КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605548 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239838
Пользователей - 109759

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

ВПНТ-СЗА [Тимур Айтбаев] (fb2) читать онлайн

- ВПНТ-СЗА (а.с. Вселенная Бездны ) 928 Кб, 269с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Тимур Аскарович Айтбаев

Настройки текста:



Тимур Аскарович Айтбаев. ВПНТ-СЗА

Глава 1

Вы призвали не того… Снова! Зомби-апокалипсис!

Глава 1.

Открыв глаза, я некоторое время пялился на белый потолок и никак не мог понять, что именно меня разбудило, где я нахожусь и что вообще вчера было. А потом мозг все же соизволил хоть немного включиться и начать обрабатывать поступающую информацию.

Крики, рычание, выстрелы, вой сирен, чьи-то вопли в мегафон, визг сигнализации… Понятно, что меня разбудило. Симфония, мать твою, агонизирующего города! И я прямо в её центре!!!

Резко сев, тут же не сдержал протяжного стона от режущей боли в животе. Быстрый осмотр выявил свежий шрам от рваной раны на все пузо и много-много свежей крови на мне и вокруг. Впрочем, боль быстро проходила, сигнализируя о работе регенерации… очень слабенькой, относительно моей обычной.

— Так, понятно, что нихуя не понятно, — пробормотал я и тут же замер. — Ээээ… Раз-раз, прием? Бляяя… Да чтоб меня Мортэм в засос поцеловал!

Голос был не мой. Похож, но не мой. Более тщательный осмотр тела тоже выявил отличия — оно было не мое, но похоже по пропорциям, весу, росту, фигуре… Но все же не мое.

— О-ху-еть… — раздельно проговорил я, глядя на свою правую руку. На которой не было и намека на присутствие Йасасайха. — Так, ладно, все потом! Сначала ситуация… И пить. Да, пить. И пожрать что-нибудь.

Все же встав с холодного, залитого кровью пола, я осмотрелся.

Прихожая незнакомой квартиры. За спиной — мощная входная дверь с кровавыми отпечатками на столь же мощной задвижке. Из-за двери слышится приглушенное рычание какой-то твари и тихое пошкрябывание чего-то о металл. Скорее всего, когтей.

На всякий случай проверил задвижку и дополнительно запер дверь на пару замков — чтобы там за ни поджидало, но встречаться с ним сейчас я желанием не горю.

Из небольшой прихожей вело две двери. Одна в комнату, вторая в ванную. Из комнаты еще одна дверь шла на кухню. Все помещения небольшие, обстановка холостяцкая. Бытовая техника и прочие «блага цивилизации» не впечатляли — явно не космическая эра, а скорее девяностые года моего родного мира, причем с уклоном то ли в Америку, то ли в Европу. Нашел фото хмурого мужика лет тридцати с какой-то улыбчивой девкой, стоящее на столе в рамочке. Сравнил с тем, что увидел в зеркале в ванной. Одна и та же харя: спортивная фигура, легкая небритость, черная короткая шевелюра с ранней проседью, карие глаза и чуть кривоватый, явно не один раз сломанный нос.

— Похож, но не я, — покачал головой своему отражению.

В ванной быстро смыл с себя кровь, затем вернулся в комнату и, порывшись в шкафу, довольно оскалился: мужик явно был охотником или рыбаком, так что обнаружился удобный костюм лесного камуфляжа с берцами и пара мощных ножей с лезвиями в локоть длиной. К сожалению, огнестрела не было, лишь набор по уходу за оружием и несколько гильз двенадцатого калибра — хранил стволы предыдущий владелец тела явно не дома. Впрочем, мне и кинжалов хватит — все равно к стрелковому не приучен.

Переодевшись и повесив оружие в ножнах на пояс, напился воды из чайника на кухне и соорудил себе монструозный бутер из того, что было в холодильнике. И только сжевав половину перекуса, наконец решился на то, что стоило сделать в самом начале — отодвинул плотно закрытую штору и выглянул в окно.

Улица типичного такого мегаполиса америкосовского типа. Надписи были не на английском, но вполне читаемы и понятны — кто-бы ни засунул меня в эту тушку, но знанием языка он озаботился. А еще за окном шел типичный зомбиапокалипсис. Вернее, его начало или окончание начала… В общем, основная волна зомби и истерящих человеков уже схлынула, и в данный момент по опустевшей улице с горящими и перевернутыми машинами тут и там кучковались свеженькие ходячие мертвецы, активно трапезничающие трупами.

— Ну что, могу себя поздравить с попаданием в очередную задницу, — покачал головой, аккуратно прикрывая штору обратно.

Вернувшись на кухню, запил окончательно сожранный бутер еще одной кружкой воды и, поудобней сев прямо на пол, попытался выйти в астрал. Со скрипом, но получилось. Осмотрелся. Охуел. Вышел. Просто потому, что делать там мне было нечего. Ибо там ничего и не было: ни меток богов, ни Замка, ни Сада… вообще ни хуя. Только ядро с оболочкой воспоминаний.

Вынырнув из астрала, прислонился затылком к тихо гудящему холодильнику. Постучался об него пару раз. Потом достал кинжал и сделал небольшой надрез на тыльной стороне ладони. Засек время на настенных часах. Порез затянулся минут за десять. Встал и попробовал поднять холодильник. С некоторым трудом, но удалось. Сделал несколько ударов по воздуху на пределе скорости. Разочарованно покачал головой.

— Итак, что мы имеем? — вновь присев у холодильника и поигрывая ножом, принялся подбивать итоги. — Предыдущий владелец этой тушки в начале зомбиапокала нарвался на какую-то тварь, что вспорола ему брюхо, кое-как заполз домой, запер дверь и благополучно сдох. Тут кто-то из товарищей бессмертных, умудрившись нигде не наследить, загрузил в освободившуюся тушку мои воспоминания, подлечил и… все. Вопрос — нахуя? Ммм? Никто ответить не хочет? — глянул на потолок. Божественного озарения не получил. — Ну и похуй. Тогда перейдем к текущим вопросам. Я сейчас чуть сильнее и быстрее тренированного человека, но и только. Из спец-возможностей — всего лишь слабая регенерация и собственный опыт… Досталось мне физическое усиление от владельца тела или это результат моего вселения? Непонятно. Являюсь ли я оригинальным Андреем? Скорее всего нет, просто менто-копия. Есть ли у меня дар Буревестника? Сомнительно, но отрицать нельзя, так что нужно готовиться ко всякой внезапной и нездоровой херне. Магия… — прислушался к телу и астралу. — Пока глухо. Система? Статус? Тоже пусто. Нейросети нет. Артефактов нет. Астральных квартирантов нет. Каналов связи с богами нет. Вообще никаких астральных связей нет. Читерных татуировок нет. Вокруг лютуют зомби. Из возможностей только слабенький реген, пара ножей и собственный опыт. По сравнению с тем, что было у «основы» — хуй да нихуя, блядь.

Еще минут пять попялившись в потолок, от души выматерился и начал действовать.

Как бы там ни было, копия я или что-то еще, но жить все равно хочется. И пусть в мире глобальный пиздец с зомбями, но у меня всяко больше шансов выжить, чем у местных тупо за счет того самого опыта — разнообразного, уникального и на три четверти неприятного. Но если взглянуть на это мое «попадание» с положительной точки зрения, то вместе со всеми возможностями и связями я лишился и всех обязательств и проклятий. Чистый лист. Возможность начать все сначала.

— Если бы еще не орда ходячих мертвецов, заполонивших как минимум этот город, а то и большую часть мира, — со вздохом покачал головой.

Повторный, но уже более целенаправленный шмон квартиры дал довольно приятные результаты: спальник со сменной одеждой, пара зажигалок, консервы типа «завтрак туриста» в количестве двух десятков штук, литровая фляжка с водой, походная аптечка, небольшой котелок, набор аллюминиевой посуды на одну персону, хороший нож-мультитул и относительно компактный походный рюкзак, в который все это добро и было упаковано. Ну и паспорт с набором кредиток и пачкой налички захватил — так, на всякий случай. Звали меня, кстати, Андрэ Кори и возраст стоял двадцать восемь лет.

Также достал пару курток из плотной кожи, которые без сожалений пустил на ленты, после чего обмотал ими (лентами) левое предплечье, соорудив что-то вроде дополнительной защиты, чтобы не принимать укусы и удары тварей голой жопой.

— Не легендарный артефакт, но хоть что-то, — нервно хмыкнул, подвигав обмотанной рукой.

Перед выходом попробовал включить телевизор и радио, так как компа в доме не нашел, но большая часть каналов пищала заставкой технических неполадок, а несколько рабочих вещали зацикленную запись от правительства, сообщавшую о неизвестной эпидемии и призывавшую не выходить из домов и ждать спасателей.

— И чего я ожидал, собственно говоря? — пробормотал себе под нос, вырубив зомбоящик. — Теперь можно с чистой совестью валить куда подальше. Вопрос только — куда именно? Хотя, какая в жопу разница? Куда-нибудь ноги да выведут.

Еще раз перекусив остатками хлеба и колбасы, посидел на дорожку и начал осторожно открывать дверь. Естественно, с ножом в руке. Вот только на лестничной площадке было пусто, остались лишь лужи крови и кровавые отпечатки босых и обутых ног.

Принюхавшись, скривился — амбрэ из крови, говна и гнили стояло первостатейное. Слух тоже не порадовал — на площадке помимо моей было еще три двери, из них две приоткрытых, и оттуда доносилось характерное чавканье. Из-за последней двери было слышно не менее характерное рычание. Подумав, нужно ли мне изображать героя и зачищать весь подъезд, плюнул на это дело — явно не тот жанр. Будь тут система, подобное бы имело смысл, а так…

Прикинув варианты, решил пойти наверх — потрачу пять минут, но хоть осмотрюсь с крыши, если туда есть выход. Выход был. А еще было трое зомби, которые толклись на верхней площадке, прямо под открытым чердачным люком. И это «жжжж» было явно неспроста.

Аккуратно скинув рюкзак, перехватил кинжалы и привычно начал подбираться к мертвецам, что увлеченно втыкали в стену белесыми глазами. Пусть берцы — не самая подходящая для тактики шиноби обувь, но и у меня противники — не эльфийские рейнджеры, а опыта в этом деле задницей ешь… которой этот самый опыт и был выстрадан. Мде.

К ближайшему зомби подкрался без происшествий и со спины, резким движением всадив кинжал в затылок. Удар получился на загляденье, просто образцово-показательный, но вот сам клинок вошел туговато — все же черепная кость штука крепкая, а силы у меня нынче недобор. Что я и учел со следующими двумя мертвяками, всаживая один кинжал в основание черепа, а второй — в висок. Результат получился тот же, а входили и выходили лезвия легче.

Быстро обшмонав трупы на предмет ништяков, разочарованнно покачал головой — никаких мифических копий и легендарных доспехов, только пачка презиков, да и та початая.

— Ну, если не по прямому назначению, то хоть для прикрытия стволов и переноски воды использую, — едва слышно ворчал себе под нос, вспоминая незабвенного сержанта Сагару. Не того, который мой знакомый отбитый киборг, а тот, который в старой анимешке. — Кстати, а аниме в этом мире есть? Я бы мангу почитал. Что-нибудь про повседневность, школьниц и кексики. А то иссекая у меня и в жизни дохуя… Как и апокалипсиса… Как и гарема… Хотя нет, гарема сейчас как раз ни хуя… Эх-хе-хе…

Снова впрягшись в рюкзак, полез наверх по ржавой лестнице. Чердак встретил меня возмущенно курлыкающими голубями, пылью и мусором. Голуби подверглись особому осмотру, потому как мало того, что эти птицы дохуя коварны, так они еще и могут быть зомби-голубями! Опасения не оправдались. Зато мои предыдущие подозрения очень даже подтвердились — тут явно кто-то побывал, о чем говорила цепочка следов в пыли, тянувшаяся от люка до открытой двери на крышу. Взяв в левую руку кинжал, двинулся туда.

Крыша дома оказалась плоской и залитой каким-то темным покрытием, из-за чего жаркое полуденное солнце превращало её практически в сковородку. Края были огорожены невысоким — примерно по колено — бордюрчиком, возле которого я и нашел своих «предшественников» в виде двух трупов в полицейской форме.

— Вот и хуй поймешь, улыбается мне мадмуазель Фортуна искренне, или всего лишь отвлекает от пристраивающегося сзади нигера? — пробормотал я, садясь рядом со свеженькими трупаками и изучая находку.

О том, что случилось, гадать не приходилось — у обоих были укусы на руках и пулевые отверстия в головах, а у одного — явные следы зомбофикации. Видимо, обратившегося цапнули на улице, напарник приволок его на крышу, которая с какого-то перепуга показалась ему безопасным местом, и первый обратился уже тут, цапнув напарника и получив пулю в лоб. Второй, видя судьбу коллеги, решил не дожидаться превращения и сам вышиб себе мозги, о чем говорит зажатый в руке пистолет и характерная рана.

— Удачного вам перерождения, господа, и спасибо за хабар, — удостоверившись в окончательной смерти этих трупов и отсутствии других непосредственных угроз вокруг, полез лутать трупы.

Улов оказался неплохим. Две рации типа «кирпич допотопный», одна из которых неисправна, но вполне сойдет на запчасти, два простеньких полицейских бронежилета с интегрированными разгрузками и два пистолета. К последним шло по кобуре и по четыре запасных магазина. Модели огнестрела были мне незнакомы, но внешне напоминали незабвенные полицейские «беретты» с магазинами по пятнадцать патронов и автоматическим механизмом работы. Броник с разгрузкой выбрал тот, что был чище, нацепив его на майку под камуфляжную куртку. Кобуры с пистолетами и исправную рацию устроил на поясе, сломанную — забросил в рюкзак, магазины растолкал по кармашкам разгрузки. Попрыгал. Вроде не гремит.

Закончив с обновкой снаряжения, прошелся вдоль края крыши, осматривая город вокруг.

Мне в некоторой степени повезло, потому что данная девятиэтажка была одной из самых высоких зданий в районе, в то время как город состоял преимущественно из домов в пять-шесть этажей в «спальных» районах, небольших коттеджей ближе к окраине и высоток в центре. Этот дом находился как раз на окраине центра, так что видел я далеко и хорошо. Но вот увиденное мне совершенно не нравилось: многочисленные пожары, забитые брошенными машинами улицы и толпы зомби, бесцельно бродящие по округе. Выживших я с этой точки не заметил и сие есть крайне печально.

Присев на коробку кондиционера, несколько которых торчали тут, задумался о жизни своей нелегкой и дальнейших на неё планах.

Первое, что необходимо — разжиться оружием. Причем как нормальным огнестрелом, так и холодняком. Последнее даже предпочтительней в силу привычки и специфики нынешнего противника. В идеале подойдет полицейский участок — у них в арсенале и отделе конфиската должно быть много интересного. Но этот вкусненький объект сначала нужно найти, то есть потребуется карта или проводник. Лучше проводник, а еще лучше — проводница с миловидной мордашкой и сиськами пятого размера. После этого нужно будет взять какой-нибудь транспорт и сваливать в населенный пункт поменьше, где и концентрация зомби пожиже и людей выжило побольше. И уже отталкиваясь от этого строить дальнейшие планы. В идеале свалить бы из этого мира в более спокойный и дружелюбный, но кто же мне даст? Наверняка у засунувшей меня в эту тушку сучности далеко и глубоко идущие планы…

— Главное, чтобы зомби тут не были эволюционирующего типа, — вздохнул я, борясь со страстным желанием закурить или пожевать зубочистку. — И чтобы моя регенерация обеспечивала защиту от заражения, а то будет печально. Кстати, о печали…

Еще раз пройдясь по краю крыши, отыскал взглядом полицейскую машину — та нашлась возле моего подъезда, с наполовину расхераченным носом, которым поцеловалась с задом какого-то внедорожника. Как эти копы только выжили при такой аварии? Зато логика подсказывала, что в их машине могли остаться дополнительные ништячки. Да и, по-хорошему, хотя бы бегло осмотреть квартиры в подъезде стоило — мало ли, что могло заваляться у местных Плюшкиных. Может, кто-то тут из двинутых толкиенистов и коллекционированием холодняка занимается? Шанс, конечно, мизерный, но шанс на обнаружение тел копов при оружии на крыше был и того меньше. Так почему бы и нет? Заодно может быть наткнусь на выживших и спрошу насчет пути к полицейскому участку и вообще значимых мест в округе.

Спустившись обратно в подъезд, приступил к выполнению плана. По четыре квартиры на этаж, все одно- или двухкомнатные, так что много времени осмотр не занимал, а опыт в таком деле позволял тихо красться и упокаивать ходячую мертвечину раньше, чем они меня засекали. Девятый этаж ничем особым не порадовал, кроме вида на шикарную блонди, которая лежала на своей кровати с пустым пузырьком из-под снотворного в руках. Повздыхав об очередных мертвых сиськах и поборов порыв пожамкать её четвертый размерчик (пришлось тоном Даши-путешественницы напомнить себе, что некрофилия — это плохо), спустился на восьмой этаж. Там одна квартира была заперта и на негромкий стук никто не отзывался, а в трех оставшихся разжился еще десятком консервов и сожрал полкастрюли наваристого супчика, который еще даже не совсем остыл, стоя на электроплите. Седьмой этаж встретил меня одной закрытой дверью и в общей сложности девятью зомбаками в трех оставшихся квартирах. Тут же разжился парой байкерских перчаток со срезанными пальцами, двумя большими пачками презиков и, неожиданно, классическим обрезом от двустволки с пачкой патронов к нему — по полсотни пулевых и с крупной дробью. Судя по виду квартирки, она принадлежала какому-то мелкому мафиози, ибо там же прикарманил набор золотых цепочек и колечек общим весом килограмма на два. Шестой этаж был моим и ничего интересного там не оказалось — только четверка зомби. Пятый и четвертый — аналогично, разве что воды из бутылок напился, да пару бутыльков медицинского спирта и бинты из аптечек прихватил. А вот на третьем этаже меня ждал сюрприз…

Начать стоит с того, что на зомби я наткнулся уже на лестничной площадке, они в количестве трех штук стояли и упорно скреблись в одну из дверей. Эти ребята оказались столь увлечены процессом, что с их упокоением справился бы и вчерашний школьник, окажись он на моем месте. И вот от таких мыслей я на мгновение замер, ощутив шевельнувшуюся жопную чуйку, которая впервые с момента пробуждения в этом мире подала хоть какой-то голос. С одной стороны, это радует, ибо интуиции я не лишился. С другой — конкретно напрягает, ибо за дверью меня явно ждет что-то неординарное.

Облизнув губы, я оттер кинжалы от густой черной крови, вздохнул и… пошел шмонать остальные квартиры на этаже. Ну а что? Что бы там ни ждало, оно подождет еще немного, а если я вдруг провалюсь в портал или буду вынужден съебывать от огромного лысого мужика в пальто и шляпе, то лучше предварительно почесать своего внутреннего хомяка, чтобы он меня потом не грыз. Впрочем, почти ничего путного я не нашел — откопал только полулитровую фляжку с отличным коньяком в баре какого-то сибарита. Так что с чистой совестью… начал спускаться на второй этаж.

— Потому что ну его на хер, — пробурчал себе под нос. — Знаем мы эти ваши «приключения». Бывали, плавали, не понравилось…

Вот только уже на пятой ступеньке меня настиг звук открывающейся двери и тихий жалобный голосок.

— П… подождите…

Замерев, я прикрыл глаза, глубоко вдохнул, посчитал до пяти, выдохнул. И только после этого обернулся.

Девушка. Хотя, скорее, девочка. Лет ей от семнадцати до двадцати — точнее сказать не могу. Брюнетка, стрижка под короткое модельное каре с косой челкой, закрывающей левый глаз, фигурка стройная (даже излишне), грудь едва ли единичка, а возможно просто «нолик с лифчиком», росточка метр-полтора и одежда сугубо домашняя: растянутая серая футболка, протертые джинсы в обтяжку и белые кеды. В руках это «чудо» неуверенно мяло рукоять внушительной чугунной сковородки, а за спиной виднелся пухлый рюкзачок.

— В-в-вы же Андрей, да? — чуть заикаясь, поинтересовалась она, смотря почему-то не на меня, а куда-то выше.

Так, стоп!

— Только не говори, что я тут из-за тебя? — прищурившись, посмотрел на девушку очень недобрым взглядом.

— Нууу… — протянула она, делая неуверенный шажок назад. — Не совсем. Я просто выбрала бонусом у Системы «опытного помощника-телохранителя» и… в общем… Мне сказали, что пришлют какого-то Андрея и чтобы я ждала… эм… у двери и не прозевала… шанс… Простите.

К концу фразы она говорила совсем уж едва слышно, прикрываясь от меня сковородкой и прижавшись спиной к стене подъезда, ибо отступать от нависшего над ней меня дальше было попросту некуда.

Я еще пару секунд просверлил её взглядом, после чего обреченно вздохнул, сделал шаг назад и, прикрыв глаза, помассировал переносицу.

— Ебанный случай… Мало того, что отправили хуй пойми куда, вместо бонусов провели тем же хуем по губам, так еще и назначили ответственным за малолетку… Узнаю кто это сделал, доберусь до Основы и сдам со всеми потрохами. А потом буду наблюдать жаркий секас Буревестника с мозгами виновника посредством Копья, Уга-Чаги, пыльцы феи и щупалец…

— Эммм… Если это имеет какое-то значение… — осторожно привлекла моё внимание девушка. — Мне только что пришло сообщение, адресованное Вам. «Буревестник дал согласие на операцию и получил оплату. Бонусов выдала столько, сколько смогла. Младшая богиня Нивьен».

Я почесал щетину, переваривая новость.

— Вон оно как, Михалыч, когда вместо мыла вазелин… Ладно, пошли сядем и расскажешь все подробней.

Если моя новая знакомая и хотела что-то возразить, то не решилась и безропотно дала завести себя в свою же, насколько я понимаю, квартиру и закрыть дверь. Дальше я скинул рюкзак, развалился на кресле в единственной комнате и, отхлебнув коньяка из фляжки, кивком указал ей на диванчик напротив.

— Для начала проясню насчет себя, — видя, что девочка нервничает и мнется, решил начать сам, чтобы она собралась с мыслями. — Андрей, или по местному паспорту Андрэ Кори. Ни о каких договорах с Нивьен я не помню, но последние пару дней жизни оригинала вообще в голове весьма смутно отложились. Видимо, копию снимали с долгосрочной памяти, но… хрен там знает. В общем, я копия сознания одного неслабого и не самого адекватного типа, который пережил… некоторое дерьмо. Загрузили меня, как я понял, в помершего от раны мужика с шестого этажа этого дома сегодня утром. Об этом мире имею лишь весьма общее представление, да и то только потому, что родина оригинала находится на примерно таком же уровне технического развития. Сейчас я чуть сильнее и быстрее тренированного человека и обладаю слабенькой регенерацией. Умею драться руками, кинжалами, мечами и топорами, неплохо стреляю из лука, кинетического и энергетического оружия. Виртуозно владею копьями любых форм и чуть хуже — боевыми косами, спасибо, блядь, лолиформации… Кхм, не обращай внимания. Умею хорошо прятаться, подкрадываться и проникать на защищенные объекты. Имею опыт в пилотировании боевых бронированных скафандров, механоидов и космических кораблей, но в твоем мире это вряд ли пригодится. Обладаю информацией о разных богах, полубожественных тварях, общем строении Вселенной и механизме её работы. Собственно, все. И давай на «ты».

— Х-хорошо, — кивнула девушка. — Миранда, или просто Мира. Я… живу вторую жизнь. Про первую рассказывать особенно нечего. Была студенткой… эм… ты ведь знаешь… А, ну да! Говорил же… В общем, когда я была студенткой… на последнем курсе… меня машина сбила. А потом был свет и… Я не очень помню. Только как делала какой-то выбор и… потом я родилась тут. С Системой. Вот.

— Уровень у тебя какой, горе луковое? — вздохнул я.

— П… пятый?

— Стоп, — у меня дернулся глаз. — Поправь меня, если я ошибаюсь. Ты… родилась с Системой. Лет… сколько? Двадцать назад?

— Девятнадцать, — опустила она голову.

— И у тебя всего пятый уровень? — я потер переносицу.

— Нуууу… — Мира сомкнула кончики указательных пальцев перед лицом и пристыженно отвела взгляд. — Для опыта нужно было уб… убивать. Жел… желательно разумных. Я… не могу. Качалась на… насекомых. Тараканах там. Пауках… Ум.

Рука, это лицо. Лицо, это рука. Приятного вам знакомства.

Шлеп.

Глава 2

Я сидел напротив Миранды и думал о том, что не знаю о чем думать в этой ситуации. В итоге решил не заморачиваться.

— Давай начистоту, — я отхлебнул из фляжки еще пару глотков коньяка, ибо «на сухую» мой мозг такое воспринимать отказывался, а реген делал свое черное дело, стремительно отрезвляя от предыдущей порции алкоголя. — Вокруг творится пиздец. Ты меня в этот пиздец втянула, но по-факту никакой плюшки для охраны твоей тушки пока не предложила. Итак, я жду.

— Ч-чего? — чуть запинаясь, ответило это чудо дивное, пятиуровневое.

— Соблазнительных предложений, — выгнул я бровь, стараясь казаться как можно более невозмутимым. — Если по простому, то нахуя мне с тобой возиться? Хотя нет, не так выразился… Да не реви ты, не брошу я тебя! Ох, бляяя…

Мира решила, что я собрался бросить её одну на растерзание толпе голодных мертвецов. И у этой… героини случилась банальная истерика, которая копилась с самого начала апокалипсиса. Пришлось мне разливать коньяк уже на двоих, вскрывать консервы и тащить из её холодильника какие-то салаты. А потом едва ли не кормить это дитятко с ложечки, обещая остаться с ней и не дать ей сдохнуть от лап зомби. И не дать мародерам её изнасиловать. И каннибалам её жрать тоже не давать. И от всяких сектантов, которым позарез нужны молодые девицы для ритуалов, тоже пришлось пообещать отбить её полумертвую и практически снасильничанную тушку…

— Богатая же у тебя фантазия, — покачал я головой после последнего предположения о том, что скоро проснется какой-нить древний хтонический монстр, которому вот прям щас понадобится девственница, чтобы обмазать её кровью свои яйца… и не те, которые между ног, а те, которые высиживают. — Вот с хтониками я хоть и готов бодаться морально, да и опыт имеется, но все возможности такое провернуть остались у основы. Так что вернемся к заданному ранее вопросу… Что ты можешь?

— Сейчас — нем-ного, — чуть заплетающимся языком поведала Мира. — Но вот в потен-ци-але… Ого-го скока! Смотри… я и ты, как мой призыв, убиваем зомби, еретиков, мутантов и выполняем по-ручения… богини, вот. Так мы повышаем мой уровень. За это мне дают очки ха-рак-терис-тик и монеты развития. С очками все понятно? — естественно, я кивнул. — Так… вот… монеты… На них я могу прока…чать себя или тебя! Открыть новые… возможности, вот!

— Угу, отлично-замечательно, — покивал я, примерно начиная понимать как это будет выглядеть. — А теперь… А нет, уже все.

Последнюю фразу я говорил, глядя на уже отрубившуюся тушку брюнетки. Стресс, непривычно крепкий алкоголь и полупустой желудок сделали свое коварное дело.

— Эх… — вздохнул я, допивая остатки коньяка. — И ведь даже палапать особо нечего.

Устроив девушку на диванчике в лежачем положении, укрыл пледиком, а сам быстро убрал со стола и устроился в кресле. Достал свой арсенал и начал беглую проверку. Заодно и нормально почистил ножи от грязи и черной крови. Ну и обдумал ситуацию более спокойно.

Появление Миранды особо мои планы не меняло, даже облегчило. Как ни смотри, но системщик — зверь полезный. Даже такой. Тем более такой, ведь в боевом плане она будет сильно зависима от меня, а значит, постарается не косячить. С «монетами развития» тоже тема интересная, которая позволит мне набрать силы без обращения к разным… божествам.

Кстати, о бессмертных.

Меток на этой душе нет, как и стабильных каналов связи с богами. Это не значит, что их нельзя организовать — пару убитых разумных с воззванием к Дха, и привычная мана Бездны вновь будет струиться по телу. Вот только, как говаривали тайские проститутки, тут есть нюансик. Бездна — это безумие. Да, у меня есть опыт противостояния этому эффекту, к тому же с самой Древнейшей основа в более-менее хороших отношениях, но… Я — не Андрей. Не Буревестник. У меня нет читерной способности пропускать через себя катастрофические объемы божественной маны без вреда для души, которая в этой тушке самая обычная. Я просто сгорю. Или обращусь кровожадной тварью. С другими богами не лучше. Да и нет у меня самого никакого желания вновь подставлять задницу. Все же у оригинала уже выбора нет — слишком глубоко он во всем этом погряз. А у меня этот выбор есть. И пока конкретно не припрет, я к бессмертным за помощью обращаться не буду. Ну, может быть, к Ауттэ. Или к Антуанетте. Хотя до них могу просто не дозваться. Да и страшновато к Аннушке взывать — может в порыве чувств и пришибить. Чтоб, значит, не размножался почкованием, ибо ей одного оригинала более чем достаточно. Мда.

Кстати, а можно считать меня сыном самого себя? Ведь я, можно сказать, «родился» из памяти оригинального Буревестника с его согласия и при участии богини… Как её там звали? Нивьен, точно! В таком случае нужно будет как-нибудь передать основе приветик от «сыночка», хе-хе-хе. Представляю, как у него от такой интерпретации задергается глаз. У меня сейчас, например, дергается.

В общем, черновой план готов.

Жду пробуждения Миры для разъяснения некоторых вопросов, касающихся нашего развития и её пожеланий — вдруг нужно будет её родичей или верную подругу отыскать.

Потом обзаводимся оружием и снаряжением. Для этого лучше всего подойдут полицейские участки и супермаркеты. Кстати, нужно будет у той же Миры уточнить насчет средств для переноса большого количества вещей — инвентарь, запечатывающие свитки или еще какая лабуда, весьма полезная в текущих обстоятельствах.

Далее — нам нужна компания, ибо человек существо социальное и вдвоем мы очень скоро взвоем от недостатка общения. В идеале нужно поселение, которое сумело отбиться от зомби и более-менее восстановить инфраструктуру. Скорее всего, таковое нужно будет искать рядом с военными базами. Вот только военные — это правительство, а мы… будем привлекать внимание. А в адекватность местных властей мне верится не особо. Впрочем, сначала можно остановиться на небольшом отряде, членам которого можно будет доверить спину. Медика бы еще найти, а то регенерация — вещь хорошая, но с моими текущими возможностями не является панацеей.

Еще один пункт плана — сами зомби. Нужно будет убивать их как можно больше при любом удобном случае. По трем причинам. Первая — они не умеют размножаться естественным путем, следовательно число тварей на единицу местности конечно и их вполне реально истребить. Вторая причина — прокачка. Третья — эволюция. Я все еще не знаю, могут ли местные мертвяки мутировать. Если не могут, то все в относительном порядке и спешить нам некуда. Если могут, то нужно будет жопу рвать и становиться сильнее. А еще лучше вообще сваливать из этого мира.

Кстати, об эвакуации. Нужно так же потрясти Миранду на предмет учебников по рунной или ритуальной магии для построения врат. Дело это не особо сложное, насколько я знаю, просто муторное. Или можно обратиться к той же Мют. Думаю, мы сумеем договориться, хотя малышка и хитрожопа до безобразия… Но все равно лучше выполнить пару её поручений, чем всю жизнь жить в условиях постапокалипсиса с мутировавшими зомби.

Вечер прошел относительно спокойно. Пока Миранда дрыхла, я дочистил подъезд от зомби и пробежался по двум соседним, собирая консервы и просто полезные вещи. Удалось раздобыть плотный мотоциклетный костюм с полным набором защитных пластин. Смотрелось это черное снаряжение весьма брутально и больше походило на футуристичную броню. От пули, конечно, не спасет, но вот укусы обычных зомби и удары от падений держать костюм должен спокойно. Правда, снаряга оказалась чуть великовата, но там были предусмотрены ремешки для подгонки, а потом в супермаркете или спецмагазинах можно будет присмотреть более подходящий по размеру аналог.

Вместе с костюмом отыскал ключи от мотоцикла и документы на него. Уже по госномеру в документах нашел этот самый транспорт на стоянке. Хороший такой железный конь, на котором с комфортом разместятся двое. Правда, бак полупустой, но это поправимо. Так что на первое время вопрос с транспортом можно считать решенным, но если не решится вопрос с инвентарем или его аналогом, то хороший внедорожник добыть все же придется. Кроме того, пошарился и в машине копов, но к собственному разочарованию ничего, кроме пачки патронов, не нашел.

Очнулась Мира ранним утром, около четырех часов. Небо только-только начало светлеть, а до восхода солнца было еще чуть больше часа. Впрочем, учитывая нынешние реалии это было отличным вариантом — лучше выдвинуться с рассветом и потратить на дела световой день, потому как электричество отрубилось еще вчера вечером, а ночным зрением я не обладал.

— Голова… — простонала девушка, не открывая глаза. — Пить…

— Переигрываешь, — хмыкнул я, тем не менее подавая ей стакан воды с шипучкой от похмелья, которую нашел в одной из распотрошенных аптечек.

Отпустило Миранду только через полчаса, за которые я успел соорудить завтрак.

— Ты жарил… на балконе? — уточнила девушка, тыча вилкой в чуть подгорелую яичницу.

— Переносной гриль, — пожал я плечами. — Газ отрубился вчера вместе с электричеством.

— И что… душа тоже нет? — печально посмотрела она на меня.

— Пока есть только влажные гигиенические салфетки, — хмыкнул я. — А потом выберемся из города, найдем речку и там помоешься. Ну, или можно найти большие баклажки воды и наполнить ими ванну.

— Ужас, — глаза Миры действительно выражали вселенский кошмар городского человека перед жизнью «дикаря».

— Да ладно, — фыркнул я. — Привыкнешь. Из собственного опыта говорю. К тому же, всегда можно извернуться, главное, чтоб фантазия работала. Та же лесная баня устраивается с помощью пары кусков брезента и ничем не уступает хорошей сауне. А для здоровья так даже полезней… Ладно, это все херня, с которой можно будет разобраться позже. В первую очередь нам нужно средство для переноса большого количества полезного барахла — системный инвентарь, сумки с пространственным расширением, запечатывающие глифы… В общем, ты поняла. Желательно, чтобы они еще и стазис-функцией обладали, чтобы продукты не портились. Есть такое?

— Есть, только… Ум… — девушка отвела взгляд. — Я за предыдущие уровни все монеты давно потратила.

— На что?

— На физические модификации, — совсем негромко ответила она. — Прыщи чтоб не высыпали… чтобы не толстеть… не болеть… не стареть… Умс…

— Ясно-понятно.

Ну а что я еще ожидал от молодой девушки, которая жила в относительно мирное время?

После завтрака мы собрали вещи и я провел небольшой инструктаж по пользованию огнестрелом. Девушке решил выдать один из пистолетов копов, а также бронежилет-разгрузку, ибо последний жутко мешался, будучи одетым на мотоциклетный костюм. Мое же вооружение не особо изменилось: пистолет на поясе, обрез сзади на пояснице и пара длинных кинжалов в ножнах на бедрах. Ну и охотничья разгрузка, найденная у одного из соседей вместе с пустым чехлом от ружья. Судя по следам, тот мужик умудрился свалить из дома вначале всей этой кутерьмы, не оставив даже пачки патронов…

Путь до центрального полицейского участка Мира знала — бывала там пару раз, сопровождая подругу. В ответ на мой подозрительный взгляд она помялась и, слегка покраснев, пояснила, что подруга часто превышала скорость и вообще нарушала ПДД, от чего и страдала.

— Мы поедем на этом? — уточнила Миранда полушепотом, когда увидела стоящий у подъезда мотоцикл. — А не разобьемся?

— Не должны, — покачал я головой, одновременно следя за парой групп зомби неподалеку, но те пока не обращали на нас внимания. — У меня есть опыт вождения… небольшой, правда. Но и экстремалить мы не собираемся.

— Если ты так думаешь… — вздохнула девушка, не собираясь спорить.

А я в это время думал о другом.

— Бить или не бить, вот в чем вопрос… — и, поймав непонимающий взгляд девушки, кивнул в сторону тех самых группок зомби. — Нам нужен опыт.

— А это не опасно? — та как-то съежилась. — Что-то их многовато.

— Всего по десять-пятнадцать особей, — пожал я плечами. — Если действовать аккуратно, то проблем быть не должно. Ладно, стой тут, я попробую что-нибудь сообразить. Если не получится, то просто свалим, они довольно медленные.

Огнестрел решил не использовать. Мало того, что патроны — ресурс пока невосполнимый, так еще и громкий звук выстрела привлечет всех противников с округи. И хорошо, если только зомби, а ведь могут и мародеры-бандиты-каннибалы пожаловать. Вот только воевать с выжившими я хоть и готов, но не горю желанием.

Первая группка зомби стояла возле раздолбанной машины на краю парковки. Видимо, их привлекла сработавшая сигнализация, но либо они её отключили, раздолбав тачку, либо просто аккумулятор сел. Всего тварей было одиннадцать штук, разной степени потрепанности и примерно одинаковой боеспособности… то есть никакой. Самое опасное в них — это укус, численность и отсутствие болевых ощущений, а так противники они никакущие…

Тихонько подобравшись к крайнему, всадил ему кинжал в основание затылка под небольшим углом вверх. Тушка зомби дернулась, что-то прорычала и начала оседать, окончательно лишаясь своего подобия жизни. Тем не менее, этих звуков хватило, чтобы пара ближайших тварей обратила на меня внимание и начала поворачиваться. Однако закончить маневр смог только один, а второй получил клинок в висок. А вот теперь на меня обратили внимание и все оставшиеся зомби, которые тут же что-то невнятно зарычали и двинулись в мою сторону, вытянув вперед руки, шаркая погрызенными ногами и довольно громко рыча, чем привлекли внимание еще одной группы ходячих трупов, стоящих неподалеку. Те, конечно, увидеть меня не смогли — зрение у них, судя по моим наблюдениям, как у человека с минус десять на оба глаза, но целеустремленности от этого не теряли.

Глубоко вздохнув (и чуть не закашляв от вони), я перебрал пальцами по рукоятям кинжалов и начал, как говорится, кайтить. Подшаг к ближайшему трупу, удар клинка в подбородок снизу вверх, вырвать клинок из начавшего оседать тела и два-три шага назад, разрывая дистанцию с толпой. Выбрать следующую жертву. Повторить…

— Уф… — я стоял рядом с Мирой и тяжело дышал, уперев руки в колени. — Как же… блядь… не хватает… сука… выносливости… Оооох. Ну что там?

— Сорок два зомби, — голосок у девушки дрожал, а сама она посматривала на меня как-то очень уж нервно. — Что ты за монстр такой?

— Я? Монстр? — удивление мое было довольно искренним. — Девочка, я сейчас практически обычный человек, просто со специфическим опытом. А до «монстра» мне пилить как до той луны, пешим стилем краба в позе рака под эротические песенки оркестра пьяных дроу. Так что там по профиту?

— Уровень получила, — ответила она. — Пять очков характеристик и десять монет развития. Могу… купить… что-нибудь.

— Мне древковое оружие нужно, — сразу же решил я. — Вот так бодаться с зомби короткими клинками — это слишком даже для меня. Подойдут копье, коса или алебарда. Желательно, с какой-нибудь магической начинкой и привязкой ко мне.

Миранда вздохнула и начала водить перед собой руками в воздухе, что-то чуть слышно бормоча под носик. Я тем временем осматривал округу, но вроде никакой угрозы больше не заметил — двор дома, где мы были, оказался полностью зачищен, а бродячие зомби пока не пожаловали. Да и вообще вопрос, будут ли они бродить, или тупо стоять на своих местах пока не услышат какой-нибудь шум.

— Эм… Андрей, тут что-то странное, — спустя пару минут сказала Мира. — Пока я искала варианты, мне пришло письмо с вложенным предметом. Читаю. «Чувак, используй его хотя бы в этот раз, а то совсем не круто».

— Блять, — я прикрыл глаза и устало помассировал пальцами веки. — Вот от кого, а от этого пидараса я весточки ждал меньше всего. Что хоть за предмет?

— Вот, — ответила Миранда, в руках которой появился до боли знакомый предмет. — Название не выдает почему-то…

— И не нужно, — взял у неё артефакт и грустно улыбнулся. — Я и так прекрасно знаю, что это за штука… Эх, ностальгия. Подземелья, гоблины, лоли-вампирша, спутница-нимфоманка, циклопы-пидарасы, королева тентаклей и потеря анальной девственности.

— Ч-ч-чего? — заикаясь, переспросила Мира.

— Не обращай внимания, — нервно хихикнул, ощущая, как задница сжалась сама собой. — К счастью, все это было с оригиналом, а не со мной… Так, как там эта штука работала? Я его реально хоть раз использовал, а то сам уже не помню…

Пальцами я осторожно ощупывал простенькую на вид рукоять меча. Только клинка у неё не было, лишь неглубокая прорезь. Наконец нащупал небольшое утолщение под гардой, на которое и надавил. С легким шипящим звуком из рукояти появился метровый луч света, а я ощутил… отток маны! Мизерный, едва заметный, но… главное, что я его ощущал!

— Мортэм, ты хоть и старый козел, но спасибо, — оскалился я, отключая Меч Света и прислушиваясь к ощущениям текущей по телу маны. Пока медленно и неохотно, словно застоявшийся кисель, но она потихоньку разгонялась, понукаемая моей волей.

— Настолько хороший артефакт? — поинтересовалась Мира.

— Да нет, арт весьма посредственный, — покачал я головой. — Но для его использования нужна мана. И как только я его активировал, моя энергосистема, наконец, проснулась!

— А ты крутой маг? — удивилась девушка. — Вроде бы такого не говорил…

— Опять же, нет, как обычный маг я — полное говно, — хохотнул над её непонимающей мордашкой. — Но в нашем положении даже те несколько трюков, которые я знаю, уже солидный плюс! Например, не придется париться с добыванием огня, — я демонстративно зажег на кончике пальца язычок пламени, который тут же потушил, чтобы не просаживать и так невеликий резерв. — А на твои монеты можно будет купить учебники по той же рунной магии и решить кучу проблем, не обращаясь с этим к богам!

— Эмм… круто. Наверное, — почесала девушка затылок. — Так мне искать копье?

— Нет, ищи инвентарь, — покачал я головой. — Мне этого меча на первое время за глаза хватит… И давай отойдем в подъезд, чтобы не торчать посреди двора.

— Хорошо.

Пока Мира вновь зарылась в Систему, я немного протестировал меч и проснувшуюся у этого тела магию. Выводы были… утешительны. Я плохо помню те требования, что выставлял Меч Света и могу точно сказать, что либо это измененная копия, либо Мортэм немного перепрошил оригинал. И больше склоняюсь к первому варианту, как к более экономному для бога-ассасина.

Поражающая способность у клинка оказалась на высоте — металл и бетон резались как нефиг делать, но именно «резались», а не «плавились». То есть меч не обладал термическим уроном. Длина клинка, что приятно, изменялась в довольно широких пределах — от пятидесяти до ста пятидесяти сантиметров. А вот ширину я поменять не мог, так что в роли щита энергетическое полотнище клинка использовать не получится. Но вот отбивать снаряды — вполне. Потребление маны же было до неприличия низкое, скорее всего, мой резерв использовался только в качестве управляющего фактора, а артефакт работал от собственного источника питания.

С моей собственной магией все было намного хуже. Резерв — откровенно маленький. Думаю, ни на какие огненные шары и исцеление прикосновением мне пока можно не рассчитывать, если не хочу свалиться с истощением. Сейчас мне были доступны только простенький пирокинез, которому меня в свое время упорно учила Чешуйка, да магическое усиление тела, которое будет не столь эффективно, как при использовании более качественной божественной энергии, чем обычной серой маны…

— Нашла два приемлемых варианта, — оторвала меня от размышлений Миранда. — Пространственная сумка. Может быть выполнена в виде любой вещи, к которой привязывается пространственный карман. Объем — по кубометру за монету. Помещается предмет в карман касанием, извлекается ментальной командой. Второй вариант — учебник по пространственным рунам, но там придется все делать самим, к тому же объем получившихся карманов будет зависеть от количества вложенной при создании маны. Стоит пять монет.

— Твое мнение? — поинтересовался я.

— Купить одну сумку на пять монет, а на оставшиеся — учебник, — после недолгих размышлений ответила Мира.

— Принимается, — улыбнулся я, доставая из кармана золотое колечко, которое уволок из её же квартиры. — Привязывай.

— Будем косплеить культиваторов, Старший? — нервно хихикнула девушка.

— Истинно так, Младшая, истинно. Щас выучусь на великого рунного мага и откроем свою секту, с пилюлями, нефритовыми жезлами и луноликими принцессами.

Так. Надеюсь, те ехидно прищуренные алые глаза в дальнем углу мне просто почудились…

Глава 3

Езда по городу на мотоцикле сразу после зомби-апокалипсиса — это незабываемая хуйня, которая заставит ругаться матом даже целомудренную настоятельницу какого-нибудь буддистского храма. Улицы забиты брошенными, часто раздолбанными и сгоревшими машинами, по тротуарам и меж домов бродят зомби, что тут же начинают тянуться на звук совсем не тихого байка, немногочисленные выжившие высовывают свои морды с балконов, окон и крыш, призывая, прося и требуя спасти их задницы за деньги, влияние, секс или вообще просто так… И все это на фоне тут и там виднеющихся обглоданных, раздавленных или сожженных трупов, которые были слишком повреждены, чтобы восстать. Ну и запах. Хотя, скорее уж смрад. Охуитительное амбре от жженой резины, горелого пластика, дыма, крови, дерьма и гнили.

Агония человеческого мира.

— Даже если зомби не эволюционирующего типа, это по-любому конец местной цивилизации, — со вздохом констатировал я, аккуратно лавируя байком меж вытесненных на тротуар машин и попутно срубая мечом голову слишком близко подобравшемуся мертвяку.

— Но… как ведь… ведь так… — что-то начала лепетать сидящая за спиной Мира.

— Жопой об косяк, — устало огрызнулся я, выезжая на более-менее свободный участок и поддавая газу этой шайтан-машинке. — Большие города мертвы: слишком низкий процент выживших в начале, последующая эпидемия из-за большого количества мертвечины и мелких падальщиков-разносчиков, отсутствие возобновляемых источников питания и невозможность для нынешнего человечества зачистить такое количество зомби. А вместе с большими городами будет потерян огромный пласт знаний, культуры, средств связи, производственных мощностей и технологий. Мало того, сейчас выжившие разбиваются на небольшие группы и анклавы, которые дальше будут еще и сокращать свою численность из-за конфликтов на почве дефицита ресурсов, личной неприязни, религии и психических отклонений. К тому же зомби никуда не денутся и так же будут подъедать выживших. Анархия в её самом кривом и кровавом виде. «Туда, откуда уходит сила Закона, приходит Закон силы», слышала такое? Вот и получается, что ближайшие год-два, а в худшем случае лет десять-двадцать никому до спасения знаний и технологий дела не будет — сначала бы свою шкуру спасти и минимальный быт наладить. Самые большие шансы в этом случае у скрытных одиночек и небольших сработанных групп, где нет серьезных конфликтов. Крупные же общины и поселения будут страдать как от зомби, так и от мародеров, анархистов и просто психов всех мастей. Однако следующему поколению будет еще хуже. Знаний останутся огрызки, инфраструктура износится, из оружия будут преобладать кустарные самопалы, луки и холодняк, возможно мутируют зомби или зараженная живность… Но хуже всего будет ограниченность вариантов партнеров в этих небольших общинах, ведь чтобы избежать вырождения нужно минимум пять тысяч человек, и то это нижняя планка расчетов. Лучше все десять, а в идеале — сорок тысяч для гарантированного возобновления популяции человечества. И где такое количество возьмут? Так что прогноз таков. Местной технической цивилизации хана стопроцентная. До пещерно-общинного строя не скатятся, но до уровня раннего средневековья с редкими исключениями — запросто. И это при условии выживания человечества как вида, что уже пятьдесят на пятьдесят по шансам.

— И откуда такие пессимистичные данные? — все же задала вопрос девушка минут через пять переваривания моих слов. — Не может же все быть настолько плохо? А если такое только тут, а другие страны не подверглись заражению?

— Я… в смысле Основа… В общем, был я как-то в одном мире, который пережил зомби-апокалипсис. Там зомби были мутирующего типа, но и люди получили Систему. Так вот, на старте местным пришлось очень туго, но несколько очагов цивилизации собрались и сплотили вокруг себя выживших. Конкретно мы с компанией контактировали с группой военных, окопавшихся в огромном подземном бункере, что и строился как раз на подобные случаи. И были у них там ученые-социологи, которые от нечего делать строили разные модели подобных вот событий с разными вводными данными. Наш случай они обсосали одним из первых и я тебе сейчас поведал наиболее пессимистичный, но он же и наиболее вероятный сценарий.

— И… что нам делать? — голосок у девочки был совсем потухший.

— Конкретно сейчас — добраться до полицейского участка, чтобы поживиться снаряжением и оружием, по дороге стараясь не сдохнуть, — хмыкнул я, выруливая с большой улицы, которая оказалась совсем забитой машинами, в небольшой свободный переулок. — А потом немного потренируем тебя, набьем опыт и свалим из этого мира.

— Как? — я даже спиной почувствовал её полный охуевания взгляд.

— Голой жопой на дилдак, — снося голову очередного оказавшегося на пути зомби, съязвил в ответ. — Способов на самом деле много, но нам подходят либо системные, либо магические. Можно еще к богам обратиться, но они потребуют свою плату… Приехали.

— Но до участка еще три квартала!

— Не кричи, всех зомбарей по округе соберешь, — дал ей подзатыльник, слезая с байка. — Во-первых, бензин почти на нуле, во-вторых, слишком сильный затор для транспорта, а в-третьих, нам нужно в тот магазинчик, едой разжиться и перекусить. Ну и тебя, как уже говорил, тренировать будем.

— А может, не надо?

— В жопу тентаклей не надо, да и то не всегда, — я передал ей один из своих ножей. — А тебе, как системнику, необходим не только опыт цифровой, но и обычный, а то разделимся в случае чего, а ты даже с обычным зомби справиться не сможешь…

Остановились мы, кстати говоря, на выезде из переулка и соседняя улица моих надежд не оправдала — как и та, с которой мы съехали, она оказалась битком забита машинами, которые местами перегораживали даже тротуар, так что и на байке пробраться было нереально. Только пешком, только хардкор!

Магазинчик, о котором я говорил, находился через дорогу и являлся небольшим продуктовым супермаркетом, занимавшим почти весь первый этаж. Конечно, немного пограбить его уже успели, о чем говорят выбитые окна-витрины и опрокинутые продуктовые полки, но вряд ли оттуда утащили прям всю еду — скорее похватали по пути что под руку попадется и были тем довольны.

— Гррррр… — а тем временем до нас дотопал первый зомби.

А вообще, из-за пробок этим ребятам приходится даже хуже, чем выжившим, потому как умом и ловкостью они не блещут и перелезть через одну машину для них настоящий подвиг, а тут целые баррикады, тянущиеся как бы не на километры. Гораздо опасней ходячие мертвецы становятся в домах: стоит себе такой за углом и хрен ты его засечешь, пока нос к носу не столкнешься. А там один ласковый кусь и все, приехали.

— Вот твой первый моб, вперед! — легким шлепком по заднице отправил я Миранду в бой.

— А если он укусит? — она держала в правой руке выданный ей нож, а в левой… сковородку. Угу, ту самую, чугунную.

— Значит, конец твоему приключению, — пожал я плечами. — Так что не давай ему себя цапнуть. Давай, не зря же ты столько очков в ловкость влила!

Девчушка отчаянно трусила, прикрывалась сковородой, но… все равно неуверенно пошла на зомби. То ли ей мой пример ранее сил придал, то ли просто попривыкла к виду этих ходячих, но факт остается фактом. Она пошла в бой…

— Кья!

Вместо того, чтобы ударить кинжалом в глаз, она начала бить несчастный труп по голове сковородкой. Крепко зажмуриваясь на каждый удар и повизгивая как среднестатистическая школьница на тарзанке. Мне было стыдно. Даже не за свою «ученицу», а просто стыдно на это смотреть. Но я держался. Ибо характеристика ловкости у девочки действительно была задрана и поймать её в такой ситуации зомби смог бы только благодаря божественному вмешательству. Примерно на десятом ударе по несчастному мертвецу, сковорода вошла ребром в его макушку, проломив череп до самой челюсти и благополучно там застряв.

— Я… Я… Я сделала… — тяжело дыша и пуча глаза, прохрипела Мира, после чего спешно сделала пару шагов назад и к стенке. — Буэээээ…

— Уху, сделала она, — вздохнул я, с сочувствием смотря на… жестоко убитого зомби. — Блин, у меня теперь почти психологическая травма на сковородки.

Пока Мира блевала и приходила в себя, я флегматично отоваривал ходячих мертвецов, по одному-двое подгребавших к нашим позициям из лабиринта собравшихся в пробку машин. С Мечом Света это было… даже слишком просто. Он не застревал, отлично рубил и имел решающую длину. Ну и обращаться я с таким оружием умел, хоть копье и было бы предпочтительней.

— Пришла в себя? — поинтересовался у Миры, срезав головешку уже десятому зомби. — Отлично. Выковыривай свое «оружие свободы» и пошли.

— Вы… выковыривать? — девушка с ужасом посмотрела на «своего» мертвеца, а вернее на его неаппетитно выглядящую голову.

— Давай-давай, — хмыкнул я, но тут же напрягся, услышав неподалеку характерный хлопок. — Стреляют. Быстро хватай сковородку и прячемся. Без команды рта не открывать.

Что-то невнятно пискнув, девушка рывком вытащила из трупа перемазанную в гнилой крови и мозгах кухонную посудину, после чего поспешила за мной немного вглубь переулка. Там я подвинул один из больших мусорных баков поперек прохода и мы затихарились. Нет, вполне может быть, что я просто перебздел и в нашем направлении не движется банда вооруженных огнестрелом мародеров с обостренным спермотоксикозом головного мозга, но… вот чует моя задница, что это идут проблемы. И топают они именно сюда, в тот самый магазинчик. Просто слишком уж у нас все гладко происходит, а потому обязательно должен случиться пиздец. Вот просто обязан. По Закону Вселенной.

И он случился.

Из переулка рядом с магазинчиком, то есть через дорогу от нас, вышла банда мародеров. Ну а как еще назвать девять взрослых мужиков бандитской наружности, одетых в крепкую плотную одежду и вооруженных разным «уличным» оружием, вроде бит, цепей и монтировок. Двое из них, видимо главные, дополнительно щеголяли поясными кобурами с пистолетами. Судя по виду, огнестрел был копией тех волын, что я снял с мертвых копов. Спокойно забив по пути пару зомби, они осмотрелись и уверенно зашли в примеченный мной магазин.

— Ч… что делать будем? — тихо пискнула Миранда, нервно оттирающая какой-то тряпкой сковородку.

— Что в словах «без команды рта не открывать» тебе было непонятно? — обреченно вздохнул я. — В этот раз ладно, простительно, потому что там обычные люди. Но, поверь, существуют твари, способные услышать твое сердцебиение через половину города. Так что одно из главных правил скрытника — это «не болтать без веской причины». А делать… Да ничего, в общем-то. Много они не унесут, зато магазин за нас от зомби почистят. Так что ждем и зайдем уже после их ухода.

И вот сидим мы, ждем, а я параллельно наблюдаю за местными зомби и понимаю, что… аборигены — лохи. Нет, серьезно! Эти ходячие трупы медлительны, тупы, неуклюжи, подслеповаты и глуховаты. Вся опасность заключается в их числе, неплохой силе, живучести и заразности. И то, обычный человек с парой ножей при должном опыте способен положить полсотни этих тварей — доказано мною же буквально этим утром. Случись такая эпидемия в каком-нибудь средневековье, тем более фэнтезийном, и… хуй им, а не зомби-апокалипсис. Толпа мужиков с дубьем и вилами остановила бы заразу в самом начале тупо потому, что там народ был более закаленный, жесткий и решительный. А в «цивилизованном мире»… ну, когда самооборона на законодательном уровне считается тяжким преступлением, у людей отбирают оружие и с детства твердят о том, что стрелять по людям — нельзя, то при виде зомби, которые воспринимаются как «больные люди», восемьдесят процентов аборигенов впадут сначала в ступор, а потом попытаются сбежать, а не взяться за оружие. Просто потому, что по другому не умеют. И проблема еще в том, что половина из оставшихся двадцати процентов — это бандиты и «накипь» общества, которые вместо защиты своего вида наоборот, будут вносить деструктив и стремиться подмять под себя как можно больше, а что не удастся — уничтожить, просто чтоб другим не досталось.

Вот примерно как сейчас.

Из магазинчика раздался гогот, который слегка всколыхнул бродящих по улице зомби и заставил их неуверенно побрести к источнику. А тем временем из дверей вышли четверо мародеров, двое из которых тащили тщедушного дядечку лет сорока, еще один заламывал руку вполне симпатичной блондиночке лет двадцати, попутно откровенно лапая едва прикрытую грудь внушительного четвертого размера, а последний тип следил за округой с пистолетом в одной руке и битой в другой.

— Надо помочь, — еще до того, как прояснилась ситуация, пискнула Миранда.

— Ну, сиськи жалко, но не… — начал было я, но был прерван возмущенно завертевшей головой брюнеткой.

— Задание! — прошипела она. — Нивьен платит за спасение этих двоих и устранение бандитов полсотни монет развития!

— Вот с этого и надо было начинать, — оскалился я. — Жди здесь и следи, чтоб тебя упыри за жопку не кусьнули.

Середина дня, довольно солнечно, широкая улица… Можно ли подобраться незамеченным к четверке бандитов? Как оказалось — запросто! Особенно при наличии кучи укрытий из близко или вплотную стоящих брошенных машин и отсутствия какого-либо направленного внимания со стороны жертв — их больше интересовали стоящие на коленях мужик и девка, а также один из товарищей, который стянул штаны и начал махать хером перед лицом… мужика!

Тут уж я не выдержал и, достав пистолет, просто перестрелял дебилов-пидарасов. А как их еще после таких действий назвать? И дело даже не в том, что как минимум один из них гей, ибо не все геи пидарасы — это факт! Дело в том, что они вышли с пленными на улицу, громко ржали и страдали херней, вместо того, чтобы следить за окружением. Так что мою фигуру за машиной в пяти-семи метрах от них никто не заметил, за что и поплатились. Уж с такого-то расстояния промазать в голову мне было бы просто стыдно.

Дальнейшие действия парочки пленных заставили меня довольно хмыкнуть: блондиночка подхватила пистолет одного из мертвецов и пару обойм, а мужичок — биту с гвоздями, после чего они дружно дали стрекача в мою сторону и пристроились рядом.

— Спасибо, — искренне выдохнули оба чуть ли не синхронно.

— Рано еще благодарить, — хмыкнул я, ставя им очередной плюсик и мысленно благодаря Нивьен за подгон, ибо пара адекватных и инициативных спутников будет полезна. И сиськи четвертого размера тут ни при чем. Совершенно. — Вон тот мусорный контейнер видите? Дуйте к нему, там моя подруга Мира. А я пока разберусь с остальными.

— А может… — блонди помахала пистолетом, явно горя жаждой мести.

— Не сейчас, мне будет проще одному, чем с не сработавшимися напарниками. Все, пошли!

Очередной плюсик — отчалили эти двое без лишних споров, старательно укрываясь за машинами и обходя немногочисленных подтянувшихся на выстрелы зомби. И сделали это весьма вовремя, потому как из магазина показалась оставшаяся шестерка бандитов. А я предвкушающе оскалился — единственный человек с пистолетом держал тот самый пистолет в застегнутой кобуре, а сам шел с битой. Либо он полный дебил, либо кончились патроны. Впрочем, и во втором случае он — дебил, потому как пушка в руках все равно остается сдерживающим фактором, ибо противник о факте пустого магазина не знает.

Выскочив из-за машины, я в три прыжка оказался перед первым бандитом. Тот даже успел среагировать и начать что-то говорить, но с рассеченным горлом это сделать сложно. Его сосед оказался более решительным и расторопным, так что попытался ткнуть в меня обитой внушительными гвоздями дубинкой. Неудачно, так как сделав шаг в сторону, я взмахом светящегося магического лезвия оставил его без рук, а возвратным движением — еще и без головы. Третий и четвертый атаковали одновременно с двух сторон, но я просто отступил назад, попутно подрезая одному из них ногу. Раненый, что неудивительно, отстал, и за мной сделал шаг только его напарник, за что тут же и поплатился, оставшись без пальцев после простейшего финта, а потом и вовсе осел на землю с распоротым брюхом. Его подраненный напарник тоже прожил недолго — точный укол в сердце и еще один труп. Пятый их подельник, который мог бы представлять для меня хоть какую-то угрозу из-за непривычного оружия в виде цепи, просто стоял в ступоре и смотрел на происходящее широко открытыми от ужаса глазами. Шестой же, имеющий пистолет, просто… дал деру. И с перепугу напоролся на одного из подошедших близко зомби, который в данный момент с урчанием вгрызается подергивающемуся бандиту в шею.

Я потер переносицу и посмотрел на единственного выжившего.

— Ты бы хоть вокруг смотрел, — сочувственно сказал ему.

— Ч… — договорить он не успел, ибо подошедший сзади зомби повалил идиота на землю. Тот ударился лбом об асфальт и отключился, так что никакого сопротивления своей судьбе оказать уже не смог.

Вздохнув, я махнул рукой троице мордашек, выглядывающих из-за мусорного контейнера и начал неторопливо зачищать подтянувшихся на звуки выстрелов зомбарей. Всего мертвецов оказалось чуть больше сотни, но проблем они не доставили. А пистолет, который я снял с недоеденного бандита, оказался не пуст, а сломан — что-то внутри заклинило и курок не взводился.

Проверив помещения магазина и зарубив запертого в подсобке зомби, я наконец обратил внимание на Миранду и спасенную парочку. Они в данный момент деловито подтаскивали к выходу забитые продуктами сумки.

— Мира, баланс, — оттирая с рукава салфеткой кровь, уточнил у брюнеточки.

— Шестьдесят, — ответила она, сразу сообразив о чем я. — Уровень получила.

Я еще раз оценивающе посмотрел на довольно богатый магазин, прикинул хрен к носу и достал из кармана заранее отложенное кольцо-печатку.

— Делай карман и сливай все бонусные монетки. Объемы того, что мы можем утащить нам пока приоритетней всего. Или есть другие предложения?

— Нет, тут согласна, — покачала она головой, послушно принявшись возиться со своей Системой под любопытными взглядами спасенных.

— Теперь вы, — перевел я взгляд на блонди с дядькой, которые меня явно побаивались после устроенной расчлененки. — Останетесь с нами или пойдете своей дорогой? На пистолет не претендую, можешь за него так не держаться.

— Мы с вами, — без раздумий ответила блонди. Хотя да, время пообщаться с Мирой и подумать у них было, пока я зомбями занимался. — Я Кристин, подрабатывала медсестрой, стриптизершей и инструктором по стрельбе в тире.

— Ээээм… — от такого «стартового набора перков» у меня слегка заклинило мозг. — Окееей, принял.

