КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604893 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239672
Пользователей - 109568

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Расставил аппликатуру тактов 41-56. Осталось доделать концовку. Может завтра.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +9 ( 11 за, 2 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -5 ( 2 за, 7 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Битва за Будущее. Том 2 [Максим Мамаев] (fb2) читать онлайн

- Битва за Будущее. Том 2 (а.с. Тропою Звёзд -3) 1.39 Мб, 433с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Максим Мамаев

Настройки текста:



Глава 1

В полной темноте, на глубине семидесяти метров под городом, мы ждали восстанавливали силы. Три дня назад отгрохотало сражение, закончившееся ядерным ударом. Сьюзан, использовав всю доступную силу, погрузила нас глубоко под землю, но при этом темнокожая колдунья изрядно перенапряглась. Всё, что девушка успела сказать перед тем, как вырубиться, это обозначить глубину, на которую мы погрузились и попросить достать зелья из её аптечки.

К счастью, сумка девушки не пострадала, и, несмотря на то, что сейчас наш отряд больше напоминал полевой госпиталь, шансы выбраться отсюда я оценивал как стопроцентные. Илья, что пострадал не меньше девушки, а так же Вася, отключившийся вообще первым, и даже израненный Ал, которому от кого-то прилетело молнией в бок, сейчас лежали, не приходя в сознание. И не будь у меня восприятия, я бы всерьёз опасался за то, что они не очнуться, но мы с Алисой, влив зелья регенерации на основе эликсира Восполнения Жизни (по сути, разбавленное вином в пропорциях двадцать к одному зелье с добавлением выжимки Бурого Трилистника Продвинутого ранга Низкого качества), уже через несколько часов ощутили, что дела у наших товарищей начинают идти на лад.

Всего с собой у Сьюзан было двенадцать зелий, из расчёта по два на каждого. Нам с Алисой, к сожалению, тоже досталось изрядно. Ран девушки я не видел, но вот у меня было минимум три раны, требовавшие внимания. Спина, ощущавшаяся как сплошной ожог, плечо, в которое попала стрела, и бок, оцарапанный копьём. Последняя из ран, которую я изначально полагал лишь незначительной царапиной, в какой-то момент начала гнить. Понюхав мой бок, Алиса вынесла однозначный вердикт — яд. Тем не менее, выпив зелье и сев в позу для медитации, я принялся циркулировать энергию, активировав технику эволюции. Это помогло, правда, было очень больно. Я не раз терял сознание, просто засыпал и мучился от боли, но уже к этому моменту я почти оправился. Ценой было страшные голод и жажда, плюс места ран страшно чесались.

— Как думаешь, долго ещё ребята буду в отрубе? — поинтересовался я, что бы хоть как-то нарушить тишину.

В эти три дня мы мало общались — восстановление давалось нам обоим нелегко, и частенько бывало, что когда я приходил в сознание ради продолжения регенерации, девушка оказывалась без сознания, и наоборот. Лишь сегодня мы достаточно оправились, что бы бодрствовать одновременно и при этом не быть занятыми восстановлением.

— Не знаю, Кость, — тихим, блёклым голосом отозвалась девушка. — Если останемся здесь — может, вообще не очнутся.

— Почему? — напрягся я, вновь сканируя на всякий случай ребят восприятием.

Вроде исцеление, хоть и не слишком быстро, но шло. Однако и отмахиваться от слов девушки я не мог. Её восприятие было намного острее моего, так что я допускал, что она видит что-то, чего я увидеть не в силах.

— Радиация, — коротко ответила она. — Сьюзи просто разом сотворила здоровенную дыру в земле, куда мы и провалились, и закрыла свод слоем гранита. толщиной в метра полтора, наверное, но этого мало, что бы избежать воздействия.

— Тогда почему мы восстановились?

— Регенерация особенно эффективно действует в сочетание с техникой эволюции. У меня она Легендарного ранга, а у тебя и вовсе Божественного. Но они её активировать не могут, так как в отрубе. И что делать, я не знаю. Энергетические травмы вроде бы неплохо восстанавливаются, но вот физические — нихрена. А у нас осталось всего два флакона, те, которые по идее должны были пойти на нас. И если им не дать ещё по порции, то их состояние может начать ухудшаться. Пол порции — полтора дня работы зелья, а дальше… Уже чудо, что Ал сумел бежать наравне с нами из города, с его-то раной.

— Тогда надо выбираться отсюда, — решительно встал я. — Пробьём потолок, взберёмся наверх…

В ответ девушка хрипло засмеялась.

— Ты, может, и сумеешь уйти, Кость, но нам наверняка крышка. Я с трудом могу использовать техники, максимум — смогу бежать с помощью техники перемещения, но ни о какой маскировке и уж тем более драках речи не идёт. А уж тащить кого-то…

— Я потащу, — отрезал я. — У меня достаточно сил, что бы выбраться отсюда. Встретимся с кем-то, смогу и подраться. А ребят потащу на себе. Нехрена тут сидеть и жаловаться на судьбу.

— На поверхности наверняка вражеские патрули, — устало откликнулась Алиса. — А после этого буста, полученного чужими из-за долбанного узкоглазого урода, они наверняка разбили наших. И сейчас все, кто есть на поверхности, наши враги, перешедшие в сферу Истока. Ну или второй вариант — вся Сирия сейчас ёбаная радиоактивная пустошь, где нет ничего живого, и тогда на поверхности ребята умрут уже точно. Да и мы, наверное, тоже. Техника эволюции каким-то образом отфильтровывает радиацию, но использовать её и двигаться невозможно.

— Сидя тут, мы умрём точно. Выбравшись на поверхность — шансы, хоть и один к десяти, но есть, — возразил я. — Я понимаю, что дела приняли хреновый оборот, но это не повод сдаваться. Я вытащу нас отсюда и дотащу, если надо, то и на своём хребте, до безопасного места.

Некоторое время мы молчали. Я собирался с силами, готовясь пробить каменный свод над нашей головой и скидывая, наконец, с себя всё лишнее. От доспехов, несмотря на весь тантал, остались лишь ошмётки, да и лезвие меча, по которому я провёл пальцем, оказалось покрыто щербинами, но его хоть можно было ещё использовать в качестве проводника для техник.

— Самым разумным для тебя будет бросить нас и уйти, — послышался голос Алисы. — Я бы даже не сильно обиделась на такое. Пообещать привести подмогу, пробить свод и свалить — и тогда, скорее всего, ты сумеешь выжить. Ты сильный, от всякого сброда отобьёшься, и если не будешь тупить, сумеешь избежать внимания сильных врагов. Мы знакомы всего ничего, а некоторые из нас и вовсе с тобой начали знакомство с похищения. Ты уверен, что тебе нужно тащить на себе обузу в виде нас?

Я немного помолчал, обдумывая ответ. Вообще, Алиса была права, и происходи дело в первую нашу совместную операцию, когда мы добывали Айву, я бы так и сделал, наверное. Но…

— Знаешь, мысль разумная, конечно, — признал я. — Полгода назад я был вполне себе обычным парнем, не сильно чем-либо замороченным. Вернулся из армии, собирался восстановиться в универе, учиться, пойти работать и постараться не разочаровывать больше родителей. А потом закрутилось всё это дерьмо — Система, уровни, монстры, Контора, чужие, война… И я, как-то незаметно для себя, начал меняться. Прежний я часто находил себе отговорки, что бы не выходить из зоны комфорта. Был готов мириться с хреновым отношением к себе и даже нападками, считая, что хуёвый мир лучше хорошей драки, постоянно думал о рисках и прочем…

Я ненадолго замолчал, вспоминая было. Каким же я был идиотом, если подумать. Терпел нападки ничтожества вроде Маши, хотя стоило просто в первый же день переломать ей несколько костей, как и всем её прихлебателям. Хотя ладно, поначалу мне могло и не хватить сил справиться со всей этой кодлой. Но можно было просто оставить их всех на растерзание волколакам. Наверное, нынешний я примерно так бы и поступил, а потом просто развёл бы руками, рассказав, что с трудом сумел выжить сам. Даже позволил бы ранить себя разок ради достоверности.

Однако тогда я ещё был куда мягче, и потому не стал устраивать подобного. Мне даже в голову это не пришло тогда! А позже… Позже я начал меняться. Постоянные битвы с людьми, пусть и из иных миров, картины погибших — как врагов, так и наших солдат и гражданских, тщательно культивируемая мной ненависть к врагам, убеждение самого себя в том, что цель оправдывает любые средства, постоянная готовность к бою и смерти сильно изменили меня. Да что там — пару дней назад, когда Ал на моих глазах обезглавил практически ребёнка, зная, что за это поплатится его семья, я был абсолютно равнодушен. Да даже сейчас, зная, что рядом целый город, в котором жили сотни тысяч мирных жителей, полностью разрушен в том числе и при нашей помощи, я не особо расстроен. Всё, что меня волнует — это собственное выживание.

— Я сильно изменился, — наконец ответил я. — Может, то, каким я стал, и способствует моему выживанию, но… Я чувствую, что теряю человечность. Так что считай всё это попыткой сохранить в себе хоть каплю того, кем я был когда-то. Не хочу окончательно становиться таким, как Громов, Илюха и прочие, и так слишком стал на них похож.

Не говоря больше ни слова, я активировал Проявление Ци. В минимальных объёмах, так, что бы не тратить жизненной энергии. Первый Разрез, выстрелив полосой багрового света, оставил длинный порез, глубиной сантиметров сорок, но не более. Я с удивлением уставился на затухающую в камне энергию. Видимо, не зря Сьюзан столько сил вложила в создание нашего убежища.

И тут я вспомнил о странной силе, обретённой тогда, в городе. Вызвав системное сообщение, от которого тогда небрежно отмахнулся, я принялся читать.

Сроднившийся с оружием — непрерывно сражаясь, полагаясь лишь на себя и свой меч, балансируя между жизнью и смертью на лезвии своего клинка, вы сумели сродниться с клинком. Теперь любое, даже самый простой и дешёвый меч в вашей руке превращается в грозное оружие, способное разить на расстоянии без всяких техник, используя лишь минимум вашей энергии. Так же, при использовании этой силы вместе с техниками меча, сила вашей атаки значительно увеличивается. Поздравляем — вы первый в своём мире, кто достиг такого уровня владения своим оружием! Достичь подобного к вашему возрасту — невиданное достижение, достойное гениев пути Меча внутренних миров!

Ого! Гений уровня внутренних миров — весьма, весьма неслабое достижение для нашей дыры, насколько я понимаю. Но главное — как я и подозревал, эту силу можно применять в сочетании с Разрезом и Выпадом. Откровенно уступающие в разрушительной силе навыкам моих товарищей, они теперь станут значительно сильнее. Наставник предупреждал, что разницу в рангах техник вполне возможно компенсировать уровнем понимания своего Пути, плотностью энергии и качеством экипировки. И хоть у меня и не было крутого оружия, но Проявление Ци значительно усиливало меня физически и уплотняло энергию, а уровень Сроднившегося, видимо, и был тем самым усилением за счёт понимания своего пути. Что ж, с этим можно работать.

— Что, без шансов? — поинтересовалась Алиса. — Крепковат для тебя потолок?

Не отвечая, я сосредоточился и попробовал использовать и разрез, и силу меча разом. Первый блин, к сожалению, вышел комом — что-то пошло не так, и тонкое багровое лезвие, вместо того, что бы прорубить камень, саморазрушилось, едва сорвавшись с лезвия.

— Влей в ребят зелье и глотни и сама, — ответил я. — Часов за десять я управлюсь с этим потолком. И займись восстановлением — нам понадобятся все силы, что бы убраться из этих проклятых песков.

— Хорошо, — ответила девушка безо всякой насмешки.

Мне почудилось, или в её голосе прозвучали тщательно скрытые облегчение и надежда?

* * *
— Зачем они использовали это ваше ядерное оружие? — поинтересовался Барраган у Гуань Юя, глядя на экран телевизора, в котором шёл репортаж об использовании оружия массового поражения в Сирии.

Сейчас пара практиков находилась в самом дорогом Pangu 7 Star Hotel, на самом верхнем его этаже. Роскошь, выдержанная в изящном восточном стиле, самые дорогие блюда и напитки — китаец постарался окружить загадочного «старшего» максимально комфортными условиями. Несмотря на то, что уровень развития Баррагана оставался загадкой для копейщика, он отчётливо ощущал великую, необъятную силу, заключённую в теле самого обычного на первый взгляд юноши европейской наружности.

Гуань Юй был не глупым человеком. Сын обычного строителя и продавщицы супермаркета, он и до прихода Системы был незаурядной личностью. Закончив школу, он, не сумев поступить в университет, пошёл, что называется, по кривой дорожке. Начав путь с обычной шестёрки в мелкой банде, всего за десять лет он поднялся до руководящего поста в одной из триад — Цинбан. Ум, расчётливость, смекалка, хитрость, железная дисциплина и жестокость по отношению к врагам, конкурентам и даже собственным подчинённым, если те умудрялись его разочаровать, совмещённая с щедростью по отношению к тем, кто был верен — всё это позволило ему быстро возвыситься, став самым молодым фу шан шу — руководителем одной из организаций внутри клана. И вместе с тем стало причиной серьёзных проблем — быстрый взлёт имел свои минусы, вроде многочисленных врагов и недовольных быстрым взлётом молодого выскочки остальных шан шу.

И всё бы ничего, ведь ему покровительствовал сам лунг-тао — голова дракона, лидер триады. Однако в за месяц до прихода Системы прежний лидер, находившийся в весьма преклонном возрасте, скончался, и на его место пришёл приемник. Который, к сожалению, не разделял некоторых взглядов своего предшественника — в частности, его отношения к Гуань Юю. И тучи над молодым и дерзким бандитом начали стремительно сгущаться…

Вот тут-то и пришла Система. Гуань быстро разобрался в том, что за сила ему досталась, и увидел в ней Шанс, с большой буквы, выпадающий лишь раз в жизни. Шанс стать чем-то большим, чем бандит, даже большим, чем чем человек — шанс стать кем-то действительно великим. Наставник одарил парня искусством Драконьего Копья, Легендарного ранга Пикового качества, углядев в нём весьма незаурядный талант.

Уже через месяц он стал главой Цинбана. Его люди разыскивали по всей стране прочих получивших Систему, и вовсю вербовали их. Получалось не всегда и не со всеми, но тех, кто упирался, Юй запретил принуждать. Никакого желания получить озлобленного мстителя, владеющего магией или боевыми искусствами, в рядах своих бойцов он не испытывал.

Ему очень повезло с тем, что семеро тех, кто получил задание на тот же данж, что и он, согласилась примкнуть к нему и стала ядром будущей гвардии клана Цинбан. Хитрый и скользкий преступник сразу сообразил, что рано или поздно правительство попробует прижать всех Игроков к ногтю и заранее начал собирать сведения о других Игроках первого поколения. Он не жалел никаких денег на это дело, используя всю мощь связей преступного мира Китая для получения нужных сведений, и это окупилось — когда власти страны попробовали подчинить его себе, он сумел, кинув кличь, договориться о совместных усилиях для отстаивания прав Игроков. С тех пор он стал некоронованным королём всех Триад, ведь ему удалось то, что казалось невозможным в наше время — силой дать отпор правительству. С этого момента ни у кого не осталось сомнений в его силе.

И вот сейчас он вынужден бегать хвостиком за таинственным гостем, что свалился ему как снег на голову. Конечно, он был рад помощи, оказанной ему в прорыве — копейщик осознавал, что настолько качественного прорыва в сферу Истока он не сумел бы осуществить своими силами никогда. Однако Гуань Юй прекрасно понимал, что подобные дары не достаются просто так. Незнакомцу что-то нужно от него, что-то, чего он не может получить своими силами. И, несмотря на то, что данное обстоятельство его вовсе не радовало, бандит спинным мозгом ощущал, что стоит ему хотя бы намекнуть на то, что он чем-то недоволен — и его сотрут в порошок. Едва ли практик подобной силы не сумеет найти себе другого исполнителя. Из чего следовал очень простой вывод — если не можешь вырваться из потока событий, попробуй под него подстроиться и извлечь выгоду. Копейщик привык доверять своей интуиции, а она шептала ему — если сделать всё правильно, то он не просто выберется сухим из воды, но, возможно, даже получит от этого выгоду.

— Насколько я смог узнать, дело в том, что ООН — это такая международная организация, что регулирует многие вопросы международной политики — отклонила предложение России об использовании ядерных боеголовок в конфликте с пришельцами, — ответил копейщик, старающийся держать руку на пульсе мировых событий. — Россия обладает слабейшей экономикой среди всех государств, имеющих действительно мощные вооружённые силы. Лично я считаю, что она до всего этого была колоссом на глиняных ногах — обладая второй по мощи в мире армией, они не были способны полноценно её использовать в случае затяжного военного конфликта с любым другим мировым гегемоном. Просто не хватило бы денег и ресурсов, что бы её обеспечивать. Так что неудивительно, что они первыми захотели использовать этот козырь — у них этого оружия, только по официальным данным, свыше шести тысяч единиц. Это куда дешевле, чем тратиться на снабжение воюющей за морем армии.

— Интересно, — взглянул на него Барраган. — Продолжи свою мысль.

— Приход Системы в короткие сроки изменил экономическую ситуацию в мире. В частности, та же Россия, погрязшая в коррупции, резко сменила внутриполитический курс, сменив на две трети чиновничий аппарат. Особенно сильно досталось верхним и средним эшелонам власти. Тамошний лидер вывел на передний план силовые структуры и армию, и, с опорой на них, монополизировал большую часть возникших в результате появления Системы ресурсов в стране. В этом плане им сильно повезло, — скривился китаец, вполне разделяющий мнение элит своей родины о том, что Сибирь у русских давно пора бы забрать. — У них есть один богатейший регион, где и до всего этого было огромное количество различных природных богатств. К сожалению, сейчас, в плане Системных ресурсов, этот регион тоже один из богатейших на планете, так что это здорово подстегнуло их экономику. К тому же они придумали весьма эффективный способ увеличить свои военные силы — они позволили возникнуть множеству частных военных кампаний на территории страны, дав им весьма немало свободы — куда больше, чем у нас и у других государств, но взамен взвалив на них самую грязную и рискованную работу в войне. Вот только нескольких месяцев слишком мало, что бы совершить полноценный рывок вперёд в экономике. В принципе, мои аналитики говорят, что их планы выбить чужих из Сирии, и, закрепившись там, продолжить экспансию, захватывая территории и ресурсы, вполне мог увенчаться успехом. Вот только мой прорыв, позволивший пришлым использовать силу сферы Истока, сильно смешал им карты.

Копейщик на миг прервался, что бы сделать глоток из своего бокала, и продолжил.

— Вообще, есть две версии, почему они пошли на этот шаг. Первая — они предвидели подобный поворот событий, и заранее приготовились к нему. Использовано было четыре ядерных заряда, каждый из которых уничтожил, помимо множества сильных вражеских практиков, ещё и большую часть запасов противостоящей им армии. Но это маловероятно — как мы с вами знаем, о том, что я так скоро перейду в новую сферу, не знал никто. И о том, что прорвался именно я, а не кто-то иной, знает, насколько я понимаю, весьма ограниченное количество Игроков.

— Всего семеро, — подтвердил Барраган. — Я нарочно позволил им это узреть. Но не переживай — тебе ничего не грозит.

— Благодарю, старший, — склонил голову китаец. — Так вот, это крайне маловероятная версия. Я лично склоняюсь к другой — эти взрывы должны были сломить моральный дух вражеских армий. А что бы формально к ним не было никаких претензий, ядерное оружие было применено не с помощью ракетоносителей, — это специальные устройства, способные в считанные минуты преодолеть громадные расстояния — использование которых легко можно отследить, а доставлено силами бойцов, в ручную. И хоть несмотря на эту почти детскую уловку все бы прекрасно понимали, кто за этим стоит, формально русские могут развести руками и сказать, что не причём. Ну, или, что более вероятно, они попросту опасались, что у врага найдётся, чем перехватить их удар ещё в воздухе.

— А так как они достаточно сильны, что бы не бояться чьего-либо осуждения, да к тому же могут сослаться на то, что сделали это ради победы над общим врагом, их даже не будут пытаться слишком сильно наказать, ограничившись формальным осуждением, — кивнул Барраган. — Конечно, им при случае это обязательно припомнят при удобном случае в будущем, но сейчас, в краткосрочной перспективе, это достаточно выгодный ход. А будущее… Ну, наверняка они вполне допускают, что после победы над силами вторжения, они уже будут слишком сильны, что бы волноваться о подобном. Ставки таковы, что каждая из сторон готова на всё ради победы. М-да… Политики во всех мирах одинаковы, — хмыкнул он. — Кстати, это ваше оружие — весьма впечатляющая штука. Судя по тому, что я ощутил, примерно равно по силе удару сильного Небесного Короля. В окраинных мирах с такими технологиями вы быстро станете достаточно могущественным миром.

— А в срединных? — поинтересовался с жадным любопытством копейщик.

— А вот в них с подобными вещами, но без действительно сильных практиков и искусств, вам делать нечего. Даже в самом захудалом срединном мире найдётся с пару сотен Небесных Королей, а эти ребята умеют не только лупить грубой силой, но и создавать могущественные артефакты, рунные заклятия и много иных полезных вещей, что вполне способны свести на нет наличие у вас этих самых ядерных ракет, — ответил он. — А в действительно сильных этих Небесных Королей — тысячи, и даже слабенькие Звёздные Монархи попадаются. Будь голые технологии способны дать действительно значимое преимущество в долгосрочной перспективе, большинство внутренних миров были бы техногенными. Однако таких среди них почти нет. знаю лишь одну цивилизацию во вселенной, что, не имея отношения к Системе, обладает достаточным уровнем технологий, что бы противостоять нам. Но по их меркам всё, что есть в вашем мире, не слишком отличается от технологий каких-нибудь дикарей, живущих в пещерах и питающихся сырым мясом.

— И кто же они?

— Подрастёшь — узнаешь. Возможно, если повезёт стать хотя Небесным практиком, даже повоюешь с ними. Сигийцы — грозный враг… Ладно, у меня есть для тебя задание. Узнай всё, что сумеешь, об этом человеке, — в голове китайца мгновенно появились отсутствовавшие там до этого сведения о некоем Константине Корсакове. Помимо имени и внешности, никакой иной информации не было, но даже этого Гуань Юю было достаточно. — Только без твоих фокусов — он не должен знать о твоём, и тем более моём, интересе к нему.

— Займусь немедленно, старший, — вскочил на ноги копейщик.

Похоже, то, ради чего этот таинственный практик пришёл к нему, скоро прояснится.

* * *
— Так что насчёт свидания, Оль? — улыбнулся высокий, черноглазый брюнет, сидящий вместе с девушкой на заднем сидении бронированного армейского вездехода.

— Всё так же, лейтенант Селезнев — мимо, — холодно парировала девушка. — У меня парень есть. И если он узнает о твоих подкатах, он тебе голову оторвёт. Так что умерь свой пыл, товарищ лейтенант.

— Да сдался тебе этот твой Корсаков, — поморщился парень. — Всего лишь обычный прапор, к тому же, как я слышал, с позором уволенный из ФСБ. Может, железками махать он умеет чуть лучше остальных, но в целом — ничего особенного. Что ты в нём нашла? Его уже месяц нет, а жизнь, особенно в наше время, коротка и весьма опасна. Если бы он тебя любил, то не укатил в Сирию, бросив такую красавицу одну.

В машине, помимо сидящих на заднем сидении молодых людей, находилось ещё два человека. Водитель, прапорщик Налойко, мужик лет сорока пяти, с пышными усами и усталыми серыми глазами, и командир их группы — капитан Юдин, Игрок стадии Трансформации Плоти, представитель второго поколения.

Группа ехала с рядового, в общем-то задания — в районе горда Сходня, что был ближним Подмосковьем, было обнаружено логово грорхов — монстров, напоминающих обычных обезьян, но наделённых впечатляющим набором когтей и клыков. Твари совершили набег на ближайший к ним жилой район города и, сожрав с десяток гражданских, скрылись в лесу. И в помощь местным силам самообороны, что и так зашивались, отлавливая и истребляя всякую гнусь, было выслано три усиленные группы Игроков, одной из которых была команда Оли.

Задание оказалось довольно простым, но муторным. Дойти до логова тварей в лесу, напасть и уничтожить — ничего сложного, учитывая, что в деле участвовало три десятка Игроков, среди которых было аж четверо представителей второго поколения. Однако во время зачистки часть монстров умудрилась прорваться через оцепление и попробовать скрыться в лесу, так что Оле и остальным пришлось изрядно побегать по местной чащобе за беглецами. Что настроения перепачкавшейся практически с ног до головы девушке не добавляло.

Подкаты Селезнева были делом уже привычным. Попавший в их отряд две недели назад по протекции своего дяди, занимавшего не последнюю должность должность в комендатуре Москвы, парень с первых дней принялся виться вокруг рыжеволосой красавицы. И многочисленные отказы назойливого кавалера, к сожалению, не останавливали.

— Ты, Виталик, парень вроде неплохой, — пробасил Налойко, не отвлекаясь от дороги. — Дядей не козыряешь, пупом земли себя не мнишь, так что чисто по-товарищески советую — отстань ты от неё. Знаком я немного с этим Костей, и в деле его тоже видал. Он тебе и вправду голову оторвёт.

— С чего бы? Оля ему не жена и не невеста, — парировал парень. — Свалил в туман, плюнув на неё — так чего ей его ждать? Может, он вообще сгинул там, в своей Сирии. А даже если и жив — я его не боюсь. Да и что он мне может сделать?

— А зря, — строго ответил прапорщик. — Ты не смотри, что его из Конторы выгнали. Он и так их не стеснялся нахер слать, если хотел поступить по своему, так что его увольнение не повод думать, что он чего-то от этого потерял. А что в Сирию уехал, её оставив — так а скажи мне, какой нормальный мужик свою женщину в такое пекло потащит?

— Был бы он такой хороший, хоть весть о себе бы подал, — хмыкнул он. — Так что я так думаю — он, даже если и жив, себе кого-нибудь другого нашёл. Так что не понимаю ваших бурных восторгов по его поводу.

— По себе всех людей не равняй, — презрительно фыркнула Оля.

— Я расскажу одну историю, которую своими глазами видел, — вновь влез Налойко. — А ты уж сам суди, что тебе делать, парень — восторгаться, бояться или ещё чего.

Рассказывать прапорщик действительно умел и любил. Так что, несмотря на недовольство, Селезнев умолк. Оля и сама с интересом готовилась слушать — ей стало любопытно, чем так впечатлил этого много повидавшего человека её парень.

— Месяца три с половиной назад, ещё когда мы по всему городу сволоту иномирную били, случай был. Обнаружили мы логово довольно крупного отряда, промышлявшего не разбоем, а какими-то мутными делишками с нашими бандюками. Окопались сволочи крепко, заселившись в коттеджном посёлке. Треть домов тамошних были их. Причём всё чин-чинарём — легально куплены, со всеми документами. И заселялись не абы как — а типа семьями. Где парочка молодая, где семья из пяти-шести человек — пожилая пара с молодыми детьми-подростками. Не шалили в окрестностях, жили тихо-мирно, на территории коттеджа даже происшествий с монстрами почти не было — ну не лезли туда твари, и всё.

Достав сигарету, водитель, приоткрыв окно, закурил. С удовольствием сделав глубокую затяжку и выдохнув струю прямо в окно, он продолжил.

— Собственно, на том и спалились гады. Ментов местных они провести сумели, а вот конторские заинтересовались подозрительно тихим посёлком. Тут, понимаешь ли, ото всюду полыхает, чудища везде лезут, где больше, где меньше — а у них прям благодать. Капнули, значит, наши бравые чекисты поглубже — а там и дома почти одновременно скуплены, и документы у всех липовые… Но сразу за жабры брать не стали. Решили понаблюдать, что там делается, и увидели, как один из этих «дачников» в одно лицо пяток тварей покрошил. Последили ещё сколько-то и убедились, что монстров в посёлок прёт немало — но местные их крошат в капусту.

— А чего старожилы молчали? — поинтересовался молчавший до того командир.

— А чего им закладывать было? — удивился прапорщик. — Посуди сам — каждый день люди пачками гибнут от тварей, даже по новостям только и слышно, что чудища лютуют да некие пришельцы нас всех на колбасу пустить хотят. Да вот только тут какое дело — не шибко-то народ наш властям верить привык. Да и интернет штука такая — если по телеку говорят, сотня погибших, на каком-нибудь ютубе орут о тысяче. А теперь рассуди сам — власти обосрались, защитить людей толком не могут, да орут ещё, мол, чужаки зло. А что люди видели? Что пришлые их от чудищ защищают. А что там по зомбоящику говорят никого при таких раскладах не интересовало. Командир у пришлых умный мужик оказался, наладил контакт с местными, даже деньгой кое-кому помогали.

— Вот это номер! А почему я о таком не слышал? — присвистнул Селезнев.

— А ты слушай дальше и не перебивай, может, и узнаешь, — огрызнулся Налойко, недовольный тем, что его снова перебили.

— Молчу-молчу!

— Так вот, узнали всё это дело чекисты, да нагнали солдат. Всё честь по чести — окружили, оцепили, вертушки военные над посёлком. И объявляют по матюгальнику — либо сдаётесь, либо всех покрошим на бишбармак. Ну, а чужаки, сам знаешь, без боя сдаваться не любят. Попытались прорваться, и, может, чего и получилось бы у них, но там и Костя был, и Инна, что льдом любит побаловаться, и ещё с десяток другой из этого, как его, второго поколения. И это не считая Игроков попроще, навроде тебя, парень, да целой армии солдат. Хотя, если честно, нас, солдат да Игроков попроще, они бы в салат там покрошили — сотни три их там было, и магов десятка четыре. Но нашла коса на камень — Костя с Инной сцепились с их главарями да отбросили их обратно. Вот тогда то самое интересное и началось.

Выкинув бычок в окно, прапорщик сплюнул и поднял стекло.

— Вышел простой люд и говорит — что ж вы, уроды, творите, а? Они ж, в отличии от вас, таких сяких да нехороших, нас защищали, а вы теперь на них с автоматами?! Не дадим, мол, убирайтесь откуда пришли, господа хорошие, либо стреляйте по нам! Ну и мы остановились — не будешь же в безоружных баб да стариков стрелять, правильно? И не только солдаты — даже офицеры, даже чекисты, стоят, орут на людей, но оружие не трогают. Попробовали с вертушек да гранатомётов — а они там щитами колдовскими обиваются, не прошибёшь так просто, надо в атаку идти, дать место нашим колдунам да всяким мечникам, что бы вблизи его прошибить. А народ возьми да встань вокруг этого их купола — доведены были, понимаешь, людишки, до самой крайности. Видели, что солдаты глаза отводят, автоматы опускают, понимали, что никто стрелять не будет. Вот тогда-то всё и случилось.

Помолчав немного, Налойко тяжёлым голосом продолжил.

— Командовал той операцией полковник Чистаков. Суровый мужик, конторский офицер, старой закалки — так о нём говорили. Берёт он матюгальник и орёт — не разойдётесь через минуту, прикажу огонь открыть. А люди ему в ответ — не посмеешь, шакал паршивый. Да я и сам, честно говоря, так думал. А он минуту прождал, да как прикажи стрелять на поражение. Никто, естественно, не решился. Инна с Костей и остальные ваши стоят, молчат, растерялись — не такие они ещё матёрые были, как сейчас, ох не такие. Чистаков как начни на своих орать, угрозами сыпать, а бойцы всё одно взгляд прячут, мнутся, но оружия не поднимают. И тогда полковник решился, так сказать, пример подать. Стоял там у него рядом пулемёт, на треного. Он пинком стрелка отогнал, вскинул оружие — здоровенный, лосяра, несмотря на годы был — и дал очередь в воздух.

— И никто не вмешался? — поразилась Оля.

— Никто, — подтвердил он.

— А чего пинками их не разогнали? Вас же там целая рать была, как ты говориш, — подал голос Юдин.

— А жителей — сотен пять-шесть, — ответил Налойко. — И это минимум. Начни мы их гонять, чужаки бы тут же ударили бы, не дураки же. Настоящая бойня началась бы, гражданские бы путались под ногами, и враги бы, скорее всего, прорвались бы. Не все, с потерями — но большинство гадов бы ушло. Так вот, полкан наш, психанул видать — народ то, совсем осмелев, смеяться начал. И он дал залп прямо по толпе. Десятки человек разом погибли — старики, женщины, мужики… Что тут началось! Народ рванул, куда глаза глядят — по большому счёту прямо на нас. И именно в этот момент чужие ударили. Там такая бойня была, слов не хватит описать этот ужас. Заклинания, пули, стрелы, снаряды, гранаты, вертушки сверху палят, бойцы в рукопашку лезут — с копьями, мечами, топорами и прочей приблудой. Хаос начался, одним словом. Из-за того, что гражданские под ногами путались, народу померло — тьма. И что самое поганое, часть вражин таки прорвалась, самые матёрые из них.

Немного помолчав, прапорщик продолжил:

— Тогда много хороших ребят погибло, из-за дурости Чистакова. Да и без ран, почитай, никто не обошёлся. Я чудом выжил — стоял с того края, где Инна Владимировна колдовала. Крепки её щиты изо льда, скажу я вам, весьма крепки. Мне повезло, прикрыла от магии, да и самые сильные из чужаков к ней не лезли — не дураки же, под такую дурь подставляться. А вот товарищам моим многим так не свезло, — вздохнул он. — Я, как бой закончился, не сразу поверил, что свезло, выжил, и даже ран почти нет — так, плечо вывихнул, ерунда. А посёлок в руинах стоит, кишками да кровью всё вымарано. Смотрю на всё, и такое меня зло берёт на полкана нашего, что сил нет. А он, с-сука такая, стоит, целёхонек, ни царапины на нём. И самое ж поганое — ничего ему за это не будет. Даже со службы не выгонят — так, строгачём отделается. Ведь формально-то местные на стороне врага выступили, почитай, предатели родины. И стоим мы, значит, уцелевшие, смотрим на это всё, а он орёт, мол, хрен ли встали, в погоню! Тут-то Костя и вышел. Ты, говорит, гнида конторская, что наделал?! Нахрена, тварь, стрелять приказал? И не просто говорит парень — орёт на полковника, как на шавку нашкодившую, весь в крови, чья-то требуха с плеча свисает, голос злой, глаза горят, что твой фонарь. Стоит, весь красным светом светится — и чувствую я, как на меня накатывает чем-то… Хрен его знает, в общем, чем, но дурным чем-то. А полковник ему в ответ, дурак, ничуть не хуже как гавкнет, мол, ты чего, боец, пасть раскрыл на начальство?! Кем себя, мол, возомнил, сопляк. А Костя его за шкирку, как котёнка, и над землёй поднял, да повторяет — нахрена, скотина, по людям стрелял? Тут Инна Владимировна ему и говорит — положи, мол, будь ласков, полкана где взял. И будь у Чистакова хоть капля мозгов — ему бы промолчать, но он-то к такому обращению не привык, да и гонор не позволяет молчать перед подчинёнными. Не знаю, что он сказал ему, не слышал, что-то совсем уж тихо бросил — а Костя как возьми да психани! Воткнул меч в землю, и пробил грудину полковнику. Пробил, сердце вынул и раздавил — прямо так, на глазах у всех. Инна тут же гадость какую-то ледяную колданула, пополз ледок к ногам парня. Видать, сковать хотела, но тот не попался. Секунда — и он уже прямо перед ней стоит, глазом никто моргнуть не успел. Все стоят, молчат, и он ей тихо так, спокойно говорит — все вы, сволочи, одним миром мазаны, что конторские, что ты, что чужаки, срать вам на всех, кроме себя. А та ему давай что-то про нападение на вышестоящего офицера втирать, но он слушать не стал. Попробуй, говорит, сука старая, призови меня к ответу — я твои кишки по поляне размотаю. И глаза у него, знаете, такие были, что я сразу понял — размотает. И её, и всех, кто полезет. Я рядом стоял, видел всё и слышал. У парня реально что-то в голове щёлкнуло.

Ненадолго в салоне воцарилась гнетущая тишина. Каждый размышлял над рассказанным.

— И что, ему просто с рук всё спустили? — недоверчиво спросил Юдин.

— Да, спустили. И после того дня парень почти ни с кем из конторских чинов дел старался не иметь, кроме полковника одного, Громова. И никто ему был не указ, сам решал, что да как делать. Нет, конечно, берега тоже не путал, и с боевыми офицерами да бойцами, что конторскими, что любыми другими, вполне нормально общался, но… Я его и до того пару раз видел, и после, и скажу так — совсем другим человеком стал. Так вот, я это к чему, Виталик — он с тех пор словно зарок себе дал — врагов убивать, не глядя, чьи они — чужаки ли, земляне ли. Так что подумай, стоит ли тебе ссориться с таким человеком. Оторвёт тебе башку, и дяде твоему, если тот давить попробует. Он после Малиновки, посёлка того, сам чудищем почище того Чистакова стал.

В салоне вновь воцарилось молчание, на этот раз окончательное.

— Интересный рассказ, — зазвучал задумчивый голос в голове девушки. — А парень определённо походит на своего наставника.

Пятый пассажир внедорожника, невидимый ни для кого, кроме девушки, задумчиво прикрыл глаза. Высокий, хорошо сложенный молодой человек, с короткими тёмно-русыми волосами, ярко-голубыми глазами и правильными чертами лица, был красив, очень красив.

— Ты знаешь его наставника? — мысленно поинтересовалась Ольга.

— Сложно быть жителем Центрального Мира, являться представителем одной из великих сил, и при этом не знать одного из тех, кто входит в список «Особых Военных Потенциалов», заодно являясь врагом секты Двенадцати Вершин, — улыбнулся он.

Дальше они ехали молча — четверо людей, трое из которых и не подозревали о наличии дополнительного пассажира, и существо, достигшее самого пика сферы Домена, Арвен Годгар.

* * *
— Всё идёт так, как ты и планировал, — заметила Ингрид. — Но ещё не поздно передумать, Эрдо. Я чувствую — последствия могут быть опасными даже для таких, как мы.

— Это всего-навсего крохотный, никому не нужный окраинный мирок, каких миллионы, если не больше, в Системе, — ответил мечник, вставая из мягкого, покрытого шкурами кресла и делая шаг к своей собеседнице. — Последствия? Пускай, я приму их. Без риска не достичь результатов. Почти все фигуры встали, как надо, так что я не отступлюсь. Второй подобный шанс может и не представиться вовсе.

Подойдя вплотную к сидящей в похожем кресле женщине, задумчиво глядящей в огонь камина, он мягко взял её за подбородок и повернул к себе.

— Но сейчас можно заняться и чем-то поинтереснее, — наклонившись, шепнул он.

— Нахальный мальчишка, — деланно вздохнула Ингрид, одним плавным движением заставляя платье соскользнуть со своих точёных плеч.

Глава 2

Я долго практиковался, прежде чем хоть как-то овладеть новым навыком. Совмещение силы меча и Разреза давалось невероятно тяжело, и мои надежды быстро овладеть новой силой оказались, к сожалению, тщетны. По отдельности ни то, ни другое не вызывало никаких проблем, но вот вместе… В общем, мне стоило огромных трудов пробить треугольную брешь в потолке. Справился я лишь к исходу пятнадцатого часа. Чуть восстановив силы медитацией, я прыгнул вверх, и, уцепившись за крышу, расположенную в четырёх метрах над землёй, подтянулся и вылез наверх.

Я оказался в громадной вертикальном провале. Не знаю, в чём была причина — в пламени взрыва или в магии темнокожей колдуньи, но стены квадратного углубления, в котором я находился, были почти идеально ровными и представляли из себя камень. В принципе, это было вполне логично — будь за пределами нашего убежища песок, его бы попросту засыпало. И тогда у нас бы точно не было никакой возможности выбраться, без помощи Сьюзан, во всяком случае. Прикоснувшись ладонью к поверхности туннеля, я понял, что это действительно камень. Значит, не в пламени дело, иначе это больше напоминало бы стекло.

— Ну что там? — донёсся снизу голос Алисы. За время моих экспериментов девушка успела восстановить ещё немного сил и своей боеспособности, что не могло не радовать.

— Всё чисто. Наверху день, — сообщил я, глядя на яркую точку над головой. — Давай ремень!

За время моей подготовки к тому, что бы выбраться, девушка успела подготовиться к путешествию. Деятельная ассасинша, получив надежду на выживание, развила бурную деятельность. Из плаща Васи, шкур Ала и моего, её собственного и Клинковского ремней она соорудила нечто вроде верёвок, при помощи которых предполагалось сперва вытянуть ребят из дыры, а затем и тащить наверх. Так что мы, не теряя лишнего времени, одного за другим вытянули наших выключенных соратников. Особенно аккуратно пришлось тянуть лучника, так как физически самая серьёзная рана была именно у него.

— Как будем ползти наверх? — деловито уточнила девушка.

— Альпинизмом когда-нибудь занималась? — уточнил я на всякий случай.

— Прыжок с тарзанкой считается?

— Понял, принял, — вздохнул я. — Я, к сожалению, даже с тарзанкой не прыгал. Ладно, как там у тебя с кинжалами? Целы?

— Вполне, — ответила она.

— Тогда давай их сюда, — решительно протянул я руку.

Кинжал Ночных Бродяг, Продвинутый ранг Среднее Качество, парное оружие. Обладает средней энергопроводимостью и уменьшает паразитные траты энергии при использовании техник, основанных на чистой Ки, на 7 %. При использование парных клинков данный эффект утраивается.

Не споря, Алиса отдала своё оружие, и я, примерившись и активировав Проявление Ци, воткнул одно из лезвий прямо в камень. Оружие вошло сантиметров на восемь-десять, и я, всё ещё поддерживая в нём энергию, попробовал подтянуться на нём. К моей радости, клинок не подвёл, легко выдержав мой вес.

— Значит, делаем так, — повернулся я к девушке. — Сейчас привязываешь себя ко мне, и мы поднимаемся наверх. Там быстренько осматриваемся, и если всё нормально, я спускаюсь вниз и по одному вытаскиваю наших. Тебе придётся побыть на стрёме.

— И толку с меня без оружия? — поинтересовалась девушка. — Я не в том состоянии, что бы…

— Алиса, — вздохнул я. — А какие у нас ещё варианты?

Девушка осеклась и умолкла. Действительно, не оставлять же там без присмотра бессознательных товарищей?

— Прости, я немного туплю, — виновато ответила девушка. — Не каждый день попадаешь под ядерный удар. Сейчас соберу оружие наших и готова.

От доспехов, конечно, пришлось отказаться, но оружие мы решили не бросать. Пусть уж лучше на нас будет немного лишнего груза, зато, если кто-то очнётся, он сможет усилить отряд. Те же навыки Клинкова и Алелекэ были почти бесполезны без оружия. Я повернулся к ней спиной, и девушка, повозившись минуту, подошла ко мне. Обняв меня за плечи и обвив мой пояс ногами, девушка прижалась ко мне, я почувствовал, как два упругих полушария упираются мне в спину. Так, не отвлекаться!

Восхождение по отвесной стене прошло, несмотря на сложность данной операции, почти без помех. Пару раз, конечно, случались эксцессы — когда клинок вонзался недостаточно глубоко или камень крошился под напором кинжала, но примерно к середине подъёма я уже приноровился и не допускал подобных промахов. Как же хорошо быть сильным Игроком! На силе практически одних лишь рук, вонзая в камень клинки, забираться по отвесной стене с грузом в виде девушки, двух мечей, щита и здоровенного боевого лука (орудие Ала весило больше, чем мой меч) я, хоть и немного запыхался, но добрался до вершины.

Нам предстало довольно удручающее зрелище. Хаос, обломки зданий и пустынный ветер — вот что встретило нас на поверхности. Теплившаяся во мне робкая надежда найти что-нибудь полезное — ну хотя бы материалы для подобия страховочного каната, мигом развеялись. Здесь не было ничего, кроме камней, ветра и проклятого песка, лезущего во все щели.

— Ладно, я вниз, — предупредил я девушку, возвращаясь к провалу.

Дальнейшие четыре ходки окончательно выбили меня из сил. И если подниматься наверх было тяжело из-за дополнительного груза (особенно довольно крупного Ильи), то спускаться вниз было сложно из-за того, что было банально неудобно вонзать клинки. Но около часа трудов — и все оказались на поверхности. К сожалению, клинки Алисы, хоть и не превратились совсем уж в хлам, но были довольно близки к этому. Что поделать, создавались они явно не для того, что бы здоровяки вроде меня использовали их вместо альпинистских кирок, или как там эта хрень зовётся.

— Надо уходить отсюда, Костя, — подсела ко мне Алиса. — Здесь слишком высокий радиационный фон. Долго нам здесь не просидеть.

— Дай перевести дух, красавица, — устало отмахнулся я. — Я сейчас не ходок.

Перемазанная в крови, пыли и какой-то саже девушка, со всклоченной шевелюрой и мешками под глазами, лишь фыркнула на «красавицу», но спорить не стала. Тем не менее, я понимал её правоту. Я и сам буквально чувствовал, что всё вокруг, от песка под ногами до воздуха, отравлено. Так что, с кряхтением приняв позу лотоса, я принялся гонять по телу энергию при помощи техники эволюции. Не панацея, конечно, но если подобным образом напитать мышцы энергией это сработает подобно допингу — пусть и весьма посредственному, но всё же лучше, чем ничего. Правда, на организме это отразится не лучшим образом. Жрать и пить захочется неимоверно, да и на сон придётся потратить часов пятнадцать минимум, но даже так пара часов относительной бодрости была нам просто необходима. Девушка права, задерживаться здесь не стоит.

Через пол часа мы двинулись в путь. Спеленутые в единой кокон Илья, Сьюзан и Ал были закреплены за моей спиной, Алиса же вызвалась тащить самого тощего из нас — Васю. В таком виде наша странная команда и двинулась вперёд.

Я бежал в след за девушкой, которая каким-то макаром определила где север и исходя из этого выбрала маршрут. По её словам, если повезёт, мы часа через четыре выйдем к крохотному оазису, где должна быть вода. Оазисом, по её словам, пользовались в основном бедуины и для основания там поселения он был слишком мал, так что, опять же если, нам повезёт и там не окажется никого, мы сумеем хоть силы восстановить.

С раненными за плечами развить предельную скорость было нереально, да Ал, чей бок при осмотре на свету выглядел, конечно не так плохо, как мы опасались, но все равно весьма скверно, всё равно не перенёс бы слишком сильной тряски. Потому наше путешествие вылилось для меня в своеобразную тренировку техники Поступи. Требовалось двигаться быстро и вместе с тем достаточно аккуратно, что бы не доставить слишком большой дискомфорт раненным. Поначалу было совсем уж сложно, но постепенно я приноровился.

К моменту, когда солнце медленно и лениво покатилось к горизонту, мы преодолели километров пятьдесят-шестьдесят. До оазиса оставалось ещё примерно полчаса пути, во всяком случае, по словам Алисы. Я сильно переоценил свою выносливость, ибо прошло лишь примерно три с половиной часа, а я уже выдыхался. И надежды на то, что я лишь одной напиткой тела своей Ки исправлю положение, уже не было.

Во первых, мы не ели и не пили уже несколько суток, а каким бы крутым Игроком ты ни был, у любой выносливости есть предел. Во вторых — этой самой Ки во мне уже оставалось лишь сотня единиц, и восстановить её простой медитацией не представлялось возможным. Я итак выжал из своей энергетики всё, что можно, ускоренно восполняя её раз за разом. И на Проявление Ци рассчитывать не приходилось — пусть я использовал её весьма умеренно, но что можно выжать из тела, чьи резервы и так уже подходят к концу? В таком состоянии расход жизненной силы будет просто чудовищен, а рассчитывать на то, что удастся найти ещё какое-нибудь чудодейственное средство восстановления жизненной энергии не стоило. Нет, конечно, если нас совсем прижмёт, я использую эту технику — но лишь в самом крайнем случае, если столкнёмся с врагами. Рассчитывать с её помощью пробегать по раскалённым пескам ещё пару часов не стоило.

Словно прочитав мои мысли, бегущая впереди девушка внезапно подала знак остановиться.

— В чём дело? — устало спросил я, с трудом подавляя соблазн плюхнуться на землю.

Словно загнанные кони, мы начали ходить кругами, постепенно успокаивая и давая остыть уставшим телам. После такого забега нельзя было мгновенно остановиться и плюхнутся на жопу — так и до сердечного приступа недалеко, учитывая нашу вымотанность.

— Впереди… Люди… — хрипло ответила она.

Алиса выглядела ещё хуже, чем я. Красная, исходящая паром, с залитым потом лицом, покрытом слоем пыли и грязи, со слипшимися волосами — и как она только держится? Да ещё и Васю на хребте тащит.

— Можешь сказать, сколько их? — уточнил я.

— Нет, надо подойти поближе, — ответила чуть отдышавшаяся девушка. — Нужно обойти.

— Ну нет, — возразил я. — Нужно узнать, кто там и сколько их? Вдруг это наши? Или враги, но слабые? Если первые — нам повезло, если вторые — попытаемся прикончить и добыть у них еды.

— Кого мы в таком виде сможем прикончить, Костя? Нас самих едва ли ветром не сносит!

— Алиса, у нас нет выхода. Нам в любом случае надо понять, что происходит вокруг и раздобыть припасов. Если среди врагов будет кто-то опасный, он так или иначе нас уже почуял, меня, во всяком случае. Если нет — это наш шанс.

— Но оазис!.. — начала было девушка.

— Вполне может быть занят товарищами этих красавцев, — перебил я. — Так что слишком уж на это надеяться не стоит.

— Хорошо, — вздохнула девушка. — Но ты подождёшь меня здесь.

— С удовольствием, — согласился я, аккуратно присаживаясь. — Помоги распаковаться.

Сгрузив раненных, мы присели на десяток минут, просто что бы отдышаться. Наконец девушка нехотя поднялась.

— Пожелай мне удачи, — попросила она.

— Удачи, Алис. Если дело повернётся плохо — беги ко мне.

Девушка, ничего не ответив, использовала технику движения и скрылась с моих глаз. Впрочем, ответа и не требовалось — я и так понимал, что если что-то пойдёт не так, она постарается увести погоню подальше от нас. Внешне холодная и рациональная, она, тем не менее, трепетно относилась к тем, кого считала… ну, если не друзьями, так товарищами точно. Будь это иначе, она бы предложила бросить ребят ещё там, в яме, и уходить вдвоём.

Минуты томительного ожидания потянулись одна за другой. Я уже начал волноваться за девушку, но тут на грани моего чутья появилась знакомая аура. Спустя пол минуты Алиса устало рухнула на песок рядом со мной, жадно глотая воздух. Слегка отдышавшись, девушка села и начала рассказ.

— Их семеро. Пятеро простые люди, двое Игроки — маг и мечник, один ещё не добрался до Трансформ, второй на уровне Костей. К счастью, именно маг у них слабак. Выглядят потрёпанными, но при оружии. Никаких артефактов, магических сигналка есть, но слабая. Но я потратила всю Ки на маскировку, а один ты, в таком виде, можешь и не справиться.

— С пятью бойцами, магом недоучкой и…

— Костя, — перебила она. — Посмотри на себя, и ответь честно, много ли пуль ты сейчас в состоянии отбить? Какая бы хреновая у них не была сигналка, ты даже в лучшем своём состоянии не сумеешь проскочить незамеченным, не тот у тебя профиль. А пять автоматчиков, мечник и маг, какими бы они ни были, против на девять десятых дохлого тебя — вполне достаточно. Но у меня есть план. Рискованный, конечно, но всё же.

— Слушаю, — ответил я, с неохотой признавая её слова. Знала бы она ещё, что дохлый на девять десятых — ещё довольно щадящая оценка моего состояния…

Вместо ответа девушка принялась стягивать с себя остатки своей кожаной брони. Полетели в сторону отдельно крепящиеся кевларовые наплечники, была стянута через голову куртка…

— Ты чего? — обалдело уставился я на девушку, уже стянувшую верх и оставшуюся в тонкой, насквозь пропитанной потом нательной… Ну, наверное, водолазке, чьё предназначение было, видимо, в том, что бы уберечь кожу от натирания о, простите за тавтологию, кожи.

— Помоги с сапогами, — спокойно попросила она. — Крепления изуродовало, так что нужно аккуратно стянуть их. Не хочу окончательно угробить последнюю обувь.

— Так чего ради сеанс стриптиза? — осторожно поинтересовался я, взяв в руки изящную ножку и аккуратно выпрямляя пальцами (силы позволяли) металлические крепления.

— Они там все семеро — мужики, — ответила она, наконец освободившись от сапог и стягивая с себя штаны. Под ними оказалось что-то вроде лёгких бридж из той же материи, что и водолазка.

— И? — не понял я.

— А мужики, в любом состоянии, всегда мужики, — мрачно ответила она, решительно разрывая ткань на груди и оголяя прикрытую лифчиком грудь. Увидев, как она протянула руки за спину, я отвёл взгляд.

Прямо передо мной приземлился бежевый бюстгальтер, ровно так, что бы я его увидел.

— Не строй из себя недотрогу. Ты уже видел меня голой, — холодно заметила Алиса.

Ситуация, несмотря на все обстоятельства, становилась довольно неловкой. Не то, что бы я такой целомудренный, но пялиться на подругу всё же было бы как-то… неправильно, наверное. Тем более после того, что случилось с ней в посёлке, где мы добыли Айву, думаю, мужское внимание ей противно. Мы, конечно, никогда не поднимали эту тему, но я слышал, что после насилия над собой женщины весьма настороженно и негативно относятся к мужскому вниманию.

— Мне не нравится твой план, — поднял я взгляд, старательно глядя ей в глаза и не позволяя себе посмотреть на крепкую, аккуратную грудь размера эдак второго с половиной… Ладно, почти не позволяя.

— Ты его сперва выслушай, — хмыкнула она. — Восприятие среднего бойца Трансформы Костей третьего поколения — примерно метров тридцать-сорок. Сигналка начинается на расстоянии шестидесяти метров от их стоянки. План такой — я двигаюсь к ним, изображая из себя умирающего лебедя. Ты идёшь со мной и останавливаешься на расстоянии десяти метров от сигнального контура. Там бархан, за которым они расположились, сможешь укрыться. Я пересеку сигналку и рухну на колени. Буду изображать полное бессилие. Они, увидев бабу, тем более беспомощную, стрелять сразу не станут. Захотят узнать кто такая и откуда взялась. Ну, и кое-что ещё, естественно. Мы зайдём с разных сторон, так что пока будут со мной разбираться, у тебя будет шанс напасть на них со спины. Что бы ни происходило, что бы они со мной не делали — даже если всей кодлой насиловать начнут, жди удачной возможности для атаки. У нас только один шанс, и права на ошибку нет. Нападай только тогда, когда будешь уверен, что успеешь добраться до них незамеченным.

— Но!

— Никаких но! — рыкнула красная, как рак девушка. — Ты хотел разжиться припасами и пленником — так вот тебе шанс и на то, и на другое. И не надо мне тут морщить морду! — обозлилась она. — Не до церемоний сейчас! У нас четверо раненных на руках, да и сами мы такими темпами скоро сдохнем от жажды. Так что если ради того, что бы мы все выжили, надо… немного потерпеть, — слегка запнулась она. — То я выдержу. Не впервой, как ты помнишь, — скривилась Алиса.

— А если они не расслабятся и будут смотреть по сторонам? — всё же возразил я. — Если дотащат тебя до своей стоянки, а сигналка…

— Она у них одноразовая, — нетерпеливо перебила меня она. — Я уже видела такие — дешёвые одноразовые поделки, их массово раздают рядовому мясу. Сработает на мне и всё, считай её нет.

— А если она у них не единственная? — упрямо возразил я.

Мне совершенно не горело наблюдать, как девушку растянет на песке кучка уродов. Я уже жалел о том, что не согласился обойти этих мудаков. Но отступать уже было поздно, девушка была настроена слишком решительно. Умом я понимал, что она во всём права, что этот план — самый оптимальный из имеющихся, но то умом. А помимо ума есть ещё такая неприятная штука, как совесть и гордость. И то, и другое было решительно не в восторге от предстоящих перспектив.

— А если не единственная — то я воткну палец в глаз ближайшему уроду, попытаюсь прикрыться его телом и буду молить всех богов, что бы ты успел раньше, чем меня прикончат. Всё, хватит спорить. Пора действовать!

Оставив ребят на месте, мы двинулись вперёд. В какой-то момент девушка двинулась по широкой дуге, обходя находящийся впереди бархан.

— Я зайду с противоположной нашему маршруту стороны, — объяснила она. — Ты будешь ждать ещё дальше в стороне. Если у нас ничего не выйдет и мы сдохнем — хоть какйо-то шанс, что ребят не найдут. Может, и выживут.

Наконец, оставив меня на позиции, девушка пошла ещё дальше. Я осторожно выглянул из-за кромки бархана и увидел семерых человек, расположившихся в низине. Трое лежали под тенью брезентового тента, отдыхая — очевидно, маг и мечник, да кто-то третий. Ещё двое возились с чем-то, что оказалось банальными спиртовыми горелками из сухпая. Кинув по таблетке сухого спирта, они принялись греть пищу. При виде еды у меня предательски заурчало в животе.

Ещё двое стояли на страже. Алиса идеально подобрала направление — оба находились на вершинах ближайших барханов, наблюдая за окрестностями, но девушка каким-то образом провела нас незамеченными. Сейчас я был недоступен для их взглядов.

Спустя несколько минут ожидания, я увидел медленно бредущую фигурку девушки. Та шла, пошатываясь якобы от усталости и на постоянно спотыкалась. В импровизированном лагере поднялась суматоха, что-то крикнул один из караульных — но Алиса всё же успела пересечь черту сигналки, и лишь затем рухнула на песок. Один из караульных, под настороженными взглядами остальных, подошёл к лежащей девушке и, не сводя с неё дула автомата, ногой перевернул ту на спину.

Дегенераты, к счастью, какие же они дегенераты. Ну кто отправляет караульного в такой ситуации? Они наоборот должны с удвоенным усердием начать глядеть по сторонам, пока бойцы из лагеря решают вопрос с неожиданной пленницей. Сразу видно — не профессиональные вояки, а сброд, в срочном порядке согнанный под ружьё пришлыми. Ну что ж, это нам только на руку.

Девушку оттащили к лагерю и, не церемонясь, дали пару затрещин. Та пришла в себя и села. Не знаю, о чём они говорили, но внезапно все присутствующие расслабились. Один из них, мечник, судя по висящему на боку клинку, что-то бросил остальным, и с Алисы начали стягивать штаны. Девушка начала истерично биться и брыкаться, изображая ужас — а может, и не изображая, и счёт пошёл на секунды. Мечник уже начал лапать девушку, ухватив за волосы, заставил поднять голову и сунул ей руку меж судорожно стиснутых ног. девушка пыталась отбиваться, кусалаться и царапаться, но это, очевидно, ничуть не смущало насильника.

Я бросил взгляд на караульного. Тот, явно с завистью, глядел на происходящее в лагере. Пора!

Собравшись с силами, я использовал Поступь, двумя быстрыми рывками приблизился к нему и одним быстрым взмахом срубил ему голову. Тыл обезопасен, идём дальше.

Не обращая внимания на боль, вспыхнувшую в ногах от слишком мощного для них в данный момент усилия, я рванул к лагерю. Секунда, вторая, третья — и мечник с магом, что-то почуяв, начали поворачиваться ко мне. Я вспыхнул багровой энергией, щедро, не скупясь перегоняя её в меч — не время жалеть сил!

Мечник попытался, отпустив волосы девушки, выхватить меч — но Алиса, с неожиданной для всех силой и прытью, ловко подсекла его ногой. Растерянные автоматчики тупо смотрят на несущуюся на них смерть — для простых людей всё происходит слишком, слишком быстро. Вот они начинают вскидывать оружие, но поздно — с моего клинка срывается полоса энергии меча и Разреза, переплетённые меж собой.

Полумесяц меча срубает троих противников, маг бьёт в меня слабенькой молнией — но я не уклоняюсь. Я не могу сейчас маневрировать — только вперёд, только напролом, не затягивая битву, пока в жилах кипит временная мощь, разрывая мышцы.

Вражеское заклятье едва не вырубило меня, но Проявление Ци и Железная рубашка позволили мне не свалиться. Меня тряхнуло, мне было очень больно, каждый волосок на теле встал дыбом — но я уже ворвался в лагерь. Моя ладонь, без всяких техник и энергии, обычным ударом, вбивает нос мага глубоко в его мозг. Раздаются первые выстрелы — но враги стреляют туда, где я был секунду назад. Мой меч вонзается в лицо одному, но второй уже разворачивается ко мне. Силы начинают стремительно покидать меня, я понимаю, что не успею выдернуть клинок.

Отпустив рукоять, я прыгаю на последнего стрелка. Левая рука отбивает дуло старенького калаша, а правая смыкается на горле врага. Из последних сил я сжимаю ладонь, и с удовлетворением слышу хруст сломанной шеи. Всё, победа!

Я рухнул на колени, жадно глотая ртом воздух. Сил уже ни на что не оставалось, перед слезящимися глазами бегали разноцветные круги, мышцы сводило от боли и судорог. Внезапно чья-то тень закрыла свет, и я вспомнил — мечник! Блять, а у меня ни капли сил!

— Мы справились, Костя, — произносит дрожащим голосом Алиса. — Мы справились!

Подняв взгляд, я вижу её. От губ девушки вниз, по шее, стекая на грудь, бежит кровь, волосы торчат дыбом, а сама она дрожит от пережитого. Покосившись на мечника, я увидел, как тот, схватившись за окровавленное горло, скребёт ногами по земле и хрипит в попытках вдохнуть хоть каплю кислорода разорванной глоткой.

— Да, Алис, — обессиленно отвечаю я. — Мы и вправду справились…

Очевидно, это стало для девушки последней каплей. Рухнув на колени, она прижалась ко мне и зарыдала. Подняв руку, я принялся аккуратно гладить её по спине. Что можно было сказать в подобной ситуации, я не представлял, потому чувствовал себя максимально неловко. Так мы и стояли на коленях — усталый, выжатый воин в рваном тряпье, окровавленной ладонью гладящий спину прижимающейся к нему обнажённой красавицы. Неловко, да.

Спустя минуты три рыданий девушка относительно успокоилась. Плакать, во всяком случае, перестала.

— Ненавижу эту Сирию. Ненавижу чужаков, проклятые пески и мужиков. Всего за месяц меня подстрелили, пытали, изнасиловал с десяток уродов и попытались грохнуть ядерной бомбой, а сегодня ещё это. Гори оно всё, сука, синим пламенем. Ненавижу! — впилась в мою спину ногтями девушка.

Будь я идиотом, я бы мог сказать, что мы сами виноваты во всём. Что сами сунулись в чужую страну, что сами полезли за айвой в посёлок, сами полезли помогать с уничтожением складов и что автор плана отвлечения внимания лежащих вокруг нас трупов — она сама. Но идиотом я не был, а потому промолчал, вспомнив переданную ещё отцом мудрость — никогда не пытайся успокоить разгневанную женщину голосом логики. Смысла столько же, сколько костёр бензином тушить.

Мы просидели ещё с пол часа. Тело нещадно ныло, в душе образовалась сосущая пустота, вызванная чрезмерным истощением энергетики, и всё, что я сейчас хотел — упасть и уснуть. К сожалению, языка мы не взяли, и допрашивать было некого.

Наконец я с кряхтением отодвинулся от девушки и с трудом встал на ноги.

— Надо идти к нашим, Алис, — тяжело выдохнул я. — Я соберу еды и воды, а ты найди что одеть.

Отвернувшись, я принялся шерстить пожитки мертвецов. Два десятка сухпаев в одном из рюкзаков и полный галетов второй стали нашей добычей, помимо разбросанных семи комплектов того, что они намеревались сегодня приготовить на ужин. Аптечки у убитых, к сожалению, не оказалось, но зато у каждого трупа было по фляжке с водой и в тени тента оказалась чудом уцелевшая двадцатилитровая канистра с водой. Всё указывало на то, что этот сброд если и не дезертиры, то высланный надолго по каким-то делам отряд. Первое было бы идеально, но даже второе было не плохо — еды по крайней мере пару дней убитых не хватятся, учитывая, что средств связи у них не было. С другой стороны — вдруг они с основной группой через гонцов общались?

Девушка, одевшись в стянутую с мага одежду — тот был самым мелким из присутствующих, к тому же его тряпки уцелели лучше остальных — молча подхватила один из рюкзаков и зашагала вперёд. Ни слова не говоря, я пошёл за ней. Как бы то ни было, теперь у нас есть шанс нормально восстановить силы. И пусть идти даже с таким, не самым большим, грузом, было тяжело, пусть всё тело нещадно болело, умоляя об отдыхе — это всё ерунда. У нас есть вода и питьё, значит, если мы переживём ближайшие сутки, мы сумеем восстановить большую часть сил. А два Игрока нашего уровня — достаточно грозная сила, что бы рассчитывать выбраться из этих песков.

Ничего, мы ещё поборемся. Пожрать, выспаться, снова пожрать — и Костя Палач будет снова готов к бою!

— Не отставай, — бесцветным окликнула меня девушка. — Я хочу есть, так что побыстрее, пожалуйста.

— Иду, иду.

Кажется, она ещё не скоро отойдёт от случившегося. Всё же не стоит забывать, что она девушка, лишь недавно погрузившаяся в подобное. Алиса и так отлично держится.

Так мы и шли, два измученных, выжатых путника, которым ещё только предстояло выбраться обратно.

Глава 3

Добравшись до лагеря, мы первым делом принялись есть. Ну, вернее, я кинулся — с нетерпением установив на маленькой металлической треноге спиртовую таблетку, я чиркнул спичкой и закинул греться рисовую кашу с мясом, судя по рисунку. Хотя я бы сожрал сейчас любую органику. Алиса же, взяв две из добытых нами фляжек, удалилась за ближайший бархан. Неодобрительно посмотрев в след девушке, я всё же промолчал, хотя, как по мне, расходовать в пустыне такой бесценный ресурс, как воду, на какую-то там гигиену точно не стоило. Но после пережитого ей, наверняка, требовалось привести себя в порядок. Наскоро вытертые первой попавшейся тряпкой от крови шея и грудь она явно посчитала абсолютно недостаточным.

К моменту её возвращения я уже прикончил третью порцию и вылакал две фляжки, но к состоянию сытости ещё не приблизился даже близко. На треногах грелось разом ещё семь упаковок пищи — ещё две мне и пять девушке. Ожидая, пока он достигнут нормальной температуры, я сожрал пять порций овощных рационов, которые входили в каждый набор сухпая, и трескал галеты. Какая же всё же гениальная вещь, эти сухие пайки — в каждом набор простейших, пусть и не самых вкусных блюд, в котором полный набор всех необходимых организму витаминов и микроэлементов. Кстати, продукция была российской.

— Ты не лопнешь? — фыркнула усталая девушка, что едва шла.

— Пять — тебе, — ответил я. — Насколько я знаю, способность Регенерации имеется у каждого в первом поколении. А для неё нужно много, очень много строительного материала. Сожрём по пять — и отдыхать. Ты спишь первая, потом меняемся. А пока — приятного аппетита.

— Ложка хоть есть, варвар чумазый? — спросила она.

Глянув на себя, я вынужден был согласиться — весь в крови, особенно рука, грязный и оборванный, я выглядел как самый настоящий дикарь.

— Есть, — протянул я ей один из самых важных предметов в солдатском скарбе. — Пока ты всякую хрень собирала, вроде автомата, — неодобрительно покосился я на прихваченный ею огнестрел. — Я экспоприировал самое ценное — жратву и то, чем её есть.

— Хоть помыл бы, — заметила Алиса, доставая одну из последних фляг. Плеснув на столовой прибор, она, как могла, протёрла его.

Дальше мы ели в молчании. Сожрав ещё три сухпая, я не наелся, но чувство ужасающего голода отступило. Не церемонясь, я вылакал литра два воды прямо из канистры. В той, по ощущениям, оставалось ещё примерно половина. Господи, хорошо-то как! Глаза так и слипались, организм, которому было наплевать на все мои обстоятельства, настойчиво требовал выключиться как можно скорее и дать ему возможность заняться самовосстановлением.

— Ложись спать, Кость, — предложила мне Алиса. — Ты сил потратил больше, да и толку от тебя, случись что, будет больше, так что в первую очередь лучше восстановить твои силы. И не надо врубать джентльмена, я всё равно не хочу спать. Мне нужно побыть одной и подумать. Как почувствую, что больше нет сил — разбужу. И вообще, не забывай, что моё восприятие острее.

Спорить я не стал, и, с тоской глянув на тройку ещё нетронутых порций девушки, улёгся поудобнее прямо на песке. Солнце уже не било в глаза, да и дневной жар уже сильно спал. Последнее, что я увидел, прежде чем усталые веки, налившись свинцовой тяжестью — это медленно и аккуратно принимающую пищу девушку. Надо же, явно ж такая же голодная, как я, а манер не растеряла…

Когда Алиса разбудила меня, на небе уже во всю светило солнце. Первое, что я почувствовал, проснувшись — голод. В животе грохотало и урчало так, что казалось, вся пустыня слышала. Вторым же ощущением была чесотка. Всё в моём теле, от макушки до пят, пощипывало и чесалось, причём изнутри. К счастью, не слишком сильно, но всё равно неприятно.

— Долго я спал? — поинтересовался я у бледной, измождённой девушки.

— Одиннадцать часов, — показала она наручные часы, снятые с одного из трупов.

— Чего не разбудила? — удивился я, ощутив лёгкий укол вины.

