КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604784 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239643
Пользователей - 109543

Впечатления

Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
iron_man888 про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Думал, очередная графомания, но это офигенно! Автор далеко пойдет. Любителям фэнтези с неоднозначными героями и крутыми сюжетными поворотами зайдет однозначно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Князь и Холоп. Воин [Кристина Грибкова] (fb2) читать онлайн

- Князь и Холоп. Воин 1.75 Мб, 81с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кристина Грибкова

Настройки текста:



Кристина Грибкова Князь и Холоп. Воин



Часть первая. Князь


Глава первая

Одним княжеством правил эгоистичный и жестокий Князь. В первую очередь он всегда думал о себе, а не о своих подданных. Его не трогали жалобы горожан, их написанные просьбы он отправлял в камин и смеялся над ними. В его королевстве было много несправедливости, текли реки слез, богатые притесняли бедных и отбирали последнее в королевскую казну. Князь собирал налоги с простых жителей, издавал законы, от которых людям хуже жилось, и не боясь ничего, ел и пил каждый день, смеялся над своими шутами, слушал песни придворных музыкантов, проводил время в развлечениях и праздности.

В то же время, в той же стране жил один юноша со своей матерью. Весь день он работал, кормил не только себя и мать, но и всех голодных людей, у которых не было денег, чтобы купить еды. Он давал в своем маленьком доме приют для тех, кому негде было спать, а когда они уходили, часто отдавал последнее в дорогу. Этот юноша был самым нищим человеком в округе, из одежды на нем была только одна рубашка, сотканная его матерью, штаны да лапти. И всегда в их доме было что поесть, было все необходимое, которое появлялось в самый нужный момент и потом исчезало. Люди благословляли этого юношу и проклинали жестокого Князя, мечтая о том, чтобы у них был другой правитель – добрый и милосердный.

Однажды, когда Князь заснул после плотного ужина, устав от забав, он увидел необычный сон. Он стоял посреди леса на поляне. Светило солнце, где-то трубили охотничьи рожки, и Князь хотел направиться на их звук, потому что очень любил охоту. Однако он увидел посреди поляны прекрасный дворец и решил зайти внутрь. Здесь не было охраны, а внутри все было отделано золотом и драгоценными камнями. Князь позавидовал: да, его дворец был тоже богат, но он не мог похвастаться такой дорогой отделкой, и ему захотелось, чтобы этот дворец принадлежал ему. Едва он об этом подумал, увидел человека в белой одежде, похожего на кого-то из придворной знати. На нем был красивый пояс, а плечи укрывал плащ. Он занимался тем, что сортировал драгоценные камни в два сундука. Они были такими красивыми, что Князь захотел иметь у себя хотя бы один из них.

– Я случайно проходил мимо. – начал Князь не поздоровавшись – Чей это дворец? Если он ничей, я хотел бы его купить.

Человек ответил:

– Этот дворец нельзя купить. Его можно только заработать.

– Что за вздор! – сказал Князь. – Я никогда ничего не зарабатываю, потому что я Князь! И если он не продается, я его захвачу со своей армией!

– Этот дворец нельзя захватить, им может владеть только тот, кому он принадлежит.

– И кому же он принадлежит?

– Одному юноше, который живет в твоей стране.

Князь был возмущен тем, что какой-то юноша богаче чем он, и где то, в ЕГО стране, скрывает такой дворец.

– Как его зовут? – раздраженно спросил он.

– Его зовут Адриан.

– Я немедленно найду его, и вернусь сюда за тем, чтобы забрать себе дворец во владение! – пообещал Князь, и, развернувшись, зашагал прочь из дворца. Он так разозлился, что даже забыл спросить этого придворного про камни.

Еще не дойдя до выхода из дворца, Князь проснулся. Он во всех деталях помнил свой сон, и в голове у него раз за разом твердило только одно – имя наглеца, дерзнувшего скрывать такое от своего правителя. Князь немедленно встал, позвал своих воинов и сказал им немедленно разыскать юношу с именем Адриан и привести во дворец. Сам он был так обеспокоен происходящим, что даже не смог заниматься своими привычными делами, а только ходил по залу из угла в угол, нахмурившись и ожидая возвращения воинов.


Глава вторая

После долгих поисков воинам удалось узнать, кто этот юноша и где живет. Оказывается, слава о нем шла по всей стране, и им не стране составило труда отыскать его. Они не застали Адриана дома, только его перепуганную мать, потому что юноша в это время работал. Когда день уже клонился к вечеру, и работа была закончена, юноша направился домой, радуясь пению птиц, прощаясь с солнцем и наслаждаясь вечерним воздухом. Но когда он еще только подходил к дому, понял – что-то неладно, увидев коней. Странники, которые у них обычно останавливались, обычно были так бедны, что не имели у себя во владении даже жеребенка. Он настороженно открыл дверь и увидел воинов, которые схватили его мать.

– Что вам нужно? – спросил он.

– А ты кто такой?

– Я сын моей матушки, которую вы по неизвестной мне причине взяли под стражу. Так же здесь я живу.

– Ты – Адриан?

– Это мое имя.

– Князь хочет видеть тебя. Ты пойдешь с нами.

– Хорошо, только оставьте в покое матушку.

Воины отпустили его мать и скрестили оружие перед … . Женщина кинулась к нему.

– Сынок!

– Не бойся, матушка. Я скоро вернусь. Помолись обо мне.

Таким коротким было их прощание, а потом Адриан уехал с воинами во дворец.

Юноша не знал по какой причине все это случилось, но верил что Князь ему все разъяснит, станет понятно, что здесь какая-то ошибка, и его отпустят домой.


Глава третья

Князю сообщили, что воины разыскали Холопа, и скоро они будут во дворце. Князь переоделся и сел на трон при полном параде, чтобы показать этому человеку, насколько он богат и какая у него власть. Он ожидал увидеть какого-то богатого человека при свите, но в зал вошел юноша в старой рубашке, на ногах которого были штаны из грубой ткани и лапти в сопровождении начальника стражи. Князь в первый момент не нашелся, что сказать, а потом спросил:

– Кто это? Кого вы мне привели сюда? Что это за нищета?

– Мы привели того, кого было приказано привести. Это … .

Юноша поклонился Князу, а тот расхохотался.

– Не может быть! Этого просто не может быть!

… ничего не говорил, а когда у Княза закончился приступ смеха, он подумал о том, что, возможно, этот юноша только притворяется нищим, а сам скрывает свое богатство. Князь встал с трона и медленно направился к ним.

– Вы выдели его дом? Где он живет?

– Да старая лачуга какая-то, они умываются в кадке и едят из лоханей.

– Поверить не могу, просто не могу поверить… – Князь остановился напротив Холопа, убрав руки за спину и уставился на него, не зная, смеяться ему снова или нет. – И как же вы его нашли?

– Да, оказывается он как местный святоша, его весь народ знает, всем помогает, обувает, кормит, дает приют нищим.

– А сам живет в лачуге и ест из лохани? Ты лжешь мне, что ли?

– Ваше Высочество, нет, все видел своими глазами, пусть этот подтвердит!

– Это правда? – сощурил глаза Князь, глядя на Холопа.

Тот опустил голову.

– Не знаю, что люди говорят, но к нам иногда заходят странники. У кого-то даже лаптей нет, кому-то спать негде… Этот человек не лжет, не гневайтесь зря, Ваше Высочество. Так живем, как он сказал.

Князь немного помолчал, а юноша поднял голову и спросил:

– Только в чем провинился перед Вами, не знаю. Может, ошибка какая вышла, верю вы сможете пролить свет на все происходящее.

– Ты говоришь не как простой бедняк, – заметил Князь – Еще скажи и читать умеешь?

– И писать, Ваше Высочество. Покойный батюшка выучил.

Князь усмехнулся, но вспомнив сон, помрачнел. Если он только притворяется нищим, то понятное дело, что он образованный человек.

– Ладно, иди вон, – сказал Князь начальнику стражи, – я хочу сам поговорить с этим «холопом».

– Но Ваше Высочество, а если с Вами что-то случится?..

– Мне кажется, я весьма понятно выразился, – раздраженно сказал Князь, – но те кто испытывали мое терпение, теперь болтаются на воротах, хочешь к ним?

После этих слов начальник стражи исчез почти мгновенно и тяжелые двери залы громыхая, закрылись.

– Итак, – сказал Князь. – Перейду сразу к делу. Немедленно отвечай, где ты прячешь свой дворец и как посмел скрывать такое богатое сооружение от меня, Князя этой страны?!

Адриан захлопал глазами в изумлении:

– Что вы, Ваше Высочество! Нет у меня никакого дворца, и никогда не было!

– Так ты еще и лжец! Впрочем, чего можно было ожидать от человека, который притворяется нищим, чтобы скрыть такое богатство!

– Мы всегда были бедными и простыми людьми, и Бог помогал нам. – сказал Адриан.

– Помогаешь ты бедным тоже от великой нищеты? Столько людей приходят к вам и просят помощи, это выглядит подозрительным. – Князь стал ходить вокруг Адриана.

– Мне нечего вам ответить на это. Сколько можем, помогаем, что-то остается и нам.

– Ты либо лжец, либо правда святоша. – хмуро процедил Князь. – Но я, почему-то, склоняюсь к первому. Поэтому ты будешь сидеть в темнице без еды и воды, пока не скажешь, где ты прячешь свой дворец!

Адриан изумленно смотрел на Князя, и не понимал.

– Я прошу вас, скажите хотя бы почему вы так уверены в том, что у меня есть дворец?

Князь отошел от него на несколько шагов и отвернувшись, сказал:

– Сегодня, когда я заснул после обеда, мне приснился один сон. В нем я видел прекрасный дворец, отделанный золотом, драгоценными камнями и жемчугом. Я хотел его купить, я хотел владеть им! Но придворный страж сказал, что его нельзя купить, и им владеешь ты! – воскликнул Князь, обернувшись и глядя на Адриана.

Тот был поражен услышанному. Он не очень доверял снам, но если человек назвал его имя, что ему было делать? Адриан сказал:

– Я всегда был честным, и мне нечего скрывать. Если вы знаете, где находится этот дворец, поезжайте туда и убедитесь в том, что мне он не принадлежит. Все, что у меня есть – на мне. Все остальное осталось от батюшки, а дом принадлежит матушке. Делайте, что видном угодно, но у меня нет никакого дворца.


Князя не убедили слова Холопа.

– Стража! – громко позвал он, и когда воины явились. Князь отдал приказание заключить Адриана в темницу, и обыскать все рощи и леса его страны в поисках прекрасного дворца.


Глава четвертая

Приказ Князя был выполнен, и потекли дни, мрачные для Адриана и его матушки, суетные для воинов и беспокойные для Князя. Каждый день приезжал гонец от посланного отряда и сообщал Князю о том, как протекают поиски чудесного дворца. И каждый вечер Князь приходил к Адриану, спрашивая о дворце. И каждый день гонец приезжал ни с чем, и Адриан говорил одно и тоже: у него нет никакого дворца, и он не знает, где тот находится.

Так прошло семь дней. Адриан сильно ослабел, а воины вернулись ни с чем, объехав всю страну. Нет нигде чудесного дворца. Люди, которым помогал Адриан, узнали о происходящем, и подняли бунт у стен дворца с требованием освободить своего благодетеля.

Князь послал своих людей, чтобы подавить восстание, но их было так много, и терпение людей истощилось, они требовали Князя или отпустить Адриана, или они разрушат дворец.

Адриан узнал об этом, и был против восстания, но так ослабел, что даже не мог подняться с пола. А люди после нескольких часов смогли проложить себе путь во дворец и уже ломились в двери дворца. Князь обеспокоенно ждал того, что будет дальше, окруженный несколькими верными воинами, и сам держа в руках меч.

– Князь! – услышал он, и обернувшись, увидел в пустом коридоре, освещенных лучами закатного солнца человека в белом из своего сна.

– Как ты сюда попал? – резко спросил Князь. – Ты с этими бунтовщиками, пробрался с другого входа?!

Человек молчал. Князь отдал распоряжение оставшимся воинам защищать другой вход. Он не видел оружия у незнакомца, но тот вполне мог скрывать его под плащом. Князь был уверен, что один на один справится с этим лазутчиком, однако человек никак не показывал своего желания драться то спокойно спросил:

– Зачем ты схватил Адриана?

– Потому, что он лжец, и не хочет говорить, где скрывает свой дворец!

– Он его вовсе не скрывает. Все, кроме тебя видят этот дворец.

– Что?

– Во сне ты видел дворец его сердца, а те драгоценные камни были его добрыми делами, словами, качествами его души.

Князь опустил меч и почувствовал себя обманутым.

– Ты тоже мне лжешь!

– Лжешь ты только сам себе. – ответил человек. – Смотри, к чему привели твоя жестокость, злость, зависть, жадность. Скоро сюда ворвутся люди, которых ты столько лет обижал, освободят Адриана и уничтожат тебя.

– Нет!

– Все так и случится Князь, поверь мне. Это конец для тебя.

Князь слышал рев толпы и от бессилия опустился на колени.

– Но я хочу жить! Это…

Двери не выдержав, с грохотом распахнулись…

– Не могу в это поверить! – крикнул Князь.

…и бунтовщики с оружием ринулись прямо на него.

– Я…

исправлюсь!


Боль пронзила все его существо, и Князя объяла тьма.


Глава пятая

– Исправишься? – услышал он знакомый спокойный голос.

Князь открыл глаза и увидел, что время остановилось, они со стражем стоят посреди застывших воителей.

– Мне показалось… – начал Князь, ощущая как быстро бьется его сердце.

– Нет. Но тебе дается еще один шанс. Если ты не отказываешься от своих слов.

Князь был так испуган, что не знал, что и подумать.

– Не отказываюсь! – сипло проговорил он.

– Тогда слушай. За твое жестокое сердце ты сам станешь нищим, а Адриан займет твое место и станет Князем, которого заслуживает твой несчастный народ. Никто кроме тебя и Адриана не будет об этом знать, все забудут тебя. Ты будешь сам трудиться, и если за три года ты не изменишься, останешься нищим навсегда, а Адриан навсегда станет Князем, а потом и королем твоей страны.

Как бы Князю ни было страшно, он был возмущен таким положением дел, но промолчал.

– Согласен?

– Разве у меня есть выбор? – процедил Князь.

– Да. Ты можешь выбрать конец.

«Какой же это выбор?!» Но делать было нечего. Князь не хотел умирать. Как-нибудь проживет бедняком.

– Да, я готов.


Князь увидел, как со стороны дворцового пролета выходит Адриан. В его мантии. Он взглянул на себя и увидел на себе простецкую одежду Адриана. Князя передернуло: он никогда не носил таких одежд. Но выбирать не приходилось. Он не очень-то дружелюбно смотрел на Адриана, в то время как Адриан смотрел на него с сочувствием и желанием чем-то помочь. Однако, сейчас Князю мог помочь только он сам. Не успел Князь ничего понять, как все вокруг закружилось, воинствующая толпа превратилась время круг ликующую, за окном закат сменился рассветом и люди благословляли Адриана, проходя мимо Князя и не узнавая его. Некоторые даже толкали его и упрекали в том, что он явился на праздник в таком виде.

– Иди работай, Холоп! – кто-то грубо толкнул его, протискиваясь вперед.

На него словно вылили ушат помоев. Губы Князя недовольно изогнулись, однако он спросил не это.

– Что за праздник?

– Именины Князя! Пусть будет благословенно его правление!


Озлобленный и нищий Князь повернулся к выходу и протискиваясь через толпу направился к выходу. Столько лет он покидал свой дворец как Князь, а сейчас покидал его как безродный нищий, до которого никому нет дела.

Адриан смотрел вслед уходящему Князю и единственный благословлял его.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ХОЛОП


Глава шестая

Скитания Холопа начались для него сложно. Страж показал ему лачугу, в которой жил прежде Адриан, и Холоп начал возмущаться, однако взгляд Стража его остановил:

Холоп вспомнил, от чего был избавлен, и время от времени это сдерживал его характер. Конечно, почти сразу Холоп захотел удобств, и то, что Адриан спал на полу его поразило – он-то привык спать на мягких кроватях. Лохань он с отвращением выбросил, однако потом понял, что ему не из чего есть. Холоп не знал, как зарабатывают деньги, а будучи избалованным и жадным, хотел их иметь побольше. Однако сейчас его главной проблемой была еда. Он слонялся туда – сюда, спал и впадал в уныние, не зная, что ему делать. Заставить себя попрошайничать или хотя бы попробовать спросить у кого-то совета он не мог: гордость не позволяла.


Так он провел без еды три дня, очень ослаб и нужда заставила его выйти на дорогу, чтобы просить еды. Мимо него проезжали богачи, которые прогоняли его, толкали и смеялись над тем, что в таком молодом возрасте он побирается. Холоп был изумлен их поведением: разве не эти же самые люди когда-то льстили ему и заискивали перед ним, дрожали при малейшем изменении его настроения? Что же с ними случилось? Он очень хотел ответить им, накричать, возразить, но слишком обессилел, чтобы что-то делать, поэтому Холопу приходилось лишь молчать.


Ты – бедняк, и твое место – возле лошади богача.


Холопа снова толкнули и он упал в лужу, испачкался в грязи и от слабости не мог подняться. Мимо проезжали и забрызгивали его грязью, людям было все равно. Холоп озлобился на них и попытался отползти в сторону, но это у него не вышло. Дети проходили, смеялись над Холопом и хрюкали.


Мимо также проходил один старик, который вел за поводья лошадь. Увидев, как дети смеются, отругал их и прогнал, потом остановился возле Холопа.

– Что же ты брат так вляпался? – спросил он, но Холоп ничего не мог ответить. Старик помог ему подняться, взвалил на лошадь, а сам повел ее за поводья. Старик понял, что Холоп ослаб от голода. Придя домой, он кликнул дочку.

– Дитятко! Эй, поди сюда, смотри какого красавца нашел.

Девушка в это время пряжа пряжу, но едва отец позвал, явилась в горницу.

– Ах! – прикрыла она рот от неожиданности увидев грязного человека неизвестно какой наружности и каких лет. – Откуда же он взялся такой?..

– Ну-ну, полно. Из лужи на дороге. Ты лучше не вопросы задавай, а помоги мне.

Девушка принесла лохань и вытерла лицо Холопу. Увидев, что он красивый и молодой, но очень бледный, она покраснела и оставив дело, позвала отца.

– Да уж, – почесал старик в затылке. – Я думал, что он на мой возраст, а тут парень молодой.

– Что же с ним случилось? – с сочувствием спросила девушка.

– Не узнаем, пока не покормим. Совсем ослаб. Давай-ка неси снеди какой-нибудь и водички.

Старик с дочкой накормили, напоили Холопа. Уложил спать его на своей кровати, а сам лег на полу. Несколько дней они его выхаживали, чтобы мог на своих ногах стоять.


Гордость Холопа была раздавлена, он не привык чувствовать себя беспомощным и слабым, но впервые в его сердце появилось странное чувство, которое он никогда не испытывал – чувство благодарности. Однако еще было очень далеко до его изменения, и ему пришло в голову, что эти "смерды" были обязаны ему помочь, так как он – князь, и когда он вернется во дворец казнит всех тех, кто проехал мимо и плохо с ним обращался. Поэтому Холоп не собирался возвращаться в лачугу Адриана. Ему и здесь было хорошо: была еда, чистый дом и кровать, не нужно было работать. Он не видел, как болят кости его благодетеля – старика, который столько дней спит на полу, он не видел, сколько времени его дочка проводит на кухне, чтобы приготовить еды на всех и как весь день работает ее отец, несмотря на возраст.

Однако девушка была красивой и заинтересовала Холопа, так что он часто приходил с ней поговорить и начал даже проявлять знаки внимания, и девушка каждый раз краснела и опускала скромно очи.

Когда его благодетели начали расспрашивать Холопа о том, что с ним случилось, он понял, что не может рассказать. Он испугался. И только сказал о том, что прибыл издалека, был богатым человеком, но в момент потерял все, что имел и теперь стал нищим.

Им было очень жаль Холопа, но им и самим едва хватало еды, поэтому они не знали как намекнуть Холопу о том, что ему или пора уйти, или начать работать, как работают все мужчины.

И тогда они придумали одну хитрость.


