КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 614716 томов
Объем библиотеки - 953 Гб.
Всего авторов - 242981
Пользователей - 112780

Впечатления

Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Дейнеко: Попал (Альтернативная история)

Мне понравилась книга, рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Яманов: Режиссер Советского Союза — 4 (Альтернативная история)

Админы, сделайте еще кнопку-СПАСИБО АВТОРУ

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Фишер: Звезда заводской многотиражки (Альтернативная история)

У каждого автора своей читатель. Этот - не мой. Триждды начинал читать его сериалы про советскую жизнь, но дальше трети первых частей проходить не удавалось. Стилистикой письма напоминает Юлию Шилову, весьма плодовитую блондинку в книжном бизнесе. Без оценки.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Кот: Статус: Попаданец (Попаданцы)

Понос слов. Меня хватило на 5 минут чтение. Да и сам автор с первых слов ГГ предупреждает об этом в самооценке. Хочется сразу заткнуть ГГ и больше его не слушать. Лучший способ, не читать!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ведуньяя про Шкенёв: Личный колдун президента (СИ) (Фэнтези: прочее)

Неожиданно прочитала с большим удовольствием. Не знаю, как жанр называется (фэнтези замешанное на сюрреализме?), но было увлекательно. И местами не то что смеялась, а ржала, как говорят на сленге

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ведуньяя про Волкова: Девятый для Алисы (Современные любовные романы)

Из последних книг автора эта понравилась в степени "не пожалела, что прочла".
Есть интрига, сюжет, чувства и интересные герои.
Но перечитывать не буду точно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Ночь пылающих тыкв [Людмила Викторовна Семенова] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Людмила Семенова Ночь пылающих тыкв

1.

Гелена любовалась своим отражением в старинном зеркале, которое досталось от далеких предков и занимало почетное место в малогабаритной квартире. На затуманенной от времени поверхности в грубоватом обрамлении из черного дерева силуэт девушки казался похожим на древний дагерротип. Приталенное белое платье в пол приобрело таинственный перламутрово-серый оттенок, а в складках вуали, которую Гелена накинула поверх темных волос, мелькали блики света.

Также в зеркале отражалось кресло, в котором дремала раскормленная черная кошка с лоснящейся шерстью. Время от времени она приоткрывала безмятежные желтые глаза.

Приятные раздумья девушки прервал резкий сигнал мобильного телефона. С легким недовольством она взяла трубку, и когда увидела на дисплее имя Егора, ее лицо сразу просияло.

– Лена, привет, – сразу сказал он, – Посмотри вниз!

Гелена выглянула из окна и увидела, что Егор стоял у фонарного столба, засунув руки в карманы стильного пальто, – осеннее похолодание становилось все более ощутимым. Коротко стриженую голову он прикрыл беретом. Про себя девушка чуть подосадовала, что парень упорно не хочет называть ее полным именем. «Хотя ладно, – тут же подумала Гелена, – в конце концов он и так достаточно уступчивый».

Помахав ему рукой, она ответила:

– Ну что ты стоишь? Иди сюда, оцени.

– А может быть, не надо? Примета все-таки, – возразил Егор.

– Я же не в этом платье буду выходить замуж, – напомнила Гелена, – Все нормально, давай поднимайся! Сейчас поставлю кофе.

Еще в прихожей Егор окинул хозяйку одобрительным взглядом и сказал:

– Знаешь, для свадьбы тоже в самый раз. Теперь придется искать что-то еще лучше и дороже?

– Вот о последнем говорить некорректно, – заметила Гелена.

Егор почему-то вздохнул и улыбнулся. Тут в прихожую величаво проследовала кошка, которая почему-то относилась к нему доверительно, хотя вообще не слишком любила неожиданных гостей.

На кухне Гелена разлила кофе по чашечкам, достала свой любимый тростниковый сахар и села за столик напротив Егора.

– Завтра едем в парк к девяти, как договаривались? – спросила она, – Надеюсь, все в силе?

– В силе, в силе, – кивнул Егор, потрепав по голове тершуюся около стола кошку, – Только я все-таки не понимаю, зачем тебе сдался этот наряд. Там же будут гуляния, в основном все оденутся свободно, разве что грим какой-нибудь нарисуют. Да и не май месяц, все равно придется куртки накинуть.

– Не занудствуй, – возразила Гелена, – Это не гуляния, а Самайн, хоть рекламщики его и прозвали Днем пылающих тыкв. А насчет костюма я все продумала: замужество – это рубеж между двумя жизнями, как уборка урожая между двумя сезонами. Увядая в одном облике, ты рождаешься в новом, через волнения, боль, подготовку к материнству. В следующем году это будет тема моего дипломного проекта, так что сейчас необходимо опробовать на себе!

– Если бы ты еще и навыки семейной жизни начала заранее оттачивать, – вздохнул парень, многозначительно взглянув на пустой холодильник. И Гелена, и ее мать предпочитали питаться вне дома, а по вечерам ограничиваться легким перекусом.

Девушка игриво поцеловала его в нос и он волей-неволей сдержанно улыбнулся.

– Ладно, Лен, я пойду, – произнес Егор. Уже в прихожей он, надев куртку, вдруг порывисто обнял Гелену, но она мягко отстранила его руки.

– Егор, ты же знаешь, – тихо сказала девушка, – До свадьбы уже совсем недолго.