— Виктор, — представился мужик. — Я владелец этого магазина… бывший. В молодости увлекался охотой, но уже лет десять ружье в руках не держал. А других навыков под текущую ситуацию не имею.

— Андрей, или Андрэ — как удобней будет, — представился я. — Мои таланты вы уже видели. С Мирандой, думаю, так же успели познакомиться, — они кивнули. — Отлично. Мира, грузи все собранное в кольцо и валим в темпе…

— И, чтобы не было недопонимания, — подняла руку Кристина. — Я лезба.

— А я гей, — это уже Виктор.

Пару секунд я переваривал эту заявку, после чего тихо, но очень грязно выругался, поминая местную Младшую, её половые трудности и отношения с родичами старика Тайшаддэса… и замолк на полуслове, словив стойкое ощущение забегавших в панике по спине мурашек.

* * *
— Так, значит? — угрожающе прищурилась одна богиня. — А вот такой «подарочек» не хочешь?

Демонстративный щелчок пальцев, и где-то в городе на дорогу упал уже изрядно накренившийся фонарный столб, в который утром врезался инкассаторский грузовик. И все бы ничего, но этот столб перегородил дорогу неспешно шагающей по тротуару фигуре в самых натуральных рыцарских латах. Латник задумчиво посмотрел на это дело, поправил укороченный автомат и, развернувшись на девяносто градусов, скрылся в переулке, решив сменить улицу и направление движения…

Глава 4

Выйдя из переулка, латник медленно обвел взглядом открывшуюся картину. Вид пробки из различных, частью сгоревших машин, напрочь забивших не только проезжие полосы, но и местами тротуары, уже не был для рыцаря чем-то необычным. Как и вид медленно бродящих тут и там зомби. Впрочем, из-за последних наш герой старался двигаться потише, хоть и получалось это не особо хорошо — не было до этого надобности в такой привычке, как и в ношении действительно полных латных доспехов. Однако сейчас рубить толпы зомби, привлекаемых лязганьем металлических сапог по асфальту, не было ни сил, ни необходимости… хотя желание присутствовало. Очень сильное желание. Так что оказавшийся справа от рыцаря зомби тут же лишился головы, попав под взмах мгновенно извлеченного из поясных ножен тяжелого полуторного клинка. Но вот продолжать дело латник не стал — как уже было сказано, несмотря на желание, сил на всех зомби банально не хватит. И пусть его доспехи отлично защищали от укусов и ударов, но тело рано или поздно устанет, а потом его банально погребут под огромной массой стремящихся добраться до плоти мертвецов и… либо раздавят, либо заморят голодом и жаждой, не давая выбраться, либо зальют зараженной кровью сквозь немногочисленные щели брони — хоть иммунитет к этой заразе у латника был, но не настолько мощный, чтобы буквально купаться в ней.

Снеся по ходу движения меж машинами еще пару голов, рыцарь оттер лезвие клинка об извлеченную из ближайшего багажника промасленную тряпочку и вернул верное оружие в ножны. После чего чуть повел плечом, перемещая в руки закинутую до этого за спину штурмовую винтовку с укороченным стволом и сложенным прикладом. Там же, за спиной, сейчас располагался еще и каплевидный массивный щит, но в данный момент он был не нужен. Немного неуклюже проверив магазин и передернув затвор, рыцарь подошел к входу в двухэтажный супермаркет, который был перекрыт металлической решеткой, переступив при этом несколько упокоенных зомби, чьи головы оказались пробиты почти насквозь аккуратными ударами… копья?

Притормозив, наш герой наклонился над ближайшим трупом и внимательней изучил ранение. После чего как-то разочарованно покачал головой и направился дальше — удар оказался нанесен не совсем… так. Неправильно, что говорило скорее о старательном дилетанте, чем о профессионале. Тем не менее, здание следовало проверить, как минимум пообщаться с выжившими и попытаться как-то помочь, если будет такая возможность без ущерба для основной миссии, потому как этого требовал Долг Рыцаря.

Попасть внутрь оказалось просто — хоть двери и перегораживали решеткой, но она оказалась не заперта — раздвижные створки просто примотали друг к другу куском цепи. Размотать, открыть, войти, закрыть и замотать как было оказалось делом пары минут. Вот только делом очень громким, из-за чего пришлось вновь браться за меч и упокоить привлеченный возней десяток зомби. Вот только выжившие, которые, по-идее, должны были быть внутри магазина, на шум не показались, что рыцарю очень не понравились — обостренной интуицией на опасность наш герой не обладал, но банальные логика и опыт подсказывали, что дело было нечисто… Впрочем, чего еще ожидать от мира, находящегося на грани катастрофы?

«Ну, хотя бы планета с природой выживут, а не как в случае ядерной войны», — в который раз пронеслась в голове рыцаря печальная мысль.

Проверка первого этажа магазина подтвердила печальные мысли: следы выживших присутствовали, ровно как и три трупа с признаками начальной стадии заражения и следы борьбы между разумными людьми, а не людьми и туповатыми зомби. Поднявшись на второй этаж по небольшой лестнице, рыцарь быстро проверил торговые помещения и, поудобней перехватив автомат, встал перед запертой дверью административных комнат… из-за которой доносился едва слышный, но явно могучий храп. Поколебавшись, латник могучим пинком выбил преграду и резво принялся проверять немногочисленные комнаты. Вот только источник храпа от такого не проснулся, продолжая оглашать окрестности раскатистыми руладами. Тем временем, найденное в комнатах рыцарю очень не понравилось: человеческие кровь, кости и остатки поджаренного мяса, три выпотрошенных женских трупа со следами сексуального насилия и прикованный к стене зомби. В последнем, самом большом кабинете, буквально пылающий гневом рыцарь обнаружил одну еще живую девушку, лежащую у стены с окровавленным лицом и связанными конечностями, да храпящего в остатках некогда шикарного кожаного кресла толстяка. Вот вид последнего сначала превратил гнев в ступор, а потом в холодную ярость.

Огромный. Точный рост по причине полулежащего положения не понять, но как минимум два с половиной метра. Пузо в обхват так точно двухметровое. Ноги непропорционально короткие и толстые, напоминающие слоновьи из-за цилиндрической формы и отсутствия ступни. Руки такие же непропорциональные, но, в пику нижним конечностям, длинные и тонкие, с тремя дополнительными суставами, делающими их похожими на гармошку, и широкими лопатовидными кистями. Пальцы напоминали паучьи лапы с загнутыми в разные стороны желтыми ногтями. Кожа этого… существа была серой, бугристой и очень плотной на вид. Округлая голова, что покоилась прямо на плечах, была лысой, с маленькими глазками, огромными ушами и ртом, который издавал могучий храп и демонстрировал набор из сотни игловидных клыков и толстый фиолетовый язык…

В следующую секунду храп прервала очередь на три выстрела, вот только… лицо людоеда зацепила лишь одна пуля, и та прошлась по касательной, разорвав щеку. Сама же туша твари с неожиданным проворством откатилась в сторону, по пути буквально раздавив в кровавое пятно единственную остававшуюся живой жертву. Вот только направлением следующего рывка толстяк ошибся — не нужно было ему бросаться прямо на рыцаря, который вдавил спусковой крючок до полного опустошения длинного рожка на шесть десятков патронов. Торс и брюхо людоеда спереди покрылись пунктиром круглых ранок, в то время как сзади выходящие пули вырывали целые куски плоти, превращая спину в одну раскуроченную рану. Тем не менее живучести твари хватило, чтобы добраться до рыцаря и попытаться погрести его под своей тушей. И это даже частично удалось — толстяк умудрился навалиться на закованную в броню фигуру, вот только латник встретил противника смачным апперкотом, силы которого хватило опрокинуть тушу на искалеченную спину.

Дальше полумертвая тварь с бессильной злобой и затаенным страхом наблюдала, как рыцарь неспешно выщелкнул пустой магазин, что исчез прямо из руки, а на его месте появился такой же полный. Зарядив автомат, герой немного подумал, но решил не тратить на монстра пули. Но и марать меч об эту… мерзость он тоже не собирался. Потому следующие несколько минут живучая и даже начавшая регенерировать туша монстра подвергалась варварскому отделению головы путем мерных ударов заостренного края щита по месту соединения подбородка и плеч…

Пинком откинув в угол наконец отрубленную(а вернее, отбитую) голову, рыцарь и не подумал успокаиваться. Он вернулся в торговую зону и начал искать любые горючие смеси, а найдя таковые, принялся методично обливать ими административные помещения, попутно сметая с полок съестные припасы и полезные мелочи, которые исчезали прямо у него в руках. Через полчаса рыцарь покинул супермаркет, из окон которого поднимался жирный черный дым.

Побродив какое-то время меж домами, латник попал в уютный дворик, по которому бродило всего лишь пяток неупокоенных, что были переведены в разряд окончательных трупов буквально за пару минут. Немного поколебавшись, герой решил не искать квартиру для отдыха, а устроиться в небольшой беседке. Немного приподняв забрало, рыцарь перекусил появившимся в руке бутербродом и запил бутылкой холодного магазинного чая, неприятно отдающего химией, затем взмахом руки вывалил на стол беседки два пустых рожка и небольшой металлический цинк, у которого вместо маркировки на боку был самый натуральный рунический круг. Положив на круг ладонь, латник заставил тот слабо засветиться и крышка распахнулась, демонстрируя россыпь однотипных патронов. С отчетливо заметной неуверенностью воин взял один патрон и медленно, следуя простенькой инструкции, приклеенной с помощью синей изоленты к крышке цинка на внутренней стороне, снарядил в паз магазина. Следом еще один, и еще… К концу второго заполненного рожка, воин более-менее приноровился, но в движениях все равно осталась неуверенность и какое-то… неприятие.

Спрятав все лишнее, рыцарь поправил забрало, подпер рукой подбородок и задумчиво взглянул на детскую песочницу в центре двора. В которой лежала чья-то обкусанная рука с тремя кольцами на пальцах. Золотыми кольцами с гротескно-крупными алмазами. Печально вздохнув от этого зрелища, он поднялся на ноги и пошел в сторону арочного прохода меж домами. И в тот момент, когда латник проходил мимо той самой песочницы, рука едва заметно двинулась и атаковала его пальцами, превратившимися в подобие трехметровых щупалец. Однако достать добычу очередному мутанту не получилось — от первого удара рыцарь просто ушел перекатом, а потом и вовсе отрубил тянущиеся к нему отростки выхваченным мечом. Раздался обиженный рык и из-под песка вылезло нечто, похожее на сгорбленную высокую и очень худую девушку крайне отвратительного вида — кожа у неё была столь тонкой и прозрачной, что казалось отсутствовала вовсе, выставляя напоказ мышцы и органы, покрытые желтоватой гнойной слизью, которая еще и сочилась сквозь поры и пузырилась от солнечного света.

Тихо зарычав, монстр бросился на рыцаря, вот только столь же шустрым и крепким, как недавний толстяк он не был, оттого спокойно ушедший с линии атаки латник одним ударом поперек спины перерубил хребет, а вторым — обезглавил растянувшееся на земле беспомощное тело. На всякий случай расчленив туловище и порубив голову на пять кусков, рыцарь устало вздохнул и направился дальше, в сторону одному ему известной цели…

Часа через два блужданий по городу, во время которых латник упокоил еще несколько десятков зомби, случилось довольно странное событие. На дорогу, прямо перед ним, упал уже изрядно накренившийся фонарный столб. Латник очень задумчиво осмотрел внезапную преграду, а потом перевел взгляд на переулок, в направлении которого и указывала верхушка столба. Немного поколебавшись и к чему-то прислушавшись, рыцарь едва заметно хмыкнул и сменил намеченный маршрут на указанное направление. А дальше его путь был… странен. Неровен и прерывист. Наш герой усиленно крутил головой, иногда даже приподнимая забрало и словно принюхиваясь к воздуху и прислушиваясь к чему-то. Трижды направление менялось едва ли не кардинально, а несколько раз случались интересные «совпадения», вроде упавшего с крыши прямо перед рыцарем цветочного горшка, с шипением перебежавшей дорогу черной кошки и взорвавшегося от давления гидранта. Но все когда-нибудь заканчивается. Вот и странный путь не менее странного героя тоже подошел к концу. Причем не менее… странному.

Шмяк!

Стоявший под окнами пятиэтажного жилого дома рыцарь поднял руку и снял со своего шлема «подарочек небес», издавший по прибытию весьма узнаваемый, но от того не менее мерзкий влажный шлепок. Осмотрев приобретение, он медленно задрал голову и встретился взглядом с молодым мужиком, лицо которого выражало крайнюю степень охреневания…

* * *
— Значит, участок там? — поинтересовался я, глядя на весьма характерное здание за массивным бетонным забором.

Само строение, а вернее, видимая его часть, было столь же уныло и серо, как и забор вокруг: мощная бетонная коробка в три этажа, с решетками на всех окнах, плоской крышей и ничего мне не говорящим гербом на стене над входом. По верху забора шла колючая проволока, а на высоких металлических штырях торчали шарики камер наблюдения. Ворота были мало того, что цельнометаллическими и наглухо закрытыми, так еще и подперты снизу выдвинувшимися из асфальта столбиками, которые, по-идее, не должны были дать протаранить их тяжелым автотранспортом. Сбоку от ворот находилась дверь в КПП для пешеходов, но она тоже была металлической и не просто закрытой, а заваренной!

— Знаешь, Мира… — хмыкнул я, рассмотрев всю эту «радость». — У меня есть опыт в штурме разных правительственных, правоохранительных и просто режимных объектов. И вот это вот ни хуя не полицейский участок! Больше на смахивает на место базирования какой-то лютой спецслужбы! Не удивлюсь, если у них внутренняя система безопасности предусматривает пулеметные турели, а во дворе стоит зенитка!

— Нууу… — смущенно протянула девушка. — Лет десять назад в стране было усиление активности всяких террористов и сектантов. Они много дел натворили, вот с тех пор всякие важные городские объекты и находятся под повышенной охраной.

Стояли мы, к слову, на крыше небольшого гаража, через дорогу от этого самого участка. И пока я изучал нашу цель, остальные во всю крутили головами — нарваться на каких-нибудь мародеров или мутантов не хотелось никому.

Задумчиво взглянув на солнце, я махнул рукой.

— Ладно, народ. Сейчас мы туда ломиться не будем. Ищем норку и забуриваемся туда до утра. А то мало ли, что встретится в тех стенах…

Угу, например, мутанты.

Да, они все же появились. Мало, а по сравнению с зомби вообще в мизерном количестве. Вот только опасность у них на порядок выше. Мы, пока сюда добирались, встретили двоих, причем упокоили только одного, а второй сбежал. И то, не будь рядом меня, «Мира и Ко» пошли бы на ужин тварям. Да и я, если честно, малость охренел и чуть там же и не сдох, когда со второго этажа дома на нас спрыгнула собакоподобная тварюга и чуть не откусила мою бестолковку. Выручили исключительно рефлексы и сработавшая за мгновение до атаки чуйка. Изучение трупа как визуально, так и с помощью Системы Миры дало понимание того, с чем мы столкнулись.

Местные зомби получаются после смерти инфицированных. Но вот если инфицированный не умер вследствие сильного иммунитета или же ослабленной инфекции, то он имеет шанс мутировать в какую-нибудь веселую зверушку. Причем, судя по второму атаковавшему, который представлял собой лысого полуголого серокожего человека с акульей пастью, мутант вполне способен сохранить разум. По крайней мере, заманил он нас в подъезд криками о помощи, а когда первой атакой не смог оторвать мне голову и огреб рану от меча поперек грудины, мутант вполне эмоционально нас обматерил и смылся вверх по лестнице…

И вот после этого я с уверенностью заявляю, что местному человечеству настал пиздец!

«Норку» мы нашли в виде квартиры в пятиэтажном доме в пяти минутах ходьбы от полицейского участка. Привлекла она нас массивными решетками на окнах, что при наличии мутантов было отличным подспорьем для выживания. Мягко толкнув дверь квартиры, я вошел первым. Спину мне прикрывала Кристина с ножом и пистолетом, а Виктор и Мира остались на лестничной площадке. Квартирка оказалась вполне стандартной: длинный коридор, из которого вели пять дверей. Ванная, совмещенная с туалетом, была пустой, на кухне обнаружились следы легкой мародерки, в зале валялся труп кошки, первая спальня оказалась нетронутой, а во второй обнаружился приблудившийся хрен пойми как зомби.

Я оценил внешний вид когда-то шикарной женщины лет тридцати в черном кружевном белье и печально вздохнул.

— Андрейка, некрофилия — это плохо, — напомнил сам себе.

— Гыыы… — согласилась со мной ходячая сексуальная мертвечина и пошла в нашу сторону.

— Вот надо было привлекать её внимание? — прошипела Крис и через секунду добавила. — Но сиськи зачетные, не хуже моих.

— Спокойно, подруга, — я начал отходить в коридор спиной вперед, выталкивая блондинку. — Все идет по плану. Щас выманим её в подъезд и там трах… тьфу, млять, кокнем! Чтоб кровью спальню не заляпать.

— Бабу тебе надо, — резюмировала Кристина.

— Вот найдем нормальную и на все согласную, так сразу же и приступлю, — огрызнулся я, не сводя глаз с сис… зобяшки. — А то одна девственница-стесняшка с нуляшкой в груди, а вторая шикарная блонди, но лезба.

— Есть Вик, он согласен, — нервно хихикнула моя напарница.

— Зато я не согласен! — покачал головой. — У меня, конечно, есть всякий опыт извращений, включая жесткий БДСМ боевой алебардой в теле маленькой девочки с одним дебильным богом… Хотя, если Вик сможет превратиться в симпатичную дамочку… Да, тогда я не против!

— Ты в курсе, что ты конченный изврат? — вздохнула девушка.

— Не, я нормальный изврат, — покачал головой. — Особенно на фоне некоторых моих знакомых… Вот Дось, Лизура и Фив — там да, там извращенки со стажем и такими тараканищами, что нормальный парень от них давно бы сбежал и забился в какую-нибудь жопу Вселенной… Хм… А не потому ли меня оригинал отпочковал?

Подобные размышления о смысле жизни ментального клона не отвлекали от основной задачи, а именно выманивания зомби-девки из квартиры. Собственно, она уже переступила порог, а тройка моих компаньонов свалили с этой лестничной площадки на следующую вверх. Подпустив зомбячку поближе, я поднял рукоять и активировал меч так, что появившийся клинок проделал в голове неупокоенной барышни аккуратную дырочку, а потом сразу же его деактивировал, позволяя уже окончательному трупу мешком упасть на пол.

На всякий случай потыкал в нее ногой… Потом рукой… Еще потыкал…

— Ты зачем за ширинку взялся? — раздался у меня за спиной голос Крис, полный подозрения.

— Ну… может, он в туалет… хочет? — неуверенно попыталась защитить меня Мира.

— Угу, поссать прямо на сиськи дохлой бабы-зомби на глазах у трех человек? Это предположение отдает даже большим извращением, чем моя версия.

— Ой, да ладно вам, — я с печальным вздохом пинком ноги перевернул труп на живот, дабы не загораживала проход и не соблазняла сиськами… — Блин, так стало еще хуже.

— Да, задница у неё была не хуже груди, — со знанием дела кивнула Крис и похлопала меня по спине. — Если тебя так уж припекает, могу стриптиз исполнить. Только если обещаешь руки при себе держать.

— В таком случае он не имеет смысла, только сильнее раззадорит… — махнул я рукой. — И вообще, что-то у меня действительно крыша на этом фоне слегка поехала. Кажется, у оригинала с этим делом в последнее время полегче было. Или он что-то накосячил по пьяни при переносе ментокопии?

— А мне вот кажется, что у тебя просто крыша поехала от творящегося вокруг пиздеца, — хмыкнула Кристина.

— Да неее, — покачал я головой, пропуская наша группу в квартиру и закрывая дверь на массивную задвижку. — Она не может поехать в третий раз… Или четвертый?

— Тут дохлая кошка в комнате! — раздался голос Виктора из глубины квартиры.

— Выкинь её в окно! — ответил ему.

— Окей…

— Так вот, — начал было я, но вновь оказался прерван Виктором.

— Тут под окном рыцарь с автоматом! И я на него случайно кошку сбросил!

— Чего?! — по-моему, тут охренели все.

Рванув к окну, я выглянул на улицу и… действительно увидел там кого-то в полностью закрытых рыцарских латах. За спиной у этого типа был крупный каплевидный щит, на поясе висел массивный полуторный меч, а в руках он держал автомат, чем-то напоминающий незабвенный Калашников. А вот багажа видно не было, что вкупе со всем остальным вызывало однозначный интерес.

Рыцарь в этот момент медленно стянул со шлема труп бедного кошака и, держа его за хвост, внимательно осмотрел. После чего поднял голову и встретился со мной взглядом.

Шок! Искра! Бурррряяя!!!

— Ик, — я сам не заметил, как оказался на другом конце комнаты, вжавшись в стену.

— Он направился сюда! — прокомментировала происходящее Мира, крепко сжимающая ручку своей сковородки.

— Что делаем? — флегматично уточнил Виктор.

— Выглядит опасным, — нахмурилась Кристина и тут же просияла от явно «светлой» идеи. — Это Вик виноват! Вот пусть и отрабатывает задницей! Я даже покажу как правильно у шеста крутиться!

— Никто ничего отрабатывать не будет, — уныло протянул я, медленно сползая по стеночке и хватаясь за голову. — Вообще ничего не делайте. Целее будете. Этому рыцарю нужен только я.

В этот момент дверь квартиры с грохотом распахнулась от могучего пинка и в коридоре раздались тяжелые шаги. Пару секунд спустя в комнату уверенным шагом ввалился этот самый рыцарь и, не обращая никакого внимания на остальных, встал передо мной. Одним движением стянул шлем и… вызвал удивленный вздох у присутствующих. Впрочем, было от чего.

Прекрасное в своей холодной отстраненности и аристократической утонченности лицо, серые внимательные глаза и серебристо-стальные длинные волосы, собранные на затылке в тугой пучок. Пусть некоторые черты лица изменились, рост стал еще выше, приблизившись к двум метрам, а возраст откатился годам к семнадцати, но я все равно узнаю её с первого взгляда… Как, собственно, и произошло.

— Хозяин?

— Привет, Ан.

Глава 5

Сидим на кухне. Посреди стола на небольшой переносной плитке греется очередной чайник. Вокруг него расселись пятеро разумных с кружками. Неспешно прихлебываем. Тихо, мирно, почти по-домашнему.

— Ан… — я все же не удержался и скосил глаза на бюст своей… жены?

Хм… А ведь правда, кем конкретно эта Антуанетта приходится конкретно мне? Впрочем, сейчас есть вопрос поважнее!

Ан сидит без доспехов — те сложены в уголке аккуратной кучкой. При ближайшем рассмотрении эта «скорлупа» оказалась явно футуристичного толка: что-то вроде тех боевых бронированных скафандров (ББС), только без электронной начинки и классом бронирования явно пожиже. Тем не менее, снималась вся эта радость парой легких движений. А вот под ней меня ждал сюрприз в виде весьма облегающего комбинезона, который демонстрировал великолепные стати моей красавицы. И да, рост без доспехов и шлема у неё уменьшился до ста восьмидесяти сантиметров, некоторая шкафоподобность пропала, зато… Зато появились сиськи хорошего такого пятого размера!

— Они настоящие? — все же уточнил я у спокойно сидящей рядом девушки.

— А ничего другого ты сказать не хочешь?! — прошипела Крис.

— Нет, — коротко ответила Ан, заставив блондинку подавиться. Причем ответила она не ей, а мне!

— Это… как… почему… ЗАЧЕМ?! — не выдержал я.

— Вот именно за этим, — кивнула сероглазая воительница и, расстегнув комбез, достала из-за пазухи две силиконовые накладки. Демонстративно поправила свои родные полтора размера. И посмотрела на меня с таким мстительным прищуром. — Наказание.

— Уууу… — уронил я голову на стол.

— Уууу… — продублировала мои действия Крис.

— Эх, — покосившись на нас, издала печальный вздох Мира и обратилась к невозмутимой Антуанетте, которая положила накладки на стол. — Так… А кто Вы все же такая?

— Можно на «ты», — ответила героиня. — Я… Это сложно.

— Да нет, довольно легко, на самом деле, — фыркнул я в столешницу. — Она ментальная копия жены моего оригинала. А вот то, кем мы друг другу приходимся и что со всем этим делать — это вопрос уже хороший.

— Нет, это тоже легко, — чуть покачала головой Ан, отпивая чай. — Ты — мой Хозяин. Все.

— Хозяин, да? — Кристина прошлась взглядом по ладной фигурке героини, а потом с понимающей улыбкой посмотрела на меня.

— Это долгая история, — помахал я рукой и задумался уже о… насущном. — Аннушка, каковы твои возможности сейчас?

— Из способностей — пространственный карман, — доложила она. — Физически это тело… примерно на уровне нашей первой встречи. Встречи оригиналов, я имею в виду. Системы нет. Связь со Стальной Королевой… слабая. Слишком далеко.

— А для глупых аборигенов? — подняла ручку Крис.

— Нууу… — я задумчиво почесал щетину. — Она вполне способна пробить рукой бетонную стену, а кожа выдержит пистолетный выстрел в упор. И еще можно накинуть сверху мастерское владение мечом и щитом.

— То есть у нас есть танк, — резюмировала бывшая стриптизерша.

— Типа того, — кивнул я, допивая чай. — Ладно, ребята. День был долгим, сложным, а завтра легче не станет. Так что расползайтесь спать, а мы с Ан подежурим. Заодно и обсудим… семейные вопросы.

Спорить никто не стал, ибо сил у неподготовленных гражданских уже действительно не оставалось, так что пожелав нам спокойного дежурства троица отправилась на боковую… в одну комнату. Мне даже стало любопытно, как они улягутся, но идти и смотреть было лень.

Минут пятнадцать мы с Ан сидели в тишине, разглядывая друг друга и думая о своем. Лично я перебирал в уме все, что помнил об оригинальной Стальной Королеве и… обнаружил некоторые пробелы. Какие-то дни и моменты словно потерлись, а какие-то вообще отсутствовали в памяти.

— Ты все хорошо помнишь? — все же задал я вопрос первым.

— По-большей части, — ответила девушка. — Но есть пробелы. Несовершенство технологии эмблем.

— Эмблем? — что-то смутно знакомое, но… именно, что смутно.

— У тебя все должно быть еще хуже, — кивнула моим мыслям Ан. — Мало дефекта в самом процессе, так еще и Буревестник был пьян. Возможны также повреждения в личности. Легкое безумие.

— Вот спасибо, успокоила, — фыркнул я.

— Всегда пожалуйста, Хозяин, — с самой серьезной моськой кивнула она.

Еще немного помолчали. За окном в темноте раздался вой. Печальный такой, надрывный, но нечеловеческий. Словно оплакивающий потерянную цивилизацию.

— Зачем ты здесь?

— Это мой долг, — просто пожала она плечами. — Я — твоя жена и слуга. Я должна быть рядом в той или иной форме. Если тебя теперь два, то и меня будет две.

— Странная логика, — признал я. — Но приятная. У тебя есть какие-нибудь дела или задания?

— Нет, — чуть покачала она головой. — Только ты.

И вопросительно так посмотрела, явно ожидая распоряжений.

— Эта девочка, Миранда, — кивнул я в сторону коридора. — Я взялся помочь ей выжить и немного обучить, заодно и для себя кое-чего с её покровительницы стребовать… Завтра пойдем в полицейский участок, тут рядом. Поищем снаряжение получше. Потом нужно будет «прокачать» Миру и сваливать нафиг с этой планетки.

— Одни? — уточнила Ан.

— Прихватим кого сможем, — пожал я плечами. — И не надо на меня так смотреть, у нас возможности нынче не те, чтобы нести «счастье всем и даром».

Немного подумав, девушка все же неохотно кивнула. Вот ведь… героическая личность. Лишь бы кого-нибудь спасти…

* * *
Ночь прошла почти спокойно. Во всяком случае, моя половина дежурства, во время которого Ан спала в углу на кухне, сидя на пледе. Зато во время её вахты какая-то тварь попыталась вломиться в квартиру из подъезда. Я проснулся, послушал визги зверушки, жестоко забиваемой кулачками моей дражайшей женушки, пробормотал молитву за упокой и спокойно уснул дальше.

А вот утро выдалось веселым хотя бы благодаря тем взглядам, что Мира и Кристина кидали на невозмутимо жующую тушенку Антуанетту, которая при этом сидела на моих коленях… в одном нижнем белье. Это была такая восхитительная смесь из опаски, уважения, озадаченности и, даже, немного зависти, что я даже не особо возмущался по поводу сожранной ею части моей порции, продолжая с невозмутимым видом кормить героиню с ложечки и потихоньку жамкать её бедра. А вот интима, к сожалению, не было. Слишком уж враждебная вокруг территория, чтобы мы могли позволить себе настолько расслабиться.

В путь выдвинулись часов в восемь утра. Сам я был все в том же мотоциклетном костюме и… все. Остальное вооружение было запаковано в наше самое первое и относительно небольшое по объему пространственное кольцо (пять кубометров): пистолет, патроны ко всему этому, охотничий нож и Меч Света. Кроме этого в колечко я убрал небольшой запас одежды, питательных батончиков, консервов и воды. Основная же масса припасов была сгружена Миранде, которая вчера обзавелась колечком на полсотни кубических метров объемом. А вот с защитой у неё, а также у Кристины с Виктором все было хреново — один полицейский броник на троих, а в остальном — гражданские тряпочки, хоть и из плотной джинсовой ткани. Зато с вооружением получше: обрез и охотничья разгрузка отошла нашему немолодому гею, а девушки вооружились ножами и пистолетами. И еще Мира наотрез отказалась расставаться со своим «орудием свободы», то бишь большой чугунной сковородкой, которую она повесила себе на пояс.

Зато снаряжение Антуанетты вызывало у меня активное слюноотделение.

Легкий комбинезон из бронированной ткани в качестве поддоспешника со свойствами самоочистки и терморегуляции, латы из материалов «космической эры» с функцией самовосстановления, аналогичные меч со щитом, пришитый к душе пространственный карман на сотню кубометров, короткоствольный автомат с кучей патронов и «ремонтным чемоданчиком», а также небольшой запас «гражданских платьев и белья». Автомат она, кстати, хотела отдать мне, но после недолгих размышлений я все же отказался — у Ан должен быть хоть какой-то огнестрел просто на всякий случай.

Выдвинулись нехитрым порядком. Антуанетта, как самый матерый танк, впереди, я сразу за ней, практически дыша жене в спину, на расстоянии в пять-шесть шагов позади меня Миранда, а Кристи и Виктор замыкающие, образуя с нашей сковородконосительницей треугольничек… Хорошо хоть не любовный. Хотя, кто его знает, как там все повернется? Но лично мне влезать во взаимоотношения как-то не хочется. Вообще ни в какие, как ни странно. Вот у меня есть Ан и… все. Реально все. Гарем? Спасибо, накушался! Бедный оригинал вон уже не знает куда бы деться от всех своих пассий. Нет, если на меня какая-нибудь шикарная блонди будет сама вешаться, то отказываться не стану, но вот целенаправленно кого-то искать… Не, нафиг!

— М? — повернулась ко мне Ан, словно почуяв подобные размышления.

Ну, или она мой взгляд на своей заднице, укрытой бронированной латной юбкой почувствовала, что даже более вероятно.

— Ничего, ничего, — помахал рукой. — Просто вспомнил, какое ты чудо.

— Э? — она чуть наклонила голову к плечу, но потом хмыкнула и продолжила путь.

Ну а что? Антуанетта действительно чудо, а не девушка. Нет, у неё есть свои таракашки, вроде желания спасать всех встречных-поперечных и немного феминистских замашек, но первое вообще не порок, а скорее добродетель, а второе с лихвой перекрывается её верностью. Ведь если подумать, то создал я-оригинал свою копию и отправил её в путь на выполнение какого-то левого заказа какой-то левой богини. И всем пофиг. Кроме Стальной Королевы. Её «любимый хозяин» отпочковал от себя кусочек, значит и она должна отправить кусочек себя с ним. Бред и сломанная логика? Возможно. Но лично мне вот прямо сейчас — приятно, Дха меня поцелуй! Ведь еще позавчера у меня было хуй-да-нихуя, а сегодня верная и надежная напарница, которая реально готова сдохнуть, но сделать! И это факт — вид её отрубленной головы до сих пор периодически всплывает в памяти…

Однако предаваться дальнейшим размышлениям мне не дали — мы как раз выбрались со двора на улицу и количество зомби резко возросло. Как и неудобство движения, ибо вся проезжая часть и большая часть тротуара были забиты брошенными машинами. К счастью, идти нам было недалеко — буквально минут десять пути и мы оказались около закрытых ворот полицейского участка, заодно зарубив десяток немертвых, столпившихся перед ними.

— Выбить? — коротко уточнила Антуанетта, осмотрев заваренную калитку и запертые створки врат.

— Слишком шумно, — поморщился я. — Лучше подбрось, попробую изнутри открыть.

Героиня кивнула и, закинув щит на спинное крепление, сцепила руки для упора. Помня о возможностях своей жены, разгон брать не стал, а просто поставил ногу на предложенную «ступеньку» и… Если бы не отменная реакция, благодаря которой я успел зацепиться рукой за верх ворот и тормознуть свой «взлет», то лететь бы мне вверх и лететь. А так выполнил красивое «солнышко» и, вовремя отцепившись от забора, полетел навстречу с асфальтом уже со внутренней стороны ворот. Довольно больно ударившись ступнями, я тихо прошипел ругательства в сторону одной любительницы силовых методов.

Впрочем, в следующую секунду мне резко стало не до того — пришлось убирать голову с пути… чего-то. Чего-то острого и невидимого. Замер на корточках, как и полагается бескультурной гопоте, прислушиваясь к жопочуйке и раздраженно глядя на медленно осыпающиеся на бетон пряди срезанных волос с макушки. И вот вновь едва заметный порыв ветра, от которого ухожу подшагом в сторону, а невидимое лезвие врезается в железные ворота, оставляя на них отлично видимую засечку. Наконец враг спалился!

Рывок вперед. Подшаг в сторону, уходя от еще одного воздушного лезвия. И еще один рывок. Появившийся в руке и сразу же активировавшийся Меч Света точно выверенным движением пересекает едва заметное преломление света в форме гуманоида в том месте, где вроде бы должно располагаться горло. Тварь успевает отклониться назад, уходя от смертоносного удара, но из-за этого теряет как невидимость, так и равновесие. А добить упавшую спиной на асфальт тварюшку, напоминающую волосатого человека-богомола, уже несложно.

— Ёбучий ты воробушек с шахид-пакетом, — выдохнул я, на всякий случай еще и отделив конечности от обезглавленного туловища.

Осмотревшись и больше ничего такого не заметив, пошел разбираться с запорным механизмом ворот. Правда, для этого пришлось сначала мечом вскрывать заваренную наглухо будку охраны, где меня поджидала парочка истощенных зомби и такое амбре, что пришлось задерживать дыхание и шариться едва ли не вслепую из-за слезящихся глаз. Но опустить блокирующие столбики снаружи все же получилось, благо там была сплошная пневматика на аккумуляторах. А дальше оставалось только скинуть обычный механический засов на самих воротах и… просить помощи у Ан, потому как мне самому эти цельнометаллические плиты сдвинуть силенок не хватало — в них раздвижной механизм в отличие от столбиков уже сдох.

— А теперь внимание, — закрыв за собой ворота, вполголоса начал я. — Во дворе была злобная хамелеака, которая чуть не отчекрыжила мне голову. А еще заваренная будка охраны. Это значит что?

— Что есть как минимум выжившие, — вздохнула Кристина.

— Или еще мутанты, — поежилась Миранда, сжимая побелевшими пальчиками ручку сковородки. Лучше бы она так пистолет сжимала.

— Верно, — кивнул я. — Так что меняем порядок. Ан впереди, вы трое в центре, я замыкаю. Держитесь настороже, но, пожалуйста, не палите в каждую тень. Наша задача войти, найти оружие, броню, припасы и медикаменты, после чего по-тихому свалить. Зачищать все здание от агрессивной фауны смысла нет. Кидаться на каждый крик о помощи тоже. Ан, тебя это особенно касается! Вчера мы убедились, что некоторые мутанты вполне сносно разговаривают и подманивают жертв такими вот жалобными воплями.

— Я все же надеюсь, что нам повезет, — вздохнула Крис. — И тут будет тихо и спокойно…

Глянув на неё, Антуанетта лишь хмыкнула и покачала головой. Ну да, я тоже заметил тот силуэт на крыше, однако палиться пока рано. Посмотрим, что там за зверушка и враждебна ли она.

Глава 6

— Через окно или через дверь? — задумчиво спросил я, рассматривая трехэтажную бетонную коробку полицейского участка.

— На окнах решетки, — неуверенно напомнила Миранда, сжимая ручку сковородки и косясь на останки мутанта-невидимки.

Мы с Антуанеттой переглянулись и одновременно фыркнули.

— Мелкая, есть как минимум два способа вскрыть эти решетки быстро и безопасно, — ответил я на вопросительный взгляд девушки. — Либо срезать моим мечом, либо… Ан просто вырвет. Ручками.

— А силы хватит? — с интересом уточнила Кристина.

Я лишь покачал головой и кивнул Ан. Та вложила меч в ножны, подвесила щит на магнитный захват на спине и пошла к ближайшему окну. Взялась за решетки. Чуть подергала, примериваясь и… неодобрительно посмотрела на пошедшую трещинами стену. Повернулась ко мне.

— Действительно, лучше мечом, — кивнул ей, подходя поближе и активируя световой клинок. — А то дернешь разок — и пиздец стеночке. А если она несущая, то вполне возможен пиздец и части здания.

Парой ударов срезав толстые арматурины, из которых были сварены решетки, отскочил от упавшей на землю железяки. Посмотрел на стеклопакет в окне. Тройной и явно бронированный. Вздохнул и принялся резать уже его. Вместе с Ан мы аккуратно извлекли стеклопакет и поставили рядом с решеткой.

— А почему все же не через дверь? — спросила Миранда, когда я подсаживал её в довольно высокое окно.

— Потому что там наиболее вероятная точка проникновения, и если нас ждут, то ждать будут именно с того направления. А сейчас тихо.

Сам залезал последним. Вернее, меня за руку втащила Ан.

Кабинет, куда мы проникли, ничего особенного из себя не представлял — явно рабочее помещение на трех человек, если судить по количеству шкафов и столов. Пара сдохших компов, стальные шкафы-архивы и куллер с водой прилагаются. А еще засохшая лужа крови в углу, от которой тянулся след волочения через распахнутую дверь в коридор.

Что-то хотевшую сказать Миру я быстро заткнул рукой, после чего знаками приказал всем построиться. Ан с щитом и мечом первой вышла в коридор, следом тройка наших подопечных, а замыкал я. И было это… привычно? Блин, мне бы игл метательных — вот чего реально рукам не хватает…

Первый этаж проверить было просто, благо здание само по себе небольшое — короткий коридор с десятком комнат по сторонам, КПП на улицу с одного конца и лестницей вверх и вниз с другого. Да, тут был подвал. И мы туда еще полезем, ибо это самое вероятное место хранилища оружия и вещдоков. Но сначала тщательно осмотрели этаж, тихонько вырезав замки на нескольких закрытых дверях. Из стоящего обнаружили только пару пачек патронов к пистолетам, да немного еды и воды.

Встав перед лестницей, Ан повернулась ко мне и указала мечом на кровавый след, ведущий вниз, к полуприкрытой двери подвала. Я прислушался к голосу интуиции, которая крыла меня трехэтажным матом, после чего уверенно кивнул.

Подвал встретил нас темнотой — электричества не было. Зато у нас были фонарики, которые все сразу и зажгли. Кроме Ан, у неё руки были заняты. Сам же подземный этаж по планировке ничем не отличался: все тот же коридор, те же двери. Только сплошной бетон и никаких украшательств, а двери более массивные и металлические. А еще я максимально тихо закрыл за нами дверь, накинул мощный засов и отодвинул к ней троих подопечных, после чего встал сразу за напряженной Ан. Активировал меч и легонько похлопал её по спине.

Двинувшаяся вперед подруга замерла у первой двери, постояла немного и толкнула её. Не заперто. Внутри архив бумажных документов и три трупа разной степени обглоданности. Опять же, следы крови и волочения. Подозрительно осмотрев полки с макулатурой и ничего не обнаружив, быстро обшмонал трупы. Пистолет и пара магазинов. Заряжены. Уже хорошо.

Вторая комната. Заперто. Вырезал замок. Все равно заперто. Заглянул в дыру. Баррикада.

Вздохнув, знаком дал команду Ан и отошел в сторону. Моя дорогая… копия жены? Нет, жена! Все, нехрен мозги парить. В общем, наш бравый рыцарь приставила щит к дверям и… пошла вперед, просто расталкивая баррикаду за дверью. Как только образовался проход, шагнула внутрь. Я собирался уже шагнуть следом, как замер от пробежавших по позвоночнику мурашек.

— Оно у меня за спиной, да? — уточнил шепотом у стоящих чуть в стороне и пучащих глазки спутников.

— Хе. Хе. Хе, — раздался над ухом такой… Ммм? Похуистичный? Да, точно. Хриплый голос женщины, которой абсолютно похуй на происходящее, но нужно зачитывать текст с бумажки. — Вот ты и попался. Хе. Хе. Хе.

Шаг вперед, плавный разворот, приставить горящий меч к груди… Ээээ?

— Ты какого ямбического пентаметра тут забыла?

— Помнишь, — она довольно прищурилась единственным налитым кровью глазом, видневшимся из-под закрывших лицо грязнющих черных волос. — Это плохо. Или хорошо. Как думаешь?

— Это странно, по меньшей мере, — буркнул я, рассматривая старую знакомую.

Среднего роста тощая женщина в окровавленном замызганном сером платье без рукавов. Длинные и необычайно грязные черные волосы закрывали лицо так, что видимым оставался только один глаз, покрасневший от лопнувших капилляров, и часть рта с внушительным набором клыков. Покрытые кровью руки с черными загнутыми когтями на кончиках пальцев безвольно висели вдоль корпуса сгорбившейся фигуры, но… опыт подсказывал, что она готова была атаковать в любой момент.

— И все же, — я внимательно посмотрел в глаз этой… женщине, уловив за своей спиной знакомые шаги вернувшейся в коридор Ан. — Что ты тут делаешь?

— Живу, — чуть отступила назад… зомби? — Тут появились немертвые, тут погиб старый мир, тут пустые города, полные мутантов, зомби и испуганных людей. Значит, тут моё место. Как Лесная Царица живет там, где дремучие леса, как Морской Змей плавает в каждом океане, так и Зомби живет там, где водятся зомби. Разве что мне немного менее комфортно. Ха. Ха.

Я устало потер переносицу. Блин, она мне в прошлый раз все мозги вытрахала… вернее, оригиналу. И ведь он, зараза такая, сопротивления ко всяким этим внушениям имеет намного выше, чем простая копия, то бишь я. Значит, если захочет, то эта милая дамочка мозги нам так взболтает, что потом свой хер от соседского отличить не смогут даже те, у кого их нет от природы.

— Ладно, перефразирую, — вновь встретился взглядом с собеседницей. — Что тебе от нас надо?

— Ничего, — ответила она. — Это вам надо. Старая, никому не нужная зомби спокойно сидела в подвале. Но пришли люди. Вам вечно нужно надругаться над трупом умирающего мира. Оружие. Еда. Удовольствия. Все, что было запрещено ранее. Сдерживаемое нормами обычной жизни. Но сейчас правят сильные, правят хитрые, правят те, кто приспособился. А я сижу тут. Одна. В тишине. Смотрю на умирающий мир и агонию цивилизации. В окружении гниющего мяса и дыма от сгорающей заживо морали. Жду. Когда немертвые победят, я поведу их к Богине. Когда немертвые проиграют, я уйду. А где-то в другом месте появлюсь еще одна я. Немертвые есть, были и будут. Потому что всегда есть живые, всегда есть мертвые, и всегда будут те, кто стоит между ними. Ты это уже видел. Фальшивый Вестник.

Фальшивый Вестник? Хммм… А в этом что-то есть.

— А давайте её с собой возьмем?

Кажется, в этот момент на Миранду вылупились все, даже зомби.

— Ч… что? — смутилась девочка, прикрыв нижнюю часть лица сковородкой. — Она адекватная, и ей тут одиноко.

Я посмотрел на эту… Зомбину. Она не менее охреневшим взглядом единственного глаза посмотрела в ответ.

— Поддерживаю, — неожиданно серьезно кивнула Ан. — Если она — дух событий такого типа, то должна быть опытна в подобных делах.

— Ну, не совсем, — в монотонно-безличном голосе Зомбины послышались намеки на неуверенность. — Каждая я — это новая я. Другая. Не всегда осознающая и помнящая. Не всегда согласная… Не помню, чтобы меня кто-то «подбирал» раньше. Это мой первый раз. Но если Фальшивый Вестник согласен… взять ответственность… то я не буду сопротивляться.

Шлеп.

Это моя рука познакомилась с лицом.

— Спасибо, вот чего-чего, а зомби даже оригинал не ебал, — проворчал я и… задумчиво пробежался взглядом по фигурке этого… духа апокалипсиса. — А ведь правда, не ебал. Интересно, а если…

Шлеп.

А вот это уже Ан отвесила мне подзатыльник.

— Андрей. Некрофилия — это плохо.

— Да шучу, шучу, успокойся, — потер гудящий затылок, все же ручка у моей женушки тяжелая. — Кстати, как тебя называть вообще? И ты причина или следствие?

— Эта я согласна на Зомбину, — чуть наклонила голову к плечу наша новая-старая знакомая. — Я — элемент. Составляющая процесса, воплощенная концепция.

— Ни хрена не поняла, — тихо пожаловалась Кристина Виктору.

— Я тоже, — пожал плечами немолодой гей.

— Ладно, позже разберемся, — махнул я рукой. — Зомбина, тут должны быть боеприпасы и полицейская броня.

— В конце коридора, — махнула та грязной когтистой рукой, показывая на дальнюю дверь. — На других этажах ничего для вас интересного, Вестник. Только пара мутантов в засаде. Но если хотите, останавливать не буду. Как и участвовать. Это как бороться сама с собой. Извини.

— Но советовать можешь? — она кивнула и я довольно улыбнулся. — Тогда никаких обид, вообще все замечательно! Личный сенсор-навигатор — это намного лучше, чем отряд матерых боевиков!

— Ой, — подала голосок Миранда. — А мне достижение дали. «Говорящий с Апокалипсисом». Увеличивает сек… сексуальную привлекательность для зомби… Уф. И повышает шанс договориться с разумной нежитью и другими духами концепций. А еще мне предложили второе божественное покровительство.

— Кто? — уточнил я, тут же напрягшись.

— Некая Этюммммм! — договорить ей на дала ладошка Ан, надежно закрывшая губы.

— Не называй богов по именам, — смотря в глаза Мире, серьезно посоветовала героиня. — Особенно таких и вслух.

— А ты? — ехидно уточнил я.

— Я не услышу, далеко, — ответила та, отпуская нашу «носительницу сковороды» и давая той отдышаться.

— Ты что-нибудь понимаешь? — тихо шепнула Крис своему… другу?

— А надо? — пофигистично пожал тот плечами, пересчитывая патроны к дробовику. — Блин, один где-то потерял… Нужны карманы понадежней.

— И покровительство не принимай, — покосившись на наших «обычных смертных спутников», продолжил я. — Поверь, оба лика этой богини конечно миленькие маленькие няшечки, но только до более тесного знакомс… Она стоит у меня за спиной, да?

— Нет, — отвела глаза Ан.

Зомбина скалилась видимой частью рта и задорно сверкала глазом. Миранда дрожала, прикрывшись сковородкой, и что-то тихо бормотала себе под носик. Кажется, молитву. Возможно, заупокойную. Крис и Вик просто бледнели и обливались потом.

— Отлично, — натянуто улыбнулся я, ощущая стадо бешено бегающих по хребту холодных мокрых мурашек. — Раз там никого нет, тогда сейчас идем в конец подвала, запасаемся оружием и броней, потом выдвигаемся в сторону ближайшего супермаркета и нагребаем там еды и прочих припасов на весь доступный объем пространственных карманов. Ну а дальше засядем где-нибудь на окраине, немного повырезаем зомбей и… видно будет. Двинули?

— Кши-ши-ши, — раздался за спиной тихий смех и ощущение присутствия пропало.

— Вот поэтому и не стоит их упоминать, — чуть помедлив, закончил я. — Один раз вляпаешься и они не отстанут даже от твоих бракованных клонов, в которых нет ни капли силы оригинала…

К моему облегчению, больше нас никто своим присутствием не почтил. Хотя я уже опасался, что какая-нить хтонь на голову свалится, или кто похуже. Смотрящие, напри… Не-не-не! Этих глаз там нет!

— Ты чего? — осторожно спросила Мира, когда я замер перед самой дверью в резервный арсенал, как гласила табличка.

— Миранда, — я повернулся к ней и крепко взял за плечи. — Послушай старого идиота. НИКОГДА не вглядывайся в тени, темноту и ночное небо. А если почудится, что ОНО смотрит в ответ, или послышится слабый шепот на краю сознания, то… не обращай внимания. Этого просто нет.

— Только это не поможет, — добавила Ан, одним движением латной перчатки выдирая замок из двери. — Она с нами. Они с нами. Они уже вляпались. Смирись, милый. А еще иди сюда, тебе понравится.

— Ну-ка, что там?

Арсенал мне действительно понравился. Было видно, что тут уже кто-то покопался, но не сильно — видимо в самом начале местного пиздеца сотрудники полиции вооружались. Впрочем, оставшегося нам более чем хватит!

Вдоль одной из стен шли закрытые под бронестеклом стойки со штурмовыми винтовками — модель мне неизвестна, но пулевой автомат во всех мирах остается пулевым автоматом. Ласковые пальчики Антуанетты быстро сорвали замки и дали мне пощупать поблескивающее от оружейной смазки оружие. Калибр и форма близкие к незабвенному Калашникову, двадцать патронов в рожке, сбоку от ствола фонарик, внизу — подствольник, да еще и оптика небольшой кратности прикручена — то ли «двойка», то ли «тройка». Весь обвес съемный и присутствует не у каждого ствола — скорее всего оружие было индивидуальное, на что указывали номера над слотами стоек. Всего винтовок было чуть больше трех десятков, к ним в отдельных ящиках снизу нашлись запасные магазины и цинки с патронами. Хватит на небольшую войнушку, но все же боеприпас расходуется быстро. Слишком быстро. То ли дело холодняк или энергетические пушки на магической зарядке.

Кроме автоматов, тут лежали стандартные полицейские пистолеты, которые и так почти у нас всех были, а также легкие пистолеты-пулеметы под тот же калибр, внешним видом похожие на знаменитый «MP-5». Да и пули от «парабеллума» недалеко ушли. Пистолетов нагребли много — около сотни единиц. ПП чуть меньше — полсотни. А вот с патронами получше, чем к винтовкам — четыре шкафа, забитых картонными коробами.

А вот что огорчило — отсутствие дробовиков и глушителей. Последних просто не было, а от первых остались только патроны и пустые стойки. Видимо, этот тип оружия полицейские выгребали в первую очередь.

Ну и на «сладкое»: пару шкафов с гранатами, в том числе мощными оборонительными, компактные рации-гарнитуры и отдельные индивидуальные шкафчики с комплектами обмундирования спецназа.

— Моя прелесть, — радостно скалился я, поглаживая легкий штурмовой бронекостюм…

Глава 7

Из полицейского участка я выходил вполне довольным жизнью.

Местная броня полицейского спецназа была… крута. Во всяком случае намного лучше того, что было в воспоминаниях оригинала о родине. Основой был сегментный комбинезон-поддоспешник из бронированной ткани и слоя с каким-то амортизирующим… то ли гелем, то ли дальним родственником поролона — я этот материал не знаю. Поверх него надевались брюки, ботинки, глухая куртка с воротом, перчатки, бронированные элементы, разгрузка и шлем. Ткань одежды и сапог была тяжелой из-за того, что она ни фига не хлопковая — там были хитросплетенные металлические волокна, несколько слоев чего-то вроде паучьего шелка или усиленного кевлара и, опять же, противоударный слой. Такая одежка весила килограмм десять, но уже сама по себе была отличной износостойкой броней. Дополнительные бронепластины я одевать не стал, ограничившись только подобием поножей, наручей и воротом, а вот своеобразный панцирь с наплечниками хоть и давал отличную защиту от пуль и осколков, но вес в лишние десять килограмм и серьезное уменьшение подвижности меня смущали. Разгрузку тоже не одевал — кольцо с её функциями справлялось намного лучше. А вот шлем — это надо. Тем более, что он довольно удобен, с прозрачным подъемным забралом.

С оружием все было аналогично — зачем таскать в руках, если можно засунуть в инвентарь? Сильно я не забивал, но три автомата, пять десятков снаряженных магазинов к ним, столько же к двум пистолетам и ПП, по десятку разнотипных гранат и… ящик специфических ножей, найденный в дальнем углу. Радовался я им как ребенок под подозрительные взгляды остальной команды. А причина была проста — эти малютки были рассчитаны больше не на ножевой бой, а на метание!

Миранде, Кристине и Виктору мы тоже подобрали костюмы, но полный комплект снаряжения они не тянули чисто физически. Так что обошлись без дополнительных навесов, разве что шлемы все надели в обязательном порядке. С оружием было проще: девушкам — ПП, Виктору — автомат. Разгрузки с запасными магазинами прилагались.

Антуанетте и увязавшейся за нами Зомбине чем-то дополнять снаряжение необходимости не было.

Высунувшись на улицу и осмотрев видимую часть улицы, я невольно поморщился от вида зомби, бесцельно волочащих свои тушки меж брошенных машин.

— Напоминаю, — обернулся к своим. — Без нужды не стрелять, это сильно привлекает внимание.

Ответом мне было нестройное утверждение от «гражданских», что они все поняли, вздох Антуанетты и фырканье нашего ручного зомби

С направлением движения долго не возились — Виктор прекрасно знал город и уверенно указал дорогу к одному из крупных супермаркетов с большим продуктовым отделом. И уже оттуда до пригорода было рукой подать. Вот только обычно такой путь занял бы максимум день пешком, но сейчас…

— Опять мутант, — обреченно вздохнул я, выглядывая из-за угла на узкую улочку, затянутую паутиной. — Да что же их так много-то?

— Местная особенность, — безразличным голосом ответила Зомбина. — И не только местная. В большинстве подобных миров подключают Систему. Но тут сбой. Фатальный сбой. Или равновесие? Потому что там, где есть Система, человечество выживает. Приспосабливается, мутирует, делает просто странные вещи. Но выживает. А тут… Вселенская карма. Без чего-нибудь значительного местная цивилизация умрет. Немертвые пожрут всех и упокоятся. Планета будет очищена. Пройдут миллионы лет и взойдет новая раса, а от нынешней останется только след на камне.

— Ээээ… — я нервно хрустнул шеей. — Спасибо за информацию. Теперь я окончательно уверен, что надо валить с этой планетки. Только ништяков сначала нагребем и найдем тихое место. Ан, в обход?

— Там коконы, — указала она мечом на непримечательные шарики паутины на стене вдоль тротуара. — В них живые. Спасем.

Мне захотелось побиться лбом о стену, но вместо этого пришлось доставать из кольца автомат. Все же Ан в некоторых вопросах весьма твердолоба и проще сейчас прикончить тварь и вытащить жертв, чем спорить. Тем более, что героиня не настолько отбита на теме «счастья всем и каждому», так что тащить спасенных в лучшую жизнь на своем горбу не придется — доведем до безопасного места и отправимся своей дорогой.

— Вы трое, стойте тут, — посмотрел на наших подопечных. — Максимум — постреляете из автоматов, если все будет совсем уж плохо. Зомбина… эээм…

— Я присмотрю, — ответила та, проведя когтями по грязным волосам. — Вы справитесь. Наверное.

— Утешила, блин…

Тем не менее, действительно утешила, вот так вот своеобразно сообщив, что никакой хтонической ереси там не сидит, а притаился вполне обычный монстр, с которым можно справиться силами пиратских копий недобогини и недогероя.

Первой, естественно, двинулась Ан со щитом и мечом. Я шел с отставанием в три шага с винтовкой наизготовку и готовностью в любой момент сменить её на меч и ПП. Целью движения мы выбрали те самые коконы, ибо вряд ли мутант оставил свою кормушку без присмотра и при попытке покушения на неё должен сразу же показать свое личи…

— Ебстранах! — от неожиданности я дал короткую очередь по высунувшейся из окна второго этажа харе.

— Грррр… — ответила харя, потеряв три глаза и тут же скрывшись внутри строения.

В этот момент со стороны Ан послышался скрежет и резко оборвавшийся вой. Бросив туда взгляд, увидел как моя милашка вытаскивает лезвие из головы такой же твари, но поменьше. На паука зверюга только походила очертаниями, но ног там было явно больше, сегментов тела не два, а три, а вместо хелицер была вполне себе зубастая пасть. В остальном же — хитиновый, черный, волосатый и крайне уродливый паук.

Осознав, что мутантов тут явно больше одного, мы резко встали спина к спине, внимательно осматривая окружение, а я сменил автомат на ПП и меч, как и собирался — пули хитин тварей не особо брали, а от попаданий в глаза эта хрень дохнуть не торопилась.

Тишина продлилась недолго. Через пару секунд ото всех домов вокруг послышалось характерное такое шуршание и потрескивание. В этот раз атаку я не проморгал и выпрыгнувшего из окна третьего этажа монстрика встретила очередь на четверть магазина. К счастью, тварюшка была мелкой и менее бронированной, так что ей хватило. А вот метнувшуюся из подъезда тушу размером с лошадь пришлось принимать на меч. Благо, опыт не пропьешь и сначала я отрубил потянувшиеся в мою сторону лапки, а потом без затей рубанул по голове сверху вниз. Этого оказалось достаточно, чтобы тварь сдохла, пораскинув мозгами по асфальту. К слову, мозги были весьма похожи на человеческие, а кровь — алой… И это последнее, что я успел подумать, прежде чем твари навалились со всех сторон!

Следующие несколько… минут? Не знаю точно. Все слилось в одну сплошную круговерть, и я только благодаря большому опыту и ультимативным свойствам Меча Света, что кромсал тварей как бумагу, смог сохранить шкурку целой… относительно. Все же пару дырок в левой руке мне поставили, когда я закрылся ею от колющего удара когтей одной из мелких тварей. Ну и еще пришлось шлем убрать в кольцо, потому как бронестекло пошло сетью трещин, но от прилетевшего в лицо удара лапой защитило.

В какой-то момент на голову очередной твари, хотевшей оттяпать от меня кусок, опустился нижний край щита, размазывая ту об асфальт и я… понял, что все кончилось.

— Цела? — уточнил у Ан и получил в ответ уверенный кивок. — Отлично.

Осмотрелся. Присвистнул.

Тварей тридцать мы положили как минимум. Точнее посчитать затрудняюсь из-за некоторой… разобранности тушек. А еще у меня какое-то странное ощущение. Знакомое такое. Когда земля из-под ног куда-то медленно уплывает, а тело становится таким легким и тяжелым одновременно…

— Бляяя, — устало убрал оружие в кольцо. Подумав, туда же засунул большую часть брони, чтобы не мешала тащить мою тушку. Повернулся к героине. — Ан, милая. Если выживу, я тебя отшлепааааюуууу…

Последнее протянул уже уткнувшись в мягонький асфальт, который как-то резко прыгнул мне на лицо.

* * *
Пробуждение оказалось намного приятней, чем можно было надеяться. Темно, тепло, мягко… Если бы меня еще кое-кто задушить не пытался.

— Аааан, — кое-как отодвинулся от теплой няшки, и то потому что она позволила, а так хрен бы пересилил. — Доклад.

— Ты вырубился, — ответила героиня, пока я в свете видимой через окно луны осматривал помещение. Вроде бы обычная жилая комната. — Большая рана шла через всю спину. Потеря крови. Отравление парализующим ядом. Миранда получила три уровня за твой бой. На монеты купила себе способность лечения. Слабенькая, но хватило. Стабилизировала твое состояние. Потом еще пятерых, кого мы вытащили из коконов. Они идти могли. Немного отошли от места сражения, устроились в доме. Больше происшествий не было. Скоро рассвет.

— Меня мыли? — прислушался к ощущениям тела.

— На первом этаже дома небольшая зона отдыха. Отдельный генератор, запас воды. Запустили, помылись, постирались. Я мыла тебя. И Зомбину.

— Ты… — я словил синий экран. — Ты помыла зомби?

— Она пахнет, — в спокойном голосе моей жены явно слышалась насмешка. — Заставила помыться, почистить зубы, постричься, расчесаться, переодеться. И выспаться. А то совсем как зомби. Теперь хоть на человека похожа.

Ну да, не стоит забывать, что временами она тот еще тролль.

— Бедный дух зомбиапокалипсиса, — уткнулся я в грудь девушки, чтобы сдержать нервный ржач.

Ан немного подвинулась, устраиваясь поудобней. Блин, она и раньше-то была выше меня, а тут совсем каланча. Зато моя, родная, хех. Через полчаса действительно посветлело и я с некоторым сожалением выбрался из теплых объятий.

— Нужно определенно найти безопасное место, в котором можно будет уединиться, — хмыкнул я, глядя как героиня одевается, призывая на себя вещи прямо из пространственного кармана.

— Раньше тебя это не останавливало, — выгнула она бровку.

— Раньше у нас ситуация была куда спокойней, силенок побольше и напарники понадежней, — перечислил я, тоже натягивая одежду. — А сейчас мы посреди враждебной территории, полной кровожадных мутантов и немертвых, а единственная более-менее надежная боевая единица — это зомби-мозгоклюйкааааааААААТВОЮМАТЬ!!!

В этот момент я уже открывал дверь комнаты и увидел… ЭТО.

— Сам такой, — в обычно монотонном и пофигистичном голосе Зомбины слышалась усталая обреченность. И я могу её понять!

Ядовито-розового цвета платье-кимоно с таким коротким подолом и глубоким вырезом, что оно явно было родом из секс-шопа. Сетчатые чулки и перчатки, туфельки-балетки и ободок, не дающий волосам падать на лицо. Розовым волосам! И из-за открытого лица, да еще и ушедшей из белков глаз красноты, стал четко виден цвет радужек. Угу. Розовые. И зрачки, представляющие собой неотрывно смотрящие на тебя точки, спокойствия не внушали. Да-да, такие зрачки внушали мне опасения намного больше, чем игольчатые клыки и крупные загнутые когти на кончиках пальцев. Ибо клыки-когти это для меня дело привычное, а вот неотрывный взгляд упоровшейся веществами наркоманки, которая выбирает место для удара ножницами — это совсем другое!

— Налюбовался? — уточнила Зомбина.

— Что у тебя с волосами? — на всякий случай отступил от неё на шаг.

— Помыли, — ответила она, чуть нахмурившись. — Из-за покровителя они у меня всегда такие. Просто под грязью не видно, — Зомбина сделал шаг ко мне и вдруг вполне отчетливо всхлипнула. — Они меня всю помыли, Вестник. Всю. Совсем всю.

— Ээээ… — я осторожно обнял за плечи начавшую плакать… эм… девушку? — Это настолько пло…

— Да! — в её голосе впервые проскочила вполне отчетливая эмоция.

