КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591533 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235428
Пользователей - 108155

Впечатления

vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Межпланетные исследователи [Валерий Иванов] (fb2) читать онлайн

- Межпланетные исследователи 1.84 Мб, 31с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Валерий Иванов

Настройки текста:



Валерий Иванов Межпланетные исследователи

8:46 утра. Воскресный день. Над педучилищем Петрозаводска на расстоянии ста шестидесяти метров вверху зависло нечто напоминающее внеземную тарелку, о которых часто сообщают по СМИ.

Скопление воды в утреннем воздухе образованное мельчайшими частичками водяного пара не позволял отчетливо видеть аппарат. Свидетелями этого явления оказались лишь немногие.

В это утро пятилетний Василий, устремив взгляд в сторону пришельцев, пытался остановить свою мамашу, дергая ее за руку. Но его мама спешила этим утром на остановку и посчитала неуместным останавливаться из-за капризов малыша.

В это время демобилизовавшийся из армии Петр, раскрыв створку окна, решил покурить и насладиться утренней свежестью и не менее счастливо проведенной ночью. Оглянувшись на комнату, он, осознав свое ощущение самодостаточности, оглядел свою подругу, укутанную в одеяло и мирно спавшую на его кровати. Вновь вернулся к уличному пейзажу. Пятый этаж девятиэтажного панельного дома позволял наблюдать поверх деревьев, расположенных внизу, идущую вдоль асфальтную дорожку и тротуар рядом, за деревьями гаражи, другие дома, чуть пониже двухэтажный и напротив его дома другой пятиэтажный жилой дом. Поодаль, за листвой других деревьев, виднелась крыша продовольственного магазина.

В небе среди облаков, он обнаружил, было нечто напоминавшее конус лайнера из космической саги «Звездных войн». Заметив это, Петр закашлял от набранного едкого дыма сигареты. В дальнейшем, после этого случая, он жалел, что не разбудил подругу – не для того, чтобы иметь свидетеля, но а чтобы разделить с ней свое потрясение от увиденного всякий раз, как заходила бы речь об НЛО. Впрочем, эту роль неплохо исполнял рабочий коллектив.

Замеченный аппарат представлял собой тупой плоский конус. По бортам его находились прилегающие корпусу баки цилиндров – резервуар для искусственной гравитации. Осадка, его обтекающая, была трапециевидного типа. В центре так же выделялась полусфера. НЛО зависало в воздухе не более десяти минут. Затем, немного сдвинувшись, как бы набирая обороты, вмиг исчезло. Петр после увиденного в небе явления еще оставался у распахнутого окна, затем, прилегший к подруге, не решаясь будить ее, уперся взглядом в потолок, пытаясь восстановить в памяти зрелище и анализировать произошедшее.

Низкорослое существо, выйдя из вертикальных шестов, прошло сквозь некоторые из них. Это было подобие человека-карлика. Шесты были прозрачны, и в них бегали, сверкали, представляя паутину из разных символов в виде полос фигур и иероглифов, светящиеся нити.

В самом помещении было темно, и лишь свет бегающих кодов в шестах давал тусклое освещение на стены и пол.

Существо подошло к стене. Перед ним открылся шлюз, и внутрь зашел аппарат, который недавно зависал над педучилищем, шлюз закрылся сразу, как только «лодка» вошла в отсек корректировки информации. Причем боковые резервуары были еще более утоплены в каркас. Невидимая сила передвигала эту «лодку» над полом. После остановки посередине помещения, при манипуляции существа, в носу аппарата раскрылось небольшое отверстие, еще один шлюз для выдачи информации. Из него выскочил лучевой поток, соприкоснувшись с зависшим над полом небольшим другим аппаратом для сбора информации, одной из разновидностей аппаратов-анализаторов информационного потока.

У человекоподобного были большие раскосые глаза, нормальный череп, сзади увеличивающийся в размерах, – мозжечок был больше черепной коробки и обтянут утолщенной кожей. Далее тело покрывала кожная ткань более тонким слоем. Кожа была гладкой, отличаясь от человеческой расы, с упрощенной структурой, она не выделяла пота и не имела растительности. Серый оттенок кожи получался из-за отсутствия в организме влаги. Ростом существо было не более полутора метров.

Когда луч оборвался, существо вновь приложило ладонь к корпусу объекта. Рука была схожа с человеческой рукой, но с отличием кожного покрова. На пальцах были тонкохитиновые ногти размером как белица в ногтях человека.

Объект вновь вышел наружу, исчезнув в шлюзе, из которого появился.

От шестов отделялись коды разноцветными струйками, создавая фигуру, схожую с человеческим образом, но отличавшуюся от образа самого гуманоида, принимавшего аппарат-«лодку». Фигура направилась вперед, за ней вслед направился инопланетянин, скрывшись в темноте помещения.

Платформа – межзвездный лайнер, с которой стартовали «собиратели» информации о планете и людях, находилась в трехстах километрах от поверхности Земли. Она была слита с космическим пространством, поэтому у жителей планеты не было возможности ее заметить. Лишь наблюдатели через телескоп могли обнаружить подвох, как между звездным полотном в космосе было что-то, что как бы скрывало часть этого звездного полотна. Яркие огни, пробегающие вдоль горизонта планеты, более заметные среди ночи, являлись не всегда метеоритным движением, но и ремонтным или проверочным сканированием защитного экрана платформы, которое скрывало этот корабль.

Другие беспилотники, полуметровые и чуть более полуметра, внезапно взмывавшие с поверхности Земли, редко замеченные землянами, зачастую даже причиняли вред здоровью, но аппараты находились на планете в исключительно научных целях. К команде У такие дроны имели косвенное отношение и были от представителей другой межзвездной коалиции, которые, в свою очередь, изъясняя галактической конвенции о причинении вреда человеку в неправильном их поведении или неудовлетворительной работы собственного персонала расы. Или следуя терминологии жителей Земли, люди творили зло и игнорировали добродетель.

Научно-изыскательная контрольная группа платформы, не имевшая никаких кодовых названий, сформированная из нескольких обществ, иногда вела наблюдательный, а именно в последнее время восстановительный регенерационный порядок планетной системы, где обитал человек.

Второе общество расы. Используемую блокировку от телепатического осязания оно применяло для внедрения и установки контактов, по своей необходимости, располагая дивизионами как в космосе, так и частично на поверхности Земли, а тысячелетия назад благодаря разрешению галактической коалиции и в морских пучинах, в частности в «треугольнике» Атлантики. Однако их до сих пор винят в разломе босфорского перешейка, существующего в названии у земных представителей.

Команда гуманоида из системы Везена У использовала технологию шире, но, в частности, она интересовалась человечеством. Другие, из созвездия Тельца, также успешно проводили контакты и с подводной цивилизацией Земли, хотя глубокомыслящими гоминидов с рыбьим торсом из общества галактики Пса не считали.

