КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605550 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239838
Пользователей - 109760

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Некая магическая невезуха (СИ) [Cyberdawn] (fb2) читать онлайн

- Некая магическая невезуха (СИ) (а.с. Обычный русский попадун -2) 532 Кб, 149с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Cyberdawn)

Настройки текста:



Некая магическая невезуха

1. Удивленно-смирительная

Проснулся я и изрядно удивился, да и было от чего. Ну во-первых, на мне лежала белобрысая статья уголовного кодекса, изрядно закапавшая меня слюнями. Явно не в возрасте и внешности моей белобрысой спутницы жизни, да и которая другая — тоже не она. Во-вторых, смирившись со своим невысоким, но все же не окончательно павшим (Статья была одета в невнятный балахон) моральным обликом, я лицезрел над собой незнакомый потолок.

Прогонял в голове последние воспоминания, да и закручинился. Как-то я избыточно ударился в эксперименты последнее время, плюнув на возможные последствия. Всяко бывает, но не походит мое положение на семейный розыгрыш. Да и последняя моя вспоминаемая фраза "девочки, ерунда это, все будет нормально"… Единственное, что радует, ответного "нет, смотри, как надо" я не услышал.

Так, отложу-ка я рефлексию на потом. Статья вон, бормочет сквозь сон "То-о-ома…", а учитывая её упаковку, терзают меня смутные сомнения. Попытка выйти во внетелесье благополучно провалилась. Черт, похоже, все-таки главный герой, да и мир, несмотря на яркие краски описания, откровенно жуткий.

Ну что за невезуха-то, мой рояльчик, похоже, накрылся, а я в гибриде арены на выживание и лаборатории свихнувшегося сатаниста. И в отличие от моего прежнего (отставить рефлексию, дети выросли, девочки — крепкие, да и вернусь, возможно. Время и пространство — не абсолют) мира, у меня только тело подростка и невнятная фигня вместо руки. Штука, безусловно, сильная. Только и недостатков куча, а учитывая только канонные разборки-сборки запчастей протагониста… Как-то неохота проводить полжизни в вотчине собрата Амбридж.

Ладно, простая медитация, вроде, работает, хотя окклюментные практики структурирования и воспроизведения урезались. Но, что приятно, не пропали, а это уже шанс на что-нибудь интересное. А с памятью тушки-то у нас беда, только-только, видимо, канонным пером получил. Ну и, что любопытно, потерта вся личная информация, а вот обезличенной вагон, от языка, до правил поведения и школьных предметов, что уже неплохо.

Хорошо, для начала разложим по полочкам, что есть у меня. Тело не просто нормальное — в отличной форме, хотя его явно пытались сломать, впрочем, по канону так и есть. Память обезличенного школьника Академ-сити, не самого усердного, но и не имбецила: язык, предметы, правила поведения присутствуют. Хрень невнятной этиологии, то ли вместо, то ли в руке, ультимативная против любой местной аномальщины. И, на закуску, знания двух анимированных сезонов канона. Это в плюсах.

Минусы начинаются с собственно мироздания — ни псионов, ни мистико-религиозных проявлений я не встречал. Место моего пребывания и отношение мира к нему людоедски-жуткие: то ли Алистер имеет аналог десятка термоядерных бомб, то ли купил верхушку стран плюшкой типа бессмертия или чего-то подобного. Исходя из Статьи, похрапывающей на мне, вскоре начнется замес, в котором мне будет больно и плохо, причем, что огорчает еще сильнее — не последний. Плюс близкий к стопроцентному шанс на слежку, единственное, что вариабельно — её плотность. Мангу, фильмы, вроде бы, даже вышедшие сериалы я не читал и не смотрел, так что не знаю что там. Наконец, ручная хрень, якобы несущая с собой невезуху носителю, блокируя способы прикрыть его магией.

Вот последняя мне наиболее интересна. Мои исследования показали, что добрая половина явлений мира трех с половиной мерного точно имеет связь с многомерным. Если бы рука, пусть частично, временно — как угодно, отсекала все многомерные проявления, то носитель не мог бы жить, это как минимум, а скорее всего такой объект не смог бы и существовать. То есть, есть некий фильтр на блокировку с некоторой вероятностью его изменить — ну, так видится на первый взгляд. Плюс задействованная окклюменция, пусть и не полностью, демонстрирует, что некие инструменты многомерного оперирования доступны. Часть ритуалов, построенных на жертвах, я совершить смогу — уже очень неплохой плюс. Ну и сработают они наверняка, несмотря на ангелов и прочих упырей, главное — мерность мира.

А еще чертовски интересна как персональная реальность, так и псионика в целом. У магов все просто и понятно: магядро и каналы — прямая связь с многомерьем. А вот псионика, точнее именно ПР, озадачивает. Манипуляции квантовой неопределенностью в макромасштабе — звучит круто, однако возникает вопрос инструмента. Да и лапа воздействие эсперов нивелирует. В общем, интересно, и будем думать-разбираться.

Ну, раз какой-нибудь боженька выбора места обитания мне не дал, будем жить, где живется. О прошлом лишний раз не вспоминать: получится вернуться — вернусь, а нет — так и не худшую жизнь прожил. Тут безусловно интересно, есть чего изучать, да и, может, мозги на место встанут, а то памяти лет на двести, а все дурак-дураком.

А пока я неубедительно врал себе, что феерическая жуть в которой проснулся, может иметь плюсы — статья открыла глаза и оповестила меня о желании есть. Решил пока помолчать, выбор модели поведения и взаимоотношений дело сложное, так что побуду пока сервисным големом. В разумных пределах.

Обследование обиталища принесло только одну мысль: "бедность — не порок". Чисто, пусто, следы небрежного (или неумелого) ремонта. В холодильнике початый пакет молока, пяток яиц и пара помидор. В кошельке денег на один раз поесть, правда была карта, но как-то на богатство не рассчитывалось. Невезуха, вот как она есть…

По-братски разделил со Статьёй омлет и молоко, молча ткнул в телевизор пальцем и уселся в медитацию думать, вспоминать и планировать.

2. Индексированно-планирующая

Итак, в зомбоящик сейчас взирает Индекс Запрещенных Книг или просто Статья УК. Что-то около ста тысяч томов знаний о местной магии в нее запихнуто вместе с неким "стражем знаний" (и не помню, то ли сломался, то ли выключился от моей лапы). Вот если объективно разобраться — нафиг она мне не сдалась: жрет много, от знаний мне сейчас толку ноль, да и не факт что вообще что-то новое найду. Её же образ в быту не устраивает меня категорически. Ну жрет много — ладно, пока проживем, а потом — её друзей-дебилов раскулачу, не фиг бедного меня объедать. А вот физическое насилие и доминантность поведения в мой адрес будем выкорчевывать. Обидится и свалит — ну я и не нанимался ей в няньки, пусть местные маги за своим "сокровищем" приглядывают. Не свалит — есть варианты, и будем думать.

Мне же надо провести несколько ритуалов, в основном познания и призывов. Несложные, правда, в отсутствие жертв придется довольствоваться своей кровью. Что, учитывая её потери в каноне, тушка с легкостью переживет. Базовая и не очень информация необходима как воздух. Вот, например, чертовски интересна фигня, появившаяся на месте отрубленой руки, если это не придумка аниматоров, а факт, реальный симбионт, то понятна "избирательность" работы негатора. Да и перспективы вырисовываются приятные, есть надежда на договороспособность/управляемость в том или ином виде. И таких вопросов уйма, даже пара безумных идей появилась.

По ближайшим же событиям картина мне видится такой: Магнусу Стейлу Алистер "посоветует" использовать меня, к всеобщему благу, естественно. И я, наверное, не откажусь спасать мир. Но на повременной оплате, ставке за переработку и премиальных, потому как бедность и голодовка — не наш выбор. Если не слушать "высокоумные речи просвещенного мага" — канонные разборки могут закончиться за час и без всяких превозмоганий, заложников и травматических ампутаций. Ну и времени до этого эпохального квеста не меньше недели, возможностей передумать хватит.

А вообще, что я в этом мире хочу, надо бы определиться. Ну из знаний картина такова: во-первых, безусловно, персональная реальность. Правда, имеет она ряд подводных камней, не факт, что стоит её "получать", если это возможно, но изучить нужно стопроцентно. Во-вторых, местная наука, уровень технического развития, биологии, кибернетики безусловно выше мира рождения, и сильно отлично, судя по виденному в анимешке, от того что дома. Хотя "уничтоженные клетки мозга", высказанные доктором, которые чудесно затронули лишь личную информацию, звучит как средневековый бред, но фиг знает, посмотрим. Из магов и мистиков верса впечатлил только Кроули, причем, неясно очень многое, куча догадок — в общем, хорошо бы приглядеться, пусть будет в-третьих. Маги обычные, на моей памяти, не показывали ничего выдающегося, максимум "большая дубина", так что условно идут лесом. Туда же религиозная часть, всякие церковники, как по мне — те же маги, та же дубина. Ну и, естественно, разрушитель иллюзий, надо разобраться в природе и свойствах этого модного аксессуара, как для жизни сейчас, так и на будущее.

Вариант же спокойной жизни на данном этапе можно серьезно не рассматривать, безусловно хочу, но слишком много факторов этому препятствуют. Вообще, видимо, придется отыгрывать наемника, в неприятности втравят в любом случае, так хоть что-то с этого поимею. Ну а по мере познания мира и себя, посмотрим, может и появятся возможности и иные пути.

Что же, тогда на первое время — проверка текущего благосостояния (хотя скорее — неблагополучия), беседа с Индекс и доступные ритуалы.

Приняв сие судьбоносное решение, собрался и направился обозревать заквартирный мир. Статья, не отрываясь от телевизора, выразила желание угоститься пиццей, я же в ответ неопределенно хмыкнул, ибо пицца хорошо, но вот финансов может хватить только на тазик макарон.

Сам Академ-сити оказался на удивление приятным внешне местом: удачное сочетание застройки и озеленения, незначительные транспортные потоки, при полном отсутствии выхлопов. Прохожие были редки, и в целом укладывались в понятие "город студентов". А вот наружных камер было до неприличия много, причем, судя по положению, расположенных с учетом возможностей эсперов перемещаться в воздухе. Заткнув занудный внутренний голос, гнусаво напоминающий о том, где я реально оказался, начал общение с обнаруженным банкоматом.

Новости были хорошие и плохие. Хорошие заключались в том, что код был нацарапан на карте (ну логично, с учетом потери памяти, хотя бардак, конечно) и денег на счету хватит недели на две. Плохие — что поступление субсидий от родителей ожидется через три недели. Урезать порося трат не выходило никак — доступная память исправно выдала цены на продовольствие и потребление его Индекс. Вот просто интересно, как парень жил-то? Его ж еще и объедали в кафешках регулярно. Сделал зарубку на память — объедать всех и никогда не платить за себя, если есть кто-то другой. Покупая набор продуктов, пиццу все же взял. Её стоимость ситуацию не спасет и не усугубит, а вкусно пожрат, может, благотворно отразиться на запланированных переговорах.

За едой и начали беседу. Вообще, Тома изрядно подгадил мне, "не желая заставлять плакать" в больнице. И ладно бы мне, о котором не знал, себе в первую очередь, в смысле не только комфорта, но и нормального уровня общения. Собственно, на то, чтобы Статья восприняла разговор серьезно убил часа полтора, периодически щелкая девчонку по носу и силой усаживая на место, избегая физической расправы с её стороны.

А после просветил я сию "послушницу", что мол память не пропала, а пострадала, многих вещей не помню. Любви к укусам и истерикам на тему "хочу" в себе не наблюдаю, к собеседнице при этом испытываю расположение, но не более, если "что-то было", то пусть расскажет. Пару щелчков по носу и минуты три слезоразлива спустя Индекс изволила вернуться к конструктивному диалогу. Оговореные рамки общежития на тему некоторых домашних обязанностей и "неблуждания" по городу без присмотра оказались вполне благосклонно приняты. Да, при условии аргументации и приведения понятных примеров, но поведение было явно менее инфантильно, нежели в каноне.

Возникало обоснованное ощущение, что Тома банально потакал инфантилизму девочки, и так травмированной "амнезийной" и прочими заботами. Что, мягко говоря, не способствовало её реабилитации, не говоря о каком бы то ни было личностном развитии.

Занимаясь готовкой и параллельным обучением Статьи этой премудрости, задумался о том, что же мне с ней делать. Если бы не вняла моим аругументам — сдал бы на руки магам, сделал ручкой и забыл. Но вняла, и теперь возникает вопрос, мне что, держать Индекс Запрещенных Книг за кухарку, раз в неделю выгуливая в городе? При том, что потенциально девчонка — один из сильнейших магов верса, проблема в возможности использования данного потенциала. Идеальным мне видится вариант сделать из нее соратницу, но есть куча препятствий, а возможность их разрешения тоже "потенциальна".

Так что пора заниматься ритуалами. Нужные знания об особенностях их работы тут, нужны знания о себе и о мире. По окончании готовки заперся в ванной и начертил кровью круг призыва малого духа света, простейший призыв, необходимый мне для проверки — при всей моей самоуверенности есть шанс, что ничего не выйдет. Впрочем, светящийся огонек появился, а я занялся дальнейшим ритуальным кровопусканием. А результаты вышли крайне занимательными.

3. Результативно-практическая

Результаты были безусловно занятными. Ну, во-первых, легкое головокружение и слабость. Во-вторых, всполошенный стук Индекс в дверь. Ну и вымазюканную кровищей ванную комнату забывать не стоит. Как-то я увлекся, да. Впрочем, даже узнанное того стоило, так что убрав "уголок юного суицидника" и угомонив Статью, перешел к осмыслению.

Итак, ритуалы, из доступных мне без магического зрения и непосредственно магии, таки работают. Спиритуальные сущности призываются, причем в связке с друг другом создают воспринимаемый мной "коммуникационный интерфейс". Что тоже немаловажно, а то господин Камидзё в моем лице изволил-с забыть, что ритуал провести и узнать результаты — две большие разницы, а магзрения и прочего — не завезли.

Выяснилось, что либо тушка моя не человеческая, и, соответственно, мутантская, либо мутанты все эсперы, вне зависимости от ранга. Мозг имел аномально переразвитые области, что человекам, в целом, не свойственно. Видимо, слышанное в каноне "другой вид" было не преувеличением, а констатацией факта.

Кстати, как ни удивительно, некое "изъязвление" коры мозг имел, от чего я, мягко говоря, выпал в осадок. Ну ладно, вычистить быструю память. Ладно воздействовать на ассоциативные цепочки. Сложно, но возможно, причем не только магией. Но, пардон, выжечь нейроны с информацией, причем только их — это что-то слабо понимаемое. Это ж каким фильтром пользовалось заклинание, чтобы столь филигранно задать область уничтожения?

Направил я, после этих откровений, парочку мелких витальных духов для подстегивания регенерации, за месяц-другой "пошкрябанный" мозг восстановится, а то с пошкрябанностью как-то неуютно.

Вот результаты с лапой, как бы это сказать, превзошли мои ожидания. После получасовой бомбардировки разноспециализированными спиритами и попыток провести ритуалы познания, мне в мозг оттранслировалась несловесное, но вполне понимаемое "чё надо?", сопровождаемое ощущением направленного внимания. Немного, чуть-чуть, самую малость удивившись, стал мысленно, на разные лады нудеть о своем великом некомфортье в быту от фонового действия лапы. Ну и канючить о какой-нибудь управляемости воздействия, ибо мол плохо мне, и помру я, если так и будет фонить, а в критических ситуациях локализовываться исключительно рукой. Нудел минут пять, получил в ответ "фиг с тобой, золотая рыбка, и не дергай по пустякам, да и вообще — сам разбирайся". После чего собеседник замолк, чувство внимания пропало. Зато появилось другое, с лапой связанное, некое "чувство поля", слабо выраженное, но крайне порадовавшее.

Значит, выходит, симбионт разумный, да и еще, судя по плотности мыслефона — развитый этим разумом как бы не получше меня. И воздействие негатора вполне поддается его контролю, а в потенциале и моему.

Ощупал себя и повспоминал заквартирье, вроде, все-таки Академ-сити, а не мир сиськодемонов. А если серьёзно, то очень похоже на "священное оружие", чертовски интересно, кто (хотя тут может и сам симбионт) и с какой целью прицепил разумную и могущественную сущность к человеку, пусть и эсперу. Надо будет после освоения "подброшенного на бедность" попробовать наладить контакт.

А вообще любопытственно все получилось, например, окклюменция после пыжиния насчет "ужать" воздействие, заработала на полную. Плюс Камидзё эспер, и по канону, и по строению мозга это выходит. Значит, доступ к той самой, квантово-неопределенной персональной реальности потенциально есть. Магом я не стану, ядро банально не сформируется, да и поздно, но изучить и использовать эсперские возможности, благо вопрос о "приобретении" уже не стоит — точно надо. Да и выход во внетелесье заблокирован, и, подозреваю, это не шуточки разрушителя иллюзий, а последствия эсперства. И посмотрим в динамике, какие у "невезухи" и негатора взаимосвязи, а то есть сомнения, что "удача" — это магия, скорее флуктуация, ибо мелкие вероятности у Тома оборачивались обломами, а вот по-крупному ему чертовски везло.

Ну и надо разобраться с Индекс, судя по дыркам в моем уме, местная менталистика — это скорее нейрохирургия, так что есть у меня опасения, что "чистка памяти" нанесла ей урон не только психологический. Но загонять её в кровавую звезду, оглашая мир воплями "это для твоего блага, девочка моя" — слегка спорный вариант. А без диагностики в сознательном, причем, мыслящем состоянии, духи отобразят откровенный бред.

Итак, упираются мои задумки в местный госпиталь. И препараты для развития (в каноне невнятно, но, вроде, для эспера необходимы), и методики тренировок есть там. Да и Статью в томограф какой запихнуть можно, и от этого плясать, а не дергаться от незнания.

И встают предо мной два вопроса, с больничкой связанные. Первый — секретность, то, что я в планах местного главного сатаниста так или иначе задействован — почти факт (припрется Магнус — будет без "почти", но пока просто допустим). Вроде бы, жабктор с ним эсперов резать изучать начинал, а сейчас они на ножах, подробно в каноне не открывалось, но выглядело так. Так что будем выяснять, а первичную проверку-консультацию пройдем, и нужно, и не чрезмерно критично, да и по возможным отклонениям от канона будет видно, стучит жабыч Кроули или нет.

Второй вопрос — моя нездоровая жабофилия. Ну реально, фигня какая-то, второй мир — а меня к жабоподобным тянет. То ли так скрытый комплекс, что за век самокопания не отыскался, то ли вселенная меня троллит. Жабами и жабообразными. Да еще маскот тут, вроде, есть…

Нафиг жаб. Так и правда девиацию подхвачу, лучше не думать. А на завтра прихвачу Индекс и сходим к местному эскулапу, благо, время есть, и использовать его надо с пользой.

А послезавтра учеба, что в целом неплохо, знакомства и информация, но опять в школу, бли-и-ин. И Статью одну оставлять неохота — у нее скилл "поиска на пятую точку приключений" прокачан не хуже "невезухи" у меня. Тоже проблема, но решать после госпиталя буду, может, в нем вариант подвернется, может, придумается что. А пока кормить проглотистую библиотеку, да и спать, наверное, пора.

4. Амфиботропно-целительная

С утра, сожрав минимум десятую часть продуктов на две недели (Статья как обычно, а мне из-за духов в голове аппетиту прибыло), отправились мы в местный лазарет. Индекс удовлетворилась мороженкой и ни во что не влипла, предоставив мне возможность любоваться Академ-сити.

Впрочем, мои наблюдения прервала тройка местных гопников — подростки, крашеные волосы и штаны, предназначенные удерживать богатый внутренний мир штановладельцев, гопники как есть. Ну и сломал я им шаблон, обойдя стороной и не обращая внимание на “че-почем”. Ребята шаблоном потрещали, попытались пару раз догнать и завести свою песнь о “скакомрайоне”, но я, придерживая Статью, продолжил свой путь, просто их обходя. Шаблон треснул окончательно и злобны-молодцы удалились на поиски “правильной жертвы”. Индекс же, по-моему, их даже не заметила — грызла мороженку и любовалась облаками.

Побродив по госпиталю и поприставав как к персоналу, так и к пациентам, наконец, обрели искомого Жабыча.

— О, юноша, давненько вас не было, и вы, юная леди, здравствуйте, — бессердечно издевался над тяжкой Томиной судьбой Жабыч, — Что с вами опять случилось, вы даже на ногах? — не переставал блистать “остроумием” он.

— Доброе утро, доктор, — не поддавался я на гнусное глумление, — в силу вашей неоспоримой божественности рискну попросить вашей бесценной помощи.

Жабычу похвала и напоминание прозвища (вот черт знает, вряд ли имя такое — Божественный Хирург) пришлись по сердцу, приосанился он и надул защечные мешки щеки.

— Что ж, вы явно понимаете как ценность моих талантов, так и к кому обратиться. Излагайте, я постараюсь, нет — непременно помогу вам.

Ну и выдал я эскулапу наши беды и хотелки. Что, мол, после последнего божественного исцеления, выпирает моя эсперячья сила немерено (процитировал пособие для выявления эсперизма у личинок человека, приправивив восхвалениями Жабичевской крутости). А что и как делать, вроде, и не знаю, не давали нулевке ничего, кроме пары таблеток.

И про Индекс упомянул, что, мол, падала (аж на балкон, с черт знает какой высоты), что неспокойно сердце мое, не повредилась ли умом появилось ли травм и гематом каких.

Ну а реакция доктора была интересной, слова мои он слушал с напряженным вниманием, которого не скрывал (впрочем, на восхваления слегка лыбился, тщеслав). На песнь о Статье покивал и призвал каких-то помощниц, уведших девчонку на какой-то рентген. А потом вцепился в меня как клещ, причем, в прямом смысле, откачал грамм двести крови, я после вчерашнего чуть не сомлел. Ну и потыкал мной в кучу медицинского оборудования.

И тыкал гад долго, уж и Индекс с конвоирами приперлась и отправилась со всеми наличными бедного меня в больничный буфет, а обследование продолжалось. Вот что-то в памяти вертится, насчет знания Жабыча о разрушителе иллюзий, а вспомнить не могу. Впрочем, непринципиально, вопрос тут сдаст Кроули или нет, остальное — пусть себе знает, сам-то он мне не враг. Наверное.

В общем, закончив медицинское надругательство над бедным мной, выдал мне двухнедельный курс пилюль и выуженную из закромов книжку-методичку. Лицо имел при этом изрядно задумчивое и в сомнениях. Ну и посмотрел на результат обследования Статьи. И просветил меня.

И в целом, хоть я был прав, результаты просвещения мне не понравились. Поведал мне доктор, что картина такова, что не раз Индекс падала, а раз двадцать, причем без характерных следов гематом. “Как вырезано”, - образно сравнил он. Что сейчас, вроде, все не так уж плохо “боксеры лет в тридцать и хуже бывают”, чем меня не слишком порадовал. Ну и посоветовал за девочкой следить, голову беречь, пилюли, мне тут же выданные, регулярно скармливать.

Запомнил, поканючил снимок. Жабыч желал зажать, но на “интересуюсь и немного понимаю в медицине” задумался, протянул “ну да, вы юноша можете разбираться, опыта хватает”, чем возмутил нечуткостью, впрочем, снимок отдал, и я его почти простил.

Откланялся, взял на буксир Статью и двинулся домой, разглядывая снимок. И, будем честны, доктор несколько приукрасил реальность. Проблемы у Индекс были, и гораздо серьезнее моих. Не “пошкрябанная”, а погрызенная кора мозга. Блин, реально убить хочется этих друзей-дебилов, Каори и Стэйла. Да и, вроде, в Нессесариусе некие “старейшины” эту бодягу затеяли, реально, за такое отомщу, причем даже не при случае, а целенаправленно.

Впрочем, мстюнство дело хорошее, но надо девчонке помочь. Ритуал-то я создам, витальных духов призову, в принципе, если поднапрячься (и отожраться, а то помру от кровопусканий), смогу и среднего. Вот только два "но". Как мелкую загнать в написанную кровью звезду. И как отреагирует “страж знаний”, если он, конечно, не сгинул от лапопожатия.

Хотя ладно, Индекс обычным снотворным усыплю, круг накарябаю из расчета “под голову” даже проще выйдет. А страж — ну появится, щелбан лапой отвешу и буду дальше думать.

Так что по прибытии, затеял суету по воплощению плана. Кровь хрен с ней, прикупил в аптеке физраствора и кроветворного, не помру. Ну и осуществил коварно-целительный план. Страж не появлялся, то ли помер, то ли на духов не реагировал. Башка у Статьи с год в порядок приходить будет, но, в целом, неплохо, да и духи в ней останутся, она все же не я, для виталов скорее райское местечко.

В общем, уложил библиотеку в койку, сгрыз что-то и думал уже отрубиться, как в дверь позвонили. Обогащая окружающий мир обсцентной лексикой из трех миров и восьми стран, поперся открывать.

За дверью оказались уже мои друзья-дебилы, чтоб их. Мотохару Цутимикадо, гнусный шпиен церковников, да, вроде, и не только их, и Пирс Аогами, вроде, просто дебил, но гнусный в силу неуместного явления. Два этих несомненно гнусных типа пробормотали какую-то ересь о “домашке” и впихнули в меня пачку листков.

И слов нет — стоило положить макулатуру на тумбочку, прихватили меня под руки и повели за каким-то хреном в кафешку. Причем, мое закономерное возмущение и искренние угрозы мучительными и болезненными карами нагло игнорировали. Ну, сами, значит, напросились.

В кафешке фастфуда сожрал сколько влезло, пропуская треп этих “добрых друзей” мимо ушей, встал из-за столика со словами о естественной надобности. Ну и бросив персоналу через плечо “друзья заплатят”, поперся домой. Пусть привыкают к бытию джентльменов — пригласивший платит.

Дома отключил звонок, мне надо отсыпаться перед школой. Вспомнил, что забыл подумать о том, куда пристроить Статью, но плюнул и решил — возьму с собой, а там разберемся.

В общем, неплохо сэкономил на еде, да и от десятка молочных коктейлей ощущение кровопотери почти пропало. Хорошие у меня друзья, — думал я, засыпая.

5. Школьно-ресторанная

Проснувшись и вспомнив вчерашний день, схватился за дурную голову — опять на нервах дичи натворил. Вошел в медитацию, проверил все имеющиеся воспоминания о беседе с доком. Я-то еще, дубина, думал, что он так суетится и проверяет, разрушитель иллюзий, все дела. А ему пациент, которого на днях выписал с сожженными нейронами на голубом глазу говорит о “не все помню”.

Ладно медицина, но и о социалке я говорил, а док проверил, и… Стоп. Нейроны-то восстанавливаются, причем голову он долго просвечивал, учитывая развитость местной техники, возможно, и динамику заметил. И эспер. Так, ну будем считать, что повезло дебилу, и господин Камидзё у нас теперь эспер-регенератор, единичка в ранге, такой из себя уникальный, нейроны с памятью восстанавливает. И Жабыч, похоже, так и решил, по поведению и оговоркам так точно. Но дебилизм это не отменяет, причем можно сказать, третий раз на одни и те же грабли наступаю.

Вот с той же Статьёй — нахрена я бегал? Что один день бы изменил? А так пол-литра физраствора, горсть кроветворных и немалая вероятность вырубиться во время ритуала. А там бы и Страж, для полноты ощущений и завершенности картины активировался…

Так, вроде, себя попинал, мозги на место встали (ну польщу себе, куда деваться). В принципе, опять повезло, ступил, но не спалился и не помер. И, видимо, жизнь будет подкидывать “невезуху”, гопари с утра, друзьяшки вечером, вполне канонный расклад дня Тома. А я, значит, просто реагировал адекватно, и невезуха случалась, но с нулевым или даже положительным эффектом. С теми же Цутимикадо и Аогами вообще прекрасно вышло, даже сейчас настроение поднялось.

Ладно, пора завтрак готовить, да Индекс поднимать. И на фиг вчерашнее “озарение”, сначала разберусь с раскладами в школе, а потом уже буду думать, тащить Статью или нет. А заняться — пусть читает, ей полезно сейчас, вечером проверю. И какую-нибудь вкусняшку надо бы в награду, да денег вообще нет. Ладно, приготовлю что-нибудь. С деньгами вообще беда, хоть бегай и с рупором и Стейла выкрикивай.

Ну и занялся делами. А потом и на каторгу учебу отправился.

Начало учебного дня было продолжением вчерашнего вечера. Разгневанные дон Цутимикадо и дон Аогами изволили высказать свое недовольство вчерашними тратами.

— Да, естественно ушел. Ребят, вы же меня притащили, да и отказывался я, если вспомните.

— Тома, ублюдок, да мне одалживать пришлось чтобы рассчитаться!

— Пирс, друг мой, возможно, это станет тебе уроком, о рациональности трат, и планировании расходов. И я абсолютно не понимаю сути твоих претензий, если меня память не подводит, после моей выписки мы шикарно посидели за мой счет. Я искренне думал, что это ответный дружеский жест, мы же друзья.

Бормотание Аогами было явно недружественным, но они с Цутимикадо все же кивнули. И удалились, демонстрируя непонятость и обиду. Ну и хорошо, друзья мои, с деньгами у меня беда, а ваша незаменимая помощь мне не помешает. Впрочем, думаю разу к третьему поймут, но тогда — или станут нормальными приятелями или пусть идут нафиг.

А вот на уроке я был не то чтобы поражен, но, несмотря на часть воспоминаний Тома, удивился фрау Комоэ Цукуёми. Ну выглядит лет на десять, ладно, всяко бывает, но так она ещё перемежала вполне вменяемый урок “няками” “мимишками” и прочими инфантилизмами, намеренно подчеркивая облик.

Разве что компенсаторная реакция, и перед заведомо подчиненными, дабы не нарваться на возможный неадекватный ответ. Ну, в общем, тараканы у нашей преподавательницы в любом случае не малые, видимо, она, учитывая тщедушное тело, использует их как ездовых. А она еще и маг, вроде бы… Хотя не уверен, не помню.

Вообще успокоившись я припомнил часть подзабытого, и местные маги с их “церковностью” вспомнились и прояснились, нет тут толком магов и святош, как я теперь понимаю. Есть медиумы, а то и одержимцы, качающие “магию” от спиритуальных сущностей. Вообще диковатый выходит симбиоз, не вполне ясно, что “божественные” духи получают, как бы не “жизненную силу”, но тварюшки явно мощные, так как паства таковой — по сути, проводники силы духа. Тот же Несессариус, как пример, с их “англиканским” духом и даже Индекс — по сути, не творят изменений, все это делает дух. Изрядно мощное, не слишком представимое создание роевого типа, при этом уязвимое чрезвычайно, собственно, ясна причина “неявления божеств” а действия через медиумов. И, скорее всего, есть не церковные, а “тематические” духи направлений “магии” и прочего. Есть, конечно, вариант, прямой манифестации нечты из многомерья, но такие создания не вполне адекватны нашей мерности, и просто изничтожили бы “последователей”, сами того не желая, да и не понимая концепции смерти. В общем духи, с 99 % вероятностью.

Ну а пока я рассуждал на основе информации, всплывшей из встряхнувшегося мозга, урок подошел к концу. Пролистав учебники, я вообще не увидел ничего нового — кроме истории, имела она отличия, причем не только в Японии. Ну будет настольным чтивом, а пока потренирую “эсперство”. Так и просидел до конца занятий.

А по окончании подошел к учителю Цукуёми. Диалог был плодотворный, но как же меня достала её манера разговора, “томочка-цукуемочка”. Но часть пропущенного материала я сдал, о части договорился на будущее, сдавать сразу и все — явный перебор. А экстерном, если он вообще есть, займусь через год другой, если еще буду в Академ-сити.

С Индекс же вышло не очень, Комоэ дала список литературы, но с учебой или учебными заведениями в Академ-сити для не эспера было практически никак. Поблагодарив и выслушав очередные “томочки”, распрощался и двинулся домой.

У выхода меня поджидала парочка дорогих друзей, с предвкушающими рожами позвавшими меня в ресторан. Уточнив, точно ли меня приглашают, причем у обоих и пару раз, с чистым сердцем и грязными намерениями составил компанию “спонсорам голодающего”. Завели меня товарищи в заведение классом повыше фастфуда, да и готовили здесь заметно вкуснее. Правда, порции небольшие, приходилось часто заказывать.

В паре километров от заведения мне послышался полный отчаяния и тоски вопль “ТОМА, УБЛЮДОК!!!”, но это мне точно показалось. Во-первых, я неплохо воспитанный молодой человек, и даже прихвачу завтра в школу книгу по этикету, с закладкой в разделе “приглашения в общественные места”. Я забочусь о своих друзьях и их культурном уровне. Ну и матушка моя, безусловно, почтенная и порядочная женщина, как и батюшка — прекрасный человек, так что крик мне, безусловно, показался.

6. Возвратно-поступательная

На следующий день в школе вопрос разрешился прибытием заранее (встречаться с добрыми друзьями вне класса было чревато) и демонстрацией соответствующей статьи. Лицом я старался воспроизвести Люциуса Малфоя, с брюзгляво оттопыренной губой тыча в соответствующую главу “Правил поведения для чайников”. Поток оскорблений это не остановило, впрочем, Цутимимкадо, бросив на меня внимательный взгляд, отвел Пирса в сторону. Ну что ж, посмотрим, сделали ли мои лучшие друзья выводы из последних двух дней, да и какие — тоже интересно.

Параллельно с посещением школы я занимался с Индекс. Девчонка оказалась той еще занозой, да и последствия “спасения от знаний” аукались до сих пор, но при этом она прекрасно воспринимала образно-описательные примеры. Можно было час убить на объяснения “почему”, со спорным результатом, или минут пять — на описание воображаемой сценки со знакомыми людьми. В последнем случае Статья прониклась судьбой воображенных знакомых и, будучи в сущности добрым человеком, стремилась их уберечь от представленных неприятностей. Так что, пусть и без гарантии, но был немалый шанс, что Индекс не кинется в канон, усложняя этим ситуацию.

Ну и потихоньку осваивал подходы к эсперствованию. Методичка, за исключением ряда техник, оказалась изрядным бредом — в рамках ПР эспер не игнорировал, а использовал принцип неопределенности, выбирая варианты событий. Начиная с кварков, каскадом, вплоть до макроуровня. Естественно, это требовало чудовищных вычислительных способностей, а ограничение в “одно направление” было банальным предохранителем мозга.

В отличие от магов с ядром, которое было органом оперирования многомерными проявлениями, эспер сам, по мере развития, становился осознанно-управляемым многомерным объектом, правда, исключительно в пределах своего, четырех с половиной мерного тела, которое и называлось Персональной Реальностью.

И повреждения от магии объяснялись банально — местные духи обитали там же, а попытка эспера колдовать призывала духа-эффектора на те же координаты, где находилась ПР. Банальное столкновение, с последствиями в виде повреждений и трехмерной части эспера — физического тела.