— Я пыталась, но ты тупо игнорировал. Я уже испугалась, что ты в коме, Кость.

— Прости, — склонил голову я, потягиваясь и сдерживая зевок.

— Ничего страшного. Это от тебя, похоже, не зависело. Лучше скажи, как самочувствие?

Я прислушался к себе. Так… перенапряжённые мышцы частично восстановились, физических сил тоже ощутимо прибавилось. Что там с Ки? Ага, пятьсот единиц. Негусто, но радует радует тот факт, что она начала восстанавливаться. Вчера даже намёков на это не было. В целом, если прикинуть, я восстановился процентов на тридцать от изначальных кондиций, может даже чуть больше. Вовсе неплохо, надо сказать. Меньше, чем я надеялся, но больше, чем опасался. Случись мне схлестнуться со вчерашней семёркой сейчас, я бы порвал их голыми руками, не особо напрягаясь.

— До идеала далеко, но теперь, случись что, я сумею отбиться, — честно ответил я. — Твоя очередь отдыхать. Кстати, как самочувствие?

— Часть внутренних повреждений восстановилась, — сонно пробормотала девушка, сворачиваясь калачиком на куче какого-то тряпья и накрывая глаза белой тряпкой. — Но мне нужно спать… Ребят я напоила час назад. Не проснусь через шесть часов, напои их са-а-ам… — зевнула она, мгновенно отрубаясь.

— И как мне это, интересно, сделать? — пробормотал я себе под нос.

За ночь девушка успела сделать немало полезного. Во первых, перетащила и установила тент, развязал кокон из троицы, которую я тащил на своём горбу и расположила под ним. Натаскала всяких тряпок, сделала из них подстилку для ребят и уложила их рядком. И всё это — пока я дрых.

Ладно, самобичеванию предаваться без толку. Лучшее, что я могу сделать сейчас, это как можно скорее восстановить силы, что бы иметь возможность защитить своих спутников. Внимательное изучение восприятием показало, что их состояние понемногу улучшается. Я не целитель и даже не маг, но мне казалось, что первой должна очнуться Сьюзан. Да и в конце концов, из четвёрки каличей она была наименее пострадавшей.

Умяв ещё пять порций еды и литр воды, от которой осталось не больше половины вчерашних запасов, я принялся гонять по телу энергию. Техника эволюции, помимо всего прочего, значительно подстёгивала регенерацию тела за счёт прогоняемой через него особым образом энергии. Да и сама она, эта энергетика, хоть и активно уходила на нужды регенерации, тем не менее всё быстрее и быстрее восстанавливалась. Конечно, не быстрее чем тратилась, но сама тенденция не могла не нравиться.

При этом я не расслаблялся. Моё восприятие сканировало всё вокруг, и в случае появления чего-либо необычного в радиусе двухсот метров, я был бы предупреждён. Так и потянулись томительные часы ожидания. Энергия, циркулируя по организму, восстанавливала потрёпанные мышцы и ткани и стремительно поглощая все запасы пищи. Через четыре часа я уже был снова голоден и, поколебавшись, потянулся к сухпаям. Еды оставалось немного, всего девять упаковок, так что я взял две порции и полез к галетам. Вот их было ещё прилично, хотя именно от них, к сожалению, толку было меньше всего — слишком малая питательность.

К вечеру я был уже процентов на пятьдесят-шестьдесят в норме. Чем дальше, тем быстрее шёл процесс регенерации, что не могло не радовать. Вот только в какой-то момент Ки совсем исчерпалась, и пришлось прекратить ей напитывать организм. Так что, прервав технику эволюции, я просто лёг на спину, с наслаждением потягиваясь и глядя на усыпанное звёздами небо. Звёздами, к которым я однажды отправлюсь, что бы посмотреть на иные миры…

Алиса всё ещё спала. Посмотрев на сладко посапывающую Алису, я решил не трогать девушку. В конце концов, было очевидно, что её скорость восстановления значительно уступает моей. Пусть поспит, я лось здоровый, потерплю. Тем более что сейчас я чувствовал, что вполне могу продержаться на ногах сутки-двое.

Укрыв девушку одной из шкур Ала, я приступил к восстановлению запасов энергии. В конце концов, тело и само по себе неплохо восстанавливается, а вот запас силы на случай столкновения с врагами иметь жизненно необходимо. В конце концов, теперь я, скорее всего, уже не вершина пищевой цепи.

К середине ночи, восстановив почти половину запаса Ки, я решил прервать это монотонное занятие и просто полежать, отдыхая. В конце концов, я не книжный «культиватор», который спокойно может сутками сидеть в медитациях. Сидеть, монотонно циркулируя энергию, и находить в этом что-то интересное это явно не про меня. И так почти весь день и полночи прокуковал, хватит.

Я лёг и вновь взглянул на звёзды, начав размышлять над дальнейшими действиями, но тут моего восприятия коснулось что-то живое. Не Игрок и не практик, но явно обладающий собственной энергией… блять, это ж монстр! Но откуда такой сила у рядовой твари? Обычно монстры, порождаемые Системой, были примитивными тварями со средним уровнем силы, аналогичным Игрокам третьего поколения. А тут… То, чего коснулось моё восприятие, обладало куда более мощной аурой, чем я привык чувствовать.

Голову пронзила внезапная догадка. А что если это тварь сферы Истока? В конце концов, из-за Гуань Юя чужаки обрели возможность использовать силу этой сферы, так почему бы не появиться и тварям подобного уровня? Вполне логично…

Тварь неспеша двигалась в в нашу сторону, но я никак не мог углядеть или услышать её. Странно, ведь энергетику она свою совершенно не скрывала, так что какой был смысл таиться? Обладая такой силой, она должна была ощутить моё внимание — объёмы энергии того, что двигалось к нам, превышало мои раза эдак в два — и это я говорю не о нынешнем своём состоянии, а о пиковой форме. А я, смею заметить, ещё не встречал того, кто на одном со мной уровне не устал бы мне в этом параметре.

Монстры делились на два типа — разумные и нет, или умники и дикие, как мы их называли. Первые как правило значительно уступали в силе своим диким собратьям, будучи в большинстве своём бывшими людьми, искорёженными, обращёнными в нечто иное Системой. Однако уступая им чистой силой, они, тем не менее, чаще всего значительно превосходили диких своей опасностью за счёт наличия разума. Всё таки сила без мозгов, ведомая лишь инстинктами, не так опасна, как та, что подчиняется упорядоченному разуму — пусть и искалеченному, тёмному и злобному, но всё же.

И будь это кто-то из умников, он бы почуял моё внимание. Всё же я был далёк от того, что бы называть себя мастером сенсорики — обмануть одиночную неразумную тварь я ещё мог, а вот на то, что бы провести умника моих способностей уже не хватало, проверено. Ну, если он не будет ниже уровня Трансформы Костей, во всяком случае.

Однако то, что двигалось сюда, было куда сильнее любого виданного мной монстра и, обладая подобной силой, просто обязано было почуять моё внимание. Один из базовых принципов Системы Эволюции, который я успел усвоить — чем выше разница в силе, тем меньше толку с уловок. Чёрт, и что делать?

— Алиса, — достаточно громко позвал я, почувствовав, как существо замерло. Нас разделяло сейчас около сотни метров, но я по прежнему не видел противника. Судя по ощущениям, он прятался за гребнем ближайшего к нам бархана.

— Алиса! — потряс я девушку за плечо.

Та, открыв глаза, мигом подскочила. Девушка сходу почуяла неладное и повернулась в ту сторону, где скрывалась тварь.

— Монстр, сфера Истока, — отрывисто бросила девушка, настороженно глядя в сторону невидимой мне твари. — Надо бежать!

— Каким макаром? — иронично поинтересовался я, рукой указывая на ребят. — Не проснулась ещё, что ли?

— Да, прости, — виновато оглянулась она, постепенно приходя в себя. — Какой план?

— Что можешь сказать о твари?

— Это огненный варан, так его обозначила Система — уверенно ответила она. — И он голоден, но почему ещё не атаковал, не знаю.

— Как твоё состояние?

— Более или менее, — ответила девушка, но под моим строгим взглядом призналась. — Ладно, всё ещё не очень. Но на одну достаточно мощную атаку без вреда для себя меня точно хватит!

— Вот и хорошо. Тогда сейчас я и этот красавчик начнём выяснять отношения, а ты пока просто стой в стороне и жди шанса. Если представится возможность — прибей гада, — напутствовал я девушку. — Не бойся, я чудовищ перебил столько, что на энциклопедию хватит. Так что бери кинжалы и пойдём — драться рядом с раненными не стоит. Поддерживать маскировку сил хватит?

Кивнув, девушка подхватила кинжалы. Спустя миг она словно бы стала полупрозрачной и почти исчезла из поля моего восприятия. Ловко, надо сказать, жаль я так не умею. Но у меня свои сильные стороны. В первую очередь — способность стукнуть членом по лбу большинство угроз в прямом бою, чем я и намерен сейчас заняться.

Я неспеша, по широкой дуге двинулся в направлении притаившейся твари, выкинув все лишние мысли из головы. Мышцы всё ещё побаливали, но это была уже не прежняя боль от перекрученных, покалеченных тканей, а скорее ощущение, возникающее от первой за долгое время тренировки, когда на следующий день молочная кислота заставляет чувствовать тебя боль и дискомфорт. В общем — не очень приятно, но вполне терпимо, при желании можно проигнорировать.

Тварь не двигалась, но я начал ощущать копящуюся энергию. Так бывало, когда какой-нибудь монстр пытался использовать мощную способность — их навыки требовали, как правило, больше времени на подготовку, чем у нас, так что при должном восприятии это можно было ощутить заранее. Раньше я о подобном только слышал, но сейчас, после кратного увеличения от Трансформы Мозга всех характеристик и завязанных на них способностях, вроде восприятия, для меня стало возможным это. Так, что там было в названии твари? Огненный…

Тугая струя пламени, диаметром около двух метров, стремительно понеслась ко мне, заставляя плавиться песок на своём пути. Поступь, и я оказываюсь чуть в стороне и продолжаю неспешно шагать навстречу показавшейся твари. Передо мной, в полутора десятках шагов, стоит здоровенная, метров полутора в холке, ящерица, с огромной, усеянной десятисантиметровыми клыками пастью. Ощерившись и гневно шипя, чудовище двигается мне на встречу. Неуклюжие движения, немного смешная, косолапая походка, при которой монстр переваливается из стороны в сторону, и светящиеся огненные узоры, покрывающие шкуру. Видимо, светиться начали только после атаки, иначе эту иллюминацию я бы заметил раньше. В длину монстр достигал примерно десяти-одиннадцати метров. Опасная и мощная тварь, с зачатками разума — вон как деланно медленно двигается, пытается внушить, что она неуклюжа и неповоротлива.

Нет уж, красавец ты эдакий, меня этим не проведёшь. Я слышал, что даже обычные вараны — весьма шустрые твари, а уж зверь, достигший сферы Истока, а значит — сожравший немало как людей, так и иных чудищ (именно так росли в силе монстры), просто не может быть неуклюж, так что я не позволил обмануть себя этой, надо признать, весьма умелой актёрской игре. И в момент, когда тварь сорвалась в стремительном рывке, я был уже готов.

Между нами было примерно пять шагов, когда огромная пасть едва не сомкнулась на моей руке. Монстр всё же едва не подловил меня — его скорость оказалась куда выше, чем я полагал, но я успел уйти с линии атаки. Бить в ответ я пока не спешил, хотелось изучить способности твари.

Узоры на варане вспыхнули, воспламеняясь. Клянусь, из разноцветных линий вырывалось самое настоящее пламя! Гневно зашипев, ящер послал в меня один за другим семь огненных шаров, около полуметра в диаметре каждый. Используя поступь, я уклонялся от атак монстра, уводя того всё дальше и дальше от лагеря. Хрен знает, как дело повернётся, если мы сцепимся по-настоящему, но рисковать раненными я не горел желанием.

Варан преследовал меня метров четыреста, но в какой-то момент остановился и замер, гневно глядя на меня багровыми, чуть светящимися и налитыми кровью глазами. Я буквально видел, как со скрипом двигаются шестерёнки в черепе твари. С одной стороны — прыткий двуногий, от которого непонятно что ожидать, к тому же слишком быстрый, что бы поймать его, с другой — четыре порции вкусной, насыщенной энергией пищи, лежащей без движения. Так зачем гоняться за этим двуногим? Пусть бежит, хрен с ним.

Всё бы хорошо, но меня подобная возможность не устраивала. За время наших кошек-мышек я примерно оценил способности ящера. Довольно быстрый, обладающий парой примитивных, но очень мощных огненных атак — поток пламени и огнешары, куда сильнее монстров, которых я встречал прежде, но в целом — ничего такого, что бы отчаиваться. Конечно, я понимал, что у такой твари наверняка имеется ещё что-то в запасе, но так и я ещё ничего не показал, верно? Свои шансы на победу я оценивал как весьма высокие.

Стоило монстру начать пятиться с намерением повернуть назад, как я остановился. Поступь прямо на монстра, тот немедленно реагирует, выдыхая мощную струю пламени, но я на это и рассчитывал — прямо в середине движения и повторно использую Поступь, уходя влево, и бью дистанционным Разрезом. Не теряя времени, я применяю поступь вновь, не выходя из движения, что довольно сложно — достаточно тяжело воплощать раз за разом одну и ту же способность, не дожидаясь конца действия предыдущего использования. На трансформе Костей я мог так делать трижды подряд, на Плоти — шесть-семь, на нынешнем пока не знаю. Однако сейчас, в нынешнем состоянии, мне было тяжело уже на третьем разу, однако я не остановился.

Алая полоса совмещённых Проявления Ци и Разреза ударили вбок, прямо по морде монстра, и тот с обиженным рёвом захлопнул пасть, прерывая поток. Брызнула тёмная кровь, но рана была недостаточно глубока, что бы ранить тварь всерьёз. Скорее он растерялся, не ожидая подобного подвоха от постоянно бегающей от него мошки.

Я недовольно скривился — Проявление Ци, использованное мной для этой атаки, резануло болью по всему телу. Рано, рано пока юзать божественную технику. Что ж, остаётся самый неприятный и опасный вариант — ближний бой. Энергия меча, если бить ей дистанционно, сама по себе примерно равна той атаке, что я сейчас использовал, а значит, толку особого не будет. И надежды, что тварь истечёт кровью, тоже не было — порез на вытянутой морде твари уже не кровоточил, понемногу заживая. Придётся бить вблизи…

Монстр внезапно прыгнул вперёд, прямо на меня. Я ушёл в сторону, но тварь, неожиданно для меня, не унесло инерцией — пламя волной ударило в песок с лап чудовища, гася ускорение. Миг — и с громким хлопком чудовище, оставляя за собой настоящий огненный хвост, летит ко мне.

Это уже было опасно. Очевидно, варан решил поставить всё на эту атаку — не знаю, в чём было дело, но энергию в пламя он сейчас вкладывал просто в чудовищных количествах. К счастью, реакция и инстинкты уже опытного воина и охотника не подвели, и я, не обращая внимание на боль, активировал Проявление Ци на полную и рванул навстречу твари.

Какой-нибудь опытный драконоборец, наверное, посоветовал бы мне поступить как в книгах, читанных мой в детстве — ткнуть мечом в распахнутую пасть чудовища, вот только глядя на клокочущее там пламя, я решил воздержаться от подобного авантюризма. На полном ходу я, чуть сместившись, использовал Разрез и силу меча, ударив в бок ящера. Меч, вонзившись сантиметров на семь в тушу твари, прочертил длинную, мета на три, царапину, из которой потоком хлынула кровь. Тварь за моей спиной заревела от боли, но порадоваться успеху я не успел — могучий хвост хищника ударил меня, отшвыривая в сторону.

Рёбра отчётливо хрустнули, в глазах потемнело от боли, а сам я покатился по песку. Меня смело метров на тридцать, но разлёживаться времени не было — разгневанный монстр уже шустро разворачивался, а в его пасти, вырываясь меж огромных клыков, плясало пламя. Однако выдыхать его он не спешил — вспыхнули узоры на теле твари, и она вновь рванула в атаку.

Движения варана определённо ускорились, и мне пришлось выкладываться на полную, не обращая на боль в рёбрах, использовал Поступь. Проявление Ци пришлось отключить — слишком большая нагрузка на тело. Не схлопотай я удар хвостом, и ещё была бы возможность использовать багровую энергию, но в таком состоянии тело просто не выдерживало. Собственно, я даже не сам отключил технику — она слетела с меня после удара. Всё же рановато мне в полную силу пытаться драться, рановато.

Я едва поспевал за движениями твари. Та не спешила открывать пасть и старалась бить лапами, на удивление, довольно успешно. Смешно сказать — я, один из сильнейших, если не сильнейший, до недавнего времени воин в своём мире, клавший монстров, даже превосходящих меня в развитии, пачками, сражавшийся с практиками сферы Земли и побеждавший, убивший своими руками даже двоих чужаков, добравшихся до сферы Небес — сражаюсь изо всех сил с тупоголовой ящерицей, не способной даже правильно использовать свои силы, и постепенно проигрываю! Я!

Обычно, когда гнев начинает захлёстывать мой разум, мне удаётся его сдержать. Мой принцип — бейся с холодной головой, думай, что делаешь и не позволяй глупым эмоциям вести себя. Но тут, видимо, планка у меня совсем уехала. Рыча не хуже варана, я встал на месте, отражая удары лап монстра. Раз, второй, третий, седьмой, тринадцатый — я, чуть ли не роняя пену от бешенства, отбивался от монстра. В глазах твари мне чудилась насмешка хищника, играющего с жертвой, физическая сила чудовища была на голову выше моей, и каждый удар вбивал меня по щиколотку в песок, вынуждая делать шаг за шагом назад, что бы не увязнуть в песке.

Очередной удар чудовища, нанесённый не сверху вниз, наискось, а в виде чистого бокового (посмотрите на этого урода, Майк Тайсон херов!) — заставил меня отлететь в сторону, метров на шесть. Я успел подставить под него меч и подпереть лезвие второй рукой, но даже так — чувствовалось, что в этот удар монстр вложил куда больше сил.

Коснувшись ногами песка, я был вынужден сделать пять-шесть шагов в сторону, восстанавливая равновесие и гася импульс, чем варан и воспользовался. Гигантская туша, наплевав на все законы гравитации и здравого смысла, стрелой полетела на меня, распахивая пасть и готовясь сперва прожарить, а затем и сожрать слишком много возомнившую о себе мышку. Вот только она мышь, то бишь я, был совершенно не согласен на подобное.

Как и всякий раз в моменты предельного напряжения всех сил, время для меня изрядно замедлилось. Летел варан, распахнув полную пламени пасть, из которой начала вырываться струя пламени. Вот мои руки, сжав рукоять клинка, начали замах, левая нога выдвинулась чуть вперёд и слегка согнулась в колене, а правая приняла всю массу моего тела. Лезвие клинка, который я направил параллельно земле, было на уровне моей головы. Это была, наверное, атака веры — веры в себя, веры в свою силу и могущества того пути, которому я следую.

Я впервые ясно ощутил источник собственной Ки — там, в районе солнечного сплетения, вспыхнула и тут же начала стремительно тускнеть маленькая звёздочка, отдавая все силы клинку. Я не использовал Проявления Ци, нет — лишь ту смутную, ещё мало мне понятную силу меча и простейший навык — Выпад. Однако этот примитивный навык был неспособен впитать в себя мою мощь — и потому я начал добавлять в него нечто своё, нечто иное, словно бы частичку своей души, весь опыт пережитых боев, всех тех побед, жертв и лишений, весь стресс, который у меня накопился за это время, всю боль от того, что мне довелось увидеть…

И, в муках и боли, на свет рождался новый навык. Мой собственный, не полученный от кого-то, а созданный лично мной, существующий лишь в одном экземпляре — мой личный атакующий навык.

В какой-то момент напитка навыка энергией прекратилась. Около полутора тысяч единиц моей Ки вошло в лезвие меча и, перемешавшись с той странной силой, коей я овладел совсем недавно — слиянием с мечом. И, пожалуй, я только сейчас начал осознавать, в чём заключается смысл этого слияния.

Я чувствовал клинок весь, целиком, от рукояти до кончика лезвия, со всеми щербинками на лезвии, с потёртостями на кожаной оплётки рукояти, чуть погнутой гардой… И в этом клинке ощущалась неимоверная усталость. Усталость воина, которого уже тошнило от битв и крови, но который тем не менее понимал, что это его суть, его природа — стремиться проливать кровь…

И я почувствовал, как призрачное лезвие, метров трёх в высоту, рвётся вперёд. Я сам был в самом сердце этого лезвия, ощущая всем своим существом, слившийся с ним — и будто бы вместе с ним рвался вперёд, к монстру, охваченному пламенем. Кончик гигантского меча столкнулся с вырывающимся из пасти варана пламенем и без всякого труда рассёк рассёк его пополам. А затем с хрустом погрузился прямо в распахнутую пасть — пошёл, пошёл дальше, рассекая прочную, неподатливую плоть.

Время вновь вернулось к привычной мне скорости, и я рухнул на колени, схватившись за голову. Из носа хлестала кровь, в мозгу будто взорвалась граната, меня трясло от боли и перенапряжения. К горлу подступил солоноватый, противный комок, и меня вырвало кровью. Однако главное было сделано — позади меня лежало рассечённое пополам тело чудовища.

Перед глазами мерцало Системное сообщение.

Поздравляем Игрока Константина Корсакова! Вы создали собственную технику Королевского ранга Низшего качества. Учитывая обстоятельства создания данной техники, ей присуждено название — Выпад Веры.

Получено достижение — Творец Боевых Техник.

— Ого, — раздался справа от меня голос. — Это было мощно. Ты как, дружище?

С трудом повернув голову, я увидел четверых солдат, настороженно направивших на меня дула автоматов, и Игрока, явно мага, в футуристического вида доспехах — тех самых экзоскелетов, в которых щеголяли элитные солдаты Громова. Это, блядь, кто такие?!

Глава 4

— Вы кто, нахрен, такие? — хрипло спросил я. Чёрт, когда же мне начнут попадаться враги, после которых я не буду похож на отбивную?

— Говоришь на русском? Как я и думал. Что ж, это я хотел бы узнать, кто ты такой и что делаешь на нашей территории. И без фокусов, парень — ты не в том состоянии, что бы отказываться.

Система, несмотря на то, что переводила со всех известных языков, всегда обозначала, когда собеседник говорил на знакомом тебе языке. Просто интуитивно становилось ясно — это не перевод, а оригинальный, так сказать, звук.

— Прапорщик Федеральной Службы Безопасности, Константин Корсаков. Выполнял задание, но в процессе был ранен и вынужден бегать по пескам, — ответил я. — Назовитесь.

— Не больно ты на фэбеса похож, парень, — заметил мой собеседник. — Скорее на дезертира неудачника. Руки в гору и не двигайся, мои парни тебя обыщут. Вздумаешь дёргаться — ударю на поражение.

— Товарищ старший сержант, а может ну его нах? — предложил один из солдат. — Вы ж видели, чё он может. Зачем рисковать?

Недоумки, вы и так в зоне риска. За вашими спинами стоит Алиса, и я уверен — если что-то пойдёт не так, у неё рука не дрогнет. Если уж я её не ощущаю, то эти недоумки тем более.

— Он сейчас ничего не сможет, — уверенно ответил маг. — Я чувствую, что он еле на ногах держится. Но на всякий случай… — протянул маг, поднимая ладонь и заставляя закрутиться в ней маленький водяной вихрь. — Думаю, пояснений не требуется?

— Нет, не требуется, — вздохнул я. — Обыскивайте.

Меч я аккуратно положи на землю и поднял руки над головой. Один из солдат, повинуясь кивку волшебника, боязливо подошёл ко мне и пинком откинул клинок. Я поморщился, но промолчал, позволяя тому грубо ощупать все мои карманы. На свет показались ложка, которую я зачем-то запихал в нагрудный карман и чудом не потерял в бою, упаковка раскрошившихся в труху галет и небольшой складной нож, что я забрал в качестве трофея с одного из трупов.

— Всё, — отчитался солдат. — Вставай и снимай штаны.

— Нахрена? — удивился я.

— Мало ли, что ты заныкал в трусах? — абсолютно серьёзно ответил он.

— Блять, я свой, парни, — попытался я воззвать к голосу разума. — Вам же сказано — Костя Корсаков. Свяжитесь со штабом, базой или не знаю, что там у вас, и уточните у особистов. У вас же есть рация, чего цирк устраивать? — кивнул я на висящее на поясе одного из бойцов средство связи.

Вместо ответа я получил прикладом в голову, отчего едва не лишился сознания. Да что за?!

И тут я увидел взгляд, которым разглядывал мой меч маг. Он явно опознал оружие, вернее, его ранг. Вот только нахрена оно ему?

В тот миг, когда он перевёл взгляд на меня, я отчётливо увидел свой приговор. И мне бы и вправду пришёл конец, но едва тот открыл рот, как из его горла вылез кончик лезвия кинжала. Заклятие в руке мага развеялось, и он, хрипя, попытался рукой достать рукоять оружия из задней части шеи.

Солдаты были хороши. Они не стали пучить глаз и паниковать, просто трое из них, стоявшие рядом со своим начальником, попробовали повернуться к новой угрозе, а тот, что обыскивал меня, на секунду отвлёкшись на хрипы из-за спины мага, тут же, ещё не успев повернуть голову назад, нажал на курок. Однако меня уже не было на прежнем месте — вот так бездарно помирать, создав свой навык и прикончив столь мощную тварь, как варан в сфере Истока, не входило в мои планы.

Реакция, скорость и сила Игрока намного превышают любые человеческие пределы. Собственно, в этом и была главная причина того, что вооружённые мечами и прочим устаревшим хламом чужаки могли на равных сражаться с современными армиями — ну и магия, конечно.

Я даже в нынешнем своём состоянии был слишком быстр и силён для пусть подготовленного, но всё же обычного человека. Потому, не вставая с колен, я слегка сместился в сторону ещё до того, как тот начал стрелять, и кулаком просто сломал голень бойцу. Тот рухнул, вопя, на землю, но оружие не выпустил, за что поплатился ещё и переломом правой руки. Дав бедолаге полбу, я оглушил его и поднял взгляд.

— Оставить этого или твоего языка хватит? — поинтересовалась девушка, прижав коленом к земле последнего автоматчика, уже обезоруженного. Двое других уже лежали на песке, держась за вскрытые глотки — милосердия девушка не проявляла.

— Одного хватит, — ответил я, и кинжал девушки со свистом рассёк воздух, прервав попытку очухаться избитого мной бойца.

Со вздохом достав оружие девушки из глазницы трупа, я кинул его обратно.

— Надо бы с этим умником пообщаться, но я не в форме, — признался я.

— О, не переживай, — зловеще улыбнулась Алиса. — Я сама этим займусь. Ты это… Осмотри труп варана, вдруг там чего ценного найдётся — камень какой-нибудь энергетический, как в книгах, и топай к ребятам. Я чуть позже подойду. И прихвати мясо твари, оно съедобно. У обычных варанов, во всяком случае.

— Так нам готовить не на чем, — заметил я.

— Запас карман не тянет, — хмыкнула она. — Сомневаюсь, что в лагере этих упырей нам будут рады, но до оазиса мы вполне можем добраться, а там, думаю, и древесина найдётся.

Пожав плечами, я пошёл к туше зверя. Алиса приступать к допросу не спешила, видимо, дожидаясь моего ухода.

Рассечённый мной монстр выглядел омерзительно. Вывалившиеся кишки, вонь от дерьма, тёмная, на удивление весьма холодная кровь — желания ковыряться в его туше не было никакого, но кое-что привлекло моё внимание.

Ярко горевшие прежде узоры потухли, но в левой половине черепа твари что-то светилось. Подойдя поближе, я аккуратно выковырял из головы чудовища светящийся бесформенный камушек, полыхающий ярким, оранжевым светом.

Ядро монстра сферы Истока, огненного варана. Ценный ресурс для алхимии, артефакторики и магии символов (рунной, начертательной и других). Возможно использование для личного поглощения с целью саморазвития.

Так-так-так… Неужели и правда пресловутое ядро монстра, как в книгах? Круто, чё. Сейчас, конечно, не до этого, но потом обязательно попробую. Насколько я помню, подобные ядра значительно ускоряли развитие. И пусть у меня не культивация, как в традиционных книжках о подобном, а эволюция — суть, думаю, не меняется. Вот только у этого вроде как дофига сомнительных последствий…

За моей спиной раздался мучительный стон, будто бы человеку причиняют сильную боль и зажимают при этом рот, не позволяя кричать. Хотя почему будто?

Я срубил одну из задних лап варана и поспешил к лагерю. Вернувшись назад, я уселся и принялся греть очередную порцию еды. Жрать хотелось жутко, плюс меня накрыл отходняк от прошедшего боя. Руки потряхивало, глаза слипались и больше всего хотелось просто лечь и уснуть, но такой роскоши я себе позволить сейчас не мог.

Алису ждать пришлось минут десять. Девушка, беззвучно вынырнув из мрака, уселась рядом со мной.

— Что узнала? — поинтересовался я.

— Нам и повезло, и не повезло разом. Хорошая новость в том, что эти мудаки — не регулярная армия. ЧВК «Калин», довольно крупное объединение, но вот состав у них в основном из всякого отребья. Это хорошая новость.

— А плохая?

— В шести километрах находится лагерь одной из их рот. Эти пятеро были просто патрульной группой, они просто решили проверить, что происходит, увидев вдалеке свет от вашей драки. Быстро прибежали и залегли, наблюдая — ваша драка длилась минуты четыре, так что они успели вовремя. Но скоро их хватятся, ведь они доложили, что сошли с маршрута патрулирования. Там у них квадроциклы стоят, как минимум за ними придут. Я, конечно, заставила нашего языка отчитаться, что всё нормально, но у них сеансы связи каждые полчаса. У нас осталось двадцать пять минут до того, как они поймут, что что-то не так. А основной род деятельности отряда на данный момент — охота на дезертиров, монстров и поиск месторождений ценных ресурсов. Хорошая же в том, что у официальных властей к нам претензий не будет, за наёмников нас максимум отчитают. Да и все знают их нрав — их маг захотел тебя прикончить, когда увидел, что твой меч — артефакт. За всё, что выше Базового ранга, платят весьма неплохо.

— А что по поводу войны?

— Чужих и сирийцев разбили в куски. По фронтовым позициям врага отработали на полную мощь ствольной артиллерией, а по тылам и стратегически важным для врага точкам — тактическим ядерным арсеналом. Большая часть страны сейчас представляет из себя руины, армии врага рассыпались. Сейчас вся пустыня, не только Сирия — объект экспансии РФ. Евросоюз так и не решился на подобный ход и увяз в боях от Марокко до Египта — подробнее он не знает, да и в этом вряд-ли уверен. Сильно углубляться в международную обстановку я не стала, были вопросы поважнее.

— А доспех на маге у них, кстати, откуда? Они не со Штормом, часом, заодно? — уточнил я.

— Не, это самоделка. Сейчас все, кому не лень, пытаются клепать эти доспехи. Ладно, есть кое-что более важное. У меня есть план.

— Нет! Никаких твоих планов! Там не семеро голозадых слабаков, не представляющих опасности ни для кого, кроме себя, а полноценная рота с Игроками, мобильными доспехами и прочими радостями! Мы не будем на них нападать, и переговоров тоже устраивать не будем — я им не доверяю.

— Вот поэтому я и отправлюсь туда одна, без тебя. В том, что я задумала, ты будешь обузой. И нет — вскинула она ладонь, не давая вставить мне слово. — Я не собираюсь там с ними воевать. Но вот узнать, где ближайший гарнизон или база армии России, нам просто необходимо. Сейчас пустыня полна подобных гиен, чья единственная цель набить свои карманы любой ценой. Я прокрадусь в лагерь, послушаю разговоры, стяну карту и что-нибудь из еды и вернусь назад, а ты, тем временем, перетащишь ребят туда, где был лагерь сирийцев. Я обернусь за час, максимум — два. Ты же пока сожри всю пищу, что есть и постарайся восстановить как можно больше сил. Вся пустыня кишит мародёрами и наёмниками, и кто для нас опаснее ещё большой вопрос.

— Они придут проверить, что случилось с их людьми, и увидят трупы, — возразил я. — И велик шанс, что найдут меня с ребятами. И тогда мы рискуем их потерять, случись новая драка. Или ещё лучше — выползет новый монстр. И если ты думаешь, что я сумею повторить свой подвиг, то ты очень льстишь мне.

— Ну тогда давай израненные и небоеспособные потащимся куда-то вслепую на ночь глядя, почти без еды и с четырьмя раненными. Так ведь мы не рискуем налететь на очередную тварь, дезертиров или очередной не самый дружелюбный отряд наёмников! — сердито воскликнула она. — По разбомбленной в салат ядерными ударами пустыне, в которой теперь имеются практики и монстры сферы Истока. Это ведь куда безопаснее и разумнее, чем отправить скаута из первого поколения в ночной лагерь отряда пушечного мяса с целью хотя бы понять, куда идти стоит, а куда нет, и добыть нам еды и медикаментов, да? Пойми, будь это лагерь практиков, я бы и сама не рискнула идти в таком состоянии, но на то, что бы не попасться этому сброду, моих сил вполне достаточно.

Пришлось признать, что девушка права. Алиса, правильно истолковав моё молчание, не тратя лишних слов встала и направилась к раненным. Там лежали остатки её доспехов и последний, оставленный на крайний случай, глоток зелья. И сейчас этот крайний случай настал.

— Я не буду их никуда переносить, — сказал я на прощание девушке. — Жду здесь. Если не придёшь через три часа, буду считать, что ты погибла. Удачи!

Кивнув, она неспешной трусцой побежала в направлении лагеря Калины, не тратя Ки на маскировку и передвижение. Энергию следовало экономить — кто знает, какие препятствия ей встретятся в пути. Я же начал готовиться к возможной встрече с патрулём наёмников. Перетащил все трупы в единую кучу, положил фонарь, что бы светил именно на них, взял в руки автомат и лёг на песок в стороне, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Если что — просто перестреляю всех, кто сюда явится, не расходуя лишних сил.

Не знаю, в чём дело, но ни через час, ни через два к нам никто не явился. Но зато на третий час ожидания, когда я уже начал волноваться за девушку, вдалеке раздался мощный грохот — а за ним ещё и ещё. Где-то вдалеке шёл полноценный бой, и я не на шутку встревожился за Алису. С одной стороны — при всём моём почтении к её силе, она бы не сумела устроить такой переполох, не в таком состоянии точно. Там как минимум гранатомёты пошли в ход — а таким оружием только дурак будет пытаться стрелять в быструю, как тень, скаутшу. Так что оставалось лишь ждать.

Что делать, если она не вернётся, я не знал. С одной стороны, бросать её совершенно не хотелось, да и не управился бы я в одиночку с четырьмя раненными. С другой — там, где попалась она, мне уж точно ловить нечего, а о силовом варианте её освобождения не стоило и думать — я не в той форме для подобного.

К счастью, к исходу четвёртого часа, когда я уже встал и потихоньку направился в сторону лагеря наёмников, из темноты вынырнула Алиса. На лице девушки блуждала довольная улыбка, за её спиной висел огромный баул, а рядом, со скованными толстыми и даже на вид прочными металлическими кандалами руками, шёл недовольный пленник, одетый в какие-то рваные, местами подпаленные лохмотья, ранее служившие ему нательным бельём. За его спиной, кстати, был ничуть не меньший баул.

— Это кто? — настороженно поинтересовался я.

— Знакомься — Андрей Покровский, целитель Трансформы Костей с искусством Продвинутого ранга. А в рюкзаках — провиант, оружие, зелья и немного полезных ресурсов, которыми с нами щедро поделилась ЧВК Калина, — торжественно объявила она. — Пойдём к нашим, надо заняться их ранами. Андрей любезно согласился помочь с их исцелением.

Судя по тому, как злобно зыркнул на неё упомянутый Андрей, с последним утверждением он был категорически не согласен. Впрочем — кого ебёт, как говориться? Проблемы индейца шерифа трогают слабо.

— Что там за грохот стоял? — поинтересовался я у неё, когда мы прибыли и недовольный, опасливо косящийся на девушку Андрей склонился над ребятами, вытянутыми руками водя над их телами.

— На них напала стая каких-то тварей, во главе которой был монстр сферы Истока. Они с трудом отбились, но понесли большие потери и намерены утром уходить обратно. Больше половины отряда потеряли, самонадеянные говнюки, — пояснила девушка. — Собственно, из-за этого я и задержалась — решила выкрасть отрядного медика. По поводу положения дел — в стране спешно восстанавливают местное правительство, типа мы пришли помочь и ни на что не претендуем. Тем не менее, здесь найдены несколько крупных месторождений энергетических камней, которые наши отжали себе. Плюс наши гарнизоны в Дамаске, Пальмире и ещё нескольких уцелевших городах, которым повезло не схлопотать ядерный дождь. Плюс нефтяные месторождения, официально охраняемые нами так как местным ещё предстоит восстановить свои вооруженные силы. Короче, страна в наших руках, но официально — мы тут как америкосы в Ираке, несём мир во всём мире. Местным оставили всё то, что самим не нужно, что бы не возиться, а всё самое вкусное под колпаком наших солдат. Но вот контингент войск довольно ограничен — лишь одна из четырёх армий осталась в стране, остальные спешно готовятся к переброске в Египет, Эфиопию и Судан. Тамошние папуасы, по началу сами более-менее справлявшиеся с врагами, запросили помощь, и наши откликнулись. Сейчас Россия собирается перебросить туда свои силы для официальной помощи в борьбе с чужаками.

— Как-то многовато ты узнала, — заметил я. — Откуда уверенность в своей правоте?

— Допросила медика по пути, — пожала она плечами, и я мысленно посочувствовал бедолаге. — Но сам понимаешь, он ничего, кроме общедоступной информации, не знает. С момента перехода всех в сферу Истока и начала ядерных ударов прошло, кстати, не четыре дня. Сейчас пятнадцатый день с того момента. Видимо, мы тоже долго были в отключке. Так вот, хоть основные силы уходят сейчас из страны, а оставшихся хватит ровно на контроль стратегически важных для нас территорий, ЧВК была предоставлена полная свобода. Они массово заключают контракты с новым сирийским правительством. Цель — борьба с дезертирами и остатками сил чужих, засевших в пустынях, плюс защита населения от монстров и их истребление. Конечно, полностью сидеть тут и расслабляться им никто не позволит — основные силы кампаний отправляются с войсками, но часть войск, до тридцати процентов от основного состава, каждому ЧВК разрешили оставить. Основные силы, особенно те, кто хорошо зарекомендовал себя в боях, уходят с армейцами.

— Звучит неплохо, — сказал я, обдумывая услышанное. — Мы победили, страна под нашим контролем. Выйдем к любому крупному городу, обратимся к армейцам и там уже решим, как быть дальше. Права качать по поводу подставы с ядерным ударом не выйдет — не того мы полёта птицы, да и не с солдат же такое спрашивать — но тем не менее вернёмся хоть к какой-то цивилизации.

— Всё бы хорошо, Кость, но есть проблема — мы можем просто не дойти, — заметила Алиса. — Понимаешь, хоть звучит всё это красиво — победа, восстановление порядка, российские гарнизоны, но по факту ситуация в стране полное дерьмо. Отряды наших наёмников и дезертиры готовы прикончить любого. Хоть этот — кивнула она на мрачного целителя, при её словах вжавшего голову в плечи — и утверждает, что они белые и пушистые, но ты сам видел, что они из себя представляют. По сути, в стране идёт полноценная гражданская война всех против всех — местные, ненавидящие нас и чужаков за то, что мы сделали со страной, чужаки и их шавки, разбитые и разрозненные, озабоченные только собственным выживанием, и эти красавцы с им подобными, занятые фактически тем, что грабят всё, что не под нашим флагом или не способное защититься — и орды монстров, которым вообще все видятся просто едой. До Дамаска от нас сто сорок километров, до Пальмиры — сотня, и что туда, что туда, мы сильно рискуем не добраться. Поступь не панацея — Игроки, практики и монстры могут напасть на ходу. Сам понимаешь, с раненными не больно повоюешь. Но есть один, почти идеальный вариант.

— Ну не темни, выкладывай, — вздохнул я.

— В сорока километрах батальон наших солдат, из Клинков, — радостно выпалила она главную новость. — Наши взяли контракт на защиту небольшого городка на границе с Ираком, оставив там батальон. Как я поняла, они там занимаются… Ну, всяким, и их стараются не трогать… — слегка замялась она.

— Да торгуют они со всеми подряд, включая чужаков, — фыркнул Андрей, замерший над Алелекэ. — Потому и не трогают их чужие, что через них покупают провиант и даже боеприпасы. Эти ваши Клинки хуже любых дезертиров и мародёров, подкармливают врагов! Если б не они…

— А ну заткнись! — рявкнула вскакивая девушка, но я поймал её за руку, не дав подойти к съёжившемуся целителю.

— Нет уж, пусть говорит, — возразил я, не давая Алисе вырваться.

— Да кого ты слушаешь? — возмутилась она. — Он всего-то грязный мародёр, который…

— Алиса, ты и сама всю информацию от него узнала, — спокойно заметил я. — И как бы тебе не хотелось скрыть неприятные факты о своих, я должен всё узнать. И узнаю, даже если ты против. Так что сядь и не пытайся его заткнуть. Андрей, кажется? Не бойся, продолжай. Чем там батальон клинков занят?

— Городок они защищают, это правда, — продолжил свой рассказ целитель, боязливо косясь на мрачную девушку. — Но при этом не упускают ни одной возможности разжиться чем-нибудь ценным. У армейцев скупают сухпаи, крупу, тушёнку и воду, у чужих — алхимию, артефакты и добычу с монстров — некоторые внутренности, которые годятся для некоторых целебных зелий, ядра монстров и прочее. У америкосов покупают оружие и боеприпасы — там, с другой стороны, тоже город стоит, оттуда амеры и продают всякое. Дней семь назад только начали, но информация точная — доспехи магов, которые были у нас, мы купили именно у Клинков четыре дня назад. До штормовских им как до небес, но даже так лучше, чем ничего. И это все знают — они приглашали тогда представителей всех ЧВК в округе, что бы показать доспехи и продать первую партию.

— А откуда про торговлю с чужими знаешь? — уточнил я.

— Ну… Честно сказать, этим в последнее время многие не брезгают, но стараются не светиться, — признался он. — За подобное армейцы могут и расстрелять без суда и следствия тех, кто попадётся, а ЧВК — расформировать к хренам. Но сами подумайте — ядерная война, которая почти началась, слухи о конце света через полгода и прочее. Ну как тут можно пройти мимо возможности усилиться? А у чужаков лучшая алхимия и артефакты, так что сложно удержаться. А они и просят то не слишком много — берут товарами, бартером, деньгами не интересуются. Их отряды тоже сейчас в большинстве своём просто выжить пытаются. Всё их начальство и самые сильные бойцы кто погиб, кто свалил, а оставшиеся… Не такие идейные, в общем. Но всё равно — только на территории Клинков они могут торговать почти открыто. И армейцы на это закрывают глаза.

— И кто там всем заправляет со стороны Клинков? — сухо спросил я. Услышанное мне не нравилось.

— Антон Журавлёв, сильный Игрок второго поколения. Он совсем недавно смог прорваться в сферу Истока — я видел его тогда, в городе, пусть и из далека, — пояснил медик. — Сейчас очень мало тех, кто смог взять эту планку — как говорят, для эволюции в эту сферу нужно не просто поглощать энергию и выпить зелье прорыва, как на Трансформах. Но в чём именно фишка не знаю.

— Вот оно что… Ничего не хочешь мне пояснить, Алиса? — поинтересовался я.

— Да я сама ещё ничего толком не знаю, — неохотно ответила девушка. — У нас ничего подобного в планах не было, так что это самодеятельность оставшихся. Но в любом случае нам лучше всего добраться именно до наших. Там нам помогут вылечить ребят и восстановить силы, а уже после можно будет разобраться, в чём дело.

Я молча кивнул, соглашаясь, но про себя подумал, что всё явно не так просто.

— Только сперва Андрюха поможет мне полностью восстановиться, — заметил я.

— Но это потеря времени… — начала было Алиса, но я её прервал.

— Либо я иду туда полный сил, либо отправляешься туда без меня, — железным тоном перебил её я. — Ваши щеночки вовсю обжимаются с теми, против кого я всё это время воюю. И я не намерен идти в город, где сидят не пойми о чём думающие долбоящеры во главе с воином в сфере Истока раненным. Может, ты и веришь своим «коллегам», но я — нет. Так что либо делаем по моему, либо никак — ибо я очень сомневаюсь, что ты одна всех туда донесёшь. Мы друг-друга поняли?

— Да, — неохотно ответила она, бросив злой взгляд на врача. — Но уверена — ты зря беспокоишься.

— Очень на это надеюсь.

Боже, как меня достало, что в этом мире доверять можно только себе! Кто бы знал, как достало…

Глава 5

— Ты уверен, что это хорошая идея? — вновь спросил Олвин Громова.

Тот в ответ лишь вздохнул. За последние три часа парень задал этот вопрос уже четырежды, и останавливаться на достигнутом, видимо, не собирался. Впрочем, причину его волнения понять было несложно — встреча с представителем клана Иллитар, назначенная на этот день, нервировала и самого Олега. В конце-концов тот, кто должен был сегодня прийти, был внутренним старейшиной, возглавляющим одну из побочных ветвей клана, воином пика сферы Небес — Падванг Иллитар, могущественный маг, являющийся одним из лидеров всех сил вторжения своего мира на Земле, сейчас, при доступе к сфере Истока, был достаточно силён, что бы сравниться с небольшой дивизией.

Однако выбора не было ни у одной из сторон — если они, конечно, хотели заключить сделку. Громову остро необходима была сила, которая позволила бы ему хоть как-то сравниться с Игроками первого поколения, а Падвангу, после всех неудач сил вторжения как в России, так и в мире, срочно требовалось что-то, что сможет позволить ему и его соратникам оправиться от поражений. И обе стороны готовы были предоставить друг другу пусть далеко не идеальные, но вполне рабочие варианты. Королевское искусство Пикового качества не способно было позволить ему сравниться с первым поколением — но оно, это первое поколение, после установки Звёздных Врат умотает из мира, а он останется. И тогда это искусство позволит ему стать одним из сильнейших, а со временем можно будет раздобыть и что-то получше.

Падвангу же он был намерен предоставить огромное количество кристаллов энергии — то, чего не хватало врагам, было у самого Громова в избытке. Несмотря на предоставленные государству чертежи Витязя-1, он всё ещё оставался одним из передовиков в разработке и производстве магического оборудования, а его мобильный доспех так и оставался лучшим на данный момент. А ведь скоро будут готовы Витязь М-1 и Витязь-2…

На месте встречи, назначенной на одной из тайных баз Шторма на окраинах Подмосковья, Олег разместил роту своих лучших Игроков, облачённых в мобильные доспехи. Множество защитных и атакующих рунных заклятий, мины и даже автоматические турели — место встречи было укреплено по максимуму. Излишней доверчивостью Громов никогда не страдал, и будь у него такая возможность, предпочёл бы провести обмен без своего личного участия, но, к сожалению, для передачи искусства требовалось личное присутствие их обоих.

— Олег, ты просто плохо понимаешь, что нам грозит, — не сдавался заметно нервничающий парень. — Сейчас, получив возможность использовать энергию Истока, он может использовать Законы. Я сам здесь чужак, поэтому знаю, о чём говорю — до этого Система не позволяла использовать ничего, кроме самой примитивной, грубой силы. Но теперь всё иначе, законы Молнии и Воздуха, которые я познал, теперь вновь мне доступны. Он же — маг, причём, как и ты, специализирующийся на огне, самой разрушительной из стихий. Маги вообще куда опаснее воинов, а этому под силу снести тут всё в одиночку!

— Олвин, — всё же ответил Олег. — Знаешь, в чём самая главная сила?

— В развитии, конечно, — с лёгким удивлением ответил парень, даже перестав причитать. — Чем выше ступень эволюции, чем глубже…

— Нет, — оборвал парня Громов. — Херня это всё. Вторично и не принципиально. Самая главная сила — умение ставить обстоятельства себе на службу. Умение везде видеть возможности и варианты, шансы и риски. Самая главная сила — вот она, — постучал себя пальцем по лбу Олег. — Мозги, Олвин, мозги. Ты и сам это понимаешь — ведь ты в своё время правильно оценил риски попытки прибить Костю и понять, что это невозможно для тебя. И что ты сделал? Ты использовал ум, просчитал варианты и получил максимальную выгоду. Сейчас на на стадии Трансформы Мозга, проведённой идеально, обладаешь достаточным количеством всех необходимых тебе ресурсов для перехода в сферу Истока. И что самое главное — ты жив. Вот в этом, друг мой, и есть главная сила.

— Это, конечно, здорово, но при чём тут предстоящая встреча? — поинтересовался Олвин.

— При том, что Падвангу некуда деваться. Я знаю, зачем ему эти кристаллы в таком количестве, так что я уверен, что он не будет устраивать никаких фокусов, — пояснил Олег. — А всё это — обвёл он рукой территорию вокруг них, намекая на воинов, магов и заклятия, которыми они себя окружили. — Лишь декорации. Они нужны, что бы придя сюда, маг не решил, что мы знаем о его цели. Поэтому не переживай — он не рискнёт нарушить сделку.

— А откуда ты знаешь, что он намерен уйти обратно? — поинтересовался Ольвин недоверчиво. — И с чего ты взял, что он не попробует, в таком случае, отнять необходимые ему камни силой?

— Да потому, что вернувшись назад после всех этих поражений, ему нужно будет показать главе своего клана, что он не просто так сбежал. И наличие связей со мной, а через меня — и с правительством, будет вполне себе достойной причиной не лишать его головы и положения. Ну и плюс насчёт сделки — он ведь не намерен никому говорить, что именно продал мне. Официально он передаст мне технику Выдающегося ранга, которую даруют слугам их семьи. А я, помимо кристаллов, отдам им чертёж и все выкладки по Витязю.

— Стоит ли так усиливать врагов? — с сомнением поинтересовался он.

— Это ни на что не повлияет. Витязь-1 и даже следующая модель — простые игрушки, а у них ни развитой промышленности, ни инженеров, что бы улучшить данную модель, не имеется. А ведь в этом доспехе ключевую роль играет именно техническая часть — магия лишь восполняет слабости и недостатки нашей науки. Лет через десять, да что там — через пять, нынешние мобильные доспехи будут считаться детской ерундой, которую будут использовать максимум охранники в магазинах. Да и вообще — поверь, сейчас сделки с чужаками заключают многие.

— Но у вас война!

— Ага. Но это никогда не мешало делать дело действительно умным людям, — заметил Олег. — Противостояние идёт, и все стороны стремятся получить в нём преимущество любыми путями. Поверь мне, когда в конфликте столько сторон, подобное неизбежно. Главное, что бы то, что дал нам враг, было ценнее того, что мы даём ему. Второй предмет нашей сделки — более совершенный магический алфавит.

— А что не так с тем, что использую я? Мои руны — продукт цивилизации срединного мира! — возмутился парень.

— Вот только владеешь ты им довольно поверхностно. Ты получил неплохое домашнее образование, как для молодого парня, но совершенно недостаточное в данном вопросе. Мы не знаем основ, лишь набор базовых рун, а так дело не пойдёт, — ответил Громов. — И не спорь, ты и сам видишь, что мы во многих вопросах зашли в тупик. А исследовать и разбираться самим у нас сейчас нет времени. Так что их магические письмена должны компенсировать недостатки твоих рун.

На это парень ничего не ответить не успел — все присутствующие Игроки почувствовали мощную, наполненную жаром ауру их гостя. В подземную каверну, в которой и должна была пройти встреча, пожаловал их гость — Падванг Иллитар собственной персоной. Облачённый в расписанный непонятными, чуть светящимися символами плащ, под которым скрывался обыкновенный, пусть и дорогой деловой костюм тройка, маг выглядел внушительно.

Высокий, крепкий мужчина, с аккуратной чёрной бородкой, длинными для мужчины волосами, что, сложенные в косу, падали ему за спину и выстриженными висками, черноглазый брюнет выглядел сильным и уверенным человеком. На вид мужчине можно было дать от тридцати пяти до сорока, хотя внешность ещё ни о чём не говорила — практики сферы Небес жили до полутора тысяч лет, а достигали её в окраинных мирах, в среднем, к исходу третьего-четвёртого века — те, кто был вообще способен этого достигнуть.

— Добрый вечер, — вежливо улыбнулся Громов гостю.

— Приветствую, Игрок, — холодно ответил Падванг, оглядываясь. — Вижу, ты подготовился ко встрече со мной, — фыркнул он в сторону Игроков в мобильных доспехах.

— Предосторожность никогда не бывает лишней, — развёл он руками. — Но, думаю, вас не интересуют долгие расшаркивания. Приступим к сделке?

— Хорошо, — кивнул он. — Сперва — чертежи и кристаллы, затем я дам тебе книги и передам искусство.

— Конечно. Всё здесь, — хлопнул он по металлическому контейнеру, рядом с которым стоял.

Раскрыв его, он начал один за другим доставать папки с документацией. Падванг бегло осмотрел переданное ему, не вдаваясь в детали — всё равно он не был специалистом, так что, осмотрев рисунки, он лишь кивнул. В этом вопросе он мог лишь довериться своему партнёру — на то, что бы разобрать написанное и проверить, у него имелись иные люди. Главное же — в зал один за другим начали завозить пустые мобильные доспехи.

Удовлетворённая улыбка выползла на уста мужчины — сотня доспехов явно порадовала его взор. Затем пришёл черёд кристаллов. Громов, отправив одно короткое сообщение, запустил целый процесс — в разных уголках Подмосковья, указанных заранее Падвангом, его люди передавали контейнеры с кристаллами энергии подчинённым Падванга. Всё прошло без эксцессов, и через полчаса обе стороны отчитались об успешном завершении сделки. Доспехи Падванг был намерен забрать к себе позже — сейчас, видимо, они не были нужны магу. Увезти их отсюда должны были некие люди, из числа Землян, что сотрудничали или вовсе служили ему — но чуть позже.

— Теперь моя очередь, Игрок. Твоё счастье, что наш клан всегда держит слово, — высокомерно бросил маг, доставая откуда-то из плаща одну за другой три увесистые книги. — Как и было договорено — они переведены на ваш язык, всё без обмана.

— Олвин, проверь, — попросил Олег стоящего рядом бледного парня.

— Не доверяешь мне, землянин? — вскинул брови маг.

— Я не доверяю никому, даже собственной подушке, — ответил он. — А уж врагам тем более.

— Врагам, да… Странный ты человек. Ты ведь знаешь, какова наша цель, и всё равно ради собственных амбиций согласен предать свой мир. Не могу определиться, чего во мне больше — презрения к тебе или жалости.

— Думай, что хочешь, — парировал Олег. — Олвин?

— Насколько я могу судить — всё в порядке, — ответил парень.

— Беглый сопляк из срединного мира — весь цвет твоей магической науки? — хмыкнул он. — Тогда вы обречены.

— Может быть, всё может быть… Но теперь перейдём к главному — передай мне искусство.

— Хорошо, — всё так же усмехаясь подошёл он. — Надеюсь, к моменту последней битвы ты сможешь не опозорить его, показав нам достойный бой. Я лично приду за твоей головой, — протянул он ладонь ко лбу Громова. — А пока — получай просимое!

* * *
Оля сидела на высокой крыше Москва-сити, наблюдая за городом, купающимся в лучах вечернего солнца. В городе царило непривычная для конца весны жара, однако ей, как Игрока высокой ступени развития, это не доставляло особого дискомфорта.

— Любуешься? — поинтересовался Арвен, возникая позади девушки.

— Да, — ответила она. — Скоро всё это обратиться в руины, так что я хочу запомнить родной город во всей его красе.

Некоторое время они оба помолчали, но затем девушка не выдержала.

— Скажи, а это действительно неизбежно? Мы действительно проиграем Битву за Будущее? И никакой возможности это изменить нет?

— Тебе сказать правду, дитя? — строго посмотрел на неё Арвен.

— Да! Не зря же Костя и его учитель утверждали, что Битву можно выиграть!

— Конечно не зря, — согласился он. — Но знаешь, почему твой мир обречён? Есть несколько причин. Первая — при гибели мира в результате подобного те, кто спаслись, лучшие их лучших, получают щедрый толчок в развитии из-за чистой, насыщенной праны погибшего мира. Что-то вроде его прощального дара — именно поэтому все те, кто получил здесь учеников, не пойдут на то, что бы спасать вашу планету. Если вы спасёте его своими силами — это одно дело, такое допускается. Тогда, как гласят хроники, вы получите в дар от Системы ту самую прану — но в куда меньшем количестве. И если для практиков искусств Легендарного ранга особой разницы не будет, в силу того, что их развитие в любом случае ограничено, то для тех, кто как ты нацелен на вершину мира, этого будет совершенно недостаточно.

— А есть ли те, кому под силу защитить наш мир?

— Конечно, есть. Я, например, — невозмутимо ответил он. — Когда сюда явятся армии трёх атакующих вас миров, я вполне могу сразиться с ними и не исключено, что одолеть. Да что там — я не простой практик сферы Домена, я — элита центрального мира, так что все три армады слабее меня. Но я не стану — ибо наш с тобой учитель приказал мне совсем иное.

— А если я скажу, что не уйду отсюда, если ты не пообещаешь спасти Землю? — угрюмо спросила девушка.

— Я отвечу, что тогда можешь оставаться здесь и погибать вместе с ним. Ибо твой потенциал, за который тебя столь высоко оценили, окажется нереализуем без предсмертного дара твоего мира. Любые возможные успехи и достижения закладываются в самом начале, во время достижения первых трёх сфер эволюции — Трансформ, Истока и Формирования. Всё, что идёт дальше, невозможно на должном уровне, если в течении первых трёх сфер не заложен и укреплён необходимый потенциал. Твой случай уникален, такое на моей памяти не происходило ни разу — и даже в истории Системы задокументировано лишь несколько десятков схожих ситуаций. Но даже тогда большинство из тебе подобных кончили плохо — и потому я здесь, с миссией защищать и обучать тебя. Но если мир не погибнет, если вы выиграете Битву — ты останешься… Ну, я всё равно приведу тебя в Центральный Мир, и ты со временем, без сомнения, станешь достаточно выдающейся персоной. Скорее всего, доберёшься как минимум до стадии Младшего, а то и Старшего Бога — но это будет твоим потолком.

— Разве это мало — Старший Бог? — горько усмехнулась девушка, не сводя взгляда с городских крыш.

— Для такого, как я — это предел мечтаний. То, к достижению чего я приложу все силы и старание, буду рисковать собой и рвать жилы. Но для тебя… У тебя есть потенциал стать Высшим Богом, той, кто стоит на самой вершине Системы, к чьему мнению вынужден прислушиваться каждый в ней. Вершина вершин, перед которой любые богатства, любая слава — ерунда… То, о чём не смеют мечтать большинство существующих Богов, вот каковы твои перспективы.

— Но цена тому — целый мир, — тихо прошептала девушка, завороженно глядя вниз.

— Всего лишь один мир, — возразил Арвен. — Окраинные миры постоянно возникают и гибнут. В Системе их столько, что даже подсчитать сложно — десятки миллионов, если не больше. Одним больше, одним меньше — какая тебе разница? Всех, на кого ты укажешь, мы заберём с собой. Родители, друзья, хоть домашние животные — все те, кто тебе дорог, будут с тобой. Больше того, мы позаботимся о том, что бы они жили долго. Да что я говорю — ты уже слышала это предложение.

— А ты сам бы согласился на моём месте? Принести в жертву свою родину…

— Девочка, — чуть поморщившись, перебил её Арвен. — Не играй со мной в любовь к родине. Ты отлично знала, чем всё это обернётся, когда всё началось. И я прекрасно вижу в твоих глазах алчность. Я не уговариваю тебя — я лишь объясняю, как и почему всё устроено так. Не лги себе — ты не сможешь отказаться от подобной возможности. Кто угодно, но не ты, госпожа Первый Игрок.

Странная парочка вновь замолчала, глядя на крыши Москвы. Девушка задумчиво улыбалась, а Арвен, чуть напрягшись, пытался понять, кто же второй гость этого мира, что не уступал ему в развитии, и гадал, не придётся ли ему вступить с этим неизвестным в схватку, если он решит вмешаться в их планы на мир и попробовать его спасти.

Так они и застыли, не обменявшись больше ни словом и думая каждый о своём.

* * *
Мне понадобилось пять дней, что бы полностью исцелить свои раны и восстановить энергию. За это время целитель, при помощи медикаментов и своей магии привёл в чувство и остальных. И к моему удивлению, даже Илья, проснувшийся лишь позавчера, согласился, что стоит сперва восстановиться до конца, и лишь потом идти выяснять в чём дело.

— Варианта сотрудничества с чужаками в таких масштабах я никогда даже не рассматривал, — сказал он. — И если до подобного дошло, причём в таких масштабах и так открыто, что об этом знают все заинтересованные стороны, то тут не обошлось без влияния из Москвы. Иначе, сами понимаете, наших просто снесли бы.

Так что сегодня, на шестой день, более менее придя в себя, мы двинулись в путь. Предстояло разобраться в происходящем и, если понадобиться, перебить слишком много о себе возомнивших Игроках.

Глава 6

Мы стояли невдалеке от Ратты, того самого сирийского городка, где сейчас обретались Клинки, и наблюдали за КПП. На удивление, въезд в город был почти свободный, да и поток желающих попасть — весьма немалый. Как нам удалось узнать, город под властью ЧВК стал чуть ли не единственной по-настоящему мирной мирной территорией в разбитой, лежащей в руинах стране.

— В принципе, этого стоило ожидать, — задумчиво проговорил я. — Там, где все ведут бизнес, не должно быть никакого насилия, во всяком случае открытого. Оно, знаете ли, сильно мешает торговле.

— Это меня мало успокаивает, — хмуро ответил Илья. — Надо попасть в город, это не обсуждается. Вот только вопрос — сделать ли это тайно или прийти в открытую? У кого какие мнения?

— Я за тайное проникновение, — тут же подал голос Вася. — Если в городе Игроки и практики сферы Истока, и если окажется, что нам тут не рады, лучше иметь возможность тихо уйти. Сил на то, что бы отбиться, нам может не хватить. Мы сейчас не в самой лучшей форме.

— А я за вариант просто послать туда Алису, — заявила Сьюзан. — У нас есть отличный, можно сказать — прирождённый скаут, который вполне способен разведать всё, что нужно, не вызывая подозрений. Ты как к этому относишься? — уточнила девушка у неё.

— Да я не против, — пожала плечами Алиса. — Дело по моему профилю, силы я восстановила.

Ал, я и наш целитель, который как-то само собой стал частью нашего отряда, воздержались от голосования. Я — потому что мне не нравились оба варианта, и после того, как я своими глазами увидел, как в город беспрепятственно входят практики, не желал туда лезть в принципе, Андрей просто опасался подавать голос, вполне резонно полагая, что его мнение едва-ли кого интересует, а Ал… Ну, наш чукча с луком вообще был не фанат поболтать. Всё, что я услышал из его уст с момента пробуждения — это спасибо, сказанное мне, Алисе и нашему целителю.

— Я тоже не горю желанием лезть в осиное гнездо с голой жопой, так что — пришёл твой час, Алиса, — шутливо поклонился Илья закатившей на его кривляния глаза девушке. — Остальные не против? Вот и отлично. Сколько тебе понадобится на всё про всё?

— Если пойду сейчас, то до заката управлюсь. Но гарантировать ничего не могу — хрен знает, какая обстановка в городе. Где встретимся? — уточнила она.

— На месте нашей последней стоянки, — решил Илья. — Мы пока поохотимся. Тебе времени до завтрашнего утра. Встречаемся в полдень, ну или уже как получится. Если придёшь и не застанешь нас до вечера, значит, мы в беде или мертвы, и действуешь на своё усмотрение. Ну и наоборот — не придёшь завтра до темноты, значит, ты в беде.

На том и порешили. Девушка, обвязав вокруг головы простенький самодельный тюрбан (слишком уж примечательна была грива снежно-белых волос в этих широтах), двинулась к городу. Мы некоторое время понаблюдали за ней. Был, конечно, риск, что её засекут и опознают на въезде в городок — всё же она бывшая начальница дежурящих там бойцов, потому определённый риск был, но тут уж оставалось уповать лишь на навыки Алисы. Сильно подозреваю, что за это время не я один, действуя на пределе сил, продвинулся в понимании Законов. Её навыки скрытности явно вышли на новый уровень.

Убедившись, что она без проблем прошла КПП, мы двинули обратно в пустыню. За два дня неспешного пути сюда мы прикончили ещё пару тварей сферы Истока — оправившись от ран и вернув в строй остальной отряд, мы стали достаточно сильны, что бы не опасаться ни залётных тварей, ни большинства иных опасностей пустыни. Как предположил Вася, все чудовища, перешедшие в сферу Истока, попросту не успели ещё освоиться со своими новыми силами, так что были для нас лёгкой добычей. Так что сейчас у Алисы при себе было три ядра этих самых тварей и дополнительная задача — приобрести что-нибудь из алхимии, если не будет возможности остаться в городе.

— Куда пойдём? — поинтересовалась темнокожая колдунья, когда мы направлялись обратно. — Ты говорил об охоте?

— Да, — кивнул Илья. — Только не на монстров. По этой дороге шастает немало практиков. Дождёмся какого-нибудь отряда и нападём. Одного — в плен, остальных в расход. Надо же понимать, что у них там происходит?

К городу действительно со всех сторон постоянно двигались желающие попасть в Ратту. Практики, наёмники, мирные жители, доведённые адом, царящим вокруг, до ручки, и даже военные — люди двигались в город ото всюду, так что устроить засаду было не сложно, главное — не вблизи города. Мало ли, кто придёт на помощь атакованным?

Через четыре часа мы, наконец, дождались подходящей группы практиков. Три десятка простых солдат-Игроков, не достигших даже трансформы Костей, пятёрка практиков, что, очевидно, даже в родном мире были лишь в сфере Истока и глава небольшого каравана, мечник, чей истинный уровень был, наверное, примерно Формирование Узлов — подходящая жертва. На отряды, в которых были практики Земли, мы рисковать не лезли — кто знает, какими силами они обладали сейчас, получив доступ к сфере Истока? Они и раньше были занозой в заднице, так что рисковать мы не решились.

Первый удар нанесли наши маги. Собственно, эта парочка восстановилась меньше всех, и их силы мы решили расходовать наиболее экономно. Один удар, что разберётся с мелочью, по минимуму повредив их грузы — пару джипов, едущих в хвосте колонны — и при этом расчистят для нас площадку для боя.

Каменные шипы пробили колёса машин так, что никакой речи о дальнейшем движении без полной замены всех колёс (именно колёс, а не шин — Сьюзан решила действовать наверняка) и речи не шло. Десяток небольших, чёрных игл, сотканных, казалось, из самой темноты, дождём обрушились на врагов. Два мага среди практиков успели закрыть себя и ближайших к ним воинов куполами защиты, да и остальные практики сумели защитить себя — в конце концов, силу сферы Истока не стоило сбрасывать со счетов, и одного лишь превосходства в рангах используемых техник уже не хватало для абсолютной доминации.

Тем не менее, почти два десятка человек оказались мгновенно убиты. Взметнулись струи песка, складываясь в длинные, тяжёлые щупальца — но от одного из магов врага ударила незримая волна, заставившаяся рассыпаться заклятие темнокожей волшебницы и лишая её власти над землёй. Сьюзан рядом с нами поморщилась от боли и схватилась за грудь, но отрицательно покачала головой на попытку ей помочь, показывая, что цела.

Ал и Илья в бой не вступали — задачей лучника было поддержать меня, когда я вступлю в бой, а Илья должен был оберегать наших магов, что даже от подобного усилия выдохлись. Да и сам Илья был далеко не на пике, так что в дело предстояло вступить мне. Однако мы рассчитывали сперва выбить всю мелочь, что бы они не путались под ногами…

Эту проблему решил чукча. полетели одна за другой сотканные из чистой энергии стрелы — в вопросе Ки и энергетики в целом он пострадал меньше всех, так что способностями мог пользоваться в полном объёме. Не прошло и пяти секунд, как Игроки врага оказались мертвы, и передо мной осталась лишь горстка из шести практиков. Маги, один из которых явно чувствовал себя неважно — призрачная волна далась ему явно непросто, лучница, копейщик и танк. Ах, ну и, разумеется, мечник, являющийся явным лидером этого отряда.

Стрелы Ала отскочили от возникшего над врагами щита, от которого отходили полупрозрачные стенки, защищающие всю компанию. Вот и танк вступил в дело.

— Ранишь танка, когда я вступлю в дело, — обратился я к Алелекэ. — Ну и поддержишь огнём.

Тот лишь кивнул, и я рванул вниз с бархана, прямиком к врагам. В переговоры никто вступить не пытался, что ясно говорило о том, что подобные ситуации даже близ Ратты были частым явлением.

Из-под купола в меня ударили стрелы и воздушное копьё, от которых я на ходу уклонился. Однако если стрела усвистела мимо, то вот после того, как воздушная волна оказалась за моей спиной, я вновь почуял опасность. Не тратя времени на осмысление новой угрозы, я ушёл в сторону и с удивлением увидел тоже воздушное копьё, что пропустил секунду назад мимо себя. Это что-то новенькое! Такие трюки раньше враги точно не использовали!