Глава седьмая

Холоп ушел прогуляться, а когда вернулся, хотел прилечь на кровать, но там лежал старик. А когда хотел поесть, приготовлено еды не оказалось. Так до самого вечера ничего не изменилось. Холопу пришлось лечь спать голодным, но он не смог себя заставить спросить об этом старика и его дочку.

На следующее утро он проснулся, у мылся, все кости у него ныли от сна на полу, Холоп был зол, и пришел на кухню, где старик и дочка завтракали. Он хотел с привычного места взять свою тарелку и ложку, но их там не оказалось.

– Где моя посуда? – спросил Холоп, готовый взорваться от происходящего.

– А разве ты ее сделал или купил, что она твоя? – спросил старик.

Терпение Холопа кончалось, и если в былые времена он мог за подобное в своем дворце бросить человека в темницу или казнить, то сейчас у него никакой власти не было, тем более над этими людьми. Холоп был в этом доме не хозяин. Но он так обнаглел, привыкнув, что все для него и за него делают, что начал требовать себе еды, и говорить что он не будет больше спать на полу, чтобы старик сам шел на пол. Старик молча жевал хлеб, но потом сказал:

– Мы приютили тебя, дали кров и еды, как странники и несчастному человеку. Но у тебя неблагодарное сердце.

– Я не просил меня спасать, сам бы справился!

– Хорошо. – старик встал и сказал Холопу слова, которые он сам не раз говорил своим подданным. – Иди вон, я больше не хочу тебя видеть в своем доме!

Холоп был возмущен, нахмурил брови, но умолять остаться не смог. Поэтому он развернулся и покинул дом старика, хлопнув дверью.

«Хорошо, у меня есть еще ветхая хижинка», – подумал Холоп и побрел к «своему» дому. Но дверь была закрыта, а когда он постучал, ему открыл какой-то незнакомец. Холоп был возмущен и удивлен происходящим. А когда он сказал о том, что это – его дом, тот грубо сказал:

– Проваливай!

– Но я жил здесь!

– Уже нет! А если я тебя здесь еще раз увижу, получишь – во! – пригрозил он здоровенным кулаком и захлопнул дверь перед носом Холоп.

– И что же мне теперь делать? – спросил он в пустоту.


Пришлось ему смириться и уйти. Грубиян был выше него в два раза, и жить в нищете, к тому же, с переломанными костями, у Холопа не было никакого желания.

Он побрел по дороге прочь от дома Адриана, и стал думать, как ему дальше быть. Вернуться к старику и его дочке гордость не позволяла, а как жить иначе Холоп не знал.

Холоп понял, что нужно искать работу и работать за еду и кровь, потому что в голой степи он замерзнет и заболеет. А может случиться и еще что похуже. Он посетовал на то, как себя вел в доме старика – ведь на всем готовом жил! И еще такую красавицу упустил. А куда теперь податься, Холоп и сам не знал. Одна мысль ему пришла в голову – отправиться на рынок. Там всегда людей полно, кому-нибудь и он сгодится. Тем более, так плохо, как прежде, он уже не выглядел. Может, повезет, и Холоп смог бы попасть в приличное место.


Глава восьмая

На рынке было шумно. Холоп стал смотреть по сторонам, приноравливаясь, куда пойти. Вот булочная. Вот здесь мясо вялят. Вон там сапожник. А там нанимаются заборы красить. И торговцы – много торговцев! По большей части свое продают, но и купцы есть, кто что привез из далеких стран. Холоп стал подходить то в одно место, то в другое. У одного прилавка прогнали, потом его чуть не зашибла лошадь.

– Ты рот не раззевай! – крикнул ему мужик с повозки.

Холоп был раздражен и хмуро осматривался вокруг. Его нигде не хотели брать, по странной случайности. Пришел Холоп к старому дому, увидел здесь как богатых людей встречает прислуга и подошел к высокому человеку, едва те скрылись из виду.

– Чего тебе, попрошайка? А ну, брысь!

– Сколько ж можно-то! – воскликнул Холоп, снял шапку и бросил ее о землю. – Никакой не попрошайка я! Работать буду!

– А что делать умеешь-то? – снисходительно глядя на сцену, спросил высокий человек.

И тут Холопу было нечего сказать. Или… почти нечего.

– Умею охотиться. – отвечал Холоп и понял, что это действительно единственное, что он умеет делать кроме того как есть, спать и командовать.

– Хватит шутки тут шутить! Брысь сказал!

– А ну испытай меня, если вру…

– То что?

– Шапку эту съем! – поднял с земли свою теперь пыльную шапку Холоп.

– Совсем сдурел. – покачал головой высокий человек. – Ну ладно. Барин любитель до рябчиков и перепелок. Завтра с утреца отправишься с сокольничим. Где живешь-то?

– Нигде. – честно ответил Холоп, и сам этому удивился. Куда гордость его делась, что смог признаться в том, что его унижает?

– Таки попрошайка… – вздыбился высокий человек.

– Ну, ну! – воскликнул Холоп – Шапка! – вытянул он руку с шапкой вперед.

– Ладно. Ты человек непроверенный, пустил тебя бы в конюшню, но того гляди и лошади пропадут. Иди-ка ночевать на сеновал.

Холоп вздохнул – все же в поле, где холодно и голодно, но делать нечего. Работа была ему нужна.

«Сразу возьмут меня. Да и как могут не взять?! Лучший охотник в княжестве! Нет, во всем мире!»

И с этими самоуверенными мыслями Холоп разрыл сено и улегся спать голодным – еды ему не давали. Пить из кадки дали – и то хорошо. Утомившись за день, Холоп уснул сразу, удивляясь откуда на душе взялось такое спокойствие. Казалось бы, лишенный всего, терпящий такое обращение, голодный, внутри у него все должно было полыхать. Но едва Холоп согласился с происходящим и остался доволен всем, что ему было послано, на душе как раз тогда и стало спокойно. Примечая это, он погрузился в сон, и никаких снов не видел всю ночь.


Глава девятая

Наутро он проснулся вовсе не от лучей солнца или ласкового голоса, а от того, что его бесцеремонно облили водой из кадки.

– Вставай, соня! Скоро петухи запоют, разлегся тут как на перине!

Первые несколько секунд Холоп вообще не понял, что произошло. Потом, когда понял, не смог сдержать раздражение и гнев. Забыв спросонья о том, кем он стал, взъярился на будильщика:

– Ты что делаешь?! Да как ты смеешь?! Жить расхотелось?!

– Да ваш попрошайка с норовом, – услышал Холоп другой голос, – На-ка вот, получи еще! – и его облили водой снова.

Холоп вскочил и только тут осознал, что он всего лишь бродяга, а не князь.

– А будешь голосить – отправишься туда, откуда пришел! Таких, как ты – тьма тьмущая, и все хотят злато!

Холопу очень хотелось накричать в ответ и съязвить, но он сдержался ради дела и спросил:

– Уже пора?

– Сообразительный!

– Идти куда? Уже встал, уже умылся…

– Ты мне тут не дерзи. – отвечал незнакомец, бородатый и крепкий. – Тебе надо еще одежу какую-нибудь выдать.

– А моя не подойдет?

– Ну, тоже скажешь! – расхохотался мужик. – Рази это одежа? Простыня, так замотаться, чтобы не отморозиться.

Было еще темно, когда Холопа подняли. Потом его повели по лестнице внутрь терема, все темными лестницами. Холоп видел мельком проходя богатую обстановку и большие хоромы, и болела у него душа, что он лишился всего этого.

Спустились в подвал по каменной лестнице, где Холопа сунули в кадку с водой, отмыли, оттерли и дали одежу: чистую рубаху, штаны, обувку. Подпоясался Холоп, расчесался: любо поглядеть, снова стал красавцем писаным. Но долго любоваться не дали, повели к барину, знакомиться.


Снова через хоромы, дверями да окнами расписными, и вскоре оказался Холоп у богатого стола, в центре которого сидел барин – дорожный краснощекий человек, а рядом с ним сидела такая же розовощекая женщина, и приходилась она барину супругой. Со вчерашнего дня у Холопа во рту не было ни крошки, и, судя по тому, как его привели, кормить не собирались.

– Что за холопа привели? У меня от него аппетит портится.

Холоп подумал про себя, что этому мерину аппетит вряд ли чем-то можно испортить, тем более его присутствием.

– Охотник новый, Ваше благородие… Попытать счастья хочет служить у Вас.

Холопа тошнило от такой полиелейности. Он вспомнил, что когда с ним так говорили подданные (почти всегда), он принимал это как должное, и ничего не замечал.

«Превращаюсь в мужика» – недовольно подумал Холоп.

– А-а, в охотники… – смакуя вареное яйцо, протянул «барин» – Сегодня вечером как раз выезжаем на охоту… Хотя так неохота… – зевнул он во весь рот. – Но все же. Дайте ему лук со стрелами, собаку… Если будет у меня ужин после нашей охоты, останешься, а если нет…

«Видать, съест на ужин меня», – решил Холоп, не пытаясь скрыть усмешку

– А чего это ты такой довольный, а? – ткнул его сопровождающий.

– Голодный, вот и доволен, – съязвил Холоп.

– Ну, тогда до вечера еще походи голодным… Что поймаешь, то и съедим. – милостиво сказал барин, – Все, уведи его.


На этом прием у барина закончился и Холопа отвели на конюшню.

Тот вопросительно взглянул на сопровождающего.

– А ты что думал? До вечера прохлаждаться будешь? Вот тебе щетка, вилы, подготовь лошадей к охоте.

– Я нанимался охотником, а не конюхом, – начал прекословить Холоп, – А вчера ты вообще счел меня недостойным конюшни, так что, вот. – Холоп пихнул щётку назад командиру.

– Тогда пошел вон, – зло ответил тот, – С тобой тут никто носиться не будет. И барин не очень расстроится, если такая важная птица как ты не соизволит быть у него охотником.

– Я никуда не пойду.

– Тогда взял щетку и чисть лошадь!

Холоп был настолько зол, что если бы мог, казнил дерзящего прямо на месте. Но он не был больше князем, и не мог даже затеять драку. Раньше его ничего не могло остановить, а сейчас ему нужна была работа, чтобы не умереть с голоду.

Поэтому Холопу пришлось задавить свой гнев и гордость, взять щетку и чистить лошадь.

– Так-то. – бросил командир, уходя. Холоп не выдержал и подался вперёд, чтобы ударить нахала, но сжав до выступающих жил на руке щетку, сдержался в последний момент. Командир обернулся, и, увидев Холопа в таком положении, недоуменно крякнул.

– Сумасшедший какой-то.

И с этими словами покинул конюшню, а Холоп остался раскидывать сено, убирать навоз и чистить лошадей. Он стал проклинать день, когда тот родился и день, когда он увидел тот дворец.

– Ничего бы этого не было, если бы не мое тщеславие и алчность! Смотри, др чего ты дошел, убираешь конский навоз! Тьфу!


Глава десятая

– Эй, все, заканчивай! – услышал Холоп мужской голос и обернулся, к нему шел еще один «надзиратель» – Собираемся через десять минут.

– Куда?

– На охоту! Не на игрища же.

Вскоре все лошади были снаряжены, барин переоделся, ему помогли влезть на коня, Холоп управился с этим сам. И вскоре целый лошадиный строй помчался друг за другом в сторону леса, который был Холопу знаком с детских лет.

«Это будет несложно» – самодовольно подумал Холоп, въезжая под развесистые сери многолетних деревьев вслед за барином.

Псы бежали следом с лаем, в нетерпении от того, чтобы начать. Начали выслеживать зайца.

– Твой шанс, холоп, – лениво сказал барин.

Холоп начал охоту, пришпорил коня, но тот его затормозил:

– Э-э, ну-ну! Куда вперед меня?!

Холоп понял, что барин недалекий и глупый человек, но вслух сказал другое:

– Может тогда Ваше Высочество покажет как ловить зайца?

– Кто охотник, я или ты?

Холоп не знал что делать, и готов был придушить на месте этого человека, но вспомнил, как его нигде не брали, память о новой рубахе была прямо на нем, и он помнил о том, что то, что он поймает, это и съест. Ему пришлось держаться за барином, держа наготове натянутый лук, но из-за лая собак, громкого голоса барина, который он не собирался делать тише, и из-за топота все имеющиеся зайцы в округе разбежались. Тогда Холоп слез с коня, и, взяв одного пса, направился вперед.

– Куда… – начал было барин, но Холоп его осек:

– Хотите , чтобы было чем трапезничать? Тогда уж потерпите, что Холоп временно впереди Вас!

Не дожидаясь ответа, он затрусил дальше вглубь леса. Конечно, на коне было бы проще, особенно с псами загонять животных в ловушку, но если ему не дают забегать на коне вперед по глупому убеждению барина, то остается только на своих двоих. Холоп смог выследить косулю, схоронился вместе с собакой, и натянул лук, когда она шла на водопой. Но вокруг послышался грохот, стук, трубящий горн.

– Лови ее, лови, моя добыча! – вопил барин, и косуля, конечно же, не став дожидаться, пока ее убьют, ускакала в лес.

– Да вы, совсем без ума?! – крикнул Холоп, в гневе бросая шапку оземь. – Кто так охотится?! Как будто впервые в жизни!

– Да как смеешь мне ты дерзить, холоп?! – завопил барин, даже побагровев.

– У Вас охотиться – себя не уважать! Найду другое место!

– Взять его, посадить в тюрьму! Отдать под суд князю!

– Я… – «Князь», хотел было сказать Холоп, но вовремя замолчал, вспомнив, что он уже не Князь.

Холоп ничего не успел сделать, как его схватили и потащили. Он стал вырываться, но его чем то ударили по голове тяжелым, и он сник. Последней его мыслью перед тем, как уйти в небытие было:

«Язык мой – враг мой»


Глава одиннадцатая

Очнулся Холоп уже в темной и холодной каменной камере, где, кроме решеточного окна, через которое в камеру поступал воздух, больше ничего не было. Судя по тускнеющему свету за этим окошком, близился вечер. Холоп не знал, сколько времени он уже здесь, сколько он пробыл без сознания. Он приподнялся с пола только для того, чтобы сесть и откинув гулящую голову назад, опереться на стену.

В теле Холоп чувствовал небольшую слабость, он все еще ничего не ел. Внутри у него все кипело, он был раздражен, он ненавидел барина за его глупость и ненавидел всех и за все, разрушая сам себя. Ему было нечем заняться, боль в голове не проходила, в животе урчало. Поздно вечером железная дверь, которую он изучил во всех подробностях, открылась, внутрь зашел стражник.

– Очухался? Ну-ну. Барин еще пожалел тебя, а то мог уже и голову отрубить, но чтит он Князя, узнает о тебе Князь… Голову бы тебе долой за твою дерзость!

– Я хочу есть. – все что мог, сказал Холоп.

– Ты погляди! Барину даже рябчика не поймал, а есть просит! Ничего не получишь, сдохнешь тут как собака, и поделом тебе!

Выплеснув это все на Холопа, стражник ушел, грохнула железная дверь и остался Холоп снова в темнице один думать свои невеселые думы. Через несколько часов злость и ненависть сменились унынием, которое дошло до отчаяния.

– Видимо, нет мне спасения. Помру, и даже жаль никому не будет. Никто на похороны не придет. Эх, что же я за человек такой окаянный! – схватился за волосы Холоп, а потом улегся на холодный пол и кое-как уснул. Никаких он не видел снов, одну черноту.

Так прошел еще день, и еще. Никто не приходил. Холоп умирал от голода. На четвертый день принесли ему собачью миску с мутной водой, и, преодолевая себя, Холоп жадно выпил и попросил еще, но ему больше не дали.

На третий день его мысли начали путаться, он не понимал жив он или нет, не мог спать от голода и только лежал на полу. Никаких эмоций он не испытывал, и даже если бы хотел – не смог. У него просто на это не было сил. Ему снова принесли и поставили миску с водой, но из-за слабости Холоп не смог даже к ней подползти.

– Хочу есть. – прохрипел он и увидел над собой того человека, который брал его на работу к барину.

– До чего ты дошел, побирашка! Лучше бы жил на улице, а теперь помираешь здесь. А между тем ты не выполнил свое обещание.

Холоп не понимал, о чем тот говорит, и тут упала перед носом шапка его. Холоп некоторое время смотрел на нее и подумал, что хотя бы голова у него не будет мерзнуть.

– Охотник-то из тебя никудышный! А обещал шапку съесть. Вот тебе и еда.

Человек захохотал, а с ним и стража.

Горячие слезы заструились из глаз Холопа. Он протянул руку и сжав пальцы, притянул к себе шапку.

– Ешь, давай!

– Ешь, ешь!

Холоп под напором сдался и стал грызть шапку, но даже сил оторвать от нее хоть кусочек у него не было.

– Даже с этим справиться не можешь! А, ну тебя!

И они ушли.

«Что же это? Неужели я заслужил такие мучения и унижения?! Лучше сразу умереть, чем так мучиться!»

И едва он это сказал, услышал негромкий голос:

Разве ты забыл, как пять дней сам немилосердно томил Адриана в темнице? Как лишал людей еды, воды, одежды, крова?

Это был голос Стража. Того самого, кого он видел во Дворце, кто дал ему второй шанс, как он считал. Холоп повернул голову в одну сторону, в другую, и увидел его стоящего у стены.

Глаза Холопа расширились, и он, конечно вспомнил о своих злодеяниях.

– Я… Никогда… Не думал о том… Каково им.

Потому что ты думаешь только о себе. Для тебя не существует других людей. И даже сейчас, ты жалеешь себя.

– Попробуй столько обойтись без насущного, я бы посмотрел, думаешь ли ты о других!

– Но многие люди в твоем княжестве жили именно так, и тебе не было никакого дела до них. Ты даже ни разу не поинтересовался тем, какую нужду испытывают люди, которых ты мучаешь столько лет. Ты закрывал глаза на их слезы, ты смеялся над их горем. А когда Адриан умирал в темнице, он не проклинал тебя.

– Невозможно не проклясть за такое.

Возможно. Он молился, чтобы Бог спас твою душу.

– Значит, это его молитвы виноваты в том, что я умираю здесь?!

– В этом виноват ты сам. Тебе дан второй шанс на жизнь, ты думаешь многие такого удостаиваются?

Холоп молчал.

Вот ты хочешь умереть, чтобы не мучиться. Это, конечно, легче всего. Но разве не ты от всего сердца говорил недавно, что хочешь жить?

– Я по-прежнему хочу, но такого не пожелаешь даже врагу.

Но ты пожелал, и даже сделал.

Холоп не мог возражать против правды. И он все еще не мог понять, как такого человека как он, можно не ненавидеть? И все же он по-прежнему считал, что не заслужил подобного из-за нескольких слов, брошенных вполне по делу.

– Пока ты будешь оправдывать себя, – сказал Страж, – ты не исправишься.

После этого он уже не слышал и не видел Стража. Холоп помнил, что если он не исправится через три года, он так и останется нищим навсегда. Но дело набирало  гораздо более серьезные обороты.

Холоп понял, что до конца испытания он может просто не дожить.

До его заскорузлого сердца еще не доходили слова увещевания Стража, сочувствие и чувство вины, так как Холоп никогда их не испытывал. Но он решил с этого момента начать сдерживать свой нрав хотя бы для того, чтобы остаться в живых. А дальше он решит что делать.

Если доживёт до этого «дальше».


Глава двенадцатая

Адриан не имел ни малейшего понятия о происходящем, а так как барин сначала не мог найти время, чтобы поехать к Князю, потом у него родилась дочка, и, в итоге, об узнике вспомнили только через десять дней.

Слабого, исхудалого Холопа вывели на свет Божий, посадили на лошадь и заставили ехать. Но тот был настолько слаб, что буквально свалился с коня, и если бы его не поддержали, Холоп бы сильно ушибся. В итоге его кое-как подняли и довезли до княжеских владений. Взяли Холопа под конвой и следом за барином повели во дворец, который сам он недавно покидал уже Холопом. В его смутном сознании не могло появиться никаких мыслей, и по-прежнему никаких эмоций он не испытывал, все, что волновало сейчас Холопа – это сильный голод.

Переступая порог своего бывшего дворца, Холоп споткнулся и растянулся на блестящем полу. В ушах у него зазвенело, в голове зашумело. Ему приказывали встать, но при всем желании Холоп этого сделать не смог. Поэтому его просто стали влачить следом по полу. Это продолжалось недолго, и хоть Холоп испытывал при этом боли, и все его тело потом было покрыто синяками, он не мог ничего сказать.