Мои же призывы имели несколько иную природу, большую мерность, и, соответственно, могли использоваться и эсперами, и магами, не вызывая никаких негативных последствий.

Вот только еда подходила к концу, дорогие друзья обходили стороной и подло не приглашали в заведения общепита.

Так что к моменту, когда Индекс заявила о “магическом воздействии”, я испытал изрядное облегчение. Ну и направилась она домой, а не к этому проявлению, все же совместные занятия принесли результат.

Ожидаемое воздействие произошло через минуту, после отбытия Статьи, мир слегка поблек, и через плечо я увидел высокого, не меньше двух метров роста, крашеного то ли панка, то ли эмо — было в явившемся что-то от обоих. Здравствуй, Стейл Магнус, хоть ты и выглядишь гораздо младше, чем я ожидал, ты точно мой спаситель. Тем временем новоявленный, не дождавшись моих реплик, начал занимательную беседу:

— Это руна, Камидзё…

— А, приветствую, Стейл Магнус, — перебил его пояснения я, — кстати, не помешало бы и тебе начинать разговор с приветствия: это вежливо, и располагает к тебе людей, искренне рекомендую. Впрочем, не думай, что добрый совет и совместные приключения позволяют тебе считать себя моим другом, для начала нормального общения тебе стоит исправить манеры и сменить имидж.

Упавшая на асфальт сигарета и выпученные глаза была мне ответом. Я же с демонстративно-скучающим лицом молчал, стоя к пироманту вполоборота. Продышавшись и придя в себя Стейл перешел к запугиванию:

— Не выводи меня из себя! — прокричал Стейл.

После чего этот тип, использовав свиток, точнее карту извергающую в мою сторону поток пламени. Что ж, это было вполне канонно, стоял я вполне удачно, так что несколько увеличив площадь негации принял поток на разрушитель иллюзий, не меняя позы и скучающего выражения лица. Извергался Магнус минуты три, покраснел ликом, и покрылся испариной, впрочем, полученная возможность слегка контролировать лапу позволила мне все так же скучающе обозревать округу — пламя рассеивалось в нескольких сантиметрах от конечности, обдавая лишь легким теплом. Наконец, невыдержанный вьюнош выдохся, позволив мне продолжить диалог.

— Вот, Магнус, о чем я тебе и говорил, отсутствие самоконтроля, агрессивность, неразумные поступки. Меняйся, это пожелание от чистого сердца. Впрочем, — повернулся к нему лицом я, — Магнус, раз уж ты здесь, ответь мне, будь любезен, секта, в который вы состоите с Индекс, собирается её забирать? Признаться, я рассчитывал на более кратковременный, максимум недельный визит. Индекс — приятная девушка и мой друг, однако у нее, например, всего один комплект одежды, я нахожу это неприемлемым для леди. Да и содержание её ложится на плечи безработного студента, не подумай, что я жалуюсь, однако с вашей стороны было безответственно и довольно некрасиво оставить её без средств к существованию.

Пока аловолосый панк штопал порванный шаблон, я думал о нашей беседе. По сути, я вывалил на бедолагу все то, чем он угостил Тому в каноне, от покровительственного пренебрежения, до шантажа “отобрать Индекс”. Вот и посмотрим, что он будет делать, благо забрать её — ему явно не позволят.

Заштопавший шаблон Стейл закурил новую сигарету и хриплым голосом выдал:

— Что ты хочешь?

— Я? Помилуй Магнус, лично я ничего не хочу. Это ты подошел ко мне и начал беседу в столь экстравагантной манере. Вопрос же о Индекс — вопрос исключительно её благополучия, о котором судя по ситуации, забыл и ты, и твои работодатели.

— Мне нужно подумать и проконсультироваться, — попытался срулить аловолосый.

— Минуточку, Магнус, настоятельно прошу, по итогам раздумий и консультаций, просто позвони в дверь, столь неординарные, — обвел я руками окрестности, — места и эмоциональные способы вести диалог не ведут к взаимопониманию.

Удаляющийся “лучший друг Индекс” потерянно кивнул и скрылся вдали. Через минуту рассеялась обесцвеченная область, и я двинулся домой, обдумывая итоги встречи.

Во-первых, я выбил из ручек несостоявшегося шантажиста объект шантажа. Во-вторых, поставил на место чрезмерно напыщенного типа, он еще в каноне преизрядно раздражал неоправданным пафосом. В-третьих, вопрос с финансами "на пожрать" вскоре будет решен, чтобы начать разговор о Школе Мисавы, надо сначала выполнить мои, вполне закономерные, требования. Ну а дальше посмотрим, за участие в канонной мясорубке я запрошу немало, уже для решения своих вопросов.

Добрался до дома и занялся со Статьей занятием-сценкой на тему манипулятивного поведения с близкими людьми и последствиями оных, как для манипулятора так и для манипулируемого.

Ну а через час в дверь раздался звонок, и буркнувший "нужно поговорить" Стейл сунул мне в руки немалых размеров чемодан и кредитку. Отдав добытое владелице, я вышел в коридор, для второго акта пьесы "раскулачивание церковников".

7. Алхимически-неканонная

Последующее долгое и пафосное описание “носителя крови, подготовительной школы и истинно магического алхимика” я пропустил мимо ушей. Собеседник мой был не слишком умен, достаточно неплохо эрудирован и не страдал манией величия, а наслаждался ей — как следствие, был слишком невнимателен к слушателю. Ну и был гордым обладателем кучи комплексов, подростковых в том числе. Его бы в военизированный лагерь, мозги прочистить, а не за кем-то приглядывать и мир спасать… Впрочем, это можно сказать в адрес большинства обитателей этого мира. Так что по окончании описания “страшной проблемы” и высокомерно высказанного указания решить оную, я решил продолжить рвать шаблоны бедолаги:

— Магнус, ты рассказал, безусловно, занимательную историю, особенно мне понравился момент с “оружием против существ, о существовании которых никто не знает”. Да и судьба некой дамы, безусловно, печальна. Однако ты осознаешь, что обращаешься к студенту, который не имеет никаких обязательств ни перед этой дамой, ни перед тобой? Если есть удерживаемый заложник — просто обратись в Анти-навык. Если же хочешь блеснуть перед знакомыми или самим собой крутостью — блещи, но я здесь абсолютно не причем.

Стейл призадумался, скривив презрительную мину. Наконец, плоды его тяжких раздумий вылились в короткую фразу:

— Что ты хочешь, Камидзё Тома?

— Как и в прошлом диалоге с тобой, абсолютно ничего. Ты опять приходишь ко мне, и, на этот раз, просишь решить чужие проблемы, притом, что если верить твоим словам — это область компетенции конкретных и уполномоченных организаций.

— Нессесариус и есть такая организация.

— Вполне возможно, так и есть, но опять же, причем тут я? И да, прошу, не надо пересказывать свой рассказ и описывать страдания и смерть дамы с древней кровью. Я даже готов составить тебе компанию до ближайшего отделения Анти-навыка, это будет правильно и решит все проблемы.

— Нельзя впутывать власти Академ-сити, нам нужно самостоятельно решить данную проблему. Камидзё Тома, ты должен проследовать со мной.

— Должен? Прости, Магнус, возможно, у меня большие проблемы с памятью, чем я думаю, но не припомню, чтобы я тебе задолжал. Судя по твоему отказу, твоя секта — хорошо, Англиканская церковь и Нессесариус, я так и говорю, секта — хочет провернуть в городе военную операцию, не привлекая и не ставя в известность власти города. Я даже не уверен, что дама в заложниках, а не вы хотите её похитить из вполне благопристойного места.

— Нессесариус не занимается похищениями! А действия Ауреолуса несут опасность, причем не только носительнице Древней крови. Хорошо, я понял тебя. Что ты хочешь за участие в освобождении?

Ну и озадачил я слегка поломанного Стейла своими хотелками на тему денежки малой. Услышав о сумме, бедолага вторично уронил сигарету и стал не торговаться — просто офигевать, правда делал он это в форме высказывания характеристик “недостойности и презренности” меня. Я же слушал сии речи, кивал в особо заковыристых моментах и просто ждал ответа. Оповестив мироздание в целом и меня в частности о мерзостности некоего Камидзё, Стейл отошел в сторонку, позвонил кому-то и, вернувшись, с кислой миной уведомил, что мои условия приняты. Ну, будем надеяться, не обманут, а если обманут — у меня прекрасная причина не влезать в их дальнейшие делишки.

Так что пошел я переодеваться-готовиться, а Стейл тем временем вандалил, обляпывая общественный коридор стикерами типа “магическая печать”.

Подошли к комплексу зданий, отрекомендованную сопровождающим как “Школа Мисава, превращенная алхимиком в магическую печать”. Лекций о алхимии, впрочем, читать не стал. А я искренне пожалел об отсутствующем у меня магическом зрении (в который раз), однако была у меня идея, как решить часть проблем с алхимиком. Дело в том, что большая часть воздействий — от магии сокрытия и отвлечения внимания, до высокой скорости — явно есть действие этой “гигапечати”.

Источник энергии мне, в общем-то, и не важен, нужно деструктурировать саму печать, причем достаточно только частично. Всех проблем это не решит, но часть способностей алхимика, вроде “мгновенного перемещения”, а возможно и “глазного парализатора”, это удалит. Собственно, он тыкал в себя острыми предметами для “подтирания памяти” и прочей “арс-магической” фигни — значит, с высокой долей вероятности, “нетыкательные” способности — это печать.

А вот с “григорианской хоралью”, которая контролирует людей — ситуация отдельная, я печать не найду — да и искать не буду, положимся до определенного момента на канон. А там — парочка заготовок в кармане закончит эту “драматическую историю неразделенной любви и идиотизма” раньше, проще и без превозмоганий.

Так что для начала обошел я здания по периметру, вытянув поле негации максимально длинным пучком, метра два с копейками выходило. На вопросы, а впоследствии и глумление Стейла — отвечал “надом”. Впрочем, ворчащий под нос пиромант не забыл ткнуть в меня фоткой “глубокой крови”, оскорбительно высказавшись об “однолицности узкоглазых”. Вообще, он в чем-то прав, однако надо будет канонно расколдовать енту сволоту нацистскую, да.

И вот, наконец, зашли мы в школу, поле негации растянул полусферой, вокруг головы, на всякий пожарный случай. Думаю, крива она была до безобразия, все же управление лапой давалось с трудом, но я её не видел, так что продолжим считать себя красавчиком.

Труп в дурацких доспехах, как и лекция о “сторонах монеты” присутствовала. Надо бы аккуратнее с лапой, а то канон полетит чертям под хвост, здания чертовски большие, и искать Ауреолуса придется ножками. Пробиваясь через возможное сопротивление научников — эдак и до пришествия остатков “тринадцати рыцарей” доискаться можно, а печать-то я уже слегка “подпортил”.

В общем, побродили мы по этажам, нарвались в столовой на канонную толпу огоньков и побежали. Стейл не преминул высокомудро посоветовать “воспользоваться рукой”. Ну вообще-то, могу, умею, практикую. Только нафиг надо пока. Ну и на его лекции о каких-то там тыщах монахов тонко намекнул ему уже на лестнице, что поискал бы он, где центр "хорала" находится, а я с огоньками повожусь.

Нарвался на лестничном пролете на очкастую селфхармистку, коия с отрешенным видом начала нести какую-то дичь, да и зарядил ей апперкот. Легонько, без травм, но её речи наносили мне тяжкие умственные страдания. Да и любоваться саморезаньем желания не было. Очкастая исправно сознанием поплыла, живописно раскинулась у лестницы, ну а я пригорюнился над телом, ожидая следующее действующее лицо сей драмы.

Химэгами Айса, глубокая кровь (отравленный манок) и, вроде, эспер, была вполне канонна. Одеяние синтоистской жрицы, отсутствие мимики, монотонный тон и полуприкрытые глаза — все было при ней.

На предложение помочь я честно ответил, что помощь тут нужна исключительно в виде бригады санитаров и смирительной рубашки нормального доктора и покоя, головой девочка ударилась, а я тут отдохнуть присел, запыхался с чего-то. Поинтересовался, что данная сударыня здесь делает, на что получил вполне канонный ответ, что моя собеседница маг, с необоримой и новенькой дубинкой-электрошокером. Вообще, при всех своих тараканах девчонка мне понравилась: все это произносилось с таким же каменным лицом и равнодушным тоном — прелесть просто. Впрочем, дело важнее всего, так что продолжил беседу, изобилующую “спрятатся от убийств разумных” и прочей дичью. Между делом, тонко намекнул, что “разумным” считать создание, неспособное отказаться от желания, несущего гибель — не вполне разумно.

Ну и завели мы диспут, о разуме, желаниях и отказе от них. Причем Айса меня искренне порадовала, как эрудированностью, так и троллингом собеседника. Умная и приятная девчонка, жаль, что с психотравмами изрядными, что и неудивительно — но жаль.

Добеседовались мы до стука каблуков из коридора, и задумался я. Ну план действий с Ауреолусом у меня есть, но вот не прилетит ли мне от нашей “нежрицы” “волшебным шокером” в затылок при планоосуществлении? Все-таки “истинного лица” он не показал, Айса, вроде как, на его стороне. Хотя ладно, просто аккуратнее буду.

Ну и двинулся навстречу бормочущему какую-то откровенную дичь Ауреолусу. Кстати, вид он имел слегка бледноватый, и иголка поблескивала уже в руках — видимо, в беседе со Стейлом убедился в проблемах с печатью, и теперь рассчитывает только на иглы.

Двигался я ему навстречу, выводя Айсу из зоны досягаемости для своей, да и её безопасности. Ну и подошел он ко мне на метр, выпучил очи свои, ткнул иголкой себя в шею и повелел “потерять сознание”. Я же приготовил прихваченный (а ранее одолженный у одноклассницы на недельку, для дальней родственницы) электрошокер, да и тыкунул оным алхимика в подбородок, придерживая за протянутую лапку — а то мало ли, что в себе наалхимичил, так надежнее будет.

Ауреолус глаза пучить продолжил, но на землю, поддерживаемый мной, исправно опустился. Я же запихнул волюнтаристу в пасть остаток снотворного, засунул туда же скомканный платок и покосился на Айсу.

Химэгами отреагировала не вполне понятно — за нашим кордебалетом с интересом наблюдала, однако молчала и действий никаких не предпринимала. Так что выдал я ей версию, что мол этот тип — предатель нанявшей меня организации, которого нужно оной доставить. Что Химэгамные проблемы — в Академ-сити проблемы условные, в силу крайне маловероятного появления тут вампиров. Да и скрутить последних, в силу пацифизма собеседницы, найдется кому.

Да и есть у меня лично к Химэгами Айсе предложение, буде останется она в городе. Есть мол у меня подопечная, с амнезийными последствиями, которую и учить, и социализировать не помешает. А диалог с Айсой открыл проницательному мне, что она более чем подойдет в качестве дополнительного репетитора. Денег пока не предложу, на данный момент сам в затруднении, но кров и стол будут. А в ближайшее время и с оплатой разберемся. Девчонка задумалась, но к окончанию связывания алхимика решение приняла и кивнула.

А потом началась суета — Стейлу звони (как и думал, его Ауреолус своим ходом отправил “в куда-то”). О встрече договаривайся, затрещину мозгопрочищательную (с удовольствием) отвешивай. Уведомил скривившегося (от зависти, очевидно) Стейла, что глубокая кровь поживет у меня, до обретения места жительства и учебы. Ну и напомнил, что за тушку (указательно попинал) цели мне как бы должны, и рассчитываю на скорейший расчет. На этом и раскланялся, двинув в сторону дома в приятной компании.

Из любопытного — Химэгами оказалась далеко не бомжом и нищебродом, было у нее и поместье, и средства к существованию, что в целом хорошо, а еще лучше — что репетиторство её искренне заинтересовало. Так и дошли до дома, беседуя на различные темы.

8. Итогово-результативная

Со Статьёй по прибытии Химэгами подискутировала на тему “кто есть маг, жрица и самозванец” в своей, эксклюзивной манере. И плавно перешла к рассказу о истории Японии, что-то там насчет как, кого, сколько раз — я так и не понял, то ли сёгун с самураем, то ли самурай сёгуна что-то там сделали. Вообще, не мешало бы и самому просветиться, но было лень, и домашних дел хватало. А Индекс полезно, благо, слушала она с интересом.

Будем надеяться, как и в каноне станут подругами, обеим лучше будет, — думал я, — занимаясь готовкой (из последних продуктов, чтоб их) и вопросами покладки с учетом нового покладаемого лица.

Наутро явился Стейл, с мрачной рожей сунул мне конверт с кредиткой, пробурчал “только из-за неё” и свалил в туман. Я же, открыв конверт и убедившись, что привязана она к центральному банку Академ-сити, призадумался.

За мои подвиги, судя по всему, платил Кроули, а звонил Стейл ему. Черт знает, зачем это нашему сатанисту надо, но раз надо — будем осторожны и внимательны. Постоянная эта!

А вот англиканские сектанты, похоже, не в курсе “наймитства”, видимо, Стейл посчитал, что им знать не стоит, а “из-за неё” подразумевалось ради блага Индекс. Вот блин, влюбленный мазохист фигов. Впрочем, черт бы с ним — я ему не доктор.

Ну а имея, наконец-то, свободные деньги и худо-бедно состоятельность, взял на прицеп девчонок и отправился на шоппинг. Потратился солидно, но обновил гардероб, как себе, так и спутницам. Взял самый неубиваемый телефон из бывших в продаже, выев мозг продавца — непременно хотелось в прорезиненном и герметичном чехле (а то есть тут одна любительница ломать дорогую электронику). Компьютер прикупил — хотел ноутбук, но передумал, пусть дома стоит, что-то серьезное через местную сеть узнавать — себе дороже. И матрац напольный — всегда любил на полу спать, хоть и не японец какой, как-то нравится и все. Ну и прическу нормальную сделал, а то достало по утрам по пол-литра геля на ежиные иглы тратить. И дорого, и по-дурацки, как по мне.

И стал коротать недолгие оставшиеся деньки спокойной жизни. Айса устроилась в Академ-сити, но как бы и не переезжала, большую часть времени проводила то у меня, то на прогулках со Статьёй. Правда, стала ходить на учебу, так что Индекс купленный комп явно не помешал.

Мои дорогие друзья слегка оттаяли, даже изредка беседовали, но на посиделки не звали, психологическая травма, наверное. Даже когда сам позвал, абсолютно серьезно — подергали веками и вежливо отказались. Вот ума не приложу, с чего они так?

Школьные задолженности сдал, в учебе старался быть на уровне, но не лучшим, в первой трети класса, и мне довольно, и вопросов лишних не вызывает. Ну взялся за ум Камидзё, может ударился головой удачно, всяко бывает. Правда с “национальной историей Японии” беда, задалбливал как дятел. Ну реально бред: важных для истории событий — пять страниц учебника, остальное — чистая бытовуха и резня. Учитывая японскую художественную литературу, в которой все то же изложено и достоверно, и приятнее — совсем бессмысленный предмет. При том, что мировую историю читал и читаю с интересом.

Так что трио неудачников не то чтобы распалось, за приятелей нас считали, но вот неудачниками называть перестали, что приятно.

Из любопытно-опасного по дороге домой некие типы зарядили мне в шею дротик с снотворным. Ну, контроль тела я за это время медитациями хорошо поднял, парализующее локализовал, но, на всякий случай, исправно бухнулся наземь. Типы к тушке моей подошли, чем-то погудели минут пять, вогнали в шею же нейтрализатор и утопали вдаль. Похоже, привет от сатаниста, чем-то я палюсь, но вот чем и как? Впрочем, не увезли и не прибили на месте, видно, гуделка удовлетворила их мерзкие запросы.

Но надо бы какой-нибудь путь отхода придумать и разобраться со слежкой, как и чем ведется, как скинуть. Камер в квартире я не обнаружил, жучки что ли вшитые — так духи бы доложили. Загадка, впрочем, разберемся со временем.

Ну и самое главное — нащупал свою “склонность” и до ПР достучался. Ну планеты мне плевком не сшибать, не то мировоззрение, но и то, что получил — меня более чем устроило. Виденье энергоструктур — от электрических до магических (видимо, и до “эсперской” части сознательные и подсознательные вопли “как мне магзрения не хватает” достучались) и… вот сложно сказать, режим “тактической паузы”. Если без перегрузки мозга, то раз часов в шесть, мог втиснуть в секунду минут пять субъективного времени мыслительной деятельности. Сам, естественно, не ускорялся, но плюшка безусловно вкусная. Хотя жрать требовало много, ну хоть с финансами стало полегче, и таскал с собой набор батончиков энергетических.

Например, при точно подобранном моменте, мог бы прыгнуть с небоскреба, самолета, да хоть откуда. Скорость у тела сотня с копейками километров в час, больше не разгонишься — трение. А вот погасить эту скорость вполне реально мышцами, без травм, просто человек не успевает. А я теперь смогу. Не проверял и не прыгал, но возможность радует.

Да и возможность “тактически” обдумать ситуацию — чит из читов, надо развиваться будет, интересно, что выше по рангу обломится.

До самих же эсперских участков мозга так и не достучался, была надежда переключать вычислительные мощности, работать в ПР на основе осознанного миропонимания — пока фигушки мне. Автономные участки, работают только в рамках заданной программы, с процессом мышления — только ограниченное соприкосновение. Но ничего, со временем я эти фильтры расковыряю. Наверное.

А еще ломал голову над грядущей встречей с двумя “символами верса”, Рейлганом и Акселератором, эсперами, чтоб их, пятого ранга.

По здравому размышлению, пока от меня на расстоянии — оба меня тонким слоем размажут. Прямые воздействия, безусловно, развею, но косвенные меня прибьют, быстро и эффективно. Томе в каноне невообразимо и почти нереально повезло (невезуха, ага), что Акселератор не завязал его подарочным бантиком.

Ну положим, сейчас я работаю с негацией как с полем, аж на пару метров достать могу, но есть пара “но”. Первое — это тайна, которую, кроме товарищей, предназначенных “на убой”, лучше не знать. Кроули, вроде, тоже не должен, действовал я только вокруг здания, а что делал и как — техническими средствами не понять. Гулял, нервы успокаивал. Второе — даже два метра — невообразимо мало, лучше, чем прямой контакт, но мало до безобразия. А учитывая пункт раз — все совсем плохо.

Так что, выходит, нужно мне что-то дистанционное, не обязательно летальное, но точно не возвращенный с шоколадкой шокер.

Хотя идея тазера близка. С Рейлган я вроде воевать не собираюсь, от её молний прикроюсь, а монеткой она меня лупить, судя по всему, не должна. А вот Акселю тысчонку вольт — милое дело, да и негацию можно использовать с привязкой к проводам. Палевно, но не столь, как отключение способностей на расстоянии, да и пара идей есть.

В общем, купил я себе все-таки тазер, хороший такой и добротный, хоть и дорогой. И искать пришлось, но купил в итоге.

А о самой ситуации с убийством двадцати тысяч клонов даже думать не стал. Канонное решение — наиболее этичное, другого в голову не приходит. Не лезть вообще — как-то совсем погано, как ни посмотри.

Так что подготовился, как мог, да и стал ждать встречи с “Электрой”.

9. Искуственно-интелектуальная

Для начала я вспомнил канон. Встречаться с Мисакой и участвовать в разборках с автоматом продаж напитков можно, но нафиг не нужно. Во-первых, таких площадок на пути от школы было три штуки, это ждать окончания дополнительных занятий друзей-дебилов, и прогулочным шагом каждый день стучатся в автоматы. Долго, с шансом промахнуться по времени, и, как результат, неэффективно. Да и попав по времени, поизображав из себя клоуна — далеко не факт, что удастся проследить за уходящим клоном и поймать встречу с Акселератором.

А вот мост на пути из школы был один, поймать там Электру — более чем вероятно, да и клон-кошатница будет точно, как следствие, ее можно будет спасти. Еще плюс — Акселератор убивал девчонку в подворотне, узкий проход между домами. Меньше пространство для маневра, нет тяжелых предметов типа машин для нанесения косвенного урона. В общем, время идеальное, а то, что Аксель убьет несколько клонов — как ни печально, статистика, на фоне уже убитых. Я не герой, да и бегать по городу с вытаращенными глазами, пытаясь найти, где наш векторный садюженька очередную жертву кромсает — бессмысленная трата времени и сил.

А вообще мне интересно, в чей больной разум пришла идея “убийства 20000 клонов эспера пятого ранга для подъема другого эспера на шестой”. Вот большего и извращенного бреда не встречалось больше нигде. С натягом, с учетом воздействия ритуалистики, я могу допустить, что можно продвинуть ранг жертвами.

Даже знаю пару сотен ритуалов, где нужно “убить в бою”, как ни забавно, этот фактор тоже влияет на ряд параметров. Однако с хрена клоны другого эспера пятиранговика? Вообще, схема ритуала пойдет по принципу — чем сильнее жертва, тем лучше, а клоны Акселя — вообще идеально, если уж с ними заморачиваться.

Кроме того, ни черта это не ритуал, разве что весь город превращен в концентратор-ритуальный круг, направленный на Акселератора. Но опять же бред выходит, ему тогда полноводной рекой течет сила ВСЕХ смертей в городе, от каждого дохлого микроба. Да и сложность ритуального круга выйдет непредставимой.

Единственное, что приходит в голову — ломка психики Акселя, того, что не доломали в лаборатории. Но опять же бред — тратить чудовищные ресурсы на создание клонов, создание нейронной сети их объединяющих, оборудование, зачистка после убийств — чудовищные деньги с вероятностью нулевого результата. Разве что еще и психику Мисаки раскачать — но опять же вероятность успеха — ноль целых хрен десятых.

Вот как не вдумываюсь — простое и тупое живодерство выходит, с выкидыванием огромных средств. Тьфу на них, может, что и мутят, но знать не хочу что. А вот узнать “кто придумал” не помешает. Ростки бамбука, терморектальный криптоанализатор и много прочего и веселого ждет его от доброго доктора Камидзё.

Так что забил на мысли о том, зачем и как, да и занялся учебой. К каникулам вышел в первой десятке класса по успеваемости, предоставив дорогим друзьям торчать на дополнительных занятиях вдвоем.

Выражение лица дорогой учительницы испугало, искренняя обида. Вот блин, еще проблема на голову, не влюбилась ли она в меня? Это как-то ну совсем чересчур, даже думать не хочу.

В общем, день на третий от начала каникул, вышел я на тропу отлова Электры. Подходил каждый день к мосту, ждал минут двадцать и шел домой. Что закономерно принесло свои плоды.

Третий по силе эспер Академ-сити подошла к перилам моста и с убитым видом уставилась в куда-то. Я же прогулочным шагом приблизился к ней и завел разговор:

— Приветствую тебя, Мисака Микото.

— А? А, это ты… Здравствуй.

Подошел к ней, облокотился о перила и продолжил разговор:

— Любуешься дирижаблем?

— Нет. Ты знаешь, не люблю его. Смотря на него, я думаю о том, что люди находятся под управлением. Управлением машин.

— Мисака, ты же не против, если я тебя так буду называть? — в ответ Электра промолчала, и я продолжил, — Ты, на мой взгляд, в корне неправа. Какой бы совершенной ни была машина, ей не дано управлять. Подсказывать, выдавать варианты — безусловно. Однако управляют людьми люди. Смотри, возьмем Дерево диаграмм, которое, по слухам, управляет Академ-сити. Это машина, сколь бы то ни было сложная, находится под контролем. Постоянным контролем людей, создавших её, использующих — неважно, главное, что людей. Так что управляют люди, машины — лишь инструмент. Облегчающий, упрощающий работу, но не более.

— А как же искусственный интеллект, разработки разветвленных информационных кластерных объектов? По-моему, ты сильно упрощаешь картину. У нас, здесь и сейчас правит Дерево диаграмм, решая за нас все.

— Отнюдь, сама концепция искусственного интеллекта несет в себе ошибку. Смотри, мы отталкиваемся от нашего, человеческого мышления, оценивая интеллект этим критерием. Мы вполне можем создать искусственный мозг, то есть, задать количество бинарных ячеек, соответствующих ему. И получим мощнейший вычислитель. Даже заложив в него сколь угодно сложные программы мы добьемся, в результате, отката на уровень вычислителя, сложного, мощного, но не более. Мышление — это совокупность позитивных и негативных подкреплений, основанных на гормональной системе. Каждая самая незначительная мысль имеет отклик — приятно\неприятно, не говоря о сложносоставном мышлении, которое может дарить эйфорию или погружать в депрессию. Программно воссоздать эту систему — за рамками человеческих сил, возможно — только сейчас, возможно — никогда. Если же мы возьмем сознание человека и перенесем на искусственную среду — со временем, без подкрепления, сознание затухнет, оставив тот же банальный вычислитель и набор памяти.

— Интересная точка зрения, Тома. А ты, оказывается, не такой непроходимый болван, как казалось. Это радует, человек победивший Меня, не должен быть серой посредственностью. Спасибо тебе за беседу, ты поднял мне настроение. А пока — до свидания, Камидзё Тома.

— До свидания, Мисака Микото.

На этом мы разошлись в разные стороны. Я же высматривал за кустами клона и котёнка. Небезуспешно хочу отметить, что не могло не радовать — Мисака-клон, в той же школьной форме Токивадай сидела на корточках у корзинки с котенком. Глаза абсолютно нормальные, отсутствие зрачка оказалось придумкой аниматоров, ну и визор свисал с опущенной руки. Памятуя о возможной слежке (валяться “под действием парализатора” не являлось моей мечтой), я начал беседу:

— Мисака? Ничего не понимаю, ты же ушла в другую сторону. Прости мое любопытство — ты еще и телепортатор?

— Мисака владеет только электрокинезом, равнодушно ответила Мисака. А кто ты, слегка заинтересованно спросила Мисака.

— Погоди, Мисака, ничего не понимаю. Мы буквально только что, и пяти минут не прошло, беседовали на мосту, — ткнул я рукой в обозначенный мост, — и ты ушла в другую сторону. Черт знает что творится, но на всякий случай — я Камидзё Тома, твой знакомый. Объясни, пожалуйста, что случилось, как ты тут оказалась и почему меня не узнала, это шутка?

— Это не шутка, разъяснила Мисака. Ты разговаривал с другой Мисакой Микото, поучительно дополнила свой ответ Мисака.

Удивление я отыграл, так что стал вести беседу на тему как так, откуда у Мисаки есть “другая Мисака”. Девчонка, судя по “объяснительным вставкам”, беседой заинтересовалась, и в итоге поведала, что клон, причем, не единственный. Естественно, про бойню ничего не сообщила, но и этого было достаточно для начала.

Поинтересовался котом, на что получил вполне канонные разъяснения, о “животных, боящихся магнитного поля” и “невыразимых страдательствах в приюте для животных” данной заготовки под шаурму. Естественно, по вине некоего Томы, если обозначенный не соблаговолит упереть эту заготовку в необозначенное Мисакой-клоном место. Ну, кошек я не особо люблю, но для соответствия канону надо, так что попер я меховой комок за клоночкой. Впрочем, метров через пятьдесят “Где твой дом, требовательно уточнила Мисака" так что, как я и думал, книжный был по дороге ко мне.

Ну и пошли, беседуя до данной точки канона. Кстати, “объяснительные вставки”, по-моему, были последствиями записи информации, слишком “сухой”, не имеющей подкреплений. Что, к слову, иллюстрировало, хотя и “с другой стороны” мой спич о ИИ.

У книжного сообщил Мисаке-клону о необходимости приобщиться к знаниям в книжном, отправил недошаурму броском ей в руки, а в магазине стал наблюдать в щель между баннерами за обстановкой.

В принципе, канон, хоть и без драматических явлений. Шкет-альбинос прогулочным шагом шел по противоположному концу улицы, встал напротив Мисаки-клона. Та, уж не знаю каким колдуйством, его почувствовала, поставила комок шерсти, закрепила визор на лбу и последовала за удаляющимся Акселем.

Ну а я, выйдя из магазина, последовал в некотором отдалении за ними. И чуть не опоздал — заходя в переулок, увидел тщедушную акселераторскую спину и летящую клоночку. Упала она знатно, но, вроде, ещё жива, что не может не радовать. Так что неторопливо идя вперед, приветствовал нашего маньячину тихим, незлобливым словом.

10. Односторонне-мозгопарительная

— Уважаемый, а не подскажете, как пройти в библиотеку, а не обнаглел ли ты, избивая девушку в центре Академ-сити? Тебе давно пинков не отвешивали?

Аксель отреагировал вполне канонно, развернулся и пафосно вякнул:

— Назови себя, ничтожество. Ибо тебе предстоит умереть от рук Акселератора, сильнейшего эспера этого города!

Ну, в общем, как и ожидалось, пафос на полтора сержанта Ультрамаринов, “устрашающая походка” и прочие милые моему сердцу вещи. Так что неторопливо приближался к одностороннему, делая лицо по противнее и гопистее (и Айса нагло врет, что противнее, чем есть — не бывает, я просто не показывал).

Аксель тем временем нес какую-то безусловно очень важную и значимую фигню. Я же, держа руки за спиной, готовил “ингредиенты” для осуществления моего плана.

За день до начала “отлова Электры” я закупился инструментами и расходниками, часть из которых честно “забыл” в заднем кармане жилетки. Так что для начала, метров с восьми, в Садюженьку полетела отвертка. Ну и закономерно отлетела от него, причем чиркнула по предплечью. Что подтвердило и мои предположения, и дало обоснуй возможным наблюдателям.

Аксель тем временем пафосно приближался, великодушно высмеивая “жалкие попытки ничтожества противостоять великому Акселератору”. Ну что могу сказать — дурак обыкновенный, подвид круглый. Может, внутрях у него и тлеет искра интеллекта — но сейчас напротив меня конченый и безоговорочный дурак без чувства самосохранения.

С трех метров я начал осуществлять свой план. Для подстраховки оставил “тактический режим” на вторую попытку, а пока — швырнул в Акселератора распечатанной упаковкой саморезов. Штук на двести где-то. Ну и прыгнул по диагонали вперед и вбок, одновременно стреляя из одного из стволов тазера.

Расчет был таков — 200 объектов перегрузят вычислительные мощности Акселя. Подсознание, черт в ступе — неважно, расчеты идут через мозг. Плюс, пребывание на земле, плюс защита от излучений — постоянная масса вычислений. В общем, я рассчитывал перезагрузить мозги Садюжиньке и в момент наибольшего напряжения всадить в него электрод.

Не получится — не беда, прыгал я с расчетом, что второй выстрел сделаю из двухметровой зоны, уже задействовав негацию. Поле которой, к слову, прикрывало меня с момента входа в переулок.

Но не понадобилось. То ли саморезы неслабо перегрузили “вычислялку” объекта, то ли мне, как обычно в серьезных делах, повезло с моментом, но Односторонний исправно задергался, закатывая глазки. Ну и закономерно грохнулся, нервную систему ему тряхнуло знатно.