– А я не могу понять, что изменится после свадьбы, Лена, – вдруг сказал Егор, – Ну представь себе, что я сделал бы тебе предложение через три дня после знакомства, а через три месяца мы бы поженились. Тогда, значит, было бы можно, а сейчас, когда мы знаем друг друга уже год – ну никак нельзя?

– Я очень благодарна тебе за то, что ты пошел мне навстречу, – выразительно ответила Гелена, – Когда-нибудь ты поймешь, что я права. В конце концов ты ведь почему-то не женился ни на одной из своих знакомых, которые относятся к этому спокойно?

– Но я не поэтому женюсь на тебе, – снова вздохнул Егор, погладил девушку по плечу и вышел за дверь.

Гелена посмотрела в окно ему вслед – Егор обернулся, сделал ободряющий жест и пошел по тротуару, засыпанному уже скрутившимися бурыми листьями. «Как-то нехорошо вышло, – неожиданно подумала она, – Но с другой стороны я же всегда говорила ему все как есть, так с чего теперь дуться? Ну да, я хочу, чтобы это произошло только после свадьбы, и никто меня этому не учил. Просто иначе не будет никакого рубежа, никакого перерождения, только штамп да вечеринка. А мне это очень важно».


2.

К девяти часам Гелена и Егор подъехали на такси к большому парку, где проходили праздничные мероприятия. Район был удален от центра города, и за парком уже начиналась унылая промышленная зона, но ближайшая станция метро и жилые дома были построены в очень необычном стиле – с арками, башенками на крыше, узорными балконами и барельефами в виде искаженных страхом человеческих лиц. А витражи в окнах напоминали Гелене игрушку-калейдоскоп из ее детства.

Сам парк выглядел аскетично и по сути единственным его украшением были огромные ветвистые деревья и их причудливые тени на дорожках. Но также здесь имелся уголок из нескольких аттракционов, летняя эстрада, ресторан и небольшое озерцо, в котором сейчас отражались всполохи многочисленных световых аксессуаров.

Гелена и Егор шли под руку к эстраде, на которой надрывным голосом что-то вещал конферансье. Центром программы были отнюдь не его речи, а лазерные картины, которые транслировались на панораму парка таким образом, что горожане будто оказывались на древнем празднестве кельтов. Забой скота для зимних запасов, окрашенный в багровые цвета, золотистое пламя костров, которое словно обжигало по-настоящему, черные узоры на земле, предсказывающие судьбу, и произрастающие из них странные призрачные цветы, – все это несомненно стоило того, чтобы приехать в осенний парк прохладным вечером.

Друзей молодые люди с собой не звали, впрочем, они ни с кем и не водили дружбы как таковой. С тех пор, как они познакомились на форуме любителей кельтской культуры, им хватало общества друг друга, а полгода назад Егор объяснился Гелене в любви. Она, к его удивлению, скорее растерялась, чем обрадовалась: ей казалось, что до семейной жизни еще очень далеко и надо многое успеть, а особенно побывать на родине Самайна. Гелена училась на кафедре моды и мечтала стать дизайнером необыкновенных костюмов для косплея и карнавалов.

Егор заканчивал медицинское образование и по натуре был, в отличие от Гелены, большим прагматиком. До их знакомства он тоже не думал о долгосрочных отношениях, но эта девушка, по его собственному признанию, зажгла в нем ту самую «искру». И то, что она попросила Егора подождать с близостью до свадьбы, немного обескуражило парня, но в то же время даже подогрело азарт. Гелена полностью доверяла ему, несмотря на скепсис ее матери, убежденной, что недостаток страсти жених компенсирует на стороне. Впрочем, та не особенно донимала дочь разговорами, так как была всецело занята устройством собственной личной жизни.

И сейчас они шли по аллеям вечернего парка, неторопливо и безмолвно, словно пара из минувшей романтической эпохи. Наряд Гелены издалека можно было принять за уже избитый образ «мертвой невесты», но на близком расстоянии он представал в совсем иных красках и очень шел к ее большим светло-серым глазам.

Неподалеку от эстрады размеренно вращалось светящееся колесо обозрения – это были последние дни работы аттракционов. Вдоль аллей стояли домики с напитками и выпечкой, стилизованные под средневековье, а также прилавки с сувенирами.

– Подожди, я посмотрю, – сказала Гелена, сразу оживившись при виде диковинных амулетов, камей с изящными профилями красавиц и браслетов в виде змей.

Егор только снисходительно вздохнул. Он уже оставил попытки объяснить невесте, что нет смысла покупать с наценкой низкопробные поделки ради секундного порыва. К тому же, Гелена уже взялась перебирать безделушки, не дожидаясь его отклика.

Продавец – рослый черноволосый парень в плотной кожаной куртке – против обыкновения не донимал ее расспросами и предложениями, а спокойно и даже как-то лениво наблюдал за поисками девушки. Взгляд у Гелены разбегался, и когда она уже почти отчаялась, молодой человек вдруг произнес:

– Мне кажется, вот это вам подойдет. Как раз в тему, – и протянул ей перстень из серебра, украшенный необычным черным камнем, который матово поблескивал и словно был рассечен продольной трещиной.

– Это так и задумано? – спросила Гелена, которой изделие и в самом деле приглянулось.

– Вы про трещину? Да, конечно. Я и художника знаю, он это придумал по личным мотивам, – усмехнулся парень.