У, приведя информационный образ, приобщился к остальным гуманоидам. Поле в образе человекоподобного образа, состоявшего из местной цифровой матрицы, разверзлось, разбившись вновь на отдельные иероглифы и мелкие геометрические фигуры.

Существа общались телепатически. Их система общения была развита за долгие тысячелетия, но так и не поменялась, в отличие от человека, когда на смену гортанным звукам пришла человеческая речь. Один из видов гоминидов в системе Сириуса открывал свой рот для использования дополнительно, как если бы у человека была третья рука, для работы с техникой. Перезапустив таким образом дрон, У отправился в отдел обработки информации и слежения.

На больших размеров экранах воспроизводились видеосюжеты, на которых земляне занимались своими обычными делами. В зале также стояли прозрачные шесты с извивающимися в них цифрами и буквами местной кодовой значимости. В этом отделении инженерно-исследовательского галактического межсистемного судна все инопланетяне выглядели практически одинаково, но в некоторых, двух или трех, угадывалась усталость и более осмысленный взгляд, таким гоминидам насчитывалось, вероятно, более сотни лет.

У 1, цифра означала ранг, практически не заострял внимания на том, что происходит, но и не расслаблялся. Свою основную работу он сделал. У каждого гоминида по всей космической платформе были одинаковые обязанности. Каждый знал дело другого, но в зависимости от ранга выполнял свои обязанности, однако функциями любой «должности» мог обладать каждый, в том числе и пилот платформы-лайнера, ровно как мог знать и У 1 о деятельности главного пилота.

Во всем представлении, что доводилось мне, как автору этой книги, ментально наблюдать, я время от времени не мог сконцентрироваться на продолжении. Лица гуманоидов глядели на меня, мешая мне сосредоточиться.

На экранах случались разные действия землян. От смеха до плача, от рождения до драки и убийства. Эмоциональный всплеск непонимания исходил от этих существ во время агрессивных действий людей. Ощущения надежды – при всплеске радости землян. Однако все это очень сложно удерживалось в моем сознании и требовало большой концентрации, я, как говорится, оставил это занятие и продолжил наблюдение за У или же он перевел меня на себя, тем самым отведя от проблемы. Как дельфин спасает тонущего человека.

За залом анализа информации шел коридор. У пропал в темноте. Туннель выглядел как черный квадрат.

В другом зале находились все те же гуманоиды, но в большем количестве, сидели в креслах из неизвестного человечеству материала, у нас бы их сочли пластмассовыми, перед квадратными мониторами, как в девяностых годах в земных офисах.

Стены, пол, потолок – все будто из темного окаменелого бархата.

У 1 пропал. Его следующие «линейные» обязанности включали вступление в контакт с человеческой расой. К этому моменту инопланетянин на этапе своей работы ждал таких встреч довольно-таки долгое время. О чувствах раса созвездия Пса звездной системы Везен, впрочем, как и многие другие, имела туманные представления уже многие века, после того как узнали о человечестве. Предстоящая работа для У – это был всего лишь рабочий момент, наложенный программой контактов, которая имела несколько вариантов.

Со времен оседания американцев на Диком Западе программа контактов общества лайнера с Большого Пса не имела вылазок. В то время как длинноногие, с матово-серым покрытием хитина существа делали попытки вмешательства в историю человечества. Прибыв со своей галактики позднее, чем общество У1, созидая колонии с преимуществом перед другими расами землян.

За тысячелетия (цифра не ясна) ими было организовано и отформатировано в цивилизации много таких колоний, несколько из них сохранялись в книгах, которых уже, естественно, нет, одни из них со временем были похищены, другие исчезли навсегда в огне. До наших дней дошли абстракционные названия некоторых цивилизаций, таких как Лемурия или Город Богов, интерпретированный позднее в греческий пантеон, а еще позднее ставший мифологией. Однако единственным действующим по наши дни из двух абстракций «серых», ранее действующих цивилизаций приходило в образовании на древний Египет. Ныне, в современном мире, абстракции инопланетян межуются меж святых земель планеты. Но основное мировое новое тягло было сконцентрировано в начале восемнадцатого века, преобразовавшись из простого мира господ – ячейки иллюминатов, в орден масонов, не без влияния, хоть и тончайшего, но контактов с внеземной цивилизацией. В этом периоде и было рождено современное тягло мирового господства как доллар. Интерпретируемое человеческой моралью, переросшее в созидание оккультизма, привязанности одной ячейки как область всего мироздания человеческой расы, кастой людей.

Часть человечества, не поддавшаяся влиянию представителей других, более разумных галактик, была отведена и оставалась под гнетом своей морали. Распадаясь, вновь созидаясь, под разливом разных племен, со своими знаниями, своим религиозным пантеоном, который в большей части был подразделен и имел отношение к самой природе.

О частичном понимании такого пантеона ранних поселян воссоздается согласно дубликату из воссозданной книги, раскрывавшей тему жизнеописания древних людей, Велесу – ветру бытия, духу всей жизни, известным лишь потому, что зачастую было в обиходе у древлян это древнее издание.

У 1 работал без отдыха. Смена часов работы для гуманоидов его расы была типична, на время они оставляли работу, тем самым их организм, питающийся по принципу фотосинтеза, внутри как бы переставал работать, но со стороны это нельзя было предположить.

У 1 готовился к перебазировке на Землю.

Информация, перехваченная у «тельцов», у другого общества, шифровальным методом, выглядела как явления природы, выстроенные в код для передачи информации, то есть маскировалась под другие буквы, но с каким-либо отличительным знаком.

Изучение результатов наблюдений, вступления в контакты, попытки вербовки человечества – все это служило для получения и анализа понятий о человеческой расе, помимо основной работы – контроля жизни самой планеты. Но попытки влияния на действия соседской стороны так же строго контролировались самой коалицией, разрешившей наблюдение за землянами, как и их «коллегам» планеты Земля.

Забавные курьезы при контакте «серых» с людьми случались во все века. На Диком Западе, принимая длинноногих за своих, местные жители, будучи в хмельном сознании, били их, запихивали сигары в рот, делали попытки напоить.

Сумеречная зона. Так назывался один из углов дома, оставленного жителями в связи с переездом в новые, расширенные земли. Здесь, в старом районе обывателей оставались в основном люди, которые не требовали новизны и жили за счет небольшого фермерского хозяйства, которое и подкрепляло их бытие. Поселок, некогда расположенный в одном из мест современной Северной Америки. Напитки, наркотические средства попадали сюда транзитом, по дороге на новые обитаемые земли после американской войны за независимость.