Мелькнула стрела, пущенная Алом, на лету сбивая выстрел вражеского лучника. Я оказался у вражеского щита, и, с трудом отведя светящее от энергии вражеское копьё, с развороту ударил Разрезом со вложенной в него энергией меча по вражеской защите. И та, к моему удивлению, устояла — а затем на меня обрушилось разом несколько атак, вынуждая тратить все силы на отражение этих ударов. Светящаяся серебром стрела, срубленная моим мечом, с яркой вспышкой лопнула, отбрасывая меня назад, закрутившийся вокруг меня воздух начал стремительно сжимать меня со всех сторон, а удлинившееся копьё врага, с полыхающим странным, бирюзовым светом наконечником упёрлось в лезвие клинка, тесня меня назад. И в довершение ко всему я почувствовал уже готовую к использованию технику мечника, что почему-то не спешил её пускать в ход.

Но тут Ал наконец показал, что такое сильный лучник. В сторону купола, под которым сидели враги, полетела стрела, наполненная мощнейшей энергией. Вроде бы светящаяся подобно новому солнце атака из лука, которую стрелой язык не поворачивался назвать, и летела неспешно — но уйти из под неё враги не успевали, связанные боем со мной.

Техника выглядела как расширяющийся луч света, протянувшийся от вскочившего на ноги чукчи к самим врагам — и надо сказать, эффективность оказалась под стать эффектности. Вражеский танк, что до того просто стоял, вскинув над головой чуть светящийся щит, всё же успел среагировать — и защита врага разом стала в несколько раз насыщеннее в плане Ки. Да и мечник успел ударить на встречу новой угрозе, используя заготовленную технику. Что-то успел сотворить и второй маг, но что именно я не успел ни понять, ни разглядеть.

Однако всё оказалось тщетно. Полностью выложившийся в этой атаке лучник не просто пробил вражескую защиту — от его атаки всё вокруг на миг погрузилось в яркую вспышку света, а затем я почувствовал, как меня потащило по песку. Сука, Ал, хоть предупреждал бы!

Вскочив на ноги, я посмотрел вперёд и облегчённо выдохнул — врагам досталось сильнее. Танк лежал прямо в центре небольшой воронки, метров десять в диаметре, и не подавал признаков жизни — впрочем, он явно принял на себя основной урон, так что ничего удивительного. Магов унесло куда-то в сторону, тоже неплохо приложив. Один из них лежал изломанной куклой, с трудом шевелясь, второй, стоя на коленях, растерянно тряс головой, явно контуженный.

Лучница, прижимая к себе страшно обгоревшую руку, сидела рядом с магом. Эта тоже явно не боец на некоторое время. Оставались лишь двое — совсем не пострадавший мечник, непонятно как уцелевший, и копейщик, которому, хоть и досталось, но явно меньше остальных.

— Сразимся один на один, чужак! — крикнул мечник. — Победишь ты — мои спутники сдадутся. Проиграешь — твои товарищи отпустят нас! Идёт?

— С чего мне соглашаться? — поинтересовался я, встряхнув плечами и готовясь к противостоянию.

Сейчас из моих ребят боеспособными оставался лишь Илья и, не знаю, правда, насколько, Ал. Да и то — первый ещё не оправился от ран, второй явно выложился на полную. Так что плюс минус мы были на равных — у обоих за спинами команды каличей, и оба при этом полностью боеспособны. И я, и он, конечно, несли пару отметин от скоротечного боя — но ничего такого, что бы помещало рвать противника зубами на части. Царапины.

Вот только он не знал, что мы остались два на один, причём в его пользу. Чем и следовало воспользоваться…

— Потому что если ты не согласишься, я и Юрва нападём вдвоём. Магические артефакты у вас явно закончились, а твой друг лучник точно в ближайшее время не помощник. Но я не знаю, что за трюки могут быть припрятаны в твоём рукаве, и потому предлагаю дуэль. Если у тебя есть честь, то прими бой. Я не хочу больше жертв. Меж нами пока нет крови — мои спутники живы, а твоих я не трогал.

— А то, что ты и твои дружки намерены разрушить наш мир, совсем ничего не значит? — хмыкнул я, сближаясь с ним.

Мы осторожно шагали кругами вокруг друг-друга, надеясь выгадать момент и напасть со слепой зоны врага — со стороны нерабочей, левой руки. Древняя, как сам мир, уловка, которой меня никто не учил. Я постиг её сам, интуитивно.

— Мы лишь рядовые воины, — покачал он головой, не сводя с меня настороженного взгляда. — Мясо для мечей, посланное на убой. Нас никто особо не спрашивал, хотим ли мы сражаться на этой войне.

— Мы просто выполняли приказ, да? — хмыкнул я. — Все вопросы к тем, кто отправил нас на войну, а сами мы белые и пушистые? Кому ты врёшь? Нам не раз попадались ваши, и я точно знаю, что вы все — наёмники. Вам платили за ваше участие в войне, и шли вы в наш мир по доброй воле, практик. Не считай нас дураками.

Мы продолжали этот странный диалог, настороженно выжидая момент для атаки. Мы были в примерно равных условиях, вот только враг обладал преимуществом в целую эволюционную ступень, а я — в качестве своего развития и чистоте энергии. Другими словами — на моей стороне Божественный ранг моей техники эволюции, а на его — опыт жизни вольного воина, прошедшего дальше меня по тропе развития. И если ещё несколько недель таких, как он, я щёлкал как орешки, то теперь был вынужден подходить к нашему поединку со всей серьёзностью.

— Альтернативой было объявление нас предателями, тюрьма и возможно даже смерть — в назидание остальным! Так о какой доброй воле может идти речь? Я с моими братьями и сёстрами принадлежали к небольшой общине практиков, которая никому никогда не мешала. В один день перед вратами нашего дома появился практик Сферы Земли из Храма Осеннего Грома и потребовал выставить отряд воинов под их знамёна — во имя будущего нашего мира, так он сказал. И добавил, что те, кто откажутся, будут объявлены предателями. Наш Патриарх был лишь на ступени Формирования…

Всё же он меня почти подловил. Стремительной, голодной змеёй, бросающейся на добычу, мелькнул его клинок — и я едва-едва, на одних инстинктах, не успевая даже осознать происходящее, отвёл гардой меча выпад, едва не стоивший мне жизни. Не теряя времени, противник сделал подсечку, пока наши мечи ещё только двигались в пространстве, сцепившись. Я устоял, но вынужден был сделать несколько шагов назад, что бы не потерять равновесие, и мой визави обрушил на меня атакующую технику.

Взметнулась, вытягиваясь ввысь и затем обрушиваясь прямо на меня лезвие меча, сотканное прямо из воздуха и напитанное энергией меча — куда слабее моей, но всё же. Уклоняться не было ни времени, ни возможности, и я призвал силу собственного Слияния с Мечом — и вражеская техника разбилась о подставленный клинок, оставив прямо на лезвии глубокую зарубку. Мои ноги погрузились в песок по щиколотки, но самое главное — я устоял на месте и наконец восстановил равновесие полностью.

В следующий миг мы оба сорвались в Поступь, двумя размытыми тенями размываясь в воздухе. Я не использовал Проявления Ци, желая испытать, насколько я действительно силён по отношению к рядовым практикам. Нет, если я почувствую, что не справляюсь, то кочевряжиться не стану, но пока я способен биться своими силами, не беря взаймы у собственной жизни.

Вражеский меч непонятным для меня образом использовал сам воздух. Не было никаких эффектных вихрей, воздушных копий и прочих красивостей, но тем не менее я вынужден был всё чаще уходить в глухую защиту, не будучи в состоянии предугадать направление вражеских атак. Это не было какой-то особенностью самого оружия, нет, в потоках воздуха чувствовалась воля моего оппонента, что не оставляло сомнений — он, неизвестным мне образом, сроднился, познал воздух и теперь мог использовать его себе на благо.

Я был слабее — физические параметры у нас были примерно равны, а запасы моей энергии мало уступали вражеским — но вот только сила Истока была сама по себе словно бы гуще, мощнее, вынуждая тратить ради достижения схожего с врагом результата куда больше Ки. Да и скорость, с которой его Ки приходила в движение, скорость выполнения техник и лёгкость, с которой он это делал, ставили меня в тупик.

Моя сила меча была значительно мощнее вражеской. Не на порядки и даже не в разы, но всё же — сильнее. Однако он и не пытался в лоб пересилить меня — сам воздух откликался его клинку и его Ки, словно бы сгущаясь вокруг меня, создавая дополнительное воздушное сопротивление, стремясь замедлить — и у него, демоны его подери, это получалось! Моя Поступь постепенно становилась всё медленнее, а клинок не раз и не два отклоняло незаметным воздушным потоком — не так, что бы сильно, лишь на градус или два от цели, но этих градуса-двух как раз хватало врагу, что бы уйти не задетым, а мне, в свою очередь, обзавестись очередной царапиной.

Ветер и меч в его руке действовали удивительно слаженно, в унисон, и буквально за десять секунд я покрылся хоть и мелкими, но всё ж таки неприятными порезами. Я никак не мог понять, что мне делать, всё больше и больше увязая в мелких, раздражающих атаках. Пока эти ранки не представляли для меня никакой угрозы, но с каждой секундой воздух вокруг нас словно пропитывался волей моего оппонента. Она словно бы копилась, густела, всё лучше и лучше перехватывая движения ветра, навязывая ему свои желания. Нет, так дело не пойдёт.

Я мысленно сосредоточился на том чувстве единения с мечом, что ощутил тогда, в бою с вараном. Почувствовать каждую его линию, каждую царапину, тяжесть металла в руках, все его недостатки, все слабости — и всю усталость клинка, что без отдыха и усталости, безо всякой заботы со стороны своего владельца постепенно приходил в упадок. Я только сейчас по-настоящему осознал, что совершенно позабыл о состоянии своего клинка, даже не думая ухаживать за ним…

И все эти мысли, столь далёкие от происходящего сейчас боя, сумели сделать главное — помочь мне слиться с оружием в моей руке, почувствовать его частью тела, чем-то родным и неотделимым от меня.

Скользящий блок, отход назад, пропустить колючую, подлую струйку воздуха, что нацелилась нанести мне очередную ранку, выпад… Я с удовольствием ощутил, как лезвие моего меча сумело коснуться края длинных одежд противника. Да, я его не ранил, даже не зацепил — но до этого я и этого не мог!

С каждым мигом я всё чётче осознавал, что умение пускать незримые лезвия с кончика меча — не главное, на что способна сила меча. Больше того — все эти дистанционные атаки были не более чем глупой тратой сил. Меч создан, что бы рубить и колоть в ближнем бою, а не для того, что бы парадировать ракетную установку. Нет, безусловно, дистанционные атаки имеют место быть, но всё же… Всё же, как совершенно ясно осознал я, прежде чем швыряться невидимыми лезвиями, нужно полноценно овладеть способностью использовать его как положено, в ближнем бою.

Изумрудные глаза моего противника настороженно сощурились. Раз за разом я начал уходить от его мелких атак, мой клинок начал не просто отводить его удары, но и словно бы рассекать его волю в воздушных струях, направленных на меня. Вот наши мечи скрестились в очередной раз, высекая искры, и одновременно с этим прямо мне в глаз полетел маленький шип уплотнившегося воздуха, куда более насыщенный Ки и волей. Эта атака грозила ослепить меня на один глаз, а то и вовсе, добравшись до мозга, прикончить, но я, сам не поняв, что делаю, словно бы на единый миг стал самим мечом — весь, целиком и полностью. И в тот же миг всё это ощущение собралось прямо в том глазу, которому грозила сейчас травма — и из него вырвалось нечто, не до конца понятное даже мне, рассекая воздушный шип подобно мечу.

В глазу мгновенно вспыхнула вспышка боли. Подобно вспышке пламени в ночи, она продлилась лишь миг, но даже так, я, лишившись концентрации, получил длинный порез поперёк груди. Инстинкты в последний миг заставили меня метнуться назад, и лишь это спасло мне жизнь — будь порез на пару сантиметров глубже, и вместо болезненной царапины я бы обзавёлся тяжёлой, возможно даже смертельной раной. Всё же есть и минус у непроверенных техник — не зная, чего от них ожидать, не угадаешь, к какому результату они приведут.

С этого момента мой оппонент стал куда серьёзней. Словно бы до этого он лишь прощупывал меня, проверяя пределы моих сил и не считая угрозой себе, и лишь сейчас начал сражаться по настоящему.

Копившееся до этого напряжение в воздухе на миг исчезло, однако не успел я обрадоваться, как вокруг моего врага возникло три сотканных из воздуха меча, а сам он засветился от довольно блеклой, не идущей ни в какое сравнение даже с теми, которые я видел на практиках сферы Земли, но тем не менее полноценной техники усиления. Противник резко ускорился, и теперь скорости моей Поступи едва хватало на то, что бы просто защищаться — ни о каком равенстве или тем более превосходстве в скорости движения уже не шло и речи.

Четыре клинка закрутили настоящий хоровод вокруг меня. Один, реальный, что держал в своей руке мечник, был сосредоточен на защите, отражая любую мою попытку достать врага, в то время как три остальных наседали со всех сторон. Я мгновенно покрылся потом, крутясь, подобно юле, отражая все атаки и лихорадочно пытаясь сообразить что делать. Мне необходимо было выложить один из своих козырей, иначе меня сомнут и уничтожат — но для того, что бы активировать Проявление Ци или ударить Выпадом Веры требовалась хотя бы полторы, хотя бы одна секунда — но именно этого времени у меня сейчас как раз и не было. Я вынужден был биться изо всех сил просто ради того, что бы меня не разорвало на части, не отвлекаясь ни на миг, сосредоточив всё своё внимание на вражеских мечах…

Противник не использовал никаких иных техник, кроме уже активированных. Воздушные мечи, Поступь и Усиление — но при этом он превосходил меня по всем параметрам, от скорости до силы. Всего десять секунд прошло с того мгновения, как он начал свою свою атаку в четыре клинка, а на мне уже добавилось три новые раны. И лишь полное слияние с этой странной силой, силой моего меча, силой понимания того, куда и как бить, что минимизировать ущерб, какую часть лезвия лучше подставить под атаку, что уменьшить отдачу и правильно распределить импульс вражеского удара, чувство полной концентрации на схватке — лишь всё это позволяло мне держаться.

Однако я уже понял, что так мне не победить. Я стремительно познавал себя и свои способности, чудовищными темпами наращивал своё мастерство, пребывая на грани жизни и смерти — вот только мой противник всё это уже давно постиг, овладел и переварил в бесчисленных тренировках. Я бился, ведомый инстинктами и звериной жаждой жизни, он же — расчётливо и обдуманно, не открываясь ни на миг и не допуская ни единой бреши в собственной обороне. Именно так, как и положено биться тому, кто намерен победить и выжить.

Возможно, даже используй я с самого начала Проявление Ци, я всё равно бы уступал. Разница между сферой Истока у того, кто достиг в родном мире хотя бы стадии Формирования Узлов и между пусть и идеальной, но стадией Трансформации Мозга была слишком велика, что бы просто так заполнить этот разрыв. И как выйти из этой ситуации, я не представлял.

Внезапно мой оппонент взмахнул клинком, отражая что-то слева. Сгусток тёмного огня разрезало сперва самим мечом, а затем и вовсе развеяло порывом напитанного Ки ветра, однако в следующий миг один из теснивших меня мечей дёрнулся, отражая мощную технику в виде золотистой стрелы. От столкновения техника лучника развеялась, однако эти две атаки, ударившие почти одновременно с противоположных направлений, дали мне краткий миг, используя который я разорвал дистанцию, отступая назад и активируя Проявление Ци.

— Думаю, стоит устроить переговоры, дамы и господа, — с улыбкой предложил Клинков, прижимая лезвие клинка к шее одного из магов.

Я огляделся и увидел, что танка и второго мага, всё ещё находящихся без сознания, держат с прижатыми к горлу ножами Вася и Сьюзан, бледный Андрей стоит, направив автомат в держащуюся за пробитую небольшим каменным шипом ногу лучницу. Девушка, учитывая плачевное состояние обожжённой руки и теперь ещё и травму ноги, организованную явно темнокожей колдуньей, была достаточно ослаблена, что бы не блещущий боевыми способностями целитель имел возможность пристрелить её в случае нужды.

Вражеский копейщик и Ал застыли где-то в стороне, словно два подобравшихся для прыжка зверя, готовые в любой миг разразиться ударами. Лук в руке чукчи целил сотканной из золотого света стрелой в лицо копейщика, однако и наконечник оружия последнего светился от скачущих по нему искорок, явно показывая, что он готов забрать врага с собой.

— Из-за вас нашему эскулапу даже пришлось нарушить клятву Гиппократа и взять в руки оружие, — продолжил он. — Так что не позволим его жертве пропасть зря!

— Клятва Гиппократу не о том, — нервно заметил целитель, облизывая пересохшие губы и не сводя глаз с лучницы.

— Да похуй, — пожал плечами Илья. — Повторяю — давайте мириться. Временно.

Ну что ж, расклад изменился. Мечник вполне способен прикончить нас всех, учитывая, что в отряде полностью боеспособен лишь я. И теперь он об этом знает. С другой стороны — раз у нас в заложниках его товарищи, о спасении которых он так распинался, то есть шанс решить всё болтологией. Однако на всякий случай я напрягся, приготовившись, в случае малейшей угрозы, использовать свою новообретённую технику Королевского ранга.

— Хорошо, — сквозь зубы процедил воин. — Я вас слушаю.

Кажись, пронесло.

Глава 7

— Ну тогда, для начала, развей технику и убери меч, — потребовал Илья.

— Может, мне сразу перерезать себе глотку? У вас мои братья и сестра, у меня — оружие и готовность прикончить вас в случае, если вы рискнёте сделать глупость. Это взаимные гарантии безопасности, так что говори, что хотел, или убирайся. Обещаю, что позволю уйти вам невозбранно, если сейчас же отступите, — ответил практик.

— Это тупик, — покачал головой уже без улыбки Илья. — Я не доверяю тебе. Продолжишь упорствовать, и моя рука может дрогнуть. Что тогда случится с этим симпатяжкой, даже не знаю, — с деланной грустью заметил он, намекая на пленника.

— Не знаю, что случится с ним, но ты в этом случае точно головы лишишься, — холодно ответил воин. — И все твои спутники тоже. Если сейчас погибнет или хоть как-то пострадает кто-то из моих друзей, я плюну на всё и нападу. Не провоцируй меня, ничтожество!

Действительно, пат. Видимо, Илья пришёл к тем же выводам.

— Хорошо, — кивнул наш предводитель. — Тогда ответь на мои вопросы, и мы отпустим тебя.

— Брат Юривал, — внезапно подала голос лучница. — В нашей слабости виноваты лишь мы сами. Они не отпустят нас, так что… Убей их всех! Пусть хоть ты выживешь! Я…

Я уже напрягся, готовясь атаковать — шанс завалить урода моей техникой с первого раза был достаточно высок, что бы рискнуть — но тут застонал маг, которого удерживал Клинков. Девушка прервалась, и мы все настороженно оглянулись на этот звук.

Волшебник стонал, но не решался хотя бы пошевелиться. Его левая ладонь была прижата тяжелой берцей Ильи, явно доставляющей ему немало страданий.

— Прекрати! — рыкнул мечник, которого, как оказалось, звали Юривал. — Иначе…

— Так пусть твоя девка закроет свой рот, Юрец! — резко перебил его Илья. — Я парень малость нервный, могу и правда прирезать твоего магика. И не зыркай на меня так — если дойдёт до драки, ты точно сдохнешь. Да, половина нашего отряда помрёт с тобой, но все твои отправятся в могилу гарантированно. Ты же сам чувствуешь, что наш грозящий вот-вот пукнуть от натуги мастер меча готов разродиться сильной техникой. Я предлагаю мирно пообщаться и разойтись каждый своей дорогой. Так что будь добр, — ровно попросил Клинков и внезапно перешёл на рёв. — ЗАТКНИ ПАСТЬ ЭТОЙ ССУКИ!

Напряжение, повисшее в воздухе, казалось, можно было ножом резать. Я покрепче сжал рукоять меча, про себя проклиная Илью, его дебильную манеру плоско шутить в неподходящее время и тупорылую манеру переговоров, от которой даже меня, его союзника, тянет дать ему по роже. Не знаю, что там навоображал себе себе Клинков, но лично я уверен, что шансов завалить стоящего перед нами врага у нас почти нет.

Однако к моему изумлению, Юривал, поиграв желваками на лице, одним движением спрятал свой меч в ножны и коротко, не оглядываясь, бросил девушке:

— Молчи.

И девица послушно заткнулась, почувствовав железные нотки в голосе воина.

Мечи, сотканные из воздуха, конечно же, никуда не исчезли, продолжая кружиться вокруг своего создателя, но сам жест воина слегка снизил накал страстей. Я, правда, на всякий случай так и остался в боевой стойке, держа вытянутый меч, поднятый на уровень головы, параллельно земле, готовый в любой миг продолжить прерванный бой, но на меня уже почти не обращали внимания.

— Убери свою ногу от Тагрена, — обратился Юривал к Илье, всё ещё продолжавшему нажимать на руку мага.

Тот, не споря, послушался.

— Теперь к нашим вопросам. Первое — что вы везли в Ратту? — начал Илья.

— Кристаллы энергии и ядра монстров. Плюс те из внутренних органов тварей, которые имеют ценность для алхимиков, — ответил он.

— Кто сейчас руководит вашими силами в регионе?

— Самрир Пустынник, маг в сфере Небес. Вот только никаких «наших» тут больше нет. После поражения в войне за этот, как ты выразился, регион, почти все выжившие командиры и достаточно сильные маги и бойцы ушли отсюда, бросив остатки войск, — устало пояснил он. — Мы остались сами по себе, и выживать приходится полагаясь лишь на себя. Самрир командует самым крупным уцелевшим отрядом — его основная специализация магия Земли, в частности — Песок, и Металл. Я не подчиняюсь ему, мы с моими товарищами решили стать вольными охотниками. Да и сам Самрир уже не стремится к активным боевым действиям — здесь мы проиграли уже окончательно, и возвращаться к бросившим нас на смерть храмовникам и их союзником желания нет. В Вольном Городе, Ратте, привечают всех, кто готов торговать и вести мирную деятельность. Например, все, кто хоть немного владеет алхимией, магией рун, артефакторикой и травничеством. Даже наняться в ряды Клинков или солдат этой… как её… Федерации, вроде, можно — причем любому желающему практику.

— В ряды вооруженных сил Российской Федерации? — недоверчиво уточнил Илья.

— Да, именно туда, — кивнул Юривал.

— Вот так новость, — пробормотал я.

— А как так вышло, что вы все уже в курсе того, что в Ратте безопасно? — подозрительно поинтересовался Илья. — Месяца ещё не прошло с момента окончания боёв, а тут уже аж целый Вольный Город. Подозрительно, знаешь ли.

— Клинки и солдаты Федерации массово отпускали пленников после допросов с новостями о том, что все желающие прекратить боевые действия и начать взаимодействие с победителями могут направиться в Ратту, — пояснил он. — Никого особо ценного среди пленных на свободу выпущено не было, но вот рядовых воинов вроде меня отпускали массово. А Ратту выбрали, думаю, по простой причине — она достаточно далеко от центров базирования основных сил победителей, что бы можно было рискнуть туда наведаться, и вместе с тем достаточно близко, что бы возить полученные в ней товары в большие города, где сейчас армия Федерация. Плюс достаточно удобная дорога для подвоза провианта, которым они, в основном, и торгуют. Приходится, конечно, покупать эти их рубли — весь товарооборот в них сейчас — но так даже удобнее. На эти странные деньги сейчас можно где угодно и что угодно купить — куда удобнее, чем обычный обмен. Да и…

— Ну всё, всё, — прервал увлёкшегося рассказом о новых экономических перспективах воина Илья. — Мы тебя поняли. Давай проясним кое-что, прежде чем продолжать. Расставим, так сказать, точки над Ё. Ситуация следующая — ваши боссы — командиры, руководители, хозяева, как удобнее, — прояснил он, заметив непонимание в глазах мечника. — Бросили вас тут подыхать, как только стало ясно, что вы проиграли. Остатки армии распались на отдельные шайки, которые скитаются по пустыне, убивая чудовищ и добывая полезные ресурсы. А в Ратте вы их продаёте и покупаете на эти деньги всё вам необходимое — от алхимии и артефактов до еды и боеприпасов к обычному оружию. Так?

— Приблизительно, — кивнул Юривал.

— Среди вас имеется командир особенно крупной шайки, который, благодаря своей специализации, чувствует себя в этой пустыне как дома. Он из тени управляет остальными вашими отрядами, являясь вашим лидером. Так?

— Нет, — возразил мечник. — У него самый большой и сильный отряд, но остальным он не командир. У каждого отряда тут свой лидер, и бойцы и маги имеют возможность уйти, если им что-то не нравится. Больше того, уже был случай, когда Самрир попытался поглотить один из крупнейших отрядов, под началом Метрая. Не знаю подробностей, но по слухам в дело вмешались представители Федерации, не позволив этому произойти. Так что он самый сильный и авторитетный лидер среди нас, но не правитель всех уцелевших.

— Первый среди равных, да? — хмыкнул Илья.

— Разделяй и властвуй — старо, как мир, — заметил я. — Им выгодна подобная раздробленность.

— Да, умно, — признал Клинков. — Тогда ещё один момент — кто правит городом? Клинки или федералы?

— Клинки, я думаю, — не очень уверенно ответил Юривал. — Понимаете, я не самая большая фигура в этих песках. Тем не менее, я всегда считался достаточно одарённым, для своего уровня, воином, — не без гордости заметил он. — И потому у меня неплохие отношения с разными… личностями. Так вот, насколько я понимаю — в городе, помимо самих Клинков, огромное влияние имеют военные Федерации. Так что скорее всего правят они вместе. Плюс там начали появляться представители каких-то непонятных мне организаций, что тоже стремятся наладить своё дело в Ратте. В общем, это сложноватая для меня тема. В такие вопросы простых странствующих воинов, всего лишь продающих свой товар в городе, не посвящают.

Ну да, логично. Он мог рассказать только о том, с чем имел дело сам и что лежало на поверхности, не более. Ну, тоже неплохо.

— А что с наймом? — подала голос Сьюзан. — Ты говорил, что вас там готовы нанимать в свои ряды. И вы идёте служить тем, кто воюет с вашей родиной?

— Это лишь очередная война за ресурсы, — пожал плечами Юривал. — Если вы победите, то мы вполне готовы осесть у вас и перевезти сюда близких, если у кого они есть. Если проиграете — нас уже в любом случае списали, так что мы ничего не теряем. Но судя по тому, что я видел — шансы победить у вас имеются. Я — практик, мне не принципиально, под каким солнцем жить. Вы не угрожаете самому миру, в котором я рождён — вы угрожаете лишь верхушке, правящей им. Это они понесут основной урон от поражения здесь, ведь и вкладываются в основном они. Они же получат и основные преимущества в случае победы. Сам наш мир не пострадает, так чего ради мне идти до конца и умирать ради чужих интересов? — пожал он плечами. — И кстати, мы и сами решили наняться в Клинки. Собственно, это был наш последний рейс как вольных практиков. Мы хотели сегодня окончательно рассчитаться с наёмниками из местных, отметить конец бродяжничества в этих песках и уже с завтрашнего дня натянуть форму хозяев города.

Я негромко хохотнул, но тут же умолк под взглядами остальных — недоумёнными с стороны практиков и мрачным от Ильи.

— Ну а что, и правда ж смешно, — заметил со стороны Вася, тоже глядя на Клинкова. — Напали на тех, кто хотел…

— Заткнись, — оборвал его Илья.

Больше ничего особенного мечник не знал, так что расспросы пришлось прекратить. Впрочем, самое главное мы узнали — обстановку в окрестностях и примерные расклады сил. На территории в десять километров вокруг города боевые действия были под запретом. С нарушителями просто переставали вести дела, чего на данный момент никому не хотелось. Складывалась интересная ситуация — власти попросту убили нескольких зайцев одним махом.

Во первых, головную боль от возможных попыток партизанить со стороны остатков врага довольно изящно свели на нет, попросту дав им возможность хоть как-то выжить. Во вторых — судя по всему, Сирия вскоре станет если и не провинцией России, так её сателлитом с марионеточным правительством точно, так что совсем уж махнуть рукой на неё они не могли или попросту не желали. Вот только и чрезмерно распылять силы и бегать по пескам за недобитками чужих они тоже не желали — и потому вот таким, окольным методом постепенно ставили их себе на службу. Умно.

— Последний вопрос — кто комендант города?

— Виталий Кошкин, командующий батальоном Клинков, — немедленно ответил воин. — А теперь освободите моих братьев и сестру. Клянусь, я не стану нападать.

По Илье было видно, как он колеблется. И зная Клинкова, я был уверен — будь у нас решающее преимущество в силах, он бы не задумываясь нарушил обещание и прикончил всех присутствующих.

— Илюх, не вариант, — негромко бросил я ему, видя, как потихоньку начинает напрягаться Юривал.

Тот неохотно отступил, но меча прятать не стал, настороженно глядя на мечника. Остальные тоже отпустили своих заложников, и те немедленно отступили за спину воина, не забыв лежащих в отключке товарищей. Впрочем, те уже начали подавать признаки жизни, так что не приходилось сомневаться — выкарабкаются.

— Постой, мечник, — окликнул меня Юривал, когда мы уже отдалились на расстояние нескольких десятков шагов.

Весь отряд сразу напрягся, готовясь к схватке, но мечник поднял руки, показывая, что не намерен нападать. Тем не менее, Ал натянул лук, на тетиву которого легла сотканная из энергии стрела, а Илья выдвинул щит, готовясь в случае чего прикрыть всех остальных в меру остатков сил.

— Не поймите меня неправильно, — спокойно пояснил воин. — Я не намерен нападать на вас.

— Тогда что нужно? — поинтересовался я.

— Я хочу завершить нашу дуэль, — пояснил он. — Нет, не подумай — драться насмерть я не предлагаю. Просто я всегда считался гением пути меча. Мой талант к эволюции считается чуть выше среднего, но вот именно как последователь Пути Меча я был признан одним из самых многообещающих гениев своего поколения.

— Так почему ты в этой дыре, если столь талантлив? — насмешливо поинтересовался Вася.

— Потому, что отказался присоединиться к Храму Осеннего Грома, предпочтя остаться в родной секте, что взрастила меня, — ответил ему Юривал. — Но речь не о том. Пожалуйста, — повернулся он ко мне. — Назови своё имя.

— Костя, — ответил я. — Константин Корсаков, если быть точнее.

Я не обратил внимания на шикнувшего на меня Илью внимания, заинтересованно глядя на воина. Уверен, он не ради того, что бы доложиться в городе спросил моё имя.

— Меня зовут Юривал Мейдор, — чуть склонил он голову. — Среди своего поколения мечников я также известен как Мечник Ветра. До этого дня я очень гордился своим талантом, но сегодня… Сегодня мне открылись новые горизонты. Скажи, на каком уровне твоё познание меча? Сроднившийся?

Я лишь молча кивнул. Что ж, ничего удивительного в том, что он сумел определить мою степень этого самого «познания меча» — он сам чистый мечник.

— Ясно… — задумчиво бросил он, кивнув каким-то своим мыслям. — Не думаю, что ты больше полугода познавал искусство меча… Да, сегодня я узнал значение выражения — всегда есть гора повыше и река поглубже. Что ж, тогда озвучу свою просьбу — обменяйся со мной ударами в последний раз. Используй на полную мощь сильнейшую из доступных тебе техник, а я использую свою.

— Зачем? — поднял я бровь. — Мы вроде собирались мирно разойтись, да и ты сам сказал, что не намерен нападать.

— О, нет, ты не так меня понял, — энергично замахал руками воин. — Это не с целью убить или отомстить. Ты ещё новичок в мире практиков, так что, наверное, не знаешь, так что я объясню. Есть так называемые дуэли мастерства — когда два воина, практикующие один Закон, обмениваются ударами с целью самопознания. Звучит странно, понимаю, — улыбнулся он. — Но когда ты достигаешь тупика в познании чего-либо, этот способ самый эффективный. Только с кем попало её не устроишь. Нужно примерно соответствовать силой оппоненту — не ступенью развития, а именно фактической боевой силой, и быть на грани озарения. Я уже несколько лет чувствую, что моё мастерство во владении мечом достигло пика, и до следующего уровня в нём мне не хватает буквально крохотного шажка.

— Ну, я бы не против помочь, но только вот мы уже выяснили, что ты сильнее, — заметил я. — Это во первых. А во вторых — жизнь научила меня не давать ничего бесплатно. Зачем мне рисковать жизнью ради твоей возможности стать сильнее?

— Потому что сейчас наши друзья не сидят с оружием у горла, — не выдержал копейщик. — Не согласишься, и мы…

— Тихо! — вскинул руку Юривал, даже не оборачиваясь, и копейщик умолк. — Не обращай внимания на слова моего младшего брата, он ещё не пришёл в себя после боя. Отвечу сперва на первый твой вопрос — твоя сила в том, что ты — Сроднившийся, а я — лишь Познавший. Я не буду использовать ничего, кроме Меча и Ветра — никаких усилений, ничего. Так мы окажемся на равных. Во вторых — взамен на твою помощь я расскажу тебе то, чего ты, очевидно, не знаешь. Я и сам не великий мастер, да и какими-то особыми откровениями поделиться не в состоянии, но ты, очевидно, не осознаёшь одного важного момента в своём развитии. И если ты не осознаешь и не устранишь этот недостаток, в будущем это может создать определённые проблемы на твоём пути. Ну и плюс тот факт, что ты, очевидно, и сам хочешь испытать предел своих сил, довольно очевиден, иначе сразу бы отказал.

— Он отказывается, — немедленно заявил Илья. — Слишком велик риск, так что…

— Я согласен, — перебил я его.

— Нет! — рыкнул он. — Не время рисковать жизнью ради каких-то мутных подробностей правильного разбутыливания чакр и прочей херни! Я против!

— Польщён твоей заботой о моей жизни, Илюха, но у меня своя голова на плечах. И я сам решу, когда ей можно рисковать, а когда нет.

— Я твой командир!

— Тогда я могу уйти из отряда! — упрямо ответил я. — Это решит проблему?

Прежде, чем Илья успел что-то ответит, вмешался Ал.

— Пусть попробует, — коротко бросил он, опуская лук.

— И ты туда же, молчун?! — возмутился Клинков. — А если он реально сдохнет? Или покалечится?!

— Воин растёт в бою. Нельзя бояться. Нельзя прятаться. Иначе страх сделает тебя трусом, — бросил он. — Не мешай. Это его выбор и его ответственность.

— Сдохнешь — брошу здесь твой труп гнить, — недовольно бросил Илья.

Оба отряда удалились на расстояние в сотню шагов в разные стороны. Копейщик даже успел сбегать к машинам и принести какие-то зелья, которыми отпаивал своих товарищей. Мы же с Юривалом замерли друг на против друга, не спеша выхватывать мечи.

Я стоял, закрыв глаза и вновь обращался к своему мечу. С каждым разом это выходило всё проще и естественнее, и сейчас меч почти мгновенно отозвался мне, словно бы сам прыгнув в руку.

Я раскрыл глаза и в тот же миг, вложив всю доступную мне силу меча, сделал выпад. Бурным потоком полились Ки и Проявленная Ци в мой клинок, несущийся вперёд. Сейчас это вышло куда легче и естественней, чем даже на тренировках, что я устраивал все эти дни. Я словно сам обратился в клинок, став его сердцевиной, центром его души. И гигантское призрачное лезвие понеслось вперёд, стремясь смести, сокрушить всё на своем пути. Клинок словно запел в моей руке, делясь с миром грозным, яростным речитативом чистой, разрушительной силы, которой чуждо всё, что имеет хоть какое-то отношение к созиданию.

Однако и мой противник был не так прост. Взметнулся в стремительном ответном ударе меч Юривала, а из его правого плеча показались ещё две полупрозрачные руки, сжимающие по воздушному клинку. На этот раз он и не думал защищаться, обратив всю мощь своих меча и ветра против летящей к нему техники. И, надо признать, этот удар, используй он его раньше, когда не позволял мне найти миг для активации моих сильнейших техник, точно прикончил бы меня.

Три меча, подчинившие себе весь окружающий воздух, обрушились на несущийся к ним призрачный клинок, и я ощутил, как замерли две силы в хрупком, неустойчивом равновесии. Секунда, может две — и моя техника с тонким, хрустальным звоном лопнула, не выдержав силы противника. Всё же разницу в ступенях и количестве познанных законов было не так легко преодолеть. Я отчётливо ощутил то, что и так подозревал — меч и ветер Юривала были не просто отдельными элементами, которые он синхронно использовал. Нет, они каким-то неведомым мне образом переплетались меж собой, дополняя и усиливая друг друга.

Тем не менее, удар моего противника тоже исчерпал почти всю силу на преодоление моей техники. На моей груди появились три тонкие, ровные царапины — но не более.

Не останавливаясь, ведомый инстинктом, я рванул навстречу моему оппоненту. Две прозрачные руки уже исчезли, а сотворить мгновенно подобную технику вновь он, очевидно, не мог — и наши мечи скрестились, высекая искры.

На этот раз ни я, ни он не применяли атакующих техник. Только мечи, только сила Законов, вкладываемая в них, даже без Ки. Это был уже бой не чистой мощи, а скорее чистого искусства. Я отключил Проявление Ци, так что физически противник был сильнее, однако моё искусство меча, азы которого мне преподал Ордо Умбейн и которое я в многочисленных боях не то, что бы отточил, но освоил на некотором приемлемом уровне, было куда глубже и опаснее искусства фехтования моего врага.

Впрочем, учитывая, что мою технику создал Бог, специализирующийся на мечах, это было неудивительно. Однако и Юривал был непрост — на его стороне был пусть и куда более простой, но зато намного более отточенный им лично стиль фехтования и немалый личный опыт. Хотя… Кто из нас опытнее, это ещё вопрос — сомневаюсь, что ему доводилось столько сражаться, сколько мне. Но вот в количестве простых спаррингов с себе подобными он явно превосходил меня на две головы.

Мы кружились на небольшом пятачке пространства, обмениваясь ударами. И это было действительно увлекательно. Победить врага не голой мощью и рангом техник, не за счёт того, что ты получил от кого-то, а только своими силами и своим мастерством — эта мысль полностью захватила меня. Я сам достиг уровня Сроднившегося, я сам оттачивал своё мастерство боя на мечах, подстраивая его под себя, сам развился до уровня Трансформы Мозга, сам(!) создал собственную технику меча! Да, во многих аспектах мне помогло Божественное искусство, но тем не менее — эту основу своей силы я заложил лишь своими усилиями, и я горел желанием понять, чего стоят лично мои силы и достижения.

И я с удовольствием ощущал, как потихоньку начинаю одерживать верх и теснить Юривала. Однако тот вовсе не выглядел расстроенным — на лице воина всё ярче сиял безумный, хищный оскал.

Я где-то читал, что мастера боевых искусств лучше всего способны понять друг-друга именно через бой, через поединок. Не знаю, возможно дело лишь в моём разыгравшемся воображении, но почему-то я смутно ощущал, что мой оппонент испытывает теже чувства, что и я, тот же восторг от поединка с действительно равным противником, — не слишком слабым или сильным, а равным! — то же желание доказать себе, что он сильнее, что он достойнее, победить, в конце концов.

Свистел ветер его, что-то гневно нашептывая мне, сверкал его меч, в котором ощущалось что-то похожее на то, чем владел я — но в куда менее развитом виде. Рычал в ответ клинок в моих руках, сметая яростный ветер и заставляя отступать своего младшего собрата, однако не в силах заполучить действительно решающего преимущества.

Я вился юлой, уворачивался, бил с разных направлений и уровней, стремился запутать противника, не позволяя ветру разойтись как следует и оттесняя Юривала назад. Мой стиль был похож атаки дикого, обезумевшего зверя, что хаотично бьёт, вкладываясь на полную в каждый удар, стремясь закончить бой как можно быстрее.

Юривал был иным. Прямолинейный, простой стиль, полагающийся больше на рубящие, чем на колющие удары, делающий упор на максимальную эффективность каждого движения, весьма скупой, я бы сказал. И в этом была его слабость — я чувствовал, что ветру нужен простор, нужно больше движений, что бы набрать мощь и скорость, обернувшись вихрем сокрушающих ударов. И мой оппонент в какой-то момент это понял.

Я почувствовал, как в нём нарастает что-то странное, непонятное для меня. В какой-то момент он перестал скалиться, его удары стали плавнее и точнее, сами его движения стали немного иными — и мой напор начал угасать, увязать в его защите. С каждым мигом меч в его руках становился всё могущественнее, в нём зарождалась сила, сравнимая с моим клинком — и в какую-то секунду он словно резко, одним махом преобразился.

Косой удар, снизу в верх, не застал меня врасплох, но уйти от него я не успел, вынужденный принять на жёсткий блок. И в момент соприкосновения наших мечей всё изменилось окончательно — меня смело, зашвырнуло вверх на десяток метров, закружило в объятиях ветра, и я ощутил — ещё миг, и мне конец.

Совсем рядом, буквально в считанных миллиметрах, пронеслось нечто незримое и полное намерения убить. А в следующий миг ветер перестал сжимать меня и мягко опустил на землю.

— Благодарю тебя, Константин, — неожиданно низко поклонился Юривал. — Я твой должник. Теперь моя очередь выполнить свою часть уговора, верно?

Я молча кивнул и принялся отряхиваться. Песка набилось — уйма!

— Что ж, начну с азов, — уселся Юривал прямо на песок. — Ты знаешь, в чём основная разница между магами и воинами?

— У нас Ки, у них — Мана, — ответил я. — Ну и плюс у них арсенал способностей значительно шире.

— Верно. Маги, в отличии от воинов, способны на куда более тонкие манипуляции с энергией, чем мы. Я сам знаю об этом не так много, потому особых подробностей поведать не могу, но если в целом — у нас довольно ограниченный набор способностей, как правило, направленный исключительно на боевые навыки, тогда как они из одного и того же навыка способны, при должном мастерстве, выжать множество вариаций с различными результатами. Собственно, потому алхимиками, артефакторами и иными профессиями, связанными с созиданием, маги владеют, как правило, на порядок лучше воинов. Но и им, и нам, необходимо постигать Стихии, Элементы и Концепции. Стихий всего четыре — Огонь, Вода, Земля и Воздух. Элементов же бесчисленное множество — Молния, Свет, Магма, Гравитация, Лёд, Металл и много, много иных. Они, по сути своей, производные от стихий. Конечно, это не значит, что Стихии сильнее Элементов, вовсе нет. В природе вообще нет такого понятия, как сильнее или слабее. Всё зависит от мастерства, силы и глубины познания практикующего, но тем не менее, каждый уважающий себя практик, рассчитывающий достигнуть действительно значимых результатов, что маг, что воин, стремится познать хоть одну Стихию — ибо все элементы, связанные с ней, познавать становится значительно проще. В этом тоже есть свои тонкости — если ты постиг Стихию Огня, скажем, до уровня Сроднившегося, то Элемент Магмы до схожего уровня постигать будет проще, а вот выше бонусы от познания Стихии уже не работают. Потому, собственно, основные усилия все и направляют на развитие основной Стихии. И к её выбору нужно подходить тщательно — ибо способность познавать больше одной доступна лишь редким гениям среди воинов. Да это и не эффективно — усилия, без достаточных ресурсов, просто не окупятся. У магов с этим проще — как правило, они стараются познавать две Стихии разом. Пока понятна общая картина?

— Постигаешь одну Стихию, а дальше — максимально подходящие под неё Элементы, — кивнул я. — А Элементы можно будет постигать только те, которые соотносятся с твоей Стихией?

— Нет, — покачал воин головой. — Просто то, что связано с твоей Стихией, постигать проще. Я не знаю, в чём тут дело, но Элементы… Как бы сказать — с ними проще и сложнее одновременно. Например, освоив Воздух, мне мало того, что будет проще освоить Молнию, так я ещё и сумею эффективно усиливать Элемент своей Стихией. С другой стороны — какой-нибудь Металл или Магму Воздухом усилить очень сложно. Но при этом Молнией что Металл, что Магму — запросто. Как-то так.

— Понял, — кивнул я. — Давай дальше.

Что странно, подобных подробностей мне наставник не рассказывал. И я крайне сомневаюсь, что дело тут в незнании — вряд-ли практик сферы Формирования может хоть в чём-то разбираться лучше самого настоящего Старшего Бога. Может, просто времени не было? В конце концов, моё обучение и так, и так пошло по одному месту из-за обстоятельств и нехватки времени.

— Так вот. Это всё — общие истины и для магов, и для нас, воинов. Но вот дальше начинается расхождение, и всё дело в оружии. Воинам, в отличии от магов, волей не волей приходится использовать оружие — посредник в сотворении техник и использовании Ки. Мы не то, что бы беспомощны в этом вопросе, но, скажем так — мечник без меча и с мечом это совершенно разные воины. Исключением, в некотором роде, могут считаться те, кто в качестве оружия выбрал своё собственное тело — мастера Пути Тела, но даже у них, как я слышал, есть в этом вопросе свои ограничения. Так вот к чему я это — воину сама Стихия не так принципиальна, как магу. Лишней, конечно, не будет, но и без неё вполне возможно обойтись. Для них Стихию отчасти заменяет оружие. Мечнику — меч, лучнику — лук, и так далее. Собственно, только это и позволяет воинам тягаться с магами — сильный воин, в достаточной мере освоивший Путь своего оружия, вполне способен превзойти мага, покорившего Стихию. Ведь им, магам, познание сил природы даётся значительно проще чем нам — это как-то связано с душой, но опять же — без подробностей, сам мало в этом понимаю. Так вот — у магов нет Путей. Это прерогатива исключительно воинов. Поэтому для нас основополагающим, самым важным моментом является уровень таланта к постижению Пути оружия. Вокруг этого, в дальнейшем, и строят свои навыки действительно сильные практики. И потому воинам, в отличии от магов, стоит тщательнее подходить к выбору Стихии и Элементов. И чем раньше ты сумеешь освоить их, тем выше сумеешь забраться на пути эволюции — это общий закон, аксиома. Правда, выше определённого уровня на каждой ступени познавать тоже не выйдет — не хватит силы души и разума.

— Круто, конечно, но к чему ты всё это говоришь? — поинтересовался я.

— К тому, что я не зря сказал, что на твоём фоне перестал чувствовать себя гением, — вздохнул он с улыбкой. — То, что я стал Сроднившимся на своём уровне — уже невероятное достижение. Ты же, будучи лишь на уровне Трансформы Мозга, достиг того же раньше меня. Да что там — я никогда не слышал ни о ком, кто сумел бы достичь хотя бы стадии Познавшего до сферы Истока! Это просто чудовищный талант, и потому я могу предложить тебе кое-что.

Тут он немного замялся, словно бы задумавшись, говорить ли дальше, но увидев мой взгляд, со вздохом продолжил. Ну ещё бы! Навёл тут интриги и решил поиграть в недотрогу в самом конце?

— Несмотря на весь твой талант, Стихию ты сейчас постичь не сможешь. Раньше сферы Истока твоя душа просто не выдержит подобного. Но вот кое-что попробовать ты можешь — а именно постичь Элемент.

— И в чём подвох? — настороженно поинтересовался Илья, что вместе с остальными давно уже подошёл и с интересом слушал нашу беседу.

— Это будет очень больно и сложно, плюс весьма рискованно, но если он сумеет постичь Элемент до достижения сферы Истока, это сделает его будущие достижения в данном Элементе просто невообразимыми, — пояснил он. — Рамки эволюции, не позволяющие шагать в их познании выше определённой планки, в зависимости от сферы развития, у него будут куда шире, чем у остальных воинов сходного уровня. Не знаю, насколько, не знаю, как далеко это его заведёт — но скажу точно, что со временем он будет на голову сильнее подавляющего большинства воинов одного с ним уровня. А с действительно стоящим искусством или хотя бы техникой эволюции высокого ранга он и вовсе станет очень, очень силён. Насколько — не знаю, я не мудрец.

— Гм… Вот как раз с чем с чем, а с последними двумя пунктами у меня всё в полном порядке, — хищно оскалился я.

— Ну, это уже тебе виднее, — пожал плечами Юривал.

Сила! Возможность получить больше силы — что может быть прекраснее для воина во время войны?!

Глава 8

Арвен Годгар задумчиво наблюдал, как его подопечная, Оля, совершает прорыв в сферу Истока. Не хотелось этого признавать, но мужчина, в своё время сам считавшийся гением, чувствовал на фоне девушки свою ущербность. Как и она, он был двуединым — обладателям сразу обоих направлений развития, и магом, и воином разом. Это было невероятно редкий дар, причём один из тех, на наличие которого не влияло ни происхождения, ни мир, в котором ты родился.

Обычно маг или воин постигал второй вид энергии лишь на поздних этапах развития — в сфере Звёздного Монарха, или, как её ещё иногда называли, сфере Единения Энергий. Но к тому моменту практик или маг уже выстраивали своё развитие вокруг того дара, с которым его начинал, потому слияние энергий, пусть и давало потрясающие результаты и раскрывало новые горизонты, всё же не меняло саму суть достигшего этого. Воин оставался воином, маг — магом.

Двуединые были иными. Обладающие возможностью постигать разом оба направления разом, они имели возможность развивать оба направления, перекрывая одним недостатки другого. Почти идеальные во всём, они имели лишь одну сложность — им сложнее давалось постижение Стихий и Элементов и они медленнее развивались, так как их эволюция шла более сложным путём… Но…

Маленькое чудовище в обличье хрупкой девушки, что сидело перед ним, было иным. Разрывая все шаблоны и представления о слове «талант», она ещё до прорыва в сферу Истока освоила все четыре Стихии на уровне Сроднившейся(2)! И освоила бы в придачу ещё несколько Элементов, если бы не чисто физическая невозможность превысить предел насыщения души познаниями природных законов.

Сам Арвен, в своё время, освоил Стихию Воды на стадии Трансформы Мозга. Он достиг ступени Сроднившегося с ней перед прорывом в сферу Истока, и уже это выделило его из рядов рядовых учеников клана. Ему прочили светлое будущее, восхваляли за необычайный талант и прочили, что он непременно достигнет ступени Бога. И он никогда не подводил эти ожидания — достигнув в возрасте десяти тысяч лет своего нынешнего уровня, он был признанным гением Центрального Мира. Там все, кто не достиг возраста тридцати тысяч лет, считались молодёжью — и среди них Арвен входил в сотню самых талантливых. Да, были те, кто бы способнее, чем он — но подобной разницы в способностях… О таком он даже не слышал.

Теперь ему было понятно, почему Великий Старейшина отправил его на эту миссию. И почему приказал не просто доставить девушку, но и стать ей наставником, другом и даже возлюбленным, если придётся. Потенциал этой девицы вполне позволял ей со временем достичь силы Высшего Бога — причём такой мощи, что она станет сопоставима с лучшими из них. А секте Двенадцати Вершин такая, как она, была просто необходима — добравшись до вершин силы, она значительно усилила бы их влияние и могущество.

В какой-то миг глаза девушки распахнулись и засияли. Красное глазное яблоко в левом и синее в правом, они лучились собственным, неярким светом. И хоть Арвен Годгар не решился бы признаться в этом даже самому себе, но в душе он ощутил лёгкий трепет — ибо на её прорыв сам мир отреагировал лёгким и словно бы одобрительным гулом. Незримые, неощутимые ни для кого ниже сферы Звёздного Монарха потоки праны завихрились вокруг неё, впитываясь и укрепляя плоть и душу. И тут же он ощутил, что все стихии девушки поднялись ещё на ранг, достигнув уровня Познающей(3). Ранг, которыми обладали в своей основной Стихии не все эксперты даже в сфере Небес. Воистину чудовище — и очень хорошо, что это чудовище досталось им.

— Чувствую себя великолепно, — с блаженной улыбкой потянулась девушка. — Как ты и говорил — после перехода в эту сферу мир ощущается совсем иначе. О! И Стихии качнулись! Здорово, да, Арви?

Вообще, подобное обращение к себе не позволил бы ни один мастер высокой ступени, вне зависимости от того, как талантлив был новичок, обращающийся к нему. В мире, где каждый выгрызал себе место под солнцем, мечтая забраться на самую вершину и стать Богом, непреложных законов было очень мало — и, пожалуй, именно потому они и соблюдались вольнолюбивыми магами и практиками столь строго. И один из этих законов гласил, что слабейший должен уважать сильнейшего. Не обязательно преклоняться и лебезить, нет — но фамильярности и уж тем более грубости не допускалось. Это был своеобразный этикет практиков, и даже тот факт, что слабейший мог превосходить потенциалом сильнейшего в десятки, а то и сотни раз, роли не играл. Просто потому, что потенциал и талант давали лишь шанс — но где гарантии, что на долгом пути развития тебя просто не прикончат? Что ты не споткнёшься, не станешь инвалидом, не сгинешь? Нет таких гарантий. А вот твой собеседник, несмотря ни на что, достиг своего уровня — и уже за одно это достоин определённой доли если не уважения, так вежливости.

Но Арвен довольно скептично относился к этому правилу. Собственно, в основном этот этикет использовался в Древних и Центральном мирах. И его более широкие взгляды на многое были, как он подозревал, далеко не последней причиной того, что эту миссию поручили именно ему. А потому сам изначально установил с девушкой неформальное общение.

— Здорово? — хмыкнул он. — Спору то нет, здорово и даже, как у вас говорят, круто. Вот только несмотря на твой уровень их познания, фактически ты ещё ничего толком не умеешь с ними делать. Так что не задирай нос слишком высоко — тебе ещё долго учится, что бы стать достойной своих же сил.

— И всё равно — спасибо за помощь, — улыбнулась девушка. — Кстати, ты помнишь своё обещание? Я управилась с прорывом за десять минут. Твоя очередь!

На это Арвену оставалось лишь вздохнуть. Причудливы пути Системы и Судьбы, воистину причудливы. Сперва они подарили им этот не ограненный бриллиант, но затем решили усложнить задачу до предела, сделав так, что бы она полюбила ученика Эрдо Умбейна, одного из злейших врагов секты. И ведь даже прибить парня нельзя — рано или поздно, став достаточно сильной, девушка сумеет узнать правду, и тогда… Кто знает, что тогда? Чем дольше существо живёт, тем острее помнит обиды и боль, особенно причинённые в юности.

— Он сейчас в некоей Ратте, городе в пустыне, — начал Арвен, мысленным взором глядя на юношу. — Жив, цел и невредим. Его товарищи что-то затевают в городе, к чему-то готовятся. Сам же он пытается постичь силу Элемента. Он где-то достал несколько ядер монстров электрического типа и сейчас, поглощая их, пытается постичь Элемент Молнии. Весьма разумно, надо сказать — он один из немногих в вашем мирке, кому это под силу на ступени Смертных Трансформ.

— И каковы его успехи? — жадно поинтересовалась девушка.

— Если его не будут отвлекать и натащат ещё десятков пять таких ядер — то он имеет все шансы на успех. Думаю, за месяц управится, — ответил Годгар. — По сравнению с тобой — бездарность.

— Он Сроднившийся с Мечом, ты сам говорил! — горячо возразила девушка. — Нахрена ему все эти твои Стихии и Элементы? Будут — хорошо, нет — плевать, он в первую очередь воин! И, насколько я помню твои рассказы, достичь этого весьма неплохой результат даже для Центрального Мира.

— Ты несколько не понимаешь, как всё устроено, но ладно, согласен, результат неплохой. Думаю… постой-ка! — нахмурился он.

В небе над Раттой, до того ясном, без единого облачка, начала стремительно формироваться чёрная, грозовая туча, в которой двуединый ощутил присутствие чьей-то воли. Замелькали всполохи электрических разрядов, готовясь извергнуться вниз могучим, всесметающим потоком.

— Что случилось? — встревожилась Оля, увидев выражение его лица.

— Кто-то вмешался в происходящее, — коротко ответил он. — Не мешай.

На восприятие Арвена обрушился чувствительный удар. А затем пришёл посыл — не лезь!

Гневно опустились брови на молодом лице, создав морщинку на идеальной коже. Кто-то посмел указывать ему?

Небо над Раттой внезапно словно бы задрожало, затряслось — два могущественных существа столкнулись в противоборстве Воль, не слишком-то обращая внимание на происходящее внизу. И надо сказать, от эха их столкновения пришлось несладко всем находящимся как в городе, так и в его окрестностях.

* * *
Я был как раз в разгаре очередной попытки разобраться с тем, как освоить Элемент, хотя бы на уровне Познавшего. И как и несколько предыдущих попыток эта медленно, неспешно и размеренно шла к закономерному финалу — неудаче.

Молнию я решил избрать по весьма прозаичным причинам. Выбирать, по хорошему, следовало что-то от чего реально будет толк мне как мечнику. Всякие там Магмы, Туманы, Звуки и прочее — это, конечно, здорово, но что мне с ними делать? Ладно Магма — там всё просто и понятно, зарядил да жахнул помощнее, что бы никто не уцелел, да и то — я мечник, я не совсем так сражаюсь. Конечно, это всё лишь мои измышления, в реальности вполне может оказаться, что данный Элемент весьма популярен у моих коллег по цеху, но… не, ну не лежит душа. А в таких делах, как я не раз убеждался, интуицию игнорировать ни в коем случае нельзя.

Про остальные Элементы и говорить нечего — я даже не представлял, что с ними делать в том маловероятном случае, если сумею вдруг овладеть. Но даже если бы и очень хотел — искать ядра монстров с соответствующим Элементом делом было бы долгим. В Сирии, конечно, чудовищ развелось немеряно, но это не значит, что тут были обладатели любых природных сил.

А второй причиной была как раз спешка. До финальной битвы оставалось всё меньше времени, и растрачивать его на беготню по пустошам в попытках набрать нужное количество ядер, а затем ещё и их обработку… Нет уж, увольте. Так что выбор у меня был из нескольких вариантов — ибо Стихийные ядра я автоматически отбрасывал, не будучи уверен в том, что мне это по зубам — Свет, Молния и Песок — три самых частых Элемента в списке. Причём если с первым и третьим всё было ясно — местность располагала — то откуда здесь немалое количество тварей, пытающихся электрического угря косплеить, я в толк взять не могу. Ну, да и не важно.

Выбирать приходилось между Светом и Молнией, и я выбрал последнюю. Просто потянуло к ней — чисто логически Свет, по идее, мощнее, но мне ещё по боям с воинами-храмовниками запали в память все преимущества электричества в ближнем бою. А ведь когда мы дрались, они были не в силах использовать самого Элемента — вернее, не могли вкладывать своё родство с ним и понимание, так как это было заблокировано Системой. А разница между атакой просто техникой молнии, не подкреплённой Элементом, и наоборот, такая же, как между простым ударом мечом и ударом, в который я вкладываю энергию меча. Иными словами — весьма велика, мягко говоря.

Так что я выбрал Молнию и сейчас упорно, сжигая ядро за ядром, седьмые сутки пытался хоть что-то понять — но тщетно. Да, в ядрах был Элемент, и я его чувствовал, но… сука, как же его было мало и каким же он был мутным! Всё же ядра лишь недавно прошедших эволюцию тварей были далеко не лучшим ресурсом. Но я не сдавался.

Тем временем у ребят тоже наметились дела. Вернувшаяся Алиса поведала, что нас попросту считают погибшими и потому командование отрядом перешло в другие руки — причем среди новых командиров были не только их бывшие соратники, но и несколько офицеров ГРУ. Что, само собой, Илью ничуть не обрадовало. Несмотря на то, что вслух этого сказано не было, каждый ощутил, что первым порывом воина было перерезать глотки тем, кто отнял его детище. В конце-концов, он с ребятами действительно вложил немало труда и бесценного времени в создание этой ЧВК — а в результате оказался отправлен на самоубийственную миссию и, выжив и вернувшись, увидел, что его попросту ограбили. Отжали бизнес, говоря простым языком.

Но, опять же, по вполне очевидным он не мог поступить так. Вернее, как раз будь он один, ничто бы ему не помешало, но у остальных ребят были семьи. Семьи, ради защиты которых и была, не в последнюю очередь, собрана эта организация. И действовать грубой силой было нельзя. Но тем не менее, было решено попасть в город, причём не скрываясь.

Мы обсудили разные варианты, но по всякому выходило, что лучше всего сыграть в открытую. Ни ресурсов, ни информации, ни времени, ни сил на то, что бы играть в игры разума с теми, за чьими плечами куда более умелый в военном отношении, чем ФСБ, покровитель, у нас не было.

— ГРУ, ребятки, это вам не фэбэсы, — мрачно пояснил нам Илья. — Внутри страны у них, конечно, влияния и возможностей значительно меньше, чем у конторских, но вот за её пределами как раз наоборот. Генеральное Разведывательное Управление Генерального Штаба… Военная разведка, чьё основное поле деятельности как раз-таки добыча военной информации во всех аспектах — от новейших научных разработок до информации о том, с кем именно изменяют своим жёнам офицеры вражеских войск. Настоящие зубры своего дела, при союзе знающие люди боялись их куда больше, чем чекистов. И случись что — спецназ ГРУ весь двадцатый век считался одним из самых сильных военных формирований на планете. Не думаю, что в нынешнее время они стали слабее. Просто что бы было понимании — Генштаб не в руках Конторы только потому, что у них ГРУ.

— Тебя послушать, так ребята прям отличные, — фыркнул Вася. — Присоединимся к ним?

— Эти отличные ребята опаснее ФСБ, вот что я хочу сказать. И жалости с милосердием в них ещё меньше. Вояки, церемониться не будут и политесы разводить не станут. Прибьют к хуям, если попрём напролом, вот и вся история, — пояснил Клинков. — Родню нашу — в первую очередь, если поймут, что через семью подчинить не выйдет. Так что хочешь, не хочешь — а договариваться придётся. Да и быть вне закона в РФ нам сейчас не с руки — в конце концов, именно с ними тут все взаимодействуют, а идти на поклон к другим государствам — стать разменной монетой. Тут от нас тоже не в восторге, но тут хоть свои — совсем уж грань не переходят. Бомбу, если ты забыл, взорвали уже после того, как нас выбили из города.

— Тогда договариваться, — высказался Ал. И, увидев наши взгляды, зачем-то уточнил. — С ними.

— Да, молчун, мы поняли, — похлопала его по плечу Алиса.

На том и порешили. Остальные, кстати, тоже не сидели без дела, в отличии от меня. Нет, познать Элементы или, более того, Стихии, они не пытались — как выяснилось, Наставники упоминали им, что этим они займутся по достижению сферы Истока под их руководством, на том самом третьем, заключительном сеансе связи от Системы. Но Илья, изначально получив нашу награду за выполненное нами задание, уходить из города не спешил. Вёл какие-то переговоры, с кем-то о чём-то общался, завёл знакомства какие-то, вроде даже в рейд собирался. Остальные тоже были заняты кто чем, но в основном отдыхали и восстанавливали силы. Все эти путешествия на грани жизни и смерти по пустыне не лучшим образом сказались на всех и физически, и морально.

Меня тоже пытались привлечь к делу праздного времяпрепровождения, но я отказался. Не то, что бы я не устал, да и желание просто расслабиться тоже чувствовал, но… Но не сейчас. Сила! Сила, вот что меня манило. Я, как охотничий пёс, учуявший кровь, не мог заставить себя не мчаться к открывшейся возможности. Элемент манил меня, заставлял выкладываться на полную — и я не жалел усилий.

Как перейти в сферу Истока ребята мне тоже объяснили.

— По сути, ничего особого. Нужно, используя технику эволюции, поглощать и перерабатывать энергию. Чем чаще медитируешь, тем лучше. В какой-то момент в районе солнечного сплетения у тебя начнёт ощущаться крохотный шарик энергии, — инструктировала Алиса. — Это признак того, что ты приблизился к пику стадии Трансформ. Вот дальше уже начинаешь концентрировать внимание на нём, стараясь целенаправленно прогонять энергию именно через него. На этой стадии важно иметь под рукой хороший источник энергии — кристаллы там, алхимию или ещё что-то. Энергия, конечно, у них грязная, но чем лучше техника эволюции, тем лучше она её очищает. Думаю, с рангом твоей тебе париться вообще не о чем.

Вот только несмотря на то, что я ни разу не пропускал медитаций и уделял им часа по три в день стабильно, а в период, когда мы с Алисой тащили ребят и параллельно пытались восстановить силы и вовсе тратил на технику эволюции почти всё своё время, пока я не ощущал никакого «шарика энергии» или чего-то подобного. И всё, что мне оставалось — это регулярная практика, поглощение энергии и скупка кристаллов и ядер. А раз так, то почему бы не совместить постижение Элемента с практикой?

Так что всю причитающуюся себе долю от награды я попросил в рублях — толку от ингредиентов для алхимии, которыми с нами хотели расплатиться, для меня всё равно особо не было. Плюс, как выяснилось, у меня была возможность воспользоваться своими банковскими накоплениями, с помощью сотрудников какого-то карманного банка министерства обороны, сотрудники которого тут обретались. Процент, правда, потребовали конский — треть от всей суммы — но я не стал спорить, и тем же вечером у меня на руках оказалось четырнадцать миллионов рублей. Я ведь говорил, что любил таскать всякие интересности с разгромленных баз чужих на территории России, да? И это лишь те деньги, что лежали в банках — больше половины средств у меня по разным заначкам сныкано в виде драгметаллов, бесполезных для меня лично артефактов и нескольких видах валюты.

К моему удивлению, у ребят с деньгами оказалось всё куда хуже. Слишком многое было подвязано на ЧВК, и теперь они, вроде как, утрясали эти моменты с представителем минобороны. Я не стал жмотится, и дал каждому по миллиону в долг. Деньги для меня были лишь инструментом получения необходимых ресурсов, а учитывая, что в окрестностях было аж три месторождения кристаллов энергии, цены здесь на них не сильно кусались. Десять тысяч за камень весом в пять грамм — средняя цена на рынке. Ядра стоили в среднем тысяч по пятьдесят-семьдесят, плюс минус — в зависимости от редкости их типа. И кстати, большинство ядер на рынке были без элемента или стихии — всё же большая часть монстров ими не обладали.

Так что в средствах я стеснён не был, а благодаря Сьюзан и, что удивительно, Алу, мне даже не пришлось особо напрягаться с покупками. Девушка стала кем-то вроде завхоза отряда, забрав у каждого по половине полученной у меня суммы на «нужды отряда», а чукча удивил умением торговаться. Молчаливый в обычное время лучник, к моему изумлению, мгновенно преображался на рынках — была у него какая-то нездоровая страсть к тому, что бы купить дешевле и продать дороже. Сильно я не вникал, но денег он мне в первые же два дня сэкономил изрядно.

Илья, в отличии от остальных, не развлекался. Ходил с хмурой рожей, часто где-то пропадал и вообще, чуяло моё сердце, замышлял что-то недоброе. Не против нас, нет — против тех командиров Клинков, что остались здесь. Всё же он воспринял их поступок как предательство, а спускать такое было явно не в духе этого человека. Но я не лез — захочет, поделиться.

Так вот, к чему я всё это? Шёл уже десятый день моих попыток, и обещал пройти так же, как и прочие — без видимых успехов. Но тут, прямо в разгаре поглощения очередного ядра и попыток хоть что-то ощутить, я почувствовал где-то высоко в небе могучую, буквально кипящую мощь. Я хотел было прервать технику, что бы разобраться в происходящем, но…

— Не останавливайся, — услышал я голос. — Медитируй! Вслышивайся! Прочувствуй всё!

Я не знал, кто ко мне обращается. Однако ясно было одно — говоривший обладал немыслимой, неописуемой никакими словами силой. Лишь на краткий миг наши сознания соприкоснулись, но даже этого времени хватило, что бы моя душа едва не дрогнула от ощущения собственной ничтожности. Я ощущал себя муравьём, к которому вдруг решил обратиться мамонт. Нет, не так… Словно человек, с которым вдруг заговорил неизмеримо глубокий и безбрежный океан, заставив ощутить всю свою крохотность и уязвимость в сравнении с великой пучиной. И лишь то, что эта пучина была настроена не враждебно, позволило мне удержать контроль над техникой.

А затем я будто наяву увидел огромную тучу, закрывшую город от яркого солнца. Ощутил, как в ней зародились, заплясали тонкие нити молний, становясь всё толще и сильнее. Почувствовал, как они наливаются мощью, как сливаются в странные, непонятные узоры и спустя миг вновь распадаются. И я потянулся, зачарованный этим зрелищем, попробовал их коснуться…

Но не успел. Появилась ещё одна, не уступающая первой в могуществе, воля. Скользнула по мне короткой волной внимания, будто бы бросив мимолётный взгляд, которого, тем не менее, хватило, что бы просканировать меня со всеми потрохами, от макушки до пят — и схлестнулась с той, что привела тучу и молнии.

Чудовищное, невероятное давления этого противостояния обрушилось на несчастный город. И выдержать его не было шанса ни у кого — простые люди, Игроки, практики и маги — все валились без сознания, вне зависимости от уровня развития и силы. Я бы тоже отключился, но, сжав зубы до хруста, боролся, не желая вырубаться, однако шансов не было.

За миг до того, как силы меня оставили, я ощутил, как что-то закрыло меня от противостояния исполинов.

— Не медли! — грохнуло в голове. — Действуй!

И я послушался. Это было сродни попытке рисовать, стоя на корабле, попавшем в самый эпицентр десятибалльного шторма, но какой был у меня выбор? Хрен его знает, кто там с кем схлестнулся, но уверен, в одном — виденные мной Небесные Короли, штурмовавшие столицу Авлейма, были просто щенками на фоне этой парочки. И раз уж ни на что повлиять я не способен, займусь тем, к чему меня столь настойчиво подталкивают.