Вскоре они оказались в палате, куда вызывал он Адриана будучи Князем, смеялся над ним и судил. Теперь он сам – подсудный, безродный и нищий холоп.

– Ваша милость… – начал барин, выставив пузо. – Весьма благодарен Вам…

– Что это за человек, кого вы привели? Вы влачили его по земле?! – заметив Холопа, спросил Адриан, буквально вскочил с трона и бросился к измученному человеку.

– А, да это… так… холоп. Собственно, за этим и пришли, милостивый государь… – отмахнувшись от того, как от мухи, продолжал барин.

– Да он едва дышит! – воскликнул Адриан, поднимаясь с колен. Он гневно сверкнул очами, – Как могли вы в таком состоянии вести во дворец человека, или у вас ни совести, ни милосердия нет?!

 Барин испуганно глядя на всегда спокойного и мирного князя, моргал.

– Савелий! – кликнул Адриан человека, сидящего до этих слов рядом с троном князя, – Позови сюда срочно лекаря, пусть принесут носилки, найди светлицу для страждущего, и в скором времени накорми! И позови сюда Ростислава. Этот человек будет наказан за свою немилость к людям нижестоящим.

– М-милостивый государь!

– Боярин ты?

– Так и есть, милостивый государь…

– Такой указ. Отпустить всех холопов своих, прислать их во дворец на изменение их положения. Все они станут смердами. А коли знают ремесло, станут ремесленниками свободными.

– Да как же так, милостивый государь! Я совсем нищ останусь! Холопы делают работу всю!

– И ты хочешь разделить судьбу своих холопов?

– Смилуйся! – бухнулся в ноги Адриану боярин.

– Чтобы не было обману, приедет к твоему терему Ростислав с дружинниками. И холопов не сможешь ты иметь, пока не научишься быть милостивым. Указ представлю, где княжеская печать будет стоять.

– Батюшка, у меня же дочка родилась, как же мы!

– Очень хорошо. Значит, дочка твоя будет воспитана правильно. Няньку пришлю от княжеского двора.

– Ох горе мне, горе…

– Поднимайся. Можешь идти.

И побрел боярин вон из палаты, повесив голову. Как же теперь сов сем хозяйством справляться! Придется нанимать смердов и платить им за работу. А как не хотелось ему этого делать! Пришел требовать наказания для одного, а получил наказание сам!

«А во всем виноват этот проклятый холоп!» – со злостью подумал боярин, – «Ну ничего, вернусь я еще, потребую своего!»

Холопа, между тем, отнесли в горницу. Его осмотрел лекарь, дал лекарства для сил, покормили его жидким с ложки как дитя малое и уложили в кровать, укрыли, как укрывает родная мать, и уснул он сладким блаженным сном.


Глава тринадцатая

Месяц выхаживали Холопа. Было задействовано в этом много людей, и Адриан периодически самолично приходил, чтобы узнать о том, как проходит излечение человека. Вначале Адриан в этом изможденном и грязном человеке не мог узнать своего прежнего врага, но как ему становилось с каждым днем лучше, когда Холоп смог искупаться, сменил одежду и немного окреп, Адриану стало ясно, кого он спас от смерти и удивлялся он этому неожиданному событию. А сам Холоп, едва пришел в сознание, прошло несколько дней, и он смог без всякого труда снова узнать своего спасителя и осознать, что находится он сам все-таки в бывшем своем жилище. Оба они не обнаруживали того, что узнали друг друга до одного момента.


Спустя две седмицы после того, как Холопа стали лечить, Адриан пришел проведать его как обычно.


– Утро доброе. Как сегодня ваше здравие?


– Лучше. – только и ответил Холоп.

Князь спросил что-то еще, а потом заговорил бывший узник:


– За последнее время я два раза был на грани смерти и живота. Первый раз спас меня старик, но я поступил с ним как свинья, и справедливо выгнал он меня вон. Второй раз я в темнице был долгое время без еды и лакал как пес воду из собачьей миски. Просил я еще и мне не давали. Слезно умолял, но не вняли моим мольбам, как когда-то и я не внимал чужим слезам. Влачили меня по земле как скотину, и было мне поделом. – Холоп сделал паузу и перевел взгляд на Адриана, – Узнал ты меня?


– Узнал.

Холоп помолчал.


– В прошлом посадил я тебя в темницу из-за своей алчности, морил тебя голодом, не дал даже тряпья тебе под голову. А ты меня спас. Я сделал тебе такое зло, ты бы мог меня оставить как есть, и меня бы уже не было на свете. Почему ты сделал это?


– Смел бы я называться человеком, если бы прошел мимо умирающего? Смог ли бы я снова вознести молитвы к Богу, если бы отомстил тебе? В Его заповедях нет заповеди воздавать злом за зло. Он говорит прощать врагов и молиться за обижающих. Не смог бы я спать спокойно. А сейчас моя совесть чиста и дух мирен.


Холоп не понимал, кто может это выполнить? Для него было вполне естественно мстить, ненавидеть врагов.

– Я бы никогда так не смог.

– Если бы в твоем сердце появился Бог, то смог бы.

– Я творил зло и спал. Люди рыдали, а я веселился. Они умирали, а я жил на их костях. – он немного помолчал, и как Адриан не продолжил, сам сказал, – Страж, который был в твоем Дворце сказал мне, что ты молился за меня.

Князь не хотел, чтобы его доброе дело было обнаружено, но теперь скрывать его не имело смысла.

– Это правда.

– Я не понимаю… Я не могу это принять. Это… невозможно. Я хуже собак. Они преданы. Я хуже и свиней. Они заботятся о своем потомстве. Я хуже змей. Они нападают только защищаясь. Я хуже… всех.

В комнате некоторое время стояла тишина. Перед внутренним взором Князя вдруг поднялись все его злодеяния за всю жизнь, в его сердце ворвался самый настоящий разрушающий шторм, который разбивал вдребезги все его заботливо поставленные сосуды, наполненные пустой болтовней, смехом, злостью, разрушались его вавилонские башни гордости и тщеславия, бил прозрачный град весь его заросший сорняками и колючками сад души, ломал дамбу его пороков и они прорывались наружу, затопляя его сердце. И вся грязь, слизь его пороков, вдруг объяла его. Он будто стоял над пропастью, в которую вот-вот забросит его приближающийся смерч.

Холоп сам не зная почему, разрыдался. Его гордость была побита градом совести, и, хотя все еще была жива, молчала сейчас, когда в душе стоял он на коленях, когда в душе рождалось покаяние. Он только закрыл рукой лицо, и его ладонь стала мокрой от слез.


– Прости. – прохрипел он, никому конкретно не адресуя это.

Никогда он не произносил этого слова, и так ново оно было для бывшего Князя.

Он не мог унять слез. Казалось, что внутри у него открылся источник, который никогда не иссякнет. В тишине горницы в красном углу которой перед образами теплилась лампада, слышались стихающие всхлипы Холопа, и Адриан тихо покинул комнату, чтобы не мешать этим новым переменам, которые начали происходить с жестоким Князем. Давно ушел Адриан, давно ждал его обед, но это не имело большой важности, потому что в душе Холопа разливалось море.

Не знал он, сколько проплакал времени, но, убрав руки от лица, первым, с чем столкнулся его взгляд были глаза Бога, которые смотрели на него со спокойствием и любовью. Холоп не смог сидеть под этим взглядом, он откинул край одеяла, поднялся и склонил голову, которую ни перед кем никогда не склонял. Он не мог снова поднять глаза и посмотреть на икону, его начинали душить слезы.

Холоп не мог больше здесь находиться, вышел из комнаты и отправился в сад, чтобы прогуляться. Внутренняя боль была так сильна, что он хотел бы вырвать собственное сердце, чтобы не мучиться, но не мог этого сделать. Даже когда однажды он был ранен в поединке почти насмерть, та, физическая боль, была не так сильна, как эта.

«Тебя мучает зло в твоем собственном сердце».

И не мог он убежать от нее, и не спал всю ночь. А под утро, сам не зная как, оказался у резных золотистых дверей. Это были те самые двери, за которыми раньше были его палаты.

Он постучал, ему разрешили войти.

Адриан сидел за столом и что-то писал при свете лучины.


– Пришел я сказать, что мучает меня долгое время. – сказал Холоп, и Князь, обернувшись, спокойно взглянул на него, ожидая, что тот скажет дальше.

Холопу очень тяжело давалось то, что он хотел сказать, но знал человек, что станет ему от этого легче. Он долго не мог решиться на это и долгое время боролся с самим собой, со своей гордостью. Но решил он, что больше не может тащить этот груз. И сказал.


– Прости меня.

Он не смотрел на Адриана, опустив глаза. Потому что в глаза он не смог бы это сказать. Что итак ему далось очень тяжело. В комнате повисло молчание, которое показалось Холопу таким долгим, что длилось несколько часов. Хотел уже сказать «ну, не томи же!», но Князь ответил:


– Бог прощает, и я прощаю тебя. Прости и ты меня.


С души Холопа словно свалился тяжелый камень. Он поднял голову и сдвинув брови, взглянул на Адриана.


Он понимал, что прощать его было не за что. И так легко простил его сам Князь.

"Что за Бог, который может так прощать?.." – подумал Яросвет.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОИН


Глава четырнадцатая


– Хочешь знать? – спросил Адриан. – Я могу показать тебе Его.

– Разве Бога можно увидеть?


Вскоре они поехали. Это оказался монастырь.

Яросвет язычником был и в таких местах даже не бывал.

Въехали в монастырь. Купола на солнце сияют – глаза слепят. Зажмурился Холоп. Лошадь стреножил и слез.

Адриан направился к большим и высоким дверям, что вели в храм. Перекрестился и вошел. Яросвет за ним.

Пока Холоп бродил, да разглядывал храм изнутри, Князь куда-то подевался.

– Яросвет, – вдруг услышал тот. – Поди сюда.

Холоп подошел к Адриану и встал рядом с ним.

Подняв голову, он увидел Человека, распятого на Кресте. Он был так поражен, что даже не нашел что сказать.

– Я обещал показать тебе Бога. – сказал Адриан.

– Это… Бог? – негромко спросил Яросвет.

– Это Бог. Он сошел с небес на землю и был распят людьми.

– люди распяли Бога? Как же Он мог допустить такое? Если он – Бог?

Адриан вынул из-под плаща спрятанную книгу в золоченом переплете и протянул ее Яросвету.

– В этой Книге есть все. Когда ты ее прочтешь, поймешь, почему так все случилось.

Яросвет взял Книгу из рук Князя и взглянул еще раз на крест, пока Адриан крестился.


Яросвет совсем не так представлял себе Бога. Но когда он начал читать Книгу, которая называлась Евангелием, то и вправду стал понимать.

Позже ему еще священник много всего поведал.

– Ты, значит, умер за грехи всех людей? – проговорил он. – И за мои тоже? – почему-то к его горлу подступил ком. – Как можно любить всех людей? Как можно любить воров и убийц, жестоких, злых? Таких, как я? Как ты смог всех простить? Всех, кто ненавидел Тебя, кто распял? Как Ты мог молиться за своих врагов? Меня даже Адриан раздражает, а он не сделал мне ничего худого. Что говорить о тех, кто мною помыкал, был, заключал в темнице? Как ты смог проиграв, победить? Неужели это – правильный путь? Научи меня. Научи меня поступать так как Ты. У меня в сердце бури, никак не успокоится оно.

Яросвет опустил голову.

– Я ведь язычник. Я не верил в Тебя. Я не знал, что Ты есть. Слышишь ли ты меня? Примешь ли?

Он постоял немного в тишине, и потом ушел, погруженный в свои мысли.


**


Яросвет стал какое-то время после этого более сосредоточенным, задумчивым, менее говорливым. Адриан заметил эту перемену.

– Теперь, когда я узнал о Боге, – сказал Холоп, – я больше не могу жить так, будто Его нет. Он есть.

– Он есть. – повторил Адриан, глядя на него и внутренне радуясь тому, что видел и слышал.


– Я христианин. – сказал Яросвет, надев на себя медный крест.


Глава шестнадцатая

У Холопа совесть проснулась. И теперь, казалось, бодрствовала и днем и ночью, стремясь восполнить все дни своего глубокого сна. Потому Яросвет чувствовал, что живет как нахлебник. И это ему претило.

Холоп встал и попросил аудиенции у Адриана. Явился к нему в рабочий кабинет и стал требовать дать ему работу, или же уйдет он, потому что не желает есть даром княжеский хлеб.

Адриан сказал, что подумает о том, какую работу ему дать, но совсем не вовремя явился снова во дворец барин, у которого Яросвет натерпелся всего и требовал вершить суд над Холопом.


Адриан стал слушать барина, а тот расписывал все огрехи Яросвета и ругал его на чем свет стоит. Вот, мол, он ленив и в деле охотничьем не смыслит.


– Клевета! – не сдержался Холоп, чем несказанно барина удивил, который не сразу в предстоящем признал того самого тунеядца, – У меня другая правда!

– Одно дело имеет много граней правды. – сказал Адриан. – Давай же выслушаем и твою.


Все находящиеся в зале были поражены этими словами. Что слово холопа против слова барина? Пустой звук. А Князь относился ко всем равно и боялся Бога, стараясь быть справедливым.


Яросвет рассказал все как было, даже не придумывал ничего в довесок. Хотя без лжи в прошлом не обходился ни одного дня. Но здесь с ним произошли такие события, что лгать не понадобилось. Начал он с того, что окатили его холодной водой, а закончил рассказами об охоте бестолковой. Слово было за Адрианом. Яросвет молча ждал решение своей участи.


Князь выслушал оба рассказа, вздохнул и, помолчав немного, изрек:

– Решение мое будет таково. Назидание Яросвет уже получил – голод, тюрьма и болезнь. Я освобождаю его от службы тебе.


Лицо боярина изменилось, а Холоп поднял голову, в недоумении глядя на Князя.

– Но как же… А кому ж он служить будет, княже? – всполошился тот.

– Кому захочет. Волен выбирать. – сказал Адриан и глянул на Холопа, – Хочешь остаться на службе у боярина? Или ко мне на службу? Может, другое место заприметил?


Яросвет молчал. К борярину он возвращаться не хотел, но и под началом Адриана служить не хотел. Гордость не давала.

«Работать у бывшего холопа будешь? Ты же князь!» – ковыряло внутри.


На долю секунды Холоп склонился на сторону злостной мысли, но потом одернул себя и сказал:

«Ты уже много горя мне принесла, гордыня несносная. Снова валяться в ногах, на дорогах, по лужам – я не стану. Решение свое я могу поменять, сейчас главное от службы у мерина отказаться»

– Хочу состоять на службе у Князя. – сказал он ровно, ни на кого не глядя.


У боярина еще была какая-то надежда, что холопа ему вернут, потому что какой-никакой, а трудник, разбрасываться рабами не пристало, но после слов этих улетучилась эта надежда как птица за сине море.

– Ты за это еще ответишь, – погрозил он пальцем в сторону Яросвета.

– Так тому и быть – поднялся со своего места Князь.


Холоп со злорадной ухмылкой проводил глазами мерина, но на землю его вернул голос Адриана:

– Что же. Вот какое решение ты принял?

Князь несколько подошел к нему, убрав руки за спину.

– Кто же в здравом уме от службы князю откажется?

– Добро. – улыбнулся Князь.


Яросвет выдавил лишь кислую улыбку: кто знает, что принесет ему место это – добро или зло.


Глава семнадцатая

Однажды Холоп по рабочим делам пришел к Адриану.

– В княжем зале он, – сообщили ему, и Яросвет отправился туда.


Хотел он войти в приоткрытые двери, но так и застыл с протянутой рукой: внутри был кто-то еще, кто-то пришел на поклон к князю.


Женский голос говорил:

– Князь Великий, есть у меня одна просьба. Знаю, что ты милостив, Богу молишься, нас, убогих не забываешь. Мое имя Лукерья. Пришла просить не за себя, за отца моего. У него здравие пошатнулось. А теперь мне нужно добывать пропитание, почтить его старость, лекарю чем бы было уплатить.


«Где-то я уже слышал этот голос?» – подумал Холоп и заглянул в зал через щелку. Но девица стояла спиной и видел он только ее длинную косу под платком.


– Печально, что вашу семью постигло такое горе. – заговорил Адриан. – Думаю, я сумею вам помочь. Моя матушка сильна в лекарствах, и сейчас трудится в богадельне при храме святого Арсения. Мне кажется, вашему отцу там будет лучше, и он получит все необходимое. Для тебя работа тоже найдется, если будет у тебя желание, моя матушка найдет тебе занятие. Голодными не останетесь.

– Благодарю вас князь, батюшка! – упала на колени Лукерья в порыве чувств. – Да хранит вас Бог! Не забуду вовек вашей милости!

– Не унывайте. – встал с трона Адриан. – Все наладится.

Девица раскланялась и обернулась, намереваясь идти к дверям, и тут Холоп узнал ее.

– Это же та…

«Та девица, и отец ее, что спас меня от голодной смерти, кто выходил меня!»

Яросвет поспешно отошел от дверей, но вскоре вышли Князь с Лукерьей. Укрыться он не успел, Адриан узнал его и окликнул.

Холоп никак не хотел встречаться глазами с Лукерьей, стыдно ему было перед ней. Но обернуться пришлось.

У девицы были заплаканы глаза, и от того образа полной и здоровой девушки, который у него запечатлелся в голове перед тем, как ушел он от них, е осталось и следа.

Она прошла мимо, не узнав его. Подняла глаза и кратко поклонилась. Холоп посмотрел ей вслед.

«Надо же. Не узнала?»

– У тебя какое-то дело? – вывел его своим вопросом из задумчивости Адриан.

– Да. В столярной краски кончились.

– Хорошо. Сегодня все пришлю. Как идет работа?

– Хорошо. – больше в голову Яросвету ничего не пришло.

Холоп хотел сказать что-то еще, но ушел и вернулся к работе. Лукерья с ее прошением не шла у него из головы.

«У нее на лице было написано такое горе. Никогда не видел такого».

Или просто не замечал?


Глава восемнадцатая

С утра поехали в богадельню.

Там их тепло приняли, покормили. Адриан увиделся с матушкой, справился о новоприбывших. Холоп тут рядом стоял.

– Очень плох. – говорила матушка Адриану. – Но мы, конечно, постараемся выходить.

– Молебен-то заказали?

– Сейчас как раз служить будут.

Адриан бросил взгляд на Холопа, тот кивнул.

– Мы тоже идем.

Яросвет встретился глазами с матушкой Адриана, зачем-то поклонился ей – такое впечатление внушала эта скромная женщина, что поклон сам собой получился.


Скоро стояли на молебне. Священник читал, пел хор, хотя и не так торжественно как на службах. Яросвет глянул на Лукерью, та, спрятавшись в черном платке, плакала. Он хмуро перекрестился.


После разошлись на работы, определили Холопа на поля с остальными удальцами. Они распрощались с Адрианом.

– Ну, помогай Бог. – сказал Князь.

– Помолитесь о нас. – сказал Холоп, и сам не понял, как сорвалось такое с языка. Но слово не воробей – вылетет – не поймаешь.

– Ты тоже молись. – ответил серьёзно Адриан. – За меня.

Яросвет поднял на него глаза.

– Тяжела твоя ноша. – вдруг сказал Адриан. – Мне бы донести ее до конца.

И ушел, оставив растерянным Холопа.

«Моя ноша тяжела?» – удивлялся еще долго он, даже когда уже пошел работать. – «Мне видится, ничего нет тяжелее жизни простого холопа»

А его прежняя жизнь по сравнению с той, которой Яросвет жил сейчас, показалась ему сказкой, в которую каждый день ему хотелось вернуться.


Работа кончилась. Все тело болело, как после побоев, но никто Холопа не бил. Сражался он с зеленью, солнцем и ветром и голодом, от которого громко урчало в животе.

Работяг сразу покормили. Жадно поглощая борщ (на поле принесли только ломоть хлеба с тюрей), Яросвет заметил среди других девушек в богадельне Лукерью. Сейчас была одна в таком же сером ситцевом платье, как и все остальные девушки, работавшие здесь, на ней был белый платок и белый передник. Наряд заставил ее сильно потускнеть в придаток к горю.

Хотел он сначала подойти, но потом подумал:

«И что я скажу ей? Это я, тот мужик, которого твой батюшка спас? Тунеядец и хам? Нет, не с этого надо начинать.»

