КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592043 томов
Объем библиотеки - 898 Гб.
Всего авторов - 235611
Пользователей - 108223

Впечатления

Awer89 про Штерн: Традиция семьи Арбель (Старинная литература)

Бред пооеый

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Шабловский: Никто кроме нас (Альтернативная история)

Что бы писать о ВОВ нужно хоть знать о чем писать! Песня "Землянка" была сочинена зимой при обороне Москвы. Никаких смертных жетонов на шее наших бойцов не было, только у немцев. Пограничник - сержант НКВД имеет звания на 2 звания выше армейских, то есть лейтенант. И уж точно руководство НКВД не позволило бы ими командовать военными. Оборона переправы - это вообще шедевр глупости. От куда возьмется ожидаемая колонна раненых, если немцы

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Анин: Привратник (Попаданцы)

Рояль в кустах? Что вы... Симфонический оркестр в густом лесу совершенно невозможных ситуаций (даже разбирать не тянет все глупости), а в качестве партитуры следовало бы вручить учебник грамматики, чтобы автор знал, что существуют времена, падежи, роды... Запятые, наконец!

Стиль, диалоги и т.д. заслуживают отдельного "пфе". Ощущение, что писал какой-то не очень грамотный подросток, и очень спешил, чтоб "поскорее добраться до

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Побережных: «Попаданец в настоящем». Чрезвычайные обстоятельства (СИ) (Альтернативная история)

Как ни странно, но после некоторого «падения интереса» в части третьей — продолжение цикла получилось намного лучшим (как и в плане динамики, так и в плане развития сюжета).

Так — мои «финальные опасения» (предыдущей части) «оказались верны» и в данной части все «окончательно идет кувырком», несмотря на (кажущуюся) стабилизацию обстановки и окончательное установление официальных дипломатических контактов.

Что можно отнести к

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Политов: Небо в огне. Штурмовик из будущего (Боевая фантастика)

Автор с мозгами совсем не дружит. Сплошная лапша и противоречия. Для автора, что космос, что атмосфера всё едино. Оказывает пилотировать самолет проще пареной репы, тупо взлетай против ветра. Ещё бы ветер дул всегда на встречу посадочной полосе. И с чего вдруг инопланетянин говорит по русски, штурмует колонну фашистов, да ещё был сбит примитивным оружием, если с его слов ему без разница кто есть кто. Типа в космосе можно летать среди

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

В поисках рая. Часть первая: Зов судьбы [Марина Савицкая] (fb2)

Предисловие

Вы когда-нибудь думали, отправляясь с женихом на отдых в жаркие страны, что еще долго не вернетесь оттуда? Что там вас могут выдать замуж? И что домой вернетесь уже не с тем, с кем отправились изначально? Или, возможно, свобода ваша будет ограничена, а права нарушены?

Путешествия, приключения, расставания, любовь, страсть, неопределенность, побег и еще много всего, чего я у судьбы не просила, пришлось на мою долю совершенно не в подходящий для этого момент. Быть может, кто-то из вас и мечтал о таком, но только не я. Я и помыслить о таком не могла! Ведь мне так нравилась моя тихая и спокойная жизнь в Лондоне!

Судьба сыграла со мной в злую шутку, одарив подарками, коих я не оценила. И в наказание за мое невежество она заставила меня делать выбор и нести за него полную ответственность. К чему я абсолютно была не готова.

Глава первая. Дурное предчувствие…

– Милая, собирайся быстрее! Мы так опоздаем на наш пароход, – торопит меня как всегда мой дорогой и возлюбленный Майк, мой жених.

– Я почти готова! – кричу я в ответ, чертыхаясь про себя.

Неужели он не понимает, что женщине, нежели мужчине, нужно куда больше времени на сборы? Или он это специально? Ведь я не в восторге оттого, что мы все проведем предсвадебное время в какой-то там Австралии! Я-то хотела посетить Париж, встретиться там с лицейскими подружками и обсудить с ними свой свадебный наряд, а затем выбрать для него швею и ткани. Ну, и, в конце концов, вкусить последние деньки незамужней жизни!

