КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604891 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239671
Пользователей - 109567

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Расставил аппликатуру тактов 41-56. Осталось доделать концовку. Может завтра.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +7 ( 9 за, 2 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -4 ( 2 за, 6 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Система Возвышения. Раздор (СИ) [Максим Мамаев] (fb2) читать онлайн

- Система Возвышения. Раздор (СИ) (а.с. Хроники Руса -5) 983 Кб, 291с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Максим Мамаев

Настройки текста:



Максим Мамаев Система Возвышения 5: Раздор

Глава 1. Пролог


— Ты закончил со своей частью? — поинтересовалась Алёна.

В глубине огромного леса, в нескольких десятках километров, стояла группа людей. Три Системных Лорда, могучие существа, что являлись практически вершиной пищевой цепи даже в мире Башни, сейчас, ползая на карачках, возились с рисунком — многолучевой звездой, вписанной в круг из странных, рунических символов.

— Да погоди ты! — буркнул ей в ответ Яков. — Не торопи меня, тут точный расчёт нужен!

До начала Апокалипсиса Яков Самуилович был почтенным старым евреем, что в свободное время увлекался различными оккультными науками. В те давние дни это было обыкновенным хобби, способом прикоснуться к чему-то необычному, к тайнам бытия и магии. Невинное и, в общем-то, бесполезное увлечение из прошлой жизни после конца света, когда Яков Самуилович обрёл силы, кои ничем иным, кроме как самой настоящей магией он назвать не мог, его страсть к оккультизму быстро окупила себя.

Дело в том, что все эти навыки, пускания волн пламени и ветвистых молний друг в друга ничуть не увлекали почтенного оккультиста. Его первоначальный восторг обладания чудесным даром едва не погас, но тут, к счастью, он решил — а почему бы не попробовать использовать свои старые, бесполезные в прошлой жизни знания, сейчас? И после многочисленных опытов и экспериментов, побед и неудач, Яков сумел оживить и приспособить к нынешнему миру давно позабытую ритуальную магию.

Так в мире и появился тот, кто нынче известен как мэтр ритуальной магии, Зильбер Яков Самуилович. Человек, чьи способности были для большинства загадкой, но услугами которого, тем не менее, пользовались все. Собственно, Яков Самуилович и дорос до Системного Лорда по большому счёт за счёт полезных для себя сделок с сильными мира сего. За свои услуги он частенько просил помочь с прокачкой, поднятием ранга и всем тем, что связано с войной и разрушениями — ибо сам почтенный мэтр, несмотря на свой высокий ранг, бойцом и боевым магом был никудышным. Но ему и не требовалось сражаться самому — его работа была иной.

— Спроси, как там у остальных успехи, — повернулся он к третьему из присутствующих. — Если они закончили, то мы, в принципе, можем начинать.

Третьим присутствующим был его личный телохранитель, человек, который защищал его жизнь ещё до Апокалипсиса и который остался верен своему нанимателю и после него. Бывший спецназовец, что после увольнения со службы по причине нарушения закона, был предан своему нанимателю по нескольким причинам. Первой из них было то, что в своё время Яков Самуилович, известный московский адвокат, спас Дмитрия от тюремного срока, причём денег за это не взял и лишь поставил одно условие — после того, как старый еврей вытащил его из сизо, Дмитрий стал работать на него. И ни разу не пожалел — платил старик достойно, никогда не попрекал своего охранника тем, что тот у него в долгу, и со временем стал относиться к нему по отечески.

Второй причиной было то, что кроме Якова Самуиловича, у него в мире никого и не оставалось. Семьи не было, родителей он не знал — круглый сирота, и по сути, его наниматель был самым близким ему человеком на момент начала Апокалипсиса. Так что он просто остался защищать старика, решив, что как раз теперь сможет отплатить ему по настоящему за всё, что тот для него сделал. И не прогадал — его хозяин довольно быстро вновь стал важным и весьма уважаемым человеком.

Достав специальный артефакт связи, он связался с остальными членами их группы. Всего их насчитывалось двенадцать человек — учеников и учениц мэтра ритуалистики, что следовали за своим мастером и помогали ему в делах. Уточнив, готово ли всё, Дмитрий повернулся и коротко ответил старику, что сейчас, из-за высоких показателей своих характеристик, выглядел лет на двадцать, не больше:

— Ждут сигнала. Можно начинать.

— Пока не спешите, — внезапно вскинула руку Алёна, получив сообщение из своего артефакта.

— Слово нанимателя — закон, — усмехнулся мэтр.

И тут вдалеке словно вспыхнуло новое солнце — прибывший в разгар вражеской атаки Руслан столкнулся с Артуром.

— Начинаем!


Глава 2


Я с трудом отразил этот удар и посмотрел на того, кто его нанёс. Артур Буранов, Системный Князь, лидер Нуменора, могущественный боевой маг, облачённый в великолепные доспехи, с мечом на поясе, в голубом плаще, что развевался за его плечами. Мой бывший лидер и соратник, сейчас глядел на меня, как на заклятого врага, со злым торжеством в светящихся ярким ультрамарином глазах.

— Я рад, что ты сегодня здесь. Передавлю всех жуков одновременно и сэкономлю время. Все твои дружки — узкоглазый, сопляк и прочие — там, внизу. Есть что сказать напоследок? — поинтересовался он, не торопясь нападать.

Он был намного сильнее меня. Это был не слабак вроде Абрахама, с которым могли бы сработать мои уловки и приёмы. Его энергия была вдвое плотнее, чем у Вальштейна, и втрое, а то и в четверо, чем у меня. На нём были великолепные доспехи, он был вооружен, под его рукой была огромная армия, а я парил в воздухе, в одних рваных штанах и плаще, безоружный и растерянный, с Каори и Хасаном за спиной. И, честно говоря, я понятия не имел, что здесь происходит и как с этим справляться.

— Мы установили рунный строй, что блокирует вам возможность возродиться где-либо, кроме как здесь. Крепость окружена так, что и мышь не проскочит, так что, надеяться вам не на что. Сегодня мы обнулим всех твоих сторонников и тебя самого, разумеется. Как же давно я хотел разбить твою наглую, самодовольную рожу, Руслан, — заговорил он, шагая ко мне прямо по воздуху. — И, наконец, у меня появилась причина это сделать. Смотрю, ты поднялся до уровня Князя. Я так понимаю, Абрахам тебе проиграл? Бесполезное ничтожество, ну да ладно, так даже лучше. Что там насчёт последних слов? Не надумал ещё?

— Зачем, Артур? — с деланым спокойствием спросил я. — За что и почему? Мы ведь члены одного анклава, соратники и союзники. Так почему ты устраиваешь это всё?

— Соратники и союзники? Члены одного анклава? — вскинул он брови. — Побойся Хунну, Руслан! Я принял тебя, приблудную псину, в свой анклав, а ты начал перетягивать влияние на себя. Дерзил, играл в самостоятельность и думал, что тебе всё вечно будет сходить с рук?

— Только из-за этого? Только из-за этого ты сейчас намерен вырезать несколько тысяч своих бывших подчинённых? Ладно бы меня одного, но…

— Я давал им время и возможность сменить сторону. Они не захотели, что ж, это их выбор. И вообще, что ты тут нюни распустил? В мире нет вечных союзников — есть лишь постоянные интересы. Ну, или как-то так. В общем, погнали! — вскричал он.

Рассудок меня окончательно покинул. С-сука! Мразь! Убью падаль, чего бы мне это не стоило!

Мы столкнулись в воздухе и ударная волна столкновения пламени и ветра хлынула во все стороны. Однако, сколь бы красиво не выглядело со стороны наше столкновение, закончилось оно для меня плачевно — я пулей полетел вниз от удара его кулака. Слишком невыгодные условия схватки, слишком большая разница во всём, от вооружения до личной силы.

Второй удар Артура просто прикончил меня. На меня рухнуло переплетение тонкого, не толще десятка сантиметров в диаметре, вихря воды и воздуха и разорвало в клочья, сметя Купол Тёмной Воды.

Воскрес я буквально спустя секунду на том же месте, где меня настиг удар. Не тратя времени, я собрался рвануть в сторону, но тут начала твориться какая-то чертовщина. Высоко-высоко в небесах открылись десятки, сотни порталов из которых начали вылетать десятки чудовищ. Гигантские орлы, соколы и многие другие хищные птицы. Разных рангов, от Вождей до Зверолордов и Системных Князей, они обладали пугающей аурой. Откуда-то издалека раздался многоголосный вой и рёв. Я ощутил Волей, что на позициях, занятых осаждающими, разгорелась настоящая резня.

Мощный удар в спину заставил меня отлететь в сторону, сшибая деревья. Вскочив на ноги, я едва успел сплести атаку и направить на рвущегося ко мне огромного кабана Огненных Змей. Животное было лишь ранга Вождь, но физической силы в нём оказалось немеряно. Даже меня сумел боднуть. Вот только вопрос: откуда он выполз такой красивый, что я даже не засёк его приближение?!

Творилось нечто странное. Я быстро прикончил несчастную хрюшку размером с двухэтажный коттедж и на полной скорости направился в сторону крепости. Надо попасть внутрь и разобраться в происходящем. Одна голова хорошо, но несколько тысяч — лучше.

* * *
Андрей.

В суматохе, что началась с активацией гигантской магической формации, Андрей, первым делом, приказал своим бойцам проникнуть в крепость. Возглавить тех, кто шёл туда, было поручено Камню, сам же он, вместе с Айсбергом и Бурей, полетел в сторону растерянных товарищей Руса, с которыми тот прибыл. Пока враг отвлечён, нужно успеть увести отсюда всех, кого только возможно.

В шансы на победу в этой битве Андрей не верил. Хорошей новостью было уже то, что Рус вернулся Князем — это хорошие шансы на то, что в будущем противостоянии с Нуменором они сумеют взять верх. Откровенно говоря, Андрей до самого конца сомневался, не смотать ли сейчас удочки, ведь Артур не простит подобного вмешательства, а враждовать с анклавом в котором три Князя и больше сотни Лордов — очень, очень сомнительная затея. Сам Андрей уже приближался к тому порогу, за которым лежит ранг Системного Князя, но этого было мало.

Появление Руслана на поле боя разом заставило его передумать. Подумать только, тот, кто по сведениям Алёны совсем недавно, два месяца назад, был лишь Лордом, сейчас уже Князь. И больше того — для новичка в этом ранге Рус был очень, очень силён. Ну а то, что он так сходу проиграл Артуру, так тот уже много лет в этом ранге, плюс хорошо экипирован и готов к бою. Но если дать время на развитие Русу, экипировать и вооружить — лично Андрей не поставил бы на Артура.

Он слишком хорошо знал и слишком часто в прошлом видел, каков его былой товарищ. Человек войны, огня и крови, сильный лидер и военачальник, способный побеждать там, где на победу и надеяться не стоило, и самое главное то, что он фаворит первого в списке сильнейших, Авидайла. Андрей хотел сделать ставку в той игре, что сейчас начнётся, и его ставка была на Руса.

Да, сейчас он отстаёт от всех прочих фаворитов тех, кто входит в число первых тридцати шести, тех, что обладали оружием из серии Истребления. Они звались отдельным термином — старшие фавориты. Были ещё и менее значимые, так называемые младшие фавориты — потомки шестидесяти четырёх остальных Трансцедентов. Ровно сотня потомков первой сотни, носящих титул фаворитов, и ещё несколько тысяч потомков разных Судей, но они ни на что особо не претендовали. Хельга со своими способностями к исцелению и прочие люди с необычными талантами — они имели неслабое преимущество в начале, но на дистанции фавориты Абсолютов обходили их все больше и больше.

Там, где по расчётам Андрея приземлился Рус, уже никого не было. Досадно, но ничего не поделать. Айсберг и Буря уже перехватили товарищей Руса и двигались в нужном направлении. Времени осталось совсем мало, а сделать предстояло ещё многое, так что Андрей, не теряя времени, направился в сторону крепости. Судя по остаточным следам ауры, Рус направился именно туда.

* * *
Алёна.

— Ну, девочка, я считаю, что за столь качественную работу мне полагается некоторое дополнительное вознаграждение, не правда ли? — с усталой улыбкой поинтересовался Яков Самуилович. — Настолько масштабной работой я давненько не занимался. Да и сопутствующие расходы оказались значительно выше, чем я рассчитывал — то, что тут окажется армия кого-то из Чёртовой Дюжины, в договоре не было обозначено…

— Яков Самуилович, — с ответной улыбкой перебила Алёна его. — Вы получили четыре набора уникальных товаров, что позволят вам сделать из четырёх ваших учеников Системных Лордов. Плюс расходные материалы, о которых идёт речь, были предоставлены вам мною. Заметьте, многое из этого — довольно уникальные ресурсы, достать которые вам своими силами или посредством имеющихся связей невозможно. И по условиям нашей сделки все излишки идут в ваш карман. При этом вы ничем не рискуете, в бою не участвуете и даже претензий к вам со стороны не предвидеться — вы спокойно можете показать им свои воспоминания, по которым любой сможет признать вас лишь наемником. А, учитывая, сколь востребованными являются ваши услуги, даже Артур Буранов не рискнет портить с вами отношения. Все мы понимаем, что ваши покровители, анклав Воинствующие Львы, первый из Чёртовой Дюжины, не останутся в стороне. Так что прошу вас — давайте не будем портить впечатления от совместной работы. Вы — великолепный профессионал, настоящий мэтр своего, не побоюсь этого слова, Искусства. Так делайте же своё дело, ведь занавес этой битвы ещё не опущен и у нас много работы.

— А вам палец в рот не клади, Алёна Сергеевна, — одобрительно покачал головой Яков Самуилович. — Не хотите пойти ко мне в ученицы? Грех закапывать такой талант в землю, работая с мужланами, что решают все вопросы мускулами. Поверьте, работа со мной принесёт вам куда больше. Перед вами откроются многие двери.

— К сожалению, — со вздохом ответила Алёна, игриво улыбаясь. — Хорошим девочкам чаще всего нравятся плохие мальчики. Так что я вынуждена отказаться от вашего предложения. Но признаю — оно для меня очень лестно, и я ценю его.

— Если вы когда-нибудь передумаете, дайте мне знать. Моё предложение всегда в силе, — серьёзно сказал Яков Самуилович.

Затем, неожиданно галантно поцеловав ручку девушки, старец в теле юноши воскликнул:

— Ах, какая женщина! Ну да ладно. Вернёмся к нашим баранам и их проблемам…

* * *
Руслан.

— Открой, сова, медведь пришёл! — заорал я, пиная по защитному куполу.

Не заметить меня в крепости не могли, за это я не переживал. А вот не узнать — запросто. Всё-таки много лет прошло с нашей последней встречи.

Летать над ней я не решался. Спрятанная в глубине леса из огромных, даже более высоких, чем в нашем Лесу Монстров, деревьев, крепость выглядела угрюмым серым булыжником. Квадратная, с толстыми стенами и невысокими, рублеными башнями по углам, она напоминала мрачного, готового к любому повороту событий воина, замершего в ожидании вражеского удара.

Ворота, вырезанные из цельных стволов явного местных деревьев-великанов, были украшены голубыми рунами. На расстоянии в три сотни метров от крепостных стен летать было попросту невозможно — при попытке подняться выше трёх метров на плечи опускалось чудовищное давление, а с башен начинало бить молниями. Закрывавшая крепость золотистая полусфера защиты на основе энергии всех четырёх стихий была достаточно крепка, что бы даже я, Системный Князь, выкинул всякие мысли о том, что бы прорваться силой, из головы. В общем, за исключением того, что крепость не летала, в остальном она по боевым возможностям значительно превосходила Снежный Замок.

— Рус, ты? — раздался знакомый голос.

— Раньше ты меня шефом называл, — невольно улыбнулся я. — Открывай, малой! Я это, я!

Барьер передо мной слегка замерцал, а затем в нём появилась небольшая арка, через которую я и прошёл. В правой створке ворот появилась небольшая дверца. Готов поклясться, что до того её там не было. Не теряя времени, я устремился прямо к ней. Попав за ворота крепости, первое, что я увидел, было скопление встревоженных бойцов. Во главе встречающих меня людей стоял Рома, изрядно подросший за эти годы. Когда я уходил, он был ещё совсем мальчишкой — пятнадцатилетний сопляк, что пытался корчить из себя взрослого мужика, сейчас выглядел ещё, может, и не взрослым мужчиной, но уже ближе к этому, чем к образу школьника.

— Опаздываешь, шеф, — с улыбкой бросил парень, крепко пожав мне руку. — Я рад тебя видеть, но тебе не стоило приходить сюда. Нам конец, и вся надежда была что ты отомстишь за нас потом.

— Надеюсь, что до этого не дойдёт, — ответил я. — У вас хоть какой-то план есть? Как будем выбираться?

Мне хотелось многое узнать — как Хельга, как остальные, как сам Ромка, в чём причина конфликта и как до такого дошло, но сейчас было не время и не место. Следовало выходить из ситуации, и у меня пока не было ни единого варианта, как это сделать. В конце концов, я вообще больше всех в ахуе с происходящего. Ебанувшийся Артур, сражение с нуменорцами и прочее дерьмо — это не то, на что я рассчитывал, когда отправлялся сюда. Конечно, Хозяйка девятого Этажа сказала, что моим товарищам грозит некая опасность, но блин, я думал, дело как-то попроще будет.

Внезапно я ощутил, как из-за барьера пришла волна Воли. Кто-то желал поговорить с нами. Что ж, посмотрим, что Рома скажет. Раздавать указания, будучи столь слабо информирован, я не собирался.

— А вот и гости, — заметил Рома.

Судя по тому, что несколько десятков аур начали стремительно приближаться, прибывших пропустили.

— Кто это? — поинтересовался я.

Однако прежде, чем я ответил, я увидел тех, кто пришёл сюда. Впереди группы бойцов вышагивал Камень — зам Андрюхи. Интересно тёлки тверк танцуют…

— Ты уже здесь, Рус… Что ж, отлично. Это сэкономит нам время, — кивнул он мне. И, повернувшись к Ромке, продолжил. — Надо уходить. Мы организовали вам коридор отступления, но долго водить за нос армию Нуменора не сможем. Там больше двадцати пяти тысяч бойцов, четыре десятка Системных Лордов и двое Князей, долго их наёбывать не выйдет. У нас минут семь, максимум — десять.

— И как вы тогда сумели нам пути для отхода организовать, если у них там такие силы? — недоверчиво поинтересовался кто-то из Полководцев, стоящих за спиной у Ромы.

— Нет времени на разговоры! — жёстко отрезал Камень. — Я клянусь именем Системы, что я и мои товарищи прибыли сюда помочь вам с эвакуацией и что мы не помогаем Нуменору в этой операции. Так же клянусь, что в этом бою мы на вашей стороне.

— Клятва принята.

— А после этого боя? Откуда нам знать, что это не ловушка? — сощурился Рома.

— Неоткуда, — ответил за Камня Би Рён, возникший во дворе. — Но выбора нет. Не знаю, чем заняты враги, но им не до нас. Либо мы рискнём сейчас, либо точно погибнем. Всё, что можно было забрать с собой, у нас давно готово. Выдвигаемся, — разослал он Волей приказ по крепости.

В одно мгновение он оказался рядом со мной и неожиданно крепко обнял.

— Давно не виделись, друг мой, — взглянул он мне в глаза, отстранившись. — Прости, что нам не хватило мудрости уберечь то наследие, что ты нам оставил. Ты уходил, оставив могучую фракцию, с которой все считались, а вернувшись, застал лишь горстку загнанных в угол изгоев. Я очень рад, что ты вернулся, командир, и что я наконец сниму с себя это тяжкое бремя — руководить фракцией.

— Ничего, Рён, — похлопал я его по плечу. — Живы будем — не помрём. Вырвемся отсюда, будет время всё обсудить и решить, как быть дальше. Мы ещё сведём счеты со всеми этими мудаками.

Через минуту прибыл и Андрей.

— Почти вся старая команда в сборе, да, Рус? — пожал он мне руку. — Ещё бы Юлю сюда, и совсем здорово.

— Да, Андрюха. Почти как в старые добрые — кругом враги, и право на жизнь надо выгрызать, — кивнул я. — Спасибо за помощь, старина. Это ведь ваших рук дело — тот отвлекающий манёвр?

— Не за что. И да, наших. Ушлёпки очень удивятся, когда поймут, в чём дело, — ухмыльнулся он. — Думаю, Артур будет в ярости. Ну, я смотрю, все готовы? — повернулся он к собравшимся. — Тогда за нами.

В крепостном дворе собралось несколько тысяч мужчин и женщин. На не такой уж и большой площади было явно недостаточно место, что бы вместить всех желающих, так что большинство парило в воздухе. Никого ниже Командира, все в доспехах и при оружии, с большими тюками за спинами. Армия беженцев, твою мать.

— Там пара моих товарищей, — начал я, но был перебит.

— Мужчина сбежал, не став ничего слушать. Девушка азиатка с нами, её ведут на пункт сбора Буря с Айсбергом, — ответил Андрей.

Не задавая больше вопросов, мы рванули прочь из крепости. Андрей и его бойцы вели нас в глубь лесной чащобы, и мы стремительно неслись вперёд. Я с недоумением оглядывался, пытаясь увидеть следы боя или засечь Волей зверей, что напали на армию Нуменора, но сколько не старался, так никого и не засёк. И где все твари? Где грохот сражения? Где колебания энергии, волны льда и пламени, раскаты грома, водяные цунами и ледяные глыбы? Где все признаки того ожесточённого сражения, что должно сейчас здесь бушевать?!

— Андрюха, ты уверен в своём плане? — спросил я. — Что-то непохоже, что тут кто-то с кем-то дерётся.

— И не должно быть, — ответил он мне не оборачиваясь. — Ведь никакого сражения и не было. Просто мы использовали массовую иллюзию на всех, кто был вне крепости. Так что враги сейчас сражаются с выдуманными противниками.

— Так нахрена нам бежать?! — воскликнул я. — Разворачиваемся и устраиваем бойню этим уродам!

— Нельзя, Рус! убьёшь одного-двух, они очнутся на базе и свяжутся с остальными. А любое воздействие извне разрушит иллюзию. Стоит кому-то из Князей её скинуть, и он своей Волей выведет из ступора остальных. У нас просто не было ни времени, ни ресурсов, что бы организовать по-настоящему долговечное заклятие. Всё сделано наспех и едва держится. Би Рён! — обратился он к летящему рядом со мной китайцу. — Надеюсь, ты ты подготовил врагу сюрприз? Что будет, когда они пробьют купол и ворвутся внутрь?

— В течении трёх-пяти минут вся энергия, что есть в крепости, устремится к рунному заклятию «Гнев Земли». Там сойдёт с ума гравитация и плюс активируется несколько мощнейших заклятий основе аспектов металла и молнии, — ответил он. — Мало не покажется никому. Князья и сильные Лорды, скорее всего, сумеют защититься, но остальные лишатся хоть одной жизни, — пояснил китаец.

— Вот и отлично, — довольным тоном ответил Андрей.

— Вряд-ли они сунутся в крепость, когда поймут, что она пуста, — заметил Ромка.

— Если пойму, то да, едва-ли, — согласился молчавший до этого Камень. — Только вот они этого не поймут — основные наши усилия направлены на то, что бы создать там видимость вашего присутствия. Так что большой бадабум им точно обеспечен.

* * *
— Ставлю на то, что отпрыск Мертольда облажается, — заявил Авидайл.

Незримые ни для кого, Бельсигард, Иннара и гость его Этажа парили высоко в небе. Ни заклятие иллюзий, ни магия, используемая обеими сторонами для маскировки, разумеется, не могли обмануть двух могучих Трансцедентов. Оба хуннуса легко охватывали своим восприятием всё, что находилось внизу, успевая и беседовать, и видеть и слышать каждого участвующего в конфликте человека, от рядовых бойцов до предводителей.

Парили они, кстати, рядом с Артуром. Авидайл ходил кругами прямо по воздуху, аки по твёрдой земле, разглядывая грозного Системного Князя, одного из первой пятёрки по силе среди своего поколения. Грозный Трансцедент не мог вмешиваться напрямую в происходящее, но кое-какие мелкие шалости, не выходящие за рамки разумного, он себе позволить мог. Так что на Артура, в отличии от всех прочих попавших под действие заклятия ритуальной магии, что было смесью иллюзии и гипноза, нападали вовсе не привычные всем ещё по Земле монстры. Бедолага, обливаясь холодным потом, сражался с обнажёнными мужиками, что пытались не убить, а изнасиловать своего оппонента. Сражался, и несмотря на всю свою силу никак не мог убить троицу напиравших на него негров в нелепом латексе с розовыми плётками. Справедливости ради, стоит заметить, что бой пока шёл равный,

— Не стыдно? Тебе под два миллиарда лет, а ты страдаешь ерундой, подстраивая мелкие пакости младшему поколению, — заметил Бельсигард.

Сегодня владыка Покоритель Миров был облачён не в доспехи. На нём был приталенный костюм тройка, под всё тем же золотым плащом. Выглядело слегка комично, но открыто насмехаться над могучим Императором почти никто не осмеливался.

— Никогда не понимал, как Небесная Скорбь досталась этому недоумку Мертольду, — вздохнул Авидайл, не прекращая наблюдения за происходящим в разуме Артура. — Признайся честно, старуха, всё дело в том, что он трахал твою любимую внучку? Ну, ту, которую Бели не потрахивал в своём гареме во время ваших тройничков. Хотя может, он вас и троих разом имел? Всё же что-то в том, что бы три разных поколения баб отыметь в один заход есть. Наш Император, — отвесил он шутливый поклон. — Мужчина хоть куда.

— Ты как был невоспитанным, невежественны дикарём с окраинных миров Империи, так им и остался, — заметила Хозяйка Зимы. Грубые остроты её былого ученика были неспособны задеть её. — Я отвечу тебе тоже, что и тогда, когда ты впервые спросил меня об этом — Самуил отдал ему Небесную Скорбь сам, по своей воле. Я к этому не причастна. В конце концов — если тебе это так интересно, то спроси, зачем второй по силе в нашей расе отдал своё знаменитое оружие своему любимому потомку. Уверяю тебя, ответ тебя удивит — ведь значение словосочетания «отцовская любовь» недоступно для твоего понимания.

— Да, никогда не понимал этого решения старика Самуила, — ответил он. — Как тот, кто почти не уступает мне в силе, мог сделать такую глупость? И зачем? Мертольд, даже со Скорбью в руках, не достоин того, что бы обувь своего великого прапра и ещё хер знает сколько раз пра деда чистить. Он и в сотню сильнейших-то попал с трудом.

— В тебе говорит злость, старый друг, — улыбнулся Бельсигард. — Мертольд необыкновенно талантлив. В своё время он стал самым молодым Абсолютом в истории. Побил твой рекорд.

— Будь у меня с самого начала поддержка самого сильного на тот момент Трансцедента и второго по силам и богатству клана Империи, я бы тоже легко достиг этого уровня, — усмехнулся Авидайл. — Парню повезло, что он родился с платиновой ложкой в жопе, вот и всё. Кстати, а почему ты наряжен как клоун?

Я говорил, что почти никто не решился бы насмехаться над Бельсигардом? Так вот, тот единственный, что и заставлял добавлять в эту фразу слово «почти» был Авидайл. И сильнейший из хуннусов этим не гнушался.

— Я никогда не снимаю этот плащ, ты же знаешь, — спокойно ответил Император. Своему былому соученику он прощал очень многое. — А одежда… Знаешь, то единственное, что сумели наши потомки сделать лучше нас — это именно одежда. О это великолепие! Костюмы бриони, армани… Туфли диор, кроссовки баленсиага… Честно сказать, мне даже стыдно, что вся наша Империя была сосредоточена лишь на военной мощи. Ведь столь многое в жизни заиграло бы иными красками, допусти мы развитие культуры в нашей жизни. Одежда, театр, тоже кино… У нас было всё более менее неплохо лишь с литературой. Так что я ду…

— Бели, друг мой, — прервал его Авидайл. — Мы можем сколько угодно общаться на отвлечённые темы, но я хочу спросить о другом. Спасибо тебе, что пригласил сюда и позволил пребывать на своём Этаже, — склонил он голову. Затем, твёрдо глядя ему в глаза, задал вопрос. — Но зачем ты помог Русу? То, что у него появилось Воплощение души до его становления как минимум Королём. Это даёт ему огромные преимущества в перспективе, а он — мой фаворит, что будет противостоять твоему. Зачем, Бели?

Император некоторое время помолчал. Иннара тоже молчала, с интересом ожидая ответа на этот вопрос. Ей тоже было интересно, чем руководствовался её супруг и Император, помогая потомку врага. Она, конечно же, понимала, что интрига, устроенная самим Бельсигардом, существом, сумевшим благодаря своему уму, стать правителем одной из высших рас, куда тоньше и сложнее, чем он рассказал ей. Но вот в чём именно она заключалась, понять не мгла даже она — не зря именно он стал Императором.

— Брат мой, ты слишком увлёкся идеями Рокреи, — вздохнул Бельсигард. — А ведь ты должен помнить, почему Императором стал я, а не она.

— Да, помню, — скривился Авидайл. — Я разбил её армию в сражени при Грейнидайге. Я вёл твоё войско, я спланировал битву, и мы победили. Но при чём это?

— При том, что ты в своё время понимал, кто из нас мудрее. А почему я помог Русу… Он напоминает тебя в те дни, когда ты был Звёздным Пламенем, а не Кровавым Палачом. И я надеюсь, что Рус сумеет остаться таким, как есть. Не стать монстром, которого ненавидит и боится вся Вселенная, а остаться человеком — тем, кого интересуют не его личные обиды и гнев, а то, что важно и нужно тем, кто следует за ним. К сожалению, мой потомок не совсем таков, а мне, в отличии от тебя и прочих, важно не получить сиюминутную выгоду, а победа и польза в долгосрочной перспективе. Я очень надеюсь, что наш спор выиграю я, но твой потомок, сумев извлечь уроки из произошедшего, станет достойным лидером своего поколения. И для этого ему нужно оказаться в шкуре загнанного зверя и привести своих людей к победе и славе — хоть это сложно и противоречиво, но в этом, мои эгоистичные и кровожадные друзья, глубинный и важнейший смысл…


Глава 3


Мы бежали не останавливаясь ни на мгновение. Времени было мало, можно сказать, вообще не было. Враги могли очнуться в любой момент, а мы ещё даже дистанцию как следует не разорвали.

По плану Андрея, мы должны были, углубившись в самые глухие части Леса, встретиться в определённом месте с остальными людьми из его отряда. Там должны были разделиться на сто семьдесят три группы, провожатым в которых будут бойцы Андрея. По одному бойцу на отряд.

— Разделимся и двинемся мелкими группами вглубь леса. Мы хорошо знаем местность и опасные места, в конце концов, тут одна из наших баз, — пояснил он. — Нуменорцы же так себе ориентируются тут. Главное, успеть нарастить дистанцию и тогда у нас всё получится.

Лес был странный. Даже наш Лес Монстров на его фоне сильно терялся. У меня было странное чувство, что он… Живой, что ли? Чем больше я раскидывал своё восприятие, пытаясь его прочувствовать, тем сильнее становилась его реакция на меня. Высокие, могучие хвойные и лиственные великаны жили своей, отдельной жизнью, и возня мелких муравьишек их волновала слабо.

И от каждого дерева, от каждого куста, да что там кусты и деревья — от каждой травинки я чувствовал поток внимания. Не злого и не доброго, а какого-то отрешённого, холодного, оценивающего. Словно сам Лес оценивал меня — достоин ли я пребывать под его сенью или стоит вышвырнуть незваного гостя прочь. И почему-то я был уверен, что если он решит это сделать, то я ничего не сумею противопоставить этому странному существу.

— Рус, на тебя смотрит Лес, — аккуратно положил он руку мне на плечо.

Мы остановились на короткий привал. Даже не на привал — отдых тут никому не требовался. Просто, как раз, здесь нас ждали остальные бойцы из отряда Андрея. Полным ходом шло формирование групп, в которых мы двинемся дальше. В моей группе не оказалось никого, кроме меня. Андрей ясно дал понять, что у него ко мне в пути будет важный разговор. Да и двинемся мы самым опасным маршрутом, нарочито оставив чёткий след моего присутствия.

— В лесу есть места, где даже Князьям не пройти силой, если не знать секретов леса. Вот через такое место я тебя и поведу. Надеюсь, вся наша погоня там лишиться голов, — пояснил он.

— Что по поводу Леса? — спросил я. — Мне стоит по этому поводу волноваться?

— Лес не очень приветствует Князей. Каждый из вас несёт в себе слишком большую угрозу для его обитателей, а потому почти никого из вас он к себе не пускает. Но ты со мной, а я и мои люди, скажем так, дружны с ним.

— С кем?

— С самим Лесом. У него есть своё сознание, непривычное для нас и рассуждающее иными критериями. Потому он на тебя не нападёт, пока ты не станешь нарушать некоторых правил…

И тут до нас докатилась слабая ударная волна. Далеко позади нас, с той стороны, где раньше находилась крепость, от земли и до самих небес протянулись сотни, тысячи ветвистых, толстых молний, что били в какую-то одну точку. Земля под ногами дрогнула, окружающие нас деревья протестующе, гневно скрипнули, и на нас обрушилась мощная Воля, несущая в себе ярость и вопрос. Зачем? Почему?

Андрей быстрым движением выхватил маленький, словно сувенирный перочинный ножик. От рукояти до кончика лезвия он словно бы весь был вырезан из цельного куска древесины. По лезвию тянулись странные, слегка мерцающие изумрудные прожилки. От ножа отчётливо дохнуло силой, непонятной и чуждой мне. Жизнь, смерть, земля и ещё что-то причудливо переплетались, образуя странную смесь энергий. И лишь после того, как Андрей торопливым взмахом этого ножа рассёк себе ладонь и щедро, не скупясь, заставил Волей свою кровь оросить стылую землю вечернего леса, я разобрал, что это за сила.

В ноже была каким-то непонятным мне образом заключена частичка Воли и силы самого леса. Как это было сделано, зачем и каковы свойства этого странного артефакта, я разобрать не мог. Но точно понял, что он не годится для битвы, несмотря на то, с какой лёгкостью рассёк плоть могучего Лорда. А ведь оружие Среднего и ниже рангов было не способно на это.

— Хорошо бахнуло, — одобрительно заметил я Би Рёну. — Это что у вас там такого было?

— Да почти все, в чём содержится энергия, — грустно ответил китаец, вместе со мной и Ромкой наблюдая за странными манипуляциями нашего спасителя. — Артефакты, эликсиры с Духом, эриарды — всё, что накоплено за все эти годы непосильным трудом. А больше всего жалко, что второй раз такой рунный строй нам не установить — Инна с братом и отцом перешли на сторону Артура, а подобный шедевр без её личного участия никто повторить не сумеет.

— Неблагодарная малолетняя шлюха, — покачал я головой. — Ну ничего. Они не переживут этой Башни, гарантирую. Их головы будут в числе тех, что я заморожу и выставлю в своих покоях.

— Не слишком ли, шеф? — осторожно поинтересовался Рома. — В конце концов, они какое-то время помогали нам, даже после перехода в лагерь Артура.

— Нет, Рома, не слишком, — покачал я головой. — Знаешь, что я понял за время покорения Башни?

Парень отрицательно покачал головой. Он, Би Рён, камень и ещё несколько десятков человек с интересом ждали продолжения.

— Придя в неё, я хотел отбросить все эти дрязги на тему политики и прочей хуйни и сосредоточится на своём развитии, как мага. Но, сука, раз за разом, всё время, меня кидает из одной жопы в другую: мне мешали Судьи, меня ненавидели Хозяева Этажей, а одному из Хозяев, Мертольду, даже надрали жопу по моей просьбе, — усмехнулся я, вспомнив стоящего на коленях перед Авидайлом, раздавленного поражением могучего владыку. И, видя недоверие в глазах окружающих, я сформировал импульс Воли, разослав всем слушателям своё воспоминание о том дне.

— Так что, — дав присутствующим минуту на ускоренный просмотр обрывка моей памяти, заговорил я. — Достало. Достало лишь отвечать на удары. Надоело всё и всех прощать. Какого хера? Эти неблагодарные свиньи показали себя во всей красе. И Артур, и все те, кто встали на его сторону. Так что я обещаю — эту Башню не покинет ни один из Нуменорцев. Их пришло сюда около ста тысяч, верно? — обратился я к присутствующим. Как ни странно, первыми закивали Айсберг и Буря. Камень остался невозмутим, но я уже всё понял. — Назад не выйдет ни один. К сотому Этажу я вырежу весь Нуменор. И всех, кто примет его сторону. Мы зальём Башню кровью всех, кто будет стоять на нашем пути. Они посеяли раздор — так пусть же пожнут геноцид. И прежде, чем станете возражать мне, утверждая, что это перебор, советую ещё и это увидеть.

Теперь я напрягся всерьёз. Передать более чем трём тысячам человек разом, воспоминание о разговоре с Артуром, вернее, ту его часть, где он говорит о том, что намерен вырезать и обнулить всех присутствующих, было сложно. Будь я всё ещё Лордом, у меня бы абсолютно точно ничего не вышло бы — попросту не хватило гибкости и пластичности Воли. Но сейчас, став Князем, подобное перестало быть чем-то невозможным. Я ещё не освоил всех преимуществ своего нового ранга, но то, что это не единственная положительная перемена — совершенно точно. И я обязательно вникну во всё это.

— Они намеревались вырезать нас на корню. Не только Артур — все они, пришедшие штурмовать вашу крепость, пришли туда для того, что бы обнулить вас. Так что подумайте ещё раз, если намерены пытаться доказать мне мою неправоту.

Возражений я не услышал. Хорошо, ведь я намерен устроить настоящий хаос на десятом Этаже. Я не буду играть по правилам — я переверну к хуям доску, схвачу стул и въебу им по морде оппонента. Только так и никак иначе.

Тем временем Андрей, наконец, прекратив поливать землю своей кровью, подошёл к ближайшему из деревьев и, достав странный свёрток, положил его под корни. Миг, другой и корни, извиваясь, подхватили его и утащили к себе. Давящее чувство давления от леса исчезло, и я облегчённо выдохнул. Ну, раз к нам претензий нет, то, наверное, можно идти?

— Я так понимаю, лес был не в восторге от устроенного нами взрыва? — поинтересовался я.

— Ещё как, Рус. Но зато теперь, после моего дара он сделает всё, чтобы задержать наших врагов и помочь нам в продвижении. Отныне ни одна тварь и ни одна ловушка Леса нам не страшны, — с усталой улыбкой ответил Андрей. — Я теперь знаю его Имя.

— И как он представился? — поинтересовался я.

— Истинное его имя я не имею права раскрывать, — покачал он головой. — Но есть и второе, скажем так, псевдоним. Фанголфриан — называйте его так.

— Ладно, это всё прекрасно, но куда теперь? — поинтересовался я. — Бахнуло, конечно, знатно, но я уверен, выжившие уже идут по нашему следу. В принципе, если их немного, можно и ударить на встречу.

— Нет, Рус, — твёрдо возразил Андрей. — Слишком много сил вложено в эту операцию. Мы и так много импровизировали и пару раз прошлись по грани. Не будем рисковать — навоеваться с Нуменором мы ещё успеем, если ты твёрдо намерен этим заняться. А сейчас нужно уходить.

— Драпать так драпать, — пожал я плечами. — Не буду спорить.

Мне ещё многое предстоит узнать о том, каково положение дел на десятом Этаже. О том, кто здесь что из себя представляет, что даёт пребывание на этаже, какими навыками можно овладеть, кто с кем дружит и так далее. Пока я представления не имею о том, что да как, принимать скоропалительных решений не стоит.

Мы разделились на группы и двинулись в глубь леса, постепенно расходясь каждый по своему пути. Когда я с Андреем, наконец, остались вдвоём, я воздвиг барьер из Воли. Это была техника защиты от прослушивания, не более. Судя по всему разговор предстоит серьёзный и лишние уши нам ни к чему. И, хоть здесь и не было никого кто мог бы нас услышать, бережёного, как говориться, бог бережёт. Или Хунну, в нашем случае.

— Думаю, Андрюха, пора бы уже просветить меня насчёт того, что здесь происходит, — заметил я.

— С чего начать? — лаконично поинтересовался он.

— Ну например с того, что бы объяснить мне, как так вышло, что Би Рён и мои люди прозевали готовящуюся на них атаку, а вы, хоть и собирались помочь, но ни слова им об этом не сказали? — начал я. — Ведь вы заранее всё знали.

Заклятие огромной силы и невероятной сложности не создать с бухты-барахты. Для подобного нужно заранее подготовить местность — раз. Ведь когда нападающие взяли в кольцо крепость, наблюдателям со стороны нужно было расположиться на заранее заготовленных позициях. Дело в том, что в войнах тех, кто поднялся до ступени Лидера и выше, весьма важную роль играла Воля. А одно из преимуществ Системных Князей над Лордами — возможность объединять Волю многих тысяч людей воедино для того, что бы использовать её для разведки, защиты и атаки. Сильные Лорды тоже могли делать нечто подобное — если обладали талантом к использованию этой характеристики. Но до Князей им было очень далеко.

Поэтому Андрею и его людям для начала требовалось подготовить позиции для наблюдения так, что бы даже такое чудовище, как Артур, используя Волю целой армии, не сумел их засечь. И им это удалось. И это раз.

Два — само заклятие. Я никогда ничего подобного не видел и не слышал о том, что бы хоть кто-то где-то такое делал. Это было уже куда сложнее, чем наши единое атакующее заклятие. Проникнуть в разум тысяч, десятков тысяч магов, внушить им иллюзию, причём невероятно реалистичную, это уже что-то за пределами моих познаний. И ладно бы там были только те, кто ещё на стадии Смертных — Лидеры, Командиры, Генералы и Полководцы. Но нет, среди присутствующих были многие сотни Лордов, при чём весьма не слабых, я ощутил это своим восприятием. И как вишенка на торте — два Князя. Один, не знаю, кто это именно был, с аурой послабее моей, но всё равно довольно мощной. И второй из этих Князей — сам Артур, настоящий монстр от мира магии. Совершенная машина разрушительной магии и боевых искусств, что смял меня как тряпку в считанные секунды. Самого меня! Уже привыкшего к своей непобедимости! Прикончил как пса за десяток секунд. И даже такой, как он, оказался во власти этой иллюзии.

Такую магию без долгой и тщательной подготовки, в один момент, мог бы сотворить кто-то уровня Судей. В такое я могу поверить. Но будь у Андрея союзник такой силы, он просто прикончил всех нападающих. Это два.

Значит, на составление такого заклятия требовалось три вещи. Время, ресурсы и знание того, когда и где это заклятие понадобится. И это возможно лишь в одном случае. Если ты точно знаешь, где и когда случится сражение, в котором тебе подобная магия понадобиться.

— Не буду отпираться, я подозревал, что подобное случится, и потому заранее принял определённые меры, — ответил он. — И, как видишь, это спасло нас всех. Так что не за что, друг мой. Отношения Би Рёна и прочих твоих людей с остальным анклавом уже больше двух лет постепенно портились. А когда они окончательно отселились от Нуменора и обосновались здесь, я начал готовить план Б. В конце концов, этот лес — наша территория, и твои люди сумели здесь обосноваться в том числе и благодаря нашей помощи.

— А зачем они отселились от Нуменора? — поинтересовался я. — Это же очевидно, что никто подобное терпеть не стал.

— По совету Алёны, который дал ей я, — признался Андрей. — Ибо опасался подобного исхода. Наша ставка была на то, что Артур не станет выносить сор из избы и предложит какой-нибудь компромисс. Мы узнали от одного из людей Алёны, что застал тебя на девятом Этаже, что ты близко, и, вероятно, скоро перейдёшь на десятый. Расчёт был на то, что ты доберёшься сюда раньше, чем события примут ещё более серьёзный поворот, и сумеешь решить ситуацию. Твои заместители, Рус… Ничего не имею против них лично, скажу даже больше — они отличные товарищи, толковые боевые командиры и неплохие тактики, но вот вести дела там, где не нужно никого убивать, они не очень умеют. Мне известно о двадцати семи шпионах в ваших, и это только те, на кого я уверенно могу указать пальцем, а сколько же их на самом деле, даже я не знаю.

Мда. Эх, жалко, что Изольду не закинуло к нам в Башню. Вот чьи мозги им бы тут пригодились в моё отсутствие точно. Да что уж там — даже мне они бы пригодились. Но чего нет, того нет.

— Ладно, Андрюх, — вздохнул я. — Уверен, ты многое недоговариваешь, но не буду лезть с претензиями. Спасибо, что выручил нас. А теперь скажи, что ты рассчитываешь получить взамен? Уж прости, но в то, что ты заделался бессеребрянником, я не верю.

— Это почему? — слегка оскорблённо поинтересовался он.

— Потому что просто так ты мог бы попробовать выручить лично меня. Ну хуй с ним — ещё моё ближайшее окружение. Но не больше трёх тысяч человек, которые лягут обузой на твои плечи, ценой вражды с таким монстром, как Нуменор. Ты былой, тот, с кем я только пришёл в Гранд, ещё, может, и пошёл бы на такое без личной выгоды. Но годы, прожитые в мире, где царит закон джунглей, изменили не только меня. Я действительно тебе благодарен, поэтому не буду допытываться до того, как ты с Алёной догадались дать совет, что явно выбесил бы Артура, да и в остальное сильно лезть не буду. Но сейчас я хочу услышать ответ о твоих целях.

Очень хотелось бы добавить к этому требование подтвердить свой ответ Системной Клятвой, но я сдержался. Сейчас он мне нужнее, чем я ему, и я не хочу портить с ним отношения.

— Признаюсь, мной двигал в том числе и собственный расчёт, — заговорил Андрей спустя минуту тишины. — Но ты зря думаешь, что благодарность не при чём. Я помню как ты спас меня от разъярённой толпы в Гранде. Спас не меня одного, но и моих людей. Помню и то, что ты едва не прибил Карину, когда её любовник пытался меня похитить ради вознаграждения. Если бы не это, я бы, скорее всего, не пошёл на такой риск сегодня, напрямую вмешавшись в дела Артура. Всё же шансы сложить голову окончательно в этом противостоянии пока что куда выше, чем победить и тем более извлечь выгоду.

— Но не буду скрывать, есть у меня и корыстный расчёт, — продолжил он. — Я в курсе того, что Хозяева Этажей заключили некое соглашение, касающееся их потомков. И в связи с этим я уверен, что основные события и возможности возвыситься будут у тех, кто последует за фаворитами. К сожалению, я не отношусь к их числу. Я даже не потомок Судей, не говоря уж о Хозяевах. Но вот ты — другое дело. Ты единственный, с кем я знаком достаточно хорошо и кому могу доверять среди всех фаворитов. Так ты ещё и не просто фаворит, а фаворит самого Авидайла, номера один среди них. Хозяин сотого Этажа, за прохождение которого, насколько я знаю, светит самая большая награда, явно будет помогать своему прямому потомку. Так что я хочу, объединившись с тобой, пройти эту чёртову Башню, что бы на выходе из неё быть не прячущимся по лесам предводителем небольшой шайки бойцов, а кем-то большим. Я хочу выйти из Башни сильным мира сего, а не тварью дрожащей. И потому я делаю ставку на тебя, Руслан. Как и Алёна, кстати.

— Вы с ней спелись? — поинтересовался я, переваривая спич моего друга.

— Мы решили, что былые конфликты можно забыть ради общей цели и выгоды. Так что когда доберёмся до нашего убежища, предлагаю в узком кругу обсудить детально наши планы и цели.

* * *
Окровавленный Артур, переполненный настоящей яростью, стоял посреди выжженной, оплавленной дыры, оставшейся на месте крепости сторонников Руса. Рассудительный и спокойный в любых обстоятельствах Князь сейчас задыхался от бешенства.

Сперва его (его!) погрузили в омерзительную иллюзию, о которой он даже вспоминать не хотел. Затем, когда он всё же переборол её действие, их заманили в ловушку, которая своим подрывом забрала жизни трёх тысяч бойцов. Сам Артур с большим трудом, в последний миг сумел защититься, но даже так едва не лишился одной из семи жизней. А ведь достать их было весьма непросто и дорого даже ему, лидеру одного из сильнейших анклавов.

Ещё больше его злило то, что дорогущий доспех, выкованный для него на заказ из лучших материалов, добытых на Этаже не без помощи подсказок от предка, сейчас был в довольно плачевном состоянии. Из-за того, что Системный Князь запоздал с реакцией на детонацию крепости, по доспеху пришёлся удар огромной силы. Творение лучших оружейников на Этаже не подвело, достойно приняв на себя почти весь урон от вражеской атаки и выиграв для Артура семь драгоценных секунд, что он использовал на то, что бы сотворить сильнейшее из своих защитных заклятий — Воздушную Цитадель, влив в него почти половину объёма своего Духа. Вот только Артур находился в самом эпицентре рукотворного ада, и поэтому даже эти семь секунд сумели нанести существенный ущерб доспеху. Что грозило вылиться в дополнительные расходы на ремонт. Для него, главы Нуменора, это была пустячная сумма — но так и не в деньгах дело!

— Мы нашли следы противника, — доложил разгневанному Князю один из Лордов его свиты.

Большая часть пришедшего сюда воинства в момент подрыва лесной крепости находилась за её стенами, так что воинов под рукой у Артура всё ещё было более чем достаточно. И многие на его месте отдали бы приказ о преследовании — с их силами они в любом случае сумели бы перебить всех врагов до единого.

Но Артур именно потому и стал тем, кем является сейчас, что думал и поступал не так, как большинство.

— Похуй, — раздражённо бросил он. — Сворачиваемся и уходим отсюда. Сегодня мы проиграли.

Но проиграли мы лишь битву, Руслан, — подумал он. А вот войну мы выиграем точно. Чудеса случаются лишь раз, ублюдки. Своё чудо вы уже потратили.

* * *
— Умный, уродец, — недовольно заметил Авидайл. — Почуял, что впереди ждут проблемы. Надо же, какая редкость — лес воплотил Душу и уже на полпути к формированию Тела. Поздравляю, Бели, скоро у тебя будет весьма опасная зверушка.

— Спасибо, — сдержанно кивнул Покоритель Миров. — Мне понадобится от тебя кое-что, что бы ускорить этот процесс. Не одолжишь пару капель своей Истинной Крови?

Тела Трансцедентов обладали особыми возможностями и строением. В данном случае, упомянутая Бельсигардом Истинная Кровь являлась особым образом пропитанной жизненной силой, Волей и Законами Силы кровью Трансцедента, что несла в себе помимо чистой силы ещё и особые свойства. Бесполезная для людей и подавляющего большинства разумных в плане личного усиления, она несла огромнейшую пользу существам вроде этого Леса, что встали на путь самоосознания и развития.

— Я так понимаю, хочешь, что бы получившаяся в итоге тварь обладала моими Законами Магии Крови? — поинтересовался Авидайл. — Зачем тебе это? Готовишь оружие массового уничтожения в рамках ступени Бессмертных?

— Пусть мои замыслы пока останутся при мне, — улыбнулся он в ответ. — Скажу лишь, что взамен помогу Руслану и его товарищам с ресурсами в пределах моего Этажа. И мне нужна не сила Магии Крови, а частичка твоего Закона Пламени и Законов Астрала.

— Моя Истинная Кровь, тем более с таким наследием, стоит дороже любых ресурсов, что ты можешь предложить моему фавориту, — фыркнул Авидайл.

— И обучу его своей технике усиления при помощи Воли. Ты ведь знаешь, что она лучше твоей, — тут же добавил Император.

— Тогда и технике движения научи. Моей. Технику я дам.

— Шаг Сквозь Пламя? — поинтересовался Бельсигард. — Идёт. Даже с этим ему будет сложно не отставать от остальных фаворитов первой десятки. В конце концов, по законам Башни они все смогут взять ранг Системного Короля, тогда как он выше Князя не сумеет. Несправедливо даже как-то, — заметил он.

— Ранг далеко не всегда решает, кто сильнее. До открытия следующих Этажей ещё немало лет, так что они сейчас соприкоснутся с настоящим мастерством. А теперь за дело! — решительно заявил Кровавый Палач, задирая рукав.


Глава 4


Артур и его войска не кинулись нас преследовать. Честно сказать, я этому обстоятельству даже обрадовался. Не знаю, на какую помощь от леса рассчитывал Андрей, но я лично не был уверен, что её будет достаточно, что бы удержать подобного врага. Так что когда мы через час петляний вышли к небольшому посёлку, оборудованному человек на двести, я вздохнкл с облегчением.

— Добро пожаловать в посёлок Тайный, — с усмешкой сказал он. — Наша база, укрытая от чужих глаз. Цени, ты единственный из посторонних, кто её видел.

— Ценить эту честь мне предстоит недолго, — заметил я. — Скоро количество увидевших её будет измеряться тысячами. Но всё равно спасибо, дружище.

— Ну, ты это брось, — махнул рукой он. — И кстати — никакие тысячи её видеть не будут. Я полностью доверяю лишь троим людям в твоём старом окружении. Их и приведём сюда, остальных расположим в небольших лагерях по округе. Мы всё ещё не знаем всех шпионов Артура в рядах твоих бойцов, так что рисковать я не намерен. А не зная точного расположения, сюда никого привести не удастся. У этого леса своя, особая магия, так что за это можно не переживать.

— Очень сомневаюсь, что ты не предусмотрел возможности того, что крысы в наших рядах не постараются передать сообщения своим хозяевам, так что не понимаю твоей предосторожности, но ладно. Ты хозяин, тебе виднее.

— Ну, Рус, бережёного Бог бережёт. Уж ты-то должен это знать, — заметил он.

— Согласен, — вздохнул я. — Что-то я размяк, наверное. Ладно, где будем совет держать?

— Когда остальные соберутся, тогда и приступим. А пока пойдём ко мне, выпьем немного, расслабимся. Ты прав, я действительно предусмотрел всё, так что про Артура пока можно забыть. У каждого из моих бойцов есть артефакт, что глушит любую возможность передавать сообщения — хоть артефактами, хоть ещё как. А на месте каждого лагеря находится особый магический строй, предназначенный для принудительной привязки любого, кто его находиться, к лагерю. Так что даже реши шпики суициднуться и воскреснуть уже на базах Нуменора, что бы всё выдать, им это не удастся. Всё учтено.

Вот что мне всегда нравилось в Андрее, это его обстоятельность. И с годами это его качество лишь совершенствовалось. Наверное, именно поэтому он, человек, вообще-то, не наделённый никакими особыми талантами в плане магии и боевых искусств, сумел так высоко подняться. Он даже параноил качественно — не скупясь и исключая любую возможность подставиться. И это весьма разумно — ведь то, что он бросил вызов Нуменору, придя нам на выручку, говорило об авантюрной жилке бывшего химкинского интеллигента. Только вот даже к авантюрам он подходил, капитально подготовившись.

— Ну, тогда показывай, чем у вас тут кормят и поят. А то последние часы у меня сплошные драки и мордой, в которых больше меня избивают, чем я кого-то. Не помешает расслабиться.

Мы шагали по уютному, сейчас пустому поселению. Расположенное на довольно большой поляне, оно состояло из небольших, но изящных одноэтажных домиков. В домах не было ни стёкол, ни дверей. Видимо, живущие здесь люди доверяли друг-другу полностью. Присмотревшись, я заметил интересную деталь, что сперва не бросилась мне в глаза. А именно — сами дома.

Здесь не было каменных строений. Даже срубов или чего-то ещё в этом роде, что, по идее, сами собой напрашивались в лесном поселении. Каждый дом был буквально живым деревом, покрытым листвой, обладающим ветками и увитым лианами. От стен в землю уходили толстые корни, а сами строения были чуть бугристыми, покрытыми самой натуральной корой деревьями. На крышах, увитых густыми кронами, чирикали и порхали небольшие птички. Я невольно потянулся к ним Волей, слишком уж отвык видеть обычных, не ставших монстрами животных.

Исследовав несколько таких птах, я всё же понял, что существа не были обычными. У них не было привычной нам системы рангов, они были ближе к настоящим обитателям Астрала, но тем не менее, у них присутствовал своеобразный интеллект. В них чувствовалась странная, необычная для меня сила, не слишком большая у каждой по отдельности, но ведь и их здесь было тысячи, а не пара десятков.

Если честно, назвать этих существ монстрами у меня язык не поворачивался. Скорее, тут было уместно — волшебные животные. Не озлобленные и очеловечившиеся умом существа вроде Дарбазана и ему подобных, а персонажи из детских сказок. Маленькие создания, с разнообразной расцветки перьями, носились в воздухе над нашими головами, беззаботно чирикая и играясь. Красиво, мать его.

— Мы называем их колибри, — пояснил мне Андрей, от которого не укрылся мой интерес к этим существам. — Они поселились здесь как только у нас нормализовались отношения с этим Лесом. Он признал нас гостями и сам, за одну ночь, вырастил эти деревья-дома. А следом и птицы прилетели. Безобидные, но красивые существа. Мы любим любоваться ими, когда отдыхаем от дел. Ночью за ними особенно интересно смотреть — их перья светятся всеми цветами радуги, и зрелище незабываемое. Жрут, кстати, всё, что не дашь. Мы ради эксперимента недавно начали их кормить всем тем, что остаётся от разных растений с магической силой, так сказать, отходами производства — и заметили, что они от этого развиваются. Кстати, совсем небесполезные создания — именно благодаря этим пташкам мы узнали о том, что армия Артура уже в лесу и где именно они заняли позиции. Нуменорцы использовали неслабые артефакты скрытности, но пташек провести не сумели. В пределах леса они — наши глаза.

— Чем-то напоминает Мирный, — заметил я.

— Да, — кивнул мой друг. — Нам тоже. Будет жаль покидать это место, когда мы двинемся дальше. Оно успело стать нам домом.

Мы пришли к центральному домику поселения, единственному, что имел второй этаж. Пройдя внутрь вслед за Андреем, я оказался в некоем подобии прихожей. Ни полок под обувь, ни шкафов, лишь короткий коридор, ведущий во внутреннее помещение. За коридором оказалась что-то на подобии кухни. Стол, что представлял из себя квадратную, на удивление ровную столешницу и держался на растущей прямо из земли «ножке», был цельным деревом. В углу были какие-то самодельные каменные полки, не вбитые, а словно бы врощенные в саму деревянную стену. Чуть поодаль был люк подвала или погреба, выплавленный из металла и украшенный незнакомыми мне узорами. Ближе к противоположному краю помещения прямо в потолке было отверстие не больше люка канализации, ведущее прямиком наверх. Никаких лестниц — но они и не были нужны магам. Даже самый слабый из обитателей Башни одним прыжком оказался бы на втором этаже.

— Знаю, выглядит не очень, но поверь, здесь довольно уютно, если привыкнуть. Садись, сейчас что-нибудь соображу поесть и выпить, — махнул рукой Андрей.

По вокруг стола стояло десяток металлических стульев с высокими спинками. Пока Андрей что доставал из сундуков, служивших ему, по видимому, холодильниками, я сел и, наконец, впервые за этот день расслабился. Вскоре на столе оказались нехитрые закуски из копчёного мяса и мягкий, белый хлеб. Андрей разлил по бокалам лёгкое и, судя по запаху, фруктовое вино. Пригубив, я убедился в своём предположении, отметив про себя, что напиток на удивление хорош. Такого я давно не пробовал.

— Начнём, наверное, по порядку, — заговорил Андрей спустя минут пять, когда мы слегка утолили первый голод. — Артур, насколько мне известно, прямой потомок Мертольда Шёпота Ветра, Хозяина первого Этажа. И он, насколько мне известно, сторонник некоего Бельсигарда Покорителя Миров, у которого вражда с твоим предком.

— Всё несколько сложнее, Андрюх, — покачал я головой.

Затем я подробно рассказал ему о раскладах в противостоянии Хозяев Этажей. Не забыл так же упомянуть и встречу с самим Императором. Разумеется, говорил я не обо всём, решив скрыть подробности насчёт моего Аватара и того, с чем конкретно мне помог Хозяин десятого Этажа. Андрей, несомненно уловил это, но лезть с уточняющими вопросами не стал.

— Значит, вот оно как… Что ж, Хозяин десятого Этажа не видит в тебе врага, а это один из важнейших моментов. Это сильно облегчает нам дело, задумчиво протянул Андрей.

— Слушай, а как тут обстоят дела между фаворитами различных фракций Хозяев Этажей? Ну, например, если фаворит Бельсигарда и кого-то из его противников в одном анклаве? — поинтересовался я.

— На удивление, чаще всего абсолютно нормально. Тут ведь какое дело, Рус… Никто не требует от них враждовать и грызть друг другу глотки. Зачёт, как я понял, идёт по личным достижениям, так что большинство просто плюнуло на эти пляски с бубном. Есть, конечно, и те, что прям отделились ото всех, собирают вокруг себя сторонников и так далее, собираясь любой ценой долбиться лбом о стену ради какого-то там спора Трансцедентов, но большинству, в целом, плевать. Что там между собой высшие существа решают — не нашего ума дело, так считает большинство. И играть роль послушных игрушек, что рискуют головой ради развлечения Хозяев, никто не хочет. Жизней в Башне, конечно, у каждого больше одной, но возможность обнулиться тоже не маленькая. Все понимают, что если начнётся деление на два враждующих лагеря, большой войны не избежать. А этого, как ты понимаешь, большинство не желает. Так что в этом плане Артур своей открытой враждебностью меня весьма удивил. Наверное, всё дело в том, что Авидайл устроил показательную порку Мертольду.

— Как знал тогда, что зря с этим гавнюком связываюсь, — поморщился я. — Артур мне уже сказал, что он его потомок. И честно говоря, они друг друга стоят, два самовлюблённых мудака. Ну да ладно. Всё равно картина того, как этот ублюдок стоит на коленях меня весьма порадовала. Даст Хунну, я и Артура заставлю на них постоять.

— Как неуважительно, юноша, — раздался чуть насмешливый голос от входа в помещение. — Я, конечно, понимаю, что у вас с Мертольдом и его потомком личный конфликт, но не стоит так отзываться о том, кто в первой сотне самых сильных магов нашей расы.

Мы подскочили, резко оборачиваясь и вскидывая оружие. В нескольких шагах стоял невысокий мужчина в золотом плаще поверх костюма-тройки. Как и в прошлую нашу встречу, он появился абсолютно внезапно и не излучал никакой энергии. Андрей, помянув чью-то мать, немедленно вскинул руку, сплетая атаку. Пол под нашими ногами слегка загудел, и я почувствовал, как в посёлке начинают развёртываться могучие защитные заклятия и магические массивы. Воздух буквально загудел от разлитой в нём мощи, могущество защитных систем посёлка на порядки превосходило увиденное мной в лесной крепости.

Однако всё кончилось, даже не начавшись. С укоризной взглянув на Андрея, незваный гость вздохнул, и вся мощь, от которой гудело пространство, попросту развеялась, будто бы ничего и не происходило. Заклинание на основе света, что успел сплести Андрей, мигнув, словно барахлящая лампа дневного света, исчезло. Мой приятель ошарашенно взглянул на собственную руку, затем поднял растерянный взгляд на гостя.

— Добрый вечер, Ваше Императорское Величество Покоритель Миров, — склонил я голову. — Простите моего друга — ваш визит для нас оказался большой неожиданностью. Чем двое скромных Бессмертных могут Вам помочь?

Андрей, услышав, кто перед нами, тоже склонился в поклоне.

— Простите мою грубость, Ваше Величество, — справившись с эмоциями, заговорил он. — Для меня большая честь приветствовать вас в этом скромном жилище. Чем могу служить?

Бельсигард лишь хмыкнул на наши слова.

— Довольно кланяться. Не люблю показного почтения, — сообщил он. — Позволите присесть за ваш стол? У меня есть к вам разговор.

— Конечно, Ваше Величество, — ответил Андрей на правах хозяина дома. — Прошу, присаживайтесь.

Усадив Императора во главе стола, Андрей усилием Воли заставил вылететь из-под отодвинувшейся плиты, закрывающей проход в подпол, небольшую тыквенную фляжку-горлянку. Вынув пробку, он налил в кубок чуть светящуюся янтарную жидкость, от которой так и веяло Духом, различными магическими ресурсами и дороговизной.

— Увы, этот напиток — лучшее, что я могу предложить столь важному гостю. Надеюсь, он вас не разочарует.

— Весьма недурно, — пригубив, заключил Бельсигард. — Но право же, не стоит так хлопотать вокруг меня. Садитесь, Андрей, вам будет интересно меня послушать. Думаю, самое подходящее определение ситуации — вы сорвали джек-пот. Неплохое выражение, кстати. Мне весьма нравятся некоторые фразы вашего мира. Ёмкие, наполненные смыслом…

Перебивать столь важную персону мы, разумеется, не рискнули. Поэтому мы сидели как два болванчика, периодически кивали и поддакивали. Бельсигард же, явно наслаждаясь происходящим, всё рассуждал и рассуждал на отвлечённые темы. Сперва о поговорках и расхожих выражениях разных народов, затем о поп-культуре конца двадцатого и начала двадцать первого веков, потом перешёл к литературе… В конце концов, когда речь зашла об одежде, я не выдержал:

— Да простит меня владыка Покоритель Миров, но позволено ли мне поинтересоваться целью вашего визита?

— Позволено.

Повисла недолгая пауза.

— Ну давай, интересуйся, — с усмешкой предложил он.

Чего-то он довольный слишком сильно. Троллит, поддразнивает, лыбиться, как кот, сметаны обожравшийся…

— Владыка, простите за грубость, — сдержанно сказал я. — Но и вы войдите в наше положение — у нас вот-вот начнётся большая война, и скоро здесь будет совещание по этому поводу. Наши товарищи уже идут сюда, а нам с Андреем требовалось обсудить кое-что наедине. Ни в коем случае не пытаюсь сказать, что меня тяготит ваше присутствие, и я всё так же благодарен за оказанную вами помощь, но всё же, не могли бы вы перейти к делу?

— Что ж, справедливое замечание, — хохотнул он. Ну точно чем-то очень доволен. — Ладно, к делу так к делу.

Император взмахнул рукой, и стол превратился в самую настоящую карту. Причем в формате 3D, с красивыми лесами, реками и даже парой городов. Всё выглядело как живое. Прекрасная иллюзия.

— Это мой первый подарок, — сказал он. — Больше бонусный. Лес в центре это Фанголфриан. А остальное это его окрестности в районе ближайших трёх тысяч километров. Поиграетесь с настройками и масштабированием позже. Не буду рассказывать о всех её возможностях. Пусть будет тестом ваших способностей к самостоятельному познанию сути артефактов и постоянных чар. Может, научитесь чему, а то пока уж очень корявыми поделками пользуетесь. Перейдём ко второму дару.

Карта начала масштабироваться в районе расположенной на небольшом отдалении от нашего леса одинокой горе. Постепенно вся карта исчезла, сменившись изображением горы и её ближайших окрестностей.

