КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615544 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243232
Пользователей - 112894

Впечатления

vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).

Всё началось на улице Баумана [Евгения Алексеевна Романова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Евгения Романова Всё началось на улице Баумана

Глава 1 Злополучная ночь

В 1980-х годах начались кардинальные перемены в жизни советского государства и общества. Это десятилетие отметилось завершением продолжительной «Холодной войны» и началом распада социалистического лагеря.

Когда в 1985 году к власти пришёл Михаил Сергеевич Горбачёв, в СССР произошли существенные изменения в идеологии, общественном сознании, политической и государственной организации. В 1987 году на январском пленуме ЦК КПСС был объявлен курс на перестройку.

Горбачёв начал ряд реформ. Изменения, проводимые новым правительством, затронули также и системы внутренних дел. Перестройка и ее результаты привели государство и общество в состояние непрерывного политического и экономического кризиса. Большое значение приобрела организованная преступность, для которой в этот момент была создана самая благоприятная обстановка. Особенно сильно выросло число тяжких преступлений.

Для предотвращения этих ужасных явлений в 1989 году было создано Министерство внутренних дел, которое должно было решить сложнейшие задачи, в условиях проблем самого ведомства, связанных с реорганизацией и чувствительным недостатком профессиональных сотрудников.

Именно в это непростое время на службу пришёл молодой и амбициозный Игорь Синяков. Он только закончил академию МВД СССР и был готов бороться с возросшей преступностью.

С быстротой и присущей ему легкостью юный следователь приступил к выполнению своих обязанностей. Ему предстояло решить множество головоломок, которые так и не смогли разгадать его предшественники.

В первый же день работы Игорь отправился в архив, который уже много лет фактически был переполнен количеством дел. В некоторых местах папки достигали потолка, и товарищ Синяков сначала даже растерялся, какое дело ему взять первым. Он долго ходил по помещению, пока в глаза ему не бросился документ прошлого десятилетия. Это дело было начато 10 лет назад и уже подходило к сроку, когда его могли закрыть. Однако, ознакомившись с информацией документа, Игорь непременно решил, что преступника безнаказанным не оставит.

События, которые описывались в деле, происходили в конце 1970-х годов и ужасали своей жестокостью. Дрожащей рукой следователь перелистывал каждую страницу, рассказывающую о подробностях той злополучной ночи.

«1 января приблизительно около двух часов ночи жители улицы Баумана услышали душераздирающие женские крики. Как установило следствие, было совершено нападение на девушку 20 лет. Жертва была задушена собственным шарфом. Иных ранений и увечий не зафиксировано».

Внизу страницы, красной ручкой была сделана пометка: «Узел, который нападавший соорудил из шарфа девушки, имеет необычную форму. Предполагается, что это преступление было совершено профессиональным убийцей».

Молодой следователь не стал придавать никакого значения этому примечанию, ведь узел, имеющий особую форму, мог получиться случайно, что, естественным образом, сразу же опровергало наличие профессиональных навыков. Игорь посчитал, что это бесполезная деталь и в дальнейших размышлениях просто ее не учитывал.

Его больше волновали подозреваемые, которые были указаны в следствии. Он надеялся на большое количество версий, выдвинутых своими коллегами. Однако в списке значился только Максим Ерохин, состоявший в отношениях с убитой. Как подтвердили свидетели, в тот вечер они действительно были вместе, но потом сильно разругались, и Максим бросил девушку одну в переулке.

Дело было запутано. Страница с описанием личности девушки, прекратившей своё существование по вине жестокого человека, была вырвана из материалов дела. Игорь Синяков, так живо взявшийся за разбор этого преступления, оказался на грани провала.

Глава 2 В поисках зацепок

Первое, с чего решил начать Игорь – это с опроса следователей, которые вели это дело в конце 1970-х годов. Их было двое: Иван Григорьевич Мелихов и Василий Петрович Белкин. Они уже давно отошли от дел и были на пенсии. Однако Игорь все равно не терял надежду, что общение со знающими людьми принесёт свои плоды.

Сначала он направился в адрес к Ивану Григорьевичу Мелихову. По иронии судьбы тот проживал на соседней улице от того места, где произошло убийство.

Игорь уже приближался к дому следователя, как вдруг его посетило нездоровое чувство. Синяков сам не понял, почему начал волноваться, но его руки задрожали, а ноги как будто отказывались двигаться дальше. Еле-еле пересилив себя, Игорь зашёл во двор дома Ивана Григорьевича. Он сразу же нашёл подъезд и поднялся на второй этаж, где находилась квартира пенсионера. Сделав вдох, он позвонил. Следом послышалось хрипение, а затем тишина… Игорь напрягся. Он позвонил в дверь ещё раз и ещё, но на этот раз снова ответа не последовало.

«Что это? Он ушёл из дома? Или просто не слышит?» – Молодой следователь терялся в догадках. Но вдруг к нему пришла мысль спросить об Иване Григорьевиче соседей, и Игорь позвонил в квартиру напротив. Но чтобы раньше времени себя не выдать и не вызвать подозрений у жителей дома, решил представиться журналистом.

Дверь Игорю открыла пожилая женщина.

– Здравствуйте, молодой человек! Чего Вам?

– Добрый день, я журналист и пишу статью о людях, всю жизнь посвятивших служению Родине. Мне очень нужно поговорить с Иваном Григорьевичем. Он здесь проживает? В 4 квартире?

– Здесь-здесь, так точно. В 4 квартире, конечно! А где ж ему быть?! После того, как жена у него умерла, он из дома-то редко выходит.

– Значит, он постоянно дома? Я вот звоню ему, а он не открывает. Вы случаем не знаете, как мне с ним связаться? Уж, очень хочется о таком человеке написать. Я много слышал о его боевых заслугах перед Родиной.

– Да-да, Иван Григорьевич много наград с Великой Отечественной войны имеет. Дважды был ранен, но бороться продолжал. До Берлина, знаете ли, дошёл! Настоящий мужчина! Я его внукам всегда в пример ставлю… Только вот коллега Ваш уже приходил к нему. Тоже журналист. Я сама видела.

– Приходил? А когда? – испуганно спросил Игорь.

К нему начали приходить ужасные мысли и различные предположения, почему мужчина не открывает дверь.

– Да, вот вчера! Только к ночи ближе пришел, часов в 11. Такой некультурный! Вы представляете, пол подъезда перебудил. Вы это начальству передайте. Пусть меры примут.

– Обязательно, обязательно передам! Не переживайте, гражданочка! А скажите… лицо, имя, может, как был одет, запомнили?

– Ой, что Вы? Какое имя?! Он же мне не представлялся. А одет был во все черное. Шрам у парнишки на лице был. Здоровый такой! Сложно не заметить. Да, и ростом то он повыше стандарта будет. Метра 2! Не меньше! Так что? Знаете кто это? Начальству скажете?

– Скажу! Точно все скажу! Уволим!

– Ох, спасибо, милый! А то творят, что хотят. Никакого уважения.

– До свидания, гражданочка! Не беспокойтесь! Накажем! Точно накажем!

После этой беседы Игорь осознал, что ему срочно нужно попасть в квартиру Мелихова. Возможно, мужчине нужна помощь, раз он не в состоянии даже открыть дверь. И кто этот человек? Почему приходил ночью? Разве журналисты так делают?

Хотя Игорь и не мог ответить на все эти вопросы, но точно понимал, что приходивший ночью к Ивану Григорьевичу человек не является представителем благородной журналистской профессии. Скорее всего, он просто искал предлог, чтобы попасть в квартиру и ограбить бедного старика. Но эти мысли не занимали главенствующие позиции в его голове, они лишь параллельно мелькали в потоке сознания, на данном этапе уступая место более важным вещам.