— Ан? — повернулся к героине.

— Она была грязной, — пожала та плечами и от её голоса Зомбина отчетливо вздрогнула. — И непонятно что ела до этого. Я прочистила ей желудок марганцовкой. И кишечник. Клизмой. Ведерной.

У меня по спине пробежали мурашки, а рука невольно начала поглаживать бедную зомбяшку по голове.

— Там я её тоже помыла и продезинфицировала, — добавила героиня, проходя мимо нас. — Так что можешь не волноваться и действовать смело. Но аккуратно. Она девственница.

— Ээээ?

Здравствуй, синий экран. Давно не виделись.

* * *
Сидя на кухне с кружкой чая, я осматривал наших новых спутников. И… они мне не нравились.

Блондинко. Именно блондинкО. Которое с сиськами и сюрпризом в трусиках. Хвала Дха, (и не надо смеяться у меня в ухе, это уже, блин, привычка) меня об этом «нюансе» предупредила Ан, тоже весьма неодобрительно смотревшая на подобное «чудо». Сама она об этом узнала уже в купальне и, судя по всему, именно там блондинко получило этот шикарнейший синяк на половину морды. Впрочем, даже не будь сюрприза и являйся оно натуральной блондинкой… все равно слишком много гонору во взгляде и позе, словно ему все всё должны просто по определению.

Офисный планктон. Типичный такой сорокалетний клерк. Невысокий, лысеющий и с пузиком. И жуликоватым взглядом глазок, бегающих под треснувшими стеклами очков. Если к предыдущему существу поворачиваться спиной просто боязно, то к этому типу опасно — паранойя просто белугой воет.

Тетка. Дерганная такая, нервная брюнетка слегка за тридцать, одетая в максимально закрытую и невзрачную одежду. Она постоянно что-то бормочет, смотрит вокруг затравленным взглядом и поминутно поминает о грешных душах. Сектантка какая-то.

Студентка. И ладно бы из той породы, что готовят курсач за ночь и выживают при ядерном взрыве вместе с тараканами. Так нет, эта из «золотой молодежи» и вполне могла посоревноваться с блондинко в номинации «лучший взгляд на окружающих как на говно». Сама тоже выглядит максимально стереотипно: следы модно-молодежной прически на голове, длинный маникюр и слегка потрепанная одежка «от Гуччи».

Девочка. Пятнадцать лет, платиновая блондинка, стройная фигурка, приличная одежда, сдержанное поведение… Все хорошо, все замечательно… Если бы не взгляды, которые она бросала на Антуанетту и на меня. И если первой доставались фанатично-влюбленные, то мне — жгучая неприязнь, плавно переходящая в ненависть. И да, именно в этом я ошибиться не могу, слишком богатый опыт общения со всякими поехавшими личностями.

— И вот ради вот этого зверинца ты потянула меня в мясорубку со стаей пауков-мутантов? — посмотрел я на Ан самым осуждающим взглядом.

В ответ та лишь молча пожала плечами, продолжая пить чай. Но это она смолчала. Да. А вот «зверинец» молчать не стаааал…

Глава 8

— Я требую извинений от этой дикарки…

— Как ты можешь заставлять Женщину называть себя хозяином…

— Мой папа должен быть в нашем коттедже, если вы…

— А когда нам выдадут оружие и такие вот колечки?

Бах! Бах! Бах!

Три пистолетные гильзы упали на пол, а зверинец пораженно притих. Я же заработал благодарные взгляды от своей команды. Даже от Антуанетты — несмотря на всю свою героичность, моя милая лапушка не отличается терпением и кротким нравом. А пара минут воплей и требований на грани истерик никому настроения не добавляют.

Пули, к слову, легли аккурат вокруг головушки сидящей у стены блондинко. Имя этого… нечто я даже запоминать не стал, тем более что было там что-то забористо-пафосное, больше смахивающее на ник из сети.

— А теперь по-порядку, — спокойно выщелкнув магазин и забив туда три недостающих патрона, я демонстративно вставил его обратно в оружие. — Следующий, кто меня перебьет или начнет вопить не по делу, получит пулю в ногу. При втором рецидиве — в руку. При третьем — в голову. Понятно?

— Ты не посмеешь! Мой папа…

Бах!

— ААААААА!!!

— Что? — спросил я у охреневших людей. — Её предупредили. Если нет ни мозгов, ни силы, ни вежливости, то лучше я её сейчас пристрелю, чтобы потом не мучилась. Между прочим, это будет даже милосердней.

— ДА ЧТОБ ТЫ ЗДОХ, ОТМОРОЗОК КОНЧ…

Бах!

— Андрей, — в наступившей тишине, раздался осуждающий голос Ан. И если остатки зверинца, пораженно смотрящие на труп студентки с дыркой во лбу, надеялись на какую-то защиту с её стороны, то они жестоко обломались уже следующей фразой. — Ты говорил, что второй выстрел будет в руку.

— И не соврал, — пожал я плечами. — Она рукой голову прикрыла, так что моей вины в этом нет.

— Хммм… — героиня задумчиво осмотрела труп, кивнула и… продолжила пить чай.

— Итак, уважаемые выжившие, — вновь выщелкнув магазин, я демонстративно добавил отсутствующий патрон. — Либо мои товарищи вчера не донесли до вас ситуацию, либо вы её поняли неправильно. Тому миру, что вы все знали, настал кабздец. Полный, безоговорочный и неотвратимый. За последние двое суток — вы единственные живые люди, которых мы встретили в городе, что уже говорит о всей глубине задницы. Кто не успел свалить или забиться в дальний темный уголок, тех тупо сожрали. Шансов выжить вот лично у вас четверых самостоятельно я не вижу вообще, но и причин взваливать на себя и любимую жену заботу о лишнем балласте не вижу. Сами же вы мне пока эти самые причины не предоставили, а скорее наоборот — показали себя в максимально негативном свете как абсолютно бесполезные и даже вредоносные элементы для команды. Итак, вопросы-предложения?

— Я… это… — тут же подал голос клерк. — Просто дайте мне оружие и я пойду, хорошо? А если поделитесь припасами, то вообще замечательно.

Скептически переглянувшись с Ан, я пожал плечами и положил на стол сумку, куда демонстративно скинул пистолет, две обоймы, пару пачек патронов и десяток консервных банок с бутылкой воды. Толкнул сумку через стол к мужику. Тот сразу же выудил оттуда ствол, осмотрел, как-бы невзначай направил в мою сторону, нажал на спусковой крючок и… с вытянувшейся мордой услышал сухой щелчок.

— Дебил, — констатировала Кристина, массируя пальцами веки.

— Угу, — согласился с ней Вик.

Что примечательно, при сих репликах оба даже к оружию не потянулась. Ну да, зачем?

— Э-хе-хе… — нервно хохотнул мужик, пытаясь дрожащими пальцами выщелкнуть магазин. — Это… рука дернулась…

— Ан, — я обреченно посмотрел на жену, та только развела руками.

Бах!

Второй труп упал на пол. Итого остались блондинко, девочка и тетка… А, не, первое взяло у свеженького трупа сумку, пистолет и с гордо поднятой головой на чуть подрагивающих ногах направилось на выход из квартиры.

— И их осталось двое, — мертвенно-спокойным голосом констатировала притаившаяся в углу Зомбина.

— Ты ведь в курсе, что с такой внешностью эффект от «жуткого голоса» уже не тот? — хмыкнул я. — Да и вспоминая утреннюю сцену…

— Молчи, Фальшивый Вестник, — нахохлилась эта «концепция зомбиапокалипсиса» в розовом платье. — Просто… молчи. А то ведь я тоже могу многое припомнить из событий другого мира.

— Другой… мир? — вдруг подала голос тетка, обведя нас полубезумным взглядом. — Другой… Да. Да! ДАДАДАДА!!! АХАХАХАХА!!!

Резко вскочив, она кинулась к выходу, оглашая окрестности безумным смехом, который оборвался буквально через пять секунд после выхода на улицу. Зато раздалось глухое урчание и чавкающие звуки прямо под окном.

— Какая милая зверушка, — немного нервно сообщила Крис, выглянув в окно. — На ежика похожа. Только размером с буйвола и руками вместо иголок.

— Зи, — позвал я нашу зомби. — Будь добра, закрой дверь квартиры. А то двое предыдущих товарищей были некультурны и мало ли какая бяка заползет.

— Зи? — Зомбина на пару секунд зависла, а потом чуть улыбнулась. — Ладно, пусть будет Зи.

Пока она отходила, мы скрестили взгляды на последней спасенной. Девочка явно поубавила пыл и уже не сверлила меня злобным взглядом, став похожей скорее на запуганно-растерянного зверька и периодически косясь на Ан со смесью обиды и надежды.

— Итак, — я прокрутил на пальце пистолет. — Ты уходишь или остаешься?

— Ос… остаюсь, — собрав волю в кулачки, решительно заявила она. — И… я буду полезной!

— Сомневаюсь, — устало вздохнул. — Но пофиг. Одну пару рук к делу пристроим… Представься хоть для начала.

— Элайза Кромвель, можно Лиза, — ответила девочка. — Семнадцать лет, студентка колледжа… была. Родители остались в Йоршире, это в трехстах километрах на запад. Я… не смогла им дозвониться. Ходила на курсы самообороны, активистка движения за права женщин, училась на юриста… И… И… Хорошо готовлю!

— Семнадцать, да? — скептически оглядел тощую мелкую фигурку.

— Я моложе выгляжу, — надулась она, стараясь не смотреть в сторону двух трупов.

— Ладно, принимается, — махнул рукой. — Кстати, о птичках! У кого как с родственниками?

Вик с Крис переглянулись и печально покачали головами. Миранда шмыгнула носиком и отвела взгляд. Ну а про нас с Ан и говорить нечего.

— Тогда предлагаю расширить план. Выходим, запасаемся хавчиком и валим в сторону этого Йоршира. Ничего не обещаю, но хоть посмотрим что в том городе творится. Мало ли, бывают чудеса на свете.

— Ээээ… Правда? — кажется, Лизи была немножко в шоке.

— Ну да, — пожал я плечами. — Направление движения нам не принципиально, а если мы не попытаемся помочь, то потом Ан закосплеит Совесть и начнет меня грызть… Ладно, народ! Выход через пятнадцать минут! Мира, Крис, помогите мелкой со снаряжением.

Все рассосались готовиться к выходу. Ну, кроме нас с Ан. Мы всегда готовы ко всему, хе-хе.

— Ты плохо себя контролируешь, — спокойно произнесла Антуанетта, поставив кружку на стол. — Поминал Её, да?

— Было пару раз, просто по привычке, — признался я, косясь на залегающие по углам тени. Те довольно косились в ответ. — Но метки пока нет. Да и касание… легкое. Плюс опыт. Держусь, в общем.

— Это пока, — серьезно посмотрела она мне в глаза. — Тебе нужен покровитель. Я бы предложила Стальную Королеву, но она далеко. Не дотянется.

— А без этого никак? — устало потер лицо. — Не хочу опять влезать в эти божественные разборки.

— Никак, — Ан подсела чуть ближе и положила мне голову на плечо. — Меня предупреждали. Даже без метки и с другим ядром… Она никогда не отпускает тех, к кому однажды прикоснулась. А мы с тобой не просто касались, а буквально ныряли. Глубоко-глубоко. Но меня хранит связь с Основой. У тебя же есть только сила воли. Рано или поздно безумие её подточит, ты знаешь это сам.

— И кого предлагаешь? — я аккуратно погладил мягкие серебристые волосы.

— Ты и так знаешь кого, — хмыкнула моя верная половинка. — Намеков она делала достаточно.

— Только у меня крыша от такого не улетит еще быстрее и дальше? — поежился я.

— Она обещала, что нет, — потерлась героиня об меня щекой с довольным прищуром. — Ты ни разу не пользовался её аспектом. Там… все намного по-другому, чем кажется. Изменения несут скорее физический, чем психологический характер. А вот у её другой стороны все как-раз наоборот.

— Ладно, посмотрим, — вздохнул, вставая со стула. — Нацепить очередной поводок я всегда успею…

«Только на этой неделе! Акция! Поводки со стразиками! Кши-ши-ши…»

Ой, изыди, розовая зубатка!

* * *
Как оказалось, до торгового центра мы не дошли всего чуть-чуть, ведь уже после полудня смогли им полюбоваться из узенького переулочка. А еще толпой зомби, что окружила здание плотным кольцом.

— Пара тысяч, как минимум, — покачал я головой. — Где же вас всех хоронить-то будем?

— А может, просто обойдем? — осторожно предложила Мира, с бледным лицом сжимавшая сковородку.

— Не получится, — я кивнул на Ан, уже сделавшую охотничью стойку. — Моя любимая женушка обязательно туда полезет, и меня следом потащит.

— Опять кого-то спасать? — устало выдохнула Крис.

Они с Виком уже просекли этот пунктик героической мечницы.

— На третьем этаже, в окне, — коротко пояснила Антуанетта.

И действительно, стоило присмотреться, как становились видны силуэты людей, которых из-за моторики движений с зомби было не спутать.

— И как их еще мутанты не сожрали? — спросил я у Зи. И даже получил ответ.

— В этом районе только один, — наша зомбя посмотрела куда-то в сторону торчащей неподалеку высотки. — Любитель ловушек, охотится на мутантов. От логова пока не отходит. Можете его не ждать в гости. Но это не точно.

— Хоть какая-то хорошая новость, — улыбнулся Зомбине и повернулся к жене. — Ан, есть идеи?

— Ты Хозяин, — пожала та плечами, чем вызвала недовольный фырк со стороны Лизи.

— Андрей, — позвала меня Крис и указала пальчиком куда-то на другую сторону улицы. — Там магазин хозтоваров.

— Ииии? — протянул я, хотя кое-какие мысли в голове начали появляться.

— Большинство таких веществ весьма горючие, — продолжила блондинка. Кстати, а не многовато ли блондинок у меня в окружении? — Я знаю пару рецептов… Нужен будет бензин, но слить его не проблема. И пластиковые бутылки с большим объемом. За часик смешаю что-то вроде напалма, зальем, прикрутим гранаты, заберемся на крышу… вон того дома. А потом Ан просто раскидает эти бутылки и сожжет если не всех тварей, то хотя бы расчистит проход, чтобы мы смогли проскользнуть. А чтобы потом обратно выбраться, можно будет взять машину покрупнее в подземном гараже и протаранить окружение ею — далеко из-за забитых улиц не уедем, но нам и не надо.

— Нууу… попробовать стоит, — пожал я плечами. — Даже если не сработает, то устроить геноцид мы с Ан всегда успеем. Обычные зомби нашу броню не порвут, так что рубить их можно хоть до посинения, но другое дело что мы именно посинеем раньше, чем всех их порубим.

Как ни странно, но план в целом удался. Не без накладок, правда. Сначала пришлось тихо зачистить магазинчик хозтоваров от пары зомбарей, потом целый час собирать по окружающим офисам пустые бутыли от диспенсеров, а при метании получившихся снарядов недостаточно было просто выдернуть кольцо у примотанной гранаты — нужно было рассчитать время срабатывания, чтобы разорвало бутыль над головами толпы зомбей, а не у них под ногами. Да и смеси хватило только на пять бутылей, так что всю орду мы не зачистили. Но путь освободили, это да.

— Зачем противогазы, зачем противогазы… — тихо бурчал я, пока мы спешно перебегали прямо по догорающим трупам, завалившим собой всю парковку перед торговым центром. — Слушать надо умных опытных приключенцев, они говна не посоветуют.

— Ой, не нуди, — закатила глаза Крис. — Ты сам сомневался, брать их или нет.

— Зато взял! Жаль, я не Хомка, тот бы вообще все уволок.

— Кто? — повернулась ко мне стриптизерша.

— Да знакомый один… Блядь, нас учуяли! Не отвлекайся, шевели задницей!

Едкий черный дым, через который мы бежали, действительно начал рассеиваться и окружающие зомби потянулись в сторону освободившегося от собратьев места, закономерно увидев группу вкусных людишек. А обсуждаемые нами «изделия номер один» я выволок из шкафа той квартиры, в которой мы ночевали. Противогазы старые, поношенные, «с хоботком», но вполне рабочие. Нахрена их хранил хозяин квартиры — осталось загадкой, но некоторые характерные плакаты в том же шкафу как бы намекали то ли на школьного трудовика, то ли на НВПшника. Я еще в полицейском участке думал прихватить противогазы, но там их тупо не нашлось. А тут как бы есть, но старые и тяжелые… В общем, захватил по одному на рыло, да по паре сменных фильтров.

Как бы то ни было, но до дверей ТЦ мы добежали. И вот тут возникла вторая проблема. Вернее, даже две. Обе как бы решаемые, но… Короче, сразу за разбитыми стеклянными дверями была опущенная металлическая решетка, закрытая на мощный навесной замок. Это дело мы заранее осмотрели через оптику винтовок и решение придумали элементарное — сначала я должен был ударом меча банально перерубить дужку, мы бы вошли, а потом повесили найденный заранее точно такой же замок. В теории было гладко, но вмешалась вторая проблема.

— А ну не подходите! Это наш центр! Вали нафиг!!!

Проблема имела вид тощего истерично визжащего мужика в спортивной форме и тыкала в нашу сторону стволом дробовика через ячейки решетки.

Вот и ситуация. Назад мы рвануть не можем, так как зомби уже перекрыли дорогу и начали подтягиваться к нам на вопли этого дебила. Чтобы рвануть вперед нам нужно что-то сделать с этим самым дебилом, причем так, чтобы он не успел или не смог выстрелить, а сама решетка не повредилась. Проще всего его пристрелить, но… мы так-то шли местных сидельцев спасать!

Ладно, сделаем так.

Чуть сместившись, чтобы этот истеричный тип не видел мою левую руку, моментально вытащил в неё из кольца метательный нож. Еще одно смещение корпуса, движение ладони и…

Мде. Просто… мде.

— Вот какого хуя ты присесть-то решил? — проворчал я сквозь противогаз, глядя на тело с торчащим из глаза ножом. — И вообще, меня настораживает тенденция, когда мы кого-то спасаем, а потом сами же гробим большую часть спасенных… Может, проще проходить мимо?

Ан не ответила, только вздохнула и ударом меча сбила навесной замок.

Ну-с, будем надеяться, что он тут один такой нервный и не имел близких друзей и родственников среди остальных выживших.

Глава 9

Запустив всех внутрь, мы с Ан в последний момент опустили решетку и загнали в паз припасенный замок. Поворот ключа, щелчок и мелькнувший перед носом меч, отрубающий тянущиеся с той стороны подгнившие лапки.

— Уф, — Кристина стянула противогаз и облегченно выдохнула.

Её примеру последовали и все остальные, включая меня.

— Так, народ, не расслабляемся, — напомнил я, как и все передавая «резиновое изделие номер один» Миранде, которая убирала их в кольцо. — Тут могут быть еще зомби, да и выжившие встретили нас совсем не хлебом-со…

Бах! Бзынь!

Люди в отряде были не то, чтобы опытными, но успели развить в себе здоровую паранойю и правильную реакцию на всякие нестандартные ситуации. И когда рядом послышался выстрел, а от подставленного Антуанеттой щита срикошетила пуля, все тут же метнулись по укрытиям: лавочки, углы бутиков, здоровенные кадки с цветами… В общем, куда получится. Зи вообще сныкалась так быстро и профессионально, что я совершенно не понял куда и когда. Впрочем, не до того сейчас!

Занырнув за стойку одного из бутиков, осторожно осмотрелся.

Стрелок обнаружился за опорной колонной в дальнем конце торгового зала. Причем не один — со стороны ведущего на второй этаж эскалатора тоже раздался выстрел, а пуля легла в метре правее от гордо стоящей со щитом Ан. То есть с меткостью у второго стрелка не очень.

Вернув на голову шлем, который снимал из-за противогаза, вооружился винтовкой и осмотрел позиции своего отряда. Все сидели нормально, ни у кого ничего не высовывалось. Отлично, хоть за это можно быть спокойным. Включил гарнитуру.

— Отряд, не шуршите и смотрите по сторонам. Если что увидите — сразу говорите. Ан, потихоньку и максимально угрожающе двигай в сторону эскалатора. Привлекай внимание. Я обойду и вырублю первого засранца.

— Принято, — коротко и даже как-то привычно для фэнтезийной воительницы ответила героиня… Хотя, если вспомнить её прошлое и приключения в мире Ор-Ла, то скорее стоит удивляться, как она еще на военном сленге не разговаривает.

Короткими, практически бесшумными перебежками я заметался меж бутиков торгового зала, обходя отчаянно стреляющих в Ан противников. Кстати, о моей жене. Она действительно двинулась «потихоньку и максимально угрожающе»: чуть пригнувшись, выставив перед собой щит, отведя меч немного назад для удара и давя… Нет, ДАВЯ аурой. Причем без грамма божественной силы, просто чистое ощущение медленно надвигающегося на тебя асфальтоукладчика, в то время как ты сам стоишь с голой жопой и по колено в застывшем бетоне. Неотвратимость и давящая МОЩЬ.

Мде. Я такое только с божественной маной провернуть смогу. И то там будет немного другой эффект.

Наконец прячущийся за колонной засранец попал в поле моего зрения. Небритый мужик вида бандитос вульгарис с охотничьим ружьем — ничего нового или неординарного. Прикинув варианты тихой или бескровной нейтрализации, плюнул и просто всадил ему пулю в руку. Ну не стоит этот тип того, чтобы стараться взять его целым и невредимым. Будь на его месте кавайная блондиночка с пятым размером — тогда да, тогда можно было бы и поиграть от стелса. А так… Ну нафиг. Тем более, что Мире нужно на ком-то исцеление тренировать. И еще нужно будет узнать у неё насчет прокачки — должно было скопиться достаточно монеток для моего улучшения.

Мужик с матом упал на задницу, зажимая целой рукой простреленное предплечье. В этот момент вдруг вскрикнул и резко замолк второй стрелок, а спустя десяток секунд по эскалатору вниз начала спускаться Зи, таща за шиворот левой рукой невысокого худого паренька, а с когтей на правой задумчиво так слизывая свежую кровь.

Первый бандит, видя такую картину, уже потянулся подхватить ружье здоровой рукой, но резко замер, почувствовав уткнувшееся в затылок дуло автомата — пока все отвлеклись, я все же проскользнул ему за спину.

— А теперь убери грабли от оружия, медленно поднимайся и топай к той милой девушке в латах.

— Да ты хоть знаешь, ктууУУУУ!!!

— Еще раз что-нибудь вякнешь, — перестав проворачивать всаженный в его плечо нож, продолжил я диалог, — и вон та вторая милая девушка с коготками покопается у тебя в ливере. Ферштейн?

Вытащив нож из раны, убрал его в кольцо и пинком подтолкнул мужика в нужную сторону. Тот лишь шипел сквозь зубы, но возникать больше не решался. Ох, как же прав был уважаемый Аль Капоне про доброе слово и пистолет…

Сдав пленника Ан, к которой подтянулись остальные члены отряда, я быстро пробежался по торговому залу. Всего на второй этаж вели три эскалатора и две пожарные лестницы, но последние, как и спуск на подземную парковку, были завалены баррикадами из мебели. Продуктовый отдел тоже нашелся и был он действительно здоровенный, хоть уже немного разграбленный и попахивающий. Там же где-то была дверь на склад, металлическая и заваренная намертво. В остальных бутиках, кстати, в основном была одежда и мелкая бытовая техника. Не найдя больше ничего интересного или опасного, вернулся к своим, которые уже активно допрашивали пленных, кои по-идее должны были быть спасаемыми.

— Мдааа… — сняв шлем, я задумчиво почесал затылок, глядя на столь же задумчиво облизывающую когти Зи. — Как-то неправильно мы народ спасаем.

— А что ты хотел, Фальшивый Вестник? — перевела на меня взгляд розовых глаз Зомбина. — Все более-менее адекватные и благородные умирают первыми именно из-за стремления спасти своих друзей, родственников или просто случайных встречных. А выживают в основном моральные уроды, которые спокойно бросают других на съедение зомби, если это требуется для их выживания, или стреляют в спину слишком сильным и харизматичным личностям, которые могут посягнуть на их главенство в группе. Я это тебе как дух-концепция апокалипсиса говорю.

— И это печально, — вздохнула стоящая рядом Кристина.

— Ан, что узнала? — решил я перевести тему.

— Ничего приятного, — мрачно ответила героиня, стоящая перед двумя привязанными к стульям мужчинами и задумчиво так поигрывающая мечом.

Вжик!

Две головы, срубленные одним отточенным ударом, упали на пол. А я помассировал переносицу.

— Повторюсь еще раз. Мы неправильные спасители. Так что же ты такого узнала, моя героическая женушка?

— Изначальное количество их группы, — спокойным… СЛИШКОМ спокойным голосом ответила она. — А также количество и состав, оставшиеся на данный момент. Я отправила души Стальной Королеве. Их ждет… веселое посмертие.

Тему на этом мы закрыли, а трупы забросили в дальнюю кладовку — долго тут сидеть не планируем, так что заботиться о гниющей биомассе тоже не собираемся.

Второй этаж, где и была «база» этой группы, встретил нас напряженной тишиной. Ан движением руки указала направление, а я знаками приказал всем, кроме Зи, оставаться у эскалатора. Просто жопой чуял (и по серым глазам героини видел), что смотреть им там не на что. Оказался прав — чем ближе мы подходили к дальней подсобке рядом с туалетом, тем отчетливей ощущался мерзкий запах: пот, гниль, кровь… Короче, весело стало уже на подходе. А когда я первым сунул нос в подсобку, то не сдержал матов.

Всего выжили три девушки… Если их вообще можно было назвать «живыми». Блядь, у любого зомби на парковке снаружи больше общего с живым человеком, чем в ЭТОМ! Особенно впечатлила отдельно сидящая в грубо сваренной клетке девушка без ног и рук, со следами укусов, начавшейся трансформацией в мутантов и… лежащей там же полуобглоданной «сокамерницей», из которой она в данный момент методично выедала печень.

— Вот нахуя? — устало помассировал я переносицу.

— Глупость и жестокость человечества всегда выходила за грани всякого смысла, — отстраненно ответила Зомбина.

— Зи, это был риторический вопрос, — проворчал я, доставая меч.

— Андрей? — окликнула меня Ан.

— Ты же не собираешься меня убеждать, что вот ЭТО можно вылечить? — потыкал я энергетическим лезвием в сторону заляпанных… всяким «овощей». — Да я, Тайшаддэса мне в жены, даже в таком состоянии ощущаю, что души там на одном честном слове держатся!

— Когда ты начал души ощущать? — тут же обернулась ко мне всем телом Ан.

— Не уверен, но кажется, после «разговора» с предыдущими спасенными, — действительно задумался я. — Хоотяяя… Нужно будет «уйти в себя» и провериться на метки. Кажется, покровительница Зи таки запустила в меня свои лапки. Ладно, об этом позже. Что делать будем?

— Спасать? — предложила героиня, но под моим взглядом вздохнула и махнула рукой.

Нет, так-то даже из такого состояния разумного можно вытянуть. Если располагать достаточными возможностями по исцелению тела и Перчаткой Милосердия. Ну или чем-то аналогичным для работы с душами и памятью. Увы, но у нас нет ни времени, ни возможностей для подобного — самим бы задницы из этого загибающегося мира унести.

— Если вы позволите… — вмешалась Зи, когда я уже направился к жертвам. — Я так-то жрица Этют. А этим душам явно требуется милосердие, пусть и жестокое.

Подумав пару секунд, переглянулся с Ан и отключил меч. После чего мы с ней просто вышли из кладовки и закрыли дверь — действительно, пусть Зи поработает по второму профилю…

* * *
Следующие три часа мы плотной кучкой облазали весь торговый центр, попутно забивая грузовое колечко Миры не только едой, но и вообще всем, что может пригодиться. Пятьдесят кубометров — это ни хрена не шутки и на наш отрядик более чем достаточно. Но основной упор все же делали на провизию.

Заночевать решили тут же, а двинуть в путь уже на следующее утро. Пусть и было немного неуютно, учитывая произошедшую в этих стенах историю, но… где вообще в этом мире можно сейчас найти уютный и безопасный уголок?

Помещение выбрали на третьем этаже, тоже складскую подсобку, но достаточно просторную и чистую — с начала апокалипсиса тут явно никто не бывал. Пока Мира и Крис обустраивали ночлежку, а остальные отдыхали, я тихонько сел в уголок и погрузился в медитацию. Ведь ощущение душ, даже такое смутное, это ни хрена не здраво, как правильно заметила Ан. И нужно с подобным разобраться как можно скорее.

Астрал встретил меня привычной тьмой, тишиной и серым ядрышком души. Покрутив проекцию и поиграв с масштабом, я со вздохом обнаружил то, чего и следовало ожидать — пару черных прожилок вокруг небольшой розовой кляксы.

— А ведь так не хотелось во все это дерьмо влипать по-новой, — устало опустил руки. — Вот какого хуя вам надо? Тут ведь абсолютно обычная смертная душа! Без даров и прочей мути! Ведь без даров? Хммм…

Еще раз полез все обследовать, особое внимание уделяя Искре — сердцевине души, вокруг которой все и строится. Но нет, там действительно ничего такого не было. Или у меня просто не хватает опыта это отыскать?

Вынырнув из астрала, тяжело вздохнул и поделился новостями с Ан и Зи, а потом еще ответил на некоторые вопросы по части строения души и меток от остальных компаньонов. Ну а уже после сам насел на Миранду.

— Так, сколько у тебя монет?

— Сто тринадцать, — ответила она. — Там за пару уровней и бонусные миссии по спасению и уничтожению.

— О как! — я довольно потер лапки. — Значит, хоть не зря всей этой херней страдаем! А сейчас нужно… нужноооо… А что нам, блин, нужно?

Задумался. С одной стороны, я довольно слаб. С другой — от меня и не требуется быть убер-убивашкой! Легкий реген и лечение от Миры вполне перекрывают большинство ранений, меч тоже козырный для здешних зомби и мутантов, да и не попадется нам кто-то из Высшей Лиги, для кого тот же автомат не будет аргументом — не того мы полета птички. Обычные смертные. А вот если начнем расти в силе, то как раз и привлечем всяких сучностей, что начнут вить вокруг сети своими шаловливыми пальчиками.

— Андрей, — из задумчивости меня вывел голос Миры. — Смотри.

— Это что? — Крис и остальные тоже заинтересовались. — Подарок?

В руках нашей любительницы сковородок действительно была небольшая коробочка в цветастой обертке с розовым бантиком… Розовым?

— СТОЙ!!!

Было поздно — любопытная девчонка уже потянула ленточку. А я потянул руку, чтобы этому помешать…

Треск рвущейся ткани, хлюпающий звук и боль, что огненным потоком расползлась по всему телу…

* * *
«Кши-ши-ши…»

Именно от этого эфемерного звука я и пришел в себя. И подобное мне ни хуя не понравилось! Жопой чую, что одна наглая мелкая богиня сотворила очередную Хрень!

Прислушавшись к ощущениям тела, я почти сразу успокоился. Нет, не потому, что ничего не нашел. Как раз наоборот — быстро локализовал инородное тело и потому не видел смысла нервничать.

Открыв глаза, сел и осмотрелся. Все та же подсобка, но все уже спят. Ну, почти все. Антуанетта дежурила, сидя сбоку от двери и изучающе рассматривая меня в тусклом свете специального походного фонарика.

— Не волнуйся, милая. Я — это все еще я, — невольно потер основание шеи. — Насколько это возможно… Она выходила на связь?

— Через Зи, — кивнула Ан. — Она даже извинилась. Сказала, что пришлось форсировать события. Не рассчитали какие-то там параметры души и… все могло пойти по очень плохому варианту.

— А сейчас, значит, все замечательно? — нервно хмыкнул я, покосившись в темный угол. Угол моргнул и облизнулся. — И глюки меня совсем не посещают, да?

— Не знаю, — ответила Ан, вставая. — Потому что это не глюки.

— Ась? — я резко вернул взгляд к тому самому углу, в котором с утробным рычанием начало проявляться что-то розовое, с кучей щупалец и желтых глаз…

Глава 10

— ССССТРРРРААААА…

От рыка твари проснулись и вскочили все остальные. Ну еще бы! У меня хороший опыт по всяким рычаще-пищаще-матерным тварям и как специалист заявляю — уровень запугивания у этой мелюзги как у молодого дракона! Примерно так Лутецкий рычала, а там зверюга с вагон размером. В отличие от… этого. Нет, признаю, комок розовых щупалец с рандомно натыканными пастями и желтыми глазами — это жутко. Но когда оно размером с футбольный мяч — уже как-то не очень.

— Это что?! — выпучила глазки Крис, высунувшая мордашку из-за моего плеча.

— ССССТРРРРАААА!!! — повторила рык мелюзга, угрожающе выставив перед собой десяток щупалец с когтями.

— Мутант? — предположил Виктор, прячущийся за Ан.

Он сначала хотел за мной встать, но… Может, человек он и хороший, но какой нормальный мужик подпустит гея к своему тылу?

— Нет, — ответ им дала Зи, потому что мы с Антуанеттой больше готовились к бою, чем изучали стремную хреньку. — Или не совсем. К местному апокалипсису оно отношения не имеет. Я бы почувствовала.

— Зато имеет отношение к твоей покровительнице, — сказала Ан, чуть опустив клинок. — И… что-то еще. Не могу понять. Андрей?

— У меня, между прочим, чувствительность в хлам порезана, — дернул я щекой. — Вернее, у этого воплощения этой самой чувствительности никогда и не было. Но… если ты так говоришь…

Заменив автомат на меч, я осторожно двинулся в сторону зверушки, которая и так не сводила с меня все это время странного взгляда.

— Хорошая хренотенька. Хорошая. И что же тебе надо?

— Сссстррррраааа… — уже тише прошипела-прорычала зверюшка, сделав медленный перекат в мою сторону.

А я замер. Потому что движение хоть и медленное, но… нихуя не доброе! Так хищник к броску готовится!

— Анту…

Договорить не успел. Как и уклониться. С утробным рыком тварь прыгнула вперед, прямо мне на лицо.

Темнота, влажность, рык и… боль в шее от вошедших в неё зубов! И не пары коротких клычков, а здоровенных зубищ, которые эта хрень вогнала по кругу, практически откусив мою бестолковку! И последнее, что услышало мое затухающее сознание, это довольный рык твари…

— Сссстрррразззикиииии!!!

Да ну нафиг… ЭТЮТ!!!

* * *
Еще одно пробуждение.

Открыв глаза, увидел невозмутимую мордашку Антуанетты, на коленях которой и лежал головой. Тело… ощущалось нормально. А вот горло и затылок ныли. И еще что-то инородное опоясывало шею плотным широким воротником от ключиц до самого подбородка.

— Она это сделала, да? — мрачно спросил я у жены.

— Угу, — кивнула Ан, потыкав пальчиком мне в шею… вернее, в «украшение» на ней. — Со стразиками.

— СССтрррр… — ошейник заурчал и слегка шевельнулся.

От этого движения я смог полнее ощутить прилипшую ко мне зверушку и те места, куда она пустила «корни»: затылок, шея, плечи, тыльная сторона рук до самых запястий, позвоночник и внешняя сторона бедер. Причем вгрызлась зараза сантиметра на три вглубь тела, а в случае спины еще и позвоночный столб обвила. И все это слегка шевелится прямо внутри тела… Брррр! Хорошо, что у меня большой опыт общения с разными симбионтами. А то, что тварюшка именно симбионт подтверждало её подключение к тому самому «подарочку» от Жестокой — дополнительный нервный узел на затылке, играющий роль биологического порта для шунтирования. Оригиналу такие штуки воткнули в комплекте с нейросетью, так что специфические ощущения были мне знакомы. Правда, я не знал, для чего она без той самой нейросети и доспехов-мехов под рукой нужна, но… вот выяснилось для чего. Для «внешнего биологического оборудования». Мде.

— Разобрался? — спросила Ан, когда я наконец вышел из задумчиво-созерцательного состояния и принял сидячее положение.

— Есть немного, — недовольно коснулся пальцами шеи, где нащупал чуть шершавую, жесткую кожу. — Где все?

— Осматривают помещения на предмет чего-нибудь интересного, — пожала плечиками моя милая женушка. — Мы с Зи потрясли канал связи с её покровительницей. Она заверила, что с тобой все будет нормально. Я успокоила остальных. Пока есть время решили получше подготовиться к походу.

— Ясссно…

Встав на ноги, осмотрел себя. Верхней одежды не было, только брюки, так что симбионта на руках прекрасно видно. Слой розовой плотной кожи, надежно вросший в мою шкуру. Не очень приятное зрелище. Попробовал через порт связи подать ему какую-нибудь команду. В ответ пришло ощущение озадаченного недоумения, потом осознание, а потом что-то вроде… эм… инструкции взаимодействия. Вот только мой мозг явно не был готов к таким объемным пакетам информации!

— Вот же… блядь… со щупальцами, — устоять на ногах мне удалось только благодаря вовремя ухватившей меня за шкварник Ан.

Ощущения от передоза информации были весьма знакомыми, вот только легче от этого не становилось — в глазах все плывет, пол норовит куда-то сбежать, а стук сердца в ушах напрочь забивает все остальные звуки.

— Ан… щас… блев…

Мою несчастную тушку резко потянули куда-то в сторону и как котенка ткнули во что-то мордочкой. Последние остатки силы воли тут же капитулировали, а от желудка вверх пошел мерзкий спазм.

— Буууээээ…

Зато немного полегчало. А когда мне на голову заботливо полили холодной водичкой, а после дали прополоскать рот и выпить что-то густое и сладкое, то стало почти хорошо.

— Ну, Жестокая… Ну, удружила… — простонал я, прижимаясь гудящим лбом к холодной стене.

— Расскажешь? — спросила сидящая рядом героиня.

— Щас… только немного в себя приду, — осторожно сев спиной к стене, пару раз глубоко вздохнул и хлебнул водички из бутылки. Ткнул пальцем в шею. — Эта хрень — монстр-симбионт. Как Саси, только тот ориентировался на энергетику, а тут больше телесное взаимодействие. Пассивно усиливает тушку по всем параметрам, но ненамного. Основная функция… эм… Щупальца?

— Тентакли? — тут же подобралась Ан. Причем так… предвкушающе.

— Больше боевого плана, — я даже немного от неё отодвинулся. Может, для посторонних это было незаметно, но мне прекрасно видно воспылавший в девушке энтузиазм. — Но и так их тоже можно использовать… Кхм. Самое интересное в другом. Симбионт — это только начальная стадия. По-идее, со временем он должно полностью слиться с телом, а потом еще и на душу начать влиять, укрепляя и трансформируя.

— Побочные эффекты? — прищурилась героиня.

— В плане психики особо никаких, — пожал я плечами. — Но… бытие определяет сознание. И если я стану розовым тентаклиевым монстром, охочим до мяска, то и в крыше вполне могут завестись соответствующие тараканы.

— Избавиться? — уточнила Ан.

— Как бы можно, но…, - неопределенно покачал рукой. — А нахуя?

— Поясни.

— Эээх…, - я задумчиво посмотрел на руку, из которой высунулось коротенькое щупальце с отросшим на конце когтем. Помотавшись в воздухе, оно послушно втянулось обратно. — Вот скажи, милая, какова вероятность того, что меня оставят в покое?

— Низкая, — без раздумий ответила девушка. — Тебя уже нашли. Я и Жестокая. Древнейшая тоже где-то вокруг крутится.

— Угу, — покивал. — И при этом я — ни хрена не Буревестник. От него только опыт и кое-какие общие навыки, вроде того же мастерства во владении мечом или проникновении. Черная Старушка пару раз мелькнула на периферии и все — привет глюки и легкое безумие. Но она так, только обозначала присутствие, а вот Жестокая усиленно влезает на самой грани фола. Зи, тень аватары, теперь этот симбионт… Я уже её метку на душе нашел. Четкую и довольно доминирующую.

— Она обиделась, — уверенно заявила Ан, сбивая меня с мысли.

— Ээээ? — захлопал глазами. — В смыы… Ох, бляяяя…

Ну да, если так посмотреть. Оригинал тесно общается с Милой Юной Труженицей, а вот её обратную сторону усиленно динамит. А ведь та намекала едва ли не прямым текстом. Но нет, полный игнор. И не могу сказать, что я его не понимаю — как раз отлично понимаю и разделяю точку зрения. Но если взять слова Ан за «точку опоры», то… Жестокая решила обзавестись собственным Буревестником? Но смысл? Во мне нет Дара, который позволяет вертеть здравый смысл и Код Вселенной на хую и спокойно пропускать сквозь душу охреневшие потоки божественных энергий. Тем не менее, факт — я есть и Жестокая усиленно затаскивает меня под свое крыло.

Хммм…

— А был ли Буревестник? — спросил я у потолка.

— Стальная Королева была и есть, — через пару секунд сказала Ан. — Следовательно, Буревестник тоже есть… По крайней мере, после встречи наших оригиналов, а следовательно с момента призыва на Вису.

— А вот было ли что-то до неё? — криво улыбнулся я. — И обладал ли Буревестник даром с самого начала? Может, он умер в подземельях Ма Оу, но приглянулся Древнейшей? Отчего она взяла искру с даром и натянула на неё память того попаданца, тем самым «воскресив»? Или первые этапы сами по себе были испытанием? Или…

Тук.

— Больно, — прокомментировал я «легкий» удар кулачка по моей макушке.

— Это не имеет смысла, — сказала Ан, встретившись со мной взглядом. — Ты и я сейчас — вот что важно. Оригиналы… там. Где-то далеко. Могут быть, а могут и нет. Нас с ними связывает только общая память. Я здесь ради тебя. Сама причина моего существования — это ты. У меня нет родителей, нет друзей, нет прошлого, нет… ничего. Только цель существования — быть рядом с «Фальшивым Вестником». Все. И…

— Все, все, я понял, — ухватив за руку, притянул к себе слегка дрожащую жену и, усадив на колени, осторожно погладил по голове. — Все. Не переживай. Есть ты, есть я, остальное не важно…

В принципе, так оно есть. Париться с самоидентификацией? Переживать о существовании прошлого? На хрен! Нет, в одиночку я может и занялся бы такой хуетой в свободное время, но… У меня есть Антуанетта. Моя чертовски верная и милая (где-то внутри) героиня, которая спокойно стоит рядом даже тогда, когда я — уже и не я вовсе…

* * *
Сидя на краю крыши и свесив вниз ноги, я смотрел на обступивших торговый центр зомби и думал… о разном.

Самое актуальное — это та самая сакральная фраза одной очень мудрой личности.

«Прежде чем залезть в очередную жопу, дитя, подумай. Очень хорошо подумай над тем, как ты будешь из неё выбираться!»

Изначальный план был в том, чтобы потом устроить из этого ТЦ прорыв на чем-нибудь четырехколесном. И с этим вышел облом ввиду того, что… подземная парковка сгорела. Уж не знаю что и как там было, но скорее всего постарался какой-то мутант, ибо все машины представляли собой сплавленные куски металла, бетонный пол потек и оплавился, но стены и потолок не несли на себе никаких следов пожара. Наше счастье в том, что кто-бы подобное ни устроил, его тут уже нет.

Тем не менее, план по спасению мы составили. Простой, как монтировка, и при этом такой же эффективный. Сначала Крис с Виктором намешают побольше всякой горючей дряни, благо в ТЦ оказалось много алкоголя, разных химикатов и даже банальная соляра на складе обнаружилась. Потом Мира, как обладательница переносного хранилища, сгребет все это добро и прямо вот отсюда, с крыши, весело закидает скопившихся внизу немертвых — и ей польза как обладательнице Системы, и нам с Ан легче будет, когда мы пойдем вырезать недожаренных зомби. Нет, можно было бы и просто пойти на прорыв, но…

Тут в дело вступает второй вопрос, который я обдумываю.

Как свалить отсюда? Не в смысле города, а в смысле мира. В том, что тут пиздец настал даже не цивилизации, а вообще разумной жизни как таковой, сомневающихся в нашем отрядике не осталось. Не после увиденного в городе.

Вариантов в этом плане у нас было всего два — Система и божественное вмешательство. Последнее… ну, там и так все понятно. Причем даже с тем, к кому обращаться непоняток нет — Жестокая вцепилась в мою несчастную тушку всеми зубами и категорически не хочет отпускать. Вот только при таком раскладе мы с подачи Древней Богини можем залететь в подконтрольный ей мир и… ничего хорошего там не будет — достаточно вспомнить Ронуэля, чтобы получить представление о последователях этой розовой малышки. Так что в приоритете у нас свалить через системный портал. Мира такой одноразовый нашла, стоит он на всю нашу группу будет сотню монет. Вроде бы всего ничего и они, по-факту, у нас уже есть… Да только тут, как у тайландской проститутки, есть нюанс: нужна неделя на активацию. Нет, там есть и другие варианты, в том числе и с мгновенным перемещением, но стоят они от тысячи монет и выше. А тут за счет жесткого условия на время активации с привязкой на местность идет такая огромная скидка. Плюс, там есть весьма размытые, но все же настройки поиска мира-цели.

И вот уже рождается третий вопрос — какие именно параметры для портала задавать?

Вик, Крис и Мира агитировали меня на «аналог нашего мира», но я серьезно озадачил эту троицу парой простых вопросов. Как вы объясните свое возникновение из воздуха местному правительству? Где и как вы собираетесь добывать средства на существование? Как вы, в конце-концов, собираетесь общаться, не зная местный язык? В общем, они загрузились. До сих пор думают. Особенно над предложенным мною вариантом.

Магическое средневековье.

Ну да, гигиена в заднице, чума, голод и прочие прелести. Вот только у нас есть системщица, которая уже умеет лечить практически все, пусть и медленно. У нас есть я и Ан, которые в таких мирах прекрасно ориентируемся из-за… специфического опыта. Да и вообще, в подобных условиях никто не будет спрашивать кто мы и откуда свалились, а обладая силой и знаниями в средневековье можно неплохо устроиться.

В общем, сидят теперь, делают «зажигалки» и думают. Я тоже сижу и думаю. И Зи вон подошла очень задумчивая, да села рядом.

— Фаль… Андрей.

— Мммм? — я посмотрел на её серьёзную моську.

— Съешь меня.

— Ээээ?

Глава 11

— Так, Зи, — я устало потер переносицу. — А теперь еще раз для тупого извращенца.

— Съешь меня!

— Угу, ага, — покивал на это. — И как давно с Вами подобное началось, уважаемая? Скажите, а Вы не любили в детстве смотреть на то, как пауки ловят мушек? Может, сами подкидывали им хавчик?

— Андрей, я серьезно, — посмотрела на меня девушка-зомби чуть покрасневшими от напряжения глазами.

— Дык я тоже, — развел руками.

Какое-то время мы пободались взглядами, после чего одновременно вздохнули.

— Рассказывай, — достав из кольца две банки пива, кинул ей одну. — Что там за очередной бунт тараканов у тебя в бестолковке?

— Ты помнишь, что я тебе рассказывала о своей природе? — она когтями вскрыла банку, проигнорировав специальное колечко.

— Забудешь такое, — фыркнул я. — Мало мне в этой Вселенной всяких богов и хтонических монстров, так еще и какие-то концепции явлений полезли. Искренне надеюсь, что вас не так много.

— Я более-менее знакома только с Лесной Хозяйкой, — пожала плечами Зи, смотря на стекающую по руке пивную пену. — Но там что-то среднее между аватарой Белой Волчицы и концепцией хранительницы всех лесов мироздания… Не суть. Сейчас важна моя природа. Я появляюсь вместе с апокалипсисом и исчезаю с ним же. Но…

— Ты хочешь жить, — фыркнул я, на что Зи только апатично кивнула. — Знакомо. Очень знакомо. Вот только при чем тут твое «съешь меня»?

— Симбионт может принять мой разум, — покосилась она на мою руку, с виднеющимся краешком розовой плоти, и отхлебнула пива. Поморщилась. — Теплое. Фе.

— Холодильники не работают, — пожал я плечами, мысленно зарываясь в куцый интерфейс подарочка Жестокой. — Хм… нет, ничего подобного в симбионте не нашел.

— Это скрытая функция, — Зи посмотрела мне в лицо. — И одноразовая.

Агаааа… То бишь есть возможность слопать кого-то симбионтом и сделать из его разума и души что-то вроде операционной системы, облегчающей взаимодействие? Или я что-то не так понял? Но почему одна розовая богиня сразу не установила что-то подобное? Не могла? Не хотела? Или так было бы неинтересно? Зная бессмертных и их заморочки, возможен любой вариант, как и пару десятков тех, до которых я по скудоумию просто не додумаюсь.

— В принципе, я согласен, — пожал плечами. — К лишним голосам в голове мне не привыкать. Даже как-то непривычно, когда в ухо никто ничего не бубнит… Только что будет с самой концепцией?

— Ничего, — пожала Зи плечами. — Зомбиапокалипсис не исчезнет. Ты тоже не станешь его носителем. С симбионтом сольюсь только я. А где-то в этом мире появится другая я, которая займет освободившееся место.

— А ей… не будет грустно?

— Будет, — кивнула Зи, допивая пиво. — Но она… и остальные… мы будем знать, что одна из нас освободилась. Живет. Этого достаточно.

— Мдеее… — смяв банку, размахнулся и отправил её в долгий полет, завершившийся пробитием макушки какого-то неудачливого зомби. — Ладно, пошли к остальным.

— Так ты согласен? — она не сдвинулась с места.

— Да-да, согласен, — обреченно помахал рукой. — Но ближе к моменту перемещения. Все же ты сейчас больше пользы принесешь как самоходная боевая единица, а не придаток к моим, хе-хе, тентаклям.

— Хорошо, — хоть по монотонному голосу Зи разобрать интонации было невозможно, но вот облегчение в её жестах читалось однозначно. Впрочем, она тут же напряглась. — Сюда едут люди.

— Мммм… — протянул я, прислушавшись. И действительно, вдалеке меж домов появился пока еще едва слышный звук мотора. Даже не одного. — Как интересно… Иди вниз, предупреди всех. Пусть рациями не пользуются, частоты могут прослушивать.

— Мы будем их спасать? — тихий лишенный эмоций голос и расплывшаяся на личике Зи ехидная лыба вызывали легкий диссонанс, но я уже привык.

— Угу, — покивал, укрываясь за крупным ящиком вентиляционной вытяжки и доставая бинокль. — А потом догоним и еще раз спасем. Омен.

Зи ушла, а на улице меж домов вскоре показались те самые машины. Вернее, весьма солидный конвой. Первым двигался явно военный и бронированный наглухо экскаватор, который ковшом расчищал путь. Примечательно, что на крыше его кабины торчала небольшая крутящаяся башенка со спаркой пулеметов, а борта топорщились в разные стороны наваренными из арматурин кольями. Следом шел приземистый военный транспорт — явный местный аналог БМП, вооруженный, опять же, башенкой с крупнокалиберным пулеметом и короткоствольной пушкой. За ним ехал гусеничный грузовик с двумя прицепами, который больше смахивал на самоходный поезд. Замыкал процессию еще один БМП, башенка которого смотрела в заднюю полусферу, прикрывая тылы конвоя. Вся эта машинерия ехала неожиданно тихо, не гудя, а скорее урча моторами.

— Электрические, что ли? — задумался я, рассматривая машины в бинокль. — Но все равно слишком много шума… О, а вот и гости!

Из переулка в десятке метров от головы конвоя выскочил мутант. Трехметровая поджарая фигура, силуэтом напоминающая антропоморфного волка-оборотня. Впрочем, что либо сделать тварюшка не успела — коротко рявкнула башенка первого БМП и монстр упал с развороченной крупным калибром грудью. Впрочем, я что-то не заметил радостных криков людей или едущей на броне пехоты. Скорее над колонной машин висела самая натуральная аура настороженности. Кажется, что они были готовы палить на любой подозрительный шорох, включая пердеж тушканчика под камнем — вдруг эта зверюга решит их воздушным вирусом потравить…

— Херня какая-то в голову лезет, — почесал затылок.

Зомби, конечно, стягивались к источнику шума, но были слишком медлительны и неуклюжи, чтобы догнать прущий за экскаватором транспорт, а большинство мутантов, способных доставить конвою проблем, оказались слишком сообразительными, чтобы выпрыгивать под пулеметный огонь — я отлично видел несколько искаженных фигур, скрывающихся в переулках и на крышах.

Позади меня раздался шорох, но особого внимания я не обратил — это была подкрадывающаяся Ан. Блин, а ведь при необходимости эта закованная в броню крошка могла двигаться не хуже хорошего охотника. Нет, до профессионального тихушника ей далеко, но вот уровень «уверенного любителя» у неё точно есть. Причем, на собственных навыках, а не подгруженных Системой…

— Ситуация? — коротко поинтересовалась она, замирая рядом.

— Непонятная, — хмыкнул я. — Вроде как выжившие, вроде как за припасами… Вроде как к нам. Но вот есть у меня ощущение, что мы с ними не договоримся.

— С чего это? — выгнула бровку героиня.

— Да не везет нам как-то на переговоры, — оскалился в ответ. — А если и с обычными гражданскими нормально пообщаться не можем, то вооруженные военные, или кто они там, точно не самые лучшие объекты для наших дипломатических навыков.

— Хмм… — моя жена задумчиво посмотрела на подъезжающую к парковке ТЦ колонну. — Попытаться стоит. Не рваться же в бой сразу?

— Может просто свалим по-тихому через заднюю дверку?

— Нет, — покачала головой Ан. — Нужно предложить нашим спутникам альтернативу.

А? Э?

Да нах… Хотяяя…

А почему бы и нет? План действий у нас более-менее утрясенный есть и для него нужна только Миранда. А она будет держаться меня… надеюсь. Кристина и Виктор, хоть и неплохие товарищи, но при этом обычные обыватели. Лизи… Мелкая блонди вообще не в тему. Вот кого бы я с удовольствием скинул в какой-нибудь «лагерь выживших». Если вспомнить её взгляды на Ан, она вряд ли уйдет, но попытаться же мне ничего не мешает? А то напрягает меня эта мелкая.

Пока я размышлял, наши гости вполне шустро расчистили парковку ковшом и гусеницами экскаватора, после чего из БМП выскочили несколько мужиков в военной форме и начали вскрывать ворота складских помещений. Подумав, я отломал от торчащей рядом антенны какую-то железяку и кинул вниз, прямо на броню.

Звук получился сочный, звонкий и с таким тягучим эхом. Ммммм, прелесть. Особенно когда все замерли и большими глазами уставились сначала на «снаряд», а потом дружно перевели взгляды вверх. Я не стал прятаться, а просто помахал ручкой и демонстративно показал рацию, когда один из вояк посмотрел в нашу сторону через бинокль. После этого я ожидал много чего, но реальность, как обычно, преподносит сюрпризы — суровый военный дядечка кивнул и начал на пальцах показывать частоту для связи.

— Прием? — раздался в рации СУРОВЫЙ голос. У меня прям флешбеки с Клинтом Иствудом пошли. — Говорит родрен Аруил Льюис, военная часть номер семнадцать. Представьтесь.

— Андрей, группа выживших. Вы просто за припасами или имеете возможность забрать кого-нибудь с собой?

— Возможность имеем, но говорю сразу — нахлебники нам не нужны. Ситуация… напряженная. Если захотите выйти на более плотный контакт — спускайтесь. Если нет — оставайтесь на своих местах до тех пор, пока мы не уедем. Конец связи.

Рация чертыхнулась характерным шипением и затихла.

— Ан, — повернулся к жене. — Просветишь наших? А я пока за гостями присмотрю.

Девушка молча кивнула и направилась вниз, стараясь держаться так, чтобы её не было видно с улицы. А я задумался. Не только о текущей ситуации, из которой явно течет совсем не сливочный сиропчик, а о всем происходящем пиздеце в целом и моей в нем роли в частности.

Как видно по активно шуршащим по складам торгового центра воякам, местное человечество все еще барахтается. У них есть транспорт, есть оружие, а следовательно есть и ресурсы для их использования — топливо и боеприпасы, а может быть, и способы их пополнения. О местной промышленности я знаю совсем немногое, так что последнюю со счета скидывать не стоит. Вдруг аборигены изобрели технологию портативных синтезаторов и способны огнестрел клепать из говна и палок? К тому же, раз командир отряда не кинулся с обнимашками к вооруженным и явно адекватным выжившим, значит с людскими ресурсами у них тоже все в порядке. Да и… что они там тырят?

Я присмотрелся и довольно хмыкнул. Еду и одежду не тащат, в основном бойцы загружались коробками с какой-то химией и… специями? Да, вон соль и перец поволокли мешками. Значит, что? Значит, у них есть либо большой запас провизии, либо способ её восполнения. А еще есть способ превратить «ненужные» химикаты во что-то нужное и очень полезное.

Все это, опять же, возвращает к мысли, что у местного человечества все не так плохо, как мне казалось на первый взгляд. Да, города потеряны — слишком большая плотность населения, а следовательно много зомби и мутантов. Но вот в провинциях все должно быть прямо наоборот — низкая плотность населения, а сами люди более крепкие, вооруженные хотя бы сельхозинвентарем и охотничьим огнестрелом, к тому же имеют опыт в добыче пищи «дедовскими» методами, то бишь сельским хозяйством, охотой и банальным собирательством. А в городе на кого охотиться и где выращивать те же пшеницу и картоху?

Однако даже если и так, и аборигены вполне себе приспособятся и отвоюют место под солнышком, то мне в этом мире все равно оставаться не хочется. Зомби и мутанты — не самая мирная и уютная компания. Предпочту людей средневеково-фэнтезийного формата, от них хоть знаешь что ждать. К тому же, там могут быть и эльфийки. И кошкодевочки. И много кто еще… Кхм. Главное, Ан раньше времени об этом не говорить, а то её может переклинить и улетим мы в мир победившего гомосексуализма, чтобы уж точно конкуренток не было. Лучше уж в мир победившего гаремоводства, в котором соотношение мужиков и баб будет один к десяти… Хотя… Если вспомнить опыт оригинала… Хмм… Нет, ну на хуй.

Я подвинулся поближе к вернувшейся Ан и, обняв девушку, поцеловал в щеку.

— Андрей? — наградой мне был немного охреневший взгляд.

— Просто задумался и понял какое ты золотце.

— С… Спасибо, — отвела она глазки.

Прелесть.

— Как там наши? — вернулся к наблюдению за военными, продолжая обнимать жену.

— Решили придерживаться первоначального плана, — ответила девушка, вновь вернув себе самообладание. — Только Лизи порывалась уйти. Но услышала что я остаюсь.

— Напрягает она меня, — покачал я головой. — Может её того… стукнем по голове, оставим где-нибудь в тенечке и свалим, пока в себя не пришла?

— Андрей, — на меня уставилась пара строгих серебристых глазок. — Плохой Андрей.

— Ты еще «фу» скажи.

— Фу, плохой Андрей, — повторила она с тем же выражением лица.

— Издеваешься? — выгнул я бровь.

— Да.

— Ну хоть честно призналась, — покачал я головой. — О, уезжают. Быстро они.

Вояки действительно действовали оперативно и уже грузились на свой транспорт. И напоследок даже приятно удивили, связавшись с нами и уточнив насчет желающих отправиться. Получив ответ, что таковых все же не нашлось, оставили свои координаты и свалили в закат… Кстати, координаты были весьма любопытными и легко опознались остальными членами нашего маленького отряда, когда мы с Ан спустились вниз, в небольшую оккупированную комнатку для персонала.

— Это старая военная база, — сказал Виктор и, пошарившись у себя в небольшом рюкзачке, достал карту городских окрестностей. — Вот тут. Её построили лет семьдесят назад, там мой отец служил. Сейчас вроде как должна была быть закрытой, но ходили слухи, что там просто окопалась какая-то странная контора правительства.

— И что в ней странного? — выгнул я бровь, осматривая карту.

— С виду ничего, но говорили, что там какую-то паранормальщину изучали. — Пожал плечами наш командный гей. — А еще как-то по городу бегали трое подозрительных «ролевиков», похожих на эльфов. Вроде как очередная байка, только… я сам их видел. И они были прям очень-очень похожи.

— Мда, весело у вас тут было, — вздохнув, откинулся спиной на стену. — Ну так что, ребята, в какую жопу мира мы лезем дальше?

— Эммм… — как ни странно, первой голос подала обычно тихая Миранда. А еще она как-то неуверенно подергала меня пальчиками за рукав. — У… У меня задание от Нивьен.

— Ну прекрасно, — закатил я глаза. — Ладно, давай выкладывай. А там смотреть будем…

Глава 12

— Ну и что думаете? — обвел я взглядом «сопартийцев».

— Не нравится мне такое… задание, — скривилась Кристина. — Вот только оставлять все как есть мне не нравится еще больше.

— Аналогично, — поддержал её Виктор, задумчиво так проводя пальцами по стволу винтовки.

— Милая? — посмотрел я на Ан.

— Сжечь ересь, — мрачно ответила она, сурово сжимая рукоять меча.

— Я в тебе и не сомневался, — со вздохом откинул голову, прислонившись затылком к холодной бетонной стене.

— А как насчет моего мнения? — влезла в разговор Лизи.

— Да большинство и так уже проголосовало, — устало помахал я рукой. — А ты пойдешь туда, куда и Ан. И вообще… — я строго посмотрел на эту «школьницу». — Давай проясним один момент. Антуанетта — моя жена. Мы давно знакомы и через многое прошли, так что «отбить» её у тебя нет никаких шансов. Тут всего два варианта. Либо ты смиришься и не лезешь, либо становишься третьей в наших отношениях и спишь еще и со мной. Вот-вот, на мордашке твоей вижу всю «радость» от такой перспективы.

— А как же «сиськи»? — чуть ехидно спросила Ан.

— Сначала из этой задницы выбраться нужно, — фыркнул я. — А потом уже искать себе «сиськи». Да и то не факт, можно же в этот раз и в моногамию попробовать.

— Ну-ну, — довольно скептически покивала героиня.

— Ладно, вернемся к делу, — обвел я взглядом наш отрядик. Лизи, кстати, больше голос не подавала, но сидела с задумчиво-обиженной моськой. — Рейдеры-каннибалы. Сколько их — мы не знаем. Только абстрактное «много» от богини. Сидят в районе городских складов. Нужно спасти из их «кладовой» кандидатку в апостолы Нивьен и вообще всех, кого только сможем. Попутно можно умертвить уродов, чем больше — тем лучше. В качестве награды нам обещают стационарный алтарь, создающий защитный купол от зомби и мутантов. Так себе награда, с тройным дном, но в данный момент — выгодная.

— А почему с «тройным дном»? — удивленно захлопала глазками Миранда.

— Потому что гладиолус, блин, — устало помассировал виски. — Алтарь стационарный, так что перенести его после установки не получится, а мы так-то в этом мире задерживаться не планировали. Защита не действует против обычных людей, а значит воспользоваться ей сможет кто угодно. И, в конце-концов, это АЛТАРЬ. Скорее всего, чтобы купол работал, нужно будет приносить дары Нивьен, а значит питать её энергией веры и усиливать. По-факту, эта «награда» наиболее выгодна именно богине, а для нашего отрядика является лишь средством организовать более-менее безопасную зону для построения портала и… на этом все. Лично я бы от такого нафиг отказался, если бы не она, — ткнул пальцем в Ан.

— Бросать людей в беде — плохо, — с самой серьезной моськой подтвердила героиня, только… Почему мне кажется, что она надо мной как-то тонко издевается?