— Здесь, в этой горе, находится практически бесценное сокровище. Через эту пещеру, — ткнул пальцем наш неожиданный благодетель. — Вы сможете попасть к небольшому озеру, расположенному в самом сердце горы. Жидкость в этом водоеме зовётся «Водой Духовного Начала». Используя её, можно, при правильной подготовке, войти в состояние Прозрения. В этом состоянии вы сумеете повысить связь со своей основной стихией, глубже познать её. Так же вода служит основным ингредиентом для изготовления мощнейших очищающих эликсиров. Все эти годы вы беззастенчиво пользовались как эликсирами и прочим, так и артефактной магией, да и в целом впитали немало дряни в свою энергетику. Эликсиры очищения нужны для очистки энергетического тела. Особенно это касается тебя, Руслан, — обратился он ко мне. — Ты не брезгаешь поглощать энергию напрямую из артефактов, плюс не раз получал травмы энергетики. Тебе давно заняться самоочисткой. Третье её применение — медитировать с энергией примерно в двадцать раз эффективнее в районе этого озерца. Так что рекомендую взять это место под контроль, ведь скоро большинство осознает, что для того, что бы двигаться дальше, необходимо очищать энергетику.

— Третий дар, — махнул он. Теперь нам предстало болото, простирающееся на многие десятки километров. — Это болото уже давно обследовано сотнями искателей. И на нём добывают немало ресурсов различные небольшие группы. Но у этих топей есть секрет, неизвестный никому. В самом их центре располагается вход в микромир. Отдельное подпространство Этажа, где тоже располагается болото. В разы большее, чем эти топи, оно невероятно опасно. Там обитает множество чудовищ, причём не только изуродованных астралом, но и его исконных обитателей. Скажу больше, там есть даже несколько Астральных Князей, каждый из которых обладает своей территорией и слугами. Но при всём при этом — это место бездонная кладезь полезных ресурсов. Во первых, у Астральных Князей, как вы понимаете, найдётся немало ценного. Во вторых, там растут Кровавые Ягоды — основной компонент для зелий, используемых в химерологии. Там этих ягод неисчислимое количество. Второй плюс — вы можете выпаривать Чёрное Железо прямо на болотах. Так же на болотах хватает всякой агрессивной фауны, часть из которой можно приручить, огромное количество разных полезных растений и куча ещё всего.

— Четвёртый мой дар, — вновь переместилась карта. На этот раз указанная территория находилась неподалёку от нашего леса. — Пока никем не обнаруженное месторождение гизолитовой руды. Думаю, не нужно объяснять её ценность?

— Нет, Ваше Величество, — наклонил голову изумлённый Андрей. И пояснил специально для меня. — Самое лучшее оружие изготавливается из сплава гизолита, чёрного железа и, лунного серебра и освирда. Это в идеале. Сплав этих четырёх металлов труден в изготовлении, ещё труднее из него делать оружие. Лишь у самых богатых Князей есть подобное. У Артура, например, только меч из него. Ну, действительно богатые и высокопоставленные Лорды владеют артефактами типа колец, серёжек и кулонов, что тоже неплохо помогают с магией, но оружие, конечно, в разы ценнее. Сплава так мало, что для изготовления доспехов он не используется. Такое оружие ценно тем, что усиливает связь с нужными владельцу стихиями и аспектами, позволяя тоньше и эффективнее манипулировать стихиями, энергией и заклятиями. Так что обладание двумя из четырёх необходимых металлов гарантирует нам огромные выгоды и возможность обзавестись подобным оружием. Да, не в огромных количествах, ведь остальные два металла тоже очень редки, но тем не менее, из гизолита делают детали к сложным артефактным системам в крепостях, так как он лучше остальных металлов сохраняет в себе Дух и является лучшим его проводником. Из сплавов на основе чёрного железа куются лучшие доспехи. В общем, дело очень, очень выгодное.

— А ты хорошо осведомлён в этом вопросе, — заметил я.

— Конечно, он осведомлён, — усмехнулся наш гость. — В конце концов, наш хлебосольный хозяин является в первую очередь отличным интриганом и удачливым дельцом. По моим наблюдениям, его организация в первой тридцатке по состоятельности. И это при том, что ни Системного Князя в своих рядах, ни сколь-либо значительного собственного войска у него нет. Не обладая ничем, он многого достиг. И объединился с тобой, потому что понял, что это — его потолок. Ему не достаёт некоторых качеств и личных талантов, что бы стать кем-то большим самому по себе. Не правда ли, дитя? — посмотрел он на слегка вздрогнувшего Андрея. — Скажу так, Андрей. Ты действительно сделал не худшую ставку в той игре, что сейчас начинается. Как для тебя — лучшую. Ибо для любого другого старшего фаворита ты был бы не более чем просто полезный слуга.

— А зачем вы нам помогаете, ваше величество? — решился поинтересоваться я. — Я ведь в противоположном вам лагере.

— Потому, что большие игры в политике идут одновременно на многих уровнях, Руслан, — взглянул он мне прямо в глаза. — И на этом уровне, в данных обстоятельствах, мне выгодно, что бы ты стал сильнее. Вот и всё. К тому же, я сделал это вовсе не бесплатно. Возможный вред моему фавориту от того, что я помог в твоём возвышении, в ваших возможных будущих столкновениях компенсируется той платой, что предоставил мне Авидайл. На этом пока всё. Даю тебе три часа на то, что бы обсудить ближайшие дела с твоими соратниками. Сразу после этого придёшь ко мне на тренировку.

В моей голове само собой появилось знание, куда надо будет прибыть. Бельсигард же исчез, оставив меня и Андрея в задумчивости рассматривать карту и думать каждый о своём. Игры Хозяев, будь они прокляты.


Глава 5


— Привет, Рус, — поздоровалась Алёна. — Рада тебя видеть. Как добрались?

— Вашими молитвами — спокойно, — кивнул я ей.

За то время, что у нас было до прихода остальных, Андрей сумел донести до меня реалии жизни на десятом Этаже. В том числе и все политические расклады, во всяком случае те, что были известны ему самому.

Все, кто должен был уже сюда добраться, были на месте. Би Рён, Рома, Макс, Камень, Айсберг, Буря, Алёна я и Андрей. Весь кружок тех, кто имел право говорить от лица своих групп и принимать решения. И все с интересом глядели на оставленную нам Бельсигардом карту, в которой я и Андрюха битый час безуспешно пытались разобраться. Всё, что мы сумели понять, это как на ней масштабировать. Удобная штука, надо сказать. Оставляющая далеко позади любые технологии двадцать первого столетия.

— Надо сказать, приятно удивлена твоим уровнем развития. Это даёт определённые надежды для всех нас, — продолжила Алена. — Но, предлагаю не терять время. Мне скоро возвращаться обратно в Джадду, если вам, конечно, всё ещё нужна разведка. Так что, давайте обсудим планы на ближайшее время.

— В первую очередь ты должна выйти на контакт с Хельгой, — распорядился я. — Мне нужно встретиться с ней. Наведи мосты, прошу тебя.

Присутствующие странно переглянулись, словно не решаясь мне что-то сказать. Что за нахуй?

— Я чего-то не понимаю, видимо? Вернее, чего-то не знаю? — подозрительно поинтересовался я. — С ней всё в порядке? Только не говорите, что с ней что-то случилось. Я…

— Понимаешь, Рус, — осторожно заговорил Рома. — Пока тебя не было, успели произойти… Некоторые перемены, скажем так, технического характера. Дело в том, что… — замялся парень, тушуясь под моим взглядом.

— Какого, нахуй, ещё технического характера?! — прорычал я.

— У неё новый мужик, вот какого, — спокойно заметила Алёна. — Адриан Сфорца, один из руководителей Евросоюза, второго по мощи анклава человечества. И если честно, у тебя не было шансов, так что не горюй.

Новость была оглушающая. Хотелось обвинить окружающих во лжи, вскочить на ноги и дать волю поднявшейся во мне ярости. Призвать всю мощь пламени и молний и оставить на десятки километров вокруг выжженную пустошь. Дать по роже отводящим глаза Роме и Би Рёну, втоптать в землю Алёну, так равнодушно бросившую мне эти слова… Очень, очень хотелось. Но я сдержал себя. Даже Волю удержал в узде. Я не инфантильный сопляк, что из-за своих обид устраивает истерики.

— Давно? — поинтересовался я ровным тоном.

— Уже год точно. Сперва всё ждала, пока ты поднимешься, но тебя всё не было, а она очень видная дама, сам знаешь. А два с половиной года назад Уния начала активно сотрудничать с Евросоюзом, на почве изучения лечебной алхимии. Навыки Хельги и Сфорца отлично сочетаются, и самая элитная алхимия из всего имеющегося сейчас. Особенно исцеляющие и помогающие в развитии. Насколько я знаю, сперва она его отшивала, но, постепенно, рыжая красавица сдала ключик от своей крепости в его руки. Посмотри мне в глаза, Руслан, и скажи, что это тебя не остановит! — перегнувшись через стол, Алёна вцепилась в мой подбородок, заставляя посмотреть ей прямо в глаза. — Скажи тоже, что и сказал в тот день, когда убил ради своей власти Володю и весь Совет! Скажи, что ты пойдёшь на всё ради нашей цели! Что не будешь делать глупостей! Что общее для тебя выше личного! Не заставляй меня жалеть, что я пошла за тобой! Скажи же, Мясник, не молчи!

Действительно, чего это я? Она права. Пусть мне будет больно, пусть тяжело, пусть я буду выть и рычать от чувства потери, но я не собьюсь со своего пути. Я не помчусь в Унию в попытке прикончить конкурента, не буду искать встреч с Рыжей, не буду делать глупостей. Тут тысячи людей, которые несмотря ни на что, из-за веры в меня рискнули и до сих пор рискуют всем, что у них есть. Пусть и рассчитывая возвыситься вместе со мной, но что с того? Даже это невероятно много. Куда больше, на самом-то деле, чем я заслуживаю.

— Да, — твёрдо ответил я, глядя ей прямо в глаза. — Общее — превыше личного. Эта новость ни на что не повлияет. Но, — отшвырнул я её руку. — Никогда не смей больше хватать меня за лицо! Ясно?

— Да, — удовлетворённо опустилась девушка на своё место. — Вот теперь я вижу старого доброго Мясника. Таким ты мне больше нравишься, за таким я готова идти. Не забывай, пожалуйста, — мы в Башне, полной монстров, готовых на всё ради Возвышения. И раз ты лидер одной из стай этих монстров — соответствуй!

— Хорошо, с Рыжей облом, — подытожил я, проигнорировав её последние слова. — Тогда займись поиском недовольных Нуменором, Унией и любыми иными анклавами из Чёртовой Дюжины. Всех обиженных, несогласных и прочих, что не в состоянии сами дать отпор сильнейшим анклавам на Этаже. Не ищи пока крупные анклавы, первого и второго ранга. Да и вообще, в первую очередь сосредоточься на одиночках и мелких группах. Недовольных конкретно Нуменором, сильно недовольных, мы будем привечать. Вербуй их в наши ряды, люди Андрея будут встречать всех новичков в Джадде и дальше сопровождать в один из наших лагерей.

— С недовольными Нуменором всё понятно, — заметила Алёна. — Но зачем остальные?

— Затем, что я не намерен играть по правилам, что нам навязывают Хунну, Хозяева и лидеры Чёртовой Дюжины. Мы сыграем по моим правилам, и в этой игре все, кто не с нами — против нас. Не будет союзников, не будет хэппи-эндов, не будет честных схваток. Так что набирай нам новичков, распускай слухи, устраивай информационную войну — в общем, делай то, что умеешь лучше всего. И не беспокойся насчёт ресурсов. Так вышло, что у нас их вскоре будет более чем достаточно. И повторю, собирай любую информации о тех, кто обижен Чёртовой Дюжиной. Пока нам это не особенно нужно, но со временем пригодится. Кстати, да! Вопрос к моральному качеству тех, кого ты найдёшь, у меня нет. Воры, убийцы, насильники, да кто угодно, нам все подойдут.

— Хорошо, — кивнула она. — Найти недовольных, у которых Нуменор отнял что-то, не проблема.

— Би Рён, — посмотрел я на своего командующего. — Через неделю ты возьмёшь с собой тысячу бойцов и отправишься в эти болота. В его центре, вот здесь, — приблизил я карту, указывая местонахождение скрытого подпространства. — Находится переход в отдельное измерение. Твоя задача тайно проникнуть на место. Не знаю, как ты этого добьешься, дело твоё, но через тридцать дней после выхода центр этих топей должен быть под твоим контролем целиком и полностью. Внутрь не соваться, разбить лагерь. Утечка информации недопустима. Любой ценой, Би. Чего бы то ни стоило. Помимо захвата местности ты должен организовать несколько маршрутов через всю топь, для дальнейшей переброски к вам войск. Справишься?

— Если ты позволишь мне самому набирать экспедиционный корпус, то да. И желательно отправить со мной ещё хотя бы двоих Системных Лордов, — ответил спокойный, как удав, китаец.

— С тобой пойдут Айсберг и Буря, — заговорил Андрей. — Лидером экспедиции будешь ты, так что твои приказы никто оспаривать не будет. Я ведь правильно понимаю, что от них потребуется помогать тебе с созданием постоянных массивов?

— Да, — коротко кивнул он.

— Вы, должно быть, и сами понимаете, что среди нас полно шпионов Артура. Некоторые из них уже известны, спасибо нашим друзьям, — кивнул я на Андрея. — О некоторых мы пока знать не знаем. Поэтому ваша задача, — взглянул я вновь на Би, Рому и Макса. — Это провести всех через Системную Клятву, что бы убедиться в том, что они не работают на кого-то со стороны. Эта задача ясна?

— Будет как-то грубо требовать от тех, кто доверился нам, таких подтверждений, — заметил Макс.

— Так поясните им, зачем это делается, в конце концов! — требовательно взглянул я на него. — Мы не в детские игры играем, от этого наши жизни зависят. И всех отказавшихся нам придётся обнулить. Вы что, ещё не поняли, что у нас попросту нет иного выхода? Вам было мало того, что случилось сегодня с вашей крепостью? Какое нахрен «грубо»? У нас война!

На это возразить им было нечего.

— Мы скоро буквально озолотимся, так что о ресурсах, экипировке и прочем можете не переживать, — добавил Андрей. — Алёна, я выделю тебе средства в виде баллов. Так же через моих людей дай мне знать, если понадобится что-то конкретное. Это же относится и к вам, — обратился он к моим замам. — Почти всё ваше имущество осталось в крепости…

В дальнейшем обсуждении планов я уже почти не участвовал. Начались обсуждения имеющихся в наличии ресурсов, планы закладки постоянных укреплений и возведения защитных сооружений в лесу. От концепции больших крепостей было решено отказаться, ибо они были попросту бессмысленны в лесном массиве. Вместо этого мы решили создать сеть небольших укреплённых лагерей, защищённых магией, с центром в Тайном. В случае опасности мы сделаем ставку на то, что густо натыкаем магических куполов, защит, ловушек и разного рода боевых Высших Заклятий постоянного действия, что будут управляться из каждого лагеря. Время нас не поджимало — едва ли Артур полезет в глубины леса без крайней необходимости, ибо нашей лучшей защитой служили сами непроходимые чащи Финголфриана. Лес был огромен, и нас в нём, для начала, требовалось найти. Плюс лишиться в нём головы было просто даже Лорду. Да и не сможет пока Нуменор мобилизовать все силы для борьбы с нами, ибо такая махина, как анклав из Чёртовой Дюжины обладает многочисленными владениями, которые нужно защищать. И если бросить все силы на нас, то остальные крупные игроки не упустят шанса отщипнуть от богатств занятого своей вознёй Нуменора кусочек. В общем, бросив все наличные силы на наши поиски разом, они больше потеряют, чем приобретут, даже если сумеют задавить нас. А те войска, что они могли бросить на нас, не ослабляя остальных направлений, были совершенно недостаточны, что бы переть напролом через враждебно расположенный волшебный лес, в котором не пойми где засел целый Князь с более чем тремя тысячами бойцов. Если устроить партизанщину на своей территории, мы имеем все шансы разгромить их.

Как бы я сам действовал на месте Артура? Создал укреплённый лагерь, который превратил бы в полноценную крепость, неподалёку от леса. Раскидал бы секреты и наблюдательные группы, снабжённые артефактами связи, вдоль всей территории леса. Потратился бы на наёмников, которых и слал бы в леса с целью разведать что тут есть. Посредством этих самых наёмников составил бы полноценную карту Финголфриана, на которой будут помечены все опасности леса. Вычислил бы хотя бы примерные варианты того, где может находиться наш лагерь. А затем, усилив наёмниками свои войска, двинулся бы в генеральное наступление. И скорее всего, именно так он и поступит. Артур не глупее меня, это я знаю точно.

Ему некуда спешить. Он ведь не знает, что Бельсигард даровал нам сведения о редких ресурсах, посредством которых мы сумеем набрать достаточно сил, что бы тягаться с ним. Так что сейчас он считает, что время работает на него. Ведь с каждым днём Нуменор становится всё могущественнее, а мы, по его оценке, должны в лучшем случае крайне медленно прогрессировать, лишённые источников ресурсов и возможности набирать людей. Самое разумное, что мы можем сделать — попытаться затеряться на просторах Этажа, покинув лес. И именно такого исхода он будет опасаться больше всего, ведь на почти бесконечных просторах десятого Этажа, что до сих пор не был до конца исследован, пропасть из его поля зрения хоть и сложно, но возможно.

Поэтому, думаю, основные усилия разведки Нуменора будут брошены на то, что бы не допустить этого. Они оцепят лес, активизируют или создадут с нуля шпионские сети во всех городах, куда сумеют дотянуться, назначат награды за любую достоверную информацию о нас и так далее. Конечно, рано или поздно Артур сумеет узнать, что у нас есть источники финансов и ресурсов. Поймёт, что мы тоже набрали силу, и что затягивать невыгодно как раз для него. И тогда грядёт битва за лес. Я не обманывал себя — в случае, если Нуменор почувствует, что дело выходит из под их контроля, они бросят всю мощь в атаку. И если придётся, выжгут сам Фанголфриан до основания, не жалея ни сил, ни ресурсов, ни жизней бойцов. У меня есть, при самом лучшем раскладе, год. Год, в течении которого он разведает лес со всеми его угрозами, вычислит, куда стоит бить и поймёт, что мы стали для него слишком опасны. И за это время я должен стать достаточно силён, что бы иметь возможность одолеть его в бою. Собрать минимум тысяч двадцать обученных и экипированных бойцов, с которыми не скупясь поделюсь своими познаниями в магии. Возвести неприступную крепость в лесу, обзавестись доспехами и оружием, и всё это — старательно водя за нос его разведку. Очень, очень сложная задача, но если к моменту нашей битвы мне это удастся и мы выиграем бой, то война перейдёт в следующую стадию. Тут уже мы пойдём в наступление, выжигая их опорные пункты, захватывая стратегически важные точки и отнимаю либо уничтожая точки и области, где они добывают ресурсы.

Но для того, что бы иметь возможность всё это сделать, мы должны внушить врагу мысль о своей беспомощности. Мы должны стать тише воды и ниже травы. Обозначать своими действиями, что хотим прорваться из леса и сбежать. Должны имитировать попытки найти место, где осядем. Пытаться показать, что ищем покровителей, что прикроют от Нуменора. И самое главное, не перестараться с этим, что бы эти попытки не выглядело нарочито. Тонкая битва умов, в которой у нас есть огромное преимущество — враги исходят из неверных предпосылок о наших возможностях. Самое главное, что мы должны сохранить в секрете — информацию, которой с нами поделился Покоритель Миров. Ибо стоит прознать об этом Нуменору, и они поймут, что мы задумали. И тогда ни о какой борьбе речи идти не будет — нас уничтожат, ни считаясь с потерями. А ведь тогда придётся менять план. Нельзя отправлять тысячу бойцов с Би Рёном в топи. Вернее, можно, но тогда это нужно сделать прямо сегодня, как можно более удалённым от того края леса, откуда мы пришли, маршрутом. Иначе, когда Артур организует полноценно наблюдение, их сходу засекут. И тогда в лучшем случае их всех перебьют, а в худшем — отследят, куда и зачем они идут. И тогда всё, нам конец.

— Би Рён, — обратился я к своему верному заместителю, дождавшись паузы в обсуждении. — Тебе придётся выйти в поход прямо сегодня. Понятно, что тысячу бойцов ты взять не успеешь, так что набери сотни две-три тех, кому доверяешь, проверь клятвой и иди с ними. И задача тоже изменилась. Не нужно создавать лагеря и прочего с нашей стороны портала. Теперь твоя цель проникнуть внутрь, в отдельное измерение, разбить лагерь и заняться разведкой местности. Без геройств, максимально осторожно. Задача сложная, но…

Внезапно я ощутил посредством своей Воли приближение знакомой ауры. К нам стремительно приближалась Каори, о которой я, признаться, в суматохе свалившихся на меня событий, слегка позабыл. Почувствовали её и остальные, заметно напрягшись.

— Руслан-сама, — с лёгким поклоном вошла она. — Прошу простить мне мою грубость уважаемых хозяев, — кивнула она остальным. — Не хочу сидеть в неизвестности. Устала. Я в общих чертах поняла ситуацию, в которой мы оказались, и думаю, что имею право если не голоса, то хотя бы услышать, что вы намерены делать.

— Прости, Каори, — с лёгким раскаянием ответил я. — Я забыл о тебе во всей этой суматохе. К сожалению, я не могу дать тебе того, что обещал. Нет больше могучего анклава…

— Ничего страшного, господин, — твёрдо перебила она. — У меня лишь одна просьба — помогите с поисками брата. Думаю, это даже сейчас в ваших силах.

— Ты же понимаешь, что если ты уйдёшь и присоединишься к любому другому анклаву, тебе не откажут в помощи? — поинтересовался я.

Вообще, такую, как она, с радостью принял бы любой анклав из Дюжины. Да они бы в очередь встали за неё, суля что угодно, не то, что поиск её братца. Сила девушки была весьма внушительна, по моим ощущениям, она была значительно могущественнее даже Би Рёна, являвшегося сильнейшим среди моих соратников.

— Не равняйте меня с Хасаном, Руслан-сама! — гордо вскинула голову девушка. — Я уже приняла решение, выбрав вас своим лидером, и не отступлюсь от этого!

— Вообще-то по части разведки, поиска информации и прочего, я не уступаю в возможностях никому из Тринадцати, — заметила Алёна. — Возможно, даже превосхожу некоторых из них. В конце концов, сильных воинов или огромных запасов ресурсов у меня нет, потому мы живём именно шпионажем и разведкой. Так что я могла бы поискать твоего родственника.

— Премного благодарна, — поклонилась Каори и мгновенно сформировала Волей образ брата, и, вложив в него всю имеющуюся информацию, отправила его Алёне.

— Хорошо, я займусь этим. Думаю, мне пора идти, пока суматоха вокруг леса не улеглась. Есть ли что-то ещё, что мне необходимо знать? — поинтересовалась лидер Гранда, вставая.

— Нет, в принципе. Самое главное мы решили. Да и собрание по большому счёту можно считать законченным. Би, берёшь несколько сотен бойцов, Айсберга и Бурю, набираете все, что может вам понадобиться и сегодня же двигаете в болота. Рома и Макс с местными займутся чисткой наших рядов, Алёна свои задачи тоже знает. Андрюха, ты пока разберись с планировкой наших укреплений. Лес вы знаете лучше моего. А я пойду займусь безотлагательным делом.

— Каким? — поинтересовался Макс.

— Тренировками. Каори, за мной.


Глава 6


Артур Буранов.

— Итак, что мы имеем спустя две недели? — спокойно поинтересовался глава Нуменора, обводя присутствующих взглядом.

Здесь и сейчас присутствовали двое Системных Лордов. Владимир Примаков, глава военной разведки анклава, и Антон Лирник, командующий тремя корпусами Нуменора, что сейчас укреплялись напротив леса. Сам Артур не мог уделять всё свободное время вопросу мятежников, да и слишком незначительны они были, масштабы этого вопроса. Главе огромной организации приходилось решать более важные и насущные дела, связанные с торговлей, заключением союзов, курированием областей, богатых различными ресурсами, дипломатией, ну и, наконец, вопросами собственного развития — наращиванием личной мощи Артур никогда не пренебрегал. Восемь часов в сутки он посвящал лично себе, невзирая ни на какие обстоятельства. Системный Князь вполне справедливо полагал, что в их мире нужно быть всегда готовым доказать любому противнику своё право на власть и богатства. И людей, способных с ним потягаться в личном могуществе, во всей расе хуннусов можно было посчитать по пальцам одной руки.

— Мы практически полностью взяли в кольцо наблюдения все границы леса, — первым начал Примаков. — Людей и ресурсов едва хватило, что раскинуть наблюдательную сеть на такое огромное расстояние. Честно говоря, она пока не ахти, и группы до нескольких десятков человек вполне спокойно могут пройти незамеченными. Но большие отряды мы засечём точно, за это могу ручаться.

— Точные цифры по недостающим людям и ресурсам, — потребовал Артур.

— По нашим расчётам, для достижения максимальной эффективности цепи наблюдателей следует привлечь ещё пять сотен человек. Так же необходимо больше артефактов типа «Сигнализация». Ещё тысячи четыре, если быть точным, и тогда мы сумеем создать почти идеальную замкнутую систему с тройным запасом прочности. В этом случае я сумею поручиться за то, что незамеченными покинуть лес сумеют лишь достаточно сильные Лорды и Князья, если таковые сыщутся.

— Четыре тысячи сигналок, значит… Пять сотен человек тебе нужны как диспетчеры на сигнализационную систему, верно? — спросил Артур, и, дождавшись кивка, продолжил. — Значит, качество этих людей факт вторичный. Будет тебе пять сотен. По поводу артефактов ничего не могу гарантировать сразу, наши вовсю трудятся, но такой объём это уже слишком. У них итак работы хватает. Так что даю добро на закупку на стороне в необходимом количестве. Бюджет потом согласуешь со своим непосредственным руководителем.

Непосредственным начальником Владимира Примакова был Максуд, правая рука Артура. В Нуменоре было несколько отделов разведки и служб безопасности, каждая из которых занималась своим направлением. Военная разведка, служба внутренней безопасности (СВБ), занимавшаяся присмотром за самими членами анклава и ловлей шпионов других организаций, группа промышленного шпионажа, в чью задачу входило выявление обладателей полезных для анклава знаний или навыков и их вербовка (а в случае невозможности оной — привлечение на свою сторону любыми иными средствами). И все они, кроме СВБ, подчинялись Максуду. Служба же внутренней безопасности была в непосредственном подчинении Артуру, ибо отдавать эту организацию во власть кого-то иного было верхом глупости, лишавшим её существование смысла. К свей безопасности и власти Артур относился весьма ответственно. Все руководители СВБ были связаны с главой Нуменора личными Системными клятвами, так что им он доверять мог. И получали они за свою верность более чем щедро во всех возможных аспектов, от ресурсов и техник до денег и материалов саморазвития.

— Но в том, что они ещё в лесу, ты уверен? — поинтересовался он. — Знай, если они покинули лес, я тебя рядовым ассенизатором самой далёкой из наших охранных застав назначу. И это не шутка.

— Они точно всё ещё там. Это я могу гарантировать. Почти все наши шпионы в их рядах были отловлены ими и вырезаны. Но буквально вчера один из них успел выйти за пределы глушащего артефакты связи поля. Он был довольно талантливым Полководцем, хорошо умеющим прятать своё присутствие и быстро перемещаться. Ему удалось сперва выйти с нами на связь и дать короткий отчёт о происходящем в стане врага. К сожалению, в точке эвакуации, где он был встречен отрядом, отправленным ему на поддержку, их настиг сам Руслан. Как вы знаете, он сейчас Системный Князь, так что пять сотен наших бойцов, хоть и приняли бой, оказались не в силах защитить беглеца. Руслан одолел всех, а так как у нашего шпиона точка привязки всё ещё была на территории леса, то возродился он в руках врага. Сейчас у нас предположительно трое живых и нераскрытых шпионов в их рядах, но ни выйти на связь, ни бежать они пока, видимо, не могут.

— Что было в докладе этого Полководца? — напрягся Артур.

— Местоположение он никак передать не мог, но сообщил, что у врага множество небольших лагерей, раскиданных на большом удалении друг от друга в сердце леса. Также известно, что враги окапываются в самом сердце лесов, готовясь отразить нашу возможную атаку. Ничего больше. По сути, они надеются на лес и его непроходимость, рассчитывая устроить партизанскую войну.

— Ладно, с этим ясно, — кивнул он. — Теперь ты, Антон. Как успехи?

— Пока не очень, если честно. Эти уроды периодически устраивают вылазки, плюс они отлично ориентируются в лесу, тогда как нам приходится тыркаться там вслепую. Аномалии и чудовища леса весьма мешают, у него есть своя Воля и самосознание, и мы ему не нравимся, — начал он. — Крепость возвели, наши маги-фортификаторы и рунные маги укрепили защиту, так что выбить оттуда нас никому не по силам. Разведка местности идёт довольно медленно. Мы пытались выжечь лес магией, — признался он. — Но эта попытка едва не обернулась катастрофой. Из леса полезли чудовища и бродячие аномалии, и нам стоило немалых усилий загнать всё это обратно в лес. Так что самый простой и быстрый способ их оттуда выкурить пришлось отбросить. Чем больший ущерб мы сознательно причиняем лесу, тем сильнее его ответ. А пределов мощи леса мы не знаем. Так что пока мы малыми отрядами, состоящими в основном из наёмников, разведываем лес. По нашим расчётам, на составление действительно надёжной карты и получение информации о большинстве опасностей леса уйдёт не меньше девяти месяцев.

— Есть свои мысли по этому поводу? Можешь не стесняться, разговор между нами, — заинтересованно посмотрел на мнущегося военачальника Артур.

— Да мысль простая, господин Артур, — вздохнул он. — Нахрена нам этот лес? Наши аналитики и разведчики, конечно, называют цифры про девять месяцев, но как по мне, у нас может и больше полутора лет уйти на детальную подготовку к атаке их позиций. А почти все свободные силы анклава держать у черта на рогах не пойми ради кого? Из-за какого-то Руслана и трёх тысяч его оборвышей? Но ладно бы это, тут, в конце концов, вам виднее, моё дело простое, война. Так вот, я советую отстроить не одну крепость, что бы их там запереть, а четыре минимум. По периметру. И раскидать укреплённые заставы на всех направлениях их потенциальной попытки к бегству. Привлечь больше вассальных сил и наёмников, освободив наши элитные силы для решения более насущных задач. Если они и ударят, воспользовавшись нашим распылением сил, то это будет лишь нам на руку. Пусть прорываются и бегут — ведь мы будем знать, куда они двигаются и сможем быстро сесть на хвост. Основные силы, десять тысяч наших лучших бойцов, всё ещё держать в основном лагере, остальные двадцать — в метрополию, и нанять тысяч десять наёмников да тысяч двадцать вассалов призвать. Они и в лесу ресурсы смогут себе добывать, заодно в разведке помогая, так что сможем даже сэкономить на размерах гонораров наёмников.

Подумав пару минут, Артур кивнул.

— Хорошо. Можете идти.

* * *
Руслан.

Пара недель тренировок с Бельсигардом определённо принесла свои плоды. Во первых, он обучил меня своей личной технике усиления тела при помощи Воли. Техника называлась Тело Небесного Алмаза, и давала просто чудовищную мощь. Всё, что я использовал до того, было детскими играми в сравнении с этой техникой. Был, правда, и существенный минус — большая нагрузка на тело. Техники Воли были довольно распространены на десятом Этаже. Разным их видам можно было обучиться у Судей за определённую плату. Суть всех техник усиления подобного рода заключалась в том, что бы временно пропитать свой организм Волей и при её помощи насильно стимулировать себя, раскрывая весь потенциал своего тела. Таковы были основные, самые распространённые техники.

Техники уровня Хозяев Этажей работали глубже. В частности, техника Бельсигарда не просто вытаскивала наружу весь скрытый потенциал тела пользователя, но ещё и меняла законы физики под него, играя различными стихиями и аспектами. В частности, стихия огня в моём случае. Каждая моя атака с использованием этого усиления создавала вокруг меня огненную ауру, что накапливалась, подобно заряду, и потом могла быть использована для одной взрывной атаки. И чем дольше шёл бой, тем мощнее был этот заряд. Плюс каждый раз, когда я активировал технику, гравитация начинала работать на меня. Удар глефой сверху вниз — на врага кратковременно обрушивается вся сила моего удара помноженная на силу тяжести, увеличенную десятикратно. К тому же техника одновременно служила своего рода доспехом, защищая от вражеской магии. Физический урон она не блокировала, но напряжение моей Воли попросту заставляло рассыпаться в прах энергетические структуры средней силы. Зацепить меня можно было лишь чем-то действительно убойным.

Шаг Сквозь Пламя дал мне возможность драться в постоянном ускорении. Плюс эта техника отлично сочеталась с усилением Бельсигарда, позволяя быстрее накапливать заряд огня. Ещё одним плюсом техники, помимо чудовищной скорости и манёвренности, стала возможность телепортации на короткие дистанции по одноразовым маячкам, которые я мог раскидать в бою. До трёх маячков одновременно на дистанции не более двух километров — мой предел на данный момент. Маячки могли существовать около десяти минут, но по меркам бойцов моего уровня это было целой вечностью.

И вот сегодня они наконец закончились. Я тратил на них по двенадцать часов в сутки, остальное время занимаясь саморазвитием, а затем восстановлением. За это время мы вычислили всех шпионов Нуменора. Большую часть из них пришлось безжалостно вырезать до полного обнуления, так как они были связаны Системными клятвами. Но некоторым удалось выжить. Семеро нуменорцев, не связанных клятвой, завербованные уже после раскола и не приносивших никаких клятв, стали нашей возможностью сливать дезинформацию врагу. Эту карту следовало разыгрывать очень, очень аккуратно. Малейшая ошибка — и они утратят доверие своего руководства. Поэтому не всё, что будет через них сливаться нашим врагам, будет ложью. Даже не так — большая часть их информации будет правдой. Они итак, скорее всего, под подозрением руководителей разведки Артура. Поэтому нам придётся сливать много разной верной информации о себе, что бы среди тонны этой правды утаить крупицы лжи. С их помощью мы намерены отвести внимание от действительно важных сведений — наших источников ресурсов и Алёны.

По сообщениям, поступавшим от девушки, она сейчас под пристальным наблюдением разведки Артура. С ней даже выходил на разговор Максуд с предложением помочь им выманить меня из леса. Было весьма соблазнительно согласиться и затем заманить в ловушку кого-то из крупных чинов врага, но это автоматически лишало нас Алёны и всей сети её шпионов. А даже поимка самого Артура не стоила таких жертв. Так что девушка отказала, вполне резонно сославшись на то, что у неё со мной достаточно хорошие отношения, что бы лезть в это дело. И к тому же дав понять, что она вассал Унии, и её сюзерен не в восторге от той истории, в которую влез их союзник.

Сейчас я, Каори, Макс и ещё два десятка бойцов из числа моей бывшей охраны собирались отправиться в топи. В тот самый внутренний мир, спрятанный в болотах, где сейчас находился Би Рён и его люди, успешно разбившие лагерь по ту сторону портала. Только связь было держать проблемно, так что сведения приходили раз в три-четыре дня, как в старину, с гонцами, в роли которых выступали люди Алёны.

Внезапно я почувствовал Зов от метки контракта с Азратотом. В последние годы он редко призывал меня напрямую, обычно, в случае нужды, одалживая часть моих сил и навыков через контракт. Призывать меня для него было крайне болезненным решением, ибо чем сильнее была пропасть между нашими силами, тем больший откат в итоге он ловил, вынужденный определённое количество времени после каждого прямого призыва отлёживаться и приходить в себя. А с тех пор, как я стал Князем, он даже сил ещё ни разу не одалживал. И раз сейчас он меня зовёт, значит, всё действительно серьёзно. И я откликнулся на его призыв, благо, временем и возможностью этим заняться располагал.

Став Князем, помимо многих других преимуществ, я получил возможность пребывать сознанием одновременно в двух местах. Оставив часть сознания в этом мире управлять своим телом и заниматься делами, я перенёс основной поток своего я в Астрал, в тело своего контрактора. И к своему удивлению, обнаружил, что тот не в пылу боя и вообще ни разу не в опасности. Оглядевшись, я понял, что вокруг меня сидят на тронах неизвестные мне существа немалой силы, почти все из которых соответствовали силами Системному Лорду. А один из, сидящий на высоком, высеченном из чёрного гранита троне, не уступал силой даже мне.

Азратот стоял посреди зала, преклонив колени и опустив голову. Девятеро Астральных Лордов стояли по обе стороны трона, молча взирая на нас. Все присутствующие, в том числе и Князь, сидящий на троне, пребывали в гуманоидном обличии. Отличить от людей их можно было лишь по косвенным признакам — аккуратным рогам, удлинённым, острым когтям на руках и цвету кожи — от оранжевого до фиолетового, на любой вкус.

Естественно, едва появившись, я немедленно встал с колен. Азратот что-то протестующе пискнул в моей голове, но я даже слушать не стал. Что бы я, да склонял колено перед какими-то полуживотными из Астрала? Даже не смешно. Астральный Князь на это никак не отреагировал, всё так же скучающе подпирая щеку ладонь правой руки, упёртой локтем в подлокотник трона. Чего нельзя было сказать о его подчинённых.

— Так ты и есть покровитель этого ничтожества? — поинтересовался один из присутствующих. Не сам Князь, тот сохранял молчание, изучающе глядя на меня. — Я ожидал кого-то более внушительного, чем подобное убожество. Эй, червяк! — презрительно обратился он, видимо, к самому Азратоту, сейчас оттеснённому мной от управления телом. — И это и есть то, ради чего мы должны…

Что он там пытался сказать, мы так и не узнали. Хоть я и был скован возможностями тела и энергетики Азратота (особенно последней, ибо обитатели Астрала, по большому счёту, были именно энергетическими существами), которые были слишком слабы, что бы выдержать мою полную мощь, то вот касательно Воли я не был ничем ограничен. Эта сила не имела никаких ограничений, так что я немедленно обрушил всю мощь Воли полноценного, могущественного Системного Князя на чрезмерно разговорчивого Астрального Лорда. А так как на фоне Лордов в Башне он был по своим силам и развитию аутсайдером, то ублюдок, схватившись за горло, захрипел и рухнул на колени.

— Молчать, отброс, — не глядя на него, бросил я. — Я не собираюсь говорить с мелкими сошками.

— Ты, несомненно, можешь себе позволить многое, хуннус, — заговорил, наконец, Астральный Князь. — Но подумай, чего это будет стоить твоему контрактору? Я ведь могу стереть его с лица Астрала здесь и сейчас, а в его теле ты не сумеешь дать мне отпор. Так что если тебе дорога его жизнь, то будь скромнее.

Говоря это, он со скучающим видом махнул рукой в сторону своего подчинённого, и вокруг того возник барьер Воли, оградивший его от моего давления. Я не стал упорствовать, хотя и мог прорвать его — в плане Воли я всё ещё оставался гением, а тренировки с Бельсигардом отточили этот мой талант — и скрыл в себе Волю. Недовольный Азратот прекратил попытки вылезти на передний план, так что я сосредоточился на своём собеседнике.

— Мы оба знаем, что ты этого не сделаешь, — ответил я.

— Почему? — с искренним интересом спросил он.

— Потому, что я запомню тебя и твою ауру. Ты не можешь не знать, какими темпами сейчас развивается моя раса. Так что подумай о том, что случиться через сотню лет, когда, став в разы сильнее и искуснее, я приду по твою душу. Сто лет для таких, как ты — вообще не срок, за это время ты если и усилишь, то совсем незначительно. Я же буду в разы, а то и раз в десять сильнее чем сейчас. Угадай, что станет с теми, кто убил моего контрактора? — прищурился я.

— Что ж, справедливо, — неожиданно легко признал он. — Думаю, мы не с того начали наш разговор. Меня зовут Бенаки Вайзард, я подчинённый Астрального Короля Мирусада Вайзарда. Этого Адьюкаса (так в Астрале называли тех, кто достиг уровня силы Генерала и выше, но ещё не достиг ступени Лорда) обнаружили мои слуги. Он пытался присвоить себе кое-что важное, но не рассчитал своих сил. К его счастью, он столкнулся именной с Меридой, — тут одна из присутствующих, женщина средних лет, с розовой кожей, маленькими рожками и пышной грудью. Лицо женщины скрывал странно выглядящая на ней фиолетовая вуаль, являвшаяся каким-то артефактом. — Она у нас весьма любопытная особо. К счастью, твой контрактор не пытался воззвать к тебе или использовать твою силу. Он оказался достаточно умён, что бы понимать, что даже в случае победы над ней, что весьма маловероятно даже с твоей помощью, учитывая, что она Лорд, а он Адьюкс, не сумеет пережить последствий и добровольно сдался. А моя Мерида, узнав, кто его контрактор, сразу доложила мне. И вот мы здесь.

— То есть меня позвали просто для разговора? — спросил я с иронией.

— Именно, — подтвердил Бенаки. — Когда я узнал, что этот Адьюкас развился до своего уровня всего лишь за чуть меньше пяти жалких лет, я заинтересовался. Когда же ощутил твою силу, заинтересовался ещё больше. Буду откровенен, мы с тобой можем быть друг другу полезны.

— Это как? — поинтересовался я заинтересованно.

— Я возьму этого самородка под своё покровительство. Имея нашу поддержку, он, как ты понимаешь, будет быстрее расти в силе. Намного, намного быстрее, чем оставаясь одиночкой, возглавляющим жалкую стайку тупых Гиллианов (так называли всех тех, кто был ниже уровня силы Генерала). Плюс я могу помочь тебе в твоих начинаниях, стать союзником. Помочь в изучении Пути Астрала, предоставить возможность призывать своих воинов, находить для тебя такие ресурсы, которые существуют лишь у нас. Ведь последнее особенно актуально, ибо без регулярного применения пилюль и эликсиров развитие мага идёт крайне медленно. Что скажешь?

— Скажу, что сперва хочу знать цену твоему предложению, Вайзард, — ответил я.

— Возведи Алтарь Силы, посвящённый мне. Открой Врата Измерений для меня, что бы я сумел попасть в ваш мир, — ответил он. — И тогда мы станем полноценными союзниками.

Я задумался. С одной стороны, впускать в Башню, сама энергия которой в сотни раз ускоряла развитие любого, попавшего в неё, непонятного мудака из Астрала, занятие рискованное. С другой стороны — а что я теряю? Не знаю, кем он себя считает и что намерен делать, но причинить хоть какой-либо значительный ущерб попросту не способен. Если он начнёт наглеть, его сметёт любой анклав из Чёртовой Дюжины, так что Повелителем Зла, перед которым мы все окажемся в опасности, он не станет в любом случае. Максимум — локальной проблемой, которую сметут, сожрут и высрут в виде полезных ресурсов обитатели Башни. Мы тут сами те ещё чудовища. А если через него попробует пролезть кто-то покрупнее, уровня Трансцедентов, или, как их зовут в том измерении, Астральных Богов… Что ж, соболезную тем, кто рискнёт шалить на территории Покорителя Миров. Император хуннусов с радостью разберёт на алхимические составляющие этих глупцов.

А выгоду можно получить немалую, если втянуть его в свои разборки с Нуменором. Не напрямую, но хоть опосредственно — и как минимум в Топях, куда я сейчас направляюсь, у меня появится надёжный союзник, с помощью которого можно будет подчинить себе тот закрытый мирок. К обоюдной вящей выгоде. Сделать из него цепного пса моих владений в топях, с помощью бойцов которого подчинить всю территорию. Только надо обговорить детали нашего соглашения.

— Я возведу твой Алтарь. Больше того, сделаю всё, от меня зависящее, что бы ты сумел привести с собой как можно большее количество воинов. Но есть одно условие, без которого ты ничего не получишь, — ответил я.

Мой собеседник заинтересованно выпрямился, убрав голову с кулака и пристально глядя на меня. На его лице отразилась заинтересованность, которую он даже не пытался скрыть.

— Неожиданный ответ, — сказал заинтригованно. — И что же от меня требуется?

— Ты поклянёшься именем Хунну, что будешь моим союзником. Все мои враги отныне будут и твоими врагами. Я не требую от тебя быть моим подчинённым, — добавил я, увидев гримасу разочарования на его лице. — Мне нужен именно союзник. Взамен я помогу тебе захватить целую область в нашей Башне Возвышения — месте, в котором сосредоточена мощь всей нашей расы, призванная для того, что бы мы как можно быстрее развивались. Сам понимаешь, таким как ты там не место, и без моей помощи долго вам не продержаться.

— В чём будет заключаться мой долг как союзника? — поинтересовался он.

— Мне понадобишься ты и вся твоя армия. У меня война с могущественным противником, и сейчас я собираю силы для противостояния ему, — не стал вилять я. — Как тебе такой вариант?

— Насколько силён твой враг? Какими силами обладает, какого уровня развития достиг? — поинтересовался Бенаки. — Велика ли его армия? Не хочу влезать в мясорубку, в которой у меня не будет шанса на победу.

— Он такой же Князь, как и я. Но его армия — сотни полторы тысячи воинов, слабейший из которых играючи одолеет десяток Гиллианов. У него больше двух сотен Лордов в подчинении, тысячи магов уровня очень сильного Адьюкаса, множество крепостей и городов, огромное количество вассалов, чьи суммарные силы даже больше, чем его собственное войско, несметные богатства и чудовищное влияние в нашем народе. Ах да, и ещё как минимум двое очень сильных Князей служат ему.

— А у тебя? — поинтересовался он.

— Несколько тысяч воинов, одиннадцать Лордов да я сам, — с ухмылкой ответил я.

— Пока звучит как полное безумие, — заметил мой собеседник. — Чего ради я должен на подобное соглашаться?

— А я и не принуждаю тебя. Но подумай вот о чём, прежде чем скажешь мне нет, — всё так же ухмыляясь, ответил я. — Сколько ты уже существуешь?

— Двести семнадцать с половиной тысячелетий, — ответил он. — Но какое это имеет отношение к нашему разговору.

— Самое прямое. Мне тридцать лет. И своё развитие я начал около пяти лет назад. Ни на какие мысли не наводит? — поинтересовался я.

Он промолчал, задумчиво глядя на меня. Я понимал, о чём сейчас думает Бенаки. Больше двухсот тысяч лет расти в силе и мастерстве, постигать тайны магии, пожирать других и выживать в столь неприветливом месте, как Астрал, где в любую минуту может произойти что угодно, и вдруг услышать о возможности, пусть и с огромным риском для жизни, в кратчайшие сроки стать сильнее… Сложный выбор. С одной стороны — непонятная война между представителями высшей расы, в которой придётся сражаться на стороне слабейшего, с другой — возможность превзойти свои пределы и стать чем-то большим.

— Знаешь, хуннус, — наконец, неторопливо заговорил он. — Сотни тысяч лет жизни научили меня нескольким вещам. Первая из них — это терпение. Не стоит спешить с решениями, особенно важными. Вторая вещь это то, что нужно уметь трезво оценивать свои возможности и не пытаться сожрать больше, чем помещается в пасть. Однако есть и третье правило, которое я понял — иногда стоит рискнуть всем, если приз стоит того. Я уже семьдесят тысяч лет как перестал расти в силе. Среди слуг Короля меня считают наименее перспективным, и меня даже отослали в это захолустье, удалив от Доминиона. Так что я, пожалуй, риску принять твоё предложение.

— Что, надеешься снова стать приближённым этого своего Короля? — поинтересовался я.

— Если я попаду в вашу Башню и смогу там развиваться, то зачем Король? Не-е-ет, — хищно, по звериному оскалился он, показав звериные клыки. — Я сожру его и стану Королём сам!


Глава 7


Месяц спустя, собрав всё необходимое для того, что бы открыть сюда путь моему астральному союзнику, мы двинулись в путь. Сигнальная сеть, что растянули люди Артура, работала на совесть, но явно ещё была далека как от совершенства, так и от просто завершения, ибо мне без труда удалось обойти её ограничения. С другой стороны — она и не предназначена на такую крупную рыбу, как я. Артур не глуп и отлично понимает, что я не брошу своих людей. Потому эта сеть рассчитана на рыбку помельче. Вот исход большого количества народу разом не сумел бы скрыть ни я, ни кто-либо другой.

Правда, оставалась возможность бежать из леса потихоньку, малыми группами, но не думаю, что враг не предусмотрел этого. Впрочем, мне плевать — я не собираюсь отсюда бежать. Путь от леса к болотам занял четыре дня на полной скорости, которую мы могли выжать из себя.

Топи встретили нас безрадостно. Ещё с окраины болот я понял, почему место не слишком популярно. Летать здесь было тяжело даже мне, так как на высоте трёх метров над землёй начиналось мощное гравитационное поле. Ресурсов тут было мало, химерология была слаборазвитым направлением магии, так что, спрос на здешнюю дрянь был не высокий, а опасностей хватало с избытком.

— Да откуда их здесь столько? — проворчал Макс, промораживая насквозь очередное метнувшееся к нам из воды чудовище.

Тварь напоминала помесь лягушки, рыбы и человека. Причем от всех трёх видов существо взяло лишь самые отвратительные черты. При чём мозг был точно размером с рыбий, у тварей уровня Командира, по одиночке или малыми группами прыгающих на отряд в два десятка человек, в котором было девятнадцать Полководцев, два Лорда и Князь. Иначе, как тупыми, их назвать было нельзя. Впрочем, они были самой малой из здешних проблем.

Риска провалиться и утонуть у нас, конечно, не было, но царящий на болоте туман был в силах сбить восприятие даже слабенького Лорда. Это была вторая причина, почему вглубь топей предпочитали не ходить. Карта Бельсигарда, обладающая удивительными свойствами, позволяла детально рассмотреть маршрут, вывести ориентиры и следовать по ним. Да-да, у этого чуда была возможность прямо через карту ставить определённые маяки, посредством Воли, которые возникали не просто на карте, а ещё и в реале. Свою меткуили маяк, как удобнее, можно было ощутить на расстоянии около десяти километров. Поэтому-то для нас туман не был особой помехой — я просто натыкал (для подстраховки) маяки каждые три километра от самого края болот, добрался до ближайшего и дальше уверенно вёл отряд по проложенному маршруту. Би Рён прошёл так же — это свойство он, собственно, и обнаружил, когда полез в карту просматривать и продумывать маршрут. А затем успешно проверил на себе.

Однако для любых других… Собственно, всякие блокирующие восприятие туманы, бури и прочее были не редкостью и, как правило, служили признаком того, что впереди есть что-то ценное. И потому в своё время, насколько я знаю, тут был некий ажиотаж, когда люди обшаривали это гиблое место в поисках чего-то действительно ценного, но потом плюнули. Остались лишь небольшие партии добытчиков разных недорогих ресурсов и охотники, таскающие отсюда монстров для разделки на органы. Но всё это мелочь и возня уровня Лидеров и Командиров, причём происходящая только на окраинах болота. Слабакам было опасно заходить вглубь, а сильным здесь было делать нечего.

Помимо постоянно лезущих к нам тварей, мошкары и прочих прелестей болота, которые постоянно приходилось сжигать, было и ещё одно «но». В болоте хватало различных аномалий, которые были опасны даже для меня. И вот их-то и приходилось со всей тщательностью выискивать и обходить. Не хотелось бы отбросить копыта на ровном месте.

Наш путь к центру этих негостеприимных мест длился около трёх часов. И, надо признать, даже мне изрядно надоело терять здесь время. Но как и всё в нашей жизни, петляния между аномалиями и отражение атак местных безмозглых тварей тоже имели свой конец. И сейчас мы стояли на ничем не примечательном островке твёрдого пространства, коих по всему болоту было десятки. Но лишь на этом островке имелся портал в микромир, показанный нам Бельсигардом.

Раз болото, по словам Андрея, уже не раз тщательно обыскивали в поисках чего-то стоящего, то как все эти искатели сокровищ умудрились проморгать целый портал, хотел бы я знать. И лишь оказавшись здесь, понял, как так вышло.

Раскинув Волю и напрягая изо всех сил своё восприятие, я пытался ощутить хоть что-то на островке или вокруг, и не мог. Вернее, не так — я ощущал трёх «жаборотых», как называл тварей болота Макс, ощущал бродячую аномалию в трёх километрах от нас, чувствовал каждый куст, камыш и травинку, но при этом не чувствовал ни единого колебания пространственной магии. Да ладно бы, я вообще ничего не чувствовал! Я, Князь, чей талант во всех аспектах Воли признают даже Хозяева Этажей!

А ведь портал здесь был. Собственно, сам островок, в полсотни метров диаметром, и был одним сплошным артефактом, активирующим портал. Вот только если не знать этого заранее, то для любого он будет просто удобным участком суши, что бы отдохнуть или сделать привал. Но благодаря пометкам Бельсигарда мы знали, куда именно смотреть и что делать, что бы добиться появления необходимого нам портала. Так что, окончательно убедившись, что в округе никого нет, я принялся за дело.

Для начала нужно было особым образом накрыть весь островок Волей. Для меня это проблемой не было, но, насколько я заметил, у артефакта была своеобразная защита от дураков — никто ниже ранга Лорда попросту не сумел бы активировать артефакт. Он просто отказался бы взаимодействовать с тем, кто ниже этой планки. Само собой, просто накрыть островок Волей было недостаточно. Требовалось пробиваться вглубь территории острова, устремляя свою Волю и восприятие глубоко вниз, пропитывая каждый камешек этого клочка земли своим восприятием, щедро вливая Дух, давая острову-артефакту энергию. В этом, кстати, и была причина того, что он до сих пор не был найден, ведь даже я начал чувствовать, что пришёл куда надо только после того, как мою энергию начало стремительно поглощать.

Вот сейчас я действительно ощутил, что стою на гигантском артефакте. И что это изделие в десятки раз сложнее всего, что было создано нами. Для того, что открыть портал, потребовалось около четверти всей моей энергии — а ведь став Князем, я утроил свой запас Духа. Не говоря уже о том, что за счёт её плотности моей энергии требовалось куда меньше, чем того же Би Рёна. Это ж сколько они сил угрохали в первый раз?

Дальше от меня потребовалось усилие Воли, что бы отдать приказ о начале формирования перехода. Спустя минуту перед нами зависла мутная пелена портала, и я, прежде чем вступить в него, сотворил несколько слоев защиты и маскировки вокруг островка — мало ли что?

Та сторона встретила нас прохладным мелким дождём середины осени. А так же сильными и отчётливыми эманациями Астрала, загрязняющими энергетику этого места. Да уж, неприятное местечко. Грязная энергия, повышенная гравитация — раза в четыре выше стандартной — которая не особо мешала, но всё же дискомфорт чувствовался, серый осенний полумрак и лёгкий туман… Романтика, блядь.

Неподалёку от места открытия портала дежурила двойка бойцов. Тревогу поднимать или пытаться делать глупости они не стали, так как были в курсе визита высокого начальства. Один из них, седоусый мужик в плаще мага и с тяжёлым, цельнометаллическим посохом, обратился ко мне:

— Командующий Би Рён скоро прибудет, князь, — в последнее время вошло в моду называть меня князем. Не по рангу Системы, а просто потому, что я лидер. Я не возражал. — Мы доложили об открытии портала.

— Молодцы. Как вам тут? Чудища не обижают? — улыбнулся я.

Мужик, в ранге Генерала, усмехнулся.

— Да как сказать… Места тут не чета миру снаружи — опасные, что пиздец. Но мы никуда особо не лезем, разведкой в основном командующий и остальные Лорды с Полководцами заняты. Мы тут пока лагерь укрепляем да заготавливаем защитные контуры. Вчера стая каких-то мразей напала, по виду — натуральные безмозглые твари, но бились грамотно и толково отступили. Причем явно из Астрала, — степенно ответил он. — Но да чего я вам рассказываю… Сейчас придёт командующий, ему виднее, он и отчитается. Мы люди маленькие, нам бы, как говориться, день простоять да ночь перемочь…

В этот момент, наконец, перед нами появились Би Рён и Айсберг. Засёк я их ещё на подходах, но перебивать караульного не стал. Тот, увидев своего командира, немедленно заткнулся и начал усиленно демонстрировать, что он бдит и не пущает. На что его напарник насмешливо фыркнул.

Здорово их в кулаке держит Би. Чувствуется, что тут своё начальство не просто уважают, а побаиваются. Причем намного больше, чём меня — я то много лет пропадал, меня и подзабыть некоторые успели. А Рён всегда рядом, и начальственного леща прописать точно не постесняется.

— Опять языком чешешь, Гоша? — поинтересовался китаец, коротко мне поклонившись. — Может, я тебя мало ближнему бою учу? Кажется, пора повысить тебе нагрузки.

— Нет-нет, начальник, что ты, — взбледнул Гоша. — Достаточно ты меня учишь, достаточно!

В трёх километрах от места открытия портала находился и сам лагерь. На удивление, пока вокруг был твёрдая, хорошо утоптанная земля. Сам лагерь располагался в глубине зарослей какого-то кустарника, высотой метра в четыре. Самое поразительное в нём было то, что даже моё, Княжеское восприятие, не в силах оказалось ощутить нахождение там целого лагеря.

— Очень ценные кусты, Рус, — пояснил на мой вопрос китаец. — Мы проверяли — даже соединённая Воля всего нашего отряда не смогла ничего обнаружить в этих зарослях. Тут множество растений, часть кустарника цветы, часть ягоды и орешки. Чувствуете запах?

Запах действительно царил одуряюще прекрасный. Я как будто попал… Даже и не знаю, ничего сопоставимого на ум не приходило. Пахло лесной свежестью, чуть сладковатым запахом различных цветов, пахло ягодами и хвоей… Шагая по тропе за встретившими нас Рёном и Айсбергом, я вдыхал эти ароматы и чувствовал, как мой вечно напряжённый разум, постоянно обдумывающий что и как сделать для добычи и реализации ресурсов, как выжать из себя хоть на каплю больше сил, как изменить мою магию, сделав ещё более разрушительной — и много чего ещё, что я держал в уме разными потоками сознания, начинает приходить некое успокоение.

Айсберг и Би Рён что-то рассказывали, но я их уже не слушал и не слышал. Я чувствовал небывалое доселе озарение, и всё мирское отступило на задний план. Меня пытались окликнуть, но я своей Волей дал понять спутникам, что бы шли без меня. Сам же я шагнул в сторону с тропы, прямо в густые заросли. пройдя десятков семь шагов, я остановился, а затем и вовсе сел прямо на землю.

Мой сильные стороны в магии — это огонь, молния, Тёмная Вода, Путь Астрала и гравитация. Пожалуй, всё остальное я знал совсем уж по верхам. Но здесь и сейчас я ощутил нечто иное, нечто совсем другого порядка. Некий закон, нет, даже не так — Закон, что властвовал в этих, как бы глупо это не звучало, зарослях. Внезапно Аватар, что жил во мне, самостоятельно выбрался наружу. Сейчас он принял облик не гигантского пламенного воина, а небольшого, не крупнее шарика для пинг-понга, огонька, что взлетел чуть выше и замер, вбирая в себя эманации этого места.

Тот Закон, что я здесь ощущал, был как-то связан с силами Жизни. Не в том их аспекте, что отвечает за лечение или созидание, или ещё что — нет, то, что было здесь, помогало развиваться моему Аватару и мне. В нас словно запустили процесс эволюции. В какой-то момент я покрылся потом, и от меня начал валить густой, дурно пахнущий пар. Из всех пор моего организма разом начало сочиться нечто тёмное и склизкое, меня затрясло, а внутри словно вулкан проснулся.

Краем сознания я с удивлением отметил, что хоть сейчас и напоминал атомный реактор, в котором что-то пошло не так, но вреда окружающей среде я не наносил. Вокруг нас с Аватаром закружился рой из сотен крохотных светлячков, и я почувствовал небольшое облегчение, позволившее мне взять под контроль процессы в собственном теле.

Вглядевшись в себя, я понял, что из моего тела выходит вся грязь, всё лишнее, что скопилось во мне от бесчисленных алхимических препаратов, а моё энергетическое тело меняется, принимая какой-то странный, доселе невиданный мной вид. К сожалению, я не мог повлиять на этот процесс сам, но кое-что мне было под силу — наблюдать за самими изменениями и пытаться чему-то научиться.

Всё это светопредставление длилось часа полтора. По итогу, претерпев значительную чистку, мои тела, и физическое, и энергетическое, сильно очистились от загрязнений. Не до конца, но процентов на сорок. Я стоял, покрытый грязью и потом, пропахший нечистотами, и вслушивался в себя. Я явно стал сильнее, а плотность энергии повысилась где-то на полторы единицы. Великолепный результат, особенно учитывая, что у меня всё это время не было никакого прогресса.

Но основную пользу, видимо, получил Аватар. Сейчас он снова вернулся в меня и словно бы уснул. Но я видел, что в нём протекают какие-то непонятные процессы. Что это и к чему в итоге приведёт я не знал, но было очевидно, что это пойдёт малышу лишь на пользу. Потому я не стал лезть.

Хоть мои познания конкретно в вопросах стихии воды были ужасающе низки, на то, что бы сотворить над собой облачко, что поливало бы меня холодной водой, их хватило. Я простоял минут двадцать под струями импровизированного душа, смывая с себя грязь. Благо, сегодня я был без доспехов, так что проблем с помывкой не возникло. Моя прежняя броня попросту уже не соответствовала моим нынешним возможностям и скорее мешала, чем помогала. Я перерос её во всех смыслах. Моя плоть уже была прочнее доспеха, что уж говорить о магии. Наконец, наплескавшись, я сотворил что-то вроде одеяния из пламени (не голышом же топать), и проконтролировав, что бы моё пламя не спалило кусты, я двинулся назад. Пройдя шагов тридцать, я, подумав, остановился и низко поклонился.

— Не знаю, кто ты и что ты, но я не забуду этого добра, — произнёс я. — Если тебе есть, о чём просить, скажи мне, и я сделаю.

В ответ пришло мягкое касание Воли. Место словно бы говорило, что я услышан, но платы с меня просить не будут. Значит, я всё же прав, и оно похоже на Финголфриан. Одушевлённый заросли кустарника, ну надо же! Десятый Этаж воистину загадочное и удивительное место. Хотя, может, дело не в самом Этаже, а в том, что на прочих, уже пройденных мною, я не давал себе труда одуматься и оглядеться? Впрочем, не важно.

Мои спутники ждали меня всё там же на тропе, где я их покинул.

— Господин, что это было? — поинтересовалась Каори.

— Это место… Помогло мне, скажем так, — ответил я.

— Не ожидал, что это случится так скоро, — заметил Айсберг.

— Ну-ка, поподробнее, — потребовал я.

— Здешние места хорошо влияют на энергетику и тело, очищая его. Правда, обычно не так резко, как у вас, но потихоньку, по чуть-чуть эффект копится, — пояснил он. — К счастью, помня про наш лес, я взял на себя смелость не позволить вырубать здесь всё, а выкапывать растения и пересаживать их. Потому сущность, что обитает здесь, благосклонно отнеслась к нам. От портала во все стороны идёт двадцатикилометровое плато твёрдой почвы, а дальше уже начинаются сами топи. И, признаюсь честно, с нынешними силами думать о том, что бы заходить куда-то глубоко, не приходится. Потерь пока, к счастью, не было, но помня о том, что здесь несколько Астральных Князей, да плюс местные опасности… Мы пока просто разведуем местность.

Тем временем мы уже прибыли в лагерь. Это было скопление палаток, расставленных ровными рядами. С виду небольшие, из самопальной, грубой серо-коричневой дерюги, они распространяли от себя слабые элементы магии пространства. Интересненько, кто ж у нас такой умелый. Совершенно не интересовался такими вещами, и видимо зря. В центре стояла палатка чуть более крупная, чем остальные, и колебания магии пространства были от неё куда отчётливее. Пройдя внутрь, я удивлённо присвистнул — да тут не просто просторно, тут несколько этажей! В углу камин, вокруг которого десяток кресел, в центре помещения — рабочий стол на два десятка мест, справа, в углу, лестница на верхний этаж… Круто, что сказать.

— Кучеряво живёте, — заметил я. — Это кто у нас мастер по такому искусству?

— Ты про палатки? — поинтересовался Рён. — Прости, Рус, но ты просто слишком сильно погружён в дела и в развитие своей силы. Расширенное пространство в помещениях — трюк, на который любой Лидер способен. Ну, не в такой, конечно, степени, как у меня, — обвёл он рукой помещение. — Но хотя бы несколько квадратных метров личного подпространства, где хранится всё самое дорогое, есть у каждого. На десятом Этаже открыто учат таким вещам, и дальше всё зависит от твоих сил.

— Ладно, хрен с этим, — досадливо поморщился я. Действительно, многое упустил я за это время.

Собственно, я явился сюда не затем, что бы выслушивать доклады или устраивать проверки. У меня были новости для присутствующих, ну и кое-какая работёнка.

— Насколько я знаю, господа, основная наша проблема в топях — это малое число бойцов, совершенно недостаточное, что бы не то, что доминировать, а хотя бы спокойно добывать ресурсы, так? Насколько мне известно из отчётов, чёрное железо нужно добывать из особых мест, которые вы назвали тёмными колодцами, и все эти места плотно оккупированы различными либо монстрами, либо силами Астральных Князей. Я здесь, что бы решить эту проблему.

— Рус, извини конечно, но одного тебя и двух десятков бойцов для этого маловато, — осторожно заметил присоединившийся к нам Буря. — Ты силён, ты Князь и в твоих силах нет сомнения, но тут нужно войско. Не уверен даже, что всех имеющихся у нас сил, включая тех, что сейчас в лесу, будет достаточно для этого.

— Буря, дружище, — широко улыбнулся я. — Ты же не думаешь, что Андрей выбрал бы мою сторону, будь я идиотом? Я всё прекрасно понимаю. И будь уверен, я не бросаю слов на ветер. Собственно, мне нужно немного времени для того, что бы кое что уточнить, а затем мне понадобится помощь от вас троих. Я, вы и Каори с Максом проведём один интересный ритуал, после которого у нас резко прибавиться в количестве союзников. А пока я буду занят, отведите пришедших со мной людей на какой-нибудь участок земли, пустой и свободный, где на несколько километров вокруг ничего не будет. И никаких вопросов — обещаю, вы всё увидите из первых рядов. Уверен, вам понравится.

Каори была единственная в курсе моего замысла. Она и остальные, правильно поняв мой намёк, покинули штаб в поисках подходящего для ритуала места, я же, настроившись, послал зов Азратоту. Тот откликнулся мгновенно и я очутился в его теле.

— Ну что, всё готово? — поинтересовался Бенаки.

— Скоро будет, — ответил я. — Твои армии готовы? Сколько сил удалось собрать?

На этот раз в тронном зале находились лишь я и он. Ну, и сам Азратот, в роли мобильного телефона.

