КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591335 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235367
Пользователей - 108115

Впечатления

Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Лонэ: Большой роман о математике. История мира через призму математики (Математика)

После перлов типа

Известно, что не все цифры могут быть выражены с помощью простых математических формул. Это касается, например, числа π и многих других. С точки зрения статистики сложные цифры еще более многочисленны, чем простые.

читать уже и не хочется. "Составные числа" назвать "сложными цифрами"... Или

"Когда Тарталья передал свой метод решения уравнений третьей степени Кардано, тот опубликовал его на итальянском и

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Месть [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Месть [СИ] (а.с. Краб -2) 970 Кб, 273с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Юрий Винокуров - Антон Чернов (КиберЪ Рассвет; Cyberdawn)

Настройки текста:



Юрий Винокуров, Cyberdawn Краб. Месть

Глава 1

На некоторое время, невзирая на ни хера не удобный и уже остывший металл под спиной, я был просто счастлив. Однако, объективная реальность поворачивалась к нам жопой, причём отнюдь не лориной. Температура падала, а минус десять — это не минус двести, что на полюсах, но для выживание на металлическом блине ни черта не комфортно.

Это, не говоря о том, что у Ниды были заметные ожоги рук и ног и повреждения пилотского костюма там же. Лори же вообще, кроме кружевных трусиков, не имела ничего. Ну с её шикарной попой, конечно, всегда есть «что-то», но в минусовой температуре это что-то мало чем не поможет.

Так что, подумав, стал я девчонок оттаскивать к байку — его поле предполагало в том числе и пилота без пустотного костюма, поддерживающее сносную температуру. Как по мне летать без скафандра в пустоте, пусть даже под полем — запредельная степень долболюбизма, но функционал таковой был. К нашему счастью.

Девчонки, прихваченные мной, к байку потопали, но меня стала тревожить Нида. Лори-то, невзирая ни на что, поплакала-порадовалась да и успокоилась: «Ан целый и живой, значит всё будет хорошо».

А вот Ниду происшествие, похоже, если не сломало, то надолмило. По крайней мере, за исключением вспышек ненависти, она реагировала: «хорошо, Ан», а на вопросы о её мнении «как скажешь, Ан». То есть даже явная «девочка-девочка» Лори была активнее.

Впрочем, шок и прочее, потом разберёмся, а появится реальное дело — растормошится наша Королева. А если и нет — будем думать и смотреть. Пока задача выжить, вообще-то, на негостеприимной планете, без нихрена. А не в приёмной у мозгокрута противного, с его «а не испытывали ли вы сексуального влечения к орхидее отца?» Был такой, Светка-стерва уговорила сходить. Противный, наглый и похоже по морде ни разу не получавший. Хотя, после того как я поставил ему фингал — мне действительно полегчало, может и вправду специалист.

Поймав себя на том, что думаю всякую херню, я херню думать перестал, довёл девиц до байка и стал разбираться.

— Дживс, рассказывай.

— Слушаюсь, сэр, — прогудел эфиряка всё тем же, незнакомым голосом. — Во время беседы с вами, я почувствовал сильный импульс неструктурированного ЭМ-излучения, соответствующий в доступном моему спектру ядерному, термоядерному либо аннигиляционному взрыву. Время на принятие решения о типе и свойствах взрыва, сэ-э-эр, было, но я предпочёл не заниматься этим, как и не заканчивать наш с вами диалог, а спасти часть имущества и персонала компании «Клешня». Покинул тело андроида-капитана, активировал байк и, уничтожив переборки, заключил механика Лори в защитное поле. После этого, уничтожал, по мере возможности, переборки как атмосферника, так и «Ужасающего», до момента, когда нас настигла волна, сэр. Это был термоядерный взрыв, — уточнил он. — Которым меня и механика Лори выкинуло на орбиту. После чего мы со всей возможной осторожностью выдвинулись в место нашей с вами последней связи. Уверенности что вы живы, сэр, с учётом наблюдаемой орбитальной бомбардировки, не было, но проверить и я, и механик Лори нашли необходимым.

— А я в кровати лежала, играла на консоли, чтоб о вас не волноваться, — шмыгнула носом Лори. — И из одежды только трусики, — поёжилась она. — И ребят жалко…

— Не понимаю, — равнодушно выдала Нида. — «Ужасающий»… был боевым дредноутом. В любом случае был бы бой, как они уничтожили его так быстро?

— Предполагаю — диверсия, капитан Нида. Наблюдаемые мной характеристики взрыва не соответствовали имеющемуся на борту оружию, — на что подруга кивнула, просто прикрыв глаза.

— Так, это всё… пиздец, это всё! — взорвался я, но взял себя в руки. — Понятно, что это гребучая Вега нас кинули и, по сути, убили. Но ни хера не понимаю — зачем? Ну ладно, кинуть с планетой — может, передумали. Но гвардия осталась…

— Вынужден перебить вас, сэр, для уточнения. К моменту входа байка в атмосферу все наблюдаемые заводы были подвергнуты орбитальной бомбардировке.

— И их, — вздохнул я, а Нида всхлипнула и вцепилась мне в плечо. — Но, блядь, нахера это этим корпам педарастическим это надо?! Они же ничего не получили, заводы разъёбаны! Просто чтоб уничтожить отряд?!

— Не думаю, сэр. Кроме того, капитану Ниде предлагалась эвакуация. Предполагаю, вариант с уничтожением инфраструктуры планеты предполагался изначально. А отряд Чёрная Королева просто мешал его осуществлению.

— Всё равно нихера не понимаю — зачем?!

— У меня есть предположение, сэр, что из-за планеты Иней. И времени: после бомбардировки «уничтожителей годной к колонизации планеты» Вега приобрела на неё неоспоримые и неотторгаемые права на два десятка лет. То есть, если кто-то захочет планету колонизировать, то Вега может проводить орбитальные бомбардировки, не входя в состояние даже торгового конфликта. А, за двадцать лет, они наберут персонал, технику и не спеша колонизируют Иней вновь. Всё же, его положение довольно неудобно навигационно, для корпорации Вега, сэр. Впрочем, это предположение, сэр. Во время эвакуации я не мог отвлекаться на сбор информации. А в системе уже полчаса как нет корабля корпорации. Проверка моих предположений требует пребывания рядом с источниками информации.

— И до них надо добраться, да и выжить не помещает, — окинул я свернувшихся на сиденье байка в обнимку девиц, ухватившихся за моё плечо. — Жратвы ни хера нет, медикаментов, блин, тоже нет, — бросил я взгляд на неприятные ожоги Ниды. — Ладно, прорвёмся! Один корабль сделали, сделаем и второй, — решительно махнул я рукой, не обращая внимания на удивлённо вытаращенные глаза подруг.

— Это возможно, сэр, — прогудел эфиряка. — Однако вынужден вам напомнить, что механик Лори и капитан Нида…

— Не называй меня «капитан», робот.

— Не называйте меня «роботом», капитан, — отпарировал Дживс, на что Нида, наконец, вскинулась, но тут же «опала».

— Хорошо, Дживс.

— Хорошо, Нида, — прогудел эфиряка. — Так вот, сэр, ваши спутницы не в курсе некоторых особенностей. Мне видится целесообразным, если вы всё же решились, поставить их в известность, сэр.

— Твоя правда, Дживс, — вынужденно признал я. — Так, девочки… бля, как же по-дурацки звучит-то! В общем, колдун я. Оператор эфирный, как Дживс обзывается.

— Колдун? Как в сказке? — выдала Лори, на что я кивнул.

— Ан, нам всем тяжело, но возьми себя в руки, пожа… э-э-э… — ошарашено завращала головой Нида.

Дело в том, что всю бредовость ситуации и положения я прекрасно понимал. Но, блядь, у нас на этом гребучем Инее НЕТ времени, чтоб приводить девчонок в норму! Даже жить можно в небольшом куполе защитного поля, но нихера нет!

А если я без объяснений начну колдунствовать, то не факт что девчонки кукухой не улетят. И так, блин, тяжело, а тут ещё корабль строится из нихера на глазах сам собой.

Причём Лори, как бы не потяжелей Ниды бы пришлось — она, блин, механик высококлассный, законы физики прекрасно знает… В общем, объяснить — надо. Дать пощупать и всё такое, а то хер знает, во что выльется. Девчонок я терять не то, что не хочу, я их НЕ БУДУ терять. А жить с поехавшей крышей любимой женщиной… ну, как-то, слишком это, эксцентрично для меня, вот.

Соответственно, для начала, я немного приподнял девчонок над байком левитацией. Довольно тяжело далось, но надо. И, чтоб его, я реально внутренне сжался, представляя, как мне будет тяжко «строить корабль». Раньше-то само напряжение эфирной мышцы было болезненно только в джунглях, в остальных случаях, как бы не колдунствовал, мозги вскипали, а мышце похрен. А сейчас именно колдунствовать больно, что не нравится, но хер что сделаешь.

— Киберимплант с гравгенератором? — пробормотала Нида.

— Это не гравгенератор, Нида, — напряжённо нахмурилсь Лори. — Ой, Ан, не надо! — это я не удержался, пожмякал левитацией попку — совершенно автоматически, реально, обстановка не та. — Нида, мы не теряем вес, нет ощущения падения. Это не гравитация, но воздействие на всё тело, нет, за исключением, — строго посмотрела она на меня. — Точек приложения силы.

— Далее, — продолжил я, опустив девчонок и закрутил над рукой плазменный шарик.

Дохлый, конечно, до огнемяча не дотягивающий, так что Дживс-то прав, в смысле что «херня эти ваши огнемячи и молнии, сэ-э-эр», но как тренировка — вполне ничего. И для демонстрации, вот как сейчас, подойдёт.

— Голограмма? Ой! — отдёрнула и так обожённую руку Нида.

— Аккуратно, это высокотемпературная плазма. Ограниченная моей колдунской силой, — выдал я, чувствуя себя идиотом.

— Бред какой-то, — прикрыла ладонями лицо Нида, вдруг начав вздрагивать плечами. — И вы мне каже-э-э-э… Ой, Ан, что ты делаешь? — с возмущением и гневом уставилась она на меня.

Ну блин, то ли я даже в этой ситуации только о потрахаться думаю, то ли правильно сделал, хер знает. Но помацал начинавшую истерить девчонку за сиську. Ну реально, не за что больше — руки, ноги, попа в ожогах, а лезть совсем в интимное — и самому каким-то запредельным извращением кажется, да и истерику как бы не усугубило. А так — что-то и нейтральное, и что «встряхнёт». На что прощупывание сиськи вполне сгодилось.

— Кажемся? — полюбопытствовал я.

— Нет! И Ан… хотя понятно, спасибо, — встряхнулась Нида. — И зачем ты это всё рассказываешь и показываешь? — на что я приподнял бровь, вглядываясь в неё и Лори. — Да, хорошо, я готова допустить, что ты колдун. Или я совсем и окончательно сошла с ума, но тогда ты колдун из моего нового мира. Лапающий сиськи, — пусть и не весело, но фыркнула она.

— А я не знаю, Ан. Колдун — это вообще, как? — нахмурилась на меня Лори.

— Так, почему показал, — начал я. — Нам надо выбираться с Инея. Это возможно, но колдунство, что я буду творить… Да блин, крыша от него может реально поехать! «Кистень» я создал из груды металла за несколько месяцев, один. Нам такие размеры сейчас не нужны, да и… поумелее я стал. Но хоть как-то объяснить вам дичь, которая будет творится, надо. Ну вот и рассказал правду. И Дживс не андроид. Он… Дживс, блин, расскажи, а? — почти взмолился я.

— Как скажите, сэр. Механик Лори, Нида. Я — эфирный симбионт-партнёр, созданный эфирными инженерами Благословенной Автократии Тригин. И мне десять галактических лет… — завёл шарманку эфиряка.

И, пока он рассказывал (кстати, довольно урезанно, за что ему толстый плюс в эфирную карму), я присел на не столь холодную в области действия щита металлическую землю, оперся спиной о байк, да и призадумался.

Вообще, я на эфиряку скинул «длинный рассказ» и из-за того, чтоб подумать. А то… блин, шок это понятно, но меня реально колбасило. Живые девчонки — счастье и радость, но я сам почти в истерике, а им опора нужна, а не истерящий Краб.

Так, по пунктам: мы — живы, это отлично. Можем выбраться с Инея, это совсем хорошо.

— Дживс, местная живность съедобна? — перебил рассказ я.

— Да, сэр, ряд распространённых видов организмов съедобен, после ряда несложных эфирных воздействий. Кстати, с прискорбием констатирую у вас некоторое нарушение работы эфирного эффектора, сэр.

— Насколько всё херово? — напрягся я.

— Вряд ли необратимо, сэр, хотя возможно, вы будете ограничены в эфирном оперировании несколько месяцев, сэр.

— Корабль вытяну построить? — не стал рефлексировать я.

— Да, сэр. Больших объёмов не предполагается, а если не торопится, то за неделю вполне справитесь. Возможно некоторое увеличение сроков приведения в норму эфирного эффектора, но альтернативы в нашем текущем положении я не вижу, сэр.

— Жрать что будет, остальное похер, — философски заключил я. — Девчонки, простите что отвлёк, Дживс, продолжай.

— Слушаюсь, сэр. Но должен отметить, что органика нужна будет не только для еды. Ряд элементов пустотного судна невоспроизводимы за счёт металла, даже с учётом использования оборудования байка, сэр, — на что я просто кивнул. — Итак, дамы, эфирное оперирование связано с органом, проявленном в эфире, но имеющим частичную проявленность в мозге оператора. После жителей Автократии Ан Дрей первый, мне известный, обладающий им…

«Ты избранный, Нео», — мысленно хрюкнул я, переходя к дальнейшему разбору полётов.

Так, жратва есть, даже жильё, думаю, сооружу — пусть металл, но ещё не далее чем в полусотне километров начинается «экваториальная полынья» Инея, а из органики можно много всего всякого полезного сделать. И, блин, одежду Лори — смотреть чертовски приятно, но отвлекает.

А теперь думать на перспективу: отомстить Веге — это даже не вопрос, но дело отложенное. Для начала надо иметь чем «мстить» и «откуда».

«Кистень», скорее всего, не захвачен — Дживс серьёзно уверял в безопасности и наш корабль максимум что — так это болтается в необитаемой системе. Проверить надо, в общем. Денег нет вообще и не будет: надо будет начинать с нуля, но с этим Дживс справится. Главное, будет нормальный корабль, хотя «Краба» чертовски жалко… на чём я закатил себе мысленную оплеуху: мы сейчас на расплавленной братской могиле нескольких тысяч человек, из которых несколько десятков — близкие люди. Ну мне — хорошие приятели, но, по совести, я бы за железку даже Ластоного или Брюхобитого поменял… Блин, соберись, повторно влепил я себе мысленную оплеуху.

Так, какая-то натурализация нужна, но какая — разберёмся по месту. Надо будет менять внешность и нам, и «Кистеню» — тоже понятно и осуществимо, даже эфирными манипуляциями, да и медотсек «Кистеня» подобное позволяет, пусть и не уровня косметических клиник.

А значит, долетаем на кораблике что я сотворю до Центральной, Дживс активирует «аварийный уход» «Кистеня», ну и телепаемся в пустую систему, разбираться и готовится. Всё остальное — позже. И обсудить надо будет вместе, прикинул я.

— Ан, я не поняла одного, — выдала задумчивая Лори через минуту. — Ты оператор эфирных проявлений, диковато, но Дживс объяснил, понятно… наверное, — помотала головой девчонка. — Вот только ты принц или нет? — требовательно уставилась она на меня, даже довольно апатичная Нида уставилась.

— Ну какой я, нахер, принц? — после чего увидел у девчонки расстройство и решил махнуть рукой. — Ни корпорации, ни королевства. Какая разница, кем я был?

— Значит принц, — экспертно покивала механик, и, даже, сцуко, Нида согласно опустила глаза.

Минуту, не меньше, я боролся с желанием закатить глаза и девчоночьим голосом выдать «ой всё!» — реально была потребность, но справился. Встряхнулся и закопошился.

— Нида, иди сюда, — похлопал я ладонью по металлу. — У тебя ожоги, надо лечить. Дживс, проверь схемы, я… опасаюсь, — честно признался я.

— Понимаю, сэр, — после чего между мной, представляющего подстёгивающее процессы регенерации колдунство, и байком туда-сюда мелькнул призрак. — Приемлемо, сэр. Есть схемы, способные решить проблему энергии и массы, но они не полностью доступны мне и вам, сэр. Имеющиеся же приведут конечности Ниды в здоровое состояние за час. Но, необходимо питание.

— Значит, будем добывать, байк есть, — похлопал я по излучателю на поясе. — Прорубь недалеко.

— Не думаю, что излучатель пригодится, сэр… Хотя и его можно будет использовать, если я правильно представляю себе местный биоценоз, — после паузы выдал эфиряка.

— Охота на рыбу, конечно, лучше взрывчаткой, — припомнил я свои знания этого затейливого искусства. — Сетью там можно, но это вроде для умельцев. Совсем уж профессионалы используют палки длинные, которые удочки. Но я пару раз попробовал — ломаются, хрен по рыбе попадёшь. Это реальным профи надо быть, чтоб удочкой на рыбу охотится, — покачал головой я.

Сам тем временем, колдунствовал на ожоги Ниды — девчонки хмыкали, умеренно улыбались — отвлеклись в общем.

Хотя и не столь я шутил, если честно: ну что за дурацкий метод охоты, сидя на жопе с палкой? С взрывчаткой и эффективнее, и эстетичнее выходит.

А через десяток минут байк летел по направлении к полынье. Сидящая между мной и Лорой Нида время от времени вскидывала и неверяще разглядывала руки — пузыри не просто спадали, а именно заживали.

Ну а нас ждала рыбная охота, да и новая, пусть и омрачённая всякими пидарасами, но всё же жизнь. И неплохая жизнь, встряхнулся я.

Глава 2

С рыбной охотой всё вышло несколько проще и сложнее, чем я думал. Сложнее, потому что полынья была в подтапливаемом тонком льду. Постоянно отламывающегося кусочками, в общем — хер к воде подойдёшь, только лететь.

Проще, потому что оказалось, что некая растительность как-то приспособилась к фотосинтезу. Мох-не мох, лишайник-не лишайник, в общем некая коричнево-зелёная пакость типа морской капусты покрывала с десяток метров льда от полыньи. А на эту капусту находились жруны, в виде слепых и хвостатых тварюшек чёрного цвета, вроде жаб. Их кто-то в воде харчил, они выпрыгивали на лёд и питались водорослью.

И Дживс заверил, что тридцатисантиметровые жабы — вполне съедобны. Так что, для начала, благо живот у Ниды начинал подвывать, пристрелил я жабу потолще, с байка приподнял, отлетели мы, да и начал я её колдунски готовить.

Кстати, далеко не только температурой — оказалась жаба токсичной, так что ещё и от несъедобного чистить эфиром пришлось.

Делал я это в воздухе, на запахи еды живот Ниды стал просто арии петь, так что к моменту «можно» подруга с рычанием набросилась на пропитание и слопала половину меньше чем за минуту.

— Будете? — попеременно посмотрела она то на меня, то на Лори. — И Ан, теперь я верю, что ты волшебник, — указала она на зажившие руки взглядом. — И это просто чудо… Блядь! — выругалась, посмурнев она, но лягуха всё же не выкинула.

— Попробуем немного, — ответил я, с некоторой радостью — всё же состояние Ниды напрягало.

— Чуть-чуть, — кивнула Лори.

Мясо как мясо, даже не слишком соли требовалось, видно просолилось в море. Суховато, но не страшно, с голоду не пропадём, пока корабль строится будет.

— Девчонки, вопрос вот в чём, — решил я решить несколько вопросов. — Я сейчас буду сооружать нам временное жильё. Но это будет просто металл. С теплом байк справится…

— Есть и долговременные эфирные воздействия, сэр. Несложные и не слишком эфироёмкие.

— И я, но нам там жить неделю, — кивнул я байку, что смотрелось довольно забавно. — И сейчас не помешает отдохнуть. В общем, чтоб не тратить время: я делаю жильё, а вы с Дживсом собираете этих лягух. А водоросли нужны?

— Не помешают, сэр.

— Тогда летим обратно, я вам сделаю короб, ну и вы сюда, а я строить дом, — заключил я, стартуя.

Тут и вправду не помешает отдохнуть всем нам, а лучше поспать. И делать это на голом металле неохота. А главное — хочу чтоб девчонки делом занялись, отвлеклись и вообще. Помогает, по себе знаю.

Так что вернулись мы, сделал я короб (к счастью, на подобное воздействие колунский орган не болел), отдал свой лазерник и полюбовался девчонками на байке. Были картины, Вальехо вроде, там девицы голые с мечами и прочим — очень похоже выходило.

Ну и принялся творить обиталище. Извращаться не стал — все свои, стесняться некого, да и присмотр не помешает, как бы глупости в голову не пришли. Так что сделал коробку пять на пять метров, с местом отхожим и даже душем — но без перегородок. И вода нужна будет, но это позже.

Ну и койку трёхспальную, пошире, пока из гладкого металла.

И, через полчаса после окончания моих трудов, вернулись девчонки с добычей. Домик их встряхнул, удивил, но было не до того — холодно, блин. А пилотский комбез — нихера не шуба.

Отогрелся в поле байка, да и стал новые схемы изучать, точнее «обогревающую», для начала. И, через полчаса, в домике нашем стало градусов двадцать пять. И больше месяца тепло будет, хотя свалим мы раньше.

После, поместив девиц в домик, стал извращаться с матрасом и одеждой. Выходило первое неплохо, а вот с одеждой беда. Либо кожа, либо грубая парусина. Так что в итоге сделал что-то типа ватника и джинсов себе, и по платью девицам. А сам Лори комбез пилотский отдам. Ну и пожрать приготовил, помахал байку-Дживсу и ввалился в домик.

И тут же разделись и завалились… хех, если б спать. Нида задремала, проснулась со стоном, плачет беззвучно. Погладили, глупостей наговорили, успокоили с Лори. Потом Лори с криком проснётся, в нас с Нидой вцепится. Да и я задрёмывал и просыпался — то снилось что ложемент не охлаждается и я сгораю, то, что он не открывается вообще, то ребята и девчата из «Чёрной Королевы» с собой зовут… Хоть не стонал и не плакал, и то хорошо.

Сколько эта херотень тянулась — хрен знает. Уснули в итоге, друг в дружку вцепившись, но Дживс говорил, что вышли из жилища только через сутки.

Но вышли и, наконец, занялись делом. Причём мне пришлось реально напрягать мозги: крабкомм вменяемо передавать схемы не мог (точнее, многосотметровые забитые символами выходили бессмысленными), роботов, чтоб из чертить — не было. А схему связи в моём теперешнем состоянии карябать на байке не стоило.

Первый день девчонки мотались за органикой, набивали короб, возвращались. Фигели от возводимого корпуса, Дживс скидывал новые колдунские стены и улетали к полынье снова. Переночевали уже поспокойнее и со следующего дня полёты за водорослью и жабами стали эпизодическими, хотя за льдом в качестве источника воды — регулярными. Не для корабля — тут мне нужно будет работать с массивом льда отдельно, а для питья и прочих бытовых нужд.

Но время у девчонок появилось. Ходили, на колдунски строящийся корабль глаза пучили. А главное, игоровую консоль Лори начали осваивать. И, войдя как-то в домик, я увидел Лори и Ниду, валяющихся за консолью в койке, болтающих ногами. И от сердца реально отлегло.

Ну а у меня была задача сделать корыто, способное дотелепаться до Центральной. И всё: никаких изысков и извращений. Функцию бортового компа и связи возьмёт на себя байк с Дживсом, а мне надо было сбацать довольно примитивную ракету с жизнеобеспечением и усилитель сигнала. Местные обзывали его «гипердвигателем» и пихали кучу ненужного, тогда как, по сути, была это колдунская схема, разнесённая по ряду ненужных деталей, дающая команду портальным вратам. Мне же детали делать нахрен было не надо, так что, основной сложностью, помимо общего объёма корыта, выходило жизнеобеспечение.


Правда боль в моей колдунской требухе стала уже постоянным спутником. С другой стороны, когда меня немец-перец на ноги ещё на Земле ставил — было ГОРАЗДО больнее. Так что справился, хотя в койку вечерами ложился вымотанный, как сволочь: боль терпеть — не мешки ворочать, выматывался сильно, да и мозги со схемами этими подлючими перенапрягались.

С девчонками же… как-то так вышло, что почти не говорили. Не то, что не общались, а именно не говорили, переведя все знаки внимания, приязни и поддержки в поглаживание и прочие прикосновения. Судя по моим ощущениям, помимо шока, было это следствие пребывания на планете-могильнике, которой стал Иней, как бы «не нарушали словами покой мёртвых». Чёрт знает, так или не так, но чувство такое было очень яркое.

Ну и, наконец, корыто построилось. Кривым и косым оно не было — для колдунца, чтоб такое сотворить, надо либо специально стараться, либо мозги кривые и косые иметь. А с моими прямыми (и изобилующими правильными извилинами, да!) вышел нормальный такой курьер. Малый, естественно: тарелка летучая, сотню метров в диаметре, двухярусная. Самое простое было по колдунским схемам, а «надстроить» над техническим первым жилой второй ярус труда не составило, да и смысла делать «коморку» я уже не видел. Девчонки, да и я «отошли», а пользование нами санузлом уже вызывали некие, точнее очень конкретные желания, причём у всех.

Ну и наколдунствовал я наконец запас воды-топлива. Геморой, конечно, был с дотаскиванием громадных глыб льда — вес-то я практически обнулял, но не до конца, а с массой вообще непонятки… но, после ехидного высказывания Дживса насчёт что им — проще, и воплощения этой идеи, за день управились.

Напоследок, прихватил ложемент и кусок Краба, и не только, на память. Железка, конечно, но всё же пусть будет. И ложемент подруги — тоже. Не знаю как Нида, но мне всякие извращения типа «Краб-два» и прочее не нравятся, так что будет старый добрый «Краб», после капремонта.

Нида перед стартом хотела принять пафосную позу и разразится речью, но была остановлена пожмякиванием попы от меня и Лори.

— Мы — живы, за ребят — отомстим, остальное — херня, — откомментировал пожмякивание и возмущённый взгляд Королевы я, под веские кивки механика.

Вышли на орбиту, отметили оплавленный остов «Ужасающего» (Ниду опять пришлось жмякать, а то слезоточить удумала), ну и вышли в гипер сразу с орбиты. Рулил Дживс, так что делать было особо нечего. Точнее — дело сразу нашлось.

— Знаешь, Ан, — выдала Нида. — А иди-ка сюда, — встала она в стойку. — А то слишком часто клешни свои тянешь, куда не надо.

— Очень даже куда надо, — справедливо отметил я.

Но, несмотря на необоснованные претензии, поспарринговал с удовольствием, а Ниду, видно, окончательно отпустило. А большую часть недельного перелёта мы втроём предавались спаррингам горизонтальным. И радовались, и хотелось, да и делать в перелёте было, по большому счёту, нечего.

Но, конечно, не только этим. Выдал я, наконец-то, мной надуманное и запланированное. В плане аккуратного подлёта к Центральной и утыривания «Кистеня». Вот только на это, Нида с Дживсом меня несколько… огорошили.

— А почему ты думаешь, Ан, что Вега, — на последнем лицо Ниды исказила гримаса ненависти, — знает, что ты был на Инее?

— Э-э-эм… а разве не знает? Переговоры там, прочее…

— Меня «настоятельно попросили» не привлекать посторонних, — с горечью выдала подруга. — Вегу я в известность не ставила, шифрование наших каналов было неплохим. Правда, не уверена, что совсем надёжным.

— Надёжным, Нида, — подал голос Дживс. — Ваши переговоры представителям корпорации Вега были не доступны.

— В общем, тогда, Ан, Вега вообще может не знать о вашем пребывании на Инее.

— Было бы неплохо, но — диверсия. Предпочту рассчитывать на худшее, — выдал я. — Тогда если жопа — то я к ней готов. А если всё хорошо — будет приятная неожиданность.

В общем, долетели мы до Центральной, вышли из гипера вообще за пределами системы. Раз уж «Клешня» может быть вообще вне подозрений, то, прежде чем опознаваться новым кодом, имеет смысл проверить, имеет ли это смысл. Ну и метнулся Дживс на станцию, где пребывал больше часа, за который мы все трое немало перенервничали, даже смахнулись с Нидой ради самоуспокоения и даже Лори, по-моему, смахнулась бы.

А, через час, байк начал вещать человеческим голосом, точнее эфирячьим:

— В сети присутствует отчёт компании Вега о происшествии, сэр. В нём перечислены погибшие члены отряда «Чёрная Королева», как и гвардейцы дома Дротт. О вас и нашем участии в инцинденте данных нет. И, я выяснил, сэр, причину, по которой компания Вега совершила известные нам предосудительные деяния, помимо колонизации Инея в будущем.

— Какие?! — практически прокричала Нида.

— Страховка, Нида, сэр. Кредит Инею был застрахован, со множеством страховых случаев, но формат «смены типа оплаты» страховка не подразумевала. При этом, озвученный, доказанный и принятый, в том числе и страховой компанией, в соответствии с полученными мной данными с носителей информации представительства корпорации Вега, случай «предотвращения ядерного заражения живой планеты» — вполне страховой.

— А «Ужасающий»?!

— Согласно имеющимся в сети данным, Нида, ваше судно уничтожено сепаратистами. В ответ на что корабль корпорации Вега расстрелял корабль «Силиратонд». После же провёл бомбардировку планетарных заводов. Ваша беседа, Нида, с представителем корпорации приводится, но сроки её смещены. И, гибель «Чёрной Королевы» обсуждается, но… Впрочем, «Кистень» находится на пути к месту нашего пребывания и, через час или полтора, вы сами будете иметь возможность ознакомиться с данными. Я взял на себя смелость, сэр, — обратился эфиряка ко мне, — задействовать бортовой компьютер и автопилот «Кистеня», поскольку ряд мероприятий требуется провести до вашего возможного появления на Центральной. Кроме того, в случае маловероятного, но возможного варианта информированности корпорации Вега о вашем присутствии на Инее, сэр, активность корабля компании вряд ли пройдёт незамеченной. А, пребывание на звёздной орбите, вне планетарной системы, даст возможность установить этот факт и бесконфликтно покинуть систему, для принятия необходимых мер безопасности, сэр.

— Логично, — признал я. — И… хотя ты прав, Дживс, ждём.

Через час с лишним «Кистень» поглотил нашу скорлупку стыковочным трюмом, а нам с Лори пришлось приложить немало усилий чтоб не начать подпрыгивать и орать «Мы дома!»

Нида отключила свой браскомм, воспользовавшись терминалом в моей каюте. А мы с Лори и Дживсом принялись за ревизию. И выходил у нас такой расклад.

Теоретически, я даже смогу собрать Дос из имеющихся запчастей. Правда херовый: кучу узлов я могу улучшить, но не создать с нуля. Это, не говоря о том, что моя колдунская требуха была не в лучшей форме. В общем, выходило разумным покупать Дос или готовые запчасти и работать с ними. Как для меня, так и для Ниды. Вот чёрт знает как выйдет. Но, после того, как она выяснит детали, я планировал предложить вариант наших действий и, думаю, она не откажется быть пилотом.

Правда, через четверть часа ревизии, Дживс через корабельный селектор уже знакомым голосом выдал.

— Сэр, настоятельно рекомендую вам посетить медицинский отсек «Кистеня».

— Вот же блин, из головы вылетело, — хмыкнул я. — Это надолго?

— Диагностика займёт менее пары минут, сэр.

— Тогда иду, самому интересно.

А в лазарете, в компании Лори, я просветился всякими рентгенами высокотехнологичными, да и выдал Пилюлькин-Дживс свой диагноз:

— Несколько микроинсультов, сэр. Но последствия устранимы медикаментозно, за пару дней, — в подтверждение его слов мне в шею вонзилась болючая игла. — Некоторое истощение организма, но с этим вы справитесь самостоятельно, сэр. В остальном — вы здоровы.

— Дживс, не издевайся, блин!

— Прошу прощения, сэр. Состояние эфирного органа удовлетворительное, восстановление займёт около трёх-четырёх месяцев. Препятствий к оперированию эфиром нет, кроме ограничения непосредственного времени оперирования.

— А я не улучшил орган там, или ещё чего? — уточнил я: ну, раз уж повреждения вменяемые, то раз болит — тренировка, по логике.

— Конечно нет, сэ-э-э-эр, — противно протянул эфиряка. — Орган эфирного оперирования — эфирный, о чём я вам не раз имел честь сообщать. С телом он практически не связан, и вся «работа» выполняется в эфире, сэ-э-э-эр. В теле лишь небольшой участок мозга, который вы повредили и истощили непрерывным созданием эфирных манифестаций, точнее, передачей инструкций эфирному органу для действия. И, как вы выразились, «прокачать» вы можете только отделы мозга, работающие со схемами. Сам орган эфирного оперирования лучше не станет — он и так может всё. А вот повредить его органическую часть перенапряжением, то есть непрерывной работой, вы сэр, можете. С чем успешно и справились.

— Ну, не прокачался — и хрен с ним. То есть разницы, кроме сложности схем никакой?

— Именно так, сэ-э-э-эр, надеюсь в ЭТОТ раз вы обратите внимание на мои слова.

— Я тоже надеюсь, Дживс, — хмыкнул я. — В общем, Дос я сделать и улучшить смогу без проблем.

— Сможете, сэр. Но, между манифестациями нужна пауза не менее секунды. А в вашем состоянии я бы порекомендовал минуту, до выздоровления.

— Пусть будет минута, — пожал плечами я.


И пошли мы в мою каюту, где сидела Нида, с откровенно красным и гневным лицом. И новости нам надо узнать, да и обсудить, кем в текущей ситуации станет наша подруга, да и как станет выглядеть.

Всё же, Чёрная Королева должна, до окончательного решения веганского вопроса, быть мертва. А внешность её слишком хорошо известна в Секторе.

Глава 3

Первым делом Нида, с зашкаливающим даже для меня количеством мата поведала текущие расклады. На сетевых ресурсах наёмников реакция «эх, жалко!», в большинстве своём. Но не только, а вот ресурсы поклонников и экспертов разной степени диванности пестрели «Зазналась Королева. Вот дала бы толстожопому диванному мне — небось не померла бы».

Вообще, судя по реакции и проверочным вопросам, Нида раньше, в сети, рассматривала информацию по делу, ну а всякое сетевое шебуршание оставляла на «сетевых специалистов». Впрочем ладно, тут всё понятно и, кроме удерживания подруги от «прям щаз найду, оторву яйцы и упихаю в жирную жопу!», действий не предполагает.

Далее, у «Клешни» вообще, и у меня в частности, так же были ресурсы фанатов, где мусолилась тема насчёт «отдыхающего Краба, а то выполнял контракт за контрактом». Конечно, ресурс сетевых ребятушек не высокоточный показатель, но информацию они шерстили на диво толково, а несколько персонажей вообще были с Веги — штаб-квартиры одноимённой корпорации.

И никаких намёков на моё пребывание на Инее, или даже на наш с Нидой роман не наблюдалось.

Так что, после пятнадцатиминутного мордобоя (подруге надо было спустить пар, а я мысленно поблагодарил Дживса, за регенерационные колдунские схемы — пусть незаметно, но Ниду я сейчас щадил, а она работала от души), расселись мы в каюте и затеяли совет.

— Нам надо определяться, что делать с Вегой. Пусть это звучит смешно, секторальная корпорация и троица нас, но надо. При этом, жизнь наша не закончена и убиваться в процессе возмездия я не намерен. Да и жить нам надо, за погибших в том числе. Поэтому, предлагаю: тебе, Нида, сменить имя и внешность и войти в компанию «Клешня». Как пилот и… — призадумался я, прикинул, да и понял, что параноить насчёт «продаст-предаст» в текущих раскладах идиотизм.


Да и прямо скажем, хоть и не очень мне нравился расклад некоторыми моментами, но Дживс за «к тайне допущенными» приглядывал и проверял, да и косяки им допущенные учёл.

— И полноправный партнёр. И Лори, в текущей ситуации, к тебе такое же предложение. Как-то… в общем, для меня ты не наёмный работник.

— Знаешь, Ан, я могла бы ответить тебе, как раньше ответил ты, на моё предложение.

— Знаю, но это будет глупостью. И я тогда… поступил верно. Я не хотел вставать на подчинённую позицию, а тебе предлагаю партнёрство.

— Да согласна я, конечно, Ан, — с грустной улыбкой сказала Нида. — И… решай сам, я… устала, больно очень. Не хочу ничего решать. Только отомстить этим уродам! — на миг в глазах подруги мелькнул почти видимый огонь. — А так — как скажешь, — положила она мне руку на плечо.

— Что я, блин, скажу?! — аж возмутился я. — Кто у нас капитан с многолетним опытом?! Нида, я, конечно, крут, — не стал я скрывать свои многочисленные достоинства. — Но нужно мне именно партнёрство. И твоё участие, хотя бы в обсуждении. Решения я, так уж и быть, готов принимать сам, — скромно подытожил я, на что подруга наконец фыркнула.

— Ладно, буду участвовать, уговорил. А что ты ещё надумал?

— Погоди. Лори, ты-то что скажешь?

— Я? — на что я покивал. — Не знаю, Ан. Ты как-то… да меня и так всё устраивает. И с вами хорошо. Но если надо — буду. И техническое состояние оборудования компании «Клешня» будет идеальным! — вскинула она кулачок в победном жесте.

— Хорошо, — улыбнулся я. — Тогда, для начала, нужно изменить твоё имя и внешность, Нида. Ты слишком известна, а менять данные надо с новыми параметрами. Так Дживс?

— Именно так, сэр.

— Надо, наверное… Но ничего в голову не приходит, Ан.

— А как тебе Нади? — поинтересовался я.

— Это имя, которое вы, зачастую, произносили вместо «Ниды», сэр.

— Ну да, — признал я. — Это от женского имени Nadezhda с моей планеты, надежда.

— Надежда, Нади, хорошее имя, — озвучила Нида. — И фамилия… у вас же свой язык? — обратилась она ко мне.

— И не один, — хмыкнул я.

— Странно, но неважно. Как по-вашему будет «возмездие»?

— Mest, — ответил я.

— Значит, буду Нади Мест. А внешность…

— Медотсек «Кистеня», Нади, поддерживает ряд косметологических процедур. До полноценного косметического центра не дотягивает, но выгодно отличается отсутствием времени реабилитации и побочных эффектов. Эфирное воздействие, мэм.

— Хорошо, займусь, — кивнула… уже Нади, надо привыкать. — А дальше? — взглянула она на меня.

— Ты будешь пилотом?

— Естественно!

— Тогда так. Деньги у нас под вопросом…

— Не вполне так, сэр. Денежные средства компании Клешня саккумулированы на счету в «Портальном банке». Это, как ни забавно звучит, некоммерческая организация, берущая долю процента за каждую операцию. При этом, межсекторальная и охватывающая Галактику. Возможность давления и получения информации о средствах недоброжелателелями — пренебрежительно мала, сэр.

— А почему все таким удобным банком не пользуются? — хмыкнул я.

— Десять кредов с каждой операции, сэр. Это слишком много для небольших сумм, а для крупных — ряд банков предлагает выгодные проценты. Но, за исключением незначительного вклада в банк станции, я предпочёл надёжность и анонимность, сэр.

— Всё правильно сделал, — покивал я. — Тогда проще. Деньги у нас есть, около восьми мегакредов. Прикидываем, что мы хотим получить, моделируем и либо покупаем готовую модель, либо запчасти Досов, а я их модернизирую колдунством. И начинаем думать, как бы нам Вегу наказать. Ну и заказы не помешают, тоже дело нелишнее.

— Сэр, хочу вам напомнить о намерении собрать отряд.

— В наших раскладах, блин… Как по мне — нахер отряд. Субнайм на контракты — да. А учитывая нашу цель отомстить, я не хочу вмешивать посторонних. Вы как, девочки?

— В целом — поддерживаю. Не хотелось бы чтобы ещё… в общем, поддерживаю, — тогда как Лори просто покивала.

— Тогда пойду в медотсек, — хмыкнула Нади.

— Вместе пойдём! — решительно выдала Лори, на что Нади, слегка улыбнувшись, кивнула, а я пожал плечами — как-то дело-то, если по совести, лично Ниды и довольно интимное, что ли.

В общем, часа полтора девочонки крутили голограмму, на что я время от времени закатывал глаза и изрекал мудрое «Угу». А Дживс время от времени уточнял, что некоторые неточности в программе моделирования есть, но пользоваться ими неразумно, потому что медотсек воспроизведёт только то, что сможет.

И, наконец, подруга легла под копошащиеся манипуляторы и прочую жуть. Я просто отвлёкся от окружения, ну… не слишком приятные воспоминания от больничек, а когда близкого человека режет (и пусть не ножами, безболезненно и «режет» — скорее обобщение) неприятно.

А, через час, Нади вышла из капсулы. И… ну что сказать — то ли сама захотела, то ли Лори повлияла. Но лицо Нади заметно помолодело, нос из прямого с лёгкой горбинкой стал чуть курносым, скулы «сгладились», подбородок заострился. А губы вообще стали раза в полтора больше, хотя, безусловно, в разы не дотягивали до «рыбьих».

И тело стало более женственным — грудь с «неуверенной полторашки» выросла до твёрдой двойки. Попа обзавелась жирком, как и бёдра — до обвислости как до Земли, только раком, но внешне всё было более «мягким», чем изначально была Королева.

И колёр, как глаз, так и волос поменялся. Каштаново-рыжие, больше в рыжину волосы и зелёно-голубые, морской волны, глаза.

Вообще — мне нравится, в чём я подругу и уверил. И всё же это Нида, хотя, для постороннего наблюдателя… разве что сходство, не более.

— Здорово, вот только… — задумался я.

— Спарринг? — проницательно хмыкнула Нади, похлопав себя по плечу, на что я кивнул. — Смотри.

С этими словами она провела по мне серию ударов, которую я чуть не прощёлкал клювом. Вид и ракурсы подруги были уж очень залипательными. Но справился и уже сам, с некоторым удивлением, хмыкнул. Сильнее или не сильнее — тут оценка субъективная, но слабее Нади, невзирая на женственность, не стала.

— Уплотнение мышечных волокон, сэр, — озвучил Дживс. — Раз в несколько лет нужна корректирующая процедура, но не более получаса. Можно и увеличить мышечную массу…

— Ну уж нет, это для модификантов и прочих придурков. Нарабатывать мышцы надо самой, чтоб чувствовать себя как… себя, — хмыкнула Нади. — А сейчас, Ан, я всё та же, просто немного изменилась внешне.

Посидели (Нади, наконец, оделась, а то отвлекала, в хорошем смысле слова) обсудили, точнее решили — займёмся в первую очередь Досами и техническими закупками. И нам с Нади надо, да и Лори себя заметно «потерянно» чувствовала, без Доса в ангаре.

Так что неделю занимались моделированием и конструированием.

У меня с техникой выходило довольно «многоного», точнее — многоруко. Практика применения «Краба» показала, что рукопашка более чем востребованна. Но и разгонники — необходимы критически. При этом, держать и то и то на манипуляторах — нецелесообразно. Так что «глубокий апгрейд» Краба включал в себя пару новых манипуляторов, меньше и гибче, как раз под разгонники. А клешни, помимо стандартной пары «пробойник-резак» обзавелись малокалиберными скорострельными пушками. Боезапас небольшой, если сломаются — не жалко, но, в секунду перезарядки разгонников, хоть краску на вражинах покоцать смогу, тоже не лишнее бывает.

А далее мне нужно было проектировать второй Дос. «Краб» всем хорош, но малый Дос все задачи не вытянет. Тяжёлый я не тяну, ни по умениям и пониманию тактики, ни психологически. А вот средний — именно нужен. И, обсудив с Дживсом, да и посоветовавшись с Нади, пришёл я к варианту переработать «Гадюку». Очень уж удачная конструкция у этого зенитного Доса была, вот только…

И пошли переделки: шесть стволов — на хрен не нужно. Избыточно, лишний вес и отвлечение внимания пилота. Так что, пара манипуляторов — в минус. Далее, «руки» «Гадюки», исполняющие более декоративную функцию, сменились на упрочнённые, предназначенные для ближнего боя манипуляторы. От пороховых стрелял я решил отказаться вообще, что позволило утрамбовать в корпус второй реактор, а это: калибр разгонников почти в два раза больше, чем на Крабе. Мощные лучевики и неплохой щит.

Получилась реальная «конфетка», которую я весьма креативно решил назвать «Лангустом». Нади, осмотрев «Лангуста», даже задумалась, а не хочет ли она такой же, но всё же решила оставить свой вариант.

А её Дос выходил «рукопашно-снайперским». Примерно то же, каким выходил «Краб», но, извратившись с Дживсом, Нади всё же добилась запредельного калибра и даже увеличения разгонной траектории разгонника. Правда стреляла это вундервафля раз в три секунды, отдачей Дос почти что роняло, несмотря на её ограниченность, по сравнению с пороховиками. При этом, вероятность повредить реактор тяжёлого Доса с одного выстрела, либо привести любой из манипуляторов в негодность — очень высока. Да и в ложемент попадание не порадует — пробить-то вряд ли пробьёт, но вывести пилота из строя на ощутимый срок — влёгкую.

Посмотрев в симуляторе на падения нового Доса от отдачи, учтя реальную скорострельность, Нади переконфигурировала положение «уберпушки»… И я старался не ржать: снайперское положение было либо на колене, но это еще ничего, хотя далеко не самое оптимальное в плане устойчивости. А вот надёжное и правильное положение выходило… на четырёх костях, раком, как оно есть.

Я героически не заржал, но, всё-таки, на заметку взял. Для общения там приватного и всё такое, да.

И, помимо несколько более расширенного функционала сенсоров и в целом средств РЭБ, имел Дос Нади только рукопашное оружие. На моё копошение в стиле: «не по феньшую!» Нади ответила:

— Ан, ты — универсал, при этом одиночка. Но я буду работать либо с тобой, либо с наёмным отрядом. И смысла быть «средней во всём» — не вижу. Этот Дос, — указала она на голограмму, — будет работать либо в паре с тобой, либо с подчинёнными по субнайму. И энергии в нём, как и грузоподъёмности, ни на что больше не хватит. Поставлю ещё стволов — упадёт мобильность, а она мне важна. Тот же РЭБ даёт неплохой шанс отступить. В общем, всё как надо, Ан, — улыбнулась она.

Ну, в целом, Нади была во многом права — узкоспециализированные отрядные Досы свою эффективность не раз доказали. Так что аргументов «ещё лазеров, да побольше, щитов от пуза и стволы во все стороны» я приводить не стал. В плане групповой эффективности, так как есть — правильно. А насчёт беспокойства за подругу… Так проще вообще в Дос её не пускать, так безопаснее, но на это она сама не пойдёт, ни под каким соусом.

Параллельно, с Лори и Дживсом, разбирали что нужно для «Кистеня». Какие переделки, какой тяжёлый трасорбитальник для отряда выбрать, ну и какую часть я смогу наколдунствовать.

В общем, неделя прошла продуктивно, а к её концу Дживс доложил — никаких копошений старт «Кистеня» не вызвал, как молчат веганы, так и молчат, своими злостными делами занятые.

— Значит рискнём, — хмыкнул я на совещании высшего руководства компании Клешня. — Займёмся закупками и модернизацией, а ты, Дживс, будешь проверять. Займёт это у нас не меньше месяца, на станции мелькать будем. Если Вега всё знает — копошения в наш адрес точно начнутся, хотя бы в их представительстве. Ну и сбежать сможем спокойно. А нет — работаем как есть. Хорошо бы, конечно, их корпоративную информацию получить, — размечтался я.

— К сожалению, сэр, это возможно только при прибывании в системе Вега. А известные мне меры безопасности и закрытость системы штаб-квартиры корпорации делают это невозможным без приглашения и согласия корпорации.

— Да, Ан, я была в системе. Мощная оборона, защитные станции, спутники контролируют систему, даже вне планетарных орбит.

— Сильнее, чем рядом с Центральной? — уточнил я.

— Конечно, Ан, — выдала Лори. — Центральная — торговая станция, тут просто не нужно дальнее обнаружение. Защита есть, но не более. И атаковать её вряд ли кто-нибудь будет, просто не нужно никому.

— Ясно. Ну я в любом случае из серии «хотелось бы» высказался.


Подлетели, пристыковались и занялись закупками и модернизацией, на самой Центральной. Занимаясь созданием Доса, да и получив его, Нади окончательно «отошла», но в целом стала более «мягкой»: помимо спаррингов и тренировок часто проводя время с Лори, за игрушками. Да и я к ним, для отдыха и за компанию время от времени присоединялся.

Тюнингованный «Краб» мне понравился, хотя я всё еще ждал (как и на надину «Иглу» и «Лангуста») археотехнические гравгенераторы, приобретённые на удалённом аукционе. Но, в целом, освобождённые от необходимости ведения основного огня манипуляторы были более чем пристойны. Как и «Лангуст» — но последний, всё же, был мне несколько менее «удобен». Не в плане управления и мощности — в этом смысле конфетка получилась. А чисто по ощущениям.

Как и «Игла», куда Нади меня пустила — куда более интимный, для пилота, жест, чем тот же секс, между прочим. Но, примерившись и постояв раком, я окончательно стал уверен: стоять раком — не моё, только ставить!

Ходили в «Усладу кишечника», регулярно, уже втроём. Никаких гадостей не случалось, видимо, веганы и вправду не знали о нашем присутствии на Инее.

Кстати, Нади выходила, по новым документам, моя землячка, с одной и той же «полумифической» запортальной планеты Терхер. Название, конечно, то ещё выбрал Дживс. Зато и посылать есть куда, с точными координатами.

И вот, гравгенераторы доставили, и археотехничные пробойники для Нади — почти мечи, аж на два метра выстреливающие дуры, за счёт генераторов поля способные прорубать, пусть и не мгновенно, броню не только «пробойным выстрелом», но и ударами Доса.

Я, кстати, на такую «плюшку» точил клешню, для новых клешней. И, допинав Дживса, выбил из него схемы. Итог вышел несколько «пожиже» самого археотеха, да и идея «рубить полем» оказалась провальной — смысл был во взаимодействии поля и структуры металла пробойника, как объяснил эфиряка. Но удары пробойников Нади я на клешню принимал без проблем, что не могло не радовать: один комплект подруга привела в негодность тремя ударами.

Кстати, Нади от использования ложемента и металла от своего прежнего Доса отказалась, хотя за прихваченное поблагодарила. А вот у меня был всё тот же «Краб», только лучше.

И вот, после обзаведения новой, стильной клешней, и практической уверенностью, что мы вне веганских подозрений, сели мы думать, как нам мстить.

Глава 4

— Для начала, я хочу лишить их всего, что эти ублюдки поимели на «Чёрной Королеве», — рубанув ладонью озвучила Нади.

— Не самый разумный подход, мэм. Атаки на объекты, захваченные с помощью вашего отряда, после второго случая нападения…

— Да знаю, я, знаю… — досадливо вздохнула подруга.

— После «второго» — да. Но, например, нанести ущерб в самое уязвимое место. В смысле — лишить их денег, — протянул я.

— Это…

— Атлас, — в четыре голоса закончили мы.

— Место где мы познакомились.

— И самое уязвимое не только в плане денег. Я, блядь, месяц по ночам эти гребучие стены видел, что их всё-таки ломаю.

— Должен отметить, сэр, что корпорация Вега высоковероятно защитила свой ценный актив.

— Скорее всего так, — не стал спорить я. — Но, кто мешает нам сменить идентификатор и залететь на торговую станцию? Ряд металлов нам на самом деле не помешает, так что если в Атласе оквжется неприступный бастион — просто закупимся, и будем думать дальше.

На это предложение ни Дживс не придумал, как возразить, да и девчонки покивали. Так что Кистень стартовал с Центральной, а, через несколько дней, в системе Атлас к торговой станции направлялся номерной торговец.

А мы смотрели на данные и мрачнели. Дело в том, что эти веганские пассивы, похоже, решили устроить в системе с уязвимым имуществом то ли перевалочную базу флота, то ли просто базу временного базирования. Три дредноута, двадцать линкоров и даже не понятно сколько мелочи, поскольку всё это болталось на орбите газового гиганта.


— И мы, блядь, им ещё прибыль сделаем! — взорвалась Нади. — Ан…

— Нехер, — отрезал я. — Ещё не хватало себе ущерб наносить, по глупости. Прибыль Веге копеечная выйдет, а металл нам нужен, и тут дёшево. И подумаем, что можно сделать. Неприятно, конечно, — вздохнул я, оглядывая голограмму планеты утыканную вокруг иконками кораблей.

— Да это… Ладно, хотя не представляю, как это возможно, но подумаем.

В общем, полетели к станции, пытаясь что-то придумать. Выходило херово — мощный веганский флот нас просто испарит, не поможет никакое колдунство.

Загрузились металлами, думали уже улетать, как, осмотрев нахмуренные физиономии девчонок, я зарядил себе челодлань.

— Мы, как идиоты, пытаемся придумать как нам прорваться сквозь этот гребучий флот. И это, мать его, реально невозможно. Но нам похер на него, наша цель…

— Завод, но его, Ан, охраняет этот гребучий флот!

— И хер с ним, — щедро решил я.

— Сэр, не вполне улавливаю вашу идею. Я предвижу возможность использования телепортера — но, для гарантированного невосстановимого поражения платформы, с учётом заметных даже отсюда куполов, мы просто не переместим достаточное количество взрывчатки. Даже топливо Кистеня не поможет — возможности извлечь его из хранилища и транспортировать в достаточном объёме мы не имеем.

— Дживс, я блин в курсе, что они нахерачили турелей и прикрыли центры бронеколпаками. Спасибо за напоминание, — хмыкнул я. — Но кто мешает нам использовать преимущество «Кистеня»? Не взрывать топливо, а использовать.

— Поясните, сэр.

— «Кистень» может выйти из гиперпространства в атмосфере, так?

— Так сэр, но притяжение… Сэр, вынужден констатировать поразительные успехи реабилитации вашего мозга, — своеобразно признал себя ослом эфиряка.

— Вы о чём?! — аж возмутилась Нади, поддержанная кивком Лори.

— Если позволите, я отвечу, сэр?

— Жги! — махнул рукой я, поскольку идея-то моя, но вот хер я в осуществлении разберусь.

— Капитан Ан указал на весьма любопытный, но упущенный нами из вида момент. Заводской центр, дамы, прикрыт сверху, флотом, бронёй, турелями. Но не снизу.

— Газовый гигант! — посмотрела на селектор, как на идиота, Лори, поддержаная на этот раз кивком Нади.

— И чё? — вежливо полюбопытствовал я. — Этот хренов комплекс болтается в атмосфере, Лори. Что нам мешает выйти из гипера под ним?

— Гравитация Ан… Ой, поняла, — улыбнулась механик.

— Я что тут, самая тупая? — надулась Нади.

— Просто ты мыслишь, несколько… гхм… прямолинейно, — вместо кивка сдипломатничал я. — У «Кистеня» — НЕОГРАНИЧЕННЫЙ резерв энергии. Да, гравитация, прочая хрень… И чё?

— Погоди, Ан, нас засечет орбитальная группировка…

— Вот они нас засекут, — продемонстрировал я дулю. — Что в верхних слоях атмосферы, Нади?

— Металлосодержащий планктон, чтоб его… ладно, а энергетические… — начала и замолчала подруга, поскольку я тыкал пальцем в видео гиганта с регулярными молиевыми разрядами. — Это… а ты умница, Ан, — наконец улыбнулась она искренне и посмотрела на меня, как в наши первые спарринги.

— Да, я такой. Только ни хера не понятно, как этот завод ронять, — признал я. — Так что давайте думать.

И думали мы почти сутки, считали и высчитывали. Несколько раз чуть не отказались от идеи — но Дживс напомнил, что «Кистень» создан колдунством и его прочность на голову превосходит «условно-достаточную» прочность прочих пустотных судов.

В итоге, закупились на станции почти десятком тысяч дополнительных тонн воды — на этот раз даже Нади не возражала и злорадно улыбалась. И, перед «делом», Лори предложила посидеть в станционном баре.

— И для конспирации это неплохо, — дополнила она.

— С нашими рожами, которые будут на записях безопасности, — напомнил я. — А Дживсу чистить базы…

— Не понадобится, сэр. Квазиживые маски надёжно скроют лица, не доставляя неудобств. А «на посошок», как вы выражаетесь — выйдет на пользу психологическому состоянию персонала компании «Клешня», сэр.

— Ну, так-то я не против, — хмыкнул я.

Эти «квазиживые» маски оказались и вправду живыми. Что они там квази — хрен знает, не проверял. Но в кабак завалились три совершенно неузнаваемых человека, похожих на нас разве что телосложением.

Сидели мы неплохо, выпили за успех, реально расслабились… как в кабак завалились пять типов в рабочей форме Веги. Причём завалились и завалились, хер бы с ними. Но, один придурок, окинув почти пустой бар взглядом, посчитал что мне многовато двух девчонок. И решил это, проходя мимо Лори, шлёпнув её по НАШЕЙ попе!

— Крошка, иди к на…

На этом подкат закончился. Нади, сидевшая с нужной стороны столика, оскалилась и прошлась по приставале серией ударов, от яиц до морды. И добавила приставалиной мордой об столик.

— Да вы охуели! — раздался рёв со стороны приятелей вырубленного, и кинулась четвёрка на нас.

А я, блин, больше беспокоился, чтобы Нади не убила кого, чем о исходе мордобоя. Хотя, сделать толком не успел ничего, только принять на кулак услужливо несущуюся на меня рожу с раззявленой пастью. Рожа встретилась с кулаком и рухнула на пол, прихватив своего носителя.

А оставшуюся троицу вырубила Нади, вроде никого не убив. Хотя, несмотря на маску, лицо у неё было то ещё.

— Причина конфликта? — буквально через минуту гундел представитель станционной СБ.

— А регистраторы не работают? — вежливо полюбопытствовал я.

— Работают, господин Сом. Вы и госпожи Сом намереваетесь подавать жалобу? — через полминуты тыканья в браскомм полюбопытствовал мент.

— Нет, — приподнял я руку, призывая девчонок не вмешиваться.

— В таком случае, конфликт будет признан взаимным и штраф станции будет разделён между участниками.

— Похер. Сколько за нас троих?

— Сотня кредов, — хмыкнул СБ-шник, хмыкнув повторно на перечисление сотни кредов на счёт станции и квитанции о переводе на его браскомм. — Так не…

— Мы что-то ещё должны? — поинтересовался я.

Не знаю, как у них там «так», но мне похер. Претензии и разборки нам нахрен не сдались, особенно с учётом масок. А «благодарить» СБ-шника штрафом меня коробило.

— Нет, господин Сом, госпожи, — скривившись кивнул безопасник и свалил.

— Допиваем и домой.

Но, не успели. Один из битых слегка пошатываясь добрёл до нашего столика.

— Вы это… не злитесь. Мы не со зла, — выдал он. — Ты, мужик, силён! А ты вообще… прям Королева, — обратился он к Нади. — Какая баба была, и так… Эх, жаль, — махнул он рукой. — Звиняйте и спасибо, что без претензий, — закончил он и свалил.

Наверное, даже и к лучшему сложилось, думал я по дороге к «Кистеню».

Собственно, после «кабацкой драки» мы отстыковались, легли на разгонную кривую, а вышли из гипера вне звёздной системы. После чего селектор корабля оповестил, что всем нам надо принять горизонтальное положение. И это была не несмешная шуточка Дживса, а необходимость.

— Ох блин, — от неожиданности выдал я, Лори пискнула и только Нади промолчала, лишь нахмурилась. — Тяжеловато, даже лёжа, — отметил я.

— Четырёхкратное превышение тяготения, сэр.

— Это я, выходит, вешу триста двадцать кило, — хмыкнул я. — Не всякий лифт поднимет. Нас хоть не заметили?

— Никаких следов обнаружения, сэр. Ложусь на курс к цели.

— И ты ложись, — хмыкнул я.

Всё это копошение с двойным прыжком было связано с тем, что вход в атмосферу из гиперпространства, как объяснял Дживс, довольно сильно отличается от выхода из гипера «стандартного». Если бы мы просто появились, или «сменили топологию на нормальную», то оказались бы в одном месте с кучей вещества. И водорода, сжатого до чуть ли не жидкого состояния, и планктона этого дурацкого, с металлической оболочкой. В общем, нужен был «хлопок» перед нашим появлением, сводящий объём вещества, в месте где мы топологнёмся, до нормального. А это ни черта не «нормальный» прыжок. Вдобавок, из-за того, что область расположения комплекса была под пристальным наблюдением, нам пришлось выходить фактически на другой стороне планеты.

И блин, эта долбанная тяжесть, а корабельный гравгенератор пришлось отрубить — его аномальное влияние, даже в месте нашего появления, на границе обитания планктона, будет как плакат «мы тута». И переться нам вокруг планеты почти двое суток, чтоб его.

Через шесть часов я с отёкшей мордой смотрел на девиц с отёкшими лицами. Зрелище пугающее, как выглядел я — старался не думать.

— Так, схожу ка я… Ох, блин, — откомментировал я охренительные ощущения в суставах и позвоночнике.

— На четвереньках легче, — подала голос с кровати Лори.

— Да вы издеваетесь! Краб не будет ходить раком, это издевательство! Он раком ставит, блин! Дживс, нужно какое-то колдунство, ходить раком в сортир я отказываюсь!

— Могу предложить прекрасные подгузники, сэ-э-эр. Либо санитарные удобства ложемента и гравиносилки.

— Ни хрена не смешно, хотя ложемент… Там же гравгенератор? Вот блин, не подумали. А колдунство есть, всё таки?

— Несколько превышает ваши текущие возможности. Я бы не рекомендовал перетруждать орган эфирного манипулирования, сэр.

— Дживс, если не будет этого колдунства, у нас, всех троих, нахер перетрудятся все органы вообще! Сильно сложно? — уточнил я.

— Не слишком, я бы не рекомендовал… Впрочем, скорее всего, воздействие вам и так понадобится, сэр. Так что, почему бы и не сейчас.

— В смысле понадобится? — несколько напрягся я.

— «Краб», сэр. Будет двигаться с ускорением. Гравгенератор Доса не рассчитан на выравнивание постоянных перегрузок, так что будет переменное воздействие, сэр.

— И сколько? — с внутренней дрожью спросил я.

— Около шести Же, сэр.

— Пиздец, — растёкся по полу я. — Хотя, ложемент и колдунство…

— Шесть Же с учётом эфирного воздействия, сэр.

— Пиздец-пиздец, — констатировал я. — Ну, всё равно, давай хоть сейчас полегче сделаем.

— Хорошо, сэр, смотрите.

А расплачиваясь ощутимой головной болью за колдунство, я прикидывал, кого материть. Ну, хотя бы внутренне. То ли девчонок, которые на моё «фигня, справимся» посмотрели на меня с удивлением, но промолчали. То ли на Дживса, который, в общем-то, мог, как и я, ориентироватся в оценке не на пиковую, а на постоянную нагрузку. То ли на писак завиральных — пока в больничке валялся, отец натащил макулатуры. И там космонавты, чтоб их, при восьми Же гайки крутили, бодрые все из себя… Писаки — точно уроды. Даже два Же, после моего колдунства — это пипец. Ходить имеется в виду: позвоночник ноет, требуха ноет, рожи отёкшие, дыхания времени от времени не хватает. И это мы, блин, подтянутые и в форме!

А четыре и выше… Ну, поднять-то три сотни в теории можно. Но, когда эти сучьи сотни давят на суставы ПОСТОЯННО, а печень весит восемь кило… в общем, даже ползать — и то не поползаешь толком. И блин, на Крабе будет шесть Же… Лёжа и в ложементе, но не секунды, а десятки минут. Ладно, если лёжа — прорвёмся, наверное. И проковылял я, в освободившийся санузел, подло занятый девчонками тотчас же, как я на них наколдунствовал. Даже возмутиться не успел — промелькнули как молнии!

Сутки до позиции мы в основном лежали — "всего лишь" двойная тяжесть ни хрена не способствует нагрузкам, Лори даже в лазарет свозили — совсем ей тяжело стало, но отлечилась. И вот, наконец, расположился «Кистень» под добывающим комплексом, в паре десятков километров.

— Дживс, а как этот планктон металлический в воздухе… тьфу, в водороде этом злостном удерживается? Он же металлический, — полюбопытствовал я, уже из ложемента облегчённого Краба.

— Водород — не металлический, сэ-э-эр. Для последнего нужно гораздо большее давление или значительное понижение температуры.

— Охерительно смешно пошутил, — констатировал я. — И всё же?

— Металл используется как оболочка для области пониженного давления, сэр.

— Примерно как мы сейчас? Ну, не плывём, но это… весим меньше на столько же, сколько вытеснили?

— Примерно так, сэ-э-эр, хотя нам и приходится компенсировать разницу масс двигателем.

Огляделся я, посмотрел на Нади на байке, порадовался, что инерционный движок её от неудобья избавляет и, в очередной раз, пожалел, что второй байк на запчасти не прихватил.

Дело было вот в чём: нам надо было вывести из строя, единомоментно, не менее двадцати центров с гравгенераторами. Тогда комплекс просядет так, что прочими его падение не скомпенсируешь, и рухнет он в гигант. Ну, не сразу, конечно, но хер его чем вытащишь.

При этом, разнести эти двадцать уже укреплённых генераторов с «Кистеня» не выйдет — тут ещё и тяжесть эта роль играла до кучи. В общем, нужно десяток секунд плотного обстрела генераторного центра, если повезёт. Одного, а через двадцать секунд в район стрельбы будет садить половина флота, причём им-то тяжесть помогает.

Соответственно, надо закрепить направленные заряды, но атмосферники слишком заметны, за окрестностями комплекса следят.

А из всего незаметного — байк и «Краб», с учётом немаленького заряда. Байк его не потянет ни по размерам внутри, ни по весу снаружи. Он, всё же, спортивно-развлекательная фигня, а не грузовик.