— В общем, готовьтесь. Через час выступаем, — подбил я итоги нашего короткого собрания.

К счастью, богиня дала довольно четкие указания, где именно искать её апостола, да и не далеко это, так что не заблудимся…

* * *
— «Много», да? — негромко проворчал я, сидя у окна десятого этажа офисной высотки на окраине города.

— Нууу… да, — неуверенно кивнула Мира, которой словно стало стыдно за свою богиню. — Это много.

— Это не много, это — дохуя, — покачала головой Крис, тоже впечатленная размахом «деревни каннибалов». — Причем до здоровенного такого, лошадиного.

— Прям с языка сняла, — согласился я.

Добирались мы до этого места чуть больше суток, хотя по факту легким бегом напрямик тут было максимум часов шесть. Вот только не в реалиях зомбиапокалипсиса с агрессивными мутантами. И хорошо, что из последних встретили всего троих, и то последний проявил благоразумие и шустро свалил, завидев наши с Ан добрые и всепрощающие улыбки. А другим выражение наших с моей милейшей супругой лиц просто быть не могло после встречи с двумя предыдущими монстриками. И если первый был просто собаченькой породы «злобная чихуахуевинка, обожравшаяся стероидами и сбросившая шерстку вместе с кожей», то вот второй мутант… Пожалуй, такого объединения человеческой тупости и злобы я давно не встречал.

Мы как раз собирались устроиться на ночлег, когда Ан засекла какие-то странные колебания… чего-то. То ли маны, то ли реальности, то ли праны… А скорее всего, всего сразу. Оставив отряд обустраиваться в подсобке небольшого продуктового магазинчика, мы вдвоем отправились по наводке в подъезд соседней пятиэтажки. То, что все плохо, стало понятно почти сразу же: стены, пол и потолок покрывала пульсирующая темно-зеленая плоть с черными венами, воздух был наполнен легким сизым дымком, а откуда-то из подвала лился едва заметный алый свет и слышались заунывные песни на неизвестном грубом языке с рублеными фразами, вызывающими ассоциации с призывом старины Ктулху.

В общем, оригинал Буревестника бы залил тут все маной Бездны даже не заходя внутрь. Просто так, на всякий случай. У меня же такой возможности не было… и не нужно так сверкать глазками из темного угла, я сказал «не было»! Но и уйти просто так тоже нельзя — мало ли чего там призывают, а мне так-то в этом мире еще жить пару месяцев как минимум. Да и Ан не отступится — вдруг там люди страдают…

Так что мне оставалось только со вздохом последовать за героиней, подозрительно косясь на местный антураж сплаттер-панка и мысленно пересчитывать коктейли Молотова в кольце. Хотя, если вся эта ересь рванет на нас, то больше надежд будет на симбионт, чем на огонь — все же горящий вискарь это не святой промитий и для очищения пламенем он подходит слабо.

На лестнице в подвал дела стали хреновей. Не в смысле, что на нас кто-то напал, а в смысле, что из плоти, покрывающей все поверхности, стали торчать вполне узнаваемые куски человеческих скелетов. В большинстве, это были черепа с верхней частью позвоночника. Реже с руками. Еще реже — с ребрами. И хоть чувствительность на души я утратил, но было у меня стойкое ощущение, что в этих костяках заключены их владельцы. А иначе с чего-бы им всем тихо стонать, пыриться на нас светящимися зелеными глазницами, а Ан настолько сильно стискивать рукоять меча?

Подвал встретил нас длинным коридором, больше похожим на пульсирующую кишку, из стенок которой торчали вяло шевелящиеся скелеты, а в дальнем конце сиял яркий алый барьер. Когда мы подошли к этой преграде, то я уже не удивился, увидев типичное логово культиста: просторный зал, покрытый зеленой плотью, столики с какими-то окровавленными инструментами вдоль стен, огромная лужа черной крови в центре и исписанный рунами алтарный камень рядом. Перед алтарем стоял и громко читал то ли заклинание, то ли молитву лысый горбатый тип, тело которого на манер одежды покрывали неровные наплывы той самой зеленой плоти, а на самом камне билась в конвульсиях миниатюрная брюнетка с голубыми глазами и глубоким разрезом от уха до уха на горле. Речитатив оборвался, последовала вспышка и прямо по мою правую руку из стены вылез новый стонущий костяк с горящими глазницами.

— Сила струится по мне! — вдруг взвыл культист, подняв вверх руки и залился совершенно безумным хохотом.

— Не, чувак, по тебе маразм струится, — покачал я головой. — Ан, бей барьер. Вряд ли тут что-нибудь навороченное.

Девушка, что едва ли не рычала от гнева, начала замахиваться, явно примеряясь к какой-то точке на преграждающем путь магическом щите.

— А? О, вы новые герои? Вы хотите остановить Владыку Ужаса?! У вас ничего не получится! Я бессмертен! Я велик! Я могуч!

— Я хуем достаю до туч, — нервно хмыкнул я, отвлекая этого деятеля от Ан.

— Да как ты сме…

БУМ!

Мда. Удар Антуанетта не только не сдерживала, но еще и усилила как за счет доспеха, так и какой-то своей магии. Результат впечатлял, как и всегда, когда моя женушка доходит до чисто силового воздействия.

Ударная волна вырвала и разметала все окружающие нас скелеты, а барьер снесло вместе с частью зеленой плоти, к которой он и крепился. Уж не знаю, как и за счет чего функционировал этот красный щит, но, пролетев все расстояние до культиста, он не только не исчез, но еще и как будто укрепился… И врезался прямо в своего бывшего хозяина, снеся того прямо на окровавленный алтарь… При этом культист неудачно подставил руку с ритуальным кинжалом и тот вогнало ему в грудь… Прямо в сердце… Пришпилив к алтарю… А барьер еще и ноги-руки ему порядком поломал, не дав возможность ничего сделать.

— Неудачник, — только и оставалось мне приложить руку к лицу.

Вот только зря это сделал.

— Я ОТОМЩУУУУ!!! — не знаю, чего в голосе этого типа было больше, боли или обиды. Но вот общий посыл мне не понравился.

Еще один эпичный «бум» разнесся по подвалу — это культиста распидарасило на клочки вместо с алтарем. И вроде бы все, «дело закрыто», но… Хрен там. Свое обещание этот тип выполнил и стоны страдающих душ вокруг резко сменились истерическим многоголосым плачем, переходящим в хихиканье и обратно.

Тело само, без участия сознания, заменило автомат на меч и светящееся энергетическое лезвие тут же рассекло голову быстро обрастающей плотью твари, только недавно бывшей торчащей из стены черепушкой с куском позвоночника. Второй удар я нанес уже более осознанно, но целился туда же — магический клинок вполне неплохо пережигал черепа, которые служили связующим звеном между душой и измененными останками тела. Меч Ан, стоящей рядом со мной, в эффективности не уступал, а сама она постепенно начала выступать чуть вперед, потому как держалась намного лучше за счет более совершенной брони, мастерства и большего боевого опыта именно в сражении на мечах.

Преобразившиеся нападающие в своей конечной форме представляли из себя сгорбленные женские фигуры с лысыми головами, бледной кожей, козлиными ногами и трехпалыми руками с полуметровыми мечевидными когтями. Повезло с тем, что никаких боевых навыков у этих тварей не было — они просто лезли вперед по узкому тоннелю и беспорядочно размахивали руками, пытаясь полоснуть нас когтями. С точки зрения меня как воина — жалкое зрелище. С точки зрения меня как мужчины — хочется помыть себе глаза и память хлоркой! Ибо твари были женского пола и голые. И у всех были сиськи пятого-седьмого размера. Вот только они были похожи на сдувшиеся кожаные мешки и мотались туда-сюда как… как… БЛЯЯЯЯЯ!!!

— Ан… — зарубив последнюю тварь, я жалобно посмотрел на свою жену. — Как закончим, дай грудь пожамкать, а? А то моё чувство прекрасного только что сдохло в жутких муках.

— Ты же любишь большие, — спокойно ответила героиня… с огромным таким подъебом во взгляде.

— Вот после такого зрелища — уже не уверен, — мрачно пнул ближайшую тушу, которая постепенно растворялась в мерзкую зеленую жижу.

— Я рада, — хмыкнула та. — Дам. И не только. Но потом. Смотри.

— Угу, вижу. И чую, блин…

Как я уже сказал, трупы весьма шустро растворялись в зеленоватую слизь и это послужило причиной, почему нас тупо не завалило телами. Вот только у такого «везения» есть и другая сторона — жижа впитывалась в живое покрытие стен и пола, отчего то набухало и пульсировало все сильнее и сильнее. И вот сейчас данный процесс подходил к своему пику, а у меня от такого зрелища появилось ощущение, что мы не в кишке, а прямо в самой заднице!

— Причем, во всех смыслах, — устало выдохнул я, глядя как стенки ставшего круглым коридора вдруг замерли, а потом с хлюпающим звуком обзавелись многочисленными костяными шипами. Или зубами? — Прелестно. Теперь это вывернутый вовнутрь ёжик… Сука, чуть-чуть до яиц не дотянулся!

Последнее — это я про те шипы, которые выскочили прямо подо мной и действительно не достали до мошонки буквально сантиметров десять. Было бы… неприятно. По меньшей мере.

— Валим, — Ан дальнейший разговор в антураже шипастой кишки явно не вдохновлял, так что она схватила меня шиворот куртки, закинула на плечо, выставила перед собой щит и рванула вперед.

Червяк… Кишка… Обратный ёжик? В общем, эта штука попыталась остановить душевный порыв Аннушки. Угу. Как говорил один серый волк, бог в помощь. Причем, тут явно нужно будет божество как минимум Старшего ранга, ибо даже в виде урезанной аватары моя ненаглядная воительница все еще остается неостановимым бронированным монстром в юбке… тоже бронированной, хочу заметить. Итог забега предсказать несложно: оставив за собой окровавленную просеку из переломанных шипов, Антуанетта со смачным чавкающим звуком пробила закрывающий выход… эм… сфинктер и вырвалась на улицу, где затормозила только сшибив своим телом пятую машину.

— Здорово, — посмотрел я на вывернутые в обратную сторону пальцы на правой руке. — Охуенно, — добавил, оглядев открытый перелом левой голени.

— ГРРРРРААААА!!! — начал выбираться из рушащегося дома восьмиметровый гуманоидный мутант.

— Божественно, блядь, — устало закатил я глаза…

Глава 13

— Ан, я сразу говорю, что такое — не потяну! — ткнул я пальцем в радостно выковыривающую себя из развалин тварь.

Восемь метров, гуманоидная форма, что-то вроде осьминога вместо головы, восьмипалые руки, стремные восьмисуставчатые ноги, хвост с восемью щупальцами на конце…

— Как-то у этой херни много восьмерок и щупалец, — задумался я на секунду. — Не к добру…

Ан страдальчески закатила глаза, подумала, кивнула сама себе и решительно… воткнула меч в землю.

— О та, кто прочнее стали. О та, кто сильнее притяжения звезд. Во имя тебя, сияющей на вершине пирамиды. Во славу твою я присягаю вечности. Призыв гиганта!

Резко дернув меч, Антуанетта с видимым усилием провела клинком снизу вверх, словно разрезая что-то невидимое. А не, это она пространство разрезала. Создавая портал. Судя по окантовке — через тень.

— УАААААА!!! — взвыло вывалившееся из портала нечто, косящее под пятиметровый рыцарский доспех. Черненький такой, в аленьких прожилочках и буквально источающий знакомый темный туман. — УБИТЬ!

— Ну на хер, — начал я отступать, глядя на бой двух махин.

Нет, в памяти оригинала и более эпичные махачи и охреневшие здоровенные дуры были. Взять того же Йога, один лишь смазанный образ которого вызывает у меня дичайшую головную боль, тошноту и кровавые слезы. Вот только это был не совсем мой опыт, да и силенок у меня на пару порядков меньше оригинала и даже вот эта вот парочка мини-годзилл вполне способна мимоходом нас прихлопнуть. Так что…

— Валим, — скомандовал я Ан.

— Не могу, — спокойно ответила она, безразлично наблюдая за схлестнувшимися тварями из пафосной позы опершегося на меч рыцаря.

— С контролем проблемы? — поинтересовался я. — В смысле, движение нарушит концентрацию и эта хрень накинется на нас?

— Нет, — все тем же тоном ответила девушка. — Перенапряглась. Ножки не держат. Двинусь — свалюсь. Понесешь на ручках?

Эээээм…

Я припомнил кое-какие факты о Стальной Королеве… которая весила как реальная стальная статуя! Прикинул массу надетых сейчас на уже моей Ан доспехов и оружия, соотнес со своими физическими возможностями…

— ГАААРРРУУУУ!

— УБИТ!

Ладно, все равно альтернативы нет.

— Доспехи в инвентарь скинь, а то я ж сдохну, — обреченно подскочил к воительнице.

— Напоминать девушке про её вес некультурно и травмоопасно, — спокойно упрекнула она, начав заваливаться набок и по ходу теряя всю «обертку», которая истаивала красивыми всполохами.

— Уф… — из головы сразу вылетело то, что я там хотел сказать.

Потому что, во-первых, у меня на руках оказалась обнаженная красотка. Во-вторых, она весила минимум килограмм двести! В-третьих, монстры хоть и сместились в сторону, но разошлись не на шутку и победитель пока не ясен. Так что…

— Валить и лапать, лапать и валить, — быстро решил я, легким бегом рванув в сторону нашего отряда.

* * *
— Это что там происходит? — выскочила нам навстречу Крис, глядя на вздымающиеся над городом клубы пыли и жуткий рев, перемежающийся не менее жуткими обещаниями.

— Да ничего такого, всего лишь проблемы уровня «ааа, сейчас мы все умрем», — монотонным усталым голосом ответил я, с трудом опускаясь на валяющийся рядом со входом в наше временное убежище бетонный блок. — Уф. Ан, тебе пора худеееуууууу!

— Да-да? — похлопала моя женушка глазками, продолжая оттягивать мое бедное ухо.

— Оторвешь, оторвешь!

— Мы вам не мешаем? — нервно уточнила Крис, при этом скользя оценивающим взглядом по фигурке Ан.

— Нет, — ответила девушка.

— Мое, не дам, — прижал её к себе.

— Вы психи, — простонал стоящий позади блондинки Виктор, сжимающий обрез.

— Не мы такие, жизнь такая, — пожал я плечами. — Ан, дорогая, ты идти уже можешь? А то как-бы валить уже действительно нужно, а я с тобой на руках быстро не побегаю. Да и голодный взгляд вооон того зомби мне как-то не очень нравится. И вон того тоже. И десятка его товарищей.

Ну да, пока мы болтали, нас потихоньку начали окружать мертвяки, хотя большая их часть сейчас стягивалась на звуки боя того мутного мутанта и призванной Антуанеттой образины.

— Идти смогу, — подумав, героиня встала с моих коленей и на ней появился комбез-поддоспешник, а в руках — меч. — Но ближайшие полчаса медленно и печально. Потом будет легче.

— А сражаться? — уточнила Крис.

— Сражаться я могу в любом состоянии, — чуть улыбнулась героиня, демонстративно крутнув меч с такой скоростью, что от порыва ветра поднялось неслабое пылевое облако. — А вот обращением к богине ближайшую неделю лучше не заниматься. Каналы перегорят.

— Кстати, — заинтересовался я, поправляя снаряжение. — А кто вообще придумал такое… такую молитву?

— Ты, — коротко ответила она.

— Оу… ну тогда ладно.

Дальнейший путь из города, как уже говорил, особых трудностей не доставил. Зато вот наша конечная цель… Хорошо, что мы додумались забраться повыше и посмотреть на эту «деревеньку каннибалов».

Итак, картина маслом. Несколько зданий цвета мокрого бетона, вроде как бывшая тюрьма по словам моих спутников. Обнесено все это дело пятиметровым бетонным забором впечатляющей толщины. Наблюдательные вышки — присутствуют. Колючка — присутствует. Относительно небольшие и охрененно надежные на вид стальные ворота с изображением демонических рож — присутствуют. Выжженная, причем буквально, полоса в сотню метров от стен — тоже присутствует. Это то, что осталось от славного прошлого данного заведения. Нововведения от новых жильцов тоже присутствовали: веселые флаги из человеческой кожи, насаженные на колья объеденные трупы, гниющие в ямах потроха, живописно измазанные кровью стены, прибитые к стенам головы…

— У них точно не все в порядке с головой, — скривилась Крис, рассматривая всю эту радость в бинокль.

— Угу, — подтвердила слегка зеленая Миранда. Интересно, у неё в роду хамелеаки были?

Впрочем, она вполне неплохо держалась для «домашней девочки». Сказывалась, наверное, закалка картинами города после зомбиапокалипсиса.

— Ладно если бы они были просто психами, — устало покачал я головой. — Ан?

— Чувствую, — коротко кивнула моя жена. — Не знакомы. Не могу опознать аспект.

— Кто-то из Младших, — пожал я плечами. — Возможно, только-только набравший силу. Только нам легче от этого не становится. Не в той мы весовой категории.

— Вряд ли там аватара, — возразила героиня. — Скорее просто жрец и алтарь. Если их покровитель влезет, то и богиня Миранды вполне может вмешаться и тогда это уже будет не наша битва.

— Тоже верно, — согласился я.

— А для простых смертных можно? — подняла лапку Лиза, обычно предпочитавшая отмалчиваться и… пялиться на задницу Ан. Или мою шею. Мде.

— Если в двух словах, — потер я пальцами переносицу. — То там нас ждет полнокровный жрец какого-то бога. Причем, судя по антуражу, они проповедуют совсем не «мир и любовь», а очень даже наоборот.

— Андрей, — легонько ткнула меня в бок Ан и пальчиком указала куда-то в сторону главного здания бывшей тюрьмы. — У входа.

Я навел бинокль на указанное место и обреченно выдохнул.

На крыльце стоял во всей своей красе адепт бога, явно измененный под действием его силы. Два с лишним метра ростом, в грязной набедренной повязке, что-то вроде красного хитина вместо кожи, черные костяные рога на голове, пять глаз, клыкастая пасть от уха до уха, внушительные когти на лопатовидных лапах, а также здоровенный ржавый тесак в качестве оружия. Пока этот красавец стоял и разминал шею, к нему подбежал один из обычных каннибалов и что-то начал докладывать. Отродью это явно не понравилось и тот, недолго думая, сгреб докладчика за голову и просто раздавил одним движением. Бросив труп под ноги двум другим подчиненным, измененный что-то им скомандовал и пошел обратно в здание.

— Вот поэтому и не хочу принимать помощь от Жестокой, — вздохнул я, невольно почесав скрытый под воротом ошейник. — Очень уж специфический аспект, который может превратить меня в то еще чудище.

— Если прижмет — примешь, — хмыкнула Ан. — Это уже пройденный этап.

— Ну… да, — вынужден был согласиться я.

Действительно, если будет стоять выбор между моим обликом и жизнью Антуанетты, то я потяну в себя силу Жестокой полноводной рекой. А вот ради собственной шкуры — уже вряд ли. Даже оригинальный Буревестник в этом плане жизнью не особо дорожил, что уж говорить про меня, фальшивку. Да и вообще… «смерти — нет». Зато вот перерождение души — очень даже реальный факт. Так что за кармой нужно следить, если не хочу провести следующее воплощение в роли какой-нибудь блудливой блохастой кошатины. Угу. С сохраненной памятью. От Вселенной станется устроить еще и не такую подлянку.

— Так что, какой план? — влезла в мои размышления Крис. — Врываемся и всех укладываем мордами в пол?

— Не в этой жизни, — хмыкнул в ответ. — Да и в прошлой я бы так не стал делать… ну, только если времени не было бы.

— Даааа? — скептически протянула Ан.

— Представь себе, — хмыкнул. — Все же профессиональная гордость тихушника очень часто играет свою роль. Да и операция у нас в первую очередь спасательная.

— Тогда… — неуверенно замялась Мира. — Ждем ночи и пробуем проскользнуть внутрь?

— Ждем ночи и Я проскальзываю внутрь, — поправил её и словил очень недовольный взгляд от жены. — И не смотри так, на тебе прикрытие отхода. Вряд ли я смогу выбраться совсем уж незамеченным с таким «грузом», не те способности.

— Ауттэ? — спросила моя ненаглядная.

— Меня порвет, — хмыкнул в ответ. — Жестокая забила место надежно. Впрочем, — я демонстративно выпустил из рукава тонкий тентакль и помахал им. — Не скажу, что она оставила меня без плюшек…

Подготовка к проникновению была недолгой и… рутинной. Сколько раз я залезал во всякие темные и дурнопахнущие места? Хотя нет, я как раз всего пару раз успел, а вот оригинал хлебнул доли тихушника сполна, причем в разных местах и с разным набором вводных. Жаль, у меня нет того ББС, переделанного шаловливыми лапками парочки отбитых Древних, или хотя бы Балахончика. Мда. Вообще, арсенал для проникновения куда угодно у Буревестника был солидный. У меня же есть только симбионт. Впрочем, даже он с моими навыками — это уже много для кучки вчерашних гражданских и парочки уродцев-мутантов, возомнивших себя «высшей формой жизни».

Снаряжение я себе подобрал тщательно. Через Миранду за пару «монет развития» купили у её Системы (или богини?) отличный набор отмычек и комплект глушителей: на пистолет, на ПП и автомат. К сожалению, на что-то серьезное цены кусались, хотя там и были «вкусные способности» для меня: мимикрия, биомагнетизм, различные мутации… Но я решил, что и сам пока справлюсь. В общем, арсенал на дело взял внушительный, плюс забил в пространственное кольцо кучу снаряженных магазинов и метательные ножи. Место, впрочем, оставил, выгрузив припасы и одежду, а то мало ли какие ништячки по дороге попадутся.

Отряд остался все в той же окраинной высотке. Странное, кстати, строение. И на вид, и по внутренней отделке. Впрочем, у выхода мне на глаза попалась брошюрка, объясняющая эти странности — какой-то исследовательский центр разных направлений биологии, что как раз должен был открыться накануне зомбиапокала. Совпадение? Нужно будет уточнить у Зи.

Выжженную полосу проскользнул в густеющих сумерках. Повезло с легким туманом и тем, что местная охрана — ни хрена не военные, а действительно вчерашние гражданские, которые вместо нормального присмотра за территорией стояли на стене, трепались и зевали. Охуительное распиздяйство для подобных обстоятельств, но… в какой-то мере даже оправданное, ибо ни одного зомби поблизости я не заметил. Зато четко ощущал легкий флер божественной маны вокруг. Чувствительность у меня, конечно, была как у табуретки, но опыт сказывался. Да и в контроле маны я потихоньку практикуюсь по тем простеньким упражнениям, что еще Чешуйка когда-то объясняла… В общем, местный божок явно оберегает свою паству от судьбы закуски для зомби. Это в некоторой степени объясняет и такое количество каннибалов — люди тянутся к относительно безопасному месту, а тут уже более-менее принципиальных съедают, либо впаивают в «дружный коллектив», если уровень морали пожиже. Ну и ценные кадры, вроде врачей и учителей, тоже могут приобщить, просто уже насильно, через ломку личности…

Блядь, о чем я думаю?!

Изображая кочку у самого подножия стены за счет самопального маск-халата из пыльного плаща под цвет грунта, быстро достал из кольца рацию, нажал кнопку связи и стукнул по микрофону два раза с небольшим промежутком. Услышав подтверждение, убрал прибор обратно. Простенький старый трюк, зато рабочий — Ан теперь в курсе прогресса операции и не так нервничает. А то нервничающая Антуанетта — это страшно. Пусть и клон, пусть ослабленная в разы, но даже так она танку дуло завязать сможет! Впрочем, свою роль воительница сегодня ночью еще сыграет, а мне главное найти и обезопасить пленных.

Прислушавшись и определив, где находятся ближайшие «дозорные», от профессионализма которых хочется плакать кровавыми слезами, я чуть сместился влево и сосредоточился на управлении симбионтом. Пяток секунд концентрации и вверх выстреливает тонкое прочное щупальце, которое цепляется за край стены. Вот по длине розовой плоти бежит судорога-сокращение и меня как тарзанкой подбрасывает вверх, лишь едва успеваю затормозить и не вылететь выше стены на манер пробки, а только зацепиться за её верхний край. Чуть подтягиваюсь, осматриваюсь. Патруль слева: двадцать метров, смотрят на небо, курят косяки. Патруль справа: ебутся… Пидары. Буквально. Млять.

Впрочем, мне же лучше.

Подтягивание с рывком и я перелетаю через небольшую дополнительную сетку с колючкой и практически бесшумно оказываюсь на самой стене. Шаг вперед, цепляюсь за край щупальцем и скольжу вниз. Приземление. Тишина.

Я снова кочка у стеночки.

Вновь рация и сигнал на три стука. Такой же ответ. Замечательно.

Премся дальше по-стелсу. Главное, чтобы жанр не стал внезапным слешером…

Глава 14

Внутренняя территория бывшей тюрьмы была крайне неприятным местом. Тут и раньше не особо радостно-то было, а после добавления «украшений мейд бай каннибал» стало вообще мерзко: пирамидки из обглоданных костей, гирлянды свежих черепов, гниющие куски тел… Весело.

А ведь Жестокая тоже касается своим аспектом каннибалов. Да и вообще любым кровожадным безумным монстрам покровительствует, в том числе разумным. Причем, чем больше кровавой беспричинной херни совершить, тем больше тебе перепадет плюшек от богини. Или я чего-то путаю?

«Есть такое. Но это только часть моего аспекта, Фальшивый Вестник».

О, здрасьте! Голоса-в-голове, я снова с вами!

«Не паясничай. Лучше работай. Устраняй, хе-хе, паству моего конкурента».

И замолчала. Хотя, оно и правильно. Даже столь короткое мысленное общение с Древней вызвало у меня головную боль и пару капель крови из носа. Вот что значит — обычная душа, а не читер-Буревестник, способный провести через себя столько маны Древнейшей, что хватит залить гектар леса и устроить в Реальности провал на нижние планы варпа. Хотяяя… А может у этой тушки быть какой-нибудь другой дар? Нужно будет снова спуститься в астрал и хорошенько пошуршать по закоулкам души.

Но это позже.

Дождавшись, пока мимо пройдет патруль из двух откровенно зевающих и негромко болтающих о бабах караульных, я аккуратно двинулся к черному входу одного из зданий. Вроде бы бывшая администрация, если судить по замазанной алой краской надписи на стене второго этажа. Хотя, может это и не краска.

Охраны у черного входа не было, зато был замок… Угу. Охуеть какая грозная преграда. Да бля! Ма Оу на свои сундуки более сложные вешал! Это недоразумение вскрылось за два движения отмычкой!

Зато на следующем этапе едва не спалился — дверь начала противно поскрипывать при открытии. К счастью, долбоебизм местной охраны оказался выше всяческих похвал!

— Ну нет, так не бывает, — едва слышно выдохнул я, проникая внутрь помещения и глядя на спокойно дрыхнущего на посту толстячка.

Вообще, картина маслом: небольшая комнатка, столик с парой обглоданных костей, тускло горящая керосинка и спящий на стуле в обнимку с бутылкой какой-то бодяги толстый «охранник» в перемазанной засохшей кровью форме. Да блин, это слишком просто!

Тихо подойдя к спящему, я поколебался. С одной стороны — лишний шум мог привлечь внимание раньше времени. С другой — мне нужно было узнать, где держат пленных. Конечно, этот тип может ничего не знать, но и хватятся его нескоро…

Аккуратно стянуть ремень, связать спящему руки за спиной им же. Привязать шнурки от ботинок к ножкам стула. Зажать рот ладонью. Аккуратно ткнуть толстой швейной иголкой в одну интересную точку на руке. Мужик дернулся и моментально проснулся от дикой боли — острие иглы задело один из крупных нервов. Попытку что-нибудь закричать или сделать прервало уткнувшееся в глаз дуло ПП с глушителем.

— Я задаю вопросы — ты отвечаешь, — проникновенным голосом сообщил этому индивиду. — Если ответы меня устроят, то я уйду, а ты — останешься жив. Понял меня?

Толстячок осторожно кивнул, с ужасом косясь на оружие. Впрочем, чего-то иного я не ожидал — вряд ли на подобный «важный пост» сунули ответственного человека, да и сила воли местных каннибалов вряд ли была высокой. Такие ради выживания сделают и расскажут если не все, то многое.

— Где пленные? — спросил я, давая ему возможность говорить, но при этом каждую секунду готовясь вырубить ударом приклада.

— Я… в гл-главном здании… — заикаясь и спеша зашептал этот тип. — Я н-н-не знаю где точно. Врод-де б-бы в под-двале.

— Где главное здание?

— С-с-следующее, — он даже попытался ткнуть пальцем направление, только руки оказались связаны.

— А тут что? — заинтересовался я.

— С-склад, — уже более спокойно ответил толстяк. — Еда, боеприпасы, материалы…

— Отлично-отлично, — покивал ему и резким ударом загнал иглу в затылок. — Хмм… Даже получилось.

— Ыыыы… — едва слышно промычал каннибал, лежа мордой в стол.

Ни пошевелиться, ни заговорить он не мог — только дышать, моргать и помыкивать. А ведь вероятность сдохнуть у него была весьма высока при ударе в эту точку, что-то около сорока процентов. И вот не знаешь — повезло ему или нет?

— Полежи, подумай о жизни, покайся Древнейшей, — доверительно сообщил я ему, похлопав по щеке. — Жить тебе осталось часа три-четыре, так что времени хватит. Если будешь усиленно молиться Бездне, то возможно даже не попадешь на обеденный стол к своему ублюдочному божку. Бывай.

Иглу вытаскивать не стал. Она не так заметна и со стороны кажется, что охранник продолжает безбожно дрыхнуть, зато гарантирует смерть этого типа даже при внезапном наличии регенерации… если она слабенькая. Или не взрывного типа. Хммм… А, ладно! Прикончить его прямо сейчас все равно более худший вариант, чем если он с воплями побежит к хозяевам-измененным через полчасика. А то, что не вырубил и дал насладиться полным комплектом ужаса паралитика, так нужно же мне как-то карму почистить на страданиях отпетых ублюдков… И покормить внутреннего зверя, который явно завелся где-то в астральном пространстве под действием маны Жестокой. Мда-уж. А ведь когда-то подобного зверька, но только от Древнейшей оригинал уже выковыривал. Как-бы мне тоже от души кусок отгрызать не пришлось.

«Не придется, кши-ши-ши».

О, здорово. У меня только-только висок закончил ныть и вот опять! Ну, хоть кровь носом не пошла.

Пройдя через еще одну дверь во внутренние помещения, с интересом начал осматриваться. Чуйка, конечно, шептала, что тут никого нет, но… хрен её знает. Она сейчас вообще неоднозначно пашет. Вроде и чувствую души, а вроде бы и нет. По-крайней мере, на обычных людей и монстров она не реагирует. Зато вот на разные жесткие аномалии, вроде скопления божественной маны под соседним зданием — запросто. В общем, нужно разбираться, а это тяжеловато без Системы и её конкретики.

Здание-склад было… складом. Неожиданно, да? Три этажа, много просторных комнат и все завалены разными припасами. В основном едой, причем мясной, причем подозрительного происхождения, но были и обычные консервы, и холодное оружие, и огнестрел… Я подобрал себе неплохой короткий меч, напоминающий гладиус и двухметровой длины снайперскую винтовку.

Меч был… качественный. Очень. Явно не штамповка или антиквар, а штучная современная работа какого-то фаната с прямыми руками и мощной ресурсной базой. Форма — прямой короткий и обоюдоострый меч с почти отсутствующей гардой и рукоятью под одноручный хват. Сам клинок толстоватый и явно утяжеленный. Взял в руку и чуть не прослезился — настолько мне этого ощущения, оказывается, не хватало. Все же кинжалы — это не то, а Меч Света не обладает физическим лезвием и его тяжестью… Ножен только не было, что жаль, но при наличии кольца это не так важно.

Винтовка со скользящим затвором и магазином на три патрона. Зато каких! Танк навылет не пробьет, конечно, но вот броневик — запросто! Там, блин, «пульки» с мою ладонь длиной! Ну и таких пулек пара цинков рядом лежала, правда без запасных магазинов. Почему эту радость не отдали какому-нибудь местному снайперу? Думаю, просто некому: измененные явные любители больших стукалок, а остальные — бандиты и гражданские без спецподготовки, которые из такого оружия если и смогут выстрелить, то им просто руку вывернет отдачей. Вот и пылится «неформат» на складе…

Больше ничего особо интересного не было, кроме еще трех охранников, которые нагло дрыхли в подсобке. Я их не тревожил, только дверь железкой заклинил. Чисто так, из вредности.

Проверив из окна путь до главного здания, со вздохом покачал головой — слишком открытая местность, за которой наблюдают трое более-менее внимательных типов, по очереди греющихся у бочки-костра. Можно их, конечно, пристрелить, но слишком заметно — стоит кому-то из окошка глянуть и все, хана моему стелсу.

— Окей, гугл. Каков путь настоящего героя? — пробормотал я, осматривая другие направления. — Нашел.

Обходной путь в виде какой-то канавы тянулся через весь тюремный двор. Не шибко глубокая, зато в начинающейся темноте отлично прикроющая мои передвижения. Разве что она была забита останками людей, зомбей и мутантов, но… мне не привыкать ползать по всякому дерьму.

Дальнейшая пробежка была тихой, относительно быстрой, но максимально мерзотной: осмотреться на наличие адекватных наблюдателей, выпрыгнуть из окна, добежать до канавы, спрыгнуть в кучу биомусора (главное, не воспринимать это как человеческие останки, ибо крыша и так едет), быстро проползти полсотни метров, выбраться, запрыгнуть в открытое окно второго этажа и… нос к носу столкнуться с уродцем-засранцем.

Хороший такой телепузик, кстати. Круглый живот, бочкообразная грудь, излишне вытянутые конечности с короткими когтями, выпирающие деформированные зубы, разноразмерные и криво посаженные глаза, редкие волосенки… Красавец! И срет практически бабочками. Просто они пока еще в состоянии опарышей. Мде.

Пока мозг ловил ступор и пытался придумать адекватный план, тело наплевало на этого паникера и дезертира, вытащило из кольца меч и плашмя огрело измененного по башке. Тот радостно растянулся на собственной куче червивого дерьма, которую навалил в углу, в двух шагах от унитаза. Что уже говорит о полностью деструктивной личности, потому как гадить там, где живешь — это клиника, причем сразу под лоботомию.

К моему удивлению, уродец не вырубился, хотя сотряс получил точно — стонал, хрипел, порыкивал и возился в дерьме, пытаясь подняться на ноги. Не медля, добавил еще пару ударов ботинком по затылку, заодно впечатав мордой в кафельный пол. Вроде бы затих. Немного поколебавшись, саданул сапогом еще разок и всадил ему в шею две иглы. Для надежности. Сдохнет или регенерирует — уже неважно, так как это в любом случае займет не меньше получаса и за это время я либо найду заложников, либо спалюсь окончательно.

Осмотрел помещение уже более предметно, но в итоге брезгливо поморщился — обычный толчок, засранный просто до невозможности. У дверей стоял прислоненный ржавый тесак, который явно грубо выточили из какого-то куска металла не самого хорошего качества. Впрочем, характеристики самого материала и варварскую работу компенсировал слабый фон божественной маны, пропитавший клинок и делающий его неплохим оружием с непонятными пока эффектами.

Убрав свой меч в кольцо, осторожно приоткрыл дверь. Снаружи темный коридор, который кое-как освещала луна через грязные окна. Никаких украшений — голый бетон и какие-то потеки на стенах. Стена напротив окон была занята небольшим количеством простеньких деревянных дверей, что меня немного озадачило. Просто потому, что от главного здания тюрьмы ожидаешь не этих фанерок, а цельнометаллических монстров метровой толщины. Впрочем, не мне судить. Может, тут какие-то особые меры безопасности были?

Чуйку напрочь забивало облако слабенькой божественной маны, так что понять что и где я особо даже не пытался — не те способности. Зато уши и глаза ничего не блокировало, так что от пары сонных патрулей, бродящих по темным коридорам, я банально затихарился. Один раз в нише у пола, а в другой — за трубой отопления, идущей под самым потолком. А потом возле одной из дверей услышал тихий жалобный стон. Характерный такой.

Без особых усилий взломав простейший замок, скользнул внутрь комнаты и… замер на мгновение в ступоре. Ну да, тут как бы шло изнасилование при свете пары свечей. Жертва имела отличную изящную фигурку, была обнажена и привязана к самой натуральной Х-образной дыбе, подвешенной на стену. Кляп во рту, повязка на глазах, иглы в сосках, электроды на гениталиях, вибраторы в заднице… Охрененный набор! Насильник был брутален: на две головы выше, с мощными мышцами, зверской рожей и нарядом в стиле гача. Все «хорошо» и по классике. Кроме пола.

Впрочем, когда это у меня все шло нормально?

Здоровенная красноволосая бабища с мощными клыками вперила в меня налитые кровью мелкие глазки и с тихим рыком напрягла мышцы… которые начали расти так быстро, что на ней буквально рвалась кожа!

Меч Света сам оказался в руке и я едва успел скользнуть вбок, уходя от выпада когтистой лапы. Пока эта ересь не восстановила равновесие, попытался перерубить ей торс, но клинок рассек только наружный слой мышц и просто потух от концентрации чужеродной энергии. А мне вновь пришлось спасать голову от размашистого удара здоровенным кулаком. К счастью, эта тварь хоть драться не умеет — действительно вчерашний гражданский. Делаю шаг назад, меняю меч на ПП и с тихим треском всаживаю измененной в пузо половину магазина. Бабища отвечает хриплым захлебывающимся рыком и падает мордой вниз. Оставшуюся половину обоймы всаживаю как контрольный в голову.

Перезарядка. Подхожу к жертве и сдергиваю с глаз повязку. Взгляд безумный, расфокусированный, сквозь кляп слышится неразборчивое мычание, но там точно нет ничего осмысленного. Более внимательно осматриваю. На груди следы швов, ногти на руках начали обращаться в когти, колени вывернуты в обратную сторону.

— Прррелессстно, — прошипел про себя и уже не скрываясь снес этой «жертве» голову клинком. — Теперь главный вопрос — почуяли или нет? Вроде тихо.

На всякий случай достал рацию и отбил три щелчка, потом еще два. Условный сигнал, что я накосячил, но не знаю спалился ли.

Выбрался обратно в коридор. Тишина и покой. Плотно закрыл за собой дверь. Еще немного поблуждав, нашел лестницу в подвал. С единственным караульным, да и тот зевает так широко, что арбуз пролезет. Причем буквально — очередной измененный, только у него вся видимая мутация ушла на челюсти.

Дождавшись, пока этот горе-воитель в очередной раз прикроет глаза и начнет дремать прямо стоя, бесшумно выскальзываю из-за угла и через пару секунд оказываюсь рядом. Очнулся от дремы каннибал потому, что его лоб начало холодить дуло приставленного ПП. А левой рукой с мечом я контролировал его руки, чтобы не было желания делать глупости.

— Один лишний звук — и ты труп, — тихо пообещал ему. — Где пленные?

— Тхааам, — невнятно ответил мутант, ткнув ногтем себе под ноги. — Втохой этах, потсемный.

— Благодарю.

Световой клинок вошел аккуратно под нижнюю челюсть, выйдя из макушки. В этот раз, кстати, не потух, хоть и заметно ослаб — видимо, та баба была намного сильнее в плане пропитки божественной маной собственной тушки. Подхватив трупик подмышки, заволок в ближайшую приоткрытую дверь, за которой виднелась небольшая кладовка.

Я на верном пути, это радует. Но нужно поторапливаться — тревогу могут поднять в любой момент. Ну не настолько же они долбоебы, чтобы прозевать исчезновение нескольких товарищей? Или настолько?

Глава 15

Вообще, у меня появилось стойкое чувство дежавю. Я лезу в подвал каких-то мутных сектантов, спасать какую-то девицу, а снаружи меня ждет прикрытие в лице Антуанетты. Еще бы одну мелкую зверолюдку в помощницы и в полной аутентичности и можно будет начинать пугаться… Хотя, если наша «спасаемая» окажется рыжей, то… Блин.

Но вот от Доськи в напарницах я бы точно не отказался. Как тихушник она меня на голову превосходит. Да и вообще милашка. Временами. Когда не косячит. Может, как-нибудь намекнуть оригиналу через Жестокую, чтобы мне клона лисички прислали? Хотя нет, нафиг. А то знаю я себя. Так и вижу собственную ехидную харю, когда по заданным координатам вылетает Фив. Причем оригинальная, да еще и с наказом «найти и вызвать полысение путем словесного выедания плеши»! Нет уж, пусть это счастье блондинистое летает где-нибудь в другой галактике, максимально далекой от моей хрупкой психики…

Подвал встретил меня очень характерной атмосферой. И вот тут я сразу же поверил, что нахожусь на территории бывшей тюрьмы. Вот только от подобных заведений родины моего оригинала она серьезно отличалась. Темнота, мрачность, следы крови, ржавые железки, множество небольших камер, отгороженных как решетками, так и металлическими дверями с небольшими окошками — вот как выглядел этот длинный коридор со множеством небольших перекрестков. И никаких рабочих ламп, что поставило меня в тупик. Просто потому, что я по-прежнему неплохо все видел. Не идеально, но достаточно.

Ночное зрение? Нет, там нужен хоть какой-то источник освещения, а в кромешном мраке даже кошкам сложно ориентироваться. Магия? Скорее всего. Какая? Точно не моя собственная. Следовательно, ответ только один.

«Кши-ши-ши», — раздался над ухом знакомый смех, слегка вкручивающийся в мозги.

Ну да, кто бы сомневался. Ладно, отложим этот вопрос, как и выяснение отношений с одной жизнерадостной богиней, стремящейся захапать себе мою тушку в безраздельное пользование.

Итак, если бы я был пленником, где бы меня держали? Скорее всего там, куда можно быстро добраться и недолго тащить до алтаря. Где у нас алтарь? В месте наибольшей концентрации божественной маны. Чуть ниже? Получается, на втором или третьем подземном уровне. Вот туда и направимся.

Первый противник встретился мне буквально за поворотом. У стены небольшого перекрестка на стульчике сидел измененный. И сторожил. Буквально БДИЛ столь увлеченно, что я его сонное бормотание услышал за пять метров. Голосок, к слову, оказался неожиданно приятным для такой образины, внешне похожей на помесь бульдога и гориллы. С сиськами. Здоровенными такими буферами, смахивающими на два накачанных силиконом арбуза.

Немного подумав на тему устранения этой «караульной», решил не связываться. Ну нафиг! Спит? Вот и пусть спит дальше.

Спокойно и тихо пройдя мимо, скрылся среди запутанных переходов. Да, есть вероятность удара в спину от пропущенного врага, но есть такая же вероятность поднять тревогу раньше времени, если обнаружат отсутствие поста охраны. Угрозы равнозначны, зато устранение — это лишнее время и риск поднять тревогу…

Поплутать по мрачному подвальчику пришлось еще минут десять, попутно обнаружив пять постов. И лишь на одном из них караульных не спал, причем это был единственный обычный на вид человек. И его пришлось тихонько пристрелить, потому как очень уж неудачно он стоял — хрен обойдешь. А спуск на следующий этаж был как раз за его спиной. Труп спрятал в одну из камер неподалеку, которая уже была занята выпотрошенной и полуобглоданной тушкой какого-то бомжа, что и при жизни пах так себе, а ныне смердел столь сильно, что слезы на глазах наворачивались. К слову, запах в тюремном подземелье стоял практически осязаемый — густой и вязкий, явно связанный с насыщенностью божественной маной.

Второй подземный этаж не слишком отличался от первого. Только добавилось ощущение… гнили? Словно в воздухе висела взвесь из гнилой крови. Мерзотнейшее чувство, причем нифига не иллюзорное, а самое реальное — что-то такое действительно тут витало.

А еще всхлипы. Стоны. Плач. Звон цепей. Какое-то движение по периферии зрения. Последнее напрягало особенно. Словно по краям зоны видимости положили рамку-экран, по которой пустили запись движущихся теней. Как и ощущение взвеси, полностью иллюзорным такое назвать было нельзя.

Божественное воздействие? Похоже на него. Очень. Только… ну…

— Где-то три четверти от половины сотой доли присутствия Матери Монстров, — тихо хихикнул в ответ на это давление.

Вот она разница между безумной богиней эльфов, ставшей одним из воплощений Древнейшей Силы Мироздания и обычным новоиспеченным Младшим. Впрочем, прихлопнуть одного Фальшивого Буревестника и этого хватит за глаза.

Прислушался к интуиции. Та неуверенно ткнула лапкой в сторону одного из боковых коридоров и спряталась в домик. Ну хорошо, проверим, все равно особого выбора нет — искать и брать тут «языка» я не рискну, слишком высок уровень присутствия вражеского покровителя.

Минут пять неспешного обыска подсказанного чуйкой коридора принес результат в виде запертой изнутри массивной двери, покрытой кровавой мазней в стиле «уууу, мистические знаки, уууу». Пошевелив извилинами, решил все же не врываться с ноги и даже не стучать, как обычно делал. Внимательный осмотр дверного косяка принес в актив пару щелей, толщиной в мизинец, через которые особо ничего видно не было, зато туда вполне могло пролезть щупальце симбионта.

Аккуратно присунув тентаклю косяку, я… слегка выпал в осадок. Потому что на прекрасно видел через него картинку за дверью, словно на конце щупальца вырос глаз. Ладно, потом буду разбираться. Как будто впервой пользоваться хуевертью, которая хер пойми как работает.

За дверью оказался довольно просторный зал. Скорее всего бывшие камеры спец-содержания, потому как сам зал был полукруглым, с расположенными в два яруса крохотными клетушками с дверями-решетками. Средний человек, запертый в такую, не сможет разогнуться из-за низкого потолка, или лечь из-за небольшой площади. Остается только сидеть, прижавшись спиной к холодной и чуть влажной бетонной стене. Ни размяться, ни по нужде сходить, ни поспать нормально. И никак не скрыться от бдительного ока охраны, которая расположилась на удобном диванчике чуть сбоку от двери, закрытой на массивный стальной засов. Надзиратели в данный момент были представлены тремя массивными тушами, чем-то отдаленно похожими на диких лесных кабанов: много мышц и жира, короткая коричневая щетина по всей шкуре, торчащие из искаженного рта массивные бивни, мелкий черные глазки… Красавцы. Двое спали, третий усиленно таращился то на пленных, то в небольшую книжку на коленях.

Пленные же были более разнообразны на внешний вид: мужчины, женщины и подростки. Только все оборванные и истощенные, многие с кое-как перевязанными ранами. Всего я насчитал ровно три десятка человек и… два свежих трупа. Мда. Зато обнаружилась моя цель, благо описание дали весьма подробное и… это первый встреченный мною в этом мире человек с синими волосами. Да и глазки яркого небесно-синего оттенка тоже совпадали, как и легкий запашок инородной божественной маны, резко контрастирующий с местной атмосферой.

Чуть изменив щупальце, начал им медленно и тихо отодвигать засов. В конце, когда тот окончательно выскользнул из паза, раздался едва слышный звяк, но охранники его либо не услышали, либо не обратили внимание.

Отлично. Самое сложное позади.

Втянув щупальце в рукав, достал ПП и аккуратно толкнул дверь. В последний момент бодрствующий кабанчик что-то заподозрил и начал поворачивать голову в мою сторону, за что тут же словил пяток пуль в харю. От характерных хлопков оружия с глушителем, да звука расплескавшегося по стене содержимого черепушки первого хряка, проснулись и его напарники. Впрочем, ненадолго — еще две очереди и те так и не встали.

Еще раз осмотрев помещение, довольно кивнул и под напряженными взглядами пленников достал рацию. Проверил связь. На удивление, работала.

— Ан, прием.

— Слышу тебя, — раздалось в ответ.

— Нашел нашу курочку, к ней три десятка цыплят. Тихо не выведу.

— Тогда по плану штурма, — после небольшой паузы решила моя ненаглядная. Ну, кто бы сомневался?

— Окей, — вздохнул в ответ. — Место удачное, окапываюсь и начинаю шуметь. Второй подвальный этаж главного здания.

— Принято.

Рацию не убрал, просто положил на столик — если что-то пойдет не так, нужно будет слышать вызов от Антуанетты. Еще раз оценил обстановку и начал организовывать точку обороны. В первую очередь выкинул в коридор трупы охраны и вновь запер дверь, потом с помощью Меча Света вырезал не ней узкую горизонтальную бойницу, подпер все это дело диванчиком, оценил получившуюся позицию и только после этого позволил себе расслабиться и обратить внимание на пленных.

— Так, уважаемые, — обратился я к этим очень внимательным и благодарным слушателям. — Вы — не бойцы. Так что сидите по своим норкам и не мешайте мне работать. Если все пройдет удачно, то уже через пару часов вы будете свободны… насколько может быть свободен человек во время зомбиапокалипсиса. Если все пойдет через жопу, то для вас особо ничего не поменяется. Ну, возможно я кого-то успею пристрелить, чтобы не мучились сначала на алтаре, а потом в брюхе хозяина этих вот беглецов из кунсткамеры… А вот и гости!

Сначала я четко расслышал звук топающих по полу ботинок, а потом из-за поворота метрах в тридцати показалась пара обычных бойцов-каннибалов с охотничьими дробовиками. Вообще позиция у меня действительно оказалась весьма удачной — в самом дальнем конце длинного и прямого коридора, который простреливался просто прекрасно! А оружия и боеприпасов у меня было достаточно, хе-хе.

Сменив ПП на автомат, выдал две короткие очереди на три патрона. Одного рейдера срезал сразу и насмерть, второй умудрился каким-то чудом дернуться вбок и две пули прошли мимо, зато третья угодила в живот, отчего он упал на пол, скрутился в позу эмбриона и начал протяжно стонать, подвывая от боли. С нынешней медициной — не жилец. Добивать не стал. Не потому, что он заслужил помучиться подольше, а просто такой вот раненный — это шикарный деморализующий фактор. А если товарищи еще и попытаются его вытащить из-под обстрела… Впрочем, последнее к местным деятелям вряд ли относится, скорее сами добьют. Что и случилось — из-за угла высунулась рука с чем-то короткоствольным и в мою сторону полетела неприцельная очередь на весь рожок, которая порядочно продырявила и два валяющихся на полу тела. Впрочем, я в долгу не остался и, как только этот «снайпер» отстрелялся, сменил автомат на новенькое противотанковое ружье и прицелился прямо в стену рядом с тем углом. Расчет был прост — бетон тут вряд ли укреплен скрытыми бронеплитами, а калибр у этой малышки очень серьезный…

Выстрел. Бахнуло так, что уши заложило словно от разрыва гранаты! Зато в бетонной стене образовалась дырка в мою руку шириной, а на полу захлебывался кровью измененный, буквально разорванный пополам на уровне брюха!

С улыбкой передернул затвор и вновь навелся на коридор, просунув в бойницу кончик дула. Немного неудобно держать, да и по ушам бьет, но… зато эффект! Круче только авиационная пушка! Или болтер. А если к болтеру прицепом еще и Чешуйку, то вообще прелесть… Кхм, не о том думаю.

Пару минут никто не показался, хотя топот и крики постепенно начали наполнять коридоры. Видимо, местные «избранные» знатно пересрались от вида своего коллеги после попадания из Малышки. Ну так-то да, храбрые и бесстрашные обычно в услужение к таким богам не идут, а садисты и людоеды редко отличаются отвагой.

Пока было затишье, я быстро дозарядил магазин в винтовке и сменил в автомате и ПП. Вовремя — в коридор высунулась пара чудиков, закрывающихся какими-то стальными листами на манер башенных щитов. Шла эта парочка плечом к плечу, закрывая обзор на весь коридор позади себя. Не долго думая, выстрелил из Малышки прямо в центр левого щита. К удивлению, не пробил, хотя вмятина получилась солидной — скорее всего металл укрепили божественной магией. Хмыкнув, последовательно всадил в то же место две оставшиеся пули. Пробил. Вместе с еще тремя идущими следом товарищами. Ответом была паническая стрельба от второй колонны, но моя дверь была весьма толстой и цельнометаллической, так что выдержала испытание с честью. А я тем временем встал сбоку от бойницы, шустро перезарядил Малышку и, как только у этих не очень умных людей кончились патроны, всадил еще три пули в центр второго щита. Итоговая картинка получилась на загляденье: число тел в коридоре доведено до отметки в одиннадцать и новые идти не спешат.

А тем временем наверху даже сквозь толщу земли и бетона послышался взрыв. Нехило так Ан развлекается. И я очень надеюсь, что это она взорвала, а не в неё чем-нибудь таким пальнули.

Пока предавался размышлениям, чуть не прозевал новую попытку штурма: из-за угла вылетел цилиндрик, подозрительно похожий на гранату. Я успел только отшатнуться от бойницы, как по ушам хлопнуло взрывом, а глаза ослепило ярчайшей вспышкой. Впрочем, до меня все это дошло ослабленно — основной удар приняла на себя многострадальная дверь, так что зрение вернулось буквально через пару секунд. Но этого времени хватило, что коридор заполнился густым белым дымом из еще одной гранаты, а моё чутье буквально взвыло, требуя разрядить туда все, что только могло стрелять, а еще лучше — взрываться или гореть! Долго думать не стал и сначала спустил все три выстрела из Малышки, потом сменил её на автомат в правой руке и ПП в левой и залил все пространство перед дверью свинцом. Пули активно вызывали завихрения в дыму и слегка его разгоняли, позволяя увидеть десятки измененных, заполонивших коридор! Правда, больше половины из них уже не боеспособны, если вообще живы, но…

Вновь взвывшая чуйка дернула на пол и заставила откатится в сторону от двери, которую в следующий миг снесло внутрь помещения страшным ударом, а на порог из дыма шагнул солидный такой дядечка: два с половиной метра ростом (макушкой потолок скребет), лысый, накачанный, черный и покрытый алыми татуировками какой-то черепно-костяной тематики. В руках этот тип держал… меч… наверно? Хотя больше похоже на двухметровую каменюку, которой кое-как придали форму столового ножа.

— СВЕЖЕЕ МЯСО!!!

— Угу, а я Андрей. Будем знакомы.

Судя по перекосившейся роже, простенькая детская подначка ему очень не понравилась.

— ГРРРРААААА!!!

Глава 16

Специальный тюремный зал был довольно просторным помещением с площадкой по центру, на которой могли уместиться все выпущенные из клеток заключенные. Так что в плане свободного места для маневра у меня было все более-менее в порядке. Чего не скажешь о моем противнике — высокий рост, огромная масса под две с половиной сотни килограмм и внушительный каменный тесак в лапообразных ручищах точно не делали из него грациозную балерину. Скорее он походил на обмотанного цепями носорога — по прямой еще мог что-то показать, но вот с быстрым разворотом и мелкой моторикой уже были проблемы. Да и удар своим оружием нанести нормально не мог — потолок для этого был низковат.

В итоге сложилась забавная и довольно классическая картина про ловкача и силача, в которой я выступал в роли первого и вполне мог отъехать от единственного пропущенного удара, но…

— Это слишком просто, — даже как-то обиженно пробормотал я, приседая и пропуская над головой широкий, мощный, быстрый, но… откровенно предсказуемый горизонтальный взмах тесаком.

Улучив момент, резанул по ведущей руке монстра Мечом Света и… ничего. Хотя нет, черная кожа покраснела от легкого ожога, а гигант обиженно взревел, но не более. Уклонившись от очередного удара, оставившего на бетонной стене солидную трещину, сменил энергоклинок на пистолет и без затей всадил пару пуль противнику в лоб. Опять же, ничего не произошло — свинцовые подарки смялись и отвалились, оставив только быстро зажившие ссадины. Попытаться стрелять по глазам из пистолета не стал — для одиночного огня это слишком мелкие мишени на слишком подвижном объекте, а я при всех талантах ганслингером никогда не был и ганката в числе навыков оригинала не значилась. Лезть на этого типа с гладиусом тоже занятие попахивающее самоубийством. Нет, есть варианты, вроде проверенного «кусок стали в анус», но сначала проверю менее суицидальные варианты.

Меняю пистолет на автомат. Пригибаюсь от очередного широкого удара каменным мечом. Выщелкиваю пустой магазин, вставляю новый. Ухожу от немного нелепого пинка гиганта, больше похожего на судорожное дрыганье ногой. Передергиваю затвор, даю очередь в сунувшегося в дверной проем измененного рейдера. Перевожу прицел. Еще очередь прямо в морду черному здоровяку.

Ответом мне был обиженный рев, от которого в очередной раз за этот бой заложило уши. Ну и бешеное махание мечом, поднявшее в затхлом воздухе помещения нечто вроде легкого ураганчика. Но вот повреждения в виде нескольких ссадин и выбитого, но уже быстро регенерирующего глаза меня совсем не устроили, так что и этот вариант не проканал.

Осталось два. Либо попытаться вот так же в горячке схватки вытащить из кольца Малышку, перезарядить и выстрелить, либо вступить в схватку уже с помощью симбионта. Более эпичным выглядит первый план. Более реалистичным — второй, как ни странно.

Потянувшись к возможностям симбионта через нейропорт, быстро прикинул варианты. А было их не так, чтобы много — пока из доступных мне преобразований есть только щупальца разной длины и толщины, но без «наворотов», вроде всяких алмазных когтей, огневых сопел, ядовитых желез и прочего. Однако их вполне можно организовать и подручными средствами!

Всадив в морду бешеному нигеру еще очередь из автомата на пять патронов, чисто чтоб не расслаблялся, я выпустил из поясницы два щупальца. В очередной раз разминувшись с мечом этого… весьма туповатого типа, вытряхнул из кольца пару десятков метательных ножей, которые тут же «впитались» в плоть щупалец. Заодно заменил магазин в автомате на полный. Все, приготовления завершены.

Замерев на месте, даю измененному возможность с ревом понестись вперед, размахивая каменным мечом. Когда между нами было метра три расстояния и он почти дотянулся клинком до моей драгоценной шкурки, я спокойно дал очередь на полрожка ему прямо в харю, вызвав временное ослепление. Рывком в сторону ухожу от беспорядочно размахивающего оружием гиганта, после чего вскидываю одно из щупалец на манер скорпионьего хвоста. Мгновение сосредоточенного внимания и, как только каменный меч оказывается в одной из крайних точек своего движения и голова твари открывается, наношу резкий колющий удар в шустро регенерирующую глазницу. Сама по себе эта тентакля не особо жесткая, зато на её кончике были сложенные на манер шипа лезвия ножей, которые я проталкиваю как можно глубже в рану, пытаясь достать до мозга. Мой противник взревел от боли так, что с потолка пыль посыпалась! Впрочем, это не единственное его действие — резкий и мощных взмах каменного клинка рассекает щупальце на середине, вызывая уже у меня болезненное шипение. Тем не менее, дело сделано — тварь падает на колени, дергаясь в судорогах (до мозгов я все же дотянулся и что-то там хорошенько повредил) и пытаясь трясущимися руками ухватиться за торчащий из глазницы обрубок щупальца.

— Живучая же ты тварь, — я невольно ностальгически улыбнулся, вспоминая подобные моменты у оригинала. Он сам тот еще регенератор, да и противники ему попадались под стать.

Подняв второе щупальце в атакующую позицию, примерился и резким выпадом… загнал его в глотку этому нигеру! Да поглубже! Да еще и, судя по ощущениям, не в желудок, а в легкие! Не дожидаясь, пока страдающий противник додумается перекусить наглую тентаклю, выпускаю по всей длине лезвия ножей и получившимся ёршиком начинаю «нежно ласкать» ему внутренности. Длилась экзекуция секунд десять, пока сведенные судорогой челюсти измененного не перекусили мой «агрегат».

— Пошлости во время боя, — проворчал я, аккуратно подходя к упавшему на пол монстру поближе. — Мне определенно нужно разложить Ан, а то скоро гормоны и похоть совсем мозги выдавят.

Измененный лежал на полу. На спине. Из левой глазницы торчало так и не выдернутое щупальце. Из носа, ушей и пустующей правой глазницы текла кровь. Из пасти с бульканьем стекала кровавая пена. Грудь не двигалась — дыхание отсутствовало. Конечности слегка подергивались от судорог. Вот только я не понаслышке знаю, насколько живучими могут быть адепты всяких темных богов. Так что нужен контрольный выстрел.

— Или несколько, — хмыкнул, направив дуло автомата на свободную глазницу и вдавив спусковой крючок.

Двенадцать пуль вошли ровнехонько в черепушку. И хоть пробить затылок и выйти не сумели, но мозгам твари кирдык пришел полный. Однако я на этом не успокоился! Семь пуль из Малышки в сердце (пробить шкуру и добраться до органа смогла только шестая). И отрубание головы его же собственным клинком.

— Вот теперь точно все, — довольно кивнул, пинком отправив многострадальную головенку в коридор. — А теперь ты… Тяжелый зараза.

Перевел взгляд на трофейный клинок. Он, к слову, сопротивление кожи гиганта даже не заметил, зато в моей голове появился странный зуд, а через рукоять отчетливо ощущалось давление заточенной в камне Силы. Нужна ли мне эта бандура? Хммм…

— Не, нафиг надо, — размахнувшись, закинул меч в дальний угол, где тот как-то даже обиженно звякнул обо что-то.

Убирать куда-нибудь в сторону труп этого татуированного нигера у меня не было ни желания, ни времени. Тем более, что в любую секунду через снесенную дверь могут ворваться его дружки-товарищи. Так что пришлось мне спешно перезаряжать весь огнестрел, при этом стоя сбоку от дверного косяка и периодически в него выглядывая. Но в коридоре было тихо. Только пол оказался завален трупами измененных и рейдеров, коих изрядно выкосило моей стрельбой при попытке того захода под прикрытием дыма.

Постояв еще пять минут, я так никого и не дождался — видимо, тот трупик, что недавно был очень резвым нигером, являлся идейным вдохновителем штурма. Или же очень активным, но хреновым исполнителем… Скорее всего, второе, так как на интеллектуала он не тянул совершенно.

Чуть расслабившись, начал прислушиваться к уже другим звукам, доносящимся сверху. Но там все было относительно тихо — взрывов не слышно, а крики и пальба через слой земли и бетона не проходят. Поискал взглядом рацию. Нашел её обломки в одном из углов помещения — не пережила она наши пляски с бесноватым нигером.

Еще через несколько минут раздались шаги. Спокойные такие, уверенные. И из-за поворота показалась довольно колоритная парочка. Первой шла Ан. В доспехах, но без шлема и оружия. За ней топал какой-то дрыщ в черном балахоне, кустарно изрисованном алыми рунами и черепами. Дрыщ был ниже Антуанетты на две головы, с отливающей болезненной синевой кожей и огромными толстыми очками на половину лица. И все бы ничего, только этот самый тип держал в руках небольшой, но опасный на вид кинжал, что был приставлен к горлу моей жены.

— Бросай оружие! — чуть визгливым, ломающимся голосом потребовал от меня культист. — И выходи! Иначе она умрет!

— Угу, угу, — скептически покивал я, рассматривая это шоу, аккуратно высунувшись из-за дверного косяка. — А может, тебе сразу жопу подставить? И булки раздвинуть?

— Было бы неплохо, — нагло оскалился дрыщ, прячась за спиной Ан. — Но я по девочкам! Вот эта, например, вполне в моем вкусе!

— Ничуть не сомневаюсь, — рассмеялся в ответ. — Хорошо, я выхожу!

