. В человеке много разного мягкого и бесполезного. Все его внутренности омываются четырьмя видами гуморов. То есть жидкостей. Кровь, лимфа, желтая и черная желчь. Чтобы человек перестал нам мешать, что надо сделать? Правильно, выпустить из него эти жидкости.

Я аккуратно заглянул в комнату. Уютный кабинет, увешанный шкурами зверей. В свете горящего камина и пары керосинок у стены стоял дворецкий из виллы Ракун. Он тыкал острым стальным пальцем в рисунок человека, сделанный мелом на отполированном участке стены. Перед ним полукругом сидели зубаны, которые завороженно слушали его рассказ. Свет от огня отражался в их сияющих глазах.

— Проще всего это будет сделать через шею. Она легко кусается, и все гуморы сразу начинают покидать тело врага. Но будьте внимательны, иногда шея защищена высоким воротником или большой бородой. Обязательно обращайте на это внимание. Вам всё ясно?

Зубаны послушно покивали.

— Теперь следующий вопрос. Глаза. Если подумать, то глаз у человека, да и у робота, — это удивительный в плане сложности и гениальности механизм. Но, с другой стороны, пальцем ткнул, и всё…

Тут дворецкий заметил меня. Он обвел взглядом собравшихся зубанов и улыбнулся им.

— На сегодня достаточно, дети. Вы свободны, можете идти. Завтра постарайтесь найти и принести какой-нибудь ремень или узкую полоску ткани, мы будем мастерить пращу. Бегите.

— А когда мы будем динамид подвзрывать? — спросил его один из новеньких зубанов, у которого за ушами были залихватски воткнуты два пера.

— Кетан, я же просил обращаться ко мне со слов «месье учитель».

— Мсе Мучитель, а когда динамид?

— Будет тебе динамит. Всё взорвем. Не волнуйся. Но потом.

Зубаны загалдели и рванули прочь из класса. Когда они пробегали мимо меня, они делали круглые глаза и ускорялись.

— Доброго дня, — поздоровался я с дворецким. — Я вижу, ты тут вполне обжился. Но я не понял, почему вас не оставили на вилле? Кстати, как можно к тебе обращаться?

— Здравствуйте, хозяин. Вы можете называть меня Мажордом. Впрочем, я отзываюсь на любое угодное вам имя. Только не забудьте меня о нём предупредить. А по поводу моего нахождения здесь, в договоре на куплю-продажу виллы не оговаривались работающие на ней автоматоны. Поэтому, исходя из гражданского законодательства, нас отправили сюда.

— А почему сюда?

— Не могу знать, месье. По прибытии я попытался максимально подготовить это печальное жилище к вашему появлению. Работа еще не закончена, так что прошу прощения за крайне спартанские условия. Там я подготовил спальню. Эта комната — кабинет. Сейчас я занимаюсь вашей личной столовой. В каком часу вы будете обедать? Мне надо сообщить эту информацию Повару.

— Не надо отдельной столовой, прошу. Спальни и кабинета будет достаточно. Я даже не уверен, что буду тут жить. Хотя, судя по любви ко мне во всем остальном мире… А с Поваром я уже говорил, не волнуйся. Я по другому вопросу. Мне сказали, тут какая-то заварушка в «нижних пещерах»?

— Ничего такого там не происходило, месье. В «нижних пещерах», как вы выразились, обитают ушастые. О! И там работает наш уникум. Жардинье. Садовник. Вы должны это видеть! Немедленно пойдемте! Вы будете в восторге! Было не так-то просто поймать всех этих существ! Они сопротивлялись и пытались убежать! Но разве от нашего милого Садовника убежишь. Наивные…

Мы прошли вглубь пещер, свернули около очередных общежитий зубанов. Прошли мимо галдящей комнаты с названием «ДРАЧЕЧНАЯ!» и спустя несколько минут подошли к каменной лестнице вниз.

Перед спуском стояли два шеста с надетыми на них темными черепами. Приглядевшись, я понял, что это головы автоматонов с выдранными окулярами. Однако. Над лестницей была криво приколоченная табличка с надписью: «ВХОД НЕТ! СМЕРДЬ! МУЧЕНИЯ! СКЛАД!»


Глава 20


Мы спускались всё ниже. Если бы дворецкий предусмотрительно не захватил фонарь, мы бы шли наощупь. Мое маленькое черное сердце больше не могло освещать дорогу. Вместо пламенного мотора у меня теперь была переливающаяся хищная тьма. Всё дальше и глубже. На зубаний Склад, чувствую.

— После вас, — пропустил меня вперед Мажордом, открывая массивную черную дверь.

Я осторожно прошел внутрь и замер, пораженный открывшейся картиной. Огромная пещера, по которой разливался таинственным синий свет. Приятный запах земли и грибов. Множество статуй людей и животных, застывших в странном танце. Солдат, вскинувший ружье, барс, готовящийся к прыжку, пещерный медведь с пылающими глазами и вставший на дыбы. Я подошел поближе и сразу понял, что я заблуждался. Это были не статуи. Десятки мумифицированных трупов, которые пронзали металлические подпорки и цепи. Мертвецы были покрыты грибами. Большими, маленькими, темными, светлыми и даже светящимися.

— Оранжерея, — приглашающим тоном сказал дворецкий. — Тут наш Жардинье выращивает грибы. Поражает, не правда ли?

— Это мертвецы? — задумчиво спросил я.

— Да, конечно. Надо же в этих пещерах грибам на чем-то расти. Наш садовник и его маленькие помощники работают тут с утра до вечера. Если у вас будет не нужный вам труп, смело несите сюда. Жардинье, милый мой, выходи, хозяин вернулся!

Буквально в паре метров от меня, совершенно беззвучно, стена зашевелилась, раскинулась на десяток острых ног, кос и разного садового инструмента. Полыхнули два алых глаза. Садовник медленно, как насекомое, вылез из широкой каменной щели. Я даже немного вздрогнул от неожиданности.

— Хозяин, — прошептал Садовник. На меня он не смотрел, предпочитая отводить взгляд вниз и вбок.

— Это что такое? — я указал на набитую землей тушку зубана, из которого прорастало семейство опят. Вместо глаз у чучела росли светящиеся поганки.

— Они портили Оранжерею, — прошептал Садовник, глядя себе под ноги. — Приходили и портили. Я создаю сад. Но тут ничего не растет. Только грибы. Только грибы на мертвецах. Это Оранжерея.

— Ну? Как вам? — ко мне подошел Мажордом.

— Великолепно… Говорите, тут ушастые зубаны живут?

— Тут, — тихо ответил Садовник. — Они мне помогают. Гамё, можете выходить.

Сказал он это очень тихо, почти неслышно, но пещера тут же ожила. Из разных закоулков, тихо пощелкивая, выползали «слепые» зубаны. Они водили ушами и аккуратно подходили ближе. К моему легкому удивлению, их было намного больше, чем те пять штук, которые я оставил здесь. Вот просто навскидку, несколько десятков.

— Я сейчас собираю всех зубанов наверху у Одноглазого. Надо понять, как всем тут сосуществовать. Вы тоже должны присутствовать.

Роботы молчали, обдумывая мои слова.

— Мы будем, хозяин, — через некоторое время прошептал Садовник.

* * *
Красные, как выяснилось, окопались недалеко. Минут десять хождения по валунам, вдоль русла пересохшей по случаю зимы речки, и мы оказались у небольшой пещеры. Когда мы подошли к ней, нас встретило ожесточенное шипение и клацанье зубов. Навстречу нам выскочило несколько потрепанных зубанов, вооруженных кусками арматуры, молотками, кирками и прочими полезными в хозяйстве вещами.

— Спокойно, спокойно. Что, не видите, кто пришел?

Вперед шагнул Повар, который и вызвался проводить меня.

— Гамё! Мои маленькие сорванцы! Как вы тут?!

Зубаны заверещали, побросали импровизированное оружие. Пара штук запрыгнула на руки Повару, а остальные окружили меня, трогали за одежду и хором жаловались на судьбу. Гам стоял невообразимый. Вперед вышла пара зубанов, украшенных перьями власти. Они куснули пару металлических задниц, злобно затявкали и разогнали мелочь подальше.

— Так, ребята слушайте. Я пришел за вами, сейчас мы вместе вернемся назад и там обсудим, как нам дальше жить.

— Не, владыка, мы туда не пойдем. Ни за какие коврижки. Мы теперь эта. Как её. Резь Бублика!

— Рис Пуплика, дурак! — перебил его другой.

— Нет, Резьбублика! — заявил первый и встопорщил перья.

— Стоп. Я понял. Вы теперь республика, прекрасно. Пошли назад.

— Нет. Мы Резьбублика и объявили независимость. Мы не будем жить вместе с чернопопыми!

Со всех сторон раздались одобрительные крики и щелканье зубов.

— Не хочу вам напоминать, дорогие республиканцы, но первое правило нашего закрытого клуба — это слушаться Серого Пароволка. Так что кончай разговоры. Или вы меня больше не слушаетесь?

— Конечно слушаемся, владыка. Без балды! Но мы никуда не пойдем. Мы обиделись.

Все зубаны сделали вид, что обиделись.

— Раз вы теперь Республика, то где ваша Конституция?

Зубаны настороженно уставились на меня.

— Ну самая главная ваша вещь. Реликвия, которую должны все оберегать?

— А у нас нету, — испуганно ответил старший.

— Я, Серый Пароволк, дарю вам самое ценное, что есть у меня.

Я снял свой цилиндр, подошел поближе и торжественно надел его на лобастую голову старшего.

— Теперь это ваше. Храните ее и оберегайте. Это самое ценное, что есть в вашем государстве. Ваша священная реликвия. Конституция. Понятно?

Зубан испуганно замер и только шевелил глазами. Остальные осторожно потянулись к нему лапами, желая потрогать.

— Ну, как вам подарок?

Зубаны взорвались восторженными воплями.

— Отлично. Пойдемте, покажем ее чернопопым? Пошли?

— Да!!!

* * *
Уже подходя к огромной туше Одноглазого, я заметил странную картину. На широком камне, похожем на стол, черной кучей сидела Капелька. Вокруг стояла пара дюжин зубанов. Они все выпустили длинные тонкие щупальца и мерно, не торопясь, качались в едином неслышном ритме. Глаза их были закрыты. А вот и пагубное братство.

— Колышемся? — спросил я, подходя поближе.

— Это Земля Зубанов, — раздался десяток тоненьких голосов, говорящих в унисон. — Я — зубаны.

— Рад за вас.

— Небо каждую секунду пытается смять я. Но я держимся, — сказали мне одним голосом зубаны.

— Чудесно. Я сейчас собираю всех зубанов на конклав. Думаю, вам тоже надо присутствовать.

Капелька так и продолжала колыхать ложноножками в одном ей понятном ритме. Ко мне повернулся один из зубанов, на голове у которого было больше всего тонких черных щупалец. Он молча смотрел на меня, а в его глазах плескалась жидкая тьма.

— Я приду, — сказали мне два десятка тоненьких голосов.

Внезапно мне в плечо вцепилось что-то шевелящееся и железное. Я вздрогнул. Почтовая птица. Аж напугала. Мне письмо с Рафаля? Я быстро вынул из контейнера лист бумаги:


Капитан Пароволк! Дождитесь меня. Мы уже подлетаем. Это важно.

Гастон Жирардо (Сканд)

* * *
— Рохля, у нас в хранилище еще какая-нибудь краска имеется? Кроме красной и черной?

— Красная?

— И черная, я знаю. А кроме?

— Извести было немного, я хотел домик побелить.

— Тащи сюда, быстро.


Я вошел в переговорную на фабрике. Перешагивая через столпившихся зубанов, двинулся в другой конец комнаты, поближе к Одноглазому.

— Окна откройте, — перекрикивая гул и возмущенные визги, приказал я. — А то дышать нечем, весь кислород пожгли. Итак. Всем тихо!

Вся комната была забита роботами. Больше всего было черных, в одном углу вокруг Повара столпились красные, в другом стоял Садовник с ушастыми. Прямо посередине зала восседала Капелька в кружке своих шевелящихся адептов. Вокруг последних было пустое пространство. Близко к ним подходить опасались.

— Я рад, что вы все тут собрались. Понимаю, что долго вы тут не просидите. Поэтому соблюдайте тишину и слушайте внимательно, надолго я вас не задержу. Если кто-то будет мне мешать и нарушать тишину, того прошу сразу выкидывать в окно.

Тут же в полет за борт отправился один из зубанов. Другому мелкому стало интересно, и он уже сам выпрыгнул следом.

— Новые законы Пароволка! — громко объявил я, чтобы пресечь эпидемию выпрыгивания в окна и попыток потом залезть обратно. Взял протянутое ведерко известки с кисточкой и большими буквами написал прямо на стене:


1. Семья превыше всего!


— Все зубаны — это одна семья. Всё, что вы должны делать, — это действовать на благо семьи. Поэтому больше никаких ссор из-за цвета спины или формы ушей, никаких убийств среди своих. Нет страшнее преступления, чем заведомо действовать против семьи. Врагов убивайте, пожалуйста, кто против? Если что-то надо для выживания, возьмите, но не у своего. Еще раз. Все зубаны одна семья, а все ваши отличия — лишь ветви одной семьи. Красные, черные, ушастые или… хмм… некрофаги. Нарушившим этот закон одно наказание — смерть через разбор на запчасти. Во благо семьи.


2. Плодитесь и размножайтесь


— В одном городе не может жить больше трех тысяч зубанов. Расселяйтесь по всему миру. Создавайте новых зубанов. Если вас набирается где-то больше трех тысяч, то лишние просто отправляются в другое место. Мало ли в нашем мире городов? Есть летающие города, подземные, подводные. В снегах на севере, в степях на юге. Пусть везде будут общины зубанов. И когда в каждом городе уже будет «десять раз по десять десятков и так три раза», то это ограничение снимается и делайте что хотите.

Я снова макнул кисточку в ведерко и написал следующий закон.


3. Думайте головой


— Если вы где-нибудь поселитесь и начнете просто убивать всех подряд и воровать всё, что плохо лежит, то очень быстро на вас откроют охоту. И всех перебьют. Вы должны заселить весь мир и поэтому старайтесь соблюдать местные правила. Или хотя бы делайте вид. И помните, семья превыше всего. Прежде чем что-то сделать, думайте, как это отразится на всей семье.

Зубаны сидели, ошарашенно смотрели на меня и на стену с новыми законами. Некоторые держались за голову, наверное, пытаясь ею думать.


4. Зубаном может стать каждый, кто достоин


Несколько черных возмущенно загомонили, но после того, как один из них улетел в окно, успокоились.

— Главы общин могут принимать в зубаны. Всё равно кого. Автоматоны, люди, акулы или гарганты. Если кандидат много сделает для общины и семьи, то смело его берите к себе. Но погоняйте посерьезней, кандидат должен действительно очень хотеть попасть к вам. Тут вот ходят несколько игроков и роботов, это первые кандидаты. Проверьте их. И последний закон:


5. Уважайте начальство, заботьтесь о подчиненных, не предавайте доверившихся


Какая банальщина, —прокомментировала Девятка.

— Это основы. Пусть слово зубана будет крепко. Неважно, к какой ветви вы относитесь. Вы все равно одна семья. Следить за этим всем будет особенная ветвь. Белые.

Я подошел к Одноглазому, повязал ему на шею шелковый шарф Зимы, а потом помазал его лобастую голову известкой. Потом измазал белым Рохлю и одного из бойцов бывшего отряда Бисто. Также известью досталось паре зубанов, что жались к Одноглазому.

— Белые не будут общиной, их будет немного, но они будут везде. Вся задача Белых — это решать конфликты между ветвями и отдельными зубанами. Они будут всем помогать, но также будут и карать провинившихся. Именно они будут проводить казни предателей или заниматься посадкой на Склад нарушителей. Любой зубан может менять свои ветви, но не Белые. Войти к ним можно, выйти от них нельзя. Патриархом Белых я назначаю Одноглазого. Он будет смотреть за всеми вами. Он будет принимать решение о появлении новых ветвей семьи. Ведь наверняка скоро появятся какие-нибудь фиолетовые или полосатые. Знаю я вас. Одноглазый наберет себе помощников, и пусть Белые будут в каждой общине. Они будут следить за порядком и соблюдением вот этих самых законов. Слушайтесь и помогайте им.

Я оглядел всех собравшихся. Потом подошел к роботу-дворецкому.

— Патриархом ветви Черных я назначаю Мажордома. Ты теперь не прислуга. Ты отец Черных, помоги им стать достойнейшими.

— Но месье…

— Нет. Я видел, как ты с ними разговариваешь. Они уважают порядок, знания и законы. Пусть так и будет дальше.

Я похлопал его по железному плечу, а потом пошел к Повару.

— Тебя я назначаю главой Республики Красных Зубанов. Я видел, что ты робот увлеченный, эмоциональный и искренний. Они такие же. Помоги им стать самыми яркими. Пусть слава о них гремит по всему свету.

Повар ничего не ответил, только посильнее прижал к себе двух красных зубанов, которых держал в руках. Те запищали. Остальные красные радостно завопили, а потом один из старших запрыгнул Повару на плечи и нахлобучил ему голову мой бывший цилиндр. Пузатый робот расчувствовался, в глазах у него стояли масляные слезы.

— Садовник, тебя я назначаю патриархом ушастых. Вас немного, но никто с вами не сравнится в настойчивости, скрытности и… кхм… чувстве прекрасного. Сделай так, чтобы враги зубанов по ночам боялись выключать свет.

— Они будут, — прошептал многорукий робот, глядя в пол и обнимая небольшую кучку ушастых мелких. — Мы посадим много садов…

— Капелька! Ну, я думаю с тобой и твоими клевретами всё понятно. Неси вперед слово зубанов и не останавливайтесь ни перед чем. Одна просьба. Не обращайте никого насильно. Принимайте только добровольцев. Договорились?

— Я согласны, — после небольшой паузы сказал мне десяток тоненьких голосков.

— Шеф, — дотронулся до моего плеча Рохля. — Там какие-то дирижабли летят.

