КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590289 томов
Объем библиотеки - 894 Гб.
Всего авторов - 235069
Пользователей - 108057

Впечатления

Витовт про Стопичев: Цикл романов "Белогор". Компиляция. Книги 1-4 (Боевое фэнтези)

Прекрасный рассказчик Алексей Стопичев. Последовательный, хорошо продуманный мир и действия в нём, как и главный герой, вызывающий у читателя доверие и симпатию. Если и есть не стыковки, то совсем немного и это не вызывает огорчения и досады. На мой суд достойный цикл из огромного вороха о попаданцах в магический мир. Было бы неплохо продолжи автор писать и далее, но что-то останавливает автора потому как кроме этого цикла ничего нет в

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Форчунов: Охотник 04М (СИ) (Боевая фантастика)

Читать интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Калашников: Лоханка (Альтернативная история)

Мне понравилась книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Перумов: Душа Бога. Том 2 (Боевая фантастика)

Непонятно. На Литресе в тегах стоит «черновик», а на https://author.today/work/94084 про черновик ничего не указано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Осадчий: От Гавайев до Трансвааля (Альтернативная история)

неплохая серия, но первые две книги поинтереснее будут...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Тейлор: Небесная Река (Эпическая фантастика)

первая книга в серии заблокирована. значит скоро и эту 4-ю заблокируют. успеваем скачать

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про серию Сказки народов России. По мультфильмам студии «Пилот»

Серия "На заре времен" задумана как своеобразная антология произведений о далёком прошлом человечества. Это книги о нашей Земле. О том, что было до нас. До нас - умных и цивилизованных. Наших предков на каждом шагу подстерегали опасности, но их мир завораживает. Каждая книга этого комплекта приоткрывает нам щелочку в дверном проеме времени. Давайте заглянем туда… Вернее "в тогда". Каждый том серии представляет собой сборник нескольких

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Цикл романов "Аутем" . Компиляция. Книги 1-10 [Александр Кронос] (fb2) читать онлайн

- Цикл романов "Аутем" . Компиляция. Книги 1-10 (и.с. Плюс Минус (+-)) 8.19 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Кронос

Настройки текста:



Александр Кронос Аутем. Книга 1

Глава I

Чувства добираются до нервных узлов волнами. Накатывают постепенно, как будто пробиваются через какую-то защитную стену.

Боль. Жажда. Голод. Слабость.

— Зенками не зыркаем! Кто очнулся, на выход! Давайте, зомби сраные! Пшли! — голос врывается в уши, оглушая и вызывая злость. Хочется найти его источник и затолкать этому уроду язык в задницу.

Веки поднимаются с трудом. На ресницах какая-то клейкая дрянь, которую надо бы отодрать. Но руки еле шевелятся — я их хоть и чувствую, но поднять не могу.

Наконец открыв глаза, промаргиваюсь. Бесполезно — всё так же режет сухостью. Какого хера происходит? Где я?

Большой зал с металлическими стенами. Навскидку, сто на сто метров или около того. Плетущиеся куда-то доходяги, больше похожие на живых мумий. Тощие впалые животы, тонкие конечности, шаркающие шаги. Такого толкнуть, он сразу рухнет.

Делаю движение вперёд и понимаю, что меня что-то фиксирует на месте. Твою мать! Опущенный вниз взгляд даёт понимание того, что мои ноги не отличаются от конечностей «мумий». А сдвинуться я не могу, потому что меня держит какая-то тягучая субстанция. Благодаря ей я не рухнул, но теперь из-за неё же не могу сделать шага вперёд.

Рывок, ещё один. Это похоже на трепыхание комара, завязшего в паутине. Но я постепенно продвигаюсь.

— Давайте, сучьи ублюдки! Выгребайте! Кто не справится — отправится назад. Лишние рты нам тут ни к чему, — по воздуху прокатывается звук того же голоса и я нахожу глазами его обладателя.

Какой-то мужик, стоящий около выхода, куда и стремятся доходяги, уже освободившиеся от пут. Только сейчас замечаю, что ни на одной «мумии» нет одежды. Все полностью голые. А вот «говорун» полностью укомплектован. Ботинки, штаны и что-то ещё, надетое под странного вида бронежилет. Что интересно — огнестрела нет. Только тесак, что висит на поясе, да второй нож поменьше, с другой стороны.

Так. А почему у него должен быть огнестрел? Я ведь только что целенаправленно обшарил фигуру взглядом, пытаясь найти что-то из оружия. Из-за чего?

Секунда и до меня доходит очень простая вещь. В памяти отсутствует собственное имя. Да что там. Я вообще ни хрена не помню. Ничего, что касается моей жизни. Зато знаю, как разобрать и почистить автомат.

Охранник снова кричит и я вовсю налегаю на нити субстанции, что меня фиксируют. С большим трудом освобождаю правую руку и с её помощью разрываю ту, которая перехватывает корпус. Теперь можно достать зубами до нити, блокирующей левую руку. Потом принимаюсь за ноги.

Первый шаг вперёд. Меня качает из стороны в сторону, как и остальных. Сука. Может у меня и временная амнезия, но внутри есть железобетонное убеждение, что моё тело не должно быть таким. Никак не должно.

Ещё полметра вперёд. Удержать равновесие. Продвинуть правую ногу вперёд, перенести вес. Грёбанное дерьмо! Не думал, что просто идти, это так тяжело.

Равняюсь с одним из доходяг, что так же по-черепашьи движутся к выходу. Девушка. Тело заляпано остатками «паутины», груди усохли — торчат одни соски. Справа от неё мужик, с которого свисают бесформенные куски кожи. Был жирным до того, как… Как что? Где мы?

Именно этот вопрос я и пытаюсь задать охраннику на входе, который продолжает покрикивать, подгоняя освободившихся. Остановившись рядом, разжимаю рот, выталкивая из себя слова.

— Где? Мы.

Тот недоумённо смотрит на меня. А потом принимается заливисто ржать.

— Конкретно ты в жопе, идиот. Пшёл, зомби! Заткнись и шагай, дальше всё объяснят.

Всполох злости рождает мысль, что будь я в норме, можно было бы сейчас впаять ногой в пах. Потом вытащить его же маленький нож и сразу полоснуть по горлу. Но я еле передвигаю ноги. А этот ублюдок полон сил, сыт и легко меня прикончит, если возникнет необходимость.

В коридоре становится проще. Он широкий, но все добравшиеся сюда придерживаются стен. Идут, цепляясь за них руками, опираясь, отталкиваясь. Так надёжнее. Когда под руками есть какая-то опора.

Сухость в глотке такая, что даже слюны почти нет. Что с нами всеми сделали? Кто? И почему я ничего не помню? Это временная херня или так теперь будет всегда?

Тридцать метров. Которые я прохожу за долгие пять минут. Если мы им нужны, то почему не организовать всё более логично? Одна каталка или пара крепких мужиков в помощники и не было бы этой вереницы «мумий», бредущих вдоль стены.

Уже добравшись до конца коридора, фиксирую ещё одну деталь интерьера. Небольшой, зависший в воздухе дрон. Держится в воздухе за счёт почти полностью бесшумного винта. А внизу виднеется сфера камеры. За нами наблюдают? Кто? Зачем?

Перед комнатой, в которую ведёт коридор, задерживаюсь, оценивая обстановку. По сравнению с тем громадным залом из которого мы вышли, здесь относительно небольшое помещение. В центре стоят двое с какими-то устройствами в руках. Сбоку от них ещё одна пара — девушка и парень.

Последний сильно отличается от первых. Если те в штанах и футболках, то этот в чёрном комбинезоне. И у него единственного есть что-то напоминающее огнестрел в кобуре на правом бедре. Правда слишком уж большое и несуразное для пистолета.

Девушка тоже выделяется на фоне всех присутствующих. Обувь на платформе, полупрозрачная рубашка, сквозь которую проглядывает тело. И короткая кожаная куртка. А ещё взгляд. Если все остальные смотрят отстранённо, то эта цепко изучает каждого заходящего. Как будто приглядывается к мясу на продажу.

Каждый из заходящих отправляется к первой парочке в футболках, которые с ним о чём-то переговариваются и отправляют дальше. Пока медленно шагаю к ним же, успеваю рассмотреть всю процедуру. Вот парень с планшетом что-то тихо говорит «мумии». Второй подводит к его голове устройство, похожее на сканер. Ещё одна фраза, которую мне не разобрать и тощего мужика, заляпанного обрывками «паутины» отправляют дальше.

Когда я оказываюсь рядом с ними, парень упирает взгляд куда-то в район плеча.

— QR578T. И кто ты у нас? — взгляд перемещается по экрану и тот хмыкает. — О как. Ладно, придётся чуть повозиться.

Я пытаюсь выдавить из себя вопрос, но на этот раз горло не хочет подчиняться. Зато голос подаёт второй мужик, небрежно помахивающий своим «сканером».

— Опять какой-то именной? Нахер с ними возиться? Вся партия высушена, они сдохнут через пару дней. А кто выживет и так имена получат.

Паренёк косится на него, а потом бросает испуганный взгляд куда-то за мою спину.

— Инструкция. Штраф захотел?

Его собеседник тоже смотрит наверх и затыкается. Немного одутловатое лицо остаётся недовольным, но вслух ничего не говорит.

На что они там смотрели? Единственное, что приходит на ум — тот самый крохотный дрон. Значит эта парочка боится наблюдения? Вернее, того, кто сидит на той стороне и контролирует процесс.

— Всё. Будешь Бродом. Давай Скон, активируй его.

Второй щёлкает кнопкой на рукоятке своего устройства и поднимает, поднося его к моей голове. Тот, что с планшетом, на момент замирает. Потом поднимает глаза на меня.

— Теперь скажи про себя «интерфейс».

Пошатнувшись, с трудом удерживаю равновесие и произношу слово. Перед лицом появляются зелёные надписи.

Брод.



Социальный рейтинг: 5 пунктов.

Финансовый счёт: 30 кредитов.



Статус: на рассмотрении.

Предупреждения: отсутствуют

Штрафы: отсутствуют

Поощрения: отсутствуют

«Планшет» одобрительно кивает.

— Успешно. Шагай дальше, там всё расскажут.

Ещё момент я медлю. Не хочется покидать место, где я могу получить информацию. Но потом всё же делаю шаг вперёд. Сейчас я даже слова сказать не могу — наладить коммуникацию не выйдет. К тому же эти двое явно выполняют свою работу. В которую не входит информирование таких, как я.

На этот раз коридор оказывается куда короче. И заканчивается вытянутой в длину комнатой, на потолке и стенах которой установлено что-то вроде разбрызгивателей. Как только внутри оказывается человек, они включаются, поливая его струями остро пахнущей жидкости, растворяющей «паутину».

Равновесие выходит удержать не у всех. На моих глазах напор сбивает женщину с ног и после двух неудачных попыток встать, она ползёт вперёд на четвереньках. Мужик, идущий следом за ней, решает не рисковать и сразу опускается вниз.

Мозг работает с большим скрипом, но всё-таки отмечает, что жидкость льётся неравномерно. Напор становится то слабее, то сильнее. Причём с одинаковым временным разрывом. За счёт этого я и прохожу «душевую» на своих ногах. К концу перед глазами всё немного плывёт из-за запаха. Но есть и плюс — на коже не осталось ни одного шматка клейкой субстанции. Только высыхающая жидкость.

Вот дальше, происходит неожиданное. Я оказываюсь в постепенно расширяющемся зале, где сталкиваюсь с парой мужчин, рядом с которыми несколько тележек, больше напоминающих вагонетки. Штаны, футболки, ножи — ничем не отличаются от «персонала», что встречал нас раньше. Только у этих иная задача.

Первый наклоняется к ползущей женщине и ставит на пол упаковку из четырёх небольших бутылок воды. Потом бросает что-то похожее на консервную банку и пакет с вещами.

— Приветственный бонус от щедрого нулевого яруса.

Поняв, что та вцепилась в банку и пытается её открыть, несильно толкает ногой.

— Да не здесь жри, сука ты тупая. Ползи дальше.

Угрозы в его голосе нет. Скорее лёгкая усталость. Но женщина всё равно ползёт, таща за собой все «подарки».

Мужик, который пытался пересечь душевую на четырёх конечностях остался где-то сзади. Поэтому следующим вперёд иду я.

— Приветственный бонус нулевого яруса. Выбирай скамейку и жри. Отбирать у других запрещено.

Со мной общается другой «раздатчик», который оказывается более словоохотливым. Пытаюсь заставить своё горло задать вопрос, но сзади уже вываливается ещё двое таких же, как я. Плюс, внутренности начинает сводить от запаха еды. Да и жажда сейчас такая, что кажется, готов опустошить цистерну воды.

Шаг вперёд. Ещё один. Четыре маленьких бутылки воды, банка консервов и одежда. Всё это кажется лёгким. Но только не в случае, когда ты дистрофик, качаемый ветром.

Взгляд, затуманившийся после «душевой», немного проясняется и я понимаю, что здесь действительно есть скамейки. Они стоят справа и слева, начинаясь в середине зала и идя к стене. С промежутком в полметра. И все ближайшие уже заняты «мумиями». Впрочем, до них добрались не все. Кто-то скрутился на полу, прижав руки к животу. Другие яростно пожирают содержимое консервных банок или присосались к воде, устроившись прямо в проходе.

Найдя свободное место, кладу свои «пожитки» рядом. Достав одну бутылку, трачу добрые десять секунд на то, чтобы открутить крышку. И делаю осторожный глоток. Вода. Вроде обычная. Хотя сейчас я бы и не заметил, будь с ней что-то не так. Тело требует влить в него всё содержимое полностью и приходится приложить серьёзные усилия, чтобы удержаться от соблазна.

Я не знаю, где оказался и ни грамма не понимаю в происходящем. Но каждый из прибывших сюда, сильно истощён. Даже большая порция обычной воды может привести к проблемам. Поэтому я пью мелкими глотками, постепенно вливая в себя всю бутылку.

Вернув ёмкость на место в пластиковой упаковке, перехожу к банке. В двух метрах от меня, ещё один мужик вскрыл свою и пальцами вытаскивает куски мяса, запихивая его в рот. Запах стоит такой, что дико хочется сделать то же самое. Организм немного отошёл от первого шока и ощущает полноценный яростный голод.

Крутя банку в руках, чувствую, что у неё странно толстое дно. Быстрый обзор показывает, что не просто так. Снизу небольшое кольцо. Саморазогрев?

Чуть помедлив тяну за него и банка действительно начинает быстро нагреваться. Ставлю рядом с собой, ожидая завершения процесса. Лёгкий щелчок. Всё? Можно вскрывать? Выждав ещё пару секунд, открываю крышку, которая поддаётся неожиданно легко. Тут тоже не обходится без сюрпризов — как выясняется, из неё можно выдернуть что-то вроде ложки. Получившийся прибор напоминает оригинал весьма отдалённо, но вполне годится для использования. Единственной проблемой становится оборвать тонкую полоску наружнего металла, убрав острые зазубрины. Для этого есть свой шов, но пальцы слушаются меня с трудом. К тому же желудок сводит от запаха разогретого мяса.

Когда заканчиваю, вижу движение слева и разворачиваюсь, машинально выставив ложку в качестве оружия. Приближающийся мужик всё это хорошо видит, но всё равно делает попытку добраться до моей банки, проскочив мимо меня. Сил на то, чтобы драться, нет. Поэтому несильно бью его в колено — этого хватает, чтобы тот отшатнулся в сторону и едва не рухнул на тёплый металлический пол.

Комната моментально наполняется пронзительным писком, который режет по ушам. А один из встречавших нас мужчин резво бежит в нашу сторону, на ходу доставая тесак.

— Говорили же, нельзя отбирать еду. Сраные зомби. Куда в вас только лезет.

Покушавшийся на мои консервы мужик стоит на месте, ошарашенно смотря перед собой. Потом начинает хрипеть.

— Наказание? Био… За что?

— За то самое, кусок дебила. Всё, считай пожрал. Шагай, сука!

На последнем слове, он хватает «нарушителя» за плечо, разворачивая к стене. Не успеваю я удивиться, как одна из её частей отъезжает в сторону, открывая ещё один проход. В который и заталкивают мужчину. Интересно. Свои консервы он уже съел, но вот вода и пакет с вещами остались на скамейке. Куда его? Под арест? На казнь?

Берусь за банку, но тут перед глазами всплывает сообщение.

Приносим свои извинения за инцидент. В качестве компенсации вам начислено десять кредитов.

Хм. Занятная у них схема. Подцепив «ложкой» кусок тёплого мяса, закидываю его в рот и сдерживая себя, медленно пережёвываю. Повторяю ещё несколько раз, на треть опустошив банку. Потом останавливаюсь. Желудок уже начало резать, кишечник бурлит. Судя по обстоятельствам нашего здесь появления, мы выползли из состояния, похожего на анабиоз. И сейчас тело постепенно приходит в себя.

Слева кого-то рвёт. Ещё один мужик катается по полу, воя от боли. Почти все сожрали выданную им еду, не думая сдерживаться. Но есть и исключения из правил. Например щуплый темноволосый азиат, который разместился почти напротив меня. И с интересом косился на пакет одежды, что остался после «нарушителя». Разочарованно выдохнув после того, как его вместе с водой забрал охранник.

Помимо него, ещё человек десять сдержали первый порыв и старались есть постепенно, не пытаясь сожрать всё выданное за один подход.

Вторую порцию еды я закинул в себя через пятнадцать минут, когда организм слегка утих. Тогда же выпил воду, которая оставалась в первой бутылке. После чего потянулся к прозрачному пакету.

Шорты и футболка. Весь комплект одежды, который нам выдали. Скромно. Но хотя бы что-то. Лучше, чем таскаться везде голышом. В одежде психологически комфортнее. Плюс, она обеспечивает хотя бы минимальную защиту.

Одеться вышло с трудом. Конечности приобрели некоторую гибкость, а тело слушалось лучше. Но меня всё равно качало из стороны в сторону — дважды чуть не свалился прямо на скамейку.

На то, чтобы прикончить содержимое банки у меня ушло около получаса. Плюс, в организм была влита ещё одна бутылка воды. Тело уже вовсю начало перерабатывать поступившую пищу, а помещение постепенно наполнялось людьми. Теперь они заполняли всё пространство вокруг, вплоть до самой широкой части зала. На глаз, не меньше пары сотен человек. Может быть больше.

Разница между заползающими новичками и теми, кто уже успел слегка прийти в себя, была налицо. Первые трясущимися руками пытались вскрыть банки и бутылки, а вторые с определённой жадностью косились на их «запасы». Но инцидент с нарушителем, которого запихнули в сразу же закрывшийся проход был жив в памяти — попыток грабежа я не наблюдал. Зато некоторые начали переговариваться между собой — глотки промочились и слова удавалось выпихивать куда проще.

Сам я оставался на месте, сохраняя молчание. Но по долетающим обрывкам слов, понял, что ситуация всех остальных не сильно отличается от моей. Никто ничего не помнит о своей жизни. Но при этом почти все что-то припоминали что-то о своих профессиональных навыках.

В какой-то момент поток «новичков» иссяк, а пара охранников отошла от прохода. Секунда, и двери в другом конце зала с лёгким шипением разъехались, пропуская внутрь пятерых вооружённых людей.


Глава II


Вошедшие были одеты иначе. Чёрные штаны с карманами, бронежилеты. У двоих были разгрузки, ещё один мог похвастаться тактическим поясом.

Правда с оружием они подкачали. У одного на бедре болталось подобие кобуры, из которой торчал обрез. Ещё один был вооружён револьвером, который я сразу распознал.

У остальных было только холодное оружие. Два топора, что-то посехожее на биту, телескопические дубинки, ножи. И пара кастетов, что были прицеплены к поясу последнего из вошедших.

Группа вышла в центр зала, проходясь по нам изучающими взглядами. Тот, что тащил на бедре обрез, презрительно поморщился. А вооружённый револьвером начал говорить.

— Я Орбон. Один из командиров отряда «Кальмар». Сейчас вы не понимаете, где находитесь и не знаете, что делать. Я скажу вам — вы в пекле. Тут не выжить в одиночку. Мы, гордые бойцы «Кальмара», несущие знамя выживания, готовы вам помочь. И принять каждого желающего к себе в качестве стажёра.

Зал немедленно загудел. Самые бодрые выкрикивали вопросы, другие только пытались это сделать, добавляя шума в общий фон. Оратор взмахнул рукой, требуя тишины и гомон немного утих.

— У нас нет времени. Всего несколько минут, по истечению которых вы должны будете покинуть это помещение и отправиться в большой мир. Где вас не ждёт ничего, кроме боли и страданий. Без помощи вы сгинете. Как я уже сказал — мы готовы предоставить вам свою защиту и принять в качестве стажёров. Гарантированная пайка еды, мирный сон и обеспеченное выживание. Но и вы должны кое-что сделать для нас.

Выдержав короткую паузу, продолжил.

— Сейчас у каждого из вас есть тридцать кредитов. В знак своих добрых намерений, вы передадите нам двадцать пять из них. Всё равно вы не сможете ими распорядиться, как надо. Считайте это платой за входной билет. Теперь время решать. Те, кто хочет вступить в ряды отряда «Кальмар», подходите ко мне, я объясню, что делать. Остальные — на выход.

Мгновение тишины. Потом с места поднимается тот самый мужик с отвисшей кожей, что шёл передо мной. И довольно бодро ковыляет к экипированной пятёрке. Его рывок провоцирует цепную реакцию — к «рекрутёрам» валит целая толпа.

Двадцать пять кредитов в обмен на защиту? И место стажёра? Подвох настолько очевиден, что его даже не надо искать. Думаю, будь у нас ещё час времени, количество добровольцев рвущихся в ряды «славного отряда Кальмар» сильно уменьшилось. Но они выбрали момент грамотно — люди напуганы, не понимают, что происходит и готовы на многое, чтобы получить чувство безопасности.

Пропустив мимо себя троих мужчин, которые ковыляли к «кальмарам», я засунул пустую консервную банку и «ложку» в пустой пакет из под одежды. Впихнув его в карман шорт, подхватываю пластиковую упаковку в которой ещё две небольшие бутылки воды и бреду к выходу.

Боковым зрением замечаю щуплого азиата, который движется в том же направлении. На момент возникает мысль, что возможно стоит объединить усилия и выйти наружу не одному. Кто знает, что нас там может ждать? Хотя, чего ждать от этого тощего парня я тоже не знаю. А подставлять спину неизвестному… Такая идея меня совсем не радует.

Впрочем, перед самым проходом мы с ним всё-таки сталкиваемся. Переглядываемся. Потом вместе смотрим на спину мужика, который зашёл в коридор перед нами. Он уже почти добрался до конца — как раз поворачивает за угол.

Азиат предпочитает ещё подождать. А я слегка помедлив, шагаю вперёд. Судя по всему, происходящее содержало какую-то логику. Значит убивать нас на месте никто не планирует.

Шаги давались проще — после еды организм стал чувствовать себя намного лучше. До конца узкого коридора, который закрывала очередная металлическая дверь я добрался довольно быстро. Лёгкое шипение и створка отъезжает в сторону. Как только шагаю вперёд, перед глазами появляется надпись.

Приветствуем вас. Вы выгружены в сектор № 117 нулевого яруса.

Внимательно ознакомьтесь с пунктами памятки.

1. Каждый обитатель нулевого яруса имеет право на безопасность и неприкосновенность его вещей.

2. Каждый обитатель нулевого яруса имеет право на выполнение свободных заданий.

3. Каждый обитатель нулевого яруса имеет право повысить социальный рейтинг и покинуть ярус.

Желаем вам удачи. Вам даётся время на ознакомление до следующего утра. В качестве бонуса вы получаете право на две бесплатные ночёвки.

Эти строки текста — они что-то мне напоминали. В голове крутилась какая-то мысль, но вспомнить я её никак не мог.

Сзади снова зашипела дверь, пропуская вперёд азиата. И я двинулся дальше. Ещё один постепенно расширяющийся коридор с металлическими стенами и я оказываюсь в каком-то подобии тоннеля. Если его можно так назвать. Потолок высотой не меньше тридцати метров, на котором горят светильники. Ширина, как минимум около сорока метров. Вдоль металлических стен натыканы странные конструкции. Не сразу доходит, что это жильё. Каждый кусок площади оформлен по-разному. У кого-то груды тряпья, кто-то спит на практически настоящем матрасе.

Единственное, что их объединяет — маниакальное желание отделиться друг от друга. Кусками листового металла, чем-то напоминающим кирпичи, ящиками. Справа от меня слышится женский голос.

— Хочешь разобраться, где ты, зомби? Давай объясню. Двадцать кредитов и ты будешь знать всё необходимое для выживания. А ещё за десятку можешь получить удовольствие.