Первоначально Игорь хотел удостовериться, что с пенсионером все в порядке. Но как скрытно от жителей попасть в квартиру? Если ломать дверь, услышат соседи и поднимут шум, а это поставит под угрозу всю операцию.

«Окно! Точно! Окно!» – мгновенная мысль осенила Игоря. Он вышел на улицу и приступил к выполнению своего гениального плана. Следователь понимал, что второй этаж – это невысоко и его жизни ничего угрожать не будет. Главное особого внимания не привлекать.

С легкостью пантеры молодой мужчина забрался на дерево, росшее рядом с окном Ивана Григорьевича, а затем перелез на саму раму. Игорю даже не пришлось выдавливать стекло. При малейшем нажатии его сильной руки окно не выдержало и распахнулось. Синяков осторожно проник внутрь квартиры. Он медленно и с опаской начал освоение жилища, пытаясь найти хоть какие-то признаки жизни его обитателя.

Первым делом Игорь осмотрел комнату, в которую ему и удалось открыть окно, но Ивана Григорьевича там не оказалось. По-видимому, это помещение было любимым местом хозяина. Комната содержала в себе много личных вещей Мелихова, в частности, пиджак с его наградами, и имела очень скромное оформление. Никаких излишков. Много книг, кровать, стол и ковер. Вот все, что составляло быт такого смелого и самоотверженного человека.

Игорь запаниковал. Такая квартира, скорее всего, однокомнатная, поэтому мест, где можно было застать хозяина оставалось немного. Игорь вышел в коридор и… Иван Григорьевич лежал на полу и не двигался. По всему коридору шел кровавый след, тянувшийся к двери.

Игорь немедленно вызвал скорую помощь и своих коллег из следственного отдела.

Как установили медицинские эксперты, ранение было нанесено острым предметом в область живота. Смерть наступила незадолго до того, как Игорь нашел тело.

– Значит, он услышал, как я звонил в его дверь, и попытался открыть ее, позвать на помощь! Он был жив! Жив! Я мог ему помочь, Миша!!! Я мог! Если бы на пару минут раньше! Ох, если бы пару минут! Я бы успел… – никак не мог смириться с таким исходом Игорь.

– Хватит! Игорь, ты не мог это изменить. Он всю ночь пролежал с этой раной, терпел невыносимую боль! У него не осталось сил бороться за эту жизнь, – успокаивал коллегу Миша, приехавший по вызову.

– На святое! На ветерана! На защитника Отечества! Негодяй! Ей Богу, негодяй! За что? Что он ему сделал? Кому мог помещать? Ведь не взял ни деньги, ни награды! Значит, пришел с изначальной целью убить! Лишить жизни! – молодой следователь, прежде не встречавший такую жестокость, не мог сдерживать чувств и по его щекам медленно покатились слезы. Он был намерен найти убийцу и заставить ответить за содеянное.

Синяков прокручивал в голове все происходящее. Зачем лишать жизни человека, не причинившего никому зла, и кому это могло понадобиться?

В голове было много вопросов, ответы на которые не представлялось возможным найти. Игорь испытывал невиданные ранее чувства. Он не смог помочь человеку. Промедлил, пропустил момент. Он виноват.

Миша изо всех сил пытался успокоить товарища. Они вместе закончили академию МВД, прошли через многие испытания и считали друг друга братьями.

– Миш, а может, это с моим делом связано? Может ему отомстили за что-то? Ты как думаешь? – обратился с вопросом к другу Игорь.

– Да, ну, что несешь-то?! Иван Григорьевич следователем много лет работал. Столько дел закрыл! За справедливость боролся! А твое дело даже не продвинулось никак! Никто за смерть девушки не ответил. Преступника не нашли. За что ему мстить-то?

– Ну, может, семья девушки расстроилась, что делом перестали заниматься и решили таким образом наказать.

– Спустя 10 лет? Глупость!

–Ну, да. На правду не очень похоже, – согласился Игорь.

– Ты не переживай. Я это дело сам вести буду, а ты тогда ко второму следователю поезжай, – заверил Игоря Миша.

Последовав совету друга, Игорь поехал к Василию Петровичу Белкину, который уже как несколько лет променял суету городской жизни на тишину деревенской обители. Как отмечали коллеги, он еще во время работы часто рассказывал о своей мечте жить в спокойствии и рядом с природой, по утрам на рыбалку ходить, а вечерами играть на гармошке. Последнее у него особенно хорошо получалось. Такими красивыми и мелодичными аккордами мог похвастаться не каждый профессионал.

По дороге в Кузьминки Игорь надеялся, что хотя бы здесь сможет найти ответы на свои вопросы. Ведь Василий Петрович числился, как второй следователь, занимавшийся убийством девушки на улице Баумана, и вполне должен был знать, кто она и почему там оказалась.

Когда Игорь прибыл в деревню, он зашел в первый попавшийся дом. Встретила его милая хозяйка, разодетая в цветной хлопчатый сарафан. Она приветливо улыбалась гостю, однако, когда Игорь спросил, где он может найти Василия Петровича Белкина, заметно сменилась в лице.

– Не знаем мы такого. Не было здесь никогда.

– Как не было? У меня вон адрес деревни Вашей указан! – допытывался Игорь.

– Мы тут всю жизнь живем. Попутал ты! Езжай отсюда! В другом месте ищи, – огрызнулась девушка и выгнала Игоря за порог хаты.

Такой резкой перемены настроения молодой следователь не ожидал, но и сдаваться так просто не собирался. Он проявил настойчивость и снова постучался, однако идти на контакт девушка отказалась. Игорю ничего не оставалось, как пойти к другим соседям, надеясь, что они окажутся более миролюбивыми и общительными. Но, как сговорившись, один за другим жители деревни отрицали пребывание пенсионера в этой местности. Одни говорили, что он здесь никогда не жил, другие, что он давно уехал, а третьи, услышав одно только имя его, прогоняли прочь. Игорь понимал, что такими темпами он не сможет раздобыть никакой информации, а этого допустить было нельзя, так как дело набирало все более странный ход событий.

Остановившись у калитки очередного домика, Игорь продумал, как будет отвечать, если жители начнут недоверчиво к нему относиться и не выдадут ему местонахождение Василия Петровича.

– Здравствуй, хозяйка! – начал Игорь, как только ему открыли дверь.

– Добрый вечер! – отозвалась старушка.

– Вы простите за беспокойство, бабушка. Я родственника своего ищу – Василия Петровича Белкина. Знаете такого? Вы представляете, спустя столько лет узнал, что у меня здесь дедушка живет! – отыгрывал Игорь.

– Знаю, конечно, Ваську-то. Вот только ни детей, ни внуков он не нажил. Иди отсюда, аферист! Небось, денег с него взять хочешь. Знаем мы. Видали, как одиноких пенсионеров обманывают, – начала старушка, и, замахнувшись на Игоря веником, сразу дала понять безуспешность его плана.

Однако плюсы все же были. Не смотря на негативную реакцию жителей, Игорь понял, что Василия Петровича здесь все точно знают, а значит, и живет он где-то недалеко. Только вот было не ясно, почему факт знакомства и место его нахождения деревенское население тщательно скрывает.

По итогу очной ставки с жителями Игорь принял решение занять наблюдательную позицию. Он сделал вид, что уезжает, а сам вернулся ближе к ночи и начал прятаться рядом с домами, реакции хозяев которых показались ему наиболее странными.

Первым местом, заинтересовавшим Игоря, стал дом хозяюшки в цветном хлопчатом сарафане. Ее поведение показалось ему очень неестественным.

Трое суток Игорь наблюдал за домом девушки и заметил, что трижды в день она бегает в сарай, каждый раз нося с собой какую-то сумку. Наконец, терпение следователя не выдержало, и он решил проверить, что же там происходит.

