КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591884 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235563
Пользователей - 108212

Впечатления

Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Рассыпается Фейерверк [Наташа Михлин] (fb2) читать онлайн

- Рассыпается Фейерверк 1.92 Мб, 56с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Наташа Михлин

Настройки текста:



Наташа Михлин Рассыпается Фейерверк

Рассыпается фейерверк

Порох


Река гулко плещется о железные борта “Травиесы”. Баржа поскрипывает деревянными костями, ежится в предрассветной тьме. Швартовы рубят бесплотные пальцы тумана. Баржа велика и звучит беспрестанно, и днем, и ночью, то громче, то тише.

С кормы доносятся вздохи и зевки зверей, оттуда тянет прелым сеном и конским потом. Задумчивый конь Томас жует, глубоко вздыхая, машет длинной гривой, блеск зубов зевающего в противоположном углу тигра не пугает его. Соседка по стойлу нервно вздрагивает в полусне. Ее с Томасом жестоко разделили деревянной стенкой, ибо их любовь запретна. Кобылу вдохновляет эта мысль. Стенка не позволяет увидеть, что Томасу все равно. Напротив лошадей спят, свесившись с деревянных качелей, две обезьянки. А третья не спит…


В центральной части, что принадлежит к капитанским владениям сейчас тихо. Заглянем туда. Карлос спит, свесив руку с кровати, и не видит снов. Оливковые от табака мозолистые пальцы то и дело касаются остро-лаковых обрезков афиш, что лениво ворошит речной бриз. В ящике стола тихо бренчат о жизни железки.


Из трюма слышен раскатистый храп. Кому он принадлежит, сложно сказать. Жозели или Марии? А может, это трубит брачную песнь заползший на судно морской слон… Жозель еще вчера предрекала, что такое непременно произойдет, если Карлос не заделает пробоину, которая уже два месяца как зарастает ржой. Возможно, капитан надеется, что однажды она зарастет совсем.


Тише, дружок, пригнись! Сходни стонут под тяжелыми неровными шагами, широкая ладонь безжалостно стискивает поручень, удерживая в равновесии теряющее опору тело. Судовой фонарь бросает на причал медвежью тень, дежурный, Трубач, открывает и снова закрывает глаза, лениво кивнув: Рауль вернулся домой.


Да, “Травиеса”, это плавучее корыто – их единственный дом. И он связывает всех крепче, чем родственные узы.


Рауль идет по палубе медленно, стремительно опадающая за кромку леса луна вертится в небесах, рассыпая по глади воды искры, словно фейерверк. Доски вздыхают под весом, дверь в носовую каюту никак не находится, зато находится борт, за который можно слить излишки крепкого пойла вместе с головокружением. Не страшно: в бутылке осталось еще. Рауль полощет рот и проталкивает внутрь новый обжигающий глоток, преодолевая сопротивление собственного горла.


Дверь в каюту отыскивается, Рауль садится на постель, глядя в круглое качающееся оконце, словно в гадальный шар. Пить больше не надо: блаженно-плотный туман в разуме надежно скрыл все острые углы.


Но покой палубных досок нарушается снова. Эти другие шаги: легкие и быстрые, они крадутся у самого борта, и даже судовой фонарь не в силах выловить живую тень из перекатывающейся через палубу умирающей ночи. Шаги замирают у двери в каюту, медная ручка поворачивается со звонким щелчком. Тень исчезает во тьме.


Белая рубашка для Флавио – маяк. Он нетерпеливо срывает с усталых волос тугую повязку, освобождая ворох кудрей, тянется пальцами к белому, режется о воротник, вечно накрахмаленный, даже когда Рауль пьян, как скотина. Рауль пахнет рекой, арманьяком и дешевым сидром; потом и дикой, неприрученной силой. Он пахнет так, что у Флавио дрожат колени. И не сопротивляется. Он просто молчит. Флавио торопится, расстегивает чужую тяжелую пряжку, сбрасывает с себя одежду, запускает руки в вырез белого, сжимает густую шерсть на груди зверя. Этот зверь сейчас опустошен и заторможен ядом, его можно брать голыми руками. Флавио это знает и пользуется. В любое другое время Рауль убьет его за одно неверное слово, не говоря о прикосновении.


– Бери то, зачем пришел, и проваливай к черту.


Этот французский выговор безупречен даже теперь. Флавио бесстыдно стонет в предвкушении, а Рауль делает вид, что Флавио здесь нет и все происходящее происходит вовсе не здесь, а где-то далеко и с кем-то другим. Он не шевелится и продолжает таращиться на круг сереющей реки даже когда его прижимает к постели чужой вес; даже когда каюту наполняют ритмичные шлепки кожи о кожу, лишь время от времени прихлебывает из бутылки. Но зверя можно заставить выйти из себя. Нужно замедлиться, остановиться вовсе. Затем сделать это снова. И снова.


– Merde!


Стальной хват за горло опрокидывает навзничь, деревянный пол встречается с затылком, и от этого в ушах оглушительно бьют колокола, а перед глазами лопается икра огромных оранжевых рыб. Они плывут сверху, плеща плавниками по потолку, стенам, по содрогающимся телам. Боль занимает все остальное пространство: гудит голова, обжигающе саднит шея, бьются стянутые жилы, даже привычная к прихотливым вывертам спина едва не хрустит, изогнувшись; внутренности сворачиваются узлами. Флавио вбивают в дно баржи. И сверху, рычанием и глухими французскими проклятьями, наконец льется ненависть: чистая, неприкрытая безразличием, густая, словно патока.


Флавио хорошо. Так хорошо, и он забывает о том, что нужно дышать и не трогает ладонь, все еще стискивающую его горло, вместо этого пальцы скребут доски. Ненависть намертво припаяла жертву к полу. Флавио тонет в своем счастье, едком и темном, словно бальзамический уксус, и не хочет всплывать.


***


Про кого же мне рассказать, любопытный дружок? Пожалуй, начнем с Жозель. Или нет, погоди, с тигра? Ладно, не стану больше тебя мучить. Итак, Рауль. Устраивайся рядом, а я сяду здесь, на серебристом шпиле капитанской каюты, и петушок-флюгер подтвердит мои слова. Но расскажу я не все, а лишь то, что внимательный наблюдатель может понять и сам, если возьмет на себя труд присмотреться. Я сэкономлю тебе время, но сохраню и интригу – ведь, как-никак я тоже часть этого цирка и знаю, как делается шоу…


Раулю, должно быть, за тридцать и он не из простых, хотя это мощное тело атланта отлично подошло бы модному художнику в качестве модели для пафосной картины живописного крестьянского быта, каким его воображают люди высшего круга. Рауль родился среди таких и вырос в залах с мраморноребрыми аркадами, благородной плесенью в дальних углах и стертыми временем фресками. Аристократа в нем выдают манеры, тон, презрительно-расточительное отношение к тем грошам, что он получает за работу. Даже орудуя граблями в загоне, Рауль не теряет ни грамма солидности.


Рауль довольно-таки молчалив, кроме родного французского в его речи мелькают испанский, английский и латынь, порой выглядывают, словно кролики из цилиндра, бело-гипсовые греческие философы, явно удивленные тому, куда их притащили. Рауль сведущ в неожиданных для простого работника сцены областях, что говорит о некогда полученном отличном образовании. Несмотря на любовь к бутылке, лицо Рауля не потеряло правильности черт. Значит, с зеленым змием он побратался не так недавно, а сцены дионисического разврата в юности видал разве что на архитравах. Палец левой руки стягивает тонкое золотое кольцо вдовца. Какой случай заставил Рауля отбросить прошлую жизнь, предпочесть ей ворочанье вилами навоза и тасканье тяжелых шестов для полосатого купола?


Об этом известно только Карлосу, что однажды привел Рауля на “Травиесу”, так же, как приводил всех остальных: откапывая на самом дне, выслушивая, обогревая в пламени своей чуть детской страстности и жажды справедливости. Ибо если “Травиеса” – это дом, то Карлоса можно смело назвать отцом для тех, кого он ласково именует “своими милыми обломками”.


Но чу, рассвет уже будит обитателей баржи. Малыш Трубач, зевая, плетется к себе. Нас с тобой он не заметит, потому что слегка близорук. У реки с утра игривое настроение, она бросает в лицо Марии пригоршни радужных брызг. Старуха брезгливо морщится и перегоняет сигарету в другой угол рта. Ведра с водой переходят из ее рук в руки Пианистки, матери Трубача, оттуда – к Жозель, что, по обыкновению, бормочет под нос, заливая свежую воду в поилки.


Мне пора, Жозель и Мария шуток не любят и не понимают (даром что работают в цирке) и если меня не окажется на месте, то могу схлопотать щелбан прямо по моему чересчур умному лбу.

Уголь


Напряженно звенят швартовы. На реке ветер, а в городе узнали, что ночью к их владениям причалил цирк. “Травиеса”, хоть и убранная яркими флажками и лампочками не производит на благовоспитанных жителей должного впечатления и вот на изрытом причале стандартный набор ловцов душ: мэр с женой, местный капеллан с крестом и пучок зажиточных ханжей, что получают почти физическое удовольствие от сознания собственного права решать какими зрелищами позволено, а главное, не позволено наслаждаться жителям города.


Карлос является им в обычном костюме для переговоров: отлично вычищенный фрак, шляпа с полосатой лентой, кокетливый цветок в петлице, добытый с ближайшей поляны: дескать мы свои, гляньте-ка! На лице – белейшая, обольстительнейшая из улыбок, о, Карлос умеет очаровать кого угодно. Он называет это “обнажить внутреннего испанца”. Цирковые попрятались в щели и наблюдают из укромных мест. Ветер сносит слова, но общий смысл ясен. Пока Карлосу удалось околдовать лишь жену мэра, что мило краснеет щеками-яблоками, и это, конечно, совсем не по нраву самому мэру. Прямая линия его седых бровей переламывается, словно с небес на нее свалился камень, а усы воинственно топорщатся.


– Пережал, – презрительно бросает Жанна, наша дрессировщица.


Ее лимит слов на сегодняшний день исчерпан, в этом она похожа на Рауля. Жанна встает и удаляется к подопечным, которых любит куда больше людей. Мы продолжаем наблюдать. Ветер крепчает, вздувая темные пуританские юбки, старомодные усы и шляпы. В доносящемся сквозь непогоду звоне колокола чудится что-то тоскливое. Карлос не любит это звук, ему сейчас непросто сохранить чарующую улыбку и не поморщиться, а память знай услужливо подбрасывает картины, от которых не отмахнуться и связкой капеллановых крестов. Но я верю и знаю: будь Карлос твердым от бешенства, жидким от затопившей сознание памяти или газообразным от страсти, он способен действовать и всегда найдет способ склонить чашу весов в свою пользу.


В ход идет тяжелая артиллерия: со сходней, словно бы по стечению обстоятельств, спускаются Жозель, Мария и Паннетта. Несущие корзины белья старушки с аккуратно повязанными платочками выглядят нелепо для нас и трогательно – для зрителей этого спектакля, Паннетта садится на траву невдалеке и начинает подбрасывать два мячика. Их становится больше… Три, пять… Городские шушукаются, кто-то уже улыбается очаровательному ребенку с пышным голубым бантом на шее. Мэр пожимает Карлосу руку.


Мы остаемся. Я позволяю себе напоследок скорчить рожу священнику, что все это время сверлил взглядом окна “Травиесы”. Флавио тоже кривит губы. Да, в этом мы с красавчиком-итальяшкой похожи. Но, хвала богу, только лишь в этом.


Пока на берег сводят истосковавшихся по твердой земле лошадей, таскают свертки и шесты для шатра, я, пожалуй, все-таки расскажу тебе о тигре. Его зовут Паша, и это было бы весьма пошлой кличкой, падай ударение на второе “а”. Но полосатого прохвоста по какой-то никому (кроме, разумеется, Карлоса) не ведомой прихоти прошлых владельцев зовут именно Паша с ударением на первое “а”, и выговорить это верно может лишь Ярек. О нем чуть позже. Так почему я назвал тигра прохвостом? О, потому что он к собственному удовольствию виртуозно умеет играть на нервах окружающих. Стоит его величеству заскучать, как в ход идут печальный взор, затем тоскливый мяв, и, наконец, гвоздь программы: благородный обморок. Насколько дрессировщица Жанна лишена женского кокетства и манерности, настолько ими одарен наш тигр-гроза саванн. Он кладет переднюю правую лапу на глаза, отставив заднюю левую. (Панетта так же тянет носочек перед тем, как запрыгнуть на шар, и я более чем уверен, что Паша подсмотрел этот не лишенный изысканности жест именно у нее). Затем со сладострастным стоном заваливается на бок и оглашает окрестности звуками, приличествующими разве что краснозадым бабуинам в период брачных игр.


И Жанна приходит, гладит Пашу по голове, являются, ожидая распоряжений, неразлучные Жозель с Марией, Карлос жестом фокусника достает припрятанное лакомство… И его высочайшее полосатое величество вздыхая, делает нам большое одолжение: воскресает. Я как-то попробовал повторить, играл куда натуральнее и даже хватался за сердце, однако дождался только того, что меня окрестили ленивой задницей и велели не дурить…


Рассказав о полосатом короле огненных колец, нельзя не упомянуть о его госпоже. Несмотря на королевские замашки, именно Жанна главенствует в тандеме из громового рыка, блесток и пламени, и в этом нет никаких сомнений. Она мала ростом по сравнению с другими виденными мною женщинами, довольно хрупка, но это – изящество стилета дамасской стали. Когда Жанна говорит, слушают все. Даже я.