Поворачиваю голову. Женщина лет под сорок, в завязанной под грудью засаленной футболке и таких же шортах. Местная шлюха, что пытается выцыганить у новоприбывших деньги. Не так эффективно, как пятёрка «кальмаров», но и предложить она может куда меньше.

Развернувшись, иду налево, повернувшись спиной к «торговке любовью». Как ни странно, та даже не пытается выругаться вслед. Вместо этого озвучивает то же самое предложение азиату.

А я шагаю дальше по тоннелю. Ноги болят и переставлять их получается с изрядным трудом. Но состояние куда лучше, чем сразу после «паутины». Сейчас я жалею, что не подумал оглянуться, чтобы понять, откуда мы вообще появились в том зале. Но на тот момент мозги почти не работали — было сложно принимать верные решения. Не сказать, что сейчас они были в полном порядке. Но я могу хотя бы как-то оценивать ситуацию. И брёл по тоннелю, жадно впитывая информацию.

Сам тоннель тянулся далеко. Насколько я мог видеть, как минимум, на несколько километров. В стороны уходили отнорки разной ширины. Какие-то были похожи на совсем узкие коридоры, другие намного шире. Несколько раз попадались люди. Один раз — спешащая куда-то компания из пятерых разноформатно одетых мужчин, которые мимолётом скользнули по мне взглядами и помчались дальше. В другой раз это был парень в чёрном комбинезоне с бронепластинами на корпусе. Такой же был на том, что сопровождал девушку. Этот с ухмылкой глянул на меня и сплюнул на пол, что-то тихо проговорив.

А ещё здесь тоже присутствовало наблюдение. Большие сферические камеры, установленные под потолком. В принципе, вполне стандартная конструкция — я уверен, что видел похожие раньше. Возможно меньшего размера, но технология всё равно была знакомой. Вот дронов я пока больше не видел.

Люди, отдыхающие в своих «домах» вдоль стен, молча провожали меня взглядами. Впрочем, не одного меня. Впереди плёлся ещё десяток таких же доходяг. А за моей спиной вытягивалась цепочка из таких же, как я — основная масса решила двинуться за остальными и повернула налево.

Справа показалась ниша, в которой было установлено что-то похожее на…киоски? Я медленно свернул, решив проверить, что это такое и от стены отлепились трое парней. С ленцой двинулись мне наперерез, преграждая путь.

— Доступ платный, зомби. Десять кредов и можешь закупаться, — идущий первым, решил не ждать, пока я подойду вплотную и озвучил требование, когда я был ещё в нескольких метрах.

Я остановился и медленно повернув голову, показал пальцем на ближайшую камеру.

— Да? А парни за этими камерами в курсе?

Лидер небольшой банды хмурится, покосившись на цепочку людей, которая растянулась за моей спиной. Потом издевательски ухмыляется.

— Ты серьёзно? Тощий зомби грозит мне Контроллёрами? Ты даже не представляешь, куда попал, кусок мяса. Плати или проваливай.

Ещё раз прокручиваю в голове все события последнего часа и медленно шагаю вперёд.

— Что-то мне подсказывает, ты абсолютно ничего не можешь сделать, пока за нами наблюдают. Хочешь сказать, я ошибаюсь?

Парень внезапно движется ко мне, обходя полукругом. Машинально нашариваю в кармане консервную банку. Оружие так себе, но другого у меня нет.

Но главарь не собирается нападать. Встав спиной к камерам, подходит почти вплотную.

— Думаешь такой умный? Все зомби кому-то платят. Или подыхают. Ты не сможешь вечно жить на двух бульварах или зависать в кольцах. Рано или поздно сунешься в коридоры. И встретишься нам. Помни об этом, зомби. Помни и оглядывайся, сука.

Договорив, сразу отступает назад и с беззаботным видом направляется дальше по тоннелю. Двое подручных, смерив меня злобными взглядами, идут следом. А я приближаюсь к заинтересовавшим меня конструкциям.

Так и есть — что-то вроде торговых терминалов. С прозрачными витринами и обозначенными ценниками. Первым изучаю тот, что с оружием. Топоры, ножи, биты, телескопические дубинки, тесаки, кастеты и хреновина, которую я сначала принимаю за странный пистолет. В принципе он им и оказывается. Но всего лишь пневматикой, которая стреляет резиновыми шариками.

Цены тоже не радуют — самый хреновый нож стоит полторы сотни кредитов. Телескопическая дубинка обойдётся уже в семьсот. А пневматику можно купить за две тысячи. С моими сорока кредитами, тут пока делать нечего.

Соседний терминал — продовольственный. Уже знакомая бутылка воды обойдётся в два кредита. Ёмкость на литр — пять кредитов. Странный чёрный брикет в прозрачной упаковке, названный дневным рационом, стоит семь.

Саморазогревающихся консерв тут нет. Основная категория товаров — разномасштабные упаковки дневных рационов и воды. Плюс квадратные хреновины, которые подписаны, как галеты. И как это ни странно, шоколад. Полсотни кредитов за плитку.

Третья конструкция предлагает одежду. Футболки, шорты, штаны, ботинки, сандалии. Дополнительный ассортимент — лёгкий бронежилет, налобные фонари и батарейки к ним. Защита стоит две тысячи кредитов, обувь — полторы. Сука. Надежда на то, что сейчас выйдет улучшить своё положение, быстро пропадает. Максимум мне хватит на еду. Организм её, безусловно требует, но я рассчитывал на нечто большее.

— Эй, мужик. Слышишь?

Повернув голову, вижу тощего старика, который до этого ютился около стены, а сейчас заполз в нишу.

— Цонх прав, зомби действительно платят всем. Информация, это жизнь. Почему бы тебе не заплатить старику Херцу? Много не надо — пару кредитов, чтобы было, что жрать. Сам видишь, что у меня с ногой. А я взамен расскажу тебе всё, что нужно для выживания в этом месте.

Правая конечность у него и правда не совсем в порядке. Опухшее и неумело перебинтованное колено намекает на тот факт, что в ближайшее время старик не будет способен на активную деятельность.

Два кредита. В свете увиденных цен, не так много. Маленькая бутылка воды. Но кто сказал, что он не сможет меня обмануть?

— Один кредит сразу, второй после твоего рассказа. Как передать?

Тот криво усмехается.

— Недоверчивый. Но это хорошо. Зомби, что верят всему подряд, долго не живут. Давай только отойдём в сторону, чтобы спокойно поболтать. Там и передашь кредит.

Теперь приходится ждать, пока он доползёт до своего «дома». Проходящий мимо азиат окидывает нас двоих задумчивым взглядом, но в итоге проходит мимо, направляясь к терминалам. А старик наконец добирается до места и дождавшись, пока я опущусь на одно колено рядом, тихо озвучивает.

— У тебя имени ещё нет. Поэтому просто подумай о том, чтобы сделать транзакцию Херцу. На один кредит.

Я произношу нужную фразу и перед глазами появляется надпись.



Вы собираетесь отправить один кредит на счёт жителя нулевого яруса, Херца. Подтверждаете?

Да/Нет

Хмыкнув, произношу про себя «да» и вопрос исчезает. Вместо него появляется сообщение о том, что я отправил один кредит на счёт другого жителя нулевого яруса.

— Вообще-то у меня есть имя. Брод.

Старик довольно ухмыляется, глядя перед собой. Потом переводит взгляд на меня.

— Ты бы лучше об этом молчал, парень. Именные зомби, они такие… Нестабильные. На тебя сразу насядут все отряды, а если откажешься идти под крыло к одному из командиров, то в один прекрасный день получишь пару ударов ножом в тёмном переходе. Лучше пока молчи. И не переводи никому больше деньги, имя будет видно сразу.

Заявление интересное. Жаль, я не знал об этом раньше, до того, как перевёл ему деньги. Тогда бы расплатился бутылкой воды, которая как раз столько и стоит.

— Где мы? Что это за грёбанное место? Почему я ничего не помню?

Тот откидывается на металлическую стену, разглядывая меня. Проведя в таком положении несколько секунд, снова подаётся вперёд, тихо шепча.

— Нулевой ярус, сектор номер сто семнадцать, — в голове появляется мысль, что Херц издевается, но старик сразу же продолжает.

— Никто не знает, где мы. Теорий до задницы, но они так же верны, как слова шлюхи о том, что она девственно непорочна. Но тебе это и не нужно. От нулевого яруса до Контроллёров всё равно не добраться.

Я кошусь на проходящих за спиной людей и задаю вопрос.

— Нулевой ярус чего?

Старик кривит губы, качая головой.

— Не знаю, парень. Мы нулёвки, наше дело пахать и не отсвечивать. А теперь запоминай. Сейчас ты на Восточном бульваре. Есть ещё Западный. Если пройдёшь ещё пару сотен метров, выйдёшь на Центральную, которая их связывает. По ней же можно добраться до колец. Их тоже два — Западное и Восточное. Там средоточие нашей жизни, зомби. Выпивка, бабы, нормальная еда, настоящая торговля. Спят там же. Тебе ближе к Восточному кольцу. Повернёшь направо на Центральной и через семьсот метров уткнёшься в него. У тебя есть право на бесплатный ночлег первые две ночи.

Объясняет он вполне понятно, да и информация кажется полезной. Но сейчас меня куда больше занимает другое.

— Почему ты называешь меня зомби? Из-за чего никто не в курсе, где мы? Кто-то ведь должен был оказаться тут первым и знать всё.

Херц с сожалением усмехается.

— Все, кого выгрузили сюда недавно и никак себя не показал, это зомби. Многие такими и остаются на всю свою жизнь. А первые… Я тут давно, парень. И не видел никого, кто пришёл бы сюда другим путём. Все попадают одинаково — выгружаются в зале, проходят приёмку и бредут дальше.

Твою же мать. Значит каждый, кто здесь живёт, угодил сюда так же, как и я с остальными бедолагами. Но никто не попробовал выяснить, что здесь происходит? Верится с трудом.

— И никто никогда не пытался выяснить, что тут творится?

Губы старика снова разжимаются в лёгкой ухмылке.

— Пытались. Каждый, кто дойдёт до трёхсот баллов социального рейтинга, может покинуть сектор. Говорят, что с тысячей можно проскользнуть на первый ярус. И подниматься выше и выше. Но это может запросто быть брехнёй, зомби. Отряд «Истина», предшественники «Кальмара». Их ядро в полном составе покинуло сектор. Собирались дойти до сотого, где должен быть переход наверх. У каждого социальный рейтинг был выше тысячи. Обещали прислать гонца, как только дойдут. Чтобы остальные знали — выход есть.

На момент замолчав, печально опускает глаза.

— Никто не вернулся. До тамбура их провожали всем сектором. Три года с тех пор прошло, а от них никаких вестей. Одиннадцать вооружённых до зубов бойцов.

На секунду перед глазами всё мутнеет. Организм намекает, что было бы неплохо отдохнуть. А ещё поесть.

— А каким должен быть путь до сотого? В какие сектора вообще есть выходы?

— Сто восемнадцатый и сто шестнадцатый, куда «Истина» и ушла. Из Западного кольца можно выйти в двести четырнадцатый, а из Восточного раньше можно было уйти в девяносто пятый.

Расположение кажется слегка хаотичным, но нумерация наталкивает на другую мысль.

— Почему они ушли именно в сто шестнадцатый? Почему не пошли другим путём?

Собеседник косится на поток коллег по несчастью, что бредёт по тоннелю.

— В сто восемнадцатый лучше не соваться. Не знаю, что там, но трое наших как-то хотели попытать счастья после конфликта с «Истиной». Через тамбур ушли целыми и увешанными оружием. Назад вернулся один, истекающий кровью и окончательно спятивший. Его сразу засунули в медстанцию — скинулись кредитами, вылечили. Информация — ценная вещь, командир «Истины» лично ждал, пока выйдет. Но тот так и остался сумасшедшим. Бормотал и бормотал про зверей и тварей из сто шестнадцатого.

Мгновение медлит, потом снова бросает взгляд мне за спину.

— Ещё один вопрос и всё, парень. Или плати больше.

Несколько секунд я раздумываю. Информация кажется важной, но это всё на будущее. А кредиты мне могут пригодиться сейчас. Да и отдохнуть тоже стоит. Возможно тогда в голову придут совсем другие вопросы, которые окажутся куда более ценными. Старик же никуда не денется.

— Как здесь зарабатывают кредиты?

— Хотя бы один правильный вопрос, зомби. Утром будет список заданий. Выбери то, что тебе подходит и дерзай. Или загляни к Кармелите в Западное кольцо, как окрепнешь. Понравишься, заживёшь, как сыр в масле.

В голове сразу возникает вопрос, кто такая эта Кармелита и почему её имя разительно отличается от остальных. Но Херц всем своим видом показывает, что лимит информации на сегодня полностью исчерпан. Когда перевожу второй кредит и с усилием встаю на ноги, старик уже кричит одной из проходящих мимо «мумий», предлагая свою консультацию.

Я же, подтянув спадающие с тощего тела шорты, шагаю к терминалам. Ещё одна бутылка воды, один ежедневный рацион и две таблетки универсальных витаминов, которые, судя по описанию, должны помогать телу восстанавливаться. Уходит девятнадцать кредитов. Столько же остаётся у меня.

Брикет прячу в левый карман шорт, а бутылка отправляется в пластиковую упаковку, где остаётся место ещё для одной. Теперь дальше, на Восточное кольцо. Посмотрим, как выглядит один из двух местных центров мира.


Глава III


Свернув на перекрёстке направо, я добредаю до его конца и понимаю, что жители сектора не сильно заморачивались с названиями. Восточное кольцо явно получило своё из-за формы. Что-то вроде круглой и построенной из металла пещеры, в стенах которой виднеется немало проходов. Вдоль стен проходит десять круговых террас, к которым ведут подъёмы. А в центре гигантской рукотворной пещеры я вижу строения.

Достаточно сделать пару десятков шагов, чтобы понять — там точно подают еду. Тянет запахом настоящего жареного мяса, а до ушей доносится смех людей. Впрочем, судя по количеству конструкций, одной едой дело не обходится.

Несколько выбравшихся вместе со мной доходяг, движутся как раз к центру. Но я выбираю другой путь — сворачиваю к ближайшему подъёму, параллельно рассматривая окружные террасы. Надо понять, куда мне стоит отправиться. Под потолком висит десятка полтора массивных камер, но не факт, что они есть внутри. А сейчас я никак не смогу дать отпор.

На первой же террасе мне машет рукой мужик в лёгком бронежилете и топором на поясе.

— Тебе сюда, зомби. Давай. Бесплатная ночёвка за счёт заведения на первые две ночи.

Губы кривятся в усмешке, а я машинально бросаю взгляд в сторону проёма, на который он показывает. Делаю один шаг в его направлении, но потом останавливаюсь. И секунду подумав, разворачиваюсь. В десяти метрах в стене есть выступ. Скорее всего предназначенный для использования в качестве скамейки, но и для сна тоже сойдёт.

— Эй? Сраный зомби. Тебе сказано, тащи свой зад в отстойник и прижми его там.

Охранник обозначает движение в мою сторону. Правда дальше одного метра не проходит, хотя и выглядит яростно. На правой руке тонкая полоска белой ткани. Такие же были на пятёрке бойцов, что ввалилась к нам, занявшись вербовкой. Тоже «кальмар».

Добредя до выступа, убеждаюсь, что отсюда видны сразу пять сфер под потолком и выкладываю своё «богатство» на тёплый металл.

— Ты меня слышишь, вообще? Зомби, тебе сказали валить внутрь. Ты какого хера яйца мнёшь?

Повернувшись в сторону приближающегося охранника, прикладываю усилия, чтобы оскалиться.

— Мы под камерами, мужик. Собираешься убить меня на виду у этих ваших Контроллёров?

Тот хмурится, злобно пялясь на меня. Но дальше не идёт.

— Нет там никаких Контроллёров, сука. Только грёбаннный холодный комп, который к херам слетел с катушек. Давно и надёжно.

А вот теперь разговор приобретает интересный оборот.

— С чего ты это взял? Никто ведь не выбирался наверх? Даже до первого яруса не доходили.

Мужик уже открывает рот, чтобы ответить. Но потом захлопывает его и с досадой плюёт на пол.

— Хер с тобой. Лежи, дрыхни, сука. Но после двух ночей тебе всё равно придётся платить.

Ещё какое-то время ожидаю, но охранник уже потерял ко мне всякий интерес, вернувшись на свою позицию. Я откупориваю бутылку воды, мелкими глотками потягивая её, заодно выпив одну из купленных таблеток. А по металлической лестнице наверх поднимается азиат. Скользнув взглядом по террасе, игнорирует охранника и быстрым шагом проходит мимо меня, к следующему выступу. Быстро он восстанавливается. Я еле двигаюсь, а этот парень перемещается в быстром темпе.

Мужик с топором угрюмо качает головой, глядя ему вслед. Потом выходит к лестнице.

— Здесь прохода нет. Давайте зомби, валите к другому подъёму.

Вот и подтверждение. С ночёвкой внутри точно не всё так просто. Не зря охранник отгоняет людей, чтобы те не видели, каким путём пошли мы с азиатом.

Допив бутылку воды, какое-то время просто сижу на месте, опёршись спиной о металлическую стену. Организм впитывает воду без прежнего жесточайшего бурления внутри. Но чувствую я себя так, как будто голодал десятилетиями. Слабость, боль в мышцах, туман перед глазами. И всего двое суток, чтобы прийти в относительную норму.

Взяв брикет, разрываю упаковку и осторожно надкусываю. Резиновая маслянистая субстанция, без всякого вкуса. Но желудок реагирует однозначно — требует ещё. В итоге я съедаю половину, зубами отрывая небольшие куски.

Когда заканчиваю, освещение внезапно сменяется. Жёлтый свет пропадает — теперь сверху льётся тускло-красный. Со стороны центра кольца доносятся выкрики. Судя по тональности, там кто-то неплохо надирается. Задорно визжит какая-то девушка. Местный бомонд окунулся в ночные развлечения. Хотя, как по мне, если вся разница заключается в режиме света, то её как бы и нет.

На виду у камер, обокрасть меня не должны. Но оставшуюся половину брикета я на всякий случай прячу в карман. С водой такой номер не пройдёт, поэтому две оставшиеся бутылки ставлю между своим телом и металлической стеной. Надеюсь почувствую, если кто-то попытается до них добраться, пока я сплю.

* * *
Проснувшись, я с трудом разлепляю глаза. Вокруг всё в белом свете. Где бы я ни был, похоже именно так здесь обозначают утро.

Спустив ноги на пол, принимаю сидячее положение и проверяю свои вещи. Всё на месте, за ночь ничего не пропало. А тело настойчиво требует еды. И воды.

Открыв одну из двух бутылок, делаю пару мелких глотков. Потом поднимаюсь на ноги и принимаюсь шагать из стороны в сторону. Десять в одну сторону, десять в другую. Охраны нигде не видно. Хотя вчера на террасах было немало бойцов. Они так напрягались из-за новичков? Чтобы забрать по тридцать кредитов у каждого? С учётом местных цен, выглядит не слишком логично. Даже полсотни человек дадут им всего полторы тысячи. Цена одной пары ботинок, которые тут на каждом из членов отряда. Не сходится.

Когда количество шагов переваливает за сотню, решаю, что тело достаточно разогрелось. Опустившись на металлический пол, принимаюсь за отжимания. Силы в тощих руках хватает на то, чтобы поднять исхудавшее тело целых восемь раз. Потом наступает пора приседаний и пресса. И вся цепочка по новой. Мне нужно восстановить форму. Быть достаточно боеспособным для выживания.

Пока тело тренируется, мозг обрабатывает вчерашнюю информацию. Сейчас я чувствую себя на порядок более бодрым. И всплывает немало новых вопросов. Например, огнестрел. Я видел настоящий обрез и револьвер. Сомневаюсь, что это красивые поделки, выполненные из дерева и металла. Раз так, здесь должен быть доступ к огнестрельному оружию. Но в терминалах его нет. Холодное, которое в изобилии присутствует у местных, в продаже есть. Как и пневматика. Но ничего похожего на полноценный пистолет или револьвер, я там не заметил.

Ещё момент — экипировка. Чёрные комбинезоны с бронепластинами, которые я видел — в терминалах их тоже нет. Как и разгрузок с тактическими поясами. Значит, здесь должны присутствовать иные источники товаров, доступные не всем.

Второй подход упражнений наглядно продемонстрировал, что телу нужен отдых — я едва не рухнул на камни, от боли в сведённых мышцах. Поэтому осторожно перемещаюсь на выступ, где после нескольких минут отдыха отпиваю воды и достав вчерашнюю половину брикета, принимаюсь за неё.

Возможно здорового человека, такой рацион действительно мог обеспечить всем необходимым на целый день. Но судя по чувству голода, которое только отчасти притупилось, моему истощавшему организму таких брикетов требуется куда больше.

Расправившись с едой, выпиваю вторую таблетку витаминов. Что-то мне подсказывает, именно из-за них я проснулся куда более бодрым, чем вчера, а мозги включились в работу.

Консервную банку замотанную в полиэтилен снова отправляю в карман. Последнюю бутылку оставляю в пластиковой упаковке, которую беру в левую руку. За неимением сумки или рюкзака временно подойдёт для того, чтобы таскать вещи.

Поднимаюсь с выступа, шагая к ступенькам, когда за спиной слышится голос.

— Постой, зомби. Надо поговорить.

Оборачиваюсь. Тот самый мужик, что вчера выступал от лица «кальмаров». С револьвером на поясе.

— О чём?

Тот подходит ближе, продолжая разглядывать меня.

— У тебя же есть имя, верно?

Вот же сучий Херц. Подозрения у меня появились ещё вчера, когда стало понятно, что с ночёвкой в Восточном кольце не всё так просто. А старик целенаправленно отправил меня именно сюда. Теперь же всё оформилось в подтверждённый факт.

— Тут вроде у всех есть имена.

Мужик усмехается.

— Почти всё свежее мясо, это обычные номерные зомби. Если тебе дали имя, значит в прошлом ты чем-то отличился.

Интересное развитие беседы. В прошлом? С чего он вообще это взял?

— Отличился чем именно? И в каком прошлом? Ты знаешь, где мы были до того, как попали сюда?

Орбон отрицательно качает головой.

— О прошлом тебе тут никто ничего не расскажет, зомби. Ходят слухи, что есть вещи, которые могут пробудить память. Но я таких ни разу не видел. А отличиться ты мог чем угодно — об этом можно только гадать. Мы точно знаем только одно, если зомби дают имя при выходе из приёмки, значит в нём что-то есть. Я сам был именным, когда выгреб из приёмного зала десять лет назад. Теперь лейтенант.

Не совсем понимаю, к чему он клонит, но тут мужчина продолжает.

— Хочу предложить тебе присоединиться. В качестве настоящего стажёра, а не как остальные. Как только поднимешь социальный рейтинг, станешь полноценным членом отряда. Контракт я тебе сейчас могу сбросить в интерфейс, ознакомишься.

А вот это было неожиданно. Точечная вербовка. Почему? Только из-за того, что паренёк с планшетом присвоил мне имя? Или они знают что-то ещё? Не зря же «встречающий» удивился, когда посмотрел на экран.

— Что ты обо мне знаешь? Какие данные были на том планшете?

Лейтенант кривит губы в усмешке.

— Этого тебе тоже никто не скажет. Приёмкой занимается Кармелита и её технари. Но у них строгие правила, нарушить которые никто не рискнёт. Так что? Пойдёшь к нам? В одиночку ты сгинешь, зомби. Имя это статус. Но оно тебя не накормит, не обеспечит оружием и не даст возможности поднять социальный рейтинг. А ваша партия высушена до костей, адаптироваться за пару дней не выйдет.

Приложив некоторое усилие, скалюсь в ухмылке.

— Знаешь, я попробую. И посмотрим, что из этого получится.

Судя по лицу, собеседник ожидал не совсем такого ответа. Но дальше давить не пытается. Молча разворачивается и медленно шагает дальше по террасе. Я же продолжаю свой путь — к спуску вниз.

Оказавшись на полу, сталкиваюсь с группой людей. Десяток моих вчерашних «коллег по несчастью», за спинами которых семеро вооружённых бойцов. Огнестрела ни у кого нет, но зато у двоих вижу кобуры с пневматикой.

Один из вяло бредущих впереди мужчин вдруг поворачивает голову ко мне.

— Сука. Почему не сказал, что внутрь нельзя? Тварь.

Слова звучат невнятно — он явно не отошёл от своего состояния. А претензия заставляет удивиться. У каждого человека своя голова на плечах. И никто не в ответе за его поступки, кроме мозга, что находится внутри этой самой головы.