— А ты стал сильнее, — заметил он. — Меня всё больше и больше интригует ваш мир… Ладно. Я использовал все свои возможности и собрал ещё около полутора десятка Лордов под своей рукой. Сейчас у меня двадцать шесть Лордов, тысяча девятьсот с лишним Адьюкасов и больше трёхсот тысяч Гиллианов. Армия готова к отправке, теперь дело за тобой.

— Тогда жди, — сказал я. — Скоро я закончу приготовления и дам тебе знать.

Я оборвал вселение в Азратота и вновь оказался в своём теле. Пока ждал известий о готовности от своих людей, ещё раз мысленно прогнал в голове планы на эту топь.

Основа плана была в том, что бы Бенаки, при моей поддержке, если понадобиться, подчинил все окрестные земли. По нашему договору он обязуется отдать мне три пятых тёмных колодцев, поделить пополам те источники ресурсов, что будут нами найдены на этой земле и обучать всех, кого я направлю, Пути Астрала. Плюс по моей просьбе он обязан привести все силы во время войны мне в помощь, и в борьбе с моими врагами все решения за мной. Отказать он имеет право лишь в тех случаях, когда мои приказы будут вести к его возможной гибели. Я бы хотел выжать побольше из этой твари, но тот тоже был не лыком шит и, хоть с одной стороны, могло показаться, что я ему нужнее, чем он мне, но он прекрасно понимал, что мы нужны друг другу одинаково.

Поэтому, кстати, я и решил, что в захвате топей мои люди участвовать напрямую не будут. Пусть отрабатывает полученное и теряет своих бойцов, сука. Кстати, Азратот весьма неслабо поднялся в иерархии за счёт того, что он мой контрактор. Помощь моему былому товарищу тоже была прописана в нашем контракте.

Мне уже не терпелось поскорее покончить с делами в этих местах. У меня катастрофически не хватало времени и ресурсов. А так же кадров. Андрей был в основном занят добычей ресурсов, которых вечно не хватало. Его собственные запасы стремительно истощались, а добывать новые становилось всё сложнее. Но ничего, Айсберг с Бурей сюда не зря отправлены, и скоро у нас появится чёрное железо, на которое мы сумеем легко получить необходимые запасы зелий для саморазвития, экипировки и расходных материалов для магических строёв и укреплений.

Би Рёна я планировал отправить вместе с Ромой заниматься нашими новобранцами, которых постепенно набирала Алёна и которые стекались к окрестностям Одинокой Горы. Там этим силам предстояло пройти первое боевое крещение — гора и её окрестности были заняты могучими стаями монстров, и в их зачистке я собирался и сам поучаствовать. Были опасения, что главная тварь в этих местах вообще по уровню не уступает Системному Королю. Это меня, разумеется, не остановит, но проблем добавит изрядно.

Наконец, минут через двадцать ко мне заглянула Каори. Остальным нашлась работа и на месте — я не просто так взял с собой два десятка человек. Сейчас они вычерчивали многолучевую звезду и расставляли огромное количество эриардов, необходимых для ритуала. То, что я буду творить, потребует астрономических запасов энергии, так что своими силами не обойтись.

— Как-то очень дорого выглядит эта конструкция, — заметил Би Рён, когда мы с Каори прибыли на место.

— Ты не представляешь себе, насколько, — вздохнул я. — Но поверь, затраты того стоят.

Не став медлить, я подал знак Азратоту, что пора начинать. Портал, что я собирался открыть Астральному Князю и его силам, требовалось разворачивать и поддерживать с обеих сторон. Больше того, основная тяжесть и расходы лягут на плечи самого Бенаки. От меня потребуется создать маяк, настроенный на его ауру, ориентируясь на который, он проложит Тропу. А затем, когда он прибудет к границам Башни в Астрале, я, при помощи всей собранной силы, открою ему проход. И дальше он достроит сам коридор прямо на этот островок.

— Ритуал будет долгий, и мне может понадобиться ваша помощь в процессе. Устраивайтесь поудобнее, я начну. Каори, объясни остальным, что нужно будет сделать.

* * *
Месяц спустя, граница болот. Отряд Нуменора.

— И долго нам ещё ждать? — поинтересовалась Юля Соколова.

— Откуда мне знать, девочка? — пожал плечами Яков Самуилович. — Я помогал вам с сетью. Она была настроена на одного человека — на Руслана Мераева, чей духовный след (прим., автора — для мастеров магии это нечто даже более надёжное, чем ДНК) мне был предоставлен. Сигнал привёл нас сюда, но в туман этих болот устроен так, что сбивает все отслеживающие техники. Пока он не выйдет из болот, ничего определённого я вам не смогу сказать.

Хоть Руслан и самонадеянно полагал, что сигнальная сеть Нуменора не в силах его отследить, это было не совсем так. Та её часть, что установили мастера самого анклава, действительно была не в силах обмануть Системного Лорда и выше — уж слишком протяжённой была сеть, слишком огромное расстояние она охватывала. Попробуй Руслан прокрасться в город или крепость, в которой Нуменор установил нечто подобное, и у него ничего бы не вышло, но в данном случае пришлось жертвовать качеством ради количества, ибо иначе даже Нуменору бы не хватило средств охватить весь Финголфриан.

Но к сожалению, Руслан не знал о существовании такого специалиста, как Яков Самуилович. Произошло это не потому, что кто-то от него сокрыл эту информацию, а по гораздо более прозаичным причинам — никто просто не подумал о том, что вечно занятому лидеру Лесников, как они себя теперь в шутку называли, может эта информация пригодиться. О роли Якова Самуиловича упоминали, когда рассказывали Русу детали подготовки операции по его спасению, но под завалами более актуальной информации о старом еврее позабыли.

Но вот только Нуменор о нём не позабыл. И за определённые средства сей наёмный специалист согласился помочь Артуру в деле поимки его врага. В сам лес он, естественно, соваться не собирался, но доработал сигнальную сеть таким образом, что при соприкосновении с Русланом, Андреем и Каори, чей духовный след был предоставлен присоединившимся к Нуменору Хасаном, немедленно посылал сигнал об этом. Тонкость работы старого еврея заключалась в том, что обнаружить эту закладку было невозможно, если не знать заранее о её существовании. В принципе, учитывая талант Руслана к Воле, он мог бы обнаружить эту хитрость и так, но, к сожалению, слишком небрежно отнёсся к ней, расслабившись от того, что ещё никого из их людей эта сеть не остановила. Можно даже сказать, что гордыня Руслана сыграла с ним злую шутку.

— Мы тут уже месяц торчим. Всё-таки стоило сразу идти в топи за ним, а не ждать тут — проворчала Юля, обращаюсь уже к Максуду.

Сейчас здесь присутствовало два Системных Князя, она и Максуд, полсотни Лордов (Руслан ещё не знал, но в последние месяцы Нуменор набрал уже три с половиной сотни Лордов в Свои ряды и стал в военном отношении, пожалуй, сильнейшим анклавом на Этаже) и трёхтысячный отряд отборных воинов рангов Генерал и Полководец. Засада была подготовлена по всем правилам, и из этого капкана Руслан не должен был выбраться.

Сам Артур и прочие Князья, как и основные силы анклава, последние три недели были заняты тем, что сокращали Чёртову Дюжину до обычной. Китайский анклав Белые Тигры, занимавший раньше восьмую строчку рейтинга, в союзе с десятком сильнейших анклавов второго эшелона попытался отнять часть владений Нуменора, пользуясь внутренним конфликтом в анклаве и тем, что изрядная доля сил анклава была занята контролем Финголфриана.

Вернее, так казалось со стороны. Артур давно наращивал боевую мощь Нуменора, не жалея для этого никаких средств. И конфликт с Русланом обернул к своей выгоде, внушив Белым Тиграм, что сейчас лучший момент для того, что бы отщипнуть кусочек от беспокойного соседа. И теперь никто не мог поставить в упрёк их анклаву то, что они творили — ведь именно Белые Тигры начали войну. А союзники Нуменора, Красная Уния и ещё два анклава из первой десятки, были заверены в том, что получат свой кусок пирога, не прилагая особых усилий. Всё, что от них требовалось, это обозначить то, что в случае, если китайцам кто-то попробует помочь, они немедленно выступят на стороне Артура. И потому весь Этаж с интересом наблюдал, как Нуменор медленно, но верно пожирает своего обнаглевшего конкурента.

Однако о Руслане всё ещё не забыли. И несмотря на то, что разъярённый прошлым поражением Абрахам рвался мстить, отправлять пришлось именно Максуда и Юлю, ибо Абрахам был нужен на фронте. Причиной поражения Абрахама в бою с Русланом во время экзамена послужили ограничения, что были на него наложены согласно правилам Башни. Ему было запрещено использовать всё то, что он изучил на десятом Этаже и большую часть артефактов, полученных после подъема на десятый. Ни техники усиления Волей, ни дорогие одноразовые артефакты, ни зелья… Собственно, благодаря этому Руслан и победил.

Это поражение стало для гордого Князя настоящим кладезем мотивации, из-за чего тот отдавал все силы саморазвитию. Тем не менее, несмотря на всё его желание отправиться за Русланом, Артур ему запретил это, опасаясь, что из-за его импульсивности вся идея с ловушкой может рухнуть.

— Он идёт! — внезапно воскликнул Яков Самуилович, не дав разгореться очередному спору на тему пустой траты времени. — Причём в нашу сторону! Готовьтесь!

Все споры были мигом забыты. Воины торопливо занимали свои позиции, готовясь замкнуть кольцо окружения, как только враг явится. Благодаря Якову Самуиловичу, здесь был создан огромный магический конструкт, укрывающий всех присутствующих от чужого восприятия. Сделан он был на всякий случай и вышел в копеечку, ведь дать гарантию, что Русла будет возвращаться тем же путём, что пришёл, никто не мог. Но они не прогадали, и сейчас готовились пожинать плоды своей предусмотрительности.

* * *
— Ну, вот, походу, сейчас всё и начнётся, — заметила Алёна.

Рядом с ней стояла закутанная в плащ фигура. Стоя вдвоём под неким пологом, который предоставили девушке перед отправкой сюда, они могли спокойно наблюдать за всем происходящим. Самоуверенные Нуменорцы не особо обращали внимания на двух недавно появившихся здесь человек с аурами Командиров, считая их лишь парочкой местных сборщиков ресурсов. Вернее, у них не было на это времени, ведь те появились буквально за пару минут до прибытия Руслана. А так как сил что-то изменить двум бойцам столь низкого уровня явно не хватило бы, на них просто плюнули.

А тем временем Руслан и сопровождающая его Каори уже влезли в капкан. Десятки фигур взмывали в воздух, окружая парочке все пути к отступлению. Те настороженно замерли в воздухе, видимо, готовясь принять бой.

— К сожалению, мы не успели предупредить Руса, — констатировала девушка. — И что теперь будешь делать? — с любопытством поинтересовалась она.

— Ждать и смотреть. Если ему не понадобиться наша помощь, то просто уйдём. Будет проигрывать, мы вступим в бой, — спокойно ответила та.

— Кто это — мы? — поинтересовалась Алёна. — Ты их состав видишь? Там половина рядовых бойцов сильнее меня. Да и ты, уж извини, далеко не самый великий воин. Мы просто ничего не сумеем сделать. Лучше заранее начать продумывать варианты, как его из плена вызволить — они точно собираются брать его живьём.

— Ты не так умна, как думаешь, Алёна, — холодно ответили ей. — И уж точно не настолько хорошо осведомлена обо всём, что твориться в мире. Так что молчи и смотри.

А тем временем в небесах раздался ужасающих грохот, от которого у смертных бы уши заложило на несколько часов. Там, в мрачных небесах, хмуро взирающих на всё происходящее, Руслан Мераев во всю показывал, почему он считается великим воином и почему его прозвали Мясником. Он и девушка-японка, сопровождающая его везде и всюду, давали на удивление неплохой отпор нападающим. Руслан взял на себя защиту, настоящими огненными цунами выжигая все атаки врагов и обрушивая своей Волей все попытки врага сковать их, девушка же, не теряя времени, била по слабейшим бойцам вражеских войск, вырезая Генералов.

— Зачем они бьют слабаков? — нахмурилась фигура в плаще. — Это не поможет им прорваться.

— Это основа военной тактики, — ответил неожиданно появившийся высокий мужчина.

Он обладал льдисто-голубыми глазами, русыми волосами и бородой, тоже русой и связанной в длинную косу. У него были аккуратно выбритые виски, плащ и тускло поблескивающие доспехи из сплава чёрного железа. Две одноручных секиры на поясе завершали образ классического викинга из легенд.-

— Выбей первыми слабаков, что держат грани ловушки, а затем принимайся за тех, кто посильнее. Но это им сейчас не поможет, слишком не равны силы. Впрочем, — задумчиво добавил он. — Если он таков, как мне рассказывали, он явно что-то задумал, помимо столь очевидных попыток. Уверен, это не попытка сбежать, ведь он и сам прекрасно понимает, что не получится. Но судя по тому, что я вижу, он способен в одиночку дать бой обоим Князьям и, возможно, даже победить. Вот только остальная толпа не даст ему это сделать. Они до сих держаться, кстати, за счёт магии Астрала. Он очень хорош в ней.

И тут само небо затрясло. Облака на многие десятки километров вокруг начали скручиваться спиралью, загрохотал гром и засверкали вспышки золотых молний. Воля Мясника заполонила всё вокруг, а затем Руслан нанёс свой удар. Десятки, сотни, а затем и тысячи золотых молний ударили во врагов.

Удар был действительно хорош. Очень, очень хорош. Но и противники у Мясника были не грушами для битья.

Навстречу молниям, прямо в облака, из которых сыпалась сама смерть, поднялись гигантские вихри, разрывая их на клочки. Один, два, три… Вскоре больше трёх десятков смерчей протянулись от земли к небесам, разрывая облачный покров, ломая заклятие и сминая удерживающую их Волю мага. Два Князя замерли в противостоянии ультимативных заклятий, растрачивая огромные силы.

Князь-женщина же тем временем готовила свой удар. Руслан был защищён коконом пламени, его союзница же уже была скручена и взята в плен подчинёнными двух Князей из Нуменора. Враг потерял несколько сотен Полководцев и Генералов за это сражение — но не более того. Слишком чудовищная разница в числе, силах и подготовке была между двумя сторонами в этом сражении.

— Она собирается использовать что-то такое, что не убьёт его, но пленит, — заметил викинг.

— В атаку, — коротко бросила фигура.

Собравшиеся к этому моменту воины, около семи сотен, взмыли в небо. Облачённая в плащ предводительница прибывших бойцов кинулась к Юле, на ходу вспыхивая всей мощью Системного Князя. Викинг же, сам являвшийся Системным Лордом, благоразумно не стал влезать в бой Князей. Он и ещё три десятка Лордов напали на удерживавших Каори врагов. Неожиданная атака принесла свои плоды, разбив построение не ожидавших подобного поворота нуменорцев.

— Ты кто, нахуй, такая?! Ты хоть знаешь, на кого руку подняла, тварь?! — взревела отброшенная неожиданной атакой Юля.

Что бы спастись, ей пришлось прервать почти готовое атакующее заклятие и направить все силы на защиту. И даже не смотря на это, напавший на неё противник обладал столь чудовищной физической мощью, что девушка, кувыркаясь, улетела далеко в сторону.

Тем временем молнии медленно, но верно начали душить воронки вихрей, что пытались сломить заклятие Мясника. В противостоянии один на один Максуд оказался не ровней своему именитому сопернику. Эта парочка, замершая в напряжённых позах, явно не замечала происходящего, поглощённые своей битвой. Их бой шёл сразу на многих уровнях, от атак Волей до обмена ударами высшей магии — и это при том, что оба поддерживали свои ультимативные заклятия. Уровень напряжения был запредельный, и сражаться подобным образом никакому, даже сильнейшему Лорду, было не под силу. Слишком много всего происходило в единый миг меж сцепившимися номером три Нуменора и Русланом.

— Знаю, конечно, — ответила фигура, скидывая капюшон. — На наглую, дешёвую и безграмотную хабалку, слишком многое о себе возомнившую. Я вырву тебе глаза, язык и кишки, мерзкая проблядь, за то, что ты осмелилась поднять на него руку.

— Да быть того не может… Ты?! — изумлённо выдохнула Юля.

— О, ещё как может, — усмехнулась её визави, бросаясь в атаку.

И лишь длинные рыжие волосы сверкнули в очередной вспышке молний.


Глава 8


Я слишком расслабился. Уверовал в своё превосходство, начал считать себя умнее прочих и как результат — выгрызаю себе возможность выжить. Стоило сотням воинов Нуменора взмыть в воздух, беря нас в кольцо и замыкая ловушку, как мне пришло оповещение о том, что моя точка привязки для воскрешения принудительно изменена с домика в Финголфриане на некий замок с интересным названием «Пристанище Бездны».

К моему удивлению, у врага оказалось два Князя. Вернее, не совсем так. Удивило меня то, что эти двое по моим сведениям должны были быть всё ещё Лордами. Юля и Максуд, экипированные по самое не хочу дорогими артефактами, видимо, стали Князьями не так давно. Каждый из них по одиночке сильно уступал мне в силе, но вдвоём, при поддержке тысяч Генералов, сотен Полководцев и десятков Лордов… Всё, что я мог, это защищаться и готовить нечто ультимативное, надеясь, что смогу этим ходом проложить путь к бегству. Но надежды на это было мало.

К сожалению, затягивать бой было нельзя. Мы с Каори тратили огромные силы на то, что бы нас не смяли, и даже пока что успешно, но враги и не особо усердствовали пока что. Они медленно и методично давили нас атаками, прекрасно понимая, что у нас скоро попросту кончится энергия, и тогда нас можно будет брать тёпленькими. И даже то, что девушке периодически удавалось ранить или прикончить Генералов из числа нападавших, не могло как-то повлиять на общую ситуацию. Мы медленно, но верно проигрывали.

То заклятие, что я сейчас готовил, было больше инстинктивным творением. Можно назвать это внезапным просветлением прямо в бою. Изначально я собирался использовать пламя для решающей атаки, но попытки что-либо сплести из него постоянно срывались. Огненный Шторм сейчас был бесполезен, ему просто не хватило бы ни мощи, ни скорости для того, что бы что-то изменить. Да, Каори периодически прореживала ряды врагов, используя Казнь Ветров, но её навык был куда быстрее в активации и атаке. Враг постоянно ждал удара именно от меня, поэтому девушке и удавалось пробивать их коллективные щиты — против неё работали лишь Генералы.

Если я использую свой коронный удар, они мгновенно воздвигнут защиту. И я напрасно потрачу прорву сил. Я чувствовал, как паутина огромного, могущественного заклятия врага постепенно смыкается вокруг нас. Противник готовил что-то грандиозное, что-то такое, что не убило бы нас, а лишь пленило, и это нечто смело бы любую нашу защиту, как волна смывает замок из песка на берегу моря. Не знаю, зачем им были такие сложности, ведь реши они нас просто и без затей сразу прикончить, мы бы уже очнулись в том самом «Пристанище Бездны». Из которого едва ли сумели бы выбраться, не зря же они установили точку возрождения именно там, а не прямо здесь же.

В общем, с огнём ничего не получалось, и я, неожиданно даже для себя, призвал молнии. Непривычный мне Гнев Небес, а нечто более объёмное и мощное, к тому же весьма энергозатратное. Наверное, мне подспудно вспомнилось то заклятие, которым Феникс едва не прикончил Антараса, заставив могучего дракона улепётывать. И я потянулся к своему Алтарю Лорда, что располагался в солнечном сплетении, щедро черпая из него энергию и выбрасывая прямо в небеса. И к ней, к этой энергии, начали стекаться настоящие реки первозданной мощи из окружающего мира, словно откликаясь на мой зов. Густые, чёрные тучи, с воем и грохотом, сверкая вспышками золотых молний и гремя раскатами разъярённого грома, закружили свой хоровод в небесах и затем обрушились на моих врагов, неся ужас и смерть.

Только вот враги оказались тоже не лыком шиты. Моей атаке противопоставил своё ультимативное заклятие Максуд. Закрутились воронки смерчей, вонзаясь в жирные туши облаков, стремясь разорвать их, рассеять на мелкие, бессильные облачка мою огромную тучу, и я вынужден был переключить большую часть своих сил и внимания на противодействие нуменорскому Князю. Оставшиеся силы мне пришлось использовать для собственной защиты.

Я был сильнее, опытнее и обладал гораздо более плотной энергией, чем мой враг. Моё заклятие было само по себе значительно сложнее и могущественнее, чем его контратака. Но на стороне врага было два фактора, сводящих на нет мои преимущества и заставляющих меня напрягать всю Волю и мастерство в попытках удержать свою магию.

Первым обстоятельством была экипировка и оружие. И то, и другое качеством если и уступало Артуровой, то очень незначительно. Глава Нуменора не скупился на действительно ценных и верных соратников, щедро вкладывая в них всё лучшее, чем обладал. Так что более низкую плотность энергии и личное мастерство врага компенсировались артефактами, что усиливали его связь со стихией и помогали куда проще и с намного меньшими паразитными затратами использовать Дух. Я же, к сожалению, вырос из той экипировки, что у меня была прежде. А чего-то стоящего пока просто не мог приобрести — деньги и ресурсы требовались на иные нужды. Планировалось, что я полностью экипируюсь тогда, когда мы получим первые партии Чёрного Железа.

Вторым фактором было то, что я был вынужден немалую часть своих сил тратить на собственную защиту. Юля готовила какую-то свою атаку, которой намеревалась пробить мою оборону, да и бойцы их войска не дремали, так что тридцать процентов своих усилий я был вынужден направить на поддержание сферы пламени, что буквально выжигала любые вражеские атаки. И это при том, что большая часть вражеского войска вообще не участвовала в бою, сплетая некое коллективное заклятие, суть которого я ещё не распознал.

Вообще, несмотря на всю ущербность Системных навыков, у них было одно преимущество перед личной магией. И заключалось оно в скорости сотворения. Дело в том, что магия, лично разработанная человеком, многократно превосходила почти во всех аспектах Системные аналоги. Мощь, объём энергии, которую можно было вложить, разнообразие задействованных в нём стихий и аспектов, гибкость в вопросах применения в различных обстоятельствах — всё это оставляло далеко позади предоставленные системой «костыли». Да они и нужны-то были, по сути, что бы научить и дать основу для разработки своих чар. Любой нынешний Полководец средней руки скрутил бы меня пятилетней давности, до входа в Башню. Просто потому, что использовал свои наработки против моих Системных навыков. И не помогли бы ни ранг Лорда, ни прочее. Я бы просто проиграл мастерству.

Но при всём при этом был у навыков, дарованных Системной один плюс. Не перекрывающий прочие минусы, но тем не менее позволяющий не отбрасывать эти навыки за ненадобностью в дальний угол своего арсенала способностей. И этим плюсом была скорость исполнения. В отличии от пусть могучих, но громоздких творений нашей собственной магии, требовавших от нескольких пары-тройки десятков секунд на сплетение и насыщение энергией, навыки Системы активировались почти мгновенно. И потому в экстренных ситуациях, когда не оставалось времени на долгое плетение сильных заклятий, можно было попросту «отплюнуться» Системным навыком, что бы выиграть себе несколько лишних мгновений.

В момент, когда к нам явилась неожиданная подмога, я понял, что это единственный шанс переломить ход боя. К счастью, неожиданные союзники оказались достаточно многочисленны и сильны, чтобы сорвать плетение почти готового вражеского заклятия. Я буквально всей душой ощутил, как рассасывается в воздухе могучая энергия, собранная тысячами врагов. И, не медля ни мгновения, принял рискованное решение. Отбросив свою защиту, я обрушил на Максуда Белое Пламя — мой Системный навык Высшего Ранга.

Разумеется, даже рассчитывать на то, что подобное убьёт Князя, не стоило. Без труда отразив мой удар щитом из ярко-белого, ослепительного сияния, Максуд, тем не менее, допустил одну оплошность. Борьба наших заклятий шла на уровне не только прямого противостояния энергий, иначе я бы уже проиграл. В первую очередь, стремясь одолеть противника, мы с ним оперировали Волей. Найти малейшую брешь в сплетении силы врага, направить туда укол, одновременно отражая аналогичные попытки противника и при этом не забывая направлять энергию и основную силу столкнувшихся заклинаний туда, куда нужно было конкретно здесь и сейчас… Это было больше похоже на шахматную партию, чем на сражение. А учитывая, что в вопросах Воли со мной мало кто мог потягаться, даже секундное отвлечение Максуда от основного поединка окончательно лишило его инициативы.

Загрохотал ещё яростнее гром, и потеснённые было тучи плотнее сомкнулись над воронками врага, душа их щупальцами золотых молний, вырывая целые клочки и разрушая их структуру. С каждым мигом становилось всё очевиднее, что победа в этом противостоянии за мной. Я отбросил все мысли о самозащите, положившись на нежданных союзников и сосредоточившись на атаке. Конечно, неприятно, когда сохранность твоей тушки приходится доверять незнакомцам, но был ли у меня выбор? Если хочу сбежать отсюда — то нет.

Наконец, грозовые тучи из чёрных начали сиять золотом, наполнившись всей мощью, что я сумел собрать. Я в любой миг мог сломить сопротивление Максуда и ударить по противнику, но я не мог этого сделать без риска для тех, кто пришёл мне на выручку. Поэтому я раскинул восприятие, стараясь разобраться в происходящем. Если Лордов врага я сразу пометил и теперь не испытывал трудностей с их определением, то вот враги рангом ниже… Ладно, нападём исключительно на Лордов.

Последнее, запредельное усилие — и с небес полился настоящий дождь из молний, что порвал на клочки остатки заклятия моего врага. А затем, ведомые моей Волей, обрушились на Лордов врага.

К сожалению, несмотря ни на что, это были не Лидеры, Командиры или даже Генералы. Это были Бессмертные, Лорды, что шагнули за грань смертных и притронулись к вечности. И такие существа обладали достаточной силой, что бы пережить пусть очень сильную, но всё же массовую атаку одного единственного Князя. Им всем изрядно досталось, но ни один не погиб напрямую от моего удара.

— Веди обратно в болота! — закричала мне в лицо Алёна, неизвестно как здесь оказавшаяся. — Немедленно назад! Тут нам не удержаться!

Я был вымотан после своего заклятия. Мой удар, хоть и не перебил свору Лордов, но позволил моим спасителям оттеснить их, однако Полководцы и Генералы готовились поддержать своих, и тогда нам точно конец. И как бы я не хотел скрыть существование в Топях портала, выбора у меня не было.

— Зови их, — прохрипел я. Горло, отчего-то, совсем пересохло.

Мы рванули назад. Пришедшая мне на помощь предводительница подкрепления к тому моменту уже отправила на перерождение Юлю. И она же прикрывала отход, отступая в арьергарде. Аура была мне смутно знакома, вызывая какие-то смутные воспоминания, но кто это именно, я понять не мог. Возможно, когда я видел в последний раз этого человека, она была ниже рангом? Каждое возвышение сильно меняло ауру и энергетическое тело человека, делая их почти е узнаваемыми. Это как встретить человека, которого последний раз виде шести-семи летним ребёнком, а сейчас видишь двадцатилетним молодой девушкой. Вроде что-то знакомое есть, но если не присматриваться, то хрен разберёшь. А времени присматриваться у меня не было. На голове же у неё был капюшон. Вроде краем глаза я видел, как в начале боя она его скидывала, но времени присматриваться не было совершенно.

До границ болот, если лететь на полной скорости, было минут десять. Разумеется, выжать сейчас из себя полную скорость мне было сложно, всё таки мне пришлось потратить почти все силы в противостоянии с ублюдком Максудом, но всё равно шансы сбежать у нас были очень велики. Наши Лорды, во главе с их Князем (или Княгиней, хотя хрен знает, как правильнее), коллективно держали щит и огрызались на вражеские атаки. Несмотря на численный перевес, у врага погиб один Князь и был полностью истощён второй, так что перевес перестал быть столь значительным.

Тысячи две врагов врагов гнались примерно за пятью сотнями, и, казалось, не собирались упускать свою добычу. Но всё изменилось, когда мы достигли болот и их странного тумана. Да, Лорды, а тем более Князья вполне были способны сканировать через него, но Лорды — на расстояние от пятисот шагов до полутора километров, а Князья — от пяти до девяти. Так что оставалось лишь оторваться на достаточное расстояние, что, хоть задачей из разряда лёгких не являлось, но было вполне нам по силам.

* * *
— И что теперь делать? — мрачно поинтересовался один из Лордов, сидящих у огромного, поддерживаемого лишь магией костра.

— Отступать нет смысла, — ответил Максуд. — Даже если не поймаем врага, обыскать эти места мы обязаны. Не зря же Руслан сюда выбрался из своих лесов. Бояться врага не приходится, стоит им высунуть нос — перебьём.

— Но Юли с нами уже нет, — напомнила одна из присутствующих на импровизированном совете девушек.

Все присутствующие были Системными Лордами. Остальные бойцы держали периметр и обустраивали постоянный лагерь. После двух дней скитаний по болотам в попытках настичь ускользающую дичь Максуд отдал приказ прекратить погоню и разбить лагерь. Юлю, после их фиаско, отозвал на фронт Артур, передавший приказ Максуду перерыть эти болота вверх дном, но разобраться, на кой хуй они понадобились их врагам. Чем он и собирался заняться.

А как всё хорошо начиналось… Если бы не эта глупая затея с пленением Руслана без убийства, которую предложила его напарница и с которой он имел глупость согласиться, они бы прикончили Мясника меньше чем за минуту. И не спасло бы его ни хвалёное мастерство, ни ещё более прославенная способность вылезать сухим из воды при любых обстоятельствах. Он бы попросту сдох и возродился бы в специальной тюрьме, выстроенной для подобного рода пленников — Лордов и Князей. И хоть последних там ещё не бывало, но они проверяли — подобные казематы, выстроенные за огромную цену и окружённые десятками слоёв разнообразных чар, удержали бы в плену даже Артура.

Но нет, они решили спеленать и допросить врага прямо на месте. Что бы не тратить время, что бы на месте узнать всё, что есть ценного в этих болотах, ведь в то, что он сюда пришёл просто так они не верили. Ушлый Мясник везде искал свою выгоду, и наложить лапу на то, ради чего он вылез из своей берлоги. Ничто человеческое ни Максуду, ни Юле не было чуждо, а в Нуменоре всё ещё было в силе право наложить лапу на часть добычи, даже если она была стратегически важной для анклава. И если они раскололи бы Мясника сами, прямо тут, они бы с полным на то правом сумели бы поживиться первыми. А вот если бы это сделали их коллеги в крепости, куда должно было перекинуть пленников, то добыча была бы в первую очередь общей всего анклава.

Нет, конечно, они бы всё равно получили бы определённую долю, но значительно меньшую. И после короткого совещания, в котором приняли участие и Лорды, было решено пленить его на месте. Что было куда более сложной задачей, чем банально убить. И потому большая часть Лордов была занята в процессе боя тем, что сплетала заклятье, что смогло бы надёжно сковать целого Князя. И именно эта их жадность стала причиной того, что враг выскользнул из ловушки. А вот человек, что помог Руслану выскользнуть из их рук, стал поводом для серьёзных вопросов со стороны Артура к его заместителю. К нему, к Максуду, ибо именно он уверял в своё время своего друга и шефа в том, что Хельга Лаас, спутавшись с Адрианом Сфорца, точно утратила любой интерес к Мяснику.

И вот теперь эта самая Хельга приводит отряд, который сама и возглавляет, и ломает все их планы. И сейчас Максуду требовался хоть какой-то результат, что бы по возвращению в метрополию оправдаться перед Артуром.

С одной стороны, участие Алёны в этом деле никого не удивило. Они довольно быстро установили, что та поддерживает Руслана, и начали своеобразную игру. Игра называлась «мы знаем, что вы знаете, что мы знаем, но всё равно будем делать вид, что верим вам». Так что открытием присутствие среди беглецов для них не стало. Тем не менее, Алёна с её сетью шпионов по всему Этажу играла важную роль для их союзника, Унии, и потому трогать её без веских доказательств было нельзя. А веских доказательств, до этого дня, у них не было.

Собственно, к злости Максуда, их и сейчас не было. Девушку так и не поймали за руку, а то, что он ощутил её ауру, доказательством быть не могло. Ибо ауру и подделать можно. И вот теперь Максуд вынужден был окапываться посреди болота, ожидая подкрепления в виде рядовой пехоты из Нуменора.

— Юля нам тут и не нужна, — резко ответил Максуд. — Пока задача разобраться, чего ради сюда выполз Руслан. Обустраиваем лагерь, готовимся ставить маяки и блокпосты сетью вокруг лагеря и обшаривать здесь каждый камень. Через пару дней сюда подтянутся подкрепления, так что недостатка в бойцах у нас не будет. А пока я желаю выслушать отчёты о проделанной работе, запросы на тему того, чего не хватает и предложения по конкретным вопросам. А именно — обыск болота, анализ местных монстров и виды полезных ресурсов. А так же варианты, где лучше раскидать наши посты и заставы…

* * *
— Итак, не хочешь пояснить мне, зачем ты влезла со своей помощью? — поинтересовался я, глядя на сидящую напротив меня Хельгу.

Системным Князем со смутно знакомой аурой оказалась именно она. И я решительно не понимал, чего ради та, кто максимально от меня открестилась и ушла к другому, влезла в ненужные разборки с союзниками своего анклава. Мне, конечно, хотелось сказать пару ласковых Алёне, что притащила Рыжую с собой, но это потом.

Мы находились на территории моего лагеря во внутреннем мире болот. К счастью, за два дня петляний по болоту мы сумели выкроить время на то, что бы я, отделившись от основной массы союзников, сумел открыть портал. Затем Каори привела их на место портала и мы переправились на эту сторону, в микромир топей. К счастью, врагам не хватило бы сил обнаружить портал, и мы решили некоторое время отсидеться здесь.

Мне очень не хотелось открывать секрет этих мест посторонним, но времени и возможности найти альтернативный выход из ситуации не было. Я даже клятвы с них взять не успел, ибо тупо не было времени. Но если кто-то думал, что здесь, уже на своей территории, я дам слабину, то этот кто-то сильно ошибался. Да, при желании десятки Лордов и сотни Генералов и Полководцев во главе с Князем способны раскатать мой, пока не так уж и укреплённый, лагерь по бревнышку. Но это если не учитывать одно «но».

Лагерь, в котором мы сейчас расположились, медленно брали в кольцо войска Бенаки Вайзарда. И пусть по отдельности бойцы Астрального Князя уступали бойцам аналогичного уровня развития хуннусов (причем очень значительно), то вот их число с лихвой компенсировало этот недостаток. И сейчас десятки тысяч астральных тварей ждали лишь сигнала к атаке. Который я бы подал, что бы истребить не званных спасителей, чей слишком своевременный приход и слишком уж успешная помощь сильно напоминали мне постановку, разыгранную с целью понять, что скрывают болота. И единственная причина, почему я ещё не послал этот сигнал, сидела напротив меня в командирской палатке, с улыбкой глядя мне в глаза. И честно говоря, несмотря на всю злость и настороженность, в глубине души во мне пробивался робкий росток надежды. Надежды непонятно на что, которую я старательно пытался давить.

И судя по удовлетворённому выражению лица девушки, выглядящей сейчас лет на двадцать пять, она эту мою непонятную мне надежду видела. Всем своим женским, необъяснимым для меня даже сейчас, не смотря на всю мою Волю, познания в магии и сверхразвитые инстинкты нутром ощущала, как всё сильнее разгорался во мне огонёк былой страсти, так и не затушенной мной до конца страсти. Как бы я не повторял себе, что между нами всё кончено, что я теперь по одну сторону баррикад, а она по другую…

Всё равно мне хотелось встать, пинком отшвырнуть разделяющий нас стол и подойти к ней. Взять на руки, прижать к себе и зарыться носом в эти кудрявые, непослушные рыжие пряди и вдыхать такой родной, пьянящий сиренью с лёгкой ноткой мускуса…

И потому во взгляде девушке я читал глубоко запрятанную, незаметную постороннему наблюдателю, но такую очевидную для меня лёгкую усмешку. Мол, кого ты обманываешь, Рус? Я вижу тебя насквозь. Хватить страдать хернёй и возьми меня на ручки. Я соскучилась.

И меня рвало изнутри от этих противоречивых чувств. Я держал себя в руках, меня глодала обида, которую я до этого прятал даже от самого себя, считая себя слишком циничным и жёстким человеком для подобного. И, как оказалось, я переоценивал свою жёсткость.

— Я рада тебя видеть, Русик, — сказала она, игнорируя мой вопрос. — Расскажи, как ты жил? Что видел в своих странствиях? Как тебе жилось? Я соскучилась по тебе, мой огненный рыцарь.

— Прекрати паясничать! — прорычал я. — Я задал чёткий вопрос и жду на него чёткого ответа.

— Как всегда — дела прежде всего, да? — вздохнула она. — Ну ладно. Алёна, к сожалению, проморгала кое-что. А именно — тот факт, что по твоим следам двинулись Юля и Максуд с немалыми силами. Я разобралась в ситуации и собрала всех своих последователей, что бы помочь тебе, потому что была в курсе, что ты без свиты. Есть один человек, крайне своеобразный наёмный специалист по имени Яков Самуилович Зильбер. Лучший знаток ритуальной магии. Не знаю, каким образом, но ему удалось по заказу Нуменора выследить тебя. Так вышло, что одна из его учениц мне кое-чем обязана. В качестве благодарности она обязалась мне сообщить, если они выйдут на тебя. Вот так я и узнала о происходящем.

— Я спросил не как ты узнала, а зачем влезла, — напомнил я.

— Глупый вопрос, Рус, — пожала она плечами. — Я думала, нас связывают какие-никакие, но отношения. И это не говоря уже о том, что я тебе многим обязана.

— Отношения?! — с сарказмом переспросил я. — А с итальяшкой тебя что связывает?

Она смотрела на меня с нечитаемым выражением лица, пока я всё сильнее закипал. Да, я ревновал! И что?!

Через минуту игры в гляделки она фыркнула и, наконец, заговорила.

— Я думала, что ты, вместо того, что бы собирать сплетни, придёшь ко мне и прямо спроси…

— Да? Интересно, что же мне помешало? То, что меня предали и попытались прикончить былые соратники? Что моя женщина спуталась с каким-то гандоном-ботаником из Евросоюза? И даже этого не скрывала! — взорвался я, вскакивая и невольно выпуская свою Волю.

— Руслан, которого я знала, пришёл бы ко мне и взял за гриву, потребовав ответа, а не сидел бы, прячась по лесам, — медленно процедила девушка, поднимаясь. — Не играл бы в старую бабку, живущую сплетнями и не строил бы всяких предположений. Его, того Руслана, не остановили никакие преграды. И он бы точно не орал на меня, как истеричная баба, а попытался бы выслушать! Но, видимо, несколько лет самостоятельного плавания превратили тебя в обычное инфантильное хамло!

Думаю, столкновение наших Воль можно было ощутить за много километров. В палатку заглянули Би Рён и здоровяк, пришедший с девушкой, но она бросила на них гневный взгляд, и обоих как ветром сдуло.

— Тебя не смущает, что на мне сейчас ответственность за тысячи людей?! Что я персона нон грата повсюду? Что у меня нет времени и сил разбираться с каждой шлюхой, что решила пристроить свою пи…

В следующую секунду я, кувыркаясь, вылетел из палатки. Хрупкая, на первый взгляд, ладошка моей былой возлюбленной, оказалась на удивление тяжела. Давно я не получал такой оплеухи. Под удивлёнными взглядами присутствующих (в числе которых оказался и сам Бенаки), я встал, потирая ушибленную щеку. Из палатки спокойным шагом вышла девушка. Не обладающий Волей человек, вероятно, мог купиться на спокойное выражение её лица, но любой, даже самый бездарный Лидер ощутил бы клокочущую ярость, которую она испытывала. Даже мой гнев как-то терялся на этом фоне.

— Повтори ещё раз, Руслан Мераев, как ты меня назвал. Повтори, а то я не расслышала. Кажется, ты окрестил меня шлюхой? Я ведь не ослышалась?

Я на секунду дрогнул. Чего она так злиться-то? Ну, грубо, конечно, но…

— Молчишь? Ну молчи, молчи козёл, — прошипела она.

Подойдя ко мне вплотную, она встала в полушаге от меня. Наверное, это выглядело комично — огромный, двухметровый мужчина и хрупкая, невысокая девушка, что яростно уставилась на него. Только вот от нашей Воли всё вокруг слегка потрескивало, как от разрядов статического электричества. На нас смотрели сотни глаз, но её это, похоже, ничуть не смущало. В лагере царила удивительная тишина.

— Я ждала. Я верила, я надеялась, что вернувшись ты, если и не навестишь меня сам, то хоть передашь мне весточку через кого-нибудь. Я собиралась сорваться к тебе по первому слову. Но ты не пришёл. И не прислал мне ни слова. Мне пришлось всё это время, с тех пор, как я заподозрила Артура в том, что он принял задание от своего предка, Мертольда, активно делать вид, что я больше не с тобой. Твой умник Андрей узнал о готовящемся со стороны Артура от моих людей. Именно благодаря мне твои люди всё ещё получали алхимические реагенты и зелья. Я не знала, кому можно верить, а кому нет, и потому скрывалась ото всех.

— Но ладно, ты не пришёл. Ты промолчал. Ты поверил сплетням. Я смирилась, я объяснила себе это твоей ситуацией. Пришла на помощь в самый ответственный момент и спасла твою шкуру. Ну ладно, думаю, уж сейчас то мы нормально объяснимся. Но что я слышу?! Что я КАКАЯ-ТО ШЛЮХА!? Отлично, Руслан. Оч-чень приятно от тебя это слышать.

Я молчал, не зная, что сказать.

— Знаешь, ты можешь думать что хочешь. Но…

— Прости, — прервал её я. — Прости, рыжик.

Мы стояли, молча глядя в глаза друг другу. Нам больше не нужны были слова, мы говорили самой нашей Волей. И я чувствовал, как невольно краснею от стыда. Ведь я действительно не удосужился всё проверить сам…

— И вообще, Адриан Сфорца — гей, придурок бешеный, — сказала девушка.

Что я мог на это ответить? Не знаю. Поэтому вместо слов я наконец обнял её и зарылся в эту прекрасную, рыжую копну волос, пахнущую сиренью и лёгкой ноткой мускуса…


Глава 9


Долго предаваться сантиментам я в тот день не стал. Не в моём духе все эти слезливые драмы, знаете ли. Пообнимавшись с Хельгой несколько секунд, мы отстранились и ушли в шатёр, и в тот день нас никто не тревожил. Всё оставшееся время тех вечера и ночи мы посвятили друг другу.

Мы уже успели забыть тепло друг друга. Тот огонь, который рождался в минуты нашей близости, и которого мне так не хватало все эти годы. Но в перерывах между сексом мы делились историями и рассказами о том, чем и как жили всё это время.

— Я довольно быстро узнала о том, что Артур очень тобой недоволен, — негромко говорила Хэля, прижавшись ко мне и водя тонким пальчиком по моей груди. — Причём почти случайно. Просто как-то Миша Долгов обмолвился, что ты начудил что-то на первом же Этаже. Желая понять, что конкретно произошло, я в последствии сумела узнать, Артур — прямой потомок того самого Хозяина, с которым у тебя вышла ссора. Тогда я не придала этому особого значения.

— Но постепенно я стала замечать, какой клубок закручивается вокруг твоих людей. Я заметила это раньше, чем Андрей, и передо мной предстал выбор, как действовать. Попробовать открыто чем-то помочь твоим товарищам или сделать вид, что меня это не интересует. Однако в первом случае я бы мало что могла сделать, ибо я в другом анклаве, а во втором, показательно разорвав отношения с тобой, у меня имелась возможность исподволь наблюдать за ситуацией и в случае реальной опасности стать для тебя и твоих людей шансом выпутаться.

— Когда Артур повёл свою армию в лес, штурмовать вашу крепость, я была абсолютно не готова к подобному повороту. Ну, вернее, я думала, что всё начнётся лишь тогда, когда ты поднимешься на Этаж. Тогда ещё одна из учениц Яши не была у меня в долгу, так что предупредить не могла. Я не связывалась ни с Алёной, ни с Андреем, потому, что не была уверена в том, на чьей они стороне. Андрей поддерживал Котова ресурсами, а тот был тем, кто давил на твоих людей, так что не рискнула с ним связываться. А Алёна… Я, конечно, помню, что именно ты ей помог, когда её тиранил Котов, но всё же ты сам знаешь — она в первую очередь торгаш, ищущий лишь своей выгоды.

Вот как… Значит, Андрюха спонсировал Котова, а тот, в свою очередь, через свои связи, стал тем, кто начал травлю. Что ж, когда я вернусь в лес, Андрею придётся очень постараться, что бы объяснить мне этот момент. И если меня не устроят его пояснения по поводу этой информации, я подниму своих бойцов. И, клянусь именем Хунну, в мире станет полутора сотнями хуннусов меньше. Лично выжгу до полного обнуления мразь.

Естественно, я понимал, что у него явно были свои резоны. Мой друг, с которым я начинал свой путь, дураком никогда не был. Умным — да. Хитрым — бесспорно. Скользким — и такое за ним водилось. Но вот откровенной крысоватости за ним я никогда не замечал. Да, я помню, что он склонился в своё время перед Вельзевулом — но это тоже не откровенное предательство. Тогда все выбирали сторону, и он выбрал ту, что обещала ему больше выгоды и возможность воскресить Юлю в будущем. Он сам мне в своё рассказал — те несколько дней с девушкой, в два с половиной раза младше него, стали самыми счастливыми в его жизни. И Вельзевул обещал, что придёт время и он вернёт её ему.

В общем, не знаю, зачем Андрей поддерживал Котова, но очень надеюсь, что меня устроят его причины и объяснения. Но одно могу сказать уверенно — что бы он там не планировал, но кое-чего в устройстве крупных анклавов он, видимо, не понимает. Не будь на то воли самого Артура изначально, все попытки Котова как-то надавить на одну из фракций своего анклава Артур сходу пресёк бы на корню. И вполне возможно, что способом пресечения стала бы отрубленная голова Котова. Мой бывший предводитель, несмотря ни на что, был решительным человеком. Возможно, Некромант был мудрее и способнее, как управленец, но в качествах, важных для военачальника, Артур был выше него. И если бы затравливать моих людей не входило в его планы изначально, Артур за подобные игры на его территории прикончил бы и тех, кто повёлся на посулы со стороны, и тех, кто за этим стоит. И я очень сомневаюсь, что кто-то его бы остановил — ведь прощая подобное и закрывая на это глаза, он бы показал свою слабость. А в наши дни нельзя быть слабым в глазах окружающих. Особенно тому, кто сидит на троне одного из анклавов Чёртовой Дюжины.

— Единственная, кто была на моей стороне и с кем я могла поделиться своими опасениями, это Карина, — продолжила свой рассказ девушка.

— Да ну нахуй, — хмыкнул я. — Эта сука меня ненавидит. Единственное, что может её порадовать больше, чем три члена в ней самой разом — это мои неприятно… Ай! Ты чего? Ай, ай, блять! Всё, я понял, не щипайся!

— Она хорошая, Рус, — заявила мне моя рыжая. — Вы с ней похожи. Будь ты женщиной, ты был бы один в один как она. Просто у вас с самого начала был разный уровень ответственности. Ты всегда в ответе за кого-то, всегда рассуждаешь критериями общего блага и так далее. А она изначально нашла тебя и переложила груз ответственности за свои действия на твои плечи. Затем на плечи Алёны, потом ушла в Унию и так далее… А в остальном, уверяю тебя, вы одинаковы. Разница лишь в половых органах. Даже одинаковы лишены такого понятия, как верность. Что она, как кошка, в любую кровать готова прыгать, что ты та ещё кобелина.

— Ты меня с кем-то путаешь! — вскинулся я. — Я никогда…

— Рус, — засмеялась девушка. — Ты же не думаешь, что я поверю, что половозрелый мужчина три года обходился без женщины, имея твои возможности? Я не маленькая девочка, если ты вдруг забыл, я старше тебя. Не надо мне этих сказок.

О женщины, коварнейшие из всех существ в этом безумном мире! Скажи я сейчас, что она права, и Хельга обидится. Начну отрицать — буду выглядеть идиотом, считающим всех вокруг не умнее подошвы сапога. Не отвечу — тоже будет что-то не так… Поэтому я прибегнул к единственному способу выйти из ситуации — сменил тему.

— А кто твои спутники? Где ты набрала такой отряд? Уж не униаты ли они у тебя? — поинтересовался я.

— Нет, не совсем. Вернее, пока я была в Унии, они тоже считались её членами. Но теперь мы ушли из неё, — пояснила девушка. Судя по усмешке, мой маневр не остался незамеченным. — Со мной пошли далеко не все. Вокруг меня давно начали собираться люди, которым я помогла. Из числа тех, кому я помогала. В основном это те, у кого не было средств оплачивать своё лечения, но получили от меня безвозмездную помощь.

— Я понимаю нищих Генералов. Как-то могу понять бедных Полководцев, — заметил я. — Но нищие Лорды? Это что-то новенькое.

— Рус, а что ты вообще знаешь о пути развития? — поинтересовалась она.

— Я Системный Князь. Не хочу бахвалиться, но я знаю о нём больше, извини за тавтологию, подавляющего большинства землян. Конкретизируй свой вопрос.

— Ну, ты знаешь лишь то, как развиваются тебе подобные гении. А я спрашиваю об обычных людях, тех, кому не повезло обладать могущественной родословной, как тебе, Артуру, Карине и другим. Тем, у кого даже нет предка Судьи, не говоря уже о Хозяевах, это значительно сложнее, — пояснила она. — Вы рвётесь от ступени к ступени, не замечая препятствий. Достаточно лишь набраться определённого уровня силы и дело в шляпе. Ты в курсе, что ранг Князя из всех, кто не обладает родословной Хозяев Этажей, сумела взять лишь я?

— Каким, кстати, образом? — полюбопытствовал я.

— По большому счёту — мне очень повезло. Из-за того, что я целитель, мне куда легче обращаться с собственной энергетикой. А учитывая, что самая передовая алхимия создаётся именно мной, так что в этом ничего удивительного. Вот только я не обладаю такими же природными данными, так что столь резкое развитие и на мне сказалось отрицательно. Но это отдельная тема.

Немного помолчав, девушка продолжила:

— Не только переход требует многочисленных и дорогих ресурсов, Рус но и каждодневные тренировки. Зелья для улучшения эффекта циркуляции энергии, зелья, помогающие расширить внутренний объём энергии, помогающие увеличивать плотность энергии, укрепляющие тело и увеличивающие физическую силу, выносливость, ловкость и реакцию… Вы, наследники Хозяев этажей, просто чудовища, которые даже без таких вещей способны двигаться всё дальше и дальше. Ты просто не понимаешь, как сильно ты отличаешься от мне подобных, «безродных». Даже самый никчёмный из потомков Хозяев — чудовище в плане силы и скорости развития. Монстр, который без всяких ресурсов растёт быстрее, чем остальные, даже пользующиеся алхимией люди. Я знаю потомка Авидайла, твоего «родственника». Он тоже Системный Лорд. Знаешь, он безо всяких артефактов, без алхимии и прочего развился до такого уровня, что с ним большинство Лордов Унии не сравнится. А ведь он даже не Фаворит своего предка, а лишь один из потомков.

— После таких монстров, как ты и Артур, идут потомки Судей. Их в десятки раз больше, но они значительно уступают вам. Большинство Лордов, процентов семьдесят, на данный момент — это именно потомки Судей. Их вполне можно назвать гениями. При наличии ресурсов лучшие из них способны сравниться с худшими из вас. А уже за ними идём мы, обычные люди. Те, кто не умеет создавать сверхмощные заклятия на одной голой интуиции, без долго обучения. Кто не имеет такой тесной связи со стихиями, аспектами и путями, чьи тренировки в десятки раз уступают вашим в эффективности. И вот именно к таким людям относятся те, кого я привела. Они все достигли своего уровня лишь благодаря годам упорных тренировок и тому, что я лично готовила для них зелья. Причём из лучших ресурсов, что только можно найти.

— Честно говоря, рыжик, не ожидал в тебе таланта собирать вокруг себя воинов, — покачал я головой. — Как так вышло?

— Да какие там таланты, Рус, — вздохнула в ответ девушка. — Это вышло само, без моего участия. Олаф, тот парень с двумя топорами, стал первым, кому я помогла просто так. Тогда я была ещё на седьмом Этаже, а Уния не собралась в кулак. Я, с отрядом искателей приключений, отправилась Ледяную Пустошь. Там растут…

— Знаю. Морозные Древа и их Ледяные Плоды, — кивнул я.

В своё время мы тоже там бывали. Минус несколько сотен градусов по Цельсию, ледяные великаны уровня Полководца и выше, адский буран, вынуждавший меня использовать жар моего пламени, что бы не замёрзнуть, и многое другое… Славное было путешествие. Самое опасное место на седьмом Этаже, ибо там, после гибели, ты возрождался на том же месте, где умер. Самый опасный вид локаций — те, где точка возрождения привязывается к местности.

— Там я и повстречала Олафа и его жену, Хильду. Они используют стихию воды и аспект льда, так что решили отправиться туда в поисках Ледяных Плодов ради того, что бы улучшить свои навыки. И не рассчитали сил. Их отряд был почти перебит великанами, а сами они, чудом избежав смерти, прятались в ледяной расщелине. У них, к тому моменту, оставалось по три жизни. Мы помогли им, а я излечила их раны. С тех пор они странствовали со мной. Олаф тогда был Полководцем, а его жена — Командиром. Постепенно, обеспечиваемые мной лучшими из возможных алхимических эликсиров, пилюль и таблеток, они стали сильнее. Хильда сейчас — Генерал, а Олаф, примерно два месяца назад, сумел стать Лордом. И это именно он собрал весь этот отряд вокруг меня.

Хм… Надо будет присмотреться к этому викингу. Замечу, что он что-то замышляет — по тихому обнулю его. Вернее, прикажу это сделать Каори — что бы избежать подозрений. Да и Алёне, после того, как дам пизды за то, что не проверяет информацию, поручу разнюхать о нём всё, что можно.

Больше ни о чём особенно важном мы в ту ночь не говорили. Да и не до разговоров мне было, если честно…

На следующий день в палатке штаба, которую мы с Хельгой так бесцеремонно оккупировали, было устроено совещание. На нём присутствовали Бенаки, Рён, Макс, Олаф, Хельга, я, Алёна и братцы-акробатцы — Буря и Айсберг.

— Итак, Бенаки, — сложив пальцы домиком, обратился я к Астральному Князю. — Что по поводу твоих здешних сородичей? Будем пытаться договориться или прикончим?

— Если бы ты спросил меня об этом до того, как привёл это подкрепление, я бы предложил не лезть к ним, — ответил он. — Они оба не очень сильны, по сути, Князьями они стали уже здесь. Учитывая, сколько здесь Лордов, объединив силы мы вполне можем попробовать их истребить.

Ожидаемо, что старый монстр хочет избавиться от конкурентов. Вот только его интересы и мои — это, иногда, разные вещи. Поэтому я хочу попробовать договориться с его земляками.

— Почему нельзя попробовать с ними договориться? — поинтересовался китаец. — У нас и так есть весьма могущественный враг. Твои воины нам понадобятся для борьбы с ним. Не думаю, что это разумная идея — терять солдат в лишних стычках.

— А разве я интересовался твоим мнением, человечек? — вскинул брови Астральный Князь. — Я сказал, что их нужно уничтожить, и для тебя этого должно быть…

— Бенаки, — прервал его я. — Тебе напомнить о клятве? Или ты не воспринимаешь всерьёз того, чьим именем клялся?

С обменом клятвами вышел забавный эпизод. Астральных сущностей невозможно связать клятвой перед ликом чужого божества, если они служили кому либо из Астральных Богов. Чем они частенько и пользовались, обманывая тех, кто пытался заключать с ними сделки. Обитатели этого измерения любили полакомиться чужой душой и жизнью.

Этот же трюк попытался провернуть и Бенаки. Он попытался воспользоваться тем, что его божество в случае чего защитит его от последствий нарушенной клятвы, и смело произнёс необходимые слова, скрепляющие договор. Мы с Азратотом мысленно усмехались, на самодовольное выражение лица этого умника. Ведь пройди всё так, как он задумал, и я вынужден был бы выполнить свою часть уговора в полном объёме, ибо за нарушение клятвы меня постигла бы кара. А он мог этого не боятся.

Вот только на всякую хитрую гайку найдётся свой болт с обратной резьбой. И когда перед ошеломлённым лицом Бенаки возникло извещение, что в случае попыток нарушения клятвы с его стороны, он будет полностью уничтожен, если придётся, даже вместе с его Астральным Божком, того проняло. В конце-концов, Хунну, на данный момент, был самым могущественным существом во всей вселенной. И никакие Астральные Божки уж точно не были в состоянии защитить кого-либо от его гнева.

У астральных существ довольно своеобразная структура общества. В астрале, как я узнал, пусть и не часто, но попадаются так называемые Доминионы. Это территория, на которой Астральный Бог (нечто среднее между Трансцедентом и Божеством) создал стабильный осколок реальности со своими законами. На нём обитали его слуги, поклявшиеся в верности хозяину Доминиона. Уклад в таких мирах напоминал классическую феодальную иерархию. Во главе стоял Астральный Бог. Ниже шли сильнейшие его слуги — Артигары. Это было чем-то вроде Трансцедента у остальных рас. Вернее, насколько я знаю, они были сходны по силе, но совершенно различались в деталях этой силы. Артигарам служили Астральные Императоры, тем, в свою очередь, Короли, Королям же Князья. Ну а Князьям служили Лорды.

Доминионы проще всего описать как миры. Демонические, злые миры, жадно тянущие свои щупальца в реальный мир. Обитатели Астрала опасались лишь высших рас — всех остальных они считали не более, чем своей пищей. А ещё был обычай — любой житель Доминиона, начиная с уровня Лорда, брал себе фамилией имя Астрального Бога, что властвовал в нём. В случае с Бенаки его Бога звали Вайзард.

И я искренне поржал, когда Хунну дал понять, что обратит в горстку пепла сам их Доминион, если придётся, но накажет клятвопреступника.

— Я помню о клятве. Хорошо, я попробую с ними договориться, если ты этого так хочешь. Но помни! — сверкнул он глазами. — В отличии от меня их клятва связывать не будет. И приносить они её тоже не станут, так что будь готов к тому, что они могут предать.

Тоже аргумент, надо признать.

— В любом случае, есть более важная проблема, — вмешался Олаф. — Как нам отсюда выбираться? Не думаю, что нуменорцы так просто отсюда ушли. И, насколько я понял, вы не хотите дать им узнать, что таится в болотах. Есть ли ещё порталы из этого микромира?

Раньше, чем кто-либо успел ответить, заговорил Бенаки.

— Есть, конечно. Даже целых три.

— Откуда ты знаешь? — удивился Макс.

— Глупый хуннус, мне больше двухсот тысяч лет. Может, я и не набираю силу с той безумной скоростью, с которой это делаете вы, но уж опыта и знаний у меня больше чем у всех вас, вместе взятых, — фыркнул он. — Это пространство — рукотворный мир, созданный кем-то очень могущественным. В таких местах никогда не бывает лишь одного входа. Используя магию пространственного сканирования, я вычислил, что оно имеет форму квадрата. Сто тысяч квадратных километров ровно, и каждый портал расположен по углам этого мирка. В центре, по идее, тоже должен быть портал, но его охраняет Зверолорд примерно уровня Короля. Со своей стаей. Его, наверное, можно было бы одолеть, как и его подчинённых, но проблема в том, что если свяжемся с ним, понесём огромные потери. Чем немедленно воспользуется эта парочка, с которой ты намерен о чём-то договариваться.

— А нахрена мне этот портал в центре? Мы и так контролируем один, — заметил я.

— Я живу на этом свете достаточно долго, что бы понимать, что такой микромир, с идеально воплощёнными Законами магии, насыщенный плотнейшей энергией и наполненный редчайшими металлами и растениями, раскиданными буквально всюду, не создают просто так, — вздохнул он с видом вынужденного объяснять детям очевидные для взрослых истины. — Это выглядит стандартным построением многоуровневого микромира. Такое иногда делают различные личности, когда создают площадку для тренировок для своих учеников. Только учитывая, какое мастерство я здесь ощущаю, он слишком мал. Я провёл серию вычислений и по моим расчётам он должен быть раз в десять больше, если принимать во внимание количество вложенной в него энергии. И единственное объяснение — что в нём несколько таких пространств. И мне очень интересно, кто именно сотворил это место. Сам Вайзард бы многое отдал за информацию об этом существе. Такая добыча заинтересует даже его.

— Боюсь, мой друг, что тот, кто создал это место способен в одиночку сокрушить весь ваш Доминион со всеми его армиями и самим Вайзардом, — с усмешкой ответил я на его намёк. — Но мне не жалко, если не веришь — можешь рассказать. Я не против.

— Ты уверен? По условиям нашей клятвы я не имею на это право, но если ты даёшь разрешение, то это всё мен…

— Его зовут Бельсинард Покоритель Миров. Император хуннусов и один из пяти величайших Трансцедентов нашей расы, — ответил я. — Уверяю тебя, ему не страшен ни твой бог, ни даже десяток ему подобных. Как бы стар ты ни был, но ты просто не застал времена расцвета нашей Империи. И что-то мне подсказывает, что в те времена такие как твой Астральный Бог бежали только при звуках его имени, — усмехнулся я.

Что бы жалкий Астральный Бог, рядовое божество падальщиков из свалки мироздания, пытался охотится на Императора расы, сумевшей устроить две Войны Небес? Не смешите мои яйца. Бельсигард таких наверняка на завтрак жрал в былое время, причём пачками.

— Я передам твои слова в Доминион, — степенно кивнул он. — Надеюсь, ты о них не пожалеешь.

— Если яйцами мериться закончили, то давай-те решим, что делать, — заговорила Алёна. — Не знаю, как вам, господа, но мне желательно как можно скорее покинуть эти негостеприимные места. У меня достаточно работы, требующей моего непосредственного участия.

— Что ж… Предлагаю следующее…

Совет продлился несколько часов. В конце концов, было решено пока никаких активных действий не предпринимать. Под активными я имею ввиду не пытаться покинуть через уже известный нам портал территорию топей и не нападать прямо сейчас на Астральных Князей. Сейчас основные силы Банаки были сосредоточены на том, что возводили крепость, которая станет основной его базой, и брали ближайшие окрестности под контроль. Мои же люди, в меру своих сил, помогали в возведении магической обороны на осваиваемых территориях. В конце концов, существа из иного пласта реальности отлично владели Путём Астрала, но при этом — крайне посредственно остальными силами. Всё же не высшая раса, что бы развивать свободно любое направление. Хотя, надо признать, Путь Астрала сам по себе одно из могущественнейших направлений магии. Куда более могущественное в некоторых областях, чем простое изучение стихий.

Основной целью сейчас было решение вопроса с окраинными порталами. Два из оставшихся трёх были под властью иных Астральных Князей, потому оставался лишь один. Разведчики Бенаки уже обследовали местность и донесли, что за доминирование в том районе придётся потягаться с тамошними монстрами. Что ж, к подобному мы готовы.

Шли дни, складываясь в недели. Мы были заняты каждый своим делом. Так вышло, что непосредственно для меня особой работы не нашлось. С разведкой вполне справлялись слуги Бенаки. Подкрепление, пришедшее с Хельгой, как и мои люди, разделились на две группы. Одна из них, те, кто были сведущ в магии массивов (аналог рунной магии, более слабый и ограниченный, но повсеместно распространённый — ему можно было обучиться за соответствующую плату у Судей), помогали с укреплением ключевых объектов, и в первую очередь — возводимой нашим астральным союзником твердыне. Вторая группа, более многочисленная, занималась добычей Чёрного Железа и иных полезных ресурсов. Благо, три ближайших чёрных колодца были довольно быстро и без нашего участия зачищены войсками Бенаки. Орды астральных монстров попросту смели чудовищ, что их охраняли. Тот самый случай, когда количество легко превзошло качество.

Даже моя рыжая была занята. Ей тащили все малознакомые и неизвестные растения, цветы и фрукты, наделённые силой, а так же туши различных монстров для изучения. Вообще, наиболее простым и быстрым способом увеличить свою силу для обитателей Астрала кого-нибудь сожрать. Особенно для Гиллианов и Адьюкасов. Те, кто достиг ступени Лорда, тоже этим не брезговали, но в их случае жрать нужно было ровню, а равного прикончить не так просто. Да и плюс в для них эффективность этого метода значительно уменьшалась. Но да и хрен с ними, если честно.

Мне же занятия не нашлось. Так что я наконец сумел выделить время на то, что бы внимательнее подойти к вопросу своих сил. Заняться тем, чем не было времени толком до этого — познанием своих возможностей, возросших с переходом на уровень Князя. Обучение у Покорителя Миров не в счёт — он обучал меня определённым техникам, да, но эти техники были не исконно моей силой и моими возможностями, а верхушками верхушек айсберга чужих сил.

И поэтому я много времени проводил, всматриваясь в глубь себя. Призывая своё пламя и пытаясь его постигать. Не применяя научный подход, нет, ибо это не мой путь. Как я узнал от Хельги, большинство чего-то стоящих магов практиковало два подхода. Первый — скрупулёзный сбор, систематизация и анализ информации, касающийся магии. Как она выразилась — «академический подход». Так поступало большинство.

Был и второй подход. Так называемый интуитивный. Тот, которым я неосознанно пользовался всё это время. Он был проще и сложнее одновременно, и строился на подсознательном понимании сути различных явлений. На озарениях и интуиции. На гневе, на жажде выжить, жажде победы, на злобе или великодушии — у каждого по своему, от человека к человеку. Этот путь был одновременно проще и сложнее, чем первый. И идти по нему мог не каждый.

Для этого требовалось быть на грани. Рисковать, сражаться, идти вперёд. Всегда находиться в действии, всегда быть погружённым в различные события, видеть многое, и многое запоминать. Для такого пути, относительно куда более короткого и лёгкого, на первый взгляд, тупиком было бездействие. Те, кто шёл по этому пути, не могли останавливаться, причём не важно, в каком русле они развивались — в мирном или боевом. Перед тобой должен быть вечный вызов, ты должен всегда ощущать жажду двигаться вперёд, иначе же застревал на месте.

Стоит ли говорить, что я был адептом скорее второго варианта? Конечно, хватало тех, кто старался идти обеими дорогами. Я сам немало времени провёл, познавая и анализируя различные магические законы, ища разные методы их использовать и познавая новое через это. Но всё же самые могущественные мои способности рождались не в тиши уютных покоев, после долгих часов и дней выведения теорий и различных экспериментов. Нет, всё то, чем я действительно мог гордиться, рождалось в минуты отчаянного напряжения всех сил, в смертельно опасных ситуациях.

