КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590985 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235260
Пользователей - 108092

Впечатления

Stribog73 про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я против удаления книг, пусть даже лживых. Люди сами должны разбираться - что ложь, а что правда!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
eug2019@yandex.ru про Берг: Танкистка (Попаданцы)

На мои замечания по книге автор ответил, что он не танкист и в танк даже ни разу не залезал (и не стрелял ес-но), поэтому его герои-малолетки (впервые влезшие в танк!) в одном бою легко подбивают 50 немецких танков (это в самом начале - сразу весь экипаж - трижды Герои СССР!) и он (автор) мне задает вопрос: -А разве такого не могло быть? Я ему ответил: -Могло! только на войне орков с эльфами на другой планете за миллиард лет до рождения нашей Земли.

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Ника Энкин: Записки эмигрантки 2 (Современные любовные романы)

на флибусте огрызок. у нас полная. так что не исключена возможность бана. скачиваем а то могут заблокировать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
napanya про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Я заливал Снайдера. Баньте. Взрослые люди должны сами разбираться, что ложь, что правда, без вертухаев.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 4 (Альтернативная история)

очень лаже хорошо, жаль, что автор продолжение не скоро обещает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Лазар: Ложь Тимоти Снайдера (История: прочее)

Всем рекомендую. Кто то залил недавно очередную ложь Тимоти . Успела попросить чтоб удалили эту гнусную клевету. Внимательно следите что ЗАЛИВАЕТЕ! А то сами НАВЕЧНО в бан попадёте!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Эрленеков: Конкретное попадание (СИ) (Космическая фантастика)

Чтиво для гнуси и маньяков. Чтоб у автора рождались одни девочки или лучше отрезали яица, что не был придатковом своего члена, так как торговля своими детьми и покупка их для утех для него норма. ГГ и автор демонстрирует отсутствие интеллекта. Всё очень примитивно написано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Разговор с телом [Анастасия Цветкова] (fb2) читать онлайн

- Разговор с телом 1.67 Мб, 8с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анастасия Цветкова

Настройки текста:



Анастасия Цветкова Разговор с телом

Как было поймано и рассекречено нахлынувшее на меня головокружение

19.03.2014 Задание: поймать головокружение и написать рассказ с П Э С П Д М в К

В один прекрасный солнечный второй_день_пластики, когда морозная, твердая, бугристая земля, открытая от сошедшего снега, еще спала, а солнце уже набирало силу и гладило её своей бархатистой, нежной, чуть жаркой ладонью и, птицы пронзали холодный, хрустальный воздух своими тонкими звонкими сандаловыми музыкальными струйками, в мой мир ворвались бурные пошагушки, переворачивающие спокойное, мягкое, полусонное, привыкшее сидеть на своих местах нутро.

Коленвальным, непрерывным, фрагментарным потоком пошагушки перетряхивали внутренности и прилепляли им инвентарные номера досмотра. Ими сразу было примечено самое забытое и провальное место во мне – тонкие, слабенькие соединительные проводки, которые объединяют в целый организм двигательно-трогательную часть, которая связывает с физическим миром, и центральный пункт управления и контроля этой связи. Стойкие, настырные, через свои узенькие пути, они, как могли, проводили питательную кровь и живительный кислород в голову, но проводимость уже давно была низкой. Туда-то и было направлено основное пристальное внимание пошагушек.

Малиновым, муаровым, клубистым туманном пошагушки нагнали в мою голову едкую, пыльную муть, что поселилась во мне и настойчивая, торжественная, воодушевленная таким регулярным вниманием выходила поздороваться при каждых пошагушках до поры соединения частей пластикового комплекса в пока нестройный, но уже единый поток.

