КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592479 томов
Объем библиотеки - 899 Гб.
Всего авторов - 235744
Пользователей - 108251

Впечатления

pva2408 про Шабловский: Никто кроме нас (Альтернативная история)

Влад и мир
У погранцов звания соответствовали армейским, т.е. сержант носил по 2 треугольника в петлицах.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Хван: Портал. Книга 2 (Боевая фантастика)

Если первая книга была хотя бы интересна, то вторая глупа по сути. Я не понимаю авторов, дающая ГГ всё и сразу, и потом выставляющих своих ГГ убогими идиотами. Спрашивается чего ГГ не хватает, окромя мозгов? На соль денег не хватает? Смешно. ГГ автора получил всё, а тот вместо развития натравливает на себя, на родню и на всех знакомых всех собак. Грабит не невосполнимые для аборигенов энергетические батарейки на американские фантики.

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
srelaxs про (Жаркое Пламя): Хозяин Подземелья (СИ) (Фэнтези: прочее)

Из плюсов - идея немного необычна, куча картинок и на этом собственно все.
Сюжет УГ - чел разрывается между обустройством подземелья и походами на миссии. Все квесты как бы сыпятся изниоткуда без какой то центральной линии. Сам по себе литрпг заточен на рояли но тут сполшь и рядом. Противники то игроки то нпс и их не различить между собой. В общем так себе чтиво.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Энджел: Практическое введение в машинную графику (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Ай, мэ мато, мато, мато мэ,
Ай, мэ сарэндыр, ай матыдыр,
Ай, мэ сарэндыр, ромалэ, матыдыр,
Пиём бравинта сарэндыр бутыдыр!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Переяславцев: Негатор (Фэнтези: прочее)

Сперва читал нормально, но затем эти длинные рассуждение о том на чем спалился ГГ с каждым новым попутчиком загнали меня в тоску и я понял, что ничего интересного меня в продолжении не ждёт кроме кроме детективных рассуждений на пустом месте. Детективы не читаю. В большинстве они или очень примитивны, или не логичны вообще и высосаны авторам с потолка для неожиданность выводов в конце книги. У детективов нужно читать начало и конец,

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Левадский: Побратим (Альтернативная история)

нормальная книга, сюжет, правда, достаточно уже похожий на подобные, кто побратим, не понял. м.б. Автор продолжение пишет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Крайтон: Эволюция «Андромеды» (Научная Фантастика)

Почему-то всегда, когда пишут продолжение чего-то стоящего, получается "хотели как лучше, а получилось как всегда".

У Крайтона была почти не фантастика :), отлично написанная почти "производственная" литература.

Здесь — буйная фантазия с вырастающим почти мгновенно космическим лифтом до МКС, которую заносит аж на геосинхронную орбиту, со всеми роялями в кустах etc etc.

Не пошлó. После оригинала — не пошлó...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Сказочки от рыжулькина [Сергей Редькин] (fb2) читать онлайн

- Сказочки от рыжулькина 708 Кб, 172с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Редькин

Настройки текста:



Сказочки от Рыжулькина

Сергей Редькин.


Санкт-Петербург 2016 – издательство ВВМ-165 станиц

Isbn 978 - 5 - 9651 -0972-2


ОГЛАВЛЕНИЕ


«АНТОН И СТЕПАНИДА»


ПРИЗРАК.

.

ЗАБОТЛИВАЯ.

ПОЙМАНЫЙ С ПОЛИЧНЫМ

ЗОВ КРОВИ.

ДРУЖБА.

ОТБЛАГОДАРИЛ ОТ ДУШИ,

НЕУДАЧНАЯ ПОПЫТКА

КАЖДЫЙ СВЕРЧОК ЗНАЙ СВОЙ ШЕСТОК.

29 ФЕВРАЛЯ.

ВОЛЯ ПРОВИДЕНИЯ.

РАЗБОРКИ ПО-ЧЁРНОМУ


"ОЕЗЬЯНЬИ ИСТОРИИ"

Причуды случая.

Космобайтеры

СТУКАЧ.

Борец за свободу - или свободу человечеству.


ПРОВОКАТОР

ЛЕГЕНДА О ЛЕГЕНДАРНОМ СТАРИКЕ.

ПУСТЬ КОШМАРЫ ПРИХОДЯТ ТОЛЬКО ВО СНЕ

СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК.

БОГ В ПОМОЩЬ.


« Кошачьи страшилки ».

Лапы вверх, щенок!

Дорепетировался!

На что только не пойдёшь ради чести мундира.

Бизнесмен.

Попугай.

Мур Мурыч, выручай!


« ЮМОРЕСКИ ОТ СЕРГУНЬКИ»


Удивительная история.

Умный Гоша.

Чтобы как можно реже попадать впросак, постоянно расширяйте свой кругозор.

Правдивая байка.

Щедрая душа.

ЖЕНСКАЯ ДОЛЯ.


БАЙКИ ПИИТА СО СТАЖЕМ»

Нет худа без добра.

Как зарождаются гении.

Лысая Лолита.

Слава героям, и еще большая - их создателям!

Себя корить - последнее дело, это всегда успеется.

Кузнец своего счастья.

Кто ей из нас милей двоих?

Несчастный случай на производстве.

Наконец-то, и я войду в анналы истории.

И зарезал он его, аки ягнёнка кроткого

Как в старые, добрые времена!

Давай, наливай.

«МРАЧНЕНЬКОЕ»


Злодей.

Голубой слон.

Подстава.

Удружил, так удружил !

Жалостливый.


АНТОН И СТЕПАНИДА.


( Цикл рассказов.)


ПРИЗРАК.


АНТОН.



СТЕПАНИДА.


Здравствуйте, «девочки и мальчики», меня зовут Антон Чихуахуа, я частный детектив, а это Степанида Доберман, моя жена, она полковник собачьей полиции. Смотри фото. Недавно мы решили организовать совместное предприятие по раскрытию преступлений. Я понял, что так будет лучше. В первую очередь для меня самого, потому что аппаратура в подразделении, которым командует моя супруга значительно круче, чем та, что я могу позволить себе купить на кровно заработанные деньги. А Степаниде так же будет нелишней помощь такого специалиста, как я. Ведь она ещё только начинает свою частную сыскную деятельность. Ну, сказано –значит сделано! А иначе к чему трепать языком, коли истинных своих возможностей не знаешь.

Оформили значит по блату необходимые докуме нты, арендовали дешево офис, тоже по блату, да и стали потихоньку руку набивать. И, как назло, уже первое дело оказалось настолько заковыристым, что хоть сразу иди на полный попятный и закрывай свою шарашку, к чёртовой матери, чтобы позора поменьше было, и тотчас начинай заниматься чем-то иным, иначе от стыда просто сгоришь заживо.


Случилось же вот что. Позвонил мне в выходные мой старый знакомец Гав Гавкинсон, тоже очень известный частный детектив, и сообщил о том, что он собирается в отпуск и поэтому просит меня, чтобы не задерживать клиента взять у него в работу одно ещё нераскрытое дело.

- Хорошо,- говорю я,- так и быть согласен.

- Ну, спасибо,- говорит мой приятель и в срочном порядке высылает мне по электронной почте необходимые документы.

Читаем их со Степанидой. И почти тотчас находим н ечто странное, а именно, копию завещания.

- Это-то зачем он прислал?- спрашиваю я у супруги, намекая на завещание.

- Ну, ты даешь!- умиляется, а заодно и удивляется Степанида.- Ты что забыл что ли о том, что умер, точнее погиб, известный бизнесмен Барбосов?

- Точно, вспомнил, и чего с ним случилось?

-Ехал по горной дороге и не справился с управлением.

- Жалко! Вроде хороший был «дядька».

-И что обиднее всего: от него почти ничего не осталось. Родственники только по платиновому портсигару его и опознали.

- А может он просто решил таким образом скрыться? Ведь тела, как я понял из твоих слов, так и не нашли.

-Скажешь тоже! Анализ пепла показал, что это чей-то прах.

- Странно как-то всё это. Ладно, будет видно. Пока же, глянем повнимательнее в завещание.

- Дорогой, это что же получается? Он почти всё оставил какой-то Навозовой! А жене и сыну достались лишь крохи.

- Подумаешь! Мы, «мужчины», когда нам нужно, способны на всё или почти на всё.

- Слушай, Гав пишет, что Навозова так и не явилась на вызов нотариуса, решив, видно, подождать до лучших времён. Ведь ей всё равно и так всё достанется.

- Не думаю. Полагаю, жена с сыном оспорят завещание.

- Ага, если успеют.

- На что это ты намекаешь?

-Пока точно не знаю. Но ведь это такие деньжищи! Я бы на месте Навозовой точно их грохнул. Как говорится, на всякий случай.

- Э, лучше не каркай. Не дай Бог, вдруг, всё так и будет.

- Да ну тебя! Вечно мне пасть затыкаешь. Пойду-ка я посмотрю телевизор. Сейчас как раз новости начнутся,- сказал, да и пошёл из кухни в гостиную, где у нас и стоит плазменная панель. Включаю её. Ну и, как оказалось вовремя. Только что сотрудники полиции сообщили о том, что в особняке Барбосова нашли мёртвым его сына. Сообщила же о его смерти его мачеха.

Выходит жена Барбосова не была матерью его сына. Надобно познакомиться с ней поближе. Похоже, она знает что-то лишнее, и если я вовремя не вмешаюсь, дни её могут быть сочтены.

Тут в гостиную вошла и Степанида и, конечно, сразу же врубилась в суть происходящего.

- Идиот,- гневно сказала она и дала мне такую оплеуху, что я мгновенно очутился на диване. А ведь перед этим был не ближе трех метров от него, при этом, опираясь о пол всеми четырьмя лапами.

- Чего дерёшься, «женщина»!- обиженно тявкнул я, - я же не виноват в том, что у меня такой яркий дар предвидения.

- Ну, надумал чего-нибудь? Гений, ты наш, доморощенный.

- А то нет!

- Ну и…?

- Полагаю, надо бы встретиться с женой Барбосова и предупредить её об угрожающей ей опасности, а заодно и поспрашивать чуток, вдруг, что прояснится.

- Ладно, действуй. Дуй к ней прямо сейчас.

- И что я ей скажу?

- А то, что именно ты ведёшь теперь это дело.

-Так обращался к Гавкинсону за помощью сын Барбосова, а не жена.

- Ну и что. Раз мальчик умер. Пусть теперь расплачивается она.

- Понял, босс, считайте, что меня уже нет.

-Молодец! А я пока займусь готовкой. Когда ждать-то?

- Если что, я непременно сообщу.

- Хорошо.


Супруга Барбосова оказалась красивой молодой « дамочкой» примерно 23-25 годов от роду. Надо же,- подумал я,- и эта, ради денег согласилась спать со стариком. Я знал, что исчезнувшему Барбосову было уже за сорок. Узнать что-либо путное мне через неё не удалось. Это была, хотя и молодая, но уже вполне сформировавшаяся мошенница. Без сомненья способная, коли представится такая возможность, на многое. Сделав несколько звонков, пока хозяйка готовила кофе, мне удалось выяснить, что по результатам вскрытия смерть сына Барбосова, наступила в результате остановки сердца, вызванной, по всей видимости, аллергической реакцией. Скорее всего, на сок киви. Но ведь, что странно, если, к примеру, у тебя имеется сильная аллергия на какой-либо продукт, зачем же тогда употреблять его в пищу. Нет, тут что-то не так. Похоже, ему этот сок тайно подсунули. Подмешав, к примеру, в спиртное. Но кто это мог сделать? Только тот, кому было выгодно. А выгодно это было лишь двоим: мачехе и госпоже Навозовой.

Первой, чтобы оспорить завещание. Ведь теперь ей не надо будет о чём-то договариваться с сыном Барбосова.

Второй, дабы в случае неудачи, рассчитывать на большую долю в наследстве.

Но, как выяснилось позже, у супруги Барбосова было, вроде как алиби. Впрочем, которое предстояло, ещё тщательно проверить.

Я уже было засобирался домой, когда мне вдруг неожиданно позвонила Степанида и подкинула одну интересную идею. Оказывается, с недавних пор вд овушка нашего Барбосова стала ходить на приём к психиатору.

- Странно,- призадумался я,- это при её-то, как мне показалось, на первый взгляд железной нервной системе.

Пришлось остаться. Долго не думая, я взял, да и в лоб спросил у женщины о том, что только что услышал от супруги.

Выяснилось, она действительно посещает, вот уже как две недели психолога.

- Вас что-то беспокоит?- осторожно спрашиваю я.

- Да, призраки.

- Это какие же?

- Моего покойного мужа. Он иногда общается со мной через монитор компьютера.

- Странно, и что же он Вам говорит?

- Он обвиняет меня в своей смерти!

- В каком смысле?

- Утверждает, что именно я довела его до самоубийства.

- Выходит, это было всё же самоубийство?

- А вы полагали, что его кто-то убил?

- Вообще-то да. А сегодня он с вами ещё не беседовал?

-Нет. Но может быть и будет, попозже. Ведь его сын умер. Наверняка, в их мире, уже знают и об этом.

- Если он скажет вам что-либо интересное, обязательно поставьте меня в известность,- сказал я, и протянул ей визитную карточку. После чего, чтобы не смущать женщину своим дальнейшим присутствием, срочно ретировался прочь. Не забыв при этом, незаметно пристроить скрытую видеокамеру на одной из полок книжного шкафа.


Только, значит, мы сели ужинать, как всё и н ачалось. Причём зрелище было действительно настолько интересным, что я порой на какие-то мгновения напрочь забывал о еде. Хотя был голоден, как волк. Ещё бы, с самого утра не жравши!

Как « девушка» и говорила, «призрак» появился именно на экране монитора, а не телевизора. Оно и понятно, технически это осуществляется значительно проще.

- Убийца!- сказал призрак и плотоядно взглянул на свою вдову. - Ты за всё ответишь! Зачем ты убила моего мальчика?

- Но ведь ты сам сказал, чтобы я сделала это! Иначе ты не оставишь меня в покое!

- Я не сделаю этого никогда!

- Но ведь ты же обещал.

- Глупая! Если я не пощадил своего сына, то разве пощажу тебя. Ведь ты изменяла мне! И с кем, с моим собственным сыном!

- Так ты, стало быть, знаешь и об этом. Но откуда?

- Неужели непонятно? Прежде, чем беременеть от моего отпрыска, надо было вначале выяснить, могу ли я иметь детей. Какие вы всё же, самочки, подлые!

Вот и моя первая супруга, намеревалась сделать нечто подобное. Жаль, что я узнал о том, что бесплоден

слишком поздно, когда ребенок уже родился. Поэтому я и решил оставить всё как есть. Но Бог, он всё видит! Потому-то она и умерла так рано. Но она-то

хоть не пыталась убить меня. А ты пошла и на это!

В надежде завладеть всеми моими деньгами. Только я и тут перехитрил тебя, оставив всё некоей Навозовой!

- Ты, мразь, а не призрак!- выкрикнула в истерике «дамочка» и выскочила куда-то из комнаты.

- Пора ехать,- сказала Степанида,- не то она в аффекте чего доброго ещё наложит на себя руки.

- Думаешь?

-А чем чёрт не шутит.

- Ты имела ввиду призрак?- спросил я и как-то странно улыбнулся.

- Не время шутить, дорогой. Иди заводи машину, я скоро буду.

-Я знаю где он!

-Кто?

-Да «призрак».

- Ну и…?

-Он в своём доме!!

-То есть?

- Я полагаю, что это дело лап самого Барбосова. Сидит себе где-нибудь на чердаке, либо в подвале, да и творит оттуда всякие гадости.

-Да ведь это мысль. Ну, ничего мы его обязательно прищучим!


К сожалению, мы всё-таки опоздали. Ибо н ашли вдову, повесившийся на лифчике в ванной. Рядом с трупом валялся огромный и уже пустой фужер, от которого сильно разило коньяком. Очевидно, она выпила его для храбрости.


В подвале мы «призрака» не обнаружили. Зато нашли следы его присутствия на чердаке, в пота йной комнате. Но и тут мы, к сожалению, вовремя не успели. Барбосов успел удрать по пожарной лестнице. Точнее будет сказать, это он думал, что удрал. Но от зоркого взгляда моей супруги ничто не может укрыться! Выглянув в окно, и проницательным взором окинув окрестности, она вдруг заметила нечто странное.

А именно. Одинокую гражданку довольно высокого роста, откровенно спешащую прочь.

- Тут что-то не так,- сказала Степанида и в мгновение ока, спустившись по той же лестнице что и «призрак» Барбосова, тут же поспешила вслед за удаляющейся «дамочкой».


Когда я услышал неподалеку шум откровенной драки и чьи-то истошные вопли, то сразу понял, что

жена моя, похоже, точно попала в цель. Тогда я, больше не мешкая, поспешил к ней на помощь.


Как выяснилось чуть позже, мы и в самом деле

повязали господина Барбосова, который, чтобы уйти от ответственности, решил прикинуться тётенькой.

Более того, когда мы изъяли у него паспорт, выяснилось, что он-то и есть госпожа Навозова.

- Батенька,- сказал я ему после того, как мы с супругой передали его в руки истинного правосудия,- на что же Вы рассчитывали? Ведь не могли же вы всю вашу дальнейшую жизнь, так и прикидываться женщиной. В конце концов, вас бы всё равно раскусили. И что тогда?

-Я думал об этом,- мрачно сказал он. И немного помолчав, тяжело вздохнув, добавил,- видимо, пришлось бы сменить пол посредством операции.

- И вы бы пошли на такое?!- сказал я, и в ужасе схватился лапами за голову. Для меня даже сама мысль о подобном была страшнее ядерной войны!

- Думаю, да.

- Ой, ой, ой!- только и сказал я. И не поверите, взял да и заплакал. А всё потому, что с самого детства шибко чувствительный к несчастьям других. Так уж бабушка меня воспитала.

И за это светлая ей от меня память.

17.03.2013 года.


ЗАБОТЛИВАЯ.


-Эй, лежебока, пора вставать, скоро уже полдень, а ты ещё, даже не завтракал,- сказала мне супруга и стала щекотать мои пятки. (А я больше всего в жизни не люблю именно это.)

Пришлось подчиниться. К тому же, как выя снилось, ещё звонила и Матильда Викторовна и просила о срочной встрече. А уж кому, а ей-то я, ясное дело, не мог отказать. Ведь она была моим классным руководителем с шестого по восьмой класс. То есть до тех пор, пока я не подался в кулинарный техникум. Она будет ждать меня неподалёку от школы в Нагорном переулке. Оказывается, она всё ещё в ней работает. Правда, теперь преподает уже только физкультуру. Наскоро откушав, я тотчас двинулся по указанному мне адресу.

Когда я, наконец, добрался до места, а это сл училось не скоро, так как я попал в транспортную пробку, Матильда Викторовна уже ждала меня.

- Ну, наконец-то! А я думала, что ты уже не придёшь.

- Что Вы, как можно!- сказал я и, извиняясь за свою бестактность, ласково поцеловал учительницу в мохнатую щечку.

- Да ты, похоже, нисколько не изменился.

- Как это?

- Как был лизунчиком, так им и остался.

- Все шутите, Матильда Викторовна. Впрочем, это Вам идёт. Так в чём дело?

- Антоша, родненький, у меня ЧП, и какое…! Пойдём, покажу.

Мы завернули за угол, затем вошли под арку и остановились у какой-то кучи хлама, рядом с которой лежали два каких-то подростка. Причём по позам их было понятно, что они уже умерли.

Между ног одного из них стояла полуторалитровая бутылка пива марки «Охота». Понюхав её, я по едва уловимому запаху с привкусом миндаля понял, что по всей видимости, в пиве содержится какой-то яд. Скорее всего, это цианид, а возможно и синильная кислота.

- А это ещё что такое?- спросил я и указал лапой на ученический ранец, лежащий неподалёку, но уже с противоположной стороны кучи.

-В том-то и дело. Это ранец моего любимого ученика Бобика Хренова. И теперь полиция будет думать, что это именно он погубил мальчиков.

- Понятно. А вы их знаете?- сказав это, я ткнул лапой теперь уже в сторону одного из подростков.

- Конечно. Это Джульбарсик Пименов и его друг Рекс, фамилии не помню, из параллельного класса.

- Крупные ребята! Должно быть из выпускного класса.

- Именно так, Антоша. Какое горе-то для их родителей! Кстати, у меня тоже несчастье приключилось!

-Какое?

- Внук попал в больницу. И пока состояние крайне тяжёлое.

- Что случилось?

- Зазевался и угодил под машину. Хорошо, что хоть не насмерть. Говорят должен поправиться, правда, нескоро.

-Ну, это ничего, лишь бы только выздоровел! Так что Вы от меня хотели, Матильда Викторовна?

- Чтобы ты взял расследование в свои лапы и наказал истинного виновника данного преступления.

- Но ведь им займётся и полиция.

- Вот именно. Поэтому и прошу тебя, позвони своей жене, она ведь у тебя как-никак полковник. Пусть даст ЦУ шефу местного отделения, не очень-то свирепствовать в ходе расследования. Мало ли, что ранец его, а может мальчик сам и невиноват вовсе.

-Понял. Всё сделаю, как Вы и сказали. А теперь вызывайте полицию, ибо мне здесь делать больше нечего, - сказал, да и пошёл по своим делам. Оставив старушку в одиночестве, думать о своих горестях.


- Степанидочка, ну как там обстоят дела в расследовании дела о смерти двух школьников, обнаруженных в Нагорном переулке?

- А чего ты так волнуешься?

-Так это, я же тебе говорил, что Матильда Викторовна попросила нас с тобой как следует разобраться с этим делом.

- Блин! А я уже о том и забыла.

- Ну и чего там?

- Да их обоих, отравили синильной кислотой.

- Неужели, тот мальчик, который так некстати позабыл возле них свой ранец?

- Сомневаешься? Да, со страху отчебучишь порой и не такое! Шутка ли, насмерть отравить своих приятелей!

- А откуда ты знаешь, что они дружили?

-Так ведь школа только и твердит об этом!

-Его уже арестовали?

-Что ты, с тех пор так и не могут найти!

- Да не уж-то?

-Точно, как в воду канул!

-Вот молодец!

-Чего?

- Да не, это я так. Какой всё-таки странный мальчик.

-Почему?

- Да вот думаю, сколько он сможет так ловко от ответственности спасаться.

- Ничего, рано или поздно обязательно поймаем.

- Слушай, а где он мог достать кислоту?

- Вот это-то и есть самое интересное! Купить её он не мог. Стало быть, выделил сам из каких-нибудь реактивов.

- Я же тебе говорил, что он, молодец.

- Да пошёл, ты! Сам не стань таким. А то ведь, ума

хватит. До сих пор детство в попе по ночам так у тебя играет, что даже соседям слышно! Все допытываются, чем это я тебя кормлю.

- Ну, у тебя и шутки! Ладно, давай лучше ещё немного поговорим о ходе расследования. Я знаешь что подумал. А ведь в школе, во всяком случае, в то время, как я там учился, была своя фотолаборатория. Она располагалась в подвале, рядом с каморкой уборщицы, где та хранит свой инвентарь.

- Ну и зачем ты мне это сказал?

- Так, на всякий случай. Пойди, проверь, может она до сих пор существует.

-Хорошо, уговорил, так и быть поинтересуюсь.

После чего жена поехала на работу. А я оста лся дома, думать свою нелегкую думу о том, как бы мне всё же докопаться до сути. И найти-таки истинного виновника смерти этих подростков. В том,

что Бобик Хренов в этом неповинен, я был уверен на все сто.


Примерно через два часа меня отвлёк от моих тяжких мыслей, а вернее будет сказать разбудил, настойчивый звонок телефона.

- Это надо же, на самом интересном месте!,- сказал я, и пошёл снимать трубку. Звонила Степанида.

- Дорогой, да ты у меня большой талант. Мы его нашли!

- Кого?

-Пропавшего мальчика.

-Ну и как он?

- К сожалению, мы опоздали. От перенапряжения, а возможно и из чувства раскаяния, он совершил суицид. Отравившись парами синильной кислоты, которую изготовлял тут же, путём соединения нескольких реактивов.

- Никуда не уходи! Я скоро буду.

- Зачем?

- Хочу сам всё посмотреть.

-Только поторопись. Я не собираюсь тебя тут ждать вплоть до самого вечера.

-Уже выметаюсь.


Так вот он каков!,- сказал я, и пристально взглянул на умершего подростка. Какой красивый мальчик! Такой может понравиться не только женщинам.

- На что это ты намекаешь?

- Пока ещё ни на что. Но буду усиленно думать, чтобы впредь не шокировать тебя неподкрепленными аргументами словами. Ты говоришь, он отравился синильной кислотой.

- И уже довольно давно. Видишь, труп уже частично разложился.

-Ты полагаешь это самоубийство?

- Думаю да. Он же знал, с чем имеет дело. Вряд ли

это неосторожность.

- Слушай, а чем это ещё так пахнет? Кажись хлороформом.

- Не может быть! Лично я ничего не чую.

- Точно, он не сам себя убил. Его вначале усыпили, а затем уже кто-то попотчевал его и синильной кислотой. Не веришь? Тогда потрогай его голову.

- Потрогала. И что? Ой, да она вроде какая-то мягкая!

- Вот именно! Это произошло от того, что хлороформ

за эти несколько дней сильно размягчил кости черепа, просочившись через (сквозь) поры в коже.

- И кто же тогда настолько сволочь, чтобы так беззастенчиво погубить столько юных жизней?!

- Я, кажется, догадываюсь.

-Кто? Не томи!

- Извини, но пока я ещё не совсем уверен, не хотелось бы возводить напраслину на « человека». Наведи-ка лучше справки относительно внука Матильды Викторовны. Но прошу тебя, сделай это, как следует.


- Привет, это я. Откуда звоню? Конечно же, с р аботы. Почему ещё там? Так вскрылось такое! Оказывается, Хренов был «голубым».

- Ну, тогда мне всё понятно.

- Что именно?

-То, что это он совратил внука Матильды!

- Так ты полагаешь, что он тоже педераст.

- Уверен. Иначе ничего бы этого не было.

- Как прикажешь тебя понимать?

- Я полагаю, что это Матильда Викторовна убила Бобика Хренова. В отместку за то, что он совратил её внука.

- Заманчивая гипотеза. А кто тогда погубил тех подростков, что вы с ней нашли в переулке?

- Тоже она.

-Но зачем?

- Вот это, нам и предстоит выяснить.

- И как ты собираешься это сделать?

- Если только взять на пшик.

- Не поняла?

- Я имел ввиду на пушку.

- Ясно.

- Как будешь это делать?

- Скажу ей, что знаю о том, что её внук «голубой», и что совратил его никто иной, как Бобик, и стало быть, у неё был мотив для убийства. Если не расколется, подброшу какую-нибудь улику. Чего с такими церемониться?

Как я сказал, так и сделал. Впрочем у меня вначале ничего не получилось. Старуха оказалась значительно хитрее, чем я думал. Я уж было хотел показать ей псевдо улику, а именно, клочок шерсти от её мохеровой кофты, который только что сам безжалостно и выдрал, воспользовавшись паузой, пока она ставила чайник. Но меня спас случай. Вернее будет сказать, что это был не случай, а само Провидение Господне. Неожиданно зазвонил телефон. Матильда Викторовна взяла трубку и через какое-то мгновение, побелев, упала в обморок. После того, как я привел её в чувство, использовав для этого нашатырь и валидол, всегда имеющиеся в моей аптечке, она вдруг неожиданно во всём созналась. Ибо, как она сказала, теперь ей скрывать правду незачем. Ведь ей, только что сообщили о смерти её внука.


Оказывается, всё было ещё более запутанно, чем я предполагал. Рекс и Джульбарс, которых нашли рядом с кучей, погибли первыми из-за того, что именно они были основными виновниками того, что её внук специально бросился под машину. Эти подонки изнасиловали его, воспользовавшись помощью Бобика, который пригласил внука Матильды, якобы на любовное свидание, что стало для последнего таким унижением, что он решил свести счёты с жизнью. Перед этим оставив бабушке записку, в коей подробно описал причину, побудившую его к этому.

Да, чего только в жизни не бывает!

17 марта 2013 года.


ПОЙМАНЫЙ С ПОЛИЧНЫМ.


Не знаю с чего и начать. Вроде история, которую я собираюсь сейчас рассказать, самая заурядная, за исключением того, что всё это произошло в кулинарном техникуме. Но не сделать этого я не могу, потому как это происшествие сильно затронуло мои моральные принципы. Столкнувшись с подобным, я теперь теряюсь в догадках о том, как же мы, цивилизованные «люди», опускаемся до подобного. Ведь это чистой воды изуверство!

Ну да ладно, довольно морали. Я полагаю, все и так знают, что такое хорошо, только вот понятия у них о нём подчас абсолютно противоположные.


Случилось же вот что: на крыше этого самого техникума, (кстати, я как раз именно его и зако нчил ровно десять лет назад), был найден труп одного из учащихся вышеуказанного учреждения.

Вот тебе, как говорится, «дядя» Антон, и подарок на юбилей! Мне через неделю исполняется 40 собачьих лет. Раскроешь дело и празднуй смело. Никто после даже и не вспомнит, что ты окончил не школу милиции, а всего лишь кулинарный техникум. А не справишься, мигом заплюют, чего доброго, ещё и контору закрыть предложат. Скажут, иди, мол, лучше работай поваром в столовую, может чего и добьёшься впоследствии. Ведь сам, Севастьян Великий, тоже был когда-то всего лишь шеф поваром. И плевать им на то, что Севка был кот, а я собака. Зубоскалы ведь не различают национальностей.


Так вот, вскрытие показало, что учащийся умер не своей смертью. По всей видимости, его з адушили. О чём свидетельствовали кровоподтеки на шее.

- Очевидно, надо быть очень сильным, чтобы задушить, не смотря на отчаянное сопротивление, такого богатыря. Ибо юноша лично мне показался огромным. Никак не меньше центнера.

Скорее всего, это сделал кто-то из его сотоварищей.

Небось девушку не поделили. И я стал высматривать среди студентов техникума ещё одного подобного богатыря. Но как ни старался, так ничего и не нашёл. Оказывается, не только в техникуме, во всём городе среди лиц его возраста, не было второго такого громилы. И тогда я решил посоветоваться с женой. Она у меня всё-таки полковник полиции. К тому же она, как раз и возглавляет убойный отдел при городском управлении внутренних дел.

- Слушай, Степанидушка, - говорю я ей уже дома за ужином, - ты не знаешь, как можно голыми руками задушить такого здорового парня?

- Ты о мальчике из кулинарного техникума?

-Конечно!

-Только, если он сам хотел этого.

-Ага, как же. Он что, совсем тронутый, что ли? Зачем же заставлять другого, когда можешь и сам сделать это.

-Ну, ты, блин, даешь! Попробуй-ка задушить себя сам.

- Зачем?!

-Не- не, обхвати-ка свою тощую шейку своими «палочками».

- Ну и…?

- А теперь, надави посильней!

- Чего-то не получается.

- Вот именно!

- А если, скажем, придавить сонную артерию? Ой! Кхе-кхе. Не, не хочу больше экспериментировать!

-И не надо. Надеюсь, ты уже и сам понял, что в трезвом виде инстинкт самосохранения обязательно сработает, прежде чем ты сумеешь сделать это.

- Кажется, да. Но он ведь не был даже выпивши.

- Знаю. Мне уже доложили о результатах экспертизы.

-Тогда что же получается?

-А то, что нынешняя молодежь горазда на выдумки

не меньше, чем мы с тобой в юные годы.

-То есть?

- Я полагаю, что они играли в игру. И один из них, просто переусердствовал.

- В точности, как мы когда-то! Только мы надевали друг другу на головы полиэтиленовые пакеты, чтобы испытывать кайф.

-Вот-вот, а теперь они, просто душат друг друга.

-Надо же! Не за что.бы не догадался сам. Кстати, отпечатков пальцев так и не нашли.

-Дорогой, они работают в перчатках. Так «руки» меньше от волнения потеют. Да и на всякий случай,

вдруг чего выйдет не так.

-Точно, как в данном случае и получилось. И как же мне теперь отыскать виновного?

-Даже не знаю.

-Вот ты как! А ещё жена, понимаешь ли.

-Хватит скулить! Могу, если хочешь, подкинуть одну идейку.

-Давай!

-Надо поймать преступника на живца.

-Только на какого?

-А вот это уже придумай сам.


Ну, я и стал придумывать.

Имея подходящую для этого внешность (я от природы, почему-то очень моложаво выгляжу), я решил прикинуться на время студентом этого самого техникума и попытаться выяснить, кто в среде учащихся играет в такие экстремальные игры.

О том, что они на время могут в целях безопасности отказаться от подобных занятий, у меня даже мысли не было. Ведь я знал на собственном опыте, как любит порой молодняк дразнить опасность. Хотя спроси, для чего они это делают? Вряд ли сумеют вразумительно ответить.

И вот что мне удалось узнать, спустя некоторое время. Оказывается, в эту игру допускаются только учащиеся выпускного курса. Да и то лишь избранные. Сейчас таковых осталось только пять: три девочки и два мальчика. А прежде было шесть. Но одного из них по неосторожности задушили. Тогда я попросился на место погибшего. Для этого мне пришлось заплатить кучу бабок его одноклубникам.

К тому же с меня взяли заверенную у нотариуса клятву о том, что в случае чего-то непредвиденного я не имею ни к кому претензий, потому что сам добровольно согласился на подобного рода развлечения.

Так что представляете, на какие, мы сыщики, идём порой жертвы ради обнаружения истины.

Стали, значит, мы играть. В основном душили чаще меня. Мне это было выгодно. Ибо так мне легче было определить чего и от кого можно ожидать. А чтобы моя супруга не заметила, чем это я на старости лет столь регулярно потешаюсь, я всё это время, пока учился в техникуме, ходил в водолазке, даже спал в ней. Ссылаясь на то, что это подарок самого нашего губернатора. И Степанида делала вид, что верила.

Вот, что значит лаповодящий работник полиции!

А если бы она работала в самом ФСБ, то, думаю, и вовсе бы не обращала на мои причуды никакого внимания. Ибо как говорил когда-то господин Андропов, что КГБист обязан знать всё о вверенном ему объекте!

И вот надо же было так случиться, что одна из девочек нашей компании, причём самая красивая, стала проявлять неподдельный интерес к моей персоне. Вначале я, как мог, отбрыкивался от её симпатии. Но потом решил всё же согласиться на её условия, потому что понял, что это может быть мне выгодно. Ибо один из игроков, причём самый мелкий, щуплее даже меня самого, стал неподдельно злиться, наблю дая наши заигрывания. Он даже попытался было давить на меня, но я послал его на три буквы. Тогда он на время как бы затаился. Но я-то знал, что это

лишь затишье перед грядущей бурей. И тогда я стал уже внаглую сам провоцировать его. Это сработало.

Однажды он пригласил меня поиграть с ним тет-а-тет, то есть без свидетелей. И мы пошли с ним, нет, не на крышу, а в подвал, от которого у него тоже был почему-то ключ.

Перед началом игры он неожиданно извинился передо мной за свои необоснованные подозрения,

оказывается, девочка всего лишь хотела позлить его,

и предложил мне выпить по сто грамм коньяка в знак полного примирения. После чего он взял мои лапы в свои и, ласково потрепав их, мгновенным движением перебросил их мне же на горло.

Дальше уже ничего не помню. Видно, в это мгновение отрава добавленная им в коньяк и сработала.

О том, что за этим последовало, я узнал уже со слов Степаниды. Ещё раз огромное спасибо ей за то, что она так вовремя подоспела мне на помощь.

Этот чертов изверг, хотел не только убить меня, но и обставить мою смерть, как самоубийство. Каков все-таки! Не захотел даже ограничиться несчастным случаем. К примеру, мог бы подпилить одну из опорных колонн и, она бы упав, придавила меня. Видать догадался по моей татуировке на левой передней лапе, выполненной в виде святого распятия, что я верующий, и захотел навредить мне и после моей смерти! Ведь совершивших суицид (самоубийство) не хоронят на церковном кладбище. Впрочем, их даже и не отпевают! И правильно, что у него ничего не вышло - не всё «коту» масленица. Если убил одного, это отнюдь не значит, что сможешь убить и другого.

Вы без сомненья спросите, как же он сумел будучи

хлюпиком насмерть задушить такого бугая? Почему у последнего не сработал инстинкт самосохранения?

А он его и не задушил вовсе. Вернее он его душил, но ровно столько, сколько тот ему позволил. Но и этого хватило для того, чтобы последний утратил на какое-то время бдительность. И тогда он убил его ударом вязальной спицы в ухо, после чего заклеил ранку медицинским клеем. Так что нет ничего удивительного в том, что патологоанатом этой раны не заметил.

Вы думаете, он признался в этом сам? Вовсе нет!

Одно дело мотать срок за покушение на убийство. И совсем уже другое за само убийство.

Это я сумел уличить его, просмотрев оставшиеся в архиве снимки при помощи микроскопа!


18.03. 2013 года.


ЗОВ КРОВИ.


Уже с самого своего подъёма из кровати я чувс твовал, что сегодня непременно произойдёт нечто ужасное. Так оно и вышло. Сразу после завтрака мне позвонил мой давний приятель, с которым мы вместе когда-то давным-давно учились в кулинарном техникуме и сообщил о том, что у него случилось большое несчастие - убили его дочь. Причём сделали это зверски! Перерезали ей бритвой горло.

Поэтому он просит меня провести параллельное расследование, так как не очень-то надеется на то, что правоохранительные органы всё же найдут истинного виновника, а не подставят кого-либо неугодного под это дело.

- Хорошо,- сказал я,- можешь на меня положиться. За твою Марлен, я кого хочешь из-под земли достану!

На том и порешили.

Долго не раздумывая, я тотчас позвонил Степаниде и, сообщил об услышанном. Оказывается, ей уже обо всём доложили.

- Будем действовать совместно или как?- поинтересовался я у супруги.

- Не, каждый по себе. Посмотрим, кто из нас лучше.

-Идёт!- сказал я,- и в сердцах бросил трубку. Надо же! У «человека» такое горе, а она ещё и кочевряжится! Ну, ничего. Я тебе покажу, кто в нашей семье истинный мыслитель!

Когда я приехал в морг, чтобы ознакомиться с результатами вскрытия, патологоанатом вним ательно рассматривал что-то под микроскопом.

-Ну, и что там у тебя интересного Гумбольд?,- полюбопытствовал я у него.

- Да что-то я никак в толк не возьму, для чего это убийце нужно было разбрасываться бриллиантами.

-Не понял??

- Это я нашёл в ране жертвы,- сказал Гумбольд и протянул мне выпачканный в крови брюллик весом примерно в четверть карата. Я на всякий случай повертел его в лапах, хотя с самого начала понял, что это действительно не циркон, а алмаз, причём природный.

Правда, качеством не «ах!». Но всё равно денег не малых точно стоит.

- Может он его случайно туда обронил,- говорю я патологоанатому.

- Как же, да он его туда даже сунул.

-Тогда это действительно неспроста.

- Вот и я говорю тоже. Видать вконец с жиру взбесился, задница.

-Да нет. Я полагаю, что это скорее всего какой-то специальный знак. Им он вызывает силы правопорядка на поединок. Как бы говоря,«ещё посмотрим, кто из нас смекалистей!»

- Ну, и умен же ты, Антон! Не зря у тебя даже жена и та полковник.

-Ты мне зубы не заговаривай. Доложи лучше, что ещё нарыл путного.

- Ничего, кроме клочка чьей-то шерсти. Похоже принадлежавшей особе мужеского пола. Он зацепился за один из коготков жертвы.

- Дай-ка сюда, может мне это и поможет.

-Хорошо, только смотри не проболтайся.

-Могила! А это тебе за моральный ущерб,- после чего я вынул из внутреннего кармана куртки шкалик коньяка и протянул его с поклоном Гумбольту. Тот аж «раскраснелся» от удовольствия.


Вначале я просто не знал с чего начать. Ибо с трудом верил в то, что такой умный преступник,

не побоявшийся расстаться для привлечения к себе

внимания даже с бриллиантом, мог так опростоволоситься, оставив в когтях жертвы часть своей шерсти. Тут что-то явно не то. Наверняка, он её специально подбросил, чтобы навести на ложный след.

Но потом я всё-таки сумел стронуться с места.

В этом, как говорится, мне помогло само провидение.

Когда я приехал к убитому горем родителю доложить о результатах своих поисков, то вовремя беседы с ним заметил, что пострижен он как-то странно.

На затылке его головы, ближе к левому уху, имелось место, где шерсть была выстрижена явно сильнее. Даже виднелась небольшая проплешина. Словно бы кто-то не выстриг, а похоже вырвал шерсть из данного места.

-Вот это да!- подумал я и, долго не раздумывая, показал своему старому другу клочок имеющейся у меня шерсти.

- Что это?- спросил он.

- А вот сейчас и проверим,- ответил я и приложил

клочок к нужному месту.- Блин! Подходит тютелька в тютельку как по цвету, так и по фактуре.

- И, что это значит?- поинтересовался мой друг, делая вид, что всё ещё ничего не понимает.

- А то, уважаемый мой Леопольд, что этот клок выстрижен, а может быть и вырван из вашей головы!

- Ну и что в том такого? Почему это Вы теперь так зло на меня смотрите?

-Только то, что именно этот клок и был обнаружен на теле вашей дочери.

-Так, значит, ты думаешь, что я желал смерти собственной дочери!

-Да ничего я такого не думаю! Просто вспомни для начала, кто мог её подбросить жертве, по-твоему?

Он начал лихорадочно соображать. Это длилось довольно долго. Потом он вдруг неожиданно хло пнул себя задней лапой по лбу и произнёс:

-Это мог сделать только парикмахер! Теперь я понял, почему он меня так больно стриг

- Тогда надо срочно его брать!- сказал я. Хотя у меня не было полной уверенности в том, что это именно парикмахер виновен в смерти Марлен.