А с «Краба» ободрали всё лишнее, только клешню оставил, ну и укрепили за спиной реактивную ступу на твёрдом топливе. И вот я в этой ступе, с гребучей перегрузкой, поднимаюсь, цепляюсь к нижним фермам комплекса, креплю заряд и лечу к «Кистеню» за следующим зарядом. Нади же на байке меня прикрывает, если нужно — до комплекса она, невзирая на тяготение, без перегрузки, доберётся менее чем за минуту. Скорее всего это не понадобится — хрен меня заметят. А если понадобится, то, скорее всего, Нади не успеет, но всё же.

Наконец, Дживс дал отмашку, ну и завёл я ступу, возносясь в комплексу. И, через три минуты, выключил нахрен этот гравгенератор, пока он меня нахер не прикончил: паразит давал тридцать секунд нормальной тяжести, потом отрубался на десять… вроде бы и меньше, но эти встряски реально хуже чистых шести Же!

Подлетел, ухватился манипулятором за ферму (к стати, полегчало ощутимо) и стал ладить манипулятором заряд. Магнитные замки щёлкнули, я отцепился и рухнул, подтормаживая, в пучины газового гиганта.

В пучинах подхватил новый заряд, Лори в погрузчике поменяла мне патрон в ступе — и по новой. Вроде и не тяжело, но после шестнадцатого рейса у меня болело вообще всё. По-моему, даже волосы. Так что спускаясь к Кистеню я проклинал гребучий телепортер, за его тяжесть и возмущения, которые корабельные сенсоры заметят. А так хорошо бы было, чтоб вверх закидывал, вниз-то не проблема, эх.

— Передохну, — уже в «Кистене» простонал я в корабельную сеть и вытек из ложемента. На заботливо подставленные гравиносилки.

Сервисный робот вколол в меня каких-то лекарств, а девчонки встали с двух сторон от носилок.

— Ан, поменяемся, — сжала губы Нади.

— Нормально, справлюсь, — вяло помотал рукой я. — Только минут десять отлежусь.

— Держись, Ан, — блеснула слезой Лори — видно выглядел я под стать тому, как себя чувствовал.

— Держусь, — согласился я.

И пожмякал попку. Подумал и ухватил вторую. Подержался. И вправду — полегчало.

— Спасибо, девчонки. Полетел я, — перебрался я с носилок в ложемент.

Семнадцатый заряд разместился без проблем, да чувствовал я себя сносно — то ли лекарства, то ли бодрящее пожмякивание помогло. А на восемнадцатый раз, только я уцепился за ферму, перед глазами замелькало. Зажмурившись и открыв глаза я увидел, сквозь исчезающую надпись связи с Дживсом «ГЛУШУ!», уставившуюся на меня, в проём фермы, морду малого Доса «Шакал»…

Глава 5

Вот блин, повезло-то как, буквально взвыл я. Единственное, что радовало, это то, что Дживс, очевидно, блокирует паразиту связь… Но Дос он контролировать-то не сможет! Хотя, реактор… но не отстреливается, блин. И «Шакал» подёргивается, а я понятия не имею, что делать…

Ну, положим, связь Дживс заглушил, но, если я…

В этот момент «Шакал» дёрнулся, став наводить на меня пушки. Дёргано и рвано, но мне ж пиздец от одного попадания! И только я решил, что а ну его нахрен — ну не тот расклад, чтоб героически помирать, как «Шакал» неуверенно двинулся к краю фермы.

Так блин, в задницу, ставим взрывчатку, ну и лезем вверх, если «Шакала» будет так же колбасить. Или, если он на меня нацелится пушками — отцепляю манипулятор и падаю.

А пока я присобачивал заряд под центром, напряжённо вглядываясь в «Шакала», того перестало колбасить. Но стрелять он, почему-то, не стал, а…

Сиганул в пропасть! Я на миг обрадовался, что это Дживс как-то исхитрился его навернуть, но вытянутый манипулятор с пробойником меня в этом разуверил. Вот же псих, блин, рванулся в сторону я, чуть не сорвав заряд нахрен и сваливая «Крабом» из зоны поражения.

Но сказать «пока-пока» я ни хрена не смог — «Шакал», как оказалось, был принайтован тросом, на котором он стал раскачиваться, постепенно ко мне приближаясь.

Так, мне, в идеале, надо этого придурка прибить. Дживс, похоже, весь в трудах и заботах, блокируя связь и непонятно как — огнестрел. Но, если я свалю — все труды насмарку, а на пробойниках… Да уделаю я этого камикадзе грёбанного!

И, блин, началась какая-то бредовая дуэль, над газовым гигантом, со вспышками разрядов молний. Между Крабом, держащимся одним манипулятором за опору, и психом, раскачивающимся на тросе.

И умным, сука, психом! Он не на меня раскачивался, а на заряд, паразит такой! Еле успел, извернувшись, треснуть пробойником по манипулятору, норовящему сбить заряд. И, одновременно, Краб огрёб пробойником в сенсорный блок! По касательной, но блин…

То есть, этот гандон атакует заряд. Я заряд прикрываю, в это время гандон ломает Краба. Притом, у меня ни хрена нет свободы манёвра, а сволочь на верёвочке извивается. Перескочил на балку перед зарядом, подгадав «противоход» качающегося пидараса, прикрывая короб заряда. И пять раз ловил пробойник на пробойник, с искрами, блин, одновременно получая пинок от Доса. Это ещё хорошо, что сервоприводы улучшены и «Краб» держался. Но эта сволочь меня таким макаром либо собьёт, а потом и заряд, да и тревогу поднимет. Либо ему повезёт, и он воткнёт в «Краб» пробойник и мне наступит окончательный пиздец.

В общем, надо вопрос решать, решил я на шестой раз, когда пробойник гада чудом не вскрыл ложемент. Я его ощутимо царапнул, но это, мать его, даже не смешно. И, на седьмом заходе, кинул рывком «Краба» на вражину, почувствовав себя в полёте идиотом, но задавив это несвоевременное чувство.

Схватился чуть выше пробойника «Шакала», вздёрнул клешню и перехватил ей трос над нами. И, уже в падении, «Шакал» ухватил меня за манипулятор, блин. Вдвоём угробиться хочет, судорожно думал я. Движок обоих не вытянет — слишком велика выходит масса. Если же я его через пятнадцать километров не включу — на «Кистень» я уже не попаду, а попаду в крабий рай.

Под эти мысли я расщёлкнул клешню и стал её сжимать на удерживающем меня манипуляторе. Одновременно готовясь колдунствовать, а то ни хера открабить не успею, на что отчётливо указывали цифры высотомера.

Но — не понадобилось. Корпус удерживающего меня Доса вдруг засветился красным светом раскалённого металла, манипулятор разжался, а я тут же врубил движок. Нади, улыбнулся я, отметив летящий неподалёку байк. Так, надеюсь она меня до «Кистеня» доведёт, а то радио мы не пользовались, я «по Дживсу» ориентировался…

— Рад что вы выжили, сэр, — засветился артефакт связи текстом.

— И я чертовски рад, Дживс, но я болван. И ты такой же — какого хера ты не отстрелил «Шакалу» реактор?

— Не смог, сэр. Многие пилоты малых Досов переводят отстрел реактора на ручной режим — аварийная система отстрела базовой модели излишне параноидальна. Мне была доступна только блокировка связи и имитация перегрева, для системы управления стрельбой, сэр.

— Ясно, значит, блин, только я болван, — хмыкнул я. — Только прыгнув на этого «Шакала», я понял, что идиот — надо было отцепиться и облететь его на двигателе!

— К своему удивлению, вынужден вас опровергнуть, сэр. Управляемость внешнего двигателя не столь велика, а количество топлива — конечно. Риск в схватке был примерно таким же, как и риск израсходовать топливо на ориентировку, сэр. Кроме того, вопрос психологии, сэр. Мне тоже вариант использования двигателя не пришёл в голову, очевидно я — слишком человек. Наличие опоры подсознательно необходимо, если вы не на летательном аппарате, сэр.

— А я чувствую Дос, как тело. Это я, выходит — даже молодец, — несколько успокоился я.

— Можете считать так, сэ-э-эр, — отмыслетестил эфиряка.

И текстом «сэ-э-эр» протянул, паразит такой, усмехнулся я. Нет, ну я и раньше понимал, что троллит, но теперь гад однозначно спалился.

— Нас не обнаружили? — уточнил я уже на подлёте к Кистеню.

— Телеметрию от «Шакала», сэр, я зациклил на отображение статичного наблюдения, на компьютере безопасности центра. Минимум двадцать минут у нас есть, хотя рекомендую приближаться к центру более внимательно.

— Это да… Блин, как я его не заметил — хрен знает.

— Не являясь последним, сэ-э-эр, вынужден констатировать, что не обладаю нужной информацией.

В «Кистене», с учётом двадцати минут на два заряда, даже не пообщался: «спасибо, после поговорим» — и всё.

Впрочем, бой меня встряхнул, и до оставшихся двух центров я добрался гораздо бодрее. К счастью, тревоги не поднялось и «Шакалов» и прочих пидарасов мне не встретилось.

После установки последнего заряда отмыслетекстил Дживсу «подрывай!» Но эфиряка категорически заявил, что «только после вашего возвращения, сэр». Ну, наверное, так лучше.

А потом я валялся на гравиносилках, зеленоватая Лори стояла рядам, как и лучше всех из нас чувствующая себя Нади. Она, по сути, всё это время отдыхала от перегрузки на байке, хотя тоже выглядела не огонь.

Транслируемая над нами голограмма паутины центра полыхнула двадцатью вспышками и ме-е-едленно начала перекашиваться. Я, признаться, рассчитывал на какие-то более яркие эффекты, хотя умом и понимал, что глупо.

— Текущими техническими средствами добывающий комплекс вывести на безопасную высоту не выйдет. Поздравляю, дамы, сэр. И категорически настаиваю на переходе в гиперпространства незамедлительно. Как и на пребывании вас в медотсеке «Кистеня».

— Это да, не помешает, — хмыкнул я тихонько захихикал, потому что не тихонько — было больно.

— Что такое, Ан? — улыбаясь спросила Нади.

— Да вспомнил, гыг, как трясся над этими центрами, не дай бог стеночку не повредить.

Ну, смешно-не смешно, а к медотсеку мы двигали хихикая все трое. А по дороге Дживс скакнул в гипер, так что засмеялись мы ещё и с облегчением.

— Рекомендую, сэр, не отменять снижающее гравитационное взаимодействие воздействие на членов экипажа. Вам это не повредит. Можно создать пониженное тяготение гравгенератором «Кистеня», но не всё оборудование и припасы гарантированно переживут пониженную гравитацию в ближайшие дюжину часов, сэр.

— Да мне не сложно. Охереть, хорошо-то как! — не удержался я, констатировав ощущение лёгкости.

В лазарете наша троица провела примерно сутки, латая последствия перегрузок. Уже лёжа по-настоящему порадовались успешной операции, ну и что живы, не без этого. И остаток перелёта до Центральной занимались ударным техосмотром и спаррингами горизонтального толка, на глупости всякие не отвлекаясь.

На Центральной, после традиционного перекуса, затеяли мы обсуждение. Народ думал, а я решил.

— В итоге, сейчас мы займёмся обычными заказами. Мне нужно прийти в себя, нам нужны средства…

— Ан, ты можешь заработать миллиарды за считанные дни!

— Да ты что? — ехидно полюбопытствовал я. — Нади, один раз — положим, смогу. Но регулярно… Дживс, расскажи.

— Слушаюсь, сэр. Дело в том, мэм, что начиная реализовывать товар, археотех или просто высокого качества, компания «Клешня» либо заденет интересы известных и могущественных продавцов, либо привлечёт внимание скупщиков. Капитан Ан предполагал, в случае реализации вашего плана на Инее, мэм, приложить определённые усилия к производству. Но, во-первых, это бы осуществлялась в рамках инфраструктуры планетарного уровня. Аристократической планеты, мэм. Во-вторых, эфирное оперирование капитана Ана было бы направлено более на повышение качества материалов, что вполне могло быть ноу-хау Дома Дротт. И, третье, в случае возникновения военно-торгового конфликта, планета-биржа была практически неуязвима, мэм. А вероятность его возникновения фактически сто процентов.

— А если компания наёмников начинает реализовывать высококачественный товар из ниоткуда… Да, поняла Дживс, Ан. И вправду возможность заработать деньги на один раз, не более.

— Именно, — покивал я. — Кроме того, я хочу поднять рейтинг и… наняться к Веге.

— Доступ к штаб-квартире?

— Угу. Летать по Сектору и ломать имущество — идиотизм. И урон корпорация почти не заметит, и вероятность подставиться и гробануться велика. Да и убивать простых сотрудников… мерзко в чём то.

На последнее Нади нахмурилась, но кивнула — видно вспомнила своего веганского поклонника-приставалу.

— В общем, несколько заказов нам выполнить надо. А у меня подходит к концу обозназначенное для возможных новых рекрутов время. Правда, формат сотрудничества под вопросом.

— Предлагаю юридически независимую, но фактически дочернюю рекрут-компании «Клешни», сэр. С штаб-квартирой на Центральной транзитно-торговой. До разрешения конфликта с Вегой, после чего можно принимать сотрудников в компанию.

— Да, наверное, разумно. И ребят не втянем, но и не потеряем, — прикинул я. — Хотя не все согласятся, но это будут их проблемы, — решил я окончательно.

— И надо приобрести несколько Досов, на которые нужны деньги, — подала голос Лори. — И резервные для отряда и вас, да и для разных вариантов тактического применения. И ремонтных дронов… и металлургический принтер… и… — забормотала она.

— Надо, а это деньги. В общем, организовываем компанию, берём несколько заказов и летаем с отрядом. По отчётам это будет субнайм, по факту — наш отряд. Нади, у тебя, кстати, есть кандидаты?

— Наверное нет, Ан, — задумалась Нади. — Тактически «Чёрная Королева» была самодостаточной, так что я просто привлекала субнайм по необходимости и рекомендациям своего рекрут-специалиста.

В общем, план собрать отряд и поработать наймом в итоге был нами обдуман и мной принят. Могильщик, правда, встал во время нашей встречи в позу — разговор изначально у нас был о полноценном вступлении в Клешню.

— Дочерняя компания, Дрой. А юридически — вообще твоя. Клешня на даннаый момент имеет ряд проблем, которые разрешатся в ближайшие пару-тройку лет. После — полноценное…

— Проблемы-шмаблемы, херня на машинном масле, Краб! Годы, блядь, не резиновые… Эх, ладно. Но учти, — наставил он на меня палец-сардельку. — С Биржи я, до полноценного вхождения в компанию — не уйду. Будет у меня подработка, — сложил он лапы на груди.

— Не вопрос, Могильщик, — развёл я руками.

В принципе — логичное нежелание херить свою жизнь ради туманной перспективы. Так что через день рекрут-компания «Криль», с исполнительным директором Дроем-Могильщиком, начала своё существование.

Правда, с ребятами вышло не очень: Мыш и его Рори согласились, как и Флинны. А вот Серпентофил Косячный, который Аспид, отказался. Надеюсь — не убьётся, жалко будет, отметил я, прощаясь с насупленным парнем.

Из моего бывшего отряда в «постоянный состав рекрут-компании» вошла ещё Нора, с её ловушечно-ракетным обвесом. И, из «отрядных» — всё. Кто-то не захотел вступать в компанию с туманной перспективой, как Лин, кто-то был на заказах или уже в других отрядах.

В общем-то — совершенно нормально, а «свой» отряд у нас выходил в три малых и три средних Доса, вполне сносно для средней компании. Ну а если что — субнайм никто не отменял.

И за три месяца мы выполнили четыре контракта. На удивление — спокойных, хотя были с ведением боевых действий.

Вообще последний контракт вышел довольно комичный, но, с другой стороны, показал что у нас с Нидой реально охренительные Досы.

Итак, конфликт на пустынной планете, разрушение инфраструктуры конкурирующей корпорации. У вражин — шесть малых и четыре средних Доса наёмников-охраны и добывающе-перерабатывающий центр. Вполне посильно, но все рассчитывали на вполне серьёзное боестолкновение, а с учётом того, что мы в атаке — было ощущение что и неприятности возможны. А вышло:

Наша шестёрка в паре километров от цели расположилась, готовится. Вражины о нас как понятно знают, также готовятся. Мыш с вражеским РЭБ-щиком соревнуются, кто кого переРЭБит, снайперские Досы начинают пристрелку…

И тут Нади встаёт в… позицию для снайперской стрельбы, хех. Даёт выстрел, аж с паразитными электроразрядами, её Дос на метр, не меньше, откинуло по песку и…

— Реактор цели необратимо повреждён, сэр, — выдаёт мне Дживс.

Это Нади, сквозь стену комплекса, расхреначила реактор — ни жертв лишних, ни боя. Один выстрел и контракт закрыт. Поза, конечно, да, но… Как-то даже неудобно перед наёмниками корпорации-цели стало, на две, а то и на три секунды.

А остальные три заказа вообще прошли без боёв: оборона посадочной площадки на планетоиде, от набегающих врагов, которые все три недели контракта не «набегали». Жить, наверное, хотели.

Сопровождение караванов до космопорта — то же самое, никаких боёв.

И захват базы корпорации в рамках планетарной войны — так там отряд защитников «слился» при нашем приближении.

И эти месяцы пошли нам на пользу, прямо скажем. И отряд «сработался», и Могильщик молодёжь и даже Нади погонял на симуляторах, причём по уважительному хмыканью подруги, я понял, что ей небезынтересно было. И денежек с рейтингом заработали.

А я, поскольку колдунствовать мне пока не стоило, всё-таки взялся за по совету в своё время Дживсом «Основы Теоретической Гравитоники». Всё-таки мне было интересно, как этот гипер долбанный работает, да и портальная установка. И эфиряка «тонко намекнул»:


— В вашем состоянии, сэр, изучение данного труда вполне заменит эфирные тренировки. Более того, я бы рекомендовал бы вам его изучение и в случае отсутствия повреждений, сэр: понимание и осознание некоторых моментов благотворно скажется на вашем потенциале создавать трёх и более мерные схемы эфирного оперирования.

Так что стал я изучать, правда чуть не прибил эфиряку, когда понял, что паразит мне подсунул чуть ли не учебник для дошколят тригинского разлива! Впрочем, не решившись раздалбывать бортовой комп «Кистеня», куда эфиряка забился от моего праведного гнева, я пробился дальше «познакомьтесь, мои юные читатели, это Гравитончик».

И, блин, головастые эти тригинцы были, вот уж с чем не поспоришь. Если у них дошколята щёлкали «поведение неквантовой энергонасыщенной субстанции в m-мерном поле переменной топологии мерности».

И осилил, блин, хотя башка, если не болела, то шла кругом от совершенно диких вывертов, описываемых в книжке. Но, хотя бы примерно стал понимать, с хрена ли свет в гипере серый и почему кроме него — ни хрена не видно. А сам корабль «пропадает», хотя, вроде бы — просто убирается ограничение на скорость света, как предел. Ни хера там всё не так просто. И куда телепортер энергию жрёт, как сволочь — тоже понял, довольно забавно кстати: простая механика и инерция, о которых я, в общем-то, и так знал.

А главное, я наконец понял, как сфера из шести сфер, может быть одной сферой. И, наверное, готов был попробовать эту пакость наколдунствовать. Причём весьма удачно: как раз к окончанию четвёртого контракта.

— В общем, девчонки, — после традиционного перекуса и прочих техосмотров со спаррингами выдал я. — Я — выздоровел, отряд, пусть небольшой, но протестировали. И у нас всё выходт неплохо. И деньги есть. Поэтому, сейчас с неделю отдыхаете, а у меня с Дживсом будет дело. А после — пробуем наняться к этим веганам гребучим, — на что подруги решительно кивнули.

— А что у нас за дело, сэр?

— Будем тебе туловище нормальное делать. Ну, хотя бы попробуем, — отметил честный я. — А то не пнёшь тебя, эфиряку такую толком, всё в бортовой комп прячешься, — еще более честно признался я.

Глава 6

Девчонки, кстати, ни черта не стали отдыхать, а активно включились в процесс подбора тела Дживсу. С археотехом дело было швах — андроиды прошлых цивилизационных циклов с «мозгами», вытягивающими ИЛ были редки и ЧЕРТОВСКИ дороги. Именно роскошь для толстосумов, ну и денежек у нас на такой не хватило бы, даже если бы он и продавался.

А вот всяческих роботов и, в том числе андроидов, современных — было до фига. И встречались интересные технические решения, правда довольно забавный выверт сознания обитателей галактики: будучи в целом человекоподобными, андроиды, за исключением игрушек определённого толка, делали намеренно техничными. Специально заметно отличными от человека, с видимыми издали металлическими частями.

Впрочем, меня это не напрягало, Дживса — тоже, а вот девчонкам ударило в голову что «надо получше». И почти сутки подбирали базовую основу.

В итоге выбрали андроида «камердинер-телохранитель». За первое слово Дживс ухватился и послал дам с дальнейшим подбором в пешее эротическое путешествие, в моём направлении. И, в общем-то, правильно сделал: жить-то в туловище ему.

А вот дальше начался мрак для меня. Потому что детская книжка по гравитонике, давала общее представление, как и положено детской книжке. Ну, как например описания работы огнестрела без деталей: закрытое пространство с одной дыркой заткнутой пулей, а в дырку взрывом эту пулю и выкидывает. В общем-то всё так, но сделать по этой схеме ствол дело невозможное.

Вот и у меня вышло — ТЕОРЕТИЧЕСКИ я начал понимать, как может существовать многомерный объект. А вот с представлением его и выстраивании колдунских закорючек выходило неважно. То представлю не так, то сбиваюсь или вообще ошибаюсь в запредельном количестве буковок тригинских.

То есть, последствия Инея меня отпустили. Но в попытке повторить это гребучее колдунство я бодро приближался к тому же состоянию, причём уже в мирной обстановке.

И тут, нужно отметить, весьма помогло то, что девчонки были в курсе дела. Через несколько дней я вполне был готов признать «не тяну», ну и Дживсу признаться тоже — свой эфиряка, хоть и скотина ещё та.

Но вот оглашать «простите, облажался» Лори и Нади — желания не было никакого. Так что закусив губу и давая необходимый отдых колдунской мышыце я упорно пробовал снова и снова.

И смог, чтоб его! Правда, не через неделю — убил на создание гадской многомерной кракозябры десять дней.

Дживс в туловище вселился, выдал:

— Благодарю вас, сэр. Мне требуется провести некоторую подготовку, позвольте откланяться.

И утопал, довольно шустро, благо тело его это позволяло. Ну да ладно, думаю я, поздравляемый девчонками. Как костюм творить видно запомнил, вот и хочет нарядится.

В принципе, так и оказалось: костюм на роботе на следующей нашей встрече, где-то через час был.

— Ну ты, блин, даёшь, — хмыкнул я, оглядывая вместилище эфиряки.

— Воспринимаю это как похвалу, сэ-э-эр, — со средней противностью протянул Дживс, поклонившись.

Дело в том, что морда лица робота приняла форму более чем узнаваемую, хоть и металлическую. Этот, Хью Фрай или Стивен Лори (я точно не помнил, но если последний вариант — даже в некотором смысле выходит тёзка нашего механика, что как по мне — забавно). Ну, в общем актёр, который Дживса играл.

А отлежавшись и отойдя от крокозябриного надругательства над моим разумом, я стал прикидывать. Во-первых, Дживса можно будет пихать в Досы, благо, некоторый запас у нас появился. А это бессмертный не устающий пилот, между прочим! Гемморно конечно, думаю мне, чтоб колдунство повторить, ни один час понадобится — но сама возможность чертовски удобная. И оно того стоило, стопроцентно.

Во-вторых, надо уже подбираться к Веге потихоньку, так что развернул я терминал и стал разглядывать, кого ещё эти сволочи хотят ограбить и убить.

Точнее, собирался этим заниматься, но иконки нескольких писем на сетевую почту «Клешни» меня остановили.

А прочитав их я призадумался, да и собрал девчонок у себя в каюте (нехрен играть, когда советоваться надо!) и Дживса позвал.

— Команда, у меня для вас новости.

— Хреновые?

— Хорошие?

— Соблаговолите озвучить подробности, сэр.

— В общем-то, Дживс, ты доступ к почте «Клешни» имеешь и мог предупредить, — потыкал я эфиряку в косяк.

— Сэр, если вы имеете в виду активность компании «Силлиум», то я отслеживаю ситуацию. И как только активы, вложенные в попытки причинить ущерб компании «Клешня» достигнут уровня представляющего угрозу безопасности, то как приму меры, так и оповещу вас.

— Да-а-а? — иронично протянул я. — Тогда взгляни на последнее письмо, Дживс.

— Как скажете, сэр. Хм… — хмыкнул он через минуту. — При всей подозрительности, стоимость этого контракта составляет треть текущих свободных средств компании Силлиум.

— Это мы их настолько потрепали?

— Не только мы, сэр. Общий уровень доверия партнёров по Арене и банков. Несколько факторов, но можно сказать, что и «мы», сэр.

— Это всё охерительно замечательно, Дживс. Но предложение контракта есть, — потыкал я в развёрнутый голоэкран. — И вот нихера я не верю, что активность Силлиума с этим не связана.

— Вынужден признать в ваших словах правоту, сэр. Данные события весьма подозрительны и высоковероятно — взаимосвязаны.

— Да что за «Силлиум»-то?! — с возмущением спросила Нади.

— Смешная история, в общем-то, из-за неё я на Арену попал, — ухмыльнулся я.

— А я по лбу получила, — показала мне Лори язык. — Хотя наказание за утрату бдительности мне понравилось… — задумчиво протянула она.

— Кхм, ладно, слушай Нади, — прервал я воспоминания, грозящие перейти в техосмотр со спаррингом.

Не то, чтобы особо против, но у нас дела есть. В общем, рассказали втроём, как нас занесло на Арену и с хрена.

Нади послушала, похихикала в ряде мест, но по окончании беседы нахмурилась.

— Забавно и мне даже понравилось. Но Ан, та воровка. Она могла убить Лори, — пожмякала она самую ценную попку «Клешни». — И вообще непонятно, почему ты хотя бы деньги с неё за ущерб не выбил? — и Лори покивала, блин.

— Да… чёрт, девчонки, даже не знаю… — натурально замялся я.

В общем-то действительно такой, смущающий момент, но все свои, так что честно признался: банально пожалел. Рассказал, насколько помнил историю Тени с её «сексуальным опытом». И, блин, любовался двумя девицами, синхронно закинувшими ноги на ноги и скрестившие руки: я-то раньше считал чисто мужской жест, а оно вон оно как скрещивается.

— В общем, понятно, что и не виноват, но было мне перед этой девчонкой… Да стыдно было, хотя и понимаю, что глупо, — признал я в конце. — И наёмник она, к тому же, по большому счёту. В общем, решил, что пусть идёт на все четыре стороны. Одним куском, — уточнил я.

— Наверное, можно понять, хотя, конечно, не ты не виноват, да и нас грабить не стоило, — задумчиво протянула Лори. — Но да, я понимаю, почему ты её не стал наказывать. И вправду — жалко её. Вот только, Ан, а ты уверен, что она не врала?

Блин, попал, мысленно вздохнул я. Впрочем, что делать, да и семья мы, хоть и шведская.

— Уверен. У меня есть почти стопроцентно надёжный полиграф, — постучал я по крабкомму.

— В отсутствии операторов эфира, сэр, не «почти стопроцентно», а стопроцентно надёжный. Отклонения возможны в случае психических заболеваний проверяемого, но если вы вспомните…

— Помню, помню, — кивнул я, были в цветовых сигналах пометки на «проверяю на всю голову ёбнутого психа», в различной степени долбанутости.

А сам тосковал, предчувствуя «семейную сцену». Не особо часто я крабкоммом по отношению к девчонкам пользовался, но врать не хочу. А их реакция… мдя.

— Ан, ты часто нас проверяешь? — с ходу взяла быка за рога Нади.

— Тебя — на контрактах до Инея. И… предлагая партнёрство. Тебя, Лори — предлагая партнёрство, но и было пару раз до того, — признался честный я.

Блин, нахмурились, переглядываются. И вот начнут же мозг клевать и претензии предъявлять, девицы они такие…

— И правильно, — выдала Нади, от чего у меня челюсть отвалилась так, что чуть не зарядила мне же по яйцам. — Секретов много, и они действительно жизненно важные. Но мне не нравится то, что нас ты проверяешь, а сам?

— Я вам, вообще-то, не вру! — возмутился я. — Ну, не договариваю иногда. И, было, пару раз, преувеличивал. Но не вру, да!

— Преувеличивал, значит? — упёрла Нада руки в боки.

— Сэр, позволю себе вас покинуть, — выдал предатель-Дживс и срулил из каюты.

— Э-э-э… — мужественно и твёрдо произнёс я.

Прикинул, а не срулить ли мне нахрен, вспомнил, что каюта, вообще-то моя. Да и вообще, Краб опасности встречает лицом. Ну или боком, если что.

— Лори, говоришь он тебя наказывал?

— Да, но мне понравилось, Нади.

— Вот и мы его… накажем, — демонически улыбнулась Нади.

Но я не дался. Ну почти. Взаимонаказательство вышло, если разобраться. Да и к лучшему всё обернулось, в общем.

Ну а после наказательных мероприятий, вытащив подлого дезертира (или деликатного напарника — вопрос точки зрения) Дживса, стали мы разбираться по делу.

А дело было вот в чём: хакер, нанятый для присмотре за Силлиумом, докладывал, что была у Салдера Навия связь с неустановленным персонажем. И перечисление денежных средств, в неустановленном объёме, за «неприятности этой блядской „Клешне“ без объявления торговой войны и вообще без палева!»

Итак, хакер этот рукосуй и за что мы ему деньги платим (пусть небольшие, но всё же) непонятно. Но даже в рамках его криворукой работы выходит информация к размышлению.

Далее, несколько… уже часов назад, на почту «Клешни» поступает. Ну вот пиздец какое выгодное предложение персонального контракта. С регистрацией на Бирже, с проверкой платёжеспособности, но именно и персонально Крабу.

Нужно на торговой станции системы Тир, в рамках торгового конфликта разнести торговые площади и склады конкурента. Всё оформлено, замечательно, вот только…

Первое, на Тирской базе и упёрли «Краба». И вообще, место там такое, не слишком к «торговой войне» располагающее. А второе, за работу в полтинник килокред, ну сотню, за счёт моей немеренной крутизны, предлагают мегакред, чтоб его.

При этом, тоннаж, данные и прочие моменты проверены Биржей. После веганских художеств с регистраторами и данными по Инею я в «абсолютно достоверную» информацию не слишком верю, но всё же.

А, главная загадка: Силлиум реально в жопе, это Дживс сам, своим призрачным телом достоверно проверял по компьютерам банков. И ликвидные средства компании были в районе трёх мегакредов, мы их реально почти разорили. Ну не может контора треть всех своих денег выкинуть и не прогореть, не бывает такого! Разве что кредит, но кто нищей конторе его даст?

В общем, всё весьма неоднозначно выходит и хрен что поймёшь не разбираясь.

— Подстава, — задумчиво тянула Нади. — Но в чём?

— Не хочу получать по лбу, давайте своими делами займёмся?

— Свои дела хорошо, но Силлиуму надо по носу щёлкнуть. Или вообще этого папашу Навия прибить, чтоб не мешал. Хотя… пусть живёт. Но торговую войну Силлиуму объявить надо бы, вот только, — и задумался я.

Дело в том, что Силлиум — на Арене. И это область контроля владельцев Арены, как ни удивительно. То есть, если ты на ничейной планете объявляешь торговую войну — то это проблемы тебя и того, кого ты воюешь. А на обитаемых планетах и станциях нужен обоснуй получше «хочу гопнуть». Прошлый заход на Арену — понятно, спорное имущество в виде «Краба», причём, если бы аренные не приняли его, то лишились бы немалого количества клиентов и стационаров. Как протекционисты при «честном имущественном споре между компаниями».

И вот просто прилететь на Арену и разнести остатки имущества Силлиума… можно. Но меня после объявления причиной «патамушта хочется» могут встречать силы СБ станции.

А значит, нужен обоснуй, а криво надёрганные недохакером записи на такой не тянут.

Соответственно, в идеале, надо переться на станцию Тир, получать доказательства и, уже с ними, лететь к папаше Надию.

— Дживс, каков уровень безопасности «Кистеня» от вторжения?

— Уровня «достаточной» защиты от абордажа и тайного проникновения по меркам Автократии Тригин.

— А они с кем-то воевали? — уточнил я.

— Было несколько конфликтов, сэр. Ксенорасы, сэр.

— А теперь в галактике только люди, — хмыкнул я.

— Логичное умозаключение, сэр.

— Угу. Ну, будем считать, что достаточное. Так что тебя Лори, по лбу бить никто не будет.

— Ан, не смешно! Не по лбу я тоже не хочу.

— А не по лбу никто посторонний не тронет, — изящно вывернулся я, подумал немного и пожмакал за попку. — Только по попе и только мы… Хе-хе…

— Я не против, — игриво улыбнулась механик.

— Причина конфликта, Ан? — Нади не была расположена шутить — вот что значит опытный командир!

— Угу, Нади. И денежки — пусть ловушка, но получить честно заработанное по контракту — сам Дживс велел.

— Если вам так угодно, сэр.

— Угодно. В общем, я хочу с вами посоветоваться. Как по мне — лететь на Тир надо. А оттуда на Арену. Времени это всё много не займёт, риска особого не вижу, несколько оттянет наше приближение к Веге — но можно по пути плотнее ознакомится с имеющейся информацией. Я вот решил брать у них обычный контракт — а может как-то похитрее можно.

— Хм-м-м, — похмыкала Нади. — Ну в целом — я тебя поддерживаю. Хотя, на твоём месте просто бы прикончила этого Надия. Впрочем, тут есть и плюсы, и минусы, пусть будет, как решишь. А на Тир и потом на Арену лететь надо.

— Надо, особенно если получится выполнить этот контракт. Ан, посмотри какой замечательный погрузчик, с плазменным резаком…

И началось просвещение моей невиновной персоны в детали погрузчика. Я почти не корчился и даже кивал и угукал, вроде бы даже в уместных местах. Нади, паразитка такая, незаметно от Лори, посматривала на меня с ехидством.

А через полчаса выдохшаяся Лори потопала на кухню, которая камбуз — в горле пересохло.

— Она нас без штанов не оставит? — вполголоса полюбопытствовал я у Дживса с Нади.

— Непременно оставит, сэ-э-эр. На длительное время и не только без штанов.

— Смешно, но я, блин, серьёзно!

— Не думаю, Ан. Лори девочка умная, хоть и играет в дурочку… в большинстве случаев играет. А тот же погрузчик — не помешает. У нас есть, но этот лучше, да и приятное ей сделать будет приятно, — улыбнулась Нади.

— Ну, вообще — да, я просто уточнил, на всякий случай.

— Я отслеживаю траты компании, сэр. И моделирую прибыли. Покупка нового погрузчика, в перспективе, сократит расходы, сэр.

В итоге, принял я «индивидуальный контракт» (ну реально — вдруг заплатят) и «Кистень» лёг на разгонную кривую к Тиру. Ну и начали мы с девчонками и Дживсом копаться в запросах найма веганов, потому как изначально мной рассмотренный вариант «взятия открытого контракта» не факт, что путь к Веге откроет и после десяти выполненных.

— Со мной, Ан, связались напрямую, — морщилась Нади на прямой вопрос. — «Компания заинтересована в ваших услугах, а в чём заинтересованы вы?» — явно цитируя выдала она и грохнула кулаком в переборку. — Пидарасы!

— И не поспоришь, — покачал я головой. — Ты… прости что напомина…

— Забей, Ан, — стукнула меня в плечо подруга. — Информация важна, а я не сахарная. И не романтичная дурочка падающая в обморок. Спарринг? — оскалилась она, очевидно желая доказать слова делом.

— Спарринг, — ответно оскалился я, отнюдь не против размяться.

И были мы у станции-«сатурна» через четыре дня, потому что Дживс, паразит такой, начал экономить топливо, точнее имитировать экономию. Потому что.

— Создаю для внешнего наблюдателя, буде таковой появится, образ работающей в ноль компании. Если нам понадобится срочно куда-то лететь, с учётом наблюдателя, нужен определённый «запас». А ныне, сэ-э-эр, срок контракта позволят сделать таковой.

Ну, в общем-то прав эфиряка, да и время провели не без пользы, как в личном плане, так и в деловом. Разобрали все возможные ходы и подводные камни, да и над заказом текущим подумали. Ловушки-подставы возможны, но выполнить контракт и получить денежку — святое.

Глава 7

После стыковки со станцией, Дживс направился шерстить компьютеры возможной цели, а я, несколько паранойя, проверил систему безопасности. Ну… не завидую я тому, кто к нам попробует полезть, факт. Лори с Дживсом утыкали «Кистень» турелями корабельной обороны, проекторами щитов, ЭМ-разрядниками… Причём всё это добро на кабельном управлении, в бронированных стенах, само по себе бронированное. В общем, если бы мне предложили штурмовать «Кистень» — я бы послал предложившего на хер. Реальное самоубийство, проще разхерачить корабль артиллерией.

И хакер ни хера не сможет сделать. Кабели экранированные, вся беспроводная связь — колдунская.

В общем, я и так знал, что у нас всё в порядке. Но теперь стал уверен. И пробежался ещё раз глазами по контракту.

Итак, торговая компания «Нидизима», трёхэтажный торгово-выставочный комплекс и склады продукции. Торгуют техникой, от роботов, до культиваторов и комбайнов, которыми я папашу Надия в своё время пугал. Поставки, кстати, из соседних Секторов, то есть несколько дороже конкурентов. Но, например, на станции Тир у них есть эксклюзивные предложения.

При этом, торговая претензия выставлена, не выполнена, а охраны — только турели, даже наёмников вроде как не наняли. Подозрительно, в общем. Ну да и так подозрительно, будем ждать Дживса.

— Отклонения от данных по контракту присутствуют, сэр. Два малых Доса «Молот», наёмники.

— Не Флинны? — хмыкнул я.

— Нет, сэр. Компания «Летяги», оба Доса в штурмовой комплектации с лучевым оружием.

— В общем, это скорее закономерно, чем подозрительно.

— И четырёхкратного превышения точно нет, — отметила Нади.

— Нет, — покивал я. — Наверное, слетаю-ка я к этой компании на байке, посмотрю, что там и как.

— Мне с вами, сэр?

— Не думаю. Лучше пригляди за «Кистенём», Дживс. Мне на этой станции за корабль нихера не спокойно.

— Понимаю, сэр. Но проверить компанию-цель стоило бы…

— Стоило. Поэтому на контракт пойду завтра, а перед этим ты ещё раз проверишь. Сейчас я хочу осмотреть место своими глазами, — подытожил я.

Слетал на байке к цели, вспомнил и обматерил второй раз застройку станции и местных водил. Гастеллы долбаные, а не водилы!

А вот с целью оказалось как удобно: комплекс располагался над складами, которые, кстати и охраняли «Молоты», внутри семиэтажной «башни».

Правда, разносить здание «снаружи» ни хрена не стоит: здание-цель имело общие стены с рядом магазинов и лавок посторонних кампаний и его обрушение, закономерно, нанесёт ущерб им. Тоже учитывать надо.

Так и ни хрена неудобно: первая гадость — сам торговый комплекс, работающий в круглосуточном режиме. И если сотрудники компании получают деньги за риск (хотя и их прибивать желания никакого нет, но в данном случае и они знают, на что идут и по закону за них претензий в случае торговой войны нет), то посетители комплекса по сути неприкосновенны. Прибью ненароком кого — вся станционная СБ меня примется унижать.

Далее, раз разносить здание нельзя, то надо в нём ходить. А это возможно только для малого Доса. То есть, идти мне в здание одному: толку от Нади на стандартном «Шакале» не особо много.

В общем, не столь «ерундовое» задание, как казалось сначала. Но, на миллион всё равно нихрена не тянет, факт.

— Слезоточивый газ, — с ходу выдала Нади на обсуждении итогов облёта.

— А если у кого-то из посетителей там… ну аллергия или ещё что? — кисло ответил я. — СБ-шникам похер, траванул или побочный ущерб. Газ, конечно, напрашивается, но я думал пожарную тревогу какую…

— Не выйдет, сэр. Протоколы противопожарной, пустотной и химической безопасности не предполагают эвакуацию посетителей и персонала в данном комплексе.

— А если вонь? — задумалась Лори. — В смысле гадкий и сильный запах. И посетители покинут комплекс, как и персонал, наверное. И не погибнет никто. Даже если сломают что-то, когда убегать будут, то к нам претензий никаких, вонючий и безопасный для здоровья газ — не атака, в оружие по законам торговых конфликтов не внесён. И в правила станции тоже — только что-то, вредящее здоровью прямо.

— А ведь может сработать, — прикинул я и несколько повеселел. — Дживс, перехватить их системы управления сможешь?

— Всё и одновременно — не смогу, сэр. Но, в случае подключения к вентиляционной системе источника дискомфортного запаха, вполне смогу обеспечить его скорейшее распространение, сэр.

— Это охеренно, вот только… — вспомнил я. — Связь с Силлиумом хоть какая-то есть? Или вообще нехорошие копошения какие, у цели или заказчика?

— Если вы имеете в виду обоснование для официального конфликта, сэр…

— Именно это я и имею ввести, Дживс.

— То вынужден вас разочаровать, сэр. Ни у заказчика, ни у цели контракта я подобной информации не обнаружил.

— Херово, но ладно, если что всплывёт. А не всплывёт — ну денежки не лишние, — на что подруги покивали.

И вот, Лори сотворила какую-то запредельно вонючую пакость. Мне хватило того, что на подходе к мастерской краем глаза увидел подругу в костюме химзащиты и потопал подальше. Воняло омерзительно, порадовался я, зажимая нос, а значит первая часть плана удастся. Правда посетило меня нехорошее подозрение.

— Дживс, эта пакость не впитается в «Кистень»?

— Впитается, сэр…

— Пиздец…

— На несколько часов, сэр.

— Дживс, ты сволочь!

— Благодарю вас, сэр.

А вообще, оказалось что этой пакости достаточно пары литров на весь комплекс с запасом. Ну, оно и к лучшему, жуткая вещь.

А на дело я… полетел на такси. Атмосферники были слишком велики для станции, топать пешком несколько километров с дурацкой застройкой не только глупо, оповестит защиту цели, но и не получилось бы. Просто не было достаточно широких проходов в нескольких местах, когда мы моделировали пути отступления.

На случай которого, если всё будет херово, подготовили телепортер. Системы «Кистеня» были переведены в параноидальный режим, Нади заняла место в ложементе «Иглы», а Лори… надела мощную, закрывающую лоб рабочую каску и вооружилась монструозным разводным ключом.

Ну а я доставился к месту в паре сотен метров от торгового центра Нидизима, огляделся.

— Дживс, мне не показалось?

— Сложно сказать, сэр. Сенсорный блок не зафиксировал ничего, а связной артефакт передаёт то, что вы видите. К галлюцинациям вы не склонны, сэр, но впечатления от предыдущего посещения станции могли повлиять на вас. Не могу ответить однозначно, сэр.

— Блин, то ли глюки, то ли эта мелочь опять ввязалась в дело против нас. Если она… выпорю от души, и вправду растрясу на деньги, — веско постановил я.

— Если это так — то ваша позиция более чем справедлива, сэр.

Просто промелькнуло в потоке транспорта… ну в общем, Дживс прав, может просто кто-то на «метле» современного байка гоняет, нет у коротышки-Тени монополии на этот вид транспорта.

Да и не сделает она мне, если она, ни черта — «Краб» с точки зрения хакера даже менее автоматизирован, нежели стандартный Дос, а и стандартный то хер взломаешь — нечего. Вон, эфиряка корячился чтобы хоть что-то сделать на Атласе, притом что влезал он в системы базово не имеющие внешнего подключения, и то ничего кроме ограниченной блокировки сделать не мог.

А насчёт «предупредит» — так, блин, вся операция явная. Хрен тут скроешься и через полминуты цель и охрана будут в курсе нападения, и Дживс никак не поможет.

Так что махнул я на теневые флешбэки клешнёй, да и сиганул прыжковым двигателем на крышу торгового центра.

И забегал между четырьмя выезжающими защитными турелями, тыкая их клешнёй. Не успели они отреагировать, раки донные, а я без единого выстрела справился, немного погордился я, извлекая маленький баллон и втыкая его в систему вентиляции.

— Пара минут, сэр, — передал эфиряка.

— Помню, Дживс. Эти, «Летяги»?

— Один момент… Сменили позицию, но всё так же прикрывают склады, сэр. Вокруг вас кроме них не наблюдается опасной вам боевой техники в радиусе километра.

— А в условиях этой станции километр — это дохера, — отметил я, оглядывая застройку на застройке застройки.

— Именно так, сэр.

Тем временем из комплекса бодро и энергично начали выбегать люди. Ну, могу их понять, даже посочувствовал я немного посетителям.

А, через пару минут, прорезал клешнёй пол и сиганул на верхний этаж.

Тотчас чуть не сбитый с ног попаданием из ракетной турели!

— Дживс, они ёбнутые?! — поинтересовался я здоровьем надизимцев.

Дело в том, что ракетный взрыв не только повредил облицовку на «Крабе», но и нахрен порушил часть торговых площадей. Я, блин, спускался так, чтоб от турелей торговыми площадями прикрыться, а они их нахрен разносят!

— Судя по указаниям операторов, на момент тревоги, вынужден признать точность вашего определения, сэр. Понятие «неприемлемый побочный ущерб» просто исключено из алгоритмов системы безопасности здания.

— Психи, — поставил я веский диагноз. — Ладно, мне же меньше работы. Стрелять могу спокойно? — уточнил я.

Телеметрия «Краба» выдавала «норму», в смысле облегчённые заряды (заодно и больше влезло) мягкого металла турели разнесут, но гулять по станции не направятся, но проверить не помешает. А то тут владельцы — реальные психи, отметил я попадание ракеты в потолок над собой. Мне-то похрен, а вот товар и мебель — в клочья.

— С вашей позиции — можете, сэр. И подтверждаю — посетителей в центре нет.

— Ну и заебись, — отметил я, стреляя в турели сквозь стены.

После чего пробежался по этажу, доламывая недоломанное, начал примериваться к проделыванию дырки и… навернулся. В металлический пол комплекса херачили турели со второго этажа!

— Блядь, я же всю технику сломал нахрен! — возмутился я. — Как они меня видят, паразиты такие?!

— Прежнее местоположение и звук, сэр. Я поучаствую, с вашего позволения?

— Участвуй, — буркнул я, прорезая пол клешней.

На втором этаже мне досталось две турели — две, перехваченные Дживсом, разнесли друг друга. На первом — вообще ни одной.

— Система питания турелей отключена, сэр. Вручную.

— Ну, в целом — понятно, считают, что у нас крутой хакер.

— Видимо так, сэр.

— Эти двое ждут?

— Ждут, сэр.

— Сюрприз им что ли устроить? Ладно, сейчас доломаю этаж и начну, — решил я. — Девчонки как?

— В порядке, сэр. На «Кистень» не предпринималось попыток покушения и проникновения, сэр.

Доломал я этаж, беспрепятственно — что, в общем-то, и неудивительно, с начала запуска газа прошло менее десяти минут. Прикинул по данным, где «Молоты», ну и вырезал проход на склад в закутке.

Спрыгнул, но «сюрприз» устроили мне. Не успел я толком приземлится, как в сияющую красным по краям небольшую дырку залетело пара дымопылевых гранат. А пространство закутка стали полосовать лазерные лучи!

Бухнулся я на пузо и крабя в бок стал палить в направлении источников излучения. И, через минуту, излучать перестали.

— Досы противника обезврежены, сэр.

— Охренительно, но блин… как малые Досы мне броню-то проплавили? — с недоумением отмечал я телеметрию и борозды расплавленного металла на Крабе. — Да ещё сквозь дымопылевое облако?!

— Выведение реакторов в перегрузочный режим, в «красную зону», сэр. Кроме того, состав данного облака отличен от используемого вами и не содержит пыли металлов. И, в инфракрасном диапазоне, не столь значительно ослабляет мощность лучей, сэр.

— Понятно, блин. Надо бы поаккуратнее быть, — отметил я.

— Сэ-э-эр, ваши гениальные умозаключения поразительны в своей гениальности!

— Да, я такой, — отмыслетекстил я. — Ладно, разношу этот склад, вроде опасного больше ничего?

— Насколько я могу судить — ничего, сэр.

— Эх, сколько добра пропадает, — вздохнул я, круша продукцию склада.

Вдребезги, между прочим! Вот как-то жаба даже душит, если честно.

— Захват и доставка товара, сэр…

— Да понятно, что собьют или нагадят, Дживс, так что хрен заберёшь.

— Точно так, сэр.

Доломал я содержимое склада, выперся из торгового комплекса, хамски вызвал грузовое такси. В ожидании Дживс передал данные о закрытии контракта, так что в средстве передвижения я ехал с умеренным оптимизмом: три пластины проплавленной брони за мегакред — прекрасный заказ. Хотя, конечно, гадость будет стопроцентно…

— Компания Нидзима Кабуто объявила компании «Клешня» торговый конфликт, сэр. Рекомендую не подлетать на роботакси к стыковочным шлюзам: судя по телеметрии перед Кистенём разворачиваются пять средних Досов «Вампир», сэр.

— В лучевой модификации? — уточнил я.

— Точно так, сэр.

— Ожидаемо, конечно. А причина претензии?

— Оскорбительный запах, сэр и моральные терзания «дорогих клиентов».

— Которые смываются только кровью, а станционные власти приняли этот бред как основание.

— Точно так, сэр.

— Ладно, Нади готова?

— Готова, сэр. Рассчитываете атаковать одновременно? Я бы порекомендовал использовать телепорт и просто покинуть торговую станцию Тир.

— Телепорт я использовать всегда успею, — резонно отметил я. — Пять «Вампиров», конечно, перебор. Не вытянем даже с Нади, хотя если с «Лангустом»… В общем, посмотрю на них со стороны, а ты будь готов меня выдернуть.

— Могу… не могу, сэр. Только что видеонаблюдение за участком шлюзового трюма отключилось, «технические неполадки». Но могу отобразить модель, сэр.

— Отображай, — хмыкнул я. — Кстати, а может мне в гости к этим Назимным Какбудтам заявится?

— Надзима Кабуто, сэр. Боюсь, что это невозможно: компания зарегистрирована двадцать минут назад, не имеет на станции Тир никакого имущества.

— Ну и чёрт с ним. «Вампиры» какого отряда?

— К моему удивлению — не отряд, сэр. Гвардия компании Надзима Кабуто.

В общем, вылез я из роботакси, отменив заказ (даже доплатить пришлось, жлобам таким, сверх платы за доставку!). И потихоньку стал подбираться к шлюзовому трюму. И мдя, тут особо «Крабом» не повоюешь: три «Вампира» прикрывали подходы к шлюзу, два выход из него.

В общем, похоже, телепортером на «Кистень», ну и с Нади обсудить план действий. Так-то "Лангус «т с «Иглой» этих гавриков сделать смогут, но не подставляясь под прямой залп. В общем, надо будет обсуждать и думать, подытожил я.

И вот, только я собрался давать Дживсу отмашку на телепорт, как…

— Сэр, все пять Досов противника, одновременно, произвели аварийный отстрел реакторов. Реакторы не выходили на критический режим, Досы небоеспособны, сэр.

Растерянности текст не передавал, но она реально чувствовалась. Ну и я офигел, мягко говоря.

— Дживс, ловушка?

— Не вижу никакой возможности осуществить её, сэр. «Вампиры» небоеспособны, не заминированы. Была некая странность, если позволите, я проверю, сэр.

— Позволяю.

— Аварийный отстрел реакторов всех пяти Досов инициирован, судя по всему, микродронами, имитирующими показания критического перегрева, сэр.

— Хм, это кто-то воюет с ними кроме нас. Точно безопасно?

— Никого кроме нескольких невооружённых людей и пилотов Досов я не наблюдаю в зоне доступности, сэр.

— Тогда… схожу проверю, что ли, — решился я. — Реакторы не взорвутся?

— Полностью заглушены, сэр. Не представляю, в чём может быть ловушка.

— И я не представляю, Дживс, — отмыслетекстил я, потихоньку приближаясь к трюму.

И блин, стоят, паразиты такие! Реально вырублены и всё такое. Потыкал я «Вампира» клешней, пошатал. Непонятно, но и к лучшему.

Огляделся и тут… под потолком обнаружилась фигурка на метле, помахавшая мне рукой! И исчезла, блин!

— Ты видел, Дживс?

— Видел, сэр. Не понимаю, я вижу только разумного как объект, непосредственно из эфира. Как и ряд техники. При этом, технические средства слежения ничего не выявляют, сэр. Не понимаю, как это может быть. И у нас, похоже, гостья, сэр.

— Тень?

— Видимо, да. Стоит перед трюмом, заметна в видимом диапазоне камерами «Кистеня», сэр.

— Ну… как минимум, можно поговорить. В трюме. И следи за ней Дживс!

— Само собой, сэр.

Дотопал до шлюза — и вправду, стоит, с метлой своей. И, видимо, помогла. Так, крабкомм мне в помощь, поговорить… ну нормально.

— Привет Краб, — помахала рукой мелочь, когда я в уже закрытом стыковочном отсеке вылез из ложемента. — Внутрь не пустишь? — потыкала она в закрытые ворота внутрь корабля.

— Привет, Тень. Не горю желанием, хотя благодарен. На кой хрен тебе всё это?

— Ну-у-у… сложно сказать, — выдала мелочь. — Мне тут контракт подкинули, на тебя. Мол, хорошо прошлый выполнила, а я… ну решила тебе помочь.

— Просто так?

— Не совсем… возьми меня к себе Краб! — с жаром вывалила мелочь.

— Э-э-э… — несколько офигел я. — А на кой…

— Ты — хороший. И классный пилот. Ну и с Досами я буду поближе, хоть так, — несколько понурилась она.

— Охерительно, спасибо за информацию. МНЕ это на кой? — возмутился я. — И решишь предать там…

— Не предам! Меня достало на Тиде. И… спать с тобой могу. Я операцию сделала, как ты и говорил, — перекосилась и мучительно покраснела Тень. — А ещё я хороший слайсер! И пригожусь тебе, ты же всё равно с отрядом летаешь! Я лучше твоего археотехнического андроида! Вот спорим, он меня не видит?

— Вынужден отметить, что сенсоры корабля и вправду не отмечают присутствия Тени, сэр. Впрочем, юная леди, я вас вижу, — раздался голос в селекторе.

— Как?! — на мордашке Тени появилась искренняя обида и недоумение.

— Так, Тень, блин, — потёр я переносицу. — Я…

— Возьми, Краб, пожалуйста. Я полезной буду!

— Так, жди тут. Я посоветуюсь с командой. Попробуешь проникнуть внутрь — считай я тебе сказал спасибо за «Вампиров» и прощаемся.

— А ещё я данные на Силлиум могу предоставить!

— Угу, — отметил я, влезая в Краба.

— Что будем делать? — озвучил я на ангарной палубе, где была Нади в Игле с открытым ложементом и Лори на погрузчик в своей забавной каске.

— Она не врала, сэр?

— Врала бы, Дживс, я её там бы и послал. Ну… кроме что спать со мной «может». Там врала, но мне это нахер не сдалось, — поёжился я. — В общем, я думаю… что хер его знает. Дживс, ты понимаешь, как она закрывается от сенсоров?

— Вынужден констатировать, что не вполне, сэр. Начинаю догадывается об общих принципах, не более.

— Археотех?

— Нет сэр, филигранное и оригинальное использование технологий текущего цикла. Если позволите, сэр, я бы принял предложение Тени. Безусловно, с испытательным сроком, под контролем, но… подобный специалист весьма пригодится, сэр.

— А вы что скажите, девчонки?

— Сложно сказать, Ан. В принципе, высококлассный слайсер — находка, а с учётом возможности проверки истинности и предстоящего нам, я «за». Но пристрелить без жалости при намёке на предательство! — выдала Нади.

— Она такая маленькая и жалко её, Ан. Но дерётся. Наверное да, на испытательный срок.

В общем, от Тида «Кистень» отстыковался не только с закрытым контрактом, но с пятью трофейными Вампирами (вот чёрт знает, чьими, разберёмся по ходу пьесы, но оставлять у меня рука не поднялась). Информацией по Силлиуму, позволяющей официально начать конфликт. И новым членом экипажа на испытательном сроке.

К тайнам никакого допуска и всё такое, хотя… Итак, после озвученного «да», карапузина мячиком скакнула мне на шею и даже клюнула в щёку, выдав «спасибо, Краб, не подведу». И отпрыгнула, тяжело дыша. Но вот Дживс, который взялся за ней следить…

— Проследуйте за мной, юная леди. Я буду за вами приглядывать.

— А ты не археотехничная модель. И странный. А ты вообще — ИЛ?

— Как минимум, юная леди. У меня к вам есть ряд вопросов по поводу взаимодействия с сенсорными устройствами…

— А, это просто. Смотри…

И утопали, трындя на своём хакерно-кибернетическом. В общем — ладно, Дживс грозил неотрывно приглядывать, да и бортовой комп просто заблокирует девчонку, если что. Но в том, что её получится спокойно послать — я уже не уверен. Хотя, есть колдунские схемы, корректирующие память.

В общем, нихера не понятно, но, наверное — очень интересно, констатировал я происшествие. Посмотрим, в общем, как будет. И утащил девчонок в каюту. И поговорить, и не только.

А «Кистень» тем временем вышел в гипер и летел по направлению к станции Арена.

Глава 8

В пути после спарингов и техосмотров решили пообщаться со скропостижно принятой Котти Вирс, которая Смертная Тень.

Результат разговоров и передачи пакета информации… ну не столько удивил, сколько указал на полезность девчонки.

Например, банки хитрожопо имели личные данные на владельцев анонимных счетов, чего Дживс… просто не знал, не разбирался в запутанной системе хранения.

То есть, папаша Надий выделил на операцию два мегакреда, о существовании которых Дживс и не знал. И ещё полтора заначил, паразит такой. Впрочем, факт обращения к «специалисту» был зафиксирован, а, владелец девяноста процентов акций Силлиума Надий, давал этим гадством железобетонный обоснуй для торгово-военного конфликта.

Да и с логами переговоров, как выяснилось, были свои тонкости, Дживсу не известные. Пихали разработчики программ всяческую протоколирующую пакость. Причём, не зная где её искать, как я понял, хер находимую. В общем — однозначно полезная Котя, факт.

А ещё я примерялся, как бы в Дос Дживса утрамбовать. Был у нас их ощутимый запасец, помимо Котиных «Вампиров» — по совести, чисто её трофей выходил, так что пятёрку Досов мы с Лори просто складировали в уголке.

Чуть мозги в очередной раз не вывернул, с реальным опасением получить «привычный выверт мозга», но сделал. И… херня вышла. Точнее, не вполне херня: Дживс был весьма средним пилотом, никаких запредельных выкрутасов. При этом, торчать в Досе он должен был безвылазно — сам по себе Дос ни мозгом, ни чем-то ещё подобным не обладал.

— Понимаете, сэр, — отмазывался херовый пилот эфиряка. — Я не имею навыков управления Досом. В принципе, не было потребности. А управление роботами — вообще производится на основе прописанных программ. Нет необходимости осуществлять непосредственное управление. Научится, безусловно, смогу — но это время.

— И немалое, а «Кистень» остаётся без присмотра, при этом переселится во вражескую технику не оставив Дос ты не можешь, — констатировал обломанный я.

— Примерно так, сэр.

— Но… всё равно на наших Досах это колдунство потихоньку сделаю, — решил я. — И тебе дополнительная посадочная площадка, а, главное, при потере сознания пилота сможешь Дос эвакуировать! — нашёл я причину, по которой не просто страдал мозгломной хернёй, а страдал ей перспективно.

— Разумно, сэр.

И вот, прилетел «Кистень» в систему Арены, не скрывая опознавательных сигналов: смысла не было в текущем раскладе. Дживс ломанулся шерстить компы Силлиума, Котя подключилась к сетке «Арены» — тоже шуршала по-своему, бросая недоумённые взгляды на замершего робота. Вот тоже, проблема — догадается ведь. Или не проблема? Хотя похер, а я опять мозгохренью маюсь. Будет проблема — решим, а пока её и нет толком.

И вот, вернулся Дживс и начал докладывать:

— Салдер Надий пребывает в своём офисе, в компании персонала.

— Это этих, рыбомордых?

— Можно сказать и так, сэ-э-эр. Некоторое сходство у данных сотрудников с ихтиоидами наблюдается.

— Значит они. Ихитибляди, это ты точно подметил.

— Благодарю, сэ-э-эр. Факт нашего присутствия в системе Навием не установлен, несмотря на опознание. Насколько я могу судить, на текущий момент компания Силлиум имеет ограниченные возможности по сбору и получению информации. Все три Доса Силлима пребывают в ангаре и небоеспособны. Десяток гвардии так же в боевое положение не приведёны.

— Хм, знатно мы их потрепали. Даже как-то и пинать их неудобно, но надо. Нади, компанию составишь?

— Нет, Ан, — хмыкнула подруга. — Боя… да не с кем бой вести, разве что прикрыть — но гонять Дос туда суда не слишком интересно. Могу, если надо…

— Да нет, если наши хакеры уверены, то нахер надо.

— В рамках имеющихся данных — уверен, сэр.

— Точно, Краб. Дживс классный и всё правильно сообщил. Никому они на фиг не нужны, так что не знает этот Надий про нас.

— Спасибо, Котти, — хмыкнул я. — Ну, значит, объявляем конфликт, и я пошёл. Дживс, скинь маршрут на Краба.

— Как пожелаете, сэр.

И потопал я по грузовому коридору станции арена в гости к Силлиуму. Администрация причину приняла, так что конфликт был «законен».

Правда, через пяток минут со мной на связь вышел Дживс.

— Сэр, похоже Надий узнал про факт объявления войны.

— Расконсервируют Досы?

— Нет, сэр. Судя по всему — хочет сбежать со станции.

— А есть на чём?

— Есть, сэр, малый курьер.

— Ну, гонятся за ним… да нахер. Я же не успею?

— Маловероятно, сэр.

— Влезать в пустотный конфликт бессмысленно, а значит: поломаю там всё нахрен, и всё на этом.

— Как скажете, сэр.

— Издеваешься?

— Немного, сэ-э-эр.

Ну, в целом — даже если сбежит с своими секретными полутора миллионами, то и хрен с ним. Гадить точно не сможет, а с разгрома Силлиума я даже не поимею рейтинга, как рассчитывал, ни в каком виде. Совсем дохлая конторка, но дело надо закрывать.

Перед проходом на территорию Силлиума гвардейцы героически разбежались, ну а я прорезал дверь ангара клешнёй, засунул туда башку краба и огласил внутренность грохотом внешнего динамика:

— Здр-а-а-асти!

И блин, стары знакомец толстый обнаружился. Бледный и судя по виду… блин, опять обделался, пузатый засранец.

В общем, ввалился я в ангар, начал курочить Досы и оборудование, вещая тем временем толстому через динамик.

— Вот говорил я тебе, толстый, не жри гамбургеры в таком количестве. Договорятся, скинутся и опять меня наймут. Говорил?

— Го-говорили, господин Краб.

— А ты, проглот такой жрал?

— Жрал, простите, гос-господин Краб. Я бо-ольше не буду… Не убивайте, а?

— Не буду, ты мне Краба запачкаешь, — отметил я, деловито оглядывая, что бы ещё такого интересного поломать.

Интересного не осталось, был толстый, но ломать его было не интересно.

— Толстый, где папаша Надий сидит? — осведомился я. — У меня к нему пару вопросов.

В ответ толстая лапа аж выстрелила в сторону отмеченного офиса.

— Ладно, толстый, живи. Но гамбургеры третий раз не простят! — веско огласил я, разламывая стенку.

Двухблочное офисное здание, на первом этаже пусто, а на втором кто-то есть, хм. Засунул я сенсор в окно второго этажа и узрел рыбомордую секретутку: талия осиная, сиськи размера шестого с гаком, зад им в противовес. Губищи в четверть лица, глаза вечно вытаращенные — ну в общем она, одна из рыбомордых Надия.

— А что это ты тут забыла? — несколько озадаченно прогудел динамиком я. — Надий-то вроде сбежал.

— А он меня бросил, скотина такая! Некрасивая я, видишь ли, ему! Да у меня накачка в три раза дороже этой дуры Шии! А ты — Краб?

— Э-э-э…да, — выдал я.

— А тебе секретарша не нужна, Краб?

Захлопала эта рыбодевка буркалами своими выпученными, сложила губищи свои жуткие бантиком и сиську свою, больше бронебойный снаряд напоминающую, приподняла.

Я, конечно, мужественный охрененно, но этого зрелища не выдержал. И с мужественным рёвом «Да ну нахер!» щеманулся от офиса. Ну реально страшно, блин!

Не буду этот офис разносить, принял разумное решение я. И, с некоторым опасением, двинулся в обратный путь. А то мало ли, ещё погонится, чудище, кхм, морское.

И вот, топаю я с чувством выполненного долга, но некоторым… ну обломом что ли, внутри. Как-то пришёл, отпинал… Нет, каких-то лютых боёв не сказать, чтобы очень хотелось, но как-то… По бытовому, что ли, вышло. Как пьяному соседу в глаз съездил, такие же ощущения.

Дживс о «закрытии конфликта» доложил, в общем — всё. О Надии этом можно забыть минимум лет на десять, а то и навсегда — ну не совсем же он тупой, блин. А если он в край упёртый и мстительный баран — то лет через десять (если доживу, что с нашими планами и не факт), ещё чего-нибудь ему сломаю, как объявится. Шею, например, или ещё что ненужное.

В общем, встряхнулся, потопал я, а тут выносит на меня летучий диск, этакий медленный и печальный аналог байка. А на нём восседает, с кружащимися вокруг неё видеодронами, мне уже знакомая журнашлюшка. Которая речи мои мудрые после свалки слушать не желала, дура такая.

Ну, впрочем, может и не журнашлюшка: свечку не держал, высерами её профессиональными не интересовался. Но журнолядь — точно.