Ранним утром, пока хозяева дома еще спали, Игорь пробрался на участок и направился к сараю. Он надеялся, что ему повезет, и девушка скрывает там Василия Петровича. Однако как только он отворил дверь, его надежды разбились. На кучке соломы мирно спал парень в военной форме.

«Дезертир» – подумал Игорь – «Этот точно ничего не знает. Зря только время свое потратил».

Также незаметно как вошел, Игорь покинул сарай и участок.

Он прогуливался по деревне в смутных мыслях, не зная, где искать второго следователя, занимавшегося его делом. Ему очень нужно было найти этого человека и о многом спросить, но судьба долго не хотела предоставлять ему такую возможность. Безуспешными были и его наблюдения всю следующую неделю. Однако все же фортуна тоже иногда бывает благосклонной.

Однажды утром, пока все жители деревни еще спали, Игорь позволил себе покинуть свое укрытие и прогуляться, не теряя надежду обнаружить какие-то зацепки. На окраине деревни Игорь встретил маленькую девочку. Она прыгала через скакалку. Удивившись, что ребенок не спит в такую рань, мужчина решил поинтересоваться:

– А ты что не спишь, девочка? Еще и шести часов нет, а ты уже на скакалке прыгаешь.

– Здравствуй, дядечка! Да, это не рано. Вот дед Вася с четырех часов работой занимается. Меня тоже приучает рано вставать.

– А кто такой этот дед Вася, – начал выпытывать Игорь, – Не Василий Петрович случайно?

– Он самый. Только мы его дедом Васей зовем. Ему так больше нравится.

– Ой, а познакомишь меня с ним? Я тоже рано вставать люблю. У нас с ним много общего.

– Хорошо. Пойдемте.

Игорь не верил своему счастью. Спустя две недели тщетных попыток найти Белкина, у него вдруг появился шанс поговорить с ним.

Девочка привела Игоря в огород. Там он увидел зрелого мужчину с бородой, который с большим усердием пропалывал грядки.

– Деда Вася! Деда Вася! К тебе мужик какой-то пришел, говорит, что хочет познакомиться. Он тоже рано вставать любит – пробормотала девочка и убежала по своим делам.

Старик встал, вытянулся и с большим интересом посмотрел на нового гостя. Они простояли так около пяти минут, не проронив ни слова.

– Ты кем будешь-то, мил человек? – наконец, прервал молчание Василий Петрович.

– Здравствуйте! Я Игорь… я следователь новый по делу об убийстве на улице Баумана. Информации очень мало. Жалко девушку. Молодая была. Вы не могли бы…

Тут старик перебил Игоря.

– Ты б лучше не брал дело это. Беду на себя накличешь. Мутное оно. Жалко-то, конечно, жалко. Только неспроста все. Думаешь, Ваню другой человек убил? Нет. Это все он! Он!

– Да, кто он? Вы можете, наконец, рассказать?

– Ну, слушай, Игорь, – начал повествование старик – Произошло это все в самом конце 1970-х годов. 1 января, Новый год, все веселятся, празднуют в местном клубе. В это время на улице Баумана обычно пусто. Вся молодежь в клубе танцует, на дискотеках. А тут видимо скандал учинился. И девчонка эта, Ира, домой собралась. Как мне потом свидетели рассказывали, жених ее Максим с девушкой другой потанцевать решил. Вот Ирка-то и приревновала. Ну, а какой женщине б такое понравилось? Вот и устроила истерику. А он, видимо, любил, раз за ней вдогонку погнался. Рассорились они сильно. Максим не выдержал и бросил ее одну темной ночью. Может если б не оставил, и беды не случилось. Но что уж теперь гадать-то?! Вот нехороший человек моментом и воспользовался. Убил. Собственным шарфом узел завязал. Ну, а вот, когда случилось все, нам с Ваней поручили расследовать это дело. Мы изначально на Максима подумали. На адрес к нему прибыли. А там труп. Повесился. Записку только оставил с признанием в любви ей и сожалением, что в ту ночь рядом не оказался. В общем, не виноват он. Думали уже дело закрывать за неимением достаточного количества доказательств, как вдруг к нам парень часто наведываться начал. Спрашивал про Иру. Интересовался ходом дела. Какие подозреваемые, какие свидетели нашлись, кто дело ведет и так далее. Очень уж странно нам показалось поведение его, и мы насторожились. Раз пять так он к нам ходил. Вот мы и думали, на шестой к нему слежку приставим. А он, как почувствовал, резко ходить перестал. Мы про него и забыли. Через два года я уволился. В деревню уехал. А вот Ванька в городе жить остался. Через пару дней я от него письмо получил, что угрожает ему кто-то. Аноним. Не подписывается. Но вещи страшные в письмах. Я разобраться решил, к коллегам поехал. В архив мы с ними зашли, а там все вверх дном перевернуто. Дело наше на половину изорвано. Самых главных страниц нет. Но мы тогда не придали значение. Думали, что хулиганы просто залезли. У нас такой случай уже был. Охранник-то, дядя Юра, любитель на рабочем месте подремать. Вот и не удивились. А парень-то тот после этого пропал, и вот лишь сейчас о нем услышал, когда Ваню убил. Только вот где он был? Зачем убил Ваню? Ведь мы его даже не успели к ответственности привлечь! Почему девушку задушил? Не понятно. Теперь вот смерти своей жду. Прячусь. Ведь и за мной придет. Непременно.

Игорь получил хорошую базу для составления полной картины преступления. Однако решать эту задачу ему все равно предстояло самому.

Поблагодарив Василия Петровича, Игорь поехал обратно в город. Ему не терпелось рассказать Мише о новом ходе дела и доказать, что его предположение о мести Ивану Григорьевичу оказалось правильным.

Все его мысли занимал таинственный мужчина, совершавший убийства не понятно из каких соображений. Он ничего не крал. Но если это не жажда наживы, то, что тогда?

Глава 3 По следам преступника

Когда Игорь вернулся в город, первым делом он поспешил найти Мишу и рассказать ему всю информацию, которую узнал от Василия Петровича.

Выслушав приятеля с огромным интересом, Миша заявил:

– Как-то это все запутанно. Не находишь? В его действиях абсолютно нет логики, нет цели, нет смысла. Зачем рисковать просто так, зная, что ты не получишь никакой выгоды, даже если план сработает? Пойти на такое может только психически нездоровый человек!

– Ну, почему ты сразу склоняешься к варианту, что он затеял это просто так, без какого-то смысла? Может у него есть какая-то высшая идея, чем материальное благосостояние…

– Какая идея?! – удивился Миша, – По-моему, это всего лишь вред сумасшедшего!

– В любом случае его нужно поймать и допросить. На его руках кровь, как минимум, двух жертв.

– Как минимум? Подожди… Игорь, ты думаешь, что он мог убить еще кого-то? – встрепенулся Миша.

– Если он действительно сумасшедший, как ты думаешь, то при таком исходе может быть все. К тому же криминальная история Советского Союза уже не раз встречала психически нездоровых маньяков.

– Да, нужно проверить! – поддержал друга Миша – Давай сделаем запрос о схожих преступлениях по нашему городу за последние десять лет?

– Хорошая идея! – согласился Игорь.

Друзья не стали откладывать дело ни на минуту и поспешили составить запрос о подобных убийствах, которые могли бы происходить с конца 1970-х годов по 1980-е. Также молодые следователи учли ошибки бывших коллег и в этот раз не забыли упомянуть про узел, связанный особым способом.

Это обстоятельство особенно не давало покоя Мише, и он заставил Игоря начать продумывать план, не отрицая важность этой зацепки.