Ник Клемонн, продав свое хозяйство, не торопился покинуть нажитое место в поселке с полузабытым названием Флоувинд. Проживая в гостинице, в свои тридцать четыре года он проматывал деньги, вложенные во все еще действующий банк, умеренно, но не отказывая себе в том, чего хотел. Его подруга Сиси Даутфайер покинула его из-за его несерьезности. Ник избавился от житейских хлопот и не интересовался политикой. Зачастую проводил время в индейском племени, которого еще не коснулась политика в период рассвета независимости США. К тому же как личность он пользовался авторитетом в обществе. Ник вырос в этом поселке. Половина жителей покинула это место, некоторые из проезжающих транзитом людей, бывало, оставались по месяцам в надежде, что нашли землю обетованную. Часть переселенцев не оставались в покинутых домах и недели.

Однажды поднатаскавшись за три дня где попало, Ник решил завалиться в бар, посмотреть на новых посетителей. Здесь прошел слух, что в их поселок въехала семья из трех человек. «Истинный» американец решил узнать о новых лицах. Вновь прибывшие на время остановились в гостинице, и им уже предложили пустующие дома, об этом они уже были проинформированы Биллом, хозяйничавшим за стойкой с выпивкой.

– Билли! – оповестил о себе Ник.

Билл уже принял приветствие как сигнал и без лишних расспросов перешел к главному:

– Привет, Ник, тебе бурбон или виски? – спросил он.

– Виски, только виски, настоящий западный виски, Билли! – сказал почти подлетевший к стойке Ник.

На нем была одежда среднестатистического жителя, замшевая, с порезами куртка, штаны, ковбойская шляпа, во рту сигара, небритое лицо, горящий взгляд одинокого обывателя. Ник Клемонн подставил сигару Билли, не вынимая изо рта. Билли подкурил сигарету Нику.

– Что нового, старина Билл?

Билли отлил Нику виски, бросил взгляд на другого клиента в ожидании того, что тот выберет себе из напитков, расставленных на полках у стены за стойкой. Выбор был невелик, в основном различие в наклейках фирм.

– Вон за столиком новая семейка из Флорвилля, думает уже о завтрашнем отъезде, – сказал Билл другу.

– Флорвилль?! Там такие угодья, можно арахис выращивать, – удивился Ник.

Билл пожал плечами.

– Они говорят, что после Великобританской конвенции индейцы стали напускать страх на их городок, кого режут, кого забивают кнутами, дикари…

– Даа, Билли, среди краснокожих туземцев есть и приличные. И… дрянь, – подытожил Ник и махнул в рот порцию виски.

Бармен уже ожидал опустошенный стакан, вновь наполнив его пятьюдесятью граммами алкоголя. Николас Клемонн после одинокого затворничества в пустоши между полями, лесами вернулся обратно, вновь не найдя ответа на свой вопрос о смысле, он даже не знал, над чем ему искать осмысление в общем. Выходя в который раз из кабака гостиницы и возвращаясь, перед этим употребив очередные пятьдесят капель, докуривая сигару, он стал ощущать, что сознание его приходит в нужное русло. Оставалось расслабиться, к кому-нибудь поприставать, помучить вопросами о смысле, возможно, сесть на чью-то лошадь, покататься на ней и вернуть обратно. После нескольких таких хулиганских выходок с угоном и взысканий за них, в конце концов, к нему привыкли. И в очередной раз, когда он угонял лошадь, хозяин лошади с испугом пытался обратиться за помощью, сообщить о правонарушении. Его, объяснив действия Ника, успокаивали словесно, если тот отказывался от принятия алкоголя или сигареты. Конечно, старине Биллу Нику приходилось возвращать за использованные для успокоения хозяина лошади предметы релаксации, если тот не отказывался их принять.

В этот день у стен гостиницы были привязаны лошади шерифа Лорана и бутылочника Брюса. Местный шериф изредка появлялся в этом поселении, сам он проживал за тридцать километров, в долине с более оживленными переулками. В этот день он появился из-за дел с проституткой Лиз. У нее кто-то украл денежный запас за неделю, и сейчас он находился на втором этаже, выслушивая потерпевшую. У Ника с утра ничего не было в желудке, и поэтому алкоголь действовал стремительно, порождая в его голове немыслимые идеи. Клемонн все же помнил о просьбе сорокалетнего Брюса не трогать его лошадь, потому как тот часто использовал ее и ожидать взбалмошного Николаса, пока тот выветрится, временем не располагал. Об этом знал и Билл. Ник появился в дверном проеме гостиницы.

– Билли, я ненадолго… – сказал он и исчез на улице.

Бармену и соучредителю хозяина гостиницы оставалось только приоткрыть рот. Произнести просьбу, чтоб его товарищ ничего не сделал противозаконного, он не успел.

О договоре бутыльщика и Ника Билл знал.

Билл хорошо или плохо знал Николаса. Билл Холлинг, попав однажды в их поселение, остался несколько лет назад здесь жить, женившись на покинутой мужем дочери хозяина гостиницы. И мог сказать о Клемонне, что тот очень редко нарушает свои обещания. Если изрядность выпитого его не подведет. Но от трехсот граммов виски, Билл был уверен, соблюсти уговор Ник был еще в силе. На улице оставалась другая лошадь. Кто-то из местных граждан, зашедших в фойе, скривил удивленно лицо, в недоумении помотав головой. Было ясно, что Ник оседлал лошадь шерифа и умчался в неизвестную сторону или сумеречную сторону – часть поселения, где дома уже лет двадцать были покинуты людьми, и в темное время никого там не было.

День подходил к завершению, но солнце еще стояло чуть выше горизонта.

– Хорошо, Лиз, поймаем мы твоего воришку, – Лоран достал из кармана часы. Стрелки показывали шесть минут пятого.

– Впредь… – Лоран уловил беспомощный взгляд проститутки. – Впредь, Лиз, следи за своими клиентами.

– Шериф, я недавно стала работать в доме. Когда Уилли укусила змея, он прожил еще пару дней и… его не стало… У меня ничего не было, мне пришлось…

– …Найдем мы твои деньги, – перебил ее шериф.

У него не было желания выслушивать исповедь проститутки. Но в глубине души шериф пожалел ее. Он спустился на первый этаж.

До сумеречной зоны, последней необитаемой хижины, проскакать Нику ничего не стоило, равно как оказаться на стороне пустых домов. Через пару жилых домов две нежилые постройки окружали обветшалое двухэтажное деревянное здание, где в свое время содержался притон. Но со временем клиентов стало мало и дом терпимости постепенно растерял своих работниц. Далее простирался пустырь, разделенный проезжей дорогой, выезд из Флоувинда. Ник Клемонн намеревался набрать скорость и, разогнавшись, промчать коня по этой дороге, развернуться на одной из сторон и вернуть животное хозяину – если повезет, тот ничего не узнает о пропаже.

Но на третьей минуте пятого, практически сравнявшись с углом последнего дома, Ник повернул в его сторону голову, как бы обозначая начало пути с предстоящей далью. Но скорее не испуг, а потрясшая мысль заставила натянуть узду коня, мысль была такова: «Что это?.. или скорее «Кто это?..»