— Господин Дрей, «Вестник Арены», как вы относитесь к интервью?

— Хреново, — честно ответил я.

И тут Дживс подключает конференцию с девчонками:

— Ан, дать интервью стоит.

— Популярность — тоже важно, я так думаю, Ан.

— Известность, а не только рейтинг, сэр, имеет значение.

— Дам, дам эту интервью. А вы всё видели?

— В отсутствие запрета, сэр, я транслирую дамам видеоданные. Прекратить, сэр?

Ну, блин, молодец, эфиряка. Пнуть его что ли? Нашёл, когда вопрос спрашивать, скотина такая!

Впрочем, секретного ничего, сверх девчонками узнанного. А так дёргаться меньше будут, может заметят, что, интересное. Да и посоветуют толковое — всяко бывает.

— Я не против, транслируй, — отмахнулся я.

Журналядь, тем временем, нарезала круги и пыталась донести до Краба, что «хреново» — это хреновая позиция. Крабу была на это похер, как и мне, по большому счёту, но интервью так интервью. Так что открыл я ложемент и уставился в хищно нацелившихся на меня видеодронов.

— Прекрасно, капитан Дрей! Нашим зрителям интересно, конфликт вашей компании и бывшей крупнейшей из компаний Арены «Силлиумом» завершён? Или вы хотите совершить что-то ещё более ужасное?

— Завершён, — буркнул я, а журналядь запела о моей «звериной жестокости и глумлении над поверженными».

И, судя по каналу от Дживса, ещё и в эфир пустила запись Краба, выделывающегося над валяющимся Досом. Я, блин, тогда время тянул, а теперь это как «садистское глумление» выставляют, паразиты. Впрочем, ведущий тоже тогда херь нёс подобного типа, да и похрен, по большому счёту.

— …так что, дорогие зрители, очевидно, что компания «Силлиум» окончательно прервала своё существование. Капитан Дрей, а вы будете участвовать в боях на Арене?

— А вы в прошлый раз не поняли моих слов? Это не бои, а свалка неумех…

— Как мы видим, годы не щадят никого, а иногда, даже, и месяцы. Видимо повреждения во время той схватки слишком оказались тяжелы для капитана Дрея. И теперь мы видим не гордого и жестокого победителя, а трясущегося от страха и пребывающего в фантазиях…

— Журнашлюху! — громогласно рявкнул я динамиками Доса.

— Вижу, вам есть что сказать, капитан Дрей? Может вы поучаствуете хотя бы в «дикой» схватке?

Сказать мне было много чего, но не успел. Мыслетекст от Дживса: «подумаю» подчёркнутый несколькими линиями меня остановил.

— Я подумаю, — буркнул я. — Интервью закончено. И сама дура! — справедливо отметил я, замыкая ложемент.

Дотопал до Кистеня, уставился осуждающим глазом на девчонок с Дживсом.

— Довольны, блин? «Дай интервью» — противным голоском пропищал я.

— Ну кто же знал? Какая-то совсем бешеная журналистка.

— А, по-моему, ты классно смотрелся Ан. А баба эта — просто дура!

— Негативная реклама — тоже реклама, сэр. Правда я бы вам порекомендовал поучаствовать в «дикой» схватке. Риск там незначителен…

— Ну пиздец, — констатировал я. — Ладно, говори, что за эфирячьи интриги ты опять хочешь провернуть.

Оказалось, кстати, довольно забавно. «Дикие» схватки — отдельная арена для боевых пилотов, использующих фактически тренировочное оружие. Для новичков, способ продемонстрировать что они «чего-то стоят», для ветеранов, которые ещё нормально пилотируют, но уже не берутся за заказы. Ну и просто тренировка для многих.

Боеприпасы — мягкий металл, ракеты вообще чисто фугасные и ослабленные, без поражающих элементов. Повреждения отмечает компьютер-рефери.

И, как понятно, в отличие от «кровавой Арены» не самое популярное среди масс мероприятие. Под соусом чего аренные, кстати, сказки и рассказывают, на тему «боевые пилоты — трусливые неумехи, а аренные психи — вершина и вообще».

Но, блин, оно мне надо? У нас Вега на носу, рейтинговые бонусы от этого я бы не получил, даже в первый свой визит на Арену, ну сейчас — тупо трата времени.

— Знаешь, Ан, я бы сказала, что надо, — вдруг совершенно серьёзно ответила Нади на риторический вопрос. — Когда мне делали предложение эти пидарасы — раскрученность «Чёрной Королевы» играла некоторую роль. Они даже ряд товаров снабдили значками отряда, типа мы используем, — поморщилась она.

— Ты поэтому предложил?

— По большей части да, сэр. Кроме того, неудовлетворённость вашей кровожадной натуры быстрым разрешением конфликта с Силлиумом чувствовалась даже через артефакт связи, сэ-э-эр.

— Сам дурак, — привычно указал я эфиряке его место.

— Как вам привидится, сэ-э-эр. Но я бы, всё же, порекомендовал учувствовать. Начало ближайшего боя через шесть часов, вполне успеете. А я, с вашего позволения, направлюсь к специалисту по информационной безопасности Котти. Наблюдение и консультации, сэ-э-эр.

И ускакал, паразит такой, позволения не дождавшись. Посмотрел я на девчонок — Нади решительно кивнула, Лори пожала плечами.

— Ну ладно, размяться не помешает, — принял решение я.

Проблем с записью на «дикую» схватку не оказалось. Правда, устроители, засранцы, посчитали «Краб» как средний Дос. Типа эксклюзив, мощное оружие, все пироги. Ну вообще — скорее честно, только вот клиенты, блин, как боевой тоннаж мою крутизну не учитывают!

Ну да ладно, записался, выдал параметры для «тренировочного боеприпаса». Нади предложил тоже поучаствовать — отказалась. Ну и поперся к этой «дикой арене». В принципе — хоть подерусь нормально, хотя это выходит скорее пейнтбол, но пусть будет.

И вот, в ангаре выдали мне с Лори боеприпасы и «симулятор» для клешни. Так-то в бою её механически отключать надо. И резак использовать в максимально ослабленном и расфокусированном режиме — тут урон рефери считает.

Арена уже знакомая городская застройка. А вот соперники… Впрочем, оглашения было за час перед началом, так что «кто ж знал».

Итак, противниками был «Мурмиллон», в стандартной, артиллерийской модификации. На что рассчитывал пилот-новичок — чёрт знает, ну, возможно — показать себя как пилота. Но взнос в полтинник килокред (из которых и состоял призовой фонд) он, как понятно, внёс.

Далее, щитовой Дос(!) «Черепаха». Вот тоже, умник припёрся, хоть и не новичок с пристойным рейтингом. Правда в качестве оружия у медленного и тяжело бронированного Доса был совершенно монструозного калибра короткоствол, похожий на аналогичный «Метельщика», только поразумнее и хрен Черепаху отдачей откинет. Но всё равно, для этой дуры боезапас-то максимум в пять зарядов!

Впрочем, учитывая, что его попадание реальное — откинет и поломает Дос, а тренировочное — выведет из боя, то шансы у щитовика… невысоки. С учётом противников, а так-то были.

А третий противник — мой бывший подчинённый Лин. Отказавшись вступать в «рекрут-компанию» и предпочётший свободное плавание. Видимо, то ли рейтинг понадобился, то ли лихость в голову ударила. По крайней мере, узнав, что я в противниках, связался и заявил, что «щадить тебя, капитан, я не буду!»

Ну реально — Серпентофил Косячный, зря я его Аспидом назвал! Впрочем, пилот он сильный, и Дос у него охрененный, так что просто не будет.

И вот, с четырёх сторон нас запустили на арену. РЭБ был недоступен, как и ряд прочего навесного оборудования: всё же это пинбол, а не полноценный бой. Да и заряд одноразового РЭБа стоит в половину взноса, сам себе напомнил я.

И вот, пробираюсь я через застройку, бетонными пейзажами любуюсь, и чуть сразу не сливаюсь — привык к сенсорике нормальной, но она порезана по условиям. А колдунскую применять было как-то неспортивно, всё же не вопрос жизни и смерти, а я и без того крут… Да щаз!

Нет, ну убить-то меня как понятно не убьёт, но снаряд прошёл в реальных милиметрах от Краба! А пока я отпрыгивал — застучали пушки Аспида, буквально по пяткам стреляя. Вот же Серпентофил, специально за мной охотится!

Впрочем ладно, будем разбираться, закрабил я, рвано скача из стороны в сторону. И… я понял, что очень не зря вышел на эту арену.

Дело вот в чём: я переделал Дос, вынеся разгонники на отдельные манипуляторы. Но, хоть умом я понимал, что это так, тактику использования Краба я ни хера не менял. То есть, не возникало необходимости, в бывших заказах, ну а менять рабочие схемы казалось глупым. И было глупо на самом деле, как понял я только сейчас.

Дело в том, что Серпентофил садил из своих шести стволов фактически очередью, не давая не секунды передышки, постоянно приходилось двигаться и прыгать, причём застройка, чтоб её. То есть войти в режим прицеливания ни хера не выйдет — остановлюсь или запнусь — начну ловить попадания и вылечу.

Далее, Аспид сам не дурак и подло и змейски извивался своим Аспидом, не стоя на месте. На меткости это сказывалось, по мне он ни разу не попал, но и я прицелится нихера не мог!

Краблю, как дурак, постреливая разгонниками, но без снайперского режима очевидно мажу: чувства «ствола» ни хрена нет, а я по сути «с плеч» шмаляю в движении.

В общем, надо эту дыру в тактике исправлять, и звиздец как хорошо, что всплыло в этом пейнтболе, а не в бою, где у меня шанса на ошибку могло и не быть.

Впрочем, сливаться мне не охота, а если включить свой охренительно развитый мозг…

Прыгнул я довольно примитивно, за одноэтажное здание, высунул оттуда разгонник. Довольно неважная на нём сенсорика, но мне хватило: пока Аспид извивался и разносил хлипкое здание, спокойно прицелился, влепил попадание… и тут «Гадюку» шатнуло, причём вбок.

Это щитовик подкрался и выбил Лина из схватки исподтишка. Вообще — молодец, но не на того нацелился, хмыкнул я.

Впрочем, я не Серпентофил, клешнями не щёлкал и округу отслеживал. Хрен бы ко мне «Черепаха» так бы подобралась, а теперь и для него схватка закончена.

Так и не высовываясь из-за уже основательно покоцанного строения спокойно расстрелял медленно бредущую «Черепаху». На третьем попадании рефери отметил его Дос как уничтоженный.

И осталась ерунда, мысленно потёр клешни я. И накаркал: я понял, на кой хер этот «Мурмилон» влез на Арену! Этот паразит… бегал и прятался! Реально, как заяц какой, ныкался во всякие щели и при обнаружении убегал каким-то немыслимым зигзагом.

А из своих подлючих засад даже отметил по мне попадание, скотина такая, условно выведя из строя манипулятор.

Но за полчаса я всё же приноровился и справился, с трудом удерживая себя от желания насадит его на клешню и провернуть. Впрочем… вообще — молодец парень, если подумать, уже смеялся я, покидая Арену.

Журнашлюшку, ко мне подрулившую, я со всем уважением послал прямым текстом:

— Сударыня, а не изволите ли вы пойти нахуй, — выдал вежливый я.

Она и свалила. Хрен знает, в указанном ли направлении — не проверял. А у меня стоял… денежный вопрос. Дело в том, что от этих двухсот килокредов мне ни тепло, ни холодно. «Клешне», в целом, тоже.

А вот ребятам-противникам их полтинники, подозреваю, довольно критичны. В общем, потратил аж десять минут, убеждая администрацию, что выигрыш мне нахрен не нужен, пусть будет премией противникам, с моим полтинником, за интересный бой.

Ну и потопал, в целом довольный, к «Кистеню». И Лори на манипулятор посадил — девчонке на удивление понравилось, сидела и ногами болтала.

— Так, команда, всё замечательно…

— Я выиграла полмиллиона ставками, Ан, — сообщила Нади.

— А разве есть тотализатор?

— Тотализатор есть на что угодно, главное знать, где искать, — важно заявила Котя, заваливаясь ко мне в каюту.

Не успел я нахмурится и изгнать из интимной совещательной карапузину, та плюхнулась на стол и начала вещать.

— Краб, мне нужны записи с твоего регистратора. Сделаю мощный клип, разместим в сети и на ресурсах твоих фанатов.

— Хм, может и имеет смысл, — прикинул я. — Так, Котти, блин, у нас… семейный вопрос в общем! Дай поговорить.

— А мне Дживс разрешил, — показала мелочь язык и свалила.

— Как раз по поводу рекламного видео, сэр. Небесполезно, как мне показалось, — выдал эфиряка в ответ на вопросительный взгляд.

— Ну, в общем, да, небесполезно. Но в моей каюте… Ладно, будем в дальнейшем общаться в совещательной, недаром же делали, — решил я. — И Дживс, предупреждай, блин.

— Как пожелаете, сэ-э-эр.

— Так и пожелаю.

В общем, прикинули, что и как, ну и направились к Центральной: обращаться в представительство Веги с предложением услуг. Нади кривилась из-за причины, но предложила подобную «причину» сама.

В полёте я спаринговал с Нади в Досе — отрабатывал «чувство ствола». Долетели до Центральной, в «Усладу Кишечника» завалились аж впятером — даже Дживс присоединился, помимо мелкой.

И вот, после перекуса, пинаю я грушу, гантель левитацией гоняю — довольно интересная и небесполезная тренировка выходит. Как вдруг по селектору обращается эфиряка.

— Сэр, у меня к вам имеется беседа. Делового и личного толка.

— Делового?

— Могу ли я претендовать на часть средств компании, сэр?

— Ясен пень, Дживс! — аж оторвался от пинания я. — Всё же партнёры, сам говорил. А чего хотел-то? — искренне заинтересовался я.

— А это беседа личного толка, сэр. Хотелось бы провести её конфиденциально.

— Ну заходи, можешь даже дверь за собой прикрыть, — хмыкнул я.

Зашёл и натурально закрыл за собой дверь, блин. И, расхаживая взад-вперёд выдал.

— Сэр, у меня к вам личный вопрос. Деликатного толка, сэр.

— Ты, по-моему, третий раз это сообщаешь, Дживс, — ответил я, пиная грушу. — Говори в чём дело-то.

— Меня интересует, сэр, размер и форма мужского полового органа, оптимального для соития, сэр. Признаться, данные из сетевых ресурсов меня несколько смущают. Мне кажется, большая часть из описанного там — несколько травматична.

— Э-э-э… А на хрена такие вопросы, Дживс? — несколько офигел я.

— Мне нужно знать, в каких габаритных характеристиках изготовить обновление данного тела-платформы, сэр.

Глава 9

Челюстью моей, наверное, после этого заявления можно было бы подметать пол, но я справился. И припомнил всё, что этот престарелый эфирный тип мне вещал.

— А зачем это тебе? — с закономерными опасениями уставился я на эфиряку.

— Если, сэ-э-эр, вы рассчитываете на проснувшийся во мне интерес к вам — то вынужден вас разочаровать. Личность моя сформировалась несколько внепланово, да и была, изначально, предназначена парнёру женского пола.

— Это, конечно, заебись, что всякий там интерес проснулся, — осторожно отметил я. — Точнее не проснулся ко мне, ну ты понял.

— Понял, сэр.

— Да, так вот. Партнёры — дело хорошее. Но Лори — моя! И Нади! И не жадный я, семья у нас, того…

— Не претендую на ваших репродуктивных партнёрш, сэ-э-эр. Объектом удовлетворения психоэмоциональных и физиологических потребностей, сэр, я рассматриваю специалиста по информационной безопасности Котти Вирс.

— Вот ты престарелый эфирный педофил, — оценил я дживсовы планы. — Объект удовлетворения себе нашёл…

— Осмелюсь уточнить, сэ-э-э-э-эр, не себе, а Котти Вирс. Сам я, как вы выразились «удоволетворится» не смогу ни физически, будучи в роботеле, ни испытываю потребностей психологически, кроме как комфорта и удоволетворения специалиста, сэ-э-э-эр. И я вас попрошу! Котти — вполне состоявшая личность, давно перешедшая совершеннолетия!

— Э-э-э… а она то знает о твоих планах?

— Не вполне, но несколько раз в беседе высказывала пожелания интимного толка. И сожаления о невозможности их удовлетворения, сэ-э-эр, именно со мной. И да, сэр, несмотря на форму шутки, шуткой это не было.

— Ы-ы-ы… ну ладно, — аж присел на маты я. — Так, у пилюлькиных она была, что-то ей там сделали?

— Нетравматично расширили и повысили эластичность…

— Понял-принял, давай без деталей. Сделали, в общем.

— Именно так, сэр.

— Мне, Дживс, нихера не нравится, что ты станешь металлическим самотыком, — озвучил я мысли спустя десять минут раздумий.

— Сэр, хочу заметить…

— Хоти, блин, молча и дай договорить! Так вот, это нихера не дело. Но девке без мужика тоже быть не дело, а если она на тебя запала — так и замечательно. Но, ты говорил, что ты в потенциале и при возникновении ситуаций всяких, рассматривался как сексуальный партнёр, так?

— Так, сэр.

— Значит у тебя должна быть прикручена система, чтоб кончать в удовольствие! — победно заключил я. — Иначе садизм, а тригинцы вроде бы садистами не были.

— Теоретически есть, сэр. Но нужды я не испытываю, кроме того, она предполагает биологический носитель.

— Вот и заёбись, — изящно скаламбурил я. — Биоандроиды из секс-шопа! Будет у тебя нормальный хер и всё остальное.

— Сэр, может не…

— Надо, Дживс, надо.

— А проконсультироваться с дамами…

— А нихрена они не понимают, — мудро решил я. — Кстати, я порнухи-то местной толком не видел. Что там покажи… Блядский выверт! Перестань показывать. Да, таким… шлангом только убивать, а не девчонку иметь.

— Что-то вроде этого мне и показалось, сэр.

— Правильно показалось. Давай смотреть что с тобой будем делать.

И да, секс-куклы были не хрена не секс-куклами. Киборгами, только наоборот, как терминатор из фильма: часть скелета, внутренних органов и само собой мозг — железки, а поверх натуральная плоть, хотя, вроде, и не совсем человеческая — слишком прочная, эластичная и прочее. Ну да не суть, а суть в том, что посадочное гнездо, в виде компьютера — было, туловище, живое и настоящее — было.

А увидев физиономию Дживса на трёхмерном изображении и Дживс тупить и тормозить перестал, озвучив что нужные схемы для коммутации с организмом есть. И, «если вам так уж хочется, сэр», паразит такой, включился в разработку будущего себя.

— Вот, — гордо демонстрировал я результат наших трудов. — Нормальный Дживс получился. И хер стоит, нормальный, не порвёт девчонку как грелку. И деньги будут… Хе-хе!

— Сэ-э-э-эр, ваши манипуляции с моделью будущего репродуктивного органа…

— Тьфу, блин, точно. Сам тереби свою модель, а то блин извращенство какое-то! — аж отодвинулся я от голоэкрана. — В целом-то тебе как?

— Довольно интересно, сэр. И должен высказать вам свою благодарность…

— Херня вопрос, партнёр. А то трахаться и ничего не чувствовать… Ну разве что веганам такого пожелаю. В общем, заказываем?

— Если позволите, я проведу дополнительный осмотр, сэр.

— Дозволяю, — щедро разрешил я.

Ну и заказали мы Дживсу новое тело через полчаса. Вообще, смех-смехом, но я реально удивился — ТТХ секс-андроида превосходили ТТХ не только большинства роботов, но и человека. Не все, конечно, но, например как солдат — вполне годился, получше гвардейцев будет.

— Неоправданно дорого, сэр, — ответил на моё недоумение Дживс. — Три сотни килокредов — стоимость серийного Доса. Вы, очевидно, не вполне ориентируетесь в расценках и потребностях, исходя из доходов высококлассного пилота и владельца компании «Криль», сэр.

И как-то да. Реально — секс-андроид выходил игрушкой для толстосумов. Да и цены на орбитальных станциях выходили многократно выше планетарных, причём на всё. То есть, какой-нибудь высокооплачиваемый инженер или менеджер на планете получал килокред в год(!) будучи вполне обеспечен жильём, предметами роскоши и прочим. И аренные камикадзе, ложащиеся под мозголом, вполне оправданны в таких раскладах выходят. Это как на зарплату в лям баксов перейти, с риском, но всё же.

— Ладно, понятно. И, Дживс, девчонкам не говори. А то мозг съедят, «почему не позвали».

— И не собирался, сэр. Но, через десять дней они всё равно узнают.

— Это другое, типа «сюрприз». Блин, Дживс, работает это так, хрен знает, почему.

— Учту, сэр. Некоторую правоту ваших слов подтверждают данные по психологии полов.

— Полную правоту, — отрезал я.

И идти в таких раскладах в представительство Веги было преждевременно. Но я мудро нашёл отмазку.

— Вот вы несчастного Краба буквально силой выгнали на арену, — вещал я. — Котя, твой клип о моих охрененных подвигах готов?

— Готов, Краб. Могу начинать распространение. И даже нанять несколько специалистов для продвижения. Компании «Криль», вообще.

— Жги, — махнул я лапой. — И по деньгам не особо ограничивайся, Дживс предоставит доступ.

— Как скажете, сэр.

— Так и скажу. Надо чтоб через… ну скажем пару недель, представитель этой гребучей Веги меня в лицо узнавал.

— Займусь, если Дживс поможет, — выдала мелкая.

И утопали они творить всякое сетевое.

— Задержка… хотя ладно, согласна, по дурацки вышло бы — драться на арене для популярности, но не использовать её.

— Во-во, — покивал я.

— А мы что будем делать, Ан?

— Тренироваться, обновлять парк. У тебя твой погрузчик, купить надо…

На этом момент Лори вскинула кулачок и… ну реально исчезла. Телепортировалась, я бы сказал, только слова «Сейчас закажу!» повисли в каюте.

— И потренироваться, да и «Криль» проверить, — подытожил я.

— По-моему, Ан, ты что-то скрываешь, — прищурилась на меня Нади.

— Никаких своих тайн от вас я не имею, — отрезал я.

Ну реально, это Дживса тайна, а не моя, честно додумал я. И Нади на меня поприщуривалась, но к формулировке не докопалась.

Тренировались, Лори свой погрузчик мало, что не облизывала — я даже приревновал несколько, потому что явно не то!

Навестил Могильщика и ребят в «Криле»:

— Пока ты там на арене жопой тряс, «Краб», сделали пару заказов, — уведомил меня ветеран. — Мелочи, но вот отчёт и доля.

— Доля точно нахрен, — отрезал я. — Но заказы со стороны…

— Я, блядь, твоих тренирую? Тренирую! — стал загибать пальцы Могильщик. — Проверять надо. И заказы посмотри, где, Краб, а потом клешнями своими щёлкай!

Посмотрел — блин, на Центральной, заказы по одному дню. Охрана на переговорах и атака на имущество. И да, в чём Дрой прав — на тренировке в Досах опасности не меньше. Но всё же.

— Ты, блядь, предупреждай, хотя бы! — выкатил я обоснованную претензию. — Так-то, в пределах суток я не против, — признал я. — Но чтоб не дольше и без излишнего риска, Могильщик!

— Лады, есть за мной косяк. Мелкий! Но есть, — заворчал ветеран. — Не повторится, но блин, долго ваши «дела» продлятся?

— Говорил же, пара лет максимум. Ладно, будем считать, что осознал, — смерил я скептическим взглядом Могильщика.

— Да, Краб, тут парнишка приходил. Вроде с ним на арене дрался, да и работал, я его к тебе присылал, Лин.

— Помню, конечно, — покивал я. — В «Криль» просится?

— Типо того, присматривается, ребятам вопросы задаёт.

— Вот реально — Серпентофил Косячный, — хмыкнул я. — Как глупости мне на браскомм кидать — у него не заржавеет, — продемонстрировал я Дрою сообщение на браскомме. — А как по делу — ломается как школьница, блин.

— Так брать или послать, если прямо спросит?

— Ну бери, наверное. Парень-то неплохой, но блин бешеный пиздец.

— Прям как ты, — покивал Могильщик.

— Кто бы говорил, — покивал я.

Поржали, я обозначил ближайший месяц как срок возможного контракта, ветеран покивал.

А, через десять дней от начала нашего с Дживсом гуманитарно-сношательного сюрприза, припёрли нам капсулу с туловом. Как оказалось, когда я влез в детали, мясо андроида не только «нестандартное», так ещё и заготовки хранят на последнем этапе формирования. И придание черт лица, особенностей фигуры и даже изменение роста в определённых пределах занимает дней шесть, не более. А остальное — проверка и тесты.

Тайком протащив тушу в тренировочную, принялись мы колдунствовать. Ну в смысле я — колдунствовать, а Дживс — давать охеренно важные, нахер мне не нужные советы, нарезать круги и прочее. Я даже послать его хотел, но подумал и махнул клешнёй — понятно, что дёргается, эфиряка антикварный.

И, кстати, ни хера не просто вышло. Я-то думал, что надрочился на Досах на многомерной фигулине, а оказалось, что есть «сопряжение с плотью» и прочая фигня. Но справился за пару часов.

Робот-камердинер замер, а так и неактивированный ранее живой Дживс начал вставать и падать, гримасничать и вообще.

— Довольно непривычно — плюх! — сэр, — отметил копошащийся в капсуле эфиряка.

— Хм, а привыкать долго?

— Да нет, сэр, — вдруг совершенно нормально встал он. — Просто я в данном случае старался пользоваться не заложенными в компьютер андроида алгоритмами, а схемами эфирного взаимодействия.

— Угу, — ржанул я, кинув в Дживса полотенцем. — Прикрой алгоритм.

— Непременно, сэр, — выдал он оборачивая кинутое вокруг бёдер.

— За пару часов освоишься? Или прикрыть…

— Вы забываете, сэр, — ответил мне активировавшийся робот-камердинер. — Что это — платформы, не более.

— А за пару часов — освоюсь, сэр, — ответил уже живой Дживс. — Я принял решение совмещать прошитые алгоритмы и прямое управление.

— И правильно, наверное.

В общем, через пару часов, сидим мы в нормальной кают-компании «Кистеня», ужинаем. Девчонки на меня подозрительные взгляды бросают — в тренировочную кто-то стучал, но я не открыл. Но я сижу с похерчелом, питаюсь. И, блин, немая сцена — вваливается Дживс, живой и настоящий.

— Приветствую, сэр, дамы. Присоединюсь к вам, с вашего позволения, — выдаёт этот тип с поклоном и плюхается рядом с Котей.

Сижу, жую, наслаждаюсь. Мелкая глаза с трудом из кучи распахнула, челюсть подобрала и начинает в Дживса пальцем тыкать.

— Дживс?

— Да, юная леди.

— Это… для меня?

— Не только, но в большей степени для вас.

— Это… здорово-о-о… — и заревела в плечё эфиряки уткнувшись.

В общем, упёрлись они вдвоём, а Лори с Нидо й на меня уставились. Вот только сковородок не хватает и рук в боки, умилился я.

— Сюрприз, йопта! — применил я ловкую отмазку.

И, блин, помогло — ни разборок, не претензий. Вообще тему не поднимали. Странные они всё-таки создания.

Ну а на следующий день я пёрся в веганское представительство. Клип с Арены, да и не только (Котя там нашаманила нарезку с регистраторов) крутились в сети Центральной и меня стали на улице узнавать. В общем-то пофиг, но вот девица на ресепшене, нахмурившаяся и озвучившая:

— Капитан… Дрей?

Указывало это на то, что время мы не зря потратили.

— Именно так.

— Чем корпорация Вега может быть вам полезна, капитан Дрей? — собралась девица.

— Мне бы хотелось предложить услуги компания «Клешня» вашей корпорации.

— Минуточку, — зашебуршалась собеседница и через минуту пригласила к какому-то толстому корпорату.

Зам начальника представительства на центральной. Поздоровался, зубами на меня посверкал и предложил «изложить предложение».

— Я, господин Зигс, выполнил в свое время несколько контрактов по субнайму с «Чёрной Королевой», — после чего оба мы скорчили скорбные мины. — И капитан Дротт весьма положительно отзывалась о корпорации и долговременном сотрудничестве. А мне хочется некоей стабильности с контрактами…

— Ни слова больше, капитан Дрей! Корпорация Вега заинтересована в сотрудничестве с успешными компаниями и лучшими пилотами! Я, к сожалению, не могу принять ваше предложение — не та должность, — развёл он руками. — Но, если вы выполните несколько контрактов — вас с удовольствием встретит на Веге профильный специалист и уверен, вознаграждение при длительном сотрудничестве вас приятно удивит!

— Испытательный контракт, — хмыкнул я.

— Увы, без этого я не смогу послать запрос в штаб-квартиру компании, — развёл руками корп и не врал, судя по крабкомму. — Но контракты для вас я подберу недолгие и с высокой оплатой, капитан Дрей.

— Я думал взять предложение о найме на бирже.

— Оставьте, это для неудачников. Вы — птица гораздо более высокого полёта.

И скидывает мне несколько контрактов на крабкомм.

— Любая пара из них, капитан Дрей.

— Я бы хотел внимательнее ознакомится с контрактами, господин Зигс.

— Безусловно, номер моего браскомма, отправьте, как только выберете подходящий.

— Просто сетью? — уточнил я.

— Да, считайте это тем же контрактом, что и на бирже. Объём информации максимально полон, так что навещать вам нас необязательно. Хотя видеть вас — безусловно приятно и мы рады вам в любое время, капитан.

— Благодарю, обдумаю и свяжусь, — поднялся я.

Вот, всё-таки, совсем не зря с этими рекламами и прочей шебуршнёй сетевой возились. Вот хер бы эта задница корпоратская так передо мной виляла, если б не поднятая волна.

Прибыл я на «Кистень» и засели мы за обсуждение. Правда, на Котю и девчонки и я искоса поглядывали. Мелкая прям светилась — видно сложилось у них там с Дживсом всё. Но у нас, блин, вендетта, как макаронники говорят. Но Дживс — свой, а его девчонка… Ну, в общем, всё сложно. Разберёмся по ходу дела, мудро решил я.

А пока мы вопроса «нахера нам Вега» не поднимали, ну и Котя вопросы не задавала.

Контракты были и впрямь «эксклюзив», на доске Биржи не значились, хотя регистрировались. Та же хрень что с индивидуальными контрактами. И платили вполне пристойно, раза в полтора подороже, чем в среднем.

Но вот девчонки и Дживс упёрлись в «побыстрее».

— И нахрена? — полюбопытствовал я. — Времени тратить лишнего не хочется, согласен. Но у нас «Криль» и потенциальные члены отряда. Вот мне нравится вот этот контракт, — ткнул я в приглянувшееся задание.

Контракт был «пустотным», что меня привлекло массой причин. Первое — это действительно… ну не знаю, интересно. Понимаю, что Дос всё же более предназначен для планетарных боёв, но в невесомости… да просто круто, прямо скажем.

Второе — как раз «Криль». У ребят не было опыта «пустотного» использования Досов, а весьма не помешает.

Третье — они же. Пока мы мечемся, ребята тренируются и сидят на «зарплате». Дело хорошее, но блин пусть тренируются и деньги зарабатывают! И себе и компании.

— По тоннажу не вытянем, Ан, — отметила Нида.

— А субнайм кто-то отменял? Могильщик наймёт ещё одного пилота и всех делов-то. Полезно, денежно и недолго. Хоть и не один день, конечно.

— Вообще — контракт интересный, если бы ещё… неважно, — стрельнула Нади на Котю взглядом.

— И нам с Дживсом работа найдётся, — выдала мелкая, «незаметно» погладив эфиряку по руке.

Я чуть не умилился, но собрался и рожу состроил суровую и непокобелимую. Ну, почти.

— И надо будет оптимизировать стандартные прыжковые ранцы под Досы… Или сделать конкретные? Ан, ты будешь нужен… для моральной поддержки, — замялась и Лори.

— Подержу, — хмыкнул я с улыбкой. — В общем, определились, я в «Криль». Подберу наёмника и беру заказ.

И поехал я к офису рекрут-компании. А неподалёку от порога ошивалась скорбная тощая фигура. Серпентофил Косячный, как он есть.

— Меня ждёшь? — полюбопытствовал я после того, как парень подошёл на мой жест.

— Ну да, капитан. Я тут подумал и к вам, и наверное, я всё-таки согласен…

— Вот «всё-таки» ты Косячник, Лин, — передразнил я его.

— Сами же Аспидом назвали, — буркнул парень.

— Одно другого не отменяет. Полный позывной — Серпентофил Аспид-Косячный. Всё длинно, а части по обстоятельствам.

— Издеваетесь?

— Нихера. Ладно, пойдём в кафешку, посидим, поболтаем, — и отвёл парня в общепит в двух шагах. — В общем, Аспид, ты охеренный пилот. И это не комплимент, ты не девка, чтоб я тебе комплименты делать. Но ты реально косячник по жизни. Могу пояснить, надо? — приподнял я бровь, на что последовал кивок. — В общем, я тебе предложил вступить в «Криль»…

— Я отказался, а теперь передумал…

— Да блядь, мне похер, что ты отказался, Лин! В своем праве, но ты же меня не дослушал нихера! Вот как сейчас, блин! Резкий ты, как неожиданный понос, — на что парень хрюкнул смущённо. — Смотри, сейчас Мыш, Флинны и Затейница, — как обзывалась Нора, — сидят на зарплате и ходят на контракты. И тренируются, получая за это бабло, путь и не сотни тысяч!

— Я — хороший пилот, сами говорили.

— Говорил. Но если ты скажешь, что Дрою Могильщику нечему тебя учить — дам по башке. В лечебных целях, — уточнил я.

— Сам Могильщик?!

— Самый тот, подрабатывает инструктором.

— А я думал он у вас только персонал подбирает.

— Хреново думал. Это косяк раз. Далее, на Арене…

— У меня был шанс, Краб! И я бы не стал сливаться….

— Вот опять: резкий косячник. Лин, косяк не в том, что ты вышел на Арену. Не в том, что ты стал, либо не стал со мной воевать. А в твоем дурацком сообщении. Вот что это за нахер, с «не буду щадить»?

— Косяк, — признал парень.

— Вот такие пафосные речи, Лин, произноси над трупами врагов и надёжно выведенными из строя Досами, тогда это косяком не будет, — поделился мудростью я. — И, наконец. Нахера ты стоял меня и ждал? Номер браскомма есть.

— А я… блин, капитан, я как это сообщение дурацкое отправил, номер удалил.

— Кося-а-а-ак, — фактически хором протянули мы.

Поржали, пожали лапы, ну и потопали в «Криль». Собственно, кроме принятия Лина на «довольствие» особо и копошится не пришлось: персонал рекрут-компании и так «на службе».

— Растёшь, Краб, — отметил Дрой. — Индивидуальные контракты — это охеренный показатель признания. Я-то думал, что за буза в сетке: Краб то, Краб сё, Краб круче варёных яиц. А ты рекламщика нанял? — на что я кивнул. — Доброе дело, я лет пять додумывал что нужно такого. Хотел позже предложить — а ты уже сам.

— Я такой, Дрой. С нами слетаешь?

— Биржа, Ан. И… — сморщился он. — Ну, в общем, не хочу пока. Как всё будет…

— Я понял. Бывай, до встречи, Могильщик.

— Удачи, Краб.

Глава 10

В полёте я загнал всех пилотов в симулятор, а сам с Дживсом принялся разбираться с контрактом. И выходила довольно забавная картина: расположенная практически в центре Сектора планетарная система. В ней обитаемая планета, несколько булыжников — но это ерунда. Интересное, как и цель заказа — орбитальное кольцо вокруг газового гиганта. Видимо, когда-то было оно планетой, причём богатой металлами.

И сложилось так, что система оказалась в зоне интересов всей четвёрки мегакорпораций: удобное расположение, ресурсы и мощная перерабатывающая промышленность на единственной планете.

Но так как корпораты явно не желали устраивать резню, так и планетарный правитель не желал терять власть. И, в итоге, извернулся так, что единственная торгово-транзитная станция в системе оказалась под контролем планетарного правительства.

Да ещё и демилитаризованной, находясь под планетарной юрисдикцией. То есть, конфликты на станции, любого типа и вида, жёстко пресекались.

Система эта нихера неустойчивая, подозреваю, когда почти трёхсотлетний хитрожопый планетарный дед помрёт — в системе начнутся «звёздные войны», но пока жив, курилка, а система нейтральна.

Но, как понятно, в районе ресурсного кольца творится та ещё дикозападщина: нападения, захваты, ну и прочее подобное. Причём без боевых кораблей — силы системной обороны такого разнесут, а крупные корпорации согласились в этой системе на «худой мир».

Это обстановка в общем, а суть контракта — уничтожение обороны и охрана здоровенного астероида, фактически планетоида в три километра размером, до прибытия сил «заказчика». В роли которого выступала «независимая добывающая корпорация», как понятно, непосредственно работающая на Вегу. Но тут, подозреваю, две трети компаний таких. Все «независимые», но работают на толстых корпов. Ну и, как понятно, все всё знают, но молчат.

И, наконец, сама обстановка на месте. Астероидное кольцо, с кучей мелких и крупных летящих на разной скорости по орбите каменюк. Я когда начал знакомится с контрактом, несколько выпал в осадок и сгоряча вообще хотел отказаться: в одной из завиральных книжек, притащенных отцом мне в больничку, чуть ли не драма жуткая, как там какой-то челнок давят в труху такие же астероиды. Ну и местоположение заказа аж в десяток километров «вглубь» кольца, внешнюю часть уже выработали, летала пустая порода.

— Сэр, с чего вы взяли, что столкновение с камнем летящем по орбите опасно? — натурально выпучил на меня буркалы Дживс. — Опасно, если вы имеете собственную высокую скорость, да и то… условно, сэ-э-эр.

— Ну масса там, столкновение, инерция! — размахивал я пояснительно клешнями.

После чего Дживс чуть ли не принудительно продемонстрировал мне детский(!) обучающий фильм, про юных, чтоб их в дышло, астронавтов. И, могу сказать, что вид человека в скафандре, РАСТАЛКИВАЮЩЕГО оскафандренными руками и ногами пару планетоидов, в несколько сотен метров, а то и километр размером, друг от друга… Ну впечатлил и прочистил мозги.

В общем, летят эти каменюки примерно с одной скоростью. Разница в ней — максимум, редко и далеко, в десятки километров в час, а фактически — километры. И, положим, догоняет астероид какой другой астероид на котором у нас база, корабль, да хоть чёрт в ступе. Стукается об него… и всё. Догнанный чуть ускорился, отставший — чуть замедлился. Там, в месте столкновения, если уж не совсем громадные массы, человек может быть, и, просто отпихиваясь, не раздавиться.

Так что в книжке завиральной, чтоб всё было, как написано, нужно чтоб кораблик из говна и палок был, в самом прямом смысле слов.

Но, при этом, насыщенность каменной мелочёвкой и не очень, создаёт весьма необычное «поле боя». Летать быстро — нельзя, тут уж сам создаёшь скорость, на которой тебя размажет, только медленно и печально. Оружие… да не работает, по сути. Взрыв — ракета хер долетит, а если не ракета — то тебя самого же каменюками прибьёт.

Метатели если взять, что пороховые, что разгонники — снаряд просто устроит бильярд, траектория его — непредсказуемая, летит недалеко. А если с взрывчаткой снаряд, так ещё и сдетонирует в считанных метрах от ствола. Лучевики… используют, но это, так, десяток, если повезёт — два десятка метров. Условного поражения, уверенного и быть не может.

Правда на планетоиде цели стоят монструозные турели, там полсотни метров поражения есть. Но на Дос такую жуть даже с колдунством не поставишь.

И вот, выходит, что оружие у нас — пробойники да резаки, ну и лазеры на всё Досы ставить надо будет. Хоть что-то.

И надежда на «Иглу»: жуткий калибр и скорость болтов её разгонника, судя по всему, будет бить метров на сто. Не без недостатков и риска, но снять турели мы сможем.

Но, перед этим, надо справится с десятком Досов охраны, причём поголовно в лазерно-рукопашной модификации и приноровившихся к местным условиям. В общем — интересный и хорошо оплачиваемый заказ.

И подумать надо, может что интересное придумается.

Совещание же перед выходом из гипера было как довольно забавным, так и плодотворным.

— Кра-а-аб, — ныл Серпентофил. — Ну с лазерами фигня выходит! Может можно пушки оставить?

— Можно, — щедро позволил я. — Будешь ими врагов по корпусу стукать. Может и не погнёшь, а они со смеху помрут. Или сразу на свой ложемент наведи, да и стреляй залпом: тоже весело может получится.

— Вам — может быть, — буркнул Лин, смиряясь с лучевой судьбой.

— Краб, хочу сразу предупредить, — выдал Мыш. — Бороться со стационарной системой обнаружения на планетоиде — дело бесполезное. Надо глушить ЭМ по площади, иначе никак.

— Да прям, никак, — хмыкнула Котя. — Можно… но хреново. Хотя я на его месте, — потыкала она в Мыша, — справилась бы лучше!

— Да? И что бы ты сделала? Широкополосные радары высокой мощности, гравидатчики чувствительные, причём всё это перекрывает друг друга…

— Ну я же не здоровенная дура, — окинула Котя взглядом тушу Мыша. — На фига мне бороться с излучением? Нормальный слейсер будет бороться с источником, а не с производным!

— И как ты доберёшься до их железа? Что там, думаешь, совсем криворукие дебилы? И кроме того, твой сигнал…

— Молчать, — прервал я поток мышиных мыслей. — Вы двое, вон к тому терминалу, там разбирайтесь. А потом доложите результаты, и чтоб не мешали.

— И пожалуйста. Но нормальные слейсеры будут работать дронами, — пробормотала мелкая, отходя с Мышом.

— А от меня толку не особо, — протянула Нора. — Я с лучевым оружием не слишком хороша, да и с ближним боем не очень.

— Ты знаешь, у меня появилась идея, — озвучил я. — Ракеты, конечно, хер используешь. Ну а если мины-дроны?

— А разница-то? — хмыкнула Нади. — И сбить могут, потому что медленно, да и взрывом всё равно всех накроет, как и астероидами.

— Ну я, вообще-то, думал о кумулятивной струе.

— Не годится, — помотала головой уже Лори. — Ан, у тебя твоя кумулятивная струя сработает как реактивный двигатель. Вражеский Дос просто лизнёт струёй, а дрон — пи-у-у-у! — наглядно показала она траекторию возможного дрона. — И щиты у противников будут.

— Можно пробовать с креплением на Дос противника, — задумалась Нора. — Но это заметно… Не знаю, — призналась она.

— Тогда иди к этим, — потыкал я в Мыша и Тень, мирно ведущих дискуссию.

Реально мирно — даже слова кроме мата изредка слышались.

Ну а пока троица придумывала уберпуху, мы обсуждали не чем, а как мы будем вражин воевать.

В итоге, пришли к выводу: добираемся до пары сотен метров. Если нас встречают вне зоны поражения турелей — то бой, тут понятно. Не встречают — Нади отрабатывает по турелям, с одного попадания не факт что уничтожит, да и вероятность попасть не стопроцентная — но боеприпас запасной прихватим, так что снесём их точно, ну и уже спокойно будем воевать приблизившись, если вражины трусливо спрячут тела жирные в планетоиде.

Атмосферник в пределах астероидного поля не используем, в нём — своим ходом. Лори (ну и частично я) делаем маневровые движки на манипуляторы всем Досам.

Правда, лазеров нам банально не хватало, так что попёрся я к троице, на тему осведомится у Коти о её трофее. Ну, купить в смысле те «Вампиры», что у нас пылятся в трюме без толку.

— Да не вопрос, Краб, я вообще думала, это мой вступительный взнос, — вылупилась на меня мелкая. — Но не думаю, что вам эти лазеры понадобятся.

— Хм?

— Смотри что мы тут придумали.

И выдали мне эти трое довольно интересную идею. Итак, берутся разгонники. И снаряд делается из чистого железа, с наполнителем из жуткого фтора (или жидкого, чёрт знает, но судя по тому, как он всё сжигает — жуткого). И кумулятивной струёй… становится сам заряд. Ни противохода, ни прочих гадостей, а импульс разгонника придаёт ему достаточную скорость.

Понятно, что не сотни метров, но вполне удобоваримое оружие получилось. Ни рикошетов, ни чего подобного, струя если хороший щит и не прошьёт, то генератор нагрузит. А главное — вышел настоящий плазмострел. Вот ни к кого нет, только в игрушках, а у нас будет, внутренне поржал я.

— Серпентофил, ликуй! — подал голос я.

— Капитан Кра-аб! Ну ликую я, ликую, — печально поликовал он.

— В общем, выделим на эту операцию разгонники. Не придётся тебе с лазерами возится, да и вам всем.

— Кррруто!!!

— Дживс, Тень, смоделируйте в симуляторе новое оружие, всем прочим — тренироваться.

— Угу.

— Как скажите, сэр.

— Нади, на симулятор, за главную. Присмотришь?

— Присмотрю, Краб.

— Лори, займёмся разгонниками.

И потопали все делами заниматься. Мне нужно было дколдунствовать разгонники — так-то были, но скорее полуфабрикаты. А Лори с Рори — их настроить, отладить, смонтировать на Досы. Да и от пылюки защита разгонника нужна, а то попадёт в ствол — выйдет хрень, а не выстрел.

В общем, полтора суток до торговой станции, где «Кистень» и останется, прошло в плотной работе. Котя, правда, бузила и подпрыгивала со своими шпионскими и диверсионными дронами, но тут Мыш её обломал — при тех напряжённостях ЭМ-поля, что предполагается, маскируй канал или нет — толку не будет. Просто не пробьётся.

Ну а мы почтили визитом станцию (интересно было, признаться), оценили вычурные до тошноты костюмы гвардейцев местного, три сотни лет «всенародноизбираемого». И даже мимоходом встретились с гвардейцами компании-цели. Нет, не общались, просто видели, но как подтверждение «мирного места» было очень наглядно.

А после решил я «потренироваться в полевых условиях». Ну, о том, что мы на нашу цель нацелены — они либо уже знают, либо узнают только с нападением. А лезть самому, да и отряд тащить с учётом опыта только на симуляторе… Ну лучше я сам им пинков навешаю, хоть удовольствие получу. И сам же башкой о переборку постучусь, у меня даже опыта симулятора не было.


И чуть не обломался с этой охренительной идеей: ну понятно, что тренироваться надо не вблизи цели, и вообще наши задумки не демонстрировать. Вот только «нейтральных мест» на кольце практически не было, везде территории разработки каких-то контор, либо «застолблённые» под них.

Не без труда нашли место, подлетели атмосферником… и обнаружили пяток челноков подлетевших к месту нашей тренировки.

— Вы кто такие?! Что вам надо?! — возмущался я. — Я вас не знаю! Идите на хуй!

— Сам туда иди, тут зона свободного пространства, — хамили мне всякие.

Нет, интерес поналетевших понять, конечно, можно — у трёх из пяти корытовладельцев разработки рядом, а двум просто интересно. Пидарасам таким, любопытным злобствовал я.

— Сэр, Котти Вирс предложила довольно любопытное решение. Я, если позволите, создам нежелательным наблюдателям перебои в системах жизнеобеспечения.

— Позволю! И канализацию им инвертируй, засранцам таким!

— Как прикажете, сэр.

После этого диалога, уже через минуту, челноки зевак стали отваливать. Ну реально, раздражают, главное тем, что даже пнуть их нельзя — системная оборона распылит на атомы.

И полезли мы в пылюку. Тесты показали, что в общем — справляемся. А в частности — ни хера не удобно. Движение манипулятора не только давало реактивный импульс, но и «отталкивало» от пыли и песка. Остальной корпус об него «тормозил», но всё это давало крайне трудно вычислимые и слабо прогнозируемые колебания. В общем, если двигаться — нормально, то вести бой чертовски сложно, да ещё с учётом отдачи от оружия.

Но, пару часов покувыркались в астероидном поле и, в целом, я в нашей готовности убедился. И патроны с жутким фтором себя показали весьма продуктивно, работали на паре десятков метров если не уверенно, то с высокой долей вероятности.

Лучевая оружка по соотношению «энергообеспечение-урон» выходила значительно хуже, что также проверили. Ну и щиты Досов будут у вражин гарантированно противолучевые: кинетику ставить в астероидном поле бред. А поток горящего железа лучевым щитом пусть и ослаблялся, но не гасился, как лазерный луч, которым только истощить энергоконденсаторы генератора поля и выходило.

В общем, на «Кистень» я возвращался довольный и, в целом, уверенный в завтрашнем дне и, операции, в целом.

И, на следующий день, вывалился отряд из атмосферника, и попыхивая двигателями двинулись мы в глубины астероидного потока.

Как и проверялось-ожидалось, постукивание булыжников по бронированным корпусам ничуть не вредило, правда скорость у нас была километров десять в час, да и облетать особо здоровые булдыганы приходилось. Двигали мы относительно недалеко друг от друга, но Мыш и Нади — чуть приотстав и отдельно, их задача в тылах, да и прикроют друг друга. Затейница была в тылу уже «боевой группы», поскольку с ближним боем у неё было реально хреново. Ну и, соответственно, Флинны, Косячник и я, как этакий боевой авангард. Я бы снайпера Тару и Лина, признаться, направил бы в тыл: от них с оружием толку больше. Но, вдвоём с Родсом, мы не вытянем, так что выходило как есть.


И вот, подлетаем мы уже на полкилометра, начинаем аккуратно продвигаться, всячески осматриваясь и сканируя — и ни черта. Не заметить нас, теоретически могли, но это везение практически невозможное.

Впрочем, хотят сидеть — пусть сидят. А Нора отлетела к «Игле», зафиксировали её Дос — отдача монструозного разгонника была запредельной, так что погасить её маневровые одного Доса просто не могли.

— Держу цель.

— Огонь. Начинаем.

Телеметрия показала уверенное попадание и одной турели пиздец. Но тут же стала видна куча относительно мелкого железа, деловито шебуршавшего к нам от расположенного в сотне метров астероида.

— Дроны, похоже камикадзе, тип не знаю.

— Заглушишь наведение, Мыш?

— Не всех, слишком много, Краб.

— Глуши что можешь, а мы постреляем в тарелочки, — хмыкнул я. — И Игла, пока идёт перезарядка, отслеживай противника.

— Принято, Краб.

И Мыш показал себя более чем неплохим РЭБ-щиком, но дронов было не менее полутысячи. А у нас только разгонники, не слишком скорострельные. Правда. кумулятивная струя сжигала их нескольких за раз, но полтора десятка из полутора сотен приблизились к нам опасно близко.

Я чуть подался вперёд, врубая плазменный резак — желания узнавать, что за начинку упихали в дроны вражины желания не было.

И закувыркался: дроны плазмой накрыло, но, очевидно, один из них активировался. И в ножном манипуляторе Краба торчал штырь игольчатой мины. Некритично, пробита броня и слегка повреждены синтомышцы, но если б их было побольше, то пришлось бы весьма кисло.

— Вижу отметки Досов, — выдала Нади в боевой чат, а Мыш приправил слова координатами. — Краб, цел?

— Мелочи, лови телеметрию, — скинул я показания персонально подруге.

Погасил энергию вращения, присмотрелся, прикинул.

— Полусфера, с тридцати метров — огонь.

— Отработаю по Досам?

— Думаю нет, Игла. Не привлекайте к себе внимание, лучше охраняй Мыша. Затейница — чуть ближе к нам, выцеливай пытающихся обойти.

Десятка средних Досов, с довольно сильно искажёнными силуэтами, приближались к нам. Судя по данным Мыша — усиленная защита от астероидов, и топливо с относительно мощным движком, что позволяло передвигаться вражеским Досам гораздо быстрее нас.

Но это инерция и сниженная манёвренность, а мы их всё равно на месте встречаем.

Вражины старались нас охватить, но Нади, как временный тактик (как по мне — так и постоянный, но мы ещё были в стадии утрясения) корректировала нас, так что в итоге встречали вражин мы «шеренга на шеренгу».


И, отстрелялись по приближающимся Досам, причём один гарантированно вывели из строя, один покоцали. Но враги не идиоты, врубили движки на форсаж, явно собираясь произвести лучевой залп.

— Резаки! — бросил я в боевой чат, сам врубая плазменный резак.

Расфокусированными факелами, не как атака. Как я точно выяснил после заказа с противным корпом, поток плазмы довольно сильно ослабляет лазерный луч. Ну и щиты, само собой.

Сквозь «огненную завесу» вынесло вражеские Досы на нас и началась свалка. Вспышки резаков, белые росчерки кумулятивных снарядов, голубовато-белые в пыли лучи лазеров.

Я рванул на ближайший ко мне, удачно повернувшийся спиной Дос, выпалил, воткнул клешню и еле успел её выдернуть: железо с фтором вступили в реакцию на броне Доса, не создавая кумулятивной струи, а горя высокотемпературной плазмой, раскалив Дос практически добела, вызвав мгновенный отстрел реактора и ложемента.

Но вытащить клешню успел, тут же услышав в боевом чате:

— Краб, Родс! — и координаты.

Рванул по ним и увидел неприятную картину: «Молот» Родса был цел, но находился в очень неприятном клинче с «Вампиром» противника. Манипуляторы Родса вражина перехватил и тянул его к окуляру наплечного излучателя. Последний, очевидно, заклинило на поворот, но был он рабочий.

Оружие «Молота» было на манипуляторах, то есть бесполезно, а скользящие по броне «Вампира» ножные манипуляторы средний Дос пересиливал.

Ну уж нет, возмутился я. У нас и так нехватка парней, да и вообще не хрен моих пилотов жарить.

— Да я тебе сейчас реактор клешнёй из жопы вырву! — пригрозил я вражине.

И осуществил угрозу. Ну, не совсем из жопы — «промежность» Доса имела ослабленную броню. Так что можно сказать, что и в жопу вонзилась моя карающая клешня. А после активации пробойника и повреждении стенки реактора — его отстрелило, что стало осуществлением второй части угрозы.

— Капитан, 218к4998у1! — скинул в боевой чат Родс, дёргаясь во всё так же сжатых манипуляторах Вампира.

— Вижу, — бросил я, выдирая клешню и стреляя дымопылевой гранатой.

В пустоте — сомнительной эффективности вещь, но для нас сейчас спасение: вражина примеривался нас поджарить лазером.

Вытаскиваю я, значит, клешню, нацеливаюсь… и тут меня дёргает за гребучую ногу! Ну реально, проклятье на неё какое-то, то ли шесть лап завести, то ли одну оставить, возмутился я, вращаясь и вникая в телеметрию.

— Косячник!!! Какого хера ты творишь?!

— Я подбил три Доса, капитан!

Вообще, судя по телеметрии, и вправду подбил. Влезло в его Дос всего четыре разгонника, на большее не хватало энергии. Ну и справившись с одним противником он отлетел в сторону и отстрелялся от души. Причём в целом — точно. То есть, тарин противник, например, лишился сенсорного блока ювелирно, в полуметре от неё. А мне это бедствие змейское… попало по торчащему из «бедра» штырю, от дронов.

— Охренительный ты молодец, косячный Аспид. По моему противнику нахера стрелял?

— Э-э-э…

— И отвечаешь неправильно. В общем, молодец, но от карающей клешни на этот раз не отвертишься, — припечатал я, благо, вражины кончились.

И наши были живы, хотя телеметрия выдавала показания повреждений разной степени. Затейница вообще печально дрейфовала — ей какой-то особо меткий паразит отстрелил баллон с рабочим телом для двигателей. Повреждения брони, само собой имелись, но в целом — неплохо всё.

— А вообще — мы молодцы, — оценил я. — Но контракт не завершён. Собираемся у Иглы. Аспид, помоги Затейнице, а если накосячишь — простой клешнёй не отделаешься, будет с проворотом.

Через полчаса все турели планетоида были выведены из строя. А мы заняли позицию на его поверхности и дождались транспортника с гвардией заказчика. Собственно, на этом контракт и был завершён (Дживс артефактом подтвердил закрытие и оплату), а мы выдвинулись навстречу атмосфернику с Лори.

Глава 11

Но «Кистене» я первым делом решил осуществить свою угрозу. Клешня карающая ждала Лина, а то вообще бардак. Молодец-то молодец, но постоянно рискует, причём собой-то ладно. Ну, тоже, конечно, жалко, но терпимо.

Но, например, с тем же штырём: пара сантиметров ближе, и реакция железа и фтора началась бы НА штыре. Мне бы манипулятор оторвало, как минимум!

Это при том, что я был боеспособен, врага контролировал. То есть опять же, выстрел от «лихости», которую нужно вгонять в удобоваримые рамки.

— А-а-а-аспид, — ласково пропел я.

— Да, капитан? — с явным опасением уставился на меня парень.

— А пойдем-ка в мою тренировочную.

— Зачем?

— За шкафом!

Дотопали до тренировочной, как были, в пилотских комбезах.

— Бить будете? — печально спросил косячник.

— Я тебе, Лин, говорил уже — я тебе не пап и даже не мам. Просто в тебе дурной энергии слишком много! Надо утилизировать. Буду тренировать, — ласково улыбнулся я.

— Э-э-э… ага.

Через полчаса Аспид был тихими, спокойным, потирал фингалы. Ну и внимал моим наставлениям внимательно. Может так и поможет, довольно отметил я. Да и прямо скажем — я его не просто мудохал, а именно учил. В будущем может и пригодится.

— Ага, понял, капитан, — простонал косячник. — Постараюсь получше анализировать, капитан.

— Постарайся. А тренировки тебя… — взглянул я на позеленевшего Лина, что с учётом фингалов смотрелось довольно забавно. — …будем продолжать по необходимости.

— Хорошо. капитан Краб. А можно вопрос?

— Можно, да и не в боевой обстановке задавай прямо, не в гвардии.

— А сколько вам лет, капитан?

И этим вопросом он меня несколько озадачил. После надругательства над слегка потрёпанным мной в тригинском зоопарке, биологически я был… ну двадцатилетним, примерно. Даже, в своё время, не без иронии, отметил, что из нашей семейной троицы я выхожу «младше» всех. При этом, если скажу, что ровесник… Ну и похрен, по большому счёту, но, во-первых, совру.

А, во-вторых, Серпентофил не просто так вопрос задаёт. И если я скажу, что я такой замечательный, в его возрасте владею всем и ваще красавчик… Ну-у-у… вот совсем не факт, что это для талантливого парня станет стимулом развиваться, а не опустить руки. Так что отвечу честно.

— Считай, раза в два тебя старше, Лин.

— Понятно, а…? — сделал он понятный жест.

— Вкратце — медицинский археотех. И всё, закрыли тему.

И на выходе из тренировочной меня подловила Нади. Вот блин, у нас война, а я усталый, печально отметил я, разукрашиваемый плюхами и огребая лещей. Так эта страшная женщина, меня жестоко отпинав, треснула меня по заднице и выдала: «Не расслабляйся, Ан. И не забывай о тренировках!». И свалила, только гогота злодейского не хватало.

Ну, кармец, наверное, думал я уже в медотсеке, рассматривая свою разукрашенную морду лица.

А дальше нам предстояло выполнить ещё один контракт, перед получением рекомендации и пропуска к Веге.

Собственно, от этого зависело, куда нам дальше двигать, да и в каком составе. Так что собрал я своих девиц, Дживса, тот мелкую прихватил. С последней я, блин, хрен знает, что делать. Потому как Дживс, как я понимаю, ей доверяет. На совещаниях присутствует, а на наши «тонкие намёки» отвечает понимающим выражением на мордашке.

Да и сам факт того, что она пять ЕЁ Досов небрежно обозначила «это и так ваше», довольно показателен.

Ну, в общем, реально, хрен знает. И Дживса нужно надоумить его подружку в медотсек намылить. Раз уж она так Досами «болеет» — можно будет и помочь, благо в «Клешню» девчонка, похоже, вольётся в любом случае.

— В общем, контракты перед вами, думайте, куда лететь, — обозначил я, выводя на голоэкран предложения. — Я сам предпочтений не имею, а у вас могут быть какие-то соображения.

— Мне — всё равно, Ан. Я бы сейчас с Досами разобралась, вы их поцарапали, да и броня на многих пробита, — обозначила позицию владелица самой шикарной попы Млечного Пути.

— Мне, в общем-то, тоже. Единственное — контракты с долговременной охраной мне не нравятся.

— Убираем, — кивнул я, убирая. — Дживс, Котти?

— Не вижу разницы, сэр. Разве что, с целью экономии топлива можно выбрать вариант поближе.

— Угу.

— Я? — удивилась мелкая, на что я кивнул. — А я разве?..

— На испытательном сроке, — покивал я. — Но… в общем, на испытательном сроке как член компании, так уж сложилось. И ты охеренный спец, даже Дживс хвалит. А он, засранец такой…

— Позвольте, сэ-э-э-эр. Я всегда отдавал должное вашему непревзойденному тактическому гению, осторожности, рассудительности…

— Вот.

— …чувству такта, стремлению решить вопрос без конфликта. Так что непредвзятую оценку, сэ-э-эр, я имею честь давать всем. Кроме того, позволю себе напомнить, я весьма высоко оценивал когнитивные способности и выдающиеся кондиции афедрона механика Лори, сэ-э-эр.

— Вот про это я и говорю, — подытожил я издевательский монолог эфиряки.

Мелкая хихикала в кулачок, Лори взирала на эфиряку с прям читаемым выражением «И ты, Брут?!», Нади уткнулась в браскомм.

— Будем считать, что этого издевательского образца гадского юмора мы не слышали. Но да, Тень, твое мнение на совещании учитывается.

— Хм-м. Ну вообще-то я тоже не вижу никаких недостатков и преимуществ. Поближе?

— Значит поближе. Дживс?

— Слушаюсь, сэр.

А пока эфиряка рулил «Кистенём», я отправлял сообщение веганскому корпу. Кстати, был довольно любопытный момент, с отправкой сообщений и галласеткой в целом. Она была, но скорость и цена обмена информации довольно сильно отличалась.

В качестве центров сверхсветовой связи использовались всё те же тригинские портальные врата, был у них подобный (довольно криво используемый, со слов Дживса, функционал). И возникала забавная фигулина: связаться с портальной станцией на другой стороне галактики — как два бита переслать. В любом объёме, хоть видео, хоть тридио, хоть что. А вот в «зоне покрытия» Сектора передача информации была трафицирована и дорога, проходила через ретрансляторы на станциях и планетах. И, кроме текста, почти ничего не пересылалось. Например, записи с Арены распространялись кораблями-курьерами. Выходило дешевле.

А мы, хоть и могли «прямо» передавать и получать информацию, бесплатный, хе-хе, безлимит. Но, для того же контракта использовался ретранслятор. И вот через полчаса после выхода на разгонную прямую, я получил «добро» от Зигса.

А заказ нам, ну на первый взгляд, выпал на удивление приличный. Вот как-то, признаться, не ожидал даже от веганских пассивов. Думал геноцид какой захотят, паразиты, или ограбление. Но нет — Вега, судя по данным, в данном случае желала просто вернуть своё. А именно: в рамках локального конфликта «дочка» корпорации Элисор отпиратила корабль Веги, во все дыхательные и пихательные.

Это они молодцы, но из этого росли ноги нашего заказа. Массив информации, в несколько экзибайтов, какое-то запределье в терабайтах, чуть ли не миллион. Результаты разработок различной направленности нескольких исследовательских центров, часть из которых были планетарными в прямом смысле слова.

Как это добро у Веги отжали, почему такую ценность не сопровождал мощный флот — знает только Клешня. В смысле, хе-хе, этот мощный флот клювом на Атласе щёлкал.

Ну да не суть. И пылятся накопитель информации, куб двухметровый, на планете Горосо, в исследовательском центре, как раз этой дочки. И надо эти данные вернуть, ну или хотя бы уничтожить. В сохранности на ближайший год Вега не сомневалась — шифрование запредельное, а у нас выходит штурм здания с семью Досами наёмников в защитниках.

В принципе — довольно типичный контракт. Большие деньги чаще вращаются в городах, а не в пустоте и необитаемых планетах, так что городские контракты довольно распространены. И как раз для малых и средних Досов. Тяжёлые в условиях городской застройки могут использоваться только без оглядки на побочный ущерб, а это полноценная межпланетная война, по классификации, даже если воюющие с одной планеты. В общем — редкость.

При этом цель заказа имеет на планете лишь несколько зданий, при том, что планета очень индустриальная и прочее. Тут, насколько я понял, кроется разница корпоративной, аристократической и тупо-жадной политиканской психологии. Четыре контролирующие сектор мегакорпорации имели «в собственности»… по две-три планеты. В зоне интересов, контроля, финансово-технического влияния — почти все. А вот возится с социалкой и прочим — просто невыгодно. Так Горосо была вполне себе самоуправляемой планетой и даже у той же Веги на ней было какое-то дохленькое представительство.

Ну а остальное — надо выяснять на месте, до которого было всего четырнадцать часов в гипере — действительно недалеко.

Прилетели, вполне официально посадили «Кистень» в космопорте. Для объявления властям Горосо о «конфликте» нужно буквально минуту, точнее, сам конфликт уже существует, вопрос именно о действии «Клешни» в его рамках, что делается уведомительным порядком.

И, соответственно, Дживс призраком, а мелкая — через подключение к сети, ну и мы с девчонками — за терминалом в открытых источниках стали собирать информацию о нашей цели. И ни хера мне эта информация не понравилась. А после докладов Дживса и Тени нравится стала ещё меньше.

— Это пиздец какой-то! — веско охарактеризовал я расклады.

Итак, имеем мы здоровенный небосрёб (или небоскрёб, хер знает, что он там с этим небом делает). В две с половиной сотни этажей, полтыщи метров квадратных. Там лаборатории, офисы, даже полигоны. И дохера сотрудников, сорок с копейками тысяч.

И вот дальше идёт скотство корпоратов вообще, а не Веги: с сотого по стопятнадцатый этаж небоскрёб это автономный бункер, с охренительными стенами, возможностью всё нахрен перекрыть и даже возможностью полёта. И там тусят начальники, наиболее важные лаборатории и наша цель, кстати. А забитые сотрудниками этажи…ПРИКРЫВАЮТ руководство своими телами. Более того, при активации плана «спасение верхушки», верхние этажи просто разрушаются нахрен.