С каждой секундой незримый шторм отодвигался всё дальше на задний фон моего сознания. Молнии, не прекращающие своего дикого танца, прекрасные, стремительные и опасные — вот что меня захватило. Я впал в какой-то транс, в доселе неведомое мне чувство просветления. Я вновь попробовал коснуться небесного огня — и с удивлением ощутил, что меня словно ударило током. Молния не желала подчиняться и приручаться слабому, ей требовалось доказать, что я достоин ей владеть.

И я, взревев, потянул эту энергию на себя. Танцующие в небесах молнии обратили, наконец, на меня внимание, и вниз устремилась тонкая, не толще пары сантиметров линия электричества. Её не перехватили на себя соблазнительно торчащие штыри металлоконструкций — это электричество, несмотря на свою схожесть с обычным, не поддавалось на подобное. Не задержали и крыша, и пол, и стены, отделявшие меня от открытого пространства — она играючи прожгла их насквозь и ударила в меня.

Я взревел раненным зверем, чувствуя, как меня переполняет боль. Не та, что присуща телу — боль была иного толка, затрагивающая сам разум, саму мою суть, заставляющая ощутить то, о существование чего мне было вовсе до того неведомо — саму мою душу. И это было чертовски больно!

Преодолевая боль, я сконцентрировался. Мой крик захлебнулся сам собой — в лёгких попросту не осталось воздуха, и я уже хрипел, задыхаясь. Из глаз катились слёзы, по лицу стекали струйки крови, из носа текла кровь от лопнувших сосудов, но я не сдавался. Отступись я сейчас, и мне конец, так что я вновь начал гнать энергию по телу. Раз за разом, волна за волной, Ки в моём теле смиряла бушующую в моей энергетике электрическую дрянь, потихоньку ломая её сопротивление.

Но молния не хотела сдаваться. Она билась, яростно кусала и стремилась вырваться наружу из тела жертвы, что вдруг обернулось тюрьмой. Мы сражались за жизнь — и я, и она, ведь несмотря на то, что я потихоньку побеждал, времени у меня оставалось не так много. Каждый миг моя воля грозила рухнуть, тело — не выдержать напряжения, сознание грозило погаснуть…

Я пополз, терзаемый громом, к тумбочке, что стояла в четырёх шагах. Там я хранил кристаллы энергии, которые использовал потихоньку для медитаций. Дрожащей рукой я попросту проломил пластиковую дверцу и выдернул кожаный мешочек. Не скупясь, высыпал перед собой весь свой немалый запас и с размаху раздробил сразу несколько десятков. Да, способ грубый, но я был попросту не в состоянии сейчас сделать всё правильно. Для вдумчивого, постепенного поглощения кристалла, при котором потери энергии минимальны, ситуация была неподходящая.

Комнату заполнила свободная, доступная энергия — и я жадно потянулся к ней, впитывая в себя. Вот так повеселее будет!

Однако у молнии на этот счёт, видимо, имелось своё мнение — бьющая в меня тонкая струйка электричества разом стала втрое толще. На это я ответил тем, что судорожно принялся дробить все находящиеся под рукой кристаллы, пока не раскрошил в пыль все до единого. Пространство заполнило огромным объёмом чистейшей энергии. Ну, всё. Ставки сделаны, господа, ставок больше нет.

Не знаю, сколько продлился наш дальнейший поединок. Для меня попросту перестал существовать весь мир, даже схватка титанов в небесах больше не беспокоила меня — остались лишь я и молния. Никогда я ещё не прогонял такое количество силы через себя, так напрягая энергетику, и чем это может аукнуться, я не знал.

В какой-то миг я понял, что победил. Рвавшееся на волю электричество, в последний раз ударив в саму мою душу, попросту исчезло, словно бы растворившись во мне, и я облегчённо выдохнул. Всё, отвоевался.

Падая на пол лицом вниз, я улыбался. Улыбался, чувствуя, как в районе солнечного сплетения оформилось крохотное зёрнышко энергии, по которому иногда словно бы пробегали тоненькии змейки электричества. Я смог…

Поздравляем! Вы достигли стадии Сроднившегося с Элементом Молнии!

— Ну, не зря потратился хоть, — услышал я в своей голове всё тот же голос, прежде чем сознание окончательно погасло.

* * *
Дорогие читатели, я кое чего перемудрил и сделал Олю практиком сферы Истока в пятой главе. Это — мой косяк, и сейчас я его исправил. Простите, если ввёл кого-то в заблуждение.

Глава 9

Я пришёл в себя через несколько часов. К моему удивлению, люди попросту не помнили о произошедшем. Заглянувший ко мне мимоходом Вася лишь поинтересовался, что с комнатой, а на все вопросы лишь ответил, что, мол, да, помнит, что весь город падал в обморок. Но ничего особенного, сейчас всё в порядке.

Весь его вид говорил о том, что он действительно не придаёт значения происходящему, что не могло меня не удивлять. Либо он окончательно утратил последние капли разума, либо бодавшиеся тут личности что-то сделали с разумом всех свидетелей. И, честно говоря, хоть в первое хотелось бы верить больше, но второе было куда логичнее. Эта парочка при желание от города камня на камне бы не оставила, не говоря уж о такой мелочи, как манипуляция массовым сознанием. Тем более, их противостояние как раз таки шло в плане ментальном, а не физическом. Интересно, кто же победил?

Выпроводив парня, который весьма прозрачно намекал на то, что хотел бы одолжить у меня ещё денег, и на прощание вручив ему, не глядя, пачку банкнот, я сел на кровать. Чувствовал я себя на удивление прилично. Ни боли, ни истощения, ни травм — тело переполняла энергия, разум был кристально чист и ясен. Самое то, что бы разобраться, что там у меня за изменения подъехали.

Константин Корсаков, Игрок. Ступень Эволюции — Трансформация Мозга (100 %). Достижение — творец боевых техник (1ур).

Сила — 1700 (1400 + 300)

Ловкость — 1550 (1250 + 300)

Интеллект — 1400 (1100 + 300)

Ки — 24365.

Техники:

Искусство Смертного Меча — Божественный ранг Среднее качество. Добавляет дополнительные двести единиц к каждой характеристике. Усиливает на четыре ранга Базовые навыки пользователя.

Техника Эволюции Смертного Меча — Божественный ранг Среднее качество.

Проявление Ци — Божественный ранг Среднее Качество.

Выпад Веры — Королевский ранг Низкое качество.

Вертикальный Разрез.

Выпад.

Лёгкая Поступь.

Железная Рубашка.

?????????????

?????????????

?????????????

?????????????

?????????????

Сроднившийся с оружием — непрерывно сражаясь, полагаясь лишь на себя и свой меч, балансируя между жизнью и смертью на лезвии своего клинка, вы сумели сродниться с клинком. Теперь любое, даже самый простой и дешёвый меч в вашей руке превращается в грозное оружие, способное разить на расстоянии без всяких техник, используя лишь минимум вашей энергии. Так же, при использовании этой силы вместе с техниками меча, сила вашей атаки значительно увеличивается. Поздравляем — вы первый в своём мире, кто достиг такого уровня владения своим оружием! Достичь подобного к вашему возрасту — невиданное достижение, достойное гениев пути Меча внутренних миров!

Сроднившийся с Молнией — вы познали Элемент Молнии, принудительно поглотив крохотную часть силы ядра Грозового Сокола (сфера Бессмертия). Вам несказанно повезло, и вы не были уничтожены в процессе благодаря своим упорству, технике эволюции и огромной удаче. Благодаря тому, что вы получили свой Элемент, прибегнув к пути Завоевания Силы, ваше Ядро Истока, при переходе в одноимённую сферу, получит некоторые бонусные свойства данного Элемента. Поздравляем — ваш нынешний уровень соответствует элитным ученикам внутренних миров.

Так-так-так… Ну что ж, слегка подросли сила и ловкость, на пару-тройку сотен единиц, да и Ки на восемь с лишним тысяч выросло, что не могло не радовать. Чем больше запас энергии, тем больше шансов в любом бою. Но это всё мелочи в сравнении с самым главным — источником молний, что я поглотил, было ядро какой-то твари сферы Бессмертия! Сферы, что предшествует Богам! Это что получается — то грозовое облако было порождено столь бесценным сокровищем?

И тот голос, что помогал мне… Как он там сказал под конец? Не зря потратился? Но кто ж ты сука такой, что так тратишься на меня? Не Наставник точно — он бы не стал скрывать от меня свою личность. Да и вообще, он ясно дал понять, что не может прибыть сюда лично. Тогда остаётся другой вариант — кто-то, кто был послан им сюда с целью помочь.

Но это опять же порождает вопрос — а зачем ему действовать вот такими скрытными методами? Не знаю, каков уровень его эволюции, но однозначно не ниже Звёздного Монарха. А такое существо может просто своими силами решить весь здешний сыр бор, явившись в родные миры чужих и просто пригрозив им. Уверен, против желаний существа такого масштаба там и в голову никому не придёт возражать — если им эти головы ещё нужны, конечно.

Хотя с другой стороны — с кем-то же он тут сражался. Явно не с этим самым Соколом — молнии в том бою вообще ничего не делали, туча с её содержимым больше иллюминацией работали да мне помогали. Значит, здесь присутствует кто-то равный ему по силам и не желающий, что бы посторонние вмешивались в, так сказать, естественный ход вещей. Не представляю, что может быть нужно этому самому второму от новенького окраинного мира, но это ещё ничего не значит — я вообще мало что знаю о том, чем, как и по каким законам живут подобные сущности. Они для меня — небожители.

И что мы имеем в итоге? Один практик, предположительно — посланный моим Мастером, Эрдо Умбейном (ибо иного объяснения тому, что эта персона решила помочь персонально мне и даже устроила ради этого бой с равным по силе оппонентам, я не вижу). Второй — некто, кому не нравится попытка вмешательства в естественный, так сказать, ход вещей — и это в лучшем случае. Не исключено, что ему просто связывает руки Система и он желает уничтожения Земли, но вынужден действовать чужими руками. Это — худший расклад. Буду называть их Первый и Второй. Плохиш идёт под номером два.

Но если подумать, в попытках помешать моему неизвестному благодетелю, Второй мог вообще не преследовать никаких таких грандиозных целей. Что я могу сказать уверенно об этой парочке? Они не действуют открыто на планете, хотя им явно тут что-то нужно. Следовательно, их ограничивает Система. А что из этого следует? Они оба, как минимум, не Боги — судя по виденному мной, когда я общался с Мастером, нужно быть не ниже Бога, что бы плевать на её ограничения.

Из этого вытекает простой вывод — в той тучке с молниями было ядро твари сферы Бессмертия. Уверен, штука весьма и весьма дорогая по любым меркам. Не мог ли Второй устроить всю эту заварушка ради банальной попытки отжать данную ценность? Вдруг ему действительно плевать, что тут происходит, он тут по каким-то своим нейтральным делам, или вообще, ну, хрен знает, мимо пролетал и почуял такую дорогую штуковину да решил провести внеплановый передел собственности?

В общем, вариантов была уйма, но суть оставалась одна — ни на что повлиять ни при одном из раскладов я сейчас не могу. Так что надо поступать как обычно — закрыть глаза на то, что вне пределов моих нынешних возможностей и сосредоточится на том, что я реально могу сделать. А могу я одно — как можно быстрее достичь сферы Истока, вернуться в Москву и начертить то заклятие, которое мне поручил Наставник. И кто бы тут не шалил, в час икс эта штука решит все проблемы. Очень на это надеюсь, во всяком случае, ведь иных вариантов у меня попросту нет.

Сейчас же, сосредоточившись на восприятии своего внутреннего мира, я прочувствовал то крошечное зёрнышко статично энергии, что образовалось после недавних событий. Что там за бонусы будут, пока не ясно — сферы Истока я ещё не достиг, в конце концов — но энергию молний того самого ядра Бессмертной твари я ощущал вполне отчётливо. Используя технику эволюции, я начал гонять энергию, и с удивлением ощутил, что часть волн, хоть и весьма малая, оседает именно в этом зёрнышке, по самой капельке наполняя его.

Погоняв Ки ещё немного, я понял ещё одну важную деталь — это самое зёрнышко с энергией можно будет использовать и единоразово, в случае экстренной ситуации. Эдакий последний довод в безвыходной ситуации, граната за пазухой. Вот только подобное я совершу лишь если окажусь действительно в самой крайней ситуации, когда никак иначе выжить будет нельзя. Ибо что-то мне подсказывало, что после подобного мне вновь понадобятся недели, а то и месяцы упорных медитаций, что бы вновь его сформировать. И далеко не факт, что тот самый бонус от молний, который мне обещали по достижению сферы Истока, будет ещё доступен после такого.

Всё же не зря говорят, что любой кризис это, помимо рисков, ещё и отличные возможности, недоступные при нормальных обстоятельствах. Не будь во мне тогда силы молний, так отчаянно пытающейся меня изувечить, я бы ни за что не сумел поглотить такую уйму энергии из кристаллов — меня бы и от пяти процентов поглоченного попросту разорвало бы, как воздушный шарик. Но бушующие во мне молнии, несмотря на то, что сами эту энергию сжигали безумными темпами, позволили мне провести этот безумный объём нейтральной силы через организм, делая, как минимум, по одному обороту силы.

Дело в том, что поглощение внешней энергии при помощи техники эволюции было делом не столь простым, как сожрал, рыгнул и пошёл дальше. Энергию требовалось провести через весь организм, и при этом процессе техника выполняла роль фильтра. Очищала её от лишних примесей, выводила или уничтожала их, не позволяя остаться в энергетике, и облегчала процесс усваивания. Энергию мало было просто поглотить, её требовалось, образно говоря, ещё и усвоить, сделать своей. В итоге, малая часть усваивалась, большая — уходила в окружающую среду. И бесконечно, беспрерывно этим заниматься было невозможно — как и с едой, требовалось время на «переваривание». От ранга же техники эволюции зависела эффективность данных процессов. Техника Смертного Меча позволяла делать это крайне эффективно — однако и энергии при этом требовалось усвоить в разы больше, чем пользователям Легендарных техник. О разнице с практиками искусств попроще и вовсе молчу. Так что за высокую эффективность приходилось платить скоростью развития — даже при наличии ресурсов.

Однако тогда, борясь за жизнь, я судорожно гнал энергию через себя, работая за пределами своих обычных возможностей. И молнии, стервы такие, начисто выжигали всё лишнее. И в итоге все эти процессы поглощения и вывода лишнего не требовались — спалив на три миллиона кристаллов я за несколько минут выполнил норму на месяца полтора медитаций. Жаль, подобное не повторить — ядра монстров сферы Бессмертия на дороге не валяются.

В общем, я и сам не до конца понял, как именно сработал рояль, который на меня рухнул, но главное — он изрядно сократил мне путь.

Встав на ноги, я не торопясь оделся и пристегнул пояс с ножнами. Что ж, пора бы начать осваивать полученное.

В городе имелась своеобразная арена, нет, не так — Арена, с большой буквы. Место, где постоянно проходили поединки практиков и Игроков, выясняющих отношения, тренирующихся или бьющихся за деньги — такое тоже практиковалось.

Раз в неделю в городе проводился турнир, в котором мог принять участие каждый желающий. Пока провели лишь один, закончившийся позавчера, и, насколько я слышал, он произвел фурор. Не то, что бы подобное было чем-то новым, нет, при желании можно было найти десятки, сотни видео с поединками Игроков в интернете. Существовали и целые турниры и чемпионаты, начали формироваться даже целые лиги подобного толка. Мы, земляне, всегда знали толк в подобных развлечениях.

Однако у здешний Арены было серьёзное преимущество, которое привлекало к ней немало внимания. А именно — лишь у нас можно было видеть бои не просто Игроков, но и практиков. А это уже совсем, совсем другой уровень.

Читая о моих похождениях, может сложиться впечатление, что практики — слабаки, которым до землян далеко. Войну-то они проигрывают, верно?

Так, да не совсем так, отвечу я вам, сидящие за четвёртой стеной дорогие читатели. Когда дело доходит до сражений крупных отрядов или, тем более, больших армий, технологии нашей родины дают нам достаточно преимуществ, что бы подавленные Системой практики чужих были не в состоянии противостоять нам. Однако даже до того, как узкоглазый гандон из Китая прорвался в сферу Истока и снял часть запретов с чужих, в бою один на один рядовой практик разделывал под орех десяток рядовых Игроков. По разным причинам — боевой опыт, мастерство в применении навыков и так далее. Это первое поколение могло, полагаясь на чудовищную мощь своих искусств, рубиться на равных даже с ребятами, чей реальный уровень — сфера Небес. А вот уже второе по силам соответствовало максимум практикам Формирования Узлов, не более. Третье же вообще уступало вообще всем, кроме разумных монстров.

Сейчас, с достижением сферы Истока, множество Игроков третьего поколения получили возможность более менее на равных сражаться с рядовой пехотой чужих — практиками, что и в родных мирах были лишь в сфере Истока. А число достигших данного уровня среди Игроков стремительно росло — как я и говорил, слабакам развиваться проще, у них нет таких драконовских требований к переходам в следующие сферы, как у Первых.

Так что, насколько я понимаю, на местной Арене намечается эксклюзивчик — поединки между Игроками и практиками на равных. Плюс, насколько я знаю, турнир будет разделён на несколько разных, так сказать, весовых категорий. Дивизионы Истока, Формирования и Земли, если быть более точным. находящиеся на стадии Трансформ никому не будут интересны.

Не знаю точно, каковы призы, но в Ратту съезжается немало народу, желающего поучаствовать в данном действе. Через четыре дня как раз будет первый этап отборочного турнира, и насколько я знаю, есть даже несколько желающих сферы Земли.

Сейчас, в обычные дни, там тоже шли бои. Так называемые «чемпионы», практики, выступающие от лица хозяев Арены. Бились они с любым желающим, у которого было достаточно денег для того, что бы бросить им вызов. Ставка со стороны претендента — тридцать тысяч. Проиграл — лишился монет, выиграл — удвоил свои деньги. Ставить можно было и больше, кстати. Первое время ребята порывались подзаработать именно на этом, но после того, как местные заправилы увидели их в деле, их вызовы просто перестали принимать. Шутка ли — Первое поколение!

Меня в этом плане тоже знали, так что рассчитывать на поединок мне не стоило и надеяться. Но была у них и иная услуга — спарринг партнёр. Платишь ту же тридцатку, и с тобой час спаррингуется кто-то из этих самых чемпионов. Услуга куда менее популярная, но для меня самое то.

В городе было запрещено использовать техники движения, так что добираться пришлось проталкиваясь через толпы народа. Ратта цвела и пахла, разрастаясь буквально не по дням, а по часам, в отличии от остальных городов Сирии. И это было не удивительно, учитывая, что она стала островком стабильности и даже некоторого процветания — территория, где не просто было запрещено насилие, а реально соблюдался порядок. В нём были кровно заинтересованы и чужие, сбывавшие товары в городе и постепенно переселяющиеся в него, и Клинки с военными, которым волнения тут на хрен не упали, так что простой народ всеми силами стремился попасть сюда. Что, соответственно, порождало новые районы трущоб — обратную сторону города, заполненную борделями, мелкими бандами и развлечениями на любой вкус — только плати…

Но мне не было дела до горестей проигравших. Вернее, пойди я туда, посмотри на всё это своими глазами, и уверен, меня бы потянуло на попытку что-то исправить в положении этих бедолаг, но именно поэтому я туда не совался. Я не в силах объять необъятное, и уж точно ничего не сумею изменить для этих людей.

Через толпу приходилось проталкиваться. Арена находилась в самом центре города, который не так давно в ходе боёв за город был снесён подчистую — там был центр его обороны, и туда пришёлся мощнейший артиллерийский удар, да и основное сражение прошло именно там. Так что сейчас там, на обломках и пепелище, находилась Арена — огражденный высокими стенами город в городе, в котором вперемешку стояли наспех собранные одноэтажные, кривоваты домики, оцепленные и укреплённые магией площадки для поединков и много, много чего другого.

Неожиданно в моё плечо врезался какой-то шальной практик — сфера Истока, не более. Здоровяк, недовольно зыркнул на меня.

— Смотри куда прёшь, деревенщина! — выплюнул он и шагнул дальше.

Однако далеко уйти ему не удалось — короткой подсечкой я заставил его упасть на землю, а в следующую секунду он замер, настороженно глядя на лезвие моего клинка, что слегка давило на его кадык.

— Кошёлек на базу, выродок, — процедил я.

В городе, полном могущественных практиков и Игроков, с развитыми параметрами, самой большой опасностью были вовсе не убийцы — любому буяну тут быстро оторвут его неразумную башку. Главной опасностью были они — карманники, щипачи, как их звали у нас на родине. Невероятная скорость и ловкость позволяла им разгуляться так, как нашим родным уркам и не снилось. Вот только они обычно не рисковали связываться со слишком опасным для них контингентом — другими сильными Игроками или практиками. Этот умник же, не обладая выдающимися качествами в вопросах восприятия, ошибочно принял меня за самого обычного практикующего сферы Смертных Трансформ. Зря, ведь только по одним физическим параметрам и объёму энергии я не уступал пиковым практикам сферы Истока — как никак, я иду путём техники эволюции Божественного ранга. Правда, откуда недоумку это знать?

— Опусти меч! — мгновенно раздался голос сбоку.

Подоспели доблестные стражи порядка. С этим тут быстро — стоит где-нибудь наметиться заварушке, и бойцы Клинков тут же вмешивались. А уж тут, недалеко от центра, на одной из главных улиц города, их было особенно много. Для удобства они пользовались крышами города. И кстати, в Ратте ими пользоваться, как и использовать техники движения, имели право лишь Клинки. Даже военные не имели на это права.

Вокруг меня стояло четверо бойцов, во главе с Игроком сферы Истока. С крыш чувствовалось внимание ещё нескольких человек, не спешащих показываться на глаза — на мою скромную персону обратили пристальное внимание. Если не ошибаюсь, один из сидящих в укрытии ребят — стрелок сферы Истока.

— Он у меня кошелёк спер, мужики, — спокойно пояснил я, пряча оружие. — Пусть вернёт.

— Ложь! Я просто шёл по своим делам! Мы с этим человеком случайно столкнулись, и он, мало того, что нахамили, так ещё и едва не прикончил меня! Доблестные стражи, вы же знаете меня — я честный делец, и уже не первую неделю живу в вашем прекрасном городе! — тут же принялся разливаться соловьём вскочивший на ноги практик, потирая горло, с которого текла тонкая струйка крови. — Посмотрите! Он меня ранил!

— Действительно, нехорошо выходит, — покачал головой лидер отряда. — Ты ведь в курсе, парень, что железками махать в черте города нельзя? А ты на человека наговариваешь, ранил его, к тому же… Придётся тебе прогуляться с нами, до опорного пункта.

— Да что ты говоришь… А может, это тебе придётся прогуляться? — прищурился я, закипая. — В направлении большого и толстого хуя, например. Как тебе такая прогулка?

Вот тут любопытные зеваки, уже начавшие собираться, напряженно умолкли, жадно наблюдая за намечающимся зрелищем. Спорить с Клинками в Ратте никто не рисковал, вот только я — не кто-то. Надо будет, я этим патрульным глаз на жопу натяну, и нихрена мне за это не будет — я, как и остальные ребята, были достаточной силой, что бы даже военные на попытки Клинкова вернуть контроль над его ЧВК его не нахер слали, а вполне себе обсуждали эту возможность за столом переговоров.

— Железку — на пол, — процедил командир, разом теряя своё расслабленное спокойствие. — Руки в гору, долбодятел, иначе…

Я выпустил свою Волю, обрушивая её на всю четвёрку и горе-щипача. Ситуация странная, но что-то мне подсказывает — всё сложнее, чем банальное покрывательство ручного карманника. Всё же даже для центра эти бойцы появились и среагировали слишком быстро. Будто ждали заранее… Что ж, за время общения с такими людьми, как Громов, Клинков и иже с ними, я перестал быть наивным пацаном, так что дважды два сложил.

Вот только ошибку я уже допустил — вступил с ними в перепалку. Надо было сразу сдаваться, потянуть время, что бы выяснить, что к чему. Хотя… Кому я вру? Это не мой стиль. Мой стиль несколько отличается.

— На колени, твари, — процедил я, чувствуя, как на лицо сама собой выползает ухмылка. Возможная стычка приятно будоражила мои нервы — всё же я уже стал каким-то адреналиновым маньяком, да. Не проходят бесследно месяцы непрерывных сражений, ни для кого не проходят. — Я жду объяснений.

Вся четвёрка и их карманный клоун рухнули на колени. Командир патруля неверяще и со страхом глядел на меня. Что, сука, не ожидал, что я, будучи на Трансформе Мозга, обладаю такой силой? Думал, я обычный сброд?

Давление Воли — это что-то типа того, что описывают во всяких культиваторских произведениях, как давление уровнем развития. Если ты намного сильнее оппонента, то эта самая Воля своим давлением заставляет чувствовать его инстинктивный страх. А если разница в силах велика, то может и к такому, как сейчас привести. Разница в силах же между мной, Сроднившимся с мечом и молнией, практиком божественного искусства, и подобными отбросами, была колоссальна. И разница в одну сферу не меняла ничего.

— Ты понимаешь, с кем… — начал было командир, но я выхватил меч.

В следующий миг раздался выстрел — но было поздно. Пуля стрелка, в сфере Истока, между прочим, усиленная какой-то техникой, была легко отбита моим мечом. Конечно, я пока далеко не так быстр, что бы опередить пулю — но Воля и восприятие на то и нужны, что бы суметь почувствовать подобное заранее.

— Если ещё раз выстрелишь — я тебе винтовку в задницу запихаю, стрелок ворошиловский! — крикнул я.

Вокруг нас стремительно освобождалось пространство. На некоторое время замерли все — и я, не догоняющий, что делать дальше, и пятёрка горе-злоумышленников, не решающаяся встать с колен, хотя я и убрал давление.

И вот чё мне теперь с ними делать? Ладно, сообразить, хоть и с запозданием, что вляпался во что-то странное, я смог. Это я молодец, это я, мать вашу, умница. Вот только как я частенько повторял раньше и вынужден сейчас повторить вновь — я, как бы это сказать, немного тупой. К счастью, лишь немного — иначе эти клоуны уже были бы фаршем. Однако и понимания, как выпутываться, я не имею ни малейшего.

И эти ушлёпки тоже не спешат мне помогать с разрешением ситуации. Зеваки молчат и наблюдают, им всё в кайф, им всё любопытно — зрелище стоящих на коленях Клинков явление не частое, грех упускать. Большинство обычных людей и слабых Игроков свалили, понимают, что пойди что не так, и их любой шальной ударной волной перешибёт, а вот личности посильнее никуда не спешат. В толпе чувствуется даже человек пять в сфере Земли — видимо, лидеры и замы различных отрядов практиков.

Упомянутые выше ушлёпки тоже не спешат делиться соображениями. Ни угроз, ни попыток давления, ни требований — просто молчат. Даже, кажись, поуспокоились, поняв, что убивать их никто не намерен. Впрочем, люди они опытные, прекрасно понимают, что рано или поздно сюда заявятся подкрепления, так что рыпаться и рушить хрупкое душевное равновесие персонажа, который их в один миг может прикончить, не спешат. Время играет на их стороне.

И вот, спустя минуту напряжённой тишины, хрупкое равновесие странной ситуации оказалось нарушено.

— Ого, да это же Серёжка Лакост! — воскликнул с одной из крыш Илья. — Помнишь его, Ал? Ты чего это полы коленями подметаешь?

— Не твоего ума дело, — процедил тот в ответ.

На ближайшем к нам двухэтажном строении появилась моя знакомая парочка. Меч Ильи покоился в ножнах на боку, щит висел за спиной, как и лук Алелекэ. Оба, как ни странно, были в полном комплекте доспехов — один в металлическом, другой в кожаном. И несмотря на довольно мирный вид и на то, что оба в руках держали по банке пива, никто не обманывался — от обоих веяло силой. Не такой, как от меня, но едва ли кто-то рискнул бы недооценивать этих двоих. Каждый из них даже сейчас почти не уступал практикам сферы Земли.

— А почему Лакост? — поинтересовался я, немного расслабляясь. — Такой прям модник, что ли?

Мужик при упоминании своего прозвища заметно помрачнел, кстати.

— Он? — хмыкнул Илюха. — Модник? Да ты, брат, шутник. Не-е, всё проще. Когда я его нашёл, он на крокодиле сидел. Этой такой очень дешёвый и пиздец вредный вид синтетической наркоты. А щас смотри какой красавец — сфера Истока, лейтенантские лычки в моём отряде…

— Это уже не твой отряд! — зло воскликнул тот.

— Вот тебе и благодарность людская, — вздохнул Клинков. — Чучело, я тебя с помойки достал, одел, отмыл, человеком снова сделал, а ты мне такое говоришь? Ладно, хрен с тобой. Костя, отпускай этих недоумков, разговор есть.

— Он напал… — начал было Лакост, но был перебит.

— Рот закрой. Остальной отряд, недоумок, возвращается в город. Твой хозяин теперь не глава города, и вы нам больше не указ, продажная шваль.

Пожав плечами, я спрятал клинок. Задницей чую, не всё так просто, но как бы то ни было, я в данной ситуации на стороне Ильи. Затевается что-то интересное, и в процессе нам наверняка придётся подраться. Что для меня в самый раз — мне плевать, на ком обтачивать новые возможности. Даже хорошо, если до этого дойдёт — ведь в бою растёшь на порядки быстрее и качественнее, чем в тренировках.

Глава 10

Кошель я, кстати, забыл забрать. Ничего, сумму помню, морды мужиков, с которыми дело имел тоже, так что при случае обязательно сочтёмся. Я, знаете ли, злопамятный сукин сын. Даже очень.

— Ну и в чём дело? — поинтересовался я, когда мы, злостно нарушив запреты города, за пять минут добрались до какого-то обшарпанного питейного заведения на окраине городка. Мда, путешествие по крышам определённо нравится мне больше, шагать по переполненным улицам города.

— В смысле — в чём? Ты там чуть в драку с представителями власти не влез. Не за что, пацан, — хмыкнул Илья.

— Ой, да срал я на этих представителей и на то, что они представляют, — поморщился я. — Ты давай, выкладывай, в чём дело и почему эти мудаки ко мне полезли? Опять что-то мутишь?

Клинков махнул рукой и что-то изобразил пальцами в направлении бармена, и тот, видимо всё поняв, кивнул. Мы зашли в какую-то кабинку, в которой сидела четвёрка мужиков звероватой наружности — один в нашей военной форме, грязной и весьма потасканной, Игрок стадии Трансформы Костей, и троица местных. Тоже, кстати, Игроков, но развитием повыше — на Трансформе Плоти.

— Исчезли отсюда, — заявил он опешившей троице.

Мужик в форме попытался что-то возразить, но давление от Ильи буквально вжало бедолаг в стулья. Промариновав их несколько секунд, он перестал давить, и вся четвёрка, не говоря ни слова, ломанулись на выход. Кстати, тип в форме оказался не промах — бутылку на столе он не оставил.

— Трофеем разжиться не удалось, да? — усмехнулся я, провожая взглядом покинувшую помещение четвёрку.

Даже несмотря на испуг, техник никто из них не использовал.

— Сдалось мне их пойло, — отмахнулся Илья, усаживаясь напротив.

Забежавшая в помещение девушка привлекла моё внимание — невысокая, стройная, смуглая арабка с весьма красивым лицом, принялась протирать наш стол. И как её упустили ловцы шлюх? Таким красавицам, если они не обладают достаточной личной силой или не имеют защитников, опасно пребывать в Ратте.

— Киббех и как обычно? — стрельнула она глазками в Клинкова.

— Да, Яффа, — улыбнулся он ей. — И попроси Адиля позаботиться о том, что бы нас не слушали.

Кивнув, девушка упорхнула, а я перевел удивлённый взгляд на Илью.

— Яффа? Адиль? Я смотрю, вы время даром не теряли. Не расскажешь, как познакомились?

— Мы двенадцатый день в городе, Костя. Времени вполне достаточно, что бы завести пару-тройку интересных знакомств.

— Ну я вот, например, их почти не завёл, — заметил я.

— Конечно, не завёл. Чем ты занимался все эти дни? Первые сутки утрясал момент с деньгами, потом три дня убил на то, что бы скупить всё, что можно, а дальше на неделю заперся у себя в логове, не высовывая носу наружу. У тебя всех контактов с внешним миром — это вечером сходить пожрать купить, оставив Васю сторожить свои богатства, — заметил он. — А я был занят несколько иными вещами. Вот например этот бар — восемь дней назад он принадлежал одному нехорошему человеку, который баловался работорговлей. Мы с ребятами немножко укоротили его рост, примерно на голову, и забрали заведение себе. Только вот нам оно, сам понимаешь, нахрен не сдалось. Вот и передали его в управление брату и сестре, которые были в числе прочего товара. Оно и раньше было баром — но только для прикрытия, так что даже придумывать ничего не пришлось. Это, кстати, что-то вроде нашего штаба теперь.

— Что-то не вяжется, — заметил я. — Клинки допустили у себя работорговца — это ещё могу поверить, им главное, что бы платили. Но вот что бы они позволили силовые разборки в городе? Да и что бы ты страдал альтруизмом — рабов освободил, дал им кров и работу… Илюх, ты здоров?

— Я что по твоему, изверг какой бессердечный? — возмутился он.

— Да, — без раздумий подтвердил я. — Если в деле не замешана выгода или, по крайней мере, те, на кого тебе не наплевать — то хрен ты палец о палец ударишь, насколько бы праведным дело не казалось. И уж тем более не рисковал ввязываться в авантюры, за которые нас могут под белы рученьки пинком под жопу из Ратты выкинуть.

— Ты переоцениваешь влияние моих бывших подчинённых, — хмыкнул он. — Они контролируют центр и более-менее благополучные районы города, это верно. И да, в открытую тут никто подобные дела не делает. Но если в трущобах кто-то кому-то вскрывает глотку, они, чаще всего, закрывают глаза. Тот упырь был не одиночкой — у него был партнёр из числа практиков. Командир одной из их шаек, сфера Земли. Мы пустили их всех в расход за одну ночь, почти тихо-мирно и без суеты, и сейчас активно перехватываем нишу местного теневого бизнеса. Пятеро Первых — большая сила, а когда мы перейдём в сферу Истока, и вовсе будем неодолимы.

В кабинку вошла Яффа и принялась раскладывать еду. Киббех — просто гастрономический оргазм, вкуснейшее, что я пробовал в этих краях. Мясные фрикадельки из разных сортов мяса в булгуре, подающиеся с разными соусами. Честно, я готов был многое простить этим пескам только из-за этого блюда. К нему шли три стопки и здоровенная бутыль с мутной жидкостью.

— Всё активировано, господин Клинков, — чуть поклонилась она. — Вас никто не подслушает.

— Это самогон, что ли? — поинтересовался я, глядя на бутыль.

— Тебя только это в услышанном интересует? — поднял брови Клинков.

— Ну, активацию какого-то мутного заклятия я и так почувствовал, — пожал я плечами. — Учитывая, кому раньше принадлежало заведение, много ума не надо, что бы понять, что это защита от прослушки. Да и девка вроде ассасинша, не меньше чем из второго поколения. Развитие определить не могу, маскировка хорошая, но не выше Трансформы Мозга, думаю. И да, мне похрену на всё это, я навидался вещей и постраннее. Но вот самогон в здоровенной стеклянной бутыли, как из какого-нибудь фильма про российскую глубинку — это меня удивляет, учитывая, что я в жопе Сирии.

— Вы наблюдательны, господин Корсаков, — улыбнулась девушка.

— Да не надо, я же стесняюсь, — махнул я рукой. — Тем более это не я хорош, тут скорее дело в том, что ты просто бездарность.

Улыбка на лице девушки ни на каплю не изменилась, но вот в глазах отчётливо мелькнула лёгкая злость.

— Галантности тебе, конечно, не занимать, — вздохнул Илья.

— Ну а нахрена ты мне лапшу на уши вешаешь про каких-то освобождённых рабов и прочую дичь? — резонно заметил я. — Рабовладельца он, млять, прикончил, рабов освободил, добро и справедливость в мир понёс. Миротворец, мать твою, тоже мне. Поверь, мне пофигу, что ты тут делаешь и какими делишками балуешься, но если не хочешь говорить, так просто промолчи, вместо того, что бы хер в уши вкручивать. Илюха, мы с тобой эти игры с информацией в попытках манипулировать мною уже проходили, и мне она не понравилось. Но старую псину, как говориться, новым трюкам не выучишь, да?

— Я действительно не хочу тебя обманывать, и я и вправду освободил людей, — возразил он. — Но сейчас нам требуется сделать одно, довольно деликатное, дело, в котором твоя помощь будет не лишней. Я не то что бы горел желанием тебя в это втягивать, но если всё получится, то у нас выйдет вернуть власть над Клинками, и заодно — получить власть над городом.

— Прекрасно, — кивнул я, и закусив стопку самогона киббехом, встал. — Но неинтересно. Рад был пообщаться, остальным ребятам тоже привет передавай, а я пойду потихоньку.

На лице Клинкова мелькнуло изумление. Ну да, Илюх, а ты думал, ты один тут умный? Мной слишком часто и много вертели разные ушлёпки вроде тебя и Громова, что бы я не научился чуять подвох. Сам я великим мастером интриг не стал, но критичное мышление приобрёл.

— Ты не понял? Мы станем хозяевами Ратты, и я предлагаю тебе… — начал было он, но я не стал слушать.

— Да насрать мне на Ратту, Илюх. На Ратту, на Сирию, на Клинков твоих и на ваши игры в больших и важных дядек — на всё это мне глубоко и абсолютно на-сра-ть, — повторил я по слогам. — Не насрать мне на Ала, Сьюзан, Васю и Алису, ну и на тебя, до этого разговора, тоже было не похрен. Но потакать твоим амбициям, как остальные, я не намерен. И если бы ты просто пришёл и попросил меня о помощи, я бы, право слово, помог тебе. Не потому, что мне что-то нужно — моя позиция в этом вопросе неизменна. Помог бы просто потому, что ты мой пусть и не друг, но вполне себе боевой товарищ. Но вместо того, что бы прийти ко мне, ты организовал этот цирк с патрулём Клинков, дибилом карманником и прочее. Дай угадаю — план был в том, что я сейчас буду зол на Клинков после этой стычки. Мы бы посидели, ты бы объяснил, что они задумали что-то нехорошее против нас, а потом предложил бы поучаствовать в деле, которое помогло бы нам наказать плохишей. Я бы покорно тряхнул гривой, и ты отправил бы меня в самое пекло. А потом, после помощи с твоим планом, хлопнул бы по плечу и заявил о дружбе на век, да?

По злости на лице Ильи я понял, что попал куда-то очень близко.

— А я говорил, — невозмутимо бросил ему Ал и опрокинул в себя стопку.

— Наверное, когда-то ты был хорошим мужиком, — покачал я головой. — Но потом много насмотрелся на всяких Громовых и ему подобных и решил, что только так и можно чего-то добиться. Я тебя не осуждаю, но замечу — это тебя изрядно оскотинило. Всё, удачи.

Распахнув дверь кабинки, я пошёл на выход. Вот, блять, не было печали называется. Если Илюха что-то затеял, мне стоит убраться из города и дистанцироваться от этих событий. У меня две чёткие задачи — достижение сферы Истока и создание заклятия в Москве. Одна из мировых столиц, которую точно атакуют — вот граничное требование к тому оружию, что мне дал учитель, и Ратта на это звание никак не тянет. Дорога же в Лондон, Берлин, Вашингтон или Пекин для меня точно закрыта — таких, как я, там едва ли с восторгом примут и позволят творить, что вздумается.

— Чего грустим? — раздался мелодичный голосок прямо у меня в левом ухе.

— Ёб твою мать, Алиса, так до инфаркта довести можно! — дёрнулся я. — А если бы я тебе по голове дал с дуру?

Блондинка только рассмеялась, легко отскочив от меня. Девушка была, на удивление, в простом, цветастом платье до колена. Распущенные волосы, немного косметики и чистое, невинное личико — если не знать её, то реально можно за ангела принять. Вот только я знал, что клыки у этого ангелка будь здоров — любому неосторожному мудаку всё по самую шею откусит при желании.

— Да ты пьяна! — удивился я, глядя на слегка неровные движения. — Ты чего нажралась-то, красавица?

— Да знаешь, день такой хороший, — лукаво улыбнулась она, глядя мне прямо в глаза. — Не надо никуда идти, никого обманывать, ни драк, ни смертей… Почему бы не насладиться этим деньком? Тем более я скоро шагну в сферу Истока, и перед этим хочется как следует расслабиться и отдохнуть — процесс непростой.

Я сосредоточил восприятие, но ничего, кроме самой обычной, пусть и невероятно красивой, девушки, естественно, не ощутил. А её навыки сокрытия всё лучше и лучше, надо сказать.

— Как тебе это удаётся? — покачал я головой. — Вы же вроде нихрена особого не делали, в отличии от меня — а уже смотрите, на грани перехода в сферу Истока! Что за несправедливость?

— Ну, мой дорогой, у меня немного особые методы развития. К тому же — кто сказал, что я ничего не делала? Знаешь ли, Костя, для специалиста по маскировке, шпионажу и тайным убийствам вроде меня всегда найдётся работа. Особенно в этих краях.

— И многих прикончила? — поинтересовался я, шагая вместе с ней.

— Да никого, мне мокруха неинтересна, — покачала она головой. — Но вот походить, послушать всякие интересные разговоры, пересказать их потом кому нужно — это да, это я могу. И ваш разговор с Ильёй тоже, так уж вышло, слышала. Ты точно не намерен ему помогать?

— Если ты намерена меня уговаривать передумать, то зря. Я не против вашей возни и даже отчасти понимаю ваши чувства, но у меня свои цели и никакого желания подставляться ради ваших амбиций нет.

— А как же слова о том, что если бы он нормально попросил, ты бы помог? — хитро прищурилась девушка.

— Ну, поступи он именно так, то я бы помог. Но что теперь об этом говорить? Даже твоя симпатичная мордочка не сможет заставить меня передумать, — твёрдо заявил я.

— И правильно, — неожиданно согласилась Алиса. — Не лезь в то, что он задумал, Кость. Я и сама отказалась в этом участвовать.

И замолчала. Прошагав с минуту в тишине, я сдался.

— Почему?

— Что почему? — невинно поинтересовалась девушка.

— Ну всё, хватит, признаю — я заинтригован, — вздохнул я. — Выкладывай, к чему ты ведёшь.

— Да всё просто, на самом-то деле. Про турнир в конце недели слышал? Ну, про отборочные, вернее.

— Конечно, — кивнул я.

— Это событие несколько большего масштаба, чем кажется на первый взгляд. И призы за него соответствующие. Первая тройка практиков сферы Телесных Трансформ получит один интересный эликсир. Его суть в том, что он упрощает переход в сферу Истока — сильно, сильно упрощает. Чем лучше и крепче фундамент, тем сложнее переход, так что для таких, как я, и уж тем более — для тебя, эта штука настоящая находка. Сечёшь?

— Секу, — заинтересованно кивнул я.

— В турнире можно участвовать и как одиночка, и как член команды. И я предлагаю тебе поучаствовать в турнире на пару со мной, — предложила она. — В команде может быть от двух до пяти человек. Никаких подвохов, — сразу предупредила девушка. — Просто турнир отличный шанс стать сильнее и выбраться из этой дыры. Я намерена прорваться в сферу Истока и принять участие в турнире. Задолбала эта долбанная Сирия, знаешь ли. Вот только есть пара нюансов, о которых хочу тебя предупредить сразу. Есть смысл продолжать или ты категорически против?

— Продолжай, — кивнул я.

— Первое — мы будем выступать от лица минобороны, в случае, если победим. Каждая действительно влиятельная в мире сила намерена выставить своих кандидатов, так что сейчас будет отбор именно в команду военных. Будем, так сказать, отбираться в ЦСК. Пройдём отбор тут — мы в команде. После этого, уже в самой Москве, пройдёт ещё один отбор — на этот раз за места в команде страны. Там будут кандидаты от ФСБ, от крупных корпораций и ЧВК и ещё хрен знает кого. Победим там — и нам ещё одну награду выдадут. Затем уже финал — международный чемпионат, и тоже, кстати, у нас Москве — Россия организатор и инициатор этого мероприятия. Четыре дивизиона — Трансформ, Истока, Формирования и Земли. В последних двух будут практики, присягнувшие на верность государствам, и даже независимые практики.

— Что по призам? — уточнил я.

— За победу здесь — набор алхимии, помогающий в развитии или артефакты на выбор. Не сказать, что прям шикарные — примерно на уровне твоего меча, но для многих даже это крутой приз. Ну а дальше — хрен знает.

— Есть один нюанс — я ещё далёк от сферы Истока, — заметил я.

— Не проблема. Зелья, на самом деле, не так уж и важны — у меня есть лишняя склянка, и я отдам её тебе. Но даже так — Костя, я же знаю, что тут большинство народа даже в сфере Земли не факт, что тебя осилят. Так что бои с народом в сфере Истока для тебя детское развлечение. Турнир запрещает практикам более высоких сфер сражаться в более низких дивизионах, но вот обратное вполне разрешено. Скажу по секрету — на тебя у командования армейцев особые планы. Они в курсе твоей боевой мощи. Помнишь того парня, с которым вы в пустыне дрались? Мечника?

— Да.

— Так вот — он считается настоящим монстром. Будучи в сфере Формирования, он обладает Стихией и Путём вторых рангов, что считается отличным показателем даже для сферы Небес. А ты, насколько я знаю, почти не уступал ему в бою. Этот парень, кстати, считается основным кандидатом в чемпионы в своём дивизионе. Вот только даже армейцы плохо себе представляют то, что очевидно мне — стоит тебе перейти в сферу Истока, и такие, как он, уже не будут для тебя противниками. Я же помню, кто оторвал голову Ойрину — а тот, если помнишь, был в сфере Небес. Так что я делаю ставку на тебя.

— Эликсир, конечно, заманчив, но ради него… — начал было я, но девушка, достав откуда-то из-за пазухи небольшую плоскую фляжечку, грамм на сто, не больше, кинула мне её в руки.

— Она в любом случае твоя, — пояснила Алиса в ответ на мой удивлённый взгляд. — Я помню, скольким мы тебе обязаны. Этого недостаточно, что бы оплатить долг, но хоть что-то. Не думай, что я забыла всё, тобой сделанное.

— Это, конечно, подкупает, но пойми меня правильно, Алис — я не очень понимаю, почему именно я. Я, конечно, силён, но уверен, у тебя имеются варианты и повыгоднее. Мастера твоего направления очень востребованы, а уж такого уровня навыков, как ты — и вовсе на вес золота. Так почему я?

Некоторое время мы шли молча. Я не торопил девушку с ответом, она же будто бы собиралась с мыслями.

— Потому, что я могу тебе верить, — наконец сказала она. — После всего, что было, после всего, что со мной… делали, у меня трудности с доверием. Но тебе я верю, потому что знаю — случись что, ты никогда не ударишь в спину и не бросишь меня. Может, я и дура, но если кому и доверять — так это тебе. Ты успел показать себя в трудные моменты.

Теперь настала моя очередь молчать. Мы всё так же неспешно шагали, привлекая много внимания — почти каждый мужчина провожал девушку взглядом, да что там мужчины — женских взглядов было не меньше — от вожделеющих (изредка) до ревниво-озлобленных (большинство).

— Я верю тебе, — наконец сказал я. — Надеюсь, ты сказала правду и это не очередная многоходовка Ильи.

Я не стал продолжать, но она и так поняла меня. Если она попробует меня использовать, я очень, очень сильно расстроюсь. Вплоть до тяжёлых телесных повреждений обидчиков.

— Не ложь. Мне до смерти надоели пески, мужские амбиции и попытки мериться членами, так что не переживай. Я просто хочу выбраться из этой дыры и получить при этом максимум выгоды. Я буду, наверное, много врать и многих обманывать, многих — но не тебя. Ты единственный, кому я доверю свою спину.

— Хорошо, — кивнул я, глядя на то место, где миг назад стояла девушка.

Ответом мне стал гул толпы, среди которой я шагал. Ну да, если Алиса хотела использовать Поступь, то никакие Клинки не в состоянии были бы ей помешать. Ведь что бы устроить неприятности за нарушение правил в городе, нужно быть как минимум способными засечь эти самые нарушения. А засечь Алису даже мне было почти нереально, куда уж им, убогим…

Глава 11

Прибыв на Арену, я вспомнил, что при себе денег не имею. Чёрт, всё же стоило тряхнуть ублюдка карма… Ого! Вселенская справедливость всё же существует.

— Ничего не хочешь мне отдать, ушлёпок? — ухватил я за шкирку своего сегодняшнего знакомца.

Тот, выпучив глаза, заверещал:

— Отпусти меня, недоумок! Нападение! Прямо в городе! Помогите!

В нашу сторону зашагала парочка Клинков, но я совершенно не впечатлился. К тому же среди этой пары был тот самый Лакост, ни малейшего почтения к которому я не испытывал. Потому, не давая парочке местных полицаев вставить и слова, я заговорил первым.

— Так, вот и второй! Слышь, полупокер — кошелёк на базу, иначе я и тебя, и этого твоего дружка, — тряхнул я всё ещё удерживаемого за ворот карманника. — Прямо тут выпотрошу. Я доступно объясняюсь?

— Много на себя берёшь, сопляк, — опасно сощурил глаза мужик. — Отпусти его и топай за нами добровольно. Тебе вменяется нападение на законопослушного гражданина Ратты, использование техник перемещения в черте города и оскорбление члена ЧВК Клинки. Пройдёшь добровольно или нам применить силу?

— Применяй, — вальяжно кивнул я.

Вот тут то доблестный страж порядка слегка растерялся. Отвык он, понимаете ли, от того, что в городе с ними кто-то может так разговаривать. Здесь, в Ратте, их слово для большинства было законом. И будь на моём месте кто-то другой, он бы уже применил силу, вот только была парочка сочных «но», которые и позволяли мне борзеть.

Первое — я банально был сильнее. Начнись тут заварушка, и лично его я всяко успею поломать, несмотря на то, что он выше меня по развитию. Второе — в отличии от большинства здешних, я вполне себе настоящий, полноценный гражданин РФ, плюс к тому — имеющий немало военных заслуг Игрок первого поколения на службе государства. А они, как бы не пыжились тут перед местными, по меркам метрополии были мелкой частной лавочкой, все привилегии которых распространялись, в основном, заключались в том, что бы вести дела в городе с аборигенами. Я же аборигеном не был, и он это знал. Одно дело — действовать по сговору с таким же, как и я, Игроком первого поколения, бывшим начальником, другое — нарываться на меня сейчас, на свой страх и риск. Разговор-то с Ильёй у меня состоялся, и он это понимал — уходил я с ним при нём. И чем он кончился, ему неведомо. Непонятно вообще, чего он в конфликт сейчас полез, но ему же хуже — я в своём праве, трясу с вора свои деньги, и дойди дело до разбирательств — а оно дойдёт, я не местный и не чужой, да и силой ему меня не заткнуть — ему придётся объяснять, что произошло.

Во всяком случае, я думал именно в этом ключе. Не знаю, насколько я был прав, но Лакост отнюдь не спешил переходить от слов к делу, значит, в чём-то я да прав.

— Мне долго ждать? Применять силу будешь или я продолжу? Этот кадавр мой кошелёк стянул, а я не привык заниматься альтруизмом, — поторопил я его.

— Я ничего не крал, господин офицер! — заверещал с новой силой вор. — Это бездоказательное…

Я обрушил всю мощь своей воли на говорливого практика, и того начало крутить прямо у меня в руках. Бедолага захрипел и забулькал, с трудом вдыхая воздух, и попытался использовать какую-то атакующую технику — однако рука с засветившимся алым кинжалом мигом повисла бессильной плетью, вывернутая под неестественным углом.

— А теперь он ещё и попытался напасть на меня, гражданина Российской Федерации и Игрока на службе государства, — спокойно заметил я, не обращая внимания на верещащего от боли практика. — При свидетелях, надо сказать. Так что, есть что добавить?

Лакост большой храбростью, видимо, не отличался. Оглядевшись, словно бы в поисках поддержки, он увидел лишь неспешащих вмешиваться работников Арены и её посетителей.

— Разбирайтесь сами. Однако напоминаю — убийства в черте города караются по всей строгости законов военного времени. Даже если их совершит гражданин и Игрок Российской Федерации, — зло бросил он, собираясь уйти, но тут вор, поняв, что его собираются оставить наедине со мной, испуганно заорал.

— Кошелёк твой у него! — тыкнул здоровенный практик, чьё поведение так не вязалось со внешностью, в Лакоста. — Я просто выполнял их приказ!

— И знаете, я ему даже поверил. Но вот только тут вступало в силу то обстоятельство, что он, Лакост, тоже был гражданином и Игроком РФ. Причём не просто обывателем, как я в этом городе, а представитель, так сказать, оккупационной администрации. И одно дело защищаться от его посягательств, тем более при свидетелях, и совсем другое — лезть первым. Мне было по силам скрутить его в бараний рог и забрать своё, но такое мне не простят. Прилюдно ловить за руку на подобных грешках — тут уж руководство Клинков из принципа сделает так, что бы я с пинком под зад вылетел из города. Те же правила и обстоятельства, что не позволяли им сейчас не слушая моих объяснений сотворить со мной что угодно, не позволяли и мне перегибать палку.

Мы с Лакостом взглянули в глаза друг-другу. И я постарался вложить в свой взгляд всё, что думаю о нём, его мелких трюках и их организации в целом. А так же обещание того, что при случае обязательно сведу с ним счёты. И мужик, не выдержав, отвёл взгляд. Слабак. Неудивительно — что ещё ждать от персонажа, получившего своё прозвище за пристрастие к худшему из наркотиков — крокодилу? От этой дряни люди за полгода-год сгнивали заживо.

Тем не менее, в слух я сказал совсем иное.

— Сказки рассказывать будешь своей мамаше, утырок, — дал я ему в зубы, заставляя заткнуться. — Проваливай, пока я добрый.

Отшвырнув его, как мешок мусора, далеко в сторону, я зашагал к ближайшему свободному кругу. Вся территория Арены была разбита на сектора, в каждом из которых стояла палатка с целителями, где латали получивших травмы бойцов, и площадки для боёв. Круглые арены по три десятка метров в диаметре, усыпанные песком и укреплённые простенькими защитными куполами, не способными выдержать серьёзного удара, но вполне годящиеся для того, что бы гасить ударные волны столкнувшихся техник.

Я сейчас в первой зоне, где обретаются воины Телесных Трансформ и Истока. По хорошему, мне, конечно, стоит тренироваться с ребятами Формирования Узлов, но пока рано — надо испытать свои возможности на противниках послабее.

Денег у меня при себе нет, так что я решил подойти к вопросу кардинально.

— Дамы и господа! Предлагаю ставку — человек, сумевший меня победить, получит в награду мой меч. Все желающие могут посмотреть его характеристики. Ставка с вашей стороны — оплата активации арены!

Мой клинок, добытый в бою, не был чем-то прям сверхъестественным, однако всё равно считался весьма недурственным оружием, подобного которому не было ни у кого ниже сферы Земли. Практики не могли брать с родины что-то действительно стоящее, потому клинок и был весьма неплохим оружием по местным меркам.

Спустя пять минут нашёлся первый желающий. Игрок сферы Истока, из числа местных, вооружённый саблей, согласился на вызов. Предложение было действительно выгодным — активация арены стоила копейки, десять тысяч, а мой меч вполне тянул миллионов на пять, так что от соблазна мужик не удержался.

Мы сошлись в центре арены. Сириец шагал с осторожностью, не спеша нападать или активировать техники. Я тоже пока сдерживался — сегодня я не намерен использовать ничего, кроме Поступи и Элемента молнии. Ни атакующих техник, ни энергии меча — только моя новая сила, что бы поскорее понять её потенциал и возможности.

Сосредоточившись, я ушёл в себя, закрыв глаза. Мне не требовалось зрение, что бы читать врага — обострённых слуха, восприятия и осязания вполне хватало. Мой враг был действительно талантливым парнем — достигнуть сферы Истока, будучи Игроком-одиночкой, очень тяжело, но он сумел. Тем не менее, не стоило обольщаться — он уступал мне по всем показателям. Разница в качестве искусств во всей красе, так сказать.

Мой меч будто сам собой вылетает из ножен и отводит косой рубящий удар в сторону. Противник не владеет ни Путями, ни Элементами, ни Стихиями — у него лишь голая сила и простенькие навыки, не более. Один за другим на меня обрушиваются несколько десятков ударов, но я легко отбиваюсь и жду, когда сириец решится на что-то действительно стоящее. И он, наконец, решился сделать серьёзный ход.

Распахнув глаза, я вижу летящую в меня острую волну воздуха, сорвавшуюся с лезвия сабли противника. В ней нет силы Стихии — это просто техника, которую парень активирует, не усиленная его пониманием. Как раз то, что мне нужно!

Всё это время я старался понять, что делать с моим Элементом, и сейчас меня будто кто-то под руку толкнул. Побежали тонкие нити электричества по моему клинку, хлынула Ки, наполняя меч — безо всяких техник, чистая энергия, влитая в оружие — и я одним взмахом рассёк вражескую технику. Воздушная волна не исчезла, не рассыпалась, как я втайне ожидал. Меня закружило и протащило по песку, я весь покрылся довольно глубокими порезами, но тем не менее выжил и даже остался относительно цел. Глубокие порезы были мелочью.

Элемент и Ки, не оформленные ни во что, серьёзно ослабили вражескую атаку, но полностью развеять её или защитить меня не сумели. Тоже неплохо! Я, наконец, почувствовал, как в крови вскипает адреналин. При таких ограничениях, если я и правда не буду использовать свои основные козыри, этот поединок может стать опасным, а это как раз то, что мне нужно. Без всякого риска толку от поединков не было бы.

— Щекотно, — бросил я опешившему от происходящего парню, легко вскакивая на ноги. — Есть что-то поинтересней? Если нет, то меча тебе не видать.

Тот не стал отвечать. Вместо этого в меня полетела новая волна, и одновременно с этим парень сорвался в Поступь. На этот раз я не рискнул принимать атакующую технику в лоб, ответив противнику применением своей техники движения.

Мы на ходу столкнулись, и на этот раз с лезвия сабли при столкновении ударило пламенем. Не слишком сильным, но тем не менее весьма неприятным. Покрытый молниями меч отразил сам удар, от огня я попросту увернулся, скрутив корпус влево. Моя левая рука змеёй метнулась вперёд, прямо к солнечному сплетению противника, но тот ушёл в сторону и попытался сотворить, видимо, свою козырную технику — пламя и воздух смешались вокруг его вскинутой над головой сабли.

Я не стал ждать, чем всё кончится, и, пустив ток по телу, стрелой рванул вперёд. Сабля начала опускаться вниз, от ощущения разрядов электричества неприятно сводило мышцы — видимо, я что сделал не так — но, тем не менее, я слегка ускорился, и моя ступня врезалась в грудь врага раньше, чем огненный вихрь метнулся на меня.

Мой удар сбил оппоненту прицел, и того отшвырнуло вдаль арены. Его атака пронеслась левее, я же, не тратя времени, метнулся вперёд. В меня прямо с земли полетело ещё несколько не слишком сильных воздушных техник, но я увернулся от двух а третью вновь принял на клинок, покрытый молниями и усиленный Ки. На этот раз меня не отшвырнуло — инерция движения была слишком велика. Наоборот, воздушный удар весьма удачно притормозил меня ровно над парнем, а в следующую секунду мой меч замер у его горла. Победа.

Парень молча ушёл, потирая шею. Ну да, неприятно проигрывать тому, кто ниже тебя развитием, да ещё и одолел тебя без боевых техник.

Вообще, Арена была странным местом. Здесь, как только ты выходил в круг, ответственность за всё, что может с тобой произойти, лежит полностью на тебе. Запретов только два — вызвать на бой можно только тех, кто равен по развитию или выше, это раз. Два — сдавшихся не добивать. Однако если в процессе тебя вынесут вперёд ногами из-за пропущенного смертельного удара, то никто и слова убийце не скажет.

После первого потянулись один за другим четверо человек, но каждый из них проиграл. Я постепенно начал осознавать, как лучше усилить своё тело Элементом молнии, как концентрировать его в клинке и ускорятся с его помощью — хотя последнее было чересчур болезненно. Но шестой противник сумел удивить.

— Вызов, — бросил, заходя в круг, маг сферы Земли.

— Зачем тебе это? — прищурился я.

— Твой меч хочу, — нагло ухмыльнулся тот мне в лицо. — Рискнёшь или струсишь?

— Что поставишь на кон?

— Ты же говорил, вроде, о том, что достаточно оплатить арену, — всё так же ухмылялся он.

— Ты — в сфере Земли. Сделай сравнимую ставку, и я приму вызов, — терпеливо пояснил я.

— Хорошо. Победишь — и я отдам тебе десять ядер монстров с элементом молнии. Тебе же они нужны, верно?

— Покажи их, — потребовал я.

— Даю слово, что…

— Мне не нужно слово мертвеца. Покажи мне свою ставку, и мы сразимся, — перебил его я.

От моих слов его ухмылка стала ещё шире.

— Маленький воин, случайно познакомившийся с первым уровнем познания Элемента, уж не считаешь ли ты себя непобедимым? Смотри, чем выше самомнение, тем больнее падение, — заметил он.

Тем не менее, по его кивку несколько человек, присутствующих здесь, начали выкладывать ядра.

— При себе у меня нет десятка нужных тебе, но тут равноценные и даже более дорогие. Три молнии, четыре огня и три земли. Эти семь ты без труда обменяешь на нужные тебе. Устроит? — поинтересовался он.

— Абсолютно, — кивнул я.

По глазам мага я видел, что он не намерен щадить меня. Что ж, кто бы не послал тебя по мою душу, сегодня твой последний день. Я слегка подрастратил энергию, да и глубоких царапин на моём теле хватает, да и уверенности в победе нет. Против меня — маг, самый опасный оппонент из возможных, потому сейчас возможна лишь одна стратегия победы. Не прокатит, придётся сдаться и бежать из круга, однако в случае, если получиться, это будет отличным опытом и проверкой собственных сил.

В крови привычно закипел адреналин. Не такой, как до этого, спортивный азарт, а то чувство, когда всё твоё тело, весь организм наливается кипящей, сокрушительной мощью, которая выходит за все рамки твоих обычных возможностей. Лёгкий мандраж прогнал волну мурашек по спине, но я не дрогнул. Полез в печку — не ори, что ты не кастрюля.

Маг вступил в круг и замер на самой его окраине. Не было ни судьи, ни ещё чего-то, схватка началась в тот момент, когда он оказался на песке арены. Мы замерли, глядя друг-другу в глаза, как стрелки на Диком Западе. Ни малейшего движения энергии, ни одного лишнего шевеления — и лишь напряжённые, натянутые подобно канатам нервы обоих поединщиков да звенящая тишина, установившаяся вокруг нас. Десятков пять зевак, стоя на прилично расстоянии, наблюдали за происходящим, забыв об остальных поединках.

Первым начал маг. Взметнулся песок, формируясь в вихрь, разлился в восприятие Элемент песка — не выше первого ранга познания — а вокруг самого волшебника возник полупрозрачный купол защиты воздуха, тоже напитанный Стихией первого ранга. Песчанный вихрь помчался в мою сторону окружая меня со всех сторон. Сверху возникла острая воронка небольшого завихрения воздуха, готовая в любой миг обрушиться на меня своим острием. Маг владел Стихией и Элементом, пусть и первых рангов — и это делало его действительно опасным противником. Пора ответить — в полную мощь, не сдерживаясь.

Проявление Ци окутало меня целиком, волной ударила в стороны высвобожденная мощь Сроднившегося с мечом и молнией, переплетаясь с необычайно плотной и мощной для моего уровня энергией. Я буквально разразился мощью, а в следующий миг, вскинув меч на уровень глаз, параллельно земле, нанёс свой собственный удар, вкладывая всю доступную мне силу, всю мощь Элемента и Пути в технику Королевского ранга — Выпад Веры.

Гигантское полупрозрачное лезвие клинка, окутанного молниями, разрубило насквозь атакующую технику врага за миг до того, как песок и ветер вцепились в меня. Играючи прорубив себе путь, меч попутно разрушил энергетические связи в технике, заставив её мгновенно распасться. Моя техника, почти не убавив в мощи, ударила в защиту врага, прорубая её насквозь, но и враг оказался не так прост.

Каким-то чудом он успел использовать технику движения, усиленную стихией, одновременно активируя некий артефакт. Кончик гигантского клинка, что должен был пробить ему грудную летку и разрубить волшебника пополам, столкнулся с вылетевшей вперёд металлической пластиной. Яркая вспышка, грохот от столкнувшихся сил, треск молний — всего секунда понадобилась моей технике, что бы разрубить преграду, но этого времени магу вполне хватило, что бы уйти с линии атаки.

— Я сда…

Ну нет, херушки. Сдаётся он, видите ли.

Я сорвался в Поступь и сходу ударил во вновь возникшую защиту врага. Теперь я не игрался с противником, как прежде — бил в полную мощь, вкладывая всю силу меча и молний в каждый удар. Конечно, этого было совершенно недостаточно, что бы сравниться в атакующей мощи с техникой Королевского ранга, но даже так, каждый мой удар изрядно напрягал воздушный барьер.

Маг понял, что пощады не будет. Взметнулись вокруг нас пески, тугими, плотными лентами бросаясь на меня со всех сторон, стремясь опутать, но я мгновенно сместил на шаг в сторону. Теперь удары сыпались на врага куда реже — я каждый миг смешался в стороны, уходя от его попыток сковать меня и иногда отражая особенно удачные попытки песочных лент достать меня. Со стороны, наверное, это выглядело весьма зрелищно — мелькающий со всех сторон мечник, нарезающий круги вокруг защитного купола и сыплющий по нему ударами окутанного электрическими всполохами меча и яростно извивающиеся ленты из песка, подобно гигантским змеям силящиеся схватить неуловимого противника.

Диаметр купола мага неуклонно падал. Каждый мой удар заставлял его обновлять защиту, вкладывая в неё дополнительные силы, но всё равно — энергия из купола тратилась быстрее, чем восполнялась, несмотря на все его усилия. Тем не менее, он не сдавался, не уходил в глухую оборону, прекрасно понимая, что это будет означать его окончательное поражение.

Главная угроза для магов и лучников в противостоянии с воинами ближнего боя — это сокращение дистанции. Именно поэтому он начал бой, стоя на краю арены, и именно для этого первым делом сотворил песчанный вихрь — всё для того, что бы удержать меня на дальней дистанции. Вот только чего он не учёл, так это наличия в моём арсенале столь мощной техники, как Выпад Веры, за что сейчас и расплачивался.

Внезапно в защите волшебника что-то изменилось. Увлечённый двумя задачами разом — атаковать и защищаться от песочных лент оппонента — я не успел сообразить, в чём именно дело, и нанёс очередной удар мечом, за что тут же и поплатился. Воздушный купол, защищавший врага, ответил контратакой, причём столь быстрой, что даже применении Поступи не уберегло меня полностью — длинный шип из воздуха и песка, напитанный познанием обеих доступных врагу сил, стремительно выстрелил, едва не пробив мне грудь. Лишь в последний момент я успел отскочить назад, разрывая дистанцию — враг прочитал мои движения и атака была сделана на упреждение, там, куда я должен был встать, применив Поступь. Потому мне ничего не оставалось, как отступить назад.

Едва моя нога коснулась земли, я тут же рванул вперёд, стремясь добить противника — этот манёвр дался ему явно нелегко, сильно ослабив защиту, но было поздно. Маг всё рассчитал идеально, и мою контратаку тоже предвидел. Все песчанные ленты разом выстрелили вперёд, встав на пути вертикального удара мечом, и сумели отразить мой удар. А затем волшебник, используя технику движения, рванул с арены. Остановившись в сотне метров, он, тяжело дыша, вскинул руки.

— Бой окончен! — крикнул он.

Вот только я с данным утверждением согласен не был, и маг по моим глазам понял, что будет дальше. На применение Выпада Веры мне требовалось около трёх секунд — довольно много времени в бою, но его бегство и попытка сдаться дали мне необходимое время для повторной атаки. Не сдерживаясь, я щедро влил Ки и энергии меча и молний, не скупясь, чувствуя, как трещит от натуги моя энергетика — такие объёмы энергии пропускать за столь короткий срок ей было сложно.

Воздух и песок взметнулись, оборачиваясь направленным в мою сторону буром стихии и элемента, наполненные не меньшей силой — сама по себе энергия практика сферы Земли, пусть и ограниченная в нашем мире Системой, была куда плотнее и могущественнее моей, несмотря ни на какое качество практикуемого мной искусства. Больше того, будь верхней планкой чужих сфера Формирования, и я бы ни за что не сумел противостоять этому противнику, однако даже так — просто различия в качестве энергии полностью компенсировали разницу в познании наших основных сил.

Наши техники столкнулись, и я с удивлением понял, что несмотря на то, что вражеская атака (явно козырная карта мага), несмотря на то, что была максимум Выдающегося ранга, ничуть не уступает в силе моей. Больше того, понемногу начинает брать верх! Разница в развитии, будь она проклята! Какой толк от всей этой моей гениальности, если всякий сброд по меркам любого из миров даже под ограничениями способен создать угрозу для моей жизни?!

Не дожидаясь конца противостояния техник, я использовал Поступь, огибая место их столкновения. Выпад Веры всё ещё держался, но постепенно призрачное лезвие покрывалось трещинами. Ещё чуть-чуть, ещё миг! Продержись!