Ну а мне оставалось только оттащить трофейное тельце к водопроводной трубе, привязать лапки трофея к ней же. Ну и с комфортом расположиться на акселераторском пузе, тощем, но достаточно комфортном. И начал я диалог, постукивая в такт словам лапой по грудине мебели:

— Приветствую тебя, друг мой Акселератор, пятый ранг, сильнейший эспер Академ-сити. Позволь представиться, Камидзё Тома, студент Академ-сити, эспер-регенератор первого ранга.

— Ты врешь! — пуча глаза прохрипел Аксель в раззявленный зев.

— Вру? Отнюдь. Видишь ли, друг мой, помимо регенерации я обладаю одной способностью и одним уникальным, необоримым и ультимативным преимуществом. О, вижу по твоим глазам, что тебе интересно. Особенность моя заключается в том, что я могу прикосновением блокировать эсперские способности, в чем ты, друг мой, несомненно убедился, судя по выпученным глазам, — на этих словах, по неизвестной причине, сидушка моего кресла приятно завибрировала, просто массажер, а не Акселератор, — Но, как ты понимаешь, вломил я тебе не ей. Повержен ты могучей способностью, почти уникальной в Мире, и имя ей — Здравый Смысл!

— Издеваешься… — прошипел сквозь зубы мой трон.

— Ничуть. Понимаешь, ты назвался, что очень глупо — ты действительно известен в Академ-сити. Впрочем, стоп. Давай заключим сделку. Чтобы ты не думал, что я блефую — осмотрись, в этом переулке ни одной камеры. Итак, суть сделки: со своей стороны я не заталкиваю тебе в дыхательные пути этот набор саморезов, чего мне очень не хочется делать, они стоят денег, а по твоей милости я уже лишился изрядной части. И поверь, минуты перед удушением тебя ждут не самые приятные. Еще — я откровенно и честно отвечу, как я победил тебя. Твоей же стороной сделки станет честный и полный ответ, зачем ты напал на мою спутницу. Мне, признаться, эта девушка пришлась по сердцу, и твоё поведение вывело меня из себя. Ну как, согласен?

Акселератор с ненавистью пырился на меня, но по мере приближения руки с горстью саморезов к лицу, в глазах начинал читаться страх. Наконец, сквозь сжатые зубы он выдавил “согласен, слушай”.

Ну и поведал мне вполне известную по канону историю, о неких “ученых”, колдуйским способом “вычисляющих, сколько надо убить эсперу пятого ранга, для поднятие на шестой ранг” и прочую дичь. Дослушав сие откровение “плененного партизана” “злобный полицаен” в моем лице негромко рассмеялся и даже покинул столь удобную сидушку, переместившись на асфальт. Руку с “партизанена” я впрочем не убирал, ну а слез — нужно плавно работать с пойциентом, по окончанию беседы мне не нужен озлобленый до невменяемости Аксель.

— Прости невольный смех, причину я тебе объясню, возможно, посмеешься и сам. Итак, как я смог тебя победить: про тебя, как безусловно сильнейшего эспера, ходит масса слухов. И векторы в них обсуждаются и то, что ты их частично неосознанно контролируешь. Но ключевое слово здесь векторы. Расчеты ты ведешь мозгом, неважно на каком уровне, и если с однотипными явлениями вроде лучей света и их подобным твой потенциал почти не ограничен, то масса объектов, со смещенным центром тяжести, разной скоростью и траекторией — твой мозг, неважно, сознательно или нет, банально перегрузила. Кстати, совет на будущее — обстрел тебя группой человек в десять, из автоматического оружия с разнотипными патронами — вызовет тот же эффект. Так что думай сам, как с этим бороться, это твоя немалая уязвимость. Ну и прямо скажем — ты категорически недооцениваешь противника, как ты сам убедился — и слабейший может нанести урон.

Аксель на эти слова задумался, хотя зёв кривить не перестал, как и не стал комментировать мои откровения.

— А теперь перейдем к причинам моего смеха, хотя признаюсь честно, тут скорее стоит плакать. Понимаешь, друг мой, дело в том, что твой мозг развит до недостижимых, например, мной, высот, количество вычислений, проводимых тобой — потрясает. Однако — и причину тут ты ищи сам, мы не знакомы в достаточной мере, а твоего интеллекта, безусловно, хватит на результативный поиск — ты поразительно слеп. Никоим образом не глуп, именно слеп. Ты видел расчеты этих ученых, исходную информацию, с чего делались выводы “об убийстве 20000”? — ответное мотание головой. — Ну так вот, какие бы они не проводили вычисления, в базисе у них изрядная дыра. Ты обладаешь возможностью расчета векторов — соответственно, знаешь о любом излучении, окружающем тебя. Скажи мне на милость, каким “излучением” передается при убийстве то, “неведомо что”, поднимающее тебя на следующий ранг? Молчишь, вот и я не знаю. Может, это волна? Так тоже нет, импульс ты бы чувствовал и знал. Я думаю, ты неплохо образован, — ответный кивок, — я, надеюсь, тоже. Но увы, никаких “напитывающих убивающего мегасил” я не знаю. Может, это колдовство?

На этом моменте я изобразил “скобки” пальцами, освобождая собеседника от поля негации. Руки Аксель освободил тут же, но ни атаковать, ни дергаться не стал, на что я и рассчитывал. Так что встав и освободив для Садюженьки место, продолжил разговор:

— Единственное, что поднимает на следующий ранг — уровень расчетов и владение ПР, что общеизвестный факт, — поднимающийся односторонний кивнул, — Все препараты, тренировки и прочее — направлены на развитие наших внутренних сил. И тут вдруг массовое убийство. Причем, не в обиду тебе — заведомо слабейших, девчонок… То, что они клоны — не столь важно. У меня возникло ощущение, что это метод расшатать или разрушить твою психику, или у тебя есть другое объяснение?

Поднявшийся Аксель задумался, явно проводя расчеты, через несколько секунд он несколько растерянно (что на фоне возвращавшейся пафосности выглядело изрядно комично) ответил:

— Нет. Твое объяснение логично и непротиворечиво. Известные мне данные подтверждают это.

— Тогда смотри, как мне видится ситуация. Вполне возможно, что для достижения тобой шестого ранга пожелали свести тебя с ума. Возможно, шестой ранг в принципе доступен исключительно безумцам, я не специалист, да и информацию такую не раскроют. Хотя маловероятно, но как допущение — возможно. Но, как мне кажется, ни один разумный не захочет потерять разум и личность в обмен на силу, которой воспользуется уже не он, а нечто безумное в его теле.

В ответ на это односторонний закатил глаза, углубившись в расчеты. Продолжалось это с минуту, потом он посмотрел на меня:

— Вероятность твоей интерпретации событий, мотивов и целей близка к восьмидесяти процентам. Я должен признать твою правоту, Камидзё Тома. Ответь, почему ты не убил меня, когда была такая возможность, вероятность моей атаки составляла более шестидесяти процентов?

— Я не столь хорошо просчитываю проценты, Акселератор, но если ты позволишь дать тебе совет, — Аксель веком дернул, но кивнул, — Видимо, в твоем образовании критически недоставало книг по прикладной психологии, социальным отношениям и ряду другой немаловажной литературы. Безусловно, это не ставится тебе в укор, но не обладая подобным базисом, ты просто не рассматривал ситуацию с тех ракурсов, с которых взглянул я.

— Да, ты прав, не было. Не приходилось рассчитывать уязвимость от подобных действий. Я понял твой ответ, возможно, ты прав. Передай мне список необходимой литературы.

Ну а корябая список на бумажке, я уточнил, не имеет ли Садюженька претензий или желания прикончить — клонов Мисаки, меня — ну чтоб завещание там написать если что. На что получил вполне устраивающий меня ответ, что клоны идут нафиг, не до них и вообще глупость. Я же могу идти еще дальше — хотя скривившись выдавил “признательность”. Ну и “убью” все-таки не забыл. Цапнул листок и гордо свалил в туман. Уф, опасно было, но, вроде, пронесло.

Позвав очнувшуюся, но прикинувшуюся ветошью клоночку, направился домой латать себя (все же часть саморезов сидело в моей тушке), да и ей не помешает.

11. Исследовательски-обломная

Индекс уже спала, Мисака-клон была мной подлатана и скрылась вдали. Черт знает где обитают клоны, но обиталище у них точно есть. Я же занялся вывинчиванием из своей тушки саморезов.

Ситуация сложилась достаточно благоприятная, я вообще-то, честно говоря, не очень верил в срабатывание первоначального плана, больше полагаясь на негацию — но “повезло”.

Вообще, неплохо бы понять, в чем выражается везение-невезуха. Есть два, скорее всего, связанных друг с другом фактора.

Потенциально негативные, регулярно встречающиеся: агрессивно настроенные молодые хулиганствующие гопники, катящиеся под ноги мячики, падающие цветочные горшки, “недопонимание окружающих” и многое, многое другое.

Потенциально позитивные, гораздо реже, но с запредельным надругательством над теорией вероятности: тушка, в которой я живу, статистически просто не могла дожить до моего появления. Не говоря о моих “везениях”, всегда имея несколько запасных планов — срабатывает первый, чуть ли не отвлекающий, который и работать-то, по уму, не должен.

Первые появляются только в неопасных для жизни мелочах, вторые — только в опасных для жизни ситуациях. Не местная магия и не эсперство — стопроцентно, поле негации не влияет на везение никак.

Но, похоже, симбионт тут как-то задействован. И, похоже, что-то связанное с балансом позитива\негатива. И не отвечает, Его Подлючество, пыхнул разок недовольством, аж кровь из носа пошла — и дальше игнорирует.

Дело ясное, что дело темное. С “удачей” мне связываться не приходилось, то же “зелье удачи” из второго мира — обостренная интуиция, внутренние “подсказки” на основе сложных вычислений и прогнозирования.

Возможно, симбионт сам выстраивает баланс, но тогда его взаимодействие с миром на порядки активнее, чем просто негация.

Впрочем, для меня это ничего не меняет, до вменяемых объяснений лапы. И так, и так — постоянная эта. И несколько планов на любую известную ситуацию, несмотря ни на что — полагаться на “удачу”, не зная её характеристик, глупо.

И вот, следуя принципу “думать головой”, на следующий день я совершил страшное. Взял старый телефон, набрал номер оттуда, поговорил с одним человеком. Тепло и благожелательно. А в дом у моря не попало несколько безделушек из Мексики. И в нем же начался ремонт, с “выкидыванием старого хлама”.

А на курорт я, если пошлют, поеду. Страдая и превозмогая. И даже с родителями тушки познакомлюсь лицом к лицу — с интересом и приязнью.

Хотя, по уму, имеет смысл съездить и так. Какие бы методы слежки не были в Академ-сити, весь мир они точно не покрывают, от магии и эсперства я прикроюсь. Изучение и тренировки. Ритуалы, недоступные из-за возможной слежки. В общем, ехать надо, Статью прихватим с собой, а с ней и Айсу — деньги хоть и тратятся, но три места на две недели я смогу себе позволить. А оставшееся время до окончания летних каникул — использую заготовки в Академ-сити, посмотрим, что тут творится.

В общем, принял я решение, отловил Индекс и Айсу, уведомил о поездке в ультимативной форме. Услышав о чудовищных условиях — курорт, источники, смена обстановки — девчонки героически отбивались, но я был неумолим. Еще меня терзало сомнение, насчет “непоявления ангела”. С точки зрения ритуалистики: ритуала не было, до составления комбинации — бессмысленные действия таковыми и остаются. Но черт знает как тут, может, местные духи потоптались.

Город покинули без каких бы то ни было проблем, в гостинице заселились, без всякой записи. Ну а я отпросился на денек, надо было навестить родителей и решить несколько вопросов.

Связался с родителями да и подъехал к их новому дому. Там уже заканчивался косметический ремонт, причем матушка была изрядно довольна “выкидыванием старого хлама, собирающего пыль”. Отец был вполне канонен: любящий семью ответственный мужчина средних лет, с чувством юмора подростка и тактом полостного зонда. Честно говоря, думал, что в каноне эти персонажи “приукрашены” вроде “эталонная японская семья”.

Однако реальность совпала с каноном, и при всей, в общем-то, приятности этих людей, долго общаться с ними я бы не смог — мне все время казалось, что это актеры. Гипертрофированность и театральность эмоций и поступков. В общем, так и не сказал что остановился рядом и после ужина уехал в “студенческую, хорошо оплачиваемую экспедицию”.

А сам занялся закупками расходников для себя (только за наличные, постоянная эта), мелочей для девчонок — больно резко я сорвался, да и сами они многими вещами были не обременены.

По прибытии в гостиницу решил пару дней посвятить спутницам, а то при всей частоте встреч, меня воспринимали как призрака. Вроде и здесь, но “чем-то занят” готовит, но “не отвлекайте — я думаю”.

Учитывая, что в потенциале, я хотел ту же Статью видеть в соратницах, ей стоило уделять несколько больше внимания.

Ну и по результатам общения Индекс меня приятно удивила. Прорезался здоровый цинизм к “все знают” аргументам (за что спасибо Айсе). Анализ своих поступков и влияния их на окружающих, пусть опять же зачаточно, но тоже присутствовал (спасибо Мне). В общем, Индекс могла заплакать или давить на жалость — но уже не в качестве манипуляции, а обиды, пусть несколько детской, но реальной. Да и в целом с ней стало можно поговорить, что уже большой прогресс.

Айса же была в своем, эксклюзивном репертуаре. Вот реально, ничего от нее не нужно, ничего не хочу — но меланхоличное “а потом я применила магию волшебной сумки, повергшей сталкера в пучины страданий” искренне радовало.

Так что пару дней я действительно спокойно отдыхал, общался и уворачивался от медуз.

А потом засел за ритуалы и медитации, уделяя девочкам по паре-тройке часов в сутки. Учитывая “прорезавшиеся” магзрение, диапазон призываемых духов и проводимых ритуалов значительно вырос. И я достиг прелюбопытных результатов.

Во-первых и главных, Мир — а, возможно, только планета — оказались прикрыты неким “барьером”. Препятствующим, пусть и не критично, манифестации проявлений многомерности сверх одиннадцати кратной. Что, учитывая засилье духов, причем исключительно мелких, пусть и “рое-образующих”, приводит к любопытным выводам. Очевидно, некая многомерная сущность, дух, как мне привычно его называть, взяла данную планету\вселенную\верс под свой “протекторат”. Цели неизвестны, да и думать над ними глупо — слишком мы разные. А взяв, навела свой, “одиннадцатимерный” порядок. Не пускает “конкурентов” и что-то неведомое с этой аферы получает.

При этом мои призывы и ритуалы, построенные в “неограниченном” версе, банально выпадают из-под ограничений. Было бы у меня магическое ядро, а тем более внетелесье — я бы вполне мог завязать верс бантиком, отвесив пинка “духу верса”.

Ну а потешив ЧСВ и насладившись мысленными подчинениями, унижениями и доминацией над “Богом” верса, продолжил разбор полетов.

Во-вторых, эсперы — мутанты, но мутанты не генетические, а фенотипичные, дух то ли врастает в эмбрион, то ли размножается почкованием — не суть важно. Эспер вышел химерой-гибридом, причем явно искусственно выведенной, хотя и на высочайшем уровне оперирования как многомерностью, в рамках доступного версу, так и биологией. То есть, эсперов, похоже, целенаправленно “вывели” причем выводитель не дух, а обитатель “земного мира”, безусловно, скорее всего, коллективный.

В-третьих, лапа не обладала полем негации, не резала мерность и прочие вещи. Лапа воздействовала, в рамках своего поля действия, на Мир, удаляя многомерные проявления. Делала все “правильно”. Что приятно, Лапа действовала в рамках навязанных одиннадцатимерных ограничений, и выход за них был вне пределов её возможностей.

Что, к слову, позволило мне спокойно призвать внутрь себя среднего духа-витала (проявленного, если не изменяет память, в 17.5 — мерности), который если и не сделал из меня Росомаху, то значительно поднял регенеративные и защитные механизмы организма. До уровня того же эспера-регенератора ранга этак третьего, оттяпанная рука отрастет не в секунду, а за неделю, при условии обильного питания. Этот же дух доложил, что в тушке моей плавает неведомая хрень, клеточного размера, сейчас опасности не представляет, но витал “чувствует от этого угрозу”. Впрочем, тут же витал доложил, что уровень возможной угрозы — пренебрежителен относительно его возможностей. Что это я догадываюсь, но лезть не буду, раз витал прикроет, так что учел, но на саму хрень забил.

И, кстати, понятно, как я достучался до сознания лапы — тыкал то я в неё мелкими, но “не-версными” духами и ритуалами, которые внутрилапное сознание если и не замечало на прямую, то чувствовало косвенно.

В-четвертых, озаботился собственным атакующим потенциалом. Тазер — это хорошо, но явно недостаточно, учитывая грядущие многочисленные нашествия любителей Тому попинать.

Впрочем, он, как и прочитанное еще в первом мире произведение с “антидемонической цепью”, натолкнул на компромиссный, но относительно “непалевный” вариант.

Закупился куском качественного железа в городке (что-то из реплик “лучших в мире мечей гордых самураев), и последовательно, изничтожив с особой жестокостью с десяток грызунов, загнал в кусок средних духов кристалла и заряда. Безусловно, названия были лично мои, отображающие наиболее оптимальную “сферу воздействия на трех с лишним мерный мир” духами через многомерье.

Ну а в итоге получил — пояс-цепочку, которая обладала рядом интереснейших свойств, незаметных, при достаточной аккуратности, стороннему наблюдателю.

А на десятый день отдыха девчонок и крабствования на галерах меня гостиницу огласил полный ярости и желания всеуничтожения вопль: “Какого черта?!!!!”. Небо подернулось тенью, по океану прошло небольшое цунами. Ну несколько вулканов ещё, возможно, проснулись и с пару тысяч сердец разорвались на планете. Мелочи, в общем, дело житейское.

Вот причина вопля была гораздо серьезнее: в одежде Статьи сидел Пирс Аогами, вместо же Айсы наблюдалась незнакомая мне тётка, лет сорока, с вполне аутентичными стенобитными орудиями вместо молочных желез. В общем, походу, канон, чтоб его.

12. Ангельски-ритуальная

Ну а выразив вселенной незначительную часть того, что я о ней думаю, сел и стал думать ситуацию и план.

Из канона выходило так: папаша моей тушки набрал со всего мира всякой “мистической” фигни, собрал это дома, чем создал ритуал призыва “ангела”. Причем, что, самка киноида, характерно, “случайно”.

Сей призванный духовный конгломерат призывом оказался недоволен, в силу ограниченности знаний, умений и прочего — найти место ритуала не смог (или не захотел, в общем, черт знает что творится в башке у создания не просто многомерного, так еще и коллективного). Но торчать в ограниченной мерности не пожелал, и решил воплотить некое пророчество, в еврейской книжке сказок Армагеддоном именуемое.

Итак, для начала, никакого “конца света”, безусловно, наш ангелочек не устроит — ему просто не дадут коллеги, местный бонза, да и объективная оценка его возможностей. Но локальную хрень он учудить сможет вполне, мелочевку типа “всемирного потопа”, эпидемии и тому подобное. От человечества останется процентов этак пять-десять. Как-то не радует перспектива, да.

При этом лапа нахрен развеет конгломерат духов, кому-то, может быть, из них не повезет “откинуться”. Но в целом, воздействие на “тело ангела” смысла не несет — соберется через секунду или десять лет, с еще больше поехавшей, с нашей точки зрения, крышей. И учудит еще какую дикую хрень.

Ритуал. Ну во-первых, это первый из упомненных мной полноценных ритуалов тут. Не круги, не “молитвы”, а по классике — творишь бессмысленную фигню и получаешь вменяемый результат. Бритвенный прибор старины Оккама не только говорит, что с канонным созданием ритуала не все чисто, но и то, что кто-то смог собрать “новый” на пустом месте — что-то на редкость фантастическое. Кстати, возможно, многомерный конгломерат помог папаше собрать ингредиенты, ДО своего призыва — бред, но вполне осуществимый многомерхренью.

Впрочем, это лирика, а по делу — с вероятностью в девяносто девять процентов собранная папашей коллекция пошла “в дело”. Соответственно, место локализации — где-то в районе городка.

Ну а надумав сии мудрые мысли, сорвался я из гостиницы. Поймал фермерскую машину с пацаненком лет семи за рулем, да и поехал в городок.

А по пути думал еще одну мысль. Ну, положим, тасование тушек, личин и сознаний — это дело ангелочка. Ритуал такого банально не потянет, слишком поливариантное и сложное воздействие. Значит, по факту, сейчас на месте людей случайные же люди, перемешанные по полу и возрасту.

А люди ведут…ммм…активный образ жизни. И хрен с ним, с размножательством, вне зависимости от пола и возраста сознание не пострадает, а тельце не испортится, в силу сути заклинания. Но вот обширные повреждения, вроде утери конечностей и самой банальной смерти, останутся. Ангелок, неважно, изгнанный или ушедший, вряд ли станет заморачиваться “чисткой и приведением в норму”. Соответственно, сейчас каждую секунду необратимо гибнет минимум один человек, непричастный к происходящему. Ребенок в теле бандита, примерный семьянин в тушке конченного наркоши и тысячи иных вариантов.

По канону таких “мелочей” не упоминалось, но мои знания указывают, что я прав. А значит, действовать надо максимально возможно быстро.

Добрался до отчего дома и обнаружил отсутствие в нем обитателей. Незнакомый голос с отцовского номера ответил, что сам он в гостинице в каком-то очередном забугорье, матушка же срулила, судя по общению с ним, к какой-то невнятной подруге и будет сегодня вечером. Барахло же, по словам отца-незнакомца, оная матушка сплавила неизвестному знакомому — любителю редкостей.

Распрощавшись, я стал бегать по городку кругами, бормоча под нос “печаль-беда огорчение”.

Все козлы. И отец, и не имеющая по своим “Ара-ара” причинам мобильного матушка, ангельский конгломерат — козлиный в силу своего несомненного козлинства.

Видимо, почуял мои мысли, гадский хмырь. У моей шеи держало одноручную пилу нечто. Вида ребенка десяти лет, без как бы то ни было выраженных половых признаков.

Одетое в феерически безумное сочетание жрецовских риз, БДСМ одежды и реальных кандалов. Ну это-то, кстати, вполне объяснимо. Если с тушкой проблем не возникло — есть куча образцов, то с пониманием “одежда” “коллективность” ангелочка оторвалась от души.

Впрочем, с этим лапа и свежесотворённая приблуда справились играючи — цепочка охватывающая мои руки в виде браслетов нежно, на долю секунды, придержала граблю ангелочка, пока лапа не накрыла его негацией.

Ну и, что логично, бред религиозного бдсмщика просто исчез. Впрочем, быстрый взгляд окрест мои неоправданные надежды окончательно обломал. Лапа развеяла видимое проявление духов, раскидала их из конгломерата на отдельные единицы. Но они еще “здесь”, ограниченные проявленной мерностью, а следовательно, их “заклинание” действует, а сами они соберутся воедино. Когда-нибудь, надеюсь, после обнаружения и разрушения места ритуала.

Ко мне же приближались, пуча глаза, два доблестных члена Нессесариуса.

Каори Кандзаки, мечница, глава Амакуса, “святая” и девица, одетая так, что я заподозрил в ней если не “ангела”, то вполне себе добротного одержимца.

И мой добрый друг-дебил, член дуо идиотов моей школы, шпион за всеми и на всех (подумал и решил, будет у меня многостаночником, как один зельевар) Мотохару Цутимикадо.

Сии достойные члены одной из множества сект этого мира, поздоровались (Каори даже представилась, я же “ничего не помнил”. Впрочем, я это “ничего” в разговоре поправил на “что-то помню”, эсперская способность, так что здрасте). Многостаночник “раскрыл” свою шпиенски-сектантскую природу. Ну и накинулись на меня с претензиями и вопросами, куда и как я девал “представителя православной” секты, Мишу Кукурузника Кройцеву.

Я в ответ на вопросы попучил очи, построил изумленные рожи, на тему что нечто, тыкавшее в меня слесаркой имело какой-то пол, и являлось каким-то там представителем. Ну и честно сказал, коснулся лапой, это — исчезло, ничего больше не знаю, дорогие товарищи религиозные фанатики. Что, мол, я вообще сомневался в возможности существования подобной хрени в нашей реальности, ну и воспользовался, согласно названию “разрушителем иллюзий”. И вообще, уверены ли товарищи фанатики в “неглючной” природе представителя, а то развеялось, как не крути.

Товарищи умом поскрипели, удобоваримого ответа не выдали, ну и решили, очевидно, забить на Кукурузника(цу) в свете текущих проблем. Расположились в кафешке и просветили меня на тему “падения ангела” и прочей, как бэ немного заметной, фигни в окружающей реальности. Ну и что я некий “фокус изменений, но не заклинатель” упомянуть не забыли.

Я же, в свою очередь изобразил тяжкий мыслительный процесс (на самом деле и вправду думал, но делал вид, что изображал) и выдал товарищам сектантам плоды своих размышлений в виде: отец некоего Камидзё десятилетие с лишним собирал всякое “магическое” брахло со всего мира. Ну собирал и собирал, дело житейское, мало ли у кого какое хобби. Однако, вот буквально недавно, все енто барахло было отдано неведомому лицу, и тут — вот совпадение, начинается непонятная дичь, буквально в одном временном окне с передачей. Оный Камидзё даже не вспомнил бы сей казус, однако товарищи сектанты сами про колдунство всякое заговорили. И вот вспомнилось. Камидзё, будучи личностью здравомыслящей, в “ненормальности всякие” непосвященный, допускает, что все это надуманная фигня. Однако, учитывая речи товарищей фанатиков на тему его собственной “фокусности”, ему это стало “падазрительна!”.

Религиозные фанатики повторно поскрипели умом, и добрый друг мой, многостаночник, озвучил вердикт: а кто его знает, но мнение некоего Камидзё насчет “падазрительна!” имеет право на существование. Ну а так как своих идей у товарищей нет, то камидзёстая идея становится основой текущего плана действий, в смысле поискать у кого сейчас барахло-то. После чего на меня уставились две пары глаз с целью обрести подробную информацию.

Разочаровывать я ни глаза, ни их владельцев не стал и выложил имеющуюся информацию. Мол, моя почтенная матушка барахло некоему знакомому сплавила, вернется домой к вечеру, мобильников не имеет и способов добраться до информации я других не знаю, так что предлагаю просто посидеть, за ваш, разумеется, счёт, дорогие друзья, в кафешке. До матушкиного прибытия.

В общем, информацию приняли, план одобрили. А в частностях, на словах “посидим за ваш счет”, дорогой друг Цутимикадо изобразил челом страшную занятость и, буркнув “поищу сам пока, на всякий случай”, срулил вдаль.

Ну и мне же лучше. Несмотря на несколько “экстравагантный” наряд, мисс Кандзаки девушка симпатичная, взор радующая. Да и пообщавшись с ней нашел в её лице если не безумно интересного, то, безусловно, приятного собеседника.

Из недостатков были у Каори: некоторая “самураистось” мышления и жизненной позиции и несколько забитая пропагандой сектантов голова. Впрочем последнее, и в большей степени, было и у Статьи. Так что приятно посидели до вечера, общаясь на массу тем — от науки до философии.

Стремный, щедро волосатый телом, двухметровый дядька в матушкином платье ковырялся в замочной скважине отчего дома ключом. Настигнув его и пропустив мимо ушей воркования о Томочке (в целях сохранения остатков разума), я приступил к допросу о судьбе барахла. Оное оказалось в паре кварталов, у “Ара-ара, хорошей знакомой, Митсу-сан, она так любит мистику” (монолог сей, произнесенный прокуренным басом, с прикладыванием ладоней к небритым щекам твердо занял топ-десять моих “воспоминаний, которые забыть”). После же “обними мамочку, Тома-чан” я без визга (я очень хладнокровен, выдержан и мужественен, да), а просто с брошенным на бегу через плечо “Пока мам, скоро буду”, направился в указанном направлении.

Дом был пуст насчет жильцов, нарисовавшийся после окончания кафешных посиделок Цутимикадо банально расковырял замок отмычкой. После чего стал бродить по дому, хмыкать и разглядывать бывшую папашину коллекцию.

Я же потянул лапу к какой-то южноамериканской хрени, был перехвачен многостаночником за протянутую лапу. Внимательно выслушал бред о “чудовищной энергии, выделяемой при разрушении ритуала”, постучал пальцем по лбу, оценивая высоты интеллекта дорогого друга. Ну и стал лапой раскидывать и ломать безделушки.

Реально, дебил какой-то. Нет, безусловно, лезть голой рукой в действующий ритуал — занятие для матерого и опытного самоубийцы. Но не подумать, что я это делаю “лапой”… В общем, в каноне то ли он феерически протупил, или захотелось многостаночнику попинать-подоминировать над Томой.

В общем, ритуал благополучно и без последствий для нас развеялся. Процесс переноса тушек на свои законные места произошел, был забавен внешне, но страшен по сути — мои подозрения подтвердились, один прохожий заменился на безусловно мертвую даму.

Забив на депрессивные мысли, распрощался с сектантами, не переменув заявить, что “спасение мира” их должностная обязанность. А мне как избравшему, в силу жизненных обстоятельств, путь наемника явно не помешает вознаграждение “на-пощупать” за спасение оного. У них секта богатая, я проверял — так что если хотят со мной в дальнейшем работать, надо бы оплатить. Не оплатят — не беда, но я в таком случае их из возможных клиентов вычеркиваю нафиг.

Полюбовавшись удивленными рожами, я пошел пить чай с Матушкой. А потом надо в гостиницу, потрепаться с девчонками (и не забыть им что-нибудь притаранить, раз уж в городе). И вообще, все сложилось удачно, времени мало, дел море.

13. Манипулятивно-владыческая

От матушки я позвонил доброму другу многостаночнику — вылетело из головы наличие отпечатков в взломанном доме. Впрочем, выяснилось, что местные сектанты навострились скрывать следы своих преступлений богоугодных деяний.

Ну а отчаевничав, вернулся к прерванному “отдыху”.

Похоже, пора оценить не только личное положение в этом мире, но и политическую и геополитическую ситуацию. Вернувшись в Академ-сити я, по канону, должен столкнуться с первым магом-нецерковником, наемником некоей политической силы в самом городе Науки.

Не говоря уже о последующих событиях, где римская секта целенаправленно будет пытаться уничтожить Академ-сити.

Самое забавное, что и церковники и научники (как организованная сила) в этом мире — по сути, религиозные фанатики. Наука не как метод познания, а как некая “религия”. Вот честно, не знаю, кто меня больше раздражает.

Притом, события движутся к полноценной войне между церковниками и научниками, в которую затянет весь мир. Физическое устранение полюса одной из сил принесет лишь усугубление ситуации.

Прибить сатаниста — “молись, постись, слушай радио Радонеж”, причем по всему миру. Этакий ренессанс темного средневековья, приправленный широко распространенным колдунством фанатиков. Вероятность на развитие местного человечества как социума, научно, технически — да как угодно, кроме сращивания\пресмыкательства перед духами — падает до нуля.

Подорвать Рим — бредовые, неизвестные мне, но абсолютно бредовые, исходя из методов исполнения, цели Кроули воплотятся. Причем, у него же, судя по всему, некие планы непосредственно на меня, с отрицательными значениями на вероятность выживания. Ну и, не стоит забывать, что место Рима как центра сектантов займет какая-нибудь другая секта, автоматом становящаяся враждебной к “Науке”.

Уравнение невеселое, спрятаться сбежав — такой себе выход, не факт, что меня не “догонит” цунами, землетрясение или черт в ступе, как отголоски конфликта. Притом, “спрятавшись” я потеряю даже иллюзорную возможность влиять на события. Что недопустимо.

При всех прочих равных ситуация пока выглядит так: Академ-сити не должен терять позиции и силы. Лучше даже наращивать. Но сатанист во главе — бред, он преследует свои цели, и сохранение не то что “мира во всем мире”, а даже жизней жителей-учащихся в эти цели не входит. Забавно, выходит мне нужно занять его место, либо посадить на него кого-нибудь подконтрольного. Ну или контролировать его — что уже вообще из раздела фантастического бреда.

Причем, теоретически смогу. Но только духами. А контроль духами уязвим, имеет массу подводных камней, а главное — чудовищно непредсказуем. Недаром одержимцев в самых различных социумах уничтожали или ограничивали в свободе.

И выходит, путь на трон Академ-сити, с наименьшими потерями. Задачка. И ведь не хочется ни фига, но или так, или плыть по течению, отплясывая чечетку на костях окружающих, на крайний случай — самовыпилиться, но это не наш метод…

Сам, безусловно, не полезу. Бредовое занятие и мишень на себе любимом. Но есть некоторые идеи, причем, как ни смешно, большую часть осуществит сам Кроули. Из недостатков: придется бодро и с песней лезть в бредовый канон, не нарушая его в ключевых точках. Да и не факт, что задуманное получится — но тут, похоже, без вариантов.

Ну а придя к таковому выводу, занялся подготовительной работой. Реально пожалел, что жертвоприносить человеков не позволяет внутренний, разработанный еще во втором мире запрет. В целом, логичный и даже обходимый при нужде… Однако начав один раз — хрен себя остановлю. Лучше плюнуть на все и в “новое путешествие”, чем разрушить свою личность, как она есть.

Да и обоснование “прирезал десяток человеков, было лень считать и тратить силы на животных” ну вот как-то совсем не обоснование, по здравому рассуждению.

Так что ударился в расчеты и скотобойню, забив на сон окончательно.

В Академ-сити возвращался отдохнувший, после смены обстановки, Камидзё Тома. Красавчик, как никогда: зелен ликом, красен очами, сгорблен спиной и распахнут зевающим зевом.

Отоспавшись денек, принялся за растрату заготовок сканирующе-изучающего типа, потратил все, но убедился, что лично за мной, именно в квартире, слежки быть не может. Впрочем, в любой другой точке города — не только может, но и, скорее всего, есть.

В городе “Науки” духов, к слову хватало. Ряд “технологий” работали на пердячем духовном ходу. В принципе идея то вполне благая — если бы не духи. Не работающие по знакомым алгоритмам оплата=работа, а местные, с невнятными целями. Хотя явно не сектантские, те за счет “специфической” подпитки имели особый “флер” в магическом зрении.

Но в целом, минимально-достаточный объем данных я получил. Сейчас же надо было решать, останется со мной Индекс или нет. Или соратница, или нафиг, так как в рамках назревающего противостояния церковник не просто в ближнем круге, а в прямом смысле, в постели — недопустимая роскошь.

Заготовил пару духов, на всякий, да и вывалил на девчонку расклады. Что Мир подходит к войне, что стороны, одну из которых, потенциально, представляет она, к разрешению конфликта не только не стремятся, но и активно к нему друг друга подталкивают. Остановить ситуацию может только доминирование одной из сторон. Ну и напомнил Статье читаные ей исторические книги. И про крестовые походы, и про американских индейцев, к слову истребленных не римскими, а вполне англиканскими сектантами. Долго говорил, с примерами, объяснял свою позицию.