Черт, я все-таки согласилась выйти за него замуж!

Нет, я люблю Майка. Но иногда мне кажется, что моя жизнь должна быть другой. Не знаю даже какой. Быть может, более свободной, где я независима, и вокруг меня нет людей, которые говорят мне, что и как делать. Но на дворе середина девятнадцатого века, и свободные и независимые женщины воспринимаются пока что неодобрительно. Эх, что поделаешь! Мне пришлось принять решение в пользу брака и выбрать свой путь. И этот путь наш общий с Майком. Хотя в животе все сковывается от этой, казалось бы, единственно верной мысли. И предчувствие какое-то дурное…

Ночью я спала плохо, долго ворочалась, а когда уснула, то ко мне во сне явился неизвестный мужчина, коего я так и не запомнила. Из-за такой бессонной ночи я не могу теперь собраться. Шпильки, с помощью которых я пытаюсь смастерить на своей голове любимую незамысловатую прическу, только и делают что выпадают, словно проверяют мою нервы на прочность. Конечно, быть может, как обычно все дело в моих непослушных кудрях, которые отказываются держать эти самые шпильки и тем самым сводят меня с ума! А ведь мне казалось, что если я отстригу их по плечи, то буду возиться с ними гораздо меньше. Но вот досада, мне это казалось!

Сегодня все словно против меня. Вот взять, например, историю с платьем, что я выбрала и приготовила в дорогу (сама, без помощи Агаты). В ответственный момент оно вдруг оказалось помятым и чем-то испачканным. Другой наряд, составленный на всякий случай, и вовсе куда-то подевался. Ну и утро! Теперь судорожно уже с чужой помощью нужно искать что-то другое. Благо Агата, зная меня от и до, заранее приготовила пару вариантов.

Я выбрала зеленое дорожное платье холодного оттенка. Да, именно такой тон мне больше всего и идет, подчеркивая мои большие карие глаза, которые я считаю самой выдающейся частью своей внешности. Хотя, если верить моей мама, то я на редкость вся получилась слишком красивой. Об этом говорят и толпы ухажеров, что во время празднеств выстраиваются в очередь на танец со мной. Но вот уже давно никому из них не везет, потому что я наконец-то выбрала одного единственного мужчину, с которым кружусь в каждом вальсе.

Майк. Мой будущий муж. Высокий и худощавый, с умным, вытянутым лицом, голубыми глазами, русыми короткими волосами и тонкими губами. Ему двадцать шесть, и он старше меня всего лишь на три года. Но не смотря на его, казалось бы, солидный возраст, он очень скромный и осмотрительный, чуткий и заботливый, а самое главное – внимательный и понимающий женское настроение мужчина. Я бы сказала, что у нас с ним идеальное взаимопонимание, и мы полностью доверяем друг другу.

Майк также безотказно доверяет моему вкусу и с удовольствием носит то, что я для него подбираю. Сегодня на нем серые брюки, голубая рубашка и коричневая жилетка с пиджаком в тон брюк. Волосы, как всегда, зачесаны на правый бок.

Мы живем еще раздельно, как жених и невеста. Но после путешествия в Австралию мы поженимся, и после я перееду в дом Майка, который, к счастью, находится всего через две улицы. А пока что я живу одна в родном доме моих родителей. Они же вот уже несколько лет как счастливо обосновались в Шотландии, на родине отца. Однако сейчас мама гостит тут, в Лондоне, у своей подруги.

В моем доме (я так смело его называю) очень уютно. Здесь два этажа, три светлые спальни, гостевая с огромными окнами, ванная, кухня, уборная, кладовая и прихожая. Из прислуги только Агата. Она живет со мной и смотрит за домом в мое отсутствие.

– Кенна, мы так точно опоздаем, – драматично вздыхает где-то в гостиной Майк.

– Милый, я готова, – уверяю его я.

Что касается моего имени, то здесь все просто: мой отец шотландец, что значит, очень строгий и чтящий традиции мужчина. И он обещал назвать свою дочь мужским именем, если та родится слишком уж хорошенькой. Но, по велению Господа, так не произошло, и меня назвали простым именем Кенна.