– Что это, Лена? – спросил неожиданно подошедший Егор, так что девушка даже вздрогнула, – Зачем тебе эта китайская фигня? Уж нормальное кольцо я куплю тебе сам!

Гелена растерялась, в то время как незнакомый парень продолжал спокойно улыбаться. Но она почему-то отметила, что это была не казенная любезность торговца, он явно улыбался каким-то собственным мыслям и не заботился о мнении окружающих.

– Не сомневаюсь, – мягко сказала она, чтобы успокоить жениха, – Но сейчас же на мне не настоящее свадебное платье, так не все ли равно, какое кольцо? В день свадьбы все будет как надо, Егор!

– И это повод бросать деньги на ветер? – вздохнул Егор, хмуря брови, – Свадьба тоже во что-то обойдется, если ты забыла. Тебя ведь не устроит формат «расписаться в обеденный перерыв в футболках и джинсах»?

– Для вас будет скидка, – вдруг сказал черноволосый парень, не глядя на Егора, – Похоже, оно как раз под ваш размер, давайте проверим?

Тут Егор совсем напрягся, в то время как Гелена охотно протянула парню руку и он надел странный перстень на ее безымянный палец. Украшение и вправду сидело как влитое, так что девушка подивилась глазомеру продавца. Его пальцы как бы невзначай коснулись ее ладони, и Гелена, сама не зная почему, не отдернула руку, а позволила еще раз провести по ней, вдоль проступающей под тонкой кожей вены.

– Что это значит, Лена? – резко сказал Егор и даже сжал ее запястье, – Почему ты позволяешь такое непонятно кому?

– Какое «такое»?

– Тебе надо объяснять? Это я должен надеть тебе кольцо на этот палец! Что ты играешь в дурочку, которая ведется на дешевый пикап?

– Если должны, то наденете, – неожиданно отозвался незнакомец, – И, возможно, будете первым в чем-то более существенном, если вы этого заслуживаете.

Эти слова явно смутили Егора и он не сообразил что ответить. Тем временем Гелена расплатилась за кольцо и на прощание вдруг смущенно улыбнулась парню. Он в ответ подмигнул ей, что выглядело двусмысленно, но почему-то понравилось Гелене. И только когда они с Егором пошли вдоль торговых рядов, к жениху наконец вернулся дар речи:

– Черт, откуда он мог узнать?

– Ты о чем? – уже безмятежно спросила Гелена, любуясь перстнем.

– О более существенном, – резко проговорил Егор, – А ты тоже хороша, Лена, загляделась на игрушку, как ребенок, вместо того, чтобы на место его поставить!

– Ну перестань, – мягко возразила Гелена, – Давай не будем портить вечер. С каких пор ты вообще стал прислушиваться к болтовне каких-то случайных прохожих?

Такое и вправду было не в духе Егора, и он решил замять инцидент, чтобы не терять лицо перед невестой. Они двинулись вперед, на сытные и сладкие запахи, и вскоре настроение совсем улучшилось.


3.

Хоть Гелена и очень боялась испачкать платье, Егор все же уговорил ее выпить кофе со сладкими булочками, и заодно они полюбовались всякими диковинными закусками и декором в честь мрачного праздника. Конечно, на прилавках то и дело мелькали ярко-рыжие тыквы, подсвеченные разноцветными фонариками, сухие колосья, красные ягоды, издалека казавшиеся каплями крови. В воздухе витал терпкий аромат глинтвейна.

Пока Егор пошел искать туалет, внимание девушки привлекла невысокая женщина средних лет, склонившаяся над противнем с партией свежих рогаликов. Когда Гелена приблизилась, женщина повернулась к ней и девушка увидела, какие у той необычные глаза – большие, светло-карие, чем-то напоминавшие глаза ее любимой кошки. Только не безмятежно прищуренные, а внимательные, будто просвечивающие насквозь, полные желтых искорок вокруг узкого зрачка, которые обостряли этот взгляд. Ресницы у женщины были короткими, рыжеватыми, как и волосы под форменной шапочкой. Но помимо взгляда Гелену еще что-то смущало в ее облике, будто какая-то болезненность. Тут женщина сняла перчатки и девушка увидела ее руки, покрытые алыми шрамами.

«Ожоги?» – подумала Гелена, не сообразив, что рассматривает увечье незнакомки с неделикатным интересом, смешанным с жалостью. Эмпатия была совсем не чужда Гелене, и в свободное время она иногда участвовала в благотворительных акциях.

Гелена даже вздрогнула, когда торговка произнесла низким приглушенным голосом:

– Хочешь? Не бойся.

Она подцепила рогалик щипцами, сунула в цветастый бумажный пакетик и протянула девушке. Гелена так удивилась, что не успела возразить, – ей, что уж скрывать, не хотелось ничего брать из рук незнакомки, – и когда она снова подняла глаза, женщины за прилавком уже не было. Озираясь по сторонам, Гелена заметила, что та стояла в нескольких шагах спиной к ней и говорила что-то парню, у которого они с Егором недавно купили перстень.

«Ясно, все они тут знакомы, – усмехнулась Гелена, – Ладно, мне-то какое дело? Не хочет она брать деньги, ну и ее право».