Ответы из других архивов не заставили себя ждать: подобного рода преступлений с особым узлом по городу не обнаружено. Тогда Игорь предложил направить запрос по стране. На этот раз таких преступлений нашлось около десяти. Все они имели разницу год. Все происходили первого января примерно в одно и то же время. Везде отсутствовала информация о жертвах, а внизу все та же пометка об узле.

– Думаешь, это он? – спросил товарища Миша.

– Пока не могу сказать, – ответил Игорь – но это точно как-то связано с нашей историей.

Приятели детально изучали информацию дел. «Способ убийства один и тот же. Может правда он? В любом случае надо проверять».

Самое последнее дело освящало события, произошедшее больше полгода назад. В городе на Волге в ночь первого января была задушена девушка. На ее шеи также был обвязан необычный для такого типа преступлений узел. Имя и место жительства девушки в материалах дела отсутствуют. Просмотрев остальные девять дел, следователи не открыли ничего нового. Все было одинаковым: пол жертвы, способ убийства, примерный промежуток времени и даже улица, где преступник проворачивал свое дело, каждый раз начиналось на букву «Б».

– Все повторяется! Я склоняюсь к мысли, что это делает одни и тот же человек, – уверенно сказал Миша – во всех случаях одна и та же картина!

– Думаешь, он турист, который ездит по городам и убивает каждый первый день Нового года девушку?

– Я понимаю твое недоумение, – сказал Миша, – но я лишь констатирую факты, а они пока представляют перед нами такой ход событий.

– Хорошо. Допустим, что это действительно так. Но как ты объяснишь смерть Ивана Григорьевича? – усомнился Игорь в правильности видения закономерности Миши.

– Ну, возможно, и в других городах убивали бывших следователей. Мы же такой запрос не посылали.

– Миша, так чего мы сидим? Бегом!

Следователи быстро опомнились и написали новый запрос. Обстоятельства имели странный характер. Нужно было срочно искать решение.

В этот раз ответ пришлось ожидать неделю. Все следователи тщательно проверяли подобные случаи, но как они не пытались найти, в других городах таких преступлений не случалось.

Некоторые стражи порядка, конечно, подвергались нападкам со стороны криминального мира, однако к делу Миши и Игоря все это отношения не имело. Преступники, совершавшие покушения на милиционеров, уже давно были пойманы и отбывали свой срок.

– Я не понимаю! – окончательно расстроился Игорь.

– Убийство следователя – громкое дело! Такое бы замалчивать никто не стал, – сказал Миша.

– Значит, Иван Григорьевич единственный кого преступник решил лишить жизни. Но вот зачем?

Миша тут же выдвинул свою версию:

– Может Иван Григорьевич знал какую-то информацию о них, которая могла бы сразу же их выдать?

– Нет. Ну, а зачем мстить человеку спустя 10 лет? Он же уже вышел на пенсию и перестал нести службу.

– Да… Точно сумасшедший!

– Я думаю, на то есть другое обстоятельство. Скорее всего, наиболее логично назвать причиной убийства Ивана Григорьевича личную неприязнь.

– И когда это он мог стать ему неприятен, если они даже знакомы не были?

Игорю было нечего ответить на Мишин вопрос. Он и сам уже не знал, что думать. Каждый раз, когда ему казалось, что дело уже близко к закрытию, появлялись все новые и новые данные, которые не позволяли этого сделать.

– Игорь, его надо искать! Через несколько месяцев уже первое января, а ты и сам понимаешь, что это означает только одно.

– Я понимаю, Миш. Ну, что ты мне его по всему Советскому Союзу искать прикажешь?

– Надо будет, и по всему СССР искать будем!

– Мы следователи, а не путешественники. Другие регионы не наша зона ответственности!

– Значит, давай подключать коллег. Нужно осведомить каждый город о возможных нападениях, не поднимая особый шум, и оставить дежурных, которые бы патрулировали улицы ночью первого января.

– Можем, конечно, попробовать. Но не думаю, что это поможет.

Согласно этому плану, молодые люди и начали действовать.

Несколько месяцев усиленной подготовки не прошли даром. В некоторых регионах удалось установить посуточное наблюдение. Где-то собрали новые кадры. Особенно усилили наблюдение на улицах, название которых начиналось на букву «Б».

Когда на часах пробило двенадцать, Игорь и Миша также вышли патрулировать улицы своего города, но для них эта ночь прошла спокойно. Как оказалось позднее и для всей страны тоже. Не было зафиксировано ни одного случая: ни через неделю после первого дня Нового года, ни даже через месяц.

Игорь еще больше запутался.

– Что это значит? Он решил прекратить? Или ему просто что-то помешало совершить нападение в этом году?

Глава 4 Письмо

Шел уже второй год с того момента, как Игорь взялся вести дело об убийстве девушки на улице Баумана. К этому времени он и его товарищ Миша знали, что преступник – мужчина. Они собрали некоторые приметы: шрам на лице у парня и его высокий рост, а также особенный узел. Однако так и не смогли узнать, где скрывается преступник и зачем убивает.

После затянувшегося следственного дела Игорь был решительно настроен разобраться с преступником в кратчайшие сроки. Он не спал ночами. Снова и снова перечитывал архивные документы, но так и не мог понять, где искать убийцу.

Однако вскоре дело начало решаться само собой. На адрес Игоря пришло анонимное письмо. Оно гласило следующее…

«Я разочарован. Ты вновь и вновь допускаешь ошибки. Мне казалось, что хотя бы ты, человек с отличием закончивший академию МВД, сможешь прекратить все. Вы, кажется, называете это бесчинствами и преступлениями?! Глупость! Одна жертва в год не нанесет серьезный урон человечеству, а этот мир будет процветать! Одна жизнь ради миллионов – жалкая дань! Ты думаешь, почему вы все еще живы? Это мы! Мы приносим жертву, и весь год Бэл дарует нам спокойную жизнь. Одумайся! Иначе ты станешь следующей жертвой Бэла».

После получения письма Игорь немедленно поспешил в участок. Там он нашел Мишу и дал ему прочитать бумагу.

– Что за бред? Это какая-то секта?! – ужаснулся Миша.

– Мне кажется, что это какой-то языческий бог по типу Ярила или Велеса. Помнишь, как в славянской мифологии?

– Ну, помнить-то я, конечно, помню. Но что-то не похоже, что этот Бэл из славянской мифологии.

– Да, вот и я такого вспомнить не могу. Но это уже вторая проблема. Пока мы с тобой, Миша, теряемся в догадках, где прячется преступник. Он во всю нас изучил. Как минимум, уже понятно, что он знает адрес. А, значит, и не стоит исключать того, что находится он где-то рядом и следит за нами, к примеру… вон из того окна!

Миша вздрогнул, а Игорь рассмеялся.

– Издевайся, издевайся! Я и так весь на нервах, а ты страшилки свои рассказываешь, – обиженно заявил Миша.

– Да, ладно, друг. Найдем. Никуда он не денется!– успокоил Игорь – Ты пока выпей успокоительное лекарство, а я к знакомому профессору по истории древнего мира схожу. Он, может, скажет, что это за божество такое, которое невинных девушек убивать подвигает.

Молодой следователь знал, что любимое место профессора – это парк в центре города. Он часто встречал его там и на этот раз тоже надеялся застать мужчину на прогулке. Игорь направился к пруду, и интуиция его не подвела.

Профессор сидел на лавочке, потряхивая ногами и напевая знаменитую советскую песенку. Он был в костюме и с галстуком, в своих больших очках, которые уже по привычке всегда сдвигал на нос.

Увидев Игоря, профессор оживился и даже привстал, чтобы как следует поздороваться с юношей.

– Здравствуйте, Степан Игнатьевич, – начал Игорь – как здоровьице Ваше?

– Здравствуй, Игоречек! Да, вот ничего, потихонечку. Ты-то как? В органы устроился?