С одной стороны — никто этих сотрудников силком не тащил, но… Да те же Досы наёмников прикрывают «элитный этаж» на рабочих, что сверху, что снизу. И теоретически мы пробиться можем, но блин… Не хочу я столько народу крошить в фарш, вот совсем не хочу.

— Так, какие есть шансы выманить Досы или, например, портироваться в этот гребучий начальственный бункер?

— С телепортацией, сэр, вынужден вас разочаровать. Сам, как вы выразились, бункер просто не содержит участков нужного объёма для телепортатора. А в здании имеющиеся пространства контролируются несколькими типами средств, включая живых наблюдателей.

— А Досы, Краб, ты оттуда не выманишь, — продолжила Котя. — У них контракт на охрану этого бункера. А если ты про людей — так у них во внутренних инструкциях прописано, у корпов этих, что расходный материал.

— Ни хера мне это не нравится, — констатировал я.

— Ан, ты не забывай, что это контрактные сотрудники корпорации. В случае контрактной войны…

— Нади, я, блядь, в курсе, что их можно убивать! Но не находишь, что их СЛИШКОМ дохера, для спокойного ведения боевых действий?

— Вообще — нахожу, — признала подруга. — Нерабочее время?

— Фигушки, нет у них нерабочего времени, — ответила Котя. — Круглосуточно со сменами. Общее количество сотрудников — девяносто тысяч, часть живут в самом здании корпорации.

— В общем, давайте думать, как нам воевать ТОЛЬКО с Досами. Я понимаю, что такое «побочный ущерб», не боюсь его… Но блядь, полсотни тысяч человек гробить — не хочу и не буду!

Сели мы и стали думать. Точнее, думали Дживс с Котей и Лори, а мы с Нади их критиковали.

— Стоп, тупим, — после часа бесплодных попыток родить что-то удобоваримое одумался я. — Наша задача — заполучить данные. Воевать охрану — нам нахер не надо. Если исходить из этого, какие варианты, Тень? Это больше твоя специальность.

— Удалённо — никак, Краб. Дживс скинул мне данные по внутренней архитектуре сетей и железу, правда не рассказал, как узнал, — показала она язык развёдшему руками Дживсу. — Надо либо выносить накопитель вручную, либо работать в непосредственной близости с ним, с пиратским подключением. А это время, несколько часов и нам нужен мощный накопитель. И попасть внутрь, — задумалась мелкая, вращая схему.

И, через полчаса, был на удивление годный план. Ну-у-у… по крайней мере без безумной резни.

Итак, участия в торговом конфликте мы не объявляем. Только в случае, если конфликт начнётся, тогда да, уведомительным порядком.

Далее, в небоскрёб надо протащить около тонны оборудования, плюс полутораметровый куб информационного накопителя. Расположится неподалёку от цели, перекачать информацию и… а вот дальше нужно уничтожить цель.

В принципе, можно попробовать спереть, но как ни забавно, это скорее опаснее, чем копирование уничтожение. Потому как копировать можно и вне бункера. А вот что уничтожение, что перемещение куба вызовет тревогу и герметизацию его. И ни хрена ни Дживс, ни Тень, гарантии того, что заблокируют тревогу не давали. Проценты, вероятность, но тридцатипроцентный звиздец есть. И если с обычного этажа можно тупо сбежать с добычей, то из бункера — хрен, а встречать будут мощные, сконфигурированные на плотность и силу огня Досы.

Далее, на дело нужен Дос. Как в плане доставки оборудования, так и для прикрытия отступления. Малый, поскольку идти хитрыми тропами и коммуникационными коридорами сможет только малый Дос. Более того, было пара мест, из-за который Котя сказала, что план неосуществим, без поднятия тревоги. Но… колдунство. Есть возможность нарушить целостность препятствий, без температурных и ЭМ-скачков, более того, вернуть всё как было. А на время, которое на это понадобится, мелкая прикроет.

— Ан, чтоб тебя! Опять один?! — выдала Нади. — Я в «Шакал» и с тобой!

— Во-первых, Нади, ты ни хрена не умеешь управлять малыми Досами.

— Умею, блядь!

— Умеешь, но хреново, — не стал спорить я. — От стандартного «Шакала» нам толку ноль. Это во-вторых, что ты и сама понимаешь. В-третьих, уничтожив цель, уходить мы будем с шумом и пылью.

— Вероятность поднятия тревоги не менее шестидесяти процентов, сэр.

— Вот, — покивал я. — И не факт, что Досы будут щёлкать клювом на этаже. Контракт на охрану, но…

— И имущества также, — выдала Котя. — Плюс возможны устные договорённости. Или дополнение с наградой.

— Так вот, за нами может быть погоня. И от «Иглы» в небе толку будет больше, чем от «Шакала» за компанию.

— Прикрыть, хм.

— Вероятен полноценный бой Досов, Нади, а не «прикрыть». Причём я в нём… Хотя, этот носитель в байк влезет?

— Если переконфигурировать оборудование, то да, — прикинул Лори.

— Тогда со мной. В общем, будет воздушный бой, похоже.

— В условиях застройки, — уже нахмурилась Нади. — С оружием надо ОЧЕНЬ осторожно.

— Противники также будут ограничены, но в целом — да.

— Ладно, принято, — хмыкнула она. — И Ан, Лори. Мне нужен хороший малый Дос.

— Разумно и займёмся после контракта.

— У тебя будет лучший в Мире Дос, Нади! После Краба, конечно.

И Котя глазами перебегала, нос повесила. Она же мечтает пилотом быть, блин. Да и наш «маршрут» довольно однозначен.

— Дживс, я в тренировочную. Не откажешься быть спарринг партнёром?

— С радостью, сэр.

— Поговорим через пару часов. — выдал я, поднимаясь. — Лори, займись байком и обвесом Досов. Нади?

— Погоняю ребят в симуляторе, прикину оружие.

— Именно. До встречи.

Дотопали до тренировочной… и я еле увернулся от плюхи! Вот засранец, оскалился я, переходя в стойку.

— Вынужден признать, сэр, что ваше владение боевым искусством весьма высоко, — выдал через полчаса эфиряка, вправляя вывихнутый сустав.

— А ты, блин, здоровый лось, — ухмыльнулся я, трогая синяки и рассечения на лице. — Как бы не посильнее этой сволочи, капитана-андроида.

— Когда мы подбирали данную платформу, сэ-э-эр, моменты физических кондиций были вами отмечены. С сожалением вынужден вам это напомнить.

— Ну, посожелей, я не против. Но напоминать нихера не надо, я прекрасно это помню. Просто… блин, всё равно не понимаю, почему этих андроидов не используют, как боевых. Цена, конечно… но реально мощная штука. И не надо про деньги на выстрел, Дживс, я всё понимаю. Это было просто риторическое… как бы это сказать-то? В общем, риторическое недоумение.

— Я понял, сэр. Надеюсь, вы не против этого спарринга? Мне, признаться, как было интересно, так и…

— Хотелось меня пнуть, небось? А под зад получил ты! — ликовал я.

— Осмелюсь отметить, два раза пинок по филейной части, не считая…

— Полтора, я почти ушёл от удара. Но признаю, молодец. И давай к делу.

— Котти Вирс, сэр, — понятливо выдал эфиряка.

Глава 12

— Да, Котти Вирс, Котя, Смертная Тень и твоя девушка.

— Осмелюсь возразить, сэр. Не «девушка», а поднадзорная и опекаемая.

— И трахаешь ты её из чувства долга, ничего не испытывая, ради «психологического комфорта». Дживс, не трахай мой переразвитый мозг, ваши отношения называются «парень и девушка», а то и ближе к семье. Уж не знаю, какие «императивы» этих эфирных инженеров закоротило за твои миллиарды лет, но… — развёл я руками.

— Вынужден признать, сэр, вашу некоторую правоту, — после минутных раздумий выдал эфиряка. — Действительно, некоторые личностно образующие императивы выступили триггером. Благодарю вас, сэр.

— Херня вопрос, Дживс. Но вопрос не в том, что ты и педагог и педофил…

— Попрошу вас, сэ-э-э-эр! Котти Вирс взрослая и осознающая свои действия и поступки девушка!

— Да знаю я, Дживс, просто удачно пошутил.

— Вы себе льстите, сэ-э-эр.

— И льщу и удачно шучу, я такой, — признался я в своей многогранности. — Вопрос не в том. Котя пребывает на «Кистене» и отправлять её в «Криль» глупо и не нужно. Она не дура, почти такая же умная как Лори. И догадывается о наших «странностях», на что не раз намекала. А в текущей операции, если не бить её по голове, то мне колдунствовать придётся у неё на глазах! И она твоя девушка, педагог-педофил, а ты партнёр. В общем, ситуация понятна, вопрос — что делать?

— Охарактеризовать, сэ-э-эр, ваш прекрасный образ, с подходом «давайте треснем по этому, авось заработает, ну или сломается — тоже неплохо», я не возьмусь. Хотя, вынужден отметить, что упоминание ваших любимых «пидорасов», сэ-э-эр, после начала близкого общения с механиком Лори, заметно уменьшилось.

— Ну-у-у… Ладно, один-один, — хмыкнул я. — А по делу?

— А по делу, сэр, как я понимаю вы имеете в виду посвящение Котти Вирс в наши неафишируемые дела?

— Именно это я и имею ввести. Ты с ней общаешься плотно, со всех сторон… молчу-молчу, — ржанул я на поднятую бровь эфиряки. — В общем, понятно было с момента принятия её к нам, что либо она входит в нашу… Ну, семью, по большому счёту, либо мы ей трём память и разбегаемся. И в данной ситуации нужно твое мнение и оценка, как партнёра, её парня и вообще.

— Воздействовать на память и бить Котти по голове, сэр, я нахожу излишним. Хотя последнее, безусловно, отвечает вашим устремлениям, сэ-э-эр. А в текущей ситуации, опасности в раскрытии вас, как оператора эфира, как и наших ближайших целях, связанных с корпорацией Вега, я не вижу. Если позволите, я обосную позицию.

— Жги. И бить её по голове, кстати, я ни хера не хочу. Я её по голове не бил даже в нашу первую встречу, хотя стоило бы!

— Да, сэ-э-эр, нельзя не отметить вашу выдающуюся в самоотверженности позицию в данном вопросе. Итак, Котти Вирс в силу ряда психологических и физиологических причин крайне асоциальна. Живое общение, кроме как с персоналом борделя, оказывающим ей услуги интимного характера, она не имела десятилетия. Что вызвало определённую инфантильность, ряд комплексов…

— Давай без подробных перечислений, Дживс. Ни с кем не общалась, а я её не обидел и проявил какую-никакую заботу.

— Примерно так, сэр. На данный момент для Котти Вирс «Кистень» и компания Клешня — некая сказка, куда она попала после нелёгкой и одинокой жизни. И терять её… скажем так, она боится этого практически патологически, сэр. И в этом я уверен.

— В общем, подставы можно не опасаться, и ты следишь. И не променяешь…

— Попрошу, сэ-э-эр! Мы с вами — партнёры и это первично…

— Понял-принял. В общем — ручаешься?

— Можно сказать и так, сэр. Ручаюсь, — выдал он после возвращённого жеста с поднятой бровью.

— Так, тогда вопрос два. С первым разберёмся, сам подумай, как рассказать. Надо узнать, что у Коти с мозгами. Девка реально болеет Досами, это видно. Отведёшь её в медотсек, проверишь?

— Уже, сэ-э-эр. И я вам докладывал об этом, нельзя не отметить.

— Мдя? Ну хрен знает, не помню, замотался, наверное.

— Или, сэр, не выдерживаете должного промежутка между эфирными манифестациями. Это критически важно, сэр! Повреждённые нейроны восстанавливаются, но информация исчезает. Теоретически, достигнув высокого уровня оперирования, сдублировав память, а, как следствие, личность в эфирный план, вы не будете подвержены опасности забыть. Но ближайшие десятилетия — отдых необходим!

— Ну… возможно и правда заработался. Учту, Дживс, сам терять память не хочу. А когда сознание в эфир — я стану как ты, что ли? — резонно заинтересовался я.

— В некотором роде, сэр. Эта информация вам банально излишняя, на данный момент. Но если настаиваете…

— На хрен, и так головной боли хватает. Накачаю, к примеру, левую колдунскую клешню, а правая будет как у дистрофика. И исправлять заебёшься.

— Примерно так, сэр. А касательно здоровья Котти и её реабилитации, как пилота Доса…

Выдал эфиряка ситуацию с мелкой — недоедание и херовое питание, причём даже её маман, в процессе беременности. И, как следствие, некие мозглячьи патологии, которые колдунски исправить можно и не слишком сложно. Правда, ни хера не мгновенно: колдунствовать надо схему, по типу моей на затылке. Точнее её часть, четверть где-то. А с Досом эфиряка меня удивил: он, романтик такой, втихаря от девчонки, с учётом «навыков, предпочтений и известных мне мечтаний, сэр» кропал модель эксклюзива.

В общем, через пару часов продолжили мы совещание (еле успел подлечиться, реально, не секс-андроид, а пидорг-убийца!), которое началось с «представления» Дживсом его девушки, ну и обсуждения «берём ли мы её себе». Обсудили, взяли, хотя Лори потребовала клятвенного заверения, что «по лбу меня бить не будешь!» Мелкая клятвенно заверила, но на «как будто других мест нет», сказанных в сторону, я бы, хе-хе, напрягся.

А вот на колдунство девчонка отреагировала… странно. Но, подтверждая слова Дживса, что мы для неё «чудесная сказка». Удивилась, но так, не слишком.

Ну а дальше разбирались в технических деталях. Что будет на Крабе (выходило так дохрена, что становилось страшно), что цеплять на Досы отряда — тоже фактор немаловажный. Ведь если всё пойдёт по плану (не беря самый оптимистичный вариант, где мы всё скопируем, носитель уничтожим, а тревога не поднимется), атмосферник с Досами должен бултыхаться в округе, десантировать их и валить на «Кистень». Чтоб не попасть под огонь и не повышать значимость не конфликта вообще, а его статуса на планете. И Досам на ранцевых движках придётся воевать вражин в воздухе. При этом, стрелять по домам даже промахами, сбивать транспорт непричастных и прочее — категорически нельзя, поскольку планетарные безопасники прибьют.

Та ещё задачка, но вундервафля с нашего предыдущего заказа тут как нельзя кстати: возможность нахрен испарить заряд делала вероятность побочного урона фактически нулевой. Правда, пришлось допиливать заряды и вносить дополнительные программы в бортовые вычислители Досов — как я понял, та ещё задачка, учитывая их намеренную примитивность.

Кстати, вот тоже — сам то ли подтупил, то ли прав Дживс насчёт небезопасного колдунства. Любой робот нахрен выводится из строя ЭМ-вспышкой, достаточной мощности. И андроид в плоти — тоже. Дживса мы «прикрыли», но стандартные выходят одноразовыми и запредельно дорогими работами-смертниками, до первого РЭБ разряда.

И вот, на следующий день, Краб, обвешанный как новогодняя ёлка контейнерами, телепался в техническом коридоре космопорта, по направлению к компании-цели. Мелкая болталась рядом на своей метле, глуша редкие датчики и указывая куда топать. Последнее было не лишнее, поскольку коммуникации были не только чертовски сложными, но и зачастую прикрытыми нерегламентированными воротами, какими-то ответвлениями, хер знает куда… В общем, сам бы я, даже по схеме, скорее всего бы просто пёр на прямой, проламываясь через ворота.

Так, потихоньку, пробирались мы к техническим коммуникациям нашего небосрёба. И, за пару часов добрались, а вот дальше была задача колдунства — пол шахты грузового лифта был выполнен из металла, довольно толстого, но проще поддающегося колдунскому воздействию, нежели камень. Ну и место удобное — шахта походила сквозь весь небоскрёб, в том числе и бункер, хотя, естественно, отсекалась как и прочие части здания при тревоге.

— Нужна небольшая щель, сантиметров десять на десять, — озвучила мелкая, копаясь в нагрудном коробе Краба.

Впрочем, весь Краб был увешан кучей контейнеров, большую часть которых мы уничтожим, отступая. Не до них будет.

— Делаю, — ответил я, начав колдунствовать.

— Опасность! Точнее нет, сама справлюсь, — через секунду успокоила закопошившегося меня Котя. — Не доделывай дырку.

— Хм?

— Сейчас увидишь, Краб.

Через пару минуту неподолёку от нас начали раздвигатся двери какого-то лифта, но как только появилась щель — зашипел какой-то газ, и из распахнутых дверей вывалился какой-то тип, явно без сознания.

— Техник, вырублен на четверть часа, о газе не вспомнит. Скорее всего не доложит о потере сознания — внутренние инструкции тут жёсткие, как и штрафы.

— Типа если болен — сам виноват? — хмыкнул я.

— Типа того. Успеешь?

— Смотря сколько времени тебе понадобится после того, как я проковыряю дыру.

— Меньше минуты.

— Тогда успею.

Дыру я проковырял и тут же туда ринулось не менее десятка минидронов, блокирующих датчики, системы оповещения и занимающиеся прочим техношаманством. Ну а я начал расширять проём, пока, наконец, не расширил до подходящих для Краба размеров. Подтянулся, забрался в шахту и вернул полу первозданный вид — это было проще всего, я просто перестал колдунствовать, и металл сошёлся «как было».

— Отлично, всё чисто, — порадовалась Котя. — Теперь наверх.

— Да что ты говоришь? В жизни бы не догадался! — поудивлялся я. — Ты это, садись на короб. Лезть нам долго.

— Да, ты прав, Краб, — признала мелкая, присев на наспинный рюкзак.

И пополз я по стенке шахты, перебирая обрезиненными магнитными зацепами. Дело реально было долгое, довольно нудное, да и хрен оптимизируешь — метода моего взаимодействия с Досом, как с телом, имела и свои недостатки. В плане того, что надо переучивать наработанные навыки и рефлексы, что редко когда пригодится, по большому счёту.

Где-то через полчаса ползанья пассивные сенсоры радара показали нарастание магнитного поля.

— Лифт, Тень?

— Лифт, Краб.

— Слушай, довольно, блин, дурацкий вопрос, — признал несколько напряжённый я. — Но он нас не сшибёт?

— Не должен, габариты проходят… Хотя лучше прижмись к стене.

— Куда ещё-то? Тут короба эти, — хмыкнул я, раскрабившись на стене.

— Э-э-э… да, но всё равно места должно хватить.

— А если оно не захочет отдавать?

Ответить Котя не успела, поскольку мимо нас просвистел лифт. И не сшиб меня и даже короб, хотя телеметрия выдавала расстояние меньше двух сантиметров.

— Уф, — практически одновременно выдохнули мы.

— Мда, как-то с парой сантиметров запаса страшновато, — признал я, крабя вверх. — Там эта, магнитная подушка, на Краба не отреагирует? Не заметят?

— Нет, в пределах отклонений, — с облегчением выдала Котя. — Вот если бы мы не поместились…

— Ну тогда и прибить бы, при неудаче, могло бы, — хмыкнул я. — Ладно, пронесло и хорошо.

— Я на лифт посадила дрон, подстрахую, если ещё будет двигаться.

И за два с лишним часа, что мы пробирались на нужный этаж, лифт промелькнул раз пять. Впрочем, сантиметры были уже десятками — очевидно, работа подсаженного дрона, так что было поспокойнее.

— Так, следующий этаж — бункер. По плану? — уточнил я.

— Погоди, Краб, проверю. Сможешь проделать совсем небольшую щель?

— Акробатика, блин, — проворчал я, фиксируя Краба и приоткрывая ложемент.

Всё же, для относительно тонких колдунств мне было нужно прикосновение. Дживс врал, что это чистая психология, но не думаю, что так.

— Склад, пустой, неиспользуемый. Коммуникации есть, работать можно, — скинула мне схему с пометкой Котя.

— Да, даже удобнее, — оценил я, крабя боком. — Правда с маршрутом отступления похуже, впрочем — некритично.

И вот, проделал я колдунский лаз, в который мы в этот самый склад и забрались. Я начал с себя снимать короба, а в последнюю очередь — принайтованный за спиной байк. Даже потянулся Крабом — как-то во всём этом обвесе было некомфортно. А сейчас оставался только усиленный прыжковый двигатель. Благодать в общем.

— Краб, я работаю, проверь заряды на всякий случай. Мало ли какая фигня по пути случилась, — бросила Котя, окутываясь сеткой голоэкранов и начиная всячески хакерствовать.

Я на это слегка усмехнулся — было это скорее неумелой заботой: типа занять каким-то делом, чтоб не психовал. Но, в принципе, делать мне нехрен, можно и проверить.

А пока я, вылезя из Краба (заскочить в ложемент на специальной, как ни забавно, шлейке, было делом менее секунды, а связи с Досом я за счёт колдунства вообще не терял в пределах пары десятков метров) проверял термитные заряды, Котя составляла из минидронов цепочку контроля и дезинформации сенсоров, ну и канал для копирования информации.

— Есть, ждём, — через четверть часа выдала она, расслабленно растянувшись на полу.

Но, встряхнулась и встала, собирая не понадобившуюся техномелочь и засовывая её в контейнер байка.

— Ты, блин, габариты учитывай, Тень, — через полчаса хмыкнул я. — И разве тебе там не надо… хакерствовать?

— Да, хватит, — опомнилась девчёнка. — А «хакерствовать», это как в голофильмах стучать по клавишам с умным видом? — ухмыльнулась она.

— Ну, что-то типа того.

— Краб, это развод для клиентов. Никто не кодит в режиме реального времени, по крайней мере руками. Для этого есть нейрошунты, да и с ними хреново. Если во время лома тебе надо стучать по клавишам — лом провалился. Готовятся заранее, есть нужные программы, причём у хорошего слейсера — на все случаи жизни. А я — офигительно хороший слейсер! — задрала мелкая нос.

— Ну и охренительно, — не стал спорить я. — Часа три ещё?

— Поменьше, этот склад удачно расположен, удалось провести лишнюю цепочку дронов.

В общем, через полтора часа Котя закончила. Я поместил куб скопированных данных на байк, а к кубу на складе пошуршали диверсионные дроны с генераторами ЭМ-импульса. Сломать не сломают, но информацию надёжно превратят в невосстановимую кашу.

Я же подготовился и сверялся со схемами — мне нужно было расчистить нам проход из здания.

— Заказ у нас, Дживс.

— Понятно, сэр, передаю информацию Нади Мест. И отправляю уведомление об участии в торговом конфликте, сэр.

— Минута, ровно.

И, через минуту, одновременно с активацией ЭМ-импульса и термита, я щеманулся сквозь стены. Через полминуты я вывалился сквозь стеклянную стену (вроде бы, никого не задавил, хотя и не уверен — обломки, сотрясение и прочее). Мимо меня промелькнул купол поля байка, направляющегося к «Кистеню», а я, пролетев с десяток этажей, активировал прыжковый двигатель.

В полёте по мне даже не стреляли, а я пожалел, что склад был маловат — если бы там поместился телепортатор, были бы уже на «Кистене» с мелкой и добычей. А так, как есть — нужно отвлекать внимание от байка. На высоких скоростях и в атмосфере его поле постоянно перегружено, так что не держит нормально огонь, делая байк довольно уязвимым.

— Противник, работаю, — раздался голос Нади в боевом чате. — Краб, преследователи.

После чего мне поступила телеметия от Мыша — десяток байков-«тяжёлых мётел», с парой седоков, преследовали меня. И довольно неприятное у них было вооружение: очевидно, по причине области применения в виде зстройки, второй седок был снабжён аналогом плазменного резака. Пожиже, конечно, но они меня быстрее, и их блин десять. А команда отвлеклась на Досы, судя по тактическим данным и чётко видному в высоте следу от разгонника Иглы.

Ну, впрочем, я на манипуляторы слабые пушки для этого и ставил, отметил я, разворачиваясь в полёте и переходя в снайперский режим.

Шесть метельщиков я ссадил пушками, прежде чем закончились боеприпасы, двух — разгонниками, а вот парочка обдала меня на скорости потоками плазмы. Некритично, но неприятно, отметил я, встречая правого метельщика клешнёй. А вот левый пролетел мимо меня, заложил дугу… И рядом со мной взорвалась ракета, видимо выпущенная Досами наёмников. А эти пидарасы на метле дают на меня наводку, сделал логичный вывод я, разнося наводчиков разгонником.

Заложил дугу к примерному положению наших, пару раз выстрелил и даже сбил одного «Нетопыря». А с остальными отряд справился. Три рассеивающихся следа от разгонников Нади указывали на судьбу преследователей, да и остальные не щёлкали клювом.

— Отлично, двигаем к «Кистеню», — выдал я в боевой чат. — Дживс?

— Тень на «Кистене», сэр. Сил для вашей атаки и преследования у противника не наблюдается.

На что в чате начался галдёж, пришлось рявкнуть, одновременно с Нади — контракт, вообще-то, закончится с передачей добычи заказчика. А то, что Дживс, и мы в целом, не видим возможности вражинам нам нагадить — совершенно не факт, что такой возможности нет.


Но, никакой херни не случилось, до космопорта и Кистеня мы добрались целые, в полном составе. После чего, мимоходом чмокнув девчонок, я связался текстовым чатом с Зигсом.

— Да, капитан Дрей, что вы хотели? — жлобски не сокращая калялкал корп.

Вот блин, связь за мой счёт! А этот паразит вместо простого «да» по клавишам щёлкает, гандон такой!

— Информация у нас, в полном объёме. Носитель-цель уничтожен. Через пару суток будем на Центральной.

— Прекрасно, капитан Дрей! На Центральную вам двигаться совершенно не обязательно, точнее, даже не нужно, — занимался писаниной уже минимум на полкилокреда гадкий корп. — Корпорация Вега погасит накладные расходы, в том числе и на связь, по окончании контракта, — доходчиво написал этот неплохой человек, вот прям и не скажешь, что поганый веганский корп.

— А куда нам, собственно, доставить товар? — расслабленно печатал я.

— На Вегу, капитан Дрей. Передадите информацию специалисту корпорации, закроете контракт, заодно и сразу, на месте, решите интересующий вас вопрос.

— Вполне возможно, господин Зигс.

— Прекрасно, капитан Дрей. Примите пароль опознания для систем безопасности Веги.

— Принимаю. А связь со специалистом на месте? Кого мне искать и к кому обращаться?

— В пароль входит и идентификатор, вас встретят. До свиданья, капитан Дрей.

— Пока, господин Зигс.

Посидел, с полминуты попереглядывался с сидящими рядом девчонками.

— Дживс.

— Да, сэр, уже ввёл поправки и готовлю «Кистень» к маршруту на Вегу.

— Прекрасно. Вот и сделали мы первый шаг…

— Второй, — резонно уточнила Лори.

— …второй шаг к мести этим пидарасам. Надо бы подготовить отчёт…

— Котти Вирс, сэр, готовит логи действий, без ненужных подробностей для специалиста Веги.

— Ну и хорошо. Тогда, — задумался я. — А пойдём ка, девчонки, в каюту. И техосмотры не помешает, — жмякнул я одну попку. — И спаринг, — жмякнул вторую.

И ловко увернулся от ответного пожмякивания, хотя догонят ведь, с печалью и широкой улыбкой думал я, двигая к каюте.

Глава 13

Котя сформировала отчёт для корпов, оставив только зафиксированный факт уничтожения старого носителя. А на вопросы, если такие и будут, я пошлю. Вежливо, но далеко. Потому, как и тайна отряда, и «Клешня» — не певцы ртом на корпоративе, чтоб слух всяких толстосумов услаждать.

Хотя «обманку» мелкая творила, а то мало ли. Непонятно, сколько мы в системе Вега пробудем, неизвестно, что мы там найдём, и найдём ли.

Всё же, Вега — это обитаемая и густонаселённая планета, не считая орбитальных баз и прочего. И Дживсу даже при отборе самых важных корпов, с информацией может не повезти, а шерстить её — надо не один день, а то и не одну неделю.

И вот, вывалились мы в системе Вега из гиперпространства, тут же оказавшись под прицелами многочисленных орбитальных баз, одноразовых пусковых (этаких мин) и прочей херни. Ну и запрос тут же пришел, на который нам тотчас же ответили, выдав кривую до орбитальной станции над Вегой.

Дживс траекторию рассчитал, да и направился в корпское логово шерстить информацию, а я, подтащив сервисными дроидами к стыковочному трюму носитель информации, присел перед ним с девчонками.

— Вот бы сейчас по ним…

— И сдохнуть бессмысленно. Нади, нам нужна информация. Нам нужны конкретные виновные. С которыми мы… — тяжело вздохнул я. — Может и сделать нихера не сможем. Не исключено такое. Отомстить — важно и нужно, но…

— Да понимаю я всё, Ан, — тяжело вздохнула подруга. — Но желания это не отменяет. Всё же будешь пытаться заключить с этими пидарасами долговременный договор?

— Обсуждали уже, Нади. Нужно время, нужен доступ. Много чего нужно. Может виновных будет много, может — один и недоступный.

— На корабле Веги у Инея, о том, как с нами поступили, могут знать не больше четырёх человек, я считала, — подала голос задумчивая Лори. — Меньше не выйдет, операторы связи, капитан или его помощники, начальник вахты… Но не больше четырёх — вполне возможно.

— И этим козлам из-за этого в жопу дуть… Да не успокаивайте меня, всё я понимаю. Тяжело только.

— Всем нам тяжело, — обозначил я. — Так, девчонки, идите-ка в мою каюту, — подумав, выдал я.

— Зачем?

— Ну раз уж Дживс вам демонстрирует видео с нашей связи, то посмотрите, что да как. Может заметите что, если я клювом прощёлкаю. И нервничать не будите от неизвестности.

— А Тень?

— Сами смотрите, можно и позвать.

— Пусть Дживс решает, — резонно подытожила Нади.

Чмокнули меня и направились в каюту. А через четверть часа со мной связался Дживс артефактом.

— Стыковка через шесть минут, сэр. Предпочту быть на «Кистене» то время, что вы будите вести переговоры.

— Правильно, но… блин, Дживс, мы опять провтыкали! Вот тебе надо искать информацию, а если всё удастся — то наше пребывание на Веге связано с моим пребыванием тут, переговорами и прочим. И, блядь, ты вместо того, чтобы нужное искать, будешь торчать на «Кистене»!

— Вы подразумеваете, сэр, наличие связи между вами и мной, как эфирной сущностью?

— Именно это я и имею… кхм, поймал, — признал я.

— Благодарю, сэр.

— Подразумеваю, в общем. Надо нам, есть такое колдунство?

— Нет, сэр, — обломал меня эфиряка. — Подобная связь возможна и осуществляется без эфирных схем, прямым общением в эфирном плане.

— Типа разговора в эфирности всякой?

— Типа того, сэ-э-эр.

— А я смогу?

— Не знаю, сэр. Надо будет попробовать, насколько мне известно, возможность информационного обмена через эфирный план — естественный механизм эфирного оператора. Становящийся доступным на определённом этапе развития, но критерии его — мне не известны, сэр.

— Хм, а я думал ты про колдунства вообще всё знаешь, ну, что и как для партнёра.

— Увы, это не так, сэр. Критически важная информация вложена в меня изначально. Часть её я почерпнул в процессе самообразования, но, к сожалению, не всё, сэр.

Тем временем «Кистень» пристыковался. В открытых дверях показались четыре гвардейца и некий мутант женского полу. До полноценной рыбодевки, как были у Надия, она не тянула. Но застряла где-то посередине между подобным и нормальным человеком.

Впрочем, разговор она не начинала. Вперёд выступил гвардеец с нашивками офицерскими и нагло выдал:

— Немедленно предоставьте нам предмет контракта.

Вообще, на подобное заявление, я мог послать его нахер и даже дальше. Но решил не лезть в бутылку, с учётом наших дальнейших планов. И просто молча стоял, любуясь куском станции за спинами встречающих.

Молчание затянулось на минуту, после чего полурыбная девка, наконец, открыла полурыбью пасть:

— Капитан Дрей?

— Он самый, — скинул я данные крабкоммом.

— Проследуйте со мной, я доставлю вас к специалисту компании, занимающегося вашим вопросом.

— Нужен транспорт, — лаконично отметил я, указав взглядом на куб информационного накопителя.

— Минуту, капитан.

И, пока встречающая, приславшая данные в ответ и оказавшаяся «специалистом по встрече и сопровождению» дёргала браскоммом кого-то там, я прикинул, что на меня «слегка надавили», ожидая реакции, прогнусь-не прогнусь. Так что я всё правильно сделал, на данный момент.

Через минуту прибыла этакая двухместная машинка, её водила нас покинул, как и «проверочная команда» гвардейцев. А я, с внутренним матом (очень хотелось и с внешним, но, блин, нельзя) погрузил тяжеленный накопитель в небольшой багажник и уселся рядом с четвертьрыбой, занявшей водительское сидение.

— Сэр, насколько я понял, из логов которые успел изучить, корпорация Вега заинтересована в сотрудничестве с вами, — выдал текстом Дживс. — С вами будет встречаться заместитель главы корпорации Вега по вопросам стороннего персонала.

— Погоди, замглавы этой корпорации — это охренительно толстая задница, — отмыслетекстил я.

— Примерно так, сэ-э-эр, но, тем не менее, данный разумный находится на станции и, насколько я могу судить, вас везут к нему, сэр. Передаю вам сведенья от Нади Мест: «Со мной вёл переговоры специалист по наёмным отрядам, о типе, к которому тебя везут, я не знаю».

— Странно, — отметил я. — Но, вроде бы, для наших планов, так даже лучше.

— Такая возможность не исключена, сэр.

Машинка, тем временем, двигала по кольцевому коридору, с обзорным, полукруглым «окном-стеной» с видом на планету. Несколько напрягало, признаться, хотя было довольно симпатично. Да и разницы между мощным стеклопластиком и металлом, если это не боевая броня, практически нет, напомнил я себе. И на всякий случай, наполнил колдунство для удержания вокруг себя атмосферы.

Что сделал очень не зря: машинка подъехала к концу коридора, завершающегося дверьми. А вот за ними… ну, скажем так, не будь у меня наготове колдунства, я бы сразу послал всех нахер и вернулся на «Кистень».

Дело в том, что комната, в которую я впёрся, была полностью прозрачна. Этакий полукруг стеклопластика — стена, пол, потолок. Да даже мебель были из какой-то прозрачной фигни, что создавало ощущение того, что обитательница кабинета свободно парит на орбите.

— Хелиса Септер, капитан Дрей, — подала голос обитательница. — Заместитель главы корпорация Вега по стороннему персоналу, — после чего перекинула мне на крабкомм свои данные.

Вообще… блин, странная девка. Не рыбья, вполне нормальная, но, блин, какая-то белая. Не бледная, именно белая. Белая кожа, белые волосы, слегка отливающие зеленью. Как будто неоновые слегка. Ну и одежда на ней белая, тоже с блеском зеленоватым. Странная в общем, но веганская сволочь и вообще, напомнил я сам себе.

А главная странность была не во внешности, а в том, что фамилия «Септер» была у главы корпорации.

— Дживс, жена главы?

— Не имею данных, сэр. Допускаю, при возможности уточню.

Впрочем, похрен на странности. Сам я, уже обозванный, представляться не стал, а стал вываливать крабкоммом информацию по контракту. Белая развернула голоэкран и пырилась в него, проглядывая данные.

— Прекрасно, капитан Дрей. Но возникли два вопроса. Первый: зачем такие сложности с выполнением контракта?

— Не нахожу, чтобы при его выполнении были сложности, госпожа Септер. «Клешня» сделала то, за что нам платили.

— И всё же, прямое нападение более свойственно наёмным отрядам, капитан Дрей. Так что нам, для понимания что ждать от возможного стороннего сотрудника, нужно знать причины.

— Если корпорация Вега рассчитывала на побочный ущерб, то это нужно было отражать в контракте. Да и вряд ли компания «Клешня» взялась бы за него, уж точно не за такие деньги, — добавил я обоснуй и толику жадности.

Дело в том, что понятно, что придётся работать. Но нужно от заданий «а отгеноцидьте ка десяток-другой тысяч человек» отмазаться. Не хочу этим заниматься, даже если корпы наврут, что цели сволочи и, вообще, пассивы мерзкие. Ну а задрать ценник, за «душевные страдания» — вполне обоснованно. И жадные корпы на это не пойдут, геноцидников и без нас найти не проблема. Так что обозначил я, что мы охренительно душевные типы, а массовые убийства гражданских причиняют нам массу страданий. И стоить эти страдания будут дохренилион.

— Благодарю, капитан Дрей, интересная позиция, — откомментировала корпша мои слова. — И второй вопрос — корпорация Вега заинтересована в приобретении у вас носителя информации вместе с данными.

— Дживс, не спалимся? — резво уточнил я, поскольку носитель был «самоделкой на колдунстве».

— Нет, сэр. Ничего «странного» носитель не содержит, основан на технологиях текущего цикла. Просто качественный и компактный, для своего класса, прибор.

— Тогда, если будут спрашивать, где купил — совру что взял по дешевке на аукционе соседнего Сектора.

— Вполне подходящий вариант, сэр.

— Приобретайте, — щедро позволил я.

— Подобная сумма вас устроит? Безусловно, после проверки оборудования нашими специалистами? — обозначила ценник в пару сотен килокред корпша.

— Вполне, — отмахнулся я, благо, расценки на мощные носители болтались в районе сотни.

В стеклянную комнатушку завалились пара техников, ухватили короб и утащили куда-то. А, через пять минут, корпша удовлетворённо кивнула, крабкомм завибрировал, оповещая о переводе на счёт «Клешни».

— Что ж, капитан Дрей, контракт закрыт и корпорация Вега в полной мере удоволетворена вашей работой, — скупо улыбнулась собеседница. — Однако, наш представитель сообщил, что вы хотите сотрудничать с корпорацией на постоянной основе. Это так? И если так, обозначьте, чего вы желаете от подобного сотрудничества, всё же, вы довольно успешный и известный отряд.

— Это так. Причины у меня две, госпожа Септер. Первая, я в своё время выполнил пару контрактов по субнайму на отряд «Чёрная Королева». Заказчиком была корпорация Вега, я заинтересовался и узнал, что контракты на вас выполнялись «Чёрной Королевой» на постоянной основе. Детали мне неизвестны, но «Чёрная Королева» была гораздо более «успешным и известным» отрядом, нежели «Клешня». А постоянная работа на вас — демонстрировала их заинтересованность и довольство. Скажем так, первая причина — почтить память славного отряда, в некотором смысле продолжить их дело, если можно так сказать. Не без выгоды для себя, безусловно.

— Да, Чёрная Королева«, — слегка нахмурилась собеседница. — Весьма печальная история, корпорация тогда была вынуждена…

— Простите, госпожа Септер, причины той бомбардировки известны, понятны и не требуют оправданий. Жаль, что Королева не успела, но это жизнь.

— Да, жаль. И хорошо, что вы понимаете ситуацию, капитан Дрей. А вторая причина?

— А это как раз небезвыгодный для меня лично момент, который, возможно, сможет обеспечить корпорация Вега. Дело в том, госпожа Септор, что я ставлю на свой Дос, как и на Досы членов отряда только самое лучшее, желательно археотехническое оборудование.

— Да-да, ваш «Краб», если не ошибаюсь, назван в ряде изданий «тяжёлым Досом в тоннаже малого»

— Возможно, госпожа Септер, не слежу. Так вот, дело в том, что приобретение ряда археотехнических решений, связана с аукционами, подчас в других Секторах. Торговаться приходится, — изобразил я возмущение на морде лица. — С богатеями, которые даже не используют приобретённую техника по назначению! — на что корпша изобразила на морде понимание-сочувствие и покивала. — В общем, я рассчитываю, что эксклюзивный археотех на малые и средние Досы у корпорации есть в достаточном количестве, чтобы часть его предоставить в качестве оплаты за работу.

— Понятно, вполне осуществимо. И, как мне видится, корпорация Вега сможет ответить на ваши пожелания адекватным предложением.

После чего, буквально через минуту, мне на браскомм пришло предложение контракта и каталог археотеха. Контракт… ну не самый простой, явно придётся брать субнайм. А вот каталог… я реально, а не напоказ, возмутился! Хотя и про себя. Хранят, пидарасы такие, в лабазах веганских кучу нужного и полезного, так ещё и не используют! Веганы на мясном складе, блин. Но в целом — интересно.

— После выполнения заказа ознакомится и выбрать из однотипного набора у меня возможность будет?

— Да, капитан Дрей, если пожелаете, сможете посетить планету Вега и склад археотеха, — после короткого раздумья выдала корпша. — Правда, капитан Дрей, только вы, — развела она руками.

— Это нормально, я в достаточной степени разбираюсь в технике и археотехе, — продемонстрировал умеренную радость я. — И, госпожа Септор, какой-то контракт или обязательства о долговременном сотрудничестве будут?

— В вашем случае, капитан Дрей, не вижу в этом нужды. Работа и оплата, впрочем, если вам понадобится что-то из каталога превышающее стоимостью расценки контракта — заключим договор. Но уже после первого контракта, — уточнила она.

— Понятно, благодарю. Точно всё? — уточнил я.

— Разве что, капитан Дрей, можете принять на себя обязательство не принимать контрактов, прямо нарушающих интересы корпорации Вега. Ни к чему не обязывающее, скорее заявление о намерениях.

Угу, ни к чему. А возьми я контракт на Вегу, после подписания — рейтинг доверия «Клешни» просядет раза в два. Впрочем, в наших условиях, я его, наверное, подпишу, подумал я, зафиксировав обязательство и подписав контракт. И указал в качестве «археотехнической оплаты» щит на средний Дос, делающий любой тип, фактически, щитовиком по защищенности полем.

— Прекрасно, Капитан Дрей. Жду исполнения контракта и вашего прибытия. Работать буду с вами лично я, так что до встречи. Примите код безопасности в системе Вега для вашего следующего визита — старый уже недействителен.

— До встречи, госпожа Септор.

Поднялся, пожал лапку корпше, да и свалил из стеклянного скворечника. Всё же очень некомфортно в нём было, как бы не специальное место для переговоров, чтоб собеседник нервничал.

— Вышло у нас довольно неплохо, — открыл внутреннее совещание с девчонками, Дживсом и мелкой я. — Доступ в систему Вега у нас есть и, через несколько контрактов, мы будем иметь имена виновников.

— А что сделала Вега? — вдруг спросила Котя. — Нет, мне пофиг, если что, я с вами. Но интересно.

— Хм… Нида Дротт, — указал я на Нади.

— Сама Чёрная Королева?! — на что последовал кивок. — Офигеть, Краб! Это ты её оживил?!

— Не совсем, там…

— Я сама расскажу, после совещания.

— Вот да, — покивал я. — Итак, доступ к Веге есть. Дживс, что там с этим Септором?

— Не знаю, сэр, — ошарашил меня эфиряка. — Я не смог обнаружить главу корпорации Вега Кинтса Септора, только его возможные места пребывания на планете. Но это не один час поиска, или везения. На последнее я бы не рассчитывал.

— Это да, не хер на повезёт рассчитывать. Но он же там приказы всякие раздаёт, мозги подчинённым трахает?

— Приказы от Кинста Септора мной, в процессе поиска информации, обнаружены. Но определить точное место…

— Джи, я тебе покажу, как надо, — вдруг подала голос Котя. — Там точно остался трафицированный лог, должны быть параметры затухания сигнала…

— Покажешь, но не на совещании, — прервал я воркование мелкой. — Хотя и совещаться выходит не о чем, пока. Так, Дживс, на Центральную, нам понадобится субнайм.

— Слушаюсь, сэр.

— И давайте разбираться с этим гребучим контрактом, — развернул я голоэкран с данными от корпов.

Глава 14

Контракт от корпов выходил и вправду гребучим: нарушение работы и разрушение производства на живой планете. Причём совершенно ядовито-живой планете: атмосфера из аммиака, а жизнь, довольно развитая, на азоте и фосфоре. Диковатая планета и диковатая жизнь, как по мне.

Но, именно эта диковатость делала её чертовски ценной — вещества, производство которых промышленными методами затратно, можно было получить спилив местные ёлки да берёзки, или забив местное же зверьё. Химический самоуправляемый завод, который существует сам по себе, автономен и очень выгоден.

Судя по всему, находясь вне зоны контроля Веги, Мир Урнос и корпорации его возделывающие, били по торговле Веги, вытесняя её с рынка. И, соответственно, нам надо было на планете провести масштабные диверсии. Кстати, Вега выделяла корсара, для «орбитального прикрытия», если местные корпы возмутятся нашим диверсиям и начнут бузить.

Из особенностей было то, что в данном мире люди и прочие белковые виды жизни сгорали нахер. И персонала на многочисленных заводах и линиях переработки было немного. А вот наёмников — дохера, потому как единого контролирующего планету центра не было, так что торговые конфликты на этом «аммиачном клондайке» случались регулярно. Правда временных, обычно не для охраны, а для нападения.

Корпорации же контролирующей планету подобная анархия была… выгодна. Скупка ресурсов, а главное продажа оборудования для переработки. Чем больше дурачков наломают друг другу заводов, тем выгоднее.

А вот на кой хрен это Веге — непонятно. Так что уже вечером, в полном составе, озвучил я этот вопрос.

— Вот нам нужно разрушить «не менее одиннадцати процентов производственных мощностей на территории планеты Урнос». Но это же ни хера Веге не поможет! Набегут новые компании, ничего не изменится.

— Не совсем так, Краб. В пределах пары месяцев цены на продукцию вырастут, процентов на двадцать-тридцать.

— И чё? Вот на кой это Веге… хотя, захват рынков?

— Высоковероятно, что так, сэр. В момент максимального роста цен, оформить долговременные контракты.

— И многие на это пойдут? — хмыкнул я. — Даже идиотам ясно, что рост цен будет временный.

— Многие, Ан, — ответила на этот раз Лори. — Производству надёжность не менее важна, чем дешевизна. Да, они знают, что цены упадут. Но вдруг взлетят вновь, а то и возникнут перебои? А это уже потеря своих клиентов. Так что многие, причём именно на пике роста цен.

— Ну, возможно, — прикинул я.

Сам тоже подчас переплачивал в автосервисе европейским поставщикам, потому что китаёзы… ну дешевле, да. Но перебои с поставками, а главное, китайский расходник может быть охерительного качества, а в следующей коробке — откровенное бракованное гавно. И его даже поменяют… но толку-то автосервису с этого? Клиент свалил и не вернётся, работа нихера не сделана. Так что да, надёжность, подчас, важнее дешевизны.

И вот в этом маркетинге нам предстоит участвовать, вот только… На этой мысли я чуть не стал подпрыгивать, радоваться и ликовать.

— А на кой хер компании «Клешня» объявлять торговый конфликт местным, да и вообще афишировать заказ от Веги? — хищно оскалился я.

— Ты имеешь в виду, что местные с этим сами прекрасно справляются?

— И имею, и введу. «Кистень» на орбите и… рекламное предложение, — гыгыкнул я. — Конкретным компаниям. Так мол и так, ниипическая скидка, только сегодня. Отымеем ваших конкурентов во все щели.

— Получаем деньги за существующий заказ, пусть и небольшие, но лишними не будут, — замерцала глазами Лори. — А потом новый заказ на тех же условиях новой корпорации!

— Именно так, — довольно заключил я. — Субнайм на этом отобьём стопроцентно, может и наварим ещё что-то. А корпы, с их магазинами оборудования на орбите — и не почешутся!

— До определённого момента, сэр. Но, в целом, придуманный вами вариант отложит, а, возможно, вообще устранит опасность организованного сопротивления, сэр.

— Угу, — покивал я. — То есть, возражений нет и принимаем?

— У меня нет, но с Досами надо возиться, — выдала Лори. — Аммиачная атмосфера — это нехорошо! — значимо приподняла она палец. — Я пойду?

— Погоди немного.

— И надо в симулятор загрузить соответствующие условия, отработать. И ты, Ан…

— Почитаю, посмотрю, может потренируюсь в герметичном отсеке, — кивнул я.

Кроме того, на Центральной, помимо заказа намечалось пара капитальных закупок: малый Дос для Нади и… вот чёрт знает, какой-нибудь эксклюзив для Коти. Дело в том, что размеры Доса, по чертежам Дживса, выходили совсем крошечными. Даже не Дос, а скорее боевой костюм, если разобраться. При этом, снабжённый одним разгонником, но нацеленый даже не на РЭБ, а на использование дронов. Боевой костюм хакера-дроновода, если разобраться. Высокая мобильность, но, если по уму, в предложенном Вегой археотехе были удачные решения для защиты. А то уж очень незащищённым, хотя и высокомобильным, и даже незаметным — за счёт рада эфирно созданных материалов, получался Дос мелкой.

Ну и оттягали мы девчонку с Дживсом в лазарет. Эфиряка, как излечение, так и представление Доса хотел сделать сюрпризом, педагог этакий. Но на «медицинские процедуры» Тень отреагировала странно, как по мне.

— Если это волшебство, чтоб я стала высокой, то не надо, — выдала она. — У меня всё и так хорошо, — с улыбкой погладила она Дживса по бедру. — Но если ты хочешь, Джи…

Я же откровенно любовался представлением: эфиряка образ «чопроного камирдинера» блюл…блял… соблюдал, в общем. А тут, хех, не отвертится, попал.

— Меня так всё более чем устраивает, Котти, — выдал с непроницаемой мордой этот тип. — Эфирное воздействие предназначено решить некоторые проблемы метаболизма.

— Хорошо, как скажешь, — улыбнулась девчонка.

А я, карябая колдунскую схему на доверчиво поставленном затылке негодовал — ни сюсь-пусь, ничего приличного, над чем бы поржать можно было. Повезло эфиряке… хотя, мне тоже грех жаловаться.

На Центральной мы с Лори закупились расходниками, всем «руководством Клешни» пожрали в Усладе — тащить сюда отряд было чрезмерным, так что кабак стал этаким «офицерским клубом» для нас.

Ну и подвалил я к Могильщику, на тему довольно внушительного субнайма.

— Ну ты, Краб, даёшь! — членораздельно выдал ознакомленный с хитрым крабским планом Дрой, после того как проржался. — Тебе эти бедолаги будут платить, за выполнения ТВОЕГО контракта, за который тебе ещё и заплатят. Молодец, без шуток, даже, наверное, похитрожопее меня, в своё время.

— Ладно тебе, Дрой, очевидное же решение, — хмыкнул я.

— Да нихера не очевидное, единицы из тех, что были у меня в отделе за последние лет пять додумаются! А вот в моё время… — на что я, со скорбной миной начал раздумывать, слушать ли мне сказки про охерительных диплодоков и прочих тиранозавров времён юности Могильщика, или с ходу послать его нахер. — Были такие же идиоты! — неожиданно выдал дед, насладившись моей скорбной мордой.

— Смешно, — отметил я, проржавшись. — Вопрос в том, что нужен субнайм, чем больше…

— Нихуя тебе не надо «чем больше», Краб, — посерзьёнел ветеран. — Тебе надо автономные и сильные отряды, для выполнения нескольких целей. И не рядом, а на разных частях планеты! Далее, условия там… паршивые. Не все Досы конструкционно подойдут. Я бы вообще туда, — потыкал он в голограмму Урнос сарделькой пальца. — Только тяжёлые ракетные Досы брал. Хотя, у тебя свой стиль…

— Это да, крабский, — похмыкал я и пощёлкал своей клешнёй.

— Ну да, в общем насчёт твоего отряда ясно. А на субнайм я бы предложил тебе малые отряды с тяжёлыми Досами. И сработанные, и усилить, если что, своими сможешь. Отряда четыре, больше не вытянуть и слишком заметно. А в пять отрядов — самое то.

— Ну, в общем, ты прав, наверное, Могильщик, — подумав, признал я. — Насчёт отрядов — уж точно.

— Насчёт тяжёлых Досов — тоже, Краб. И твоей «Клешне», кстати, не помешает.

— Нашей, — отметил я падение корпоративного духа.

— Пока — твоей, — подло не пожелал поднимать упавшее ветеран.

— Пока и пока, — махнул я клешнёй. — Блин, Могильщик, область тактического применения тяжёлых Досов — невелика…

— И хули? Контракты выгоднее, безопасность выше…

— И нихуя нет пилотов на тяжёлый Дос. Мало их.

— А потому, что не используют их, как и ты!

— А как их использовать, без пилотов толковых?!

— Резонно, — признал ветеран. — Ладно, хер бы с ним, но пилота я тебе поищу. И… ну да кому я нужен, — повесил нос он.

— Могильщик, а давай я тебе ребро сломаю? — щедро предложил я. — Сразу понадобишься докторам всяким.

— Иди в жопу, Краб!

— Могу и по жопе пнуть, мне не сложно. Но с одного раза, чтоб к докторам — тяжеловато. Надо минимум два.

— Гыг, ладно, поддержал, спасибо, — хмыкнул дед. — Займусь подбором, подваливай завтра.

— Угу.

А по дороге на «Кистень» я думал, что в принципе — Могильщик реально один из лучших, общепризнанно, пилотов тяжёлого ракетно-артиллеристского Доса. Но вот лечить его башку сейчас… Хер знает, задание не на один месяц, вот и подумаю.

На следующий день в «Криле» было довольно людно. На меня, для начала, налетел старый знакомец, с которым я отрабатывал свой самый первый заказ: здоровенный и пирсованный дядька, Зорги Зогрон, позывной Модник.

— Здорово, Краб, давай краба! — уцепился он в мою клешню, звеня пирсингом. — Вот охереть — недавна я тебя нанимал, а нынче ты меня, гыг. Но, на то и жизнь наёмничья, да и полюбовался я на твои художества в сетке. Охуенно, скажу я тебе, парень!

— И ты здравствуй, Модник. И затрахал орать на ухо, — отметил я момент, что дядька в полуметре от меня. — Вы всей командой?

— А то! Все «Турмалиновые падальщики» в сборе, и Бешеная и Тихушник со мной.

— Ну и заебись, рад видеть, — искренне улыбнулся я и помахал клешнёй знакомой роже и физиономии. — А я разбираться.

Подтопал к Могильщику, посмотрел. Четыре команды, с тяжёлыми ракетно-артиллеристскими Досами. Правда смущал меня один момент, который я скинул ветерану текстом и крабкоммом.

— Все эти команды — ни хера не достаточны для текущего варианта с разделением на пять групп.

— Сечёшь, Краб, точно так. Могу пояснить, ну а если подумать?

— Дохера контрактов от разных компаний, подчас против предыдущего нанимателя, — напечатал я, через полминуты. — И есть вероятность, что сливающийся прошлый заказчик предложит деньги, перекрывающие репутационные и контрактные потери. Вряд ли, «Клешня» с этим субнаймом выходит в ноль, но и не невозможно.

— В яблочко! Им нужны либо наши ребятушки, по одному-два, либо отдельно нанятые спецы. Иначе нихера они не полноценный отряд.

— Ну, вариант перекупить всё равно остаётся, — отметил я.

— От этого никто не застрахован, но ребята надёжные, а величина отряда — дополнительная гарантия. Не помешает.

— И не поспоришь, — признал я.

В итоге, по субнайму выходило два «Мамонта», один «Разоритель» и какой-то запредельно археотехничный, приземистый тяжёлый Дос, ракетно-лучевой. Рекскенсер, как обзывал его пилот. Вот реально, классный Дос и клешни у него классные, надо бы техшпионажем заняться и похожий себе сбацать, такой он, очень крабистый, даже корпус у него без башки и очень крабский.

Кроме этого, выходило, что по субнайму нужны пара РЭБ Досов, в двух командах не хватало для автономности. К падальщикам я решил прикрепить Серпентофила — у ребят реально была лакуна в скоростреле на средних дистанциях. А к команде с «Разорителем» — Затейницу. Чертовски мощная команда с артиллерией, но без ракет опять же — не самодостаточны.

Что характерно — на перелёт в «Кистене» согласились все и сразу. Что, в общем-то, стоимостью горючки более чем оправдано.

А я порадовался такому полезному Могильщику. Фактически за полдня дед собрал прекрасный отряд, я бы не меньше недели мудохался, да и не факт, что собрал бы настолько мощную группу.

Отдал отмашку корсару-прикрытию, который меня обломал — переться эта немочь пустотная будет до Урноса две недели и раньше никак.

— Да и хрен с ним, — обдумал я расклады. — В рамках наших планов — он только подстраховка.

— В общем — да, согласна. Но Ан, нужно будет свести радиобмен на месте к нулю, а лучше вообще избежать, оставив на экстренные случаи.

— Ты права, Нади, свяжусь с этим корытом, пусть молчат в тряпочку и пугают непонятно чем и непонятно кого.

— Вынужден отметить, сэр, что ваше пренебрежение кораблём «Доминатор» несколько неверно. Взгляните, — вывел эфиряка на голоэкран корыто и информацию по нему.

— Ух еба-а-ать! — причём, по-моему, вырвалось это не только у меня.

— Тяжёлый осадный броненосец, сэр. Его скорость вызвана…

— Пиздец какой по толщине бронёй и этими пушками, чтоб их. Он удельным весом залпа больше «Ужасающего»!

— Раза в полтора. Хороший корабль, но команде наёмников не подходит, слишком медленный.

— И пустотной авиацией, сэр, — добил меня Дживс. — «Доминатор» несёт на себе не менее пяти сотен штурмовиков пустотного боя.

— Блин, и как они себя обеспечивают-то?

— Подобными нашему контрактами, сэр. Прилетают в систему, пребывают в ней, гарантируя отсутствие перехода конфликта в более острую фазу.

— И в бой ни хера не вступают — дураков воевать ЭТО не находится. Не удивлюсь, — хмыкнул я, — что у них пушки давно проржавели.

— Позволю себе не согласится с вами, сэ-э-эр. Перед заключением контракта корсар предоставляет клиенту…

— Я риторически, Дживс. Ладно, хрен с ним, отстыковываемся, а я потолкую с этим «Доминатором».

Кэп корсаров на мою просьбу ответил похуистично. В смысле — собака лает, караван идёт, ему со мной беседы задушевные вести неохота. А охота ему предотвратить переход конфликта в планетарную или межпланетную фазу по контракту. Или нахер разнести всё пустотное и агрессивное, если что.

В гипере, благо, не торопились, начали отрабатывать совместные тактики, ну и я с Лори и Дживсом — потихоньку творить два новых малых Доса. И вот, после очередного колдунского ритуала, захожу в зал виртуальной симуляции и вижу, как хамские гости хамят вежливым хозяевам.

А если в деталях, Рыбак, пилот Рекскенсера, хамски требует, чтоб ребята из отряда Криль «очистили симуляторы от своего присутствия, потому как пришли профессионалы». Причём присутствовали все по «субнайму», но хоть не нарывались.

— Профессионалы, говоришь? — вежливо поинтересовался я, деликатно наступив Рыбаку на ногу. — А не хочешь размяться, профессиональный Рыбак?

— Краб, ты охуительный пилот, никто даже не спорит, — сдал дядька взад. — Но нам надо тренироваться…

— Всем надо тренироваться, — отметил я. — И вообще — бардак выходит. Вам надо тренироваться покомандно, пять команд, оттачивать слаженность а не хернёй отрядной маяться. На данном контракте — хернёй, — уточнил я.

— Да что твои детишки умеют-то, Краб? И так понятно, что нам нянчиться с ними придётся, чтоб не сдохли.

— Детишки, говоришь, Рыбак? А делами доказать не желаешь? Твой отряд против моих «детишек», тоннаж в твою пользу.

— Краб, охуительный выходит расклад! Я того «Мамонта» на Арене до сих пор вспоминаю, — заюлил рыбак.

— Меня в симуляторе не будет. Отряд Криль под руководством Нади Мест. Устраивает?

— Да хуйня вопрос. А что нам будет за выигрыш?

— Бить сильно не буду, — честно ответил я с улыбкой. — Рыбак, ты вообще далеко в море потерялся! Какое нахер «будет»? У нас в контракте субнайма обеспечение симуляторами вообще не оговорено! Вас суда ПУСКАЮТ, потому что это нужно для контракта. И ты тут треплешься, что отряд «Криль», с которым я прошёл дохера боев — детишки. Я тебе возможность доказать, что ты не пиздобол даю, если твои отрядные тебя поддержат.

— Но если наваляем — сами определяем время тренировок!

— Хер с тобой, Рыбак, — махнул я клешнёй.

А сам ржал, внутренне. Я в ентом симуляторе бы навоевал. Боевой паралитик Краб и его команда, хех. А Нади, тактик меня если не на голову повыше, то на полголовы — точно. В принципе подтягивает меня, надо признать.

Но, с другой стороны, примерно на те же полголовы я её повыше в рукопашке, даже без учёта ряда особенностей пола. И тоже подтягиваю, так что всё справедливо.

А пока я всё это думал, отряды завалились в симуляторы. И, через полчаса, покоцанные ловушками, с глумливо заклиненным Надиными выстрелами Рекскентером (подруга прицельно расстреляла бедренные и коленные суставы тяжёлого Доса, просто лишив его подвижности) рыбачья команда героически сдалась. После последовала команда с «Мамонтом», вышибленная за четверть часа и… всё.

— Охеренный отряд, — откомментировал Модник. — Мелкие, но зубастые. А позорится — нахер надо. Лучше и вправду рабочими отрядами потренироваться.

И тренировались они до выхода «Кистеня» из гипера в системе Уронос, с одноимённой аммиачной планетой.

Досы были приведены в готовность работы в этой атмосфере, горючка у ракет заменена — даже у двухкомпонентного твёрдотопливного движка были ощутимые проблемы, так что приходилось менять.

В общем, технически мы были готовы, а офицеско-клешнястый состав сел думать, как нам тут воевать конкретно.

Глава 15

Думали не над тем, как разносить вражеское имущество нахер, а над тем, как свои услуги предлагать. Ну и кому, само собой, потому что орать на всю планету «рекламная акция: найми нас для прикопки своего конкурента, а тебя мы прикопаем совершенно бесплатно!» не стоило.

В итоге, повис «Кистень» на высокой орбите над планетой, а Дживс стал летать по планете, искать «поциентов».

— Непременно с деньгами, на подьёме, — мудро инструктировал я Дживса. — Но, чтоб на них кто-то непременно раньше нападал и поломал-пограбил. Такие в найм точно вложаться.

— Сэ-э-эр, ваши инструкции просто бесценны. Без вашего мудрого руководства, сэ-э-эр, я мог пытаться воспринять, как потенциальных клиентов, местную автохтонную фауну, сэ-э-э-э-эр.

В общем, сутки «Кистень» просто болтался на орбите, ожидая данных. Корпы и прочая орбитальная шелупень на нас просто не обращали внимания: в пустоте булытахалось четырнадцать корыт наёмничьих отрядов, не говоря о постоянном трафике. Прилетели, ничего не делаем, ну и хрен с нами. Правда был запрос, на тему: а кто это мы такие красивые, но после ответа «наёмники» в нас даже радарами особо не тыкали.

И вот, через сутки, Дживс принялся выкладывать узнанное. Выяснилась забавная штука, что если мы наймёмся ко всем «обиженным с деньгами», то разрушим не одиннадцать, а не менее трёхсот процентов добывающей инфраструктуры планеты, что противоречило законам математики.

Так что отбирать стали, для начала, по удалённости друг от друга и денежности. А после, повозившись с секретностью и защищённостью канала, мне пришлось торговать своей мордой, пять раз подряд. И херь рекламную нести. Вариант сплавить это на девчонок был обломан: рожа нужна «знаковая», которую потенциальный клиент, если что, хотя бы в сети найти сможет после переговоров. И выглядело это примерно так:

— Опя-а-а-ать, еб вашу мать конфликт? Как же вы затрахали! — примерно так приветствовал меня каждый главный инженер или директор после установления связи. — Ну, объявляй, гандон такой.

— Наёмная компания Клешня проводит рекламную акцию по снижении цен на свои услуги, — со сводящей скулы лыбой, как радостный придурок, вместо того чтобы послать нахер, трындел я. — Я президент компании и глава отряда Ан Дрей, позывной Краб, предлагаю вашей, — так и хотелось добавить «застратой», но я превозмогал, — компании контракт разового найма.

— Крышевать что ли вздумал пидарас?! Да мы…

— Мы предлагаем услуги нападения в торговом конфликте, уважаемый возможный клиент, — внутренне скрежетал зубами я. — По сниженной ставке, с гарантированным результатом. Без предоплаты! Без отсрочек! Только сейчас и только вам! Оставьте своих конкурентов без штанов!

— Без штанов, говоришь? И на аммиак, гы-гы! Ну, если без предоплаты… И рожа твоя чем-то знакома. Сколько бабла хочешь?

— Зависит как от цели атаки, дорогой возможный клиент, так и желаемого вами результата, — натуженно лыбился я, с чётким опасением, что лыбится я, на этом контракте, просто разучусь.

— Это хорошо бы. А то, — тут вставлялось название какой-то корпорации и изящное матерное построение на пару минут, — такие, достали уже. Всё нахер у них разнести и побыстрее — во сколько встанет? И не разнесёшь — хуй тебе, а не деньги!

И вот таких диалогов, с незначительными отличиями, было пять, сука, штук подряд! После пятого я даже спарринговать не стал, а молча отправился в тренировочную, где нахер порвал грушу.

Дживс врал, что это невозможно, но нет ничего, чтобы Краб не мог сломать клешнёй!

После же Лори развезла четвёрку отрядов к местам заказа, а мой отряд выходил из Флиннов и нас с Нидой. И Мыш — само собой, без специалиста РЭБ воюют только опытные самоубийцы. Кстати, на этот раз, Крабу нужно будет отдохнуть: занял я ложемент «Лангуста», поскольку огневая мощь в текущих условиях была важнее мобильности.

Высадились мы в десятки километров от цели: наиболее толстый из заказчиков, очевидно, хотел «проверить» и заказал не основной завод конкурентов, а перерабатывающий терминал. Вообще, нам разницы ни черта не было — что центральный завод, что фермы, что три перерабатывающих терминала были примерно одинаково прикрыты: ракетными и артиллеристскими турелями. Лучевые, в местной пиздецоме, были не слишком эффективны.