Наверное, нет того, кто идёт лишь одной из этих дорог. Вернее, идя только одной из них, вершин могущества не обрести. Те же мои ультимативные способности, хоть и были открыты мной по наитию, но всё же строились на базисе твёрдых познаний. Можно быть больше склонным к чему-то одному, но если хочешь добиться чего-то стоящего, пить придётся из всех стаканов. Через не хочу, неохота и лень.

А у меня была цель. Была мотивация. Артур медленно, но верно шёл к титулу самого могучего человека нашего поколения. Как и Нуменор. Конечно, есть шанс, что на этом пути он и без моего участия свернёт себе шею, но это вряд-ли. А я не настолько склонен к философии востока, что бы сидеть на берегу реки в ожидании, когда проплывёт труп врага. Я из тех, кто поднимется выше по течению, выследит, убьёт и скинет его в реку. Вот это больше про меня.

И потому в эти недели вынужденного безделья я медитировал. Странное состояние между сном и явью, когда все мысли покидают твою голову и ты бездумно сосредотачиваешься на чём-то. Так называя медитация созерцания. И чем ты могущественнее, тем сложнее тебе поддерживать это состояние. Ведь что бы не думать, мне нужно было привести в спокойствие и порядок десятки своих мыслительных потоков. Для этого нужно обладать терпением и хладнокровием. В общем, быть кем угодно, кроме меня, ибо подобные вещи в куцем списке моих добродетелей никогда не значились.

Созерцал же я собственное пламя. День за днём, большую часть суток, я занимался исключительно этим. Я чувствовал, что постепенно, крохотными шажками, приближаюсь к осознанию некоей большой истины. Чего-то такого, что качественно изменит мои возможности в направлении этой стихии. И видит могучий Хунну, это нечто мне было жизненно необходимо осознать.

Разбирая свой бой с Артуром, я начал понимать, что именно меня подвело. Как бы не хотелось сослаться что всё дело в том, что он был сильнее и лучше экипирован, я понимал, что это лишь часть правды. Для начала, он вообще не применял меча, так что оружие из уравнения можно убрать. А доспехи… Несмотря ни на какие их дополнительные свойства, я точно знал, что они созданы в первую очередь для защиты. И основной функционал, что в них закладывают, работает в этом направлении.

А ведь я ни разу не зацепил его. Первый удар в нашем бою, что он мне нанёс, нельзя назвать полноценной атакой. Так, приветствие, что встряхнуть меня. А вот когда пошёл серьёзный бой, он двумя ударами прикончил меня. Двумя! И разницей в плотности наших энергий этого не объяснить, ведь в конце концов, при куда большей разнице в этом показателе я, пусть и не на равных, но был способен биться с Абрахамом. А с переходом на ступень Князя и вовсе сумел его прибить.

Дело в ином. В чём-то что я на подсознательном уровне улавливал, но осознать чётко не мог. Как мне кажется, Артур просто лучше осознавал свои стихии. Больше понимал, и потому его заклятия были куда разрушительнее моих. Не только из-за плотности, но и из-за чего-то, что я пока не мог понять и осмыслить. И именно поэтому я все три с половиной недели, что провёл в топях, усиленно поглощал алхимию, которую мне готовила Хельга, и пялился в пламя.

И я уже начал чувствовать, что ухватил самый краешек ответа, который искал, когда на двадцать пятый день моего пребывания здесь на маленькую площадку среди кустов терновника, что я оборудовал как место своих занятий, не заявился Би Рён.

— Мы отвоевали второй портал, командир.


Глава 10


Я стоял перед активированным порталом в неизвестность и готовился к переходу на ту сторону. По уму, стоило отправить отряд разведки, дождаться их возвращения и уже потом, поняв, что да как… В общем, дохуя чего скучного следовало делать по уму, но я, услышав о возможности выползти, рванул сюда.

Я немного устал сидеть и ничего не делать. Время медленно, но верно тикало, отсчитывая время до нашего столкновения с армией Нуменора. Помимо медитаций и саморазвития, я много думал над своими следующими шагами.

Да, Артур увёл основные силы, лучших своих воинов, от границ Финголфриана. Они ему нужны в иных местах — по словам Алёны, он вовсю ломает хребет Белым Тиграм. И держать элиту своих сил для того, что бы стеречь занюханный лесок с парой-тройкой тысяч партизан — не выгодно. Элита нужна на полях сражений.

Вообще, я выжал из Алёны всё, что она знала о том, как идёт война. И оказался немного удивлён. Война таких сверхфракций была не столкновением двух мегаармий стенка на стенку. Нет, Тигры так и попробовали поступить. И по рассказам Алёны, быстро за это поплатились.

Пока главное войско врагов шло в наступление, Артур разделил свою армию на корпуса и дивизии. Десять тысяч — корпус. Две с половиной — дивизия. Пять сотен — полк. И сделав это, он, разместив треть своих сил по основным крепостям, отправил всех остальных на задания.

Дело в том, что у каждого анклава были свои территории. Занятые ими локации, в которых добываются различные ресурсы, поля, где маги со стихией земли ускоренно выращивали урожаи — так уж вышло, что в еде нуждаются все. Бессмертные, конечно, могут на не питаться совсем, но даже их это значительно ослабляет. А уж Полководцы и ниже просто обязаны принимать пищу. И не абы что — для того, что бы быть на пике формы, нужно, что бы все ингредиенты в еде были магическими. Хоть низкоранговыми, но магическими. И потому люди растили урожаи, создавали целые стада слабых, но крупных чудовищ, которых забивали на мясо, растворяли, по особой технологии, в воде эриарды, что бы напитать её энергией — всё для этого. И именно по этим производствам ударил Артур.

Обрушившиеся на главные крепости тигры ломали зубы об эшелонированную оборону лучших крепостей Этажа, защищённых рунными построениями, которые являлись самой передовой ритуальной магией нашей расы на данный момент, и ничего не могли сделать. Мой враг оставил достаточно бойцов, что бы иметь возможность спокойно держать осаду годами — а враг тем временем лишался экономики. А много ли можно навоевать, когда у тебя нет алхимических зелий, не везут расходные артефакты, ибо их не из чего ковать, и даже нечего жрать? Правильно, немного.

И тигры ушли от нуменорских твердынь. Война превратилась в противостояние относительно некрупных отрядов, не больше корпуса. Эдакие кошки мышки в вопросах тактики и стратегии. Каждый пытался отщипнуть от врага кусок пожирнее, перехитрить и заманить в ловушку, сжечь или ограбить какой-нибудь ресурсный уголок, перехватывать конвои с продовольствием и артефактами-расходниками и многое другое. Но это было месяц назад.

— Ты уверен, что готов отправиться сам? — уточнил у меня в очередной раз Би Рён. — Мы бы и сами смогли осмотреться.

— А если там окажется кто-то, кто вам пока не по зубам? Если проход ведёт в логово каких-то тварей? — возразил я. — У меня девять жизней в запасе и я Князь. Если что-то пойдёт не так, то как раз я, скорее всего, выберусь. А сколько у вас жизней? По две-три?

— У меня всё ещё пять, — заметил Би.

— Потому ты и идёшь со мной, мой ускоглазый друг, — хлопнул я его по плечу. — Но только ты. Остальные нужны здесь. Макс, — повернулся я к бывшему главе своей охраны. — На тебе все, кто здесь остаётся. Олаф, Хельга — есть возражения?

— Нет, — ответила рыжая, пожав плечами. — Я не военная, во всех этих разведках, караулах и прочем понимаю не слишком много.

Судя по выражению лица Олафа, ему было что возразить, но он промолчал. Ну да, так-то он неформальный лидер более чем пяти сотен бойцов, которых привёл с Хельгой. И пусть их знаменем и была моя девушка, но её замом, ведающим основными делами отряда, был именно он. И если подчинятся конкретно мне он был не против, так как я был Князем, известным и даже прославленным, то вот своё подчинённое положение Максу, который был даже немного слабее, чем он, восторга у него не вызывало.

Что самое забавное — того же Би Рёна он слушался беспрекословно. Мой китайский друг был одним из сильнейших Лордов, которых я видел. До своего перехода на уровень Князя я был лишь совсем немногим сильнее, чем он. Би я по настоящему гордился — он был умён, верен мне и очень силён. А потому держать его здесь, где благодаря наличию Бенаки и армии астральщиков, его талантам почти не осталось применения, я считал глупостью. Такой человек мне пригодится во внешнем мире. Нечего таланты в глуши томить.

Ещё с нами шли Каори, Буря и Айсберг. Нужда в них конкретно в топях отпала, а вот в Финголфриане они могли очень пригодиться. Оставшиеся же здесь должны будут заниматься добычей Чёрного Железа и местного, как оказалось, весьма редкого и специфичного сырья для препаратов Хельги. Как объяснила девушка, они с итальянцем, хоть и являлись парой лишь на словах, для прикрытия, весьма плодотворно сотрудничали. И учились друг у друга. Так что работа над доселе неизвестными реагентами её очень увлекла. Из-за огромной насыщенности здешней атмосферы энергией астрала, здесь росло, бегало и существовало в иных, различных вариантов столько доселе неизведанного и потенциально полезного, что у неё глаза разбегались.

— Вот и ладно, — ухмыльнулся я, так и не дождавшись реакции викинга.

Пусть Макс растёт. Справится с тем, что бы удержать контроль над здоровяком — отлично, можно будет дать ему условную звезду генерала. Нет — так и будет на вторых ролях. Не могу же я всё делать за всех и держать только своих людей, пришедших ко мне ещё до Башни, руководителями? Так что пусть это будет ему небольшим экзаменом. Каждому — по способностям.

Не став больше тратить времени, я влил свою силу в небольшой камень, стоящий на поляне. Он и был артефактом открытия портала — здесь, внутри микромира, точки активации никто не пытался маскировать. От обычного на вид валуна шли такие колебания магии пространства, что не понять, что происходит, было невозможно.

Не оглядываясь, я первым шагнул в мутно-серое марево открывшегося перехода. Та сторона встретила меня ледяным ветром, пригорошней снега в лицо и разъярённым воем ледяной бури. Холод был такой, что я, несмотря на всю мощь и устойчивость к перепадам температуры своего тела, едва не инстинктивно не призвал своё пламя. Что за ледяной пиздец? Слава яйцам, вовремя одумался — не хватало только выдать своё местоположение возможным наблюдателям. Может, видимость сейчас и слабая, но внимательный наблюдатель, снабжённый соответствующими артефактами и обладающий развитым восприятием, легко засечёт всплеск энергии.

Я осторожно раскинул уже собственное восприятие, пытаясь разобраться, есть ли кто в округе. Мои товарищи, к счастью, тоже сообразили, что лучше немного потерпеть холод, чем сообщить кому не надо о своём прибытии. Закрыв глаза, я внимательно проверял территорию и всё больше убеждался в том, что вокруг нас царила пустота. Более того, судя по рельефу, мы сейчас находились на склоне какой-то горы.

— Всё чисто, — передал я с помощью Воли своим. — Можно использовать магию!

И, наконец призвав пламя, двинулся вперёд. Вокруг нас загорелась полусфера белого огня, отсекая ветер, снег и холод. Да, видимости это не добавило, но никому из нас глаза особо и не требовались для того, что бы свободно ориентироваться в пространстве. Уходя я схлопнул портал за спиной. Теперь нужно отыскать ближайшую пещеру или впадину и подождать, пока буря не стихнет. Блуждать в такую погоду я не собираюсь — восприятие, конечно, дело хорошее, но лучше не сталкиваться в такую бурю с местными обитателями, кем бы они ни были. А в том, что гора обитаема, я был уверен на сто процентов. Если тут такие температуры, значит, и монстры соответствующей стихии тоже водятся. Иначе в Башне и не бывает.

Минут через десять блужданий мы сумели найти довольно широкую пещеру в скалах, куда немедленно и зашли. Создав на пороге полог из огня и кинув несложную, но неслабо напитанную энергией сигнальную сеть, мы расположились тесным кругом. Ауры мы свои нарочно приглушили, что бы не отсвечивать.

— Места не самые приветливые, — заметила Каори, зябко передёрнув плечами. — Кто-нибудь представляет, где мы?

— Мне на ум приходят три варианта, — задумчиво отозвался Айсберг, отхлёбывая из фляжки. — Ледяные Скалы, Гора Ненастий и Хребет Холода. Точнее сказать смогу только завтра.

— Какой из этих вариантов ближе к Финголфриану? — поинтересовался я.

Мне не хотелось торчать в этих местах дольше необходимого. Мы планировали быстро разобраться, куда ведёт портал, вернуться в топи и дать знать нашим людям, что тут и как. Во второй партии должна была идти Алёна с небольшим отрядом сопровождения. У девушки было действительно немало работы впереди. Если не вернёмся через два дня, они выйдут через первый портал. Наверняка нуменорцы, не обнаружив ничего, уже ушли с болот, но рисковать никто не хотел. Поэтому если от нас не будет вестей, то с Алёной в топи отправиться мощный отряд войск Бенаки — что бы девушка, в случае чего, могла отступить.

С собой же мы её не взяли из-за слабых боевых навыков главы нашей разведки. Среди её многочисленных достоинств способности к ратным подвигам никогда не числились, к сожалению.

— Ближе всего Хребет, — ответил Айсберг. — Но это худший вариант из возможных. Хребет представляет из себя огромнейшую гору, высота которой до сих пор неизвестна. Выше тридцати километров на неё никто не забирался. По сути, это не просто гора, это огромнейшая локация, многократно превышающая весь Финголфриан, заселённая чудовищами, наполненная аномалиями и и различными опасностями. Причём ресурсов тут не то, что бы мало… Скорее, они не стоят тех потерь, которые понесёт любой крупный анклав, сунувшись туда.

— Не преувеличивай, — отмахнулся я. — Какие бы звери и аномалии не были, любой сильный анклав, направив хорошо оснащённую и экипированную армию, в которой будет хватать разных специалистов, её подчинит. Это не крепость, а всего лишь гора.

— Если бы всё дело было только в тех опасностях, которые ты перечислил, то да, — кивнул Буря. — Но есть ещё один момент. Весь Хребет заселён Тёмными Анклавами. Между собой они здесь не грызутся и в случае опасности мигом объединяют силы. Так что армией их хрен выбьешь. Нет, разумеется, решись кто-то вроде Унии, Нуменора и прочих гигантов из Чёртовой Дюжины прийти сюда прям всеми силами, они возьмут гору. Но в процессе так умоются кровью, что мало не покажется. Вот только ресурсы тут хоть и стоящие, но не настолько, что бы гробить армии. В общем, тупо не выгодно. Да и сам Хребет находится на стыке владений Белых Тигров, Нуменора и Нибелунгов. А все трое, на секундочку, в той самой Дюжине. Так как все три анклава не в лучших отношениях между собой, никто не решается сюда лезть. И договориться, видимо, тоже не могут.

— Ладно, с Хребтом ясно. Что с прочими?

— Ледяные Скалы, как по мне, это лучший вариант. Тоже ничейная территория, где ничего не растёт и обитают лишь Ледяные Големы. Единственная польза от этой территории — возможность медитировать с аспектами льда и холода. Отличное место для саморазвития, плюс умеренно опасное. Отличное место для нас, если смотреть на то, куда вывел портал. Людей не слишком много, а те, что есть, приходят сюда, как правило, ради медитаций. Конечно, всякую шваль и там можно встретить, но всё же не часто. Единственный минус — они очень, очень далеко от Финголфриана. Месяца три пути, — пояснил Буря.

— А Хребет Ненастий… Это владения Белых Тигров, — заговорил Айсберг. — Учитывая, что мы тоже враждуем с Нуменором, возможно, мы даже смогли бы с ними договориться о спокойном проходе и даже союзе. Но даже если и нет — Князь и четыре сильных Лорда точно смогут прорваться с их локации. Даже если тут усиленный, в связи с войной, гарнизон. Располагается подальше Хребта от нашего леса. Недели три пути. Кстати, поживиться тут есть чем. Там, у подножия горы, растут Сады Четырёх Стихий. Огненные, Водяные, Воздушные и Земляные деревья. Их древесина — один из самых дорогих и лучших материалов для артефакторики, а плоды очень, очень полезны для тех, кто хочет усилить свою связь с одной из этих стихий. И стоит такой плод, сука, пиздец как дорого. Я заебался в своё время торговаться, что бы купить Водяной плод.

— В общем, куда ни кинь, всюду клин, — подытожил я. — Но я бы предпочёл, что бы мы оказались во владениях Тигров. Чувствую, мы сумеем с ними договориться.

— Тогда тебе очень повезло, чужак, — раздался позади нас голос. — Ты именно на нашей земле. Вот только прежде, чем что-то нам предлагать, вы отправитесь с нами в темницу и, не упуская ни единой детали, поведаете, что это за портал, куда он ведёт и кому вы служите.

Из глубин пещеры показался человек. Системный Лорд, достаточно сильный. Конечно, не ровня тем, кто сейчас со мной, но всё равно не слабак. Уровень выше среднего, так сказать, по моим ощущениям, но ничего выдающегося. Мужчина, явно азиат, был облачён в лёгкий доспех. В его руках, направленное в нашу сторону, лежало длинное копьё. На его наконечнике тлеющей звездой сияло уже сплетённое, но ещё не активированное заклятие.

За его спиной стояло десятков пять воинов ранга Генерал. С другой стороны, у выхода из нашей пещеры, было ещё сотни четыре бойцов. Наконец решили показаться. Мы все давно ощутили этих умников, считавших, что нас не видно. Вся беседа была нужна лишь для того, что бы приглушить их тревогу и что бы мои спутники успели мне подкинуть варианты того, кто это может быть, не вызывая подозрений. Благодаря тому, что мы приглушили наши ауры, нас могли принять максимум за кучку Генералов. От того сюда и явился столь слабый отряд — лишь по одному Лорду с каждой стороны. Пару сотен бойцов иных рангов я даже во внимание не брал.

— Разве так надо приветствовать гостей? — усмехнулся я, не вставая. — Би, друг мой.

— Да, командир? — откликнулся мой друг.

— Пожауйст….

— Заткнулись нахуй!!! — взревел Лорд. — Сейчас вам дадут арниевые кандалы. Нацепите друг на друга и пойдёте за нами! И без фокусов!

Внимание! Активирован массив привязки точки перерождения! Точка перерождения — там, где постигнет смерть!

Вот оно как. Ну, оно и не удивительно, что они позаботились о безопасности своей территории. Надо же, даже кандалы с собой взяли… Арний — металл, блокирующий циркуляцию Духа. Кандалы из него, соответствующим образом зачарованные, были способны сковать силы любому вплоть до ранга Генерал. Полководцы были способны преодолеть его действие, но даже они были бы сильно ограничены с данным аксесуаром на себе. Лорды — чувствовали дискомфорт. Не сказать, что лёгкий, но всё же потеря эффективности в их магии была бы от десяти до тридцати процентов, в зависимости от личной силы. Для меня же… В общем, даже самый конченный Князь не обратил бы на их внимания. Значит, нас принимают за слабаков… Надо это исправить.

— Би, — всё так же усмехаясь, продолжил я, не обращая внимания на упавшие нам под ноги наручники. — Мне кажется, хозяевам этих мест стоит преподать урок вежливости. Займёшься?

— Я сама этим займусь, мой господин, — заявила Каори.

И прежде, чем кто-то успел хоть что-то ответить, девушка размытой тенью метнулась вперёд. Даже для меня её движения были очень быстры, что уж говорить о её противнике. Пусть незнакомец и не был слабаком, но девушка, без всяких сомнений, была элитой в своём ранге. Одна из лучших, талантливая и опытная, она при каждом удобном случае стремилась показать всем, что она лучше, чем Би. Учитывая, что в их спаррингах успехи были пятьдесят на пятьдесят, а самому Рёну на это «соревнование» было пофигу, выглядело это забавно. Но сейчас не о том.

Спустя неразличимый миг девушка уже стояла рядом с азиатом. Её маленькая ладошка уверенно сжимала древко копья. Раздался тихий шёпот ветра, ласково лизнувшего Каори, и уже заготовленное противником заклятие, что светилось на кончике копья, оказалось развеяно.

Стоить отдать ему должное, местный страж не растерялся. Мгновенно поняв, что не сумеет вырвать копьё из рук девушки (ещё бы. Не зря же мы столь долго поднимались по Этажам? Наши физические характеристики мы задрали до немыслимого уровня, выжав из каждого Этажа сто двадцать процентов), он, отпустив его, отскочил назад. Вскипел вокруг нас Дух, и в нашу сторону дохнуло ледяным дыханием. Противник готовил нечто на основе аспекта льда, что-то довольно сильное, судя по тому, как забурлила энергия, но…

Но Каори, мигом сократив дистанцию, древком его же копья, подсекла Лорду ноги. А когда бедолага попытался прямо в воздухе извернуться, что бы красиво приземлиться на ноги (и ведь, молодчина, не прервал плетение заклятия), она попросту ударила его тупым концом, впечатав в стену. А затем, метнувшись за улетевшим телом, пятью ударами буквально вырубила бедолагу.

Пусть это и прозвучало довольно длинно, но в реальности прошло лишь около половины секунды. Полсекунды — и не самый слабый Системный Лорд лежит без сознания, а Каори, картинно положив ему ногу на грудь, направила трофейное копьё на сопровождавший того отряд. Бедолаги Генералы вообще врядли успели что-то разобрать — бой шёл на предельных даже для Лордов скоростях.

Конечно, знай наш противник сразу, что перед ним не Генералы, и что Каори — Лорд, он не проиграл бы так просто. Подготовленного и осознающего, с кем имеет дело Лорда даже я так быстро и легко не сумею вырубить. Но история, особенно история битв, не терпит сослагательного наклонения.

— У тебя бедро видно выше того, что прилично для уважающей себя женщины, — внезапно заметил в полной тишине Би Рён. — Постыдилась бы.

И, к моему изумлению, непрошибаемая и несмутимая Каори, резко покраснев, неловким движением одёрнула юбку.

— Заткнись, китаец! — разгневанной коброй зашипела она, украдкой взглянув на остальных. — Следи лучше за собой!

Не давая спору разгореться, я скинул маскировку, позволяя своей ауре Системного Князя объять всех присутствующих. Как тех, кто был внутри пещеры, так и тех, что стояли снаружи. Уже двинувшийся было в глубь пещеры второй Лорд замер, а я, не теряя времени, Волей отправил всем сообщение:

— Я пришёл с миром. Приведите меня к тому, с кем я могу поговорить о заключении союза с Белыми Тиграми. Моё имя — Руслан Мираев, и я тот, кто уничтожит Нуменор.


Глава 11


Хребет Ненастий… Я бы с удовольствием посмотрел на здешние виды, но увы, не слишком обрадованные нашим вторжением хозяева давать мне такую возможность явно не собирались. Мы шли по скудно освещённым туннелям. Высокие, метра четыре высотой своды и с шириной, достаточной для четырёхполосной автомобильной дороги, они были облицованы серым камнем. Каждые тридцать метров висела лампа, дававшая достаточно света, что бы осветить весь путь не хуже, чем днём. Время от времени по пути встречались развилки, укреплённые посты и широкие, вырубленные в горе коридоры с десятками добротных домов. Их обитателей мы не видели — нас проводили по самому краю таких посёлков, а тянуться Волей туда мы не пытались. Местные хозяева и так были от нас не в восторге.

К чему такая скромность после того, как мы избили одного из здешних Лордов, спросите вы меня? К тому, что в тот раз мы лишь показывали, что с нами надо считаться. Учитывая, что на нас пытались нацепить арниевые кандалы, это отчасти оправданная грубость. Но лезть в чужие секреты без спросу — это уже хамство. А хамить тем, с кем собираешься заключить союз, по меньшей мере тупо.

Та пещера, в которой произошла наша встреча с аборигенами, была чем-то вроде замаскированного отнорка на поверхность. Замаскированного от местного зверья, что бы те не лезли в тоннели. Вообще, мне понравилось устройство здешней ресурсной базы. Зачем воевать со всеми неисчислимыми ордами тварей, обитающими на воистину титаническом Хребте, если можно просто проложить тоннели под горой с выходами на любой точке горы? Гениальное, в своей простоте, решение.

— Долго нам ещё идти? — поинтересовался я у нашего провожатого. Имени его, кстати, я так и не спросил. Да и хуй с ним.

— Почти пришли, почтенный Князь, — ответил китаец недовольно. — Небесный Маршал Ли ждёт вас в зале солнца и луны.

— Небесный Маршал? Это титул? — полюбопытствовал я.

— Нет, — покачал головой наш провожатый, тот самый Лорд, которому влетело от Каори. — Это звание. Так как Генерал ныне — ранг силы, мы придумали аналог, что бы не было путаницы. Небесный Маршал — это аналог звания генерала в прежнем мире.

— А ты тогда кто по званию? — спросила Каори.

Мужчина неприязненно скосил взгляд на девушку, но ответил:

— Полковник Лин Фенг, командир четвёртого батальона дивизии первого полка второй дивизии. Дивизии Ненастий, если быть точным, — гордо выпрямился он. — Какова ваша должность и чин? — спросил он в свою очередь.

— Меня зовут Каори Куросаки, адъютант Руслана-сама.

Адъютант, надо же. Ну, кем бы она себя не называла, я не против. Хоть Небесным Маршалом, с меня не убудет. А вообще, походу, скоро нужно будет как-то структурировать свою организацию. Что не говори, а китайцы молодцы. Твёрдая иерархия, где каждый знает своё место и свой круг обязанностей, была бесценна в наше время. Без этого — чем мы отличаемся от шайки разбойников?

Лин Фенг, наверное, хотел бы побольше узнать и о прочих, но мы наконец, добрались до пункта назначения. Свернув в очередное ответвление тоннеля, мы попали в огромный зал, в конце которого стояли высокие, кованные из стали ворота. На одной из створок на синем фоне горело самое настоящее пламя, принявшее форму солнца с девятью лучами. Сложные узоры и иероглифы, которых я не видел прежде, переливались разноцветными сполохами энергии.

Вторая створка была не менее впечатляющей. На чёрной, цвета воронового крыла металлической поверхности сияли маленькими точками драгоценные камни, что составляли рисунок звёздного неба. Если на первой створке узоры вызывали у меня чувство, будто я гляжу на поверхность пусть пока и спокойного, но готового в любой миг взорваться лавового озера, то тут было иначе.

Глядя на лунные узоры, напитанные серебристым сиянием я чувствовал спокойную мощь космической бездны. Такой, знаете ли, какой она нам видится при взгляде на ночные небеса где-нибудь за городом, там, где вечные огни города не мешают наблюдать за созвездиями. Глядя ночью в небо, я всегда чувствовал себя на краю чего-то глубокого, огромного и безбрежного, чего-то, что больше и сильнее чем всё, что создал и создаст когда-либо человек. Звёзды и луна всегда были спокойны, но не стоило обманываться — они могущественнее, всеобъемлющее и мудрее, чем что-либо иное…

И, видит великий Хунну и все мои предки, живущие в нём, несмотря на то, что створка солнца выглядела внушительнее, но опасения у меня вызвала именно выполненная из белого мрамора, сияющего серебром, луна на фоне звезд.

Здесь, в этом месте, чувствовалось огромное количество разнообразных заклятий. Защитные, атакующие, ослабляющие врагов и усиливающие союзников, в общем, полный набор на любой случай жизни. Вот чем были эти врата. Мои спутники не могли ощутить это в той же мере, что и я — для остальных это было пусть и укреплённое, но не так, что бы очень сильно, место. Я и сам уловил опасность этого места лишь благодаря своему сверхвосприятию, значительно превосходящему уровень любого иного Князя. Плюсы мастерства владения Волей.

— Врата Солнца и Луны, — остановившись, приглашающе указал рукой Лин. — Дальше вас сопроводят уже те, кто несут там стражу, — путанно объяснил он.

— А почему не ты? — поинтересовался Буря.

— У меня есть и иные обязанности. К тому же, сам Небесный Маршал так распорядился, — пояснил тот.

Мои спутники хотели уточнить ещё что-то, но я не стал ждать и слушать.

— Ждите здесь.

Шагая к вратам, от которых веяло огромной угрозой, я, на всякий случай, раскручивал свою энергию, готовясь, в случае чего, отразить возможный удар. Лишь на мгновение я усомнился в том, следует ли мне идти дальше и вести за собой остальных. По идее, они мои сопровождающие, весьма не слабые Лорды. Даже Буря и Айсберг были отнюдь не слабыми Лордами. Не элита, не из числа сильнейших, но всё же вполне себе не уступающие сопровождавшему нас полковнику. О Рёне и Каори и говорить не стоило — Лордов сильнее этой парочки я ещё не видел.

Но с другой — случись со мной что прямо в центре вражеской мощи, там, где сосредоточен если и не центр защитных сил, то что-то к нему приближённое, мне будет куда легче защититься в одного, чем с ними. Вернее, не сомневаюсь, что они и сами смогут оказать поддержку мне и защитить себя, но всё же будет лучше, если они будут пробивать коридор мне на встречу. Ведь…

Да хотя кому я вру! Я попросту хочу испытать себя, если дойдёт до битвы. Я воин, мать вашу, боевой маг и потомок Кровавого Палача. И я заебался с того, что либо сижу медитирую, либо сижу руковожу. Больше трёх месяцев я не бился в сласть, не испытывал себя в равном бою. Засада нуменорцев не в счёт — драка двои против элитной дивизии нуменора не совсем то. Да и не довёл я тот бой до конца.

В общем, зайти туда в одиночку меня толкали две причины — собственная дурь и меры предосторожности.

Чем ближе я подходил к вратам Солнца и Луны, тем сильнее я чувствовал не только давление от заключённой в этом странном артефакте магии, но и какой-то странной, нейтральной Воли. Такое ощущение, будто она принадлежала не живому человеку, а… артефакту, наверное. Как такое было возможно, я не знаю. Единственные примеры на эту тему, что были мне известны — это живая крепость Нуменора, Снежный Замок, и оружие серии Истребления Божественного. Первое было невозможно по причине отсутствия возможности закупать что-либо у системы (не считая оружия и доспехов Высокого и ниже рангов), а второе было невозможно сотворить руками нынешнего поколения. Да что там — даже наши великие предки, что бы сотворить нечто подобные, должны были добыть немыслимо редкие ресурсы и использовать такие силы, которых хватило бы что бы сотворить пяток Солнечных систем с нуля. И обладай Белые Тигры артефактором, способным на нечто подобное, Этаж бы уже давно уже принадлежал им.

Так что откуда в этой хрени Воля, я понятия не имею. И это интриговало.

Ощущая поток давления, направленный на меня, я окутался своей Волей. И когда до цеди осталось десятка три шагов, а давление достигло уже какого-то неприличного уровня, я нанёс свой удар. Играть в терпилу мне было не в удовольствие, и показывать будущему партнёру по переговорам себя просителем я не собирался — учитывая наличие связанного клятвой Бенаки и его всё увеличивающееся, благодаря постоянному набору в свои ряды на той стороне врат в Астрал, армии, я уже, хоть и не был сопоставим с кем-то из Чёртовой Д. жины, но уже приближался к этому уровню.

Так что я не шёл на поклон, просить помощи у загибающихся узкоглазых. Я шёл предложить им вариант того, как выжить — ибо не смотря ни на какие врата, хоть Солнца и Луны, хоть Очка и Влагалища, Артур их сожрёт и высрет. Ведь если у них были подобные козыри, значит, у Нуменора их было как минимум не меньше. Если не больше.

Так что я, замерев на миг, сокрушительным ударом развеял и вбил обратно внутрь пытающуюся на меня давить Волю. На пару мгновений установилось хрупкое равновесие сил, но лишь на пару мгновений. Я был слишком силён, что бы проиграть подобным игрушкам.

В тот момент, когда я подошёл к полыхающим мощью вратам, те, издав какой-то разгневанный, обиженный скрежет, распахнулись передо мной. Внутри, на самом пороге, стояло двое Лордов. Мужчина, высокий и статный, значительно сильнее встретившегося нам полковника, закованный в сплошные доспехи, со шлемом на сгибе локтя и клинком на поясе, спрятанном в дорогие, изукрашенные драгоценными камнями ножны, являющиеся артефактом. И девушка, в противоположность своему спутнику, облачённая лишь в традиционное китайское ципао, с длинным вырезом вдоль бедра. Волосы её были стянуты в простой пучок, перетянутый синей лентой, были чернее воронова крыла. Единственное, что выбивалось из образа прекрасной куртизанки — посох. Изукрашенный иероглифами и узорами, переливающимися разными цветами и увенчанный крупным, остроконечным кристаллом, он был весьма могучим изделием артефакторики.

— Приветствуем, почтенный Князь Руслан, — с лёгким поклоном обратились они ко мне синхронно.

— Повелитель Ли Гуй ждёт вас, — продолжил мужчина. — Следуйте за нами.

— Ведите, — кивнул я.

Мы шли по длинному коридору, в котором всё было украшено различными самоцветами. Красивый, надо сказать, коридор. Я будто шёл среди ярко мерцающих звёзд посреди космического мрака. Красиво и дух захватывающе. Настолько, что я даже не концентрировался на чарах, меня окружающих. Единственное, на что я всё же обратил внимание — это могучая пространственная магия. Не боевая и не защитная, а исключительно, так сказать, бытовая, предназначенная исключительно для расширения свободного пространства.

— Красиво у вас тут, — сказал я.

— Звёздный Коридор считается вторым по красоте местом в Белом Тигре местом, — ответила мне девушка. — Вы первый чужак, удостоенный чести его лицезреть. Наш маршал — второй человек в анклаве, после самого главы. А это место — его личная резиденция. Так что, сами понимаете, почтенный, это место отображает могущество и власть нашего повелителя.

Вот так так… Повелителя, значит. Видимо, почтенный маршал является если не вторым после главы, то как минимум — одним из центров силы и власти в анклаве. Это и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо потому, что, являясь не рядовым служакой, он, если сойдётся со мной на почве заключения, в отличии от рядового служаки, сумеет активно продвигать эту мысль среди руководства. Но в этом крылся и главный косяк. Ведь если я с ним не договорюсь, то он сразу похерит все мои попытки наладить диалог с этим китайским анклавом.

Будь он рядовым служакой-командующим, он бы, выслушав меня, попросту передал вышестоящим мою просьбу. Ни плюс, ни минус — с одной стороны, ни на что толком он не повлияет, с другой — никаких рисков. Ну да ладно, соберись, тряпка — тебе ещё мнящего себя какой-то большой шишкой типсона ублажать.

— Я слышал о вас, господин Руслан, разные слухи, — нарушил возникшую паузу второй мой сопровождающий. — Ходят слухи, что вы в состоянии смертельной вражды с лидером Нуменора, Артуром Мечом Ветров. Но до этого вы были союзниками. Были одним из маршалов его анклава, верным псом…

— Осторожнее, мой друг, — мягко заметил я. — Выбирай слова, когда говоришь с кем-то, кто на две головы выше тебя силой.

— Я… — начал тот отвечать, вскинувшись от возмущения, но тут вмешалась вторая.

— Прошу простить моего друга, уважаемый Князь, — остановившись, взяла она меня под руку. Её гневным взглядом, брошенным на своего коллегу, можно было стены прожигать. Будь её взгляд вещественным, им бы и Князя можно было прикончить. — Он больше привык сражаться и работать мечом и боевой магией, чем языком. Всё, что пытался сказать Деминг — как так вышло, что на вас, своего верного соратника, ополчился ваш сюзерен? Ведь несмотря на то, что клятв анклавов больше нет, вы были соратниками. Сами понимаете, в условиях нашего противостояния с Нуменором, мы собирали всю информацию о нашем враге. И не могли не натолкнуться на эти сведения. Так что нам очень любопытно, в чём причина такой резкой ненависти? Насколько я знаю, он пытался убить вас и ваших подчинённых.

— Пытался, — кивнул я. — Он немного мне завидует — я и женщинам нравлюсь больше, и член у меня длиннее… Как ему не злиться?

— Можно просто ответить, что не желаете об этом говорить, — фыркнул Деминг. — Недостойно воина опускаться до дешёвых словесных подначек. Вы мне кажетесь действительно достойным воином. Скажу больше — то, как вы не сгибались под гнётом самих Хозяев Этажей и Судей, меня и некоторых других людей восхищало и восхищает. Всё же это уже за пределами простой смелости — спорить с богами. Потому и хочу понять, как так вышло, что вы не только бросили им вызов, но и уцелели.

Вот тут он меня заставил задуматься. Лестно, надо сказать, звучит для моего мнения о себе. А с другой стороны — что секретного в этой инфе? Не будь их информаторы столь бездарны, и сами бы всё уже раскопали.

Его напарница на спич своего товарища лишь глаза закатила. Мол, ну что за дети…

— Я стал врагом Хозяину первого Этажа лишь по причине того, что у него какой-то давний конфликт с моим предком, — пожал я плечами. — И если бы он не вышел за рамки разумного в своём стремлении не дать мне возвыситься и перейти на следующий Этаж. Он делал это дважды, и если в первый раз ему удалось это сделать относительно незаметно, то во второй он даже не пытался скрывать своего умысла.

— И как же тебе удалось миновать его Этаж? — поинтересовалась уже девушка. Всё же, несмотря на показательное отношение к нашему разговору, ей тоже было любопытно.

В отличии от меня, Хозяева Этажей не баловали своим присутствием и уж тем более общением всех прочих. Это я уже пресыщен встречами с этими существами достаточно, что бы понимать — каждый из них играет свою партию и плетёт собственную интригу, в которой подобные мне — лишь пешки. У меня было много времени в последний месяц, и я тратил его не только на тренировки и медитации.

И за это время я дошёл до простой, в общем-то, даже лежащей на поверхности мысли. Существа, что живут миллионы лет, достигшие вершин могущества и управлявшие Империей, способной бросить вызов всей вселенной, не могут быть глупы и прямолинейны. Пытаться казаться таковыми, что бы обмануть мне подобных — да. Но идиоты не становятся лидерами Высшей расы. Не становятся теми, кто сумел преодолеть саму смерть и, перешагнув через сам символ того, что оканчивает любой из путей, двигаться дальше и навязывать бой всему сущему.

Ведь что ни говори, хоть Императором был один лишь Бельсигард, но остальные девяносто девять древних чудовищ тоже явно были не мальчиками на побегушках. Больше того, уверен, что Империя Хунну — это именно вся эта сотня. Так что эти существа явно умели плести интриги и заговоры на таком уровне, что даже знай я, что и как устроено с самого начала, я бы всё равно сделал так, как им нужно. И пока мне кажется, что всё произошедшее когда-то на первом Этаже — тщательно спланированная уловка.

Разумеется, направленная вовсе не против меня — я в глазах существ подобного уровня всего лишь микроб. Может, забавный и даже где-то талантливый, но всё равно микроб. Всё это было нацелено на Авидайла. И уверен, при всей своей диковатости мой предок понимает всё куда лучше меня. В общем, это шахматная партия, до понимания которой мне расти ещё сотни, тысячи или даже ещё больше лет.

Но это для меня они хоть и нечастые гости, но уже не диковинка. Для остальных же они — всё равно что боги для древнего человечества. А кому бы было неинтересно послушать о делах богов от того, кто с ними сталкивался?

— Я призвал своего предка, и тот откликнулся, — пояснил я.

— Сам Авидайл?! — вскричал, останавливаясь Деминг. — Кровавый Палач, великий герой Второй Небесной Войны?! Богоубийца, Бич Астик, сокрушитель армии Гандхарвы в битве за остатки Грэсвена? Тот, кто сумел заточить мужа и дочь самой астики Жизни? Тот, кто сумел дать бой самому Гаруде в одиночку? Тот…

— Да-да, тот самый, — вскинул я ладонь, останавливая поток слов. Надо же, о половине этих деяний я и сам никогда не слышал. — В общем, Мертольд Шёпот Ветра и Авидайл Кровавый Палач сразились. Ну и победил мой предок, само собой. После этого он изменил для меня правила прохождения испытания на следующий Этаж. До того они были невыполнимы. Но даже так — мне пришлось в одиночку сразиться против двух противников. Но я справился. Кстати, откуда столько восхищения моим предком? — поинтересовался я.

— Он и мой предок тоже, почтенный Князь, — ответил воин. — Как можно не восхищаться и не уважать своего предка, когда тот — самый могучий среди всех Трансцедентов?

— Да мы с тобой родственники, оказывается! — хлопнул я его по плечу.

— Нет. У нас общий предок, но не более того, — тут же ответил он.

Продолжать разговор я не стал, ибо мы, наконец, дошли до конца коридора. В этот раз, видимо, разнообразия ради, перед нами оказалась массивная дверь без звездной тематики. Простая, антрацитово-чёрная, будто поглощающая свет, она тоже содержала магию, но я не стал заморачиваться — толком разобраться времени попросту не было, так что не стал раздразнивать своё любопытство. Все эти сопровождающие, звёздные коридоры и путешествия по тоннелям итак выиграли достаточно времени моему будущему собеседнику. Времени, которого ему вполне хватило бы что бы прийти к какому-то своему решению, узнать кто к нему припёрся и поделиться этими сведениями с теми, с кем он посчитал бы нужным. Одним словом — успеть подготовиться к встрече.

За дверью оказался просторный зал. И если до того я думал, что насмотрелся на луну, солнце и звёзды, то я ошибался.

Это место воистину захватывало дух. Выложенный самоцветами, образующими сотни, а то и тысячи созвездий, знакомых по ночному небу Земли, зал не имел острых углов. Я чувствовал себя словно действительно парящим в космической пустоте. По своеобразному потолку тянулась сама луна, от слабого ободка нового месяца к полнолунию в центре зала и дальше к самой малой форме луны убывающей — буквально все состояния, каждой ночи в месяце. Ровно тридцать её состояний — и будь я проклят, но это было прекрасно.

По обе стороны от меня сидели на высоких, словно бы выточенных из целиком из одного куска дерева (а может и не словно бы) креслах, сидели полтора десятка человек. А в самом конце зала, глядя прямо на меня, сидел на троне, воплощающем само солнце (и не спрашивайте, как это возможно) хозяин здешних мест — Ли Гуй. Не высокий, довольно субтильного телосложения, со смазливым лицом — таким, при виде которого восьмиклассницы сквиртуют, а взрослые девушки пофыркивают, мол, слишком слащавый, — он вовсе не производил впечатления могучего воина и мага, что правил Хребтом Ненастий.

Однако жизнь давно меня приучила к мысли, что внешность — последнее, на что стоит обращать внимание. От этого человека веяло силой, ничуть не уступающей моей собственной. Системный Князь, весьма развитый и умелый, находящийся в самом сердце своих владений — вот кто был передо мной. И даже без этих полутора десятков Лордов, сидящих вдоль стен, здесь и сейчас он был сильнее меня. Настолько, что я понял — вздумай он схватить меня, и я отсюда не сумею уйти. Здесь, в этих стенах, он был царь и бог.

— Приветствую тебя, Небесный Маршал Ли Гуй, — слегка склонил я голову. В конце концов, я гость в этом доме.

— И я приветствую тебя, мятежный воин, — ответил он. — Скажи же, с чем таким ты пришёл, что я не должен схватить и сковать для передачи Нуменору? Признаюсь, соблазн велик. Ради твоей головы Артур Буранов, будь он проклят и предан забвению, вполне может и даровать нам мир, в котором мы сейчас так нуждаемся. Так скажи же — есть ли у меня причина пощадить тебя?


Глава 12


— Моя голова, какого бы я сам высокого мнения о ней не был, не стоит того, что бы Артур отказался доедать уже почти сдохшего тигра, — ответил я. — А даже если вдруг он и согласиться, то дальше возможны лишь два варианта — вы либо станете его рабами и принесёте клятвы верности, либо он даст вам короткую передышку, после которой одним ударом добьёт. В любом случае, вы потеряете последнюю возможность сохранить свою позицию самостоятельного, не побоюсь этих слов, государства. Я вам нужнее, чем вы мне. Так что если намерен передать мою голову нашему общему врагу — вперёд.

В зале повисла тишина. Мерцали тускло звёзды-самоцветы, светил хоровод лун и пылал подобно магме трон-солнце. Здесь, в этом помещении, моя сила была значительно подавлена — но не настолько, что бы я не ощутил, как вспыхнули недовольством ауры присутствующих.

— Ты слишком груб, чужак. Разве так себя стоит вести гос…

— Заткнись, насекомое. Я не с тобой разговариваю, — оборвал я начавшую меня поучать женщину, что сидела ближе всех к Лю Вею. — Я не ваш пленник, и, видит Хунну, даже ещё не союзник. Если ты — ткнул я пальцем в молчащего Небесного Маршала. — Не понимаешь, что подобные разговоры нужно вести с глазу на глаз, я уйду.

На это заявление мне ответили навалившейся мне на плечи давлением. Не гравитацией, а сплавом воли и энергии, что было даже эффективнее. Но я не дрогнул.

Я не просто так блефовал. К чему пришло противостояние Тигров и Нуменора я не знаю, но предполагаю, что за это время мои былые товарища окончательно загнали в норы своих визави и теперь вовсю выбивали остатки духа из самоуверенных китайцев. И сколько бы мне тут чудес не показывали, пытаясь пустить пыль в глаза, как бы надменно и спокойно не старались себя вести, я чувствовал, что они в жопе.

Так что они я не просто так хамил. Я прощупывал обстановку. Впрочем, их угрозы тоже служили этой же цели — они пытались понять, насколько я уверен в себе и своих силах.

Поднапрягшись, я поднял руку с вытянутым указательным пальцем над головой, целя в потолок. На самом кончике моего пальца засиял крохотный огонёк огня, шипя и разбрасывая искры. От огненного трона-солнца потянулись незримые нити энергии, пытаясь перехватить управление моим пламенем. Прежде я бы не заметил этих нитей — они разительно отличались от того, как влезали в чужие заклятия я и мне подобные. Примерно так же сильно, как удар кузнечным молотом от тонкого укола маленькой отравленной иглой.

Но месяц медитаций над моим пламенем не прошёл даром. Я прикоснулся к самому краешку неких… мистерий, назовём их так, связанных с пламенем. Не осознал, не постиг, лишь дотронулся самыми кончиками пальцев — но уже одно это касание изменило меня. Так что, когда незримые нити, пытающиеся перехватить власть над сотворённым мною огоньком, коснулись его, я одним лишь усилием Воли оборвал их. И, приложив чуть больше силы, позволил пламени объять себя.

Это было словно… Ну, словно увидеться со старым другом после долгой разлуки. Словно сесть и выпить по кружке пива с родичем, о котором ты знал, но уже успел позабыть даже его облик. Словно… Словно… Не могу подобрать описания.

Я внезапно почувствовал всё пламя в округе. От сотворённых заклятиями магов до самого обычного камина в соседней комнате, проход к которой был сокрыт позади трона Ли Вея. Лишь краткий миг продлилось это неописуемо странное и столь же неописуемо прекрасное чувство, но этого хватило, что бы я осознал — я сделал первый шаг в направлении того, что бы овладеть настоящей магией. Первый, пока ещё крохотный, шажок без костылей, на которые опирался раньше в виде Системной магии и заклятиях на её основе.

Моё понимание сути произошедшего было всё ещё слишком мало, но у окружающих… У окружающих пока ещё не было и этого. И потому, когда я вложил те мистерии огня, что открылись мне в этот миг, в крохотный огонёк на своём указательном пальце, чужое давление попросту исчезло. Я стоял среди поражённого зала, ощущая, как четверть моей энергии ухнула словно в бездну, и довольно улыбался. Пофигу, что сил сожрало дохрена. Зато эффект охуительный, а разобраться, как это всё работает и как не тратить столько сил я успею и позже.

В зале установилась абсолютная тишина. Видимо, никто не ожидал, что я так играючи отражу давление могущественной системы артефактов, которой и являлся, по сути, весь этот зал, от удивительных ворот до трона. Что же, в мире сильных надо всегда и всем показывать, что ты не дичь, а охотник. Иначе, в лучшем случае, не отнесутся всерьёз, в худшем — сожрут.

— Не ожидал, что ты познал суть одной из сил, уважаемый Мясник. Тем более не аспекта, а целой стихии, — медленно протянул Ли Вей. — Но это не меняет того факта, что ты добровольно сунул голову в пасть тигра.

— Мы можем ещё долго меряться силами и метать пустые угрозы, — вздохнул я. — Но мы оба понимаем, почтенный Вей, что это просто сотрясания воздуха. Мой бывший сюзерен либо вот-вот поставит вас на колени окончательно, либо уже это сделал. Я хорошо знаю Артура, так что веры в то, что вы его одолеете, у меня мало. Ещё до того, как попасть в Башню, он сумел собрать один из сильнейших анклавов на планете, удержать над ним власть, развившись при этом до Князя. И он — наш общий враг. Так мы будем и дальше бросаться угрозами или поговорим серьёзно?

Немного помолчав, Ли Вей коротко бросил:

— Оставьте нас.

И все присутствующие молча двинулись к выходу. Стоило нам остаться одним, мой собеседник задумчиво потёр переносицу и спросил:

— Так каково предложение, с которым вы к нам пришли?

Всё это время я и сам об этом думал. Вся эта идея о том, что бы договориться о совместных действиях с Белом Тигром была, по большому счёту, вынужденным экспромтом. Я же не знал, что свалюсь на голову кому-то в своём первом же выходе через недавно захваченный портал. Конечно, можно было прорваться с боем и уйти обратно порталом, но…

В следующий раз местные, вычислив примерный радиус, в котором мы появились, установили бы свои укрепления. И были бы готовы к встрече. Несмотря ни на что, эти места явно были одним из основных активов пусть и потрёпанного, но анклава из Чёртовой дюжины. Так что легко бы нам захват хребта не дался. Плюс ещё и древнее, как сам мир правило, гласящее, что враг моего врага — мой друг. Так что работаем, Рус, работаем…

— В первую очередь речь идёт о военном альянсе, — осторожно заговорил я. — Не буду скрывать — здесь, на этой горе, есть скрытый портал, ведущий на мои территории. И я готов провести через него свои войска и помочь вам снять блокаду с этой горы, но для этого мне требуется, что бы вы как можно подробнее поделились со мной картиной происходящего. В каком состоянии вы, ваши войска, войска Нуменора и вообще — как продвигается эта война. У меня сведения, устаревшие ещё месяц назад.

Я мог бы, конечно, попытаться юлить и не сообщать о том, что у меня есть фактический доступ к их территориям. Вот только дураков здесь не было, а начинать выстраивать диалог с откровенной лжи, которая в последствии легко раскроется — глупо. Потому я и был сейчас прям. Время хитрить с ними ещё не пришло.

— Как интересно… Портал, который мы, хозяева Хребта, упустили. Ведущий, насколько я понял, в ваши леса, где вы разбили лагерь. Я слышал о том, что недавно ваши силы там получили весьма существенное пополнение. Сколько вас там сейчас? Около десятка тысяч? А глядя на вас, я вижу, что это вполне ощутимая сила. Вот только это совершенно недостаточно что бы снять осаду с горы, — вздохнул он.

Пополнение в лесу? Как интересно… Видимо, даже без нас с Алёной наши соратники без дела не сидели. Но показывать своё удивление я не стал.

— Не совсем, уважаемый Вей, — покачал я головой. — речь идёт не о лесах. И не о десяти тысячах, — усмехнулся я, вспоминая, какие силы собраны уже сейчас по ту сторону портала.

Два Системных Князя, больше полутора сотен Лордов (большинство из которых были новонабранными сторонниками Бенаки и з Астрала), тысячи людей и астральных монстров уровня Полководцев, Генералов и Адьюкасов (аналог этих ступеней у жителей Астрала) и около двухсот тысяч Гиллианов — бойцов уровня Лидера и Командира… О нет, Небесный Маршал Белого Тигра, там отнюдь не десяток тысяч… Там целая армада.

— Но прежде, чем я подробно вам отвечу на то, какую именно я могу привести подмогу, мне необходимо знать, что сейчас происходит в мире и какова обстановка конкретно вокруг горы, — твёрдо заявил я.

— Что ж… Думаю, вреда от общих сведений не будет. Но сперва мне нужна от вас системная клятва, прежде чем продолжить наш разговор.

— Какая? — слегка напрягся я.

Никто не станет клясться лишний раз именем Хунну. А я за прошедшие месяцы если и не превысил лимит, то приблизился к этому. Поэтому по пустякам призывать наше божество в свидетели я не хотел. Не хотелось ощутить на себе его гнев.

— Поклянись, что ты тот, за кого себя выдаёшь — Руслан Мераев, по прозвищу Мясник, лидер Несогласных, что укрылись ныне в лесах Финголфриана. Поклянись, что ты не замышляешь зла против нас и пришёл сюда с мирными намерениями. Дай клятву, что никогда не воспользуешься нам во зло тем проходом сюда, что тебе удалось обнаружить. Что будешь верным и вечным союзникам Белого Тиг…

— Нет, — покачал я головой.

Китаец сощурил свои, и без того узкие, глаза. В них отчётливо сверкнули гнев и угроза, а помещение слегка загудело. В этот раз я ясно чувствовал, что это не попытки меня прощупать. Здесь и сейчас я либо мирно договорюсь со своим собеседником, либо он, не вставая со своего трона, сотрёт меня в порошок. И пусть я чувствовал, что будь на мне достойная экипировка и сойдись мы в бою не здесь, а в чистом поле, победа осталась бы скорее всего за мной, но здесь и сейчас, в залах Солнца и Луны, могучей артефактной системе, я не сумел бы дать хоть сколь либо достойного отпора даже не ему, а самому этому помещению. И всё равно я ответил отказом.

— Я надеюсь, что дальнейшие слова ты обдумаешь трижды, прежде чем произнесёшь, — надо признать, он умел голосом передавать всю палитру своих чувств. — Ибо пока что твой отказ звучит для меня как признание, что ты вражеский шпион.

— Я готов поклясться в том, что я именно тот, кем представился. Что лидер тех, кто сейчас обитает в лесах Финголфриана. Что пришёл сюда без цели напасть на вашу организацию и вообще оказался здесь, не ведая, что это Хребет Ненастий. И поклясться, что пока мы союзники, пока вы не дадите мне повода или причины воспринимать вас как своих врагов, я не использую этот проход вам во зло. Но клятвы быть вам верным союзником… А что бы ты сказал дальше, не перебей я тебя? Неужели ты думаешь, что я столь глуп, что бы давать власть над собой в ваши руки? Если я поклянусь быть вашим вечным союзником, причём без ответной клятвы, ведь со своей стороны ты обещать ничего не можешь, ибо не являешься лидером своего анклава, я попросту стану вашим рабом. Если поклянусь никогда не использовать проход против вас — навечно закрою себе возможность ударить по вам в случае предательства. Не считай меня глупцом, Ли.

С каждым моим словом опасный блеск в глазах моего собеседника становился всё отчетливее.

— Хорошо, принеси для начала клятву, подтверждающую твою личность, — улыбнулся он.

Этот сукин сын явно что-то задумал. Хотя я даже знаю, что именно. И знаю, как стереть эту мерзкую улыбку с его ебла.

— Я Руслан Мераев, по прозвищу Мясник, лидер воинов Финголфриана и враг Нуменора, в чём клянусь именем Хунну.

Клятва принята.

— Что ж, с тем, кто ты есть, мы определились, — кивнул мой собеседник. — Но этого недостаточно. Я не могу позволить свободно передвигаться по нашей земле тем, кто отказывается дать клятву не вредить ей.

— Если вы так себя ведёте со всеми, то я не удивлён, что вами вытирает пол мой бывший сюзерен, — заметил я на это.

— Знаешь, у нас в Поднебесной есть очень умная поговорка. Ты можешь есть всё, что угодно, но не говорить, что тебе угодно. Смысл этого выражения, чужак, в том, что бы думать, кому и что ты говоришь.

— Я лишь говорю, — криво улыбнулся я. — Что сколько бы ты не строил сейчас из себя хозяина положения, подумай вот о чём. По ту сторону портала находится моя армия. Армия, сил которой достаточно, что перейти на эту сторону портала и выкурить вас из вашей норы, словно крыс. Так что прежде чем ты сам поступишь вопреки той поговорке, которую сейчас рассказал, подумай вот о чём — что будет делать моё войско, если я через какое-то время не вернусь назад? И что будет с вами в целом и конкретно с тобой в частности, когда, придя сюда, они увидят вас и потребуют поклясться именем Хунну, что вы непричастны к моей пропаже? Я вот, лично, думаю, что тут камня на камне не останется. Что всех ваших женщин изнасилуют и закуют в кандалы мои соратники, сделав из них шлюх на потеху солдатам, а головы мужчин насадят на пики. Что всех детей, что тут обнаружатся, скормят монстрам, а тебя будут пытать многие годы — и поверь, по ту сторону портала есть та, чей гнев не будет утолён, пока ты не превратишься в скулящую от боли псину без языка, члена и рук, что будет готова жрать дерьмо, если ей прикажут. Так что прежде, чем ты скажешь мне дать тебе рабскую клятву, подумай — чем это для тебя кончится. Потому что я предпочту умереть, чем склонить колени перед тебе подобными, узкоглазый пёс. А моя смерть станет началом конца и для тебя, и для Белого Тигра.

Ярость Ли Вея, казалось, можно было пощупать руками. Я же оставался абсолютно спокоен. Конечно, я отнюдь не уверен, что Бенаки кинется за меня мстить в случае моей гибели, скорее даже наоборот — он окажется свободен от своих обязательств передо мной. А без его армии у оставшихся на той стороне не хватит сил за меня отомстить. Но этого ему знать необязательно. И пока он не потребовал от меня клятвы, что я не блефую, я принёс следующую:

— Клянусь именем Хунну, что по ту сторону портала у меня есть войско числом больше ста тысяч воинов. И что в том войске как минимум двое тех, чья сила достигла уровня Князей.

КЛЯТВА ПРИНЯТА!!!

— Думаю, на сегодня хватит моих клятв, — осторожно заметил я, вытирая тонкую струйку крови, побежавшую из носа. — Великий Хунну не любит, когда его поминают через слово.

Голова слегка гудела после короткой вспышки острой боли, сопровождавшей принятие клятвы. Н-да, по краю хожу.

— Хорошо, — кивнул, после почти минуты тишины мой собеседник.

Я к тому моменту уже закинул в рот небольшую пилюлю, одну из запаса, приготовленного мне Хельгой. И, надо сказать, было весьма жалко принимать лекарство, способное исцелить большинство ран, в том числе и энергетических, просто что бы избавиться от боли. Особенно учитывая, что цена одной такой таблетки сопоставима со стоимостью комплекта экипировки рядового Командира в армии Нуменора. Но вести переговоры с раскалывающейся от боли головой — не лучший выбор.

— Тогда давай обсудим, чем мы можем помочь друг другу, — продолжил через минуту Ли Вей. — И начну я, пожалуй, с рассказа о том, как идут дела на фронтах этой войны.

— Начнём мы с твоей клятвы, — возразил я. — Я принёс две, но не услышал ещё ни одной.

На это он поморщился. Но возражать не стал.

* * *
— Коснулся понимания мистерий Огня в таком юном возрасте, надо же, — присвистнул Авидайл, беззаботно хрустящий огурцом.

Великий воин и боевой маг сидел на облачке и, беззаботно свесив ноги вниз, смотрел на происходящее в глубинах Хребта Ненастий. И Кровавому Палачу вовсе не мешало то, что он находился на своём собственном, сотом Этаже. Десятки Этажей, каждый из которых был окружён и защищён слоями барьеров, выстроенными остальными Хозяевами, разделяли его и Руслана, но Кровавого Палача подобные мелочи не смущали. Не зря же он считался сильнейшим из когда-либо живших на свете хуннусов.

— Ты всегда был тщеславен, малыш Авидайл, — усмехнулся его собеседник. — Даже сейчас не упускаешь возможности побахвалиться. И ведь далеко не мальчик уже. Ты прожил на свете дольше, чем живут иные звёзды в небесах. Овладел такими силами, что способен по своей прихоти гасить и зажигать светила, творить разумные, полноценные расы — пусть и низшие, но тем не менее — а ведёшь себя так, будто остался всё тем же юнцом, что и при нашей первой встрече. Иногда я задаюсь вопросом, что это попытка спрятаться от реальности, в которой мы все — лишь осколки давно забытого прошлого или нечто большее?

Собеседником Авидайлу сегодня был Сумаил Ветер Миров. Второй по мощи Трансцедент, очень долгое время носивший титул первого, вовсе не выглядел грозным бойцом или великим магом. Высокий и стройный, с улыбчивым лицом, которое, несмотря на замечания о возрасте Авидайлу, выглядело лицом двадцатилетнего юноши, ещё ни разу не державшего в руках бритвы. С пепельными волосами, стянутыми синей лентой в простой хвост и разноцветными глазами — изумрудно-зелёным и ярко жёлтым, цвета сияющего в лучах солнца золота, одетый в простые одежды, он совсем не производил впечатления существа, лишь немногим уступавшего возрастом самой Хозяйке Зимы.

Единственное, что выдавало эоны времени, прожитого этим существом, это взгляд. В его ярких, необыкновенных глазах читалась мудрость не просто веков, тысячелетий или даже миллионов лет. Нет, это были глаза существа, кто не просто жил, отдаваясь целиком и полностью поиску силы, как Авидайл. Не увязшего в интригах и борьбе за власть, как Бельсигард и Иннара, да и большинство прочих в первой сотне. Не отчаянный бунтарь, с упорством, достойным лучшего применения следующий одной и той же цели бессчётные годы, как Рокрея.

Конечно, лидер улана, что был вторым по мощи, богатству и влиянию среди хуннусов (в те времена, когда Империя ещё была жива), просто не мог не пройти всеми перечисленными выше путями. Ибо как бы иначе он достиг своего уровня? Но при всём при этом он сумел в какой-то момент отрешится от всего этого и не потерять в себе что-то от простого человека ещё тех времён, когда он только вступал на тропу магии и лишь грезил о славе, могуществе и вечной жизни. Единственный из всех Великих, кто сберёг частицу себя. И поэтому пользовался уважением всех остальных в первой сотне.

— Старик, ты невыносим, — отмахнулся Авидайл. — Просто признай, что завидуешь. Твой-то фаворит всё ещё с этим не справился. Чем он у тебя там занят, кстати? — присмотрелся он повнимательнее к другой части Этажа.

Самуил лишь грустно вздохнул, глядя на то, как главный носитель его линии крови и силы, фаворит второго по мощи Трансцедента, вместо того, что бы заниматься развитием, развлекается в борделе одного из городов десятого Этажа.

— Да он ещё и бисексуал! Вот так-так, старик… Что ты там говорил про моё бахвальство? Уж не потому ли ты в мудреца сидишь играешь, что твой потомок если и коснётся каких-либо мистерий, то лишь связанных с дешёвыми шлюхами? — ухмыльнулся Палач.

— Каждому цветку — свой срок… — начал было отвечать Ветер Миров, как был прерван:

— Не знаю, что ты там за аллегорию с цветами придумал, но всё, что я сейчас вижу — это как что-то большое и чёрное суют в задницу твоего фаворита. И он не против происходящего, замечу. Так что не надо мне этих ля-ля. Мой щенок молодец, твой — полудурок. Жаль, нельзя отнять сейчас отнять у него этот титул. Остальные твои потомки куда интереснее будут.

На некоторое время воцарилось молчание. Они оба понимали, что разговор о фаворитах и подглядывание за их делами это не то, ради чего они сидели здесь. Но они не спешили переходить к главному. Существа, пронзившие время и выбравшиеся за его рамки столь давно, что даже их совершенная память была не способна вот сразу припомнить те времена, они подходили к беседе неспешно. Третий день они сидели на облаках и любовались происходящим на нижних Этажах, время от времени обмениваясь подобными репликами.

— Зал Звёзд, — наконец, произнёс Сумаил.

— Не сам Зал, — возразил Авидайл. — Лишь его реплика.

— Не играй словами, Ави. Да, это лишь самая убогая из возможных реплик Зала Звёзд, но общий принцип построения соблюдён. А подобные артефакты должны будут стать доступными лишь с тридцатого Этажа. И я сейчас именно про реплики. Так скажи же мне, откуда у этих детишек артефактная система защиты Высшего Ранга? Причём Высшего отнюдь не в том же смысле, что вкладывал Хунну в побрякушки, которыми одаривал их?

Артефакты, которые могли бы считаться Высшими для Трансцедентов, были чем-то куда более сложным и могущественным, чем то, что предлагала людям Система. Её дары на самом деле были лишь попыткой дать пример, от которого стоит отталкиваться будущим артефакторам. И это ей вполне удалось — ведь нынче люди практически не заморачивались с покупкой у неё предметов. То, что могли выковать их соотечественники, стоило куда дороже — но и пользы от этих изделий было в разы больше.

К тому же, всё, что превосходило Высший ранг, фактически, не имело классификации. И это потому, что именно с этого ранга начинались настоящие, стоящие артефакты. И то, о чём сейчас шла речь — Высшие артефакты, это было нечто на том уровне, которым пользуются те, кто перешагнул рубеж простого Бессмертия и достиг царства Трансцедентности.

— Ну, ладно, признаю, это ненормально. И это отдаёт очередной интригой нашего Императора, — неохотно буркнул Авидайл. — Ну и что с того? Раньше получат, раньше научатся пользоваться и создавать подобное — одна сплошная выгода. Ты лидер тех, кто занял нейтральную позицию, я — тот, кто принял сторону Рокреи. Какое нам до этого дело?

— Такое, Ави, что если артефакты, пусть и столь убогие поделки, как эта пародия на Зал Звёзд, который, если ты вдруг забыл, даже в Империи считалась одной из лучших стационарных защитных систем, доступных тем, кто ещё на начальных этапах Трансцедентности, то что будет дальше? Невиданная для них алхимия, намёки на которую они должны будут получить лишь к двадцатому Этажу? Места сосредоточения мистерий стихий, концепций аспектов и Путей, что дожны появиться к шестидесятому? Тайные библиотеки и гримуары с основами Законов Мироздания, что ждут на восьмидесятом? Что будет, если Бельсигард начнёт перетаскивать это всё на десятый?

— Ясное дело, будет война. И я прекрасно понимаю, что он делает и зачем это делает, — ответил, спустя несколько минут, Авидайл. — И знаешь, Сумаил — меня всё устраивает. Этот цирк с прыжками по Этажам и их испытаниями… Давай начистоту — каждый из нас, старик, плетёт собственные интриги ради достижения собственных целей. И каждый из нас стремится лишь к своей истине. Я уважаю тебя, очень уважаю. Пожалуй, даже больше, чем кого-либо ещё. Но это не значит, что я во всём с тобой согласен. Ты хочешь просто наблюдать со стороны, позволяя событиям развиваться своим чередом и свести к минимуму влияние остальных на этих детишек. Но мне подобное претит. Пока наш старый друг плетёт свою паутину и лишает смысла прыжки по Этажам в сей Башне, я не стану ему мешать. Это соответствует и моим интересам. Скажу больше — это соответствует теперь интересам почти всех. Надо признать, Бели умеет обставлять свои дела так, что бы все понимали, что он собирается их поиметь, но всё равно вынуждены были следовать его замыслу.