– Да, уже второй год верой и правдой служу Отечеству.

– Молодец!

– Я к Вам на самом деле-то не просто так. Степан Игнатьевич, родненький, помогайте! Не могу я Вам всех подробностей дела изложить, но знания истории Ваши нужны. Имя бога «Бэл» Вам что-то говорит?

– Говорит, Игоречек, говорит, конечно. Бэл – это верховный бог в религиях Древней Месопотамии. Источник всякой жизни на Земле.

– А какие жертвы ему преподносились? – обрадовавшийся знаниями профессора Игорь продолжал.

– Да, о нем в принципе информации особой то и нет. Так в общих чертах. Я думаю, какого рода жертвы значение не очень имело, – поделился соображениями профессор.

Они еще немного поговорили и, попрощавшись, разошлись.

Игорь вновь вернулся в участок и продолжил диалог с Мишей.

– А все-таки интересная это вещь – религия. Вот на что толкнуть человека может. Чтобы люди сами род свой вырезать начали. Страшно.

– Да, какая это религия? Религия – это ж форма общественного сознания. То есть коллективного мышления, Игорь! А тут всего один человек.

– Ну, судя по письму и его восклицанию «мы», уже не похоже, что в этом замешан только один человек. Но, как видишь, даже его действий хватает, чтобы люди десятый год уже гибли. Не уж то право кому жить, а кому умирать им их божество дало?!

– К тому все и ведется! – вздохнул Миша.

Такой поворот событий шокировал всех. Столько смертей и все ради бога, имевшего свое величие сотни лет назад в Древней Месопотамии. И это все происходит в советской стране, долгое время боровшейся с религией в общем. Само допущение подобных обстоятельств казалось неимоверным бредом. Однако факт наличия преступлений оставался неоспоримым.

Глава 5 Лицом к лицу

После того письма Игорь надеялся, что преступник снова как-то проявит себя. Однако долгое время от него ничего не было слышно. Безусловно, это не могло ни пугать следователя. На всякий случай, он попросил Мишу провести несколько ночей возле его дома, чтобы иметь возможность сразу же задержать человека, если его поведение покажется подозрительным или проявится хотя бы один из зафиксированных признаков. Но ночное дежурство не оправдало надежд Игоря. Миша был измотан и очень устал. У него не было времени на отдых и это привело к срывам и плохой продуктивности. Мужчины уже очень хотели покончить с этим самопровозглашенным жрецом и наказать его по всей строгости закона, однако убийца лишь смеялся над ними, каждый раз ускользая от правосудия. Он играл со следователями. И это очень бесило Мишу.

– И как тебе еще не надоели эти кошки-мышки? – в очередной беседе с Игорем возмутился Миша.

– Я следователь, а, значит, должен расследовать преступления. Я намерен выполнять свою работу, как бы сложно мне не было. Я тоже не в восторге, что убийца до сих пор на свободе, а наши усилия тщетны, но уверяю тебя, друг, очень скоро фортуна улыбнется нам.

Самоуверенный настрой Игоря очень подбодрил Мишу, и он действительно стал верить в успех этого предприятия.

В этот раз следователи решили придать дело огласке. Добропорядочные и законопослушные советские граждане точно должны были откликнуться на объявление в случае обнаружении опасности, поэтому по всему городу были расклеены листовки следующего характера:

«Разыскивается преступник – мужчина. Предположительный возраст от 30 до 40 лет. Особые приметы: высокий рост и шрам на лице. При обнаружении срочно позвонить в милицию».

Большими данными касательно внешних особенностей следователи не обладали. Им оставалось уповать на менталитет советской нации.

Вскоре в милицейские участки начали поступать звонки от неравнодушных жителей. Преступника видели то на окраине города, прогуливающегося по парку, то в магазине, то в театре, а некоторые утверждали, что встречали его в общественном транспорте.

Вся эта информация непременно ложилась огромными папками на стол к Игорю, и он днями и ночами вместе с Мишей пытался выявить закономерности. Однако это не всегда получалось, так как по некоторым донесениям мужчину видели в одно и то же время сразу в двух, а то и трех местах одновременно. Также следователи лично выезжали на каждое сообщение и общались с очевидцами.

Спустя несколько недель на одном из таких вызовов Игорь обнаружил записку, которая была адресована непосредственно ему и гласила следующее:

«Что ж, уже почти близко! Я впечатлен! В среду в 05:30 жду тебя на пустыре возле хлебобулочного завода. Приходи один. Иначе будет хуже…».

В голове у следователей образовалась каша. Они не понимали, как это возможно. Преступник не просто отправляет им письма, а еще и готов встретиться. Но зачем? Игорь был напряжен. Однако Мишу это сообщение лишило всякой бдительности, и он видел благую весть в этой записке в первую очередь для успешного завершения дела.

– Вот это удача, Игорь! Мы столько ждали и вот, наконец, он объявился! Возьмем его! – ободренный новостями воскликнул Миша.

– Тебе совсем не кажется странным такое поведение? Разве каждый преступник так просто готов сдаться? – с опаской и сомнением отвечал Игорь.

– Он просто сумасшедший! Зачем ты ищешь тут логику? Это точно не то место.

Спустя некоторую паузу Игорь перешел к делу.

– Он написал, чтобы я приходил один.

– И ты готов выполнить условие преступника? Глупость! Игорь, мы окружим место встречи и возьмем его. Потом передадим дело в суд, а дальше уже он перед законом ответит, – продолжал Миша.

– В теории, конечно, хорошо звучит. Только почему он назначил встречу именно на пустыре?

Тут Миша задумался и сказал:

– Стоп. А, действительно, почему пустырь?! Это же самое открытое место!

У Игоря сразу нашлась идея.

– Значит, он не собирается со мной встречаться, потому что понимает, что на пустыре он будет в опасности. Думаю, что он просто хочет посмотреть на мою реакцию. В случае если он сдержит слово и явится туда, то на открытой местности скрыться у него уже не будет шансов.

– Думаешь, не придет? – уточнил Миша.

– Нет, если он не враг сам себе, – ответил Игорь – Однако все равно считаю необходимым явиться на эту встречу.

– Хорошо, тогда давай пойдем домой сегодня раньше. Нам еще выспаться нужно. Завтра будет трудный день.

Так и сделали. Игорь и Миша разошлись по домам, успокоив себя невозможностью данной встречи. Очная ставка казалась им чем-то нереализуемым. Ведь они не верили, что убийца будет так рисковать на открытой местности.

Утром, в среду, мужчины встретились за полтора часа до времени, назначенного преступником. Они осмотрели пустырь, близлежащую лесную зону и окрестности территории хлебобулочного завода. Единственное место, которое следователи решили не проверять – это канава. Там стоял жуткий запах, а грязь не давала ходу.

Когда наступило время, Игорь приблизился к центру пустыря и замер в ожидании. Миша же в этот момент успел занять наблюдательную позицию и спрятаться в лесной зоне в 50 метрах от товарища.

Через полчаса в противоположной стороне от места, где сидел в засаде Михаил, показался силуэт двух людей. По мере их приближения Игорь понял, что идет какой-то высокий парень, а за ним еле успевает маленькая девушка. Это повергло следователя в шок, и он оказался обездвижен, так как вовсе не ожидал увидеть преступника, а тем более в компании.

Когда парень подошел, Игорь рассмотрел его лучше. Это был высокий мужчина лет 30. Он был одет во все черное. А на его голову был накинут капюшон, который впрочем, не помешал следователю рассмотреть его лицо. Оно было ужасно сморщено и всем своим видом выражало ненависть. Левый глаз был слегка прикрыт, а идущий от него шрам и вовсе лишал его всякой привлекательности.