Переговаривающиеся «кальмары» замолкают, окидывая меня взглядами. Один подталкивает в спину отстающего.

— Бодрее зомби, бодрее. Перебирайте ножками. Скоро отдохнёте.

Последняя фраза заставляет всех бойцов заржать. Похоже «отдых» у новичков будет не самым приятным. Один из десятерых внезапно останавливается на месте, медленно поворачиваясь к экипированным мужикам.

— Я не пойду. Вы не имеете права. Нам никто ничего не объяснил. Вы не можете нас заставлять.

«Кальмары» переглядываются и снова ржут.

— Ты сука, решил, что мы тебе что-то должны объяснять? Контракт перечитай, сраный номерок. И шагай давай.

— Я никуда не пойду. Так нельзя.

Мужик похоже собирается стоять до последнего. Остальные начинают оглядываться на него и один из сопровождающих их бойцов — плотно сбитый черноволосый мужик с щетиной, подходит почти вплотную к спорщику. Кладёт руку на топор.

— Делаю первое предупреждение. Невыполнение прямого приказа, грубое нарушение контракта. Делаю второе предупреждение. Отказ от работы, грубое нарушение контракта. Приказываю продолжать движение.

«Мятежник» разглядывает что-то в воздухе перед собой. Вылетели сообщения? То есть всё происходит на «законных основаниях», если здесь можно использовать такой термин?

— Слушайте, я просто хочу, чтобы нам объяснили суть происходящего. Никто из нас ничего не понимает. А вы…

Его обрывает брюнет.

— Делаю третье предупреждение. Повторное невыполнение приказа.

Через секунду его правая рукау с топором поднимается вверх. Ещё момент и оружие опускается, врубившись в череп возмутителя спокойствия. Остальные ошарашенно отступают назад, а выдернувший из раны топор боец, окидывает взглядом девятерых живых «стажёров».

— У вас приказ, зомби. Тащите свои дистрофические задницы вперёд.

На этот раз возражений ни у кого не имеется — вся группа послушно бредёт дальше. А я поднимаю голову, рассматривая камеры наблюдения. Кто бы не использовал их, он только что одобрил открытое убийство. Угрозы для членов отряда не наблюдалось, нужды в немедленной казни «дезертира» не было. Это очевидно. Тем не менее, человеку позволили раскроить череп на открытом месте.

Взгляд цепляется за нишу, в которой стоят знакомые конструкции и я решаю проверить, насколько совпадает ассортимент товаров. Приблизившись, прохожусь взглядом по прозрачным витринам. Всё то же самое. Один в один, как в терминалах, которые стояли в тоннеле.

Выходя наружу, вижу шагающую к подъёму девушку. Внешний вид разительно отличается от всех остальных. Обтягивающий топ, сквозь который проступают торчащие соски, короткие розовые шорты, демонстрирующие миру очертания половых губ. А на лице остатки косметики — ночь у неё похоже прошла весьма бурно.

— Что пялишься, зомби? Ты почему вообще один шляешься, сучонок похотливый? — голос наполнен уверенностью в своей силе и правоте, что резко контрастирует с внешним видом.

Потом девушка останавливается, удивлённо подняв брови.

— А, так ты тот самый именной? Который решил в одиночку выживать? Идиота кусок.

Потерявшая интерес шлюха бредёт дальше к лестнице, а я машинально морщусь. Сучий Херц, мать его за ногу. Дёрнуло меня тогда сунуться к этому старику?

Впрочем, если посмотреть с другой стороны, всех «индивидуалистов» всё равно бы взяли под колпак. Есть имя или нет, у «кальмаров» всё равно нет никакого резона давать кому-то спокойно жить. Но в моём случае ситуация усугубляется отклонённым предложением. После такого, эти парни точно станут за мной присматривать.

Ещё раз выругавшись, я поплёлся к выходу из кольца. Если смотреть на расклад логически, то стоило согласиться на предложение. Но я нутром чувствовал, что не продержусь долго под чужим командованием. А ещё мне нужен оперативный простор. И возможность свободного перемещения.

Последние мысли заставили ненадолго погрузиться в самоанализ. Значит, что такое «оперативный простор» я помню. А своего настоящего имени вспомнить не могу? «Брод» — это вообще что? Больше похоже на кличку или позывной. Ещё так называют переправу через реку. Но где я и где река? Почему тот парень с планшетом решил присвоить мне именно такое имя? Рандом? Или в этом есть какой-то смысл?

Размышляя, я добрался до перекрёстка с Восточным тоннелем. Назвать эту хреновину бульваром, мой язык всё ещё не поворачивался. Проще так.

Теперь я смог оценить его габариты ясным взором. И пожалуй тут совсем не несколько километров. Не знаю, насколько он длинный, но я не видел конца тоннеля, ни справа, ни слева. А дальность обзора была относительно неплохой. Даже с учётом того, что белый свет оказался не таким ярким, как мне показалось сразу после пробуждения. Как будто кто-то врубил лампы на половину мощности.

Когда я двинулся дальше, перед глазами внезапно появилось сообщение.

Вы до сих пор не ознакомились со списком доступных заданий.

Пожалуйста, откройте интерфейс и изучите задачи.

Работа, это жизнь. Праздность, это смерть.


Глава IV


Пройдя перекрёсток, я остановился около свободного места — здесь к стенам Центральной были примонтированы металлические колонны, сужающие проход. С обеих сторон от них были «дома», которые скорее всего считались среди ютящихся тут людей, элитными. Сразу две полноценных стены, в отличии от остальных.

Открыв интерфейс, я обнаружил новую кнопку — «Список дневных заданий».

Задерживаю на ней взгляд и открывается длинный перечень задач, которые я пробегаю взглядом. Ремонт, вспомогательные работы, очистка тоннелей, патрулирование и поддержание безопасности.

На последнем задерживаюсь. Несколько секунд пытаюсь разобраться, как открыть и посмотреть все детали. Как выясняется, для этого достаточно задержать взгляд и дать мысленную команду «посмотреть». Но когда это получается, сразу разочарованно вздыхаю. Помимо карты где отмечены коридоры, которые требуется патрулировать, здесь имеется и описание задачи.

Патрулирование тоннелей общей протяжённостью в три километра на протяжении пяти часов.

Требования: социальный рейтинг выше 50 пунктов, наличие как минимум одной единицы оружия у каждого патрульного, наличие группы из трёх человек.

Оплата: 90 кредитов каждому из участников группы, возможность повышения социального рейтинга.

Я не подхожу ни по одному из пунктов. А жаль. Девяносто кредитов за пять часов работы, кажутся неплохой суммой.

Вернувшись в общий список, листаю дальше, просматривая всё, что есть. Задач связанных с патрулированием ещё несколько, но требования везде похожи. За исключением численности группы — я нахожу три задания, где требуется всего два человека. Но у меня всё равно нет ни оружия, ни достаточно уровня социального рейтинга.

Зато в процессе выходит оценить масштабы сектора. Если соотнести длину подсвеченных на карте тоннелей с протяжённостью, которая имеется в описании, то выходит, что каждый из двух основных тоннелей тянется где-то десять-одиннадцать километров. Длина Центральной, которая их связывает — около четырёх. А вокруг настоящий лабиринт из массы разноформатных тоннелей поменьше, которые покрывают всё пространство. Общая площадь сектора намного больше, чем я посчитал вчера.

Переключаюсь на другие задачи. А потом обнаруживаю неприметную кнопку справа. «Карта заданий». Стоит кликнуть по ней, как открывается полноценная карта сектора. И подсвечиваются все имеющиеся задания. Те, что совсем близком, светятся ярче, подальше — более тускло. А выходящие за радиус, который на мой взгляд составляет три-четыре километра и вовсе почти не видны.

Цвета тоже различаются. Например, в нескольких сотнях метрах от меня есть задача по очистке участка стены от плесени. Инвентарь для этого предлагается получить на месте, оплата за выполненную работу — тридцать кредитов. Требуется четыре человека. Оно подсвечено зелёным. Но другое задание, связанное с патрулированием территории, светится уже красным. Однозначно присутствует градация по степени опасности.

Именно поэтому мой взгляд тянется к алой пульсирующей окружности, которая расположена далеко от нас. Открыв её, вчитываюсь в строчки текста.

Разведка и оценка угрозы.

Требования: отсутствуют

Дополнительный инвентарь: присутствует, получается при взятии задания.

Оплата: 500 кредитов после сдачи отчёта, гарантированное повышение социального рейтинга.



Дополнительная информация.

Возможно столкновение с неопознанной угрозой.

Возможна дополнительная оплата за ликвидацию незарегистрированных объектов, в случае предоставления доказательств.

Возможно исключительное поощрение в виде товарного бонуса.

Возможно изменение социального статуса.

Выглядит интересно. Хотя и с однозначным подвохом. Требования нулевые, но при этом можно столкнуться с опасностью, за которую тебе выдадут массу бонусов. Не знаю, что именно здесь определяет социальный статус и какими они бывают. Но вот «товарный бонус», это точно оружие или что-то ещё из вещей, которые здесь просто так не достать. Да и оплата в пятьсот кредитов, просто кричит об опасности.

А «незарегистрированные объекты» могут оказаться кем угодно — от мутантов до отморозков, которые по какой-то причине не учтены местной бюрократией. Соваться в такое дерьмо с голыми руками и не восстановившись, это чистый идиотизм.

Поэтому я шагаю дальше по Центральной, приближаясь к участку стены, который предлагается очистить. Тридцать кредитов, не так много. Но если выложиться и выполнить два-три бытовых задания за сегодня, плюс столько же за завтра, то у меня появятся деньги на нож. Повышения социального рейтинга задача не предполагает, но сейчас меня больше интересует местная валюта и возможность обзавестись оружием.

Правда обнаруживается неожиданное препятствие. Когда я подхожу к тому самому участку стены, который действительно покрыт зелёной плесенью, то обнаруживаю там вооружённого мужчину с битой в руках. И полоской белой ткани на левой руке. Смерив меня взглядом, тот ухмыляется.

— Оставлен патрулём для поддержания порядка. Предупреждаю, что в случае нарушения последуют три предупреждения, после чего я буду вынужден применить силу.

Как только я шагаю к стене, он смещается в сторону, вставая на пути.

— Препятствие патрулированию. Первое предупреждение.

Перед глазами моментально появляется уведомление.

Вы получили предупреждение от патрульного.

Немедленно прекратите нарушать порядок и вернитесь к своей работе.

Вспомнив о мужике, которому разрубили голову, я отступаю назад. Сука. Он что, специально держит это место для своих? А если взять задание и потом двинуться к стене? Сможет дальше сыпать своими предупреждениями или нет?

Открыв интерфейс, выбираю нужную задачу и подтверждаю своё участие. С шипением открывается ниша в стене, из которой выезжает полоса металла. Флакон чистящего средства, губка и пара перчаток.

Когда делаю шаг в том направлении, «кальмар» снова оказывается на дороге.

— Препятствие патрулированию. Второе предупреждение.

Уведомление о нарушении порядка дублируется. А я снова делаю шаг назад, рассматривая морду весело скалящегося ублюдка, который похлопывает битой по левой ладони. Ждёт, когда я сунусь в третий раз? Сука.

Ещё секунду стою на месте. Инстинкты требуют вырвать патрульному глотку. А разум напоминает, что я слаб и безоружен. Плюс, с точки зрения «закона», это будет нападение нарушителя порядка на официально отправленного в патруль бойца. Даже если мне каким-то неведомым чудом удастся победить, в дальнейшем развитии событий можно не сомневаться.

Выдохнув через стиснутые зубы, отступаю назад и поворачиваю налево, продолжая путь по Центральной. Вслед несётся голос «кальмара».

— Вот так зомби. Знай своё место, сука. Думаешь, умный самый? Или с нами, или труп.

Сдерживая рвущиеся наружу эмоции, продолжаю идти дальше. На карте заданий есть ещё несколько десятков относительно простых вариантов, которые находятся поблизости. Но могу поспорить, там везде дежурят патрульные. Удобная схема. И боец получает кредиты за выполнение задачи, и работяги гарантированно приносят в отряд деньги. Скорее всего отдавая часть из них командованию. Пара сотен рабочих, каждый из которых отдаёт по десять кредитов и вот у тебя уже две лишние тысячи в сутки, которые образовались из ниоткуда. Шестьдесят тысяч в месяц. Тут и на экипировку хватит, и на оружие, и на развлечения.

Ещё одно задание. Недалеко и светится ярко-красным.

Охота на хоссов.

Требования: отсутствуют.

Оплата: 20 кредитов за каждого уничтоженного хосса (можно доставить только голову).

Останавливаюсь на месте. Интересно. Кто такие хоссы? Почему нет требований к выполнению задачи? Те, кто их ставят, считают, что можно справиться голыми руками? Или снова подвох и требований нет, потому что на это никто не соглашается?

Проходя мимо прохода, в который нужно свернуть, чтобы добраться до цели, отмечаю отсутствие охраны. Очевидно, «кальмары» считают, что туда и так никто не полезет.

Какое-то время колеблюсь, но потом всё же шагаю дальше. Я не знаю, кто может там меня встретить. Судя по продающемуся холодному оружию, ничего зашкаливающе опасного быть не должно. Но это для здорового и вооружённого человека. А не доходяги вроде меня, с тонкими конечностями и консервной банкой.

Продвигаясь дальше, продолжаю изучать карту заданий. Постепенно приходит осознание простого факта — ни на одно из лёгких заданий можно не рассчитывать. По центральной снуют группы мужчин и женщин с полосами ткани на руке и без оружия. Те самые работяги «кальмаров». И если отталкиваться от обрывков разговоров, которые я слышу, все хорошие места прикрываются их людьми. Для остальных остаются только опасные задачи, где зашкаливает вероятность смерти.

Твою грёбанную дивизию во все ворота! У меня девятнадцать кредитов и бутылка воды. Желудок уже урчит от голода, а от приветственного бонуса осталась всего одна бесплатная ночёвка. Не знаю, какие у них на этот счёт действуют правила, но охранник точно обозначил этот факт. Возможно и врал. Но уж больно уверенным у него был вид.

А если прикинуть, что доступ в «спальные зоны» платный, то скорее всего просто так ночевать на выступах нельзя. Правда, этому противоречит факт наличия «бомжей», которые ютятся вдоль стен. Но я уверен, это можно объяснить с точки зрения местных законов.

Остановившись на месте, раздумываю. Идти в Западное кольцо? Зачем? Кем бы ни была Кармелита, вряд ли она сможет мне что-то предложить. Максимум — попытается завербовать под своё крыло. Надеяться, что в её районе мне найдётся пара лёгких заданий, не стоит. Да, наведаться туда, было бы неплохо, с точки зрения информации. Но только, когда у меня будут деньги и какая-то уверенность в завтрашнем дне. Никто не станет разговаривать с доходягой, у которого ничего нет за душой.

Последняя фраза будит в разуме неприятные ассоциации. Как будто такая жизнь мне хорошо знакома. Правда не совсем понимаю, почему? Никаких конкретных образов в голове не возникает. Просто странное чувство, что я снова наступил на те же грабли.

Ну-ка нахер! Включи мозги, зомби. И думай. Что можно сделать?

Снова открываю карту, перебирая задания. Ещё несколько точек, в которых нужно произвести разведку. Правда, требования обнулены только в одном случае. Награды там тоже неплохие. То есть имеются два задания, за которые не берутся «кальмары» и поэтому управляющие решили сделать их доступными любому идиоту. У меня только один вопрос — почему они не используют дроны? Те самые, которые рассекали воздух во время нашего появления. Это куда проще, чем отправлять неповоротливых живых людей. Ещё одна странная нестыковка этого мира.

Взгляд цепляется ещё за одну задачу, место выполнения которой находится относительно недалеко.

Очистка места пролома. Подготовка к сварочным работам.

Требования: социальный рейтинг выше 20 пунктов, наличие группы, как минимум из пяти человек.

Дополнительный инвентарь: присутствует, получается при взятии задания.

Оплата: 60 кредитов каждому из участников группы, возможность повышения социального рейтинга.

«Кальмары» наверняка застолбили место. Но меня привлекает не само задание, а дополнительные возможности, которое оно может предоставить.

Ускорившись, иду к проходу, который судя по карте, должен вести к нужной точке. Беспрепятственно свернув, шагаю дальше, стараясь не обращать внимания на желудок, который сводит голодом. Коридор шириной в полтора метра, лампы работают через одну. Обращаю внимание, что далеко не все сферы наблюдения в рабочем состоянии. Некоторые разбиты, другие, судя по по отсутствию светящихся индикаторов, просто не пашут.

Почему? Не хватает ресурсов на поддержание порядка? Кто и зачем построил это громадное стальное убежище? И с какой грёбанной целью? Пусть у меня нет воспоминаний о своей собственной жизни, но вот образы реального мира всё равно присутствуют. Мы должны жить на поверхности. Где есть леса, реки, моря и свежий воздух. А не в стальном мешке, где-то глубоко под землёй.

Оказавшись около места проведения работ, замедляюсь. Стараясь не шуметь, прокрадываюсь к концу коридора и осторожно выглядываю. Здесь действительно имеется пролом. Солидный кусок стены изорван в металлические лохмотья, которые сейчас срезает бригада рабочих. Место работ освещено тремя переносными прожекторами. Около пролома дежурят сразу пятеро «кальмаров», у одного из которых имеется огнестрел — на поясе виднеется кобура. То ли с пистолетом, то ли снова с револьвером.

При этом нет ни одного бойца, прикрывающего тыл. А работающих сфер наблюдения я со своей позиции не вижу. Есть две, но одна совсем близко к месту пролома и разбита. Вторая, судя по погасшим индикаторам, обесточена.

Какое-то время наблюдаю за происходящим. Светильники в помещении тоже почти не работают — только где-то за поворотом есть тусклый свет. Всё остальное тоже обесточено или разбито.

Рабочие орудуют чем-то похожим на дисковые пилы. После чего относят срезанный металл назад, сваливая в кучи. Наблюдая за ними, замечаю, что у одного из «кальмаров» на голову нацеплено какое-то устройство. Зафиксировано на черепе ремнями и похоже на портативную камеру. Хм. Снимает на видео процесс работы, чтобы иметь доказательство выполнения задания?

Ладно. Я здесь не за этим. Дождавшись, пока пара рабочих вывалят по целой тачке металлического хлама, проскальзываю внутрь, крадясь вдоль стены. Пластиковую упаковку с последней бутылкой воды оставляю за углом. Заберу, когда вернусь.

Шум от циркулярок и темнота позволяет перемещаться, не привлекая к себе внимания. Добравшись до нужной точки, отлепляюсь от стены и делаю несколько шагов вглубь помещения. Опускаюсь на колено рядом с кучей кусков металла.

Несколько секунд шарю глазами, подбирая кусок, подходящий для моей задачи. Наконец взгляд задерживается на полосе металла, длиной где-то в полметра. Возможно тут есть и лучший вариант, но из того, что я вижу, этот кусок подходит больше всего.

Выбрав момент, когда заработают сразу три дисковые пилы, подтаскиваю его к себе. Шум присутствует, но не настолько сильный, чтобы привлечь чьё-то внимание. Тем более прямо рядом с «кальмарами» есть мощный источник звука, перекрывающий сейчас всё остальное.

Уже собираюсь отступать, когда вижу рабочего, катящего тачку. Как раз в той груде металлического мусора, за которой я укрываюсь. Сука.

Стараюсь максимально вжаться в пол, насколько это позволяет позиция. Распластаться на нём не получится — прикрывающая меня куча железа слишком мала, чтобы скрыть фигуру лежащего человека. Поэтому остаюсь в прежнем положении, стараясь разместиться так, чтобы меня не заметили.

Десять секунд ожидания, грохот металла и я выдыхаю. Работяга вывалил содержимое тачки на пол, после чего двинулся назад, особо не смотря по сторонам. А я на полусогнутых ногах отступаю назад к стене, после чего тем же путём возвращаюсь к коридору.

На несколько мгновений останавливаюсь, переводя дух. Сердце колотится, как бешеное. Не ожидал, что простая операция приведёт к такому стрессу.

Когда организм отчасти возвращается в норму, начинаю осторожно двигаться в обратном направлении, захватив с собой пластиковую упаковку. Опасения вызывает первая попавшаяся на пути сфера. Если сейчас выяснится, что мои действия расцениваются, как кража, то весь план накроется. Да и прикончить тоже могут.

Но, как я и думал, всё обходится. Не знаю, кто смотрит на нас через эти камеры — «контроллёры» или «спятивший компьютер», но ему точно нет дела до похищенного куска металла.

Поэтому, подобравшись к отрезку коридора, который выходит на Центральную, я усаживаюсь под работающей сферой и принимаюсь за дело. При помощи консервной банки, отпарываю широкую полосу ткани от футболки и обматываю нижнюю часть металла. Для фиксации использую полосы от пластиковой упаковки, неровно отрезанные куском всё той же банки.

Десять минут работы и у меня в руках импровизированная металлическая дубина с рукоятью. Толщина полосы около семи-восьми миллиметров, весит вполне внушительно. Баланса, само собой, практически нет. Но это лучше, чем голые руки — при успешном ударе вполне можно проломить череп. Или сломать рёбра.

В процессе работы, сам собой встаёт вопрос — что смогло изорвать в клочья стену, которую прикрывает такая панель? И почему за металлическими переборками зияет пустое пространство? Разве там не должна быть каменная порода или что-то в этом духе?

Встав на ноги, шагаю к Центральной. Эти вопросы можно оставить на потом. А сейчас пришло время заняться более насущными делами.


Глава V


Первый же встреченный патрульный, сразу меняет направление, двигаясь мне наперерез. Вспомнив о том, как лихо раздавал предупреждения предыдущий ублюдок, останавливаюсь. Нельзя препятствовать патрулированию, если ты стоишь на месте. По крайней мере, я на это надеюсь.

Впрочем, сам боец, разбрасываться предупреждениями не спешит. Вместо этого удивлённо пялится на моё оружие.

— Это что за херня ещё? А? Ты это откуда взял?

Я пожимаю плечами, сжимая пальцами «рукоять».

— Пусть это будет палицей. Где взял, там уже нет. Какие-то проблемы? Оружие, как я вижу, тут не запрещено.

Тот поднимает взгляд, оторвав его от куска металла и задумчиво рассматривает моё лицо. Потом кивает каким-то своим внутренним мыслям.

— Ты же этот. Один из именных. Решил, что сможешь поохотиться на хоссов? В одиночку и с этой хреновиной?

На лице парня расплывается улыбка. С точки зрения «кальмара», вооружённого топором, телескопической дубинкой и ножом, моя «палица» наверняка выглядит крайне убого.

— Надеюсь тебя порвут сразу, зомби. А то всякое бывает, некоторые говорят по паре часов мучаются, пока не сдохнут.

Выждав пару мгновений, подаюсь в сторону, обходя патрульного. Вслед доносятся ещё слова.

— И это… Если вдруг повезёт и ты одного хосса грохнешь, сразу вали назад. В одиночку, без брони и стволов, на этих тварей никто не ходит.

О как. Тут оказывается и относительно нормальные люди есть. Конечно, со скидкой на окружающую нас действительность.

Ближайший коридор, ведущий к месту охоты на хоссов в паре сотен метров. Пока иду по Центральной, застаю неожиданную картину. В нише с торговыми терминалами трахается парочка, за которой наблюдает небольшая толпа собравшихся. Какой-то старик ожесточённо дерёт в глотку женщину. Та давится, пускает слюну на пол, но не поднимает рук, упёртых в пол. Хотя судя по их дрожи, ей не терпится оттолкнуть старого хрыча.

— Давай шлюха, заглатывай. Думала так просто отделаешься? Мой хер настолько могуч, что тебе до желудка достанет. А потом из жопы вылезет. Слышишь? Я тебя насквозь им пробью! И буду крутить, как на вертеле, сука. А ты будешь только мычать и слюнки пускать.

Я невольно замедляю шаг и один из зевак заметив сбоку от него новую фигуру, считает нужным объяснить.

— Сонг поспорил со шлюхой. Если она выдержит трах в глотку, не оттолкнув, получит сотню кредитов. Нет — он неделю трахает её в любые дырки без ограничений и без оплаты.

Женщина выглядит потасканной. Но не так стара, как показалось сначала. Может лет тридцать пять или около того.

Когда я отхожу, она всё-таки не выдерживает — вскидывает руки, положив их на бёдра старика и толкает его назад. Тот моментально отступает и принимается радостно пританцовывать, размахивая своим прибором у неё перед лицом.

— Неделя! Ты моя на целые семь суток, дрянь! Готовься, это будет незабываемо. Так тебя ещё никогда не драли, за всю твою сучью жизнь.