Шаг в дверной проем. Улыбнуться. Очкарик улыбнулся в ответ. Призвать в руки Малышку. Навестись. Выстрелить.

В груди Ан образовалась десятисантиметровая дырень, а стоящему позади неё типу правое плечо разорвало на ошметки! Перезаряжаю и вскидываю винтовку, уже более точно наводясь на голову Антуанетты для контроля…

— Рвяяяк! — выдала девушка, чья фигура перетекла во что-то хитиново-рогатое, и неуклюже попыталась подняться.

Неудачно — слишком тяжелая рана для этой хрени. А в следующий миг прилетевшая пуля разорвала ей голову и упокоила окончательно. Меняю винтовку на ПП и всаживаю в тушку культиста целую обойму. Шагом в сторону вновь скрываюсь за косяком и неспешно перезаряжаю все оружие.

— Наебать он меня вздумал, — ворчу, заталкивая в магазин Малышки патроны. — Пф. Да я тебя сам выебу. Вот этот ствол в задницу затолкаю и выебу.

«Не-не-не! Не надо меня в этого пихать!»

Я замер. Подозрительно посмотрел на винтовку в своих руках.

— Да ну на хер, — потряс головой. — Опять, что ли?

«Не опять, а снова!»

Глубоко выдохнув, потер переносицу.

Нет, голоса в голове — это для меня даже нормально. Но! Одно дело, когда эти голоса принадлежат богам, сверхсущностям, сверхмонстрам, древним одушевленным артефактам или поглощенным душам. Совсем же другое — это когда с тобой начинает разговаривать винтовка! Просто так, ни с того, ни с сего! И пусть она была найдена на мутной базе мутных сектантов во время мутного апокалипсиса, но… это всего лишь винтовка! Причем, не старая — ей от силы пара лет выпуска. И никаких древних сущностей ею не убивали, монстров пачками не косили, в божественной крови не закаляли… В общем, обычные предметы не разговаривают.

— Это клиника, — пробормотал я, спешно меняя снайперку на автомат и… подозрительно его осматривая. — Ты ведь будешь молчать? — тишина в ответ. — Вот и замечательно.

Выглянув в коридор, еще раз осмотрел труп культиста и твари, которая безуспешно пыталась прикинуться моей женой. Лежат, не шевелятся. Это хорошо. Но по паре пуль я в них дополнительно выпустил. Просто на всякий случай. Есть у меня сомнения в своем здравомыслии.

А вообще, маскировка под Ан была… Да не было её почти! Кое-как подогнали внешний вид брони под исходник, да черты лица. Издалека и в темноте вполне можно было спутать, на что, скорее всего, и был расчет, но вот… Пластика движений, манера держаться, да и банальное ощущение «присутствия» — всего этого подделка просто не имела.

Еще несколько минут прошли в относительной тишине — до меня долетало эхо какого-то лязга и криков, вроде как были слышны выстрелы, но в наш коридорчик никто не совался. Пленники же после всей этой стрельбы и сражения с огромным негром буквально перед решетками их клеток смотрели на меня едва ли не более испуганно, чем на местных культистов. Ну да, они-то зло более-менее понятное и привычное, а от мутного типа в броне и с тентаклями из спины хрен знает чего ожидать…

В какой-то момент по стенам подземной тюрьмы прошел… вздох? Да, похоже на то. Легкое, едва заметное искажение. Волна, после которой стало легче дышать. Выветрился смрад, исчезло давление, испарились тени и затих шепот. Все кончилось.

Устало скользнув спиной по стене, я присел на пол и положил автомат себе на колени. Теперь осталось только подождать, причем недолго — уже через пяток минут стали слышны приближающиеся шаги двух человек, а потом из-за поворота вышли Ан и Миранда. Видок у них был тот еще.

Броня моей ненаглядной была вся закопченная, с несколькими вмятинами на нагруднике и многочисленными царапинами. Меч и щит покрыты гнилостно-зеленой кровью, а на забрале шлема отпечатался окровавленный след женской ладони. Лица я не видел, но вот аура эдакой мрачной усталой меланхолии вокруг героини ощущалась едва ли не физически.

На Мире ран и крови не было, зато личико оказалось перемазано в саже, через которую тянулись дорожки слез, в правой руке она держала ПП, явно много пострелявший сегодня, а в левой, неожиданно, сковородку. Причем распространяющую ощутимую ауру святости. Мде.

— Андрей? — спросила меня Ан, когда они подошли, аккуратно обойдя трупы измененных на полу.

— Жив, цел, почти орел, — усмехнулся я. — Только слегка оглушенный, усталый и начавший разговаривать со своей винтовкой. Самое дерьмовое, что она мне отвечает.

— Одержимость? — чуть наклонила Антуанетта головку набок.

— Хрен знает, нужно будет у Жестокой уточнить, — пожал я плечами и начал с кряхтением вставать на ноги. — Возможно, у меня просто крыша сильнее течь начала… Остальные?

— Не выжили, — коротко ответила Ан, проходя внутрь помещения.

— Было настолько жарко? — я даже удивился. Зная силу местных рейдеров и тот танковый каток, который из себя представляет моя ненаглядная… — Как, блин?

— Это Лиза, — шмыгнув носиком, подала голос Мира. — Она… она…

— Ладно, потом расскажешь, — прервал я готовую начаться истерику и потрепал эту мелкую «носительницу священной сковороды» по волосам. — Чего-то такого я и ожидал, если честно.

— И? — мелкая уставилась на меня черными печальными глазищами. — И это… все?

— Дерьмо случается, — пожал плечами. — А жизнь имеет свойство заканчиваться внезапно и весьма паскудно. К тому же, душа бессмертна на концептуальном уровне и по-факту они все просто ушли в новое приключение. Так что не раскисай, а лучше помоги Ан открыть клетки. Я пока тут постою, чтоб этих болезных не нервировать, да и за проходом приглядеть нужно, а то мало ли, кто тут еще из каннибалов по подземелью бегает.

Девочка кивнула и пошла к Антуанетте. А я раздраженно дернул щекой.

Нужно было сразу грохнуть эту Лизи…

Глава 17

— Утро нового дня, — довольно улыбался я, глядя на рассвет. — Полное надежд и радостных ожиданий…

«Ой, да ты всего лишь потрахался!»

— Окстись, шиза железячная, — я довольно потянулся и оперся спиной на кирпичную кладку каминной трубы. — Лучше за округой следи.

«Пф. У меня, между прочим, имя есть! Ты сам мне его дал!»

— Угу, — покивал в ответ и покосился на лежащую рядом винтовку. — Но пока не разберусь, что ты за хрень такая, если вообще не бред моего воспаленного разума, то шиш тебе, а не имя.

Вообще, с этой снайперкой дело странное. Ан и Зи ничего особенного в ней не видят, Система Миранды опознает как набор ничего не значащей для нас аббревиатуры-названия, а Жестокая… ну, сама богиня отмалчивается, а я к ней добровольно взывать не хочу. Вот и хрен поймешь, реально это ко мне шиза приехала, или же кто-то из богов прикольнулся и «прокачал» Малышку.

Впрочем, мое здравомыслие — это не самая важная тема на данный момент.

С ночной операции по изъятию пленников у рейдеров-каннибалов прошли сутки. Очень насыщенные сутки, омрачённые потерями в нашем небольшом отряде. Подробностей я ни с Ан, ни с Миры так вытянуть и не смог, но общую картину они рассказали.

Штурм начался полностью в стиле моей ненаглядной Стальной Королевы, то есть ярко, громко, пафосно и абсолютно бескомпромиссно! Что именно она сделала? Она нашла автоцистерну со сжиженным газом. А потом с помощью Виктора они как-то направили эту дуру (цистерну, а не Ан!) на ворота и подорвали. Ну а дальше была веселуха в стиле «мочи все, что движется» в исполнении Антуанетты… пока Лизи не попыталась втихую пристрелить Кристину в спину. Блонди успела среагировать и уйти из-под очереди, но неудачно высунулась прямо под меч одного из Измененных. Стоявшая неподалеку от мелкой предательницы Мира, недолго думая огрела ту по голове сковородой и… проломила черепушку. Виктора они чуть позже нашли в сотне метров позади с маникюрной пилочкой в горле. Вопросы «как» и «на хрена» остаются без ответа, но есть у меня некоторые догадки. С Виктором и Кристиной тоже не совсем все понятно, но… по порядку.

Увидев такое развитие событий, моя жена слегка… впала в ярость. На вопросы она смущенно отмалчивается, но быстро пробежавшись по её следам до самого алтаря, я мог в полной мере насладиться видом порубленных, а местами и просто порванных на части рейдеров, проломленных бетонных стен и… жестоко убитого апостола местного бога-каннибала. Ан скрутила алтарь в металлический кол, посадила на него апостола задницей и, видимо, когда тот достаточно «насладился» ощущениями, отрубила верхнюю половину и при помощи щита хорошенько растерла этот обрубок по всем стенам главного зала. Получившееся кровавое граффити складывалось в однозначное послание одному божку, с подробными и весьма пошлыми координатами… Мде.

Часа три после боя ушло на то, чтобы собрать трофеи и проверить пленников на адекватность. Трофеи в виде еды, оружия и предметов первой необходимости (туалетная бумага и спирт в условиях зомбиапокала становятся невероятно актуальны) мы с Мирой грузили в новенькое колечко просто охренительной вместимости, которое в качестве бонуса выдала Нивьен за «полное выполнение поставленных задач». Так что с ништяками у нас все было отлично. А вот с пленниками…

Почти треть спасенных была откровенно невменяемой — при попытке достать их из клетки они забивались подальше, выли и пытались кусаться. Еще двое просто померли от ран и голода. Пятеро были в глубокой коме и еще у одного отсутствовала душа, превращая разумного в обычный кусок мяса. Двое пленных после открытия клеток с рычанием кинулись на Ан и та попросту свернула им шеи. В итоге от всех спасенных осталось всего девять человек, ослабленных ранами и голодом и явно не готовых к долгим пешим прогулкам с элементами экстрима. Только Синька держалась относительно неплохо, да и то тупо потому, что её подпитывал слабенький канал связи с Нивьен. В общем, команда инвалидов. И ведь не бросишь — совесть в лице Ан загрызет. Пришлось искать подходящую машину, которой оказался вместительный минивен, и наспех работать сваркой для его усиления — благо один из освобожденных мужиков оказался довольно рукастым и помог мне и Ан с этим нелегким делом.

В итоге в дорогу мы отправились только ближе к обеду. До ночи успели покинуть город, добраться до небольшой деревушки на десяток домиков, зачистить её и устроиться на отдых. И вот уже после решения всех срочных проблем я плюнул на все и вся, подхватил Ан на ручки и уволок в укромный уголок, где мы часик предавались безудержному и бескомпромиссному… купанию! А то несло от нас как от двух работников скотобойни, которые пахали трое суток напролет! Ну а уже после и пошалили.

И наконец оставив чистую и удовлетворенную героиню отсыпаться я, не менее чистый и довольный, забрался на крышу БДИТЬ, подменив на посту Миру и Зи. Ну и сейчас встречал рассвет, размышляя над прошедшими событиями и отгоняя сонливость тихим переругиванием с Малышкой.

Где-то через часик после рассвета на крыльцо домика вышла девушка с синими волосами и голубыми глазами. Она задрала голову и с интересом начала меня рассматривать.

— Андрей… да? — голосок тихий, но довольно уверенный.

— Или Андрэ, кому как удобно, — пожал я плечами и начал спускаться вниз. — Хотя могу еще с пяток имен назвать… и ни одно моим не будет.

— Почему? — чуть наклонила она голову к плечу, глядя как я спрыгиваю с козырька крыльца на землю рядом с ней.

— Потому что это имена оригинала, а я всего лишь фальшивка, что еще не заслужила свое собственное, — ответил ей, закинув Малышку на плечо. Потом задумчиво покосился на винтовку. — Хотя, в последнее время это исправляется.

«О да, хвали меня! Я — центр твоей самоидентификации! Новое ядро личностных достижений, на ствол которого ты будешь наматывать свои похождения и кишки своих врагов! Я…»

— Будешь так зудеть, я в следующий раз реально на твой ствол кишки зомбей намотаю, — для весомости угрозы скинул винтовку с плеча и стукнул прикладом о землю.

Хотя, «стукнул» — это громко сказано. Так, легонько тюкнул, удерживая за ствол — конструкция хоть и обладала солидным запасом прочности, но все же это механизм, а не полоска стали, как в случае с мечом. Да и холодное оружие, если на то пошло, тоже не следует «эпично» вонзать острием в землю дабы стоять и пафосно опираться руками на рукоять — лезвие от такого обращения «спасибо» не скажет.

— Ты псих, в курсе? — глядя мне прямо в глаза, заявила девушка.

— Синька, а ты в курсе, что психам с большой пушкой такое в глаза не говорят? — хмыкнул я.

— Я не Синька, у меня имя есть, — чуть надулась моя собеседница, все же отведя взгляд.

— А мне похер, — пожал плечами. — Ты — Синька. Привыкай. Хотя, можешь и не привыкать, вряд ли мы надолго вместе.

— Ммм? — вопросительно выгнула она бровь.

— Скорее всего, ты останешься рядом с алтарем Нивьен, а мы с Ан планируем свалить из этого мира… куда-нибудь. Хотел бы я сказать, что в мир шлюховатых эльфиек и доступных кошкодевочек, но таковой вряд ли существует. А если и есть, то по закону подлости там будет твориться лютый пиздец с каким-нибудь нашествием демонов…

«Кши-ши-ши…»

— Андрей? — немного озабоченно спросила Синька, когда я резко замолчал. — Ты побледнел.

— Дддаааа так, не обращай внимание, — заторможенно отмахнулся, перекатывая в голове мысль.

Из зомбиапокала в демоноапокал? Серьезно? Жестокая, это слишком… жестоко…

«Еще ничего не ясно», — ответила мне одна ехидная богиня. — «И вообще, радуйся, что не в пониапокалипсис! Укур там сам себя превзошел!»

— Ураааа? — осторожно протянул я, заработав от Синьки настороженный взгляд матерого психиатра. — Не смотри так. Божество на проводе. И обещает мне веселые времена. Причем просто так, чтобы жизнь медом не казалась.

— Бывает, — пожала плечами моя собеседница. — Так какие планы на ближайшее время? Я спрашивала у твоих спутниц, но они все дружно послали к тебе.

— Планы… — я присел на старую лавочку у стены дома и задумчиво погладил ствол винтовки, уложенной на колени. — С одной стороны, все достаточно просто. Найти тихое место, установить алтарь и начать открывать портал в другой мир. На настройку и активацию врат уйдет около месяца, так что, несмотря на обещанную защиту от алтаря, место нужно действительно тихое и защищенное.

— А еда? Оружие? — уточнила Синька.

— Нормально, — прикинул я объемы, захомяченные в супермаркете и на складе рейдеров. — На месяц нам точно хватит.

— Хмм… — девушка задумалась. — Километров через тридцать дальше по трассе будет река. Довольно широкая, с кучей островков. На другом берегу лесопосадки.

— Пресная вода, свежая рыба и древесина, — прикинул я. — Если найти нормальный остров, то еще и естественная преграда для зомби. Нужно будет только поискать лодку. И потрясти Зи на тему водяных мутантов.

— Думаешь, что-то могло там завестись?

— Все возможно, — пожал я плечами. — Ты даже не представляешь, как велика и безумна Вселенная вокруг.

— А ты, значит, представляешь?

Я лишь пожал плечами в ответ. Объяснять каждому встречному особенности своей биографии не было никакого желания.

Выдвинулись в путь через пару часов. Особо спешить было уже некуда — из города мы свалили, а за его чертой зомби за каждым кустиком не прятались. Да и все промежуточные цели были выполнены. Осталось только добраться в целости и сохранности до адекватного по безопасности места и можно будет совсем расслабиться… насколько это возможно в наших условиях.

Через полчаса езды по лесостепной местности действительно показался мост через довольно широкую реку — другой берег был виден где-то на самом горизонте. Впрочем, судя по опорам моста, особой глубиной река не блистала, а еще на ней действительно было видно множество островов.

— Куда дальше, начальник? — спросил Паук, притормозив наш минивен на гребне небольшого холма, откуда открывался отличный вид на саму реку и мост.

Вообще, интересный тип. Именно его стараниями был модифицирован наш транспорт, да и в целом по части чего починить-приварить-подровнять он был довольно рукастым. Разве что еще от плена у каннибалов не отошел и жаловался на слабость в руках, но быстро восстанавливался. Имени и фамилии он нам не говорил принципиально, только кличку. А еще обладал такими характерными полукриминальными замашками, рожей уголовника и солидной коллекцией татух по всему телу… В общем, остальные спасенные, как и Мира, его немножко сторонились. Нам же с Ан и Зи было пофиг — пока что он полезен, проблем не создает, а в случае чего пристукнуть всегда успеем.

— Погодь минутку, — ответил я водителю, выходя из машины.

Вытащив из кольца Малышку и припав на колено, оглядел мост через оптику.

«Нехило там окопались», — хмыкнула шиза.

— И не говори, блин, — вынужден был согласиться с ней.

Кто-то шибко умный захватил мост и устроил на нем небольшую крепость: стены из смятых легковушек, металлических листов и какого-то неопознаваемого металлолома, массивные ворота из деревянных бревен, освещение прожекторами, наблюдательные вышки, да все это еще и в три эшелона с каждой стороны с подобием поселка из блоков-контейнеров в центре.

— Бандиты? — уточнила выбравшаяся из машины Ан, когда я описал ей и остальным любопытствующим увиденную картину.

— Вроде нет, — чуть подкрутив приближение, более внимательно осмотрел жилое пространство. — Вижу детей и женщин. Мужики в военной форме. Есть спуск к воде по мостовой опоре, там что-то вроде пирса организовано. Пара рыбацких лодок… с сетями. О! Помашите лапками, нас засек снайпер на одной из вышек.

Последовав собственному же совету, приветливо махнул рукой разглядывающему нас через оптику стрелку. Тот, как ни странно, помахал в ответ и что-то кому-то сообщил по рации.

— Что думаешь? — оторвавшись от прицела, посмотрел на Ан.

— Оно нам не надо, — спокойно ответила она и кивнула в сторону спасенных. — Но может быть нужно им.

— Кстати, да, — хмыкнул я и повернулся к остальным. — Там вроде бы мирно и путь до ворот свободен. Если есть желающие, можете отправиться и попытать счастья в этом поселке.

— А если нас не пустят? — тихо уточнила одна из женщин.

— Тогда просто вернетесь, — пожал я плечами. — Мы подождем тут немного, на случай если вас откажутся принять. Так что, есть желающие?

Желающие были. Ну еще бы! Что ни говори, а я своим внешним видом, способностями и повадками у простого обывателя вызываю желание лишь бежать куда подальше, да желательно быстрее собственного визга. И держали их с нами только нужда да понимание опасности окружающего мира. В итоге семеро человек нас поблагодарили и отправились в сторону моста. Даже не с пустыми руками — Ан и Мира по доброте душевной выделили каждому заранее собранный на такой случай рюкзак с запасом еды, воды, лекарств, пистолетом и пачкой патронов. Насчет двух последних пунктов я возражал, но меня заткнули бабским произволом. Впрочем, из арсенала полицейского участка и склада рейдеров мы выгребли огнестрела на маленькую армию, так что действительно не обеднеем.

С нашей группой остались только Синька и Паук.

— А ты чего не пошел? — обратился я к мужику, который деловито что-то проверял под капотом минивена.

— Да на хуй надо, — оскалился тот, что-то подкрутив и протерев в потрохах машины. — С вами безопасней. Да и веселей. А там… ну не рыбку же мне всю оставшуюся жизнь ловить?

— Как знаешь, — пожал я плечами.

Тем временем спасенные успешно добрались до ворот и после короткого диалога с охраной их пропустили внутрь. Понаблюдав за ситуацией через оптику еще пару минут, я не заметил ничего предосудительного и убрал Малышку в кольцо.

— Все, народ, теперь они уже вне нашей ответственности. Можно двигать дальше…

Глава 18

Вдоль реки шла узкая грунтовка, петляющая как пьяная змея. Судя по периодически попадающимся стоянкам со старыми кострищами и очищенным от камыша заводям, пользовались этой дорогой исключительно рыбаки и охотники. В принципе, это хорошо — вряд ли тут есть какие-то деревеньки, а следовательно и количество зомби будет низким — только случайно забредшие трупы.

— Ну-ка стой, — хлопнул я Паука по плечу.

Тот без возражений тормознул транспорт и, заглушив двигатель, принялся разминать шею.

— Может, привал? А то уже все ноги затекли… И плечи. Да и задница на этих колдоебинах отбилась нах.

— В принципе, можно и отдохнуть, — пожал я плечами, выбираясь наружу и вытаскивая винтовку. — Ан?

— Угрозы вокруг нет, — безразличным взглядом осмотрела пейзаж героиня. — И у нас есть бинокль.

— Знаю, — хмыкнул в ответ, рассматривая через оптику Малышки заинтересовавший меня остров метрах в трехстах от берега. — Просто… ну… странное ощущение, если честно.

«Тебе просто нравится держать в руках мой длинный твердый ствол!»

— Малышка, — я ласково оттянул затворный механизм и с интересом заглянул внутрь. — Еще одно такое высказывание и следующую неделю я буду чистить тебя исключительно тентаклями. И вообще, ты — девочка! И не ебет!

«С одной стороны, это противоестественно», — голос у винтовки был такой… задумчивый. — «А с другой… даже как-то хочется!»

— Андрей, — отвлекла меня Ан, положив руки на плечи и внимательно заглянув в глаза. — Есть я. Есть Мира. На самый крайний случай, есть Зи. Не надо ебать вещи. Это ненормально даже для тебя.

— А трахать зомби что, нормально, по-твоему? — ткнул я пальцем в стоящую неподалеку и явно прислушивающуюся Зи.

— Для тебя — да. По крайней мере, это явно лучше, чем долбить ружье, — самым серьезным тоном заявила моя жена. — Она хотя бы на женщину похожа.

«Эй, я же лучше чем зомби! И вообще, может быть, потом я научусь принимать форму какого-нибудь супер-дупер-секси-геноида!»

— А ты, получается, зомби? — раздался на фоне спокойный голос Паука.

— А по зубам и когтям видно не было, да? Хотя технически я больше к высшей нежити отношусь, — задумчиво ответила Зи. — Ближе к умертвию. Но не совсем… Действительно, куда можно отнести концептуальное воплощение зомбиапокалипсиса?

— Паук! — крикнул я слегка загрузившемуся мужику. — Не слушай её! Она мозги хавает другим образом, а не как все нормальные зомби!

— Я уже понял, — хмыкнул наш водила, прикуривая сигарету. — Ну дык чё? Костерок?

Костерок развели на берегу небольшой бухточки, что была в десятке метров вверх по течению. Место было относительно «обжитым»: старое кострище из крупных камней, деревянный навес, пару грубых столов с лавочками, домик-сортир в сторонке, яма для мусора… В общем, было видно, что отдыхали тут часто и со вкусом. Да и сама бухта была очищена от камыша и водорослей, имела приятный песчаный пляж и отлично подходила для спуска лодок на воду.

— Если бы не конец света, — проворчал Паук, продолжая довольно щуриться и помешивать кашу в котелке, — то можно сказать, что выбрался на курорт. Тишина, речка, собутыльник и девочки… Мммм… Сто лет так не выезжал.

— Ну… эээ… — нервно покосилась на него Мира, заливающая утрамбованное в кастрюльку мясо маринадом.

— Да не боись, мелкая, — махнул водила рукой. — Ты для меня слишком… мелкая. Зи… ну, я не экстремал-некрофил, да и зубы там такие, что брррр! А к Антуанетте подкатывать — это совсем с головой не дружить. Не-не, не надо так смотреть, красавица! Ты красавица и умница, но мне мои яйца дороги хотя бы как память.

— Ничего, старый, — хмыкнул я, разбираясь с ножным насосом для надувной лодки. — Найдешь себе еще счастье. Либо в этом мире кто-нибудь прибьется, либо в следующем.

— Либо я сдохну через пару дней в зубах какого-нибудь монстра, — пожал плечами Паук.

Пока отряд кашеварит, я решил сплавать на примеченный островок и осмотреть его вблизи. Благо, среди запасов нашего отрядного хомячка-со-сковородкой была пара небольших двухместных лодок. При желании и в других обстоятельствах проплыть эти три сотни метров я смог бы и сам, без всяких вспомогательных средств, но… Меня серьезно волновало наличие мутантов в воде — хрен знает, что там может водиться. Хотя, судя по рыбакам из лагеря на мосту, съедобная рыба в реке есть, а ничего совсем уж страшного пока не намутировало. И надеюсь, что хотя бы месяц так и будет, пока мы не свалим.

Участок реки до острова я пересек без затруднений, с причаливанием тоже проблем не было — дно вокруг островка было обрывистым, а сам берег покрывала мелкая галька и песок. Островок оказался более-менее правильно овальной формы, достигая ширины и длины между крайними точками примерно трехсот и шестисот метров соответственно. То есть устроить тут лагерь на пятерых места нам вполне хватит. Почва чуть дальше от берега становилась более-менее плодородной, во всяком случае низкорослые деревья и густой кустарник тут росли. Никакой живности, кроме стаи уток, на островке я не заметил, хотя были старые следы каких-то мелких копытных — видимо, приплывали с берега.

Пройдясь по берегу, изучил через оптику винтовки округу.

«Глушь медвежья», — резюмировала Малышка.

— И это отлично, — довольно кивнул я, соглашаясь.

Тут действительно не было ничего интересного в радиусе прямой видимости: берег ближний, покрытый степью, невысокими холмиками и редкими рощицами деревьев; берег дальний с густой лесопосадкой, да и сама речка с кучей мелких и крупных островов, по большей части представляющих собой просто разросшиеся отмели с редкими кустиками.

Удовлетворившись округой, более внимательно осмотрел сам берег и ближайшее дно. Вынесенный течением мусор представлял собой ветки, листья, пару старых коряг, ракушки и мелкую чешую. Техногенные отходы неожиданно закончились парой пластиковых бутылок — видимо, за экологией в регионе неплохо следили. Но больше всего меня интересовали определенные отметины, по которым можно засечь уровень, до которого поднимается вода во время разлива реки. Оказалось, что уходит лишь линия берега, а основная часть острова с растениями и грунтом остается над водой. И это замечательно — не хотелось бы одним не самым прекрасным утром проснуться по колено в реке.

Глянув через оптику на наш лагерь, оценил степень готовности обеда. Выходило, что еще часик времени у меня есть, так что пристроил винтовку рядом и вытащил из кольца заранее припасенную удочку с несколькими пробниками наживки.

«Ты сейчас серьезно?» — скептически уточнила Малышка.

— А что такого? — хмыкнул я. — Все, что нужно, я узнал. Время есть, делать нечего, к тому же это не бесполезное занятие — нужно хоть посмотреть кто и на что тут клюет и есть ли вообще рыба.

«А разве на удочку не лучше утром и вечером ловить?»

— На самом деле клевать рыба будет в любую погоду и время, разница лишь в интенсивности клева, так что если нацеливаться на большой улов, то действительно лучше ловить на рассвете и закате. Но мне-то сейчас не ведро рыбин натаскать надо, а просто выловить пару штук для оценки. Да и вообще, я уже не помню когда рыбачил, так что пользуюсь моментом!

«Хммм… Слышь, приложи-ка ко мне удочку!»

— Э? — я замер и с сомнением посмотрел на винтовку.

Поколебался. Но любопытство все же победило и я осторожно ткнул сложенной телескопичкой в приклад Малышки. Вспышка. Удочка исчезла… вернее, исчезла у меня из рук и теперь лежала на земле вместо снайперки.

— Это как? — подняв главное орудие рыболова, задумчиво покрутил его в руках.

«Не спрашивай, сама не знаю», — ответила Малышка. — «Просто могу и все».

— Занятно…

Удочка была та же самая, которую я доставал: синенькая, семь метров, телескопическая, из прочных полимеров, с креплением под катушку и прорезиненной рукоятью.

— Вот теперь верю, что ты не просто шиза, — задумчиво почесал затылок.

Осталось понять, являлась ли Малышка артефактом-полиморфом изначально, или же стала таковым после попадания в мои ручки. Да и границы её возможностей тоже определить не помешало бы… Чем я, собственно, и занялся, решив отложить рыбалку на потом.

— Итак, эксперимент номер раз.

Опыт общения с самыми разными артефактами у меня был довольно обширный, причем как с одушевленными, так и с концептуальными. Одно только Копье Бездны чего стоит — просто от воспоминаний о той жуткой мощи, что таил в себе мифический арт, у меня сейчас буквально руки судорогой сводит! А ведь оригинал таскает его у себя в душе и, можно сказать, уже практически является с ним одним целым… И мне, если честно, чертовски не хватает этой жуткой, но верной ковырялки.

Вздохнув, попытался нащупать связь с Малышкой и отдать ей команду на трансформацию. Как уже говорил, опыт в этом деле был, а канал для управления так же должен быть в наличии — она-то со мной мысленно общается.

«О! Ооооооу… Ммммм… Йа-йа, дас ис! Ииииииссс!»

Я с сомнением посмотрел на Малышку, которая вновь стала винтовкой и… передавала по нашей связи ощущения оргазма.

— Хрень какая-то, — честно высказал свои мысли.

«Теперь ты обязан на мне жениться, грязный насильник!» — заявила Малышка с отчетливо слышным придыханием. — «Но лучше сделай так еще раз!!!»

— Ладно, на функционале это не отображается, — задумчиво потер я подбородок и… трансформировал винтовку обратно в удочку под стоны наслаждения оной. После чего «приглушил громкость». — Зато с найденным каналом стало довольно просто регулировать связь. Хмм… Ладно, эксперимент номер два.

Полностью снарядил удочку: поставил катушку с леской, поплавок, грузило и крючок. Свернул в «походное» положение. Переключился на винтовку. Проверил обойму. Выщелкнул один из трех патронов. Вернулся к форме удочки. Без изменений — все так же сложена и снаряжена. Вновь переключился на винтовку. Патрон не появился.

— Занятно, — зарядил патрон обратно и задумчиво постучал пальцем по стволу. — Ты там адекватна?

«А… Ага… Вроде бы…» — тяжело дыша, ответила Малышка. — «Только… больше не надо… Я сама… сама…»

— Как хочешь, — пожал плечами и провел пальцем по прикладу. — Слушай, а ты вообще винтовка?

«В смысле?»

— У меня сейчас создалось такое ощущение, что ты… как-бы… абстракция? Нет, не то. Скорее, нематериальна. Я когда по связи шарился, то ощутил такой… не знаю… Словно чемодан с отделами? Или револьверный барабан? Да, скорее второе. Прокручиваешь, и меняешь физическую форму, а ты-настоящая остаешься именно тем самым барабаном.

«Нуууу… Я себя ощущаю именно физическим объектом, так что не знаю».

— Ладно, эксперимент номер три. Сейчас попробуем добавить тебе еще одну форму.

Достал из кольца гладиус, который нашел вместе с винтовкой, и приложил к ней. Пару секунд ничего не происходило, а потом… Вспышка! И у меня в руках остался только меч.

«Знаешь, а ты прав. Я сейчас почувствовала те самые слоты. Но вот сколько их еще осталось — не знаю».

Я задумчиво подкинул гладиус в руке. Тот сделал в воздухе два оборота и упал рукоятью в ладонь.

— Эксперимент номер четыре.

Через связь сменил форму Малышки на удочку. После чего очень внимательно (и заглушив её стоны почти полностью) «прощупал» через связь тот самый револьвер. И попытался аккуратно извлечь удочку из занимаемого ею слота. Вспышка. У меня в одной руке винтовка, а в другой — удочка… которая быстро осыпалась невесомым прахом.

— И какой вывод? А он простой. Хочешь засунуть — пожалуйста. Но только то, чем реально будешь пользоваться, а то по извлечению оно приходит в негодность. Эксперимент номер пять.

«П… Пять? По… погоди… Дай отдышаться хоть, изверг!»

— Неть.

И опять полез нагло лапать Малышку, пытаясь провернуть револьвер. Но только в этот раз таким образом, чтобы на физическом плане стало отображаться «пустое гнездо». С небольшим скрипом (и сладостными стонами) это получилось. Винтовка со вспышкой исчезла. А связь осталась! Я четко ощущал барабан где-то… на границе своего астрального пространства. Связь с Малышкой тоже не прервалась — слышать я её не перестал.

Вернув винтовку в руки, вновь задумчиво постучал пальцами по прикладу.

— Итак, что мы имеем?

«Меня! Без смазки и прелюдий! Прямо в душу!»

— Цыц, не сбивай с мысли, — тряхнул головой. — По-факту, кто-то (и я даже подозреваю чьи розовые волосы отсюда торчат) по-тихому прикрутил к моей душе разумный астральный артефакт с функциями пространственного кармана и весьма специфическими условиями эксплуатации. По сравнению с тем же кольцом от Миры, функционал проигрывает безбожно. Однако есть один неоспоримый плюс, который видится сразу — Малышку нельзя потерять, отнять или заблокировать без использования божественных сил, астральной магии или специализированных артефактов. Опять же, в один из слотов можно засунуть сумку пообъемней и вот тебе уже суррогат обычного пространственного кармана. К тому же, если бы все ограничивалось обычной «магией перевооружения», то нахуя было прикручивать ИИ с такой жесткой привязкой?

«Привязкой?»

— А ты думаешь, что просто так оргазмируешь, стоит мне только погладить «пульт управления»? Нет, дорогая. Это поводок. Мягкий, можно сказать, выполненный из шелка, но простой и надежный как любимая фомка мистера Фримена. Ты сама не захочешь бунтовать, «уходить» от меня или пытаться хоть что-то менять.

«Жестоко… Но правдиво. Мне уже не хочется. Вернее, хочется, но совсем не устраивать бунты».

— Вот-вот, — покивал Малышке. — И, как я говорил, для простенького астрального кармашка такая «система верности» явный перебор. В тебе либо сейчас уже есть какие-то интересные, но не очевидные функции, либо вскоре они должны появиться… Нужно посоветоваться с Ан и Зи.

«Почему именно с ними?»

— Потому что Антуанетта — эмблема богини и более глубоко разбирается в душах и тонкостях таких вот манипуляций. А Зомбина — просто древняя хитрюшка, которая и не такие фокусы видала.

Поднявшись с земли, пошел к лодке. Тем более, что Ан уже махала мне с того берега, что у них все готово.

Пока греб обратно, в голове крутилась одна интересная навязчивая мысль. А можно ли привязать к одному из слотов Малышки пространственное кольцо? И не рыгнет ли такая матрешка какой-нибудь сингулярностью мне в рожу из-за искривления всяких континуумов?

Глава 19

— Чееерный воооорон. Чееерный вооорон. Что ж ты вьееееешься надо мнооооой…

— Андрей.

— М? — я открыл глаза и посмотрел на склонившуюся надо мной Антуанетту.

— Тут нет ворон.

— Это песня такая, — вздохнул я. — Старая.

— Больше похоже на призыв о помощи, — задумчиво сказала она, чуть склонив голову к плечу. — От умирающего животного.

— Тебе делать нечего? — прикрыл я глаза.

— Да. Нечего.

— Ну, тогда… — я призадумался. Ибо со скуки дохла не только Ан. — Тогда собирайся, сплаваем на берег, пройдемся по округе.

— Хорошо, — ответила девушка и я услышал тихие отдаляющиеся шаги.

Протяжно вздохнул, перебирая в уме варианты того, куда и каким образом можно было направиться…

Обосновались мы, как и планировали, на том самом острове. Место оказалось до того удачным, что за прошедшие пять дней нас практически никто и ничто не побеспокоило. Исключения составляли лишь наши соседи с мостового лагеря, которые пару раз приплывали на рыбацких лодках и прощупывали на предмет «поторговать», да несколько мутантов, похожих на крокодилов, что вылезали на берег ночью. Мясо у них, кстати, оказалось на удивление вкусным и безвредным, так что уже после отлова первого водоплавающего ящера Ан открыла на них настоящую охоту… недолгую и кровавую… А потом с довольным видом пекла пирожки с мясом. Мде.

Обустроились мы в целом неплохо. Особенно учитывая царящий вокруг апокалипсис с зомби и мутантами. Впрочем, было бы удивительно, не сумей мы обустроить нормальный лагерь, учитывая количество барахла в закромах у Миры, наш с Ан походный опыт, рукастость Паука и, неожиданно, благословления Синьки. Последняя так вообще приятно удивила, накладывая реальные баффы: на увеличение силы, восполнение выносливости, снятие усталости, ясный ум и прочее-прочее. Правда, на нас с Ан божественная мана Нивьен почти не держалась, но нам это было и не нужно — своих силенок хватало, а вот остальным баффы пришлись очень кстати.

Получившийся за пару дней ударного труда лагерь был весьма достойным на вид. Ровно в центр островка Миранда и Синька торжественно водрузили алтарь Нивьен, который просто появился из воздуха по их просьбе. На вид это оказалась весьма… интересная конструкция. Круглый пруд, глубиной примерно мне по колено и диаметром чуть меньше двух метров, заполненный странной «жидкостью» — молочно-белой, со сладковатым запахом и консистенцией похожей на кисель. По-факту это была сильно сжиженная и сильно разбавленная божественная энергия. На поверхности светятся золотистые линии, складывающиеся в классическую пентаграмму, на вершинах которой плавали серебристые цветки живых кувшинок. В центре пентаграммы из пруда торчал пятиметровый розовый штырь, толщиной в мою руку и исписанный черными глифами. И вроде бы ничего такого — алтарь и алтарь, каких только вывертов дизайна в мозгах у бессмертных не бывает… но мне хватило чувствительности уловить от штыря «запах» магии Жестокой, а от глифов — вообще флер Древнейшей.

— Знаете, что? — оглядев тогда довольных выполненной работой девушек, сказал я. — Смертных к этой хуеверти не подпускайте ни под каким предлогом. Ибо ебануть может так, что даже соседним мирам аукаться будет.

— Уху, — с самой серьезной моськой подтвердила мои слова Ан под растерянно-вопросительными взглядами двух недожриц.

Слова с делом у нас с женой редко расходятся, так что уже через пару часов вокруг алтаря было возведено что-то вроде беседки с глухими металлическими стенами, а на дверях висел самый массивный и надежный замок из доступных. Впрочем, не думаю, что такую стремную штуку, как этот алтарь, можно будет легко повредить. К тому же, сразу по окончанию установки вокруг нашего островка появилось невидимое, но отлично ощущаемое для любого опытного жреца защитное поле, которое и было, собственно говоря, основной заманухой для выполнения того задания с каннибалами. Ну и в конце концов, долго я в этом мире сидеть не буду, а после нашего ухода эта хреноверть станет уже не моей головной болью.

Кстати, об «уходе». Ритуал открытия врат Миранда запустила вечером того же дня, как активировался алтарь. И было… ни фига не пафосно. Вот ни разу. Хотя перед этим мы все же устроили небольшое совещание.

— Итак, — начал я. — У нас есть возможность открыть одноразовый межмировой портал с примерными настройками точки выхода. Мира, что там точно в параметрах?

— Сейчас, секунду, — девочка немного нервно заводила в воздухе руками, работая с невидимым никому, кроме нее, интерфейсом Системы. — Ага, вот. Размер планеты, разнообразие разумных рас, плотность населения, средний уровень технического развития, средний уровень магического развития, жречество и… стереотип? Это как?

— Это просто, — фыркнул я. — Ткни пальчиком, вылезет подменюшка и все поймешь.

— Эммм… — она действительно ткнула пальцем в воздух и вчиталась. — А! Вот! Угу… Стереотип — это определенный уже заданный набор параметров, приближенных к определенному литературному отражению… эээм… В общем, проще перечислить доступные пункты. Древний мир, античность, суровое средневековье, мягкое средневековье, промышленная эра, информационный век, эра ближнего космоса, галактическая эра. К каждому пункту стоит дополнительное подменю с выбором: укуренный, сказочный, реалистичный, темный, апокалипсис и постапокалипсис.

— Хех, — со смешком потер подбородок Паук. — Интересно было бы посмотреть на укуренный вариант античности.

Мы с Ан одновременно вздрогнули и непроизвольно взялись за руки.

— Даже не думай, — постарался посмотреть на мужика максимально сурово. — Мы там не выживем. Лучше уж прямо в апокалипсис. Или тут останемся.

— Настолько плохо? — приподняла бровку Синька.

— Представь себе мир, — начал я, — где в любую секунду ты можешь вот просто так на ровном месте сменить свой пол, ориентацию или видовую принадлежность, где за кустом может прятаться мега-сильная и мега-озабоченная зайка-трансгендер, где любая маленькая девочка на самом деле может оказаться заколдованным байкером, древним драконом или богом, где анархия и хаос — это норма жизни и воплощение порядка, а приключение точит на тебя зубы буквально за забором дома и уже подбирает ключи к замку калитки… В общем, на хрен.

— Уху, — подтвердила Ан, заботливо погладив меня по голове и сунув в руки пирожок. — На. Успокоин.

— Спасибо, дорогая.

Тем временем сокомандники переглянулись и дружно кивнули.

— Тогда укуренный вариант сразу в минус, — озвучила общее мнение Миранда.

— Сказочный вариант? — предложила Синька.

— Или реалистичный, — пожал я плечами. — И там и там свои плюсы и минусы. В дарке, апе и постапе я уже набегался по самое «не могу». Так что нафиг их.

— Поддерживаю, — подняла ручку Зи, которая обычно просто молча отиралась где-то позади всей группы. — Очень рьяно поддерживаю. Как дух-концепция того самого апокалипсиса.

— Угу, учитываем, — сделала Мира движения руками. — А сам стереотип?

— Античность! — поднял руку я.

— Суровое средневековье, — Антуанетта.

— Промышленная эра, — Паук.

— Галактическая эра, — Синька.

— Мягкое средневековье, — Мира.

— Пофиг, — Зи.

— Ладно, — помассировал я веки. — Раз к общему знаменателю не пришли сразу, то давайте включим логику.

— Кхе-кхе, — Ан отвернулась и подозрительно покашляла в сторону. — Логику… Андрей… Кхе-кхе.

— Ну-ну, сова, — фыркнул в ответ. — Придет зима, попросишь снегу… Кхм. Древний мир. Как я понял, это что-то где-то от каменного века до металлической эпохи. Если брать сказочный вариант, то эта эпоха будет наполнена всякими хтоническими чудищами, полубогами, монстрами и прочими мифологическими радостями. Если брать реализм, то… там будет слишком скучно. Дикари и дикая природа. В обоих вариантах нам делать нечего — не знаю как вы, но я особо бодаться с гидрами, драконами и какими-нибудь мировыми змеями желания не имею. Ровно как и жить в пещере, подтираясь лопухами.

На эти слова все присутствующие согласно закивали.

— С другой же стороны хронологической линейки у нас галактическая, космическая и информационная эры, которые по перспективности ничем не лучше.

— Это почему?! — тут же возмутилась Синька.

— По многим факторам, — вздохнул я. — Первое — убитая нахрен экология. Второе, что наиболее важно, глобальный контроль. Разумный не может появиться вот так просто из ниоткуда, все фиксируется: рождение, воспитание, образование, военная служба, работа… А тут вдруг из воздуха, и хорошо если не при многочисленных свидетелях, возникают шесть… ладно, минус Зи, так что пять человек. Никаких документов, родственников, связей… В лучшем случае, мы попадем на самое дно общества, в худшем же — в какую-нибудь лабораторию, да еще и по-кусочкам.

— Ну, так уж и на дно, — продолжила ворчать жрица. — Все же все тут люди образованные и…

— Это по местным меркам образованные, — хмыкнул я. — И это третья причина. В ту же галактическую эру наши знания будут ничем не лучше, чем у того же средневекового монаха в этом времени. Хотя из всей хронолинейки «будущего» лучше всего выглядит все же галактическая эра. Так-то галактика — штука огромная и полная всякого-разного, так что при определенной доле удачи можно вписаться в общество, но… все равно перспективы такие себе, — неопределенно помахал рукой. — На этом фоне период от античности до промышленности смотрится более адекватно. И если брать параметры относительной легкости жизни и её комфорта, то чем дальше к информационному обществу от дикого мира, тем первый параметр будет ниже, а второй — выше.

— А по-человечески? — жалобно взглянула на меня Мира.

— Простой пример, — вздохнул я и достал Малышку в форме гладиуса. — В античности и средневековье, если тебе не нравится какой-то тип, то ты его можешь прирезать и пойти дальше. Если он не какой-нибудь охреневший патриций, то никто тебе и слова не скажет… чаще всего. А право на самозащиту вообще священно. А как было в вашем мире до всего этого безобразия? Дайте угадаю, если на тебя напал грабитель и ты, не дай боги, сломал ему нос, то тот тебя засудит и посадит на десять лет строгого режима?

— Ну… — Синька отвела взгляд. — Не настолько, но…

— Но и безопасность нашу тоже гарантировали! — возмутилась Миранда.

— Ой, да ни хрена, — махнул я рукой. — В вашем городе людей ежедневно помирало больше, чем в любом средневековом городишке за неделю. Хотя бы потому, что народу тупо больше, а причин сдохнуть никак не меньше: те же болезни, автокатастрофы, бытовуха, грабители, наркота, алкоголь… С другой же стороны, в том же средневековье мы с Ан будем на уровне сильнейших бойцов, что автоматически обеспечивает неслабый уровень безопасности и комфорта. Паук мужик рукастый и свой угол уважаемого мастера тоже вполне найдет. Вы же, девочки, как действующие жрицы реальной богини, спокойно можете отыгрывать роль магической поддержки при нас, бойцах. А у Миры так вообще Система, ей прям Мирозданием положено открыть сезон охоты на всяких монстряк и качаться до божественного уровня. Опять же, кроме Паука мы все тут потенциально бессмертные…

— Это как? — тут же вскинулся мужик.

— Мира — пользователь Системы и после достижения определенной планки силы банально перестанет стареть… если опять не будет жопку просиживать, конечно. Синька — жрица, причем почти Старшая, так что её богине выгодно поддерживать ей молодость. У меня примерно так же — апостольство у Жестокой хоть и сложное дело, но… хрен она мою задницу отпустит. Антуанетта же…

— Это тело изначально создавалось с функцией вечной молодости, — пожала плечами моя жена. — По-факту, я скорее эльф.

— О как! — я задумчиво осмотрел фигурку Ан, которая в данный момент стояла в облегающем поддоспешнике. — А ведь Буревестник с эльфийками в гареме таки пролетел…

Вместо ответа Ан лишь выразительно так приподняла бровку.

— Так! — хлопнул в ладони Паук. — Что мне нужно сделать, чтобы хотя бы не стареть? Это, знаете ли, весьма заманчивая шняга.

— Вон алтарь, — ткнул я пальцем в сторону «беседки», а потом указал на Синьку. — Вот жрица. Как с вопросом иммиграции разберемся, бери эту дамочку под локоток и идите договаривайтесь с богиней. Думаю, она против не будет, но… сразу говорю, за вечную молодость придется платить задницей. Иногда даже буквально. И не смотри на меня так, я это по опыту оригинального Вестника говорю. Был там один… два… три… в общем, у него богатый опыт общения с разными… сучностями.

— Уху, — грустно кивнула Ан.

— И все же возвращаемся к настройкам, — тряхнул я головой…

Проспорили мы тогда еще часа два, но все же я смог склонить остальных к идее иммиграции именно в античную эру сказочного типа с уклоном в магическое развитие. Вообще, сначала думал про средневековье, но… легкий шепоток Жестокой с многообещающим смехом меня быстро переубедил. Видимо, у неё уже готово «место прибытия». И не скажу, что мне это не нравится, ибо… ну… Оригинальный Вестник уже просто физически не может жить спокойно и мне от него видимо передалось шило в заднице, так сказать, астрально-капельным путем. Главное, чтоб не половым…

Что же касается остального лагеря, то обустраивали мы его вокруг будущего портала, который представлял из себя обычную кучу камней, что в течение месяца должны неспешно сплавляться в каменную плиту трехметрового диаметра с кучей вырезанных на ней глифов. Обустроились жить в палатках, над которыми дополнительно сделали деревянные навесы, а чуть в стороне Паук из брезента, камней и палок соорудил натуральную баньку, в которой мы с удовольствием мылись каждый вечер, правда в две смены, чтобы было кому охранять лагерь…

Ну и вот, не прошло и недели, как нам с Ан стало откровенно скучно торчать на защищенном островке и потянуло на поиск приключений. Кои мы, конечно же, нашли. Буквально через сотню метров от берега…

Глава 20

Сойдя с лодки на берег, мы с Ан попрощались с Зи, которая должна была отогнать плавсредство обратно, и неспешно пошли вниз по течению, в сторону моста.

Вообще, лодку можно было запихнуть в кольцо, но в надутом состоянии она занимала слишком много места, а сложенную её там хранить смысла нет — пока достанешь, пока надуешь, пока спустишь на воду… Быстрее будет подождать сокомандников с острова или добраться вплавь, а свободное место забить патронами, одеждой и едой — так-то мы выбрались на пару дней по округе пройтись, но зная нашу удачу сразу сказали остальным, что можем задержаться вплоть до момента активации портала. И я не удивлюсь, если так и получится. Мде.

— Впереди зомби, — хмыкнула Ан, даже не потрудившись достать оружие.

— А мы ведь и ста метров не прошли, — вздохнул я. — Видимо, карма Буревестника все же зацепила и меня.

— Нет, — покачала головой моя женушка. — Тогда ты стал бы причиной этого апокалипсиса, а не его жертвой.

— Тоже верно, — покивал, соглашаясь с ней.

А тем временем обсуждаемая нами пятерка зомби вполне себе шустро ковыляла навстречу, гонясь за выбившимся из сил пареньком. Хотя нет. Судя по тому, как он подволакивает ногу, парень просто ранен.

«Постреляем?» — тут же влезла Малышка.

— Порежем, — призвал я из астрала гладиус под провокационный стон моей… эм… так и не решил, кем её считать. — Патроны нужно экономить, а то пополнять пока только через системный магазин Миры можно.

Это, кстати, была еще одна причина отправиться в дорогу — мне выдали новенький пространственный карман на пятьдесят кубометров в форме кулона для заполнения всякими ништяками. И почему-то никто не сомневался, что мы с Ан его забьем до отказа.

Ускорились мы с Антуанеттой одновременно, вот только по-разному. Она ломилась вперед мощными шагами-прыжками, выставив перед собой щит и отведя назад руку с обнаженным клинком. Я же двигался более плавно, предпочитая количество шагов их длине, чуть наклонив корпус вперед. В правой руке, заведенной за спину, обратным хватом держал гладиус. Увидев такую картину, практически состоявшаяся жертва зомби споткнулась и рухнула в пыль. Впрочем, нужно отдать парню должное — он сообразил откатиться в сторону. Не то чтобы мы могли его затоптать, но всякое может случиться…

Уже у самой цели я чуть приотстал, а Ан, наоборот, ускорилась, так что в пятерку зомбей она влетела первой. Двоих ходячих просто порвало от встречи со щитом, а один лишился головы от взмаха меча. Больше бронепоезд по имени Антуанетта сделать ничего не успел, ибо унесся дальше с солидной скоростью. Но двое оставшихся зомби прожили лишь на секунду дольше своих товарищей — пробегая мимо, я одним движением срезал обе головешки и начал тормозить… намного быстрее и тише, чем моя ненаглядная — Ан для гашения набранной скорости вбила в землю нижний край щита и меч, оставляя за собой две солидные траншеи.

Пока героиня возвращалась и осматривала трупы, я занялся нашим спасенным.

— Итак, дружок, — присев перед перепуганным пареньком, который валялся в траве на обочине проселочной дороги, начал я диалог. Поигрывая перед его носом окровавленным мечом. — Откуда ты такой интересный взялся? Особенно с такой интересной ножкой?

Его разорванная штанина открывала вид на весьма характерную рану. Нет, вполне возможно, что он за что-то и зацепился так неудачно, но… больше всего похоже, что ему по икре вскользь пуля чиркнула. А зомби и мутанты огнестрелом обычно не пользуются.

— Я… Я… — попытался ответить парень, но не сумел сразу совладать со сбившимся дыханием. — Я… из лагеря… на мосту. С той стороны… какие-то отморозки… помогите…

И отрубился.

— Прелестно, — закатил глаза, обдумывая ситуацию. — Ан, не нужно так сверлить мне спину взглядом. Поможем мы им, успокойся. Хотя бы потому, что нужно держать ситуацию вокруг портала под контролем. И группа агрессивных вооруженных аборигенов под боком мне совсем не нравится. Вопрос в том, что с этим типом делать?

— Я перевяжу, — присела рядом героиня. — И понесу в сторону моста. Ты вперед. На разведку.

— Неплохой вариант, — кивнул я, поднимаясь. — Только за шкирку его не волоки, а хотя бы на плечо повесь.

В ответ был удостоен весьма осуждающего взгляда. Ну-да, ну-да. А то я не знаю, как она может обращаться с непонравившимся ей разумным?

Махнув рукой, направился в сторону моста легкой трусцой.

В принципе, было бы неплохо отволочь парня на остров, но… там нет серьезных бойцов на случай, если этот тип начнет буянить или вообще окажется подсадным. А защита богини не абсолютна и работает в основном именно в качестве барьера от внешних угроз. И технику безопасности мы с оставшимися перед уходом обсудили отдельно. А потом я еще выдал отдельные инструкции Пауку и Зи. И больше всего надежд было именно на последнюю — все же она должна отлично знать о человеческом коварстве в трудные времена…

Сперва появился дымок над горизонтом, а потом я с небольшого холма увидел и сам мост, на котором явно происходило какое-то нездоровое копошение. Подойдя немного ближе, выбрал место на берегу получше и залег в обнимку с Малышкой, начав изучать ситуацию через оптику винтовки.

— Ну что могу сказать? Дерьмо случается.

«Это точно», — согласилась моя напарница. — «Постреляем?»

— Подождем Ан и решим, — ответил ей, доставая рацию. — Рыцарь, прием.

— На связи, — ответила героиня.

— Осмотрел лагерь издалека. Какие-то налетчики, точнее пока не скажу. Захват и чистки уже закончены, сейчас сортируют добычу и сгоняют пленных в кучу. С нашей стороны мост закрыт толпой ходячих, голов сто. Возможно приманили, чтобы никто на эту сторону не сбежал, а возможно сами приперлись.

— Мистика? — уточнила Ан.

— Не засек, но расстояние большое, а чувствительность у меня не очень.

— Принято. Жди.

О том, сможет ли она найти мою лежку, вопрос даже не стоял — не считая её чуйки и нашей какой-никакой связи, разглядеть меня было сложно только со стороны моста, а вот с тыла позиция была как на ладони.

Пока ждал жену, продолжил задумчиво наблюдать за шевелением налетчиков и… оно меня смущало.

«На отморозков не тянут», — подытожила Малышка.

— Угу, есть такое, — согласился с ней.

Налетчики действительно были на удивление аккуратны. Я вообще насчитал всего пяток трупов, в то время как пленных была почти сотня. Их разоружали, проверяли, выводили на другую сторону моста и садили в грузовики. В другие машины складировали добычу, в основном — провизию. Впрочем, сам лагерь не разоряли, а увиденный мною ранее дым шел от сжигаемого мусора — укрепления явно собирались использовать дальше по назначению.

Отлипнув от окуляра, я обернулся. Позади приближалась Ан с закинутым на плечо парнем, который болтался безвольной тушкой и явно пребывал без сознания. Скинув ношу под ближайший куст, героиня легла рядом со мной и тоже обратила внимание на мост.

— Захватчики, — сделала она вывод после пары минут тишины.

— Мы тоже пришли к такому выводу, — кивнул ей.

— Мы? — повернула она ко мне забрало шлема.

Я выразительно постучал по стволу винтовки, чем заработал непонятный фырк от жены.

— Варианты? — уточнил еще после минуты наблюдения.

— Тебе решать, — просто пожала она плечами.

— Вот так всегда, — со вздохом ткнулся лбом в траву. — Ладно, давай опять включим логику… и не фыркай так. Те веселые ребята, которых мы встретили в торговом центре, имели похожее снаряжение и повадки, вот только военная часть осталась в другой стороне.

— Персонал какой-нибудь тайной базы? — предположила Ан.

— Вполне возможный вариант, — согласился с ней. — Но нас должно волновать другое. Это так или иначе военные. Которые пережили творившийся первые дни пиздец, оклемались и начали собирать ресурсы так, как это лучше всего получится с их стартовыми данными.

— Силой оружия, — кивнула девушка.

— А теперь следи за мыслью, — продолжил я. — Люди в текущих реалиях — весьма ценный ресурс. Скорее, даже самый ценный из-за резко сократившейся популяции. Любой лидер, если у него в голове будут мысли не только о сиюминутной выгоде и удовлетворении низменных желаний, задумается о будущем. А без набора определенного количества простых обывателей этого будущего не будет — даже если они наладят добычу еды и производство вещей, их банально ждет генетическое вырождение через пару поколений. Следовательно, стоит как можно быстрее набирать народ и как-то его организовывать.

— Чем они и занимаются, — Ан задумчиво постучала по краю щита. — Там спасенные жертвы каннибалов. Тайны из дальнейших планов мы не делали. Они их допросят. И узнают о нас.

— О странной группе сильных людей с мистическими силами, которые планировали обосноваться где-то на этой реке, — продолжил я. — А бросить лагерь мы не можем, там портал открывается.

— Защита богини, — напомнила героиня.

— Против зомби и мутантов, — покачал я головой. — А вот с людьми все может быть не так однозначно. Взбредет этой богине пустить к огоньку какого-нибудь «праведника»… А потом еще пару штук… Мы-то свалим, а ей тут паству набирать нужно.

— Малоперспективный мир, — возразила Ан.

— Ты Ор-Ла вспомни.

— Несопоставимы. Там была Система, — после небольшой паузы ответила Антуанетта. — Были молодые боги. Раф-Хас.

— Ты вспомни, кто на алтарь в нашем лагере подвязан, — на мое лицо сама собой вылезла кривая улыбка. — Уж Древнейшая если влезает, то вытащит для себя выгоду при любом раскладе. Да и Жестокая не ду… не столь недальновидна.

— М? — чуть наклонила Ан голову к плечу.

— Зубы на заднице — не очень приятная, но действенная напоминалка, — скривился я.

— Радуйся, что не на яйцах, — тихонько фыркнула героиня.

«Вы отошли от темы, голубки», — напомнила Малышка.

— И то верно, — ответил сразу обеим. — Так что делать будем, жена моя любимая? Вариант пойти и всех вырезать мы, как я понимаю, не рассматриваем?

— Слишком радикально, — кивнула она. — И контрпродуктивно относительно сохранения остатков местной цивилизации.

— Значит, либо договариваться, либо прятаться, — резюмировал я, переворачиваясь на спину и глядя на плывущие по небу облака. — Либо… отвлечь их? Нам так-то нужно всего двадцать пять дней.

— Перебраться через реку, найти один из их патрулей и немного пошуметь? — предложила героиня.

— Перевести внимание на другое направление, — вырвав из земли травинку, внимательно осмотрел её и сунул в рот. — Может сработать. Особенно если устроить какую-нибудь провокацию. Лидера там оскорбить… Назвать земляным червяком и сказать, что бандерлоги его не боятся.

— Очень оскорбительно, — пробился в обычно спокойном голосе Антуанетты отчетливый скепсис.

— Да это я так, к примеру, — отмахнулся рукой. — А вообще, можно попробовать найти их лагерь, залезть туда и что-нибудь демонстративно стырить. И уже потом светиться на радарах, уводя поиски в другую сторону.

— Не факт, что за нами отправят всех ищеек.

— Хммм… Как насчет Божественного Откровения?

— …

— …

— Молчат.

— Молчат, — согласился я. — Когда нужно, хрен ты что из бессмертных вытянешь. А когда совсем не кстати, так их фиг заткнешь и хуй отвяжешься… пока не набухаешь.

— И не трахнешь, — кивнула Ан.

— И не трахнешь, — согласился я, вспоминая сиськи Дэлюр. Голова от этого образа и прозвучавшего даже в мыслях имени, правда, тут же начала болеть, но… — Они все равно были чудесны…

В бок легонько стукнул кулак в латной перчатке.

— Ай, — обозначил скорее ради приличия. — Ты чего дерешься?

— А чего ты левых баб вспоминаешь? — Ан одним движением оказалась на мне, причем без шлема. И с крайне осуждающим прищуром серых глаз. — Вроде решил стать моногамным. Нет?

— Решил, — пожал плечами, с удовольствием рассматривая её лицо. Красива. Как богиня, хех. — Просто Сеющую Жизни вспомнил. Кстати, Буревестник её таки трахнул? А то у меня в воспоминаниях этого нет.

— Вроде нет, — покачала головой Ан и смерила меня таким задумчивым-задумчивым взглядом.

— Ээээм… Милая, я знаю этот взгляд. И мы так-то практически на территории противника, тут толпа зомбей рядом и какой-то левый пацан под кустом валяется. Так что не нужно на меня так смотреть!

— Это да, — расстроенно вздохнула девушка, но…

— Ан. Ты все еще сидишь на мне.

— Уху.

— И взгляд у тебя все более неадекватен.

— Ууухууу… — она начала наклоняться.

— И эта улыбка меня пугает…

— Ухухуху.

— Нет, она серьезно пугает! Ан, у нас тумммм…

— Ух, что… Что случилось? — раздался сбоку от нас немного потерянный мужской голос.

Моя жена прервала поцелуй, выпрямилась и посмотрела на того самого паренька, который посмел очнуться в самый неподходящий момент. Очень весомо так посмотрела. Можно сказать, что придавила беднягу взглядом. Тот икнул и осел обратно на землю без сознания. Кажется, у него даже седых волос прибавилось. А потом она вновь повернулась ко мне все с той же стремной улыбкой.

— Эээх, — вздохнул я, окончательно смирившись с идиотским поступком, который мы сейчас совершим. — Малышка, следи там за округой. Если что, кричи громче.

«Хай-хай, начальник!» — отозвалась напарница.

Впрочем, вся жизнь Буревестника — один большой идиотский поступок. Так чем я хуже?

Глава 21

— А я ведь говорил, что это плохая идея! — извернувшись от радостных обнимашек зомби, снес ходячему голову.

— Секс со мной — плохая идея? — хмыкнула Ан.

И ударом изящной ножки сверху вниз вбила в землю почти мумифицировавшегося мертвяка. При этом в шикарной растяжке показав все. Вообще все. Потому как дрались мы голыми. А что поделать? Увлеклись и проморгали подкравшихся мертвяков.

— Не в этом смысле! — возразил я, снося очередную голову зомби… с шикарными сиськами. — Так, вроде все?

Ан демонстративно впечатала пятку в затылок трепыхающегося на земле немертвого, разбрызгивая его мозги по траве.

— Теперь все, — кивнула она и осмотрела себя. — Надо помыться.

Я обтер гладиус о куртку ближайшего трупа и скептически посмотрел на героиню.

— У тебя в покровителях бог-берсерк не записался случайно? — ответом мне была приподнятая бровь. — Хотя Стальная Королева временами та еще оторва.

— Уху, — кивнула Ан, подходя к своим вещам и закидывая те в пространственный карман. Я со своими так же поступил. — Там была заводь. С моста не просматривается.

— Пошли, — кивнул ей и указал на все еще лежащего в отрубе паренька. — Только что с тем гавриком делать будем?

— Тебе решать, — пожала она плечами, направившись отмываться.