Допил Холоп залпом оставшийся квас в кружке, встал и направился к Лукерье.


– Нас князь прислал. – сказал Яросвет. – Узнал про вашу беду. Как твой отец себя чувствует? Давно ему нездоровится?

– Сейчас батюшку лечат. – отвечала Лукерья, – сама матушка Князя с ним сейчас. На все воля Божья… – прикрыла она лицо краем платка. Ее глаза заслезились.


Холоп кивнул. А что скажешь тут?

– Могу я проведать его?


– Да. Я отведу тебя к нему.


Глава девятнадцатая

Лукерья прикрыла дверь, и Яросвет остался в комнате один на один со стариком.

За окном щебетали птицы, а какие-то спали и не слышали того, что говорил Холоп, и что ему отвечал старик. Не заглядывали они в окна – какое им дело, птахам поднебесным, до молвы людской? Не видели они, как поклонился Яросвет, и как старик положил ему руку на голову.


Зато Лукерья все слышала и не могла поверить в то, что вот этот человек, которого они почти три года назад выходили и выгнали, теперь здесь, у ложа больного ее отца, приехал от Князя, чтобы помочь.

«Видно, изменился он». – думала Лукерья, стоя у двери и погруженная в мысли. Поэтому голос Холопа прозвучал для нее внезапно:

– Значит, слышала все?

Лукерья вздрогнула. Упираться смысла не было.

– Слышала. – созналась она.

– А знаешь, грех это – подслушивать. – продолжал Яросвет, прикрыв до упора дверь.

Лукерья залилась краской, пристыженная. Холоп видел в ее глазах даже какой-то страх. Неужели она его боится?

– Но осуждать в нем не могу тебя, так как и сам в этом грешен. – спешно добавил он.

У Лукерьи отлегло от сердца. Она снова подняла глаза на него.

– Я слышал, что ты говорила там, у Князя. – признался он.

– Так… Вот почему ты там был? – поняла девушка.

– Да. Я попросил князя прислать меня сюда. Хотел вину загладить перед отцом твоим, прощения попросить. У него, у тебя. – они встретились глазами.

– Но мы же… тебя выгнали… – вдруг Лукерье стало стыдно.

– Что было то было. – отвечал Яросвет. – Как бы все ни обернулось, но теперь я стою тут перед тобой.

– Я-то прощаю вас… Слышала и батюшка вас простил. Простите и вы нас, ради Бога. Я все переживала, как же у вас дальше жизнь сложилась, после того как…

– Как видишь – жив-здоров, и мы снова встретились. – ответил он. – Кто прошлое помянет, тому глаз вон. – продолжал он уже другим тоном. – Я хочу все исправить. – подошел он ближе, глядя ей в глаза, а Лукерья не отступила назад. – Чтобы отец твой пошел на поправку, а ты снова расцвела, как малинов цвет.


Девушка залилась краской и немного отстранилась от Яросвета.

– Теперь моя жизнь – это болезни и мрак. – тихо ответила она ему, опустив глаза. – мне нужно идти в общую. Бог да благословит тебя.


Он ждал совсем не такого завершения разговора, но ничего не поделать. Уходя, Лукерья все же обернулась и взглянула на него, хотя и не улыбалась.


«А чего ты хотел? Чтоб расцеловала она тебя?» – сам себя приструнил Яросвет и пошел в противоположную сторону.


Глава двадцатая

Старик недолго прожил: помер, скосила его болезнь. Приезжали священник, с кадилом отпевал. Похоронили его тут де, на кладбище богадельни. Князь стоял, сняв шапку, как и Яросвет. Холоп смотрел на Лукерью, у которой глаза почернели от слез. Ничего не пришло ему на ум, чем бы ее утешить.

Он подошел после, пытался найти слова, но она ушла.


Через несколько дней они снова встретились.


– Не нужно нам больше видеться. – сказала Лукерья, отводя глаза в сторону. – поезжайте назад на свою службу к князю.

– А как же ты?

– Я тут останусь. Ради памяти отца буду хворым помогать.

– Неужели похоронишь вместе с отцом здесь свою красоту и здоровье? – не сдержался Яросвет.

Она грозно сверкнула синими глазами.

– Где красота? Потеряла я ее! В слезах и горе. Где молодость? Уходит она и глазом не моргну, как стану старухой. Все это прах и тлен, как говорил отец Василий.


И в этот единственный момент Яросвет был несказанно зол на этого отца Василия, которого даже не знал и не видел ни разу.


Не зная, как поступить, Холоп бросил ее и ушел, злясь и на себя тоже.

А Лукерья ушла плакать к себе и молиться за отца.


Не смог он убедить девушку. Работа из рук валилась. И решил он уехать.


– Неужели так просто сдашься? – услышал он голос и, обернувшись, увидел на паперти храма того самого нищего, который сидел при монастыре.

Поначалу он будто дар речи потерял.

– А ты как здесь очутился, мил человек? – спросил он.

– Я странник, хлопчик, теперь вот здесь я.

«И отвечает разумно, а не поговорками какими».

– А что я могу? Заставить не могу, власти у меня никакой!

– Время ей нужно. А по истечении времени подойди, скажи слово ласковое, подари что-нибудь, чтоб забылись все печали.

Сколько же это время продлится?

– У печали нет срока… Подождать надо… Почувствуешь.


Прошла неделя, но кроме безысходности и злости ничего он не чувствовал. Сидел на берегу реки, что была недалеко от богадельни и смотрел на другой берег, где высились терема и сверкали золотые купола.

Так прошла еще неделя, и еще одна.

Устал Яросвет. От хворых и слез. Встал на ноги, подкинул камень и сказал, пустив его по реке:

– Надоело! Уеду!

И начал собираться.

Уже котомку свою взял, хлеба в узел. Выходил из богадельни и столкнулся с Лукерьей.

– Уезжаешь? – сама спросила девушка.

Яросвет немного придержал ответ, пытаясь по лицу Лукерьи понять, что у нее на уме.

– Уезжаю. – отвечал Яросвет. – Пора на службу к князю возвращаться.

Та стояла, сжав руки. Плечи не двигались.

– Вот как… ну, доброй дороги. – сказала Лукерья.

Не знал, что сказать Яросвет, кивнул, развернулся и собрался уйти, но услышал снова Лукерью.

– Матушка Князя сказала неполезно мне здесь оставаться. Сказала с еще одной девушкой отправляет меня во дворец. Поеду, в швейной трудиться буду, пока сердце не успокоится.

У Холопа внутри словно солнце взошло.

– Неужто?

– Да-да, – он впервые увидел ее улыбку за долгое время, едва заметную, как блик солнца на масленичном листке. – Так что, скорей всего, мы поедем все вместе.

– Добрая идея. – сказал Яросвет. – если что, и волков тебе со мной не бояться.

Лукерья улыбнулась, и они поехали впятером назад, в княжеский дворец: Яросвет, Лукерья, Ероп и Фрося, да извозчик Петька.


Глава двадцать первая

Яросвет вернулся во дворец, и таким далеким ему показалось это светлое место со множеством людей, которые не страдают, не болеют, на щеках которых играет румянец, и солнце заглядывает в узорчатые окна.

«А всего два месяца не было» – промелькнуло в голове.

Холоп вернулся на службу к князю, а Лукерья стала работать в швейной.


Сразу по возвращении Адриан определил Холопа в дружину. Раньше он сам приказы строевые отдавал, а теперь пришлось подчиняться, и со всеми подготовку проходить.


После этого провел Князь собрание со старейшинами, и те не одобрили его решения. Но он сказал:

– Моя воля. Назначаю, кого хочу. И с должностей снимаю тоже, кого хочу. – обвел он многозначительным взглядом собравшихся.

Ответил ему тольо взглядом Архип – старый и гордый дворянин, мнению которого прислушивалось большинство, так как служил он не только у князя нынешнего, но и у его отца.


А после на правах главного старейшины созвал Архип вече. Собрались в доме у него, чтобы не пошли толки. Пришли бояре и из думы, пришли и те, кого уже там не было, и дворяне, влиятельные и не очень, пришел и Афиноген, и несколько старейшин. Все уселись за длинным столом в трапезной, и Архип, приветствовав всех, заговорил:

– Собрались мы все здесь, мужи добрые, по важному случаю. Не буду ходить вокруг да около, причина в нашем князе.

– И холопе! – добавил Афиноген, за что получил сердитый взгляд Архипа, после чего еще долго боярин обтирался платком.

– Дело и в холопе. Который теперь в дружине княжеской. Что он там нашему государю на ухо шепчет, мы не знаем. Зато знаем, к чему все это привело.

– Гнать его в шею!

– Где это видано, чтобы холоп на первом месте после князя, поперед бояр и дворян!

– Не собираемся мы под началом мужика жить!

– Житья совсем не стало!

– Убить его и бросить собакам!


Было еще много подобного, да только без надобности здесь все это упоминать.


Слушал Архип, слушал, и сказал:

– Довольно. Еще долго мы можем и князя ругать и холопа, да толку-то? Что делать будем?

И тут такие предложения посыпались со всех сторон, что у Архипа даже голова разболелась.

Говорили все, молчал только один чернобородый мрачного вида дворянин.

– Тихо! – прикрикнул он. – Расшумелись как галки на дворе! А ты что скажешь, Лукьян? – спросил у чернобородого Архип. – Что-то молчишь все. – подозрительно сощурил глаза старейшина.

Все взглянули на Лукьяна. Тот, помолчав, сказал:

– Раз князь хуже народу делает, народ сделает хуже князю.

– И что ты предложить можешь?

– Лукьян всех оглядел.

– Бунт. – сдвинул черные брови.

В горнице воцарилась тишина.

– Понимаешь, что говоришь? – нахмурился Архип.

– Это же измена! – крякнул кто-то

– А что вы так огорчились? – спросил Лукьян – разве не ваши это мысли?

– Не лезь ко мне в голову, смурный, – встал, сжав кулаки один из бояр, рыжий детина.

– Не играй с огнем, Степа – негромко предостерег кто-то рыжего, пока они с Лукьяном мерились взглядами.

– А что? – сказал молодой голос, – Я за бунт! Лукьян дело говорит! Хватит это терпеть!

– Я тоже за бунт!

– Пойдем!

– Долой княжескую шапку и лапти холопа!

Архип молча смотрел, приложив к больной голове жилистую руку. Потом поднялся. Все понемногу замолкли.

– Вы как хотите… – протянул он. – а я в этом участия не принимаю… И затею эту не одобряю.

– Архип, ты же нам всех здесь собрал! Тогда уж говори, что у тебя на уме!

Он помолчал, оглядел всех. И сказал:

– Первое дело – удалить от князя холопа, чтобы перестал он на него влиять. Второе дело – от холопа избавиться. Женить его надо или на службу сослать далеко. Там пущай творит что хочет. Есть и другие способы убрать его с дороги.

– Ну а с князем-то? – спросили.

– А с князем… Нужно наших приблизить к нему, окружить его боярами, и женить его. Чтобы женой он был занят, а потом и детенками, а не государственными делами. Ну а если и это не исправит князя нашего… Тогда нужен другой князь. – оглядел змеиным взглядом всех Архип.

Захлопали бояре, дворяне, заулыбались, застучали по столу и начали есть и пить так, будто совсем неважные дела обсуждали. Один Архип сидел и потягивал компот – он уже наелся обсуждением на собрании.


Однажды он заканчивал работу и собирался к себе, как вдруг услышал шум с улицы. Подойдя к окну, он увидел стоящего там Луку – ясельничего при дворе.

– Что там? Бедокурят?

– Да, если бы… Кажись, восстание готовится… – не отрываясь от картины снаружи, отвечал Лука.

– Восстание?! – Яросвет примкнул к окну и увидел собирающуюся у врат терема толпу, и лица людей совсем не по-доброму казались. В толпе кричали и чего-то требовали.

Холоп поскорее пошел к Адриану, но в покоях его не оказалось. Архип встретился ему в коридоре.

– Архип! – возник перед старейшиной Яросвет. – Там бунт готовится! Нужно собрать бояр и князя предупредить, только нигде отыскать его не могу.

– Как? Бунт? Не перепутал чего?

– Вон стоят уже на дворе! – повел за собой Архипа Холоп. Тот, удостоверившись в увиденном, повернулся к Яросвету.

– Нет князя. Уехал он с утра в монастырь.

– Нехорошо… – заходил туда-сюда Холоп. – Нужно кого-то послать, чтобы разузнал, что хочет толпа.

Они вдвоем уставились на Луку.

– Я?! Не, не пойду я туда! Вона злобные какие! Да они из меня веник для бани сделают.

– А ты себя не обнаруживай. – сказал Архип. – Подберись тихонько и послушай.

– Ну если так… Все равно не пойду! – заупрямился тот.

– Ты что же, старейшину ослушаться вздумал? – грозно свел черные брови Архип. – Скажу слово о тебе князю и отправят тебя восвояси, будешь за конями крестьянскими ходить и кашу есть из лохани!

– Ладно, ладно! Пойду! – нацепил шапку Лука и пошел вниз.

Яросвет, немного отстоя от окна, смотрел вниз на бушующую толпу. Еще жив был в памяти бунт, из-за которого он стоял теперь на этом самом месте не как князь, а как простой дружинник.


– Князя требуют. – вернувшись, сказал Лука.

– Зачем это? – спросил Яросвет.

Тот молчал, не хотел говорить.

– Говори уж!

– Не стану! На кол меня за то посадят!

– Никто не посадит, – сказал Архип. – А ну отвечай!

– Хотят князя на тот свет отправить. – наконец сказал лука, не глядя им в глаза.

– На тот свет? – переспросил Холоп. Не веря своим ушам. Он вспомнил как плохо обращался с народом, брал поборы и не внимал жалобам людей. Но теперь все было иначе. – за что это? Ведь столько для княжества сделано, крестьянская ребятня теперь буквы знать будет!

Лука покосился на Архипа.

– Не стану при нем говорить.

– Отчего?

Лука упорно молчал, и Яросвет, поклонившись старейшине, отошел в сторону с ясельничим.

Лука наклонился немного к Яросвету, и, прикрыв рот рукой шепнул:

– Бояре да дворяне ратуют, негодуют. Не любо им как князь правит. Что вы всех бояр на чистую воду вывели. Скотины, домов лишили. Что крестьяне ликуют, процветают.

– А-а, вот оно как… – помрачнел Яросвет. – Не добьются они ничего. – гневно бросил он.

– Чего не добьются? – спросил, подойдя к ним Архип.

Лука одарил его недружелюбным взглядом.

– Того самого. – ответил Яросвет. – А я ведь доверял тебе.

Они с Архипом переглянулись.

– Поведай, чего тебе этот дергач сказал? – потребовал старейшина.

В этот момент раздался грохот. Все трое бросились к окну. Они стали свидетелями ужасающей картины: бунтовщики шумом и криками сломали ворота и проникли на княжеский двор, устремившись к дверям терема.

– Нельзя им князя выдать… – проговорил Архип и дернул Яросвета за локоть. – Он уже едет, сообщили мне. Немедля говори, что узнал! Или смерть князя будет на твоей душе!

Холоп, сдвинув брови, взглянул на старейшину.


Глава двадцать вторая

– Говорил я им: плохая это затея. – после недолгого молчания сказал Архип.

– Вы заранее обо всем сговорились?

– Ты правильно сделал, что все мне рассказал. – спокойно заговорил старейшина. – С самого начала их отговаривал. Ты ведь знаешь, что я – главный старейшина, и ради этого я должен собрания делать. На собраниях мы говорим о насущных вопросах. И это и есть вопрос насущный – то что делал князь. Но как видишь, я тут, а они – там. Не знал я, что они затеяли, пока ты не сказал мне.

Яросвет одарил Архипа долгим взглядом, потом переглянулся с Лукой. Тот был советчиком неважным, но за неимением другого, исполнял эту роль.

– Ладно. Поверю. – сказал Яросвет. – Сейчас нужно решить, как остановить этих бунтовщиков.

– Ты же старейшина! – сказал Лука, глядя на Архипа. – Ввот пусть он и идет!

– Верно говоришь. – согласился Холоп.

– Стали бы тебя слушать воины, недовольные князем, если бы представл перед ними как воевода? – спросил старик Яросвета.

– Они бы растерзали меня.

– Потому идти должен не я.

– А кто?

– Князь.

– Князь еще не вернулся. Да и ведь они хотят уничтожить князя.

– Мы будем умнее… Настоящий князь будет в безопасности.

– Как это? – спросил Лука.

– Князем будет Яросвет. – сказал Архип.

Холоп так и застыл, глядя на старейшину.


Глава двадцать третья

Дружинники недолго сдерживали разошедшихся бояр, те смогли все же прорваться к дверям и преодолели последнюю преграду на пути ко дворцу.

Яросвет явился перед ними, одетый как князь. Шлем был надвинут до носа. Рядом стоял Архип, а чуть поодаль – Лука.

– Немедля прекратите! – взревел он.

Толпа едва унялась.

– Ты белены, Архип, объелся? – заговорили среди бунтовщиков. – Идешь против собрания?

– Я верен князю. – отвечал старик. – Разве я вас не отговаривал от вашего безумства? Что вы сотворили…

– Предатель!

– Немедля разойдитесь, или хуже будет. – сказал Яросвет. Руку он держал на рукояти меча под плащом, и не от всех глаз это укрылось. – Зачем пришли сюда?

– По твою душу, княже! – крикнули в толпе. – Совсем житься не стало! Что творишь ты с этим псом безродным, холопом, брат он тебе чи сват?!

– Вы бы придержали свои языки. – прорычал князь. – Поборы, ложь, клевета, убийства, воровство – большой лист бересты придется точить, чтобы все ваши проступки уместились на нем! Я – князь, и я говорю вам! Перестаньте притеснять народ, и житье ваше будет добро!

На князя мрачно смотрели. Архип видел, что дело плохо.

– Тогда не нужен нам такой князь! Долой князя! Долой!

Яросвет сделал шаг назад, а вперед вышел Архип.

– Имею сказать нечто! – продребезжал его голос.

Его начали ругать, а кто-то даже стрелу метнул, но пролетела она мимо и ударилась о стену.

– Совсем обезумели?! – двинулся вперед Холоп, гневно глядя на бунтовщиков.

– Придержи коней княже. – остановил его сухой рукой Архип, и тот вернулся назад.

– Я – главный старейшина. Самый древний из всего собрания. Вы все доверяли мне и моего слова слышали.

– Ты многим был как отец родной!

– Что же теперь стало? – поинтересовался Архип.


Адриан подъехал к вратам. Был он с одним дружинником, сам одет просто, не хотел внимания лишнего привлекать. Медленно въехал нв двор. Спешившись, он настороженно глянул по сторонам: следы битва, разруха, бездвижно лежащие воины.

«Враги, что ли, вторглись?»

– Векша, – сказал он негромко, обращаясь к своему воину. – Немедля осмотри лежащих, если нужно мчись за лекарем.

– А ты, княже? Один пойдешь?

– С нами Бог, – улыбнулся Адриан, и вмиг улыбка сползла с его лица, – Не тяни, ступай.

Векша поспешил к бездвижным, а Адриан спешился и направился осторожно к своему терему.


– … разве я вас когда-то обманывал? – продолжал Архип. – Или что плохого сотворил?

Те стали пожимать плечами, переглядываться, утирать сконфужено носы. Потому что за душой у старейшины ничего подобного не было.

– Разве не говорил я, что затея плоха?! – повысил он голос.

– Говорил!

Адриан пробрался сквозь толпу, надвинув на глаза шапку.

«Яросвет?» – увидев Холопа, стоящего перед толпой, не знал что и подумать Князь.


– Так теперь забудьте обо всем, что я говорил. – сказал Архип, и, обернулся лицом к Яросвету. Внезапно его схватили, заломили за спину руки.

Холоп стоял не двигаясь, не веря в то, что происходило прямо сейчас. Все повторялось: бунт, тот же коридор, и его…

«Страж меня уже не спасет. Видимо, это конец. За мои грехи».

Бояре стояли удивленные происходящим не меньше, чем Яросвет.

– Говорил я вам, чтобы верили мне.

Толпа ликовала.

«Господи, помилуй меня и врагов моих. Не ведают, что творят».

Яросвет зажмурил глаза.


Глава двадцать четвертая

Архип отошел в сторону.

А из толпы вышел человек с черными глазами с мечом в руке и встал рядом с Архипом.