Внутри просыпается желание вернуться и подойдя к старику, раскроить ему череп. Или сначала рубануть по яйцам. Но я себя тщательно сдерживаю. Сейчас надо озаботиться выживанием. В конце концов, я зомби. Так все вокруг меня называют. А какое дело зомби до проблем живых людей? Шлюха сама вписалась в пари и подставилась. Теперь пусть отрабатывает.

Открыв карту заданий, продвигаюсь к нужному повороту, не обращая внимания на взгляды прохожих. Разорванная футболка, странное оружие, частично разодранная пластиковая упаковка с бутылкой внутри и измождённый внешний вид — всё в сумме привлекает внимание приличного числа людей.

За полсотни метров до нужного прохода, смещаюсь влево, двигаясь вдоль линии «домов». Почти все из них сейчас пустуют. При этом внутри валяются вещи, за сохранность которых владельцы явно не переживают.

Поравнявшись с поворотом, делаю несколько шагов влево и оказавшись в проходе, прижимаюсь к стене коридора. Сомневаюсь, что за мной кто-то целенаправленно следит. Я не такая уж важная птица. Просто очередной зомби, который оказался немного более хитрозадым, чем остальные. Но подстраховаться стоит.

Жду около минуты. Убедившись, что за мной никто не пошёл, отправляюсь дальше. На этот раз приходится идти намного дальше. До нужной точки не меньше полутора километров и в сумме дорога занимает больше получаса. За которые я успеваю выпить половину своей бутылки воды. И пожалеть, что не купил ещё, прежде чем сунуться сюда.

Один раз из бокового прохода слышатся чьи-то голоса. Издалека, но судя по гомону, там собралось немало людей. Если отталкиваться от карты, то свернув в отнорок, откуда доносятся звуки, я окажусь в круглом помещении. Видимо часть местных облюбовала его в качестве места жительства.

Ещё я натыкаюсь на лестницу. Её всё-таки проверяю. Отчасти из-за интереса, а частично из-за опасения того, что там может укрываться потенциальный противник. Но натыкаюсь лишь на запертую дверь.

Спустившись вниз, шагаю дальше. Чем ближе к цели, тем хуже становится состояние коридоров. Света всё меньше, работающих сфер почти не встречается. На последнем отрезке их вовсе нет. А вместо стандартных светильников, установленных на потолке, работают небольшие и куда более тусклые, прикреплённые к стенам на уровне моей головы. Причём они не вмонтированы, а стоят на магнитах. То есть питаются от батарей, а не сети. Решение явно временное. Правда, задания на ремонт проводки и восстановление освещения, почему-то в списке отсутствуют.

Когда до цели остаётся совсем немного, впереди слышится шорох и я замираю на месте. Может это и есть один из таинственных хоссов? До «охотничьей территории» ещё метров тридцать, но они ведь могут передвигаться? Вполне могли выбраться за её пределы.

Осторожно крадусь вперёд, сжимая палицу. Появляется мысль поставить бутылку с водой на пол, но я сразу отбрасываю её в сторону. При контакте возможно придётся бежать. Терять последнюю воду, что осталось, совсем не хочется.

Оказавшись около конца коридора, выглядываю. И позволяю себе немного расслабиться. Впереди женщина. Вернее, если приглядеться, то девушка. Лет двадцати пяти, в футболке, шортах и с тесаком в руках. То стоит перед запертой дверью, то принимается мерять пространство перед ней нервными шагами. Потом снова замирает на месте, разглядывая кусок металла.

В тусклом свете сложно разглядеть детали — комната, к которой я вышел, освещена всего несколькими магнитными светильниками. Но вроде бы другого оружия у неё нет. Как и полосы белой ткани на левой руке.

Единственный предмет экипировки, который я замечаю — налобный фонарик. Или камера. Но скорее всего первое. В таких тёмных коридорах, дополнительный свет не помешает.

Решившись, делаю шаг вперёд, привлекая её внимание. Та сразу разворачивается вокруг своей оси, выставив тесак.

— Назад! Порублю на куски, суки! А не выйдет, себя прикончу!

Занятный у неё способ завязать разговор. Примирительно развожу руки в стороны. Расстояние всё равно слишком велико, даже если она бросится в атаку, я сумею среагировать прежде чем приблизится.

— Не знаю, кого ты ожидала увидеть, но тут всего лишь я. Скромный охотник на хоссов.

Девушка поднимает левую руку к голове и меня ослепляет луч света. Инстинктивно едва не бросаюсь в сторону, но вовремя понимаю, что сама она так и остаётся на своём месте.

— Зомби? Какого хера ты сюда припёрся с какой-то железкой? Надеешься этим уложить кого-то из хоссов?

Морщась от света, ставлю пластиковую упаковку с полупустой бутылкой на пол и прикрываю ладонью глаза.

— А ты? Хочешь утомить их своим хождением из стороны в сторону, чтобы сами выползли и отрубили себе головы?

Несколько секунд тишина. Свет гаснет и в наступившей полутьме снова слышится голос девушка.

— И как долго ты за мной наблюдаешь? Хочешь прикончить, чтобы забрать снарягу? Или собираешься сначала забраться между ног?

Тесак нервно ходит из стороны в сторону — собеседница явно сильно нервничает. Я же пожимаю плечами.

— Я угодил сюда только вчера. При всём желании, мой организм больше заинтересован в наборе калорий, а не их растрате. Так что, если ты отойдёшь в сторону и дашь пройти, наша проблема исчезнет сама собой.

Какое-то время она колеблется. Наконец опускает оружие.

— Так ты это серьёзно? В одиночку и с тупой железкой на хоссов?

Осторожно делаю шаг вперёд, приближаясь к двери. Насколько я понимаю, хоссы где-то за ней. И если принять задание, то проход откроется. Уже открываю интерфейс, чтобы согласиться с задачей, когда снова слышится голос девушки.

— Не знаю, на что ты рассчитываешь, но у меня к тебе предложение. Создадим группу на время выполнения задания? Добычу пополам. Всё честно.

Схлопнув интерфейс, окидываю её оценивающим взглядом. Руки, конечно подрагивают. Но у неё есть несомненный плюс — имеется налобный фонарик. Даже здесь имеются глобальные проблемы с освещением. А внутри ситуация наверняка ещё хуже.

— Согласен. С условием, что командовать буду я.

Та потрясённо усмехается.

— Командовать? Даже будь у тебя имя, я бы не приняла в качестве лидера сраного зомби, что только вчера вылупился на приёмке.

Снова пожимаю плечами.

— Имя то у меня есть. Но дело твоё. Не хочешь — отойди от двери и не мешай.

Несколько мгновений раздумывает. По лицу видно, что колеблется. Сюда она точно сунулась не от хорошей жизни. И судя по поведению, не горит желанием отправлять внутрь сама. Осталось понять, что перевесит — страх оказаться лицом к лицу с противником в одиночестве или нежелание подчиняться свежему зомби.

— Сука. Ты же понимаешь, что ни хера не знаешь о хоссах? Вот скажи мне, как они выглядят? Или какие у них уязвимые места? Не в курсе ведь. С какого хера тебе быть лидером?

— Могу поспорить, ты за свою жизнь тоже не убила ни одного хосса. Кем бы они там ни были. А у меня имеется опыт отправки на тот свет. Людей, конечно. Но что-то мне подсказывает, убивать себе подобных не сильно проще, чем ваших неведомых тварей.

Насчёт опыта я не лукавлю. Удаляясь от старика, который выиграл секс-неделю, я чётко осознал, что мне знакомо чувство перед атакой на кого-то. Бурлящий в крови адреналин, азарт смешанный со страхом, радость, когда достаёшь своего противника первым. Уверен, я уже убивал в прошлом. Не знаю, кого и зачем, но чужие жизни мне обрывать приходилось.

— Ладно. Кидай приглашение во временную группу. На имя Эйры. Но чтобы ты знал, пока мы связаны контрактом, ты не можешь причинить мне вред. Это ясно? И я внимательно прочитаю весь текст. Даже не думай вписать туда какое-то дерьмо.

Этот момент вызвал у меня лёгкое замешательство. Отправить приглашение? Но как?

Вспоминаю все свои манипуляции с интерфейсом и решаю попробовать самый простой вариант — произношу про себя фразу «отправить приглашение во временную группу Эйре».

Перед глазами сразу же появляется вопрос.

Использовать стандартный текст контракта?

Отредактировать текст контракта?

Использовать сохранённый шаблон контракта?

Последний пункт выцветший. Видимо по той простой причине, что ни одного шаблона у меня ещё нет. Выбираю первый и теперь в воздухе повисает кусок текста. Пробегаю глазами. Ничего необычного. Как и говорила Эйра, один член группы не должен нападать на другого, за исключением случаев предательства. По сути, это единственное жёсткое правило.

Только вот есть одно «но» — здесь нет сфер наблюдения. А раз нас не видят, то как смогут проконтролировать этот момент? Что мешает этой девчонке зарубить меня со спины? Или наоборот, мне проломить ей голову? В её случае, это может быть не слишком логично — с меня кроме куска металла и взять нечего. А вот у неё имеется фонарик и тесак. Какое-никакое, но оружие.

Впрочем, вслух я этого не озвучиваю. Если считает, что контракт её защитит — пусть так.

Отправляю предложение и голова девушки слегка дёргается. Какое-то время остаётся на месте, видимо тоже читая текст. Потом всплывает новое уведомление.

Эйра приняла предложение о создании временной группы в рамках выполнения одного задания.

Поздравляем, вы создали свою первую группу. Вы получаете два пункта социального рейтинга.

Неплохо. Конечно, лучше бы дали полсотни кредитов. Но и два пункта на ровном месте, это удача.

В интерфейсе появляется новая кнопка «Ваша группа». Стоит по ней кликнуть, как открывается куцый список.

Временная группа.

Состав.

Брод. 7 пунктов социального рейтинга. Без статуса. Лидер.

Эйра. 47 пунктов социального рейтинга. Без статуса. Участник.

Закрыв окошко интерфейса, бросаю взгляд на девушку, которая настороженно меня рассматривает.

— Теперь рассказывай. Что за хоссы и с чем их едят?

Та тяжело вздыхает и пару секунд молчит, пялясь в мою сторону. Возможно уже сожалеет, что согласилась.

— Сложно объяснить. Проще один раз увидеть. Такие здоровенные твари с чешуёй, как у ящериц, парой клешней и мощной челюстью. Вытянутые в длину и быстрые. Опаснее всего клешни, в них ядовитые железы. Отрава не смертельная и слабая. Если ранят один раз, то толком можешь и не почувствовать. Но пять-шесть ранений и тело начнёт цепенеть, давая им время подобраться.

На мгновение замолчав, продолжает.

— Уязвимые места, позвоночник и затылочная часть черепа. Бить в тушу практически бесполезно, он может и сдохнет потом от зубов своих же сородичей, но с тобой в любом случае успеет разделаться. Лобовая часть головы тоже крепкая — её и топор не берёт. Максимум отбросишь и если очень сильно повезёт, оглушишь.

— А размеры?

— Килограмм пятнадцать веса в каждом. Телосложение напоминает ящерицу, сам прикидывай насколько они большие.

Н-да. Не самые лучшие вводные данные. Быстрые и сложно уязвимые твари, которых не так просто прикончить.

— Ещё момент — ты это откуда всё знаешь?

Эйра хмурится и опускает взгляд. Но почти сразу вскидывает глаза на меня.

— Охотники рассказывали. Тебе то какая разница?

Приблизившись ещё на пару шагов, кручу головой по сторонам, оценивая помещение полностью. Не заметив ничего подозрительного, возвращаю внимание на девушку.

— Большая разница. Охотники могут и преувеличивать. Почти каждый любит приврать, чтобы пустить пыль в глаза. Может эти хоссы и не такие уж смертоносные.

Временная напарница скептически усмехается.

— Ну да. Именно поэтому сюда не лезет никто из «кальмаров», да? Потому что боятся?

Про себя я подумал, что может эти парни и не боятся. Но и рисковать лишний раз не хотят. Зачем, если есть непыльная работёнка в виде патрулирования коридоров и дополнительные бонусы от работяг? Тем более там и делать ничего не нужно, ходи из угла в угол и командуй.

Но вслух этого не озвучиваю. Может оказаться и так, что твари на самом деле представляют серьёзную угрозу. Пусть лучше опасается их, чем расслабляется.

Открываю интерфейс. Выбрав нужное задание, подтверждаю участие нашей небольшой группы. И металлическая дверь с шипением отъезжает в сторону, заставив Эйру отпрыгнуть и сразу врубить налобный фонарь.

Подхожу ближе, настороженно всматриваясь в пространство за дверью. Пока никого и ничего не видно. Да и не слышно. Поворачиваю голову к девушке.

— Ты идёшь второй. Фонарь только у тебя, постарайся охватывать всю территорию, круг за кругом. Заметишь кого-то, не кричи, если он не атакует, а тихо дай знать мне. Разделаем вдвоём.

Она кривится, смотря на меня. Но потом кивает.

— Хорошо. Гляди в оба. Эти твари ещё и прыгать могут.

Покосившись на неё, двигаюсь дальше. Я ожидал, что здесь будет похожее по своим размерам помещение. Или коридор, который ведёт дальше. Но вместо этого мы оказываемся в большом зале, заставленным металлическими конструкциями. Кое-где светятся красным небольшие лампочки — видимо остатки аварийного освещения. Странно, что раньше я его нигде не замечал.

Сворачиваю в сторону, проходя мимо двух конструкций. Что это такое? Размещены одинаково — на одном и том же расстоянии друг от друга. Когда луч света падает на один из них, понимаю, что внешний вид чем-то напоминает производственные станки. Такая информация, оказывается, в моей памяти тоже есть.

Продвигаемся вперёд постепенно и осторожно. Через каждые несколько метров останавливаемся, прислушиваясь и оглядываясь вокруг. Но пока никаких признаков активности я не замечаю. В отличие от моего желудка, который тонко намекает, что пора бы озаботиться прёмом пищи.

Пройдя мимо очередного «станка», снова замираем на месте. И я слышу едва различимый звук — что-то цокает по металлическому полу. Не дальше, чем метрах в десяти от нас.


Глава VI


Эйра тоже слышит звуки и крутит головой, пытаясь нашарить лучом света угрозу. А я покрепче перехватываю оружие. Если слух меня не подводит, то потенциальный противник сейчас находится за одним из «станков».

Девушка тоже понимает, откуда исходят звуки. Правда выводы делает неверные. Вместо того, чтобы оставаться за моей спиной, играя роль прикрытия, подаётся вбок. Встав лицом к металлической конструкции за которой укрывается хосс.

Дать ей команду наблюдать за тылом и флангами не успеваю. Из-за «станка», скрежеща когтями по полу, вылетает нечто, очертаниями и правда напоминающее гигантскую ящерицу. Если не считать клешней, что болтаются справа и слева от тела.

Взвизгнувшая Эйра бросается в левую сторону. Луч света тоже смещается, перестав накрывать хосса. Сука! Не будь у неё фонаря, я мог бы как-то видеть противника — света тут было совсем немного, но за это время глаза успели бы привыкнуть.

А теперь я вынужден действовать почти вслепую. Делаю рывок вправо, уходя с максимальной скоростью, на которую способно отощавшее тело. Ящерица тоже реагирует — изменив направление движения, мощным прыжком взлетает вверх.

Когти проходятся по левому боку — тварь промахнулась. Метрах в семи-восьми от меня что-то орёт Эйра. Луч света беспорядочно мечется вокруг — то ли девчонка с кем-то бьётся, то ли с головой погрузилась в панику. Я же, с трудом удержавшись на ногах, разворачиваюсь, сжимая в руках палицу.

Скрежечет разворачивающий хосс, невнятно кричит Эйра, размахивающая тесаком. А я пытаюсь понять, как достать противника. В голове мелькает мысль, что я несколько переоценил свои силы — возможно не стоило браться за опасное задание с учётом моего состояния.

Впрочем, как только гигантская ящерица с клешнями начинает двигаться, разум освобождается от всего лишнего. Я различаю силуэт хосса — он несётся прямо на меня, видимо собираясь атаковать прямо «в лоб». В процессе, его на мгновение выхватывает луч фонарика Эйры и я вижу, как опускаются веки ослеплённого зверя.

Сразу же начинаю движение в левую сторону, отступая спиной к «станку», за которым до этого прятался мутант. В следующий момент он делает прыжок вперёд. На долю секунды разум заливает паника — хосс уловил манёвр и прыгнул прямо на меня. Отступить в сторону я точно не успею.

Потом паника, как будто по рубильнику, отключается. Уйти с линии атаки уже не успею. Значит остаётся только встретить удар.

Держа кусок металла обеими руками, выставляю его перед собой. Рассчитывая, что хосс налетит своей шеей на противоположный от рукояти конец. Как скоро выясняется, расчёты вполне верны. С той лишь разницей, что ящерица врезается в оружие своим брюхом. Палица летит в сторону, а сам я падаю на пол. Ноги не в том состоянии, чтобы выдержать такую нагрузку.

— Сдохни, грёбанная тварь! Умри! — сбоку доносятся вопли Эйры, на этот раз уже членораздельные.

Похоже она и правда сражается со своим противником. Вероятнее всего побеждая. А вот мой сейчас встаёт на лапы — я слышу, как скребут по металлу когти. Перед падением на моё лицо брызнуло что-то тёплое. Я его всё-таки ранил. Но не настолько тяжело, чтобы полностью вывести из строя.

Приподнявшись, тащу своё тело в сторону, где звякнула упавшая железка. Если останусь с голыми руками, мне точно конец.

Тварь явно меня слышит. Но к счастью, движется куда более медленно, чем раньше. Мои глаза различают фигуру хосса, что постепенно приближается ко мне. Но сейчас он уже далеко не такой резвый, как в начале схватки.

Где этот долбанный кусок металла? Вашу мать! Я вообще в том направлении ползу? Как же, сука, не хватает пистолета! Обычного грёбанного пистолета с полным магазином патронов.

Правая рука натыкается на ленту металла и я радостно скалюсь. Теперь посмотрим, кто возьмёт верх, тварь!

Нашарив рукоять, поднимаюсь на ноги. Если у хоссов есть хотя бы какие-то мозги, то этот сейчас попробует удрать. Любой хищник понимает, когда нужно атаковать, а когда бежать.

Но против моего ожидания, ящерица не пытается удрать. Всё так же целеустремлённо движется ко мне, перебирая лапами.

Не понимая, почему противник настолько замедлился после ранения в брюхо, осторожно приближаюсь к нему, обходя полукругом. Но хосс похоже и правда серьёзно ранен — несмотря на попытку быстро развернуться, чтобы встретить меня мордой, критично не успевает. И я опускаю на его хребет кусок металла, вкладывая в удар вес своего тела. Сейчас, оно конечно истощено почти до предела. Но и тварь весит всего пятнадцать килограмм, а не пятьдесят.

Хруст, визг хосса и ящерица застывает на месте. Смещаюсь в сторону и наношу ещё один удар, целясь в затылок. Потом, решив перестраховаться, третий, проламывая кости черепа и вгоняя метал вглубь.

Пошатнувшись, опираюсь на палицу, чтобы не рухнуть вниз. И понимаю, что больше не слышу Эйру. Поворачиваю голову, ожидая увидеть растерзанный труп девушки, но вместо этого обнаруживаю её стоящей на своих ногах. И рассматривающей труп изрубленного мутанта. Дура. Если второй сейчас зайдёт со спины, то у неё не будет ни единого шанса. Хотя и я сам хорош — стою здесь, как инвалид с тростью, не озаботившись безопасностью.

Кручу головой, прислушиваясь к звукам. Вроде бы никого. Но нашумели мы так, что если поблизости есть другие хоссы, они сейчас наверняка полным ходом несутся сюда.

— Эй, ты жив там? Зомби? — девушка поворачивается ко мне и нашаривает лучом света, заставив зажмуриться.

— Убери свет, слепишь!

Я не сильно сдерживаюсь, рявкая в голос и та сразу ведёт лучом дальше.

— Ты как вижу, тоже жива. Отрубаем головы и движемся дальше?

Выражения лица Эйры я не вижу. Зато хорошо слышу победные нотки в её голосе.

— Не знаю, как ты, а я возвращаюсь. Хоссов лучше забрать целиком, мясо можно толкнуть в кольцах за неплохую цену. Или у Большого Дойла.

Они едят вот этих ящериц? Хотя, если вспомнить ассортимент в торговом терминале, то это выглядит логичным.

— Толкнуть за сколько?

Та пожимает плечами, наклоняясь к своей «добыче».

— Смотря кому и кто будет продавать. «Кальмары» возьмут кредитов за пятнадцать. Большой Дойл… Ну, может и десять заплатить, и двадцать. Зависит от расположения духа и трезвости.

Заметив, что она пропустила второе кольцо, напоминаю о нём.

— А люди Кармелиты?

Вопрос заставляет её на момент замереть.

— Там тоже могут купить. Но у них хватает своих поставок вроде. Да и «кальмарам» не нравится, когда кто-то продаёт в Западном кольце.

Попытка поднять ящерицу ни к чему не привела, поэтому я снял свою футболку, которую и так было не назвать целой.

— Какая тебе разница, что думают «кальмары»? Это их личные проблемы. Пусть сами со своими тараканами и разбираются. Одолжишь нож на минуту?

Эйра уже начала двигаться в сторону двери. Услышав мои слова, замирает на месте, повернув голову.

— В одиночку ты здесь не выживешь. А Кармелита… Она не может предложить того же, что и они. Сам увидишь.

Помолчав, добавляет.

— Нож не дам. По правилам, ты можешь его не вернуть и это не будет считаться кражей. К тому же тут и камер нет. Извини.

Закончив, сразу принимается шагать вперёд, постаравшись максимально ускориться. Как будто я до этого не знал про отсутствие наблюдения и не мог на неё напасть? А я достаю из кармана замотанный в пластик кусок консервной банки и принимаюсь нарезать на полосы свою футболку. Каждую из получившихся полосок связываю между собой, сооружая что-то вроде верёвки. Когда длина неуклюжей пародии на трос становится, на мой взгляд, достаточной, приступаю к делу. Один конец верёвки обвязываю вокруг хосса, зацепившись за его передние лапы. На втором сооружаю что-то вроде небольшой петли, за которую груз можно тащить за собой.

Первые несколько шагов даются с трудом, но потом выходит приноровиться. Плюс в том, что можно давить массой своего тела, сдвигая тушку ящерицы. И при этом оставаться в вертикальном положении, оглядывая зал на предмет новых противников. Тащи я его руками, пришлось бы постоянно идти в согнутом положении. Плюс, долго бы я в такой позе не продержался — либо ноги, либо позвоночник, в конце концов подвели бы.

Одной руку волоку за собой хосса. В другой держу оружие. Периодически меняя их, чтобы более менее равномерно распределить нагрузку.

На протяжении всей обратной дороги, ожидаю, что вот-вот появится ещё одна тварь. Или сразу парочку. Но к счастью, других ящериц поблизости не наблюдается. Возможно мы зашли недостаточно глубоко, чтобы вокруг кружились стаи хоссов.

Уже подходя к закрытой двери, над которой светится жёлтая лампочка, понимаю, что Эйра могла забрать бутылку воды, которую я оставил с внутренней стороны. Но нет — девушка на удивление, оказалась честной. Воду я нахожу на старом месте. При моём приближении, створка двери отъезжает в сторону и подтаскиваю тушу ящерицы вплотную к ней, после чего ногами проталкиваю её в соседнее помещение. Если тело хосса вдруг зажмёт дверью или отрежет от меня оставив в зале, ситуация будет не очень радостной. В теории, я смогу сразу открыть проход, но как по мне — лучше не рисковать.

Оказавшись с другой стороны двери, достаю бутылку воды, откупоривая её и делаю несколько мелких глотков. Вытерев выступившую на лбу испарину, приваливаюсь спиной к стене. Сука. Как же бесит эта слабость во всём теле.

Короткая передышка и я снова бреду вперёд. Наполовину опустошённую бутылку с водой засовываю в левый карман, к остаткам футболки. Правый занят «ножом», сделанным из куска консервной банки. Максимум на что он годится, резать ткань. Но это тоже крайне полезный функционал, который дважды меня здорово выручил.

Путь до Центральной в этот раз занимает куда больше времени — сказывается тот факт, что я тащу за собой добычу. Когда добираюсь до первой работающей сферы наблюдения, перед глазами сразу же появляется сообщение.

Вы желаете завершить задание и расформировать временную группу?

Ваша награда за выполненное задание составит: 20 кредитов.