В итоге получилось, что я, как в воду глядел, когда цирюльника повязали, то выяснилось, что у него на момент убийства было железное алиби. Я уже хотел было всплакнуть от безнадёги, как вдруг цирюльник случайно вспомнил о том, что в этот самый день

к нему в салон заскочил один чудила и, схватив мусорный бачок с отходами производства, тут же удрал прочь с невероятной скоростью. Нет, разглядеть его он не сумел. Заметил лишь, что это был молодой кобель.

- С этого и надо было начинать,- сказал я и попросил Степаниду отпустить задержанного, потому что был уверен в том, что он сказал правду.

Тщательно взвесив все имеющиеся в моем распоряжении факты, я пришёл к выводу о том, что ответ на вопрос кто же всё-таки убил девушку надо искать где-то в прошлом её отца. Потому как вспомнил, что он одно время работал судьей и, значит, имел полное

моральное право по-своему усмотрению наказывать

в той или иной мере провинившихся граждан. Вполне возможно, что он своим приговором обидел кого-либо настолько, что тот решил за это так жестоко ему отомстить. И тогда я начал его трясти уже основательно. В конце концов, мне удалось выяснить, что незадолго до своего смещения с поста судьи, он вынес приговор по одному очень громкому делу о похищении крупной партии ценностей из государственного хранилища. Но он точно помнит, что среди них не было бриллиантов, хотя изумруды вроде были.


Подняв материалы по данному делу, я выяснил, что

больше всех из участников преступления пострадал

заместитель начальника этого хранилища. Ему дали пятнадцать лет. Он так и не вышел на свободу. Умер в тюрьме задолго до окончания срока, подвело сердце. Вскоре после того, как узнал о том, что его жена, не выдержав травли со стороны Общества, покончила жизнь самоубийством, вскрыв себе вены. Их единственному ребенку, мальчику, было тогда всего шесть лет. Теперь ему уже за двадцать. Ведь с той поры минуло ровно пятнадцать годков.


Так вот, похоже, где кошка зарыта, решил я. И стал наводить справки путём подкупа, а кое- где и шантажа. В конце концов, мне удалось разыскать мальца. И не улыбайтесь! Это было сделать непр осто. Ведь он сменил фамилию. Так что, если бы один из фигурантов того самого дела не признал его по фотографии, которую я ему показал в числе снимков других подозреваемых, я вполне возможно ничего бы и не добился, да ещё бы вдобавок и просадил впустую львиную долю своих заначек. А уж подобное и вовсе никуда не годится.


Как ни странно им оказался тот, на кого бы я никогда сам не подумал. Это был никто иной, как ж ених убитой!

ЁКЛМН,- подумал я,- да его надо брать, как можно

скорее! Коли это сделал он, в чём я, впрочем, мало сомневался, то его нужно точно отправить, как минимум в психушку. Ибо нормальный гражданин неспособен быть настолько мстительным и коварным!

Но, как выяснилось позже, на этот раз я сильно ошибся. Он не только оказался вполне дееспособным, но ещё и крайне толково объяснил, зачем он всё это сделал. Правда, перед этим он поинтересовался у меня, где он всё же допустил роковой прокол?

Тогда я показал ему снимки со зрачков жертвы. Где

была запечатлена бритва, которой и перерезали горло, а также часть «руки» в рубашке. При этом сказав:

-Полагаю, что, если сравнить их со снимками вашей левой передней лапы, сходство будет стопроцентным.

О других же уликах, я счёл скромно промолчать.

Впрочем, эти снимки попали ко мне чисто случайно.

Я нашёл их лишь сегодня в столе патологоанатома.

Оказывается, он тогда ошалел от моего коньяка настолько, что напрочь забыл о том, что сделал их.

Ведь это не входило в круг его служебных обязанностей. Он сделал их просто интуитивно, на всякий случай. За что ему, впрочем, большое от меня спасибо.

И почему, вы думаете, злодей всё это проделал?

Да потому, что хотел всего лишь, понимаете ли, проверить насколько велика сила его благодарности покойным родителям за то, что они произвели его на свет Божий.

Нет, наш мир определенно катится в Тартар!

Если даже такие «человеки» после тщательной экспертизы признаются всё-таки нормальными.

19.03.2013 года.


ДРУЖБА.


Этот случай из нашей совместной со Степанидой практики мне заполнился больше всего. А всё пот ому, что я откровенно не ожидал в наш просвещённый двадцать первый век, когда старты космических кораблей стали едва ли не повседневным делом,

столкнуться с таким явным проявлением человеческих пороков.

Произошло же вот что. На одну мою хорошую знакомую, старшего следователя прокуратуры, стали оказывать давление, чтобы она не слишком усердствовала в ведение одного дела. Но она была смелой «женщиной», и поэтому не придавала этому особого значения до тех пор, пока ей не стали намекать на то, что если она не подчинится, то за это ответят её ближние. А так как она была не замужем,

то, стало быть, самым близким «человеком» был для неё её сын, умненький четырнадцатилетний подросток, отличник и шахматист.

И когда его и в самом деле похитили, она решила

всё-таки обратиться за помощью, но не в Органы, а

ко мне, её старинному приятелю.

Конечно, я тотчас доложил обо всём Степаниде и попросил у неё совета. Она сказала, чтобы я не волновался. Ибо похитители обязательно дадут о себе знать. Иначе зачем же им было тогда похищать мальчишку.

Так оно и вышло. Примерно через пару дней кто-то

позвонил моей знакомой по мобильнику и сообщил, что, если в течении недели она не закроет дело за недостатком улик, то из её сына сделают собачий фарш! Это так её испугало, что она тут же примчалась ко мне поплакаться.

Прослушав запись звонка на специальной аппаратуре, я пришёл к выводу, что она похоже кем-то специально подправлена. Во всяком случае, на неё был

определённо наложен какой-то посторонний фон.

Мне удалось, в конце концов, расшифровать его. Он явно намекал на чьё-то местонахождение. Если это так, то тогда непонятно зачем преступнику выдавать себя. А может это какой-нибудь скрытый благодетель подобным образом подавал мне тайный знак.

Да, это-то больше похоже на правду. Как мне удалось установить, это было журчание сливного бачка в туалете, не простого, а элитного, сделанного из нефрита. Таких во всём городе, раз два и обчёлся.

Вскоре мне удалось выяснить, что на сегодняшний день в рабочем состоянии вообще лишь один из них

и находиться он в квартире крупного криминального авторитета Тузика Шарикова.

И так как на такого Туза лично я понаехать бы поостерегся, то вновь обратился за помощью к своей супруге, полковнику полиции. Вначале она не согласилась поддержать меня, ссылаясь на то, что это,

даже для неё, с её авторитетом в криминальных кругах, и то опасно.

Но я сумел её всё же разжалобить, сказав, что иначе

подам на развод.

Когда мы с группой из Спецназа добрались до квартиры, нам никто не захотел открыть. Пришлось взломать дверь. Улов наш оказался удачным. Мы взяли четверых, во главе с самим Шариковым. Но они были в таком глубоком наркотическом нокауте,

что добиться от них чего-либо мне нужного было практически невозможно.

Когда Тузик уже в кутузке пришёл-таки в чувство,

то первым делом стал угрожать мне, намекая на то, что зря я мол с ним связался.

Тогда я взял его за ухо и, что было сил, ткнул мордой об стол. После чего он почему-то заскулил и сразу затих.

-Блин,- подумал я,- даже рычать не стал. Да, выходит, он не такой смелый, как я. Ну тогда я тебе покажу!.. И долго не мешкая, я, открытыми угрозами, а кое-где и вовсе пытками, выбил из него через несколько часов то, на что и рассчитывал. Оказывается, он и его банда и в самом деле имели зуб на следовательницу. Но они не похищали ребенка. Зачем?

Они бы до этого никогда не опустились. Проще угрохать её саму и этим затормозить на время дело, чем подленичать по отношению к несовершеннолетнему.

- Э, да у тебя, похоже, всё-таки имеются кое-какие задатки порядочности, - изумился я. И тут же откровенно спросил у него: - А что он сам думает об этой истории?

На что он, немного подумав, ответил:

- Похоже, кто-то хотел, воспользовавшись похищением ребенка, свести со мной счёты.


- Догадываюсь, кто-то из ваших, мильтонских кругов, хочет подмять под себя мой бизнес. Организовав, вместо моей, свою бригаду.

- Резонно, - сказал я и попросил увести подследственного.

Когда я доложил Степаниде о результатах своей работы, она, выслушав мой рассказ, сказала о том, что давно подозревала о подобном. И тогда мы р ешили пойти на хитрость. Я распустил слух о том, что мы вышли-таки на след похитителей и будем их вскоре брать. При этом Степанида приказала своим

«ребятам» тщательно пасти подозреваемых, а заодно и тайно прослушивать их средства мобильной связи, вплоть до раций, и когда моя знакомая в очередной раз примчалась ко мне, чтобы выяснить правду, я нагло соврал ей, что всё так и есть. И уже завтра мы освободим её сына, а заодно и покончим с давлением на неё. Это её обрадовало чрезвычайно. Настолько, что она даже не осталась у нас на чашку кофе. Так ей, понимаешь ли, захотелось обрадовать этим свою тетю, живущую где-то на окраине.

Когда она ушла, я сказал Степаниде: - Ну и что ты обо всём этом думаешь?

-Похоже, она та ещё штучка.

-Типун тебе на язык,- съязвил я и, одев плащ, вышел за дверь подышать свежим воздухом. Блин, лучше бы я этого не делал! Ибо, имея очень чуткий слух, услышал, как моя знакома, сев в пойманное такси, назвала адрес не совпадавший не только с номером её дома, но и отдалённо не намекавший даже на окраину нашего города. Она сказала: - В Выборг, плачу любые деньги!

Тут-то мне всё и стало окончательно ясно.

Но я ничего не сказал о том Степаниде, и когда знакомую взяли с поличным. Ведь помощники моей супруги тоже не зря ели свой собачий корм. Я сделал вид, что до конца так и не смог поверить в то, что это именно она оказалась тем, кто похитил ребенка. Ибо понимал, что она это сделала только затем, чтобы избавиться от угроз со стороны Тузика Шарикова, наведя на него спецслужбы под таким благовидным предлогом.

Но супруга моя, похоже, считала совсем иначе.

Для неё она была скорее коррумпированной чиновницей, пытавшейся захватить власть и в криминальном мире, чем матерью стремившейся оградить себя и своего ребенка от серьезной опасности.

Как говорится, сколько собак, столько и мнений.


23.03.2013 года.


ОТБЛАГОДАРИЛ ОТ ДУШИ,


Подчас в жизни случаются такие ужасные вещи, что вспоминать о них в трезвом виде просто жутко!

Вот об одном из этих самых ужастиков я сейчас и расскажу.

Примерно года четыре назад был у нас в собач ьем Питере один крупный криминальный авторитет

по кличке Борзый. Породы он был непонятно какой.

Зато в делах с душком проявлял поистине редкую резвость, так что имя своё он честно заслужил.

Так вот, этот тип настолько надоел правоохранительным органам, а всё потому, что они никак не могли впаять ему достойных улик, чтобы засадить на нары, что большое начальство приказало одному из следователей срочно организовать ему подставу,

иначе не работать тому больше ни дня в полиции.

А кто же, сами понимаете, захочет отказаться от такой достойной кормушки. Вот он и начал шустрить по-чёрному. Но так толком ничего и не смог придумать. Борзый в очередной раз вышел сухим из воды. И тогда он, чтобы окончательно не пасть в глазах высокого начальства, задумал и вовсе настолько дикое, насколько же и несуразное. А именно, убить этого самого Борзого. Но не делать же этого самому, если есть возможность нанять киллера. Причём, не платя из своего кармана, а всего лишь воспользовавшись для этой цели своим служебным положением.

Сделав пару звонков нужным ребятам, он вскоре получил то, что и хотел. На роль убийцы согласилась одна из бывших любовниц Борзого, сильно обиженная тем, что бывший любовник оставил её без значительного выходного пособия. К тому же, кто как не любовница могла знать достаточно полно

тайные пристрастия заказанного. В награду следователь обещал ей долю в бизнесе Борзого, который он в случае смерти последнего надеялся подмять под себя.

И когда однажды за ужином жена мне сообщила о том, что сегодня утром был застрелен неподалеку от своего дома следователь Горюнов. Я мгновенно пришёл в ужас, ибо знал о его непримиримой вражде

с тузами криминального мира.

-Это что же получается,- говорю я Степаниде, - до

каких же пор бандиты будут убивать служителей правопорядка?

- А почему ты полагаешь, что это сделали они, а не какой-нибудь обколовшиеся в хлам чудила наркоман?

- Да. А как его убили?

- Застрелили из винтовки с оптическим прицелом с

далёкого расстояния.

-Вот ты сама и ответила на свой вопрос.

- Не поняла?

- У наркомана руки, слишком трясущиеся для подобного поступка.

-Так может он, тогда и был как раз под кайфом.

-Как же, тогда бы он вообще в него не попал.

- А ведь ты прав, дорогой. Я подозреваю, что это сделал Борзый. Не сам, конечно, поручил кому-то из своих людей.

-Тогда разработай этого Борзого в срочном порядке.

- Да, я уже и сама подумывала об этом. Завтра с утра поеду прямо к нему в больницу.

-Что с ним-то случилось?

-Ранил какой-то преступник.

-Быть не может!

- Представляешь, когда он встречал своего бывшего подельника, после освобождения того из мест заключения.

-Так ему и надо.

-Слушай дальше, а бывшего его подельника вообще застрелили насмерть.

-В этого-то за что стреляли?

- Вот завтра и узнаю.

Когда жена поехала в больницу к Борзому, я о стался дома и стал думать, как же это могло так случиться, что следователь убит, а бандит всего лишь ранен.

Но так ничего толком и не придумал. Во всяком случае, до тех пор, пока Степанида не возвратилась с работы точно. Но лишь только поведала она мне о результатах своей поездки, меня словно бы осенило свыше.

Сказала же она вот что:

- Милый, похоже, я разобралась в истории с Борзым.

-И что там?

-Оказывается, это Горюнов первым начал готовить каку.

-Зачем?

- Думаю, хотел прибрать себе бизнес Борзого.

-И как он действовал, если не секрет?

- Нанял киллером бывшую любовницу последнего.

-А откуда у него такие бабки?

-Он ничего не платил. Просто обещал ей долю в бизнесе.

-И где она теперь?

-Доля?

-Нет киллерша?

-Тоже в морге. Сейчас объясню. Когда она случайно застрелила подельника Борзого, а самого его всего лишь ранила. Следователь Горюнов боясь того, чтобы киллерша не выдала его в панике, опасаясь возмездия со стороны Борзого, ибо догадывалась о том, что он может подумать на неё, собственноручно убрал её, перерезав горло ударом носка ботинка в котором было спрятано лезвие.

Именно по результатам экспертизы крови я и установила его причастность к убийству киллерши.

Его же самого застрелил сын покойного подельника

Борзого, после того, как узнал о том, что тот сделал с его отцом.

-И где же сейчас этот справедливый убийца?

-Подался в бега.

-Так на него же нет явных улик. Или всё же есть?

-Ничего, кроме оговора Борзого.

-Знаешь что,- сказал я, как уже говорил прежде, словно бы осенённый в это мгновение откровением свыше, - да мы можем сами прибрать к лапам бизнес

Борзого и пустить доходы от него не во вред, а скорее уже на благо отечества.

-Говори, коли не шутишь. Ради такого стоящего дела я согласна даже подать в отставку.

-Я, кажется, догадался, где спрятан сверх компромат на Борзого.

-Что ты имеешь в виду?

-Аудио кассету, на которой было записано то, как он даёт добро на убийство мэра Собака.

-Ты говоришь о той самой, что была похищена из сейфа следователя пока велось дело? В результате чего вся вина пала не на Борзого, а его подельника.

-Да, того самого, кого дамочка застрелила вместо первого.

-Ну и где же она может быть?

-Догадайся с трёх раз.

-Даже и не думай. Говори лучше, пока я как следует на тебя не обозлилась. Иначе, точно останешься без ужина.

-Ладно уж. Она в центральном городском архиве.

-С чего это ты так решил?

-Это самое безопасное место.

-А разве они не должны прежде её прослушать?

-Ну и что из того.

-Как это! На ней же явный криминал. Они просто обязаны будут сообщить об этом куда следует.

-Как же жди. У них постоянно нехватка средств, а тем более наличных. Да если им хорошо заплатить, и потом ещё приплачивать, то они на всё закроют глаза. Даже если их прихватят за попу. Они всегда могут сослаться на то, что у них просто не хватает ушей, для того, чтобы всё прослушать как следует.

-А ведь ты прав, умничка мой!- сказала жена и чмокнула меня в носик.

Завтра же устрою у них служебную проверку. Если что, так припугну, что и без денег отдадут.

-Знаешь, где искать?

-Начну с кабинета директора.

- Не, лучше с отдела частных пожертвований. Там более строгий учёт.

Как я и предполагал, так всё и вышло. Кассета

была найдена Степанидой в кратчайший срок. Точнее не одна, а целых две. Причём, оригинал в самом кабинете директора, а копия в отделе редких записей.

На этом, как говорится, и закончилась сладкая полоса в жизни криминального авторитета Борзого. Ибо, чтобы не сесть в тюрьму, он вынужден был отказаться от львиной доли своих активов, которые мы с супругой, конечно же, пустили на благие цели.

25.03.2013 года.


НЕУДАЧНАЯ ПОПЫТКА.


Как-то мне позвонила одна незнакомая «женщина», и вначале попросила, а потом уже и потребовала о встрече, когда я ей отказала, сославшись на занятость. Пришлось согласиться, иначе она грозила

крупными неприятностями сначала мне, а потом уже и моему мужу, что, конечно же, в корне меняло дело, ибо его безопасность лично для меня всегда на первом месте. Я ведь дала ещё на свадьбе его матушке слово о том, что по мере возможности буду оберегать его.

Когда я вошла в кафе, эта «курица» уже была на месте. И если бы она не помахала мне лапой, я всё равно бы узнала её по вызывающему виду. Видать, она и впрямь полагала, что может многое себе п озволить.

Когда я подсела за её столик, она сразу без обиняков перешла к делу.

- Я слышала Степанида Львовна, что Вы собираетесь в скором времени возглавить Управление Уголовного Розыска, а это уже ведь должность генерал-майора, а не полковника.

-А что в том такого? Если начальство не против, то мне-то чего упираться.

-И всё же вам придётся отказаться от повышения.

-Почему же?

-Иначе ваш муж, а заодно и начальство, узнают о том, кто вы есть на самом деле.

-В каком смысле?

-Нечистая на руку особа. Да ещё и анонимный алкоголик!

-Блин, - подумала я,- интересно как она узнала о том, что я уже несколько лет тайно состою на учёте у нарколога. Причём довольно успешно, я уже почти избавилась от своей пагубной зависимости. И всё же

вслух спросила совсем о другом:

- Вы что-то говорили о чистоте моих лап? Поясните, что именно.

-Только то, что я знаю о том, что это именно вы подгребли под себя бизнес Борзого.

-Хорошо, я согласна на разговор.

-Мои условия: двести тысяч собачьих долларов единовременно!

-Да вы что! У меня нет таких свободных денег.

-Но вы же хотите стать начальником Управления?

-Конечно. Тогда у меня будет значительно больше возможностей, делать добро обществу.

-Не забывая и о себе!

-Все мы не без греха.

-Короче, вы согласны на мои условия? Или как?

-Знаете что, я могу вам предложить компромисс.

-Не поняла?

-Я дам вам пятьдесят тысяч зеленых единовременно. А так же в случае назначения меня на генеральскую должность буду выплачивать Вам по четыре тысячи долларов ежемесячно в течение пяти лет. То есть, до тех пор, пока не выйду на пенсию, и тогда к концу срока у вас будет не 200, а целых 290 тысяч.

А ведь это значительно больше, чем те проценты, что дадут в Банке за пять лет, помести вы туда требуемые вами 200 тысяч баксов.

-Мне надо подумать.

-Тут и думать нечего. Если откажетесь, я просто пристрелю вас, скажем, в целях самообороны.

- Не посмеете! Вы думаете, я не подстраховалась,

зная, с кем имею дело.

-Вот потому я и предлагаю вам такие выгодные условия. Ну, так как?

-А была, не была! Согласна. Но только без подвоха.

-Разумеется. Мы же всё оформим документально.

Кстати, с кем имею дело?

- Не-не, я не хочу оформлять никаких документов!

-Тогда я могу при первой представившейся мне возможности отказаться от выполнения своих обязательств.

-Так вам же будет хуже.

- Не думаю. Я же не враг себе. А чего вы так упираетесь? Это ведь всего лишь писулька. Понимаете, просто я привыкла на службе во всём вести строгий учёт. Кстати, назовите мне всё-таки своё имя. Иначе, как я смогу составить необходимый документ.

-Хорошо. Скажем, меня зовут Варвара Псова. Но вы же не полагаете, что это мои настоящие имя и фамилия?

-Конечно, нет! Но мне сойдёт и это. Ведь это всё чисто ради проформы.

-Очень интересно. Ладно, тогда готовьте документ.

Ну, я и составила наскоро договорчик о том, что обязуюсь, мол, такой-то гражданке выплатить единовременно 50 тысяч собачьих долларов. Плюс к этому ещё выплачивать по четыре тысячи ежемесячно в течение последующих пяти лет.

Прочитав его, дама попросила меня добавить ещё один пунктик о том, что я, мол, обязуюсь не причинять ей вреда во весь период означенного срока.

- Это ещё зачем?- вызывающе спросила я.

-Это, так сказать, моя страховка.

- Значит, Вы не доверяете данному мной слову?!

-Что вы? Всего лишь на всякий случай.

-Ваше право, - сказала я и добавила этот пунктик в договор. И всё-таки я на неё обиделась. Ещё бы такое недоверие, и это без пяти минут генералу полиции!

После чего я сделала две цифровые фотографии

на разные флешки и одну из них отдала шантажистке. Сказав, что уже через пару дней принесу ей пятьдесят тысяч в условленное место. Пусть звонит

не стесняясь. На том и порешили.


Когда она позвонила, то я ей сказала, что теперь уже у меня есть к ней разговор.

-Какой? - поинтересовалась она.

- На счёт наших совместных планов.

-Так Вы подготовили 50 тысяч или нет?

- Безусловно. Более того, я предлагаю Вам долю в бизнесе Борзого.

-С чего это вдруг такая щедрость?

-Приходите ко мне прямо в кабинет и всё узнаете.

-Ну, уж нет! А впрочем, чего мне бояться. Я ведь говорила вам, что заранее подстраховалась. К тому же у нас есть договор, в котором прописано о том, что вы не имеете права вредить мне.

-Вот именно. Так, что жду!

-Хорошо. Буду через час.


Когда она вошла в мой кабинет, вся такая сия ющая, видно она и правда была уверена в своей непогрешимости, мне стало даже её немного жаль.

- Где деньги?- спросила она.

И когда я передала ей пачку пятисотдолларовых купюр, она мило улыбнулась и предложила мне сразу перейти к делу. Сказав: Что Вы там, дорогуша, говорили о доле для меня в бизнесе Борзого?

Я цинично взглянула ей прямо в глаза и сказала:

-Лапочка, а Вы ведь допустили непростительную ошибку при составлении договора!

Сияющая ухмылка мгновенно сползла с её морды

-Какую?

-Почему вы подписались вымышленным именем?

-Для конспирации.

- А зря. Ведь это полностью освобождает меня от выполнения данных вам обязательств.

-Как это?

-Да вот так! Я просто буду передавать оставшиеся 240 тысяч в течение пяти лет настоящей госпоже Псовой. Кстати, она на Вас нисколько не похожа.

-Вы не посмеете! Ведь у меня на Вас компромат.

-Какой же, коли это не секрет?

-Вы алкоголичка, карьеристка и крышуете криминальный бизнес, если не более!

-Во-первых, я сказала мужу о том, что состою на учете у нарколога, и он понял меня.

-Во-вторых, я наотрез отказалась от должности начальника управления, ибо решила уйти в отставку, чтобы сосредоточить, уже все свои усилия, только на частном сыскном бизнесе.


В-третьих, к активам Борзого, я больше не имею доступа. Ведь теперь этот благотворительный фонд

курирует сам губернатор нашего города. Я лично попросила его об этом, и он не посмел отказаться.

И четвёртое, пожалуй, самое главное во всей нашей, уже как мне кажется, изрядно затянувшейся беседе, именно вы сейчас ответите за то, что вытянули из меня шантажом только что 50 тысяч долларов!


Вы бы видели, что с ней стало. Куда только дев алась вся её былая спесь. Не поверите, она даже описалась! Но и это, поверьте, меня не слишком обрадовало. Ведь по-«человечески», мне было её всё-таки жаль. Так опростоволоситься! И это в таком выгодном деле.

26.03.2013 года.


КАЖДЫЙ СВЕРЧОК ЗНАЙ СВОЙ ШЕСТОК.

Рассказывает Степанида.

Внутреннее устройство нашего мира, лично по моему убеждению, не выдерживает не только какой-либо критики, но и вообще не заслуживает даже мало мальской похвалы. И говорю я это совсем не потому, что недовольна положением своих дел. Нет, просто я так искренне думаю. Вот, возьмите, к примеру, нашумевшую историю о том, как министр здравоохранения брал мзду с директоров психоневрологических лечебниц. Хотя, в принципе, именно он

ни под каким видом и не должен был делать ничего подобного. Ведь есть же, в конце концов, хоть какие-то запреты в правилах поведенческого этикета и для таких высокопоставленных чиновников.

И вот после этого, ответьте мне, пожалуйста, на вопрос, а не катится ли весь наш Мир лишь в Тартар,

и что путь в выси светлого будущего ему может только сниться. Уверена, что не сможете толком ответить!

Но вообще-то я собиралась рассказать не об этом.

Извините, что отвлеклась. Как говорится, не вовремя задело за живое.

Так вот. Однажды мой муж проводил по моему поручению расследование в одной из тюрем под видом заключенного. Его целью было расколоть своего сокамерника и узнать где тот спрятал похищенные им деньги. Дело это было неимоверно трудное, а возможно и безнадёжное. Ибо напарник сам хотел вновь завладеть ими уже после отсидки. Но помог случай. Внезапно он сильно заболел, простудился на работе. Его определили в лазарет, а ухаживать за ним приказали моему мужу. Так уж получилось.

Хотя, если сказать честно, это было сделано по моей просьбе. А так как состояние больного было крайне тяжёлым, температуру почему-то так и не удавалось

основательно сбить. Большую часть времени он проводил в бреду, лопоча какие-то бессвязные фразы. Но так как мой муж, можно сказать, прирождённый мыслитель, ему путем наводящих вопросов всё же удалось кое-что узнать у больного перед тем, как тот, так и не придя в сознание, отошёл в мир иной.

Но этого было недостаточно для того, чтобы точно определить место сокрытия похищенных ценностей.

Теперь оставалась надежда только на его брата. Может он слышал от покойного хоть что-то, что способно будет до конца прояснить интересующую нас тайну. Но просто так он, даже если что и знает всё равно не скажет. Придётся открыто взять его в долю. Правда, захочет ли он этого. Когда муж поведал мне о своих сомнениях, я сказала ему на это только одно, на все, мол, воля Божья! И если мы не найдём

этих денег, то ничего страшного. Хотя будет и обидно лично мне точно за то, что не поддержала честь своего мундира.

Рассказывает Антон.


Когда я приехал к брату своего сокамерника, он сразу проникся ко мне теплом. Хотя брата своего, как он мне поведал чуть позже, любил не очень.

Не поверите, но уже после второй бутылки коньяка, мы стали с ним преданными друзьями, готовыми ради друг друга пойти в огонь и в воду. Что уж тут

говорить о дележе каких-то там трехсот тысяч долларов.

Только вот по-прежнему было до конца непоня тно, где их всё-таки искать, то ли на даче, то ли в кооперативном гараже, где парковалась его машина.

Кстати, она находилась всё ещё там. Теперь ею пользовался уже брат покойного.

- Слушай, - сказал я своему новоиспеченному приятелю, - как же он так хорошо сумел их спрятать?

Ведь полиция обыскала и гараж, и дачу вдоль и поперек.

-Вот именно! Весь пол в гараже в лупу просмотрели

да простукали ещё на всякий случай, но так ничего и не нашли.

-А что делали на даче?

-Вскрыли в доме пол да огород весь по новой перекопали. И всё равно тоже ни хрена!

-Так может он их вообще в другом месте спрятал?

-Вряд ли. Он был по складу ума консерватор. А они,

сам знаешь, крайне не любят рисковать.

- А я полагал, что они не чтут только всё новое.

-И это тоже. Так что будем искать вначале в гараже,

а потом уже и на даче.

- А что-либо уж очень особенного он тебе перед тем как его взяли не рассказывал?

- Да так сразу и не скажешь. Если только одно, что очень, мол, он испугался в тот момент, когда прятал деньги.

-Чего не сказал?

- Сверчка и его зловещего стрекотанья .

-Чего-чего?

- Так он с детства их боялся. Ещё с колыбельки. Когда наша домашняя крыса их туда ему набросала.

Видать думала, что он голодный, потому так и орёт.

-Надо же, - изумился я, - чего только не бывает. Ну, если так, то надо искать на даче. Там всяко могут быть сверчки.

-Сейчас-то, да. А прежде точно не было. Я их отлавливал по его просьбе и уносил далеко в лес, дабы ни почём не вернулись обратно.

-Что же, тогда надо как следует искать в гараже.

-Но там-то их точно никогда не было!

-Знаете что? Давайте так. Вы ищете на даче. Я же в гараже. Кто первый найдёт деньги, тот и сообщит об этом другому. И тогда всё честно поделим пополам,

за исключением премии за находку в размере десяти процентов от всей суммы.

-Идёт. Лучше уж 40%, чем вообще ничего.

-Правильно.


Ну и пошли искать.

Перед тем, как начать свои поиски, я позвонил супруге и со смехом рассказал ей о причуде покойного.

На что она мне ехидно заметила:- Поменьше бы смеялся, давно бы уже бабки отыскал.

-На что это ты намекаешь?

-Лишь на то, дорогой, что сверчки оседлые домашние животные и обитают там, где граждане живут в домах постоянно.

-Так что же это тогда получается?

-А то,«гений» ты мой доморощенный, что надо искать не в гараже или на даче, а в городской квартире.

-Покойного?

-Нет, его брата!

-Почему же??

-Он же не боится сверчков.

-Так это. Я тогда сообщу подельнику обо всём. Это ведь его квартира.

-Только попробуй! А вдруг я ошиблась.

-Ты одна поедешь искать или и меня возьмёшь?

-Тебя точно не возьму.

-Почему это? Я же всё-таки твой муж!

-Тебе надо будет немедленно съездить к своему другу.

-На дачу что ли?

-Да, и там ждать моего звонка.


-А как я мотивирую свой приезд?

-Вначале скажешь, что ничего не нашёл в гараже, но

всё же у тебя есть кое-какая идея, правда, это, мол, не телефонный разговор. После чего и поедешь.


Как она сказала, так я и сделал. Ждать пришлось недолго. Не успели мы ещё бутылочку распить, как

Степанида и позвонила.

Дослушав её восторженную речь до конца, я дал отбой и, хлопнув себя лапой по лбу, радостно сказал приятелю:- Собирайся, брат, деньги наши нашлись!

-И где же?- удивился тот.

-В твоей квартире!

-Быть не может этого!

-Вот так-то.

-ЁКЛМН! Как же я раньше об этом не догадался.

Ведь он запросто мог снять дубликат с ключей, когда приходил в гости. Они же всегда висели на вешалке, для удобства.

- Впрочем, ты всё же получишь свои двадцать пять процентов.

- Шутишь?

-Вовсе нет. Хотя их нашли правоохранительные органы, но у меня жена там большой начальник. Она скажет наверх, что ты сам случайно их нашёл и, стало быть, тебе по закону полагается премия.

-Хорошо бы! Иначе, просто невмоготу обидно!

-Да уж, понимаю. Давай ещё по одной и едем.


Как я сказал, так и вышло. Свою долю он пол учил в полном объёме. Правда, доллары оказались фальшивыми. Смеётесь? А зря, ведь и наши тоже!

Но это ничего, так даже лучше. Ведь нам чужого не надо. А что Государство от этого пострадало, так уж на то воля Божья.

Кстати, расскажу напоследок, как жена моя всё же отыскала эти деньги. Войдя в квартиру, она прин ялась тщательно шуровать прежде всего в кухне, думала, может он их в какую-нибудь жестянку из-под крупы засунул. Таких ведь всегда на кухне множество. И вдруг случайно услышала чьё-то резкое стрекотание, а затем уже и увидела самого его хозяина.

Это был, как она и думала, огромный, покрытый плесенью домовой сверчок. Он сидел на самой верхней полке кухонного шкафа, на бочонке с надписью «Соль» и с явной тревогой наблюдал за всеми её действиями. И чем она была к нему ближе, тем вроде бы сильнее он начинал волноваться. Тут-то ей словно кто-то и шепнул в самое ухо о том, что неспроста, мол, сверчок так верещит, видать, чего-то и впрямь сильно опасается. Тогда, она больше не мешкая, смахнула его лапой с бочонка. Вслед за этим она откупорила данный бочонок. И… правильно, на самом его дне под слоем уже почти окаменевшей соли обрела то, что искала. Три пачки тысячедолларовых купюр. - Так-так,- сказала моя жена, - а этот–то,

братец, видать, больше любит сладенькое. Ишь как, соль-то запустил. После чего забрала их себе и сообщила мне по сотовому о своей находке.

28.03.2013 года.


29 ФЕВРАЛЯ.


А вот эта история, добавила мне седых волос и не только на голове. Поручил мне однажды мой приятель, очень состоятельный гражданин, на время подержать в сейфе нашего агентства редкой ценности бриллиант стоимостью, даже по самым скромным оценкам, никак не меньше пятидесяти миллионов рублей. Я вначале не согласился, мало ли что может приключиться. Но он предложил такую арендную плату, что я не посмел отказаться.

Нет, не из жадности я сделал это, просто мы давно копим с женой на новую автомашину да всё никак скопить не можем. А тут вдруг такая реальная возможность. Одним махом и остаток на машину да ещё и супруге норковая шуба в придачу. Она давно о такой мечтала, а то уже второй год всё сурковую носит. А ведь генеральша всё-таки!

Когда он передал мне бриллиант, я в его присутствии спрятал тот в тайный ящик сейфа, о котором только мы с супругой и знали. Чтобы быть до конца честным, я даже назвал ему секретный код. На всякий случай, если вдруг со мной что-то случится. Увидев подобное к себе уважение, мой товарищ едва не зарыдал от восторга, во всяком случае, платочек к глазам точно приложил.

Да, он однако сентиментален,- не без удивления подметил я, наблюдая данную сцену.

После чего мы расстались.

Поставив офис на круглосуточную охрану, я больше не мешкая, поехал домой, где за ужином, рассказал супруге о свалившейся на нас удаче.

- Дорогой, я слышала про этот камень. За ним ведь охотятся многие. А ты взял да и, можно сказать, почти задаром запер его в нашем сейфе! А если его всё же выкрадут?

- Во-первых, два лимона, хотя и рублей, это тоже лично для меня деньги немалые, а во-вторых, кто же это сможет сделать? Я же спрятал их в тайном отделении!

-Код-то хоть поменял?

-Не-а, а зачем??

-Ну-ну.

- Да ну тебя. Давай лучше тяпнем по рюмочке на сон грядущий, чтобы поменьше кошмаров приснилось.

- Давай!

И вот, наконец, настал долгожданный день прихода клиента за своим товаром.

- Ну, открывай же, не томи!- сказал мой приятель, каким-то заранее нервным тоном.

-Запросто,- сказал я и, открыв потайной ящик, стал набирать код. Когда дверца, наконец, открылась, глазам моим представилась жуткая картина - внутри было пусто!

-Так я и знал!- прошипел мой друг и наставил мне прямо в нос дуло газового пистолета.- А теперь живо колись, морда, кому ещё кроме меня код сообщил!

-Клянусь, никому! Если только кто-либо ушлый его через окно не услышал.

-Шутить изволишь. Ну, ничего, теперь по гроб жизни будешь у меня в рабстве. Что ни прикажу, всё сделаешь! А иначе, сам понимаешь, тебе кранты!

-В каком смысле?

-В прямом!

- В тюрьму что ли сдашь??

- Хуже, живьем в землю закопаю!

- Ладно, не пугай. Полагаю, ещё не всё потеряно. Так, ничего тут не трогай. И убери от меня, пожалуйста, свою пушку. Я буду внимательно изучать обстановку. И так как я привык всё делать основательно, то, спустя примерно часа полтора, мне всё же удалось напасть на след. Я обнаружил скрытую камеру, аккуратно прикрепленную на одном из «крокодильчиков» карниза.

- Ага!- заорал я,- вот, значит, где кошка зарыта! Теперь злоумышленник от меня точно не уйдёт.

Дорогой друг, можешь идти отдыхать с чистой совестью. Не позже, чем завтра, бриллиант снова будет в

твоих лапах. И ты, как и хотел, подаришь его своей маме на юбилей, ведь он у неё наступит только завтра вечером.

- Да, в двадцать сорок пять. Только не подведи и на этот раз! Иначе придётся подарить данный камень моей супруге.

-Зачем?

- У той через неделю день Ангела.

-Понятно. Нет, не подведу. Ведь я попытаюсь представить себя на твоём месте.

-Ну, тогда пока.

- Ага. Завтра в четырнадцать жду.

Как только он ушёл, я тотчас позвонил Степаниде и

поинтересовался какое сегодня число?

- 29 февраля.

-А не первое марта?

-Дорогой, пора бы уже и тебе понять, что раз в четыре года в феврале бывает ровно на день больше, чем обычно.

-Блин, а чего он тогда припёрся раньше срока?!

-Кто?

-Да клиент, оставивший бриллиант на хранение.

-Что случилось-то?

-Катастрофа! Камень пропал из сейфа.

-Надо же!

-Кстати, а зачем ты прикрепила скрытую камеру?


В трубке повисла долгая пауза. Затем довольный голос супруги продолжил разговор.

- Молодец! Как же ты всё-таки догадался, что это сделала я?

- Кто же ещё иной любит так, походя, пользоваться

ненужной жвачкой.

- В следующий раз, так и быть, прикреплю её, как и положено проволокой или магнитом.

-Вот только не пойму, для чего тебе это понадобилось?

- Ну, ты даешь! А, если бы он сам попытался выкрасть камень?

-Резонно. Тогда, выходит, ты его всего лишь опередила.

-Не ной. Я знаешь, какие бабки за этот месяц на нём наварила!

-Каким образом?

-Помогла знакомым использовать его, как уставной капитал для получения очень серьёзного кредита. И если бы твой друг оказался хоть чуток умнее тебя, он пришёл бы за товаром не 29 февраля, а как и положено было первого марта. Камень покоился бы уже в сейфе.

- Слушай, я его сумел уговорить. Он будет ждать до завтра.

- Ну, тогда всё значит окей. Ведь он, кажется, заплатил тебе за аренду заранее.

- Но я рассчитывал и на премиальные!

- Не будь таким жадным, милый. Нам хватит и этого.

-А что с деньгами, что ты заработала? Они всё ещё у тебя?

-Что ты! Я уже с час, как пустила их в новое дело.

-Ах, так! Ну, тогда пусти и мои тоже.

-Вот уж нет! Или ты хочешь, чтобы я так и ходила до пенсии в сурковой шубе и ездила на работу на каком-то «Вольво»?!

-Нет, не хочу!- рявкнул я и тут же дал отбой.

После чего налил себе рюмку коньяка, чтобы хоть как-то успокоиться.

29.03.2013 года.


ВОЛЯ ПРОВИДЕНИЯ.


Наконец-то, пришло время рассказать о том, что я не только частный детектив, но ещё и писатель-любитель. Более того, я на хорошем счету у самого Баянила Огранина, старейшего среди собак нашего города литератора.

Так вот, многие из граждан напрямую не связанные с литературой, наверное, и не помышляют о том, что и писатели тоже не чужды самых низменных страстей. Что и они готовы за бесплатное издание своей книги лизать попу нужным «людям». А уж за гонорар, даже мизерный, и вовсе перегрызут друг другу глотку. А все разговоры о том, что такие авторы, как Какунин, Отдонцова, Задашкова и Несрова- светочи Морали, наглая ложь! Более того, некоторые из них вообще сами ничего не пишут, а являются всего лишь, как бы торговыми ярлыками, чтобы было в случае чего на кого сослаться.

Ведь не признаваться же в том, что первые имена нашей бульварной литературы всего лишь писательские проекты, созданные той или иной группой литературных негров. Так и пишется быстрее, да и получается лучше, чтобы там не говорили критики.

Кстати, эти так называемые идолы от литературы

тоже жуть недолюбливают друг друга. Только пакостить в открытую себе не позволяют.


И когда однажды к нам в сыскное бюро пришёл сам господин Какунин и попросил меня провести расследование смерти его друга, тоже очень известного писателя, не буду называть его фамилии, не хочу чтобы меня обвинили даже в капле непорядочности, ограничусь одним лишь именем. Я был одновременно, как и польщён, так и раздавлен! Надо же, до чего

дошла наша литература. Теперь братья по цеху не только поливают дерьмом своих конкурентов, но ещё их и убивают! Во всяком случае, именно такой вывод можно было сделать со слов уважаемого литератора Какунина.

- Так Вы полагаете, Мария не покончила жизнь самоубийством, а её убили?

- Уверен. Только доказать этого не могу.

- Понятно, и Вы хотите, чтобы я попытался сделать это за вас.