Что-то заставило осенить его голову, подытожив, наконец, его поиск, в чем ему нужно найти осмысление.

Конь, заржав, поднялся на дыбы, и всадник свалился на землю, что привело его в сознание. Забыв о боли, Ник тут же принялся всматриваться в тень, падающую от стены дома. Но того, что он заметил, уже не было. Поднявшись, потерев бок, Клемонн двинулся к этому дому.

Лоран, заметив пропажу, тут же обратился к Биллу. Человек за стойкой долго противился давать показания, ведь рейнджер – это особый тип, ставший жертвой утех его приятеля. Но когда Билл уже был готов выдать хулигана представителю закона, шерифа кто-то окликнул.

– Сэр, на дороге из Флоувинда видели вашу лошадь, – сказал зашедший в фойе мужчина.

Лоран поспешил на улицу, мужчина указал в сторону. Шериф, ускоряя шаг, направился навстречу коню, которого он приметил издали. Мерин медленным шагом возвращался туда, где оставил его хозяин. Через несколько минут оседлав своего скакуна, шериф повернул к месту скопления людей. Сделав несколько метров трёхактным аллюром – галопом, конь остановился перед небольшой толпой, где были слышны крики поддержки.

– Да, Ник, врежь этому уроду… – кричал кто-то из окружения.

– Да, точно, запихай ему сигару в рот или что это у него там… – подхватывали другие.

– А ну, расступись! – крикнул шериф.

Один из людей, услышав команду, обернулся и поспешил поделиться происходящим.

– Шериф, наш Ник кого-то поймал, утверждает, что тот оскорбил его…

Шериф выстрелил в воздух. Толпа стала растягиваться. И вот уже осуждающе смотрела то на шерифа, то на сдерживающего кого-то на земле Клемонна.

– Эта зверюга хотела поиметь Ника! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Я засажу тебе… – приговаривал Ник, пытаясь засунуть сигару в рот существа.

– Да, а Клемонн, видимо, другого мнения… – кто-то из толпы поддерживал выступающих, провоцируя смех окружающих.

Шериф вновь выстрелил в воздух, наконец привлекая внимание распластавшегося на существе американца.

– Что здесь происходит?! – шериф убрал кольт. – Встаньте и представьтесь, пожалуйста, – он засунул оба больших пальца за портупею. В этот момент он выглядел властным, но в то же время без какого-либо вызывающего приоритета.

– Оба! – уточнил шериф, заметив, что поднялся только один Клемонн.

Существо продолжало лежать, и только плавные движения рук и длинных ног обнаруживали в нем признаки жизни.

– Он пытался засунуть эту сигару мне в ухо, когда я предложил выкурить ее со мной! – начал пояснения Клемонн первым.

Часть мужчин на это отреагировали смехом.

– Надо ему было тут же врезать, Ник, – подсказал кто-то.

Ник никак не отреагировал на смех односельчан, уверенный в правоте своих действий.

– Я так и сделал, – сказал он. И поймав взгляд шерифа, тут же бросился в атаку оправданий: – А как я еще мог поступить за такую наглость?!

Рейнджер пытался понять, что за существо могло здесь лежать.

– Ладно, с тобой мы потом разберемся. Что это? – шериф перевел взгляд на существо.

– Откуда мне знать?! – задал скорее самому себе вопрос Ник. – Я думал, это кто-то из приезжих.

– Да, но он какой-то странный, – сказал кто-то.

– Да помогите же ему подняться, – предложил один из собравшихся людей, не решаясь подойти ближе к существу.

На теле инопланетянина виднелись ссадины, оно было в песке. На тот момент, когда Ник уже отряхивался от дорожной пыли, часть кожи «серого» была покрыта какой-то слизью. Торс переходил в полное брюхо, суженая голова с большими темными глазницами, тонкие руки и ноги. Когда ему помогали подняться, существо оказалось на полметра выше самого высокого гражданина из пришедших узнать, кто водится в сумеречной стороне.

Существо по-прежнему молчало, моргая глазищами, словно не понимая, что происходит. Попытки окружающих узнать, откуда оно, не приводили к успеху. Выдвигались многие догадки, она это или оно, половые признаки походили на женские, поговаривали, что существо прибыло из Аризоны или Индианаполиса, что это и есть дух краснокожих, даже приводилась гипотеза о жителе Северного Полюса.

– Ты что, Джонни, кретин? Какой Север?! Там же холод собачий, а ты на него посмотри! Он же голый! – внес один из граждан свою корректировку в диспут.

Рейнджер не знал, как уговорить существо последовать за ним. Применения силы в его практике никогда не происходило, в крайнем случае он пугал кольтом. Но, поразмыслив, Лоран не спешил применять оружие, ибо считал последующую сцену юмориной. Стрелять в безоружное существо, пусть и непонятно что, также не хотелось.

Наконец спустя минуту существо пришло в себя, оно направило взгляд на одного из присутствующих, его звали Джек Мешкодел, он вытащил из кобуры револьвер, навел на Ника дуло и спустил курок. Ник отлетел в сторону.

Секунды спустя те, кто быстрее среагировал на выстрел, отняли оружие у Джека, скрутив того. Другие бросились к Нику. Следующие отошедшие от выстрела вслед за другими граждане высказали свое мнение по этому поводу, кто присвистом, кто просто короткими фразами. Пуля попала в цель. Завидев кровь на левом предплечье, Ник полностью отрезвел, он жалел, что потратил часть силы на неизвестного, но точно знал, что его характер это не успокоит, яростью наливалось его лицо. Для рейнджера ситуация носила двусмысленный характер, но сорокалетний Лоран был прежде всего профессионалом в своей сфере.

Вдруг после очередного выстрела лицо Ника ослабло, злость прошла, он почувствовал боль в ране. Все повернулись на выстрел. Вначале оглядели шерифа, затем посмотрели на рухнувшее тело существа. Лоран убрал пистолет в кобуру, попросил всех разойтись. Оседлав коня, шериф остановился.

– Николас Клемонн, – остановил он едва передвигающегося с помощью помогавшего ему Джека Мешкодела, – постарайся забыть о том, что случилось сегодня, – сказал шериф с серьезным лицом. В ответ на лице Ника он прочитал согласие.

Народ понемногу стал расходиться. Кто-то переносил тело инопланетянина в пустой дом, кто-то негодующе высказывался о том, что это дело так быстро замяли, без опросов и соответствующих записей, а главное – без суда и расследования, даже звучали ругательства в адрес рейнджера, когда он уже отправился вглубь поселения. Люди прекратили толки, сойдясь на том, что это все равно как-то или кем-то будет задокументировано и справедливость восторжествует.

В тот же день около полуночи яркая маленькая вспышка от сгоревшего в атмосфере искусственного предмета, направленного от Земли, озарила темное небо. С поверхности планеты это можно было принять за неправильный метеорит, разлетевшийся в атмосфере.