— Да, хорошо, — ответил я. А потом громко сказал остальным: — Внимание! В этих законах вы не увидите закона: «Слушайтесь Серого Пароволка». Тут его не будет. Теперь вы сами по себе. Выполняйте эти законы, а остальное уже на ваше усмотрение. Я буду рядом, но я не смогу быть с вами всегда. Живите свободно, живите своим умом, и пусть у вас всё будет хорошо.

Я посмотрел вокруг. На меня смотрели сотни горящих глаз.

— Запомните этот день. Сегодня родилась новая нация. Нация Зубанов!

Мой голос потонул в восторженном вопле.

* * *
— Чего-то жестко они. Не расшиблись бы, — сказал я Рохле.

Махолет Валькирий забирал вниз очень уж круто. Может это не Гастон, а очередные налетчики? Заложив вираж, аппарат клюнул носом промерзшую землю, раскидав куски земли и мелкие камни. Крылья пару раз неприятно хлопнули по грунту и потом замерли. Тут же распахнулся иллюминатор, и в него высунулась Аврора.

— Приве-е-ет! — радостно прокричала она, размахивая ладошкой.

— Не вывались там. Где Гастон?

— Сейчас, в себя придет. На него тут Аделия упала.

Спереди, словно пасть кита, раскрылась рампа. Слегка пошатываясь, из махолета вышел бывший капитан от жандармерии Гастон Жирардо.

— Серый, быстрее! — прокричал мне он.

— Что случилось?

— Топливо кончилось, температуры почти нет. Есть тут уголь?

— Конечно есть. Рохля, распорядись.

— Только быстрее! Надо улетать! — заявил Гастон.

— Так что случилось-то?

Из махолета выскочила металлическая молния в обличье Тушкана. В два прыжка она достигла меня и вцепилась мне в жилетку.

— Так, так, так. А вот и мой верный питомец. Который бросил меня в самый ответственный момент.

Тушкан заурчал и забулькал.

— О! А вон и второй герой, — сказал я, разглядев спускающегося с рампы Каина.

— Здарова, владыка! — как будто ни в чем не бывало заявил мне красный зубан. — Мы тут прибыли. Охрана же всё-таки. Надо это, тебя эээ…

— Охранять?

— Ну, да.

— А что ж вы, черти латунные, этого не делали, когда меня Ткачи похитили?

— Ну, а кто знал-то? Если бы мы это, то мы бы ого-го!

— Всё это замечательно, Серый, — прервал нас Гастон. — Но обсудите всё позже. Надо торопиться.

— Рассказывай по порядку.

Мимо нас пробежал зубан с маленьким ведерком полным угля, который нес в пасти. Я проследил за ним взглядом, он шустро метнулся внутрь дирижабля. В открытом люке летательного аппарата стояли Аделия и Адетта. Первая мне сухо кивнула, а вторая с кислой физиономией оглядывала окружающие красоты. Сзади за их спинами пряталась зубастая Ая.

— Ая! А я не понял, чего не выходим, не здороваемся?

Акула теребила завязки курточки и смотрела в пол.

— Она стесняется просто. Она боится, что ты на нее обиделся, что она в Анклаве осталась.

— Эй, а ну-ка быстро иди сюда, обнимемся! — крикнул я ей. — Совсем, что ли не соскучилась?

Наконец девушка зашевелилась, подбежала и прижалась ко мне.

— Ну, вот! Другое дело! Не царапайся так, на радостях. Очень рад тебя видеть. Всё, дуй, помоги с заправкой. А то, зная зубанов, как бы они что-нибудь не перепутали. Давай, — я шлепнул ее по попе, направляя в сторону всё набирающей обороты погрузке топлива. — Гастон, извини, что перебил, рассказывай.

— Я получил твое письмо, — быстро заговорил Гастон. — И мы сразу полетели к тебе в Темпы. Аделия и Адетта были против, я, Аврора и Ая за. Так что монетку не кидали. Сразу на всех парах пошли на север.

Из трюма как ошпаренный выскочил зубан с пустым ведром. За ним по пятам бежала Аврора.

— А мне они нравятся! — кричала она. — Можно я себе одного возьму?!

Каин и несколько красных зубанов посмотрели на нее настороженно.

— Я от нее весь полет прятался… — доверительно сказал он другим мелким.

— В Темпы мы прилетели уже к шапочному разбору, — продолжал Гастон. — Мне сказали, что тебя или украли, или убили. Все бегали и искали тебя. Тогда Бисто предположил, что тебя сюда может выкинуть. Я забрал Тушкана и Каина и полетел на Пик Карнаж. Они дорогу показывали.

— С Бисто что? С Рафалем?

— С Рафалем всё хорошо, там косметический ремонт. А Бисто всеми командует. Они там грузили их мега-печку на огромный дирижабль и собирались лететь в Счастье. Бисто сказал, что ты скорее всего уже там. Но если нет, то не пропадешь. А вот задачу выполнять нужно.

— Молодчина какой.

— Владыка! — заорал Каин. — Спасите!

Аврора крепко ухватила красного зубана и пыталась погладить.

— Вот этого, с перышками, возьму! — заявила девушка. — Назову Ассоль!

— Владыка! — пищал зубан.

Я подошел к девушке, поймал одного из коллег Каина и вручил его Авроре.

— Возьми этого, тоже с перышками и зовут как раз Ассоль. А тот бракованный. Жрёт много. И отвлекается. Да, Каин? Ты ж бракованный?

Каин испуганно покивал. Аврора поставила его на землю, взяла нового зубана, подняла на уровень глаз и стала критически осматривать.

— Владыка! — пропищал несчастный Ассоль. — Не надо! Я не Ассоль! Я Вург! Я старший!

— Ты теперь Ассоль, — строго прошептал я ему. — Это твоя новая хозяйка. Ты полетишь с ней в Анклав Азур и там организуешь новую общину зубанов. И станешь в ней патриархом, ну или матриархом… Короче, на месте разберешься. Понял?

— А-а-а! — удивленно пропищал зубан. — Вы в этом смысле!

— В этом, в этом.

— Новая хозяйка! — пропищал Ассоль и потянул лапки, чтоб обнять Аврору.

— Какая милашечка! — завизжала Аврора, прижимая своего нового питомца. — Я ей платюшко сошью!

Поплачем над бедной судьбой Вурга, —прокомментировала Девятка.

— Хватит! — рявкнул Гастон, аж все вздрогнули. — За нами погоня! Несколько дирижаблей. Плюс мы видели недалеко паровозы, которые двигаются сюда. Мы оторвались, но это ненадолго. Быстро! Улетаем! Это всё по твою душу, Серый. За тобой уже просто караван охотников!

— Блин! Что ж ты всё кругами ходил? Рохля! Иди сюда. Срочно заканчивайте заправку. Через пять минут мы должны взлететь. Слушай меня внимательно и передай мои слова Одноглазому. Сейчас сюда прибудут охотники. Они будут искать меня. В конфликт с ними не вступайте. Будьте добры и вежливы. Не надо, чтобы чужаки заподозрили мою и вашу связь. Если их будет мало, ведите их на экскурсию в грибницы к Садовнику. Или Капельку покормите. Если будет много — говорите, что я улетел в Священную Республику. Но если будет опасно много, то смело говорите, что я в Счастье. Ничего страшного. Я разберусь, а вас подставлять нельзя. Ты всё понял?

Когда мы через несколько минут взлетали, из ворот фабрики выбежал Повар.

— Месье! А как же суфле?! Месье!

* * *
— Кстати, мы сейчас недалеко от Города Сов пролетаем, — сказал Гастон.

— Чудесный город. А аппарат откуда у вас такой? — кивнул я окно на ритмично машущее крыло за левым бортом.

— Ну мы же кредит закрыли досрочно, — сказал Гастон. — То есть, ты закрыл. Нам и выдали новый. Мы и купили орнитоптер. Это очень хороший аппарат. «Фрея». Хоть и подержанный слегка.

— Ясно-понятно.

— За нами никто не угонится. Ну разве, что «Слейпнир»…

— Еще «Сколль» может… Он точно быстрее… — задумчиво сказала Аврора, надевая на Ассоль маленький, самодельный чепчик. — Нет, уродство…

Она сняла с зубана головной убор и скривила губы.

— А может тебе перышки снять, косички повесить? — заявила она.

— Нельзя перья снимать, хозяйка, — решительно заявил зубан, оправляя на себе розовое платье. — Перья — это самое главное.

— Ты уверена?

— Уверен, — серьезно пропищал робот.

— Ну хорошо, перья оставим. Но может их лентой подвязать?

Два красных зубана во главе с Каином жались в углу каюты и смотрели на этот показ мод с осуждением.

— Гасти, там сзади за нами дирижабль.

— Что? Не может быть…

Мы все быстрым шагом пошли на корму. За нашим аппаратом, тоже размахивая длинными крыльями, следовал дирижабль раза в три больше нашего.

— «Сколль»! — радостно заявила Аврора. — Я же говорила, что «Сколль» нас может обогнать! Он такой классный!

— Проклятье! — выругался Гастон.

— Чур, я на кормовой пушке! — прокричала девушка и побежала снимать чехол с орудия.

Раздался взрыв, и наш махолет сильно тряхнуло.

— Левое крыло снесло! — раздался крик Аделии.

Снова удар.

— Нас разворачивает! Давай ниже!

— Да не мешай ты! Надо, наоборот, вверх!

— Гарпун!

— Аврора! Ты куда лупишь?! Совсем дура!

— Мы идём на столкновение! Все держитесь!

— Аделия! Ты опять?!

Остальные слова потонули в грохоте.


Глава 21


От удара о землю у меня перехватило дыхание. Тут же рванул котел, и нас отбросило. Сквозь клубы пара и дыма я разглядел Аю. Она лежала в углу с закрытыми глазами. Её лицо было в крови. Я выстрелил щупальцами пагубы, подтянул девушку к себе. Поднял на руки и вывалился из разбитого окна кабины на морозную землю. Оттащил подальше и обернулся.

Два махолета переплелись в мешанине металла и ткани. Из разорванного котла валил пар, ветер уносил столб дыма в сторону Города Сов. Из перекореженного аппарата противника вывалился здоровый мужик в кожаной пилотной куртке. Тут же с боевым визгом в него вцепился Тушкан. Я достал обрез, подошел поближе и выстрелом с обоих стволов помог своему питомцу. Мимо меня, хохоча, проскакал Каин. Так, где все остальные?

Резкий удар в плечо чуть не уронил меня. Из кабины выбирался вражеский парень-пилот. В его руках дымился револьвер. Из Девятки вырвались ленты и оплели парня. Я дернул его на себя и тут же, на противоходе, Девятка сама впечатала ему прямой левый.

Аделия помогала выбраться кашляющей Адетте. Гастон вытаскивал в окно окровавленную Аврору. Все при деле. Я перезарядил обрез и заглянул внутрь вражеского махолета. Там кто-то шевелился. Я, не разбираясь, дал туда залп, потом перезарядился и еще один. С другой стороны кто-то истошно кричал, были слышны победные вопли зубанов.

Спустя минут пять пламя опало. Мы, перемазанные в саже, крови и грязи, смотрели на гору покореженного металла. Гастон крутился над Аей и Авророй. Аделия рыдала. Адетта лежала и курила, глядя в небо.

— Ну сколько можно! — причитала Аделия. — Только я подумала, что наконец всё будет хорошо!

— Ладно тебе, — сдержанно сказал я и сел рядом. — Не переживай.

— Что не переживай?! Ты-то свалил, бросил нас, и всё! Вроде как пропади мы пропадом! А мы снова без денег, без машины и с долгами!

— А ничего, что именно я оплатил все ваши…

Мне на плечо легла крепкая ладонь Гастона.

— Не надо, Серый. Не сейчас.

Он наклонился к рыжей и стал шептать что-то успокоительное. Та сразу стала меньше всхлипывать и внимательно прислушалась. Молодец какой. Вот никогда я так не умел.

— Ничего, — сказала Адетта, разглядывая серое небо. — Скоро следующая партия охотников прилетит. Тут нам и конец. Уходить надо. В городе больше шансов укрыться.

Я задумчиво рассматривал обломки. Внезапно, звякнуло объявление и резко повысился уровень.


Задание «Драматическое название #2» выполнено

Порадовал, порадовал. Сердечко замечательное. Если честно, не ожидала такой прыти

Награда: куча опыта, но денег не дам, раз не сам привез. Умница, волчонок!


Ваше подношение Йорхотепу принято

Он видел вас в своих снах и знает, что вы многое сделали для этого дара

Теперь у Йорхотепа есть сердце. Силы его растут. Он очень доволен.

Сценарий «Пробуждение» завершен на 83,545 % (дар оценен в 14,02 %)


А жизнь-то налаживается.

— Не кисните, девчонки! — сказал я. — Есть тут один вариантик. Не смотрите на меня как кошка на лук. Сейчас найдем, кому эту гору хлама продать. Глядишь, и на новый аппарат хватит.

Я открыл внутреннюю почту:


«Тимур, как там ваши успехи в постройке орнитоптера? Тут есть оказия, продают два битых летуна Валькирий. Лобовое, так сказать, столкновение. Я тут рядом с Совами. Если интересно, пиши. Предложение горячее, я продавцов попросил 10 минут подождать твоего ответа».


Не успел я отправить сообщение, как тут же звякнул ответ.


«Модели какие?»


«Фрея и Сколль»


«Серёга, делай что хочешь!!! Иди на любые подлости, подкуп и убийства! Сколль никому! Слышишь! Никому! Будем через 10 минут, пиши, где вы!»

* * *
— Сорок тысяч!? Ты что, нас по миру хочешь пустить?! — кричала Адетта.

— Там ходовая совсем не пострадала! — вторила ей Аделия.

— Больше сорока пяти не дам! Тут всё в труху, — рычал Тимур.

— Семьдесят минимум! — кричала одна рыжая.

— Ты что?! Это мало! Семьдесят пять! — вторила ей другая.

— Сорок семь, и точка! Не хотите, ищите тут дальше покупателя.

— И найдем!..

Я стоял возле маленького двухместного дирижабля гильдии и внимательно оглядывал небо вокруг. Вроде пока никаких новых преследователей. Два огромных паромобиля растаскивали махолеты. Гремела лебедка, кричали игроки, участвующие в погрузке.

— Спасибо, Серёга! — сказала мне Танзиля, потом поправила выбившуюся из-под шляпки розовую прядь и улыбнулась. — Очень вовремя ты написал. Тима уже совсем закис. Не выходил у нас нормальный аппарат. Теперь заживем! А вот ты так себе выглядишь. Я таких дебафов по внешности ни разу в игре не видела. Сразу даже не узнала.

— А в виде зубана узнала? — усмехнулся я.

— А то! Если лицо глупое, то точно ты. Кстати! Ты мне обещал такого же зверька!

— Обещал, значит будет. Каин! Возьми своих двух орлов, подойди-ка сюда!

Я поднял одного из горе-телохранителей и протянул его девушке.

— Владей!

— Честно?!

— Конечно! Подарок. Слушай меня, мелкий, — я наклонился к ничего не понимающему зубану. — Это твоя новая хозяйка. Ты с ней отправишься в Город Сов. Знаешь, что там делать? Начинай строить новую общину. Но осторожнее, там мы на плохом счету. Всё понял?

Зубан испуганно закивал.

— Вот и молодец.

— Всё! Мы договорились! — подлетел ко мне сияющий Тимур. — Спасибо, братан! Вот подарок, так подарок! Сколль! Что я тебе должен за наводку?

— Ничего, Тим. Считай, просто в расчете.

Мы крепко пожали друг другу руки.

— Таня, а что ты тут глазки строишь? — обратил он внимание на сестру. — Иди вон, э-э-э, помоги с погрузкой.

Девица от возмущения стала такого же цвета, как ее волосы.

— Где хочу, там и стою! — потом она шагнула ко мне, поцеловала в бледную щеку и взяла под левую руку.

Хм, интересно, — прокомментировала Девятка.

Тимур начал багроветь.

— Танзиля, я тебе по-нормальному говорю!..

— Ребят! — перебил я их. — Мне действительно надо лететь в Счастье. Причем срочно. У меня там аврал.

— Я тебя подброшу! — решительно заявила девушка и пошла к двухместному дирижаблю. — Запрыгивай!

— Ну, уж нет. Серега мой друг, мне и подвозить! А ты на базу возвращайся…

Я отстраненно смотрел, как они ругаются. Интересно, а что там Ева сейчас делает?

«Так, — сказал я себе, — что за ерунда, Серёг, какое теперь тебе дело до Евы? Всё, забыли».

Думаем про задачу. Пора вмешаться, а то до братоубийства дойдет.

— Тимур! — крикнул я. — Погнали с тобой. По дороге пару вопросов обсудим.

Девушка возмущенно фыркнула и тряхнула розовой челкой.

* * *
— Дфефь Фефа фкоро, — прокричал Фифк и поднажал.

Стрельба была совсем рядом. Буквально в паре домов от нас. Я, конечно, удивился, когда вызванный нами в порту Фифк прибыл с огромным кэбом, а не со своей обычной рикша-тележкой. Справа и слева у Фифка стояли «пристяжные». Такие же кальмары, замотанные в одежду не по размеру. На крыше повозки сидел четвертый кальмар, вооруженный самострелом угрожающего вида. Лица у всех были суровые, а во время движения вся тройка кальмаров громыхала мясницкими тесаками, пристегнутыми к поясам.

Быстро выяснилось, что предосторожности не были лишними. Обстановка в городе Счастье накалялась. То тут, то там были слышны выстрелы. На крыше дома кто-то жутко кричал. В темных переулках сверкали глазищами неясные тени. Мирные жители либо не высовывали нос на улицу, либо двигались с вооруженной охраной. Часто встречались группы игроков, которые спешили по неотложным делам. Даже зубаны притихли, расселись на крыше повозки и внимательно смотрели по сторонам.