— В общем, Индекс, складывается у меня такая ситуация. Воевать ни за одну из сторон я не хочу. Не из-за чего. И войны не хочу, как бы в ней и победителя-то не осталось. Да даже если будет — что та, что та сторона и кровью мир зальют, в итоге не принеся ничего хорошего выжившим. Так мне мыслится. Ну а тебе сейчас придётся выбирать — или церковь, или люди. Простые люди, которые хотят жить, развиваться, да просто быть счастливыми.

— То-о-ома, а ты меня не обманываешь? — насупленно-серьезно спросила Индекс.

— Ну смотри сама. Я, конечно, могу ошибаться, но книги ты читала, сама ты не дурочка. Вот что скажешь, будет война?

— Да, наверное. И совсем ничего не сделать?

— Ну я вот, придумал. Не знаю, правильно или нет, но сидеть и ждать просто нельзя.

Индекс задумалась, как и я. О чем думала девчонка, в целом, понятно. Да и тушка моя — её первая влюбленность, но это я точно использовать не буду. Выгодно, просто, но слишком мерзко. Так что пусть решение примет сама, без давления извне.

Откажет — потеряет полдня памяти, без побочных последствий. Я же просто позвоню многостаночнику и потребую избавить от сотрудницы.

Согласится — будем работать. Как поддержка — Статья будет чрезвычайно полезна. Тем временем девочка решилась.

— Нельзя. Тома, только давай не будем сражаться с Англиканской церковью?

— Хех, да я вообще ни с кем не хочу “сражаться”. Но если нападут — что мне делать? Вот скажи, Индекс, помнишь про катаров?

— Помню, — насупилась Статья, — я даже плакала, когда читала. У них же даже армии не было?

— Ну, по сути, не было — города защищали простые горожане. Я из-за этого и хочу разрешить ситуацию сам, чтобы наши знакомые — Айса, Комоэ и другие — не вставали на стены.

— Тогда я с тобой, Тома! А что мне надо делать?

Ну вот и отлично, — думал я, объясняя, что пока — ничего, кроме тренировок, не надо. Просто жить и готовится. А если повезет — то вообще обойдемся без “схваток”. Ну а в целом, все прошло успешно, наверное, увести Индекс — будет вполне достойной местью Нессесариусу, за её же, как не смешно, судьбу.

А мне же предстояла вскоре встреча с Мисакой, идолом верса и эспером пятого уровня. И вот тоже не ясно, что с ней делать. Тоже ведь, вроде, по канону, влюбилась в мою тушку. Вообще, как-то с влюбленностями чрезмерно везло. Как бы не еще один “подарочек” симбионта.

А к сути — вопрос, нужна ли она мне? Безусловно, да. Даже не учитывая её боевой потенциал, ради одного единственного действия, в нужном месте и в нужное время — огого как нужна. Я, безусловно, имею свои возможности, но подстраховка бесценна. Так что, видимо, “отношениям” быть. Надо только удержаться на хорошей дружбе, не скатываясь в романтику.

Блин, вот сам себе не верю — планирую держать двух вполне привлекательных и доступных мне девушек в френдзоне. Вырос я, что ли, на третьей сотне лет?

Впрочем, раз нужна — надо навестить друзей-дебилов. Канон, так канон, будем ему следовать, со своими поправками, конечно.

14. Электрически-лицекрадная

И вот, брожу я с дорогими друзьями, даже угостил их чем-то с уличных лотков. Что-то они шарахаются от заведений общепита в моей компании. Минут же через десять, после поедания мороженки, Цутимикадо сунул мне, незаметно от Пирса, тощий конверт в карман жилетки, видимо либо благодарность, либо “пошел нафиг” от церковников.

А напротив академии “Токивадай” произошла почти канонная встреча с фрекен Мисака Микото.

Почти, потому что девочка не “промахивалась”, а с низкого старта и воплем “Камидзё, наконец-то!” врезалась мне в пузо. С ног не сбила, но помидорно сияя лицом пробормотала в поджелудочную железу “подыграй мне”.

Ну и утащила вдаль не за шиворот, правда, а за руку. Впрочем я, как понятно, не сопротивлялся. А зайдя в переулок завел разговор:

— Доброе утро, Мисака. У тебя возникли затруднения с тем молодым человеком?

— Доброе, Тома, — переводя дух, ответила Электра, — да, ты прав. Погоди немного, мне надо подумать.

Ну надо так надо, зачем — вполне ясно. Будем налаживать взаимоотношения, вопрос только в том, что делать с перевертышем. Картинки канона были не самые приятные, вероятность травм, а возможно гибели меня достаточно высоки. Значит доводить до “сцены на стройке” точно не будем. В идеале перевертыша допросить, да и ликвидировать, канонно он связан с некоей организацией из верхов города.

Однако с допросом вариант не лучший, Электра будет весь день в пределах досягаемости. Ликвидация — туда же, не самое удачное начало “близкого общения”, да и без допроса выйдет как-то бессмысленно.

Тем временем Мисака пришла в себя, обдумала ситуацию и предложила “изображать её молодого человека” до вечера, с целью избавления от навязчивого поклонника.

— Знаешь, Мисака, не хочется тебя расстраивать, но учитывая место нашей встречи, смотрящие в окна лица, да и обстоятельства, — жестом подчеркнул “обстоятельства” я, — у нас в целом не осталось выбора. В глазах окружающих мы уже парочка. А провести сегодняшний день в твоей компании я совсем не против, вне зависимости от твоих причин.

На протяжении моего монолога Мисака меняла цвет лица, в красном секторе спектра, но богатство, насыщенность и вариабельность оттенков — выше всяких похвал. Была надежда на “выпуск пара со свистом”, всегда интересовался этим физическим феноменом в реальности, но, к сожалению, этого зрелища я был лишен.

По окончании сеанса цветомузыки цапнул Электру под руку, да и повлек в знакомое открытое кафе. Нефиг давиться хот догами, да и стоять в очереди в ларек за напитками не самое приятное времяпрепровождение.

Мисака пропищала что-то про “за все заплатит”, на что получила мой, несколько обиженный ответ:

— Мисака, давай разберемся. Да, ты была инициатором нашего совместного времяпрепровождения. Однако, сейчас я веду тебя, в знакомое мне место. По сути — приглашаю тебя. Если бы я испытывал нужду покушать за твой счет, я бы не преминул тебе об этом сообщить, но в текущей ситуации твое предложение несколько… Вот даже не нахожу формулировки, скажем так — неприятно мне. — надулся я, помогая даме присесть за столик.

— Да, неудобно вышло, — пробурчала Мисака, уткнувшись в принесенное меню и продолжая розоветь лицом, — Тома, кстати, со мной говорили “сестрички”.

— Прости? Или ты имеешь в виду клонов, из того безумного эксперимента?

— Именно их. Я хотела поблагодарить тебя, за помощь в этом деле…

— Извини, Мисака, — перебил я, — благодарить тут абсолютно не за что. Я поступил совершенно нормально, и, по-сути, ничего не сделал. Впрочем, судя по твоим словам этот бредовый эксперимент прекратили, что не может не радовать. Так что скорее — спасибо тебе, за приятное известие. — улыбнулся я.

Определившись с “что б пожрать” сделали заказ, причем Электре пришлось на пальцах объяснять, что нам нужно провести совместно целый день и бутылка минералки не лучший выбор. Безусловно, Мисака-доно имеет полное право губить желудок и падать в голодные обмороки. Однако, выразил надежду я, что делать это будет вне моего общества. Так что, раз уж мы вместе, пусть соблаговолит нормально пожрать на завтрак. Ну а по окончании сих диетических диспутов, продолжили диалог.

— Мисака, кстати, не просветишь ли меня, чем вызваны твои затруднения с тем парнем? Пристает, не дает проходу? Не хотелось бы лезть в твои дела, но я искренне заинтересован. Ты одна из сильнейших эсперов Академ-сити, навязывающий свое, явно не слишком приятное тебе общество, искренне меня заинтересовал. Как и твои причины на… ммм… удивительную сдержанность и милосердие в его адрес. Как мне помнится, — подмигнул я покрасневшей девочке, — на вторжение в личное пространство, как и в твои дела, реагируешь ты на зависть оперативно и эффективно.

— Ммм… Тома, этот Юнабара Мицки мне уже вторую неделю не дает прохода.

— Пристает? Делает оскорбительные предложения? — демонстративно размял кулаки я.

— Нет-нет, он достаточно вежлив и деликатен. В этом то и проблема — навязчив, но не дает повода его прогнать. Да и внук директора нашей школы вдобавок.

— Да уж, деликатная и не самая удобная ситуация. А как он отреагировал на твою просьбу оставить тебя в покое?

— Тома, ты что! Как я могу, это невежливо!

— То есть, — подхихикивая констатировал я, — бедный парень вторую неделю ухаживает за божественной Мисакой Микото-доно, — изобразил молитвенный жест, — не получает отказа или указания на неприятность своих действий от объекта воздыхания. Считает, что его общество тебе в целом не неприятно, а ты либо флиртуешь, либо ждешь что он “заслужит” твое внимание. — похрюкивал от смеха я. — Блин, как-то даже жаль этого приставалу.

— Тома, прекрати! — легко хлопнула по мне ладошкой Мисака, — Ну да, как-то по дурацки вышло, — тут же сама хихикнула, — Да уж, божественная Мисака-доно.

Отсмеявшись же, позавтракали и направились на совмещенную с шопингом… да в целом на свидание, как его принято определять.

Заскочили в магазин манги, где Электра безуспешно пыталась спрятать мангу с делающими “что-то противоестественное” молодыми людьми. Посетили игровой центр, добыли несколько местных маскотов, до которых Мисака была большой охотницей (не думать о жабах — твердил себе я). Даже цветы “для достоверности образа парочки” всучил, хотя увидев реакцию понял, что легкий перебор. Пар со свистом от Мисаки не исходил, но легкое искажение над головой, как от перегретого воздуха появилось. Показалось наверное.

Все время нашего “свидания” парень в форме “Токивадай” достаточно профессионально следил за нами. Правда времени “присесть мне на уши” в силу измененной программы и маршрута у него не было. Впрочем отправив Мисаку за какой то шмоткой, убив около десяти минут на обоснование, что пакет из магазина одежды добавит “достоверности”, я оное время лицедею предоставил.

Чем последний и не преминул воспользоваться, представившись и заведя “плач Ярославны” на тему своих чуйств и выяснения моих с Микото отношений. По мере плача я все более скептически кривил лик — ну реально, парень дарит девушке цветы, покупает одежду, проводит с ней время — это не канонные хот доги под соусом из домашки. Какие тут могут быть “отношения”? Лицедей, прервав “плачь” глянул, лик оценил, как, очевидно, и идиотизм своих вопросов. Буркнул “явсепонял” и срулил в туман, точнее в соседний зал, наблюдать.

Я же задумался, нужна ли мне канонная “молчаливая” сцена. То есть сталкиваться с прототипом образа лицедея, безусловно, надо. Но вот что дальше, учитывая что на стройку я с ним точно не побегу.

По уму — безусловна нужна, но я и так уже слегка “переборщил”, все таки со мной девочка-подросток, с изрядной долей романтической дури в голове. А перевод отношений из хорошей дружбы, в более тесные, пусть и платонические (что еще и не факт) отношения, да еще в таком возрасте — чревато массой трудно прогнозируемых факторов.

Хотя, до часа Х я, наверное, оберегу свою “девичью честь”. А после, что разрыв, что развитие отношений — не несет серьезных опасностей и неприятностей. Так что пусть будет канон, раз уж иду по его рельсам.

Ну а приняв это бредовое и безответственное взвешенное решение решил положиться на канонную встречу. Правда немного подстраховался на всякий.

И не обманулся, идя по дорожке Мисака узрела на соседней стороне дороги фастфудню, с криком “я возьму нам перекусить” сорвалась к символу “американской мечты”.

Внимательно вглядываясь в скопление людей перед входом, я готовился к предстоящему представлению.

Наконец, через минуту после мелькания у входа в забегаловку помятого прототипа, ко мне подошел лицедей. Ну и огорошил я с ходу его вопросом, о наличии у него родственников. Получил канонный ответ о “единственном ребенке в семье” и не менее канонно стал тыкать пальцем в забегаловку, насчет клона “единственного ребенка”, причем изрядно помятого. Лицедей изрек сказание об “эсперах, копирующих других людей, с целью подобраться к Мисака-сан”. Перекосив физиономию уже знакомым лицедею, скептическим выражением, я тем не менее двинулся к переходу. Правда, по дуге обходя лицекрада — нафиг мне получать плюхи, на пустом месте притом.

Лицедей, выразив краденным челом обиду, стал вести беседу о “своей прекрасной игре, которая закончилась”, вытащил из откуда-то нехилых размеров каменный нож (вот реально, ножик был здоровым, дура сантиметров двадцати, граненая — где он его держал — я так и не понял). Ну и стал этим ножом наводить-наносить ущерб собственности окружающих и города, пуская невнятные волны искажений.

Видимо целил в меня, но как-то уж совсем бездарно мазал, я собственно заготовленной лапой ни одного из трех “искажений” то поймать бы не смог, разве что в прыжке. Но по задумке, издавая подходящие случаю писки и визги, побежал я к ближайшему узкому переулку.

Лицедей же пафосно шествовал за бегущим мной, все так же бездарно мажа. Забежал я за мусорные контейнеры, подождал очередной волны искажений, да и всадил в “снайпера” тысчонку вольт. Лицедей подергался, да и поплыл сознанием. Я же, отволакивая лицедея за мусорные баки, с прискорбием думал, что мои “эпические битвы” в этом мире происходят в прискорбно гопнических местах.

Ножик сломал, в краденую рожу лапой потыкал — и вправду какая-то омерзительная ряха, в серых полосах поверх кожи и с глазами светящимися ярко красным светом. Не демон, конечно, но как то уж слишком парнишку магией перекособочило.

Тем временем, подсаженный Мисаке мелкий дух сообщал о её приближении, значит пора было начинать допрос. Ей полезно будет послушать.

Похлопав неведому зверушку по щекам, начал поучительную беседу. Выдал мне шпион “больших людей” рассказ о наличии этих людей, впрочем без конкретики. Что, мол, собираются вокруг некоего Камидзё слишком сильные товарищи, как из эсперов, так и из магов. А сам этот Камидзё вообще тип изрядно мутный, даже по слухам, о ужас, денег за работу требующий. Вот и решили “большие люди” что мол группу эту, на всякий случай надо разогнать. И лицедея послали, чтобы внутригрупповые отношения испортить, да вот незадача — толком сработать лицедей не успел.

Я же, зная и помня о слушательнице, тонко намекнул лицедею, что в “большести” упомянутых людей сомневаюсь. Что, мол, какие-то тупенькие и мнительные эти люди для больших. Всей группы — воспитанница моя, от которой толк только в переводе продуктов. Та же Мисака, “безусловно приятная и симпатичная девушка” (за контейнером пискнуло), но какая группа? Кому мозги напекло, собеседнику или его начальству? В общем бред собеседник несет, а значит сделаю я вот что — не озвучивая “что”, провел ребром ладони по шее я, скорчив соответствующую, палаческую морду лица.

Лицедей пригорюнился, проникся моей зверскостью и своей короткой и незавидной судьбой, да и попросил жуткого меня “позаботиться о Мисака Микото-саме”, чтоб никто её не обижал. Я в ответ выдал, что “грех о такой милой даме не позаботиться”, чем вызвал повторный писк из-за контейнера, да и зарядил в лицедея вторым зарядом из тазера.

Набрал “Антинавык” и известил служивых, что валяется мол тут некий, то ли эспер, то ли мутант, то ли вообще ксенос поганый. Под людей подделывался, ущерб собственности наносил, мою жизнь угрозе подвергал. Я сего хулигана иммобилизовал, и жду родимый “Антинавык” чтоб забрали нехорошую личность.

Подъехали, забрали, показания, на удивление, сняли диктофоном и свалили. Я же на выходе из переулка наткнулся на пламенеющую лицом Мисаку, на еле слышное “где ты был?” извинился, сославшись на “непредвиденные обстоятельства, прости еще раз что заставил ждать Мисака”.

Да и отвел её до общежития. Вот честное слово, хоть и понимаю причину, но такое ощущение, что у Мисаки эсперская способность хамелеон. Я о таких оттенках розового и красного даже не догадывался.

А вообще перебор изрядный вышел с “отношениями”. Надо бы не встречаться какое то время, да и в следующей канонной точке постараться в план раз уложится, без встреч и прочего “героизма”.

15. Мазахистски-макаронная

А с утра наступило первое. Сентября. Правда, японский учебный год начинался с апреля, которого я здесь не застал, но великую скорбь носителя почетного значка “школота третьей степени” это не отменило.

Ну и сегодня произойдет, или не произойдет, немаловажная встреча с любопытным объектом.

Впрочем, само существо, Казакири Хёка, вызывает искренний интерес. Дух, зародившийся\сформированный из эманаций эсперов, обладающий человеческим, очевидно, сформированным людскими же мыслями и желаниями, сознанием. Обитающий в нашем трех с лишним мерье и, видимо, не осознающий своей духовной природы. В общем, крайне любопытный и даже по-человечески симпатичный объект. Видимо, его начальный этап формирования проходил в женской школе, с крайне благоприятной атмосферой и психически здоровыми ученицами.

А в действиях я решил положиться на канон, в принципе, статистически выходило, что если я не вносил критических изменений в окружение, канонное событие, имевшее вменяемую вероятность на осуществление, происходило. Не всегда так, как в каноне, зачастую только внешне соответствуя ему, однако происходило, что решало многие проблемы с планированием.

Но “постоянную эту!”, безусловно, канон не отменял, поэтому на случай незапланированных событий были у меня пара духов-ищеек.

Уведомив Статью, что сегодня у меня в школе только линейка, но только сегодня, под “страшным секретом, что я разрешил”, она может посетить мою адскую каторгу школу, прибыв через минут десять после меня.

На пути к школе меня обогнала Мисака, пробормотав на бегу “привет Тома” скрылась вдали. Вот, кстати, тоже любопытная загадка — Токивадай и моя каторга в разных местах, на пути в школу я с Электрой ни разу не пересекался. Сталкерила или просто подкарауливала? Всё-таки я вчера переборщил, судя по всему, надо как-то “охладить” Мисаку.

На классном часе фрау Цукуёми оповестила нас о новой, “переведенной ученице”, запустив внутрь Индекс. Статья бодро поприветствовала меня и была отконвоирована классной в коридор. Им на смену явилась Химэгами Айса, уведомив присутствующих о своей переведенно-ученической природе.

Что же, первый этап канона отыгран, думал я, пропуская мимо ушей безусловно важные, нахрен мне не нужные планы школоты на какие-то там “мероприятия”.

После же вдохновляющей речи директора в стиле “Вы все неудачники и идиоты, учить вас совершенно бесполезно, но если вы потрепыхаетесь — возможно, удобрением, на которое вас переработают, удобрят не картошку, а розы” я направился в столовую.

И будем честны — изрядно охренел удивился. Представленная мне Хёка, безусловно, была духом, то есть неполной/дробной манифестацией в наш мир многомерно проявленного существа. Но вот по деталям возникала куча вопросов.

Я ожидал увидеть что-то вроде старшего духа, сильное воздействиями, но ограниченное сознанием “человека” существо.

С последним — вроде бы так и было. По большому счету — и с первым, однако духом в моем понимании Хёка не была. Это было что-то вроде ворот и привратника, а подозреваю и владельца в одном лице, в некое измерение, неизвестное мне по проявлениям. То есть, безусловно дух, вполне себе старший — только вот в “загашнике” у него отдельный “мир”, ресурсами которого этот дух свободно может распоряжаться. Как-то даже страшновато стало, от присутствия рядом такой неслабой фигни.

По возможной силе воздействия леди Казакири явно превосходила Кукурузника(цу), если не порядково, то точно в разы. Притом не была “роевой”, что позволяло мне снисходительно смотреть на “ангелочка”, а вполне себе цельной сущностью.

В общем, страшноватая дамочка, прямо скажем. И, что забавно, судя по мимике, изрядно опасавшаяся меня. Скорее всего, неосознанно, но вполне заметно, если знать куда смотреть.

Ну и ряд моих планов накрылся медным скобяным изделием, но негатив данного создания мне стопроцентно не нужен, так что включился в беседу, постаравшись опасение если не убрать, то сгладить. И часть запланированного под шумок осуществил, хотя, безусловно, не все.

Индекс тем временем вполне успешно и доброжелательно общалась с Хёкой и зацепила оную на буксир, когда я предложил прогуляться в торговый центр, на тему повеселиться и развлечься иными способами.

Так, в целом, за исключением эпического фиаско с природой Казакири, все идет сносно. Единственное что, надо бы канон слегка “ограничить”, а возможно — добавить баллов себе в глазах нашего “летающего Макаронного Монстра эсперов”.

В подземном торговом центре перекусили, в целом — вроде бы Макаронный Монстрик расслабилась и повеселела. То есть, опасения были, но такие, фоново-терпимые. В беседу включилась, с Индекс фигней страдала увлеченно. В общем, вполне благоприятная складывалась ситуация.

Даже в “косплеерскую кабинку” девчонки забрались, да и сфотографировались. Выглядели как минимум забавно, а если начистоту — взор усладили.

Тем временем торговый центр как-то незаметно опустел и Хёка заговорила о “кажущихся голосах в голове”. Признаться честно, в первую секунду новость о “слышащем голоса” Макаронном Монстрике заставила меня отложить изрядную горку кирпичей. С её возможностями поехавшая крыша — гарантированный и безальтернативный “непонятно что, но страшно” всему вокруг.

Впрочем, на вторую секунду здравый смысл додолбился до моего сознания воплями “канон, канон это!”, так что я как расслабился, так и собрался, готовясь к дальнейшим событиям.

Которые и не замедлили начаться, для начала в виде девчонки из правосудия, огорошившей меня претензиями, на тему с хрена ли я “не слышу голоса в голове”. Высказав новоявленному “мозгоправу” пожелание искать поживу и профессиональный заработок в других местах, я, как и наша компания, были оповещены о “террористе” и эвакуации из торгового центра. Под страхом замуровывания с террористом, да.

Выдвинулись к выходу, полюбовались торчащим из облицовочной плитки здоровенным глазным яблоком (на редкость омерзительное зрелище было), дождались как взрыва с последующим включением аварийного освещения, так и встречи с Мисакой и её… вот черт знает, как зовут эту мелкую любительницу монополой любви. Я, признаться, при просмотре канона её особо не замечал, разве что прибить временами хотелось.

Индекс с Мисакой тем временем устроили “рэп-батл” на тему чей я. Сошлись на том, что я хамски их обеих “спас/помог” не спрашивая ихнего на то дозволения. И дуэтом выдали мне это в претензию.

Состроив “Малфой-стайл” рожей, выкатил губу, представил их друг другу и уведомил дам, что одна из них — моя воспитанница и близкая подруга, вторая — хорошая знакомая и близкая подруга. Я допускаю, что их “претензии” имеют под собой основания, и приложу усилия к своему “исправлению”.

Полюбовался “сломанным шаблоном” на лицах обоих и "подвисшим" мыслительным процессом. Но на “кого эвакуировать первым” дамы оклемались и затеяли диспут, кого и как, а главное — с кем оставлять. Поймав взгляд мелкой юрийщицы, я закатил глаза и взглядом же указал на “диспутанток”. Телепортер злоехидно ухмыльнулась (если у меня бывает такое же противное выражение лица — надо срочно исправляться. Как минимум — сделать еще противнее, а то не солидно), но подруг дней моих суровых утянула.

Извинившись за столь неприятную сцену, окончившуюся отсрочкой её эвакуации перед Макаронным Монстриком, попросил её остаться на месте и пошел искать неприятностей. С видом “я герой — мне больше всех надо”.

Двигался в сторону выстрелов, приближаясь к их источнику притормозил, дождался хлопка гранаты и неторопливо двинулся вперед, обозревая окрестности будущей сцены, да и прихватил/подготовил по дороге кое-что.

Ну, для начала, бойцов антинавыка изрядно посекло, хватало и трупов. Но, что изрядно порадовало, они носили глухие перчатки. Метрах в пятнадцати, за баррикадой из мешков, стоял големистый НЕХ, за ним же — смуглая блондинка в черном платье викторианского стиля.

Шел я неторопливо, фиксируя в памяти ключевые точки для выполнения плана раз.

Что искренне… даже не знаю, то ли взбесило, то ли удивило — сложное чувство, но скорее выбесило. В общем, часть оставшихся в сознании и в целом вполне дееспособных бойцов антинавыка вместо единичного выстрела в дамочку, который положил бы конец и её бесчинствам, и обезопасил возможных жертв — страдало. То есть, ведьма вышла из-за прикрывающего голема, идет неторопливо, ухмыляясь, сектор обстрела — как в тире, а эти, слов нет… страдают-умирают. Бойцы, защита и опора. И дурында, капитан вроде бы, знакомая моей классной, вместо выстрела трындит дичь: “мальчик, ты куда?”.

В задницу их, реально, наберут дебилов по объявлению, с боевым опытом игрушечными пистолетами в песочнице, тьфу на них.

Ну а плюнув мысленно на доблестных защитничков, я не снижая скорости приблизился метров на десять к викторианской ведьме.

— Приветствую. — пафосно изрекла ведьмища, — О, сам разрушитель иллюзий, собственной персоной. Значит, ключ к иллюзорному сектору не ты. Девчонка… впрочем, не важно, мне не имеет смысл запоминать имена своих жертв.

— Приветствую, леди. — ответил галантный я, — Мое имя Камидзё Тома, не могу сказать, что рад приветствовать Вас, в текущих обстоятельствах. Однако позвольте засвидетельствовать Вам свое почтение.

— Шелли Кромвель, маг англиканской пуританской церкви, член Нессесариуса, мое почтение и Вам. — сработали у ведьмищи вбитые рефлексы, даже полукниксен изобразила.

Так-то нафиг мне надо перед ней расшаркиваться, однако нужна конкретная сцена, с конкретными зрителями и антуражем, так что потянем время, вспомним меня — истинного джентльмена. Ведя полусветскую, полугопническую (пафос и угрозы со стороны Шелли) беседу, дождался приближения Макаронного Монстрика. Резко дернулся, вызвав агрессивную реакцию как ведьмы, так и её голема. Ну и отпрыгнул за баррикаду, осыпаемый каменными осколками. После высказав своё отношение к “недожданности эвакуации” подходящей Хёке.

Так, вот и наступил момент главного акта. Спиной двинулся к Хёке, бормоча насчет “беги, не самая умная из моих знакомых”. Голем тем временем замахнулся, и в момент удара я вошел в эсперский режим “тактической паузы”.

Так, для начала осколки от удара: в принципе терпимо, часть приму на корпус, часть поймаю рукой, обмотанной цепочкой. Больно, но терпимо, и Макаронного Монстрика прикрою. Прихваченный по пути пистолет, откинутый взрывом, критических повреждений не имеет, с предохранителя снят, электронной привязкой на владельца не обладает. Итак, нужно не убить ведьмищу (так-то стоило бы, но мелькает ента смуглая рожа в каноне, вот черт знает насколько она значима), но лишить её возможности колдовать и скрыться. Значит, цели определил, очередность действий построил. ЦУ перед виталом поставил. В целом — начали.

Заняв прикрывающую Хёку позицию, не наносящую мне при попадании осколков серьезного ущерба, правой выпустил в колено ведьме весь магазин.

В сущности, морщась от попаданий и вдавленной в ладонь цепочки на левой руке, думал я, как и ожидалось. Милашка Шелли потянулась лапками к простреленному колену, и теперь щеголяет полуотстреленой ногой и размозженными ладошками. Я, безусловно, мазал, но терпимо, ведьмища жива, колдовать и убежать — не сможет.

Убедился, что Хёка за спиной жива и невредима, бледно (все-таки чертовски больно было), но героически улыбнулся и пошел ломать голема. Управления он, вроде как, лишился, но нафиг рисковать.

Сломал успешно, снял несколько ремней с “защитничков”, еле подавив желание их попинать, реально взбесили. Не особо заботясь о комфорте ведьмищи, наложил на неё жгуты, не помрет с полчаса точно, а остальное пофиг.

Хёка, плача, бросилась ко мне на грудь (еле успел убрать лапу от этой дурынды), вляпалась в кровищу и вогнала каменные осколки “немного” поглубже, вызвав шипение у меня любимого. Вот реально, добить меня или самоубиться что ли хочет?

Впрочем, реакция неплохая, ко мне положительная. Что не очень умна — так матрица личности такая, за её пределы не выходит. Правда, поаккуратнее надо с Монстриком, если не прибьет кого, то сама вполне убиться от простодушия сможет. Так-то ей пофиг, но по психике изрядно ударит, что не есть хорошо.

Так что под “извините, погорячилась” Хёки, перемежаемой поклонами и опасливо-восхищенными (её точно нафиг, еще и духофилией я не страдал, блин) взглядами, дождались эвакуационной и медицинской группы.

Сунул Монстрику заранее приобретенный и сныканный телефон, с наказом “связаться с Индекс, сообщить, что все в порядке, побыть с ней, успокоиться самой и успокоить её”. Ну и отдался прибывшим эскулапам на починку.

Больно-то как, никакой витал не помогает, блин.

16. Однополо-синтоистская

Починился я на удивление быстро, витал все же не зря обитал в моей тушке. Медики глаза на выталкиваемые осколки попучили, но после слов “регенератор” загнали в полевой чего-то там граф, получили словесное “нафиг в больничку” и отпустили с миром. Так что уложился я в час сервисного обслуживания.

Правда не успел срулить в туман, на меня коршуном спустился орел. Ну или соколом, неважно — какой-то толстый, в смысле звания, чин антинавыка. Лет под шестьдесят, сед-усат, аж с шрамами на роже. И, значит, стал с меня показания вытягивать. Ну я и вытянулся, честно рассказав что, как и в какой последовательности было. Соколистый коршун на мою оценку высококомпетентных действий своих подчиненных ликом покраснел, усы встопрощил и выдал: “Да что ты понимаешь, щенок!”.

Я уже даже не злился, есть вещи излечимые только эфтаназолом. Поднял бровь, молча тыкнул пальцем в “поле битвы”, встал, да и срулил по делам. Останавливать меня не стали, так что будем считать что с допросами и прочими “антинавычными” делами я закончил. Не хочу вообще этих недоделков видеть, раздражают.

По дороге домой зашел в несколько магазинов, одежда пришла в негодность, да и жилетку нужно новую. Покожанее и прочнее, та что на мне свою покупку оправдала на все сто, но надо бы что нибудь “позащитнее”.

Ну и еды накупил побольше, я подлатан, через денек-другой точно выздоровею, но надо побольше и поразнообразнее жрат.

Дома меня встретили три пары (четвертая пожирала мои запасы продуктов на кухне) глаз. Слегка офигев от сих посиделок “у Камидзё дома”, обозначил вопрос, что, собственно, собравшимся от меня надо.

За Макаронного Монстрика ответила Индекс, мол сама пригласила, успокоить, поговорить, чтоб отвлечься и вместе не волноваться. Сама Хёка в процессе объяснятельств опустив глаза ковыряла что-то там пальцами, типа “смущенный кавай-мод”, глазками стреляя время от времени. Ладно, тут ясно, и фиг с ними, хотя рассчитывал что посидят “в где-то”.

Требовательно уставился на Электру — в ответ краснющая мордочка и “не-не-не, те-те-те” в качестве ответа. С кухни выперлась мелкая юрийщица, пожирающая мои (!) полбатона с моей (!!!) колбасой. Впрочем, хотя бы ответила, что типа “волновались за тупую, волосатую обезьяну”. Хотела развить мысль, но увидев мой полный любви и всепрощения взор, да и оценив благостное выражение рожи — оперативно заткнулась. Видимо, как правосудной, удалось узнать о “состоянии террориста”, да и кто в состояние привел тоже. На несколько задумчивое выражение лица я многозначительно покивал, мол да, “я бью женщин и детей”, так что как бы за языком и действиями следить не помешает.

По выяснении, какого хрена у меня дома творится, я на это собрание махнул рукой, оттащил пакеты с “пожрат” на кухню, да и попросил Статью мне чего нибудь, “попроще, но побольше и побыстрее” приготовить. Да и бухнулся на свой родимый матрац, лежать-регенерировать.

Девицы на кухне отжигали, судя по голосам. Готовить решились аж втроем, каждая свое, да еще и две из них поливали “ценным, объективным и беспристрастным мнением” готовку оппонентки. Ну жратвы много, хоть кто-то что-нибудь съедобное сотворит. Но вопли эти и суета… “дурдом на выезде” пробормотал я под нос.

Получил, к удивлению, подтверждающее “и не говори, как есть дурдом”. Юрийщица оккупировала стул у компа, не участвуя в кулинарно-семантическом бардаке. Тома в моем лице слегка, немного побаливал весь, так что решил скоротать время за беседой, хоть отвлекусь.

— Тебя зовут-то как, а то даже не представились, а мое имя ты знаешь.

— Сирай Куроко я. Да и знакомились мы, обез… хммм человек с плохой памятью.

— Ну прости, весной по голове прилетело, с памятью нелады. Приятно познакомиться, Сирай Куроко.

— Заметно, что прилетело, видимо, не один раз.

Ну в целом юрийщица оказалась гораздо более вменяемой, нежели показана в каноне. Правда “сестрена-а-а” и взгляд влюбленной коровы вдаль демонстрировала. А так, под бодрый стук и обрывки экспрессивного диспута с кухни нормально, вполголоса, пообщались.

И про “надо было учинять такое” с ведьмищей уточнила, на что получила в ответ, что как-то “учиненное” на фоне десятков трупов от “террориста” смотрится вполне “надом”. И про Мисаку, временами срываясь на коровий взгляд, где я свою позицию четко обозначил — общаться точно буду, как человек она мне приятна. К романтике не тянусь, но при выборе либо романтика, либо разрыв отношений — выберу первое. Так что тут скорее не ко мне вопрос, а к самой Мисаке Микото.

Сирай ответы переварила, и даже, вроде как, слегка подобрела к моей, “тупо-обезьянистой” персоне. Вообще, не худшим собеседником оказалась, изрядно злоязыкая, но это даже неплохо, пока в руках себя держит. Про будни “Правосудия” поведала, пару забавных баек про эти будни озвучила. Да и про Микото многое рассказала, срываясь, впрочем на влюбленный взгляд и пуская слюнку уголком рта. А вообще — типичная “рыжая”, этакий не очень распространенный, но известный “волосоцветный” психотип.

Тем временем надругательство над продуктами завершилось торжеством человеческого разума. И пожрат в сопровождении изготовительниц составило нам компанию. Конкурентные потуги я жестоко обломал — слопал все, девчонки еле успели урвать себе перекус.