— Может, просто под кустиком оставим?

— Давай.

— Что, серьезно?!

— Нет.

— Я так и думал…

Пришлось мне тащить этого невезунчика с собой к заводи и… укладывать под очередным кустом. И его счастье, что пока мы мылись, этот тип так и не очнулся. Нет, Ан было бы откровенно пофиг на то, что её кто-то голышом увидит — в этом плане героиня на удивление толстокожа. Зато вот я бы точно прикопал смертника после такого. Или нет? Хммм… Я ревнивей оригинального Вестника? Или это только на Антуанетту распространяется? Или это из-за моногамности?

— Как станет поспокойней, нужно будет понаблюдать за собственным поведением, — пробормотал я, зачесывая пятерней назад мокрые волосы и натягивая разгрузку.

— Бесполезно, — коротко сказала Ан. — Влияние Жестокой. Пока душа не приспособится, будет штормить.

— Тоже верно, — кивнул ей и проверил снаряжение.

Полицейская броня из комбеза-поддоспешника, тяжелые сапоги, штаны и куртка из бронеткани, шлем. К последнему шло забрало, но я его снял — мешается сильно. Разгрузка тоже была не особо нужна с пространственными артефактами, но в качестве отвлечения внимания и сокрытия возможностей сойдет. Да и мало ли, что и как повернется в дальнейшем: заглючит вдруг какое-нибудь кольцо, а у меня на тушке запасные магазины и пистолет висят, да и небольшой запас патронов для Малышки по кармашкам распихан…

Вытащив из кольца жестяную кружку, набрал в неё воды и вылил на лицо так и валяющемуся под кустом страдальцу.

— А? Что?

— С добрым утром, красавица, — улыбнулся ему. — Операция по смене пола и искусственному оплодотворению прошла успешно. Поздравляю, у тебя будет девочка.

— А?! — глаза паренька стали совсем уж дикими и он спешно начал ощупывать себя между ног. — Ф… Не надо так шутить.

— Зато взбодрился, — протянул ему протеиновый батончик и бутылку воды. — Рану мы обработали. Перекуси и расскажи, что с тобой приключилось, а там…

— Точно! — он попытался вскочить, но тут же схватился за подстреленную ногу. — Уййй… Там Дени! Они схватили её! Я… я должен вернуться…

— Угу, угу, — покивал ему, с интересом изучая лихорадочно бегающие глаза. Как-то уж слишком лихорадочно… — То-то ты бежал как-раз в сторону спасаемой.

— Ты не понимаешь! Никто не понимает! Она моя! Моя! Ха-ха-ха!!!

Резким ударом вырубил уже потянувшего ко мне руки парня.

— Вот спасаешь их, спасаешь, а потом оказывается, что спасенный псих. Который это уже раз?

— Третий, — ответила Ан, рассматривая парнишку. — Вроде бы.

— Ты Лиззи считаешь отдельно? — хмыкнул я, призывая в руки Малышку в форме КСВ. — Кстати, ты разобралась, что там с душами Крис и Вика?

— Ты к ним так привязался? — выгнула она бровку.

— Не то чтобы… Просто сиськи у блонди шикарные, да и вообще нехорошо получилось.

— Это да, — чуть помрачнела Антуанетта.

Там вообще ситуация была… интересной. По факту, смерти — нет. Это я как человек с памятью Апостола Бездны говорю. Пусть начинающего, но уже вполне неплохо разбирающегося в теме. Любая душа после смерти уходит либо к божественному покровителю, либо прямо в лапки Матери Монстров, первого лика Древнейшей. Крис и Вик — безбожники, так что должны были отойти в Котел Душ. Вот только рядом с ними крутились две жрицы Нивьен, апостол Жестокой и эмблема Стальной Королевы. И любая из них могла прибрать души этой парочки к рукам просто потому, что знали мой характер и что я по-любому попробую их вернуть. Не исключено, что Лиззи потекла крышей не сама, а ей немножко помогли, дабы получить нужные души, но это уже из разряда откровенной паранойи… наверное. Так вот, пока мы относительно спокойно сидели на острове, я попросил Ан обратиться через Стальную к Бездне с вопросом насчет душ наших спутников, Миру отослал к Нивьен, а сам начал теребонькать канал связи с Жестокой. У последних двух душ не оказалось. У Стальной тоже. Бездна же загадочно отмалчивалась. По крайней мере, до сих пор.

— Сейчас уточню еще раз, — Ан присела на землю и закрыла глаза.

«Жуткое ощущение», — прокомментировала Малышка, когда от моей жены повеяло подавляющей силой. — «Такое чувство, что ты муравей под лапой слона, который смотрит на тебя, как на говно».

— Ну, про говно ты перегнула, — хмыкнул я. — Стальная все же довольно добрая богиня… если не пытаться отобрать у неё пирожок. Кстати! — я поднял руку и в ней появился один из затаренных на черный день пирожков с крокодилятиной. — Жертвую!

Пирожок исчез. Кажется, даже быстрее, чем я произнес ритуальную фразу. Хотя именно «ритуальной» её назвать сложно — тут важен смысл, а не внешняя форма. Да и не жрец я, а апостол. В том смысле, что не провожу религиозные обряды и ритуальные служения, а просто использую силу бога-покровителя напрямую, по взаимному договору. И если так посмотреть, то апостольство намного опасней жречества — последние с помощью тех самых обрядов и ритуалов как бы фильтруют силу бога, не давая той слишком уж сильно корежить психику. Зато они и послабее будут.

«О, ощущение изменилось! Теперь от нас явно чего-то ждут!»

— И я даже знаю чего, — со вздохом достал еще два пирожка, которые один за другим исчезли в воздухе. — Все, остальное уже для моей Ан. А у тебя, уж извини, свой Вестник есть — вот пусть он и кормит.

В распространяющейся ауре моей жены повеяло задумчивостью, потом неким озарением и… эм… ехидством? Мда, кажется, с кого-то сейчас действительно пойдут требовать дань пирожками. Основа, надеюсь, у тебя под рукой есть хотя бы мясо с тестом. Если что, то я помолюсь за тебя Жестокой. Вряд ли поможет, конечно, но хоть совесть свою успокою.

Прошла еще минута, после чего присутствие Стальной исчезло и Ан открыла глаза. И тут же уставилась на меня ожидающим и укоризненным взглядом.

— Ты точно потолстеешь, — в моей руке появился кулек с оставшимися пирожками.

— Богини не толстеют, — ответила она, тут же начав потрошить «добычу».

— Ты не бо… — я поперхнулся, напоровшись на предупреждающий прищур девушки. — Ладно, в чем-то ты богиня. По крайней мере, внешность у тебя точно божественная.

«Подкаблучник».

Вместо ответа слегка дернул нашу с Малышкой астральную связь, заставив ту заткнуться самым приятным образом.

— Итак, есть результаты? — уточнил я, когда все пирожки были успешно сожраны.

— Они у Древнейшей, — кивнула девушка, скомкав пустой бумажный пакет и закинув тот в кусты. — Она сказала не беспокоиться. Мы их встретим на пути. Если дойдем.

— Воооон оно как… — я задумался, обкатывая новые данные. — Зная её любовь к играм с попаданцами, они будут ждать нас по ту сторону телепорта. А это значит что?

— Что точка назначения для нас уже выбрана, — быстро сообразила героиня. — И спокойно там точно не будет.

— Шайзе, — мне только оставалось что выдохнуть. — Вот скажи, какого хрена? Я ведь не оригинал! У меня нет дара Буревестника и не предвидится! Так какого хера, а?! Я что, не могу залезть в какую-нибудь тихую норку, настругать детишек и тихо сдохнуть, сидя на берегу озера с удочкой?

— А сколько детишек? — живо заинтересовалась Ан.

— Эм… — я чуть завис. — Одного для затравки. Так сказать, обкатать технологию. А там видно будет. Времени у нас так-то много… было бы… если бы всякие бессмертные не лезли.

«Не волнуйся, официально твоя задница только моя, кши-ши-ши»…

— Вот о чем я и говорил! — потер пальцем под носом. — Хм… крови нет. Привыкаю?

— Присутствие Стальной ты выдержал уже спокойно, — кивнула Ан. — Но отложим. Что будем делать сейчас?

— Перебираться на тот берег и ловить «языка», — пожал я плечами. — Но перед этим… — я вновь присел перед находящимся в отключке парнем и внимательно его осмотрел. — Как думаешь, у него есть шанс выжить?

— Нет, — ответила девушка практически не задумываясь.

И, в общем-то, была права. С такой протечкой в крыше и идеей-фикс на «возвращение любимой из лап злобных бандитов» долго он не проживет. Либо загнется от голода, либо от зубов зомби, либо под пулями налетчиков. Вот только и просто убить его совесть в лице Антуанетты не позволяет.

— Тогда будем мухлевать, — вздохнул я, откладывая Малышку и складывая ладони в молитвенном жесте. — Нихуя не жрец, конечно, но пофиг… Кхм. О, Жестокосердечная Этют! Прими сего юношу в свои объятия и обеспечь ему счастливую жизнь… где-нибудь подальше отсюда. И мозги по возможности вправь.

Уже на упоминании имени Древней у меня буквально скрутило все потроха и появилось ощущение, что позвоночник попытался вырваться из тела и уйти на прогулку. Мда, слабоват я для такого.

— Кши-ши-ши, — раздался за спиной знакомый голос, а у меня с подбородка закапала тонкая струйка крови. — Ну если ты проссссишь… Вот только должок я потом стребую.

— Как будто я без этого смогу отказать, — проворчал в ответ, ощущая пропажу тени аватары из-за спины. Вместе с телом нашего проблемного «спасенного». Посмотрел на Ан. — Довольна?

— Приемлемый вариант, — пожала та плечами. — Пошли?

— Дай минутку, оклемаюсь немного…

С переправой мы решили особо не мудрить. День был солнечным, вода бликовала безбожно, а у меня среди прочего в запасах лежали ласты и небольшой ребризер, в которые я и начал переоблачаться, раздевшись до трусов. Ан было и того проще — её доспехи работали по технологии скафандра и она отправится на тот берег по дну.

Сам заплыв был скучен до зубовного скрежета. Только один раз меня заставила напрячься проплывшая рядом крупная рыбина, похожая на щуку, но мы разошлись миром. Правда, в процессе меня течением сильно снесло вниз по реке, так что вылез я уже за мостом, но это было даже в плюс — мы все равно собирались уводить преследователей в противоположную от лагеря сторону.

Выбравшись на берег через заросли каких-то камышей, я осмотрелся и, не найдя никакой угрозы, начал снимать снаряжение, попутно отдирая несколько налипших пиявок. Обсушившись полотенцем и переодев сухие плавки, облачился в спецкостюм местной полиции и с Малышкой на руках рванул в сторону леса. Вообще, этот берег практически весь был покрыт лесопосадкой, которая дальше наползает на местность с небольшими горами и превращается в заповедник, если судить по виденным мною картам. Довольно перспективная местность в плане ресурсов: древесина, камень, пресная вода, дичь, рыба, лесные травы и ягоды, скорее всего и какие-нибудь рудные месторождения есть. Если бы пришлось остаться в этом мире, я бы выбрал какую-нибудь из покрытых лесом гор в качестве начальной базы. Думаю, лидер налетчиков руководствовался той же логикой…

Прислушавшись к чуйке, определил местоположение Ан. Та была все еще на середине реки, примерно под самым мостом. Что ни говори, а плыть быстрее, чем топать по дну. Так что у меня есть время на небольшую разведку местности.

— Малышка, внимательней, — предупредил напарницу, которая сейчас была в форме автомата. — А не как в прошлый раз. Как ты вообще пропустила такую толпу зомби?

«Занята была», — в её голосе ясно послышалось смущение.

— Уху, ясно-понятно, — похабно улыбнулся я.

— Уху, уху.

— ЁБТЫРХАК!!!

Я подпрыгнул, наверное, метра на три в высоту и, извернувшись в полете, взял на прицел сидящую на ветке дерева сову.

— Уху, — хлопнула глазищами эта наглая… хрень и спокойно взлетела, скрывшись среди крон.

«Ты что, птичку испугался?» — ехидно уточнила Малышка.

— У меня на них моральная травма, — передернул плечами. — И вообще, никакой совы не было, понятно?!

«Ээээ… хорошо. Не было, так не было».

— Уху, — раздалось откуда-то из крон.

— Бляяять, — устало помассировал я веки. — Этют, пусть это будет просто сова. Просто… не подпускай ко мне ЕГО, ладно? Я же не о многом прошу, да?

— Уху.

Поморщившись, тряхнул головой и отправился дальше в лес, потихоньку забирая в сторону моста. Там где-то должна быть дорога — не могут же они переть такое количество людей и хабара прямо по лесу? Тем более, по лесу зомбиапокалипсиса — мало ли какие твари тут могут водиться. Совы, например…

Глава 22

— Что ни говори, но в лесу мне как-то даже привычней, чем в городе, — хмыкнул я, сидя на ветке с автоматом на коленях.

«И когда же ты успел так одичать?» — заинтересовалась Малышка.

— Богатый опыт путешествий, — постучал я пальцем по прикладу. — Плюс, за пределами городов со мной реже всякая хуйня творится, что невольно вырабатывает своеобразный условный рефлекс, что «город равно проблемы».

«Ясссно… Движение. На одиннадцать».

— Вижу.

Заняв более удобную позу, всмотрелся в просветы меж стволов. Вот только тревога была ложной — всего лишь местный родич оленя. Не знаю, как зверюшка зовется, но похожа.

Ладно, перерыв окончен.

Спрыгнув на землю, пошел дальше. Ан, судя по ощущениям, уже где-то рядом. Впрочем, я её услышу сильно заранее — она хоть и хороший воин, но ни разу не тихушник и по лесу ходит как носорог. Большой, тяжелый и бронированный носорог, который своим шумом дает возможность врагам и хищникам свалить подальше и выжить. Хех.

Как и думал, жену я заметил уже через пару минут, по треску ломаемых кустов. Она меня, впрочем, тоже почуяла — своеобразная связь у нас давно появилась и крепла с каждым днем.

— Обстановка? — спросила она, когда я подкрался сзади. Даже не обернулась, продолжая ломиться вперед.

— Там дорога, — ответил я, уворачиваясь от хлестнувшей ветки и на всякий случай чуть отставая. — Свежие следы транспорта и пеших.

— По следам пройдешь? — она все же приостановилась.

— Я так-то не следопыт, но ничего сложно там и нет, — хмыкнул в ответ. — Да и в случае чего всегда можно вернуться на мост и прихватить кого-нибудь, как и планировали.

— Согласна, — кивнула девушка.

Выйти на дорогу и пройти по следам было действительно несложно — земля влажная, техника у них была тяжелая, да еще и шла строем, так что колея образовалась глубокая. Тут действительно не нужно было обладать навыками следопыта, достаточно было иметь глаза и мозги. Так что уже через сто метров мы молча разделились: Ан, как бронированная единица прорыва, шагала прямо по дороге, а я скользил параллельным курсом под прикрытием кустов и деревьев с ПП в руках и Малышкой в форме автомата за спиной.

Вообще, моя астральная напарница сейчас имеет целых девять форм: изначальная КСВ (крупнокалиберная снайперская винтовка), автомат, пистолет-пулемет, обычный пистолет, гладиус, боевой нож, саперная лопатка, бинокль и большой такой туристический рюкзак почти на сотню литров, забитый консервами, бутылками с водой и кое-какими походными мелочами. Небольшой такой НЗ на случай, если совсем прижмет. Все оружие, кроме КСВ, было снабжено глушителями, расширенными магазинами, а на автомате стояла слабенькая двукратная оптика. Тем не менее, кроме Малышки я таскал в кольце еще один комплект огнестрела и бинокль — при смене формы моя напарница демаскировала нас слабенькой вспышкой света, в отличие от пространственных артефактов, которые выдавали результат в руку без всяких спецэффектов. Но кольцо можно было потерять или его могли украсть враги, в отличие от Малышки, так что дублирование было выгодно. Еще я долго сомневался, привязывать ли к ней Меч Света, но в итоге не стал — мало ли как довольно сильный артефакт может повлиять на Малышку. Да и невозвратное это действие. Хотя и есть у меня мысль привязать к напарнице пояс с креплениями, на который уже повесить сам Меч и еще кое-чего по-мелочи, вот только это будет не слишком удобно…

Размышления о всяком-разном не мешали мне мониторить округу, так что наблюдательный пункт противника я засек раньше, чем они меня. Намного раньше. Если эти «гении» вообще были способны меня обнаружить. Мне даже стало интересно, не проморгают ли они прущую прямо по дороге Ан, но все же быстро задавил в себе несвоевременные хулиганские порывы. Хватит уже, похулиганили сегодня, чуть зомбям на обед не пошли.

Что же касается секретки, то это была пара молодых парней лет восемнадцати-девятнадцати, обряженных в плохо сидящий камуфляж и вооруженных… эм… пожарным топором один и миниатюрным револьвером другой. Тот, что с топором, сидел в жиденьком кустике на обочине так, что из него торчала часть головы и задница. Второй «прикрывал» напарника, сидя в пяти метрах за его спиной и… похрапывая.

Вернувшись назад, я подобрал с земли шишку и кинул её в неспешно бредущую Ан. Та снаряд отбила ленивым движением руки и повернула шлем в мою сторону. Высунувшись из-за дерева, знаками дал ей понять, что впереди пост из двух человек, неопасных. Она кивнула, подумала и просто продолжила идти дальше.

«И что твоя ненаглядная собралась делать?» — поинтересовалась Малышка.

«Скорее всего, то же, что и всегда», — ответил ей через астральную связь. — «Попрется в лобовую».

«Так у вас вроде как другой план был», — с сомнением заметила напарница.

«У нас не было плана как такового», — невольно хихикнул я, чуть отходя от дороги и направившись обратно к наблюдателям. — «Просто потому, что ни один наш план никогда не выдерживал столкновения с реальностью. У нас обычно есть примерные наметки того, куда и как двигаться, а там уже действуем по обстоятельствам».

Я успел зайти со спины к этим, прости Жестокая, «постовым» как раз в тот момент, когда в зоне их видимости из-за очередного изгиба лесной дороги появилась Антуанетта. И… и… и, сову им в задницу, они её не заметили!!! Просто один продолжал дрыхнуть, а второй в тот момент читал какую-то небольшую книжку в мягкой обложке.

Охуенные охранники. А если вспомнить тех же каннибалов, то я вообще охреневаю от уровня распиздяйства аборигенов.

И вот стоял я и ждал, когда же этот тупень с топором если не увидит, то хотя бы услышит вышагивающую у него буквально перед носом женщину, которая ни фига не скрывается, никуда не спешит и своими ногами при движении весьма шумно задевает присыпавший дорогу лесной опад. Вот только ждал зря. Он её так и не заметил. То ли глуховатый был, то ли книжка такая интересная попалась, то ли сам по себе имбецил полный… Ан поравнялась с секреткой. Постояла секунд пять, разглядывая этих олухов, вздохнула и отправилась дальше.

В общем, испанский стыд, какой он есть — когда хуйню творит кто-то другой, а стыдно почему-то тебе. Хотя, тут скорее стыдно моей хрупкой и ранимой натуре практически профессионального скрытника-ассасина, кем я по-факту и являюсь.

Дождавшись, когда Ан скроется за следующим изгибом дороги, я на всякий случай проверил еще раз лесок по обе стороны грунтовки, но дублирующего поста с профессиональными рейнджерами стопятисотого уровня с акстической супер-пушкой не нашел. Зато нашел ехидно ухухнувшую сову, от вида которой мне резко захотелось нагнать свою жену и вообще, продолжить разведку дороги. А заодно помолиться Жестокой, чтобы это действительно было просто совпадением и сова была самой обыкновенной, а не… той, о ком я стараюсь не думать.

Мелькнула, конечно, мысль взять эту парочку долбоёбушков в плен и попытать на предмет ценных сведений о предполагаемом противнике, но… что они могут знать такого, чего мы с Ан не вычислим сами в самое ближайшее время? А время потеряем серьезно, ибо с такими дебилами в качестве «клиентов» проблема будет не вытащить сведения, а вычленить из потока льющегося словоизвержения хоть какую-то ценную и достоверную информацию. Плюс, их же потом придется прикопать в этом же лесочке, а очередной грех на душу ни я, ни Антуанетта брать желанием не горим. Оно нам надо, резать каждого встречного? Тем более, что людей в этом мире и так немного осталось. Вот и пусть живут, да докладывают в штаб, что все спокойно — рацию я у спящего паренька заметил…

Дальше следы тянулись на протяжении еще километров пяти, пока наконец не свернули с этой дороги на боковую, которая вела в сторону заметной даже из леса горы. Невысокая так-то, метров триста от подножия, покрытая деревьями и с небольшой проплешиной на вершине, где виднелась какая-то вышка. Подкрутив оптику Малышки, опознал её как наблюдательный пункт егерей — там так и было написано крупными буквами на растянутом баннере. И вроде бы кто-то даже мельтешил за окнами, но все же расстояние солидное и разглядеть подробней не получалось.

Осмотрев поворот и точно убедившись, что нам нужно именно туда, решили устроить привал. Естественно, не прямо посреди дороги — отошли метров на триста вглубь леса, где уселись под каким-то разлапистым деревом, похожим на помесь дуба и березы.

— Что будешь? — поинтересовался у Ан, зарывшись в запасы консервов.

— Пирожок, — последовал мгновенный ответ.

— Нету, — вздохнул я. — Утром последние сожрала.

В итоге перекус состоял из двух здоровенных банок консервированной каши, хлеба и палки копченой колбасы. Быстро прикончив еду и залив её обычным травяным чаем из термоса, мы расслабленно привалились спинами к стволу дерева. Беспечно, конечно, но мы сейчас не заняты… всяким и окружение контролируем.

— Там сова, — сказала Ан, что сидела без шлема и довольно щурилась от лучей солнца, падающих сквозь крону на лицо.

— Её там нет, — прикрыв глаза, ответил я. На всякий случай изменяя Малышку в КСВ и направляя ствол в сторону этой пернатой бестии.

— Уху, — кивнула Антуанетта, с кривой улыбкой. — Нет. Потому что в этом мире совы не водятся. Я узнавала.

БАХ!

— Палец соскользнул, — невозмутимо ответил я на укоризненный взгляд жены.

— А как же скрытность? — выгнула она бровку.

— В жопку скрытность, когда тут эта поебень кружит, — оскалился я, доставая рацию. — Алтарь, это Тень. Прием. Алтарь. Прием.

— Слышу тебя, Тень, — отозвалась рация голосом Паука. — У нас тихо. Что у вас? Прием.

— Поебень, — честно ответил я. — Лагерь на мосту захватили какие-то гаврики. Вроде бы не беспредельщики, но мало ли. Смотрите в оба, могут к вам заглянуть. Мы сейчас выясняем подробности. На связь выйдем через сутки. Прием.

— Понял тебя. Конец связи?

— Конец связи.

Еще пару минут мы посидели, обдумывая ситуацию. Первой начала Ан.

— Поступим как всегда, или по-умному? — поинтересовалась она.

— Давай для разнообразия по-умному, — вздохнул я, дозаряжая КСВ и меняя его обратно на автомат. — Ты тут подождешь?

— Поброжу по округе, — ответила девушка, надевая шлем и поднимаясь на ноги. — Тут есть… что-то интересное.

— Хм… — я прислушался к ощущениям. — Действительно, что-то такое… слабо уловимое в воздухе витает. Будь осторожна.

— Я сильная, — фыркнула Ан. — К тому же… смерти нет.

— Смерти нет, — отозвался я и рванул вперед, не оглядываясь. — Особенно для нерожденных…

* * *
Антуанетта еще какое-то время задумчиво смотрела вслед мужу, быстро растворившемуся в сумраке леса. Пусть без Системы, способностей, благословений и артефактов, с ослабленным на порядки телом, но… как говорил сам Андрей, навыки не пропьешь. А конкуренцию в скрытности Буревестнику на её памяти могла составить только Дось. Впрочем, мелкой ушастой конкурентки рядом не было и не предвидится — ей выдали собственную эмблему любимого мужа.

— А этот Андрей только мой, — невольно улыбнулась частичка богини.

— Наш, кши-ши-ши, — послышался за спиной тихий голос.

— Главное, хозяина совы отгони, — чуть повернулась героиня, посмотрев на весело скалящуюся аватару Древней. Хотя нет, это была просто «тень». Полноценная аватара существа такой силы вызвала бы тут небольшой локальный апокалипсис.

— Уже, кши-ши-ши.

Оскал богини на миг стал таким, что даже у Антуанетты мурашки по спине побежали. И она ничуть этого не стыдилась. В отличие от Буревестника, который имел дело только со светлой стороной Двуликой, Стальная успела тесно пообщаться и с Этют. Впечатления остались… своеобразные.

Прежде чем исчезнуть, тень аватары демонстративно помахала когтистой ручкой… с окровавленным скальпом.

— Знакомые дреды, — хмыкнула Ан и закрутила головой.

Пока муж игрался в неуловимого тихушника, ей требовалось разобраться с проблемой, требующей именно грубой силы. Впрочем, как и в прошлый раз.

С направлением она определилась быстро. Просто потому, что оно оказалось неважно — без разницы в какую сторону, героиня все равно придет куда надо. Хмыкнув на это откровение, она встала спиной к горе и спокойным шагом двинулась вперед.

Вскоре меж деревьев появилась избушка. Старая, поросшая мхом и даже с торчащими кое-где зелеными побегами. Домик буквально врос одной стеной в ствол массивного дерева, которое в три раза возвышалось над кронами остальных деревьев и было словно… не отсюда.

— Одного отогнали, — вздохнула Антуанетта. — Другая пришла.

Немного поколебавшись, она все же решила не тянуться к силе Стальной Королевы. Нужно экономить, все же она богиня молодая. А драться тут все равно не придется, максимум «мышцей поиграть» — с хозяйкой этого домика у Буревестника и его жен отношения были относительно нормальные. Насколько это вообще возможно с такой личностью.

Подойдя к двери, героиня сняла шлем и постучала по старым доскам косяка.

— Входи, входи, не стой на пороге, — раздался изнутри чуть хрипловатый голос, а дверь открылась с просто душераздирающим скрипом. — Я не кусаюсь… сегодня.

— Приветствую, — коротко сказала Ан, делая шаг через порог и осматривая небольшое помещение.

Печь, стол, пара лавок, окно с мутным стеклом, висящие под потолком связки трав, грибов и ягод, полки с глиняными горшками, небольшой шкафчик со старыми книгами… Уютно, хоть и своеобразно. А еще у этого места была такая особая… атмосфера. Словно ты не в жилище человека, а в логове зверя.

— Проходи, садись, — Хозяйка с улыбкой указала на лавочку напротив, через стол, на котором уже стояло блюдо с мясной нарезкой и пара деревянных кружек с дымящимся отваром.

Героиня молча устроилась на указанном месте, положила шлем на стол и принюхалась. Зрачки Антуанетты тут же сузились, а пальцы сжались на рукояти меча.

— Ну, не хочешь — не буду настаивать, — Хозяйка откровенно оскалилась и подозрительное мясо со стола исчезло. — Какие мы нежные. Собачатину едите, так чем приматы хуже?

— К делу, — дернула щекой Героиня. — Я думала, ты с Дось. Что тебе тут нужно?

— Там все… сложно, — поморщилась Хозяйка Лесов. — Да и в этом мире вы единственные, к кому я могу обратиться. Розовая сучка закрыла доступ сюда всем, кроме тебя и этой… мелкой…

— Нивьен, — подсказала героиня. — Подробности.

— Да все просто, — махнула рукой беловолосая зверолюдка. — Нужно отсюда кое-кого забрать.

— И все? — выгнула бровь заставившая себя успокоиться эмблема Стальной. — Фальшивый Вестник?

— Можешь быть спокойна, — чуть поморщилась Хозяйка. — Дар этой эмблемы мне безразличен и я влезать в ваши брачные игры не буду. Слово. Так что, возьмешься?

— Я все еще не услышала подробности, — покачала головой героиня.

— Так слушай…

Глава 23

— Сссссука, — прошипел я, сидя на дереве и разглядывая через оптику КСВ вход на базу налетчиков.

«Это двери», — как-то даже флегматично заметила напарница.

— Это подземелье, — огрызнулся я, отлипая от окуляра и пытаясь взять себя в руки. — А любое подземелье, в которое я сунусь, это гарантированные проблемы. Причем от уровня «ааа, мы все умрем» до «конец света близок, грядет погибель».

«Это было с оригиналом, а ты…»

— Да нихуя, — сев на ветке, я прислонился спиной к шершавой коре. — Это какое-то проклятие, которое явно передается любой сущности, отпочковавшейся от Буревестника. Просто потому что, сука, гладиолус. Вот лично я в этом мире сунулся под землю всего два раза. Два, мать его, раза! И в первом там торчал какой-то безумный утырок, превратившийся в полубожественную поебень, для убийства которой пришлось призывать собственную полубожественную ебанину. Второй раз был в подвале каннибалов и ты тому была свидетелем. Что за укуренная хераборина творилась у оригинала каждый раз, когда он влезал в любую дырку, что спускалась ниже уровня грунта, я даже вспоминать не хочу. Это ебанное проклятие концептуального уровня и никакой дар Буревестника тут ни при чем. Уууууф…

«Успокоился?»

— Вроде бы, — еще пару раз глубоко вздохнул. — Вот теперь успокоился. Так, давай еще раз.

Чуть сместившись, вскинул винтовку и вновь оглядел вход на базу.

Прямо в горе были утоплены массивные металлические ворота. Серьезное такое сооружение, которое я даже не возьмусь предполагать как можно вскрыть. На мое счастье, ворота были открыты наполовину, открывая вид на довольно просторный ангар, полный техники: легковые вездеходы, какие-то гусеничные бронемашины, грузовики и даже пара вертолетов. Последние навели меня на мысль о том, как сюда вообще доставлялись припасы и оборудование раньше, потому как дорога оказалась убита напрочь и практически заброшена — было видно, что по ней только недавно начали активно ездить. Зато перед воротами была довольно широкая чистая полянка с утрамбованным грунтом, самое то вертолеты сажать или грузы скидывать. Правда, нахрена? Вряд ли в этом мире отсутствуют спутники, которые на раз засекают такую активность… или отсутствуют? Хммм… Ладно, пофиг — не мое это дело.

Итак, ворота открыты. Уже легче.

По бокам ворот стоят двое постовых. Вроде не зевают, но явно не мониторят все подряд — так, посматривают по сторонам. Как их обойти? Элементарно — заползу поверху. Там высота метров семь у этих створок. А вот внутри будет сложнее — никакой системы маскировки у меня нет. Что это значит? Значит, будем подражать мистеру Сорок Седьмому, то бишь натягивать социальный камуфляж.

— Таааак… — я повел винтовкой, высматривая в ангаре подходящую возможность. — Солдатики, офицерики, пара путан… И откуда только здесь? О! Вот.

«Уборщик?»

— Угу, самый замечательный тип служащих — внимания на них ноль целых хрен десятых, доступ почти к любым помещениям, а в лицо их хорошо если непосредственный начальник знает. Нет, это, конечно, режимный объект, но… путаны. Ебаные проститутки. Прям среди боевой техники. Вон, смотри, какой-то гаврик одну из них поволок в уголок и всем похуй. А если вспомнить тех двух уникумов, что наблюдали за дорогой… В общем, есть у меня сильные сомнения в нормальной дисциплине и следованию уставу. А следовательно, на обычных полотеров и подавно всем сейчас плевать. Работают и хай работают, главное, чтоб грязь убирали.

«Это просто допущение…»

— Подкрепленное наблюдением, — покачал я головой и вновь откинулся на ствол дерева.

Тем более, что особого выбора у меня нет. Какого-либо оптического камуфляжа или способности прятаться по теням нет. Отвода глаз или еще какой-нибудь приблуды тоже нет. Только ебучие тентакли. Ну, хоть будет чем пугать потенциального языка — надо быть крайне специфичной личностью, чтобы оставаться спокойным и непреклонным, когда щупальцами начинают анус поглаживать. По себе, блядь, знаю.

Переведя Малышку в форму автомата, закинул ту за спину и достал из кольца бутылку воды. Отпил. Потянулся закурить. Замер. Посмотрел на косяк. Моргнул. Ладонь была пуста.

— Йаааабать, нахуй. Только не снова. Уж лучше шепотки из темноты по углам, чем эта поебень.

Залпом допил воду, убрал бутылку и начал спускаться с дерева. Мне нужно было до сумерек обойти ворота и подобраться к ним сверху, со стороны горы. Да и жену нужно предупредить, что я задержусь на работе…

— Хи-хи, — невольно пробило от таких мыслей. Достав рацию, настроился на нашу волну и «подергал» связь с Антуанеттой. — Милая, прием. Это Тень.

— Рыцарь на связи. Прием, — раздался спокойный голос моей ненаглядной.

— Я попробую зайти в гости, поиграть в прятки. На ужин не жди. Прием.

— Только с девочками не играй. Скалкой получишь. Конец связи.

И отрубилась.

— Ээээм.

«Последнее, я так понимаю, было ни фига не шифром?» — ехидно поинтересовалась Малышка.

— Договоришься.

«И че будет?»

Вместо ответа я потянулся через астральную связь и как следует «погладил» напарницу. Пару минут. Чуть не оглох от стонов.

«Ссссволочь… еще…»

— Будешь паинькой, будет тебе счастье, — хмыкнул в ответ и осмотрелся. — Так, вроде бы нормально, пора заворачивать и начинать подъем…

Лезть в гору было… нормально. Не легко, не сложно, а просто нормально. Тело все же было в хорошей форме, а в совсем непроходимых местах помогали тентакли, которыми я пользовался на манер гарпуна. Была у меня мысль, кстати, использовать оптический камуфляж через изменение расцветки клеток симбионта, но… прямой контроль у меня не столь тонкий, а у самой симбы мозгов не хватает. Думаю, когда туда переселится разум Зи, то это ограничение спадет, но в данный момент от этого мне ни тепло, ни холодно.

Была вероятность, что подходы к воротам перекрыты системами слежения, вроде камер и лазерных датчиков и… это действительно было так. Вот только вся система оказалась обесточена.

— Мде, — покачал я головой, осматривая спрятанную на дереве небольшую коробочку с объективом. — Так себе у них с миниатюризацией…

Итак. У них открыты ворота и, что-то мне подсказывает, даже не планируется их закрытие без крайней необходимости. Система слежения обесточена. Бойцы мало похожи на выдрессированных срочников и уж тем более контрактников. На самой базе вовсю цветут разврат, пофигизм и наплевательское отношение к уставу.

Какие выводы? Не думаю, что у них тут стоит атомная или геотермальная электростанция. Скорее всего, база была подключена к городской станции, которая сейчас не работает, и имеет максимум обычный резервный генератор на стандартной горючке. А тратить её на обеспечение работы систем безопасности, которые нынче не нужны по причине зомбиапокалипсиса… Вернее, не так. Системы наблюдения спроектированы против человеческих диверсантов. Вот только тех, кто мог таковых послать сейчас мало волнует задрипанная база в жопе мира. А зомби не будут утруждать себя столь хитроумными маневрами, да и не может их тут быть в том количестве, которое могло бы представлять угрозу военной базе. Разве что мутанты, но… слишком расточительно? Нерационально? Или просто пофиг?

В любом случае, мне же на руку.

Как на руку и то, что офицерский и рядовой состав либо сильно разбавлен новобранцами, которых поставили под ружье уже после «конца света», либо… у местного начальства настолько все хреново, что им уже реально пофиг, чем там подчиненные маются, лишь бы бухать не мешали. Да не, бред. Бред же?

Ближе к воротам кое-какая «сигнализация» все же была. Ну, если так можно назвать веревку с жестяными банками, в которую нагрузили немного камушков. В-принципе, против зомби и неосторожных людей это вполне могло сработать. Обойдя это художество, оказался на козырьке ворот. До сумерек еще часик был, так что устроился поудобней и начал выжидать. Заодно распустил тентакли вниз и уже через их восприятие начал более предметно изучать обстановку в ангаре, заодно прикидывая, у кого скомуниздить форму и куда потом прятать тело.

Весь ангар представлял из себя помещение двадцать на сто метров, заставленное техникой. Дальняя стена имела несколько достаточно просторных проходов и грузовых лифтов, а по бокам располагались контейнеры, приспособленные в качестве вспомогательных помещений: складов, комнат отдыха и спален. Именно там паслись несколько путан и большая часть офицеров. Интересующие же меня уборщики были представлены парой человек, что бродили меж техники и с обреченной ленцой мыли полы самыми обычными швабрами. Скорее всего, у них в «арсенале» был какой-нибудь электрический полотер, но энергию явно экономили и вообще возвращались к методам обычного ручного труда.

Наблюдая за этим человеческим муравейником, я даже немного увлекся, потому как посмотреть было на что. Большая часть людей была напряжена, часть — наоборот, расслаблена, а части было откровенно плевать. За прошедший час я мог наблюдать за пятнадцатью конфликтами, четыре из которых переросли в драку, а один дошел вообще до убийства. В последнем случае «победителя» без затей пристрелил в затылок подкравшийся офицер. Что примечательно, в остальных случаях старшие по званию практически не вмешивались, только одергивали совсем уж потерявших берега.

Когда начало темнеть, мои мысли об экономии электричества подтвердились: постовые у ворот начали разжигать довольно солидный костер, а люди в ангаре включили что-то вроде аварийного освещения, то бишь красноватые слабосильные лампы, редким пунктиром идущие по потолку и стенам. Что примечательно, по всему ангару стояли опорные колонны, а на потолке были распорные балки. То бишь условия просто молили мою тонкую душевную натуру заняться продолжением славного дела оригинала в косплее чужого — там даже без щупалец можно было легко перемещаться и прятаться, а уж с ними вообще навести такого ужаса и шороху, что… что на охоту за «тварью» выйдет весь персонал базы, да еще и электричество врубить не зажлобятся. Так что не отклоняемся от плана и играем сегодня от социального камуфляжа. Главное, чтоб не спалили. Ибо в своей способности оттуда свалить я все же не совсем уверен. Громко и со смаком изобразить из себя эдакого магического шахида на божественной тяге — это да. А вот уйти с боем — уже вряд ли.

Наконец, когда время настало, я потихоньку стек с козырька и, цепляясь руками и тентаклями за все подряд, практически бесшумно прополз через верхнюю часть ворот по потолку. А там уже выбрал угол потемнее и затих, внимательно осматривая ангар. Тихо. Люди не только не переполошились, они продолжили спокойно расходиться кто куда. Выбрав уборщика более-менее одной со мной комплекции и дождавшись, когда тот завернет в своеобразный закуток меж стеной и броневиком, переместился по потолку и засел прямо над ним.

Парень стоит, курит. Судя по запаху, ни фига не табак. Периодически оглядывается, чтобы не спалили коллеги. Только не туда смотрит.

Два щупальца обмотались за потолочную распорку, остальные расслабились и я быстро и совершенно бесшумно опустился к самому полу, зависнув прямо за спиной уборщика. Две иглы входят в виски под строгими углами и я подхватываю уже фактически мертвое тело. Щупальца сокращаются и меня с добычей вздергивает обратно к потолку.

«Ты же не хотел убивать?» — хмыкнула Малышка, висящая на поясе в форме ножа.

«Я не могу знать, сколько буду тут блуждать, а надежно вырубить этого парня… Нет, все же своей шкурой рисковать не очень хочется, а так оно надежней — труп никуда не сбежит и тревогу не поднимет».

Быстро убрав свою броню в кольцо, так же через кольцо раздел уборщика и напялил его униформу. Примотал труп к балке шнуром с карабином так, чтобы не было видно снизу, нацепил на голову пакет, чтобы и так не сильно обильное кровотечение из ранок не попало на пол, после чего спустился вниз, в тот самый закуток. На все ушло от силы полминуты, даже оброненный косячок дотлеть не успел. Подобрав улику, спрятал её в кольцо и спокойно двинулся в сторону прохода внутрь базы, толкая перед собой тележку с ведром, шваброй и моющими средствами. Лицо прикрывал козырек слегка надвинутой форменной фуражки.

Почему я чувствую себя пиратской версией хитмана, которого трахнул чужой? Или это чужого трахнет хитман? Так, прочь из головы стремные картинки!

В какую именно дверь уходили уборщики я уже видел, так что спокойно отправился к ней. Вообще, тут главное вести себя как можно уверенней и деловитей, чтобы окружающие подсознательно чувствовали твое право пройти именно «тут» и «туда». Хотя у двери меня ждало разочарование — постовой был только один и ему было абсолютно срать кто и куда шастает, главное, что не зомбяк. Ну, примерно так я понял его безразличный взгляд, скользнувший по моему синенькому комбинезону, измазанному какими-то пятнами. Хотя, если бы я имел сиськи пятого размера, то внимание этого типа все же привлек бы…

Таааак, а вот эти мысли откуда?! Явно же не мои! Жестокая что ли на мозги давит? Вполне в стиле одной Милой Юной Труженицы. Ладно, потом разберемся.

Дальше мне пришлось минут пять поплутать по узким полутемным коридорам, в которых встречные люди обращали на одинокого уборщика внимания чуть больше, чем на пустое место. Один мужик вообще сунул мне в руки недопитую бутылку пива и, заржав, ввалился в какую-то боковую дверь.

Охуенная дисциплина. С каннибалами сложнее было. Там хоть был риск спалить свое присутствие через убийство последователей ебанутого божка, а тут… Кажется, я успею по-тихому половину базы вырезать, прежде чем они спохватятся.

Ээээх.

Мои блуждания закончила попавшаяся по пути карта этажа. Висящая прямо на стене. С подробно подписанными помещениями и указаниями по уровням допуска. Там даже был указан кабинет некоего командующего базы, до которого можно было добраться, сделав буквально два поворота.

И вот тут мне стало как-то страшно. Потому что не может все пройти настолько тихо, хорошо и гладко. Обязательно вылезет какая-нибудь подлянка. А если нет, то она будет поджидать меня уже за пределами базы…

Глава 24

— Так, вроде бы тут, — тихо пробормотал себе под нос, заглядывая в один из кабинетов.

Паркетный пол, стены с нейтральными узорчатыми обоями, несколько шкафов со старомодной бумажной картотекой, столик с компьютером, сейчас заваленный бумагами, парочка дисковых проводных телефонов, фикус в кадке… Именно на фикус я посмотрел особенно подозрительно. Просто потому, что тот смотрел на меня в ответ.

— А нет, отбой. Обычные глюки.

«Андрей, все нормально?» — обеспокоенно спросила напарница. — «И хватит говорить вслух, это привлекает ненужное внимание».

— Да тут все равно никого нет, — хмыкнул я, заходя в кабинет и прислушиваясь. — А не, есть.

Собственно, это был кабинет секретаря, из которого можно было попасть уже в кабинет самого начальника базы. И вот именно из-за дверей того помещения слышались приглушенные и весьма характерные стоны и вскрики. Женские. Отчаянно фальшивящие, словно в дешевой порнухе.

— Во имя Древнейшей, — прикрыл глаза рукой. — Если бы подо мной женщина так стонала, то моя самооценка сделала бы сеппуку тупым кухонным ножом.

«Так, стой, не шевелись! Мне нужно запомнить звуки…»

— Иди нафиг, паразитка астральная, — отмахнулся от напарницы и принялся проверять кабинет.

Сперва картотека. Названия на корешках и несколько рандомно пролистанных папок дали четкое понимание того, что ничего из шкафов мне нахрен не надо — тут были финансовые отчеты и план-сметы по каким-то военным программам. Даже заимей я цель в это вникнуть, большая часть названий были внесены условными обозначениями или вообще буквенно-цифровыми кодами. В общем, в качестве источника информации бесполезность для меня этой макулатуры была чуть меньше абсолютной. Зато перед уходом её можно будет прихватить с собой просто ради создания суматохи.

Компьютер не работал — обесточен. Впрочем, ничего удивительного, ведь освещение внутри базы было полуаварийным: в коридорах работали редкие тусклые лампочки жуткого красноватого цвета, а в этом кабинете единственным источником освещения была энергосберегающая настольная лампочка.

Зато бумаги со стола порадовали. Это уже были отчеты от отрядов разведки, которые шерстили окрестности базы уже «после конца света». Бегло ознакомившись со свежими сводками и лежащей в одной из папок план-схемой, я с облегчением понял, что разведка островов на реке планировалась в самую последнюю очередь ввиду малой перспективности. Да и вообще, местное начальство земли за рекой не интересовали особо. Нет, пошарить на тех же городских складах никто бы не отказался, но опасность такого мероприятия зашкаливала: слишком много зомби, агрессивных банд и мутантов. Подавляющее количество последних обитало именно в пределах городов, если судить по наблюдениям местных военных, которые успели с вертушек ознакомиться с ситуацией в трех соседних полисах. Собственно, мост они захватили именно для того, чтобы контролировать сухопутный подход к базе, да и доступ к рыбе иметь. Больше им ничего в той стороне интересно не было. Я даже в одной из папок наткнулся на отчет о нашей группе со стоящей внизу резолюцией начальства «съебались и ладно, и так проблем валом». Вот прямо так и было написано.

От изучения бумаг меня отвлекли чуйка и звуки шагов из коридора. Недолго думая, я поправил бумаги, взял в руки швабру и начал спокойно мыть полы. Через минуту в дверь сунулся какой-то тип в офицерской форме. Посмотрел на меня, прислушался к звукам и поморщился.

— Слышь, полотер! — я молча уставился на него. — Как шеф кончит, передашь ему, что заходил Тифин, северные районы от пятого до девятого проверены и там все чисто. Запомнил?

— Заходил Тифин, северные районы от пятого до девятого проверены и чисты, — послушно повторил я.

— Только дождись, пока шеф сам выйдет. Можешь тут отдохнуть, если с уборкой раньше закончишь… хех, послушать. Бывай.

— Угу, благодарю, — буркнул уже в закрытую дверь.

Еще немного поелозив шваброй по полу, чтобы хоть было видно, что тут убирались, вернулся к документам, но больше ничего интересного для себя не нашел… А хотя нет. Уже ближе к концу попался отчет, что севернее от горы пропали три отряда разведки. Нашли окровавленную одежду и испорченное оружие, но трупов нет. Как и следов. Списали на мутанта и теперь планомерно шерстят то направление. Скорее всего, этот Тифин как раз по данному делу заходил.

Минут через десять снова подала сигнал интуиция и я взялся за тряпку, начав вытирать пыль по картотечным шкафам. А еще через минуту внутренняя дверь в кабинет начальства открылась и оттуда выпорхнула довольно симпатичная брюнетка в строгом деловом костюме и… чулках-сеточках. Мде. Одарив меня гордым взглядом, она фыркнула и прошла на выход. Следом за ней выкатился невысокий лысый дядька с настолько довольной харей, что у меня руки зачесались ему пакет лимонов из своих запасов вручить. Ну, или просто иглу меж шейных позвонков вогнать.

— Как закончишь, мой кабинет тоже вымой, — бросил он мне и направился на выход, не дожидаясь ответа.

Хлопнула дверь. Послышался женский смех и звуки удаляющихся шагов по коридору.

— Удивительная безалаберность, — вздохнул я, бросая тряпку на тележку и вкатывая ту в открытый кабинет «большого начальника». — Практически образцовое распиздяйство. Хотя, с другой стороны, откуда тут взяться чужакам, особенно при творящемся вокруг пиздеце? Всем на всякий шпионаж уже, мягко говоря, насрать.

«Ну, они хотя бы озаботились разведкой, сбором выживших и добычей продовольствия», — неожиданно вступилась за местных Малышка.

— Тоже верно, — признал я.

Кабинет самого начальника базы не особо отличался от кабинета секретаря. Все те же картотечные шкафы, компьютер и стол с бумагами. Разница только в количестве бумаг, которых было втрое больше, да наличии небольшого кухонного уголка с кофе-машиной и раскладным диванчиком у стены. Судя по характерным следам и запахам, именно на последнем эта парочка и резвилась.

Решив особо не заморачиваться, так как нужные сведения я уже узнал, просто начал скидывать в грузовой кулон все подряд, в итоге оставив пустую комнату. Даже найденный в стене за картиной сейф спер целиком, так как вскрывать было особо некогда. А потом достал баллончик с аэрозольной краской и с вредной ухмылкой оставил послание на всю стену.

«Здесь был Вася из клана Горных Шиншилл! Съебитесь нахуй из наших гор!»

Закончив с этим, вернулся в кабинет секретутки и повторил процедуру вместе с надписью. С довольной моськой выйдя в коридор, щелкнул специальным замком на двери и закрыл её за собой. Услышав характерный щелчок автозапора, не удержал довольной улыбки. Достал из кармана уборщика связку служебных ключей, с силой вогнал первый более-менее подходящий по форме ключ в замочную скважину, намертво ту заклинив, и резким движением обломал у него (ключа) головку. Все, теперь эту дверь даже не выломать — она металлическая и хорошо подогнана к стене, так что только резать сваркой или болгаркой.

«Надпись тебе была нахрена?» — поинтересовалась напарница.

«А чтоб они теперь Горных Шиншилл у себя под боком искали, а не небольшую группку отшельников на речном островке».

«Понятно… На выход?»

«Нуууу…» — я задумался. — «Знаешь, если у них все тут настолько плохо с безопасностью, то почему бы не преподать идиотам урок?»

«А не нарвешься?» — с сомнением спросила напарница.

«Учитывая количество и качество постовых, то даже если нарвусь, то просто прикончу свидетелей и спрячу трупики», — отмахнулся от неё. — «Кстати, я дебил. Нужно было просто сунуть труп того бедного полотера в кулон… Хммм. Мммм!»

«Что?» — заинтересовалась Малышка, когда я даже остановился от пришедшей на ум идеи.

«Слушай, а если к тебе привязать тело, оно будет считаться за объект или ты сможешь им управлять? Нужно будет живое или мертвое? Зомби? Мутанта? Блин, чую еще одну серию занимательных экспериментов!»

Малышка промолчала. Но по связи донеслось ощущение эдакой озадаченной надежды.

Все на той же карте я ранее заметил арсенал. Помещение было небольшим, скорее всего, просто место, куда охрана этажа сдает не слишком важное табельное оружие. Но все равно там можно было поживиться, а при удаче и узнать расположение основного арсенала.

Путь к цели был неспешен, ибо бегущий куда-то полотер явно вызовет больше подозрений, чем неспешно бредущий по своим делам трудяга. Впрочем, люди по пути мне попадались всего пару раз и… им было плевать. Просто плевать. Зато из-за каких-то дверей слышался смех, где-то играла гитара, отдельным пунктом шли страстные стоны. И ладно бы только женские. Мде.

«Пидарасы. Пидарасы везде», — многозначительно так заметила Малышка.

«И ладно бы только в сексуальном смысле», — согласился я.

Дверь арсенала была вполне себе внушительной: стальная, массивная, с сейфовым запирающим механизмом в виде толстых металлических штырей, открывающаяся двумя ключами, с караульным пунктом со специальным столиком сбоку… Жаль, что из всего этого работал только караульный. Который при моем приближении сначала спешно попытался припрятать косяк, а потом до него дошло, кто именно идет, и парень расслабленно выдохнул.

— Ты чего тут забыл? — строго посмотрел он на меня.

— Офицер Тифин сказал помыть арсенал, — пожал я плечами, неспешно катя тележку в сторону распахнутой двери. — Здесь и в главном. Что-то там ему воняет, блин, а я под руку попался.

— Аааа… ну, бывает, — у меня чуть глаз не дернулся, ведь этот… этот… солдат реально поверил и расслабился. Неужели у них тут все настолько хуево? — Только главный арсенал сейчас закрыт. Ты или жди утра или, хех, буди Хильду.

— Ооох, бля, — вполне себе искренне простонал я, останавливаясь рядом со служивым. — И где её искать?

— Серьезно? — он чуть не подавился дымом. — Ты суицидник, брат. Но если жизнь не дорога, то тебе уровнем ниже, третий блок, пятая комната.

— Ну спасибо, — со вздохом осмотрел коридор и достал из кармана пачку сигарет. — Будешь?

— Давай! — тут же повеселел караульный, потянувшись ко мне через стол.

Положить ему в руку пачку «палочек смерти», обхватить голову руками, резко повернуть. Хруст позвонков и мгновенная смерть.

— Страсть к курению убивает, — назидательно сообщил я трупу, пряча его в кулон. Туда же отправился и столик караульного вместе с его оружием. — Так-с, а теперь сладкое.

Зайдя в арсенал, был слегка разочарован. Зато понял, почему его не запирают. Из всего оружия тут лежали три автомата да пара охотничьих двустволок потрепанного вида. Зато порадовали патроны: ровный ряд из полусотни цинков автоматных и столько же под пистолеты и ПП. Ящик светошумовых гранат был приятным бонусом. Приватизировав все это добро, осмотрел дверь из-за скребка чуйки. Интуиция меня не подвела — тут имелся независимый предохранитель, который при активации намертво блокировал дверь при закрытии даже в случае отключения электричества. Особенно в случае отключения! И обо всем этом мне услужливо сообщила памятка сбоку от дверей внутри арсенала. С мерзким хихиканьем нанес на стену очередную надпись про Васю-Шиншиллу, активировал приблуду на двери, вышел и захлопнул арсенал.

«У тебя гремлинов в роду не было, а?» — поинтересовалась Малышка. — «Ты больше не на диверсанта похож, а на мелкого пакостника».

«Ничего не могу с собой поделать», — развел руками, припомнил план этажа и покатил тележку в сторону лестницы.

«А то, что ты уменьшаешь шансы на выживание местного анклава людей, тебя не волнует?» — не отставала напарница.

«Нисколько», — прислушавшись к себе, честно признал я. — «С таким подходом к безопасности они все равно обречены. А так хоть встряхнутся и возьмутся за ум. К тому же, патроны рано или поздно кончатся, так что чем раньше задумаются над альтернативой, тем лучше. Да и вообще, альтруизм и всеспасение — это к Антуанетте, а я довольно эгоистичная сволочь».

Немного поплутав, нашел еще одну карту этажа и уже по ней сориентировался более точно. Вышел к лестнице, спустился, ткнулся носом в еще одну карту, только уже минус второго этажа, и стоящего рядом с ней скучающего караульного.

— Куда? — коротко спросил он, даже не подумав дергаться. Ну да, не мертвец и не мутант, так что пофиг.

— К Хильде, — с самым обреченным видом буркнул в ответ. — Меня… послали. Кажется, во всех смыслах.

— Прямо и направо, а там вперед до упора. Не пропустишь, — даже как-то сочувственно сказал караульный. — Ты это… будь сильным, короче.

Что-то терзают меня смутные подозрения. Какого хрена?

Молча кивнул и направился по адресу. Изменения по сравнению с первым этажом сразу в глаза не бросились, но чем дальше… Словно тьма становилась гуще, а лампочки — тусклее. Да еще и аварийный красный свет начал отливать кровью, запах которой чудился все чаще. Тишина. Давящая и какая-то выжидающая. А потом еще и ощущение голодного взгляда, следящего за спиной.

«Да что тут, блин, происходит?!» — влезла в мысли Малышка.

— Ничего особенного, — хмыкнул я, передернув плечами. — Просто кое-кто любит пошутить. Да, милая?

Покосился в сторону потолка, где на периферии зрения периодически мерещились хитрые алые глазки.

«Это — шутки?» — как-то нервно отозвалась напарница.

— О, это даже не шутка, — отмахнулся я. — Это так, лишь ласковое обозначение тени от тени присутствия. Знакомься, Малышка. Это Древнейшая, которую мы часто с Ан поминаем. Уж извини, но имени называть не буду, дабы меня тут не сожрали… или крышей не потек.

Хотя теперь стало понятно, чего это на Хильду так караульные реагируют и почему в этом закутке в дальней части этажа никого нет. Я бы тоже нахрен сваливал от такой соседки. Интересно, она хоть адекватна? Впрочем, если бы нет, то местные бы тут не жили. А учитывая, что жрица не могла меня не почувствовать, но тревога еще не поднята, то есть неплохой шанс договориться. Отступать все равно уже поздно.

Эх, вот жопой чую очередной «божественный квест». И если это реально он, то… на хуй. Именно так, именно на него, родимого. Заебали. Мне хватит Жестокой, держащей мою мошонку в своих маленьких ладошках. Вообще не планировал в это божественное дерьмо влезать, но кто же меня будет слушать? Вон ошейник уже нацепили и тентакли вживили, даже мяукнуть не успел. Так что если сейчас попробуют ставить условия, то просто валю сам или пытаюсь валить эту жрицу. А с последствиями недовольства Древнейшей пусть начальница разбирается. Если эти последствия вообще будут. Насколько я знаю Старушку, её обычно устраивает любое развитие событий, потому как она готова вообще ко всему. Даже к вывертам одного ебанутого божественного хиппи…

За размышлениями сам не заметил, как уперся носом в приоткрытую дверь. Постучал. Тихо. Толкнул дверь. Открылась. Медленно так, с душераздирающим скрипом несмазанных петель.

— Есть кто дома? — поинтересовался в темноту комнаты… подозрительно похожую на черный туман… из которого к моей шее потянулись бледные женские руки. — Ну приплыли…

Глава 25

— Эй. Ээээй? Мужик, ты живой? Очнись, блин!

Шлеп.

От резкой боли в щеке у меня наконец включился мозг, а взгляд прекратил блуждать и сошелся на караульном.

— Сильно же она тебя приложила, — парень снял с пояса фляжку и протянул. — На, хлебни. Мне помогает.

Послушно выпив, я с удивлением обнаружил во фляжке не алкоголь, а обычный чай. Крепкий, черный и дико сладкий. На удивление, мозги от такого вкуса окончательно прочистились и вышли на рабочий режим.

— Сссспасибо, — просипел, возвращая фляжку владельцу. — А… на сколько я выпал?

— Уходил ты минут десять назад, так что ненадолго.

— Понятно, что ничего не понятно, — похлопал себя по карманам. — О, ключик.

— От арсенала, — глянув на замысловатый массивный ключ, определил караульный. — Видимо, у Хильды настроение было хорошее, раз уж она тебя, припершегося ночью, отпустила целым, да еще и нужное выдала. Ты же вроде за ключом шел?

— А? Да, за ним… Только не помню ни хрена, что было, — убрав ключ, задумчиво почесал затылок и прислушался к ощущениям тела и астрала. — Оу. Кажется, я потрахался.

— Кхм… — мой собеседник поперхнулся чаем. — Б… Бля, на хуй. Теперь я точно туда не пойду!

— А чего так? — даже удивился.

— Ты Хильду что ли не видел?! — возмутился караульный.

— Неее, — покачал головой. — Помню как дошел до двери, оттуда высунулись руки, меня затащило в темноту и… все, собственно. Потом пришел в себя от пощечины.

— Она, блин, страшная как смертный грех! — передернулся парень, хлебнув еще чая. — Бледная, тощая, высокая, волосы черные и до пола, вся кожа в шрамах, а рожа вообще обгорелая! Зато силищи как у носорога, и столько же упрямства!

— Нууу… — я припомнил всех жен, любовниц и просто случайные связи основы, после чего безразлично пожал плечами. — У каждого свои недостатки. А такие девушки, обделенные вниманием из-за внешности, чаще всего самые горячие в постели и готовы на любые эксперименты.

— Дааа? — кажется, парень даже завис в задумчивости. — Хммм… Если так посмотреть…

— Тут не смотреть надо, а делать, — хмыкнул я. — Вот ты смотришь и видишь страшилу, а если начинаешь делать, то оказываешься в кровати с милой одинокой девушкой, которой просто некому отдать весь свой пыл и энтузиазм! В общем, вот! — я достал из тележки букет цветов, коробку конфет и бутылку шампанского. — Бери, иди и делай! Не смотри, а просто делай!

— Ээээ… Аааа… — паренек завис, разглядывая подарки, а потом как-то подобрался и изобразил вполне себе твердую решимость на морде. — А, пофиг! Мы все равно живем лишь для того, чтобы завтра сдохнуть!

И зашагал в сторону комнаты Хильды.

Почему мне приглючился незабвенный «дилиньг» и сообщение о достижении «купидон-дон-дон»?

«Это что сейчас было?» — спросила Малышка, когда парень скрылся за поворотом.

«Самому бы понять», — пожал я плечами. — «Такое чувство, что побывал в гостях не у жрицы Древнейшей, а у какой-нибудь укурнутой… Ты что-нибудь помнишь, кстати говоря?»

«Ничего», — как-то чересчур быстро ответила напарница.

«Нууу, лааадно», — не стал я давить, а просто подошел к висящему на стене плану. — «Так, мы тут… а главный арсенал… тут! Замечательно!»

Определившись с маршрутом, я быстренько зашагал вперед, толкая перед собой тележку со всяким моющим хламом. Наверное, заберу с собой и её тоже. Как память, да и просто на удачу, а то слишком все гладко протекает в этом бункере. Ну, не считая этой херни с Хильдой, про которую я предпочту быстренько забыть, ибо… нафиг. Просто нафиг. Было и было. Последствий нет? Нет. Вот и нафиг.

По дороге мне попались еще трое караульных, но внимания я не удостоился. А у арсенала никто не дежурил. Видимо, понадеялись на сохранность ключа у местной пугалки. Ну, или это просто новый уровень распиздяйства, от которого мое мнение о местных вояках рухнет куда-то на уровень пятого дна. Нет, серьезно! Вот просто сравнивая ЭТО и тех же военных с Ор-Ла, то я чувствую испанский стыд. Надо будет помолиться за здоровье Карпатова… Стальной Королеве. Гы.

— Гы-гы-гы… — не выдержал я, представив картину явления Стальной товарищу генералу с целью «поправить ваше здоровье». — Хотя не, нервы у мужика крепкие, а к закидонам их богини там все давно привыкли.

«Ты о чем?» — подозрительно уточнила Малышка.

— Да так, о прошлом, — отмахнулся от неё, воровато озираясь и вставляя ключ в массивную дверь арсенала.

А вот тут, в отличие от малого хранилища на предыдущем этаже, электропитание было. Не рискнули отключать? Вполне возможно.

Внутренние запоры щелкнули и тяжелая сейфовая дверь отъехала в сторону, открывая вид на просторное помещение с ровными стеллажами оружия и амуниции. Осмотрев все это, я почесал репу и запер за собой дверь арсенала, потому как возиться буду долго, а если кто-то пройдет мимо, то по-любому заинтересуется открытым хранилищем.

— Хотя нет, с «долго» я погорячился, — сделал вывод спустя полчаса. — Но вот копаться во всем этом добре пару дней буду точно.

«Патрончики, патрончики, патрончики! Ура, ура, ура! Патрончики, патрончики, патрончики! Ура, ура, ура!»

Почему мне опять что-то глючится? И почему это полуголая блонди с пятым размером, машущая помпонами? А вообще, блондинко — это не к добру. Особенно блондинко на прямой астральной связи. Просто потому, что это плотно ассоциируется с Фив. А как бы к ней ни относился Буревестник, но эта ебанутая на оба полушария архантка — та еще боль. Нет, БОЛЬ. Головная, жопная и моральная.

— Малышка, успокойся уже, — устало потер я лоб. — Можно подумать, что у тебя патронов мало было.

«Так то для автомата и прочей дребедени! А вот на винтовку совсем мало осталось! А тут еще и магазинчики дополнительные, а один вообще расширенный, аж в два раза!»

Хмм… Значит, она себя все же ассоциирует именно с винтовкой, как самым первым привязанным предметом? Интересно. Но пока отложим.