Она прорабатывает номера с животными лишь при условии полного отсутствия наблюдателей, в тишине, разрываемой короткими командами и щелчками бича. Карлос – исключение. Впрочем, он всегда исключен из любой выборки, ты заметил? Так вот, о биче. Эта долгая лаковая змея – всего лишь атрибут сцены, я ни разу не видел, чтобы Жанна им кого-то действительно била. Ей это не требуется, для подчинения достаточно взгляда. Так она никогда не смотрит на людей, возможно, и к лучшему. Но владеет Жанна бичом в совершенстве. Как-то раз прямо на ходу сбила со стены шатра приблудившегося паука, напугавшего Панетту.


Откуда же взялась эта женщина? Она, пожалуй, единственная (привычно исключая капитана) профессиональная артистка среди обитателей “Травиесы” и пришла сама. Разговор с Карлосом длился ровно четыре минуты (блестящая стрелочка судовых часов в кубрике успела обежать именно столько кругов по своей белой арене), после чего Жанна прошла прямиком в каюту, где до того дня в одиночестве обитал Вольфганг, наш клоун, дряхлый, как дуб, из которого сделаны двери “Травиесы”.


Удивительно, но молодая дрессировщица и старый пердун поладили. Жанне не раз предлагали переехать к себе более молодые члены экипажа (особенно канючил Ярек), однако никто из них не преуспел. Вольфганг шутит, что обладая съемной челюстью, умеет в постели такое, что и не снилось клыкастым юнцам. Я-то знаю, что в постели он умеет только храпеть, (к его чести – негромко), а интерес к противоположному полу угас в Вольфганге, когда меня еще на свете не было.


Жанна никогда не опровергает эти отдающие салом каламбуры и только клоуну доверяет зашнуровать себе сверкающий корсет. Помогает самому Вольфгангу надевать парик и костюм, осторожно наносит на лицо широкую алую улыбку. Когда Жанна не вернулась ночевать на баржу на стоянке в Пи-де-Луар, кто поднял всех на уши и погнал искать ее? Вольфганг. И оказалось – не напрасно! Когда прошлой осенью в Марселе Вольфганга разбил радикулит кто дважды в день втирал ему в спину приготовленную Яреком вонючую мазь? Жанна, кто же еще! В общем, живут они у себя в каморке дружно – дай бог нам всем.

Вольфганг был первым, кого Карлос взял в цирк. Ну, не считая совсем молоденького меня (в этот раз мне приятно занять место исключения). Тогда мы назывались чудовищно бессмысленно – “Амарант”: Карлос так долго думал над названием, что в итоге плюнув, взял первое попавшееся слово из словаря. В программе труппы было всего три номера. Карлос показывал фокусы с картами, мы с Вольфгангом играли в мяч, который то и дело проваливался в клоунские широченные штаны, что очень веселило публику. А в третьем номере я делал страдающему от головной боли Карлосу операцию, доставая из его головы цветные мячики, конфеты, шелковые ленты.


Капитан всегда делает все машинки для иллюзий сам. Перебирать, создавать, совершенствовать механизмы – его любимое занятие. Ту первую крышку собственного черепа он хранит нетронутой и не перекраивает бесконечно, в отличии от прочих своих поделок. Эх, в те годы мы порой не ели по нескольку дней и ночевали в чистом поле, завернувшись в звездный плащ факира, тесно прижавшись друг ко другу… Порой я скучаю по тем временам, хотя, скорее всего, просто скучаю по себе-молодому. Потому что немецкие стенания воняющего мочой и потом Вольфганга, валяющегося в ногах непреклонного Карлоса, были поистине невыносимы. Все существо нашего клоуна тогда стремилось к получению заветной ампулы морфина. С этой гадостью в крови он выглядел и пах куда хуже, так что хорошо, что Карлос все же сумел отучить Вольфганга от дурной привычки. А еще – научил быть отличным клоуном, которого любят и взрослые, и дети.


Смотри-ка, пока мы тут болтаем, Рауль с Яреком и Карлосом уже выстроили шесты и теперь натягивают тросы! Осталось немного, и наш дом обретет пятое измерение, на берегу появится колдовской круг арены, вместо грибов его окружат золоченые стойки факелов. Жанна с Жозель разбрасывают песок…


Загривок дыбом каждый раз, когда вижу все эти приготовления, и такой же мандраж испытывают остальные. Наверное, этим мы отличаемся от других трупп: сколько звонких сольдо вышибут из здешних жителей сладкие речи Карлоса и наши общие умения – не столь важно. Мы правда любим цирк. На сцене плавная грация Флавио обретает смысл и вызывает такое восхищение, что он теряет всю свою омерзительность (да, я терпеть его не могу, и есть за что), а Ярек перестает смотреть исподлобья и, перелетая с трапеции на трапецию, улыбается открыто.


Но я снова заболтался, должно быть, Карлос уже звал меня. Ведь даже у столь мелкой сошки, как я, есть обязанности: нужно водрузить вымпел на макушку будущего шатра! Старые традиции не нарушают даже ради интересной беседы.

Сахар


Пока строится арена, никто из цирковых не прохлаждается: работа начинается в миг заключения договора между нами и аборигенами, когда в обмен на медяки мы обещаем им цветные бусины впечатлений. Поляну, избранную для строительства, со всех сторон облепляют любопытные дети. Взрослые сначала держатся поодаль, но быстро бросают притворяться, что наша возня им неинтересна. Жозель живо договаривается с торговками, желающими продавать зевакам леденцовых курочек, яблоки в меду и воздушную кукурузу. Пианистка наигрывает на маленькой гармошке, ритм звонким бубном задает Мальчик. Вообще-то логичнее было бы назвать парнишку Барабанщиком, продолжая традицию прозвищ его семьи, но… Да, люди не такие логичные, как хотят о себе думать.


Вернемся к нашей кутерьме. Смотри: младший брат Мальчика, Трубач, вертит огненными пои, Панетта уже переоделась в штаны и ходит на руках. Даже бука-Рауль во время перекура отстукивает прихотливый ритм на калабаше, подмигивая мгновенно собравшимся слушателям. Жанна занята с капризничающей кобылой, но выпускает капуцинов: умники могут кого угодно заставить разулыбаться, а в обиду себя не дадут. Две обезьянки уже шалят среди зрителей, а третья забралась повыше и смотрит.


Капеллан является тенью на закате, строгое око неодобрительно ползет по поляне, нащупывая слабину. Я не боюсь его, а вот Флавио, увидев близ себя сутану, роняет ящик с нарисованными петардами. Хорошо, что в этом ящике лежат лишь щетки для лошадей. Хоть я и не терплю засранца-итальяшку, но все же давай подберемся чуть ближе, хочу проверить, как он там… Ничего, схоронился за пологом палатки и дышит, только сбледнул с холеного личика. Флавио приходится несладко, и думаю, ты уже угадал, в чем дело. Да-да, отец нашего лучшего гимнаста – священник, прямо как в пошлой мелодраме. Конечно, не этот самый священник, иначе это стало бы совсем дрянной мелодрамой.


Думаю, пришел час рассказать и его историю. Здесь ты узнаешь чуть больше, ибо язык у итальянца работает куда ловчее мозгов. Видишь ли, в труппе не принято расспрашивать друг друга о прошлом, но если кто-то решит поделиться сам, тут уж пусть не держит обиды: рассказ переходит в общее пользование. Ведь мы так же, как и береговые жители, охочи до пестрых сплетен. Да не отнекивайся, знаю, ты не прочь, иначе тебя бы здесь вовсе не было!

После рождения малыша Флавио его папаша, и прежде отличавшийся религиозностью, окончательно отрекся от мира и подался в священнослужители. Мать приняла это нелегко, и Флавио превратился в живой инструмент, при помощи которого каждый мог извлечь из обстоятельств наибольшую для себя выгоду. Мать по воскресным дням в любую погоду, будь мальчик болен или здоров, тащила его в остроконечно-темную церковь, чтобы вызвать жалость у более удачливых в браке горожанок, и сожаление – у бывшего мужа.


Для святого же отца плод его чресл вторгался в строгую обитель ладана потной вонью супружеской постели; маячил перед глазами свидетельством собственной греховной природы. Был ключом к сладострастнейшим мучениям епитимьи, позволением брать в руки плеть не только в Страстную Пятницу… Черноглазый малыш Флавио от кудрявой макушки до пяток был наполнен упреками, что бывшие муж и жена не успели высказать друг другу до того, как страх божий заткнул им рты.


Флавио рано постиг прелесть саморазрушения. Когда Карлос нашел его в вонючем Неапольском борделе, наш будущий мастер воздушных трюков походил на собирательный образ готических изображений адских пыток. Вероятно, любовь к самоистязанию передалась ему от флагеллянта-отца, но кто знает… Болтать Флавио любит, но плавает поверху, нырять же глубже – страшится. Что ж, за свою жизнь я уяснил: в безднах человеческих душ тонет любой лот, и порой лучше туда и вовсе не соваться.


О редких ночных баталиях с Раулем точно знаю я, а Карлос – догадывается, и смотрит на синяки и ссадины Флавио с тревогой. Почему Флавио выбрал человека, который готов терпеть его касания, лишь будучи до тошноты пьяным? Неужели не видит, что любви от него никогда не получить? Даже ненависть, потоком хлещущая из Рауля в такие моменты, не принадлежит Флавио. Она направлена на нечто иное, скрытое… даже от меня.


Зато я знаю, почему Карлос не пресекает эту странную связь. Потому что Яреку куда проще раз в месяц-два приложить к ушибам Флавио лед, чем каждое воскресенье зашивать свежие порезы. Красавчику нравится смотреть на собственную изнанку… За что я его так не люблю? За то, что однажды, в самом начале знакомства, Флавио, не желая расстраивать Карлоса, свалил свои свежевырезанные “стигматы” на меня! Экая, право, наглость! Решил, что если я ни разу не говорил с ним лично, следовательно, я глуп, нем, и не сумею оправдаться. Ну, умом парень не блещет, я уже отмечал. Карлос тогда посмотрел сначала на раны, а потом на меня, таким долгим взглядом… Словно бы сомневаясь. Не могу и не желаю прощать паршивцу-макароннику этого секундного колебания!


Мне нужно успокоиться, в горле пересохло. Передай-ка яблоко. Спасибо…


В общем, такого уже давненько не случалось, но во время обеда Карлос по привычке следит, не прячет ли итальяшка столовый нож в рукав.


А Рауль… После каждой своей попойки он несколько дней ходит с лицом еще более окаменелым, чем обычно (порой мне кажется, что однажды вместо человека мы найдем в его каюте горгулью), а из щели рта не вырывается ничего, кроме тяжких вздохов. Связано ли такое состояние с похмельем или чем другим? Флавио конечно, поганец и умеет получить желаемое, попробуй от него закройся – влез бы не в дверь, так в окно… Но я думаю, что Рауль давно свернул бы настырному развратнику шею, если бы действительно был против этих похожих на пытку рандеву. Возможно, он просто нашел этакий сомнительный компромисс между своими тайными желаниями и привитой с детства моралью. За буку вообще волноваться трудновато, потому что свои чувства он прячет от мира столь же виртуозно, сколь сочиняет песни. А, я не говорил? Надо же, как неловко, старость не радость… Конечно, я кокетничаю, до старости мне еще далеко! Но здесь оплошал.


Да, наш бирюк – довольно сносный композитор. Вся музыка, что исполняет крохотный цирковой оркестр, написана им, как и забавные песенки Панетты и крошки-пьески для Вольфганга и капуцинов. Пианистка очень ревностно относится к праву первой сыграть новую мелодию, они с Карлосом в этом соперничают: видишь ли, капитан порой насилует скрипку, отдавая дань венгерской части своей крови.


***


Карлос окунает руки в резину перчаток, а ее – в эмалированный тазик с краской. Ведет кистью по одной пряди распущенных волос, другой… Особенно тщательно прокрашивает виски и затылок там, где не видать даже в подвешенное сзади зеркальце. Краска пахнет кисло и отвратительно, резина – почти горько. Карлос порой сам путается, сколько же ему лет. Больше, чем Раулю, меньше, чем Вольфгангу.


На четверть испанец, на фалангу мизинца цыган, и венгр – на все остальное. Лицо остается гладким, а волосы полностью седые уже давно. В юности были каштановыми, затем в несколько дней стали цвета мертвого пепла, а теперь – угольно-черные. Может быть, Вольфганг еще помнит Карлоса седым, но не станет болтать об этом.


Карлос не любит церковные колокола, столовые звонки, даже бубенчики на шеях ягнят, потому что тревожным перезвоном возвестили начало войны. Этот звук сопровождал все дни, наполненные запахом огня и гнилого мяса; даже пушки на откате звучали металлическими гонгами, и это досаждало, в отличии от благословенно оглушающих взрывов. Звон сопровождал каждую капитуляцию: сильнейший считал своим долгом вскарабкаться на ближайшую колокольню и гулким дребезжанием возвестить свою власть над очередным обугленным клоком земли. Этот звон преследует Карлоса во сне. Карлос укрощает его наяву, в тихом звяканье металлических деталей, которые соединяются ради общей благой цели, живут вечно внутри машинок, предназначенных для простого счастья, мимолетного, словно искра фейерверка или растаявшая на языке конфета. Здесь звон означает победу порядка над хаосом. А если и нет – то списки безвозвратных потерь составят лишь лопнувшие пружины и сорванные с резьбы винты.


Карлос красит белый в черный, не желая ничем омрачать свое творение, и я говорю не о шоу и не о “Травиесе”. А о нас. Карлос находил каждого в разобранном состоянии и ремонтировал в меру сил, после встраивая частью в более грандиозный механизм. Слишком много смертей и пожаров принесли мины, что в прошлом собирали эти ловкие пальцы, теперь же взрываются лишь серебряные колеса и небесные хризантемы, а горят лишь пои, огненные змеи и факелы.