Девушка же, которая его сопровождала, была точно младше своего спутника. Она почему-то улыбалась и была счастлива. На ней было прекрасное летнее платье, а голову украшал только что сорванный полевой цветок.

Игорь впал в еще больший шок. Этот дуэт вовсе не был похож на опасную банду. Единственный, кто имел признаки убийцы – это мужчина. Он не понимал, что происходит и так как был очень удивлен, никак не мешал их сценарию.

Диалог начал мужчина. Он исподлобья посмотрел на Игоря и спросил:

– Не ожидал нас увидеть?

– Нет, – ответил Игорь – мне казалось, эта встреча никогда не состоится.

В этом диалоге вся инициатива была у преступника, и следователю ничего не оставалось, кроме как просто поддаться ситуации.

– А знаешь, зачем я тебя сюда пригласил? – продолжал убийца.

– Понятия не имею.

– Так даже интереснее, – воскликнул мужчина.

– Ты странный – не выдержал Игорь – зачем этот маскарад?

Игорь смотрел преступнику прямо в глаза, пытаясь понять его намерения, поэтому даже не заметил, как бандит начал что-то искать в своем кармане.

– Знаешь, а пусть это будет моя исповедь! Я убил 10 женщин и одного мужчину. Ты снова спрашиваешь зачем? Неужели это совсем не очевидно? Зачем день сменяет ночь? Зачем нужна еда и вода для жизни? Это законы природы. Я же живу по законам Бэла. Чтобы появилась новая жизнь, этот мир должна покинуть другая. Тебе ясно?

– Это бесчеловечно! Так не должно быть! Ты не имеешь право лишать жизни других людей. Они ничего плохого тебе не сделали.

– Это не имеет значение! Их выбрал Бэл, а значит, я должен исполнить его волю.

Игорь посмотрел на руки мужчины и заметил нож. Он отступил назад и параллельно пытался нащупать пистолет. Когда ему это удалось, следователь наставил оружие и предложил сдаться.

Преступник на это ответил лишь ухмылкой.

– А что если не сдамся? Убьешь? Ты же считаешь, что лишать человека жизни другой человек не имеет права.

– Ты чудовище! Не думаю, что в таком, как ты, могло вообще что-то человечное остаться. Убить ветерана войны! 10 невинных женщин!

Преступник совсем не обратил внимания на восклицания Игоря, и продолжил свою речь.

– Я уже долгое время мучаюсь от болезни. Жизнь и так меня наказала. Но посмотри на нее – преступник показал на девушку – она не виновата. Это моя сестра. Ей в этом году исполнилось 15 лет.

Игорь посмотрел на девушку. Она стояла испуганной и дрожала. Ее глаза стали огромными и следователю показалось, что она вот-вот заплачет.

Мужчина продолжал:

– Я останусь непобежденным! А позвал я тебя, чтобы ты возложил на себя заботу о ней. Милиция же должна помогать гражданам. Больше мне ее некому доверить…

Сказав это, мужчина резким движением оборвал свою жизнь, вонзив нож прямо в свое сердце.

В ту же секунду послышались крики девушки, а пустырь обагрился свежей кровью. Миша, сидевший в засаде, немедленно рванул к Игорю, пытаясь понять, что же там произошло. Когда он добежал, то увидел ужасающую взор картину: девушка склонилась над телом мужчины и плакала, а Игорь стоял с выпученными глазами и не знал, как поступить.

В этой ситуации Миша действовал очень оперативно. Он встряхнул Игоря и велел ему вызвать подкрепление, а сам схватил девчонку и потащил ее в участок. Там он посадил ее за стол и угостил чаем.

– Как тебя зовут? – попытался установить диалог Миша.

– Даша – спустя некоторую паузу ответила девушка.

– Даша! Как прекрасно! А у тебя великолепное имя!

– Спасибо…

Девушка отвечала очень медленно и с большими перерывами. Миша понимал, что она очень напугана, однако также ему было необходимо и узнать больше информации о мужчине со шрамом.

– Так кем тебе был этот мужчина? Почему ты плакала над ним? Он же преступник!

– Это мой брат! И он не преступник! Он хороший человек, добрый. Вадик всегда трепетно относился ко мне, а когда умерли родители и вовсе начал меня воспитывать. Мы одни остались. Денег не было, а кушать хотелось. Мы на рынок пошли помощи просить. Тут нас и поймала женщина эта. Подработку предложила. Мне тогда 5 лет только исполнилось. Я ничего не могла сделать. А так бы не допустила этого! Мы бы сами заработали. Мы бы смогли. Вадик, наверное, в тот момент другого выхода не видел, согласился. Вот и попал в плохую компанию. Он бы никогда не убил.

– А что за женщина? И что за подработка? – удивился Миша.

– Она сказала, что работает служительницей храма. У них тогда культ какой-то был. Не знаю, когда это началось. Но сначала она заставляла его воровать, а потом внушила ему, что все беды в жизни людей происходят из-за гнева Бэла, и раз в год люди должны приносить ему жертву, чтобы он смиловался.

– Так вот откуда это! – втянулся в диалог Игорь.

– За месяц до того ужасного события, которое произошло на улице Баумана, он устроился работать на судно, и у нас появились деньги. Больше эта организация нам была не нужна. Мы хотели жить честно и не причинять некому зла, но женщина уже не отпускала. Она угрожала, что убьет меня, и ему ничего не оставалось, кроме как выполнять все ее приказы. После первого убийства он одумался и хотел прекратить. Мы даже бежать пытались, но все было тщетно. А потом Вадик сам не свой стал. Он начал говорить, что это все правильно, что так должно быть, как будто его загипнотизировали!

– Понятно.… Значит, в архив вы залезли. Чего ж тогда информацию об убитой вырвали, раз остановить сначала все хотели? – давил Игорь.

– Нас заставила ее забрать та женщина с рынка…

– А почему в милицейский участок не пришла и все не сказала? – разозлился Игорь.

– Он же мой брат! Единственный родной человек! Вы бы его расстреляли! Не дали бы второй шанс.

– А, по-твоему, убийца шанса второго заслуживает? 11 человек жизни лишил! И все? С чистого листа начинать можно?

– Нет. Я его деяния не оправдываю. Понимаю, что он был не прав.

Девушка опустила голову, а мужчины переглянулись.

– Ты посиди здесь пока, – сказал Миша – а мы скоро придем.

Следователи вышли из помещения на улицу.

– Девчонка-то не виновата, Игорь! Мне жалко ее, – начал Миша.

– Да, вся жизнь зря. Думаешь после всего, что она пережила и что видела, нормальным человеком сможет стать?

– Я в это верю! Главное, чтобы рядом люди хорошие были. Поддерживали, на правильный путь наставляли. Я ее удочерю!

– Миша! С ума сошел? Тебе своих проблем мало? Да и опыта в воспитании подростков у тебя нет. Ее в детский дом нужно отправить. Там ей родителей найдут.

– Нет, я сам воспитаю. Ее одну нельзя оставлять. Там ей трудно будет.

– Как знаешь, дело твое – ответил Игорь.

Вернувшись в отдел, мужчины заметили, что девушка помыла чашки, из которых они пили чай, и вытерла стол.

– Хозяйственная девочка! – подметил Игорь.

Миша подошел к Даше.

– Собирайся. Я тебя к себе заберу. Будешь мне как дочь.

– Правда? Вы меня не оставите?

– Нет, не оставлю. – твердо и решительно ответил Миша.

Он был счастлив такой соседке и очень хорошо понимал ее. Когда Миша был маленьким, его родители погибли в автокатастрофе, и всю сознательную жизнь он провел в детском доме. Знал все изнутри и поэтому рассудил, что девушке будет лучше жить в семье.

В это время в стране обострилась ситуация и следователям пришлось приспосабливаться к новой жизни.