И вот в один прекрасный пятый_день_пластики на расслабленную, беззаботную, радостную без мути голову нахлынуло неожиданное, неуклюжее, хаотичное, многопотоковое кружение так, что мир вокруг закрутился, как разноцветное белье в барабане стиральной машины. Резкой, шквальной волной мгновенно, как будто прорвало огромную платину, накрыло оно меня где-то между внешними окольными звуками и внутренним молчаливым погружением, когда учитель остановил меня, чтобы я не торопила комплекс, а записывала. Тогда пространство вокруг стало узловатым, кое-где плотным, а где-то разряженным так, что в эти дыры пошатывало, проваливало и ухало, как в детской игре «по кочкам», когда коленки убегают и, с замирающей щекоткой падаешь вниз, неожиданно подхватываемый надежными руками.

Это была первая встреча с головокружением, тогда я рассеянная и озадаченная, сидела посреди него, как проснувшийся дитенок посреди манежа, который смотрит вокруг и не понимает где он, и лениво планировала выделить свое самое отборное концентрированное внимание на скорейшее изучение кружения, когда-нибудь чуть позже, но не сейчас, так как сейчас были дела поважнее – наслаждаться своим ватным, клубистым, флерным, отрешенным от внешнего мира, перманентным состоянием, когда мир – странный, неохватываемый лес, с жителями – чудиками эльфами, а я в нем смиренно наблюдательная Алиса.

Безразлично, со стороны, на фоне своих важных дел, я наблюдала, как сила кружения спадает, а потом незаметно растворилось и само кружение. Только периодически, чуть шумно приходили навещать меня его отголоски, что локально заворачивали отдельные участки мира в небольшие воронки и заводили в них, как по графику планомерно и бесцеремонно без спросу, кутеремные хороводы. Так безапелляционно и без лишних усилий после того, как самое сильное крушение успокаивается и начинается зыбкий штиль, в мое пространство вторгаются, вызванные кем-либо со стороны, смущение, растерянность, и другие, которые плюхаются в мой мир, как камень в лужу, и вызывают волнения на глади.

Продолжение следовало незамедлительно. Вся в домашнем занятии честно с полной отдачей и воодушевлением, я обреченно без сопротивления встретила кружение во всей его мощи, когда по-детски беззаботно собиралась в зал и обнаружила, что непростительно забывчивая моя дневная я оставила меня без карты памяти, а значит без камеры. Стройно, с размаху, я погрузилась в круговерть, которая набирала обороты, когда покорно обязательная я шла в зал и механически безвоодушевленно выполняла все упражнения и приказно слушала ощущения.

Такой была вторая встреча с крушением, которое серьезно, основательно и уверенно заявляло права на периодическое посещение меня.

И вот настал день, когда меня вновь посетило ликующее, терпеливо поджидающее крушение со всем своим размахом. Но на третий раз оно уже было замечено мной в закономерных обстоятельствах и, наблюдая за ним, я уже знала, на что обращать внимание, чтобы рассекретить благодатные для его прихода условия. Итак, настроившись на дело после пятого урока, я, вдохновленная встречей с изобретателем нашего времени, целенаправленной твердой походкой двигалась рассказывать РРР о новых добытых деталях важного дела. В состоянии Санникова, открывшего свою землю-призрак, готовящегося рассказать о ней важному собеседнику, с затаенной надеждой, что удастся донести и заставить поверить, уже вся в образе рассказа, я воодушевленно приземлилась за стол, как на землю птица, ожидающая скорого появления червячка, как ладья, поднятая сильной мощной волной и бережно ей поддерживаемая в ожидании команды пристать. Но вдохновенный придых, готовящегося к выходу нетерпеливо клубящегося в мыслях образа, был остановлен стеной нетерпящих отлагательств других дел. Тогда волна, остановленная и подсеченная, рухнула с грохотом на водную гладь, и, закрутив в своей пене, утащила ладью в глубокие бурлящие воды.

И тогда, дождавшись затишья третьего кружения, восстановив и собрав в одну кучу все его досье, я вышла на след, ведущий меня к возможности провести свой первый разговор с телом, причем, и считывая его язык, и передавая ему свои «слова».

Вот таково заключение моего расследования.