-Да, потому что уверен, что лишь Вы один и можете,

справиться с подобным делом.

- Спасибо за доверие. Весьма польщён. Извините, а на чём основана ваша уверенность?

- Я прочёл некоторые из ваших опусов и крайне высокого о них мнения! К тому же у вашей жены большие связи в правоохранительных органах.

- Ясненько. А теперь давайте уточним о том, кого вы в первую очередь подозреваете.

- Я полагаю, что это сделал кто-то из её литературных рабов. Подлый завистник. Попадись он только в мои лапы! Сам сяду, но его обязательно покалечу, если вообще не загрызу, на фиг !

-Чего он мелет, - подумал я, - а ещё уважаемый «человек». И чтобы больше не выслушивать подобную ахинею, я предложил ему окончить наш разговор, сославшись на занятость. И в то же время, клятвенно обещая, держать его постоянно в курсе дела.


Распрощавшись с писателем, я мгновенно погр узился на некоторое время в размышления. Затем, словно очнувшись от забытья, подошёл к телефону и набрал номер мобильного своей супруги.

- Привет, Степанидушка. Подскажи, пожалуйста, какие там в вашем ведомстве новости по поводу смерти писательницы Марии С…

- Никаких, дорогой. Это обычный суицид. Мы уже и дело закрыли.

-А мне сказали, что её убили.

- Если только каким-либо внушением!

-Блин! Целую в носик. Не зря, как видно говорится,

что только устами невинного глаголит истина.

-Ладно, шутник. Хорошо, что хоть младенцем не обозвал. Если что нарыл, то действуй. Но смотри, с гонораром не оплошай. Кто клиент-то?

- Сам писатель Какунин.

- О, тогда работай, как следует! Если раскроешь данное дело, это будет хорошей для нас рекламой.

- Да уж, надеюсь, что в этом случае, он для воспевания моих талантов и золотого пера не пожалеет.

А теперь, пока. Сама же сказала, что мне надо больше работать.

- Пока-пока. Гений собачьего сыска!


Обыск, проведённый мной в квартире покойной, мало что дал. Никаких писем по электронной почте с угрозами в её адрес в компьютере я не обнаружил.

Более того, даже по телефону, включая и сотовый,

не было ничего подобного. Тогда я от нечего делать

стал просматривать её фильмотеку. Но не ту, что была на жёстком диске, а ту, что стояла на полках в шкафу. Там помимо СД, ДВД и Блюрей дисков имелось и несколько видеокассет. Вот они-то и заинтересовали меня в первую очередь. Ещё бы, такая редкость. Я даже уже и позабыл, какого качества изображение они показывают. Недолго думая, я включил видеомагнитофон, стоящий под телевизором и сунул в него одну из кассет.

Лишь только начался показ, как я сразу почувствовал себя как-то нехорошо. Мне стало почему-то казаться, что я всего лишь никчёмный «человечишко», способный только есть и гадить, а не преуспевающий частный детектив, раскрывший несколько десятков преступлений. - Что-то тут не так, - решил я, - и выключил запись.

Затем я основательно задумался и пришёл к выводу,

что это именно кассета и сделала меня таким.

- Надо же,- расстроился я, - какая всё же у меня лапа тяжёлая! С самого первого раза и то вытянул гадость. Коли так и дальше пойдёт, то лучше вообще застрелиться, на хрен, чем продолжать в том же духе

испытывать судьбу. Ведь из этого всё равно не выйдет ничего хорошего. И тут меня словно бы кто-то кольнул шилом в задницу. И я, внутренне взвыв от боли, мгновенно опомнился, начисто забыл о своих прежних горестях. Это, наверное, во мне так сработал инстинкт самосохранения.

- Чёрт побери, - подумал я, - ведь если кассета подобным злым образом подействовала на меня, то она может точно также воздействовать и на кого-то ещё.

А не с помощью ли её и погубили бедную Марию?

И тогда я, разобрав видеокассету на части, стал внимательно изучать находящуюся внутри неё ленту. И не прошло и получаса, как я уже во всёуслышание орал слово «Эврика», что по-нашему, по-собачьи, означает «Нашёл!»

Оказывается, в ленту был вмонтирован лишний кадр. Он-то и воздействовал на смотрящего с отрицательной силой.

Интересно, откуда же она могла попасть в дом писательницы? Купить подобную гадость в магазине практически невозможно, потому как это будет, если дело дойдет до огласки, сильный удар по репутации продавца. Тогда выходит её принёс кто-то из знакомых. Но кто бы это мог быть? И тогда я вдруг вспомнил слова писателя Какунина, который был убеждён в том, что это сделал кто-то из литературных негров. А ведь это и в самом деле не лишено смысла, - решил я и отправился наводить справки прямо в литературный отдел ФСБ. У меня там приятель работает.

Я полагаю, Вы и сами, наверняка, понимаете, как тяжело из КГБиста вытянуть хоть что-то путное. Поэтому нет ничего удивительного в том, что наша беседа затянулась вплоть до самого вечера, а началась ведь ровно в полдень!

Но своего я всё-таки добился. Когда я, наконец, покинул кабинет моего приятеля, в одном кармане моих брюк покоилась записка с паспортными данными литературных рабов Марии, а из другого торчала

пустая бутылка из-под французского коньяка марки «Наполеон».

Остальное уже было проделать несложно, ибо мне удалось выяснить, что один из этих самых «негров» работал инженером по монтажу на одной из частных студий по производству мультфильмов. Стало быть, ему и «карты в руки» для производства подобного рода злодейств.

Вначале он, конечно же, отпирался, но после тайного введения ему под видом прививки от чумки, чтобы якобы обезопасить его в случае общения с другими арестованными, дозы пентатала натрия тут же во всём признался.

Выходило, что он это сделал не из зависти, а скорее от обиды. Ведь это именно он написал лучшие произведения за Марию. Такие, к примеру, как «Тузы собачьего мира» и «Кошкодав». А она за это отплатила ему чёрной неблагодарностью. Даже ни разу

не упомянув о нём, как о своём соавторе!

Как он проделал это? Очень просто, подарил ей на день рождения не только подарок, но и видеокассету с её любимым фильмом, в пленку которой и вмонтировал дополнительный кадр.

Сказать, что писатель Какунин был доволен результатом моего расследования, это значит вообще остаться безмолвным. Он так визжал от восторга, что мне пришлось даже заткнуть на время берушами уши, чтобы на совесть поменьше давило.

Оказывается, этот литератор прежде работал на него самого, но потом они повздорили и расстались, потому что тот начал борзеть, требуя, от Какунина упоминать его, как соавтора выходящих книг.

А на это последний явно пойти не мог. Ведь он не раз

публично заявлял, что не пользуется услугами литературных рабов.

И очень, мол, хорошо, что его теперь так крепко прижали. Иначе бы он, чего доброго, попытался бы угробить и его самого. С такого злодея станется!

Ну и моралисты! Эти раскрученные писаки, - подумал я, - у самих уже всё рыло в пуху, а глаза по-прежнему вроде как честные, но от гонорара и предложенной за скорость в работе премии отказаться всё же не посмел.

Иначе бы жена снова пилила за то, что принёс и в этом месяце в дом мало денег.

3.04.2013 года.


РАЗБОРКИ ПО-ЧЁРНОМУ.


Порой граждане во внутрисемейных разборках доходят до полнейшей бесчеловечности. Но, что самое странное, после, опомнившись, они не только не идут на явку с повинной, напротив, они всячески пытаются скрыть свою принадлежность к подобному чудовищному поступку.

Одно время я тесно сошёлся с одним художником примитивистом, а так как дела у него шли не очень,

картины почти не продавались, то он с каждым днём всё дольше и дольше засиживался в моём доме.

Ещё бы, всякий ведь не прочь пожрать да выпить на халяву. А вскоре и вовсе обнаглел мой приятель. Иногда даже с ночлегом оставался. В конце концов, я не выдержал и сделал ему замечание, имей, мол, браток, хоть капельку такта, я же всё-таки женатый пёс. А ночью между мужчиной и женщиной, сам п онимаешь, происходит нечто такое, а ты в это время, можно сказать, под самыми ногами болтаешься.

Он, конечно, сделал вид, что обиделся, но в покое нас все же оставил. Теперь он только изредка позванивал, каждый раз прося в долг денег. Причём, ясное дело, даже без намёка на отдачу. А потом взял да неожиданно и вовсе исчез из моего поля зрения.

Степанида как поняла, что он, похоже, вконец запропал, не только джигу передо мной в бикини сплясала, да ещё и пирогами с самой чёрной икрой накормила. Я даже едва не подавился насмерть, как услышал, сколько она - эта чёртова чёрная икра теперь стоит.

Но, как говорится, ничто в мире не вечно. И однажды, мой «друг» вначале позвонил мне, а потом уже и явился собственной персоной. Да ещё и в каком виде! Парчовый пиджак, на каждом когте по перстню с бриллиантом, а портмоне с деньгами такой толщины, что он его не в кармане, а в специальной сумке на поясе носил.

-Привет, - говорит Антон, - всё мыкаешься частным детективом.

- Ага, – говорю, - и пока на хлеб хватает.

- Рад за тебя. А я тут малость приподнялся.

-Как сумел-то?

-Да, одна тетенька помогла. Эксперимент, видишь ли, удумала. Кстати, вот тебе за твою доброту с процентами.

После чего, он достал из портмоне пять тысячедолларовых купюр и протянул их мне.

-Но ведь ты набрал с меня явно не больше трёх!

- Я же и говорю, с процентами!

- Ладно, уговорил. Выпьем?

-Не-а. Я уже спешу. Невеста, понимаешь ли, ждёт! Будем составлять брачный договор.

- Это правильно! Иначе обуть могут.

-Да уж знаю, не маленький, - после чего, пожав мне лапу, приятель мой удалился так же как и явился, то есть очень неожиданно, словно кирпич на голову.

Вы, наверное, полагаете, что я обзавидовался счастливой доле бывшего художника. А вот и нет! Я искренне обрадовался за него, потому что сразу же представил себя на его месте.

А потом, через несколько дней и случилось то, о чём и вспоминать без содрогания не хочется.

Короче. Убили друга моего. Правда, уже после подписания им брачного контракта. А что толку-то. Наследников у него, оказывается, не было. На меня же переписать его, как бы для страховки, он почему-то не догадался. А может и не успел. Ведь не зря же его так торопили с этим подписанием.

И так мне тут обидно за друга убиенного стало, что я, посоветовавшись со Степанидой, решил, чего бы это мне не составило, обязательно распутать данное дело.

Я начал с того, что направился в поликлинику, к которой был приписан мой друг. И там побеседовал с его участковым врачом. Оказывается, с недавнего времени он перестал посещать местного невропат олога, у которого состоял на учёте уже несколько лет, сославшись на то, что у него теперь имеется личный психотерапевт. Причём, женщина!

- А кто, он не намекал?

-Сказал только, что она бывшая жена какого-то заправочного королька.

- Ну, это уже кое-что, - подумал я и тепло распрощался с доктором. Оставив ей, как память о визите к ней столь значительного гражданина, свою последнюю книгу с автографом моей супруги, генерал-майора внутренних войск, ибо книга моя называлась «Моя жена - Генеральша!»

Пошуровав по газетным архивам, я сумел обнаружить одну интересную вещь. Несколько лет назад владелец сети заправок жидкого топлива под названием «Лотос» разошёлся со своей супругой и женился на молодой, бывшей своей секретарше. После чего он вскоре умер. По-пьяни утонул на рыбалке.

Тогда-то новоиспеченная вдова тайно и спуталась с членом правления Киришского нефтеперерабатывающего предприятия. То есть решила попытаться пойти на повышение. Но он оказался женат, причём, полностью зависел от своей супруги, именно в финансовом отношении, так как папа последней был вообще зам.министра нефтехимической промышленности. Поэтому ушлая вдовушка, понимая, что быстрого ей ничего не светит, решила затаиться и ждать. Чего?- вы спросите. Смерти тестя своего любовника. Ведь он был уже в преклонных годах. А что это меняет?- снова поинтересуетесь вы. А то, что старый «козёл» перевёл весь бизнес на своего зятя. Так что, как только тесть отдаёт кранты, зять может смело жениться на своей полюбовнице, потому что жена в лучшем случае сможет отсудить лишь половину.

Интересно, а каким боком замешан во всём этом мой убитый приятель? Ну, хорошо, снюхался он с первой женой владельца «Лотоса» и та его приподняла. Но для чего? Неужто и она польстилась на молодого да смазливого. Вряд ли! Ведь она же психолог со стажем. Тут явно что-то не то. Скорее всего, она решила использовать моего приятеля, как орудие своей мести новой пассии своего бывшего. Только чего-то она долго с этим тянула. Вообще-то, это я загнул со

словом «долго». Ведь в таких серьёзных разборках всё делается, ох, как основательно! Да и разве быстро найдёшь, да ещё и в нужный порядок приведёшь такого красавца, каким был мой покойный товарищ.

И так как не победить врагов я не мог, это было для меня делом чести, то решил подключить к расслед ованию и свою супругу, потому что у генерала полиции лапы да и связи гораздо длиннее, чем у обычного частного детектива, пусть даже и начальника Агентства.

И вот что удалось ей узнать. Брачный контракт был составлен моим другом именно с той самой м олодой и резвой, на которую я и думал. Да, поистине

незаменимая вещь «шестое чувство», если попадёт в чьи-либо достойные лапы.

Ах, вот в чём дело! Значит эта подлая бабёшка не пощадила и моего друга. И это за какие-то там гроши что у него имелись! Ведь я понимал, что она-то со всеми её захапонами, была явно не беднее.

Нет, она не собака, а чисто Синяя Борода. И лишь когда супруга объяснила мне, что брачный контракт

был заключен, скорее, в пользу моего друга, а не его невесты, я лишь немного успокоился.


-Блин! Тогда, зачем ей было его убивать?

-Я думаю, это сделала не она!

-Тогда кто? Ведь у других вообще нет для этого мотива.

- А нужен ли он в наши дни? Когда жизнь настолько безжалостна к нам.

-Ты хочешь сказать, вначале даешь в глаз, а после ищешь уже причину?

-Можно сказать и так.

-Нет, это точно она. Вот увидишь!

-Кстати, дорогой, ты ещё не слышал?

-О чём?

-Умер господин Пасов.

-Тот самый, с которым эта «убийца» и крутила в ожидании смерти его тестя?

-Точно.

- ЁКЛМН! Так ведь тесть-то ещё жив кажись?

-А чего ему будет.

- Тогда я ничего не понимаю!

- Я тоже. Будем вызывать на допрос всех фигурантов. И давить на них так, чтобы хоть кто-то да прокололся.

- Неужели нет вообще никаких улик?

- Всего две.

- Какие?

- Завещание Пасова в пользу твоей фурии. Её фамилия Ступкина. И то что похоже Ступкина догадывалась о том, что твой друг водит её за нос.


Все допросы и очные ставки было поручено пр оводить лично мне. Ибо я единственный во всём нашем городе знал в этом истинный толк.

Психиаторшу я расколол сразу, нагло обвинив в слабой квалификации. Ссылаясь на то, что она допустила как минимум два просчёта.

Первый, это то, что не купила, а всего лишь сняла

на время своему протеже квартиру. На что она сказала, что у неё не было таких денег.

-Но у сообщницы-то вашей были! - это я сказал так, к слову, и оказалось попал точно в цель.

- Вот курва, уже всё разболтала, а ещё жена такого туза!

Ну, тут мне все сразу стало ясно. Выходит она спелась с Пасовой. Да, видать Ступкина и впрямь у всех, как бельмо на глазу.

- А вы как хотели?- уже совсем нагло соврал я,- разве кто-то обязан за вас отдуваться. Причём бесплатно!

-Но я никого не убивала!

-Тогда кто??

- Я ничего не знаю!

- Хорошо. Вы пока свободны.

После чего я приказал сержанту увести подследственную.

Следующей была, та самая Ступкина. Да, красотка она была что надо! С ней мне пришлось повозиться.

-Зачем Вы убили своего жениха?

-Какого?- цинично спросила она.

-А может и обоих. Ведь Пасов написал завещание в вашу пользу.

- Для чего?? Ведь без смерти тестя, оно всё равно не действительно.

-Это как сказать. В таких высоких сферах, где обитает тесть Пасова, просто не поймут подобных флюгерных действий. У них уж если что добровольно отдал, не смей на него более претендовать. А вот жена его могла бы запросто отобрать у вас половину.

Так что резон у вас получается всё же был.

-Но я его точно не убивала. Клянусь мамой!

-Очень может быть что и так. Но об этом потом.

А теперь, скажите лучше, как вы узнали о том, что господин Примитивов (так звали моего друга) пудрит Вам мозги, выдавая себя за богатого человека.

-Что?! Неужели это правда? Каков подлец! А я ведь переписала на него почти все своё имущество. Выходит, мне просто повезло, что он так вовремя умер.

- Хватит ломать комедию! Даже для меня, бывалого «человека», подобное зрелище чересчур. Вас опознала хозяйка снимаемой Примитивовым квартиры. Когда вы без предварительного договора нагрянули к нему в гости, вот тогда-то Вы и поняли, что он Вас жестоко «напарил». И если не примите срочных мер, вскоре расстанетесь со всем вашим « честно» нажитым, правда, за счёт других граждан, добром.

- Это всё выдумки. У вас нет прямых доказательств.

- Верно. Простите, а не позволите ли Вы мне повнимательней посмотреть вашу брошь?

-Пожалуйста. Мне её подарил господин Примитивов.

Наверняка, это наглая подделка!

-Сейчас и проверим.

Когда я взял брошь в лапы, то сразу почувствовал, что это отнюдь не подделка, а очень ценная, стари нная вещь. Почти наверняка, с каким-нибудь секретом.

- Нет, эта брошь не подделка!

-Странно. Впрочем, это уже ничего не меняет.

-Правильно! А вот теперь смотрите, дорогуша, в чём тут соль,- сказав это, я ловким движением открутил

часть острия у булавки броши и обнажил этим спрятанный внутри его ещё более тонкий, трубчатый шип-шприц, заполненный какой-то жидкостью.

- Вот так-то, милая. Теперь, полагаю, и вы понимаете, что дальше отпираться бесполезно. Проведенная экспертиза, несомненно, лишь подтвердит мою правоту.

-Ладно. Ваша взяла!- зло сказала она и смачно плюнула мне в морду.- Но это, ещё ничего не значит! Ведь я найму очень хорошего адвоката.

- Имеете полное на то право,- сказал я,- а теперь

уведите эту мразь да поживее,- попросил я дежурного,- или я за себя не ручаюсь!

Вы, наверное, и представить себе не сможете, как мне хотелось кольнуть её этим шипом, чтобы она никогда более не надеялась на услуги адвокатов.

К этому моменту я так устал, что попросил провести допрос последней подозреваемой свою супругу.

Впрочем, если честно, мне было, в сущности, плевать на то, умер ли Пасов сам, или его тоже убили. Ибо я выполнил возложенную на меня моей совестью миссию сполна. Узнал-таки, кто убил моего друга.

Жена моя, тоже, ясное дело, не оплошала.

Оказывается, Пасов умер с перепугу. Когда жена ему сказала, что знает о том, что он написал завещание в

пользу этой «куклы» Ступкиной. Но ничего, она, мол, ещё за всё ответит.

Честное слово, умная женщина, да ещё и с даром предвидения! Жаль только, что такая вспыльчивая.

Неужто нельзя было подождать, пока супругу хоть

немного полегчает.

15.04.2013 года.


"ОБеЗЬЯНЬИ ИСТОРИИ"


Позвольте представиться: - я, Иван Иванович Орангутангов, бывший кадровый разведчик, а сегодня военный пенсионер всеобезьяннего значения. И так как за свою долгую жизнь я повидал много чего любопытного, то решил, что имею поэтому полное право поведать об том и другим индивидуумам. Может кому это будет и интересно.


.


Причуды случая.


Однажды мы с моим помощником сержантом Горилловым,

я тогда был ещё зелёным лейтенантом, только-только закончил полный курс в училище КГБ,


отдыхали как-то со знакомыми девочками на пикнике в Стрельно, неподалеку от самой резиденции Президента. Как, вдруг, в самый разгар веселья к нам подходит какой-то чумазый цыган и предлагает пройти в табор к их Барону. У него, мол, к нам дело исключительной важности. Пришлось подчиниться, иначе он грозился нам лютой местью со стороны цыган всего мира. А ведь, сами знаете, цыган боятся все, даже медведи. Пришли, значит, мы, ведомые провожатым, к хибарке барона. Одни, конечно. На что нам девчата теперь, коли есть возможность не тратить, а заработать.

Глядим, а он уже в палисаднике, причём, сам для нас шашлыки жарит. Во, думаем, «Человек»! Князь местный ведь, но если надо, то даже поварским делом, и тем не чурается. Снимаем пилотки, затем отдаем поясной поклон в знак уважения, конечно, чтобы чего не нужно не удумал. Понимаем ведь, что теперь все зависит только от его щедрости.

- О, молодцы, что пришли! - пищит Барон. Здоровущий такой дядька, точь-в-точь бизон, только менее лохматый. А голос почему-то тонкий, как у артиста Шпигеля.

- Знамо дело, барин, - говорю я (Сержант же только головой кивает, он на язык слабый ещё с детства. Соседка случайно дверью прищемила, когда он за ней в бане подглядывал.), - Ведь вызывали же.

- Ребята у меня к вам дело есть.

- Какое?

- Надо бы убрать одного прощелыгу.

- Не-не, на мокрое мы не подпишемся, - хнычет мой сержант .

- Молчать! - рычу я, - кто из нас лейтенант? Я или уже ты?

- Вы, шеф!

- Вот то-то! Мы согласны, но за дорого!

- Оно и понятно. Ибо работа вам предстоит, ребята, и в самом деле тяжёлая. Но я в наш спецназ верю!

- Вот и хорошо. А теперь давайте перейдём к сути дела.

- Правильно. Не то, пока болтать попусту будем, шашлыки совсем остынут. Короче, мальчики, завелся тут у меня конкурент по бизнесу. Борзый жуть! Да и охраны при нём вдвое больше, чем даже я себе позволяю. А ведь я всё-таки потомственный барон.

Не то что он, сын какого-то замминистра. Сумеете его оприходовать, заплачу лимон баксов.

- Что так достал? - сочувствую я.

- Конечно. Совсем обнаглел. К дочери моей вздумал свататься.

- Но это же выгодная партия! – удивляется даже сержант.

- Ничего-то вы, ребята, ещё в жизни не понимаете! Он же не цыган.

- Понятно, - говорим мы уже дуэтом.

- Аванса я большого вам дать не могу. Не люблю денег бросать на ветер. Но, как сработаете дело, остальное точно получите. Слово Барона! Вот вам для начала информация о нём и лимон деревянных, чтобы совсем обидно не было. Теперь же кушать!

- Нет, ты понял? - сказал я сержанту, - каков жук! Боюсь, он нам ничего потом не заплатит.

- Думаешь, после того как работу сделаем, он нас самих замочит?

- Это было бы для него неплохо, но, думаю, не посмеет.

- Как же, жди! Зачем ему лишние свидетели.

- Обожди-ка. Я, кажется, кое-что придумал.

- Ну и...?

- Потом скажу, когда уже окончательно идею обсосу.

- Хорошо идёт!

Ну и стали, значит, мы с Горилловым готовиться к выполнению возложенной на нас задачи.

Мы следили за объектом, можно сказать, круглосуточно, но так и не нашли возможности, как же нам к нему подобраться незаметно.

Можно было бы, конечно, попытаться застрелить его издали, но для этого нужно было бы нанять хорошего снайпера, что стоит крайне недёшево. И если бы случай не вмешался в дело, то точно бы плакали наши денежки. Произошло же вот что: однажды на одной из вечеринок подопечный наш, очевидно, чем-то, в конец, обкурившись выпрыгнул в окно, хорошо, что это был всего первый этаж, иначе бы точно переломался на хрен и, прихрамывая, бегом пустился к своему джипу. Сел в него, да и дунул куда-то! И пока охрана, наконец-таки, опомнившись, пустилась за ним в погоню, уже скрылся из виду где-то в неизвестном направлении.

От своих-то он ушёл, но только не от нас! Догнали мы его уже в лесу да и то, после того как прострелили все колеса у его тачки.

Хотели убить сразу, но затем всё же пожалели, умилились тому, что он бедный не только не испугался, но ещё и права качать нам стал.


Дали, значит, ему, как следует, по шее да и начали деньги вымогать.

Спросите, а как же тогда быть с заказом цыганского барона? Вот и товарищ Гориллов о том же меня спросил. Хорошо, что хоть догадался сделать это шепотом. Не то бы убиваемый сразу обо всём догадался.

- Заткнись пока не поздно, - говорю я сержанту, - я ведь всё-таки командир. Так что с меня и спрос!

- Понял! - как и обычно в подобных ситуациях отвечает мой подчинённый.

- Сколько за свою жизнь отвалить желаешь? - спрашиваю я у пойманного нами паршивца.

- Да вы чо! - начинает было упираться тот. - Я же вас потом из

под земли достану! Лучше так отпустите, и я это учту.

Вижу, гад похоже не понимает с кем он связался.

- Ладно, – говорю, - как хочешь. Тогда мы тебя точно хлопнем! Ибо нам уже за это проплачено.

Тут он сразу малость сбросил обороты. И тотчас поинтересовался во сколько же его оценили?

- Лимон баксов! - с гордостью отвечаю я, ехидно глядя в его бесстыжие глазки.

- Только то?

Тут я непроизвольно навостряю уши. - ЁКЛМН, что же он о себе мнит! - и пристально вглядываюсь в его морду. - Да он, похоже, и, вправду, так считает. Что ж, это даже хорошо. Более того, это в принципе и вовсе меняет суть дела.

- Ладно, - говорю я ему, - пошутили и будя. А теперь пошли! - и приставив пистолет к его загривку, тащу прочь от машины.

- Куда это? - верещит он. И я чувствую, что теперь уже не только пот струится по его ляжкам.

- Как куда? Ликвидировать будем. Ты же выкупать жизнь свою не хочешь.

- Что вы, очень даже желаю! - говорит мой подшефный. И в обмороке безвольно повисает в моих лапах.

Когда мы, наконец, привели его в чувство, то он, уже не торгуясь, предложил нам сразу полтора лимона, и ещё лимон за то, чтобы мы угрохали за эти деньги уже самого заказчика. Чтобы впредь у него никогда не возникало подобных мыслей.

- Идёт! - прорычали мы хором, - только все деньги вперёд!

- Но, так ведь не принято. Да и вообще это грабеж! Вдруг вы потом от работы откажетесь.

- Не верить нам! Спецназу КГБ (ФСБ). Фи! Такого я даже от вас не ожидал! - обиделся Гориллов. - Нет, босс, давай его лучше хлопнем! Всех денег всё равно не заработаешь! Ну и полез за пазуху за финкой. Когда он извлёк её оттуда, чек с подписью был уже у меня в кармане.

- Ну вот и славненько, - сказал я и ласково подмигнул Гориллову.

Тот в ответ насупился, но режик от горла жертвы всё же убрал.

- Да, вот что, браток, ты уж не обижайся, но пока мы не обналичим деньги, придётся тебе немного поспать. После чего вколол ему в попу целый кубик снотворного. Когда он отрубился, я приказал сержанту проткнуть спящему финкой кисть и после, так и оставив нож в ране, положить ему всё это на грудь. Затем я сфотографировал жертву нашей расправы на цифровой фотик, чтобы было что предъявить барону.

Срочно обналичив все деньги, дабы потом не вышло чего- либо непредвиденного, мы тут же переложили большую их часть в другие банки, оставив себе лишь на мелкие расходы. Проделав это, мы тотчас двинулись к особняку цыганского барона, чтобы доложить о проделанной работе, а заодно и забрать причитающийся нам остаток. И только уже после этого окончательно дунуть в тёплые страны.

Оказывается, разведка барона работала на совесть, и ему уже сообщили о том, что его конкурент куда-то основательно пропал.

Поэтому он не очень-то и удивился предъявленным ему нами доказательствам.

- Молодцы! - сказал он, – честно отработали. Так уж и быть заплачу, что обещал.

После чего дает распоряжение телохранителю, и тот идёт куда-то за деньгами.

- А теперь давайте, мальчики, выпьем за наш общий успех, - говорит хозяин. И приглашает нас пройти на веранду и сесть за обеденный стол. После чего достает откуда-то из штанов флягу с коньяком и разливает всё её содержимое в три больших фужера. Затем он пристально и проникновенно смотрит в наши глаза и предлагает нам уже выпить. Только, значит, потянулись мы лапами к «таре», как он вдруг, неожиданно как заорёт: - Ой, что это? - словно бы увидел невесть что. Оборачиваемся, значит, в сторону, куда он, трясясь от удивления, тычет пальцем. И что? Нет там ничего!

- Ой! - говорит он, явно сконфузясь, - кажись, показалось.

- Бывает! - говорю я. И только, значит, хотел взять свой фужер, как вдруг, теперь уже Гориллов как рявкнет: - Блин! Честное слово в первый раз такое вижу! - и указывает лапищей прямо в небо. Задираем и мы с бароном шеи. Опять ничего нет!

- ЁКЛМН - огорчается Гориллов, - долго же вы чесались! Птичка уже улетела.

- А вы, шутник, - говорит барон и хлопает дружески сержанта по плечу, - ладно, давайте уже тяпнем! - после чего выпивает свой фужер до самого дна.

- Извините, но я не пью, - говорит сержант и ставит свой фужер обратно на стол.

- Но это же неуважение к хозяину! - обижается барон и уже не совсем трезвой рукой вновь подает Гориллову фужер.

В это время я уже тоже расправился со своей порцией. И так мне это пойло понравилось, что захотелось отведать его ещё разок.

Попросил об этом барона.

- Хорошо, - согласился тот, - схожу потом за другой флягой. Но пускай твой помощник вначале осушит этот фужер. А то не пьёт, понимаешь ли, он!!

- Ладно, – говорю, - я его заставлю выпить. Вы идите за другой флягой, а уж я с ним разберусь.

Тут-то и явился телохранитель с кейсом, в котором были бабки.

- Пей, - говорю я Гориллову, - ну хотя бы пригуби чуток, лучше не зли барона, не то не только фляги, но и денег этих не получим! А ведь их цельный чемодан!!

- Ладно уж, - говорит сержант, - выпью эту гадость! А ты пока с деньгами разберись.

- Видите, барон, он уже пьёт. Давайте ваши денежки, а заодно и флягу, и мы, пока ещё целы, уносим из вашего дома ноги.

- Аким, принеси флягу, что лежит у меня под подушкой! Да поживей, - приказывает барон телохранителю, - а то у господ времени, как я понял, в обрез.

И пока мы с чемоданом разбирались, Гориллов одолел-таки фужер аж до самого донышка.

- Молодец! Правильно поступил, - увидев подобный результат сказал барон и вновь похлопал сержанта уже по другому плечу.

Вскоре, вслед за этим (Гориллов с чемоданом в руке, а я с флягой заветного пойла в кармане), мы покинули гостеприимный «домишко» нашего благодетеля.

Только мы просочились, значит, за ворота, как сержант и говорит мне:

- А теперь, командир, давай отсюда деру, да поживей!

- Чего так вдруг?

- Барону, кажись, скоро каюк придёт! Пойло-то отравленным было.

- Как это? - спрашиваю я, а заодно и вытираю лапой со лба холодный пот.

- Да не твоё! Я фужер успел заменить.

- Вот, гад! - облегчённо вздыхаю я, - а ещё слово давал! Так ему, впрочем, и надо. Но ведь ты тоже выпил.

- Как же, я лишь за ворот вылил!

- Ну ты, голова! - сказав это, я дал такого стрекача, что даже сержант Гориллов, чемпион округа по кроссу, и тот не сразу нагнал меня.

Когда мы, как нам казалось, наконец, достигли безопасного места, то первым делом открыли чемодан с деньгами. Как выяснилось чуть позже, я был более чем прав, когда критиковал поведение барона. Ибо он нам всучил на 150 тысяч меньше, чем обещал. Да, от такого субъекта всего можно было ожидать!

Вдруг он и это пойло отравил. Так на всякий случай. Как говорится, бережёного Бог бережёт.

И хотя Гориллов мне это делать не советовал, я без сожаления вылил коньяк из фляги в канаву, а затем и саму её забросил уже в кусты.

Когда примерно спустя две недели, находясь уже в знойном Сочи, а не в дождливом Питере, мы, от нечего делать, зашли в Центральную библиотеку и решили ознакомиться с последними новостями по подшивкам газет, то нам на глаза почти сразу попались три сообщения, к которым мы как оказалось имели самое прямое отношение.

Первое гласило о том, что цыганское искусство всей страны понесло тяжелую утрату в связи с безвременной кончиной одного из известнейших Российских меценатов, цыганского барона Лойко Забарова. Светлая память его имени и деяниям!

- Надо же, ты оказался прав! - похвалил я Гориллова.

- А вы что сомневались в моих способностях шеф?

- Я? Никогда!

- Понятно.

- А это, блин, что за ересь!?

- Где??

- Да вот же! Тут написано о том, что в Боткинской больнице умер три дня назад от заражения крови Натан Левензон, генеральный директор гостиничного комплекса «Метла почёта»

- Ну и шут с ним! Мало ли кто и где окочурился. Главное, что мы-то с тобой, командир, всё ещё живы!

- А теперь на рожу его повнимательней взгляни. Ну, что узнал!

- ЁКЛМН! А я-то здесь причём?

- Говорил я тебе, ежели попу бреешь, то ножик обязательно с мылом потом мой.

- Кто же знал, что у него такой организм хлипкий! Ладно, впредь буду умнее. Шеф, а ты, кажись, тоже недалеко от меня ушёл.

- На что это ты, задница, намекаешь??

- Читайте сами.

- ... Так тут говорится о том, что мышь напившись коньяка, сильно покусала кошку, когда та хотела её поймать, а после, когда киска убежала, набросилась и на её хозяйку. - Эка невидаль! Во хмелю заяц, и тот храбрится.

- Прочитайте лучше, где это произошло.

- Надо же. А не там ли я расправился с чёртовой флягой.

- Именно!

- Не понял. Что же это получается? Коньяк выходит без отравы был!

- Вот это я тогда вам и пытался объяснить.

- Жалко, конечно, что так получилось. Да теперь-то уж ничего не поделаешь. Впрочем уговорил. Мы с тобой действительно в чём-то похожи.

- Поэтому нас и сделали напарниками.

- Ты полагаешь?

- Уверен!

- А не пройтись ли нам, дружок, на пляж?

- Позагорать?

- Не только! Ещё и девочек пошикарнее поискать. Мы ведь теперь парни с деньгами!

- Да ну их, этих девочек! Опять через них в чего-нибудь вляпаемся.

- Всё, не трындеть! Это приказ!!

ПОСКРИПТУП.

До сих пор так и не могу простить себе подобного необоснованного волюнтаризма. Ибо, как в последствии выяснилось, подчиненный мой как в воду глядел. Но это, уже совсем другая история!


11.09.2013 года.

«Космобайтеры»


История эта произошла со мной примерно с год назад,

но до сих пор я так и не могу вспоминать о ней без содрогания.

Случилось же вот что.

Окончив свои дела в городе, я возвращался домой в Сосновую Поляну. Время было ещё не позднее, поэтому я решил добраться до дома через Южно приморский парк. Народа в парке было немного, и поэтому я мог смело оглядываться по сторонам в поисках чего-либо интересного, не привлекая ничьего внимания. И вот я где-то на полдороге заметил одну странную картину.

Человек с десяток гастарбайтеров восточной национальности упорно трудились на небольшой клумбе с петуньями. - ЁКЛМН, - подумал я, - на кой чёрт, их столько набилось на одно место. Неужто что-то ищут? Дай, думаю, подойду вплотную, может чем и помогу честной компании. Они же не виноваты в том, что у них на родине деньги ещё мельче, чем наши. Вот они и работают потому, не покладая рук и ног.

Ну, сказано, сделано. Гляжу, а они почему-то встречи со мной будто -бы и не рады, даже морды отворачивают. Где уж тут словом перемолвиться. Хорошо, будет вам за это, решаю я и иду прямо к их старшему здоровенному рыжему узбеку. Почему решил, что узбек он? Так у меня память на лица фотографическая! Точно такое же лицо я видел на портрете знаменитого узбекского поэта 15 века, Алишера Навои. Только подошёл к нему, значит, как тут же заметил ещё одну, вроде как, необычность. Обратившийся к старшему с каким-то вопросом гастарбайтер был похож, как две капли воды, на кого бы вы думали? На самого Никиту Хрущёва! Только был он в тюбетейке, как и полагается истинному жителю средней Азии. Стоп, сказал я себе. Тут что-то явно не так. И долго не думая, круто обернулся и бросился во всю прыть прочь от этого

слишком уж странного места. На самом же деле, я только сделал вид, что испугался «чурека» похожего на Хрущёва. В действительности все было с точностью до наоборот. Я просто решил отважно проследить исподтишка за тем, что эти, так сказать, засланцы из других держав так старательно вдесятером на такой махонькой клумбе поделывают. Спрятавшись в чаще деревьев, примерно в двадцати шагах от них, я из-за куста малины зорко наблюдал за всеми их дальнейшими действиями. И надо отдать должное моей проницательности, как оказалось не зря. Примерно минут через сорок они, наконец, закончили свою работу и, водрузив тяпки и лопаты на плечи, строем двинулись вглубь парка по направлению к Китайской Жемчужине. Это меня немало удивило. - Неужто они китайцы, - подумал я. Но вскоре отмел это предположение, как несостоятельное. Даже в таком большом государстве, как Китайская Народная Республика, вряд ли найдётся, хотя бы один человек, похожий, как две капли воды на Хрущёва. Нет, тут, наверняка, не обошлось без какой-нибудь мистики. Когда последний из гастарбайтеров, наконец, скрылся за поворотом дороги, я осторожно вышел из сени приютившего меня куста и краткими перебежками, а где и вовсе ползком, направился в сторону клумбы с питуниями.

На это мне потребовалось времени даже больше, чем я предполагал. Ибо стая ворон, так некстати опустившаяся на одно из деревьев, стоящих неподалеку от клумбы, разразилась неожиданно таким карканьем, что я боялся, что её ор привлечёт ещё чьё-либо внимание. Пришлось ждать пока птицы, наконец, уймутся. На это мне потребовалось довольно длительное время. Уже начало смеркаться, когда я, наконец, добрался до клумбы. Вначале я не заметил в ней ничего необычного. Но вскоре до меня дошло, что цветы посажены не совсем так, как принято обычно это делать, больно уж как-то неаккуратно. А один из них, причём в самом центре, и вовсе выбивался из цветовой гаммы, так как был не вишневого, а скорее черешневого цвета. Это сразу навело меня на подозрения и я решил тут же проверить свои выводы. Осторожно ощупав выделявшийся из прочих цветок, я обнаружил, что он неживой, а искусственный. Это ещё больше возбудило моё недоверие. Когда я осторожно потянул его прочь из земли то увидел, что у него не только нет корня, но ещё он является продолжением очень необычной конструкции, представляющей собой дверную ручку, только врытую в землю. - Ого, подумал я, и слегка потянул её к себе, но она, конечно же, не поддалась, - закрыли изверги! - обиделся я. И тут меня словно бы осенило. А ведь это, не что иное как окончание какого-нибудь люка. Но на клумбе негоже быть люку. Даже, если это вход в бомбоубежище, потому как цветы – это святое! И по мне, там, где они растут, не место всякому там хламу. Тогда я решил действовать. Когда я, наконец, откопал значительную часть конструкции скрывавшейся под ручкой, то понял что это есть ничто иное, как крышка, скрывающая под собой вход в космический корабль. Сам корабль я откапывать уже не стал, посчитав себя недостойным подобного величия. Но и сообщать о своей находке я тоже никуда не стал, потому что считал это дело безнадёжным. Кто поверит мне, если я, орангутанг, расскажу об этом людям. Скажут ещё, совсем сбрендил от льгот, скотина! Мало того, что пенсию персональную, как герой СССР, а теперь и России получает, так ещё и поклёпы на власть наводит. Будто бы она могла проморгать такое значительное явление, как посадка инопланетного корабля.

Я решил поступить так: осторожно всё поставить обратно на место, включая и выкопанные мной цветы. Когда дело моё было закончено, я придирчиво оглядел место фронта своих работ и, пришёл к мысли о том, что вряд ли Навои и Хрущёв заметят плоды моего вмешательства, коли не будут заранее подозревать о том.

Вслед за этим я счёл нужным отправиться домой, чтобы там основательно подготовиться к слежке за инопланетным кораблем. Для этого мне пришлось загримироваться под бомжа и поселиться уже в самом парке, где с верхушки одного из деревьев я мог безбоязненно денно и ночно наблюдать в бинокль за интересовавшим меня объектом. Ждать мне пришлось недолго. Ровно на третью ночь, уже перед самым утром, они объявились. Как я и предполагал это были Навои и Хрущёв. Тревожно озираясь по сторонам, они принялись осторожно копать в том месте, где я и обнаружил вход в космолёт. Да никак они хотят удрать, подумал я, а как же остальные? Неужто эти два негодяя решили их бросить, чтобы только самим побыстрее улизнуть. А вдруг дело обстоит ещё хуже? Может они за подмогой лететь собираются?! Нет, чего-чего, а уж подобного допустить ну никак нельзя! Будь что будет, а только я немедленно поспешу предотвратить это. И я, словно Тарзан, в мгновение ока спустившись с вершины дуба на землю, стремглав кинулся к инопланетянам. Я подоспел как раз вовремя. Они ещё только успели приподнять крышку люка и зло препирались между собой на каком-то странном языке, из которого мне знакомы были лишь отдельные слова типа, курва и падла, пытаясь одновременно пролезть внутрь корабля. Но у них ясное дело ничего из этого не вышло. При этом они так вспотели от усилий, что макияж на их лицах начал плавиться, но они не замечали этого, настолько были увлечены своим чёрным делом. И когда один из них, более плотный и сильный пролез-таки внутрь корабля, это был Навои, я, наконец, понял, кто такой на самом деле лжегастарбайтер Хрущёв. Это был никто иной, как громила Штепсель. Уже несколько недель разыскиваемый всей полицией города за серию грабежей ювелирных магазинов. Теперь-то я знал точно, что мне в следующее мгновение предпринять. Словно тигр, я набросился на него и ударом кулака поверг наземь да так, что он надолго лишился признаков жизни. Затем я закрыл крышку люка и всей тяжестью своего десятипудового тела срочно встал на неё. Пресекая тем самым, всякую попытку двуногого злодея выбраться наружу. Ибо теперь уже не сомневался в том, что это был не космический корабль, а всего лишь хранилище награбленных ценностей. Затем я позвонил куда следует по сотовому и вызвал наряд полиции к месту происшествия. За проявленную мной отвагу при задержании особо опасных преступников-рецидивистов я был награждён медалью за доблесть. И был произведён самим президентом, господином Непутиным, в почётные полковники полиции, так как чин почётного полковника ФСБ у меня уже был.