Самое забавное, что лапша с кучей всякой съедобной фигни, изготовленная Монстриком оказалась самой вкусной. Я, признаться, от нее ожидал салат из бетона, приправленный соусом из арматуры. Хотя, если подумать, учитывая объем и разнообразность “источников информации” Хёки, удивляться удачному подбору рецепта, да и навыкам изготовления явно не стоило.

Ну а в целом — перекусили, пообщались, даже Мисака “откраснела” и приняла участие в беседе. Под прокурорским сираистым взглядом, да.

Девчонки уже почти уходили, когда случился… ммм… очередной канон. В окне нарисовалась плотная фигура в костюме. С зажмуренными, и без того узкими глазами. На пике полета фигура навела наручный то ли лук, то ли арбалет на окно и пафосно что-то (за стеклом не видно, но с изрядно пафосной рожей) пробормотав пустила волну магии.

Ну я собственно этого типа по канону помнил, сразу по прибытию из поездки присобачил на окна соответствующих духов. Не фиг мне квартиру разносить всяким незапомненным типам. Результатом моих шаманств стало то, что с гораздо меньшей пафосностью фигура, вращаясь (ну и думаю, матерясь), улетела из поля зрения.

Всей компанией проводили Неопознанного Летучего Объекта глазами. Статья начала бормотать вполголоса про то, какая там магия, но увидев покачивание головы — замолчала.

Куроко же, с полминуты подумав, телепортировалась с места. Вернулась минут через пять, несколько удивленная. Мол виденный нами тип “не справился со способностью”, не слабо влетел в фонарный столб, погнув его. Ну и финишировал на асфальте, с закономерными последствиями, ознакомив окружение как с глубиной мысли, так и богатым внутренним миром. После чего прокурорским взглядом уставилась на меня, осведомившись “часто у тебя такое?”.

Вполне искренне состроив удивленную морду лица, не менее искренне ответил “первый раз, фигня всякая бывала, но такого точно не было”. Индекс подтверждающе кивала, тоже изрядно удивленная. В общем вопрос развития не получил, гости покинули наше обиталище.

Я же, засыпая, задумался — а не жалко ли мне размазанного типа. А вот ни капли, если честно. Была у него причина, не было — дело неважное. Сей поганый хмырь напал на мой дом, если бы не духовная защита — пострадали бы все присутствующие, причем хрен знает, насколько серьезно.

У него была цель, и ему было накашлять на побочный ущерб. Ну а мне так же накашлять на раскинутый внутренний мир с мозгами — думал я, погружаясь в сон.

17. Сектантски-обязательная

Наутро мобильный порадовал двумя переводами, на карту банка Академ-сити и какого-то английского не особо известного банка. Суммы были не запредельными, но вполне солидными, что не может не радовать — мою “наемничью” суть принял и сатанист, и англиканские сектанты.

Я же, отказавшись от возможного больничного, продолжил посещение урановых рудников школы. И раздумья тоже продолжил — вскоре начнется очередная канонная суета.

Если отбросить всякую мозголомную, пафосную и глубинносмысленную хрень, то картина выглядит так: англиканские сектанты затеяли провокацию, с целью расширить свое влияние и приобрести подконтрольную организацию силовиков — все согласно их, гнусно-протестантской природе. Римляне же, в провокацию радостно вляпались, что с одной стороны говорит о невеликом уме. Однако, учитывая людские и финансовые ресурсы, возможно что операция римских сектантов проводится “на всякий случай”, а на исполнителей — банально плевать.

А вот мне, по логике вещей, в данную интригу лезть придется. Не из-за неё самой, из-за дальнейших перспектив. У римлянских надо в будущем выбить один неприятный зуб, да и не помешает Индекс посмотреть на “святого архихрена”. Книги-книгами, а своими глазами надежнее. В общем, канону — быть, только, опять же, надо как-нибудь по безопаснее и менее бредово.

Что, к слову, та еще задачка, канонная арка с “Книгой Закона” — тот еще бред, превозможение и иррациональнальщина. Впрочем, будем стараться как-то это дело… привести к разумному знаменателю.

Ну а приняв это мудрое решение, да и подготовившись по мере сил — занялся учебой и тренировками Статьи.

Кстати, в отличие от евойного “стража знаний”, с боевкой Индекс дружила слабо. Вот пафосные завывания литании песнопевческого толка — у неё выходили на загляденье, этакий бард-баффер-дебаффер. Ну и в перехват чужих заклинаний у неё получалось, правда реакции девочке явно не хватало.

И, в один прекрасный день, дождался я воплей существа в костюме горничной. Существа потому, что как-то замерил время вращения этого в одну сторону. Пятнадцать минут, на неплохой скорости оборот в две секунды. А после этого существо встало, и с никак не нарушенной координацией и равновесием, побежала. Так что я, как бывший целитель, поставил авторитетный диагноз — мозга нет как факта, вот и кружиться нечему, так что существо.

Впрочем это лирика, а физика заключалась в cписке о похищении и передаче мне конверта, причем что странно — с наличными, помимо пропуска и “киднепперского” послания. Мутит что-то Стейл, рожа штрихкодированная.

В Индекс, как впрочем и в остальных значимых знакомых, встретившихся со мной после “курорта” сидел дух-маячок. Так что вздохнув от перспективы участия в бредовой постановке, я бодро помаршировал в нужном направлении.

На полпути между кпп Академ-сити и искомым мной местом культурного досуга обнаружилась девица в монашеском балахоне. Девица увлеченно разглядывала картинки на схеме маршрутов автобусов, а на мое “здрасти, куда надо?” ответила что в Академ-сити. После пары минут пристрастного допроса, закономерно выяснилось, что девице, представившейся Урсулой Аквинас, надо втудаже, куда и мне. Так что взяв оную на буксир продолжил свое путешествие.

На театральных ступенях нас встретили: Индекс Либрорум Прохибиторум, одна штука, изрядно надутая на мир в целом, и волком зыркающая на Стейла. Стейл Магнус, одна штука, несколько смущенный лицом и стесненный движениями (видимо Индекс не пропустила мимо ушей мои лекции о том куда надо бить схвативших со спины незнакомцев). Ну и очередной бред этого мира — монахиня, в мини юбке, на двадцатисантиметровых платформах сандалет. Как эта дурында ходить то может — не понимаю, но сия девчонка грязно надругивалась над физикой и биологией. Представилась же надругательница Агнес Санктис, римской сектанткой, в каком то там невнятном ранге.

Обменявшись приветствиями мое Томичество с ходу зарядило Стейлу по штрихкоду. Я, безусловно, бью женщин и детей, но за “шуточку” с похищением можно и Магнуса. Да и годами он от детей недалеко ушел. О чем я, с кряхтеньем поднимающемуся пироманту и сообщил. Индекс же морально добила, напоминая олещенному, о том, что ему японским, итальянским и латынью говорили, что меня надо дождаться, а не устраивать бредовые “похищения”. Позыркал, но похоже проникся.

И уведомил что потребность во мне отпала (ну если бить по наглой роже, да еще и за деньги — это мы завсегда, с нашим удовольствием) ибо дама, приведенная мной и ожидающая окончания нашего диалога — собственно и есть цель моего найма.

Цапнув Индекс под ручку, я направился в сторону Академ-сити, но тут, ожидаемо, появилась летучая детская игрушка. Оная, изрядно противным голосом с консайским акцентом, оповестила присутствующих что: тщетны все потуги, Урсуле Аквинес в секте Амакуса будет теплее и вкуснее чем в римлянской, а все присутствующие — дурачьё.

На последней сентенции некие неназванные добры-молодцы расковыряли асфальт под Урсулой и утащили её в неизвестном, канализационном направлении.

Сцена последовавшая за этим изобиловала стенаниями “что же делать”, объяснениями из-за чего, собственно весь сыр-бор (увидев мечтательные огоньки в моих глазах на фразе “конец владычеству римско-католической церкви” Магнус тяжело вздохнул и незаметно потер большой и указательный пальцы).

Тем временем на притеатральной площади прибыло девиц в балахонах. Прибывшие деловито оградили постурсульную дыру и разбили палаточный лагерь.

А “высшее командование” в лице Агнес, Стейла и Индекс, и, “наемный, но молчаливый специалист”, в моей роже решали второй пункт главного вопроса. Конец поиску положила Статья, оповестив о “карте паломника” и тыча пальцем в какую сторону нам надлежит воевать.

Агнес-ходулистка, вняв мудрости Индекс, намылила группу своих сотрудниц проверить, оцепить и не пущать. Народ рассосался, я же банально сел медитировать, любоваться на малолеток в душе у меня сегодня не было никакого желания.

Через пару часов некая римлянская сотрудница оповестила, что амакусовцы предаются безудержному веселью и прочей непотребщине в ближайшем парке атракционов. Туда мы всей компанией и направились.

Стейл перед входом на условно-вражескую территорию впихнул мне англиканский крестик, без объяснений, на хрен мне оный сдался. Впрочем “нахрен” я знал и без него, так что последовал за боевыми сектантками без лишних вопросов.

После проникновения на территорию парка началась невнятная “битва”, полная пафоса и бессмысленности, группу амакусовцев после нескольких “па” ритуальных танцев банально скинули на меня..

Стейл прихватил Индекс, и сопровождаемый жестовыми обещаниями мучительных кар, если не доглядит, скрылся вместе с монахинями.

Я же подбежал к узнаваемому по канону арочному коридору и, раскрутив цепочку отправил преследователей отдыхать, в чем их любовь к холодному оружию мне изрядно помогла, духу заряда — одно удовольствие работать. Отправив “отдохнуть” еще пару типов, включая канонную девицу, я наконец, дождался Урсулу.

Нацепил на неё англиканский крестик, и, пока было время, в приказном порядке наказал держаться рядом с англиканами, буде кто начнет оттаскивать — визжать, сопротивляться и звать на помощь.

И тут на центр обозреваемой нами площади, пафосно отплевываясь кровью, прилетел Стейл. Поручив нам с Урсулой бежать нафиг, чем я бы, возможно, и воспользовался, но не успел.

Здание через площадь обзавелось дыркой, в дырку пролез хрен. Хрен был дурацки причесан, пафосен, консаист акцентом и держал на плече погано перекрученный железный лом. Пока он пафосно тащился к нам, из переулка появилась Индекс, да и Стейл начал отлипать от брусчатки. Не став дожидаться хреновых откровений, шепнул Стейлу “бей мне в спину” и героически побежал с хреноборческими целями.

Хрен ухмыльнулся, перехватил дефектный лом поудобнее, но увидев за моей спиной надвигающийся вал огня пригорюнился и что-то намагичил. Ну и получил электрод от моего родимого и незаменимого тазера в пузо.

Огненный вал за спиной успешно лапой развеялся, Стейл обляпывал хрена своими стикерами, я же оповестил присутствующих о англиканскости Урсулы, тыча пальцем в надетый крестик. Стейл морщился, но не выступал, Индекс тем более не возражала.

К ней я и подошел, попросив держатся в сторонке и приготовиться петь “на всякий случай” одну из известных мне литаний.

На площадь тем временем вынесло двух римлянских сектанток, в приказном порядке потребовавших “выдать Урсулу Аквинес”. Я удивленно на них поглазел, потыкал пальцем в англиканский крестик и получил занозу в плечо, от тащимого одной из сектанток “взрывного колеса”. Вспомнив любимую песенку, последний раз на сегодня разрядил оба электрода родимого тазера, по одному на рыло, в невежливых дам. Магнус, молчавший весь их монолог, сделал вид что думает, очевидно решая, что же делать.

Тем временем на площадь вломилась ходулистка с группой поддержки, и завела со Стейлом диалог, на тему “нам пофиг на ваши англиканские кресты, отдайте девку и мы вас… ыыыээх… не больно зарэжэм”.

Я же, отпальцевав Индекс “начинай” распустил пояс-цепь, для достоверности искря уже обычным шокером. Ну а с начала “песнопения” стал банально выкашивать заряженной цепочкой “сестер битвы”, дух заряда, в потенциале, тут и локальную грозу мог устроить.

Агнес стала елозить лапками по своему металическому посоху, но была жестко обломана — литания Индекс собственно и состояла в том, чтобы гасить “магические” проявления. Стейл кстати, судя по увиденной мной краем глаза обиженной роже, сие свойство песенки уже оценил. Так что ходулистка с нарастающим ужасом смотрела на прекрасного меня, проделывающего изрядную просеку в рядах её миньонов.

Добрался я до сей дамы, да и пробил ей от души двоечку в рожу — не фиг было надругиватся своим гардеробом над моими ранимыми чувствами — от прекрасного до разумного.

На этом эпическом акте ББПЕ битва, по сути, закончилась. Не оцепоченные дамы сбились в круг, а Стейл, после минуты общения с хреном, потащился освобождать амакусовцев. Впрочем хрен к нему вскоре присоединился.

Я же, подозвав Статью, на пару с ней стал любоваться звездным небом, отдыхая от надругательства над своей психикой.

По итогам же операции амакусовцы вошли в зону контроля англиканцев, римлянских выпнули на мороз. Индекс, по моей просьбе, пообщавшись с Урсулой, заверила окружающих в “ловушечной” природе расшифровки “Книги Закона”. Так что в Академ-сити вернулись поздно, но целые и в общем довольные.

На утро, кстати, приходила Каори, кланялась самурайски, предлагала в благодарность “все”, подозреваю — неприличное. Послал нафиг, в смысле “ничего не сделал, я просто очень хороший парень”. Вот её еще не хватало, и так тут от баб плюнуть невкуда.

18. Диаграмно-криминальная

А с утра призадумался я. По логике, решение топать по рельсам канона — дело благое. Одна беда — к часу Х от логики да и мозга мало что останется. Даже относительно невинные амакусовцы и не слишком уж запредельные римские нанесли моей психике жестокий и трудноисправимый урон. А дальше в лес, как известно, партизаны будут толще.

Так что подумал я, да и плюнул на религиозную тусовку, благо все они потенциальные враги, вне зависимости от группировки. Индекс — явно на моей стороне, дополнительные “проверки” и “демонстрации” нафиг не нужны. С уберплюшкой католиков пусть англикане на пару с Кроули разбираются, не все ж на моих хрупких плечах выезжать.

А вот с осколками спутника — ситуация интересная. По уму, вроде бы имеет смысл забить, ситуация сама разрешится. Только вот раз уж я отказываюсь от временных союзников, то имеет смысл привязать, да и расширить пул постоянных.

Итак, в “спутниковую арку” надо влезть, и не по канону — вытаскивая рассыпающуюся тушку юрийщицы из рушащегося здания. А по уму и в нужный момент, чтобы помочь Мисаке. Да и с юрийной Сирай желательно не поссориться, а дать ей проявить себя в итоговом плане.

Так что стал я отслеживать новости, учиться и интриги строить. Отловил как-то Цутимикадо после школы, да и завел коварные речи.

— Друг мой, Цутимикадо, есть у меня для тебя лично информация, работодателям твоим возможно небезразличная. — завел я издалека диалог.

— И что же за информация, Камидзё? И что ты за неё хочешь?

— Вот сразу видно, друг ты мне, заботишься о моих интересах. Однако дело вот в чем. Я относительно недавно наладил контакт с одной католической монашкой, — многозначительно поиграл бровями я, — история о месте встречи, думаю тебе небезызвестная. — Цутимикадо утвердительно кивнул. — Так вот, буквально сегодня сия дама прислала мне, уж прости, канал связи не открою — и её могу подставить, и секрет к тебе касательства не имеет, информацию о любопытном проекте.

— И что за проект? Что в нем любопытного и почему ты думаешь что мои работодатели, — изобразил друг мой неопределенный жест, — этим заинтересуются? Да и все же, что ты хочешь за неё?

— Хочу? Вот признаюсь честно, не знаю. Дело в том, что по косвенным признакам вопрос идет о оружии массового уничтожения, магического типа. Локализация работы проекта — северное побережье Адриатики. Но вот пока — никакой конкретики дама не передала, да и способ связи не вполне способствует точности передачи.

— Так что ты от меня хочешь Камидзё?

— Посредничества. Информация, если не сейчас, то в потенциале — ценная. Покупателей на неё я если и найду, то реальную цену получу вряд ли. А ты друг мой, как мне думается, имеешь как необходимые связи, так и представление о ценах. Ну и, признаюсь честно, пообщавшись с данными “рабами божьими” — обозначил руками скобки я, — у меня перспектива обладания ими “ультимативного”, как выразился мой контакт, оружия вызывает серьезные опасения.

— Посредничества? — картинно задумался Цутимикадо, — И что я с него буду иметь?

— Пять процентов от суммы.

— Двадцать.

— Семь.

— Пятнадцать.

— Договорились, десять. — протянул я руку, пожатую многостаночником.

Ну Кроули, с высокой вероятностью, уже в курсе нашей беседы. “Контакта”, безусловно нет, но выяснить это достоверно у сторон не выйдет. Ну а ближе к спортивному фестивалю вывалю на “посредничающего” доброго друга пароли и явки. Пусть сами с католиками разбираются, вон, у американцев, к слову тоже вполне протестантов, флот на оставшийся мировой тянет, не фиг ему ржаветь без дела.

Пару раз пересекался с Макаронным Монстриком, Индекс её внесла в шорт-лист “близких подруг” и встречалась в городе. Иногда даже втроем с Айсой, хотя последняя с Монстриком явно осторожничала, будучи в курсе не вполне человеческой природы. Что меня изрядно удивило, так как эспер Айса была полноценной нулевкой, во властных кругах не вращалась. Впрочем, источник “дровишек” был не критично важен, а лишние люди в окружении Хёки лишними не будут — её социализация и якори в человеческом мире мне не помешают.

А еще мне пришлось изрядно потратиться, как в смысле денег, так и в смысле нервов. Такси в Академ-сити было явно недостаточно, как и личного транспорта — при обилии и даже переизбытке общественного. Причины понятны, и начинание благое, однако мне нужна мобильность.

Так что пришлось озаботиться покупкой и кучей разрешений на электроскутер. И, как не забавно, но без помощи классной Комоэ мои потуги скорее всего закончились бы ничем.

Купить то купил, пусть и преизрядно дорого. И экзамен вполне успешно сдал. А вот потом бюрократы Академ-сити плотно взялись за меня. Столь изощренных кровопийц я еще не встречал, справка об “отсутствии психических заболеваний и приводов в полицию” в семье двоюродной сестры матушки — не шутка, а вполне реальный факт.

Ну а Комоэ увидела “канонного”, потому что задолбался до упора, Тому, оставила после уроков и вытащила причину расстройства. Честно говоря — рассказывал просто чтоб было кому, на помощь не рассчитывал, но нахмурившаяся учительница сделала кому-то пару звонков. И — о чудо! — на следующий день я получил разрешение и даже пару парковочных мест (их наличие для скутера меня изрядно удивило, но факт остается фактом).

Так что “скутерная” эпопея закончилась закупкой презентов и нервотрепкой связанной с впихиванием в фрау Комоэ Цукуёми презентуемого. Отбивалась душевно, но я благодарность впихнул, ибо без неё ждал меня бесповоротный облом и выкинутые деньги.

Индекс к обновке оказалась равнодушна, чем меня порадовала, а вот Монстрик и Айса на “покатушки” подсели, так что приходилось пару раз в неделю девчонок по Академ-сити катать, опять же — смысл сие имело, хоть и тратило время.

Пару раз видел вдалеке одностороннего друга моего, Акселератора. Мелкая копия Мисаки уже нарезала вокруг него круги, костылем односторонний не обзавелся. Да и слухов о “отпинавании сильнейшего эспера Академ-сити” не ходило. Видимо, дала переданная подборка литературы толк, зародив в односторонней голове зачатки здравого смысла. Впрочем, в его “арку” я лезть более не собирался, пусть идет все как идет, сам он мне — скорее неприятен, а о клон-Мисаках сам Кроули позаботится, если что.

Так что до поры до времени — фиг с ним и его подопечной.

Так, за делами-заботами и дожил до запуска американского шаттла к обломкам спутника.

В первую часть эпопеи мне смысла лезть не было — как ни сочувствовал нашпигованной железками юрийщице — вмешательство на этом этапе бонусов почти не приносило. Так что погрузился с самого утра в динамическую медитацию, отупев до определенной степени внешне, но отслеживая духов-жучков в девчонках.

Оные бродили по городу, первую четверть дня — вместе. Разделились, но впоследствии сначала Мисака своим ходом, затем Сирай телепортом оказались на границе двадцать третьего района. Видимо, Мисака, охотясь за “космическим чемоданом” блокировала “похитителей”, выгнав их на подоспевшую Сирай.

Забавная картина со стороны, не зная друг о друге — работают в связке, впрочем, если бы знали — на этом моменте эпопея бы и закончилась.

Минут через двадцать Сирай покинула точку рваными, разнодлинными прыжками в сторону общежития Токивадай — видимо получила канонные гостинцы, мои ей соболезнования. Электра же покрутившись в округе выдвинулась в аналогичную сторону — впрочем уже общественным транспортом.

И ведь не телепаты, девчонки-синхронистки.

В общем, подходит мой выход. Последние дни я регулярно “катался” в районе двадцать третьего и близлежащих строек, так что мое там присутствие — будет вполне оправдано. Проверил снарягу, да и выдвинулся в район предполагаемых действий.

В итоге часа два перемещался по близлежащим кафешкам, пока пребывание мечущийся Мисаки не остановилось километрах в трех от меня.

Выдвинулся к точке, бросил скутер в полукилометре от места действия и стал аккуратно приближаться, отслеживая юрийные метания. Из-за забора особенно ярко полыхнуло статикой, в ответ на что Сирай секунд за пятнадцать оказалась у ворот на стройку. Ну а пока рыжая грела уши, я аккуратно к ней подкрадывался.

Мисака с безвкусно раздетой девицей диспутировали на тему “кому до чего есть дело”, я же прихватив лапой рот Сирай зашипел ей на ухо:

— Не дергайся, я Камидзё, оказался здесь случайно. Как по мне — Мисаке имеет смысл помочь, не в курсе что здесь происходит, но как по мне надо. Не дергайся и не кричи — если поняла кивни. — последовал кивок, лапу убрал.

— Что ты здесь забыл, тупая обезьяна? — прошипела рыжая.

— Насчет обезьяны еще подискутируем, однако вопрос реально тупой — такую иллюминацию слепоглухонемой не пропустит. Катался на скутере в округе, увидел, решил взглянуть. Пока не очень понял в чем дело, но у той извращенки вроде бы нужный Мисаке предмет. Только непонятно, почему не парализует?

— Телепортер. Да и сама не знаю, тупица. Что делать то предлагаешь?

— Смотри, лезть сейчас туда — самоубийство, Мисака напряжена, может ударить на движение. Плюс ты говоришь — телепортер, тоже можно нарваться, я прав?

— Прав-то прав, только делать что предлагаешь? Сам начал “помочь” а теперь в кусты?

— Не шуми, и смотри. Видишь толстую балку справа от той извращенки? — рыжая кивнула, — Значит так, портируешь меня за неё, Мисака не заметит, а я вполне смогу эту вуеаристку вырубить, — продемонстрировал я тазер, — вытянешь меня и сможешь не промахнутся?

— Не смеши, смогу, конечно, план дурацкий, как раз для такого тупицы как ты, но может и сработать. Учти, промажешь — ловить не буду. Ладно, начнем?

— Секунду, по моему сигналу, сжатый кулак, — приподнял я левую руку, готовясь и отслеживая ситуацию.

Дождавшись замаха извращенки, сжал кулак, активируя одновременно режим “тактической паузы”. Кстати, тренировки принесли плоды, несколько сократив время “отката” и увеличив продолжительность действия. Ну и дали возможность немного регулировать ускорение, то есть за пятнадцать секунд минут восемь, например, с возможностью, пусть и безумно медленно — но двигаться.

Телепортация была почти мгновенной, я же тотчас же активизировал вытягивание поля негации. Подозреваю телепортеры могут чувствовать порталы вблизи и хоть мы удачно входили в окно активации собственной способности эксгибиционистки, лучше было не рисковать. Кроме того время на свойства лапы и поле негации не действовало, так что расположившуюся на чемодане девицу сначала лишило способностей, потом прошило двойным (ну опять же — на всякий) зарядом. Дождавшись попадания электродов вырубил негацию да и режим тактической паузы — дело было сделано.

Вместо спасения ценного меня от свидания с матушкой землей, рыжая сначала выдернула извращенку с чемоданом, портанув их к Мисаке, затем выдернула несколько типов, подававших признаки жизни из падающих заложников. И лишь за метр, примерно, от моего падения, изволила портануться ко мне.

Со стороны правой лапы. Ухватившись за неё. Обдумать все что я хотел высказать этой не самой умной из моих знакомых я не успел. Приложило меня знатно, хотя без переломов и даже вывихов.

Ну а пока я со скрипом и кряхтением поднимался, слегка помятая падением Сирай втирала что то Мисаке, приближавшейся к стукнутому мне.

— Тома, что ты тут делаешь?

— Привет, Мисака, рад тебя видеть. Прости, что влез не в свое дело, хотя обещал исправится, — поиграл бровями я, — однако сделал я это не со зла, вашу схватку было видно за пару кварталов, а решение о вмешательстве — ну если помогло, то наше общее с Сирай — подмигнул я Рыжей, — если же помешало, прости “тупую обезьяну” — повторный подмиг, хотя реально эту дурынду хотелось выдрать, знала же, что правая рука у меня — негатор, говорили при ней.

— Сп… спасибо, — краснея и запинаясь ответила Электра — помогли.

— Так, хватит ворковать, — бестактно, но более чем уместно влезла рыжая, — после того что, здесь было, сюда уже едет антинавык, я вот, — оглядела десяток валяющихся трупов и передернулась Сирай, — не готова отвечать на их вопросы.

— Логично. Но есть эта — легонько пнул и заодно добавил разряда цепочкой я — которую не стоит оставлять — как и отпускать. Мисака, чемодан, как я понял, тебе надо разрушить? Давай подкину.

Мисака кивнула, я раскрутил чемодан, через пару секунд фактически испаренный фирменной монеткой. Определившись с местом перебазирования — стройке в четырех километрах от нас, разделились. Сирай, разочарованно цыкнув, портировала извращенку, я же повел Мисаку к скутеру.

Увидев своего буцефала от мата меня удержало только присутствие Электры, какие то местные уродцы порезали сидение и заляпали скутер краской, хорошо, что не тронули колеса и ходовую. Отложив неуместные сейчас мысли и планы, за пять минут докатил до места встречи.

Где Мисака начала рассказывать свою историю:

— Тома, Куроко, вы знаете о моих клонах, — мы согласно покивали, — когда Акселератор отказался от их убийства, — благодарный кивок благородному мне, — я успокоилась, однако в проекте участвовало “Дерево диаграмм”, осколок которого мы только что уничтожили. Я узнала о сборе этих осколков, и у меня были основания предполагать, что это связано с продолжением “проектов сестричек”. Спасибо вам. — покраснела Электра.

— Так, Мисака, не знаю как Куроко, — последняя гневно пискнула на “просто имя”, но промолчала, — но я считаю себя твоим другом. Пусть я не являюсь “сильнейшим”, но определенными возможностями обладаю. И искренне надеюсь, что в дальнейшем — раз уж текущая ситуация успешно разрешилась, ты будешь посвящать меня в подобные проблемы. Я смогу помочь, а твой отказ меня искренне обидит.

— Обезь… Камидзё прав, сестренка, — подхватила кивающая во время моего спича Рыжая, — не стоит взваливать все на себя, когда есть искренне, — поиграла бровками юрийщица, — заботящиеся о тебе люди.

Последовал слезоразлив, не слишком обильный, но “трогательный”. Спасибы и прочая безблагодатщина. В итоге Сирай собралась портануть расклеившуюся Электру до дома, я же отартикулировал “срочно поговорить, жду возвращения” губами. Рыжая кивнула, и упрыгала с Мисакой телепортом.

Я же занялся, в ожидании, оттиранием скутера от похабных надписей и планированием заключить в него парочки, максимально гадостных духов, во избежание подобных инцидентов.

Наконец явно вымотанная Сирай появилась на месте нашей беседы и процедила:

— Чего надо, Камидзё, зачем звал?

— Ну во-первых, поговорить. Нам нет смысла враждовать из-за Мисаки, мы к ней оба тепло относимся, пусть и несколько по разному.

— Ты! Знаешь с каким выражением лица сестренка думает о тебе?!

— Нет. И кстати, я думаю, что ты прекрасно понимаешь, что лично я к этому не прикладывал ни малейших усилий. Кроме того, я уже говорил, выбор Мисаки — её выбор, я его уважаю и приму, потому что она мне не безразлична.

— Чертов самец… Ладно, прав ты, говори что предлагаешь?

— Ну как минимум не гадить и не рычать друг на друга, это бессмысленно и вредно. Как для нас, так и для Мисаки.

— Согласна. Все, я пошла…

— Погоди, есть во-вторых.

— Что еще?

— Эта девица — мертва.

На этих словах Рыжая дернулась к эксгибиционистке, убеждаться в моей правдивости. Вот черт знает, вполне возможно что девица померла от двойного заряда. В принципе абсолютно пофиг — на ней только за сегодняшний вечер десяток с лишних трупов.

Однако с телом что-то надо делать. Ну а совместное “преступление” тоже будет не лишним.

— Вот черт, что делать то будем? Это все ты, Камидзё, с твоим тазером!

— Вполне возможно. Однако Мисаке лучше не знать. А делать, есть два варианта, точнее один, но достижимый двумя путями.

— Рассказывай.

— Ну сдаваться и сдавать труп нет никакого резона — проще было бы оставить, получить наказание по закону о эсперах и забыть. Но сейчас, скрывшись, мы можем нарваться на “предумышленное убийство со сговором”.

— Да уж… — Рыжая побледнела, какой бы бардачной организацией не было её “Правосудие” минимальные юридические знания там давали.

— В общем, мы сейчас на границе Академ-сити, до океана — десяток километров, — начал я, сгибая не без помощи духа арматурину в кольцо, — тело надо добросить до океана, и там утопить. Проблема в том, что доехать до туда я смогу, однако бросать тело с набережной — не самый разумный ход. А два пути — едем вместе, поможешь с телепортом подальше в океан. Или вытянешь сама, хотя я бы не советовал, ты явно вымотана, лучше все же на скутере.

— Да уж — повторила Рыжая, — и откуда ты такой умный, ты часом не бандит?

— Часом нет. Я, Сирай, планирую да и уже частенько работаю как наемник. Не убийца, безусловно, хотя гибель этой девицы меня не трогает, сама видела, сколько она народу положила, — Рыжая кивнула, — ну и мне положено по статусу принимать быстрые и верные решения, а тут я других не вижу.

В общем поехала рыжая со мной, ехидно откомментировав оставшиеся хулительные надписи на скутере. Тушку морю предали, юрийщицу до общежития доставил. Последняя на обратном пути отошла от “преступления века” и даже уведомила меня о том, что я её буду “катать”. Еще одна на мою голову, хотя тут — вполне удачно, и часок в неделю — не самая большая плата за хорошие отношения с телепортером четвертого ранга.

Вообще забавно, думал я на пути к дому. Академ-сити изрядно покалечил психику подростков, не сказать что критично, но к трупу та же Рыжая отнеслась чуть ли не спокойнее чем я. Хотя в местных зарубах и не такого успела навидаться.

Ну а итог сегодняшнего дня — более чем приемлемый. Только Мисака начинает пугать слюнотечением и краснотой. Надо с этим что-то делать.

19. Спортивно-фестивальная

Злобно матерясь затащил скутер в квартиру, злобно затолкал его в ванную комнату. И совсем уж злобно починил-привел в порядок. И двух духов загнал, некроса и плазмы.

А потом понял, что погорячился, уж слишком летальные подарочки отправят загнанные товарищи скутеролапателям. Так что наритуалил еще и «выключатель», чтоб активация была только если буцефала где-нибудь именно оставлю, и точно будет плевать на кучки пепла\гнили от лапателей.

Сам же задумался, что же из любопытного сегодня мог насталкерить сатанист. И в целом выходило — ничего особо нового. Тип «наемник» — как был, так и остался. Отношение к дамам — тоже ничего нового, интерес как к личностям, но не асексуал. Непонятностей не проявлял, только головой, шокером и подручными материалами работал. Так что пусть следует Кроули в пятую точку, до поры до времени.

Со следующего же дня занялся каторжной учебной и социальной жизнью. На «покатушки» всяческих девиц пришлось тратить уже часов пять в неделю, впрочем вложение «времени в улучшение отношений» было вполне оправданно. Даже Айса, будучи просто приятным мне собеседником, налаживала внутригрупповые контакты в «группе Камидзё» что в итоге шло на пользу.

Тем временем приближалась еще одна, немаловажная пусть не лично, но политически точка сюжета. Спортивный фестиваль Академ-сити.

Отягощенный наличием фальшивого «стрижущего» меча, который по факту окажется «флагом захвата точки». Англикане, судя по последним минутам арки, если и «не знали» деталей, то изрядно подготовились, и вывернули ситуацию себе на пользу. Кроули же, в силу общей хитрожопости и своих «вирусных наблюдателей» так же был в курсе, если не до начала мероприятия, то уж в начале оного — точно.

Нужно ли мне в эти попуасские интриги лезть, вот вопрос. По логике — а ну нафиг, сами заварили, сами и решайте. Однако есть два фактора.

Первый, чисто человеческий. Айса и классная Комоэ, понесут сильный ущерб. Первая — физический, вторая психологический. Как то не хочется такого, Айса мне симпатична, да и Комоэ, при всех своих «мустанготараканах» вполне приятная дамочка, искренне расположенная как ко мне, так и к ученикам. В общем жалко их, и предотвратить последствия «шалостей» стукнутой дурынды-курьера надо.

Ну и второй, не менее важный, что англикане, что Кроули в каноне скинули решение проблемы на Тому, плюс два друга сектанта, Стейл и Цутимикадо. И в этот раз, судя по всему, скинут. Пусть и как оплаченный заказ.

Так что влезаю, но постараюсь канонную ветку рубануть на взлете, благо идеи есть. Хоть и придется временно побыть идиотом, но не слишком долго, вроде как.

Ну и за пару дней до начала фестиваля, пуча глаза и играя бровями, отловил Цутимикадо. И слил ему под соусом «агентурной информации» и о «святом епископе Бъяджо» и о проекте «перепрошивки» древнего оружия, влекущим за собой возможность стирать не конкретный, а города вообще.

Цутимикадо «агентурные данные» записал, посулил «найти кому продать с выгодой и пользой» и срулил по своим шпионским делишкам.

Вот пусть сами с этим бредом и разбираются, у меня от «сестры Агнес» еще контузии не прошли.

Забавно, но в некоей школе к летнему фестивалю готовились только классная Комоэ, да староста Фукиёсе. Последняя была изрядно забавной девчонкой, крайне энергичной, зож-нутой на всю голову, при этом доброжелательной к окружающим, эталон старосты-тян.