Холоп стоял не двигаясь, не веря в то, что происходило прямо сейчас. Все повторялось: бунт, тот же коридор, и его…

«Страж меня уже не спасет. Видимо, это конец. За мои грехи».

Бояре стояли удивленные происходящим не меньше, чем Яросвет.

– Говорил я вам, чтобы верили мне. – сказал Архип.

Толпа ликовала.

– Ты, вроде бы, не князь. Но в то же время и князь. Не пойму я что-то. – проговорил он тяжело и поднял глаза на Холопа

В толпе начался шум, начали все переговариваться.

– В любом случае от тебя избавиться надо.

– Пропустите! – вдруг раздалось позади, и толпа расступилась по обе стороны.

Вперед вышел Адриан.

– Я князь. Отпустите Яросвета. Зачем пришли как тати в терем. Что вам нужно?

Мрачный обернулся и взглянул на Адриана.

– А ты – вроде бы не князь. Но в то же время – князь. Ничего я не понимаю.

– Князь это! – кричали в толпе. – Хватай его!

– Ты один, князь. – сказал Лукьян, обращаясь к Адриану. – Твоя смерть пришла.

Лукьян замахнулся мечом на Адриана, тот выхватил свой меч, и толпа расступилась. Они начали драться на мечах. Но Лукьян дрался лучше и у Адриана выбило меч из рук. Лукьян замахнулся

«Неужто все так и закончится? Мы оба умрем? Какой был тогда смысл во всем?» – пронеслось в голове Холопа

«Я-то ладно, а князь не должен умереть… Он столько добра для людей делает… Будет жаль, если умрет».

– с этими словами он бросился к князю и толкнул его в сторону, и острие меча пронзило его.

«Господи – только и прошептал он.

И погрузился во тьму.


Яросвет открыл глаза. Виделся ему Страж во сне, снились бояре с вилами и топорами, и Адриан, и дворец… Что-то говорил ему Страж, о чем-то спрашивал, что-то отвечал ему Яросвет… Да ничего не запомнил из того.


В горле у него пересохло. Глянул вокруг и увидел сразу икону в углу. С иконы на него Спаситель смотрел.

«Слава Тебе, Господи» – Холоп перекрестился, – «Я в той же комнате, где меня выхаживали прежде» – понял он. На столе у двери стоял кувшин с водой. Яросвет хотел было встать, но в этот момент тупая боль разлилась у него под ребром. В этот момент зашла к нему сенная.

– Вы бы не вставали, – сказала она.

– Пить хочу. – прохрипел Яросвет, откидываясь назад на подушки.

Сенная немедля подала ему стакан с водой и тот жадно выпил.

– Давно я тут?

– Три дня лежите. Князь велел известить, когда придете в себя. Пойду я.

– Князь?

– Да.

– А кто теперь князь?

Сенная пожала плечами.

– Все тот же. Адриан Константиныч.

Сенная ушла, а Яросвет стал думать.

«Стало быть, я все еще жив, и зачем-то?»


Вскоре пришел Адриан.

– Яросвет, брат, – улыбнулся он. – Как ты?

– Не так больно когда умирал. – ответил улыбкой тот.

– Молились за тебя. Я ни на миг не сомневался, что выкарабкаешься.

– Поклониться не могу – видишь, каков я?

– Пустое это. Слава Богу. Я очень рад.

– Слава Богу. – вздохнул Яросвет. – Что теперь с боярами, с Архипом? – спросил он, вспомнив.

– Пущай посидят в темнице, подумают. – отвечал Князь. – Воевода говорит зря я их пожалел, казнить нужно. Но не могу. Да и скоро мое время тут кончится, а кашу тебе придется расхлебывать.

Яросвет улыбнулся.

– Но тебя они не тронут. Если что и достанется – так это мне. А ты их волю выполнял, ничего не будет тебе.

Яросвет помолчал.

– Я не должен был рядиться тобой… Все из-за этого.

– Не вини себя. – просто отвечал князь, глядя на протянутую Холопом свою одежду. – На твоем месте я бы поступил так же. Мне Лука все рассказал. – ответил спокойно Адриан. Если бы не он, ты, может быть, живым тут не стоял. Ты ведь даже не знал, что из этого выйдет. – заговорил снова Адриан. – И все равно надел княжеские одежды.

Тот молчал.

– Ну что же… – заговорил снова Адриан. – поправляйся, отдыхай. А как поправишься… Писарем тебя возьму. Как у тебя с письмом-то?

– Хорошо.

– Ну и порешили. – улыбнулся Адриан. – Если чего нужно будет, скажи. А мы еще помолимся.

– Спаси Бог тебя. – сказал напоследок Яросвет.

Они распрощались, и Князь ушел.

Холоп посмотрел на иконы в свете теплящейся лампады.

«Нет, не дано нам предугадать конец. Хотя сегодня все было так же, как тогда, все не заканчивается одинаково и не предопределено».


Глава двадцать пятая

Прошло какое-то время, и однажды, когда Яросвет начищал щит, к нему пришли.

– Иди, Холоп. Князь зовет.

Тот, недоумевая, оставил работу и пошел за дружинником.


Воин отвел холопа к одной из дверей в тереме. А потом кивнул на дверь.

– Ну? Иди, давай.

– К тем ли ты меня воротам привел? – спросил Яросвет.

– К тем, к тем. – торопливо отвечал тот. – Иди, не заставляй всех ждать!

Холоп неспроста это спросил, знал он, что происходило за ними. В зале в этом он и сам не раз собирал здесь старейшин и дружину. Еще раз кинул взгляд на приведшего его и, постучав, толкнул дверь.


Едва оказался он внутри, на Холопа уставились десятки глаз. Яросвет прикрыл за собой дверь.


– Да ты не бойся, заходи. – сказал Адриан, что сидел на троне по праву князя. – Поглядите. – это он обратился к боярам, да дворянам, – Вот, Яросвет. Теперь этот человек будет моей правой рукой.


Яросвет из рук аж брусак хлеба, что припас с собой, выронил и произвел сильный шум, потому что в зале тишина стояла гробовая.


Он нагнулся и поднял хлеб, и тут начался шум из возмущенных голосов.


– Да он же холоп!

– Неправильно это, княже!

– что он смыслит во власти, в делах военных?!

– Мужик!

– Гнать его в шею!

– В тюрьму!

– На поля!


И прочее, в том же духе.

За несколько минут Яросвет наслушался такого о себе, сколько за всю жизнь не слыхал.


– Княже, много достойных дружинников у тебя, которые много лет верой и правдой тебе служили, свою верность доказали!

– Верни свое слово, княже!


Адриан вскочил.


– Как сказал я – так и будет! Мое слово умрет вместе со мной! Яросвет теперь второй человек в государстве после меня!


Бояре утихомирились, присмирели. Никогда никто Адриана в гневе не видал, и потому был он страшен. Между собой ворчали что-то, переглядывались.


Князь взглянул на Яросвета и жестом дал ему понять, чтобы подошел. Тот повиновался, хотя в ушах еще звенели слова: «второй человек после князя».

Он встал рядом.

– Если бы могли, сожрали бы меня с потрохами. – едва слышно проговорил он, адресуя это Адриану.

Тот вернулся на трон.

– Пока я – князь, этого не случится.


Холоп смотрел на лица старейшин и видел в них злость, зависть, жажду власти и ненависть к тому, кто сел на место, где хотел сидеть любой из них.


– Что стоишь? – сварливо спросил один из старейшин. – Кланяйся и целуй руку князю за такие почести, тебе оказанные!

И Яросвету пришлось заставить себя повиноваться и наступить на горло своей гордости.

«А если бы не склонился?» – подумал он, отстраняясь от Адриана. – «Головы мне не видать».

Холоп судил по себе, но не знал он, что Адриан никогда бы не сделал этого.


Глава двадцать шестая

После собрания Архип шел через двери. Князь шел мимо. Тот остановился, едва сделав кивок в его сторону.


– Ты, как будто, недоволен моим решением. – сказал Адриан.

Архип помолчал немного, потом приподнял подбородок и сказал:

– Как же я могу быть доволен, коли ты осла, князь, в свои хоромы завел! Да и не смотри на меня так. Осла. Где это видано, чтобы мужики такого высокого звания удостаивались! За какие это заслуги? Сначала дружина, теперь это.


– Я напомню заслуги бояр, которые бунт устроили и меня убить пытались. А Яросвет вместо меня на ваши копья вышел. Тебя оправдали только потому, что ты пытался этот бунт остановить. Иначе бы вместе со всеми отправился в тюрьму.

Я лишь напомнил о том, что сделали те, кого ты мне предлагаешь на это место, и что сделал, по вашим меркам, простой холоп.

Архип проглотил злобу и сдержался, чтобы не ответить князю.

– Быть беде после таких назначений. Не потерпят в дружине и старейшины холопов среди своих. Ты, князь, взял лопату и начал рыть ров под троном, где сидишь. Все смолчали, когда ты безродного взял с улицы и сразу в младшую дружину определил, даже в посохах он не ходил. Помяни мое слово – быть беде. – повторил Архип.


Князь молча ушел.


А Холоп собрал свои пожитки и начал перебираться в горницу рядом с княжеской. Уже по всему двору пронеслась новость, оглашенная на собрании. На Холопа косились и переговаривались между собой. А он шел, то опустив голову с мрачным видом, то высоко подняв ее с победоносным взором, готовый каждому дать отпор, кто посмеет его как-то оскорбить. Уже не на собрании старейшин, а во дворе – можно!


– Зачем мне эта должность? – спросил он у Адриана, когда тот писал, сидя за столом. – Мне и в дружине было хорошо.

– Разве не говорил, что хочешь добро делать? При этой должности ты можешь сделать куда больше, чем при прежней.

– Но я не просил об этом. – возразил Яросвет. – теперь все косятся, будто я в навозе извалялся.

– Зависть. – отозвался Князь.

– Нет, не зависть. Это потому, что я – холоп. Холопа поставил вторым человеком после себя в государстве!


– Я ко всем отношусь одинаково. Если боярин может управлять государством, почему не может холоп?

– С такими взглядами тебя могут свергнуть. – мрачно заметил Холоп.


– Все, достаточно. – вздохнул Князь, оставив письмо. – Я так решил. Кузьма тебе все расскажет, ступай.


Холоп быстро поклонился и пошел искать Кузьму, который знал о князе и его делах все.


– А Князь, похоже, совсем перестал тебя слушать, Архип. Он пожалел тебя после бунта, но теперь твое слово ничего не значит – сказал боярин помоложе, когда все выходили с собрания.

Того поддержали кивками исподтишка.


– После того, как его этот Холоп спас, его власть только усилилась, а наша на спад пошла. – сказал другой.


– Да и теперь ни слова не скажешь, после того, как учинили…


– Все. Хватит языками трещать. – гаркнул Архип. – Молчите, пока ваши языки при вас! Молчите!


– Но дело-то говорят.

– Я сказал все Князю. – продолжал старик. – Его затея приведет к смерти. Коль дорог ему престол – послушает, а нет – Князя можно и потерять.


Бояре недобро засмеялись и пошли своей дорогой, а Архип так на них зыркнул, что они при нем больше ни слова об этом не говорили.


Глава двадцать седьмая

Холоп был теперь все время подле Князя и для него было это невыносимо. Если Адриану тяжела была ноша власти, то Яросвету – неволя и служение. Привыкший повелевать и брать то, что ему не принадлежит, Яросвет изнывал от желания или расправиться с Князем или сбежать из Дворца.

Ездили они на охоту, стреляли из лука, отстраивали терема и войска, а потом Князь настоял еще и на том, чтобы Яросвет присутствовал на собраниях.


– Не могу я так больше! Ухожу. – сказал Яросвет сам себе и пошел к Князю.

Постучал, Адриан велел войти. Холоп снял с головы украшенную серебряным плетением шапку и бросил о пол.

– Ухожу! – воскликнул он в сердцах, – Хочешь – казни!


Адриан оставил чтение и подняв глаза на Яросвета, сказал:

– Что я, душегуб какой, без дела людей казнить. Вижу, что-то гнетет тебя.

– Вот это вот все! – раскинул руки в стороны Яросвет.


– А разве не жил ты здесь, в этом тереме, в этих хоромах, не спал на мягких кроватях?

– Тогда у меня в руках власть была! – сжал Яросвет кулак. – А теперь… – разжал, опуская руку и мрачно глядя на Адриана, – Я и сам – подвластный.


Князь немного помолчал.


– Вот как? Я ведь дал тебе почти полную свободу за исключением обязанностей к твоей должности. Волен делать что хочешь, ходить куда хочешь.


Яросвет молчал. Не мог же он сказать, что снова хочет князем стать, да небольшая загвоздка есть в виде Адриана. А тот сам понял это по лицу Яросвета, но не мог вынести это на белый свет, потому что опасался еще большей вражды.


– Ты ведь сам сказал, что на службе у меня остаешься. – заговорил Адриан. – А теперь эта служба тебе тяжела?


Холоп молчал.


– Дело не только в том, что ты спас меня (бунт). Я приблизил тебя к себе, чтобы набраться опыта. Да, вижу твое удивление. Но как на месте холопа, на моем месте, ты чувствуешь себя не в своей шкуре, так и я ощущаю себя на княжеском троне. Я молюсь, помощи прошу у бога, но и твои знания мне нужны как человека. Я мало что знаю о твоем дворе, старейшинах и родне – в то время как они знают обо мне (то есть, о тебе) – все. – Адриан вздохнул. – Я должен был сразу тебе сказать, но не нашел ни времени ни места для того, в чем каюсь. Оправдываться более не стану и спрошу тебя сейчас: можешь ли ты помочь мне в правлении княжеством? Если это выше твоих сил, то я… отпущу тебя.


Для Яросвета это был шанс уйти. Но теперь он уже другим человеком был. Адриан не раз помогал ему, и совесть говорила ему, чтобы тоже помочь ему, тем более в том, что Яросвету близко и знакомо.


– Добро. Останусь ненадолго. – согласился он. – А иначе могу княжество свое и не застать, когда вернусь на трон.

Адриан улыбнулся и поднялся.

– Что же. Приступим тогда к делам.


Глава двадцать восьмая

Помимо всего прочего, Князь и Холоп упражнялись ежедневно в боевом искусстве, сначала на деревянных мечах, а потом и на натуральном оружии.

– Никогда не брал я меча в руки. – признался Адриан, наступая на Яросвета. – Драться – немного дрался: чтоб матушку, да себя защитить.

– А меня с детства этому ремеслу обучали, – отразил очередной удар Холоп. – И на коне… – Запело лезвие, – В шесть лет!

– Ты и детства не видал совсем? – спросил Адриан после, когда они сели на бревно, попивая квасу после учебного боя.

– Мое детство очерчено мечами. – ответил Яросвет. – Меня ведь и похищали – отец приезжал, откуп давал.

– Это же что творится в головах у людей, что детей похищают?!

– У князей. – постучал по виску пальцем Холоп и отхлебнул квасу. – А твое какое было?

Адриан задумчиво смотрел вдаль на пасущихся коней и траву, колеблемую легким ветром.

– Отец брал меня на поля. Я ему обеды таскал, потом боронить учился. Играл с другими детьми крестьянскими. Дед научил лапти плести, покуда жив был. Царствие им Небесное. – перекрестился Адриан, и Холоп вместе с ним. – Так жили все крестьянские дети.

– Значит, не был ты холопом?

– Родился в крестьянской семье. Боярин, у которого отец служил, поборы брал немыслимые. Семья наша обнищала, дед продал нас, долг уплатил, и стали мы холопами.

– Тяжела доля. – покрутил в руке травинку Яросвет. – Я с тех пор, как стал холопом, ничего о боярах хорошего не слышу. Хорошо бы им такую взбучку дать, чтобы аж искры из глаз посыпались!

– Месть – грех, Яросвет. – отвечал мягко Адриан. – Тем более, за себя.

– Так ты и не за себя. Вдруг этот боярин и еще кого обидел?

Князь улыбнулся.

– Пусть Бог рассудит. Но приструнить мы их все-таки можем. Не зря власть сейчас имеем, можно и полезного что сделать. Как считаешь?

Яросвет только кивнул и встал.


Глава двадцать девятая

Князь играл с Холопом в шашки в главном зале.

– Смотри-ка, опять я тебя обыграл. – сказал Адриан. – Вот так, так и так.

Яросвет с досадой вздохнул, уставившись на доску.

– Глупая игра. – разозлился он. – И смысла в ней чуть. – Он бросил шашки на поле. – Охота вот другое дело. Не стану я с тобой больше играть!

– На охоте надо убивать. – собирая шашки, проговорил Адриан. – Лишаешь жизни существо. Грех это.

– А своего ближнего не грех обижать? – спросил Яросвет.

– Это ты обиделся-то? – усмехнулся Адриан.

– Посмотрю, как ты обидишься сегодня на вечернем упражнении. – оскалился мстительно Яросвет. – Будешь молить о пощаде.

Не успел Адриан ответить, как двери отворились, и в зал ворвался гонец с криком:

– Печенеги! Печенеги!

С лица Адриана вмиг пропала улыбка. Князь вскочил. Холоп поднялся за ним.

– Где это?

– Не бредишь ли ты? – поинтересовался на всякий случай Яросвет.

– Лошадь подстрелили, чудом жив остался! – проговорил гонец, падая на колени. – Не вели казнить, княже! – бухнулся лицом в пол.

– Не казню, не казню, подымись! – бросил князь, подходя к нему. – встань и расскажи как дело было.

Гонец оторвал голову от пола и взглянул на князя.


Глава тридцатая

Вскоре Князь велел собрать дружину, сам снарядился, и Яросвет с ним.

Адриан сел и написал письмо матушке в богадельню, потом собрал совет Старейшин.

– Ваше слово, каково? – спросил он.

Старейшины переглянулись, помолчали.

– Не стоит тебе, Княже, ехать, воевать с врагами. – сказал Архип. – Быть беде!

– Все, что я слышу от тебя в последнее время так это то, что любое мое решение приносит беды.

– А как без князя останется народ? – спросили.

Адриан не заметил, как переглядываются между собой бояре. Зато Холоп заметил и встал. Все на него волком уставились, а ему хоть бы хны – он обращался к Адриану:

– Это мысли простого холопа, который тебе служит. – начал Яросвет, хотя и дались тяжело ему эти слова. – Нельзя тебе оставаться за то люди скажут если спрячешься и не поедешь дать отпор народ перестанет уважать тебя.

– А если князь погибнет от твоих советов? – пискнул кто-то.

– Ты будешь виноват!

– А если нет? – спросил в ответ Яросвет.

– Что я ребенок, что ли? – повысил голос Адриан, глядя на всех. – Сказал бы Яросвет или нет, сам я буду ответ держать за свое решение. И я его принял. – все молча ждали, что князь скажет, и Холоп смотрел на него. – Выступаем с утра. – прозвучало в тишине.


– Чтобы холоп говорил за собранием старейшин? Неслыханное дело! – обсуждали члены собрания по его окончании.

– Князь ведь назначил его правой рукой. Вот и прислушивается!

– А мы зачем тогда? Архип!

Тот пожевал зубы.

– Как мы и порешали… Значит, эту правую руку нужно отсечь.


Глава тридцать первая

Князь вышел и сообщил свое решение скоро: стал собираться на войну. После собрания Архип подождал, пока все разойдутся и подозвал к себе Холопа.

Тот подошел.

– Чего тебе надобно? – весьма недружелюбно поинтересовался Холоп. – Мне нужно идти собираться.

– Значит, и ты едешь с князем? – спросил Архип.

– Да. А что же я здесь с вами стариками, останусь?

– Хочешь умереть скорее? – сощурил глаза Архип.

– Ты угрожаешь мне, что ли?

– Как я могу угрожать правой руке Князя? – пошел тот на попятную. – Я всего лишь хотел дать совет на правах старшего. Но вижу, вы не уважаете седину, и только себя слушаете.

Холопу стало совестно за свою дерзость.

– Уважаем, отчего же. – ответил он. – просто больно ты осторожничаешь, Архип.

– Мы уже жизнь пожили. А у вас она только начинается. Опытности никакой.

Эти слова смягчили сердце Яросвета.

– Что сказать хочешь?

– Зря князь в поход идет. – заговорил Архип.– А как помрет? Как мы без него?

Опять Яросвет ощерился.