Я ведь, как -никак, полный тезка своего дедушки Ивана Ивановича Орангутангова. Того самого, что так прославился подвигами во время Британо-Советского конфликта в султанате Бруней.

14 июля 2013 года

СТУКАЧ.


Внештатный разведчик племени «Чёрные лебеди», он же, особо доверенное лицо вождя, некто Стук-Стук, сидел на берегу залива и под визгливые крики морских чаек выстукивал какую-то грустную мелодию на поясном барабане. Впрочем, ему было от чего печалиться. Соплеменники, и без того прежде не жаловавшие его, стали относиться к нему и вовсе с особым пристрастием. А всё потому, что сам Моржовый клык, вождь племени, сильно приблизил его к своей особе за последние дни, доверяя лишь одному ему сверхтрудные разведывательные операции. И хотя Стук-Стук знал, что никто не любит выскочек, он всё же не подозревал о том, что ненависть к нему может зайти столь далеко. Более того, именно сегодня он осознал это наиболее глубоко. Один из старейшин племени отказал ему в руке своей дочери. Каков однако! Сам хапать любит, а других, видишь ли, за скромность уважает. Дерьмо он после этого мамонтовое да и только. Ну ничего, я ему ещё покажу! Обязательно наябедничаю на него вождю и попрошу за это себе в жены любимую девушку. И пусть старейшина после этого себе пальцы кусает. Ведь не посмеет же он и Хозяину племени отказать. А если всё-таки заартачится? Не, не должен. Это же удар по авторитету всего племени. Что же тогда будет-то, коли всякий начальникам своим возражать начнёт!? Нет, нет! Упаси нас от этого сам, Владыка небесный! Пойду-ка перетру это с помощником вождя Треньком.

Уже в хижине Тренька.

- Не знаю как и начать масса Второй вождь. Я ведь привык говорить, сам знаешь, одну лишь правду. А тут такое!

- Да чего уж там, говори. Так и быть помогу чем могу по старой дружбе, - сказал Треньк и после этого уже до самого дна опустошил принесённый для него Стук-Стуком бурдючок с медовухой.

- Надо бы только, прошу тебя, сделать это тактично.

- Чего именно??

- Доложить Моржовому клыку о том, что у старейшины Большого кота есть неучтённые в «Книге имущества племени» доходные камни. Но так как это всё же старейшина, и стало быть, при черни порицать его деяния негоже, а проучить за подобную подлость просто необходимо, то пусть вождь заставит его отдать свою дочь за меня замуж. А уж я в долгу не останусь!

- И что же у тебя есть такого, чтобы заинтересовать самого Клыка.

- А ты разве забыл, сколько мы нашли прошлым летом, когда к Голубой горе в разведку ходили, в логовище убитого нами пещерного леопарда, ожерелий и браслетов из яшмы и нефрита??

- Да чего-чего, а пожрать он любил! А ты разве не отдал всё на хранение казначею?

- А ты??

- Думай, что говоришь! Ладно, замнём. Кстати, сам-то ты твёрдо убеждён в том, что старейшина Кот грешен?

- Конечно. Я сам видел, как он неучтённое добро в тайник прятал.

- И где тайник-то??

- Потом покажу.

- Когда?

- Как только буду к этому готов.

- Ясненько! Ну тогда я пошёл к вождю.

Примерно через два часа. Уже в хибарке Стук-Стука.


- А ты случаем не ошибся?

- Что, не согласен что ли?? Но ведь это же явный бунт!!

- Да не верещи ты так. Иначе услышат! Говорит ищите, мол. Если найдёте, тогда и поговорим.

- Вот гад!! И что Клык на это?

- Сказал, что ежели ты ошибся, то ему тебя искренне жаль!

- Ах так! Ну тогда пошли. Я им покажу, как на меня напраслину наводить!

Уже после того, как Прекрасная Лыбедь стала женой Стук-Стука.

- Дорогой, скажи-ка мне, пожалуйста. Не кажется ли тебе, что браслет, который ты мне подарил на день окончания нашего Медового месяца, чем-то сильно похож на те, что мой папочка принёс в дар вождю в честь нашей с тобой помолвки.

- Разве??

- Ты правильно сделал, что выкупил его у Моржового клыка. Надо бы показать его моим родителям, чтобы они не думали, что ты женился на мне лишь из корыстных соображений.

- Упс.

9.09. 2013 года.

Борец за свободу - или свободу человечеству.


Я думаю, вы, люди, вряд ли знаете, где находится главная из обезьяних планет в паралельной нашей Вселенной. А вот я знаю! И не потому, что такой уж умный. Просто я побывал там однажды.

Когда состоял в группе конвоя по охране отряда гастарбайтеров. Мы, обезьяны, отправили тогда примерно с тысячу душ людской национальности для работы по окучиванию экзотических овощей и фруктов, растущих в садах самого Шимпанзика 33, Верховного диктатора всей Обезьяньей империи. Это в этой Вселенной человеки считаются разумней обезьян. А там всё наоборот. Там мы, обезьяны, Цивилизацией верховодим. Но в этот раз мы с поставкой похоже просчитались. Ибо, пытаясь, подобрать работников посмекалистей, ведь на какого «Человека» им предстоит работать, набрали в основном лишь научный контингент. Причём, большинство в нём были мужчины. Полагали, что у них не только ума, но и силы всяко побольше, чем у самочек. А вышло, что зря мы так думали. Ни хрена они, как оказалось по прибытию, не смыслили в землековырянии. Да и лапы у них для этого были шибко нежные. Так что пришлось их в зоопарк определить. Того, кто неказистей, естественно на корм зверям, а тех, кто покрасивше, для показа зрителям. Лично я, не приверженец подобных крутых мер, но тогда я и вякнуть ничего не мог в защиту горемык, так как понимал, что есть и моя доля вины в том, что в этот раз мы доставили настолько бракованный товар, поэтому я мог лишь одно, иногда тайком пробираться в зоосад и там кормить лакомствами приглянувшихся мне женщин. Ибо с детства ещё имел явную слабость к противоположному полу. Да и было ведь их значительно меньше, как я уже и говорил, чем самцов. Всё было бы ничего, и я бы вскоре благополучно отбыл обратно на Землю уже с чувством полностью выполненного перед Человечеством долга, если бы не одна скверная история, свидетелем которой я стал волей случая. Произошло же вот что: некоторые из других видов разумных животных, содержавшихся неподалёку, и потому воочию видевших всё, что происходит, начали роптать, а потом и вовсе бунтовать. О нет, даже не потому, что я так отличал самочек от самцов, а скорее потому, как мы, обезьяны, посмели самих людей, самых нежных и достойных из разумных индивидуумов, держать за решёткой. Да ещё и кормить с экономией!

Больше всех свирепствовали динозавры, в особенности плотоядные.

И я не очень-то удивился, когда как-то ночью застал одного из тираннозавров у вольеры с людьми. Он не только гневно что-то рычал, тряся передними лапами ограду, но ещё иногда и грыз её. - Надо же, - подумал я в умилении, - до чего же дошла степень его возмущения. Похоже стоит записать личный номер этого существа и после подать рапорт начальству о том, чтобы его поощрили лишним куском мяса. Знать бы в точности, что он всё-таки рычит? И тут я сразу вспомнил об карманном универсальном переводчике. Блин, как же я забыл включить его раньше. И вот что я услышал, как только нажал на кнопку.

- Не унывайте, ребята. Помощь обязательно придёт, ведь у вас такое сочное мясо.

- Не смей, идиот! - зарычал я во всю мощь своей звериной глотки, - тебя же за это потом расстреляют. Но он даже не обернулся. Ибо часть его туловища уже проникла внутрь вольера. И тогда я был вынужден сообщить куда следует.

После этого инцидента, повлекшего столько неоправданных жертв, ведь этот отчаянный гигант, перед тем как его окончательно прихлопнули, сумел-таки заглотить пяток людишек, я и подал в отставку. Решив, отныне навсегда завязать с космосом. Лучше уж до конца своих дней так и оставаться на грешной земле и питаться одними лишь незрелыми бананами, чем улетев, пусть, даже и на Небеса! Видеть, как и там сильный беззастенчиво пожирает слабого.

16.09.2013 года.


ПРОВОКАТОР.

Когда мне всё-таки присвоили чин майора (не поверите,

ребята, но я целых десять лет так и ходил в капитанах), а всё потому, что лаялся со своим командиром, и только тогда, как тот, наконец-то, ушёл на пенсию, и на место его пришёл новый генерал, в Штабе всё же соизволили подать документы министру на присвоение мне очередного звания. И так как событие это имело для меня значительную важность, то я счёл нужным обмыть данное дело со своими близкими, то есть с соседским котом и закадычным другом старшиной Горилловым. После возлияний решили, значит, мы прошвырнуться по девочкам. Не вдвоём, Макар спать пошёл, не домой, конечно. В таком виде хозяйки постеснялся. Она у него видите ли прохфесорша! А прямиком в мою чистую постель. А ведь я ради него что ли в коем веке новое белье постелил. Ну, да ладно, чёрт с ним, с этим котом безмозглым. Может, когда проспится, хоть как-то поумнеет, а там глядишь и до собачьего уровня дотянет, и если в шашки, хотя бы с Горилловым играть, тогда не потянет, то будут по двору хозяева на поводке выгуливать, как какую-нибудь болонку. Главное, чтобы ногу вовремя поднимать научился. Не то засмеют ведь. Скажут «кобель», мол, а писает как обычная сучка.

Идём, значит, мы с Горилловым по улице да на тётенек засматриваемся. Я спереди, а старшина всё больше сзади. Он ведь с Кавказа, а там на женщин совсем по иному смотрят. Вдруг видим, впереди нас замаячил какой-то необычный мужик. Чем необычный? А тем, что ко всему без причины придирается. То ему, видишь ли, не нравится, что у женщин, причём не только молодых, почти всегда пупки голые, то окурки, мол, где попало бросают, а то и вовсе, что это, мол, за бордель прямо в кафетерии завели.

Заинтересовались, значит, мы подобным объектом, да и решили проследить за ним малость, чтобы попытаться понять, такой он есть на самом деле или только притворяется.

Покритиковал он от души всё, что только под язык подвернулось, да и двинул прямиком куда бы вы думали? Нет, ни за что не догадаетесь, даже не в милицию! А прямо в Синагогу. - Ой, ой, что же теперь-то будет? - думаем. Вдруг он и там чинить произвол станет. Нет, этого допустить нельзя. Если каждый будет так мир поносить, что же это будет? Как же тогда нам, работникам правоохранительных органов, в глаза остальным членам общества смотреть. Нет, надо его срочно нейтрализовать, пока он ещё не добрался до самого раби. Только, значит, он за ручку входной двери схватился, как мы его и повязали. Он было бузить начал. Каким-то там документом Гориллову всё в самый нос норовил ткнуть. Ну, тот не выдержал, да и треснул ему, как следует, в челюсть! Тот сразу с копыт и долой. Обыскали тогда мы его. Так на всякий случай. Вдруг оружие где припрятал. С такого станется! Когда оружия на месте не оказалось, решили всё-таки взглянуть и на документы. Блин, лучше бы мы не делали этого! Вышло, что мы отоварили самого пресс- атташе нашего губернатора. Только вот было непонятно, зачем он всю подобную гнусь затеял? Если бы мы были не под хмельком, то вряд ли бы отважились на такое. Впрочем, что говорить теперь об этом. Похоже нам оставалось лишь одно: либо улепётывать, что было сил с места преступления, или же, приведя пострадавшего в чувство, честно признаться в содеянном, а заодно и попытаться расспросить его, зачем он это делал? А там, будь что будет! Немного полаявшись, мы, ясное дело, всё же согласились на последнее. Ведь честь мундира - это святое, в особенности для меня, когда я, наконец-таки, получил чин майора, после стольких лет ожидания.

Для начала похлопали его по щекам малость. Нет, не помогает. Никак в чувство приходить не хочет. Только морда всё краснее и краснее становится. Впрочем, это ведь хорошо, когда щёчки розовеют, как говорится, первый признак здоровья. Короче, били его до тех пор по мордасам, пока он, наконец, не сказал: - Хватит! А вслед за тем и вовсе горько заплакал. Утешили мы его, значит, как могли, то есть несколькими глотками коньяка. Это запасливый Гориллов не забыл-таки перед уходом за пазуху флягу с пойлом засунуть.

Как выяснилось уже после того, как потерпевший окончательно утешился. Ещё бы, почти всю фляжку выдул! А в ней с четверть было! Гориллов, он ведь мелочится не любит.

Оказывается, данный пресс - атташе сварганил эту аферу по приказанию самого губернатора, дабы выяснить о том, как относится народ к нововведениям.

- Ну и как, выяснил?- спрашиваем у паршивца.

- Конечно!

- И?

- Превосходно! Да вы и сами о том наверняка уже знаете.

- Чего??- (это я)

- Полагаете?- (это уже Гориллов).

- Знаете, а я пожалуй буду ходатайствовать перед шефом о том, чтобы он, как следует поощрил вас за проявленную бдительность.

Ну и что нам оставалось после таких слов делать? Лишь одно, уже на следующей неделе получать наградные знаки в кабинете самого пана губернатора.

А ведь некоторые, да хотя бы тот же Макар, по-прежнему продолжают считать, что добро побеждает зло только в сказках! Кстати, ещё пару слов об этом дрянном кошаке. Он не только не поумнел, продрыхнув двое суток в моей чистой постели (именно столько времени мы отмечали с Горилловым наш новый успех), но он даже наотрез отказался после того, как мы его оттуда всё же турнули (ведь и нам подобало теперь отоспаться), всего пару раз сказать не мя-у, а гав-гав, чем - ещё больше упал в моих глазах.

Националист блохастый, понимаешь ли! А туда же, в чистую постель лезет!!

19.09. 2013 года.


ЛЕГЕНДА О ЛЕГЕНДАРНОМ СТАРИКЕ.


Когда Гориллов, наконец-то, вышел на пенсию, причём уже в чине старшего прапорщика, то решил поселиться отдельно от своих детей. Выхлопотал, значит, себе и супруге однокомнатную квартиру в хрущёвке, да и зажил там припеваючи. А что ещё пенсионеру надо, как не стаканчик водочки с самого утра да ещё пару стаканчиков этой дряни за день. Жена же ему все это позволяла, потому как любила его очень. Всё-таки четверть века прожили под одной крышей. В тот самый день, когда и случилось это невероятное происшествие. Гориллов уже с самого утра, как он рассказывал впоследствии, словно бы предчувствовал, что именно сегодня с ним и должно произойти нечто грандиозное, поэтому он и принял на грудь перед завтраком уже не один, а целых два стакана. По счастливому стечению обстоятельств супруга именно в то утро и оставила пойло без должного присмотра.

Видать, сильно обсмотревшись на ночь мыльных сериалов и сама, вдруг ни с того, ни с сего подобрела. А водочка, она ох, как на голодный желудок бойко действует. Короче, после того как выпил наш друг уже с утра почти пол - литра, а закусить-то дома нечем. Супруга ведь никогда так рано не вставала. Потянуло его сразу на улицу в «тошниловку» какую-нибудь, чтобы хоть там червячка заморить. А так как жил он едва ли не в деревне, то до ближайшей забегаловки ему надо было, аж, на автобусе ехать. Ну и задремал, значит, он малость по дороге, дабы время побыстрее скоротать. А «дядька» - он огромный! Да ещё и развалился, как попало. Вот и стали его люди поэтому донимать, сдвинься, мол, малость, для чего один столько места занимаешь? Он вначале от них лишь словами отбивался. Ведь как-никак военный всё же был в прошлом «человек», а из такого, сами понимаете, культура так и прёт! Но потом даже и он не выдержал, когда один прохвост его пустой бутылкой по башке огрел. Если бы полной, то тогда он может обиду и стерпел бы. Ведь ему тогда хоть что-то в пасть бы перепало. А так, значит, взбеленился он очень. Не поверите даже пена изо рта пошла. Да и взял обидчика своего разом в охапку. А после так бросил ногами вперёд, что тот стекло боковое напрочь выставил. Сколько же тут писка в защиту пострадавшего поднялось! Пришлось ему, бедному, ещё парочку пассажиров наружу выдворить, прежде чем в автобусе хоть какой-то порядок установился.

Расстроился, значит, Гориллов, что эти неслухи, так его не уважают. Не поверите, даже чуть не заплакал! Это он-то, «мужик» - кремень. Хорошо, что к этому времени уже почти до самой «рыгаловки» добрались.

- И что же было дальше?

- Да ничего особенного. Закусил он, значит. Затем погулял чуток, чтобы запах автобусной нечисти из него окончательно выветрился. Да и двинул обратно до дому. Только уже пехом, чтобы снова чего подобного с ним не приключилось.

- И никто не заявил на него в милицию??

- Будто бы ты сам о том не знаешь??

- Понятно. Видать побоялись.

- А то нет. Он же как-никак бывший спецназовец.

- Даже более. Он ещё и Фсбэшник!

- Вот-вот, я о том и толкую.

- Врёшь ты всё, кот Макар! - сказал я в сердцах рассказчику, наконец, осознав, что тот уже окончил свою дивную повесть.

- Почему это!?

- А то нет! Ведь ты Гориллова не любишь.

- ???

- Сам же говорил, что от него сильно псиной воняет.

- Подумаешь! А чем ещё должно от настоящего мужика пахнуть, как не потом, куревом и псиной!

- Ну, тогда всё сказанное тобой - истинная правда. Гориллов он ведь и не такое может!

- Вот всегда ты так, Иваныч! Даже к малейшей ерунде и то относишься с недоверием.

- Так ты, значит, считаешь, что Гориллов это???

- А причём здесь он???? Я же о себе говорю!!

- Ясненько, тогда разливай!

- Вот это, уже совсем другое дело!!

20.09.2013 года.


ПУСТЬ КОШМАРЫ ПРИХОДЯТ ТОЛЬКО ВО СНЕ.


Здравствуйте, мои дорогие жители невообразимого будущего. Наконец-то, я увидел вас во сне. Поверьте, но я даже и представить себе не мог насколько вы станете красивыми по сравнению с нами до Потопными жителями земли. К примеру, сам-то, я, ещё ничего, потому что ребёнок, а вот папа мой - вылитый обезьян, только говорящий, впрочем и мама недалеко от него ушла, лишь волос малость поменьше. Да и голос скорее похож не на рык медведя, а медведицы.

Живём мы даже не в пещере, а в самом что ни на есть дупле дерева, в огромном баобабе, что одиноко стоит в небольшой горной долине под названьем Жуть. А всё потому, что там аллигаторы водятся, которые не брезгуют даже человечинкой. Правда, и мы люди, тоже их не жалуем. Короче, кто из нас кого больше поест, тот, значит, и прав.

Как и все известные мне виды древних людей, а это: синантроп и гомоэректус, мы, питекантропы, очень общительны между собой. Самое любимое из наших занятий, это помимо почти повседневного тяжкого труда в поисках хлеба насущного, устраивать иногда небольшие праздники, на которые мы приглашаем все нам известные неподалёку стойбища. Главное дело этих праздников определить победителя в рассказывании историй. Среди питекантропов в данном деле никто не может сравниться с моим отцом. И не потому, что он - вождь нашего стойбища, да к тому же ещё и верховный шаман всей нашей долины! Нет, просто он действительно истинный умелец в данном деле. А всё потому, что он у меня очень уж ушлый и порой может извлечь выгоду почти из ничего. Да и я помогаю ему, как могу, отец всё-таки.

Хотите расскажу одну историйку. С неё-то и началась слава моего родителя, как Великого златоуста.

Однажды мне удалось разузнать через знакомого мальчика гомоэректуса, что отец его дяди, тоже решил серьезно подготовиться к нашему празднику историй. И так как этот дедушка-гомоэректус был явно не дурак, то сумел придумать вот что. Он решил перекупить истории у чемпиона последних пяти праздников синантропа Соломона из стойбища Гомендань. Прознав об этом, я решил действовать незамедлительно. Переговорив с папочкой с глазу на глаз, ибо в таком серьёзном деле надеяться мне было больше не на кого, я, нагруженный под завязку по всем тайным местам моего тела драгоценностями, двинул в Гомендань. Но я направился не к Соломону. Это было бы слишком нагло. А прямо к его жене. Ведь в их племени к этому времени уже установился прочный матриархат. Ну и выложил перед нею принесённое. У-у, как загорелись её глаза при виде подобных богатств! Сразу же на все мои требования согласилась. И уже спустя час я покидал их стойбище с небольшой котомкой, в которой лежали костяные таблички с накаляканными на них историями.

Дедушке же, гомоэректусу, как я впоследствии понял, пришлось удовольствоваться лишь пересказом их из уст самого сказителя, который, надо отдать должное его смекалке, после этого наотрез отказался принимать участие в предстоящем соревновании, сославшись на внезапно напавшую на него хворобу.

Вы, наверное, уже и сами, мои ненаглядные люди будущего, так нежданно явившиеся ко мне во сне, догадались о том, что в итоге получилось из наших с дедушкой-гомоэректусом затей.

Правильно. Победил мой папан, потому что заучил наизусть самые интересные из историй. Дедушка же, эректус, не имея под рукой табличек, сильно упростил рассказанные ему чемпионом сказителей истории. Это его и подвело. В итоге ему досталось только второе место.

Вы, конечно, же вякнете, что всё это враки! Ведь истории-то были у них одинаковые. И за плагиат кого-то из них обязательно должны были бы с позором снять с соревнований.

А вот и нет! Дедушка рассказывал первым и поэтому папа знал, что ему следует говорить.

На дружеской пирушке призёров дедушка-эректус потом ещё долго очень удивлялся тому, насколько всё-таки мало пока в мире прекрасных историй. Даже у разных видов людей лучшие из них и то почти одинаковые.

С этого знаменательного события мой родитель зауважал меня настолько, что стал постоянно делиться со мной лучшими кусками мяса. А после того, как его выбрали вождём, он и вовсе принялся отчислять мне часть своей доли.

Вот так-то, дорогие мои! Даже в наши до Потопные года, родители, никогда не оставляли без должного внимания своих чад. Такова уж природа человека! Ну, что же, пожалуй, пора мне просыпаться.

Ведь вы теперь уже точно знаете кто я такой и чего от меня можно ожидать в будущем. И я уверен, если будет необходимо, то вы со мной обязательно ещё свяжетесь. Но даже если и не захотите сделать это, я на вас буду не в обиде. У вас своя жизнь, а у нас перволюдей - своя. Хорошо, что я хотя бы всё же увидел Вас. Теперь-то я смогу рассказать всем о том, какая участь уготована человеку в грядущем. И что именно он, а не пещерный саблезубый лев станет в итоге царём зверей!

Поскриптум.

- Эй, Иваныч, вставай, задница лохматая, новобранцы уже прибыли! Этими словами, а заодно и тычками, разбудил меня командир нашего полка спецназа, в котором я служил замом по хозяйственной части.

- Уже встаю, Соломон, - сказал я и, потянувшись для приличия пару раз, лихо спрыгнул с ветки на землю.

- Чего такой вид очумелый? - продолжил командир, пристально глядя на меня своими хитрыми глазками.

- Блин, такое приснилось!

- Ну и чего?

- Будто бы я стал человеком.

- О ужас!!

- Хорошо, что ещё хоть первобытным мальчиком.

- Говорил я тебе, надо меньше пить. А ты всё нет, да нет! Мол, организма у тебя дюже здоровая. А оказывается, и такая махина тоже слабину дать может.

- Всё, неделю пью лишь один кефир!

- Это дело! А теперь пошли. Не то они без шинелей могут насмерть замерзнуть, ведь только что из бани!

- Ой, ой! Сильно же я разоспался.

10.09.2013 года.


СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК.

Жена у меня, не приведи кому иному, Господи. Ну, чистый дятел, только в женском обличии. Долбит, почитай что каждый день, словно я дерево какое-нибудь вдоль и поперёк набитое всякими букашками. Дереву может и польза от такого занятия, а мне - определённо нет, потому, как сильно злюсь во время этого. Один раз даже драться полез. Да куда там! Разве с такой гюрзой (змеёй) справишься. Долбанула меня, долго не думая, по башке скалкой, да ещё и пригрозила, если в следующий раз учудю подобное, то тогда вообще получу топором по шее! А ведь с неё станется. И главное, ничего ей за то не будет, скажут, была мол в состоянии аффекта, так что пришлось срочно делать соответствующие выводы. Но позавчера она меня -таки достала! Пришлось, чтобы не накалять обстановку, пуститься в бега. Причём, можно сказать, в чём мать родила! То есть в трусах и майке. Потрусил я, значит, в ближайший к дому парк, чтобы хоть там собраться, как следует, с мыслями. А сделать это надо было обязательно. Иначе в следующий раз уже точно не выдержу и, тогда дело дойдет до смертоубийства, как моя половина мне и обещала.

На улице холодрыга, ещё бы, декабрь месяц наступил! Да тут и снег, как назло пошёл, так что бежать пришлось очень бодренько, чтобы хоть как-то согреться.

Прибегаю, наконец, к месту, где бомжи местные собираются, дабы борматушкой угоститься на халяву. А там, блин, никого и нет! Видать и им чертякам стало холодно на природе болтаться. Небось, подлые, давно уже по подвалам разбрелись. Я же вот тут стой себе да мёрзни.

Ну, да ладно, думаю, пойду ещё чуток прогуляюсь, да и домой.

Барыня моя к этому времени, наверняка, уже поостынет. Только, значит, сделал несколько шагов поближе к дому, как вдруг нечаянно ударился о какой-то сук. Это, когда нагибался за пустой бутылкой. Причём с такой силой, что напрочь лишился разом всех чувств, словно бы провалился куда-то во тьму.

Очнулся я уже совсем в ином мире. Точнее, в больнице какой-то, притом на операционном столе! Гляжу, связали меня по всем четырем лапам, да и пытаются со мной сделать что-то крайне неприятное.

Я это по выражению их глаз понял. Причём, кто это, не знаю. На людей вроде не похожи. На нас обезьян тоже, кажись, не очень.

Короче, чего-то такое усредненно-непонятное!

- Молодец, уже очнулся! - басит, словно медведь, их старший. - Да не дрефь ты так, - это он очевидно углядел некую растерянность на моём лице. - Козел лохматый! Его бы на моё место. С удовольствием посмотрел бы на то, что он тогда бы делал. - Мы тебе всего лишь чики-чики сварганим.

Как услышал я, что он хочет меня кастрировать, ведь именно так у нас и говорят ветеринары перед тем, как собираются лишить самца мужского достоинства, то чуть заживо сразу не помер. -Всё, - думаю, - влип! Ведь тогда меня баба точно из дому вытурит! И кто же тогда меня кормить станет, такого убогого?? Только уж не тётеньки, это наверняка, а дяденькам, им и самим порой есть нечего, потому как те же тётеньки у них всё что могут, то и забирают. Не поверите, чуть не заплакал! Это я-то, бывший спецназовец. Но, как оказалось позже, волновался я всё-таки зря. Это у них нелюдей, так вырвать зуб называется!! До сих пор всё никак не пойму, зачем он им был нужен. У них и самих клыки явно были не меньшего размера. Ну, да ладно, пёс с ними, я ведь обезьян необидчивый. Спасибо и на том, что их чики-чики, хотя бы с нашим разнится.

После того как они погрузили мой «зубик» в какой-то физраствор, и сказав, что я им более не нужен, так как у них уже есть материал для клонирования, они, стукнув меня прорезиненным молоточком по голове (это, наверное, чтобы крови меньше было), мгновенно снова отправили куда-то во тьму!

Вновь очнулся я уже под вечер. Причём на том самом месте, с которого и начался мой путь в иной мир. Как догадался? Так это, уже смеркаться стало. «Тыква» трещит! Да, ещё и шишка на лбу такая, что даже шапка, и та, на голову не лезет. А ведь без неё в наши зимы запросто можно уши отморозить. Видя такое дело, расстроился я. Сорвал в сердцах с себя последнюю одежду, правильно трусы и майку, да и забросил вместе с шапкой куда подальше! После чего, болезный и злой, поплёлся прямо к дому. А что оставалось делать?! Всё лучше, чем в парке запоздавших (припозднившихся) детишек своим видом пугать!

А чтобы голость моя поменьше в глаза бросалась, повалялся перед этим малость в снегу, как какая-нибудь дворняжка, избавляющаяся таким способом от блох.

Подхожу уже почти к самому дому и на тебе, прямо навстречу мне знакомые малявки, брат с сестрой. Это, думаю, совсем некстати. Точно ведь потом гадёныши сплетни обо мне по всему дому разнесут. Хотел было в сторону свернуть, да где уж там!

Углядел, значит, меня этот Игорёк-хорёк, как я от него не отворачивался, да как заорёт: - Маня, гляди-ка, да к нам никак Снежный человек топает!

- Снежный человек? - удивляюсь я, - неужто я и впрямь на него похож?? И тут меня словно осеняет. - ЁКЛМН! Так вот кто мне клык выдрал!! А я-то идиот, всё никак вспомнить не мог, на кого он был так похож.

Ну, тут мне, как говорится, и карты в руки. Зарычал я, значит, по-звериному, да и кинулся прямо на детей. Это, чтобы напугать их, может в панике и не признают. Напугать-то я их напугал! Более того, кажись, даже и не признали. Только вот пинок от них на последок под зад такой получил, когда уже в парадную вбегал, что до сих пор ещё синяк в этом месте побаливает. А уже как-никак полгода прошло!

С супругой своей я вскоре всё же помирился. Ведь не статуя же она, в конце концов, а всего лишь обычная женщина из самой что ни на есть плоти и крови, и где её самое уязвимое место я давно уже знаю. Нет- нет, не о том вы сейчас подумали, оно у неё гораздо выше. В самой голове. Только одно вот плохо, теперь вся округа будет знать о том, что именно в нашем доме и живет сам Снежный человек.

13.09.2013 года.


БОГ В ПОМОЩЬ.


Всю свою сознательную жизнь я всегда стремился к чему- либо возвышенному. Мне нравилось не только ухаживать за красивыми тётеньками, но ещё и рисовать. А в последнее время я возвысился настолько, что решил и вовсе стать писателем! Причём никаким-то там никчёмным, а культовым.

И так как я привык трудиться по-чёрному, то в короткий срок, накропал кучу рассказов и повестей и отослал всё это добро по различным издательствам. В надежде, что кто-нибудь возьмёт да клюнет на мою наживку. Но увы, и спустя два месяца после отсылки последней вещи, я по-прежнему прозябал в безвестности.

Более того, я даже получил несколько нелестных отзывов о моих опусах. Что озадачило меня чрезвычайно. Ибо я, как всякий творец, свято верил в свои силы.

В этом-то неподдельно грустном настроении я и поплёлся прогуляться в ближайший лесопарк. Забрёл, значит, в самую чащу, где шляется бомжей поменьше, да и присел тотчас на первый же подвернувшийся пенёк, а их там, поверьте, немало, ведь хорошая древесина нынче в цене. Ну и стал думку думать, как же мне всё-таки прославиться. И так я старался, что не заметил, как на колени ко мне прыгнула лягушка, явно чем-то или кем-то напуганная. И квакнув пару раз жалобно, уставилась на меня глазами, словно искала защиты. Елы -палы умилился я, даже безмозглая скотина и та меня уважает, а вот издательское сообщество, отчего-то мной брезгует.

- Ну что, - спрашиваю, - обижает тебя что ли кто-то?

- Ква! - отвечает она и косит глазом куда-то в сторону ближайших кустов.

Навостряю зеньки и пялюсь туда, как следует. Мать моя! Да там, кажись, никак змеюка какая-то, точно Гремучка. Я её по щелканью хвостом враз опознал. - Э, - думаю, - надо сматываться пока не поздно. Противоядия я же с собой не захватил! Нервно встаю срочно с пенька, да и вместе с лягушкой, висящей теперь уже на моих штанах, вмиг улепетываю куда подальше. Окончательно успокоился я, а заодно и угомонился, только уже за дверью своей квартиры, да и то, когда закрылся помимо замка ещё и на задвижку!

Тут лягушка, наконец-то, спрыгнула с моих штанов. Очутившись же на полу, превратилась она в красну девицу, да такой неписанной красоты, что я отродясь не видывал. Высоченная, ноги от ушей, а фигура!! В самом, что ни на есть моем вкусе: 90, 60, 120! И говорит мне, лупая своими бархатными глазками «очаровательным», как у самой Клавы Кардинале голоском: - Всё, что хочешь для тебя, спаситель, сделаю! Могу даже и сверхурочно в твоих интересах поработать, пожелай только!!

- А что ты можешь?? - интересуюсь я с явным недоверием. Обычно такие тётеньки ничего не умеют делать кроме одного! Впрочем, вы и сами это знаете.

- Всё, дорогой!! Я ведь, греческая богиня Афродита!!!

- Ого!! - только и нашёлся сказать я. А сам исподтишка думаю: - Надо же, вот повезло! Выходит я круче самого Ивана Царевича!! Ведь у того лягушка всего лишь заколдованной волшебницей была. А у меня она сразу превратилась в саму богиню!

- Ну-с, с чего начнём? - спрашивает богиня, - с секса??

- Не понял???

- Но ведь я иного ничего не умею! Я же богиня любви!!

- Понятно, - сказал я, - опять, значит, очередное динамо!! Вот и помогай после этого каждому нуждающемуся!

Тут уж я не выдержал и выставил паршивку несолоно хлебавши за дверь. И до тех пор, пока был слышен цок её каблуков по лестнице, ругался ей вслед последними словами. Ведь я-то наивно полагал, что уж кто-кто, а боги всё должны знать о наших сокровенных желаниях!

16.09.2013 года.


Кошачьи страшилки


Лапы вверх, щенок!

Однажды, когда я был ещё совсем маленьким, меня сильно напугал и в тоже время изрядно рассмешил такой случай. Как-то допоздна засиделся я у своего приятеля, а когда вернулся домой, то сразу почуял что-то неладное, как будто в моей квартире кто-либо орудовал, причём явно без моего на то согласия. Вначале я насторожился чрезвычайно, ещё бы, кому понравиться такое, а потом и вовсе обозлился, как вспомнил, сколько у меня ценного хранится под подушкой. Но так как я был тогда маленький и, стало быть, не очень сильный, то решил попусту не рисковать. Лучше уж тайно проследить за злоумышленником вплоть до самого логова, чем лезть открыто навстречу опасности, вдруг у него с собой оружие. То что это был одиночка я уже не сомневался, ибо отчётливо слышал шорох только одной пары сапог, притом явно подкованных. - Так вот, значит, где твоё слабое место, бандюга! - сразу подумал я, - и ты, значит, боишься скользких мест.

Я их тоже боялся, так как не умел тогда кататься на коньках. Подкрался я, как мог незаметнее туда, куда мне хотелось да и навострил глазки. И что я вижу? Какое-то непонятное существо, я такого точно отродясь не видел, нагло ковыряется в моей прикроватной тумбочке. - Вот, - думаю, - гадина! А если потом ещё и под подушки заглянет, совсем тогда нищим сделает! Нет, надо его как-нибудь попытаться отвлечь. Может тогда и забудет про мою подушку. И долго не кумекая, вынимаю изо рта комок жевательной резинки и, ловко прицелившись, метаю прямо в раскрытую от неподдельного усердия пасть неприятеля. Тот явно не ожидает этого, и посему тут же начинает судорожно кашлять, пытаясь, тем самым избавиться от попавшей внутрь резинки. Ну, и пока он чесался, я успел подскочить к нему и не только обезоружить ловкими движениями конечностей, но и вслед за этим взашей выпихнуть и вовсе прочь из квартиры. После этого я пошёл, ясное дело, в ванную помыть пальчики, чтобы избавить их от присутствия лишней скверны. А как вышел оттуда, то чуть не поседел с перепугу! Оказывается, их было все же двое. И этот второй в данный момент стоял передо мной, направив мне прямо в усы дуло какой-то непонятной штуки. - Лапы вверх, щенок! - пропищало существо и при этом так дохнуло на меня перегаром, что я едва устоял на двух лапах. Но даже тут я полностью не растерялся и сказал этому Квазиморде всё, что я думаю о его нелестном поведении.

- Во-первых, я не щенок, а котёнок! А во-вторых, что вы делаете в такой поздний час в чужой квартире?

Но он и слушать не стал мою воркотню. Он просто ткнул мне под нос какую-то фотографию и рыкнул слово, читай!

Ну, я и прочитал. Это была рекламная картинка, на которой была нарисована кошка, держащая в лапах запеченную в тесте сосиску, а над самим рисунком стояла надпись, гласившая, что это – Хот дог!

- Ну и что? - сказал я. - Сам знаю, что это переводится как горячая собака.

- Вот, именно! Но нарисован-то ты, только уже большой. Значит, ты и есть собака, а не какой-то там кот! Кстати, а что такое этот кот?

- Мама! - только и нашёлся мяукнуть я и, невзирая на уставившееся прямо в меня дуло, откровенно заплакал, осознав всю безнадёжность своего положения. Ведь это, как я теперь догадался, был робот. Причём явно запрограммированный на что-то нехорошее по отношению к собакам. Как ты такому докажешь, что ты кот, а не пёс? Остается лишь одно, помолиться да и то на всякий случай. И только, значит, я собрался молиться, как чей-то звонок в входную дверь и вовсе отшиб мне разум. И я, мыча нечленораздельное, стремительно бросился открывать. Робот стрелять не стал. Видно, это пока не входило в его планы. Он всего лишь немного сместил положение дула, направив его теперь в сторону двери. Когда я открыл, на пороге стоял другой робот, его напарник, и держал в руках перекидной календарь, на обложке которого были нарисованы различные породы собак.

- Насир, мы ошиблись! Собаки, вот эти существа, а не наш мелкий усатик, - сказал второй робот и насильно вывел собрата вон из квартиры. Больше я их не видел! Впрочем, это и хорошо. Я и без того запомнил их визит, думаю, на всю оставшуюся жизнь.

17.06.2014 года


Дорепетировался!


Вы слышали! Вы слышали!! - орал какой-то толстый рыжий кот, колобком скатываясь вниз по лестнице. При этом он так торопился, что не заметил, как налетел на своего начальника, который тоже был котом, но не таким упитанным.

- Ой! Извините, Музик Барсикович, я, честное слово, не хотел этого! - со слезами на глазах, - простите уж!! - взмолился наш знакомец, что было силы пытаясь придать своему шефу прежнее, то есть вертикальное положение. - Но тут такое случилось! Вы, уж, ещё раз извините за доставленное вам мною неудобство.

- Блин! - сказал его начальник, наконец-таки, становясь на четвереньки. - Ну ты, Шерст Усович, и даёшь! Чуть не убил нафиг! Чего там у тебя? Не томи уж! И начальник сыскного отдела, потирая передними лапами ушибленное место, кое-как встал уже во весь рост.

- Похоже, дело Чёрта с крыльями всё же раскрыто!

- Не понял? Ты же ещё вчера распинался в том, что это – глухарь. Я уже и генералу о том доложил. Он, конечно, мурло покривил, но заверил, что это никак не отразится на премиальных, ибо наш отдел, по его усмотрению, план по раскрытию убийств выполнил.

- А то нет! Мы же работали, не покладая лап, иногда и в выходные!

- Ладно, убедил. Докладывай.

- Мне нынче приснилось, что городовой, тот самый, к которому первым и примчался свидетель последнего преступления Чёрта, явно что-то не договаривает!

- И только-то, стоило труда вот так запросто ронять меня на пол из-за такой чепухи!

- Но совсем недавно я услышал по радио весть о том, что Чёрт повесился на подтяжках в своей камере!

- Постой! А ведь перед этим он встречался с кем-то из родственников. Я сам подписывал разрешение, только вот фамилию почему-то не помню.

- Собакин Тузик Шарикович!

- Тогда понятно, почему я её забыл! Сам знаешь, сколько мне от лиц подобной национальности в детстве досталось. Ведь Слобода-то у нас было собачья. Ну и что этот тузик там делал?

- А вот это я и хочу узнать.

- Тогда причём здесь Хвостенцвай??

- Нутром чую, что он прохвост! А после подобного сна и вовсе его ненавижу! Собрат можно сказать, а статистику коллегам занижает.

- Смотри, не ошибись! Дойдёт до генерала, нам обоим всыпят так, что мало не покажется!

- Да уж постараюсь!

- Тогда чего встал? Живо действуй! А то какой-нибудь иной лиходей твою славу себе заграбастает. Ведь не ты же один радио по утрам слушаешь. В собачьей полиции тоже, небось, не спят до обеда.

- Уже бегу! - сказав это, толстый кот что есть мочи двинул к выходу из помещения.