Карлос сушит длинные черные ленты речным ветром, смотрит на лунную воду, слышит тихую музыку и смех со стоянки и улыбается.

Кремний


Карлос еще до рассвета ушел договариваться о закупке корма. Ночной ветер принес тучи, траву гнут книзу тяжелые, будто отлитые из стекла, капли. Впрочем, детям это не мешает бегать по лугу, брызгаться в лужах. Мальчик с Панеттой больше похожи на поросят, чем на детей, единственное, что на них осталось сухого – это неизменный бантик на шее девочки.


– Джонни, завтрак!


Только Пианистка зовет сыновей по их указанным в документах именам. Нередко забываю, что они есть у всех людей. И “настоящие” имена, которые порой совсем им не подходят, и документы, по которым совсем нельзя судить о человеке. Хотя порой эти бумажки пригождаются, чтобы отпугнуть зло. Как сейчас. Смотри: видишь, летят-серебрятся хищные когти крючьев, что вот-вот упадут меж зубцов нашей крепостной стены? Ах нет, это всего лишь поблескивают одинаковые брошки на лацканах кумушек, что упорно продвигаются в нашу сторону, не глядя на свои мокрые подолы и облепленные грязью туфли. В руках у них корзины, зубы стиснуты в улыбки. Мы хорошо знаем таких. Панетта не успевает вовремя заметить опасность.


– Какие у вас прелестные волосы, дитя мое! Словно золотое пшеничное поле!


– Спасибо мадам. У вас тоже милая… э-э-э… шляпка.


– Какая ты душка, дорогая! Кто заплетал тебя, мама?


Панетта мотает головой, хлеща распустившимися косами по плечам.


– А есть ли у тебя родители? – сладко улыбается женщина.


– Нет, мадам.


– Ах! – кумушки переглядываются. – Ты такая славная девочка, и в таком…


Первую перебивает вторая:


– Как ты оказалась здесь, дорогая?


Осторожно, Панетта, осторожно! Но Панетта не слышит меня и не видит знаков, что я ей подаю с борта баржи.


– Мсье Карлос помог мне… в трудное время.


Панетта – сама невинность, золотистая невинность в грязном от утренних игр платье с голубыми цветочками по лифу.


– Вот как, мсье Карлос! – снова обмен взглядами, сахара в улыбках могло бы хватить на изготовление трех тысяч шутих. – Он хорошо к тебе относится? Не обижает?


– Конечно, – хлопает светлыми ресницами девочка. – Мсье Карлос хорошо относится ко всем нам.


– Где же ты живешь?


– В нижнем рундуке, недалеко от каюты мсье, – беспечно указывает себе за спину Панетта.


Женщины многозначительно умолкают. Над водой свистят ласточки.


– Мы могли бы помочь тебе, Панетта. Наш падре дважды в неделю ездит в приют в Нанте… Это такой большой красивый город. – Первая пытается показать руками нечто вроде гигантского патиссона.


– А здание – почти дворец! – картинно прикрывает глаза вторая.


– И у каждой девушки там есть своя комната, – с придыханием добавляет третья.


Ох, беги, Панетта, беги! Я даже кричу, но слишком тихо. Девочка вскидывает глаза, тянется пальцем к своей шейной повязке, остервенело чешет под ней. И улыбается гостьям совсем не сахарно, а дико, демонстрируя клыки. Внезапно вскакивает, поднимает юбки и ослепляет мир вспышкой ягодиц! Словно этого недостаточно, звонко кричит:


– Чтоб вас и вашу богадельню… (потом следует такое, отчего становится стыдно даже мне) – и со всех ног бежит к “Травиесе”.


Я бегу навстречу, но Панетта отмахивается, прыгает прямо в темноту трюма и забивается в самый темный угол с бухтами запасных канатов. Лента банта светится, лежа на полу стрелкой, указующей путь. В высоком круглом гнезде я нахожу девочку и на этот раз меня обнимают. Панетта не плачет, она никогда не плачет. Только начинает чесать шею в том месте, где кожу рассекает шрам. Эту метку оставили Панетте на память в заведении для девочек, откуда она удрала совсем крохой. Словно измученный зверек, бежала умирать на воле, но судьба послала ей навстречу капитана. Рана долго не заживала… Гнила, несмотря на усилия докторов, по которым Карлос возил девочку (Ярека тогда у нас еще не было). Пришлось каждый день делать ей уколы, крепко фиксируя за руки и ноги, потому что девчонка кусалась и пиналась, словно одержимая. Она очень не любит боль, свой шрам, животных в ошейниках… и не любит приюты.


Шокированные кумушки некоторое время сидят на поляне, обмахиваются платками. Но они явно стреляные птицы и быстро оправившись, находят себе новую жертву. Это полощущая у реки посуду Пианистка. Мальчишки уже разделись догола, бросив комки мокрой одежды на камни и прыгают по валунам, то и дело припадая к земле, чтобы пошарить по дну в поисках речных мидий. Пианистка утирает пот со лба, смахивает с локтей мыльную пену. Кумушки подкрадываются к ней сзади.


– Доброе утро, мадам. Эти чудесные проказники – ваши дети?


– О да, – простодушно расцветает Пианистка. – Хотя Джою уже четырнадцать и он злится, если я называю его ребенком!


Кумушки улыбаются.


– Есть ли у мальчиков отец?


– Конечно есть, – улыбается в ответ Пианистка, снова принимаясь за кастрюли.


– И… где же он?


– Понятия не имею, – она беспечно пожимает плечами.


Кумушки, как одна, поджимают губы. Быть может, это одна душа, эдакий местечковый вариант Троицы?


– По пятницам у нас проводятся встречи женского круга Святой Магдалины.


– Там бесплатный чай.


– Быть может, вам нужна помощь? Например, одежда или новые ботинки?


Две из трех глядят на Трубача, что лихо вскочил на коня, которого Мария привела к реке. Конь фыркает, мальчишка что-то шепчет ему в большое мягкое ухо. Мария медленно водит щеткой по длинной гриве. Гостьи шестиглазо таращатся. Им явно не нравится чернокожая Мария, не нравится, что Трубач без штанов. Конь тоже, но это их отчего-то не возмущает.


– Нет, ничего такого нам не нужно, – теперь Пианистка трет закопченное дно куда более нервно. – У моих сыновей все есть. И у меня тоже, – поспешно добавляет она.


Кумушки с сомнением оглядывают застиранный фартук, раскиданное по берегу тряпье, латку на боку сапога Мальчика. Я хоть и далеко оттуда, но на всякий случай отряхиваю свой нарядный жилет. С них станется и меня пожелать замотать в какие-нибудь лежалые тряпки…


– Нет-нет, благодарю вас!


Пианистка поспешно покидает берег, не заметив, как дарит здешним русалкам пару чашек. Бежит по сходням. Едва завернув за стену кубрика, ставит посуду на ящик и закрывает ладонями лицо. Тарелки ползут вниз, но почему-то не падают. Кто-то подхватывает рушащуюся вавилонскую башню, делит на более мелкие.


У Пианистки стучат зубы. Слезы льются от малейшего волнения. Это раздражает, она яростно трет щеки, пытаясь перестать, но не может, в грудь словно набили мшистых камней и они трутся друг о друга, текут жгучей зеленой водой, давят. Палуба расплывается в глазах, руку саднит: содрала кожу о связку вилок. Внезапно зыбкие полосы серых досок пропадают, становится тепло. Пианистка плачет в крепких руках Рауля. Рауль не выносит чужих слез. Тогда он готов на все, чтобы прекратить это: даже опустить мост с неприступных бастионов своей тишины. Низкий голос успокаивает, и совершенно не важно, что он говорит. Главное – всеобъемлющее ощущение безопасности. Можно перестать сдерживаться, и именно поэтому плакать больше не хочется. Пианистка не замечает, что уже улыбается.


С блестящими от пролитых слез глазами и распушившимися волосами, ее можно назвать красивой. Рауль, скупо усмехнувшись, стирает пальцем последнюю слезинку, и тут Пианистка внезапно чмокает его в губы. Бука ошарашенно замирает, а она звонко смеется.


Отчего-то среди береговых бытует мнение, что если кто-то живет в дороге, то он непременно нищ и убог, нуждается в жалости и наставлении. Но первым делом мнимому страдальцу пытаются всучить ворох вещей, пропахших лавандой и нафталином, словно стараясь создать балласт, чтобы путешественника не унесло течением; приковать его к одному месту обилием скарба.


Пианистка, может быть, и легкомысленна, словно весеннее облачко, однако у нее есть гордость. Триединые благочестивые кумушки умело разожгли пламя первого смертного греха. Теперь она надевает свое синее шелковое платье, которое уже слегка тесновато ей в талии, гнев помогает затянуть капризный лиф, едва не вырвав при этом шнурки с мясом. Мальчик растерянно смотрит на мать, в третий раз застегивая не на те пуговицы горячую и паркую от утюга рубашку. Опасливо косится на нарядное соломенное канотье с зеленой лентой, которое Пианистка позаимствовала у Флавио. Они спускаются с “Травиесы”, а повозка уже готова. За годы жизни вместе мы научились понимать многое без помощи слов. Флавио сверкает зубами на козлах, белая кобыла трясет ленточками в гриве, тележка блестит свежим сеном и алой подушкой, сделанной (пока Карлос не видит) из свернутого бархатного занавеса. Но Пианистка еще стоит, теребя мизинец кружевной перчатки. Ее обгоняет Жанна и степенно усаживается в повозку: вся, от крохотной черной шляпки с вуалью и до алых каблучков – воплощение элегантности. Пианистка решается спуститься, тянет за собой сына: с таким авангардом ничего не страшно.


Этот захудалый городишко еще, верно, никогда не видал столь роскошного выезда. Ладно, я преувеличиваю, богачи точно пару раз в сезон выгуливают в здешних живописных местах какой-нибудь Вуазен. Но трещинки на боковинах нашей тележки затмеваются яркими узорами, которыми она украшена по бортам. Рубашка Флавио расстегнута больше, чем это прилично кучеру… да и вообще кому угодно, но кто станет считать крючки, когда чуть выше улыбается лицо порочного ангела?


Их нет до полудня. Карлос давно вернулся и наблюдает, как Вольфганг повторяет свой номер. Трубач дудит ему, лениво прислонившись к двери в камбуз и поглядывая за пыхтящими на плите кастрюлями Жозель. Капитан то и дело нервически постукивает пальцами по борту, бросая взгляды на дорогу. Панетта совмещает приятное с полезным: читает, меняя позы для растяжки. То сидит на шпагате, то закидывает ноги себе на шею. И не отрывается от книги ни на миг. Жозель возвращается в царство мясных ароматов и привносит с собой новые: свежей зелени и влажной земли. Сегодня в салате будут одуванчики. Вдалеке, наконец, показывается темный штришок повозки. Она приближается быстро. Карлос глядит, прищурившись.


В веселой кутерьме (с грозовой ноткой тревоги от укоризненного взгляда капитана) выясняется, что выезд таки произвел в городе фурор, Мальчик чуть не задохся в выходной рубашке, Томас наложил на центральной площади кучу, а дамы сделали покупки: Жанна обзавелась ядовито-оранжевым шелковым шарфиком (по ее словам, “томилась в этом унылом городе одна-единственная яркая вещь, и ту я у них забрала”), а Пианистка купила Мальчику самую дорогую пару ботинок, которая только нашлась в здешних магазинах. Подозреваю, что на этот спектакль ушла половина ее сбережений, однако не мне судить. Мы вообще стараемся не судить друг друга.


Карлос спускается по сходням, словно крадущийся к добыче волк. Флавио попадает под раздачу первым и, как ошпаренный, несется переодеваться к репетиции. Из их с Яреком каюты слышатся крики: итальяшке достается за отлучку еще и от напарника. Находясь на борту, гимнасты тренируются на специальных раскладных конструкциях, вынесенных за борт “Травиесы”. Это – самый крупный из механизмов Карлоса, обычно капитан предпочитает возиться с детальками, различимыми лишь в лупу часовщика. Но теперь парни идут к шатру: он готов и можно прыгать по трапециям под покровом, не устраивая бесплатного представления рыбакам на другом берегу реки.


Жанна реагирует на выговор капитана реверансом, предоставляющим отличный вид на содержимое ее корсажа. Карлос почти не запинается, но этого “почти” Жанне довольно для ехидно-торжествующей улыбки. Пианистка срочно собирает оркестр, Мальчику позволено сбросить с себя омерзительно-выходной костюм. Томаса уводит Мария. На барже остаемся лишь Жозель да я.


Жозель, должно быть, лет пятьдесят, она выглядит довольно-таки строго, почти чопорно, любит юбки до пола и приталенные жакеты; по праздникам пришивает к платьям кружевные воротнички собственного изготовления. Ее украшения – эмалированная брошь в виде кокона бабочки, который издалека выглядит как настоящий и серебряный гребень с мелкими розочками. Жозель любовно растит свою седую косу, которую укладывает короной вокруг головы, любит читать, сидя в кресле в больших очках, штопать чулки и вышивать гладью. Любит посещать службы в церкви, знает наизусть все псалмы. У тебя, конечно, возник вопрос “что делает эта благочестивая пожилая мадам среди “обломков” Карлоса?” Соглашусь, что Жозель и правда не место среди нас… Но выбора у нее нет. В капитанской каюте в несгораемом ящике хранятся документы всех жителей “Травиесы”. Не подумай плохого, это сделано исключительно ради сохранности бумаг, а ключи от ящика есть у каждого. Так вот, в документах, относящихся к нашей Жозель, стоит имя Жак Ламбер.