Видок, представший нам, внушал. С орбиты Урнос напоминал кислородно-водный мир, облака и просветы, только вместо синего — коричневый различных оттенков.

А вот с поверхности… коричневое, от бежевого в зените, до красного дерева на горизонте, небо. Какая-то растительная жизнь всех оттенков красного и довольно сильный туман. В общем, пейзаж адский, иначе его не назовёшь. Фауна местная была активна, но Досам не опасна, так что потопали мы под РЭБ прикрытием, сопровождаемые тихими матюгами Мыша — что-то нестандартное выходило в плане прохождения радиоволн, так что приходилось оператору «кодить на коленке» скрывая нашу сигнатуру от радаров цели. Так-то атмосферник они заметили точно, но кто это, что, чего… Мог и просто изыскатель какой быть, который сделал пробу и улетел.

В общем, достигли мы трёхкилометровой отметки. Нужно отметить, Могильщик был в плане тяжёлых Досов прав: на Урносе использовались именно они, прикрывая, если наняты или атакуя, ракетами или пушками, по баллистической траектории. Но у нас классный РЭБ-оператор, а разгонники делали по урону и ракеты и большую часть артилерии, кроме совсем уж монструозной.

Так что, нашли возвышенность, Нади заняла позицию, как и наша троица — разгонники Флиннов были аналогами Крабового, не слишком годились для разрушения инфраструктуры. Но вот отстреляться по турелям — милое дело.

И, по команде, Нади разнесла реактор терминала, а мы отстрелялись по турелям. Три сняли, а вот четвёртая, прикрытая зданием, выпустила рой ракет. Не особо страшно, Мыш «отвёл» их ложными целями метров за сто с лишним от холма, где мы находились но неприятно.

— Снимешь турель, Игла?

— Сниму, три секунды.

И, через три секунды, турель, как и часть здания, прикрывающего её, превратилась в обломки.

— Лори…

— Краб, надо уходить! — вдруг взволнованным голосом выдал Мыш, кидая наводку.

Повернув голову, всё что я мог сказать, это:

— Ох, ебать!

— И не говори, Краб.

— Лори, подхватишь нас на ходу, — передал я механику. — Бегом! Не нравится мне всё это.

И побежали наши Досы, потому что не нравилось увиденное не только мне: местный аналог растительности бодро полыхал двух-трёх метровыми языками синего и зелёного пламени, бодро приближаясь к нашему холму. И тепловизор выдавал температуры в тысячу с лишним градусов, что, конечно, не плазменный резак с его несколькими тысячами, но нихера для Доса не полезно.

Очевидно, от разрыва ракет эта «трава» загорелась и, в отличие от нормальной, сеном для весёлого костерка ей становится не надо.

В общем, Лори подхватила нас открытой аппарелью атмосферника на бегу, когда синие и зелёные языки пламени красной травы уже лизали нам пятки.

Но, заскочили, отправили клиенту отчёт и, уже на «Кистене», стал я разбираться, что за херня.

— Эта, как вы выразились, «херня», сэ-э-эр, есть признак исключительно конкретной климатической зоны. Флора Урноса горит при повышении температуры, но столь бурная реакция признак данной местности, сэр.

— Блин, а как воевать-то? Там тысяча с лишним градусов, Дживс, ну, положим, минут пять контуры охлаждения справятся, а потом — пиздец.

— Могу порекомендовать, сэр, установить на Досы специализированное покрытие. И не попадать в открытое пламя, сэ-э-эр.

— Охерительный совет, Дживс. Твоё чувство юмора не меняется, вне зависимости от херовости.

— Постоянство — благодетель настоящего джентльмена, сэр.

— И хер с ним.

— И в этом с вами не поспоришь, сэ-э-эр.

Ну а пока я с эфирякой, рулящим сервисными дроидами, лепили специальное покрытие на Досы, Лори собирала отработавшие команды. Все справились, денежка, пусть в умеренных количествах, пришла. А я, матерясь про себя, начал идти дальше, по «списку заказчиков», предлагая наши высокопрофессиональные услуги из раздела «сломаем всё нахер».

Новых заказчиков командам я нашёл и, со вздохом, связался с заказчиком для моего отряда.

— Отлично, капитан! — аж потирал потные лапки корп. — Чтож, я убеждён в вашем профессионализме…

— Нахер, — решил я сбросить нервное напряжение.

Ну реально, виляю перед этими уродами жопой, как стриптизёрша. Список — огромный, а тут мне владелец трёх аммиачных бугорков мозги сношает. Вот пошлю его — мне и полегчает.

— Простите?

— Ни хера не прощу и иди нахер, господин Глидд. Компания «Клешня» не нуждается в твоих проверках, доказательствах тебе чего то там и прочем. Контракт закрыт, до свиданья.

— Погодите!

— Могу послать тебя ещё дальше, — вежливо уточнил я, после чего поинтересовался: — Надо?

— Да погодите же, капитан Дрей! Ну… проверка возможно несколько некорректно звучит, для вашей команды. Но всё же! И у меня приличный заказ вам!

— Скидки не будет, — буркнул я.

— И не надо! — замахал ручками корп. — Я даже премию готов предложить!

Блин, задумался я. А может я нихера неправильно веду переговоры? А надо сразу посылать на разные буквы, морду делать попротивнее? И нервы будут целее, и денежек можно подзаработать, поржал я про себя. И, уже гораздо менее злобно и более спокойно сказал:

— Хорошо, господин Глидд, вышлите ваше предложение.

И, чёрт возьми, предложение было вполне пристойным, на пятую часть дороже «стандартных» расценок «Клешни», рассчитанных на рейтинге. Нужно было Глидду, чтоб мы разрушили центральную перерабатывающую фабрику того же самого конкурента, прикрытую, помимо турелей, тяжёлым Досом «Громовержец» — чисто ракетный, медлительный Дос, но способный на полноценное накрытие площадей залповым огнём. Но, у нас неплохой оператор РЭБ и противоракеты, а у вражины прикрытия нет. Нади при выходе на орудийную позицию при удаче — подорвёт боезапас, при неудаче — нанесёт неприятное повреждение, а вскоре — ещё одно и ещё. При это три километра — более чем достаточно для противоракет. Так что я просто подписал договор.

Как оказалось с утра следующего дня — это я, блин, погорячился. Дело в том, что фабрика-цель была окружена стеной из металлической брони, на полтора-два метра. И «Громовержец», скотина такая, ныкался ЗА этой стеной. Надин разгонник, конечно, что-то с чем-то, но хер он прошьёт бронестену. Тут надо тупо бить в одну точку, не менее трёх раз, под огнём «Громовержца». Который, даже если мы радиоэлектронно всё подавим, сможет ориентироваться на трассеры, ну и обстреливать по площадям неуправляемыми ракетами. Противоракеты, конечно, есть. Вот только тут рулетка, а главное — ну вот пробьёт Нади дыру в стене. И что пилот будет радостно стоять напротив неё и ждать, пока его сломают — я нихера не верю.

В общем, неприятная ситуация, усугубленная тем, что поверх стены не торчат, а выскакивают для выстрела артиллеристские турели. Сами по себе — хрен бы с ними, но в комплекте с «Громовержцем» выходит неважно.

И отряд на всё это смотрит похуистично, даже Нади: Краб большой, ему видней. То, что я банально провтыкал и не проверил, а клиент, паразит такой, кроме указания «Громовержца» ничего не внёс… Ну, в общем, хер с ним. Недаром у меня на затылке колдунская закорюка тригинцев и вообще — я мозг. Когда не туплю как обычно, внутренне ржанул я, но собрался. К счастью, на это «дело» я пошёл в Крабе — с учётом «Громовержца» посчитал «мобильность нужнее». Да и внешний обвес в виде рюкзачка РЭБ в текущих раскладах выгоден.

— Дживс, ты можешь внести корректировку в систему обнаружения турелей? — отмыслетекстил я.

— Сэ-э-эр, мне кажется…

— Тебе кажется. Можешь?

— Могу, сэ-э-эр, но должен отметить…

— Провтыкал я, провтыкал. Удовлетворён? — ответил я ехидному эфирному паразиту.

— Не вполне, сэр. Но будем надеяться, что данная ситуация вас приведёт в более собранное состояние. Да, сэр, благодаря нашему специалисту по электронной…

— Охерительной Коти, я понял. По делу.

— Да, смогу. Присутствия моего не потребуется. Программа троян просуществует не менее получаса до обнаружения её системами фабрики. Вы удовлетворены, сэ-э-э-эр?

— Не вполне, но сойдёт. Это хорошо что ты хакерствовать нормально учишься, — порадовался за эфиряку добрый человек я.

— Да, соглашусь с вами, сэр, неплохо. Приступать?

— Погоди, мне ещё переться эти километры. С отрядом поговорю, — выдал я и переключился на боевой чат. — Итак, все видят нашу цель. И текущими силами разобраться с ней… почти невозможно. Но! В чём недостаток позиции «Громовержца», Мыш?

— Э-э-э… не знаю, Краб, наоборот — отличная позиция. Ну, насколько я понимаю.

— Это связано с твоей боевой ролью, — тонко намекнул я.

— Сенсоры, Краб… Перекрыты стенами, да. Но на него же гарантированно выводятся показания сенсоров системы безопасности фабрики! А они мощнее, их сложнее обмануть, они удачно расположены, охватывают…

— Молчать, — прервал я поток красноречия. — Итак, всё это верно Мыш. Но, на фабрике сенсорика завязана на компьютеры. И, в отличие от пилота Доса — крайне уязвима.

— ЭМИ-бомба? — уточнила, уже заинтересовавшись, Нади.

— Хороший вариант, но нет. ЭМИ выведет из строя компы, но поднимет тревогу, часть сенсорной системы перейдёт на ручное управление. Есть вариант лучше.

— Хакеры, — хмыкнула Нади.

— Но системы безопасности не подключены к сети, Нади! — зачастил Мыш. — А…

— Дроны. И им необязательно иметь связь и быть управляемыми. Достаточно автоматики и незаметности, подключение и введение в сеть безопасности нужных программ.

— Но система ПО фабрики неизвест… Ходя да, турели вряд ли управляются сторонним ПО, а внутренняя система безопасности довольна уязвима, как раз по причине отсутствия внешних подключений.

— Угу, — выдал я. — В общем, вы остаётесь здесь и берёте на прицел турели. Не уверен, но «Громовержец» как может получать информацию от сенсоров фабрики, так и, наверное, передавать.

— Не факт, но возможно.

— В общем, занимаете позицию в километре плюс минус, сенсоры не будут видеть меня, а не вас. Справишься?

— Справлюсь, Краб, не подведу…

— И зашибись. Далее, «Громовержцу» кирдык настанет быстро…

— Как быстро? Тяжёлый, хорошо бронированный Дос… — удивился Родс.

— Блоки ракет и разгонники, — ответила его супруга. — Я права, капитан?

— Да, Тара, так и есть. Ладно, народ, я пошёл.

И потопал я по красной траве бодрой трусцой к фабрике. По пути дал отмашку Дживсу, тот подпустил вирусню (как я понимаю, пребываю внутри системы, написал его пользуясь своей читерской памятью и колдунским взаимодействием), делающую Краба нерегистрируемой программами безопасности и игнорируемые сенсорами.

Народ связи со мной не имел, а я надавал себе мысленных пинков: расслабился, понадеялся на археотех и прочие моменты. Сейчас-то похер: еслиб я не придумал замечательный план, можно было вернутся. Да и отказаться от контракта, в конце концов. Непредоставление заведомо известных и актуальных для задания сведений — достаточный обоснуй для отказа с минимальными, а то и вообще без них, потерями в рейтинге.

Но вот если я так же бы прощёлкал клешнями на более серьёзном задании — это смерти своих, а то и меня. Вполне возможный вариант, так что эфиряка хоть и паразит, но прав, по большому счёту.

Под такие мысли я дотопал до тридцатиметровой бронестены, по дороге чуть не отложив кирпичей — какая-то отвратная пакость, тонн на десять весом, выглядевшая как клубок внутренностей (дажи позывы проблеваться были!), скакнула из красной травы (тоже, хер пойми что, от метра до трёх, ассиметричное, странное, хоть растёт часто и как трава) на ногу Крабу.

— Не стоит, сэр, — затекстил Дживс, когда я стал наводить резак на пакость. — Опасности Досу данный образец фауны не представляет, через несколько десятков метров отцепится, от ударов об растения.

Не соврал: пакость и вправду отцепилась, и больше ни она, ни её подобные не появлялись. И у лучшему — уж больно отвратно и, одновременно, знакомо выглядела.

А я добрался до стены и стал, на магнитных зацепах, аккуратно по ней взбираться. Добрался почти до верха, подготовился, подтянул ноги Краба и рванул на валганг.

Вскочив, я увидел в считанных метрах под собой «Громовержца»: этакую тумбочку на ножках, смотрящую вверх и на меня… открытыми блоками ракет. Вот тут-то мне навороченные мозги и пригодились: с одной стороны, охеренно, но… Если я врублю резак — мне пиздец. Сдетонирует значительная часть ракет фактически под носом.

А значит, подрыв нужен, но точечный и драпать, заключил я, отпрыгивая спиной Краба в пропасть и, одновременно, стреляя в ракетный блок.

Уже в полёте заметил как трассеры, от болтов разгонников, сбивающих турели, так и, через долю секунды, облака белого пламени, рванувшие из-за стены. И канонаду взрывов, сливающихся в один.

Приземлился, спасибо гравкомпенастору, успешно, даже не упал. И полез на стену по новой. Дживс сообщил, что рабочих сенсоров за стеной просто нет, как факта. Правда на полдороге из-за стены рванул трансорбитальник, даже при беглом взгляде покорёженный.

— А это что, блин? — отмыслетекстил я.

— Сэр, я сказал «сенсоры». Компьютеров в районе фабрики-цели точно нет, а ныне… один живой. Пилот Доса, сэр.

— Пилот? Живой?! Не верю нихера!!! Это вообще — как?

— Не уверен, сэр, думаю вам стоит взглянуть, боеспособность Доса точно не намного выше нуля.

— Посмотрю… Живой, блин, — растерянно отмыслетекстил я.

Тем временем, отряд двигался к фабрике, вышли на связь. Я назначил местом встречи подножие стены — не думаю, что на фабрике что-то уцелело, хотя челнок… И вроде подземное там что-то. Ну, в общем, всё равно у стены, а там посмотрим.

И заглянул, от греха, проводным дроном за стену. И… пипец как он есть — ни зданий, ни хрена, провал посередине площадки внутри стен, пылающий белым и синим. И «Громовержец». Оплавленный, с деформациями, но целый, блин!

— Я уточнил, сэр. Расположение боезапаса «Громовержца» таково, что его детонация не приводит к фатальным повреждениям Доса. В идеале, сэр, чертовски удачная конструкция. Наблюдаемые вами повреждения — следствие взрыва фабрики, насколько я могу судить. И… отходите, сэр.

— Хм?

— Подземный склад, сэр. Взрыв может произойти в любую секунду, не уверен, что стены выдержат.

— Блядь… так, Дживс, скачи в Дос этого пилота, сообщай что у него секунда на отстрел ложемента. Может и поймаю, хоть какой-то шанс будет. Не поверит и хер с ним.

— Слушаюсь, сэр.

Через две секунды ложемент оставался на месте, а я просто спрыгнул со стены. Сам дурак, в общем, я гробиться не подписывался. И кинул в боевой чат:

— Отходим к вашей позиции стрельбы, бегом! Возможен более сильный, нежели был взрыв!

Побежали, а через десять секунд земля реально затряслась, а над выгнувшимися, как бутон цветка, бронестенами сверкнул этакий протуберанец белого цвета.

— Так, какая-то херь, — озвучил я, уже ожидая с ребятами атмосферник. — Что у них там творилось, с учётом взрывоопасности, что всё так разнесло?

Ребята ответили разной степенью незнания, но Дживс, через десяток минут, уже в атмосфернике, выкладывал:

— Особенность местной атмосферы и веществ, сэр. Кроме этого — типа ведения боя, ракетным оружием. Подобная детонация стала возможна по достижению температуры в две тысячи градусов, невозможной даже в случае аварий на производстве.

— Которую дал взрыв ракет, понял. Но с хера этот дундук стоял с распахнутыми ракетными блоками?!

— Полагался на стены и сенсоры фабрики, сэр. Более того, я проверил — в случае мощных защитных сооружений, сэр, блоки противоракет так же стоят не защищёнными.

— Экономят время на открытие, какие-то доли секунды… Хер знает, как по мне — бред.

— Не сказал бы, сэр: в рамках «ракетной войны» — оправдано.

— Ну ладно, тоже учитывать на…

— Сэр, печальные новости, — перебил меня эфиряка. — Дос «Гадюка» необратимо повреждён. Пилот Аспид жив, но в критическом состоянии, согласно докладу капитана Модника, сэр. Я…

— Понял, лети.

— Так и сделаю, сэр.

Вот же пиздец какой! Ну, хоть жив, а с остальным — разберёмся.

Глава 16

На «Кистене», через несколько минут после нашего прибытия, объявился Дживс, везущий Лина и Аспида заодно. Сервисные дроиды вытащили… ну скажем так, очень нецелый кусок Аспида и зашуршали к медотсеку.

— Краб, я… — начал было Модник.

— Телеметрию, — не стал рассусоливать я, и тут же, не сходя с места, стал наблюдать запись.

И, чёрт возьми, Косячник, как он есть. Проигнорировал приказ Модника, рванул под обстрел… Турели, конечно, снёс, но попал под залп. Тихушник, что резонно, прикрывал основную позицию, так что Аспид попал под полноценный залп, хоть и снёс турели.

— Что с ним, Дживс? — уточнил я по корабельной связи.

— Повреждены конечности, контузия фактически всего тела. Жить будет, сэр. Но как пилот утратит в управляемости Досом на ближайшее время. И ногу от колена не удастся восстановить в ближайшее время — фактически нечего восстанавливать, сэр.

Блин, вот с самого начала чуял, что гробанётся по лихости своей. Ещё и повезло придурку — хоть жив. Да и нога в общем-то не проблема. Медотсек «Кистеня» в принципе и вырастить сможет, хотя долго…

— Не уберёг, Краб, прости… — начал было Мосер.

— Херню не неси, Модник, — мрачновато, но искренне улыбнулся я. — Ты не нянька, сопли ему подтирать. По собственной дури попал.

— Ну, так-то, да. Но…

— Но — херня. Давай краба, — улыбнулся я, пожал лапищу. — И, наверное, вам в отряд пойдёт пара малых Досов, — прикинул я.

И позывные, наконец-то, Флиннам надо дать, им-то, похоже, похер, но надо. А у меня всё никак в башке не рисуется — так-то понятно, что как-то связанные должны быть, они вместе, но вот хрен знает — какие.

И что с Косячником делать — непонятно, блин. Ну подлечим, но… реально, хер знает, хороший пилот, неплохой парень. Вот только Косячник.

Хотя, с другой стороны, может ему травма мозги вправит. Помогает, если по себе судить, в плане мозги на место встают.

В общем, убедившись, что с Серпентофилом всё в относительном порядке, а в сознание его обрубку лучше в ближайшие дни не приходить, я посидел, подумал, да и выдал позывные Флиннам: Соболь и Ласка.

А в остальном — продолжились наши контрактные налёты. Правда, как лично мой отряд теперь состоял из трёх человек, так что к контрактам пришлось подходить осторожнее. Впрочем, после моего зевка, это сам я велел.

И вот, неделю мы выполняли контракты, уже без аварий и прочей херни. Лин очнулся, имел со мной довольно тяжёлый разговор, ну и обсудив с Дживсом и девчонками, принял я решение: парня оставить, Дос ему сотворить, но… забить. Присмотреться, как будет вести себя, как травма (восстанавливаемая с год, на чём я настоял — пока пусть с бионикой походит) на нём скажется. Ну а убьётся — реально, сам дурак будет.

Подрулил жуткий броненосец корсаров, встал на звёздную орбиту, с нами связи не имел, а на все запросы посылал запрашивающих в жопу. Пошли, не пошли — хер знает, но от корабля отстали.

А ещё через неделю контрактов, именно наёмники, пребывающие в системе выдвинули, охреневшие типы, ультиматум! «Это наша аммиачная корова и мы её доим!», причём, судя по проверенному Дживсом, договорились друг с другом и стали принимать контракты только крупными группами.

Вообще — кашлять бы на них, но если они именно начнут противодействовать, есть крайне неприятные варианты.

И тройка-четвёрка тяжёлых Досов это прекрасно уничтожимая нашими силами группа. Но это всеми нашими силами.

— Надо решать вопрос, — озвучил я на совещании всех пилотов. — Вариант, когда они заключают контракт на защиту, в момент нашего нападения — близок к ста процентам. То есть, присутствующие здесь пилоты, как подготовкой, так и ультиматумом, выставляют нас своими врагами, а работать они нам мешают.

— Верно говоришь, Краб, — подал голос Рыбак. — Мы работаем и зарабатываем — кстати, охеренный найм, тут тебе честь и хвала, — отметил он, что в общем-то, было так, невзирая на скидки. — А этим гандонам не нравится! Привыкли друг с другом, ещё и в поддавки играют небось. Устроили закрытый клуб, чтоб их!

В общем-то, Рыбак был прав, согласно натыренному Дживсом. Команды тяжёлых Досов «паслись» на Урносе, подчас напоказ сливаясь друг другу.

Причину понять, конечно, можно: тяжёлый Дос машинка прожорливая и всё такое, а риск на Урносе выходил минимальным. Но позиция «беречь поляну», не как наёмники, а именно «своё поле заказов» было… Крайне херовым, как и объединения против «конкурентов» не в найме, а именно чтоб не мешали.

— В принципе, можно объявить торговую войну им, — протянул Модник. — Но херовый вариант.

— Херовый, — покивал я. — Кроме того, это либо планетарный конфликт именно «Клешни» — что нам не хрен не сдалось. Либо вообще межпланетный, на что я точно не пойду. И если планетарный, то высоковероятен «ущерб непричастным без объявления войны». Нас местные корпы с орбиты сожгут.

Ну, не факт, что сожгут, вообще-то. Броненосец висит в системе, но говорить, что он нас прикрывает я не хотел даже нанятым. Как и просвещать в задание Веги, раз уж сложился столь удачный расклад.

Но, в любом случае, межпланетный конфликт по собственной инициативе — Клешне нахер не сдался, а уж уничтожение имущества и людей непричастных во время торгового конфликта — совсем пиздец рейтингу.

— А значит, мы берём контракт, — начала Нади. — Пробуем исполнять, а через несколько минут падает несколько тяжёлых Досов, заключивших контракт с нашей целью.

— Скорее всего так, — кивнул я.

— А через минуту после этого десантируется весь наш отряд и перемалывает этих придурков в труху!

— В принципе — да, логично. И отвалят от нас со своими претензиями. Правда месиво будет то ещё…

— Херня, прорвёмся, Краб, — выдал Модник. — Местные реально расслабились, — на этом несколько смутился, но я махнул клешнёй и кивнул — понятно, что из-за Серпентофила напрягся. — Вопрос в том, что надо будет подловить этих вояк, не вызвав подозрений.

— В принципе — реально, но только на одном трансорбитальном судне, — озвучил я, получив текст от Дживса. — И подмога к ним всё равно прилетит, только позже. Вообще, я думаю поступить вот как: идёт наш стандартный отряд, например твой, Модник. Остальные же ждут на орбите. В момент, когда эти пидарасы уже высадятся, к вам приходит подмога. И, остаётся продержатся четверть часа, пока основной отряд спустится с орбиты.

— Так, они ввели отряд по три тяжёлых Доса, — задумался Модник. Стандартный отряд, мои и Ласка с Соболем. И… что за подмога-то? Пока нихера не радужно, — констатировал в общем-то очевидный факт он.

— Я и Игла, я — на «Крабе», — озвучил я. — У меня телепортер есть.

— Богато живёшь, — аж присвистнул Модник.

— Иногда — время бесценно, вот прямо как сейчас, — хмыкнул я. — По деньгам, конечно, не очень… зато потом сможем спокойно работать. Я рассчитываю всех их вояк перемолоть, — признался я. — Из наиболее наглых, тех кто полезет.

— Ну да, на наш трансорбитальник свои отправят…

— А мы их встретим, — подытожил я.

Пару часов обсуждали детали — предстоял весьма масштабный бой, но, в целом — у нас были не просто все шансы, а более чем все. Например, мы спокойно могли прикрываться зданиями нашей цели. Вражины их, со временем, конечно, разнесут. Но осторожничать первое время будут. Да и ориентация их на тяжёлые ракетные Досы не только достоинство, но и недостаток.

Средняя дистанция для них — это гарантированный звиздец, толкового оружия кроме ракет «местные» не ставили. Хотя, не факт, что не поставят — но тут надо не дать им время.

И последующие сутки для механиков (кроме Лори, её я колдунски подлечил) и РЭБ-щиков превратились в трудовой ад: Досы надо было переконфигурировать на «война», поставить ряд субсидированного нами оборудования, заготовить расходники.

Например, оказалось, что есть дроны видеонаблюдения, прекрасно работающие в поле ЭМ-подавления, фактически в самом сердце любой бури и поддерживающие связь на приличных расстояниях. Правда, местный туман делал их не столь читерскими — но всё же. Лазерная связь вполне справлялась с передачей сигнала как к оператору, так и от него. Но отсутствие собственных толковых мозгов делали такие дроны одноразовыми: потеря связи и расшибётся нахрен. А они не дешёвые, различные виды и типы дымовых, пылевых и комбинированных завес используются, да банально — дым от взрыва также мог привести к крушению игрушки.

Но мы вкладывались на полную. Вообще, как я заметил, что Нади, что нанятые отряды воспылали. Они были именно «волки войны» и подобный замес… ну видно было, хотели поучаствовать. Это не местные «доярки».

В общем, через сутки после ультиматума местных пилотов, были они мной посланы на хуй, без всякого уважения притом. После чего, наш трансорбитальник, с перегрузками, обрушился на планету в «нестандартном» составе. Помимо Нади, Мыша и меня, на «Лангусте», с нами летел Модник на своём «Мамонте». И тотчас по десантированию накрыл воздушными разрядами дымопылевых гранат «зону операции». А через десять минут, когда она спала, трансорбитальник доярок развернулся и бесславно упёрся на корабль базирования. Они, банально, не успели: инфраструктура нашей цели, с которой они, в темпе вальса, заключили контракт о защите, была перемолота в труху.

Собственно, стреляли мы из всех разгонников, по сохранённой перед постановкой дымовой завесы. И вполне успешно справились.

— Сэр, вынужден констатировать, что ваш лексикон выглядит весьма пристойным, — выдал эфиряка через полчаса после нашего возвращения на «Кистень».

— Послушал совещание этих доярок, — с ухмылкой догадался я. — Там хоть одно слово, кроме мата было?

— Да, сэр, вы правы, я полюбопытствовал совещанием по итогам вашей операции. Касательно же вашего вопроса, сэр: учитывая предлоги?

— Не учитывая, — с трудом удержался я от ржача.

— Тогда нет, сэр.

— Гыг, реально смешно! Ну да ладно, а по делу?

— А по делу, сэр, наши противники поступили аналогично нам, то есть все отряды пошли в субнайм одному. Ждут нашего следующего шага, подготовил отряд из четырёх Досов на случай нашего «стандартного» отряда, и дюжина пребывает в полуготовности, сэр. Последние предназначен для подавления и подмоги, если наш отряд будет усиленным, сэр.

— Ну это-то понятно. Вообще — неплохо выходит.

— Как ни удивительно, вынужден признать вашу правоту, сэр. Наёмники последние несколько лет бравшие контракты на Урносе, невзирая на внушительную технику, не видятся серьёзным противником. Довольно ограниченные и однотипные тактические решения, да и при совещании ничего, кроме подавляющего огневого превосходства предложено не было.

— Артиллерию не ставят?

— Предпочитают увеличить мощность и количество неуправляемых ракет, сэр.

— Придурки. Точнее, как я с начала и говорил: доярки.

— Видимо так, сэр.

И на дело направились Падальщики с куньим семейством. Мы с Нидой скрючили Досы в клетке телепортатора, а прочие Досы — загрузились в тяжёлый трансорбитальник.

— Дживс, на всякий случай, следи и протоколируй за их трансорбитальниками.

— Предполагаете атаку, сэр?

— Хер знает, но учитывая как эти деятели тут расслабились, есть у меня опасения, что могут пойти на повышение степени конфликта.

— Возможно вы и правы, сэр. Выведу Кистень на урностационарную орбиту. И пригляжу за их пустотными кораблями, сэр.

— Вот тоже не лишним будет, — отметил я.

Тем временем, отряд Падальщиков высадился, приближаясь к очередной цели: первый из списка корп аж заподпрыгивал от радости, когда ему предложили «рекламный вандализм». Очевидно, следил за планетарными новостями и не желал быть овандаленным сам.

При этом, доярки показали себя не совсем криворукими. Заслужив звания пряморуких доярок. Трансорбитальник их стартовал почти одновременно с нашим, но был прикрыт таким количеством голограмм, поглощающих покрытий, выравнивателей искажения гравитации, что если бы не Дживс — то заметили бы только факт открытия ангара, не более.

И, через пять минут после высадки отряда Модника, на территории перерабатывающего комплекса-цели стояло четыре тяжёлых Доса, копошась и распределяя зоны обстрела.

— Хм, то есть, они хотят, чтоб мы просто отступили, — задумался я над докладом. — И транслируют небось?

— Верные выводы, сэр.

— Ну, значит, этих мы прибьём, а вот оставшаяся дюжина…

— Смотри, Ан, — подала голос Нади, благо, общались мы с эфирякой корабельной сетью. — Мы с тобой на контракте в любом случае.

— Ну да, по любому на четыре Доса меньше — лучше, чем на четыре Доса больше, — блеснул я развитым математическим интеллектом.

— Да, лучше. Но, одновременно с нами, стартует трансорбитальник.

— Дживс нужен на «Кистене».

— Котти, сэр, вполне справится с ролью пилота.

— Так, тогда выходит, что они посылают свой большой отряд, — прикинул я. — А у нас будет не так много времени, чтобы подготовится.

— От двух, до пяти минут, сэр. Выбранный вами трансорбитальник потеряет время форы из-за веса, сэр.

— Ну да, а незащищённое и невооружённое корыто было бы лучше, — огрызнулся я.

— Я этого не говорил, сэр, просто уточнил, что фора времени не столь велика и на подготовку может не хватить.

— Точно не хватит на полноценную.

— Не страшно, Ан. Во-первых, там будут Падальщики и мы, вполне сможем помешать им полноценно высадится. Во-вторых, их тактическая негибкость, ну и здания цели как прикрытие.

— Это-то я знаю, но авантюра…

— Кхм, сэр.

— Хорошо, большая авантюра, чем мы предполагали изначально. Дюжина тяжёлых Досов, это если мы успеем разнести четвёрку… Хотя, — задумался я, разглядывая схемы. — Так, действуем, но вот каким образом…

Через десять минут, одновременно со стартом основной части отряда, Модник произвёл залп неуправляемой фугасной ракетой по намеченному нами месту. Вражины даже не стали тратить противоракет, определив неуправляемость и явный «промах» первого выстрела. Перестроились, открыли пусковые блоки… и одновременно с подрывом «промазавшей» ракеты Модника, на высоте метров десяти, в клубах дыма и пламени появился телепортатор.

По-моему, нас даже не заметили. Но, даже если бы заметили — нихрена не успели бы сделать. Тотчас после телепортации я рванул на прыжковом движке в сторону, а Нади шибануло отдачей на десяток метров назад.

«Мамонт» от попадания монтруозного разгонника зашатался, а я начал вести беглый огонь — не разгонниками, а роторными пулемётиками. Самое то что нужно по боеголовкам доярок.

Совсем уж неумехами они не были, начав после первого взрыва захлопывать пусковые, но и того что подорвалось хватало, чтоб на позиции трёх стоячих и одного лежачего Доса появилось здоровенное облако разрывов.

Под прикрытием которого я подлетел к вражинам почти вплотную, начав у них под ногами крабский танец.

Закрытые контейнеры решали основную проблему ближнего боя резаком — я не на толстяке, тяжелому Досу облако от детонации за пару секунд устроит капитальный перегрев, а беспомощному Крабу пиздец.

Так что начал я нарезать круги под ногами неповоротливых Досов, пыхая резаком.

Досы исправно перегревались, к чему и предыдущий взрыв приложил огоньку. Тем временем второй выстрел Нади по пытавшемуся подняться «Мамонту», заставил его отстрелить реактор.

А я метался как краб между топтавшимися Досами — вариантов меня прибить, кроме как раздавить на столь близком расстоянии не было. Один «Мамонт» начал нагибаться с растопыренными граблями, получил клешнёй в приоткрытое сочленение ноги и начал заваливаться, рак донный.

И, через пару минут, оставшиеся «на ногах» громовержцы окутались облаками от аварийных систем охлаждения, но ещё полминуты нагрева привели к отстрелам реакторов. После чего я и рака донного подогрел — копошился, понимаешь.

— Охеренно, Краб, — выдал боевой чат голосом Модника.

Последний, пока мы танцевали, вывел из строя турели комплекса и сейчас отряд бегом следовал к нам.

— И расходы на телепортер отбил с лихвой, — хмыкнул он.

Это блин да, как-то мы удачно вражин расковыряли, мысленно хмыкнул я. Четыре почти целых тяжёлых Доса — охеренный трофей, ну или немалая денежка при выкупе. Этак мы, даже веганов не учитывая, можем выйти в весьма весомый плюс.

Впрочем, похрен, собрался я. Не до этого сейчас.

— Неплохо, но не до того. Занимаем позицию в комплексе, скоро нас ждёт жара, — ответил я.

Транспортник с нашими, как и транспортник с не нашими летел к нам, приближая время самой эпичной битвы Досов, в которой мне приходилось участвовать.

По тоннажу, напомнил я сам себе. А так — доярки, придурки и раки донные в противниках.

Глава 17

Падальщики и мы начали распределяться и занимать позиции в самом комплексе, от которого раздавались предобморочные писки персонала. Честно предупредил, чтобы валили отсюда нахрен: комплексу пиздец в любом случае, или их «наёмники» разнесут во время боя, или мы после. Не свалили — ну и хер с ними, может самураи или ещё какое психическое отклонение.

— Игла, Ласка, полезайте на меня, — пробасил Модник в процессе перераспределения. — Обзор больше, а тебе, Игла, смогу отдачу погасить.

Вообще — разумно, сам когда-то с модного Мамонта стрелял, да и стационарный щит у Мосера был. Нагрузили на тяжёлый Дос, снижая мобильность, но она в текущих раскладах и не нужна.

Досы примостились на Мамонте, после чего Модник выдал:

— Охеренно, две классные девчонки на руках. Повезло-то как!

— Кхм! — почти громоподобно раздалось в боевом чате.

Кхмыкали «классные девчонки», я, жена Модника — Бешенная.

— Ладно, ладно, уже пошутить нельзя.

— Кхм, — раздалось, наконец от Соболя.

Посмеялись, собрались, стали ждать. Тихушник, тем временем, выпускал заготовленные нами дроны на лазерной связи, создавая максимально большую сеть. И наблюдение лучше, а, главное, потеря связи с дроном при наличие крупной сети значительно ниже.

И вот, ведомый Котей тяжёлый трансорбитальник завис в паре десятков метров от нас, а оттуда посыпались Досы, стараясь занять позиции, развернуть стационарные щиты и подключаясь к созданной Тихушником сетке. РЭБщики запускали новые дроны — в общем шла предбоевая суета, которой заняться толком не успели: вражины отставали от наших менее, чем на минуту.

— Отработаю по трансорбитальнику? — озвучила в боевой час Нади.

— Действуй.

С плеча Мамонта протянулся след разгонника, к спускающемуся вражескому трансорбитальнику. Вряд ли что-то серьёзно повредило, да и вероятность на такое была доли процентов. Но «опасность обозначила». Да и прочие Досы стали по спускающемуся в полукилометре тяжёлому десантному судну постреливать, что вылилось в то, что вражеские Досы буквально выкатились из него клубком, а сам трансорбитальник, с явной перегрузкой, дымя последствиями какого-то попадания, рванул на орбиту. По скоплению вражеских Досов стали потихоньку вести огонь — пока безответный, но это временно.

А Котя выдала в боевой чат:

— Десант закончен, я на орбиту…

— Жди! — прервал я. — Помехи! — отдал я команду нашим РЭБщикам.

И площади радиусом километров на пятьдесят накрылась помехами, блокирующими радиосвязь на расстояниях свыше пары десятков метров, сжигающими сложную технику без ЭМ-защиты. То есть, радиосвязь-то была и у нас и у вражин — мы были близко друг от друга, но все системы наведения, кроме прямого лазерного целеуказания, глушились напрочь.

Вдобавок, за счёт развёрнутой сетки дронов видеонаблюдения, мы имели заметное преимущество, в плане использования неуправляемых ракет. Ну и развёрнутые стационарные щиты роль играли.

А, после начала ЭМ-бури, Котя спокойно подняла атмосферник на орбиту. Несколько запущенный вслед зенитных ракет сбил сначала Мыш, а после выхода из зоны бури — прекрасно справились и системы ПРО трансорбитальника.

Так что началась как ракетная перестрелка с обеих сторон, так и артиллеристская — только с нашей. Всяческие хитрые ходы, вроде ближнего боя, применять было глупо — почти гарантированно накрыли бы огнём свои же.

Соответственно, РЭБщики принялись работать противоракетами на оптических захватах или лазерном целеуказании, Рыбак выдвинулся на переднюю позицию — его археотех был с очень мощным щитом, что делало Дос довольно защищённым, не говоря о лютой броне и удачной, обтекаемой, конструкции.

И началась перестрелка, с нашим очевидным и толстым преимуществом, точнее кучей их. Я также постреливал, по мере перезарядки разгонников, ориентируясь на целеуказание видеодронов — сквозь местную траву ни хера не было видно, да и загорелась она вскоре. Кстати, подтверждая уникальность тысячеградусного пламени, это горела градусах на пятистах-шестистах.

И геройствовать, в общем, не пришлось — редкие артиллеристские попадания противника ослаблялись щитами и принимались на себя тяжёлыми Досами. Ракеты же либо летели хер знает куда, либо сбивались. Рыбак, кстати, получил пару попаданий от обзаведшегося разгонниками Разорителя, но долго этот Дос не провоевал — был помечен как приоритетная цель на тактической схеме боя, и оказался погребён под слаженным ракетным залпом.

Собственно, кроме крабского танца в самом начале, работа заключалась в стрельбе и приглядывании за тактической картой и оперативной сводкой.

Закономерно, несколько отведённых от нас ракет, попали в комплекс, из которого последовала череда радиосигналов, как понятно — не прошедших в ЭМ-буре. После чего, началось непонятное копошение, результат которого чуть не вывел меня на некоторое время из боя: над центральным зданием эти деятели поднимали плакат, с надписью корявыми, явно аэрографом нанесёнными буквами:

«Отряд Дрель!!! Вы охуели по нам стрелять!!! Вы наняты для ЗАЩИТЫ!!! Вот и защищайте нас, мать вашу!!!

Корпорация Нитронус, ВАШ, блядь, ЗАКАЗЧИК!!!»

Но, хоть из боя я не вышел, ржач, пусть и умеренный на меня напал. Как и в целом гыгыканья стали фоном в боевом чате.

Вражины, как понятно, на «тонкий» намёк своего официального заказчика не отреагировали, а закреплённый плакат, вскоре, обзавёлся несколькими дырищами от снарядов. Как и здания продолжали разрушаться, так что я решил ещё раз поговорить с придурками: передохнут же! Не то, что уж до невозможности жалко, но всё же.

— Компания, гыг, Нитронис! Второй раз к вам обращается капитан компании Клешня, нанятой для ведения торгового конфликта и прочее бла-бла. Вы там, блядь, бессмертными себя возомнили? У меня ощущение, что я о вашей жизни больше забочусь, чем вы или ваши, гыг, наёмники. Валите нахер на орбиту, пока не сдохли! — выдал я, благо мы были совсем рядом и ЭМ-буря мне препятствием не стала.

— Казёл!

— Сам, блин, казёл тупорогий! — изящно отпарировал я. — Будешь обзываться, придурок, точно стрельну в здания пару раз!

— Собъёте ведь нас, ироды!

— Мужик, ты реально тупой, — уже серьёзно вздохнул я. — Если бы вас, придурков, хотели убить — то давно бы прибили. Если бы хотели захватить комплекс — то его бы прикрывали. А сейчас, твои наёмники, разнесут вас нахер. В общем, задрал. Либо вы валите через…

— Валим мы, валим! А ты всё равно козёл!

— Краб я, а тупорогий тут ты. Всё, связи больше не будет и валите.

Через полминуты стартовал старенький челнок, а через четыре секунды Мыш сообщил в боевой чат.

— Громовержец Эф, — мы обозначили вражин буквами на тактической схем, — запустил зенитную ракету, ориентировочно нацеленную на беженцев. Могу пустить противоракеты, Краб.

— Пускай. Блин, совсем эти раки донные охерели в атаке, — посетовал я.

Ну реально, положим, они идиоты и типа подумали, что челнок наш. Так даже у идиотов так не выходит! То есть, осознав, что как бы заказчик сваливает, с логами многочисленных повреждений и прочего, эти пидарасы, очевидно, посчитали что сбить его «в бою» типа разумнее, потом хер кто разберётся, а претензии без записей и оспорить можно. Уроды, в общем. Кроме того, нам неприятности этих доярок, в том числе и как наёмникам, только в плюс: воюем мы, безусловно, с Досами, но противниками нашими являются компании и отряды, у которых и пустотные суда, да и есть ряд отрядов «разбитых», с работающими хер знает где частями. В общем, выгодно.

Зенитная ракета вышла из поля ЭМ-подавления вертикально, врубила системы наведения, хаично двигая к челноку, ну и была сбита нашей противоракетой.

— Сэр, принимаю сообщение компании Клешня и лично вам. Передать? — появился текст на артефакте.

— Ну, передай, — отмыслетекстил я, постреливая во вражин.

— «За спасение наших жизней выражаем признательность. Но ты, Краб, всё равно казёл! Норл Симт, генеральный деректор корпорации Нитронис». На этом всё, сэр.

— Урод, однозначно, — охарактеризовал я этого Норла. — На орбите всё спокойно?

— Пока да… Нет. Сэр, от нескольких пустотных судов наёмных отрядов отделились трансорбитальные транспорты и направляются к вашему местоположению, сэр.

— Блядь… Хотя стоп, тут вообще Досов, в системе много быть не может, — дошло до меня. — Эвакуация?

— Видимо так, сэр.

— Точно она, эти доярки отходят. Но проверь, Дживс, на всякий.

— Слушаюсь, сэр, — последовал текст и через пару минут эфиряка выдал. — Транспортники не содержат боевой техники, очевидно их цель — именно эвакуация.

— Ну и хорошо, хотя как-то не хочется уродов отпускать. Опять сговорятся и подлянку устроят.

— Не думаю, сэр.

— Вот в том-то и дело, Дживс, что не думаешь. Раки донные они такие, лишь бы нагадить приличным Крабам.

— Склоняюсь перед вашей осведомлённостью, в жизни и повадках ракообразных, сэ-э-эр.

— Склоняйся, я не против. Конец связи.

А то препираться с эфирякой прикольно, но у нас блин бой, как-никак!

И, отметив отходящие Досы как приоритетные цели, я выдал указание на максимально плотный огонь, без экономии боезапаса. Вражины через полминуты фактически побежали, оставшимися шестью Досами, но убежали недалеко. Ну и бой фактически закончился, послышались радостные улюлюканья в боевом чате, как вдруг в Рыбака ударил столб ярко светящегося света, метров в двадцать диаметром, с неба.

Впрочем, бил он не более секунды, после чего в небе над нами показалась вспышка разрыва.

— Рыбак, состояние?

— Цел, Краб. Сенсоры правда к хуям пережгли и на грани перегрева, но так — цел.

— Охеренный Дос, — аж позавидовал я под довольный хмык Рыбака. — Так, народ, вроде бы урода, который по нам стрелял сбили. Команда РЭБ, гасите бурю, собирайте дронов. Нужно выяснить, что это за херня.

Ну а сам, естественно, надумал писать Дживсу, но тот, как только я прекратил водить руками в командном чате, выдал отчёт сам:

— Трансорбитальное судно компании Носорог произвело залп бортовым излучателем по вашему расположению, сэр.

— Гандон. Ты его сбил?

— Точно так, сэр. На судно корпорации Демин направлено оповещение о применении средств планетарной войны, без объявления оной. Судно, принадлежащее компании Носорог меняет орбиту.

— Для атаки? — напрягся я.

— Не похоже, сэр. Скорее для выхода на разгонную кривую. Минуточку… корпорация Демин признаёт уничтожение Кистенём трансорбитального челнока адекватным ответом, как и осуществления конфликта в рамках торгового, вне данного эпизода, сэр. Сбить судно Носорога?

— Хм, не думаю. Подпали ему что-нибудь, чтоб было видно, что именно отпускаем. И пусть валит.

— Как прикажете, сэр.

Собственно, на этом наш эпичный бой и закончился. Вообще, я наконец понял слышанное не раз выражение о том, что полководец не воюет. Невзирая на Нади, как тактика, РЭБщиков, как координаторов, при управлении столь большим отрядом ещё и воевать — нереально, разве что постреливать в нужную сторону. Надо постоянно отслеживать схемы, держать в башке ТТХ каждого Доса, распределять цели, оперативно реагировать на изменение обстановки… До хера всего, в общем.

Не то, чтобы мне было неинтересно, но, наверное, пока не моё. Опыта набраться, да и в бою поучаствовать мне заходит больше. Может, когда-нибудь, хмыкнул я. Но точно не в ближайшее время я стану Адмиралом Крабом.

Пока народ на Кистене ликовал и радовался победе, я довольно потёр клешни, на тему четырёх почти целых тяжелых Досах-трофеев. Завалили мы их с Нади, всё чисто наше, крабское. А вот прочие Досы разнесли на куски, там даже запчастей толковых не осталось, только металлолом.

Ну и стал я выяснять, как и что происходило в системе.

После выстрела Кистеня по трансорбитальнику, корабль корпов Демин привёл было оружие в боевое положение, но корсарский Доминатор стал менять орбиту, приближаясь к Урносу. Согласно логам переговоров, капитан Доминатора инкогниту не раскрыл, а радостно и пьяно гогоча, сообщил, что ему не желается в системе межпланетной войны, поскольку он охереть какой миролюбивый тип. И, ведомый этим миролюбием, в плазму испарит любого, кто будет бузить против мира.

Видимо это, как и представленные Дживсом логи и записи, подтолкнули корпов к принятию обоснованности орбитального удара. Всё же, у них был здоровый корабль, но не столько боевой, сколько производственно-торговый, хотя тому же Кистеню — не совсем по зубам.

И началась рутина, причём ставки контрактов мы задрали до стандартной оплаты: типа скидки закончены. Но всё равно рутина — принять контракт, разнести сначала турели, потом здания цели, улететь.

Косячнику на скорую руку переделали один из Вампиров, сменив лазеры на разгонники. Парень опять начал летать с Падальщиками и не косячил больше. Ну и имел я с ним разговор, на тему «что и как».

— Краб, а что дальше мне делать?

— Башку почаще включать, Лин. Я заебался называть тебя классным пилотом, хотя это факт.

— Скажете тоже, классный. Я сейчас как только из академии, даже хуже…

— Это херня, восстановиться за несколько месяцев, — отмахнулся я. — Так вот, при всём при этом, ты себя считаешь бессмертным. Надеюсь — считал.

— А вы?

— Блядь, опять. Лин, думай башкой! Я тебе уже говорил — я рискую ОСОЗНАННО. Или подготовившись и обдумав, или когда ОСОЗНАННО принимаю вероятность гибели. Не на кураже, не на лихости мудацкой. В общем-то после травмы и научился мозги включать. В общем, ты в Криле. Доживёшь — будешь в Клешне. Дос тебе компания, пока ты в ней, предоставит. Что дальше тебе делать — думай сам.

— С вами я, конечно. Да и копить надо, на свой Дос, на ногу, — с печальной гримасой постучал он киберпротезом о палубу.

— Будет тебе нога, живая и настоящая. И шрамы уберём, через полгода. Если не накосячишь — премия от компании, то есть бесплатно.

— А… я… спасибо, капитан, — и ушёл, топая протезом, Силвер недоделанный.

Ну да ладно, надеюсь всё на пользу, решил я и махнул рукой.

А в остальном, к концу месяца у нас сложилась такая картина: нахер разнесли мы не одиннадцать, а все четырнадцать процентов добывающей и перерабатывающей инфраструктуры Урноса. Тут уже играла банальная, пусть и не очень глупая жадность: деньги шли весьма пристойные, не только наёмным отрядам, но и Клешне. При том что даже потерь в плане ремонта фактически не было.

И сообщать тем же наёмникам, что «всё» просто не было повода, хотя через три недели, после выполнения «плана-минимум», мы, в рамках совета Клешни, постановили, что на Урносе мы ещё две недели максимум.

Но за неделю до «крайнего срока» в систему ввалился здоровый дредноут корпорации Демин, причём, как выяснилось, везущий ещё и кучу наёмников и даже тяжёлые Досы на продажу. Как уточнил Дживс — в рассрочку, корпы хотели вернуть ситуацию на планете к статусу кво.

Ну а я оповестил отряд что всё, сворачиваемся. Самое забавное, что бузы особой не было: «отдыхали» (хотя, иногда и без кавычек) пилоты на охранных заказах, а то, чем мы занимались, скорее было похоже на фермерствование. Так и доярками стать недолго, что видимо понимали все. И систему Кистень покинул уже через сутки, держа курс на Центральную — надо было сгрузить нанятых, да и Криль вернуть на место.

Глава 18

На Центральной мы сгрузили нанятых и даже вернули «Криль» на место. Итог работы был более чем успешным, даже пришлось заскочить с народом в «Гидравлический Привод», отметить, вместо почти семейных посиделок в «Усладе».

Но по времени мы были если и не ограничены, то и тратить его впустую не хотелось. Так что на Центральной «Кистень» задержался на полтора дня, а после лёг на разгонную кривую к Веге.

Ну и, естественно, устроили совещалово, на тему того, что и как.

— Ан, тебе нужно задержаться на максимально возможный срок на Веге, — выдала Нади.

— А мне казалось, я тут капитан, — пробормотал я в сторону. — Это ясен пень, что надо. Я, вообще-то, ещё когда договаривались о контракте, выбил полёт на Вегу, — напомнил я. — Вот кстати, Дживс, надо пробовать связь удержать без артефакта…

— А как же мы?! — возмутилась Лори. — Нам интересно.

— С вашего позволения, сэр, есть несколько теорий, а не готовых эфирных схем. Скорее их компиляция. Можно попробовать.

— Глаз Саурона следит за мной, — гыгыкнул я, посмотрел на девчонок, да и махнул клешнёй. — Пусть будет. Связь двустороннюю никак?

— Без владельца эфирного…

— Вот хрен тебе, Дживс, — продемонстрировал я, как не парадоксально, кукиш. — Ежели колдунство, за счёт меня, выдаёт картинку, то есть некая связь.

— Не вполне связь, сэр. Вы смещаете…

— Я и говорю — связь. Значит и меня за эти колдунские щупальца теребить можно. Ну раз уж они картинку дают, — резонно отметил я.

— Теоретически — вы правы, сэ-э-э-эр. Осмелюсь спросить, как вы намереваетесь интерпретировать это, как вы изволили обозначить, «теребление»? Если вообще сможете его почувствовать, сэр.

— Э-э-э… — блеснул я красноречием. — Хер знает, Дживс. Но пробовать надо.

— В данном случае, вашу правоту сложно не признать, сэр. Но опасаюсь, что время на овладение столь развитой эфирной чувствительности, будет меряться не в днях, а годах. Если не десятилетиях, сэр. Не говоря уже о вопросе интерпретации полученной информации.

— В общем, займёмся, — подытожил я.

— А кому ты хочешь поставить археотех, Ан?

— Думал Нади. Хотя… — задумался я, вспомнил о почти доделанном втихую Досе мелкой. — Посмотрим, лишним не будет. Я бы и сам не отказался, но я в основном на Крабе.

— В списке есть щиты для малых Досов, — нейтрально отметила Нади, хотя было видно, что ей приятно.

— И чо? — полюбопытствовал я. — У меня тактика — скорость. У тебя — стационарное ведение огня. Кому щит нужнее?

— Учтивая то, Ан, что ты постоянно идёшь в бою на сближение…

— Именно учитывая это, от щита пользы будет больше тебя. А вот за следующий заказ, если он нам понадобится…

— Высоковероятно понадобится, сэр. Под руководством специалиста по информационной безопасности, я разработал несколько алгоритмов, ускоряющих обработку информации. А также источники нерегламентированных логов. Однако, сэр, при всём при этом, Вега — эйкуменополис высокотехнологичной компании и время на поиск и проверку интересующей нашей информации я оцениваю не менее чем в двадцать суток. Точнее, это минимум времени, при чертовской удаче, сэр.

— Ясно-понятно. Ну вот за следующий заказ попробую выбить парочку малых щитов.

— А вы, Дживс и Ан, совсем как маги в сказках, — вдруг выдала Котя.

Ну некоторый инфантилизм был ей присущ несколько базово — сказывалась нехватка общения, как я понимаю. Но такое было даже для мелкой слишком, так что уставился я на девчонку с некоторым беспокойством. А она аж носик задрала и взирала на нас с… превосходством.

— Вы всё своей магией стараетесь решить. А всё можно решить проще. Смотрите, — на этом она развернула голограмму: здоровенную и мозговывернутую схему, на которую я не стал смотреть.

У меня своих схем хватает, а мозги от них плавятся в прямом смысле слова, между прочим. А вот Дживс уставился с интересом, как кстати и Лори. Последняя, впрочем, часто хмурилась, видимо не всё понимала. А мы с Нади стали играть в гляделки.

— Вынужден признать, сэр, правоту специалиста Вирс, — преврал Дживс наше увлекательное занятие. — Я рассматривал невозможность использования связи, используя компьютерные сети Веги. Слишком сложная система, параноидальная… — посмотрела он на моё «угу-угу» выражение морды лица и закруглился. — Вкратце, сэ-э-эр, двусторонняя связь и свойственный ей информационный обмен — будет почти гарантированно выявлена. Однако, нам нужна односторонняя, сэр.

— Так, картинка от меня, а девчонки смогут отправлять сеткой… да на тот же браскомм, — подключил я мозги. — И входящий трафик… Да блин, реклама, карты, пояснения, там должна быть жуткая мешанина входящей информации.

— Именно так, сэр. И скрыть незначительное текстовое заполнение на несколько десятков байт — вполне осуществимо. Притом что вы активности проявлять не будете, а системы безопасности будут пристально отслеживать именно исходящий от вас трафик, а никак не общедоступный, идущий к вам. Собственно, отследить именно «к вам» — невозможно, сигнал будет идти по довольно обширной зоне покрытия, просто интерпретировать…

— Ясно, в общем, связь с девчонками будет, если помещение не жёстко экранировано.

— Именно так, сэр.

— Умница, Тень, — заслуженно похвалил я мелкую. — Так, есть ещё что-то интересное, а не «Ан нам надо подольше торчать на Веге»? — ответом стало поматывание голов. — Тогда займёмся делом. Времени нихера нет…

— Я замедлю Кистень, сэр.

— Хорошо, время с полхера есть, но всё равно — займёмся делом.

И начали мы с Дживсом ударно заниматься делом. Для начала, поняли что даже если у нас и не выйдет связаться напрямую — возможна такая же связь с ним, уровня оповещения, что он срочно нужен, от Кистеня. И, соответственно, хоть он эфирно орал, а я эфирно слушал, делали мы это без упрёртости до скрежета зубовного. Что, возможно, правильно: какие-то там копошения я на периферии сознания ощущал, но было это вроде гудящего вдалеке трансформатора. Как это гудение, еле слышное, на пределе усилий, понимать — хер знает. Но я ж упёртый, мог все четыре дня перелёта биться без толку башкой в запертые двери. Возможно — открыв, голова у меня подходящей модели. Но не факт: двери тоже разных моделей бывают.

Далее, стали мы с Дживсом колдунствовать над «глазом Саурона». И вот с ним получилось на радость удачно: этакое блюдечко-экран, только яблочка не хватало. И работало, что тоже радовало, а то три дня на эту приблудину колдунскую угробили.

А ещё был у нас разговор, на тему колдунствований всяческих и последующей скорбной и печальной (ну, несколько преувеличиваю, но поныть хотелось, хотя бы про себя) жизни.

— Дживс, вот у нас будет охренительный археотехничный щит для Доса.

— Да, сэр. Думаю вероятность обмана корпорацией Вега в данном, конкретном случае, близится к нулю.

— Это зашибись, но я не про то. Вот есть щит. А какого хера мы не сделаем колдунскую схему и накорябаем то, что нам нужно?

— Хм, сэр, вопрос довольно интересный. Хотя и ответ простой — потому, сэр, что мы не знаем нужных схем эфирного оперирования.

— А создать?

— Создавайте, сэ-э-эр.

— Издеваешься, эфиряка? — возмутился я, готовя пинок карающий.

— Отнюдь, сэ-э-эр, — протянула гадская эфиряка, явно готовясь не получить заслуженный пендель. — Дело в том, сэр, что схемы — результат работы эфирных инженеров.

— Ну да, они их колдунствуют, в чем проблема-то?

— В том, сэр, что чтобы создать схему, нужно ПОНИМАТЬ что она делает. Эфир — не разумен, сэ-э-эр, если вы думали, что он читает написанное эфирным оператором.

— Хм, вообще-то, так и думал, — почесал затылок я. — Ну я эти схемы гребучие не понимаю большей частью, колдунствую и оно делается. Это как?

— Это, сэр, значит, что эфирный инженер, во всех деталях понимающий и осознающий, ЧТО он делает, прописал это воздействие буквами. Чтобы им могли пользоваться другие, для экономии времени, да и далеко не все в равной степени посвящены в тайны мироздания, сэ-э-эр.

— Так, погоди, выходит — колдунствует этот инженер сам, без всяких закорючек.

— Так, сэр.

— Вот блин, головастые какие, — несколько обтёк я, представив как это — представлять те же молекулярные колдунства и прочее. — Ну ладно, значит представил и стал записывать. А нахера так сложно? Написал бы там, я не знаю, ну… «хочу охренительную машину» и всё?

— Потому, сэр, что эфирными операторами Автократии были ВСЕ её жители. И «охренительная машина», как вы выразились, сэр, была миллионами видов, типов и прочее различных машин. Схема эфирного оперирования в большинстве своём состоит из текстовых блоков, подчас излишне длинных и сложных — но иначе воздействие не осуществиться. Вдобавок, привнесённое самим инженером часть, КАК, когда, в какой мере осуществлять прописанное и, вдобавок, им придуманное.

— Охренеть, — аж башка закружилась от сказанного. — А многомерные схемы такие вывернутые, чтобы упихать колдунства… ну в одно место, небольшое?

— Именно так, сэр. Локализация воздействия в стандартной топологии незначительной площадью.

— И, значит, эфирно закорючки колдунские карябаются, а эфир этот всё делает, как придумал инженер когда-то?

— Да, сэр.

— И ты нихера не сможешь эту схему накарябать, потому что понимаешь, что она делает, но колдунствовать не умеешь?

— Не имею соответствующего манипулятора эфира, сэр. Мои создатели достаточно жёстко ограничили эфирное оперирование чёткими, прописанными рамками.

— Ну, их в чём-то можно понять. А то взбунтуются такие партнёры, которые у каждого человека и хреново будет.

— Как вариант, объясняющий причину — вполне возможно, сэр. И, отвечая на ваш вопрос, в итоге нашей длинной беседы: чтобы создать, например, археотехнический щит, вам нужно понимать как он работает, из чего состоит…

— Понял. Пиздец, блин.

— В некотором смысле так, сэр. Кроме того, вынужден констатировать, что ряд технологий прошлых цивилизационных циклов я просто не понимаю.

— Чё?! Ты же… блин. Не было данных, понял. Но инструменты какие-то там эфирячьи, измерения и понимания…

— Есть сэр. Для людей, сэр. Что, опять же…

— Тебе нахрен не надо, а мне в любом случае изучать тонны информации, — заключил я, что и стало причиной моего пригорюнивания.

Потому как колдунствовать именно самому — хочется. Но, блин, это ж надо академиком дохренилиона наук быть! Впрочем, потихоньку, учится буду. А там гробонусь как-нибудь… После чего я, осознав собственные мысли, ржал минут пять: ну да, сдохну и учится не надо будет.

В итоге, долетели до Веги, опознались, получили полётный маршрут всё к той же станции. Я признаться, был несколько этим разочарован, но Дживс и Котя на два голоса уверили, что без разницы, даже удобнее чем на орбите.

Так что нацепил я свой крабский мундир, собрался и попёрся сдавать заказ. Септериха на этот раз была больше в синий оттенок, но всё так же бела. Приняла моё крабство всё в том же «стеклянном стакане». После приветствия же засела за комп, знакомится с отчётом.

— То есть, капитан Дрей, — через десять минут озвучила корпша несколько растерянным тоном. — О причастности корпорация Вега к вашим действиям на Урносе не известно.

— Насколько я знаю, госпожа Септер, это так. Правда Доминатор…

— Это разовый заказ, кто только их не нанимает. И заказчиков они не сдают, — отмахнулась она. — Это… отлично, капитан. Вы, безусловно, заслужили премию, — скупо улыбнулась Септор.

— Не откажусь, — выразил я мордой лица умеренную алчность. — Однако…

— Да, конечно, капитан. Склад археотеха, Вега. Не будем откладывать, — поднялась она и повела меня какими-то недрами, очевидно, в обход кольцевого коридора.

«Она тебя клеит, Ан» — пришло мне сообщение от девчонок, на связной артефакт. Вот блин, даже дурами их не обзовёшь, мысленно хмыкнул я. Тут даже не в том дело, что «кто я, кто она» — это-то херня. Просто она… да блин, видно, что не клеит, смотрит то изредка. Не говоря о том, что нахрен она, да и любая баба мне не сдалась — мне моих девчонок более чем хватает.

Хотя симпатичная, конечно. Да красивая и необычная — точно. И сиськи у неё… хорошие в общем сиськи, просто идеальной формы троечка с претензией, насколько могу понять.

Блин, вот чертовки, из-за них херня всякая в голову лезет! А та Септориха, вообще-то, вражина и змеюка подколодная. И вообще сволочь.

А пока я маялся этой мыслехерью, дотопали мы до какого-то не того, где стоял «Кистень», причального ангара. Какие-то корпы моей спутнице кланялись, как и служки, а в итоге, привела она меня в совсем мелкий челнок, от которого я несколько офигел и даже напрягся. Дело в том, что кроме корпихи и меня в нём никого не было, вот ваще! нет, я понимаю, что скорее всего комп челнока в параноидальном режиме, есть какие-нибудь турели, меня держащие на прицеле, но внешне — вообще вдвоём, а Септориха эта в моей власти.

Проверка, веско постановил я. Ну или баба эта дура, вот совсем уж клиническая. В принципе, это тоже возможно — судя по её дядюшке, она может быть тупорогой мажоркой, пристроенной на тёплое место.

Внешне — не похоже, но кто сказал, например, что у неё киберимпланта какого-нибудь нет, на который всяческие советники советуют, что говорить и прочее. А с этим челноком — сама взбрыкнула. Только, блин, на кой?

— Капитан Дрей, могу я задать вам личный вопрос?

— Дважды женат… ой, бля… в смысле «да», — выдал я с ходу, слишком погрузившись в мысли.

К моей чести, не смотря на несколько, кхм, сумбурный ответ я нихера не покраснел и морду держал кирпичём. К чести корпши — она на мой некоторый косяк ответила слабым подобием улыбки. Ржать, подхрюкивая, тыкая в меня пальцами и размахивая ногами, как стоило ожидать от противной веганки, она не стала.

И, ни хера ни к чести девчонок, на артефакт пришло сообщение: «Жжёшь, Ан! XD», с ржущим смайликом, притом. Вот, блин, паразитки, пригрел змеюк на груди. Вот вернусь и жестоко покараю обеих. Во все… вообще в везде!

— Да, хорошо, — тем временем выдала корпша. — Капитан Дрей, а не расскажите ли, что привело вас на Арену? Признаться, ваше интервью было… впечатляющим, но уж простите, я несколько сомневаюсь в его полной искренности.

— Ну, положим, абсолютная искренность — вещь редкая и ценность её измеряется не только и не столько деньгами, — изрёк я банальность, думая, говорить или нет.

Вообще, сраться с корпшей глупо. От неё зависит время пребывания на Веге, что нам критически важно. Причём вариант «не сработаемся с этой — найдут веганы новую» в данном, конкретном случае — ни хрена не вариант.

Девка САМАЯ толстая веганка, не считая её дядюшки. И если разосраться с ней — то путь в систему Вега будет нам закрыт, а месть выльется в отлавливание веганов по задворкам сектора, с их резнёй, вне зависимости от виновности.

Так что, ответить надо, причём не посылом в места разные. Но и душу выворачивать неохота, а уж «У меня спёрли Дос с моего корабля»… Нахуй такое говорить, и перед собой-то до сих пор стыдновато бывает.

— С компанией Силлиум у меня возник имущественный спор, — нейтрально ответил я. — В результате, вместо прямого торгового конфликта, в силу несопоставимости сил на момент его начала, было предпринято решение разорить компанию. На договорных ставках. Почему я и выступал, до поры, инкогнито.

— Понятно, благодарю, — опять слегка улыбнулась корпша, слегка же кивнув. — Да, так всё становится несколько более разумно.

Тем временем, челнок, погоняемый автопилотом, благополучно залетел в какую-то лютую башню эйкуменополиса Вега, торчащую верхушкой из облачного покрова. Я аж призадумался.

— Вас что-то беспокоит, капитан Дрей? — уточнила сопровождающая уже в флаере.

Который летел именно внутри задания. И я, признаться, особой разницы между Вегой и, например, Центральной Торгово-Транзитной в упор не видел. Изнутри, а что снаружи, конечно, хер знает, почему и задумался.