Но главное в ней — грудь размера эдак пятого, а то и шестого. Я в общем-то не любитель лютого вымени, и просто не обратил бы на это внимание, если бы не одно но. Её стенобитные орудия вели себя так, словно на них действовала гравитация не в один же, а максимум в одну десятую. Возникало ощущение, что сисяндры Фукиёси живут своей, абсолютно отдельной от владелицы жизнью. Так что пырился я на этот молокозавод пристально, притом без малейшей эротики — с чисто физическим интересом.

Впрочем, решил для себя что это — последствия невеликой эсперской силы старосты, иных разумных объяснений не было. Но хоть фокус внимания сместился, временами продолжал залипать, потому что сознание во весь мозг орало «так не бывает!!!»

В день фестиваля меня коварно отловила Мисака, на пути к месту сбора некоей школьной команды. И, что не могло не радовать, без покраснений и слюнопусканий, завела вполне себе канонную беседу:

— Мы размажем вашу школу в прах, а тебе Тома я укажу твое место, у ног прекрасной Мисаки Микото! — сложив лапки на груди и задрав носик вещала Электра.

— Ну все возможно, Мисака, в нашем мире все относительно. И не такие чудеса могут случиться. Но должен отметить, что поддаваться ни мы, ни я не будем, так что вероятность твоих утверждений явно не дотягивает до твоего уверенного вида, — подначивал Мисаку я, в любом случае общение нужно, а так без лишних ассоциаций с богатой коллекцией не вполне подходящей по возрасту манги, до которой Электра была большой охотницей.

— Ах вот как?! Хорошо же, Камидзё Тома! Я, Мисака Микото, предлагаю тебе пари. Проигравший исполняет весь день все желания выигравшего. Выигрывает ученик победившей школы. Согласен весь день выполнять мои указания, То-о-ома? — закономерно раззадорилась Мисака.

— Отлично, Мисака, пари принято. Более того, в случае моей, более чем вероятной победы, я не буду требовать с тебя «исполнения желаний», это как-то не вполне честно. — блискал благородством коварный я.

— Вот как? — раззадорилась еще сильнее собеседница, — Я не нуждаюсь в снисхождении, выиграешь — я выполню любые твои желания… — по мере произнесения последней фразы Электра понемногу краснела и, очевидно, погружалась в мир взрослой манги, теряя связь с реальностью.

Отметив краем глаза родителей и мать Мисаки (последняя и вправду была весьма похожа на мою подругу, и выглядела лет на двадцать пять, старшая сестра на вид, не более), приветственно помахал им лапой. Ну и оставил витающую в мангамире розовую Мисаку, отправившись к месту дислокации команды некоей школы. И да, я был настроен играть и выиграть. Во-первых, для Комоэ-сенсея, наша лолька искренне переживала за класс, да и за помощь со скутером я считал себя несколько должным. Во-вторых, встреча с Мисакой на моих условиях, возможно (хотя, боюсь, маловероятно), приведет омангованность её реакций в более вменяемый вид. Ну и отношения и так и так поддерживать, в любом случае лучше на своих условиях.

Команда некоей школы конечно не валялась пластом, как в каноне, но вид из себя представляла изрядно невзрачный. На бодрый возглас «как настроение, бойцы?», Пирс ответил, что умственные усилия по «составлению победного плана» были излишне трудоемки, и обессилили команду.

Подбежавшие через пару минут сисяндры, влекущие за собой Фукиёсе, пытались найти виноватого в общем упадническом боевом духе, но были посланы нафиг и занялись вливанием в «павших бойцов» каких то энергетиков и прочей зож-ностью.

Я же заглянул за угол, отметил глумление директора школы-соперницы над Комоэ, как и её изрядно расстроенный вид, ну и решительно двинулся в центр «поля павших» с целью задвинуть воодушевляющий спич:

— Друзья! Одноклассники! Вы рано опустили руки, и поставили крест на сегодняшнем дне. Вам не раз говорили — в мире правит сила. И это, безусловно, так. Однако, вы слишком рано сдались, ведь сила — далеко не только ранг! Наши предки, убивавшие ужас ночи — саблезубого тигра были сильны. Не рангом. Не оружием. Сплоченностью и духом! Наши сегодняшние соперники сильны, возможно — мы бы не смогли справиться с ними в бою. Однако готовятся они не к бою. Они готовятся вытереть ноги о слабаков! А мы, если хоть что-то осталось в наших сердцах от победителей ужасов ночи, должны и сможем вбить их глумливые ухмылки им в пасть! Потому что мы тоже сильны! Пусть не рангом, но волей и духом! Порвем зазнавшихся слабаков!!!

Спич сей действие возымел, народ взбодрил, кто-то даже хищно ощерился, вспоминая былые обиды. Я же подавлял в себе две потребности: вырасти до трех метров и обзавестись ободком унитаза на лбу, ну и не проблеваться от концентрации дешевого пафоса в собственных словесах тоже было бы неплохо.

Впрочем, итог речи был вполне удовлетворителен — команда соперников вяло постреливала эсперскими способностями в слабаков, и была оперативно сметена и надругана озверевшими нулевками. Ну вроде никого не убили. Наверное.

Комоэ-сенсей в одежде чирлидера и слезами у глаз растеряно вопрошала «зачем, вы же могли пострадать…», на что получала ответное «мы сильны!» и прочие пафосные самовосхваления. Один неназванный тип слегка измененным голосом даже выдал «ради вас, Комоэ-сенсей», что было подхвачено распаленной школотой.

Ну что я могу сказать — при всех прочих равных, это было забавно, небесполезно для расслабления и вполне сойдет как отдача морального долга малявке Комоэ. Думал я, направляясь в раздевалку.

Открытая дверь столкнула в голове две мысли: «канон, идиотина» от здравого смысла и «а ведь неплохо, хоть и грудь великовата» от смысла нездравого. Накладываясь друг на друга эти мысли создавали третью — «Невезуха…». Впрочем последнюю я успешно подавил.

Итак, в классе на учительском столе сидела фрекен Фукиёсе. В зубах она держала заколку, расчесывала волосы. Из одежды на старосте наблюдались лишь розовые трусики с бантиком. Ну и реакция в виде внимательного, но не испуганного взгляда порадовала. Отведя глаза (но краем глаза все же поглядывал, и из чувства самосохранения, да и прямо скажем, фигурка у старосты, несмотря на стенобитные орудия, была крайне приятная), буркнул «извини что побеспокоил, Фукуёси» и спокойно сходил за своей сумкой. В голову мне сумка старосты полетела, была мной поймана и, с отведенным (не до конца) взглядом поставлена на стол. Покидая класс, для сохранения у девчонки самоуважения и необразования комплексов сообщил: «Фукиёсе, ты прекрасно выглядишь, я приношу тебе искренние извинения за вторжение, однако по совести — мне сегодня необычайно повезло, и я восхищен». С этими словами я закрыл дверь и выдохнул. Вот блин, как я мог забыть, идиотина?

Хотя с сисяндрами странно, я невольно ожидал корсета или киберпанковской фигни. Нет, грудь как грудь, все-таки эсперство выходит.

Закрыв для себя тему сисек, проверил звонки, в которых, ожидаемо, помимо родителей отметились Стейл и Цутимикадо. Перезвонил последнему и договорился о скорой встрече. По дороге же набрал Статью, которая уведомила меня о вкушении пищи в компании Каори. Ну канон, что и неплохо. Еще пара часов позора, и золотой ключик, в смысле цель, у меня в руках.

Ну, а на месте встречи мне оповестили и о «стрижущем» мече, и о курьере, Ариане Томпсон, да и о Лидвии Лоренцетти, нанимательнице, тоже не забыли. Что любопытно — фотографии обеих дам и «стрижущей» фигулины у товарищей были. Правда на резонный вопрос, какова же цель моего найма мялись с минуту. По окончании мыслительных работ выдали «действуй по обстоятельствам, но нужно всё». Появилось резонное желание послать подальше «нанимателей», но, увы, неосуществимое.

Тем временем второй конкурс приближался, выдав короткий спич в стиле скаута космодесантника (реально, сгорю со стыда от этих пафосно-вдохновляющих речей) вместе с «воодушевленными» одноклассниками благополучно его выиграли, придя к финишу не первыми, а единственными. Передавили нафиг оппонентов здоровенными, хоть и надувными мячами.

По окончании грязного и доминирующего надругательства над соперниками я направился к ближайшему парку. По-канону там Комоэ-сенсей переодевала Индекс в форму чирлидерши, но тема «сисек» мной была явно перераскрыта на сегодня. Да и на неделю. И вообще на фиг.

В общем встал я около парка, дождался Фукиёсе, которая в этот раз продемонстрировала некоторое смущение, что надо было исправлять, все же в японской психологии полов есть масса моментов, способных мелочами испортить личную жизнь:

— Фукиёсе, прости меня еще раз за сцену в раздевалке. Я задумался, и не постучался, это моя вина. Но за искренние слова не прошу прощения, они шли от сердца. При этом, осознаю деликатность положения, и предлагаю эту случайность забыть. Еще раз прости меня.

— Хо… Хорошо Камидзё. Ты безответственный и чрезмерно увлеченный девицами тип, однако я верю что это не спецально. Даже для тебя это слишком. И да… спасибо за комплимент, Камидзё. И забыли, нас там не было!

С этими словами староста бодро цапнула меня за руку и потащила к арене, бормоча о конкурсах проводимых нашими одноклассниками. Я же, смотря на цапнутую руку думал о том, что видимо в подсознании Фукиёсе весьма нормальная, а не «японская скромная женщина», на что указывало как её эсперское проявление, так и явно «вопиюще-наглое» поведение с противоположным полом. Тащить мальчика, даже не «молодого человека» за руку? Разврат и немыслимо.

А вот Фукиёсе реально этого не замечала, действуя естественно, но неосознанно.

Мои рассуждения о подростковой психологии и подавленной сексуальности прервало появление цели сегодняшнего дня.

По дорожке аллеи двигалась девка дама, лет двадцати семи-тридцати на вид, бляндиниста и загорела. С стенобитными орудиями, не уступавшими габаритами Фукиёсе. Одетая в серую «рабочую» форму строителя. Правда эта форма была застегнута на одну пуговицу сверху, и держалась на полурасстегнутой ширинке снизу. Под мышкой сия особа держала здоровенную перемотанную бечевой упаковку.

Здравствуй, Ариана Томпсон, маг, курьер и моя сегодняшняя цель. Не будет тебе сегодня развлечений в Академ-сити, не хочется мне, чтоб пусть просто знакомые, но не безразличные мне люди подвернулись тебе под руку.

Пробормотав мысленно сию, всего на полскаута космодесанта, речь (все-таки я сегодня излишне расслабился и заигрался, надо будет в медитации поправить), я уведомил старосту, что встретил знакомую, мне нужно десять минут, и я присоединюсь к классу. Последняя скептически на меня зыркнула, но в сторону арены направилась.

Собранный же я подошел к Ариане, и с полупоклоном, чистым англицким выдал:

— Сударыня, нижайше прошу у Вас прощения, мое поведение непозволительно, но ваша красота поразила меня в самое сердце. Не питаю надежд на длительное знакомство, однако тщу себя надеждой узнать имя столь прекрасного создания. — с этими словами протянул лапу, с заранее заинструктированным духом заряда в браслете.

— Ах, юнош… — фрау Томпсон протянула руку для поцелуя, на чем её гастроли в Академ-сити и закончились.

Дух заряда вызвал обширный спазм всей Арианы, по сути превратив живого человека в манекен. Воздействия были болезненными, но отработанными на себе — после «незапланированного трупа» я стал внимательнее обращать внимание на подобные «мелочи». По сути, нервные импульсы от мозга не проходили, а перенапряженные мышцы зафиксировали положение скелета в статичном виде. Равновесие же сего конструкта приходилось удерживать мне, держа за руку.

Для внешних наблюдателей я скользнул рукой по шее Томпсон, оставляя на будущее пару гематом — сама она сейчас почти не видит, хреново слышит и скована сильнейшей болью. Ну, а если кто то поинтересуется — хитрый наёмник Камидзё пережал несколько нервных узлов на шее.

Что было вполне, к слову, реально, правда требовало многолетней и тщательной подготовки.

Впрочем время не ждало, и левой рукой я вызвонил Цитимикадо, скороговоркой обозначив место, желательность отвлекающей внимание магии, ну и сам факт пленения цели. Напоследок высказал пожелание о скорейшем прибытии, в силу людности и невозможности покинуть места захвата.

Товарищи сектанты прибыли оперативно, минут в пять, я же, прихватил цель за шейку, имитируя «деблокировку» нервных узлов, в реальности же втягивая духа заряда в браслет.

Уточнив статус заказа и получив ответное «выполнен» я покинул дорогих друзей, для участия в следующем конкурсе.

Статья с Комоэ-сенсеем в роли группы поддержки были забавны, и искренне поднимали настроение, ну и третий групповой конкурс, с закидыванием мячей в корзины мы успешно выиграли.

По окончании состязания перезвонил названивающему Стейлу, и получил:

— Камидзё, меча при Томпсон нет, в свертке рекламный плакат. Срочно нужно встретится и скорректировать планы, ждем на старом месте.

— Хорошо, буду.

Направляясь в место прошлой встречи, в голове имел лишь одну мысль: «Невезуха…»

20. Крестово-разрешительная

По дороге к товарищам сектантам взял себя в руки. Я, признаться, предполагал, что фигулина все же была у Томпсон, а канонная замена произошла в процессе веселых догонялок по Академ-сити.

Но по-уму, если учесть, что Лидвия собиралась использовать «флаг захвата точки» вне Академ-сити, на кой болт тащить в сам город ценный артефакт?

Правда, встает вопрос, на кой болт вообще устраивать в Академ-сити вестерн с пострелушками магией, если все реальные действия произойдут вне города. Так что по-уму не выходит, «отвлечение внимания» — какое-то дурацкое, Томпсон для этого должна была мотаться по городу как бешеный электровеник, а не устраивать эпичные битвы.

Правда «по-уму» и сектанты — далеко не всегда сочетающиеся вещи. А вот мои действия под вопросом. Можно банально забить на все — ничего у Лоренцетти не выйдет, судя по канону. Однако, есть, уже традиционные «но»: даже в каноне было выявлено три точки для «католизации» Академ-сити, и учитывая вполне себе ритуальную привязку на положение звезд — смещение времени вполне возможно. Так же, моим «нанимателям» вряд ли придется по душе плюющий в потолок наёмник. И, наконец, смутно вспоминался сатанист, бурчащий хрень насчет «развития ключа» возможности вмешаться лично и прочая дичь. То есть, имеется ненулевая вероятность, что «эпик битва» нужна для каких-то сатанинских целей. Сталкиваться с «вмешаться лично» до часа Х у меня желание отсутствовало, по косвенным признакам там тот ещё зубр.

Ну у меня, самка киноида, спортивный фестиваль. Я банально хочу расслабиться-отдохнуть, и тупые гонки по городу с товарищами сектантами меня не вдохновляют.

А вдохновляет меня поунижать-подоминировать с «нашей школотой» школоту «ненашу». С предками посидеть в кафешке, видимся терпимо (для моей психики) редко, так что посижу и даже с удовольствием. Да блин, на чирлидеров Камоэ и Индекс попялиться, в конце концов, они реально очень забавные и поднимают настроение.

Ну, а на закуску можно и всяким дурындам сектантским вломить. Для галочки и своего успокоения. С этим решением и дотопал до Стейла и Цутимикадо.

Последние канонно посвятили меня в «страшные тайны»: Томпсон не колется, плоха сознанием и телом (пара уважительно-опасливых зырков в мой адрес), на допросах сознание теряет. Стрижающий меч, вот сюрприз, не меч, а «крест святого Петра», при установке в нужное время и в специальном месте подводящий определенную область под руку католиков, от юридической составляющей до мыслей и желаний обитателей местности. Ну и, на закуску, что надо найти Лидвию, а то «все пропало».

Послушал я эту пьесу двух актеров, покивал и выдал свой спич (подкрепленный знанием канона, но в целом с логикой уровня среднего старшеклассника, откровение блин):

— Я вас понял, опасности описанные вами — так же. Однако, у меня возникли вопросы и ряд предложений: во-первых нужно знать условия размещения этого креста, радиус действия, место и время. Нам это необходимо, как запасной вариант, если вы не сможете обнаружить Лидвию Лоренцетти. Во-вторых, лично я вам помочь на этапе поиска ничем не смогу, — прервал жестом «конструктивные возражения», — это не имеет никакого смысла, я не владею никакими навыками поиска. Стоять за вашими спинами и «изображать поддержку» — уж точно не входит в мои обязанности как наемника. Ваша задача — обозначить мне цель, моя — эту цель задержать или ликвидировать. Единственный вопрос — сохранность креста критична в рамках заказа?

— Нет, уничтожение его вполне устроит англиканскую протестантскую церковь. Ладно, Камидзё, твоя позиция понятна, хотя это не по-товарищески, — на последнюю сентенцию я изумленно поднял бровь, значит наёмник ведет себя «непотоварищески» к нанимателю, ага, — Кхм… ладно. Мы ищем, ты на связи. Жди звонка. — резюмировал закашлявшийся от моей «неотразимой брови» Стейл.

Ну вот и ладненько, думал я, направляясь в сторону штаба планирования доминаций-унижательств. Единственное, есть подозрения что эти балбесы, если и найдут Лидвию, то как обычно «в последний момент». Так что надо будет их, в свободное от своих важных-нужных дел время, подпинывать в нужном направлении.

Намечающимся конкурсом, в котором мне предстояло участвовать была «гонка с поиском предметов». Учитывая расплывчатость заданий и «подыгрывание» общей картины событий канону — я рассчитывал на коварный троллинг одной дамы.

Подбежав к столику с заданием и схватив бумажку, понял, что предчувствия меня не обманули. Местные тамады желали, чтобы я припер к финишной черте «человека с желтым элементом одежды».

Отыскав взглядом сидящую на трибуне Мисаку, рванул к ней, мысленно издавая подходящий ситуации темновластительский хохот. Цапнул последнюю за лапу, и потащил к финишной линии.

Электра на минуту погрузилась в «мангомир», соответствующе сменив окрас, однако несколько препятствий, встреченных на пути, успешно выбили «романтику» из её головы. Так что к финишной черте мы прибыли в числе первых (честно, не гнался за непосредственно первым местом, банально — не следил), но в «здравом уме».

Отдышавшись на газоне, стороны экстремального забега перешли к полемике:

— Камидзё, ты вообще что творишь?

— Ну как же, Мисака, у меня гонка с поиском предмета, указано — человек с желтым элементом гардероба, вот, — тыкнул я пальцем в эмблему «Токивадай».

— Это «элемент гардероба»? Тупой Камидзё, протащил меня по всему стадиону. — надулась Мисака, но тут же воспрянула духом, — Хотя ладно, конкурс ты проиграл, что приближает мою победу! — Задрала носик победоносная Электра.

— Ну, согласно мнения жюри, — злоехидно поиграл бровями я, — вполне себе деталь. Так что победа и вправду все ближе, однако моя, безоговорочная победа! — в свою очередь задрало шнобель мое Томичество.

Мисака пыхтела, была раззадорена, но, к счастью не впадала в «миромангамод», а вела себя как нормальная девчонка, с симпатичным сверстником. Что в общем-то мне и требовалось — нормальные, дружеские отношения, возможно с толикой флирта, но без тяжелой порно-артиллерии мира манги.

Протянув руку я помог поднятся собеседнице, заодно указав ей на «команду поддержки некоей средней школы». С зрительских мест было неважно видно, а вот со стадиона «отжигающие» Комоэ и Индекс смотрелись весьма забавно, да и воодушевляюще, чего греха таить. Мисака похихикала, и с улыбкой свалила по своим, мисачьим делам. Я же выполнив часть плана по «превращению невменяемой мангофилки в вменяемую соратницу» направился к родителям, по пути названивая Стейлу.

— Стейл, звоню тебе, предполагаю Цутимикадо занят поисками, это, как я понял, не вполне твой профиль. Есть какие то результаты, новости, уточнения?

— Камидзё, откуда ты такой умный на мою голову, — «убивать пора» или что то близкое послышалось отдаленно от трубки, — да, Цутимикадо проводит ритуалы, но видимо Лоренцетти закрылась от поиска, результатов пока нет. Из новостей — зона действия «креста святого Петра» составляет сорок семь километров, нашли около восьмидесяти точек в Академ-сити, где его сегодня можно использовать. Похоже придется обойти все.

— Так, погоди, Стейл. Сорок семь километров — очень немалый круг. Вы сконцентрировались на самом Академ-сити, однако, несмотря на послабления во время фестиваля, тут охрана, масса камер. Знаешь, если бы мне понадобилось «захватить город» с инструментом такого радиуса — я бы просто не полез в город. Слишком непредсказуемо и опасно. Попробуйте рассчитать точки, в которых можно провести ритуал и захватить город ВНЕ Академ-сити. Безусловно, не факт, что Лоренцетти будет в этих местах, однако мне видится разумным начинать поиск с них. И кстати, ты упомянул точки, есть возможность проверить, будет ли там ритуал или нет?

— Кхм… Неважно, понял тебя Камидзё, обдумаем, отбой. — в промежуток до отключения послышался голос «точно убивать».

Ну вот и славно, думал я выслушивая «ара-ара» матушки, подначки своей дочурки матушкой Мисаки и прочий фоновый шум. По дороге со стадиона нашу группу догнала Статья, получившая искреннюю похвалу и благодарность за поддержку и купленные в «награду» данго. Присутствующим же я представил Индекс как близкую подругу и опекаемую, пострадавшую во время «техногенной катастрофы» со мной.

Компания расположилась в кафе, «старичье» в виде мамаш с невинным видом троллило молодежь в нашем лице. Впрочем доставалось больше Мисаке — я хмыкал и кивал на двусмысленности с набитым ртом и благожелательно-рассеянным видом, Индекс же была занята важнейшим в мире делом — кушала после физической нагрузки и просто игнорировала «фоновые шумы». Отец же чем то напоминал Мисаку, не сейчас, когда она ощетинилась и огрызалась на «невинные вопросы» мамаш, а в «мангамире-мод». Старый похотливый хрыч витал в фантазиях, незаметно показывал мне большой палец, одобряя дамское окружение, «как он в молодости».

Все таки забавные они, но встречаться надо не чаще пары раз в год, любовь между родственниками прямо пропорциональна разделяющему их расстоянию, тут именно такой вариант.

Оценив предстоящие конкурсы — у меня был только один, почти перед вечерним праздником, решил заняться фрау Лидвией. Уведомил присутствующих, что до конкурса могу не появиться, «очень важная встреча по студенческому проекту» для «старичья», и невербальное «дела» для девчонок. Ну приняли сносно, хотя ряд лиц выказали огорчение.

Сам же я рванул сначала домой, прихватив часть инвентаря там, а потом двинул на скутере к арене, в раздевалку (куда предварительно постучался, от греха подальше). Ну и соответственно привел себя в «рабочий вид».

Звонок товарищам сектантам закончился пересылкой трех возможных точек вне города, заверениями «сами справятся» и неопределенным хмыком с моей стороны.

Искать буду сам, однако есть вопрос с покиданием территории Академ-сити, вероятнее всего «пропускной режим» ослаблен, однако так ли это для учеников — вопрос. Впрочем, думаю Кроули отслеживает действия «пешек» и на кпп мне препятствий не будет. В любом случае проверить надо, думал я подъезжая к будке охраны.

Ну и выпустили меня «по личным делам, на пару часов» беспрепятственно.

Передо мной же стояла неординарная задача. Нужно найти Лидвию, но с этим справятся «заготовленные духи», без особых думаю проблем.

Однако момент слежки Алистера никто не отменял. Есть у меня обоснованные подозрения, что «облако надзора» не исчезает на границе Академ-сити. Значит ритуалов проводить я не смогу, да и обнаружение цели нужно обыграть естественно.

Так что пришлось извращаться, колеся по «точке раз» на скутере, одновременно вбивая, в динамической медитации, духу параметры искомого. Не самая, прямо скажем, простая и приятная задача, пару раз был на волоске от близкого знакомства с стенами и машинами.

Впрочем справился, с отрицательным правда результатом.

А вот на «точке два» я таки слегка черканул по разделительной полосе коленом. И дух и медитация здесь не причем.

В придорожной забегаловке, за столиком под открытым небом, самым что ни на есть наглым и хамским образом развалилась цель моего поиска. Хлебала и грызла что-то, придерживая перемотанный тряпками дрын.

Эти вопиющие и безусловно, заслуживающие всяческого осуждения деяния и привели к незначительной потере концентрации. И вообще, бредовая ситуация, думал я закладывая объездной круг.

Так, ладно. Тетка сидит в кафешке, но там она не одна, ни лупить её по кумполу, ни стрелять в спину разрядником с криками «ага, попалась» мне не стоит. Попадаться ей на глаза лучше тоже не надо, её возможности в каноне не раскрыты, но учитывая вроде как немалый ранг, и общую прибабахнутость церковников — лучше не проверять. Но задача в принципе не очень сложная, и вполне текущими силами решаемая.

Так что заехал в кафешку, накрыл сектантку полем негации с полутора метров, проходя мимо неё. Тетка негацию почувствовала, башкой завращала — но объект в её руке был для нее ценен, так что в первую очередь поместила крест в устойчивое положение. Ну и получила незаменимого духа заряда в тушку. Потерявшую сознание и расслабленную. Я же, демонстрируя объятия то ли хорошего знакомого, то ли родственника обнимал тетку, оря на всю забегаловку чушь типа «сестра Лидвия, сколько лет, сколько зим», на деле же пристраивая обмякшее тело для «молитвы». Подозвал официантку, шепотом сделал заказ — «сестра предалась молитве, негоже отвлекать». Но проверка оказалась излишней, дамочка была в кафешке одна и без наружного присмотра телохранителей.

Так что отзвонился Стейлу, глумливо отметил факт, что сам обнаружил и обезвредил объект за двадцать минут. Обозначил место и оборвал разговор, ожидая прибытия нанимателей. Подумал, и прошелся негацией по тетке и свертку, на всякий случай.

Товарищи сектанты прибыли, объект опознали, выполнение заказа подтвердили. Поморщились на «наёмническую» алчность — я уведомил дорогих друзей, что задержание одного объекта, обнаружение и задержание второго, притом без их участия — несколько больше «на пощупать» чем озвучивалось изначально. Ну и добил «нанимателей» сентенцией, что все мыслимые пункты заказа перевыполнены, и если у дорогих друзей будет что-то «все пропало», то до завтра от меня только указания маршрута, куда пойти. А вот с завтра — могу принять новый заказ, строя алчную рожу, закончил я. На этом откланялся и срулил.

Остаток фестивального дня прошел спокойно, потешил мое ЧСВ доминацией не только над школотой вообще, но и Электрой в частности. Ну и вечерний праздник провел вроде сносно, правда с явным переизбытком баб-с.

Последнее отметила даже Статья, так что засыпал я под бормотание во сне: «Тома-извращенец…».

21. Партнерски-отдыхательная

Спортивный фестиваль закончился, родители срулили, что впрочем не отменило какие то невнятные празднества. Следующая же канонная арка вызывала у меня трепет и сжатие мозга, уж больно бредово было творящееся в ней. Вроде и сдал все контакты-пароли заинтересованным рожам, но червячок «все будет плохо» грыз.

Уставился я в карту мира, и подумал, а не свалить ли мне, пусть даже в компании, куда подальше, на короткий отдых. Правда мир как то неуютно подсвечивался в воображении «зонами влияния», морскими путями и прочей параноистой фигней.

Был бы постарше — намылился бы в Прагу, пиво пить, свинятиной закусывать, да сейчас не вариант. Думал долго, и решил свалить нафиг к кенгурам, точнее — в «средиземье». Обзвонил свою «женскую палату номер шесть», предложил пятидневный отдых. Даже друзьям-дебилам звякнул, не то что бы хотел особо их видеть, но для сохранения гендерного баланса… впрочем облом-с. По итогам обзвона в путешествие намылится компания в составе Статьи (ну её то я по сути и не спрашивал, скорее- поставил в известность, что на радости от поездки никак не отразилось), Мисаки Микото — мялась долго, но буркнула «да». Тут же в трубку врезался писк юрийщицы: «я еду, и только посмей отказать!», чего я, по совести, делать и не собирался, как раз она-то для психологического комфорта группы совсем не лишняя. Ну и все, Айса сама срулила по делам, ответив не из города, Фукуёсе отговорилась «социально-старостовской» занятостью (её позвал для разбавления, пусть и условного, камидзёориентированной группы, ну и чуть-чуть из-за её антигравитационных частей тела, залипательно все-таки, как настольный «вечный двигатель»). Пирса клевали в отсутствие разума родители, Цутимикадо — отговорился «важными делами», шустрит многостаночник.

Подумал и Стейла звать не стал, не люблю я эту пафосную рожу. Так что в новозеландскую поездку готовилась группа из трех лиц и одного моего рыла.

На обратном пути, после покупки билетов и брони отеля через местного туроператора, заметил одиноко бредущую по обочине Макаронного Монстрика. Учитывая то, что основное население города и гости тусовались в местах «народных гуляний», одинокая Хёка смотрелась несколько потерянно, да и выражение на лице имела грустное.

Притормозив около Монстрика, поинтересовался, чего собственно она скучает. Разлившийся поток слов заставил прикрыть ей рот пальцем, и задуматся. Впрочем решение было в шаговой доступности, куда я взволнованно-расстроенного монстрика и уволок.

Решение было ресторанчиком европейской кухни, с отдельными кабинками, я давно выяснил что для слежки в Академ-сити нужен немалый объем пространства, для развертывания «системы наблюдения», небольшие квартиры, такие кабинки, как занимали мы — из зоны «охвата выпадали» в любом из типов наблюдения. Ну, а озаботившись заказом, приступил к беседе:

— Хёка, а теперь, пожалуйста, соберись и сформулируй, что ты хочешь сказать — это нужно не столько мне, сколько тебе, для того чтобы разобраться.

— Тома, понимаешь… — замялся монстрик испуганно смотря на меня, — мне кажется я — не человек.

— Угусь. — ухмыльнулся я, — с чем я тебя и поздравляю. Открою тебе страшную тайну — я тоже не человек. И пара миллионов населяющих наш город — тоже не люди. Эсперы, мутанты имеющие от человека немалое отличие. Из всех с кем я тебя видел, человеком, да и то условно, можно назвать Индекс.

— А почему условно? — все так же расстроенная, но заинтересованная осведомилась Монстрик.

— Ну часть истории Индекс, это её история, спроси при встрече у неё самой. Но в целом она так же обладает рядом, пусть не эсперских, но явно отличных от «человека» характеристик.

— Ясно… Но я имела в виду другое, я время от времени забываю, как оказалась в месте, где очутилась, не помню школьных друзей, точнее помню тысячи их — но без лиц и имен. Вспоминаю вещи, которых никак не могла знать. Совсем ничего не понимаю… — расстроено проговорила Хёка.

В ответ на это откровение, я на всякий случай, выпустил малого духа газов, «перемешивать» воздушные потоки вокруг нашей кабинки, и продолжил беседу:

— Так ты о том, что ты дух?

— Как дух? — удивленно уставилась на меня Монстрик.

— Ну вот так. Хотя, возможно, мы путаемся в терминологии. Для меня дух, это существо живущее не в нашем, — обвел руками окружение, — материальном мире. Отражение у нас живущего в мире ином, разного типа и разумности.

— Но… Как, с чего ты взял?

— Ну это все-таки секрет, но о твоей духовной природе я узнал еще в момент первой встречи, я вижу и различаю духов.

— Но как же, я помню…я помню многое. И никогда не была «где-то еще»…

— Смотри, как мне видится ситуация. У эсперов есть некоторое НД поле, эксперименты с которым последнее время постоянно на слуху. А ты родилась из желаний, стремлений и мечтаний миллионов эсперов Академ-сити, впитала в себя, пусть и частично, часть их воспоминаний и личности. И, к слову, по моему очень удачно, ты привлекательна как внутренне так и внешне. — подмигнул Монстрику я.

Впрочем это не слишком помогло, Хёка уставилась в стол, сжимала и разжимала кулаки, роняла слёзы и бормотала под нос «не человек… не человек». Цапнул её левой рукой за ладошку, и начал просветительски успокаивать:

— Хёка! Ты меня слышишь?

— Угу. — буркнула погруженная в пучины страдательств Монстрик.

— Тогда вспомни начало нашей беседы, «нечеловек» ты наш. Ты живешь в городе, где человек — большая редкость, или ты думаешь летать, выдыхать огонь и устраивать грозу — человеческие качества? — слушающая Хёка помотала головой, — Вот, смотрим дальше. Да, ты зародилась из мыслей и желаний эсперов. Только это не значит абсолютно ничего. У тебя есть друзья и подруги, им интересно с тобой, кстати, открою секрет, и Айса и Индекс, правда в разной степени, знают о твоей не вполне обычной природе. И что, они бегали от тебя с криками?

— Нет. Но все-таки.

— Все-таки хватит расстраиваться по пустякам. Ты, лично ты Хёка Казакири, можешь быть, если пожелаешь, человеком. А можешь, если не захочешь, им не быть, в силу твоей природы у тебя гораздо больше возможностей. Объемом знаний точно превосходишь, опытом жизни ты если не переросла, то находишься на уровне миллионов своих «создателей». Ты житель нашего города, немного странный, как мы все, наша подруга, Хёка. Да в конце концов, — потыкал я Монстрика в ладошку, — ты живая и теплая, вполне приятная на ощупь.

— Спасибо, Тома, — улыбнулась Хёка сквозь слезы, — наверное, ты прав.

И тут эта дурында вызвала у меня вопль и удар пятой точкой об пол. Полезла, понимаешь, обниматься. Еле успел, с запалошеным воплем «Стоять!» рухнуть на пол вместе со стулом. Кряхтя и стоня встал, и стуча левой рукой по бестолковке Монстрика пробовал вбить в оную, что вот конкретной Хёке не нужно лапать конкретного Тому за правую лапу. На скутере, в защите и перчатках — можно, а без защиты — низзя. Дурища, впрочем, на удары моргала, но улыбалась. Да еще и в руку вцепилась, и обняла её.

Блин, сборище суицидальных идиотов. И копчиком ударился неприятно. В общем, отдав конечность на обнимашки на пару минут, уведомил Монстрика, что сваливаю, ибо дела. Она — подруга, хоть и не самая умная из моих знакомых. Ну и свалил, в сложных, но явно матерных чувствах.

По дороге думал мысль. В принципе все сложилось удачно и идет по планам. С отклонениями, но куда ж без них. А вообще дурочка все-таки, хмыкал про себя я, поднимаясь в квартиру.

До отлета осталось меньше суток, так что с Мисакой и Куроко встречались уже в торговом центре. Закупка всяких купальников и прочей отдыхательной фигни. Вручив им Статью, сразу определил, что мальчики налево, девочки направо, времени мало, а если понадобится чье-то ценное мнение — на месте это мнение и узнаем. Встречаемся в кафе торгового центра, ждем, если придется — там же.