Медь


Первое представление проходит хорошо, несмотря на скомканную генеральную репетицию. Карлос каждый раз старается привнести в программу нечто особенное. На этот раз мотив – цветы. Благоухающие венки сеют пыльцу, свисают с купола, и в каждом горит словно бы парящая в воздухе свеча. Белоснежная лилия сияет в волосах Жанны, оранжевые вплетены в гривы лошадей. Розовая украшает шейку Панетты, а ее соседку по ветке умыкнул один из гимнастов, догадаешься – который? Карлос достает из своего цилиндра букетики шалфея и незабудок и бросает в зал.


Два силуэта, показывающие чудеса гибкости под куполом, вызывают восторг публики. В то мгновение, когда Ярек отрывается от раскачивающейся перекладины и летит, даже у меня встают дыбом волоски… Хотя я точно знаю, что Флавио поймает его на выходе из сальто и они длинной змеей облетят круг, осыпая публику блестками. Кому достанется лилия, выпавшая из густых кудрей? Ах, она свалилась прямо к Трубачу, закупорив золотое жерло, извергающее музыку. Публика хохочет.


После на поляне еще долго не гаснут огни. Люди с облаками сахарной ваты в руках бродят по уже вытоптанным тропкам, дети тянут родителей к терпко пахнущей клетке с Пашей, суют морковь лошадям. Лишь когда поднимается лунный ветер, голоса стихают, тени растворяются. Уставшая труппа спит: кто чутко, кто крепко, кто привычно привязывая себя за руку сложным узлом, чтобы не ходить во сне. Все звери дремлют, капуцины устроились в своей корзине у ног задремавшей Марии. Две обезьянки спят, а одна смотрит на звезды. Лишь в окошке капитанской каюты трепещет полусвет, высокая мужская тень наклоняется над податливой женской, они соприкасаются и текут друг в друга.


Карлоса нельзя назвать Дон-Жуаном: он не бросает ни томных улыбок, ни многозначительных полунамеков, никогда не старается соблазнить женщин. Но они все же приходят к нему. Приходят сами, словно подчиняясь заклятью… в прошлые века Карлоса точно сожгли бы как колдуна.


Сейчас берегись: меня не к месту тянет философствовать. В такую ночь страстным натурам пристойно либо заниматься любовью, либо рассуждать, любуясь сверкающим небом. Карлос всегда знает, чего хочет очередная гостья, и дает ей это. Он предельно аккуратен и нежен с робкими, чтобы они не пожалели о своем решении вступить в запретные воды, и полон буйной фантазии с отчаянными, чтобы вспышка запомнилась надолго и дала силы изменить не только лишь постылому мужу, но и собственную жизнь. Для кого-то это развод, для кого-то – отъезд из родного дома-ловушки, или, скажем, мужество начать учиться любимому делу… даже такая мелочь, как надеть красное там, где все носят черное! Нет, не смотри так, это не попытка оправдать грех прелюбодеяния, подумай сам: решившаяся сделать шаг в сторону не сделала бы этого шага, будь она довольна собственной жизнью!


У любой рискованной попытки есть как минимум два исхода: хороший и плохой, а учитывая, что все эти женщины несчастны уже теперь, смелость поплыть против течения увеличит их шансы на будущее счастье. Топчась же на месте в страхе, они останутся в хоть и привычном, но "плохом" настоящем. Чистая математика, королева наук (не мои слова, а капитана, я признаю это, поступаясь собственным эго ради искренности рассказа!) А Карлос для них… глоток головокружительного вдохновения, капля абсента на языке, никогда не пробовавшем ничего крепче воскресного вина.


Если ищущая внимания капитана женщина на поверку оказывается опытной, то мгновенно перестает интересовать его. Более того, вызывает негодование, которое он, впрочем, тщательно скрывает. Нет, Карлос не прогоняет распутниц вон, он слишком для этого галантен. Но не служит сам, а лишь позволяет прислуживать себе: попивает из бокала или даже читает, пока сластолюбица стоит перед ним на коленях, да придерживает ее за узел волос, как иные придерживают чересчур свободные штаны.


Сегодня не так.


Блестят от испарины щечки-яблочки, чужая жена, явно нервничая, залпом пьет уже третий бокал и Карлос осторожно отнимает его, губами касаясь ее бледных холодных пальцев. В полумраке видно, что девушка куда моложе своего важного седого мужа. Не в этом ли кроется причина ее несчастья? Выдали замуж за солидность и достаток, а не за человека. Впрочем, что бы ни скрывалось в больших грустных глазах, сегодняшней ночью вспоминать об этом она не будет, уж Карлос позаботится… Он медленно снимает одежду. Именно так: полностью обнажается перед ней, одетой, и это, как ни странно, вовсе не делает его уязвимым, напротив. Сейчас Карлос – Врубелевский демон, который купается в ее смущенном восторге, улыбается и делает шаг, сокращая расстояние, заставляя девушку прижаться лопатками к стене, желая и не желая… Карлос хорошо знает, как выглядит в контровом свете, не пошлой керосинки или, упаси Боже, электрической лампы, нет. Свечи, чей воск растекается по столу, добавляя в сгущающийся воздух острую нотку меда.


Кончики пальцев греют ее шею, легко ломают последний рубеж стыдливости нежностью. Карлос позволяет себе больше, жестче, берет за чуть дрожащий подбородок. Ее ресницы опускаются ворохом мотыльков, еще не знающие своих желаний губы нерешительно раскрываются. Почти целомудренный поцелуй – цветущий сад, и Карлос жадно вбирает его пряность и свежесть, укрощая собственную жажду. С этой девушкой нужно держать себя в узде, чтобы не повредить заполнившие комнату хрупкие стебли, уже набухающие влажными бутонами. Позже они раскроются, позволяя собрать самые сладкие плоды ее наслаждения, ее упоительной благодарности. Острые заколки падают на пол, туда же отправляется шерстяное платье с нелепо-старушечьими панталонами. Восстань, отряси от ног прах обыденности, слушай, как бьются наши сердца. Дыши и чувствуй. Не нужно говорить. Голос пригодится тебе для другого.


Две тени становятся одной. Темные воды мерно плещутся в борта.


***


Карлос немного знает польский, совсем чуть-чуть. Стороны света, приветствие, принесите пива, пожалуйста, спасибо, и пяток ругательств. Ругательствам научил его Ярек. Сейчас они вдвоем сидят на корме, в уединенном местечке, которых немного на “Травиесе”. Уголок закрыт от глаз цветными парусами сушащегося белья и дощатой стеной стойл. На выгоревших досках палубы расстелена газета. На ней – наломанный вчерашний хлеб, пара томатов, сверток с копченой рыбой и кофейник с чашками. В небе еще светятся последние звезды. Карлос выкладывает на руку щепотку табака, втягивает и смачно чихает. Ярек, усмехаясь, достает свои сигареты и закуривает.


Жозель с Марией еще спят и не знают, что на кухонное царство был совершен дерзкий набег. Впрочем, не прошло и четверти часа, как флибустьеры попались в ловушку: чертыхаясь и отплевываясь, выплескивают за борт обе чашки: Мария снова насыпала соль в банку, где раньше хранился сахар. Посовещавшись, друзья решают не рисковать и пить остаток кофе без сахара. Потому что крысиный яд ведь тоже хранится где-то на камбузе…


Грубоватый Ярек хорошо понимает капитана, несмотря на разницу менталитетов. Он тоже видел войну, видел во всей красе: был доктором в полевом лазарете, самым молоденьким из всех. Его вырвали с учебы и отправили на фронт. “Доучишься на практике”, сказал его профессор на прощание. И он доучился… Наши мелкие болячки Ярека не страшат. Не работа, а отдых. А еще, путешествуя по водным артериям, легко вообразить, что однажды мы причалим к сердцу, и там-то и будет ждать Дом. Тот Дом, куда Ярек хотел вернуться, но не вышло: родную деревеньку стерла с лица Земли kurwa-война.


Ярек щуплый и легкий, ему нравится работать на свисающих с купола полотнищах, придумывать элементы. Он любит сидеть внутри связанных хвостов, как в коконе, иногда даже засыпает там. Спасть Ярек умеет где угодно и в любой позе. Правда, потом у него болит шея, но он никому не жалуется, только растирает себе мышцы лечебной мазью до полыхающей красноты, предварительно выставив из каюты Флавио. Раздеваться при нем он не любит. Но своего напарника жалеет, хотя однажды и разбил Флавио скулу. Можно не объяснять, за что? Кажется, единственный человек, к кому развратник ни разу не приставал – это капитан.


Флавио худо-бедно выучил французский, так как больше всего мы путешествуем именно по Франции, однако избавиться от итальянской привычки пихать повсюду гласные так и не сумел. Да и общаться предпочитает на этакой смеси, которую мало кто понимает за пределами “Травиесы”. Хотя в последние годы Флавио стал стараться получше. Чтобы впечатлить Рауля, полагаю. Безнадежное дело, но кто я, чтобы меня слушали?


После обеда – снова репетиции. На этот раз присматривать за нами некому, Карлос уехал в город верхом на Томасе по каким-то делам, однако все занимаются прилежно. Рауль помогает Пианистке разобрать ноты, которые невесть откуда притащила Жанна. Сама укротительница заставляет Пашу наконец явить королевскую сущность, выполнив несколько прыжков через обруч и огласив окрестности громовым рыком. Кормит его за это курагой. Я волнуюсь: наша репетиция планируется чуть позже, вдруг мне ничего не достанется? Гроза саванн – тот еще обжора.


Карлос возвращается, когда солнце касается елочных зубьев на том берегу. Но слышишь? Что-то не так! Бежим наружу, скорей!


Капитан приехал не один, Томас тяжело раздувает мыльные бока, а Карлос во весь голос призывает Рауля и Ярека. Первого – помочь снять с седла нечто, больше всего похожее на ужин Паши, а второго, – вернуть этому куску мяса человеческий вид… если получится. Нет, не спрашивай, я не люблю говорить о тех, кого спасти не удавалось. Как же этот человек насолил городским, что они его так разукрасили?


Прежде, чем цирковые успевают возмутиться, Карлос поднимает руку:


– Я нашел его не здесь. Ездил в Ансени, договариваться на счет починки “Травиесы”. Мальчишка валялся на дороге. Ближайшая приличная больница в часе пути. К нам было ближе.


Он рассказывает отрывистыми фразами, я чувствую: неспроста. Он знает что-то еще и не говорит. Но сейчас это не важно, куда важнее позаботиться о пострадавшем. Пока Рауль с Карлосом спускают его с седла, он стонет так жалобно и дышит с таким хрипом, что сердца сжимаются у всех. Лицо обезображено побоями, даже не разобрать, кто это: европеец, метис, азиат? Но последнее вряд ли: волосы у него светлые как у Рауля в тех местах, где не залиты грязью и кровью. Пахнет бедняга отвратительно… и самое мерзкое – следы запахов троих человек. Эти трое оставили на парне метки, что людям подобного сорта кажутся свидетельством собственной мужественности.


Дети жадно высматривают подробности, никто не гонит их, пока не путаются под ногами. Нет смысла скрывать неприглядную картину, которой в любой момент может обернуться реальность. Жозель с Пианисткой уже несут в каюту Ярека и Флавио чан с горячей водой, Мария – стопку чистых тряпиц. Дети толкутся на входе, перекрывая доступ воздуху, Ярек ругается. Флавио спешно сворачивает свой матрац: ему не впервой освобождать место страждущим. После он, прихватив Панетту и Трубача с Мальчиком, скрывается в трюме. Через некоторое время оттуда раздается гулкий звук: перевернули карточную бочку. Взять на себя детей – это лучшее, что итальяшка может сейчас сделать. Я даже умиляюсь, на миг забыв о своей клятве непрощения.


Судя по скудному имуществу, что Мария вынесла из каюты с найденышем, это бродяга. Мария вытряхивает его одежду, брезгливо щурясь, проверяет швы на наличие вшей. Судя по тому, как разглаживается ее лицо – не находит. Но у бедолаги нет даже носового платка! Из кармана потрепанных штанов выпадает пара монет, они катятся по доскам, я успеваю прыгнуть и прижать кругляши к палубе до того, как они провалятся в щель. Мария улыбается, цокает мне. Вот я уже сижу рядом и подставляю шею под ее ласковые пальцы. Заодно с любопытством разглядываю вещи. Ботинки-то неплохие, словно бы сшиты на заказ… Вон и вензель сапожника на боку. Только потрепаны сверх всякой меры. Жозель тяжело проходит мимо и выливает за борт уже третье ведро бурой воды. Мария достает мыло и стиральную доску.


Время выступать, собирается народ. Карлос велит собраться и нам, вспомнить о том, что мы делаем. Несем радость, даже когда глаза видят боль и грязь. И мы несем, выжимаем из себя все, что можем. Я танцую на натянутой веревке, Мальчик выдает заводное соло на барабанах, Флавио работает за двоих, змеей ползая по подвешенному шесту, Паша прыгает сквозь горящий обруч…


В сумерках, когда метелки ковыля начинают светиться под восходящей луной, мы снова на барже. Ступай тихо, видишь: все страшатся лишний раз скрипнуть доской, чтобы не спугнуть надежду. Из каюты выглядывает Ярек, взмокший и усталый, как после выступления.


– Жить будет, коль не помрет.


Это обычный юмор Ярека, можно выдохнуть с облегчением. Но жители “Травиесы” все же по одному, по двое заглядывают в каюту, где на белой подушке, до пояса укрытый одеялом, в бинтах и примочках, спит наш новый постоялец. Он молод, наверное так же, как Флавио. Волосы и правда светлые, а на щеке то ли ямка шрама, то ли родинка в форме ромбика.