Достав баллончик с краской, я намалевал на стене очередное послание. Длинное и матерное. Не поленился даже залезть в ранее спизженные документы и перечислить несколько самых-самых офицеров, пройдясь по всем их (предполагаемым) половым трудностям и родственным связям. Прям «школоло из интернетов» себя почувствовал, даже ностальгия пробила. Оставив подпись «Вася из Горных Шиншилл», с чувством выполненного долга выбрался из арсенала, запер его ключом и обломал у того головку, намертво заклинив в пазу.

Закончив с крупным и мелким вредительством, неспешно направился обратно к лестнице. Можно, конечно, было еще что-нибудь эдакое сотворить, но нужно знать меру. К тому же, я и так грабанул местных на солидное количество оружия, срезав им возможности повоевать с живыми и мертвыми. Незачем откровенно уменьшать шансы этой группировки на выживание.

Выбраться к ангару было несложно. Время уже позднее и в коридорах базы вообще никого не встречалось. Зато на выходе из самой базы у ворот стояли двое караульных. Вот только они смотрели наружу, в сторону леса, чьи деревья были освещены солидным таким костерком. Подобраться к этим сторожам со спины, предварительно убрав тележку, было делом нехитрым. Как и вырубить парой ударов по затылку. Оттащив тушки чуть подальше от входа, я спокойно вышел наружу, написал краской на воротах то, что думаю об их охране и растворился в ночном лесу… оставляя после себя четкие следы, ведущие на север. Такие следы, по которым сможет пройти даже полный идиот.

Спустя полчаса усиленного вытаптывания лесной травы и кустов, я прямо посреди ровного места оборвал след, попросту выстрелив в ближайшую ветку тентаклей и вздернув себя на дерево.

— Так, — посмотрел на небо. — Вроде бы чуть за полночь. Рассвет у нас должен быть часов в шесть… Поискать Ан или завалиться где-нибудь поспать?

«Как это?» — удивилась Малышка. — «Бросишь жену?!»

— В смысле, «брошу»? — тут уже удивился я и прислушался к связи с Антуанеттой. — Нормально все с ней. Только блукает где-то… севернее? Хм, забавно. А вообще, она большая девочка, причем в боевом плане покруче меня будет. А ведь и правда, Стальная почти всегда была сильнее оригинала в бою. Ну, если он совсем уж читерить не начинал… А теперь уже моя Ан сильнее меня. Мда, это карма.

«И все же, так делать нехорошо!»

Я сел поудобней и чуть вытянул руки, на которых с легкой вспышкой появилась КСВ. С интересом её оглядел.

— Ты вот сейчас серьезно?

«Более чем. И хватит мне в дуло заглядывать! Это мало того, что неприлично, так еще и опасно! Совсем с головой не дружишь?!»

— Есть немного, — честно ответил я, но дуло от глаза все же убрал. — Ладно, пойдем посмотрим, что там Ан устроила. А то, судя по ощущениям, опасность ей хоть и не грозит, но… она по-меньшей мере озадачена.

«Только магазин мне смени! Вставь тот, большой! Да посильнее! Давай! Вставь мне! Ну!»

Я, уже собравшись было перепрыгнуть на ветку следующего дерева, чуть не навернулся и хмуро посмотрел на винтовку.

— Ты хоть понимаешь, насколько двусмысленно это звучит?

«А ты хоть понимаешь, что разговариваешь фактически сам с собой, шизофреник чертов?»

— И ведь не поспоришь…

Со вздохом извлек старый магазин и поставил извлеченный из кулона новый, на шесть патронов. Правда, теперь придется привыкать к изменившемуся балансу, да и вообще оружие потяжелее стало, все же патроны у неё размером с ладонь и весят совсем не мало. Но, в принципе, оно того стоило. Теперь бы еще тело для Малышки найти и попробовать поэкспериментировать… У меня, конечно, есть труп караульного в кольце, но пытаться привязать к моей астральной напарнице тело парня — это какое-то извращение с налетом гейства. С другой же стороны, убить какую-нибудь милашку ради сомнительного эксперимента у меня тоже рука не поднимется… Ну, если только она не ебанутая на всю кукуху сучка. Тогда да, тогда рука не дрогнет. Решено! Ищем ебанашек!

— Как-то это хреново прозвучало даже в мыслях, — покачал я головой.

Сменив форму Малышки на автомат, сконцентрировался и отправился в сторону месторасположения Антуанетты, просто прыгая от одного ствола к другому, помогая себе щупальцами на манер гарпунов в трудных местах. Примерно через километр спустился на землю и устроил забег уже по ней… правда, почти сразу же вернулся к прошлому методу перемещения. Я попросту забыл, насколько ноголомным может быть ночной лес, если бежишь по нему хотя бы со скоростью велосипеда.

Добираться до Ан пришлось минут сорок — довольно далеко забралась, аж к соседней горе. Нашел я её у бьющего из земли ключа, дающего начало лесному ручью. Моя любимая супруга сидела на камушке без шлема и с самым задумчивым видом рассматривала какой-то комок меха у своих ног. Спрыгнув с дерева, я увернулся от рефлекторного взмаха мечом, что чуть не лишил меня носа.

— И тебе доброй ночи, любимая, — потрогав свое лицо, убедился в полном комплекте всего необходимого. — Чего сидим? Чего за хрень? Это вкусно?

— Няйн! — тут же отреагировал комок шерсти, спрятавшись за ногой героини.

— Может, и вкусно, — все так же пребывая в задумчивости, ответила Ан. — Но есть не советую. Это подарок Белой Волчицы.

— Это которая расистка-ксенофобка, подрабатывающая Хозяйкой Лесов? — уточнил на всякий случай.

— Она самая, — кивнула героиня.

— Блядь, — сев на землю, задумался. — Охуенно. Прошелся по вражеской территории как по бульвару, набил полный карман ништяков, придумал одну забавную хрень для Малышки, отвертелся от подарочка от Древнейшей, спокойно ушел оттуда, порадовался… А тут ты мне тыкаешь в нос заданием от самой неадекватной богини из наших знакомых?

— Уху? — выгнула бровь героиня.

— Ээээ… Хорошо, второй по неадекватности.

— Лысины?

— Ладно, ладно, третьей… — сдался я. — Волчица действительно получше будет, чем эти двое. Брррр! Но все равно, почему не отказалась?

— Она умеет быть убедительной, — пожала плечами моя женушка и… я опять не мог с ней не согласиться. — Тем более… Задание простое. Награда нормальная.

Я еще раз посмотрел на комок шерсти. Резкий выстрел щупальцем из рукава, захват, подавление желания крикнуть «иди сюда!», рывок тентакли обратно и… У меня в руках сидит маленький дымчатый котенок. Размером чуть больше ладони, ушки как у рыси, умилительная мордочка и паника в глазах.

— Няйн! — попытался он спрыгнуть, но куда там. Перехватил щупальцем в воздухе и вернул себе в руки.

— Не ругайся, а то назову Минчи и определю в стратегический запас еды на черный день, — оскалился на зверушку, рассматривая со всех сторон. — Блин, как ни посмотри, обычный же котенок. Только мяучит с немецким акцентом. Так что там с заданием и наградой?

— Взять его с собой в другой мир и передать там с рук на руки Избранной.

— Прям «Избранной»? — уточнил я.

— Уху.

— Жопа. — отпустил зверюшку, отчего та сразу с воплем спряталась за сапогом Антуанетты, и помассировал пальцами переносицу. Легче не стало. — То бишь мир за нас уже выбран и там творится жопа.

— Уху.

— Ан, прекращай.

— Это не я.

— А? ААААА!!!

Глава 26

— Красиво, — как-то умиротворенно сказала Ан, прижавшись ко мне боком.

— Нууу… тут не поспоришь, — согласился я.

Сидели мы на вершине горы, что была севернее базы налетчиков, и любовались рассветом. Местное светило медленно и величественно вылезало из-за горизонта, освещая лес у подножия и далекие холмы с лугами.

— Что на завтрак будем? — немного подумав, уточнил у девушки.

— Хммм… — она задумалась и чуть поморщилась. — Консервы не хочу.

— Дичь? — логично предположил я, глянув на нашу новую головную боль.

— Няйн! — тут же панически пискнул этот комок меха и спрятался за сапогом Ан. — Няйн, ня-ня-няйн!

— Не пугай Мина, — строго посмотрела на меня жена. — Он — важное задание, — котенок тут же закивал. — Сдадим его адресату. Выполним обязательства. Тогда можно будет съесть, — котенок замер и выпучил глазки на свою «защитницу».

— Принимается, — кивнул я. — Тогда просто мяска с овощами на гриле?

— Принимается, — повторила мой жест Ан. — И Мина покорми. Он должен быть… упитанный.

— Няйн! — пискнул котэ и попытался свалить.

— Да щаз, — фыркнул я, поймав эту мелочь щупальцем. — Да не трясись ты так, мелочь. Мы шутим, — глянул на Ан. Она отвела взгляд. — По-крайней мере, я шутил.

Так как мяса и овощей было не так уж много, а жрали мы с женой за пятерых, то все же пришлось добивать голод консервами. Впрочем, ту же тушенку в этом мире делали вполне себе приличную, в этом плане не могу согласиться с недовольством Антуанетты. Просто она не пробовала то дерьмо, что продавали в родном мире моей основы… Хотя, с другой стороны, на заре своей карьеры героини она тоже не изюмом в шоколаде питалась.

Наевшись и убрав все следы, мы устроились на все том же камушке, вскрыв бутылку какого-то слабенького вина. Бокалами не заморачивались, просто пили из горла по очереди. Было… на удивление хорошо. Несмотря на зомбиапокалипсис, рыщущих неподалеку злых вооруженных вояк, шастающих мутантов и пары божественных заданий, подвешенных на задницу. Право слово, по сравнению с пиздецом, обычно творящимся у основы, у нас даже не проблемы, а так, «мимолетные неудобства».

— Кстати, а что там Белая обещала в награду за выполненное задание? — поинтересовался у Ан. — А то очередное явление глюка как-то сбило тогда с мыслей.

— Тело, — коротко ответила та.

— Тело, значит…

— Уху.

— Надеюсь, не свое? — меня невольно передернуло. — Ничего не имею против зверолюдов и божественных древностей, но она, во-первых, стремная, во-вторых, — меня же ж просто размажет от одного прикоснове… Ай.

Потирая макушку, посмотрел на Ан.

— Тело для Малышки, — пояснила она, продолжая смотреть на меня эдак… ожидающе.

— Мда? Уже интересней, — задумчиво протянул я. — А конкретней ничего не сказала?

— Даст на выбор несколько, — со вздохом продолжила моя женушка, отворачиваясь и передавая бутылку. — Сам привяжешь нужное.

Задумчиво допив вино, отправил бутылку в кольцо и придвинулся к девушке поближе. Обнял за талию. Она молча положила мне голову на плечо. Сидим, наблюдаем рассвет. Тихо, мирно, птички поют, бабочки порхают, цветочки цветут, какая-то тварь вдалеке воет… Рррромантика, блин.

— Ан, не куксись, — обнял её чуть крепче… хотя там один хрен доспехи. — И оглядись вокруг… не буквально. Так вот, карма — это упрямая сука. Миранда, Кристина, Лиззи, Зи, Синька… Столько девушек, столько выбора, но не клеится и все тут. Что-то мне подсказывает, что и с Малышкой будет так же. Может, это наследие Буревестника, может, прошлого этого тела или души, но факт — есть только я и ты. А всех кто кроме легко исправить с помощью ружья.

— Скорее уж клинка, — хмыкнула девушка и потерлась макушкой о мою щеку. — Люблю тебя.

— И я, дорогая. И я.

— Няйн!

— Может, все-таки зажарим засранца? Такую атмосферу поломал.

— Нельзя, — недовольно покосилась Ан на сжатого в щупальцах котенка. — Сначала сдадим задание. Потом зажарим. Сейчас что?

— В смысле, планы? Да хрен знает, но молчит, — пожал я плечами. — С налетчиками все и так вышло нормально. Я их буквально опозорил, ограбил и след увел в эту сторону. Учитывая, что я спиздил у них главный арсенал с огнестрелом, то даже при всем желании экспансию придется притормозить. Учитывая, что эти гаврики и так рекой не интересовались, проблем от них у нашего лагеря быть не должно… Можно еще, для надежности, засветиться перед патрулями где-нибудь в этой стороне и оставить несколько характерных следов. Надписи там, кострища, наблюдательные лежки… Пожалуй, пару суток так развлечемся, а потом свалим куда-нибудь.

— Куда?

— Ты мне скажи, — пожимаю плечами. — Хотяяя… Бросим монетку?

— Уху, — кивнула девушка.

Покопавшись в карманах, в обычных и пространственных, нашел завалявшийся местный «рубль», с одной стороны которого была цифра десять с узором какого-то вьюнка, а с другой — незнакомый герб. Щелчком большого пальца подкинул наш жребий в воздух и…

Шмяк!

— Ан?

— Мммм?

— А хищная невидимая белка-мутант это орел или решка?

— Она живая, — хмыкнула моя женушка. — Летает. Хищная. Значит, орел.

— В чем-то это даже логично, — согласился я, осматривая слабо трепыхающуюся тушку выбитой из инвиза твари. — И ведь засек сволочь в самый последний момент. Хмм… Малышка!

«Ась? Чтось?» — отозвалась напарница.

— Время для рубрики «занимааааательные ээээксперименты»!!!

— Андрей, — Антуанетта выразительно так взвесила меч в руке. — Тебе плохо. Помочь?

— Эээ… Не, нормально все со мной! Итак, эксперимент номер раз.

Коснувшись помирающей зверюшки, я постарался связать её и Малышку в одно целое. Не получилось. Вернее, бедный мутантик взвизгнул от боли, лишился души и его тушка расплылась по земле зловонной зеленоватой жижей.

— Ясно-понятно, — встав и отойдя вместе с Ан от дурно пахнущего места, задумчиво осмотрел КСВ на предмет повреждений. — Живых мелких мутантов можно вычеркивать. Осталось добыть других образцов… А, стоп! У меня же труп в кармане завалялся!

«Даже не думай!» — тут же взвыла Малышка. — «Я не полезу в мужское тело!»

— Ну дык это же для опыта, не более, — доверительно сообщил я ей.

«Иди нафиг, экспериментатор хренов!»

— Ладно, так и запишем, — сдался я. — Объект отказывается проводить Настоящее Мужицкое Слия… Ай! Ан!

— Тебе точно плохо, — заявила моя жена, поигрывая мечом на манер скалки.

— Ты меня мечом ударила!

— Плашмя. Будешь пороть чушь, добавлю.

— Кхм… Ясно-понятно. Меня окружают снобки-феминистки. Но это не повод заканчивать эксперименты едва начав!

Эксперимент номер два. Попытки подключения Малышки к живому дереву были этим же деревом проигнорированы. Бревно бесчувственное! Зато подключение к сухой ветке прошло штатно.

Для следующей серии опытов были пойманы: птица, белка, волк (или это просто одичавшая собака?) и мелкое парнокопытное очертаниями похожее на корову.

Эксперимент номер три. Белка при попытке подключения наживую также распалась зловонной жижей, как и её мутировавшая родственница.

Эксперимент номер четыре. Птицу перед экспериментом умертвили путем перекрытия дыхательных путей. Труп птицы удалось подключить к Малышке, но при попытке взять его под контроль бедную тушку просто перекрутило и разорвало. Судя по нашим наблюдениям и ощущениям самой Малышки, трупик был слишком хрупким.

Эксперимент номер пять. Мелкое парнокопытное при попытке подключения было живо. Результат тот же — лужа вонючей жижи.

Эксперимент номер шесть. Волк был умерщвлен через удушение. Подключение прошло штатно. Активация трупика повреждения не нанесла, но эксплуатация такого «сосуда» несет в себе ряд минусов. Как ни странно, Малышке «непривычно» звериное тело и она буквально путается в конечностях и не знает как им эффективно управлять. Усугубляет ситуацию то, что это по-факту труп и подключение к Малышке не остановило все соответствующие процессы: окоченение, разложение и пр. Такой тип оболочки применим только для одноразовой миссии, вроде суицид-атаки, экстренной разведки или эвакуации.

Эксперимент номер семь. Найдя подходящий камень, мы с Ан придали ему примерную человекоподобную форму. Подключение прошло штатно. Вселение прошло штатно. Голем двигаться отказался.

— А я говорила, — хмыкнула стоящая рядом жена.

— Ну да, идея тупая, — пожал я плечами, «удаляя» из списка форм этот кусок породы и развеивая его прахом. — Но вдруг бы получилось? Ладно, что у нас по итогу всей этой херни получилось?

— Для нормальной автономной работы твоей игрушке нужно человекоподобное тело, живое, но без души, — подвела итог Антуанетта. — Либо душа не должна сопротивляться заселению, но это не точно.

— Угу, — покивал я головой, осматривая КСВ. — А еще, возможно, подойдет автоматон или любой достаточно сложный андроид. Также предполагаю, что для вселения в нормального гуманоида необязательно выбивать душу или добиваться её согласия. Скорее всего, подойдет как стирание памяти, так и банальный слом личн… Ай! Ан?

— Плохой Андрей, — она еще раз долбанула мне плашмя мечом по макушке. — Плохой. Нельзя просто так стирать или ломать личность. — Бамц! — Плохой Андрей.

— Почему я себя собакой сейчас чувствую, а не мужем? — потирая место удара, пробурчал я.

«Скорее уж подкаблучником», — хихикнула Малышка.

— Потому что по другому до тебя не доходит, — ответила Ан.

— Эх, ладно-ладно, — поднял руки. — Я все равно таким никогда не занимался и заниматься не буду… Ну ладно, почти никогда, — припомнил пару случаев из памяти основы. — В общем, закрыли тему.

Пока занимались этими опытами, прошла уже большая половина дня. Причем параллельно мы еще и остальные свои цели выполнить успели: подразнили налетчиков, оставили несколько явных следов присутствия и след ухода дальше на север. И, судя по активности прочесывающих лес военных, нам поверили на все сто, так что торчать в этой местности смысла больше не было.

Ближе к вечеру мы выбрались обратно к реке, но сильно восточнее нашего лагеря. Там в небольшом овражке в сотне метров от берега и устроились на ночлег. Пока Ан варила на ужин обычную походную кашу с мясом, я принялся за перебор честно спизженных бумажек и тут же сжигал лишнюю макулатуру. Собственно, «лишним» было почти все. Ну вот какой мне сейчас толк от списка премированных сотрудников за последние двадцать лет или смета закупки продуктов десятилетней давности? А из шкафов секретутки примерно такое я и вытащил. Какого хрена вся эта макулатура не была сдана в архив — вообще отдельный вопрос. Разные планы этажей, расстановка караульных, пароли-отзывы для связи с разными военными подразделениями, расписание поставок оружия и запчастей… В общем, дух огня сегодня был доволен. Более-менее интересными были только отчеты разведгрупп уже в период после апокалипсиса и карты местности со внесенными свежими пометками.

Я как раз закончил сортировать и сжигать всю эту хрень, когда Ан разложила ужин по мискам. Даже Мину, который Няйн, перепала свежая рыбка. Вот за едой мы и чесали макушки над разложенной картой, думая над дальнейшим маршрутом. О том, чтобы вернуться на остров и отсидеться там никто из нас даже не заикался — это было слишком… скучно? Мда. Достался же нам от основ неуемный дух странствий и авантюризма.

— Смотри, дальше на востоке расположена деревушка… Хотя нет, это скорее дачный поселок. Как раз на побережье, примерно дня два пути, если неспешным ходом. Или полдня, если пробежимся. Дальше есть еще один мост, можно будет и его проверить.

— Потом на северо-восток, заглянем в этот поселок, — указала Ан на карте. — Не город, должно быть не так опасно. Наберем припасов.

— Потом обратно через мост и вернемся к базе уже по тому берегу, а заодно разведаем обстановку вблизи «стартового города».

— Уху, — кивнула девушка и зевнула. — Кто первый?

— Давай я, — потянувшись до хруста в спине, тряхнул головой. — Тебе палатку или просто спальник?

— У меня свой, — хмыкнула героиня, уже расстилая спальный мешок около костра.

— Окай… — кивнул я и отошел за пределы круга света, а то хрен ты что тогда в темноте разглядишь.

Устроившись у стены оврага, положил винтовку себе на колени и принялся бдить. Ан, кстати, доспехи на время сна все же сняла, но не поддоспешник. Впрочем, не думаю, что это сильно повлияет на её бойцовские качества в случае внезапного нападения… Которого все равно не было. В смысле, я спокойно отдежурил свою половину вахты и, сдав пост, упал на спальник. Сознание отрубилось мгновенно — все же двое суток активной и напряженной беготни свалят с ног даже нас.

* * *
— Чувак, проснись! — кто-то потряс меня за плечо.

— Иссэ? — опознал я голос и кое-как продрал глаза. — Ооох… Меня что, вырубило?

— Ага, — оскалился мой приятель по школе и, по-совместительству, сосед по подъезду. — Нефиг было полночи в онлайне сидеть!

— Ой, не нуди, — отмахнулся от него, вставая со скамейки электрички. — Родаки свалили в командировку на две недели, дай порадоваться маленькому счастью маленького школьника.

— Тц, — покачал он головой и отправился к дверям, так как подходила наша остановка. — Тебе, сука такая, четырнадцать! Как они вообще оставляют школьника одного дома?!

— Я умею быть убедительным, — откровенно оскалился на его негодование и отвесил ощутимый подзатыльник. — А это за суку, мелочь пузатая.

— Да я выше тебя на полголовы! — возмутился блондин.

Вообще, у Иссэ довольно нетипичная внешность для аборигенов: относительно высокий рост для его возраста, развитая мускулатура, голубые глаза и блондинистые волосы.

— Кстати, Анэй! К нам в школу сегодня переводится моя двоюродная сестренка! Тетя наконец вернулась на родину и поселилась поближе к моей маме.

— Так это к ним ты на выходных ходил?

— Ага, — поморщился сосед. — Но лучше бы у тебя завис. Скука смертная! Хотя сестричка ничего такая, веселая. Кстати, наша ровесница, так что вполне может попасть в твой или мой класс. И… ну… внешность у неё такая же.

— Понял, принял, — вздохнул я.

Из-за нетипичных данных Иссэ часто задирали раньше, пока мы не разбили носы всем, кому что-то не нравилось. Кажется, за девочку тоже придется вписаться и как бы не плотнее, чем в свое время за её брата. Мде. Хотя, с другой стороны, мне только радоваться и радоваться — никаких, блин, богов, демонов, апокаляпсисов, пришельцев, нашествий нежити… Четырнадцать лет тишины и покоя. Нормальная семья, дом и увлечения…

Дойдя от остановки до школы, мы с Иссэ разошлись по разным классам. Там привычная и даже в какой-то мере приятная рутина: поболтать с одноклассниками, приготовиться к уроку, повторить по-быстрому кое-какой материал… Блин, сказал бы кто, что я когда-нибудь стану примерным учеником, чуть ли не ботаником (если не считать периодически разбиваемые носы и ломаемые конечности всяких… просто всяких) намотал бы ему кишки на копье… или накурился бы особым дымком. Просто чтоб безумцев в мире не плодилось. Мде.

— Итак, дети, — в класс зашел лысеющий мужичок лет сорока, преподающий математику и являющийся, по-совместительству, нашим классруком. — У нас пополнение. Прошу, зайди, представься. Не стесняйся.

Блин. Нужно будет на перемене зайти к Иссэ, сказать, что его сестричка ко мне попала.

— Пф, — фыркнула зашедшая в дверь особа и я смог рассмотреть её…

И напрягся.

Да не, на хрен. Не может быть. Ни за что. Я не верю!

Она прошла к доске и написала свое имя. И начала говорить спокойным и высокомерным голосом Истинной Леди.

— С этого дня я буду учиться с вами. Надеюсь, что вы будете… эээ… я… с этого…

И замолчала. Зависла. Глядя на меня.

Нет, сука. Только не ты. Только не тут. Только не сейчас…

Я натурально шмыгнул носом. А в следующую секунду всех в кабинете буквально оглушил вопль.

— ЛЫСИИИИИИК!!!

«Эса Лита Фив» — было написано на доске.

* * *
Открыв глаза, я резко сел и огляделся.

Овраг, почти прогоревший костер. Ан неспешно точит меч.

— Плохой сон? — выгнула она бровь.

— Охуительный кошмар, — выдохнул я, вновь падая на спальник.

Это что, блядь, сейчас было?

Глава 27

После того, как я успокоился и засунул поглубже сюжет этого стремного сна, мы с Ан приготовили завтрак, поели и еще раз уточнили маршрут по карте. И уже после этого я достал из кольца рацию.

— Алтарь, это Тень. Прием… Алтарь, это Тень. Прием…

После десятого вызова на той стороне наконец ответили.

— Тень, это Алтарь, — раздался голос Паука. — Вы должны были выйти на связь еще вчера вечером. Куда пропали? Если бы Зи не уверила девушек, что с вами все в порядке, я бы тут повесился от истерик. Прием.

— Были заняты. Сейчас проблема решена, но за периметр никому из вас я бы не советовал соваться. Ближайшие дней десять точно. Прием.

— Принято. Хотя желанием так-то никто и не горит. Какие планы? Прием.

— Прогуляемся еще немного, — хмыкнул я. — На связь будем выходить утром или вечером. Ждите примерно через неделю, будут вкусняшки. Как минимум всякого опасного железа мы уже нагребли на маленькую армию. Но если будут сложности, не тяните с вызовом. Нам до вас добираться от нескольких часов до суток, в зависимости от скорости и расстояния.

— Принято. Алтарь, конец связи.

— Тень, конец связи, — подтвердил я, отключая и убирая рацию. После чего повернулся уже к Ан. — Как двинем?

— Нам есть куда спешить? — выгнула она бровь, поправляя висящий на поясе меч.

— Особо нет, — ответил ей, с хрустом потягиваясь и поднимая с земли Малышку. — Пошли тогда потихоньку…

Ну мы и пошли. Забавное и необычное, наверное, со стороны зрелище, даже для дней-после-конца-света. Высокая фигура девушки в футуристичных доспехах с каплевидным щитом на спине и мечом на поясе. Мужчина в костюме полицейского спецназа, раскрашенном под городской камуфляж, с закинутой на плечо двухметровой снайперской винтовкой впечатляющего калибра. Про последнее старина Фрейд наверно мог бы распинаться долго и со вкусом, мде. Ну и финальным штрихом был маленький серенький котенок, больше похожий на меховой шарик, что весело бежал чуть впереди, периодически отвлекаясь на шуршащих в траве ящерок, мелких грызунов и насекомых.

Путь до вечера был относительно тихим и спокойным. Не считая разок спикировавшей на нас птички. Причем непонятно, мутировала ли она или просто это какой-то местный ебанутый вид. Тем не менее, птаха получила тентаклей в лоб и отправилась в реку, на корм рыбкам, ибо жрать мы это не решились. В остальном же мы с Ан просто шли, любовались пейзажем и иногда болтали ни о чем.

На ночлег встали за два часа до заката. Разбили лагерь на небольшом песчаном пляже, помылись, поймали пару рыбин, сварили уху, поели, связались с базой, а потом я завалился спать — решили чередовать порядок смен. К счастью, сон мне снился обычный и по пробуждению я с трудом мог припомнить даже примерное содержание. Что-то про роботов, кометы и сумасшедшего червяка в скафандре. Проснувшись во второй половине ночи, принял вахту от Ан и отправился бдить. За оставшуюся часть ночи почти ничего не приключилось. Только из леса неподалеку выскочила какая-то зверюга, смахивающая на вепря… величиной с автобус! Впрочем, две пули из Малышки в лоб быстро упокоили монстра, а мы с проснувшейся Ан опять стояли и гадали — это вирус так перекрутил бедную зверюшку, или это местная форма жизни такая. Решили все же загрузить в кулон — покажем на базе, пусть аборигены решают. Там все равно стазис, не испортится.

Дальше все, опять же, было стандартно: умыться, позавтракать, собраться и в путь.

— Может, пробежимся? — спросил я уже через десять минут пути через однообразный пейзаж. — А то что-то слишком… тихо и спокойно. Скучно.

— Можно, — подумав, кивнула Ан.

Сильный разгон мы не брали — двинули легкой трусцой, но даже так это было почти втрое быстрее, чем шагом. Выносливость и сила моего тела позволяли передвигаться таким темпом хоть целый день. Про Антуанетту я вообще молчу — она сейчас по физическим данным примерно на том уровне, когда состоялось знакомство её оригинала с Буревестником. Я сейчас не вспомню точных цифр, но уже тогда она была одной из сильнейших людей того мира, а уж её боевой и жизненный опыт… Мде. Буревестнику очень повезло заполучить такую спутницу. А потом бездарно просрать, угу. Хотя, скорее всего, эту «потерю» подстроила одна хитромордая Смотрящая, как и многое в путешествии моего оригинала, но прямых доказательств нет. Впрочем, даже если бы и были, как-то поздновато предъявлять претензии, да и… не мне. Общая с оригинальным Вестником у меня только память.

До деревеньки, что являлась первым пунктом нашего путешествия, добрались к полудню. И я был прав, это действительно оказался дачный поселок: характерные домики без системы отопления, летние огороды и отсутствие домашней скотины как бы намекали.

А еще тут были зомби, что с хрипом бродили тут и там, стояли посреди дороги или втупую долбились головами в какие-нибудь преграды. К счастью, ходячих было немного.

Осмотрев окраину поселка, мы с Ан одновременно остановили взгляды на стоящей рядом с крайним домом водонапорной башне. Судя по трубам, в неё насосами закачивали воду из реки, а потом уже подавали на полив. Странная система, но не мне судить местных инженеров.

— Залезешь? — уточнила Ан, доставая гарнитуру и закрепляя ту на ухе.

— Залезу, — кивнул я, снимая и передавая ей кулон.

План был прост и очевиден настолько, что озвучивать его не было никакой надобности.

Нацепив на ухо аналогичную гарнитуру, побежал в сторону башни. Рации, к слову, были чуть мощнее, намного компактнее и удобнее, чем мы находили до этого. А еще они были нагло спизжены у военных-налетчиков. Спасибо им за пожертвования в фонд страдающих Фальшивых Вестников…

Лестницы на саму водонапорку не было, зато у неё были опоры, а у меня — весьма цепкие лапки и тентакли, а также большой опыт залезания на всякие высокие штуки. Так что уже через минуту я удобно улегся на крыше огромного бака, имеющей форму сплющенного конуса. Места с лихвой хватало и на меня, и на Малышку в форме КСВ с разложенными сошками.

— В кои-то веки побуду нормальным снайпером, а не хрен знает чем, — невольно хохотнул, доставая из кольца обычный бинокль. — Ты, конечно, извини, но стрелять из этой дуры стоя и едва ли не навскидку — то еще извращение над собой и здравым смыслом.

«Да пофиг, главное, что пользуешься», — хмыкнула Малышка. — «А в кого, когда и как ты из меня палишь — дело десятое!»

— В этом мы с тобой солидарны, — кивнул в ответ, заканчивая осмотр дачного поселка и убирая бинокль. — Рыцарь, прием.

— Слышу тебя, Тень, — ответила Ан, которая как раз неспешно двигалась к первому дому.

— Ближе к центру поселка есть двухэтажный магазин. Судя по пристройкам, он же выполнял функцию склада. Приоритетная цель как для поиска выживших, так и для приватизации добычи.

— Мародерки, — с легким недовольством в голосе поправила Ан.

— Слишком грубо, неприятно и просто неправильно, — невольно покачал головой, хоть она меня и не видит. — К тому же, у этого имущества даже теоретически уже нет хозяев. Если мы не используем товары для повышения шансов собственного выживания, то все это барахло либо бесполезно сгниет, либо поможет кому-то еще…

— Но последнее вряд ли, — со вздохом добавила Антуанетта, снося краем щита голову подвернувшегося зомби и неспешно входя в дом.

Я мог бы попытаться наблюдать за ней через окно, но… Смысл? Моя любимая женушка — бронированная машина смерти, к которой соваться в ближний бой могут рискнуть только очень сильные мутанты… ровно до того момента, когда она обратится к силе Стальной Королевы как её эмблема. Вот тогда тесно станет всем.

А мне вот к божественной мане лезть противопоказано. Хотяяя…

Я осторожно потянул ману Жестокой. Буквально тонюсенький ручеек. Вроде пошло. Вывел над ладонью небольшую капельку. Получилась розовая сфера, размером с рисовое зернышко.

— Так, хорошо… А куда теперь это девать?

«Гениально, блин», — вздохнула Малышка.

— О, идея! — улыбнулся я.

«Нет! Нет-нет-нет!»

— Занимаааательные эксперимеееенты! Опыт номер раз!

Чпок!

«Оооооооооох… Ха… Хаааах… Даааа…»

— Тень, что у тебя там происходит? — раздался в ухе голос Ан, которая явно засекла активность божественной энергии.

— Ничего особенного, — ответил я, с интересом глядя как КСВ окрашивается в розовый. — Просто я выделил энергию Жестокой и засунул её в Малышку.

— Смотри, чтобы не рвануло, — после небольшой паузы ответила она и отключилась.

Ну да, опыта в апостольстве у меня много, причем с самыми агрессивными и разнополярными энергиями, так что Ан в этом плане спокойна.

Закончив «зарядку» Малышки, я с интересом ощупал винтовку. Заряд божественной маны сконцентрировался в патронах, что должно увеличить поражающий эффект и так мощной пушки, плюс небольшая часть рассеялась по всему корпусу, меняя цвет и вроде как увеличивая прочность. Получилось неплохо… если не считать звучащих в голове стонов.

Осмотрев через прицел окрестности домика, который сейчас зачищает Ан, и не найдя там ничего интересного, начал обшаривать поселок в поисках подходящей для испытания цели. Таковая нашлась быстро — один из домов ближе к центру выглядел как-то очень уж подозрительно. Более темные стены, кроваво-красная черепица, серая жухлая трава вокруг, темные окна, зловеще приоткрытая дверь… В общем, практически классический домик из фильма ужасов, где живет какое-нить «Забытое Зловещее Злобное Зло».

— Рыцарь, — наведясь ровно в центр стены этого подозрительного домика, вызвал я жену. — Провожу пробную пристрелку. Прием?

— Поняла тебя, Тень, — Ан как раз закончила с первым домом и направилась ко второму.

Выдохнув, плавно нажал на спуск.

Вжуть! — на доли секунды дуло и цель соединил тонкий розовый луч.

— Жуууть, — протянул я с улыбкой, рассматривая через оптику перекрученный и искаженный дом. Такое ощущение, что его пропустили через блендер, потом вывалили в кучу и придали ей изначальную форму на манер «ну было как-то так, да и пофиг». — Ан, ты видишь?

— Мне дома перекрывают обзор, — спокойно сообщила девушка, снося голову очередному зомби и заходя в третий домик. — Какой аспект?

— Искажение, если я ничего не путаю… — оторвавшись от прицела, вновь осмотрел винтовку. — Силы Древних все же слишком… просто слишком. Одно попадание и хрен тебя что спасет. Ладно, опыт номер два!

Достав из кольца обычный пистолет, так же «капнул» в него силой богини и… понял, что на третий опыт меня уже не хватит — душа «болит», недвусмысленно сигналя о перегрузке. А еще пистолетик с хрустальным перезвоном растворился в розовом дыму. Мде.

— Тут одно из двух, — задумчиво сказал я, поглаживая приклад винтовки. — Либо дело в соотношении объема божественной маны и энергоемкости объекта, либо, что более вероятно, дело в Малышке. В смысле, что слитые с ней вещи имеют повышенный запас прочности, большую энергоемкость и… собственную душу? А есть ли у Малышки собственная душа?

«Эй, я вообще-то тут и прекрасно тебя слышу!» — тут же возмутилась напарница.

— Угу, ага… — отмахнулся от неё, продолжая размышлять уже мысленно, а также переведя внимание на контроль окружения Антуанетты. — Рад за тебя, Малышка…

Вообще, возвращаясь к моей любимой женушке. Я бы предпочел, конечно, быть там внизу, вместе с ней, но толку от меня будет намного больше в данный момент даже не как от снайпера, а скорее как от наблюдателя, который направит героиню в нужную сторону. Нет, моя боевая эффективность была на высоте, а с таким вариантом атаки я вообще могу завалить большую часть целей вплоть до божественного ранга… если они не будут слишком шустрые, конечно. И не будут обладать концептуальной защитой. Или не будут апостолами или жрецами кого-нибудь из Древних. Кхм. Что же касается зомби, то рыцарь в тяжелых закрытых латах с мечом против толпы ходячих будет предпочтительней. И в нормальных-то условиях максимум, на что будут способны эти мычащие выкидыши некромагии, это завалить телами. Буквально. Чтоб перекрыть доступ воздуха и смять защиту весом биомассы. Вот только Ан даже такая тактика ничем не грозит…

— Мутант, — крутящиеся в голове мысли не мешали мне мониторить окружение. — Левее от тебя. На десять часов.

— Не вижу, — коротко и немного разочарованно ответила Ан. — Бей.

Дважды о таком не просят и я просто нажал на спусковой крючок. Оглушительного звука выстрела из крупнокалиберного оружия, как и в прошлый раз, не было, зато был демаскирующий розовый луч и один мутировавший мужик, больше напоминающий двухметровую гору мышц в мясницком фартуке, превратился в… ну… очертания у этого были человеческими. А вот наполнение — фарш из костей, мышц, внутренних органов и ткани одежды. Живым ЭТО можно было назвать лишь условно, просто потому что клетки тканей не успели умереть. Впрочем, осталось им недолго — с чавкающим звуком биомасса осела на землю бесформенной кучей.

В этот момент Ан как раз обошла дом и полюбовалась на результат моего выстрела.

— Против некоторых типов противника это будет не так эффективно, — резюмировала она.

— Пф, — я извлек магазин с оставшимися четырьмя «спец-боеприпасами». — Надеюсь, что нам не встретятся столь отбитые регенераторы… или какая-нибудь «серая слизь». Немного не нашего калибра противники. Продолжаем?

— Уху, — отозвалась жена и ввалилась в следующий дом.

Вытащив из магазина патроны с зарядом божественной маны, скинул их в кольцо, а на освободившееся место забил обычные патроны. Просто в данный момент такая мощь избыточна, а штамповать такие «пульки» в промышленных масштабах я не могу. Так что пусть лежат в стазисе, а если понадобится, то всегда можно отщелкнуть магазин и зарядить спец-патрон напрямую через скользящий затвор — конструкция винтовки такой трюк позволяла.

— Надо будет попросить Ан и Синьку зарядить патроны маной Стальной и Нивьен. Интересно будет посмотреть на результат…

«А я так и осталась розовой», — тихонько хныкала в астрале Малышка.

Глава 28

— Подхожу, — коротко доложила Ан, неспешно вышагивая к центральному магазину.

— Вижу, — я через оптику винтовки осматривал окна строения, но из-за солнечного дня они слишком сильно бликовали. Однако стекла были не везде… Скорее в большей части окон их как раз и не было. — Несколько ходячих на первом этаже. На втором ничего…о, засек движение. Выжившие… Одна, две, три… Ушли вглубь помещения. На вид не сильно истощенные. Только грязные.

— Видимо их зажали на втором этаже.

— И не попытались выбраться? Хотяяя… Еда там должна быть, вещи первой необходимости тоже. А выбраться из деревни… Сколько ты мутантов прирезала?

— Пятерых, — ответила Ан, уже входящая в двери магазина. — И ты троих прикончил.

— Угу. Милая, ты только это… шлем не снимай. А то вспоминая статистику местных спасенных…

— Я поняла, буду осторожна, — хмыкнула героиня, окончательно скрываясь из моего поля зрения.

Ну да, у нас процесс взаимодействия с выжившими, который кончается на «все будет хорошо» как-то катастрофически мал. Сплошные сумасшедшие и суицидники.

— Кстати, о суицидниках, — улыбнулся я, глядя через прицел как вслед за Ан в магазин забежал опасливо озирающийся серый котенок. — Интересно, этот комок шерсти доживет до телепорта? Хотя, если у него благословение Волчицы, то удача должна быть как у героя какой-нибудь китайской новеллы… Хм, а это хорошая мысль! — нажал на гарнитуру. — Ан, дорогая, если попадется книжный отдел, греби все. Потом разберемся.

— Принято.

«Зачем тебе эта макулатура? На привале нечем заняться?» — чуть ворчливо спросила Малышка.

Ну не нравится ей новая расцветка. Зато у меня в последнее время появилась какая-то странная тяга к розовому. Мде. Жестокая, это слишком жестоко.

— Не только макулатура для домохозяек, — хмыкнул я. — Но и носители знаний цивилизации. Математика, физика и химия практически во всех мирах работают по одним и тем же принципам. Механика, агрономия, биология, философия, логика, хирургия, фармацевтика… Я не попаданец-прогрессор, да и переводить эти книги нужно будет, но если в «новом мире» найти несколько толковых людей, вручить им нужные знания и возможности, а потом проконтролировать, чтобы все как обычно не пошло по одному месту, то лет через сто-двести можно рассчитывать на вполне сносные условия жизни даже в античной эпохе… Ну и да, почитать на привале какую-нибудь книжку я тоже не откажусь.

Часа полтора было тихо. Я лежал на крыше водонапорной башни, парился под лучами солнышка, смотрел на деревеньку своими глазами и через оптику осматривал двухэтажное здание магазина в поисках следов изменения ситуации. Пару раз через окна замечал Ан, которая катком проходилась по торговым павильонам и вырезала немертвых, попутно пылесося в кулон все мало-мальски полезное.

Чтобы не начать со скуки палить зомбям по головам постоянно напоминал себе, что снайпер должен быть терпеливым. К счастью, моя «гордость скрытника» была солидарна с этим. К несчастью, привычки бойца прорыва требовали бежать вперед и рвать всех зубами.

— Ээээх, тяжело быть мной.

«Да? А как насчет поменяться местами? Я с радостью уступлю тебе тело розовой снайпы!»

— Молчи уж, — щелкнул её по прикладу. — А то и остальные воплощения пройдут процедуру укрепления божественной маной.

Наконец Ан показалась из дверей магазина. И не одна. За ней следовало пятеро людей: женщина лет сорока, две особы от двадцати пяти до тридцати лет и две девочки-близняшки старшего школьного возраста. Бабский отряд уже сам по себе вызывал во мне чувство обреченности, так еще и личности подобрались столь «колоритные», что возникло острое желание перестрелять их прям отсюда, а не страдать добровольно этим геморроем с грецкий орех размером. К сожалению, Ан и зачатки моей совести этого не оценят. Как и спящий глубоко в подсознании озабоченный любитель сисек. Ладно, по-порядку.

Старшая женщина, несмотря на возраст, имела довольно аккуратную и стройную фигуру с небольшой грудью, строгое каре платиновых волос и весьма высокомерное выражение породистого лица. Одета она была в свободные кроссовки, свободные брюки, серую рубашку с закатанными рукавами, спортивные перчатки без пальцев и жилетку. Роста в ней было действительно много — она почти догнала Ан в доспехах. В руках женщина держала обычную алюминиевую биту со следами крови, а за спиной несла вместительный туристический рюкзак.

Две другие женщины были либо охранниками, либо охотницами, либо усиленно под них мимикрировали: полные камуфляжные костюмы с самодельным бронированием в виде каких-то нашивок на руках и ногах, солидные охотничьи ножи на поясах, разгрузки с патронами и по ружью-вертикалке в лапках. За спиной каждая так же тащила по рюкзаку. Фигурки оценить не мог из-за мешковатых костюмов, но точно не толстушки и не худышки, а вот мордашки — загляденье. Обе зеленоглазые брюнетки с похожими чертами лица, у одной волосы подлиннее и собраны в аккуратный хвостик, а вторая стрижена более коротко, «под мальчика».

Ну и школьницы… Школьницы… Блин.

Итак, няшки-близняшки лет пятнадцати-шестнадцати. Низенькие — метра полтора росточком. Высокие черные ботфорты с толстыми подошвами, украшенные хромированными шипами. Коротенькие черные джинсовые шортики, из-под которых сверху на талию были задраны тоненькие резинки черных же стрингов. Короткие топики, подозрительно похожие на спортивные лифчики, кое-как прикрывали объемные сисяндры размера эдак… Четвертого? Или пятого? Укороченные в талии кожаные курточки, украшенные шипами и цепями. Миленькие личики, хвала Жестокой, без пирсинга, чего с такими нарядами подсознательно ожидаешь. Зато вот глазки у них были подозрительно красненькие, а черные длинные шевелюры, уложенные в прическу «во славу Макаронного Монстра», также изобиловали многочисленными крашенными прядями алого, розового, белого и кислотно-зеленого цветов. «Оружие» этих неформалок вызвало у меня кратковременный ступор: по пачке бумажек с символами, подозрительно напоминающими таковые у японских экзорцистов-оммёдо. Рюкзачки девочек были под стать внешнему виду: относительно небольшие, черные и с хромированными шипами.

— Рыцарь, прием? — вызвал я Ан, задумчиво поглаживая спусковой крючок Малышки.

— На связи, — ответила девушка.

— Можно я их пристрелю? Пожалуйста.

— Нет, — строго сказала моя жена, но делать какие-то движения не стала. Так доверяет или же эти девицы сами у неё не вызывают желания защитить?

— Жаль, — вздохнул в ответ. — Тогда двигайтесь в сторону восточного края дачного поселка и выдвигайтесь дальше по дороге. Я вас прикрою до выхода, а потом догоню.

— Принято, — хмыкнула девушка и отключилась.

Я наблюдал через оптику винтовки, как она начала что-то объяснять своим новым подопечным. Те смотрели на неё… странно. Восторженно. Даже слишком. Я поймал себя на мысли, что с каким-то интересом наблюдаю через перекрестье глаза одной из близняшек, словно ожидая появления в них мультяшных сердечек… или пулевого отверстия. У меня после «Лиззи» стойкое недоверие к таким вот личностям.

«Стреляй! Вышиби им мозги! Во славу Слаанеш!»

— Ебтурхуйжопа! — я чуть не выронил винтовку. — Ты, сука розовая, хоть в курсе о ком лепечешь?!

«Неа», — хихикнула Малышка. — «От тебя как-то услышала, понравилось звучание имени».

— Кхм… На хрен! Просто на хрен! Не поминай эту ересь, а то еще отзовется и будут у нас тут жесткий БДСМ с элементами гурятины и зомби с розовыми тентаклями.

«Ой, да ладно», — как-то обиженно-испуганно буркнула напарница, умолкая.

Блин, вспомнила же… Так, а я ведь сам в розовом ошейнике, да и с тентаклями… Кхм. Не-не-не! Не могла Жестокая послужить прообразом для ЭТОГО. Нафиг такие размышления!

В выводе новых подопечных Ан из поселка мне пришлось принимать более активное участие, чем в прогулке самой жены — девушки оказались не то чтобы совсем беззащитными, но против толпы немертвых они не котировались. Так что к радостным визгам Малышки я отстрелял около полусотни патронов и даже один спец-боеприпас на выскочившего из внешне цивильного белого домика мутанта пришлось потратить. Зато потренировался не только в стрельбе на дальние дистанции, с чем у меня оказалось на удивление неплохо, но и в скоростном заряжании магазинов с помощью тентаклей и дозарядке ими же патронов напрямую через затворный механизм.

Наконец девушки покинули пределы дачного поселка, Ан зарубила последних севших им на хвост ходячих и я смог сесть, потянуться и спокойно выдохнуть. Заодно убрать в кольцо два уже снаряженных запасных магазина, которые держал щупальцами. Надо будет все же сказать Жестокой за этот подгон спасибо — хоть и выгляжу как потомок какой-то хтонической жути нетрадиционной сексуальной ориентации, но как вспомогательный инструмент тентакли очень полезны. Только сильно мозги напрягает контролировать разом больше двух отростков.

Сменив КСВ на более компактный ПП, быстро слез с башни и потрусил в обход поселка — все же находился я с другой его стороны от жены и её подопечных. Особых проблем такой маневр не вызвал, потому как перемещался я намного тише и быстрее шестерых девушек, а любого дернувшегося в свою сторону зомби встречал тройкой пуль в голову. Кстати, я ожидал, что у подножия башни скопятся немертвые, все же выстрелы практически из противотанкового ружья — это ни хрена не подрыв петарды, но… Видимо звук был СЛИШКОМ сильный. В том плане, что становится затруднительно определить направление из-за громкости и многочисленных отражений звуковых волн от земли и домов. Это как с раскатом грома — вроде он есть, но откуда идет без молнии хрен поймешь.

Обогнув деревню, я влез на одиноко стоящее у дороги дерево и, вновь сменив форму Малышки, через оптику винтовки осмотрел округу. Ничего особо опасного не заметил. Ан с «выводком» тоже не прятались — она продолжала тащить усталых и беспокойно озирающихся девушек дальше по дороге.

— Рыцарь, прием.

— Слышу тебя, — ответила жена, не останавливаясь.

— Я выбрался, вижу вас. Продолжайте движение, нужно увести твоих подопечных подальше от этого рассадника тухлятины. Как совсем выбьются из сил, разбивайте лагерь. Я пока смотаюсь дальше по дороге, разведаю путь до моста.

— «Моих подопечных»? — хмыкнула девушка.

— Ну ты же их подобрала? Вот тебе и возиться. Тем более, учитывая как они на тебя смотрят, начинающая, блин, гаремодержательница. Все, конец связи.

— Принято, конец связи, — в голосе Ан слышались сомнение и недовольство, но… Куда она нафиг денется?

Очередная пересменка формы Малышки и вперед, навстречу приключениям! Вообще, я бы не отказался постоянно бегать с КСВ, но… почти два метра длины и пятнадцать кило веса — это не только солидно, но и крайне проблемно в плане транспортировки.

Путь себе определил не по дороге, идущей вдоль берега реки, а метрах в двухстах в стороне, под прикрытием высокой травы, кустов и редких деревьев, выходящих за границу лесопосадки, начинающейся еще метров через сто в сторону. Догнал и обогнал девушек я примерно минут за пятнадцать, в процессе чего засекла меня только Ан и то лишь благодаря нашей связи — есть чем почесать свою гордость скрытника.

То, что разведка будет не простой формальностью, мне упорно нашептывала чуйка. Впрочем, даже без её свербения пониже спины я все равно рванул бы вперед — богатый опыт Буревестника включал в себя и те моменты, когда несмотря на молчание интуиции жопа все же накидывалась на него с целью как минимум откусить голову, а то и затянуть в свои глубины его целиком, вместе с окружающим пространством… Но не о том сейчас.

Посреди дороги стоял автобус. Ярко-желтый школьный автобус с пятнами засохшей крови на бортах. Окна у него тоже были порядком заляпаны кровью… изнутри. Что уже настораживало.

Закинув автомат за спину, я достал из кольца Меч Света и, осторожно подкравшись к более-менее чистому окну, заглянул внутрь салона. Картина ожидаемая, из серии «кровь-кишки-распидарасило»: весь салон заляпан засохшей кровью, завален окровавленной одеждой, кусками мяса и потрохов. Трупы разной степени обглоданности прилагались. Как и виновник сей картины — сидящий в углу мутант. И, казалось бы, ситуация ясная: монстр догнал автобус или же кто-то из пассажиров мутировал уже внутри, после чего разорвал и сожрал всех в зоне доступа. План действий тоже незамысловатый: кинуть внутрь шумовуху, после чего залить мечущуюся тварь длинной очередью из автомата и добить мечом, если будет мало. Вот только все не всегда бывает именно так, как выглядит.

Вздохнув, я постучал рукоятью деактивированного меча по стеклу. Мутант тут же распахнул золотистые глазищи и встретился со мной взглядом.

— Выходи давай, — кивнул в сторону двери. — А то я внутрь не полезу. Отсюда слышу этот невероятный аромат. Бе. Как ты там только сидишь?

Отойдя метров на десять от автобуса, чтобы не дышать тухлятиной когда дверь откроется, я сел на травку в как можно более спокойную позу, убрав все оружие, кроме рукояти меча. Все равно активировать клинок или вытащить из кольца ПП занимает доли секунды. Наконец двери автобуса со скрипом открылись — механизм не работал из-за заглохшего мотора, так что мутанту пришлось использовать руки с внушительными коготками. Нерешительно потоптавшись на месте, «кровожадный монстр» выбрался наружу и встал на полпути между мной и автобусом.

— Мдааа… — протянул я, разглядывая это «чудо». — У богов определенно есть какие-то фетиши.

Полтора метра ростом, порванная и заляпанная кровью одежда, когда-то бывшая майкой и короткой юбкой с гольфиками, бледная кожа, полностью черный белок глаз со светящейся золотой радужкой, последние фаланги на пальцах плавно переходят в пятисантиметровые загнутые когти, а челюсть чуть деформирована от набора солидных кусалок. В остальном же — «обычная» девочка лет тринадцати. И не «легальная лоли», а самая настоящая — только-только начавшая формироваться фигурка достоверно на это указывала.

— Я… Это… — попыталась она что-то сказать, но я её перебил.

— В автобусе осталось что-то тебе нужное?

— Н… нет, — покачала она головой и показала пальцем в сторону трех свежих могилок. — П… подруг я похоронила. А от э… этих мне ничего не надо!

— Хорошо, — кивнул на это, поднимаясь на ноги. — Скоро должна подойти моя жена со своими подружками и я сдам тебя им. А пока… пошли к реке, нужно привести тебя в нормальный вид, а то пока ты вызываешь желание либо бежать прочь быстрее собственного визга, либо отстреливаться до последнего патрона.

— П… пошли…

Глава 29

— Йо, — поднял я руку, сидя на придорожном камушке.

Вообще, со стороны это должно быть довольно пафосное зрелище. Эдакий «Усредненный Мужик» с недельной щетиной, в форме полицейского спецназа, с двухметровой розовой (!) Пушкой на коленях, пистолетом с глушителем в руке, травинкой-колоском в зубах и Суровой Няшкой-Мутантом за спиной. Я старался. Даже камушек приволок. И свою найденку переодел в запасную футболку, подвернутые и сильно утянутые ремнем армейские штаны и камуфляжный маскхалат. Сапог на неё не нашлось, но они особо и не нужны были — кожу этой девочки сейчас не всякий нож пробить может, не то что дорожные камушки.

— Андрей, — шагавшая впереди своих подопечных Антуанетта сняла шлем и оглядела меня строгим взглядом. — Это кто?

— Пополнение к твоим няшкам-потеряшкам, — хмыкнул я, ловя настороженно-неприязненные взгляды спасенных девушек. — Оооо, феминизм цветет и пахнет. Кажется, я знаю почему в составе группы не было ни одного мужика.

— Ты еще кто? — тут же выступила вперед старшая баба с битой. — Антуанетта, это твой знакомый?

— Это он вас прикрывал, — спокойно ответила она. — Мой муж. И Хозяин.

Лицо — это рука. Рука — это лицо. Приятного знакомства.

Одна фраза этого скрытого тролля в доспехах практически вызвала подрыв пуканов у девушек. По крайней мере две «охотницы» эдак ненавязчиво перехватили ружья. Чтобы сподручней было влепить мне в рожу заряд дроби. На их действия из-за моей спины неожиданно раздалось тихое угрожающее шипение.

Зашибись. Теперь сбагрить мутанточку в ручки Ан не получится — либо она её «гарем» порешит, либо они её. Но я больше в первый вариант верю. Ну а то, что они хотят прикончить своего спасителя, то… я уже давно не верю в благодарность и адекватность людей этого мира. Зато верю в их короткую память и глобальное распиздяйство. Мдя.

— Так, воинствующие феминюги, или вы сбавите агрессию, или я набью вам мордашки и мы с Ан и Коготком пойдем дальше, но уже без вас.

— Да что ты… — продолжила было возмущаться старшая в их группе, но… Заткнулась. Просто потому, что ей в лицо уставилось широкое дуло Малышки, которую я с демонстративным щелчком снял с предохранителя. Антуанетта, на которую женщина бросила испуганный взгляд, уже надела шлем, вытащила меч и демонстративно встала между мной и «охранницами», которые нервно сжимали ружья. — Так… Кажется, мы не с того начали.

— Да что вы таки говорите? — я все же закинул винтовку на плечо, перестав тыкать дулом собеседнице в лицо. — Так, Ан, ты им ничего не объясняла?

— Нет, — коротко ответила моя женушка.

— Мда, опять она врубила режим молчанки… — покачал головой и коварно улыбнулся. — Вот только хрен тебе, родная. Ты их спасла! Ты с ними и возись! А у меня вон, Коготок на шее висит.

— Она кто? — все же уточнила Антуанетта.

— Мутант, как видишь, — пожал я плечами. — Обнаружил вон в том автобусе, среди кучи трупов самой бандитской наружности, на брошенном в углу матрасе. Очень, знаешь ли, интересные мысли вызывала та картина, да и девочка сразу не кинулась, а вполне себе связно заговорила…

— Но она мутант! — подала голос все та же тетка, покрепче сжимая биту. — Монстр!

— Она-то? — я чуть наклонил голову к плечу. — Она просто слегка модифицированный человек. Нужно будет только проверить насчет заразности и поправить, а то не хочется с собой дальше тащить этот ваш вирусняк… А насчет монстров, то мы с Ан намного больше подходим под это определение. А вообще, все. Идите на хуй, золотые рыбки! Дорогая, мы двинули вперед, к мосту. Если понадоблюсь — звони.

Антуанетта посмотрела на меня, обернулась на девушек и даже через доспехи был слышен её обреченный вздох. Сняв шлем, она потянулась к кулону.

— Оставь пока себе, — покачал я головой. — У меня есть хороший запас, а тебе сей табор еще защищать-обеспечивать. Только сильно не потакай своему «героическому прошлому», помни об алтаре.

— Но… — она вновь посмотрела на греющих ушки девушек.

— Я не пущу на базу ненадежных людей, — покачал головой, вставая с камушка и отряхивая штаны. — Сама понимаешь.

— Уху…

Со вспышкой сменил винтовку на автомат, чем заработал широко распахнувшиеся шокированные глазки от спасенных, махнул рукой Коготку и легкой трусцой побежал вперед по дороге. Девочка не отставала и легко держала заданный темп, а когда мы свернули с дороги в сторону высокой травы и кустов, то ей стало даже как-то легче двигаться. Явно инстинкты заработали. Хотя вот легкости и бесшумности шага ей это не добавляло. Ну хоть не неслась сквозь кусты как носорог… или Антуанетта.

Ближе к вечеру я вновь завернул к дороге и, перейдя её, начал искать место для остановки. Подходящий пляж нашелся быстро — мягкий песочек, чистая заводь, небольшая рощица рядом, где можно собрать веток для костра, остатки старого костровища, обложенного камнями… Вообще, как я посмотрю, эта речка была довольно популярным местом для отдыха и за чистотой береговой линии государственные службы хорошо следили. Ну, или тут народ был намного более чистоплотным, чем на далекой родине оригинала.

Всю дорогу девочка молчала, а я не пытался её разговорить — берег дыхалку, да и вообще она не показывала желания что-то обсуждать. Тут тоже Коготок молча притащила охапку хвороста, пару больших полешек и так же молча взяла протянутое полотенце и пошла мыться, пока я занимался ужином. Кстати, уходит подальше, кричать, чтобы я не подглядывал или вообще хоть как-то возмущаться моим присутствием рядом с обнаженной школьницей, плещущейся в реке, девочка даже не пыталась. С одной стороны, это можно было списать на изменения психики за счет преображения организма, а с другой — сбрасывать пережитое со счетов тоже не стоило. Вряд ли толпа здоровенных мужиков вызвала у девочки желание убить их просто за то, что те не поделились обещанной мороженкой. Скорее, как раз поделились и эта «мороженка» ей совсем не понравилась. Как и её подругам…

— Жизнь та еще сука, — вздохнул я, помешивая уже порядком поднадоевшую кашу с мясом.

Ну а что делать, если это единственное более-менее адекватное блюдо, которое в походных условиях готовится быстро, легко и при этом отлично утоляет голод.

«Это ты говоришь астральному паразиту в теле розовой винтовки? Или девочке-мутанту, пережившей конец света?»

— Да обоим, если честно.

— Ммм? — Коготок как раз выбрала этот момент, чтобы подойти к костру. — Обоим?

— Вот это вот, — постучал я пальцем по прикладу лежащего рядом автомата, — моя напарница, Малышка. Фактически, это невидимый астральный карман, к которому я могу привязывать некоторые вещи, что становятся её физическим воплощением. Также она имеет неплохой интеллект и может общаться со мной в качестве «голоса в голове». Ну а если это объяснение кажется тебе слишком странным, то просто можешь считать меня шизофреником.

— Ясно, — пожала плечами златоглазка и замолчала, кутаясь в маскхалат.

Достав пару мисок и ложки, я с некоторым сомнением посмотрел на котелок.

— Ты вообще как, всеядная? — поинтересовался у девочки.

— После… превращения… — из-за клыков говорила она неспешно и как-то неуверенно. — Я пробовала обычную… еду. Из запасов. Было но… нормально.

— Окей, — кивнул, раскладывая порции. — А то если бы ты ела только человечину, это было бы… проблемно.

— Убил… бы? — тихо спросила девочка.

— Нет, Коготок, — со смешком передал ей тарелку и, не удержавшись, потрепал по черным, с ранней проседью, волосам. — Запомни простую вещь. Нет ничего невозможного. Вопрос лишь в приложенных усилиях и обстоятельствах. Поправили бы твою «проблемку». Пусть не сразу, возможно, через жопу, но поправили бы.

— Пф, — девочка с чего-то закатила глазки и принялась за еду. Судя по скорости исчезновения кашки и довольству на моське, никаких проблем с человеческой едой у неё действительно не было. — Так… какие планы?

— Кстати, да! — встрепенулся я, устраивая тарелку на коленях и освободившейся рукой начав домогаться гарнитуры. — Рыцарь, прием.

— Тень, — в обычно спокойном голосе моей жены слышался упрек с изрядной долей раздражения.

— Как успехи на поприще межличностных взаимоотношений в дружном женском коллективе?

— Ужасно, — все так же коротко ответила она. — Но… я решу проблему. Завтра. Так или иначе.

— Знаешь, это прозвучало жутко, — честно признался я. — Ладно, у меня все тихо. По дороге никаких препятствий не встретил. Завтра к обеду буду на мосту, там планирую тебя дождаться. Если будет что-то интересное — сообщу. Сейчас выйду на связь с Алтарем. Если не свяжусь с тобой повторно, значит у них тоже все нормально. Прием.

— Принято. Конец связи.

— Угу, давай, — все же не особо я люблю всю эту хрень с правилами радиосообщения. По-началу прикольно, конечно, а потом подбешивать стало. Достал из кольца более мощную рацию. — Алтарь, это Тень. Прием? Алтарь, это Тень. Прием?

— Алтарь на связи, — сейчас, видимо ради разнообразия, отвечала Миранда. — Есть что нового? Прием.

— Обшмонали небольшой дачный поселок, нагребли ништяков. Рыцарь спасла оттуда мини-гарем на пять баб, теперь возится с ними и тащит к следующей нашей точке. Я такой радости выдержать не смог и сбежал вперед. Нашел себе миленькую девочку-мутанта. Отмыл, накормил, назвал Коготком. Она просто лапочка. Особенно по сравнению с «гаремом». Теперь сижу, слушаю скрип зубов Рыцаря через рацию и радуюсь жизни. Как дела на базе? Прием.

— Ээээм. Весело там у вас. У нас все тихо. Скоро со скуки начнем чудить. Прием.