Головокружение влилось в четкий, повторяющий все его детали, подробности, особенности и телесные ощущения образ. Океанский волновой сет. И первая волна сета, самая большая и мощная – это есть мой собственный вдохновленный, увлеченный поток энергии, который несется готовый, наполнить, подхватить собой все, на что он нацелился, и, встречая на пути преграду, он поднимается, набирая силу, заворачивается и обрушивается на меня с сотрясающим грохотом, сбивая с ног, снося и утаскивая в свой бурный подводный круговорот, как самая огромная океанская волна-маверик (или просто большая океанская волна). Внутри крушения картина такая – накрывающий сверху многотонный поток энергии, вызывая от неожиданности испаринно-душное, с нотками ледяных рассечен, ощущение, своим стремительным неостановимым ходом затягивает вниз, а снизу поднимается, еще ничего не подозревающая о препятствии, новая волна энергии, выталкивая часть внутреннего мира вверх. Заворачивает «будь здоров»! Вокруг все стремительно бурлит и крутится с большой скоростью так, что если за этим следить, то не хватит глаз на голове и тогда впадаешь в замедленное космическое состояние, время останавливается так, что можешь рассмотреть эту кутерьму во всех деталях и ты как бы отделяешься от нее, как плод от плаценты, у нее свой быстрый кружащий ход, у тебя свой – спокойный плотный невесомый, наблюдательный пункт.

Так начинается сет – состояние, в котором все силы рассеяны и любой даже слабый ветерок поднимает очередную волну, тревожа и заводя растрепанную, засасывающую внимание, воронку круговорота, то там, то тут. Пока я в сете головокружение приходит волнами.

Я научилась из него выходить и входить в него, находится в нем, не реагируя на колебания.

Перенаправляя сразу свой поток, встречающий преграду, на другое, не теряя при этом вдохновенности, мне удается избежать обрушения.

Находясь в кружении (если вдруг отвлеклась и она рухнула), выхожу из него, зарождая и выпуская волну из себя вновь, заполняясь вдохновенно и направляя заполняющий меня поток во что-то другое интересное мне, что завидела чуть ранее, сидя в крушении. Энергия наполняет меня изнутри, так что я прилипаю к стенкам тела, становясь единой, соединяя края всех своих тел в одну фигуру, и тогда двоиться, троиться и кружиться становиться негде. Обновленный свежий румяный поток, продолжая меня, находит то, что он может наполнить, во что он может упруго дуть, двигая это, как ветер в парус, гоня лодочку по глади морской.

Так было в наблюдении.

Прошел сет после 6го урока, когда поток был во время самого занятия – я вся в себе со всех сторон сконцентрировалась и заполнила себя, светясь и румянясь, потому что энергия выходила чуть за мои края.

Прошел, когда я наполнялась, пев песни, запивая их раскрывающе-горячим крепким терпким чаем. Но это было не надолго, потому что поток продолжал неприкаянно болтаться, ненадолго занимаясь вымышленными образами.

Уходил он, и когда я сама себя специально наполняла энергией. Без выхода на новый маяк, а просто в рамках эксперимента проверки своей способности выходить из крушения и входить в него, наблюдая и описывая саму границу во время перехода. Во время выхода щеки розовеют и взгляд проясняется, и как будто вылезаешь изнутри наружу, из дымки и уже смотришь на все вокруг более прилипчиво и въедливо, в пространство становиться прозрачнее и резче. Так в походе вылезаешь из палатки и смотришь – так вот что сегодня вокруг, вот как оно выглядит, если на него смотреть, а не просто слушать и чуять сидя внутри. А может это когда выходишь из мамы. И может естественно это мое ощущение, моя граница головокружение – ясность, это как закономерный переход от ощущения краев наружним глазом до восстановления в себе ощущений прихода в мир во всех его чуйственных красках.