Однако рогалик не вызывал у нее аппетита и она решила просто разломить его из любопытства. Он оказался «с сюрпризом» – внутри была монетка, с одной стороны испещренная незнакомыми буквами, а с другой был выгравирован улыбающийся череп.

– А это еще зачем? – спросил подошедший Егор, – Лен, тебе что, мало этой дурацкой побрякушки? Что ты скупаешь какой-то ширпотреб с рук? У этих торговцев поди и санитарных книжек нет!

Это замечание было резонным, и Гелена решила не рассказывать жениху о жутких отметинах на руках продавщицы. Обломки рогалика она бросила в урну, а монетку потихоньку от Егора все же спрятала в сумочку.

Неподалеку раздавались веселые женские голоса и Гелена решила посмотреть, что происходит, а заодно развеять странные мысли. Вдоль большого стола, накрытого черным полотном, столпились женщины разных возрастов, одни в аляповатых костюмах ведьм, другие в причудливых масках, а кто-то был одет просто по сезону. Некоторые держали за руку детей, хотя праздник был явно рассчитан на взрослую публику.

– Там что, гадают? – улыбнулся Егор, – Похоже, здесь решили перемешать все языческие праздники! Впрочем, этого и стоило ожидать.

– На Самайн тоже гадали, – возразила Гелена, – Да и вообще, любопытство вечно, как и желание придумать себе счастливую судьбу.

– Хочешь попробовать? – неожиданно спросил Егор, мягко улыбнувшись.

Гелена подошла ближе и увидела, что здесь раскладывали карты с изображениями каких-то сказочных животных и монстров, наливали красный воск в сосуды с черной водой, заглядывали в зеркала, выписывали пером какие-то узоры на пергаменте. Публика постепенно сосредоточилась и болтовня стихла, зато Гелена слышала странное вибрирующее звуковое сопровождение из динамика. Ей вдруг стало не по себе: лица притихших женщин, под масками, гримом или без них, казались одинаково неподвижными и будто остекленевшими из-за каких-то неведомых чар.

Невольно она бросила взгляд в ближайшее зеркало и увидела девушку со знакомым лицом, но в черном шелковом платье, с распущенными волосами и необычным макияжем. Глаза ее двойника были внимательными, лукавыми и довольными.

– Лучше пойдем куда-нибудь в другое место, – тихо сказала Гелена, и Егор только удивленно пожал плечами.

Тут зазвонил его мобильный телефон, и парень отошел в сторону. Гелена заметила, что он быстро переменился в лице. Он довольно быстро завершил разговор и вернулся к встревоженной невесте.

– Представляешь, – заговорил Егор, не дожидаясь ее вопроса, – Ира зависла в каком-то клубе, родители уже два часа не могут до нее дозвониться и с ума сходят. Ну, ты же знаешь, с ней в последнее время вообще невозможно сладить! Просят за ней съездить, а то мало ли что там может случиться. Хорошо еще что они название запомнили.

Про трудности возраста у сестры Егора Гелена знала давно, и все же ей было непонятно, почему родители, не будучи пожилыми и больными, не могут обойтись без его помощи. К тому же, подобные внезапные проблемы слишком уж часто сваливались на голову именно во время их свиданий.

– И что теперь? – растерянно спросила девушка.

– Придется ловить такси, как же иначе, – вздохнул Егор, – Слушай, Лена, мне тоже очень жаль, что все так смазалось, но ты ведь можешь побыть здесь еще. А я заброшу Ирку домой, сдам из рук на руки и снова приеду.

– То есть, меня оставить здесь одну тебе не страшно? – нахмурилась Гелена.

– Ну ты не сравнивай, – торопливо заговорил Егор, – Здесь все-таки нормальные люди, нет ни пьяных, ни укуренных. Не то что эти клубы! А вон там, у эстрады, есть кафе, ты пока просто там посиди, ничего плохого не случится.

Гелена угрюмо отвернулась, сочтя дальнейшие разговоры бесполезными. Раньше она несколько раз вызывалась ехать на подмогу вместе с Егором, но он всегда находил отговорки, причем такие изящные, что трудно было не поверить в его искреннюю заботу.

Поэтому она только поцеловала жениха и коротко сказала:

– Только не забудь позвонить, когда доберешься, я тоже очень за тебя волнуюсь.

– Я постараюсь скорее вернуться, – заверил Егор и ободряюще погладил ее по плечу.

Некоторое время Гелена стояла у ворот парка, глядя вслед отъезжающему такси, потом побрела в сторону эстрады. В принципе ей не было страшно, только вдруг охватила необъяснимая тоска. Потирая озябшие руки, девушка вспомнила о перстне и таинственном продавце и вдруг подумала: «Интересно, а этот парень все еще здесь? У своего прилавка или снова где-то бродит?»

Тут Гелена невольно снова ощутила какую-то приятную щекотку кожей руки, которую он трогал, и даже потерлась щекой о ладонь. Вспомнилось лицо юноши, которое она вроде и не успела толком рассмотреть и тем не менее сейчас представляла во всех подробностях – прищуренные темные глаза, густые ресницы, высокие скулы, гладкий подбородок с ямочкой, пышные волосы, спадающие на воротник куртки. Вдруг Гелене захотелось снова ощутить запретное тепло, и уже самой коснуться пальцами его рук, лица, шеи.

И впервые стало немного страшно: почему-то о Егоре она никогда так не думала, считая, что их теплых романтических отношений и взаимопонимания достаточно для полной гармонии, которая последует за свадьбой.