Глава 6 Трудное время

В 1991 году после череды событий с августа по декабрь Советский Союз прекратил свое существование. Это обстоятельство, конечно же, вновь оказало влияние на работу милиции. С данного периода началось трудное время для уже российских, а не советских правоохранительных органов. Милиция как государственный институт и также как профессиональная группа оказалась в упадке. Этому поспособствовали следующие причины:

Во-первых, из-за уменьшения заработной платы в начале 90-х годов большое количество сотрудников милиции уволилось из МВД и устроилось в места, где была возможность заработать больше. Особенный урон работе милиции принесло увольнение талантливых и продуктивных следователей.

Одним из таких следователей, покинувших ряди милиции в 90-е годы, стал Миша. Он любил свою работу, был предан профессии. Однако теперь, когда ему пришлось заботиться не только о себе, но и о Даше, Мише пришлось сменить сферу деятельности, так как выжить вдвоем на зарплату милиционера, они не могли.

Во-вторых, в течение 90-х годов милиционеры работали, постоянно рискуя своей жизнью, потому что в стране сильно обострилась криминальная ситуация. Из-за распада советского общественно-политического строя среди населения начался моральный хаос, повлекший за собой увеличение социальной напряженности, которая породила резкий рост преступности.

В-третьих, в 90-е годы люди поменяли свое отношение к сотрудникам милиции. Образ добропорядочного милиционера был разрушен некоторыми сотрудниками, которые занимались нечестным следствием и использованием служебного положения в целях личного обогащения.

Однако стоит заметить, что среди милиционеров были и те, кто не занимался подобными делами. Они сохранили свою честь, продолжали действовать согласно своим принципам и законам, пытаясь помочь всем, кто обращался к ним за помощью. Именно таким, не смотря на тяжелое время, остался Игорь Синяков – следователь, который своим примером возрождал надежду российского народа на справедливость.

С момента увольнения Миши прошло уже несколько месяцев, и Игоря загрузили целыми папками других дел, которые ему быстро и без особых усилий удалось закрыть, так как хулиганством и грабежами занимались подростки, не имевшие особых знаний, как скрыться от милиции, чего, конечно, нельзя было сказать о профессиональных криминальных кадрах.

Именно такими кадрами до сих пор оставались тайная женщина и ее последователи больше десяти лет терроризировавшие население. Следователь никогда не забывал об этом, поэтому, как только удалось разобраться с мелкими хулиганствами, немедленно приступил к продолжению работы над этим делом. И хоть без напарника раскрывать преступления было значительно тяжелее, Синяков был настроен прекратить это безобразие. Он понимал, что вербовка молодых людей, провоцирующая убивать ни в чем неповинных граждан, не прекращалась, а значит, что стоило ожидать еще серию похожих преступлений, которую, безусловно, нужно было не допустить.

В который раз Игорь сел перебирать документы и искать зацепки. Он протер до дыр некоторые страницы, но до сих пор пытался понять, что же в расследовании с Мишей они упустили. И это понимание не заставило себя долго ждать. Даша! Вот кто точно знал, где можно найти эту женщину! Игорь немедленно поспешил к ним домой.

На пороге его встретила красивая, молодая и полная жизни девушка. Она широко улыбнулась и, узнав Игоря, пригласила его войти.

– Добрый день! Проходите! Миша дома. Я сейчас Вам его позову.

– Нет, Даш, – обратился к девушке следователь – мне с тобой поговорить нужно. Миша здесь не помощник.

– Хорошо. А что Вы хотите узнать? – заинтересовалась Даша.

– Я, видишь ли, к тебе пришел с вопросами, касательно твоего брата.

Девушка побледнела.

– Я до конца это дело довести хочу, – продолжал Игорь – Люди умирают! Понимаешь? Ты помочь можешь… кроме тебя некому…

– Хорошо. Но только Вы учтите, что я не все знаю. Мой брат мне многое не говорил.

Игорь с презрением отнесся к данному предупреждению, и, не смотря на преждевременное снятие ответственности Даши о дальнейшей информации, задал свои вопросы.

– На каком рынке и где конкретно вас встретила эта женщина? Как она выглядела?

– Я только общие черты помню. Говорю же! Мне тогда только 5 лет было…

– Говори, что помнишь! – потребовал Игорь.

Он начинал переходить уже на более жесткий тон, и это услышал Миша, который находился в соседней комнате.

– Ты чего на нее кричишь? – возмутился новоиспеченный опекун.

– Я не кричу, – поубавил напор Игорь – Мне просто информацию о деле нашем узнать нужно.

– Ты это не бросил?! Молодец! Тогда поможем, чем сможем! Даша, рассказывай, что известно. Ничего не таи.

Девочка, ставшая более уверенной с приходом родителя, раскрыла некоторые подробности той встречи с тайной незнакомкой.

– Где находится эта торговая точка – не помню, но там точно рядом поезда ходили, и люди откуда-то приезжали из загорода. Мы с братом на рынке том стояли час. Спустя это время к нам подошла очень улыбчивая рыжеволосая женщина, которая пригласила нас к себе в лавку. Там она угостила нас пирожками с капустой. Мы долго вместе просидели. Она многое спрашивала. Что именно не помню. Только вот один момент я точно сказать могу. Когда она узнала, что у нас родителей нет, подозвала какого-то мужчину и что-то начала ему на ухо шептать. Он меня в сторону отвел и куклы подарил. А брата со мной в этот момент рядом не было. Видимо, эта женщина с ним беседовать осталась.

– Тебе брат не говорил, что она с ним обсуждала?

– Сказал, что мы теперь лучше жить будем. Как я помню, она его убедила, что в этой жизни есть что-то большее, чем человеческая власть. Что ни один представитель человеческого рода с силой Бэла не сравнится, а значит, что служба ему принесет гораздо больше. Он и поверил…

– А еще что-то знаешь?– спросил Игорь – Точно вспоминай!

– Нет, дядя Игорь, Вы хоть на допросы вызывайте, больше чем сказала, уже не знаю.

– Хорошо, спасибо! Я тебе верю, – улыбнулся Игорь – просто профессия у меня такая – во всем сомневаться.

Миша хорошо знал Игоря и поэтому уже готовился, что после разговора с девочкой, он обязательно захочет еще немного поболтать со старым товарищем. Однако в этот раз этого не произошло. Игорь просто попрощался и ушел. Ему не терпелось взяться за карту и найти все рынки, которые были расположены рядом с поездами, прибывающими из-за города. Сам Игорь не хранил в своем кабинете чертежи с иллюстрацией местности, в которой жил и работал, однако в милицейском участке для более удобного ведения следствия, а также построения серьезных операций и перехватов всегда можно было взять информацию, детально объясняющую нахождение того или иного объекта в каждом районе. Этим следователь и воспользовался.

Всего на карте железнодорожных вокзалов Игорь насчитал девять и решил побывать на месте локации каждого из них.

Первым перед взором следователя предстал Ленинградский вокзал, который был основан ещё в царской России. Считается, что это самый первый вокзал в городе.

Его внешний вид покорил Игоря, который бывал здесь прежде не часто. Строгий классический фасад с колоннами и башней в центре заставил следователя на немного задержаться и полюбоваться мастерством вокзального зодчества.

Такой большой и красивый вокзал каждый день пропускает через себя огромное количество людей, поэтому Игорь сначала подумал, что странно для преступников организовывать свою лавку на таком видном месте. Хотя, впрочем, это не было достаточно сильным аргументом, так как Игорь вскоре вспомнил, что если хочешь что-то спрятать, спрячь это на самом видном месте. Поэтому даже сам факт нахождения преступников в людной точке, а тем более рядом с вокзалом подозрения вызывать перестал.