Не продержалось. С оглушительным грохотом техника оказалась разрушена, поползли в стороны змеи молний — но мгновенно были подавлены ветром и песком, задавлены, вбиты в пол. Вражеская техника самым краешком зацепила меня, сдирая кожу и мясо с плеча, но я всё же прорвался за её пределы и, попросту срубив брошенное в спешке слабенькое воздушное копьё, пронзил правое плечо волшебника. Отпустив клинок, я крутанулся вокруг своей оси, смещая тело вниз, пропустил над головой очередную атаку и сделал подсечку неожидавшему подобного магу.

Не успел он рухнуть, как я напрыгнул сверху. Мой кулак врезался в подбородок волшебника, вторым ударом я разбил его нос в лепёшку, третий угодил в подставленный под удар локоть… Я забивал его, не давая продохнуть и применить магию. Благодаря довольно высоким параметрам он всё никак не терял сознания, но было очевидно — ещё пара ударов, и волшебник труп.

— Стой! — схватила меня за шиворот чья-то рука, сдёргивая с волшебника. — Ты победил, всё, хватит!

Рыча, я вскочил на ноги, но путь мне преградила какая-то девушка в военной форме и с нашивками медика. Игрок, примерно уровня Трансформы Плоти. По бокам от неё стояло человек пять Клинков, сзади двое держали под руки.

Первым моим позывом было раскидать этих недоумков и закончить начатое, но я сдержался. Бой вышел за пределы арены и уже тогда должен был закончиться, и если я не хочу неприятностей, следует сдержаться. Однако если бы не обещание Алисе принять участие в предстоящем турнире с ней на пару, мага я бы точно пришиб.

— Всё, отпускайте, — рыкнул я. — Больше его не трону.

Меня отпустили и я тут же шагнул к поверженному врагу.

— Да не напрягайтесь вы так, — поднял я руки, увидев дула автоматов. — Мой меч он не выиграл, так что я его забираю.

— Он в тяжёлом состоянии, — упрямо заявила девушка. — Мы извлечём клинок позже, что бы избежать…

— Да-да, ага, — рассеянно кивнул я, используя Поступь.

Одним движением выдернув клинок из дёрнувшегося от боли тела, я сместился к его спутникам.

— Что ты… — возмущённо вскричала целительница, но я вновь её перебил.

— Его раны и его состояние меня не волнуют. Сдохнет — туда ему и дорога. Вы все видели сами — я предупреждал его, что прикончу. И подумай вот о чём — так уж ли стоит защищать мудака, который намеренно вышел с целью прикончить меня ради моего оружия? Разницу в наших рангах ты видишь, и будь на моём месте кто-то другой — этот кто-то сдох бы в первые же секунды. Твой пидрила-мученик на удары не скупился и не сдерживался. Теперь вы, — повернулся я к его холуям. — Если вы мне сейчас скажете, что поединок не считается из-за каких-то там нарушений правил или ещё чего-то подобного, я прям тут вас прикончу. Мы друг-друга поняли?

Спорить со мной не стали и я, забрав свою добычу, молча направился к выходу. Пора домой. Что характерно, ни девушка-медик, ни её товарищи из Клинков спорить с моими доводами не стали, хотя по взгляду целительницы было ясно, что она не согласна. Вот только возразить ей было нечего — я ни словом не соврал. Тоже мне, блять, миротворка-альтруистка. И откуда такие на войне берутся?

Первым делом стоить наведаться к Андрею. Он у нас, оказавшись на вольных хлебах, не поспешил вернуться в свой прежний отряд, а устроился сюда, на Арену. Медикам тут платили отлично — раненных всегда было более чем достаточно, так что каждый, кто был способен хотя бы правильно перевязать руку, сделать укол и не спутать метод лечения глаз от исцеления задницы, был в цене. А уж обладатели целебных техник — и вовсе шли на вес золота. Их, медиков, везде было мало.

Насколько я помню, Андрюха работал в секторе Формирования Узлов — там самые травмоопасные поединки, и клиентура там куда обеспеченнее. В третьей зоне, где по идее должны были тренироваться и устраивать свои бои практики сферы Земли, обычно было пусто. Слишком уж мало их было, этих самых практиков столь высокой сферы эволюции.

Спустя минут шесть я всё же обнаружил искомый шатёр. Внутри на импровизированных койках лежало трое практиков с разной степенью тяжести травмами, но на них я внимания не обратил.

— Пожалуйста, присядьте, — перехватила меня местная медсестра.

В качестве группы поддержки по бокам от девушки стояла пара автоматчиков. Оружие было направлено в пол — всё же тут лечили, а не калечили, — но в случае чего стрелять они будут на поражение, в этом никаких сомнений.

— Девушка, мне бы Андрюху, — попросил я, морщась от боли. Раны, нанесённые магом, в отличии от остальных сами собой закрываться не спешили — регенерация пока лишь уменьшила кровопотерю, но даже её не сумела остановить до конца.

— Андрея Николаевича? — смешно нахмурила бровки симпатичная сирийка. — Ваши травмы не так серьёзны, что бы отвлекать его. Я сама обработаю ваше плечо… и остальное, — окинула она меня профессиональным взглядом.

— Да я не против, — пожал я плечами, морщась от боли. — Вот только вам такое точно не по плечу.

— Это уже мне решать. Но если не хотите, можете дождаться, пока Андрей Николаевич освободиться, только учтите — его услуги будут стоить дороже, — поджала она губки.

— Ничего страшного, — усмехнулся я, присаживаясь на ближайшую койку. — Вы, главное, передайте, что пришёл Костя Корсаков. Он поймёт. Мы с твоим боссом — старые друзья, — подмигнул я ей.

Долго ждать не пришлось. Уже минуты через три из глубины длинного шатра, с отдельно огорожденного участка, вышел недовольно хмурящийся Андрей и зашагал в мою сторону. Медсестра попробовала что-то ему шепотом внушить, глазами указывая куда-то в сторону, но тот лишь отмахнулся и уверенно зашагал ко мне.

— Привет, Андрюх, — поздоровался я. — Как работа?

— Да вот, пока ты суету в городе наводить не начал, была прекрасно, — хмуро ответил он. — А теперь вот не советуют тобой заниматься. Всякие медсёстры, — покосился он на девушку. — Вдруг начали думать, что я обязан их слушаться.

— Да, такое бывает с женщинами, которых трахаешь, — философски заметил я, глядя на чуть покрасневшую сирийку, что поспешила отвести взгляд, и ещё больше помрачневшего Андрея. — Они почему-то начинают думать, что раз твой член в их распоряжении, значит, и всем остальным они тоже имеют полное право командовать. И начинают скандалить, истерить и обижаться, если ты не согласен добровольно становиться каблуком. Женщины-с, как говорил какой-то классик. Не помню, правда, какой, я туповат, прости. Но ты ж понял, да? — ухмыльнулся я, хлопая его по плечу.

— Очень смешно, — буркнул Андрей, протягивая засветившуюся мягким, зелёным светом ладонь к рваной ране, оставленной магом. Мясо тут же немилосердно защипало, и я выругался сквозь зубы.

— Кто же в тебя Элементом и Стихией засадил? — поцокал он языком. — Погано дело, друг. Такое я быстро не вылечу. Если только ты сам их из раны не вытеснишь. С чужими Законами дело иметь мне сложно.

— Это как? — поинтересовался я. — И с какими, нахрен, законами?

— Ну, что бы постоянно не бормотать про Стихии, Элементы и Пути, мы всю эту бодягу называем одни словом — Законы, — пояснил он. — От чужих переняли, но ты мне зубы не заговаривай. Мне такая энергия не по зубам пока, так что давай, поднапрягись.

— Что я должен делать? — уточнил я.

— У тебя ж техника эволюции имеется? — уточнил он, и, дождавшись моего кивка, продолжил. — Активируй её, и туда, где ощутишь что-то инородное, постарайся направить свои Законы.

— Каким образом? — удивился я.

— Да мне ж откуда знать, как вы это делаете? — пожал он плечами. — Я сам ещё ничего такого не познавал, да и техника эволюции у меня всего лишь Продвинутого ранга. Так что давай, Рэмбо с мечом, соображай сам. Именно так я лечу подобные травмы — и все чужаки с этой задачей вполне справляются. Так что и ты справишься. Разбутыль там чакры как следует, настройся на дзен и улови волну озарения… Ну или ещё что. Готов?

— Давай, — кивнул я.

Сосредоточившись, я приступил к выполнению техники. Интересно, кстати, получется — я ведь ни разу не сталкивался с тем, что чужие Законы попадают в меня. Хорошо хоть, что сейчас всё будет происходить под присмотром достаточно опытного целителя — хоть он тут и меньше двух недель, но на подобные раны насмотрелся, так что доверять Андрюхиному опыту я мог.

Энергия действительно текла… не так, как обычно. Словно бы моё тело было скафандром, а места, где чужие Законы попали в меня — пробоинами. А сами эти Законы, песка и ветра, были некоей субстанцией, не позволяющей срастись травме. И сейчас энергия старательно огибала поражённые участки тела, но тем не менее — всё равно было очевидно, что из-за них она потихоньку утекает. И только то, что моя энергетика и физическое тело были очень прочны, особенно для своего уровня, не позволяло враждебной силе навредить ещё сильнее.

В поражённые участки хлынула горячая, грубая энергия, стремящаяся насильно залатать эти повреждения. Это Андрей приступил к исцелению, но я видел, что Законы врага не собираются сдаваться. Они легко отражали его попытки исцеления, и тогда я, поддавшись интуиции, активировал Элемент молний — и пустил крохотную змейку воображаемого электричества в направлении враждебной силы.

Молнии, к моему удивлению, без особого труда справились с враждебной силой. Первым пал Закон песка, не устояв перед сдвоенным напором исцеляющего навыка Андрея и силой моих молний. Всё же, видимо, Элементы в таких аспектах уступали своим старшим братьям — Стихиям. Следом пришёл черёд силы Воздуха. Минут десять, и вся враждебная энергетика была уничтожена. Открыв глаза, я увидел расслабленного Андрея, всё так же держащего моё плечо. Мерзкая рана потихоньку покрывалась корочкой засохшей плоти, и я облегчённо выдохнул.

— Мне тут рассказали, что ты сотворил с Аранвом Песчанным, — заговорил первым Андрюха. — Знаешь, по идее, я не должен этого говорить — но жаль, что ты его не прикончил.

— Ты о маге сферы Земли? — уточнил я.

— Именно об этом уёбке, — кивнул он. — Он тут что-то вроде такой… Ручной гиены Клинков — его шайка выполняет всякую грязную работу, которую им самим делать не с руки. Меня сейчас звали заняться его лечением. Что скажешь?

Дело в том, что за каждым целителем, владеющим исцеляющими навыками (а не обычными докторами, хотя последних тоже ценили весьма высоко) — стоял покровитель, которому они, фактически служили. Семьдесят процентов прибыли отдай, кого укажут — лечи бесплатно и так далее. Вот только Андрей был исключением из этого правила — сразу по приходу в город, когда к нему подкатили с требованием прогнуться, уж и не помню под кого именно, он пришёл к нам. И в ту же ночь Алиса вскрыла глотки двум чересчур ретивым товарищам, проживавшим в Ратте и желавшим заиметь карманного целителя.

Нам денег от Андрея, понятное дело, было не нужно. Но за наше покровительство он обязался лечить нас бесплатно и вне очереди. Большего требовать мы не стали, решив, что благодарный нам целитель куда лучше, чем работающий на кабальных условиях. В конце-концов, случись что — и наши жизни будут зависеть от него и его мотивации.

Всем прочим умникам, тянущим лапы к нашему карманному эскулапу, было недвусмысленно заявлено, что если рискнут давить — команда из пяти Игроков Первого поколения, имеющая связи с верхушкой города, наведается к ним в гости. Так что от парня, само собой отстали. Плати налог Клинкам (тридцать процентов от выручки) и занимайся своей частной практикой, сколько душе угодно.

— Мне намекнули, что если буду упрямиться, организуют проблемы, — заметил негромко Андрей. — Причем намекнули Клинки. А ещё они требуют впредь не лечить теюя.

— Конкретно меня или?.. — уточнил я.

— Тебя, — ответил он.

— Но ты всё равно мне помог, — глянул я на плечо. — Не стал прерываться в процессе, когда тебе сказали.

— Уж совсем сволочью меня не считай, — улыбнулся он, чем заработал неодобрительный взгляд сирийки. Вот шлюха! Вцепилась в перспективный хуй, видите ли! — Но и игнорировать…

— Скажу тебе по секрету, Андрюх — совсем скоро я смогу сделать так, что бы до тебя никто не доебывался, — негромко шепнул ему на ухо я. — Но пока — подчинись их требованиям. Я друзей не забываю. И ты, блять, намерен их послушаться?! — громко вскрикнул я — Игнорить он, видите ли, не может! Да шёл бы ты нахуй!

Девушка единственная, кто могла слышать мои первые слова, поэтому, вставая, я посмотрел ей прямо в глаза и обрушил свою Волю. Только попробуй что-то разболтать, сука, я твой род до седьмого колена вырежу, со стариками и детьми включительно!

Судя по испуганной мордашке, она меня поняла. И Андрюха, молодец, мгновенно включился в моё пусть неуклюжее, но всё же, надеюсь, достаточно убедительное представление. В конце-концов, Станиславских тут небыло.

— Я давал клятву Гиппократа, Костя, так что буду его лечить! — вскочил он на ноги.

Блять, переигрывает просто пипец, ну да похрен. Когда я прорвусь в сферу Истока, в этом городе не найдётся человека, что сумеет мне хоть что-то сказать. А парня я, после того как вырежу на турнире всех конкурентов, заберу в Москву.

— Хреновый спектакль, — раздался в моём ухе голос Алисы. Жаркое дыхание девушки обдало меня, заставив мурашки пробежаться по спине целым табуном, а мягкие губы будто случайно коснулись мочки уха. Я почувствовал, как горячее тело прижимается к моей правой руке, и невольно сглотнул — никакие тренировки не перекроют длительное воздержание. Издевается, чертовка. Знаю ведь, что мужиков она теперь терпеть не может. — Заканчивай клоунаду и уходи отсюда.

— Бывай, чмо, — презрительно бросил я Андрею и, встав на ноги, зашагал на выход.

Вот ведь блядский цирк! Ну ничё, с-суки, дождитесь, через пять дней я буду в сфере Истока и преподнесу вам неприятный сюрприз. Наверное.

Глава 12

Следующие четыре дня я, с утра до самого вечера, занимался лишь тем, что тренировался, плавно интегрируя Законы Элемента молнии в свой стиль боя. До приемлемых результатов было пока далеко, и всё, чего я добился — усилил Выпад Веры и научился стабильно пускать электричество по лезвию меча. Однако я чувствовал, что это лишь верхушка айсберга, самый мизерный краешек возможного применения этой силы. Но четырёх дней для того, что бы в этом разобраться, было слишком мало.

Что касается прорыва в сферу Истока, то и тут дела оставляли желать лучшего. Я пережигал массу кристаллов энергии в процессе развития и медитаций с техникой эволюции, и это давало определённые плоды — но до перехода в следующую сферу было ещё далеко. Месяца полтора как минимум, а ведь именно достижение сферы Истока считалось самым простым, естественным и быстрым шагом во всей системе эволюции, не считая Телесных Трансформ. Но даже такому как я, обладающему огромным потенциалом и невероятной техникой эволюции, снабжённого самыми необходимыми ресурсами, на это требовалось определённое количество времени.

Мои мирные деньки были кончены вечером, практически уже ночью четвёртого дня. Ко мне заявилась Алиса с тройкой огромных мешков, в которых позвякивали кристаллы энергии.

— Мне нужна твоя защита, — сходу заявила девушка.

— От кого? — опешил я.

Кто это такой нашёлся, что неуловимая девушка, чьей лучшей защитой была её способность уйти от любого, пришла сюда просить защиты?

— За эти пару недель я наступила на несколько больных мозолей, — пояснила девушка, спокойно скидывая с себя одежду и начиная раскладывать в причудливый узор крупные и явно дорогостоящие камни энергии. — И мой прорыв в следующую сферу мигом почувствуют. В этот момент я буду полностью беззащитна, так что лучшей возможности свести счёты представить невозможно. К тому же, я буду беззащитна не только в процессе прорыва — примерно сутки уйдут на обучение под началом моего Мастера. Сутки по реальному времени, имею в виду. На это время мне нужна защита. Поможешь?

— А раздеваться обязательно? — поинтересовался я у девушки, старательно отводя взгляд.

— Ой, да что ты там у меня не видел, — пренебрежительно ответила Алиса, стремительно выкладывая из кристаллов непонятную мне фигуру.

То, что я поначалу принял за узор, оказалось многолучевой звездой и выложенными внутри символами — и всё это кристаллами невиданной мной до этого силы. Присмотревшись, я увидел пояснение.

Кристаллы Энергии, Продвинутый ранг Высокое качество.

И это лишь те, что составляли наружный контур — узоры внутри и отдельный круг в центре, в котором намеревалась сесть сама девушка, были из кристаллов Выдающегося ранга. Моя весьма немалая комната, по размерам тянувшая на стандартную трёшку (ну люблю я большие помещения, тесно мне в стандартных аппартаментах) стремительно лишалась мебели. Под моим изумлённым взглядом бойкая девица ломала и вышвыривала всю, по её мнению, лишнюю мебель. Благо её итак в помещении почти не было.

— Расходы на ремонт и прочее я оплачу из своего кармана, — успокоила она меня. — Готов?

— Стоп, стоп! — вскинул я руки. — Нихрена не готов! Ты не хочешь ничего объяснить? Завтра начало турнира — это раз. Два — кто именно может заявиться и в каких количествах? Мне же нужно понимать, к чему готовиться!

— А ещё ты хочешь спросить, откуда у меня такие камушки, происхождение этого узора и многое, многое другое, да? — улыбнулась девушка, подходя ко мне вплотную. И, признаюсь, смотреть ей прямо в глаза было довольно сложно — взгляд так и норовил сместиться ниже. — Да можешь уже посмотреть, ато окосеешь, — вздохнула она. — Ратта нужна не только как какая-то там зона примирения с разбитыми чужими — в окрестностях несколько шахт, где добывают вот такие кристаллы. Ты же тоже задавался вопросом, с чего бы такой стратегически важный ресурс, как кристаллы, продают на рынках? Так вот — в продаже лишь всякий хлам базового ранга. Это своеобразная кость всем здешним гиенам — крупным отрядам чужих, Клинкам, наёмникам, что сюда наведываются, и так далее. А они в свою очередь, служат щитом, что примет в случае чего на себя первый удар, реши наши соседи из Ирака, читай — америкосы, отжать эти месторождения. Ну и ещё какие-то причины, я не сильна в политике и прочем. И не бойся — то, что ты видишь, я добыла вполне законно, выполнив некоторые поручения Генштаба в регионе.

— И кто ж сюда заявится?

— Во первых, Пустынные Крысы — отряд практиков, возглавляемый троицей чужих сферы Земли, — загнула она первый пальчик. — У них я кое-что украла, но сделать они мне до этого ничего не могли — лучший практик с навыками скрытности у них лишь в сфере Истока. Совсем мне не противник. Во вторых — отряд Мьёланд. Примерно та же история, но лидеров в сфере Земли двое. И ещё несколько отрядов, где по одному практику данной сферы. Во вторых — сами Клинки не могут послать сюда основные силы и допустить большого хаоса в городе, но и от них есть несколько обиженок. Эти меня убить стремится не будут, им важно достать меня целой и, желательно невредимой. Ну и ещё несколько независимых персон, которых я обидела. От сферы Формирования до Земли. Но не бойся — практиков выше сферы Формирования здесь не будет. Большое сражение не в их интересах — правила, если и будут нарушать, то так, что бы никто не засёк. Так что сегодня тут будет наплыв ассасинов. К тому же, есть негласное правило — если в драку вступит кто-то сферы Земли, то и он, и все его подчинённые или соратники по отряду идут из города нахуй с концами. А чужим, без поддержки Ратты, попросту не выжить. Ещё что-то? Мне нельзя затягивать.

— По поводу турнира, — напомнил я, окончательно сдавшись и уставившись на грудь девушки. Блядское воздержание! Подрочить, что ли? Сублимации тренировок в присутствии Алисы явно недостаточно.

— Я договорилась — первый день мы пропустим. Наш черёд биться наступит с четвертьфиналов — все согласны с тем, что выпускать тебя на Арену раньше просто бессмысленно. Фактически, после того как ты почти прикончил мага в тренировочном бою, всем стало очевидно, что для тебя эти отборочные лишь формальность. Так что и организаторы, и те из участников, чьим мнением интересовались, согласились на это. Хотели тебя даже сразу в финал пропихнуть, но тут уж организаторы отказались — всё же товар лицом хотят показать, а не выпустить для разовой акции. Минобороны очень тебя ценит. Ну и насчёт меня решили тоже самое — я из Первого поколения, как никак, да и с тобой в команде. Плюс там некоторые лично мне кое-чем обязаны. Ну, всё, — встряхнулась она и быстро поцеловала меня в губы. — Пожелай мне удачи, мой рыцарь!

— Удачи, — ответил я, вскинув брови.

Девушка, уже не слушая меня, села в позу лотоса. Красиво, надо сказать… так, стоп! Не смотрим туда, не смотрим! Всё же зрелище того, что выглядывало из под изящных ножек девушки в этой позе, было слишком соблазнительным для воздерживающегося пару месяцев мужика.

Тут заработал рисунок, и я с удивлением присвистнул. Вот это мощь! И в отличии от того раза, когда я насильно пожирал свои кристаллы, сейчас она не развеивалась в воздухе — аккуратные нити плотной, чистой праны незримо тянулись к девушке, постепенно наполняя её тело. Конечно, паразитные траты энергии тоже были, причем немалые — но всё равно на порядки меньше, чем у меня в тот раз. Да и сам процесс происходил спокойнее.

Ожидание первых гостей не продлилось слишком долго. Я почувствовал, что девушка подходит к какому-то критически важному в своём развитии прорыву, и в тот же миг моё восприятие уловило движение нескольких аур, что я засёк изначально. Как они обнаружили девушку тоже было несложно догадаться — сила и резонанс энергий вокруг неё были таковы, что не ощутить их достаточно сильному практику было нереально. Вся Ратта сейчас ощущала этот процесс. Как иронично — прорыв того, чьим девизом по жизни была незаметность, происходил заметнее некуда. Я ещё ни разу не ощущал такого резонанса праны — а ведь в городе каждый день совершали прорыв не меньше пары десятков Игроков.

Три тени намеревались ворваться через окна — но тут же были вынуждены остановиться. Моя аура, которую я нарочито выпячивал на всеобщее обозрение, вспыхнула мощью — Проявление Ци, пусть и в урезанном варианте, делало меня действительно грозным противником.

Не теряя времени, я сам вырвался через окно и замер в небольшом дворике. На ближайших крышах сидело десятка полтора человек, старательно маскирующих свою ауру. Ассасины, вот только до моей подруги в плане маскировки им было очень, очень далеко. Присутствие Алисы я бы сумел ощутить лишь в случае, если бы она попробовала напасть — ощутил бы угрозу. Сиди она там, хрен бы я её обнаружил. Эти же были у меня как на ладони — практика техники эволюции божественного ранга, хоть и шла медленнее любых иных, давала огромные преимущества, в числе которых было очень мощное восприятие.

— Ну и чего ждем, клоуны? — насмешливо бросил я. — Вам особое приглашение нужно?

Багровое свечение, по которому пробегали тоненькие искорки электричества и разливалась острая, колючая энергия меча, разгоняла окружающий мрак, позволяя разглядеть меня во всех подробностях. Среди пришедших сюда не было откровенных слабаков — от сферы Истока до Формирования, они были готовы к тому, с чем столкнуться, но всё равно не спешили начать бой. Как будто… будто ждали чего-то… твою мать!

Вспыхнула мощью моя аура, извергая из себя огромное количество энергии, а сам я стремительно развернулся назад. Используя Поступь, я ворвался внутрь, отправляя находу в полёт росчерк силы меча, безо всяких техник — нельзя было нарушать хрупкий баланс рисунка на полу.

Моя атака вынудила ближайшего к девушке убийцу вскинуть кинжал, защищаясь. Лезвие клинка без труда отразило мой удар, однако самое главное было сделано — я выиграл достаточно времени, что бы приблизиться вплотную к нападающим. Второй ассасин, девушка, судя по телосложению — подробностей разглядеть не удавалось из-за балаклавы, а разглядывать сиськи времени не было — улетела в сторону и прошибла телом одну из стен. Ещё бы — пинок на такой скорости у меня должен был выйти весьма знатным. Жаль, таким уже практиков не убить — до прорыва китайца в сферу Истока практики не имели возможности защищаться энергией напрямую, но теперь каждому, достигшему Истока, это было доступно.

Не идеальная и не лучшая в целом защита, она больше годилась для того, что бы обезопасить себя от обыкновенных ударов конечностями и энергией, не усиленных ничем, и уеречь от травм при подобных знакомствах со стеной. Принять на энергетический покров боевую технику было нереально — во всяком случае, я о таком не слышал.

Второй убийца метнул небольшую звёздочку в девушку, но мой меч отразил её. Тот попытался пинком нарушить непрерывность выложенных из кристаллов камней, но со стоном отскочил назад — как оказалось, магометрическая фигура прекрасно справлялась с задачей самозащиты. Часть расходуемой в холостую, как мне до того казалось энергии, тратилась, видимо, на укрепление.

С улицы полетел десяток стрел, наполненных энергией — стрелки сказали своё слово. Однако и тут всех ждал сюрприз — те из стрел, что состояли из чистой энергии, просто растратили всю мощь на столкновение со странным барьером, что пропускал лишь чисто материальные атаки. Две стрелы, которые были из реальных материалов (металла, в данном случае), растратив всю силу своих техник на барьер, тем не менее сумели влететь внутрь. И пусть никакой энергии в них уже не было, но две метровые металлические стрелы сохранили всю мощь кинетического импульса. Не став эксперементировать, я отразил их и вновь обернулся к последнему ассасину.

Мой меч, окутанный электричеством и напитанный Законом меча врезался в подставленную пару кинжалов. Несмотря на то, что враг успел подставить блок, он всё ещё был обычным практиком, делавшим ставку на скрытые атаки и скорость. И несмотря на разницу в одну сферу эволюции, я физически был куда сильнее.

Противника просто смело в сторону. На лету крутанувшись, он приземлился на корточки, готовясь, судя по всему, к бегству — но было поздно. Со свистом рассекая воздух, лезвие моего меча отсекло ему голову, и фонтанирующее кровью из разрубленной шеи тело рухнуло мне под ноги, заливая алой жидкостью рисунок из кристаллов. Минус первый.

С улицы раздались звуки выстрелов — я не спец, но всё же различил, что палили и из автоматов, и из пистолетов. Возможно, и из винтовок — хрен знает. Вокруг Алисы вспыхнул тёмный барьер, закрывая девушку, и пули посыпались на пол. Предусмотрительно, конечно, но проверять, насколько этой защиты хватит, я не стал.

Покрытый злым багровым свечением, будто пламенем, я повторно вылетел из остатков окна. На этот раз я не стал тратить время на разговоры. Определённый запас времени у меня точно был, спасибо защитным барьерам девушки, но проверять, насколько хватит его прочности, я совершенно не желал. Пора бы показать самоуверенным киллерам, что защитник у Алисы куда более приоритетная цель, чем сама девица.

По мне тоже открыли огонь — автоматы, пистолеты, пара гранат… И куда блядские Клинки смотрят? В городе натуральное сражение развернулось.

Где-то вдалеке раздался грохот далёкого взрыва, а затем над центром города поднялся настоящий торнадо из пламени — тут же задавленный и развеянный очень знакомым способом — лучом темноты, отчётливо видимым на фоне зарева. Раз где-то там буянит Вася, значит Илья всё же решился на передел власти в городе. Что ж, это даже хорошо — меньше будет внимания к нам. А может, и наоборот — плюнув на все запреты, наниматели этих персон лично заявятся сюда, пользуясь вспыхнувшим в городе боем. Посмотрим, хуле.

Размытой багровой тенью я помчался вдоль рядов попытавшихся рассыпаться стрелков. Головы, руки, ноги, рубленные раны — я бил не глядя, не концентрируясь на конкретных противниках. Самым важным для меня было зацепить ублюдков мечом — любая рана, нанесённая мной, тут же заставляла бедолаг переключаться с задачи «убей врага» на миссию «найди врача». Шушера, рядовое мясо сферы Телесных Трансформ — никого серьёзнее в первые ряды, естественно, не выставили.

Враги пытались уворачиваться и уходить при помощи техник движения, пытались поливать меня техниками стрелков — усиленные пули, пули, что взрываются при попадании, разделяющиеся на множество выстрелов патроны… Но всё было тщетно — я был Игроком из совсем иной лиги. Мне хватило половины минуты, что бы заставить их дрогнуть, и лишь в этот момент в бой вступили маги. Суки, как я их ненавижу!

Десятки каменных и металлических колий, весьма толстых и прочных, одновременно взметнулись со всех сторон. Это не было атакой — первые колья, как и все новодобавившиеся, стремительно формировали вокруг меня клетку. С каждым мигом прутьев становилось всё больше, они образовывали слои, первый, второй, третий, пятый… седьмой… тринадцатый…

И одновременно с этим в клетку ворвались струи ветра, несущие самые настоящие гранаты! Сейчас будет большой бум!

У меня не было нормальных защитных навыков. Железная рубашка, как и прочие техники Базового ранга, сейчас были бесполезны — я сам по себе, обычными ударами и крепостью тела, превосходил всё, что они могли дать. Моей лучшей защитой была скорость — но грёбанная клетка лишала меня этого преимущества начисто.

Пришлось импровизировать. Вспыхнул, проявляясь в реальности, Выпад Веры. Техника при своей активации, до того как я её отправлял в атаку, прикрывала меня, скажем так, своим «телом». И пусть её назначение было вовсе не в атаке, но надеюсь, сейчас её силы хватит.

Грохот взрывов оглушил меня. Да, техника выдержала, и я выжил, но уши заложило нахрен. Не дожидаясь продолжения, я направил оставшуюся силу Выпада Веры (название дебильнее некуда, надо будет что-то поприличнее придумать. Выпад, тоже мне, Веры, нахрен. Фантазия на уровне восьмиклассника) на импровизированные прутья.

Сил моей атаки хватило пробить лишь два слоя — и то лишь разрубить, оставив прореху, а не смести к чертям. Всё же в составляющих её кольях чувствовалась сила целой кучи Законов — первого ранга, не более, но всё же. А тем временем гранаты вновь летели ко мне…

Я рванул вперёд, меж пытающихся сомкнуться прутьев, махнув сразу на третий слой. Повторное применение Выпада меня вновь уберегло, но было очевидно, что долго так продолжаться не может. При выполнении любой техники на энергетику приходилась определённая нагрузка, и чем мощнее была техника, чем короче перерыв в применении — тем сильнее была эта нагрузка. Третий раз подряд я бы попросту не сумел повторить подобного — не раньше хотя бы пары десятков секунд перерыва. Просто энергетической выносливости не хватило бы.

Разрубив ещё три слоя после взрыва, я принялся рубить себе путь наружу, вкладывая всю мощь в удары меча. На этот раз на меня посыпался целый град примитивных копий из воздуха, огня, металла, камня и боги ещё ведают чего. Атаки были не слишком насыщены силой, примитивны по своей сути и содержали лишь самые примитивные Законы — но даже так я был вынужден тратить все силы на защиту.

В какой-то момент я отчётливо понял — ещё миг, и меня и без всяких гранат просто закидают этими ударами. Количество банально возьмёт верх над качеством, тем более по воздуху вновь плыли гранаты, но тут пришла весьма своевременная, равно как и неожиданная, помощь.

Послушный воле врага ветер внезапно изменил своё направление и понёс смертельные гостинцы обратно к тем, кто их ко мне отправил. Вмешательство было столь быстрым, неожиданным и эффективным, что многие маги попросту не успели толком среагировать. Чей-то Закон Воздуха оказался столь силён, что позволил ему перехватить управление над слаженной работой нескольких магов.

Раздался грохот взрывов — наверное, раздался, ибо у меня только начал восстанавливаться слух. Со всех сторон принялись палить десятки стрелков, полетели снаряды гранатомётов — новоприбывшие в полную мощь навалились на зажавших меня в угол врагов. Окрестные дома начали один за другим складываться внутрь, неизвестные мне воины атаковали врага под прикрытием стрелков и магов. Завязалась ожесточённая рубка, в ходе которой атаковавшие нас с Алисой практики явственно начали терпеть поражение.

А в самом центре всего этого хаоса бился Юривал Мейдор, окружённый своими воздушными мечами. От практика волнами расходился воздух, насыщенный его Законом, отражая все попытки вражеских магов и стрелков достать его, сам же практик ожесточённо рубился с парочкой воинов сферы Земли — мужчиной, вооружённым мечом и щитом, и женщиной, лихо крутящей свою нагинату. И надо сказать, бился практик вполне уверенно — противники не демонстрировали ничего выше Законов первого ранга и техник, на вскидку, Продвинутого ранга.

Сам же Юривал явно обладал и искусством, и техниками Выдающегося ранга, плюс Законами уровня Сроднившегося — вторым рангом законов — в Пути Меча и Стихии Воздуха, что позволяло ему вполне на равных биться с этой парой. Да, не будь ограничения, низводящего всех до сферы Истока, эти двое порвали бы его на куски — но история не терпит сослагательного наклонения.

И во всей этой бойне про меня совершенно забыли. Про меня — но не про Алису. Вооружённая копьём тень стремительно влетела в пролом в стене дома, и я, не теряя ни секунды, помчался следом. Внутри уже стоял практик, по ощущениям — в сфере Земли, и готовился к атаке. Видимо, не успел сформировать технику на ходу, и лишь сейчас, амерев перед обнажённой девушкой, готовился нанести удар. Знал, видно, про барьер, и готовился пробить одним ударом.

Моё появление спутало врагу карты — я атаковал сходу, не тратя времени на сложные манёвры. Мелькнуло копьё, метнувшись прямо мне в лицо подобно атакующей кобре — и я едва успел подставить плоской частью острия свой клинок, принимая удар врага.

Жалобно звякнул металл — техника противника, пусть и не имела никаких спецэффектов, обладала просто чудовищной ударной силой. Весь импульс моего броска был не просто погашен — меня вышвырнуло обратно, на улицу. Однако отлетая я успел метнуть с лезвия клинка энергию меча, что вонзилась в плечо практика. Удар прошёл потому, что тот мгновенно отвлёкся обратно на Алису после своего удара. Лишь этим можно объяснить то, что столь примитивная атака прошла.

Кувыкрнувшись в воздухе, я прочертил ногами трёхметровую полосу на земле — а затем метнулся обратно в дом, на встречу потерявшего интерес к девушке копейщику. Мы сошлись на полпути, и враг сходу доказал, что мне ещё рано биться с практиками подобной силы.

В бою с магом в этой сфере меня здорово выручили два фактора — тот не ожидал, что я столь силён и обладаю мощными атакующими техниками и плюс изначально малая дистанция меж нами, которую он, к тому же, позволил мне сократить. Но здесь мне противостоял воин — и для него последний фактор не был актуален, а насчёт первого — полагаю, он и так видел, на что я способен.

Преимущества по характеристикам у меня тоже не было. В силе, ловкости, скорости — во всём я уступал своему врагу. При таких раскладах моя техника передвижения, даже несмотря на усиление от Проявления Ци, не способна была сравниться с вражеской.

Мы обменивались ударами лишь десяток секунд, но даже за это время враг успел нанести мне несколько ран. Не тяжёлых, нет, но тем не менее и царапинами их назвать было нельзя. Копейщик обладал своеобразным стилем — он не использовал никаких ярких, бросающихся в глаза техник, нет. Да и единственный Закон, которым он владел — это Закон Копья ранга Сроднившегося.

Каждый удар, наполненный Законом, заставлял меня отступать назад, со всех сторон словно жалили десятки незримых спиц, заставляя меня морщиться от боли. В какой-то миг в его оружии начала формироваться мощная техника, и я напрягся, ожидая удара. Схватись мы с ним раньше, до того, как меня дружно приложили целой толпой магов, я бы, может, и имел некие призрачные шансы если и не победить, так выжить — но сейчас на это рассчитывать не приходилось. Барабанным перепонкам хана, тело ломит от свежих ран, а Ки и энергетика истощены и изрядно перегружены пусть скоротечным, но весьма энергозатратным боем. Мне нужна была та самая, единственная минута, что бы прийти в себя и что-то выдать, но как раз её у меня и не было, так что пора было готовиться к музыке, что заиграет в моём доме, но которую я не услышу…

И тут копейщик сменил направление движения своего копья, поймав на неё молнию, что с оглушительным треском, слышимым даже мне, разорвалась, расшвыряв нас в стороны. В след за первым заклятием ударило второе, за ним — третье, а потом по плёнке энергии, покрывшей практика, ударили одна за другой четыре крупнокалиберных патрона, заставляя его поморщиться.

Не знаю, чем конкретно его задела Алиса, но видимо, обида была не столь велика, что бы и дальше подвергать свою жизнь опасности — и практик, отражая сыплющиеся на него удары, рванул прочь, используя технику передвижения.

Тем не менее, бой на этом не закончился. Ещё тридцать минут творился рукотворный ад, в котором все резались со всеми. Я предусмотрительно не отходил от Алисы, предоставив неожиданным союзникам разбираться с происходящим снаружи. За эти пол часа я слегка восстановил слух и попутно прирезал пятерых убийц, что пытались добраться до девушки под шумок.

— Костя! — проорал мне от входа неожиданно оказавшийся тут Андрей. — Свои, Костя! Не нападай!

— Да не ори ты, слышу, — отозвался я.

Он, недоверчиво прищурившись, что-то произнес, и я, естественно, не услышал.

— Громче!

— А говорил — слышишь, — громко укорил он меня. — Я свой, меня ГРУшники прислали, сказали ты тут сидишь, и тебе, вроде как, неплохо досталось. Помочь?

Я лишь кивнул, и целитель занялся моим слухом. Как оказалось, из ушей у меня изрядно натекло кровищи, а я и не заметил в пылу боя. Достаточно восстановив слух, что бы разговаривать не повышая голоса, я поинтересовался:

— Чё там происходит? Что за Варфоломеева ночь?

— Про Варфоломееву ночь ты верно подметил, — ответил всё ещё колдующий надо мной целитель.

Серьёзные раны, нанесённые при помощи Законов, так легко не исцелить, но всякую мелочёвку устранить и прекратить кровотечение ему было вполне по силам, чем он сейчас и занимался.

— Там на штаб Клинков напали Илья с остальными — я, как целитель, занимавшийся их лечением, энергетику ребят ни с чем не спутаю. С ними ещё кто-то был, я бы даже сказал — немало народа, но они и вчетвером, неполным составом, прекрасно справлялись, — покосился он на безмятежную голую девушку. — Не знаю, как и когда они это осуществили, но все четверо уже в сфере Истока. Я думал, ты тоже, кстати говоря, и очень удивился, обнаружив тебя здесь в прежней сфере развития. Меня дёрнули прямо из кровати и потащили сюда офицеры ГРУ. Я не знаю подробностей, но по всему городу идут бои, Клинков и многих практиков с Игроками атаковали прямо в их домах. Короче, в Ратте чёрте что твориться, и до утра я лучше тут, у тебя посижу. Поспокойнее, знаешь ли.

Не успел я ответить, как в пролом в стене пожаловали очередные гости. Тройка мужиков в камуфляжной форме и Юривал собственной персоной.

— Приветствую, Костя, — кивнул мне, как старому знакомому, Юривал.

— И тебе здравствовать, Юривал, — ответил я, вставая. — Чем обязан?

Они, конечно, помогли мне, но терять бдительности я не собирался, будто невзначай перехватывая клинок поудобнее. Это не укрылось от взглядов присутствующих.

— Тебе нечего опасаться, Корсаков, — обратился ко мне стоящий в центре троицы в балаклавах мужчина. Игрок, сфера Истока. — Если бы мы хотели твоей смерти, просто не стали бы мешать нападавшим. Твоя подруга является нашим агентом, и мы весьма заинтересованы в том, что бы она оставалась цела и невредима.

— Да, Костя, — заговорил Юривал. — Мы здесь, что бы помочь. Опусти оружие.

— Бережёного бог бережёт, — пожал я плечами. — Если вы действительно собирались защищать её, то спешу вас расстроить — вы чуть всё не просрали. Ещё бы чуть-чуть — и меня, а следом и её, затоптали бы.

— За это можешь поблагодарить своего дружка Клинкова, — недовольно ответил он мне. — Мы предупреждали его, что бы он не устраивал сегодня ничего такого. Как раз из-за поднявшейся в городе суматохи по вам и ударили столь сильно — иначе всё ограничилось бы ассасинами и стрелками, которых ты бы и сам перебить смог. Кто же знал, что твоему дружку моча в голову ударит? Он нарушил наши договорённости и в результате чуть не пострадали вы. Именно потому и не люблю бывших штурмовиков-офицеров вроде него — у них на всё своё блядское мнение. В общем, Мы оставляем с вами Юривала, снаружи разместим отряд охраны и уходим. На этом наше участие окончено.

— Объясните хоть, что происходит? И почему Алиса не предупредила меня об этом? — бросил я им в спины.

— Алиса должна была послезавтра рассказать тебе о готовящейся в городе чистке, — обернулся говоривший до этого со мной военный. — О том, что произойдёт сегодня, она была не в курсе. По нашему плану, мы бы посвятили её в готовящуюся операцию завтра вечером, а прошла бы она послезавтра. Она сама не в курсе того, что тут твориться. Мы планировали сделать всё, с её помощью, куда тише и без массовых разрушений, но спасибо этому мудаку Клинкову — всё пошло по пизде.

М-да. Дела-а…

Глава 13

— Ну что, Олежка, освоился с вражеским искусством? — насмешливо поинтересовался у него Паша Пламенев.

Война штука странная, надо сказать. Для одних это разорение, голод, страх и смерть, для других — шанс забраться повыше и откусить кусок пирога посмачнее. Оба офицера ФСБ — и бывший, и действующий — относились ко второй категории. И пусть их дороги в прошлом кардинально разошлись, это не отменяло того факта, что оба отменно устроились в новых реалиях. Первый был главой на данный момент мощнейшей ЧВК в стране, одной из немногих, что прошли испытание военной компанией на пять с плюсом, доказав всем свою состоятельность, второй уже щеголял полковничьими погонами и числился куратором всех сил особого ФСБ назначения Москвы и Московской области. В переводе на русский — заведовал всеми Игроками Конторы в столичном регионе.

— Не понимаю твоих намёков, — холодно ответил Громов. — Что за вражеское искусство? Если ты о моих мобильных доспехах и усиленных магией снарядах — я поделился с государством всеми разработками, так что не вижу повода для ухмылок. Я весьма прозрачно веду свои дела, и даже ТАМ — поднял он указательный палец вверх. — Мной вполне довольны. Или вам есть что официально предъявить, товарищ полковник?

— Я так понимаю, поднимая свою тыкалку к небу ты не на Бога намекаешь? — усмехнулся Пламенев.

— Всё ты правильно понимаешь, на Кремль я намекаю, — отзеркалил усмешку Олег. — А раз даже ТАМ мной довольны, то до твоих и Юдина намёков мне дела нет, как ты понимаешь. Надо мной есть дядьки посерьёзнее, чем твой шеф.

— Так никаких таких намёков от моего начальства и нет, Олег, — посерьёзнел Павел. — Это я так, по-дружески. Мы хоть и соперничали всегда, но я помню, что именно ты помог маму мою в Склиф устроить, когда у неё здоровье загуляло. Да и что с твоей семьёй случилось, я знаю, потому не верю, что ты продаться мог. Ты хитрожопый типус, весьма хитрожопый, так что уверен, у тебя есть свой далекоидущий план. Но проблема, Олег, вот в чем — ты стал слишком самостоятелен. Пока была активная фаза боевых действий, на это закрывали глаза, но сейчас… Сейчас расклады быстр меняются, дружище. И бывший кадровый офицер контрразведки, имеющий свою частную армию и самые передовые магические технологии в стране вызывает много вопросов.

— Например? — спокойно уточнил Олег, делая глоток из своей кружки. Горячий кофе, что обжёг бы нёбо простому смертному, показался огненному магу лишь приятным тёпленьким напитком.

— Например, зачем ты так активно привечаешь чужаков в своих рядах? Почему не кинул доверившегося тебе мага, что передал тебе огненное искусство? Зачем активно наращиваешь свои силы? Уж не на кресло ли в Кремле нацелился? Достаточно? Или продолжить? И поверь, твои нынешние покровители скоро тоже начнут прислушиваться к этим вопросам.

Олег некоторое время помолчал, обдумывая услышанное. Нет, то, что подобная ситуация возможна, он ничуть не сомневался. Более того, он ожидал её и готовился к подобному. Вот только единственное, чего он не учёл — это то, что подобное начнётся раньше окончания войны за планету. Самая главная битва была ещё впереди, а политики уже решили заранее начать делить плоды не достигнутой победы?

— А не рановато-ли? — поинтересовался он. — Неужели Контора, Генштаб и Кремль уже решили, что победили?

— Понимаешь, Олег, дело в том, что чужие себя показали… Ну, никак, одним словом. Да, поначалу было немного напряжно — магия, шмагия, Ки, Мана… Но в событиях в Сирии внезапно выяснилось, что их возможности по нанесению добра окружающим ограничивается сотнями метров и двумерной организацией боя. А для наших расстояние в десяток км не более, чем комфортная дистанция боя. И полтонны взрывоопасного чугуния может запросто прилететь с высоты в 4–5 км. А сотня килотонн тепла и света и с расстояния в пару тысяч км.

В общем все эти «практики» в классификации вояк «низкоскоростная маловысотная бронированная цель». Типа Ил-2 времен Великой отечественной. Мясо для ЗРК ближнего радиуса действия. Папуасы, обладающие паранормальными способностями, но не умеющие ими толком распоряжаться в силу свое технической отсталости. Так что да, уже всем ясно, что война будет выиграна нами. Скажу больше, уже идут переговоры с НАТО и Китаем о разделе зон влияния — кто в какой из миров вторгнется после возникновения Звёздных Врат. На полном серьёзе обсуждается создание колоний в новых мирах. Так что да — чужие уже списаны в утиль.

— А как же рассказ Кости Корсакова? — поинтересовался Олег.

— Ну во первых — в том рассказе было прямо указано, что речь идёт о вторжении срединного мира, а не окраинных, — ответил Павел. — Из чего следует, что степень угрозы в разы меньше, чем в нашем случае. Во вторых… Ну, кто станет ставить во главу угла в таком важном вопросе сведения от пацана? Пусть и полученные якобы от аж целого Бога. Любой в первую очередь верит своим глазам. Когда внезапно враги обрели возможность использовать силу сферы Истока, мы с перепугу использовали ядерное оружие. А что в итоге выяснилось? Мы сейчас без всякого напряга громим их по всей Африке, нанося поражение за поражением. В общем — все вражины списаны в расход. Так что сейчас начинают задаваться вопросами о том, что бы после нашей победы никто в стране не раскачивал лодку. И в списке тех, кто на это способен, ты один из главных фаворитов.

— Что ж, я учту, — кивнул Олег. — Но знаешь… Скажу так — твои боссы торопятся с выводами. И аналитики ваши тоже ошибаются. Когда придут настоящие армии, а не тот сброд, с которым мы боролись до этого, не факт, что ядерный щит сумеет что-то изменить. Лично я склонен думать, что всё произошедшее — лишь разведка боем с целью понять наш максимальный военный потенциал.

— Эту версию тоже со счетов не сбрасывают, — кивнул Пламенев. — Именно потому разговоры о том, что тебя пора бы раскулачить, пока ещё остаются разговорами. Но ты всё же учти это.

— Спасибо, Паша, — кивнул Олег. — Может есть что-то, чем я могу помочь тебе?

— Вообще, есть, — ответил он. — Мне нужна вся информация по Косте и по Клинкову и его людям.

— Так, по моему, у вас и самих с этой инфой должно быть неплохо, — удивлённо заметил Олег.

— ГРУ, — скривился Паша. — Сам понимаешь, для них всё происходящее — настоящий рай. Эти ребята сейчас закрыли от нас всё, касающееся этих шестерых.

— Что, в связи с турниром стало подгорать? — усмехнулся Олег.

— Не трави душу, — махнул рукой Паша. — Сможешь что-то интересное поведать? Хотя бы сферу развития? В первую очередь нас интересует, как ты понимаешь, Костя.

— Костя всё ещё в сфере Телесных Трансформ, — ответил Олег. — Остальные, насколько я знаю, либо уже перешли, либо готовятся к переходу в сферу Истока. У меня есть источники среди Клинков — я завербовал нескольких человек ещё несколько месяцев назад. Плюс, насколько мне известно, Костя и Алиса, их ассасин, зарегистрированы на отборочный турнир. Это всё, что мне известно.

— Это мы и сами знаем, — задумчиво побарабанил пальцами по своей кружке Пламенев. — Ты сам-то намерен участвовать в турнире?

— Я что, клоун, что бы перед толпой скакать в качестве гладиатора? — презрительно ответил Олег. — Тем более, процентов двадцать призов обеспечиваю я. Нет уж, увольте.

— Какие мы гордые, — улыбнулся Паша. — Ну ладно. Скоро Костя прибудет в Москву. Так вышло, что отношение к нам у него… весьма неоднозначное, скажем так. Поэтому мы хотим, что бы ты послужил для нас контактным мостом для переговоров. Сможешь?

— А мне это за каким чёртом? И не надо мне говорить о твоём предупреждение — оно того точно не стоит. Парень, скорее всего, продвигаясь по сферам развития, будет становится всё более выгодным другом. Чего ради мне рисковать хорошими отношениями с ним?

— Мы гарантируем помощь в вопросах твоей верности Кремлю, — предложил Павел.

— Гарантии, разумеется, будут устными, да? — хохотнул в ответ Олег. — Не, такую хуйню будешь дурачкам вкручивать. У меня есть другое предложение.

— Слушаю, — ответил Павел.

— Документально заверенное разрешение на двадцать процентов добываемых с месторождения «Новая Сибирь» кристаллов Выдающегося ранга. Вся охрана, геологоразведка и магическая обработка продукции и так на мне, но я с этого ничего не имею. Мне это не нравится.

— Месторождение принадлежит Гольдманам, — сухо заметил Пламенев.

— Да-да, — кивнул Олег. — Повторяю — всякие сказки можешь рассказывать в другом месте. Хотите контакт с потенциально сильнейшим Игроком Земли — документы на бочку. Нет — работайте сами, только сомневаюсь, что вы переиграете ГРУ. У них, в связи с войной, серьёзно увеличился кредит доверия перед правительством и финансирование, а в плане мастерства в таких играх они всегда не уступали нам. Так что вперёд.

— Так и ты гарантий того, что наши переговоры с ним пройдут успешно, не можешь гарантировать, — парировал Паша.

— Естественно, не могу, — хмыкнул Олег. — Для начала — сильно сомневаюсь, что вам есть, что ему предложить. Банальные угрозы родственникам — не пройдёт. Уверен, ГРУ озаботится их защитой, если он с ними. А если будете пытаться именно договориться — то я ж не знаю, что у него в голове. Парень молодой, ветер в башке и лишь одна мысль — стать сильнее. Но ваше право — можете сами попробовать к нему подокапываться. Уверен, он будет очень рад послать вас нахуй после стольких месяцев игнорирования его достижений. Кто там у вас сейчас Маша, капитан? А он, сделавший для вас вдесятеро больше, не то нахер уволенным числиться, не то всё тем же прапором. А если я выступлю сводником, он хоть разговаривать с вами согласится. Но на нет и суда нет, как хотите. Сколько там у вас Игроков Первого поколения? Трое? Из скольких? Из двадцати четырёх по стране? Ты не подумай, Паш, лично против ничего не имею, но вот на слово верить генералам Конторы я не намерен. Сам там служил, знаю, чего их обещания стоят. Так что либо сразу на руки мне договор о двадцати процентах с месторождения, либо решайте этот вопрос сами.

— Я не уполномочен решать подобные вопросы, — нехотя ответил Пламенев. — Но твои слова начальству передам. Думаю, тебе ответят в течении суток.

На этом разговор двух бывших коллег был закончен. Глядя в след удаляющемуся Паше, Олег думал о том, как же много значит личная сила в их мире. Несмотря на всё сказанное о якобы лишь «разговорах», огненный маг пережил за последние три недели три покушения. И все три раза в первую очередь его спасала личная сила. Особенно в третий раз, когда среди нападающих была сама Инна Владимировна, сильнейшая из магов Первого поколения России. В этот, третий раз, его спасло лишь то, что его охрана состояла исключительно из экипированных в самое лучшее из имеющейся экипировки его ЧВК Игроки. И его личная сила, позволившая ему, возглавив контратаку его телохранителей, едва не пленить чародейку. Так что в сплошь благие намерения Конторы он не верил, особенно учитывая ежедневные попытки прикончить его при помощи снайперов. Просто Контора поняла, что по-тихому его убрать не выйдет, и решила договориться мирно. Пока что — ведь получи они возможность атаковать не тайно, а в полную мощь, Олега сотрут. Но пока он успешно лавировал среди интересов гигантов, потихоньку набирая силы, он не боялся подобного исхода. Главное — трезвый расчёт.

Дождавшись, пока его собеседник выйдет из его поля Восприятия, Олег, словно бы в пустоту, поинтересовался:

— Что скажешь насчёт услышанного?

Из заискрившегося воздуха шагнула вперёд сокрытая до того фигура и неспешно уселась напротив Олега. Зрелая женщина, с симпатичными, но совершенно незапоминающимися чертами лица откинула капюшон и коротко ответила:

— Он не врал.

— Это я и без тебя понял, — раздражённо сказал Олег. — Я спрашиваю про Костю и остальных. Ты, вроде, говорила, что к этому дню у тебя будут достоверные сведения.

— Он точно не в сфере Истока, — начала отчитываться женщина. — Достоверно известно, что он в команде с Алисой, прорвавшейся в сферу Истока, будет завтра принимать участие в отборочном турнире. В Ратте сменилась власть — Клинков вырезал всё командование ЧВК, предавшее его, при полной поддержке солдат вашей армии. Были убиты сотни практиков, подозреваемые в махинациях за спиной у армии. Не очень хорошо разбираюсь в ваших реалиях, но вроде бы дело в том, что Клинки и некоторые отряды практиков пытались играть на два фронта — с США и вами. Подробности мне неизвестны, но предположу, что дело в месторождениях высокоранговых кристаллов. Прежние ваши географические карты неактуальны — половина Сирии и почти две трети Ирака сейчас ничейные земли, в которых вы и ваши конкуренты держите власть лишь в поселениях и на зонах, богатых ресурсами — всё остальное в руках разных шаек практиков, местных Игроков и отрядов различных ЧВК с обеих сторон.

— Что по поводу наших интересов в регионе?

— Всё идёт согласно графику, — заверила его женщина. — Произошедшее в Ратте не повлияло на ваши… интересы.

— Надеюсь, Замайя, очень надеюсь, — постучал пальцами по столу Громов. — Иначе я очень разочаруюсь в тебе и твоих людях. Ты ведь понимаешь, что меня разочаровывать вам точно не стоит?

— Да, господин! — торопливо и даже немного испуганно склонила голову женщина.

— Вот и хорошо…

Взмахом руки отпустив женщину, Олег неспешно встал из-за небольшого столика и бросил на него несколько купюр. Даже пара чашек кофе в центре Москвы нынче стоили около семи тысяч — а ведь они в самой обычной по меркам этого района забегаловке. Бывшему ФСБшнику не нравилось, что в погоне за политическими и геополитическими интересами государство, как всегда, забывало о простых людях. И будь ситуация иной, он бы попробовал сыграть на этом, но… К счастью или к сожалению, он слишком хорошо осознавал, что основные военные столкновения лишь впереди. Потому мутить воду в стране было преждевременно — для подобного ему предстоит ещё десятилетия подготовки, и фундамент его возвышения будет заложен именно в ближайшее время. Потому сейчас он вынужден лавировать, подчиняться и готовиться к решающим столкновениям.

В целом, у ЧВК Шторм всё шло более чем неплохо. Однако для того, что бы неплохо превратилось в идеально, предстояло ещё немало работы…

* * *
Наконец настало время турнира. Пришедшая в себя Алиса изрядно удивилась всему случившемуся в за время её отсутствия, особенно сильно охренев от того, сколько желающих было получить её голову.

— Я тебя предупреждала, что работаю сейчас на минобороны и много мозолей отдавила, но о том, что закрутится такое я даже не думала. Спасибо ещё раз. Кстати — кристаллы для твоего прорыва я подготовила. Когда этим займёшься? — поинтересовалась она. — Турнир перенесли ещё на пару дней. Отличная возможность.

— Даже с твоими кристаллами мне пока рановато думать о прорыве, — кисло сообщил я. — У меня, конечно, есть инструкция по прорыву, но согласно ей мне ещё немало работы предстоит. Даже с твоими ресурсами. Но лишними они, конечно, не будут. Так как — мы в сфере Истока рубиться будем? — уточнил я.

— Знаешь, я легко могла бы и в сфере Формирования выступить сейчас, — задумчиво протянула девушка. — Но не будем жадничать.

— Что получила от своей наставницы? — поинтересовался я. — Если секрет — я пойму.

— Секретов между нами нет, — твёрдо заявила девушка. — Но пообещай никому не рассказывать. Всё же важная информация.

— Торжественно клянусь, — улыбнулся я. — Алис, ты чё? Я ж могила, ты знаешь.

— Путь Кинжалов — первый ранг, причём уже на грани второго. Элемент Тени — второй ранг, Стихия Воздуха — первый, Элемент Звука — первый и Элемент Металла — тоже первый. Всё это составляет основу техник моего искусства и имеет первостепенную важность в освоении — с ними мои техники, что скрытности, что атакующие, будут полноценно работать. Как объясняла Мастер — у каждого искусства есть набор Законов, изучение которых обязательно для успешного освоения и извлечения максимальной пользы из него. Мои — таковы, и во внутреннем времени я провела пять лет, постигая их. Интересно, каковы будут у тебя…

— К сожалению, я, как спаситель мира, такого обучения буду лишен, — кисло ответил я девушке. — Не спрашивай подробности, но прорыв в следующую сферу даст мне только усиление развития.

— Жаль, конечно, но стоит заметить — ты и так немалого достиг, — утешила меня девушка. — У тебя уже сейчас два Закона уровня Сроднившегося, и это в сфере Телесных Трансформ.

После этого девушка с головой погрузилась в какие-то свои дела, связанные с ГРУ. Город, после произошедшего передела власти, бурлил. Ко мне заглядывали Вася и Сьюзан, звали на разговор к Илье — тот был слишком занят, что бы лично приходить ко мне — но я отказался и, по сути, выставил их за дверь. Не то, что бы я обижался, но если ребята выбрали возню в Ратте, то что нам обсуждать? Я нацелен вернуться в Москву, у меня остались дела именно там, так что тратить время на пустую болтовню я не хотел, предпочитая тренироваться и медитировать.

Наконец, пришёл день начала отборочных. Скоро всякая шушера отсеется, я легко передавлю всех тараканов на своём пути и отправлюсь в Москву. Лишь это меня сейчас интересовало.

Глава 14

Отборочные были устроены достаточно просто. Объявляют двоих участников, те выходят на арену и бьются до победного. В день у каждого участника было по одному бою — благо, желающих было не так, что бы слишком много. Жизнь не игра, и те, кто осознавал, что шансов на победу нет, не лезли в соревнования. В конце концов, несмотря на бесплатную медицинскую помощь участникам, риск умереть или лишиться конечности был слишком велик. Особенно учитывая, что больше половины решившихся на участие были магами. А заклинания дело такое — пропустишь удар и твои остатки с арены в мусорном пакете унесут. Если они будут, эти остатки.

Тем интереснее для меня было всё предстоящее. Алиса не поскупилась и натаскала мне целую гору высокоранговых кристаллов, и первая же медитация с ними показала, что скорость усвоения энергии возросла в несколько раз. Так что теперь, если всё пойдёт нормально, рисковать с прорывом можно будет через пару недель. И хоть я был зарегистрирован, как участник в сфере Истока, меня это особо не волновало — я слабо себе представляю того, кто сумеет одолеть меня на данном этапе. Нет, если будут Игроки Первого поколения, то это задница — но все они, кроме Сьюзан, оставляемой здесь Ильёй на хозяйстве, участвовали как воины Формирования. Переход в следующую сферу сделал их на порядок сильнее, и мне оставалось лишь завидовать.

Первая пара сражающихся уже была на арене. Молодой лучник против мага, интересный бой. Мне всегда было интересно, кто сильнее в бою один на один — специалисты дальнего боя от воинов или маги? Как-то так вышло, что чистого противостояния этих двух направлений я ещё не видел. Маги сами по себе были редкостью, а лучники… Ну, скажем так, мечника, тяжелого пехотинца, щитоносца типа Ильи или какого-нибудь копейщика было встретить гораздо проще, чем лучника. Не знаю, с чем это связано, никогда не интересовался, но и тех, и тех не слишком много и ценят их куда выше, чем моих коллег по цеху ближнего боя.

Кстати, для поединков были сделаны специальные, расширенные арены. Трёхсотметровый круг песка, на котором можно было делать всё, что угодно — для предпочитающих дальний бой настоящее раздолье.

Судей здесь не предусматривалось. Разрешено было использовать всё, что можешь — артефакты, алхимию, любое оружие (кроме земного). Эдакая Олимпиада на максималках — с допингом и прочим. Что, кстати, только усиливало интерес к мероприятию. На залившихся до ушей усиливающей алхимией бойцов смотреть было интересно.

Началом к поединку послужил громкий выстрел в воздух. Маг первым делом сотворил защитный барьер, о который тут же звякнула стрела. Лучник, не теряя времени, сорвался в Поступь, не дожидаясь ответа волшебника.

Маг, вскинув жезл, одну за другой наколдовывал молнии. К сожалению, ни один из сражающихся не владел Законами, потому нам оставалось лишь наблюдать унылый обмен дальнобойными техниками. Честно говоря, наблюдая сиё действо я был изрядно разочарован. С другой стороны — а чего я ждал? Это я и моё окружение владеет Законами, обладает мощными техниками и так далее. И противники мне попадаются освоившие законы только потому, что слабаки не рискуют нападать. А так, в целом, в сфере Истока обладатели Закона невероятная редкость. Такие воины, даже владей они одним-единственным Законом первого уровня, считались талантами и ими особенно не разбрасывались. Так что рассчитывать, что среди чужаков будут воины Истока, что-то из себя представляющие, не приходилось. Такие, как Юривал, были исключением, лишь подтверждающим правило — этого парня сюда послали в надежде, что он сдохнет, так как он отказался становиться частью более мощной организации. Устраняли, так сказать, конкурента.

В общем, несмотря на то, что оба были залиты по самые уши допингом, смотреть лично для меня было не на что. Толпа вокруг ревела, поддерживая сражающихся, но я, с трудом дождавшись конца поединка, двинулся на выход. Скука. И кстати — победил, к моему удивлению, лучник. Просто потому, что тратил меньше энергии на атаки и защиту — по сравнению с молниями и барьером мага, Поступь и энергетические стрелы жрали явно меньше сил, а увеличенные размеры арены играли на руку именно лучнику. Рядовой колдун сферы Истока попросту не владел ничем, что может обладать достаточным поражающим эффектом, что бы разом накрыть всю арену. Не дорос парень до подобной силы, не дорос.

Мне же предстояло прояснить один очень важный момент. А именно — взаимоотношения с ГРУшниками. Попадать из одной кабалы в другую я не горел желанием. И то, что Алиса, работая на них, не скрывала от меня никакой информации, ничего не меняло. Тамошние дядьки вполне могли использовать девушку в тёмную, так что следовало прояснить некоторые моменты лично. Благо мне дали адресок, по которому меня будут ждать в любой момент для разговора.

Так что, пока большинство хоть что-то из себя представляющих жителей и гостей города с восторгом наблюдало за турниром (людям, постоянно живущим сжав булки, просто необходимо было хоть какое-то зрелище), я спокойно отправился на окраину Ратты, используя Поступь. Думаю, учитывая мои отношения с вернувшими себе власть ребятами, правила города на меня теперь не действуют. И судя потому, что никто на всём протяжении моего пути не пытался ни окликнуть, ни задержать меня, я был прав.

Целью моего короткого путешествия был бордель. Именно там сидел резидент ГРУ, доступный двадцать четыре на семь. Да, скажите вы, банально — но несмотря на всю банальность, подобные заведения были словно идеально созданы для тайных встреч. Сидящий на коротком поводке персонал не рискнёт проболтаться, а проследить за клиентом в борделе, когда тот уединиться с выбранной шлюхой… Ну-ну. Попробуйте, и я посмотрю, через сколько вас выкинут из заведения.

— Добрый день, — начала было эффектная дама лет сорока, сидящая в холле довольно большого здания, в котором ныне располагалось одно из многочисленных логов разврата. — Рады приветствовать вас, дорогой гость, в доме мадам Бонасье.

Бонасье… Это же любовница Д`Артаньяна в трёх мушкетёрах? Я смотрю, давал название заведению любитель классической литературы.

— Мне бы девок посмотреть, — ответил я этой, надо сказать, весьма аппетитной женщине, глядя в чересчур откровенный вырез её платья.

— Конечно, дорогой гость, конечно. Девочки! — повысила она голос.

Передо мной предстало десятка два девиц. Аппетитные формы, пара полосок ткани, заменяющие одежду, лживо-радостные лица — девки старались, как могли. Да уж, сейчас у них не час пик — все, кто мог, сейчас отправились глазеть на халявное развлечение. Найдя глазами невысокую и, откровенно говоря, не самую красивую среди представленных девушек блондинку, я указал на неё. Впрочем, стоило отдать ей должное — некрасивой её назвать язык тоже не поворачивался. Остальные, разочарованно вздыхая, разошлись, и мы отправились в отдельную комнату.

Стоило нам спуститься в подвальную часть и зайти в одно из помещений, как мило улыбающаяся девушка тут же преобразилась. Ну ещё бы — она, кадровый офицер, вынуждена была изображать из себя шлюху ради разговора с каким-то там молодым пареньком. Исчезла милая улыбка, пропал игривый взгляд, а выражение лица из приторно-радостного сменилось на деловое.

— Долго ж ты решался, Константин, — жёстко бросила она.

Фотографию девушки мне дали заранее, что бы я точно знал, кого выбирать. Не думаю, что она действительно торговала тут вагиной — скорее всего, женщина, ответственная за встречу гостей, была в курсе, когда именно позвать ту, с кем мне предстояло общаться. Впрочем, откуда мне знать — может, и шлюхой на полставки батрачила. Мне, честно говоря, было плевать. Никаких предубеждений против представительниц древнейшей из профессий я не имею и никогда не имел. Каждый зарабатывает, как может. Ну, и чем может, соответственно. Пока меня это не касается — похуй.

— Сиськи спрячь, — в тон ей ответил я. — Я не на твои прелести смотреть пришёл. У твоего начальства какое-то предложение ко мне, так? Я — весь внимание.

— Да, дело есть, — кивнула девушка, плюхнувшись на пуфик и даже не думая прикрыться. Невольно мой взгляд опустился на то, что тут считали трусиками. — И предложение весьма простое и короткое. Мы знаем, что ты категорически не терпишь никаких попыток использовать тебя, даже если это во благо тебе. Так что решили не идти этим путём и предложить тебе честную сделку.

Как же она быстро переключается… Попробовала меня построить в начале разговора, получила отпор — и вот вместо жёсткости уже откровенная игра на инстинктах. Нет, она не скидывала своих тряпок, но они и так едва прикрывали её прелести. А сейчас, сидя на пуфике, она лишь слегка сменила позу, и я невольно ощутил, как твердею ниже пояса. Чёрт возьми, я, конечно, люблю Олю, но нахуй верность. Надо срочно кого-то трахнуть, пока спермотаксикоз до беды не довёл.

Не спеша отвечать, я сел на единственное кресло в комнатке. Как назло, оно располагалось так, что я невольно оказался на самой удобной для лицезрения девушки позиции — в метре от её пофика и на значительном возвышении. Но показывать свою заинтересованность я не собирался.

— И в чём же суть этой сделки? — поинтересовался я.

— От тебя нам нужно несколько вещей. Во-первых, ты приложишь все силы для победы в соревнованиях. Да-да, мы догадываемся, что турнир тебе нужен только для того, что бы в Москву вернуться. Наши аналитики не зря свой хлеб едят, так что не вздумай халтурить. Это ясно?

Несмотря на довольно стервозный тон, девушка мягко провела стопой вдоль моей ноги, заставляя слегка терять концентрацию. Чёрт, да что со мной? Алёна в разы красивее всех баб Ратты, вместе взятых, но даже когда она сидела передо мной голая, я и четверти подобного нынешнему напряжения не испытывал. Тем не менее, взяв себя в руки, я слегка хрипловатым голосом ответил ей.

— С этим понятно. Но пока не понимаю другого — нахрена мне это нужно? Турнир, конечно, самый удобный способ, но я и без этого смогу вернуться.