— Да, потому что каждый считает, что сумеет обернуть его в свою пользу, — заметил Сумаил. — Вот только такое почти никогда и никому не удавалось.

— Ну, не буду говорить за остальных, а лично я готов попробовать, — пожал плечами Авидайл. — Кто сказал, что и в этот раз ничего не выйдет? Лично мне кажется, что всё будет по моему.

— И именно потому, что вам всем вечно нечто подобное кажется, Императором стал именно он, а вы все лишь послужили ему ступеньками на пути к трону, — вздохнул Ветер Миров. — Помни об этом, когда соберёшься выйти играть на его поле — поле уловок, лжи и подвохов.

На это Авидайлу не нашлось, что возразить. Так они и стояли, двое сильнейших, на краю мирно проплывающего над суровыми, мрачными горами облаками. Смотрели куда-то вниз, сквозь все барьеры и преграды, на один и тот же Этаж — но на совершенно разных людей. Каждый из них был поглощён своими мыслями.


Глава 13


Разговор с Ли Веем, после принесения им необходимых для взаимного доверия клятв, оказался весьма познавателен. Прекратив бесполезные препирания, мы сумели достаточно быстро разобрать сложившуюся ситуацию. И надо сказать, она была не самой однозначной.

Белый Тигр лишился сорока процентов своих владений. Два из пяти его анклавов союзников (не из числа тринадцати гигантов, а рангом попроще) уже склонили голову и подписали кабальные договоры с Нуменором. Фактически, это была форма жестчайшего вассалитета из всех возможных. Плюс на них наложили огромные контрибуции.

Большинство мелких вассалов моего нового союзника сейчас тоже забилось по щелям либо и вовсе было уничтожено. На момент начала боевых действий армия Тигров насчитывала триста пятьдесят тысяч только собственных бойцов, плюс в районе трёхсот тысяч от союзников и полтора миллиона войск вассалов. Услышав цифры, я невольно присвистнул — последние сведения, которые я получал на тему количества бойцов у Артура — чуть больше трёхсот тысяч солдат…

Но опрометчивая атака на, казалось бы, показавшего слабину соседа и пара сражений быстро показали, что ребята из Поднебесной и их друзья сильно ошиблись с выводами. Оказалось, у Артура под ружьём около четырёхсот тысяч солдат. Собранные вне зависимости от национального признака, буквально ото всюду, они были вооружены за счёт анклава и оказались весьма преданы своему новому дому. Так же выяснилось, что сейчас у Нуменора четырнадцать(!) Князей и около тысячи Лордов.

За два с лишним месяца войны Нуменор одними своими силами разбил все армады Белого Тигра. Да, тот был в конце списка по силе среди Тринадцати, но! Нуменор не призвал под ружьё вассалов — организации, жившие в его тени. Не просил помощи союзников. Лишь сами, своими силами перемололи в труху пятикратно превосходящие их силы противника за каких-то два месяца. И лишь после этого призвали вассалов, коих, после этой демонстрации, у них резко прибавилось. Как и желающих к ним присоединиться — война богата трофеями.

Впечатляющая демонстрация мощи. Очень, очень впечатляющая. Страшно подумать, как закалились бойцы Артура за этот короткий промежуток времени. Боевой маг растёт в бою. Этот тезис применим ко всем, кто вошёл в Башню. А война между Нуменором и Белым Тигром — самая большая война магов с момента апокалипсиса.

Сейчас на Хребте Ненастий двадцати семи тысячный гарнизон. А осаждает его стотысячное войско наших, ныне общих, врагов. Один корпус непосредственно Нуменора и девяносто тысяч вассальных бойцов под предводительством Князя Антона Сеченко. На удивление, не самый мощный кулак, учитывая, что сейчас под рукой врага уже было полтора миллиона солдат.

Осады и кошки-мышки подошли к концу, и сейчас было три фронта основных боевых действий. На первом, так, где бились из последних сил остатки союзников Тигра, Нуменор уверенно оттеснял их вглубь территорий, попутно захватывая одну за другой крепости. На втором фронте у китайцев дела шли получше. Там наступление Артуровых воинств шло медленнее и потихоньку начинало буксовать.

Этот второй фронт защищал нечто вроде столицы анклава — Логово Тигра. Огромная крепость защищала шахту эриардов, а заодно служила центральным складом всех ресурсов и артефактов моего союзника, и потому это направление, естественно, было защищено лучше прочих.

Ну и третий фронт, а вернее, его остатки. Хребет Ненастий был вторым по ценности и важности активом Тигров, так что здесь было раскидано изрядное количество войск. Только вот буквально пять дней назад фронт был прорван и войска, прикрывавшие проход к Хребту, были вынуждены отступить и рассеяться по округе. На этом театре боевых действий, в отличии от второго фронта, полководцы Артура провели блестящую военную операцию. Кто бы ей не руководил, я мысленно аплодирую ему.

Начав одновременное наступление сразу по всему фронту, нуменорцы сумели внушить врагу мысль о том, что они не рассчитали своих сил. Дали иллюзию того, что у китайцев есть все шансы не просто отразить атаку, но и разбить врага. Естественно, Ли Вей сотоварищи не были идиотами, так что это было не совсем уж обманом. Враги действительно подставились, действительно рискнули, и при определённой доле везения тигры имели все шансы разбить врага. И может, не виси над ними дамокловым мечом тот факт, что на остальных фронтах они тоже терпят поражение за поражением, они бы удержались. Но история не знает сослагательного наклонения.

Пожертвовав частью бойцов, Нуменор сделал гамбит. И пожертвовав десятками тысяч воинов (в основном из числа вассалов), они разбили и обратили в бегство тигров мощнейшей фланговой атакой отряда элитных бойцов уровня Генералов и Полководцев. Пять тысяч этих бойцов единым ударом обратили почти полную победу Ли Вея в ужасный разгром.

А теперь основные силы третьего фронта Нуменора медленно, но верно смыкали клыки на горле засевших в пока ещё неприступной крепости Тигров. Стотысячное войско, стоящее лагерем у подножия горы, было нужно не для штурма. Они лишь блокировали крепость, не позволяя остаткам войск противника укрыться в ней.

Основные же силы были заняты тем, что штурмовали мелкие крепости и владения вокруг, а так же гоняли недобитков по окрестностям. И момент, когда вражеские командующие закончат с подготовкой и всеми силами навалятся на крепость. И тогда никакие ворота, залы и прочие чудеса с рисунком луны, звёзд и солнца не помогут отбиться. Крепость завалят трупами, но всё равно возьмут.

— Мы идём домой, — бросил я своим спутникам.

Те стояли, недобро переглядываясь с окружающими их Лордами тигров. Все те, кто присутствовал в зале при начале нашего разговора, сейчас стояли здесь.

— Прошу вас, почтенный Князь, немного повременить с отбытием, — обратился ко мне самый, пожалуй, молодой среди присутствующих.

Высокий, закованный в красивые доспехи, нагрудник которых украшал приготовившийся к прыжку белый тигр, с гуаньдао в руках (древковое оружие, помесь алебарды и глефы), он надменно, свысока взирал на невозмутимого Би Рёна. Обращаясь ко мне, он даже не соизволил повернуть головы. Я вопросительно посмотрел на стоящего рядом со мной Ли Вея и увидел, что тот недовольно хмуриться.

— Ци Фенг! Как ты ведёшь себя с моими гостями? — прорычал он.

— Дядюшка Ли, это всего лишь чужаки. С чего мне оказывать им почтение? Белый Тигр ещё не настолько низко пал! — заявил этот самоуверенный… Идиот, других слов не подобрать.

Ибо будучи лишь Лордом, дерзить Князю, в чьих владениях ты находишься и чьим подчинённым ты являешься, по меньшей мере тупо, какие бы отношения вас не связывали. Особенно на людях, при посторонних и подчинённых. И почему щенок всё ещё не лежит на земле, скуля от боли, я откровенно не понимал.

— Я приказываю тебе, Ци Фенг, немедленно удалиться в зал Семи Звёзд и заняться медитациями. Твоё уединение продлится неделю! — буквально выплюнул Ли.

Как-то уж очень просто его из себя вывели. В разговоре со мной он сохранял хладнокровие в любой ситуации, а тут уже рычит и шипит. Видимо, инцидент не первый.

— Как скажешь, дядюшка, — с усмешкой ответил тот. — Но перед этим я хочу провести дружеский поединок с одним из гостей. Просто небольшой обмен опытом, не более. Предлагаю всем отправиться на первую арену. Не откажи в такой малости.

— Би Рён, — заговорил я, не дожидаясь ответа Ли. — В чём причина?

— Ни в чём особенном, почтенный Князь, — ответил мне Ци Фенг, не давая моему товарищу и рта раскрыть. — Мы просто…

— Я разговариваю не с тобой, — посмотрел я ему в глаза. — Я не знаю, почему тебе позволяют дерзить твои старшие товарищи, но я не один из них. Так что закрой рот.

Клянусь богами и демонами, рискни парнишка возразить, я бы обрушил на него давление своей Воли в полную мощь. И я бы сильно удивился, если бы паренек это выдержал. И пацану хватило ума понять, что я не его «дядюшка», что станет терпеть его выходки. Каким бы баловнем он тут не был, но возражать Князьям, не обладая достаточной личной силой, всегда дурная затея.

— Молодой человек весьма заинтересовался нашей Каори, — ответил спокойно мой друг. — И когда она на его ухаживания ответила, что, цитирую, «мужчины слабее этого коротышки мне не интересны», он решил продемонстрировать, что подходит под её стандарты.

— Предатель, — буркнула та, отводя взгляд.

— Как дети, ей-богу, — вздохнул я. — Почтенный Вей, хочу предупредить, мой человек плохо умеет сдерживаться. Если вы позволите состоятся поединку, я не могу гарантировать, что он сумеет сдержаться. Как уверен и в том, что ваш юный соратник станет сдерживать себя. Так что предлагаю провести этот спарринг в иное, более спокойное время. В конце концов, у нас с вами хватает настоящих врагов, на которых и стоит обратить наше внимание.

Я давал возможность разойтись мирно обеим сторонам. Но Ли, к моему удивлению, на мгновение улыбнулся. И при виде этого хищного оскала я в очередной раз убедился, что внешность этого человека чересчур обманчива. Выглядящий невысоким, интеллигентным молодым мужчиной, каким-нибудь преподавателем философии в хорошем столичном ВУЗе, он, тем не менее, был настоящим хищником. Того же поля ягода, что я, Артур, Максуд, и прочие. Воистину, каждый из Князей — то ещё чудовище не только в плане силы, но и характера и ценностей. Хельга — лишь исключение, подтверждающее это правило.

И по этому его оскалу я понял, что вляпался в какую-то местную интригу. Интригу, направленную не на меня и моих людей, а на некое подобие оппозиции в крепости. Не знаю, что здесь и как в этом плане, но куда же без подковёрных игр даже в такое время? Мы, хуннусы, воистину неисправимы. И ещё до того, как дать свой ответ, которому я уже не удивился, он взглядом задал вопрос. На который я так же, взглядом, ответил «да».

— Мечи и кулаки не имеют глаз, почтенный Руслан, но разве это повод не стремиться расширять свои горизонты? Я думаю, что этот спарринг будет полезен им обоим — в конце концов, обмен опытом это то, чего не хватает нашему Ци Фенгу. Ему не часто приходилось сражаться, — доброжелательно ответил он. — Прошу всех пройти за мной.

У пацана нет боевого опыта? Значит, протащили по уровням с помощью ресурсов и контролируемых боёв? Всегда прикрывали и помогали… Значит, сын какой-то большой шишки, непонятно как здесь оказавшийся. А какая шишка может быть больше, чем могущественный Ли Вей, хозяин Зала Солнца и Луны, комендант Горы Ненастий и командующий третьим фронтом? Ответ прост — сам лидер анклава.

Зачем же я выступил на стороне Ли против, фактически, сынка лидера тигров? Ответ прост. Эта маленькая услуга создаст небольшой должок со стороны Ли Вея и, что важнее, улучшит наши взаимоотношения. Лидер Тигров где-то там, далеко, а вей — вот он, рядом. И именно с ним мне придется сражаться в ближайшее время против Нуменора. Так что я решил ему подсобить, тем более, мне это ничего не стоило.

Любой Князь с первого взгляда увидел бы пропасть в силах между Ци Фенгом и Би Рёном. Первый, несмотря на то, что был облачён в доспехи не хуже тех, что я видел на Артуре и вооружен гуаньдао, что даже превосходило качеством меч лидера Нуменора, был весьма… Ну, надо признать, не слабаком, нет. Но я видел и мог сходу припомнить десятка четыре, а то и побольше, Лордов, что были сильнее его. А сильнее Би Рёна и Каори я ещё Лордов не видал. Я сам был лишь самую малость сильнее этой парочки до становления Князем. Так что… При всем превосходстве его экипировки, сражаются не артефакты. Сражаются люди.

Вот только что бы увидеть эту чудовищную разницу в силе и боевом опыте, нужно было быть кем-то лишь немногим уступающим самому Би Рёну. Прочие, скажем так, «обычные» Лорды, были не способны уловить эту разницу. Только те, кто хоть как-то сопоставим по силам или даже сильнее.

— Этот щенок слишком часто и много гавкает. Прости, что использовал твоих спутников, но это был идеальный вариант, который я не мог игнорировать, — сказал Ли.

Мы шли впереди всей процессии, отрезанные барьером Воли от прочих — что бы не грели уши.

— Ты поэтому их отослал наружу, — кивнул я своим мыслям. — Он сын вашего лидера?

— Да. Его отец, Ян Фенг, глава нашего анклава. А это — его второй, младший сын. Им повезло — в дни апокалипсиса Ян Фенг потерял лишь жену. Двое сыновей и дочь выжили, — пояснил Ли. — Вот только Ци… Избалованный сопляк, думающий, что мир всегда будет крутиться вокруг него. Его отец и до всего этого был важным военным. Генералом, объединившим впоследствии вокруг себя немало людей. Так что сынок его вырос избалованным, в отличии от своих старших брата и сестры. По его приходу сюда он несколько раз позволял себе лишнего, но я его быстро поставил на место. Однако когда мы проиграли сражение и крепость попала в осаду, он снова поднял голову, обвиняя меня во всех неудачах. Его задела преподанный мною в прошлый раз урок, вот он теперь и провоцирует меня, разрушая мой авторитет. Надо бы снова поставить сосунка на место. Обещаю, все последствия я возьму на себя. Его отец умный человек, и не станет высказывать недовольство по поводу предстоящего тем, кто протянул нам руку помощи в сложный час.

— Надеюсь на это. Но в любом случае — ты мне должен, Ли Вей. Помни об этом, — холодно сказал я.

Тот ничего не ответил. Хотя, собственно, что тут сказать — если переживём эти дни и отобьём окрестности горы, он и весь его анклав в любом случае будут нам должны. Нет — тогда тем более чего говорить о долгах, ведь поражение для него равно смерти.

Мы вновь шли длинными тоннелями куда-то вглубь подземелий. В этот раз нам по пути куда чаще попадались развилки, да и было в целом куда оживлённее. Спустя три минуты пути вся наша процессия оказалась в воистину огромном подземном зале. Стоя на возвышении, я смотрел вниз и видел десятки, сотни больших и малых тренировочных арен. Почти все они были заняты — бойцы вовсю готовились сражаться за свои жизни. Ничто так не подхлёстывает усердие в тренировках, как нависшая смертельная опасность.

— Наша тренировочная площадка, — неспеша провёл рукой по воздуху вновь вышедший вперёд Ци Фенг. — Здесь, — указал он вниз, к ближайшей к нам арене, — мы можем провести поединок, не опасаясь навредить окружающим. Эта арена укреплена достаточно хорошо, что бы быть способной выдержать поединок Князей. Ну что, чужак, готов ли ты померятся силами?

— Да, мой юный друг, — сдержанно кивнул Би Рён. — Но до того, как мы начнём поединок, у меня есть предложение. Как ты относишься к тому, что бы сделать ставки на наш бой?

— Это интересно, — с улыбкой кивнул парень. — Что предложишь в качестве ставки?

— Килограмм Чёрного Железа, — невозмутимо бросил Рён.

Я устало вздохнул. Ну блядь, Би, ну нахуя такими вещами светить?! Вот и Ли Вей уставился сперва на него, а потом на меня. Задумчиво так уставился, намекающе. Мол, отчего же ты не говорил, что такими интересными вещами обладаешь, мой друг? А не говорил я потому, что он нам самим был нужен. У нас не было достаточно умелых артефакторов для работы с ним, но тем не менее Рёну я дал полтора кило этого материала. Оно Хорошо подходило для того, что бы из него выковать боевые рукавицы для моего товарища, ведь в ближнем бою он бился именно голыми руками. И ногами. И вот он делает такую ставку.

— Что это такое? — подозрительно сощурился Ци Фенг. — Зачем мне какое-то железо? Я…

— Брат Ци, — вмешалась одна из девушек. — Соглашайся. Килограмм этого материала достаточно ценен. Примерно как твои латные перчатки или сапоги. Вас устроит такая цена, почтенный?.. — обратилась девушка к моему соратнику, намекая при этом на то, что он ещё не представлен.

— Би Рён, почтенная, — коротко поклонился тот в ответ. И, что характерно, опустил тот момент, что девица не представилась сама и влезла в чужой разговор. Экие они тут охеревшие, скажу я вам… — И вы ошибаетесь. За килограмм Чёрного Железа можно купить не что-то одно, как вы упомянули, а и то, и другое. Ведь из четырёх лучших металлов именно оно лучше всего подходит для ковки доспехов. Так что ставкой с твоей стороны, юный воин, должны стать и перчатки, и латные сапоги. Примешь моё предложение?

— Уважаемый Би Рён, — с ноткой презрения ответила девица, не позволив Ци и рта открыть. — Негоже столь, несомненно, славному, воину опускаться до лжи и торгов. В…

— Послушай, неуважаемая, — подала голос Каори. — Во первых, мой соратник из скромности преуменьшил цену на свой материал. Во вторых — кто ты такая, что бы лезть в чужой разговор? Так вы относитесь к гостям? Сперва нагрубили мне, затем вынудили принять вызов на поединок моего товарища… А теперь и вовсе, какая-то непонятная дрянь ещё пытается обвести нас вокруг пальца? Осторожней выбирай слова, грязная девка, — прошипела она под конец рассерженной кошкой. А затем слегка коснулась рукояти своей катаны, от чего вокруг нас мягко засвистел ветер, готовый в любой миг обернуться яростным штормом. — Иначе на эту арену выйдем ты и я!

— Тише, красавица, тише, — с улыбкой вмешался я. Что-то Каори действительно резко реагирует на нападки на Би Рёна. — Если юный Ци Фенг не способен говорить за себя сам и уступает эту честь женщинам, это не значит, что наш Рён такой же. Не желают делать ставки — не надо. В конце концов, думаю, никто и не ожидает от юного воина слишком многого. Это всего лишь дружеский спарринг, так что нам не стоит обирать наших новых союзников. В конце концов, нам ещё проливать кровь вместе, против общего врага.

Эта новость заставила присутствующих несколько поостыть и задуматься. Одно дело — непонятные, мутные гости, и другое — союзники в войне. В войне, которую они проигрывают. И в отличии от Ци Фенга, который, видимо, в боевых действиях особого участия не принимал и всех ужасов больших сражений не представлял себе даже близко, остальные, в том числе и торговавшаяся с с Би Рёном. В отличии от сынка хозяина анклава, им как раз-таки и приходилось проливать свою кровь в боях. Системные Лорды в любом бою играли ведущую роль, объединяя Волю бойцов в единый механизм и орудуя ей. Да и в целом — без Лордов никуда.

— Мой отец в курсе этого… Союза? — ядовито поинтересовался Ци Фенг. — Или вы это за его спиной решили договориться непонятно с кем и непонятно о чём? Отцу это не понравится. Неужто дядюшка Вей что-то замышляет?

— Мальчик, — устало вздохнул Ли. — Ты привык отсиживаться за крепкими стенами крепости отца или в моих, как ты выражался в своё время, «мышиных норах». И поэтому я не удивлён тому, что ты не понимаешь всей ситуации. Мы проигрываем воину. С треском и грохотом. Нас загнали в угол, и если всё продолжиться в таком же ключе, нас вырежут. Как животных на наших мясных фермах. Тебе сложно это представить, юный Фенг, ведь со времён, когда наш анклав взял первый ранг, тебе не приходилось сражаться. Сколько Сердец Силы ушло на то, что бы сделать тебя Лордом? Сколько ресурсов на тебя было потрачено, что бы сделать ты сумел пройти все Смертные Ранги? — с каждым сказанным словом голос Ли Вея всё больше переходил в свирепый рык, от которого даже мне было слегка не по себе. Чувствовалось, что он долго сдерживался и глушил свою ярость, но терпение его, наконец, подвело. — На все эти ресурсы мы могли бы взрастить два десятка выдающихся воинов. Два десятка Системных Лордов, что помогли бы нам сейчас! Деминг Фейсин, что до сих пор лишь Лорд, уже был бы Князем! Тем, кого у нас не хватает! Как ты меня достал, юный Фенг. КАК ДОСТАЛ!!! — взревел он, мигом отбросив всё своё спокойствие. — Решил, что нужно обгадить нашу возможность спасти не только себя, но и остальных — действуй. Почтенный Би Рён, — обратился он к моему другу. — Размажьте его тонким слоем по арене. Покажите этому щенку, что такое настоящий воин!

— Мы ещё посмотрим, кто кому что покажет! — гневным котом зашипел парень. — Ставлю весь комплект своих доспехов на бой с этим нищебродом! Взамен же требую с твоей стороны, — взглянул он на Би. — Поклянись именем Хунну, что если проиграешь, принесёшь мне рабскую клятву! Хватит тебе на это смелости?!

— Клянусь именем великого Хунну, что в случае своего поражения в данном спарринге Ци Фенгу, я стану рабом данного воина, — не раздумывая, принёс клятву Би Рён. — Чем ты ответишь, юноша? Есть ли у тебя соответствующая ставка?

— Ставлю свой доспех, а так же полный набор из зелий и фруктов любой стихии на выбор. Такой комплект не найти в свободной продаже. Для действительно сильного Лорда, приблизившегося к пику силы, они дадут могут дать шанс перейти на ступень Князя. Если сумеешь победить, то к моменту, когда ты станешь действительно могущественен, — по голосу парня было ясно, что в такое он откровенно не верит. — Этот набор может помочь тебе преодолеть ограничение ступени Лорда и стать Князем. Четверо из шести наших Князей именно так и перешли в этот ранг. Достойна ли подобная ставка того, что бы ты рискнул своей свободой?

Признаться честно, ставка более чем достойная. Секрет того, как дойти до ранга Князя, был неясен даже для меня, Князя. Я-то это сделал не своими силами, а с помощью Императора Бельсигарда. Ивозможность сделать Князем моего ближайшего друга и товарища не могла меня не заинтересовать. Как и меня самого. Даже если мой дружище Би проиграет, я найду способ освободить его из рабства. И меня не остановит ничто — если придётся, я всё правление Белого Тигра вырежу, вместе детьми, стариками и женщинами. Но мой друг не проиграет.

— Я согласен, — кивнул он.


Глава 14


Мы стояли на краю арены, ожидая, когда все заклятия, в неё заложенные, активируются. Ровная квадратная площадка, мощёная серыми плитами неизвестной мне пароды камня, начала понемногу светиться. Одной за другим наливались силой заклятия, предназначенные для защиты зрителей и самих поединщиков. Побежали бледно-золотые линии, складываясь в причудливые узоры и иероглифы, наливающиеся спокойным, словно бы монолитным Духом. Я с удивлением почувствовал, что создатель конкретно этой арены — Ли Вей. Именно оттенок его Воли чувствовался в этих изображениях, что и указывало на авторство. То есть мастер ритуальной магии? Интересно получается…

Обычно подобные дисциплины осваивали те, кто в прямом бою не очень силён. И я не знал, что есть ещё хоть один Князь помимо Хельги, добившийся высот в несвязанных на прямую с личной боевой силой дисциплинах. Надо бы на ус намотать.

— Я дам тебе ударить первым, чужак, — бросил Ци Фенг. — Не хочу, что бы потом меня обвиняли в том, что я не позволил гостю показать себя.

Как самоуверенно. Действительно, тепличный цветок. В схватке, где на кону такие ставки, никто не станет давать лишних шансов противнику. Больше того, большинство не побрезгает даже на грязные трюки пойти на виду у зрителей — в наше время победителей не судят.

Однако совсем уж клиническим идиотом Ци Фенг не был. Его доспехи налились неярким, тусклым серебристым свечением, показывая, что готовы принять на себя любую атаку. Белый тигр, изображённый на доспехе, слегка пошевелился и даже, к моему удивлению, сменил позу, низко пригнувшись.

Парень небрежно закинул гуаньдао на плечо, с усмешкой взирая на своего оппонента. Шлем с открытым забралом, тоже выполненный в форме тигриной головы, позволял видеть его лицо, на котором читалось презрение к Би Рёну. Молодой, стройный и красивый, с модельной внешностью, он наверняка был влажной фантазией многих дам. За плечами парня развивался плащ с гербом анклава, а от фигуры веяло волнами силы — пацан открыто бахвалился своим развитием.

Напротив него стоял мой зам. В весьма средненьких доспехах, с невозмутимым лицом и сокрытой аурой, на фоне своего противника он выглядел как нищий бродяга рядом с прекрасным принцем. Кожаный доспех с металлическими бляхами, высокие сапоги с металлическими мысками и поножи из сероватого металла, откровенно странно выглядящие на фоне остальной экипировки, он был безоружен. Вот только мало кто из присутствующих знал, что оружия моему другу и не требовалось. Би Рён был подобен боевому мечу — грозный и опасный, он был лишён лоска и роскоши, которыми щеголял Ци Фенг. И как простой боевой меч, он был хорош в своём основном назначении — сражаться и убивать.

— Н-да, выглядишь, как оборванец, — презрительно сплюнул молодой щегол. — Доставай уже своё оружие, если оно у тебя есть. Или ты настолько беден, что не сумел купить?

— Я достаточно состоятелен, что бы предлагать в качестве ставки Чёрное Железо, мой юный друг, — с улыбкой в голосе безмятежно парировал мой друг. — У тебя странно работает логика.

— Тогда чего ждёшь, «старик»? — фыркнул он в ответ. — Или тебе одолжить оружие?

— О, мне оно не требуется…

Рён слегка изменил позу, медленно отведя ногу чуть назад и принимая классическую стойку своего боевого стиля. Ноги на ширине плеч, правая рука, согнутая в локте, за спиной, левая же, с открытой ладонью, выставленной тыльной стороной к противнику, на уровне лица. Простая стойка, без использования Духа или Воли — но все присутствующие отчётливо ощутили, как на арене, в невысоком человеке в неброских доспехах сгустилось нечто грозное и опасное. Будто могучий зверь, поднявший голову и грозно зарычавший, начал изготавливаться к броску.

В этом не было ни капли Духа или Воли, и именно поэтому я отчётливо ощутил — здесь в дело вступила грозная магия. Не относящаяся к привычным нам боевым формам, а словно бы… Словно тут было что-то похожее на недавно постигнутые мной мистерии огня — только к стихиям то, что познал Би Рён, никак не относилось.

И Ци Фенг ощутил это не хуже других. Вся спесь и надменность из его глаз исчезли, и мальчишка, позабыв о собственном предложении нападать первым, атаковал.

Одним движением лежавший до того на плече гуаньдао прочертил широкую, косую дугу, и с его острия сорвалось тонкое водяное лезвие. И несмотря на мою неприязнь к этому избалованному щенку, не признать красоту и силу удара я не мог. Да, работу с энергией ему изрядно упрощали и облегчали доспехи и оружие, они же увеличивали и атакующий потенциал его магии. Но даже так — сражается не экипировка, сражается её обладатель. И будь он совсем уж бездарем и пустым местом, у него ни за что не вышло бы так легко и быстро сотворить столь могучее заклятие.

Водяное лезвие налету разрасталось и меняло форму. То, что изначально было тонкой, едва заметной полоской воды, стремительно превращалось в ревущий поток, из которого скалили морды многочисленные тигры. К моменту столкновения с моим другом заклятие представляло из себя целую стаю водяных тигров различных размеров — от крошечных, не больше обыкновенной кошки, до гигантов размером с лошадь.

Это был интересный подход к боевой магии, довольно сильно отличающийся от принятого среди моих людей. Наша боевая магия была… Ну, скажем так — основной принцип наших атак был в том, что бы мгновенно выдать максимальный урон. Сразу, в один заход, в одно касание. Здесь же был иной принцип — измотать защиту, вытянуть как можно больше энергии, и лишь затем последним, мощным усилием атаковать саму цель.

Мне, со стороны, конечно, рассуждать было просто. Я не подвергался атаке, а спокойно смотрел со стороны. Би Рёну же нужно было отражать атаку. Времени любоваться ей ему не оставили. И, надо сказать, Би не подвёл.

Моего друга полностью закрыло от нас тигриной стаей. Что там происходит при помощи одного лишь зрения было невозможно, но, к счастью, все присутствующие обладали куда более надежными возможностями для восприятия. В частности, Волей и восприятием.

Со стороны это выглядело весьма красиво. Десятки, сотни водяных тигров, атакующих из гигантской волны, что закрутилась воронкой вокруг Рёна, украшенные пеной и раскидывающие брызги… Красиво, да. И масштабно — практически вся трёхсотметровая арена была занята этим заклятием. Но недолго.

В следующий миг в глубине воды сверкнула короткая вспышка — и вся огромная масса воды полетела в стороны, заливая всех вокруг. Я не разобрал, что именно он сделал, но выглядело впечатляюще. Невысокая фигура, спокойно шагающая навстречу высокому, закованному в сверкающие латы воину, что на миг скорчился от боли.

В этом и был главный минус столь впечатляющей на первый взгляд атаки. Постоянная связь, которую приходилось поддерживать с заклятием, с одной стороны, позволяла непрерывно напитывать его силой, и, как я подозревал, менять форму и дополнять его новыми элементами магии по мере необходимости, но с другой — если заклятие разрушали насильственно, наступал откат. Пусть очень короткий, но всё же. Опытный воин был бы готов к подобному и точно не позволил бы себе дрогнуть. Но молодой парень, несмотря на то, что показал вполне достойный уровень, не обладал нужным опытом.

Я вполне допускаю, что в спокойной обстановке он бы не дрогнул ни на миг. Но тут его подвело волнение, что он испытал от давления ауры Рёна. И пусть его выбило из колеи лишь на миг, но в реальном бою между двумя Лордами этот миг — огромный отрезок времени, за который вполне можно успеть если не прикончить противника, но нанести ему огромный урон.

Но мой друг показательно спокойно шагал к противнику. Не торопясь, не спеша, обычным прогулочным шагом. И в этой его обыденной, неспешной походке было столько унизительного для любого воина и мага, что даже Ци Фенг почувствовал себя оплёванным. И совершил следующую ошибку — взревев разгневанным тигром, он метнулся навстречу противнику, выставив вперёд острие своего оружия.

Кидаться в лобовую на того, чьих навыков и пределов силы ты даже ощутить не сумел… По меньшей мере, глупо. На его месте я бы, в первую очередь, озаботился защитой. В бою важно понимать один момент — самоубийственные, рискованные атаки хороши лишь тогда, когда ты видишь брешь, да если даже не брешь, то хоть намёк на неё в обороне противника. Или если уверен в силе своей атаки.

После того, как Би играючи отразил атаку мальчишки, любому уже было ясно, что разница в силах явно не в пользу Ци Фенга. И если уж вынужден драться против того, кто сильнее, то нужно либо навязывать свой темп и ритм боя, либо убедиться в том, что переживёшь ответный удар. А затем тянуть время, изучая врага. Так бы поступил я. Так поступил бы почти каждый известный мне опытный боевой маг. Нет, безусловно, в мире много уникумов, у которых было бы своё видение ситуации и которые могли поступить иначе. Но если эти уникумы были бы пережившими пять лет различных битв, схваток, сражений, дуэлей и войн ветеранами, которыми были сейчас очень многие из жителей Башни, то слепой атаки, как Ци Фенг, они бы не предприняли.

Вихрь сверкающей стали, ураганом обрушившаяся на моего товарища, выглядел впечатляюще. Каждый взмах лезвия оставлял за собой тонкую полоску воздуха. Би спокойно отражал удары одной единственной, выставленной вперёд ладонью. И, надо признать, зрелищней и эффектней выглядели попытки парня задеть его, тем внушительнее смотрелось то, с какой небрежностью Рён отмахивался от этих атак.

Надо признать, в парне чувствовалась определённая школа. Даже сейчас его атаки не были бессмысленным размахиванием оружием — воздушные разрезы, оставляемые его оружием, никуда не исчезали, а впитывали в себя разлитую воду, образуя вокруг небольшие торнадо из воды и ветра. Вот только… Ну, блядь, почему его давление Волей было так слабо и никчёмно? Почему он не призывал все доступные ему стихии и аспекты, используя их для пусть и слабых, но мгновенных атак? М-да… Такое ощущение, будто он вообще не бывал в реальных переделках. Именно потому Би и отражал все его атаки с такой лёгкостью — в реальном бою любой, начиная с ранга Полководца, бился одновременно целым шквалом разнообразных мелких атак, которые использовал неосознанно. Это заставляло противника тратить лишние силы и внимание на защиту, отвлекало от плетения по настоящему мощных заклятий и сбивало попытки перевести бой чисто в плоскость ближнего боя.

Так что… Ци Фенг был неплохо обучен, обучен практически всем аспектам боя, но вот в единый, уникальный стиль он всё это свести не мог. Может, на какого-то Лорда уровнем силы значительно ниже среднего, с отвратной экипировкой, его умений бы и хватило — в конце концов, те заклятия, что он продемонстрировал, были вполне себе стоящего уровня. Но даже тот же встретивший нас в пещере лидер задержавшего нас отряда разделал бы этого молодого щегла. И это при том, что по любым параметрам Ци Фенг его превосходил.

Почему Би ещё не закончил? Может, пацан и не осознавал этого, но всем присутствующим уже было очевидно, что пропасть в силах между этими двумя была непреодолима. Если бы он захотел, то уже прибил бы его. Но вместо этого Би позволял тому продолжать атаковать себя. Лишь потихоньку наращивал давление Волей, всё тоньше и искуснее напирая на Фенга.

— По-моему, ваш друг пытается учить молодого Ци, — заметил задумчиво Ли Вей. — И не могу сказать, что меня это устраивает.

— Би всегда был слишком добр к людям, — вздохнул я. — Увы, ничего уже не могу поделать. Но если у вас станет на одного стоящего бойца больше — это тоже определённая польза.

— Руслан, — посмотрел мне он в глаза с усмешкой. — Я же вижу, что ты прекрасно понимаешь, зачем я устроил этот цирк.

Ну да, понимаю. Ли Вею нужно макнуть лицом вниз сынка своего начальника не столько потому, что тот громко вещает о неудачах самого Князя — это-то как раз ерунда, по большому счёту, ему нет дела до тех, кто его слушает, ибо умные всё прекрасно понимают. Понимают, что инициатором этой войны был не Ли Вей, и что основная вина лежит на плечах отца парнишки. Больше того, Ли было отчасти выгодно иметь под боком этого сопляка. Благодаря нему он мог видеть, кто предан ему, а кто окучивает молодого мажорчика. Так сказать, выявить оппозицию с помощью подобной приманки.

Вот только теперь настал очень важный момент. Мы с ним собирались разбить окружившие гору войска Нуменора, а затем, если повезёт, начать наступление на весь третий фронт. И потому ему было выгодно, что бы сейчас сын Лин Фенга, их лидера, Упал в грязь лицом. Что бы нарвался на ссору с союзником, с помощью которого он намерен через несколько дней принести победу Белому Тигру. Что бы потом люди знали, что он — мудрый и дальновидный стратег, что спас их всех, а сын Лин Фенга лишь пытался вставлять ему палки в колёса, да при этом ещё и опозорился. Нарабатывает политический капитал, одним словом.

Зачем, спросите вы? На всякий случай. Потому, что если случиться чудо и Нуменор их не сожрёт, то Лин Фенгу придётся давать объяснения всему анклаву — как так вышло, что он вовлёк их в настолько разрушительную и кровавую бойню. И, само собой, все быстро сделают вид, что решение им было принято единолично. И тогда можно будет половить рыбку в мутной воде.

— Понимаю, Ли, — кивнул я. — Но уже ничего не поделаешь. Да и вообще — щенок всё равно проиграет. Так что ты так и так будешь справедливым, строгим и мудрым, а он — обгадившимся щенком. Вся разница, что он будет чуть менее обгадившимся. Так что можешь не переживать.

— Я начинаю думать, что зря это всё затеял, — покачал он головой, имея в виду поединок.

— Ну, мне, в целом, до ваших внутренних разборок дела нет, — заметил я. — Ты затеял, я подыграл. Но не надо на меня тут обязательства во всём тебе потакать вешать. Такого не будет.

Тем временем бой на арене подходил к своей кульминации. Би уже вовсю продавливал Волю своего оппонента, заставляя того тратить все ментальные силы на то, что бы защититься. Даже составляемое им заклятие начало слегка пошаливать — Би активно бил по его уязвимостям Волей, дестабилизируя потоки энергии. При этом делал он всё это весьма плавно, наращивая темп достаточно медленно для того, что бы Ци успевал подстроиться.

— Юноша, ты в пустую тратишь время, — заговорил он. — Атакуй уже — усилить это заклятие ещё больше ты просто не сможешь. Я не дам.

И Фенг, отскочив назад одним резким рывком, обрушил всю скопленную силу на Рёна. Десятки, азатем и сотни туго перекрученных вихрей из воды и воздуха рванули к моему другу. В этот раз атака была действительно хороша. Тянула даже на ультимативную. Другой вопрос, что Би, если бы того желал, давно бы обрушил его — он до сих пор показал лишь четверть своих возможностей. Бейся он в серьёз, парень просто не смог бы сплести атаку — Рён не дал бы ему ни времени, ни возможности.

Мощь этого заклятия начисто смела бы десяток-другой городских кварталов, не оставив там камня на камне. Ко всему прочему, заклятие было двухслойным — помимо удара воздухом и водой, с кончика гуаньдао сорвалась огромная, толщиной метра в три, молния, усилив эффект. Мощное, разрушительное комбо, что творилось почти сорок секунд — огромный срок для боев такого уровня.

Однако за один, кратчайший, миг до того, как вся эта мощь коснулась Рёна, тот нанёс свой удар. Правая рука, что всё это время была за его спиной, мелькнула, нанося обычный с виду правый боковой куда-то в воздух. И с движением этой руки, выполняющей простейший, в общем-то, приём, в ход пришли могучие, одному лишь Би Рёну подвластные силы.

Гравитация, пространственная магия, Воля и Путь Астрала — всё это было переплетено в этом заклятии. От моего верного друга разошлась в стороны волна грязного, серо-зелёного света — и пройдя сквозь всю грозную мощь разрушительной магии, направленной на него, попросту её смела. А буквально в нескольких десятках сантиметров от застывшего Ци Фенга образовалась борозда выжженной, исходящей смрадным, вонючим паром, земли. Глубиной и шириной около десятка метров и шириной метров, она тянулась от Би Рёна до самого ограждающего арену барьера, что сейчас покрылся сетью трещинок.

— Как видишь, юный Ци Фенг, мне тоже есть куда расти, — вздохнул Би, вновь убирая руку. — Моя меткость оставляет желать лучшего. Продолжим.

Всем и каждому было ясно, что промахнулся Рён намеренно. Не мог тот, кто за мгновение создал заклинание, одновременно способное походя снести ультимативную атаку не самого слабого Лорда и атаковать с такой мощью, просто «уйти мимо». Если ты способен на подобный уровень контроля своей энергии и скорость плетения, то уж с прицелом у тебя в любом случае всё хорошо.

Понял это и побледневший Ци Фенг. Скорее всего, доспех бы выдержал этот удар. Да вот только его владельца это бы не спасло — часть урона точно пришлась бы напрямую на него, и даже этой малой части бы ему хватило.

Но отступать парню было уже некуда. Лучше драться до конца, чем сложить лапки после демонстрации силы противника — не после всех им сказанных слов сдаваться. Он сам сжёг эти мосты. И тем не менее, он оказался умнее, чем я ожидал.

— Признаю, мастер, вы очень искусны. Даже мои наставники не сравняться с вами. Прошу, дайте мне наставления, — глубоко поклонился он.

— Нападай, юноша. Если мне будет, чему тебя научить — я это сделаю.

Парень, покрывшись молнией, рванул навстречу Би. И теперь мой друг одной лишь защитой не ограничивался.

Скользящий, широкий подшаг — и он уже бьёт коленом в лицо Ци. Рывок парня, рассчитанный на то, что бы ударить с удобной ему дистанции, не включал в себя возможность среагировать на возможное движение оппонента. Он слишком привык, что Рён лишь отражает удары. За что и поплатился, отлетая сломанной куклой назад.

Вот сейчас Рён начал сражаться, как положено. Всё ещё не используя даже четверти своих истинных сил, он, тем не менее, пусть и слабо, но начал использовать всё, что положено использовать Лорду в бою. На парня обрушивались потоки гравитации, его временной поток исказился Весом Времени Рёна, сам же китаец во всю использовал силы пространства для своей техники движения. Каменные и металлические копья, десятки и сотни огненных шаров и молний со всех сторон — не сильнее навыков Высокого Ранга четвёртого класса, но в огромных количествах, выпады Волей и непрерывный шквал пинков. Руки Рён не использовал — лишь пинал оппонента, используя на манер манекена.

Тот пытался защищаться. Комнатный цветок, он владел всеми способами борьбы из перечисленных на весьма приличном уровне — но использование всего этого разом давалось ему очень тяжело. К тому же его Воля была слишком слаба и мало закалена — ведь этот параметр требовалось развивать лишь своими усилиями.

— Используй разом всё, — наставлял его прямо в процессе Би, не отвлекаясь от того, что бы вытирать парнем пол. — Ты сам себя ограничиваешь. Твоя Воля слаба — так не пытайся меня ей атаковать. Защищайся ей и ею же контролируй свой разум и действия. Почувствуй ритм боя, соедини всё, чем владеешь, в единый, собственный стиль — и тогда ты сможешь дать отпор. Ну же! Не заставляй меня думать, что я напрасно трачу на тебя своё время, щенок!

В какой-то момент окровавленный, избитый парень замер. Замер и Би. Так они стояли около десятка секунд — а затем сопляк пошёл в атаку. Неуверенно, неуклюже, но тем не менее — сейчас он с каждым движением всё сильнее реализовывал свой боевой потенциал. И когда спустя ещё полтора десятка секунд он смог, поддерживая бой на всех уровнях, повторить свою самую первую атаку — водяных тигров — Рён, уничтожив её встречным ударом, замер.

— На сегодня всё, — объявил он. — Признаешь ли ты поражение?

— Дха-а, — хрипло пробулькал избитый бедолага. — Спасибо за урок, мастер.

Коротко кивнув, Би развернулся к нам и спокойно, заложив руки за спину, двинулся к нам. Ци Фенг же рухнул на колени, как подрубленный.

— Ты всё же позер, друг мой, — с улыбкой сказал я.


Глава 15


— Зелье лучше принимать в максимально защищённом месте. Стопроцентной гарантии, что оно поможет сделать прорыв, сами понимаете, я дать не могу. Всё зависит от человека. В случае с вами, уважаемый, могу сказать, что вероятность около тридцати процентов. Вы ведь уже на уровне Ощутившего Мистерии стихии Земли? — поинтересовался Ли Вей.

Уровень Ощутившего… Видимо, так они называют тех, кто, как и я, сумели ощутить мистерии. Интересно, много ли таких мастеров? В вопросах саморазвития каждый действительно стоящий маг, как правило, предпочитает не раскрывать без нужды свои сильные и слабые стороны. Так сказать, держим пару фокус в рукаве.

— Ещё нет, — покачал головой Би. — Но чувствую, что уже на пороге этого. Осталось немного, и я надеюсь, что ваше зелье сумеет мне помочь.

Предметы спора были уже на Би. Отличная экипировка, с эмблемой Тигров, правда, но какая кому разница на аэрографию, и то самое зелье. Светящаяся густым коричневым цветом тягучая жидкость в полулитровой стеклянной фляжке, которая и сама являлась зачарованным на прочность артефактом, распространяла вокруг себя тонкие, едва уловимые колебания энергии земли. Что ж, как нам объяснили, зелье не являлось панацеей. И использовать его можно было не чаще трёх раз. С каждым использованием эффект становился всё слабее, и уже на четвёртый раз это было бы напрасной дорогостоящих ресурсов. А так как полностью созревший Стихийный Плод бывает лишь один на десяток деревьев в году, то зелье было очень, очень дорогим средством.

Собственно, как я и подозревал, у каждого из Чертовой Дюжины было нечто такое, что служило фундаментом их мощи. У Нуменора — Руны, что превосходили на голову прочие аналоги в своей области, доступные прочим. У Красной Унии — исключительный уровень некромагических искусств и Хельга (хотя теперь она официально не имела отношения к ним, приняв мою сторону, тем не менее, она оставила в наследство Некроманту целый институт своих учеников, и именно потому тот не стал ей особо препятствовать), у Евросоюза — алхимия, а у моего нового союзника — лучшие бронники и эти самые Плоды Стихий. У остальных тоже было нечто своё.

Теперь можно смело сказать, что я уверенно иду к тому, что бы стать четырнадцатым среди великих. У меня есть Чёрное Железо, Гизолит, Озеро Очищения (которое пора бы уже прибрать к рукам.) Нет только одного — собственной мощной армии. Силы Бенаки я не считаю — это союзник, а не подчинённый. Так что пора бы наращивать мускулы. Благо первые присоединившиеся у нас уже есть — десятитысячный отряд, прорвавшийся в лес.

Теперь же у меня есть возможность ещё немного сократить разрыв по количеству Князей. Уверен, если Би Рёну дать время, он возьмёт этот ранг. В конце концов, Хельга — не слишком хороший боец, и то, что она одолела Юлю — не показатель. Как только последняя стабилизирует свои силы и освоиться с ними в должной мере, моя рыжая перестанет иметь перед той преимущество. И не потому, что Хеля слаба — вовсе нет. В физической силе она и вовсе на голову выше даже меня, а уж о её контроле энергии мне остаётся лишь мечтать. Просто она не воин, не имеет соответствующего боевого опыта и инстинктов. Это не её стезя, и выводить её на поле боя без крайней нужды я не стану.

Другое дело Би. Этот типус, прорвавшись на ступень Князя, станет великолепным подспорьем. И я не могу упустить шанс сделать его сильнее. Так что, едва избавившись от группы сопровождения и распрощавшись с ними у портала, я обратился к нему.

— Би, у меня к тебе просьба.

— Какая, командир? — поинтересовался он.

— Нам нужен ещё один Князь. Очень нужен, Би. Уверен, ты не хуже меня это понимаешь. Потому я хочу, что бы ты немедленно начал тренировки и подготовку к переходу на следующий ранг. Лордов у нас уже немало, да и в целом — кому тебя подменить в бою, у нас найдётся. В победе в первом сражении я уверен, но вот без Князей войну вряд-ли получиться выиграть… Так что ближайшие дни ты под присмотром Хельги должен заняться подготовкой к переходу на следующий ранг, дружище.

— Я… Я понимаю, мой командир, — с тяжёлым вздохом ответил он через некоторое время. — Пусть мне и претит оставлять вас в сражении, но тебе виднее. Я подчиняюсь твоему решению.

Я понимал Рёна. Каково ему, настоящему воину, услышать, что вместо битвы тебе придётся сидеть в тылу и тренироваться? Я и сам бы не был подобным доволен.

И дело не в том, что иные посчитали бы какой-то метафорической, выдуманной поэтами «жаждой битвы». Нет, дело совсем в ином. Хороший воин не может с лёгкостью принять факт того, что пока он будет отсиживаться в тылу, его товарищи будут сражаться и умирать. Не мог не думать о том, что будь он с товарищами, многие из них могли бы выжить там, где они падут. Но тем и отличается хороший воин от военачальника — он понимает, что его чувства не должны мешать его разуму. Стоит Артуру узреть, что мы вышли на поле боя, и мирные деньки для нас закончатся.

И тогда, что бы удержать Финголфриан, нам нужен будет могучий воин, что возглавит его оборону. Системный Князь, столь могучий и искусный в бою, что сумеет дать отпор превосходящим силам Нуменора, что пойдут на приступ нашего леса. Ведь не оставалось сомнений, что прорвавшиеся в лес и усилившие наши ряды бойцы сдвинули целую лавину событий — Артур не мог не отреагировать, поняв, к чему ведут наши шевеления. И потому мне предстоит окунуться в вихрь сражений здесь, приковывая основное внимание армии Нуменора к себе, а Рёну — отстоять нашу базу. И для этого ему очень нужна сила Князя.

Хоть Ли Вей и сказал о тридцати процентах шансов на успех для Рёна (и это учитывая его мощь! Что же у остальных в этом вопросе?!), с Хелей за спиной он точно управится. Насколько я знаю, Уния получала бешеные прибыли с того, что Хельга контролировала процесс перехода на следующую ступень у Лордов и Князей. И многие из них обязаны своим успехам в том числе и моей красавице — причем не в самую последнюю очередь именно ей. Благодаря своим навыкам энергетического целителя она могла заметить и помочь устранить многие из перекосов и сложностей в энергетике, возникающих в случае проблем с прорывом. Однако инициировать сам процесс перехода она была не в силах. Там было много умных слов на тему того, почему так, но я не особо не вникал. Нет и нет, что поделать. Суть же была в том, что, во первых, нужно накопить достаточный фундамент силы, мастерства и личного могущества — это раз, и два — получить нужный толчок в виде мощного источника энергии и ещё чего-то там, что я не очень тогда понял. У Рёна теперь всё это было, так что надеюсь, у него всё получиться.

— Не переживай, китаец, — фыркнула идущая рядом с нами Каори. — Я прикрою спину господина, так что сосредоточься на своей задаче.

— Ну ты уж прикроешь, — тихонько буркнул Рён.

— Что ты сказал, мальчик? — подняла бровь девушка, уставившись ледяным взглядом на мужчину. — Мне показалось, или ты сомневаешься в моих способностях?

— Нет-нет, что ты! — замахал руками он. И тут же продолжил. — Как такому могучему мастеру меча как ты могло что-то показаться?

Надо признать, он её подъебал. Девушке потребовалось секунды четыре, что бы до неё дошёл смысл сказанного. За это время рванувший вперёд сразу после того, как договорил, китаец успел оторваться на приличную дистанцию. Под наши ухмылки девушка рванула за довольным собой Би Рёном.

— Как думаете, догонит? — поинтересовался я.

— Ну, вообще, она быстрее бегает, — заметил Айсберг. — Но у него фора плюс он явно повыносливее. Но у меня другой вопрос — где наш караул? Почему никого на страже окрестно…

В той стороне, куда рванула наша парочка, раздался грохот. В небеса взлетел целый лес каменных копий с насаженными на них тварями, а затем мы почувствовали мощный толчок воздуха, чуть покачнувший нас — явно работа девушки.

— Ну, видимо, вот и ответ, — спокойно заметил Буря. — Пойдём посмотрим, что там.

Мы рванули вперёд и через десяток секунд застали картину боя. На нашу парочку во всю напирало целое войско Адьюкасов и Гиллианов, но наши товарищи уверенно прорубались вперёд, истребляя врагов пачками. В момент, когда мы прибыли, с противоположной стороны показалось десятка полтора Астральных Лордов.

— Неужели предали? — рыкнул Буря, стремительно сплетая потоки энергии и готовя атаку.

— Это не наши, — покачал я головой. Подданных Бенаки я бы отличил, ибо у них была метка домена Вайзард. Эти твари ей не обладали, так что худший вариант событий можно было отбросить. Но, тем не менее, ничего хорошего это не значило. Перед нами было тысячи две монстров, среди которых было около сотни Адьюкасов и пятнацать Астральных Лордов — более чем серьёзный отряд. И оставлять их без внимания было невозможно.

— Помогите Би и Каори, — распорядился я. — Я займусь Лордами, на вас остальная гапша. Помогите им с прорывом и уходим в сторону основного лагеря.

Надо бы поскорее разобраться в происходящем, но сейчас не лучшее время для этого. К сражающимся уже спешили подкрепления, так что нужно было уходить. Если сюда подойдёт ещё больше Гиллианов и Адьюкасов нас попросту сомнут. С пятнадцатью Лордами я имею неплохие шансы справиться и в одиночку, но вот только в том случае, если они будут без своей свиты. А судя по ощущениями, сюда направлялось ещё тысяч шесть тварей, так что задерживаться не с руки.

Противостоящие мне Лорды сумели удивить меня своим довольно высоким уровнем мастерства и силы. Видимо, пребывание в Башне уже принесло для них определённые плоды, так как средний уровень подчинённых Бенаки был значительно ниже.

— Сдавайся, хуннус! — предложил стоящий за спинами остальных невысокий мужчина в плаще.

При невнимательном, беглом взгляде можно было принять его даже за человека (если не глядеть на ауру, выдававшую его истинную природу), но взгляд красных, с веретенообразными зрачками глаз, сразу лишал всяких сомнений его принадлежность к нелюдской породе. Этот экземпляр, хоть и был лишь Лордом, внушал мне чувство опасения. Судя по всему, он был немногим слабее Би или Каори. И в ближний бой лезть не намеревался, держась в тылу и направляя на меня свой посох с навершием в виде черепа какой-то небольшой, но, судя по клыкам, хищной твари. В глазница черепа опасно светились два ярко алых огонька. Видимо, заготовленное заранее заклятие.

Я не стал размениваться на переговоры. Пока я летел в их сторону, я призывал то самое ощущение сопричастности к огню. Да, здесь не было источников огня, но кто сказал, что мне обязательно нужно чужое пламя? У меня есть и собственное, в конце концов!

Мой Огненный Шторм разорвался прямо в центре их строя. И, несмотря на то, что благодаря моим мистериям поражающая мощь заклятия поднялась в несколько раз, враг сумел удивить.

Стоящие в воздухе передо мной противники были выстроены в непонятную мне геометрическую фигуру, назначение которой я понял только сейчас. Вспыхнув силой, они мгновенно сотворили некое коллективное защитное заклятие, которое и окутало каждого их них голубоватым свечением. И вся мощь моей атаки не сумела ранить никого из них!

Я понял свою ошибку слишком поздно. Недооценка и пренебрежение к противнику сыграли со мной злую шутку, и сейчас мне за неё придётся расплачиваться. Нужно было сходу использовать Дождь Молний — заклятие, что я использовал в бою с Максудом, но я решил сэкономить силы и проверить, насколько увеличилась мощь моих огненных навыков. Что же, проверил — моё некогда ультимативное заклинание было ныне слишком слабо для меня. Оно котировалось как обычный удар, ну, пусть еще и не обычный, а довольно сильный, особенно с учётом мистерий огня, но… Но я из него вырос, и мне стоит создать что-то более могущественное.

И хрен бы с этим, но я допустил промашку. По моему расчёту, заклятие должно было если не убить, то хоть ранить разом нескольких из противников и сломать строй. На основе чего я бы и повёл дальнейший бой — полностью удерживая инициативу. Но я обосрался — не то заклятие, не правильный план и самомнение привели к тому, что я сам отдал инициативу в руки противника. Что очень, очень плохо. Мне требовался короткий бой, за время которого я нанесу максимальный ущерб врагу и свалю с товарищами в закат. А теперь вместо этого мне грозит завязнуть в долгом бою, ибо сплести ультимативную атаку — дело десятка, а то и полутора секунд даже в спокойной обстановке. Но теперь придётся думать об ином.

— Ты сам избрал вашу судьбу! — взревел уёбок с посохом, и с черепка в навершии сорвалось сложное заклятие.

Вихрь пламени, которым я попробовал отразить эту атаку, подвёл меня. Атака не была направлена на нанесение физического ущерба, враг целил прямиком в энергетическое тело. Я никогда не дрался с по настоящему сильными разумными существами Астрала, и потому теперь расплачивался. Схватки с лишёнными интеллекта монстрами, искажёнными Астралом, это совсем иное. Во первых, они использовали, в основном, те же стихии и аспекты, что и мы — ведь они были существами нашего мира. Во вторых — у них не было полноценного разума. Как, видимо, и у меня, раз я начал бой с ними так, словно передо мной тупые монстры.

Заклятие, ударившее в меня, спокойно прошло сквозь пламя. Да, оно потеряло почти половину мощи, но основную задачу выполнило. В моих энергетических каналах вспыхнула ноющая боль. Ощущение было такое, словно по ним наждачкой провели. И, к сожалению, каждая попытка использовать Дух вызывала острую боль. А Дух мне нужно было использовать много, быстро и часто — ведь остальные тут же обрушили на меня каскад заклятий.

Рыча от боли, я призвал одно за другим Купол Тёмной Воды с помощью артефакта, затем недавно разработанный аналог Личной Защиты на основе Рун, магии огня и пространства, затем уже лично возведённый Купол — более мощный, чем артефактная версия… В какой-то момент я, ревя от бешенства, ощутил, что просто выжигаю всё вокруг себя потоками чистого пламени, напоённого безумной мощью и мистериями огня. Полтора десятка врагов медленно вбивали меня в землю, беспрерывно обстреливая меня пусть не самыми мощными, но тем не менее чувствительными ударами.

Но был и плюс — вражеский дэбафф, из-за которого я и не мог толком биться, вынужденный лишь через силу защищаться, выжгло из моей энергетики. Какие-то его ошмётки ещё остались во мне — но не слишком существенные. По крайней мере, я уже мог драться почти в полную силу.

На этот раз повторную, и, судя по ощущениям, ещё более мощную и сложную атаку от лидера Астральных Лордов я не прозевал. И выставил не небрежный блок, как в прошлый раз, а полноценный Купол Тёмной Воды. Для этого пришлось изрядно напрячься — я одновременно освободил от потоков бушующего пламени достаточный для Купола участок пространства, ещё больше усилил пламя и одновременно начал сплетать мощную психическую атаку на основе Воли. Благо, в этом аспекте я сопротивлялся вражескому напору куда эффективнее.

Растеряв две трети энергии при переходе через моё пламя, вражеское проклятие расплылось по моему куполу бессильной бурой кляксой. И я тут же ответил своим ударом — первым своим полноценным боевым заклятием на чистой Воле.

Моя Воля коснулась напрямую душ врагов — разом всех пятнадцати. И по установившейся меж нами на краткий миг связи душ я направил мощнейший, таранный удар по внутреннему миру каждого из присутствующих. Эффект был на лицо — на три секунды мои враги потеряли связь с реальностью, пытаясь вернуть себе контроль над своей энергией и разумом. Лишь три секунды, за которые я не успел ни убить кого-либо из них, ни сбежать — но успел выдохнуть, собраться и приготовиться ко второму раунду.

Эта атака далась мне весьма непросто. Подобные атакующие манипуляции Волей были недоступны до ступени Князя. То, что я сейчас сделал, и близко было нельзя сравнить с теми тычками сырой и полуоформленной в хоть что-то удобоваримое силой, которые раньше казались мне искусством манипуляции Волей. То, что я провернул сейчас, используй я это на слабом Лорде, вполне могло прикончить последнего. Вот такова была разница во владении Волей между Князем и теми, кто стоял ниже — первый мог убивать последних одной лишь Волей. Лишь самых слабых и не имеющих серьёзной защиты, конечно, и лишь при огромном мастерстве — но тем не менее.

Правда, для меня самого это заклятие стоило огромнейших усилий. Так что в течении боя этот номер повторить точно не сумею — но мне и не нужно.

Я выиграл не просто три лишние секунды. Незримая защита, которую враги держали коллективно при помощи своего построения, рухнула. Три мига без контроля над своей силой в боях такого уровня — огромный отрезок времени.

Они явно намеревались восстановить связь, и я не стал размениваться на что-то сверхмощное. Не уверен, что успею раньше, чем они, а запаса сил осталось процентов сорок — я бездарно растратил огромные запасы Духа на поддержание эффектной, но чудовищно прожорливой защиты из чистого пламени.

Так что я летел на всей доступной мне скорости, сформировав в руке глефу из огня, к ближайшему ко мне врагу, метя тому прямо в голову. На меня обрушился вражеский Вес Времени — враг отбросил попытки слить силы с остальными и попытался защититься. Но куда ему было тягаться в этом навыке со мной, Князем?

Кстати, интересно, почему они не пытались применить этот навык раньше? Построение не позволяло? Ладно, потом подумаю.

Выбранный мной в качестве первой жертвы противник быстро трансформировался. Насколько мне известно, у астральных существ, достигших уровня Бессмертного и выше две формы. Первая — человеческая, в которой они обычно и пребывают. Она позволяет им куда проще манипулировать энергией. Но вторая, так называемая истинная форма, была полноценным боевым обличием, оставшимся со времён когда они были ещё Адьюкасами. Только теперь их физическое тело становилось куда крепче, сильнее, быстрее и так далее. Причём все эти характеристики, как я знал, возрастали с тех времён даже не в разы, а на порядок.

В этом они были отчасти схожи с сурами. Но, разумеется, тела этой высшей расы были несравненно сильнее пытающихся их парадировать астральных монстров. Вообще, обитатели астрала — эта некая карикатура на мир реальный. Карикатура, отчаянно пытающаяся нагрести в себя побольше лучших черт высших. Получалось у них это не всегда, и ещё реже это получалось гармонично — но даже так они были чем-то более могущественным, чем старшие расы и чем-то меньшим — чем высшие…

Ладно, в жопу экскурс в анатомию астральных существ. Мой противник успел принять свой боевой облик — пятиметровый чешуйчатый демон с витыми рогами, клыкастой пастью и узкими глазами-щёлочками, из которых светила чистейшая суть Астрала — тускло зелёное, отравленное свечение. В воздухе тварь держалась на двух парах кожистых крыльев. Нижние крылья были короче верхней пары, достигая в размахе метра четыре с половиной, верхние — метров семь.

Удар моей огненной глефы существо заблокировало одним из нижних крыльев, и, к моему удивлению — вполне успешно. Даже не отбросило урода, надо же!

Ответный взмах когтистой лапы я отвёл в сторону, а затем мы в течении четырёх секунд обменивались ударами в ближнем бою. И хоть я и был, без ложной скромности, мастером в бою на коротких дистанциях, имеющим огромный опыт боя с когтистыми, клыкастыми и прочими животного вида противниками, я на своей шкуре ощутил разницу между Зверолордом, что мутировал от этой энергии, и разумным хищником, исконно обитающем в этой искажённом пространстве.

Монстр бился обдуманно, хитро и был куда сильнее привычных мне тварей. И хоть я его и потеснил, но факт остаётся фактом — я прискорбно мало прожил в качестве боевого мага, что бы иметь достаточно навыков против тех, кто жил тысячелетия (и даже больше). На Земле, ещё до Башни, Хунну (или Система, кому как удобнее), блокировала большинство навыков, умений и даже, каким-то образом, часть личного опыта пришельцев из иных миров до уровня нас, неопытных новичков в мире магии. Мы вывозили за счёт преимуществ высшей расы, помощи Системы и многих других разных плюшек.

А вот сейчас, в схватке с ничем не ограниченным Лордом, я на своей шкуре ощутил, насколько я был предвзят в отношении всех тех, кто не относился к нашей расе. Ведь я сейчас на полном серьёзе на равных рубился с каким-то там нахуй средненьким Лордом! И он давал мне отпор! А толпа этих тварей в пятнадцать рыл теснила меня, целого Князя, в бою!

Тем временем, остальные успели восстановить своё построение и тут же атаковали в ответ. И мне пришлось оставить в покое стайку клыкастых тварей и вовсю начать порхать. Используя всю мощь техник усиления, выжимая из себя всё, что мог, я уклонялся от их совместных атак. Те пока бомбардировали меня не слишком сложными и сильными заклятиями (но достаточно сильными, что бы меня прикончить, если я не буду защищаться), но я чувствовал, что самый главный из них готовил нечто каверзное, призванное загнать меня в угол и прикончить окончательно. И да — заебавшее меня уже в конец заклятие (или что там ещё, я не разобрался), привязывающее точку перерождения к данной местности, было тут как тут, так что подыхать смысла не было — возрождался ты всё равно ровно с тем количеством Духа, которое было на момент гибели.

Крылатый парил перед строем своих товарищей, явно намереваясь прикрыть в случае моей попытки сблизиться своих товарищей. Всё, что мне оставалось, это медленно сплетать Дождь Молний из остатков своей энергии, надеясь, что урезанного варианта, в который я на ходу, судорожно пытался вплести магию огня и свои мистерии, хватит, что бы осадить ушлёпков и смыться со своими подальше. И делать это, поддерживая свою защиту Волей, отражая минимальными силами все те выпады, что сыпались на меня, минимальными силами (то самое пресловутое противостояние мелкими заклятиями, о котором я думал, глядя на поединок Би Рёна и Ци Фенга).

В какой-то миг я бросил взгляд на происходящее у моих товарищей. Те укладывали атакующих их тварей десятками, но всё же проигрывали схватку. Блять, вот так невезение! Привыкли чувствовать себя всемогущими, и вот на тебе — ткнули лицом в грязь!

Я и мои враги закончили одновременно. Меня сковало чудовищно могущественным заклятием, что выглядело как изумрудные цепи из чистейшего Астрала. Я буквально замер, не в силах сделать ни единого движения ни Волей, ни Духом, ни уж тем более телом. А в мою сторону полетело тёмное, отсвечивающие самой Смертью копьё. И защититься я уже никак не мог — Духа осталось процента четыре, ни о какой попытке разорвать цепи речи не шло.

Но и я успел вовремя. Ясное небо над нашей головой мгновенно покрылось тучами, с которых, сотрясая воздух оглушительными раскатами грома, ударили белые молнии. Ровно по пятнадцати фигурам, не расходуя лишней силы, и одна — в то самое копьё, летевшее ко мне. И пусть оно уцелело, но изрядная часть его мощи ушла на защиту от разряда молнии.

Мои противники успели защититься. Не знаю, каким образом, но успели. И глядя, как моя атака бессильно стекает по изумрудному сиянию, охватившему моих врагов, я лишь скрипнул зубами.

Вражеская атака, то самое копьё, вонзилось в мою плоть. И сказать, что я испытал боль — значить не сказать ничего. Слава Хунну, я не оставил своё заклятие на своё управление, разом вложив все силы. С одной стороны, усилить его в процессе я теперь не мог. Но с другой — мне и так было нечего вливать в него (не считая тех жалких крох силы, что я оставил, что бы удрать в случае успеха), да и к тому же как только появились цепи, я бы лишился контроля над ним и заклятие рассеялось бы.