2.

- Послушайте, Хвостенцвай, не водите меня за нос! Я прекрасно понимаю то, что такой кот, как вы, никогда не упустит своей выгоды.

- На что это вы намекаете, господин коллежский асессор?

- А на то, уважаемый товарищ фельдфебель, что вы не совсем рьяно отнеслись к своим служебным обязанностям. Закрыли, так сказать, глаза на кое-какие факты из рассказа очевидца преступления.

- Но ведь ничего из его слов не подтвердилось. Мы разобрали указанную им стену на чердаке и не нашли там трупа.

- И за это упекли его в клинику для душевнобольных?

- По мне ему там самое место! Если каждый будет подобным образом отвлекать сотрудников правопорядка от их основной работы, что же тогда будет? Хаос да и только! А так посидит годик, другой и поумнеет. И впредь уже не станет тревожить занятых людей подобными опусами.

- Верно-то вы всё говорите. И всё равно, я вам не очень-то верю.

- Дело ваше. На то вы и в чинах, чтобы не верить словам запросто.

- Короче, когда я могу побеседовать с господином умалишённым.

- Да хоть когда! Моё присутствие необходимо?

- Нет, уж увольте! Не дай-то бог ещё какой-либо и вовсе ненужный сигнал ему подадите. А оно мне надо? Так что пока свободны!

- Есть! - сказал тощий городовой и, тяжело вздохнув, тотчас вышел прочь из своего же кабинета.

3.


- Вот вам орешки в шоколаде. Кушайте, не стесняйтесь. А это коньячок! Не-не, я сам вам налью. Так, вы говорите, что случайно оказались под окном того дома.

- Конечно, перебрал малость, вот и заблудился. А как протрезвел, то сразу дорогу домой нашёл. Рассольчика выпил, чтобы быть уже совсем в форме, да и сразу в участок докладывать о случившемся.

- И что вы видели? Только уже честно. Я - человек простой, и не люблю всяких там фантазий.

- Только то, о чём и рассказал городовому. А он вместо того, чтобы делу помочь, взял да и упрятал меня сюда.

- Ничего, я вас вызволю! Но это только в том случае, если мы действительно столкуемся.

- Спрашивайте. Всё скажу, как на духу! Уж больно тяжело мне здесь!

- Так вы утверждаете, что Чёрт с крыльями замуровал чей-то труп в стене, чтобы скрыть следы своего очередного преступления?

- Не знаю, был ли это чёрт или сам ангел, только крыльев у него точно не было.

- Простите, что не предупредил. Это кличка такая у преступника. Он вроде, как и злодей отчаянный, а дела свои всё отчего-то норовит обставить по культурному.

- Тогда понятно, почему он так долго репетировал.

-- Не врубился.

- Да он целых три раза труп сначала в нишу клал, а потом зачем-то снова вынимал. И только на четвёртый лишь замуровывать начал.

- Значит, репетировал, говоришь. Странно. Впрочем, почему бы и нет. Точно, так оно и должно быть! Молодец свидетель! Вот уж угодил, так угодил следствию! Да за это я не только тебя в скорости отсюда выгребу. Да я тебя, попомни мои слова, прямо сейчас расцелую в губы, - ну как сказал, так и сделал. После чего вприпрыжку, насколько ему позволяла его очевидная тучность, ринулся прочь из палаты.


4.


- Да быстрее же вы, чего мешкаете?

- Шеф, прошу вас не горячитесь так. Вам это вредно при вашем повышенном давлении. Если он там, то уже никуда не денется.

- Знаю, но не волноваться не могу, так уж приучен. Работа для меня, это святое! Впрочем, как и еда, - смотрит на часы. - Так, ребята, если не управимся за полчаса, останетесь точно без обеда. Впрочем, как и я, - задумчиво почесав лапой нос. - Но это же катастрофа! Эй, дайте-ка мне лучше этот большой лом. Так, а теперь поехали!

Ровно через десять минут.

- О, вот оно тело, наконец-то. Учитесь сосунки, как надо работать!

Значит, труп всё-таки был. Почему же они тогда ничего не нашли?

- Осмелюсь предположить, господин майор (именно так именуется ныне чин коллежского асессора), что его там тогда ещё не было.

- Не было, говоришь. Очень может быть. Хитрец, однако, да ещё какой, этот Чёрт с крыльями. Немудрено, что его так долго не могли уличить! Ладно, пошли обедать. Иначе я просто не в состоянии больше думать. А мне, похоже, очень даже есть над чем покумекать. А это ещё, что такое? - спросил майор, после чего нагнулся и поднял с пола какой-то плоский, продолговатый предмет величиной с монету. Ладно, потом посмотрим. А теперь всем жрать!

- Шеф, а чего делать с трупом?

- Да кому он нужен! Впрочем, посылай голубя в управление, пусть пришлют судмедэкспертную карету.

5.


- Мурзик Барсикович, можно?

- О, майор, входите! Ну что, как успехи с последним делом Чёрта?

- Докладываю. Труп мы всё же нашли. Он был именно там, где и указал свидетель. Так что, если бы преступник не наложил на себя лапы сам, то сидеть бы ему за это злодеяние на электрическом стуле!

- Очень рад за вас! Думаю, вы заслужили повышение. Пойду доложу генералу. Но, позвольте! Почему же тогда городовой ничего не нашёл?

- Видите ли, там его тогда ещё не было.

- Интересно, что же тогда видел свидетель?

- О, всего лишь репетицию.

- Объяснитесь!

- Я нашёл там же на полу одну из бирок, которые обычно прикрепляют к ногам манекена, прежде чем продать его.

- Так их, что прежде было две?

- Да и одну из них и нашёл городовой ещё до меня.

- И что это означает?

- Только то, что он тоже был не дурак. И ясное дело не преминул извлечь из этого подлую выгоду.

- Выходит, это он довел Чёрта до суицида.

- Именно. Причём, сделал это хитро. Не сам, а через родственника последнего .

- Очень интересно будет, расспросить его о том, зачем он это сотворил?

- Не получится.

- Почему?

- Так его уже нету!

- Совсем что ли?

- Ага! Его задушил один душевнобольной.

- Какой ещё больной?

- Да тот самый, главный свидетель по этому делу.

- Ну, вы, ребята, даёте!! Надо было лучше охранять. Впрочем, генералу знать об этом необязательно. Дело-то мы всё равно раскрыли! Так что быть тебе скоро Шерст Усович уже подполковником (надворный советник).

- Рад стараться, ваше сиятельство!

- Да полно тебе. Я же ещё не генерал, а только полковник. Так что ограничимся пока лишь словом ваше превосходительство! - сказав это, начальник царственным жестом отпустил коллежского асессора восвояси. Видно и себя уже видел в иных чинах.

11.07.2014 года.


На что только не пойдёшь ради чести мундира.


Не знаю как для других, но лично для меня не существует не только расовой принадлежности, но и национальности. Все мы, по большому счёту, лишь дети природы. А у неё, впрочем как и у судьбы, нет привязанности к какому-либо одному виду. Природа, она и есть природа. Она была, есть и будет всегда. Во всяком случае до тех пор, пока жива мать сыра земля точно.

Поэтому, когда я встречаю азиата, то улыбаюсь. Когда негра - тоже. А уж, если попадется европеец, то есть такой же, как я, то встречаю его чуть ли не со слезами радости на глазах. И это не потому, что я живу, к примеру, в джунглях Амазонки, где белого человека и с огнём не отыщешь. Нет, просто я люблю всех детей божьих одинаково!

Для меня что китаец, узбек, кошка или собака - всё едино.

И вот, иду я однажды холодным зимним вечером по центральной аллее парка, что находится прямо за моим домом. Мороз лютый! Темень страшная! Не один фонарь, зараза, не горит. А ещё, блин, век электричества. Только по лунному свету и ориентируюсь. Надо было фонарик захватить, но ведь не догадался, скотина, а ещё писатель! Задница, я да и только! Причём не мытая.

Только повернул я, значит, уже к самому дому, как навстречу мне из боковой аллеи выходят два «бугая», примерно вполовину моложе меня, да и настолько же больше. Ну, куда тут денешься, возраст уже не тот, убежать вряд ли успею, поэтому пришлось сцепив зубы робко «ползти» навстречу, может и не тронут. Как же, дождался! Не успел я ещё и трёх шагов в их сторону сделать, как один из них, тот что поздоровее, наверняка, старший, меня и спрашивает, мало того, что прямо в лоб, да ещё и таким ехидным, понимаете ли, тоном, что я просто не мог не обидеться, вы, мол, Мурзик Мурзикович Кошаев?

- Нет, - говорю, - я, Тузик Шарикович Бобиков!

- Знаем мы, кто ты есть на самом деле! - говорят они уже хором, - ты, чёртов писака, прославляющий кошек!

Ну, тут я и вовсе начал злиться.

- Как вы смеете говорить это мне? Комнатной собаке! Если я мал ростом, то значит и не человек!

- Да, видим мы, что ты тоже собака, как и мы, только маленькая, и потому - не в меру вонючая!

- Да вы ещё и оскорбляете меня! - едва ли не взвыл я и потянулся было в карман за пистолетом, но затем передумал.

- «Дяденька», не надо трепыхаться! - сказал старший, - это не поможет. Лучше ответь, на кой ты это сделал?

- О чём это, вы? - хмуро спросил я. Ведь до сих пор так ещё и не понял, зачем это они решили на меня «наехать».

- Дурку гонишь? - теперь уже слово взял младший. Мы что зря тебя, что ли, Мурзиком обозвали.

- Ах, это!- вздохнув с явным облегчением, пробормотал я, ибо понимал, что за писанину удостоенную литературной премии вряд ли зашибут насмерть даже завистники. Ведь есть же и у них в конце концов совесть. Да и опасное это дело обижать другого, ибо у нас срок и не за что впаять могут. - Да, рассказы о нашем разведчике Мурзике Мурзиковиче Кошаеве моих лап дело. Ну, и что из того? Да, такими героям все нации должны гордиться, а не только кошки.

- На что это ты намекаешь? Графоман хренов! Почитай-ка лучше повнимательней, что у тебя в рассказе «Рождество сорок четвертого» на седьмой странице накалякано.

- Да я уж и не помню. Мной, ведь, много чего понаписано.

- А вот послушай, - и старшой, достав из дипломата книгу, затем открыв её на нужной странице, стал читать по складам:

- Штандартен-фюрер Догштирлиц был очень доволен тем, что, наконец-то, сам Рексхундмаршал Гавлер пригласил его лично на банкет по случаю Рождества в свой особняк.

- Если вам что-то не нравится, то обращайтесь в суд, - съязвил я

и снова потянулся за пистолетом. Теперь уже с твёрдым намерением завершить начатое.

- Нет уж, «уважаемый», мы не станем обращаться в суд. Мы лучше сами отметелим тебя, как следует! Это же надо так нагло клеветать на свой народ. Где это видано, чтобы кошка выдавала себя за собаку. Да так, что её никак не могли раскусить.

- Но ведь это же авторский вымысел! А он имеет право на существование. Я даже где-то об этом читал, - попытался было я всё же замять конфликт.

- Но не до такой же степени можно врать, причём безнаказанно! Это в корне подрывает все моральные нормы. Нет, ты сейчас за это ответишь сполна, задница! - прорычав это, старший грозно двинулся в мою сторону. Вслед за ним затрусил и его помощник.

- Ладно, нелюди!- взревел я. Я иногда могу себе подобное позволить. Ибо лай у меня не как у обычного пекинеса, а скорее похож на тявканье сенбернара. Взревел да и достал из кармана наградной пистолет. Я имею право на ношение оружия, как почётный полковник кошачьей полиции.

- Стой, - говорю, - вашу мать! Ещё шаг и уши отстрелю напрочь, а может и кое-что пониже!

- Да не дрефь ты! У него пукалка в лучшем случае травматическая. Да и смотри какая маленькая. В самый раз по его силам. Такой только кошаков пугать! - и старший ещё быстрей затрусил в мою сторону. Помощник, малость помявшись, вновь заспешил за ним следом.

- Всё, тогда пипец вам полный! - рявкнул я и, прицелившись, произвёл очередь в их сторону. Эффект от произведённого мной действия оказался даже более впечатляющим, чем я ожидал. Хотя я и попал не совсем туда, куда метил, зато как попал! Лишь только пульки, выпущенные из моего боевого пистолета миникалибра достигли цели, поднялся такой трехэтажный вой, что я и сам не на шутку перепугался.

Вначале я даже попятился, потом всё-таки взял себя в лапы и, наконец, открыл полностью глаза. Так и есть, теперь им надолго не до меня. Воспользовавшись замешательством злодеев, я опрометью промелькнул между их лап и что было мочи помчался галопом к дому, всё ещё опасаясь дальнейшего преследования. Впрочем, похоже я зря волновался. Все дети природы в сущности одинаковы, и достойный внешний вид для них, едва ли, не самое главное дело в жизни. А я им испортил их костюмы, ох, как основательно! Ведь пульки-то мои были начинены напалмом. А вы, небось, по доброте душевной подумали, что я подпортил им только ширинки.

Нет, дорогие мои, честь мундира превыше всего! И биться за неё надо так, чтобы не жёг потом сердце твоё позор за мелочное существование, чтобы не было после мучительно стыдно за покорно снесённые обиды!

23.07.2014 года.

Бизнесмен.


Главным делом для меня всегда был бизнес. Причём, по любому! Лишь бы деньга капала неплохая. Чем только я не занимался!

Одно время даже торговал ручными крысами, которых ловил на даче, а после дома, в клетке, перевоспитывал. Я их вдувал богатеньким простачкам, чтобы они на них тренировали своих непутёвых чад. Ведь мы кошки, хотя и живём в высокоразвитом техногенном обществе, по природе своей всё же охотники. Нам иногда, как и людям, просто необходимо «замочить» кого-то.

Но в данный момент я занимаюсь уже совсем иным делом. Ибо, наконец-то, решил серьёзно подумать об обеспеченной старости.

Когда я уже не смогу по состоянию здоровья справляться с серьёзной работой.

Что я делаю? Хороню трупы! Причём, делаю это тайно. Всё началось с того, что я арендовал неподалеку от платформы Ковалево домик с приусадебным участком, притом на неопределённый срок, так как хозяйка умерла. А сын, живший заграницей, видать, чхал на такое наследство. Он, как я слышал, работал в Пентагоне. И стало быть, для него сотня тысяч баксов (именно столько по оценкам специалистов и стоил этот каменный домишко о двух этажах с участком 12 соток, сплошь покрытым чертополохом), деньги никчёмные. Он и за аренду-то брал всего штуку зелёных в месяц, поэтому я и решил поселиться здесь надолго. Примерно через год пребывания в этом благословенном месте я и созрел для того, чем теперь занимаюсь. Однажды я углядел в бинокль, как на Ковалевском кладбище ночью, дело было летом, и посему видать было хорошо, хоронят в самом отдалённом уголке какие-то чёрные мешки.

Причём, копают не руками, а экскаватором. Я сразу смекнул в чём тут дело. Если роют столь глубоко, то, значит, явно не хотят, чтобы их захоронения обнаружили после того, как и на этом месте начнут рыть могилы.

Когда они, наконец, уехали вместе с экскаватором, я попросил у своего соседа-фермера напрокат трактор «Беларусь». Это бульдозер и экскаватор в одном «лице». И уехал на нём туда, где копал экскаватор. Дабы выяснить то, насколько я оказался прав в действительности. Когда я, наконец, откопал один из мешков, было уже раннее утро. И посему мне надо было спешить, иначе бы кладбищенский сторож застал меня с поличным. Ибо я знал, что он встает на рассвете. Но, как назло, узел на мешке был таков, что я никак не мог его развязать. Тогда долго не мудрствуя, я засыпал выкопанную мной яму, а сам мешок положил в кабину трактора на соседнее сиденье. Обратный путь до моего дома прошёл без особых приключений. Въехав во двор, я запер мешок в подвале, после чего отвёл трактор на постой к соседу. Спустившись в подвал, я сразу почуял что-то неладное. Мешок, кажись, стоял теперь совсем не в том месте, где я его оставил. Почесав хвостиком за ушком, я пришёл к выводу, что мешок, похоже, убежал на целых пол метра. А ведь трупы, я знал это точно, шевелиться не умеют, и тогда получается, что в мешке не труп, а нечто иное. Тогда, на всякий случай, заручившись поддержкой слезоточивого баллончика, я принялся развязывать узел на мешке. Но мне это не удалось и в этот раз, тогда я просто перегрыз его. Лучше бы я этого не делал! Ведь в мешке оказался не только не кошачий труп! Там была живая собака, при этом очень маленькая, и потому, дюже, брехливая. Пришлось закрыть ей пасть кляпом из перчатки. После чего, дав в лапы блокнот и ручку, при помощи пистолета заставить изложить свои требования уже на бумаге. Когда я прочитал писанину этой собачонки, то пришёл в неописуемый ужас. Это сколько же денег перетекло в чужие лапы прямо под моим носом!

Оказывается, уже в течение полугода кладбищенский сторож позволяет работодателям таким способом избавляться от неугодных работников. - Дружок, - сказал я собачке, ибо это был, как я понял по одежде, мальчик, - я полностью на твоей стороне, - после чего вынул кляп из его пасти. И снова пистолетом пояснил ему, чтобы он и впредь вел себя достойно и не тявкал, почём зря, как какая-нибудь избалованная собачонка. Затем накормив гостя досыта, запер того в подвале. Для этого я воспользовался висячим замком, ключ от которого положил в карман, а не оставил, как обычно, торчать в скважине.

Сам же отправился наводить справки в контору, использующую труд нелегальных работников. Её адрес мне подсказал мой гостепленник. Но начальник конторы явно не хотел сознаваться в содеянных прегрешениях. И только, когда я припугнул его тем, что у меня есть явное доказательство, показав фото собачки, он решил пойти на попятную. И так как нам было о чём поговорить, беседа наша затянулась надолго. Но в итоге оба мы остались довольны её результатом.

Теперь моя задача состояла в том, чтобы вовремя тайком забирать труп очередного неугодного гастарбайтера, и за умеренную плату, немного ниже той, что брал сторож, избавляться от него по своему усмотрению. И первым, кого я получил в виде упакованного мешка, был никто иной, как сам кладбищенский сторож.

Первое время я ради праздного любопытства просматривал содержимое мешков. Мне было интересно знать, кого устраняют чаще самцов или самочек? Смерть сторожа, хотя меня и успокоила, теперь я мог не опасаться конкуренции с его стороны, но в тоже время и озадачила. Ведь в подобном мешке когда-нибудь могу оказаться и я сам, если не приму соответствующие меры предосторожности. И я лишний раз порадовался тому, что до сих пор так и не отпустил собачонку в родные Пенаты. Теперь главное, не забывать вовремя кормить её, ибо это мой единственный козырь в борьбе против гастарбайтерской мафии.

Вскоре я понял, что убиенных примерно поровну, и окончательно перестал интересоваться этим вопросом.

Вначале заказов было немного, и потому я едва сводил концы с концами. Ведь этот тявкающий гарант моей безопасности жрал, как боров, и при этом предпочитал только вкусненькое. Видно здорово понимал подлюка, что именно от него всецело зависит моя дальнейшая безопасность. Но примерно через полгода заказов стало столько, что мне пришлось даже купить собственный автомобиль. Я же не мог круглосуточно держать чужой трактор в своих лапах, неэтично как-то. Хотя хозяин его был не против, даже в помощники набивался.

Первое время я хоронил тела на приусадебном участке, после чего сверху сажал дерево. Но вскоре понял, что даже моих двенадцати соток не хватит для того, чтобы вместить всех желающих. И тогда я стал расчленять трупы и растворять их в серной кислоте, и так как мой дом был подключен к городской канализации, я без труда через ванную, раковину и унитаз избавлялся от отходов своего зловещего производства. Но видно не зря говорится, что счастье не может быть вечным.

Неделю назад я получил письмо, в котором меня оповещали о том, что я в недельный срок должен освободить арендованный участок, так как хозяин решил продать его. В том что полученное письмо отнюдь не утка я смог убедиться уже на следующий день, когда прибыли оценщики. Поговорив с ними, я осознал, что дело моё не только очень плохо, а пожалуй, вообще безнадёжно. Ибо, как я понял, на месте участка собираются строить гостиницу с подземным гаражом, и стало быть копать будут глубоко.

Тогда-то уж всё непременно откроется. И за такие «шалости» точно по голове не погладят! Нет, надо бежать, пока не поздно! Только куда? И вот спустя три дня после того, как я задался этим тяжким вопросом, я, наконец-то, понял, как мне спастись. Пленённый мной гастарбайтер оказался скотиной сговорчивой, и за треть моих капиталов согласился переправить меня на его родину, в собачью Туркмению, где, как он говорил, с большими деньгами всё возможно. На том и порешили.

Поскриптум. Уже из собачьей Туркмении.

С деньгами, действительно, всё возможно! Теперь у меня есть не только собственный дом и солидный счёт в банке, иногда даже сам президент республики, и тот приглашает меня в свой офис на крынку кумыса. Но всё это, увы, не то!! Ведь, куда не глянь, одни лишь собачьи морды! И так изо дня в день и никакого просвета. А ведь я кот и хочу жить не собачей, а кошачьей жизнью.

Поскриптум 2. Спустя 15 лет.

Наконец-то, возвращаюсь в кошачью Россию! Президент решил отпустить меня в обмен на львиную долю моих капиталов. И я, поверьте, ничуть не жалею о том, что сделал, ибо по мне лучше тюрьма на родине, чем райская жизнь на чужбине!

Впрочем, до тюрьмы может и не дойдёт. Я ведь теперь гражданин другой державы, да ещё и лицо собачьей национальности.

25. 07. 2014 года.

Попугай.


Жил в одной кошачьей семье попугай породы какаду. Да, да, именно той, что, как поётся в детской песенке, какает прямо на ходу. И был он там, ну, прямо, как член семьи. Во всем ему потакали, а иногда и вовсе баловали: кормили мясом и молоком, что такой скотине как попугай, ясное дело, противопоказано. Вот он и зажрался малость, стал права качать, причём, надо и не надо. Папа-кот, уж на что добрая душа, мыши лишний раз, и той не обидит, и тот обозлился в конце концов и сделал-таки непутевому последнее китайское предупреждение. Мол, если тот и в энный раз не послушается, он самолично выдерет у попки пёрышко из хвостика. И впредь так и будет драть оттуда по одному за каждое новое прегрешение! До тех пор, пока у того весь хвост не кончится. Вначале попка этому не поверил, но как только папа-кот и в самом деле ухватил его за хвост, вмиг испугался и тут же, ну вы сами, надеюсь, понимаете, что бывает в таких случаях. Только не обкакался, а скорее описался. А может и то и это! Разве их попугаев поймёшь. У них даже каки, и те почему-то жидкие.

После того как уборка в квартире, наконец-то, была закончена, причём, не без его личного участия, папа-кот понял, что похоже он малость переборщил с воспитанием непутёвого птичьего отпрыска.

И решил малость подсластить тому пилюлю, вручив ему пластиковую карту своей супруги, дабы тот купил себе чего-нибудь вкусненького. При этом сказав тому: - Сынок-попугай, меня сегодня да и маму... , - только он хотел, значит, добавить, что-то ещё, как сердитое мяуканье его супруги, гласившее, - хватит трепаться, обедать пора, - отвлекло его от этого. И он, долго не думая, заспешил на кухню, начисто, забыв, закончить свою речь. Ну и попугай, понятное дело, тоже двинул туда. Кто же от еды, добровольно-то откажется.

Покушали они, закусили съеденное водочкой, да и разошлись по делам. При этом даже, не подумав, продолжить прерванную между ними беседу. Словно её и не было вовсе. А зря! Ибо пернатый сынок, не привык много думать, и потому всё сказанное принимал за чистую монету. И, когда он при помощи двух грузчиков медведей втащил-таки весь купленный им на мамины деньги птичий комбикорм в квартиру, папу Мурр Мурра едва не хватил тепловой удар! Так он разом согрелся от одной лишь мысли о том, сколько денег это ЧМО ухлопало лишь на свои нужды. Конечно, попугай был за это посажен попой на горох и начисто лишен на будущее каких-либо денег кроме карманных. А комбикорм в конце концов был всё же съеден. Но это, по большому счёту, мало что изменило, и папа-кот так и продолжал грустить, пытаясь осознать, где же он всё-таки допустил пробелы в воспитании своего отпрыска. В итоге, догрустился от непосильного усилия до того, что оказался в сумасшедшем доме. Враз пришлось тогда непутёвому попугаю, наконец-то, повзрослеть. Ибо мама-кошка да и братья-котята не очень жаловали его. Ведь теперь им самим приходилось зарабатывать себе на еду. Где уж баловать какого-то там попугая.

И видя такое дело, ушёл наш пернатый герой в монахи в птичий монастырь. Там он стал кротким, аки голубь, и много потом принёс добра миру. А может это был голубь, только хохлатый? Ибо откуда взяться в наших краях попугаю, тем более в кошачьей семье.

Да они бы такую экзотику сразу же съели!

А вот голубь, это совсем другое. Это наше, родное! Его везде полным полно, так что попробовать всегда успеется. Вот потому их иногда и держат в кошачьих семьях.

Так что братья и сестры, будьте лучше голубями кроткими, чем павлинами гордыми.

Ведь гордость, эта, не сможет вам дать того, что принесёт кротость, умей вы правильно использовать её.

А уж попугаями и вовсе не будьте. Ибо слово попугай слишком уж какое-то нерусское. Да и двусмысленное.

Ведь закончи папа-кот свою мысль до конца, разве стал бы тогда его сын-попугай так пугать его своим ухарским поступком.

Он бы потратил тогда ровно столько, сколько ему позволила его птичья совесть.

2.07.2014 года.


ЮМОРЕСКИ ОТ СЕРГУНЬКИ.


Удивительная история.


На днях я сидел на скамейке в парке, что за моим домом, и пил пиво, заедая его крабовыми палочками. Вдруг неожиданно ко мне подошла дюжего вида женщина средних лет и попросила меня угостить её. А так как я не привык отказывать женщинам, когда те о чём-либо просят, то с превеликой радостью выполнил её пожелание. Вскоре мы слово за слово перешли к задушевной беседе .И вот что она мне поведала о своей жизни . Оказывается, это была очень известная в недавнем прошлом спортсменка, мастер спорта международного класса и дважды чемпионка Европы по толканию ядра. Родилась эта женщина не девочкой, а мальчиком. Более того, до двадцати одного года она так и пребывала в данном статусе, а потом и случилась эта разительная перемена, и мальчик превратился в девочку. Что же послужило причиной для этого? А вот что. Мальчик этот был весьма преуспевающим спортсменом, ну не так, чтобы очень, но всё-таки кое-как дослужился до кандидата в мастера по десятиборью, а это, поверьте мне, совсем не плохо, ибо современное десятиборье очень нелегкий вид спорта. Но он, конечно же, мечтал о большем. Ему хотелось стать Великим чемпионом. Но одно дело хотеть и уже совсем иное смочь. К тому же он был умницей и прекрасно понимал, что с его природными данными ему вряд ли удастся свершить подобное. И тогда он начал думать, что же ему предпринять. Ведь сами знаете, как нам нелегко поставить крест на своих желаниях особенно в молодости, когда мы так амбициозны. Долго маялся наш герой своей тяжкой думой, пока, наконец, чисто случайно ему это приснилось во сне, не нашёл, как ему показалось, решенья своей проблемы. А привиделось ему вот что: отныне он не мужчина, а женщина. Ну, сказано, значит, сделано, ибо только так и должны поступать настоящие люди.

Операции по перемене пола прошли успешно. И спустя каких-то полтора года наш юноша превратился в очаровательную девушку весьма внушительной конституции. Конечно же, он, точнее теперь уже она, и не думала бросать занятия спортом, ведь именно он был её единственной любовью в те дни. Получив подтверждающие её половую принадлежность документы, девушка незамедлительно решила принять участие в соревнованиях. И успех сразу пришёл к ней. Она легко выиграла несколько крупных стартов по семиборью внутри страны. Но для побед за рубежом набранных ею в сумме очков было всё же маловато. И тогда она решила вложить все свои силы в дисциплину толкание ядра. В те годы у женщин был явный регресс результатов в этом виде. И надо отдать должное нашей героине, она попала в самую точку, через год она была уже чемпионкой России, а через два победила, аж, на первенстве Европы. Но недолгим было её спортивное счастье. Вскоре после того, как ею был завоеван второй чемпионский титул на Европе, правило проведения, тест пробы на половую принадлежность, претерпело коренные изменения. Теперь всё решал не медосмотр на наличие половых органов соответствующего типа, а анализ слюны на набор хромосом, который, как известно, у мужчин и женщин здорово отличается. (Кстати совсем недавно так было доказано, что знаменитая Южноафриканская бегунья Каспер Семенья - девочка, а не мальчик. Хотя по внешнему виду можно утверждать скорее обратное.) И поэтому пришлось моей новой знакомице в скорости закончить свою так блистательно начавшуюся спортивную карьеру. Да, друзья мои, на какие только жертвы порой не способен человек, чтобы потешить своё самолюбие.

13 октября 2011 г


Умный Гоша.


Несмотря на свои шестьдесят три года Гоша Штуценко оставался всё ещё крутым мальчиком. Одевался с иголочки, да и денег имел будьте-нате. Но больше всего поражало в нём не это, а то, что он пользовался особым авторитетом у своих товарищей, людей соответственно тоже небедных. И посему ему довольно часто дарили дорогие подарки. Вот и на этот раз один старый друг прислал ему из Венеции шикарные ботинки из крокодиловой кожи. Да вот беда, маловаты они оказались. Что тут прикажешь делать, выбросить жалко, а носить просто невозможно, так жмут, что хоть плач. Тогда он решил посоветоваться с одной знакомой, та держала обувной Бутик, и стало быть, была в данном деле докой. Ну, та и посоветовала ему, «напоить» ботинки спиртом, чтобы те стали послушней. А это мысль,- подумал Гоша,- только зачем же спиртом, когда можно до упора залить и хорошего коньяку. Так даже лучше будет, тогда его ботинки точно зауважают, ну и, конечно же, сразу станут намного податливей. Сказано–сделано. Аж, целых поллитра в каждую армянского «Двина» залил. Ну,- думает,- сейчас враз мягче воска станут. Как же, только зря все пятки себе оттоптал, всё равно, как и прежде, ступни до крови натёр. Увидев такое дело, очень озлился наш герой, но не на ботинки и даже не на коньяк, за то , что тот его подвёл, ведь он считал до сих пор именно эту марку лучшей, а на производителя этой самой обуви. Ну и решил судиться с ним. Да только толку у него из данной затеи не получилось. Подлые вражеские адвокаты всё так повернули, что он сам оказался за виновного. Короче, присудили ему выплатить немалую деньгу, за причинённый им, ботинкам, моральный ущерб. Вот так-то, уважаемые господа, неадекватно обращаться даже с какими-то там ботинками. Боженька он всё видит и, если необходимо будет, никогда в обиду не даст и тварь несмышленую, когда она этого заслуживает.

Так что почитайте как надо заповеди Господние, чтобы не быть в своих поступках такими вот «умненькими» Гошами.

14 октября.


«Чтобы как можно реже попадать впросак, постоянно расширяйте свой кругозор».

Одна моя знакомая, которую звали Аделаида Францевна, настолько любила свою собаку породы доберман, что не только многое ей позволяла, но и каждую ночь укладывала спать к себе в постель. Впрочем, что в том удивительного, ведь она и собака обе были старыми девами. А вы и сами знаете, как бывают порой тесны связи между особами одного пола. И так она привыкла к подобному кроватному общению, что это стало её жизненной необходимостью Так вот однажды этой женщине пришлось уехать по работе на несколько дней в командировку. Сделала она, значит, все свои рабочие дела, ну и вернулась ночевать в гостиничный номер. Да только не спится ей, уже отвыкла делать это одна, то есть без собаки. Что же делать. Ведь целых пять дней, столько должна была продлиться командировка, она не сможет не спать. Решила посоветоваться с администратором. И тот предложил ей выход. Оказывается, у них в гостинице есть услуга сдачи собак в прокат. - Не волнуйтесь, мадам, все они смирные, - заверил он Аделаиду Францевну, - но если что–то всё же пойдёт не так, вот вам номер, по которому к вам срочно пребудет помощь. - Есть ли у вас доберманы,- поинтересовалась женщина. - Да, есть один, - заверил её администратор. - Хорошо, тогда пришлите собаку именно этой породы. Так мне будет явно удобнее.

Выписанная ей собачка оказалась очень чистенькой и ухоженной. Одета она была в шерстяную клетчатую юбочку. - Ну, что за лапочка, - подумала Аделаида. Как она похожа на мою Дези. Возможно, я и сумею заснуть, находясь с ней в одной кровати. Но, увы, она жестоко ошиблась, собака оказалась кобелём. А разве уважающая себя старая дева способна заснуть в объятиях кобеля?

Вы можете, конечно же, возразить мне на это, почему, мол, данная собака была одета тогда, как девочка? И вот тут-то вы и допустите явную(роковую) оплошность. Ибо доберман этот был родом из Шотландии, а там юбки носят и мальчики.

19 октября 2011 год


Правдивая байка.


За достоверность этой истории лично я поручится не могу. Хотя склонен предполагать, что она вполне правдива, ибо рассказал мне её сосед, отставной сотрудник милиции, известный по всей нашей округе порядочностью, ещё с времен своего отрочества.

И вот, что он поведал мне по секрету, когда мы сидели с ним на кухне моей квартиры и обмывали мой очередной гонорар за опубликованный рассказ. Оказывается, у нас в Сосновой поляне (место в Санкт-Петербурге) в самом начале девяностых произошёл один очень странный случай. Более того, он был настолько необычен, что о нём решили вскоре попросту забыть, чтобы не смущать подобными закидонами судьбы не вполне ещё зрелые головы нашей молодежи. А случилось вот что. Однажды к соседу моему, он тогда работал следователем в 42 отделении милиции, на приём пришёл один человек и поведал невероятную байку о том, что дочь его друга встречается со снежным человеком. Сосед хотел было пристыдить его, резонно заметив, что снежных людей, мол, не бывает, но тот клятвенно заверил, что сказанное им истинная правда. В чём следователь может и сам убедиться, если соизволит придти в назначенный час в указанное ему место. Пришлось согласиться. Ведь следить в сущности и есть его работа, иначе какой он тогда следователь. И без того уж, он сильно засиделся в своём кабинете. Итак решено. Ровно в полночь он будет стоять, как штык, неподалеку от заброшенного туалета. И не дай бог, там случиться в то время чему-либо неподобающему .Враз он им прикроет подобную лавочку и притом без всякой жалости. Ну сказано, значит, сделано, иначе ведь милиционерам нельзя. Не то и милиции верить перестанут. И что же тогда будет? Ясное дело ничего хорошего.

Примерно минут через десять после того, как он заступил на свой пост, они и заявились. Вначале девушка. Ничего смазливенькая такая, а затем уже и этот, снежный человек, значит. Действительно, на обычного человека совсем непохож. Скорее обезьяна, только очень большая, явно больше двух метров ростом. -Ну и дела, - думаю, - да как же это можно человеку, вот так запросто к такой-то зверине на свиданье ходить. - Нет, - говорю я сам себе, - спасать деваху надо и причём срочно, иначе наделают они дел. Гляди, он её уже и за талию обнял. Чего доброго скоро и поцеловать вздумает, а там уже и до детопроизводства рукой подать. Мама, что же это будет-то, коли женщина от обезьяны рожать вздумает?? По мне, так сущий срам да и только!

Как сообразил я это, так сразу и выскочил на видное место, да как закричу благим матом : "Что же ты это, гадина, делаешь, - впопыхах начисто позабыв о том, что лучше бы мне было стрельнуть, в воздух, конечно, я же не злодей всё-таки. Однако, обошлось, обезьяна, оказывается, понимал по-человечески и не только. Короче, как только ответил он мне на моё приветствие на чистом китайском, так я сразу и упал в обморок, скорее всего от неожиданности. Когда же я, наконец, пришёл в себя, то больше уже ничему не удивлялся. Иначе точно окочурился бы от изумления. Оказывается, данный индивидуум и не обезьяна вовсе, и даже не Ети, а вполне обычный человек,

гражданин Китайской республики. А оделся он в такой наряд лишь потому, что родители его девушки запрещают им встречаться. В таком же виде он вряд ли вызовет серьёзные подозрения. Ведь всем известно насколько его суженая любит диких животных.

В общем им повезло, что они попали именно на моего соседа. Другой бы, менее ответственный работник, счёл бы это дело обычной международной провокацией, ну и сразу сообщил бы куда следует. Этот же нет, он не только не заложил их. Напротив, он сам ходатайствовал за жениха, перед родителями невесты, и так как у него в местном исполкоме были связи, то деяние его увенчалось полным успехом, то есть свадьбой. Больше в сущности рассказывать нечего.

Остается добавить лишь одно. Китаец этот потом играл в баскетбол в НБА. И полный рост его составлял 228 сантиметров.

8 декабря 2011 года.

Щедрая душа.


Пошёл я тут недавно в гости к знакомой тётеньке. Внучка её, понимаешь ли, в гости пригласила. Я ведь люблю иногда поиграть с молодыми людьми. Вошёл я, значит, в квартиру, ну и сразу же на кухню, чего зря пол в квартире топтать, ежели ты только для одного дела сюда явился - это пожрать, значит. Уж больно девчушка бабкину стряпню хвалила. Сел чин- чинарём за стол, ну и жду, когда закуску подадут, это к графинчику с коньячком, что за шторой на подоконнике, глупенький, скрывался. Думал, может я его и не замечу.

Как же, жди! Чтобы я да спиртное не углядел? Да я его одним нюхом и то за версту чую. Надо отдать должное этой женщине, как хозяйке. Ещё и темнеть-то за окном только начало, ( а пришёл я аккурат в полдень. Это для того, чтобы ещё засветло попытаться домой вернуться .Ведь нынче как-никак уже сентябрь . Так что, сами понимаете, белыми ночами вроде, как и не пахнет), как она уже принесла мне тарелку ухи и пару бутербродов с ливерной колбасой. Не густо, конечно. Но я и этому был рад. Дома-то я не готовлю. Все по столовкам мыкаюсь горемычный. А тут тебе, какая–никакая, а всё же еда домашнего изготовления. Как только она ушла снова куда-то, я тут же раз лапой за штору и графинчик, значит, на стол. Тут и девчушка на кухню припорхнула с шоколадкой в ручонке. Молодец, думаю! Умничка, сразу смекнула, что негоже гостя коньяком без шоколадной закуски потчевать. Только, значит, плесканул я ребятёнку на самое дно стакана коньячку, как старушка тут как тут! Словно и не выходила вовсе, а где-то специально пряталась. Что это вы делаете, - говорит, - Сергей? - Моя Оленька, ещё не пьёт спиртное! Ведь ей только шестнадцать недавно стукнуло.

Думала стыдно станет мне. И я сразу, несолоно хлебавши, возьму да и уйду, вот так запросто из их квартиры. Как же, как бы не так. Да я, за свои 55 лет, ещё и не такое видывал. - Извиняйте, - говорю, - хозяюшка. Я полагал, что это чай! Потому, как у меня от рождения с обонянием не в порядке.

- Ясненько, - хмыкнула эта Мегера. - Ну, тогда это в корне меняет дело. Хотите, я даже Вам добавки принесу?

- Нет, - говорю, - не надо! Мне и этого графина хватит, ведь в нём никак не меньше двух литров. А это, самая что ни на есть моя норма по коньяку.

- У, какой, вы!! - ехидно продолжает старушка. - Хорошо, тогда я вам ещё еды принесу.

- Это ухи что ли ?

- Да нет, пирогов уже!

- С чем, коли не секрет??

- Экий, вы, дотошный! Да хоть бы с Кетикет. Вам-то не всё ли равно?

- Как это всё равно, - хотел я было возразить наглой тётке. Ведь мне же их кушать! Но в этот самый момент, вдруг неожиданно вспомнил, что мне давно уже пора быть дома, ибо через десять минут, начнётся по телеку моя любимая передача « Покойной ночи, малыши». Уж больно мне там нравится персонаж Хрюша. Ну, точь в точь вылитый я в детстве. А до дому мне как раз и есть ровно десять минут галопом, так что раскланялся я с хозяюшками и, прихватив под мышку графинчик, чтобы внучке больше соблазна никакого не было, это я сумел проделать, пока бабуля дверь открывала, двинул, что было духу, прочь из этого гиблого места.

Вот так, я чуть не опоздал к просмотру своей любимой телепередачи. Кто бы мне прежде сказал, что я на такое способен, точно бы тому не поверил!

Интересно, а что же это за пирожки такие с Кетикет?? Спросить что ли у кого? Да неудобно как-то. Вдруг это и впрямь подвох какой-либо. С таких старушек станется! Надо же, по их понятиям и в 16 лет девушке начинать выпивать ещё рано! Да знали бы они, чем уже в это время вовсю молодёжь занимается! Тогда точно бы все волосёнки себе на попе повыдергивали, чтобы хоть как-то успокоиться.

21.09. 2013 года

ЖЕНСКАЯ ДОЛЯ.

Всю свою сознательную жизнь, занимаясь частным бизнесом, к пятидесяти годам Руфочка, наконец, сделалась зажиточной девочкой и теперь могла себе позволить содержать молодого любовника. Искомое, конечно, сразу же подвернулось. Им оказался молодой, подающий надежды, поэт. Редкостный красавец и посему, такой же точно бездельник. Всё в облаках витал. Точнее стихи в голове создавал. Вместо того, чтобы честно, как все работать! Да вот только вирши его всё больше в голове так и оставались. Если что на бумагу и выплескивалось, то этого было крайне мало для того, чтобы хоть когда-то накопить, даже на мало - мальский сборник. Поэтому ему обязательно нужен был стимул, дабы, наконец-то, как следует разродиться.