Вблизи с этим вокзалом находились некоторые частные торговые лавки, но все это не было похоже на то место, которое описала Даша, поэтому Игорь двинулся дальше.

Вторым вокзалом стал Белорусский, который в 1941 году являлся местом отправления войск на фронт. Спустя четыре года на этот же вокзал солдаты вернулись героями и победителями из Берлина домой.

Во время того, как Игорь прогуливался по Белорусскому вокзалу, его охватило волной воспоминаний. Он вдруг вспомнил, что ещё его дедушка рассказывал об этих событиях: о том, как матери прощались с сыновьями, жены с мужьями, девушки с парнями. Как слышался плач и просьбы вернуться. Именно на этом вокзале впервые прозвучала песня «Священная война».

Игорь боялся, что в таком памятном месте, где каждый угол хранит в себе чью-то военную историю, может базироваться такая жестокая банда. Однако его работа подразумевала проверку.

Рядом с Белорусским вокзалом располагался Тишинский рынок.

Игорь решил основательно его проверить. Он прошёлся по торговым рядам, посмотрел на продавцов, но нигде не обнаружил рыжеволосую женщину. Тогда он решил поспрашивать других торговцев, но те лишь пожимали плечами. Потратив ещё пару часов на поиски и опросы, Игорь понял, что в этом месте ему больше делать нечего. Он искал зацепки, но везде было пусто. Стало ясно, что такого человека здесь нет, а возможно и никогда не было.

Игорь отбыл в следующее место. Им стал третий – Казанский вокзал. Это сооружение Игорь хорошо знал исторически. С 1862 года здесь началось движение поездов, которые могли довезти пассажиров до Коломны. Однако изначально не все было так гладко. Первые посетители много жаловались, что, доехав в город, им было некуда выходить. Дело в том, что на этом вокзале не было платформ. Поэтому мужчины спрыгивали из вагонов первые, чтобы донести женщин на руках. Эту романтичную историю помнили все жители окрестной местности и очень любили рассказывать, даже когда их спрашивали немного не об этом. Так Игорь и узнал много нового из прошлого вокзала. Но все же главной его миссией оставалась женщина с рыжими волосами.

Следователь обошёл местные торговые точки, но вновь удача отвернулась от него – такую барышню здесь никто не знал.

Четвёртый вокзал, на который пал выбор Игоря назывался Киевским. Там все также было безнадежно.

Тогда следователь направился к Курскому вокзалу. И не медля ни минуты, подошёл к местному торговцу и спросил про эту местность и людей. Но старичок видимо плоховато слышал, поэтому тоже решил порадовать мужчину своими знаниями истории.

⁃ Знаешь, сынок, раньше этот вокзал был чуть ли не самым знаменитом местом в городе. Молодые девчонки, прочитавшие роман Толстого «Анна Каренина», сбегались сюда, чтобы совершить поездку к месту ее смерти, описанному в книге. Наверное, надеялись узнать какие-то подробности.

⁃ Да, да, это очень интересно, – сказал Игорь – но, может быть, вы знаете здесь рыжеволосую женщину? Она в лавке продаёт.

⁃ Ну, сынок, нет. У нас тут много людей торгует. Часто все меняются. Может, если когда и работала, то сейчас уже вряд ли тебе кто поможет.

Услышав такой ответ, Игорь огорчился. Действительно, разве преступникам выгодно на одном месте сидеть? Скорее всего, уже давно сменили местоположение.

Однако Игорь все равно решил проверить и остальные вокзалы, не смотря на пессимистичное настроение.

Шестым местом, которое за сегодня посетил Игорь, стал Павелецкий вокзал. Он был открыт 1 сентября 1900 года и сразу же оброс магазинами и большим рынком.

Зацепский рынок стоял здесь прямо напротив вокзала. В годы Великой Отечественной войны на него упала бомба. Впоследствии здание было снесено, но рынок был возрожден, однако до времени Игоря уже не сохранился. Сама площадь перед вокзалом в 1990-е годы представляла собой один большой пустырь и парковку.

Поняв, что это точно не то место, Игорь поехал к Рижскому вокзалу. В 1989 году это место после экономической реформы Горбачева превратилось в островок торговли. Здесь на прилавках наблюдался широкий ассортимент товаров: одежда, обувь, мебель, техника, косметика.

Именно на это место Игорь возлагал самые большие надежды. Он ходил по торговым рядам и высматривал женщину с рыжими волосами. Эту излишнюю заинтересованность людьми, а не товарами заметила одна торговка, продававшая хлебобулочные изделия.

– Что-то конкретное ищите, молодой человек? – не удержавшись, спросила она.

Игорь, вымотавшийся поездками от одного вокзала к другому, ничего скрывать не стал. Он сразу спросил ее о рыжеволосой женщине.

Тут на лице незнакомки появилась странная улыбка, и Игорь понял, что это то самое место.

– Раису знаю. Есть здесь такая. Мутная какая-то. Я сразу поняла, что нехороший она человек. А вот сейчас и убедилась, раз милиция интересуется.

– Так, а где я Раису-то эту найти могу?

– А вон ее лавка! Последняя в ряду.

Женщина указала пальцем направление, и Игорь с осторожностью начал приближаться к месту предполагаемой стоянки банды.

С каждым шагом его все больше одолевало волнение. Он не знал, сколько их там, вооружены ли они, но чувствовал своим долгом остановить беззаконие любой ценой.

Но, не успев приблизиться к лавке, Игорь вдруг заметил, как оттуда выскочила рыжеволосая женщина и бросилась бежать в сторону дороги. Игорь сразу понял, что это та самая Раиса. Она узнала о присутствии милицейского на рынке и поспешила удалиться. Однако Игорь не мог позволить ей скрыться от правосудия. Он бросился вдогонку, параллельно делая предупредительные выстрелы, но беглянка останавливаться не желала. Она села в машину и поехала в сторону области.

Своего автомобиля для продолжения преследования у Игоря не было, поэтому он попросил у гражданина машину, изо всех сил стараясь не отставать. Он сигнализировал и кричал, просил остановиться, но рыжая бестия никак не спешила сдаваться.

Они уже выехали за город, и Игорь понял, что нужно действовать максимально решительно. Он резко прибавил скорость и врезался в автомобиль Раисы. Все вокруг покрылось дымом, и следователь был уверен, что после такого столкновения женщина точно не сможет оказывать сопротивление.

Но как же он удивился, выйдя из машины, что пока он приходил в себя и открывал дверь, Раиса уже выбежала из транспорта и бросилась в заснеженное поле, которое вело к лесу. На улице была середина января, и сугробы были существенными, однако упорство оказалось сильнее, и женщина без особых усилий пересекала территорию. Игорь пошел за ней.

Когда они уже почти достигли лесной полосы, женщина вдруг обернулась и посмотрела на следователя. Он тоже остановился и с удивлением на нее взглянул.

– Я больше никого не убью, – еле слышно сказала она, – Я обещаю, ты будешь последним…

Она вытащила пистолет и выстрелила прямо в сердце молодого человека.

Игорь упал, а чертовка, как ни в чем не бывало, продолжила движение.

Белый снег обагрился ручьями свежей пролитой крови. Глаза Игоря стали каменными, а тело больше не источало тепло и желание жить.

Игорь Синяков умер тем самым милицейским, который всегда боролся за справедливость. Он не бросил дело, которое взял и даже спустя время не забывал о необходимости решить этот вопрос, остановить беззаконие, наказать виновных. Но никогда не думал, что это будет именно такой ценой…


Оглавление

  • Глава 1 Злополучная ночь
  • Глава 2 В поисках зацепок
  • Глава 3 По следам преступника
  • Глава 4 Письмо
  • Глава 5 Лицом к лицу
  • Глава 6 Трудное время