– Кенна, если ты собрана, то поручи Агате поковать багаж в экипаж, – серьезным голосом торопит меня Майк. Это в его стиле.

Я закатываю глаза, затем ловлю на себе неодобрительный взгляд Агаты. Все дело в том, что все мои родные считают, что частое такое действие очень сильно вредит здоровью лица. Мама вообще у меня человек во все верующий и ко всему прислушивающийся. Поэтому я ни капли не удивилась, когда она сходила к местной ясновидящей, чтобы узнать у нее о моем будущем. А та возьми и наговори ей всякого. В особенности, что черты моего лица говорят о том, что судьба моя будет нелегкой, и мне предстоит вынести множество испытаний, пройдя которые я обрету истинное счастье.

Как я отнеслась к такому предсказанию? Спокойно, ибо никогда не верила в подобного рода вещи и не верю в них по сей день. Да и что такого могли сделать спрятанный под челкой невысокий лоб, прямой небольшой нос, чуть пышноватые губы, широкие скулы, вытянутое лицо с кожей персикового оттенка и круглый подбородок, чтобы заслужить такие пророчества?

Но что это такое! Опять это дурное предчувствие! Как только я очутилась на пороге своей спальни, в голове сразу же возникли безрассудные мысли о том, чтобы остаться и ни за что не покидать стен своего дома.

– Кенна! – послышался крик Майка.

– Дорогой, Агата уже покует чемоданы в экипаж, я стою и жду тебя в прихожей, – уверенно отвечаю я.

Ох, теперь бы и вправду быстренько к прихожей проскользнуть.

Шаг, два. Я на месте. Я улыбаюсь своей коронной улыбкой, с которой и встречаю направляющегося ко мне Майка.

– Идем, дорогая, пароход не будет ждать только нас двоих.

– А пусть и не ждет, – вставляю я на ходу, все еще мечтая прогуляться по парижским улицам, – есть еще билеты до Парижа. У нас и времени тогда будет больше, чтобы добраться до поезда.

– Кенна, – начал Майк, помогая мне усесться в карету, – ты же знаешь, как давно я хотел попасть в Австралию. А тут как раз и разрешение дали на посещение этого материка. Такой шанс нельзя упускать – несет он свое.

Я молчу. Лишь строю гримасы обожания и понимания.

Да, Майк исследователь. Очень давно его интересует жизнь коренных жителей Австралии, которые до сих пор живут по племенам, женятся по указаниям старейшин, берут каждый год новую жену, если предыдущая еще не родила, и поклоняются языческим богам. Поэтому, как только он узнал, что загадочные до селе земли распахнули свои двери, то тут же поспешил раздобыть билеты в это райское место. И мне, как будущей его супруге, пришлось поддерживать данное решение. И очень зря! Ведь потерявший от радости голову Майк мигом достал билет и для меня, решив, будто я тоже мечтаю покорять новые земли. Вот и вся история о том, как получилось так, что мы вместе плывем в Австралию.

– На вокзале нас встретят мои родители и твоя мама, – прервал наше короткое молчание Майк.

– Да, я знаю, – бурчу я в ответ.

– Твою маму сложно понять. Она вроде как считает меня хорошей партией, но в тоже время уговаривает тебя повременить со свадьбой, – начал он старый разговор.

Он злиться. Точнее обижается. Мою маму сложно понять, верно. Та женщина ей также нагадала, что не Майк станет моим мужем. Но в тоже время у родителей Майка, как и у него самого, есть хорошее положение и состояние, чтобы он мог обеспечить ее единственную дочь. Поэтому мама мечется. А папа, наоборот, просто сказал, что доверяет моему выбору. И если сегодня я говорю да, а завтра спокойно – нет, то он все равно поддержит любое мое решение.

– Не обращай на это внимание, – продолжаю я разговор, – ты же знаешь мою мама, она верит в это ее предсказание.

– А ты веришь?