Но боль была адская. И единственная мысль, которая мне пришла в голову, когда она прошла — почему я до сих пор жив? Враги явно успешно отразили обе мои атаки — молнии, и последовавшие за этим столпы пламени. Но тем не менее добивать меня не спешили. А затем я услышал голос Бенаки:

— Ну, кто же так сражается, мой уважаемый друг? С твоей-то мощью… Эх, ладно. Не моё дело. Пора помочь союзнику, да, мой друг?

— Действительно, мой повелитель, — ответил Азратот. — Удручающее зрелище, но нужно вмешаться.

И вражеский строй дрогнул под могучим ударом Астральной магии. Могучей, сложной и свирепой, такой, что я мог лишь молча завидовать… Не дрогнуло небо, не раскололась земля — но треть моих противников полетела на землю иссушенными трупами…


Глава 16


Вражеский строй дрогнул от такой атаки. Фигура, которую они образовывали в воздухе, растеряла свою целостность, и враги кинулись прочь. Почувствовав, что меня больше ничего не сковывает, я рухнул на землю. Падение с двухсотметровой высоты не сумело серьёзно повредить мне — по ощущениям, примерно как с кровати упасть. Рядом тут же приземлился Бенаки. И несмотря на его хвастливый тон, я видел, что сил в заклятие он вложил немало.

— Удручающее зрелище, Руслан, — покачал он головой. — Какая-то жалкая кучка обычных Лордов так потрепала тебя… Я начинаю думать, что заключил союз со слабаком.

— Хватит выделываться, — прохрипел я, поднимаясь на ноги. — Ты застал их врасплох, потому и сумел так легко пробить их защиту. К тому она у них была ослаблена моим ударом. Лучше объясни — кто они нахрен такие, что так идеально синхронизируют свои силы?! Я ещё никогда не видел подобного!

— На самом деле, такое действительно редкость, — признал он. — Видимо, они были единой группой ещё с тех времён, когда были Гиллианами. И пройдя совместно весь путь эволюции до Лордов, развили просто чудовищный уровень синхронизации. Мы называем такие группы суэрдэ — единые в пути. Они очень, очень редкое и могущественное явление. Самые сильные из Астральных Богов — лидеры подобных групп. У них хватает своих плюсов и минусов в развитии. Из самых явных плюсов — в процессе эволюции члены суэрдэ развиваются таким образом, что бы их индивидуальные способности прикрывали слабости других членов группы. В этом их сила и в этом же их слабость — по одиночке они обычно уступают остальным Лордам, что стараются развиваться всесторонне. Ты, в принципе, правильно бился против них — самый эффективный способ с ними справиться это атаки Волей с целью разорвать их связь и атаковать именно в этот момент. В иных случаях в одиночку слабые Князья, скорее всего, проиграют слаженному суэрдэ.

— Но я не слабый Князь! — яростно возразил я.

— Ну, дурной силы в тебе много, не спорю, — поднял ладони в примирительном жесте Бенаки. — Но вот только пользоваться ей ты пока умеешь на уровне средненького Адьюкаса. Вот уж воистину ваша удача, что вы именно хуннусы. Там, где не хватает навыков, вы берёте голой мощью. Я двести тысяч лет развиваюсь, но всё равно значительно слабее тебя в вопросах чистой силы. Но к силе не помещали бы мозги и мастерство, а такое даже хуннусу быстро не обрести. Хотя, надо признать — учитывая, что вы непрерывно воюете друг с другом и всеми, кто под руку попадёт, недалёк тот день, когда вы и мастерство до нужного уровня подтянете. Лет двести-триста — и мне страшно подумать, на что будете способны ты и тебе подобные.

— Двести-триста — это огромный срок, — возразил я ему.

— Если тебя не убьют, ты можешь прожить бесконечно долгую жизнь. А теперь вдумайся в слово «бесконечно». А ещё вспомни, что в этой вселенной есть существа, которые помнят первые дни её зарождения. Им больше четырнадцати миллиардов лет. Всё ещё думаешь, что два-три века — это много?

На это мне было нечего возразить.

— Ладно, философствовать будем позже, а сейчас объясни, какого хрена происходит?! — поинтересовался я. — Откуда здесь эти уроды и какова обстановка? Тут началась война за те пару часов, что нас не было?

— Нет, что ты, — махнул рукой Бенаки. — Просто эти умники что-то не поделили с одним из Князей наших конкурентов и откололись от него, решив стать самостоятельными. А так как на самих болотах не так уж и много того, что подобные мне могут использовать — кроме, разумеется, самой энергии этой вашей Башни, которая сама по себе лучше и полезнее любых ресурсов, что я видел в Астрале — они решили, что им нужен собственный портал для связи с внешним миром. И так совпало, что они прибыли сюда около часа назад и разбили охрану вокруг портала. Я сразу же выдвинулся сюда, ибо и так был в пути на эти земли и находился неподалёку, и застал ваш бой. Вы, кстати, очень вовремя устроили заварушку — благодаря этому мы успели замкнуть кольцо окружения окончательно. Теперь у меня будет свой подчинённый суэрдэ!

Тем временем назад успели вернуться мои соратники. Выглядели они тоже потрёпанными, но куда лучше меня. У меня в энергетике гуляли следы чужеродной силы, а на груди расплылся мерзкий тёмный ожог. Да уж, надо бы, что бы Хельга над этим поколдовала. И надо, наконец, заказать себе нормальные доспехи и оружие! Первое, что я сделаю, когда приду на Хребет Ненастий — закажу у тамошних оружейников хороший комплект доспехов и глефу! В который раз меня подводит отсутствие экипировки, а я всё привычно откладываю этот вопрос до лучших времён. Будь на мне нормальный доспех — и это сраное копьё нихуя бы мне не сделало.

Через некоторое время перед нами стояли на коленях все пятнадцать Лордов. И да, я не ошибся — оказывается, те, кого ссадил с неба Бенаки, были не убиты им, а лишь тяжело ранены и скованы. Хитро, одним ударом. Уверен, уебок с самого начала смотрел на наш бой и ждал лишь подходящего момента. Со стороны он выглядел теперь победителем, а я — недоумком, которого пришлось спасать. Ну да ладно, сейчас не время и не место ругаться из-за таких пустяков. Но я это запомню, старый лис.

— Итак, у меня лишь три вопроса. Три вопроса, ответив на которые правильно вы сумеете сохранить жизнь. Готовы отвечать? — поинтересовался Бенаки.

— Спрашивай, Князь, — с елейной улыбкой пропела одна из коленопреклонных Лордов, обольстительная девица, абсолютно голая. Девушка явно была ни капли не смущена этим обстоятельством — впрочем, не стоит судить жителей Астрала мерками землян. У них нет никаких моральных принципов.

— Во первых — готовы ли вы служить мне?

— Конечно, о Великий! Служить сильному — честь! — тут же заявила она, облизнув губы и как бы ненароком принимая максимально подчёркивающую её грудь позу.

Судя по тому, что никто другой не спешил лезть с замечаниями, роль переговорщика была целиком на плечах этой девушки.

— Тогда, что бы убедиться в том, что вы всегда будете помнить об этой чести, я требую клятву именем Хунну, — гаденько улыбнулся мой союзник. — Что бы быть уверенным, что вы будете ценить эту честь.

У астральных существ из разных Доменов не было возможности приносить клятвы. Вернее, не так — власть отдельного Астрального Бога распространялась лишь на тех, кто признал себя его подданным. И когда двое из них заключали меж собой сделку, призывая в свидетели своего Бога, то это одно дело. Тогда можно было более менее довериться слову этих существ. Но если существа были из разных Доменов, то никакой возможности призвать в свидетели ни одного из Богов не было. А уж если одна из сторон вообще не признавала над собой ни одного из Богов, то ни о каких клятвах речи идти не могло. Следовало помнить, что Хунну — сверхмогущественное создание, сил которого хватает, что бы плевать на условности и законы мироздания. Астральные Боги, сильнейшие из которых с трудом дотягивали до последней десятки в сотне сильнейших нашей расы — были совсем иным делом. Они подобными силами, знаниями и возможностями и близко не владели. Мертольд Шёпот Ветра был могущественнее почти любого Астрального Бога, за исключением разве что трёх-четырёх из их числа. Что уж говорить о Бельсигарде, Авидайле и прочих монстрах из первой десятки.

Так что ход Бенаки мне был понятен. Клятва именем Хунну, что скрепила наш договор, его, конечно, сильно расстроила, но теперь он решил использовать её возможности себе во благо. Ведь будь гарантом сам Хунну — кто рискнёт мухлевать? Наше Божество смотрело, правда, лишь на букву договора, а не на его дух — ну так и что? Требовалось всего лишь тщательно подобрать формулировку.

— Конечно, о Великий! — торопливо кивнула девушка. Даже слишком торопливо и со слишком угодливой улыбкой. — Можно призывать Божество в свидетели? Начнём зачитывать ту формулировку, которую вы мне передали мысленно.

— Начинай, — кивнул он.

— Именем Великого Хунну мы клянёмся…

И тут и сам Бенки, и всё суэрдэ рухнуло ничком, скорчившись от боли. Я же уловил лёгкое недовольство, исходящее словно бы от самого мира.

— Я не намерен подтверждать ваши клятвы, жалкие черви! Взывать к моему имени имеют право лишь хуннусы и те, кто заключают с ними сделки!

А вот теперь пробрало и меня, и всех присутствующих в целом. Голос раздался будто со всех сторон, будто говорили сами небо, земля, воздух и вообще — сам мир. Жуткое, пробирающее до костей чувство, будто на нас, микробов, через микроскоп взглянул огромный гигант и в гневе зарычал на жалких букашек, что чем-то его прогневали.

— Что ж, тогда придётся заключить стандартный духовный контракт, — скривился Бенаки, первым оправившийся.

Он сплюнул густую, чёрную кровь, от которой растения и земля задымились. Кровь чудовища из иномирья местной флоре и фауне явно пришлась не по вкусу.

Стандртный духовный контракт можно было разорвать по желанию одной из сторон. Весь вред от такого разрыва — частичный урон развитию нарушителя. Примерно такой, что бы не делать этого по пустякам, но в случае действительно серьёзного соблазна — плюнуть и забыть. И тут заговорил Азратот:

— Есть более надёжный вариант, владыка Бенаки.

На него с любопытством уставились все присутствующие.

— Говори, — властно приказал ему Бенаки.

— Пусть присягнут Князю Руслану. Тогда Хунну примет клятву и мы обретём действительно могучего союзника, — с поклоном сказал трёхметровый мускулистый демон.

Воля Бенаки вспыхнула и почти обрушилась на Азратота, но я, всеми остатками своей собственной Воли, защитил того. Недовольно глянув в мою сторону, тот процедил:

— Мне хватит и духовного контракта.

— Не будь идиотом, Бенаки, — возразил я. — Твоим духовным контрактом они, случись что, смогут подтереться. Но присяга мне именем Божества хуннусов — тут даже ваши Астралные Боги не рискнули бы нарушить клятву, не говоря о них. И ты это понимаешь.

Тот некоторое время смотрел на меня. Без гнева и ненависти, просто очень оценивающе. Затем, со вздохом, повернулся к Азратоту:

— Прости, что не сдержал себя, — и, повернувшись ко мне, продолжил. — Ты прав. Но соблазн слишком велик, так что я невольно не сдержал эмоции. Суэрдэ — невероятная редкость, так что соблазн заполучить их в свои руки слишком велик. Особенно в этом мире, где они смогут быстро развиваться. Пусть поклянутся тебе, я не против.

— Давайте, произносите клятву, — поторопил я их.

— Тому, кто нам проиграл… — буркнул тот, что с посохом.

— Ну так давай мы вас грохнем, и дело с концом, — пожал плечами я. — Из ваших тел можно добыть немало дорогостоящих алхимических реагентов, так что я не против. Готовы сдохнуть?

— Нет-нет, о Великий! — лучезарно улыбнулась их переговорщица и подползла ко мне. Обняв мои ноги и прижавшись к моим ногам, она сладко пропела. — Как мы можем сомневаться в том, кто осенён столь огромной силой уже в столь юном возрасте?! Правда, Драгуил?! — повернулась она к тому самому обладателю посоха.

— Да, Великий, — скрипнув зубами, поклонился он. — простите мне мою горячность. Примете ли вы клятву верности от нашего суэрде?

— Да. Но сразу скажу — я дам вам шанс. Ваша клятва будет не рабской клятвой, а клятвой вассала и сюзерена. Я возьму на себя обязательства не обделять вас долей в добыче, по мере возможностей помогать с развитием и не заставлять вас покончить со своей жизнью. Вы же, в свою очередь, должны поклясться в верности в качестве вассалов — не лгать мне, отстаивать мои интересы и не предавать меня. Как вам такая клятва?

Я мог бы потребовать абсолютного повиновения, да. Но зачем мне их работа из-под палки, во время которой они только и будут делать, что искать лазейки в моей клятве? Выгоднее построить наше сотрудничество на основе того, что и они, и я будем иметь вполне определённую выгоду друг от друга. Взаимная выгода — самый надёжный стимул в нашей жизни.

Под кислое выражение лица Бенаки я принял их клятву. Дальше пошли расспросы на тему того, как они здесь оказались. Всё оказалось довольно прозрачно — один из двух обитавших здесь Астральных Князей внезапным ударом разбил и взял в плен второго. Их суэрдэ было брошено на прикрытие одного из флангов в сражении, но Князь, увидев, что дело запахло палёным, попытался дать дёру через портал со своими ближайшими слугами, бросив остальных. Вполне резонно решив, что теперь они ничем не обязаны бывшему хозяину, они, собрав ударный кулак, пошли на прорыв.

Враги были больше озабочены преследованием Князя и взятием его цитадели, чем погоней за пытающимися спастись остатками вражеской армии. Сами же они, пробив себе путь к бегству, вполне резонно решили, что единственный для них выход — это использовать четвёртый, никем пока не занятый портал и уйти на сам Этаж. Вот только точное расположение они вычислить не успели, так что, перебив небольшой отряд охраны, приступили к поискам. Ну а затем столкнулись с нами.

* * *
Финголфриан, Андрей.

Руслана не было уже больше двух месяцев, как и сведений о нём. Но самое главное от своей разведки Андрей знал — после стычки с силами Нуменора тот отступил вместе с Хельгой и Алёной в болота, где их так и не сумели обнаружить. Что значило лишь одно — он ушёл в микромир, и рано или поздно вернётся, так что отчаиваться он не спешил.

В какой-то момент нуменорцы просекли сбор сил недовольных и обиженных ими бойцов. Сложив дважды два, они приготовились к облаве, и оставшиеся без своей руководительницы заместители Алёны приняли единственное решение, которое могли — организовать прорыв в Финголфриан. Не все успели уйти, не все добрались сюда — более двух тысяч человек таки было перехвачено врагом, но, тем не менее, основная часть бойцов сумела прорваться в лес. И теперь у Андрея под рукой было больше четырнадцати тысяч воинов против тридцати тысяч тех, кто лес окружал. Выделить больше сил сейчас Нуменор не мог — основные силы были нужны в иных местах, там, где они медленно, но верно перемалывали Белого Тигра.

— Андрюх, со стороны нумов пошло движение, — с порога начал вошедший в штаб Камень.

Нумами сокращённо называли нуменорцев. Камень же как раз отвечал за военное руководство лагеря. Сам Андрей был вынужден заниматься куда более муторным процессом — торговлей, материальным обеспечением и прочими делами, которые позволяли сносно экипировать их войско, пополнить запас расходных артефактов и прочей, столь необходимым и весьма недешёвым оборудованием и вооружением.

Благодаря зачистке и захвату гизелитового месторождения и Озера Духовных начал, что вылилось в небольшую эпопею, а так же благодаря контрабандистам и всем тем, кто плевать хотел на возможный риск столкновения с Нуменором, они сумели организовать торговлю. Территория леса была весьма обширна, а протяжность границ — попросту огромна, так что с началом войны и уходом действительно элитных сил из этих краев контроль границ Финголфриана стал весьма условным понятием. Нет, сигнальная сеть, что установили в начале осады, работала исправно, но вот сил метаться вдоль границ за небольшими отрядами, состоящими из сильных магов от Полководца до Лорда, уже не было.

Как и сил вести разведку. Нумы давно перестали заглядывать в глубины леса. Сейчас тридцатитысячное войско Нуменора было сосредоточено вокруг огромной крепости, что перекрывала наиболее удобный путь в сторону их владений. Естественно, в самой твердыне три десятка тысяч воинов уместиться не могло, потому они подошли к вопросу довольно изобретательно, создав целый укреп район. И, само собой, Андрей не имел ни сил, ни желания идти в атаку на более чем двухкратно превосходящего противника, засевшего в подобном месте.

Вот и выходила патовая ситуация. Андрей не мог оставить лес, а нуменорский командующий Вадим Соколов — не мог атаковать лес. И уйти, бросив с таким трудом возведённую линию обороны, тоже не мог — ведь, в конце концов, они перекрывали прямой путь на ближайший подконтрольный Нуменору город, в окрестностях которого производилась немалая часть пищи анклава.

И вот теперь приходит Камень и заявляет, что они начали движение…

— В смысле? Они что, в лес двинулись? — уточнил Андрей.

— Ага. Причем всеми силами. К ним ещё подкрепление подошло, тысяч десять солдат. Рядовое мясо из числа вассалов да наемников, идут впереди. Шагают не бездумно, по проработанным маршрутам, обходят аномалии леса и стараются не сталкиваться с действительно опасными тварями. Разделились на четыре колонны, по моим расчётам до столкновения с первой линией обороны — минут сорок, — невозмутимо отчитался Камень.

— Сколько среди них Лордов? — мрачно поинтересовался Андрей.

— Четыре десятка. По десятку в каждой колонне. Но ручаться не могу — это лишь те, чьи ауры мы сумели разобрать. А так, сам понимаешь, сколько Лордов было среди подкрепления — хрен знает.

— Какие предложения? — со вздохом поинтересовался Андрей, откидываясь на спинку кресла и массируя виски.

— Если среди них нет пары-тройки Князей или сотни лишних Лордов, в чём я лично очень сомневаюсь, то с учётом количества бойцов мы вполне способно отбиться, — пожал плечами Камень. — Да, жаль, что они не несут потерь, вляпываясь в разную лесную хрень, как мы рассчитывали — тогда бы, может, даже до боя не дошло. Но и так — учитывая, сколько у нас теперь воинов, мы вполне способны отбить их атаку своими силами. Наши бойцы уже начали партизанить, щиплют их помаленьку. Нумы, конечно, огрызаются, и иногда даже успешно, но пока всё в рамках наших ожиданий.

К сожалению, командующий нумов время тоже даром не терял. И вполне успел разведать подступы к их позициям, так что теперь они не продирались с боями через лес, а шли по заранее разведанным маршрутам. Интересно, что их подтолкнуло к этой атаке? Подкрепление? Едва ли. Десяток тысяч бойцов, если бой будет идти не на открытой местности, сильно расклад не изменит — лесные укрепления, хоть и возведённые второпях, просто набиты различной магией. Без преувеличения можно сказать, что их лесная крепость буквально построена из золота, так что одного количественного превосходства для её взятия мало. Во всяком случае, при раскладе пятнадцать тысяч против сорока — точно. Если бы врагов было хоть сотня тысяч — уже имелись бы какие-то шансы, а так…

Стандартный Корпус Нуменора насчитывал около десяти тысяч бойцов. Во главе Корпуса находился сильный Лорд, у него было от пятнадцати до двадцати Лордов в подчинении — в зависимости от Корпуса, цифра могла разниться. Три-пять сотен Полководцев, тысяча Генералов и все остальные — Командиры. Лидеров за это время в Башне не осталось — во первых, они изначально мёрли как мухи, во вторых — уж за пять лет любой, даже самый бездарный сумел поднять себе хоть один ранг.

Сейчас на них шёл один Корпус, под командованием самого Соколова, и тридцать тысяч бойцов из числа наёмников и вассалов, которые были организованы поотрядно. Сам командующий пятнадцатым Корпусом Соколов был достаточно сильным магом, но в все остальные его подчинённые ранга Лорда были достаточно средними волшебниками. Не сказать, что бы слабыми, но и звёзд с неба не хватавшими.

— Тоже напрягает, что он попёр в атаку? — бросил Камень. Андрей лишь молча кивнул.

— Значит, либо у них какие-то артефакты, о которых мы не знаем и на которые они рассчитывают, либо с этим десятком тысяч пушечного мяса прибыл кто-то уровня Князя, — заметил Камень. — Лорд бы вряд-ли сумел достаточно хорошо спрятать свою ауру, что наши сигнальные сети его упустили.

— Как оцениваешь наши шансы, если там всё-таки Князь? — поинтересовался Андрей.

— Я гарантирую, что будь там хоть два Князя, мы отобьёмся, — уверенно ответил он. — Да, маг такого уровня сумеет одним мощным ударом проломить магическую оборону на одном из участков штурма. Но после этого ему придётся уйти на восстановление сил — а у нас пять линий обороны, и даже прорвавшись на одном участке первой линии, они в самом лучшем случае упрутся во вторую. Так что одевай доспехи и погнали на позиции — сегодня будет нескучно.

Среди высоких, покрытых у корней мхом могучих деревьев, чьи кроны возносились выше многих небоскребов прошлого. Среди деревьев поменьше, что росли вокруг исполинов, и густых зарослей кустарника, среди небольших грибных полянок и лесных овражков кипела битва магов. Фиголфриан, разумный лес с собственным, весьма далёким от человеческого, сознанием, отличался от прочих лесов, привычных людям Земли. Здешние деревья и растения были не просто высоки — они были ещё и поразительно устойчивы к магии. Собственно, иначе и не было бы никакого смысла строить крепость в этой чаще — ведь обычный лес враги попросту сожгли бы.

Так что хоть невысокие и слабые ветви кустарников в местах столкновения могучих заклятий и выжигало дотла, но сами деревья держали большинство ударов. Влажные, покрытые странным синеватым мхом и собственной смолой, что они выделяли для самозащиты (сама смола, напоённая Духом, выступала в качестве дополнительной защиты), они гордо и презрительно взирали на возню глупых двуногих.

Лесная цитадель не были крепостью в привычном понимании этого слова. Скорее — ряды ловушек и укреплений, полос препятствий и заранее заготовленных засад. По верхушкам деревьев, соприкасающихся исполинскими ветвями, по земле и даже в воздухе над лесом — бой шёл на всех уровнях.

Командиры, составляющие большинство бойцов обеих сторон, могли летать. Это были уже не те неумехи, что пять лет назад, когда нормально держаться в воздухе могли лишь бойцы ранга Генерал и выше. Но не в лесу — огромное количество гравитационных массивов направленного действия делали полёт для всех, кто ниже Полководца, занятием крайне затратным по расходу Духа, потому Командиры бились у корней лесных исполинов, стремясь отбить занимаемые обороняющимися позициями. Генералы же летать могли, но не слишком долго — минут десять активного боя и обратно в тыл, восстанавливаться.

Так называемые Несогласные (или Лесники, или Руслановцы — как их только не называли, а официального названия у организации пока не было), создали целый ряд своеобразных шалашей на деревьях. На каждом дереве исполине по одному, центральному, где было около полусотни бойцов, на самой вершине и ещё с десяток на пять-десять бойцов по всему гиганту. На деревьях поменьше, которые и составляли основную часть лесного массива (вокруг каждого гиганта свыше полутора сотен метров росло десятка по три деревьев в две трети его роста, формируя своеобразную «гвардию» лесного великана), было разбросано по ещё одному «шалашу». И таким образом они формировали первый круг обороны вокруг сердца леса.

Разумеется, это были не просто «шалаши». Накачанные магией, выстроенные при помощи самого леса в симбиозе с деревьями, они служили своеобразными фортами, в которых бойцы могли использовать заготовленные заранее массивы и рунические заклятия, принимать зелья восполнения Духа, отсиживаться в случае ран и устраивать контратаки. Все они, к тому же, образовывали единую сеть, служа узлами сложного защитного заклятия, которое пришло бы в действие в случае прорыва первой линии обороны.

Собственно, такими кольцами шла вся оборона. Менялось в основном от кольца к кольцу плотность застройки «шалашей», количество заранее заготовленной боевой магии и сила бойцов. Ну и плюс от третьей линии обороны до центра леса, бывшего посёлка Тайный, ныне превращённого в настоящую лесную цитадель и на которую ушли вообще все средства, что имелись в наличии Андрея, шли многочисленные, хорошо замаскированные и укреплённые подземные туннели, через которые можно было незаметно перекидывать подкрепления и бить в спину прорвавшимся врагам боевой магией. Протянуть их дальше, при этом достаточно хорошо спрятав и укрепив, просто не хватило времени и средств.

Принцип обороны был прост — чем дальше шёл враг, тем больше сил тратил. А когда добирался до самого Тайного, его ждал неприятный сюрприз — сердце лесных владений было защищено лучше, чем все остальные линии обороны вместе взятые. И не начни Андрей торговать гизолитом и водой из Озера — им не хватило бы средств и на четверть всего того, что они заготовили за эти месяцы. Для двух с половиной месяцев то, что они сделали — было настоящим чудом. И за это чудо пришлось выложить громадное количество ресурсов, баллов башни и увязнуть в долгах и обязательствах по самые уши. Не говоря уже о том, что вся эта оборона была выстроена не с нуля, а на фундаменте того, что Андрей начал и успешно отстроил за время, пока он с его Бродягами жили в лесу. Оставалось надеяться, что сегодня все эти вложения окупятся.

А пока Андрей при помощи Воли наблюдал за ходом боя на своём участке боя. Под его командованием сейчас было полторы тысячи бойцов, и они, пока что успешно, держали оборону с южного направления. Идущая в атаку пехота врага пока не несла особых — воины показывали отличную выучку, выстраивая коллективную защиту целыми отрядами. Больше, чем взводом, по лесу передвигаться плотным отрядом было сложно, так что время от времени то один, то другой отряд не справлялся с защитой — тогда огонь, молнии, сталь, гравитация, лёд, вода, ветер и многое, многое иное (в зависимости от фантазии создателей стационарного заклятия или ловушки, который влетал в брешь в обороне бедолаг), уничтожал разом всех. Большинство примерно через минуту возрождалось на том же месте — точку привязки здесь, само собой, насильно перенесли на лес.

В общем, внизу, на земле, отряды врага пока лишь медленно пробивали себе путь среди атакующей их магии. На ответные удары силы не тратили — их задачей, судя по всему, было дойти до деревьев, на которых начинались «шалаши» и либо уничтожить сами деревья, либо взять их штурмом. Более интересным было зрелище схватки Генералов и Полководцев, что, пытаясь прикрыть пехоту, навязывали бой засевшим среди своих укреплений бойцам Андрея.

Они как раз одной защитой не ограничивались. И работали слаженными пятёрками — четыре Генерала и Полководец. Задачей Генералов было держать защиту и прикрывать Полководца, задачей же последнего — нанести как можно более мощный удар, затем же вся пятёрка быстро отступала к своим. Лорды в бою пока участия не принимали — тяжёлую артиллерию обе стороны берегли до более острой фазы сражения.

Надо сказать, пятёрки работали отлично. В первой линии в шалашах сидели в основном Командиры из числа новичков, изредка бывало, что в каком-то из шалашей мог находиться один Генерал. В первой линии обороны оказывались по двум причинам — больше одной жизни и слишком слаб. Всё.

На глазах у Андрея уже десятый шалаш вспыхнул пламенем, едва успев что-то ответить атаковавшей их пятёрке. У защитников было два варианта — сосредоточить все усилия лишь на летунах и постараться посшибать их к чёрту. Второй — пассивно защищаться от этих пятёрок и сосредоточить все силы на пехоте. К сожалению, распределить усилия так, что бы полноценно подавлять и тех, и других, не было никакой возможности. Около тридцати-сорока процентов заготовок первой линии обороны уже были израсходованы за тридцать минут активного боя. Реши сейчас Андрей гоняться за двумя зайцами, он остался бы ни с чем.

И как бы не раздражали летающие пятёрки врага, рядовая пехота была опаснее. Дойди та на расстояние одного рывка, и любой оплот обороны быстро падёт перед их подавляющим численным превосходством. Так что пока пехоту упорно заставляли тратить все силы на защиту и ползти черепашьим шагом, закрывшись магией от атак, и нести не столь уж малые потери, атаки летающих повсюду врагов приходилось терпеть как принцип меньшего зла. Сколько это продлиться — неизвестно, но в одном Андрей был уверен — что бы не заготовили нумы для этого штурма, дальше четвёртой линии обороны им не пробиться. Хоть с Князьями, хоть с великими артефактами — они выдержат этот удар.

Тем временем пехотинцы, закрытые переливающимися всеми мыслимыми цветами барьерами, добрались до первых деревьев. И тут же начались проблемы для обороняющихся — враг начал попросту срубать сами деревья. Однако древесные исполины Финголфриана не собирались так просто поддаваться врагу — и дело шло явно медленнее, чем рассчитывали нападающие. Однако в разы бойчее, чем рассчитывали сами защитники.

Подобно трудолюбивым муравьям, они облипали деревья со всех сторон, скапливались под ними и попросту выжигали, раскалывали магическую древесину, чья крепость была достаточно велика, что бы идти в качестве материала для недорогих доспехов. Одно за другим деревья падали, гибли не успевшие отступить защитники — и враг, пусть и неся ощутимые потери, продвигался вперёд. Без всяких Князей, без сверхусилий и чудовищных артефактов, благодаря выучке и слаженности своих действий они медленно, но верно ломали первую линию защиты.

Тем не менее, потери они несли, причём весьма ощутимые. Лесное воинство отдавало одного своего воина на три, а то и четыре десятка вражеских, и если размен продолжиться в том же духе, ряды врага начнут быстро редеть — редко у кого среди рядовых солдат было больше трёх жизней.

Через десять минут вражеское наступление начало потихоньку захлёбываться. Не все воины на лесных исполинах гибли со своими деревьями — многие успевали отступить и влиться в ряды защитников оставшихся «шалашей» первой линии. Летающие пятёрки врага временно перестали лезть вперёд, предоставив пехоте самой разбираться с ситуацией, и это слегка тревожило Андрея — он бы на месте противника сейчас лишь усилил бы натиск. Считать же врага глупее себе у него причин не было — он и так своими глазами убедился, что Нуменор не терял времени зря и оказался вполне готов к бою в лесу.

Да и подробности их обороны не оказались для врага сюрпризом — они действовали по явно не однажды отработанной на учениях схеме. Разведка врага оказалась на высоте, в отличии от их собственной, ведь о подобных приготовлениях в рядах нумов они не знали.

Однако на одной выучке под градом атакующих заклятий бой не выиграть. Уже сейчас враг потерял только на одном участке обороны Андрея около четырёхсот бойцов безвозвратно. Учитывая, что это лишь первая линия обороны, которая ещё даже не прорвана, это не мало. На порядок меньше, чем ожидал Андрей, но всё равно достаточно много для того, что бы было ясно — штурмом Финголфриан не взять.

И тут отряды тыловых бойцов противника начали выкладывать из артефактов со свёрнутым пространством (сундуков, ящиков и мешков) сотни и тысячи… костей. Обычных, на первый взгляд, костей. Они не стремились раскладывать их в целые скелеты, просто беспорядочно скидывали, создавая целый холмики из останков некогда живых существ. Все кости принадлежали животным, но зачем и для чего они тут…

— Камень! — взревел Андрей, активируя артефакт связи. — Рома! Витя! Они используют…

— Мертвецов, — прошипел, перебивая его, Рома. — Они притащили чёртовых костяков! Ёбаные униаты передали им часть своих трупов!

Вспыхнуло позади позиций остановивших атаку чёрное пламя, охватывая беспорядочно сваленные костяки, и на глазах изумлённых воинов леса кости начали сами собой складываться в полноценных скелетов. Тысячи, десятки тысяч оживлённых магией самой смерти животных весьма быстро собирались в единую, грозную силу. Насколько знал Андрей, что бы провести процедуру поднятия нежити столь быстро, буквально за считанные минуты, требовалось немалое количество жертв.

Теперь становилось понятно, к чему эта атака. Разлитая вокруг сила смерти сотен хуннусов, представителей высшей расы, высвободила достаточно некроэнергии, что бы быстро поднять настоящее войско мертвецов. Но даже так — что бы провернуть подобное требовалась кропотливая подготовка. Ведь мало достать кости мёртвых тварей — что бы они, восстав, могли продемонстрировать хоть часть той силы, которой они обладали при жизни, кости требовалось подвергнуть специальным процедурам. Вырезать определённые символы, правильно напитать их энергией, затем обработать специальной жидкостью и сложить на время в ёмкости со специальным магическим составом. Иначе труп, поднятый некромантом (если это не свежий труп, разумеется), будет способен проявить от силы процентов пять своей истинной силы.

Сейчас напротив тысячи бойцов Андрея, с которой тот намеревался держать оборону первой линии защиты, стояло девять с половиной тысяч живых и десятка два с половиной, а то три, тысяч воинов мёртвых. Не лучше обстояли дела и на трёх остальных участках обороны. Впервые за последние месяцы уверенность Андрея в том, что они способны отбить любую атаку в собственном лесу, пошатнулась.

Десяток мгновений в лесу царила абсолютная тишина. Замолкли люди, молчали и мёртвые твари. Угасало пламя на деревьях и перестала пытаться встать дыбом земля. Закрой глаза — и не поверишь, что здесь набирает хот кровопролитное сражение тысяч магов высшей расы.

Однако с одиннадцатым ударом сердца каждый ощутил, что затишье перед бурей кончено. А в следующий миг в глазницах сто тридцати тысяч мертвецов вспыхнули алые огоньки и с рёвом, способным заставить дрогнуть само небо, они пошли вперёд. На Финголфриан.


Глава 17


Финголфриан. Рома.

Глядя на лавину из десятков тысяч скелетов различных существ, Рома понял, что эту атаку слабейшая из линий обороны не выдержит ну никак. И не просто не выдержит, а бессмысленно погибнет, не сумев нанести сколь-либо значимого урона. А значит, пришло время активировать одно из пяти сильнейших заклятий, что имелись у них в запасе — по одному на каждую линию обороны. И хоть его и планировалось приберечь на более поздний срок — когда враг прорвётся поглубже, но придётся делать это немедленно.

— Надо отходить на четвёртую линию — заорал в артефакт командной связи молодой парень. — И активировать Барьер! Нужно выиграть время для перегруппировки!

— Согласен, — бросил Камень. — Иначе пиздец.

Услышав согласие от остальных, Рома немедленно отдал приказ бросать позиции и удирать. И пока накатившая волна мертвецов рвалась вперёд, через переставшие атаковать позиции воинов леса, четверо командующих привели в действие заготовленное заранее заклятие.

Барьер, а если точнее — купол, что должен был сыграть роль ловушки для углубившихся внутрь врагов, пришлось использовать для того, что бы задержать армию мертвецов. Полупрозрачная плёнка едва заметной глазу защиты отделила тварей Нуменора от лесного воинства — и пока враги в бессильной ярости атаковали почти несокрушимую преграду, все те, кто должен был защищать первую линию укреплений, перешли ко второй, усилив их.

По сути, с первого по третье кольца обороны были тремя абсолютно идентичными линиями защиты, различающиеся лишь плотностью магических ловушек и атакующих массивов да числом воинов и количеством шалашей. И всем было ясно, что ни одна из этих трёх линий не сумеет удержать такое количество врагов, позади которых ещё и маршировали вполне себе живые противники.

— Предлагаю оставить все три линии обороны и укрепить этими бойцами четвёртую и пятую, — предложил Виктор. — Просто будем активировать всё, что успели заготовить, на пути следования монстров, это заставит их понести большие потери. А потом они обломают зубы о наши основные укрепления.

— Если мы сделаем так, то потери, которые они понесут, будут несущественны, — возразил Андрей. — И тогда велик шанс, что они всё же сумеют взять все наши укрепления штурмом.

— Надо заставить всех наших бойцов держать оборону на этих линиях. Оставим в основной крепости лишь ядро из трёх тысяч сильнейших бойцов, а остальных бросим удерживать позиции. Тогда к моменту атаки последнего рубежа обороны их останется с гулькин хуй в сравнении с тем, что есть сейчас.

— Но тогда больше десяти тысяч наших людей попросту погибнут! — возразил Виктор. — Это же равносильно тому, что бы бросить их на верную смерть!

— Зато у остальных появится шанс! — возразил Андрей. — Либо так, либо сдохнем все. Решено — именно так и поступим.

— Нет, — вмешался Рома. — У меня есть план. Если всё выгорит, мы перевернём ход боя…

* * *
Финголфриан, то же время. Командующий пятнадцатым Корпусом Армии Нуменора, Вадим Соколов.

— Рановато вы всё же решили использовать наших красавцев, — со вздохом обратился к Вадиму пожилой мужчина, стоящий рядом с ним и взирающий на огромный купол, что закрыл позиции мятежников. — Если эта защита продержится дольше семи часов — армия скелетов попросту рассыплется. Произведённая в такой спешке процедура подъёма очень отрицательно сказывается на качестве материала.

Как его утомили эти умники из Унии, кто бы знал… Корчат из себя эдаких гениальных учёных. поглядывают на всех вокруг как на отсталых в развитии и постоянно умничают… Стоящий рядом с ним хлыщ раздражал Вадима особенно сильно — даже имея возможность, будучи Системным Лордом, внешность молодого или зрелого мужчины, он нарочно придавал своему облику черты почти старика. И это при том, что сам Вадим был лет на пятнадцать старше этого умника — Апокалипсис застал его семидесяти трёхлетним стариком, ветераном Афганистана.

Никому уже не нужный, забытый обоими своими сыновьями (те наведывались к нему не чаще раза в несколько месяцев, занятые собственными семьями и детьми), доживал свой век в однушке на окраине Москвы, в районе метро Водный Стадион. Апокалипсис, для большинства ставший концом всего, для него стало новым началом. Глядя в окно на развернувшуюся внизу бойню, Вадим Иванович думал лишь об одном — человечество окончательно заебало Господа Бога…

Однако это не значило, что ветеран смирился с концом мира. Первый день, день, который он для себя назвал «сутки страха», он надеялся, что армия даст отпор врагу. Сам будучи отставным военным, он лучше всех представлял возможности современного оружия, а потому не верил, что какие-то там монстры сумеют дать отпор Вооружённым Силам РФ.

Однако прошли сутки, а кроме периодических одиночных выстрелов или коротких очередей где-то вдалеке, признаков активных боевых действий не было. Изрядно подмёрзший в неотапливаемой квартире, голодный (к моменту конца свету в холодильнике, кроме банки рыбных консервов, ничего не оставалось — не больно-то разгуляешься на российскую пенсию), Вадим Иванович в окно увидел зрелище, заставившее его пересмотреть свой взгляд на происходящее.

Внизу, под его окнами, тройка крупных, размером с собаку, крыс, напала на человека. И к удивлению старика, тот не дрогнул — вытянув руку, незнакомец один за другим выпустил три огненных мячика, не больше детского кулачка. Незнакомец оказался довольно меток — все три твари тут же погибли. А дальше случилось ешё кое-что неожиданное — рядом с тушками тварей появились некие серые коробочки, которые и подобрал незнакомец. Одна из них прямо у него в рука превратилась в длинное копьё, другая — в сапоги.

Сказать, что старик был изумлён, значит вовсе ничего не сказать. Несмотря на то, что он никогда не увлекался компьютерными играми, увиденного оказалось достаточно, что бы он понял главное — убивая тварей, можно получить что-то полезное.

Однако одного этого знания всё же было мало, что бы подтолкнуть бравого ветерана к активным действиям — всё же маловато вводных, что бы без нужды пытаться высовываться в наполненный чудовищами город. Однако судьба, а может, и слепой случай, решили всё за него.

Через час после того, как Вадим Иванович узрел странную схватку незнакомца и монстров, в его дверь ударилось нечто тяжёлое. А затем — ещё и ещё раз.

Надо сказать, что дверь пенсионера особой крепостью не выделялась. Довольно дешёвая, ещё советских времен, сделанная из дерева и обтянутых кож замом мягких подкладок, она не была способна удержать даже уличную шпану, вознамерься та её вышибить. Когда-то Вадим Иванович всерьёз подумывал о её замене, но всё не доходили руки, а после просто махнул рукой. И сейчас всерьёз об этом сожалел…

Надо сказать, что ветеран боевых действий в Афганистане человеком, несмотря на свои преклонные годы, был всё ещё достаточно крепким. Регулярные физические упражнения и отсутствие вредных привычек вполне позволяли ему не чувствовать себя немощным старцем. Конечно, до молодых парней ему было уже далеко — годы, всё же, не малые, давали о себе знать — но тем не менее, беспомощным он себя отнюдь не считал. Так что, прихватив с балкона крепкий топор-колун, он встал сбоку от двери, отбросив стоявшую там этажерку для обуви.

К его удивлению, в дверь врезались самые настоящие сосульки. И будь петли двери расположены так, что бы она открывалась наружу, всё могло бы обойтись и без схватки — неведомый противник просто устал бы закидывать её льдом. А судя по тому, как тупо действовал этот противник, приготовившийся к схватке пенсионер вполне резонно предположил, что это монстр.

Однако двери не повезло. Одна из атак попала в хлипкий замок, и она распахнулась. Крупная тварь, размером с овчарку, осторожно сунула голову в дверь — лишь затем, что бы на неё опустился топор, проламывая череп и глубоко увязая в мозгу. Так Вадим Иванович убил первого Вожака монстров, получил первый навык и поднял первые семь уровней…

Затем были долгие несколько недель освоения новых возможностей, охоты на монстров и истребления расплодившихся шаек бандитов, готовых убить за любую приглянувшуюся вещь или изнасиловать любую встреченную женщину. В какой-то момент вокруг помолодевшего и вернувшего своей жизни смысл ветерана, успевшего обзавестись любовницей и частично вернуть себе утраченную молодость, собралась немалая группа выживших, за которых он отвечал. И в какой-то момент всё едва не кончилось печально, когда к ним на огонёк решил залететь один молодой дракон — и если бы не случайно проходивший в окрестностях Артур с отрядом своих бойцов, это стало бы его концом.

После той встречи он присоединился к Нуменору. И служил своей новой родине верой и правдой, так, как в своё время служил Советскому Союзу. Старый военный, он не рвался к абсолютной власти, ему нужны были в жизни лишь две вещи — великая держава, которой он мог служить, и любимое дело, которое он мог посвятить этой цели. И Нуменор стал для него этой державой. Ну а то, что послужить он ей мог лишь на полях боя… Что ж, от себя не убежишь, да и профессия воина была сейчас почётна как никогда — в нынешнем мире всё держалось лишь на тех, кто готов был рисковать своей жизнью.

К Руслану он в своё время относился… настороженно, скажем так. Лично они с ним знакомы не были, но Вадим Иванович разделял мнение многих своих товарищей о том, что этот выскочка получил слишком много власти на пустом месте. Однако громкая победа над полчищами монстров в Химках и поражение Антараса, ставшее возможным благодаря этому, заставили его слегка изменить мнение об этом человеке.

Он признал, что этот выскочка определённо не без талантов. И достаточно силён, что тоже было сложно отрицать. Однако тот факт, что он устроил несколько конфликтов с Унией на пустом, по мнению ветерана, месте, ясно показывал, что на роль полноценного лидера мальчишка не годится. Боевой командир — да. Но не более.

Вот только мнением старого служаки никто не интересовался. Но в целом, если свести всё в кучу — ему было скорее плевать на парня. Негатива или приязни он не испытывал, за одним столом не ел, так что для него он оставался лишь объектом слухов. Тем большим было его удивление, когда начался раскол в их анклаве, приведший к нынешнему положению дел.

— Вадим Иванович, — обратился к нему какое-то время назад Максуд, отправляя сюда. — Лучшие войска с направления этого леса мы вынуждены отозвать. Они пригодятся в борьбе с агрессорами. Здесь же мы можем оставить лишь один из Корпусов, свежесформированный, и несколько десятков тысяч вассалов да наёмников. Понимаю, с такими силами соваться в лес — чистое самоубийство, но от вас этого и не потребуется. Ваша задача — держать руку на пульсе и не позволить большим силам выбраться оттуда, ведь в нескольких днях пути — наши поля и стада скота. Нельзя позволить им партизанить в наших тылах… Но, думаю, вы это и лучше меня понимаете. Главное, что от вас требуется, это следить за обстановкой и составлять карту леса. Большего мы от вас не просим. Уже после войны, с помощью вашей карты, мы выжжем это гнездо мятежников. Вопросы?

— Каковы мои полномочия в рамках данной задачи? — поинтересовался тогда он.

— У вас полный карт-бланш во всём, что касается выполнения поставленных задач. Вам отдадут тридцать тысяч солдат, обеспечат всем необходимым — но на значительные подкрепления не рассчитывайте. Не в ближайшее время.

И вот они здесь, в лесу. Победы на фронтах с Белыми Тиграми позволили прислать сюда подкрепления, причём такие, на которые он даже надеяться не смел. С десятком тысяч вассальных солдат прибыло три сотни обученных некромантов, подготовленных и обученных в самой Унии. И, что самое важное, с этими некромантами был Князь. Один единственный, но тем не менее Системный Князь. Ну и три десятка Лордов.

К счастью, обещание Максуда о том, что в действиях против леса у Вадима Ивановича полный карт-бланш, осталось в силе. И прибывший с подкреплением Князь даже не стал пытаться перехватить управление — напротив, сразу признал, что в военном деле ничего не смыслит и полностью полагается в этом вопросе на командира Корпуса.

Заполучив такие силы, Вадим Иванович в кратчайшие сроки разработал план атаки на лес. И, дождавшись отмашки из штаба о том, что операция одобрена, начал наступление. Изрядно задолбавшее его сидение на одном месте наконец окончилось, и он собирался, в кратчайшие сроки разбив местных, присоединиться к своим товарищам в борьбе с Тиграми. И если ради этого придётся какое-то время потерпеть галдёж возомнивших о себе не весть что некромантов, так тому и быть.

— Это довольно стандартный барьер класса «Гигант». Его максимальный срок действия — десяток минут. В случае, если на энергопроводы пошёл гизолит — тридцать, — лениво ответил Вадим. — И хоть его хрен пробьёшь без слаженной атаки пары-тройки Князей или сотни-полутора Лордов, общей ситуации он не меняет. Время на нашей стороне — наши бойцы успеют перевести дух и приготовить осадные артефакты.

— А как вы думаете, Вадим Иванович, — поинтересовался возникший будто из воздуха Князь. — Почему они не использовали его сразу? И что они сейчас задумали?

— На их месте я бы укрепил оставшиеся слои обороны, — не задумываясь ответил тот. — Они не ожидали от нас подобного хода, потому они и активировали барьер — что бы банально перегруппироваться. Не знаю, сколько ещё оборонительных рубежей они заготовили, но явно больше одного. И вот на этих-то рубежах они и намерены положить всю нашу мёртвую армию. А лучшие силы, сильнейших бойцов, будут держать в цитадели — там, где сердце всей их обороны. Тогда у них появится шанс на то, что бы разбить нас, или, как минимум, заставить уйти из-за слишком больших потерь. Лично я бы поступил именно так.

— И каковы шансы того, что их план увенчается успехом? — поинтересовался Князь.

— Будь в лесу Мясник и я сказал бы, что даже с учётом вашего присутствия, весьма велики. Не обижайтесь, уважаемый, но насколько я знаю, он сумел продержаться около десяти минут против двух Князей, полусотни Лордов и нескольких тысяч Генералов с тремя сотнями Полководцев. Не знаю, каковы ваши способности, но…

Это, конечно, было грубоватым намёком — но уж слишком ему надоели эти напыщенные труповоды, что бы удержаться от возможности поддеть их. Пусть и через их лидера, претензий к которому у него лично не было. И судя потому, как начали гневно раздуваться ноздри у пары Лордов некромантов, присутствующих при разговоре, ему это удалось. Пусть не забывают, что в прямом бою они, боевые стихийные маги, не зря считаются сильнейшими. А именно боевым магом стихии огня и был, по большому счёту, Мясник.

— Да что ты можешь знать, дикарь! — вскинулся один из них. — Михаил Игнатьевич — один из лучших учеников самого Седыха…

Однако к всеобщему удивлению, Князь лишь искренне рассмеялся. Совсем ещё молодо выглядящий парень, который, по ощущениям Вадима, действительно был не старше двадцати двух-трёх лет, не выглядел задетым.

— Ты прав, я бы не выстоял против него в открытом бою, — заметил он, отсмеявшись. — Я видел его в своё время — жутковатый тип. Он тогда, помниться, размазал Котова буквально за минуту. Но, к счастью, здесь нет иных Князей, помимо меня. Иначе я бы настоял на том, что бы отменить штурм. Но пока из Князей здесь только я, опасаться нечего. Этот купол, даже если продержится час, всё равно рухнет, как вы и сказали. И дальше мои коллеги продолжат атаку мертвецов.

Поднятая некромантами нежить, не смотря на грозный вид и немалую силу, имела ряд ограничений. Во первых, сами костяные конструкты были далеко не высшего качества — всё лучшее шло на более приоритетные направления. Из-за этого подобная нежить могла применять лишь самую примитивную атакующую магию, совершенно не годную в данных обстоятельствах. Их заклятия были вовсе не слабы, но лишь в ближнем бою. Свой настоящий потенциал они могли раскрыть лишь так, лицом к лицу — но уж в рукопашке они были действительно хороши, не уступая в физических возможностях воинам тех рангов, которыми обладали при жизни. В этой армии большинство было лишь Командирами, Генералов насчитывалось лишь около полутора тысяч, а Вождей — сотен пять.

Системных Лордов и Зверолордов среди поднятой толпы не было вовсе — слишком ценные образцы для того, что бы их использовать столь глупо. А брать с собой уже готовую нежить, поднятую полноценно, не стали из соображений раскрыть козырь раньше срока. Даже Михаилу пришлось оставить свою личную гвардию, пять бывших Зверолордов и их предводителя, Системного Лорда, в пяти днях пути отсюда.

Второй существенный минус уже был упомянут — краткий срок жизни данных конструктов. Но был и третий — почти все прибывшие некроманты были вынуждены тратить свои силы на то, что бы контролировать совместными силами всю эту орду тварей, иначе те, потеряв направляющую их руку, стали бы нападать на всё живое — в том числе и на своих бывших хозяев.

Конечно, учитывая наличие здесь Князя-некроманта, подобное им не грозило. Даже в случае подобного исхода ему было под силу попросту укрыть от мёртвых факт наличия позади них стольких живых, а затем и перехватить над ними контроль. Но это автоматически вычёркивало его из битвы — всё его внимание было бы сосредоточено на этой задаче. В конце концов, почти полторы сотни тысяч живых мертвецов были той ещё задачей для совсем недавно взявшего ранг Князя некроманта, к тому же не имеющего опыта столь масштабных боевых операций.

Потому все некроманты сейчас находились при штабе и были погружены в медитативный транс. И именно поэтому здесь находились и Михаил с парой своих заместителей, и два десятка сильнейших Лордов из числа подчинённых Вадима Соколова. Конечно, маловероятно, что враг сумеет устроить контратаку, но Вадим Иванович твёрдо верил в древний принцип — береженого бог бережёт.

Спустя сорок пять минут, когда уже начали слегка нервничать все присутствующие (это сколько ж эриардов и гизолитовых энерговодов противник потратил на этот купол, что бы он столько держался!!!) преграда, заставившая мёртвое войско остановиться, исчезла. И атака тут же продолжилась.

Вот только к удивлению присутствующих, следующая линия обороны попросту оказалась пуста. А то, что она здесь была, было очевидно из-за наличия тех самых пресловутых шалашей.

— Это засада, — заметил Вадим. — Не удивлюсь, если всё рванет, как только мы туда ступим.

— Так давайте пере… — начал было один из помощников Князя, но был перебит.

— Время играет на их стороне. Придётся отправлять мертвяков вперёд. Пусть подрывают, жгут, испепеляют молниями или обращают их в лёд — больше тридцати процентов мертвецов у них забрать никак не выйдет. А уж затем, по расчищенной территории, подойдут мои ребята с осадными и штурмовыми артефактами, и при их поддержке мы продолжим штурм. Не стоит жалеть расходных материалов, — бросил он.

Его несколько раздражали эти умники, которых отдали на годы в обучение к Унии. Анклав потратил на это немало средств, да к тому же каждый, кто шёл обучаться искусству магии смерти приносил клятву не разглашать того, чему научился, за пределами Унии. То есть пользоваться — пользуйтесь, а учить никого не вздумайте…

Тем временем движение продолжалось. К удивлению Вадима, никаких атак или попыток подрыва со стороны противника не последовало. Мертвяки просто шли по оставленным позициям до тех пор, пока они не кончились. Затем, спустя ещё полчаса марша, враг наконец показался. И в этот раз плотность огня обороняющихся возросла на порядки.

— Ну что же, самое время проверить, на что годятся эти ваши уродцы и стоило ли делать на них ставку…


Глава 18


Пока обе стороны составляли планы и готовились к следующему раунду штурма, в самом лесу, что стал полем боя враждующих воинств, начинало зарождаться пока смутное и хаотичное, но от того не менее странное и нехарактерное для дикой местности, движение.

Несмотря на то, что все звали эти чащобы одним коротким словом лес, это было слишком мелким словом для подобного места. Лесной массив был не просто волшебным — в нём было огромное количество различных загадок, до сих пор и близко неизученных его нынешними обитателями из рода хуннусов. Пять микромиров, колонии инсектоидных чудовищ, во главе которых находились Зверолорды, не уступающие по силе Системному Королю, стаи зверей, что не просто получили облучение Астралом, но и сумели взять под контроль эти изменения, нематериальные существа-паразиты и хищники, к которым больше всего подходило описание — духи… Да и об аномалиях забывать не стоило — образовавшиеся от излишков мощи, которую Хунну и сотня сильнейших Трансцедентов использовала в процессе создания Башни, были малоизучены даже самими создателями этого удивительного закрытого мира. Сильнейшие из подобных аномалий вполне могли доставить проблем даже некоторым Судьям — что уж говорить о тех, кто находился на ступенях Бессмертия.

Но даже это не было главной силой и опасностью Финголфриана. Ведь помимо самих обитателей леса, что своими размерами не уступал Германии (размер одновременно и огромный, и не очень, учитывая, что даже Командиры вполне были способны летать со скоростью сотни в две километров в час), были и деревья. Живые дендроиды, что служили личной армией самого леса, вполне могли своим числом и боевой мощью потягаться с армией некоторох анклавов из Чёртовой Дюжины.

Крепость лесников, Тайный, располагался не столь уж и глубоко. Километрах в ста, ста двадцати от опушки леса, не больше, ибо глубже заходить было опасно даже для них, несмотря на то, что Финголфриан относился к ним куда терпимее, чем к иным чужакам.

До определённого момента лес терпел происходящее на его границах. В конце концов, схватки с применением магии случались в нём ежедневно, и при таких обстоятельствах разрушения лесного массива были вполне обычным делом. В конце концов, те же колонии инсектоидов обладали сотнями тысяч бойцов и миллионами рабочих каждая. Да, по силе чудовища значительно уступали аналогичным существам своего ранга, но компенсировали это численностью.

В общем, в лесу иной раз случались заварушки, в которых билось не меньше, а то и больше существ, чем сегодня. Но проблема была в том, что монстры всё же старались причинять как можно ущерба лесу, а начавшие свою битву хуннусы крушили всё на своем пути. И если гибель разных кустов, деревьев поменьше и не успевшей убраться с поля боя разных существ лес абсолютно не волновала, то смерть деревьев-исполинов — совсем иной вопрос.

Эти гиганты были чем-то вроде материальных частей тела самого леса. В целом, частью леса была вся растительность в лесу, но именно гиганты впитывали Дух из окружающей среды, работали передатчиками Воли леса (вроде антен) и отвечали за фильтрацию энергии в лесу, не позволяя различным грязным и разрушительным эманациям силы как извне, так и от аномалий, загрязнять энергию леса.

И сейчас обнаглевшие вторженцы уничтожили уже несколько тысяч подобных деревьев. И пусть на фоне миллионов оставшихся потери могли показаться незначительными, но по факту ущерб был весьма серьёзен. Ведь уничтоженные деревья находились в одной области, что означало потерю контроля на данном, пусть и не большом, участке лесного массива. А вот это уже всерьёз разозлила душу этого места.

И сейчас в сторону развернувшегося сражения начинали постепенно стягиваться сотни тысяч различных обитателей лесных чащоб, ведомых зовом их родины. Оживали деревья и начинали со скрипом двигаться в нужном направлении, шагали стройными колоннами армии инсектоидов, забывших свою вражду, неслись крупные и мелкие стаи зверей, а так же хищники одиночки — душа их Дома призвала своих детей на защиту, и те стремительно двигались в направлении сошедшихся в бою и забывшихся хуннусов…

Лес стремился успеть до того, как неразумные дикари разрушат своей битвой Тайный — ибо лесная крепость являлась чем-то вроде узловой точки, управляющей той частью леса. Там рос огромный, сокрытый магией леса, мэллорн, что на голову превосходил даже окрестных гигантов, вздымаясь больше чем на километр над землёй.

Собственно, ныне Тайный, каким его помнил Рус, давно исчез. Сейчас центральный штаб и сердце обороны его товарищей располагалось как раз на этом гиганте…

* * *
Рома мрачно смотрел на расположившихся на крупной, выжженной проплёшине, что осталось от некогда густых зарослей, некромантах и старших офицерах противника. Пока враг вовсю штурмовал позиции лесного воинства, он и его отряд сумели незамеченными прокрасться к вражескому штабу. Собственно, прокрасться — это сильно сказано. Они просто затаились и замаскировались в той полосе укреплений, что была сдана врагу без боя.

И им даже повезло, как поначалу думали бойцы и их командир. Враги, дождавшись, когда мертвецы вступят в бой, передвинули поближе свои силы из числа живых воинов — попутно, само собой, уничтожив всё хоть сколь-либо подозрительное. И вот теперь цель была практически на расстоянии одного броска — но к их сожалению, оказалось, что врага прикрывает целый Князь.

И если всех остальных отряд мог сдержать или даже прорваться сквозь их ряды, то Князь… Князь — это полный пиздец. И десятка Системных Лордов, пусть и вооруженных самыми мощными из имеющихся боевых артефактов, было совершенно недостаточно, что бы одолеть такое чудовище. Нет, будь с ним Би Рён и Каори, надежда на то, что удастся воплотить задуманное в жизнь, была бы. Небольшая — всё же Князья отличались не только более мощными заклятиями и объёмом энергии, но и плотностью своего Духа. Плюс более мощной и пластичной Волей, плюс, как правило, отличным набором экипировки, да и в довесок — у каждого, кто добрался до ранга хотя бы Лорда, были свои сильные стороны и тайные козыри, а уж у Князей — и подавно.

В своё время Руслан сумел противостоять Абрахаму во время испытания на девятый Этаж лишь потому, что того сильно сковывали ограничения Испытания. Да и Руслан всё же был отнюдь не рядовым Лордом даже среди сильнейших — Семя Трансцедентности и Феникс дали ему очень многое, иначе бы даже столь ограниченный в силах Князь размазал бы его почти мгновенно.

Так что вылезать с шашками наголо против полутора десятков Лордов и Князя было бессмысленно. Им бы попросту не дали добраться до врага и прикончить некромантов, самоубийственно сдетонировав весь свой боезапас. А ведь какой хороший был план — устроить детонацию всех своих гостинцев и принудительно задержать возрождение противника — здесь, на своей территории, у них была такая возможность. Минут на сорок максимум — но даже за такой срок армия мертвецов, лишившись гнавшей их вперёд воли, превратилась бы из грозной, единой силы в стадо, которое они бы уж точно сумели разогнать. Но нет — теперь и эта возможность была отрезана.

— Что делать будем, Ром? — шёпотом поинтересовалась Саша Дёмина, одна из бойцов их небольшой группы самоубийц.

— Ждать, — коротко бросил он в ответ.

Больше ничего им не оставалось. Выбраться из укрытия означало раскрыть свою маскировку, что привело бы к бесполезной гибели отряда. Ни атаковать, ни отступить.

Так что оставалось лишь ждать и надеяться, что удобная возможность для внезапного удара всё же представится. Может, Князь куда свалит, может, враг сменит дислокацию штаба и они сумеют оказаться в тылу каких-нибудь других войск, с которыми им будет по силам справиться. Если уж не удаётся выполнить основную задачу, то можно было попробовать партизанить в тылу. Всё лучше, чем бессмысленная атака сейчас.

* * *
Атака мертвецов медленно, но верно вытесняла осаждённых с их позиций. Как и опасались Андрей и остальное командование, твари были необычайно сильны в ближнем бою, чем полностью компенсировали отсутствие дальнобойных атак. Разнообразные костяные твари мчались сплошной лавиной, на огромной скорости запрыгивая на деревья и нападая на шалаши и прочие укрепления.

Нельзя сказать, что враг был совсем уж неуязвим — молнии, ледяные и каменные копья, воздушные серпы и копья и многое, многое иное губили чудовищ пачками. Но на место одного убитого тут же приходило двое, а то и трое уродцев — одни только мертвецы десятикратно превосходили вообще все силы защищающихся, а ведь на третьем рубеже было лишь около половины от общего числа бойцов. В итоге враг, пользуясь двадцатикратным перевесом, попросту заваливал позиции трупами, но со своей задачей они справлялись.

Схватка была дикой и непривычной для защитников Тайного. Вот на дерево стремительными тенями влетает две сотни разнообразных монстров, и защитники, два десятка Командиров во главе с Генералом, засевшие в небольшом, но укреплённом шалаше, начинают поливать врага заклятиями. По своей сути эти шалаши служили не только как мини укрепления, но и как командные центры, на которые были замкнуты все ловушки, стационарные магические атаки и прочее, в определённом радиусе. Как средство обороны он выступал как раз таки в последнюю очередь — но мертвые твари, в отличии от живых бойцов, не беспокоились о сохранности своих жизней. Они не имели могучих совместных защитных навыков, под которыми могли неспешно приближаться к укрытию врага, но зато они развивали скорость, недоступную живым воинам. Ведь если ты не заботишься о своей защите и летишь напролом, прикрывшись лишь своим личным защитным умением, то, хоть и велик шанс погибнуть, но не меньший шанс и того, что ты всё же успеешь подойти на дистанцию своего удара раньше, чем в тебя что-то попадёт.

Конечно, будь это действительно полноценная боевая нежить того уровня, что составляла армию Красной Унии, это был бы совершенно другой разговор. Униаты, составляя свою армию, очень тщательно подходили к созданию некроконструктов. И что бы в результате получить нечто действительно и сильное, и долговечное, им приходилось прикладывать значимые усилия. Создавать действительно мощную нежить было занятием весьма дорогостоящим. Однако и подобных, «одноразовых», армий, у них было вполне достаточно.

Но вернёмся к бою. Влетевши на дерево костяные твари, успешно миновав все линии атакующих способностей защитников, атакуют напрямую шалаш. Всё, что могли использовать существа — сгустки искажённого, отравленного некроэнергией Духа, что разил не хуже иных заклятий, да пустить в ход клыки и когти.

Стены шалаша, содрогнувшись, не выдержали, и твари оказались внутри. Вёл всех костяк здоровенного, метров пяти в высоту, медведя, что при жизни достиг ранга Вождь. Очень высокая ступень силы, сопоставимая с Полководцем у людей. Однако сейчас скелет монстра, в силу своего перерождения столь небрежным методом, был лишён изрядной доли своих сил. И потому, прежде чем запаниковавшие бойцы успели наделать глупостей, Генерал, Арсен Тариев, выпрыгнул вперёд.

— Я возьму его на себя!!! — взревел он. — Используйте Гнев Ветров!

Гнев Ветров был самым мощным из стационарных заклятий, установленных в их шалаше, и был предназначен как раз для подобных ситуаций. Однако для своей активации могучее заклятие требовало немало личных сил и времени со стороны как минимум пяти человек из числа бойцов. И они бы успели его применить до того, как твари пробились внутрь, если бы рассчитали всё верно. Однако, к сожалению, увлёкшись истреблением атакующих вперёд тварей, они пропустили момент, когда нужно было начать. И теперь Арсену и пятнадцати Командирам предстояло выиграть минуту времени своим соратник, иначе все они лишаться ещё по одной жизни.

В своё время Арсен был в числе тех, кто присоединился к тогда ещё маленькому анклаву «Хуннусы», ещё до того, как те стали частью Нуменора. Благодаря Русу и его соратникам, парень сумел пережить страшную первую зиму Апокалипсиса. И он не забыл, кто был его благодетелем — и не только его, но и всех тех, кого он знал и с кем выживал на жестоких просторах изменившегося мира.

К моменту, когда всех призвала Башня Возвышения, он едва успел стать Лидером. И за последние пять лет он медленно, но верно сумел освоить ранг Генерала и вплотную подошёл к уровню Полководца, но прорвать барьер, ограждающий его от данной ступени, был пока не в силах. Однако парень, несмотря ни на что, подражал своему кумиру — Руслану, и, подобно ему, использовал глефу и стихию огня. Владению этим оружием он, кстати, в своё время учился у самого Руслана, когда тот вёл тренировки у всех желающих, а после самостоятельно тренировался с ней, так что в своих навыках был уверен.

Минута, что требовалась людям, была, с одной стороны, сроком исчезающе маленьким, с другой — неизмеримо огромным. Тут всё зависит от того, что за данную минуту нужно успеть. Если, например, вы в течении минуты намерены просто лежать и отдыхать — она пронесётся как миг. Если же вы Генерал, что схлестнулся в бою с Вождём, то та же самая минута — срок, достаточный что бы трижды умереть, сделай ты хоть одну ошибку.

Окружающий мир отошёл для Арсена на второй план. Использовать личную магию внутри их укрытия Арсен не рискнул — его контроль над собственной магией не дотягивал до того уровня, когда атаки не причиняли вред союзникам, нанося ущерб лишь врагам. Такое было доступно, как правило, лишь достаточно могущественным Полководцем и являлось одним из признаков таланта и силы мага.

Но вот использовать глефу и его личные, разработанные им для ближнего боя приёмы работы с Духом, ему ничто не мешало. Оружием парня был именно двулезвийный вариант.

Первый удар огромная тварь приняла на подставленную в последний момент лапу, окутанную тёмной, омерзительной для восприятия энергией. Сияющее багровым пламенем лезвие, столкнувшись с ней, на секунду ослепительно полыхнуло, но пробить защиту не сумело. Потянуло мерзким запахом горелой тухлятины, рассыпались в сторону искры — но не более.