– Что у вас одно – помрет, да помрет! Драться он научен, а кольчуги шиты добротно, а идем под крестом! С чего умирать?

– Ты дослушай, а потом упирайся.

Холоп молча нахмурился.

– Есть у меня затея одна, если хочешь князя уберечь, чтоб домой живым вернулся.

– Какая это?

– Ну, слушай. – Архип понизил голос, а Яросвет к нему наклонился, чтобы слышать лучше.

Потом дернулся и отошел от старейшины.

– Ты что такое говоришь?!

– А что? – отвечал невозмутимо Архип. – Как я смотрю, более опытен ты, и князя сохранить надо. У тебя ничего за душой, а у князя – целое княжество (жена молодая., да дитенок малый), а ему еще пожить надо, жениться, наследника расти.

Опустил голову Яросвет – стало ему тяжело от слов Архипа.

– Ладно. – махнул он рукой и ушел не сказав ни слова.


Шли последние сборы. Они с Адрианом в храм пошли, свечи поставили, перекрестились у святых икон. У игумена благословение взяли.

Яросвет стоял тихий, задумчивый.

Князь, проходя мимо, положил ему руку на плечо.

– О чем задумался?

Тот словно очнулся, и, взглянув на Князя, ответил:

– Ни о чем.

– В путь пора. Надобно выступать.

– Надобно, так надобно. – Яросвет еще раз перекрестился, взглянув на икону Спасителя и вышел вслед за Адрианом из храма.


Глава тридцать вторая

Вскоре отправились. Шли лесами и горами несколько дней, пока не подошли к границе княжества. Запах пепла ударил сразу в нос, вдалеке виднелись столбы дыма, одиноко звенел вдалеке колокол в вязкой тишине.

– Ветер как на кладбище. – проговорил Холоп, подходя на коне к Адриану и старшему воеводе Ведамиру.

– Потому что кладбище это и есть. – сказал воевода, глядя на полусгоревшую избу.

Сразу за границей значился густой лес.

– Рядом они где-то. Будьте начеку. – проговорил негромко Адриан, отходя от них к дружине.

Яросвет остался рядом с воеводой.

– Слышишь, Ведамир, – проговорил Холоп. – У меня есть одна затея. Но не хочу, чтобы князь знал, что это я выдумал.

Тот взглянул на Яросвета.

– Какая еще затея? – Мы с князем одного сложения и росту. Нас нужно местами поменять, когда начнем идти на врага, чтобы князя защитить.

– И пойдешь на это? Тебя ведь убить могут. – с сомнением переспросил Ведамир.

– Я подневольный, в княжеской дружине. Приказу подчинюсь.

Тот, сощурившись, смотрел на Яросвета какое-то время, после чего пошел к князю.

Адриан разместился в одном из раставленных дружиной шатров.

Ведамир кашлянул и вошел к князю.

– Нужно отправить несколько людей в лес, разведать, где печенеги затаились.Что задумали.

– Будет сделано, княже. – ответил воевода, но не уходил.

Адриан оставил карту и поднял голову, ожидая, что тот скажет.

– Есть дело одно. Княже, ты совсем не бережешь себя. А долг наш, дружины, не подставить тебя под копья. Есть идея одна. Нужно вам одежами поменяться с холопом. Чтобы ты в живых остался.

Тот поднялся, напряженно глядя на воеводу

– Что? Поменяться?

– Да.

– Чтобы другой человек из-за меня, моей трусости, на тот свет?

– Княже…

– Ты служил мне верой и правдой столько лет, Ведамир. Но даже от тебя я не приму таких затей. Я смогу сам себя защитить.

– Это не только для того, чтоб защитить тебя, – возражал седовласый воевода, – Но и чтобы врага на ложный след навести. Пока холоп в твоей одеже будет, мы с тобой проберемся и поразим нехристей в самую цель.

– Для того нужно сначала в разведку отправить дружинников. – возразил Князь. – А пока мы с тобой разговариваем тут… Погоди. Про какого ты мне холопа тут толкуешь?

– Ну, того самого. Которого ты правой рукой своей недавно назначил.

– Яросвета?

Тот кивнул.

– Почему выбрал его?

– Он и ростом и сложением с тобой схож, княже, у меня глаз наметан. Да и видел я как он мечом машет – такой не пропадет.

Адриан стал задумчив.

– Что ж. Раздумаю над твоим предложением. Отправляй разведчиков, кабы они нас врасплох не застали.

Воевода поклонился и вышел, а Адриан остался один в шатре.


Глава тридцать третья


Через несколько часов вернулись разведчики. Не все вернулись, один ранен был.

– Княже… – просипел он, – Едва ноги унесли… Засаду устроили… – потеряв сознание, свалился на землю.

– Лекаря! – крикнул Князь, и мальчишка побежал за лекарем.

Князь и Холоп напряженно переглянулись.

– Тати окаянные. – прошипел Ведимир.

– Кто не вернулся? – тихо спросил Адриан.

– Кузьма.


Князь снял шапку, а за ним следом и те, кто его окружал.

– Принесли его?

– Едва сбежали, говорят же. – напомнил кто-то из дружины.

Адриан отвернулся. Вскоре и лекарь явился.

– Осмотри всех. Полечи.

– Что делать с врагами будем, князь? – спросили.

– Перерезать им глотки!

Адриан молча повернул едва голову в их сторону.

– Чтобы они сразу нас на копья посадили?! – отвечали с другой стороны.

Дружинники начали ругаться, одни рвались в бой, другие осторожничали после случившегося.


– Скольких насчитали? – спросил Князь разведчиков.

– Девяносто три…

– Весь лес ими полон. – отреагировал воевода.

Адриан задумчиво потер подбородок.

– В дружине больше. – сказал Яросвет.

– Больше. – согласился Князь.

– Нужно узнать, что они задумали. Если наших видели, выбегут драться. – сказал второе воевода.

– Что-то до сих пор не видать. – сказал Ведимир, глядя в лес.

– Нужно выкуривать их оттуда, княже. – сказал второй воевода. – они побегнуть могут и не к нам, а в Керчь.

– Мы у Керчи? – спросил вдруг Яросвет.

– Ну да.

– Интересно, знает ли Изяслав, что у него тут под носом творится?

Воеводы переглянулись.

– Яросвет, а ну-ка пойдем. – позвал Холопа Князь, и пошел в сторону. Яросвет за ним.


– Что за Изяслав? – спросил он, когда они отошли на достаточное расстояние, чтобы говорить без лишних ушей.

– Изяслав Игоревич. Помнишь, я рассказывал, как меня похитили?

– Да.

– Так вот, это его сын.

– Вот оно как?

– Ага.

Адриан помолчал.

– И что ты думаешь, мы должны делать?

– Ты же Князь, а не я. Тебе решать.

– Но твои мысли я тоже выслушаю.


Яросвет отвернулся, глянув вдаль. Понятно, что он не хотел говорить свои мысли.

– Что ж. Я бы сжег лес.

– Тогда у них ведь два пути – ополчиться на нас или бежать в Керчь.

– Верно.

– И ты думаешь, что они побегут в Керчь?

Яросвет пожал плечами.

– То, что Изяслав Игоревич пострадает, тебя я вижу, не очень заботит.

– Насквозь видишь.

Они помолчали.

– Что делать будешь? – спросил Яросвет.

Адриан медленно пошел назад к дружине.

– Я намерен предупредить Изяслава и объединить наши силы. – сказал он.

– Сам?! – Яросвет поспешил его догонять.

Адриан взглянул на него, когда Холоп поравнялся ч ним

– Со мной хочешь?

– Кажется мне это нехорошей затеей.

– Ты со мной можешь не ехать – и хорошо, если здесь останешься, кто-то должен управлять всем этим здесь. – Адриан остановился и положил руку Холопу на плечо. – Ты же моя правая рука.

Тот только хмуро смотрел на него. Князь пошел дальше, а Яросвет не спешил за ним.

– Под утро еду. – сказал ему Адриан позже. – Сказал Ведимиру, взял нескольких молодцев. Сейчас спать лучше лечь.


Глава тридцать четвертая


Ночью легли, рядовых выставили в дозор. А среди ночи раздались крики:

– Печенеги! Печенеги!


Холоп очнулся и не сразу понял, где он. Потом и Адриан проморгался и вскочил как ужаленный.


Темная рать нагрянула неожиданно. Началась сечь в непроглядной ночи. Факелы опрокидывались и дожигали оставшуюся под солнцем чернеющую траву. В ушах Яросвета, который в темноте на себя надевал спешно кольчугу, стоял лязг оружия, воинствующие крики, а сердце стучало в висках. Его удалили, Холоп упал. Кто-то уже полег: их, или свой, но ему было разбираться некогда, рядом с погибшим валялся меч. Яросвет схватил его и вскочив, ворвался в общую битву.


– Князь! – крикнул он, не переставая махать мечом. – Ты где?

Но никто не отозвался ему, только стрела у самого уха просвистела.


Печенегов все прибывало. Они будто воскресали заново, пав замертво. Сражались до зари. Рука у Яросвета онемела и ныла, порезы саднили, а пот заливал глаза. Но утереть его не было у Холопа ни мига.


«Не помру я тут» – повторял он себе. – «Хоть ползком, но жив останусь! "

Короткие молитвы стучали в голове вместе с кровью.


Наконец, враги пошли на убыль. При свете восходящего солнца стало хорошо видно по обмундированию где кто. Правда, увидел Яросвет и то, чего не хотел видеть. Выжженное поле было усеяно павшими от оружия – лежали русские воины и рядом печенеги. Друзья и враги, отцы и братья.


А утренние птицы задорно пели свои песни в кронах деревьев, встречая новый день.


Закончена была битва. Посмотрел вокруг – осталось мало дружинников, и второго воеводы нигде не было видно. Холоп от бессилия свалился на траву и оперся на меч, воткнув его в землю.


– Яросвет! – услышал он и глянул в сторону голоса. Адриана поддерживал один из воинов, он был бледен и тяжело дышал.

– Князь… – поверить не мог увиденному Яросвет. Стиснув зубы, поднялся и заковылял к князю.

– Мы победили. – кряхтя, заковылял к ним Ведимир.

– Но какой ценой. – прошептал Князь.

– Не говори сейчас княже, – сказал дружинник, что его поддерживал. – К лекарю надобно.

– Пущай всех его помощники осмотрят. Коли живы остались. – добавил Адриан

– Об этом княже, не беспокойся, – сказал Ведимир, – Ты ведь сам сказал за версту их сослать, а враги ни духом об этом не знавали.

– Добро. – едва выдавил князь. Его потащили к сожжённому шатру.


Глава тридцать пятая

– Звал, Князь? – появился перед Адрианом Яросвет.

– Звал. – подтвердил тот. – Сесть некуда пригласить.

– Постою.

Они помолчали.

– Как раны твои? – спросил Яросвет.

– Слава Богу, не все так страшно, как думалось.

Снова молчание.

– Звал-то зачем?

Адриан вздохнул и сказал:

– Ты как думаешь, отчего печенеги вдруг ночью напали?

Яросвет пожал плечами.

– Все может быть. Они же полоумные. В голову пришло – и напали.

– Так думаешь, значит?

Яросвет вздохнул.

– Честно сказать, не хотелось бы ни на кого напраслину наводить, но… – начал Яросвет и присел на присядки перед лежачим Адрианом. – Все это неспроста. Ты собирался ехать – и на тебе, ночью напали. Да и тебя вон, ранили.

– Это могло с любым приключится.

– Соглашусь, может это и случайно так вышло. Но ночное нападение неспроста, Князь, говорю неспроста.

Тот помолчал.

– Кто знал о том?

– Ведимир, двое дружинников, что верны мне были. Ты.

– Все живы остались? Кроме меня? Ведимира-то я видал, а двое этих…

– Боян и Звяга. Боян погиб.

Яросвет с досадой вздохнул.

– Нужно бы поговорить с ними.

– Времени нет на это, Яросвет. – сказал вдруг Адриан. – Нужно ехать к Изяславу, силы объединять.

– Как ты с ранами такими поедешь?

Адриан посмотрел на него задумчиво.

– Я и не поеду. – сказал он. – Ты поедешь.

Холоп ответил Князю недоуменным взглядом.


Глава тридцать шестая

– Я?

Адриан приподнялся.

– Да. Поедешь вместо меня. Теперь ты князь.

Холоп открыл рот и снова его закрыл, не найдя что сказать.

– Поговори с Изяславом. – он снял кольцо с руки и протянул его Яросвету. – Думаю, ты знаешь, что это такое. Надевай.

– Кольцо не выдаст меня за тебя, – возразил тот.

– Изяслав хотя бы раз видел кого-то из нас?

– Меня видел только его отец. А с Изяславом встречались, когда он маленьким был.

– А я совсем в Керчи не показывался. – добавил Адриан. – Так что узнать о подлоге он никак не сможет.

– А дружина?

– Шлем нахлобучь.

Яросвет вздохнул, посмотрел на Адриана, все еще протягивающего ему кольцо и, наконец, взял его.


Князь вышел из шатра. На солнце блестело кольцо – княжеская печать.

А в шатре остался лежать Холоп, раненый и грустные думы думающий.


Глава тридцать седьмая

Поправив на голове шлем, Яросвет зашагал от шатра.

К нему подоспел воевода с перевязанной ногой:

– Княже! Куда это ты? И с раной! – Ведимир глянул было на сторону несуществующей раны Князя, но тот поскорее плащ запахнул.

– А тебе какая печаль?

– Беспокоюсь, княже. Да все мы беспокоимся.

– Оставьте это. Не буду я лежать. Если думаешь, лежачих не бьют, так это давно уже не народная мудрость а глупость. Я уезжаю.

– Куда это?

– По делу важному. Дай мне дружинников. – он зашагал вперед, – А ты здесь. За главного останешься. Границы охранять. В мой шатер до моего возвращения не входить никому кроме лекаря. Узнаю – головы лишится, тот кто нарушил приказ. Ясно?

– Яснее не бывает. Как прикажете, княже.

– Лекарь где?

– Да вон, с Колояром возится.

– Ладно. Поди выставь пограничников. – сказал Яросвет и зашагал немного сутулясь, потому как нельзя было при ране, что у Князя, прямо совсем ходить. – «Еще и обман теперь».


Лекарь поднял глаза и увидев князя, поклонился и поднялся.

– Ты заканчивай. – разрешил Яросвет.

– Рано ты начал ходить, княже. Тебе бы оклематься до конца. – отвечал тот, заканчивая перевязку.

– Мне уже лучше. Да и кто по мне скажет, что я болен? Все? Теперь за мной иди.


Яросвет, не дожидаясь лекаря, зашагал назад к шатру, а тот поспешил следом.


– Все что увидишь, услышишь, узнаешь в этом шатре – там и останется. – сказал Князь перед входом в шатер. – Это понятно?

– Как прикажете, княже. – сказал тот, и они вошли.


Лекарь глянул вокруг и увидел лежащего на земле человека. Яросвет отодвинул край шатра – полоска дневного света просочилась в полутьму, и лекарь уронил чашу, которую с собой нес. Обернувшись, он взглянул на Яросвета. Тот снял шлем.


Тот начал заикаться, не зная что сказать.

– Княже! – в итоге сказал он, изумленно глядя на Адриана.


– Успокойся. Сейчас все узнаешь. – мирно сказал тот, после чего Адриан и Яросвет рассказали ему о подмене и визиту к Изяславу.


– Об этом знаешь только ты. – сказал князь. – Прошу тебя молчать об этом до возвращения Яросвета.

– Поэтому ты остаешься здесь. – сказал холоп. – И приглядишь за князем.


– Как угодно, княже… – поклонился он Адриану, – Но в моем шатре остались мои лекарства и снадобья…


Яросвет задумался.

– Я приведу тебе помощника.


И вышел.


Глава тридцать восьмая

– Ты княжеский оруженосец? То есть, мой? – поправился, кашлянув, Яросвет.

– Да, князь. – настороженно отвечал мальчик, глядя на него.

Холоп наклонился к нему, вынув из-за пояса монету и показал мальчику.

– Пока держишь эту монетку у себя, чтоб держал язык за зубами крепко как воскресного петушка. Добро?

– Добро.

– Что же. – Князь отдал ему монетку. Мальчик взял.– Пойдем теперь мной.


В шатер Ариана Яросвет вернулся уже с мальчиком.

– Вот. Помощник. – сказал Яросвет лекарю и князю заодно. Разворошил мальчику волосы на голове Яросвет. – Принимай!


– А не проговорится? – спросил Адриан с улыбкой.

– Не проговорюсь, князь! – горячо заверил его мальчик, видимо, испуганный происходящим.


– Я ему жалованье из казны дал. – ответил Яросвет глядя на покрасневшего мальчика.

– Добро. – ответил Адриан. – Как звать-то тебя?

– Игнат. – совсем смутился тот.

– При других будешь звать князем Яросвета. – напутствовал его Адриан.

– Угу.


– Посмотри, какой понятливый. – улыбнулся Яросвет, глядя на мальчика. – Вырастет – е упусти, возьми в дружину!

– Возьму, коль сам захочет. – отвечал Адриан. А потом посерьезнел и сказал. – Антип, ты говорил тебе снадобья нужно принесть? Сходите с Игнатом пока мы здесь. Потом уж не будет времени ходить.


– Это ты верно сказал князь. Ну, пошли, малец. – сказал Антип, и они ушли.


– Остался я в одной рубахе. – сказал, немного помолчав, Адриан. – Как Холоп, которым раньше был. А тебе и вправду одежа моя оказалась впору. Значит, верно, росту мы с тобой почти одного и сложения одинакового.


Яросвет так и застыл.

«Слова знакомые. Значит, передал Ведимир ему этот помысел»


– Не привык я убивать. – заговорил негромко Адриан. – Боль кому бы то ни было причинять. А теперь мои руки в крови.

– Война, брат, такова, – сказал Яросвет. – Твои руки будут в крови хоть так, хоть эдак. Или в крови врагов или в крови своих. А коль сам не делал того, да только все равно замарался – рядом стоял.

Адриан помолчал.

– Однако… Ведь взявший меч… От меча погибнет.

– Гони уныние в шею, князь, – сказал Яросвет, закрепляя плащ на плече. – Нельзя нам унывать. А тебе – тем паче. На тебе все сейчас держится. Воля Божья на все.

– Правда твоя. – ответил Адриан.

Яросвет коротко поклонился.

– Будь здрав, князь. Если не вернусь – не поминай лихом. Ну, с Богом!

– В добрый путь. – Адриан перекрестил выходящего из шатра Яросвета. – Князь.


Глава тридцать девятая

Добрались они благополучно до границы, хотя и не все шло у них гладко: не раз замечали их враги и заставали врасплох, но дружина никого не оставила в живых. Князю только было тяжеловато – из-за придуманной раны не мог он драться.

Но ворот все равно достигнуть удалось, и въехал Яросвет в Керчь.

– К Изяславу мы. – сообщил им он. – Князь соседних земель, Перепечаи.

Приняли их там радушно. Изяслав к столу пригласил. Князю в горло кусок не шел, но все же сел за один стол с ним, чтобы переговорить о делах.

– Как на границе у тебя? Спокойно? – начал издалека Яросвет.

– На границе? Да все как встарь – спокойней некуда! Даже птицы говорят, не поют! А ты почему спрашиваешь?

Рассказал Яросвет о том, что происходит у Изяслава под самым носом, но он того как будто не заметил.

– Быть того не может! – с жаром ответил князь Керчи, – Печенеги на границе! Что ж они нас не тронули?

– Не знаю, князь. – ответил просто Яросвет. – Потому и приехал я. Чтобы силы объединить противу общего врага.

– Объединить силы, говоришь? – Изяслав зачем-то взял нож со стола и повертел его в руках. – Схватить князя и бросить в темницу! – неожиданно раздался его голос как гром посреди ясного неба.

Яросвет вскочил и выхватил из ножен меч, даже забыв о своей воображаемой ране. Дружинники тоже вскочили. Но только один бросился защищать Яросвета, все остальные стояли не шелохнувшись.

– Вы чего? – спросил верный воин.

– Что происходит? – прошипел Яросвет, сжав рукоять до побелевших костяшек на пальцах. – Измена?!

– Это моя дружина. – усмехнулся Изяслав, прогуливаясь у стола. – ну, окромя этого твоего, – указал он ножом на дружинника рядом с Яросветом. – Ты думаешь, если бы у меня не было договору с печенегами, они бы тебя в живых оставили?