Да/Нет

Остановившись, приваливаюсь спиной к металлической стене, давая телу передышку. И выбираю вариант «Да». Через мгновение появляется следующее сообщение.

Временная группа расформирована.

Поздравляем с успешным выполнением задания.

На ваш счёт зачислено 20 кредитов.

Не успеваю порадоваться, как вылетает второе уведомление.

Вы не выполнили взятое задание.

В качестве штрафа, с вашего счёта списано 5 кредитов.

Постарайтесь не допускать такого в будущем.

Вот же грёбанные сукины дети. Это ведь явно про задание по очистке поверхности на Центральной. Кто бы не контролировал здесь ситуацию, они точно видели, что я физически не мог взяться за работу. Но штраф всё равно начислили. Какая-то неправильная у них логика.

Проверяю свой интерфейс.

Брод.

Социальный рейтинг: 7 баллов.

Финансовый счёт: 34 кредита.



Статус: на рассмотрении.

Предупреждения: отсутствуют

Штрафы: отсутствуют

Поощрения: отсутствуют

Интересно, что значит «на рассмотрении»? Судя по заданиям, социальный статус здесь присваивается тоже не просто так. Почему тогда пишут, что он «рассматривается», а не отсутствует? Ещё один странный логический выверт.

Закончив отдыхать, снова тащу свой груз вперёд. Добираюсь до Центральной изрядно вымотанным. А впереди ещё такой же путь до Западного кольца. Или даже чуть более долгий. Возвращаться в логово «кальмаров» не имеет смысла — они из принципа не станут покупать у меня тушу. Где находится Большой Дойл, я не знаю. Надо было сразу уточнить у Эйры, но на тот момент я об этом не подумал.

Остаётся только Западное кольцо и заведения, которые держит под контролем Кармелита. Фразу «экс-напарницы» о том, что лидер второго кольца всё равно не может предложить то же самое, что и «кальмары», я до конца не понимаю. Но думаю стоит взглянуть своими глазами и оценить ситуацию.

Выбравшись на Центральную, я сразу привлекаю внимание. Доходяга, одетый только в шорты, который тащит за собой тушу хосса, примотанную самодельной верёвкой — зрелище, которое притягивает взгляды. Если добавить к этому глубокие царапины на левом боку и железку, то становится понятно, почему на меня отчаянно пялятся все окружающие.

В этот момент возникает ещё один вопрос — почему местные не используют куски металла в качестве оружия? Из той груды отходов, которую я видел, можно было изготовить не меньше сотни самодельных «дубин». А при наличии нужных инструментов, их даже можно заточить, превратив в подобие сабель. Не самый лучший вариант, но зато практически бесплатный. Хотя, может именно поэтому его и не используют? Чтобы не вооружать большое количество людей?

— Я посмотрю ты везучий, зомбяра. Хосса завалил, тащишь куда-то. Железку себе нарыл.

Справа от меня появляется Цонх. Тот самый парень, что пытался заработать на доступе к терминалам. Когда я кошусь в его сторону, парень ухмыляется.

— Если сунулся в коридоры раз, значит пойдёшь ещё. Рано или поздно ты нам всё равно попадёшься.

В голосе звучит столько уверенности, что я вполне искренне удивляюсь. В первую нашу встречу, мозги работали на холостых оборотах, едва позволяя оценить расклад. Сейчас же, я понимаю, что эта троица пусть и вооружена, но не настолько опасна, как хочет казаться. Могу поспорить, они избивали и убивали. Но вряд ли сталкивались с серьёзным противником, который ни в чём не уступал им.

Расхлябанность, ритм движений, напускные выражения лиц. Эти парни больше смахивают на гопников, которые решили, что раз отметилили пару пьяных мужиков, то смогут закатать в асфальт любого.

Откуда у меня, мать вашу, такие ассоциации берутся в голове? Кем я был в прошлой жизни?

Остановившись, слегка отступаю назад, чтобы правую руку, которой я сейчас тащу хосса, можно было выпрямить, не отпуская верёвки.

— Буду рад, если встретимся. Как видишь, я потерял футболку. Ваши, само собой, запачкаются кровью. Зато достанутся бесплатно. Да и оружия у вас немало, хоть оно всё и выглядит, как дерьмо.

Тот меняется в лице, свирепо раздувая ноздри.

— Ты, сука! Ты… Теперь тебе точно конец! Понял, зомби? Ещё один поворот в коридоры и ты труп!

Странно, но внутри у меня нет страха. Только весёлая злость.

— Завтра я снова пойду на хоссов. В то же место. Буду рад увидеть там вашу троицу.

Судя по выражению лица, он абсолютно не понимает, что происходит. Наконец выдавливает.

— Да ты спятил просто. Очередной грёбанный псих.

Я согласно киваю.

— Конечно. Я просто очередной грёбанный псих. Который убьёт вас, если попадётесь на пути. Теперь извини, парень. Болтать с тобой приятно, но дела не ждут.

Улыбнувшись в лицо оторопевшему Цонху, бреду дальше, таща за собой тушу ящерицы. А спину прожигают взгляды троих озадаченных идиотов.


Глава VII


Дорога к Западному кольцу занимает у меня почти час. Все силы уходят на то, чтобы двигаться вперёд, таща за собой тушу хосса. Безусловно, я мог бы бросить её. Но во-первых, дополнительные десять кредитов не будут лишними. Это, как минимум один дневной рацион и маленькая бутылка воды. Во-вторых, я рассчитываю что наличие добычи позволит установить хотя бы какой-то контакт. Заодно получив вполне обоснованный доступ в постройки.

Только добравшись до горловины, за которой показалось Западное кольцо, я вдруг понял, что поведение Эйры в том тёмном зале, было мягко говоря, странным. Нож и тесак. Не самое дорогое оружие, если отталкиваться от местных расценок. Но стоит оно всё равно прилично. А девушка свалила с одним убитым хоссом. Даже мне двадцатка показалась не слишком солидной суммой. А она из «старожилов».

Зачем ей вообще понадобилось отправляться охотиться на хоссов? Если ради того, чтобы обеспечить себя едой, то куда более логично было бы сформировать постоянную группу. Я бы на её месте так и поступил. Работа, безусловно сопряжена с опасностью, но если сработаться, то можно добывать по паре-тройке ящериц на нос в сутки. Более чем достаточно для питания. И откладывать на оружие с одеждой тоже получится.

Выдохнув, отрываю спину от металлической стены и шагаю вперёд. Вот и Западное кольцо. На вид такое же, как и Восточное. Десять круговых террас, множество входов. И такие же постройки в центре.

Единственная разница — нет вооружённой охраны с белыми полосами ткани на руках. Впрочем, парней в чёрных комбинезонах я пока тоже не вижу. На террасах немало людей, в том числе и с оружием. Но никакой системы расстановки бойцов, не замечаю.

Крутя головой по сторонам, шагаю к конструкциям в центре. Оттуда тянет запахом еды и внутренности снова сводит. Столкновение с хоссом и обратный путь забрали последние силы. Сейчас я бы с радостью сожрал пару дневных рационов. Или большую порцию того варева, что готовят местные повара.

Медленно продвигаясь вперёд, преодолеваю половину расстояния. Теперь уже можно различить человеческие фигуры, что маячат поблизости и рассмотреть сами постройки.

Взгляд сразу фиксирует двоих мужчин в чёрных комбинезонах. У каждого по набедренной кобуре с той самой пневматикой, которая продаётся в терминале. Выглядит не очень внушительно. Но раз они её постоянно таскают с собой, оружие видимо относительно эффективно.

Но такая охрана только перед одним зданием — большим и расположенным в самом центре. Три этажа металлической конструкции с окнами, которые задраены жалюзи. Интересный факт — вокруг него присутствует полоса пустого пространства, шириной в десяток метров. Все остальные постройки располагаются далеко за ней. Включая и объект, который мне требуется — харчевню. Я бы назвал её как-то по иному, но наверху есть вывеска, на которой красуется именно это слово.

Похоже когда-то сюда притащили металлическую панель, на которой краской нарисовали буквы. Сначала не понимаю, почему надпись кажется мне странной. Потом до мозга доходит. Дело в буквах. Символы, что тут используются, выглядят чужеродно. Разум их понимает, но я нутром чувствую, что это не тот алфавит, который я знал раньше. Очень странные ощущения — как будто постепенно сходишь с ума.

Упорно тащу хосса дальше, постепенно приближаясь к заведению. Вот из харчевни выходит официант, проверяющий, не появился ли кто-то за аккуратными металлическими столами снаружи. Заметив меня, на момент застывает. Потом качает головой и быстрым шагом движется навстречу. Поравнявшись, кивает на ящерицу.

— Помочь?

Соблазн передать работу кому-то ещё, велик. Но я хорошо помню слова Эйры о том, что добровольно отданное можно присвоить себе. Сложно сказать, как именно работает эта концепция и касается ли моей текущей ситуации. Но будет обидно выставить себя полным идиотом, да ещё и лишиться потенциального заработка.

— Сам справлюсь. Лучше скажи, за сколько возьмёте тушу?

Тот с безразличным видом пожимает плечами и ещё раз осматривает хосса.

— Одна клешня сломана, половину кишок ты потерял по дороге. Максимум десять кредитов. Но это тебе надо с Флойдом говорить. Я закупками не занимаюсь.

Сделав очередной шаг вперёд, кошусь на парня. Штаны, футболка и фартук, явно сшитые из того же материала, что другая одежда. На ногах крепкие ботинки. Оружия не замечаю. Но под широким фартуком можно спрятать что угодно — от ножа до топора.

— Часто вам вообще приносят такое? Слышал у вас тут свои поставки.

На лице официанта появляется усмешка.

— Для зомби, которого выгрузили только вчера, ты как-то слишком информирован. Откуда железку эту взял? Нашёл что ли?

Выдохнув, останавливаюсь, делая передышку.

— Нашёл. Полезные, знаешь вещи, иногда под ногами валяются.

Парень снова скалит свои зубы.

— Угу. Слышал, «кальмары» вчера дыру латали. У них там под ногами, наверняка много чего валялось.

Довольный своей проницательностью спутник, продолжает улыбаться. А я снова тащусь вперёд. Осталось уже немного. Ещё чуть-чуть и можно будет отдохнуть.

— Как ты вообще в одиночку хосса завалил? — официант упорно не отстаёт, шагая рядом.

— Повезло, — выдаю я максимально сжатую версию.

Дыхалка не позволяет нормально разговаривать на ходу. Но мне нужна информация. Поэтому выдавливаю из себя слова.

— Что тут ещё есть интересного? Кроме харчевни и группы Кармелиты?

Слышу, как он хмыкает справа от меня.

— Давно тут таких резвых зомби не было. Ты ещё скажи, что хочешь к самой Кармелите в гости зайти?

Я опять останавливаюсь, а тот вполне искренне ржёт над своей шуткой.

— Что-то мне подсказывает, она сама кого-то пришлёт. «Кальмары» прислали. А эта девчонка не выглядит более тупой.

Теперь на его лице появляется настороженность и парень невольно косится в сторону «комбинезонов», которые не так уж далеко.

— Ты бы осторожнее со своими словами, зомби. Не вздумай при них такого ляпнуть. Протянешь потом недолго.

Немного подождав, продолжает.

— И вообще, Кармелита уже давно никого не рекрутирует. В бойцы по крайней мере. Вот наложников ищет постоянно, нравится бабе скакать на свежем хере. Но мне кажется, это не твой путь.

Последние предложения он произносит шёпотом. Я же согласно киваю.

— Не мой. Но с ней я бы всё равно поболтал.

Работник заведения качает головой.

— Ты идиот? Или тебя клешнёй зацепило? Где ты и где Кармелита? Нахера ты ей сдался?

Готовясь к финальному рывку до дверей харчевни, нахожу в себе силы оскалить зубы.

— Выясним в процессе.

На самом деле вопрос стоящий. Но в моей голове уже сложилась теория по поводу местной «королевы». Возможно неверная. Но если я прав, то она действительно сама пригласит меня для разговора. Либо пришлёт кого-то, если сочтёт личную встречу с зомби неприемлемой.

Вот и вход. Шагаю к порогу, но официант меня тормозит.

— Запачкаешь всё. И так придётся пол отмывать. Флойд выйдет.

Остановившись на месте, оглядываюсь назад. Ну да — он прав. Кровавый след тянется за мной от самой горловины входа в Западное кольцо. Крови не слишком много, но след вполне заметный. Хм. Интересно, теперь появятся задания на мытьё пола Центральной? Хотя, если подумать, то основная масса крови вышла ещё до неё. Центральная получила только остатки, которые быстро высохнут.

Сопровождавший меня парень исчезает внутри. Возвращается вместе с пузатым мужиком в белом фартуке, заляпанном то ли жиром, то ли чем-то ещё. Уперев руки в бока, тот критично рассматривает тушу хосса.

— И сколько ты за него хочешь?

Пожимаю плечами.

— Говорят, Большой Дойл платит по двадцатке.

Лицо мужика стремительно мрачнеет.

— Так и тащи к нему. Пусть платит. Тебе там глотку перехватят ещё по дороге. А потом толстяк тебя же и подаст под гарниром из дерьма и опилок.

Флойд начинает разворачиваться, чтобы уйти и я пытаюсь исправить ситуацию.

— Я привёл его лишь в качестве примера. А принёс, как видите вам. Сколько готовы заплатить?

Тот окидывает меня взглядом и тяжело вздыхает.

— Десятку. Только за уважение к твоему упорству и наглости.

Ноздри втягивают запахи из помещения и я решаю поинтересоваться ещё одним моментом.

— А сколько стоит порция мяса?

Повар секунду недоумённо смотрит на меня. Потом начинает колыхаться от приступа хохота.

— Десятку, зомби. Хочешь натуральный обмен?

Я невольно теряюсь. По идее, в туше, которую я притащил, не меньше десяти килограмм чистого мяса. Может быть семь или восемь. Но одна порция, это максимум грамм пятьсот. А то и того меньше. Выходит из каждого хосса получается, как минимум четырнадцать порций на продажу. Которые стоят всё те же десять кредитов. Где тут смысл?

— Что, не понимаешь? А ты попробуй найти тут источник пламени или жара, чтобы что-то приготовить. Если отыщешь, считай, ты уже разбогател. Конечно, если сможешь его защитить.

Вот оно в чём дело. Если подумать, то жечь тут действительно почти нечего. Вокруг сплошной металл. Ни один из вариантов потенциального топлива, не получится использовать в долгосрочной перспективе. А в харчевне, выходит есть источник огня.

— Давай так — мне мяса, сколько влезет. И что-то попить. И можешь забирать эту тушу.

Толстяк снова смеётся.

— Думаешь в тебя много влезет? У тебе заворот кишок от большого объёма начнётся. А денег на медстанцию, как я подозреваю, на счету нет.

Отчасти он прав. Но тут всё зависит от подхода.

— Это уже будут мои проблемы. Так что? По рукам?

Ухмыляющийся толстяк трясёт колышущимся подбородком. Но не двигается с места. Через пару мгновений перед глазами появляется текст сообщения.

Флойд предлагает вам контракт следующего содержания.

Вы передаёте ему тушу убитого хосса, взамен получив возможность съесть столько жареного мяса, сколько сможете. Помимо этого, по выбору заведения будет предоставлен один напиток.

Примечание: максимальная пауза во время еды не может составлять более трёх минут.

Согласиться/Отклонить/Отправить контрпредложение

Хитрожопый повар. Но в целом, условия меня устраивают. Более того, я бы сказал, они весьма неплохие. Поэтому подтверждаю своё согласие.

Снимаю верёвку и официант подхватывает тушу ящерицы, таща её внутрь. А я шагаю следом за толстяком, пересекая порог заведения.

Внутри оказывается вполне уютно. Прямоугольные металлические столы. Скамейки из такого же материала. Приятная глазам подсветка. И даже какое-то количество посетителей, среди которых имеется пара знакомых лиц. Та самая парочка, что проводила «активацию». Один из них толкает второго локтём, показывая на меня. Ну да. Зомби убил хосса и приволок сбыть его на Западное кольцо. Судя по тому, что я видел, не самый обычный расклад для этого места.

В центре находится подобие барной стойки, которая рассекает зал надвое. И я отправляюсь к одному из дальних столиков правого крыла. Причина проста — тут всего один посетитель. Мрачный мужик в покрытой пятнами пота футболке, перед которым стоит большая тарелка с остатками мяса и срезанная сверху пластиковая бутылка, наполовину заполненная жидкостью. А рядом стакан, на дне которого плещется грамм сто алкоголя.

Проводив меня долгим взглядом, он опять утыкается взглядом в столешницу. А я усаживаюсь за один из столиков в конце этого крыла зала. Металлическая скамейка ожидаемо оказывается тёплой — устроиться можно с комфортом.

Пока жду, пытаюсь понять ситуацию с местной инфраструктурой. Всё построенное в центре кольца, явно возведено при создании данного места. Часть плана. То есть концепция заведения в котором подаётся еда, была заложена с самого начала? Остаётся вопрос — как здесь обосновался Флойд? По какому принципу «кукловоды» сверху выбирают расстановку фигур? И влияют ли они вообще на их положение?

Около стойки показывается сам повар, несущий на руках поднос. Грохает его на стол передо мной и рот наполняется слюной, а руки приходится удерживать на месте силой. Большое блюдо, наполненное мелкими кусками жареного мяса, рядом с которым стоит высокий запотевший бокал, наполненный тёмно-синей жидкостью.

— Это что? — вопросительно смотрю я на напиток.

Усевшийся напротив повар ухмыляется.

— Считай это утренним фрешем. Сейчас правда обед. Но тебя можно извинить — зомби не всегда в курсе правил.

Не совсем понимаю о чём он. То ли просто мелет какую-то ерунду, то ли коснулся реально существующей стороны местной жизни.

Как бы там ни было, первым делом я подцепляю ближайший ко мне кусок мяса и засунув рот, медленно пережёвываю, стараясь не сорваться. Очень хочется, быстро разорвать его зубами и проглотить, сразу же набросившись на всё, что осталось.

Перемолов зубами мясо и тянусь к бокалу. Осторожно нюхаю тёмно-синюю жидкость. Запах приятный. Отдаёт то ли какими-то ягодами, то ли травами.

— Пей-пей, зомби. Ты даже не представляешь, как тебе сейчас повезло и сколько это стоит.

Глянув на ухмыляющегося повара, который рассматривает меня, откинувшись на спинку скамейки и сложив руки на брюхе, не понимаю, серьёзно он или нет. Но глоток «коктейля» делаю. Жидкость более густая, чем обычная вода. С терпким приятным вкусом.

Тянет немедленно выхлебать всё содержимое бокала, но я отставляю его в сторону и подождав несколько секунд, отправляю в рот второй кусок мяса.

— Я слышал, ты думаешь, Кармелита за тобой кого-то пришлёт. Зачем?

Так вот в чём дело. А я гадал, за каким хером около меня отирается владелец харчевни?

— Потому что это в её интересах, — невозмутимо озвучил я, пережёвывая второй кусок мяса.

Флойд нахмурился.

— Ты бы осторожнее с такими провокационными заявлениями. В кольце безопасно. Но раз ты притащил сюда тушу хосса, значит выбирался в коридоры. И чтобы выжить, отправишься туда ещё раз.

Я усмехаюсь и делаю ещё один глоток тёмно-синего «коктейля». Вкусно. И в голове после него проясняется.

— Давай так, если сюда явится кто-то от Кармелиты, то ты будешь должен мне ещё одно блюдо мяса и второй такой же коктейль.

Во взгляде толстяка появляется блеск азарта и он наклоняется в мою сторону.

— А если до вечера за тобой никто не придёт, то ты притащишь мне ещё пару хоссов. Бесплатно.

Сомневаюсь, что дело тут в экономии финансов. Скорее в том, что с меня больше нечего взять. Работники у него уже есть, та сумма денег, что есть на моём счёте, Флойду точно не интересна. И ценным имуществом я тоже не располагаю. А вот принять участие в споре повару явно хочется.

— Согласен. По рукам?

Тот ухмыляется и скоро перед глазами появляется текст нового контракта с условиями спора. На этот раз использую опцию «контрпредложения» и вижу, как удивлённо расширяются глаза повара.

— Собираешься ждать всего два часа?

Я кивнул, забирая с блюда очередной кусок мяса.

— Если Кармелита окажется настолько нерешительной, что не определится за два часа, значит я в ней ошибся. И у меня появятся другие дела.

Повар выглядит немного ошеломлённым. Но с изменённым текстом контракта успешно соглашается. А я продолжаю методично пожирать мясо.

Через десять минут он всё-таки оставляет меня в одиночестве. Понял, что я всё равно не собираюсь раскрывать карт. А значит нет резона тратить время на какого-то зомби.

Я же остаюсь на тёплой скамейке, продолжая насыщаться. Через час, когда я опустошил две трети большого блюда и полностью выпил «коктейль», около стойки появляется парень в чёрном комбинезоне. Оглянувшись, находит взглядом меня. Спустя несколько мгновений уже стоит рядом.

— Встал и пошёл за мной. Госпожа Кармелита хочет тебя видеть.


Глава VIII


Повернув голову, изучаю «комбинезона» взглядом. Бронепластины, пневматика, телескопическая дубинка и нож. Выглядит внушительно. И хорошо это знает.

— Встал, зомби. Не вынуждай заставлять тебя.

Хмыкнув, перевожу взгляд на сферу наблюдения, которая установлена на потолке.

— А ты можешь заставить? Попроси вежливо. С уважением. Тогда я может и поболтаю с твоим боссом.

Тот тяжело вздыхает и упирается руками в столешницу, смотря на меня.

— Думаешь, раз тут есть работающая камера, то ты неуязвим? Знаешь, в чём преимущество социального статуса, сука? В возможности навалять такому, как ты, если возникает острое желание.

Справа от стоящего поперёк прохода «комбинезона», появляется фигура повара, который складывает руки на груди.

— Только он может дать тебе отпор, Эльтак. На законных основаниях. Не забыл?

Подручный Кармелиты косится в сторону Флойда.

— Зомби? И что он сделает? Защекочет меня до смертных колик? Не смеши, Фло. У сучонка просто съехала крыша — вообразил себя крутым героем с кипящим сердцем и замёрзшей головой. Или как там оно правильно?

Пока боец говорит, я не сижу без дела — смещаюсь в сторону и двигаю тарелку на самый край стола. А потом подвожу руку к бокалу.

Отчасти пришедший парень прав — моих сил сейчас мало на что хватит. После еды самочувствие сильно улучшилось, но не настолько, чтобы драться с ним на равных. Как мне кажется, полноценное восстановление может занять ещё дней десять, а то и больше. Вообще странно, что я столько сожрал и при этом всё ещё могу двигаться. Единственное объяснение, которое у меня имелось — тёмно-синий коктейль, которым угостил меня Флойд. Хер его знает, может в составе было что-то бодрящее. Если так, то эффект оно дало весьма мощный.

— Так ты идёшь сам или тебя придётся тащить? — наклонившийся «комбинезон» буквально рычит мне в лицо.

Какой-то перебор с агрессией. Такое ощущение, что он не совсем в адеквате.

Боец Кармелиты воспринимает моё молчание, как отрицательный ответ. И сразу переходит к делу — вцепившись в мою правую руку, рывком тащит вверх, поднимая на ноги. Как оказалось, силы в нём немало. Я буквально взлетаю вверх. А вместе со мной и пустой бокал, сжатый в левой руке.

Перед глазами вспыхивает сообщение, но прочитать я его уже не успеваю. Впечатываю стекло в район переносицы «комбинезона», разнося посудину на осколки. Тот от неожиданности разжимает пальцы, вскинув обе руки к глазам. Хотя мог бы закончить всё одним ударом. Разница в силе у нас такая, что его кулаку достаточно просто попасть мне в грудь, чтобы гарантированно свалить с ног.

Обеими руками хватаю здоровенное блюдо, вытряхивая из него остатки жареного мяса. Делаю шаг в сторону, заходя за спину противника. Тот как раз начинает приходить в себя — убирает руки от глаз и правой срывает с пояса телескопическую дубинку, которую сразу же «вытряхивает». Одновременно с этим видит, что цели нет на старом месте и машинально делает шаг назад. Этот момент совпадает с моей атакой — относительно тяжелое блюдо врезается в заднюю часть его коленей. Усиленный моим весом удар сбивает того с ног, заставив вскрикнуть от неожиданности.

Я же оказываюсь слева от него, в районе головы. На которую сразу же и опускаю тарелку, разбивая ту на куски. Рядом со свистом проносится дубинка, глухо ударившая в металлический пол — парень промахнулся. Схватив в каждую руку по осколку, обрушиваю их вниз. Один проходит мимо цели, распарывая противнику щёку. А вот второй вонзается точно в глаз.