— Чисто вопрос любопытства. Экологического толка, — хмыкнул я.

— И какой же вопрос? Возможно, я смогу его разрешить.

— Вега, насколько я знаю, эйкуменополис, всю поверхность покрывает застройка.

— Да, это так, капитан Дрей.

— А облака-то откуда? — выдал я реально заинтересовавший меня вопрос.

— Вы ещё бы спросили, откуда кислород, — подняла уголки губ Сеториха. — Впрочем, простите, насколько я знаю — эйкуменополисы редкость в Секторе. Я тут всю жизнь и нахожу это нормальным, а вам, путешественнику, это и вправду неочевидно.

И, блин, физиономией поскучнела. Как бы и вправду с Веги ни разу в жизни не выбиралась. Что, впрочем, учитывая её положение — более чем оправданно, как по мне.

— Облака, как и кислород, воспроизводят рециркуляторы, а распределяют климатические процессоры, капитан Дрей. Если вам интересно — пошлите запрос, детали данной информации находятся в планетарной сети в открытом доступе.

А через десяток минут, на протяжении которых я фигел от масштабов и энергопотребления всякой машинерии, обеспечивающей веганам сносную атмосферу и даже дождики и прочие осадки, флаер влетел в здание, выполненное в виде буквы «В».

На планете Вега, корпорации Вега… кажется я догадался, что это значит, блисканул догадливостью я, пересаживаясь с корпшей в машинку гольфиста.

А ещё через десяток минут, заполненных поклонами всяческих корпов в адрес моей спутницы, мы достигли охраняемого несколькими гвардейцами хранилища археотеха.

— Вот мы и на месте, капитан Дрей. Премия ваша будет деньгами, но в рамках выполненного контракта — вам предоставят несколько образцов археотеха и отправят отобранный на орбиту.

Глава 19

В какой-то полумастерской передо мной поставили три округлых прямоугольника, этаких «мыльниц» высотой в метр. Собственно, это и были нужные нам щиты для средних Досов. Однако, как понятно, без оборудования я хер что пойму, с ним-то инструкцию Лори мне выдала.

Но оборудования не было и какой-то веганский завхоз пырился на всё это равнодушно, а корпша — с явным интересом.

Впрочем, такой вариант мы также предусмотрели. И, пока я, с ехидно-экспертной мордой извлекал из нагрудного кармана тестер (этакий универсальный и небольшой приборчик, с помощью ультразвука и ЭМ-излучения проверяющий приборы и детали. В автосервисе такой приблудине цены бы не было!), и важно тыкал им в щиты, делом занимался Дживс. Выдернутый сообщением девчонок, он призраком пронёсся по выставленным образцам и, через четверть минуты связался со мной, заняв своё туловище.

— Сэр, два крайних щита имеют дефекты. Правый от вас вообще неработоспособен, предполагаю его поставили как в надежде сэкономить, так и провести проверку. Левый имеет дефект слабовыявимый, но генераторы поля работают в критическом режиме на тридцать процентов меньше.

— Значит центральный. К нему нареканий нет?

— Нет, сэр. Стандартный щит, фактически не эксплуатирующийся с момента производства в позапрошлом цивилизационном пике, сэр.

— Ну и зашибись, возьму его. А ты займись…

— Уже занимаюсь, сэ-э-э-э-эр, — выдал эфиряка и видно и вправду занялся делом.

— Возьму вот этот, щит, — потыкал я в центральную мыльницу.

— Как вам будет угодно, капитан Дрей, — кивнула веганша а кладовщик засуетился.

Ну, в принципе, подменить на неформат могут, но, как по мне — уже перебор. Уже факт наличия одного нерабочего щита — не слишком дружелюбно. А веганы, вроде как, намерены с нами сотрудничать, так что в кидок слабо верится.

— Капитан Дрей, я рада, что вопрос расчёта с вами закрыт к взаимному удовлетворению, — не сказать, чтобы радостно выдала Септер. — Остаётся вопрос дальнейшего сотрудничества.

— Почему бы и нет, в случае если плата будет соответствовать. И да, премия приятна, — слегка кивнул я, разглядев сообщение на крабкомме.

— И полностью вами заслужена, капитан. В таком случае, — уже на ходу озвучила корпша, — есть два варианта. Мы с вами вернёмся на станцию, либо, есть вариант, который я бы предпочла. Я, капитан Дрей, признаться, ещё не обедала. А вы в качестве сотрапезника мне интересны. У вас удивительная жизнь, капитан.

Вот же блин, хрень какая, оценил ситуацию я, проигнорировав сообщение от девчонок «ОБЕДАЙ С НЕЙ!!!» Тоже, блин, советчицы охренительные! И так понятно, что время тянуть надо и идти с веганшей в ихнюю веганскую жральню. Но девки какие-то дурные. И корпша, блин, нашла развлечение. Если она на мою крабскую персону имеет виды, как на живой вибратор — хуй ей! В переносном смысле, а в прямом — фигу.

Но, вроде бы, не имеет, оценил я бледную мимику девки. Что и к лучшему.

— Почему бы и не перекусить? Ваше общество в качестве сотрапезницы видится мне вполне интересным, — ответил я, на что Септер слегка кивнула и повела меня к флаеру.

И прилетели мы в какой-то стеклянный, прозрачный кабак на верхотуре, по-моему — на самом верху шпиля, поскольку сквозь синь неба проглядывали звёзды, а внизу белели облака всяческие. Видимо, не столько вывести из себя этими орбитальными стаканами хотели, сколько мода у веганов такая, идиотская.

При этом, жратва в забегаловке была не веганская ни разу. Но я сразу понял — маскируются, гады, под приличных людей. А на самом деле всякие стейки и колбаски — трава гадкая. Или были её когда-то, стопроцентно.

Сама же корпша… блин, выходило, что она меня и вправду клеит. Выспрашивала, слушала в пусть и достаточно безэмоциональной, но «ух ты, какой ты замечательный Краб!» форме. И пару раз ладонями со мной встретилась, типа случайно.

Я даже сел, слегка боком — в таких раскладах, ежели корпша захочет поелозить мне по интимному туфелькой, то учитывая её шпильки-иглы и общую «замороженность» как бы мне без этого самого интимного не остаться.

Так-то медотсек Кистеня подлечит. И даже я сам смогу, колдунством. Но вот как-то обогатить свой чувственный опыт ещё и вонзанием корпской шпильки в ценные крабские детали я не испытывал никакого желания, так что примостился на стуле слегка боком.

Впрочем, учитывая что стол, в общем-то, был тоже стеклянным, корпша свой флирт да травм ценного меня не доводила. Более того, я постоянно сомневался и был до конца не уверен, что это флирт, а не такая кривая манера общения, принятая среди веганов. Типо сожрала стог травы, уничтожила несколько тысяч человек и пообщалась с непричастным Крабом в дурацкой манере.

Но пожрать вскоре закончилось, а Септерша, перед этим хлопавшая ресницами, физиономию сделала собранную и начала оглашать, что гадским веганам из-под меня и Клешни надо.

Как вдруг, от какого-то столика, вихлястой походкой, подвалил какой-то… ну не совсем женоподобный, скажем так, ухоженный и бесполый хлыщ. Вот реально, рожа не мужская-женская, и даже не пидорская, а какая-то усреднённая. И высокий, за два метра, но тощий и узкоплечий. Хлыщ, как он есть, в общем.

И вот, этот хлыщ, подваливает к нашему столику, кладёт свою граблю корпше на плечо и с улыбочкой выдаёт.

— Привет, Хэл. А ты наконец завела себе игрушку? — небрежно кивнул он в мою сторону. — Ничего себе образец, фактурный. Слушай, хватай его и давай с нами…

И начал хлыщ нести какую-то херь, про вечеринку и прочее. Септерша, кстати, кроме миллиметрового кивка этого типа вниманием не почтила. Он трындит, она со скучающей физиономией ждёт, а я сижу и думаю, а делать-то мне что?

Так-то мне эта корпша нахер не сдалась, на потянуть время, разве что.

И тут хлыщ мои сомнения развеял. Повернул свою морду трансгендерную в мою сторону и выдал, под наконец-то сморщившуюся физиономию Септорши.

— Погуляй пока, можешь выпить что-то, я оплачу…

— На хуй пошёл, — вежливо оттопырив палец (ну, мизинцы мы не обучены, так что средний), озвучил я.

— Что?!

— Ещё и глухой. На хуй. Это такой репродуктивный отросток. Но не мой — я женщинами с хером не интересуюсь. Так что ступай и ищи какой-нибудь другой хуй. А мы тут деловую встречу проводим и твоя невзрачная рожа явно излишняя. Мне же его убивать не надо? — уточнил я у корпши, которая, пусть на секунду, по-настоящему улыбнулась, но тут же вернула снобскую физиономию и помотала головой.

Правда слегка нахмурилась, но мне было не до её хмуров — хлыщ банально хамит и мешает делать дело.

— А ты наглая игрушка, — изрыгнул хлыщ. — Проучу тебя, пожалуй.

И махнул своей хлыщавой ладошкой, от которой я даже не отдёргивался — не достанет. И, через секунду, валялся в паре метров от столика, с горящей щекой и пастью, заполняющейся кровью. Это, блядь, вообще — как?! Меня, клешнястого Краба, пощёчиной в рожу?! И кто? Хлыщьё!

А главное — как? Он, блядь, НЕ ДОСТАВАЛ меня, вот никак! Хм, модификант? Вытянутая рука или киберусиление? Возможно, но надо хлыщавую рожу подпортить.

Хлыщ, впрочем, тем временем, вихляющей походочкой приближался ко мне. И тут был, вне зависимости от его модификаций, не просто шанс. А уверенная победа.

Дело в том, что мы с Нади пристально разбирались в боевых стилях. И, распространённый по всей галлактике субакс, оказался стилем охеренным, отработанным не тысячами, а миллионами лет стилем… боя в невесомости. Невозможность отрыва двух ног одновременно, ограничение на вложение в удар всей массы. Много совершенно естественных и понятных, вбиваемых в рукопашников с самого начала, навыков.

А вот карате, а уж тем более то смешение, что я использовал, этого было лишено. И в невесомости, с ботинками на магнитной подошве, я и без противника улечу нахер. Но, при весе, с учётом доведённых до максимума возможного физических кондиций — я модификантов уже пинал. Не тянут, раки шпигованные.

И вот, хлыщ прётся ко мне, видно ходилками своими подлючими пинаться. Только без отрыва ноги, с его походочкой, а главное — массой, быть ему отпижженым. Он хоть и модификант, но человек.

Довихлялся хлыщ до меня, ластой своей дрыгнул, промазал, поскольку я рывком ноги и корпус поставил стоймя, отработав по неустойчивому (но реально гибкому, чуть не устоял, паразит!) хлыщу ногами, руша его на пол. Хлыщ сгруппировался, грабли его реально вытянулись, сантиметров на двадцать, но я прыжком на него вспрыгнул и в стекло пола мордой впечатал. Всё же, тот же Дживс, был побыстрее и попрочнее хлыща, хоть и без вытягивающихся рук.

Ну а на спине, захватил его физиономию, и офигел. Я, стоя коленями у него на спине, ухватил за подбородок и затылок. Шею ему ломать, наверное, не стоило, но напугать — самое то.

Так вот, я сам чуть кирпичей не отложил, мать его! Вращаю бошку на сорок пять градусов — сопротивляется, но преодолимо. Пятьдесят — нет сопротивления. Семьдесят — таже херь! И только на девяносто почувствовалось сопротивление позвонков! А зрелище — реально, крипота и обосраться можно! Лежит на пузе хлыщ, голова у него повёрнута на девяносто градусов, а он подлюка на меня глазами лупает!

На это моё безоговорочное крабское доминирование ко мне рванула парочка явных телохранителей, которые после моего честного предупреждения, остановились. И даже ласты с оружия убрали: видно дорога шейка хлыща им была чем-то.

— В общем, иди нахуй к вон тем придуркам. И не мешай важным людям заниматься деловыми переговорами, — веско сообщил я крипово повёрнутой голове. — За следующий косой взгляд в свой адрес — я тебя и твоих хуеносцев просто пристрелю и буду прав. Доступно?

— Дс-с-ссшкх-кх-о-о, — стало мне ответом, поскольку хоть позвонки и были целы, но трахёю хлыщу передавило.

Ну а я встал, галантно вытер морду прозрачной скатертью с ближайшего стола, ну и с рукой на лазернике отслеживал хлыща и хлыщехранителей. Позыркали, но свалили. Видно, хлыща лечить — как бы его не намодифицировали, думаю без последствий вращение головой не обошлось.

— Примите извинения, капитан Дрей, от компании Вега, за этот инцидент, — выдала корпша с ровной миной, но посвёркивая глазёнками.

— Принимаю, — отмахнулся я. — Мог бы просто проигнорировать это убыточное творение ближайшей робофабрики, — на что собеседница прыснула в бокал.

— Мда, капитан. Впрочем ладно, перейдём к делу…

И вывалила на меня Септерша такой, довольно… странный расклад. Точнее цель контракта — самое ценное, что может быть. Информация. А вот переться за ней предстояло в соседний сектор, заниматься какой-то хернёй, слов других нет.

То есть, в соседнем секторе некие шахтёры нашли склад археотеха. Резонно опасаясь, что местные толстые корпы всем кагалом объявят добывающей фирмочке войну, направились «торговать находки» в соседний сектор. Пассажирским, едрить их в дышло, лайнером! В составе одного человека! Просто писец, блин.

И продал на Центральной этот посланный веганам весьма любопытные носители информации. На которые у них слюноотделилось. Да вот беда — планета в Жопе Сектора соседнего, где местные корпы радостно разнесут нахер корпоратский корабль. А наёмники… вот охереть, Вега мне, вишь ли, «доверяет»! Вот я умный и замечательный, достану и ничего не утаю. А вот остальные — казлы.

Херь какая-то безблагодатная, а не контракт, серьёзно задумался я.

— Скажите, госпожа Септер, вас же интересуют именно технологии, в плане информации?

— Именно так, капитан Дрей.

— Тогда, извиняюсь, почему бы их банально не купить?

— Их посланник не идёт на контакт. Реализовал товар через анонимный аукцион, но…

— Да понятно, что были бы деньги — и анонимность исчезнет. Или подкупили акционистов, или хакер.

— Последнее. Приятно общаться с разумным человеком. Итак, если вы желаете обойтись без конфликта, я… то есть корпорация это одобрит. И готова выделить фонды сверх…

— Денег хватает, мне бы археотех. Ну и компенсацию выделите, когда привезу за чем летел. Не факт, что всё будет мирно, но убивать этих людей, если можно обойтись… Скажем так, мне этого не хочется достаточно сильно, чтобы гонорар за подобную работу…

— Я вас поняла, капитан Дрей. И ваша позиция заслуживает уважения. То есть, как я понимаю, вы потенциально готовы взяться?

— Именно так, госпожа Септор.

— Тогда обсудим ваш гонорар.

И вот, за бокалами веганского винишка (точно веганское, никакой пристойной живности, из растений гнали, паразиты!) стали мы… да, блин, мы не торговались-то толком! Корпша гнулась, как будто я её раком поставил, правда до «жесткого упора», как я понял, когда начал наглеть.

И тут мне от девчонок приходит: «переспи с ней». Да они в край охерели, вернусь и кара моя будет ужасной!

В общем, получим мы за контракт аж ТРИ! Я сам офигел! Щита для малых Досов. Если результат будет соответствовать купленному, безусловно. Но даже если нет — один мы получим просто за «покатушки».

Ну-у-у… реально не знаю. Я, конечно, крабски привлекателен и ваще… но что-то не верится, что это меня отпроститутить хотят. За такие деньги можно клона сотворить, например, а уж сександроидов — на гарем.

Ну, в общем, дают — бери. Так что поставил я согласие под контрактом, чмокнул корпшу в ладошку и попросил доставить меня на Кистень.

— Как скажите, Ан, если позволите вас так называть.

— Безусловно, Хелиса, — кивнул я.

— И, надеюсь, наш приятный тет-а-тет повторится после вашего контракта?

— Буду только счастлив.

В общем, усадила она меня на какой-то служебный флаер, а там техчелноком доставился я на орбиту.

И вот, уже на Кистене, думаю я дергать эфиряку и валить из системы. Ну и жестокие кары в дыхательные и пихательные на перелёт отложить, как Нади выдаёт:

— Зря ты её не трахнул, Ан.

— По-моему, в следующий раз будет лучше, — выдала Лори. — Романтика, она ждёт…

— Возможно, — протянула Нади.

— Девчонки, — широко улыбнулся я. — Да вы, в край, блядь, охерели!!!

Глава 20

На моё искреннее возмущение Лори и Нади ответили… недоумением. Мол, для дела надо, в сексе они меня не ограничивают… Вообще, сказалась довольно странная ситуация именно космического человечества: взаимоотношения «проговаривались», а не «подразумевались».

И выходила такая петрушка, что девчонки свою верность в рамках семьи подтвердили, а от меня… просто не стали требовать. И, в теории, я могу ходить налево до посинения, вот только партнёрш должен удовлетворять в полной мере.

В принципе, как я понял, большинство семейных союзов мальчик-девочка. Но вот взаимная верность — вопрос отдельный, иногда оговариваемый, иногда контрактуемый. Ну а на планетах — как население придумает.

И вот, выходит, что в рамках общего дела мне надо тянуть время. И для этого будет не лишним, а даже полезным трахнуть корпшу. И девчонки это… воспринимают нормальным! То есть, я вот душевно переживаю, не хочу изменять… а для них это и не измена в общем! То есть, если бы, когда мы формализовывали нашу шведскую семью, они сказали: «не трахай баб, блондинок, стерв» — то трах мной таких был бы изменой. А не оговорено — значит всё нормально. Как и я, как выяснилось, ограничил их «мужской» изменой, а вот с бабами они сексом трахаться могут невозбранно, а я могу сказать только нравится-ненравится, изменой тут для них и не пахнет.

— Блин, всё равно не хочу, — буркнул я. — У меня на планете верность вещь… крайне желательная, — сформулировал я.

— Это здорово, Ан, и приятно, — улыбнулась Нади. — Но тут — надо. Или мы потратим массу времени, да и не факт, что без секса с этой Септор вообще удастся поддерживать контакт с Вегой.

— А если тебе она так не нравится, Ан, у меня есть прекрасный препарат. Я брала, — смутилась Лори, — на всякий случай, нас же двое. Но ты справляешься замечательно! — вскинула кулачок она. — И странно, вроде она красивая…

— Да нормальная она девка и не надо препаратов. Вот же ситуёвина… Ладно, трахну я её, трахну.

— А мы посмотрим, интересно.

— И хер я буду вам ради «интереса» ещё кого-то трахать! — на всякий случай уточнил я.

— Если не по-делу — то и не надо. А то, что ты не хочешь никого, кроме нас — очень мило.

— Очень.

— Ладно, разобрались и закрыли вопрос до нашего возвращения. Дживс, морда эфирная! Уши греешь? — уточнил я.

— Я, сэ-э-эр, выполняю, в меру сил и возможностей, ваше распоряжение. Так что можно сказать, что и «грею», сэ-э-эр.

— Ну и хер с ним. К Центральной, Дживс.

— Я так и понял, сэр, стартуем.

— И… нет, сначала мне кое-кого надо покарать со страшной силой, — определился я. — А потом будем разбираться, что нам с этими шахтёрами делать.

В общем-то, после продолжительных карательных мероприятий (весьма способствовавших моему спокойствию, а то реально — бардак какой-то!) никаких особых идей никто и не высказал. Данных о соседнем Секторе было немало, но в основном энциклопедических. Так что, надо было на Центральной шерстить имеющиеся, а потом разбираться по месту, в Секторе Коргош.

— И нужны ребята из Криля. То, что ты рассчитываешь обойтись без конфликта…

— Нихера не значит, что конфликта не будет. Я это прекрасно понимаю, Нади. Я скорее думаю, не нужен ли субнайм. И выходит, что смысла нет.

— С той информацией что у нас — точно нет.

На Центральной, сразу от «Кистеня», разделились. Дживсу нужны были расходники для окончательного доведения котиного Доса до ума, ну и ряд нужных расходников и деталей по лориным хотелкам прикупить. А я, уже точно уверенный, что можно Могильщика, как пилота, починить — призадумался.

Дело в том, что лечение в виде «колдунской таблетки» было невозможно. Всё, что знал Дживс и чем владел я — это размещение схемы на затылке, причём без «трафарета» на коже — мне было реально страшновато. С Котей вопросов не возникло, был трафарет и непротивление.

А вот рассказывать Могильщику, какой я охеренные экстрасекс и как заряжаю трёхлитровые банки с водой положительной энергией, просто являясь по телевизору, а, заодно, починю ему мозги и он сможет влезть в Дос… Ну я бы не поверил, без доказательств, вроде приведённых мной девчонкам. А на предложение" «А давай ка, побрей затылок, я там тебе напишу. И точно не слово „Хуй“, честное слово! Тебе от неписаного станет охренительно лучше!» Лично я бы дал в бубен, не один раз, возможно даже ногами.

— Если вам видится необходимым оказать реабилитационное воздействие на Дроя Могильщика, сэр…

— Да нихера не «необходимо», Дживс! Чисто по-человечески… правильно, что ли. И выгодно «Клешне», тоже фактор немаловажный.

— В таком случае, сэр, имеет смысл создать муляж регенерационной камеры, с единственной функцией…

— Усыпления. А пока будет дрыхнуть — накарябаю колдунство на башке.

— Примерно так, сэр.

— Значит, по окончании задания займёмся. Будем считать, что нашли археотех в соседнем секторе. Только он сломаться должен! А то, блин, народным целителем заделаюсь: придётся орду народа целить, а у меня и без того дел куча.

— Понимаю вашу позицию, сэр.

На этом мыслетекстить мы с Дживсом перестали, завалились в Криль, ну и обозначили завтрашний день временем сбора пилотов на «Кистене».

Меня, как мальчишку, подмывало выдать Могильщику, что вот едем за археотехом целительным, но я себя превозмог: ну реально, мало ли что будет, да и вообще, лишнее до срока.

Перекусили уже вместе с Дживсом в «Усладе» и вернулись на «Кистень»: нужно было собирать предварительные данные.

Результаты Дживс с Котей докладывали поздним вечером. Вкратце — соседний Сектор такой же, как наш. Только соседний.

А по деталям рисовалась такая картина: по нашим шахтёрам данных не было вообще: их деятельность не выходила за пределы Сектора, соответственно о существовании добывающей компании данных не было. А привлекать внимание адресным запросом, пусть и программ-аналитиков, ни Дживс ни Котя не хотели. И, в общем-то, были правы.

Далее, планета-цель у нас мне напомнила Марс, точнее то, что я о нём знал. Тяжесть чуть больше трети же, атмосфера кислородно-азотная, но очень разряженная. Жизнь микроскопическая, планктон в нескольких небольших морях животный и растительный. И растительный, не только в морях, по всей планете, что-то вроде мха.

Судя по описанию, через сотню-другую тысяч лет планета полностью лишится атмосферы и станет мёртвым куском камня. А сейчас это была вполне себе красная планета, в которой человек мог не помереть без кислородной маски минут десять-двадцать.

И вот на этой, хер знает сколько сотен тысячелетий помирающей планете, возится шахтёрская компания, да ещё и находит археотех в промышленных масштабах. И, нужно учитывать, что до «зоны покрытия» тригинских телепортационных врат не менее недели досвета, на самом мощном, из современных, корабле.

— Развалины какие-то нашли, — поставил я веский диагноз.

— Высоковероятно, что так, сэр. Известная мне архитектура цивилизационных пиков предполагала использование высокоценных металлов в архитектуре.

— А значит, надо побыстрее туда добраться. Пусть местные не знают о археотехе, но добыча ценных металлов — сам по себе фактор конфликтный. И мы можем, вместо переговоров или конфликта с шахтёрской корпорацией, получить полноценную войну, с непонятно сколь сильным противником.

— А меня смущает, что эта Септериха выдала «корпорация Вега вам доверяет». Нихера оснований для доверяния я не вижу, это раз. И как они собираются проверить нашу честность, по возвращении, это два. Вот честно скажу, я подумал и напрягает меня этот расклад. Пиздец как напрягает! — от сердца вырвалось у меня. — Как бы нас прикопать не решили.

— Основания для подозрений у вас имеются, сэр. Однако вероятность, что Хелиса Септор подобным способом покупает вашу благосклонность — немала. Кроме того, есть индекс Биржи и характеристика личных качеств.

— И что там за гадости про меня накарябали? — резонно полюбопытствовал я.

— «Патологически честен в делах», сэр.

— Вот казлы! — возмутился я. — Сами они дураки, патологические. Кстати, врать я не особо люблю, но могу!

— Правильно написали. Там же про дела, а ты на моей памяти всегда в делах предельно честен, Ан.

— Да блин! Труд должен быть оплачен и наоборот. Это просто разумно, какая нахрен честность, да ещё и патологическая?

— Нормальная, Ан. Вот мне ты, без перспектив и гроша в кармане, положил зарплату высококлассного специалиста сразу. А так не поступают!

— Казлы, потому что, — отметил я, да и махнул рукой. — В общем, думаете не подстава?

— В рамках текущего контракта — не вижу для неё возможности, сэр. Только если Клешню хотят уничтожить руками корпораций соседнего Сектора — но зачем это Веге?

— Ну да, им технологии подавай. Может и не подстава, но всё равно напряжно.

И на следующий день «Кистень» прыгнул вратами. Последние, перекидывая нас в другой сектор, давали кораблю нехилого ускоряющего пинка. Внутренне это не отражалось, но вот внутри, в серой хмари гипера, наблюдался любопытный и виденный из нас только Нади эффект: серость сменилось насыщенным, сине-голубым светом, переходящим в абсолютную черноту сзади. Довольно симпатично, вообще-то, даже через экраны.

Впрочем, путь занимал неделю, а у нас с Дживсом было запланировано всучивание Досов девчонкам. Нади и Коте, хотя первой… ну будет у неё малый Дос, сможет со мной ходить, если что. В общем-то Краб-Крабом у ней получился.

Ну а Коте надо рассказывать, что она может нормально рулить Досом и презентовать поделку Дживса. И… а не мои проблемы, хех! Пусть эфиряка сам со своей девчонкой разбирается, вот.

И, на удивление, разобрался. Сверкая глазами, мелкая вприпрыжку завалилась в ангар, заскочила в Дос… и начала им всячески и многочисленно падать. Что, впрочем, её восторгов не умалило.

А мне пришлось тренировать двух девчонок: Нади, пусть и классный пилот, но на малых Досах почти не работала, так что пять дней, до усаживания девчонок в симуляторы, я помогал, чем мог. Немногим, прямо скажем — моя колдунская метода взаимодействия с Досами была принципиально иной. Но хоть ряд тонкостей и особенностей именно железа указал, тоже неплохо. Ну и подбадривал, и подстраховывал, не без этого.

А, через неделю, вывалился «Кистень» в портальной системе Сектора Коргош. Дживс, пока мы двигались к станции, бодро щеманулся копаться по всякому-интересному, вернулся через час с довольно обескураженным выражением лица.

— Сэр, я в некотором смятении.

— Бывает, — понимающе озвучил я. — А с хрена?

— Две трети транзитной станции живёт в режиме торгового конфликта, сэр.

— Чо? — выпучил я гляделки. — Так, Дживс, они совсем охерели?! Две трети станции не контролирует администрация?!

— Не вполне так, сэр. Хотя состояние фалломорфирования, демонстрируемое вами, было моим спутником во время изучения обстановки на станции. Администрация её, конечно, контролирует. Но не препятствует нападениям вне зоны «повышенного комфорта и безопасности», пребывание в которых в шесть раз дороже, чем в остальной части станции.

— И её ещё не разнесли?

— Нет, сэр. Использование тяжёлого оружия строго регламентируется и контролируется, сэр.

— А в остальном — твори что хочешь, ничего тебе не будет. Кроме как от такого же «творца», — логично сделал вывод я. — А на кой это местной администрации, Дживс?

— Деньги, сэр, — ожидаемо выдал эфиряка. — Контролирующий станцию консорциум продаёт широчайший список номенклатуры товаров, от оружия до мебели. И оказывает услуги медицинской направленности. При этом, имея весьма внушительную производственную базу, не занимается экспортом.

— Видимо гонят разваливающуюся дешевку потоком, а станционники скупают, раздалбывают и по новой. Почти как на Урносе.

— Похоже, сэр. Подобная система ведения дел нередка среди корпораций, хотя и не распространена повсеместно в Секторе Саргас.

— А тут — цветёт и пахнет. На безопасных участках тут безопасно?

— Безопасно, сэр. Впрочем, необходимости пребывать на данной станции я не наблюдаю.

— Информация?

— Собрал достаточно, сэр.

— Тогда и вправду нахрен, — признал я.

И «Кистень», развернувшись, разогнался и вошёл в гипер. А Дживс, расхаживая и заложив руки за спину, озвучивал информацию:

— Шахтёрская компания Нилунд не ведёт открытой продажи ресурсов и осуществляет добывающую деятельность вне портального покрытия Сектора Коргош. Полезные ископаемые, добываемые Нилундом эксклюзивно и по заниженной почти в два раза, относительно средней по Сектору, цене продаётся консорциуму Центральному.

— Козлам, контролирующим торгово-транзитную станцию?

— Именно так, сэр. Поставки по столь сильно заниженной цене связаны с… в вашем лексиконе, сэр, есть прекрасный термин: «крышевание». Консорциум Центральный гарантированно скупает всё добытое, обязуется не распространять информацию о составе и объёме, обязуется принять сторону Нилунда в случае объявления им конфликта сторонней компанией или корпорацией.

— Видимо, не оружием, а, учитывая контроль станции, торговыми ограничениями нападающего.

— Да, сэр.

— А межсекторальные договоры им побоку?

— Данный договор секретен и, судя по всему, консорциум использует контроль станции как средство устрашения. Получить информацию о конкретном нарушении я не смог, хотя неоднократно натыкался на свидетельства угроз, сэр.

— Бардак, а не Сектор. А я думал в Саргасе бардак, а у нас даже пидарастическая Вега соблюдает внешние приличия.

— Есть свои тонкости, сэр, но, в целом, согласно имеющейся у меня информации — ваше определение верно. Доставка к станции, как и добыча осуществляется компанией Нилунд.

— И по ним ни фига не известно, — подала голос мелкая. — Данные не пишутся и не хранятся, известен только контейнеровоз и объёмы поставок.

— Типа секретят. Ну а учитывая, что половину прибыли эти шахтёры отдают за, как ты изволил выразится, «крышу», — поддел я эфиряку, — понятно, что найдя ценный археотех они пожелали продавать его за нормальные деньги. Правда, одним человеком, на пассажирском лайнере… Странно, учитывая вами добытое, не должны они быть непуганными идиотами. Как минимум — идиотами пуганными.

— Причин столь слабой конспирации реализации археотеха я не знаю, сэр.

— Ладно, остальное мы узнаем на месте. До системы мы на гравидвигателе?

— Предполагаю, сэр, что будет разумным выйти из гипера вне системы. И продемонстрировать вход в неё на обычных двигателях.

— Далеко?

— Не более пары суток полёта в нормальном космосе, сэр.

— Разумно. Что-нибудь у вас интересное ещё есть? — тишина. — Вопросы-предложения? — тоже тишина. — Тогда займёмся делами. Вы в симулятор? — уточнил я у Нади и мелкой.

— Точно. Да, — было мне ответом.

— А я подготовлю Досы к работе на планете с пониженной гравитацией. И, Нида, Котти, вы как назвали свои Досы?

— Тень, — бодро ответила мелкая, а Нади задумалась.

— Вообще, почти один в один «Краб», — протянула она.

— Ну, ты сама такой хотела, — хмыкнул я. — А вообще — да, можно сказать из одной серии. «Ан и Дживс инкорпорейтед».

— «Дживс и К» звучит изящнее, сэр.

— Нихера не изящнее! В общем, «Клешня» и точка! А название-то какое? — сам заинтересовался я.

— Думаю, «Скампи», — протянула Нади.

В общем, полетели мы к системе звезды Альнитак. Лично мне это было интересно тем, что была это система с голубым гигантом. Насколько пидарасы там водились — неясно, но звезда была голубой, огроменной, но, при этом, в системе была живая (путь и пока живая) планета, что немалая редкость, насколько я успел прочесть. Да и по картинкам выходило довольно забавно: небо было не голубым, а интенсивно синим, с голубыми, пусть и редкими облаками. А местная красная почва и растительность — фиолетовой различных оттенков. То есть красной, конечно, но в синем свете системы — фиолетовой.

В общем, через неделю, «Кистень» вывалился вне системы, лёг на траекторию сближения. Дживс пока «добраться» до системы не мог — он был ограничен в своих призрачно-колдунских перемещениях гравитационным центром звезды, как в смысле внутри, так и в смысле снаружи. Соответственно, оставалось нам только ждать.

Глава 21

Через час после прибытия в район системы Альнитак Дживс покинул свой «биологический носитель» и направился заниматься сбором информации. Впрочем, через десяток минут биологический андроид зашебуршал, с выражением морды лица не менее, а скорее более удивлённой, нежели была у него после возвращения с местной Центральной.

— Сэр, вынужден констатировать, что контейнеровоз и судно-штаб квартира компании Нилунд пребывают на орбите планеты Анитак 2.

— С чем тебя и поздравляю, Дживс. Это охеренно ценное наблюдение, а главное — несомненно важное. А рожу-то твою с чего так перекосило?

— Мою, как вы выразились, сэ-э-эр, «рожу», перекосил факт того, что на обоих судах отсутствуют разумные.

— Ну-у-у… по-моему, Дживс, ты несколько перегибаешь палку. Шахтёры, конечно, не светочи мысли, как я думаю. Но вполне приличные люди. И отказывать им в праве называться разумными…

— Вы не поняли, сэр. На кораблях нет людей. Вообще, сэр. И трупов, насколько позволил оценить первичный осмотр — тоже, сэр.

— Э-э-э… это неправильно, — поставил я веский и разумный диагноз. — Кто-то на кораблях всегда должен быть. Но, возможно, в этой Жопе Сектора они пикник на планете устроили?

— Возможно, сэ-э-эр, — протянул эфиряка с таким скепсисом, что его можно было резать ножом. — Но корабли не переведены в режим консервации, хотя факт открытия ангаров и отсутствия трансорбитальных челноков несомненен. Но нет никаких признаков, что покинувшие судно хотели вернуться. Например, открыть ангарные шлюзы корабля просто невозможно, программное обеспечение бортового компьютера просто не позволяет совершить это удалённо, сэр.

— Херня какая-то, — озадачился я, а в голову лезла херь из земной игрушки про некоего парня, жестоко забивающего, в темноте, фонариком, различных аЦЦских сОтОнов на Марсе.

— Сектанты, возможно?

— Возможно, Нади. Но я, в силу нестандартной ситуации, предпочту вывести «Кистень» на звёздную, а не планетарную орбиту. Для чего я и вернулся, перед более подробным ознакомлением с планетой.

— Наверное — правильно, — разумно заключил я. — Действуй.

— Слушаюсь, сэ-э-э-эр.

«Кистень» переориентировался и Дживс намылился шерстить планету и вообще. Но меня ситуёвина, пусть и по земным аналогиям, несколько напрягала. В башку лезли всяческие некроморфы, адские сатаны, зерги и прочие милые обитатели богатого воображения соотечественников. Хоть кислотные, насилующие мужиков в глотку, чёрные херы негров не представлялись — ТАКОЕ может только привидится, жить в галактике с подобным я точно отказываюсь наотрез!

Отсутствовал Дживс не менее четырёх часов, и я, признаться, начал волноваться уже за эфиряку. Ну мало ли, может какое-то специальное, ещё тригинское колдунство против эфиряк на планете.

Но явился, хрен ехидный, да и начал вываливать информацию. Не самую приятную, но хотя бы не столь жуткую, как мне представлялось.

— На планете, сэр, дамы, присутствуют развалины предыдущего цивилизационного пика. Сроки я определить затрудняюсь, но уровень технического развития, за исключением эфирного оперирования крайне высок. Не удивлюсь, если выше используемого Благословенной Автократией Тригин, дамы, сэр. И на планете находится представитель этой цивилизации.

— Это сколько ж ему? И блин, он там в виде программы какой?

— Нет сэр, в виде живого мозга. Правда безумного мозга, что, учитывая время его существования не менее двухсот тысяч лет, вполне понятно.

— Вот пиздец какой. А с хрена ли шахтёры с кораблей на планету-то щеманулись? Типа в гости?

— Типа того, сэ-э-эр. Раскопки, потому как назвать добычей эту работу затруднительно, велись на окраине мегаполиса. И достигли бункера с обитателем, потревожив его. Должен отметить, что он обладает рядом технологий, не связанных с эфирным оперированием, но мне непонятным.

— И? Дживс, не тяни!

— Прошу прощения, сэр, я пытаюсь как сформулировать, так и понять. Итак, есть некое устройство, вызывающее у людей желания и поступки, сложносоставные. В соответствии с пожеланиями оператора устройства, сэр.

— На орбите?! Херь какая-то! Дживс, не может быть такого! Ну есть звуки, влияющие на мозг…

— Инфразвуки, сэр. Низкочастотные колебания…

— Во-во. Вроде им что-то там можно. Он связался с орбитой? Так блин, всё равно херь — там простейшие реакции, испугаться, обгадится, разозлится… Или я чего-то не знаю?

— Ваши знания скорее приятно удивляют, сэр. И, кстати, теоретически, ваше предположение осуществимо, — аж призадумался эфиряка. — Но нет, прибор на планете работает электромагнитными волнами и, частично, задействует мерность пространства. Всего принципа я не понимаю, сэр.

— Погодите, получается, как электрод в мозг, только без электрода, — подала голос Лори. — А чего непонятного тогда?

— Позиционирование, тонкость воздействия на трансорбитальных расстояниях в движении, механик Лори. Вы забываете, что подвергшиеся воздействию находились в сотнях километров от источника сигнала, в постоянном движении.

— Понятно, — протянула Лори. — это да, непонятно.

— Так, ну ладно. Непонятно в деталях, но в целом вроде ясно. А с шахтёрами-то чего?

— Большая часть мертва, сэр. Меньшая часть удовлетворяет не совсем здоровые фантазии обитателя планеты, сэр. Довольно неприятное зрелище, позволю себе заметить.

— Да? Вроде бы там один мозг?

— Так и есть, сэр. Взаимодействуют находящиеся под контролем разумные друг с другом и техникой, сэр.

— Ну показывай, люди тут взрослые, — выдал я и пожалел.

После демонстрации видеозаписи… блин, это была не просто крипота. Расчленёнка, ебля членом во вскрытый мозг, кибернетизация «наживую» и какие-то блядские игры…

В общем, Лори и мелкая проблевались, Нади героически зеленела и отвернулась от экрана, а я зеленел не менее героически и старался не проблеваться.

— Вырубай нахер, Дживс! Эта тварь на планете наглухо ёбнутая!!!

— Именно это, сэр, я имел честь вам докладывать.

— Так, ладно, до звезды он своим шаманским гипнопроектором не дострелит?

— Хорошее название, сэр. Радиус действия данного прибора ограничен системами обнаружения. Не далее высокой орбиты планеты, сэр.

— Ну и заебись, — с некоторым облегчением выдал я, да и девчонки видимо расслабились. — Так, а что мы можем сделать? И бедолаг этих… — аж передёрнуло меня, — вытащить не помешало бы. А то реальный пиздец. Ну и тварь эту древнюю прибить, само собой.

И начали мы обсуждать, что с этим психопатом додревним делать. И выходила у нас фигня: сидит он в недрах разрушенного города под слоем песка. И разрушен-то город разрушен, но сделан он из металла. Почти сотня метров брони, превосходящей всё, что есть сейчас. Потому что из вольфрама, например, броню делать — вольфрама не напасёшься.

— Телепортер? — поинтересовался я.

— Не выйдет, сэр. Пространства ни в бункере, ни вокруг него недостаточно.

— Жаль, а я думал бомбочку ему какую подкинуть. Бедолаг тех конечно жалко, но блин… вот ты не знаешь как работает этот его лютый гипногенератор. Как-то неохота присоединятся, — ещё раз передёрнуло меня.

— Да, вариант с бомбой был бы предпочтителен, сэр. Но от места, с которого можно её телепортировать до обитателя десятки метров брони. Нет смысла, сэр. А вот насчёт воздействия гипногенератора — вы не вполне правы…

И выходила такая петрушка, что пространственное искажение, которым позиционирует местный психопат свои подлючие электро-импульсы, в мой ценный и полезный мозг можно не допустить. И в мозги наших — тоже, есть схема специальная, колдунская, которая не позволяет в определённом радиусе над мерностью надругиваться.

— Уже получше, — заметно повеселел я. — Так, а у этого психа кроме гипногенератора ещё что-нибудь гадкое есть?

— А как же, сэ-э-эр, — ликовал сволочной эфиряка.

И выходило, что в этом подлючем бункере не менее тысячи боевых (точнее многофункциональных, но вот мне как-то похер, может выращивать цветочки железка в тебя лазером шмаляющая или нет) дроидов. И копошатся они сейчас, раскапывая город и могут докопаться до своих собратьев и прочей пакости.

— У них только лазеры? — уточнил я. — И как они отнесутся к ЭМИ-импульсу?

— И плазменные резаки, сэр. Несколько менее мощные, чем боевые…

— Но тоже нихера приятного.

— Именно так, сэр. От скачков электромагнитной природы данные модели защищены на порядок лучше, нежели используемые в текущем цикле. Их проще расплавить, нежели пережечь компоненты процессоров, сэр.

— Что-то ещё боевое там есть? И насколько опасны эти дроиды?

— Более ничего боевого нет, сэр. Более того, это не боевая, а универсальная модель…

— Я охерительно рад за универсальность этой модели, Дживс.

— Я охерительно рад, сэ-э-эр, вашей охерительной радости. Прочность данных дроидов и их способность к саморемонту крайне высока, сэр. Из имеющегося на Досах вооружения я могу порекомендовать только разгонники и лазеры. Артиллерия не нанесёт должного урона, как и ракеты, просто откинув дроидов. Либо урон получат и Досы — бой предстоит в закрытых помещениях.

— Осторожно, возможны опасные рикошеты, — пробормотал я сам себе.

— Стоп! — хлопнула ладонью по столу Нади. — Дживс, ты же, насколько я понимаю, можешь взять под контроль компьютер, так?

— Не все, но в целом — так, Нади.

— А если ты законтролишь одного дроида и просто нахер разнёсёшь мозг этого психопата?

— Ебанного психопата, — уточнила моя душевная травмированность.

— Да, разнесёшь нахер мозг этого ебанного психопата? — поправилась Нади.

— Увы, Нади, сэр. Это невозможно: в помещение, где пребывает мозг и поддерживающие жизнь механизмы, дроиды не имеют доступа. И проникновение одного из них внутрь, без прямого приказа обитателя невоз…

— Стоп!!! — осенило меня. — Дживс, там только мозг и системы жизнеобеспечения…

— Сэ-э-э-э-э-э-эр, мне кажется, я вам объяснял…

— Да блядь, Дживс, никто тебя не просит трахать в мозг это ёбнутое ископаемое! И… даже говорить про траханье мозга не хочу, после того, что мы видели, — передёрнула меня, да и девчонок. — Есть, блин, системы жизнеобеспечения. Замкнуть их нахер…

— Сэр, вынужден отметить, что подобное обращение с поддерживающим жизнь оборудованием…

— Дживс, да ты охуел, — неожиданно для себя, совершенно спокойно отметил я. — Ты, блядь, видел, что эта тварь делает с людьми? С живыми и чувствующими людьми? А тебе «неприятно»? Ну так иди нахер, эфиряка! Я в Дос, — поднялся я.

— Сэ-э-эр, ваша выдающаяся способность перебивать, не дослушивать и додумывать сделает честь эталонному образцу «гламурной кисы» из вашего лексикона…

— Сам дурак!

— Так вот, мне вариант отключения медицинского оборудования крайне неприятен, сэр. И, признаюсь честно, не пришёл в голову — это один из некатегоричных, но значимых личностнообразующих императивов. Но, в рамках текущей ситуации, это прекрасное решение, сэ-э-э-эр.

— Ну-у-у… вот и хорошо. Значит отключишь?

— Да, сэр.

— Тогда можешь нахер не ходить.

— Ваше безмерное великодушие просто потрясает, сэ-э-э-эр.

— Вот отключи этого гавнюка, а потом потрясайся, — отметил скромный, но справедливый я.

— Слушаюсь…

— Погодь. А дроиды эти отключатся?

— Нет, сэр. Продолжат выполнять последний пакет команд, если я вас правильно понял. А именно — расчищать город, иммобилизовать, а при невозможности — уничтожать вторженцев.

— Понял ты меня правильно. И что я мог сказать — задница!

— Ваши экспертные способности…

— Потом потрясёшься, Дживс. Этих бедолаг это спасёт? Ну, хоть сколько-то?

— Человек пять не подвергшихся…

— Пулей, Дживс!

— Слушаюсь, сэр.

Через десять минут эфиряка доложил о том, что пидарский и ебнутый психопат сдох. Попытка воздействовать на дроидов через компьютеры — провалилась, какие-то мозглячие хитровывернутые волны нужны были, с которыми эфиряка не знаком. Ну и пятёрка оставленных «про запас» человеков остались «в кладовке». Использованные потихоньку помирали, но тут я, виде что и как было — сам понимал, что эти перекорёженые обрубки хер спасёшь, да и не факт что там от разума что-то осталось.

А нам предстояло прибить эту тысячу дроидов, причём желательно — побыстрее чем они откопают свою подмогу. Потому как они поделятся «последним приказом» и воевать нам придется не тысячу, а несколько, а то и несколько десятков тысяч. Да и пятёрка шахтёров, пусть в приличной атмосфере, но на воде, тоже фактор.

Нет, жисть класть за незнакомых мне типов я, конечно, не намерен. Да и рисковать жизнью своих ради этого. Но, раз уж представится возможность — спасти сам я велел.

Правда условия, в которых нам придётся воевать были крайне паскудными: коридоры трёх-четырёх метров, ломаные, с закутками. Атропоморфные дроиды, паразиты такие, с мощными лазерами и плазменными резаками. И шутка насчёт опасных рикошетов нихера ни шутка: вольфрамовые, точнее из какого-то хитрого, на большую часть состоящего из вольфрама, сплава стены вполне могли устроить попавшему под углом болту разгонника бильярд. А Дос такой отрикошетивший болт, точнее малый Дос, за милую душу если не прошьёт насквозь, то напополам прошьёт точно.

— Резаки, — через четыре часа сидения над схемой вынес вердикт я.

— Вынужден вас разочаровать, сэр. Реактора эти…

— Дживс, если тебе надо отдохнуть и пообщаться с Котей — сходи, мы всё поймём, нам нескольких секунд хватило.

— Не вполне понимаю вас, сэ-э-эр.

— Вполне поясняю: температура плазменного факела резака три с половиной гребучих тысяч градусов! Какая нахер разница, есть у этих дроидов реактор? Или им реально похер?

— Не вполне так, сэр. Но для уверенного выведения из строя понадобится около двух-трёх секунд. Во время которого дроид будет боеспособен.

— А экранирующие лазерное излучение свойство потока плазмы кто-то отменял? И, кстати, — призадумался я. — А есть колдунство чтоб факел пожарче сделать?

— Есть сэр. До шести тысяч градусов, сэр. Но не более трёх секунд непрерывной работы резака: в противном случае он начнёт плавиться а Дос перегреется, сэр.

— И около десяти метров факел, — прикидывал я.

— Примерно так, сэр.

— Значит — справимся. Пошли работать.

И дюжину часов я колдунствовал, Лори и Рори с сервисными дроидами переделывали Досы (Лори очень изобретательно, причём без мата, но проникновенно ругалась на переделку работы нескольких дней).

А Мыш и Аспид реяли вокруг меня и ныли противными голосами:

— Возьми-и-ите нас. Ну Кра-а-аб….

— Мы пригодимся, капитан. И я не накосячу!

— Ну пожа-а-алуста-а-а…

— Так, блин, Мыш, прекрати ныть! Это покушение на мою ценную крабскую жизнь: в твоих габаритах это смотрится так, что я просто не могу не проржаться! — выдал я и наконец проржался, поддерживаемый похрюкиванием Лина.

— А теперь — возьмёте?

— И нахера? Ты управляешь малыми Досами?

— Нет, но…

— И как упихать твоего «Мыша» в эти гребучие коридоры? — не поленился я продемонстрировать голограмму с крабкомма.

— А РЭБ поддержка?

— А не нужна. Дроиды на своей волне, у них даже кодировка троичная, а не бинарная. Связь ты им не заглушишь, там пространственные заморочки завёрнутые. И что, просто в сторонке постоять?

— А можно?!

— А нахера?

— Хочется, — начал ковырять ногой палубу эта орясина.

— Хер с тобой, золотая мышка, — фыркнул я. — Постой в сторонке.

— А я?

— А ты, Сильвер косячный…

— А почему серебряный, капитан? Мыш вон золотой… — последняя тирада была прервана моим смехом.

Баганул, всё-таки, способ обучения галакту через колдунство: «Сильвер» это серебро. И я воспринимал серебро, сильвер по разному, а на галакте — одинаково. В общем, забавно вышло.

— Точно смехом уморите, паразиты крильские. Сильвер — кватермейстер, начальник кватердека, абордажной команды, считай. Был у меня на родине такой тип. Сильный был, косячил по-чёрному, прям как ты.

— И умер?

— Ну, все мы когда-нибудь умрём. Но этот одноногий тип в конце прибрал денежки и сбежал от неприятностей. И жил долго и счастливо на пенсии. Потому что косячить перестал! А мог и с ногой быть, — отметил педагогический я. — Ладно, постоишь у выхода, прикроешь себя и этого, гыг, смущашку многометрового, раз уж так шило в жопе играет.

— А золотой кто? Воитель великий?

— Рыбка золотая, блин. Желания исполняла неприличного толка, одной престарелой пары. Потому что много пиздела и лезла куда не надо…

— Понял.

И исчез. Никакого колдунства эфирного, а вот был Мыш — и нет Мыша. Ну и Аспид потопал потихоньку. Хоть Нора не ныла и в целом — была не против на «Кистене» повалять дурака, а то ещё и с ней скандала я бы точно не выдержал. Напустил бы Лори с гаечным ключом и Мелкую с её дроидами

Глава 22

Вообще, время нас поджимало, так что двинули мы к раскопу по указаниям Дживса сразу, как только Досы были готовы. Противолучевое покрытие, продвинутые резаки, скандал с Нади и Котей…

Дело в том, что брать этих двух на «война» я не хотел категорически. Опыта у Нади с гулькин нос, у Мелкой его вообще нет, так что делать им в подземельях нечего. Ну, кроме как мою нервную систему трепать своими перспективами, естественно. И если Нади, будучи всё же чертовски опытным пилотом и командиром просто пригрозила унижением и прочими страданиями в койке (это ещё посмотрим, кто кого унизит и подоминирует), то Котя… блин, она плакать принялась.

И это нытьё, признаться, на меня нехорошо подействовало. Потому как с девицами я знаю: не раз и не два убеждался: ноет — что-то хочет, а значит на нытьё надо просто забить. Ну если не в уголке и скрываясь, там варианты есть.

А вот Котя ещё и размером была с ребёнка… В общем я мужественно вытерпел пять минут горьких всхлипываний, после чего мужественно сбежал. Наградив Дживса житейской мудростью: «Кто девчонку имеет, тот её и скандалит».

Чем уж там эфиряка девчонку успокаивал и в какие места — не знаю и знать не хочу. Это ему можно, с его пенсионным возрастом и колдунской природой.

Но успокоил, так что через полчаса нервотрёпки, начавшейся с «За что-о-о-о вы так со мно-о-ой!», мы всё-таки летели на атмосфернике к раскопу.

Три шахтёрских челнока стояли небрежно раскрытые, а округа соответствовала изображениям — сине-красно фиолетовое всё. Довольно симпатично, если бы у нас было время любоваться природами. А его ни хера не было.

К счастью, как гипнопроектора опасаться не стоило, так и дроиды местные копошились в глубинах раскопа, занятые археологическими работами. Но их, сук металлических, тысяча! И нам их убивать минимум сутки, это даже если они тупые и тормознутые.

В общем, подумав, я решил Нади на подстраховку взять: я и Нади и Соболь с Лаской — нормально сменяющие друг друга пары. С учётом что прямые отрезки коридоров не более десятка метров — как раз то что нужно. И раз в четверть минуты менять друг друга, если напряжённый бой. А то перегреемся.

И вот, потопали мы потихоньку в раскоп, а через километр… ну в общем, дроид, довольно похожий на человека силуэтом, только безликий совершенно — гладкий металл.

Но дело было не во внешности дроида. А в том, что мы наипозорнейшим образом прозевали его атаку! Этот паразит двигался запредельно быстро. Но это ладно бы, с этим мы бы с Нади справились бы, с двух резаков — уж точно, если бы не одно «но». Этот металический скот напрочь игнорировал гравитацию! То есть, мы ловим его в прицел резаков, шарашим… а он по стене и потолку к нам бежит(!) на своих, блин, двоих!

То есть, мы просто не готовы были к такой хрени. Ну ладно бы раскорячился и шуршал на магнитных захватах — тоже терпимо и понятно. Но гадский дроид легко перепрыгивал со стены на потолок и обратно, уворачивался от резаков и, вдобавок, модифицировав на бегу грабли, стал поджаривать меня лазером, а Нади — своим резачиной.

Единственное, что нас если не спасло, то избавило от массы неприятностей, так это то, что уворачиваясь от пыханья уже наших резаков, дроид слишком приблизился по потолку и попал мне на клешню.

— Вот же херня какая, — охарактеризовал я тычащую в меня лазером сволочь, прежде чем закрабить её совсем. — Нади, ты как?

— Перегрев, некритичный. А я и не знала, что так вообще можно. Как он так по стенам то бегал?

— А хер знает. Дживс?

— Вынужден констатировать, сэ-э-э-эр, что вы прискорбно ошибаетесь в отношении меня.

— Значит хер не знает, — констатировал я Нади. — Дживс, а если без шуток?

— Если без ваших искромётных шуток, сэ-э-э-эр, то дроиды снабжены генератором гравитации. Вынужден признать, что даже не предполагал его использования в качестве средства, способствующего передвижению, сэр. Наиболее логичное и наблюдаемое мной применение генератора — облегчение транспортируемых грузов, произошедшее с вами для меня неожиданность.

— Значит будем учитывать, что эти железки как тараканы. Соболь, Ласка?

— Принято, капитан.

— Ждём десять минут, остынем, — хмыкнул я.

Потому как и Краб, как и Скампи, был несколько перегрет. Правда поменьше надиного Доса — противолучевое покрытие сказалось.

— Так, мне ни хрена не нравятся эти дроиды, — в процессе окутывания парами охладителя выдал я. — И паре один — нормально, а если их, паразитов, будет больше — хреново.

— Предлагаешь идти четвёркой?

— Хер у нас выйдет четвёркой, Нади, эти гребучие коридоры слишком узкие. Тройкой, причём с разделёнными секторами.

— Давай пробовать.

Попробовали, причем мне досталась самая сложная позиция — снизу. Но мне крабить не привыкать, так что выдвинулись. Второй попавшийся дроид вышел из строя менее, чем за секунду: готовые мы поприветствовали его струями трёх резаков, отчего железяка лапками посучила и сломалась.

Бодро двинулись дальше и наткнулись на толстый, северный и пушной пиздец, хоть и с огоньком.

Дело в том, что при планировании мы ориентировались на тупых, вдобавок не этих дроидов. А еще, в подсознании, причём не только у меня, торчали атласовские защитные роботы: мол, охраняют только территорию. Да щаз!

Нас встретила сменяющая(!) друг друга шестерка, да и сзади у них было нехорошее копошение!

— Отходим! — рявкнул я, смотря телеметрию и стряхивая с клешни дроида. — Ласка, меняй Иглу!

И начали мы отходить. Что хорошо — не померли. Что хреново — прикончили трёх дроидов, считая двух заклешнёных. Паразиты принципиально отказывались стоять на месте, прикрывали друг друга и теснили нас. И с довольным видом не вставали, мол, «мы их прогнали!» Нет, эти сволочи нацелились именно на наше уничтожение с минимальными потерями.

— Аспид, готовься встречать гостей. Тень, поддержишь. Мыш… не мешайся, отойди в сторону, — бросил я в боевой чат, вглядываясь в нехорошие показатели температуры Досов группы. — И Искусница, кончился твой отдых, тут всё нужны.

— Принято. А почему-у-у? А жа-а-аль… — было мне ответом.

Ну и уже на входе в промежутки между нашими Досами начали ввинчиваться трассеры разгонников. Весьма приятно разбрасывая запчасти дроидов по округе, весьма неприятно сшибив Крабу несколько сенсоров рикошетом и чуть не опрокинув им же Ласку. Но, по сравнению с пятёркой разобранных на запчасти дроидов, это было мелочью.

И всё. Стоим мы в коридоре, остываем, а дроиды не прут дуром самым хамским образом.

— Проверю, — решился я, закрабив к повороту и запустив за него дрона на ниточке.

И всё что успел увидеть — поток плазмы резака, завершившего время существования дрона. Отпрыгнул вбок, взяв проход на прицел, но железяки не полезли.

— Вот же пидарасы железные! — искренне возмутился я, выпустил несколько «бильярдных» выстрелов в проход и кисло констатировал. — Уходим. Надо думать, как эту пакость воевать, так как сейчас — на первой сотне ляжем.

Направились мы на «Кистень», но часовое обсуждение ничего разумнее «стационарной позиции и выведение дроидов под огонь тяжёлого оружия» не дало.


— Хреново, — констатировал я. — Дживс, а кроме тех бедолаг, нам вообще смысл пробиваться внутрь есть? Я не к тому, чтобы их там оставить, — тяжело вздохнул я. — Но, блин, газ пустить, ещё что. Просто так мы либо гробанёмся — Досы постоянно на грани перегрева. Либо доберёмся до них через месяц-другой, когда и спасать будет некого.

— Пустить газ не выйдет, сэр. Хотя вмешаться в работу системы рециркуляции я смогу. Что же касается смысла — он есть, если я правильно понял вопрос. Место пребывание ныне покойного обитателя было неким либо научно-исследоватиельским, либо учебным заведением. Пул технологий впечатляет, сэр. Многое из обнаруженного мне вообще неизвестно, как например точное позиционирование воздействия через изменённую мерность, сэр.

— Значит пробиваться надо. Ну, значит будем. Только Веге хер, а не все технологии, само собой. Надо будет разобраться…

— Когда доберёмся, — уточнила Нади, довольно резонно, вообще-то.

И начали мы крошить дроидов. Дря начала, обосновали орудийную позицию для Ниды, вернувшейся в Иглу, Аспида и Мелкой. Даже Мышу дело нашлось: корректировка огня.

И, первое время выходило ничего — тройка из меня и куньих вытягивала дроидов под огонь разгонников, шик-блеск, красота. Только закончилась эта малина на полутора десятках: дроиды просто отступили вглубь раскопа и хер что с ними сделаешь. Не вытягивались, сволочи такие!

— Ладно, не вышло на гербовой, будем писать на туалетной, — вздохнул я. — Заходим тройкой, после первого уничтоженного дроида — отходим. Если кого прибьём, отступая — хорошо. Нет — ну и хер с ним. Остываем и по новой.

Новая тактика в течении пары часов принесла плоды в виде ещё десятки раздолбанных дроидов. Всё же узкие коридоры — и преимущество. Щеманулись дуром, железяки, ну и погорели толпой на резаках. Правда нам пришлось почти выбегать — видно очень уж хотелось «раздражитель» прихлопнуть. Но под разгонники, как я надеялся, не подставились, паразиты такие!

Передохнули, остыли, пошли по новой — а дроидов-то и нетути! Ну вот реально, дошли до коридора, где эта сволота на нас накидывалась, но нет никого.

— Не нравится мне это, — констатировал я. — Готовимся к ловушкам, минам и прочей пакости.

— Не думаю, сэр, что данная модель дроидов способна к подобному. Кроме того, в коридоре перед вами на протяжении сотни метров дроидов не наблюдается.

— И всё равно, сенсоры на полную и осматриваемся! — озвучил я.

Вот только нихера нам осматривания не помогли. Через пару коридоров пол под нами просто провалился! И вместе с металлическими обломками наша троица полетела на приветливо пыхающие плазмой резаки.

Как-то очень мне в этот момент захотелось жить, так что действовал я на рефлексах, но правильно.

А именно, первым делом выпустил все четыре дымопылевые гранаты, с расчётом накрыть недра нашего падения. Вторым делом, раскрабившись в полёте, пнул Ласку и Соболя: и сам от них оттолкнулся, и их раскидал от места тёплой встречи. Ну а третьим делом рявкнул «в рукопашную!», потому как нехрен себя резаками демаскировать.


Ну а четвёртым делом, не успевший сгруппироваться Краб, обрушился на пол той частью своей конструкции, которая жопа.

Но повреждений Дос не получил, поскольку падение смягчил один или два дроида — как-то не до детального разбора металлической лепёшки было.

А было мне до слесарных работ в дымопылевом облаке. Довольно тяжёлая и напряжная работа: дроиды, по сравнению с Крабом мелкие, шустрые, правда в облаке их сенсоры показали свою хреноватость, наверное, только это и спасло.

Вполуприсяде, выхватывая из облака дроидов одним манипулятором и кроша их другим, я провёл минут десять, к окончанию которых я стал наблюдать регулярные вспышки резаков. Они от роботских отличались почти белым светом.

Но орать на куньих не стал — хер знает, что у них там, да и не до того было. Эти подлючие отродья гнусной цивилизации ломали мне Краба! Ну медленно, факт, разваливаясь, но ломали потихоньку, паразиты!

То на спину урод какой, а то и парочка заскочит. То одновременно штук шесть накинется, а сверху седьмой свалится — небось, подкидывали друг друга, сволочи. В общем, я вертелся как краб на противне, акробатствовал, но потихоньку ломались сенсоры, отваливалось сначала покрытие, потом и броня. Да и температура Доса росла неприятно, пришлось систему внешнего охлаждения с паром и демаскирующими звуками пускать.

В общем, стал я готовится к бесславному бегству, честно скажу: дроидов вокруг тьмуща, до Ласки с Соболем хер доберусь. Единственный способ эвакуации — телепортатор, который, судя по времени падения и вообще осмотренному — вполне суды влезет. А там смотреть — либо пытаться куньих телепортатором вытаскивать, либо с Нади на Игле возвращаться им же. Так хоть какие-то шансы будут, а как щаз — вообще никаких.

Однако, прежде чем я начал разводить панику и вопить «мама!», только Дживс, поток атакующей меня технопакости начал уменьшатся. Расслабляться я не стал, резонно заподозрив подлое гадское коварство, но развеявшийся, наконец, дым пояснил ситуацию.

Я, охренительный со всех сторон командир, выпнул куньих к единственному входу в естественную пещеру куда нас провалили. Была это дыра метра в два диаметром.

А Ласка с Соболем однозначные молодец и красавица: стоя спиной к спине, этак вальсируя по мере перегрева, они как отбивались от дроидья внутри, так и подпускали плазмы в лаз, не давая до нас добраться подкреплениям.

— Телеметрия, — бросил я, поскольку в падении часть функций боевого чата «отвалилась».

— Канал не работает, командир. Но… хреново, — признался Соболь.

— И топлива двадцать три процента, Краб.

— Так, я вас сейчас подменю, у меня получше, но тоже хреново. Дживс! — уже на ходу обратился я.

— Телепортер, сэр?

— Он самый. Как там наверху?

— Дроиды активности не проявляли, сэр. Подождите буквально минуту.

— Нихера, — хмыкнул я, подпуская огоньку в дыру. — Вот возьму, да и свалю сам, если телепортера сей миг не будет!

— Крайне не рекомендую вам этого, сэ-э-э-э-эр.

— Уломал, эфиряка, — ржанул я.

В общем, через четверть минуты клетка появилась. Дроидов в пещере уже не было, а мы в три резака раскалили лаз до белого каления. Ну и набились в клетку, естественно, оказавшись через секунду на Кистене.

— Дживс, наших на Кистень. Херня всё это, чудом не гробанулись. Я всё больше и больше склоняюсь к бомбардировке. Или подрыв топлива, уж очень меня там всё бесит.

— Слушаюсь, сэр. Думаю и мне найдётся, что сказать.

— Тебе, блин, всегда находится что сказать, как минимум — что нихера не знаешь.

— Вынужден отметить, сэ-э-э-эр, что данную информацию вы доносите до окружающего Мира несколько чаще. И, с прискорбием констатирую, что, подчас, не словами, а действиями, сэ-э-э-э-эр.

— Отмечай. Скорби. Констатируй, — лаконично дозволил я. — Только народ собери.

— Слушаюсь, сэр.

Обсуждение затянулось на несколько часов. И мы реально нихера не могли сделать. Подрыв, химически активные газы, но вот тактики как прибивать хитрожопых дроидов с минимальным риском — нихера не придумалось.

— Так, хернёй маемся, — констатировал я, когда предложения, со сменой формулировки, пошли на второй круг. — Дохнуть я ни сам не собираюсь, ни вам не разрешаю. И Крилю не велю, — уточнил я, на всякий. — А значит, похоже, будем взрывать. Дживс, толика топлива, возможно?

— Возможно, сэр. Однако, дело в том, что во время ваших пафосных и героических превозмоганий, я работал над одним проектом…

В пять минут эфиряка вывалил результаты своей работы «над одним проектом». Как остальные — не знаю, не обратил внимания, а я с первой минуты краснел, бледнел и бордовел. А по окончании доклада этой подлючей эфирной твари, я десяток раз вдохнул и выдохнул, и огласил:

— Молись, Дживс.

Глава 23

— Сэр, мне кажется, что ваша реакция на приятные новости чрезмерно агрессивна! — голосил подло удирающий от праведного возмездия эфиряка.