– так ты… с ними? В один обоз с душегубами русских? – свел гневно брови Яросвет, но не успел больше ничего ответить: по приказу Изяслава напала на него собственная дружина.

Сил у Князя было по приезду хоть отбавляй, только непонятная слабость накатила.

«Что такое со мной? Не понимаю… Ведь и силы из-за лживой раны берег… А теперь вот словно пьян, хотя всего пол чарки выпил…»

– Изяс…. – понял Князь, не удержался и свалился на пол.

Дружинники подхватили его и потащили в темницу, а воина его ударили обухом по голове.


Глава сороковая

Адриан лежал в палатке и читал «Лествицу». В прошлом году монахи подарили. Как вдруг услышал голос воеводы:

– Княже, разреши войти!

– Входи, Ведимир. – ответил по привычке тот, но когда осознал свою ошибку, уже было поздно.

– Конечно, велено было не входить в твою палатку до твоего прибытия, но я как вижу, ты уже прибыл. – сказал Ведимир, улыбаясь в пышные усы.

Адриан молчал, и лекарь, что при нем был, тоже молчал от испуга.

– Только вот никто не видал, когда вернулся ты, княже. Уберите лекаря. – гаркнул он, повернув голову к выходу из шатра.

Внутрь вошли дружинники.

– Кому вы служите? – спросил Адриан. Хотел приподняться, но так и остался лежать на подушках – рана еще давала о себе знать.

Дружинники опустили головы, не смея взглянуть в глаза князю. После чего взяли под руки и вывели лекаря из шатра.

Отрок Игнат, которого Яросвет привел, не был в шатре. Сидел он снаружи и ни жив ни мертв, все слыхал. Ходил он за снытью, сумку через плечо перекинул. Только подошел, и теперь ждал, что дальше будет.

– Все знаю, княже, – продолжал Ведимир. – Вместо себя Холопа отправил к Изяславу Игоревичу, а сам здесь остался, чтобы поправиться. Яросвет сам ведь мне подал эту идею.

– Яросвет. – будто встрепенулся он.

– А чего ты так удивился, княже? Видать, твое место хотел занять.

– Не хочу больше слушать твои речи. Оставь меня. – попросил устало Адриан.

– Никак не можем тебя оставить, княже! Потому что надо уходить.

– Зачем это? Отступать?

– Да, княже. Назад во дворец к укрепленным стенам твоего терема.

– Бежать не стану.

– Надо, княже!

– Мы с печенегами должны разобраться. Иначе они вовнутрь княжества пойдут, пожгут дома и храмы.

– Сейчас не время. Если сейчас не уйдем, потом поздно будет!

– Объяснишь ты мне наконец, что происходит?! – не сдержался Адриан.

– Твой слуга – Яросвет – предатель. С самого начал он подал мне мысль, чтобы поменять вас местами, якобы для того, чтобы враг не пришиб. Но а теперь он поехал к Изяславу, и третьего дня – его все нет. Они ведь там уже обо всем договорились! И тебя не оставят в живых!

– Клевета – грех, Ведимир.

– Кто же клевещет, княже? Я сам все слыхал как он с одним из наших об этом говаривал!

– С кем? Приведи его.

– Печенегов уже на границе видали. Нужно уходить, князь. Я все еще твой воевода, а не Изяслава! Мой долг тебя живым сохранить, а не быть неразумным!

– Возвращайтесь. Без меня. Я дождусь Яросвета.

– Это неразумно, княже. Если с тобой что-то случиться…

– Со мной не случиться ничего. Я молюсь Богу, и в его руках моя жизнь. Я больше не хочу слышать ничего о предательстве Яросвета! Оставь мне только лекаря и ступай.

Адриану было тяжело от слов Ведимира. Не мог он поверить в то, что Яросвет мог предать его. Но в сердце посеяли сомнения, а в голове всплыли рассказы Яросвета о своем детстве.

«А если то, что он мне говорил насчет Игоря и Изяслава – ложь? Нет, не станет мне врать Яросвет. Он от лжи как огня бегает»

– Не могу я этого сделать, княже. – вдруг заговорил другим голосом Ведимир. – Не хочешь по-хорошему идти, тогда будет по-плохому! Заведи лекаря!

– Ведимир выхватил меч и приставил острие к его шее. – Коль не пойдешь с нами, лекарь твой умрет. А без него и ты.

Адриан поморщился от боли приподнявшись. Сел.

– Твоя взяла. – бесцветно ответил он. – Едем.

Игнат, спотыкаясь побежал от шатра прочь, и выпала у него из сумки чашка.

Ведимир велел вывести князя из шатра и собрать шатер. Прохаживаясь у него, он заметил валяющуюся чашу. Воевода наклонился и поднял ее, с осторожностью оглядевшись вокруг.


Глава сорок вторая

Игнат скакал так быстро как только мог. Неоткуда было ждать помощи, кроме…

– Тпру-у! – мальчик остановил лошадь у монастырских ворот, и, надежно привязав к деревянному столбу, побежал к паперти, где и надеялся найти…

– Дедушка!

Нищий улыбнулся, глядя на бегущего к нему мальчика.

– Игнат. Божье дитя. – сказал он, раскинув к нему руки. – Рассказывай.

– Плохо дело с князем. – сказал Игнат, обняв деда. Потом отстранился и упал рядом со стариком на паперть.

– Слава Богу, что тебя сохранил. Ты едва ведь ноги унес?

– Угу. – мальчик как будто не удивлялся тому, что дед знает обо всем. – Что делать будем, деда?


**

– Выходи, князь. – темничная дверь грохнула. Холоп встрепенулся от громкого звука, поморгал. Его подняли без всяких церемоний.

– Куда это? – заплетающимся языком спросил Яросвет. Голова у него кружилась. Сколько времени прошло?

– В монастырь поедешь. Так Изяслав Игоревич распорядился.

Вмиг в голове у Холопа прояснилось. Он вспыхнул.

– Изяслав? Да кто он таков? Он князь, и я – князь, не может он моей судьбой распоряжаться!

Воин брови сдвинул.

– Ты пленник. И скоро твое княжество будет Изяславово.

Яросвет смотрел на него и не мог поверить.

– Твоя судьба и твоего княжества в руках Изяслава Игоревича. Он мог и убить тебя, но не сделал этого. Так что иди, давай. – Холопа пихнули и он опустил голову. На душе было тяжело.

« Да будет Воля Твоя» – подумал он, идя по темному коридору.


Повезли Яросвета в монастырь. Ссылка. Чтобы не мешал. Он и сам это понял. Связали руки, чтобы не сбежал и в закрытой повозке повезли, чтобы ничего не видал, куда везут и обратный не нашел путь.

– Приехали. – вытолкнули его на свет Божий.

Глянул Холоп – а храм знакомый, купола родные…

– Скажешь, что монахом хочешь стать, понял? – прошипел ему дружинник в ухо.

Яросвет держал спину прямо.

– Лгать это грех.

– Не солжешь, встретишь свою смерть. – обнажил тот слегка меч.

Холоп ничего не ответил, его толкнули, и Яросвет зашагал вперед.


Вскоре воевода с Князем и дружиной были во дворце. Князя перевозили, потому как из-за раны он ходить еще не мог. Встретил их Архип со своими старейшинами и боярами.

– Здрав будь, Княже.– поклонился он.– Я говорил ведь, что не надо было тебе ехать. Ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Адриан отвернулся. Не хотел ничего говорить.

– Холоп где? – отошел Архип с Ведимиром в сторону.

– Надеюсь, в реке уже рыб кормит, он к Изяславу поехал.

Архип с довольным видом хлопнул воеводу по плечу.

– Князя запереть в комнате. – сказал Архип. – А тебе державу дадим.

Адриан даже воспротивиться не мог из-за ранения. Повезли его в комнаты. Смирился.

«На все Воля Божья» – сказал он себе. – «Надеюсь, с Яросветом все хорошо».

Открыли дверь, завезли князя и оставили лежать на кровати. Дверь заперли. Боялись, что сбежит?


**

Яросвету дали келью, скромную одежду и дали наказ не выходить. И пост держать. Вышло так, что его с братом Флором поселили. Поклонились они друг другу.

– Значит, собрался брат монахом ты стать? – спросил тихо тот.

Не знал, что отвечать Яросвет.

«Не стану я врать Божьему человеку» – решительно свел он брови.

– Не моя это воля. А князя Изяслава.

Флор удивленно поднял на него глаза и решил Яросвет ему все рассказать. Выдал как на духу. Выражение лица у Флора было страдальческое. Выслушав Яросвета, он перекрестился, немного помолчал, потом сказал:

– Неужели лгать будешь?

– Не буду. Не хочу я такой грех совершать.

Флор поднялся, помолчал и выйдя из кельи, прикрыл за собой дверь.

«Дурачье!» – покорил себя Холоп. – «Зачем это я ему все выложил? А если он пойдет и дружине расскажет? А если игумену? Что они будут делать? Хотя игумен ведь помнит меня. Нет, не нужно было рассказывать… Язык мой проклятый!»

Так он ругал себя, пока в дверь не постучали. Сердце у Яросвета замерло. Уставился он на дверь. А за ней прозвучал голос Флора – сказал молитву.

«Аминь». – осипшим голосом ответил Яросвет.

Дверь открылась.

Увидел он сначала Флора, а за ним…

– А вы что тут делаете? – удивился он, не зная, радоваться ему или нет.

На пороге стояли юродивый нищий с паперти и оруженосец князя Игнат.

– А мы пришли тебе помогать, Князь! – негромко ответил мальчик.


Глава сорок третья

– Да не зови меня больше так. – вздохнул Яросвет. – Какой я князь?

– Настоящий. – сощурившись едва улыбнулся юродивый.

– Флор нас позвал. – сказал Игнат, прикрыв за собой дверь и маленькая келья вмиг оказалась наполнена людьми.

«А я грешным делом подумал, что пошел жаловаться н меня настоятелю» – поругал себя Холоп.

– Настоятель тоже знает. – сказал старик. – Мы ведь с ним стояли. Он только прийти не смог.

– Изяслав хочет княжество наше к рукам прибрать. – мрачно сказал Яросвет. – Сами мне дружинники сказали.

– Знаем-знаем. Тебе во дворец надо. Больше никто не сможет этим делом заниматься. Твоя это доля. – сказал старик, глядя на Холопа.

Тот почему-то посмотрел на него и все понял.

– Игнат, поедешь с Князем? – спросил мальчика нищий.

– Поеду-поеду!

– Ну поезжайте с Богом тогда. – сказал юродивый.

– А как же дружина? Настоятель?

– Не беспокойся об этом. – сказал Флор. – У вас свое дело, у нас – свое. Отец настоятель знает, что вы уходите.

– Осторожней там у конюшни, вороны клюют. – сказал выходящим из кельи нищий.

Яросвет обернулся, не поняв о чем тот говорит и вскоре они исчезли за дверью. Тот напоследок их перекрестил.

Вскоре Яросвет с Игнатом покинули кельи и выбрались на монастырский двор. Здесь жизнь шла своим чередом, деревья шумели так, словно никакой опасности не было.

– Давай сюда, – шепнул Яросвет, заметив неподалеку дружинников и потянул за собой мальчика. Они спрятались за конюшней. Вот только дружинники шли туда же.

– Делать нам неча, из-за этого холопа тут торчать. – услышали они вскоре и голос одного из воинов.

– Да мимо этих черноризцев и муха не пролетит! Поедем к Изяславу, скажем, что дело сделано. А бежать ему некуда.

– И то верно. Тем более, что Изяслав уже во дворце у него… Ну, в бывшем дворце.

Они загоготали, но один, судя по звуку ощутимо толкнул другого.

– Эй! Все же Божье место. Тихо ты.

– Выводи коней!

Яросвет и Игнат переглянулись. Подождали, пока возня и шум уляжется. Оставшись в тишине, Холоп тихо сказал мальчику:

– Нехорошо подслушивать, Игнат. Грех это. Не делай так больше

– Кабы я б не подслушал тогда у палатки, ни тебя ни меня бы уже не было! – ради справедливости заметил мальчик.

– Ладно. Но больше ни-ни. И я не буду.

Тот кивнул.

– Пошли. Со мной едешь?

– Во дворец? Еду!


На конях они выехали из монастырских ворот – привратник выпустил.

Перешли на рысь. Когда ехали, Игнат спросил на ходу:

– А когда до терему доедем, что делать будем?

– На месте посмотрим. – ответил Яросвет.


Глава сорок четвертая

Вскоре приехал Изяслав. Въехал во двор с дружиной. А в тереме его уже бояре и дворяне во главе с Архипом встречают.

Князь вошел и остановился. Они со старейшиной посмотрели друг на друга. Архип кивнул, и к ногам Изяслава упали мешки со златом.

Князь едва заметно повел головой в сторону, и дружина принялась убирать предложенное. Пол опустел, но Изяслав не уходил. Повисло неудобное молчание.

– Благодарю. – едва склонился князь, и за ним дружина. – свою часть договора я выполнил – ваш князь теперича в монастыре, Богу молится.

Бояре переглянулись.

Распрямившись, он спросил:

– Кто же теперь князь у вас? Хотел бы я познакомиться с ним.

– Идемте. – сказал Архип и пошел вглубь дворца, за ним последовали все остальные члены княжеских собраний, а шествие замыкал Изяслав.

– Мешки бросьте в повозки. Потом возвращайтесь немедля в княжий зал.

С губ Изяслава сошла улыбка, а лицо помрачнело, но никто этого не видал.


Глава сорок пятая

Когда Яросвет и Игнат подъезжали к княжему подворью, на небе начали сгущаться тучи.

– Гроза будет. – сказал Игнат, задрав на мгновение русую голову.

– Гроза уже началась. – заметил Яросвет, заметив дружинников Изяслава в княжеском дворе. Он простер руку в сторону мальчика и сам перешел на шаг. Игнат последовал его примеру.

– Изяслав уже здесь. – негромко сказал Холоп.

– Мы поедем во дворец?

– Проберемся с заднего входа. О нем не знает никто кроме меня, Луки и старого Ефима.

Коней оставили снаружи. Привязывать не стали.

– Уйдут – пусть уходят, нас не должны заметить. Пошли.

Яросвет отодвинул ветки и открыл отверстие в заборе, укрытое зарослями ежевики. При взгляде снаружи никто бы не догадался, что там есть лаз.

– Давай, ты первый.

Игнат пролез легко, а вот Яросвету пришлось попотеть.

– В детстве это было проще, – пожаловался он, падая на траву с другой стороны. Сплюнул вязкий листок с куста.

– Тихо. – шепнул он, услышав переговоры.

– К главному входу не подойти. – заглянул за угол Игнат.

– Значит, не пойдем мы туда. – ответил Яросвет, отряхиваясь едва. – Зайдем с выхода для слуг, выглядим мы также.

Вскоре они уже были в княжеском тереме, и прошли меж слугами, не вызывая особых подозрений: на них просто не обращали внимания, пока не окликнули:

– Эй, вы!

У Яросвета сердце пропустило удар. Игнат тоже замер, они повернулись на голос и увидели Луку. Важный вид у него сразу исчез, он так и застыл с отгрызанным куском яблока во рту.

Яросвет выразительно посмотрел на него и сделал знак, чтобы тот позвал их.

До Луки дошло не сразу.

– А вы… Подите сюда! Немедля!

– Лука, где Князь? – оказавшись рядом с окольничим, едва слышно спросил Холоп.

– Князь?

На них смотрели.

– Вы двое… за мной! – сообразил Лука и все трое ушли подальше от любопытных глаз. Яросвета никто не узнал в бедной одежде со спутанными волосами.


– Говорят, ты на тот свет отправился, – выпучив глаза, сообщил Яросвету Лука, когда они оказались в пустых стенах.

– Привидение с тобой говорит, поди? Не помер я. Князь то жив?

– Князь жив, вот только… – замялся тот.

– Только чего?

– Привезли его раненым… Бояре запереть князя в опочивальне приказали… Приехал Изяслав… Старейшины откуп дали, но ненасытная его душа… Захотела большего. Убил он Ведимира, которого собирались бояре на трон посадить.

– Ну и дела… – вздохнул Яросвет. – А бояре-то тут причем?

– Ну это же они с Изяславом договор заключили… акой именно – не знаю.

– Нужно князя вывезти.

– Неизвестно, что эти бояре еще придумают. Вот неймется же им! – в сердцах бросил Яросвет.

– Твоя правда, никак не угомонятся!

– Ты-то не участвовал в сговоре? – прищурил глаза Яросвет, глядя на Луку. Тот съежился.

– Да что ты, Светушка, князь меня на улице нашел, одел, обул, при дворе место дал, сестрицу мою Салку нянькам отдал… Ты мне как брат родной… Не стану я вас предавать…

– Ладно. Есть еще в этом гадюшнике люди, преданные князю?

– Найдется… Ефим Арефьич, Стенька казначей, сенные Муля и Настя…

– Вечер наступит, пока всех перечислишь. Точно знаешь за верность?

– К-Клянусь!

– Не надо этого. У кого ключ?

– У Архипа, вестимо. Он ведь всю эту кашу заварил.

– Архип?.. – переспросил Яросвет. Он вспомнил, как перед походом, тот давал ему затею о переодевании, чтобы князю помочь, а потом он ам озвучил эту идею Ведимиру, и тот донес ее до князя. – «Выходит, он тогда еще все придумал?.. Только что именно? Причем тут Изяслав?..»

– Ага.

– А у кого еще ключ от княжьей горницы быть может?

Лука нахмурился, усиленно думая.

– А Ефим Арефьич? – вдруг спросил Яросвет.

– Ефим Арефьич! Он ведь постельничий князя.

– У него может быть ключ тоже.

– Значит, к Архипу идти не придется?

– Все равно придется. – нехотя сказал Яросвет. – Пока они не приняли решение убить князя и Изяслав не сел на княжий престол, еще можно что-то исправить.

– Уб-бить князя? – переспросил Игнат со страхом.

– Зачем они тогда Ведимира на его место посадили?..

– Это все из-за того что вы с князем придумали… – робко заметил Лука.

– Что мы придумали?

– Помогать нищим и холопам и наказывать знать… Вот они никак и не успокоются…

– Кто-то идет, – тронул за рукав Яросвета Игнат.

– Лука, иди собирай верных князю людей. Запуганных отпусти домой. Ничем они полезны не будут. Игнат, если хочешь иди с Лукой.

– Я с тобой. Я деду обещал.

– Ладно. Мы тогда к Ефиму Арефьичу.

Показались чьи-то силуэты на стене, послышались шаги, но они уже разошлись, и не узнали, кто это был.


Глава сорок шестая

– Ефим Арефьич, – шепнул в дверь рядом с княжескими покоями Яросвет. Игнат стоял у начала коридора, чтобы в случае чего предупредить об опасности.


За дверью стояла тишина, потом там кто-то заходил.

– Ефим Арефьич, – повторил Яросвет. – Это я, Яросвет!

– Кто?

Дверь приоткрылась, и Холоп увидел старое знакомое лицо.

– Не припомню я тебя что-то.

– Это же я… – не знал, как еще объяснить Яросвет своему старому наставнику, – Друг князя. Бояре заперли князя в комнатах. Он ранен.

– Все сейчас друзья, а потом подлянки подкладывают.

– Князь! – по привычке назвал Яросвета Игнат, – сюда кто-то идет!

– Я знаю об одном случае. – быстро заговорил Яросвет. – Когда я был маленьким, князь упал с лошади. Ты тогда винил в этом себя, пока князь не выздоровел. И потом всегда боялся, когда он садился на лошадь.

– Все это знают. – возразил Ефим Арефьич.

– А еще каждый день после этого ты клал по поклону перед иконами за ме… князя.

– Откуда… ты об этом знаешь?.. – дрогнувшими губами спросил Ефим Арефьич.

– Свет! Свет! – Холоп обернулся и увидел бегущего к нему Яросвета, а за ним Игнат. – Изяслав скоро придет сюда. Он закончил собрание. Провозгласил себя князем Перепечая, теперь идет в законные покои!

Дверь открылась. Ефим Арефьич вышел из комнаты с ошарашенным видом от этой новости.

Яросвет посмотрел на него, говоря всем своим видом, что не лгал.

Ефим Арефьич вытащил из кармана ключи и пошел к дверям княжеских покоев.

– Игната опасно отправлять. Лука, постой там, чтобы Изяслав не попал раньше времени сюда.