Тварь в ответ изрыгнуло смрадный, мутно-зелёный туман, от которого пол шалаша мгновенно начал гнить. С большим трудом Арсен, окутавшись собственной модификацией Личной Защиты на основе огня, выжег заразу вокруг себя, и, крутанув глефу над головой, обрушился в серии стремительных атак на монстра. Одновременно с этим он призвал ветер, заставляя его обрушиваться на врага узкими, подобными уколам булавкой, иглами на тварь. Воля Генерала давила на тварь, лишённую этого параметра, сильно замедляя его скорость и реакцию. Двадцать секунд могучий Генерал обменивался ударами с весьма ослабленным Вождём — и с восторгом ощутил, что побеждает!

Увернувшись от неожиданной попытки откусить ему руки гигантской пастью, он собрал силы для своего лучшего удара на ближней дистанции — Острия Ветра и Пламени. Сконцентрированные на кончике острия глефы стихии перемешались и, едва глефа вонзилась в подставившего плечо медведя (тот пытался прикрыть череп), пробили окутанную тёмной энергией кость и принялись крушить его изнутри. Три секунды — и огромный предводитель костяного отряда разлетелся на куски.

Дальше было проще. Среди ворвавшихся тварей было лишь ещё два Генерала, чья сила в данном виде хорошо если достигала уровня очень сильного Командира, и он с бойцами выиграли достаточно времени. А когда Гнев Ветров обрушился бесчисленным дождём воздушных лезвий на всю окрестную нечисть, навеки упокоив около четырёх сотен тварей, Арсен коротко бросил:

— Отходим!

Подобные стычки происходили по всей территории, обороняемой лесниками. За каждый пройденный метр мертвецы платили десятками своих, но, тем не менее, свою задачу они выполняли на отлично — третья линия обороны была почти продавлена. Не везде подобные стычки оканчивались победой живых — где-то мертвецы успевали сорать свою дань с противника, где-то нет.

Однако уже было ясно, что уходить на четвёртую линию защиты им придётся в любом случае.

Тем временем в самом Тайном готовились к активации заклятия, заложенного в третью линию обороны. Возможности использовать то, что было в третьей, они лишились — ведь основа этих заклятий была в вычерченных символах и многочисленных одноразовых артефактах-накопителях энергии. Нуменорцы же выжгли всю эту линию дотла, прежде чем подойти на захваченные территории, тем самым уничтожив заготовленный лесниками удар. И что бы подобное не повторилось, нужно было использовать эту силу сразу.

В какой-то момент, когда мертвецы готовились к атаке на предпоследнюю линию обороны, воздух замерцал и в нём начали медленно появляться маленькие, светящиеся искорки. С каждым мгновением эти искры всё сильнее наливались голубоватым светом и искрить электричеством, отчего созданиям некромантии и их хозяевам, наблюдающим за происходящим, становилось всё неуютнее и неуютнее.

Это было довольно странным совпадением — молнии были вторым по эффективности аспектом магии против мертвецов. Лучше работал лишь свет. Вообще, пять сильнейших заклятий, что были в основе всех этих линий обороны, должны были действовать по принципу огромной ловушки. И активировать их предполагалось все разом. Барьер на пятом круге должен был замкнуть кольцо ловушки, не позволяя отступить врагу. Барьер был двусторонним для того, что бы если врагов будет слишком много и все в засаду не угодят, оставшиеся снаружи не сумели помочь своим товарищам.

Затем активировалось бы заклятие с четвёртого круга обороны. Это было чем-то вроде разнонаправленных цунами, что начали бы бушевать от пятого кольца до второго включительно. Огромные волны воды, с плавающими в них ледяными глыбами, были не просто ударом стихии — в каждой такой волне, стоило тебе попасть прямо в воду, было давление, сравнимое с погружением в океан на глубину в тридцать километров. Но самая главная хитрость, из-за которой это заклятие вышло самым дорогим во всём комплексе заклятий, было то, что при этом стихия не причинила бы вреда ни единому дереву в зоне поражения.

Затем, прямо в процессе разыгравшейся стихии воды, начали бы бить молнии — идеальное сочетание воды и электричества. По сути, попади нынешние силы Нуменорцев под этот удар, выжили бы лишь Лорды и Князь. Все остальные бы гарантированно отправились бы на тот свет. Причём стихия бы бушевала минут тридцать — так что надежды на перерождение ни у кого бы не было. Возрождаясь среди бушующей стихии, бойцы бы мгновенно гибли.

На предпоследнем рубеже обороны лежало заклятие гравитации, что не позволило бы никому взлететь. Увеличенное в девяносто раз гравитационное давление на всей территории не действовало бы на волны и на бойцов обороняющихся, но гарантированно не дало бы укрыться в воздухе вражеской армии. А сам Тайный был готов встретить всех, кто уцелеет, ультимативным заклятием Света, что испепелил бы всё живое, что не имело метки лесной крепости. И уже этот удар, после всего произошедшего, не пережили бы даже Князья.

Однако командовал врагами старый, опытный Соколов. И потому план, столь прекрасно смотревшийся на бумаге, был разрушен. Ни барьера, что бы замкнуть ловушку, ни бушующих волн — старый ветеран перемалывал в пыль всё, что удавалось отвоевать у противника, не слушая просьб некромантов и умников из числа своих офицеров, что просили оставить хоть что-то для исследований после победы. Он воевал обстоятельно и надёжно, никуда не спеша, придерживаясь простого принципа — ничего живого за спиной. Он пришёл побеждать, и властью, данной ему высшим руководством Нуменора, слал всех в задницу.

И потому когда по мёртвой армии ударили потоки молний, выжигая и уничтожая тварей, поднятых искусством некромантии, он лишь досадливо хмыкнул.

— Ещё есть вопросы на тему того, почему я не намерен оставлять за спиной камня на камне? — поинтересовался он как бы в пустоту.

Ответом старому воину была тишина. Если бы он знал, что его приказ разрушать все зачищенные мертвецами деревья и приказ пиромантам жечь всё на корню, идя следом, ослабил обрушившийся на них удар на сорок процентов, он бы наверняка ещё что-нибудь добавил. Но и так было ясно — лезть в работу старого офицера было глупостью со стороны привыкших к кабинетной тиши некромантов и не столь изнеженных, но чересчур избалованных принадлежностью к мегаанклаву армейских исследователей. Старик своё дело явно знал на «ять».

И потому молнии, уничтожившие десятки тысяч мёртвых тварей, вызвали на его лице лишь усмешку. Среди живых потерь не было — а именно живые воины и заранее заготовленные артефакты были ключом к победе в этом сражении. И чем позднее придёт их черёд, тем выше шанс на победу.

— Сколько тварей уцелело? — поинтересовался он у стоящего рядом Князя.

— Семьдесят четыре тысячи, — ответил тот, с интересом глядя на командующего. — Моим коллегам продолжить наступление? Напомню, осталось около трёх часов до того, как скелеты начнут сыпаться.

— В этот раз не будем экономить силы. Пусть атакуют, — кивнул он. И, подняв амулет связи, коротко приказал. — Истребители — оказывайте огневую поддержку костякам. Стянуть семьдесят процентов боевых пятёрок к северной стороне, остальные — равномерно рассредоточьтесь по прочим направлениям. Начинаем!

Истребителями, или боевыми пятёрками, звали те самые отряды из пяти бойцов, что в начале боя атаковали шалаши, прикрывая пехоту. Четвёрка Генералов и Полководец — достаточно сильное боевое соединение, что бы с ним приходилось считаться кому угодно. Постепенно сражение вступало в финальную фазу…

И ни атакующие, ни обороняющиеся не подозревали, что к полю боя идут войска разгневанного Финголфриана….


Глава 19


Неделей ранее, микромир Топей.

После случая у портала было решено всерьёз укрепиться в этих краях. Собственно, мои новые подданные и полтора десятка тысяч подчинённых им существ стали первой заставой. Следом, в течении нескольких дней, сюда подтянулись и прочие силы, которые я готовил к переброске на Хребет Ненастий. Но отправляться на помощь союзникам, не разобравшись в ситуации здесь, мы не собирались. Собственно, Бенаки взял на себя инициативу устроить переговоры с оставшимся Астральным Князем.

— Они что один, что другой — значительно младше и слабее меня. Так что даже если я отправлю половину своей армии с тобой, он не будет мне особой угрозой. Я бы и вовсе от него избавился, но он, в отличии от проигравшего, не одиночка. У него за спиной, как и у меня, свой покровитель со своим Доменом. Пока всё тихо, он не будет делиться информацией об этом месте со своими хозяевами, но если мы его прижмём — обязательно позовёт покровителей. А это ненужно ни мне, ни тебе, ни ему — делиться своим шансом на достижения уровня Астрального Божества желания ни один из нас не точно не испытывает.

— Так выходит, можно вообще плюнуть на него и все силы увести на войну? — заметил я.

— Нет, так рисковать не намерен уже я. Мы договорились — моя помощь в обмен на проход в Башню. И я отдам тебе половину своих слуг для этой войны — этого более чем достаточно. Заметь, я отправлю с тобой даже не худших! — заявил он.

Я мог бы поспорить и надавить на него, но не стал. В целом, он действительно союзник, а не слуга. И при желании мог бы выделить ещё меньше бойцов — но предпочёл соблюсти дух договора, а не букву. Не буду проявлять излишней жадности — и того, что он выделил, в купе с людьми Хельги и моими, а так же присягнувшим мне суэрдэ, вполне хватит на генеральное сражение. У противника от ста до ста пятидесяти тысяч воинов, у меня — около ста шестнадцати и у самого Белого Тигра — почти полсотни тысяч воинов. Перевес и так на нашей стороне, плюс фактор неожиданности — бой должен выйти лёгким, насколько это вообще возможно в таких масштабных баталиях.

Лично я не занимался хлопотами по сбору всех этих сил в кулак. Я сидел около портала, погружённый в глубокие медитации, созерцая свой внутренний огонь. Я совсем недавно, в зале Солнца и Луны, сумел применить обретённое понимание… Уж и не знаю, как это назвать. Концепция? Закон? Нет, всё не то… Действительно, лучше всего подходило слово мистерия — нечто мистическое, неуловимое и неописуемое никакими словами. Это можно было лишь ощутить. Это как всю жизнь видеть и воспринимать мир в чёрно-белом цвете и вдруг увидеть, что есть красный цвет. Максимально приближённое сравнение, которое я смог подобрать.

И для того, что бы поддерживать это чувство, это ощущение близости с пламенем, я неосознанно зажёг в себе крохотный огонёк. В буквальном смысле — в моих лёгких, в одном из множества пузырьков, что их составляют, сейчас горело пламя. И с каждым днём я всё явственнее осознавал, что пора разрабатывать что-то новое, на основе стихии огня. Ведь уже сейчас, лишь самым краешком зацепив эту мистерию, я чувствовал, что моя власть над стихией и все навыки, основанные на ней, стали значительно могущественнее.

Сегодня пришло известие о том, что Бенаки наладил контакт со своим сородичем. Уже завтра должны будут прибыть последние подкрепления, и я решился. Конечно, я точно не успею создать нечто прям действительно стоящее за одни сутки, но хоть наметить, в каком направлении действовать, я успею. К сожалению, создавать на ходу заклятия мне удавалось лишь в бою, в моменты максимального напряжения, когда моя жизнь находилась на острие моей глефы. Таков уж я — бездарность в созидательной магии и гений в боевой.

Мне никогда не стать действительно великим артефактором, лекарем, алхимиком и вообще кем-либо, чья деятельность направлена на созидание. И не потому, что меня что-то ограничивало — нет, любую нужную стихию с талантами прямого потомка-фаворита своего великого предка, а так же бывшего носителя Семени Трансцедентности, я освою без труда. Но вот использовать это в мирных целях выше уровня средненького ремесленника — нет. Мастером мне не быть.

Но зато война… Вот уж что моя стихия. Адреналин смертельной схватки, ярость, гнев и ненависть — этот коктейль эмоций делал меня тем магом, каким я и являлся. Возможно, это прозвучит самонадеянно и даже по детски — мол, что-то из разряда дурных поэтов — у бездны мрачной на краю, себя раскрою лишь в бою…

Но это так и есть. Возможно, так сказывается наследие Авидайла — ведь до апокалипсиса я не замечал за собой особой ни особой агрессивности, ни любви к дракам. Всё это началось тогда, когда я убил первого своего монстра и получил Семя, что тогда звалось масштабируемым навыком.

Я даже с некоторой ностальгией вспомнил того голубя Вожака. Каким могучим он мне тогда казался! Каким опасным, каким грозным он мне тогда казался! А ведь сейчас я бы его простым взглядом прикончил. Безо всяких усилий — я бы просто силой своей Воли заставил бы прерваться все жизненные процессы в организме монстра.

К сожалению, нынешние мои враги совсем не таковы. Этих одним взглядом не убьешь. Во главе нуменорской армии стоял Князь. И может Ли Вей и считал, что всего лишь один, но я был уверен — столь важное направление стерегли минимум трое. Подстраховка — вещь нелишняя, а Князей у Артура сейчас больше полутора десятков, как я узнал. И пусть большинство из них слабы относительно меня — но даже самый слабый Князь стоит пары десятков средней силы Лордов.

В общем, я бы на его месте подстраховался. И он, я уверен, не тупее меня — зная, что на Хребте лишь один Князь, он создал себе на этом направлении максимальное преимущество. Так что мне срочно нужна хоть какая-то сила, ведь против трёх, как я думаю, Князей, с нашей стороны лишь двое. И даже наличие у меня суэрде лишь сравнивает шансы — у врага с каждым днём по десятку Лордов прибавляется из числа былых Полководцев. Уверен, против нас будет больше сотни врагов начальной ступени Бессмертия.

Ладно, прочь посторонние мысли! Сейчас пора заняться заклятием.

В первую очередь я задумался над визуальной формой. Пусть я довольно ограничен в этом вопросе, но тем не менее, я давно понял самое главное — внешняя форма магии вообще никакого значения не имеет. Сложнейшая, могущественнейшая магия может выглядеть, как банальный файербол, но при этом обладать разрушительной силой, достаточной, что бы стереть с лица земли город населением в 700–800 тысяч человек. Важна не форма — важно содержание.

Нет, конечно, форма тоже имела определённое значение — но далеко не первостепенное. Так что я, недолго думая, решил придать будущему ультимативному заклятию форму сходящего с небес столпа света — вот захотелось мне, и всё! Теперь нужно подумать, как его максимально мощно сформировать…

Подхваченный порывом внезапного вдохновения, я начал работу. Вернее, это сложно назвать именно работой… скорее, я просто отдался порыву и играл с пламенем внутри себя. Усиливал, ослаблял, менял форму, заставлял рассыпаться искрами и вновь собираться в нечто большее. Не знаю, сколько это продолжалось, но в какой-то момент пламя начало отвечать мне! Будто живое и обладающее каким-то своим разумом, оно заинтересовалось букашкой, что тянулась к нему.

Я почувствовал себя чем-то очень мелким на фоне того, что взглянуло ко мне. Больше того, всё, что я видел и знал, было мелочью на фоне чего-то исполинского и древнего, обратившего на меня внимание. Даже Авидайл и иже с ним не вызывали у меня подобных ощущений.

Но вместе с тем, я не чувствовал никакого давления. Будто это нечто, посмотрев на меня, по доброму улыбнулось — а затем перевело взгляд куда-то дальше. Однако даже этого мига, этого взгляда мне хватило, что бы начать меняться. Давно не подававший признаков жизни Огненный Аватар встрепенулся и потянулся ко мне, сливаясь с моим энергетическим телом. Меня пронзила острая, мгновенная вспышка боли — а затем я почувствовал, как по моим венам потекло самое настоящее пламя. И это не было простой фигурой речи.

* * *
— Ну что ж, друзья и соратники, — обратился в пустоту Бельсигард. — Не буду изливаться потоком слов, теша своё словоблудие. Каждый из вас и без того знает, что я хочу предложить. Не стану никого уговаривать, но если у вас есть какие-то сомнения или вопросы, я готов вам с ними помочь.

Голос Покорителя Миров разнёсся по всей сотне Этажей Башни, достигая ушей их Хозяев. Судьи не были способны ни услышать, ни подслушать этот разговор, а Хунну был занят тем, что подавлял попытку прорыва барьера, ограждающего Землю от остальной Вселенной. Конечно, часть его сознания всё ещё была здесь — но недостаточно большая, что бы Хозяевам Этажей не удалось его обойти.

— Зачем Слияние нужно тебе, я понимаю, — раздался спокойный женский голос. Рокрея Звёздный Луч откровенно не доверяла Покорителю Миров и не считала нужным это скрывать. — Но почему мы должны соглашаться на это безумие? Чего ради мы должны потакать твоим амбициям и ссориться с самим Хунну? Лично меня устраивает изначальный план. Пусть развиваются постепенно и идут к сотому Этажу. Выживут и дойдут до финала лишь лучшие и сильнейшие, что потом возглавят наших потомков. Здесь больше тридцати пяти миллионов магов, а снаружи — больше пятисот миллионов выживших. И их должны будут вести на войну лучшие из лучших! Те, кто…

— Прости что перебиваю, Рокрея, но твоё мнение по этому вопросу известно всем и каждому. И мнение большинства с твоим не совпадает, — возразил Бельсигард. — Я не согласен с тем, что бы столько по-настоящему талантливых представителей нашего народа сгинуло ради того, что бы выковать из них будущих офицеров для бесполезной, заранее обречённой на поражение, войны. Хунну, впитав в себя души всей нашей расы, получил немыслимое могущество и сумел возродить нас и наследие нашего народа на этой планете. Но вы не можете не видеть — вместе с силой этих душ он впитал их гнев, отчаяние и ненависть. Он не способен с ними совладать и собирается вести нас войной против всей вселенной. Мы не сумели победить прежде, обладая бесчисленными армиями, тысячами подвластных нам миров и всей мощью тысяч Трансцедентов. А что мы имеем сейчас? Мы можем хоть всю вечность просидеть, отгородившись от мира, но давайте не будем себе врать — хоть мы, с помощью Хунну, и способны дать нашим потомкам любые ресурсы уровня Бессмертия, но выше — никак. И что нам останется? Плодить бесчисленную армию Бессмертных? У нас их было триста миллионов, и это нам не помогло. А здесь мы даже треть от этого числа не сумеем обеспечить всем необходимым для достижения действительно высоких уровней силы.

— И что ты предлагаешь? — раздался спокойный голос Самуила.

Один из древнейших и сильнейших, единственный, что мог потягаться в прямом бою с Авидайлом, он обладала огромным авторитетом не только среди Хозяев, но и вообще среди всей своей расы. Настолько большим, что даже в лучшие времена Император был вынужден считаться с ним.

— Я предлагаю мир, как вы помните, — ответил Бельсигард. — Наши амбиции должны остаться в прошлом, если мы хотим будущего для своего народа. Я даже не говорю светлого — вообще хоть какого-то. Что бы наши потомки могли странствовать по Вселенной, познавать её законы, искать и находит необходимые ресурсы для развития и многое, многое другое. Что бы могли жить, а не выживать.

— Нам не дадут мира! — воскликнула Рокрея. — Мы зажаты в угол, и враги это знают! Единственный способ выгадать этот самый мир — это стать рабами сур и астик! А это означает лишить себя надежды вообще на сколь-либо достойное существование. Я на такое не согласна! Или у тебя есть иные варианты, о Твоё Императорское Величество?! — ядовито закончила она.

— Есть, — спокойно кивнул Покоритель Миров. — Есть один вариант, при котором мы не только убережём всех наших потомков от истребления, но и дадим им шанс выстраивать свою судьбу самостоятельно, не будучи скованными нашим прошлым.

Прежде, чем Рокрея успела что-то сказать, заговорил тот, чьего слова многие ждали всё это время.

— И какова цена? — спокойно поинтересовался Авидайл.

— Мы уйдём в Центральный Мир. И весь Большой Совет (именно так называли эту сотню сильнейших представителей своей расы — Большим Императорским Советом), и все те Трансцеденты, что были возрождены. И не будем покидать его в течение миллиона лет. Всё это время наши потомки будут предоставлены сами себе. Со своей стороны, ни суры, ни астики не будут объявлять им войны. Да, это не значит, что их вассалы этого не сделают. И да, им придётся очень тяжело во внешнем мире — но это шанс. Они — высшая раса, так что я уверен, они сумеют справиться и встать на ноги.

— А где гарантии, что нас не атакуют сразу, как мы снимем барьеры? Сейчас мы в собственной крепости, которую не взять штурмом никому. Но… Думаю, ты и сам не хуже меня осознаёшь все риски, — ответил Самуил.

— Гарантом станут Ананта и Вритра, а так же Вишну — сильнейший из астик, — ответил Император. — Это их предложение. И они готовы дать нам залог — Сердца Сути всей троицы. От меня, Самуила и Авидайла требуют того же — что бы условия были равны.

Это было серьёзно. Даже Рокрея замолчала, обдумывая услышанное. Сердцем Сути называлось то, что составляло саму основу бытия любого существа — переплетение его кармы, судьбы и жизни. Уничтожить его было чуть ли не единственным гарантированным способом убить существо на пике развития Трансцедентности, но проблема была в том, что если его можно было лишь отдать добровольно — силой подобное было невозможно забрать. Как и дотянуться боевой магие или прочими методами. Лишь отдать добровольно — никак иначе.

Ананта и Вритра были двумя сильнейшими Королями сур, а Вишну — астикой, что познал саму суть такого явления, как Время, что делало его одним из могущественнейших и страннейших существ во Вселенной. Обычно он не вмешивался в конфликты, даже если дело касалось его расы, предпочитая странствовать по мирам и наслаждаться жизнью чуть ли не смертного. И тот факт, что он был среди тех, кто предложил свою жизнь как залог, говорил о многом.

— И ещё мы должны будем принести клятвы на Скрижали Миров, что не будем вмешиваться в происходящее или намеренно вредить Вселенной. А так же в том, что поможем в защите её границ от Астральных Богов и тварей Хаоса, а так же существ из иных Вселенных, — закончил он. — В обмен на это наша раса будет жить. Да, отдельные личности из числа астик и сур будут пытаться мутить воду, да, у наших потомков будет немало проблем, но главное — у них будет возможность пройти весь путь с начала, не загнанными в угол зверями, а свободными в своём выборе разумными. Так стоит ли и дальше цепляться за прошлое и взращивать из них орудие слепого возмездия? Лично я считаю, что нет.

— У меня лишь один вопрос, мой Император, — спустя некоторое время заговорил Авидайл. — В целом, я согласен с твоей позицией, — удивил он многих. — Но! Как ты намерен обойти момент с Хунну? Учти, если ты предложишь что-то вроде предательства нашего божества, я плюну на все запреты и лично спущусь за твоей головой. Подумай, прежде чем отвечать — ведь я не побоюсь даже обрушить Башню, если ты намереваешься предложить убийство Хунну.

И вот тут повисла тишина совсем иного толка. Все отчётливо понимали, что этот Трансцедент не станет бросать слов на ветер. И если он действительно, презрев запреты, нападёт на Бельсигарда — то чем бы ни закончился их бой, это станет началом конца для всех. Но и пути назад ни для кого уже не было — если Император откажется отвечать, это само по себе будет ответом. А соврать сейчас не выйдет — ведь для того, что бы этот разговор состоялся, они все соприкоснулись душами. Особая, могучая магия, что не то, что бы блокировала возможность лгать, но создавала особые колебания Воли, если разумный лгал или недоговаривал. И если кого-то менее опытного и можно было провести даже при такой форме общения, то не многоопытных магов, проживших сотни миллионов, а некоторые — и несколько миллиардов, лет.

— Именно для этого нам и нужно это Слияние Этажей — заговорил, наконец, Повелитель Миров. — Если мы сделаем всё, как нужно, то это закончится большой войной между нашими потомками. Более того, мы должны будем её поддержать. Ведь теперь будет лишь один Этаж с сотней Хозяев. При таком раскладе каждый сможет оказать посильную помощь своим фаворитам — не выходящую за грань разумного. Это усыпит бдительность Хунну. Конечно, их срок пребывания в Башне значительно сократится — от двухсот до трёхсот лет максимум, но зато всё это время у них будет всё необходимое для роста. И плюс исчезнет ограничение в уровнях развития — хоть Бессмертным Императором становись, если тебе это по силам. Затем же, когда подойдёт конец их пребыванию здесь, мы все отречёмся от Хунну. Разорвём с ним связь и уйдём, забрав Башню с собой. И при всей своей ненависти, он вынужден будет принять новые правила — ведь в одиночку, без нас и без этого места, ему будет не под силу продолжать войну.

Он будет вынужден направить все силы на то, что и так обязан делать, но чем пренебрегает — защищать и развивать новые поколения хуннусов, поддерживая их как Божество. Мы же, с залогом на руках и этой Башней, станем гарантом того, что никто не нарушит соглашения — ведь потеряй враги Ананту, Вритру и Вишну, нам вполне будет по силам устроить настоящую резню в центральном мире, имея эту крепость. И пусть Хунну проклянёт нас, но это будет принципом меньшего зла для нашего народа.

Слова Бельсигарда были действительно разумы. Башня Возвышения, на самом деле, была в первую очередь небывалого размаха и мощи межмировой крепостью, что при нужде могла бы даже покинуть эту Вселенную. И если она станет их базой в Центральном Мире, то у народа Хунну, когда они вновь дорастут до того, что бы получить право на обитание в нём, будет весьма надёжная база.

— Я согласен, — первым ответил Самуил.

— Я тоже, — вздохнул Авидайл.

А следом, один за другим, своё согласие выразили все, даже Рокрея — ибо никто себя не тешил иллюзией возможности победы в войне. А так — и они останутся живы, и у народа будет будущее.

— Тогда давайте подробнее обсудим тонкости предложенного нам договора, — предложил Император после того, как получил всеобщее одобрение.

— В перву очередь я хочу… — взяла себе слово Рокрея…


Глава 20


Я стоял на пологом склоне горы и наблюдал, как нестройной волной выходят монстры, отправленные мне в помощь Бенаки. Сто двадцать тысяч чудовищ, среди которых около шести десятков Астральных Лордов, включая моё суэрдэ, да три сотни людей. На болотах остались Хельга и около сотни наиболее нужных для добычи Чёрного Железа человек. Там же остался и мой верный Би Рён, занятый подготовкой ко взятию следующей ступени силы. Хельга, взявшись посмотреть, что там ему досталось в качестве приза, обещала сделать всё, что в её силах, что бы Рён сумел стать Князем. В конце-концов, не будучи хотя бы потомком Судьи, ранги брать довольно тяжело. Для человека без могучей родословной мой друг был чудовищно талантлив. Страшно представить, каких бы он мог достичь высот, будет потомком одного из Хозяев Этажей.

За исход предстоящего сражения я не слишком волновался. Вот за то, что всё будет просто к моменту второго столкновения, когда Нуменор уже будет в курсе того, с чем имеет дело, можно было тревожиться, но то дело будущего. А сейчас самое главное — как можно быстрее атаковать врага и выжать максимум из эффекта неожиданности. Появление такой огромной армии в одном месте вызывало мощное магическое эхо, которое точно не пройдёт мимо внимания противника. К сожалению, мы воюем не с дураками, так что надо действовать быстро. Благо, всё уже готово.

— Впечатляет, господин Мераев, — уважительно произнёс Ли Вэй. — Я, признаться, ожидал куда менее внушительные силы. Никогда не был так рад тому, что ошибся в своём скепсисе.

— Без чего-то подобного за спиной лезть в войну с Нуменором попросту бессмысленно, — ответил я. — Думаю, вы и сами понимаете, господин Ли, что этих сил недостаточно, что бы полностью переломить ситуацию в войне.

— У меня есть один вопрос, почтенный Князь, — с лёгким поклоном обратилась ко мне ода из сопровождавших Ли девушек. — Насколько вы уверены в своей власти над этими… существами?

— О, об этом можете не тревожится, — улыбнулся я. — Проблем от них никаких не будет, я гарантирую.

На этом разговор увял. Ли Вэй отправился готовить своих бойцов к атаке на лагерь врага, я же, возглавив своё воинство, двинулся к подножию. Хребет Ненастий был весьма загадочным местом в плане ландшафта. Он вздымался на десятки, сотни километров в небеса, уходя далеко-далеко за черту облаков, а территории самого Хребта могли поспорить площадью с Финголфрианом — и это только изученная часть. Но при этом основание горы, там, где она переходила в голую степь, было парадоксом — диаметром не больше пары десятков километров. В этом была заключена таинственная магия, что каким-то образом искажала законы пространства и здравого смысла, причем, как мне кажется, даже более сложная, чем та, что сотворила и поддерживала микромир Топей, однако это было настолько далеко за пределами наших познаний, что все просто мирились с её существованием.

В данном случае это играло нам на руку. Так как «снаружи» гора была небольшой, более чем стотысячное войско врага легко контролировало это пространство, прост отстроив укреплённый лагерь. В случае с блокадой горы этот фактор, конечно, играл на руку осаждающим, но сейчас же скученность врага играла нам лишь на руку. Будь силы противника растянуты и размазаны по большой площади, они, скорее всего, сумели бы отойти без значительных потерь тупо потому, что мы не смогли бы их преследовать во всех направлениях разом — большинство наших солдат были астральными монстрами, и без прямого руководства развитых существ превращались в банальную стаю полуразумных монстров. Их можно было вести лишь единым войском, держа в кулаке и не позволяя разбредаться. Адьюкассы выступали младшими офицерами, как обладатели полноценного разума, Астральные Лорды — эдакими полковниками, ну а ваш покорный слуга — командующим всем этим парадом генералом.

Первый удар по плану был за китайцами. Нуменорцы дураками небыли и за недели осады успели соорудить пусть временную, не слишком дорогую и довольно простую, но тем не менее прочную магическую защиту. Пробить такую сходу, без подготовки, было задачей сложной и грозящей немалыми потерями для моих красавцев, так что это дело на себя взяли тигры.

В лагере противника, огромном, больше похожем на какой-то средневековый городок, уже начиналась суета. Одно-двух и даже пятиэтажные здания, с правильно очерченными дорогами, широкими проспектами, повсюду установленными высокими, вздымающимися на сотни метров каменными башнями… Да, все постройки были сделаны наспех, по большому счёту даже на отъебись, лишь бы держались, но даже так заставляли невольно задуматься о том, куда идёт мой народ.

До входа в Башню возвести целый городок, пусть и весьма убогий, практически по щелчку пальцев — о таком мы и мечтать не могли. Теперь же даже самый захудалый чародей, владеющий хотя бы азами магии Земли, мог за пару часов отстроить целое здание. Никаких палаток и прочего — просто захотел да возвёл. Нуменорцы расположились здесь недавно, но даже этого времени им хватило, что бы их лагерь выглядел наполненным жизнью городком. Моё зрение позволяло различить вдалеке некие строения, напоминающие бары да рестораны, из которых сейчас торопливо выбегали бойцы врага, бросаясь к своим подразделениям. Ближе к центру вообще была крытая каменным куполом огромная постройка, смахивающая на карикатуру какого-нибудь торгового центра на Земле. Над одним из входов в него я даже сумел с трудом разобрать — «Торговый дом компании Вуйчик и Сыновья»! Какой предприимчивый у них там поляк оказался… Небось обслуживают побеждающую армию, как маркитанты в средневековье таскались в обозах европейских армий. Не повезло тебе, Вуйчек — сегодня я намерен пустить кровь всем, кто там находится, не разбираясь в правых и виноватых…

Тем временем над лагерем вспыхнул полупрозрачный защитный купол, а защитники уже начали выстраиваться в боевые порядки. Пока лишь малая часть, но тянуть и дальше было бы глупо. Неужели Ли Вей этого не понимает?!

Однако не успел я начать волноваться, как китайцы показали, что своё дело знают. В защитную сферу ударил тонкий, ярко-золотой луч, вырвавшийся откуда-то из глубин горы — к своему удивлению, место, из которого был нанесён удар, я не сумел отследить. Наполненный огромной силой, удар попросту заставил схлопнуться барьер. Никаких тонкостей и сложностей — лишь голая, грубая сила. Неплохо.

— Вперёд, — негромко бросил, подкрепив сказанное Волей.

Десятки Астральных Лордов, услышав мою команду, передали приказ Адьюкасам, те же, в свою очередь, повели в атаку отряды Гиллианов.

Атакующая лавина обитателей Астрала выглядела впечатляюще. Тысячи, десятки тысяч бегущих по земле, летящих по воздуху и даже пробирающихся под землёй чудовищных тварей, ближайшее описание которых звучало бы как орда демонов, внушала трепет. К сожалению, подобно орде, она была очень слабоуправляема — тонкие манёвры с этим воинством использовать не выйдет, во всяком случае, не у меня. И потому так важно было успеть напасть врага до того, как он успеет прийти в себя — ведь иначе мои былые соратники смололи бы в труху это сборище.

В лагере Нуменора царил хаос. Не ожидавшие ничего подобного воины спешно собирались в отряды, выстраиваясь на окраине лагеря. Тысячи четыре, может быть — пять, не более, они невольно заставили уважать себя. Бойцы не могли не понимать, что обречены, что им не спастись — а ведь у многих, скорее всего, была если не последняя, так предпоследняя жизнь — но всё равно готовы были принести себя в жертву ради того, что бы дать своим товарищам время собраться. Даже жаль таких храбрецов.

— Не понимаю, чего ради они готовы тут сдохнуть, — буркнула стоящая рядом Каори.

Я стоял на самой границе горы и степи, её окружающей, вместе с отрядом людей. Никого ниже Полководцев среди нас не было. Этот четырёхсотенный отряд, усиленный моими новыми вассалами, был моим стратегическим резервом, который должен был в случае осложнений переломить любую трудную ситуацию на поле боя.

— Потому, что за эти годы многие успели завести семьи, — ответил Олаф. — У многих есть дети, жены, мужья, друзья — да много чего, что их связывает с анклавом. Собственно, слово анклав можно вообще забыть — Нуменор, Уния и прочие — это уже вполне себе самостоятельные государства. Да, ещё не такие старые и успевшие обрасти историей и прочим, как на Земле — но не менее крепкие. Для многих из них Нуменор — это их новая Родина, ради которой они готовы умирать и убивать. Главы анклавов не скупятся на пропаганду подобных ценностей в рядах своих людей.

— И что, прям так действует? — поинтересовался я.

— Не на всех и даже не на большинство, но… Думаю, сейчас очевидно, что они не зря усилия тратили, — кивнул он на закипающий бой.

А тем временем тонкий строй хуннусов принял первый удар бесчисленных орд своих врагов. И как бы я не был зол на нуменорцев, я не мог не восхититься увиденным.

Отряды делились на десятки и сотни бойцов. Каждое подразделение было не просто винтиком единого механизма — в случае необходимости они могли действовать и вполне самостоятельно. Одни бойцы обеспечивали прикрытие от магических атак, другие — рванули в ближний бой, не позволяя врагу прорваться к своим колдующим товарищам. Третьи наносили удары площадной боевой магией, четвёртые — точечными ударами убивали наиболее опасных тварей, шестые были заняты плетением совместных магических ударов — а это было воистину тонкое искусство, их командующие — в основном Полководцы и несколько Лордов — объединив Волю подчинённых, защищали их…

Первый, самый страшный удар, что, по идее, должен был попросту смести защищающихся, заставил их лишь отступить. Нуменорцы, хоть и медленно теряя позиции, всё же выполнили свою задачу — драгоценные минуты на то, что бы собраться с силами, они выиграли. Бойцы гибли один за другим, но за каждого убитого мы теряли три десятка Гиллианов.

Но как бы не старались нуменорцы, их наспех выстроенные боевые порядки прогибались под натиском чудовищ. Опьянённые возможностью вкусить плоти высшей расы твари пёрли, не считаясь с потерями. Летели с грохотом огненные копья, молнии и многие другие стихийные и аспектные атаки, сталкиваясь с зеленоватым сиянием Астральной магии — грубой, примитивной и отравленной, куда менее действенной, чем напоённые Духом заклятия хуннусов, но зато берущие количеством. То тут, то там монстры проламывали защиту и добирались до людей. Один за другим падали мои былые соратники, погибая в пастях и когтях иномировых существ…

Должен признаться, что это зрелище меня даже несколько завораживало. Если забыть о подоплёке происходящего, то это выглядело битвой ангелов и демонов, битвой армий тьмы против воинства самих Небес. Вот только слегка горчило осознание того, что в этом бою я — генерал воинства монстров…

Тем временем основные силы Нуменора достаточно оправились и пошли в атаку. Чаща весов в сражении тут же начала склоняться в обратную сторону — закалённые в боях воины высшей расы на порядки превосходили личным мастерством и мощью любых иных существ аналогичного ранга. Я воочию наблюдал то, почему одни расы стоят над другими в нашей вселенной — всего за неполных пять лет бывшие офисные работники, продавцы, школьники, студенты, учителя, программисты и прочие представители вполне себе мирных профессий превратились в грозную мощь, что сейчас крошила в капусту равную по численности армию чудовищ, самое младшее из которых прожило несколько веков, оттачивая своё мастерство в убийстве всего живого. И было очевидно, что ещё часа два-три в таком темпе — и всё войско, что я привёл сюда, будет сметено. Пора было выкладывать первый козырь — своих Астральных Лордов вкупе с сильнейшими Адьюкасами. Что я и сделал.

— Они всё равно проигрывают, — заметил Олаф.

— Ну а что ты ожидал? — философски заметил Айсберг. — С одной стороны — кучка монстров, с другой — армия высшей расы. Будь эти твари достаточно сильны, что бы на равных выигрывать сражения у высшей расы, я бы всерьёз забеспокоился.

Тем временем дела действительно шли… Так себе они шли, прямо скажем. Я, конечно, не рассчитывал, что сумею победить врага лишь своими силами, но и подобного положения дел тоже не ожидал. Враг без особого труда начал вытеснять из разрушенного лагеря мои отряды, а в небесах же развернулась битва сильнейших — Генералов, Полководцев и Системных Лордов со стороны хуннусов и сильнейших Адьюкасов и Астральных Лордов с нашей стороны. И что там, что тут — мы проигрывали.

Со стороны Нуменора в небесах было четыре десятка Лордов — чуть больше половины из имеющихся в лагере, и около двух тысяч Полководцев и Генералов (три четверти из которых были именно последними). С нашей стороны было сорок семь Лордов и около пяти тысяч Адьюкасов, и даже при этом моих ребят теснили. Суэрдэ я пока держал при себе — они будут моим козырем, как и хуннусы.

Гигантские демоноподобные существа, каждый размерами не уступающий как минимум авианосцу, парили в искусственных небесах десятого Этажа. Насекомоподобные, напоминающие каких-то помесей драконов с хищными зверьми, напоминающие что-то привычное взору землянина и те, кто кардинально отличался от всего привычного нам — кого только там не было, среди принявших истинный, боевой облик Астральных Лордов! На их фоне адьюкасы, самый мелкий из которых был размером с тёхэтажный коттедж, казались малышнёй.

Им же противостояли воины в сияющих от вливаемого в них Духа доспехах совсем уж мелкие на их фоне фигурки хуннусов. Однако несмотря на разницу в размерах и численности, именно они одерживали верх. Я впервые видел битву таких масштабов, и зрелище меня, надо сказать, поразило до глубины души. Ультимативные способности Лордов и Полководцев раздирали саму ткань мироздания от огромнейшего количества силы. В небесах выжигало и испаряло не то, что воздух, а, казалось бы, даже саму реальность.

Вот от драконоподобной твари в сторону её противника рванула волна изумрудного пламени, что, казалось, не просто сжигало, а как-то манипулировало самим временем — словно бы для этой атаки оно шло иным потоком, заставляя его достигнуть цели даже быстрее, чем это было возможно по всем известным мне магическим законам. Изумрудный огонь сформировал огромную сферу, заключившую в себя не успевшего отступить Системного Лорда. С победным рёвом астральная тварь рванула к врагу, на её когтях, что украшали восемь пар лап, засияли опасными бликами разряды фиолетовых молний — но радость Астрального Лорда оказалась преждевременной.

Откуда-то из глубины сферы изумрудного пламени навстречу твари ударила расширяющаяся волна гравитационных искажений. Окружавшую хуннуса сферу-ловушку порвало на части, а летящий на него враг, хоть и сумел в последний момент использовать фиолетовые молнии для самозащиты, всё же был отброшен назад. Однако на этом хуннус не остановился — прямо в воздухе начали стремительно возникать каменные цепи, сковывая монстра.

Естественно, Астральный Лорд не собирался так просто сдаваться. Могучее тело напряглось, завибрировало пространство вокруг него, и мана, что он собрал для атаки, преобразовалась в заклятие, что начало разъедать цепи. Быстро, очень быстро — лишь несколько мгновений понадобилось ему, что бы сбросить сковавшие его камни, но Лорду врага этого хватило.

Хуннус был вооружен длинным и узким полутораручным мечом, что он свободно держал в левой руке. На правой был здоровенный, в две трети его роста квадратный щит с узкой прорезью с левой стороны, в которую было удобно вкладывать лезвие меча и колоть в строю. И в данный момент меч лежал именно в этой прорези.

Медленным, неспешным на вид движением хуннус нанёс колющий удар по висящему в полукилометре от него противнику. И не будь я Системным Князем, я бы не уловил взглядом со стороны всей хитрости его атаки.

Меч был дорогим артефактом, что значительно увеличивал его связь со стихией Воздуха и помогал в плетении заклятий на его основе. Щит же делал то же самое, но с аспектом гравитации. И в тот миг, когда Лорд нанёс свой удар, он использовал разом два ультимативных заклинания. Первое было чудовищной силы воздушным лезвием, что будто бы стало продолжением меча, второе — мощнейшее гравитационное поле, что со всех сторон сдавило противника, не позволяя ему уклониться. Каждое из использованных заклятий вполне тянуло на ультимативное, особенно сковывающее.

Дело в том, что действительно стоящие сковывающие техники, способные хоть на миг-другой обездвижить равного тебе по силам противника, были невероятно сложны в исполнении. Во первых, требовалось идеально рассчитать точки воздействия, что бы враг не сумел воспользоваться тем, что давление неравномерно и ускользнуть. Во вторых, естественная физическая мощь достигших Бессмертия существ, в купе с тем, что у каждого из них были свои уникальные козырные карты в виде артефактов, умений, да и вообще — чего угодно другого, как правило, позволяли один-два раза отразить даже смертельную атаку.

В третьих же была относительная малополезность этих заклятий. Ведь если ты даже сумеешь сковать врага на пару мгновений, ничто не помешает ему использовать какой-нибудь защитный барьер. Поймите меня правильно — в ближнем бою способность, конечно, полезная, но в ближнем бою её ещё поди примени — там все друг от друга подобных подвохов ожидают. А здесь он буквально за пару секунд разродился четырьмя весьма мощными заклятиями, что по идее опустошили все резервы его Духа. И надо сказать, он не прогадал — его врага буквально разорвал изнутри воздушный вихрь, которым обернулась атака, попавшая внутрь туши Астрального Лорда.

Выложившегося хуннуса тут же кинулись прикрывать десятки Полководцев и Генералов, слаженно уводя того в тыл.

И такими схватками было наполнено всё поле боя. Не так быстро заканчивающимися, конечно — в среднем, Астральные Лорды со своими противниками по пять-десять минут выясняли отношения, но исход был всегда один. Хуннусы побеждали, и не будь в небе численного преимущества за пришельцами из астрала, бой бы уже закончился. А ведь я должен выиграть час боя — таков был уговор с Тиграми.

Как сказал Ли Вей, на то, что бы поднять в воздух их боевой корабль, им потребуется от сорока до пятидесяти минут. И начинать заранее процесс было нельзя потому, что тогда враг бы успел всё понять и подготовиться к бою. Всё, что можно было сделать незаметно, было уже сделано давно.

И вот прошло около двадцати минут, а нас уже теснят по всем фронтам. Пора что-то делать.

— Грилграт, — взглянул я на стоящих отдельно моих личных вассалов. — Пора показать, на что способно ваше суэрдэ.

— Как скажете, повелитель, — склонился обладатель посоха с черепком.

А в следующий миг семнадцать Лордов взмыли высоко в небеса и образовали построение. Не то, что использовали в прошлый раз против меня. Сейчас впереди строя парило пятеро принявших свой боевой облик существ (кстати, все они имели гуманоидный облик. Напоминали каких-то демонических генералов), остальные же, тоже в истинном обличье, образовали круг вокруг единственного из них, кто всё ещё был в человеческом облике — Грилграте.

К этому моменту я потерял убитыми и раненными уже около десятка Лордов. Сказать, что я был зол, значит ничего не сказать, но приходилось молча наблюдать. Видя мой настрой, остальные тоже молчали, не желая навлекать на себя моё раздражение. Однако мои новые вассалы сумели меня приятно удивить.

Четвёрка стоящих впереди взяла на себя роль танков, совместными силами соорудив огромную защитную полусферу, из-за которой Грилграт начал одно за другим метать боевые заклятия. Половина суэрде отдавала силы на поддержание барьера, вторая — атакующему хуннусов лидеру этого странного образования. И надо сказать, бил тот умело и грамотно.

Он попросту вмешивался в бои других, абсолютно игнорируя все попытки прорвать их заклятия. Одно за другим, наполненные гигантской мощью заклятия спасали от поражения моих подчинённых, заставляя Лордов-хуннусов уходить в защиту и отдавая инициативу их противникам. Постепенно всё небесное сражение сместилось именно к ним — астральные твари держали оборону вокруг моего суэрдэ, те же, перенаправив основные силы в атаку, лупили что есть мочи по противнику. Атаки следовали с интервалом десятка два-три секунд, но после каждой из них бедолага, попавший удар, либо умирал, либо спешно покидал поле боя, увлекаемы более удачливыми товарищами.

Вот теперь в небесах установилась наша доминация, что меня не могло не радовать. Вот только дела на земле, к сожалению, подобным не радовали. Там мои сородичи быстро, уверенно и без лишних потерь перемалывали орду тварей. Сила, скорость, разнообразие магических навыков, боевая выучка и взаимодействие между собой — они во всём превосходили орду моих тварей.

Я до хруста сжал зубы. Ёб вашу мать! Мне срочно нужна нормальная армия из себе подобных, из хуннусов. Орды Бенаки не были выходом — максимум, на что они тянули на фоне воинов моей расы, это на смазку для мечей. Даже в небесах — мы начали доминировать только при двухкратном преимуществе и поддержке суэрдэ. Вот уж кто меня не разочаровал, так это эти ребята.

— Надо что-то делать, Руслан-сама, — тихо сказала Каори. — Когда их пехота закончит с нашей, они начнут бить по тем, кто в небе. И тогда их точно…

— Выебут, — мрачно процедил я. — Я всё понимаю, Каори, но сделать ничего не могу. Три десятка Лордов и Князь у них всё ещё в резерве, а нас уже теснят. Даже если я лично поведу вас в атаку, они ответят своими резервами — и если они не идиоты, то бросят силы именно на слабейшее наше направление, приказав остальным обороняться. Как бы мы сильны не были, сто тысяч Командиров и Генералов нас одолеют. Нам надо дождаться их хода и лишь тогда отвечать. Я не желаю рисковать вами раньше времени.

И всё же мои воины, перейдя в оборону, сумели выиграть достаточно времени. Мне пришлось отправить часть Лордов — два десятка во главе с Олафом — на подмогу пехоте, и ситуация выровнялась. А потом, на исходе пятидесятой минуты, в дело вступил Князь и три десятка Лордов, резко взметнувшись вверх, к моей летающей армаде. Однако было поздно — тигры наконец показали, ради чего я выигрывал им столько времени.

Земля под нашими ногами слегка дрогнула, и мы, обернувшись, узрели, как, раскидывая горную породу, прямо из земли вырывается огромная, выполненная в форме идеального шара, металлическая крепость. И моё восприятие тут же донесло, что там, в этой крепости, стоит тот самый Зал Солнца и Луны. Величественная сфера, выполненная из не слишком дорогих, но всё же довольно прочных магических металлических сплавов (попробуйте выковать пятикилометровый железный шар из дорогих металлов — разоритесь), неспешно взмывала в воздух, постепенно набирая ход. А из многочисленных туннелей повалила пехота Тигров — три десятка тысяч воинов. Ещё десять были экипажем самого корабля.

— Наконец! — выдохнул кто-то позади меня.

Бойцы Тигров рванули в атаку — и вновь чаша весов заколебалась. Десятки Бессмертных Лордов взмыли в воздух, присоединяясь к воздушной схватке. Воздушная же крепость явно приготовилась дать первый залп — над сферой загорелся огонёк, постепенно оформляясь в боевое заклятие. Казалось бы, победа уже у нас в кармане…

Но эти пидоры сумели нас удивить. Смертельно, с-сука, удивить!

— Мясни-и-и-и-к!!!! — с хохотом кричал Артур Буранов собственной персоной, зависнув высоко в небе над полем боя. — Выходи, подлый трус! Буду тебя пиздеть!

А в направлении сферы-корабля летело пятеро Князей и четыре десятка Лордов…


Глава 21


— Что-то идёт не так… — задумчиво протянул Ли Вей, сидя на троне Солнца, что служил своеобразным командным центром всего боевого корабля. — У меня такое чувство, что мы что-то упустили… Что-то важное…

Не успел никто из присутствовавших ответь своему командующему, как со стороны нуменорцев появилось пять аур, чьё давление было ни с чем не спутать. Пятеро Князей пожаловали на поле боя.

— Притворились жабой, что бы сожрать тигра, да? — задумчиво протянул Ли Вей.

Лицо Князя тигров не выражало почти никаких эмоций. Лёгкое удивление, задумчивость — не более того. И это было странно, учитывая ситуацию, однако среди присутствующих никто не решался задать ему прямого вопроса. Однако спустя несколько мгновений в зал ворвался тот единственный, кто обладал достаточным статусом, что бы это сделать.

— Что происходит?! — с искажённым от волнения лицом выпалил Ци Фенг. — Откуда там ещё пятеро Князей!?

— Для того, у кого есть хоть капля разума, ответ очевиден, — презрительно бросил Вей. — Но из уважения к твоему отцу поясню — мы попали в ловушку, юный Ци.

— Да я вижу, что в ловушку! Что нам теперь делать, дядя Ли? — ядовито прошипел юноша.

От волнения парень позволил себе больше, чем мог даже со своим статусом, но у Ли Вея были дела поважнее, чем ставить на место одного чрезмерно самоуверенного выскочку. И потому он спокойно ответил, понимая, что пацан, несмотря на грубость, задаёт вопрос, что интересует всех присутствующих.

— Бежать. Наши союзники выиграли нам достаточно времени, что без помех поднять корабль, так что, раз уж у нас нет шансов на победу, нужно уходить, — ответил он.

— Но повелитель! Там наши воины! — не выдержал кто-то из присутствующих.

— Как ни печально, но они — необходимая жертва. Мы обменялись клятвами с Русланом, согласно которым мы не можем его просто бросить на съедению общему врагу. Но раз с ним остаётся три четверти нашего войска — клятва не нарушена. Лучше сберечь корабль, который сам по себе является огромной боевой силой, а так же лучших воинов и все добытые за это время ресурсы, чем бесславно погибнуть здесь, — спокойно пояснил свою позицию командующий тигров. — Мы все понадобимся в решающем бою с Нуменором, так что умирать здесь как дворняги просто не имеем права. Так что мой прика…

— Мясни-и-и-и-к!!!! — раздался снаружи наполненный злым торжеством голос — Выходи, подлый трус! Буду тебя пиздеть!

И тут все присутствующие почувствовали жуткую, могучую ауру, от которой даже у Ли Вея на спине выступили капли холодного пота. Ведь он знал, знал точно, кому этот голос принадлежит. И прекрасно представлял, на что способен этот человек.

Невольно перед его глазами вновь возникло воспоминание о дуэли их лидера с Артуром Бурановым. Ян Фенг, сильнейший воин, которого он знал, никогда никому не уступавший в бою, был повержен этим человеком. Причём не единожды — два раза они сходились на поле боя, и оба раза тот лишался жизни. Надо было срочно удирать, вот только теперь Вей опасался привлечь к себе внимание этого дьявола в людском обличье. Нет, надо дождаться, когда тот переведёт всё своё внимание на того, кому он там сейчас кричит, и лишь тогда…

И тут Ли Вей удивился второй раз. Потому что Артуру ответили, да ещё как ответили! Могучий рык, словно бы наполненный кипящей магмой и треском лопающихся над ней молний, заставил вздрогнуть всех, кто был на поле боя.

— Я порву тебя, мерзкий предатель!

Но, само собой, каким-то там голосом Ли Вея нельзя было так поразить. Удивило его совсем иное — сила его союзника, что прежде ощущалась примерно на одном уровне с самим Ли, внезапно изменилась. Подобно извержению вулкана, Дух и Воля, исходящие от Руслана, стали куда плотнее, опаснее и… горячее, что ли? Точное описание он сейчас подобрать был не способен, да и не собирался — главное, что теперь Мясник почти ничем не уступал своему врагу.

— Надо уходить! — взревел Ци Фенг. — Пока они…

— Заткнись, — ледяным тоном перебил его Ли Вей. И впервые за всё время, что они были знакомы, надавил всей мощью своей Воли на парня, заставляя того побледнеть и отшатнуться. — Мы остаёмся здесь. И советую всем сосредоточиться на предстоящем поединке — сейчас будет бой между Князьями, что сумели стать Коснувшимися Мистерий Стихий.

В таком бою сам Ли Вей надеялся узреть нечто новое, нечто такое, что позволило бы и ему достичь подобного понимания в стихии. Лицезреть битву двух подобных существ было полезно для кого угодно, ведь это было шансом получить озарение на пути своего развития. На данный момент было лишь трое человек, сумевших стать Коснувшимися Первостихий. Были Князья, что коснулись Аспектов — как тот же Ян Фенг, познавший мистерии льда. Собственно, это и делало их сильнейшими — но как показал Артур Буранов, познать Стихию — куда более эффективно.

Узнав, что Руслан Мераев тоже коснулся стихии, Ли был разочарован. Он даже начал думать, что познание мистерий было им переоценено, но теперь, ощутив, что из себя представляет Мясник, когда он скидывает маскировку своих сил, он понял, как заблуждался. И не намеревался пропускать зрелище того, как Воздух и Пламя рвут друг друга на куски. Да и, честно говоря, опасался — ведь одно дело заиметь в недоброжелателях обычного Князя, пусть и со слегка раздутой репутацией, и совсем другое — того, кто сильнее тебя на голову. Да ради того, что удержать его в союзниках, всё руководство Тигров единодушно выдаст его этому чудовищу! Так что нужно, по меньшей мере, показать, что они не сразу бежали, а пытались сражаться. А уж в том, что Руслан Мераев, в случае чего сумеет сбежать, он не сомневался. В конце концов, у того явно не одна жизнь в запасе.

* * *
В момент, когда с небес опустилась могучая аура Артура, Олаф замер. Как и всё сражение, что до этого вовсю кипело. Замирали монстры астрала, останавливали свою сокрушительную поступь воины Нуменора, расцепились схлестнувшиеся в небесах Системные и Астральные Лорды — все замерли, ибо прозвучал Вызов.

Что нравилось Олафу в новом мире, так это то, что нынче нельзя было стать вождём, отсиживаясь за спинами подчинённых. Все, кто были призваны в Башню, были настоящими хищниками, что в первую очередь подчинялись сильнейшему. Да, быть просто сильным было недостаточно — нужны были мозги, хитрость, твердость духа и многое иное — но без силы было никуда. И потому в битвах между враждующими группировками нередко случалось такое, что перед враждующими армиями сходились раз на раз их вожди, выясняя, кто сильнее и вдохновляя своих воинов.

Вот только сейчас это было совсем не им на руку. Несмотря на все слухи, что курсировали вокруг персоны Руслана, Олаф точно знал, что Артуру Буранову тот не соперник. Ибо как-то раз видел его в бою. И то, что он сейчас появился на поле боя, значило лишь то, что им конец.

Однако в следующий миг их захлестнула дикая, яростная аура Руслана, и Олаф понял — бой будет знатным. Как и все, он окружил себя защитным барьером и перевёл взгляд на взмывшую прямо в небо окутанную пламенем фигуру.

— Хорошо хоть ему китайцы оружие подогнать успели, — нервно заметил кто-то справа от него.

А в следующий миг два размытых силуэта столкнулись в воздухе, между небом и землёй. И в тот миг, когда лезвие глефы столкнулось с мечом, во все стороны распространилось странное, доселе не испытанное никем из присутствующих давление. Не такое, что давило бы и заставляло испытывать дискомфорт, а словно бы… словно бы что-то в мире неуловимо поменялось. И поменялось в пользу тех двоих, что сейчас обменивались ударами, зависнув под парящими в небе Лордами и над головами замершей пехоты.

Бойцы не летали, используя левитацию. Нет, эти двое ходили по воздуху, словно по твёрдой земле, и при этом использовали техники передвижения. Олаф, не смотря на свой ранг Лорда, почти не поспевал за их передвижениями. Было очевидно, что оба противника используют техники движения просто невероятного уровня, недоступные прочим.

Техника Артура оставляла после себя на короткое время фантомов, что тоже могли биться — хоть и куда слабее, чем оригинал. Существовали те весьма недолго, лишь несколько мгновений и, да и одновременно существовать могло не более троих, не считая оригинала, но тем не менее, любой из этих фантомов вполне был способен доставить проблем даже самому Олафу. А уж трое разом гарантированно прикончили бы его.

В целом, несмотря на всю свою концентрацию, Олаф видел разом пять-восемь столкновений фехтующих противников. В отличии от всех тех ускорения и движения, что он видел, то, что использовали эти двое, не ограничивалось несколькими, да пусть даже десятью движениями подряд. Нет, они находились в ускорении постоянно, весь бой, не прерывая его. Страшно представить, какова была при этом нагрузка на тело — как физическое, так и энергетическое.

Однако странная техника Руслана позволяла ему не просто перемещаться, а буквально телепортироваться — пусть и не часто, но тем не менее. И при этом с каждым новым движением он словно становился всё сильнее и сильнее, постепенно покрываясь самым настоящим одеянием из пламени. Скандинава прошил холодный пот от воспоминания того, как он недавно думал о Руслане.

Самый обычный выскочка, который уступал в достижениях всем известным ему фаворитам Хозяев Этажей, которому повезло влюбить в себя великую целительницу, вот кем он его считал. И тешил себя мыслью, что однажды он станет достаточно силён, что бы доказать всем, что он сильнее этого самовлюблённого мудака.

Однако глядя на бой, что сейчас происходил на его глазах, он осознавал, что даже будь он Князем, даже превосходи он бьющихся сейчас Князей плотностью Духа, любой из них был бы на голову выше него. Сейчас он тешил себя даже мыслью о том, что тем попросту повезло где-то обрести сверхмощные техники — ибо он, будучи одним из рядовых потомков Хозяев (Класвиса Ледяного, семьдесят шестого среди Абсолютов, о чем он, кстати, никому никогда не говорил, даже Хельге), прекрасно знал, сколь тяжелы в освоении подобные техники и заклятия. Он сам получил несколько техник и пять заклятий от предка, и берёг их как козырь, но видя эту битву, осознавал, что ему до такого уровня понимания собственного наследия ещё десятки лет тренировок.

— Теперь ясно, по какому принципу избирают фаворитов, — пробормотал он себе под нос.

А тем временем бой в небесах набирал обороты. Воздух и огонь, будто сойдя с ума и обретя самосознание, бились, силясь прорваться к одному из поединщиков. Воздушные вихри, лезвия, копья и клинки обрушивались со всех сторон, но им отвечали огненные шары, потоки пламени, огненные лезвия и копья… И это лишь самое примитивное из того, что происходило — стихия, сорвавшись с невидимого повадка, калечили само пространство в попытках достать до врага.

Вот с рычанием воздух принимает форму огромного, метров в семьсот, дракона и кидается сверху на обменивающихся ударами воинов. Но откуда-то сбоку ему в глотку вцепляется огненный лев, почти не уступающий ему размерами, а тот, изворачиваясь, обвивается вокруг врага — и оба могучих зверя, вполне тянущих на ультимативную атаку сильного Лорда, взрываются, взаимно уничтожив друг друга. И всё это — буквально за доли мгновений, не отвлекаясь от основного боя ни на миг. Просто мимоходом оформленная сила двух могучих Князей, не более того. Было чему ужаснуться.

Воля же сошедшихся в бою монстров, не растрачиваясь на визуальные проявления в реальном мире, ощущалась двумя сошедшимися в бою армадами. И, честно говоря, сам Олаф полагал, что именно этот аспект их боя заслуживал наиболее пристального внимания. Ведь несмотря на всю напряжённость боя в физическом и магическом аспектах, наиболее тонкий и напряжённый поединок проходил здесь. Это были словно бесконечные шахматы на громадной скорости, в которых за секунду происходило два-три десятка обменов ходами. Такого он тоже ещё никогда не видел.

То, насколько сильнее стал Руслан за буквально сорок дней с момента схватки с двумя нуменорскими Князьями. Случись тому бою повториться сейчас, Олаф бы поставил на то, что Руслан, хоть и не сумеет в одиночку победить, но будет вполне способен перебить добрую половину нападающих, а затем скрыться с поля боя. А может, и вообще сумеет победить — чёрт его знает…

* * *
Я был в восторге. Давно я такого не испытывал — бой на пределе сил с противником, что хоть и сильнее меня, но не настолько, что бы однозначно побеждать. Тренировки с Бельсигардом — без шансов, бои с целыми полками элитных войск Нуменора — тоже, а уж битва с суэрдэ…

Но несколько дней корпения над Мистериями не прошли для меня даром, о нет. Я наконец систематизировал всё, что обрёл за это время. Переварил, так сказать, свой кусок пирога, и это дало охуительные плоды.

Когда я пытался понять, как создать заклятие поубойнее на основе познанной мной концепции, я не преуспел. Однако в последние часы, увлёкшись и поддавшись порыву озарения, я понял, что то, что я постиг, лишь первый, крохотный шаг на тропе силы. А потом…

В общем, я сумел, использовав Мистерии, осознать, что лучшее им применение в бою заключается в Поле Превосходства. Давно подзабытый Системный навык, обходить который научился каждый уважающий себя маг, заиграл новыми красками. Как и прочие навыки Системы, он был лишь костылём — костылём, чьё назначение раскрывалось лишь с постижением Мистерий хотя бы на уровне Коснувшегося.

Теперь это был не какой-то вшивый навык-костыль. Это стало моей… Ну, не знаю, способностью, наверное? Это не было заклятием в чистом виде — никаких вливаний сил и структуризации в упорядоченную, оформленную Волей структуру. Нет, оно работало иначе.

Выделяя мой Дух в окружающее пространство, оно словно бы частично подчиняло его Энергию мне. Это подчинение усиливало всё, основанное на огне, что я использовал. Причём очень, очень сильно усиливало — настолько, что я даже не допускал мысли использовать что-либо, помимо пламени.

Однако Артур, сука такая, тоже владел подобной способностью. Правда, его Мистерией был воздух. И наши мистерии, сталкиваясь, противодействовали друг-другу. Тем не менее, взаимное ослабление не было критическим — процентов на двадцать, не более.

Поначалу было особенно тяжело. В отличии от меня, Артур давно освоился с этими возможностями. Однако по ходу боя я всё сильнее втягивался, всё сильнее ощущал — я на своём месте! Я там, где должен быть, делаю то, ради чего вселенная породила меня — сражаюсь!

Взмах лезвием, перемещение Артура, мой шаг вслед за ним, вспышка пламени позади отражает удар клона — бесячая, сука, способность! — моя глефа сталкивается с его клинком, обмен ударами на огромной скорости, и он вновь отходит, оставляя фантом. Каждое использование техники перемещения позволяет мне накапливать заряд силы пламени, усиливая мои атаки.

Кстати, Шаг Сквозь Пламя открылся мне с совершенно иной стороны. Каждое движение, каждое перемещение — всё это само собой задействовало мои мистерии огня. Плюс техника Тела Небесного Алмаза — подстраиваясь под мою стихию, она позволяла накапливать всё больший заряд силы, который я копил.

К тому же, Огненный Аватар, что всё это время спал, в этом бою всё активнее проявлял себя в этом бою. То мастерство, с которым Артур обрушивал на меня воздушные атаки, значительно превосходило мои возможности. Однако сидящий в моей груди малыш взял контроль пламени на себя, чем значительно облегчил мне задачу.

Мы носились по небу, ступая по воздуху, как по твёрдой земле, и обменивались ударами. Вот фантом Артура наносит колющий выпад, нацеленный прямо в сердце, оригинал бьёт, метя мечом в левое колено и стремясь отсечь его от ноги, а два других клона атакуют сверху и снизу разом, в голову и правую ступню соответственно. Они быстры, очень быстры, и каждая из их атак — смертельно опасна, но я не сдвигаюсь с места.

Раньше я много читал о том, как кто-то там в бою крутиться на пятках. В жизни же, особенно в последние её годы, я успел уяснить, какая это дурь. Мыски — вот на чём двигается любой уважающий себя боец во время схватки. Стоя на мысках, ты всегда держишь ноги чуть напряжёнными, что позволяет в случае нужды чуть быстрее реагировать на ситуацию — ведь они уде готовы к действию.

Да, это больше относится к бойцам-рукопашникам. Воину в полном доспехе слишком тяжело бы далось подобное — если бы вообще далось, не стоит забывать, сколько весит металл. Однако мы давно уже не люди — мы хуннусы, и ограничения наших прежних тел, как и пределы возможного, уже давно позади. И потому я скручиваюсь, проворачиваюсь на кончиках мысков, отражая разными лезвиями два выпада — оригинала и одного из клонов, того, что атакует сверху.

Проворот тела позволяет пропустить выпады в сердце и ступню мимо себя, а в следующий, кратчайший миг, я обрушиваю удар разогнанного инерцией предыдущего движения и усиленного Телом Небесного Алмаза правого колена прямо на оригинала. Тот успеват подставить бронированное плечо, но его сносит в сторону, я же, не теряя времени, сметаю его клонов одним взмахом глефы — и перехожу в контратаку.

И посреди всей этой чехарды боя я готовлю свой удар. Не сомневаюсь, Артур занят тем же — одного из-за того, что большая часть ресурсов разума направлена на контроль над схваткой, это отнимает очень много времени. Нельзя спешить, нельзя действовать опрометчиво — обмен заклятиями однозначно решит, за кем из нас останется преимущество в этом бою.

Не знаю, сколько длилась наша схватка. Время словно исчезло, как и окружающий нас мир. Был лишь враг, расчёты возможных угроз и просчёт того, как их лучше всего отразить. Постепенно Артур начал всё увереннее меня теснить. Качество оружия, доспехов, плотность и количество Духа, глубина понимания собственной мистерии — во всём этом он значительно меня превосходил. На моей стороне было лишь превосходство во владении своим оружием — даже в плане Воли он, хоть и не превосходил меня, но не уступал.

Вес Времени и прочие астральные уловки помогали слабо. Артур не владел Путём Астрала, но ему это было и не нужно — на нашем уровне дешёвые трюки уже не работали. Его Мистерии Воздуха попросту уничтожали любой подобный эффект, что не был подкреплён мистериями — а как создать аналогичное заклинание, но на основе Огня, я естественно, понятия не имел.