— Стой да, дай я тебя ёбну… блин, идиотизм какой-то, — сам признал я на бегу. — Я бы хрен остановился. Но ты, скотина эфирная, всё равно стой! И прими кару праведную за сволочизм и укрывательство! Ну, в смысле, ты понял.

— Я понял, сэ-э-э-эр. Но хочу отметить, что на момент предыдущего совещания, мои планы были исключительно в зачаточном состоянии. Вероятность их успешной реализации непредсказуема…

— И ты, скотина такая, мне щаз будешь врать, что не знал, получится ли у тебя?!

— Если не врать, сэ-э-эр, то и вправду не знал.

— Уф, шустрый, паразит такой, — выдохнул я.

Это мы устроили некислую пробежку. И вообще, гад Дживс — мог и получить заслуженный пинок!

Дело вот в чём. Особенностью техники цивилизации заслуженно прибитого садиста, была не двоичная, а троичная система хранения и обработки информации. И Дживс, сам бинарный придурок, ни черта не понимал в троичной логике, точнее, как выяснилось, понимал не до конца.

И вот, когда мы рисковали Досами и вообще, этот тихушник, пребывая на Кистене писал программы и вообще самообразовывался в плане троичной логики. И результатом его подлых действия стала програмулина, теоретически способная взять под контроль местную робожизнь. Причём, в обход защитной системы на мозглячих волнах садиста и его современников.

— Так, пну тебя как-нибудь в другой раз, — решил я перевести диалог в конструктивное русло. — И вообще — получится?

— Вопрос того, кто кого пнёт, сэ-э-эр, весьма дискуссионный…

— Кистень не место для дискуссий! — отрезал я. — Выйдет или нет?

— С вероятностью в девяносто процентов, сэр, выйдет. Единственное, что я бы хотел уточнить некоторые моменты с специалистом по информационной безопасности Котти.

— Уточняй уж, что уж там. Мне тоже и спарринг не помешает. Да и техосмотр не лишний, — вздохнул я.

После проведения регламентных мероприятий, Дживс метнулся в центральный комп убежища дохлого психапата и… через полчаса контроль над всей активной техникой раскопа был у бортового компа Кистеня.

А у нас появилась проблема номер два. Это хорошо, что ребята из Криля не знали, что мы творим, но ведь были ещё и шахтёры… И информация, которую в полной мере явно не стоило отдавать Веге. Много вопросов, которые хрен знает, как решать.

— Так, давайте начнём с начала, — выдал я. — В смысле этих шахтёров. Как они там, Дживс?

— Смотрите, сэ-э-эр, — выдал эфиряка на голоэкран видеоизображение.

— Э-э-э… ну пиздец, — то ли возмутился, то ли восхитился я. — Мы тут, понимаешь, ночей не спим, жизнью рискуем! А они тут сексом трахаются! И только одна парочка… ну ладно, троица, нормальным. А эти два — пидарасы! — тыкнул я в экран, обличая пидарасов.

— Осмелюсь…

— Не осмеливайся, блин, Дживс! Мне как-то не особо интересны особенности половой ебли этих шахтёров. В общем-то и понять можно: пустое помещение, делать нехер, ну и… хер бы с ними. В общем, как бы их оттуда вытащить, чтоб не заметели? Или память потереть?

— Не сказал бы, сэр, что операции с памятью находятся на том уровне, чтобы безболезненно быть использованными вами.

— А!? — выпучил гляделки я, тыча пальцем в Лори.

— В том случае, сэр, я рассматривал ваше эфирное воздействие как крайнюю меру. В адрес заведомо недружественного разумного, сэр.

— Ну точно пиздец… Хотя и в чём-то и верно, наверное. В общем, считаешь, не стоит?

— Чрезмерно, если мне позволено так выразиться, сэр.

— Позволено. А теперь расшифруй.

— Как скажете, сэр. Вентиляция блока, где находятся выжившие сотрудники компании Нилунд, управляются находящимся под контролем компьютером. Соответственно, сэр, я смогу снизить концентрацию кислорода до минимально-достаточной для жизнедеятельности концентрации.

— Уснут, что ли?

— Именно так, сэр.

— А у них там… гыг, ничего не переклинит в неестественном положении?

— Нет, сэ-э-эр. Исключительно в естественном, сэ-э-эр.

— Смешно, — оценил я под смешки девчонок. — Ладно, а потом?

— Скафандры находятся недалеко, дроиды вполне в состоянии облачить и разъединить. Если, конечно, «заклинит», сэ-э-эр. А после — доставить до выхода из раскопа.

— А там телепортатор. Думаешь продержать их без сознания и в изоляции?

— Именно так, сэр.

— Действуй. С этим понятно, что им наплести — разберёмся. Что будем делать с самим городом? С дроидами этими, раками донными, чтоб их?

— Знаешь, Ан, — задумчиво произнесла Лори. — Дроидов я бы забрала. И мне не помешают, да и вам — мне Дживс скидывал параметры. Почти как малые Досы, чем не гвардия? И ремонтировать могут. И вакуумной сваркой владеют. И…

— Ясно-понятно, берём их, Лори, — хмыкнул я. — Вообще и вправду — сильные бойцы, — признал я. — Дальше, есть пакет информации. В которой даже ты нихера не понимаешь, — тыкнул я в Дживса.

— Сэр, позволю себе возразить: «какую-то хрень» из пула технологий я понимаю.

— Рад за тебя с хренью, — порадовался я. — Так, вопросы: что мы отдаём Веге? Как врём о том, что это всё? Что делаем, всё-таки, с этими развалинами?

Часа три сидели, судили, рядили. И вышла у нас такая петрушка: себе, прямо сейчас на Кистень мы прихватываем полторы сотни дроидов. Реально, пусть будут, пригодятся. Далее, веганам мы отдадим технологический цикл выработки еды из простейшей органики. Этакий аналог чанов Кистеня, но, естественно, пожиже. И на две головы повыше рециркуляционных аппаратов текущего времени. Радар миниатюрный — меня, например, жаба давила, но уговорили. Что, мол, хоть и веганы, но одной жратвы из нефти им не хватит, жадинам таким.

А вот с остальным решили поступить так:

Я творю внутрисистемную транспортную баржу. Здоровую, как сволочь, но металла дохрена. В эту баржу оставшиеся дроиды затаскивают всё что не приколочено в развалинах. Всё что приколочено — отдирают, и тоже затаскивают. После чего стартуют и забиваются в недра астероидного кольца. Хер их там кто найдёт, да и баржа даже намёка на жизнеобеспечение иметь не будет, из электроактивности — только радио в пассивном режиме.

Ну а мы, когда и если у нас найдётся, куда это богатство прислонить — вернёмся. Ну а не найдётся — и хер бы с ним. Этакая инвестиция на будущее, хрен знает, понадобится или нет, но пусть будет.

Далее, после того, как наши железные рабы всё нужное погрузят и отчалят (Дживс грозился, что в присыпанных развалинах ни хрена полезного, кроме тех же дроидов нет), мы рванём на входе раскопа охеренно грязный ядерный заряд.

Для шахтёров, Веги и даже Криля — это будет взрыв вышедшего из строя археотехничного реактора. То ли дроиды местные накосячили, то ли ещё что.

Но лет пятьдесят фонить этот раскоп будет так, что вопрос мутаций не стоит. С человека за полчаса стечёт, то что было его плотью.

Для Веги — взяли, что успели, не прекращая войну с охраной археотеха. Дживс даже пригрозил какой-то фигни из известного ему пула добавить. Для шахтёров и Криля — вытащили этих страдающих ёбырей, еле успели до взрыва.

Вот всё хорошо, вот только…

— Дживс, девчонки… меня на Веге же проверять будут.

— Будут, — покивала Нади. — Но несерьёзно. Только прямо врать… хм, — задумалась она.

— Во-во, — покивал я. — Раньше я вихлял, но прямо не врал — хер на чём меня поймаешь. А тут надо прямо врать. Дамы и сволочь, технические специалисты, — культурно обратился я к Лори, Коте и сволочи эфирной. — Как эти полиграфы работают, что можно сделать?

— Микромимика, пульс, Ан, — ответила Лори. — Это если не стационарные модели. У стационарных — точнейшая энцефалограмма, замеры всех параметров тела.

— Вскрыть программную оболочку, — веско вынесла вердикт мелкая. — Человек программу не обманет, но может сломать. Или волшебное что-то? — заблестела она глазами на Дживса.

— Варианты есть, сэр. Но, признаться, я до сих пор не слишком интересовался вопросом.

— С микромимикой есть варианты, — произнесла Нади. — От разрушения части нервных окончаний лица…

— Нахер надо.

— …до техники самодисциплины.

— А поподробнее? — заинтересовался я.

— Медитативно-гимнастическая техника, Ан. Но вряд ли подойдёт — несколько лет это минимум.

— Это да, жаль, — хмыкнул я.

— Но позаниматься с тобой надо, — задумчиво продолжила Нади. — Субакс, Ан. Всё же не совсем бесполезное искусство.

— Это да, позанимаемся, — покивал я, любуясь отвисшими до груди челюстями и выпученными глазами Лори и Коти.

Ну, в наши исследования что для невесомости, что для тяжести, мы с Нади никого не посвящали. Дживс и так всё знает, что на корабле творится, а девчонки не в курсе. А что Краб всех пинает и ваще на клешне вертел — вещь общеизвестная, как и то что я рукопашник посильнее Нади. И вот у них на глазах она: «подучу», а я: «надо бы», хех.

— Ладно, по делу. Дживс, займешься схемами колдунскими?

— Проконсультируюсь и займусь, сэр. Кстати, шахтёры в бессознательном состоянии уже на Кистене, сэр.

— Экий ты шустрый, — оценил я. — Ну запихни их куда-нибудь, чтоб не померли и под ногами не путались.

— Так и поступлю, сэ-э-эр.

И началась у меня довольно мозгоёмкая, но, по сути, довольно ерундовая работа. Потому как мне не надо было делать нихрена сложного — прочный контейнер и реактивный движок. Даже для радио и радара просто усилил колдунством какую-то бытовую мелочовку из запасов Кистеня.

Но по обьёмам двухкилометровый контейнер впечатлял. Я, как бы это… наверное пожадничал немного. Даже на ехидное высказывание Дживса не огрызнулся, ну почти.

— Сэр, хочу вам напомнить, что ВЕСЬ город мы перевозить не собирались. Или ваши планы поменялись, сэ-э-эр?

— Отстань! Я это… тренирую мышыцу колдунскую объёмами!

— Понятно, сэ-э-эр. Позвольте вам напомнить…

— Не позволю! Сделал уже всё, сказано — отстань!

— Как скажите, сэ-э-э-э-э-эр.

И начали дроиды носить всяческое важное, полезное… да вообще всё, в мной сотворённый склад сокровищ. Тройку дней, пока я валандался с сотворением этой дуры, Нади возилась с Крилем, в плане тренировки, Лори с Дживсом ломали ум, на тему как бы мне эти дурацкие полиграфы на…любить. А Мелкая радостно скакала вокруг меня. Блин, реально радовалась, смотря на колдунство, как ребёнок. Даже прогонять не стал, пусть порадуется.

В общем-то, подозреваю, что Дживс на меня бочку из-за размеров покатил из-за Коти. Ну в плане приревновал немного, в принципе — вполне возможно.

Но по возвращении на Кистень, меня этот тип… ну чёрт знает, повеселил, порадовал… много выражений. В общем, ночевали мы на трансорбитальнике, я часа четыре, котя тоже не особо долго: время не то, чтобы поджимало, но чем меньше времени мы тут проведём, тем меньше подозрений, что мы что-то заначили, невзирая ни на какие полиграфы.

И вот, на ангарной палубе Кистеня высовываю я свою морду лица из орбитальника и вижу натуральную центурию дроидов.

Нужно отметить, что эти железяки были выполнены из метастабильного металла, кроме думалки, насколько я понял. То есть, те же лазеры из манипуляторов, как и резаки могли меняться в очень широких пределах. Не жидкий терминатор, но близко, и без кретинских объяснений, почему он из себя, например, пороховой метатель любой сложности сделать не может.

Так вот, стоит, значит, эта натуральная центурия дроидов, по стойке смирно, стройными рядами. Морды свои гладкие в мою сторону повернули…

И тут абсолютно синхронно, присаживаются на полусогнутые ноги, вскидывают… натуральные клешни, в которые их манипуляторы морфировали. И щёлкая этими клешнями в один голос ревут:

— Штурмовой гвардейский отряд «Раки Донные» приветствуют командующего Краба!

Ржал я, наверное, минут двадцать. Ну реально смешно получилось, при том, что функционала своего «Раки Донные» не утратили, более того, можно было их, в плане как программирования, так и колдунства, проапгрейдить. Но это со временем, да и так как сейчас — неплохо. Да и прямо скажем, смешно и настроение поднимает.

А через день склад сокровищ, с натугой, оторвался от планеты и потелепался хоронить свои богатства в пояс астероидов.

А мы подорвали приготовленную колдунством бомбу. Вообще, конечно, я несколько… ну не то чтобы напрягся, впечатлился: десяток минут колдунства, кусок алюминия в восемьсот кило весом — и лютейшая ядрёная бомба готова.

Замеры показали ожидаемый, чудовищный радиационный фон, ну а я пошёл, для начала, объясняться с Крилем.

— Народ, задание наше всё.

— В смысле, капитан?

— А там дроиды местные, похоже, реактор взорвали, — внутренне морщась, врал я. — Или сам рванул, от старости.

Вот не люблю своим врать. Вообще не люблю, но на чужих похрен, врагам — сам я велел, а вот своим не люблю. Но и выхода нет, в конце концов Криль не всегда под рукой, на той же Центральной начнут в кабаке каком трепаться по пьяни. Или подпоят их чем. Много вариантов, так что без вариантов.

— И всё зря?!

— Не всё. Часть цели задания прихватили, шахтёров спасли, которые выжили. И дроидов этих полторы сотни.

— Без нас, — надулся Аспид.

— А толку от вас, да и от нас, если там Тень работала? — несколько менее соврал я. — Чистая работа хакера.

— Краб, а я мог…

— Молчать. Мог. Но никто не знал, что этот гребучий реактор рванёт. А сейчас там в радиусе десятка километров полтинник зивертов.

— Ну нихера себе! — присвистнул Аспид. — Это на чём там реактор-то был?!

— Хер знает, — доходчиво обьяснил я. — Лезть туда и проверять лично я не собираюсь.

— Да я как-то тоже, — аж передёрнуло Лина.

— Слушай… а, блин, Аспид, вали в медотсек, — рубанул я, полюбовался в круглые от ужаса глаза. — Блин, тут мой косяк, — признал я. — Как-то я очень вовремя решил. Но всё равно пиздуй в медотсек!

— А что со мной? Когда…

— Ноги у тебя нет, блин! Давно! Пиздуй, лечить будем, блин, — доходчиво объяснил я.

А после выпихивания Серпентнофила в медотсек, у меня был вопрос с шахтёрами. Склад сокровищ забился в астероидное поле, надо было этих типов выгружать на их корыто и посылать. Так что пауки вкатили дрыхнущим тонизирующее, ну и я завалился.

— Молчать, боятся! — с ходу рявкнул я на помятых. — Так, мы тут неподалёку пролетали. Видим пара корыт на орбите. Пустых и ничейных. Решили проверить. Ну а на планете развалины и хрень дикая творится. Повоевали, вас вытащили. Можете благодарить. Но не вслух! Про себя благодарите. И за мной пошли.

Шахтёры, два парня, девчонка и два пидараса недоумённо глазами полупали, но за мной потопали.

— А…

— Бэ. Всё что знал сказал. Когда этих роботов почти перебили и вас вытаскивать стали — там реактор рванул. Сами разберётесь.

— А мы вам ничего не должны? — осведомилась девчонка.

— Нет. В атмосферник полезаёте, — тыкнул я в челнок. — Скафандры на вас есть. Проплавлю вам дыру в трюме, дальше сами разберётесь.

— А… — протянул ко мне граблю не туда ориентированный.

— Бэ. И не лапай меня, пидарас противный, а то руку сломаю. Твою.

— С чего вы взяли…

— По роже твоей противной видно. И вот его такой же, — тыкнул я во второго пидараса. — Достали вы меня. Вас в трюм выкинуть или на планету высадить?!

— А челноки наши вы забрали? — уточнила девица.

— Нахера нам ваша рухлядь? Даже корабли отдаём, — фыркнул я. — А так там сейчас полсотни зивертов и лужа плавленого металла. Что от ваших челноков осталось — там же.

— Понятно, спаси…

— Молча! — наставительно помахал я клешнёй.

Так молча до первого попавшегося корабля и долетели. Проплавил я лазером трюм, выкинул этих шахтёров — не дети, сами разберутся. Ну и вернулся на Кистень.

Через шесть часов от корабля шахтёров стартовал челнок — видно хотели проверить. С полкилометра от раскопа его аж шарахнуло на орбиту — проверили, хех.

Ну а мы стали выходить из гравитационного колодца Альнитака. Так-то можно было и сразу в гипер, но шахтёры эти тут торчали, глазели.

Глава 24

Перелёт до Центральной был для меня занят огребанием от Нади неиллюзорных люлей. Чувствительных самолюбию и телу, но нужных. Как я и предполагал, в условиях невесомости и магнитных башмаков победить противника я мог только смехом. В смысле от ржача вражина лопнет, любуясь на меня, печально улетающего вдаль.

Нужны чёткие точки фиксации, идеальный удар субакса — это вообще придерживание вражины одной рукой, при ударе второй.

Хотя хлёсткие, «на пробой» удары проходили. Но, чёрт возьми, какая мне разница, отобью я печень вражине, если сам повисну беспомощный? Без точки опоры что-то сделать нереально, бултыхаешься как дурак… В общем-то, мной в свое время использованный способ «реактивного дыхания» единственный способ перемещения в невесомости. Медленный и печальный, да и то, работающий только в атмосфере. А если скафандр — вообще без разницы. Что печально висеть как статуя, что ручками-ножками дрыгать — один хрен, весишь на месте или дрейфуешь, если импульс есть.

Кстати, в связи с чётко фиксированным положением, в субаксе оказался весьма эффективный способ гашения удара противника. Против нормального удара не очень, а вот субаксовские позволяет принимать на корпус без особых последствий.

Ну а головой любые удары ловить не стоит. Разве что лбом на встрече, но это ещё поискать придурка надо, готового руки о лоб ломать.

Серпентофил в это время валялся в медотсеке: копыто отращивать — не мешки ворочать. Лори со своей полусотней (ну не воевать же с ней было, а так польза во всех смыслах) дроидов чинила и налаживала Досы.

А Дживс с Котей ударились в трёхразрядное программирование, делая Раков Донных «лучше и круче». Я пару раз подходил к парочке, но отползал с тяжёлой контузией головного ума со смещением.

Суть же была в том, что раки были самообучающимися, но ряд их программ были весьма жёстко прописаны. И с центурией эфиряка и Мелкая возились, чтоб из универсалов, максимум охранников, сотворить полноценную боевую группу.


Я сначала влез со своими важными советами, получил в зубы существующие алгоритмы боевых роботов, на основании которых и допиливались программы. Почесал затылок и понял, что лучше — не придумаю.

— А тонкости и нюансы, сэр, надо устанавливать на тренировках или в боевой обстановке. Принцип самообучения на этом и строится, сэ-э-э-эр, — выдал эфиряка, под кивки Коти, на моё вялое блеянье.

В общем, все были заняты, разве что я, мысленно показав язык эфиряке, потерев синячины, с которыми нестационарное лечебное кресло (стационарное, блин, было занято растящим лапу Серпентофилом) просто не успевало справляться.

Упёр из мастерской кусок металла и пластика поненужнее. Кстати, десять минут добивался от Лори, ЧТО можно взять, потому что «Ой, да бери что хочешь, Ан!» — ни хера меня не устраивало.

И сотворил «археотехнический лечебный артефакт», с функцией усыпления. Художественно потёртый и вообще на ладан дышащий, чтоб вопросов: «С хера ли Могильщику надо переться на Кистень и почему он развалился после использования?» не стояло.

Сотворил, полюбовался, да и рявкнул:

— Дживс! Ты мне нужен!

Эфиряка явился через десять минут, с мордой особы королевской крови, оскорбленной действием. В место какое-то неприличное, гоготнул я.

— Вы звали меня, сэ-э-э-э-э-э-эр?

— Тебе показалось, — изящно пошутил я, полюбовался на щёлкающего клювом (в первый раз на моей памяти, между прочим!) Дживса, ну и продолжил. — В качестве муляжа лечебной капсулы подойдёт? — тыкнул я в плоды своих трудов.

— Вполне, сэр, — через минуту ответил эфиряка. — Угнетение когнитивных функций несколько чрезмерно, но не опасно. Так что вполне рабочий образец, сэр. А теперь, с вашего позволения…

— Да иди, мне уточнить было надо, не угроблю ли я этим Могильщика.

— Не угробите, сэр. С вашего позволения, — и срулил, позволения не дождавшись.

В общем, вываливается Кистень в портальной системе, ложится на курс к порталу, как вдруг раздаётся сигнал тревоги.

— Судно подвергается атаке, — выдал селектор голосом Дживса. — Ракетная и лучевая.

— Да ёб всё что можно и нельзя! — возмутился я. — Какого хера в портальной системе… хотя да, они тут пидарасы. Кто хоть, Дживс, и справимся?

— Администрация станции Центральная предупреждена о межзвёздном торговом конфликте компании «Клешня» и компании «Вега-Прайм», сэр. Агрессор на связь не выходит. Категорически рекомендую явиться на мостик…

— Бегу, — бросил я и побежал.

А на мостике я получил такую информацию: на нас напал крейсер-истребитель, чисто боевой корабль, не слишком большой, но вооружённый, как сволочь, быстрый, манёвренный и с десантом. Кто это — нихера не понятно, хотя если судить по названию — веганы, как я и предполагал.

Вообще, пустотный бой вещь такая, довольно неспешная. С ракетами гада мы справлялись, лазером надо не просто попасть, а держать цель. А Кистень, невзирая на размеры, чертовски манёвренен. Но истребитель быстрее просто в силу конструкции и перераспределения энергии. И явно идёт на сближение, для проведения десанта — развалить Кистень у него просто не выйдет, точнее на это уйдут часы, причем, при нашей полной пассивности.

— Дживс, а какого хера мы его не собьём, пидараса веганского?!

— У нас, сэр, только лучевое оружие. А агрессор несёт высокотехнологический археотехнический щит. И высококлассное отражающее…

— Вот блядь, Дживс, говорил я — нужен на Кистень нормальный оружейный обвес! С Инея говорил, блядь! А вы мне что пели?!

— Сэр, тот объём оружия. что вы предполагали, превратил бы Кистень в полноценный линейный уничтожитель. Половина планет и станций просто не потерпят присутствия подобного на своей орбите, сэр.

— А щаз нас поставят раком и выебут от души! Ну, постараются и ебаку свою сломают, — поправился я. — Но блин, как отобьемся — чтоб на Кистене стояли нормальные разгонники… метров, наверное, в сто…

— Сэр, прошу прощения, но вы, если позволите, охуели, сэ-э-эр! — вытаращился на меня Дживс. — Зачем вам орудия планетарного уничтожения?

— Планетарного? Ну пятьдесят…

— Пяти метров разгонного пространства более чем хватит для уверенного повреждения всех используемых в галактике кораблей, сэр.

— Значит пять. Но надо! А от всяких станционников и планетарников прятать.

— В рамках сложившийся ситуации, вынужден признать вашу правоту, сэр.

— Ладно, признавай. Но на Центральной Саргаса — сделаем. И, кстати, вроде тебе сейчас рулить-то Кистенём не особо надо?

— В данный момент манёвры противолучевого уклонения выполняет бортовой компьютер, сэр. А я, с вашего позволения, направлюсь собирать информацию на судно-агрессор.

— Я вообще-то сам собирался тебе это предложить, так что действуй.

И Дживс метнулся призраком. Вот, кстати, довольно забавное зрелище представлял биоандроид, когда эфиряка его покидал. Туловище не падало и даже не начинало следовать заложенной изначально программе — ну, секс-андроид, как-никак. А обмякало, но не совсем. Сейчас оно выглядело, как если бы Дживс сильно перепил или вроде как устал и спит стоя.

Через четверть часа тело распрямилось, ну а я резонно задал вопрос. Интересный не только мне, благо девчонки уже подтянулись.

— Вега?

— Не совсем, сэр.

— Не понял, — признался честный я. — Это, блин, как? Веганы наполшишечки?

— Примерно так и есть, сэр. Судном владеет частная компания сотрудника корпорации, с которым вы имели конфликт, сэр.

— Этот, хлыщ гуттаперчевый?

— Именно он, сэр, насколько я могу судить. Грен Ситс, глава отдела маркетинга Веги.

— Так, погоди, Дживс. Он либо веган, либо нет. Он ушёл из корпорации?

— Судя по данным личного комма, Грен Ситс взял неоплачиваемый отпуск на три месяца, сэр.

— Так, выходит просто наглый хлыщ. И лезет на абордаж?

— На судне «Победитель» находится десять средних Досов, сэр. И отряд наёмной гвардии с тяжёлым вооружением, ориентированных на абордаж.

— В общем-то, нам в текущей ситуации похер, кто там наёмники, а кто личные рабы, слуги или сотрудники этого хлыща.

— Именно так, сэр.

— Кстати, — взглянул я на Нади. — Он какое-то отношение к Инею имеет?

— Насколько я могу судить — нет, сэр. Конфликт связан исключительно с вашей встречей на Веге.

— Вот надо было шейку гутаперчатую ему тогда и свернуть, — посетовал я. — Ладно, давайте думать, как будем их побеждать.

Сели мы думать и выходило неважно: десять лучевых Досов, что в условиях абордажа весьма неприятно, это раз. При том, что разгонниками в Кистене не воспользуешься особо — и рикошеты, да и вообще свой же корабль будем рушить. Далее, отряд с лучевым же тяжёлым оружием. И как-то похер, что луч ударит не с Доса, а с платформы на магнитной подушке. Так-то они уязвимы, но только их полсотни, блин.

Да и вообще, дыра в Кистене от абордажного рукава, которым метит в нас этот паразит — лично мне оскорбительна в любом случае. Так что…

— В общем, мы все подумали, и я решил. Дживс, скинь-ка схему их положения на абордажной палубе. Они же готовятся к абордажу?

— Именно так, сэр. И как вы изволили выразится «хлыщ» — там же.

— Мдя? И чем он пойдёт против Краба воевать?

— Досом, сэр. Довольно бестолковая конструкция в целом, но в условиях абордажа весьма эффективная.

На этих словах он продемонстрировал на одной части экрана готовящихся к абордажу вражин. Сам причальный трюм и положение меня вполне устроили.

А вот на второй части экрана был… ну блин что-то типа паука. Даже не Дос, как таковой, а этакий сенокосец на множестве тонких ножек.

— И чем это, — потыкал я в сенокосца, — эффективно-то?

— Археотехнические высокоэффективные пробойники, сэр, которыми снабжён каждый манипулятор.

— Чисто рукопашник выходит?

— Не вполне, сэр. На корпусе с ложементом закреплён лазерный излучатель средней мощности. Но это…

— Так, фигня а не оружие, — подытожил я. — И вне узких коридоров — херня…

— Высококлассный щит и броня, сэр.

— …херня, а не Дос. Ну, в общем, пристукну.

— Скорее всего да, сэр. Но категорически не рекомендую попадать под удар — эффективность пробойников данного Доса на порядок выше используемых на «Игле», сэр.

— Точно?

— Гарантированно, сэр.

— Неприятно, но прорвёмся. Итак, посмотрел я на этих придурков и поступим мы вот как…

План же мой заключался в том, что вражины жалами своими подлючими нацелились на абордажный рукав. А места в трюме — навалом. Соответственно, берём телепортер, берём Краба, сколько влезет (а по моим прикидкам — не меньше двадцатки) рачьих гвардейцев. И просто, без затей, нахрен сжигаем всю хлыщёвую конницу и всё хлыщёвую рать резаками и лазерами. Ну и разгонниками Досы приправлю, для надёжности.

— Ваш план, сэр, был бы неплох. Но вы перегреете Краба вместе с противниками, сэр. Температура в отсеке, если следовать вашему плану, достигнет пятисот градусов менее чем за минуту.

— Что я, дурак что ли из себя печёного Краба делать? — возмутился я. — Вот есть Нади. И смотрит на меня как на врага всех женщин, — подмигнул я. — А от тебя будет очень многое зависеть. Правда без Доса.

— Хм-м-м, — протянула подруга и блеснула глазами. — Байк? — на что я довольно кивнул. — И ты хочешь, чтобы я на нём продырявила стену?

— Так и хочу. А теплопроводность вакуума ерундовая. Ну и перебьём мы этих придурков, а ты внутри поможешь.

— И кинетического оружия у них фактически нет.

— Угу. Летаешь в трюме и сбиваешь. А главное — без тебя не справимся.

— Сделаю, — решительно кивнула Нади.

— А…

— А ты, Котти, будешь с Дживсом искать, как хакернуть этих гадов помощнее.

— Дополнительные баллоны для резаков, Ан, — выдала Лори и ускакала.

Очевидно — в мастерскую, эти самые баллоны на Краба крепить.

— Кстати, сэр. Я направлюсь в байке с Нади. Так будет разумнее, сэр.

— Нет, ну подстраховка не лишняя, конечно…

— Вопрос не в подстраховке, сэр. Я ничуть не сомневаюсь в профессионализме Нади. Точное позиционирование телепортера, сэр.

— Да там трюм пипец какой огромный!

— А тот момент, что телепорт предстоит осуществить между двумя неравномерно движущимися объектами, вы учитываете?

— Эм-м-м….

— А если они немного сменят курс, сэр?

— Уболтал, надо, — признал я.

В общем, через двадцать минут, Нади стартовала на байке. Вот реально волновался и даже подзатыльник от неё получил — видно перезанудствовал.

— Не рискуй, если промахнёшься — не страшно, справимся. А потом тебя подберём…

— Ан, я это слышу в двенадцатый раз. Всё будет нормально.

— Да понятно, но ты не рискуй… Уй! — последнее было вызвано весьма чувствительным подзатыльником.

Ну реально, я думал она ко мне потянулась поцелуем заткнуть или просто чмокнуть на прощание — а она драться, блин! Впрочем, чмокнуть всё же чмокнула, что меня несколько смирило со своей стукнутостью.

Я полез в Краба, Краб полез в телепортер, а меня облепили Раки, хех, Донные. Кстати, влезло их в телепортер сорок одна штука, хотя облепили они меня конечно коконом.

— Тень, а после телепорта они тупить не будут? — полюбопытствовал я. — А то блин нихрена мы не сделаем такой кучей.

— Не будут, Краб.

— Главнокомандующий Краб, тотчас же, по прибытии в точку операции, — раздался рачий голос в канале, — мы используем генераторы для оптимального распределения по объёму. И начнём вести огонь…

— Ты это, не забывай только, да и своим скажи…

— Я и есть все мы, главнокомандующий Краб.

— Ну… заебись, наверное, — отреагировал я на новость. — В общем, резаки не врубайте, если дыры не будет.

— Так точно, главнокомандующий Краб! Данная вводная доведена до рачьего состава заместителем главнокомандующего Дживсом и комиссаром по техническим вопросам Котти Вирс.

— Угу, — угукнул я, сотрясаемый беззвучным внутренним смехом.

Блин, реально жжёт, эта парочка! Ну да ладно, собраться надо, не до того.

Собрался я, а через десять минут селектор Кистеня эфирячьим голосом выдал:

— Секундная готовность, сэр. Удачи.

И я бы сказал, что свет померк. Но это было нихера не так: рачьё облепило меня столь плотно, что света оптические сенсоры и так и так не воспринимали.

Глава 25

Появились мы в трюме, на высоте метров десяти. Рачьё менее чем за секунду, как синхронистки какие-то, рванули от меня в стороны. Не без помощи своих генераторов, как понятно.

Картина мне представшая была такой:

Трюм, метров восемьдесят на полторы сотни, метров двадцати высотой. В трети его, обращённой ко входу в абордажный рукав, стояли десять Досов: три лучевых «Вампира», два щитовика и пять «Нетопырей», в лучевой же модификации.

Вокруг них копошилась гвардейская шелупень, с уже видимыми мной лучевыми пушками на магнитной подушке.

Причём ориентировались они на двухметровую, проплавленную дыру — следы работы Нади. А пока я выцеливал вражин, противоположная стена быстро разгоралась цветом раскалённого металла — очевидно, подруга не захотела нарываться на ждущих её вражин, несмотря на щит. Или решила устроить «сквознячок» — а то гвардейцев воздушным потоком что-то не особо в дыру затягивало.

Впрочем, ладно, перестал заниматься ерундой я, выцеливая Досы и открывая огонь. Рачьё тоже времени зря не теряло и в трюме появлялись факелы резаков.

И началась мясорубка, как она есть, только огненная: вспышки плазменных факелов, лучи лазеров, мелькающих почти незаметно, атмосфера-то из трюма утекла. Нади так же летала под потолком, не подставляясь — ну да в бардаке мясорубки на неё не обращали внимания, а оплавляемые куски Досов списывали на меня или рачьё.

Я же, чуть пыхнув маневровым, приземлился вытянув клешню, на «Нетопыря». Разворотив сенсорный блок, ну и вызвав аварийный отстрел ложемента, поскольку клешня дошла и до него.

И принялся сжигать под клешню подвернувшихся гвардейцев, по мере перезарядки разгонников выпуская болты в Досы.

Вражины довольно быстро сконцентрировались на мне, но я пригибался, крабил, так что их лазеры лишь незначительно повышали температуру Краба, не более.

А в трюме… вот честно, меня аж заглючило: пламя от резаков закручивалось оставшейся атмосферой в спирали, этакие огненные смерчи, расчёркивающие всё пространство. Сияли белым светом оплавленные куски Досов, попавшие под Надин лазер. А в голове заиграла органная музыка и чей-то голос, торжественный и ехидный, произнёс: «Игнис Эмундат!»

Вот же, привидится всякое, или эфир шалит — Дживс говорил, что там всякая информация болтается, а по мере повышения чувствительности можно оттуда информацию получить.

Ну и хрен бы с ним, заключил я, пиная лазерную тачанку в такую же и вышибая «Вампиру» коленный сустав разонником.

И… довольно быстро всё закончилось. Досы благополучно вывелись из строя, несколько десятков гвардейцев сидели в уголке, заложив лапы за шлемы — стандартный жест «сдачи в плен».

Очевидно, насмотревшись на творимое нами пекло, тихонько отползли в сторонку и решили огнём не сжигаться.

— Это мы… отожгли, — сформулировал я в боевой чат.

— Да уж, Краб, мощно вышло, — выдала Нида с восхищёнными нотками. — Две минуты — полная победа!

— Ни хрена не полная. Хлыщ хер знает где. И какие потери, раки донные?

— Никаких, главнокомандующий Краб, — последовал ответ.

И, прежде чем я своё офигивание перевёл в словесную форму, отослал рак телеметрию. Озадаченные хмыки последовали и от меня, и от Нади.

— Полиморфирующий металл, — сделал вывод я.

— Видимо да. Это нам с ними ОЧЕНЬ повезло в раскопе.

— Осмелюсь доложить, главнокомандующий Краб, в раскопе данные платформы не обладали должными знаниями и навыками ведения боевых дествий.

— ОЧЕНЬ повезло, иначе не скажешь, — оценил и я. — Так, ладно, надо этого хлыща искать. Дживс, где он там ошивается, не в курсе?

— Не в курсе, сэр. На момент проверки был в коридоре, ведущему к ангарам, — подсветил коридор эфиряка. — Могу проверить…

— А смысл? Всё равно его искать, ну а подставляться не будем. Корабль стреляет?

— Именно так, сэр.

— Тогда действуем так: Нади, лети, постарайся вывести из строя движок судна. Не хрен за ним гоняться, точнее наоборот. Дживс, сиди на Кистене, следи, если что — позову. Раки Донные — во все коридоры, кроме этого — туда я сам. Захватывать разумных, иммобилизовать. Будут сильно сопротивляться — глушите. Если сопротивляться будут с оружием — глушить насмерть. Со мной… а, нахрен: вас и так мало.

— Сделаю, — выдала Нади, покидая отсек в дыру.

— Исполняю, сэр.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб!

И потопал я в обозначенный коридор. Транспортный, широкий-высокий. И пустой. Вот хрен знает, где хлыщ на своём сенокосце спрятался, думал я, наблюдая за уверенным ростом температуры Краба.

Через секунду до меня дошло, что твориться хрень. Стрельнул я дымопылевыми гранатами во все стороны и бухнулся на пузо. Звуковые сенсоры уловили перестук металла, а датчики давления (падающего, чтоб его!), обозначили контур.

— Дживс, бля!!! — мыслевозапил я.

— Вижу, сэр. В своё оправдание могу сказать, что никогда не сталкивался со столь совершенной технологией скрыта, сэр.

— Вот гадство-то, — посетовал я. — Ладно, прорвёмся, — перекатился я по полу коридора. — Схемы колдунские есть? Сенсорика только звуки этого паразита и ловит. Он меня не взломал?

— У вас, точнее у Краба, нечего ломать хакеру, сэр. Примите схему.

И метался я, как дурак, размахивая клешнёй, получая схему. Заодно, ощущая, что я дебил — мог и раньше поинтересоваться, работать в условиях хреновой видимости приходилось часто.

И Дживс дебил — мог и раньше научить!

Впрочем, через полминуты, после активации схемы я вынужденно признал, что херня — это конкретное колдунство. Я не видел, а ощущал человека, не Дос или ещё чего, а именно человека, в смысле «откуда от отражается в эфир», или «откуда у него душа растёт». Сфера метров трёх диаметром выходила, причём, как понятно, в Досе ли этот человек, какой это человек — ни хрена не понять.

Но, в текущих условиях, даже такая видимость — великое благо. Это ещё хорошо, что хлыщ сходу меня не стал своими пробойниками тыкать, а на лазер положился. А то был бы мне пиздец, неотвратимый и окончательный.

Но и видя примерное положение гандонистого хлыща, я, например, не полезу — длинные лапы его Доса я прекрасно помнил, а их десяток, чтоб их, штук.

Но и гад, получив факелом в невидимое рыло (и то, пришлось дугой жарить), отскочил и начал вокруг меня перемещаться, в дымопылевом облаке.

Ну а я, дождавшись, когда хлыщ поскачет по потолку, где наиболее ограничена свобода маневра, шмальнул из разгонников, с расчётом хоть как-то задеть.

И пришлось врубать прыжковый ранец — гад рушился на меня, а опять же, раскурочит Краба, а я и не замечу.

— Ты меня видишь, наглая игрушка? — выдал в эфир этот гандон.

— Хуй не понравился? Значит не тот был. Ещё раз сходи, — доброжелательно посоветовал я.

— Не можешь ты меня видеть, — продолжал трындеть в эфире хлыщ. — Но, как любой примитивной жизненной форме, тебе свойственно звериное чутьё. Надо быть поаккуратнее.

И замолчал, пидарас такой. А сфера, обозначающая его присутствие, бултыхалась поперёк корридора.

Ну, всё равно стрелять, заключил я, начав постреливать.

— Да как ты мог?! — раздался гневный хлыщеватый писк после второго залпа дуплетом.

— Ножка бо-бо? — участливо полюбопытствовал я, надеясь, что прав.

— Да ты… Впрочем, от того, что у ничтожества отличный Дос, ничтожеством оно быть не перестанет. А у меня и Дос намного лучше. Прибью тебя по-быстрому.

— У меня, вообще-то, с Вегой контракт, — решил я уточнить тонкий момент.

— Тупое ничтожество. Корпорации насрать на тебя, а если я доставлю то, за что эта клуша ещё и денег предложила заплатить — корпорации только лучше!

Значит, всё же, личная инициатива, что не может не радовать. А то были опасения, что все наши труды насмарку. И придётся либо плюнуть на месть и валить из Сектора Саргас, либо тупо убивать веганов исподтишка, невзирая на виновность.

Но, выходит, что сам: я, видно, слишком много сосудиков пережал, ну и без того не сильно мощный разум модификанта породил план «намстить за унижательство».

Так что я, с некоторым облегчением, ответил спаренным залпом примерно в хлыща.

А тот рванул ко мне, причём его маскировка с него, к счастью, спадала. И начался у нас рукопашный бой. Рукопашный, потому что правый разгонник и резак на левом манипуляторе этот пидарасина мне вывел из строя первыми же ударами!

Это удары парировать вообще нельзя, блин!

А скотина, двигаясь пусть не слишком устойчиво, на четырёх лапах, шестью помахивала и выпады в адрес Краба делала. Хотя… пятью, всё же полегче, отметил я лапу с отстреленным резаком: видно, попал разгонником.

И, ситуация неприятная, я отскакиваю, но придурок лапой безоружной орудует, как и прочими. Так что варианты есть, ухмыльнулся я.

И, подловив момент, ухватил за манипулятор, дёрнул на себя, одновременно захватывая клешнёй опускающуюся сверху лапу. И откромсал её нахрен, сжав клешню. Точнее смял — прочность у паразита была запредельной. Но пробойник точно вывел из строя, рванул вперёд…

И с матом отскочил — хлыщ просто выставил пробойники, дёргая их вперёд-назад. И Краб получил неприятные повреждения корпуса и синтомышц. Про броню — можно и не говорить, прорезал как масло.

Вот же скотство, отметил я повреждение и второго разгонника. Это у меня только клешня осталась, по сути. А я ему только две лапы, из десяти повредил. И отскакивать постоянно приходится, блин. И подло бережёт повреждённые лапы, не подставляется, гад!

Так, ну сетовать можно до своей безвременной кончины, собрался я. Так, у меня клешня и манипулятор. Похоже, частями Краба придётся пожертвовать — иначе вообще без вариантов. Вопрос в том, как это сделать так, чтоб вражину прибить, а не слиться бесповоротно. Хм, ноги, сообразил я. Ну, знать судьба наша такая, крабская.

Следующим делом я отскочил на пару десятков метров спиной, врубил прыжковый ранец и, с размаху, вписался в потолок над охреневающим хлыщём, отталкиваясь от него манипуляторами. Хлыщ охреневать-то охреневал, но пробойники свои подлючие задирал, к счастью — не все. А я, мысленно попросив у Краба пардону, полетел прямо на них.

Просто не видел иного выхода — на пробойники напорюсь в любом случае, но так, чтоб не повредило, точнее повредило с наименьшей долей вероятности, реактор и ложемент — было только «ногами вперёд».

Левая ходилка через долю секунды показала свою невезучесть, перестав фиксироваться в телеметрии как часть Краба. Правая была, но толку от неё было не хрена — синтомышцам «икры» пиздец, как он есть. У хлыща было три свободных пробойника, третий он засадил в крабский зад — к счастью, поскольку столь ценную деталь крабского организма прикрывала мощная бронеплита. В которой пробойник и застрял, после того как прошёл её.

Ну а я, праведно возмущённый, всем вообще и покушением на гузно Краба в частности, с хэканьем (ну, вообще не нужно было, но мне нравилось), воткнул клешню в центр округлого корпуса, в самый ложемент.

Веса Краба более чем хватило, чтоб улучшенный пробойник вошёл и сказал «здрасти» хлыщу. Но вот у меня в планах «царапать» столь мстительного засранца не было.

А вдруг выживет? Хер знает, сколько у него денег, наймёт орду наёмников, или ещё чего… В общем, надо понадёжнее.

Врубил раскрытие клешни и, со скрипом и натугой, стал её проворачивать в ложементе. Деталей не знаю, но из прорезанных щелей плеснуло красным, значит точно всё.

— Туда тебе и дорога, — выдохнул я.

И с грохотом обрушился на многострадальный крабий зад, после выдёргивания пробойника.

— Ну вот же жопа! — посетовал я.

— Вынужден признать, сэр, что если ранее мне казалось, что дополнительное бронирование определённых частей вашего Доса — дань вашим психически-сексуальным проблемам, то сейчас вынужден констатировать, что с вашим оригинальным стилем боя…

— Дживс, скотина! Пну и не отвертишься! Два… Нет! Три раза, с оттяжкой! — честно предупредил я. — А по делу?

— Корабль в процессе захвата, сэр. Мостик, реактор, орудийные палубы под контролем, экипаж там захвачен или экстерминирован. На данный момент происходит захват жилых и грузовых палуб.

— Нади? — уточнил я, поскольку связи с ней не было.

— Летит к Кистеню, сэр. На известие о схватке отреагировала прерыванием задания, но после вашей победы и уверений в целостности — заявила, цитирую: «Ну молодец, как и ожидалась. А я на Кистень, раз сопротивления нет и дюзы курочить не надо».

— Ну, в принципе, правильно, — рассудил я. — Тут ей делать реально нечего. А я поползу, наверное, к трюму.

— Зачем, сэр? — спросил эфиряка, одновременно с появлением перед носом клетки телепортера. — Ползите лучше сюда, будет больше толку.

— Рачьё корабль удержит?

— Безусловно, сэр. А Кистень пристыкуется через четверть часа, но какой смысл вам пребывать на условно-небезопасном судне в неисправном Досе?

— Никакого, — признал я, ползя на ручных манипуляторах в клетку. — Слушай, Дживс. Надо прихватить Дос этого хлыща. И все его кусочки.

— Безусловно, сэр.

— И даже если повторить его маскировку не выйдет — присобачить той же Коте. Ей в самый раз будет.

— Благодарю вас, сэр. Непременно. Прыжок, сэр.

А, через секунду, Краб был уже в ангаре Кистеня, где на него накинулась Лори на погрузчике и толпа ремонтного рачья.

А я выбравшись из ложемента, извернулся (мы, Крабы, такие) и пожмякал самую шикарную попку Млечного Пути. И с Нади, подошедшей обнялся.

А дальше — валялся в каюте и отходил. Смех-смехом, но пиздец как опасно было! И если бы не желание поглумится, ну и отсутствие толкового боевого опыта у хлыща — не сидеть бы мне в каюте, и не думать, что не сидеть бы мне в каюте.

Тем временем, Лори и Дживс марадёрили захваченное нами корыто, Мелкая хакерила всё неохакерёное (последнее, впрочем, без особого толка, хотя подтверждение, что за хлыщём стояла не Вега, из логов — не лишнее).

А я, через час отдуплившись, стал теребить народ связью.

— Что будем с этим корытом делать?

— Боюсь, что пилотов для перегона данного судна, достаточной квалификации, Клешня и Криль не имеет, сэр. Перегонная команда?

— А нахрена нам это корыто, вообще-то?

— Ан… хотя в принципе — и вправду не особо нужно, — озадачилась Нади.

— Попробуем продать на местной Центральной. Ну а не купят — в распыл. Дживс, перегоняй пленных на Кистень, сгрузим на станции. И заминируй реактор.

— Вы уверены, сэр?

— А у нас нехватка в деньгах? Или дохера времени, чтобы продавать это корыто? — уточнил я, на что даже эфиряка не нашёл что сказать. — Вот. А дарить местным крышевателям корабль я не хочу. Так что действуй, Дживс.

— Минуточку, я тогда сниму с него…

— Лори, снимай хоть всё. Но у тебя не больше часа.

— Мало. Но я справлюсь! — я так и увидел вскинутый кулачок.

И, через час, Кистень пристыковался к станции, где мы просто выпнули экипаж и сдавшихся с корабля хлыща. А я вышел на связь с станционным начальством.

— Капитан Дрей. Желаю продать трофей, какой — думаю сами в курсе. Вас это интересует? — скучающе полюбопытствовал я.

— Прест Омн, менеджер консорциума Центральный. В принципе — интересует. Нам нужна неделя…

— Нет. Покупаете в ближайший час за пятую цены, либо сделка не состоится.

— Пятая?! Десятая максимум, а то и пятнадцатая! Корабль повреждён…

— Ходовые узлы целы, герметичность основных узлов не нарушена.

— Пятнадцатая часть рыночной цены — хорошая…

— Ясно. Дживс, подрывай.

— Слушаюсь, сэр.

И я любовался (и даже записал) картиной, которая несмотря на потери денег — грела сердце. Наглый, самоуверенный корп выпучил гляделки и вообще выглядел как идиот.

— Вы… что творите?!!

— Не ваше дело, — улыбнулся я. — Сделка не состоялась, прощайте.

— Псих…

— Сам дурак, — припечатал я, разрывая связь.

И Кистень лёг на курс к портальным вратам. Девчонки на меня посматривали с удивлением, но вот честное слово — записанная мной, перекошенная рожа корпа того стоила!

Глава 26

Дживс с Лори в межсекторальном перелёте накинулись на остатки Доса дохлого хлыща. И выяснилось, что система маскировки — не генератор какой, а покрытие из этих генераторов! Нанороботы, миллиарды мелких роботов воспроизводили для внешнего наблюдателя эффект пустоты, во всех доступных ЭМ-спектрах. Обнаружить носителя можно было только в движении или наткнувшись на него.

И воспроизвести подобную технологию, что с колдунством, что без, в ближайшие даже не годы, а десятилетия — хрен выйдет.

А вот управлять ими можно, правда вставала другая проблема, а именно — энергия. Реактор сенокосца пахал на износ, обеспечивая прожорливую мелочь энергией. И одинокий средний излучатель — не рукопашные понты. Просто больше энергообеспечение не вытягивало.

Ну а я, погоняв в башке что, как и куда, пришёл к выводу, что нужно это точно и безальтернативно Коте.

Да, стрелять она из своего разгонника не сможет — но и нахрен в скрыте не надо. А работает она дронами, на связь с которыми остатков реактора точно хватит. Правда перемещаться будет медленно и печально: энергии археотехнического реактора для малого Доса не хватит даже на бег. Но, учитывая возможность обнаружения скрытника в движении — это даже и неплохо.

Но наведался я в мастерскую не только из-за опасения, что эта двоица раскурочит или ещё как повредит трофей. И даже не из-за «кому достанется шкурка-невидимка».

Во-первых, нам с Нади был нужен квалифицированный техосмотр нашего механика. Они с Дживсом три дня не выбирались из мастерской, ковыряя трофей.

А, во-вторых, приближалось время «свидания с Вегой». А Дживс, эфиряка склеротическая, нихера мне не придумал, как от полиграфов уберечься!

— Ой, да, надо к вам! — вскинулась Лори. — Но Ан, тут такие интересные технические решения…

— В каюте нам с Нади расскажешь, — прервал я поток сознания.

Может и вправду что-то нам полезное будет, помимо брони. Ну и кроме пробойников, на которые я точил свою клешню. Но после техосмотра, а то вдруг война, а мы не техосмотренные!

— Дживс, теперь с тобой. Эти роботы точно Коте, тут без вариантов.

— Остаток их, от среднего Доса, вполне хватит, сэр, на Краба или Скампи.

— Угу, — покивал я. — И толку нам от этого скрыта? Ни атаковать не выйдет, ни что-то ещё. А нанесение их сложное?

— Скорее автоматическое, сэр. Более вопрос программирования, нежели нанесения — по рабочей поверхности они распределяются самостоятельно.

— Ну и зашибись, пусть будут в заначке — может и пригодятся. А постоянно носить — смысла не вижу.

— Как скажете, сэр.

— Так и скажу. И Дживс, ты ничего не забыл? — ласково полюбопытствовал я.

— Позвольте подумать, сэр. Да, с прискорбием вынужден констатировать…

— Нахрен твою скорбную констатацию. Какие-то варианты есть?

— Есть, сэр. Но, думаю, они вам не слишком понравятся. Хотя, решение временное и долговременных последствий не будет.

— Это какое это решение? — с опасением полюбопытствовал я.

— Кибернетизация, сэр…

— Нехер нахер! Не хочу железкой становиться! У меня тонкая душевная организация и душевная травма! Нет, это не вариант!

— Позвольте, сэр…

— Не позволю!

— Но, простите…

— Не прощу!

— Да дайте мне договорить, сэр!!

— Вот, так бы сразу сказал, — покивал я.

— Кибернетизация временная. С помощью эфирного воздействия — мыслеуправляемая. Десять минут на установку в мышцы лица, десять — на извлечение без последствий, сэ-э-эр.

— Хм, ну может быть и нормально. — выдал я. — Да и вариантов других нет?

— Разве что перенос сознания в эфирный план и мыслеуправление телом и его реакциями извне, сэр. В ближайшие годы — недостижимо.

— Тогда — точно нормально, — решил я. — Ставим прямо сейчас, привыкнуть надо.

— Разумно, сэр.

— И Серпентофил там как?

— Ещё три дня до полной регенерации, сэр.

— Да, Дживс, — уже по пути к медотсеку продолжил я. — Возможно ли пробойники приспособить на Краба, да и на остальные Досы? Вроде бы их десять, а я их самих не ломал.

— Теоретически — возможно, сэр. Правда вырастет энергопотребление. Это не вполне пробойники, как по принципу действия, так и по сути — узконаправленное поле, разрушающее в рабочей частью межатомарные связи.

— Не пробивает и не режет, а создаёт щель, которую потом расширяет металлическое основание? — уточнил я, прикинув.

— Довольно точное определение, сэр.

— Понятно, почему он так режет охренительно. Хочу такую фигню на клешню.

— Займёмся с механиком Лори, сэр.

— Займётесь завтра, — уточнил я.

— Именно так, сэр.

В медотсеке и вправду за десяток минут мне в морду лица вонзили какую-то тончайшую проволоку.

Посмотрел я на отражение каменной рожи, и тут Аспид подал голос.

— Капитан, а что это вы делали?

— Операцию пластическую, чтоб совсем красивым быть, — изящно пошутил я, поворачиваясь к Лину.

Парень, к моему удивлению, поёжился, глаза выпучил и осторожно поинтересовался:

— Я что-то сделал не так, капитан?

— Да вроде нет. А чего это ты такой испуганный?

— А чего это вы так на меня смотрите?

После чего я посмотрел в зеркало и признал выпученные буркалы Серпентофила в целом — оправданными.

Мимический комп сделал из моей слегка ехидной физиономии почти мультяшного злодея — ехидного, как сволочь. Морда вышла столь злостная, что увидь бы такую — я бы поприветствовал её кирпичом, с ходу и без всяких сомнений.

Гримасничание перед зеркалом выявило, что управляется новым имплантом очень удобно. Рожа выражает только то выражение, что я хочу. Вот только делает из него подобие театрального актёра — водила как-то меня Светка на сборище этих кривляк.

— Вопрос привычки, сэр. Несколько дней общения — и вы вернётесь к менее выраженной мимике.

— Вот спасибо хорошо, — буркнул я.

И попёрся к девчонкам, встречающим меня готовыми и… ржущими. Уж не знаю, что за выражение они увидели (точнее знаю, но не хочу знать!), но вместо приятного время препровождения я любовался нагло ржущими девицами в неглиже.

— Ну ладно, проржитесь, — махнул клешнёй я.

— Ой, не могу… — хрюкала Лори. — Ан, что с тобой?

— Средство борьбы с полиграфом, — кисло ответил я.

— Гы-гы-гы, — нечутко подхватила Нади. — Это насовсем? Хех, и вправду ни один полиграф, гыг, ничего не различит! Гы-гы-гы!

— Натренируюсь, Дживс врал, что научусь нормальные рожи корчить смогу за пару дней…

— Они у тебя и так отлично скорчены!

— Охерительно смешно…

Впрочем, проржались и даже помогли. Да и в целом, смех как приправа к семейной жизни вещь не худшая. Если не злоупотреблять.

В общем, к моменту прибытия к Центральной Сектора Саргас, я почти не пугал окружающих выражениями физиономии. Почти, потому что, если забывался, было… Ну смешно, на самом деле. Меня Лори сфоткала, задумчивого такого, я хотел обидеться, но в итоге сам ржал: уж очень задумчивая крабская физиономия, отягощённая всеми бедами Мира, выходила смешной.

На Центральной же решили не задерживаться, сгрузили Криль, а я подвалил к Могильщику.

— Здорово, Дрой! — радостно поприветствовал я ветерана. — А у меня для тебя есть приятные новости.

— Здоров, Краб. Что-то мне твоя морда довольная не нравится, — прищурился на меня дед.

— Нормальная у меня морда, — отрезал я. — В общем, слушай сюда: мы на последнем заказе откопали археотехническую капсулу. Почти разваливается, но одну операцию потянет.

— Ну, поздравляю, что ещё сказать. Продай богатею какому, — отмахнулся Могильщик.

— Стоять-бояться!

— Хер тебе, мне и сидя не плохо, а бояться лениво!

— Блин, Могильщик, она мозги тебе починить может.

— Ху…ЧТО?!!

— Мозги, не в плане того, что ты психом перестанешь быть — тут никакой археотех не справиться, нужна тяжёлая артиллерия. А вот Досом рулить сможешь.

— Блядь, Краб, чё за хуйню ты несёшь? Есть конечно капсулы, но редкость, их на всю галактику с пару десятков. И стоит сеанс там дороже всей твоей Клешни с Крилям и со мной. В десятки раз, блядь!

— Ну, у Тени были те же проблемы, — закатил я глаза. — А теперь нет.

— Стоп, погоди, то есть… — напряжённо задумался ветеран. — Не пиздёжь и не дурацкая шуточка?

— Нет, Дрой. Правда Дживс и Лори говорят, что ресурса на полноценную операцию не хватит. Часа два поваляешься, а эффект только через месяц.

— Это хуйня, если подлечит. Что я буду тебе должен, Краб?

— Ну задницу твою в бордель я продавать не буду, — рассудительно выдал я. — Ты и за сто лет не рассчитаешься…

— Нормальная у меня задница, за пятьдесят смогу, — фыркнул ветеран. — И всё же?

— Ну что с тебя взять, Могильщик? — пожал плечами я. — Будешь в Криле, потом в Клешне, на тех же условиях. Подарок, считай. Ценному сотруднику.

— Пиздец у тебя подарочки, Краб…

— Блин, как школьница ломаешься, — уже возмутился я.

— Иди нахер, бегу я уже! — вскочил дед.

И, через пару часов, правда с рожей, полных сомнений, Могильщик свалил с Кистеня. А мы легли на курс к Веге, обсуждая планы.

А точнее, эти паразитки, Лори с Нади, меня поучать взялись, как корпшу трахать!

— Девочки, я вас конечно очень люблю… Но вы, блин, задолбали! Я вас не удовлетворяю?! Или у корпш вагина поперёк?! Справлюсь я, без ваших ценных указаний!

— Ну вообще — вполне удовлетворяешь. Но есть некоторые нюансы.

— И какие же? — подозрительно сощурился я, вызвав очередную порцию ржача.

А послушав с десять минут пространные рассуждения Нади, приправленные репликами Лори, проржался сам.

— Девчонки, это гарем из мужиков нужен, с вашими «уточнениями». Или это вы так тонко намекаете?

— Нет, Ан, нам тебя и друг друга хватает. Но было бы романтично…

— Лори! Мне с этой корпшей не любовь крутить! А трахнуть, для дела!

— Что, совсем не нравится? — прищурилась Нади.

— Вот вы блин… нахер, не буду я с ней спать. И хер с целями и прочим. Вы меня сами ей в койку толкаете, а теперь… Нахер мне всё это надо! — достало меня уже всё вот это.

Впрочем, опомнившиеся девицы успокоили мой праведный гнев довольно приятным способом. Ну а в целом — выходило так. Дживс нашёл намётки на данные о дредноуте, присутствующем на орбите Инея. В качестве как объекта мести, так и получения информации — более чем подходящий вариант.

На уточнение и сбор данных эфиряке понадобиться часа четыре-пять. Соответственно я и должен их обеспечить.

Далее, согласно данным крабкомма, Септер знала о судьбе Чёрной Королевы. Но, что меня искренне удивило — искренне сожалела о ней и, судя по косвенным данным, узнала постфактум. Что искренне удивило Дживса — на личных носителях дамочки не было ни следа данных об этом. Более того, там вообще не было данных, кроме рабочих: возникало ощущение, что не высокопоставленная веганская корпша, а высокопроизводительный рабочий андроид.

И даже котины хитрости не помогали, что тоже не очень понятно, но может быть оправдано обычным нежеланием корпши чтоб о её веганской жизни знали прочие веганы. Ну а высокопоставленность позволяет эти хотелки воплотить, руками самых лучших хакеров Веги.

В общем, выходило, что надо получать щиты, жрать с корпшей, жарить её, пока Дживс собирает информацию, ну и делать ручкой после отмашки. В принципе — справлюсь, хотя момент измены девчонкам… блин, самому себе неприятно, хотя им похоже просто интересно. Но, как и с Нади, в свое время — Краб не отступать. Краб трахать-трахать! И раком ставить, ухмыльнулся я.

И вот Кистень вывалился в системе Вега. Самое интересное, что диспетчерская служба, уже без выдачи кода, обозначила парковочную орбиту. И, заодно, сразу, посадочный корридор для трансорбитальника.

— Хым, — задумался я. — Так, Септериха со мной говорила, что спускаться стоит только мне. Проверка?

— Возможно, Ан, — выдала Нади, поправляя мне воротник мундира. — Так что спускаться тебе лучше всё же одному.

— И раков возьму десяток. Пусть будут, да и грузить щиты будут.

— Разумно, сэр.

— Эфиряка, блин! Дуй на Вегу! Сидит, уши грет, блин. На орбиту Кистень хоть девчонки, хоть я пристроить смогу! — возмутился я.

Ну а что, он уши греет, а мне лишнее время корпшу жарить! Нехрен, пусть напрягается.

— Слушаюсь, сэ-э-эр, — выдал эфиряка и обмяк.

Ну а через четверть часа я спускался на планету. Подумывая, нервничать мне, или нет. Подумал, да и решил, а ну его нахер, на буду нервничать!

А вот на выходе из челнока меня встречал весьма… ну скажем так, однозначный намёк. Флаер, меня ожидавший, вёлся программой, а вот внутренности были… трахательно-выпивательные. Диваны раскладные и вообще. Ну, впрочем, как и ожидалось.

Таксо подбросило меня в здание склада, что меня несколько удивило. Впрочем, ожидавшая меня в кабинете Септериха удивление уняла.

— Рада вас видеть, Ан.

— Взаимно, Хелиса, — расплылся я в лыбе, отслеживая чтоб она была не слишком жуткой. — Примите данные.

Через четверть часа слегка нахмурившаяся корпша стала задавать вопросы.

— Хелиса, запись с моего Доса у вас есть. Что я мог сделать? Полтинник зигрейтов! — деланно возмутился я.

— Нет, в этом плане к вам претензий нет, Ан. И да, ваше решение уничтожить сбрендившую ИЛ оправданно, — аж передёрнулась корпша — видно и её проняли записи «милых развлечений». — Вопрос в другом. Материальные трофеи…

— Хелиса, вы издеваетесь? — обворожительно улыбнулся я, уже не контролируя мимику. — Контракт на техинформацию. Хакер моей компании скачал её, всю, не всю — хер знает. И предоставляет её вам. Осталось ли там ещё, прочие моменты — ни я, ни мои сотрудники не знают. Можете направить экспедицию. У меня нет смертников, которые и сделать ничего там не успеют. И роботов нет, которым нахер выжжет процессор ещё на подлёте.

— Я поняла вашу позицию, Ан. В целом — результаты вашей работы вполне удовлетворительны. На захваченных вами дроидов корпорация Вега не претендует. Хотя, если вы захотите продать…

— Такие дроиды нужны самому.

— Хорошо, это чисто торговый вопрос. Нет, так нет. Контракт закрыт, с вас, Ан, обязательства о нераспространении.

Провозились с документами, после чего корпша предложила «проверить оплату».

— Я вам доверяю, Хелиса. А оценив ваш жест доверия, нахожу проверки нецелесообразными. Буду признателен, если оплату доставят к моему челноку, дроиды примут, — улыбнулся я.

— Понятно, Ан. Взаимное доверие всегда приятно. Перекусим?

— С удовольствием, Хелиса.

В флаере корпша села прикасаясь бедром к моей ноге, и улыбнулась, когда я поймал её за ладонь. Впрочем, переходить к чему-то большему мы не стали — не успели. Прилетели в то же стеклянное заведение веганского общепита.

Там же опять, «а расскажите интересное, Ан». Охи и ахи, довольно сдержанные — но это было, как я уже понял, манерой веганши.

Ну и, закономерно, минут через сорок, сотрапезница предложила полюбоваться её новыми коврами. В этот момент я очень пожалел, что у меня отсутствуют гусарские усы: отвечая на такое предложение согласием, подкручивание усов казалось органически естественным.

В таксо сходу перешли к поцелуям. И, к моему удивлению, корпша целовалась довольно… скованно, неумело… Хрен знает, но как-то не так.

Впрочем, до её пентхауса на верхушке шпиля нам это добраться не помешало.

И там… она реально начала показывать мне ковры! Я реально офигел, она четверть часа мне рассказывала какую-то херню, про, блядь, ковры! Впрочем, я бы и не торопился, если бы от девчонок не пришло: «Действуй!» Ну, так-то и вправду надо, подошёл я к корпше, хватая её за талию. Она посмотрела на меня с испугом(!), напряжённо, но тут же расслабилась.

— Погоди, Ан, одну секунду, — нервно улыбнулась она, провела ладонью по украшению на виске и… пропали все сетевые подключения, вообще все! От рекламы, до данных позиционирования.

— Сэр, меня срочно вызвали… — появился мыслетекст Дживса.

— Понял, девчонки через меня видят?

— Да, сэр.

— Тогда дуй делом заниматься. Без советов справлюсь. Ну и если что, — бросил я взгляд на стеклянную стену. — Ты понял?

— Понял, сэр. Удачи, сэ-э-э-эр, — и скрылся, паразит такой.

— Не люблю излишнего внимания, — выдала корпша, заметив моё копошение. — Ты же не против, Ан?

— Совсем не против, Хелиса, — лыбился я.

Ну и приступил, наконец к делу.

Глава 27

И… ну реально, только действительная внешняя красота корпши спасла меня от позорного фиаско! Ну она нихрена не умела, ни целоваться, ни обниматься, ни ласкать! Просто бардак какой-то!