Его он и нашёл в лице перезрелой( возьму, пожалуй, данное слово в кавычки, смысл всё равно понятен), зато остальным «девочкам» будет уже не так обидно.

Познакомились они, вроде как случайно, на вечере отдыха для тех кому за…

Он пришёл туда с другом, а тот зачем-то захватил с собой ещё и приятельницу, которая их и познакомила с подружкой своей тёти. Ею и оказалась наша героиня. Ну, у них всё и завертелось, прямо как на дрожжах. Уже на следующий день он переехал жить на её квартиру.

Не верите? А зря, ведь не все же ставят именно секс во главу угла. Вот Руфь Наумовна, к примеру, ценила больше красоту душевную. Хотя, если честно сказать, то и от красивого мужского тельца в своей кровати, тоже добровольно не отказывалась. Короче стали они жить поживать, так и хочется добавить, и детей наживать. Да только язык на такое как-то не поворачивается. Пожалуй, и правильно. Иначе что же это будет, если каждая женщина в возрасте, начнёт рожать от молодого мужчины? По мне, это стыд да и только. Ведь надо же хоть какие-то рамки блюсти. Не то, чем наш Питер лучше, скажем, к примеру, самой Гоморры. Ну, да ладно, всё это, как говорится, одна лишь философия. Всё равно слушать никто не станет. Ибо каждый индивидуум, по своему личному разумению, и есть пуп земли. И переубедить его в этом, как видно, может одна могила.

Надо отдать должное Ванечке, так звали этого красавчика, он старался своей даме не досаждать. И не потому, что боялся лишиться кормёжки. Нет, как любой прирождённый поэт, он сердцем понимал, что на добро надо отвечать чем-либо возвышенным.

Поэтому он, пока Руфочка трудилась в поте лица в своем бизнесе, чтобы ему мало в чём отказывать в дальнейшем, вместо того чтобы болтаться по молоденьким девочкам, сидел чин чинарем один одинёшенек в добротной, пятикомнатной квартире своей покровительницы и занимался литературным трудом. Писал стихи и короткие рас

сказы. И через три года у него набралось этого добра не только на сборник стихов, но и на томик рассказов. Вот бы издать теперь всё это! Пусть, даже, и за свой счёт. То-то бы был подарок к его юбилею!

Но ведь давно известно, что гораздо легче сказать, чем хоть что-то сделать.

Просить же денег у своей полюбовницы на подобную ерунду он явно стеснялся. Предпочитал лучше попытаться выиграть самому в игральном автомате, чем так унижаться даже перед дорогим тебе человеком! Но выиграть крупно

у игрального автомата, это право несерьёзно. Скорее совсем останешься без карманных денег, чем сподвигнешь его на подобное.

Осознав это, загрустил наш друг не на шутку. Даже сказки перестал рассказывать Руфочке перед сном. А она это дело, ох как любила. Тут-то дама сия и стала подозревать, что с её бойфрендом происходит что-то неладное. Ну и, ясное дело задонимала вопросами. Пришлось расколоться, иначе могла вообще приревновать так, что пришлось бы точно монатки собирать.

- Блин! - сказала ему на всё это Руфь, - ну, ты и Тёпа! Сколько надо-то?

И он назвал сумму.

- Фи! Да я на фитнес больше трачу за год. Хорошо дам тебе денег. Но, это будет тебе подарок на юбилей, так что не проси ничего больше!

- Надо же, - подумал наш герой, - да мне лишь этого и надо! А там уже, как жизнь покажет. Может после того, как мои труды, наконец, опубликуют, мне больше вообще никогда не придётся побираться.

Какие мы всё-таки порой наивные! Особенно, когда искренне верим в свой талант. Книги-то издали. Да только ни дохода, ни даже славы они ему не принесли. И как осознал он это, то сразу запил по-чёрному! А ведь прежде «набирался» лишь по большим праздникам. И ничего с ним не могли поделать никакие врачи.

Но Руфочка его не бросала, видно сильно любила. А как погиб он, захлебнулся с горя в джакузи , то памятник ему такой на закрытом Серафимовском кладбище поставила, что даже видавшие виды старожилы могильщики, и те удивлялись широте и доброте её души.

Лишь смерть забрала от нас к себе этого человека, так и начал он приподниматься с каждым днём все выше и выше во мнении окружающих.

А спустя пять лет со дня своего погребения и вовсе стал светилом российской современной литературы. И книги его начали издаваться огромными тиражами.

Но все это богатство досталось не Руфочке, вложившей в него столько сил, а каким-то бедным, да ещё и дальним его родственникам, которые разъезжали теперь по Питеру в дорогих иномарках, и здоровались за руку, лишь со значительными людьми. Впрочем, так и должно быть, когда из грязи попадаешь неожиданно в князи!

История же эта рассказана мной только для того, чтобы люди, прочитав этот литературный бред, хотя бы на миг задумались о том, что в действительности происходит в жизни. И насколько реальная её составляющая отличается от той, которую нам пропагандируют средства массовой информации.

На этом прощайте, дорогие други!

И как говорится, "да пребудет с вами Всевышний денно и нощно!"

8.09.2013 года.


«БАЙКИ ПИИТА СО СТАЖЕМ»

(цикл рассказов).


Нет худа без добра.


Была в нашей богемной среде одна тётенька, не молодая уже, но шустрая, в особенности по мужской части. Так вот, однажды, ей представился случай заарканить одного молодого лоха. Почему я считаю, что он был лохом? Так все поэты такие. Это я точно знаю, сам почти тридцать лет стихи писал, пока не поумнел-таки.

Это, когда жена от меня ушла к прозаику. Поэт этот был натурой хотя и впечатлительной, но особой порядочностью всё-таки не страдал. Поэтому и сам, когда мог, использовал бабульку в корыстных целях. Но делал он это крайне осторожно так, чтобы даже она с её ушлостью подвоха не почуяла. Чаще всего он брал её темой "слабо", и когда та всё же вспохватывалась, было уже чаще всего поздно. Он, конечно, потом клялся и божился, что «разводил» ее не нарочно. Мол, и у самой есть голова на плечах, но что толку-то, поезд, как говориться, давно уже ушёл.

А однажды он и вовсе придумал и едва не провернул такую бяку, о которой, удайся бы она, помнили долго. Придумал же он вот что: после того, как она съездила к сыну во Францию и гостила там, аж, целый месяц, больше её, как она не старалась, невестка всё же вытерпеть не смогла, он тоже загорелся подобной идеей. Но одно дело родная мама. И уж совсем иное какой-то там очередной её любовник. Своих же денег у него, сами понимаете, на подобное мероприятие определенно найтись не могло. Вот и решил наш стихотворец, попросить свою пассию помочь ему. Но той тоже не хотелось тратить свои кровные на какого-то там лоха, от которого пользы, как от козла молока, да и то лишь в постели. Но и отказать в открытую тоже вроде, как неудобно. И тогда ушлая тётенька придумала вот что: она решила обо всём напрямик рассказать сыну и попросить у того совета, как быть. Но тот был, ещё больший лох, чем наш приятель, хотя к литературе, вроде как, никакого отношения не имел. Он был начинающим пианистом виртуозом, а всё потому, что волею случая женился на одной очень богатой вдове иудейского вероисповедания.

Ну, сынок возьми да и расскажи всё, как есть, своей супруге. А евреи, они сами знаете, люди хотя и добрые, но терпеть не могут лодырей, к тому же ещё таких явных. Денег, понимаешь ли, у него на дорогу и проживание в гостинице нет! А кто заставлял тебя писать столько стихов? Лучше бы устроился на хорошую работу, тогда бы и не только сам деньжатами обзавёлся, но ещё и любовницу свою ими побаловал. Ведь что есть стихи? Всего лишь, очередной набор ни к чему не обязывающих фраз.

Поэтому умная женщина и придумала такую комбинацию.

Деньги она решила-таки дать свекрови на её хахаля, но под строгую отчётность. Пусть, мол, та, если что тот отчебучит уже в Париже, откажется больше помогать ему. И уж тогда сын с невесткой и её родственниками за ним, ох, как приглядят по-свойски. Конечно, всё же как-никак родственник. И пока он себе на обратный путь честным путем не заработает, путь в Россию ему заказан! Ну, сказано, значит, сделано. Иначе, зачем тогда заключать подобные сделки? Мы же, всё-таки люди, а не всякое там зверьё, которое живёт только ради того, чтобы выжить. Прилетели, значит, они в Париж. Чего же мелочиться, если им хорошую мзду сродственники сами дали. Ну и остановились, значит, в четырёх звёздном отеле, потому как понимали, что даже богатые люди расстаются с деньгами крайне неохотно. А уж им-то сам Господь лично повелел, экономить каждую копейку, ибо путешествуют-то они не за свой счёт. Отдохнули они день-другой с дороги, да и занялись культурной программой. Денёк погуляли по Елисейским полям, второй по Монмартру, а на третий, по совету сына с невесткой, решили пройтись и вовсе в Лувр, дабы там приобщиться воочию к великим культурным ценностям.

Там-то всё и приключилось.

Я полагаю, не все из вас знают, что в некоторых особо цивилизованных странах, а к оным несомненно относится и Франция, существует один странный обычай, а именно, если ты при посещении музея зашёл в туалет, мой руки не только внутри его, но и снаружи. Для этого специально установлены раковины перед входом, на которых написано крупными буквами: «Пользоваться, только после посещения сортира». Чтобы все видели, что ты вышел оттуда с чистыми руками, а не кабы как!

И хотя это было ясно уже с самого начала даже не посвящённым, лишь только они приближались к данному месту. Ведь у них есть не только глаза, но ещё и голова на плечах. Наш герой не обратил на это предупреждение никакого внимания. И как привык у нас в России, так и поступил, то есть вообще не мыл рук ни до, ни после. Дамочка же его в данное время рассматривала одну из мужских статуй, работы Кановы. Более того, она даже поглаживала её по интересующим более других местам. Что в принципе не возбранялось. Увидев такое дело, поэт тоже проникся восторгом к искусству и схватился, причём двумя руками, а как же иначе, ведь он привык делать всё основательно, только уже за статую, изображавшую не мужчину, а женщину. Одной - за попу, а другой дотянулся, аж, до груди. Ну ему, конечно же, смотрители сразу сделали замечание! Одно дело ласково поглаживать что-то и совсем уж другое - нагло за него хвататься. Когда же он убрал свои лапы, оказалось, что на месте его прикосновений, на белоснежной поверхности мрамора, остались следы явной грязи.

Не буду говорить из чего она состояла, о том полагаю вы уже и сами догадались. Ну, тут и пошло-поехало! Короче, впаяли ему за его двойное нарушение: не мытье рук и лапанье после этого чистой статуи, две недели карцера в полицейском участке музея.

А это уже, сами понимаете, ЧП чистейшего разлива. Так что фактический повод для передачи его в личное пользование родственникам невестки теперь уже точно был.

И пришлось ему, бедному, после того, как он покинул карцер, целых два года батрачить на их помидорных плантациях!

Почему так долго? А у него была на их ботву ещё с рождения сильная аллергия. Пока привык, много времени прошло. Зато, как говориться, нет худа без добра. По возвращению домой, такую ловкую книгу о своих приключениях на чужбине написал, что она тут же стала бестселлером! И поперла к нему вслед за этим, наконец-то, такая деньга, что он напрочь вскоре позабыл о том, что прежде был всего лишь бедным поэтом. Правда, писать стихи он всё же не бросил. Но писал их теперь лишь ради своего удовольствия, а не с целью прославиться. Одно лишь по-прежнему омрачало его досуг, это то, что жена так и не дождалась его возвращения, выйдя замуж за Олигарха графомана. Принеся тому, в качестве приданного все рукописи его стихов. Хотя и знала, подлая, что он не только не пропал без вести, а напротив, явно не без её участия, томился в неволе, рабски трудясь на томатных полях.

-«Вот, сволочь!» - в эти мгновения думал он, явно завидуя, хотя и белой завистью, чужой славе. - «Что делают с людьми деньги! Добился-таки известности, бездарь чертов! А мне тогда, ещё не богатому, критики говорили, что мои вирши форменная дрянь!»

И тогда он сразу начинал как-то странно и долго смеяться. В эти мгновения, начисто забывая о том, что и сам он тоже добился кое-чего только на поприще прозы.

Почему я рассказал вам, именно эту историю? Да для того, чтобы дети, и те поняли, что жизнь свою надо прожить так, чтобы другим впредь неповадно было совершать ошибки подобные твоим.

5.07. 2014 года.


Как зарождаются гении.


Работа подмастерья великого живописца крайне изнурительна. Очень много заказов, а слава, увы, достаётся другому. Поэтому Иероним и придумал дополнительный приработок уже только для себя. Он выдавал свои работы за этюды учителя и зарабатывал на этом очень неплохо. Однако, его угнетало то, что имени себе этим он не приобретал, наоборот, лишь способствовал популярности патрона. Ведь что это за Чудо мастер, если у него даже этюды, и те - верх совершенства.

Данное действо могло бы продолжаться и до бесконечности, кабы люди жили вечно. Ибо это устраивало, как заказчика, так и производителя.

Но однажды Иерониму приснилось, что он был застигнут мастером, когда ловко подделывал подпись шефа на своей очередной работе, изображавшей голого черта в обнимку с ангелом. Ну и, патрон, увидев, чем тот занимается, учинил ему великий раздолбон. Осознав, что он серьёзно влип, Иероним, чтобы как-то уйти от ответственности, мгновенно проснулся, ясное дело, в холодном поту. Но, вот что странно, коли это был сон, то почему он тогда явно чувствовал, что находится в комнате не один?

Недолго думая, подмастерье схватился рукой за подсвечник и, перекрестившись свободной рукой, робко осветил свою каморку.

Так и есть! Он действительно не один. В левом углу у камина затаился какой-то чумазый ребёнок. - Откуда у нас негры-то, - механически подумал Иероним и, подойдя поближе, уже как следует осветил данное диво природы. Так и есть, негритёнок, только с рожками. - «Ты кто?»- ещё раз на всякий случай, осенив себя крестным знаменем, спросил подмастерье.

В ответ чёрный ребёнок лишь заплакал. При этом слёзы по его чумазым щёчкам потекли едва ли не ручьями.

- Да не хнычь ты так громко, не то хозяина разбудишь! А он, не я, церемониться с тобой не станет. Не зря же его хромым чёртом прозвали.

При упоминании чёрта ребёнок вдруг перестал плакать. А потом вдруг, взял, да и спросил сочным баском, так невязавшимся с его детской внешностью.

- «Эй, мужик, где ты ещё одного чёрта видел?»

- «Не понял, ты это о чём, сынок??» - поинтересовался Иероним.

Ребёнок странно хрюкнул, потом не менее своеобразно почесал ногой нос. И только тут подмастерье, наконец, понял, с кем он имеет дело. Ибо, вместо пальцев на ногах негритёнка имелись копыта.

И так как Иероним был парень не робкого десятка, то не только не дал со страха дёру, он даже не выпустил из руки подсвечника, лишь немного сбледнул с лица.

-«Ты, чёрт?» - спросил, едва шевеля непослушными губами, Иероним, и тут же осенил себя очередным знамением.

- «Он самый!» - сказал мальчик, теперь уже совсем успокоившись. При этом он гаденько захихикал своим густым баском.

- «Чего ржёшь-то, ведь прежде плакал?» - видя, что чёрт, похоже, не склонен проявлять к нему агрессии, уже наглым тоном поинтересовался подмастерье.

- «Да нет, уважаемый дяденька, это, как говорится, смех сквозь слезы. Плохо мне!»

- «Да неужто! А что случилось?»

- «Заблудился я в вашем дрянном мире. Никак домой дороги сыскать не могу!»

- «Так спросил бы.»

- «У кого? Все другие черти, разом куда-то подевались.»

- «Неужели совсем никого не осталось?»

-«Похоже, что так».

-«Бедный мальчик! Мне тебя действительно жаль. Я ведь тоже понимаю, что значит быть вдали от отчего дома. В четыре года, как отдали в ученики к художнику, так я больше родных и не видел! Уже, почитай пятнадцатый годок пошёл с тех пор, как тут обретаюсь».

- Сочувствую, - сказал чертёнок, только помочь, уже не смогу.

- «О чём, это ты?» - спросил Иероним и неожиданно для самого себя вдруг прослезился. Видать, тоже стало жаль себя.

- «Да я, блин горелый, все свои волшебные песчинки порастерял пока, как угорелый, обратный путь в преисподнюю искал.

- «Жаль, впрочем, я и не надеялся. Слушай, а как так оказалось, что ты пути в родные пенаты не знаешь? У тебя что память зрительная плохая? Надо тогда было метки оставлять.»

- Да пробовал я и это! Во всяком случае, до тех пор, пока псы бездомные вконец не достали. Им, видите ли, западло, что и я тоже могу иногда, задравши ногу на что-нибудь брызнуть.»

- «Понятненько. Что теперь делать станешь?»

- «Ох и не знаю. Погадаю вначале на кофейной гуще, а там видно будет. Если ответа на мучивший меня вопрос не найду, попытаюсь стать тогда человеком.»

- «Мальчиком что ли?»

- «Вначале да. А потом буду уже взрослеть. И в конце концов, умру как обыкновенный человек»,- осознав, чем он может кончить, чертёнок вновь откровенно заплакал, причём, так громко, что старый мастер вначале беспокойно заворочался за стенкой, а потом и вовсе застучал в стенку тощим кулачком. Прекрати, мол, Иероним, безобразничать, неужто не понимаешь, что давно спать пора.

- «Да заткнись ты, идиот!» - скорее прошипел, чем проговорил Иероним. - «Гадай, скотина, побыстрей на твоей гуще. Да и выметайся отсюда по добру, по здорову, пока я добрый.

- «Хорошо», - сказал мнимый негритёнок и полез во внутренний карман своей курточки, достал из него какую-то жестяную коробку с наклейкой, в виде отрубленной головы какого-то дикаря и надписью на латинице, гласившей вроде как «КАСИК», раскрыл её, сунул туда рыльце и тут же отдернул обратно, грустно скривившись.

- «Кажись, не видать мне боле счастья в жизни.»

- «А что так?»

- «Так я все кофе уже выпил. На чём же теперь гадать?»

- "Кофе, что это за дрянь такая? Может у хозяина найдётся?»

- «Вряд ли. Её в Европу, ещё только через сто лет завезут! Впрочем, можно цикорием заменить попробовать.»

- «Даже не слыхал о такой отраве.»

- «Так у вас в Голландии и не растёт.»

- «Плохо твоё дело. Видать, и впрямь человеком стать придётся.Однако, ты только больше не плачь, не то хозяин, окончательно проснувшись, точно сюда заявится и закрестит тебя святым распятием до смерти! Он, хоть и чёрт, но человек верующий.»

- «Ой, горе мне, горемычному!» - вновь запричитал, нет уже скорее тихонько заскулил чертёнок. - «Видать, мне судьба такая неправедная выпала за добродетели мои!»

- «Ладно, хватит скулить, тоже мне праведник нашёлся! Говори лучше, чем помочь могу.»

- «Ты хочешь мне помочь?» - чертёнок надолго задумался.

Иероним уже весь извёлся, ожидая от него ответа. Уж и не рад был, что добровольно в это дело ввязался, а чертёнок все молчит, да молчит, словно, так ничего путного придумать и не может. И только, когда крикнул третий петух, возвещая о том, что, наконец-то, настало утро, чёрт - мыслитель, наконец - таки, разродился идеей.

Суть её состояла в том, что он поступит в ученики к Иерониму, конечно, перед этим приведя себя в более- менее человеческий вид. На том и порешили. Ведь Иерониму пора уже было обзаводиться и собственными учениками. Он и так уж засиделся в подмастерьях. И надо отдать ему должное, Иероним более чем не прогадал. Ведь из этого творческого союза и выросло такое великое явление в мировой живописи, как Иероним Босх.

Чертёнок же, которого в крещении нарекли Рогир, и сам впоследствии стал великим художником.

Впрочем не буду называть его фамилии, чтобы не возникло ненужных кривотолков.

20.07. 2014 года.


Лысая Лолита.


Когда я был совсем ещё неразумным мальчиком, то есть не понимал для чего нужны на свете девочки, объявилась у нас во дворе одна уже очень немолодая девчонка, лет, эдак, двенадцати, а может даже и тринадцати и стала обучать девочек младше себя азам жизни. Скоро она сколотила целую гоп-компанию из особ 10-11 лет, которой вскоре уже верховодила, как ей вздумается. Ребят младше себя эта шайка не трогала. А вот девочкам моего возраста, то есть 5-6 годов, крепко доставалось. Заставляли тех выпрашивать у родителей дорогие игрушки, которые после беззастенчиво отбирали, чтобы потом сплавить их знакомым маклакам с толкучки, где, как известно, торгуют чем угодно. Это продолжалось довольно долго. Не помню точно сколько, месяц, а может и полтора. Во всяком случае, до тех пор, пока один умный мальчик не догадался (жаль, что это был не я) сообщить в детскую комнату о том, что у них творится во дворе. Результат последовал незамедлительно. Ведь это было в Советское время!

Короче, разогнали эту шайку-лейку, как котят Сидоровых, а руководительницу её Лолитку, оказывается, так звали эту бестию, и вовсе определили в колонию для несовершеннолетних. Всё бы было ничего, если бы, спустя несколько лет, я сам не оказался в подобном, помойном чреве. Случилось же вот что. Как-то познакомился я в парке, катаясь на карусели, с одной тётенькой. Почему я называю её именно так? Да потому, что мне было 14, а ей, как оказалось - 22. Но выглядел-то я на все 18, так как занимался гиревым спортом, и имел, очевидно, от природы слишком раннее развитие.

Подружились, значит, мы с ней, ну она и давай меня помаленьку втягивать в свои делишки. То пошлёт с доставкой товара к какому-нибудь барыге, а то и вовсе, отправит передать мзду знакомому сержанту милиции. Я, конечно, всё это терпел. А что было делать?

Ведь она сильно мне нравилась. Да и льстило моему подростковому самолюбию то, что я встречаюсь с девочкой значительно старше себя. Но постепенно это стало меня доставать. И однажды я не выдержал и открыто с ней объяснился, ибо она не понимала намёков. Но она лишь рассмеялась мне в лицо и обвинила в малодушии, а это было уже слишком. И я решил отомстить, хотя это может звучит и пафосно, но надо же было что-то делать. Выдать правоохранительным органам я её, конечно, не мог. И сам был замешан, да и так не поступают с теми, кого думаешь, что любишь. Тогда я решил поступить так. Я купил на сэкономленные от школьных завтраков деньги парик в точности имитирующий её цвет волос и причёску, после чего напоил её до бесчувствия коньяком. Мы иногда позволяли себе серьёзно им побаловаться, после чего остриг дамочку наголо и нахлобучил парик ей на голову. Затем, убрав за собой, завалился спать рядом. Не стану говорить в точности что случилось потом. Добавлю к сказанному выше лишь одно, я не только не добился желаемого, более того, я сам был жестоко наказан за свою выходку. Тот же самый сержант, которому я и носил мзду, обвинил меня в том, что я торгую наркотиками и продержал в карцере целую неделю, ежедневно жестоко издеваясь надо мной. Причём дама моя, наверняка, знала об этом, хотя вида не подала, более того, она даже ни словом не обмолвилась о причинённом мной ей ущербе. Но, в конце концов, и я понял, что в нашем мире ничто не может остаться в конечном итоге безнаказанным, и если ты совершил когда-то подлость, то за это потом тебе воздастся сторицею.

Зря я тогда в детстве подсказал своему другу настучать на эту самую Лолиту. Впрочем, откуда я мог знать, что встречу её ещё раз. Как узнал, что это она? По трём родинкам в виде треугольника на бритой голове. Ведь тогда она носила именно такой фасон, видно, подрабатывала где-то ещё и за мальчика.

4.06.2014 года.


Слава героям, и еще большая - их создателям!


У президента одной из кактусовых республик по имени В бараке, а по фамилии, и вовсе, Баба в яме, жил в личном зоопарке один Обезьян. Точнее, это был не совсем обезьян, а его двоюродный брат по отцу, родом из Папуасии. Был он чертовски волосат, а телом - чёрен, как уголь! Поэтому его и прозвали Уголёк обезьян, очевидно, в память о наших далёких предках.

Так вот, любил наш В бараке (только прошу вас не путайте его имя с Бараком, это совсем разные вещи) своего брата обезьяна очень! Ну, никак не меньше, чем иные хозяева любят своих домашних питомцев.

Даже молоком из собственной ладони поил. И ничего, тот пил, ибо, и скотина безмозглая и та, стало быть, ласку понимает.

Видя к себе такое уважительное отношение от самого главы государства, Обезьян наш расцветал прямо на глазах, даже волосатость у него вроде как на теле уменьшилась, а лицо местами и вовсе голое сделалось. Одни лишь борода да усы нетронутыми остались. Скоро эти перемены в домашнем питомце заметили не только окружающие, но и сам пан президент, а так как он был человек гордый и амбициозный (ещё бы, ведь папа его всего лишь пастухом трудился, а он стал –самим президентом, причём, переизбранным, аж, на второй срок), то видя такое дело, так раздулся от самовосхищенья, что решил направить своего брата Обезьяна послом в одну из окраинных держав, чьи жители отличались от прочего населения земного шара тем, что носили на бритых под Котовского головах зачем-то длинные чубы, за которые их, надо и не надо, их же бабы и дергали! Понятное дело, в сугубо воспитательных целях. Но, как говорится: как ты убогого не обучай, всё равно он вряд ли попадёт в рай, что-нибудь да отчебучит непотребное не вовремя. Вот эти Хохлы и отчебучили! Взяли, да и взбунтовались супротив своего государя, господина Помыковича.

Ну, Баба в яме и решил тогда послать к ним братика своего двоюродного, дабы, тот поговорил с ними по-человечески. Ну и образумил бы их полоумных каким-либо ультиматумом в пользу его, В бараке, Кактусовой республики. Ну тот и поехал по-родственному за резиновую игрушку в виде пышнотелой обезьянки да ящик элитных бананов.

Дальше, я полагаю, ничего объяснять уже не нужно. Вы и сами по телевизору видели, что из данной затеи вышло!

А все потому, что снова господин президент переоценил способности своих элитных работников.

Поэтому прошу вас, уважаемый В бараке Баба в яме, впредь, коли захотите дело сладить, не доверяйте его тем, кто работает в государственных интересах только ради личной выгоды!

То есть тем, кто уже просит чего-то ещё, даже не вникнув в суть дела.

Да и вообще, всё в жизни надо делать по возможности самому, и тогда у вас всегда будет время и место для личного подвига!

4.07.2014 года.


Себя корить - последнее дело, это всегда успеется.


У меня всегда было полно идей, ещё с раннего детства, но воплотить я их мог только на бумаге. Ибо рос в небогатой семье.

Поэтому и заделался, как только повзрослел до того, чтобы зарабатывать на жизнь самостоятельно литературным рабом. Вначале писал для второстепенных авторов, а потом, по мере роста моего мастерства, перешёл уже в постоянное пользование и к светилам нашей бульварной литературы.

Так вот, работал я как-то на Шибушкова, писал ему его знаменитую Тиранью 2. И в один из этих вечеров мне вдруг по сотовому позвонил сам сынок нашего мера и попросил о срочном разговоре. Ясное дело, я не посмел отказаться.


Когда мы засели с ним в одном из кабинетов ресторана «Некарелин и компаньёны», он сразу перешёл к делу.

- Послушай, Вася, - фамильярно начал он. Он мог себе это позволить. - У меня к тебе есть дело!

- Какое?- вежливо спросил я и сразу отложил в сторону ножку павлина.

- Я, видишь ли, тоже хочу стать писателем.

- И что Вам мешает сделать это?- ещё более вежливо интересуюсь я, снова хватаясь за ножку, уже двумя руками. Ведь теперь-то я точно знаю, что ему без меня, похоже, и, правда, не обойтись.

- Как что? Неужели непонятно?? Отсутствие таланта!

- Так и меня тоже пока всего лишь за негра держат.

- Нет, брат, не скромничай! - прослезившись, сказал отпрыск высокопоставленного лица. - Я ведь читал твои книги!!

- Позвольте, а какие? Я же ещё ничего под своим именем не писал.

- А «История - дочь умалишённого», разве не твоих ручёнок дело?

- Ах, вот вы о чём! Но ведь это же откровенная халтура!

- Скажешь тоже! Даже мой папа, и тот прочитал одну из написанных тобой книг.

- Наверное, ту, в которой он в образе рачительного старовера Тихона представлен.

- А ты откуда знаешь?

- Догадался.

- Ну так что? Договорились, значит!

- Думаю, да. Только позвольте всё же уточнить, о чём?

- Ну, блин, ты и даёшь, а ещё писака! Напишешь за меня книгу? Гонораром не обижу! А там видно будет. Может, потом тебе ещё одну закажу. Если мне к этому времени всё ещё не надоест быть писателем.

- Идет! - сказал я, и изо всех сил вгрызся зубами в птичью ножку.

- Тема такая: юноша любит девушку, а она его нет! Из-за этого с ним происходят всякие там страдания.

- Понял. Сделаем! Сроки какие?

- Да, я не тороплю. За неделю сможешь?

- Толстую?

- Да как получится. Лишь бы друзьям показать не стыдно было. А то скажут, «тоже мне, писатель, книга-то всего толщиной с мизинец!»

- Хорошо, постараюсь уж. Страниц четыреста, уверен, одолею.

- А сколько это примерно будет по толщине?

- Не менее двух мизинцев!

- Идет! Вот тебе аванс - две штуки евро. Сделаешь дело, ещё три получишь. Только смотри, никому ни слова! Иначе, сам понимаешь на что нарвёшься!

- Да, чтобы я продал своего работодателя! Это даже не смешно.

- Тогда дерзай!

Ну, я и дерзнул. И спустя ровно неделю, час в час, вручил ему заказанную мне рукопись книги с названием "Невыдуманная история", и тот, даже не читая, впрочем я и не настаивал (ведь я был полностью уверен в своих силах), отдал мне оставшиеся три тыщи.

И всё-таки, даже я не ожидал, что написанная мной белиберда будет иметь столь оглушительный успех. Ибо, я даже не удосужился по настоящему переделать сюжетную линию «Страданий юного Вертера». Лишь немножко добавил в неё воды на современную тему.

- Блин, - негодовал я, хотя в глубине души был польщён подобным признанием, - они там в Редакции вообще что ли классики не знают!? Так гляди, скоро и труды самого Ленина за свои можно будет выдавать!

И когда, в скором времени, новоявленный культовый писатель снова позвонил мне, я уже знал, что делать.

Следующая наша с ним книга была, и вовсе, явным плагиатом "Симплиссимуса" Гримельсгаузена, только малость адаптированным под нынешние реалии жизни.

И вновь оглушительный успех, даже ещё более обширный!

Тут уж я обнаглел настолько, что попросился в соавторы, аргументируя свой шаг тем, что в случае отказа, больше не напишу для него ни строчки!

Тот вначале крепко обиделся. Даже мордой неблагодарной меня обозвал! Потом вроде как успокоился и обещал крепко подумать над моим предложением.

Когда, спустя два дня, он предложил мне проехаться с ним и его подружкой, дочкой местного олигарха за город, я сразу понял, что должно случиться что-то значительное. Может уже по мою душу что-либо определённое надумал. А может, и тайно обвенчаться со своей крошкой порешил, а меня стало быть пригласил, как свидетеля, так что пришлось согласиться. Я же, в конце концов, не враг своим личным интересам. Остановились мы в одной из частных гостиниц, причём инкогнито, чтобы никто не догадался, что мы за люди. И так как время уже было позднее, сразу отправились по своим номерам на боковую.

Только заснул я, как вдруг отчетливо слышу, как кто-то идёт по карнизу в направлении окна моего номера. Потом шаги, вроде как, стихли, и на какое-то время снова воцарилась полная тишина. Затем что-то или кто-то тихонько заскрёбся в моё окно. Тут уж я не выдержал, любопытство оно у меня в крови, почитай, аж, с самого рождения. Как соскочу с кровати и разом, долго не мешкая, прямиком на скрип за окном. Не, ни хрена не видно! Темень вообще непроглядная. Хорошо, что хоть слышно, как кто-то за окном сердито сопит. Помешал я ему видать очень. - Так, значит, - думаю я, - ты ещё и недоволен! А ведь я тебя, честное слово, не звал в гости. Ну, ничего, сейчас я с тобой по душам поговорю. А то и вовсе, если что, саму полицию вызову. Ну и распахнул ставни настежь! Я же не предполагал, что они открываются наружу, а как понял, это, уже поздно было. Впрочем обошлось. Незваный гость, оказался всего лишь киллером, посланным кем-то по мою душу. И мне кажется, я знаю кем. Хотя доказать определенно ничего не смогу. Зато гонорар за литературные труды теперь мне точно повысят. Иначе, начну совсем уж халтурить. И тогда слава новоявленного гения быстро сойдёт на нет. А этого он вряд ли захочет.

Только, как говориться, не надо мне больше шибко борзеть. На кой оно мне, это соавторство. Вот накоплю немного деньжат, и сам найму себе книгера. И тоже после буду купаться в лучах славы! Ведь деньги они могут всё.

04. 07. 2014 года.


Кузнец своего счастья.

Кратчайший путь к успеху - это иметь побольше денег! Только где их взять, вот в чем вопрос? Так размышлял бард Натансон, наигрывая медиатором какую-то явно нелепую мелодию на своей шестиструнной гитаре, которую ему подарил один из местных вождей на Гавайях после того, как он выиграл чемпионат побережья по серфингу. И тут, вдруг, неожиданно застрекотал телефон и отвлек его от этого славного занятия. - Слушаю, - сняв трубку, сказал Натансон. - Да, Гоша, понял. Дорого однако! Неужто, чтобы записать всего лишь один диск надо отдать триста тысяч. Точно не меньше говоришь? Зато сделают даже из дерьма конфетку! Но у меня же не …..! Понял, всё равно говоришь не сбавят. Ладно, что-нибудь придумаю. А по частям нельзя? Всё сразу и точка! Блин, тогда придётся обождать. Зачем? Так покамест документы оформят. Хорошо. Уж постараюсь!. До встречи. Обдерут, похоже, как липку. Ну, ничего, "взялся за гуж - не говори, что не дюж". Впрочем, есть у меня одна задумка.


Старший лейтенант полиции Самвел Петросян уже с самого утра был не в духе. А чему ему было радоваться? Прямо перед завтраком позвонили с работы и сообщили, что в их районе произошло убийство. И теперь вот надо ехать и попытаться раскрыть его.

Когда Петросян прибыл на место, там уже был местный участковый и пара ребят из отдела криминалистики.

- Ну, что интересного? - поинтересовался Петросян у участкового.

- Скорее всего несчастный случай. Хозяйка пошла в туалет и, похоже, надышалась там чего не следует. Вот и угорела насмерть.

- Сомнительно что-то. Впрочем, запашок оттуда до сих пор ещё, не приведи Господи. Сами-то как полагаете что бы это могло так попахивать?

- Тоже ума не приложу. Не дерьмо же?

- Это верно, своё, как говорится, не воняет!

- До смерти уж точно не замучит.

- А вы чем порадуете?- теперь лейтенант обратился уже к работникам криминалистического отдела.

- Пока порадовать нечем. Следов насильственной смерти при беглом осмотре, явно, не просматривается. Впрочем, прежде чем делать окончательные выводы, лучше дождёмся вначале результатов вскрытия, - бегло пояснил Петросяну старший из криминалистов и вновь углубился в свою работу. Коллега же его и вовсе не удосужил старлея ответом. А только, улыбнувшись, положил в саквояж очередную пробирку с какой-то пробой.

- Ладно, время и впрямь покажет, как быть дальше, - сказал Самвел и, подойдя к двери уборной, что было сил затянулся шедшим оттуда запахом.

- Ох, ну и дух! - судорожно сглотнув, сквозь зубы процедил он, явно опасаясь сильно открывать рот. – Между прочим, этот запах мне определённо чего-то напоминает.

- Странно, но и мне тоже, - согласился участковый.


Следующие несколько дней Самвел настолько был весь в делах (он не покладая ног и рук, разрабатывал лично всевозможные варианты этого запутанного дела, ибо, он никак не мог поверить, что это был всего лишь несчастный случай), что даже спал, не только не раздеваясь, но и не снимая обуви, так как ему в любую минуту могла придти в голову очередная толковая идея.

И когда он на седьмой день, наконец, снял свои ботинки…

Да, чуть было не забыл рассказать о результатах вскрытия. Они показали, что хозяйка действительно угорела от какого-то доселе неизвестного науке запаха. Ибо, в картотеке запахов не имелось ничего, даже мало-мальски напоминающего его. Было лишь выдвинуто робкое предположение, что, скорее всего, он органического происхождения.

Как только первый башмак соскользнул с его ноги, Самвел сразу понял, что он не зря решил всё-таки разуться. А когда вслед за ним на пол последовал и другой, его сразу словно бы осенило свыше.

- Эврика! - заорал лейтенант и сразу потерял сознание.

Остальное было уже делом техники. Когда Самвела, наконец, привели в чувство, для этого пришлось вызывать скорую и вести всех в противогазах в больницу, он сразу же дал точные указания своим подчинённым где и что искать.

И после того как арестованного по подозрению в убийстве своей супруги барда Натансона продержали пару недель в одиночной камере, при этом, не давая, тому не только мыться, но и разуваться, стало ясно, что старший лейтенант, похоже, не ошибся в своих расчётах. А когда с обвиняемого всё же сняли обувь и провели тщательную экспертизу его носков, вина подозреваемого стала очевидна даже младенцу. Ибо, запах его носков в точности соответствовал взятой ими на месте преступления пробе. Только он был значительно концентрированнее и, стало быть, ещё опаснее.

Но Натансон до последнего не хотел верить в то, что его всё-таки раскрыли. И поэтому не в какую не сознавался, ссылаясь на что, уж к чему-к чему, а к запаху его носков жена была привычна. Она, мол, сама их и стирала!

- Ну-ну! - сказал в ответ на его запирательства Петросян и попросил пригласить в камеру нотариуса. Когда нотариус вошла, он взял у неё из рук принесённую копию страхового свидетельства и показал её Натансону. Тот изучив документ, лишь зло ухмыльнулся.

- Ну и что это доказывает? С таким же успехом я и сам мог окочуриться. И тогда бы уже не я, а жена моя получила страховку.

- Вы её и так уже не получите!

- Почему? Я же сделал всё правильно. А носки, разве это доказательство? Ни один здравомыслящий судья не осудит меня из-за такой улики.

- А мы настоим на том, чтобы он их сам понюхал, и тогда вас точно осудят, уже за преднамеренное убийство, причём судьи.

После долгой паузы.

- Хорошо сознаюсь! Это я забыл случайно утром, когда собирался на работу, нестиранные носки в туалете.

- И куда же они делись?

- Испугавшись, как бы жена их не заметила, я выйдя уже за дверь, вытащил их обратно из сортира проволокой через отдушину и

после тайно сжёг, на всякий случай.

- А супруга видимо перед этим, как назло, захотела в туалет?

- Очень может быть! И что же мне теперь делать?

- Придётся сесть, но уже лишь за непреднамеренное убийство.

- А что станет со страховкой??

- Я же объяснял вам, что вы её не получите.

- Но тогда я не смогу записать на студии диск своих песен!

- Друг мой, во избежание большего зла, приходится иногда соглашаться на меньшее. Да не плачьте вы так, мужчина всё же! Всё идёт к тому, что скоро у нас и пожизненное начнут давать условно, так что записать свой диск вы ещё успеете! Ведь вам только 60 лет. А в современных тюрьмах даже рецидивисты, и те доживают до семидесяти. В особенности воры в законе.

6.07. 2014 года


Кто ей из нас милей двоих?


Можете мне не верить, но лично я перестал с некоторых пор понимать что сейчас с людьми делается. Вроде идёт себе и пока никого не трогает человек человеком, но лишь только его что-либо заденет за живое, мгновенно превращается в зверя лютого!

Однако, пёс с ним, с этим человеком. Не моего ума, да впрочем и ничейного, дело вмешиваться в дела других, пока это лично тебя не коснётся.

Расскажу-ка я лучше случай, что произошёл лично со мной. Может он хоть кого-то чему-нибудь полезному да научит.

В этот день я допоздна загостился у одной из своих приятельниц. Почему на ночь не остался? Мама не разрешила! Она считает подобное неприемлемым. Мало ли чего ночью может в чужой квартире случиться, а потом тебя же и обвинят в этом. Так что поэтому я и двинул без четверти полночь до дому. Думал, если поднапрячься к бою часов в аккурат и успею. Идти-то всего ничего, минут 7-8 не больше! Впрочем, как выяснилось вскоре, я сильно в расчётах ошибся. До дома-то я добрался, только совсем уж в другое время. Ровно на шестнадцатый день! Случилось же вот что. Только, значит, я углубился в близлежащий лесок, этот путь значительно короче того, что по магистрали, как мне навстречу попались два каких-то бомжоватого вида пьянчуги. Я хотел было мимо прошмыгнуть да не получилось. Не успел я от них и десяти шагов отбежать, как один из них тот, что с мордой позвериней, вдруг как заорёт, что есть мочи: - Батя, да ты, кажись, трус!?

И так обидно мне в тот момент стало, что какое -то ЧМО позорное и то меня трусом обозвало, что я разом осадил свой галоп и остановился, как вкопанный, потом развернулся в сторону пьянчуги, да и говорю: - Вы кого это трусом обозвали, уважаемый?

А сам при этом так зло на него гляжу, что точно бы убил нахрен, когда бы за это после тюрьмой не наказали. Но тот лишь усмехнулся, видя мои потуги : - Чего зенки пялишь? Думаешь напугал? Как же жди! И он показал мне грязный кукиш. - Скажи лучше, деньги есть?