— О, зачем тебе это нужно я объясню, — улыбнулась она, придвигаясь поближе. Видимо, что-то в моей реакции выдавало меня, раз её ножка, не слишком стесняясь, двинулась вдоль моего бедра. В горле сходу пересохло. — Мы обеспечим тебя любыми доступными нам ресурсами, экипировкой и, что самое главное — информацией. А так же…

Не дожидаясь, пока девушка, столь нахраписто пытающаяся взять меня в оборот, перейдёт к более серьёзным действиям, я решительно перехвали ножку и чуть сжал. На её лице лице на миг мелькнула гримаса боли, но, надо отдать ей должное, тут же исчезла. Учитывая мою физическую мощь, девушке, находящейся лишь на Трансформе Костей, явно пришлось не сладко, но терпеть подобное я больше не собирался.

— Ты либо начинаешь говорить нормально, либо я ухожу отсюда. Бросай свои фокусы, девка. Мы друг друга поняли? — поинтересовался я.

— Поняли, — прошипела она. — Отпусти.

Я разжал пальцы, и она мгновенно подобралась. Слегка потерев покрасневшую от моей хватки ногу, она встала и зашагала в угол комнаты, к небольшому шкафу. На свет показались простая, ниже колена, юбка и футболка.

— Отвернись, мне нужно одеться, — бросила она.

— Одевайся, — ответил я. — Ты тут почти пиздой у меня перед носом трясла, а сейчас в стесняшку играешь? Давай быстрее, Матта Хари.

Девушка выглядела изрядно недовольной, но спорить не рискнула — я слегка придавил её своей волей, что бы лишить желания огрызаться.

— Если по существу, мы обеспечим тебя кристаллами Выдающегося ранга, зельями и эликсирами медицинского назначения, оружием и доспехами. Взамен от тебя требуется две вещи — ты сражаешься в турнире до конца, не халтуря, выкладываешься на полную, это первое. Второе — в Москве могут возникнуть разные… ситуации, скажем так, в которых нам может потребоваться твоя помощь. И ты нам её будешь оказывать.

— Какие такие ситуации? — уточнил я.

— Убийства, диверсии, зачистки — одним словом, всё то, что ты умеешь лучше всего, — пожала она плечами. — И нет, не против мирных жителей или вообще мирных граждан РФ — исключительно против чужих или их приспешников из числа жителей страны.

— Под это определение можно подогнать что угодно, — заметил я. — Ладно чужие, с этим проблем нет. Но под определение их «приспешников» вы можете кого угодно пропихнуть. Так что мой ответ насчёт этого пункта — нет.

— Тогда никакой сделки не будет, — пожала она плечами.

— Ну, хозяин барин, — пожал я плечами. — Как-нибудь переживу.

— Мы вычеркнем тебя из списков участников турнира, — пригрозила она. — И на Алису не рассчитывай — кристаллы, что ты получаешь у неё, идут от нас. Ты лишишься этого ресурса, застрянешь в Ратте и отстанешь ещё сильнее в развитии от остальных Первых. И, само собой, о полёте в Москву можешь забыть. И не рассчитывай на блондинку — какие бы у вас договорённости ни были, она жрёт с наших рук. Скажем прекратить с тобой контакты, прекратит как миленькая. Её семья, в конце концов, у нас. А ведь учитывая вашу нынешнюю разницу в силах, мы можем ей не просто с тобой контакты прекратить приказать…

Вот, значит, как. Ну, этого стоило ожидать. Мне прозрачно намекают, что моя родня тоже в их руках — это раз. Два — начну упрямиться, прикажут Алисе меня прикончить. Что ж, господа армейцы играют действительно круто. Куда жёстче, чем ФСБшники. Вот только…

— Прикажи, — оскалился я, разворачивая давление своей воли. — Натравите хоть Алису, хоть всю Ратту, не проблема. И родню мою можете на лоскуты порезать — отца и маму я любил, а об остальных заботился… Ну, так, по мере сил. Только вот подумай вот о чём, с-сука, — зарычал я. — И хозяевам своим тоже передай. Всё это время меня постоянно пытался кто-нибудь прикончить. И эти кто-нибудь всегда были сильнее меня. И где они теперь? Не знаешь?

В соседних комнатах началось движение — я ощутил, как разом десятки Игроков и Практиков, от сферы Истока до нескольких в сфере Земли, пришли в движение. Значит, учли возможность, что я взбрыкну?

Девушка передо мной, не выдержав давления моей воли, забилась в угол комнаты, с трудом оставаясь в сознании. Что ж, не удивительно. Она слишком слаба.

— Подумай ещё раз, стоит ли это делать, — прозвучал холодный голос откуда-то из невидимых для меня динамиков, вынуждая мою руку остановиться в считанных сантиметрах от рукояти меча. — Возьмёшься за клинок — и мы будем вынуждены применить силу.

Несмотря на то, что выбраться отсюда я своими силами явно не сумел бы — противников было несколько десятков, не меньше трёх — сложить лапки и дать себя зарезать я не дам. Но с другой стороны — особой враждебности я не ощущаю, как и активных техник или прочего. Мне просто показали, что хозяева готовы к любому повороту событий, но к делу пока не приступили. Что ж, тогда поговорим. Устроить тут бой я всегда успею.

— И что же вам нужно? — поинтересовался я.

Дверь в комнату медленно отворилась, и внутрь зашёл человек. В одиночку, без практиков или Игроков, без оружия и активных артефактов. Обычная, ничем не примечательная внешность, типичное тряпьё, в которое было одето большинство жителей Ратты — помесь военной и гражданской одежды. И кстати — сфера Истока, что не так уж мало для Игрока.

— Поговорить и прийти к взаимовыгодному договору, — ответил новоприбывший. — Желательно без лишних свидетелей. Ты ведь не против? — поинтересовался он, и, дождавшись моего кивка, бросил взгляд на чуть успокоившуюся девицу. — Света, на выход.

Едва за девушкой закрылась дверь, мужчина прошёл в центр комнаты. Бросив брезгливый взгляд на кровать и пуфик, он нажал на серебристую пластину, которую достал из-за пазухи, и помещение заполнилось лёгким гулом.

— Это от прослушки, — пояснил он. — На чём вы там остановились со Светой? Ты согласен участвовать от нашего имени в турнире и помогать, в случае надобности, с зачисткой всякой чужеродной нечисти в городе. Взамен мы организуем тебе комфортный перелёт до Москвы, обеспечим любыми ресурсами, в пределах разумного и если они имеются в наличии, естественно. А так же берём на себя защиту твоей родни. Я, конечно, оценил твой блеф на тему того, что плевать тебе на них, но думаю, лишним пункт по их защите не будет. Я всё правильно перечислил?

— Никаких зачисток непонятных мне «пособников», — напомнил я. — С конкурентами или кого вы там во враги народа запишите, разбирайтесь без меня. Плюс хотелось бы уточнить — что значит в пределах разумного? Не знаю, известно ли это вам, но мне требуется больше ресурсов для развития, чем обычному практику или Игроку. Даже в Первом поколении я в этом плане самый прожорливый.

— Ничего страшного, за эти дни мы успели оценить объемы используемых тобой высокоранговых ресурсов, — отмахнулся он. — Так что можешь рассчитывать в этом вопросе на нас. Скажем так — мы готовы тратить на тебя и вдвое больше, если придётся. Уточнение про рамки разумного лишь к тому, что бы ты не вздумал заниматься перепродажей или ещё какими-либо глупостями. Ну и насчёт пособников — нет так нет, и сами справимся. Главное — покажи себя на турнире.

— У вас, вроде, нет недостатка в Игроках моего поколения, — всё же поинтересовался я. — Илья, Алиса, Вася, Ал — как я понимаю, все они будут биться от вашего имени. К чему такие усилия, что бы завлечь меня?

— К тому, что у тебя искусство Божественного ранга. Плюс ты ещё на стадии Трансформ познал два Закона — Пути Меча и Элемента Молнии. У тебя большой потенциал, Костя, и мы уверены, что при переходе на следующую сферу он сполна себя проявит. К тому же — ты будешь единственным, кто будет выступать не только в сфере Истока, но и, в последствии, встретишься в бою в финалистом сферы Формирования.

— О таком меня не предупреждали, — удивился я.

— Это решил не я, — развёл он руками. — Могу лишь сказать, что за организацией турнира стоит персона куда более могущественная, чем правительство любой из стран. И эта персона настояла именно на таком варианте. Либо так, либо ты в нём не участвуешь. И не спрашивай подробностей — я итак сказал больше, чем должен был. Считай это бонусом за то, что наша сотрудница пыталась надавить на тебя.

— То есть я должен буду сперва пройти весь турнир в сфере Истока, а затем в финале ещё и смахнуться с сильнейшим из тех, кто будет в сфере Формирования? — уточнил я.

— Да, — кивнул он. — Но думаю, тебе не о чем волноваться — скорее всего, в финале будет кто-то из Первого поколения. Лично я ставлю на то, что из чужих в первой десятке вообще никого не будет — в дивизионах Истока и Формирования, само собой. Но это всё лирика. Условия сделки я тебе назвал. Всё честно — ты нам, мы тебе. Никаких интриг, трюков и прочего. Твоя задача — задать жару на турнире, наша — обеспечить тебя всем для этого необходимым. Согласен?

— А если нет? — вскинул я бровь.

— То считай, что этого разговора не было, — пожал он плечами. — Никто не причинит вреда твоим близким, и мы не будем вставлять тебе палки в колёса. Даже подкинем до Москвы, когда пройдёшь отборы. Но дальше, уж не взыщи, ты сам по себе, мы сами по себе. Но подумай вот о чём — драться в турнир ты, скорее всего, в любом случае полезешь…

— А качественную экипировку, необходимые ресурсы и прочие мелкие, но приятные бонусы на дороге не валяются, — закончил за него я. — Меня устраивают условия. Где нужно расписаться кровью?

В конце концов, турнир — великолепная возможность отточить свои навыки. А если мне за это ещё и платить будут, то хрен ли нет?

Глава 15

— Теперь довольна? — устало поинтересовался Арвен у Оли. — Как ты и просила, я организовал этот нелепый турнир. Твой Костя — один из участников.

— А что с безопасностью? — уточнила девушка.

— Общей или этого твоего сопляка? — уточнил насмешливо могущественный двуединый.

— Плевать мне на общую, Костину, конечно!

— Так нельзя, — покачал головой Арвен. — Либо я делаю так, что бы в процесс не пострадал никто, либо вообще ничего не делаю.

— Но!.. — начала было девушка, но была перебита.

— Не забывайся, Ольга. Я часто иду тебе на уступки, но это вовсе не значит, что мной можно помыкать. Я дал тебе два варианта. Не устраивает — я вообще плюну на эту твою затею, — жёстко припечатал Арвен.

— Тогда общую, — вздохнула девушка, поняв, что подступила к опасной черте.

— Ну так и чего ты расселась? Ты вроде намеревалась поразить его своими талантами в обращении с мечом и при этом не выдать себя? Так тренируйся! Твой нынешний уровень никуда не годится.

Девушка покорно подняла меч и шагнула навстречу невозмутимому наставнику. Спарринг партнёром выступал лично Арвен…

* * *
Примерно то же время, Пекин.

— Мы едем на турнир, — поставил в известность Гуань Юя Барраган.

— Как скажете, старший, — склонил тот голову.

Мечнику пришли новые указания от наставника. Вместе с выговором, кстати — ведь Барраган всё же не удержался и помог парню с познанием Элемента Молнии. Потратив очень дорогой ресурс, между прочим, который рассчитывал использовать для улучшения собственного понимания Закона данного Элемента. Добытое им лично, с риском для жизни, между прочим (хоть, надо признать, и небольшим) ядро Бессмертной птицы, особым образом обработанное артефакторами и алхимиками и превращённое в очень дорогой одноразовый артефакт, стоил баснословных денег. Собственно, само ядро было даже не самым дорогим компонентом, но…

Что ни говори, а парень был его соучеником. И чувствуя, как другой практик в сфере Домена постоянно наблюдает за парнем, причём не скрывая своего им раздражения, Барраган не удержался. Будь речь о ком-то, не имеющем к нему никакого отношения, он бы, конечно, не пошёл на такие траты ради щелчка по носу, но чувствуя, как этот некто втихую блокирует парню возможность познать Элемент, Барраган решился. И, надо сказать, ни о чём не жалел, несмотря на полученную выволчку. Ведь во первых, он установил происхождение этого таинственного гостя, во вторых, наставник наконец разрешил прекратить изображать из себя статиста. И теперь Барраган намеревался лично прибыть и посмотреть на одного из прославленных гениев секты Двенадцати Вершин, двуединого Арвена Годгара. И хоть сражаться и провоцировать последнего ему было запрещено, но вот в случае возникновения угрозы жизни Кости с его стороны до того, как он заложит свой узор, ему было позволено вмешаться. На что он, собственно, очень рассчитывал. Всё же нечасто выдаётся шанс сойтись в бою с действительно равным противником своего уровня…

Ну а ещё ему было позволено кое-чему обучить парня после достижения им сферы Истока. Ничему из того, что входит в сам стиль Смертного Меча — это прерогатива учителя, не его, но вот своими личными навыками и наработками, что имеются у любого уважающего себя практика, поделиться можно. И если всё идёт к тому, о чём он думает, то сделает он это с удовольствием. Ради такого-то зрелища!

* * *
Я стоял на арене напротив моего первого соперника, со скукой ожидая сигнала к началу боя. Маг сферы Истока, причём даже не практик, а обычный Игрок — это даже не смешно. У бедолаги не было не единого шанса, и то, что он ещё не отказался от боя, значило лишь то, что он не в курсе, с кем ему придётся драться. Новичок в городе, что ли?

Наконец раздался выстрел, ознаменовавший начало боя. Я не спешил срываться в атаку, решив предоставить парню шанс проявить себя — в конце-концов, сопляку сирийцу было на вид лет четырнадцать, не больше. Худой, с тёмными кругами под глазами, заметными даже на смуглой коже, он не вызывал у меня ничего, кроме жалости, несмотря на то, что по меркам Земли он считался весьма сильным и перспективным пареньком. В конце концов, он тут, в четвертьфинале, что означает, что пацан не лыком шит. Да и уровень развития сам за себя говорит — слабаки сферы Истока своими силами не достигают.

Маг не стал утруждаться долгими рассуждениями на тему моей неподвижности. И кстати — его тактика отличалась от общепринятой у магов. Вместо того, что бы первым делом поставить защиту, он решил атаковать. С пальцев парня сорвалось огненное копьё, стремительно полетевшее в меня. Меньше секунды — и напитанный Законами Меча и Молнии, полыхающий багровым светом Проявления Ци клинок одним ударом рассекает заклятие. Первый уровень Закона Огня, весьма неплохо! А пацан реально талантлив. Обладатели Законов среди Игроков — величайшая редкость, если не считать Первое поколение, которым в этом вопросе помогали наставники во время перехода в сферу Истока. У землян просто не было времени на постижение подобных вещей, в отличии от практиков. Слишком недавно появилась Система. Там, где у чужих была вся жизнь на освоение хоть чего-либо (и то у большинства они появлялись лишь со сферы Формирования), у наших пока попросту не было времени. И каждый обладатель Закона — действительно одарённый гений.

Следующим ходом парня была огненная волна, под прикрытием которой, прячась за нею, летела целая россыпь небольших огненных шаров. А пацан неплох — площадные заклинания действительно моя слабость. Используя Поступь, я перемещаюсь назад и вбок и начинаю двигаться вдоль круга, огибая его заклятия.

Как оказалось, и этот вариант парень тоже предусмотрел. Главная слабость огненных магов — их защитные способности худшие среди всех магов, однако если подойти к этому с умом, то и слабость оказалось возможно превратить в силу. Он попросту не стал защищаться — никаких барьеров и прочего. Вместо этого вокруг паренька парили десятки огненных шаров — небольших, размером с шарик для пинг-понга, но зато готовых сорваться всем роем в направлении противника. А над головой пацана набухало, стремительно впитывая силу, завихрение огня, готовое обрушиться на в любом направлении при малейшей опасности. И что самое подлое — размером оно было опять же не больше футбольного мячика.

Он прекрасно просчитал мои действия, надо отдать ему должное. Нет, конечно, мне несложно было использовать свой Выпад и снести к чертям и преграду, и самого пацана — но то мне. Большинство мечников были бы вынуждены приблизиться на опасную для себя дистанцию, что бы атаковать — и тогда пацан бы обрушил всю мощь контратаки на неосторожного противника. Собственно, даже не так — девять из десяти попросту не успели бы среагировать на эту подставу, несясь в Поступи. На огромной скорости у многих восприятие справляется с трудом, плюс волна пламени, от которой пришлось уворачиваться — ты просто не ждёшь такого подвоха, ожидая, что вот сейчас, обогнув угрозы, доберёшься до укрывшегося за барьером мага и начнёшь его ковырять. А тут на тебе — никакой защиты, одно нападение.

И эти девятеро были бы слабаками, которых без шансов разметало бы на куски обгорелого шашлыка. А самые опасные, эдакий десятый из перечисленных, сумевшие разобраться в причинах угрозы и осознать, как опасен этот небольшой огнешар над головой пацана, попробовали бы остановиться, повернуть в сторону или ещё что либо в том же ключе — и это бы стало их роковой ошибкой. Замешкаешься, промедлишь, дрогнешь — и вся эта огненная мощь обрушится на тебя.

Но к его сожалению, я был одиннадцатым, тем, кого в списках его противников отродясь не водилось — иначе бы он не дожил до этого момента. Я был Первым поколением Игроков и учеником, мать его, Бога. И я успел и увидеть, и правильно всё оценить. Вот только останавливаться я не собирался. Несмотря ни на что, для самого парня это тоже был огромный риск — защиты никакой вокруг паренька не было, и стоит ему хоть в чём-то ошибиться, и он труп. Русская рулетка, пан или пропал.

Что мы имеем в итоге? Самые слабые просто не поняли бы, что происходит и сгорели бы. Те, что посильнее, поняли бы и попробовали избежать опасности — и тоже в люля-кебаб. Но если ты ещё сильнее и первых, и вторых, достаточно безумен и способен затолкать голос паники обратно туда, откуда он звучит, то ты поступишь, как я.

Вспыхнув мощью, используя Проявление Ци на полную, в режиме форсажа (то есть растрачивая жизненную энергию) я рванул вперёд, ещё сильнее ускорившись. Мышцы ног застонали от сверхъусилия, жилы и связки противно заскрипели, воздух, будто настоящая стена, попробовал меня остановить — но я преодолел все преграды и буквально смёл парня, утаскивая за собой.

Я отчётливо услышал хруст многочисленных костей мага, но это было ерундой — простыми переломами того, кто забрался так далеко в развитии, не убить точно, а убивать пацана я не хотел. Не то, что бы проникся внезапным милосердием — хотя и не без этого, ладно, что уж тут — но и ради вызова самому себе. Смогу или нет? Азартная игра, надо сказать.

Мы отлетели на пару десятков метров. За спиной взревело пламя, закручиваясь спиралью и поднимаясь на десяток метров вверх. В спину дохнуло мощным жаром, но всё поздно — я вышиб и себя, и парня из зоны поражения заклятия, и вся скопленная пацаном сила лишь напрасно обращала песок в стекло. Встав, я поморщился от ожогов — несколько огненных шаров всё же попали в меня, но особого урона не нанесли. Как я и думал, их задачей было не убить или даже ранить, а лишь сыграть роль сенсоров.

— Сдаюсь, — негромко произнёс лежащий на земле паренёк.

А он неплохо держится. Даже старается не морщиться, хотя ему сейчас, должно быть, очень больно. Уважаю.

— Как тебя зовут? — поинтересовался я.

— Саид.

— Это был хороший бой, Саид, — похвалил его я, отворачиваясь.

— Какая разница? — негромко прошептал парень, но мой обострённый слух уловил его слова. — Всё равно в итоге — я всё так же останусь в этой дыре…

— Не, парень, не останешься, — хмыкнул я и исчез, используя Поступь.

Неужели ещё есть дураки, не понимающие, чего ради вообще устроены эти отборочные? Даже меня попросили по возможности не калечить и не убивать противников. Всё лежит на поверхности — действительно стоящих ребят армейцы готовы были загребать в свои руки пачками. По сути, эти отборочные — смотрины для них. В сфере Истока и Формирования вообще можно было не устраивая никаких шоу взять меня, Илью, Васю, Ала, Юривала и Алису и сразу слать в Москву — тут просто не было достойных противников для нас. Единственная интрига турнира, которая могла бы быть — это бои в сфере Земли, но там попросту не набралось и пяти участников — все чего-то стоящие практики, согласные участвовать, уже были в рядах ГРУ. А четвёрка добровольцев шла отдельно — записали как представителей Сирии и плюнули.

В общем, парня явно загребут — Игроки с Законом были большой ценностью. Может показаться, мол, да что в них такого? Вот только один этот паренёк, при прочих равных, сотрёт в порошок любого мага своего уровня развития. Обладание Законами не менее, а возможно — и более важно, чем наличие крутых техник. При прочих равных, одно и тоже огненное заклятие пацана и мага огня без Закона будет раза в полтора-два различаться по силе. И это сейчас — чем выше уровень закона, тем больше он даёт.

По сути, я именно поэтому уже перерос свои Базовые техники. Обычный удар клинком, усиленный Законом Пути Меча, куда сильнее Разреза и прочих техник. Такие вот дела. Наше счастье, что в самом начале, до перехода в сферу Истока, чужие не могли использовать Законы — иначе я бы уже тридцать раз сдох.

Парня забрали медики, мне же помощь не требовалась. Я лишь чуть напрягся, но травм, к счастью, не заработал. Смотреть на остальные бои я не стал, отправившись к себе. Пора медитировать и тренироваться.

Последующая неделя прошла без сюрпризов. Я легко прошёл оставшиеся два поединка. Ни копейщик, ни ещё один маг, но уже воздушный, не сумели оказать мне никакого сопротивления, так что я спокойно взял первое место.

И вот, наконец, настало время отправки. Потратив несколько, мы добрались на вертолете до ближайшего аэропорта, и не теряя времени вылетели.

Россия встретила нас отличной погодой. Весна на удивление выдалась тёплой, так что я с удовольствием стоял, подставив лицо ласковому ветерку. Именно в такие моменты ты чувствуешь, что вернулся назад, домой. Да, военная база, с которой нас потом везли в город, домом мне не была, но… Стоило нам приехать в город, как я попросил остановить машину. Хотелось прогуляться, а до начала турнира было ещё дней десять, так что никто нас не торопил.

Возражать мне не стали. Ещё по прибытию нам выдали по смартфону, в котором был вбит номер куратора. Обменявшись номерами с Алисой и остальными ребятами, я двинулся по городу.

Высадился я в районе метро Тушино. Оглядевшись, я первым делом двинул к ближайшему ларьку с шаурмой. Давненько я не жрал эту пищу богов!

В карманах у меня пусто не было. Остатки денег, что я обналичил в Ратте — тысяч девяносто рублей — приятно грели карман, так что, купив шаурму и бутылку пива, я сел на ближайшей лавочке.

В самом Тушино мне ловить было нечего — район я не особо знал, да и близких знакомых тут у меня не водилось. Так что, достав телефон, я уставился в небольшой пока список контактов. Среди прочих тут был и номер Оли, который мне добыли и вбили по моей просьбе. Разумеется, достать его я попросил ещё в Сирии, но вот звонить до этого не спешил. И сейчас в нерешительности замер, думая, набрать ли или ещё погулять?

С одной стороны, я очень соскучился, с другой же… Ай, да нахуй! Че сиськи мять понапрасну?

— Алло? — раздался спустя десяток секунд и семь гудков уже начавший забываться мне голос.

— Привет, — с небольшой хрипотцой сказал я. — Узнала?

— Костя?! Наконец!!! Я так соскучилась! — раздался радостный визг. — Ты где сейчас? Почему не звонил не писал?!

— Я в Москве, — ответил я, чувствуя, как в груди разливается тепло. — В Тушино. Сижу тут на лавочке, шавуху жру, — просто ответил я. — Как дела?

— Нормально, — уже чуть спокойнее ответила она. — Столько всего хочется тебе рассказать… Короче! Сейчас скину свой адрес. Приедешь?

— Легко, — улыбнулся я невольно.

— Только мне нужно часа полтора! — заявила девушка. — Хочу принарядиться, — пояснила девушка.

— Хорошо, — ответил я.

— Тогда я полетела! Люблю, целую, жду!

Я спрятал телефон и поднял лицо к небу, глядя на солнышко. Господи, хорошо-то как… И чем себя полтора часа занимать? Очень хотелось стиснуть девушку в объятиях. Только поговорив с Олей, я ощутил, насколько сильно я устал за эти месяцы. Постоянное напряжение, всегда настороже, вечная готовность сцепиться с любой угрозой… Трупы, кровь и смерти, погоня за силой, вечный риск, победы и поражения, война — всё это вымотало меня. И сейчас, просто услышав Оли, я ощутил, как странное напряжение отпустило меня.

На душу опустилась усталость, но не такая, от которой хочется забыться сном без сновидений, лишь бы хоть немного сбросить с себя груз, нет. Это была усталость спортсмена после хорошей тренировки — когда ты сидишь и чувствуешь наслаждение от того, как усталые мышцы расслабляются. А ты вдобавок ещё и ощущаешь предвкушение от того, что скоро тебе ещё и массаж предстоит…

— Хорошее настроение, молодой человек? — поинтересовался незнакомый голос.

Передо мной стоял незнакомый мне молодой парень. Платиновый блондин с аристократическими чертами лица и зелёными глазами был одет в джинсы, футболку и кожаную куртку. Молодой человек? Да он не старше меня!

Но вот что странно — я уверен, секунду назад на его месте никого не было. Восприятие исправно сигнализировало о всех живых существах на сотню метров вокруг, и я уверен, что его здесь не было. Однако парень был обычным человеком, и никаких признаков, что он оказался рядом со мной используя магию, Поступь или что-то подобное, не было. Такое я бы ощутил — при применении энергии от применившего расходилось небольшое остаточное эхо. Ассасин из числа Первого поколения? Нет, даже Алисе не под силу настолько хорошо скрывать своё присутствие. Не понять её уровень развития я мог, но спутать с простым человеком — точно нет. Я что, так расслабился от короткого разговора с Олей, что не заметил его приближения?

Напрягаться не хотелось совсем, как и конфликтовать с кем-либо. Ну подошёл ко мне какой-то чудак — и хрен с ним.

— Да, — улыбнулся я. — Очень.

— Давно не был в городе, да? — сел он рядом со мной, переходя на ты.

— Давно, — ответил я.

Странно это всё. Волей неволей я собрался, отбросив секундную слабость — этот хрен явно неспроста тут, и не надо ссылаться на случайность. Не расслабляйся, Костя.

— Вижу, поглощённое тобой ядро пошло тебе на пользу. Было бы обидно, если бы у тебя не вышло впитать и познать Закон Молний. Ладно, ладно, не напрягайся ты так. Предлагаю познакомиться поближе — в ближайшее время нам предстоит много совместной работы.

— Ты… — вскочил я, ошпаренный догадкой. Вся благодушность, что ещё оставалась во мне, мигом слетела. — Ты один из той парочки?!

— Ага, — беззаботно ответил незнакомец. — Не за что, кстати. Мне ведь совсем несложно готовыми Ядрами Элементов Мифического ранга раскидываться. Они, знаешь ли, на деревьях не растут, так что мог бы и поблагодарить, засранец. Такое не каждый гений высших кланов и сект внутренних миров получает.

— Эм… Спасибо, — кивнул я, слегка сбитый столку. — А чем обязан подобной щедрости?

— Тем, что у нас один Учитель, Константин. И я здесь затем, что бы поднатаскать тебя слегка, — пояснил он. — Ты как-то затянул с переходом в следующую сферу. Да и навыки твои довольно убоги. Нет, техника Королевского ранга — это хорошо, но на ней одной далеко не уедешь. Но пока можешь расслабиться и ехать к своей подружке. Тебе стоит выпустить пар.

— Как тебя зовут? — поинтересовался я, глядя как он неторопливо встаёт и начинает уходить.

— Барраган. Барраган Фарнар, пятый ученик Эрдо Умбейна, Мечника Млечного Пути.

Глава 16

К Оле я ехал, крепко задумавшись о происходящем. Так значит, на Земле эмиссар Учителя, мой старший собрат по искусству Смертного Меча. Что ж, новость интригующая и, без сомнений, важная. Особенно мне понравились слова о помощи в тренировках. Значит, Законы молнии я познал с его помощью… И плюс он знает, кто именно тот враг, что мешал мне. Лично я никакого вмешательства со стороны в своих практиках не заметил, но учитывая нашу разницу в силах, это было и неудивительно. Где я и где эти высшие сущности?

Уже стоя на пороге квартиры рыжей я отбросил все эти лишние мысли. Нахуй проблемы — я вернулся с войны к любимой девушке, о проблемах подумаем позже.

Оля открыла после первого же звонка в дверь. Домофон в подъезде не работал, несмотря на то, что дом был недалеко от центра. Видать, эхо постоянных стычек в прошлом.

— Привет, — улыбнулась девушка, пропуская меня внутрь. — Как добрался?

Одета девушка была лишь в чёрные чулки, туфельки на высоком каблуке и свою разноцветную чёлку, так что ответить я не смог. Был очень занят последующие минут сорок. Лишь позже, лёжа на диване в гостиной и переводя дыхание, я сумел хрипло выдавить из себя:

— Неплохо, — и, увидев вскинутую бровь на мордочке посмотревшей на меня девушки, пояснил. — В смысле, добрался. Ты же спрашивала, как доехал.

— Да я уже поняла, что дорога выдалась скучная, — хмыкнула она в ответ, вновь прижимаясь ко мне.

Продолжать разговор мы не спешили. Я молча гладил растрёпанные волосы прижавшейся ко мне девушки, а та, в свою очередь, задумчиво водила коготками по моему животу, чему-то мечтательно улыбаясь. Было очень, необъяснимо хорошо вот так просто валяться, прижав к себе любимого человека, и слушать тишину. Все тревоги и проблемы отошли на задний план, а огонёк в груди, что вспыхнул настоящим пламенем при виде девушки, превратился в волну странного, успокаивающего тепла. Я боялся лишний раз глубоко вздохнуть, опасаясь разрушить волшебство этого момента. Как же я, оказывается, заебался за это время…

Но всё хорошее имеет свойство заканчиваться. Правда, закончилось это волшебство весьма приятным образом — Оля опустила голову вниз и потянулась губами к моему хозяйству. Собственно, такому способу разрушения волшебных моментов я был не в силах сопротивляться. Моя рука, до того нежно гладившая её волосы, непроизвольно сжалась, перехватывая её гриву пожёстче, и мы вернулись к тому, с чего начали…

— Плохая из меня хозяйка, — заявила девушка с улыбкой некоторое время спустя, выходя из душа, в которой убежала приводить себя в порядок.

— Почему? — искренне удивился я, отрывая взгляд от телевизора, который я включил, пока она освежалась.

— У меня тут мужик с войны вернулся, а я его уже два часа некормленным держу, — засмеялась она. — Узнай о таком моя мама, и я бы получила строгий выговор. За преступное пренебрежение гостем.

— Я согласен вообще перестать питаться в обмен на подобное пренебрежение, — твёрдо заявил я, глядя на засуетившуюся на кухне девушку. — Так и передай маме.

— Она не оценит, — фыркнула Оля, включая плиту. — Ты ещё не разлюбил борщ?

— Я не ел борща вот уже… Блин, я даже не помню, когда это было в последний раз! Давай, накладывай! — оживился я.

Это был хороший день, плавно перешедший в вечер. Мы пили вино, я поглощал борщ в нечеловеческих количествах (что поделать, Игрокам на стадии Телесных Трансформ надо много есть, а уж такому, как мне — тем более) и делились рассказами о том, как и чем жили всё это время. Больше, конечно, говорил я. Так уж вышло, что историй у меня накопилось больше.

Я рассказывал, особо ничего не скрывая. Просто старался не делать упор на виденных мною зверствах, да и на свои особо внимания не акцентировал. Высадка и штурм Латакии, прорыв к центру города, бой у вражеского штаба, разрушение защитного барьера города, звонок Олега и мой поход за чудо-айвой, битва с Небесным практиком, задание от штаба армейцев, ядерный удар по городу, наши злоключения в песках, создание собственной техники… На этом моменте девушка, до того молча слушавшая, начала задавать уточняющие вопросы.

— Как это — создал? Вот так вот, прямо в бою, с нифига?

— Не сказать, что ни с фига, — покачал я головой. — Я и сам об этом немало думал. Понимаешь, несмотря на Божественный ранг моего боевого искусства, я владею лишь двумя его техниками — эволюционной и Проявлением Ци. Всё это время я использовал техники Базового ранга в качестве защитных и атакующих. Если подумать, даже техника движения, которую я использую, это всего лишь базовая техника — но вот по мощности она давно превосходит заявленный ранг. А с Выпадом Веры… Тут, знаешь, сыграл такой момент — я очень, очень часто оказывался в смертельно опасных ситуациях. И нередко имеющихся у меня сил не хватало для победы. Я много и часто комбинировал мои навыки, смешивая всё подряд и пихая в них невпихуемое. Иногда получалось, иногда нет, но где-то в подсознании весь этот опыт откладывался. И моя новая техника — это смесь базового Выпада, Проявления Ци, Законов Меча и всего моего опыта проб и ошибок. Я ведь уже говорил, что пытался создать технику удара ладонью? Я много оттачивал и отрабатывал её, много эксперементировал — и вот плоды всех моих усилий соединились в Выпаде Веры. Оказавшись в критической ситуации, люди ведут себя по разному. Одни цепенеют от ужаса, другие пытаются бежать, третьи ищут способ ещё как-то избежать опасности… Однако есть и такие, как я — предпочитающие уничтожить угрозу. Это такое своеобразное проявление страха — уничтожь то, что представляет для тебя опасность, любой ценой. И вот в такие моменты мои тело и сознание словно бы выходят в режим форсажа, используя всё, что есть во мне, до последней капли. Именно так и вышло с этой техникой — я либо выполнил бы её, либо погиб бы. К счастью, мне не хватало лишь малости, решающего шажка для того, что бы создать её. И тот бой дал мне необходимый импульс. В общем, сознательно я пока не могу разрабатывать свои техники, слишком мало знаний и слишком мала сфера эволюции. Надеюсь, при переходе в сферу Истока это изменится.

— То есть технику ты создал во вспышке озарения? — поинтересовалась она.

— Ну, можно и так сказать, — подтвердил я. — Хотя не уверен, что дело именно в этом.

— Когда практик совершает прорыв в своих техниках, навыках и так далее, вызванный перечисленными тобой обстоятельствами, это называют вспышкой озарения. Ну да не важно. А что дальше было?

— Ящерицу пополам разрезало. Прямо на два ровных куска, точно по центру, как колбасу…

Я продолжил рассказ и закончил на моменте прибытия в Москву. Девушке было интересно послушать про Ратту, у неё аж глаза загорелись — это ведь, по сути, первый известный город, в котором началось смешение не просто культур разных стран, а аж разных миров. Мелочи, которые я мимоходом отмечал и не придавал им особого значения, вроде блюд чужих, некоторых их странных традициях, привнесённых в город и тому подобного, вызывали у девушки неподдельный интерес.

Хотел я рассказать и о своём новом знакомце, Баррагане, но, к моему удивлению, просто не смог. Пытался, но моя язык упорно отказывался меня слушаться, а сознание отвергало идею рассказа об этом. Видимо, мой соученик позаботился о сохранении своего инкогнито, причём весьма надёжным способом.

— А я прорвалась в сферу Истока! — похвасталась Оля. — И кстати, мои таланты оценили по достоинству — я тоже участвую в турнире. Ну, на том, что сейчас состоится, на отборочном. В дивизионе Истока!

— Да? И кого представляешь? — поинтересовался я.

— Московский гарнизон, — ответила она. — Уверена, я пройду в сборную. Ты же в курсе, что в каждом дивизионе — десять мест в сборную?

— Честно говоря, мне ещё не объясняли деталей, — признался я. — Поначалу говорили, что ещё идут обсуждения, а позже я толком и не интересовался.

— Ну, пока официально ничего не заявляли, но, насколько я слышала от некоторых друзей, уже всё утверждено, и официально объявят через пару дней.

— Какие у тебя интересные друзья, — хмыкнул я. — И осведомлённые…

— Да брось, не слишком то и секретная инфа, — махнула она ладошкой. — По десять человек от каждой страны в одном дивизионе. А так как народу набирается немало, первый тур — командный. Насколько я поняла, все эти команды будут актуальны только в первом и втором туре. Третий — уже чисто индивидуальные бои. Но опять же, это всё на уровне слухов, точной информации нет ни у кого из ребят.

Мы ещё долго болтали о всяком, а затем вернулись в кровать. Так и пролетело время — за разговорами, вином и сексом.

Утром я проснулся от будильника Оли.

— Ненавижу эти утры, — проворчала сонная девушка. — Кто их только придумал?

— Ты чего будильник не выключила? — поинтересовался я, с трудом открывая глаза.

— Работа, — вздохнула девушка. — Сейчас полежу десять минут и надо вставать. Погладишь мне спинку, Кость?

— Ты же говорила, что от работы тебя освободили в связи со стабилизацией обстановки, — напомнил я, послушно поглаживая и почёсывая спинку довольно мурчащей девушки.

— Ага, и вместо них обязали тренироваться, готовясь к турниру, — ответила рыжая. — И конечно, эти тренировки — с самого утра. У-у-у, сволочи! Долбанные жаворонки, захватившие мир и установившие свой распорядок дня! Знала бы, что ты приезжаешь, отпросилась бы в отпуск. Хотя кто бы мне его дал? — с деланой грустью вздохнула красавица, вызвав у меня невольную улыбку.

— Ну, надо — значит надо, — глубокомысленно изрёк я и шлёпнул девушку по аппетитной попке. — Всё, вставай, а то я сейчас не удержусь и организую тебе опоздание на полчаса-час!

— Изверг, — возмущённо заметила та, неохотно выползая из под одеяла. — Не любишь ты меня, Константин. И видимо никогда не любил.

— Откуда такие шокирующие выводы? — с усмешкой поинтересовался я.

— Если бы любил, то пожалел бы, обнял и чесал бы спинку дальше, — заявила она, накидывая халатик и гордо удаляясь в сторону ванной.

Пока девушка собиралась, я успел вновь задремать. Ненадолго, минут на двадцать, пока собравшаяся Оля не разбудила меня поцелуем.

— Вставай, соня, закрой за мной дверь, — с улыбкой сказала она. — Запасные ключи будут на полке. Поживёшь пока у меня.

— Вообще-то у меня своя квартира есть, — заметил я, неохотно вылезая из под такого тёплого одеяла.

— И я очень тобой горжусь, но давай пока ты у меня поживёшь? Я по тебе соскучилась, а у тебя всё равно никаких обязанностей пока нет, — предложила она. — Ключи у тебя есть, захочешь заняться своими делами — я не против. Просто поживи со мной, хотя бы пару дней, ладно? Если не хочешь, я не настаиваю, — заверила она меня.

— Хорошо, — улыбнулся я.

Жить с кем-то — не моё. Мне нужно определённое личное пространство, в котором я буду один, причём на регулярной основе, но на пару дней это своё пространство можно и в задницу себе засунуть ради любимой девушки. Так что проводив Олю, я плюхнулся обратно в кровать.

Проспал я часа два. И проспал бы ещё столько же, а то и больше, но меня разбудили самым наглым образом — разрядом тока, от которого меня подкинуло чуть ли не к потолку.

— Ты что, тут до вечера отдыхать собрался? — раздался в моей голове голос Баррагана. — Давай, одевайся и бегом ко мне! Я тебя предупреждал, что на отдых тебе только один день. И он уже прошёл.

— А нахуй прогуляться не желаешь? — разгневанно рыкнул я.

За что тут же получил ещё один, куда более мощный удар электричества.

— Я могу так бесконечно, — раздался в моей голове довольный голос. — Продолжим, или ты всё же прислушаешься к голосу разума?

— Иду, — зло скривился я.

Через час мы с Барраганом стояли в неприметном закутке парка на Речном Вокзале. Вид парень (хотя какой он, нахрен, парень, эта скотина явно постарше многих стран на планете) имел очень довольный, что бесило меня ещё больше. И знаете что? Рядом с ним стоял Гуань Юй!

— Ну что, вижу, ты отдохнул и готов к тренировкам, младший брат! — бодро воскликнул он. — Вот это настрой! Боевой задор, спортивная злость…

— Что он тут делает?! — мгновенно ощетинился я, не слушая его.

— Он? Ты про Юя? — уточнил Барраган, приподняв бровь. — Этот достойный воин тут со мной. Какие-то проблемы?

— Из-за него была прорвана одна из печатей, не позволявших практикам использовать силы сферы Истока! Он предал всё… — начал я, схватившись за меч, но был перебит.

— Только не начинай ныть! Это произошло, потому что я помог ему. Для того, что бы твоя разлюбезная планетка пережила грядущие события, нужно было, что бы кто-то перешёл в сферу Истока. И желательно — не ты, — заявил он. — Всё, неохота слушать твои возмущения.

Он вскинул руку, и реальность дрогнула. Я ощутил, как проваливаюсь в некую пустоту. Знаете то самое мерзкое ощущение, когда ты падаешь во сне и затем резко просыпаешься? Именно его я сейчас и ощутил.

Всё это продлилось не дольше одного мгновения. В следующую секунду я уже стоял на бескрайнем лугу, заросшему цветами. Бабочки, птички в высоких небе, яркая синева безоблачного аэра — одним словом, идиллия.

— Это мой личный тренировочный комплекс, — гордо заявил появившийся рядом со мной Барраган. — Артефакт Мифического ранга Среднего качества, Залы Фарнарды. Очень дорогая и редкая вещица, надо сказать. Радуйся, ибо здесь я и буду тебя тренировать. Время для нас тут будет замедлено в двадцать четыре раза — то есть час снаружи будет равен суткам здесь.

— Это всё, конечно, здорово, но что насчёт того узкоглазого и твоей помощи ему?

— Ничего. Всё, что я тебе могу сказать — это не твоё дело, — посерьёзнел он. — Не лезь, куда не просят, и бери то, что дают. Но если ты весь такой принципиальный, я могу просто выкинуть тебя из моего артефакта и ты будешь готовиться к турниру самостоятельно.

— Мне не принципиальна победа, — пожал я плечами. — Если ты ученик того же мастера, что и я, то должен сам всё знать.

— Про то заклятие, что от тебя требуется начертать? Конечно знаю, — ответил он. — Но подумай вот о чём — с чего бы кому-либо сейчас пришла идея подобного турнира? Не знаешь? Так я тебе подскажу — это не правительство вашей страны придумало. Это идея одного очень самоуверенного ушлёпка. Ты с ним знаком — именно с ним я столкнулся в прошлый раз. А согласны государства устраивать весь этот цирк по одной простой причине — он предложил щедрый куш победителям. Техники эволюции, боевые и защитные техники, техники движения и даже целые искусства вплоть до Легендарного ранга — и это не говоря уж о многочисленных ресурсах и знаниях магического толка. Это — то, за обладание чем бьются страны и межгосударственные корпорации вашего мира на этом турнире, так сказать, призы глобального значения. Но есть и то, что простимулирует самих участников выкладываться на полную — артефакты, дорогостоящая и качественная алхимия и так далее.

— Меня не купить таким, — усмехнулся я.

— А так же, — проигнорировал он моё высказывание. — В финале турнира будет объявлена личность Первого Игрока. А те, кто проявит себя в процессе участия, получат возможность вместе с Первым Игроком отправиться не просто в какую-нибудь средней паршивости организацию во внутренних мирах, а напрямую в Центральный мир и стать частью Двенадцати Вершин — секты, чьё положение в системных мирах равно… Ну, какой-нибудь из великих держав вашего мира. Она среди них не главная и не сильнейшая, но она в их числе. Я бы мог продолжить этот экскурс в реалии нашей вселенной, но по твоему лицу вижу, что ты уже заинтересован.

— У меня будет возможность с ним сразиться? — уточнил я.

— А с чего ты взял, что это «он»? — хмыкнул Барраган. — Впрочем, думай что хочешь. Да, будет, более того — Первый Игрок будет участвовать в турнире инкогнито.

— А он случайно… — начал было я.

— Нет, Юй точно не он. И вообще, сразу говорю — я не намерен раскрывать тебе личность Первого. Ну так что, желание поучаствовать появилось?

— Да.

— Тогда тебе надо стать сильнее. То, что ты умеешь сейчас, никуда не годится, — критически заметил он. — Начнём с азов…

Информация о том, что на турнире я сумею добраться до того, кто всё начал, в корне меняла для меня дело. Настаивать на том, что бы этот тип поведал мне о его личности я не стал даже пытаться — ему зачем-то нужно, что бы я участвовал, так что он мне ничего не скажет. К тому же не стоило забывать, что я для него не более чем муравей, который может быть однажды, спустя бессчётные года, и дорастёт до его уровня… А может, и не дорастёт. И лишний раз злить его точно не стоило. Да и вообще… Камон, чувак! Тебя собираются тренировать, помогать в твоём развитии и делиться знаниями, плюс делать это в ускоренном режиме при помощи чудо-юдо артефакта. Так что нехрен морщить нос. Я не могу повлиять на происходящее здесь и сейчас, при такой разнице в силах и возможностях между мной и этим типом, а так же той, второй сволочью, что затеяла всё это, как бы я ни крутился, выйдет всё равно не по моему. Так что, как говориться, возьми себя в руки. Расслабься и получай удовольствие, так сказать.

Вихрь светящейся, золотистой энергии упал на Баррагана прямо с небес. Секунду спустя он опал, и я ощутил его ауру — Трансформа Мозга, тот же уровень развития, что и у меня. Я молча достал клинок из ножен и встал в стойку.

— Молодец, — неожиданно похвалил меня практик. — Почти никаких лишних вопросов, никаких сомнений, колебаний или попыток уговорить, напирая на то, что мы соученики… Знаешь, ты начинаешь мне нравится. Так и должно поступать настоящему воину в подобной ситуации. Не можешь ничего изменить — попытайся сделать то, что тебе под силу. Например, стать сильнее. Сила, мой дорогой младшенький, лишь сила — вот единственное, что имеет значение. Лишь она одна способна даровать тебе истинную свободу и возможность взять собственную судьбу в свои руки.

Ну вот, пришло время пафосных поучений. Только этой его философии мне сейчас не хватало…

— Но хватит лишней болтовни, — обрадовал он меня. — Начнём с простого. Нападай на меня, используя всё, что можешь.

— Я могу не сдерживаться? — уточнил я.

— Ты обязан не сдерживаться! Неужто ты думаешь, что можешь мне навредить?

Ну, резонно. Как бы он себя не ограничивал, думаю, о защите своей тушки он точно не забыл. Сомневаюсь, что непредусмотрительные практики доживают до таких высот развития, как он.

Начал я с попытки рубануть его мечом наискось. Поступь, взмах клинка, насыщенного Законом Меча, и…

Мой клинок со звоном отскочил от его плеча, не оставив ни единой царапины. Даже одежда не примялась!

— Щекотно, — показательно зевнул он.

Следующий удар нес в себе оба доступных мне Закона — и Меча, и Молнии. В первом ударе я всё же подсознательно ограничивал силу удара, но вот сейчас, убедившись в его крепости, я ударил насмерть, метя кончиком клинка прямо в левый глаз. И на сей раз он всё же отреагировал на атаку — плавным, словно бы ленивым движением поймал лезвие в считанных миллиметрах от своего лица. И как бы я не напрягался, как бы не давил — ничего не выходило. К тому же я почувствовал, как мои Законы были развеяны за миг до того, как его ладонь поймала меч. С таким я ещё не сталкивался!

— По местным меркам ты, конечно, очень хорош, — заметил Барраган, не отпуская моего меча. — Но лишь по местным меркам, и то условно. Любой Игрок Первого поколения сейчас способен справиться с тобой без всякого труда. Из тех, кто перешёл в сферу Истока, разумеется, — уточнил он. — Ты понял, почему твоя атака провалилась?

— Ты подавил мои Законы, — ответил я. — А дальше всё просто — по физическим показателям ты сильнее, чем я. Потому и удержал лезвие с такой лёгкостью. Но чему тут учиться? Ты, несмотря на ограничение по сфере развития, в любом случае обладаешь более развитыми Законами и мощным телом. Будь я сильнее, и я бы так смог.

— Неверно, — покачал он головой и отпустил мой клинок. — Ладно, попробую показать на более доступном для тебя уровне. Используй Проявление Ци и свою сильнейшую атакующую технику. Сейчас будет фокус.

Он отскочил на десяток шагов и замер, словно бы приглашая меня атаковать. Ну, как скажешь!

Я вспыхнул багровым свечением и стремительно вбросил мощный поток усиленной Ки в меч, формируя Выпад Веры. Полупрозрачное лезвие огромных размеров, объятое пробегающими по нему разрядами молний, устремилось навстречу Баррагану, и тот впервые за всё это время взялся за клинок.

Не было ни удара мечом, ни грохота столкнувшихся техник, ни вспышек и прочей светомузыки. Я попросту почувствовал, как моя атака прямо на лету рассыпается, как сдерживающие и направляющие Ки скрепы словно исчезают — и вся моя энергия растворяется в окружающем мире. Всё, чего я добился — небольшой ветерок, пошевеливший цветы у ног мечника. И всё это просто от того, что он полуобнажил клинок.

— Знаешь ли ты, за что в Системе отвечает такой показатель, как Качество? — не дожидаясь моих вопросов, заговорил он. — Хотя да, тебе неоткуда об этом знать. Не подумай, я не издеваюсь — но такие вещи в окраинных мирах малоизвестны, что уж говорить о вашей Земле. А наставник на твоё обучение особо времени не тратил. Качество — это не просто показатель могущества техники, предмета или ещё чего-то в рамках её ранга. В первую очередь оно подразумевает под собой… та-да-да-даммм! — само же качество! Попросту говоря, если говорить о технике — Низкое качество означает то, что она кое-как слеплена и с трудом дотягивает до имеющегося у неё ранга. Низкий уровень синергии Законов в ней, низкий уровень, скажем так, скреп, соединяющих Ки или Ману в единое целое в технике, опять же низкий уровень самого узора, рун или что ты там ещё использовал для создания основы этой техники… В общем, это попросту значит, что в рамках данного ранга — это практически мусор. Уловил?

— Уловил, — кивнул я. — Но, как ты и сам знаешь, у меня острый недостаток базовых знаний. Так уж вышло, что меня некому учить, так что я рад даже тому, что есть. Всё лучше, чем ничего.

— Тоже верно, — серьёзно кивнул он. — Лучше ржавый, плохо наточенный меч, чем голые руки, с этим я не спорю. Но продолжим тему Качества. Непреложный, можно сказать — один из фундаментальных законов Системы гласит — всё, что с ней связано, можно развить до Пикового качества. С рангами сложнее — вывести на следующий ранг артефакт, технику или ещё что-то тоже можно, но почти всегда это будет стоить таких усилий, средств и времени, что проще плюнуть и разыскать или создать то, что тебе нужно, с нуля. Я всё это к чему — твоя техника вполне может быть улучшена, и этим мы тоже займёмся. Но позже.

Миг — и он снова стоит в двух шагах от меня. Я уловил начало его движения и конец, не более. Какую бы технику движения он не использовал, она была за гранью моего понимания и восприятия.

— А начнём мы с азов, которые известны в любой серьёзной организации даже окраинных миров. С контроля Законов. Ты используешь их бездумно — просто добавил в меч или технику и вперёд. Но Законы… Понимаешь, есть в них такой нюанс — у каждого разумного существа, их познающего, они несут определённый отпечаток, след их души и энергии. И связано это в первую очередь с тем, что каждый разумный их понимает немного по своему. То есть используя Закон Меча второго ранга, я вкладываю в него своё осознание, своё понимание его сути. И это делает его индивидуальным. Если брать примеры из вашего мира — этот как ДНК. Оно может быть похожим, может быть даже очень сильно похожим, но всё-таки оно у каждого своё. Ты же, используя свои Законы, этого не делаешь. И они становятся словно бы… ну, наверное, нейтральными. И в таком случае достаточно сильный и умелый практик может обрести над ними власть. Использовать против тебя, конечно, их не выйдет, но вот рассеять — вполне, как ты успел убедиться. Конечно, это не всякому дано — я сомневаюсь, что в окраинных мирах тебе может повстречаться настолько умелый противник. Но и без этого, не несущие отпечатка практика Законы изрядно уступают в силе Законом, в которых этот отпечаток есть. Понимаешь? Встреться тебе равный по развитию практик из внутренних миров, и он бы разделал тебя тупо за счёт этой разницы. Ты сейчас на уровне гениев основных сил любого из внутренних миров, даже превосходишь многих из них — но при этом ты не умеешь толком управлять имеющейся у тебя силой. Мастерство и могущество любого практика стоит на трёх столпах — Энергия, Законы и Техники. И все они неразрывно связаны — если ты плох хоть в чём-то одном, то настоящего могущества тебе не видать. Сейчас у тебя неплохо с первым, так себе со вторым и откровенно плохо с третьим. Предпочту исправить то, что проще всего, и лишь затем заняться третьим пунктом. И да, что бы не было недопониманий — свои Законы я использовал именно на твоём уровне.

Вокруг него забегали электрические разряды, а так же повеяло силой Пути Меча.

— Всматривайся, — велел он. — У тебя десять часов по наружному времени, а по здешнему — двадцать четыре дня. Садись, настраивайся и медитируй, пока тут будет этот слепок моих Законов.

С этими словами он попросту исчез, оставив меня в одиночестве. М-да. Всматривайся, тоже мне. Впрочем, смысл возмущаться? У меня почти месяц, и надо использовать его с умом. Поэтому, сев прямо на землю, я потянулся восприятием к находящимся прямо передо мной Законам…

* * *
— Я хочу, что бы этот щенок больше не приближался к моей подопечной, — заявил Арвен Годгар.

Он и Барраган стояли там же, где последний активировал Залы. Собственно, потому он и вышел так рано — почувствовал присутствие незваного гостя.

— Хоти, — равнодушно пожал плечами мечник. — Это твоё право.

— Какова твоя цена? — раздражённо поинтересовался Арвен.

— Мне не нужно ничего из того, что ты можешь предложить, — фыркнул в ответ Барраган. — Мой младший собрат по искусству проявляет определённый интерес к этой девице, и она отвечает ему взаимностью. И, судя по его довольной роже с утра, весьма активный взаимный «интерес». Так что увы — ничем не могу помочь.

— Боюсь, в этом случае всё очень плохо кончится для этого твоего «соученика», — холодно процедил Арвен.

— Угрожаешь? Это даже интересно. Ну давай, рискни пустить в ход силу, — положил ладонь на рукоять клинка мечник.

Воцарилась недолгая тишина. Оба прекрасно понимали, что ни один из них не пустит в ход силу — слишком высоки были ставки, что бы сейчас испортить всё. Кто бы не победил в случае их сражения, от города ничего не останется. Да и к тому же это поставит под угрозу задание каждого из них. К сожалению, ни одна из сторон не была уверена в своём превосходстве.

— Вот и ладненько, — сказал, наконец, мечник, когда окончательно стало ясно, что боя не будет. — Не смею больше задерживать уважаемого последователя секты Двенадцати Вершин.

Не отвечая, Арвен исчез, отправившись к Ольге. Их ежедневные тренировки ещё никто не отменял.

— Интересно, что будет, когда пацан узнает, с кем спит? — негромко сказал Барраган, присаживаясь под ближайшим деревом.

Собственно, именно ответ на этот вопрос занимал его больше всего. Всё же такие драмы, как намечающаяся в жизни его соученика, были занимательным зрелищем. Особенно если ты сам косвенно причастен к происходящим событиям. Ему было даже немного жаль парня — узнать, что женщина, которую ты любишь, и есть тот враг, которого ты поклялся убить… Будь парню хоть несколько веков, и он сумел бы принять подобное без труда. Но в двадцать один год — это будет интересное зрелище… И на случай, если паренёк всё же решится пойти до конца, он, Барраган, подготовит его по максимуму. Пусть это и идёт вразрез с указанием учителя дать пацану минимум знаний и навыков…

Глава 17

Я провел десятки часов, погруженный в странное состояние созерцания. В этом странном пространстве будто отсутствовало само понятие усталости — как физической, так и психологической. Мой разум всё глубже погружался в неведомые мне доселе глубины Законов, и я всё лучше понимал то, что мне пытался втолковать Барраган.

Его Законы несли в себе тот самый отпечаток личности своего владельца, о котором ом мне толковал. Это не выводило их на иной уровень, не повышало их ранг, нет. Это был всё тот же уровень Сроднившегося, что и у меня, вот только разница всё же была — разница в качестве.

Пытаясь скопировать трюк, показанный мне моим старшим соучеником, я проявил свои собственные Законы, и обнаружил, что без моей подпитки они очень быстро развеиваются.

Так я понял, что именно даст мне умение в данном вопросе — стабильность и долговечность моих сил. Не знаю, как это повлияет на общую боевую мощь, но лишним явно не будет. Мне, в отличии от остальных Игроков моего поколения, никто не торопился преподносить на блюдечке нужные знания, возможность для тренировок и прочее. Поэтому воротить нос от такого шанса я не намерен — пусть Барраган вызывает немало вопросов, я закрою рот и буду учиться. Воистину, знания — сила.

В подобном медитативном трансе дни летели за днями, и я окончательно перестал замечать ход времени. В какой-то момент вокруг меня появилось несколько странных курильниц, обильно сочащихся дымом, а обстановка с цветочного поля сменилась на какое-то помещение. Подробности я не разглядывал, отмечая все эти изменения лишь краем глаза, погружённый в созерцание…

* * *
— Ольга, подумай ещё раз, хорошенько подумай, стоит ли продолжать твою зашедшую слишком далеко интригу с этим парнем, — обратился к отдыхающей девушке Арвен. — На планету прибыл человек с очень дурной славой, пятый ученик нашего врага, Барраган Фарнар. И он взялся тренировать своего младшего собрата.

Та как раз изучала под его руководством стиль сражения таких, как они — двуединых. Совмещённые магия и боевые искусства творили ужасающие чудеса, но и изучение подобного требовало огромных усилий и немалого таланта. И, в отличии от того, как через Систему передавались навыки учителей ученикам, тут ей приходилось изучать всё по старинке, путём заучивания и многократной отработки каждого элемента изучаемых техник. Халява работала только на первых порах. Да и к тому же сам Арвен не был назначенным ей Системой наставником, что не позволяло даже надеяться на прямую передачу знаний. Благо, у Арвена тоже имелся аналог тренировочного артефакта Баррагана, позволявший замедлять время — пусть и не так сильно, всего пятнадцать к одному.

— Это очень плохо? — поинтересовалась девушка. — Ты знаешь мои планы насчёт Кости. Не вижу ничего плохого, если перед турниром его подготовкой займётся кто-то сопоставимый с тобой. А если будут проблемы, то ты сделаешь то, что хотел изначально — прикончишь врага.

— Боюсь, всё не так просто, — неохотно сказал двуединый. — Барраган является прямым учеником, а не просто последователем Умбейна. А надо признать, все его ученики как на подбор чудовища. И самый опасный из них — именно Барраган.

— Он так силён? — напряглась девушка.

— Я, двуединый, проживший в несколько раз дольше него, считаюсь гением и восходящей звездой. В мире мало тех, кто, обладая схожим уровнем эволюции, способен сравниться со мной. Больше того — многие Бессмертные уступают мне в силах. Но Барраган… Он очень особенный человек. В Центральном мире есть… ну, скажем так, особый список талантливых людей с наивысшим потенциалом эволюции. Он, этот список, неофициален, но тем не менее, с ним считаются все, ведь те, кто находится в нём, это самые талантливые в Центральном мире практики ниже сферы Богов. Чудовищные гении, в чьей способности достичь сферы Бога не приходится сомневаться, если их, конечно, никто не прикончит раньше. Так вот, я в этом списке не числюсь. В отличии от него.

— То есть ты слабее? — прямо спросила девушка.

— Не знаю, — пожал плечами практик. — Я двуединый, я прожил в разы дольше и моё искусство Высокого ранга, а его — Среднего. Случись нам с ним столкнуться, я не уверен, кто победит, но не это самое главное. Самое главное это то, что он, ученик Эрдо Умбейна с наибольшим потенциалом, находится в этой дыре и возится с твоим Костей.

— Значит, Костя важен для… — начала девушка, но Арвен не стал слушать.

— Это значит только то, что тут что-то затевается. К вашей Земле приковано внимание двух очень могущественных персон, которые входят в сотню сильнейших существ в Системе — а в ней десятки миллионов миров, подобных вашему. Что наш, что их Учителя способны легко, щелчком пальцев разрешить возникшую здесь ситуацию. Способны ускорить при желании возведение Звёздных Врат, обратить миры, что нападают на ваш, в руины, могут… Да многое могут — любой из Богов обладает чудовищным могуществом, а эти двое — тем более. При этом я могу понять нашего Наставника — ты действительно невероятно талантлива. Но вот твой Костя — другое дело. Не льсти ему — он весьма неплох, но даже не близок к тому уровню, что бы заинтересовать кого-то такого уровня, как Эрдо Умбейн. Да, для окраинных миров — он просто монстр. Да даже для срединных, не спорю. Но вот уже во внутренних он будет считаться пусть и не заурядным практиком, пусть и талантом — но не более. Ничего экстраординарного. А теперь подумай — Эрдо Умбей, Старший Бог, достаточно могущественный, что бы враждовать с нашим учителем в частности и с сектой Двенадцати Вершин (одной из сильнейших в Системных Мирах!) и при этом спокойно не только жить, но и проворачивать свои дела, развиваться и набирать учеников и последователей, вдруг принял шестым своим учеником некоего Костю Корсакова? А затем посылает Баррагана подтирать за ним сопли, но при этом, как я заметил, сам его полноценно не учит. Не думаешь, что это странно?

— Он Бог, — задумчиво ответила девушка. — Думаю, он способен видеть куда глубже, чем ты.

— Возможно, — не стал спорить Арвен. — Но скорее всего он просто что-то задумал. Не исключено, что его цель — ты.

— Я? — вскинула брови девушка.

— Ты плохо понимаешь устройство Центрального Мира, — вздохнул Арвен. — Вот скажи, на чём, по твоему, зиждиться могущество организаций такого уровня, как наша секта?

— Экономика, знания — в плане разных техник, искусств и прочего — и армия, — ответила она, не задумываясь. — В целом, как и у нас — деньги, научно-технический прогресс и армия для защиты всего перечисленного.

— В целом верно, — кивнул Арвен. — Но есть и четвёртый, даже более важный пункт. А именно — могущество сильнейших практиков секты. Один Бог, равный силами нашему Наставнику, обладает силой небольшой армии. Центральный мир очень особенное место в плане силы — у нас даже рядовой солдат не ниже сферы Небесного Короля. Те, кто в срединных мирах — цари и боги, вершина могущества, и даже во внутренних считаются не самыми последними практиками (пусть и далеко не первыми), у нас лишь рядовые бойцы. Понимаешь? А теперь осознай — любой Бог, даже слабейший, с трудом достигший этого ранга, стоит десятков тысяч таких солдат. Конечно, их командиры — Звёздные Монархи, практики сферы Домена и Бессмертия, объединив силы, справятся с этим Богом. Но то — слабейший. А Старший, или, уж тем более Истинный Бог, на порядки сильнее Младшего Бога — в том случае, если они носят титул Верховного Старейшины высшей силы или являются одним из списка особых военных потенциалов. Каждый из них — сам по себе небольшая армия. Именно подобные личности являются четвёртым столпом подобных организаций, за счёт одной лишь личной силы. Зачастую — самым важным из этих четырёх столпов. Ты же обладаешь достаточным потенциалом, что бы превзойти любого из этой парочки. Как ты думаешь, будет на подобное смотреть Эрдо Умбейн? Ведь ты — личная ученица его кровного врага, а следовательно — угроза для него самого.

— Но тогда почему он просто не убьёт меня своими руками? Через того же Баррагана, например?

— Потому, что сейчас он просто враждует с нашей сектой, но дело до него, кроме нашего Учителя, нет никому. Но вот убей он ту, на кого делает ставку вся секта — а на тебя делает, поверь — и за ним начнётся настоящая охота. И никакие связи и знакомства его не спасут — мы будем в своём праве, и даже Альдо Рэвей не станет мешать нам. Потому он не может убить тебя напрямую. И предупреждая твой вопрос — сливать информацию о тебе другим организациям нашего уровня тоже нет смысла. Никто не станет действовать напрямую в таком вопросе — возможные последствия не стоят того. В конце концов, конкретно для наших конкурентов ты, сама по себе, не сумеешь доставить слишком уж серьёзных проблем. Может, поменяешь расклад сил — в определённой степени — но не более. Такие монстры, как высшие силы Центрального мира привыкли играть в долгую, рассчитывая всё на десятки тысяч лет вперёд. И лишь для Умбейна в тебе прямая угроза — когда ты войдёшь в силу, ты вполне можешь помочь учителю прикончить его.

— Я всё равно не верю, что Костя станет мне вредить, — уверенно заявила девушка. — Но не переживай — я учла твои слова и буду готова ко всему.

— Ну конечно, — насмешливо улыбнулся Арвен. — Против тебя, возможно, строит козни один из из Богов, но ты будешь готова ко всему.

Покачав головой, Арвен погрузился мыслями в себя. Такие существа, как Эрдо Умбейн и его собственный наставник играют в долгие и многоходовые партии. И его чутьё, интуиция, развившаяся за тысячи лет жизни, твердила ему — этот узел затягивается всё туже и уже очень скоро ситуация достигнет пика. И каковы будут последствия для него самого предсказать было пока невозможно. Слишком мало информации, слишком много факторов неопределённости и слишком опасные противники устроили партию, в которой сам мир Земля и всё его население не тянет даже на мелкую ставку.

Ну что ж. Как бы то ни было, у него есть долг и девочка, о которой он обязан заботиться. И если Арвен поймёт, что дело дрянь, он плюнет на всё и просто уйдёт отсюда вместе с ней. В конце-концов, не зря же он всё это время готовил запасные пути отхода. А Эрдо Умбейн с Учителем пусть сами выясняют отношения.

* * *
Я медленно приходил в себя, отрешаясь от медитации. Никогда ещё у меня не было подобного опыта, и с непривычки меня изрядно мутило. Мысли вялыми тараканами ползали в черепной коробке, тело от практически месяца сидения в одной позе страшно затекло (хотя и не так сильно, как можно было ожидать), но самое главное — я нащупал ниточку к тому, о чём мне толковал Барраган.

— Ну как? — поинтересовался мой старший соученик. — Что-нибудь понял?

— Воля, — уверенно ответил я. — Ключ к тому, о чём ты говорил, к этому твоему ДНК в Законах — это, в первую очередь, воля. Нет, не так — Воля с большой буквы. Оказывается, она годится не только для того, что бы давить на слабаков. Только не пойму, почему нельзя было сразу об этом сказать?

— Потому, что это могло как облегчить тебе поиск решения, так и усложнить, — пояснил он. — Причём второе — с куда большей вероятностью. И ты не совсем прав — дело не только в Воле, но об этом пока тоже рано. Всю нашу следующую тренировку мы посвятим практике того, что ты сегодня понял. А пока можешь бежать к своей красавице.

Так я и поступил. Приехав, я застал усталую Олю, что вяло грела суп на плите.

— Привет, — чмокнула она меня. — Как день прошёл? Было что-то интересное?

— Да не особо, — соврал я. — Тренировался, нащупал один интересный трюк, буду завтра его отрабатывать. У тебя как?

— Богом проклятые тренировки и садист тренер, — вздохнула девушка. — Гоняют, как сидорову козу.

Мы ещё немного поболтали и отправились в кровать. Было ощущение, что мы не виделись примерно несколько недель — впрочем, в моём случае так и было. Девушка явно хотела о чём-то со мной поговорить, но не решалась, отшучиваясь от всех моих попыток разговорить её. В итоге, устав от моих расспросов, она использовала самое действенное средство, что бы заткнуть меня — секс. Через какое-то время мы, усталые, но счастливые, вновь уснули.

Утром всё повторилось. Позавтракали и разбежались по своим делам. Мне было совестно утаивать от девушки то, чем занимаюсь, но поделать я ничего не мог — на мне всё так же стоял запрет Баррагана. Кстати, на вопрос об этом он лишь загадочно улыбался и утверждал, что я всё пойму позднее.

— Ну что, готов? — поинтересовался он. — Гуань Юй уже там.

— Рад за узкоглазого, — ответил я. — Давай уже к занятиям. Не терпится посмотреть, что там с Законами.

Отправившись на тот же луг, что и вчера, мы приступили к тренировке. В этот раз это был… Ну, не спарринг — для подобного я был слишком слаб, но что-то похожее. Моей задачей было нападать на Баррагана, не используя никаких техник. Лишь Законы и чистое искусство фехтования, ничего более.

— Самое главное для тебя сейчас — это создать приличный фундамент, — втолковывал он. — И для этого тебе в первую очередь необходимо стать Сроднившимся со своими Законами не на бумаге, а по факту. Каждый взмах твоего меча должен нести отголоски Законов, каждое движение — наполнено их силой. И при этом ты должен, используя Волю, использовать их как именно свои Законы, а не нейтральные. Самое главное, самое важное, что должно присутствовать в основании силы любого воина — это основы. Если они у тебя крепки, то они образуют костяк, на который при желании несложно нарастить мясо и мышцы из техник и силы. Слабые кости не позволят нарастить много мяса — тело не выдержит нагрузки. Сильные — наоборот, позволят раскрыть твой потенциал полностью, обрести настоящую силу.