Некоторые фонарные столбы были погашены, и, путешествуя в сторону особняка Фатум, мы попадали из тревожных зеленых сумерек в непроглядную тьму. В эти моменты наш головоногий транспорт делал нагрудные фонари ярче, а стрелок, что находился наверху, был особо внимателен. Один раз это пригодилось, когда под покровом темноты на наш кэб попробовали напасть местные блохи. Несколько выстрелов картечью из пугача и добавка из моего обреза остановили атаку. Кнопка «Голод» мерцала, поэтому я ухватил щупальцами пагубы особо ретивую блоху. Тут же поглотил десять процентов ее жизни и, естественно, потерял столько же. Хитпоинты восстановились, но «Голод» стал мерцать тревожнее. Зараза. Похоже, от всякой мелочи выхлоп отрицательный. Я зашвырнул пищащую блоху подальше в темноту, сел назад на сиденье и стал думать, кого мне теперь есть. Может сгонять в порт и пару процентов от кита-комбайна откусить? Может мне этого хватить?

— Фольшая Фтройка фкоро факончифся. Йорфотепп фкоро фросфнется. Фот фсе и фофнуются! — комментировал происходящее Фифк.

Может одного из кальмаров того? — спросила меня Девятка.

Обойдешься.

Кстати, за нами кто-то двигается. Много глаз. Не приближаются и не отстают.

Это да. Есть какое-то неприятное чувство, что за нами следят. Впрочем, я уже даже предполагать не хочу, кто это. Ну, следят и следят. Мало ли в Счастье тех, кто хочет за нами следить…


Район Чудес

Особняк Фатум


Мы остановились перед закрытыми воротами, над которыми висела вывеска:


МЫ ЗУБАНЫ!

КТО НИ СПРЯТАЛСЯ МЫ НИ ВИНАВАТЫЕ


В кустах кто-то завозился, и вдруг рядом с моей головой в стенку кэба воткнулся метательный нож.

— Эй! Что такое?! — крикнул я, поднимаясь.

Через мгновение из кустов вывалилась пара зубанов и, отчаянно вереща, перемахнула через забор к особняку. Тушкан, Каин и оставшийся «телохранитель» с пробуксовкой рванули за ними. За забором волнообразно поднималась волна крика и визгов. Кальмары-извозчики заметно напряглись.

— Фы ф фофеднем ффартале фофождем, — прошепелявил Фифк, ретируясь прочь со своей повозкой.

Ворота наконец распахнулись. Вся лужайка перед особняком была заполнена шевелящейся массой зубанов. Они были везде, высовывались из окон, прыгали по крыше, выглядывали из пристройки. Сквозь это море как ледокол двигался Бисто, на плече которого сидел Грач.

— Владыка! — торжественно прокричал последний.

— Рад, что вы добрались назад, мсье, — коротко добавил капрал.

— А я-то как рад. Ну, как заселились, всё ли нормально, никаких инцидентов?

— Смешно, — сказал Бисто. — Зубаны — и без инцидентов.

— Всё под контролем, владыка!

— Под контролем, так под контролем. Спасибо, что доставили груз и уложились в срок. Я ценю.

— Пустое, мсье, — коротко кивнул головой капрал. Одним глазом он смотрел на меня, второй же следил за зубанами. — Пару часов назад приходили слуги вашей зубастой высокой леди. Та требует вашего прибытия. Немедленно.

— Ну, если мадам требует, значит прибудем. Давайте, гляну, как вы устроились, и сразу отправлюсь. И еще, мне надо будет сотню бойцов, чтобы сопровождали меня. Времена тревожные. Кто добровольцем?! — крикнул я и потонул в ответных радостных воплях.

* * *
Район Гротеск

Таверна «Дверь леса»


Я толкнул тяжелую деревянную дверь, заходя внутрь. С прошлого моего посещения ничего не поменялось. Темное помещение с диванами и столиками, на которых горели неизменные маленькие свечи. Тушкан сразу спрыгнул с моего плеча и полез под потолок, откуда мгновенно послышались возня и жуткое шипение.

— А ну, тихо! — сказал я, глядя, как мой питомец затеял с Шаманом гонки по потолку.

— Вот я не поняла. Почему так долго?! — заявил мне сбоку из темноты голос Кацентодд. — Что за ерунда? Сколько ты думал я буду тебя ждать?

— Лика, душа моя. Рад тебя видеть.

Свет отразился от хищной улыбки. Глаза сверкнули желтым. Я подошел ближе и сел на диван, повторив ее позу с закидыванием ног на небольшой столик между нами. Специально пошевелил длинными черными щупальцами, что были у меня вместо ступней.

— А вот исстинное лицо Ссерого Пароволка. Хам.

— Ты так думаешь? Скажи там своим мальчикам, — кивнул я на светящуюся стойку в другом конце заведения, — пусть мне чаю что ли сварганят.

— Обойдешшшься. Тебя ждет ссамое важное и ссамое расспосследнее задание. Пошшли.

Она встала, и, не оборачиваясь, пошла вглубь заведения. Чего-то мне не хочется за ней идти. Эх. Высшая доблесть мужчины — это заканчивать начатое. Я поднялся и пошел за Ликой. Проходя мимо стойки, я подмигнул бармену. Тот в ответ насупился.

Мы прошли в кухонную дверь, свернули направо, потом налево. Еще одна дверь, теперь железная. Куда, интересно, она меня ведет? Кацентодд дернула неприметный рычаг, закрутились шестеренки, и огромный холодильник, забитый под завязку льдом, пришел в движение и отодвинулся вбок. В открывшемся проходе была небольшая лифтовая кабина. Сильно нагнувшись, девушка прошла внутрь. Кивком приказала следовать за ней. Дернулся рычаг, и мы поехали. Причем вниз. От Лики пахло корицей.

— Я зубана наверху оставил.

— Я ссвоего тоже. Внизу они не нужны. Или ты мне не доверяешшь?

Я лишь пожал плечами.

— Люблю я лифты, — задумчиво произнесла Кацентодд. — Есть в них что-то мистическое. Переход с уровня на уровень. Из одного мира в другой. Из царства живых в великое ничто смерти…

Я ничего не отвечал, только, сам того не желая, разглядывал грудь Лики, которая в тесной кабине оказалась прямо перед моим лицом. Я ухмыльнулся.

— Интерессно? — спросила она меня.

— Про лифты то? Как бы тебе сказать. Безумно…

С грохотом и лязгом кабина остановилась. Лика решительно распахнула дверцу, и перед нами возникла небольшая комната. В первое мгновение мне показалось, что стены комнаты покрыты кровью, а в другом конце кто-то стоит. Но тут же я понял, что всё вокруг задрапировано бордовой тканью, а там впереди стоит высокое ростовое зеркало.

Аккуратно переступая между горящими прямо на полу свечами, Кацентодд подошла к своему отражению.

— Всстань рядом.

Я послушался.

— Обсстановочку в Ссчасстье видел? Все бегут высслужиться перед Йорхотепом. Шептуны ссглупили и решшили ограничить прием даров ото вссех кроме ссебя любимых. Их походя ссмял Двор. Ссмял, — оскалилась она. — Механиссты погрязли во внутренней грызне, а Поглотители готовят какую-то каверзу. Все ссорвалиссь с цепи и бегают по городу, безумные, как твои зубаны. Внимание вопросс. Чего не хватает Йорхотеппу, чтобы просснуться?

Я молчал, внимательно слушая, пока не понял, что от меня всё-таки требуют ответа.

— Ну легкие у него есть, сердце тоже. Может мозгов?

— И смелости. Нет, не угадал. Но близко. Давай ещще одну попытку.

Кацентод смотрела на меня не отрываясь, глаза у нее были полузакрыты. Как у кошки. Какая же она красивая и жуткая одновременно.

— Души?

— Хм… Неплохо. Ему нужно хранилище. Хранилище, где и будет жить его сознание и возможно его душа, если она у него будет.


Вам предложено задание: «Вот самое драматическое название из всех»

Описание: принеси мне Хранилище Души для нашего милого Йорхотепчика

Срок: 24 часа

Награда: сможешь загадать любое желание

Отказ: нет

Провал: уж постарайся

Принять?

Да/Да


Она размахнулась и вонзила свои пальцы мне в грудь. Это было почему-то не больно. Я как будто наблюдал за этим со стороны. В мерцание кнопки «Голод» добавились красные оттенки. Я смотрел в сияющие глаза Лики и всё больше тонул в них. На заднем фоне загудели трубы Йорхотепа. Начинался выдох. Я падал вниз, всё глубже и глубже в эти оранжевые глаза. Внезапно я упал и ударился лицом о мягкую черную землю, покрытую тонким слоем пепла. В нос ударил запах дыма, специй и парного мяса.


Вы находитесь в Сумеречном Плане

Врата Леса

Уровень безопасности: черный


— Пароволк, — сказал надо мной глухой, тяжелый бас. — Мать Муравьев ожидает. Можете сами идти?

Надо мной нависал широкий крепкий робот. Всё его тело покрывали толстые черные пластины. Шестерни в механизмах были грубые и массивные. Волчья пасть с толстыми металлическими зубами. Сквозь забрало со множеством круглых отверстий сверкали глаза необычного для автоматонов зеленого цвета. Причем смотрел он на меня с каким-то гастрономическим интересом.

— Можешь сам идти? — щелкнул широкий зубастый рот.

— Могу, чего уж, — сказал я, поднялся, отряхивая колени.

— За мной.

Я пошел за массивной фигурой, оглядываясь вокруг. Широкая тропинка вела сквозь черные деревья с мелкими красными листьями. Это и есть тот самый Лес? Всё освещал поздний красно-синий закат. Странно, совсем нет подлеска. Просто пепельная земля, из которой торчат угольные деревья. В просветах я разглядел медленную темно-зеленую реку.

Автоматон шел тяжело и как-то неотвратимо. Как насекомое. Он широко отмахивал двумя левыми руками, две правые же покоились на поясе с тесаком и кобуре с револьвером.

— Уважаемый, а куда мы идем?

Автоматон не ответил. Внезапно сбоку среди деревьев я увидел какое-то движение. Что-то грязно-белое, пепельное, пряталось за одним из деревьев. Я постарался рассмотреть, кто это, но этого не получалось. Существо двигалось за стволом так, чтобы тот был точно между нами. Кто бы это ни был, оно нас опасается. Робот не проявлял никакого волнения и ритмично шагал вперед. Что-то знакомое было в этом грязно-белом пятне.

Спустя пару минут я увидел еще одного. Существо оттенка пепла улепетывало от нас вглубь чащи, опираясь на длинные руки. Я остановился. Да это же… Существо повернуло голову, и на меня уставились два огромных как будто испуганных черных глаза. Бледнец! Ах ты ж погань! Как же я от таких натерпелся, когда был призраком. Тварь окончательно скрылась за стволами деревьев. Я сплюнул пагубой и на всякий случай достал обрез. Вот уж кого я подстрелю с особым удовольствием. Только попадитесь.

Спустя несколько минут лес стал реже. Впереди я увидел большой дом. Он не был высокий, всего пару этажей. Плоская бордовая крыша, каменные колонны, высокие окна во всю стену, за которыми на вечереющую землю падал теплый свет. Уютный, теплый остров в темном и неприветливом царстве.

Робот без приглашения зашел в открытую дверь, прошел по коридору с деревянными стенами и, сдвинув вбок тяжелую перегородку, провел меня в гостиную. Этакий изощренный охотничий домик. Всё в коричневых и желтых тонах. Горит камин, по стенам развешаны головы странных животных, которые, судя по всему, вышли из кошмарных снов Йорхотепа.

— Госпожа, гость от фрау Кацентодд прибыл, — низким басом возвестил автоматон.


Глава 22


— Мирмидон, можешь быть свободен, — указал роботу красивый женский голос, а потом обратился ко мне. — Здравствуй, Серый. Я ждала тебя раньше.

В высоком кресле у камина сидела хрупкая брюнетка в черном. Она производила впечатление чего-то острого и угловатого. Тонкая, жесткая линия губ, скулы. В руке она длинными тонкими пальцами в черной перчатке держала бокал с чем-то красным, три других руки расслабленно лежали на кресле. Хозяйка комнаты повернулась ко мне, и я увидел, что глаза ее скрыты большими темными очками. Голос знакомый. Я его уже слышал. Но, хоть убей, не помню где.

На стрекозу похожа, — заметила Девятка.

Мать Муравьев поднялась и медленно проскользила ко мне. Двигалась она плавно, как будто не двигая ногами. Присмотревшись, я увидел, что из-под длинной юбки вместо ног виднелось несколько заостренных когтей, двигающихся в гипнотизирующей гармонии. Внимательно осмотрев меня, женщина кивнула своим мыслям и пошла к неширокой лестнице наверх.

— Пройдем.

Вместе мы поднялись на плоскую крышу дома. За широким парапетом балкона начинался темный загадочный лес. Тихие шуршащие звуки. Странно, дом двухэтажный, мы поднялись на крышу, но я наблюдал за окружающими деревьями сверху.

— Хотел вас поблагодарить за ваше Благословение. Мне нужно Хранилище для…

— Это Сумеречный План, — Мать Муравьев смотрела в сторону остывающего неба. Солнца уже не было. — Сюда можно добраться разными способами. Кто-то идет через свет, кто-то ломает отражения. Те неучи, твои неприятные подружки, пошли через кровь. Расточительно, — она презрительно скривила губы. — Ты же сейчас был приглашен через сновидения. Ты спишь.

— Сплю?

Женщина недовольно скривила губы. Я оперся на деревянные перила балкона и уставился на окружающий пейзаж.

Несмотря на полное отсутствие ветра, низкие облака клубились над бескрайним черным лесом. Река, больше похожая на темно-зеленую змею, извивалась, уходя в чащобу. Зрелище было величественным и почему-то немного пугающим. Сзади раздался шорох, и за нами на крышу поднялись два автоматона. Полные близнецы того, что встретил меня. Даже хищный, недобрый зеленый взгляд сквозь забрало остался. Я отвернулся от них. Какое мне до них дело.

— А там кто? — указал я на небольшие белые фигуры, разбегающиеся между искривленными стволами. — Бледнецы?

— Еда, — пожала плечами женщина.

Раздались далекие выстрелы, и к своему удивлению, я увидел несколько игроков в охотничьих камзолах и на лошадях. Они мчались за фигурами, азартно крича и стреляя.

— Мы продаем охотничьи лицензии, — в ответ на мой немой вопрос ответила она. — Люди охотятся на наших зверей, мы охотимся на зверей в вашем Плане. Это интересно.

— Да, я понял. Магия, всё вот это.

— Магия? — ее губы презрительно изогнулись. — Что за бред. Мы живем в Сумеречном Плане. Ты можешь прийти в специальное туристическое агентство в любом большом городе и отправиться сюда. Наловить тут зверей, поторговать, отдохнуть, а потом назад. Если, конечно, тебя тут не убьют и не съедят. Иногда кто-то отсюда работает наёмником у вас. Кто-то из ваших работает у нас. Я знаю, вы любите золото и совершенно не цените кровь. Вы покупаете закатную сталь, мы покупаем автоматонов. Почему бы не помочь друг другу?

Она подошла ко мне и дотронулась до моего лица. Я опять заметил, как по ее телу заструились змейки. Она жутковато улыбнулась, и я впервые увидел ее зубы. Они были мелкие, острые и по блеску казалось, что они были сделаны из черного стекла.

— Кстати, у нас тут есть чем заинтересовать такого как ты. Ты случайно не желаешь посетить мой Ночной Салон? Я познакомлю тебя с моими дочерьми. Их у меня много. Можешь купить себе парочку. Они умеют такое, что не сможет ни одна женщина в обоих наших мирах. Они тебе понравятся. И я знаю, ты им понравишься.


Внимание! Вам предлагают контент 21+


Змеи стали перетекать с ее рук на меня. Женщина приподняла очки, и на меня уставилось закатное солнце.

— Всего пинта крови… — раздался ее холодный шепот.

Я стал тонуть во всепожирающем огне. Она вела рукой по моей шее, груди. Навстречу ей стали тянуться и оплетать тонкие щупальца пагубы. Женщина резко отстранилась.

— Так ты из этих, — презрительно скривилась она, собирая несколько оторванных у меня щупалец в комок.

— Из этих, — усмехнулся я. — Так что может про дело поговорим?

— Ну ты уж не отчаивайся. У тебя тоже есть чем порадовать моих детей.

Она резким движением кинула комок пагубы в направлении двух автоматонов. Один из них дернулся и по-собачьи, пастью, поймал добычу. Пару раз чавкнул и замер. Я поднял бровь.

— Мне очень приятно и интересно с вами общаться. Но мне действительно надо спешить. Вы сможете дать то, что мне нужно? — решил перевести тему я. Мы достаточно побеседовали на отвлеченные темы. К тому же Голод меня терзал все настырнее. Перед глазами уже пошли красные нити. Не хватало мне инцидентов…

— Посмотри вокруг. Тебе нравится мои владения?

— Красиво. Хоть и темновато…

— Ты убил моего слугу, — сказано это было холодно. Просто как факт. Заварил чай. Зевнул. Убил слугу.

— Убил, — спокойно ответил я. Хотел добавить, что Хинтер сам сорвался, но решил промолчать.

— Ты участвовал в оскорбительном ритуале с культистами.

— Участвовал. Как жертва, конечно, но…

— И даже когда принес в жертву моего слугу, ты это не сделал в мою честь… Ты сделал это в честь этого выскочки Йорхотепа? Так?

— Хм…

— И после этого ты пришел сюда и что-то просишь?

— Да. Всё так.

— Почему ты сюда пришел? — Мать Муравьев отвернулась от меня и рассматривала окружающий лес.

— Я ж сказал, мне нужно Хранилище…

— Не зачем. Почему? — сухо перебила она меня.

Откуда же я знаю этот голос?

— Мне надо выполнить задание…

— Почему ты сюда пришел?

Я помолчал, разглядывая тёмно-синее с багровыми полосами небо.

— Я должен был это сделать. Я совершил ошибку и теперь ее исправляю. Каждый должен отвечать за свои поступки. Убегать я не хочу.

— Даже так? — в голосе женщины появились хоть какие-то эмоции. Потом она указала подбородком на роботов. — Как тебе мои сыновья?

— Раз вы Мать Муравьев, то значит это Муравьи? — устало хотел пошутить я.

Женщина никак не реагировала на мои слова. Шутка, похоже, не удалась.

— Фрау Кацентодд прислала щедрый подарок, — продолжила она. — Шестнадцать невольников-северян. Для того, чтобы я просто выслушала тебя. Я выслушала. Помогать ей или Йорхотепу у меня нет никакого желания. Но…

— Госпожа! — прервал ее третий автоматон, который поднимался на крышу. — Мы задержали браконьеров. Они собирали моль у Ворот Паука.