Она снова направилась по тропинке к торговым рядам, убеждая себя, что это простое любопытство и потребность отвлечься от тяжелых мыслей. Понемногу Гелена узнавала уже примелькавшиеся прилавки и товары, но черноволосого незнакомца пока нигде не было видно. Неожиданно раздался треск петард, от которого девушка вздрогнула, и в небе вспыхнули жутковатые красные цветы. Они быстро погасли и осыпались серо-коричневой дымкой.

Гелена удивилась: никаких номеров с пиротехникой вроде не было заявлено, к тому же, людей в парке эта неожиданная вспышка явно сбила с толку. Издалека вдруг явственно послышались женские возгласы, в которых Гелена без труда уловила жуткий страх. Она ускорила шаг и сразу за поворотом ее едва не сбили с ног, а вскоре девушка увидела и ту, которая по всей видимости кричала. Эта молодая женщина уже встречалась с Геленой у стола с гаданиями, ее полупрозрачное черной платье и шляпку с вуалью в декадентском стиле было легко запомнить. Сейчас она не издавала ни звука, но по напряженному лицу Гелена поняла, что это лишь небольшое затишье перед бурей отчаяния.

Женщину поддерживали под руку, Гелена побоялась посмотреть ей в лицо. Обычно она стеснялась заговаривать с незнакомцами, но тут не утерпела и спросила у молодой компании, которая сгруппировалась у большого дерева:

– Вы не знаете, что случилось?

– Вроде ребенок пропал, – озабоченно отозвалась одна из девушек, и Гелена вспомнила, что у стола женщина держала за руку мальчика лет пяти, – Она, видно, там увлеклась, упустила его из виду, а потом раздались эти фейерверки, он испугался и убежал. Ну, мы так поняли. А парк тут можно долго прочесывать…

– Ладно если он в парке, лишь бы на дорогу не выскочил, – заметила другая.

Гелене удивилась, что напуганный ребенок выпустил руку матери и убежал, вместо того, чтобы держаться крепче. Невольно она вдруг связала в уме все неожиданности этого вечера и впервые по-настоящему встревожилась. К тому же, сейчас рядом не было Егора, и Гелена решила, что лучше всего ей тоже уехать. Однако связь вдруг дала непонятный сбой, и девушка не смогла ни дозвониться до жениха, ни вызвать такси. «Не к дороге же идти голосовать! Черт, куда меня понесло, да еще из-за какого-то незнакомого парня» – подумала она с досадой.

Только тут Гелена осмотрелась по сторонам и поняла, что она, сосредоточившись на телефоне, забрела вглубь парка, где уже не было ни развлечений, ни толпы. Только черные силуэты деревьев, фонари и рыхлый влажный грунт под ее изящными туфлями, а также пугающая тишина.

– Ты заблудилась? – вдруг донесся до нее уже знакомый голос. Повернув голову, Гелена увидела, что чуть поодаль, прислонившись к скамейке, стоял тот самый парень, которого она искала. Руки он засунул в карманы куртки, голову слегка откинул назад и весьма беззастенчиво рассматривал девушку в призрачно-белом наряде.


4.

Гелена так удивилась, что даже не спросила, с чего вдруг незнакомец обращается к ней на «ты». К тому же, у нее по спине вдруг пробежали колкие мурашки, отчего стало и жутко, и почему-то приятно.

– Ага, – смущенно улыбнулась она, – Я хотела по      ймать такси, но что-то случилось со связью…

– Здесь такое бывает, – кивнул парень, – Ты одна, как я вижу.

Отпираться не имело смысла, и Гелена вздохнула:

– Да, у моего жениха появились неотложные дела, а я в них не вписывалась. Но я решила еще немного тут побыть, а потом угодила в переделку.

Парень посмотрел на нее с любопытством, но ничего не сказал, и тогда Гелена, немного помолчав, спросила с неожиданной решительностью:

– Как тебя зовут?

– Латиф, – ответил он спокойно. Необычное имя не удивило ее: иссиня-черные волосы и тонкие черты лица юноши явно указывали на восточную примесь, – А тебя Лена?

– На самом деле Гелена, – отозвалась девушка, – Егор называет меня Леной, но мне почему-то не нравится, будто это совсем чужое имя.

– Хорошо, буду знать, – сказал Латиф и впервые улыбнулся открыто, почти весело.

Затем он присел на скамейку и сделал Гелене приглашающий жест.

– Давай посиди, отдохни.

Гелена села рядом, растерянно глядя в усыпанную сухой листвой землю, и вдруг Латиф потрепал ее по плечу.

– Что ты такая скованная? Испугалась чего-то?

– Да есть такое, – согласилась Гелена, – Как-то много всего на один вечер. Собирались устроить романтическую прогулку, а тут… И какая-то жуткая продавщица рогаликов, и гадания, похожие на гипноз, и вдобавок у одной женщины ребенок потерялся. Я люблю такие места, но сейчас думаю, что лучше бы мы остались дома, устроили милый ужин на двоих. Хотя…

Тут она запнулась, подумав, что Егор предлагал ей такое не раз, но она предпочитала проводить вечера вне дома, чтобы не ввести его в искушение. Впрочем, Латиф, похоже, каким-то невиданным образом все понял, но не стал расспрашивать.