- А тебе-то, что за дело? - уже совсем нагло спрашиваю я. Пусть знает, что и я не из робких.

- Да на бутылку нам с приятелем не хватает! Может поможешь.

- Ну, - думаю, - всего-то делов оказывается. - Конечно, помогу, - говорю, - всё отдам лишнее ради такого дела. Ну и, подойдя, вывернул начисто карманы своей куртки. А чего было не сделать этого. Крупные-то деньги я всегда в брюках ношу, потому как уже учёный. Не раз и не два в газетах читал, что бывает с теми, кто с большими деньгами ночью по глухим местам шастает.

- Маловато, конечно, у тебя деньжат, дружище, да ничего видать не поделаешь, впрочем и на том спасибо.

- Да чего уж там! - завидев такое благородство, сразу подобрев, говорю я. - Знал бы, что вы попадётесь на пути, по боле бы взял.

- Дай я тебя обниму напоследок. Может больше и не свидимся.

Не хотелось мне, чтобы он проделал это, да пришлось согласиться. Тем более и товарищ его тоже в мою сторону зачем-то двинул.

- Ладно, – говорю, - давай обнимай, раз хочется. Только целоваться в губы точно не будем. Я этого не люблю.

- Хорошо, - говорит тот и, не церемонясь, тут же облапливает меня своими ручищами. И тут я вдруг ощущаю, что что-то здесь явно не так. Определенно какой-то подвох таится в его объятиях. И точно. Не успел он, значит, прижать меня к себе покрепче, как его друг уже тут как тут. И тоже видать обниматься задумал. Только заходит он уже не спереди, а со спины. - Ну попал! - думаю я, и что было сил пытаюсь поскорее вырваться из охвативших меня объятий. Можно сказать, уже почти вырвался. Я ведь всё-таки 120 кило вешу. Да мне обычного человека отшвырнуть от себя, что грузчику поднять мешок картошки. И тут явно чувствую, что в спину мне упирается что-то твердое и острое. Причём, чем сильнее я дергаюсь, тем больше оно колется.

Тут уж я и впрямь не на шутку перепугался. А вдруг это нож! Тогда вообще зарежут запросто! И поминай, как звали. И не только их, но и меня тоже. Я ведь документов с собой, идя к тётеньке, специально не брал, чтобы она штампа в паспорте не обнаружила. - Не, лучше видать покориться неизбежности. Может и помилуют. Мир, ведь, не без добрых людей.

- Молодец! Правильно сделал, что перестал трепыхаться. А то всё равно бы не убежал, только зря бы хорошую куртку попортил. - Ну и голосок у этого второго, - думаю я, - точь в точь мой. Только более пропитый. Ему бы в церкви в хоре октавой петь, а не честных людей ночью грабить.

- Снимай одежонку, - говорит всё тот же бас - профундо, а мы её потом через Машку рябую реализуем.

Пришлось снять.

- И брюки тоже! - теперь уже пропищал тот, что прежде сжимал меня в объятиях. Теперь-то я понял, почему мне его голос сразу не понравился.

- Это ещё зачем? - было заупрямился я, но получив оплеуху, а заодно и финкой взад, всё же передумал и безропотно подчинился. Чёрт с ними, с пятью тысячами, что в них в потайном кармане лежали. Своя шкура всё-таки дороже. После чего, ясное дело, остался стоять лишь в кальсонах да рубашке. Свитеров-то я в жизни не носил.

Ну, они и пошли дальше своей дорогой, весело посмеиваясь. Видать, явно были довольны своим уловом.

- Во, сволочи, - думаю, - но ничего, лишь доберусь до людных мест сразу в полицию заявлю! Может и задержат их ещё по горячим следам, субчиков. Не успел пройти и трехсот шагов как мне навстречу наряд полицейских. - Вот радость-то нежданная, - думаю я, - и что было сил спешу стражам порядка навстречу.

- Это ещё что такое, гражданин? Почему вы ночью в нижнем белье да ещё на улице?

- Так меня ограбили, причём совсем недавно! Бандиты ещё не успели отойти далеко. Задержите их, пожалуйста, как можно быстрее. Я в долгу не останусь.

- Какие тут могут быть бандиты, что вы мелете! Мы каждые полчаса эту местность вдоль и поперёк прочесываем. Ну-ка, лучше дыхните вот сюда, - с этими словами он сунул мне какой-то прибор.

Ну я и дыхнул!

- Так, да вы ещё пьяны в стельку!

- Какой пьян, что вы такое говорите, я же на своих ногах!!

- Сам вижу. Я же не дурак какой-нибудь, а сержант полиции! Но прибор показывает иное. А он врать не может, потому как изготовлен в Германии.

Тут я и понял, что пропал, похоже, окончательно. И решил для себя, коли выпутаюсь из этой переделки, то перестану вовсе пить спиртное. Ну, если только коньяк, да и то лишь по праздникам.

Блин, как в воду глядел! Не только не помогли мне, а ещё полицейские, наоборот, целых пятнадцать суток, не за что впаяли! Мол, порочил чувство человеческого достоинства, при этом ещё и в пьяном безобразии, к тому же беззастенчиво клеветал на работу органов правопорядка, несправедливо обвиняя их в том, что они халатно относятся к своим обязанностям.

Одно только хорошо. После этой отсидки и я, наконец, понял, что не все в нашей жизни хорошо, что вроде бы неплохо начинается. Ведь Фортуна крайне переменчивая барышня. И прав был Герман, когда певал в своей знаменитой арии - «Кто ей милей из нас двоих?

Сегодня ты, а завтра я!»

14.07. 2014 года.


Несчастный случай на производстве.


Не знаю право с чего и начать? Ведь история эта произошла со мной самим. И тут надо быть особенно осторожным, чтобы, вконец, уж не завраться. Иначе для чего я её тогда рассказывал. Не только же для того, чтобы потешить лишь свое самолюбие. Нет, я хотел бы на данном примере, хоть кого-то научить чему-либо путному.

Начну с того, что я долгие годы профессионально занимался скалолазанием, даже был чемпионом города. Пока, однажды, серьёзно не повредил себе левую руку. Случилось же вот что.

Взбираясь на скалу по непроторенному маршруту, я, увлекшись азартом восхождения, не заметил, что оказался поблизости от орлиного гнезда. Ну, «мамаша» и напала на меня! А так как кроме как рукой я защищаться ничем не мог, я же не альпинист, чтобы носить с собой альпеншток, то и получил по полной программе!

Короче, когда я оказался на безопасном, по расчётам родительницы, расстоянии от гнезда, левая моя рука представляла сплошную рану. Причём, местами плоть была разодрана вплоть до костей. Если бы внизу меня не поджидали коллеги, я возможно бы вскоре умер от заражения крови. Но, слава Всевышнему, этого не произошло! В аптечке нашего фельдшера нашлось всё необходимое для того, чтобы снять болевой шок и продезинфицировать раны.

Примерно через год рука моя восстановилась настолько, что я вполне бы мог продолжать и дальше лазать по скалам. Но странное дело, меня теперь почему-то совсем не тянуло в горы. Но я продолжал, по-прежнему, тренироваться в зале, взбираясь на искусственную скалу. Это я делал для того, чтобы как можно дольше держать себя в спортивной форме. Для здоровья полезно, да и в жизни может пригодиться, всякое ведь бывает. И так как теперь у меня появилось значительно больше свободного времени, я мог начать посещать увеселительные заведения, Типа: театра, музея, дома культуры, ну и так далее. Там-то я и познакомился с Толей «Стальное яичко». Это был известный в наших краях жиган, бойфренд самой "Шмоньки - платиновая ручка"! Не знаю, чем я ему приглянулся. Может внешность ему моя понравилась, а вполне возможно и мой острый ум. Вскоре мы уже настолько скорешились, что стали даже вести совместные дела. И вот, однажды, он говорит мне после очередной удачно проведенной нами сделки: - Слушай, Серж, а не кажется тебе, что зарабатывая такими темпами, мы вряд ли в скорости выбьемся в большие люди.

- Да уж, это ты, «брат», верно заметил. А что делать? Ведь сами деньги с неба не сыпятся.

- Знаешь что? Я полагаю, что могу уже тебе доверять. Ведь ты за все время не разу не объегорил меня.

- Так и ты меня!

- Короче, слушай сюда! Я ведь не зря был целых три года любовником «Шмоньки». Так что есть у меня одна идейка.

- Какая, если не секрет?

-- Ты, наверное, слышал о том, что при обыске на квартире моей полюбовницы нашли мало чего ценного. Хотя всем было известно, что одних только брюликов и тех у нее имелось не менее сотни.

- Не может быть!

- Было, было. Уж я-то знаю!

- И что ты хочешь именно от меня?

- Так пустячок один. Я знаю место, где она заныкала часть своих бабок, но мне до них самому не добраться.

- Так как же я это сделаю? Я ведь, даже места не знаю.

- Зато ты можешь карабкаться по скалам.

- Откуда знаешь об этом?

- Да, уж навел справки на всякий случай.

- Понятно. Значит, весь наш с тобой совместный бизнес лишь для отвода глаз.

- Не совсем. Я же должен был на практике убедиться в том, что на тебя возможно положиться.

- И что от меня требуется?

- Влезть на опору моста и достать ларчик с камешками из тайника, только придётся это делать без страховки.

- Почему? Это же опасно!

- А ты как думал! Стал бы я тебя просить, если бы мог сделать это сам.

- Не темни. Почему нельзя страховаться?

- Надо будет все сделать быстро, и при этом никакого шума! Как ты в таком случае поставишь страховку?

- Пожалуй никак.

- Вот я о том и говорю.

- А где это?

- Мост Солидарности.

- Знаю. Думаю справлюсь, там кладка неплотная.

- Вот и славненько! Так, что завтра и поедем, ближе к ночи, чтобы в глаза поменьше бросаться.

- Темно же будет.

- Ничего, посмотрим, какой ты на самом деле специалист. Впрочем, я дам тебе фонарик.

- Чего-то ты темнишь.

- Коли сдрефил, так и скажи. Я найду себе другого! Не сразу, конечно. Но, как говорится, «мир не без добрых людей».

- Хорошо, согласен. Пополам?

- Ну, уж нет! Ты хоть теперь и друг мне, но не до такой же степени.

-,Тогда сколько?

- Треть!

- По деньгам, что потянет?

- Не меньше "лимона" зелёных.


Пришлось согласиться. За такие деньги, если, конечно, дело выгорит, я могу и до конца своих дней прожить безбедно. Да, это самое то, что мне и нужно! Ох, и попутешествую же я, а то дальше Дербента нигде не бывал.

Как только мы добрались до места. Я сразу прикинул сложность восхождения, а заодно и шансы на успех. По словам «Стального яичка» я должен был в течении 10- 12 минут успеть взобраться, а затем, ещё и спуститься примерно с высоты 15 метров, что в принципе было вполне реально для такого мастера своего дела, как я.

- Ну, что готов что ли?- сказал Толян и передал мне фонарик, а заодно объяснил, где искать этот самый тайник. Ну я и полез!

Добрался я до места даже быстрее, чем рассчитывал. Тайник нашёл почти сразу. Сунул туда «лапу», точно там что-то есть, посветил фонариком. Блин, действительно ларец, небольшой, правда, примерно с жестяную баночку от кофе, но заполненный, похоже, до краев. Показал добычу компаньону. Тот и говорит - спускайся, мол, да поживее. Не дай Бог обходчик застанет. Враз тревогу поднимет! А оно нам сейчас надо?

- Не, - говорю, - теперь уж точно не надо!

- Вот-вот, - авторитетно басит Толик.

Между прочим, влезть на стену это ещё полдела. А вот спуститься обратно, честное слово, значительно трудней, поэтому я и делал это гораздо медленнее. За пять минут я смог преодолеть лишь половину спуска, и так как время стало нас поджимать, мой друг с каждым прожитым нами мгновением волновался всё больше. И когда до срока осталось всего две минуты, а я, по -прежнему, был на высоте никак не меньше шести метров, так что, ясное дело, спрыгнуть ещё никак не мог. Он шепотом заорал мне, чтобы я бросил ему ларчик. На что я ответил категорическим отказом, сославшись на то, что мы так не договаривались. Тогда он обозвал меня упрямым идиотом и пообещал увеличить мою долю с 33 до 40 процентов, если я ему всё же сброшу ларчик, пока ещё не поздно.

Услышав такое лестное для себя предложение, я на какое-то время, вообще, прекратил спуск. Ведь мне было о чём подумать!

Увидев, что я и вовсе не двигаюсь с места, «Стальное яичко» бегло взглянул на свои фосфоресцирующие часы, затем зло чертыхнувшись вытащил из-за пазухи какой-то блестящий предмет, и тщательно прицелившись им, выпустил мне прямо в лицо яркий луч света. Полагая, что я после того как свет ослепит меня от неожиданности выпущу из зубов заветный ларчик, и он ловко подхватит его, чтобы, как я теперь понимаю, дать с ним стрекача, оставив меня с носом. А если повезёт, то и сам я упаду, вслед за ларчиком. И безусловно убьюсь насмерть! Высота-то немалая, внизу же одни камни. Но не тут-то было. Упасть-то я упал, но ларчика всё-таки не выпустил. Более того, как скалолаз я понимал, чтобы смягчить падение, необходимо, как можно дальше оттолкнуться от стенки опоры. Что я инстинктивно и сделал. И приземлился ни куда-нибудь, а прямо на своего не в меру ретивого приятеля! Это меня и спасло. При падении я лишь сломал руку. Да и то, потому что она не попала на моего сообщника. Он же, бедный, не ожидая подобного, сразу сломался пополам. Осветив его фонариком и осознав, что помочь ему уже нельзя, я, что было сил, дал дёру от этого окаянного места, ибо уже слышал вдалеке песню обходчика.

С данного ларчика и началась моя новая жизнь! Вначале, зажиточного путешественника, а впоследствии и почётного президента одной из банановых республик. Но это уже совсем иная история.

18. 07.2014 года.


Наконец-то, и я войду в анналы истории.


Ещё с раннего детства мне говорили, что я очень красив и умён, и что трудно мне будет найти в жизни достойное меня место. Только в детстве мы вряд ли отдаём себе отчёты в том, что мы собой представляем. Но к пятнадцати годам и я, наконец, понял то, что действительно являю собой нечто уникальное!

Ибо именно с этого времени я стал замечать на себе восхищенные взгляды слабого пола и откровенно враждебные не только ровесников, но и взрослых мужчин. Зависть людская ведь сродни ненависти. Никогда не замечаешь, как становишься одержимым. Вначале я злился на подобное неуважение, но постепенно привык. Главное вовремя дать отпор, но только не переборщить с этим. Иначе вконец изувечат! А оно мне надо? Мне ведь ещё жить да жить. Впрочем, если бы мне малость подпортили лицо, может это было бы и неплохо. Хотя именно этого я и не хотел больше всего, потому как любил смотреться в зеркало. И всё-таки я не мог назвать себя Нарцисом. Мое самолюбование было скорее сродни искусству, чем пагубным проявлением эгоизма. Я как скульптор, когда он трудится над статуей, пытался увидеть, что-то ещё нераскрывшееся и в тоже время необычайно важное. И иногда мне казалось, что я его вижу. В эти мгновения я был, как мне думалось самым счастливым человеком на свете. Но с годами красота моя стала немного блекнуть, и к тридцати пяти я понял, что если дело пойдёт так и дальше, то я уже скоро не буду восхищать женщин до степени поросячьего экстаза. Впрочем, возможно и в этом есть своя доля резона, и я, наконец-то, смогу заняться чем-либо дельным. Только чем? Я ведь толком ничего и не умею, кроме как строить глазки да крутить Амуры. И тогда я всецело погрузился в дремучий лес знаний. Теперь я читал умные книги не только по праздникам. Я почти постоянно таскал подмышкой какой-либо из томов Аристотеля или какого-нибудь ещё сверх учёного автора. Иногда, даже ночью вместо того, чтобы спешить на очередное любовное свидание, я оставался дома и при тусклом свете лучины впитывал в себя знания древних мудрецов. И примерно к сорока годам я достиг, наконец, такого багажа, что смог без труда получить звание магистра алхимии и заполучить место старшего научника в лаборатории самого Леонардо! И чтобы не возникло каких-либо кривотолков, ведь многие, как я полагаю, наслышаны о некоторых весьма пикантных слабостях великого учёного, объясняю, я достиг этого только благодаря своему интеллекту, а не красоте телесной.

Мы были примерно одного возраста. Да и внешне походили друг на друга. Вскоре нас даже стали путать. Особенно, когда я, малость подгримировавшись ради шутки, пробовал выдавать себя за да Винчи. Эта моя невинная затея продолжалась до тех пор, пока, однажды, мой работодатель случайно не застал меня за этим занятием. Вначале он посмеялся подобной шалости, но вскоре, как я понял, сильно о чём-то призадумался, а потом и вовсе прямо в лицо мне сказал о том, чтобы я впредь не смел заниматься подобным, потому как это наносит ущерб его репутации.

Я же всё-таки не такой большой учёный, как он, и потому могу когда-нибудь и оскоромиться в какой-либо из бесед, когда буду в очередной раз выдавать себя за Леонардо.

Пришлось дать слово, что больше никогда не стану делать этого без его на то позволения. Как я понял, он остался доволен даже этим. Видать понял зазнайка, что я тоже не ем хлеб зря. Хотя я понимал, что он в целом прав, мне было очень обидно. А чем я в сущности хуже этого великого Леонардо да Винчи. Если знаний в его голове больше, чем в моей, что из того? Он учился почитай всю жизнь, а я только шестой год, как пошёл. Вот увидит, ЧМО учёное, что скоро я даже его переплюну по части знаний! Я ведь всё же красивее внешностью, чем он, значит, Господь просто обязан мне дать больше, чем ему. Не сразу, конечно. Но убеждён, что в конечном итоге именно так и будет.

Так я думал примерно года два. Затем всё же понял, что здесь что-то не то. Леонардо становился всё умнее и умнее, а я, как ни старался, так и не мог, не только приблизиться к его уровню, но, похоже, начал даже отставать. Это настолько огорчило меня, что я решил положить этому предел. Я сам решил стать великим Леонардо да Винчи. А самого его сжить со света. Вначале я не хотел ничего очень уж плохого. Думал просто свести его с ума при помощи заморской отравы. И самому, как его любимому ученику, занять освободившееся место учителя. Но поломав голову не один день над данной проблемой, я пришёл к выводу, что это не даст мне полного душевного успокоения. Ведь я не смогу, что бы там не делал, затмить славу своего учителя. Видать для Господа нашего ни что не имеет должного значения, даже нетрадиционная ориентация! Уж, коли он к кому благоволит, то это уже, как говорится, навсегда, то есть до гроба. Вот именно, до гроба! Так что, если не станет Леонардо, то… . Впрочем, тогда вырастет какой-нибудь иной гений. Ибо Всевышнему нужны свои гении, чтобы двигать человечество в нужном ему направлении. Иначе, Сатана слишком уж глубоко запустит в наш мир свои когти. Но пока данный гений объявится, пройдёт какое-то время. Но если я, убив Леонардо, стану на его место в его образе, возможно Господь и не отринет меня и по достоинству оценит моё честолюбие, хотя вряд ли. Он, ведь, справедливый, и скорее всего, не только не похвалит, а наверняка, накажет. Впрочем, плевать, будь что будет! Хоть миг, да побуду в шкуре этого зазнайки. И так, как я привык держать слово, то, как сказал, так и сделал. Задушив расслабившегося Леонардо шёлковым шнурком, по обычаю жителей Османской империи, я растворил тело учёного в азотной кислоте, после чего вылил образовавшуюся слизь в нужник. А сам занял его место.

Всё прошло гладко. Никто подмены так и не заметил. На вопросы же других сотрудников, куда пропал, мол, Давид Славянин, то есть я? (Я забыл сказать, что я родом из Черногории), я неизменно отвечал, что отослал его, как самого умного, учиться к пану Копернику. А спустя примерно год и вовсе нагло соврал, что он там умер от холеры. Для пущей убедительности я подготовил подложное письмо, которым и тряс перед носами не в меру любопытных. Ясное дело, оспорить данное моё утверждение никто и не пытался. И я в скорости обнаглел настолько, что и впрямь почувствовал себя настоящим Леонардо, словно бы это не он, а я превратился в ту зловонную слизь.

И вот теперь, когда мне, как впрочем и самому да Винчи, если бы он был жив исполнилось 66 лет, я, наконец-таки, поумнел настолько, что могу смело заявить о том, что тоже не зря прожил свою жизнь. Пусть я сам, в сущности своей, так и не добился того, чего достиг с божьей помощью Леонардо да Винчи. Зато я сумел, хотя бы на время, достойно подменить его на учёном поприще.

Один только «Атлантический кодекс», писанный мной в течение более чем двадцати пяти лет, и тот, хоть чего-то да стоит!

Впрочем, большего мне вряд ли уже удастся добиться.

Ибо от этого носатого мальчонки Франциска, я заразился, похоже, смертельным недугом, то ли чумой, то ли чёрной оспой! И стало быть, дни мои сочтены. Впрочем, я ни о чём не жалею. Как говорится - "кесарю - кесарево, а иуде - иудово ". Только одно всё-таки угнетает меня, то, что в историю науки я войду не под своим именем. Хотя, если бы я мог вернуть всё обратно, то не уверен, что поступил бы иначе. Ибо одно дело, быть самим маэстро, и совсем иное, его подмастерьем, пусть даже и не уступающим ему по таланту.

22.07. 2014 года.


И зарезал он его, аки ягнёнка кроткого.


Соломон был профессиональным литератором. Но он не был графоманом и писал только ради хлеба насущного. В начале карьеры он подвязался вроде как в стихоплёты, но затем перешёл на прозу, так как понимал, что это дело более нужное. Народ, хоть и ценит поэзию, но всё же больше жаждет прозы. Оно и понятно. Она хоть смыслом не обижена. А что стихи? Так, набор каких-то ничего не значащих, а порой и вовсе бессмысленных фраз. Типа - я Вас люблю. Ну, что за чепуха! Разве возможно хоть кого-то полюбить в наши дни. Сейчас, когда люди совокупляются лишь ради одного секса, да ещё и с презервативом, чтобы не заразиться какой-либо доселе неизвестной хворью. Да и вообще, разве можно думать о чём-то возвышенном на бытовом уровне. Впрочем, иногда стоит и помечтать. Но мечты - это и есть мечты. И им почти никогда не дано стать реальностью.

Так вот, став прозаиком, Соломон достиг немалых высот на этом нелёгком поприще, получив пару Антибукеров и одного Шнобеля.

А судя потому, сколько времени уделяли его трудам редакторы, он и вовсе был в первых рядах нашей словесности. Вот и сейчас он направлялся к главному редактору журнала «Дети мысли», чтобы представить на его строгий суд своё очередное творение.

Новеллу под названием «Оболтусу - оболтусово, а кесарю - кесарево!»

- Да!- сказал перед этим, для приличия немного помолчав редактор, он же, как надо полагать и есть главное дитя «Мысли» - Сильно! Но однако, есть одна закавыка.

- Какая ещё, Вакула Кацапович? - явно полыхая негодованием, грустно спросил Соломон.

- Так это. Вот Вы обрисовали в сюжете такую линию, спору нет, очень живо и красочно о том, что как ни трудись, всё равно выше головы не прыгнешь! Если это применимо для обычного человека, согласен, но то, что и кесарю не сделать подобное, категорически против.

- Почему же?

- Ну, вы даёте. Кесарь, он и есть кесарь! Ему незачем прыгать выше головы.

- А если, вдруг, захочет?

- Да, ну вас! Переделайте лучше побыстрее эти огрехи, и сразу в печать! И так уже читатель вас заждался.

- Так уж сразу и в печать?

- Даю слово, Соломон Соломонович.

- Ладно, идёт, но, если что, пеняйте уже сами на себя. Ибо, я тогда просто «умою руки»!

- Хорошо, хорошо. А теперь, до встречи!


Ровно через три дня. Ибо, именно столько понадобилось нашему герою, чтобы перелопатить своё произведение.

А вы как полагали, раз два и готово? Нет, так работают только те, кто себя не уважает, а стало быть, заодно и своего читателя.

Наш же Соломон был, явно, не из таких. Он, как некогда сам Алексей Николаевич Толстой, даже забелял не более пяти страниц в день. Вот поэтому и потребовалось ему на 16 печатных страниц никак не меньше 72 часов.

И вот он снова у редактора! Опять традиционная мини пауза после прочитки. И затем уже очередное глубокомысленное изречение.

- Прекрасно сработано! Вы учли абсолютно все мои пожелания.

- Я рад, что, наконец-то, угодил!

- Но я тут подумал ещё дома, на досуге, и пришёл к выводу, что первый вариант был, пожалуй, получше.

- Как это? Вы же сами сказали, вашу мать, что…

- Подождите, не горячитесь так! Я просто тогда не понял, что вы под термином кесарю - кесарево подразумевали кесарево сечение!

- Блин! Да я и сам об этом как-то не подумал. И как же теперь быть?

- Сделаем вот как. Напечатаем первый вариант. А этот, новый, измените немного и принесите опять, но уже под другим названием.

- И что??

- Тоже напечатаем! Никто ничего уверяю вас не заподозрит. А уж читатель тем более.

- Хорошо, договорились, - сказал сквозь зубы Соломон и, скрипнув зубами от негодования, стремглав ринулся прочь от этого гнусного места. Места, где так неволят творческую душу.

Придя домой, он, даже не перекусив, сразу сел за письменный стол и написал на бумаге такую фразу: «И зарезал он его, аки ягнёнка кроткого!». После чего пошёл в ванную, вроде как побриться. Но обратно к столу уже не вернулся.

С тех пор его никто больше так и не видел. Одни поговаривали, что подался в бега, осознав всю ничтожность жизни современного литератора, другие напротив, утверждали, что сойдя с ума от жира, покончил жизнь самоубийством, а после сам же и растворил себя в ванной, предварительно наполненной для этого соляной кислотой.

Что же случилось в действительности, я полагаю, никто никогда так и не узнает. Убийство же ударом бритвы по горлу редактора Вакулы Нежалостливого просто случайное совпадение.

Ибо, какой здравомыслящий литератор станет плевать в руку ему подающую?!!

20.05.2014 года.


Как в старые, добрые времена!


- Бороться с медведем, эка ли невидаль! - сказал дюжий парень в красной сатиновой рубахе навыпуск. - Вот если бы какой экзотикой гостей порадовали, тогда бы и я сказал, что наш хозяин и есть настоящий барин!

- Хорошо, будет вам потеха! Только потом, чур, не хныкать.

- И что вы нам предложите? - вновь подал голос всё тот же циничный парень в сатиновой рубахе.

- Увидите! Уж вам лично я обещаю интересное зрелище. Или вы струсили?

- Кто, я? Скажите! Да я заборю и слона. Зря я что ли три года с самим Иваном Поддубным в одном зале тренировался.

- Ну-ну, тогда идёмте.

- А почему сразу я? Здесь же полно и других личностей или вы хотите лишь меня одного порадовать?

- Дорогой мой человек! Я ведь действительно не шучу. У меня есть к вам и личное дело, так что пройдёмте в мой кабинет на пару слов. А вы, дорогие гости, пока сами поразвлекайтесь. В соседней зале уже для этого и стол накрыт. А борьбу с медведем или с какой-то там иной скотиной мы и после поглядеть сумеем. Правильно я говорю?

Гости (хором): - Конечно, кто же от застолья дарового добровольно откажется.

Уже в кабинете хозяина.

Парень в сатиновой рубашке: - Ну-с, уважаемый, и чего вы от меня хотите?

- Вы меня не узнаете??

- Да я вас вижу в первый раз, мамой клянусь!

- Странно. А не вы ли поговаривали, что тренировались с самим Поддубным?

- Говорил. Ну и что из того? А, стало быть, вы тоже бывший спортсмен, и я вас мог видеть в том зале.

- Даже больше! Я и есть сам, Иван Поддубный.

- Врёте! Все знают, что у Ивана Максимовича усы закручены по французской моде, а ваши свисают, как две сосульки. Да и мелкий вы для такого богатыря. Ведь в нём поговаривают сто тридцать килограммов. Да и ростом не вышли. Даже я выше вас! А во мне всего 185 сантиметров.

- Ну-ну, - сказал хозяин и зло посмотрел на парня, - хамишь, значит?

Усы ему мои не понравились! Ладно, сбреем. А ты хоть представляешь, милок, с кем ты сейчас говоришь?

- Без понятия!

- А чего тогда припёрся. Поразвлечься, небось, на халяву?

- Да не. Один человек с поручением послал.

Обрати, мол, на себя какой-либо выходкой внимание хозяина. И после попытайся сблизиться с ним, чтобы передать ему вот это! С этими словами он выхватил нож и набросился на хозяина, явно с целью лишить того жизни. Но не на того, как говорится, напал. Обезоружил его хозяин ловким приёмом. И не только сделал это, но ещё и так сильно затем врезал, что тот стал заживо дух испускать прямо у него на глазах! Видя такое дело, встревожился победитель. Шутка-ли , насмерть зашибить человека из-за подобной ерунды! И таким он сразу проникся к нему расположением, что тотчас спросил умирающего о последнем его желании. Но тот требовал только одного, чтобы хозяин сбрил усы, как и обещал!

- Хорошо, - наконец, сдался победитель, - сделаю, коли скажешь кто тебя прислал.

- Тогда начинайте! Мне уже недолго осталось.

- А ты говори, пока я их уничтожаю, - с этими словами он сунул руку в боковой карман жилета и достал оттуда опасную бритву, после чего, раскрыв её, тут же приступил к делу.

- Меня прислал Иван Поддубный.

- Быть не может!

- Точно. Сказал, что ты предал совесть русского человека, связавшись с большевиками.

- А его-то какое дело?

- Местные большевики экспроприировали его усадьбу!

- А я тут при чём?

- Он считает, что ты его провёл! Сам ещё жируешь, а он уже нет.

- Вот, сволочь! Ну, погоди, Иван Максимович! Раз ты так, и вовсе сделаю так, что тебя вообще сошлют, нахрен, к примеру, в Западную Украину! Эй, друг, ты чего? Уже того что ли, жаль! Теперь точно не скоро узнаю, где скрывается этот чёртов Иванко Поддубный. Блин, надо же, уже один ус почти начисто сбрил! Придётся, видимо, обкорнать и второй. Нельзя же уж совсем бессовестно лгать умирающему. Закончив дело, смотрится в зеркало: - О, годится! Точь-в-точь, как у господина Чарли Чаплина. Всё лучше, чем быть, хоть чем-то, похожим на этого Ваньку Каина - Ивана Поддубного. А ещё чемпион мира по борьбе.

- Стоп ребята, - сказал зав. Отделом художественной самодеятельности при "дворце пионеров" Красносельского района Санкт- Петербурга. Что-то тут не то. По-моему, маловато правды жизни.

- Я тоже так думаю, - подтвердил артист, игравший парня в сатиновой рубашке, - не мог такой человек, как Иван Максимович Поддубный, пойти на такое злодейство, даже ради личной выгоды.

- Я тоже так считал, - теперь в разговор вступил крепенький старичок, игравший хозяина, - но мне мой внук Коля объяснил, что Григорий Иванович Котовский такие дела иногда в своей жизни творил, за которые, как я из его слов понял, честное слово, даже убить не грех!

Зав. Отделом: - Да знаю я про Котовского, бяка он был редкостная! Ну и Поддубный тоже выходит был не очень. Кстати, кто автор пьесы случаем не знаете? Тут только инициалы стоят.

- Как кто?! Мой внук Коля! - сказал старичок-боровичок, - ему уже 14.

Зав. Отделом: - Чего?? А впрочем, хрен с ним, будем ставить! Я и сам уже с двенадцати лет в детской комнате милиции на учёте состоял! А этот пока всего лишь плохую пьесу написал. И это в полных 14 лет! Да, Человечество похоже явно мельчает, даже в поступках! Только название поменяем, вместо «Месть и усы», напишем «Как в старые добрые времена».

22.05.2014 года.


Давай, наливай.


- Давай, наливай, не томи душу!

- Как же, жди! Мне и самому мало.

- Так, значит, а ещё лучший друг! Хорошо, в следующий раз, когда моя очередь будет разливать, вообще ничего не получишь!

- Тоже мне, напугал! Возьми-ка лучше себе ещё один кулич.

- Ничего мне от тебя не надо. Блин, я даже не предполагал, что ты такой жмот.

- Ну-ну, а сам что ли лучше. Кто прошлый раз, когда Самуил Карпыч копчёного леща нам подарил, мне лишь хвостик да голову оставил!

- Подумаешь! Я же не виноват, что эту дрянь не ем.

- Вот-вот, в этом ты весь и есть! А другу, значит, отдать можно.

- Неужели, так сильно не понравилось? Ишь, какой привередливый! Даже мой кот Васька, и тот рыбку целиком съедает. А этот нет, понимаешь ли! Знаешь, но ты, похоже, совсем зажрался. Так и друзьями скоро начнешь брезговать.

- Ну, это ты, браток, загнул. Ладно, раз тебе самому мало, больше мне не наливай. Думаю, хоть это тебя убедит в том, что ты мне ещё друг.

- Красиво говоришь. Впрочем, время покажет кто кому действительно друг. Давай что ли отдохнем теперь чуток от праведных трудов.

- Можно. Но кемарить буду я. Ты же охраняй мой покой от непрошенных гостей.

- Хорошо, так уж и быть согласен. Всё равно потом, когда придёт моя очередь, отыграюсь по полной.

- Заткни пасть! Не видишь что ли, что я уже сплю!

- Не, Владимир Ильич, ты всё же кака!

- Хр-Хр!

- Кажись, и впрямь заснул.

Голос из окна. А дело происходило прямо во дворе.

- Вова, Ося, домой пора! Хватит в песочнице околачиваться. Пора, наконец, и делом заняться, ведь завтра уже понедельник и, стало быть, снова вам в школу.

Осип, тот, что остался на стреме: - Уже идём, мамочка! Живо вставай, скотина, мать уже вся извелась, а ты всё в бирюльки играешь! Спать ему, идиоту, захотелось!! А кто уроки за тебя будет делать? Снова я?? Ну уж нет! - сказав эту тираду, третьеклассник Ося Штальман, круглый отличник одной из Петербургских частных гимназий, ловко двинул разоспавшегося Ильича по уху.

- Ой! - заорал Ильич(он же Владимир Штальман), спросонок не сразу соображая в чём дело. - Опять дерёшься, задница! Всё мамке расскажу о том, как ты над младшим братом издеваешься!

- Да пошёл ты, урод! Я только по её просьбе и согласился с тобой в песочнице поиграть, чтобы, хоть как-то, поддержать тебя троечника. Стыд и позор тебе, Владимир Ильич. Ещё только в первом классе, а уже ни одной пятёрки за целую четверть!

- Ладно, замнём! Можешь и в следующий раз себе лучшую часть рыбки оставить, только помоги мне опять с уроками. Ну, пожалуйста!

- Хорошо, уговорил, но тогда я и в следующий раз налью себе больше.

Ильич, тяжело вздохнув, - согласен, мы же всё-таки не только братья, но и друзья.

23.05.2014 года.


«МРАЧНЕНЬКОЕ»

(цикл рассказов)

Злодей.

В детстве мои товарищи по играм меня часто дразнили, пользуясь мягкостью моего характера, но, в конце - концов, такое неприкрытое «свинство» надоело даже мне.

И однажды, я так избил одного из этих деятелей, что меня определили в колонию для несовершеннолетних, аж, на четыре года. Оттуда я вышел уже совсем другим человеком. И с тех пор для меня самого нет лучшей отрады, чем сделать хоть какую-нибудь пакость кому-либо из плохих людишек.

Чтобы подобные мрази на себе прочувствовали то, что без малейшего угрызения совести годами чинили другим. Я даже веду дневник, куда записываю особо удачные из своих деяний. Вот сегодня, например, я внесу в него запись о том, что я проделал нынешним утром в Метрополитене.

Представляете, вошёл я в вагон на одной из станций, что ближе других к моему дому, а там здоровенный мужик лет сорока очень зажиточного вида, нагло развалившись на сидении для детей и инвалидов, словно он, сам господь Бог, а не простой смертный, постоянно сморкается в платок да ещё при этом откровенно чихает и так, что брызги от него разлетаются метра на три, не меньше. Вот скотина, думаю, но ничего, я тебе сейчас покажу, кто в нашей стране хозяин. Такие вот как ты, или всё же кто-то иной?

Достаю, значит, из кармана сотовый, якобы набираю номер, ну и докладываю кому-то в трубку: - Товарищ первый, это четвёртый. У меня ЧП. Один из пассажиров похоже болен бубонным гриппом! Нет, ошибки быть не может, я же всё-таки врач вирусолог. Не, смертность от него крайне низкая, зато заражение абсолютно поголовное! Да, шестой вагон. Говорите, уже на следующей станции его заберёте? Спасибо, товарищ первый! Сказав это, я дал отбой.

Так как временной промежуток до следующей станции был значительным, где-то около четырех минут, у пассажиров было достаточно времени, чтобы подумать, как вести себя дальше после ими услышанного.

И когда я вышел на следующей остановке из вагона, к дверям его уже вовсю спешила полиция, дабы попытаться предотвратить разыгравшееся внутри побоище.

24.08.2015 года.


Голубой слон.


Всю прошедшую неделю я был страшно зол, потому что не люблю постоянного общения с людьми. А они, как назло, валом валили с жалобами в мой кабинет - директора бани. Оказывается, им шибко не понравился голубой слон, изображённый в парилке. Мол, его цвет явно намекает на что-то нехорошее. Причём среди недовольных был как мужчины, так и женщины. Ведь идиот-художник нарисовал в обоих парных слонов одного цвета, хотя я предупреждал его о том, что самочку надо было обязательно сделать розовой. Да что теперь говорить, когда этот подлюга уже укатил на заработки на пленер и вернётся никак не раньше, чем к следующим выходным. Так что за это время надо обязательно что-нибудь придумать, причём самому. Иначе эти дятлы, то есть посетители моей бани, точно лишат меня директорского кресла.

Впрочем, сегодня мне надо попытаться развеяться от подобных мыслей. Неужто я и в свой законный выходной должен думать лишь о работе. Конечно же, нет! Лучше, схожу-ка я в зоопарк к вольеру со своими любимцами, дальневосточными леопардами. Кстати, одного из них, по кличке дядя Кися, я до полугода воспитывал у себя дома и только затем, когда он совсем оборзел, стал заглядываться на соседок даже в моем присутствии, я сдал его на перевоспитание в зоопарк. Чтобы он понял, что человеческие самочки не про него.

Подарил же мне его один антиквар китаец в обмен на две нефритовые статуэтки, изображавшие слона и слониху. Причём самец был изваян из голубого камня, а самка из розового. Как позже выяснилось, это были реликвии служителей богини Кали, похищенные из их главного храма в период правления Индиры Ганди. А я-то думал, обменивая их на две бутылки хорошего коньяка у студента талиба, что это всего лишь базарные сувениры из какой-нибудь экзотической страны.

Да, китаец-антиквар был далеко не промах. Впрочем, за то и поплатился жизнью. Да ещё в придачу и статуэток лишился. Так во всяком случае говорилось в статье в одном из журналов. Где теперь они, мои статуэтки? Хорошо, если попали в чьи-то добрые руки. А вдруг их похитили те самые злые приспешники богини смерти (Кали). Тогда они могут выйти когда-либо и на мой след. От этой мысли меня мгновенно покрыла испарина страха, и я вынужден был принять таблетку валидола, чтобы хоть как-то успокоиться.

Когда я, наконец-таки, добрался до вольеры с леопардами, Кися уже вовсю кемарил на своём почётном месте вожака стаи. Точнее, на самом высоком из валунов.

- Сынок, - ласково позвал я леопарда, - папа пришёл, мороженое принёс. Вставай, скотина, пока оно совсем не растаяло!

Услышав знакомый голос, животное вяло пошевелило ушами, затем всё-таки открыло один глаз и с ленинским прищуром уставилось прямо в меня. Увидев, что я действительно не солгал относительно мороженного, дядя Кися, глубоко зевнув, поднялся на ноги и двинул в мою сторону, всё ещё не открывая второго глаза. Когда котик сожрал брошенное ему эскимо, он блаженно замяукал, но второго глаза, скотина, так и не раскрыл. Тогда я, видя такое неуважение к своей персоне, обозвал его «голубым» и бросил точно в его бесстыжий нос обёртку от мороженного.

То ли потому, что его несправедливо обозвали голубым, а может и оттого, что больно попало по носу, ведь перед броском я закатал в бумажку ещё и камешек, воспитанник мой вдруг ни с того ни с сего, озверел настолько, что с рёвом бросился на меня, своего благодетеля. Правда, вовремя остановился, осознав, что такого широкого рва и ему не перепрыгнуть. Это обидело меня чрезвычайно, и я, показав гадёнышу кукиш, немедля отправился обратно домой, дабы там, уже в тишине, обдумать план своих дальнейших действий. Чтобы, как говориться, и волки были сыты, да и овцы остались целы.

2.

Следующая рабочая неделя началась даже хуже предыдущей. Опять те же жалобы на слонов в парилке, только ещё более интенсивные. А во вторник и того гаже, наконец, позвонил и сам директор нашего банно-прачечного треста Атос Арамисович и, не стесняясь в выражениях, сказал мне откровенно, как своему давнему приятелю, что, если я до понедельника не уберу этих чёртовых слонов из парилок, моя песенка спета! Да и его тоже. Оказывается, именно в мою баню ходит мыться бабушка самого премьер-министра, до которой тоже, наконец, дошло, что голубой слон в женской парной это что-то неправильное.