И тем не менее, во всём был один несомненный плюс. Сражаясь с Артуром, я всё лучше познавал то, как правильно использовать свою мистерию. Всё глубже постигал её назначение, всё сильнее пропитывался ею. То, на что ушли бы годы, а возможно даже десятки лет самостоятельных тренировок, постигалось за минуты — за счёт того, что сейчас моим мистериям противостояло нечто, не уступающее им.

Однако с каждым мгновением я всё отчетливее понимал, что проиграл — ведь как и я, Артур так же учился на ходу, постигая свою силу. Возможно даже, он сознательно затягивал бой, используя меня как тренировочный манекен. Эдакий точильный камень для лезвия его магического мастерства…

И эта мысль разъярила меня. Мой лучший помощник — яростный гнев, взметнулся во мне. Подобно волне обжигающей желчи, он поднялся от самого живота раскалённой волной, выжигая пищевод и горло и заставляя меня скривиться, как от острейшей изжоги. Да как этот пидрила, мерзкий выблядок спидознейшей из шалав самого грязного и дешёвого борделя, ёбаный в жопу предатель и трусливая тварь, способная лишь на удары в спину тем, кто ему доверяет, смеет!!

— В жопу ёбаный пидалург, да кем ты себя возомнил?! — взревел я, отшвыривая его мощнейшим взмахом глефы.

— Закрой свою пасть, мерзкая бездарность, — свысока бросил он.

А затем мы оба нанесли свои удары. Огромный, легко захватывающий всё обозримое небо, полупрозрачный орёл закрыл крыльями все небеса. Парившие в воздухе Лорды и их подчинённые, как мои, так и его, бросились в рассыпную — и так успевшие удалиться на приличное расстояние от нашего боя, они окончательно решили скрыться с поля боя. Погибнуть из-за того, что тебя задело случайным ударом, дураков не было. Пехота сделала это ещё раньше — состоящая из менее могущественных бойцов, она не желала зря рисковать. Конечно, и те, и другие, выставив коллективную защиту, пережили бы всё это — но расходовать силы там, где можно просто отойти, никто не желал.

Орёл взмахнул своими титаническими, многокилометровыми крыльями, и с них посыпались воздушные перья — самое малое из них было не меньше двухсот метров в длину и двадцать в ширину, покрытые молниями, полупрозрачные и смертоносные, они на невероятно1 скорости неслись прямо на меня…

Но я не испытывал ни капли страха. Аватар огня, выпорхнув из моей груди, обратился воистину титаническим, огромным воином, сотканным из чистого, золотого огня. Гигантский воин, чей рост достигал четырёх с половиной километров, значительно уступал размерами орлу. Он напоминал мне мой Системный навык, Огненного Исполина, но сходство было лишь отдалённым. И главным отличием был даже не размер, что многократно превосходил прежнюю версию заклятия, нет. Выйдя из меня и встав в полный рост, он слился со мной сознанием и энергетикой. И теперь плотность моего Духа ничем не уступала Артуру. Мы наконец сровнялись в этом, одном из ключевых, показателей.

Тело огненного гиганта ощущалось как моё собственное. И сейчас не было подчинённого и господина, нет. Мы были симбиозом, взаимодополняющими друг друга элементами. Он был телом, я — сердцем, источником энергии. Я располагался в центре лба исполина, питая его энергией, и мы были невозможны друг без друга. Наши разумы слились, но право командовать он оставил за мной. Словно ребёнок, доверяющий своему родителю, он эмоциями давал мне понять, что верит в любые мои решения и готов им следовать.

Я вскинул… Нет, не так. Мы вскинули пылающую пламенем глефу и закрутили её над головой, с лёгкостью уничтожая летящие в нас перья. А затем мы перевели взгляд на Артура. И тот быстро понял всю глубину своей ошибки…

Ведь несмотря на всю мощь, заключённую в его орле, он сам остался уязвим. И мы немедленно попытались воспользоваться этим.

Наш удар он принял на напитанный Духом до предела меч — и тот, не выдержав влитой в него мощи и силы обрушившегося удара, со звоном разлетелся на куски. Тем не менее, свою задачу блок выполнил — живой и относительно целый Артур, оставляя за собой дымный след, улетел вниз и буквально вонзился в землю, отчего та содрогнулась. На мсте падения образовался огромный кратер, глубиной около полутора километров. В самом его центре, сплёвывая кровь, приподнялся опалённый и разгневанный глава Нуменора.

Это был бы великолепный шанс прикончить его, но, к сожалению, сотворённый Артуром орёл не терял даром времени. С глухим клёкотом, напоминающим раскаты отдалённого грома, титанически огромная птица, покрывшись чудовищными, неестественными жёлтыми молниями, рухнула прямо на нас. И теперь уже защищаться пришлось нам — ведь любая рана, полученная в этой форме, по настоящему травмировала бы моего аватара. Это я знал точно.

Гиганские когти, что целились прямо нам в голову, мы приняли на древко глефы. Тварь не растерялась, и жёлтые молнии потекли по огромному телу прямо вниз, к когтям. К моменту, когда они коснулись нас, из жёлтых они стали красными — а затем я ощутил дикую, нестерпимую боль, что едва не оборвала нашу с малышом связь. В отличии от меня, он был почти незнаком с болью, и это ощущение ему не понравилось. Я слышал в своём разуме его вой — и лишь чудовищным усилием воли сумел сохранить слияние.

Мерзкая паскуда, не прощу! Выпустив из рук глефу, я направленным гравитационным импульсом заставил нас отдалиться от твари на несколько километров. Орёл взмахом крыла послал в нас воистину огромную бурю. Мгновенно, из ниоткуда сформировавшиеся смерчи, сверкающие вспышками молний и грохотом грома из своего нутра, обрушились на нас, но я был уже готов.

С моей вытянутой руки сорвалась воронка плотного, густого, практически осязаемого огня. Пару исчезающе малых мгновений, что уместились бы в одной тридцатой доле секунды — и настоящее цунами дикого, яростного и необузданного огня столкнулось с бурей. Столкнулось, опрокинуло и поглотило её, что бы ударить в грудь гигантской твари, отбросив ту назад.

Не теряя времени, я воплотил новую глефу и попробовал использовать технику ускорения. Со скрипом, с натугой, но у меня всё же вышло это сделать. Птица скрестила перевитые молнией и наполненные всей мощью родной концепции воздушные крылья, принимая мой удар — однако это ей не особо помогло.

Я направил в этот косой взмах своего оружия всю мощь заряда пламени, что я скопил, используя Шаг Сквозь Пламя и Тело Небесного Алмаза. При столкновении глефы и крыльев в мир высвободилась колоссальная разрушительная энергия, заставившая само пространство вокруг нас слегка, на долю мгновения потерять стабильность.

В отличии от прошлых столкновений, это не имело никаких особых внешних проявлений, но каждый, кто видел это, почувствовал, какие могучие силы столкнулись в этом противостоянии. Когда крылья исчезли, птица никак не проявила признаков боли — впрочем, она была лишь заклятием. С подобной травмой стабильность энергии в ней пошла псу под хвост, но ослеплённый гневом, я не стал ждать, когда она развеется. Одним махом я вонзил лезвие из золотого пламени ей в грудь, а затем, не теряя времени, кулаком пробил её голову. Всё, с ней кончено.

В этот миг я ощутил страшную опасность, что грозила нам. Мгновенно обернувшись, я принял на глефу удар воздушного дракона. Рано я вычеркнул Артура из битвы!

Вокруг моего врага закручивались небольшие вихри из странного, желтоватого воздуха. Саж же глава Нуменора стоял, прикрыв глаза. Он сейчас явно получал какое-то озарение, что-то, что он понял и осознал за этот бой. Но это не мешало ублюдку продолжать сражение.

Желтоватые вихри внезапно начали стягиваться к нему в правую руку. Несколько мгновений — и в его руке лежал меч, созданный из этого странного воздуха. За это время я успел приготовить свой ответ — и вот, сияя подобно новой звезде, с небес летит гигантский огненный шар. Я не стал слишком мудровствовать или пытаться облечь свою воплощённую ярость во что-то слишком сложное.

Гигантское, пыщущее яростным жаром скопление мощи против такого крохотного, незначительного на его фоне человечка — казалось бы, он обречён. Удар этого заклятия на многие десятки километров оставил бы лишь выжженую равгигу. Но так лишь казалось.

Ярко-синие, цвета ослепительного ультрамарина глаза, наконец распахнулись. А в следующий миг Артур небрежно, с ленцой взмахнул мечом из жёлтого воздуха.

И в тот же миг словно сама атмосфера ополчилась против меня. Огненный шар замер, не в силах двигаться, а затем, с негромким хлопком, рассыпался на мириады ярких искорок.

— Ты действительно полезная зверушка, Руслан Мераев. Благодаря тебе я стал сильнее. А теперь пора кончать с этим фарсом.

Мы замерли, не в силах сдвинуться с места. Воздух вокруг начал приобретать жёлтый оттенок, давя и угнетая нас, не позволяя сделать ничего. Повинуясь желанию нашего врага, он начал нас сдавливать, и мы почувствовали дикую боль. Если так продолжиться — это станет концом.

Мы не могли проиграть. Если не дать отпор сейчас, на пике мощи, то после воскрешения (которое произойдёт здесь же), мы не сумеем вновь провести слияние. К сожалению, воскрешение не восстанавливало силы — сколько их было в момент гибели, столько и будет, когда встанешь. А это значит, что он попросту убивать нас столько раз, сколько ему потребуется.

Глядя, как вновь поднимается клинок Артура, мы отчётливо ощутили дыхание смерти. Никогда, с того самого дня, когда мы оказались в Башне, это ощущение не приходило к нам. И вот сейчас, чувствуя приближающуюся смерть, время замедлило для нас свой ход.

Мой симбиот ощущал панику, отчаяние и страх. Едва начав жить, он очень не хотел умирать. Но я был не таков. Перед лицом неминуемой гибели всё, что я ощутил — это вскипевший гнев. Вскипевший куда сильнее, чем когда-либо в моей жизни.

Я, великий воин и маг, Руслан, мать его, Мераев, прозванный Мясником, сдохну вот так?! От руки того, кто предал меня, моих людей, всё, за что мы боролись?! От руки того, кто вонзил мне нож в спину вместо благодарности за службу?! Да хуй там! Не бывать тому!!!

И именно этот гнев, это негодование подавили во мне страх смерти. Больше того, эти эмоции были столь сильны, что даже симбионта заставили прекратить панику. Ведомый слепой яростью, я свивал тугими жгутами то пламя, из которого было сформировано наше громадное тело, уплотняя его. И пока меч Артура опускался в косом, рубящем ударе, после которого мы должны был умереть, наше тело стремительно уменьшалось.

Я не очень понимал, что делаю. Просто знал — я должен пережить его удар, а затем ответить ему так, что бы зубы в его ухмыляющейся пасти треснули и посыпались на землю. Забить ногами, как последнего бича, искалечить и испепелить — и для этого я должен пережить его удар.

В какой-то миг наше тело сжалось почти до человеческих размеров. Всего лишь три метра — ничто в сравнении с четырёх с половиной километровым гигантом. Однако из-за сжатия плотность пламени возросла настолько, что даже я удерживал слияние лишь на одной голой ненависти.

И в этот миг вражеский удар настиг меня. Воздух вокруг вскипел и… Наверное, ближайшее определение произошедшему было бы «пережевать». Страшное давление неизмеримого количества воздушных масс, что будто окончательно сошли с ума в попытках уничтожить угрозу своему хозяину.

Это длилось долго. Для нас — очень, очень долго. Минуты три, может, четыре. Но я выстоял. Именно я, взявший на себя всю нашу общую боль. В какой-то миг я попросту начал не глядя заливать всё вокруг огнём, и сразу ощутил облегчение. А затем наши с Артуром энергии и мистерии попросту взаимоуничтожились. С меня спал огненный доспех, а измученный Огненный Аватар вновь был в моей груди. Отдыхай, малыш, сегодня ты сделал более чем достаточно.

Он стоял, тяжело дыша и с гневом глядя на меня.

— Ты… — начал было нуменорец, но я не стал слушать.

Прыжок вперёд — и огненная глефа сталкивается с воздушным клинком. Мы оба вымотались, так что прежних масштабных атак больше нет. Только фехтование и противостояние Воль. Взмах, укол, уворот, колющий выпад, кувырок и подсечка — и ответный пинок прямо с земли. Мы с рычанием вскакиваем и вновь бросаемся друг на друга, но постепенно начинает становиться очевидно, что я проиграл. Всё сильнее давит ветер, всё меньше пламени во мне. И один лишь гнев тут не помощник, к сожалению…

Но тут откуда-то сверху в Артура прилетает тонкий белый луч. Он не в силах пробить доспех, но мой противник, кувыркаясь, летит назад. А затем и на меня самого обрушивается какое-то слабенькое заклятие…

Что ж, поединок сильнейших окончен, и враждующие армии вновь начинают сходиться.

— Ты опять проиграл поединок, ничтожество! — ревёт Артур, вынужденный защищаться и уходить от шквала ударов. — А сейчас ещё и сражение проебёшь! И уж тогда вам точно всем конец!

— Ну так иди сюда и докажи, что победил, чмошник! — хохочу я. — Хули ты с расстояния орёшь?!

Но мы уже не можем сойтись в схватке. Обтекая меня, вперёд мчится пехота тигров и мои монстры, и точно так же, обтекая Артура, мчаться Нуменорцы… Бой ещё не окончен, но наша дуэль, видимо, на этом закончилась.

Дальнейшее сражение протекало уже практически мимо меня. Истощённый, я отошёл в тыл нашего войска. С переменным успехом бой шёл до самого вечера, но учитывая, что ни я, ни Артур пока не вмешивались, бойня шла с переменным успехом. У врага было пятеро Князей и перевес в пару десятков Лордов, у нас — суэрдэ и боевой корабль, плюс за счёт тридцати тысяч китайцев положение у пехоты более менее выравнялось.

Ни одна из сторон до конца так и не могла получить особого преимущества, но потом, уже к самому вечеру, и я, и Артур присоединились к бою. К тому же, срочно отправленные мной через портал гонцы с просьбой о подкреплениях сумели привести ещё полсотни тысяч астральных тварей во главе с самим Бенаки. И это решило исход сражения — мой союзник, старый и опытный Князь, оказался той самой соломинкой, что переломила хребет верблюда. Разбитые корпуса нуменорцев были пусть и не обращены в бегство, но вынуждены отступать, понеся тяжёлые потери.

Победа осталась за нами. Жаль, конечно, что не такая однозначная, как мы хотели, но хоть так. Победное шествие Нуменора было остановлено. Разведчики докладывали, что враг стягивает все свои силы в этом регионе в единый кулак, забив на теснимых ими тиграх, удерживающих ряд некрупных крепостей. К тому же, я уверен — сам Артур скоро покинет эту армию, ведь оставлять надолго основную армию, что занята подготовкой к решающему штурму Логова Тигра, он не мог.

Вообще, думаю, его появление тут — случайность. Будь он извещён заранее о том, что я прибуду сюда с армией, он привёл бы куда большую подмогу, что бы гарантированно задавить нас. Видимо, он намеревался, придя сюда быстро взять Хребет Ненастий, приведя сюда тяжёлую артиллерию в виде себя и ещё четверых Князей. Но нашла коса на камень — не прокатило.

Теперь нужно потянуть время. Если следующий бой будет уже без Артура, шансы на нашу победу довольно высоки. Если с ним — то за счёт стягивания всех сил в кулак он получит достаточное преимущество в боевой силе, что бы победить. Начались манёвры…


Глава 22


Второй битвы за Хребет Ненастий всё же не состоялось. Плюнув на всё, Артур увёл свои полки по направлению к Логову Тигров. Видимо, рассудил, что лучше разбить главные силы врага, чем распыляться по мелочам без гарантий на успех. Четыре дня мы играли в манёвры, собрав всех уцелевших воинов тигров в кулак и вызвав подкрепления из Топей. Я был готов дать генеральное сражение и готов нести потери, а Нуменор — нет.

Моя математика была проста. Скольких бы мы не потеряли в бою, это, по сути, не мои воины. Любой размен был выгоден лично для меня, ибо кроме тварей из астрала я ничего не терял. Насчёт тигров же… Как бы это цинично ни было, они не мои воины. Союзники, причём временные, не более того, и для меня было бы неплохо, если бы они понесли большие потери. Не проиграли, нет, победы я им желал всей душой — но победы кровавой, пирровой.

К сожалению, до сражения дело не дошло, так что пришлось забыть об этом. Я не был твёрдо уверен в победе над Артуром, так что не торопился с тем, что бы лезть в бой. Как лично, так и в сражении. Этот враг не из тех, кого можно взять с наскока.

— Нужно двигаться к Логову, на помощь основным силам. Раз уж удалось заставить врагов уйти отсюда, то нужно соединиться с основными силами в преддверии генерального сражения, — первым поднял вопрос о дальнейших действиях Ли Вей. — Почтенный Руслан, я прошу вас отправиться с нами в Логово. Наличие на нашей стороне подобного воина не только поднимет боевой дух войска, но и значительно повысит наши шансы на победу.

После моей дуэли с Артуром отношение ко мне поменялось изрядно. Больше я не был просто равным союзником, как прежде, теперь я был, прежде всего, первым на памяти китайцев Князем, что сумел дать равный бою уже ставшему легендой Артуру. И хоть бой закончился ничьей, которая, продолжись бой до самого конца, скорее обернулась бы моим поражением, чем победой, уважение ко мне изрядно возросло. Используя имеющиеся у меня запасы Чёрного Железа и собственные материалы, за эти четыре дня люди Вея выковали мне отличный комплект тяжёлых доспехов. Никогда у меня не было подобного чуда. Прочный, вполне способный держать удар заклятий уровня Лорда, ускоряющий циркуляцию Духа в энергетическом теле процентов на двадцать и усиливающий мою связь со стихией Огня, он был великолепен. Будь в день поединка на мне эта броня, и я бы не начал уступать Артуру под конец боя.

— Нет, — покачал я головой, чем немало удивил присутствующих. — У меня есть собственные люди, и они уже давно в осаде врагов. Когда там у начнётся финальное сражение, ещё не ясно, но точно не в ближайший месяц.

И я не лукавил. Выбравшаяся на свет божий Алёна буквально два часа назад связалась со мной по переговорному артефакту и отчиталась о том, что удалось узнать за эти месяцы её людям. Из донесений следовало, что до того воздерживавшиеся от вмешательства в эту войну остальные одиннадцать Великих (как они нынче начали себя пафосно именовать) зашевелились. Евросоюз, Красная Уния, Водный Дракон и Небесные Рыцари, союзники Нуменора, начали слать подкрепления Артуру.

В свою очередь, Небесные Драконы, официально считавшиеся сильнейшим анклавом хуннусов, вместе с Либерти, американским анклавом, пятым по мощи, от тайной поддержки перешли к активным действиям. Уже начались первые стычки и накал обстановки на Этаже, и всем стало очевидно, что большая война неизбежна. Так что активные боевые действия на время сошли на нет. Обе стороны готовились к чудовищной войне, что навсегда определит правителя нашей расы.

И, разумеется, все анклавы поменьше активно присоединялись к одной из сторон. Для этих мелких гиен война хоть и была весьма рискованным занятием, но вместе с тем и самым реальным шансом возвыситься. Миллионы хуннусов разом пришли в движение, и всё сообщество нашей расы начало медленно, но верно закипать.

Было в этом нечто неестественное. Ведь, если рассуждать логически, что мы должны делать? Объединяться и совместно покорять Башню, помогая друг-другу. Уверен, отбрось мы распри, мы достигли бы невиданных успехов во всём. А чем мы заняты сейчас? Грызём друг-друга, даже зная, что почти вся Вселенная — наши враги…

И тем не менее, был какой-то огонь внутри каждого из нас, что гнал нас вперёд. Быстрее, выше, сильнее… Как разогнавшийся бронепоезд, никто не желал сказать стоп и поднять флаг мира. Алчность, гнев, ненависть, жажда власти и силы — всё это гнало каждого из нас, будто бешеных псов, вперёд, к своей цели. И я не исключение.

— Почтенный, я понимаю ваше беспокойство о своих людях, но нужно мыслить шире, — начал было китаец, но я не стал слушать дальше.

— Я спас вас в недавнем сражении. Мы победили, и угроза миновала, — надавил я. — Почтенный Вей, сколько сладких речей бы ты не произнёс, факт остаётся фактом — люди, выбравшие меня своим лидером и доверившие мне свои жизни, слишком долго были одни. И уж прости меня, но их жизни мне значительно важнее, чем то, что ты называешь «широким мышлением». Я ухожу.

Китаец поджал губы, но возражать не решился. Не теряя времени, я отправился в путь. По самым скромным подсчётам, мне понадобится три дня, что бы добраться до леса. И это учитывая, что я буду мчаться на максимальной для себя скорости. Однако что-то мне подсказывало, что надо спешить. И потому в этот путь я не взял никого, приказав своим воинам возвращаться в Топи.

Скорость моего полёта на полной скорости, задействовав техники, достигала около тысячи трёхсот километров в час. Не теряя времени, я взмыл вверх. Финголфриан ждёт меня!

* * *
Армия мёртвых всё наступала, не сбавляя темпов. Более того, к сражению начали присоединяться остальные войска врагов. Последний пояс обороны, сам Тайны, окружённый врагом, бился из последних сил. Пылающий ад, в который обратился некогда прекрасный лес, пылал разноцветным огнём. Языки чёрного, алого, оранжевого, белого и голубого цветов пожирали плоть некогда прекрасных волшебных деревьев. Время от времени среди огня зарождались воздушные вихри, с небес сыпались шаровые молнии, а земля вздымалась дыбом, ощетиниваясь каменными или металлическими копьями.

К сожалению, Князь врагов приноровился и начал один за другим вычислять места расположения контуров защитных заклятий. По его указке Лорды стирали с лица земли территорию, на которой располагались волшебные рисунки и знаки, лишая надежды защитников.

Воины Тайного, не щадя ни сил, ни жизней, раз за разом отбрасывали орды мертвецов. Защитные заклятия держали удары врага, но то здесь, то там защита не выдерживала — и тогда погибал очередной воин. К этому моменту от бессчётного некогда войска мертвецов осталось лишь несколько десятков тысяч, однако и защитники потеряли почти половину воинов. Развязка была всё ближе и ближе.

Заскрипев зубами, Рома коротко приказал:

— Вы все уходите отсюда в сторону Топей. Попадёте туда, перейдёте портал и любой ценой разыщете наших. Там Руслан и Би. Расскажите им, чем всё тут кончилось, — тяжёлым голосом сказал он.

Информацию о том, куда он направляется и как туда попасть, Руслан перед уходом на всякий случай передал своему воспитаннику. И сейчас Рома, не колеблясь, усилием Воли вложил эти знания в разум своих подчинённых. Руслан должен узнать о произошедшем! Пусть они умрут сегодня здесь, но за них отомстят. Парень отчаянно убеждал себя в этом, искренне надеясь, что его наставник обретёт силу достаточную, что бы вырезать предателей.

— Командир, мы…

— ЭТО ПРИКАЗ! — взревел, плюнув на осторожность, Рома. — ИДИТЕ, ИНАЧЕ МЫ ВСЕ СДОХНЕМ ТУТ ПОНАПРАСНУ!!!

Воля отчаявшегося Лорда приливной волной надавила на его соратников. Причину его ярости понимали все — в Мирном осталась девушка парня. И не просто любовница, с которой он делил постель — за несколько дней до вражеской атаки Рома узнал, что скоро станет отцом. Тогда эту новость отмечали многие, радуясь за молодую парочку.

И сейчас, осознав, что шансов на победу нет, парень впал в отчаяние. У него был долг — отступить и выжить, что бы в будущем суметь отомстить, но… Но какой мужчина сумеет повернутся спиной и уйти от битвы, в которой на кону жизнь его женщины и ребёнка? Тем более, что у яны осталась лишь одна, последняя жизнь — особой силой девушка не отличалась, будучи лишь Командиром. Возможно, будь парень старше, успей он пережить больше испытаний и трудностей, он сумел бы удержаться от безрассудства, но история не терпит сослагательного наклонения. И, бросив на командира последний взгляд, бойцы ринулись прочь, спеша покинуть это поле смерти…

Сам же Рома, уже ничего не опасаясь, раненным волком метнулся вперёд. Некроманты и основные силы противника успели уйти вперёд, и сейчас перед ним был арьергард, на который и выплеснулось отчаяние парня. Взвыл голодным волком чёрный ветер, поднимая в воздух облака пепла, сверкнул блик отдалённого зарева на воронёном лезвии глефы — и солдаты Нуменора, не ожидавшие подобного подвоха, мгновенно погибли. Парень попросту смёл первый заслон из двух десятков Командиров под командованием Генерала.

Отчаянно прорываясь вперёд, он прошёл насквозь тыловые отряды врага. Рядовые бойцы небольших отрядов не рисковали лезть под руку могущественного Системного Лорда, чья Воля разносила вокруг него эманации чёрной ненависти и обречённости. Рома понимал, что своим поступком, скорее всего, выносит самому себе смертный приговор.

Их главной ошибкой стало самомнение. Уверенные в своём превосходстве и возомнив себя военными гениями, они, в глубине души, не воспринимали всерьёз армию Нуменора, стоявшую всё это время у их порога. А вражеский командующий, которого в Тайном за глаза называли Старым Ослом за низкую эффективность его попыток заблокировать лес, оказался вовсе не ослом. Ослами оказались именно они, самонадеянно решившие, что им теперь всё нипочём. А вот старик как раз-таки отлично подготовился, провёл грамотную разведку и составил безупречный план атаки с учётом имеющихся у него ресурсов. Одна за другой их карты оказались биты ещё до того, как тот пустил в ход хотя бы основные силы. Их загнали в угол одной лишь нежитью при поддержке боевых пятёрок, помогавших тем прорывать особо опасные участки обороны.

Парень являлся одним из тех, кто продумывал оборону их поселения, так что в бездарном поражении винил в том числе и себя. И потому сейчас отчаянно рвался через пылающий ад, что отделял его от Яны и их нерождённого сына.

— Торопитесь, молодой человек? — раздался сверху ироничный голос.

Вскинув голову, парень увидел парящую в воздухе тройку противников. Князь и двое Лордов, из числа некромантов. Чёрт побери, он не может тратить своё время на безнадёжные схватки!

Стихия Воздуха была одним из быстрейших магических элементов. Не самым быстрым — этот титул делили Свет, Молния и стоящее выше прочих Пространство, но сразу за ними шёл его воздух. Понимая, что с такими врагами ему не совладать, он рванул в сторону, намереваясь попросту обойти врагов.

— Леонид Сергеевич, будьте добры, — вежливо обратился Князь к одному из сопровождавших его Лордов.

Моложавый мужчина с глазами прожившего целую жизнь старца лишь кивнул и рванул на перерез Роме. Техника Движения Леонида была основана на Пространстве, редчайшем и одном из сложнейших в использовании аспектов. Миг — и два воина скрестили оружие посреди разноцветных языков пламени. Некромант использовал жутковатого вида копьё, целиком выточенное из кости. Длинное, трёхметровое древко, вытянутый листовидный наконечник в ладонь, красные прожилки по всей длине и энергетика смерти, которой от него фонило, выдавало далеко не рядовой артефакт.

Однолезвийная глефа Ромы уступала габаритами оружию его противника. Двухметровое древко и сорокасантиметровое лезвие воронёной стали, качеством значительно недотягивала до уровня оружия некроманта. Поняв, что враги не спешат наваливаться на него втроём, Рома усилием воли отогнал мысли о том, что сейчас происходит с Яной. Сейчас ему нужно было сосредоточиться на враге, стоящем перед ним, иначе всё будет напрасно. Каким-то образом враги перехватили настройку системы перерождения, и умри он сейчас, он воскреснет в пределах десятка метров от места гибели. Так что драться следовало всерьёз.

— Неплохо, пацан, но не более того, — заговорил Леонид. — Я ожидал большего от ученика Мясника.

— Ты знаешь учителя? — слегка удивился Рома, успевший собраться и отбросить всё лишнее.

— Я воевал под его началом, — кивнул его визави. — Под стенами его крепости, когда армады тварей пошли в атаку. В те дни я был ещё Полководцем. Руслан показал себя вполне компетентным воином и боевым магом, плюс отличным тактиком. Я не остался служить ему и был из тех немногих, кто после битвы вернулся в метрополию. Жаль, что он стал предателем, такой человек сумел бы принести много пользы Нуменору и нашему общему делу.

— Он? Предателем? — усмехнулся парень. — Ты ничего не путаешь, старик? Это вы начали всё это!

— Он был лишь подчинённым Артура, — возразил некромант. — Он влился в Нуменор, получил его поддержку и возвысился, а чем он отплатил? Вернее, даже не он сам, а вы, его подчинённые? Начали тянуть на себя одеяло, мня себя лидерами. Дошли до того, что дезертировали из наших рядов, а Мясник, не успев прибыть, присоединился к вам. Какая потеря! А ведь он действительно выдающийся человек. Он был слеплен из особого теста. Из такого судьба лепит великих героев и великих злодеев, людей большого дела и великих целей. Я убедился в этом, узнав, что он сумел совершить недавно. Как жаль, что вместо того, что бы склонить голову и просить прощения у Артура, он выбрал вашу сторону и теперь обречён на гибель! Я искренне презираю тебя и твоих товарищей, что толкнули его на этот путь.

— О чём ты? Что он совершил? — слегка удивился Рома.

— Ты, его подчинённый, не знаешь об этом? — удивился в ответ его противник. — Как глупо… Ладно, давай так. Сдайся, и я расскажу тебе обо всём, что знаю. Не трать ни моё, ни своё время, тебе всё равно не избежать плена.

— Нет уж, старик, — засмеялся парень. — Если уж чему я и научился у Руса, так это тому, что только те, кто дерутся до конца, могут рассчитывать хоть на что-то. Так что давай, труповод, покажи, чему тебя научила Уния!

Разговор был нужен обоим поединщикам. Пока шла беседа, оба готовились к схватке и изучали оппонента. Первым подготовку завершил Рома, и, едва последний звук сорвался с его губ, как парень рванул в прямом выпаде прямиком на врага. Взметнулись вихри, неся в себе силу чёрного яда, пришли в движение огромные массы воздуха, стремительно сжимаясь и втягиваясь в лезвие глефы — парень, не мелочась, пошёл с одного из своих козырей.

Вокруг некроманта разлилось тусклое, гнилостное зеленоватое свечение, от которого веяло смрадом мертвецов и холодной безнадёжностью самой смерти. За тот почти неразличимый миг, что понадобился Роме для того, что бы сократить дистанцию и атаковать, вокруг его противника сформировался полупрозрачный, зеленоватый человеческий череп. И когда коник острия глефы уткнулся в эту защиту, всё на сотню метров вокруг сражающихся словно взбесилось.

Две Воли, яростно смешавшиеся в попытке прорваться в разум врага, два хуннуса и две противоположные стихии… Воздух, от которого в том или ином виде зависело всё живое, и сама смерть, что олицетворяла конец всех путей, финал любого бытия в этом мире, уплотнились, сжались, стремясь продавить друг-друга — и взаимно уничтожились. Ни одна из стороне не сумела получить явного преимущества в столкновении могучих заклятий, однако Рома, не обескураженный этой неудачей, продолжил наступление.

Подобно клыку тёмного, злобного зверя, остриё его глефы жалило противника, стремясь добрать до незащищённых частей тела. Цельнометаллическое древко изгибалось, послушно следуя воле своего хозяина, и раз за разом сталкивались два странных оружий, порождая бесконечную череду ударов, за которой даже противников было почти не видно.

Изредка удары глефы проходили сквозь защиту некроманта, однако раз за разом тот успевал подставить металлические части своей брони под удар. Казалось, что маг смерти потихоньку начинает одерживать верх, несмотря на то, что уступает в скорости своему оппоненту. Всё реже глефа прорывалась через заслон копья, всё чаще некромант переходил в контратаку, пользуясь преимуществом длины своего оружия. Однако так лишь казалось.

В один миг словно бы из ниоткуда вокруг сражающихся возник вихрь чёрного ветра, отрезав их от внешнего мира. Даже Князь не сумел разглядеть в подробностях, что же там происходит. Вихрь, замкнувшись сам на себя, образовал идеально правильную сферу чёрного ветра, кружащегося на столь безумной скорости, что от неё исходил свист, порождающий ударные волны звука. Леонид явно не сдавался просто так — изнутри сферы, через рваные прорехи, начало вырываться мертвенно-бледное зелёное свечение.

— Сияние Мёртвого Солнца, — присвистнул Михаил Игнатьевич, он же Системный Князь, он же верховный некромант Нуменора. Да вдобавок прямой потомок-фаворит Нуады Чернокнижника, двадцать четвёртого в списке Абсолютов. — Не ожидал, что он сумеет освоить столь опасное заклятие.

— Ну, у него слабый дар к искусству подъятия нежити, — заметил с лёгким пренебрежением его собеседник, второй Лорд. — Вот и компенсирует боевыми навыками. Однако, кажется, он вот-вот проиграет, — добавил он, глядя на происходящее.

А воздушный шар, тем временем, медленно, но верно латал прорехи, перебарывая сияние магии мёртвых. Высоко в небе начал формироваться ещё один вихрь, вытягиваясь в торнадо, что начало опускать свой увитый разрядами молний хобот прямо на сферу. Рома не собирался оставлять своему противнику ни единого шанса — заклятие должно было, после убийства некроманта, продержаться ещё достаточно долго, что бы отнять несколько его жизней, если тот рискнёт попробовать возродиться сразу.

— Ладно, надо признать, Леонид Сергеевич проиграл, — со вздохом произнёс Михаил. — Пора выручать старика.

Глаза молодого Князя полыхнули чернотой, обратившись из простых, человеческих органов зрения (насколько их можно в принципе назвать человеческими у Бессмертного, тем более достигшего ступени Князя) в два озера первородного мрака. А в следующий миг окружающее пространство на многие километры вокруг затопили Мистерии Смерти. Как и Руслан с Артуром, молодой человек был Коснувшимся, так что даже среди Князей он являлся элитой. Тем более что смерть, хоть и была не самой подходящей стихией для прямого боя, являлась не аспектом и даже не стихией — она являлась Путём сама в себе, чем-то, что стоит выше стихий. Не сильнее, нет — просто на том же уровне, но с иными возможностями.

И в тот же миг огромная, полупрозрачная скелетированная рука сомкнулась на сфере. Небольшое усилие — и та, не выдержав напора столь могучего противника, с оглушительным хлопком развеялась, выкидывая из себя ооих противников.

Опускающийся сверху торнадо, врезавшись в кисть, какое-то время тоже пытался бороться, но стоило Князю слегка напрячься — и тот развеялся без следа.

— Ну что ж, Роман, — обратился к парню Михаил. — Добро пожаловать в пле…

Заготовленная шутка не успела сорваться с губ Князя, как его чёрные, демонические глаза расширились в удивлении. Резко развернувшись, он уставился куда-то вдаль. Ни потрёпанный, израненный Леонид Сергеевич, ни его коллега, ни скованный могучим заклятием Рома сперва не поняли, в чём дело, но затем, спустя три секунды, в костлявую ладонь, которую Михаил спешно перенаправил и выставил перед собой, врезалось огненное копьё, с оглушительным, яростным рёвом впившееся в творение магии мёртвых. Лицо Михаила исказила напряжённая гримаса, значение которой разобрать было сложно.

— Руслан Мераев собственной персоной! Чем обязаны?

Вместо ответа перед ними закрутились вихри пламени, стягиваясь отовсюду и концентрируясь в спокойно поднятой ладони Руслана. Бушующий вокруг огненный ад постепенно гас, отдавая свою силу Князю, что коснулся Мистерий Огня. Смешиваясь, разноцветные языки пламени, попадая на ладонь Мясника, все как один окрашивались в белый цвет. Рома с изумлением наблюдал за зрелищем того, как сама стихия отдавала свою силу. Он ясно чувствовал, что Руслан не использует сейчас ни капли собственных сил, нет, как раз наоборот — часть энергии явно уходила на то, что бы восстановить собственные резервы мага.

А в восстановлении сил он явно нуждался — тяжело дышащий и в самом прямом смысле исходящий паром, он выглядел, как почти загнанный конь. В ауре чувствовалось, что большую часть силы маг уже где-то истратил. Вспыхнувшая было в груди Ромы радость при виде своего наставника медленно начала меняться на отчаяние. В такой форме даже Мясник не сумеет одержать победу!

Видимо, пришедший к таким же выводам Михаил слегка расслабился. Лишь слегка — плести свои заклятия, готовясь отразить удар Руслана, он не перестал.

— Где ж вы так запыхались, друг мой? — поинтересовался он. — И каким образом вы успели сюда? Четыре дня назад наш шпион доложил, что видел вас на Хребте Ненастий, а сейчас вы уже…

— Пылай, — коротко бросил Руслан, не обращая внимания на речь оппонента.

И мир, в очередной раз, изменился. Небеса окрасились пламенем, земля вспыхнула вновь, обращаясь в кипящую магму, мигом осыпались пеплом последние остатки окрестных деревьев. Некромант изумлённо вскинул голову, расширенными, неверящими глазами глядя на происходящее. Ничего подобного он ещё никогда не видел. Сам являясь коснувшимся, он очень тонко ощущал мистерии огня, что заполонили всё вокруг.

— Никто из вас не уйдёт живым, твари, — хрипло рыкнул Мясник.

Наполненная яростью Волю могущественного Князя штормовой волной ударила по его врагам. Вскрикнув, отшатнулись Лорды-некроманты, и Лишь Князь устоял. А в следующий миг вспыхнул бой.

Не татя времени на разговоры, Михаил воплотил гигантское, облачённое в балахон и вооружённое косой существо. Вспыхнули алым, зловещим пламенем огоньки в пустых глазницах голого черепа — в воздухе зависло самое настоящее воплощение Смерти, то, какой её частенько изображали людские художники. Вытянутый скелет, облачённый в чёрный балахон и вооружённый чёрной косой расправил плечи и замахнулся косой, готовясь нанести удар. Некромант обладал, как и сам Руслан, Воплощением Души — тем, чего не было даже у Артура.

Лезвие косы встретило на своём пути сотканную из пламени глефу — и два великана начали собственный бой, поднимаясь всё выше и выше, отдельно от своих хозяев. Те тоже не стали терять время — и вот, сотканный из переплетения тьмы и ядовитой зелени, олицетворяющей собой разложение, летит в сторону Мясника заклятие заклинателя смерти.

Подобно солнцу, вспыхнул в ответ огненный шарик в руках Руслана, разрастаясь до огромных размером. Шар золотого пламени, удерживаемый перед собой Мясником на вытянутой ладони, стремительно разросся до небольшого холма. Заклятие Михаила попросту растворилось в этом сиянии — слишком огромной была мощь Духа Руслана и чистота его мистерий, слишком сильно он исказил окружающую реальность в свою пользу.

В следующий миг маленькое, рукотворное солнце стремительно рвануло к некроманту, и тому пришлось переходить в оборону. Заклубился мрак вокруг его ног, стремительно срываясь в сторону огненного шара и стараясь его заблокировать. Сперва тьму попросту выжигало, но с каждым мигом её становилось всё больше, а скорость движения заклятия Руслана всё уменьшалась. Однако и магу смерти это давалось отнюдь нелегко — его лицо исказилось от напряжения в попытке не только остановить удар противника, но и заранее приготовить контратаку.

Однако Мясник не стал дожидаться результатов своей же атаки. Стремительной тенью он, используя Шаг Сквозь Пламя, рванул на врага. Всё, что оставалось Михаилу, это перенаправить своё ещё не до конца сплетённое заклятие на то, что бы отразить удар глефы. Однако зелёное сияние, энергия разложения и распада, была хороша в атаке, но как защитное средство никуда не годилось. Лишь на миг задержалась глефа, прорубая себе путь через поток враждебной мощи — а затем вонзилась в сочленение доспехов в области локтя. Кольчужная сетка, что была там, сумела выдержать первый удар, но уже следующий, нанесённый в спину некроманту, отправил того прямиком к заклятию Руслана, которое тот и пытался блокировать. Раздался яростный вопль боли — и могучий чёрный маг лишился одной из своих жизней, что бы через секунду возродиться в паре сотнях метров. Не теряя времени, он слился со своим Воплощением и стремительно рванул в противоположную сторону, к основным войскам.

— Веди меня к Тайному, — обратился ледяным, абсолютно спокойным внешне тоном Руслан к Роме.


Глава 23


Мы с Ромой, не теряя времени, помчались к осаждённому посёлку. Лес вокруг давно обратился в пепел, пожранный бушующим пожаром. Это было мне на руку — я на ходу собирал с помощью мистерий всё то пламя, что было у нас на пути. Мне понадобится вся сила, до последней капли, что бы пробить путь для бегства остаткам моих людей. Я ещё не представлял, как нам удастся, минуя земли Нуменора и всех тех, кого вышлют нам на перехват, добраться до болот, что бы перейти через портал на ту сторону, но сделать это нужно обязательно.

Мне было стыдно. Очень, очень стыдно перед своими товарищами. Что ни говори, как себя не оправдывай, но факт остаётся фактом — я практически забыл о них, бросив их на произвол судьбы. И вот он, результат — лес полыхает магическим пламенем, вражеские полки уже у стен Тайного, а мои товарищи из последних сил держат оборону.

Да ещё и этот пацан-Князь… У него оказалось собственное подобие моего огненного аватара и он так же был Коснувшимся Мистерий. Смерти, в его случае. Я сумел одолеть его раз, в поединке один на один, но что будет, когда за его спиной встанет полноценное войско? Справлюсь ли я? Скорее всего нет.

Одно радовало — сотни и тысячи огней, принадлежащих разным владельцам, подожгли и испепелили десятки и сотни тысяч разнообразных напитанных чистым, природным Духом растений леса. От мельчайших травинок, почти не содержавших в себе энергии, до гигантов, возносивших свои кроны на десятки и сотни метров в высь, напоённых огромным запасом жизненной силы и Духа. Всё это вместе, помноженное на жгучую ненависть и страх сражающих, а так же на боль самого леса, породило нечто воистину странное и удивительное. Пламя, что собиралось мной со всех сторон, словно бы обладало зачатками жизни — и жизнь эта была преисполнена чудовищной ярости, боли и жажды разрушения. Пугающий даже меня коктейль могучих негативных эмоций, прекрасно резонирующий с моими эманациями Мистерий Огня, странным образом воздействовал и на моего аватара. С каждой крупицей поглощённой энергии он всё сильнее преобразовывался изнутри, обретая собственное сознание и словно бы свою душу.

И всё это сильно радовало бы меня тем, что значительно расширяло мои возможности, если бы не одно «НО». Я был посреди, мать его, настоящего сражения, и времени на то, что бы разбираться с новообретёнными силами у меня совершенно не оставалось. Как и всегда, придётся полагаться на интуицию и надеяться, что кривая вывезет.

Впереди уже вовсю маячил силуэт гордого древа, ставшего основой обороны Тайного и вместилищем всего посёлка. Всё в радиусе нескольких десятков километров вокруг него уже давно не горело, обращённое в пепельную равнину.

На выжженной, искалеченной земле были развёрнуты войска Нуменора. Взяв дерево-крепость в кольцо, они методично долбили по ней заклятиями. Причём судя по всему, использовали в основном одноразовые артефакты — относительно мощные устройства из низкокачественных материалов, что могли разок выдать приличное заклятие а затем годились разве что на растопку походного костра, буде кому захочется тряхнуть стариной вместо использования магии.

И надо сказать, план врага был сколь прост и очевиден, столь же и эффективен и надёжен. Защитники тратили последние силы на оборону, в то время как атакующие, наоборот, накапливали их перед последней атакой. То и дело в защитных экранах дерева возникали бреши, и на поселение обрушивались молнии, огненные копья, каменные глыбы и прочие радости простой стихийной боевой магии. Причём в таких количествах, что представляли опасность даже для Генералов. А ведь это лишь артподготовка перед настоящим ударом…

А ещё в бреши забрасывали отряды нежити, что спокойствия защитникам явно не добавляло.

Меня явно ждали, прекрасно зная маршрут моего движения. Да я его и не пытался скрывать — всё равно не сумел бы, учитывая, что я буквально пожирал пламя, причём до сих пор. Уж поверьте, зрелище того, как со всех сторон к одинокой фигуре стекаются реки пламени, не увидеть сложно. Прежде, чем я сделал последний рывок к Тайному, я обернулся к Роме.

— За мной не ходи, только мешаться будешь, — велел я парню.

— Но…

— Это приказ! — рыкнул я. — Пока я буду тут занят, спрячься и жди. Будешь моей страховкой на случай, если я проиграю. Поможешь удрать. Ну, или, если не терпится сдохнуть — можешь выискать возможность для атаки уже после того, как я займусь этими гандонами.

Я не собираюсь сегодня подтирать за Ромой штаны. Он уже вполне самостоятельный, сильный воин, у которого имеется своя голова на плечах. И как ей распоряжаться — решать, в первую очередь, ему самому. Я не могу приглядывать за ним в этом бою, мне нужно полностью сосредоточиться на противнике, иначе вся затея обречена на провал. Поэтому, отвернувшись от неохотно кивнувшего и полетевшего в сторону пацана, я обратил взор на встречающую меня делегацию.

Тысяч десять воинов, разбитых на десять же квадратов по тысяче бойцов, а позади них — несколько сотен людей, от которых отчётливо ощущались эманации Смерти. А позади всего этого великолепия находился вражеский Князь собственной персоной, в окружении полутора десятков Лордов. Парень уже не выглядел эдаким денди на светской прогулке — напряжённое выражение лица, плотная мантия и длинный, чёрный посох, воткнутый перед ним в землю.

— Приветствую тебя, явившийся на смерть, — раздался торжественный голос главного некроманта. — Уважаю твою решимость сражаться за своих до самого кон…

Слушать, что он там уважает, я не стал — как и его подчинённые, что готовились выдать свои атаки по нам с Ромой. Ярко, обжигающе вспыхнул мой аватар, расправляя плечи и заключая меня в свой шлем. Я не стал оригинальничать и ударил потоком пламени прямо по ближайшему тысячному квадрату.

Мою атаку встретило больше тысячи защитных заклятий — от артефактов до личной магии воинов, и объединённые силы отряда, в котором даже Полководцев было лишь с два десятка, сумели отразить удар могущественного Системного Князя, объединившего свои силы со своим главным козырем. Что ж, молодцы, однако это лишь начало…

Что, впрочем, было верно для обеих сторон. Остальные противники, все девять вражеских отрядов, ответили своими атаками, и даже мне пришлось сделать несколько шагов назад. Слабые по отдельности, вражеские атаки сливались в такой вихрь мощи, что не будь я Коснувшимся, и не имей я огромного резерва собранного и обработанного моими Мистериями пламени, то после подобного меня бы изрядно выбило из колеи.

Однако я был самим собой. Русланом Мераевым, Мясником, кровожадной и беспринципной сволочью, алчной до силы вообще и личного могущества в частности. Кто-то растёт в тренировках, кто-то — в познании себя и своих сил, а я расту в бою. Там, где есть риск сложить голову, там же и мой источник вдохновения. Адреналин в крови, азарт боя, смешанный со страхом смерти и отчаянной яростью — вот мои самые верные спутники на пути к силе. И какая-то горстка неудачников под предводительством Князя трупоёба точно не то, что сможет меня сегодня остановить!

Глефа в руках огненного гиганта обратилась сплошным огненным кругом, размываясь от скорости вращения — а затем обрушилась на тех же неудачников, которых я атаковал первыми. Одновременно с этими прямо из тела исполина выстрелили десятки тысяч небольших, с кулак размером огненных шаров и закружились в танце, не торопясь обрушиваться на врага.

Вражеский строй и на этот раз выдержал удар, а вот мне пришлось ставить барьеры и всерьёз заботиться о своей защите, ведь на этот раз в меня били не одиночными ударами — все, кто мог, среди противостоящих мне врагов, использовали коллективную магию. До того уровня, что был у меня и моего отряда во время покорения Башни, никто и близко не дотягивал, к счастью, однако даже этого хватило, что бы я изрядно напрягся.

— Вечер перестаёт быть томным, а, сучье семя?! — громогласно расхохотался я, чувствуя, как меня захлёстывает волна азарта и ярости…

* * *

— Что там происходит? — устало поинтересовался Андрей, глядя на зарево далёкого боя.

— Кажется, наш старый знакомый подъехал, — невозмутимо ответил Камень.

Немногословный, хитрый, жёсткий и временами даже жестокий, он производил угнетающее впечатление на любого, кто глядел на него. Перепачканный своей и чужой кровью, покрытый гарью, с обрубком вместо левой кисти и странной, цельнометаллической стрелой из правого глаза, в избитых, посечённых, местами оплавленных, местами разбитых доспехах, он, тем не менее, твёрдо стоял на ногах, невольно заставляя задуматься, а человек ли этот монстр, у которого уже минимум три смертельных ранения?

Сегодня и враги, и друзья имели возможность убедиться в могуществе этого скрытного боевого мага. Не стремящийся обычно в первые ряды ни в бою, ни в миру, сегодня он полностью раскрыл свои карты и дрался так, что от него даже свои шарахались. Именно он самолично отразил две из трёх опаснейших атак на посёлок, грозивших немедленным разгромом.

В первый раз он повёл в атаку полсотни бойцов против десятка тысяч мертвецов и двух тысяч живых, что прорвались в широкую прореху в защитном барьере. Наличие такого количества врагов грозило тем, что они сумею пробить защиту изнутри и подготовить плацдарм для противника — собственно, в том и состоял план врага. Они не могли не попытаться закончить дело разом, особенно если риск ложился в основном на мертвецов и вассалов. А ни тех, ни других Нуменору особо жаль не было. На то их и держали, если подумать.

Среди врагов было четверо Лордов, две сотни Полководцев и без счёта прочей шушеры. И как назло, именно в этот момент защитники не могли навалиться все разом — атакующие обрушили такой шквал ударов, что прорехи в барьере приходилось затыкать своими силами, ибо накопители просто не успевали перегонять Дух по энерговодам.

Это был шах, грозящий перейти в мат, но тут Камень показал, на что он способен. Не давая врагу времени подготовиться, он ударил сразу по основной угрозе — Лордам. Те, рассчитывающие на то, что сквозь защищающую их армаду сходу никому не прорваться, вовсе не ожидали появления такого противника прямо у них под носом и готовились взламывать свой участок барьера изнутри. Однако Камень со своей горсткой безумцев, ценой смерти всего отряда, сумел пробиться сквозь все вражеские войска за шесть секунд — и каждая из этих секунд была оплачена почти десятком жизней за раз.

Представший перед четвёркой вражеских Лордов Камень остался в гордом одиночестве, но оно того стоило.

Вообще, магов такого ранга почти невозможно застать врасплох, но ключевое слово — почти. Враги были в процессе подготовки сложного коллективного заклинания, перенаправить которое на собственную защиту или хотя бы на попытку прикончить наглого противника было попросту невозможно — целью их заклинания служил барьер Тайного. Момент для атаки был подобран идеально, и Камень сполна использовал дарованное ему погибшими подчинёнными преимущество.

Первого из врагов обратил в кровавую кашу гравитационный пресс, в который было вложено столько силы, что ни защита доспехов, ни автоматически сработавший артефакт барьера, заготовленный им на подобные случаи, просто не справились с нагрузкой.

Одновременно с этим, даже не глядя, получилось ли достать первую цель атакой, Камень рубанул коротким мечом по шее второго противника. Сразу убить не вышло, сработала прочность и свойства его брони, но несколько ударов, приправленных магией — и врагов осталось уже двое.

Внутри барьера точка привязки возрождения была привязана к месту гибели, так что парочка врагов возродилась здесь же, спустя пару мгновений — лишь затем, что бы не успев ничего сделать, обратиться каменной пылью. Ультимативное заклинание Камня, Жертва Стихии, обращало всех врагов в радиусе двухсот метров в каменное крошево. Заклинание обладало рядом недостатков, что не позволяли считать его необоримым, но тем не менее — едва воскрешённые Лорды, полные ярости, попросту не были готовы к тому, что бы оказаться в эпицентре ультимативного заклинания без защиты доспехов и жизнеспасительных артефактов. И к их несчастью, возрождение происходило почти мгновенно — здесь этим процессом управляли командиры крепости, к числу которых относился и Камень, так что за полтора десятков секунд он навеки отправил к праотцам двоих вражеских Лордов.

А затем в долгом, трёхминутном бою продержался один против всех до прибытия подкреплений и атак основными защитными артефактами крепости. Создания плацдарма врагом удалось избежать, однако в итоге у самоотверженного Лорда осталась последняя жизнь и он лишился кисти. Ну, и доспехи повредил.

Второй раз был менее эпическим, но именно там он лишился глаза. Целители были не в силах безопасно извлечь стрелу-артефакт, с трудом сумев оградить от её действия организм, но даже такой, израненный и уставший, Камень всё ещё оставался одним из немногих Лордов Тайного, а потому и не думал отсиживаться в стороне. И сейчас он стоял вместе с Андреем и группой сильнейших оставшихся бойцов, наблюдая за вовсю разошедшимся огненным гигантом.

Из этого своеобразного командного пункта в случае нужды наносились контр удары на тех участках обороны, где становилось особенно жарко. Пока общими усилиями врагов удавалось сдерживать — пусть и ценой не столь уж и малых потерь.

— Надо прорываться к нему, — предложил кто-то.

— Нет, — возразил Камень. — Они только этого и ждут. Если мы высунемся сейчас, то нас попросту окружат и уничтожат. Перевес слишком велик.

— Но мы же не можем просто стоять и смотреть, как он там один с целой армией дерётся!

— Ещё как можем! — резко ответил израненный волшебник. — Пока мы тут, враги не могут бросить все силы на него, опасаясь нашей атаки в тыл. Да, здесь далеко не элита Нуменора, но и не какой-то там сброд. Они не уверены, что у нас ещё осталось в запасе, и потому вынуждены основные силы держать здесь — ведь если они разомкнут кольцо, мы можем попытаться удрать. А тогда какой смысл во всём этом сражении? Уж если уйдём мы, то Руслан точно не станет тут задерживаться сверх необходимого. А остановить его они едва ли сумеют. Да и вообще — как по мне, он пока вполне неплохо справляется. Скорее, нуменорцам сейчас придётся своих в помощь против него высылать.

Словно в подтверждение его слов, со стороны сошедшихся в бою Князя и его врагов повеяло могучим выбросом Духа — а затем с небес дождём посыпались жёлтые молнии. Сам же великан с удивительной для его размеров скоростью метался в воздухе, уходя от многих направленных на него ударов и отвечая огромными огненными копьями, переполненными разрушительной мощью. Шаткое равновесие их противостояния наконец нарушилось — один из отрядов нуменорцев не выдержал шквала молний и нескольких ударов пламени, пришедшихся в их защиту почти одновременно.

Целую тысячу воинов обратило во прах почти мгновенно. Натиск на огненного гиганта ослаб, и он с размаху приземлился на землю, опускаясь на одно колено и вонзая глефу глубоко в землю. Пользуясь неподвижностью противника, на него тут же обрушилось множество ультимативных заклинаний вражеских Лордов. Гиганта ощутимо повело, и даже пламя стало многократно глуше — всё же одновременный удар такого количества далеко не слабых противников был не шуткой. Особенно если учесть, что все оставшиеся девять отрядов тут же ударили вслед за Лордами.

— Блядь! — скрипнул зубами, сжимая кулаки, Андрей. — Нахрена он так подставился?!

Однако, как оказалось, Руслана было ещё слишком рано списывать со счетов. Всё поле боя на несколько десятков километров вокруг внезапно, в один миг обратилось пламенем — и под ногами всех его врагов взорвались настоящие гейзеры магмы, взлетающие высоко вверх. Вновь сгустившиеся тучи исторгли из себя настоящий поток молний, отдавая всю вложенную в себя силу, а тысячи огненных шаров, до того просто круживших без дела вокруг гиганта, обрушились на врагов, с грохотом взрываясь при каждом соприкосновении с противником. Строй врага рухнул, и в воцарившемся хаосе стало ясно, что Князь победил.

— Ого, да он и мозгами шевелит иногда… — удивлённо присвистнул Камень.

Эта атака явно дорого обошлась Мяснику, однако эффект стоил затраченных усилий и риска. Разом погибли тысячи вражеских воинов. Причём не просто погибли — возрождаясь, бойцы тут же гибли вновь, ибо выжить в огромном озере магмы, порождённой Высшей Магией Огня, напитанной Мистериями одного из сильнейших в мире Князей, рядовому бойцу было нереально. Выжили в основном лишь Полководцы и Лорды, но даже среди них были те, кто потерял хотя бы по одной жизни. А учитывая, что к этому дню было немало тех, у кого и жизнь-то оставалась лишь последняя, то и среди них оказались необратимые потери.

Фактически, войска врагов, противостоявшего Руслану, больше не осталось. Зацепило даже отряды, занятые штурмом города. Однако это явно нелегко далось Мяснику — локальный армагеддон отнял большую часть его сил. Исчез огненный гигант, растворились бесследно чёрные тучи, бившие молниями, и посреди огненного ада осталась стоять устало опирающаяся на глефу фигура.

— Впечатляюще, — раздался голос взлетевшего в верх Князя-некроманта. — Но это твой конец.

— Не только его, — внезапно раздалось будто бы со всех сторон. — Это конец для всех вас, враги Леса!!!

И со всех сторон, насколько хватало глаз, начали появляться фигуры обитателей этих чащ. Дендроиды, звери, гигантские насекомые из колоний, какие-то бестелесные существа… Финголфриан, окончательно потерявший терпение, решил покончить с теми, кто нанёс ему столько ран, одним разом. И великому лесу было абсолютно плевать, кто прав, а кто виноват — сегодня он собирался убить каждого из хуннусов…

* * *

— И это весь твой план? — чуть разочарованно протянул Авидайл, глядя на Императора. — Прикончить Руслана силами леса? Серьёзно?

— Ну почему сразу мой? — покосился тот на него. — Я что ли, решил спалить изрядный кусок леса? Да и я ли вообще затеял устраивать разборки посреди магического леса, обладающего самосознанием? Эти недоумки сами решили, что лес будет на их стороне, раз они просто защищаются. Имей они мозги, вспомнили бы, что у него абсолютно отличное от хуннусовского мышление.

— Справедливо, — кивнул Сумаил. — Тебе не в чем его винить.

— Да я и не виню, — пожал плечами Авидайл. — Пусть сами разбираются. У нас дела поважнее.

Вся сотня Хозяев Этажей и больше полутора тысяч Судей ныне парили в странной, серо-серебристой пустоте, что являлась Заклинательным Чертогом Авидайла. Для ритуала Слияния Этажей было решено использовать именно его место силы — в конце концов, сильнейший маг, что вполне логично, обладал наиболее мощной «площадкой» для сотворения Великих Заклятий.

Заклинательным Чертогом называли место, специально обустроенным под себя чародеем. Здесь была предельная концентрация его собственных Законов, выращенных им в себе. Собственно, в этом и заключалась сама суть этой ступени — достигший её больше не использовал внешние силы. Во внутреннем мире каждого Трансцедента существовали его собственные Законы Силы, в которых заключалось его понимание различных сил мироздание. То самое Семя Трансцедентности, что давало свои входы после преодоления этапа Бессмертия. Каждый, кто достиг этой стадии, уже не зависел от различных Мистерий стихий, аспектов и путей, существовавших во внешнем мире, как Бессмертные.

Говоря проще, если Руслан использовал понимание Мистерий Огня для усиления своих атак пламенем, он делал это как бы соприкасаясь с законами Огня вселенной. Это была не его сила, это была сила его понимания и взаимодействия со стихией. Оборви эту связь — а в мире, как предстояло узнать пока ещё юным хуннусам, существовало немало способов это сделать — и ему придётся вновь полагаться исключительно на свои силы. Конечно, он в любом случае, даже несмотря на блок, будет сильнее, чем если бы вовсе не владел Мистериями, но не настолько, что бы противостоять тому, у кого они будут не заблокированы, даже если в равных условиях у последнего куда слабее понимание этих самых Мистерий.

С Трансцедентами было иначе. Их Мистерии и Законы исходили из них самих, они были Силой сами в себе, неким небольшим отдельным мирком, и потому не существовало способа отсечь их Мистерии и Законы от них. К тому же, сколь бы ты талантливым не был, сила, даруемая собственными Законами, на порядок выше той, что дарует внешний источник — как у Бессмертных, например.

Конечно, в целом, вселенские Законы, Мистерии и прочие правила Силы куда могущественнее, чем у любого Трансцедента, но в данном случае это не важно. Пусть у всех и разный предел того, что можно получить от вселенной, но в конечном итоге существовал предел, выше которого выжать дополнительного усиления из понимания мира не выйдет. А у Трансцедентов такого просто не было — из себя они могли выжать хоть всё до капли.

Так вот, Заклинательный Чертог был местом, где чародей проецировал вовне частички своих законов, что бы в случае нужды использовать накопленную здесь силу. Это было не просто резервуаром Духа, но и частичками самой сути внутреннего мира Трансцедента, что давало невероятные возможности при правильном использовании данного места.

И сейчас они все ждали, пока Заклинательные Чертоги всех присутствующих будут притянуты с других Этажей окончательно и сольются с Авидайловым Чертогом, давая максимальное усиление. В конце-концов, Слияние Этажей было процессом не только наложения сотни могомерных изолированных пространств друг на друга, это было лишь самой малой частью процесса. Основной целью было окончательное укрепление и превращение Башни в уникальную по сути своей крепость, что обеспечила бы им надёжный тыл в Центральном Мире.

— Ну, поехали? — чуть нервно спросил Авидайл?

Остальные ответили согласными кивками.

* * *

С приходом лесных обитателей всё окончательно пошло кувырком. Если до того я имел хотя бы смутное представление о том, что и зачем делать, то теперь окончательно наступил хаос. Шквал атакующей магии, звериный рык и щелканье челюстей насекомых, бушующий шторм тысяч столкнувшихся Воль и враги, тысячи врагов вокруг — всё это девятым валом захлестнуло меня и едва не утопило. Однако едва не считается — хрен я так просто сдохну!

Удар глефы рассекает пополам здоровенную, закованную в хитиновую броню тварь, стоящих позади него существ сжигает лезвие пламени, что сорвалось с острия, а я уже бросаюсь дальше. Какие-то корни, прочностью не уступающие легированной стали, пытаются сомкнуться вокруг меня, но я быстрее. Вскочив, я бегу прямо по корням к стволу и начинаю осыпать его ударами глефы, из которой вырываются языки пламени. Дендроид ревёт от боли, ветви начинают беспорядочно хлестать во все стороны, но он уже труп — потеряв концентрацию, он не удерживает заклятие, защищающее его от моего озера магмы, и воя от ужаса вспыхивает и сгорает.

Не теряя времени, я продолжаю бой — мой рукотворный филиал ада весьма сильно помогает мне, заставляя врагов тратить силы на то, что бы не сгореть. Сотворённая мной магма не желает мирно течь по земле, постоянно взрываясь гейзерами и пытаясь уничтожить всё, до чего может дотянуться. Кажется, я случайно сотворил чудовище — у озера явно есть некий примитивный, звериный разум, который толкает его пожирать в своих объятиях всё живое.

К сожалению, оно не подвластно мне — некое подобие жизни в него вдохнул не только я. Окончательная гибель тысяч представителей высшей расы и нечто, что сотворили коллективно некроманты, смешалось с моей магией и породило это неуправляемое нечто. Хорошо хоть, меня сжечь не пыталось, признавая во мне некую родню — а может, просто не обращало внимание от обилия куда более просто добычи вокруг, кто знает. Во всяком случае, действия магмы обретали всё более осмысленный и упорядоченный характер — отчего хаоса на поле боя становилось лишь ещё больше.

Побоище шло уже третий час. Не знаю, что было с Тайным и штурмовавшей его ратью, ибо мне каждый миг приходилось биться за свою жизнь. Я растратил не просто большую часть своих сил в предыдущем бою — нет, как раз таки запасы энергии пополнить в этом огненном аду мне было несложно. Но вот моё энергетическое тело уже попросту выдохлось и не было способно на подвиги. Говоря простым языком — я банально слишком сильно устал, так что приходилось ограничиваться глефой, техниками усиления и ускорения и не слишком энергозатратными атаками. Даже воззвать толком к Мистериям Огня не мог — не выдерживала энергетика.

И потому я просто рубился в бесконечном потоке врагов. Совсем уж от Мистерий я тоже не отказывался, но использовал их силу весьма скупо и ограниченно, ровно столько, сколько было нужно для каждой отдельно взятой атаки. Это неплохо тренировало контроль, но вот уж до чего мне сейчас не было дела, так это до контроля.

А затем, в какой-то миг, мир замер, и мы услышали разгневанный рык, от которого у меня душа ушла в пятки, ибо я узнал бы этот голос и среди миллиарда иных:

— Как вы посмели, черви?

Не знаю, к кому он обращался, но я бы обосрался на месте этих бедолаг. Ибо голос принадлежал самому Хунну. А затем я услышал ответ.

— Потому, что иначе ты погубишь наш народ! — спокойно произнёс Бельсигард.

— Хуннусы — это я! — гневно возразил голос, от звуков которого затряслось мироздание.

— Ты лишь хранитель, защитник и наставник, но никак не правитель и уж тем более не весь народ! — ну куда же без моего предка с его шилом в жопе. — Эту силу тебе дали мы, и дали с целью спасти наш народ. План возрождения и мести рухнул, и пора это признать. Хочешь ты того или нет, но мы сделаем, как решили!

А затем мир… Не знаю, как это описать. Он на несколько мгновений посерел, лишился всех красок, а затем вновь вернулся в нормальное состояние. И, наверное, к каждому в этот миг пришло понимание — Башня необратимо изменилась. Неизвестно, как именно, но кардинально и бесповоротно. И первым признаком этого стало значительно увеличившееся количества Духа в атмосфере.

— Что ж, — зло проговорил Хунну. Глас, каждый звук которого произносил различный голос, звучал особенно жутко. — Пусть будет так. Но отныне и впредь вы лишитесь всякого влияния на это поколение.

— Как скажешь, Великий.

А в следующий миг я и стоял в толпе растерянных людей, рядом с нашим лагерем в топях.

— Мой последний подарок, малых Рус, — услышал я голос Авидайла. — Надеюсь, ты сумеешь вырасти и прийти в Центральный Мир. Я буду ждать тебя и остальных там.

А затем чувство, которого я раньше даже не замечал, чувство присутствия моего великого предка, пропало. Что произошло? О чём шла речь? Я не знаю. Но видимо, ответы на все вопросы отныне и впредь придётся добывать, полагаясь исключительно на себя. Детство кончилось, взрослые уехали по своим делам…






Конец


Оглавление

  • Глава 1. Пролог
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23