– За продавщицу и ребенка ты не переживай, – невозмутимо сказал он, – Вечер сейчас непростой, это точно, но все не так плохо. Дело не только в этом, верно?

– А почему ты спрашиваешь? – вдруг насторожилась Гелена, почувствовав, что странный парень прав. Невольно она представила себя на месте матери, потерявшей в этом парке ребенка, потом и на месте продавщицы, подумала, как в скором будущем на ней отпечатаются испытания семейной жизнью, родами, ответственностью, старением и утратой женственной красоты.

«Но ведь будет и много счастья, – заверила она себя, – Нас ждет свадьба, яркие впечатления, нежность. И Егор, он же такой хороший, такой надежный, деликатный…»

Подумав о последнем, она почему-то взглянула на Латифа с вызовом, как будто хотела выпалить эти слова ему в лицо. Тот только усмехнулся и ответил на ее последний вопрос:

– Ты не спешишь убраться отсюда в теплое и надежное убежище. Значит, боишься, что там влипнешь в еще более крупную переделку?

– Нет, я не из-за этого, – вздохнула Гелена, – Сказать по правде? Я тебя еще раз увидеть хотела.

– Вот как? – задумчиво произнес Латиф, оторвал сухой стебелек и стал перебирать его пальцами, – И чем это я тебе приглянулся?

– Такого я не говорила, – отмахнулась Гелена, – Просто интересно. Ну вот что ты сам предложил мне это кольцо? И говорил так странно… Егору, между прочим, это не понравилось.

– Ну, это понятно, – усмехнулся Латиф, – Только, может быть, не станем говорить о нем? Его тут нет, он занят своими делами, а нам тоже есть чем себя занять.

Это уже показалось Гелене немыслимой наглостью, и она вспыхнула, хотя в горле возникла какая-то предательски приятная теснота, которая понемногу стала растекаться по всему телу.

– Слушай… ты вообще о чем? – сказала она, – Нам?! Чем это я буду себя занимать… с тобой? Ты что выдумал? Да Егор бы тебе сразу в морду дал!

– Но не дал же, когда мог, – преспокойно отозвался тот, – И почему бы не со мной? Чем я существенно отличаюсь от него?

– Тем, что это мой парень, мой любимый человек, – торопливо заговорила Гелена, – И вообще я пока не хочу ничего такого! Просто ради пробы, для галочки, – мне этого не надо! Это же так банально, что я вообще не понимаю, почему других девчонок так легко разводят.

– Вот как? – улыбнулся Латиф, – Ну тогда тем более зачем сгущать краски? Пусть даже и для пробы. А что в этом плохого, Гелена?

– Господи, да ты о чем? – повторила Гелена и запнулась, не зная, что говорить и делать дальше. Неожиданно она поняла, что сидит совсем рядом с Латифом, развернувшись корпусом к нему и упираясь руками в скамейку.

– Ты любишь его? Ты действительно хочешь за него замуж? – спросил он.

– А почему нет? – сказала Гелена, – Ну а если и не уверена, что люблю, это не значит, что не хочу замуж. Не все так просто, и ты ничего не знаешь. Тебе не идет роль провидца, несмотря на весь твой из себя загадочный вид.

– Так зачем ты его мучаешь? – сказал Латиф, – Даже если не любишь, это жестоко. А отказывать одному и потом бежать на поиски приключений с другим, – еще и подло, девочка.

– Да не нужно мне никаких приключений, – беспомощно промолвила она, – С чего ты взял?

– Но ты же хотела меня увидеть, – тихо, уже без насмешки произнес молодой человек и аккуратно коснулся ее подбородка.

– Он обещал скоро приехать, – беспомощно проговорила Гелена, не в состоянии скрыть досаду, – Черт, что тогда будет?

– У тебя все равно телефон не ловит, так что он нас не найдет, – убаюкивающе сказал Латиф. Она слабо попыталась отвернуться, но он уже был слишком близко к ее губам, а затем их обволокло влажным теплом.

Гелена ужаснулась, ее рассудок действовал и фиксировал происходящее, но ничего не мог сделать с желанием. Латиф легко развел языком ее губы, и она предприняла последнюю попытку сопротивления, а потом расслабилась и стала тянуться к нему, погладила его шею, провела по плечам и спине. Он тем временем аккуратно сжал ее прикрытую тугим гипюром грудь, затем поднялся и решительно повлек девушку за собой. Гелена, едва передвигая ноги от волнения, держалась за его руку и не разбирала дороги, поняла только, что они оказались в какой-то беседке со старой садовой мебелью. Переступив ее порог, они сразу снова начали целоваться, причем Гелена осмелела настолько, что запустила руку ему в волосы. Затем он расстегнул пуговицы на горловине ее платья и стал целовать обнажившиеся ключицы и плечи и стягивать вниз бюстгальтер без бретелек. Казалось, он не хотел обделить ни одного миллиметра ее тонкой кожи. В Гелене всколыхнулась тень смущения, но она тут же стала изгибаться в такт движениям его рук и тихо застонала.

Латиф повернул девушку спиной к себе, резко потянул вверх ее волосы и прошелся быстрыми поцелуями по шее и мочкам ушей. Закинув руку назад, Гелена обхватила его за шею и вдруг почти с удовольствием вспомнила о Егоре, даже захотела, чтобы он увидел все, что с ней запросто делал незнакомый парень. Латиф будто снова прочел ее мысли и шепотом спросил:

– Я был прав? Он этого не заслуживает?