— Ясно, думаю один из пунктов нашего маршрута можно вычеркнуть, учитывая «прибыток», так что возможно вернемся раньше. Убережем базу от чудачеств. Конец связи?

— Ага. Конец связи.

Отключив рацию, убрал её в кольцо и задумчиво дожевал кашу вместе с Коготком. После чего мы помыли посуду и поставили греться воду для чая. И уже потягивая крепко заваренный зеленый сбор с сахаром, я наконец нарушил тишину.

— Значит так, Коготок. У тебя есть еще примерно неделя, чтобы решить, останешься ли ты…

— Останусь, — твердо ответила она.

Я прикрыл глаза и тяжело вздохнул. Впрочем, чего еще можно было ожидать? Как-будто у оригинала не так было? Да и, если рассуждать логически, куда ей идти-то в таком мире и с такой внешностью?

— Ладно, мелкая. Хрен с тобой. Как и остальные Пресвятые Корнеплоды… Значит, так. Сейчас у нас ночевка, а с утра мы продолжим двигаться дальше вдоль речки, до моста. Там, как ты слышала, ждем Антуанетту и тех… кто выживет и не сбежит быстрее собственного визга, когда у неё кончится терпение.

— Она показалась мне… очень… спокойной, — с сомнением заметила девочка. — И доброй.

— Поверь, внешность обманчива, — хихикнул я. — Я не удивлюсь, если она появится прямо сейчас, оставив трупы этих идиоток под каким-нибудь кустиком в виде тщательно отбитого мяса. Но с другой стороны, если не капать ей на мозги и не бесить, то Ан действительно будет крайне спокойной и ответственной девушкой. Ну, пока дело до постели не дойдет… Кхм. Ты этого не слышала. Так вот. После осмотра моста мы перебираемся на тот берег либо по нему, либо вплавь. А там движемся в обратную сторону, делая сильный крюк с заходом на окраины города. Нужно их прошерстить на тему всяких полезностей и ценностей. Ну и после этого финальный рывок к базе, откуда через два десятка дней наш небольшой отрядик отправится в очень далекое, но очень быстрое путешествие. Туда, где нет бродящих по городам зомби и мутантов, зато есть приключения и собственные опасности…

Я замолчал и резко вскочил с места, поймав начавшую заваливаться на бок тщедушную тушку девочки. Она уснула прямо сидя. Мде. Достав спальник, уложил в него так и не проснувшуюся мелкую, после чего сел допивать чай.

«Кажется, кому-то дежурить всю ночь», — ехидно заметила Малышка.

«Не скажу, что меня это пугает», — пожал в ответ плечами, глядя на постепенно загорающиеся звезды…

* * *
Они медленно двигались по кругу. Не сводя с оппонента слега расфокусированного взгляда, который улавливал малейшие изменения в позе, дыхании, положении пальцев… Это незримое противостояние продолжалось уже две минуты. Ни одна из сторон не решалась атаковать первой. Вернее, они не могли довести атаку до стадии, собственно, атаки — лишь один замышлял удар, как второй тут же перекрывал этот «путь», готовя контрудар… и так по-кругу.

А тем временем вокруг собралось уже прилично зрителей, часть из которых недоумевала, часть просто наблюдала за бесплатным шоу, а часть, самая малая, откровенно наслаждалась и была в предвкушении развязки…

Наконец, первым сделал ошибку мальчик. Он чуть повернул ногу, но не для атаки, а для… отступления. Краткий миг слабости. Но невысокая блондинка в прямоугольных очках воспользовалась этим по полной!

— Терья!

Взметнулись два длинных хвостика блондинистых волос. Рывок был быстр. Настолько, что её хоть сейчас можно было отправлять на мировые соревнования. А ведь она могла еще быстрее, но… не на публике же?

— Хм!

Вот только вместо паники на лице мальчика отразилось торжество. Швабра со свистом прокрутилась в руках и обрушилась на приближающуюся макушку словно разящее копье древних героев! Однако… девочка была готова. Не замедляясь, она чуть сместилась вбок, одновременно принимая удар на предплечье и переводя его в скользящий тип, гася тем самым большую часть сокрушительной мощи. Да, рука противно заныла, обещая хозяйке солидный синяк, но оно того стоило. Со столь неподходящим «оружием» как швабра, мальчик банально ничего не успевал сделать и был вынужден отпустить древко, переходя на рукопашный бой… в котором все преимущество оказалось на стороне «хрупкой и изящной девушки».

Первый удар в живот он заблокировал открытой ладонью, тихо охнув от его силы, что буквально подбросила тело мальчика на пару сантиметров вверх. В следующий миг блондинка схватила за шиворот лишенного опоры школьника и просто перекинула через себя, с глухим стуком впечатывая его в газон и выбивая тем самым весь воздух из легких. Впрочем, боль и отсутствие кислорода не помешали бы ему подняться, зато вот поставленная на грудь изящная ножка, недвусмысленно давящая острым каблучком на солнечное сплетение — очень даже мешала.

— Сдавайся, Злобный Лысый Монстр! Я победила! — разнесся над импровизированным рингом звонкий голосок блондинки.

— Кхааа… — сипло выдохнул мальчик. — Хорошо-хорошо… Черненькие…

— Агась! — гордо вскинула школьница подбородок, но ножку все же убрала.

— Вес-Ан Анэй! — раздался строгий женский голос, от которого все зрители тут же прыснули в разные стороны, спеша оказаться на безопасном расстоянии. — Эса Лита! Опять драка?! Да сколько можно?!

— Это не драка, а клубная деятельность, — спокойным голосом ответила блондинка.

Вообще, стоило ей повернуться в сторону подоспевшего завуча, как с её поведением и даже внешностью произошли разительные перемены. Не было больше той яркой дурашливой улыбки, сияющих детским задором глаз и непринужденно-раскрепощенной позы. Была строгая и до дрожи холодная юная красавица, способная опустить собеседника в дерьмо одним лишь презрительным взглядом. И хоть вся школа за последний год регулярно видела обе её «ипостаси», но «Солнечная Фив» появлялась только в общении с Анэем. Поначалу девочку попытались отправить к школьному психологу, но после третьей беседы бедолага уволился и сам ушел лечиться. Обращения к родителям обоих детей тоже не возымели никаких эффектов, просто потому, что… те не видели проблемы. Наоборот, обрадовались и уже через три месяца учебы учителя с шоком узнали о помолвке двух школьников по старым традициям. «Наконец-то наша девочка нашла своего принца, так что просто не мешайте», — вот и все, что администрация смогла добиться от буквально рыдающих от счастья членов семьи Эса. В общем, пришлось учителям махнуть на ситуацию рукой, тем более, что мальчик особых проблем (кроме периодических избиений хулиганов) не доставлял и вообще был одним из лучших учеников по успеваемости, а девочка… Ну, Фив — едва ли не признанный гений, перевод которой в это учебное заведение встречали практически фанфарами.

— Клуб свободных боевых искусств, — устало потерла веки завуч. — В который раз задаюсь вопросом, как вы двое вообще протащили его создание, тем более с такими… кхм… правилами?

— Я не обязана отвечать на этот вопрос, — холодно ответила Фив.

— А мой ответ не изменится, — помахал рукой все еще лежащий на газоне Анэй. — Лучше не знать. Я вот узнал. И мой мир никогда уже не будет прежним. Впрочем… — он покосился на свою подругу и нервно хихикнул. — Впрочем, он в любом случае был практически уничто…

Что именно произошло дальше, завуч поняла лишь много после. Вспышка, оглушительный грохот, полетевший кувырком мир и вот она уже пытается собрать мысли в кучку, лежа носом в траве… вжатая туда телами двух школьников.

— Что… — попыталась она приподняться, но хрупкая ручка девочки с немалой силой вдавила её лицом в землю.

— Не надо, — холодно сказала Фив и совсем уже другим голосом поинтересовалась у своего парня. — Лысииик, что делать будем?

— А я, блин, знаю? — змеей прошипел спешно соображающий школьник.

— Ты всегда все знаешь, — тут же возразила девочка. — А я так, слабая хрупкая жертва… хи-хи… безумных страстей.

— Ох, Древнейшая… А так жизнь хорошо начиналась.

— Да что… — вновь попыталась поднять голову завуч и… в этот раз ей это позволили. Предварительно пробормотав что-то вроде «мы предупреждали». — О, Боги…

Дымящиеся руины школы. Изломанные тела детей. Начинающийся пожар. И фоном для этого огромный пылевой гриб на половину горизонта с характерными алыми прожилками «M2-бомбы» — неядерного «чистого» оружия…

Гл��ва 30

Антуанетта сидела перед костром и с грустью понимала, что у неё появилась проблема. Целых три проблемы. У них даже имена есть: Лорейн, Хишина и Рунрун. И, как и многие «проблемы с именем», они имеют простое и быстрое решение. Вот только «простое» — это не значит «правильное».

«Пошутила, блин», — тихо вздохнула героиня. — «Или это, скорее, привычка? Нет, про мужа — это правда. Пусть конкретно мы без соответствующих ритуалов супругами не являемся, но оригиналы связаны настолько прочно, что эта связь проецируется и на нас, давая полное право на такое толкование. Даже сейчас я отлично ощущаю состояние Андрея и направление к нему. Даже мысли с намерениями уловить могу, если напрягусь. А вот про «хозяина» — это уже точно привычка. Или шутка? Не уверена. Впрочем, разбираться в себе сейчас не время. Нужно разобраться с проблемами внешними».

Антуанетта прикрыла глаза, настраиваясь на непростой разговор, который по-любому приведет к непростому решению. Впрочем, когда в её жизни все было просто?

Открыв глаза, она осмотрела собравшихся вокруг костра девушек. Немолодая платиновая блондинка с хмурым и сосредоточенным видом мешала еду в походном котелке, периодически бросая странные взгляды на саму героиню. Две зеленоглазые охотницы о чем-то негромко переговаривались чуть в стороне, не забывая следить за окружением. Девочки-близняшки сидели от охотниц по другую сторону костра и слева от самой Антуанетты, сосредоточенно раскладывая на небольшом куске черной ткани какие-то карты. Это был уже третий расклад, на который они дружно хмурились и, периодически тыча в карты пальцами, тихо, но очень эмоционально друг другу что-то доказывали.

— Утром я ухожу за своим мужем, — начала говорить героиня, но её резко перебила Лорейн.

— Да зачем он тебе?! — блондинка до скрипа сжала ручку половника. — По нему прекрасно видно, что это бандит какой-то! Мужлан в самом худшем понимании, который девушек ни во что не ставит! Такой при первой же возможности тебя бросит или вообще использует как живой щит!

— Ты его не знаешь, — покачала головой Антуанетта. — И меня. Зато я знаю его, как и он меня. А вот вас — нет. Ему я буквально обязана своим существованием. Он достаточно умен, умел и удачлив, чтобы обеспечить мне и окружающим нормальные условия жизни даже в текущих условиях. И достаточно силен, чтобы не прятаться за моей спиной, а стоять рядом, прокладывая путь в будущее. Да, он не идеал. Грубоват, невоспитан, местами аморален, но достаточно благороден и ответственен. Вы же… слабы, изнеженны и бесполезны как для меня, так и для него. А после недавнего он на вас даже как на девушек не посмотрит. Слишком проблемны. А выбор у него есть, особенно в этом умирающем мире… — героиня еще раз обвела притихших девушек холодным оценивающим взглядом. — Повторюсь. Завтра утром я ухожу за своим мужем. У вас есть выбор. Вы можете пойти со мной. Тогда вы обязуетесь подчиняться. В первую очередь Андрею. Без споров, условий и истерик. На вашу… «честь и невинность» он не претендует, не волнуйтесь. Взамен вас будут охранять и обеспечивать едой и одеждой. Остальное — исходя из вашей полезности. Которая в данный момент нулевая. Второй вариант. В той стороне, в паре дней пути, на мосту засела группировка… военных, — тут Антуанетта не сдержала кривой улыбки. — Они с радостью примут к себе девушек, но на каких условиях… я думаю, объяснять не надо? Третий вариант. Идите своей дорогой и живите своим умом. В любом случае перед уходом я выдам вам провизию, одежду и оружие. Думайте.

Лорейн еще что-то хотела сказать, но одернула сама себя. Героиня же молча поднялась и направилась к высокому одинокому дереву, стоящему чуть в стороне от костра и освещаемого им круга. Там она села, прислонилась спиной к стволу, положила меч на колени и без особых мыслей стала просто созерцать окружение. В какой-то момент к её ноге прижался серый котенок, которого она начала меланхолично поглаживать. Но такое состояние не мешало ей отслеживать окружение, а потому направившихся к ней близняшек она встретила внимательным взглядом холодных серых глаз.

Эти двое вообще были странными. Красные глаза, разноцветные волосы, легкая безуминка в поведении явно указывали на влияние Древнейшей, но… силу Бездны героиня от них не ощущала. Вообще. При этом для выживания и сражения они использовали какую-то странную магию в мире, население которого категорически отвергало эту самую магию. Это и было странным. И подозрительным. Может быть, в предках затесался кто-то из Детей Тени?

«Впрочем, если они завтра пойдут со мной, то это будет уже не моя проблема, а Андрея», — мысленно улыбнулась Антуанетта. — «А если отправятся в самостоятельный путь, то они уж тем более не моя проблема».

— Мы хотели кое-что узнать, — задала вопрос одна из сестер. — Ответишь?

Героиня молча кивнула, хотя говорить ей особо не хотелось. Она вообще человек не слишком многословный.

— Лили, давай ты, — чуть подпихнула до этого говорившая свою близняшку.

Сестра обреченно вздохнула, но все же начала диалог.

— Антуанетта, вы с мужем же не из этого мира?

— Да, — скрывать это героиня смысла не видела.

— И вы собираетесь отправиться обратно?

— Нет, — чуть поколебавшись, она уточнила. — Дальше. В другие миры.

— Я же говорила, — победно улыбнулась её собеседница сестре и вновь повернулась к героине. — А… если мы пойдем с тобой и будем слушаться, нас с собой возьмете?

— Это не мне решать, — пожала плечами Ан. — Но особых препятствий я не вижу.

— Тогда мы с вами, — переглянувшись и кивнув друг другу, заявили близняшки.

Героиня лишь кивнула, возвращаясь к своей полумедитации. Что ни говори, а ночное дежурство этим девушкам она не доверит. Впрочем, её организм был способен выдержать несколько суток без сна, при этом не теряя в эффективности. Разве что мысли путаться будут…

* * *
Открыв глаза, я зябко поежился и уставился на разгорающийся рассвет.

— Ну и сны у меня в последнее время… — устало взлохматил волосы, встал и потянулся.

Нет, скорее всего, эти видения что-то значат. Возможно, я не единственная эмблема, которую оригинальный Буревестник отпочковал по-пьяни. Вот только тут всплывает интересная особенность. Время. Гребанное время. Как мне когда-то объяснили «добрые люди», в нашей безумной Вселенной есть три константы, с которыми ничего нельзя сделать, как ты ни старайся и какой силой ни обладай: Создатель, Бездна Изначальная и Река Времени. Первый находится просто за гранью возможностей и все мы «Его сон». Вторая — есть основа бытия и поддерживающая система всего круговорота душ. Ты можешь договариваться со Смотрящими, что-то мутить-крутить, но даже Примархи и сильнейшие Стимуляторы ничего не способны сделать с Изначальной. Это все равно что обычному человеку пытаться бороться с ветром. Это просто гребанная стихия — она есть и ей плевать на наше мнение об этом факте.

Так вот, время. Насколько я понял из видений, Анэй прожил четырнадцать… пардон, уже пятнадцать лет в том мире. А я существую не больше месяца. Из этого следуют довольно интересные варианты.

Первый. Между тем моментом, когда с оригинала сделали ментальный слепок и, собственно, моим созданием (вселением этого самого слепка) прошло немало так времени и мне сейчас во снах глючатся вьетнамские флешбэки. Теория самая простая и логичная, но… когда у меня все было «просто и логично»?

Второй вариант. Я — уже не первая «перезапись». То есть эмблема одна, просто после каждого «круга» мне подтирают память до момента копирования и запускают в новый мир. И мои сны — это, опять же, флешбэки, просто из предыдущего воплощения, которое плохо подтерли. Это бы объяснило некоторые провалы в моей памяти об истории оригинала и очень мутный факт снятия самого слепка. Но с другой стороны… нахуя так изгаляться?

Третий вариант. Эмблем действительно много. У нас есть какая-то связь, возможно через оригинал или собственную сеть боги намутили. А нестыковка времени — это «виртуальное пространство». То есть либо я, либо Анэй сидим в своеобразной компьютерной симуляции и все вокруг — декорации. Самый жутковатый вариант для обычного человека, но… мне, если честно, как-то пофиг уже. Личность — это совокупность субъективного опыта. Мой опыт — по-факту не мой. Тело тоже чужое, как и душа. Мир вокруг — нихуя не мой родной и, возможно, даже не настоящий.

Сама моя личность — искусственна. Тем не менее, Я — есть. Я — существую. Тот суррогат, калька с оригинала, что выступил базисом для моего оригинального Я, Фальшивого Буревестника, уже изменилась. Я — уже не Буревестник, а кто-то другой. И если нас поставить рядом уже через пару лет, то отличия в поведении и реакциях будут отличаться разительно.

Что из этого следует?

Что мне похуй. Симуляция вокруг или реальность — это все равно образует мою личность и является для меня Истиной.

— Так что можно отложить в сторону метафизику и психологию и сосредоточиться на текущих задачах, — резюмировал свои размышления. — А видения — это всего лишь видения, которые на нынешнюю ситуацию влияют лишь чуть больше, чем никак.

«Ты опять сам с собой говоришь?» — поинтересовалась поставленная на деревянную рогатину Малышка.

Она на-пару с Коготком дежурила вторую половину ночи. Хотя, скорее не «половину», а пару часов до рассвета.

— Да это я так, — помахал рукой. — Размышлял о реальности нашего окружения и влиянии его на самоидентификацию личности. Пришел к выводу, что все фигня и зомби сожрут тебя одинаково, будь они реальны или виртуальны.

«Я не буду комментировать уровень «мудрости» этой дурости», — проворчала моя напарница.

— Ну что, — обратился уже к моей златоглазой спутнице. — Завтракаем и отправляемся?

— Угу, — кивнула она и пошла за водой…

Пока готовили, ели и собирались, я успел связаться с Ан и базой. Моя ненаглядная сообщила, что отправляется следом, причем со своими подопечными. Всеми или нет — не сказала, а я особо не интересовался. На базе же все по старому. Разве что они умудрились выловить из реки трехглазую красную рыбу. Поржали над этим выкидышем эволюции, но есть не рискнули, хоть Зи и заверила, что она не заразная. Паук пообещал сделать чучело на память.

Двинули довольно шустро, но старались держаться в стороне от дороге и по-возможности скрытно. Заодно начал потихоньку учить Коготка как правильно ходить, на что обращать внимание… В общем, нелегкой науке скрытника-тихушника, которую в свое время оригиналу Система вбила глубоко в подкорку, а многочисленные нырки в разные жопы миров хорошо так отточили эти навыки. И как-то я этим делом увлекся. Наверное потому, что у Коготка на данном поприще обнаружился неплохой талант, да и мутации оказались очень подходящими. А еще характер у девочки — золото! Молчаливая, упорная, исполнительная, старательная… Чудо, а не ученица.

Конечно то, что я обучаю ребенка такому искусству не особо хорошо с моральной стороны, но… нынче окружающий мир — совсем не то цивилизованное место, к которому она привыкла. Да и дальше мы отправимся не в Диснейленд…

Уже под вечер мы подобрались к мосту.

— А вот и учебные пособия, — хмыкнул я, сидя на нижней ветке разлапистого дерева и глядя на небольшой лагерь каких-то отморозков через оптику Малышки. — Что думаешь?

— Убить, — сидящая рядом девочка-мутант так же через бинокль смотрела на потенциального противника.

«Какая жестокая малышка», — как-то печально хмыкнула моя напарница.

«Малышка тут ты», — ответил я мысленно. — «И это не жестокость. Это отбраковка генокода».

— Почему? — опустив бинокль, посмотрела на меня Коготок печальным взглядом.

— Ммм? — выгнул я бровь. — Конкретней, милая. У меня с телепатией очень сложно.

Нет, я примерно понял, что она имеет в виду — сказывается опыт общения с Ан, но… нужно же как-то тормошить ребенка, чтобы она в себе не замыкалась, а шла хоть на какой-то диалог.

— Почему выживают… именно такие? — кивнула она в сторону лагеря.

— На самом деле все просто и логично, — я вздохнул и, сев на ветке поудобней, потер шею. — «Хорошие» люди в первую очередь спасают других. Доброта, самопожертвование, совесть, вера в людей и прочее подобное — это не самые хорошие качества для выживания в условиях окружения жаждущих плоти мертвецов. Эгоисты, подлецы и откровенные крысы куда как приспособленней, так как заботятся в первую очередь именно о себе, а потом уже могут и о других подумать… ведь нужно кого-то трахать и заставлять себя обслуживать.

— Мерзость, — коротко сказала девочка… чьи когти до крови впились в ладонь из-за крепко сжатого кулачка.

— Накипь всегда всплывает быстрее, — пожал я плечами. — Да и потом, мы тоже не ангелы и не нам таких судить. Но с другой стороны, — я криво улыбнулся возмущенно засопевшей ученице, — мы не ангелы, потому можем пойти и прикончить их. Просто потому, что такие личности нам не нравятся.

«Ты чему ребенка учишь?!»

«Краткому курсу на тему того, как договориться с совестью и выжить в сложное время».

— Когда нападаем? — уточнила Коготок, взяв себя в ручки.

— Когда стемнеет, — потрепал я её по волосам. — Сейчас мы сидим, наблюдаем и собираем информацию. Разведка в таких делах — очень важное дело. Даже при наличии подавляющего преимущества, лучше потратить немножко времени и узнать, на самом ли деле твое преимущество столь подавляющее. А то сюрпризы всякие бывают. Так что сейчас мы будем ходить вокруг, смотреть с разных ракурсов и считать врагов, их оружие, подмечать странности и прикидывать как лучше туда пролезть. Потом вечером отдохнем и после полуночи полезем на дело. Можно, конечно, подождать Ан и натравить её на плохих дяденек, но это не наш метод. Моя любимая женушка обожает лобовую атаку. Мы же с тобой — тихушники. В идеале враг должен умереть так, чтобы осознать это уже будучи в лапках Древнейшей.

Коготок кивнула, задумалась, а потом… выразительно так посмотрела на двухметровую пятнадцатикилограммовую снайперскую винтовку кислотно-розовой окраски.

«Пфа-ха-ха!!!» — донесся по ментальной связи ржач этой самой винтовки.

— Это так, баловство и хобби, — отвел я глаза, спешно меняя форму Малышки на пистолет-пулемет с глушителем. — Запомни, у каждого более-менее сильного существа обязаны быть свои маленькие бзики. А теперь за мной!

Глава 31

— Итак, что мы имеем? — взяв в руки палочку, я присел у более-менее чистого от травы куска земли и начал рисовать. — Вот мост. Сразу за ним — лагерь. Выход с моста перекрывает одна из стен. Стены вообще образуют правильный квадрат с вышками по углам. Высота стен — три метра. Высота вышек — пять. Все сложено из дерева, кусков камня, металлических листов, даже грузовые контейнеры и кузова от грузовиков подогнали… Слушай, я вот до сих пор удивляюсь, как местные люди умудряются так хорошо работать руками и за рекордные сроки возводить такие фортификации… и при этом срать на дисциплину и хоть какой-нибудь порядок? Мне просто больно на подобное смотреть!

— Ммм? — Коготок удивленно захлопала глазками.

Ну да, она же маленькая девочка. Двенадцать-тринадцать лет, хоть и смышленая не по годам. И вот попробуй ей объяснить… А хоть и попробую!

— Вот смотри, — мы расположились в кустах, в перелеске в полукилометре от лагеря и отсюда тот было прекрасно видно, особенно с нашим зрением и через оптику. Так что я кивнул девочке на лежащую рядом Малышку в форме КСВ. Та аккуратно легла рядом и припала к окуляру. — Наблюдательные вышки. У них есть козырек, бортики, удобные лесенки, колокола для поднятия тревоги… Если учесть условия и прошедшее время, то это офигенно. А теперь смотри на караульного. Что видишь?

— Он… спит? — неуверенно сказала Коготочек.

— Угу, — вздохнул я. — А теперь другие башни.

— Второй… играет в шахматы. Сам с собой. Третий… его нет. Четвертый… ой.

Девочка поспешно отодвинулась и покраснела.

— Вот и я о том же, — со вздохом взъерошил волосы мелкой мутантке. — Эти, прости Древнейшая, стражи бесполезны. А все, что им нужно делать — это просто смотреть вокруг. Если так лениво, то можно ведь организовать смены по два-три часа, но нет. Они будут зевать, страдать фигней и делать что угодно, кроме своих прямых обязанностей. Я понимаю, что зомби незаметно не подкрадываются, а мутанты сидят в основном по бывшим городам, но остаются же другие банды и редкие исключения… вроде нас с тобой. Вообще, у Ан в кулоне вроде бы лежала обычная снайпа с глушителем. Из неё, при желании, можно перещелкать половину лагеря до того, как они что-то прочухают и начнут искать, откуда стреляют. И пока найдут, их можно еще подсократить… и отступить. Дать им полчасика успокоиться, выйти на другую позицию и перещелкать оставшихся. Но, как я уже говорил, это не наш метод! Итак, вон тебе винтовка с оптикой для уточнения, вот блокнотик с записями, вот план, — я быстро дорисовал на земле примерную карту лагеря. — Как будем работать?

— Ум… — Коготочек задумчиво закусила, хех, коготочек. — Главные ворота… охраняют получше. Риск. Перелезть через стену. Тут, — она ткнула палочкой ровно меж двумя башнями. — И… нет…

— Лучше тут, — улыбнулся я, указав немного правее. — Там с внешней стороны больше кустов, а с внутренней сразу сарай стоит, который перекрывает обзор на часть стены.

— Ум… — девочка кивнула, хмуря лобик и посверкивая золотистыми глазками. — Тогда… начнем сразу… с этого сарая?

— Можно и начать, — кивнул ей…

Примерно час мы разбирали куда, как и в каком порядке лучше идти после проникновения за периметр лагеря и что где может находиться — все же осмотреть возведенные из жести и камня здания мы могли только снаружи и предположить о внутреннем убранстве было сложно. Прервала этот то ли урок, то ли брифинг Ан. Моя жена вышла на связь и сообщила, что они прошли установленный мною на дороге условный знак в виде сложенных пирамидкой камней — это означало, что еще минут десять-двадцать и она увидит мост.

— Понял тебя, встречаем, — закончил разговор с Антуанеттой и посмотрел на ученицу. — Так, Коготок, лапки в зубки и за мной… Но сначала нужно сделать что?

— Умм… — маленькая мутантка осмотрелась. — Затереть следы?

— Верно, — кивнул ей с довольной улыбкой и назидательно поднял палец вверх. — Наши противники, конечно, распиздяи редкостные, но это не повод уподобляться им! Заметаем схему и проверяем, не выронили ли чего…

Дальше был короткий забег чуть назад по кустам и вскоре мы увидели идущую по дороге троицу девушек — Антуанетту в сопровождении двух красноглазых школьниц. С чем я себя мысленно поздравил, потому как две не пять, причем во время прошлого «общения с прекрасной половиной человечества» именно эти вызывающе одетые малолетки тихонько стояли в сторонке и молчали в тряпочку. Поравнявшись с нами героиня остановилась, немного покрутила головой и сошла с дороги, направившись в сторону нашего с Коготочком укрытия.

— Ум? — вопросительно посмотрела на меня девочка.

— Нет, она нас не заметила, — хмыкнул я. — Просто между нами связь и Ан всегда чувствует, где я нахожусь. А вообще, у неё есть способы засечь противника, даже если она его не видит, как и многих других существ, вышедших за рамки «нормального». У тебя такое тоже со временем должно появиться, как и так называемое «шестое чувство». Оно вообще быстро выработается, особенно на всякие приключения и опасности.

— Особенно рядом с тобой, — хмыкнула подошедшая к нам Ан, снимая шлем.

— Не я такой, а эта долбанутая реальность, — развел руками, вставая и обнимая жену. — Рад тебя видеть. Куда дела остальной балласт? Надеюсь, не прикопала под сакурой?

— Ты о них беспокоишься? — выгнула бровь героиня.

— Я беспокоюсь о бедных деревьях, — оскалился в ответ. — Столько яда перерабатывать… Ладно, отойдем чуть в сторону от дороги, а то тут рядом лагерь не самых приятных личностей.

— Кто? — тут же сделала стойку героиня, заставив меня печально вздохнуть.

— Да отморозки какие-то, — махнул я рукой, первым направляясь вглубь перелеска, который плавно переходил в старую густую лесопосадку. — Людей, конечно, не жрут, но от этого их пленникам не легче.

— Зачистим? — похоже, кому-то надо спустить пар.

— Угу, только без тебя, — обломал я женушку. — Они проходят под ярлыком «учебное пособие»… или «когтеточка»?

На последних словах Ан ухватила меня за плечо и резко тормознула.

— Ты учишь ребенка убивать? — серьезно спросила она.

— Я учу её эффективно пользоваться своими возможностями, — снял с плеча её руку, но отпускать не стал, продолжив держать за ладонь. — Убивать она уже умеет. Природный, так сказать, талант.

Героиня посмотрела на меня, перевела взгляд на решительно нахмурившуюся девочку, после чего обреченно вздохнула.

— Если это желание обоюдное, — отпустила она меня, вернув ладонь на рукоять меча.

— Когда у меня было иначе? — взъерошил я волосы ученицы.

— Фив? — невинно улыбнулась Антуанетта, вызвав у меня вьетнамские флешбэки из жизни оригинала и двух недавних снов.

— Няйн! — тут же замотал я головой и заработал подозрительный взгляд выглянувшего из-за сапога героини мелкого серого котенка. — Во-первых, это делал оригинал! Во-вторых, эта любительница лысин не моя ученица! В-третьих, что там и как было знает только сама эта отмороженная, так что… короче… забыли!

— Ум? — подергала меня за рукав Коготочек.

— У каждого в прошлом есть эпизоды, за которые им потом бывает мучительно стыдно, — ответил я на незаданный вопрос. — А конкретно этот эпизод биографии моей… скажем так, прошлой жизни умудрялся преследовать меня как всю ту самую жизнь, так еще и после перерождения аукается.

Я мысленно помолился за здравие психики той эмблемы, которому досталась эта блондинистая любительница лысин. Нет, так-то Фив классная. Она красивая, добродушная, веселая, но… её иногда (или чаще всего?) бывает СЛИШКОМ МНОГО. А уж если бы у меня из доступных «спутников жизни» была только она… Брррр! Древнейшая, будь великодушна к тому моему воплощению, да воздастся ему Кармой за страдания во искупление грехов Основы и всех эмблем его!

— Так что там случилось с твоими хвостиками? — решил перевести я тему, вновь направившись к найденному ранее оврагу с ручьем. — И может, познакомишь с этими близняшками?

— Трое сегодня утром пошли своей дорогой, — Ан хмыкнула чему-то своему. — Это Лили и Нана. Они просили взять их с собой. В другой мир.

— Ммм, даже так? — я через плечо пробежался по девочкам более оценивающим взглядом и печально вздохнул. — Нет, все же слишком мелкие.

— «Нет» — это в смысле вы нас не возьмете? — негромко вмешалась в разговор одна из красноглазых.

Я пару раз моргнул, пытаясь сообразить о чем она говорит. А потом до меня дошло, что последнюю фразу непроизвольно сказал вслух. За что удостоился подзатыльника и строгого взгляда от Ан.

— «Нет» — это в другом смысле, — чуть ворчливо ответила моя жена.

— Что трахать вас нельзя, маленькие еще, — потирая затылок пояснил я. — А насчет путешествия в нашей дружной компании — это как получится. Если доживете до прихода на базу и сумеете при этом не выбесить меня или Ан, то больше препятствий не вижу…

Тут я отвлекся на Коготочка, которая вновь подергала меня за рукав.

— Ум, — она сначала посмотрела мне в глаза, а потом отвела взгляд. — Я тоже… маленькая?

Один фейспалм вместо тысячи слов.

* * *
Ночь, луна и кустики. К моей спине старательно прижимается юная девочка, а я старательно, практически нежно, шевелю тентаклями… Кхм. Как-то это стремно звучит даже для меня. Услышь такое Ан и, боюсь, она повторит подвиг Жанны, оставив меня без хозяйства.

По-факту я всего лишь поднимаюсь на стену вражеского лагеря, подтягивая туда себя и висящую на спине мутантку с помощью щупалец. План, кстати, пришлось менять, но не слишком. Мы с Коготочком все так же проникаем внутрь и максимально тихо выносим всех отморозков, зато теперь нас прикрывают Ан, вооруженная Малышкой в режиме КСВ и парочка её подопечных. Вообще, от этой сомнительной чести я отбивался всеми лапами, но моя любимая женушка поставила ультиматум: либо так, либо она поступает по своему усмотрению… Что, скорее всего, означало таранный удар по воротам в самый неподходящий момент. Она вообще любит все таранить: деревья, людей, монстров, дома, скалы, бронетехнику… Эх.

Но все равно то, что Ан будет палить из Малышки куда-то в мою сторону очень-очень-очень напрягает. Просто потому, что она ни хрена не снайпер и даже не стрелок. А пули у КСВ о-го-го какие. Так что для безопасности собственной шкурки мне следует тщательно проконтролировать Коготочка, да и самому не спалиться…

Перевалившись через верх забора, я плавно опустился в небольшой закуток между стеной и амбаром. Ученица тут же спрыгнула со спины, по-звериному припала к земле и принюхалась. Вооружена она была боевым ножом и пистолетом с глушителем, закрепленными на поясе. Впрочем, вряд ли она будет их доставать — природное оружие у неё весьма эффективное. У меня же руки были пусты, но в кольце наготове были ПП с глушителем, набор метательных ножей и удавка. Но, опять же, вряд ли их придется доставать — не тот противник. Обойдусь руками и щупальцами, все равно подарок Жестокой следует осваивать.

Коготочек подала сигнал, что в амбаре кто-то есть. Да я и сам слышал какое-то копошение и похрапывания из-за хлипкой стены, осмотрев которую, мы быстро нашли пару плохо приколоченных досок. Впрочем, они тут все были «плохо приколоченные» — строение явно возводилось в спешке и защитить могло только от ветра и дождя. Девочка когтями подцепила гвозди, медленно и тихо вытащила их и отложила доски в сторону, сделав вполне себе приличный лаз внутрь здания, куда первой и скользнула.

Забравшись следом, я осмотрелся. Это действительно было что-то вроде амбара, потому как все внутреннее пространство представляло собой одно помещение, заставленное полками и ящиками с едой: консервы, долгохранящиеся овощи и фрукты, какие-то банки, мешки с крупами и приправами, вяленое мясо и сушеная рыба. Закрытая дверь виднелась через стеллажи в другом конце здания. А еще через стеллажи виднелся охранник, что сейчас громко похрапывал, обнимая довольно потасканного вида бабу. Судя по наличию оружия и мерзкой роже, «жертвой» последняя не являлась, так что без угрызений совести дал знак Коготочку на устранение. Девочка чуть резковато кивнула и подкралась к спящим. Поколебавшись, она глубоко вздохнула и начала примериваться когтями к горлу толстяка, но была решительно мною остановлена. Аккуратно взяв бабу за голову, я резким движением свернул ей шею. После чего кивнул на толстого. Коготочек снова пару раз продышалась, после чего немного неумело, но повторила мои действия… и немного не рассчитала силы — лицо и затылок мужика поменялись местами.

Убедившись, что никого в здании больше нет, я наклонился к ушку ученицы и тихо пояснил один упущенный момент в её образовании.

— Горло — это много крови, булькающие звуки, конвульсии… Грязно, шумно и неприятно. Если есть возможность и позволяют силы, то лучше просто свернуть шею. Мгновенная и тихая смерть.

— Ум… — кивнула девочка.

— С другой же стороны, горло — более уязвимая и легкодоступная точка. Если тебя запалили — то старайся бить туда. Еще подмышки, — показал я на трупах. — Если клинком, то легко дотянешься до сердца, да и артерии запросто повреждаются. Кстати, об артериях, из-за роста тебе проще бить по бедренным, вот сюда. Один раз ударила и кружишь вокруг, пока враг сам не истечет кровью и не ослабнет…

Следующие пять минут я с тихими комментариями показывал девочке на натуральном примере куда и как бить когтями по человеку, чтобы прикончить его максимально быстро. Такое себе занятие, если честно. Особенно стремно смотрелся живой интерес и даже животный азарт в глазах мелкой мутантки. Но мера была необходима — это у оригинального Буревестника в свое время была Система, которая потихоньку вкладывала эти знания в его голову через навык «смертельный удар». А Коготочку придется осваивать все по-старинке.

Эх, чувствую себя каким-то маньяком.

— Ладно, двинули, — махнул рукой ученице, направляясь обратно к лазу.

Ночь впереди долгая, а «непуганого учебного материала» вокруг дрыхнет еще не на одну «практику»…

Глава 32

Проснувшиеся утром «рабы» небольшой общины выживших были… озадачены. Хотя бы потому, что их никто не будил криками и пинками. Над лагерем вообще стояла тишина. Мертвая тишина. О конкретно этом пугающем свойстве тишины сообщали два трупа ночных дежурных, что сейчас лежали у отрытых дверей барака. Один из самых смелых невольников, который и проснулся первым, осторожно подошел и осмотрел тела. У одного в затылке была двойная круглая рана, словно от небольших колышков, а у второго — синие следы от тонких пальцев на шее и сломанный позвоночник. Что показалось наиболее странным бывшему офисному рабочему и уже бывшему рабу, так это наличие оружия — полицейские револьверы так и остались висеть на поясах их угнетателей. Следовательно либо они не интересовали убийц, либо за ними решили вернуться позже. Был еще вариант, что оружие оставили намеренно для бывших рабов, но… зачем?

Как показал дальнейший осмотр — ответ на этот вопрос они уже не узнают. Большая часть мародеров в лагере была мертва, причем убиты они были все разнообразно, но максимально быстро, тихо и эффективно. И у всех при себе было оружие. Из запасов лагеря неизвестные убийцы тоже ничего не взяли. Трое выживших отморозков, что были найдены в яме для провинившихся рабов, не смогли пролить свет на происшествие. Когда все происходило, они были мертвецки пьяны, из-за чего, собственно, и попали в своеобразный карцер, а сами убийцы, скорее всего, приняли их за невольников. Как и несколько рабов, находившихся в комнатах с отморозками, были приняты за их союзников и тоже убиты. Впрочем, никто по этому поводу сокрушаться и не думал. Просто потому, что «Конец Света» очень быстро отучает выживших от долгого оплакивания мертвых и настраивает мозги на максимально прагматичный лад.

Они выжили, у них есть еда, оружие и свобода. Сто бывших рабов были этому несказанно рады. А о том, как это случилось и почему — они будут думать позже… если будет время.

* * *
Протяжно зевнув, я плеснул себе из стоящего над углями котелка еще немного травяного чая. Это, конечно, не кофе, но бодрит неплохо. А взбодриться мне нужно. Все же третьи сутки на ногах, причем сутки не самые простые: сначала прикрывал Ан-и-Ко в деревне, потом приводил в порядок Коготочка, потом обучал ту тихо лазать по кустикам, потом ночью мы в две наглые хари вырезали чуть больше сотни человек так, что никто даже не пикнул, а сейчас вот охраняю сон других. За все это время поспать удалось всего пару часиков позапрошлой ночью. Сейчас же я волевым решением погнал остальных отсыпаться, а сам остался бдить. Нет, можно было и Антуанетту оставить — она вполне способна еще пару суток бодрствовать без проблем, но… нафига? Пусть отдыхает, а завтра мы с ней вахты уже нормально поделим. Припрягать к этому делу Коготочка или близняшек мне не хотелось. И пусть ученица вполне способна потянуть роль караульного, но… после всего увиденного, у меня сложилось какое-то предвзятое отношение к возможностям аборигенов этого мира нести нормальную вахту. Это у них какое-то местное проклятие. Да и вообще, девчонка по неопытности может накосячить.

— Кстати, да. Нужно будет завтра с ней встать на дежурство, показать что и как делать, — задумчиво пробормотал я, смотря на сладко посапывающую в спальнике девочку. — Блин, чисто ангелочек.

«Угу», — отозвалась Малышка, что лежала рядом в уже привычной мне розовой форме. — «Убила ночью кучу народа голыми руками, а сейчас спит с такой невинной моськой. Гордишься, да?»

— Не то чтобы очень, — покачал я головой и отпил глоток из кружки. — Но это необходимо. С такой внешностью, физическими данными и психологическими искажениями она сама встанет на этот путь. Уже встала, по-сути. Зато сейчас я могу её направить, привить тот взгляд на мир, который поможет выжить и не скатиться до уровня тупой кровожадной твари.

«А еще она вырастет красавицей», — хихикнула Малышка. — «А Лили и Нана уже сейчас очень даже ничего».

— Пф, — я на миг замер, прислушавшись к подозрительным звукам, но это оказался какой-то пробегавший мимо оврага зверек. — В этой жизни я убежденный однолюб, так что не надо тут такого. Ты просто не представляешь, сколько проблем бывает от этих гаремов, особенно когда каждая жена и наложница — это сверхсильная взбалмошная особа… Не, нафиг. Ан — идеал. Молчаливая, тихая, послушная, верная… Ну, с «комплексом героя», но никто не безупречен.

«Но это не мешает тебе пялиться на сиськи близняшек», — хихикнула напарница.

— Каюсь, грешен, — фыркнул в ответ, выплескивая на угли последний глоток чая, в котором скопился невкусный травяной осадок.

Вообще, ощущения от прошедшей операции были неоднозначными. С одной стороны, мне было действительно приятно учить способную ученицу. Не знаю, виной ли тому мутация или это личные качества, но девочка прирожденный ассасин. Она буквально чувствует когда, как и куда бить, а мне остается лишь пару раз показать и слегка поправить ошибки. С другой же стороны, я действительно учу тринадцатилетнюю девочку тихо и максимально жестко резать людей. Можно ли назвать меня чудовищем? Ну, учитывая прошлые похождения оригинального Буревестника, торчащие у меня из спины симбиотические тентакли и покровительницу… то да, я могу претендовать на столь амбициозное звание.

— Бля.

За размышлениями, самокопанием и спорами с Малышкой под чаек, время потихоньку приблизилось к обеду и начали просыпаться мои спутницы. Когда все встали, умылись в ручье и позавтракали, Ан первой подняла вопрос о дальнейшем продвижении.

— Поход в северный поселок отменяется однозначно, — резюмировал я, доставая карту и смотря на наши пометки. — А то с таким балластом мы банально не успеем вернуться.

— Мы не балласт, — тихо буркнула одна из близняшек, что сели по обе стороны от Ан, которая в свою очередь устроилась с другой от меня стороны костерка.

— В данный момент вы самый натуральный балласт, — пожал я плечами. — Если мы с Антуанеттой возьмем свой нормальный темп, то вы банально сдохнете в первые же полчаса. Так что придется добывать вам транспорт, а это сильно демаскирует… В общем, нафиг.

— Уху, — чуть улыбнулась героиня. — Особенно учитывая, что мост мы перешли еще ночью.

Ну да, мы сейчас находились на южном берегу реки.

— Главный вопрос — делать ли крюк к городу, — показал я на карту. — С одной стороны, нам нужны ресурсы и книги. С другой, мы и так неплохо забили амулет за счет вояк и деревни, а учитывая близняшек и кошака, такой крюк — это лишний риск. Все же в городе полно мутантов, что опасны даже для нас с Ан. Коготочек против таких еще может потрепыхаться, а вас троих сожрут и не заметят. Особенно тебя, бесполезный кусок мяса.

— Няйн, — тут же подал голос котенок, оторвавшийся от рыбной консервы.

— Можем отвести их на базу, — пожала плечами Ан. — А потом уже сходить в город.

— Или я один туда смотаюсь… Хотя нет, хреновая идея, — покачал головой. — Учитывая, опять же, мутантов и толпы ходячих, хрен я смогу нормально отоспаться один без риска для своей шкурки и в итоге могу свалиться от истощения… Ладно, двигаем на базу, а там посмотрим.

И мы двинули… Хотя правильнее будет сказать «поползли», особенно с моей точки зрения: близняшки явно были домашними девочками и какими-то особыми занятиями по фитнесу до «Конца Света» не страдали и даже не наслаждались. Да и после крушения местной цивилизации они большую часть времени проторчали в том магазинчике, что сказалось на физической форме не в лучшую сторону… В общем, эти двое едва ползли по дороге под присмотром Ан, на плече которой устроился один наглый комок шерсти. Сначала у меня проскользнула мысль посадить этих малолеток нам с Антуанеттой на спины и пробежаться, но я махнул на этот план рукой после пары минут раздумий — смысла нет. Хочет моя жена с ними возиться, вот пусть и возится. Времени у нас в запасе чуть меньше двух десятков дней, так что к открытию портала успеем даже со всеми возможными форс-мажорами. В общем, пусть качаются. Полезно в нынешних условиях.

А чтобы не дохнуть со скуки, я занялся Коготочком. Мы шныряли по округе, выискивали следы и выслеживали всякую живность. Параллельно я продолжал учить её бесшумно двигаться и хорошо прятаться. Периодически мы убегали далеко вперед по направлению движения группы и устраивали стрельбища, где Коготочек азартно пыталась освоить стрельбу из пистолета и небольшой бесшумной снайперской винтовки, которая явно была сконструирована для каких-то спецслужб. Больше всего это чудо напоминало «Винторез» из родного мира оригинала, хотя в памяти у меня есть только общий образ той пушки. Основная проблема в стрельбе у моей подопечной заключалась в строении пальцев — пятисантиметровые когти были грозным оружием ближнего боя, но они не втягивались и сильно мешались.

Пару раз в качестве тренировок мы с Коготочком устраивали засаду на вторую часть отряда. Ан я предупреждал, да и она сама меня прекрасно ощущала, но вот близняшкам никто ничего не говорил и их действия были местами забавными. Особенно когда пули начинали выбивать фонтанчики пыли из дороги у их ног. В первый раз эти две сестрички впали в ступор, из-за чего получили по шишке от попавших по лбу… шишек. На вторую такую засаду они среагировали уже более активно, выпустив в нашу с ученицей сторону ворох каких-то заколдованных листочков, но… мы просто свалили… закидав их шишками на отходе.

Также мы развлекались зачисткой зомби. Все-таки этот берег реки находился со стороны города, да и несколько пригородных поселков и дачных кооперативов тут были рядом, если судить по карте, так что разбредшихся вокруг мертвяков оказалось достаточно много. Вот их мы и вырезали, тренируя на тварях подкрадывание и устранение — они хоть медленные и тупые, но слух у зомби оказался не столь плох. Пару раз попадались слабенькие мутанты, но я не решался рисковать и попросту разносил им головы из Малышки с приличного расстояния.

Ближе к вечеру мы устроились на ночлег, отчитались по связи перед базой и… ничего не произошло. В смысле, на нас не выскочила толпа зомби, сектантов, военных или мутантов, ко мне не явилась никакая полубожественная, божественная или хтоническая сущность, не открылся портал на иные планы бытия и даже залетный попаданец под ноги не упал. Все было тихо и мирно.

А на следующий день все повторилось. И на следующий. И на следующий…

Когда мы добрались до того места на берегу, откуда не так давно ушли с Ан в свой короткий поход за приключениями, мне стало даже как-то обидно. Но только чуть-чуть. Все же приятно, когда все идет тихо, относительно мирно и по плану.

А еще через десять дней наша маленькая компания так же тихо и мирно собралась кружком на каменной площадке. Едва влезли, между прочим. Я стоял во все том же костюме полицейского спецназа, с Малышкой в форме КСВ на плече и спец-патронами в обойме, с Мечом Света и пистолетом на поясе, а так же грузовым кулоном на шее и пространственным кольцом на пальце. Разум и душа Зомбины еще вчера успешно переехал в симбионт и та сейчас активно осваивалась в моем внутреннем мире. Рядом стояла Ан в доспехах, с мечом и щитом, но без шлема — если я перестраховался и был готов вступить в бой на случай какого-нибудь пиздеца сразу по прибытию, то героиня была спокойной и даже какой-то умиротворенной. А еще у неё на плече сидел подозрительно довольный котейка. За Ан стояла Синька. С ней было… сложно. Нивьен сначала требовала, чтобы одна из её жриц осталась тут, у алтаря, но Синька с Мирандой как-то решили этот вопрос и все же отправляются с нами обе. К слову, моя первая подопечная в этом мире стояла следующей за своей подругой-коллегой и обе они были одеты в туристический камуфляж с армейскими бронежилетами и шлемами. В качестве вооружения они взяли по боевому ножу, пистолету и ПП. На руках они несли пространственные кольца с довольно большим объемом — Мира все же наловчилась их делать, пусть и с «божью помощью», а качество выходило чуть хуже, чем в системном магазине. Следующими стояли близняшки, между которыми с печальной рожей замер Паук. Девушки были одеты в те же комплекты, что и Синька с Мирандой, разве что с дополнением в виде чехлов с магическими бумажками на поясах. А вот Паук влез в комплект армейской брони и по моему примеру тащил на себе сразу автомат и пистолет. Разве что в руках он держал более привычный обрез, который был покрыт усиливающими глифами близняшек и чуть ли не светился от благословений Синьки. Ну и замыкала круг, то бишь стояла слева от меня, Коготочек. Как ни странно, она отказалась от брони и была одета в просторные штаны-шаровары камуфляжного цвета, черную футболку и широкий маскировочный плащ с капюшоном. Нижнюю половину лица она прикрывала черной тканевой маской, немного стесняясь вида своих клыков. Оружия на ней видно не было, зато на руки она нацепила аж по два кольца и по одному браслету, в которых хранилось просто страшное количество разного метательного железа и целый арсенал для создания ловушек. Стрелковое оружие у неё тоже было, но так, скорее для галочки. Маленькая, блин, шиноби. Почти ручная. Только очень кусючая.

Выдохнув, я кивнул Мире и та активировала ритуал простым усилием воли. Все было давно настроено и перепроверено, так что смысла тянуть нет.

Каменная плита под нашими ногами покрылась светящимися алыми глифами, которые с каждой секундой разгорались все ярче и ярче, заставляя крепко зажмуриться и тихо выругаться. Через десяток секунд из-под ног послышался треск камня и мы… исчезли из этого мира.

* * *
Просторный круглый зал. Белый мраморный пол, куполообразный потолок, украшенные лепниной колонны и стены, что были покрыты мистическими знаками и сценами истории этого древнего мира. У колонн стояли жаровни, испускающие равномерный синеватый свет от странных сияющих камней. Вход в зал был один — прикрытая белоснежной тканью двухметровая арка.

В центре зала над полом возвышалась каменная платформа пятиметрового диаметра, покрытая странными иероглифами. Перед платформой стояли двое молодых людей. Оба были одеты в белоснежные накидки с глубокими капюшонами, плетеные сандалии и держали в руках деревянные посохи с медными навершиями. Позади них, у самого входа, стоял тучный невысокий человек в расшитой золотом алой тоге и нервно вытирал пот платочком. Рядом с ним возвышались два десятка стражей в грубых набедренных повязках, алых плащах и медных шлемах. Собственно, это все, что на них было надето. Вооружены стражи были так же однотипно: короткое копье в правой руке, массивный круглый щит в левой и небольшой топорик на поясе.

Двое людей в накидках подняли руки и начали нараспев читать текст древнего заклинания. Постепенно магия скапливалась в центре платформы и начинала пульсировать в такт словам. Через пару минут, в пиковый момент ритуала, находящихся в зале ослепила яркая вспышка. Когда они проморгались, то увидели на возвышении восьмерых стоящих кругом человек. И впереди всех возвышалась фигура закованной в странные сплошные доспехи девушки с серебристыми волосами и холодными серыми глазами. Остальные пришельцы тоже были необычны, но именно она мгновенно приковала к себе взгляды всех, кто до сих пор находился в зале.

— Спасительница! — радостно закричал толстячок и выбежал наружу. — Спасительница откликнулась на зов! Демоны будут побеждены!

В ответ ему раздался радостный крик сотен людей, что едва не сотряс стены храма.

— Аааан, — один из мужчин, прочистив мизинцем ухо, повернулся к Спасительнице. — Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Что-то типа эпилога…

Оооох, голова… Чтоб я еще раз сел пить с этой старой алкоголичкой…

Приход в себя сопровождался полным списком тяжелейшего похмелья: гудящая на все тона головушка, сухость во рту, горечь желчи в горле, ощущение распухшей морды и совершенное нежелание вставать на лапы…

Стоп! Морда? Лапы? Какого хрена?!

Кое-как открыв глаза, я скосил их на собственный нос и…

— Тяф.

Ссссука.

Чуть приподнявшись, я осторожно осмотрел собственное тело, после чего лег обратно и не сдержал жалобного скулежа.

Я — пёсель. Хотя нет, скорее лис, если судить по пушистости хвоста. А еще я…

Вновь приподнялся и еще раз окинул себя уже более вменяемым и внимательным взглядом.

Либо у меня в глазах двоится, либо хвостов в самом деле два. Точно два, я их чувствую. Следовательно, я магический лис. А еще шкурка имеет подозрительный кроваво-алый окрас с угольно-черными узорами. И клыки у меня в пасти какие-то очень уж не лисьи — такой набор скорее уж какому-нибудь монстрику подошел бы.

Голову начало потихоньку отпускать и с каждой секундой мысли начинали скакать все активней. Особенно этому делу помог обнаруженный позади меня ручей, в который я радостно сунул морду. Отфыркался, напился и прилег рядом, пытаясь разобраться в себе.

Итак, я Андрей. Вот только, судя по короткой ревизии астрального пространства, ни хрена я не Буревестник. Во всяком случае, никаких привычных меток, Замка, Касии и прочих радостей там обнаружено не было. А не, вру. Метки были. Даже целых две. Меньшая была знакома — Мортэм. Вторая, большая, была мне незнакома, но «пахла» кровью, тенями и магией, то есть почти как предыдущая, но «труба пониже и дым пожиже».

Покопавшись в астрале по второму кругу более тщательно, нашел еще два сомнительных образования: чужой архив памяти и нить связи с… кем-то.

Архив, подумав, вскрыл. Хуже уже не будет.

Итак, это была кино-нарезка из памяти предыдущего владельца этой тушки. Фрагментарная, без «повседневной рутины», но представление о жизни лиса можно было составить достаточно полное. Данный… индивид был крайне недалекого ума. Хотя, оно и неудивительно, ибо он был просто магическим животным. Молодым и глупым, что всю недолгую жизнь провел в этом лесу и кроме него больше ничего не видел. Ну, почти. Последние события в памяти оказались очень и очень интересными, хоть и крайне обрывочными. Во время вечерней охоты лис наткнулся на какую-то тварь, напоминающую деградировавшего вампира: гуманоидная фигура, бледная кожа, лысая башка, красные глаза, клыкастая пасть от уха до уха, солидные когти и изорванные остатки одежды. Тварь напала, но силенок явно не рассчитала и лис её загрыз… попутно получив несколько сильных укусов, да еще и нахлебался черной мерзкой крови. Как я думаю, тут бы история и закончилась на мучительной смерти главного героя, но случился Буревестник и его знакомый бог, с которым они набухались и заключили какое-то пари… А какое — хрен его знает.

Итог у нас такой.

Тело и душа лиса успешно мутировали до двухвостого непонятного мутанта, а поверх разрушенной от болезненной процедуры звериной личности была записана ментальная копия Андрея Буревестника. Занавес.

— Тяф.

Еще и говорить не умею. Пррррелестно.

Напившись и искупавшись в ручье, я отряхнулся и побрел в ту сторону, куда указывала астральная связь. Ибо больше никаких вариантов не видел. Ну не сидеть же в лесу на мыше-кроличьей диете, в самом деле?

* * *
Ссссука. Хотя, скорее, кобель. Или кабель? Да похуй!

Я задолбался! Этот лес все тянется и тянется! Причем он ни хрена не приветливый! Какие-то медведи-дикобразы с костяными иглами, белые волки-переростки, еноты-иллюзионисты, растения-бомбы, подземные хищные черви, огромные змеи, пумы со скорпионьими хвостами… Я даже небольшую зеленую виверну видел!

Спасают меня рефлексы тела, которое прекрасно умеет прятаться, мои собственные знания по скрыту и новые возможности мутанта. Последнее — вообще самое вкусное. Магия теней и магия крови! Ну, или что-то вроде того. По-крайней мере, накрыть себя тенью и спрятаться в ней я могу, как и кинуть с хвоста что-то вроде серпа из энергии тени. Это получается практически инстинктивно. Кровью я тоже могу швырнуться, заставив её кристаллизироваться на манер сосулек, но это затратно. Гораздо лучше вцепиться в загривок какой-нибудь зверушки и хлебнуть той самой кровушки. Мало того, что она вкусная, так еще и регенит меня с бешеной скоростью.

И да, я теперь лис-вампир. Охуенный карьерный рост.

Примерно через десять дней моя усталая тушка вывалилась из кустов на край обрыва. За спиной был «волшебный лес» (век бы его не видеть), а впереди — резкий спуск, за которым начинались вполне себе мирные равнины и поля. Обработанные поля. И деревенька, окружающая замок на холме. И именно туда меня тянула нить.

Злобно зыркнув на ясное небо с радостным солнышком, я устало выдохнул. Нет, меня не сжигает и даже силы не теряю под его светом, просто… некомфортно. Очень некомфортно. Чешется так, словно блох подцепил. А их у меня нет. Точно нет. Нету, я сказал!

Вздохнув, покрутил головой в поисках спуска с обрыва…

К деревне я прибежал уже ближе к ночи, что было мне только на руку… на лапу. А вот аборигены, за которыми я тихонько следил из кустов, заставили насторожиться. Все какие-то нервные, зашуганные, бледноватые и вообще болезненные на вид. А еще нигде не было видно детей и стариков. Только взрослые от двадцати до сорока лет. А окончательно занервничал я когда увидел у одного пахаря характерные такие точки на шее. И после этого посмотрел на мрачный замок из темного камня уже совсем другим взглядом.

А ведь нить тянется туда.

— Тяяяф.

Ссссука.

* * *
Как забраться на замковую стену, если ты лис? Никак. А если ты волшебный лис-вампир? Тут уже появляются варианты. Я выбрал относительно простой и привычный. То бишь укрыл себя тенями и банально полез наверх, цепляясь за камень когтями. Когти у меня хорошие — мощные, острые и загнутые. Больше на кошачьи похожи, чем на лисьи, но я не жалуюсь.

На стене обнаружился стражник. Куда же без него в средневековом-то замке. Стражник был одет в штаны, кафтан, кольчугу и кожаный шлем. Качество… такое себе. Про чистоту я вообще молчу — воняет так, что хоть нос лапами закрывай. От деревенских, кстати, несло не лучше. Кажется, местное средневековье ни хрена не романтизировано и аборигены реально моются лишь когда под дождь попадают. Если это действительно так, то волшебный лес уже не кажется таким уж плохим местом для проживания.

Подкравшись к зевающему стражу поближе, оценил его более предметно. Стараясь при этом дышать ртом. Древнейшая, мой бедный носик…

Итак, этот тип действительно был вампиром. Ну, или родственной нечистью. А еще от лесной твари, из-за которой мутировал лис, этот тип отличался только наличием волос на башке и «обычными» вампирскими клыками, а не набором жутких кусалок. Однако сильным он не выглядел. Вот ни разу. Но прыгать ему на спину и рвать на части просто ради проверки я, конечно же, не буду. И не потому, что не хочу поднимать тревогу, а потому что просто стоя рядом едва ли не блюю и от одной мысли, что ЭТО нужно будет в рот взять… На хуй! Просто на хуй!

Внутренний двор замка ничем особенным не выделялся: конюшня, херовенькая кузница, пара амбаров и барак. Ну и донжон с четырьмя солидными такими башенками. Нить тянулась в крайнюю левую, на самую вершину.

Посмотрев на главный вход, что был приветливо открыт для снующих туда-сюда вонючих и грязных слуг, я представил концентрацию запаха внутри и кое-как сдержал рвотный позыв. После чего решительно подошел к стене и пополз по ней наверх. Лучше уж сорвусь и разъебу свою дурную башку о мостовую, чем добровольно сунусь в этот свинарник!

Не сорвался. Но сунуться пришлось. Правда круглая комната, в которую я пролез через открытое окно, была неожиданно чистенькой и свежей. По-морозному свежей! И эпицентром холода являлся стоящий посреди полупустой комнаты гроб. Самый такой натуральный деревянный гроб, на котором были искусно вырезаны разные… сценки… порнографического характера.

Я сел на жопку. Ибо… Ну… Связь со мной, вампиры, холод, деревянная резьба, порнуха… Лично мне на ум приходит только одно существо, которое я могу обнаружить под крышкой.

Словно по-заказу эта самая крышка откинулась и наружу вылезла она.

Метр-сорок ростом, лет двенадцать на вид, собранные в два хвостика белые волосы, ярко-красные глаза с вертикальными зрачками, надменная физиономия с выступающими из-под верхней губы клычками, черно-белое пышное платье с вышитыми перевернутыми крестами и алыми летучими мышками…

Встав в пафосную позу передо мной, это недоразумение скрестило ручки на плоской груди и посмотрело на меня сверху вниз.

— И что ты можешь сказать в свое оправдание, жалкий червь? Почему я должна была столько ждать, пока твою бесполезную задницу носит не пойми где и… Эй! Стой, ты куда? Да стой же! Блин! Все, все! Я пошутила! Не уходи! Я извиняюсь! Не бросай меня тут, чер… Хозяин! Тут одни идиоты! Они тупы как пробки! Тупее моих деревянных поделок! Я не могу так больше! Забериииии меняяяяя! Уаааааа!!!

Я обернулся и бросил раздраженный взгляд на заливающуюся слезами девочку, что сидела на полу, мертвой хваткой вцепившись в один из моих хвостов. Больно, между прочим. Зато действенно. Стоило намекнуть, что с такими закидонами я могу просто послать её на хер, как сразу вспомнила кто из нас кто.

Положив второй хвост на макушку этой мелкой дуре, погладил её по голове. Настроился на нашу связь и передал по астралу простую мысль.

«Успокаивайся и пошли уже».

— Д… Да! Только сейчас… вещи соберу!

Вскочила на ноги. Заметалась по комнате. Начала перекидывать из шкафа платья и прочее белье… прямо в гроб. Следом полетели какие-то украшения, мешочек с монетами (судя по звяку), парочка деревянных статуэток (хвала Древнейшей, хоть не обычные её «игрушки») и что-то совсем уж мне непонятное. Дальше она захлопнула крышку гроба, защелкнула замочки, поставила его вертикально и… влезла в обнаружившиеся на дне ремни, надев этот деревянный макинтош на манер рюкзачка. После чего схватила в правую руку черный зонтик, в левую — хлыст и радостно встала предо мной.

— Я готова! Вперед, навстречу приключениям, крови и сексу! А-ха-ха!

От этой картины я устало вздохнул, прикрыв лапкой мордочку.

Древнейшая, ну почему именно Акронька?

* * *
Конец тома.

Астана, февраль 2022 г.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Гл��ва 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Что-то типа эпилога…