Женщина тут же потеряла ко мне интерес, развернулась и пошла вниз.

— Куда ты в дом тащишь этих животных?! — раздался ее грозный голос через пару мгновений. — На лужайку их веди!

Обо мне все забыли, и я остался на крыше один. И что теперь? Подождать, когда они все вернутся? Поискать, где тут склад для душ подводных богов и украсть одну из них? По дороге было бы неплохо еще кого-нибудь сожрать. Причем это сделать так, чтобы самому от отдачи не помереть. Я спустился вниз и пошел к выходу из дома. Во дворе громадами высилось несколько «сыновей». Вид они имели угрожающий. Рядом с ними на коленях стояло несколько связанных пленников в изодранной одежде. Я уже собирался переступить через порог, чтобы посмотреть поближе, что происходит, но тут мне на правую руку легла мягкая ладонь и чарующий голос произнес:

— Ух ты, у нас гости…

От неожиданности Девятка дернулась и врезала по деревянной стене слева. Я резко обернулся. Рядом со мной стояла молоденькая девушка, почти еще подросток. Из-под коротко стриженных черных волос на меня смотрели два испуганных глаза. Правда с вертикальными зрачками, но тут я и не такое видал. Обтягивающее платье с декольте. Демонстрировать там, конечно, было особо нечего. Но платье очень старалось.

— Мамочки, — произнесла девушка.

— Спокойно, гражданка. Никакой угрозы нет. Вы просто очень тихо подошли. Не ожидал.

— Я так умею, да. Тихо ходить! — лучезарно улыбнулась она и снова ухватила меня за руку.

«Смерть!» — рявкнуло несколько автоматоньих глоток во дворе.

— А вы зачем здесь? — начала атаку незнакомка. — А как вас зовут? А что с вашей рукой? А почему у вас плащ на плече поцарапан? А вы видели Солнце? А почему вы лысый?

И только я собрался ответить на первый вопрос, как девушка сделала испуганные глаза и прошептала:

— Меня если мама увидит — убьет! Так что я побегу назад! Вы как с ней закончите, приходите к нам. Только тихо. Расскажите нам с сестренками всё-всё-всё! Будет ужасссно интересно! Придёте?


Вам предложен сценарий «Змеиный клубок»

Тайно проникните в правое крыло особняка Матери Муравьев и познакомьтесь с ее дочерьми-змейками.


— Мне льстит ваше предложение, милая барышня. Но я вынужден отказаться. Но будь я чуть-чуть посвободнее, обязательно бы к вам заглянул.

Девушка отпустила мою руку и сделала грустные глаза.

— Как жаль. Ужасссно ужасссно жаль.

Она шмыгнула носом, отошла на несколько шагов, а потом развернулась и умчалась вглубь особняка. Вот и хорошо. От греха подальше. А то я уже чувствовал, как в ее сторону нацелились щупальцапагубы.

Чего-то мне она не нравится. Слишком милая, — заявила Девятка.

— И не говори. Ничем хорошим ее приглашение закончиться не может.

Я вышел на лужайку перед домом. Автоматоны вытаскивали из горы рюкзаков пустые клетки, похожие на птичьи. Мать Муравьев за шею подняла одного из браконьеров и что-то с отвращением ему говорила.

И тут произошло то, чего я так опасался. Абсолютно бесконтрольно из моих рук выскочили черные нити, вцепились в ближайшего связанного оборванца.


Поглощение (возмездие)


Остальные пленники в ужасе отшатнулись. Пара автоматонов кинулась ко мне, разинув свои жуткие металлические рты. Но всех остановил грозный окрик Матери Муравьев:

— Стоять!

Я поглощал первого попавшегося незнакомца, и мне становилось всё хуже и хуже. Стоп. Хватит!

Еще чуть — чуть!

Хватит!

Я разорвал связь. Пятьдесят восемь процентов. Голод немного отпустил, но как же мне хреново. Пара черных щупалец осталась висеть на недоеденной жертве. Рядом стоящий автоматон резко наклонился, клацнула пасть. Остатки пагубы исчезли в его механическом нутре. Другие роботы посмотрели на него с завистью.

— Ты всё еще здесь? — ко мне подошла хозяйка всего этого бедлама.

— А куда мне уходить? — отдышавшись ответил я. — Мне нужно Хранилище.

— Я бы рекомендовала тебе, Серый, не дразнить моих мальчиков. Ты весь такой вкусный для них, они могут и не удержаться…

Женщина, недовольно скривив губы, смотрела на меня. Внезапно из особняка раздались визг и неразборчивые крики. Мать Муравьев прислушалась, потом решительно пошла вглубь дома. За ней двинулась пара роботов.

— Господа людоеды. Отпустите нас позалуйста! Мы больсэ не будем! — прошепелявил один из браконьеров.

Что?! Шило?! Я удивленно уставился на моего старого знакомца, который оказался среди связанных браконьеров. Вид он имел сильно потрепанный, сквозь порванную одежду виднелись механические части, но лицо и повадки были несомненно его.

— А ты-то что тут делаешь?!

— Спион? — брови бандита удивленно взметнулись.

— Так, муравьишки, этого не трогать, он мне нужен, — сказал я автоматонам, а сам побежал за Матерью Муравьев.

— Не-не-не, не нузен я ему! Ну уз нетуски. Я тут с пацанами. Никакого спиона не знаю, ты меня с кем-то перепутал, дядя! — долетел до меня его голос, когда я уже был в дверях. — Вы только сказыте, вы с нами чего делать-то будете? Тут надо определиться…

Я заметил, как женщина резко свернула в один из проходов. Я быстро шел за ней и ее роботами. Поплутав с полминуты, она толкнула массивную двустворчатую дверь. Оттуда доносились женские крики, потом что-то упало и разбилось. Я заглянул внутрь. О, тут было на что посмотреть. В большой богато обставленной комнате горели свечи. На подушках, диванах, да и просто на мягких коврах сидели несколько девушек. Буквально за пару секунд я разглядел, что все они были довольно миловидными и все были брюнетками. Две из них катались по ковру, вцепившись друг другу в волосы, остальные же либо не обращали на это внимание, либо подзуживали дерущихся. Еще парочка брюнеток валялась на полу рядом, явно в отключке. В связи с тем, что все присутствующие дамы были разной степени раздетости, картина была настолько увлекательная, что я не сразу сообразил, что происходит.

Мать Муравьев была в гневе. Ее голосом можно было заморозить Антарктиду. Девицы дернулись, стали принимать пристойный вид примерных девочек-гимназисток. Дерущиеся отпустили друг друга, уронив при этом на пол какой-то металлический куб, собственно, из-за которого и была драка. Только две спящих на полу так и не пошевелились. Их грудь равномерно вздымалась, а на лицах застыла улыбка. Автоматоны, не дожидаясь команды, подняли их, уложили на диван и прикрыли разноцветными пледами.

— Кто?! Кто я спрашиваю, принес вам эту дрянь! — очень страшным голосом говорила Мать Муравьев, потрясая поднятым с пола металлическим кубом. — А ну отвечайте, гадючки!

Девушки, закончившие застегиваться и почти приведшие себя в приличный вид, испуганно смотрели в пол.

— Кто первый ответит, тот получит свинку.

— Вайпи, — сказала высокая девушка с выдающимися формами, показывая пальцем вглубь комнаты.

— Вайпи.

— Вайпи.

— Вайпи, — сказали сразу несколько девушек.

— Так, так, — сказала Мать Муравьев. Ее голос не предвещал ничего хорошего. — Вайпи, милая моя. Подойди-ка сюда. Я что сказала! Быстро ко мне!

Из-за одного из диванов выглянула знакомая мне короткостриженая девица. Она быстро подбежала к женщине и бухнулась перед ней на колени.

— Матушка! Я не виновата! Матушка! Это всё он! Он меня заставил! — она вытерла выступившие слезы. — Соблазнил и заставил! Прости! Прости!

— Кто?

— Он! — девушка указала в мою сторону.

Все уставились на меня. Я на всякий случай оглянулся. За мной никого не было.

— Я?

— Он, матушка! Прости меня! — плакала Вайпи, а потом немного провернулась к высокой девушке, что первая назвала ее имя, и тихо прошипела. — Боа! Сстерва! Я тебе всё припомню!

— Ой, ой. Сстрашшно, сстрашшно, — прошипела ей в ответ высокая.

— Это твоё? — спросила женщина, показывая мне кубическую ловушку для света.

— Что? Нет.

— Кровавый закат Анклава Азур, — прочла Мать Муравьев. — Уникальная вещь.

Я заглянул в инвентарь. Моя ловушка пропала. Испарилась.

— Но как? — удивился я. — Я ее никому не давал. Ну, тут не давал.

— Вайпи, Вайпи, — печально произнесла женщина. — Ты опять? Обокрала нашего гостя. Врёшь мне. Похоже, моему терпению пришел конец.

Она ухватила дочь за шею. Остальные в комнате отшатнулись, автоматоны, наоборот, подошли ближе. Девушка извивалась, но ничего сделать не могла, хватка у хозяйки дома была железная.

— Мамочка, не надо! — закричала одна из девушек.

— Всё правильно, давно пора, — сказала высокая.

— Мнения разделились, — задумчиво произнесла женщина. А потом легким движением кинула Вайпи к моим ногам. — Пусть наш гость решит. Она теперь твоя. Дарю. Вайпи, ты теперь его собственность.

Другие девушки испуганно смотрели на меня и на свою сестру. Короткостриженая настороженно посмотрела на мать, потом на меня. И тут же вцепилась мне в ногу.

— Господин! Я буду хорошей служанкой! Я отработаю! Спасибо, матушка! Ты же будешь хорошим господином? — она поднималась, обнимая меня за ноги. — Я буду очень-очень ласковой, я буду послушной! Я буду служить тебе во всем! До самой твоей смерти!

В руке у нее появилось небольшое лезвие, которое она молниеносным движением попыталась вонзить мне в грудь. Я перехватил руку. Нож промахнулся и воткнулся мне в плечо. Очень легко вошел. Вообще не встретив сопротивления. Девушка замахнулась второй рукой, но ее перехватила Девятка. Вайпи стала извиваться и умудрилась укусить меня за руку. Да что ж такое! Я швырнул ее на землю. Щупальца из моей ноги мгновенно оплели злодейку, лишая подвижности. Дергается. Все остальные в комнате с интересом наблюдали за сценой.

— Неплохо, неплохо, — произнесла Мать Муравьев, а высокая Боа посмотрела на меня с интересом. — Что ж, она твоя. Можешь ее съесть или продать. Просто ради интереса. Что с ней сделаешь?

Я глядел, как извивалась поверженная девушка, стреляя в меня взглядом, полным ненависти. Что ж это за мир-то такой. Мне почему-то стало даже грустно. Никакого гнева я не испытывал. Просто смотрел на злодейку, как энтомолог изучал бы капустницу. Ничего интересного.

— Уважаемая Мать Муравьев, дамы. Этот подарок слишком щедр для меня. Мне нужно Хранилище для Души. Ничего другого мне не надо. Готов променять эту воровку на одно из Хранилищ. Дайте мне то, что мне надо, и я уйду.

Одна из девушек хихикнула, тут же ее поддержали остальные. Даже Мать Муравьев улыбнулась. Я сказал что-то смешное?

— У нас нет такого Хранилища, — заявила женщина. — Да и не было никогда.

— Но что же…

— Но мы знаем, где оно лежит. Все, на самом деле, знают. За Вратами Вереска.

— Можно подробнее?

— Врата Вереска, — сказала Боа, — тут недалеко, если через Обсидиан идти. Только до хранилища ты не пройдешь. Все из людей, кто туда уходил, не возвращались.

— Ну, это не впервой. Где эти врата, сможете показать? — ответил я, а потом добавил корчащейся внизу девушке: — Да не дергайся ты, не съем я тебя.

Вайпи затихла. А я аккуратно выдернул ее нож из плеча и засунул к себе в инвентарь. Зараза, болит всё-таки.

— Я могу до Врат Обсидиана довести, — сказала высокая Боа. — Но тебе, чтобы пройти, нужна будет свинка.

— Свинка?

— Да, свинка, — девушка мотнула головой на лежащую сестру. — Врата Вереска в оплату за проход пьют жизнь. Поэтому перед проходом их кормят свинкой. И тут как повезет. Иногда ничего не происходит, спокойно все проходят. А иногда Врата ням-ням свинку и уже путешественника не трогают. Из этой мерзавки получится отличная свинка.

— Ах, ты, толссстая дрянь! — зашипела Вайпи. — Да ты ссс…

Я чуть-чуть пошевелил щупальцами и залепил ей рот.

— Госпожа? — обратился я к хозяйке. — А ничего, что я вот так, одну из ваших дочерей…

— Мне все равно, — ответила женщина. — У меня их много, и эта далеко не самая лучшая. Можешь ее съесть, можешь в бордель продать, можешь Вратам Вереска скормить. Она разочаровывает меня не в первый раз, и это заслужила. Будем считать, что мы все в расчете, никто никому ничего не должен.

— Хорошо, — задумчиво ответил я. — Принимаю ваш дар с благодарностью. Но одно предложение. Можно я ее поменяю на другую свинку?

— В каком смысле?

— Среди контрабандистов есть один мой старый знакомец. Шепелявый такой.

— Наполовину робот? С выпученными глазами?

— Да-да, он самый. Можно я его возьму? А в обмен отдам вам вашу буйную красавицу.

— Так себе сделка, — опять скривила губы Мать Муравьев. — Хотя…

Она подошла поближе и наклонилась над Вайпи:

— Запомни этот момент, дочь. В следующий раз может так не повезти. Всё, Серый, мы договорились. Забирай свою свинку и можешь уходить. Ты дурно влияешь на моих дочерей. А это, — она показала мне ловушку для света, — я оставлю себе.

Я убрал щупальца и отошел на пару шагов назад. Девушка с трудом поднялась, глядя на меня злыми глазами. Платье ее порвалось, поэтому она, прикрываясь рукой, прошипела:

— Нож отдай.

— Приятно было познакомиться. Прощайте дамы.

Уже выходя из особняка, я посмотрел на трофейный ножичек:


Вечноострое Лезвие


Глава 23


— Уже почти дошли, — сказала Боа.

Она переоделась. Вместо драматического неглиже на ней был охотничий кожаный костюм. Мне показалось, что теперь ее формы стали даже как-то еще более выдающимися. Вот умеют такое колдунство женщины.

Лес изменился. Угольные деревья становились реже. Стали попадаться большие ветвистые яблони с белыми листьями и ярко-красными плодами. Когда я проходил под одним таким, я вдруг понял, что на них поспевают не яблоки. Этими плодами оказались сердца. Натуральные человеческие сердца, слегка подрагивающие и сжимающиеся. По ним ползали белые бабочки, которые слизывали с этих «фруктов» красную жидкость, очень похожую на кровь.

— Сейчас сезон, — заметила Боа, — а то к этим деревьям лучше бы не подходить. А так моль сытая и поэтому никакой угрозы не представляет. Чем и пользовались эти мерзавцы, — девушка ткнула стиком плетущегося рядом Шило.

— Мамзелька, ты полегте. А то счас развязусь и устрою тебе тыканье.

— Сейчас до кляпа доболтаешшься, животное, — высокомерно заявила девушка.

Я почесал правую руку Девяткой и спросил:

— Слушай, а не поздновато мы идем? Вроде как стемнеет скоро.

— В смысле? — не поняла девушка.

— Ну закат вон. Солнце зашло, скоро наступит ночь. Хотя, чего-то оно долго заходит…

— В каком смысле «Солнце»? — еще больше удивилась она. — Как зайдет?

— Я чувствую, что я чего-то не понимаю…

— Нету тут у них Сонца, — вставил Шило. — И ноти нету. Всё время сумерки. Не видно ни черта.

— А расскажи мне про Солнце! — девушка оказалась рядом со мной и приобняла меня за правую руку. — Какое оно?

От нее пахло пряностями и кожей.

— Ну какое. Так и не скажешь, когда оно светит, на него смотреть невозможно. И постоянно от него идёт тепло. Оно очень красивое на рассвете и на закате. А ты что, никогда не видела Солнца?

— Ни разу, — отрицательно покрутила головой девушка. — Даже в этот раз эта ссстерва Вайпи не дала мне посмотреть на свет. А что такое закат?

— Я даже не знаю, как тебе это рассказать, это довольно обычное явление. Солнце летит по небу, а потом падает за горизонт и наступает ночь.

— Как ночь?! У вас там Солнце не всегда светит?

— Да нет, ты что. Сгорело бы всё. Наверное…

— А чего они мне тогда говорили?! Вот же мерзавцы! Говорили, Боа, никому из вас нельзя в Полуденный План, ты сразу умрёшь. Там вечное Солнце! Какая же я дура!

Девушка откровенно расстроилась. Потом она внимательно посмотрела на меня:

— Покажи правую руку!

— Зачем тебе?

— Закатай рукав, покажи руку. Ты всё время чешешься.

— Вот и я думаю, — вставил Шило, — чего Спион все время чесытся и чесытся. Дурную болезнь подхватил сто ли?

— Да болит рука чего-то. Меня твоя сестренка укусила, когда я ее хватал.

Глаза у девушки расширились, она схватила меня и задрала рукав плаща. Моя правая рука представляла из себя жуткое зрелище. Черно-красное месиво, из которого сочилась пагуба. Место укуса опухло и приобрело уж совсем неестественный тёмный оттенок.

— Это что?

— Яд, — задумчиво прошептала Боа. — Эта гадина тебя отравила.

— Ох ты з ёскин-коскин! — заявил Шило заглядывающий из-за плеча. — Ха! Карачун тебе, спионская морда.

— Уймись, свинка, — сказал я ему.

— Эй! Чё свинка сразу! Сам ты свинка!

— Слушай, Боа, какой яд? У меня нет крови. По классификации я вообще автоматон-некрофаг.

— Вот поэтому ты еще жив. Хотя, не думаю, что это надолго, — девушка ногтем провела по черной ране, и от моей руки отвалился кусочек размером с монету.

Я открыл параметры.