Но грудь у неё, конечно — чудо, а не грудь, прямо скажем. Троечка с претензией, идеальной формы, с крупными, розовыми сосками… чудо, а не грудь… Как я уже сказал, да. Только она меня спасла, когда я, оттащив корпшу в койку… упёрся в плеву. Вот просто пиздец какой-то! Впрочем, испуганно зыркающая на меня исподтишка девица, заметив заминку, проявила инициативу.

В общем, сложилось, но блин, какие нахер три часа первый раз?! Её или насильно трахать, от чего большая часть планов псу под хвост, ну или ласки и прочее.

Впрочем, пусть вообще не умелая, что-то девица явно смотрела-читала, так что пару часов секса и ласк у нас было. И сиськи реально классные и заводят, факт.

Но через три часа девица на мои ласки стала отвечать пусть нерешительными, но отталкиваниями. Так что я решил попробовать часок потрепаться — ну может выгорит.

— Ан, спасибо, — попробовала принять любовница равнодушно-деловой вид, что смотрелось довольно комично, учитывая место, облачение, вид… много что. — У меня к тебе есть серьёзное предложение.

— Да, Хелиса, слушаю тебя, — лыбился я в, подозреваю, довольно идиотической улыбке.

— Мне… — замера она, махнула рукой, вызвав весьма залипательное покачивание сисек. — Мне нужно, чтоб ты увёз меня с Веги, — решилась она.

— Чта? — искренне удивился я, на что собеседница, взирая на мою физиономию с пару секунд, закатилось смехом.

— Ой, Ан, не могу… Это какой-то мимический контролер? Не скажу, что он не исполняет свои функции… но как же смешно, хи!

— Нормальный контролер, — огрызнулся я. — Лиса, тебе нужно что?

— Так, я хочу покинуть территорию, контролируемую корпорацией Вега. У меня не так много неконтролируемых денег, но… и тебе понравилось? — жалобно уставилась на меня она.

— Всё замечательно и вопрос… не столько денег. Но втёмную я работать не буду, уж прости. Ты один из руководителей, крупнейший акционер корпорации Вега…

— А ты… хорошие у тебя хакеры. Да, всё так, но… — задумалась девица, а я и не торопил. — В общем, мне необходимо покинуть Вегу в течении трёх месяцев, — решилась она, на что я ответил каменной мордой. — Жизненно важно, — продолжаю стоять с каменной мордой. — Ладно, слушай. Всё равно, решилась уже, — махнула она ладонью, снова занимательно колыхнувшись шикарными сиськами.

И… в общем я плюнул, взял крабкомм и тупо проверял её слова. И не врала, блин!

В общем, выходит такая картина, что родители Хелисы, в совокупности крупнейшие акционеры Веги, сочетались корпоративным браком. Чего широкая веганская общественность не слишком одобряла, в силу концентрации акций в одних руках. Но, толи любовь невозможная, то ли решение перевода корпорации в аристократический Дом Септер, если не де юре, то де факто. А то и вообще обе причины — Хелиса не знала. Но факт состоялся и Септеры стали контролировать Вегу.

И проконтролировали её так аж два года, после чего благополучно померли. Несчастный случай, как выяснила рассказчица по косвенным данным — неплохо организованный. Теперешним главой совета директоров Веги, дядюшкой Хелисы, братцем её отца.

Видимо, должность получившего за это весёлое деяние, от прочих акционеров. При этом, становившимся опекуном пятилетней на тот момент девчонки, у которой было более четверти акций Веги.

Если не углубляться в подробности, то Лису довольно долго пытались подсадить на удовольствия. От секса, до наркоты — но насилия не применялось, очень уж заметной фигурой она была. В общем, с детства тянулась к делам, от компаний отбивалась, но вот сейчас поняла, что её к двадцати одному году, полноценному совершеннолетию по вегански, просто не оставят в живых. Слишком неконтролируема, фактическая владелица Веги… не нужна никому. И знает слишком много.

В общем, девица была очень осторожной, долго примеривалась и подбирала варианты, так что у неё толком не осталось времени. Те варианты, что у неё были, оказались по проверке «засланными казачками», и в меня она просто вцепилась, решив рискнуть.

— Так, — задумался я, с трудом отводя глаза от сисек. — Теоретически, Лиса, я тебе могу помочь. Более того, я могу тебе помочь так, что сам факт твоей пропажи Вега обнаружит только не найдя тебя. И причастность меня и Клешни, место твоего пребывания — не будет узнано. Но… мне надо подумать. И от тебя кое-что потребуется.

— Я не против, — посмотрела она на мой восстающий член.

— Да блин, я не о том!

— Тебе не понравилось, я правда… не спала не с кем, но я научусь!

— Бездна подери, да причём это! — возмутился я. — Ты классная девчонка, Лиса. И сиськи у тебя обалденные и вообще. И понравилось мне всё! Но дело не только в том… Мне нужен месяц. Я даю слово, что помогу тебе. Но нужно время, нужно обсудить кое-что… Давай так. Встретимся завтра?

— Ты… — посмотрела она на меня и по щеке скатилась слеза.

— Пиздец, — высказал я Миру, всё что я думал ну и повалил девчонку на кровать.

Ну просто не пришло в голову никаких иных способов её успокоить и уверить что «бросать» её никто не собирается.

— Так, тебе не слишком больно? — уточнил я после захода.

— Почти нет, очень понравилось, спасибо, — слабо улыбнулась она.

— Место на орбите, куда влезет клетка телепортера, закрытое от слежки есть?

— Ты хочешь сейчас забрать меня? Найду, спасибо Ан, — бросилась она мне на шею.

— Лиса, я, мы… не просто так на Веге. Надо серьёзно поговорить. Со мной и командой. Кроме того, это будет подготовка к твоему отбытию с Веги, — почти не врал я.

— Хорошо. Прогулочная яхта, мы на ней были, место найдётся.

— Тогда не будем терять… — и был я ухвачен за хобот.

Вот блин, непонятно, то ли и вправду понравилось. То ли пытается привязать через секс. Так-то девчонка действительно классная. Мои не хуже, а даже лучше, но другая… Блин, на Кистене разберёмся, окончательно решил я.

Через час мы разделились в космопорте: Лиса села на свой челнок, я на свой, она на орбиту, я на Кистень.

В стыковочной Кистеня меня ждали девчонки.

— Ты правильно потупил, Ан. Надо будет поговорить, — выдала Нади.

— А если что — сотрешь ей память, как мне собирался, — показала мне язык Лори.

— И она красивая, а какая грудь, — задумчиво протянула Нади. — Ладно, разберёмся. Ты молодец, Ан, — чмокнула она меня в левую щёку.

— Молодец у нас, — чмокнула меня в правую щёку Лори.

— И красавец. Так, Дживс на Веге пока?

— Там, — послышался голос Коти селектором.

— Блин, всё через жопу, — задумался я. — Ладно, не дёргай его пока. Несколько часов у нас будет. Лори, маяк, — требовательно протянул я руку.

— Ой! Секундочку Ан! — и исчезла.

Блин, вот как она так делает — ума не приложу. Реально исчезает, недоумевал я. А через пару секунд в ангар вбежала механик, с кубиком портального маяка.

Ну и стартовал я, состыковался с хелисиным челноком, где в трюме положил маяк, а через секунду, войдя в появившуюся клетку, мы были на Кистене.

— Так, Хелиса, это…

— Погоди Ан. Нам надо по-девичьи поговорить, — прервала меня Нади, под решительные кивки Лори.

— А-а-а… — проблеял я вслед удаляющейся троице.

Ну вообще пиздец, отметил я.

— Тень, что творится с этими?

— С Нади, Лори и гостьей? — уточнила мелкая.

— Ну да, ты доступ же имеешь.

— Имею. Обсуждают, Краб.

— А почему без…

— Тебя, — захихикала Мелкая.

— Я, блин, женщин, похоже никогда не пойму…

— Да всё понятно, — хмыкнула Котя. — Но могу записать, если хочешь.

— Запиши, на всякий. А я в каюте подожду…

— Они у тебя.

— Пиздец, — не выдержал я, под хихиканье Мелкой.

Полчаса я вытерпел, а потом вщемился в свою каюту, а то бардак! И эта троица сидела на койке, фактически в обнимку, болтая как подружки, блин!

— Ан, ты вовремя, — как не в чём ни бывало, выдала Нади.

— Нади, я даже не знаю, что я с тобой сделаю…

— Я не против, Ан, — отмахнулась она. — Мы тут поговорили…

— И мы не против, — выдала Лори.

— Не против чего?

— Взять Лису в семью.

— Да вы… — начал было я, но увидел глаза Хелисы и подавился словами.

Просто… ну блин, она на меня смотрела со страхом и надеждой.

— Нади, Лори, — собрался я. — Кто-то из вас сейчас выйдет со мной и доходчиво объяснит. Я… хочу понять.

— Пойдём, Ан, — поднялась Лори, а Нади присела к Хелисе.

— Ну она классная, — доходчиво выдала механик. — И ты ей очень нравишься Ан.

— С чего ты взяла?

— А ты думаешь первый мужчина — это просто так? — неожиданно серьёзно уставилась на меня Лори.

— У неё, блин, ситуация…

— Всё равно Ан. Это очень серьёзно! — серьёзно посмотрела на меня Лори и лёгонько взвизгнула — ну не могу я не пожмякать её шикарную попку.

— Хорошо, допустим. Помочь ей покинуть Вегу. Получив от неё информационную помощь — это правильно. Но какая семья?!

— И ты её бросишь? — чуть не с ужасом посмотрела на меня Лори. — У неё же ничего не будет! И…

— Хер с ним, можно и в Клешню взять. Но у нас и так трио! Семья-то причём?

— Ну-у-у… мы с Нади не против, мы поговорили. У неё классные сиськи! — вскинула кулачок Лори. — И сама она хорошая девочка.

— То есть, мы в ответе, за тех, кого трахнули? — со скепсисом посмотрел я на Лори.

— Э-э-э… Да! — выдала она.

— Пойдём к ним, — заключил я.

Ну вот просто хрень какая-то, заключил я, увидев целующуюся Нади и Лису. Какая-то гаремщина нездоровая, отметил я, раздеваемый уже в три пары рук. А, через пару часов, уже с тремя девицами в койке, я подводил итоги. Ну… вытяну, благо они и друг с другом вполне… Да и сама белобрысая девчонка очень ничего. И «бросать» её как-то… подло, наверное, вспомнил я её взгляды.

Но, на этом блин всё! Я гарем заводить не собираюсь и точка!

«Уже и не надо» — ехидно отметил внутренний голос, от которого я отмахнулся.

— Так, вы по делу то говорили, или только меня делили?

— А нам ты и целый нравишься.

— То есть не говорили. Так, давайте серьёзно говорить. Хелиса, чтоб окончательно стало понятно — мы враги Веги. Как корпорации.

— А почему, Ан?

— А потому что она нас, — хмыкнул я. — Убила. Всех трёх тут.

— Вы же…

— Живы, просто убивала плохо. В общем, тебя мы заберём. И… если ты и вправду не против, то я готов к тому, что ты будешь в нашей семье.

— Я очень даже не против! Мне… ни разу так хорошо не было, — вдруг понурилась она, тут же обнятая девчонками.

— Тогда давайте общаться. Дживс, вуайеризмом маешься?

— Согласно вашим указаниям, сэр. Должен отметить…

— Не должен. Котя тоже?

— Нет, сэр.

— Хоть это хорошо. Через четверть часа сбор в кают-компании. Говорить будем, а то тут… — со скепсисом оглядел я троицу шикарных девиц в койке. — Не до разговоров в общем.

— Разумно, сэр.

— И… девчонки. На этом — всё! И я не шучу! Хватит нощей семье новых участников! Вы — прекрасно. Но всё!

— Хорошо, Ан, — хором и на три голоса, блин!

А в кают-компании стали подбивать итоги. Итак, Дживс нашёл дредноут. Это хорошо, а вот с Септором выходило хреново. Узнав, кто такая Нади, ну и вкратце поняв кто мы, Лиса задумалась.

— Запрос на то, что делать с «Чёрной Королевой» шёл напрямую дядюшке. Ваш координатор, Нида…

— Нади. То имя умерло на Инее.

— Прости, Нади. Ваш координатор человек дядюшки, а о самом факте уничтожения Чёрной Королевы и инфраструктуры Инея узнала только по косвенным данным.

— Так, значит сам Септор и дредноут, — потёр я клешни, поняв, что «мстительный круг» определён. — Прибьём и дело сделано.

— Дядюшка обитает в постоянно перемещающемся по Веге мобильном офисе.

— И ты не знаешь, где он находится? — со скепсисом уточнил я.

— Никто не знает, Ан, — развела руками Лиса. — Встретиться — вполне возможно, прилетят гвардейцы личной охраны. А где — никто не знает.

— Подтверждаю, сэр. Возможности выявить точное местоположение главы корпорации Вега, без его активности или не пребывая в этом офисе — невозможно, — выдал Дживс под кивки Мелкой.

— И… просто убить мало, — вдруг выдала Нади. — Хорошо бы наказать именно корпорацию. Тот же совет акционеров, из-за которых этот ублюдок у власти, — на что Хелиса кивнула, с ожиданием посмотрев на меня.

Хм, вообще — разумно. Но наказать корпорацию…

— Деньги. Лишить Вегу денег! — озвучил я.

— Это хорошая месть. Но как? — выдала Нади.

— У главы корпорации должен быть контроль над большинством финансов корпорации?

— Над всеми, Ан. Терминал главы совета директоров позволяет контролировать большинство активов.

— Находим этот летучий гадовоз, Дживс вселяется…

— Не выйдет, Ан.

— Не получится, сэр. Точнее получится, но работа с подобными суммами контролируется банковской системой как Веги, так и вообще. Возможность вернуть «по ошибке» переведённые средства будет в течении двух часов с момента отправления.

— Благотворительность, анонимные счета?

— Неважно, Ан. Два часа на отмену любой сделки — межсекторальный договор 24346 дзета 1346, от…

— Верю, Лиса. Но идея-то хорошая. И если Вега потеряет все свои активы, то даже убивать Септора не надо. Его самого порвут эти акционеры.

— А потом порвут их, за то, что усадили его на должность главы! — хищно улыбнулась Нади. — Но, Ан…

— Я понял, что всё непросто. Ещё и небось на жизнь этого дядюшки-пидараса терминал завязан?

— Естественно, Ан.

— Значит, — задумался я. — Лиса, ты напрашиваешься на приём к дядюшке. С маяком, он у тебя на челноке.

— Тот кубик? — уточнила девица, на что я кивнул. — А это маяк? Мой единорог определил его как просто кусок металла.

— Маяк, — кивнул я. — А то что не определил — так и другие не определят. Далее, мы попадаем на гадовозку телепортером…

— Тревога, Ан! Охрана!

— Много охраны?

— В самом офисе — вообще нет, только обслуга. Но после поднятия тревоги…

— Тревоги не будет, — отрезал я, взглянув на Дживса, на что тот, задумавшись, кивнул.

— И пытками заставите Кинста перевести деньги? — со скепсисом выдала Хелиса. — Не думаю…

— Он переведёт, Лиса. А вопрос как — я оставлю без ответа. Это вопрос доверия.

— Я… хорошо, поверю, — сжала губы девица.

— Дредноут? — подала голос Нади.

— В распыл, — пожал плечами я. — Люди на нём… не все знали, не все виноваты. Но в данном, конкретном случае это оружие, которым нас убивали. Нет места для жалости, это подставит нас же, — на что оскалившаяся Нади кивнула.

— Могу предоставить вам ряд блокирующих кодов, — задумалась Хелиса.

— Это очень не помешает, госпожа Септер, — выдал Дживс.

В общем, пару часов обсуждали что и как. Хелиса в процессе беседы явно начинала волноваться, но по окончанию совещания уже я утащил всю троицу в каюту. И для закрепления сложившегося положения, и для успокоения. Но у Лори шёпотом попросил припасённое средство, которое она мне тайком передала. А то совсем я с этим бабством заебался за последние часы, отметил я, глотаю пилюлю.

И помогло вполне, не посрамил крабскую честь! А через три часа на лисином челноке я проговаривал расклады.

— Нам понадобится неделя, не больше.

— Я готовлю вам контракт, парковочная орбита будет, — кивнула девица.

— Встречаемся на орбите, — продолжил я.

— Несколько часов. И с тобой, Ан. Мне понравилось… но хочу с тобой.

— Хорошо, — даже несколько довольно кивнул я.

Групенсекс дело неплохое. Но иногда и надо наедине. И на сиськи конкуренток не будет, хмыкнул я про себя.

— Далее, идёшь на аудиенцию. Ну а там дело техники.

— Хорошо, Ан. И… спасибо тебе. И вам. Я вам верю, да и… — хотела было махнуть рукой девица, но я взял, да и поцеловал.

И грудь пожмякал, не без удовольствия. А через пару минут Кистень ложился на разгонную кривую к необитаемой системе, неподалёку от пребывания нашего.

Глава 28

На самом деле, при том, что Лиса подкинула нам царский подарок в виде внутренних кодов Веги, всё было нихрена не просто.

На корыто, на которое мы нацелились, помимо кучи бортового оружия, мощных щитов, толстой и прочной брони, была, чтоб её, пустотная авиация. Много.

Соответственно несмотря на то, что я как проклятый возился с четвёркой корабельных разгонников, Кистеню может настать пиздец. Несмотря на повреждения, противник чертовски живуч. И, даже если нам чертовски повезёт, ну и разнесём мы вражине реактор с пяти-шести залпов (с одного — антинаучная фантастика) за это время враги выбросит в пустоту пару-другую сотен пустотных штурмовиков. И если сбежать в гипер мы сумеем, то живые свидетели — не то, что мы можем себе позволить. Кистень чертовски узнаваем, код, который мы оттранслируем противнику — прямое указание на Хелису, точнее на руководящий состав Веги, но всё же.

И пусть у выживших пилотов штурмовиков есть все шансы гробануться от отсутствия питательных веществ (от отсутствия воздуха и воды не помрут, паразиты такие!), но кто-то в систему припереться всё равно может. И, вместо чистой операции и непонятно чем случившимся у резко обедневшей Веги, мы получим веганов не жалеющих остатков денег (а их будет дохренелионы, как мы не раскорячимся) на поиски либо конкретного лица, либо вообще Клешни. С целью донести свою благодарность, хех, в материальной форме. В тело и не только.

При этом пара сотен штурмовиков без пустотной авиации… ну не смешно это ни разу. Для более-менее уверенного выживания надо утыкать Кистень турелями точечной обороны, как сволочь. Не менее сотни, а они, гадины, посложнее разгонника, в плане начинки и прочего если не на порядок, то в разы. Это мне полгода валандаться.

А значит, пустотная авиация не должна подняться с палубы. А это десантная операция, причём двумя группами — скрывать такую «мелочь» как энергозапас Кистеня в разрезе наших намерений глупо.

То есть, одна группа блокирует ангарную палубу и, похоже, буду это я.

А вторая, то есть Нади с Котей, помогает Дживсу вывести реактор на критический режим, либо подорвать боезапас. Что конкретно — разберутся на месте. Без поддержки эфиряка не справится — максимум точечные диверсии.

— А если всё же увеличить длину разгонника? — прикидывал я.

— Энергия и время, сэр. Пятиметровые поглощают две трети энергии Кистеня в течении четверти минуты.

— Время между залпами, рост энергии на длину разгонного поля по экспоненте. Можно и стометровый сделать, но конденсаторы будут заряжаться сутки.

— Скорее несколько суток, сэр.

— Угу, зарядить на один раз не вопрос, а вот будет ли удачен этот единственный выстрел — вопрос открытый.

— Примерно так и есть, сэр. Даже в случае, если порождение вашего чудовищного милитаризма, в виде планетарного разрушителя, попадёт в корабль типа дредноут — гарантированное поражение произойдёт только в случае попадания в реактор.

— А планета как разрушается-то?

— Там несколько иная картина, сэр. Планету он не разрушит, если вы об этом. Просто пробивает кору и мантию, а дойдя до ядра выводит его на нестабильный режим. Незначительно и кратковременно, но для объектов на коре планеты вероятность уцелеть при последующей тектонической активности близится к нулю, сэр.

В общем, предстояла нам не вполне безнадёжная авантюра, с учётом рачья донного. Но не самая простая работёнка. Девчонкам может и повезёт, точнее Нади — обойдётся без боя. А вот мне гарантированно надо будет пафосно превозмогать. И, похоже, на Лангусте — Краб просто не обладает достаточной огневой мощью.

А вот с Нади не ясно. Вот сказалась её «универсальность не нужна». Аж разок на меня взгляд виноватый бросила, в процессе обсуждения причинения мести. Игла снайперский Дос, в маневренно-штурмовом бою… ну не очень. Даже очень «не», будем честны.

А это значит, что паре девчонок, не смотря на то, что вероятность их участия в боестолкновении невелика, рачья надо побольше — чтобы скомпенсировать отсутствие оружие средней дистанции.

— Ан, а может я поставлю средние разгонники… — начала было Нади на обсуждении, но увидев мою физиономию (вот блин, надо эти импланты из рожи вытащить!) прыснула и виновато продолжила. — Толку немного, согласна. Игла всё же проектировалась как мощный снайперский Дос, средние разгонники неэффективно.

— Во-во, — покивал я. — Твоя жуткая игла, кстати, вполне пригодится, если на вас вынесет что-то мощное. А с остальным раки справятся. Думаю, вам их шестьдесят семь штук.

— А почему столько?

— Логично по тактике, логично по количеству Досов, ну и, наконец, мне так хочется, — хмыкнул я.

Будет у меня, понимаешь, тридцать три донного рачья. В метаморфметале, ни хрена не горя.

А вообще — работа была и в системе. Мне нужно было перекрыть связь, а паранойя указывала — что и переход в гипер. Причём именно систему целиком, то есть раскидать не менее сотни спутников — привязок на звёздную орбиту. Тоже геморрой ещё тот, но не делать их — идиотизм клинический.

Правда в процессе возни, появлялись мысли, что можно было бы нахрен заминировать систему и устроить прибывшему дредноуту неотвратимый пиздец тотчас же, после прибытия.

Вот только это десятки тысяч мин, которые придётся колдунствовать. Проще было бы для рачья истребители сотворить — но время, время. Хелиса в очень подвешенном состоянии, а наш отлёт без принятия контракта ещё. В общем, боязно за девчонку. И месяцев нихера нет, даже неделя на перелёт и операцию — уже причина для тревоги.

И дело даже не столько в мести — хотя тут она облегчает фактически все моменты. Она… ну моя и наша уже стала. Возможно, предаст или не сойдёмся — всё же наше судорожное непонятно что на бегу и в стрессовых условиях никак не гарантирует счастливой совместной жизни.

Но это будет уже НАША проблема и нам её решать. Да мне, в большей степени, если уж совсем начистоту.

Но никаким пидарским корпам покушаться на наше я не позволю, это факт.

Так что операция сопряжена с риском, хотя терпимым. А уж учитывая коды… почти гарантированно меньшим, чем мы бы сами смогли устроить.


— Ан, — протянула Лори во время возни с колдунскими спутниками. — А… Я одна на Кистене останусь. Может я с вами?

— В качестве моральной поддержки? — подумал я, да и пожмякал попку. — Лори, мне это будет ОЧЕНЬ приятно… но я же о бое думать не смогу, тебя на колени в ложементе посадив. Там довольно тесно, а… — не договорил я, пожмякав вторично.

— Ну… нет конечно. Не в этот раз точно, — прыснула девчонка. — Но как-то вы все при деле…

— Ты тоже, сейчас, например. И, блин, Лори, ты ВСЕГДА остаёшься на судне. Ты механик и бьешься до битвы.

— Так-то, конечно, да, Ан, но сейчас другой случай.

— Не скажи. Просто контракт от нас самих, — подмигнул я. — Кроме того, кто будет рулить телепортером? Бортовой комп справится с Кистенём, тут не вопрос. А телепорт? Метаться Дживсу? Так это не мгновенно, а секунды для этого могут стоить кому-то из нас жизни.

— Я понимаю, Ан. Просто как-то…

— Ясно, — покивал я. — Механику необходим тщательной, детальный и всесторонний техосмотр!

— Да! Только закончить сначала нужно.

В общем, три дня Кистень развешивал спутники, по мере их изготовления. Опробовали корабельные разгонники — реально вышла мощная штука. Правда, разглядывая выдвижные башни (ну идиотизм был делать их курсовыми, а так по курсу и с тылу стреляли все четыре, а по бокам — всегда не меньше двух) я пришёл к любопытному выводу.

— Дживс, скажи мне, эфирный мой друг, значит разгонники у нас не понравятся планетчикам и станционарникам? — протянул я.

— Именно так, сэр. Оружие выше…

— Знаю, вопрос был риторическим. Смотри, у нас есть мешок маскировочных нанороботов.

— Интересная идея, сэр. А Досы?

— Ну снять, если что, не проблема. Как и энергии для них на корабле завались. А так будет у нас серьёзное оружие, о котором никто нихрена не знает. И смотри, даже если каким-то чудом веганы с корабля выживут…

— Я понял вас, сэр. Довольно изящно, должен признать. И не нахожу причин, почему бы не осуществить вашу задумку, сэр.

— Вот и зашибись, значит делаем.

И, наконец, всё было готово. Конечно, Звезда Смерти и Вечная Армада не помешали бы, но гербовой не было, писать приходилось на туалетной.

Так что дредноуту пошло адресное сообщение в кодировке высшего веганского комсостава. Прибыть по указанным координатам, незамедлительно и не выходя ни с кем на связь, возможно предательство корпоративных интересов.

Ну а мы приготовились. Первым прыгал я, с пятком рачья — больше не лезло. Потом рачьё на будущую позицию Нади и Коти, они сами, и наконец, остаток рачья, в место, которое я укажу.

Правда… Нади очень попросила, а я… я её понимал. Только убивать веганов после этого надо будет ОЧЕНЬ надёжно. Впрочем, и так и так собирались, так что на её просьбу я ответил согласием.


И вот, примерно в десятке тысяч километров от нас вывалился из гипера дредноут. Тут же разгонники произвели залп, выводящий из строя дюзы дредноута (благо, это было не «мгновенное уничтожение» и двух попаданий хватило, чтоб лишить вражину хода), а Кистень с перегрузкой, пусть незначительной, но ощутимой, рванул к вражине. И управлялся наш корабль уже борткомпом — Дживс сразу после залпа метнулся на дредноут, блокировать ангарные ворота. А я, пока было время, активировал наши спутники, запирая текущую систему от внешнего воздействия портальных врат — что в плане связи, что перемещения.

Тем временем, бортокомп компьютерным, как не удивительно, голосом, в ответ на веганские писки в стиле «Да вы охуели?! Да вы знаете кто мы?! Да вы знаете какой жуткий и неотвратимый пиздец вас ждёт?!», нудно вызывал командующего Ергена.

— Какого хера вы творите?! — наконец запищал селектор противным голосёнком корпа.

— Привет, Ерген, — спокойно, но телеметрия показывала, в каком волнении выдала Нади. — Узнал?

— Ты… Мертва, это имитация!

— Именно. Привет с того света, пидарас!

— Погоди… это не я, это приказ…

— Ему я тоже передам привет.

— Да ты свихнувшаяся психопатка! И мы ещё повоюем, сучка! — выдал корп, отрубая связь.

— Старт! — скомандовал я через полминуты после этого диалога.

И, согласно наводке Дживса, устраивающего электронике и механике ангарных врат «естественные отказы», появился перед основными створами, точнее — на них. Рачьё, мимоходом смахнул техников, рвануло заваривать ворота-аппарель, не отвлекаясь ни на что больше. А я принялся бегло постреливать в кокпиты стоящих штурмовиков. Занимался я этим благим делом минуты три, выведя из строя с три десятка аппаратов и пилотов, когда да до них дошло, что их, вообще-то, убивают. И… не хрена. Выпуск ракеты, которой придурок ни хера не попал ни в меня, ни в раков, разворотило тройку штурмовиков. А лучевое оружие у придурков было только противоракетное, точечной обороны. Теоретически взять под контроль можно, и сделать нам с раками плохо и больно до смерти. Вот только это работа не пилота, а программиста, причём не на одну, ну и не на один десяток минут.

Впрочем, начавшие появляться лазерные тачанки на подушке — то ли магнитной, то ли ещё какой наглядно показали, что просто развлечением и избиением младенцев моя миссия не будет. Впрочем, к абордажу, причём Досом и ангарной палубы веганы явно готовы не были и подтягивались вяло, отстреливались успешно. Ракам, занятым завариванием стартовой аппарели, даже отвлекаться не приходилось. Впрочем, гибнущие пилоты гибнуть совсем безропотно явно не желали: один герой врубил движок, явно желая подлого меня раздавить.

В ангаре, придурок. Пустотный движок, на полную тягу…

В общем, пару сзади стоящих штурмовиков он спалил, до подрыва боезприпаса, после чего пилотов просто десантировало. В потолок, конечно, об который их благополучно размазало.

Ну а самого придурка понесло на противоположную стену, до которой он не долетел — радостно вписался в штурмовики на той стороне аппарели. Я даже не поленился отдать ёбнутому герою честь — он довольно ощутимо сократил объём моей работы.

В принципе — можно было уже валить, я отдал Лори команду не слать мне раков — врата заварены. Но мизерный шанс, что врата как-то отковыряют был. Сколько понадобится Коте на бесповоротную и неустранимую диверсию не знал никто. Что получится — точно. А вот сроки… от десяти минут, до часа. Мне-то повезло звиздец как — контрабордажные группы явно не рассматривали ангары штурмовиков как первоочередную цель.

Что… а вот хрен знает, идиотизм или нет. Но мне однозначно повезло.

И, видимо, накаркал. Хотя так, условно: пара Мурмиллонов. Я этих криводосов и на Крабе разделывал на запчасти, а Лангуст однозначно тяжестью залпа превосходит тяжёлый Разоритель. Не говоря о мобильности.

В общем, четыре разгонника Лангуста подкинули и развалили средние Досы в воздухе.

И… всё. появилась крупная группа с лазерными тачанками, но мы с освободившимися раками выжгли их нахрен. Пилоты штурмовиков врубали катапультирование — тоже не самое разумное, отметил я, наблюдая пятёрку лепёшек на потолке ангарной палубы.

Теоретически веганы могли доставить неприятностей, но когда в раскрывшихся дверях появилась тарелка-сенсор Мамонта (получившая пару попаданий из разгонников и переставшая быть), перед глазами появился текст:

— Эвакуация, сэр.

— Девчонки?

— Все на Кистене, согласно вашим указаниям, сэр.

— Действуй, — отмыслетекстил я, одновременно подавая команду рачью: «к ноге».

И, уже через пару секунд мы были на Кистене. Лори, видимо, по массе причин, вывела по центру палубы громадную голограмму дредноута.

А, пока я выбирался из ложемента, корабль расцвёл цветами лопнувшей брони, с пестиками бело-жёлтого пламени. А ещё через секунду уничтоживший Королеву и Иней корабль поглотила сфера высокотемпературной плазмы.

— Свершилось, — севшим голосом произнесла Нади, покинувшая Иглу.

Хрен знает, что у неё в душе творилось, но по лицу её бежали слёзы. Не рыдала, а слезоточила, иначе и не скажешь. Но всё равно, мы с Лори к ней подскочили, обняли, постояли.

— Ни хрена не свершилось, Нади, — выдал я, как только глаза подруги подсохли.

И пожмякал попку. И вторую, всё равно под рукой. Лори только понимающе вздохнула, слегка улыбнувшись. А вот Нади вскинулась, глазами грозно засверкала — зато в себя пришла.

— Так вот, — уворачиваясь от возмездия продолжил я. — У нас гораздо более серьёзный пидарас на Веге, это раз.

— А два? — тут же поинтересовалась Лори.

— А два — нам выжившие не нужны. Я, конечно, не верю, что там, — потыкал я в перекорёженный и оплавленный остов дредноута на голограмме, — кто-то выжил, но всё равно систему проверить нужно.

— Не нужно, сэр. Кроме сотрудников Клешни в системе нет высокоорганизованной жизни.

— А низко? — на всякий случай полюбопытствовал я.

— Если вас интересует судьба восьми с лишним триллионов вирусов… ах, простите, сэ-э-эр, я чуть не забыл о паре триллионов ретровирусов, то в течении ближайших лет…

— Понял, смешно, — признал справедливый я. — Слушай, а что там так рвануло-то?

— Водород, сэр. Неуправляемая термоядерная реакция.

— А вроде реакторы в неё не могут?

— Могут, сэр. При специализированной подготовке и только, как вы изволили выразиться, «в неуправляемую».

— Ладно, хорошо. Так, у нас… полдня отдыха, — решил я. — Больше нельзя, но немалую часть большого дела сделали и вообще. Я в каюту, вы со мной, — прихватил я девчонок за талии, против чего они и не возражали. — А ты…

— Мы с Котти найдём, чем заняться, сэ-э-э-э-эр, — просто бесподобно-чопорно озвучил Дживс, под писк мелкой. — Спутники соберёт бортовой компьютер.

— Ну и зашибись, — покивал я.

Не признаваться же, что просто провтыкал, хотя себе мысленно подзатыльник отвесил.

И увлёк девиц в своё логово. Времени у нас немного, но расслабиться надо.

Глава 29

К Веге мы направились расслабленные, хотя, потихоньку собирались: предстояло нам чертовски нервное дело. И опасное — если не непосредственно, то потенциально опасносное если провтыкаем. Расследование деяний поехавшего Септера точно будет, если Хелиса не ошибается, то мы кинем Вегу на семьдесят процентов активов. Останется до хрена, но вопрос доверия, акционеров, финансируемых проектов… В общем, Вега именно как корпорация скорее всего приставку «мега» утратит.

Как месть — прекрасно, непосредственные виновники будут наказаны, а не бывшие в курсе — получат ровно настолько, на сколько они в самом существовании такого объекта как Вега заинтересованы.

Так вот, это всё прекрасно, но совет директоров своим советно-директорским носяром каждый бит информации и каждый микрон истычет, чтоб понять, что случилось.

И, соответственно, операция должна быть настолько выверена, проверена и прочее, чтоб даже намёка на подозрения в нашу сторону не оставалось. Не в нашу — сколько угодно.

— Сэр, деньгами Веги воспользоваться не получится, — выдал Дживс, под кивки мелкой. — Не ранее, чем через десять-пятнадцать лет, да и то с потерей до восьмидесяти процентов выводимой суммы — в противном случае путь средств можно будет отследить, сэр.

— В общем-то, Дживс, хер бы с ними с этими деньгами, — пожал я плечами. — Переведём на Биржу денег, каким-то фондам там, ветеранским. А заработать — ну не вижу я проблем, не мгновенно, но за дело получим — в конце концов, активы на Альнитаке есть, причём доступные не через десятилетия.

— Около полугода, сэр, система будет привлекать недоверчивых.

— Ну да, пятьдесят там зигрейтов или всё-таки сорок девять с половиной, — хмыкнул я.

— Примерно так, сэр. А после полугода, года, если с подстраховкой, баржа-хранилище в нашем распоряжении, по моей оценке.

— Вот. Но не нужна пока, так что деньги, да ещё и ворованные — нахер. Нади надо открыть счёт, с учётом вычета обнала, ну примерно, — прикинул я. — На примерную оценку имущества Чёрной Королевы.

— Посчитаю, сэр.

— Я…

— Нади, это не вопрос, — отрезал я. — Так будет, а что ты через десять лет, когда до этих денег можно будет добраться с ними сделаешь — дело исключительно твоё. Можешь накупить на все контрацептивы.

— Зачем? — удивилась подруга.

— Устроишь благотворительную всегалактическую акцию. Гандоны для гандонов, чтоб гандоны не размножались. Их и так дохера, — понизив голос, сообщил я.

Поржали, а вот дальше меня Дживс, со словами «Это просто необходимо, для успешного осуществления операции, сэр!» утащил. Для начала к Коте, где я полдня надругивался на какими-то вычислителями, дополнительными вычислителями, резервными вычислителями для дополнительных… и так далее и тому подобное. Трекеры какие-то, ну и прочее.

Как я понял, это нужно не для того, чтоб упереть денежку — с этим справится и Дживс, да даже я, колдунски зазомбировав корпа — были такие схемы. А вот дальше нужны операции переводов, конвертаций, фигаций… чем больше, тем лучше, чем быстрее — тем надёжнее. Деньги-то, в итоге, с семидесяти процентной вероятностью найдут, да и приглядывать будут за ними. Но за немалые деньги, с подкупом сотрудников всяческих финансовых организаций других Секторов. А вот прямо вернуть уже никак не получится. И вот чтоб это «не получилось», Дживс и Котя будут работать на пределе мозгов и техники и даже за пределами. А колдунство ускоряющее работу на проценты — не лишнее, а необходимое.

Далее, стоял вопрос, «с чем идём». Согласно известному Дживсу и рассказанному Лисой, гадовозка набита полусотней всяческих слуг, удовлетворяющих гадские нужды Септера. Убивать и устраивать погром нам категорически нельзя. Так что Досы вообще в минус. И летальное оружие тоже: пристреленный лазерником слуга при непонятно нахера просравшем все полимеры Септере несколько нарушит конспирацию. Вообще, с встреченными, как бы не всеми слугами, мне придётся поработать колдунством. Как и с Септором, но надо чтоб они не рыпылись и подвергались колдунству. А не бегали с визгом по гадовозке, пытаясь привлечь нахер не нужное нам внимание.

— Дживс, а если эту… блин, не знаю, что за хрень была у шкафчика в зоопарке. Ощущения даже при попадании руки, или там ноги, вне луча, как от обезболивающего.

— Электрический ток, сэр. Ионизирующее излучение и воздействие электрического тока на организм. Снижение давления, из-за расширения сосудов, временная дисфункция периферийной…

— Понял-принял. И на несколько минут под таким человек потеряет сознание.

— Именно, сэр. За исключением ослабленных и больных.

— В общем, будет последствие электротравмы, на присутствие посторонних не указывающее.

— В общем — «да», сэр.

— Значит делаем. Они ещё и по площади парализуют, — потёр я, по старой памяти, клешню.

В общем, всю дорогу до Веги готовились. В «захватническую команду» входила Нади — и причина, и поможет, если что. Котя — ей лучше работать непосредственно от источника перевода, хотя через какое-то время, причём пораньше нас, вернётся на Кистень. Десяток раков — девчонки говорили, что это «след», но мы с Дживсом сделали жесты (он покачал головой, я показал фигу) — полиморфный металл, если что-то и «запишется» что крайне маловероятно, то будут выглядеть для непосвященного, как стандартные дроиды-слуги, вооружённые парализаторами.

Тут скорее по нам выявят, но мы одевали довольно мощные скафандры, с намеренно искажёнными пропорциями. А вот с Хелисой было сложновато, впрочем, обсуждать свою, возникшую спонтанно, идею я собирался с ней лично.

И, оказавшись в системе Вега, мы получили маршрут на парковочную орбиту. Где, уже через полчаса болтался челнок Лисы, до которого я добрался малым судном. Встреча прошла довольно жарко и небесприятно, сиськи всё так же были восхитительны, а после обсудили все моменты проникновения.

— Протоколирование вызовов вне этого летающего офиса где-то ведётся? Ну и прибывших, — уточнил я.

— Вроде бы нет, — задумалась девчонка.

— Скорее всего ведётся, сэр.

— Хм, тогда так. Причина аудиенции — сведения, переданные наёмником, — задумался я. — А, через полчаса после начала операции, Лиса, ты просто улетаешь.

— Куда?

— К себе, конечно. И послушай, что мне пришло в голову. Наш роман для СБ не секрет, так?

— Естественно.

— И вот что мне пришло в голову. Зачем тебе скрываться вообще? И Клешне улетать из системы БЕЗ повода?

— Поясни, Ан.

— Поясняю. Ты прибываешь к Кинсту, что-то там обсуждаешь — это нормально. И спокойно летишь к себе. Через несколько часов начинается суета по пропавшим деньгам, Кинст будет реветь как белуга, о страдающих детках и благотворительности. Его скорее всего прибьют.

— Если не обнаружат следов…

— Не обнаружат, я гарантирую. И ты, вместо пропажи и чего-то там ещё, встречаешься с пребывающим в системе наёмником и твоим любовником. Обсуждаем контракт, повторим нашу встречу, перекусим в ресторане.

— Не понимаю, Ан, ты меня хочешь…

— Погоди, Лиса, и дослушай. Что сделает Совет Директоров с таки акционером как ты?

— Без Кинста… — задумалась девица. — Либо устранят, но это не мгновенно, а до моего совершеннолетия немного времени! — в её глазах разгорелись искорки понимания. — Постараются взять под контроль, под стражу как минимум. Но… — широко улыбнулась она.

— Угу, времени нет, отправят каких-нибудь силовиков и вряд ли много — причины нет.

— А я требую связи со своим опекуном и посылаю Совет к чёрту — я им не подчинена. Ну и присланных за мной туда же.

— Они попробуют принудить силой.

— Скорее всего, но не факт.

— Не попробуют — похер, просто спокойно покинешь Вегу по своей воле и с нами. А попробуют — запись в общественную сетку Веги, с обращением, что ты опасаешься переворота, попраны корпские традиции и вообще, ты устала и уходишь. Хочешь на Мир посмотреть, себя показать.

— Ты знаешь, Ан… А ведь может сработать! — улыбнулась она. — Скорее всего сработает, и тогда Клешня — вне подозрений. Правда я… но охотиться за мной вряд ли будут — не до того, да и пребывая вне Веги я довольно многого лишаюсь, согласно уставу, в плане права воздействия на политику компании. Точно здорово выйдет! Только… а ты справишься?

— Ну не полк же они пошлют. Посидим в ресторане, ну а не будет агрессии — так и улетим спокойно.

Тем временем, шел мыследиалог с Дживсом.

— Сэр, довольно интересное решение, но Нади и Лори интересуются, почему вы не обсудили с ними?

— Ну, если уж совсем честно, то дело это исключительно Хелисы. Пришло в голову, предложил — так выходит, как по мне, гораздо безопаснее.

— Логично, сэр.

Правда, по прилёту на Кистень, девчонки похмурились, но времени на это было не особо много, да и понимали, что в целом я прав.

Так что залезли мы в костюмы, ну и с десятком раков залезли в клетку. Дживс Кистень покинул в виде эфирного призрака, чтоб на момент прибытия нас в гадовозку, возможность поднять тревогу равнялась нулю.

И ждать нам пришлось не более получаса — Дживс на секунду вернулся, объявил селектором старт, после чего Лори активировала нацеленный на кубик телепортер.

Оказались мы в весьма просторном ангаре, причём отделанным костью и деревом. Лиса дёрнулась, но на палец, прижатый к маске скафандра, кивнула, и пошла к воротам. Ну и мы за ней, а раки двигали полукольцом.

За дверью было два типа, в костюмах типа дворецких, но нас они, по-моему, даже не заметили: раки оглушили их сквозь дверь, хотя поработать с ними придётся, на всякий.

Дживс тем временем мелькал, видимый только мне, между Котиным коммом и какими-то недрами гадовозки, но работа его была заметна в телеметрии: схема трёхэтажного жилого модуля с излишествами, положение главгада и слуг. Довольно удачная для нас: кроме дворецких, на пути к Кинсту, вроде бы и не встретим никого. Да и сама гадовозка оказалась не летучей, а ездючей. То, что Лиса (а, подозреваю, все посетители) принимали за летучий офис, было летательным средством, перемещающимся на поверхности над самим гадовозным… ну наверное поездом, перемещался он по подземным туннелям. А время, якобы для сканирования, ангар тратил на стыковку с основным центром. Этакая дополнительная линия секретности и безопасности — если посетитель приведёт «террориста смертника» (сам таковым быть, в силу всё же некислой проверки он быть не может), то повреждён будет именно ангар и не более.

Ну да ладно, а мы тем временем пробирались техкоридором к логову Кинста. И добрались, минут за пять.

— Хелиса… — начал было пидарас что-то говорить, но был вырублен раком.

И, как не парадоксально, но плашмя обвис в шикарном кресле. Вообще, гадский кабинет был неправильным — ни кричащей роскоши, вроде золотого унитаза вместо обеденного стола, ни шкафа с сушёными\солёными\маринованными головами невинных жертв. Очень удобное и функциональное место работы, не более и не менее. Сучизма Кинста это, конечно, не отменяет, но сам факт интересен.

Я присел на стол перед вырубленным, начав творить колдунство. Довольно страшноватое, делающее наложившего его на человека… да фактически рабом, добровольным и с песней. То есть, жертва колдунства полностью нормален во всем, что не касается колдователя. А колдователь для него — абсолютный и непререкаемый авторитет. Ни «да, хозяин», а околдованный сам находит причины, почему то, что ему приказывают надо сделать. Вплоть до того, что если заколдованному прикажут забыть что-то — он забудет. И никаким гипнозом из него это не вытащишь. Тут даже Дживс признавался, что сам не знает, в какой степени работает именно колдунство прямо, а в какой косвенно, через механизмы мозга.

— Ан, а что вы делаете? — поинтересовалась Лиса после того, как на её жест к губам, я ответил кивком.

— Считай гипноз, археотех, — не стал я углубляться в детали. — Не вполне так, но время объяснить всё будет потом. Последствия же ты увидишь. Ты как, Игла?

— Ты знаешь, странно. Но, наверное, когда всё сделаем и почувствую себя по-другому. Пока он… просто противен, как гниль какая-то, даже руки марать о него не охота.

— Ну и не будем, — логично заключил я, заканчивая схему.

Вкалывать противошоковое мы опасались — любые нетипичные вещества в Кинсте будут изучены и проверены. Паре же вырубленных дворецких специальными медицинскими гарротами пережали артерии — не помрут, но кислорода в мозг поступит не больше, чем достаточно для жизни. А перед выходом раки вольют в них по поллитре. И всё, хрен кто что установит уже через полчаса. Перепились болезные.

А Кинст через пять минут пришел в себя, обвёл нахмуренно буркалами нашу компанию, перевел взгляд на меня и разулыбался. Кстати, у меня выходило приятнее, даже с этим киберимплантом.

— Я могу вам быть чем-то полезен?

— Да. Ты очень хочешь перевести доступные для оперирования деньги корпорации на этот счёт, — начал я, тыча в проявленную Котей голограмму.

— Безусловно хочу, это просто необходимо, — нахмурился он.

— И сделаешь это, — уточнил я, всё же колдунство было очень сильно завязано на формулировки.

— Сделаю конечно, а то достали эти уроды, — решительно придвинул он терминал к себе. — Вот вам всем! — с идиотической улыбкой откинулся он на спинку, потирая руки.

— Сделал ты это, потому что Совет Директоров Веги — засранцы и пидарасы.

— Ещё какие!

— А ты ненавидишь засранцев и пидарасов.

— Ещё как! — фанатично блеснул Кинст глазами.

— Скажи, почему ты дал согласие Ергену на уничтожение отряда Чёрная Королева?

— А-а-а, припоминаю. Просто не счёл нужным заниматься такой мелочью. Не до них, а Ерген предложил довольно быстрый и, в перспективе, сулящий выгоду вариант, — выдал корп, Нади дёрнулась, но вновь застыла.

— А почему ты убил брата и его жену?

— Этот недоумок со своей сучкой хотел создать аристократический Дом! Это бред, ему бы никто не позволил, а это война, убытки. И не слушал ничего, так что убить — было самым правильным.

— А что ты собирался делать с Хелисой Септер после её совершеннолетия? — на это взгляд Кинста дёрнулся на Хелису. — Говори, ей всё равно.

— Ну да, такая дура. Хотя красивая. Да подсадили бы на наркотик, насильно, раз уж сама не хотела, — осуждающе посмотрел он на племянницу. — И трахнул бы, наверное, а то и в служанки определил. За дозу она и не на такое бы пошла, — противно захихикал он. — Такая девка выросла, вся в мать, и тоже недотрога. А так ноги мне бы целовала и не только, — опять захихикал он.

— Посиди, помолчи, — выдал я, на что Кинст с готовностью покивал.

Посидели минут двадцать. Пальцы Коти почти пропадали из вида, оперируя манипуляторами, голова подёргивалась, как в припадке — отслеживала трёхмерные отображения потоков информации.

Как я понял, взломом как таковым тут и не пахло. Котя, как и Дживс, осуществляли десятки транзакций с секунду, подчас покупая и продавая некие ресурсы, делая невозможным возможность средства вернуть, а, в идеале — отследить.

Естественно всё это уменьшало общую сумму подконтрольных средств, но я Дживсу не врал — нахрен они мне не нужны. Нади — как компенсация, Хелисе — как наследство, а я бы, если бы их взял… Ну слишком тонкая тут грань между трофеем и воровством. А я жуликов не люблю, им становится, особенно в своих глазах, не собираюсь, так что нахер.

— Лиса, ступай, время, — наконец, подал голос я.

— Да, Ан, — вырвалась из раздумий девица. — Надеюсь, ты помучительнее сдохнешь! — в сердцах выдала она Кинсту, на что тот ожидаемо промолчал: моя просьба-приказ сидеть молча была в силе. — И, Ан?

— Всё по новому плану. Связываешься с Кистенём, я спускаюсь…

— В хранилище археотеха, будем «подбирать гонорар». А может возьмём…

— Нахер! Жадность губит, — пояснил я, давя душевную жабу, пока она не удавида меня. — А дальше по плану, думаю часа четыре-пять до твоего вызова.

— Хорошо, до встречи, — выдала Лиса, покинув кабинет.

Один из раков блямбой на потолке пошуршал за ней — мало ли, может ещё кого вырубать придётся.

А ещё через полчаса Котя откинула с глаз забрало. Была она бледная, уставшая, но слабо улыбалась.

— Всё, что смогли, то сделали, Краб. Деньги они не вернут, а может их и получится заполучить.

— И зашибись. Передохни…

— Немного. Надо создавать достоверные показания систем безопасности, — выдала Котя, расслабленно привалившись спиной к столу и выпуская свою техномелочь.


— Да, судя по всему — всё удачно, сэр, — появился мыслетекст от Дживса.

— Ты уже на Кистене?

— Моё присутствие на данном этапе не требуется, сэр. Специалист по компьютерной безопасности полностью контролирует системы объекта.

— Ну, тебе виднее. А я займусь корпом, — заключил я.

И занялся я корпом, в плане выдавать приказания. Что забыть, чем хвастаться, куда послать проверяльщиков и почему — тоже не лишнее. И даже думал приказать натравить СБ на совет директоров, но передумал. Гражданская война на Веге, в рамках нашего с Лисой прибывания — банально опасна. Вот после него — уже похер.

В общем, через два часа после начала операции, мы стояли в ангаре. Дживс, по моей просьбе, смотался и проверил, всё ли сделали, ничего ли не забыли. Но всё было в порядке. На дворецких были наложены лёгкие амнезийные колдунские круги, приправленные поллитрами, логи безопасности чисты, а Кинст матом посылал всяких директоров.

И портировались мы на Кистень, где, не снимая доспехов, Нади накинулась на нас и обняла. А я поманил Лори, да и позвал эфиряку — тут можно и засранца этого пообнимать, ради такого случая.

— Вот и всё…

— У вас — да, а нам с Лисой ещё на Веге фиглярствовать. Дживс, мундир!

— Слушаюсь, сэр. Буквально одну секунду, сэр.

Глава 30

Мундир я надел, даже поправил. И полетел на Вегу. Вообще, в полёте паранойя вопила нестерпимо, что надо валить с Веги со страшной и необоримой силой. Могучий разум стучал по паранойе аргументом, что, если не валить — дальнейшая жизнь будет намного спокойнее. И вообще будет.

Всё бы ничего, но эти паразиты затеяли свои разборки у меня в башке! Довольно неприятно и дёргано вышло, так что прилёт и посадку в флаер я принял с искренней улыбкой — всё же дело, а не онанизм мозглячий.

Ну и для наблюдателей и камер вполне удачно вышло — не дёрганный псих, а едущий к любовнице очень нарядный наёмник.

Ждала меня Лиса всё в том же кабинете, держалась просто замечательно — ну или отморожено, ни эмоций, ни волнения. Деловая корпша и точка. Разве что пока шли к демонстрационной мимоходом пожала мне ладонь.

Осмотрели радары с такими параметрами, что уже задавленная и почти помершая жаба, зашевелила лапками и взрывными темпами превратилась в годзиллу. Но была повторно придавлена, пока отдуплялась и опробовала новые стати.

А после разглядывания и кивков что хорошая вещь (вполне искренних, чтоб его!), мы направились в стеклянную жральню. В флаере Лиса врубила системы противопрослушки и повисла у меня на шее. Её ощутимо потряхивало.

— Я… так боялась, но…

— Что дядюшка пошлёт за тобой людей, — начал перечислять я, под кивки. — Что я просто улечу.

— Да… ой, нет!

— Ну какое нет, когда да. В общем-то это нормально, сама понимаешь. Мы знаем-то друг друга несколько дней, — на этом я стал вдумчиво ощупывать грудь девушки.

С вполне нормальной целью: узнать друг друга получше. Впрочем, времени у нас особо не было, но лапанье животворящее помогло: и мне приятно, и Лиса несколько успокоилась.

— Ан, всё же, а если будет не пара-тройка гвардейцев, а несколько десятков?

— Телепортер, Лиса. Следы пространственных искажений давно размыты, с Кинтстом это можно связать, можно не связать, — поморщился я. — Но это хреновый вариант, хотя с точки зрения сиюминутной безопасности — приемлемый.

— Ну да, понимаю, — протянула Лиса.

В общем, добрались до ресторана, уселись, я начал травить байки, как и в прошлые разы.

А через полчаса от Дживса пришёл мыслетекст.

— Сэр, Кинст убит при захвате силами Совета Директоров офиса главы.

— Туда и дорога, — отмыслетекстил я.

— Несомненно, сэр. Срочное заседание постановило, помимо антикризисных мер, взять под контроль ряд фигур. Хелиса Септер в их числе, сэр.

— Сколько, вооружение, сроки?

— Пять гвардейцев, вооружение ручное и нелетальное, кроме заместителя главы службы безопасности — он помимо парализатора вооружён лазерным излучателем малой мощности.

— Это какую шишку к нам несёт. Из-за Лисы?

— Именно так, сэр. Ваше местоположение им известно, прибытие ориентировочно через девять минут, сэр.

— Ну и нормально, только приглядывай, мало ли.

— Ваша предусмотрительность поразительна, сэ-э-э-эр. Разрешите выполнять?

— Разрешаю, эфиряка злоязыкая.

Предупреждать Лису в напичканной аппаратурой и прозрачной, как стекло, жральни из стекла можно было только очень аккуратно. Так что я выпучил глаза, да и постучал по крабкому восемь раз. Судя по улыбке и лёгкому кивку — она меня поняла.

Ну а через восемь минут в модный ресторан протопали пара гвардейцев, один расфуфыренный, с аксельбантами, ползументами и прочей хренью. Видимо тот самый зам сб-шный.

— Госпожа Септер, приветствую, — поклонился корп. — Вам надлежит проследовать с нами…

— Мне? — выдала на мордашке оскорблённое выражение Лиса. — Над-ле-жит? Вы забываетесь, СБ-шник, — бросила она через губу и повернулась ко мне.

— Именно вам и именно надлежит. Приказ Совета Директоров Веги. Про…

— Вы достали, СБ-шник. Что у вас за кретинские фантазии? Я не подчиняюсь этому вашему Совету директоров. Перечитайте устав корпорации, если у вас проблемы с памятью. Хотя как таких придурков держат в службе, — смерила она багровеющего службиста презрительным взглядом, — ума не приложу. Свободны.

— И всё же…

— Да вы достали, — вздохнула Лиса. — Или со мной свяжется мой опекун лично, тогда я сама, без вашего раздражающего присутствия направлюсь, куда следует. Либо вы просто больны. В общем-то может мне самой стоит вызвать СБ? — протянула она руку.

— Буквально секунду, — скрежетал зубами безопасник. — Я проконсультируюсь.

— Да я уже поняла, что с чтением у вас проблемы, — отмахнулась девица.

Деревянной походкой безопасник, багровый и, по-моему, надувшийся до двухкратного увеличения себя, отошёл. Пробормотал всякое в комм, выслушал всякое в ответ, и подскочил вновь.

— Госпожа Септер, я настаиваю на том, чтобы вы проследовали с нами. Приказ Совета и Главы Службы Безопасности…

— Нет, идите к чёрту, если вам не было понятно в первый раз. Может там вы научитесь читать и прочтёте то, что люди в вашей форме обязаны меня всячески оберегать, а не принуждать!

— Я буду вынужден применить силу…

— Пшёл нахрен, не мешай! — подал голос я, смещаясь на стуле. — Хелиса, я вообще не понимаю, как в столь приличной корпорации, как Вега, водятся такие тупые, наглые…

СБ-шник если и начинал «с низов», то было это настолько давно, что и неправда. И если целенаправленное вытирание ног о его персону от фактической владелицы трети Веги он проглотил, то от какого-то наёмника — уже не вынесла душонка безопасника. Со злорадной рожей он рванул ко мне, выхватывая парализатор, споткнулся о мою ногу и со злорадной рожей въехал ей в край стеклянного стола.

Стол уцелел, рожа не очень, зам вырубился. Сопровождающий выпалил из парализатора, причём над столом, между мной и Хелисой, что совсем замечательно, ну и захрустел коленом, от бокового удара сползшего под стол меня. А потом и по роже получил, прикорнув.

— Это уже не смешно, — выдала нахмуренная Лиса. — Администратор, доступ мне к записям камер!

— Сей момент, госпожа Септер! — материализовался тип. — Прошу прощения, но я не мог воспри…

— Да вы вообще ничего не можете, похоже. Не ресторан, а низкопробный бар нижних уровней.

— Простите…

— Доступ.

А через четверть минуты Лиса надиктовывала видеоселфи с трансляцией на заднем фоне особо ярких кадров.

— Жители Веги! Я, Хелиса Септер, крупнейший акционер нашей прекрасной компании, подверглась нападению от представителей СБ корпорации во время ведения переговоров. В нарушение устава корпорации свободу мою хотели ограничить, прикрываясь распоряжением Совета Директоров, которому я не подчинена. Предполагаю преступный сговор, поскольку мой опекун, глава совета директоров, Кинст Септер не выходит на связь. В связи с чем, до прояснения ситуации, я покидаю Вегу, опасаясь за свою безопасность и жизнь. Препятствование мне в этом будет нарушением устава корпорации, и преступник будет немедленно уничтожен, возможности у меня есть.

Обращение это транслировалось на всю Вегу, в открытом доступе. Так что «тихо прихватить» уже не выйдет. А «громко воевать» — так и до бунта полноценного можно довоеваться. Корпоративная этика, вбиваемая с пелёнок, подразумевает соблюдение правил игры всеми членами корпорации. Чем выше, тем больше возможностей, но публично правила будь любезен соблюдать.

Так что мы, под ручку, мимо троицы безопасников, растерянно пырящихся на мою руку на лазернике, зашли во флаер.

Тем временем, Лиса отдала распоряжение службам космопорта и мой челнок (ведомый Дживсом) влетел во внутренние пространства шпиля, подхватив наш флаер аппарелью.

А через четверть часа мы влетали в трюм разгоняющегося Кистеня.

Но не успели толком расслабится, пообниматься с встречающими Насти и Лори, как раздался голос Дживса:

— Сэр, непрерывно идёт передача с Веги. Есть угрозы, требуют связи с госпожой Септер, сэр.

— В трюме развернёшь голоэкран? — уточнил я.

— Само собой, сэр.

— Ан, будь рядом, — выдала Лиса, а на мой вопросительный хмык пояснила. — Так будет достовернее, ветер в голове, жадный наёмник…

— Угу, — понимающе кивнул я.

И, через несколько минут мы стояли перед голоэкраном, почти в обнимку, а с него на нас взирала настолько замшелая окаменелость, что не удивлюсь, если она могла сказать Дживсу «эх, маладёшь!»

— Девчонка, ты что…

— Старик, ты совсем свихнулся?! Где дядюшка, какого чёрта твой внучок тянет свои наглые лапы ко мне?! — не дала высказаться престарелому хрычу Лиса, высказавшись сама.

— Септер умер. Возраст и невоздержанность, — сморщившись соврал старый пердун.

— Да ты что? — аж схватилась за щёки Лиса. — Ну и чёрт с ним. Какое отношение это имеет к нарушению директив и устава корпорации?!

— Это… нужно обсудить.

— Обсуждай. И не зыркай на моего бедующего мужа, — после чего я напыжился, вид принял лихой и придурковатый.

Окаменелость всё же хмуро зыркнула на меня, в глазах его мелькнуло злорадство: резонно подумал, что наёмник подсуетился, в надежде на много денег. А денег-то много и не будет.

Что как-то успокоило — злорадство было не «над будущим трупом», не гарантия, конечно, но довольно хорошо чувствуется.

Так и показало разумность Лисы — реально моё присутствие весьма повышало вероятность «окончательно разойтись бортами».

— Так, скажи мне, что ты собираешься делать? — потерев переносицу выдал старик.

— А я обязана перед тобой отчитываться? Впрочем, это не секрет. Улечу со своим мужем, — с обожанием, в том числе напоказ, взглянула на меня Лиса, ну а я придурковато ухмыльнулся. — Достало на Веге. А ты и тебе подобные… Что-то много Септеров умерло за последнее время, не находишь? Я вот… осталось одна! — исходила ядом девица.

— Ты в курсе, что занять кресло…

— Нахер кресло. Я хочу пожить как человек. А твоя физиономия меня от этого отвлекает.

— Хорошо, прощай, — выдала окаменелость через полминуты, отключив после этого связь.

— Сэр, перекрывающий разгонный курс монитор системной обороны отходит, — ещё через полминуты выдал Дживс.

— Центральная, Дживс. А мы — праздновать. Ты тоже можешь.

— Ваше великодушие безгранично, сэ-э-э-р.

— А то.

До Центральной мы долетели без проблем, не считая того, что припасённое Лори средство показало дно. А я понял, что гарем — ОЧЕНЬ плохая идея. Если бы девчонки не занимались друг другом, то я бы самым натуральным образом скончался.

Ну у меня пока не гарем, так, несколько расширенная шведская семья, в стадии становления. Так что всё нормально.

Новостей от Веги не было, что и неудивительно — орать на весь Сектор «Мы проебались и теперь нищие» никто не стал. Но ряд проектов судя по косвенным данным Вега сворачивала, что тоже неудивительно.

А я направился в офис Криля: пора было делать полноценный клешнястый отряд. Возможно, несколько рановато, но… Ждать благоприятного момента можно до второго пришествия корабля-зоопарка Тригина.

И первым делом надо было поговорить с Могильщиком.

— Краб, здорово, — поднял свою задницу из-за стола ветеран и стиснул меня в объятьях. — Я тут к медикам заскочил… короче — спасибо!

— Так, то есть ты с нами? — после чего пришлось уворачиваться от оплеухи.

— Шустрый, поганец, — посетовал Могильщик. — Да, с вами, — ехидно перекосился он.

— Ну и заебись. Будем тебе тяжёлый Дос подбирать. Есть у меня идея одна… впрочем обсудим. Ну и тренировки на тебе, само собой.

— Само собой, — покивал Дрой, мерцая живым глазом как романтическая школьница при словах «тяжёлый Дос».

— И да, добро пожаловать в Клешню, квартирмейстер, — хмыкнул я, на что Дрой непонимающе пожал плечами, но клешню мою пожал до скрипа.

Ну а крильные изначально на работу в Клешне ориентировались. В общем, на Центральной у нас началась оголтелая суета окончательного формирования отряда. Выматывались все, как сволочи, а если бы Лиса не взяла на себя бухгалтерию — то и без жертв бы, возможно, не обошлось.

В итоге сформировались, даже взяли неплохой заказ на прикрытие сделки. Всё сделали, без неприятностей и боестолкновений, но…

Но было чертовски нервно. Вот что на Центральной, что на исполнение контракта, я дёргался и ждал каких-нибудь веганских подстав и козней. Понятно, что иррационально, но вот ничего не мог с собой поделать.

Да и девчонки дёргались. В общем, в пучины паранойи из причастных не впадал только Дживс, да и он дёргался из-за нас.

— Так, блин, — открыл я совещание высшего клешнястого начальства. — Это бардак. Мы так свихнёмся нахрен и гробанёмся по глупости. Так жить нельзя, с этим надо что-то делать!

— Есть неплохие препараты… — начала было Лори.

— Вам с Лисой — да. А в бой я под этими препаратами ни сам не полезу, ни Нади с Котей не пущу. И вообще, если у вас паранойя — это не значит, что за вами не следят.

— На что ты намекаешь, Ан? — параноисто прищурилась на меня Нади.

— На то, что надо нам валить из Сектора Саргас. В рамках текущей ситуации — тут просто неуютно. А в другом Секторе начнём… ну, фактически, с нового листа. И если от Веги что-то и потянется — так и заметнее будет, а то даже в «Усладу Кишечника» заходить перестали.

— Не сказал бы, сэ-э-эр, что опасность в случае раскрытия наших действий руководством корпорации Вега, будет значительно меньше в соседнем Секторе. Но, меньше, нельзя не признать. А с точки зрения психологического комфорта — вообще практически идеальное решение. К слову сказать, сэр, я не стал отвлекать вас во время выполнения контракта, а сообщать механику Лори и финансовому эксперту Хелисе новости без вас нашёл неделикатным.

— А что за новости-то, деликатный ты наш? — резонно заинтересовался я.

— Прежний Совет Директоров корпорации Вега скоропостижно скончался на прошлой неделе в полном составе, сэр.

— Хм, — хмыкнул я, несколько порадовавшись. — Грибочками траванулись?

— Нет, сэр. Болезни, аварии, два суицида…

— Грибочки есть не хотели, — поставил диагноз я.

— Возможно, сэр.

— Вероятность нашего раскрытия после убийства прежнего совета директоров очень невелика, — протянула Лиса.

— Она и была невелика, — уточнила Нади.

— Но из Сектора всё равно валим, — подытожил я. — Я уже решил. А там посмотрим, может вернёмся, может нет.

Прошло открытое демократическое голосование, по поводу того, как относятся присутствующие к тому, что мы будем делать, согласно мной решённому.

А мы, благо Кистень и так и так двигал к Центральной торгово-транзитной, стали заниматься обсуждением: а куда мы направим наши Клешни дальше.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30