На этот раз мне приходилось нередко брать перерывы. У меня попросту заканчивались Ки и выносливость — не так-то легко беспрерывно использовать силу. Я ел, пил, спал и, простите за прямоту, справлял позывы природы прямо тут же, не покидая тренировочного комплекса. По вечерам меня попросту переносило в довольно комфортные покои со всем необходимым — душ, кухня, туалет и кровать.

Но тем не менее, на двадцатый день у меня начало действительно получаться. Барраган больше не мог нейтрализовывать мои Законы полностью, как прежде, одним лишь желанием. Нет, мне всё ещё было невероятно далеко до него в этом плане, но приемлемый, на его взгляд, уровень уже был недалёк.

— Вот теперь они, наконец, действительно твои, — заметил он на двадцать четвёртый день. Оставалось, по его словам, несколько часов до конца занятия. — Теперь, когда у тебя начало получаться, давай устроим лёгкий спарринг. Посмотрим, на что ты годишься.

Годился я, как выяснилось, разве что на удобрения. Мой старший собрат по искусству превосходил меня на много порядков во всём, и никакие ограничения, накладываемые им на себя, не могли этого изменить. Но всё равно — я перестал чувствовать абсолютную беспомощность. Ведь отныне ему приходилось обнажать меч, что бы отбить мои атаки. Уже достижение.

— Расскажи о Центральном Мире, — попросил я, отпив предоставленное мне зелье восстановления (Выдающегося ранга Пикового качества, ибо уже Королевского и выше организм практика сферы Трансформ просто не усвоил бы).

— А что именно тебе интересно? — уточнил он.

— Как живут, какие страны, история… В общем, саму суть.

Ну-у… Что ж, если коротко — это просто небо и земля по сравнению с чем угодно, — начал он. — Для начала представь планету размером с ваше Солнце. Бескрайний, огромнейший мир, наполненный тайнами, невиданными возможностями и столь же невероятными опасностями, где нет простых смертных — там даже дети рождаются сразу на стадии Трансформы Костей, — начал он. — Сотни миллиардов одних только людей, гигантские расстояния, наполненные регионами, каждым из которых правит какая-либо из Великих Сил — так называют самые великие секты, кланы и прочие организации. Им подчиняются образования помельче, их вассалы — но даже самый мелкий из достойных упоминания вассалов сопоставим с ведущими организациями большинства внутренних миров. Там простые люди как минимум в сфере Небес, а Звёздные Монархи везде, куда ни плюнь. Мир, где Боги — это не что-то мифическое и недоступное, а пусть и крайне редкое, но вполне уместное явление. Меж регионами огромные пространства, в которых обитает громадное количество различных монстров, преступных организаций, которым нет места среди приличного общества. Процентов семьдесят планеты — воистину дикие земли, а окраины каждого региона — самый настоящий фронтир, где каждый день кто-то умирает, а кто-то возвышается. Нравится?

— Звучит как весьма негостеприимное местечко — признался я. — Я ожидал, что там, по крайней мере, правят именно практики, а не монстры.

— О, не переживай, мы действительно правим там, — заверил он меня. — Всеми Системными мирами, в том числе и Центральным, правит клан Униор. Их регион самый маленький и самый закрытый, но поверь, никому и в голову не придёт оспаривать их власть. Для них, правителей Системных миров, нет закрытых дверей и недоступных мест нигде. Даже монстры признают их право на власть. Эльдар, орки и прочие расы, чудовища, дендроиды — всё склоняется пред ними.

— Другие расы? — оживился я. — И много их?

— Действительно значимых — немного. Самая многочисленная раса в Системе человеческая. Наш вид доминирующий, примерно семьдесят процентов населения Системы люди. Больше только чудовищ — но это если считать их всех вкупе, а это неверно. Монстры и друг с другом активно враждуют, так что это лишь мы их гребём под одну гребенку. А насчёт фронтира… Ну, я думаю, что большим шишкам это нужно, что бы было где набираться опыта их подчинённым и практикам. К тому же это весьма выгодное занятие — туши чудовищ весьма ценятся в алхимии и артефакторике, плюс на их территориях растёт много такого, что на обжитых землях почему-то не приживается. История…

Тут он ненадолго задумался, уставившись невидящим взглядом куда-то вдаль.

— Ну, я не слишком в ней силён. Однако я застал последнюю на данный момент большую войну. Она началась задолго до моего рождения и закончилась тысячу семьсот лет назад, когда Альдо Ревэй Униор одолел Углахара Киллмариона. Страшное время для большинства миров, время перемен, битв и океанов крови. Множество миров не пережило это противостояние — война шла практически на всей территории внутренних миров. Довелось и нам с собратьями принять в ней участие — учитель воевал на стороне владыки Униора. Именно та война помогла мне так быстро набрать силу — безопасных мест не было, все словно с ума сошли, ведь это был шанс кардинально изменить своё положение во вселенной. И скажу тебе так — мы лишились в процессе очень многого. Большинство Богов погибло именно в этом противостоянии, исчезло несколько Великих Сил и было истреблено бесчисленное количество миров. Противоборство, начавшееся в центральном мире, развязало руки очень многим.

Но хватит о войне. Они, войны, итак идут постоянно — вся Система, кажется, только на том и стоит, что кто-то с кем-то постоянно дерётся. Нет ни одного сильного практика, в спину которому не дышит целая куча врагов. Когда живёшь долго, волей не волей успеваешь отдавить чью-нибудь больную мозоль. Боги так и вовсе, если подумать, почти все друг-друга ненавидят. Простые же практики в Центральном мире живут весьма неплохо. Если не лезть на границу и не рваться к силе, то ты без труда достигнешь там сферы Небес. А практики такого уровня живут несколько тысяч лет минимум. Сам воздух пропитан густой и чистой силой, в любом приличном магазине можно купить искусство Королевского ранга — бери да занимайся, не вопрос. Земля даёт щедрейшие урожаи, полно различных магов и воинов, предпочитающих пути силы стезю ремесленников. Мирная жизнь — ведь во внутренних землях за порядком пристально следят хозяева регионов и их вассалы. Не то, что бы идеальный мир, но там найдётся место каждому — и искателю приключений, и мирному жителю, ищущему спокойной и мирной жизни.

— Наверное, там огромный наплыв беженцев, — предположил я. — Уверен, многие желают попасть в такое местечко.

— Никакого наплыва, — возразил он. — Тому, кто не рождён в нём, есть лишь несколько путей. Первое — быть в сфере Звёздного Монарха и выше. Второе — быть представителем одного из высших кланов Древних миров. Не обязательно главой или старейшиной, но именно частью клана, а не слугой или наёмником. И третий — по приглашению правящих регионом организации или её вассалов. Все остальные ни на что рассчитывать не могут.

— А почему так? И что за Древние миры? — тут же поинтересовался я.

— А это уже в следующий раз, — засмеялся он. — А пока иди к своей красотке. Впереди ещё немало времени и немало тренировок. И кстати — на следующем занятии ты должен будшь совершить прорыв в сфере Истока. Так что отдохни как следует — процесс предстоит весьма непростой.

Глава 18

— А что ты планируешь делать после того, как война закончится? — поинтересовалась лежащая рядом со мной Оля.

— В смысле — что? Жить, развиваться, становиться сильнее и далее по списку… В общем — как все, — ответил я.

Приподнявшись на локте Оля уставилась на меня тем самым взглядом, и я понял, что девушке очень захотелось поболтать. Знаете, после секса у женщин иногда бывает такая потребность — поболтать. Причем никогда не угадаешь, отчего и когда это желание проснётся. Впрочем, чего мне ворчать? Я и сам не против. Два раза почти по месяцу с Барраганом — тут у кого угодно общительность проснётся, и я не исключение. Мой старший соученик мог за несколько дней не обмолвится и единым словом помимо того, что напрямую связано с тренировками.

— Нет, это-то понятно, — начала она. — Я о другом. Вот если выйдет так, что мы проиграем, но останемся живы, что ты будешь делать? Отправишься мстить?

— Само собой, — подтвердил я.

— А почему? Нет, не пойми меня неправильно, я тоже хочу защитить наш мир и готова на всё, что бы отстоять его, но вот если случится такое, что у нас этого не выйдет, то зачем нам зацикливаться на мести? Ведь это даже представить сложно — мстить целому миру, и даже не одному, а аж четырём! Это даже звучит… ну, абсурдно звучит.

— И что же ты предлагаешь? — поинтересовался я.

— Давай уйдём, — просто сказала она. — В Системе миллионы миров, множества рас, интересных мест и бесчисленное количество возможностей стать сильнее. Только представь, сколько всего интересного мы сможем увидеть! Жить разными жизнями, видеть разные культуры, наслаждаться…

— Это если проиграем, — перебил я девушку. Несёт какую-то хрень… — Но мы победим. И вообще — что за фатализм?

— Я просто хочу, что бы мы были готовы к любому повороту, милый, — ответила она. — Я хочу отправиться в большой мир, посмотреть на разные планеты, культуры и цивилизации, увидеть звёзды… Мне тесно на нашей маленькой, переполненной планетке, и я не хочу провести на ней всю жизнь. Поэтому просто пообещай мне — когда всё кончиться, ты отправишься со мной. Будем путешествовать…

Она щебетала что-то ещё, но я уже не прислушивался. Наверное, стресс от тренировок или ещё какая-то хрень. С улыбкой покивав, я постепенно уснул. Желания думать о некоем «после» я не испытывал. Не потому, что мне было плевать, а потому, что мысли о жизни после войны отвлекали меня, подтачивая решимость идти до конца. В отличии от многих, решивших, что самое сложное уже позади и в войне мы победим легко и просто, я не был так уверен. И потому все эти пляски с турниром невольно вызывали во мне глухое раздражение. Сраные игры на публику и в политику.

На следующий день я вновь встретился с Барраганом всё в том же парке, но на этот раз он не спешил приводить меня в тренировочное пространство.

— Прорываться в пространстве искажённого временного потока нельзя, — пояснил он на мой вопрос. — Если перейдёшь в сферу Истока в тренировочном артефакте, то навсегда в ней и застрянешь, практически без возможности развиваться дальше. И я сомневаюсь, что ты сумеешь найти специализированную алхимию Божественного ранга для того, что бы это исправить.

— Тогда где? — поинтересовался я.

Вместо ответа золотоволосый юноша взмахнул рукой, и нас окутала невидимая энергия. Я тут же прощупал её восприятием и вздрогнул — Ки Баррагана, использующего её сейчас безо всяких ограничений, была чем-то невероятным. И дело было даже не в количестве силы, а скорее в качестве. Если сравнивать её с моей, то разница примерно как между тактическим ядерным боезарядом и топором с каменным лезвием в руке пещерного человека. Точнее описать было сложно — моё восприятие просто растворялось в этой силе, не в силах дать мне чего-то более ясного, чем смутные ощущения.

Мы взмыли в небо, стремительно набирая скорость. Буквально в течении минуты мы пересекли все линии облаков. По идее, при такой скорости полёта вверх меня должно было, ну как минимум, замутить от подскочившего давления, не говоря уже об отсутствии кислорода на высоте, но никакого дискомфорта я не ощущал. Хотя, надо признать, было страшновато — я всегда настороженно относился к высоте, а тут такое… И никакое осознание того, что мне ничего не грозит, не могло подавить инстинкты, кричащие об опасности.

В какой-то момент мы оказались в космосе, но и на этом полёт не остановился. Мы неслись с невероятной скоростью, и мне оставалось лишь с затаённым страхом наблюдать удаляющуюся Землю. Что он, блять, затеял? И ведь не спросишь нихрена — я пытался, но даже сам не слышал звуков своего голоса.

Через минуты три этого полёта мы уже оказались на поверхности Луны. Стоя в каком-то кратере, я в шоке оглядывался. Что, вот так вот просто? Управляемым ракетам требуется около пяти суток, что бы сюда добраться, мы же пять минут назад стояли в парке на речном вокзале, а теперь хоба — и уже тут.

— Я не слишком хорош в том, что бы помогать кому-то своей энергией в перемещениях, — вздохнул Барраган. — Поэтому пришлось так долго тащиться до спутника вашей планеты. Думаю, у тебя есть вопросы? Задавай, постараюсь ответить.

— Почему Луна? — первым делом поинтересовался я.

— Потому, что я не хочу, что бы кто-либо знал о том, что я намерен сделать. В том числе и наш наставник, — ответил Барраган.

— И в чём причина такой скрытности? — напрягся я.

Первое впечатление об этом человеке было настолько обманчивым, что Барраган можно было смело ставить экспонатом в музее живых воплощений пословиц, поговорок и присказок. Конкретно он бы воплощал бы фразу — встречают по одежке, провожают по уму и первое впечатление обманчиво.

Поначалу он казался мне равнодушным и легкомысленным денди, который отрабатывает не интересную ему работу и старается развлечься в процессе по максимуму. Так было до того, как началось второе наше занятие в тренировочном комплексе. Он оказался… Ну, чувствительная и глубокая натура, тонко переживающая за мир во всём мире — точно не он. Но тем не менее под внешностью легкомысленного златовласого юнца скрывался внимательный, дотошный и весьма ответственный человек. И это не то, что бы подкупало, но внушало определённое доверие.

— В том, что я не знаю, чем закончится вся эта возня в вашем мире, — вздохнул он. — Прости, я не могу сказать слишком многого, Костя. И так, пожалуй, ляпнул лишнего. Но у меня есть стойкое ощущение, что Первый Игрок прикончит тебя к концу турнира. И кстати — думаю, финалы придутся аккурат на время вторжения вражеских армий на вашу планету. Как ты понимаешь, Москва — одна из приоритетных целей вторжения, так что бойня будет изрядная. К сожалению, у меня связаны руки и я не смогу ничем помочь в процессе вторжения, — вздохнул он. — Но кое-что сделать могу. Надеюсь, этого будет достаточно, что бы ты пережил финал битвы за будущее вашего мира.

Ответы, порождающие больше вопросов… Но цепляться к деталям я не стал. Барраган ясно дал понять, что сказал всё, что мог сказать вообще.

— Тогда что такого особенного будет в моём прорыве? — поинтересовался я.

— Гм… Начну немного издалека. Ты в курсе, что такое душа? — поинтересовался он внезапно. — Не в том смысле, как это ваши религии объясняют, а по-настоящему.

— Нет, судя по всему, — удивлённо ответил я. Причём тут душа?

— Душа — это некий сгусток энергии и информации, на основе которого и формируется любая жизнь во вселенной. Она делится на так называемое Ядро Души и её же Оболочку. Ну, это если совсем коротко. Для нас тут важен следующий момент — в процессе эволюции, при прорыве на каждую следующую сферу, у Оболочки появляются дополнительные слои. Прорвался в сферу Истока — и у тебя появился новый слой. Душа отвечает за понимание и подчинение Законов в первую очередь. И естественно, места для заполнения познанием Законов на этих самых слоях души не бесконечно. Собственно, у каждого индивидуально, и если ты достиг своего предела — всё, дальше ничего не записать. Тут всё упирается в талант. Это всё — в самых общих чертах, без подробностей. В будущем, когда станешь посильнее, найдёшь какого-нибудь головастого мага и он тебе всё подробнее разжуёт, а пока просто прими как данность. Так вот, у тебя сейчас два Закона уровня Сроднившегося. За то время, что мы провели в тренировках, я проверил и убедился, что ты вполне можешь познать ещё, как минимум, один Закон. Вот только в этот раз не Элемента, а Стихию.

— Это опасно? — уточнил я.

— Да, — ответил он. — Довольно опасно, если ты слаб волей. Если же силён — то никакого риска. Тебе нужно будет перетерпеть боль и всё. Да, сильную и долгую, но я надеюсь, ты достаточно крепок, что бы подобное тебя не останавливало.

— Но как мне познать аж Стихию? — поинтересовался я.

— Ты не понимаешь, насколько ты счастливчик, дитя свежего мира, — фыркнул он. — Я, что бы ты знал, из очень, очень богатой семьи. Мой отец — глава побочной ветви клана Фарнар, Великой Силы Центрального Мира. Так что тут сошлись три фактора — твои врождённые способности, благословение самого мира — ведь пока не возникнут Звёздные Врата, прана мира щедро расходуется на его детей — и моё богатство. Я могу позволить себе потратиться на всё необходимое для этого дела.

— И какую же мне Стихию, по твоему, следует познать? — уточнил я.

— Огонь или Воду, — немедленно ответил он. — Но учитывая твой характер и наклонности, я бы посоветовал Огонь. Вода даёт сбалансированные возможности в защите и атаке, ты же — само воплощение наступательного стиля. Защита, выжидание и прочее это явно не твоё — твой путь натиск, атака и подавление врага. Но решать тебе. Выберешь Воду — и в будущем твой элемент Молнии будет отлично синергировать с ней во всех аспектах. Выберешь Огонь — разовьёшь максимальную наступательную мощь. Насколько мне известно от наставника, твоя цель — убить Первого Игрока?

— Да, — ответил я.

— Тогда тебе нет смысла распыляться на сбалансированный стиль. Голая атака, работа первым номером — вот твоя единственная возможность хоть как-то ему противостоять. А вообще… Кость, будь готов к тому, что Первый Игрок куда ближе, чем ты думае… А-а-а!!!

Барраган рухнул на колени, скорчившись и приняв позу эмбриона. Его энергия бесконтрольной волной прокатилась вокруг — и всё в пределах видимости мигом покрылось трещинами, а затем грянул мощнейший взрыв. Я оказался в эпицентре буйства сразу множества стихий, чётко ощущая Законы огромной мощи, разрушающих поверхность спутника Земли. Барьер, создающий вокруг нас благоприятную атмосферу, заколебался, и я испугался, что сейчас он лопнет и я окажусь среди того ада, что твориться по ту его сторону.

Стихии Воздуха и Огня, Элементы Молнии, Света, Металла и Законы Пути Меча — и это только то, что я уловил и понял, творили настоящее безумие за пределами барьера. Господи! Это был настойщий апокалипсис, и от одного только ощущения гуляющей там мощи меня бросало в дрожь. Вот это да! Что же такое случилось, что Барраган устроил это безумие?! Кто мог причинить боль столь могучему существу?!

Через полминуты буйство мощи утихло, а сам практик, наконец, перестал кричать. Тяжело дыша, он достал откуда-то пару таблеток и закинул в рот, запив их каким-то зельем. Через минуту он оправился достаточно, что бы встать на ноги.

— Выбирай стихию, Костя, — устало сказал он. — Утро откровений окончено.

Что ж. Первый Игрок ближе, чем я думаю, это раз. Два — кто-то невероятно могущественный не хочет, что бы я узнал, кто именно мой враг. Но самое главное я понять успел — он среди моих знакомых. Спасибо тебе, Барраган.

— Огонь, — ответил я.

Кивнув, практик достал крошечный уголёк. Обыкновенная головёшка, которую можно достать в любом костре, слегка потрескивающая и тлеющая. Следом за ней появилось некое зелье и пара таблеток.

— Поглоти таблетки и зелье, — велел он. — Ты уже достиг порога, за которым — сфера Истока. Начинай прорыв согласно технике медитации, остальное я беру на себя.

* * *
Олег Громов неторопливо шагал по длинному коридору, направляясь в зону отдыха. Впереди были бассейн, массаж и несколько весьма симпатичных и безотказных девиц-Игроков.

Почти все его замыслы увенчались успехом. Тайные испытания новейшего мобильного доспеха прошли успешно, отряд Игроков в сфере Истока был полностью сформирован а сам он успешно осваивал доставшееся ему искусство.

Всё шло отлично. ЧВК Шторм обрастал силой и влиянием не по дням, а по часам. В отличии от спонтанно возникших ЧВК, чья эффективность резко упала по достижению практиками сферы Истока (снятия первой печати), организация Громова, благодаря высокому уровню технического обеспечения и немалому опыту командующих офицеров, выходцев из спецназа, успевших за несколько месяцев освоится с новыми возможностями и подготовить личный состав, его бойцы лишь укрепили репутацию весьма профессиональных вояк. К тому же, благодаря многочисленным манипуляциям и сделка, Олег сумел получить доступ к самым ценным ресурсам планеты на данный момент — кристаллам энергии Продвинутого и даже Выдающегося уровней. Что позволяло разойтись его исследователям на полную катушку.

Полученные от вражеского мага знания пошли в ход и приносили свои плоды. Буквально пару недель назад программисты компании закончили разработку программы, помогающей в составлении и комбинировании заклятий при помощи рун и полученного ими алфавита, что тоже приносило свои плоды.

Сейчас ЧВК и его владелец затаились, наращивая мощь. Активный набор в ряды боевых подразделений был закончен уже месяц назад, и всё последнее время Олег активно вкладывал ресурсы в развитие бойцов. Он спешил, понимая, что к моменту решающего будет важна не численность, а качество бойцов. Фармацевты компании активно разрабатывали максимально эффективную алхимию путем совмещения земных технологий и чудоресурсов, ставя на поток продукцию, значительно превосходящую качеством кустарные аналоги чужих.

Помимо всего перечисленного, Шторм закупил немало устаревшего вооружения ракетных войск. Конечно, Солнцепёки и их аналоги государство продавать не спешило, но жаловаться не приходилось — даже с имеющимися комплексами получалось достичь невероятной эффективности путём усиления их магией. Выходило весьма дорого, но оно того стоило.

Не сказать, что Шторм был прямо-таки уникален в своих методах. Да, они раньше многих начали применять подобные методы, но все крупные игроки тоже не отставали — как на государственном уровне, так и на уровне частных компаний. У Олега были определённые преимущества за счёт полученных козырей в виде Олвина и знаний старейшины огненных магов, но кто сказал, что у остальных не было подобных козырей?

На полпути Олега встретил Олвин, и он с трудом удержал вздох.

— Я хочу принять участие в этом турнире, — заявил парень.

Не в первый, надо сказать, раз.

— Нет, — сходу отрезал Громов, не сбавляя шага.

— ну хоть объясни почему! — возмутился парень. — Там такие призы за участие, что пропускать его — настоящее преступление!

— Хорошо, — остановился он. — Я объясню. Мои источники сумели мне предоставить список основных участников во всех трёх дивизионах. Хочешь, зачитаю фаворитов?

— Зачитывай, — пожал парень плечами.

— Инна, Снежная Королева — маг, специализирующаяся на ледяной магии, Первое поколение. Закон Элемента Льда второго ранга, Закон Стихий Воды и Воздуха первого — это из того, что известно. Участвует в первом дивизионе — в сфере Истока. Думаю, не нужно пояснять, что она сотворит с тобой и твоим Законом Огня первого ранга?

— От поединка с ней можно отказаться! Там сетка такая, что можно и через проигравших дойти до первой десятки! — горячо возразил парень.

— Идём дальше, — кивнул Олег. — Алиса Воронцова, сфера Истока. Первое поколение. О её Законах мало известно, но факт того, что она на уровне Инны подтверждён. Илья Клинков, сфера Истока, Первое поколение. Предположительно — ещё сильнее обеих перечисленных девушек. Василий…

— Просто скажи сразу, сколько человек из Первого поколения будет участвовать, — уже без энтузиазма перебил его Олвин.

— Девять, — ответил Олег. — И раскиданы они так, что не пересекутся друг с другом. Дойдут до первой десятки, сражаясь с другими. А помимо них есть ещё и тёмная лошадка — некая Ольга, которая значительно сильнее любого во втором поколении. Талант она, говорят, просто невероятный — кроме девятки Первых в стране её никто не одолеет. И уверяю тебя, возможности устроить всё так, что бы ты не попал ни на кого из девятки и дрался именно с ней, у меня нет. Распределением занимаются лично весьма влиятельные персоны. И всё бы ничего, я бы был не против даже сам попытать удачу — но это не детские соревнования в салочки. Каждый участник подписывает документ об отказе от претензий в случае получения травм или даже гибели в процессе мероприятия. А это говорит о том, что рубиться там будут на полном серьёзе. Без обид, Олвин, но в твоей попытке одолеть Клинкова или Костю Палача смысла нет. Я на тебя ни одной монеты бы не поставил, и ты сам понимаешь, почему. Так что давай без этих твоих поползновений в сторону турнира — у нас и без того достаточно работы. Вторжение не за горами, а твоё обещание помочь с дирижаблем пока всё ещё только обещание.

Недовольный парень удалился, а Олег двинулся дальше. Предстояло много, много работы, а ему нужен был отдых. Тренировки и управление махиной уровня Шторма отнимали невероятно много сил, как физических, так и моральных. Ещё и Олвин с этим своим стремлением поучаствовать в показательном цирке турнира. Парень упорно косил под малолетнего идиота с попавшей под хвост вожжой, но Олег дураком не был.

У парня появился интерес к турниру ровно после того, как он увидел список наград победителям. И что именно его заинтересовало, ещё предстояло выяснить. Дел много, очень много — но если постоянно быть в напряжении, то в итоге только наделаешь ошибок. Периодически отдых был просто необходим, что бы сбросить напряжение и усталость, иначе был слишком велик риск наделать ошибок. Так что именно отдыхом в ближайшие два дня Олег и планировал заниматься.

Бассейн, баня, девочки, приставка, алкоголь и гашиш — вот что приведёт его в порядок и позволит перезагрузить усталый разум.

* * *
Энергия в огромных объёмах, закручиваясь оранжевыми вихрями, впитывалась в меня, наполняя то самое зернышко в солнечном сплетении. Пока оно росло довольно медленно, но я чувствовал — скоро придёт момент, когда начнётся скачкообразное расширение.

Но это волновало меня мало, ибо прямо сейчас всю мою сущность терзал страшный жар. Не буду бросаться клишированными фразами о нечеловеческой боли и так далее, нет. Скорее это было ощущение того, что тебя заперли в бане, которую раскачегарили до предела, и не позволяют выйти. Жар и дурнота всё нарастают, но ни выйти, ни, на худой конец, потерять сознание и тихо сдохнуть я не мог, так что потел, пыхтел, задыхался — но продолжал поглощать пламя и Закон.

Честно сказать, я бы предпочел простую боль этому мерзкому чувству, но выбора у меня не было. Мне нужна сила, что бы в финале турнира дать бой Первому Игроку, и если ценой за это будет чувство постоянного перегрева — пусть будет так.

Закон усваивался с трудом. Я не был прям таким уж предрасположенным к нему или ещё что-то, так что заполнение оболочки, или слоя, души шло медленно и с трудом. Но всему приходит конец — вот и сейчас я почувствовал, что стал Коснувшимся огня — познал первый ранг Закона Огня. Вместе с этим пришло и чувство предельного насыщения энергией. Дальше я поглощать просто не мог.

— Не останавливайся! — резко бросил Барраган. — Сейчас самая важная часть прорыва! Продолжай!

Вы когда-нибудь пробовали есть в состоянии абсолютного насыщения? Когда организм всеми силами даёт понять, что он более чем сыт? Я сейчас попробовал. Меня тошнило, мутило и так далее — но не дольше нескольких десятков секунд. А затем я словно бы наяву услышал треск — и вся энергия, что была в моём теле, стремительно впиталась в небольшой шарик чистой Ки, и тот стремительно сжался до невероятно мелких размеров. Если раньше это было зернышко, то теперь оно скорее походило на песчинку — но песчинку, сияющую подобно маленькому солнцу, окутанное языка огня, ветвистыми молниями и окруженное десятками клинков. Да это ж мои Законы!

А в следующий миг это зёрнышко рвануло подобно сверхновой, и я взревел от боли пополам с восторгом и эйфорией. Это было словно оргазм во время боли от внезапного ожога, блаженство, перемешанное пополам с болью, невероятное чувство восторга, возносящее меня на небывалые вершины — и я кричал, не в силах держать себя в руках.

Не знаю, сколько это длилось, но в какой-то момент я почувствовал, что лежу на земле с безумной улыбкой и пускаю слюни.

Константин Корсаков, Игрок. Ступень Эволюции — сфера Истока.

Сила — 2800 (1800 + 1000)

Ловкость — 3600 (2600 + 1000)

Интеллект — 2000 (1400 + 600)

Ки — 52000

Техники:

Искусство Смертного Меча — Божественный ранг Среднее качество. Добавляет дополнительные двести единиц к каждой характеристике. Усиливает на четыре ранга Базовые навыки пользователя.

Техника Эволюции Смертного Меча — Божественный ранг Среднее качество.

Проявление Ци — Божественный ранг Среднее Качество.

Выпад Веры — Королевский ранг Низкое качество

Вертикальный Разрез.

Выпад.

Лёгкая Поступь.

Железная Рубашка.

?????????????

?????????????

?????????????

?????????????

?????????????

Законы:

Сроднившийся с Оружием(2) — Путь Меча.

Сроднившийся с Молнией(2).

Познавший Пламя(1).

Особые свойства:

Ядро Молний — вы обрели частичный иммунитет к Элементу Молний. Теперь вы можете с меньшим риском для себя находиться в местах повышенной концентрации данного элемента. Ваша скорость и потенциал в познании данного Элемента значительно повышен.

Ну наконец! НАКОНЕЦ!!!

— До турнира осталось два дня, — привел меня в чувство голос Баррагана. Мой старший соученик выглядел усталым и помятым, но весьма довольным. — И я слушать не желаю о том, что ты хочешь под юбку своей подруги заглянуть. Все эти сорок восемь часов мы проведём в тренировках. Ты должен укрепить фундамент своих сил и освоиться с новыми способностями.

— Я готов, — прохрипел я вставая.

Прости, Оля, но делу время — блядкам час!

Глава 19

48 часов снаружи равнялось внутри артефакта Баррагана такому же количеству суток. И за это время я сумел отточить полученное и в полной мере овладеть своими новыми силами. Из искусства Смертного Меча мне, из-за перекосов в передаче техники, были доступны лишь техника эволюции и Проявления Ци.

— Но это не так уж страшно, — заверил меня Барраган. — Основа, сама суть любого искусства это именно техника эволюции. Всё остальное вполне поправимо. Всё равно на высоких ступенях развития именно боевые техники и боевой стиль каждого практикующего значительно отходят от канона. Ибо каждый разумный по своему уникален. Наше искусство создано учителем и в первую очередь оно подходит ему. Нет смысл полностью его копировать — иначе никогда не достичь потолка своего потенциала. Я уже начал формировать свой стиль — пусть и на базе искусства учителя. Да, то, что тебе придётся заняться этим уже сейчас, вызывает определённые трудности, но посмотри на это с другой стороны — если доберешься до высоких сфер развития, у тебя будут техники, максимально подходящие именно тебе. Что, в свою очередь, даст тебе возможность достичь потолка своего боевого потенциала.

— Но что мне сейчас-то делать? — поинтересовался я.

— У тебя есть базовые техники Системы. Развивай их, — ответил он. — Если ты не знал, почти все техники любого искусства проистекают именно из базовых. Они — фундамент, на котором строится дальнейшее. Я же тебе не отдельное искусство создать предлагаю — техники эволюции создать практически нереально, если ты не гений вроде мастера. А вот боевые техники — совсем другое дело. На первых порах я помогу тебе. К тому же у тебя есть техника эволюции Божественного ранга. Привяжи её к ней и законам — и это даст вполне себе отличный результат.

И мы немало времени потратили именно на разработку полноценной техники движения. Поступь Молнии — так я назвал эту технику. Возможно, звучит пафосно, но мне плевать — какая разница, каково название? Техника движения, созданная при помощи Баррагана, получила Императорский ранг Низшего качества, и я был ей страшно доволен. Хотя, надо признать, без Баррагана я бы это дело вовсе не потянул. Фактически, он сделал большую часть работы.

Техника получила такой высокий ранг потому, что базировалась на Законе. Как оказалось, всё, что Императорского и выше рангов базируется на Законах. И то, что всё первое поколение использовало до того, как прорвалось в сферу Истока, в которой, благодаря третьей встрече с наставниками и прямой поддержке Системы овладели необходимыми для изучения и применения техник своих искусств, было лишь весьма кастрированными версиями от оригинальной мощи. А учитывая, какую силу они демонстрировали даже в таком своем качестве, я был впечатлён.

Хоть у меня и не было тех ускоренных пяти лет, что проводили остальные члены моего поколения с наставниками при помощи Системы по достижению сферы Истока, зато у меня был Барраган. И пусть у нас было не так много времени, но дать он мне сумел не меньше, чем остальные наставники, благодаря весьма прозаичной причине — он присутствовал здесь физически и щедро расходовал на меня различную алхимию и артефакты. В частности, сейчас у меня был меч и доспехи Королевского ранга, что придавало мне дополнительной уверенности. Однако пользоваться мне ими он пока не советовал.

— Турнир — отличная возможность испытать себя и стать сильнее. Лучшие воины вашего мира сойдутся там, и у тебя будет возможность многому научиться. Однако если ты выйдешь на него в комплекте артефактов Королевского ранга, это перечеркнёт любую возможность чему-либо научиться, — сказал он. — Будут побеждать твои артефакты, а не ты.

— Тогда зачем мне их выдавать? — с сожалением глядя на них, поинтересовался я.

— Первый Игрок, — просто ответил он. — Если ты всё же захочешь его убить, эти вещи дадут тебе хоть какой-то шанс если не победить, то отступить и выжить. Он раскроет свою личность в финале — вот на него и придёшь во всеоружии.

И вот сейчас, вернувшись на Землю, мы втроём шагали к полигону, на котором будет проходить первый тур. Гуань Юй, который тоже тренировался в артефакте всё это время (но отдельно от меня), шагал с нами. Я уже связался с Алисой и договорился о встрече. Командных отборов устраивать не стали — было решено, что команду страны сформируют из тех, кто лучше всех покажет в индивидуальных испытаниях. Звонил и Оле, но та не ответила. Наверное, обиделась на то, что я исчез без предупреждения.

Я встретился с Алисой и остался вместе с девушкой дожидаться начала. Никакой конкретики пока не было, несмотря на то, что народу прибыло не мало. Я тщательно подавлял свою силу, так что со стороны казался самым обычным Игроком сферы Истока. Не уверен, правда, насколько мне удалось провести мою подругу, но та никак не показывала своего интереса к этому вопросу.

— Приветствую всех собравшихся, — раздался прямо в моей голове голос. — Я — устроитель данного соревнования, Арвен Годгар. Что бы сэкономить ваше и своё время, я беру на себя организацию первого этапа отбора. Через тридцать секунд после окончания моей речи вы перенесётесь в особое пространство, где помимо вас будет и ваш противник. Правила простые — вы сражаетесь, и победитель проходит дальше. Система поединков не предусматривает вторых шансов — проигравший выбывает окончательно. Можете без опаски применять самые сильные свои техники — я лично гарантирую, что никто на этом этапе не погибнет. Конечно, ваше право мне не поверить и ограничивать себя, опасаясь навредить оппоненту — никого ни к чему принуждать я не намерен.

Голос исчез так же внезапно, как появился.

— Ну что, Костя, — посмотрела на меня Алиса. — Ни пуха!

— К чёрту, — улыбнулся я. — Надеюсь, мы не попадемся друг другу.

Девушка лишь молча улыбнулась. Как и я, она уже наверняка знала о призах на этом соревновании. И, думаю, относилась к нему куда ответственнее, чем я. Ну да ладно.

В последние секунды Алиса обняла удивлённого меня, однако что-либо сказать я не успел — нас перенесло.

Я очутился в странном, словно бы бескрайнем поле. Вокруг царил полумрак, над головой неярко поблескивали звёзды без единого хоть отдалённо знакомого мне созвездия, а над головой ярко сияли две луны. Колоритненько.

На появившегося одновременно со мной противника я внимания не обращал. Тот, надо ему отдать должное, тратить время на бессмысленные разговоры не стал, и в мою сторону полетела ветвистая молния.

На глазах у удивлённой девушки я просто схватил магический разряд рукой. Без хотя бы какой-то минимальной силы Закона, да к тому же без вложенной в атаку личной Воли этот электрический разряд для меня не представлял особой опасности. Мой Закон Молнии, выпущенный наружу, без труда развеял заклятие. Барраган действительно многому меня научил, и благодаря нему я окончательно осознал, в чём разница между практиками разных миров — то, что было обязательной программой во внутренних мирах и даже Центральном Мире, для жителей окраинных было сродни чуду.

— К-как?! — икнула удивлённая девица.

Отвечать я ей не стал. Поступь, и я оказываюсь у не успевшей ничего осознать девушке. За мной остался чёткий след маленьких, тоненьких змеек электричества — явный признак того, как плохо я пока владею собственной техникой.

— Сдавайся, — посоветовал я ей, давя Волей.

Проверять без нужды правдивость слов о том, что никто тут не погибнет, я не хотел — в то, что существо, способное сравняться с Барраганом, способно сдержать данное обещание, я не сомневался, но вот о том, насколько будет болезненным процесс убийства (пусть и ненастоящего) он ни слова не сказал. Это не враги, это люди, которые, как и я, сражались за свою страну, и никакого негатива к честным воякам, шедшим в бой за свою родину, я не испытывал. А учитывая, что человек, доросший до сферы Истока, априори не может быть неопытным новичком, неспособным осознать разницу в силах…

— Сдаюсь, — расстроенно сказала она.

Следующего противника пришлось ждать пару минут — видимо, следующий поединок начинался лишь после того, как все закончат свои бои.

Новым моим противником оказался мечник. Впрочем, пока мне не встретится кто-то Первого поколения, любой поединок будет заканчиваться за секунду, так что и тут я попросту заставил врага сдаться.

* * *
— Мне вот интересно, а почему твоя подопечная не участвует в отборах? — поинтересовался Барраган, обращаясь к Арвену.

Тот, вместе с Олей, стоял в центре полигона, невидимый ни для кого. Девушка, с интересом наблюдала за боями различных практиков, глядя на огромную оптическую иллюзию, созданную специально для неё. По её желанию та показывала бои тех Игроков, которых ей хотелось увидеть своими глазами. Собственно, сейчас она наблюдала за двумя обычными Игроками сферы Истока. Смотреть на то, как фавориты мгновенно расправляются с бедолагами, выставляемыми проитив них, было неинтересно.

— Потому, что это мой турнир, — ответил тот. — Что хочу, то и ворочу. Не нравится — организуй собственный.

— Да ладно, не кипи, — примирительно поднял ладони соученик Кости. — Я, собственно, с предложением. Как насчёт того, что бы командные соревнования провести по правилам призовых турниров?

Призовыми турнирами в больших сектах и кланах назывался тип командных соревнований, в процессе которых участники получали шанс добыть ценные ресурсы вне зависимости от того, какое место они на нём займут. Как правило, оно устраивалось для практиков ниже уровня сферы Небес, запросы которых удовлетворить проще всего. Для подобного турнира обычно выбиралась безлюдная локация, которую наполняли монстрами и различными не слишком сложными ловушками, а так же огромным количеством различных эликсиров, пилюль или таблеток, а так же артефактами. Победил монстра — получил приз. Преодолел ловушку — тоже приз. Победителя же определяли по количеству добытых трофеев.

Как правило, на таких соревнованиях запрещалось сражаться между собой, так что в отличии от простых турниров с подобными заданиями тут никто не грабил соперников, что бы добыть побольше добычи. Редкий тип турнира, который считался скорее наградой, а не испытанием, он вместе с тем довольно чётко показывал, кто сильнее — ведь более сильные команды добывали больше призов. Никакой удачи — чем сильнее поверженные твари и преодолённые ловушки, тем выше качество и количество трофеев. Были, конечно, ещё разные нюансы — например, где-то разным командам запрещалось объединять силы, где-то это наоборот поощрялось, и так далее, но это действительно малозначимые детали.

— В целом, идея хорошая, — признал Арвен. — Но где нам взять столько мусора, что бы организовать это? Я, знаешь ли, взял не так уж много подобного скарба. А выставлять высокоуровневые предметы и ресурсы жирновато будет.

— Это вполне решаемо, — заверил его Барраган. — У меня прямые врата в срединный мир Инулай, ближайший к Земле. Одна нога тут, другая там — и у нас всё необходимое в кармане.

— Какого ранга Врата? — уточнил Арвен.

— Легендарного, — вздохнул он. — Сам знаешь цены на подобные игрушки. Ланнары за дёшево не работают.

Клан Ланнар — одна из великих сил Центрального Мира, были известны как лучшие умельцы в создании сложных пространственных артефактов. Выходцы из высокотехнологичного мира, они, соединяя науку и возможности практиков, достигли удивительного мастерства в создании подобных вещей и считались практически монополистами в сфере пространственных артефактов и всего, что связано с Пространством.

— Мне одной кажется, что это весьма подозрительно звучит? — повернулась Оля. — Арвен, этот тип явно что-то…

Не успела девушка договорить, как почувствовала, что кровь в её жилах буквально застывает, а сердце вот-вот остановится. Чудовищное давление Воли практика пика сферы Домена едва не уничтожило её на месте, и если бы не Арвен, прикрывший её своей силой, девушка попросту умерла бы на месте.

Давление исчезло так же быстро, как и появилось, и Арвен слегка склонил голову, извиняясь.

— Она ещё совсем молода и не знает этикета, — неохотно заговорил он. — Приношу свои извинения от её лица.

— Извинения приняты, — кивнул Барраган. — Запомни, девочка — если перед тобой кто-то, кто намного выше тебя по положению или силе, фамильярность неуместна. иначе ты не проживешь достаточно долго, что бы надежды твоего наставника оправдались.

На это Оля ничего не ответила. Девушка прекрасно знала правила этикета между практиками в Системе, просто сейчас она ненадолго забылась, привыкнув к тому, что с Арвеном они общались на равных. И желай Барраган её действительно убить или покалечить — давление было бы куда мощнее. А то, что произошло сейчас, было лишь оплеухой зарвавшейся девочке.

— И да — подозрительно это выглядит лишь в силу твоего невежества, — продолжил Барраган. — За мной, как и за твоим нянькой, достаточно пристально наблюдают, что бы мы оба понимали, что можно, а что нельзя.

— Но наши наставники враги! — заметила она.

— Вражда не означает глупых и бессмысленных провокаций, — заметил Арвен. — Вражда у существ уровня Богов — это шахматная партия длиною в тысячи лет, в которой нет места импульсивным поступкам. Если я буду убит Эрдо Умбейном или его учениками здесь, это развяжет руки моему мастеру в Центральном мире. Равно как и наоборот. Пусть мы и кажемся тебе сейчас всемогущими, но поверь, это далеко не так, и наша ценность не так велика, что бы рисковать статусом кво ради нашего убийства. Я согласен с твоим предложением, — обратился он к Баррагану. — Закончу этот этап и отправимся закупать всё необходимое. Сколько занимает путь через твои врата?

— Пять дней туда и столько же назад по местному времени, — ответил он. — Как раз успеют прибыть все те, кто намерен участвовать от других стран.

— Отлично, — кивнул Арвен. — Моя подопечная отправится с нами.

— Как скажешь.

* * *
Семеро слабаков, один за другим. И ведь не сказать, что они отличались по силе от тех, с кем я дрался на арене Ратты в худшую сторону — наоборот, они были сильнее, ведь их отбирали среди сотен претендентов, но…

Теперь я начал осознавать всю пропасть в силе между мной сегодняшним и тем, каким я вернулся в Москву. То, что раньше могло заставить меня поднапрячься, сейчас не вызывало никакого интереса. Я был в абсолютно иной весовой категории, чем все те, кто явились на этот турнир. И это было чертовски приятным чувством.

После победы над последним соперником я оказался в центре того самого полигона, где всё началось. Я и ещё девять человек, в числе которых была и Оля.

— Дам последний шанс всем тем, кто считает, что отбор был не справедлив, — вышел вперёд высокий брюнет с аристократичными чертами лица. — В течении часа вы можете бросить вызов любому из этой десятки, и если победите — займёте его место в команде. Однако предупреждаю — теперь никаких гарантий вашей безопасности я не даю. Погибнете или покалечитесь — это ваша проблема. Есть желающие?

Желающие нашлись, хоть их было и немного. И первый из них бросил вызов Оле. Я слегка напрягся, приготовившись, если что-то пойдёт не так, вмешаться — не знаю, как моя красавица дошла до финала, но я не собираюсь допускать, что бы её кто-то ранил по настоящему, на моих глазах.

Её противник, здоровенный бородатый мужик с двуручной секирой, выглядел крепким орешком. Путь Секиры (или топора, хрен знает, не разбираюсь) первого ранга и Элемент Металла такого же, первого — он был сильнее любого из тех, кто попадался мне в этом турнире.

Моя рука легла на рукоять клинка, и Законы Меча тут же высвободились, создавая сферу давления моей силы. Стоящие рядом слегка отшатнулись от меня, и здоровяк с опаской покосился на меня, поняв, на кого именно направлено моё внимание. Однако мои Законы тут же оказались подавлены и развеяны.

— Вмешательство в чужие поединки недопустимо, — ледяным тоном заявил Арвен Годгар. — Надеюсь, мне не придётся повторяться?

— Нет, — коротко ответил я.

Спорить и качать права не имело смысла — это существо было на одном уровне с Барраганом.

— Не бойся, Кость, — махнула мне ладошкой Оля, шагая к оппоненту. — Всё со мной будет хорошо.

— Не рискуй зря, — попросил я.

Честно говоря, я рассчитывал на этом соревновании присмотреть за ней, будучи готовым влезть, если возникнет рискованная ситуация. То, что отборочные проходили с гарантиями безопасности, меня изрядно успокоило, и я рассчитывал, что девушка проиграет ещё на отборочном этапе, так что то, что она оказалась в десятке, меня изрядно удивило. И судя по моим ощущениям, она была, пожалуй, слабейшей среди нас.

Тем не менее, Оля, встав в стойку, кивнула своему противнику и, дождавшись ответного кивка, сорвалась в атаку. Техника движения, Законы Ветра и Пути Меча первых рангов — весьма недурно!

Поединок, несмотря на примерное равенство в познании законов и сфере развития, быстро превратился в избиение младенца. Не знаю, где она так поднатаскалась, но бородач был для неё открытой книгой. Она легко уходила от всех его попыток её достать, мгновенно контратакуя в ответ, и бой продлился тридцать секунд лишь по причине того, что Элемент Металла, применяемый бородачём, каким-то образом значительно усиливал его защиту, придавая дополнительную прочность доспехом. Однако в какой-то момент девушке это попросту надоело, и она решила использовать мощную атакующую технику.

Отскочив назад, она сделала вертикальный взмах клинком, вкладывая в него значительные запасы Ки. Призрачный клинок, наполненный обоими её законами, около пяти метров в длину, рухнул прямо на не успевшего увернуться противника, решившегося положиться на свою защиту и, пробив броню и слегка погрузившись в плоть, замер. Оля идеально контролировала свою технику, поддерживая её в состоянии неподвижности.

— Сдаёшся?

— Да, — ответил мужик.

Следующий желающий померяться силами вызвал Алису — девушка ассасинша отлично скрывала свою ауру, и слабые Игроки были попросту не в состоянии понять, что за монстр перед ними. С противницей Алиса особо не церемонилась — метнувшись стремительной тенью, она ударом колена в челюсть попросту вырубила не успевшую ничего использовать волшебницу.

После этого желающих подраться не осталось.

— Ну что ж, поздравляю всех, кто вошёл в состав команды от своей страны, — обратился к нам Арвен. — Следующий этап — командный турнир, уже официальный. Начало — через две недели, тогда же объявим и правила. А до тех пор — готовьтесь.

* * *
— Мне нужно уехать дней на десять, Кость, — заявила мне Оля после того, как мы остались на едине уже в городе.

— Зачем? — поинтересовался я, немного закипая.

— Дела, — ответила она. — Закрытые тренировки, которые устраивают для каждого из сборной. Ты-то отказался, но я не такая сильная, как ты. Пойми меня, пожалуйста, коть, — промурлыкала девушка.

— Я сам могу тебя научить всему необходимому, причём куда лучше, чем любые тренера в стране, — заметил я. — В мастерстве мечника я могу дать тебе многое.

— Эти занятия будет вести сам Арвен Годгар, — заметила она. — Всех, не являющихся Игроками Первого поколения, он обещал тренировать лично. Не знаю, почему именно так, но согласись — глупо отказываться от такого предложения.

На это у меня логичных возражений не было, но я всё равно чувствовал — что-то не так. Никакого доверия к этому хмырю у меня не было, да и слова и поведение Оли вызывали у меня смутные, неоформленные подозрения.

— Оль, я не знаю, в чём дело, но чувствую — тебе не следует этого делать, — предпринял я последнюю попытку. — Останься со мной. Обещаю, ты не пожеалеешь.

На какое-то мгновение я увидел в её глазах колебание и уже решил, что она останется, но…

— Прости, Кость, но это действительно важно, — ответила она, отведя взгляд. — Обещаю, я вернусь как можно скорее, но позволь мне самой решать, что мне делать. Пожалуйста, просто додись меня, котик. Я ведь ждала тебя.

— Хорошо, — заставил себя улыбнуться я. — Иди. И не отлынивай там, рыжик.

— Ты — самый лучший! — обняла она меня и чмокнула в щёку. — Обещаю вести себя хорошо!

Что ж, иди, рыжая. Надеюсь, всё будет хорошо и мои сомнения — лишь плод моего воображения.

— Алиса, ты свободна? — поинтересовался я в трубку, глядя в след удаляющейся девушке. — Давай увидимся.

Всё равно Барраган сказал, что в ближайшее время будет занят и ему не до меня. Так что стоит собрать нашу старую компанию из Клинков и потрениться вместе. Хоть какая-то польза и занятие.

Глава 20

Мы с Алисой и Ильёй сидели в одном из немогочисленных баров города, ожидая Ала и Васю. Обсуждали изменения в стране за время нашего отсутствия.

— Знаете, всё происходящее для нас, конечно, вышло весело и зашибись, — сказал Клинков. — Но вот гляжу на десятки тысяч людей, оставшихся без крыши над головой и окунувшихся в хаос всей этой заварухи, не обладая личным могуществом, и начинаю думать, что зря мы отправились в Сирию. Нужно было остаться здесь, дома, и защищать свою родину, а не в геополитику играть.

— Мы не "играли", — возразил я. — Власти у нас, конечно, не ангелы сизокрылые и своего ни в чём не упустят, но я согласен с их доктриной. Если бы мы позволили врагам укрепиться где-то на планете, то позже было бы в разы больше жертв. Уж от кого от кого, а от тебя, Илюха, я таких слов не ждал. Ты видел, во что обратилась Сирия? И это при том, что они там укрепиться не успели. А прикинь, что было бы, успей они осесть и подготовить плацдарм для основных сил?

— Ты меня не так понял, Костя, — покачал он головой. — Я не говорю, что это было ошибкой со стороны Москвы. И поверь, я куда лучше тебя понимаю концепцию превентивного удара. Слава богу, что это всё случилось сейчас, через тридцать лет после развала Союза, а не в конце восьмидесятых или, ещё хуже, в девяностых, когда у нас армия и экономика были в жопе. Как ни ругай нынешнюю власть, по сравнению с Ельцинским периодом у нас достаточно неплохая экономика (в сравнении с тем периодом, конечно, в целом могло бы быть получше), но что самое важное — они привели хотя бы в относительный порядок армию. Так что в геополитическом плане Россия даже выиграла — мы показали всему миру, что мы действительно способны железным кулаком подавить всяких там пришельцев. Тут вопросов нет.

— Не забывайте вот ещё что — как я узнала, мы под шумок национизировали ЦентроБанк и сейчас вовсю боремся за то, что бы все сделки с государством шли в нашей валюте. Не очень выходит, конечно, но частично это уже удалось, — заметила Алиса. — Всё же расклад сильно меняется, и НАТО, РФ и Китай сейчас перестали тянуть одеяло каждый на себя.

— Так я и не спорю. Но я о другом сейчас. Я имею ввиду, что нам, сильным Игрокам, логичнее было бы дома остаться. Ведь чаще всего чужие появляются в черте города, да и монстры нередко лезли сюда. И справляться с ними приходилось ценой немалых потерь среди мирного населения — ведь частенько без тяжелого вооружения не выходило справиться с противником, а в черте города это жопа. Другое дело второе и первое поколения Игроков — мы могли бы сильно снизить количество жертв.

— Ну, так ты сам рвался подальше от родины, в Сирию, — пожал я плечами. — Тебя никто идти не заставлял. Мог и здесь остаться — многие так и поступили.

— Признаю, это мой косяк, — согласился он. — Знаете, я вот посмотрел на всю эту жопу сейчас в стране… И такое зло берёт на чужих. Столько людей погибло, столько народу в бараках живёт, и это у нас, у страны, которая успешно, считай, отразила атаку. А каково у других? Или в той же Сибири и остальных регионах, в которых иные городки и деревни в такой жопе мира, что их даже спасать не успевали — вырезали под чистую?

— Раз уж ты заговорил об этом — сейчас за Уралом ЧВК Шторм чуть ли не народные герои, — заметила Алиса. — У них там множество объектов, в основном защищают разные ресурсодобывающие объекты. Но при этом у них приказ — в случае известий о нападении тварей на поселения или города, приходить на помощь. Плюс Громов организовал собственные летучие отряды патрулей, готовые прийти на помощь, да и в целом на гуманитарку не скупится… Если он там куда-нибудь баллотироваться решит, электорат за ним. Не похоже на него.

— Вы его плохо знаете, — возразил я. — Он, конечно, не очень разборчив в средствах, но ненавидит чужих смертельно. Просто не слепой ненавистью, а именно врагов. Что бы он там не затевал, я уверен — он готовится к приближающейся войне.

— Да ладно, хер со всем этим, — прервал нас Илья. — Вот и Ал с Васей.

Лучник и маг вошли в помещение и направились к нам. Сев на свободное место, Вася тут же махнул официантке.

— Ну что, Костя, вот и ты дошёл до Истока, — заметил Вася. — Добро пожаловать в клуб!

Парень выглядел весьма довольным. Аккуратно подстриженный, избавившийся от дурацкого наряда, посвежевший и отдохнувший, он со стороны казался самым обычным задротом старшеклассником, не более. Ал же, напротив, всё так же носил свой наряд из шкур. Правда, шкуры принадлежали монстрам сферы Истока, так что простым украшением считаться явно не могли.

— Давайте к делу, — заговорила Алиса, не дав ему развить тему. — Мы здесь собрались, что бы обсудить, что нам известно о наших новых сокомандниках и о личности организатора этого турнира. Надо понять кто он такой и чего ради всё это затеял. Причём второе важнее первого.

— Насчёт того, кто он, я могу сказать и так, — сказал я. — В общих чертах.

Все молча посмотрели на меня, и я, неторопливо отхлебнув из бокала пива.

— Член секты Двенадцати Вершин, одной из великих сил Центрального Мира, Арвен Годгар. Практик пика сферы Домена, то ли учитель, то ли просто присматривающий нянька Первого Игрока, — выдал я. — Насчёт подвоха — можете его не искать. Плевать ему на Землю и на нас, он слишком большая шишка, что бы для него имели значение окраинные миры.

— И нахрена ему тогда этот турнир? — поднял бровь Илья.

— Могу только предположить, что дело в том, что он хочет дать попрактиковаться своему подопечному, Первому Игроку. Попробовать свои силы, так сказать, в боях с практиками своего уровня. Ну, я другого ничего придумать не могу, — пожал я плечами.

— А откуда сведения? — подал голос Вася.

— Без комментариев, — покачал я головой. — Не обижайтесь, дело не в недоверии, просто я реально не могу ничего рассказать. Но лично я его словам верю.

— Хоть намёк дать можешь? — подала голос Алиса. — Я бы проверила этот твой источник…

— Алиса, поверь мне — я не могу.

— Ладно, допустим. Тебе я верю, но что у нас выходит в итоге? Кто-то очень крутой замутил движ с неслабыми призами просто ради того, что бы побаловать своего подопечного. Так? — подытожил Илья.

— Примерно. И учитывай — неслабые эти призы для окраинных миров, а для него, выходца из Центрального, к тому же из могущественной организации, это так, хлам в кошельке, — ответил я. — Вот такие пироги. Что насчёт наших новых товарищей? — перевёл я тему.

— Ольга Нестеренко, до всего этого была обычной студенткой из обеспеченной семьи, — начала Алиса. — Игрок второго поколения, талантливая мечница, продвигают силы МВД. Ничего сверхособенного, насколько я знаю.

— Она моя девушка, — сказал я. — И да, для меня тоже стало новостью, что она вошла в десятку, но вы сами всё видели — способности у неё есть.

— Да, согласна, — кивнула наша главная шпионка. — Второй — Исмаил Сейдуллаев, дагестанец. Сфера Истока, первое поколение, подробностей о его навыках не знаю, но в целом — в бою использует рукопашные навыки. Оружие — металлические перчатки, служащие для защиты и атаки одновременно. Путь Тела, в общем. Третья — Инна, Снежная Королева, ФСБ. За глаза называют Ледяной Ведьмой. Владеет ледяной магией, весьма сильна. Четвёртый — Михаил Долгов, меч и щит. Коллега нашего Ильи, одним словом, тоже Первого Поколения. И пятая — Анна Кочеткова, лучник. Первое Поколение. Если говорить коротко — то твоя Оля единственное слабое звено в команде. Как-то так.

— А про конкурентов что-то удалось разнюхать? — спросил Вася.

— От Европы — вся десятка Первые. Как и от Америки, Китая, Японии и Индии. У остальных хуже — но никого, у кого их меньше шести, нет. Что самое странное — в стране ещё четверо Игроков нашего поколения минимум, но они почему-то не стали участвовать.

— Намекаешь на то, что Оле место досталось по блату? — посмотрел я на неё.

— Не обижайся, Кость, но похоже на то, — ответила она. — Но даже если это не так — согласись, это странно. Имеется четверо человек, которые сильнее, но они даже не явились.

— Гадать можно долго, но как бы то ни было — от нас ничего не зависит. Исходить надо из того, что есть, и каковы бы ни были причины того, что упомянутая тобой четвёрка не явилась, Оля к этому отношения явно не имеет. Или вы хотите сказать, что это она их запугала и запретила?

— Нет, конечно нет, — покачала головой девушка. — Но это всё равно вызывает вопросы.

— Алис, при всём уважении — срать я хотел, с чем связано отсутствие тех четверых, — немного вышел я из себя. — В Оле я уверен, так что ищи причину в них самих. И если они явятся с претензиями — я лично из них всё дерьмо выбью.

— Потому, что она твоя баба? — хмыкнул Вася.

— Бабы у тебя, пацан, — перевёл я взгляд на него. — Выбирай выражения, ты о моей девушке говоришь.

— Да не кипятись ты так, — заговрил Илья. — Никто ж ни в чём её не обвиняет и против неё ничего не имеет. Но и делать вид, что ситуация нормальна, тоже глупо. Но согласен — вряд-ли сама девчонка имеет какое-либо отношение к этому. Ей, скорее всего, просто повезло, а вот в чём причина отсутствия этой четвёрки, надо бы ещё узнать. Мало ли что?

— Кстати, а почему вы участвуете в дивизионе Истока? — остывая, вспомнил я интересующую меня тему. — Ведь вы были нацелены на дивизион Формирования вроде бы.

— Потому, что всем нам было сказано, что в высшие дивизионы не допустят. Ну, в смысле пока дело касается командной части соревнований. Вот в индивидуальной части — пожалуйста, всем пофигу.

— Странное решение, — заметила Алиса. — С практиками, пусть и Формирования, Игрокам первого поколения справиться было бы куда легче, чем с другими первыми.

— Так, да не совсем так, — вздохнул он. — Не мы одни такие умные, думаю. Поэтому, что бы никто подобным не страдал и что бы сконцентрировать максимум сильнейших игроков в одном дивизионе, было объявлено, что ключевые награды для государств за командную часть будут выдаваться за дивизион Истока. Искусства Королевских и Императорских рангов, отдельные техники, книги по магии и созданию артефактов, необходимые для развития этих направлений — всё это будет призами за наш дивизион. Так что всем стало резко интереснее именно наша сфера.

— Откуда знаешь? — поинтересовался Вася.

— Элементарная логика и немного полезных знакомых, — пояснил Клинков. — Про то, что лучших сунут в дивизион Истока, я узнал от знакомых, а остальное — само собой разумеется. Весь этот пир во время чумы именно ради этих призов, так что, если исходить из осознания этого факта, объяснить можно всё. Всё, кроме отсутствия десятого Игрока нашего поколения в команде, но даже так — думаю, на верхах тоже не дурачки сидят, так что причины наверняка имеются.

— Интересно, а следующий этап каким будет? — протянул Вася, хрустя чесночными гренками. — Ну, как этот командный турнир вообще будет происходить? Какие-то задания выполнять, ради заработка баллов? Или тупо стенка на стенку рубиться? Надеюсь, сумеют что-то поинтереснее придумать. Что-то вроде того, что в книгах про культиваторов бывает.

— Например? — с любопытством подняла бровь Алиса.

— Ты что, совсем фэнтези не читала? — удивился парень.

— Нет. Предпочитала классику, — ответила она. — Достоевский, Тургенев, Толстой, Некрасов, зарубежных гигантов… Ну, ещё могла Стругацких почитать, Рея Бредбери там.

— О-о-о… Так ты у нас чистый домашний ботаник была, смотрю, — удивился он. — То есть что такое литрпг, реалрпг, культиваторщина и уся ты не знаешь?

— Ну ты давай тоже сильно не разгоняй на неё, — бросил я. — Зато у неё мозгов больше, чем у нас с тобой вместе взятых. Да и вообще — русское фэнтези оно такое… В основном, за пределы круга любителей почитать с мобилы по дороге на работу не особо выходит. Уверен, если тебя спросить о классиках ты Пушкина от Гоголя не отличишь.

— А ты отличишь, да? — фыркнул Илья.

— За меня Алиса отличит, — не растерялся я. — А Вася за тебя — нет. Правда? — посмотрел я на неё.

— Абсолютная, — улыбнулась она. — Но что там про варианты турнира и перечисленные жанры?

— В общем, Алис, тут всё не сложно. С играми компьютерными как? Знакома более менее?

— Ну совсем колхозницей-то меня ненадо считать! — слегка возмутилась та.

— Так вот, лит и реалрпг это жанр литературы, когда игровая система смешивается с реальной жизнью. Если точнее — первый вариант, это когда герой по тем или иным причинам застревает в игре и живет там, а второе…

Градус разговора сильно понизился, и мы ещё несколько часов просто сидели и общались, попивая напитки. Странно получилось, если подумать. Вот вернулись мы назад, домой, в относительно мирные места. Получили возможность расслабиться, общаться именно с близкими и проводить время с ними, но…

Как-то так вышло, что даже общаться нам, видимо, комфортно теперь с себе подобными. Сложно это объяснить, но несмотря ни на что, как к друзьям я сейчас относился только к присутствующим. Нет, была ещё и Оля, но она для меня — не друг или ещё что-то, это моя девушка. Ближе к понятию семьи, я бы сказал. Думаю, и остальные сохранили привязанность к ближайшим в их жизни людям — но вот на остальных мне отчего-то совсем фиолетово. Даже моя родня — я созвонился с ними разок, уточнил, всё ли у них хорошо, и благополучно забыл.

В общем, этот день мы провели одной компанией. Насчёт того, что бы тренироваться совместно, готовясь к командным боям, я сразу предупредил, что у меня иные планы.

Часть свободного времени я намерен потратить на усиленные одиночные тренировки. Несмотря на значительный рост в силах и мастерстве, я чётко знал, что мне ещё есть куда расти, но основная причина, конечно же, была не в этом. Мне предстояло возвести ту самую конструкцию, узор, заклинание — назовите это как хотите, суть не изменится — что мне показал мастер. И работа эта требовала достаточно многих усилий и времязатрат. Не уверен, что вообще успею справится с этим.

Когда мы разошлись, я первым делом отправился в Химки. Там, в давно примеченном мной месте, я начал действовать.

Говоря, что мне нужно нарисовать, я слегка неправильно выражался. Дело в том, что от меня требовалось наносить определённые символы прямо на землю при помощи своей энергии. Собственно, сам узор возникнет позже, уже без моего непосредственного участия — он протянется и сформируется между двенадцатью символами, что мне предстоит нарисовать.

Двенадцать странных, нечеловеческих символов, что должны расположиться вокруг Москвы — или любого другого ключевого города Земли, но я, по понятным причинам, решил выбрать именно этот. Сам нужный рисунок я вычертил на земле довольно быстро, минуты за две. Пять на пять метров, в глухом уголке парнка, ничего сложного. И сейчас мне предстояло провести немало времени, выделяя Ки и заставляя её особым образом, при помощи контроля Волей, напитывать рисунок.

Процесс отнял у меня даже больше времени, чем я думал. Двенадцать часов, прерываясь на отдых и медитации, я потратил на это занятие, и в результате сейчас сидел, глядя на переливающийся разными цветами символ. Наконец!

Передохнув минут десять, я вздохнул и встал. Завершающий элемент — пролить свою кровь в особую, разную для каждого символа, точку, активно используя в процессе технику эволюции и вкладывая Волю напрямую. С запястья левой руки потёк густой, тёмно-багровый ручеёк, и я принялся за технику эволюции. Волю, разумеется, тоже активно вкладывал.

Через десяток мгновений вся конструкция, слегка задрожав, загудела — а затем я почувствовал, что всё. Торопливо замотав порез, я отошёл на пару шагов и отправился в сторону дома. За то, что его сумеют обнаружить, я не переживал — учитель говорил, что тот сам по себе маскируется. Никто, кроме меня, не сумеет его обнаружить. Как и почему, я не знаю, да и не думаю, что наставник знал, что здесь будет кто-то уровня Арвена Годгара, но от обывателей, Игроков и практиков-чужаков он сокрыт достаточно надёжно, уверен. А уберечь символ от вмешательства Годгара, если тому вдруг этого захочется, дело Баррагана, не моё. Он в курсе нашего плана и заверил, что будет присматривать за тем, что бы Арвен не лез в это.

Вообще, как по мне, стоило бы просто заручиться помощью самого Баррагана, но тот, почему-то, отказывал в этом. Мол, учитель приказал, да и есть некие условности, из-за которых у него связаны руки. Ну, на нет и суда нет, буду рассчитывать только на себя.

А сейчас — отдых! Выспаться, набраться сил и творить новый символ. Как раз успею уложиться к указанному сроку до начала следующей части турнира.

Глава 21

О тренировках пришлось, по большому счёту, забыть. Процесс создания символов отнимал прорву сил, причем во всех смыслах — ведь столько часов почти непрерывного выкачивания своей Ки, от которого я отвлекался лишь на то, что бы с помощью алхимических стимуляторов и камней энергии восстанавливать резервы, в итоге приводил к тому, что под конец мой Исток, от которого и расходилась энергия по телу, начинал болеть при каждой попытке использовать энергию. Причём настолько, что я возвращался домой на такси, вместо того, что бы использовать технику движения.

Но всё имеет своё начало и свой конец. Вот и мои мучения на тринадцатый день были окончены (я устроил себе день отдыха после шестого знака). Вернувшись домой, я просто рухнул на кровать, даже не раздеваясь. Хоть разуться сил хватило, и то хорошо. Последний знак окончательно выпил из меня все силы, но активировав его, я почувствовал, как между начертанными мной символами начали протягиваться незримые нити энергии, соединяя их между собой. Однако забивать себе этим голову сил уже не было.

Сон без сновидений, подобный коме, во время которого я не слышал ни будильника, ни звонков, продлился часов семнадцать. Проснувшись, я чувствовал себя словно с похмелья — головокружение и сухость во рту, вялость и слабость, и сверху всего этого, как вишенка на торте — кузнечный молот, со всего размаху лупящий прямо в мозг.

Понятно, почему мне было сказано приступать к этому делу лишь по достижении сферы Истока. До этого я бы попросту не потянул даже создание одного символа — не хватило бы ни количества Ки, ни банальной выносливости. Да и достигнув нужного уровня эволюции, я бы потратил куда больше времени на этот процесс, если бы не тренировки с Барраганом, которые, помимо всего прочего, сделали меня значительно выносливее и крепче, чем если бы я занимался сам. Да и нельзя забывать о том, что он скормил мне немало алхимии, призванной укрепить мой фундамент — как физическое тело, так и сам Исток.

Символ нельзя было рисовать постепенно. Если берёшься за него, то нужно закончить в один сеанс — иначе, если прервать процесс больше чем на несколько часов, он попросту рассеется и придётся начинать заново. Плюс нельзя было привлекать к процессу других людей — каждый из них я не просто скреплял своей кровью, но и техникой эволюции. Так что пользоваться можно было лишь моей энергией, и ничьей больше.

Будь у меня побольше времени, я бы не насиловал себя, ведь уже нарисованный символ, доведённый до логического завершения, никуда бы не делся. Он бы продержался хоть год, хоть десять лет — моя сила нужна была лишь для того, что создать его и запустить в работу, дальше он черпал силы напрямую в пране Земли. Так что будь у меня больше времени, я бы после каждого раза делал перерыв как минимум дня на три, но времени у меня не было — ведь на носу турнир, во время которого я попробую прикончить Первого. И далеко не факт, что сумею выжить в процессе. Так что я спешил сделать то, что считал своим долгом перед Землёй, что бы со спокойной душой сосредоточиться на личных желаниях.

Вообще, будь на планете Звёздные Врата, всё это бы не работало — с их появлением прана мира становиться, скажем так, собственностью Системы, а она подобных паразитов, тянущих лапы к тому, что принадлежит ей, сильно не любит. И такому, как я, никак её не обмануть.

Но сейчас мир лишь условно принадлежал Системы, так что подобное всё ещё было возможно. И мои символы активно черпали эту силу, творя нечто воистину грандиозное, находящееся далеко вне рамок моего понимания. Заклинание уровня Богов — не то, что сумеет осознать муравей уровня Истока. Но мне и не нужно, ведь дальше от меня ничего не зависит. Когда придёт время, оно активируется само, и буду ли я жив или помру к тому моменту ничего не изменит.

Ладно, надо поскорее привести себя в порядок. Душ, еда и немного разминки, затем восстанавливающее зелье и снова сон. К утру должен отойти — ведь у меня есть Регенерация.