Ярек уходит мыться. Я сижу над дверью, важно скрестив руки на груди, и слежу за порядком. Когда Жанна чересчур громко стучит каблуками, шиплю на нее. Она хищно улыбается (ох, сполна получу за свою вольность…), но послушно ступает тише. Флавио приходит с детьми.


– Я сплету ему ловец снов, – тихо шепчет Панетта, жалостливо сложив бровки.


Словно в ответ, парень на кровати сипло вздыхает.


Рауль кивает мне, заглядывает в каюту скорее, следуя примеру остальных, чем вправду волнуясь… и внезапно издает восклицание, которое я не могу разобрать. Вваливается в полутемную комнатушку, опускается на колени у кровати, горой нависая над спящим. Я нервничаю, бегу за ним, потом возвращаюсь к порогу, размышляя, не позвать ли Карлоса или Ярека. Но Рауль больше ничего не делает, только стоит все так же, на коленях, словно перед распятием, и смотрит, беззвучно шевеля губами. Потом тянется, будто собираясь убрать с израненной щеки прядь волос, но не решившись, роняет руку. Бука успевает уйти до возвращения Ярека.


А я еще долго сижу под звездным небом и умираю от любопытства.

Сера


Мария с Жозель любят посидеть в жаркий полдень на носу “Травиесы”, болтая босыми ногами. Тремя: протез Мария кладет в тени, чтобы не нагрелся на солнце. Хромая служанка никому из белых господ не сдалась, так Мария оказалась здесь. И уже, кажется, давно забыла о том, что чем-то отличается от цирковых, ну, исключая цвет кожи. Поэтому она не спускается на берег без крайней нужды: мир твердой земли принадлежит рабовладельцам, о которых Мария предпочитает не помнить.


Она любит детей. На представлении частенько прячется за занавесом и разглядывает восторженную детвору, сверкая во мраке белой улыбкой. Панетту Мария считает своей приемной внучкой, поет ей пахнущие алыми пустынями песни на ночь и заплетает золотые косы, что так красиво струятся в ее темных ладонях.


Сейчас Мария курит трубку, выдыхая кольца, что быстро растворяются в льющемся с небес свете. Ее лучшая подруга Жозель лежит рядом на подушке, надвинув на глаза соломенную шляпку с приколотыми свежими ромашками. Наверняка их принес кто-то из мальчишек.

Баржа застыла в сонном мареве кончающегося лета. Река не колышется, словно зеленое зеркало, по бокам подернутое ряской-патиной. В лазарете, которым обратилась каюта гимнастов, тревожная тишина: сначала парень пришел в себя, но успел лишь спросить, отчего вокруг так темно. Затем снова уплыл в забытье, да еще и жар поднялся. Рауль с Жанной с рассвета уехали в город. Ярек и Карлос шепотом спорят, везти ли найденыша в больницу, однако запрягать нашу капризную кобылу в телегу… безопаснее запрячь Пашу, честное слово!


Ярек ходит вокруг каюты кругами, говорит сам с собой и грызет ногти. Потом возвращается, меняет больному повязки, колет какие-то ампулы, поит парнишку водой с ложки. Тот глотает сам. Это хорошо.


К закату температура спадает, Ярек бинтует собственные пальцы, торопливо ест обед, что уже во второй раз греет для него Жозель, и снова возвращается к роли сиделки. Флавио репетирует над водой, поглядывая на свою каюту. Осторожнее, идиот ты этакий! Ну вот, едва не сорвался. Хотя в худшем случае негоднику грозит внепланово искупаться, не более. Когда Ярек показывается, Флавио спрыгивает на палубу.


– Ты и сегодня оставишь меня работать da solo?


Ярек вспыхивает:

– А я тут, по твоему, развлекаюсь?!


– В афише указан дуэт!


– Спроси Карлоса, что он предпочтет: скидку на билеты за отсутствие акробата или труп на борту!


Итальяшка кривит губы. Ярек преувеличивает, оба это знают. Если уж ему в свое время удалось выходить самого Флавио, то этого бедолагу – и подавно. Но красавчик не хочет спорить, он знает, как это кончится: один перейдет на польский, другой на итальянский, оба охрипнут и в итоге разойдутся ни с чем. Ярек уходит курить за угол, его напарник возвращается к своему занятию. Но смотри: эти густо подведенные ресницами глаза слишком уж задумчивы. Мальчишки с удочками на том берегу улюлюкают, Флавио разминается, залезает на самый верх. В простом трико для тренировок он весь черно-золотой. Плавно выполняет “крокодил”, “планш”, переходит в “двойной венсон”, выпрямляется… Пальцы соскальзывают, левая рука успевает вцепиться в перекладину, но вывернутое плечо примет на себя вес всего тела! Едва слышный хруст, крик и удар об воду: пальцы разжались от боли. Зеленая глубина втягивает Флавио, он быстро исчезает во мгле, полной водорослей. Мальчишечьи свист и хохот летят по воде от берега до берега, их спугивает второй всплеск – это Ярек прыгнул в реку.


На палубе лужи и плети нитчатки, мокрая одежда. В белой мисочке – нежно-розовые разводы и шприц, пахнущий, как давнее зелье Вольфганга. Вправив и перебинтовав плечо итальяшке, Ярек шипит:

– Признайся, что сделал это специально!


Флавио мрачно смотрит в пол. Я спрыгиваю с бельевой веревки, на которой качался, и сажусь рядом. В этот раз я на стороне Флавио: хоть границы меж болью и удовольствием для него размыты, он не стал бы намеренно увечиться, чтобы не работать. Какое-то подобие совести есть даже у этого члена команды. И Карлос бы не просто рассердился, но перестал уважать, а дороже этого уважения у Флавио ничего нет. Ну и деньги ни для кого из цирковых лишними не бывают, это тоже серьезный аргумент. Тем, кто выступает, достается больше.

Возвращаются Жанна и Рауль. Мария забирает Томаса, чтобы почистить перед шоу. От буки пахнет спиртным, но он не пьян. К моему удивлению, так же пахнет и от Жанны. Вот уж странно представлять их сидящими в пивной вдвоем. Я извожусь от любопытства, но мне ни за что не узнать, о чем говорили два молчуна! Нужно было попроситься поехать, хотя города я не слишком-то люблю, даже маленькие. Пойду поплачусь Томасу. Этому флегматику хоть земля тресни, лишь бы только пожрать да поспать всласть давали. Готов поспорить: он не вслушивается в то, что ему говорят, зато никогда не перебивает. Кстати, остальные тоже нет-нет да и исповедуются Томасу. И каждый свято уверен, что столь оригинальная мысль не может прийти в голову кому-то еще.


Итальянец быстро обзаводится поклонниками и поклонницами в любом городе, и этот – не исключение. Флавио продает билеты и, кажется, нас ждет хорошая выручка: белозубая улыбка творит чудеса, а рука на перевязи добавляет к восхищению тонкую нотку сострадания. Люди готовы платить полную цену за вход даже при отсутствии акробатического дуэта, лишь бы кумир улыбнулся еще раз.

Когда мы возвращаемся на баржу, то видим у лазарета Рауля, который хмуро смотрит в мглистую речную даль, подпирая косяк двери. Ярек кивает ему:

– Спасибо. Очнулся?


– Да.


– Не видит?


– Нет.


– Хоть сказал, как его зовут?


Рауль коротко выдыхает и отводит глаза.


– Его зовут Натаниэль.


Судовой доктор явно ждет, пока Рауль уйдет, но тот не двигается с места, задумчиво ероша свои светлые патлы. Мимо гуськом проходят цирковые, в сумраке белое раскрашенное лицо Вольфганга жутковато плывет в воздухе отдельно от тела.


– Можешь идти, – наконец, говорит Ярек.


– Я могу присмотреть за ним и дать тебе выспаться, – неожиданно предлагает бука. Доктор удивленно поднимает брови. – Мне все равно сегодня… не уснуть.


Неловкая попытка скрыть тайну окончательно выставляет ее напоказ: Рауль ранее не отличался излишней заботливостью по отношению к чужакам, да и спит он лучше многих. Горло буки раскаленными путами стягивают взгляды Ярека, Флавио, Карлоса, который неслышно возник на пороге капитанской каюты, и остальных, что слушают разговор чуть поодаль.


– Ладно, – Ярек пожимает плечами. – Тогда я иду спать к тебе. Вода на столе, судок под кроватью, тряпки на полке. Измеряй температуру каждые два часа и записывай в журнал. Если будет стонать или еще что – зови меня сразу.


***


Мы снова в пути, пусть и ненадолго. Чтобы починить “Травиесу” надо перебраться в Ансени. Я спускаюсь по вязкам веревок на внешней стороне борта, свешиваюсь, держась хвостом, черпаю рукой, оставляю за собой кружевной след. Он исчезнет, но река будет помнить меня и мое прикосновение. Она забирала наши слезы, кровь и пот, она будет помнить нас всех.

Ярек говорил, что временная слепота может случиться от сильного удара по голове, и Натаниэль ко всеобщему облегчению прозревает уже к вечеру следующего дня, Панетта счастлива, что первым, что найденыш увидел, был ее ловец снов. (Жозель дала ей самые красивые нитки и пожертвовала одно из маленьких пялец). В Ансени есть больница, но на предложение отвезти его туда наш гость говорит твердое “нет”. Согласись, он прав: бесплатные больницы порой страшнее тюрем. В Ансени настоящая пристань, там много яхт и лодок. Хорошо, что нам не нужно ютиться среди них. Мы швартуемся чуть дальше, за бетонным бугром, где от волн отражается звон стали и клубится дым мастерских.


Рауль пропадает в городе, едва сходни касаются берега, и возвращается глухой ночью, способный лишь худо-бедно переставлять ноги. Дежурит Карлос. На входе придерживает буку за плечо, что-то тихо спрашивает, тот трет лоб, отрицательно качает головой. Я несусь со всех ног, перепрыгивая с крыши загона на крышу каюты, но не успеваю разобрать ни слова! Вот невезение! Может, хоть ты что-нибудь слышал?


Тень Флавио проносится мимо летучей мышью. Рука на перевязи – не помеха для его инкубьей жажды, но медное крылышко на каюте Рауля впервые оказывается намертво заклинено изнутри. Флавио нелепо топчется у двери, потом свешивается с борта, стараясь заглянуть в окно. Стоит он так довольно долго, явно прикидывая, как ловчее добраться по лееру, пока фонарь не начинает двигаться по палубе, в итоге замерев за спиной красавчика. На больное плечо опускается рука Карлоса.


– Флавито, ступай спать. – Итальяшка, слепой в ярком свете, таращится, приоткрыв алый рот. Неужто и вправду верил, что капитан о его похождениях не знает? – Ступай, ступай, caro mio.


День приносит с собой зной и трех серых от въевшейся пыли рабочих. Они обмеряют пробоину (спасибо пьяному богатею на скоростной яхте и тяжелогрузу с камнями). Даже немного грустно: с дырой в боку мы уже сроднились, крен придавал “Травиесе” особый шарм. Жозель болтает с подрядчиком и его помощником о судостроительстве, неожиданно для них обнаруживая глубокие познания в этом вопросе. Мужчины приходят в восторг и зовут ее с собой в бистро. Жозель вежливо отказывается, но по розовеющему лицу видно, как она счастлива.


Жара давит, словно прессом, Мария и Рауль носят воду животным, Жанна наливает ванну капуцинам. Моя нарядная жилетка отправляется в стирку, хотя мне кажется, что еще недельку она вполне могла прослужить… Не люблю ходить без нее и сливаться с толпой.

Окна и двери Ярековой каюты распахнуты настежь, чтобы хоть немного охладить воздух внутри. Доктор сидит у порога вместе с Панеттой. Они чистят картошку к обеду и развлекают байками Натаниэля, благо, баек у цирковых великое множество, а он отвечает нечасто и коротко (горят разбитые губы). Смеется, то и дело болезненно охая (ребра тоже ноют).


Рауль, выходящий от Паши, видит раскрытую дверь лазарета и замирает, словно наткнувшись на стену. Опускает лицо и гепардом пробегает мимо, изменяя своей обычной медвежьей вальяжности. Удивленная Панетта смотрит ему вслед.


На другой день Жанна вместе с Марией уводят лошадей с баржи: Томас может переносить резкие звуки, а как воспримет их кобыла – неизвестно. Двух капуцинов Мария несет с собой. Сварка пугает меня. Сияет так, словно у нас в трюме поселилась звезда. Тянет лучи сквозь щель, хочет на волю. Паша ревет в ответ рычащей болгарке. От ударов заклепочных молотков вздрагивает Вольфганг, а Жозель улыбается. Она с самого утра устроилась с вязанием под козырьком пустой конюшни, чтобы наблюдать за рабочими. Подрядчик приветственно машет рукой.


К одиннадцати объявляют, что Закари будет обедать с нами. Дети спрашивают, кто это, взрослые таинственно улыбаются, поглядывая на Жозель. Три кастрюли и укутанный в одеяло чугунок хранят в себе дивные яства. Цирковые накрывают стол скатертью, едят чинно, в кои-то веки пользуются ножом и вилкой. Карлос – настоящий фокусник – где-то раздобыл даже белоснежные салфетки! Закари и Жозель почти не едят, но болтают без умолку. Пианистка шикает на сыновей, привычно обменивающихся кусками, желанными для одного и отвратительными для другого. Рауля за столом нет.


Натаниэль пробует вставать. Мы узнаем: его избили за то, что парень не захотел добром отдавать свои серебряные часы. Часы ублюдки все же забрали и чуть не забрали жизнь. Карлос глубокомысленно замечает, что это будет уроком на следующий раз: ценность жизни и здоровья ни с чем не сравнима. Особо новичка никто не расспрашивает: захочет – расскажет сам. Вечером он сидит в плетеном кресле Марии, куда Ярек натолкал подушек и с нескрываемым интересом смотрит на Трубача с Мальчиком, которые разучивают какой-то марш. Рауля нигде не видно.