Вокруг стояла тишина, но о жизни в поселке напоминали, не досягая заброшенных домов, огоньки керосинок – ночных фонарей.

Спустя некоторое время один из жителей, забравшись внутрь того здания, заснув, не затушив сигару, едва спасся от возникшего пожара. Более об инопланетянине никто уже не вспоминал.


У1 была знакома эта история. В те времена он занимался той же работой по сбору информации с Земли, а также приходилось оказываться в зале с квадратными мониторами. Там отслеживались любые ситуации, в том числе общение инопланетян с человеком.

Как оказалось, кресла в «офисах» зала были и для питания тел самих гуманоидов, и для восстановления здоровья. Но если час посидеть в таком кресле человеку – регенерация клеток пройдет на сто процентов, повлияв тем самым на обновление всего организма.

За нарушение кодекса коалиции в том происшествии челнок был сбит с лайнера У1, так и не успев доставить обратно на корабль тело гуманоида.


Еще одна история, связанная с длинноногими существами, произошла в Японии.

Рыболовецкое судно «Кашимо» в 1969 году выловило своей сетью нечто в Японском море. Впоследствии судно было атаковано звуковым линейным оружием. Корабль обнаружили у вблизи берега, без членов экипажа. Этот случай породил несколько слухов, вплоть до причастности к этому делу и пришельцев. Межгалактическая коалиция, естественно, запрещала применение какого-либо оружия к людям. Но «серых» это не останавливало.

Больше всего человечество было уязвимо в водных бассейнах планеты, в том числе небольших озерах, откуда, собственно, и пошли легенды о водяных и русалках. Однако мифологическое имя Посейдон никак не было связано с инопланетными гоминидами. Это действительный ряд вымышленных историй, связанных с появлением греческого пантеона на горе Олимп.

Губительный ультразвуковой эффект использовался во время морского волнения экипажей судов применяясь незаметно, однако такое оружие можно было все же засечь, но и то, когда наибольшая часть людей замечалась в отношении других агрессивной, и из-за плохих людей страдали хорошие.

Душа человека для всех видов инопланетного формирования как гоминид не поддавалась долгому изучению. На практике при их сверхусовершенствованной технологии попытки создания духа без человеческой плоти являл собой как неудавшийся эксперимент и использовался в опытах для испытания психологической стойкости людей. При встрече с искусственной душой человек терял разум или рассудок, такие забавы разрешались коалицией, также имея свойственную директиву. В человеческом обществе их принимали за призраков.

При гибели «Кашимо» уцелел один человек, шестидесятитрехлетний Су Янь, рассказавший, что видел и какой шторм погубил судно. Однако он не объяснил, каким образом ему удалось спастись.

– Откуда мне знать… – раздраженно, но без нотки злобы ответил он, когда однажды ему задали такой вопрос, – наверное, дельфины меня заметили, несчастного, и приволокли к берегу.

– В зубах, что ли? – подтрунивали над ним слушатели, забавляясь, как он раздражается.

– Да не-е, на плавниках. Заснув, Су во сне решил со всеми здороваться, а вместо руки был плавник дельфина, – пояснил, шутя, другой человек из собравшихся послушать притчу рыбака.

Про то, что было на самом деле, Янь после утрирования его знакомых промолчал. Да по сути он не был уверен, что заставило его взмыть в воздух так, чтобы он очнулся на морском берегу.

Спасение человека тогда выровняло положение длинноногих гуманоидов перед коалицией.


По существу, на околоземной орбите случались даже самые настоящие звездные, галактические войны. Нередко, скажем так, выиграв тендер у коалиции, гуманоиды из созвездия Тельца под предлогом вступления в контакт проводили изучение природы, в основном природы человека, по своим меркам. Изучали морские колонии млекопитающих, показывающие умственные способности, ставили опыты над людьми, скрещивая с этими животными. Причем используя кислоту жизнедеятельности носимый генетический характер – ДНК, то вред от копирования такого молекулярного строения биологических тел человека был, но несущественный, в худшем случае воссозданному телу следовало безумие.

Ученые системы Везена, изучавшие также строение тела человека, довольствовались малым, ведя все тот же контроль и их изучение, никаким образом не наносившее структуре человека вред и не ведущее к развитию патологий. В частности, наоборот, вели борьбу с форсированием вирусообменного катализа самой планеты.

Вообще, внеземная цивилизация планировала, что в будущем, когда человечество само исчерпает себя как индивид, обе инопланетные фракции оставят Землю. Как способ. Как вариант первого положения. Межгалактическая коалиция давно предлагала, по меркам земного времени, о вступлении землян в галактический союз, но человечество своеобразно упрямый гоминид и теория об оставлении земной орбиты, еще в силе будет продолжаться на протяжении 200—300 лет. Данные не точны.

Еще в XVIII веке Ломоносов писал: «Время меняется и мы вместе с ним». Не меняется лишь мировоззрение человека – осуждение, политика и т. д. Все повторяется, как весна и осень, как небо – то застилаясь облаками, то очищаясь, открывая пустой, но ярко блестящий горизонт глубокого космоса.

Не меняется лишь программа жизни. Цветок, расцветая, увядает, деятельность – восстановление воздуха. Вода создается и испаряется, деятельность – дает жизнь. Человек же, рождаясь, сохраняет структуру интеллекта – войны, страх, радость, забота… – биологическая лаборатория. При этом создает что-либо или портит.

Инопланетные существа – это существа.

«Серые» использовали материю, создавая биологических роботов, посылая их на Землю. Они не выживали на планете. Серость и уныние появлялась в их глазах, без души они не могли радоваться, быстро подвергались вирусным атакам. И пропадали безымянными. Одно из таких созданий обнаружил местный мальчуган в Оклахоме, на сельскохозяйственном поле. Останки случайно были раздавлены трактором. После обращения в полицию ему предложили версию о выброшенном манекене, для взрослых существовал вымысел о куклах для забав. Оттуда даже пошли анекдоты. Рассказывали о некоем тридцатипятилетнем Чарли, который, вероятно, обратился в известную фирму для приобретения такой игрушки, но позже, познакомившись женщиной из соседнего городка, выкинул вещь за ненадобностью. Тому существовало и подтверждение, что кукла была сделана с необычайным мастерством и была как настоящая. Если бы они знали, что она могла еще и шевелиться и что-то говорить, но в одном правы были люди: человека-друга она бы не заменила.


Морская фауна. Еще одна среда, прельщавшая длинноногих существ. Но водяные бассейны планеты Земля были для них скорее некой кладовкой, потайным шкафом, нежели полем для работы. Все города, ушедшие под воду, уже не интересовали ни тех ни других. Лишь само человечество пытается предпринимать попытки для поисков древних цивилизаций.