Заведение оглашается громким воплем «комбинезона», который снова пытается достать меня дубинкой, второй рукой прикрывая лицо. Но я снова смещаюсь, уходя за голову распластавшегося на полу бойца. Мышцы гудят от нагрузки, но бушующий в крови адреналин пока позволяет выполнять все манёвры с нужной скоростью. Сейчас я не делаю ничего сверхъестественного, но для истощённого тела нагрузки слишком зашкаливающие.

Руки с осколками тарелки снова опускаются вниз. Уцелевший глаз прикрыт кистью в перчатке, поэтому я рассекаю кожу на лбу над ним. Кровь льётся вниз, «комбинезон» снова орёт, бесполезно взмахивая дубинкой.

До него наконец доходит, что можно просто подняться на ноги, разорвав дистанцию. Парень делает рывок, крутясь на полу. Левую руку упирает в пол, правую с дубинкой выбрасывает вперёд — её последнее звено рассекает воздух рядом со мной.

Ещё одно движение и он окажется на ногах. После чего справиться с экипированным и здоровым противником будет практически невозможно. По правой руке течёт кровь — я тоже порезался, орудуя осколками. Отбрасываю своё импровизированное оружие в левую сторону. Уже выпрямившийся боец немедленно разворачивается в ту сторону, очерчивая полукруг ударом дубинки. Зрение ему недоступно — один глаз физически отсутствует, а второй залит кровью. Поэтому инстинктивно реагирует на звук упавших осколков.

Я же проскальзываю за его спиной к столу, за которым всё началось. И вцепившись в палицу, всё это время лежавшую на скамейке, разворачиваюсь, занося её для удара. Через мгновение кусок металла под углом обрушивается сверху вниз. Правда вместо затылка противника, врезается в его челюсть — тот снова успел среагировать на звук и крутанулся на месте, сменив позицию.

Челюсть с хрустом выворачивается под странным углом, а парень «плывёт» — отступив назад, пытается опереться правой рукой о стол, чтобы не рухнуть вниз. Телескопическая дубинка скользит по металлической столешнице, левая рука бесполезно болтается в воздухе — он полностью открыт. Занеся палицу, снова обрушиваю её вниз, вбивая прямо в лоб «комбинезона».

Удар становится финалом схватки — парня просто вырубает. Мой взгляд сразу смещается на кобуру с пневматикой, которую тот почему-то не пытался использовать. Интересно, наблюдатели сочтут это воровством? Или местные «законы» позволяют забрать добычу у поверженного противника?

Поднимаю глаза на повара, чтобы прояснить этот вопрос, но вместо Флойда обнаруживаю перед глазами сразу небольшую компанию. Та самая девушка, что была на приёмке, которая пялится на меня с блеском во взгляде. И двое бойцов в знакомых комбинезонах, только ещё и со шлемами на головах. В руках телескопические дубинки — судя по позам, они готовы немедленно броситься в бой.

— Молодец. Правда у меня есть вопрос. Зачем ты его так разделал?

Девушка проходит языком по губам и я внезапно чувствую отклик организма ниже пояса. То ли это последствия схватки, то ли подействовало поглощённое количество еды. А может и работа напитка от заведения Флойда.

— Он не соблюдал правила хорошего тона.

— Да? — её взгляд проходится по залитому кровью телу и девушка уточняет, — Именно поэтому ты выколол ему глаз, сломал челюсть и повредил череп, чудом не задев головной мозг?

Мне остаётся только пожать плечами.

— Но ведь не убил. К тому же я честно предупреждал, что надо быть вежливее.

Её язык снова скользит по губам, оставляя за собой влажный след.

— Ладно. Кармелита сама решит, что с тобой делать. Ты же пойдёшь со мной?

Я усмехаюсь, рассматривая её. Та, как будто что-то почувствовав, упирает руки в бока, из-за чего короткая кожаная куртка расходится в стороны. В итоге мне открывается вид на грудь, прикрытую лишь полупрозрачной тканью. Какого хера? Я должен ещё недели две отжираться и в себя приходить, прежде чем реагировать на женщин. Организм как-то будто получил порцию экстра-топлива, что заставила проржавевшее авто выдать почти двести километров в час, пусть даже со скрипом и риском рассыпаться прямо на трассе.

Стоп. Топливо? Коктейль, который дал мне Флойд. Как он там сказал? «Ты не представляешь, как тебе повезло»? И вроде что-то там добавлял про цену. Могу поспорить, это всё он.

Взгляд перемещается к повару, на лице которого отражается некоторое напряжение. Думаю, он не рассчитывал, что конфликт может зайти настолько далеко. Если вообще предполагал его в своих раскладах.

— Да. Видишь, когда меня вежливо просят, то никаких проблем нет.

Девушка улыбается, демонстрируя свои зубы.

— Знаешь, у меня как раз наоборот, дорогой. Не люблю вежливых подхалимов.

Взмахивает рукой, поворачиваясь к своим бойцам.

— Уберите оружие. И дотащите Эльтака до медстанции.

Оба бьют телескопическими дубинками в пол, возвращая их в первоначальное положение. После чего один из них уточняет.

— А если не хватит кредитов? Тут же серьёзно — глаз, челюсть, череп.

— Тогда пусть станция приведёт его в чувство и обезболит. А потом предложишь долговой контракт. Под пять процентов в сутки. Не захочет, пусть гуляет так.

«Комбинезоны» переглядываются. Выглядит забавно, если учесть, что их головы закрыты шлемами с непрозрачными снаружи стёклами. Потом в беседу вступает второй из них.

— Но это же Эльтак. Он свой и…

Девушка поднимает руку, обрывая его на середине фразы.

— Он слишком много позволял себе в последнее время. Ошибка за ошибкой. А теперь не справился с элементарной задачей — доставить для беседы зомби. Более того, проиграл ему в бою, получив повреждения, лечение которых встанет минимум в тысячу кредитов. И напомню ещё раз, это мой прямой приказ. Кто-то из вас отказывается подчиняться?

Бойцы отступают назад, почти синхронно опуская головы. Движутся вперёд только дождавшись ещё одного взмаха её руки.

— Ты не сможешь забрать его оружие, зомби. Под сферой наблюдения, это будет засчитано, как мародёрство. С учётом твоего текущего статуса, верная смертная казнь. Идём, если не передумал.

Развернувшись, шагает к выходу. Иду за ней, сжимая в руках палицу. Мимо проносятся бойцы, спешащие поднять товарища. Оба старательно делают вид, что меня здесь нет. Наверное неприятно осознавать, что какой-то доходяга уложил неплохо вооружённого и экипированного «коллегу».

Выйдя на улицу, держусь позади девушки. Что сказать Кармелите, я уже знал. Варианты ответов на вопросы, тоже продумал. У меня было немало времени, чтобы набросать план. Долгий путь от коридоров до Западного кольца прошёл весьма плодотворно в плане анализа ситуации. В самом конце, активность мозга снизилась до минимальных значений — мне пришлось полностью переключиться на своё физическое состояние. Но на тот момент, в голове уже была схема действий.

Всё лежало на поверхности. Две группировки. Одна — многочисленный и хорошо вооружённый отряд «Кальмар», который держит под своим контролем практически все активные задания. Их бойцы были даже у входа в Западное кольцо. Но вот внутри территории, я пока не видел ни одного из них.

С другой стороны — не настолько многочисленная группа техников, под руководством Кармелиты. Экипированы и вооружены лучше, чем противник. Хотя это не факт — их ключевое отличие от «кальмаров», пневматика. Эффективность которой находится под вопросом. Вот броня у «технарей» точно лучше. Насчёт остального я не уверен — у Орбона, что пытался меня завербовать, был полноценный револьвер. Ещё один «кальмар» щеголял с обрезом.

Уверен, даже несколько единиц огнестрела с лихвой перекроют всю пневматику, что имеется у людей Кармелиты. Конечно, при условии, что найдётся необходимое количество патронов. Подозреваю, именно в этом и состоит основная проблема местной элиты. От твоего револьвера будет мало практического толку, если в барабане всего три патрона. При таком раскладе он из оружия становится скорее инструментом психологического давления.

Как бы там ни было — у Кармелиты был свой канал поставок. Как минимум для комбинезонов. Возможно для чего-то ещё. И хватало влияния, чтобы держать под контролем второе кольцо, куда конкуренты предпочитали не соваться.

Но её людей практически не было на Центральной. Они не претендовали на масштабные задания и не руководили группами рабочих. Это наглядно демонстрировало, что весь остальной сектор находится под полной властью «кальмаров». И если я верно понимал калейдоскоп из косых взглядов, перешёптываний и обрывков слов, ситуация постепенно накалялась. Когда-то всё было не так и Кармелита была той, что могла дотянуться до любого уголка сектора. Но сейчас «кальмары» подмяли под себя почти всё. И продолжали давить, желая заполучить себе и второе кольцо.

Не знаю, почему дело до сих пор не дошло до открытого конфликта. Но на мой взгляд, Кармелита должна была слышать о новом зомби, что прямо посреди Центральной угрожал отправить на тот свет троицу бойцов Цонха. И притащил в её кольцо тушу хосса. На её месте я бы задумался, как можно использовать новичка в своих интересах. Как ни крути — нас с ней ничего не связывало. В работе на «кальмаров» меня заподозрить тоже сложно — я объявился здесь только вчера. И отклонил их предложение, о чём местный лидер тоже должна знать.

Всё это уже было уложено в голове, поэтому всю дорогу до «офиса» Кармелиты, я откровенно пялился на зад идущей впереди девушки. Настолько неприкрыто, что стоявший около входа охранник удивлённо хмыкнул, рефлекторно тоже глянув на её ягодицы. Но быстро отвернулся. Похоже рассматривание начальственных задниц здесь не поощрялось.

Внутри оказалось неожиданно уютно. Металлические стены были обиты покрытием, составленными из ткани футболок, которая перемежались со шкурами хоссов. Хотя, скорее обклеены. Сомневаюсь, что они решились пробивать металл. Стандартные светильники декорированы так, что если не знать, сразу и не поймёшь на что именно смотришь. На полу — подобие ковра. Хотя нет. Настоящий ковёр — ступни утопают в мягком ворсе.

Поднимаемся наверх по лестнице, которая тоже прикрыта ковром. И скоро останавливаемся перед дверью. Провожатая поворачивается ко мне.

— Кармелита ждёт тебя. Удачи, зомби. Как нарастишь мясо, найди меня. Если этот голодный блеск из глаз никуда не денется…

Она многообещающе проводит языком по губам и я растягиваю губы в усмешке.

— Боюсь к тому моменту, у меня появится масса дел. Тебе придётся самой найти меня. И вежливо попросить.

На этот раз она не отвечает. Сверкнув глазами, проходит мимо, коснувшись бедром. А я кладу пальцы на дверную ручку и спустя мгновение делаю шаг внутрь комнаты, удивлённо застывая на месте.

Металлические стены полностью закрыты покрытием, имитирующем каменную кладку. Посреди комнаты стол из дерева. Или стилизованного под него материала. Рядом с ним стулья, которые тоже отнюдь не из металла. Около стены — диван. По бокам от него пара кресел. А напротив — выход в другую комнату.

Окон нет, но они и не нужны. Перед хозяйкой жилья лежит планшет, на экране которого отображается картинка происходящего в кольце. Сразу с нескольких ракурсов, что позволяет максимально охватить ситуацию. Установила свои камеры? Каким-то образом получает данные с тех, что уже есть?

Сама она не сильно похожа на ту девицу, которая меня сюда доставила. Завязанные в хвост светлые волосы, плотная белая рубашка, обтягивающая грудь. Белья она не носит, но этого и не надо — бюст держится сам по себе. В зубах сигарета, под рукой пистолет, а глаза с интересом рассматривают меня.

С трудом отрываю взгляд от пистолета и перевожу его на лицо женщины. На вид ей не больше тридцати. Морщин почти нет, кожа кажется гладкой, тело дышит силой. Но стоит посмотреть в глаза, как появляются вполне обоснованные сомнения. Такие глаза идеально подходят старухе которая повидала в этой жизни всё, а потом случайно зачерпнула ещё столько же, влив в себя. Впрочем, даже если и так, то сидящую передо мной женщину это не сломало.

Кивает на стул напротив себя.

— Присаживайся. Рассказывай. С чего ты взял, что я заинтересуюсь каким-то зомби? Кто надоумил?


Глава IX


Опустившись на стул, кладу палицу на соседний. Рука Кармелиты лежит около пистолета. У меня нет шанса даже просто дотронуться до неё — женщина раньше всадит в меня пулю.

— Решил, ты можешь использовать меня, чтобы переломить расстановку сил в свою пользу, — выдаю я ответ на её вопрос.

Несколько секунд она молча смотрит на меня. Потом внезапно принимается хохотать. Отсмеявшись, качает головой и прикуривает вторую сигарету от первой.

— Я бы не так сильно удивилась, если бы ты сказал, что пришёл, чтобы предложить свои услуги в постели. Чем мне может помочь сраный зомби? А? Кусок ты тупого идиота.

Выдыхает дым и тот быстро поднимается к потолку. Система встроенной вентиляции. Причём достаточно мощной.

— Ваш человек в медстанции. В харчевне Флойда разделывают хосса, которого я принёс. При всём этом, хочу заметить — мышцы ещё не пришли в норму. Как только я смогу действовать в полную силу, боеспособность вырастет.

Та усмехается. А я ловлю себя на мысли, что в отличие от предыдущей девушки, эта меня никак не заводит. С формами и лицом всё в порядке, но от неё как будто веет холодом. Трахать такую, всё равно, что иметь снеговика.

— Предположим, ты и правда на что-то годишься. С чего мне тебе доверять? Зомби, что появился тут, буквально вчера.

Я втягиваю ноздрями сигаретный дым. Воспоминаний он вроде и не пробуждает, но зато правая рука сама дёргается, едва не потянувшись к пачке на столе.

— Именно поэтому ты и можешь мне доверять. «Кальмары» подмяли под себя почти всех из нас, заставив их подписать рабские контракты. Мне предлагали вступить к ним в качестве полноценного бойца. Я отказался. И готов помочь тебе изменить расклад в свою пользу.

Женщина задумчиво разглядывает меня.

— И чем ты можешь мне помочь, зомби? Даже если восстановишься. Как тебя использовать?

— Между нами нет никакой связи. Ты можешь бить по врагам, не используя своих людей.

Кармелита качает головой.

— Всё кольцо видело, как ты пришёл сюда. Уверена, первые гонцы уже мчатся к «кальмарам», чтобы доложить им. А спустя полчаса об этом будет знать весь сектор. Жить в замкнутом мирке скучно — любая новость на вес золота.

— Я избил твоего человека. Лишил его глаза и сломал челюсть. Заставил потратиться. Чем не предлог для визита?

Женщина кривится в усмешке.

— Как ты предлагаешь объяснить тот факт, что тебя отпустили живым? А? Зачем мне выпускать того, кто покалечил одного из бойцов?

Мы уже торгуемся. Отлично.

— Если под твоим контролем оба источника информации о встрече, можно придумать массу версий. Например я расплатился с тобой ценной информацией. О «кальмарах». Или какой-то находке в коридорах.

Лидер «техников» хмыкает.

— А это может быть интересным. Заставит уродов побегать.

Выдохнув дым, наклоняет голову набок.

— Но сначала ответь, в чём твой резон? Зачем рисковать своей головой?

Решаю дать честный ответ.

— Я хочу выбраться отсюда. Подняться на ярус выше.

В холодных глазах впервые мелькает искра жизни.

— Это невозможно, зомби. Одиннадцать бойцов «Истины». Лучшие из той груды отбросов, что были здесь. Огнестрел у каждого. Патронов не так много, но и длинные перестрелки тут устраивать не с кем. Ты либо вгоняешь утырку пулю в голову, либо он просто бежит, завидев ствол.

Затянувшись, вздыхает.

— Никто не вернулся. Раз не смогли они, не получится ни у кого из нашего сектора.

Я скептически хмыкаю.

— Они могли дойти до цели. Но не так, как планировали. Например вдвоём или втроём. Думаешь, они бы рванули назад, потеряв по дороге почти всех людей и понимая, что второй раз этот путь преодолеть не выйдет?

Её лицо искажается гримасой и до меня доходит, что тут что-то личное. Она наверняка десятки раз прокручивала все мои аргументы в голове. Но по какой-то причине женщине проще считать ушедших мертвецами.

— Он бы вернулся. Кейн. Капитан «Истины». Мужик со стальным хером и яйцами, размером с твою голову зомби. Он бы вернулся. Не испугался и не оставил меня здесь.

Вот и причина. Пока я думаю, как перевести разговор в другое русло, Кармелита сама задаёт новый вопрос.

— Зачем тебе на другой ярус? Чего ты хочешь? Добраться до земли, солнца и деревьев? Чтобы жить под ними, слушая пение птиц?

Последние фразы, скорее всего цитаты её любимого Кейна, что сгинул в неизвестности. Проблема в том, что у меня совсем другие приоритеты. Поднимаю взгляд к потолку и женщина понимает намёк правильно.

— Здесь нас никто не услышит. Ты можешь говорить всё, что угодно. Да и тем, кто наверху, чаще всего плевать на наши разговоры. Если там вообще есть кто-то живой.

Откинувшись на спинку стула, стараюсь не обращать внимания на сигаретный дым.

— Я хочу подняться на самый верх. Выяснить, где я и кто меня сюда определил. После чего найти выродка и скормить ему собственную печень, нарезанную тонкими слайсами.

Женщина мрачно кивает, туша окурок в самодельной пепельнице, сделанной из куска металла.

— Понимаю. Первые года два-три я тоже рвалась наружу. Хотела добраться до тех, кто здесь всем управляет и рвать их на куски. Но потом поняла, что это не имеет смысла. Мы нулёвки. Которых не просто так засунули на самый дерьмовый ярус. А на остальных… Если там есть люди и условия для их жизни, значит у них и снабжение получше. Ну вот представь, вламываешься ты на ярус с пистолетом, а тебя встречает ввод бойцов в броне и с автоматами. Что станешь делать?

Цокнув языком, не задумываясь выдаю ответ.

— Действовать по ситуации. В любом случае, это не повод оставаться на одном месте.

Какое-то время молча смотрит на меня. Потом начинает говорить и я сразу понимаю, что «философская часть» беседы закончена.

— На сегодня останешься здесь. Можешь выбрать любое место на пяти нижних ярусах. Перед этим зайдёшь к Флойду, получишь ещё один коктейль. И третий выпьешь вечером. Первый, тебе этот хитрожопый толстяк уже выдал. И судя по тому, как ты пялился на Вейну, он успешно сработал.

— А потом?

— Если будешь в кондиции, получишь от меня ночное задание и отправишься в путь.

Ожидаю, что она продолжит, рассказав, каким именно будет задание. Но женщина благополучно молчит. Тогда уточняю сам.

— Почему ночное? И в чём оно будет заключаться?

Та скалится в усмешке.

— Ночное — чтобы не шагать на виду у всех. Суть задачи узнаешь вечером, перед тем, как выйти.

— Так не пойдёт. Я всё равно никуда отсюда не денусь. А чем больше времени будет на обдумывание задачи, тем лучше.

Ещё несколько мгновений раздумывает, постукивая по столешнице. Потом определяется с решением.

— Тебе нужно будет кое-кого прикончить. В секторе есть тёмные зоны, где отсутствует наблюдение. Их любят те, кому не по душе обычная жизнь. Ублюдки, наслаждающиеся болью других и любящие лить кровь по малейшему поводу. Лидера одной из таких групп ты и должен будешь убить.

Видимо на моём лице отображается немой вопрос. Потому как Кармелита сразу продолжает.

— Ты получишь ещё два коктейля. Три в сумме за один день. Максимум, который может сейчас выдержать твоё тело. Этого должно хватить. Оружием я тебя тоже снабжу.

Хочу поинтересоваться, что именно эти коктейли делают, но она уже кивает на дверь.

— А теперь иди. Если будут вопросы — адресуй Флойду или Вейне. При наличии возможности тебе всё объяснят.

Намёк понятен — пора убираться из кабинета. Поднявшись на ноги, ещё раз окидываю помещение взглядом, стараясь захватить детали. А через несколько мгновений уже стою в коридоре, где меня ждёт спутница. Как там её назвала Кармелита? Вейной?

— Следуй за мной, зомби. Приказ чёткий и ясный — присматривать, объяснять, наблюдать.

Вниз спускаемся молча. Вопросов у меня масса, но пока предпочитаю приглядеться к окружающим интерьерам. Глаза уже привыкли к отделке и теперь подмечают другие детали. Например наблюдательный пост около одного из окон. И что-то похожее на полноценную винтовку рядом с бойцом. Оружие накрыто куском ткани, поэтому сложно разобрать детали. Но я вижу общие очертания и кусок приклада. Это точно какой-то вариант винтовки.

Если это настоящий огнестрел и таким же способом прикрыты все остальные направления, то потенциал отряда Кармелиты становится куда более весомым. С другой стороны, в логове «кальмаров» я не был. Как знать, что скрывается в их загашниках?

Оказавшись на улице, понимаю, что Вейна ведёт меня совсем не к Флойду. Вместо этого девушка уверенно направляется к одной из лестниц, что ведут на круговые террасы. Подъём заканчиваем только на уровне третьей из них. Здесь подручная Кармелиты шагает ко входу, перед которым дежурит одинокий мужик в штанах и футболке, вооружённый топором.

Они обмениваются кивками и мы проходим по коридору, в итоге оказавшись внутри помещения с десятком двухъярусных кроватей и тумбочками. Кроме нас тут больше никого. Что интересно — единственная сфера наблюдения не работает. По крайней мере, индикатор на ней не светится.

— Располагайся. У тебя наверняка есть вопросы, которые ты хочешь задать. Лучше сразу со всем разобраться, чтобы не тратить время потом.

Сама девушка опускается на нижний ярус одной из кроватей, с интересом разглядывая меня. Хм. Если она знала, что Кармелита собирается отправить меня куда-то в ночь, то зачем была сцена прощания в коридоре? А если не предполагала такого расклада, то как настолько быстро узнала о результате нашей беседы. Она же ждала сразу за дверью. То есть, либо вся «проверка» была постановкой, либо у них есть какие-то средства связи. Скорее всего завязанные на интерфейс.

Но спрашиваю я не об этом. О секретах своего босса девчонка всё равно ничего не расскажет. Зато способна выдать немало иной полезной информации.

— Что за напитки вы мне подсовываете? Состав, воздействие на организм, происхождение?

Та немного откидывается назад, опираясь на руки.

— А ты сам ещё не догадался? Мы занимаемся приёмкой свежего мяса. Каждый новый зомби проходит через наших людей и получает индивидуальную оценку — требуется ему медицинская помощь в восстановлении или нет. Кто бы не организовал всё это, изначально такого зашкаливающего уровня потерь не предполагалось.

Она кривит губы в усмешке, наблюдая, как я опускаюсь на кровать напротив. Потом продолжает.

— Если кто-то из зомби чувствует себя плохо, ему положен комплекс из трёх коктейлей. Ускоряет процессы метаболизма, даёт возможность быстрее восстановить мышечную массу, выступает катализатором для деления клеток внутренних органов. Плюс, выводит токсины и мёртвые клетки, стабилизирует работу нервной системы и на первых порах неплохо бодрит. Когда выпьешь второй, прочувствуешь всю суть процесса.

Мне снова открывается отличный вид на её грудь, но мысли идут в несколько ином направлении.

— И это должно сработать всего за один день? Вернуть меня в полноценную форму?

Вейна с усмешкой качает головой.

— Вторая и третья порции будут немного изменены. Концентрация внимания, стимулирование работы мышечной ткани, повышенная реакция. Дополнительные препараты. У Кармелиты есть такие полномочия.

— Откуда они вообще берутся? Вы же их точно не сами делаете.

Девушка снова улыбается.

— Еженедельно к нам поступает новая партия зомби. От ста до трёхсот человек. Это от тридцати до сотни комплектов коктейлей. А они действуют не только на свежачков. Ускоренный метаболизм, собранность, рост мышечной массы — кто от этого откажется? Потому и расходятся по всему сектору. Часть продаёт Флойд, другие поставляются кому-то ещё. Четвёртую часть по фиксированной ставке забирают «кальмары» — им тоже хочется поддерживать форму без лишних усилий со своей стороны.

Вот и ещё один инструмент, при помощи которого Кармелита удерживает власть. Спрашивать о том, достаются ли положенные коктейли тем, кто в них реально нуждается, нет никакого смысла. Я видел всё своими глазами и хорошо помню, что ни одного напитка на приёмке не было. Значит всё уходит на сторону и благополучно продаётся.