– Да, – с усилием сказала Гелена.

– А я? Я заслужил все это, и даже больше?

– Конечно, больше! – выдохнула девушка, – А зачем иначе я сюда пришла? Или ты что, собираешься остановиться?

– Не хватало! – усмехнулся Латиф, – Только учти, что тебе будет больно.

– А это не твое дело, заботиться о моей боли, – сказала Гелена.

Тогда Латиф, не теряя времени даром, велел ей сесть на облезлый, но крепкий стол, и Гелена поспешно сняла туфли, тонкие колготки и белье. Сам он только скинул куртку, и девушка с нетерпением притянула его к себе. Вдруг вместо необъяснимой гордости собой она почувствовала что-то похожее на нежность и благодарность, поцеловала его в губы и как раз в этот момент ощутила ужасную боль. Инстинктивно ей захотелось вырваться, но Латиф крепко ее держал, и Гелене оставалось только сжать зубы и терпеть его резкие движения. Наконец она немного привыкла к этой боли, а его поцелуи совсем ее успокоили. Вскоре Латиф еще сильнее подтянул ее к себе и сжал, потом полностью расслабился, выпустил девушку и прикрыл платьем ее ноги, по которым стекали струйки крови.

Она с трудом слезла со стола, опомнилась и на нее понемногу стала накатывать дикая смесь эйфории, стыда и испуга. Гелена хорошо понимала все возможные последствия того, что произошло, и неизбежность объяснения с Егором. И если он действительно найдет ее здесь, в парке, полураздетую, в крови, с опухшими от чужих поцелуев губами и красными пятнами на шее и груди? «Надо хотя бы успеть как-то привести себя в порядок, – устало подумала она, – Я, конечно, гадина, но все-таки как же это было хорошо!»

Через боль и усилия Гелена натянула колготки, надела туфли и медленно пошла к выходу из беседки, не глядя на Латифа. Он тем временем подобрал свою куртку и безэмоционально наблюдал за ней. Девушка подумала, что, возможно, стоит что-то сказать, но все приходящее в голову казалось ей безумно неуместным.


5.

Когда Гелена наконец осмотрелась, ее удивила странная тишина в парке. Небо просветлело, воздух был прохладным и влажным, под ногами хрустели конфетти и блестки, напоминавшие о вчерашнем шабаше. Впрочем, у Гелены остались гораздо более яркие отметины от него: промежность болела все сильнее, щеки и губы горели, а мысли то и дело уплывали в эту мрачную беседку и душные объятия Латифа. Людей вокруг не было, только однажды вдали мелькнула пара каких-то знакомых силуэтов.

– Лена! – вдруг послышалось невдалеке. Оглянувшись, Гелена увидела Егора, который направлялся к ней стремительным шагом и протягивал руки навстречу. Она устало улыбнулась, стараясь не думать о предстоящем.

Парень обнял ее, погладил по голове, словно ребенка, и сбивчиво заговорил:

– Ну что же ты устроила? Я приехал сразу как все уладил, а твой телефон не отвечает, тебя нигде нет! Чуть с ума не сошел, прочесал весь парк, все ближайшие кафешки, магазины, да вообще все что есть… Потом уже в больницы стал звонить – хорошо еще, что наряд у тебя необычный, такую пациентку точно бы запомнили. А где же ты пропадала всю ночь?

– Как всю ночь? – изумленно спросила Гелена, – Я думала, тебя не было всего пару часов…

– О господи, – вздохнул Егор, – Похоже, тебе стало плохо и ты где-то потеряла сознание. Странно только, что я раньше на тебя не наткнулся. Слушай, тебе срочно надо к врачу, вдруг у тебя переохлаждение или еще что-нибудь!

– К врачу? – повторила девушка растерянно, и только тогда жених к ней присмотрелся.

– Постой-ка, Лена, – произнес он, – Что это? Почему у тебя кровь на платье? Где ты поранилась?

Гелена только вздохнула и Егор взглянул на нее уже с испугом.

– Тебя изнасиловали, да? Ну как же это! Надо же мне было сорваться именно сейчас, бросить тебя одну! Прости, хорошая моя! Ничего, сейчас мы во всем разберемся…

– Не нужно ничего, Егор, – с трудом сказала Гелена, – Это ты меня прости, я просто ужасно поступила. Меня не изнасиловали. Я встретила тут одного мужчину и изменила тебе…

– Что? – шепотом сказал Егор, сделал шаг назад и вгляделся в нее, – Что ты хочешь сказать? Что пока меня не было, ты успела здесь переспать с кем-то?! При том, что сама навязала мне договоренность до свадьбы?! Слушай, Гелена, ну это звучит как больной бред! Не могла ты этого сделать! Объясни, зачем выдумываешь? Или ты и не была девственницей, просто не хотела меня к себе подпускать?

– Звучит как бред, да, – ответила Гелена уже тверже, – Но я не врала тебе, Егор, и сейчас не собираюсь. Он мне просто очень понравился. Ну, я не знаю, как объяснить… так уж вышло…

– Ладно, – оборвал ее Егор, – Не надо ничего объяснять, мне ну вот честно не хочется знать в подробностях, как это все происходило! Я человек взрослый, представляю. Спасибо за откровенность, хотя вообще-то ты сейчас никаких добрых слов не заслуживаешь. Я тебе сейчас вызову такси, поезжай домой, отлежись и сама сообрази, во что вляпалась. Анализы сдай, таблетки специальные прими. А мне не звони больше.