– Прибыли, сыр, – сообщает извозчик, тем самым прерывая нашу скучную беседу.

И слава богу. Говорить на эту тему дальше я не хочу.

– Кенна! – воскликнул Майк, когда я, выходя из экипажа, неожиданно споткнулась и упала, – С тобой все в порядке?

– Да, – неуверенно произношу я, поднимаясь, и мы спокойно следуем дальше.

Да, что это со мной такое сегодня? Это что знаки судьбы?

Мы проходим огромный вокзал, от которого отходят все пароходы и поезда. Высокое огромное здание, с широкими арками, длинными лавками, окруженное маленькими ларьками с газетами и напитками. Майк как раз решил сходить в один из них за свежей газетой. Я же остаюсь ждать его на лавке. Здесь как всегда полно людей, детей и лавочек.

– Милая! – это моя мама. И родители Майка следом за ней.

– Мама, как я рада тебя видеть!

– Ах! – вздыхает она сентиментально, – Милая, ты не передумала? Может, не стоит вам направляться в эту Австралию? Там, говорят, очень опасно, а местные жители слишком непредсказуемы.

Мама опять за свое. Нужно ее успокоить, пока она не наговорила лишнего.

– Мама, не волнуйся. Со мною Майк, и помимо нас туда также плывут другие люди. Мне просто нечего бояться, – в конце я делаю коронный трюк – полный счастья взгляд плюс улыбка – должно сработать.

– Но Кенна, ты же понимаешь, что Майк, возможно, не твой мужчина…

– Мама…

– Здравствуйте, миссис Келовэй, – Майк с газетой в руках и настороженным взглядом вклинивается в наш диалог. Мой спаситель!

– Здравствуй, Майк! Как твои дела? Как поживаешь? – искренне интересуется моя мама. И как только это у нее получается?

– Хорошо. Ведь буквально через тридцать минут мы с вашей дочерью отправляемся в путешествие. Предсвадебное. Кстати, о свадьбе, как идут приготовления?

Да, забыла отметить, что все приготовления к свадьбе мы полностью перепоручили нашим родителям. У меня совсем нет желания браться за ее организацию. Не хочу тратить и капли своих нервов на это дело. Я, увы, не из тех невест, кого радуют все эти предсвадебные хлопоты. А вот родители люди уже опытные и точно знают, что нужно сделать, чтобы наше торжество прошло идеально. Поэтому им можно спокойно довериться.

Свадьба назначена на сентябрь. Сейчас июнь. Думаю, мы все все успеем. Я, например, полностью готова, осталось только платье сшить. Именно сшить, а не купить готовое. Так хочет Майк, а я и непротив. Только лишь бы меня в покое оставили.

– Что ж дети, попрошу вас быть осторожнее на этом неизвестном материке, – начала мама Майка.

– Мама, – взяв ее за руки, начал Майк, – ну какая опасность? Мы не будем нарушать дозволенное, поэтому и бояться нам нечего. И вообще, мы всего лишь исследователи. Просто пройдемся по деревням, опишем местность, жителей и все, домой!

Майк тоже умеет обескураживающе улыбаться. И этому научила его я. Кстати, сейчас мой ученик успешно демонстрировал свое мастерство над своей мамой. Она, кажется, повергнута и отступает со своими возражениями назад.

– Кенна, тебе очень повезло с будущим мужем, – повернувшись ко мне, заключает миссис Джонс.

– Да, Майк надежный защитник, – подхватывает ее слова моя мама.

Все это время отец моего жениха молча наблюдал за происходящим. Я лишь мельком взглянула на него, и он подмигнул мне в ответ. Да, с ним у нас прекраснейшие взаимоотношения. Мистер Джонс относится ко мне как к младшей дочери, а я к нему как к родному отцу. Он даже как-то сказал, что Майк мне и в подметки не годится! Я была шокирована, но очень признательна.

Пока наши мамы обсуждают предстоящую поездку, Майк отправился перекладывать багаж. Я же нахожу глазами наш пароход и принимаюсь его разглядывать.