У 1, следивший за эксплуатацией аппарата по сбору информации, был готов приступить к другой миссии, ожидавшей три сотни лет по земным меркам, в случае необходимости его мог бы подменить и другой кандидат из его окружения.

С тех пор как Земля стала пригодна для жизни, на ней прошло множество лет. Первым ее поселенцем была молекулярная структура в воде, регенерировавшая с космической пылью, легко вступившей в реакцию с бактериями из космоса, в результате она мутировала. Затем возникли простейшие биологические организмы. Есть вероятность того, что при последующей мутации произошли изменения в клетках таких организмов, приобретая формы от сложнейших простейших до бесформенных существ.

Межгалактическая коалиция в это время еще набирала обороты. Но межпространственные переходы уже существовали. При формировании Солнечной системы уже был открыт вопрос о червоточной дыре, позволявшей проходит сквозь космос за доли секунды тогда, как при обычном полете на это уходили бы тысячелетия. На одно такое время полета «застрял» беспилотный космический зонд в виде обтекающей сплющенной по диаметру палки размерами не больше метра. Соответственно за миллионы лет он либо перестал функционировать и где-то уже был прибит гравитацией к одной из планет, либо врезался в один из ее спутников или сгорел при приближении к одному из солнц вселенной. В общем, о нем забыли. Нынешние инопланетные развитые цивилизации такие приборы не используют. Вот отчего наши современные спутники их не фиксируют. Однако такой случай имел место. Земной космический аппарат однажды зафиксировал неопознанное тело глубоко в космосе, всего один лишь раз, на расстоянии в миллионы километров от родной планеты.

Но до этого содружество цивилизованных галактик еще набирало обороты, претерпевая различные распри, тем самым окончательно, наконец, добившись дружественного кодекса. Сама межгалактическая коалиция образовалась, когда на Земле расцветала эпоха неолита с «первым человеком». В это время четвертая планета Солнечной системы потеряла свою оболочку, поддерживающую жизнь. Однако некоторая часть из микробиологических организмов смогла попасть на Землю, преобразовав флору Земли.

Огромные животные, обитавшие на Земле, привели обитателей иных галактик к заинтересованности в них. Самые интеллектуальные из них были подвергнуты инженерной генной обработке, так появлялись разумные ящероподобные существа. Граничившие с человеком, они все же не выдержали такое соседство, и их племенное образование понемногу сошло на нет.

Вскоре гигантская часть метеоритного потока изменила жизнедеятельность настоящих обитателей планеты Земля. На тысячелетия планета погрузилась в смрад. Выкипали реки, осушались болота, планета практически вспоминала дни своего формирования.

Ускорить террореформирование межгалактической коалицией была послана очистительная бригада, предки У 1, закончившая восстановление планеты. Причем Земля, чья большая часть поверхности была покрыта льдом и снегом, практически сама излечивала себя. Инопланетяне в основном заботились о сохранности подвидов. Часть подвидов гуманоидов-рептилий, потеряв разум, еще долгие года скрывалась в пещерах или глубинах планеты, пытаясь выжить. Со временем они исчезли. Оставаясь в мифах и легендах человеческой расы. Но и этот след был утерян со временем.

После таяния ледников открывались новые просторы земной поверхности, осваивались новые земли, люди стали их делить. После огромного землетрясения на южном континенте образовалась трещина, наполнившись водой из огромного бассейна, образовав море. Соответственно приманив новых обитателей. Исследователи Большого Пса пытались внести коррективы в формирование людей как единомышленников. Но членство в межгалактическом союзе запрещало им влиять на дееспособность и развитие землян. Но на вступление в контакт запрета не было. Взяв на себя шефство по объединению межпланетарного содружества их надежды растянулись на многие тысячелетия и по нынешний день не имеющие никаких результатов. В отличие от другой расы из системы Тельца, которая, вступив в контакт с земными представителями, не противодействовала проявлению человеческого понятия, как лицемерие, корысть, злоба, негативное проявление к окружающему миру и по отношению к своим сородичам. Отчасти принимая людей за низкоинтеллектуальных индивидуумов, нередко представители этой системы также страдали от некоторых человеческих факторов.

После распада Древнего Египта длинноногим существам на редкость удалось внедрить свой потенциал. Одним из них и единственным удавшимся был порох. Узнав об этом, коалиция ввела запрет на дальнейшее вмешательство в жизнедеятельность людей на долгое время, но как ни печальна правда, одна трещина дает полный распад целостности. Изобретение пороха навеки изменило представление землян о мирном сосуществовании, в то время как практиковалось применение металла, в прошлом только ленивый не применял его, создавая холодное оружие.

Однако научившись обходить законы коалиции, длинноногие существа все же нашли тонкую грань между их организацией и человечеством.

За миллионы лет эволюции существа претерпели мутации. После радиационного всплеска их солнца их кожа слегка напоминала хитин, изменив структуру цвета, перешедшую в серый цвет, ранее эти гоминиды, как сообщает их история, являлись своего рода рептилоидами. Эволюция многоклеточных вирусов и влияние танатогенеза завершили этап революционной эволюции. И после нескольких тысячелетий новый «эмбрион» планеты ярчайшей звезды Тельца вступил в галактический союз.

Прибытие на Землю осуществлялось ими в период рассвета царства Китая. В чистом от облаков голубом небе в полдень появилась полусфера колоссальных размеров, точнее, полуовал, в хронике Китая это явление записано как вторая луна. Исчезла такая «луна», приобретя маскировку, слившись с космическим пространством спустя столетия. Это была последняя характерная контактная поддержка межвнеземных рас, более везениане не участвовали ни в жизни землян ни технически, ни для поддержания общения.

Наступил двадцатый век – век открытия технологий, открытия многих достижений, скрывавшихся ранее в папках учреждений, шкафах ученых, опечатанных и ставших слухами. Кроме одного из новшеств – электричества. Электричество – малая часть, доступная человечеству. Оно открыло доступ, чтобы зажечь лампочку, привело к созданию электромагнитной индукции. То, чего достаточно для зомбирования человека. А также для полного внедрения в людское общество. Преамбулы авось не имелось в интеллекте инопланетного разума. Существовало два или три утверждения – факт, придерживание плана, вывод из интересующих фактов. Третьим утверждением заканчивалось изучение землян для «серых». Второй этап после окончания изучения землян был вполне серьезно рассмотрен внутри их сообщества: покидать планету или нет, когда та останется без человечества.

Имя У 1 обозначается по земной маркировке и литерографии, и до того как получить код единицу, гуманоид своеобразно уже готовился к инопланетной среде, а единица означала степень его обязанностей. Специализацию в контактной области. К имени и коду шли еще дополнительные шифры, означающие, что его готовили к контактам с землянами. Его коллег было двое или трое, про запас. В их обязанности входило непосредственное наблюдение изысканий для передачи на свою планету. И уж оставаться после человечества на этой планете они не собирались точно.