Смотри, баржа вместительна, однако на ней невозможно спрятаться всерьез – стоит выглянуть из каюты, как обязательно встретишься с соседями. Хотя бы потому, что гальюн один на всех.


Ночью я ворочаюсь, не в силах сомкнуть глаз. Судно пропахло жженым железом и плавленой резиной, звезды поглотило зарево прибрежных фонарей. Давай лучше выйдем наружу, ветерок пригладит вздыбленную шерсть, унесет дурные мысли… Гляди-ка, не только мне не спится сегодня! Грузная фигура с рюкзаком шагает прочь от дома. “Травиеса” жалобно скрипит Раулю вслед. Не успеваю я предпринять что-либо, как другая фигура кубарем скатывается следом, сверкнув босыми пятками. Зацепившись за последнюю доску сходней, падает на колено, но тут же вскакивает и бежит дальше. Здоровая рука хватает Рауля за куртку.


– Ты уходишь из-за меня?!


– Убери руку, иначе будешь носить на перевязи обе.


Слова Рауля тяжело падают на дорогу. Он идет дальше.


– Amore! Нет, не уходи!


– Засунь свою amour (Рауль нарочно подчеркивает разницу произношений) туда, где у тебя разве что рукояти штурвала не побывали!


Флавио бежит следом, хоть больше не пытается трогать.


– Хочешь, я больше не буду к тебе приходить. Я клянусь! – его голос дрожит, готовый сорваться. – Не нужно из-за меня…


– С чего ты решил, что это из-за тебя?! – взрывается Рауль.


Флавио ошеломленно замирает. Рауль делает еще тринадцать шагов и останавливается. Стоит, опустив голову, долго, у меня даже рука затекла держаться за перекладину фонаря. Потом разворачивается и идет назад, мимо Флавио, поднимается на “Травиесу” и захлопывает за собой дверь своей каюты. Итальяшка какое-то время стоит на берегу, дрожа от ночного ветра, потом тоже возвращается. Пойдем-ка спать и мы.

Кальций


Натаниэль умеет петь. Это выясняется в день окончания ремонта, когда сверкающая одним боком “Травиеса” отходит от пристани. Пианистка с Трубачом на два голоса пели, развешивая чистое белье, а тихо подошедший гость неожиданно вступил третьим, да так ладно, что заставил их умолкнуть и выглянуть из снежных ущелий пододеяльников. Прибежал Трубач с калабашем. Теперь на скамье у борта сидят вчетвером, а мы слушаем песни: дорожные, традиционные, песни из фильмов, веселые и грустные.


Под конец Натаниэль, прищелкивая пальцами, поет “На рассвете”*, да так отлично копирует Даунинга, что чудится: сам черно-белый джентльмен в котелке соскочил с экрана. Откуда у уличного бродяги столь безупречный английский? Стоило бы спросить и о том, откуда у него часы, за обладание которыми разбойники вступили в драку… Но сомнения растворяются в звуках музыки. Сейчас время слушать, а не искать ответы. Кто-то как я, подобрался поближе (на коленях у найденыша очень даже уютно, несмотря на стойкий запах йодной мази), кто-то распахнул створки окошек, чтобы не препятствовать ноткам запрыгивать на подоконник; а кто-то делает вид, что его нет, прячась в темной берлоге.


Пока длился ремонт (небыстрый, к слову, мы успели возненавидеть этот бетонный берег с бензиновой водой), Рауль сбегал в город до свету и возвращался после полуночи. Теперь он решил поиграть в Пашу: сидит в клетке и не выходит ни к завтраку, ни к обеду, ни к ужину. Обеспокоенная Мария несет теплую кастрюльку, но он не отпирает ей дверь. Карлос открывает замок своим ключом и входит внутрь, не позволяя никому даже заглянуть. Окно каюты плотно закрыто, я могу слышать лишь неразборчивое гудение низких голосов, будто двух шмелей заперли в кофейной банке.


Бука показывается перед самым рассветом, когда фонарь дежурного гаснет и шипит голодным керосиновым облачком. Тихо убирает в стойлах, задает зверям корм. После снова прячется в своей раковине из листового железа, едва смягченной полированным деревом наличников.


Флавио расстроен, и об этом знают все. В отличие от тех, кто замыкается во время душевных переживаний, красавчик страдает открыто. Громко, внезапно заливаясь слезами и ярко, оставляя на смуглой коже предплечий длинные царапины. Благо, от ногтей, а не от лезвия. Все, кроме посвященных, уверены, что Флавито решился на признание, а Рауль его отверг. Дети притихли, Мария второй раз недоварила картошку, Вольфганг хмурится и вздыхает. Даже кобыла ведет себя смирнее обычного. Любой конфликт на столь малом пространстве – мучение для всех. Только один Карлос выглядит спокойным. Одна надежда – что привычная работа отвлечет от грустных мыслей.


Спустя еще три дня мы причаливаем ниже по реке, в красивом месте с плакучими ивами. Через десяток лет капли крупных сел сольются друг с другом и станут еще одним городом, ивы вырубят и задушат берег камнем. Но пока здесь курятся вечерние одуванчики и шелестит рогоз.


Шатер возводится медленнее обычного, потому что наша главная рабочая сила тратит уйму времени на прятки от новичка. Удивительно, но никто кроме нас с итальяшкой не обращает на это внимания: репутация мрачноватого отшельника сейчас служит добрую службу Раулю. Благо дело, Натаниэль не спешит исследовать берег и большую часть времени проводит в закутке-кладовушке у камбуза, где ему повесили гамак.


В одно из ветреных утр Флавио спит прямо на палубе после дежурства, завернувшись в одеяло с головой, лишь смуглые пятки торчат. Однако холод пролезает внутрь кокона, заставляя спящего неохотно раскрыть глаза. Он видит большую фигуру, что стоит возле бывшей кладовой. Рауль достает из-за пазухи сверток бумаг и кладет на порог. Верхнюю тут же подхватывает ветер, бука, беззвучно чертыхаясь, бежит за белой чайкой, которой оборачивается полосатый нотный лист. Полосы видны ясно и усыпаны кружевами точек и линий. Наконец, лист схвачен за крыло, Рауль придавливает ноты гладким камнем, что обычно подпирает дверь в камбуз. И уходит.


Флавио уже не хочет спать, и прятаться от холода тоже не хочет. Его лихорадит, палуба – горящие угли, одеяло – раскаленный лист жести. Флавио садится так резко, что стреляет в больном плече, но он специально опирается на руку, доводя боль до сверкающей остроты. Поведение Рауля становится кристально ясным… Флавио ему не мил, а вот этот мальчишка вызвал чувства. Те чувства, на которые, как думалось, бука в принципе не способен. В тихом омуте черти водятся, да только не Флавио их разбудил. Теперь смотрите-ка, пишет песни для возлюбленного!


Флавио поднимается, машинально накинув на плечи одеяло, и ходит по пустой палубе взад и вперед. Чем этот юнец мог зацепить? Мордашка самая обычная, несколько грубоватая, несмотря на то, что отеки почти сошли. Поет красиво? Но Пианистка тоже поет, однако с ней Рауль так себя не ведет. Да, он приносит ей ноты, но не ей персонально, а… Нет, странное поведение началось еще до мюзикла, который пришелец устроил на борту. Значит, просто жалость? Собственное отражение (да, они немного похожи)? Или, может… Флавио вспоминает слова Рауля о штурвале и кусает губу, кусает, кусает, пока во рту не становится солоно. Рауль вырос в хорошей семье, долго жил в окружении достойных людей. Наверняка ему нравятся чистые. Непорочные. Темные брови сходятся у точеного переносья, рот кривит презрение. Одеяло попугайскими крыльями хлопает на ветру.


Утром Натаниэль взволнованно благодарит Пианистку за чудесную песню. Та краснеет, бледнеет, отводит глаза, но не выдает истинного автора. Однако атмосфера на барже становится все напряженнее, и даже кобыле понятно, что долго так продолжаться не может.


***


Мальчик бежит по дороге, размахивая руками. За ним – небольшой грузовичок, за рулем – знакомое с Ансени лицо. Панетта торопится позвать Жозель. Как на зло, женщины задумали большую уборку, и потому на “Травиесе” куда мокрее и грязнее обычного. Мыльные пузыри летят в небеса, Трубачу достается ласковый подзатыльник, луковая трубочка падает за борт. Люди драят щетками все, до чего могут дотянуться. Панетта добирается до адресата через переливчатые лужи, Жозель ахает, но не успевает ни переодеться, ни сполоснуть руки, а подрядчик уже поднимается на борт. В честь уборки Жозель в штанах и заплатаной на локтях рабочей рубахе, а волосы небрежно заколоты у затылка. Мария встает рядом с побледневшей подругой, меряя нежданного гостя испытующим взглядом. Закари не шокирован, но смущен, и неловко комкает шляпу в руках.


– Доброе утро, мадемуазель! И все… Всем вам! Я тут… проезжал мимо, и решил, что, быть может… Что я могу… Что вы…


Бедолагу спасает Карлос:

– Пожалуйте сюда, ко мне, мсье, пропустим по стаканчику, пока дамы закончат наводить чистоту. Вы не торопитесь?


– Нет, что вы! – Закари, словно извиняясь, смотрит на Жозель, которая так и стоит изваянием в центре палубы. – Но я не вовремя… Может, в другой раз?


– Ни в коем случае! Пойдемте.


Мария толкает подругу в бок, и та отмирает, бежит в каюту.


К ужину баржа переливается натертым деревом и медными украшениями, из загона пахнет свежим сеном и… Томас! Мог бы и обождать, позволить полюбоваться результатом стольких трудов, бесчувственный ты чурбан!


Мария готовит одна, к ней присоединяется Натаниэль. Ему поручено чистить репу и морковь, резать хлеб, чтобы после сбрызнуть его чесночным маслом и запечь до хрустящей корочки. Жозель и Закари гуляют за рощей. Я наблюдаю за ними с крыши капитанской каюты и флюгер-петушок попискивает мне в ухо. Белый кружевной зонтик то показывается меж деревьев, то снова пропадает.


Ужинаем радостно, за исключением отсутствия за столом Жозель и, естественно, Рауля. Я играю с Панеттой (без главной блюстительницы приличий никто не прогоняет меня из-за стола). Жанна шепчется с Пианисткой, они хихикают, прикрываясь руками. Карлос задумчив, но улыбается и отвечает на шутки повеселевшего Вольфганга; Флавио звонко смеется, словно напоказ, и стреляет глазами в найденыша. Тот нежно розовеет щеками, но смело возвращает красавчику взгляд. Вот это да… Флавито нашел достойного противника!

Закари ночует в своей машине близ баржи. Разумеется, никто ни на миг не поверил в то, что он “проезжал мимо”, ведь от Ансени до нас несколько дней пути. Закари выехал почти сразу после отплытия “Травиесы”. Из трюма несутся шепотки: подруги не спят. А меня вот совсем разморило. Будь добр, почеши мне голову, пока я не усну.


***


– За городом есть домик… понимаете, мой домик с садом. – Закари дергает рукой, словно желая показать силуэт, но в последний момент стесняется и возвращает пальцы на поля прижатой к груди шляпы. – От матери достался. Там очень тихо, сад немного запущен, ведь у меня совсем нет умения наводить уют. Зато в лесу живут свиристели.


Аккуратные саквояжи стоят у ног. Жозель смотрит в лицо каждому из нас. Панетта бросается к ней обниматься, не сдерживая рыданий. Жозель прячет лицо в пшеничном поле кос, она боится неизвестности, это видно невооруженным взглядом, но упустить шанс на счастье боится еще больше.


Закари откашливается в кулак.


– Вы не подумайте… Понимаете, такое родство душ встречается реже упавших звезд, – его покрытое рябинками лицо краснеет, он смущен своей невольной, пафосной поэтичностью, но все же продолжает: – Я не так молод, чтобы разбрасываться шансами.


Я хорошо представляю Жозель хозяйкой маленького домика, в котором полно окон, жаждущих кружевных занавесок.


Мария стоит рядом с подругой и придерживает на голове большую сумку. Она ни за что бы не бросила Жозель наедине с непроверенным человеком и в случае чего сумеет постоять за них обеих. Наобнимавшись с людьми, Жозель торопится попрощаться с животными. Томас мягко берет из ее ладони дольку яблока, его отталкивает кобыла. Паша урчит, как трактор, подставляя загривок под сильные пальцы. Каждому из капуцинов достается поцелуй и вязаные носочки, которые Жозель загодя связала к Рождеству.


Мария прижимает к груди Панетту. Девочка отказалась ехать а неведомый дом, по крайней мере, сейчас. Мария капает слезами ей на макушку и обещает вернуться уже скоро – весной, когда “Травиеса” будет возвращаться на север. Карта наших постоянных скитаний есть в голове у каждого, но даже если что-то изменится, Карлос непременно зайдет в Ансени разузнать как Жозель с Марией устроились. Свои милые обломки он не бросает никогда, на карту будет нанесена новая точка, а в почтовые отделения до востребования станет приходить на два письма больше.


Так, счастливые и печальные, мы разом остаемся без двух основ нашего бытового благополучия. Остаемся с надеждами: одной – что они не вернутся… о другой и думать стыдно – что все же вернутся.


____________________________________________

"На рассвете" – песня из фильма "огни Нью-Йорка" 1928 г.

Магний


Теперь Панетта живет с Пианисткой в трюме, а в надстройке юта – Натаниэль с мальчишками. Братья в полном восторге от нар, которые им сколотил Ярек (а отшлифовал Рауль, но это ночной секрет). Меню изменилось: теперь на десерт подают ванильный пудинг, на который дети смотрят с большим подозрением, и, я считаю, они правы: та еще гадость. На кухне работают Пианистка, Панетта и найденыш. Чую, скоро это станет его кличкой.