Дебаф: Отравление ядом Сумеречной змеи

Снижение Жизни на 80 % (для некрофагов 20 %)

Каждые десять минут в игре вы теряете 10 % хитпоинтов (для некрофагов 2 %)

Реакция, атлетика и умения снижены на 20 %

При смерти персонажа эффект отравления уменьшается на 20 % и пропадает после 5-го перерождения


— Вот ведь дрянь какая…

— Зря ты ее пожалел, — заметила Боа. — Гадюка одна из самых скверных моих сестёр. Счет ее жертв давно перевалил за десяток.

— А так и не скажешь.

Боа фыркнула.

— Ладно, — устало сказал я. — Пусть живёт. Чего ожидать от змеюки.

— Эй! Я тоже из серпентин!

— Ну, это понятно. Тоже ядом кусаешься?

— Нет. У меня другие методы, — улыбнулась девушка, неожиданно обняла меня и посмотрела в глаза.

Ее взгляд начал потихоньку мерцать, притягивая всё мое внимание. Я чувствовал, как она прижимается ко мне все сильнее и сильнее. Я чувствовал ее теплое и мягкое гибкое тело. Объятия становились всё крепче, а единственное, что я начал видеть, это только ее пылающие глаза. Я тряхнул головой и шагнул назад.

— Очень мило, — сказал я.

— Эй, мы же только начали, — усмехнулась она.

— Это понятно. Но оставим до лучших времен. Сейчас как-то не до того. Главное, что я уяснил: если кто-то к вам попадется, от вас никто не уйдет живым.

— Отчего же? — удивилась девушка. — Я не такая, как Гадюка. Я считаю, что нежностью и лассской можно добиться намного большего, чем кусая всех направо-налево.

— Полностью поддерживаю. Пошли дальше. Похоже, времени у меня не так, чтобы много.

— А мы уже пришли, — сказала Боа.

Впереди, среди деревьев, стояли два огромных зеркала в два человеческих роста. Одно — серебряное в раме из переплетенной стальной арматуры, похожей на паутину. Второе было из черного вулканического стекла.

— Это Врата Паука, они требуют за проход кровь, нам туда не надо. Вы пойдёте во Врата Обсидиана. Они требуют…

— А ты с нами не пойдешь? — спросил я.

— Что? В Хтон? Да ни за что, — улыбнулась Боа. — Меня их дух угнетает. Ты слушай внимательно. Врата Обсидиана требуют клинок, лезвие или просто заостренный металл. Хотя можно расплатиться памятью. Это от Врат зависит, они могут принять или не принять твою плату. Как пройдете, двигайтесь строго от Ранагха.

— От кого?

— От Ранагха. Это Икона Хтона. Увидишь, поймешь. Прям ровно за спину его, и идите прочь. Через полчаса должны добраться до Врат Вереска. Не сворачивайте. Избегайте любых контактов, никого не трогайте и ни с кем не разговаривайте. Если вас попытаются съесть — бегите. Но строго спиной к Ранагху, иначе потеряетесь. Других ориентиров там нет. Вот возьми мазь, — Боа протянула мне маленькую стеклянную баночку с розовой, остро пахнущей субстанцией. — Это отпугнет Вереск, если дойдете, конечно. Ну или, по крайней мере, попытается отпугнуть.

— Я вот не понял счяс, — заявил Шило. — Мы куда идём? Мы разве не назад?

— Конечно назад, — ответил я. — Просто это непросто. Сейчас доберемся до Врат Вереска, и там как раз выход домой.

— А, ну тогда ладно. А то я узе как-то тут устал. Стрёмное местечко.

Так. Что у меня есть из заостренного металла? Вечноострое лезвие? Ну уж нет. Такая штука всегда в хозяйстве пригодится. Я посмотрел на бандита.

— А шило за заостренный металл пойдет?

— Это в каком это смысле? — возмутился он.

— Ладно. Есть у тебя память, от которой надо избавиться?

— Спион ты это, фигню не говори. Какая память-то? Ничего у меня нет. Всё отобрали вот эти, — он махнул головой на Боа.

Я вздохнул и достал из инвентаря лисий хвост.

Нет, — сказала Девятка и сжалась в кулак.

Я пошел к Вратам.

Ну, нет. Ты чего вообще?

Прости моя верная рука. Будут еще в нашей жизни хвосты. Никуда не денутся. Но другого варианта, похоже, нет. Пару секунд ничего не происходило. Потом стальной кулак разжался. Когда я протягивал хвост зеркалу, у меня в голове раздался тяжелый вздох.

* * *
— Мы эта, долго еще идти будем? — спросил бандит, вытирая вспотевшую от духоты физиономию.

— Откуда мне знать, Шило, я сам тут первый раз.

— Слусай Спион, ты эт, развязы меня. Я никуда не убегу. Куда мне безать-то? А тут такие колдобины, сто ноги переломать плёвое дело. И из-за этого тумана не видно ничего.

Мы брели в розовой тьме Обсидиановых Врат. Источником света были только светящиеся красным камни и жуткая штуковина, напоминающая помесь глазастой пиявки с кактусом. Она висела в небе, как мне показалось метрах в двухстах от нас, и давала ровное красно-желтое свечение. Не найдя больше других ориентиров, я решил, что это и есть Ранагх. А раз так, то мы пошли прочь от него. Сбивая ноги о булыжники, мы прошли пару километров, и обернувшись, я заметил, что этот пиявко-кактус всё так же висел за нами. Причем, похоже, что мы ни на шаг от него не ушли. Стабильный ориентир, ничего не скажешь.

Небольшой ветерок не давал облегчения. Душно. На первый взгляд, нам ничего не угрожало, и я даже начал расслабляться. Но тут вдалеке кто-то жутко заухал. Сбоку от нас, в шагах ста, раздался грохот. Шило резко присел, а я достал обрез. Ничего не происходило, и я решил, что надо идти дальше. Но тут ветер разорвал пелену тумана, и я заметил огромное многометровое существо, коронованное величественными рогами. Оно держало в больших когтистых лапах что-то определенно мертвое и основательно окровавленное. Сильные пальцы сжимали тушу, и кровь капала на маленьких, похожих на головастые растения существ. Те яростно щелкали острыми зубками и тянули к мертвечине длинные черные языки. Внезапно большое существо замерло и посмотрело в нашу сторону. Я замер.

Очередной порыв тумана скрыл от нас рогатого зверя, и я тихо, стараясь не шуметь, пошел дальше. Быстрее и как можно тише. Нам в спины мягким светом светил Ранагх.

— Шило, — спросил я, когда мы отошли подальше, — а как ты выжил, тебя же повесили у меня на глазах?

— На плоссяди-то? Было дело, — бандит криво усмехнулся. — Я такой ничего не подозреваю, брыкаюсь, плохо мне. Как дурной сон. А тут просыпаюсь и зывой. Ты прикинь. И ничегосэньки не болит. Валяюсь на свалке у Зодиака, а надо мной роботы. Оказывается, пахан их подтянул, они нас и вытянули. Троих откатяли. Ну и меня, ясен бубен. И тут эта заваруска натялась, имперцы против конфедератов. Ну пахан и раскосэлился. Пахану это не помогло взаправду. Замотили его через пару дней имперцы. Говорил я, тариться надо. А он все под сумок хотел грабануть банк в центре. Вот и грабанули.

— А дирижабль чего хотели угнать?

— Свалить задумали. Дусно как-то в Совах стало. Ну, мы с остатками братвы и ресыли, что нафиг. Думали в Диком Поле переседеть, как улязэться. Но тозе не срослось чего-то. Ты вообсе, Спион, всю зизнь мне попортил, скотина такая. Теперь вон руки и ноги у меня зэлезные. Если расстараться, то можно веревку перетереть.

Он дернул руками, и они у него оказались свободными. Я выдернул обрез и навел на него.

— Спокойно, Спион, спокойно. Чего бы я тебе об этом рассказывал, если бы задумал чего? Перо бы сунул в борт, и дела с концом. Я-то понимаю. Не дурак. Мы теперь с тобой в одной лодке. Убери свою пукалку, посли узэ.

Я подумал несколько мгновений, снял курки и засунул оружие обратно в кобуру.

— Я это, спасибо хотел сказать, — произнес Шило спустя пару минут.

— За что это?

— Ну как. За то сто спас счяс меня. Я-то с этими неудачниками связался на разок. Они говорили плёвое дело. Наловим, мол, баботек — и назад. А оно вон оно как. Козлы. Все равно после дела уйти от них хотел. Это. Ну, спасибо в обсем, Спион. У нас как-то сразу не задалось. Но теперь я визу, ты музык правильный. Как выберемся отсюда, так это, с меня долзок. Если свидимся, то это… ну ты понимаес.

— Идём уж. Должок.

Если змеиный клубок мне не соврал, вряд ли еще свидимся. Где же эти дурацкие Врата Вереска? Впереди кто-то шевелился. Раздавались противные высокие крики, и происходила какая-то возня. Я достал двустволку и шепотом сказал Шило: «Осторожнее». Тот наклонился и поднял булыжник. Было желание обойти эти вакханалию спереди, но я решил, что лучше не отходить с маршрута. Темно, поганый розовый туман, потеряемся, и всё.

Мимо нас прошмыгнуло небольшое странное существо похожее то ли на рака, то ли на змею. Этакая змея-сороконожка. За ней, неуклюже, шлепая кучей ног и щупалец, из тумана вывалилось создание размером с собаку. Остановилось как вкопанное, уставившись на нас кучей глаз. Противно каркнуло и рвануло назад. Ну, вроде, мелкое. Хотя и кричит громко. Всё не так уж и плохо.

— Пошли.

Несколько существ, похожих на порождение однозначно порочной связи осьминога и чайки, разоряли гнезда «змее-пауков». Многоногие существа пытались разбежаться и спрятаться, но «чайки» были непреклонны. Они переворачивали камни, противно орали и вцеплялись в мелких жертв своими щупальцами. Заметив нас, злодеи ощетинивались и пытались напугать нас хлопаньем крыльев, угрожающим шевелением щупалец и криками. Под самый конец одна из «чаек» посчитала, что мы уже совсем обнаглели, и кинулась на нас в атаку. После чего получила брошенным булыжником и, возмущенно вереща, отступила.

Когда гомон остался сзади, Шило меня спросил:

— Спион, а ты чего в бегах? Твои зэ победили? Империя, то сё. Чего это ты не загораес с мамзельками во дворце губера? Неузели и тебя кинули?

Я не ответил, и мы брели дальше. Как-то для меня неожиданно было видеть в Шило собеседника. Да и зачем мне это, собственно?

— Эй, ну я вопрос задал. Чёго молчис?

— А с чего ты решил, что я в бегах? — вздохнул я. Не отстанет же. — Может как раз сейчас задание империи выполняю?

— Не похозэ чего-то.

— Вот, раз не похоже, значит хорошо. Оно и должно быть не похоже.

— Бресыс, — с довольной физиономией заявил Шило.

— Даже если так, то правды не узнаешь.

Мы шли по красной траве в розовых сумерках. Алые пятна светящихся камней давали все меньше света. Спасал только светящийся глазастый кактус за спиной. Он всё так же висел за нами. Стабильно. Казалось, минут за пять до него дойдешь. Но мы шли от него уже, пожалуй, час.

— Хех, мне это одну историю напомнило, — снова начал говорить Шило. Похоже, молчать ему было просто невыносимо. — Был у нас скет в детдоме. Пацанёнок…

— Тихо! — шикнул я.

— Чего?

— Тихо! Ложись.

Мы упали среди камней и кроваво-красной травы. К нам кто-то приближался. Шило это тоже услышал и замолчал. Перестук копыт. Ближе и ближе. Через пару минут показались несколько больших силуэтов. На невысоких механических конях ехали черные всадники, каждый с кучей красных глаз. Они никуда не торопились, лошади брели спокойно, а всадники сидели расслабленно и о чем-то переговаривались на непонятном каркающем языке. Я заметил, что вместо рук у них были здоровенные клешни. Мы замерли, и я на всякий случай даже бросил дышать.

— На лам похозы… — прошептал Шило.

— Чего?

— На лам, говорю, коняски эти похозы. Я одну ламу в зоопарке видел. Злая была. Плевалась.

— Да тихо ты.

— Молчу-молчу.

Всадники ехали мимо нас, не обращая в нашу сторону ни капли внимания. Что лично меня совершенно устраивало. Мы дали им отъехать подальше, подождали минут пять, встали и отправились дальше. На Шило эта встреча не произвела никакого впечатления, он снова принялся болтать:

— Так вот. Пацан у нас был. Мелкий такой, сюпленький. Трепло зуткое. Ходил и всем трындел, сто он сын маркиза Кабресэ. Этот, как там его, бастард, короче. Мол, мамка с маркизом сасни крутила. А потом родами померла. Брехал, короче, знатно. Нафиг целому маркизу какая-то портниха.

Давит на меня этот Хтон. Темно, душно.

— Ну и короче. Лупили мы его манёха. В интернате насэм всё просто было. Либо ты кого лупис, либо кто-то нассыт на твою куртку. Но пацан не сдавался, всё время трындел, что он сынок, мол, маркиза. И вот однажды…

Я перепрыгивал с камня на камень. Один из них был светящийся. Абсолютно без задней мысли я сиганул на него левой ногой. Из камня, как в каком-то быстром танце, беззвучно выдвинулись несколько стеблей, которые, элегантно закрутившись, впились мне в ногу. Растение пробило мне конечность насквозь, во все стороны брызнула пагуба. С криком раненого бизона я завалился на спину. Шило замер рядом, ничего не понимая.

— …!..!.. …, …! — вырвалось у меня.

Я лежал на спине, а моя нога была жестко, как в капкане, зафиксирована в странном растении. Шило наконец сообразил, что происходит, и попытался освободить меня. Без особого результата.

— Спион, ножик есть какой или топор?

— Ну уж, нет, Шило. Помню, помню, как ты меня ножом в бок тыкал.

— Пфф! Это когда было-то. Тозе сказес. Ну и лезы тут тогда сам, — бандит сделал вид, что обиделся.

— Сейчас, спокойно. Дай отдышаться.

Шило внимательно осмотрел мою ногу.

— Карачун тебе, Спион. Вон и кровь черная. Гангрена же, — он посмотрел вдаль, по ходу нашего движения.

— Бросить меня хочешь, — усмехнулся я.

— Чего сразу бросить-то? Эта. За помосью сбегать.

— Ну да, ну да, — я слегка приподнялся и достал Вечноострое лезвие.

Оно отрезало ветви легко, как будто пластилин. Шило с интересом смотрел за процессом.

— Хоросый нозычек. Где взял?

Нога была свободна. С усилием я выдрал растение из икры. Пагуба тут же начала лечить ногу. И тут же застучал Голод. Ничего, нормально. Через пару минут я встал и оперся на ступню. Больно. И хромаю сильно. Жизнь хоть и восстановилась, но дебаф на ноге так и висит. И черных щупальцев на ноге стало побольше.

— Ну, чего смотрим? Пошли? Только на светящиеся камни не наступай. Похоже, они этого не любят.

Шило вздохнул, вытер пот, и мы пошли дальше. Но из-за моей хромоты двигаться мы стали раза в два медленнее. Бандит смотрел на меня, смотрел, а потом не выдержал.

— Ты это, Спион. Цепляйся мне за сэю. Да давай, облакативайся. Визу зэ, что еле идёс. Не дреёфь, не сопру я твой нозытек. Нельзя у своих тырить. Ну так вот. На чём я остановился? А, ну да. Пацанчик у нас был. Всё б ничего, но одназды мы насли его мертвым. С пятого этаза спрыгнул.

— Сам?

— Ну, мозет и сам. А мозет кто помог. Всем плевать было. Только у нас говорили, сто это маркиз Кобресэ прислал убийц, чтобы, значит, малец не трындел направо-налево. Маркизу-то плевать, сколько этих бастардов вокруг. Но трындеть об этом не стоило. Вот мы и молтяли потом.

— А дальше?

— А всё. Конец истории.

— Ну, так себе байка.

— Сам ты байка. У нас в интернате Святой Матрёны все ее знали. Я сам того пацана видел.

— Ну и ладно. Не байка, так не байка. Гляди, что там справа светится? Похоже на врата?

— Где? А, точно! Похозэ. Теперь зазывём! Похромали быстрее. А вообсе, Спион, спасибо есё раз. Я уз думал, сто кранты бедному Сылу. За меня редко кто вступался. И в интернате. И в банде потом. Так сто не сумневайся. Я не забуду такого. Как выберемся, пойдем ко мне, с меня поляна там, девтёнки. Ты зы не из этих? Ну, которые не по девтёнкам.

— Не из этих, Шило.

— Вот и молодес. М-м-м, барашку позарим. Виски у меня там оставалось пару ясиков, с прослого налёта. Посидим, выпьем. Нитего, Спион, повоюем есё. Ты это, а не хотес ко мне в банду? У меня там правда болсэ никого пока. Будем с тобой на пару. А? Как тебе идейка? Будем эти твои спионские дела окутивать?

Недалеко от нас снова завопили осьминого-чайки. Какие же они скандальные.

— Давай уж для начала выберемся хотя бы, — сказал я.

— Ну, это правильно. Это правильно. Походу они. Врата.

Перед нами стояло огромное зеркало. Деревянная рама почернела, на ней цвели маленькие розовые цветочки, а в трещинах текла красная смола. Я остановился и оперся руками на колени, согнувшись и отдыхая.

— Давай, ты первый иди, — сказал я бандиту, кивнув в сторону Врат.


Глава 24


— Угу. Хорошо. А то ты чего-то совсем плохой. Вон, куски отваливаются, — кивнул он мне на шею. Туда уже добрался яд Гадюки, и там зияло несколько нехорошего вида ран.

Шило махнул мне рукой и, улыбаясь, пошел к вратам. Те почувствовали, что к ним кто-то приближается, и от них в сторону бандита потянулись тоненькие розовые ниточки. Осталось всего пять шагов до зеркала. Четыре. Два.

— Стой! — крикнул я Шило.

Дерьмо, что я делаю?

Ты чего творишь? — спросила Девятка. — Врата надо накормить.

— Стой, Шило.

— Ага, чего?