В их системе находились две планеты, пригодные для жизни. Вторая из них была удалена на большее расстояние, чем Земля, в Солнечной системе, но способствовала развитию жизни в будущем в иной форме, в отличительной существующей ныне. Форме, схожей с человеческим строением. Для везенианцев существовал один вопрос о характерной деятельности нового гоминида, его учении и недопущении деградации. В физиологическом плане эволюции, пусть и спустя миллионы лет, существа системы Везена считали, что физиологически будущий гоминид будет выглядеть как земной человек Солнечной системы. Эти гуманоиды предрекали то, что форма их вида предопределена к перестроению со временем и будет трансформироваться к условиям природы на этой планете. Поэтому им нужен своего рода путеводитель для таких потомков. Эти ребята знают, где упадут, и хотят подложить туда стог сена. Их нынешняя планета исчерпывала ресурсы и может потерять плотность. Вполне вероятно, спустя тысячелетия потеряв массу, она будет затянута гравитацией Везена, а это означает гибель всего живого. Благодаря технологиям гуманоиды, что называется, бьют тревогу уже сейчас, хотя когда это будет… но точно когда-нибудь.

У 1 был готов к предназначенной миссии. Радости или воодушевления он не испытывал, это было для него обычной работой. Он просто ждал, когда настанет момент применения его навыков в деятельности сбора информации непосредственно с участием коренного населения.

Это как обыватель ожидает на остановке свой номер маршрута. И вот тогда все может случиться: либо пассажир доедет туда и обратно, или будет возвращаться своим ходом, либо приключения могут начаться уже в самом транспорте. В чем, собственно, заключалась работа У1 – анализ бытового явления.

Работа существ инопланетного строения предполагала выход из нештатной ситуации спокойно, подобно морякам в подводной лодке, без паники, без эмоций. Каждый выполнял свои действия. В общем случае если случится пробоина, эти ребята просто свалят со своего места. Вселенная огромна. Жалость в том, что будут утеряны года поисков, но она всего лишь груда космических скоплений. В истинном размере везенианцы пока не добились заключений в своих изысканиях.


Петрозаводск один из крупных городов с большей долей загрязненного воздуха, с насыщенной флорой и многообразной фауной водного пространства. Такие условия более или менее были приближены к заселению новой планеты системы Везен.

Сквозь атмосферу Земли был допущен озоновый спектр, через него был пропущен капсульный снаряд, в котором находился исследователь. Наполненный водородом челнок мог планировать в воздухе, набирая немыслимую сверхзвуковую скорость. Дополнительный движитель имел быстрый водный испаритель, взаимодействующий с кварцитом, образующий спектр луча, по которому и двигалась «лодка» с необычной скоростью. Взаимодействуя с магнетизмом планеты, лодка удерживалась в воздухе, сохраняя баланс гиростатики при помощи заряженного нейтронного магнето своего рода перераспределенным нейтринном и напичканного разной электроникой. Аппарат действительно отличался от атмосферного зонда.

Магнето, почувствовав изменение магнитного поля планеты, при приземлении произвело перезагрузку аппаратуры.

Планета двигается, следуя законам гравитации внутри галактики, в свою очередь, звездная спираль мчится вперед, следуя расширению вселенной. Земля крутится вокруг своей оси, изменяя структуру магнитных волн, конечно, незаметных для человека, однако инопланетная механика почувствовала это, но лишь смогла бы припугнуть пассажиров подобно самолету, попавшему в воздушную воронку.

Воистину все относительно.

Лесной массив деревьев, кустарников скрывал зависший над землей аппарат. Корпус, при приземлении взаимодействуя с технологической матрицей, являл собой фото преобразующую обшивку аппарата, слился с природой и небом. Стал невидимым, и только вид сверху мог представить что-то подозрительно схожее с бревном или канализационным люком неправильной формы.

Этим летом двадцать четвертого июля один из молодых людей решил провести в парк на окраину города своего товарища. Один из них был в крайне нетрезвом состоянии, другой, следуя правилам этикета человеческого взаимопонимания, положив ладонь на плечо, уводил его дальше, в глубину леса, надеясь, что после долгой прогулки тот придет в себя.

– Ты понимаешь, что ты наделал?! – сказал один из них, не выдержав длительности пути.

Он поставил товарища перед собой и считал, что тот в состоянии внимать его словам.

– Ты с Люськой что сделал?! – слова молодого человека были настойчивы и уже дружелюбия не выявляли.

– Я… я… – пытался оправдать себя второй.

– А?! Не понял!.. – добивался первый.

Невнятность слов второго молодого человека провоцировала первого еще сильней. Состояние сильного алкогольного опьянения также мешало сосредоточиться на оправдании.

Удар по лицу полностью сбил с ног едва шевелившего губами парня.

– Я тебя за Люську порву, падла…

Парень, который так же находился в состоянии алкогольного опьянения, наносил удар за ударом своему товарищу, прижимая коленями того к земле. Он был чуть крепче телосложением. Шансы его товарища вырваться стали минимальными.

– Я отучу тебя, скотина, приставать к чужим бабам!.. – сказал наносивший удары.

– Эта баба моя… понял?! – он перешел на крик, наклонившись над ним, пытаясь донести смысл побоев.

Затем, схватив бедолагу за воротник рубашки, с трудом поднял его.

– Ты понял?!.. – не отпуская ворот, первый продолжал добиваться признания. – Мразь…

Он вновь занес кулак над головой соплеменника, тот, словно, совсем не понимал, что происходит. Казалось, тот сейчас заснет или его вытошнит. В понимании первого все сводилось к тому, что второй пытается оправдаться в своих поступках и не считает себя виновным. Новый удар молодому человеку пришелся вновь в область лица. Окровавленное лицо парня ничуть не колыхнуло бывшего боксера. Тот снова подошел к несчастному, поставив опять с трудом его на ноги, повторил удар. Обида, перешедшая в триумф, негодование в злость, совмещаясь в нем, заставляли продолжать избивать человека. Повторив такие действия три раза, первый почувствовал, что выдыхается, алкоголь, казалось, уже не действовал.

Восстанавливая дыхание, боксер вспомнил, что поблизости могут находиться посторонние. Он повернул голову в правую сторону, увеличивая угол осмотра. Вновь повернул голову вправо.

Ему не почудилось, возле лиственницы стояло существо с большим черепом и неустанно наблюдало за ним.

Молодой человек впихнул пальцы в шевелюру.

– Все!.. Завязываю… – выдохнул парень, посчитав пришельца за иллюзию.

– Колька! Ты как? – вспомнил молодой человек о том, которого недавно нокаутировал.

От Коли послышался хрип. Убедившись, что соотечественник жив, боксер, почувствовав последние остатки алкоголя, смешав его с решимостью, направился в сторону инопланетянина. Сделав несколько шагов, молодой человек внезапно остановился. Его осенила идея – это был представитель внеземной цивилизации. И он единственный человек, кто воочию, совпадая с газетными сплетнями про пришельцев, находится в нескольких метрах от одного из них. Так же внезапно парня осенила еще одна мысль, он медленно приподнял руку, развернув при этом ладонь, и вымолвил слова, которые, как он считал, нужны в таких случаях.