Ключ щелкнул в замочной скважине. Дверь открылась.


Князь лежал на кровати, отчаянно молясь со смиренным видом принимая любую судьбу, которую уготовит ему Бог. Он услышал голоса за дверью и несколько напрягся, не зная чего ожидать. Дверь открылась и на пороге появился Яросвет, которого он уже считал умершим.

– Яросвет?

Тот стоял и улыбался. А потом рядом с ним появились Игнат и Ефим Арефьич.

– Нужно уходить, князь. – Сказал Яросвет.

Они с Игнатом помогли князю подняться.

– Идут! – прибежал Лука.

– Спрячьтесь пока в моей комнате, – сказал Ефим Арефьич. – А покоев князя они не получат… – старик оставил дверь открытой.

Яросвет, Адриан, Игнат и Лука спрятались в комнате Ефима Арефьича, а старик остался встречать нового лжекнязя.


Вскоре явился Изяслав.

Ефим Арефьич поклонился.

– Кто будешь? – спросил тот.

– Постельничий. – сообщил старик.

– Таких стариков еще постельничими держа, – усмехнулся он и сопровождающие его дружинники подхватили шутку. – У меня свой есть.

– Позвольте старому человеку хотя бы пожитки собрать, прежде чем убраться, княже. – попросил тот.

– Пусть так.

Ефим Арефьич открыл дверь перед князем, тот вошел туда с дружинниками.

– Пусть меня не беспокоят до вечера. Зычь, ты…

Но старик резко захлопнул дверь и закрыл ее дрожащими руками на ключ. А двери в то время делали на славу – дубовые: ни прорубить, ни прогрызть. Князь начал сыпать проклятиями и сотрясать дверь, обещать Ефиму Арефьичу скорую смерть. Но старик и в ус не дунул.

– Мне тут жить два дня осталось, мне бояться нечего. – ответил ему старик и поплелся в свою комнату.


– Всем все понятно? – спросил Яросвет, когда Ефим Арефьич вернулся в свою комнату.

Ни у кого вопросов не было.

– Тогда скоро, возвращайтесь быстрее. – сказал он покинувшим комнату Луке и Игнату.

– Что задумал ты? – спросил Ефим Арефьич у Яросвета без всяких подозрений.

– У каждого своя работа. – только и ответил Холоп.

– Значит, ранили тебя. – сказал постельничий Адриану, которого временно уложии на кровать Ефима Арефьича.

– Несильно. Жив, как видишь. – с улыбкой ответил тот.

Ефим Арефьич покачал головой.

– Давай, пока они ходют, я тебя перевяжу.


Вскоре вернулись Лука и Игнат с двумя дружинниками.

– Они точно верны князю? Не пойдут доносить? – спросил тихо Яросвет у Луки.


– Не пойдем мы. – отвечали дружинники. – Готовы умереть за князя, а самозванца в жизнь не признаем!


– Раз готовы умереть… раздевайтесь. – сказал Яросвет, сложив руки на груди. Дружинники недоуменно переглянулись друг с другом.


Дружинники вышли из комнаты, и под руки ведя Адриана, пошли по коридору.

– Прохор уже на дворе? – спросил тихо Яросвет.

– Должен стоять там.– ответил Лука.

Но когда они почти покинули терем, им на пути попался один из дворян.

– Вы куда князя тащите?..

– А тебе какое дело? – ответил Лука. – Изяслав велел! Вывезти из терема! Отправить в ссылку!

Яросвет повернулся и уставился в шлеме на Луку, тот оправдался взглядом.

– Но как он ключ достал? Он же у нас!

– Ты не знаешь, что Архип с ним обо всем договорился? Немедля уйди с дороги, а не то как с Ведимиром будет… Кердык!

Лука для пущей уверенности махнул рукой в доспехе. Дворянин дернулся и проклиная дружинников обошел их, идя по своим делам.

Князя поскорее упрятали в повозку, в которой уже сидел Игнат и Ефим Арефьич.

– Княже, но я не хочу ехать в богадельню! – возразил мальчик, не то обращаясь к настоящему князю, не то к Яросвету. Яросвет заглянул в повозку и уставился на Игната.

– Ты что деду обещал?

– Что буду с князем.

– Вот и поедешь с князем. Как он один больной поедет?

– А ты?

– А у нас тут еще дела.

– Только не помри, ладно? – спросил Игнат.

– Не помру. – улыбнулся Яросвет и обменялся взглядом с Адрианом. Странный это был взгляд – так прощаются навсегда.

– Никогда по богадельням я не езжал, – пробурчал Ефим Арефьевич. – Хоть бы вылечили тебя там. – покосился он на князя.

– Матушка обо всем позаботится. Не беспокойся. – положил старику здоровую руку на плечо Князь. – Это очень хорошее место, правда, Яросвет?

– Место благодатное. – согласился тот.

– Бог в помощь. – ответил Адриан. – Мы будем молиться за вас.

– Мы пришлем гонца с письмом, когда опасность минует и можно будет вернуться. – сказал Яросвет.

– Добро.

– Ну, с Богом! – хлопнул по лошади Яросвет.

Та заржала и пошла шагом. Они тронулись в путь.

Яросвет и Лука остались стоять на дворе. Яросвет зажал в руке ключи.


Глава сорок седьмая

– Зачем нас опять здесь всех собрали? – спросил один из бояр, садясь на место.

Другие тоже заговорили. На собрании были и бояре и дворяне и старейшины.

– Не смотрите на меня, – сказал Архип, – Я также не ведаю, что здесь творится.

– Говорят, князю Изяславу не понравились покои князя.

– Разве он боярыня, что ему покои могут не нравиться?

– Почему оскорбляешь боярынь? Дворянки разве меньше капризны? Они такие скандалы закатывают!

– Не смей так говорить!

– Если князь услышит, что вы тут о нем говорите, е сносить вам головы, – угрюмо сказал Архип. – Успокойтесь!

– Верно говорит старейшина. Тут по всему терему его дружина рыскает.

– Вон те у дверей стоят – разве также не его дружинники?

– Вам языки отрежут за такие речи, – отозвался один из стоящих, так что говорившие побледнели.

– Помилуйте, сами не знали, что говорим!

– Скоро ли князь явится?

– Скоро. – сказал тот же воин.

Все собрались, и двери закрылись. В зале повисло молчание, которое иногда нарушалось покашливанием или редкими фразами. Все ждали князя и опасались обсуждать Изяслава и его действия при дружинниках, боясь за свою жизнь.

Вдруг один из дружинников отошел от стены и пройдя к пустому трону князя, встал перед ним, заставив на себя обратить внимание всех присутствующих.

Затем воин снял шлем, и все узнали его.

– Холоп!

– Яросвет!

– Правая рука князя!

– Жив!

В собрании начался шум.

– Разве тебя не убил Изяслав?!

– Как ты одурачил его, ты, простой холоп?!

– Где князь?

– Если вы перестанете сотрясать стены, я смогу ответить. – спокойно сказал Яросвет.

Любопытство бояр взяло вверх, и они примолкли. Архип хмуро смотрел на Холопа, не желая принимать то, что видели его глаза.

– Да, это я. Холоп. Я жив. Я здесь. Я спас князя и запер Изяслава так же, как вы заперли нашего князя. Вы что думали, что он такой же мягкий и добросердечный как наш князь? – прохаживаясь у трона, продолжал Яросвет. – Я слышал, что мало того, что вы отдали золото из казны, которой не имели права распоряжаться, так еще и выбрали воеводу на место князя, который был еще жив. Изяслав убил его. Вы этого, конечно, не ожидали. Даже ты, Архип.

Старик молча смотрел на Яросвета.

– Что вы теперь намереваетесь делать, когда Изяслав занял законное место князя в Перепечае?

Все собравшиеся молчали, кто опустив глаза, кто переглядываясь друг с другом.

Не дождавшись ответа, Холоп продолжал:

– Изяслав жесток. При нем вы и одной буквицы не смолвите. Будете ходить как по острию меча. Боясь в любой момент быть убитыми, если ему что-то не понравится. В то время как наш князь ни одного из вас не лишил жизни.

– То, что вы сделали с князем так же плохо, как если бы мы лишились жизни! – заговорил один из бояр. – У некоторых из нас он отнял все, разве мы могли такое простить?!

– Вы слышите, что говорите? – сдвинул брови Яросвет. – Вы сами признаетесь в измене! Измена карается изгнанием в лучшем случае, в худшем – смертной казнью! Вы все здесь повинны в этом, готовы к изгнанию или тому, что лишитесь головы?

– Да кто ты такой, что распекаешь нас? – взвизгнул один из бояр. – Ты больше не правая рука князя, потому что князь теперь Изяслав, который не станет идти против бояр и дворян!

– И откуда вы так уверены в этом? – спросил Яросвет. – Он только что при вас убил Ведимира ни за что! Вы думаете, он с вами поступит лучше? За какие заслуги?

Все молчали.

Архип, сидевший с опущенной головой, поднял ее и спросил:

– Что ты предлагаешь?

– Я смогу избавить вас от Изяслава, если вы… выберете князем меня.

Почетные члены собрания начали ошарашенно переглядываться и возмущенно обсуждать услышанное.

– Тебя? Холопа?! Да ты сдурел! – вскочил кто-то.

– Ни за что не подчинимся простому холопу, мы, бояре и дворяне!

– Твое место в луже у наших коней!

– Добро. – отряхнул руки Яросвет. – Думаю, вы знаете, как будете разбираться с той кашей, которую вы заварили. И вы в ответе, если Перепечай будет разрушен, а половина из сидящих тут – убиты. – он направился к выходу, е особо беспокоясь о действиях бояр.

Архип оглядел всех.

– Что буем делать?

– Нельзя холопа на место князя!

– Архип!

Его окружили в ожидании ответа.

Тот потер бороду. Помолчал. Лицо его было серьезным.

– Нам придется согласиться на его условия. Он смог выжить находясь во владениях Изяслава и даже не был ранен. А Ведимир оказался никчемным. Думаю, мы недооценили нашего холопа.

– Архип! Что ты такое говоришь.

Но старик поднялся и окликнул холопа:

– Яросвет!

Тот остановился, почти дойдя до дверей.

– Мы принимаем твои условия.

Холоп, не поворачиваясь улыбнулся. Он взглянул на Луку. Даже через шлем было видно, что тот тоже улыбается.


Глава сорок восьмая

– Собирай дружину, – сказал Яросвет, идя по коридору рядом с Лукой.

– А ты куда?

– К Изяславу.

– Один?! Отправит тебя на тот свет! С ним ведь дружина была!

Яросвет взглянул на Луку.


Ключ в замке повернулся. Изяслав вскочил на ноги.

– Приготовьтесь. – едва слышно сказал он дружинникам. – Они за все заплатят.


Дружинники стали по обе стороны от двери, когда та открылась. Они сразу атаковали, но напоролись на других дружинников. Завязалась битва. Изяслав нахмурился, держа руку на мече. Дружинники ушли в драке в коридоры и Изяслав остался в пустой комнате, где только из окна со двора доносились в покои какие-то звуки. Он осторожно двинулся к дверям, но не прошел и двух шагов, как на пороге возник еще один воин, одетый так же как и его дружина. Он был в шлеме.

– Бояре устроили бунт. – заговорил воин. – Князь послал своб дружину против твоей.

– Князь?.. – переспросил тот. – Какой князь?

– Князь Перепечая.

– Я теперь князь Перепечая! – громогласно сообщил Изяслав. – Бывший князь в монастыре томится, а тот, кого хотели посадить вместо него – мертв! Так о каком князе ты говоришь?..

– Ты так уверен, что князь молится в монастыре?

Изяслав сощурился, глядя на воина.

– Кто ты?..

Воин захлопнул дверь и встал в боевую стойку.

– Сдавайся, Изяслав, по=хорошему. Сдашься сейчас, и отправишься назад в Керчь.

Тот расхохотался.

– А если нет?

– Пеняй на себя.

– Кто ты такой, чтобы ставить мне условия?! – Изяслав пошел в атаку, и между ними завязался бой. Воин сражался в шлеме, и Изяслав никак не мог узнать, что это за искусный боец пришел сражаться с ним – правителем двух княжеств.

– Ты умрешь гнусной смертью, – прорычал Изяслав, делая выпад. Воин избежал его. Они двигались к окну.

Изяслав замахнулся мечом и снес шлем с головы Яросвета.

– Князь?! – спросил он, но оступился и падая через окно на улицу, выпустил из рук меч.

Яросвет схватил его за руку, едва успев удержать. Ему это стоило больших усилий.

– Зачем ты спасаешь меня? Я только что хотел тебя убить? – голосом из горла в котором все пересохло, спросил Яросвет.

«Разве Бог не заповедал нам прощать врагов?» – подумал он и втащил Изяслава назад в комнату. Тот упал на пол, пытаясь отдышаться.

– Я ведь отправил тебя в монастырь!

– А я сбежал. – наклонился над ним Яросвет. – Ты признаешь поражение?

– Князь! – прибежала дружина. Это была дружина князя Перепечая во главе с Лукой.

– Помоги мне встать. – прохрипел Изяслав.

Яросвет протянул ему руку, тот крепко ее сжал, а через мгновение Холоп уже падал из окна, через которое едва не выпал Изяслав. А тот стоял и смотрел на Яросвета, пока Холоп не увидел как десяток стрел устремились на Изяслава.


Взявший меч, от меча погибнет.


Он не знал, что было дальше. Наступила тьма.

Которая, как казалось,длилась вечно.


2)Холоп обернулся, и в этот момент нож Изяслава сверкнул у шеи Яросвета.


Он не знал, что было дальше. После сильной боли наступила тьма.

Которая, как казалось, длилась вечно.


Глава сорок девятая

Яросвет открыл глаза и упал откуда-то, начал руками-ногами дергать, кричать, упал с кровати и понял, что жив. (шея цела-целехонька)

Стал себя ощупывать.

«Жив» – подумал он и сразу в угол глянул – а там лампадка теплится у иконы, почти потухла. Спешно вскочил, упал на колени перед образами, перекрестился, благодаря Бога за все.


Двери его горницы отворились, и в сени вбежала куча народа.

Глянул Яросвет по сторонам, никого не замечая: хоромы словно княжеские, и что-то смутно у него в сознании стало нарисовываться, что-то из прошлого…


Яросвет встал и быстро вышел из горницы.

Чуть не столкнулся с Лукой.

– Лицо знакомое хотя б одно. Лука. Где все? Князь еще в богадельне? А Изяслав где?

Тот поклонился и так странно посмотрел на него.

– Так ты и есть… Князь… – отвечал тот боязливо. – Кошмары вас мучают?

– Князь…я? – спросил с удивлением Яросвет.

– Князь… – отвечал Лука.


– А Изяслав? А бояре?

Тот не моргая смотрел на князя. Яросвет махнул на него рукой и побежал к выходу из терема.

– Княже, ты куда?!


Глянул Яросвет по сторонам, а за окном день. Бежал-бежал он и выскочил в коридор, что вел ко вратам.


– Княже?..


Яросвет опешил. Перед ним стояло несколько дружинников, которые теснили кого-то к дверям.

Князь прошел вперед, а те так и застыли с поднятыми мечами и копьями. Глянул он на провинившегося. Это был Адриан. Но уже не в княжеских одеждах, а в том самом рубище, которое было на нем, когда Яросвет потребовал Адриана к себе, и в каком он сам, Князь, ходил, покуда Холопом был.


– Что происходит? – спросил Яросвет.

– Да вот холопа гоним, в терем попал!

– Ибо неча по княжему терему такому голяку шляться!

– Если сейчас же оружие не опустите, все голов лишитесь! – гневно сказал Яросвет, схватив копье у одного из дружинников и бросив на пол. Остальные тут же опустили оружия. – Холопа не трогать. Кто тронет – в тюрьме состарится!

– Как скажешь, княже, – с досадой сказал один из них, с презрением глядя на Адриана.

– Холопа одеть, накормить, дать ему все необходимое что ни попросит. И я прослежу, чтобы все было сделано. – сказал Яросвет.

– Да как же так, княже… С каких пор…

– Вот с самых этих! – крикнул Яросвет, и дружинники умолкли. – И у холопа имя есть! По имени зовите. Чай не вещь. Человек.

Дружинники переглянулись.

Яросвет и Адриан посмотрели друг на друга и между ними состоялся разговор без слов. Князь понял, что Холоп все помнит и едва улыбнулся.

А после прибежал Лука и еще несколько людей со двора.

– А ты поди, собери боярскую думу.

– Сейчас? – удивился Лука.

– А я тебе сейчас говорю илит завтра?

Тот развел руками.

– Иди-иди, собирай, потом сюда возвращайся.


Лука побежал, придерживая шапку на голове, а Князь остался с Адрианом и дружинниками. Отдал его на попечение дворскому. Лука его там и встретил.

– Княже! – запыханно сказал он. – Там дума собралася, тебя ждут.

– Оставайся тут с дворским. – Яросвет хлопнул его по плечу и пошел, пока Лука удивленно смотрел ему вслед. – А вы со мной. – позвал он дружинников за собой, на ходу им что-то объясняя.


Князь пошел и еще созвал собрание старейшин. Те очень удивились, придя на место и обнаружив там боярскую думу. Все смотрели друг на друга и не понимали, что происходит.

– Совсем наш князь из ума выжил, – сказал кто-то.

– Никогда не было такого чтобы и думу и старейшин в одно место в одно время.


Открылась дверь, и Князь вошел при всем параде, одетый в княжеские одежды, с шапкой на голове. За ним один за другим шли дружинники.

– Еще и дружины нам тут не хватало. – шепнул один боярин другому.


Яросвет сел на свое место и оглядел собравшихся. Дружина встала у стен. Он видел, как члены собраний напряжены.


Они долго обсуждали вопросы государства, он больше слушал, чем говорил. К концу собрания он поднялся и стал ходить между рядами. Старики изумленно на него косились. Князь призвал воеводу и незаметными для бояр жестами указывал ему то на одних, то на других.

– Что же. Обсуждения наши закончены. – сказал Князь, и все начали подниматься.

Тут-то все и началось. Дружинники устремились к собравшимся и стали хватать тех, на кого указывал Князь. Начался шум, крики, толкучка. Дворяне, бояре, старейшины с удивлением и растерянностью наблюдали происходящее. Тех, кого не схватили, одолел страх. Кто-то бежал.

– Княже, за что ты нас так?!

Князь вернулся на свое место, взошел на трон и прикрыл глаза под крики, мольбы и проклятия. Яросвет поймал себя на мысли, что ему жаль их.


В конце концов, кто-то сел в темницу, кто-то был сослан, у кого-то забрали чин, имущество или скотину, холопов.

«Я дам ответ за то, что мог зло пресечь и не сделал этого».

В думу, собрание старейшин, он взял новых людей и стал собирать вокруг себя круг верных соратников.

Первым в изгнание отправился Архип.


Много злата раздал Яросвет неимущим, добра сделал.

Народ стал благословлять своего князя, а не проклинать.

За свое правление князь построил несколько богаделен и лечебниц, постоялые дворы и дом милосердия, и никогда не забывал о том что любой холоп может стать князем и любой князь – холопом.

Вот такая вот история о Князе и Холопе.


Оглавление

  • Часть первая. Князь
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ХОЛОП
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Глава тринадцатая
  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВОИН
  • Глава четырнадцатая
  • Глава шестнадцатая
  • Глава семнадцатая
  • Глава восемнадцатая
  • Глава девятнадцатая
  • Глава двадцатая
  • Глава двадцать первая
  • Глава двадцать вторая
  • Глава двадцать третья
  • Глава двадцать четвертая
  • Глава двадцать пятая
  • Глава двадцать шестая
  • Глава двадцать седьмая
  • Глава двадцать восьмая
  • Глава двадцать девятая
  • Глава тридцатая
  • Глава тридцать первая
  • Глава тридцать вторая
  • Глава тридцать третья
  • Глава тридцать четвертая
  • Глава тридцать пятая
  • Глава тридцать шестая
  • Глава тридцать седьмая
  • Глава тридцать восьмая
  • Глава тридцать девятая
  • Глава сороковая
  • Глава сорок вторая
  • Глава сорок третья
  • Глава сорок четвертая
  • Глава сорок пятая
  • Глава сорок шестая
  • Глава сорок седьмая
  • Глава сорок восьмая
  • Глава сорок девятая