После завтрака Ярек стучится к капитану, и лицо у него мрачнее некуда. Через минуту я понимаю – почему. Из шкафчика пропали ампулы обезболивающего. Вдвоем мужчины смотрят в круглое окно, где Натаниэль о чем-то разговаривает с пасущимся Томасом.


– А где Вольф? – тихо спрашивает Ярек.


Карлос бледнеет и срывается с места.


Мы находим его в дальнем углу трюма, где прежде пряталась от шестиглазой твари Панетта. Клоун улыбается клоунской улыбкой, по глубоким морщинам течет.


– Прости меня… Прости.


Он смеется заторможенно, словно пластинку с записью хохота придерживают пальцем. У Карлоса такое лицо, что я понимаю: обезболивающее сейчас требуется ему самому, укол прямо в сердце. Они с Яреком подхватывают старика подмышки и несут в каюту.

Карлос ставит новый номер, с Панеттой и Яреком. Девочка боится высоты, но полна решимости преодолеть свой страх. Начинают с низко подвешенной трапеции. Доктор держит в ладони ступню новой партнерши осторожно, словно это хрупкая синица. Панетта расцветает над его головой темным кружевным цветком.


Мальчик, не спрашивая разрешения, берет из каюты спящего Вольфганга грим и парик, а потом показывает всем точную копию лучшего номера клоуна, только его тонкая фигура в роли рассеянного старика смотрится скорее трогательно, чем смешно. Впрочем, грустные клоуны тоже бывают… Карлос дает добро. Мальчик улыбается Панетте, та возвращает воздушный поцелуй. Найденыш смотрит на них и негромко поет. Мелодия незнакома, но я знаю, где ее исток.


Мы выступаем, Натаниэль смотрит, приоткрыв рот, ему нравится наш яркий карнавал посреди предосенней тихой провинции. В этот раз на арене полыхает пламя. Наш билетер с тоской смотрит на алый с золотом костюм напарника, готовящегося к выступлению, и со вздохом повязывает на шею ядовито-оранжевый шарф Жанны.


После шоу Найденыш убирает арену и ряды вместе с мальчиками, а когда те уходят, еще долго бродит по пустому шатру. Трогает золотые кисточки занавеса, пробует на вкус запах керосина, оставшийся от огненного дыхания Карлоса. Поднимается на помост для оркестра, гладит пальцами пюпитры, в конце концов решается сесть за инструмент Пианистки.


Вольфганг понимает в настройке, потому наш роялино в прекрасном состоянии.

Натаниэль играет тихо, но пальцы бегают по клавишам уверенно, а на лице Найденыша – истинное блаженство. Кажется, его глаза уж слишком влажно блестят. Слушай, да это вовсе не бульварные песенки, а настоящая классика! Партита до-минор Баха звучит нелепо и дико в темном цирковом шатре, музыка летит от белеющей рубашки ввысь, отчаянно мечется под куполом; наши веселые алые полосы для нее – прутья клетки. Обрывается на полутоне, а у мрака вырастают руки, ложатся на белые плечи Натаниэля, черная голова склоняется, заливает кудрями, шепот вспархивает и рассыпается отдельными выдохами.


Я спускаюсь вниз, бегу на помост. Не раздумывая, вцепляюсь в ногу мерзавца, но промахиваюсь, а прокусить сапог мне не под силу. Меня стряхивают прочь, вполголоса ругнувшись.


Найденыш не испуган, а следовало бы. Светлокожая кадыкастая шея вытягивается назад, словно у гуся под ножом, шаркают о пол подошвы, скрипят ножки банкетки. Два силуэта, светлый и темный, отходят от роялино, неловко задетая фальшивая нотка зовет Найденыша назад, но тщетно. Больше я ничего не различаю, только слышу и угадываю. Шорохи удаляются в сторону загона, я следую за ними, оставаясь невидимым. Шелест и дыхание сменяют тихий вскрик и глухое чавканье, словно за стенкой ужинает вампир. Жаль, наши стойла сделаны не из занозистой осины…


– Хочешь меня?


– Да… боже, да…


Господи, отвернись и не смотри на то, как жалки они оба: один – в своей толкающей на низость ревности, другой – в рассеивающейся иллюзии невинности.


Когда все кончается, остается лишь тянущийся по колкому сену мускусный пар, дыхание спящих да пофыркивание Томаса. Но чу… скрипит дверь.


На фоне луны показывается еще один силуэт с вилами в руках. Замирает на пороге, пока безжалостный свет красит открывшуюся картину контрастами, превращая в афишу фильма ужасов. Фигура, всегда столь крепко стоящая на земле, теряет опору и рушится, словно подбитая катапультой крепостная башня. Скрипит стиснутый могучей ладонью косяк, тонко звякают о пол вилы. Я выбегаю из загона, (успеваю закрыть забытую задвижку, а то потом ищи-свищи кобылу в поле) и вижу спину удаляющегося в сторону баржи Рауля. Даже вусмерть пьяный он шагает ровнее, чем теперь. Слежу, как он поднимается по сходням, замечаю движущуюся навстречу знакомую макушку, яркий кружок фонаря. И успокаиваюсь.


***


Едва сереет щель под дверью. Флавио смотрит на запутавшиеся в светлых волосах стебли сухого шалфея. Ему даже немного жаль этого мальчишку. Несмотря на явный опыт, делал все так робко, нежно, задыхался, словно его душили рвущиеся на свободу бесы. По сравнению с демонами самого Флавио эти – кучка пушистых котят. Флавио пальцем убирает упавшую на закрытые глаза светлую прядь, усмехается и встает на ноги, небрежно завязывая штаны. Потягивается сытым хищником, открывает дверь. Войдя в полутемный шатер, видит, что кто-то стоит посреди арены.


Жанна оборачивается и быстро идет навстречу, а подойдя, с силой толкает Флавио в грудь, ноздри дрессировщицы раздуваются от ярости.


– Что ты сделал, мразь?! Устроил выступление для одного зрителя?!


– Что ты говоришь? – распахивает ресницы Флавито. – О ком…


– Не строй из себя дурачка!


Красавчик картинно вздыхает.


– Ну хорошо, да, я хотел, чтобы он поревновал меня немного, но a lui non frega un cazzo… да вам всем на меня плевать! – гневно заканчивает он.


– Ты понятия не имеешь, что натворил, верно? – сквозь зубы цедит Жанна.


Ее глаза горят, словно два фонаря, Флавио невольно отступает. Жанна внезапно выхватывает из-за пояса бич, плетеная змея прилетает в грудь, а оттуда стреляет воем:

– За что-о-о?!


– Ты – животное. А я укрощаю животных.


Второй удар обвивает раскаленным обручем колени, Флавио падает на четвереньки.


– Ты думаешь лишь о себе.


Ее акцент становится заметен, французские слова – слишком правильными.


Укус бича раздирает ветхую рубашку на плече.


– Кому плевать на всех, так это как раз тебе.


Флавио пытается ползти, но продолжение руки Жанны настигает его повсюду, из круга арены не вырваться.


– Если ты не можешь справиться со своей похотью, то это сделаю я!


Флавио тяжело дышит, опирается локтями на ограждение манежа и вздрагивает от следующего удара. Мир для него – мутно-радужный, осязание как никогда четкое: песок под коленями, прикосновение ткани одежды, воздух, проходящий через носоглотку. Можно ослепнуть и все равно захлебываться в ощущениях… их так много!


– Ты и этого не заслуживаешь, – Жанна почти рычит. – Пустоголовый болван!


Да, да, внутри пусто, блаженно пусто: нет никаких темных желаний, липкого самоосознания – все вымыло прочь. Флавио не замечает, что плачет. Голоса нет, он резко выдыхает накопленное… кажется, за всю жизнь, горячие капли полируют оставшиеся в пустоте шероховатости до мягкого сияния. Но это прекращается, слишком быстро прекращается. Губы сами собой шепчут одно необходимое слово.


– Что ты сказал?!


Жанна удивлена, это слышно по голосу. Флавио облизывает горький пересохший рот.


– Я… сказал… еще…


Две полосы крест-накрест, куда глубже предыдущих, они оставляют спину полыхать, а горло – сжиматься; сердце колотится на пределе. Не удовольствие, не страдание, а нечто далеко за гранью этих пошлых слов.


Сзади тишина. Вокруг. Внутри. Спустя столетия безмолвия Флавио поднимается на ноги и бредет в сторону белого треугольника дневного света.


Кажется, дети напугались крови. Ярек поминает крутые повороты* и качает головой. Ему предстоит сегодня много работы с кройкой и шитьем.


***


Я немало повидал за свою долгую жизнь, но сейчас совершенно растерян. Вероятно, мне передается состояние моего хозяина. Карлос идет к шатру быстрым шагом, лицо – словно к белому куриному яйцу дети кривовато приклеили усы и бородку. Жанна встречает капитана твердым взглядом и сложенными на груди руками.


– Какое право ты имела…


– Ты знаешь, что он это заслужил, – перебивает она. – Полностью!


– Если я сочту нужным кого-то наказать, то сделаю это сам, – рычит Карлос, глаза недобро суживаются. – И вот сейчас…


Я прячу лицо в ладонях: слишком страшно. Смотрю сквозь пальцы.


– Вспомни наш договор! – звонко говорит Жанна, вскинув подбородок.


Карлос отшатывается, словно ему закатили оплеуху.


– Вот, значит, как?! Хорошо! – он рубит воздух рукой-мачете. – Забирай ее! Забирай “Травиесу”, можешь продать и вернуть себе деньги, сжечь! Давай, сожги ее, спали все, что нам дорого! Дорого мне! – Испуганно пищу, забыв, что меня могут заметить, прогнать, но никто не слышит. Жанна пришла на “Травиесу” короткое время спустя после покупки оной. Я удивлялся, откуда у Карлоса такая большая сумма, но, разумеется глубоко не вникал. Могло ли быть… нет, слишком страшно подумать! – Забирай ее, – продолжает капитан, – Но не смей, черт возьми, и пальцем трогать людей!


– Твои обломки, да, – Жанна горько улыбается. – Мы твои винтики и пружинки.


– Все они изменились, я дал им лучшую жизнь…


Жанна морщится.


– Ты не господь бог, ты не можешь изменить суть человека, никогда не мог. Снимайте хоть изредка ваш плащ со звездами, господин иллюзионист!


Она уходит, а я так хочу броситься к Карлосу, но медлю. Вдруг он прогонит? Сегодня ночью я уже получил пинок в бок, другого не хочется.


Все же бросаюсь.


Меня обнимают, баюкают у широкой груди с таким знакомым запахом, трогают колючими усами макушку. Пока мы есть друг у друга, все не так плохо, верно?


Натаниэль сталкивается с нами у шатра. Смотрит еще сонно, но уже испуганно, к рубашке прилипло сено, жесткие стебли пощечиной отпечатались на щеке.


– Возьми Панетту, – отрывисто велит капитан, – езжайте на рынок за продуктами. Спроси у Пианистки что нужно купить. Прямо сейчас!


Найденыш растерянно кивает, торопится к барже. На миг замирает, глядя на алые разводы на сходнях, которые с остервенением трет Мальчик, потом аккуратно перешагивает через ступеньку и скрывается за кормовой надстройкой.


***


Флавио идет по палубе. Шаг в минуту. Судорожные вдохи и выдохи, жар от стягивающих тело нитей. Там чешется и болит, словно сквозь кожу пробиваются мелкие противные перышки. Шагает с доски на доску, пересекая “Травиесу” по диагонали. Спускается на две ступени, туда, где храпит Вольфганг и почти неслышно стучит в дверь. Потом, тихо охнув, опускается на колени. И ждет. И ждет. И ждет.


Он должен попросить прощения у Рауля, хотя все еще не понимает, почему это так важно Ей. Но он попросит. Он попросит прощения у всех и каждого, будет дежурить каждую ночь на холоде, вылижет языком всю палубу, если надо. Все потеряло свое значение, все прошлое: отец, Рауль, его любовник, остальные; весь мир кажется лишь текущим отражением в сероватой воде Луары.


Если Она прогонит его, то жить точно больше незачем.

_______________________


Польское kurwa созвучно итальянскому curva – поворот, кривая.

Натрий


Мы кажемся Найденышу племенем людей высших свобод, лишенных условностей и ханжества, и отчасти он прав. Но лишь отчасти. Наивное дитя, негласные законы действуют как скрепляющий состав любого социума. Найденыш понимает, что случилось нечто ужасное, и ощущает в том свою вину, хоть и не может сказать, в чем именно она заключается. Единственное очевидно: позволить красавцу-итальянцу соблазнить себя было ошибкой.


Игра в прятки становится масштабней. Натаниэль избегает Флавио, а тот, кажется, совершенно отстранился от всего и вся, наконец-то стал идеальным соседом и партнером для Ярека: не ропща, работает за троих, каждое утро растягивается, раз не может пока ничего иного, и не пытается нарушить предписания доктора. Некоторые звери желают, чтобы их укротили… Ах да, с Раулем он пытался поговорить, но тот только рычал, так что затея не увенчалась успехом. К некоторым зверям лучше вовсе не подходить.


Когда баржа входит длинную полосу обрывистых берегов, по верхушкам которых протянуты оградки выпасов, роковая встреча, наконец, происходит. Как я уже говорил, гальюн у нас один, а держать в комнате отхожее ведро или, упаси боже, высовывать зад в окошко неприемлемо для нашего аристократа. Увидев Рауля, Натаниэль замирает, пораженный, а Рауль молча бросается к нему, но не успевает: с невнятным воплем Найденыш сигает за борт.