И хамски срулил. А то знаю я эти «походы по магазинам», до ночи проваландаемся.

Ну, а правильная организация и разделение труда творит чудеса. Вечером следующего дня я валялся в шезлонге под зонтиком, девчонки плескались в огороженной (от всякой акулоподобной пакости) бухточке. И в целом неплохо, да и мысленно показанный канону неприличный жест добавлял удовольствие.

Раскрыл ноутбук, купленный в аэропорту, поискать некую информацию, интерес к которой был бы «неуместен» в Академ-сити, но был прерван телепортировавшейся под зонтик Куроко. Посверлив меня прокурорским взором рыжая приступила к допросу:

— Зачем ты все это затеял, Камидзё?

— Хм? — поднял бровь я.

— Хочешь подкатить к сестренке? — прокурорским взглядом уставилась на меня Сирай.

— Курока, вот правда, раздражать уже начинаешь. Нужно было бы «подкатить» — подкатил бы и в Академ-сити. И вообще, хреново вас в «Правосудии» слежке учат, твои хвостики метров за двадцать видны. — подколол благодушный я.

— Тогда зачем позвал?

— Честно? Хотел просто отдохнуть, я думаю что не тебе рассказывать, Академ-сити не самый спокойный и расслабляющий город. — рыжая кивнула, — Ну, а я вообще хотел собрать компанию побольше, но все кроме нас оказались заняты.

— Своих дружков небось хотел позвать? Этих… — Сирай неопределенно помахала рукой, — неудачников?

— И их тоже. Собрать немаленькую компанию, отдохнуть несколько дней. Сразу предваряя твой вопрос — просто захотелось. Я уже неплохо обеспечил себя, но пока учусь — особо тратиться не на что. Устроить поездку-отдых вполне могу себе позволить, как для близких, так и просто неплохо знакомых людей. Так почему бы и нет?

— Хм, наемник. Этим и собираешься заниматься в жизни?

— Ну если тебе интересно, то первое время да. Нужен определенный капитал, для чувства свободы и независимости, а дальше — посмотрим. Да и что мне, эсперу единичке еще делать? В клерки идти?

— Ну да, тебе непросто наверное. А скажи, Камидзё, чем тебе приходится заниматься, с оплатой, как я понимаю, все неплохо?

— Вот мы и добрались до цели разговора, — подмигнул я надувшейся рыжей, — ну не дуйся, просто это была слишком длинная и не особо нужная преамбула. А так — охотой и захватом эсперов и магов, ты же сталкивалась с ними, — рыжая задумалась, но кивнула, — У меня несколько заказчиков, причем я подозреваю — они в курсе друг о друге. Кто-то из высшего руководства Академ-сити и одна зарубежная, но дружественная городу организация.

— А почему обращаются к тебе? Из-за неё? — указала взглядом Сирай на мою лапу.

— И из-за нее, хотя не так уж часто приходится пользоваться, в основном из-за него, — постучал пальцем по голове я, вызвав усмешку Сирай, — кстати зря усмехаешься, взять без жертв ну скажем… — задумался я, — эспера четвертого ранга, без паники и жертв — не самая простая задача.

— Да, согласна. Камидзё, у меня есть к тебе вопрос, есть ли, — замялась Сирай, но собравшись продолжила, — место для телепортера в твоей группе, и каковы расценки за работу.

— Безусловно есть. При фактическом отсутствии «моей группы». Расценки… ну скажем так, ты ведь останешься в Правосудии?

— Да, хотелось бы. Впрочем если это критично, — поморщилась рыжая, — то могу и уйти.

— Нет, не критично. Просто вопрос постоянной работы или заказов по возможности. В принципе я бы предпочел постоянную, пусть и совмещенную работу. По деньгам, — наклонил экран ноутбука, демонстрируя свеженапечатанную цифру, — это месячный оклад, по работе же — возможны премиальные. Если останешься в Правосудии — скидывай мне на почту график дежурств, чтоб я был в курсе. Вот мой ответ, устраивает?

— Да, вполне устраивает.

— Ну вот и отлично, с остальным разберемся по приезду в город, да, дай номер кредитки, — получив запрашиваемое, скинул половину «месячной» суммы, — Это гонорар за этот месяц, расчет в последних числах. Ну, а мне нужно немного поработать с информацией, — сказал я и уткнулся в ноутбук, просматривая некоторые материалы и гоняя в голове сегодняшний разговор.

Рыжая отошла, но вернулась через пару минут:

— Камидзё!

— М? — выглянул я из-за монитора.

— Я ценю твою деликатность, но все же расскажу…

— Совершенно неважно, Сирай. — перебил рыжую я, — я сам из небогатой семьи, а проблемы бывают у всех. Кроме того ты учишься в «Токивадай», а это уже высокая, а зачастую неподъемная планка состоятельности. В общем, захочешь поговорить, или поделиться — поговорим к концу отдыха, а сейчас, — сделал рукой жест «кыш-кыш», — иди отдыхай, скоро возможно будет работа.

Сирай кивнула и срулила к девчонкам. Я же задумался, как о везении себя, так и невезухе юрийщицы. Видимо проблемы с финансами и направили её в правосудие, а элитная школа и вправду требует немалых, «социальных» трат. Ну, а запредельные стипендии Академ-сити выплачивает только эсперам-пятеркам. Впрочем фиг с ним, мне изрядно повезло, телепортер закроет дыры в моей тактике, деньги выдавленные из сатаниста и сектантов позволят «зарплатствовать» несколько лет.

А на следующий день раздался звонок от Цутимикадо:

— Камидзё, ты же в Новой Зеландии?

22. Церковно-разъяснительная

— Добрый мой друг Цутимикадо, да, я в Новой Зеландии, куда звал и тебя. Прежде чем ты продолжишь — хочу по-дружески поставить тебя в известность, что я вернусь. И испортившим мой отпуск это возвращение не понравится. Так что ты хотел?

— … Камидзё, есть заказ, в Сиднее. Сопровождение на переговорах, обеспечение безопасности одного лица.

— Неинтересно. И да, ты явно недоговариваешь, друг мой — я никогда не выступал как телохранитель. Попробуй ещё раз, или я бросаю трубку.

— Хорошо, хотя заказ на защиту на переговорах есть. С тобой хотят поговорить.

— Срок не более суток. Полуторная ставка на работу. Доставка воздухом туда и обратно, для меня и моего спутника. И да, я не торгуюсь, или так, или я продолжаю отдых.

— Вот что ты за человек стал Камидзё? Злой какой-то, жадный…

— Я знаю свои несомненные достоинства, Цутимикадо, — перебил многостаночника я, — ты тратишь мое время на прекрасном пляже, в изысканной компании…

— Согласен, вертолет будет в течение трех часов, — перебил уже меня Цутимикадо, под неразличимое, но явно наличествующее бормотание на заднем фоне.

— Хорошо, жду.

Так, ну то где я — церковники знают, по сути узнать-то можно за десять минут в сети. Но вот что им сектантски надо от меня? Поговорить, хм. В свете приближающегося конфликта, заручится лояльностью разве что. И оставлять здесь девчонок боязно. Хотя, если подумать, Мисака потянет в «огневой мощи» на ударный авианосец. Да и Индекс сейчас уже несколько не та беспомощная девчушка. Ладно, не будем ломать голову, надо собираться, только сначала — призову-ка я духа воздуха, постоянная эта никогда не повредит.

Оповестил девчонок, что отлучусь до вечера, принял «заказ» на то что нужно привезти из города, Рыжая, закономерно, вызвалась «помочь». Отходя от моря, я отметил взгляд, полный «падазрительна!» в наши спины от Мисаки.

Так что первым делом озадачил Куроку необходимостью «поговорить с сестреной», а то фиг знает, что надумает. Вторым же делом сообщил, что нам предстоит короткий заказ, и, возможно, переговоры. Для нанимателей рыжая будет спутницей до города, шоппинг, все дела. А по факту, передал Куроке гарнитуру, являющуюся «домом духа», хоть и выполняющую функцию связи. Ну и наказал оторваться от возможных преследователей-наблюдателей в ходе шоппинга, и быть неподалеку от моего места пребывания, скрытно, но наготове.

До Сиднея добрались за три часа, на месте Рыжая отправилась «шопоголить». Я же отправился к «месту переговоров», коим оказался арендованный зал для пресс-конференций.

Охраняемым же лицом оказалась Лаура Стюарт, симпатичная такая дама годов двадцати на вид. И жуткая хтонь, сопоставимая с Макаронным Монстриком в магическом зрении. Несколько иного типа, но если в ней что-то от человека и было, то не более процента от начленоверченной многомерной фигни, так же, кстати, наталкивающей на мысль о «двери». Впрочем ладно, лапа с ней вполне справится, но блин, интересно, что ж это за чудище то такое.

Хотя фиг бы с ней, сопровождение переговоров моя цель, вот ей и займемся. Занял место чуть поодаль от Стюарт, и подготовился к возможным неприятностям.

Которые не переминули случится, хотя были явно «напоказ» и, подозреваю, для проверки. Пара из служителей культа, типа священник и монашка, через десять минут после начала обсуждения «раздела сфер доения паствы» на этом континенте, перешли на повышенные тона. Ну и монашка зарядила в фрау епископа чем-то вроде энергетического кнута, притом настолько медленно и напоказ, что вариантов кроме проверки не оставалось. Развеял, куда деваться.

Притом после "кнутомахания" тон переговоров был снижен, сами же они завершились. Католики срулили по своим, католическим делам, а Стюарт пригласила меня жестом за столик, сервированный для чаепития.

— Поелику тут ты, Камидзё-кун, сердце моё подобно распустившемуся цветку. Отведай яств моих. — начала на жутко архаичном японском беседу епископ.

— Приветствую вас, леди. Позвольте выразить вам свою радость и восхищение. Для меня честь беседовать с вами. — ответил я по-английски.

— О, мистер Камидзё, у вас прекрасное произношение. Лаура Стюарт, епископ Британской Пуританской Церкви, глава Нессесариуса, к вашим услугам.

Поклонившись, я быстро прогнал в голове воспоминания о каноне: да, мелькала, но вот то что она — глава, я честно говоря не догадывался. Вообще-то думал, что она дает «заказы» членам Нессесариуса как представитель «вышестоящей организации». Любопытно.

— Да, мистер Камидзё, позвольте поблагодарить вас за информацию о Королеве Адриатического Моря, этот проект мог бы доставить ряд неприятностей.

— Не стоит благодарности, леди, я поступил как мне велела совесть. — выразил я алчность своей наемничьей рожей. Ну и вопрос со «стиранием городов» похоже снят с повестки, что не может не радовать.

— Хорошо, тогда давайте перейдем к делу. Думаю для вас не секрет то, что между Римско-Католической Церковью и Академ-сити разгорается конфликт, — я выразил мимикой и подергиваниями головы что нет, не секрет, — в связи с чем, от лица Нессесариуса, хочу предложить вам более тесное сотрудничество, чем было у нас до сих пор. Вы ничего не потеряете, а лишь приобретете защиту могущественной организации.

— Леди, со скорбью вынужден отклонить ваше предложение. Я принял стезю наемника в стремлении обрести максимум личной свободы. Вступление в организацию ее только ограничит. Я счастлив работать на вас, но тут мой ответ «нет».

Епископ кивнула и приступила к чаепитию. Я последовал её примеру и задумался о последствиях отказа. Хотя что тут думать, и так все ясно, хитрые пуритане хотят прибрать к рукам «разрушитель иллюзий», мой отказ ожидаем, а сейчас мне дадут пару «намеков».

— Жаль мистер Камидзё, но раз уж таков ваш выбор — так тому и быть. Искренне надеюсь, что вы в полной мере осознаете все нюансы моего предложения и последствия вашего решения. Но позволю себе оставить вопрос открытым на, скажем, полгода. За сим прощаюсь с вами, благодарю за вашу компанию и рассчитываю на встречу в будущем.

— Польщен вашим вниманием, леди, безмерно благодарен за уделенное мне время. Надеюсь на скорую встречу. — раскланялся я.

Стюарт покинула зал, за открытой дверью мелькнула рожа Стейла, «незаметившая» мой кивок и отводящая глаза. Что ж, все как ожидалось. На пути к выходу из отеля сектант привезший меня уведомил, что самолет ждет меня в аэропорту сутки и срулил в туман.

Я же связался с Рыжей и получил вполне ожидаемую информацию — на выходе из отеля меня ждет группа, очевидно наблюдателей. Парочка сектантов покинувшая отель — перекинулась с «ждунами» несколькими словами.

Итак, после «решения адриатического вопроса» католики получили информацию, возможно даже целенаправленно слитую, о первоисточнике неприятностей. Возможно «булла о проверке на неблагонадежность» меня уже есть. Англикане дали выбор, либо ты с нами, либо умываем руки.

Причем, допускаю, в случае столкновения с католиками, даже помогут. В общем «папуасские интриги», иначе и не скажешь.

Не покидая отеля заказал лимузин, назвал адресом Сиднейскую Оперу и благополучно покинул катафалк при помощи телепортера. Прикупили «заказ» от девчонок, некоторые мелочи, да и допрыгали до самолета. Кстати, подтверждая мои выводы, в аэропорту была группа товарищей в полосатых купальниках католической униформе.

Полет обратно был напряжен, не то чтобы это логично, но фанатики, черт их знает, так что держал наготове несколько домов духов. А по прибытии решил устроить барбекю, да и посвятить спутниц в расклады. До часа Х осталось совсем немного, церковники, причем уже неважно какие, переходят в разряд недругов, католики же остаются в стане врагов.

Под звездным небом, под веянием освежающего бриза, на тлеющих угольках аппетито шкворчало мясное пожрать. Я же, заведуя сим аппетитным действием, вел агитационную речь, на тему «чрезмерной агрессивности католической церкви, которое может вылится в противостояние на улицах Академ-сити».

— Но это же дело антинавыка, правосудия. Я готова согласится с твоими аргументами, Тома, но при чем здесь мы? — осведомилась Электра.

— Дело в том, Мисака, что дело идет к войне между церковью и наукой. Причем агрессорами сейчас выступают церковники. А мы здесь притом, что в случае вторжения, для атакующих не будет разницы, военный или гражданский, член правосудия или просто ученик — эспер значит враг.

— Но все-таки, есть силы обороны, не разумнее ли подождать и присоединится к ним?

— Было бы так, однако есть нюанс — все силовые структуры Академ-сити подчиняются, как это ни удивительно, руководству Академ-сити. А там… Ну не мне тебе рассказывать о безумных проектах. Да и Сирай не даст соврать — реакции руководства на критические ситуации последние полгода были несколько неадекватными. — Рыжая, задумавшись, утвердительно кивнула.

— Это то, о чем ты со мной говорил, Тома? Война? — напряженно поинтересовалась Индекс.

— Да, похоже что она. Сегодня епископ англиканской церкви потребовала присоединиться к ним, под угрозой смертью. Пусть и завуалированно, да и угроза была от чужих рук — как раз католиков, но это явно указывает на приближение конфликта.

— А кто же наниматель, Камидзё? — ехидно поинтересовалась Рыжая, как-то объяснившая Мисаке наше «деловое партнерство».

— Наниматель пока я. — улыбнулся мое меценатство, — дело в том, что у меня очень нехорошие предчувствия на ближайшее время, а доверия властям Академ-сити нет.

— Тогда какой у тебя план? — спросила Мисака.

— В случае серьезного вторжения собраться вместе, при необходимости — остановить вторгшегося, наши совместные силы будут достаточно велики. Еще я хотел спросить у вас, могу ли я вам доверить секрет?

В ответ раздались заверения хранить ту тайну, которую болтливый Тома доверит любопытным ушкам. Ну, а мне в любом случае надо частично открываться, не без подстраховки конечно. Но надо — вопли «что за дичь творится», «ты что маг?» и прочее в разгар конфликта не будут способствовать долголетию как меня, так и дам.

— Я немного маг. Не смотри на меня так, Индекс, да, и эспер и маг. И да, это возможно — твои сто три тысячи гримуаров не содержат ВСЕЙ магии мира, и эспер-маг явление пусть и чрезвычайно редкое, но осуществимое. Я покажу тебе несколько приемов, в которых не происходит конфликта, а пока, — я продемонстрировал духа света на кончиках пальцев, — вот, в качестве демонстрации правдивости.

Дамы пережевывали услышанное, заедая шашлычком. Присоединившись к благому делу поедания, я ждал вопросов.

— А к чему ты это рассказал, Тома? — наконец поинтересовалась Индекс.

— К тому, что часть информации я буду получать от духов, связь, — протянул собравшимся наборы сережек, — будем держать через артефакты, их достаточно сжать в районе камня руками и подумать о вызываемом, связь сродни телепатии, мысленная. — пояснил я. — Оставлять вас в неведеньи — опасно, глупо, да и не по дружески.

Ну в целом итог беседы мне понравился. Взаимные подколки Статьи и Электры не прекратились, но заметно снизили остроту, да и в целом троица начала больше и позитивнее общаться.

Сам же я оставшиеся два дня от отпуска провел к подготовке, как себя, так и команды. Заодно продемонстрировал, да и начал немного учить Индекс «неправильной магии», это в любом случае было нужно.

Ну, а на следующее после возвращения утро Мисаку разбудил звонок. В трубке звучал ехидный, камидзястый голос, упоминавший о проигранном пари. Как-то захотелось мне. Да и цели у меня на «день-наказание» были.

23. Карательно-подготовительная

В полдень, ехидная и злорадная рожа меня, любимого, встретила хрупкую и невинную, кроткую и ранимую эспера пятого ранга, в народе Рельсотрон именуемую.

Последняя была изрядно смущена, розова щеками и время от времени впадала в “мир взрослой манги-мод”, закатывая очи и алея ликом.

Насладившись сим прекрасным моментом, цапнул я Электру за руку, да и уволок кататься на скутере, а впоследствии — сидеть в едальне.

Пообщались о “целях жизни”, Мисака пожаловалась на “недостойный взрослой леди образе жизни” её матушки. Ну что-то такое из канона помню, пьянющая фрау Мисака лезущая с “обнимашками-поцелуйчиками” на подростка — да, немного перебор. Я же, в свою очередь, рассказал о своем видении “отношений” мужчин и женщин, зрелости внутренней и внешней и прочих “стариковских” темах. Электра, что приятно, слушала, хоть и краснела временами ликом. Даже реплики, вопросы и возражения вставляла — что не могло не радовать.

Ну а часам к четырем пополудни решил я повторить канонный маршрут. Надо бы мне взглянуть на то, жив ли мой односторонний друг, да и знакомство, пусть и шапочное, с мелкой клон-мисакой не помешает.

Основные мои планы не предполагали встреч с ними до часа Х, однако планы планами, а невезуха невезухой. Лучше подстраховаться и быть готовому к неожиданным поворотам.

Так что спустились мы с Мисакой в подземный торговый комплекс, я понадеялся что тот, канонный. Впрочем если и не тот — непринципиально, на канонную встречу не так много завязано.

Но, судя по третьей от входа палатке, тот. Мисака встала столбом, пожирая взглядом “акцию с бесплатным брелком”. Вот не понимаю, чем ей так этот жаб глянулся? Хотя может у меня амфибиотропная контузия… Впрочем мне не сложно, а ей приятно:

— Тебе понравился брелок?

— Угу… — не отрывая взгляда от рекламы кивнула Мисака.

— Очень хочется?

— Угу…

— Ладно, пойдем.

Цапнул Электру под руку, да и поучаствовали мы в акции “дополнительная антенна на два телефона плюс брелок”. Впрочем фоткались в салоне. А ну его нафиг, рыжие хвосты мелькали где то на периферии зрения, не стоит вводить нежное юрийное сердце моей сотрудницы в искушение.

Прошлись по магазинам, купил разной мелочевки в подарок.

Мимо нас пробежала мелкая клон-мисака, преследуемая стандартной. От вида стандартной я слегка охудел — мне думалось, что автомат — фантазия мультоделов. Однако, судя по всему, заполненный людьми торговый центр рассекала девочка-подросток с пистолетом-пулеметом. Вполне боевым и на взводе. Ну хоть не стреляла, и то хлеб.

Так что вызвав Сирай связной сережкой (не преминув поехидствовать на тему её выдающихся сталкерских талантов), да и распрощался с дамами, уведомив что мой выигрыш был полностью погашен. Мисака, по моему, даже расстроилась немного, что впрочем не тронуло моего черствого сердца. Лав-мотель это пошло, если что и будет, то только в апартаментах собственного замка томного властелина, и никак иначе.

Ну а отправив дам по ихним делам, стал ждать момента выцепления мелкой клон-мисаки. Впрочем она выцепила меня сама, с беседой на тему “спасибо товарищу Камидзё, за наше счастливое детство”.

Кстати, что любопытно, эмоциональность “последнего заказа” была на порядок выше, чем у других мисак-клонов. Несмотря на самый малый “срок жизни” в целом, и физиологический возраст в частности.

Ну и подарил я мелкой визор, как по мне — получше чем у стандартных клон-мисак, да еще светящийся синим а не зеленым. С виденьем в тепловом и электромагнитном спектре — увидел как то в магазине, да и прикупил на всякий случай. Мелкая порадовалась обновке, покружилась — а тем временем обладательница пистолета-пулемета и жертва “зверского ограбления” добралась до нас. Диалог клоночек меня искренне повеселил:

— Забирай свой невзрачный визор, сказала Мисака, с превосходством глядя на Мисаку. Мой визор гораздо лучше твоего, с гордостью констатировала Мисака.

— Оставь мой визор себе, фальшиво-снисходительно ответила Мисака. Я готова принять новый синий визор, жалея тебя, проявила лживую заботу Мисака, надеясь на согласие.

И дальше, в таком же духе. Подарок мой остался у мелкой, стандартная с сожалением надела свой, с завистью поглядывая на “офигенную цацку”.

Угостил клоночек фастфудом, в ожидании одностороннего друга. А когда он явился — был несколько удивлен.

Ни костыля, ни ошейника на садюженьческой персоне не наблюдалось. Рожа наглого гопника, шкет — все при нем. Впрочем мне он нужен был для подстраховки, так что после нотаций и щелчков по кумполу “последнего заказа” я обратился к то ли не заметившему, то ли игнорирующему мою персону садюженьке:

— Приветствую, Акселератор.

— Камидзё, — скрежетнул зубом и покривил рожей мой односторонний друг, — Тома, приветствую. Ты позаботился о мелочи? — я согласно кивнул, — Благодарю тебя. — сквозь зубы процедил Односторонний, намереваясь утопать вдаль.

— Подожди буквально секунду.

— Ну что еще?

— Оставь свой номер, я не собираюсь тебя беспокоить, но зачастую сталкиваюсь с ней, — тыкнул я пальцем в “последний заказ”, - так что, возможно, это не будет лишним.

— Тц, пиши. — радостно и сердечно ответил мой односторонний друг, называя номер.

После чего в ответ на мои “досвиданьица, рады были видеть” небрежно кивнул и срулил с “последним заказом” вдаль.

Ну вот и славно, возможность связи не будет лишней, мне, возможно, придется вмешиваться в некоторые канонные события, причем мое присутствие при этом будет нежелательно.

Добрался до дома, позанимался с Индекс “неправильной магией”, да и лег спать.

А через несколько дней, после обеда, ливанул хороший такой, сильный и непредсказанный синоптиками дождь.

24. Аморально-дождливая

Ну, казалось бы, дождь и дождь, да и синоптики после “метко подбитого” спутника изрядно соответствовали своему профессиональному статусу. Однако дождь дополняла некая духовная пакость, не дотягивающая даже до мелкого духа, но изрядно обильная.

Да и воздействовала эта пакость на окружающих подобно бактериальному, точнее вирусному, заражению. Сильные эсперы вообще не обращали внимание, моя лапа губила мелочь в немалом радиусе, даже пришлось пыжиться и ужимать поле негации, чтоб рассмотреть фиговины.

А вот чем меньше эсперство — тем больше дряни скапливалось в людях. А значит наступило преддверие ожидаемого часа Х. Времени до него не так много, значит нужно готовится и собирать мой боевой га… в смысле девчонок звать, да.

Заперся в ванной, разложил перед собой заготовки, да и начал призывать духов. Как вовне, для контроля города, так и в себя и аксессуары, для личной и девчоночьей безопасности.

Через часок моего необоримого колдунства в голову последовал мысленный удар-посыл с смыслом “что и зачем я делаю, это неправильно и прекратить мне стоит”. Ну возбухание симбионта я не то что бы ожидал, но предполагал, так что отдал изрядно разросшемуся на камидзячьей кровушке виталу команду к подготовке. К возможной травматической ампутации, других вариантов противодействовать симбионту, в случае бунта я не нашел.

Ну а подготовившись начал ехидно промысливать, что долбился я к сожителю по телу раз много, всё чего добивался — посыла нафиг. То что делаю сейчас “хорошо, нужно и правильно”, с претензиями симбионт может идти, куда посылал меня. Ну а если желает объяснений “творящейся фигне”, пусть ожидает уже моей возможности ответить.

Симбионт внял, несколько раз посылал изрядно неприятные, причем неструктурированные (возникало ощущение, что одновременно несколько собеседников говорят, противореча друг другу), но в итоге отмыслил что-то типа “хорошо, жду” и затих.

Я же, продолжая подготовку, вытирал мысленный пот с мысленного лба. Лапа в моем плане не сильно критична, по сути — я бы вообще мог бы обойтись без неё, хотя и небесполезна, с этим не поспоришь. Однако оторванная рука (а возможно — гораздо больше, я подстраховался, задавая несколько степеней “кромсания Томы” виталу), в преддверии часа Х — не есть предел моих мечтаний. Впрочем, пронесло и хорошо, а дальше разберемся.

Вообще план раз у меня не сильно отличался от канона, даже скорее упрощал его. Например “эпичное противостояние” Одностороннего с антинавыком и долбанутым хреном с садистскими замашками — мне нафиг был не нужен. Гораздо лучше было бы, если бы мелкую мисаку-клона взяли, и подключили к “сети мисак”, без всяких эпиков и превозмоганий. Ну а Акселератор побегал бы по городу, поломал ценное имущество, не критично.

Но с этим посмотрим, поглядим, и, по возможности, повлияем, хотя Электру, которая будет рядом, забывать тоже не стоит. Впрочем тут реально, по обстоятельствам только смотреть, иначе никак.

Далее, в городе минимум одна, а скорее всего две фигуры, так обзываемые “стоящие возле трона бога”, элитные католические боевики. Про одну, отбитую дурынду, я знаю немало: Венто, правая ножка божественной табуретки. Автор и источник “духовного заражения”. Мотивы и хитросплетения её отсутствия разума, приведшие к ненависти к “науке”, мне непринципиальны. Пирсингованная аки семидесятилетний гот, несет “божественную любовь” молотком и крестиком, на цепочке, цепочка в штанге, штанга в вентином языке, а язык в пасти.

В общем отбитая и неприятная дама, которая, вдобавок, в качестве приоритетных целей, ищет меня и Индекс. Да и мелкой мисаке-клону угрожала смертью, что категорически меня не устраивает. Вердикт: отследить по возможности духами, и валить наглухо, с особой жестокостью и цинизмом.

Хотя учитывая сколько надо “валить наглухо” войду ка я в эсперскую паузу, для экономии времени и сброса отката её к началу активных действий. Моя, бережно оберегаемая более ста лет личность, не вполне приспособлена и не факт что выдержит ряд решений и действий, которые необходимы. Так что загоним-ка мы ряд императивов в спящий режим. С памятью и прочим разберусь со временем, как ни печально — не впервой.

Ну а осуществив сие аморальное и бесчеловечное благое начинание, стал уже более рационально мыслить.

Второй, возможно, уже присутствующий (или нет, но исходить стоит из расчета что он тут), тип из папской канцелярии — Аква, что взаде, задняя ножка божественной табуретки. И вот о нем я ничего, кроме вышепомянутого, не знаю ни хрена. Явился, согласно канону, пафосно упер недонадруганную тушку Венто у лопухастого Томы. Правда, языкат, зараза, общался вежливо и достойно, хоть и с пафосом (возможно и оправданным). В общем, ни хрена о нем не знаю, но валить, не менее глухо, чем дурынду, надо. В будущем может доставить немало хлопот, так что виновен и подлежит казни.

И, наконец, некая невнятная, белесая и светящаяся хрень, с которой канонно столкнулся друг мой, Цутимикадо. Что за хрень — не знаю, но косит она под пользователя мокутона из небезызвестной истории. Создает многочисленные деревянные колья, на которые согласно цитимикадским представлениям, намеревалось сажать бессознательных от духовной заразы людей.

Вот в упор не знаю, что за хрень, превозмог ли её Цутимикадо или сбежал — жив то по итогам схватки остался.

В общем, все что известно — что хрень такая есть, опасность у неё незначительная для меня, но высокая для города и жителей. Вердикт: на кол колосажателя.

Насчет заразы. Если мне память и зрение не изменяет, то вызывает она кислородное голодание, вроде бы прямо к смерти не ведет. Однако, хрень не локализована, и уже сейчас слышу из комнаты вопли зомбоящика, о чудовищно и пиково возросшей смертности в больницах, причем уже не только в Японии. Ну и такой незначительный факт как аварии, пожары, куча техногенных катастроф, в итоге многомиллионные жертвы на планете.

Исполнительница Венто, приговорена. Виновник — римско-католическая церковь. Вердикт понятен, обжалованию не подлежит.

Кстати, помимо моих судебно-карательных планов, нужно собрать как можно больше видео и аудио доказательств участия сектантов как в нападении, так и в духовной заразе. Вроде бы у Кроули есть что то типа ИЛ, который все пишет, однако доступность, сохранность и прочее — под вопросом, так что отправлю ка я еще с сотенку обычных духов-призраков. Конвертировать их восприятие на электронный носитель дело хоть и занудное, но посильное.

Ну и подготовился в итоге. Помимо заготовок напускал литров пять крови, но витал, похоже приближающийся рангом к старшему, вытянул и нивелировал проблемы.

Остался последний момент. Правая ножка охотится, причем именно охотится, на нас с Индекс. Её поисковые способности я не знаю, но на её стороне может сыграть и “канон” выведя дурынду на нас. Оставаться дома не стоит. А вот место пребывания, я кажется придумал.

Выйдя из ванной отправил на связные артефакты девчонкам: “Началось, срочный сбор у меня. Сирай, помоги Микото добраться. ЛЮБЫЕ дела сейчас не важны”. Некое мысленное бурчание раздалось, однако через четверть часа дамы были у меня:

— Хотел бы я вам сказать “добрый день”, но увы, это не так. По порядку: дождь несет с собой магическую отраву, люди и слабые эсперы со временем теряют сознание, причем не только в Академ-сити, но и видимо по всему миру. — переждал охи и вскрики и продолжил, — Атакующие с высокой долей вероятности уже в городе, для вас, — стал я раскладывать наборы с амулетами, — я подготовил ряд предметов для выживания и возможного сражения. Индекс, в твоем амулете дух жизни и дух пространства. Не сильно умны, но от выстрелов и атак уберегут, при ранении подлечат, — Статья потешно кивнула, принимая и надевая амулет, — Мисака, Куроко, это вам, дух жизни и соответствующие вашей специализации духи. Работу за вас не выполнят, но применение способностей изрядно облегчат, насколько и как — посмотрим по обстоятельствам. — означенные нацепили цацки, а я замолчал, ожидая вопросов.

— Нас точно атакуют? — взволнованно спросила Мисака.

— Дождь — отрава, это точно, атакующих я не видел и пока не обнаружил, но вероятность атаки можешь посчитать сама, с учетом использования отравы, — Мисака закатила глаза, рассчитывая варианты, посмурнела лицом и отрывисто кивнула.

— А мы сможем помочь людям? — ожидаемо поинтересовалась Индекс.

— Непосредственно — к сожалению нет, это не заклинание, а атака миллиардов мелких духов по огромной площади. Ты рассказывала о ряде заклинаний в твоих гримуарах, но они слабо помогут. Во-первых очистив от духов часть людей, ты не оградишь их от повторного заражения. Во-вторых, даже действуя изо всех сил, ты сможешь прикрыть ничтожную часть, поражение охватывает несколько стран, а я боюсь, как-бы не весь Мир. Вот добравшись до заклинателя мы сможем избавится от заразы, остальные действия будут бессмысленной тратой сил. Не плачь, — погладил по голове начинающую подрагивать плечами Статью, — лучше прислушивайся к творящимся в округе заклинаниям, мои духи не вездесущи. А так ты сможешь помочь гораздо большему количеству людей. — Индекс нахмурившись кивнула, и прикрыла сверкающие слезинками глаза.

Курока промолчала, я же собрал нужное барахло и попросил проверить телепортера свои возможности в квартире. Ну что же, нас втроем и багаж она с легкостью переносила, дух пространства в амулете, настроенный на считывание определенного спектра мысли, работал более чем похвально.

В три прыжка добрались до относительно недавно посещенного подземного торгового центра. Он был, несмотря на довольно раннее время, закрыт, что вполне отвечало моим планам. Первым делом запустил в местную проводку духа заряда. Ну а проникнув телепортацией внутрь, я отошел от девочек и стал рисовать кровью ритуальный круг призыва духа кристалла. Учитывая разнонаправленность и филигранность предстоящих работ, мне придется управлять им напрямую.

Так что закончив кровопускание (просвещенная Индекс делилась с круглеющими глазами эсперами мудростью, на тему что “Тома не призывает сотону, просто духа земли”), сообщил девчонкам что некоторое время меня не стоит отвлекать, вошел в медитативное состояние и активировал ритуал.

Через двадцать минут и ценой головной боли (успешно снятой вскоре виталом) мы оказались владельцами небольшого, открытого входом, но надежно защищенного от всяческой тектоники бункера. В оный вела винтовая лестница, исключающая опасность от возможных завалов. Обстановка была спартанской и скудной, каменные столы и скамьи, но о физиологических надобностях в деревенском стиле я не забыл.

Ну и подумав о девчонках, выдал Сирай пачку наличных, объяснив каменность и неудобность обстановки. Так что по её желанию подкрепленному требовательными взглядами других дам, неплохо бы “купить” в закрытых магазинах что-нибудь мягкое и теплое.

К шести вечера наша четверка сидела в бункере, телевизор и ноутбук работали, распределенные между Куроко и Мисакой (они время от времени менялись). Я же с Индекс сидели и медитировали, отслеживая доступное нам. В подобии камина бился дух плазмы, каменные сидения покрывали тряпки типа ковров. Даже еда и напитки присутствовали. В таком, уютной и домашней обстановке мы подходили к началу нашей драмы.

25. Эпически-летальная

К семи вечера я, с помощью духов, обнаружил Акселератора и «последний заказ». Шли они под дождем, мелочь нарезала вокруг Одностороннего круги, и, вполне канонно упала. Я же создавал в районе их местонахождения «эффектор» из нескольких мелких духов.

Аксель, оставив мелочь с поцарапанными коленками на остановке, зашел в аптеку. Ну, а мне оставалось лишь засадить малого духа заряда в кассовый аппарат.