— Кого я должен убить? И чем его смерть поможет Кармелите?

Её помощница потягивается на кровати, демонстрируя мне своё тело и протяжно вздыхает. Специально провоцирует меня? Должна ведь понимать, что несмотря на соответствующую реакцию организма, вероятность того, что я окажусь готов к сексу, невелика.

— Тебя пошлют прикончить Краца. Лидера рыбаков.

Молча развожу руками, продолжая смотреть на девушку и та объясняет.

— Была раньше такая община. Занимались разведением рыбы — когда-то существовал и такой комплекс. В какой-то момент они пошли против «Истины», которая тогда контролировала сектор. Отказались подчиняться и решили, что станут продавать всё напрямую. Сначала те пытались надавить официально, используя социальные статусы своих командиров. Это не сработало, у рыбаков неожиданно нашёлся противовес.

Снова сладко потягивается.

— Тогда «Истина» начала действовать другими методами. Отрезали электричество сразу в трёх блоках сектора и атаковали. Победа была одержана, остатки рыбаков бежали, а территория осталась за «Истиной». Но победители совершили ошибку. Посчитали, что всё кончено и расслабились. Остатки рыбаков вернулись той же ночью. Перебили оставленных часовых и фактически уничтожили оборудование.

— Дай догадаюсь, когда ядро «Истины» ушло в никуда, «кальмары» договорились с ними о союзе?

Приподнявшись на локтях, девушка укладывается на подушку.

— Скорее о взаимном нейтралитете. А ещё они очень хотели снова запустить рыбное хозяйство. Но старое руководство рыбаков что-то там намудрило. У них получился настоящий замкнутый круг — даже при восстановленном оборудовании требуется специальный социальный статус, чтобы его запустить. А для его получения, оборудование должно быть в рабочем состоянии.

— И чем сейчас занимаются остатки рыбаков? — я уже предполагал, какой именно ответ услышу. Но на всякий случай хотелось подтвердить догадку.

— А как ты думаешь? У них три блока без электричества и сфер наблюдения. Выживают, как могут. Забыв о всех правилах. Настолько, что никто из старожилов не суётся близко к их району. Но «кальмарам» плевать. Пока договор соблюдается, они готовы закрывать глаза на что угодно.

Теперь схема выстроена полностью. Но я всё равно не понимаю пару моментов.

— Почему вы решили, что я смогу добраться до их этого Краца? И с чего его бойцам набрасываться на «кальмаров»?

Помощница Кармелиты проводит языком по губам.

— Ты именной зомби. Отказавшийся от предложения Орбона, а значит тяготеющий к самостоятельности. Запрет на просмотр личного дела обойти мы не можем, но кое-то что понятно и так. Например тот факт, что ты отлично подойдёшь на роль инструмента для ликвидации. И немало убивал в прошлом. А что до подозрений, то ты оставишь на месте убийства именной нож третьего лейтенанта «кальмаров» — Хаца.

Девушка оттягивает рукав на правой руке и я вижу чёрный браслет с парой тускло мерцающих индикаторов. Нажимает на нём кнопку.

— Флойд, можно отправлять груз.

Перемещает взгляд на меня.

— Время выпить второй напиток, зомби. Сразу предупрежу — ванная комната и все удобства вон в той стороне, за дверью.

Намёк не внушает оптимизма, но я решаю его никак не комментировать. Хотя информация про ванную комнату, заслуживает внимания. От того, чтобы смыть с себя грязь и пот, я бы точно не отказался.

Посланник от Флойда появляется спустя пять минут. Тот самый официант, что встречал меня. Заходит с большим подносом, на котором целое блюдо мяса, один странного вида «бокал», больше похожий на медицинскую колбу и две маленькие бутылки с водой.

Кивнув, ставит всё на одну из тумбочек и повторно наклонив подбородок, ретируется. А с соседней кровати доносится насмешливый голос Вейны.

— Давай зомби. Хлебни и вспомни, каково это — жить.


Глава X


Взяв в руки запечатанную в плёнку колбу, вскрываю слой упаковки. Потом поворачиваю крышку и слышится лёгкое шипение. По запаху похоже на…в голове крутится название какого-то прохладительного напитка, который я вроде бы помню. Но вот назвать его никак не выходит.

Глоток, ещё один. А неплохо. Потягивая напиток, полностью осушаю ёмкость. И буквально сразу чувствую, как желудок требует еды. Что за дрянь туда засунули, если она срабатывает настолько быстро?

Блюдо с мясом сейчас кажется одной из самых желанных вещей во вселенной. Я пытаюсь себя сдерживать, но залитая в организм химия сносит барьеры, заставляя пожирать мясо без остановки. Тело работает, как конвейер — руки забрасывают мясо в глотку, зубы стремительно рвут его на части и перетирают, а потом оно отправляется дальше к желудку.

Не знаю, сколько точно проходит времени в таком режиме. Но в какой-то момент я внезапно обнаруживаю, что на блюде больше ничего нет. А мой организм буквально вопит, что ему требуется избавиться от «отходов жизнедеятельности». Впервые за всё время пребывания в секторе.

Рывок к двери, на которую указывала Вейна и я оказываюсь в небольшом коридоре с парой дверей. Сначала посещаю отхожее место, а потом, немного подумав, захожу во вторую комнату. В принципе обычная душевая. Если бы не рычаг в стене и выцарапанная рядом надпись — «Лишний расход воды, это смерть. Не всегда от жажды, нулёвка. Иногда от ножа друга, которому этой воды не хватило.»

Сложно сказать, в какое время сделана надпись и на кого намекает. Сомневаюсь, что она имеет отношение к текущим реалиями и распределению ресурсов. Скорее всего неизвестный долбил металл ещё до начала правления Кармелиты.

Стянув шорты, внезапно понимаю, что оставил палицу в комнате. Столкнись сейчас с противником, окажусь полностью безоружен. Не считая самодельной верёвки и «ножа» из банки консервов. Хотя, если бы меня хотели прикончить, то так бы и сделали. Возможностей у людей местной королевы была масса. А «кальмары» сюда не сунутся.

Опускаю вниз рычаг и трубы на стене немедленно гудят, наполняясь водой. А в стене открывается ниша, где лежит крохотный кусок мыла. Как раз хватает на то, чтобы дважды намылить всё тело, смывая с себя грязь. К моменту, когда заканчиваю, рычаг возвращается в исходное состояние — вода закончилась.

Отходит в сторону ещё один кусок металлической стены и в помещение врывается поток горячего воздуха. Подставив тело, наслаждаюсь ощущением чистоты. Потом возвращаю на место шорты и разложив вещи по карманам, выхожу.

Вейна встречает меня, поднявшись на ноги. Скользнув взглядом по телу, высовывает кончик языка, ведя им по губам. И на этот раз реакция моего организма разительно отличается. Я не просто чувствую, как шевелится основной «мужской инструмент». Скорее это похоже на захлёстывающую разум волну дикого желания. Которая просто не оставляет мне выбора.

Едва ли не рыча, вцепляюсь в куртку, сдирая её. Рубашку она расстёгивает сама, сумев выскользнуть из моих рук и дважды увернуться от них, задорно смеясь. Но вот на третий я её ловлю. Пальцы спускаются к ремню штанов и через секунду я уже стаскиваю их, опрокинув Вейну на кровать.

А спустя ещё мгновение уже вбиваю в неё стоящий железобетонным столбом член. Помощница Кармелиты извивается на кровати, подаваясь бёдрами навстречу мне. Зубы сомкнуты на простыни, чтобы заглушить стоны, пальцы вцепились в край ходящей ходуном двухъярусной конструкции.

Сам я с трудом контролирую своё собственное тело. Пальцы на ягодицах Вейны — мнут и стискивают их до побеления, растягивая в стороны. А член продолжает работать, как отбойный молоток. Правда нет ощущения подступающего финала.

Переворачиваю девушку на спину и её ноги оказываются на моих плечах. Руки моментально переключаются на грудь, а сама она начинает орать во всю глотку — простынь выскользнула из зубов. Не знаю, что именно срабатывает — то ли вид искажённого удовольствием лица, то ли звук стонов. Но я всё-таки кончаю, прижав её ноги к груди.

Выдохнув, отступаю назад. А Вейна остаётся лежать в кровати и тяжело дыша, рассматривает нижнюю часть верхнего яруса кровати.

— А ты был хорош, зомби. Не ожидала. Крышу сносит у всех, но обычно всё проходит весьма прозаично.

Поднявшись на ноги, вскрикивает, проводя рукой по алой коже ягодиц. Прищурившись бросает взгляд в мою сторону, негодующе цокая языком. Потом шагает в сторону ванной комнаты,

По-хорошему, мне тоже сейчас нужны водные процедуры. Сил хватает — я не чувствую прежней усталости в мышцах. Единственное — имеется ощущение некоторой сонливости. Хотя сейчас вроде бы ещё день.

Использовав для гигиенических процедур простынь, натягиваю на себя шорты. А в проходе показывается Вейна. Собственное обнажённое тело похоже её мало смущает — девушка усаживается на одну из кроватей, не предпринимая попытки одеться.

— Спать или снова трахаться, зомби? Реакция на эту «сборку» напитка у всех индивидуальная. Как проходит у тебя?

Хм. Вот же сука. Она была уверена в том, как подействует коктейль. И дождавшись момента, получила свою порцию удовольствия. А судя по фразам, проделывает это с каждым подходящим покупателем. С той лишь разницей, что я этот напиток получил бесплатно.

Вроде бы жаловаться не на что — красивая девушка сама напрыгнула на член. С другой стороны, присутствует чувство лёгкой досады. Поморщившись, отгоняю мысли в сторону. После второй порции коктейля эмоций в голове стало намного больше. И я бы не сказал, что мне это сильно нравится.

Молча укладываюсь на свободную кровать, подтянув под голову подушку. Вейна права — лёгкое желание ещё присутствует, но оно однозначно проигрывает тяге ко сну. Сейчас мне кажется, что я не спал, как минимум, неделю и телу срочно требуется отдых.

Разум уже погружается в темноту, когда сбоку слышится голос девушки.

— Выбор засчитан, зомби. Разбужу через пять часов — этого должно хватить.

Ответить я не успеваю. Да уже и не могу — сложно контролировать тело, когда ты фактически отключился.

Просыпаюсь от толчка в плечо. Правая рука сразу же пытается нашарить на поясе кобуру. Через секунду до меня доходит суть происходящего и я меняю положение руки. Но стоящая надо мной Вейна успела всё заметить. Качнув головой, снова щурится.

— Мышечная память, которую не вышло вытравить. Ты точно воевал, зомби. Настолько долго, что это не вырезать полностью.

Хочу поинтересоваться, при чём тут мышечная память? Судя по разговорам людей в тоннелях и на Центральной, с профессиональными навыками у них всё было в норме. То есть уничтожались только личные воспоминания. Но задать вопрос не успеваю — в помещении появляется уже знакомый официант.

Такая же, запечатанная в плёнку колба. Если первая была тёмно-синего цвета, а вторая оранжевого, то третья окрашена в красный. Плюс на подносе ещё одна тарелка мяса, только на этот раз вдвое меньше прежней.

Дождавшись, пока парень выйдет, вскрываю упаковку и поворачиваю крышку. В ноздри бьёт сладковатый аромат. На вкус оказывается таким же.

Эффект заметно отличается от предыдущего. В прошлый раз я сразу набросился на еду. Потом бегом помчался в ванную, а на сладкое отодрал Вейну. Сейчас же настолько резкая реакция отсутствует. Есть лёгкое ощущение того, что прочистилась голова, а концентрация выросла. Но не факт, что это действительно правда.

Медленно поедаю мясо, раздумывая над ситуацией. Похоже третий коктейль всё-таки начал работать — в моей голове появилось ещё два, весьма важных вопроса. Один из которых я сразу озвучиваю.

— Кармелита сказала, что даст мне оружие. Какое именно? И что будет из экипировки?

Девушка усмехается.

— Ну вот. После третьего вы все делаетесь расчётливыми и совсем забываете о том, как это прекрасно — отдаваться страсти.

Я молча смотрю на неё и девушка с деланным сожалением вздыхает.

— Огнестрел ты точно не получишь. Но чем-то из холодного, тебя обеспечат. Одежду, думаю тоже выдадут. Хватит, чтобы добраться до цели.

Чуть подумав, задаю второй вопрос.

— Моя награда. Что я получу?

Вейна снова растягивает губы в усмешке.

— В условиях задания всё будет указано. У Кармелиты достаточный социальный статус, чтобы спровоцировать выдачу обычного задания. Плюс, она составит личный контракт.

Взяв с блюда ещё один кусок мяса, киваю.

— Но что именно там будет?

Та отрицательно качает головой.

— Этот вопрос тебе стоит адресовать ей, как только встретитесь.

На момент замерев, касается своего браслета на руке и поднимается на ноги.

— Всё, идём. Только сначала немного подправим твой имидж.

Кричит, подзывая кого-то и в комнате появляется официант, держащий в руках фартук с ботинками. На Вейну парень почему-то косится с изрядной долей опаски. Хотя у неё нет при себе никакого оружия. Теперь я в этом уверен на все сто процентов. Разве что она его в заднице прячет.

— Теперь на выход. Иди в паре метров позади меня. И железку свою под фартуком тащи. Чтобы никто не увидел.

Сама она исчезает в коридоре, а я задерживаюсь, чтобы задать официанту всего один короткий вопрос. Тот какое-то время колеблется, скосив глаза в сторону прохода. Но потом отрицательно машет головой. А я сразу бросаюсь следом за Вейной.

Снаружи всё уже залито тускло-красным светом. Местная «ночь». Со стороны заведения Флойда доносятся крики и шум. А через одно здание от него, я внезапно вижу полуобнажённые женские фигуры. Бордель? Серьёзно?

Против ожидания, мы направляемся совсем не к постройкам в центре. Вместо этого движемся по третьей круговой террасе — по сути идём вдоль кольца. Потом спускаемся на вторую и тут Вейна ныряет в какой-то неприметный проход. Следую за ней и протиснувшись через узкий коридор, оказываюсь на небольшой площадке, которая продолжается запертой дверью. Здесь уже ждёт Кармелита, рядом с которой застыла мощная фигура одного из бойцов. Помимо габаритов, у него есть ещё одно критическое отличие от остальных — в набедренной кобуре болтается не пневматика, а полноценный пистолет.

— Готов, зомби? Открой в интерфейсе карту. Сейчас здесь появится задание и ты будешь должен его принять. Сразу же, пока не увидели остальные.

Я поднимаю правую руку в предупредительном жесте.

— Стоп. Сначала покажи мне экипировку и оружие. Плюс, надо обсудить награду.

Женщина усмехается.

— Недоверие это хорошо, зомби. Это шанс выжить. Смотри.

Подняв стоящий на полу рюкзак, открывает его, начав доставать содержимое. Чёрные штаны, такая же футболка и пояс. Из оружия — два ножа и топор.

— Это всё?

Кармелита упирает в меня холодный взгляд.

— Ты пойдёшь против рыбаков. Они предпочитают жить без внимания контроллёров. А значит, без серьёзного оружия и медикаментов. Этого хватит. Дай я тебе что-то более серьёзное, подстава станет очевидной.

Вроде верно всё говорит. Весь огнестрел тут наперечёт и легко можно понять, откуда появилась та или иная единица. Пневматика в принципе может быть у кого угодно, но пока я её видел только у «технарей». То есть остаётся только холодное, вариаций которого тут не так уж много.

— Рюкзак я тоже беру с собой. Что по поводу награды?

Женщина едва заметно усмехается.

— Тысяча кредитов за подтверждение гибели Краца. Для идентификации достаточно любой части тела. Плюс, возможное изменение социального статуса, гарантированное повышение социального рейтинга и товарный бонус.

Сделав короткую паузу, продолжает.

— Это формулировки официального задания. От меня лично — пожизненная возможность бесплатной ночёвки в Западном кольце, пожизненная бесплатная кормёжка у Флойда и ещё четыре тысячи кредитов. Напомню о задаче — нужно прикончить Краца и оставить в его теле вот этот нож.

Лидер «технарей» поднимает руку с ножом, демонстрируя мне лезвие, на котором грубо выгравированы символы.

— Как только завалишь его, сразу уходи. Дай разрешение на загрузку дополнительной карты, я сброшу маршрут к их логову.

Как только заканчивает говорить, перед глазами всплывает сообщение.

Кармелита предлагает вам открыть доступ для загрузки карты. Позволить?

Да/Нет

Подтверждаю открытие доступа и в следующую же секунду приходит уведомление о том, что загрузка карты завершена. Открыв её, вижу пунктирную линию, которая тянется от Западного кольца до места обитания рыбаков.

— Второй уровень используется редко, большинство залов пустуют, а людей там обычно не встретить. Но на всякий случай будь осторожен. И не уходи с маршрута. Эту дверь я открою сама, а выход на первый уровень среагирует на сетчатку твоего глаза, там есть сканер. Нужные данные я уже заложила. Но запомни — важно добраться до него за ближайшие сорок минут. После этого, проход уже не откроется.

Снова всматриваюсь в карту. Высота нулевого яруса составляет тридцать метров. Это десять уровней по три метра. Насколько я понимаю, все люди находятся на первом уровне. Но мы сейчас на втором, по которому можно незаметно срезать путь и спуститься на первый, сразу оказавшись среди «тёмных» коридоров. Лимит в сорок минут логичен — Кармелита не хочет, чтобы я увидел то, чего не следует. А имея ограниченный запас времени, я точно не стану отклоняться от пути и пытаться изучить окружающую территорию.

— У нас будет вариант связи? На случай, если что-то пойдёт не так?

Женщина отрицательно качает головой.

— Нет. Этот вход я заблокирую сразу, как ты пройдёшь дальше. Второй находится среди блоков, где нет камер наблюдения. А дать тебе наш браслет, значит открыто признать, что сама послала убийцу.

— Этот маршрут раньше уже использовался? Вы пытались подобраться к рыбакам таким путём?

Вижу, как её охранник шевелит пальцами правой руки. А вот сама Кармелита сохраняет полностью невозмутимое лицо.

— Они не должны ждать удара с этого направления. Это всё, что тебе стоит знать. Маршруты отступления на твоей карте тоже указаны. Можешь воспользоваться любым из них. А теперь принимай текст контракта.

На этот раз передо мной появляется кусок текста в котором описывается часть соглашения, касательно обещаний со стороны Кармелиты. Пробежав глазами строчки, подтверждаю наше соглашение. Сложив все вещи обратно в рюкзак, передаю охраннику фартук и ботинки, после чего киваю лидеру «технарей».

Через пару секунд дверь с шипением отъезжает в сторону. За проходом виднеется обычный коридор, подсвеченный тусклым красным светом — цепочки небольших светильников тянутся вдоль стен.

Забросив рюкзак за плечо, шагаю туда. Как только оказываюсь в самом коридоре, дверь возвращается в исходное положение. А я принимаюсь переоблачаться. Минута времени и меня уже не узнать. Чёрные штаны из плотной ткани, новая чистая футболка и сразу три единицы холодного оружия на поясе. Свою палицу я засовываю в рюкзак. Оружие может и выручило меня, но топор куда удобнее и более смертоносен.

Закончив, открываю карту и сразу начинаю двигаться. Сорок минут, это не такой большой отрезок времени — если где-то сверну не туда и задержусь, можно действительно опоздать, застряв на втором уровне. А судя по тому, что я вижу, людей здесь и правда практически не бывает. Пустые помещения и коридоры, освещаемые крохотными светильниками, пыль под ногами и полная тишина. Терзают меня смутные сомнения по поводу того, что здесь можно вообще отыскать еду. Останешься и банально сдохнешь с голода.

Выйдя к очередному полутёмному залу, замираю в проходе. Мне показалось? Или со стороны другого выхода, что ведёт сюда, донёсся какой-то звук?


Глава XI


Оставаясь на месте, прислушиваюсь. Сейчас я перед самым проёмом, за которым начинается пол зала. Помещение приблизительно десять на десять метров. Я вижу ещё, как минимум три выхода из него, в один из которых мне нужно попасть.

Опустив руку на рукоять топора, висящего справа на поясе, вовсю напрягаю слух. Здесь могут быть хоссы? А другие люди? Кармелита не предупреждала ни о первых, ни о вторых, но чем дольше я анализирую ситуацию, тем больше убеждаюсь, что доверять ей на все сто процентов точно не стоит. Особенно после того, как официант отрицательно качнул головой в ответ на мой вопрос.

Около двух минут остаюсь на месте, наблюдая за залом. Ни единого скрипа, ни шороха. Ничего. Чужого дыхания я тоже не слышу. Это при том, что после коктейлей с добавками слух стал куда более острым. Да и все остальные чувства серьёзно усилились.

Ладно. Надо что-то делать. Пока я остаюсь на месте, время уходит. Может быть там и нет вовсе никого, а мне просто показалось. В таком случае я сейчас веду себя, как последний идиот.

Осторожный шаг вперёд. Кручу головой по сторонам, осматривая зал. Вижу ещё два выхода, но в обоих просматриваются уходящие вдаль коридоры и они пусты. Вот в тех трёх, которые я заметил первыми, может оказаться кто угодно — с моей позиции их не рассмотреть.

Когда делаю ещё несколько шагов, уже свернув в сторону и направляясь к нужному мне выходу, по металлу грохочут ботинки. Успеваю только повернуть голову, как бок обжигает дикой болью. Чудом удержавшись на ногах, срываю со спины рюкзак, прикрываясь им и следующий удар приходится в «броню».

— Сдохни, сраный зомби! Жри! Жри дерьмо, сука!

Взвод танкисток в глотку и задницу! Какого хера? Это же Эльтак! Долбанный идиот, которого я припечатал в харчевне.

Пока в голове проносятся мысли, я бегу к ближайшему выходу. Ублюдок вовсю палит из пневматики, что оказалась не таким уж маломощным оружием. А мой правый бок отдаёт зверской болью, которая заливает тело при каждом движении. Если бы не коктейли, то я бы уже давно валялся на полу. Правда у оружия есть и минус — для того, чтобы прикрыть себя, достаточно удерживать на вытянутых руках рюкзак. Не знаю, из какого материала пули, которыми ведёт огонь «комбинезон». Но судя по тому, что сквозь рюкзак они не проходят, речь не идёт о свинце или каких-то его аналогах.

Уже перед тем, как нырнуть в коридор, получаю вторую пулю — в бедро правой ноги. Врезавшись в стену, стискиваю зубы и ковыляю дальше. На ходу опускаю руку, ощупывая бедро. Штаны не пробиты, значит пуля отлетела назад. Сила удара была серьёзной, думаю в тканях тела точно образовалась солидная гематома. Из-за пули наверняка лопнула целая пачка сосудов. Но это не смертельно. И не так напрягает, как колющая боль в боку.

Ускорившись, сворачиваю за угол, а за спиной снова раздаётся хлопок.

— Беги, ублюдок! Беги! Я тебя догоню, слышишь?! Сниму с тебя кожу и в таком виде притащу Дору. Ему такой фокус точно придётся по душе, сука!

Мчась дальше, прикидываю не стоит ли устроить засаду за следующим поворотом? Один удар топора и преследователю конец. Прихожу к выводу, что идея стоящая, но когда сворачиваю направо, оказываюсь перед выходом в странную комнату. Отрезок коридора перед выходом в неё — всего полметра. И он заканчивается решётчатой дверью, которая кажется закрытой. Если так, то моё положение резко ухудшится.

Рванувшись вперёд, быстро понимаю, что ошибся — решётка ничем не фиксируется. Но сзади уже слышатся шаги Эльтака. Я банально не успею вернуться на нужное место, чтобы оказаться в выигрышной позиции. Поэтому бегу направо и вперёд, обходя сбоку громадную прямоугольную трубу, которая выходит из потолка и уходит в пол. Я бы сказал, что эта махина где-то четыре на четыре метра, не меньше.

Успеваю. добраться до неё, когда в комнату влетает преследователь. Новый хлопок. Звенит металлическая стена, в которую угодила пуля.

— Я прикончу тебя, тварь! Ты выколол мне глаз, а я отрежу твои яйца! Потом откромсаю хер, высушу и буду носить на шее, как напоминание всем остальным сраным утыркам!

Орёт так, как будто у него мозги не в порядке. Он ещё в харчевне показался странным. А теперь я почти уверен, что у него либо едет крыша, либо парень плотно сидит на каком-то психотропном дерьме.

— Выйди и прими смерть, как мужик! Если прекратишь бегать, обещаю, что не поведу тебя к Дору. Просто прикончу.