– Приветствую тебя, инопланетянин… – выговорил он, и ему мешало алкогольное умопомрачение. Хотелось петь песни. Появилась любовь к Родине, всплыли в памяти тягости жизни. Вспомнилась песня, связанная с напевом о Родине, перемешавшись с песней о Степане Разине. Вновь вспомнив о побитой жертве, боксер резко развернулся, оставив нижнюю часть тела в неизменном состоянии, посчитав, что У 1 не собирается покидать его общество.

– Колька! Иди сюда, у нас тут… – молодой человек вернулся в обратное состояние, при этом деловито скрестив руки, – пришельцы разгуливают.

Соотечественник никак не отреагировал на призыв. Сейчас его интерес был в том, чтобы во сне восстановить свои силы. Рвота прошла, и он, преспокойно повернувшись набок, подложив руки под голову, уснул. При этом сохнувшая кровь нисколько не мешала его успокоению.

– Лады!.. – боксер, поняв ситуацию, не стал тревожить Николая.

В действительности ему первому хотелось разузнать о внеземной цивилизации. Сделав первый шаг для контакта с закатыванием рукавов, его идеология вдруг переменилась. Новая идея вдохновила парня. Он ощутил страх. Страх перед тем, что такая безделица, как подготовка к серьезному разговору с существом из других миров, отнимает время для вступления в контакт.

У 1 пытался войти в подсознание человека, но в нем творился хаос. Сотни воспоминаний, застывшие образы людей, изображения едва различимых механизмов, все это дрожало, как чаша весов, не допуская к анализу. Ощупь страданий отталкивала сканирование, поиск отскакивал, словно рикошет. Попав, наконец, в русло наслаждений, У 1 решил не испытывать судьбу и выйти из головы боксера. Однако нужную информацию инопланетянин сумел отложить. Пока человек пытался восстановить свой разум, задумавшись, что делать дальше, все это случилось за секунды.

Боксер подошел к Николаю, осмотрел его, убедился, что тот цел, достал из его нагрудного кармана помятую пачку сигарет. Закурив, запихал пачку к себе в задний карман джинсов. Поспешил к инопланетянину. Тот по-прежнему стоял, словно что-то ожидал. И он ожидал ответа.

Но У1 выглядел на фоне боксера подростком, от которого самого ждут ответ за непослушание. К тому же у собеседника была необычная физиология тела.

– Ну, – боксер полностью пришел в себя.

Он не спешил, дымил, уставив взор на существо, находившееся около дерева. Казалось, что случится что-то непостижимое, инопланетянин спрячется за хвою дерева, укрывшись тем самым от угрозы. Но, всматриваясь в пришельца, какой-либо вид атаки боксер и не планировал. В подсознании он жалел, что находится один и единственный его свидетель, которого он вырубил, лежит сейчас на траве возле куста. Куда-либо спешить и звать свидетелей было делом бессмысленным, инопланетянин попросту бы улизнул в это время. Оставалось совершать межпланетное общение самому.

– …Как у вас там дела-то? – спросил боксер.

Ответа не последовало.

У, впервые столкнувшись с человеком, пытался понять его мысли и в первую очередь скопировать его поведение. И одно из которых казалось бы не столь агрессивным, пробовал повторить движение его губ, причем не задумываясь над будущим.

– Ты че там бормочешь, мудила?! – боксер вновь вошел в раж, глядя на более беззащитного индивидуума.

В одну минуту У оценил обстановку, прочитав мысль обывателя, сделал шаг назад, стараясь заглушить его нейрон, настроенный на соединение с нервной частью, отвечающей за движение конечностей, с перехватом нейронов, отвечающих за сознание, узел успокоения – заодно и осмыслит свои действия. У парня в мозгу что-то тут же вроде переклинило, он остановился, задумался, вспомнил о торчащей в пальцах сигарете. Перед тем как снова сделать затяжку, предложил инопланетянину:

– Бушь? – протянул он окурок.

У не отвечал.

– Лады… – боксер спешил.

Он в последний раз затянулся и откинул недокуренный окурыш.

– Ну, давай это… спрашивай, что ли… – предложил молодой человек.

Инопланетянин помедлил, но перешел к контакту.

Несколько минут оба сожителя галактики, но биологических создания разных солнечных систем, не двигаясь, глядели друг на друга. Словно боксер ожидал вопроса. У создавал телепатическое общение с землянином.

Наконец время общения было завершено. Боксер, а его звали Виталик, молча прощался с У1. Он заложил руки в карманы и производил впечатление, будто незнакомец не был больше ему незнакомцем, словно сговорившись, один молча провожал другого, как бы считая, что тому необходимо возвращаться в свой родной край, и это было безвозвратно.

Инопланетянин мысленно дал ему часть своей информации, но столько, сколько ему было позволено. Прочитал мысли землянина. Помимо механического сбора информации, контакт был своего рода внутренним исследованием представления о жизни землян.

Внеземной исследователь сделал несколько шагов назад. Перед взором Виталика открылась внеземная технология, затмив его представления, какие бы он мог иметь или видеть в интернет-кино. При приближении У к месту посадки невидимый заслон открыл фюзеляж челнока, аппарат приспустился еще ниже, чтобы пилот мог зайти в него как через обычную ступень. Как только инопланетное существо скрылось внутри, аппарат, приподнявшись метра на полтора, вмиг исчез. Боксер ненароком поднял взгляд вверх, как бы задумавшись, где их база. «…Наверное, где-то на самой орбите Земли…», – подумал он. И лишь яркий блеск словно напомнил ему о том, что они не одни во вселенной, и то, что они рядом.

Виталик, задумавшись, вынул пачку, решив закурить. Но то ли пачка была измята, то ли он просто не решился закуривать, сжал ее, засунув обратно. Вернулся к сотоварищу. Некоторое время оглядывая, не решаясь нарушить его сон. Коля мирно посапывал на земле. День был теплый, располагал к отдыху. После полудня воздух еще более прогрелся, и даже хвойная насыщенность растительности парка не мешала снять с себя часть одежды. Виталик, сложил рубаху, подсунул под голову товарищу, уже заведомо простил его. А история его друзей продолжилась типично для рядового жителя: Николай женился на Анне, которая изменила Виталику. У Виталика же жизнь продолжалась оригинально для обывателя планеты. Разве, правда, тем, что его история оказалась переплетена с существами с других планет.

Через несколько дней боксер Виталик покинул Землю, оказавшись на борту межсистемного внутригалактического корабля, напоминавшего огромную бетонную плиту, испещренную различной электроникой.


Для изготовления обложки использована художественная работа автора