Выход садюженьки из аптеки отодвинулся минут на пять, ребята в униформе захватили Мисаку-клона, да и вкатили ей что-то усыпляющее, в связи с брыканиями последней. Акселератор её вполне закономерно не обнаружил, побегал кругами, несколько раз позвонил и в итоге срулил на поиски в куда-то.

Первый этап пройден, вроде — вполне удачно. Тем временем я отслеживал местонахождение мелкой клоночки. Антинавыковцы довезли мелкую до группы машин, страхолюдный (реально, крайне поганый рожей и замашками) блондинистый хрен на неё покивал, и сев в машину, удалился с мелочью.

Так, уже отклонение, правая ножка не появилась и пока где она — неясно.

Впрочем отклонение исправилось быстро — психопатка с перебинтованным молотком стояла на шоссе, перекрывая дорогу кортежу.

Машины не стали замедляться, первая из них (к счастью без клоночки) просто въехала в Венто, точнее попыталась, будучи отброшеной воздушным кулаком. Индекс дернула меня за руку — очевидно почувствовала магию, на что я кивнул, не выходя из медитативного наблюдения.

Психованный хрен оказался менее психованным чем в каноне, хотя возможно, у него припекло после встречи с Односторонним. В общем две машины остановились, извергая из своих недр антинавыкавцев, остальные же, с хреном и «последним заказом» продолжили путь.

Отлично, значит мой выход. Сирай исправно выполнила функции извоза, и была отправлена обратно — если понадобится позову, в бункере возможность «запасного выхода» не помешает, да и торчать без толку под дождем — тот еще бред.

Венто своим молотком перемалывала антинавыковцев в человеческий фарш, я же приближался к ней, готовясь к устранению. Наконец дурында заметила меня, вытаращила буркалы и заверещала:

— А-а-а, разрушитель иллюзий, ты то мне и нужен! Тебя, как и Индекс Запрещенных Книг, я непременно должна отбить, как мясо перед обедом! — высказала свои пожелания и разразилась басовитым смехом правая ножка табуретки.

— Добрый вечер, мы, как мне кажется, не знакомы. — тянул время и расслаблял бдительность дурынды я, подходя к ней на зону эффективной атаки, — да и, признатся, не знаю по какой причине вы намереваетесь меня убить.

— Меня зовут Венто, что стоит впереди, я сила и мощь Католической церкви! — пафосно заявила она, а я аж на секунду задумался, а не ошибся ли я в её «титулах»? Впрочем пофиг, сказал правая ножка табуретки, значит будет ей! — Папа Римский выдал буллу на твое…

— Уничтожение? — ехидно перебил я.

— Проверку! — взвизгнула дурында, — И ты её прошел, я размажу тебя как клопа!!!

После чего пирсингованная бабища выкатила язык, и размахивая крестиком на цепочке и молотком зарядила в меня ядром спрессованного воздуха. Я же, в свою очередь, даже не стал напрягаться, дух воздуха из комплекта вокруг моей скромной персоны, развеял эту атаку.

Ну, а моя цепочка устремилась к ней. Впрочем безуспешно. Скорость у Венты была явно нечеловеческая, отпрыгнув от моей атаки психопатка обрушила на меня град воздушных ударов. Безрезультатных, но и я не мог достать увертливую гадину! Попробовал разрядник — бесполезно, увернулась, в радиус действия цепочки стерва не заходила, не говоря уже о поле негации. В общем вырисовывался поганый пат, я её не достаю, она со мной ничего не может сделать.

Вариант с духами был, но не самый надежный, кроме того духами я управлял со своей реакцией, а Венто прыгала со скоростью за пределами моих возможностей. «Тактическая пауза» решила бы проблему, однако у меня еще два аналогичных противника, с неизвестными возможностями и босс уровня в конце. Тратить такой козырь в начале вариант прямо скажем, не лучший.

Хотя придется, если тактика выжидания не принесет плодов в виде сорванной крыши (больше сорванной чем сейчас) правой ножки табуретки. Ну и начал я в её адрес позевывать, скучающе отворачиваться, высказывать свои ценные мысли о ней и её начальстве. Что все же принесло плоды — дурында, сначала в паузах между выкатыванием языка приговаривала «интересно-интересно», теперь же визжала и орала «убью!!!». Наконец, и без того дырявая крыша Венто окончательно дала течь. Правая ножка табуретки с нечленораздельным воем пошла на меня врукопашную, ну и закономерно получила парочку переломов и разряд от цепочки.

Выдохнув с облегчением, я вдруг обнаружил, что бабища то жива. Блин, разряд должен был ей всю нервную систему выжечь и кости спазмом искрошить! Ладно, добивать так добивать, подумал я, заодно приготовившись к возможному появлению следующего действующего лица.

Ну и Аква, который взаде, не преминул явиться. Правда политесов, как в каноне, разводить не стал, а просто подхватил Венто и срулил нечеловеческим прыжком.

Но мудрый я не зря готовился. Потратив «тактическую паузу» — все же два немаловажных рыла, а не одно, я всадил в Венто с пяток духов некроса (с гарантией, для развеивания заражения) ну и пару в Акву, а за компанию.

Устало выдохнув, пусть физически не напрягался, но нервное напряжение было изрядным, отмыслил Куроке чтоб забирала мою тушку «домой».

В бункере же на меня насели, требуя доклад. Пришлось колоться:

— Устроивший заражение заклинатель умрет, максимум через два часа, я бил с гарантией. Соответственно люди начнут приходить в себя.

— А кто был вторым? — полюбопытствовала Индекс, очевидно почувствовавшая магию Аквы.

— Подельник, тоже не ушел без «подарочка», и долго не должен протянуть.

— Тома, сам-то ты как? — порадовала заботой Мисака.

— Цел, в порядке, немного устал. — улыбнулся в ответ я.

— Кстати, Камидзё, — заговорила Рыжая, — в новостях передают о «нападениях и разрушениях», однако Индекс утверждает, что там нет магии.

— Да, я подозреваю это не вторженцы, а наш, местный оппозиционер, высказывает властям города свое недовольство. — вяло улыбнулся я.

Ну в принципе логично, Акселератор безуспешно ищет «последний заказ», паралельно неся «свет и добро» причастным. А у меня еще две задачи, но сначала надо поесть и немного отдохнуть. Что и осуществил, тазик якисоб и витал интегрированный в тело творят чудеса.

А вот к окончании трапезы Индекс сообщила о вспышках «синтоистской и греческой магии». Усевшись помедитивнее и подключившись к призраку-наблюдателю я обнаружил друга моего, Цутимикадо, спасающегося от колосажания беготней по стройке.

А вот его оппонент-колосажатель был странен. Я бы даже принял его за управляющий конструкт заклинания. Впрочем «разрешающая способность» призрака не позволяла уверенно идентифицировать НЕХ-а. Подумал я, да и натравил на непонятное малого духа энтропии.

Последние были изрядно редки, сложны в призыве и управлении, но исправно превращали многомерные проявления в нашем мире в фарш. То есть, возможно, оппонент Цутимикадо и «выживет», однако эффектор его в нашем мире будет уничтожен, с очевидными последствиями.

По окончании «спасательства дорогого друга» я переключился на духа-следилку в мелкой клоночке. Последний заказ была без сознания, с налепленными на голову проводами. Ну и в компании отбитого хрена, судя по увиденному набирающего номер Акселератора.

Это я удачно зашел, подумалось мне и запустилось в мобильник совсем маленьким разрядным духом. Не фиг ему пока тут делать, только бессмысленно огребать. А огребать надо осмысленно, желательно в мою пользу.

Ну и вышел я из медитации, час Х вот-вот настанет, так что занялся разъяснительными работами:

— Девушки, послушайте меня. Из того что я понял, в ближайшее время в городе произойдет катаклизм, магического характера. Самое паскудное, что это не дело рук атакующих, их, подозреваю, уже нет в городе. Это дело рук верхушки Академ-сити. Еще более паскудно, что в это втянута Хёко Кадзакири.

— Как? За что, что с ней хотят сделать? — всполошилась Индекс.

— Физически ничего, да и ты сама знаешь о её природе, — Статья кивнула, — а вот психически, черт его знает. Прервать первый удар мы не сможем. Однако я постараюсь помочь. Да, Индекс, не волнуйся, я не нанесу Хёке вреда. От Сирай потребуется доставить нас в эпицентр аномалии. — Рыжая кивнула, — От тебя, Мисака, создать купол электромагнитных излучений от места нашего нахождения. Причем желательно с градиентом — от минимального или отсутствующего около нас, до полноценного ЭМ-шторма на расстоянии от ста метров и больше. Ключевая особенность — охват должен быть сферическим, структурированные электромагнитные сигналы извне не должны проникать. — «справлюсь» ответила Мисака, — Теперь ты, Индекс. Во-первых, следи за магическими проявлениями, и непременно предупреди о них. Во-вторых, вот тебе номер телефона и адрес, — передал я бумажку Индекс, — после разрешения ситуации набери номер, и сообщи парню который возьмет трубку адрес и что «последний заказ находится там». — Статья повторила послания и кивнула.

Улыбнулся девчонкам, кивнул ободряюще. А тем времени по городу прошла волна сырой магической энергии. Время, пора действовать.

В несколько прыжков Курока доставила нас до точки. Еще в воздухе были заметны повреждения от ударной волны, выбитые стекла и частично покосившиеся здания. Из эпицентра разрушений били два пучка голубоватой плазмы, отдаленно напоминающие перья. Точнее не совсем плазмы, но выглядели именно так, и были по своему прекрасны, несмотря на полуапокалиптический антураж.

А вот в эпицентре разрушений, в котловане глубиной метра в три, стояла наша подруга, Хёка Кадзакири, летающий Макаронный Монстрик. Выглядела она изрядно неприглядно: полусогнутая, с закаченными глазами и разинутым ртом, из которого свисал язык. Ну и «перья плазмы» имели начало в её теле. Да и над головой вращалось подобие нимба. На крик Индекс «Хёка!», Монстрик с трудом повернула голову, однако её рывком вернуло в прежнее положение.

Поднял руку, хотел дать отмашку Мисаке, однако меня, да и судя по реакции Электру с Рыжей, пронзила острая боль. Витал исправно доложил, что присутствующие в теле «инородные тела» самоуничтожились, влив в организм организмоуничтожающий токсин. Бросив взгляд на девчонок, отметил, что повреждения аналогичны, однако виталы в амулетах справляются, возможно помедленнее моего.

Отходя от приступа боли усмехнулся: дорогой товарищ сатанист, Алистер Кроули внезапно заметил, что «что-то не так», и решил смести не таких пешек с доски. Ну как-то поздно уже, дорогой товарищ.

Тем временем Мисака отошла от приступа боли и накрыла место нашего пребывания ЭМ-куполом. Я же вошел в режим «тактической паузы», не взирая на незакончившийся откат и прочее, единственное что — дал виталу указание вытащить мозг любой ценой, пусть и за счет всего остального тела.

А оказавшись в растянутом восприятии времени стал слать в Хёку ряд духов с заранее подготовленными программами и духа разума, для общения:

— Хёка, ты меня слышишь?

— Тома? Тома, что со мной, я еле могу пошевелиться, тело как в огне!

— Сейчас духи стабилизируют твое состояние. А не могла ты пошевелится, да и вообще создавшееся положение — дело рук некоего Алистера Кроули, истинного хозяина Академ-сити. Не знаю его целей, однако ради них он принес в жертву немало невинных. А вот сейчас — хотел пожертвовать и тобой, хорошо, что успели, — послал я мыслеформу улыбки.

— Тома, спасибо тебе, спасибо вам! Я… — вот не знаю как Монстрик сумела аутентично передать мыслеформами истерику, но вышло у неё на загляденье.

— Хёка, я надеюсь ты чувствуешь себя лучше?

— Да, спасибо…

— Погоди, дело в том, что еще ничего не закончилось. Мы перекрыли возможность влиять на тебя, мои духи структурируют и упорядочивают твою структуру. Однако сам источник атаки на тебя не устранен.

— Я, я не зна-а-аю… я бою-у-у-усь… — начала мысленный слезоразлив Хёка. Блин, понять её можно, но черт возьми, мне вот абсолютно не до этого. Витал гудит как вертолет, штопая мне мозг от повреждений, Кроули строит коварные и мстительные планы, а у нашего «бога эсперов» истерика, блин.

— ХЁКА!!! Возьми себя в руки на секунду! В твоих руках огромная сила. Хорошо, ты не можешь и не умеешь её использовать, но скажи, ты веришь мне, Хёка?!

— Да, — всхлип, — Тома я тебе верю.

— Тогда сейчас дух разума соединит наши сознания. Твоя задача — не сопротивляться, иначе ты убьешь меня. Нам надо остановить Кроули, ради тебя, меня, Индекс. Да всех эсперов этого города. Не забывай, сопротивление просто сотрет меня.

— Хо… хорошо, Тома, я тебе верю, делай как правильно. — немного успокоилась Монстрик.

Блин, что творю, что делаю, меня же сожжет нахрен… Хотя выбора то уже нет. Так что послал команду духу разума и приготовился к полярному лису.

Лис оказался терпим. По крайней мере ряд Монстриково функционала была доступна и интуитивно понятна, похоже она сама заблокировала себе доступ. Обнаружил Кроули, в начленоверченном многомерьем обиталище, подхватил со своего тела дом духа с последним, старшим духом разума. Вбил в него чудовищное количество жертвенных животных, да и своей крови, но смог призвать и «условно» договорится.

Воспользовался возможностями и энергонасыщенностью Хёки и вогнал в Алистера перекачанного энергией духа.

Впрочем столкнулся с проблемой. То что сатанист менял мерности в своем обиталище, в «теле» Хёки было пренебрежимо. Но дух разума не мог взять под контроль как раз этот самый разум Кроули. Защита была изящна, но слаба — дух с легкостью мог стереть сатаниста. Но вот контролировать — никак.

Хотя черт с ним, сгорел сарай, гори и хата, решил я. Будет у меня овощной сатанист.

Дух уничтожил все что составляло суть Кроули и в рамках «невыполненного договора» принял на себя часть когнитивных функций тела.

Ну пусть так пока, а там разберемся, подумал я возвращаясь в тело и вырубая «тактическую паузу». Сознание плыло, тело уселось на землю. С Хёкой осталась мыслесвязь, поэтому дебильная цепочка мыслей «я покинул тело Хёки, значит я был в ней, технически я все-таки стал духофилом» вызвало у неё румянец и смущение, а потом все же смешок, синхронно со мной.

Правда посмеяться нам не дала кровь, хлынувшая у меня из ушей. Чувствуя как сознание уплывает, успел проскрипеть: звонок, «последний заказ», помогите им.

Ну и похоже откинулся. В обморок или мир иной? — думал я окончательно пропадая.

26. Управленчески-римская

Встретил меня потолок, хоть мной и видимый, но не представленный. Собрал отсутствие мозгов в кучку, и вошел в медитативное состояние.

Ну что ж, мальчик скорее жив. Потерял килограмм пять живого веса, но в целом — витал справился на отлично, теряя сознание я опасался, что в черепе у меня шейк из мозгов.

В меня было воткнуто несколько капельниц и датчиков, а за состоянием видимо следили, так как буквально через минуту после прихода в себя дверь открылась:

— Юноша, здравствуйте, на удивление давно не виделись! — радостно проквакал заявил вошедший лекарский Жабыч. — Что же вновь привело вас к нам?

— Да вот, понимаете ли, доктор, я понял что без лицезрения медсестричек моя жизнь лишилась части красок. Даже возможно — смысла. Вот как-то так, в поисках потерянного вышло. — развел руками ехидный я.

— Да, я вас понимаю. — Жабычевская физиономия обрела одухотворенное выражение, в уголках глаз заблестели слезы. — Но простите меня, юноша, я все же врач. Понимаю ваши стремления и разделяю их, однако вынужден вылечить вас как можно скорее. — скорбно опустил уголки пасти эскулап.

— Я понимаю, и никоим образом на вас не в обиде, даже краткое пребывание в этом раю — отрада и счастье. Спасибо вам, Божественный Хирург! — ехидствовал коварный я.

Жабыч ликовал, что обрел “единомышленника”, я же потянулся к все ещё существующей связи между мной и Монстриком.

— Я не Монстрик! — раздался в голове голос Хёка. — Тома, я очень рада что ты очнулся, безмерно благодарна тебе за помощь и спасение. Но прекрати, пожалуйста, называть меня странными и смущающими прозвищами… — к концу фразы Хёка действительно “засмущалась”, вот реально поражает, что ей удается передать через духа настолько “живой” эмоциональный пакет.

— Хёка, рад что с тобой все в порядке, — отмыслил “улыбку” я, — однако я волнуюсь, о том что с другими девочками, каковы итоги наших, кхм, действий. Я отрубился в момент возможно и “героический”, - отмыслил “усмешку”, - однако результаты и итоги мне очень нужно знать.

Ну а по докладу “рядового Хёки” — “Тома, пожалуйста, прекрати меня так называть”. Вот блин, подумал я, скользнув в глубокую медитацию, от “духовной связи” избавляться пока явно не стоит, да и в воспоминания доступа нет. Однако, судя по всему поверхностные мысли Монстрик (не, так вроде не слышит) считывает автоматически. Ну что ж, дисциплина сознания — наше все.

Так вот, по докладу летающего Макаронного Монстрика, жертвы в городе есть, в основном среди антинавыка. Также вырезан к чертям (похоже Односторонний друг отжег) Совет Директоров Академ-сити. Разрушения города обширные, но не критичные.

Акселя и “последний заказ” боевой га…, да тьфу, девчонки отправились выручать “гуртом” вместе с самой Хёкой. После помещений тушки “умирающего Томы” в больничку, чтоб отвлечься.

Сами девчонки дрыхнут у меня дома, проторчали несколько часов у “палаты умирающего” а потом Рыжая, волевым усилием и телепортом, разогнала “девиц под окном” по койкам. Умница на самом деле, надо ей что-ли премию какую организовать.

Дух разума в сатанистском теле “странный” и общаться с ним Хёка, после единичной попытки, не желает.

Ну и на закуску, отслеживая мои действия, да и стабилизировавшись в “ангельской” форме, Монстрик изрядно расширил свой “функционал”. То есть имеем мы сейчас полноценного, хоть и не слишком умелого “Ангела-хранителя” Академ-сити.

Тем временем в палате сконцентрировался вышепомянутый ангелочек, и с криком “Тома!” полез обниматься. Впрочем мысленный вопль “СТОЯТЬ!!! РУКА!!!” суицидные потуги остановили. Село это чудовище на воздух, захватила лапу другую, и стала с счастливой улыбкой её гладить. Хрен с ней, балбесиной, пусть делает что хочет, только не мешает.

Думал я, тыкался в канал связи со старшим духом разума и огорчался. Дело в том, что изначальный план “доминировать и унижать Кроули” со свистом вылетел в трубу. Есть у меня, как и хотел — “овощной сатанист”, живой только за счет внешнего управления духом. Ни памяти, ни личности — ничего, пустое место. А дух, пусть и “разума”, вполне потянет когнитивные процессы поддерживать, улучшить — да много чего. Но он, сволочь, работает с пластами информации, они для него “целое” и в информации с нашей точки зрения — он не в зуб ногой. И в нашем мире разбирается не лучше большинства других духов, то есть никак. Не понимает концепции жизни, смерти, да даже со временем у него свои, эксклюзивные отношения.

В общем использовать его как “терминал от Кроули” вполне выйдет, да и в рамках “нарушенного договора”, того что держать его на голодном пайке я не собираюсь и “эксклюзивные отношения с временем”, он хоть тысячу лет в сатанючем теле просидит, еще и “благодарен” будет. Но вот скинуть на кого-нибудь геморрой управления… Покосился на “томапоглаживательную Хёку” и тяжело вздохнул. Да, без вариантов. Придется становиться “томным властелином” Академ-сити. Вариантов “откосить” банально нет.

Ну а приняв сие, прямо скажем, не самое приятное для меня решение, принялся расставлять приоритеты. Ну во-первых надо было бы разобраться в “сатанинском наследстве”. Но “было бы” — ключевое слово. Католики совершили акт прямой агрессии на Академ-сити, нужен скорейший, жесткий и неотвратимый ответ.

В противном случае, фанатики, пусть и не немедленно, но станут “покусывать” а то и “грызть” центр науки. И не только католические, любые. Да и политиканы и купцы не упустят “шанс” покопаться в научных разработках и технологиях. В общем, католики должны огрести так, чтобы остальные игроки штаны мочили от мысли “напасть” на Академ-сити.

Если бы это был социум, а не власть предержащие, то политика “ультимативной силы” и доминирования привела бы исключительно к конфликту. Но дело в том, что власть предержащим есть что терять. Эти паразитные товарищи руками и зубами выгрызают себе “кусок побольше”, бессмысленно и тупо — но таковы “правила игры”, иные дорвавшиеся до власти — уникумы, становящиеся легендами.

В общем, ультимативная сила и неотвратимость ответа — единственное что удержит если не планету, то уж точно цивилизацию от уничтожения в междоусобице.

Ну а пока я строил “томновластительские” планы, палату посещали-набивались все новые посетители. Девчонки из боевой группы — расцеловали, даже юрийщица клюнула в щеку.

Односторонний с “последним заказом” вперся, оставил корзинку с фруктами и “романтическим букетиком”(!), “тц-кнул” и свалил. Нефиг-нафиг, что-то не то он из книжек почерпнул, подумалось мне.

В общем творилась безблагодатная социальщина, нездоровая ОЯШная гаремщина и прочая фигня. На которую я постарался забить, и решать важные вопросы.

Вопросы решились так. В Академ-сити появился управленческий конгломерат, а у меня фактически три тела. Не сознания-потока, подобный бред бывает только у сильно скорбных головушкой людей.

Нет, я в режиме реального времени и одновременно, мог контролировать три тела, перераспределяя когнитивные мощности в разных пропорциях.

Физически это выглядело так. В отгроханном в день Х подземном бункере сидело тупенькое и бодренькое физическое воплощение герра Камидзё. Пуская слюнку и бормоча “Томе нужны же-е-ертвы, больше же-е-ертвы”, моя основа в режиме конвейера зверски губила в ритуалах массово покупаемую живность. Выхлоп от “скотобойни” шел моему виталу, спасающему тщедушную тушку и отсутствие (будем честны с собой) разума от деструкции.

Тем временем в некоей средней школе тусила духовная проекция-Тома, созданная Макаронным Монстриком по типу себя самой. Я рулил этим “теневым клоном” через связь с Хёкой. Объект вышел изрядно похож на канонного прототипа, мозгами не блескал, но был вполне вменяем и коммуникабелен. Даже отвесил друзьям-дебилам знатных лещей, что-то им не понравилось, возжелали они похлопать кулачками по моему прекрасному лику.

Ну и закономерно огребли, при всех прочих равных проекция не имела физических ограничений, создана была на совесть. В общем получился сносный такой, вменяемый НЯШ.

Ну и главное, пожирающее большую часть моего внимания тулово — сатанист в банке, из банки вылезший. Управлял я им через “консольного” старшего духа.

В банке он, кстати, пребывал с целью “нестарения”, но мне тупое нахождение в реторте, вниз башкой, доставляло эстетическое страдание.

Еще любопытным, но непроясненным фактом оказалось что Кроули был полноценным магом. В тушке наличествовали ядро и магканалы. Все же жаль что не удалось покопаться в его знаниях, чрезвычайно любопытная была информация.

И в ентом “управленческом” тулове мне приходилось решать вопросы, как не странно, управления, внешней политики, экономики, чертей в ступе. Все срочно и надо еще вчера, а то “всепропало”.

На фоне лютой “управленческой бюрократщины” приходилось пинать загнанного в суперкомпьютер духа. Местного, но вполне старшего по силе. Пинать с целью неутаивания информации и сотрудничества. Пинание шло со скрипом, дух саботажничал, но все же результат, худо-бедно был.

Хёка, дурочка этакая, развлекалась — то иллюминацию устроит над городом, нечто среднее между северным сиянием и салютом. То букетик цветов влюбленному школоленку материализует, в удачный для школоты момент.

Ну в принципе, после мысленной просьбы помогала. А то что дурочка — в целом наверное к лучшему. С продуманной стервой в теле столь сильного духа я бы не только не стал бы связываться, а скорее бы думал как бы развеять нафиг, от греха. Так как сейчас — ей хорошо, мне спокойно, а жители города получили доброго Макаронного фея.

Ну и выжимал мозг в расчетах “адекватному ответу католикам”, контролировал и участвовал создание фильма-агитки и прочих материалов для обнародования и указания “какие паписты нехорошие люди, а академики огрызнулись вполне резонно”.

На четвертый день моего “мультимегастаночниченья” с “Алистером” связалась лютая хтонь, которая епископ и глава Нессесариуса — тоже, видать, многостаночные идеи не минули её.

— Приветствую, Алистер. Похоже твоя проблема с католиками вышла на новый уровень. — лыбилась по видеосвязи аппетитной тушкой невнятная хрень.

— Лаура, счастлив тебя видеть. Но одновременно вынужден огорчить, для меня проблема католиков перестала существовать. А вскоре перестанет и не только для меня. Так что увы — твое очаровательное ехидство пропало втуне. — доброжелательно скалился сатанистом я.

— Ну-ну, — слегка нахмурилась хтонь, тут же сменив хмурость на широкую улыбку, — мне очень любопытно, как ты решишь свои неурядицы с ними. Впрочем, ответ твой я поняла, с нетерпением и интересом буду ждать твоего хода. Засим не буду отвлекать, до свидания, Алистер.

— До свидания, Лаура, был рад видеть тебя. — ехидно скалился я.

А через десять дней стоял я своим “основным” телом на террасе в Риме. Ждал, пока специально обученные духи вычертят ритуальный круг, охватывающий весь Ватикан. Расчеты по нему были адски мозголомными, пришлось задействовать все, и даже больше, озверевший я помахал лапой перед вместилищем духа-ИЛ. Тот наконец проникся, и пошел на сотрудничество, но его результаты пришлось проверять… В общем адское время, спасал только витал и вычислительные мощности ПР.

В два ночи круг был закончен, я отдал отмашку Хёке, та специалистам-компьютерщикам и сеть заполнили видео с чинами католической церкви, признающимися в атаке на Академ-сити, “асфиксической” атаке на планету — к слову, унесшей не менее двадцати миллионов жизней. Венто была не только боевиком, но и публичной личностью, “проповедующей” отказ от научного подхода. Да и изрядно обласкана папской канцелярией. Ну и некоторые данные ИЛ из загашников Кроули раскрыл.

В общем информационное прикрытие-обоснование было идеально.

Дождавшись восхода, надел заранее приготовленную белую тогу поверх рокерского обмундирования. Принял соответствующую случаю позу, в лучах зарождающегося рассвета, веско изрек: ”Рим должен быть разрушен.” Ну и запустил ритуал.

На месте Ватикана осталась идеальная полусфера. Ритуал закинул изъятое пространство на несколько десятков световых лет, в поле действия коллапсара. Ну недаром расчеты были изрядно сложны. Заодно “в компанию” с посланными на фиг послались пара старших духов энтропии, с контрактом на “жрать многомерность”. На всякий случай.

Так что не знаю что за хрень была в Ватикане, была ли она — но весь оплот католиков, с катакомбами, библиотеками, артефактами (жаба, молчать) ухнула вдалеко, возможно за горизонт событий.

Ну а если и “выжила” там какая нездоровая хтонь, то возвращаться ей со мстюнством не меньше нескольких тысяч лет. Наверное.

Напоследок выпустил в свободную охоту двух духов энтропии, с наказом жрать носителей “католических духов” при наличии на них католической атрибутики. Долго, жестковато, но правильно. Косплееры и рядовые сектанты не пострадают, а вот не отрёкшиеся от католицизма после масмедийных откровений святоши помрут.

Ну все по дедушке Дарвину, думал я, выкидывая тогу и садясь на арендованный мотоцикл. Надо добираться до аэропорта, оттуда домой. Дел до фига, а времени, как всегда, ни на что не хватает.

27. Кратко-эпиложная

Прошло несколько, а может и несколько десятков, лет. Вот блин, вымотался как собака, лучше бы сразу помер. Хотя фиг, Томный Тома-властелин еще побрыкается.

Стертый Ватикан ситуацию в мире вроде бы успокоил, церковники и маги притихли… На официальном уровне, сволочи. Из каких-то поганых недр понавылезало немыслимое количество “независимых” организаций магов, какие то левые эсперы, вполне натурально самоидентифицирующие себя “демонами” древние духи. Лютая хрень и дичь, недружелюбная к Академ-сити.

В общем, войны как войны не случилось. Но борьба за мир вышла той еще. Не раз и не два девчонки толпой оттаскивали в край задолбанного и озверевшего меня от ”планов по экстерминатусу” виновных, причастных и тех, кто под руку подвернется.

В город, с целью террора, саботажа и шпионажа устроили натуральное паломничество. Не меньше половины проблем с вторженцами приходилось решать лично, еще треть — через “контроль подчиненных”. Улицы, конечно, не были залиты кровью, да и жертв среди населения почти не было. Но блин, нездоровая “дико-западщина” обосновалась в МОЕМ Академ-сити. И я, как дебил с шерифской звездой, метался по нему “наводя порядок”. Притом что, на минуточку, была куча дел и проблем, требующих решения “еще вчера”.

Через три года, озверевший от бардака и невозможности “всехубить” я, устроил из Академ-сити цитадель, приблизиться к которой носителю “духа” типа “маг” стало возможно только с защитным амулетом. Стало полегче во всех смыслах, отчеты о кучках пепла непонятливых (о том, что город и прилегающая территория закрыта для магов, писалось и сообщалось немало) даже успокоили. Немного. Возможно.

Правда начались папуасские интриги в политике и экономике. Как от политиканов-купцов обычного, так и религиозного толка. Бредовые ритуальные танцы с “санкциями”, “мораториеми” и прочей дичью тянутся, затихая, до сих пор. Но, безусловно, гораздо легче чем было. Сами мы самодостаточны, миру надо “от нас” а не внаоборот. А мирогосподство… да щаз, у меня с пятком миллионов раздолбаев минуты свободной нет, при том что меня — много. Да и полномочия делегируются со страшной силой (правда дрючу с ней же, но это детали).

А уж с выводом на геостационар Академ-орбис, двойник Академ-сити в околоземном пространстве, купцы и политиканы любого толка все сильнее сдуваются с “претензиями”. Почуяли, гадские “властители мира” что если достанут — мы их и послать сможем. Навсегда.

Сам я, на чистом эсперстве дорос, как я думаю до четвертого, если не пятого ранга. Просто не проверял, практикующим эспером, как не смешно, не являюсь. Все мощности ПР уходят на многотелесье, а я вот думаю, роевая я неведомая хрень, или просто альтернативно-телесный человек?

Хотя ерунда все это.

Ну и в жалкие остатки времени не столько изучал сам, сколько ставил задачи и знакомился с результатами. В принципе выходило неплохо, по крайней мере Солнечную систему мы лет через пятьдесят освоим. Да и с прочими направлениями чистой науки не отстаем и развиваем.

С магией же уверенный затык. Несмотря на сатанинскую тушку с ядром, нужны инструменты для “виденья” многомерья, оставшиеся в прошлом мире. А с духами… не знаю, очень сложно с ними. Возможно, через много лет, мой витал сможет помочь с коммуникациями. Он постепенно интегрируется в меня не как “симбионт” а как часть меня, причем вроде бы — по своей воле. Хотя не имеет её, с нашей точки зрения, такой вот парадокс.

Лапа выслушала "отчет о творимом" и заткнулась. Молчит до сих пор, поле негации под контролем. Ну и фиг с ней, с задумчивой.

Из приятелей… Ну Цутимикадо выпнул на мороз. Нафиг он мне со своими “я лжец” не сдался. Со Стейлом и прочей “церковной” тусовкой закономерно не общаюсь, войны нет, и то хорошо.

Клон-Мисак отдал под начало самой Мисаке и Индекс, натаскивают как в эсперстве, так и в магии. В принципе, значительная часть сил правопорядка Академ-сити они и есть.

Аксель, шкет односторонний правда с этим подкузьмил. Со своей 20001-ой утянул с десяток “перспективных новобранцев”. И мотаются теперь по Миру, наемничают. Ну не гадят и за заказы от родного города не дерут, и то хлеб.

Из интересного — “подлечил” классную Комоэ Цукуёми. Причем почти насильно, биологически двадцать один год, нефиг ломать мозг бедной школоте.

Ну а с личной жизнью все как у шестиклассницы в статусе соцсети. Не сложились “традиционные” и “скрепные” отношения. Причем не только у меня. Девчонок я припряг к работе по-полной, так что впахиваем как лошади все. И на этом фоне, временами, случаются “служебные романы”. Сходимся-расходимся, от дней до нескольких лет. В эту гаремно-ояшную круговерть добавляет пикантности мое многотелесье.

Вот до сих пор смеюсь, вспоминая, как уже вполне заслуженная мной Статья, в хлам ругается с Томой-основой, и уходит жить к Томе-магической проекции “потому что тот её понимает”. На фоне того, что шизофренией я не обзавелся, и тот и тот — я… Ну в общем есть что вспомнить.

С тушкой Кроули “всесложно” в кубе, там, то есть тут, есть некоторые… скажем так, неясности с биологической точки зрения, так что нафиг, и вспоминать не буду.

Ну и на закуску, наш Макаронный Монстрик возжелала “познать мужчину”. Фиг бы с ней, желает так флаг в руки. Но ей подавай Тому. Ладно, в теории я не против. Только лапа, как бэ. В общем то что произошло, мне с точки зрения методологии не поддалось. Соитие манифестации духа, с манифестацией себя же, под управлением другого лица через себя же. Нафиг в общем и “всесложно”.

Ну и в последний год творится какая-то непонятная хрень. Духи самопризываются, часть ритуалов работает криво. Черт его знает что. Но Томный я справлюсь. Возможно.


Оглавление

  • 1. Удивленно-смирительная
  • 2. Индексированно-планирующая
  • 3. Результативно-практическая
  • 4. Амфиботропно-целительная
  • 5. Школьно-ресторанная
  • 6. Возвратно-поступательная
  • 7. Алхимически-неканонная
  • 8. Итогово-результативная
  • 9. Искуственно-интелектуальная
  • 10. Односторонне-мозгопарительная
  • 11. Исследовательски-обломная
  • 12. Ангельски-ритуальная
  • 13. Манипулятивно-владыческая
  • 14. Электрически-лицекрадная
  • 15. Мазахистски-макаронная
  • 16. Однополо-синтоистская
  • 17. Сектантски-обязательная
  • 18. Диаграмно-криминальная
  • 19. Спортивно-фестивальная
  • 20. Крестово-разрешительная
  • 21. Партнерски-отдыхательная
  • 22. Церковно-разъяснительная
  • 23. Карательно-подготовительная
  • 24. Аморально-дождливая
  • 25. Эпически-летальная
  • 26. Управленчески-римская
  • 27. Кратко-эпиложная