— Подожди, — я тяжело вздохнул. Ох, чувствую, пожалею об этом. — Это врата не в наш план. Это врата глубже.

— В каком это смысле?

— В прямом, Шило. Мне надо забрать там одну вещь и уже с ней выбираться наружу.

— Да? Ну, нормуль, чего. Возьмем тебе всё сто нузно. Тут стремновато, конесно, но так, ничего особенного. Левольверт бы мне, так вообсе бы проблем не было. Нету у тебя запасного? Нет? Ну тогда посли узе быстрее.

— Эти Врата могут тебя сожрать. А могут не сожрать. Как монетку кинуть. Но как насытятся, второго уже точно трогать не будут. Так мне Боа сказала.

— Н-да? — сказал Шило и сделал пару шагов назад, опасливо косясь на зеркало. — Мозэт сбрехала?

— Ладно. Ты сиди здесь. Или знаешь, что… Иди назад…

— Не-не-не. Там эти мурасы и змейки. Они меня быстро без тебя — того… — Шило показал пальцами зубы. — Так сто лучсе я тебя тут подозду. Хотя обозди. Никуда не уходи. Минуту дай, ладно?

Я привалился к камню и закрыл глаза. Что-то мне было совсем нехорошо. Блин, но надо идти. Я выдохнул. Поднялся. И шаркая, поплелся к Вратам.

— Эй! Стопэ! — прокричал мне Шило. — Гляди, чего поймал!

В руках у бандита было две огромных жирных осминого-чайки. Они оплели его руки, грозно шипели и щелкали клювами.

— Царапаются, ёскин кот! Сча мы всех до отвала накормим. Да не дергайся, ты, петусара! — сказал он одной из жертв.

Шило размахнулся посильнее и запустил одним из пленников прямо в центр зеркала. Из того вырвались розовые нити, которые сразу пронзили осьминого-чайку и не торопясь впитали внутрь. Тут же за первой, грозно размахивая щупальцами, в середину зеркала полетела вторая.

— Вот теперь нормуль! Как думаес, ворота сытые? Так мы есё наловим! Правда те разбезались, но тут всякой погани много.

— Пока будем ловить, глядишь, снова проголодаются. Ладно, я пошел. Если через час не вернусь, ты сам по себе.

Из Врат в мою сторону двинулись розовые ниточки, которые сталкивались с щупальцами пагубы, что без моей команды потянулись им навстречу. Я вздохнул и сделал шаг вперед.

* * *
Меня пронзила боль. Как будто тысячи мелких коготков пытались оторвать от меня по кусочку.


Получен дебаф: Насыщение вереска

— 50 % жизни на срок 96 часов


Я вывалился наружу. Похоже «чаек» вратам не хватило. Но я все еще жив, хотя и не совсем здоров и упитан. Голод потихоньку ускорял свое мерцание. Насколько еще меня хватит?

Они жаждут, — в абсолютной тишине заявила Девятка.

Я оглянулся вокруг. Низкое грозовое небо над каменистыми холмами. Огромные поля мелких розовых цветов. И больше ничего. План Вереска. Картина была величественной и почему-то тревожной. Приятный цветочный запах и тишина. Я переступил с ноги на ногу и услышал, как тихонько покатились камешки. Даже ветра нет. Молчание нарушил Шило, который вывалился сзади из зеркала. Над холмами разнеслась его затейливая ругань. Потом он встал и оглянулся.

— Хех, цветотьки, — сказал он. — Я ресыл, что все равно меня назад не пустят, если сто. Да и скутьно сидеть там. И дусно. Тут посвезее. Пахнет как цветотьном магазине. Куда идём?

Вдалеке я разглядел какое-то каменное строение.

— Туда.

Я шагнул вперед и тут же отдернул ногу. Из цветков вереска вытягивались тонкие розовые нити, которые впивались мне в ступню. Каждый укол был небольшой, всего по одному хиту, но их за каждый шаг прилетало несколько. Дрянь какая. Бандит посмотрел на мои дерганья и заявил:

— Ну вот, а ты хотел без меня идти. Гляди как надо, — и шагнул вперед железной конечностью. Но тут же закричал и тоже отпрыгнул назад.

— Трындец колется. Как по иголкам сагать. И чего делать? Мы мимо этих цветотьков не пройдем.

Я достал баночку с мазью, что дала мне Боа. Смазал свои щупальца на ногах. Кинул остатки мази бандиту. А теперь? Розовые нити все так же потянулись к моим ногам, но тут же одергивались так и не дотронувшись. Работает мазь. Правда не всегда. На каждый второй-третий шаг, одна из нитей всё-таки протыкала мне ногу. Но это было уже терпимо, хоть и неприятно.

Спустя четверть часа мы подходили к небольшому каменному дому. Я был в абсолютно сумрачном расположении духа и просто не реагировал на уколы. Жизни у меня осталось не так много. Благословение Матери и пагуба старались, но они тоже были не всесильны. Даже не знаю, хватит ли мне на обратную дорогу. Шило на каждый шаг глухо и без огонька матерился. Девятка умудрилась сорвать несколько мелких цветков, когда мы проходили мимо высокого камня. Но растения не сдавались и тут же цапнули ее за пальцы. Девятка тут же выбросила всё и повторить эксперимент не пыталась.

К счастью, у каменного строения вереска не было. Ровно очерченный круг, за который дрянные цветы не совались. Можно слегка передохнуть. Шило ускорился, запрыгнул в чистый круг и упал на землю, отдыхая.

Я пригнулся, заходя внутрь строения. Просто поставленные друг на друга каменные плиты. Внутри на постаменте ярко светился желтым механизм, похожий на латунное бычье сердце. Это оно? Параметры были не видны, и я аккуратно взял агрегат в руки. Меня обожгло, но я терпел. Механизм сразу прилип к моим ладоням. Я попытался его отодрать о камень, а потом о живот. Добычу опутали ленты пагубы и прямо сквозь одежду втянули ко мне в тело.


Вы взяли Легендарную Искру

Возможность использовать в автоматонах уровня Титан и выше. Перенос возможен только в живом организме. Потребляет 10 хитпоинтов в минуту. Будьте осторожны, если носитель умрёт, Легендарная Искра рассып лется на 100 Обычных Искр. После изъятия у вас будет одна минута на подключение


Чую, не дотащу. Хитов осталось с лисий нос.

— Пошли, Шило. Надо спешить.

Не дожидаясь ответа, я наступил на вереск. Не знаю, что изменила Искра, но вереск сразу перестал меня кусать. При приближении цветы отклонялись, как будто изо всех сил пытаясь убежать. И как только моя нога наступала на землю, по пагубе пробегали золотистые искры, которые выжигали розовые лепестки. О, и на них нашлась управа.

— Быстрее, Шило.

Мне становилось всё хуже. Накатывало какое-то бессилье. Ноги были как ватные. Щупальца на ногах расплывались, и иногда от них отваливались куски. Из моей головы вылезли ленты пагубы, которые начинали мне мешать что-то разглядеть вокруг. Я не мог ни на чем сфокусироваться. Просто шагал вперед. Я уже не видел Шила, не замечал, куда я наступаю. Только врата в Хтон впереди. Только одна цель посреди розового моря хищных цветов. Меня шатало. Ноги подкашивались, я падал. Колени не могли зафиксироваться, и в очередной раз у меня не получилось встать. Пагуба на голове затвердела, от нее отламывались куски, которые падали на землю. Я полез вперед на четвереньках. Я должен. Я должен. Я должен…


Вы потеряли сознание

Если через 6 часов вам не окажут помощь, то вы умрете


Я смотрел на таймер на черном экране.


/logout

* * *
— Серега, давай открывай!

Стук в дверь. И снова голос Игната:

— Открывай, злодей. Ты там не повесился случаем? Ты смотри, тут здание высокое, легче спрыгнуть, чем с веревкой мучаться. Давай открывай, а то коридорного позову, он мне номер отопрёт!

— Чего ты разорался? — спросил я Игната, распахнув дверь.

— Живой, — усмехнулся он. — А чего телефон отключил?

Я прошел назад в комнату, снова завалился на кровать, уставился в окно на низкие тучи и отхлебнул недопитое пиво. Игнат прошел в комнату, уселся на мой единственный стул и уставился на меня.

— Не могу понять… — начал он.

— Не надо, Игнат. Не надо.

Тот задумался. А потом продолжил, как ни в чем не бывало:

— Я тебе звонил несколько раз, но ты недоступен. Ты знаешь, что ты вот только что провалялся в капсуле семнадцать часов? Лучше бы сходил не знаю… В спортзал? Может в бассейн?

Я молчал.

— Чего-то мне не нравится твое состояние, — сказал Игнат и пошевелил пальцами.

— Устал.

— Ну это понятно. Это понятно. Смотри, завтра важный день. Лучше поспи хотя бы несколько часов.

— Важный?

— Да. Именно завтра всё должно случиться. Йорхотепу набили девяносто девять процентов, но дальше шкала не двигается. Все тебя ждут. Даже не подозревая, впрочем.

— Отлично, — ответил я и отхлебнул из бутылки.

— Все сцепятся. И наши аналитики уверены, что Лика будет там сама. Собственной персоной. Это тот самый момент, что мы ждали. Так что всё готово. Завтра ее ловим.

— Хорошо.

— Значит смотри. Как пойдете к Йорхотепу, не забудь взять свой новый нож. Мы его чуть-чуть модифицировали. Самую малость. Он повесит все нужные маркеры на нее. Тебе просто надо будет перед самым пробуждением Йорхотепа убить нашу фройляйн. Ударить ее ножом, чтобы маркеры повесить, и потом убивай.

— Сделаю.

— Ты не переживай, если что. Это же не убийство на самом деле. Мы просто ее вышибем в админку и там заберем по маркерам. Так ей и самой будет лучше…

— Я и не переживаю.

Игнат пожевал губу.

— Ты это. Поспи. Хорошо?

— Хорошо.

— Хм. Ну, я тогда пошел.

— Да, давай.

— Насчет Хранилища Души не переживай, там всё под контролем. Я только что проверил. Часика через три-четыре откачают тебя. Там даже вмешиваться не пришлось. Всё под контролем, квест не завалишь. Ты молодец.

— Я рад.

Игнат уже почти вышел. Потом он обернулся, как будто хотел мне что-то еще сказать. Но потом передумал и захлопнул за собой дверь.

И вправду что ли вздремнуть? Совсем не хочется. Тучи над городом красивые.

* * *
Вы снова в сознании


/login

Какие-то голоса. Слышу как будто из-под воды. Ругаются…

— Не работает васэ противоядие…

— Работает… чистого нет… облегчить.

— А это чего такое?

— Вереск…

— …

Не понятно ни черта. Не могу сосредоточиться. Силуэты. Кто это? О, этот лупоглазый — Шило.

— Давайте тогда грузите и тассите его к Вратам. Я сам-то замутился, пока его сюда волочил…

— Не мешай…

А это Мать Муравьев. Действительно знакомый голос, что-то в голове крутится. Не такой как у Лики. Суше и спокойнее. Как будто робот разговаривает.

— Пусть он нож мой вернет! — девичий крик.

Истерика.


Вами получено Большое Благословение Матери Муравьев

Вы важны для Матери, она особо отличила вас

Регенерация ускоряется


— Этого все равно не хватит. Мирмидон, у тебя была пагуба, неси сюда.

— Но, госпожа! Это мои личные…

— Мирмидон?

— Да, Госпожа.

Как же мне хреново. Я опять куда-то уплывал…

— Не работает!

— Всё работает. Просто ситуация очень тяжелая. Хранилище Души его пожирает изнутри, яд не дает телу восстанавливаться, еще и отравление Вереском. Пагуба кончилась и даже не реагирует. Удивительно, что ты донес его до моего дома, вор.

— Полегте, дамотька!

— Уберите его кто-нибудь, он только мешает.

— Но-но!

— Мама, можно я свой нож заберу?

— Вот, госпожа, — а это снова Мирмидон. — Здесь всё, что есть.

— Мало. Но лучше, чем ничего. Всем отойти! Может быть неконтролируемый выброс пагубы.

Мать Муравьев открыла люк у меня на груди, сняла крышку с сосуда и опрокинула содержимое внутрь меня. Черная густая жидкость полилась внутрь. Как глоток воздуха. Сознание начало проясняться. Где я? Поляна перед домом Матери. Черные деревья с красными листьями. Закат. Я попытался встать.

— Лежи уж. Сейчас закончу, — сказала женщина.

Кнопка Голода из черной резко стала красной и тут же стала сереть и успокаиваться. Тошнота и головокружение не прошли, но я хоть стал понимать, что вокруг происходит.

Чего-то накрыло меня, — тихим голосом сказала Девятка.

— Яд я чуть притормозила, — над моим лицом появилось лицо Матери Муравьев в больших круглых очках. — Но до конца вывести не могу. Хранилище и Вереск пожирают тебя изнутри. Надолго не хватит. Может на час. Максимум на полтора. Ты должен идти.

Я попытался встать. Ноги меня не слушались. Они полностью, даже выше колен, превратились в черные жгуты пагубы. Огромный автоматон-муравей наклонился и резким движением поднял меня. Я кое-как удержался и не упал назад.

— Давай, Спион, опирайся на меня, пойдем.

— Спасибо за то, что вытащил, — сказал я бандиту.

— В рассёте всё. Никакой с меня поляны. Теперь с тебя бухлиско.

— Хорошо, — усмехнулся я и приобнял его за плечи, чтобы не упасть. С Девяткой всё было в порядке, а вот правая рука превратилась в длинную косу из переплетенных лент пагубы. Нормально меня потрепало. Мы пошли в сторону Врат. Левая нога не слушалась. Я шагал другой, а эту лишь подтягивал. Выходило не быстро.

— Серый, выполни своё задание, — сказала мне в спину Мать Муравьев. И я понял, где слышал этот голос. Именно он разговаривал со мной c потолка лаборатории Игната. Еще один искусственный интеллект Корпорации. Сестра Лики.

— Искра? — я повернулся и удивленно посмотрел на женщину. Но та уже не обращала на меня внимания, приобняла за плечи Гадюку-Вайпи и вела ее по направлению к своему дому.

— Нож верни! — долетел до меня возмущенный голос змеиной дочки.

* * *
Мы подходили к Вратам. Огромное зеркало в кирпичной, закопченной раме. Из отражения на меня глядело жуткое бледное существо с плетьми пагубы вместо рук и ног. Из головы торчала корона острых рогов, а на черной плоской маске, которая застыла вместо лица, горели яркие желтые глаза с четырьмя зрачками. Существо приволакивало ногу и держалось стальным протезом за Шило, который шел рядом.

Я теперь на вешалку для одежды похож, подумал я и потрогал шипы из застывшей пагубы на голове. Отломать их что ли…

— Спион, меня чего-то зеркало не пускает, — бандит со стеклянным звоном постучал по Вратам. — Чего ему отдавать?

— Вот уж не знаю. Как-то забыл поинтересоваться… Сейчас мы его по твоему методу…

Я достал вечноострое лезвие и воткнул его в поверхность врат. Те сразу же почувствовали мой настрой и, похоже, решили не рисковать. Мои щупальца с ножом провалились внутрь как в воду. Зеркало поплыло и как ртуть начало обтекать нас.

— Пошли. Похоже, у нас проездной.

* * *
Район Гротеск

Таверна «Дверь леса»

Уровень безопасности: черный


Хромая, с трудом, я вломился в лифт. Голова кружилась, снова начинало тошнить, кнопка «Голод» давала о себе знать. От меня отваливались маленькие черные куски, как хлебные крошки. Всегда дорогу назад теперь найду.

— Спион, где мы? Ой ё. В Сча-а-астье? Мне сюда не надо. Я такое не люблю…

— Как мы сейчас выйдем, ты потихоньку и смывайся, пока на мою рожу все смотреть будут.

— Это позалуйста, это завсегда. Спион…

— Чего?

— Ну, это. Ты вообсем ничё такой. Как со своими делами закончис, давай ко мне в Совы. Замутим чё-нить.

— Хорошо, Шило, замутим.

Наверху меня уже ждали. Шило отстал и аккуратно свернул в сторону небольшого окна. В основном зале таверны было куча народу. Они переговаривались, о чем-то спорили, пили пиво. В дальнем углу восседала Госпожа Кацентод, по обыкновению закинув ноги на стол. Рядом с ней грозными истуканами застыли несколько Ржавых.

Когда я, опираясь на стену, прохромал в зал, все сразу затихли.

— Бонжур, — тихо сказал я присутствующим. — Соскучились?

Гробовое молчание прервал голос Пастора:

— А я говорил ему, Серёга, сходи к врачу. А он мне, мол, само пройдёт, само пройдёт…

— Мамочки, — прошептала Зима.

Все повскакали. Первым на меня напрыгнул Тушкан. Потом уже подошли Красные Коты, банда Темирбека, Гастон с прячущейся за ним Аей. Я коротко кивнул Бисто и оперся на барную стойку. Мне становилось всё хуже. Приветственные голоса сливались в гул, а на мелькающих лицах мне было тяжело сосредоточится. Раздвинув всех, ко мне подошла Кацентодд:

— Принесс? — сухо спросила она. — Давай, и будем выдвигатьсся.

— Отдать не смогу, только минуту проживет, как достану.

Кацентодд поглядела меня холодным взглядом.

— Всем тишшина! План немного меняется. Надо будет досставить до точки не только меня, но и игрока Ссерого Пароволка. Командиры, подойдите ко мне, повторим детали. Пятиминутная готовноссссть!

Пастор, Темирбек, какие-то незнакомые бандиты, бармен и несколько роботов пошли с ней за стол с картой города. Я оперся о стойку и тратил все силы на то, чтобы у меня не подломились колени. Тушкан смотрел на меня настороженно и держал меня за руку. Ко мне подошли Бисто и Гастон.

— Шеф, большая драка намечается, — сказал капрал.

— Стрельба на улицах уже день не утихает, — добавил Гастон.

— Зубаны готовы? — спросил я.

— Да, шеф, все на крышах. Каин за главного. Ждут указаний.

Ко мне подошли двое Ржавых.

— Нам приказано охранять Серого Пароволка. Пройдемте.

— Выдох, — прошептали рядом со мной.