– Не надо такси, – вздохнула Гелена, – Я сама потом доберусь.

– Как хочешь, – коротко бросил Егор и быстро пошел к выходу, ни разу не обернувшись.

Девушка отступила назад, села на ближайшую скамейку и тихо заплакала. Невдалеке зашуршала палая листва и Гелена инстинктивно подняла голову. По аллее безмолвно шла женщина с обожженными руками и вела за собой пятилетнего ребенка. Оба казались абсолютно невозмутимыми и будто не замечали плачущую девушку в свадебном платье, испачканном кровью и землей.

– Почему он еще здесь? – тихо сказала Гелена в пустоту. Но тут ее плеча коснулась прохладная рука и рядом сел Латиф. Он взял ее ладонь и положил в нее что-то маленькое и шуршащее. При рассмотрении это оказалась шоколадная конфета в черном фантике.

Гелена вяло сжевала ее и парень подал ей пластиковую кружечку с кофе. Запив, она посмотрела на него утомленно и сказала:

– Егор меня бросил.

– Вижу, – спокойно отозвался Латиф, – Что теперь думаешь делать?

– Ты меня спрашиваешь? – горько усмехнулась Гелена, – Самую тупую, внезапную и противоречивую из всех ныне живущих особей женского пола, если судить по моей последней выходке? Я вообще уже не уверена, что способна думать. Разве что… если бы я наврала Егору про изнасилование, как бы тогда все обернулось?

– Я не знаю, честно, – ответил Латиф, – Но тебе надо успокоиться, Гелена. Если хочешь, я покажу, где ты можешь умыться и переодеться.

Его участливый тон так удивил девушку, что она даже забыла о расстроившейся помолвке и спросила:

– Латиф, а что здесь вообще происходит? Я же вижу, что вокруг какая-то аномальная зона: одни пропадают, другие творят всякую чертовщину…

– Аномальная зона? – повторил парень насмешливо, – Это обычный парк, просто иногда случаются такие ночи, в которые люди позволяют себе слишком многое и очень быстро за это расплачиваются. Как показывает долгий опыт, празднество торговли и зрелищ идеально для этого подходит.

– А чем они расплачиваются? – тихо сказала Гелена, – Их похищают?

– Вовсе нет, – возразил Латиф, – Хотя кое-кто действительно не может вернуться в свой привычный мир, а кто-то возвращается, но совсем другим. Но я этим обычно не распоряжаюсь, Гелена, хоть и могу что-то предугадать.

– Кто ты? – спросила она, – Демон?

Латиф рассмеялся:

– Во всяком случае когти и копыта у меня в ответственный момент не вырастут. А в остальном я ведь тебя устраиваю? Тогда и неважно, как меня называть.

– А как вы для этого выбираете людей? – настойчиво спросила Гелена.

– Да никак! Я же говорю, что люди сами срываются с тормозов и разрушают свой мир, который и без того не так уж прочен. Они занимаются этим всю жизнь, просто в такие ночи все происходит в ускоренном режиме и без запасных вариантов. Разве я тебя выбирал? Нет, ты сама зачем-то за мной пошла. Но вообще я должен признаться, Гелена, что ты мне действительно понравилась, в отличие от всех предыдущих. Даже смешно, но факт.

Гелене совсем не было смешно, и она, прикусив палец от волнения, ждала, когда Латиф заговорит снова.

– Поэтому у меня к тебе предложение. Выбирай – или Егор забудет о вашем последнем разговоре, ты больше меня не увидишь и сможешь выдумать удобное объяснение, сделать операцию и спасти вашу свадьбу. Правда, твои воспоминания я не смогу стереть и ты всегда будешь помнить эту ночь. Или…

– Или, – невольно повторила девушка.

– Ты можешь остаться со мной, – произнес Латиф, – И забыть о своем прошлом, знакомых и планах на будущее. Если бы не мой личный интерес, ты бы просто застряла в нашем мире навсегда, как та женщина с ожогами и многие другие, без вопросов, обсуждений и прав, а также без личной жизни и мужского внимания. Однако ты, как я уже сказал, нравишься мне, поэтому можешь идти домой либо остаться навсегда моей. Решай и имей в виду, что я никому еще такого не предлагал.

Гелена потрогала перстень на безымянном пальце и сказала:

– Я останусь, Латиф. Так что отведи меня умыться и переодеться, как обещал. Надеюсь, что нечистой силе доступны земные удовольствия?

– Ну, про одно ты уже в курсе: доступно, и еще как, – хитро улыбнулся Латиф, – Без цветов, ресторанов и нарядов тоже не останешься. Ты будешь самой красивой и соблазнительной ведьмой на каждом балу язычников, в каждом ночном клубе, игорном доме, андеграундном театре и вечеринке для элиты, в небоскребах Запада и на базарах Востока. От твоей красоты станут терять рассудок, прожигать состояния, разрушать семьи и затевать грязные политические игры, но смогут лишь тобой любоваться. Никто, кроме меня, не посмеет к тебе притронуться!

– Замечательные планы! – произнесла Гелена и протянула ему руку.