Свои ощущения кружения

Быть в кружении – это как будто находишься в колбе защитной, а за ее границами все крутится, а ты, не реагируя на окружение, смотришь на все медленно и внимательно, как натуралист через лупу, не обращая внимания на то, как возмущены букашки или цветы на твое беспардонное поведение. Состояние как будто я за стеклом и оно зеркальное так, что можно видеть всё, а тебя никто не видит и поэтому можно строить, какие угодно рожицы и сколько угодно долго и близко разглядывать понравившиеся объекты и явления.

Когда кружение очень сильное, то ощущения совсем близки к ощущениям попавшего под волновое обрушение вначале сета, начинающего серфера. Тогда волна ударяет сверху, разбивая тебя с доской, и ты погружаешься в горько-соленую бездонно синюю пучину, потеряв ориентиры верха и низа, отпустив себя полностью на волю волны, что затянула тебя вниз, и только лиш – веревка от доски дает надежду определить спасительное направление к воздуху. Тогда наглотавшись едко соленой, раздирающей глотку, нос, глаза, воды, покрытый своими скользкими слюнями, слезами и соплями, ты всплываешь, хватаясь за доску, как за самого родного и надежного человека, рука которого только и удерживает тебя над пропастью. Но ты настолько замучен, истрепан и разъеден, что все происходит безэмоционально, на голом механическом инстинкте самосохранения, а сам ты способен только наблюдать, потому что все остальные возможности отключены. Муть, близкая к тошноте, из разъеденного солью носа поднимается в лоб, крупно жгучее, как будто надышался нашатыря, ощущение постепенно заполняет голову. В этот момент очень хочется лечь на доску и отключиться. Но все это происходит за секунды и вот уже следующая волна на подходе. Ты еще не успел, как следует вдохнуть, а едва поднятую над водой голову накрывает следующая волна, и это уже даже не обрушение, а просто пенка, но ее теперь достаточно, чтобы сотрясти твой мир. Поверхность океана вокруг ходит ходуном и, кажущиеся с берега незначительные всплески, тут рядом с тобой делают все невыносимо неустойчивым, горизонт пляшет вокруг мелкими барашками волн. Состояние, как у перекачавшегося на каруселях ребенка. Тогда ты, дождавшийся момента, обессиливший, залезаешь животом на доску, перекидывая ногу, еле поправляя все время мешающийся лиш, из последних сил начинаешь грести вглубь океана на ту спасительную линию, у которой волны только начинают вставать, где обрушение не грозит и, есть много времени набраться сил для новой попытки поймать волну.

Что это, какой оно категории, природы

Это очень нужная необходимость самоопределения, которую, наверное, должен испытать каждый ученик, когда в один прекрасный момент тело начинает с тобой говорить. Оно обязательно заговорит и это будет с каждым, и с тобой, исключений нет. А дальше все зависит от тебя. Ты либо отмахнешься, не рассмотрев в ощущении речей тела, привыкший сводить все к никчемам, вешая на телесные слова немые диагнозы, пройдешь мимо, либо испугаешься и дашь деру, что, в общем-то не самое страшное, либо подложишь свои умозаключения и сделаешь себе что-то страшненькое, либо поймаешь ощущения, разберешься и прислушавшись к своей повзрослевшей чуйке, мастерски грациозно лавируя, выведешь состояние своего себя на новый уровень, как корабль по фарватеру обозначенному метками тела.

Явление, когда ты начинаешь слышать тело, обнажает контуры границы между твоим внутренним и внешним миром. Оно многослойно и многолико и ко всем придет по-разному, но точно придет. Мое сначала было тихой истошной мутью, затем переросло в полое, гладкое, но рельефное головокружение, которым мое тело мне громко подсказывало – «иди сюда, не останавливайся», утвердив шестым чувством, чуйкой, неосязаемую, но твердую уверенность, что тело не прогоняет отсюда, а наоборот завлекает. И все это добро переросло в обретение двух пространств – внутреннего, как будто кто-то во мне зажег свечу и ее мягкий проникающий свет озарил внутри целое состояние, и внешнее, которое относительно внутреннего обрело свое место и значение в моем мире.