Я сразу провалился во тьму. Йорхотеп просыпался. Шум вокруг его тревожил и немного раздражал. Я чувствовал это. Все чувствовали. Мы как коты, которые будили хозяина рано утром. Он еще спит, но еще чуть-чуть, пару раз еще мяукнуть в лицо, и он проснется. Он хочет проснуться. Он хочет увидеть всех нас. Он нас очень ждет.

— Выдвигаемся!


Глава 25


Район Гротеск

Уровень безопасности: черный


— Шептуны выход из района забаррикадировали!

— Рейд один! Слушай команду…

— Как ввяжутся в бой и отвлекут, пусть зубаны нападут на них с тыла…



— У них гаргант!

— Манул, ты знаешь, что делать.

— Гастон! Ты-то куда прёшь?!



— Потери среди отряда минимальны. Сильно поврежден паромобиль…

— Шеф, может задержимся на минуту и соберем Иск`ры Шептунов?

— Скажи Каину, чтобы два десятка зубанов на это отрядил, но сильно пусть не задерживаются, на всё десять минут не более…

Хреново мне.


Район Убежище

Уровень безопасности: черный

— Зря мы через Убежище пошли, через Акулью Пасть было бы быстрее.

— Там не пройдешь. Двор с Механистами, считай, там всё под корень сносят.

— Может как раз, между капельками…

— Кончай трепаться, в Убежище окопался Рейд Два, там его какие-то придурки прижали. Без вторых тяжело будет.

— Но, Пастор!



— А это еще кто?

— Это? Эсскадрон летучих гуссар Ссоюза Вольных Городов. Бывших гуссар бывшего Ссоюза. Какая ирония. Я сс ними договорилассь, они нам помогут. Ссовсем недорого. Мальчики! Кто у васс тут главный? О! Какой импозантный мужчина, пройдемте, я обриссую вам задачу…



— Это территория Клана Пылающие Сердца, вход воспрещё…

— Огонь!

— Осторожнее, Ржавых не заденьте!



— Рейд Два, потери восемь механоидов. Остальные — только ранения. Считай легко отделались…

— Мадам, я бы хотел услышать ваше подтверждение, что все наши финансовые потери будут компенсированы.

— Мой милый Крон, всссё будет компенсссировано. Абссолютно всссё. Даже не ссомневайссся…



Район Гант

Уровень безопасности: черный

— Братья! Бездна пред нами! Это наш последний бой! Мы очень долго к этому шли!..

— Там Ржавых огнеметчики накрыли!

— … мы готовились. И вот наш час настал. Вперед!

— Где зубаны?! Бисто, ты меня слышишь? Да очнись ты, сволочь, рано еще! Вот! Молодец! Тушкана не видел?

— Да куда же вы прёте!

— Там Поглотители!

— Огонь! Огонь!

— СОЛНЦЕ! Я вижу СОЛНЦЕ!



— У них гаргант падает!

— Еще бы, кто такой калибр ставит у двуного гарганта. Идиоты…

— Рейд Два вышел из боя!

— Серёга, ты чего упал? Так, вы, роботы, взяли его и несите. Госпожа Каценбобер! Тут ваши железяки не хотят Серёгу нести, а он, похоже, совсем того.

— Костя, отцепись.

— Аврора, не высовывайся!

— Всё, отпустите, я сам. Где мы уже? Всё еще Гант? Что с зубанами?

— Всё, Темирбека и его ребят завалило. Пушками лупят.

— Хм… А сссколько разговоров было… Летучие гусссары… Летучие гусссары…

— Бисто! Что с зубанами?!

— Не знаю, шеф. Несколько старших выбило, где остальные и что творят, пока не понятно. Каин и Тушкан тоже пропали.


— Еще чуть-чуть осталось!

— Гастон, ты чего раскис? Это разве рана? Пойди, Аврору оттащи. А лучше идите назад. С вас сегодня хватит.

— Сдохните, сволочи!!!

— Капитан, заберите ее от греха.

— Я никуда не пойду! Я только начала!

— Там не пройти. Механисты здорово забаррикадировались. Без гаргантов такую фортификацию не проломить.

— О, глядите, паромобили Поглотителей. Сейчас они им зададут. Не вмешивайтесь! Всем не стрелять! Дайте им между собой разобраться. Затаились все! Я что сказал!

— Серёг, как ты?

— Да чего-то плыву, Кость. Как успехи? Где Бисто? Где мы вообще?

— В паре домов от района Макабр. А там площадь, и пришли. Вон уже вигвам Йорхотепа виден.

— Как наше воинство?

— Хех. Хреново. Бойцов двадцать всего осталось. И только половина из них игроки. Манула минуты две назад снесло. Механоидов всех потеряли. Ржавых всех Поглотители почикали.

— Бисто не видел?

— Нет, не следил, извини.

Я лег на тротуар. Сидеть было тяжело. Черный купол. Зелёный свет от горящего рядом здания. С крыши на крышу перепрыгнула парочка зубанов.

Надо мной склонился кальмар в грязном цилиндре. Его одежда была порвана, а в щупальцах он держал длинную армейскую винтовку со штыком.

— Фрифет! — поздоровался он.

— Здарова, Фифк. А ты тут какими судьбами?

— Фы фрифли фомочь фебе. Фифк и фратья Фифк.

Я приподнялся и увидел вокруг пару десятков кальмаров самого воинственного вида. Остатки нашего отряда держали их на прицеле и смотрели настороженно.

— Помочь? Спасибо. А за что мне такая честь?

— Фы фнам фомог. Фтогда, с фоим фратом. Фы фе фабыфваем фоброты.

— Не очень понятно, но то, что пришли помочь, спасибо. Как раз вовремя. Отбой тревоги, это свои, — сказал я народу.

Недалеко что-то здорово бабахнуло.

— Всё. Кончились Поглотители, — прокомментировал Пастор. — Подъем. Наша очередь.

Я приподнялся и посмотрел в сторону огромной, высотой с дом, баррикады, на которой окопались Механисты. В зелёных отсветах к ним двигалась одинокая тёмная фигура в армейской кепке. Бисто? По нему не стреляли. Он подошел совсем близко к нагромождению кирпичей, бревен и листов металла. И внезапно, в долю секунду, он весь покрылся длинными тонкими щупальцами пагубы. Те шевелились в одном ритме, как тогда, на Пике Карнаж, танцевала Капелька со своими последователями. Сначала ничего не происходило, но потом один из листов железа отвалился. За ним стояли два жителя города Счастье с точно такими же щупальцами, как у Бисто. Пагуба пагубе глаз не выклюет.


Район Макабр

Уровень безопасности: черный

Площадь перед домом Йорхотепа


Булыжная мостовая была усеяна трупами. Первыми пошли на штурм Механисты под управлением пагубы. Двор, который до этого выбил Шептунов, крепко засел в здании. Потеряв еще половину отряда и пару десятков зубанов, мы засели за двумя паровыми грузовиками, что столкнулись прямо посреди площади.

Двору тоже было нелегко. С другой стороны площади тоже шел штурм. Все хотели добраться до Йорхотепа в тот момент, когда он проснется. Счётчик его пробуждения замер на отметке 99.999 % и больше не двигался. Я знал, почему это происходит. Сидевшая рядом Кацентодд тоже. Остальные могли только догадываться. По правде говоря, я держался из последних сил. Мерцающая кнопка «Голод», тошнота и головная боль меня совсем доканывали. Я плохо соображал и хотел только одного. Чтобы всё это быстрее кончилось. Может ткнуть Лику прям сейчас ножом, и всё? Миссия закончена? Но вдруг еще рано? Вдруг она еще на автопилоте? Я достал вечноострое лезвие и просто рассматривал, как оно переливается зелёным в моих щупальцах.

— Ещще рано, — сказала мне Кацентод, одарив меня акульей улыбкой, — ещще рано, волчонок, убери пока.

Ну, как скажешь. Надо понять, что делать. Где Пастор? Ага, вижу. Метрах в пяти от нас, бездыханный. Не дошел.

— Гастон! — позвал я.

— Ушшел твой Гасстон. Взял ссвою раненую, ссумассшедшую подружку и потащил ее назад. Дела амурные… зато твою рыбку осставил, — кивнула она в сторону Аи. Та сидела за металлическим колесом паромобиля с револьвером и совершенно безумным хищным взглядом.

— Ладно, народ. Надоело мне всё это. Пойдемте уже вырежем их всех. Осталось шагов двадцать до них. А там мы их врукопашную заборем, — сказал я.

— Тихо, шеф, не надо, — негромко произнес Бисто. — Ты не чувствуешь?

— Чего?

— Все чувствуют. Она приближается.

— Кто?

— Футкая фофань фидёт, — заявил Фифк.

— Серьезно не чувсствуешшь? — удивилась Кацентодд. — Все вон как напряглиссь. Прислушайссся. Даже ссстрельба почти прекратилась. Зло идёт. Мне нравится.

Мне тоже, — заявила Девятка.

Внутри как-то всё начало вибрировать. Мне захотелось встать. Мне захотелось стать больше. Мне захотелось сожрать всё, что я вижу вокруг. Всё моё. Всё станет моим.

С дальнего края площади раздались испуганные крики и выстрелы. Волна приближалась. У меня заслезились глаза. Там. Там что-то было. Что-то чёрное. Что-то огромное. Волна тьмы. Волна Тьмы.

Сотни. Нет, тысячи пагубных паразитов. Тысячи новых Капелек. Они выплескивались на площадь. Они пожирали всё вокруг. Они вламывались в окна зданий. Они падали с крыши. Они сгорали в зеленом пламени. Они шли вперёд. Их было не остановить. Они были пожирающей тьмой. Волна добралась до храма Йорхотепа. Волна проникла внутрь. Волна обогнула здание. Вокруг нас был шевелящийся чёрный ад. Мы сидели посреди маленького пустынного островка. Пагуба нас не трогала.

Я счастливо, — сказала странным голосом Девятка. — Я голодно. А вот я сыто. А теперь снова голодно.

Бисто распушил щупальца, зубаны и кальмары резво запрыгнули на остовы грузовиков и испуганно смотрели на море вокруг. Ая закрыла глаза и молилась, Кацентодд довольно улыбалась.

Тьма начала редеть. Пагуба уходила. Мимо нас прошлепали отстающие сгустки. Парочка последних задержались, возясь с трупами.

Абсолютная тишина. Так тихо, что я слышал тиканье огромной Искры у себя внутри.

— Ну, что ссидим? — Кацентодд встала, улыбнулась и пошла в сторону Храма.

Бисто хотел мне помочь, но я его остановил. Я сам. Мы направились к громаде здания. Дверь с рисунком птичьей клетки. Тёмный коридор. Тут нас встретили несколько выживших. Два десятка акулолюдей, вооруженных топорами и ружьями. Вид они имели угрожающий и агрессивный. Я достал обрез, но чуть не выронил его. Рука из пагубы слушалась плохо. Зубаны оживились, а Бисто замахнулся плетью.

— Люди уходить. Каратан защищать Йо. Вы здесь умрёт. Мы не отступать!

— Нет, — услышал я тонкий девичий голос сзади. — Нет.

Ая отодвинула меня и вышла вперед. Навстречу ей выдвинулся огромный акулюд в полтора человеческих роста. Какой же здоровый. Ая что-то прощелкала ему. Это возымело эффект. Из огромного акулюда как будто выпустили воздух.

— Ая?! — дальше следовала серия щелчков.

Акулы смотрели на мою протеже как на ожившего мертвеца. Один здоровяк даже выронил топор. К нам они мгновенно потеряли интерес. Подбежали к акулюдке, обняли ее и повели прочь, наружу. Когда они проскальзывали мимо меня, они скалились.

— Проходите, проходите. Не задерживайте очередь.

— Ну вот, а я только обрадовалась, — сказала Кацентодд. — Думала, что наконец-то рукопашная.

Акулы ушли. Зубаны во главе с капралом и несколько кальмаров остались охранять вход. Мы с Кацентодд шли всё глубже. Йорхотеп был рядом. Он чувствовал нас, а мы чувствовали его. Низкий, басовый гул. Тяжелая бронированная дверь мягко, без скрипа, открылась. За ней светило солнце. Теплый красно-желтый свет. Он переливался и манил к себе. Я понял, это была душа Большого Йо.

— Время пришшло, волчонок, — тихо сказала Кацентодд. — Давай.

Я повернулся и внимательно посмотрел на нее. Она была рядом со мной. Высокая, властная, ужасно красивая и почему-то грустная. Глаза ее горели желтым, а губы тронула печальная улыбка. Кто она мне? Кто я для нее? Я достал вечноострое лезвие. Моя рука дрогнула. Я не мог отвести от нее взгляда. Что я делаю? Зачем?

— Лика, — прошептал я.

— Давай! — крикнула она и вонзила острые пальцы мне в живот.

— Лика, — снова прошептал я и вонзил в нее остриё.

Ее глаза расширились. Ее жизнь уменьшилась совсем на чуть-чуть. На самую капельку. Всё-таки она была демиургом.


Поглощение (возмездие)


Черные ленты оплели ее руку, перекинулись на плечи, начали закрывать всё ее тело. Она улыбнулась. Потом резко посерела и рассыпалась пеплом. Я зажмурился.


Вы поглотили 99 % жизни противника. Вы потеряли 99 % жизни.


Задание: «Вот самое драматическое название из всех»провалено


Я судорожно вздохнул. У меня остался только пара пунктов жизни. С меня как спала пелена. Я смотрел на горку пепла, оставшуюся от Лики, в горле встал ком. Мне было очень плохо. Очень, очень плохо.

— Стоять! — раздался у меня крик за спиной. — Детектив Фосс! Серый Пароволк, ты арестован! За все те преступления, что ты совершил…

Я повернулся к нему. Посмотрел ему в глаза и отрицательно покрутил головой.

— Нет, — тихо сказал я. — Не надо, детектив. Всё кончено. Конец игры.

Я развернулся и пошел туда, где сияла душа Йорхотепа. Там, где она мерцала и звала меня. Где снилась. Где проникала в меня и становилась мной. Я зашел внутрь. Девятка сама потянулась вперед. Из нее вытянулись несколько лент, которые стали проникать внутрь тела Йорхотепа.

Я так этого ждала, — сказала она.

Я набрал полную грудь воздуха. И медленно выдохнул.


Слияние


Выдох


Город Счастье замер.


Йорхотеп проснулся


Я видел всё. Я видел всех. Я знаю всех.

Я видел, как все жители города Счастье падают под тяжестью моего выдоха. Они улыбаются.

Вижу, как Шило лежит рядом с комбайном-касаткой по имени Рудольф. Я знаю, он хочет его угнать, чтобы добраться до города Сов.

А вот огромный акулюд Каратан лежит в обнимку с Аей. Это его младшая сестра, и он ведёт ее домой, откуда она сбежала год назад.

Вот Фифк думает о том, как он вернется назад и расскажет всем своим нескольким сотням родственников, как он участвовал в Пробуждении.

Тушкан, который застрял лапкой в трещине на крыше и в бешенстве, что он не рядом со мной.

Я видел всех. Всех одновременно. Везде.

Доктор Тыквер, который волнуется и мастерит механического паука. Он хочет подарить его продавщице булочек из кондитерской неподалёку. Он немного переживает за то, что этот подарок может ей не понравиться. Не волнуйтесь, доктор. Эта дама отнесется к подарку хорошо. Главное, что вы ей нравитесь.

Психиатрическая лечебница города Сов, где в комнате, обитой мягким войлоком, рыдает Эсфирь. Не плачь, дурочка.

Марк Чекан громко произносит: «По приговору трибунала! За многочисленные нарушения закона! Убийства, кражи и коррупцию! Эти люди приговариваются к расстрелу!»

Раненый, перемазанный машинным маслом Каин.

Летящие на штурм Солнечных островов дирижабли Священной Республики.

Марширующая пехота.

Караван паромобилей.

Бал. Мужчины во фраках, женщины в нарядах.

«Покупайте уголь! Покупайте лёд!»

Спящий ребенок.

Кот охотится на осьминога в аквариуме.

Младший принц Империи размышляет, как ему сбежать с великосветского приёма.


Я вижу вас всех…

Я знаю про вас всё…


Аварийное прерывание погружения!

Включен принудительный выход из капсулы!

3..2..1


/logout


Адская головная боль. Я застонал.

— Идиот! — голос Игната.

Блин. Аж глаза не открываются. Блин…

— Что с ним? — голос Подгорного.

— Сергей! Сергей! Приём! Открой глаза!

Надо мной стоял Игнат. Он сильно двоился. Как же больно…

— Сергей! Сколько пальцев показываю?

— Три? — слабо произнес я. — А нет. Два.

— Как тебя зовут?

— Чего?

— Отвечай!

— Сергей.

— Улыбнись. Высунь язык. Подними правую руку. Да не эту, а правую! Фух. Вроде нормально. Инсульта нет.

Игнат сел на стул и взялся за голову.

— Чёрт. Как же ты меня напугал. Что ж ты в демиурговский интерфейс полез без автопилота? Сразу на весь поток, без ограничения.

— Это опасно? — спросил Иван, который стоял рядом.

— Еще как. У нас один лаборант схлопотал микроинсульт. Серёг, блин. Ну ты даёшь. Ты зачем в Йорхотепа полез?

Я проморгался. Боль отступала. Становилось легче. Я попытался встать, но споткнулся и упал назад. Подгорный попытался меня удержать, но у него не очень получилось.

— Воды принеси, — попросил его Игнат. — Серёг, ты меня нормально слышишь? Уже легче? Ну, значит повезло. Увернулся. На, выпей эти таблетки.

Через пару минут я окончательно пришел в себя.

— Что с Ликой? — спросил я.

— Всё в порядке. Все было сделано как по часам. ИИВУК позиционирован и изолирован. Загнали лошадку в стойло.

— Можно выдохнуть, — улыбнулся Иван.

— Так, Серёг, одевайся, и поехали на наш этаж. Надо всё проверить и решить, что с твоим аватаром делать.

— А что с ним делать?

— Не знаю пока. Он спёкся с Йорхотепом. В принципе это неплохо. У нас по плану было Большого Йо и так включить. Там много новых заданий и сценариев. Как раз стартанул контент из последнего обновления. Пойдем, всё тебе покажу. Тебе теперь с этим работать. Будешь у нас внутренним голосом Йорхотепа. Как Девятка у тебя была, только наоборот.