- Я же не виноват, что дебил-живописец забыл о том, что он должен быть розовым! Ведь это же самочка!!.

- Какая, нахрен, самочка!!! Чмо, ты, безмоглое! Ты сам-то хоть видел, что там накалякано?

- А когда?? Совсем времени нет. Все жалобы разбираю.

- Тогда сходи и увидишь, что в этом слоне даже больше мужского, чем в том, что в парилке у мужиков!

- Как так не понял? - изумился я.

- Не, тебя надо с должности убирать! Короче, если к понедельнику не закрасишь обоих, простым банщиком станешь!! И я не шучу. Понял?

- Хорошо. Сделаю! А что вместо слонов намалевать?

- Оставь стены пока голыми. А как художник с командировки возвратится, пусть вначале эскизы сделает, которые после представишь мне на утверждение. Отныне я буду все контролировать сам! - сказав это, начальник повесил трубку.

3.


- Вот, сволочь! - в сердцах выругался я после того, как закончил-таки работу по закрашиванию слонов. Это сколько же он мне доставил не только неприятностей, но и работы. Точно убил бы, коли бы за это отвечать не пришлось! Впрочем, проучить все равно его надо!

Когда я вернулся домой, в прихожей истошно надрывался телефон. Я нехотя снял трубку.

- Кто-кто это? Ах, это ты, Соломон! Какой аванс, за что?? В счёт будущих трудов? Как же, жди! Да ты, блин, такое отчебучил со слонами, что аж до самого премьера дошло! Это ты мне теперь по гроб должен за то, что я тебя не заложил. Всё на себя по-честному повесил! Мой, мол, это недогляд. На кой ты и в женском отделении голубого слона нарисовал?? Никого, говоришь, там не было, потому и не разобрал. Тогда почему в мужском не ошибся? Уборщица подсказала. Так надо было потом всё переделать! Не успел, в делах закрутился? Переделаешь хоть завтра? Ну-ну! Впрочем, уже поздно. Я их закрасил только что! Зачем? Шеф приказал. И сказал, чтобы ты теперь вначале эскиз делал. Кстати, проверять работу он тоже будет сам. Ибо нет мне отныне через тебя, подлеца, доверия! Нарисуешь бесплатно, говоришь, мой портрет вместе с Дядей Кисей на руках. Не справишься. Кися ведь тебя не любит, и посему позировать не станет. Почему? Забыл что ли, как перед самым его отъездом в зоопарк ты к нам со своей кралей приходил, задаток получить за роспись моего кабинета. Так Кися к ней и так, и сяк, а ты его от неё всё своим рюкзаком с мольбертом загораживал! Вот он это и запомнил очень. Нет, не ошибаюсь. При виде только одной твоей фотографии он и то впадает в неистовство. А если уж живого на пути повстречает, точно разорвёт в клочья! Тогда по памяти, говоришь, нарисуешь? Это можно. Хорошо, завтра с утра и начнём.

Когда я узнал о том, что случилось с Соломоном, огорчению моему не было предела! Ещё бы, ведь я так надеялся на то, что он всё же сумеет закончить мой портрет с Дядей Кисей на руках. Но увы, оказывается пути господни действительно неисповедимы. Ну, на кой хрен, он поплёлся после попойки в Зоопарк? Да ещё один! Мало ли чего я ему по-пьяни наболтал. Да я только и сказал всего, что слабо, мол, ему, мазилке трусливому, на Дядю Кисю даже одним глазком взглянуть. Куда уж там открыто за лапу поздороваться! Вякнул да и лёг спать с чистой совестью, потому как напился к этому времени уже вдрызг. А он, возьми да и пойди!

4.

- Ну как, подготовил художник эскиз или все ещё прохлаждается? - спросил меня Атос Арамисович по окончании Совета директоров треста, после того как мы остались лишь вдвоём в его кабинете.

- Нет, даже портрет мой, и тот не закончил!

- Странно, ты же говорил, что он очень работоспособный.

-Так горе у него!

- Какое?

- Утонул бедняга. Свалился нечаянно в ров в зоопарке.

- Плавать, что ли, не умел?

- Да нет, сильно пьяный был.

- Эка жалость. Впрочем, найдём другого. Ведь без художника нам никак нельзя!

- Это точно!

- Слушай, я вот тут с тобой посоветоваться хочу. Ты, говорят, понимаешь толк в старинных вещах.

- Немного. Имел некогда дела с одним антикваром нерусской национальности.

- Евреем что ли?

- Нет, китайцем.

- Понятно. Вот смотри что мне зять подарил, - и Атос Арамисович достал из портфеля небольшую кожаную шкатулку. – На, возьми. Оцени что внутри.

Ну я и открыл её. Матерь Божья! Внутри неё лежали два нефритовых слона. Один розового цвета, а другой голубого. Похоже, это были те самые, что выменял у меня на Дядю Кисю антиквар.

- Что скажешь? - вкрадчиво вопросил шеф.

- Вещь, как вещь. В Индии таких много!

- Не темни. Сколько примерно стоит??

- Если оригинал, в чем я сомневаюсь, то тысяч десять баксов. Ежели копия, то раз в сто дешевле.

- Странно, а зять говорил, что за неё один мученик когда-то смерть принял. Причём, человек небедный.

- А он откуда про то знает?

- Ему один знакомый об этом рассказывал.

- Кто он по профессии, этот знакомый?

- Зять не говорил. Сказал только, что один индусский браток решил веру переменить, и посему, теперь ему эти статуэтки не надобны. Да и деньги нужны немалые, чтобы от бывших друзей успешно скрываться. Ведь они сектанты какие-то, при том упёртые.

- Поклонники богини смерти Кали, я полагаю. - Сдуру ляпнул я, чтобы блеснуть перед шефом знаниями, и тут же прикусил свой язык да так, что едва не взвыл от боли. Блин, а вдруг допетрит, что я как-то связан с этими слонами. Тогда уж точно приспешники Кали выйдут и на мой след. А это явно не сулит ничего хорошего. - Знаете что, Атос Арамисович, спрячьте лучше шкатулку назад в портфель от греха подальше или верните её зятю. Пусть сам расхлебывает, когда за ней придут поклонники богини.

- Откуда же они узнают, что она у него?

- Через того индуса, что и продал шкатулку зятю.

- А вдруг они не найдут его.

- Как же, ждите!

- ЁКЛМН, ну и напугал же ты меня! А сам купить не хочешь??

- За сто долларов?

-Не, за десять тысяч!

- У меня нет таких денег при себе. Да и опасно это! Вы же потом меня первым и выдадите, коли вас прижмут.

- Это не лишено смысла. И что же тогда делать?

- Отдайте её индийскому консулу. Пусть сам разбирается с сектантами.

- Да, ведь это идея! Точно так и поступлю.

Больше я его уже не видел! И когда, спустя полгода, на моё имя пришла открытка с траурной каймой, сообщавшая о том, что Атос Арамисович наконец-то почил в бозе , на одном из Каймановых островов, и я приглашён на похороны, которые состоятся там же, я не очень-то и удивился, ибо понимал, что от слуг богини смерти вряд ли уйдёт тот, на чей след они напали. Но на похороны я всё же не поехал. Более того, я спешно снял все свои сбережения и, продав за бесценок квартиру, решил затаиться где-нибудь в забытой цивилизацией деревеньке, в глубине нашей необъятной Родины.


И вот я сижу теперь в Забайкалье в сторожке лесника и жду, когда он возвратится с охоты.

Лучше уж прожить весь остаток дней в такой глуши, чем быть ликвидированным.

Только бы не ляпнуть что-либо не то! Иначе найдут и тут. Ведь не зря же говорится, что слово не воробей, вылетит - не поймаешь!


27.08. 2015 года.


Подстава.

Мне редко когда везло в жизни даже в мелочах. И там, где другие имеют почти постоянный плюс, я чаще всего получал лишь минус. Но когда я познакомился с этой женщиной, то подумал, что, похоже, наконец-то, и мне повезло, причём по крупному. Ибо, всё в её облике и поступках дышало таким благородством, какого я прежде в людях не видывал. Одно то, что она помогла мне погасить досрочно кредит на машину, уже ставило её в особый ряд. Ведь даже папа с мамой, и те, отказали мне, хотя имели достаточно для этого средств, а тут, на тебе, какая-то знакомая, а подвиглась на подобное дело. Впрочем, почему бы и нет. Возможно я ей просто действительно понравился. С этого дня я и проникся к ней таким доверием, что готов был ей часами рассказывать о своих обидах и чаяниях. И она слушала меня, не перебивая, будто это и впрямь было ей интересно. Такие доверительные отношения у нас продолжались примерно полгода. Ровно до тех пор, пока мы не легли в одну постель. Вот тут-то и оказалось, что ей нужно что-то совсем иное. Только что я так и не мог понять. Нет, она, по-прежнему, во всём старалась потакать мне. Только в глазах её иногда стал появляться какой-то странный блеск, особенно в минуты интимной близости. Вначале, я не придавал этому большого значения, но, когда однажды она вовремя штопанья моих носков, больно уколов иглой палец, морщась от боли, в сердцах сказала, что я, имея обеспеченных родителей, влачу жалкое существование, которое меня отнюдь не красит, как человека, я вдруг почему-то почуял что-то неладное и решил проверить, так ли она бескорыстна в своих поступках каковой хочет казаться. Сделать это было несложно. Для этого достаточно сводить её разок к моим родителям. Моя мама - дочь маршала, кого угодно способна вывести на чистую воду. Да и папа, директор коммерческого банка, тоже не дурак, и гораздо лучше меня разбирается в людях. Вот они-то мне и подскажут, кто есть кто. Но она наотрез отказалась от знакомства, сославшись на то, что я не обязан выслуживаться перед родителями, знакомя их с очередной своей девушкой. Они и без этого должны понимать, что я уже достаточно созрел для того, чтобы вести подобающее своему статусу существование. Ведь я, как-никак, из семьи миллионеров, причём единственный наследник.

Немного попыхтев оттого, что затея моя сорвалась, я был вынужден признать, что в её словах немало резона, и мне действительно пора начинать доить своих папу и маму, иначе, право, стыдно за своё никчёмное существование. Да и разве я виноват в том, что наш премьер так мало уделяет науке внимания. Хотя сам, между прочим, как и я - доктор наук!

Но дояр из меня получился неважный. Впрочем, чего ещё можно было ожидать от такого хронического неудачника, как я!

Мама вроде бы вначале разжалобилась, но в итоге дала какие-то копейки, всего пару тысяч долларов. Папа же и вовсе наотрез отказался помочь, цинично заявив, что тому, кому любовница оплачивает все его текущие расходы, стыдно обращаться за помощью к кому-либо ещё, даже своим родителям.

Когда я рассказал о случившемся своей подруге, она только весело рассмеялась, и прямо глядя мне в глаза, цинично намекнула на то, что родители мои более чем неправы. И тогда я озлился на весь мир! Хотя должен был злиться лишь на самого себя. - Чёрт, побери, - думал я, лихорадочно соображая, как мне всё же найти выход из сложившейся щекотливой ситуации. Не расписываться же мне и в этот раз в книге жизни в графе под названием полное ничтожество! Нет, отныне всё должно быть по-другому. И если деньги не хотят идти ко мне в руки, то я сам приду за ними.

Я знал, что папа мой хранит иногда в тумбочке на даче часть серой зарплаты работников банка, так называемые сверхурочные. Вот их-то я и решил позаимствовать. Точнее, всего лишь часть из них. Ведь я понимал, что совсем без премиальных работников оставить ну никак нельзя, даже для такого человека, как сам директор банка.

Из лежащего там миллиона евро я взял только половину. Ну и ту, доложил потом обратно, но уже фальшивыми купюрами. Впрочем, сработанными так, чтобы при беглом осмотре было незаметно, что они фальшивые. После с лёгким сердцем оттого, что всё же решился на такой серьёзный поступок, спешно ретировался прочь.

Когда за мной пришли сотрудники правоохранительных органов, я был, можно сказать, на седьмом небе от счастья. Ведь любимая женщина сказала мне, да, на предложение стать моей супругой. Видно такая прорва денег, как пятьсот тысяч евро, способна убедить кого угодно в искренности моих намерений.

Но счастью моему не суждено было сбыться. А всему виной были: мой папа и невеста. Впрочем, теперь уже бывшая.

Первый: никак не хотел признать то, что деньги розданные в конвертах рабочим были фальшивыми, ведь он точно помнил, что клал в тумбочку настоящие.

Вторая же: утверждала со слезами негодования на глазах, что вообще не видела этих и денег! Хотя я сам лично положил их под её подушку, как презент в честь нашей будущей свадьбы.

Вот почему и судили меня за растрату не пятиста тысяч, а целого миллиона.

Правда, я ещё легко отделался, ибо папа нанял для меня достойного адвоката, который скостил срок моего приговора ровно вдвое. И уже через три года, я снова буду на свободе. Но мстить за отсидку я не стану. Бог им судья! Ибо не зря ведь говорится, как аукнется, так и откликнется.

28.08.2015 года.

Удружил, так удружил !


Есть в Санкт – Петербурге одно особо пропащее место. Это лесопарк при железнодорожной платформе « Сосновая поляна». Вечно там происходит какая-то дребедень. А тут и вовсе случилось такое!

Короче, дело было так, в самом злачном его месте, которое находится, в аккурат, точно посередине между КВД и дурдомом и представляет собой заваленную всякой ерундой поляну среди поросли молодых берез, где постоянно околачиваются какие-либо личности бомжовского вида, произошло самое что ни на есть кровавое побоище. Бомжиха Настя Кривая приревновала к своему хахалю одну из знакомых по прозвищу Замарашка. Ну и так они разодрались, что Замарашка после очередного пропущенного хука в челюсть столь сильно треснулась башкой о пенёк, что напрочь лишилась разом всех чувств. Попинав ещё малость, уже чисто для проформы, Замарашку под ребра ногами, Настя, смачно сплюнув на физиономию поверженной, решила уж было двинуться прочь, как вдруг неожиданно поняла, что товарка её, кажись, уже и не дышит. Испугавшись не на шутку, Косая попыталась было привести Замарашку в чувство, но не тут-то было! Та, не только не очухалась, напротив, её тело, похоже, уже стало холодеть.

- ЁПРСТ..., - в сердцах выругалась бомжиха, да я её, кажись, убила! И срочно ретировалась с места происшествия куда глаза глядят. А они в этот момент были направлены на одно из окон второго этажа дурдома, в котором одиноко маячила добродушная мордочка деда Васи, главного сторожила данного учреждения. Его-то ей бояться было нечего. Поэтому она и подошла почти к самому забору, чтобы посоветоваться с Васей, как быть дальше.

- Слушай, Васёк, ты один?

- Да, Настенька.

- Тогда нас точно никто чужой не услышит.

- А то! Все уже давно дрыхнут. Даже медперсонал! Сегодня ведь у нас именины самого директора, так что сама понимаешь, грех не отметить такое дело.

- Ты-то чего бдишь?

- Да не пью я, милая, уже как три года.

- Блин, а я и не знала!

- Да ты, похоже, много чего обо мне ещё не ведаешь.

- Почему не пьёшь-то??

- Так помнишь, Венька Ветрогон у нас выбросился из окна?

- Как же, я тогда только бомжевать начала!

- Так вот, я ему в том грехе подсобил.

- Это-то зачем?

- Очень уж он просил меня!.. Всё, не хочу, - говорит, - больше так жить, а самому прыгнуть боязно! Ну, я и помог ему сдуру, по-пьяни. А как протрезвел, то вмиг понял, что был более, чем неправ. Вот с той поры в рот спиртного и не беру.

- Понятно. Слушай, старый, я посоветоваться с тобой хочу. Тут вот какое дело…

- Это ты про вашу драчку с Замарашкой? Видал, хорошая получилась баталия.

- Так я её, кажись, убила нахрен!

- Быть не может!!

- Да нет, похоже, что именно так. Не только не дышит, уже, кажись, и коченеть начала!

- Плохо тогда дело. А вдруг, кто чужой узнает про труп? Точно в милицию стукнет! И тогда получишь уже по полной.

- Да я и сама понимаю, что влипла дальше некуда.

- Знаешь что, иди-ка ты в участок сама, да дай добровольное признание.

- Так ведь, сразу же упекут!

- А ты скажи, что это была самооборона. Если чего, я подтвержу.

- Эх, была - не была, - сказала Настя Кривая и, выпив флакон Красной шапочки для храбрости, не спеша двинулась в сторону 42 отделения полиции.

****

- Кого, говорите, вы убили? Свою подругу! А зачем??

- В целях самообороны!

- Чего не поделили-то??

- Любовника.

- Тьфу, и вы бомжи туда же! Лучше бы вначале помылись, как следует. Где оставили труп?

- На месте драки.

- Надо же, даже не пытались следы замести.

- Так я же сама пришла с повинной!

- Хорошо, тогда поехали, посмотрим, уже воочию, что у вас там приключилось.

Уже, на месте.

- Где труп???

- Здесь был! Вот об этот самый пенёк головой она и хлопнулась. Смотрите, даже кора от удара отпала!

- Слушай, «коза», а может тебе это лишь привиделось? Скажем, по-пьяни!

- Да, я иногда выпиваю, но не до такой же степени!

- Ладно, поищем теперь уже, как следует.

Спустя примерно два часа.

- Да тут никаким тупом и не пахнет! Значит, всё-таки соврала. Ладно, хоть за это ответишь!

Ну, и засадил Настю, стало быть, в кутузку на 15 суток, чтобы там она поумнела малость. Но та продолжала и там утверждать, что труп был. Тогда полицейский, уже окончательно озверев, отправил её в центр реабилитации. Откуда она вышла уже совсем иным человеком. Ибо, именно там она, наконец, поняла, что не очень-то она и виновата в том, что случилось с Замарашкой. Видно, это и правда была всего лишь самооборона. Иначе, зачем тогда было суждено исчезнуть по воле свыше трупу. Разве Бог помогает убийцам? Нет, он помогает только порядочным людям!

И тогда она решила начать новую жизнь. В этом ей помогли правоохранительные органы. Устроили на работу дворником и дали служебную комнату в одном из домов аварийного фонда.

Но больше всех ей хотелось отблагодарить за обретение своей новой доли деда Васю. Ведь, если бы тогда он не надоумил её пойти на явку с повинной, всё могло бы обернуться для неё те так уж и радужно.

************

- Вася! К тебе пришли.

- Кто, коли не секрет?

- Какая-то Настя Кривая!

- Как же, помню. Сейчас спущусь.

- Спасибо тебе, дед Вася, за всё!

- Это за что же милая?

- Да за то, что надоумил идти тогда с повинной.

- И тебе, гран мерси, Настенька. Нас ведь тут редко мяском балуют.

27.08.2015 года.


Жалостливый.


Он был ленив, но азартен. И уж, если брался за что-то, то не успокаивался до тех пор, пока не выдыхался окончательно. Этим-то и пользовались его «доброжелатели».

Однажды, когда он ещё работал околоточным в одном из полицейских участков, теперь-то он уже с год, как частный сыщик, турнули-таки из органов за леность. С ним произошёл такой случай: вёл он как-то дознание по одному делу, о смерти купца второй гильдии, фамилии того уж не помню. Да и не суть это важно! Короче, дознание дознанием, а выгоду свою и тут поиметь надо. Иначе, какой он тогда страж порядка, так фигня, да и только! А это, право, стыдно! Ведь ежели начальник возит со службы домой добро едва ли не телегами, то и ты должен не ударять в грязь лицом и хапать, хотя бы баулами! Вот, он и стал равняться на старших по званию. И где что-то дознавал, оттуда обязательно что-либо и прихватывал. Поэтому и шли расследования дел у него так долго. Сослуживцы уже и обижаться стали. Ещё бы, из-за своей жадности да лености портит статистику всего участка. Пару раз даже в морду давали, дабы знал своё место. Только не очень это помогало. Затихарится, гад, на какое-то время, сделает вид, что вроде понял, а потом опять за своё. И в конце концов до того зарвался, что его всё же вытурили. Хапнул случайно то, что его шеф на завтра оставил. Но это уже совсем иная история!

В тот же раз дело обстояло так, приехал он на место происшествия, в квартиру убиенного, покойный снимал целый этаж в доме Зингера на Невском, да и сразу, как говорится, за дело. Прошёл в ванную, где и произошло убийство. Картина, я доложу вам, не из приятных. Тучный мужчина с отвисшими жировыми складками по всему телу, с откровенно пошлым лицом, да ещё и плавающий в лужи крови.

- А вот и орудие убийства! - радостно потирая потные от восторга ладошки, изрёк наш герой и извлёк, надев перед этим перчатки, из груди покойника огромный тесак, применяемый мясниками для рубки мяса. Затем он вызвал в кухню прислугу и строго допросил её о случившемся. Оказалось, перед тем, как хозяин пошёл мыться, к нему заходил посыльный от купчихи Касымовой. Но, когда он уходил, хозяин был ещё жив.

- Вы не знаете чей это тесак? - спросил он у кухарки и показал ей орудие убийства, бережно упакованное в бычий пузырь.

При виде крови на его лезвии молодуха хлопнулась в обморок. Когда же она, наконец, пришла в себя, то клятвенно заверила, что тесак этот её. Только сегодня она им, точно не пользовалась.

- Для чего вам, такой большой инструмент? По мне, так он велик для вашей ручки

- Так как же им не пользоваться, коли его мне, полюбовник подарил.

- Кто он, если не секрет?

- Мясник Проша, из лавки госпожи Касымовой.

- Той, от которой посыльный приходил?

- Верно.

- Кстати, что он принёс, не ведаете?

- Да писульку какую-то. Хозяин, как прочитал её, так весь, аж, побагровел. Но вскоре, вроде как, успокоился. Рассчитался с посыльным, да и пошёл в ванную. Больше я живым его уже не видела.

- Кто труп обнаружил?

- Так я.

- И в обморок при этом тоже тогда упали?

- Что вы, я своё дело знаю! Ой! Нет, конечно, страшно жуть было, но я понимала, что надо непременно сообщить куда следует и взяла себя в руки.

- Ясненько. А тут, значит, наконец, расслабились.

- Всё именно так, как вы и говорите, господин начальник.

- Живёт твой Прошка где?

- Да в той же лавке, где и торгует! У него там комнатушка в подсобке.

- И где это?

- На Конюшенной, во втором дворе от Невского. В нём у купчихи Касымовой рынок имеется.

- Сама тоже небось проживает неподалеку?

- Да, в доме напротив, который ближе к Мойке.

- Неужто весь дом целиком её?

- Конечно, ведь она же первой гильдии.

- Ах, вот в чём дело! - оживился сыщик, и в голове его сразу промелькнула некая дельная мысль. Способная, как он полагал, скоро привести его к разгадке преступления.

- Зайду я сначала к мяснику, - решил околоточный, - а затем уже и к госпоже Касымовой. Ведь, чтобы не зарваться, надо начинать с малого.

Мясник оказался упитанным краснощёким красавцем богатырского телосложения и соответствующего роста лет, эдак, тридцати. Такому не то, что зарубить, а даже разрубить человека тесаком пополам и то, не составит большого труда.

- Твой? - сурово спросил дознаватель, показывая теперь уже и Прошке пузырь с тесаком.

- Мой, - насупившись, ответил тот. Как-то не по- доброму взглянув на полицейского.- Где взяли-то?

- Извлёк из груди убиенного.

- Я-то здесь причём?

- Ох, не гневи Бога, парень! Ведь твоя зазноба именно у него и работает.

- Глашка-кухарка что - ли?

- Значит, сознаёшься всё-таки?

- В чём? Нет, это не я его убил!

- А кто??

- Откуда мне знать. Может Глашка, сама его и тюкнула. Я слышал, он приставал к ней.

- Врёшь ты всё! Да ничего, я выведу тебя на чистую воду. За всё заплатишь, бугай, этакий. Если каждый мясник начнёт убивать по всяким там подозрениям любовного характера купца второй гильдии, то так скоро в мире вообще ничего хорошего не предвидится, а купцов второй гильдии и вовсе не останется. А они нужны! Связующее, как-никак, звено между первой и третьей гильдиями.

- Да не я это сделал, хозяйкой моей клянусь!

- Она-то здесь причём?

- Очень я её уважаю, даже поболее, чем родителей!

- Небось, и с ней амуры завёл?

- Как можно!

- Опять врёшь! Давай так, всё выкладываешь на чистоту, а я, так и быть, замолвлю за тебя словечко перед начальством, может и не повесят.

- Повесят меня? - после этих слов сразу стало заметно, что Прошка не на шутку испугался.

А это-то и было нужно дознавателю.

*******

Приёмная купчихи Касымовой была обставлена в сугубо восточном стиле. Оно и понятно. Она, ведь родом с тех самых мест, кажись, из Туркестана.

Встретили дознавателя вначале холодно, ещё бы, какой-то там околоточный! Однако, после того, как тот познакомил купчиху со всеми перипетиями расследуемого им дела, выражение лица её приняло несколько иной характер. А под конец она и вовсе прослезилась, так ей стало жаль своего погибшего знакомца.

- Так всё же, что было в записке, которую принёс от вас посыльный?

- Ничего особенного.

- А всё-таки?

- Я написала Павлу Терентьевичу о том, что больше не желаю с ним встречаться, ибо полюбила другого.

- Уж не мясника ли Прошку?

- На что это вы намекаете? И не стыдно вам? А ещё полицейский чин!

- Да это я так, не подумав, ляпнул! Разве станет такая, как вы, шикарная женщина, заводить шашни с каким-то там мужиком. К тому же ещё и убийцей!

- Как это Прохор - убийца? Вы что-то несомненно путаете!

- Да нет, похоже, это именно он и зарезал Павла Терентьевича. Вот этим самым тесаком! - сказав это, сыщик выложил пузырь с орудием убийства на малахитовый столик, стоящий в ногах у хозяйки.

- Видите, на нём самые что ни на есть следы человеческой крови. Извлёк же я его не откуда-нибудь, а из груди самого покойника.

Осознав то, о чём ей говорят, Касымова явно сбледнула с лица. Видать и вправду не безразличен ей был мясник Прошка. Но держалась пока молодцом.

- А может это не его тесак?

- Как же! Он сам признал, что его эта вещь. Так что теперь уж точно пойдёт на каторгу, в лучшем случае, как соучастник. А это всё равно лет на десять потянет!

Ну, тут её и прорвало! Вначале она расплакалась, а потом и вовсе призналась, что действительно влюбилась в красавца мясника. Но у неё с ним, конечно же, ничего пока не было! Она, ведь порядочная женщина, и стало быть, не приучена изменять возлюбленным. Вот потому она и написала эту записку. После чего, немного успокоившись , с робкой надеждой взглянула на околоточного. И как бы невзначай вкрадчиво сказала:

- Вы не могли бы сделать так, чтобы не было лишних кривотолков, да и все остались довольны? А я за ценой не постою!

- Зульфия Хасановна, как можно предлагать взятку чиновнику при исполнении? Ведь это подсудное дело!

- Полноте, Акакий Владленович, вас, кажется, так кличут?

- Точно так, госпожа Касымова.

- Разве тысяча рублей золотом - деньги? Так, сущий пустяк! Я в месяц на безделушки и то больше трачу.

- Однако! - только и нашёлся сказать Акакий.

- Так согласны или нет?

- И что я должен сделать?

- А вот это уже не мне решать. Полагаю, вы и сами справитесь.

И он справился, да ещё как! Ровно через неделю на столе у начальника участка уже лежало полностью законченное дело о происшествии в квартире купца второй гильдии, право, честное слово, не помню его фамилии. Как выяснилось в результате тщательно проведённого расследования, оно оказалось всего лишь самоубийством. Покойный лишил себя жизни от неразделённой любви к госпоже Касымовой. А так как он был человек, зело, вредный, то всё подстроил так, чтобы подозрение пало на другого. Но по милости Провидения ему это, к счастью, не удалось. Ибо, на пути его злых намерений встал, никто -иной, как околоточный Акакий Полупьянов.

И так, как улики, приложенные к делу, были неоспоримы, пятьсот рублей ассигнациями начальник возражать не стал.

Ну, а потом, как я уже и говорил, герой наш всё-таки прокололся и был отправлен в отставку. Теперь он занимается частным сыском. Денег на открытие конторы дал ему тот самый мясник Прошка, ставший к тому времени управляющим у купчихи Касымовой.

Кухарка же с Прошкой боле не знается. Обиделась на то, что он, неблагодарный, променял её на купчиху. Да и с деньгами, доставшимися ей по завещанию покойного Павла Терентьевича, пятьдесят тысяч рублей серебром и в ассигнациях, она явно сможет найти себе жениха и получше!

29-30. о8. 2015 года.


Мур Мурыч, выручай!


- Господин Главный полицейский кот, если вы не примите меры, я вынуждена буду обратиться, ещё выше!

- Я вас просто не понимаю! Врываетесь без спроса в мой кабинет да ещё и угрожаете. В чём собственно дело?

- Мой муж, известный Петербуржский режиссёр господин Пиратов, был нагло зверски убит в своём загородном доме! А следствие почему-то пришло к выводу, что это всего лишь самоубийство.

- Кто вёл расследование?

- Старший следователь по особо важным делам Псов Поликарп Тузикович.

- Из собачьей Генпрокуратуры?

- Кажется, да.

- Вот видите, а мы, как вам известно из надписи при входе, называемся «Кошачья полиция». Так что Псов мне точно не подчиняется.

- Но мой муж, тоже был котом!

- Ах вот как! Тогда почему расследование дела поручили Псову? Он же не кошачьей национальности.

- Да, я сама попросила, думала так будет лучше. Вот и обратилась к своему дяде, генералу Болонкину.

- Значит, командующий Северо-Западным собачьим военным округом ваш родственник?

- Он, двоюродный брат моей мамы.

- Так, так, теперь мне кое-что стало понятно. От меня-то вы чего хотите?

- Чтобы вы поручили это дело своим сотрудникам.

- Зачем? Ведь следствие уже завершено!

- Формально да. По собачьим понятиям. Но вы же кот!

- И что из того?

- Стало быть, и мыслите совсем по-иному.

- Это-то здесь причём?

- Нет, я просто вас не понимаю! До каких же пор кошки так и будут заискивать перед собаками? Видно, они и вправду дебильнее последних.

- Попрошу не хамить, ведь я, как-никак, полный генерал, а не какой-нибудь там полковник, вроде господина Псова! Впрочем, в ваших рассуждениях есть доля резона. Действительно, было бы неплохо утереть нос собакам. Больно уж достал меня их начальник, генерал Лайкин. Постоянно недовольно тявкает в мой адрес на межвидовых полицейских собраниях. Ладно, уговорили, поручу это дело самому Муркину! Он-то точно не ударит мордой в грязь.

- Спасибо, товарищ генерал.

- Пока, не за что. А теперь идите!

- Есть!

2.

- Мурыч, привет! Узнал? А то нет, говоришь. Тогда выручай! Ну и что, что уже на пенсии. Не бесплатно же. У вас там в Петербурге, кажись, недавно убили какого-то режиссера? Точно его. Так вот, супруга покойного очень просила возобновить дело. Что ты, неофициально, конечно. Я же на открытый конфликт с Лайкиным, сам понимаешь, пока ещё не могу пойти. Он, ведь любимец самого господина Медведева. Но подгадить ему исподтишка, это сейчас для меня, самое то. Согласен говоришь. Вот и хорошо. Работать будешь под видом частного детектива. Лицензию и сопутствующие ей документы я тебе скоро вышлю. А пока помахай, малость, перед носом у кого надо своим генеральским удостоверением. Ну и что, что уже негодное. Совестливый, значит, а ещё бывший генерал-лейтенант! Впрочем, поступай, как знаешь. Каков будет гонорар? Да, уж не обижу! Когда приступать? Можешь прямо сейчас. Теперь это и твоё дело!

3.

Ознакомившись инкогнито с материалами дела, для этого ему пришлось выложить немалую сумму, Мур Мурыч пришёл к выводу, что следствие, похоже, действительно зашло в тупик. И посему, в целях хорошей статистики, всё списали на самоубийство.

- Ладно, разберёмся, - сказал Мурыч, - а теперь было бы неплохо навестить и саму вдовушку, - после чего, нахлобучив шляпу и плащ, двинул куда и задумал.

******

- Так вы говорите, Лая Поскульевна, что в последнее время ваш муж стал каким-то странным.

- Больше напоминал себя пятилетней давности, чем теперешнего.

- То есть, как это?

- Мы, ведь, несколько лет не проживали вместе. Его пригласили работать в Бразилию, а я не согласилась туда ехать. И вот примерно полгода назад он вернулся, но стал при этом словно другим «человеком». Вроде вид, голос те же, а вот поступки стали несколько иными. Иногда даже не помнил, как меня зовут! Где уж там в своей режиссёрской работе дельно ориентироваться, поэтому вскоре всё взвалил на помощника. Но я старалась на это обращать поменьше внимания, всё-таки муж, да ещё вернувшийся домой после долгой разлуки. Но около месяца назад всё встало на свои места, и он вновь мне напомнил моего Васечку, с которым мы так хорошо ладили до его поездки в Бразилию.

- Как вы думаете, что могло послужить толчком для подобной перемены?

- Кажется, это произошло сразу после того, как мой муж приехал со съёмок фильма. Где-то в области они снимали боевик, и там произошло ЧП. Взрывом прорвало плотину, и вода затопила колхозные поля. Поговаривали, что это произошло по недогляду пиротехника. Кто-то, пока он выпивал, похитил из его запасов взрывчатку и совершил данное злодейство!

- О, это уже в корне меняет дело! В таких случаях, вполне может появиться и определенный мотив для убийства.

- Так я же и говорю, что это убийство!

- Очень может быть.

- Хотите ещё горячего шоколаду с коньяком?

- Нет, спасибо, мне уже пора.

4.


- Поеду я, пожалуй, в эту деревню, да и разузнаю на месте, что там у них произошло.

Сказано, значит, сделано! По иному генерал Муркин работать попросту не привык.

Уже в деревне Касатиково, Кошсвирского уезда Ленинградской области в кабинете начальника отделения полиции.

- Так, вы говорите, Ус Африканыч, что сильно, мол, плотину от взрыва прорвало?

- Три дня залатать не могли!

- Тут, я вижу, в деле написано, что жертвы были.

- Да, неподалёку от места взрыва обезображенный труп нашли.

- В деле сказано, что он был вроде, как собачий. Почему же тогда этим делом не занялась их полиция?

- В том-то и суть, что тоже занялась, но вскоре своё расследование прекратила.

- Почему??

- Выяснилось после экспертизы, что погибший, оказался всего лишь кошкой, загримированной под небольшую собаку.

- ЁКЛМН... Почему же тогда в деле не переправили?!

- Посчитали, что так даже лучше будет. Ведь это именно покойник и взорвал плотину. Наверняка, чтобы посеять межнациональную смуту! Только с силой взрыва малость не рассчитал, вот его и завалило.

- И куда вы клоните?

- Так пусть уж лучше это будет собака, ведь слобода то у нас кошачья!

- По-моему, вы всё же перемудрили. Ну, да ладно, Бог вам судья! Смуты, как я понял, всё-таки не было?

- Никак нет! Пока всё тихо и спокойно.

- Дай-то, Бог. А что с пиротехником, который профукал взрывчатку?

- Не знаю, он ведь собака, а значит, не в пределах нашей юрисдикции.

- Понятно. Ну, хоть краем уха слышали, что там с ним произошло?

- Кажется, заплатил штраф и был отпущен в скорости на свободу.

- Ох, уж эти собаки! Всё-то им сходит с лап. Впрочем, и вы поступили не лучше! Отпустили господина режиссёра, даже не взяв с него подписку о невыезде.

- Так, не он же хранил в рюкзаке взрывчатку! Думаете, погорячились? Хорошо, давайте позвоним ему прямо сейчас. У меня остался номер его телефона.

- Поздно уже звонить!

- Не понял?

- Погиб он. Вот теперь и выясняю, самоубийство это было или всё же убийство.

- Жалко, такой хороший был дядька! Денег даже на массовку не жалел. Извините, господин генерал- лейтенант, а почему я об этом ничего не знаю?

- Неудивительно. Ведь следствие по делу вела собачья прокуратура!

- Почему не наша? Он же был кот.

- Да, жена у него собака. При этом с большими связями.

- Ясненько.

5.

- Лайя Поскульевна, не отвезёте ли вы меня на вашу с мужем дачу? Чтобы я посмотрел своими глазами на место трагедии.

- Конечно, Мур Мурыч, для вас всё что угодно.

- Вот и славненько!

********

- Да, домик у вас немаленький, в придачу ещё и кирпичный! Только вид что-то не очень ухоженный.

- Так купили мы его уже давно, а ремонтом заняться, всё почему-то недосуг.

- Вот на этом самом месте злоумышленник и ударил его кирпичом?

- Да.

- Очень интересно! А собачий следователь, стало быть, не найдя никаких следов преступника, посчитал, что он сделал это сам.

- И вы в это верите?

- Вряд ли. Ударить себя по голове кирпичом так, чтобы убить, можно, конечно. Но дабы при этом, ещё и вдребезги расколоть свой череп, это уже чересчур.

- Вот потому я и не перестану утверждать, что это было убийство.

- Однако, это какой же надо обладать силой, чтобы так ударить?

6.


- Привет, Мурыч! Как у тебя дела? Удостоверение детектива получил? Нет ещё!

Блин! Я же уже отослал. Ничего, не беда. Работай пока без него. Что с делом? Не телефонный, говоришь, разговор. Хорошо, приезжай. Заодно удостоверение детектива получишь.

********

Уже, в особняке Главного кошачьего полицейского, на Рублёвке, за партией в шахматы.

- Итак, Кожугет Лапович, дело обстояло так. После того, как господин режиссер, отбыл по контракту в страну диких обезьян, он тесно сошёлся там с одним местным актёром, мастером перевоплощений. Их дружба длилась примерно с год, потом случилось непредвиденное. Режиссёр, во время рыбалки на пираруку, сильно ударился головой о железное дерево и, начисто потеряв память, оказался в больнице, в которой его и продержали целых три года до тех пор, пока память вновь к нему не вернулась. Актёр же за это время словно растворился в неизвестности. Никто не только не знал, где он теперь, многие из его знакомых уже и вовсе позабыли о его существовании, так давно он не появлялся в злачных местах. Так ничего толком и не узнав о своём друге, режиссёр решил отправиться на родину. Ведь срок его контракта уже истёк и, стало быть, ему теперь надо было искать иные средства существования. Каково же было его изумление, когда он обнаружил разыскиваемого, под видом его самого, и не где-нибудь, а в обществе своей супруги! Режиссёр был человек далеко не глупый, он понимал, что бывший друг добровольно никогда не откажется от такого теплого местечка. Поэтому необходимо было его с него убрать. Только как это сделать? Пойти заявить в полицию, что человек этот - самозванец, но тогда получится излишняя шумиха, а вдруг он уже спелся с женой настолько, что она не захочет его терять! Тогда режиссёра, а не его отправят за решётку. Нет, тут нельзя рисковать. Придётся его убить, как только для этого представится подходящий случай.

И случай представился во время съёмок того самого фильма. При этом мститель проявил редкую изобретательность. Выкрав из рюкзака захмелевшего пиротехника взрывчатку, он положил её в штаны не менее пьяного псевдо режиссёра. Затем, обрядив того собакой, оттащил последнего к плотине и там уже взорвал насмерть с помощью дистанционного управления.

- Редкостная сволочь! - сказал генерал армии и сделал очередной ход.

- Оба они хороши, за это и поплатились!

- Хорошо, что хоть совесть его потом всё же замучила, да так, что он наложил на себя лапы. Или это было убийство?

- Ни то и не это.

- Как это?? - кстати, твой ход.

- Для начала, вам шах, товарищ Главный полицейский!

- Чего!! Ладно, я отойду королём. А теперь - не томи, дальше сказывай свой триллер.

- Вы, наверняка, помните из материалов дела о том, что удар был нанесён с такой силой, что расколол череп на части!

- Кирпич всё-таки. Это не какая-то там тебе палка!

- Только никто его кирпичом оказывается по голове не бил.

- Даже он сам??

- Кирпич попал ему в голову, свалившись с крыши. А дом у них, аж, в три этажа! Вот и получился оттого удар такой чудовищной силы. Так что выходит, это всего лишь несчастный случай! А теперь вам и вовсе мат, Кожугет Лапович!

- Надо же! Вот что, значит, уже пенсионер. Даже не постеснялся обыграть своего бывшего начальника. Ладно, получай свои премиальные и катись на все четыре стороны! - сказав это, Кожугет открыл сейф, достал оттуда пачку стодолларовых банкнот и передал её Мурычу. - Что носом водишь? Сам знаю, что негусто! Но больше ты в этот раз не заработал. Ведь убийства не было.

- Но ошибка-то собачьей прокуратуры всё же была!

- Согласен. Но несчастный случай, не такой уж и большой козырь!

7.


- Господин генерал- лейтенант, в отставке, а вы уверенны в том, что это был именно несчастный случай, а не убийство?

- Абсолютно! Не одно живое существо, включая слона, неспособно нанести удар с такой силой!

- Обидно, однако, что всё случилось не так, как я предполагала. Да ничего уж теперь не попишешь. Одно мне только непонятно, как я могла принять какого-то проходимца за своего мужа?

- Ничего удивительного в этом нет. Ведь вы его давно не видели, вот и не узнали.

- Вот вам чек, впишите в него сумму, какую пожелаете!

- Что вы! Я с женщин денег не беру, - сказав это, Мурыч, вновь нахлобучив шляпу и плащ, спешно ретировался прочь.

- Чертова жучка, надо же удумать такое!! Впишите мол, сумму сами. И это в благодарность за то, что я для неё сделал! Всё, отныне к тётенькам ни ногой, ни за какие посулы! Хватит мне и моей генеральской пенсии.

05.09. 2015 года.