Выглядит он впечатляюще. Длинный, с острым носом, деревянными палубами корабль, весь в многочисленных круглых окошках кают, расположенных по нему аж в три ряда. По палубе то и дело расхаживают в белых рубашках морячки, за ними дамы с собачками в руках, позади которых вальяжно плетутся мужчины в дорогих костюмах.

Я любуюсь этой картиной. У меня даже возникает желание пройтись по этой самой палубе. Но только пройтись и не более. Задержаться на ней на целое путешествие в такую далекую и неизвестную мне Австралию что-то совсем не тянет. При мысли, что уже через пару часов мы выйдем в открытый океан и понесемся на всех порах в пугающую неизвестность, у меня все сводит внизу живота. Как бороться с нахлынувшими чувствами, я не знаю. Но, быть может, и не надо с ними бороться? И лучше будет прислушаться к ним и бежать, бежать, куда глаза глядят, подальше от вокзала и от этого судна?

– Вот наши билеты, – вернулся Майк, – А багаж уже направляется в каюту, – Майк протягивает мне две длинные, узкие, бумажные полоски, на которых жирным шрифтом выведено «Австралия». У меня возникает острое желание порвать этот его пропуск в рай на мелкие кусочки.

Что это со мной? Почему меня все больше одолевает страх? Чего мне бояться?

Пока я стояла как вкопанная и переваривала свои ощущения, мама, приобняв меня заботливо, что-то еще раз прошептала о безопасности и тут же поспешила по своим делам. Родители Майка тоже попрощались и также скоро скрылись из виду. И вот мы с Майком остались вдвоем. Он, не обращая внимание на мое состояние, взял меня под руку и повел на пароход.

По дороге мой дорогой жених то и дело что-то рассказывал, но я совсем не слушала его. Я все пыталась понять, ища подсказки в глубинах своего сознания, почему меня вдруг резко одолели различные переживания и сомнения насчет решения плыть вместе с Майком. А ведь еще вчера я ни о чем таком не беспокоилась. Нет, конечно, предложи он мне остаться или отправиться одной в Париж, я бы с превеликой радостью согласилась. Но и в Австралию попасть я до сегодняшнего дня была непротив.

– Что с тобой, дорогая? – сквозь пелену слышу я голос Майка.

– Все хорошо.

– Кенна, – мы уже поднялись на палубу, – знаю, ты не в восторге. Но тебе понравится, обещаю, – всем своим видом уверяет меня мой жених.

Я нервно высвободила свою руку из рук Майка и потерла зачесавшийся палец с большеватым кольцом, которым мой возлюбленный делал мне предложение. В этот момент произошло нечто странное и необъяснимое: судно вдруг качнуло так, что я на секунду потеряла равновесие, а это самое кольцо соскользнуло с моего пальца, покатилось по палубе и вмиг очутилось в море.

– Нет! – вырвалось у меня, – Майк, ты видел это?! – не веря в произошедшее, воскликнула я.

– О, Боже! – выдал он и тут же ринулся к бортику парохода. Но, увы, ничего не поделать, и кольцо утеряно навсегда. Оно теперь принадлежит морской бездне и господствующим в ней тварям.

Как так произошло? Почему? Что подумает Майк? – градом посыпались вопросы в моей голове.

– Что ж, – начал мой возлюбленный, – значит, поплывешь, как моя помощница. Придется помалкивать там о том, кем мы на самом деле приходимся друг другу. Молодым и неокольцованным девушкам запрещено находится в тех краях.

Чем больше Майк говорил, тем шире раскрывались мои глаза.

Как это помалкивать? – проносилось снова в моих мыслях, – Что за старинные устои? Я не хочу туда плыть! Разворачивайте судно обратно, срочно!

Теперь я понимаю, откуда взялось это дурное предчувствие. Теперь я абсолютно уверена, что не стоило мне плыть в эту Австралию. Но уже поздно что-то менять. И, будто бы подтверждая мое заключение, пароход издал протяжный гул, оповещая меня о том, что он уже отплыл и обратно не вернется. На глаза подступили слезы, но приходится их спрятать, чтобы не выглядеть глупо перед прибывающим в счастливейшем экстазе Майком, который сейчас стоит рядом со мной и широко улыбается.