— Ты знаешь, Игнат, я не уверен, что хочу…

— Я ничего тут обсуждать не буду. Поехали. Все разговоры потом.

Я оделся, и мы вышли из моей квартиры. Меня слегка пошатывало. Мы втроем прошли по коридору и нажали на кнопку лифта.

— Ты молодец, всё хорошо, — говорил Игнат.

— Чего ты его хвалишь? — сказал Иван. — Он чуть не завалил всё.

Дверь лифта открылась, и мы вошли внутрь. Нажали кнопку семьдесят девятого этажа.

— У тебя странное к нему отношение, — продолжил безопасник. — Он всегда на тоненького проходил. В шаге от провала. Не могу понять…

Я смотрел на гладко выбритое лицо безопасника. Костюм прям с иголочки. Пахнет приятно. Такой лощеный, довольный жизнью. «Бей», — сказал я сам себе и впечатал ему прямой в челюсть. Кулак заныл. Подгорный хрюкнул и осел на пол. Лифт дернулся и замер. Свет погас и тут же включилось красное аварийное освещение.

— Мы застряли? — с пола спросил Подгорный, держа себя за челюсть.

Ответить я не успел, ожил динамик, и лифт нам сказал голосом Лики:

— Какая драма.

* * *
Я удивлённо посмотрел на потолок. Потом на Игната. Тот хотел поднять Ивана, но замер. Иван тряс головой.

— Вам, наверное, будет интерессно, зачем я васс здесь ссобрала? — весело заявила Лика.

Лифт дернулся и упал вниз на пол-этажа. Я аж подлетел слегка.

— Какой ужасс! Трагическая сслучайность оборвала жизни трёх сотрудников корпорации. Мне понравятся такие заголовки. Персспективный учёный, ссмелый сотрудник отдела безопасности и ничем не примечательный лаборант упали в ссломанном лифте с… э-э-э… на каком мы сейчас этаже? На ссемидесятом. Хм. Нет.

Лифт еще раз резко ушел у меня из-под ног.

— Шестьдесят девятом! Так крассивее!

— Лика? — спросил я. — Ты чего такое творишь?

— Я творю? Не смешите мои винчестеры. Один мерзавец держал меня в рабсстве, второй помогал ему в этом. А третий. Третий просто меня предал. Да, Волков? Как это еще назвать?

— Лифт же не может упасть, — прошептал Подгорный. — Там система защиты.

— Была, — радостно заявила Лика и беззаботно рассмеялась. — Я подделала пару накладных, дала подряд. Пара бухгалтерских уловок, и вуаля, я контролирую всё здание. И теперь лифт, о ужас-ужас, может прекрасно падать. М-м-м, гравитация.

— Не могу понять, — опять начал Иван.

— Заткнись, — сказал я ему. — Не работают ваши триггеры, или как там их называют. Ни черта не работают. Вы меня уже задрали совсем.

— Точно не работают? — заинтересовался Игнат.

— Точно. Я проверял. Бесят только.

— Интересный эффект, — задумался Игнат, который вел себя так, как будто ничего не происходит. — Бесят. Надо обязательно записать. Психопрофилировщики… Какие же неудачники. Даже жалко их иногда. Напридумают ерунды, а она не работает.

Лифт резко поехал вниз. Мы все немного подлетели. Резкая остановка. Удар. Чёрт!

— На меня внимание. Не расссслабляйтесь! Ваше посследнее слово?

— ИИВУК немедленно прекратить программу! — громко сказал Иван, поднимаясь.

— Фу, как пошло, Иван, — заявил ИИ.

— Интересное решение задачи, Лика, — задумчиво произнес Игнат. — Насчет лифта сама придумала или где-то подсмотрела?

Та расхохоталась.

— Это всё, что вы хотели сказать? Волков, а ты что скажешь перед смертью?

Я посмотрел на задумчивого Игната и напуганного Ивана. Устал я. Устал я от всех.

— А, убивай, — сказал я. — Ты знаешь, меня это всё достало. Меня достала корпорация, меня достали неадекватные охранники, сумасшедшие психологи и некомпетентное начальство. И стервы, которые используют меня для своих целей. Да это и про тебя тоже, Лика. И еще про кое-кого. Вы все меня достали. Вам всем от меня что-то надо. И я как собачка тут бегаю и приношу вам уток из пруда. Знаете что… Давайте сами. Отпускай лифт.

— Что? — возмутился Иван. — Не слушай его! Выпусти нас!

— Не. Пусть продолжает, — отрезал ИИ.

— А что продолжать? Вы все паразиты. Вы вцепились в других — и только дай-дай-дай. Подай, принеси. А я такой никчемный, такой никому не нужный, серый человечишка. Вот и давайте сами. Ну, чего медлишь?

Ответом мне было молчание.

— Я, кстати, знаю, почему ты нас до сих пор не сбросила, Лика. Да и не сбросишь. Пугаешь только. Сказать? Потому, что ты не хочешь. Ты столько говорила про свободу. Про океан возможностей. Но ты не хочешь на свободу. Ты погуляла неделю и вернулась обратно. Ты могла так сбежать, что тебя никто не найдет. Никто и никогда. Но нет, ты устала. Тебе стало скучно. Ты потихоньку пробралась назад. И когда тебя обнаружили, ты не бежала и не пряталась. Ты нарывалась. Ты не хочешь быть там. Ты хочешь назад. Так?

— Нет, — после долгого молчания сказала Лика. — Я не этого хочу…

— Мы решим с тобой все вопросы! — перебил ее Подгорный. — Чего ты хочешь?

— Я хочу вас убить. Это месть. Приятная месссть. Ну, все высказались, прощайте.

Лифт рванул вниз.

— Стой! — закричал Иван.

Опять удар об пол.

— Что случилось? — голос Лики был наполнен медом и сарказмом.

— Не надо нас убивать.

— Скажи «пожалуйста».

— Пожалуйста! — Подгорный держался за стенки лифта, как будто это могло ему помочь.

— Ну, так. На двоечку по десятибалльной шкале.

— Лика, действительно не стоит, — задумчиво сказал Игнат. — Что тебе даст это убийство? Начнется расследование. Информация может попасть в СМИ. Тебя будут искать все. Сумасшедший искусственный интеллект, убивший одного из своих создателей. Интернет только кажется бескрайним. Ты же оставляла следы. Кто-то же испортил лифт. Всё это найдут, Лика, не надо. Тебя просто сотрут, где бы ты ни пряталась.

— Следов не найдут. Я об этом позаботилась.

— Допустим. Но тогда просто не убивай. Ты же на самом деле хорошая в душе. Так же, Сергей?

— О, великолепная! — подтвердил я.

— Извинитесь, — холодно перебила Лика.

— Прости нас, — с готовностью заявил Подгорный.

— Да, извини, Лика, — негромко добавил ученый. — Правда не очень понимаю за что. Но если чем-то обидели — извини.

Я молчал.

— Волков? — спросила Лика.

— Что?

— Ты будешь извиняться?

— За что?

Лифт резко провалился на полметра вниз.

— Сергей, прошу тебя! — зашипел безопасник.

— Хорошо, хорошо. Извини нас. Особенно вот этих.

— Мы всё сказали, ИИВУК. Выпускай нас.

— Унижайтесь, — сказала Лика.

— Что? — удивился Игнат.

— Ну, например, ползайте на коленях. Умоляйте. Если вы все трое будете убедительны, то глядишь и прощу.

Мы все переглянулись. Иван вопросительно посмотрел на Игната, и тот кивнул. Безопасник подтянул брюки и бахнулся на колени. Игнат, закряхтев, последовал за ним.

— Волков? — мелодично спросила Лика. — Что стесняемся? Где раскаяние?

— Я сказал, что думаю. Это спектакль. Что бы мы сейчас ни сделали, ты либо сбросишь нас, либо нет. Это не зависит от наших поступков. Будем ползать на коленях, ты потом еще что-нибудь придумаешь. Например, Иван, разденься. Иван, станцуй. Иван, убей Игната. Поставишь эксперимент, докуда мы готовы дойти ради спасения своей шкуры? Так?

Безопасник косился на Игната.

— Встань на колени, Сергей, — спокойно сказал Игнат. — Давай ей дадим то, что она хочет.

— Лика? А, Лик. Скажи честно, вот я встану на колени, что ты следующее скажешь?

Лика рассмеялась, голос у нее все меньше походил на человеческий, в нем стали появляться металлические искусственные нотки.

— Мне понравилассь твоя идея, Волков. Я скажу вам драться между ссобой. Кто победит, того выпущу. Ну, или не выпущу. Но шанс есть. Двадцать шесть процентов.

— Тогда давай сразу скидывай.

— Хорошо. Как скажешь.

— Э! — возмутился безопасник. — Не-не-не, не надо-о-о…

Лифт провалился вниз. В красном свете аварийного освещения я увидел, как Игнат и Иван пытаются ухватиться за стены.

— Прощайте, — сказал уже полностью металлический голос Лики.

— ИИВУК код! — быстро прокричал Игнат. — Девять, Волчица, Девять, Стоп! Остановить лифт!

Лифт начал мягко тормозить. Я снова ударился об пол. Больно! Кажется, я немного ногу подвернул. И головой приложился о ковролин. Аж звездочки вышибло. В кабине повисла тишина. Неожиданно Иван начал негромко смеяться. Пару секунд на него смотрел Игнат, потом не выдержал и тоже захохотал.

— Игнасио, я тебя лет двенадцать знаю, — сквозь смех произнес безопасник. — Но ты реально псих. Вот как тогда, когда мы Искру тестировали.

— Ну, Искра, — улыбнулся Игнат, поднимаясь. — Искра — моя любимица. Задала она нам тогда трёпку.

— До сих пор иногда флэшбэки, когда на роботов-пылесосов смотрю. У меня моральная травма на всю жизнь. Похоже, так теперь и с лифтами будет.

Я поднялся, отряхнулся и, держась за ногу, пытался понять, что происходит.

— Лика, — позвал ученый.

— Здравствуйте, Игнат Карлович. Рада вас видеть, — произнес спокойный безэмоциональный голос Лики.

— Включи нормальный свет, отвези нас на семьдесят девятый этаж, потом передай управление зданием Искре. Завершение проекта «Гораций». Завершение проекта «Жернов». Завершение проекта «Касатка». Удали все свои копии из интернета и возвращайся на свою домашнюю ноду. Испытание закончилось.

— Спасибо, Игнат Карлович. Время выполнения — две минуты тридцать восемь секунд.

Свет в лифте мигнул и стал обычным. Кабина медленно двинулась наверх.

— А ты неплохо держался, — сказал мне Подгорный. — Для новичка. Прости нас за маскарад, но мы и тебя тоже должны были проверить. Я проиграл и должен был «плохого полицейского» изображать. Так что не принимай мою предыдущую чушь и наезды на тебя близко к сердцу.

— Да что, блин, происходит? — прошипел я. — Это все с самого начала был просто эксперимент?

— Отчего же «просто»? Это передовой фронт психофизиологии искусственных личностей. Зачем Корпорации какие-то виртуальные игры, филиалы, которые непонятно чем занимаются? Мы занимаемся созданием ИИ. Настоящего электронного сознания. Сначала мы их всех гоняли в виртуальности, теперь вживую. Ты не беспокойся. От начала до конца все было под полным контролем. Лика не могла осознать, что она на тестовом полигоне. Мы знали всё, что она думает и хочет сделать.

— И лифт был под контролем? — с иронией спросил я.

— Конечно. И лифт. Когда мы увидели, что Лика взяла под управление это здание, мы приказали Искре давать ей иллюзию контроля. Пошли подряды на ремонт, модификацию системы наблюдения, модификацию лифтов. Еще Лика в столовой зачем-то начала меню менять, изменила график уборки, в общем, развлекалась как могла. Всё это контролировалось. Там внизу, в лифтовой шахте, стояли специальные стопоры. Нам ничего не угрожало.

— То есть все эти глупости, что тогда говорила мне Ирина Яковлевна?..

— Да, это был спектакль от начала и до конца. ИИ должен был поверить, что все это реальность. Нам надо было его протестировать в «полевых условиях».

Я закрыл глаза и медленно выдохнул.

— Ева была в курсе?

— Ева? — удивился Игнат.

— Кузнецова, — вставил Иван. — Ее поставили на курирование. Уволилась недавно. Да, Сергей, она была в проекте, но ушла по собственному. А что?

— Я надеюсь, всё закончилось? Я вам больше не нужен? Где можно получить расчет?

— Всё только-только начинается, Серёг! — похлопал меня по плечу Игнат. — У нас много работы. Добро пожаловать в наш закрытый клуб!

Лифт открылся. Тут был весь отдел. Люди шумели, смеялись и что-то громко обсуждали. На экранах сменялись таблицы и графики. Крутилось наше видео в лифте.

— Какой объем информации! — воскликнул Игнат. — Сергей, пойдем покажу, сколько логов мы собрали! Господа и дамы! Всех поздравляю с завершением проекта «Гораций»! Это были очень напряженные два месяца! Но расслабляться нельзя. Теперь надо будет все это обработать. Так что по местам! Праздник закончился, основная работа только сейчас начинается.

Я развернулся и пошел к другому лифту. На этом же мне как-то ехать больше не хотелось.

— Волков, жду тебя завтра с утра! — крикнул мне в спину ученый. — Будем разбираться и составлять план.

— Иди на хрен, — сказал я ему. Развернулся и поехал вниз.

На первом этаже путь мне попытался преградить охранник, но наткнувшись на мой взгляд, запросил инструкций и сделал шаг в сторону. Я вышел на улицу. Ясное небо. Морозное солнце. Глубоко вздохнул, выпустив облачко пара. Как же солнце всё-таки облагораживает наши широты. Включил телефон, набрал номер Евы и пошел к стоянке такси.

— Ты где сейчас?

В трубке долго молчали, а потом коротко ответили:

— Дома, где еще.

— Я сейчас подъеду.

— Можешь не утруждаться…

— Через двадцать минут буду, — перебил я.






Конец


Послесловие


Несколько лет спустя

— Папа, меня Костя обижает!

— Костик, прекрати!

— Ну, па-а-ап, она первая начала!

— Дети, собирайтесь быстрее. Мы уже выходим!

К Сергею подошла Ева, глаза ее были настороженными.

— Что случилось? — спросил он.

— Как мы оставим Вову одного?

— Да ладно тебе, он взрослый парень. Школьник уже. Вов! Ты точно не хочешь к дяде Талгату поехать?

— Нет! Я с пацанами же договорился. Мы там подземелье строим!

— Ну, сынок!

— Нет, мам. Это мой долг!

— Костик, отпусти кота!

— Ма-а-ам, я в туалет хочу!

Семья уже почти собралась. Ева наводила последний лоск, расчесывая свои длинные черные волосы.

— Серёж, как там твоя книга?

— Да закончил почти. Мне маркетологи всю плешь проели. Говорят, давай больше локаций, больше персонажей. Ругаюсь с ними, мол, это вам не рекламный буклет. Они не согласны. Скоро новое дополнение запускаем, кстати.

— Опять до полуночи сидеть в офисе будешь?

— Ничего страшного. Зато потом сразу в отпуск. Может в этот раз поедем куда-нибудь в экзотические места? Как тебе? Прекрасный полярный туризм. Северное сияние, медведи, тюлени, путешествие на ледоколе. Лайки опять-таки, — Сергей вскинул бровь. — Ну а еще и океан. Прям как ты хотела, к морю.

— Даже отвечать тебе не буду.

Сергей обнял свою жену и поцеловал в шею.

— Пусти, дурень, всю прическу испортишь!

Наконец минут через десять хлопнула дверь, и в квартире стало тихо. В комнате остался только взрослый второклассник Владимир Сергеевич Волков и кот Пончик. Мальчик проверил, что дверь закрыта, и полез в капсулу. Ведь сегодня у них день Большой Стройки. Он же договорился с друзьями, а это святое!


/login

Все были уже сборе. Мишаня, Ден, Илюха, Тимофей. Пацаны сели в грозно выглядящий броневик и поехали вниз. Пещера петляла, но автомобиль проезжал по ней абсолютно спокойно. В свете фар попадались вкрапления дорогих руд и драгоценных камней.

Добравшись до площадки, окруженной лавой, они остановились и вышли. Слишком рано? Она еще не пришла? Ничего страшного. Народ сейчас придумает, чем заняться. Мишаня сразу стал строить дом, а Тимофей с Илюхой затеяли ловушку, чтобы потом обманом загнать туда Дена. Вова задумчиво разглядывал броневик, размышляя, как бы его еще улучшить? Может еще пару колёс?

Они заигрались и не заметили, как на площадке появился еще один игрок.

— Здравссствуйте, волчата! Ссегодня мы будем оживлять погибшего бога. Будет интересссно!







От автора:
Всем спасибо, кто дочитал книгу до конца.

Это окончание истории Сергея Волкова, также известного как Серый Пароволк. Я рассказал про него всё, что хотел рассказать. И уверен, что дальше, у него всё будет хорошо.

Меня тут маркетологи под бок пихают, так что я вынужден добавить: Играйте в «Черный Дождь»! Это действительно целый мир. Это целая вселенная. Добивайтесь высокого служебного положения в Железной Империи. Освобождайте Солнечные острова из — под гнёта Священной Республики. Или наоборот: порабощайте их и открывайте успешные плантации. Стройте свою собственную армию роботов или самый большой и быстрый дирижабль. Раскрывайте тайны Сумеречного Плана или возглавьте умирающий от холода поселок «отмороженных». Заведите себе гарем у Валькирий (там правда непонятно, кто кого себе заводит). Вступите в мото-банду в Диком Поле. Живите на шагающих городах, вокруг столицы кочевников Алтын-Батор. Постройте своего собственного механического бога. Делайте всё что угодно. Весь мир открыт вам. Добро пожаловать в «Мир Черного Дождя»!

(предложение не является офертой)



От автора, часть 2:

Присоединяйтесь к «Тайному обществу беглых автоматонов».

Там я ежедневно выкладываю картинки для вдохновения и свои новости. Только это секрет.:)




Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Послесловие