Вот так встреча давних любовников… Пианистка в ужасе, Флавио озадачен, да и я, признаться, тоже. После жуткой томительной секунды светлая голова выныривает и Найденыш довольно сноровисто и быстро плывет к единственному пологому куску берега, который кажется ему спасительным. Однако мы не раз проходили здешними водами и знаем, что это спасение обманчиво. Песчаная полоса с поднимающимися ввысь елями – почти остров, с другой стороны над десятком червоточин-пещер вздымается отвесная скала, на которую поднялся бы разве что паук. Несколько лет назад мы стояли здесь, пока дети болели коклюшем, тогда скучающий Ярек пробовал влезть туда. Ободрал себе весь живот и локти, когда катился вниз.


Карлос сбавляет ход, разворачивает недовольно скрипящую “Травиесу” и причаливает. Натаниэль давно скрылся в лесу, Рауль сидит на бочке у борта, сжимая последний до побелевших пальцев, и смотрит в воду.


– Чего это он? Ну вернется, куда денется, – вздыхает Вольфганг.


Мелкая волна плещет в борт, тучи обещают скорый ливень. Карлос подзывает мальчишек:


– Ступайте поищите, и прихватите фонарь. Если хлынет, переждете в пещере.


– Еду тоже возьмите, – добавляет Пианистка, – бедняжка не завтракал.


Панетта хочет идти в экспедицию с друзьями и уже переоделась. От мальчиков ее отличают разве что косы. Я считаю, это хорошая идея – к детям найденыш, кажется, привязался и не испугается их. Когда три фигурки исчезают в кустах, мы, не сговариваясь, поворачиваемся к буке. У всегда спокойного Рауля дрожат губы.


– Натаниель – мой сын, – говорит он мертвым голосом. – Я совершил ошибку, из тех роковых, что нельзя исправить.


Карлос садится рядом на ящик, сцепляет руки.


– Из-за меня он ушел из дому, – продолжает исповедь Рауль. – Натаниэль сказал, что… Признался, что… что он влюблен в сына моего арендатора, – скороговоркой говорит бука и опускает взгляд. – Как гром среди ясного неба. Натаниэль должен был поступать в музыкальную академию, мы так им гордились! И тут это. Я не смог совладать с собой. И с того дня каждый миг вспоминаю каждое свое слово, каждое… все, что я… с ним сделал, своими руками. – Кто-то прерывисто втягивает воздух, я не оборачиваюсь, но думаю: это Флавио. – Я считал, что прав. Дурь надо выбивать, пока она свежая. Думал, Натаниэль образумится и вернется. Но шли дни. Недели. Я даже ездил к этому… – Рауль трясет головой, дергает чересчур тугой воротник. – Но и он не знал, где искать. Никто не знал. Жандармы разводили руками. Сказали, что, возможно, наш сын утонул, хотя в озере так и не нашли тела. Но течение подо льдом могло унести останки в реку. Марин не сумела вынести этой потери. Угасла за полгода. Я похоронил ее и ушел оттуда, потому что не мог… – Рауль поднимает лицо к небу. – Бродил по дорогам, наверное, стараясь убежать от чего-то. Не знал, что скажу, если вдруг увижу сына. Не знаю и теперь. Просить прощения – это слишком мало. Я убил его доверие к себе, как к отцу, когда он нуждался во мне. Я убил нашу семью. Убил мою Марин. Сейчас у Натаниэля есть еще большее право ненавидеть меня и то, во что я превратился. – Он бросает гневный взгляд на итальянца. – Я хотел… понять. – Рауль закрывает руками лицо.


О, как изощренны бывают люди в мести самим себе!


Жанна тяжело вздыхает, а потом неожиданно встает рядом с Флавио и берет его за руку. Карлос качает головой и поднимается. Через несколько мгновений приносит из каюты какой-то белый сверток – платок, слегка пожелтевший на сгибах, словно бы им не пользовались, но так и хранили в сложенном виде. Рауль расправляет его трясущимися пальцами. По краю вышито имя: Натаниэль Рауль Огюст Дюпон.


– Если бы он так сильно ненавидел тебя, то не стал бы носить это у сердца. Вы оба потерялись, но…


Его прерывает далекий грохот, темно-облачное небо внезапно вспыхивает зелено-алым. С неба сыплются медленные цветные звезды, меркнут в темных водах. Кривой дымный след ведет за зазубрины елей. Это более чем достойная кульминация шоу, я хлопаю в ладоши. Карлос со вкусом ругается, Вольфганг нервически хохочет. Пианистка обещает задать паршивцам трепку, но мы переживаем. Что означает поданный сигнал: все хорошо и дети нашли беглеца либо все плохо и это просьба о помощи? Ярек бежит в каюту за рюкзаком, затем спрыгивает с борта, Жанна – за ним. Рауль срывается было следом, но Карлос, хоть и с немалым усилием, удерживает его на месте.


С полчаса мы слышим лишь шелест деревьев, затем к нему добавляются шлепки капель начинающегося дождя. Но вот наконец из леса выходят все шестеро. Сигнал не означал ни того, ни другого: дети воспользовались случаем опробовать взятую из запасов Карлоса ракету. Их право: она выпала из ящика, так что технически Трубач ее нашел, а не украл, хотя тут мнения расходятся.


Найденыш во всей этой суматохе – до смерти напуганный олень в окружении охотников.


– Не трогай сына сейчас, – тихонько шепчет Пианистка Раулю. – Дай волнам улечься, оставь разговор до вечера.


В капитанской каюте на двуспальном ложе спит укутанный в одеяла Натаниэль. Ярек напоил его вином с травами и растер до банной красноты после купания в не слишком теплой осенней реке. Рауль сидит на ступеньках у двери. Он умыт, чисто выбрит и сжимает в руке белый флаг с вышивкой по краю. Жанна усаживается рядом.


– Сколько у тебя земли? – спрашивает она.


– Сто двадцать гектар. Два села, – Рауль вздыхает, плечи немного расслабляются. – А у тебя?


– Чуть больше, четыреста акров. Две деревни. Ты разводишь лошадей?


– Нет, но у нас разводят коров. И еще – белое вино.


Жанна усмехается уголками губ. Эти двое говорят так, словно встретились на званом вечере. И они вполне могли бы.


– У меня дома чудные французские сели, люблю возиться с жеребятами, всю юность помогала воспитывать из них призовых скакунов. – Она смотрит на отражение флюгера в оставленном под дождем корытце. – Я уже почти забыла, что я не Жанна, а Джейн. Может, я… – она неуверенно хмурит брови, – однажды вернусь.


– А почему уехала?


– Высший свет – это непросто. Не хотела, чтобы на мне ездили.


Дверь еле слышно шуршит по полу, Жанна тут же исчезает.


Отец и сын стоят напротив друг друга, такие похожие и такие разные. Очень скоро безмолвие распадется под напором скопившихся слов. Но раз эти двое решили больше не бегать, значит, есть шанс, что не понадобится.


Ливень прошел, “Травиеса” качается на длинной привязи, дабы любопытные дети (и капуцины) не вздумали сойти на берег подслушать о чем там говорят. Вскоре все укрывает мягким покрывалом ночь и баюкает нас в своих темных ладонях.


Дюпоны приняли решение вернуться в свое поместье. Вместе положить букет на могилу матери. Этот путь будет совсем непрост, о, нет. Чтобы вся скопившаяся за годы боль вышла и рана очистилась, мало одного разговора, пусть он и длился всю ночь. Может быть, мало будет и пути через половину Франции, пешком (увы, даже вскладчину мы наскребли совсем немного денег, хотя Рауль пытался отказаться и от них) по земле, уже прихватываемой по ночам стеклянной корочкой. Этот путь может сблизить или разделить, но он покажет, сумели ли отец и сын вырастить в своих сердцах что-то кроме терновых игл и камней.


***


Шоу под куполом – это правильно и хорошо. Но когда в шапито превращается сам дом… Можно лишь истерически рассмеяться. Не успела улечься на дороге пыль от шагов семьи Дюпон, как разразился еще один скандал: Пианистка обнаружила Панетту с Мальчиком в гамаке. В том самом, что повесили в кладовке для Найденыша и еще не успели снять. Они спали там вдвоем. Под одним одеялом. Голышом!


Карлос не может не смеяться, чем несказанно гневит Пианистку.


– Они ведь еще дети!


– Для родителей дети никогда не вырастают, – Карлос закрывается руками от мокрого полотенца, которым его пытается огреть свирепая амазонка. – Помилуй, Джою четырнадцать, Панетте почти пятнадцать!


– Все равно! – кричит Пианистка, снова замахиваясь, уже на сына, который стоит, потупив глаза в пол. – Чем ты думал? Явно не головой! Вот что теперь делать, если…?!


– Вспомни себя, Колетт, – спокойно говорит капитан.


Это действует на Пианистку как ведро ледяной воды. Она замирает и, ворча, затыкает полотенце за пояс. Карлос уводит Джоя к себе для разговора, Джонни же сидит тихо и следит за сценой большими глазами. Панетта с демонстративной беззаботностью свистит, болтая ногами на носу баржи. Через некоторое время мужчины возвращаются.


– Джой утверждает, что они были предельно осторожны. Незачем переживать, моя дорогая.


– Мало ли, что тебе понарассказал этот негодник!


– Ты не веришь собственному сыну? – Карлос всерьез сердится. – Зря. Я не стану передавать тебе личные подробности, но поверь, волноваться совершенно не о чем.


Панетта спрыгивает на палубу, подходит и берет Джоя за руку.


– Мы любим друг друга! Это что, запрещено?!


Пианистка качает головой:


– Что бы сказала Мария на все это?


Панетта вздергивает голову:


– Порадовалась бы за нас! Она всегда меня понимала! – у девочки дрожит подбородок. Не выдержав, Панетта кидается к Пианистке, всхлипывает той в плечо.


Грубоватая от работы ладонь греет спину с острой линией позвонков, Пианистка неуверенно улыбается:


– Какой же ты еще ребенок… Ну полно, полно, все хорошо. Но я прошу вас, – строго смотрит на сына, потом безнадежно вздыхает и машет рукой.


Жанна смеется, Панетта тоже, прямо сквозь слезы, и все подхватывают.


– Так нам можно забрать себе каюту Рауля? – сверкает глазами Джой.


И тут же получает подзатыльник от Карлоса. За наглость.


***


Весной от нас ушел Вольфганг. Просто не проснулся однажды утром. Развеять его прах приехали и Рауль с Найденышем, и Жозель с Закари и Марией. Как видишь, они не вернулись… Оседлая жизнь имеет свои преимущества, особенно для таких любительниц порядка, как наши почтенные подруги.


Вскоре после этого Жанна также оставила скитания и вернулась в свое имение в Англию. Пашу она забрала с собой, ведь без нее выступать с животными стало некому. Флавио поехал с ней. А лошадей приютили Жозель с Марией, Томас полюбил широкий луг за домом и наконец-то оценил возможность проводить досуг со своей партнершей.

После этого было бы глупо цепляться за старый уклад.“Травиесу” продали, а на вырученные деньги купили ботик, маленький, но очень уютный, выкрашенный светло-бирюзовой краской с розовыми полосками. Не скажу, как его назвали, придумай сам!


На ботике путешествуют Ярек, Пианистка с Джоем, Панетта и выводок кошек – не слишком годная замена нам, я лично терпеть не могу этих коварных когтистых тварей! Трубач-Джонни кончает Сорбонну и будет доктором, как Ярек. Карлос живет в М. и делает игрушки. Механические кони крутят карусель, гимнасты танцуют на шаре, клоуны вертят на носу обруч. Чего капитан никогда не делает – это оружие и солдатиков, но даже без них лавка процветает. Я живу с ним, последний оставшийся из моих собратьев, и веду себя смирно. Хотя порой на меня находит блажь (или является тот бес, что тычет стариков в ребро) и я скачу по крышам, шалю у людей в домах, а они после списывают все на привидений. Это так весело! Частенько к нам наведываются бывшие “обломки”, теперь ставшие целыми.


На осеннее равноденствие забегают уже совсем взрослые Панетта с Мальчиком и Трубачом; примерно раз в год приходят письма от Жанны. Она сказала как-то, что людей изменить нельзя, но Флавио очень изменился, стал куда спокойнее и краснеет, вспоминая развратные безумства молодости. Хотя, только между нами, эти двое в постели те еще затейники. Жанна уверена, что перерождение Флавито – исключение, лишь подтверждающее правило. Он довольно хорошо выучил английской (бедняга – полиглот поневоле) и даже, судя по скупым намекам между строк, имеет неплохие шансы официально стать лордом при своей любимой леди.


Рауль с Найденышем регулярно зовут нас к себе в поместье на лето, быть может, в этом году, наконец, соберемся. Хотя бы для того, чтобы послушать хорошую музыку, которой в мире становится все меньше и меньше.


Дружок, нам пора прощаться. Я уже немолод и ложусь спать с курами (у нас в гостиной часы с парочкой механических петушков, клюющих золоченые зерна), у камина меня ждет уютная корзинка. Смотри: над дымными крышами зажигаются звездочки, словно лампочки под куполом гигантского шапито.


Что-что? Ах да! Я и забыл. Меня зовут просто: Жако. Я из рода капуцинов, но мне куда интереснее наблюдать за людьми, нежели общаться с животными. Вот Карлос всегда отдавал должное моему уму и даже называл другом… Но я опять болтаю, это дело я люблю даже больше поедания кураги! Прощай, дружок. Будешь в М. заходи в лавку на улице Орваль. Там и увидимся.

_____________


Август-сентябрь 2021


Оглавление

  • Порох
  • Уголь
  • Медь
  • Кальций
  • Магний
  • Натрий