Кстати насчёт неё. Как я узнал от Баррагана, это невероятно ценная способность, которую просто так не получить даже в Центральном мире. Она не даёт тебе дополнительных возможностей в бою или бонусов в плане эволюции, но зато в разы увеличивает твои шансы на выживание и значительно увеличивает срок жизни по сравнению с любым практиком аналогичного уровня развития. Существо, обладающее ей как отдельной характеристикой, может быть уверено — если ты не сдох сразу, скорее всего не сдохнешь вообще. Нет, конечно, из любого правила есть исключения, но в целом штука невероятно крутая. Ведь в долгой жизни любого, карабкающегося по лестнице эволюции, рисковать жизнью приходится почти постоянно, даже если ты по жизни больше мирный ремесленник, а не воин. Схватки за ценные ресурсы, происки врагов, риски получить травму, порой даже смертельную, при попытках прорвать в следующую сферу (а такое, оказывается, не редкость в других мирах. Это сейчас нам такое не грозит, пока мир активно помогает нам, но после полноценного подключения к Системе о такой халяве придётся забыть), и многое, многое другое.

Получить же подобный дар можно лишь от Системы напрямую. И что бы вы понимали — самый простой способ её получения это достижение сферы Бога.

— Вообще не понимаю, как так вышло, что в вашем мирке её получило столько людей, — заметил тогда Барраган. — Всё это ваше Первое поколение Игроков, надо же! Будь способ отнять этот дар — и вашу планетку захлестнули бы толпы практиков сфер Домена и Бессмертия. Жаль, что это невозможно.

Вот такие дела. Но хватит о всякой ерунде, пора заняться собой. Быстро посмотрев список пропущенных звонков, я увидел номера Ильи, Алисы и Оли. Подумав, решил перезвонить последней — с меня не убудет, а ей приятно.

— Привет! — раздался бодрый голосок из динамика. — Куда пропал? Чего трубу не берёшь? По шлюхам бродишь небось?

— Если бы, — вздохнул я.

— Что-о-о?! — в шутливой ярости воскликнула она. — Ах так!

— Да шучу, шучу, — улыбнулся я. — Тренировался, как проклятый, всё это время, и перестарался. Вот и отключился вчера, даже раздеться не успел. Завтра ведь первый тур?

— Да, в два часа, — подтвердила она. — Может, погуляем сегодня? Я соскучилась.

— Я тоже, но сегодня не выйдет, — с сожалением отказался я. — Я действительно немного надорвался, и мне нужно отдохнуть. Увидимся завтра, хорошо? Я быстренько пошинкую всех соперников и пойдём куда захочешь, обещаю.

Вот за что я особенно любил Олю — она каким-то образом умела догадываться о том, когда есть смысл стоять на своём, а когда лучше уступить. Хрен его знает, как эта женская интуиция работает, но мне и неважно. Главное, что она ещё пару минут пощебетав о всяких глупостях, попрощалась и повесила трубку. Что немаловажно — безо всяких обид. Золото, а не человек, что тут сказать.

На следующий день, в два часа дня, мы стояли вдесятером на странной площадке, размером с полсотни метров. Сразу за ней начиналось мутное марево, за которым ничего видно не было. Естественно, и восприятием, и волей не удавалось прощупать ничего, причём в самом прямом смысле — обычно в тех случаях, когда мои возможности не были способны прощупать что-то, то, по крайней мере, я чувствовал некую преграду, что блокировала мои чувства. Но тут же был абсолютно иной принцип — я просто не ощущал ничего. Ни сопротивления, ни преград, ни великой мощи, как в случае с попытками прощупать то же пространство в том артефакте, в котором меня тренировал Барраган.

— Ну что, мальчишки и девчонки, а так же их родители! — весело начал Илья. — Позвольте представить вам последних двух членов нашей славной команды — Ольгу и Константина!

Он театральным жестом указал на нас с Олей, и, с лёгким, ироничным поклоном обратился к нам:

— Добро пожаловать в наш скромный отряд, Ваши Высочества! — подчёркнуто подобострастным тоном обратился он к нам. — Смею ли я надеяться, что вы достаточно хорошо провели время перед…

— Да хватит, Илюх, — поморщился я. — Уверяю тебя, я не тратил время в пустую. Не надо ворчать, дружище, всё будет нормально.

— Надеюсь. Собственно, конкретно к тебе у меня особых претензий нет. Вопрос к твоей подруге — где ты была всё это время и почему не участвовала в подготовке? Считаешь себя лучше остальных, девочке? Ты даже не из Первого поколения, и пролезла сюда лишь благодаря везению. Не стоит считать себя чем-то особенно уникальным. Ты — балласт, который…

— Хватит, — резко перебил его я. — Если вас что-то не устраивает, — обвёл я взглядом всех присутствующих. — То мы с ней будем действовать отдельно. Тренировались ввосьмером? Так вперёд и с песнями, я и без вас справлюсь.

— Может, хватит письками меряться? — вмешалась Алиса. — Закончится командная часть турнира — и каждый будет делать что хочет. А пока надо работать сообща. В чём бы не была причина их отсутствия — толку сейчас это муссолить?

— Да я и не собираюсь, — ответил Илья. — И в целом согласен. Извини за резкость, конечно, но факт остаётся фактом — Костя, твоя подруга слабовата. И никто из присутствующих не готов играть в её охранника, так что этим придётся заняться именно тебе. Идёт?

— Идёт, — кивнул я. Нельзя не признать, что Илюха тоже прав — он командир этого отряда, и именно на нём ответственность за всех нас. Так что он попросту не мог проигнорировать факт слабейшего звена в отряде. Уверен, не будь мы с ним боевыми товарищами, и он бы вообще настоял на том, что бы от нас избавиться. А так — вполне себе компромиссное решение. Заодно показал новичкам, что он не намерен никого из присутствующих в попу целовать. Даже своих.

— Ты не слишком ли самоуверен для того, кто одним из последних поднялся в сферу Истока? — фыркнула Инна. Ледяная Ведьма и я давно друг-друга недолюбливаем, и промолчать сейчас она не могла. — Что за чепуха? То есть он и его принцесска будут уже двумя балластами? Одна — слабачка, а другой — её охранничек, который только тем и будет занят, что с неё пылинки сдувать, пока мы всю работу делаем? Не-е, я на такое не подписывалась, — заявила она. — В общем, так. Вы беспрекословно слушаетесь команд Ильи, а в качестве наказания лишаетесь права голоса в команде, пока не докажете своей полезности. В качестве наказания — все призы за этот тур, которые должны были достаться вам, отойдут в общекомандную копилку, и мы их разделим между собой. На таких условиях я…

Любой Игрок первого поколения, не исключая меня самого, привык мнить себя пупом земли. Каждому из нас свойственна эта черта — повышенное высокомерие по отношению к другим, ибо каждый из нас успел убедиться, что мы на голову превосходим всех прочих. Даже других людей своего уровня мы редко считаем равными… Что ж. Повторюсь, я в этом вопросе тоже достаточно типичный представитель своего поколения.

А потому, не дав ей договорить, высвободил свою силу и давление Воли на полную, прекратив сдерживаться. Вокруг словно незримый вихрь пронёсся, вынудив всех сделать шаг назад. Чем выше уровень развития, тем отчётливее чувствуется разница в изначальном фундаменте, в ранге практикуемых искусств и общем уровне силы. А учитывая, что я не просто тренировался и познавал новое, я ещё и поглощал ценнейшие ресурсы прямиком из Центрального Мира, на которые не скупился Барраган, я был намного, намного сильнее любого из присутствующих. Не настолько, что бы считать, что способен одолеть их всех разом — но один на один мне никто из них не был соперником.

Законы Элемента Молний и Пути Меча второго ранга, полностью покорные моей воле и несущие отпечаток моей воли (то самое повышения качества, о котором толковал мой старший соученик и которое он в меня вбил), затанцевали вокруг меня, с лёгкостью подавляя Законы Льда второго и Законы Воды, Ветра и бог ещё знает чего первого ранга, которые высвободила женщина. Именно на неё я обрушил основную силу своего давления, и потому она попыталась дать отпор первой. Не удалось.

Конечно, одним давлением бой не выиграть, но уже сейчас было ясно — рискни она начать схватку, и ей конец. И побледневшая женщина это чётко осознала. Что, ребятки, не ожидали? А зря. Барраган уже говорил мне, что несмотря на то, что у остальных было по пять лет тренировок в организованном Системой пространстве ускоренного времени, но без личной встречи многое из того, что необходимо, показать попросту невозможно. Так что пусть у меня и было времени меньше, но я изначально талантливее и обладал доступом к алхимии, с лихвой компенсирующей все возможные недостатки от прорывов в окраинном мире — месте, где тебе попросту нереально достать всё необходимое для максимально эффективно развития.

— Думаю, нам стоит слегка поостыть, — осторожно заметил Илья.

Весь отряд заметно напрягся. Пока к оружию ещё никто не потянулся, но всё же было ясно — если я продолжу, они могут за него взяться.

— Можете идти в хуй и там остывать. Всей своей дружной командой, — ответил я, убирая давление. — Я и она будем участвовать отдельно.

— Так не пойдёт, — покачала головой Алиса. — Это — командный турнир, и победит или проиграет вся команда. Кость, возьми уже себя в руки. Разумеется, ни о каких наказаниях и штрафах речи не идёт. Да скажи ты ему уже! — посмотрела девушка на Олю, видя, что я не реагирую.

— Действительно, Кость, — начала было рыжая, но я перебил.

— Инна, скажу только один раз — если во время турнира или после него ты попробуешь хоть как-то, хоть в чём-то меня подставить, и я убью тебя. Наплевав на любые последствия. У нас с тобой уже один раз чуть не дошло до подобного. Помнишь Малиновку, ведьма? Только дай мне повод — и с тобой сделаю тоже, что и с Чистаковым. Помяни моё слово.

— Смотрю, с тех пор ты так ничему и не научился, — выплюнула она. — Кровь Чистакова на твоей совести. И я это помню.

— Ладно, хватит уже вам! — встала передо мной Алиса. — Потом все разборки. Пока подождём, что скажут. Подробностей пока не объявляли, думаю, скоро скажут.

На некоторое время воцарилась тишина. Все расселись небольшими группами. Вася, Ал и Клинков отдельно, я, Оля и, как ни странно, Алиса (причём девушки обменялись какими-то нехорошими взглядами) и третья группа — Инна, Михаил и Анна. Отдельно от всех расположился лишь Исмаил, и судя по виду парня, спокойно медитировал. Вот уж кому, кажется, было абсолютно наплевать на наши разборки.

Малиновка… Не самые приятные воспоминания вновь всплыли в моей голове. Первое подобное побоище в моей жизни, когда я ещё был слаб и неопытен, а некоторые командиры спецопераций всё ещё назначались из числа военных чиновников — а никем иным пусть и неглупого, но не имеющего никакого реального военного опыта полковника Чистакова, назвать было нельзя. Нет, сейчас я, пожалуй, понимаю, чем он руководствовался, отдавая тот приказ. Большой и хорошо организованный отряд практиков, который успел пустить корни так близко к столице, уничтожить требовалось любой ценой. И полковник, неглупый человек, сделал нелёгкий выбор — перебить несколько сотен мирных жителей и устранить угрозу вместо того, что бы позволить врагам перегруппироваться и приготовиться к обороне. Мы тогда ещё крайне мало знали о возможностях чужих, и рисковать потерей сотен бойцов, десятками единиц боевой техники и, в худшем случае, потерпеть поражение… Любые чрезмерные потери боеспособных и обученных солдат в те дни могли аукнуться тем, что где-то в другом месте из-за нехватки сил могли погибнуть тысячи, а то и десятки тысяч человек. И он просто сделал единственный верный выбор, следуя принципу меньшего зла.

А я тогда повёл себя как инфантильный дурак. Собственно, когда я его за шкирку взял, он меня так и назвал. За что я и вырвал ему сердце. Происходи эта ситуация сейчас, я бы сам, скорее всего, отдал бы на его месте приказ стрелять по гражданским. Потому что иногда нет идеального решения, и приходиться делать меньшее зло, дабы не дать произойти большему. Это мерзко и неправильно, это очень тяжёлый выбор — но иногда бывают ситуации, когда иного выбора нет.

— Ну что ж, дорогие участники, — раздался знакомый уже голос. Арвен Годгар собственной персоной. — Сейчас я объявлю вам правила командного турнира и мы начнём первый тур.

Серое марево начало медленно испаряться, но я не отвлекался, ибо он продолжил.

— Всего в командной части турнира будет три тура. В каждом из них у вас будет одна и та же задача, разница будет лишь в двух вещах — каждый следующий этап будет значительно сложнее предыдущего и условии прохождения каждого из них. Первый этап будет проходить в лесу. Ваша задача — двигаясь по определённому маршруту, в течении пяти дней достигнуть финиша. В пути вам будут встречаться различные монстры — как по одиночке, так и стаями. За каждое убитое существо команда будет получать определённое количество баллов. Так же вы получите возможность оставить себе ядра побеждённых существ. Для прохождения первого этапа вам требуется выполнить несколько условий. Первое — уложиться в пять суток. Второе — количество добытых вами баллов должно быть не меньше тысячи на всю команду. Третье — в случае потери командой трёх и более участников, команда дисквалифицируется. Но есть и хорошая новость — на эти баллы после прохождения первого этапа вы сможете приобрести различную алхимию, техники и артефакты вплоть до Выдающегося ранга Пикового качества. Причем данную возможность получат даже проигравшие — так что советую отнестись серьёзно к набору баллов. Да начнётся турнир!

И в следующий миг серая марь резко, в один миг рассеялась и мы оказались на небольшой лесной полянке. Ну, начало положено!

Глава 22

— Я Акнайя Иллитар, старшая дочь Падванга Иллитара, старейшины клана Иллитар, — поклонилась молодая девушка с волосами цвета воронова крыла.

Чуть выше среднего роста, с пышной гривой прямых волос, высокой грудью и тонкой талией, она была одета простое салатовое платье, явно купленное здесь, на земле. Тёмно-карие глаза смотрели на собеседника с лёгким любопытством и тщательно скрываемым внутренним напряжением. В целом, стороннему наблюдателю могло бы показаться, что девушка спокойна, расслаблена и не испытывает ни малейшего дискомфорта, но Олега ввести заблуждение показное спокойствие собеседницы обмануть не могло. На его прежнем месте работы наблюдательность и умение видеть истинные эмоции собеседника были частью базового набора профессиональных качеств, которым обладал каждый офицер.

— Меня зовут Олег Громов, — ответил он девушке лёгким поклоном. На Земле, конечно, подобное уже не принято, но проигнорировать жест девушки или тем более ответить на него рукопожатием ему показалось глупостью. — Насколько я понимаю, вы прибыли с окончательным ответом по поводу моего предложения клану Иллитар?

— Да, господин Олег, — ответила девушка. — Вам будет удобно обсудить всё сейчас?

Акнайя явно намекала на смену обстановки. Что, впрочем, было не удивительно — девушку посланца встретили в глухом лесу, координаты которого передала встречающая сторона, и уже оттуда привезли к Олегу. Вот только он в тот момент, решая кое-какие дела, проводил деловую встречу в одном из непримечательных отелей Подмосковья — его собеседниками были люди, которым было нежелательно какое-либо внимание со стороны властей. Бандиты, говоря совсем уж просто. К сожалению, вопрос был достаточно важный, и Олегу пришлось лично ехать к ним и общаться на указанной ими территории.

Не желая терять времени, он приказал своим людям везти девушку сразу к нему, так что сейчас они стояли на улице, во дворе спального района Серпухова. Он рассчитывал закончить переговоры значительно быстрее, и ожидал, что успеет прибыть в ресторан, где и проведёт встречу. Но всё пошло немного не по его плану, а слишком уж исполнительные подчинённые привезли девушку прямо к нему.

— Конечно, — улыбнулся он. — Прошу, садитесь, — открыл он перед ней дверь автомобиля.

По дороге в заранее забронированный ресторан, в котором его люди подготовили максимально изолированную отдельную кабинку, защищённую от магических и технических средств прослушивания, Олег развлекал спутницу рассказами о родном мире. Девушке явно было любопытно всё окружающие — её родной мир, Лимниан, по уровню технологического развития уступал Земле на порядки, так что Акнайя с искренним интересом слушала собеседника, время от времени задавая уточняющие вопросы.

Через пятнадцать минут они доехали до места назначения. Выйдя вместе со спутницей из автомобиля Олег прошёл к приготовленной для их общения небольшой отдельной кабинке на втором этаже. Таких в заведении было несколько, и каждую из них ЧВК Шторм зачаровал и защитил по максимуму. В узких кругах заведение было известно отнюдь не за свою кухню, а за возможность устроить разговор без лишних ушей. Под городом располагался один из крупнейших заводов по выпуску недорогой алхимии ЧВК, так что здесь её влияние было достаточно значительно. Первый же этаж, как ни странно, был действительно вполне себе официальным рестораном. С весьма умеренными ценами, но высоким качеством кухни, в котором любили проводить свидания молодые парочки, да и семейные ужины тоже не были редкостью — при низких ценах и хорошем качестве кухни заведение славилось ещё и тем, что на его территории никто не позволял себе лишнего. С ЧВК проблем наживать никому не хотелось.

Сделав заказ сам, Олег помог определиться с выбором своей спутнице. Той было подобное явно в новинку — как бы ни был устроен её родной мир, это явно отличалось от нашего. Разлив по бокалам вино, Олег откинулся на спинку стула и с улыбкой поднял бокал.

— За знакомство, — сделал он первый глоток.

Большим ценителем вина он никогда не был, предпочитая ему либо чёрный ром, либо виски, так что оценить все прелести напитка даже не пытался. Да, дорогое, да, вкус неплох — остальное неинтересно.

— Насколько вы уверены в том, что наш разговор не покинет этих стен? — уточнила Акнайя.

— Абсолютно, — заверил её Олег. — Есть лишь небольшое количество персон в нашем мире, что сумели бы проникнуть сюда незамеченными, но все они сейчас заняты турниром. А против всех прочих вполне хватит той защиты, что установлена в этом здании. Так что можете говорить свободно. Сегодня на редкость удачно подобран день для подобных дел. Итак, что же ответит мне клан Иллитар?

— Глава и старейшины не сразу сумели прийти к однозначному решения, — начала девушка. — И, как вы понимаете, им нелегко поверить тому, с кем совсем недавно вели войну. Потому есть некоторые детали, которые я должна с вами обсудить. В зависимости от результатов нашего разговора будет принято окончательное решение.

— Что ж, давайте обговорим эти самые детали, — посерьёзнел Олег. — Вы уполномочены принимать решение на месте или придётся ждать ответа вашего клана? В прошлый раз, насколько я помню, мы договаривались, что эта встреча будет последней. Времени всё меньше, и я не могу ждать слишком долго. При всём уважении, но переговоры итак изрядно затянулись.

— Мы понимаем ваше беспокойство, господин Олег, — ответила она. — И я уполномочена говорить за клан. При любом исходе наших переговоров ответ будет дан сразу же. Собственно говоря, в целом мы настроены принять ваше предложение, так что не думаю, что возникнут сложности. Первое, что хотелось бы знать совету старейшин — что вам известно о том практике, что стоит за данным турниром? Намерен ли он вмешаться в ход событий?

— Насколько я знаю — вероятность его прямого вмешательства крайне мала, но гарантировать я ничего не могу. Собственно, и никто другой не сможет сказать вам по его поводу ничего достоверного. Он слишком силён.

— Что ж, это ожидаемо, — вздохнула она. — Тогда перейдём к другой детали. Совет старейшин настоял на том, что бы вы породнились с нашим кланом. Это раз. Два — мы хотим, что бы вы добились гарантий предоставления нам определённой территории, на которой мы сумеем обосноваться. Если вы согласны с этими двумя требованиями, то клан Иллитар принимает ваше предложение.

— И это всё? — поднял он бровь.

— Да, — кивнула она.

— Ну что ж… Породниться, я так понимаю, означает взять в жёны вас, правильно? — улыбнулся он. Лёгкий румянец на щеках девушки подтвердил его предположение. — Это… Возможно. Согласен. Насчёт земли — я предвидел подобное условие. Этот вопрос уже решён. И я готов предоставить вам документы на арендованную мною землю. Там достаточная территория для основания целого города, договор сроком на сто лет и предусмотрена возможность регулярного продления.

— Что послужит гарантией тому, что нас не обманут? — уточнила она.

— То, что нашему государству это не выгодно. Баланс сил в нашем мире стремительно меняется, и мне удалось убедить правителей моего государства в том, что клан вашего уровня, обладающий старейшинами в сфере Небес и практиками сфер Земли и Формирования, будет весьма значимым союзником. Разумеется, есть и условия — вы примите подданство нашего государства и обязуетесь соблюдать основные его законы. Но и преимущества достаточно значительны — вы получите поддержку и покровительство государства, являющегося одним из самых могущественных на нашей планете.

— Я верю вам. В любом случае, мы намерены дать вам титул старейшины нашего клана. Мы не так наивны, что бы полагаться на одно лишь слово, но за это время мы успели убедиться в том, что ваши утверждения и прогнозы скорее всего воплотятся в жизнь, — вздохнула она. — И скажу честно — сделав из меня вашу жену, клан рассчитывает упрочить наши связи и привязать к себе. Политический брак. И это важный вопрос, ответ на который мне необходимо получить. Каков ваш ответ?

Олег усмехнулся, по новому оценивая девушку. Молодец, ничем не выдаёт своего волнения или, тем более, недовольства по поводу того, что её попросту используют в качестве разменной монеты. Громов, несмотря на то, что считал себя довольно сильным Игроком, не мог понять уровня развития сидящей перед ним девицы.

— Какой сферы ты достигла и сколько тебе лет? — поинтересовался он.

— 74 года, третья ступень сферы Земли, — незамедлительно ответила она.

— А на вид и не скажешь, — слегка удивлённо заметил он.

— Вы ещё не привыкли, наверное, в силу того, что ваш мир ещё только становится частью Системы, но у практиков и магов несколько иное восприятие времени, — чуть торопливо заговорила она. — Меня предупреждали об этом, потому поясню. Срок жизни достигшего сферы Истока — от трёхсот до трёхсот пятидесяти лет. Это, так сказать, естественный рубежи жизни, без учёта получения различных травм и прочего, что может сократить это число. В сфере Формирования Узлов — от пятисот до шестисот, в сфере Земли — восемьсот-девятьсот. Сфера Небес — от тысячи семисот до двух тысяч лет. Так что по меркам тех, кто идёт тропой эволюции, я ещё юна.

— И судя по тому, что я знаю, достигнуть в твоём возрасте третьей ступени сферы Земли — действительно выдающееся достижение. Таких в окраинных мирах почитают как гениев, лучших талантов, которые тщательно берегут и никогда не отдают на сторону, — заметил Олег. — Так скажи же мне — в чём причина подобной щедрости твоего клана? Способные достичь сферы Небес личности — огромная редкость, на них, в немалой степени, строится фундамент могущества ведущих кланов. Учитывая твой возраст — ты гарантированно достигнешь этой сферы. А возможно даже и сумеешь достичь её пика, как твой отец. Такие ценные кадры не раздают кому попало.

На десяток секунд в помещении воцарилась тишина. Девушка, опустив взгляд, играла с бокалом в своих руках, собираясь с мыслями. Наконец, решительно взглянув в глаза своему собеседнику и, возможно, будущему мужу, она ответила.

— Думаю, пытаться играть словами и юлить, как мне советовали некоторые из тех, кто отправлял меня сюда, не имеет смысла. Что-то мне подсказывает, что в подобных вещах вы стали бы достойным конкурентом совету старейшин моего клана, — невесело усмехнулась она. — Клан Иллитар — второй по силе в Лимниане, лишь совсем недавно бывший первым. А наш мир, в свою очередь — самый могущественный из тех четырёх, что нацелились на ваш. В верхах клана уже давно идёт ожесточённая борьба между главной семьёй, возглавляемой нынешним главой, и рядом боковых ветвей клана, объединившихся вокруг моего дедушки. Нынешний лидер был тем, кто по мнению многих привёл клан к упадку. Всего за четыре века мы из тех, кто считался абсолютными хозяевами Лумниана, контролирующими его Звёздные врата, стали вторыми по силе, лишившись, в числе прочего, и Врат. Не буду вдаваться в нюансы, тем более мне и самой они известны лишь весьма поверхностно, но скажу одно — наш глава могучий воин, но при этом очень плохой политик. Импульсивность, излишнее доверие к не самым талантливым советникам, чьи основные способности лежат не в области магии или боевых искусств, и даже не в управлении, на худой конец, а в мастерстве угождать и поддакивать своему хозяину…

— Можешь опустить душещипательные подробности, Акнайя, — вмешался Олег. — Как ты верно заметила — я не столь глуп, что бы россказни о злом тиране меня растрогали и заставили проникнуться к вам излишним доверием. Давай к сути, хотя я и так примерно уже понял, о чём речь.

— Хорошо. Мой дед и отец надеются, что взяв меня в жёны, вы станете не просто союзником клана, но в первую очередь — их союзником, — сказала она.

— Тогда, наверное, мне должны рассказать ещё и о том, зачем мне лезть в ваши проблемные внутренние разборки, нет? — поинтересовался он.

— Ну, потому, что вы получите место одного из старейшин…

— Не интересует, — отрезал Олег. — Моя организация вполне может превзойти ваш клан в силе в течении одного-двух десятилетий. Так что от того, что я стану частью вашего клана и буду, волей не волей, вынужден считаться пусть и формальным, но подчинённым его главы, я больше потеряю, чем приобрету.

— Вы не будете никому подчинены, — возразила она. — И при этом получите достаточно могущественного союзника, обладающего практиками и магами высоких сфер развития, а дед и отец вашей жены будут лидерами Иллитар! Ну, и конечно же, вам будет открыт доступ ко всем знаниями клана, хранилищу артефактов и многому другому. А по поводу необходимости подчинятся — можете и не брать на себя пост старейшины. Да и торопить с решением вас никто не будет, эта борьба внутри клана идёт очень много лет и продлится, скорее всего, ещё дольше.

— В качестве моей предполагаемой невесты должна была прибыть кто-то другая, верно? — прищурился Олег, прикинув в голове все варианты. — Кто-то менее ценный для клана и относящийся к сторонникам его лидера.

— Да. И мне стоило немалых усилий сделать так, что бы перед вами предстала именно я, — подтвердила девушка. — А моему деду — огромных средств, пущенных на подкуп нужных людей.

— Что ж, я возьму тебя в жёны, — ответил он. — Как у вас принято скреплять подобные союзы?

* * *
Самый обычный, на первый взгляд, таёжный лес. Хвойные деревья, птичьи трели и звуки многочисленной лесной живности, не спешащей показываться нам на глаза. После краткого осмотра местности мы пришли к выводу, что нас закинуло в Сибирь. В голове у каждого из нас при переносе появилось осознание, куда именно нужно двигаться. Некий зов, что шёл с севера, позволяя безошибочно определять направление движения.

Первый часы пути показали, что Сибирь полна сюрпризов. Различные птицы, периодически рисковавшие нападать, не слишком крупные лесные хищники вроде рассомах и ласк — опасностей по меркам обычных путников хватало, но пока никого выше уровня Трансформы Плоти не попадалось. Слабое зверьё, которое не представляло для нас ни интереса, ни тем более угрозы. Однако расслабляться не стоило — наверняка это лишь начало.

— Как-то странно, — заговорил, прерывая молчание, Вася. — Что, вот такие вот звёрчки из контактного зоопарка — вся…

— Тихо! — зашипели одновременно Ал и Алиса.

А в следующий миг издалека раздался волчий вой. Ему ответил ещё один, за ним третий, четвёртый, пятый… Десятки волчьих глоток исторгали вой с разных сторон, показывая, что мы окружены. Я ощутил некое давление на разум, а затем странную волну, что вызвала лёгкую дрожь в моих пальцах. Эти твари давили на разум, стремясь нас запугать!

Остальные тоже ощутили нечто похожее. На удивление, одна лишь Оля выглядела относительно спокойной — остальные, включая меня, хоть немного, но дрогнули.

Однако сегодня серошкурым не повезло. Они выбрали не того врага — среди нас не было слабаков, которых можно было пронять подобным.

— В круг! — резко бросил Илья. — Маги и лучники — вы в центре. Вася, расчисти нам пространство от деревьев!

Споров не было — право командовать Ильи признавали все. Мы за пару мгновений заняли круговую оборону, а затем тёмная волна рванула во все стороны, сметая деревья вокруг нас. Несколько мгновений — и мы посреди поляны диаметром в несколько десятков метров, окружённые поваленными деревьями, на которых плясали языки пламени. Оля держалась рядом со мной, и я был готов прикрывать нас обоих.

Вой стремительно приближался, набирая мощь и усиливая давление. Сколько же их там?!

Перед нами показались первые монстры. Ростом с хорошего пони, волки в остальном выглядели практически так же, как и их обычные собратья. Вот только обычных зверей среди них не было — слабейшие члены стаи были уровня Трансформы Мозга. Таких было десятка четыре с половиной, большая часть стаи. За ними было два десятка монстров в сфере Истока, а так же, к моему удивлению, три существа уровня сферы Формирования. Причем, что самое поганое — в отличии от чужих, это зверьё было наше, земное. А следовательно, не имело никаких ограничений на использование своей силы.

— Дело дрянь, — сплюнул Миша. — Что будем делать с вожаками?

Звери пока не нападали, но все понимали — схватки не избежать. Монстры развивались, в первую очередь, за счёт пожирания. Те, что прежде были травоядными, предпочитали растительные ресурсы (но и разбавить мясом свой рацион при случае не брезговали), хищники же делали упор на охоту. И в их глазах мы были отличной добычей.

Первыми напали звери Трансформы Мозга, самые молодые и горячие в стае. Ледяные копья, сгустки тёмного пламени и десятки стрел — ответ зверью был мгновенным. Шквал ударов, что на первый взгляд должен был попросту смести нападающих монстров, обрушился на чудовищ. Однако стая сумела неприятно удивить.

Я уловил мгновенный выброс энергии от зверей сфер Истока и Формирования — а затем вокруг каждого из несущихся вперёд зверей возникло марево лёгкое мерцающее марево, наполненное Законом Воздуха. И пусть он был лишь первого ранга, но мощь целой стаи монстров, вложенная в эту защитную способность, с лихвой компенсировала этот недостаток.

Илья и Миша среагировали одновременно. Два вскинутых щита — и вокруг нас сомкнулась полусфера защиты, наполненная Законом Пути Щита первого ранга, в которую и врезались нападающие чудовища.

Нельзя сказать, что атака магов и лучников прошла совсем уж без толку — на земле осталось лежать шесть мёртвых тел, но этого было мало. Ярящиеся твари, всё ещё закрытые защитным навыком, не скупясь били по неожиданно возникшей преграде. Когти, клыки, даже слабенькие атакующие навыки — защиту основательно проверяли на прочность.

— Ударю в серьёз, — бросила Инна. — Поберегите силы.

Над нами стремительно начал формироваться шар чистой ледяной энергии, наполненной Законом Льда второго ранга. Атака формировалась медленно, но заключённая в ней мощь вызывала уважение даже у меня. Не завидую тому, кто попадёт под подобный удар. Волшебница, не скупясь, вливала в своё заклятие ману, и внутри шара неспешно формировалось мощное атакующее заклятие Легендарного ранга.

Однако и стая была не лыком шита. Молодняк отхлынул назад, к старшим сородичам, а самый крупный член стаи, здоровенная мохнатая зверюга, явно занимающая должность вожака, вскинул морду и разразилась воем.

С каждым мигом к нему присоединялось всё больше голосов, и к моменту, когда заклятие Инны было уже в шаге от завершения, не выл лишь один из зверей сферы Формирования — прочие члены стаи уже вовсю выступали музыкальным сопровождением.

В этот раз никакой паники или приступов неосознанного страха я не почувствовал. И вообще сперва решил, что стая сглупила, но… Барьер покрылся трещинами, а сам я слегка пошатнулся, почувствовав, как из ушей начинает течь кровь. Закон! В этом вое был Закон! Судя по всему — закон Звука, причём не ниже второго ранга! Хотя нет, для второго ранга всё же слабовато, просто акустическая атака чудовищ была массовой способностью, и количество энергии в ней зашкаливало.

И самое поганое было даже не в том, что купол защиты начал рушиться, а в том, что ледяная вьюга, сполна напоённая мощью Законов Инны, переполненная маной, которой хватило бы, что бы обратить всё вокруг в филиал ледяного ада, стремительно рассеивалось. Ударили порывы ветра, ледяные колья полетели во все стороны, пронзив ещё нескольких монстров, обратились ледяными статуями тройка зазевавшихся серошкурых… И, собственно, всё. Вражеский вой, основная мощь которого была направлена как раз-таки на заклятие Ледяной Ведьмы, подавил её.

— А гонору-то было, — фыркнула тихонько Оля.

В воцарившейся после столкновения двух заклятий тишине её негромкий шёпот прозвучал достаточно громко, что бы его услышали все.

— Так попробуй сама, девка! — отрезала Инна, с трудом переводя дыхание.

Анна и Алелекэ, не говоря ни слова, вскинули луки. Град стрел, не слишком мощных, но многочисленных, обрушился на стаю, вынуждая ту двигаться, не позволяя напасть сразу. Сильные техники ни один, ну другая пока не использовали. У лучников с этим всё сложнее — у них либо слабенькие, но быстрые и многочисленные атаки, либо сверхмощные, но такие, которые должны сразу ставить точку в схватке, так как жрут слишком много энергии.

— Что делать будем? — поинтересовался я.

— Вася пусть пока бережёт силы, — ответил Илья. — Нужно будет, что бы он поставил точку в этом бою. Но для этого надо истощить их силы, а то снова всё кончится пшиком. Будем держать оборону и потихоньку прореживать их ряды. В идеале, конечно, ещё бы вожака с его пощниками прикончить — именно они формируют массовые техники, остальные лишь энергию вкачивают. Но это вряд-ли получится.

Это я тоже заметил. Когда они призывали воздушную защиту, первым выл один волк сферы Формирования. Когда развеяли заклятие Инны — другой. У первого Закон Воздуха, у второго — Звука. Оставался третий, самый мелкий на вид из этой троицы. И какие у него способности было пока что загадкой. Тот, первый вой, действующий на разум, не имел в себе Закона, так что скорее всего был общей способностью.

Не слишком сильные противники по одному, стая была сильна не только свои количеством, но и способностью бить всем вместе. Разнообразие законов, слаженность действий и решительность хищников действительно внушали уважение. Тут никакой Игрок, хоть Первого, хоть какого поколения, в одиночку не сумел бы противопоставить санитарам леса абсолютно ничего.

— Я возьму на себя вожака, — решился я. — Закон Звука именно у него. Прикончу его, и остальным будет нечем защищаться.

— Рискуешь, Костя, — заметила Алиса. — Он держится позади, на рожон не лезет. Как ты доберёшься до него?

— Легко и просто, — пожал плечами я. — Рвану напролом. Но и вам придётся рискнуть — ударите по стае сами, перейдёте в атаку. Когда они отвлекутся, я рвану. Остальное беру на себя. И не спорить! — повысил я голос, не давая ничего сказать набравшей воздуха в грудь Оле. — Я знаю пределы своих сил и героически помирать не намерен. Не справлюсь — отступлю. Всё равно пока вожак жив, мы тут можем торчать пока рак на горе не свистнет.

— Хорошо, — согласился Илья. — Вася — жахни чем-нибудь эффектным, после него остальные тоже начинают атаковать всеми дистанционными способностями, которыми владеют. Мы с Мишей не в счёт — на нас защита. Инна тоже — восстанавливай ману, сейчас это важнее. По моему сигналу!

Мы быстро заняли позиции, и Вася ударил в сторону засевших среди деревьев монстров неровным шариком тёмного огня, что врезавшись в первое же препятствие рванул с силой авиабомбы. Следом полетели стрелы, лезвия энергии и спрессованный воздух в форме человеческих кулаков — Исмаил тоже включился в работу.

Стая ответила воздушными копьями, щедро посыпавшимися со всех сторон. Первый из волков Формирования стоял, изрядно напрягшись — именно он усиливал сейчас всю стаю своим Законом. Что ж, обе стороны втянулись в перестрелку. Пора бы и мне поучаствовать.

Тонкие молнии зазмеились по моим ногам, и я рванул по широкой дуге к деревьям. Волки перестроились и чуть углубились в лес, но моё восприятие не нуждалось в зрении. Тело, укреплённое энергией, было способно выдержать слабые воздушные атаки, что вскользь задевали меня — серьёзные угрозы я обходил или отражал клинком.

Пара мгновений — и вот я уже среди молодняка окружившей нас стаи. Первый взмах меча легко рассекает надвое первого зверя, не успевшего даже понять, что происходит. Ещё несколько секунд — и за мной уже пять мёртвых тел, но волки быстро понимают, что слабаками меня не остановить, и откатываются в стороны. Я не стал их преследовать — мне открылся коридор к тварям сфер Истока и Формирования. И я им воспользовался.

Мой клинок высекает искры из шкуры первого хищника, равного мне по развитию, и с трудом пробивает её. Рана вышла несерьёзной, скорее даже царапина — тварь обратила свою шкуру в металл. Закона в нём не было, но тем не менее защитная способность оказалась достаточно прочной.

Пора стать серьёзнее. Я вспыхиваю багровым сиянием — сейчас, достигнув Истока, я могу полноценно использовать силу Проявления Ци. Никаких трат жизненной силы, никакой излишней нагрузки — по словам Баррагана тот факт, что я использовал Проявление раньше времени и несколько неправильно, навык теперь обрёл некоторые свойства, не предусмотренные в изначальной его версии. Например, вот такие…

Лезвие багровой энергии метнулось влево и без труда рассекло парочку чудовищ, примерившихся перейти в тесный контакт. Великолепное чувство, скажу я вам, а ведь я ещё не использовал свои Законы на полную катушку.

Я ощутил, как мои товарищи перешли в наступление — волки, из-за моей атаки, сломали формацию и ослабили натиск, так что сейчас Оля, Илья, Алиса и Исмаил перешли в атаку. С магами и лучниками остался Миша — видимо, что бы прикрыть их. Хотя секундой позже Ал тоже покинул зону, закрытую барьером. Чёрт, и нахрена Оля вылезла?! Ладно, сейчас не до этого. Вот и те, ради чьих голов я вообще вылез.

Зверь уровня Формирования впечатлял. Могучее тело и мощная энергетика, что волнами накатывали, стремясь подавить, сломить и заставить бояться стоящего перед ним противника, Закон Звука, едва ощутимый, но пропитывающий всё вокруг него — сильный и опасный враг. Разница между ним и его сородичами сферы Истока была куда больше, нежели между Истоком и Трансформой мозга. Эта зверюга значительно превосходит меня почти по всем параметрам — от физических кондиций до объема и плотности энергии. Но вот кое-что, что, как по мне, было даже важнее, во всяком случае сейчас, было за мной — познания в Законах и мастерство в бою. Посмотрим, чья возьмёт!

Волки ожидаемо взвыл, и незримая волна, заставляя стволы деревьев покрываться трещинами и лопаться, оставляя следы разрушений на земле и попросту разрывая мелкую растительность, рванула прямо на меня. Остальные волки сосредоточили свои силы на моих товарищей, оставив нас один на один, так что я мог действовать без оглядки.

Багровая Ци стала гуще, впитываясь в покров ки, защищающий меня, и я вскинул клинок к небесам, выпуская на волю Законы Меча и Молнии. Время замедлило свой бег, и я, напрягая тело до предела в чудовищном, запредельном усилии, сменил стойку и ударил Выпадом Веры. Окутанный молниями полупрозрачный клинок послужил и щитом, и мечом — акустический удар попросту рассеяло давлением куда более изощрённой техники, усиленной Законами второго ранга.

Зверь начал движение, стремясь уйти с пути Выпада, и ему почти удалось — то, что для меня было запредельными усилиями, для него, в его сфере, было вполне себе рабочей скоростью. Однако совсем уж впустую удар не прошёл — на широком боку протянулась длинная, глубокая царапина, в которой, не давая его естественной регенерации срастить её, засели частицы моих Законов. Один-ноль, сучонок.

Основная масса тварей, возглавляемая волком-воздушником, начала активно теснить моих товарищей, но третий из монстров пока не вмешивался. Не теряя времени, я использовал технику движения и ударил по своему противнику, но тот вновь отскочил. Он явно опасался попадать под удар моего меча и не понимал, что делать с неожиданно зубастой добычей.

Мы потратили ещё секунд десять бегая по лесу. Вожак явно решил увести меня подальше от остальной стаи, но вестись на эту удочку я не собирался. Сам по себе зверь, со своим Элементом Звука, был слабым противником в одиночной схватке — его способности раскрывались на полную именно при командной работе. Плюнув на него, я рванул назад и застал волков, активно пытающихся пробить барьер моей команды. Ребят снова загнали на изначальную позицию.

Внезапно под куполом засияло золотым светом, что легко разогнал вечерние тени. Я ощутил могучую энергию, тугими волнами сплетающуюся воедино — Ал готовил к использованию нечто монументальное. Окутанная ярким свечением стрела, наполненная Законом Света, вылетела быстрее молнии — и тот самый волк, что обладал Законом Воздуха, окутался вспышкой света.

Тварь с громким воем покатилась по земле, стремясь воздушными вихрями затушить золотистое пламя на своей шкуре — и ей это удалось. Сильнейшая атака Ала прошибла защиту зверя и нанесла тому серьёзную рану, пусть не убив, но окончательно выведя его из схватки. А тем временем к стае присоединился отогнанный мной вожак.

Всё, достало. Пора выложиться на полную, не играя в экономию сил. Стая потеряла почти половину состава, но и ребята изрядно выложились. Если так пойдёт и дальше, мы перебьём волков — но потерь не избежать. Кто-нибудь погибнет точно, а этого допускать не хотелось. Правило трёх трупов, мать его — а мне ещё нужно добраться до индивидуального турнира.

Я рванул вперёд, окутанный молниями и багровым светом, ускоряясь до предела. Тот самый третий волк, что был загадкой всё это время, рванул мне на перерез, на ходу покрываясь металлом — и я наконец понял, что у него за Закон. Элемент Металла! Неплохо, неплохо.

Мой меч, высекая искры, ударил в когтистую лапу зверя, блокируя его атаку. Мой левый кулак, напитанный молниями, ударил по железной пасти — хрен я дам себя цапнуть.

Мы оба одновременно активировали техники движения, закружившись подобно маленькому смерчу. Парочка монстров, попытавшихся сунуться к нам, мгновенно отлетела в виде кусков мяса различной шинковки — поддавки кончились, ребята. Мой противник был не в силах достать меня, однако и я никак не мог попасть по нему как следует, оставляя на металле уродливые царапины, не опасные для его жизни.

Раздался вой, усиленный Законом Звука — вожак снова объединил силы с остальной стаей, но теперь, лишившись угрозы в виде третьего волка, мои перешли в наступление. Оля, Исмаил, Вася и Илья, плюс Аня и Миша — стае пришлось худо, но даже несмотря на это, монстры почему-то не отступили. Вожак с его акустическими атаками уже был не так опасен — чем меньше волков оставалось, тем слабее были их коллективные техники, а закон первого ранга не то, чем нас можно пронять.

Мой бой тоже подходил к концу. Улучшив момент, я обрушил Выпад, вложив в него оба Закона и Проявление Ци. Против такого металлическое тело не выстояло, и бедолагу подняло в воздух призрачным клинком, нанизав, как бабочку. Отчаянно взвыв, бедолага в предстмертном услии выпустил десятки железных штырей во все стороны, но я ушёл от этой атаки.

Клинок растаял, исчерпав вложенную в него энергию, и волк рухнул на землю. В тот же миг я оказался рядом и отсёк голову зверя.

Следующим я выбрал вожака. Тот теснил Илью, обрушиваясь на того со всех сторон, пользуясь своим преимуществом в скорости и силе. Мой товарищ успевал защищаться, но атаковать не успевал.

Мой меч сперва отсёк лапу увлёкшемуся монстру, и тот, заскулив, попробовал сбежать — но теперь я был быстрее. Понимая это, он решил забрать меня с собой — и огромная пасть едва не сомкнулась на моей голове. Я допустил ошибку, ударив мечом в грудь монстра. Рана, конечно, была смертельная, но пара секунд у него осталась — и вот я стою, напрягая все силы и удерживая руками огромную пару челюстей. Из глубин глотки умирающегося вожака раздался последний, предсмертный рык — наполненный, правда, такой мощью, что я едва не оглох. Уши, глаза, нос, рот — отовсюду заструилась кровь, и я, разъярённый этой болью, использовал всю мощь, напрягая мышцы за пределами того, что для них было нормой. Результатом стала порванная пополам пасть и то, что ранящий меня рык затих окончательно.

— Поздравляю нас с первой победой, дамы и господа, — устало объявил Илья, появляясь рядом с третьим волком и вонзая тому клинок прямиком в череп. По телу зверя прокатилась предсмертная судорога, и раненный Алом зверь издох.

Впрочем, он и так с трудом полз, так что этот удар можно было принять за акт милосердия.

Глава 23

После схватки с волками, чья стая, видимо, повывела хищников-конкурентов в окрестностях, следующий день мы двигались, почти не встречая чудовищ. А вот на третий попёрли интересности…

Кабаны, медведи, рыси, ласки, совы, соколы, орлы и орланы — и всё это разных сфер, от Телесных Трансформ до Формирования. К моменту, когда мы добрались до финальной зоны, у нас уже было десятка четыре одних только ядер уровня Формирования Узлов. Не говоря уж о неисчислимом запасе сферы Истока — этим добром у нас два мешка было забито.

Звери словно чуяли нас и пёрли со всех сторон, в любую минуту, абсолютно не заботясь сохранностью собственной шкуры. Это было неестественно и ненормально, но, впрочем, ни разу не удивительно — что это был бы за турнир, если бы нам можно было просто пешком прогуляться до финиша?

К моему неудовольствию (да и не только моему), мы пришли лишь четвёртыми. А первыми оказались, ко всеобщему удивлению, те, на кого никто особо не обращал внимания, считая аутсайдерами — северокорейцы. Вторыми прибыли белорусы, третьими — бразильцы. Да-да, сам ожидал в первой тройке Россию, Китай и США, но вот оно как повернулось.

Впрочем, объединённая команда Евросоюза припёрлась пятой. Шестыми — китайцы, американцы — девятыми. А вообще в обозначенные сроки уложилось лишь одиннадцать команд. Остальные выбыли.

При чём, что характерно, из тех, кто добрался вовремя, никто не потерял ни одного человека. Что не удивительно — ведь на все сто десять прошедших дальше Игроков лишь Оля была из второго поколения.

— Ну что ж, дорогие участники, — появился в центре небольшой полянки, которая и была местом сбора Арвен Годгар. — Поздравляю всех с выходом в следующий этап турнира. А сейчас я покажу вам список доступных для покупки предметов и количество заработанных вами баллов.

Перед моими глазами появился каталог различных зелий, предметов, техник и артефактов — от Базового до Королевского ранга. А так же количество доступных команде баллов — двести семьдесят три тысячи с копейками. Сумма, с одной стороны, немаленькая — техники Королевского ранга стоили от тридцати до пятидесяти тысяч (в зависимости от качества), с другой — на десятерых как-то не особо разгуляешься. Впрочем, ничего такого, чего у меня не было стараниями Баррагана, тут не было.

— Мои очки пусть достанутся пополам Алисе и Оле, — заявил я своим товарищам, во всю осматривающим предложенный список.

Не слушая никого, я зашагал к скучающему практику в центре поляны. Доспехи, оружие, алхимия и прочее, что могло пригодиться мне в дальнейшем, уже и так лежало в запасниках старшего соученика, ожидая своего часа, ну а техники… То, что действительно было бы достойно моего внимания, имело ранг не ниже Легендарного. Прочее — мусор, за исключением тех случаев, когда технику создавал я сам. А сейчас самое время кое-что проверить. И надеюсь, я ошибаюсь…

— Приветствую, почтенный, — с поклоном обратился я к Арвену. Этикет практиков Барраган в меня вбить не забыл. — Мне неинтересны имеющиеся награды, но есть кое-что, насчёт чего я хотел бы спросить у вас совета. Не откажите ли вы в помощи младшему?

На меня взглянули синие, как море глаза, в которых к холодной неприязни добавилась толика искреннего любопытства. Ну ещё бы, ведь мы оба были в курсе, что являемся врагами, вынужденными, в силу независящих от нас обстоятельств притворятся нейтральными сторонами. И то, что я сейчас делаю, было весьма дерзко, хоть и не выходило за рамки дозволенного. Хотя и было на самой грани.

Откуда-то из-за моей спины скользнул луч внимания. Словно быстрое, мгновенное сообщение, его было почти невозможно заметить — и я бы не заметил, если бы не рассчитывал на что-то подобное.

— Слушаю, младший, — ответил он мне в звенящей тишине, установившейся на поляне. Галдеж и обсуждения мигом прервались и все с интересом уставились на происходящее.

— Я уже довольно долго работаю над личной защитной техникой, основанной на покрове воина, доступном практикам сферы Истока. И определённые успехи у меня есть, но этого абсолютно недостаточно для того, что бы создать что-то приемлемое. Не взгляните ли на мои наработки? И, если посчитаете нужным, не дадите ли мне несколько подсказок?

Барраган будет в ярости, но это того стоит, если он реально мне поможет. Хотя с чего бы ему это делать? Я, честно говоря, подошёл только ради самого вопроса.

Моя техника, работу над которой я начал ещё под его руководством, но не сумел завершить, должна была дать мне изрядное преимущество в боях. Но в отличии от техники движения, над которой я и без того много работал в силу того, что постоянно использовал её в боях, с защитной была задница — я не очень-то часто стремился словить прямые атаки своим телом, в силу чего и не имел ни малейшего понятия о том, как её составить. А Барраган настаивал именно на том, что бы я создал её на основе своего опыта и отталкиваясь от своей техники эволюции — мол, лишь тогда от неё будет максимальный прок.

— Достигнув сферы Формирования Узлов, Константин, ты, как и всякий другой практик, обретёшь способность укутывать своё тело энергетическим покровом. Так называемый Доспех Ки, основа основ любого воина, внеранговое умение, чья сила зависит лишь от личной мощи энергии Ки практика. А если этого тебе мало, то ты можешь взять в левую руку щит и идти путём именно воина, а не мечника. Зачем же пытаться объять необъятное? — холодно поинтересовался он.

— Затем, что лишь пытаясь прыгнуть выше своей головы, можно надеяться достичь истинных высот, — ответил я. — А если довольствоваться меньшим, если ограничиваться рамками, заданными кем-то — хоть личным искусством, хоть самой Системой — то так и останешься подражателем того, кто даровал тебе твоё искусство. А идти всю жизнь чужой тропой… Много ли в этом смысла? Много ли чести?

Вот теперь в глазах Арвена появилось то, чего я совсем не ждал. Усмешка. А затем он расхохотался — громко, откровенно, до слёз. С полминуты смеялся могучий практик, аж согнувшись в поясе.

— Наглец, какой наглец… Знаешь, подобные пафосные фразы очень свойственны молодым практикам, которым на начальных этапах всё даётся легко и просто. Без труда создаваемые личные техники, превосходство в силе над окружающими, убеждённость в собственной исключительности… Но мне нравится твой взгляд. Ты слеплён из редкого теста — такие как ты обычно повергают множество миров в хаос, боль и страх, при этом искренне считая, что несут благо. Сильные, самоуверенные, ослеплённые своими идеалами, в итоге вы становитесь худшим злом чем то, против чего боритесь, и в итоге гибнете, осознав свою незначительность и испорченность. Но в тебе горит особое пламя, верно? Ты искренне считаешь, что именно ты спасёшь свой мир и затем приведёшь его к величию. Что ж, я буду с интересом наблюдать за тем, как твои идеалы обратятся в пыль, а сам ты падёшь, раздавленный осознанием своих ошибок. А потому — давай, показывай свои наработки. Я куда больше разбираюсь в подобном, чем твой старший соученик, и я клянусь своим именем — в этот раз я помогу тебе без всякого подвоха. Всё равно ты сгинешь в скором времени.

Громкие речи, очень громкие от того, кому класть на мой мир… Ну да и хрен с ним. Пусть он знает о моих тренировках с Барраганом, плевать. Клятва собственным именем… Это действительно не пустые слова в Системных мирах. И нет, дело не в каком-то там возможном наказании от Системы — ничего подобного. Просто тот, кто уважает самого себя, никогда эту клятву не нарушит. Не по пустякам уж точно — ради того, что бы подшутить над муравьём вроде меня никто не станет посягать на самоуважение. Ведь во многом практик — это тот, кто верит в себя и собственную гордость, какой бы она ни была. И душевная целостность важна не меньше, чем ресурсы и возможности для эволюции.

Я активировал технику — вернее, задумку на неё — медленно и неспеша, давая возможность увидеть всё Арвену. И принялся объяснять, что к чему, комментируя каждое движение своей энергии. Несколько минут помолчав и обдумав, тот принялся сыпать обнаруженными недостатками в увиденном. А затем насильно, напитав моё тело собственной энергией, заставил выполнить её так, как он считал правильным.

Покров Ки, техника Императорского ранга Среднего Качества. Плотность и крепость данной защиты в первую очередь зависит от силы Ки пользователя и уровня познания Закона Элемента Молнии. Увеличивает физические параметры на тридцать процентов, даёт возможность принимать прямые удары и синергирует с Проявлением Ци.

— Доволен, юнец? — поинтересовался Арвен.

— Да, старший, — слегка склонился я.

— У вас на Земле есть действительно хорошая фраза, — бросил он мне в спину. — Наглость — второе счастье. Но мой тебе совет — не слишком-то полагайся на неё. В финале одиночного турнира ты будешь разгромлен вне зависимости от своих достижений.

На это я ничего не ответил. Вернувшись к своим, я услышал много интересного о своей борзости и везучести. В след за мной были ещё несколько желающих получить совета у могучего практика, но тут уж Арвен разогнал всех этих умников, заявив, что это была разовая возможность. Не успели — ваша проблема.

Около часа длилось распределение покупок, а затем были объявлены условия второго раунда. По ним выходило, что теперь нас ждёт трехдневное путешествие, но только помимо зверей (которых, кстати, хоть и будет меньше, но их сила будет значительно выше) нас будут ждать практики различных сфер. Большими группами, они, являющиеся в своих мирах рабами и преступниками, будут стремиться прикончить как можно большее число участников — ведь за каждого убитого все, кто принимал участие в убийстве, получат свободу.

Практики будут сферы Истока, не выше, но по заявлению Годгара — они выходцы из срединного мира, и общий уровень у них выше, чем у тех, с кем мы вели войну. Так что дав время на отдых до вечера, он удалился.

Я не стал тратить время на отдых. И все попытки Оли пообщаться я тоже пресёк — мне необходимо было отточить новую технику, и именно этим я был занят.

Когда пришло время двигаться, я уже был более менее готов. Нас вновь перенесло, и мы всё так же очутились в лесу.

— Теперь нужно будет действовать аккуратнее, — заявил Илья. — Наши противники — люди, причём весьма мотивированные. Необходима разведка. Мы будем двигаться шагом, не спеша, по прямой. Алиса?

— Справлюсь, — кивнула девушка.

А в следующую секунду сорвалась вперёд, сливаясь с лесными тенями. Пару секунд, и мы перестали ощущать её присутствие.

— Почапали? — поинтересовалась Оля.

Мы двигались часа два до первого столкновения. Из кустов, с рычанием, вылезло трое медведей — сферы Формирования, опасные и сильные зверюги. На их уровне монстры были способны весьма недурно маскировать свою ауру. К счастью, для этого им приходилось замирать на одном месте, словно сливаясь с окружающим фоном, иначе, будь они способны подкрадываться незамеченными, было бы совсем туго.

Хозяин тайги и без того был сильнейшим противником в этих лесах, и даже в одиночку был способен доставить неприятностей всему отряду. А уж тройка подобных существ…

— Я беру на себя того, что в центре, — бросил я, хрустнув шеей. — На вас остальные.

Шагающий в центре монстр был заметно крупнее прочих и обладал шестнадцатью открытыми Узлами Души. Вообще, всего на данном уровне можно было открыть от сорока восьми до семидесяти двух Узлов — чем больше, тем лучше. Однако открывать каждый следующий узел было сложнее, чем предыдущий, и многие совершали прорыв в следующую сферу даже при минимальном количестве Узлов — сорока восьми.

Остальная парочка топтыгиных обладали лишь четырьмя открытыми Узлами каждый, что делало их значительно слабее вожака. Вздохнув, я разом активировал обе техники усиления — Проявление Ци и Покров Ки. Окутанный багровым свечением и покрытый тонкими разрядами молний, я сорвался вперёд, используя Шаг Молний.

Мой первый удар, наполненный Законами Молний, Меча и Огня (последний, к сожалению, был пока лишь первого ранга), пробил прочную кожу монстра и поразил мышцы. Успевший чуть отклониться медведь, вместо того, что бы получить смертельную рану в сердце, отделался ранением в плечо.

Коротко рыкнув, тот призвал Закон Земли, и вокруг нас взметнулась настоящая волна почвы, формируя закрытый купол. Монстр решил, в первую очередь, ограничить перемещения своего чрезмерно юркого противника. А затем взмахом громадной лапы отшвырнул меня в сторону.

Купол почвы становился всё плотнее и плотнее, обретая дополнительные слои почвы. Косолапый, сосредоточенно глядя на меня и покрываясь слоем грунта, не спешил нападать. Рана в плече, казалось бы, не тревожила могучего зверя. Сплюнув от досады, я встал в стойку для Выпада. Мишка мне попался на удивление разумный.

Монстр не торопился нападать, наращивая и купол, и личную защиту. И время сейчас играло вовсе не на моей стороне — несмотря на то, что техники медведя набирали силу неспешно, я понимал, что закончив свои приготовления, он станет смертельной угрозой. Места мало, особо не побегаешь, а в замкнутом пространстве у него имеются все шансы задавить такого красивого меня просто грубой силой.

Однако я всё равно не спешил. Кое-что, чего я очень не хотел, подтвердилось. То, о чём я даже думать не хотел, старательно закрывая глаза все намеки, на очевидные вещи, что я упускал. Оля…

Я не уверен до конца. И оставляю место фактору недопонимания, но даже сама вероятность подобного рушила моё душевное равновесие к херам. Ярость, с трудом мною подавляемая всё это время, горячей волной поднималась из глубины души, и несчастный медведь попался под руку как нельзя кстати. И раз уж он возвёл вокруг нас целый холм, укреплённый Законом Земли, то у меня есть возможность выплеснуть этот гнев, не показывая его посторонним.

— Готов, косолапый? — поинтересовался я.

Броня вокруг мишки приняла окончательную форму, в точности повторяя изгибы медвежьего тела, а сам зверь, недоумённо поглядев на меня, осторожно двинулся ко мне. Метров восемь в длину, даже двигаясь на четырёх лапах он был около двух с половиной метров в холке. Тонны мышц и земли, его покрывающей, чуть светящиеся карим глаза — и всё это на площадке диаметром около тридцати метров и потолком в четырёх. Достаточно пространства, что бы он чувствовал себя комфортно, и слишком мало для манёвров. Сил на эту технику у него ушло огромное количество, по моим ощущением, от его резерва осталось процентов сорок в лучшем случае — но ему было достаточно. Игра идёт на его поле…

— Приступим, Михайла Потапыч, — рыкнул я, выпуская на волю всю сдерживаемую до этого мощь моей ауры и заполняя пространство своими Законами на полную мощь…

* * *
— Ты уверен в своём решении, Эрдо? — поинтересовалась Ингрид Сидилайн, вёльва, волшебница и просто практик сферы Истинного Бога.

— Да, — твёрдо ответил Эрдо своей любовнице. — Без жертв не бывает достижений. И жертвы, которые я намерен принести, не столь уж и высоки.

— Ты прекрасно понимаешь, что мне плевать на жертвы тех, кто угодил в эту паутину! — резко бросила женщина. — Я не могу увидеть исхода событий! Все цепочки вероятностей словно в бездну падают, будущее в районе этого мирка закрыто туманом… Нет, даже не туманом — словно бы какой-то бездной, сквозь которую даже я не в силах ничего узреть! Прошу тебя, одумайся!

Эрдо ненадолго замер, ещё раз всё взвешивая. Желанная цель так близка, предпоследний шаг к его мечте, самый сложный и тяжёлый этап его плана, для которого должно было сложиться воистину очень многое — череда невероятных совпадений, на которые он никак не мог повлиять, и которая наконец произошла… И отказаться сейчас?! И что тогда, навечно остаться тем, кто он есть сейчас, отказавшись от шанса превзойти всех и уйти за горизонт доступного жителям Системы?

— Я не отступлю. Пусть впереди огромный риск, пусть я скорее всего погибну — я не откажусь от своей цели, Ингрид, — посмотрел он ей в глаза. — Час судьбы скоро пробьёт для меня, и я вступлю с ней в схватку — потому что таков путь, по которому я иду.

— Тогда не говори потом, что я не предупреждала тебя, — сверкнула глазами женщина.

Синее пламя буквально вспыхнуло в глазах блондинки, и само окружающее пространство слегка заколебалось от мощи, что вырвалась из хрупкого тела. Но миг спустя она взяла себя в руки и добавила:

— Я постараюсь помочь тебе, мальчишка. Но отдавать за тебя жизнь я не стану, так и знай.

— Спасибо, Ингрид, — улыбнулся он. — Я ценю твою помощь.

А затем, глубоко вздохнув, активировал установленную Костей печать.

— Скоро всё закончится.

И странный, невиданный узор начал ещё активнее поглощать прану Земли. А в четырёх мирах лидеры сил будущего вторжения одновременно получили указ готовиться к последнему сражению…

Глава 24

Здоровенный курган, в котором исчезли Костя и один из медведей, разметал в стороны огромный полупрозрачный клинок, перевитый жгутами молний и окутанный облаком огня. Законы Меча и Молнии второго ранга и дополненные Законом Огня первого — техника Кости стала ещё сильнее, как отметила про себя Оля.

Сам парень, ни капли не пострадавший, стоял посреди образовавшегося свободного пространства. Несчастный медведь, ещё пару минут назад бывший грозным хозяином тайги, лежал у его ног изувеченной, иссечённой и переломанной грудой мяса и костей. Сам же мечник, в бросив последний взгляд на дело рук своих, повернулся к отряду.

— Как ты, киса? — заботливо поинтересовался он.

Ольгу очень беспокоила возможность того, что о ней станет известно раньше времени. Косте она хотела сделать сюрприз, преподнеся тот факт, что она Первый Игрок, в самый последний момент — во время финала индивидуальной части турнира.

Почему она не рассказала сразу? Потому, что сглупила. Поступила, как идиотка, не доверяя ему, а позже… Просто не сперва искала более подходящий момент, а затем уже начала беспокоиться, что это будет выглядеть как ложь. Плюс ко всему она видела, в отличии от остальных, что ему очень важно осознавать тот факт, что он сильнейший, на голову превосходящий всех остальных и так далее. И чем дальше шло развитие, тем очевиднее становились преимущества практика божественного искусства над теми, у кого легендарные. В общем, не желание задеть самооценку и излишняя скрытность вывернули ситуацию так, что раскрыть правду она решила лишь в самом конце. Она уже отобрала кандидатов в свой личный отряд тех, кто отправится с ней в странствие к Центральному Миру. Косте же она собиралась сделать это предложение в самом конце.

К тому же в последнее время Арвен намекал на то, что его реакция будет не столь однозначна, как ей кажется, и просил повременить с этим. А тут ещё и его выкрутасы — она в последний миг успела послать Годгару мысль с просьбой удовлетворить его просьбу. Да уж, действительно наглец…

Но, кажется, всё нормально и парень ничего не заподозрил. Пусть идёт как идёт — честно говоря, Оля и сама немного побаивалась того момента, когда придётся всё ему рассказать. В конце-концов, он так радел за то, что бы защитить Землю, а то, что она предложит, идёт вразрез с его убеждениями. Но всё равно — Земля обречена, и если ей придётся, она силой заберёт его из этого мира. У них впереди почти бесконечная жизнь, так что подуется и отойдёт.

— Всё хорошо, солнце, — улыбнулась она. — Чем тебя так этот медведь обидел?

— Да хотел проверить на нём новый приём, а он слабоват оказался, — деланно вздохнул он.

Все молча покосились на медведя. Слабоват? Звери, на ступень превосходящие практика, особенно если они изначально были чем-то мощным, как медведь (от этого тоже зависела сила чудовищ), способны были доставить проблем даже Игрокам первого поколения. Да что там — один на один подобный медведь имел немало шансов прикончить человека, и даже в обратном случае Игрок бы вышел из боя изрядно помятым. А Костя, мало того, что взял на себя сильнейшего из них, так ещё и выглядел так, будто и не дрался вовсе. Чистая одежда, ровное дыхание, ни единой царапины и даже аура не стала слабее, чем до боя, что говорило о том, что больших затрат Ки с его стороны не было. А он сильнее, чем казалось до этого, значительно сильнее…

— Что ж, если всё зашибись, то двигаем дальше, — подал голос Илья.

* * *
Через несколько часов к нам вернулась Алиса. Девушка выглядела слегка запыхавшейся — несколько часов подряд использовать техники движения это вам не шутки, у кого угодно выносливость закончится.

— Впереди, в четырёх с половиной километрах, отряд бойцов. Тридцать четыре человека, из которых пятеро — ассасины, владеющие техниками скрытности. Ни одного практика ниже сферы Земли и трое в сфере Небес — хоть и под подавлением, но они всё ещё сильны и представляют угрозу. Магов пятеро, лучников нет, большинство — копейщики и мечники. Из лидеров отряда двое, кстати, тоже мечники, а третий — копейщик. Они вас, кстати, уже заметили и приготовили засаду.

— Что насчёт обхода? — спросил Вася.

— Тоже не всё однозначно, — ответила девушка, делая глоток из фляги. — С одной стороны пятёрка монстров сферы Земли — небольшая волчья стая, я с ними связываться даже не стала. И в отличии от людей, на этих подавление не действует. Понятия не имею, каким образом монстры достигли этой сферы, возможно, ими занялись специально, но они ещё опаснее. С другой — если пройти чуть дальше нарвёмся на ещё один отряд. Там только один практик сферы Небес, но отряд под сотню голов. Больше половины — сфера Истока, но даже так десятка три в сфере Земли наберётся. И если мы напоремся на них — то велик риск того, что эти ударят с тыла.

— Это если они в одной команде, что не факт, — заметил Миша.

— Проверять не хочется, — отрезал Илья. — Если боя не избежать, то надо принять его на своих условиях. Показывай, что там нам приготовили эти уёбки…

Спустя двадцать минут мы двинулись вперёд. Вернее, двинулся почти весь отряд, за исключением меня. Мне была отведена особая роль, и вступать в бой раньше времени было запрещено.

А потому я замер невдалеке от условного места столкновения.

Первыми, в качестве установок «Град», должны будут отработать наши маги. Первый удар определит всю картину будущего противостояния, и за эту атаку мы должны нанести как можно больше ущерба.

Небольшая волна от мощного выброса маны в воздух — и где-то впереди взметнулся столб сине-белого сияния, миг спустя обратившийся глыбой льда. Работа Инны — несмотря на расстояние в километр-полтора я чётко ощутил мощный выброс её силы и Законов. А затем, миг спустя, чуть в стороне беззвучно вспыхнуло чёрное пламя, в один миг обратившее в пепел всё, с чем соприкоснулось.

А затем я почувствовал полтора десятка аур, что уже не скрываясь атаковали. Видимо, всё прошло как задумано, и маги, полностью выложившись, сумели неожиданным ударом проредить вражеские силы. Что ж, пора и мне двигаться вперёд — двойка бойцов сферы Небес вступила в бой.

Есть два режима использования техник движения. Первый — это в режиме марафона, когда ты используешь её для преодоления длинных дистанций, так сказать, походный вариант. Он рассчитан на то, что добраться из пункта А в пункт Б, и для сражения подходит мало. Скажем так, ускорение на минималках.

Есть и второй, боевой вариант. Я про себя называю его форсированным, ибо это режим, когда ты выжимаешь из неё максимум возможностей. И сейчас я использовал на все сто свою технику Шага Молнии, сорвавшись, подобно стреле, в направлении боя.

Я появился как раз вовремя — парочка мечников, мужчина и женщина европейской наружности, облачённые в кожаные доспехи, наседала на Олю и Михаила, защищающих обессиленных волшебников. И долго бы они явно не продержались.

Восприятие показало, что все члены отряда сейчас сражались на пределе возможностей. У кого было два, у кого и три противника, и в принципе, не думаю, что мои товарищи проиграли бы — главная проблема была как раз парочка мечников.

Мой меч, рассыпая искры, обрушился в рубящем ударе на мечницу, и та с трудом успела принять удар на клинок.

— Копейщика прикончили! Их только двое! — крикнула Оля.

— Помогите остальным, — велел я, поведя плечами. — Тут и меня хватит.

Если бы противников было трое, Алиса с Мишей должны были бы мне помочь, но, видимо, кое что пришлось корректировать на ходу. Вместо ассасинши тут оказалась Оля, однако разбираться не было ни времени, ни желания. Главное, что противников двое, и в своей победе я не сомневаюсь.

— Дерзко! — рыкнул мечник.

Он, вместе со своей подругой, медленно расходились в стороны, собираясь напасть одновременно с двух сторон. Азы тактики боя мечников — правильная реализация численного преимущества. Впрочем, я тоже не пальцем делан.