– Я люблю тебя, – произношу я неподвижными губами, надеясь, что его ответ успокоит мое разыгравшееся беспокойство и отчаяние.

– И я, – произносит он безучастно, что совершенно не оправдывает моих ожиданий.

Что же уготовано мне там, на этом диком, долгое время скрытом от посторонних глаз, материке? – думаю я, вглядываясь в морскую даль.

Майк тихонечко приобнял меня сзади. И мне вдруг показалось, что меня обнимает не мой возлюбленный жених, а совсем чужой мужчина.

Глава вторая. Воспоминания

Что-то я сегодня увлеклась воспоминаниями. В моей голове постоянно прокручивается тот самый день отплытия в Австралию, на тот самый материк, куда я отправилась уже не как невеста исследователя, а как его помощница.

Когда кольцо, подаренное твоим женихом, просто соскальзывает с твоего пальца и укатывается в море, начинаешь верить во что угодно, в том числе, и в то, что случайности не случайны.

Это было долгое и изнуряющее путешествие, занявшее несколько недель. Все это время мы с Майком почти не общались, а лишь изредка обменивались короткими фразами. Мой жених вел себя очень отстраненно. Он вечно что-то чиркал в своем журнале, уходил куда-то почти на весь день и возвращался только тогда, когда я уже спала крепким сном. Что до меня, то я старалась не придавать значения его странному поведению. Часы на пролет я либо читала, либо дышала морским воздухом на палубе. Но иногда на мою долю выпадало необыкновенное счастье любоваться прекрасным морским закатом.

Как-то, читая новый роман Майн Грел «Обреченная», я просто застряла на одном абзаце. И вчитываясь в каждое напечатанное слово, ощущала, будто строки эти имеют самое прямое отношение ко мне.

«Ты ничего не сможешь поделать, ничего не сможешь изменить. Смирись, и судьба твоя одарит тебя такими подарками, что ты поймешь, зачем все эти тяготы, и где твое истинное место. Хотя в этот раз, милочка, тебе все же придется выбирать и принимать решения. Но не волнуйся, судьба твоя и тут тебя не оставит. Она укажет, как будет правильно. А ты прислушайся к ней и не противься ее наказам. Лучше радуйся! Иначе накликаешь на себя весь ее гнев…»

Ох, я и подумать тогда не могла, что эти строки станут для меня такими пророческими!

Глава третья. Чужачка

Наше пребывание на материке началось очень весело. Начнем с того, что присутствие Майка устраивало всех. Как военных, так и местных жителей. А вот ко мне относились с недоверием. Косые взгляды, ухмылки и даже шипение, исходящие от коренного народа, преследовали меня каждый день. Я прямо чувствовала, что закончится это дело очень печально. И, видимо, печально именно для меня.

На третий день пребывания в Австралии к нам с Майком присоединилась американская группа исследователей. И отделаться от них, как выяснилось позже, было нельзя. По здешним правилась, чужакам запрещалось пребывать на материке по отдельности. Так в нашу тесную компанию разбавили своим присутствием Филипп, Ким, Рэй, Даниэль, Карл и Патрик.

Это удивительно, как люди с такими разными характерами, повадками, верой и взглядами на жизнь, умудрялись не просто находить общий язык, но и каждый день уживаться вместе!

Вот, например, Филипп, высокий брюнет с развитой мускулатурой, просил звать его кратко Фил. Вытянутое лицо его с густой щетиной, глубокими черными глазами, большим носом и тонкими губами выдавало в нем истинного американца. Он был лет так на десять постарше меня. Все, что его интересовало, это крепкий виски и необычные, чудаковатые истории из древности, которым он с легкостью находит подтверждения в современном мире. К любви и отношениям Фил относился по-философски, обладал заносчивым характером и громким смехом. Считал, что его шутки самые смешные, и с ним никогда не бывает скучно. ...

Скачать полную версию книги