Дойдя до угла, сворачиваю за него. Теперь мы с Эльтаком по разные стороны громадной прямоугольной трубы. В целом, позиция неплохая. Если не учитывать того факта, что до стен справа и слева — около десятка метров. Противник может запросто пройти вдоль любой из них и расстрелять меня с безопасной дистанции.

Сейчас бы метнуть в него нож. Но если с огнестрелом моё тело управляется лихо, то вот на наличие в руке ножа оно никак не реагирует. Похоже с этой категорией инструментов для уничтожения людей, я в прошлой жизни был знаком не так тесно.

Остаётся вариант броситься на него в открытую. Скорострельность пневматики оставляет желать лучшего, думаю у него будет максимум два выстрела до момента, как я окажусь на дистанции удара. Но во-первых, он может выстрелить мне в ногу, свалив на пол или замедлив. После чего самому взяться за телескопическую дубинку и закончить начатое серией ударов. Во-вторых, никто не мешает ему сразу же отбросить пневматику в сторону и броситься вперёд с той же дубинкой в руках. Учитывая, что я буду вынужден до последнего держать перед собой рюкзак, такой ход противника, наверняка окажется для меня фатальным.

Прижимаюсь спиной к трубе, вслушиваясь в шаги Эльтака. А он снова кричит.

— Ты с той стороны шахты, да сука? Надеешься выжить с одним ножом? Или что она там тебе дала? Топор? Биту? Дубинку?

Голос звучит с правой стороны от меня. Похоже он чуть продвинулся вперёд. В теории, сейчас я могу просто зайти за угол, чтобы мы с ним снова оказались по разные стороны трубы. Но если продолжать в таком же духе дальше, то долго я всё равно не продержусь.

Поэтому осторожно спускаю с плеча рюкзак и стискиваю зубы. Сейчас будет больно.

Размахнувшись, швыряю рюкзак в левую сторону. Эльтак сейчас сбоку от трубы, справа. И он немедленно бросается назад, чтобы получить нужный обзор. Я же выворачиваю за угол с его стороны, на ходу доставая топор.

Несмотря на ранение правой ноги, бегу я быстро. Но недостаточно, чтобы успеть раньше выстрела. Именно по этой причине пускаю в ход единственное оружие, которое сейчас есть в руках — топор. Банально бросаю его вперёд, целясь в лицо противника. Да, было бы идеально, войди сталь ему в череп и прикончи. Но для такого мои навыки обращения с холодным оружием слишком слабы. Уже совершив бросок, я понимаю, что траектория пройдёт мимо головы «комбинезона».

Зато этого оказывается достаточно, чтобы тот дёрнулся в сторону. Когда тебе в лицо бросают топор, сложно сохранять полное хладнокровие. А Эльтака точно нельзя было назвать спокойным парнем. Скорее уж дёрганым и агрессивным невротиком.

Выстрел он всё-таки делает. Но под таким углом, что пуля уходит куда-то в район потолка. А я на ходу вытаскиваю нож. Тот самый именной, что должен остаться в теле Краца. Противник отбрасывает в сторону пневматику, хватаясь правой рукой за дубинку. Левой тоже достаёт нож, сразу выбрасывая его вперёд. Задумка понятна — хочет остановить моё движение, чтобы потом пустить в ход дубинку. Если отбить первую атаку, то преимущество будет полностью на его стороне.

Я прямо на ходу, бросаюсь на колени, чувствуя, как из-за манёвра обдирается кожа на ногах. Пах защищён набором мелких бронепластин, поэтому я всаживаю нож во внутреннюю поверхность левого бедра. Вроде бы попал в цель. Да и длины лезвия должно хватить. Когда выдёргиваю оружие, перекатом уходя в сторону, понимаю, что действительно сделал всё, как надо. Из раны обильно хлещет кровь, заливающая пол. Я успешно рассёк его бедренную артерию.

Впрочем, сам я себя чувствую тоже не лучшим образом — во время переката от боли в правом боку потемнело в глазах. Было чёткое ощущение, что ещё немного и просто потеряю сознание. Такого к счастью не происходит и я встаю на колено в двух метрах от Эльтака, наблюдая за ним.

Тот что-то рычит, поворачиваясь ко мне. А потом делает рывок в мою сторону. Левая нога его благополучно подводит и парень летит вниз. Но успевает взмахнуть телескопической дубинкой. На этот раз успешно поразив цель — её звенья врезаются в мой правый бок, я тоже лечу на пол.

Хрипя, нашариваю взглядом тело ублюдка и отползаю в противоположную сторону. У него пробита артерия. Ещё немного и потеряет сознание. Потом вырубятся мозг с сердцем и долбанный идиот наконец сдохнет.

Увеличив разрыв между нами до пары метров, я лежу на спине — повернув голову, наблюдаю за противником. Тот ещё пару раз слабо дёргается, обозначая попытки двинуться в мою сторону. Но в конце концов затихает. Вокруг него большая лужа крови, так что на симулирование смерти это походит мало.

Открываю интерфейс. Только во время ожидания с Вейной я заметил, что здесь есть часы. Самые настоящие, отображающие местное время. Например сейчас была почти полночь. И это означало, что я точно не успеваю к выходу обозначенному Кармелитой в срок. Сука! Даже если смогу развить прежнюю скорость, несмотря на ранения, схватка отняла слишком много времени. Да и вероятность того, что я могу двигаться так же, как до схватки, крайне мала.

Какое-то время размышляю. Надо определиться с вектором приоритета — немедленно сорваться с места, пытаясь добраться до выхода или не спеша собрать трофеи и осмотреть раны. Поднявшись на ноги, делаю несколько шагов, проверяя, как себя чувствует организм. Потом ещё раз просматриваю маршрут до выхода на первый уровень и определяюсь. Туда мне уже не добраться. Но, как ни крути, это не означает, что возможность переместиться со второго уровня на первый отсутствует. Наверняка способы есть — осталось только найти их

Первым делом осматриваю рану на боку. К счастью ни одно из рёбер не сломано полностью. Но если ощущения меня не подводят, то два или три из них получили трещины. Плюс, громадный синяк и гематома. Похожий расклад с бедром правой ноги. Но по нему хотя бы не били металлической дубинкой.

Рёбра сейчас стоит перетянуть тугой повязкой. Но для начала я решаю озаботиться трофеями. Эльтак сделал меня сильно богаче — к арсеналу добавляется пневматика, ещё один нож и телескопическая дубинка. А в плоском рюкзаке, который он тащил за спиной, находится одна литровая бутылка воды и упаковка галет из торгового терминала.

Сам рюкзак выглядит более защищённым и подходящим для боёв в закрытом помещении, чем мой. Трофейный сделан из прорезиненной плотной ткани, которая смотрится на порядок более выгодно, чем материя, из которой изготовили мой.

После короткого раздумья, решаю, что выданный Кармелитой стоит оставить здесь. Хотелось бы прихватить его с собой, но это слишком сильно ограничит мою подвижность в случае боя.

Потом оттаскиваю тело Эльтака в сторону и принимаюсь снимать с него комбинезон. Да, надевать одежду мертвеца, под которой у него ничего нет — далеко не самая приятная вещь в жизни. Но бронепластины на корпусе того стоят. Будь на мне такая херня во время нападения, рёбра точно остались бы целы. Да, синяк скорее всего имел место быть. Но вряд ли пуля повредила бы кости. Да и от удара ножа, они точно в состоянии защитить.

Конечно, есть и минусы. Например тот факт, что большая часть комбинезона пропитана кровью. Я как могу стараюсь отчистить её, израсходовав немного воды. Но помогает не слишком сильно. Одно хорошо — он тоже водонепроницаемый. Поэтому внутри крови совсем немного. Только та, что попала через дыру от ножа.

Прежде чем надеть комбинезон, накладываю на грудь повязку, которую делаю из своей футболки. Как-то не складывается у меня с ними. Уже вторая за день уходит «в расход».

Закончив облачаться, проверяю насколько удобно в нём двигаться. По пропорциям мы с Эльтаком, само собой различались. Сейчас я куда более тощий, чем мертвец. Но при этом рост у нас почти одинаковый. А по всем остальным параметрам, форма фактически подгоняется сама — эластичная ткань плотно обтягивает кожу. Видимо это было сделано как раз для того, чтобы каждый комбинезон был своего рода универсальным. Мог использоваться группой людей, а не кем-то одним.

Потом изучаю пневматику. В рукояти есть баллон с газом. Пули загружаются отдельно, по одной. Вытряхиваю всё, что осталось в «магазине» — там одиннадцать штук. Плюс, ещё двадцать у убитого. И один запасной баллон.

Последний заменяю сразу. Неизвестно, сколько выстрелов произведено из старого. Да и о том, какой у него ресурс, я тоже ничего не знаю. Не хотелось бы, чтобы оружие подвело в самый ответственный момент. Теперь у меня двадцать тяжёлых пуль, изготовленных из материала, похожего на резину и полный баллон газа. Думаю, как минимум двадцать выстрелов пневматика должна выдать.

Штаны и остатки футболки я прячу в свой новый рюкзак. Туда же отправляются мои шорты, самодельная верёвка и палица. Оружие правда торчит наружу, но бросать его не хочется. Топор и сложенная дубинка висят на поясе. Пневматика в набедренной кобуре. Два ножа остаются на своих старых местах. А третий я прямо в ножнах засовываю в один из четырёх карманов на корпусе комбинезона. Если вдруг возникнет необходимость, достать оттуда его намного проще, чем лезть в рюкзак.

Вода и галеты тоже занимают своё место в рюкзаке. Вот теперь я готов двигаться дальше. Единственное «но» — не совсем понятно, куда именно идти. Кармелита отметила на моей карте только путь к выходу, который должен был вывести в район обитания рыбаков. А теперь я остался совсем без ориентиров.

Хотя, на всякий случае наверное надо до него добраться. Вдруг дверь всё ещё активна и среагирует на сетчатку моего глаза? Лидер «технарей» вполне могла придумать историю про сорок минут специально, чтобы я максимально спешил. Не факт, что у неё и правда есть такие полномочия.

Уже поднимаюсь на ноги, но тут мой взгляд падает на трубу, около которой я провёл всё это время. Эльтак назвал эту херовину шахтой. Обхожу её вокруг и вдруг замечаю, что одна из стен трубы совсем не монолитна.

Около минуты уходит на то, чтобы разомкнуть застоявшиеся крепления. Здесь что-то вроде подъёмной двери. Шириной во все четыре метра, а высотой, насколько я могу судить, около двух. Лист металла должен войти в паз наверху, открыв проход в шахту. Учитывая, что она уходит в пол, у меня появляется скромная надежда на то, что выйдет вернуться к первому уровню прямо сейчас.

Несколько рывков за ручку приподняли дверь максимум на сантиметр. Механизмом явно порядочное время никто не пользовался. Разложив дубинку, использую её в качестве рычага. Помогает правда не так сильно, как хотелось бы — приходится налегать всем весом своего тела, чтобы металл наконец пополз вверх.

Смотря на зияющий чёрный проём впереди, осторожно подхожу к нему вплотную, сжимая в руках дубинку. Тусклый свет проникает сейчас внутрь громадной трубы, однозначно давая понять, что внутри неё нет никого живого. По крайней мере, вплотную ко мне.

Остановившись, просовываю голову внутрь и машинально отшатываюсь, когда на внутренних стенках трубы вспыхивают цепочки огней. Преодолев секундное изумление, возвращаюсь на прежнюю позицию. Как быстро становится ясно, наверху труба действительно упирается в потолок. Совсем иная ситуация с направлением вниз — туда шахта уходит, как минимум на сотню метров. Сложно вот так навскидку определить расстояние, когда ты просто пялишься вниз невооружённым глазом.

Уже собираюсь отступить назад, когда замечаю внизу движение. Какой-то человек. Вроде бы. Или не совсем человек. Подняв вверх руки, что-то кричит, но до моих ушей его голос не долетает. Странно всё это. Если я на нулевом ярусе, то там какой? Минус третий? Никто никогда не говорил о том, что внизу есть ещё кто-то.

В шахте появляется кто-то ещё. По очертаниям тоже походит на человека, но только какого-то уж слишком большого. Присоединившись к первому, что-то кричит, подняв руки. А потом внезапно начинается лезть вверх по отвесной стене. Какое-то время я ошеломлённо смотрю на это. Когда понимаю, что он уже преодолел десяток метров и резво лезет дальше, отступаю назад и тянусь к ручке. Надо закрыть дверь. Металл толстый — должен выдержать, если этот мужик сюда доберётся. Конечно, если у него нет взрывчатки или циркулярки по металлу.

Вопрос о том, как он смог бы орудовать пилой, прицепившись к стене, меня сейчас не слишком волнует. Больше интересно, как он так спокойно забирается наверх? И есть ли у него какой-то вариант, как вскрыть эту дверь, прорвавшись на второй уровень нулевого яруса?

Выглянув снова, внезапно понимаю, что он на половине пути. А ещё у него сразу две головы. Твою мать! Галлюцинации начались? Перебор с усиливающими веществами в коктейлях?

Встряхнувшись, снова выглядываю. Нет, у него и правда две головы. А конечностей похоже пять. Да и заканчиваются они отнюдь не пальцами.

Сложно сказать, зачем он сюда лезет. Но, как мне кажется, вряд ли из-за желания сказать «здравствуйте» и познакомиться с соседями сверху. Скорее всего причины более прозаичны. Например, голод. Или разведка, если эти мутанты разумны.

Схватив за ноги тело Эльтака, подтаскиваю его к проёму. Двухголовый мутант как раз перебрался на эту сторону, чтобы выбраться сразу к выходу. Сейчас приблизительно метрах в сорока от меня.

Примерившись, толкаю труп вниз. Остановившийся «стенолаз» задирает вверх обе головы и на момент мне кажется, что в его глазах отчётливо отображается обида и непонимание. Как будто я должен был повести себя совсем не так. В голове на момент мелькает мысль, что возможно я обидел миролюбивое создание. Но потом он принимается реветь сразу двумя голосами, параллельно пытаясь увернуться от трупа. Впрочем, мёртвого ублюдка я запустил вполне грамотно — врезается прямо в мутанта.

Но не сбивает его. Сука! Он просто, мать вашу, лежит на двухголовом, который вжал труп в стену тремя из пяти конечностей. Держится только за счёт того, что тело мертвеца максимально вжато в металл. Но это временно. Сейчас придёт в себя и ситуация сразу изменится. Чем мне его остановить? Не из пневматики же стрелять?

В голову приходит новая идея и я хватаюсь за палицу, что торчит из рюкзака. Момент и кусок металла летит вниз. Падает в то мгновение, когда мутант поднимает свои головы наверх. Оружие бьёт в правую из них, по-моему, раздробив ему нос. Как итог — конечности отлепляются от стены и тот с рёвом летит вниз, где беснуется второй. Его отсюда видно плохо, но я вижу небольшую фигурку, что мечется из угла в угол.

Дождавшись падения мутанта, я ещё несколько секунд напрягаю зрение. Вроде бы не пытается встать. Выжить после падения с высоты, как минимум, в полсотню метров, это странно. Но учитывая всё увиденное, я бы сейчас не стал отвергать никаких теорий.

Выдохнув, отступаю назад и с усилием опускаю дверь в шахту. Потом возвращаю на место все крепления, постоянно ожидая, что изнутри вот-вот донесутся звуки глухих ударов и прибывший отряд мутантов оповестит о том, что явились для свершения мести.

Ничего подобного, к счастью не происходит и закончив, я опускаюсь на пол, привалившись спиной к стене шахты. Надо немного передохнуть и набросать план действий. А заодно подождать и убедиться, что сородичи двухголового не пытаются сюда пробиться, добравшись до выхода.


Глава XII


Сидя на металлическом полу, пытаюсь собрать вместе всю фактуру. Первое — у меня нет никакого представления о том, как именно отсюда выбраться, а воды и пачки галет надолго не хватит. Второе — Эльтак говорил о каком-то Доре. И судя по всему, он находится где-то на этом уровне. По крайней мере, такая вероятность имеет место быть.

Третье — неизвестно, кого ещё можно здесь встретить. И ровно точно так же непонятно, по какой причине второй ярус необитаем. Да, понятно, что вся жизнь сосредоточена сейчас на первом уровне. На остальных используется только инфраструктура колец, которая доступна изнутри. Но люди ведь должны понимать, что тут ещё масса пространства. И как знать, может быть система готова выдавать задания прямо здесь.

Вдохновившись идеей, разворачиваю интерфейс, но карта заданий девственно чиста. Более того, она вовсе не показывает мне второго уровня, кроме участка, что сбросила Кармелита. Как будто больше и нет ничего вокруг. Не отображается даже помещение, в котором я прямо сейчас стою. Странная херня.

Кошусь на шахту, о стену которой опираюсь спиной. Мутанты — ещё одно внезапное открытие. Я бы мог успокоить себя тем, что их там было всего двое, а теперь остался один. Если бы не целый набор «но». Два разумных субъекта — это в большинстве случаев слишком мало, чтобы создать стабильно функционирующее социальное сообщество. Особенно, если речь про однопололых существ. Они скорее прикончат друг друга, чем научатся жить вместе.

А судя по выражению лиц улетевшего вниз двухголового мутанта, он был разумен. В какой-то степени. Плюс, им нужна еда и вода. Значит внизу тоже есть снабжение. А раз так, то скорее всего туда забрасывают и свежих зомби.

Последняя мысль заставляет меня нахмуриться. Если предположить, что увиденная мной парочка, это бывшие зомби, то выходит они мутировали уже в процессе. Из-за чего? Радиация? Химикаты? Какие-то неизвестные мне вещества?

Или внизу целое племя мутантов, что спокойно размножается? Почему я решил, что там такие же условия, как и на нулевом ярусе?

Рыкнув, провожу ладонью по лицу. Всё. Нахер. Вниз я спускаться не планирую. А раз так — если мутанты не лезут наверх, то о них можно забыть. Основной приоритет — покинуть второй уровень. Для чего сначала надо проверить место запланированного выхода.

Нацепив рюкзак, складываю дубинку, вернув её на пояс и шагаю в обратном направлении. Вернувшись в помещение, откуда всё началось, на всякий случай проверяю позицию Эльтака. В принципе, я вполне могу различить следы на полу, который покрыт густым слоем пыли. И в состоянии добраться до прохода, которым он воспользовался. Но для начала, хочется проверить тот выход, что настроен на меня. Если выйти там не получится, тогда снова вернусь сюда и пойду по следу «комбинезона».

Несколько раз приходится останавливаться из-за боли в боку, но в итоге я всё-таки оказываюсь перед мощной дверью. Тут и правда есть сканер сетчатки глаза. Но попытка использовать своё лицо для выхода на первый уровень, предсказуемо проваливается. Сам сканер активируется и призывно пищит. Но вот на мою персону реагировать не собирается.

Подождав минуту, предпринимаю ещё одну попытку. Возможно Кармелита получила сообщение о том, что кто-то пытается пройти через эту дверь и снова активировала мой допуск?

Но нет — толстая металлическая хреновина даже не шевелится. А я отступаю назад, возвращаясь тем же путём. Настало время проверить дорогу, по которой сюда заявился Эльтак.

Перед тем, как выдвинуться, делаю глоток воды — тело уже начинает требовать дополнительных ресурсов. Что-то мне подсказывает, действие коктейлей скоро начнёт слабеть. Особенно, если учесть полученные раны. А значит осталось не так много времени, чтобы выбраться отсюда.

Сверяясь с картой, где моё местоположение обозначено оранжевой точкой, двигаюсь вперёд. Когда прохожу больше половины пути до нужного помещения, внезапно слышу новый звук. Кто-то бьёт по металлической стене. Звучно и не скрываясь. Более того — если я не ошибаюсь, то он ещё и что-то говорит. Вернее, кричит.

Остановившись на месте, вспоминаю расположение комнат и коридоров поблизости. Я прохожу по этому отрезку пути уже второй раз и сейчас пытаюсь определить лучшее место, чтобы встретить потенциального противника.

Как итог — отступаю в большой зал, который практически полностью забит чем-то похожим на вертикальные стальные ящики с открытым верхом. Не до конца понятно, для чего они предназначались, но их наличие позволяет грамотно укрыться.

Прижавшись к стенке одной из громадных ёмкостей, достаю пневматику. Не знаю, кто может передо мной оказаться, но если есть возможность поразить противника на расстоянии, я абсолютно точно попытаюсь ею воспользоваться.

Ожидание длится около десяти минут. Удары по стенам постепенно приближаются, а потом я с удивлением слышу чьи-то торопливые шаги. Странно — источник звука ещё далеко. Да и не похож влетевший в помещение человек на того, кто сможет колотить по металлу. Скорее на беглеца. Хм. Может он и правда от кого-то бежит?

Замерев на месте, прислушиваюсь, стараясь определить действия неизвестного. Тот решает тоже укрыться среди контейнеров, спрятавшись за тем, что стоит через один от меня. Конечно, если слух меня не подводит.

Сука. Если зал начнут прочёсывать в его поисках, то есть риск, что обнаружат меня. И как мне кажется, эта встреча совсем не будет похожа на посиделки старых друзей. С другой стороны, у меня появилась возможность получить источник ценной информации о втором уровне. Кто бы тут за кем не гнался, они либо местные и в курсе, как обстоят дела с переходами. Либо сами пришли с первого уровня и могут туда вернуться. Осталось только взять кого-то из них живым и допросить.

Преследователь добирается до входа в зал спустя несколько минут. Приближаясь, ведёт чем-то металлическим по стене, нарочито громко дребезжа. Потом бьёт по перекрытиям.

— Долго собираешься бегать, Анто? Ты же знаешь, что тебе не уйти. Тебя притащат обратно и пустят под нож. Мы даже угостим тебя! Слышишь Анто?! Тебе достанется кусочек хорошо прожаренного мяса. Не самого нежного, конечно. То, что растёт на твоей заднице, я собираюсь сожрать сам. Но обещаю — что-то тебе перепадёт. Только сдайся, Анто. Приди сам к добряку Харо и обнимемся, как в старые добрые времена.

Твою мать. Добряк Харо? Который только что угрожал срезать и сожрать твой зад? Я бы не месте бедолаги Анто даже не дёрнулся бы. Надо отдать ему должное — парень так и поступает. А его оппонент, шумно шагающий среди контейнеров, продолжает вещать.

— Ты же помнишь свою сестричку Арно? Она тоже не хотела подставлять свои сладкие дырки. И что? Помогло этой ей? Нет! Каждый хер десятки раз побывал в её узких отверстиях, пока там не стал гулять ветер. А потом она стёрла свой ловкий язычок о наши стальные яйца. Я тоже драл её. Не потому что хотел сделать ей больно или удовлетворить свою похоть. А потом что это правильно! Каждый должен нести свою ношу. Выполнять долг. Служить стае. Если ты предаешь стаю, то тебя ничего не спасёт. Как бы ты ловко не работала свои языком и какими бы сладкими не были твои дырки.

Тяжело вздохнув, гулко грохает по одному из контейнеров.

— И знаешь что? Согласись она исполнить свой долг сразу, ничего этого бы не случилось. Так же, как и ты, несчастная заплутавшая душа. Понимаю, ты потерял сестрёнку. Но и ты пойми — ей стукнуло восемнадцать и она должна была отработать всё прожитое у нас время. Но отказалась! Это дерзость, которая должна быть наказана, Анто. Понимаешь меня? Ты ведь понимаешь?

Звучит, как отборный бред. Но какую-то логику уловить всё равно можно. У беглеца была девушка, которую почему-то называет его сестрой. И местные ребята хотели попользоваться её телом после достижения совершеннолетия. Как я понимаю, всё пошло не так и эта парочка угодила в жёсткий переплёт.

Стоп. Совершеннолетие? Напрягаю память, прогоняя перед глазами картины приёмки. Я не видел там ни одного зомби, что казался бы моложе восемнадцати лет. Были те, кому уже перевалило за полсотни. Но в обратную сторону это не работало. Какое, к херам, тогда может быть совершеннолетие?

Желание поболтать с кем-то из этих парней только что стало намного сильнее. В идеале с обоими, но если выбирать, то с тем, что пытается сбежать. Ему не за что цепляться — получить информацию будет проще.

Вжавшись в контейнер, кручу головой и слушаю, пытаясь понять, где противник и что он делает. Тот, что назвал себя «дядей Харо» постепенно приближается к месту, где пряталась его цель. Как будто знает, что он тут.

— Ты где-то близко, Анто. Я чувствую. Ты знай, я потащу тебя назад без желания. Без радости. Просто потому что так так нужно.

Н-да. А мне казалось, что это у Эльтака есть какие-то проблемы с головой. На фоне говорящего, «комбинезон» просто образец благоразумия.

Когда Харо оказывается совсем рядом, я внезапно слышу звук шагов. Парень сорвался с места, то ли пытаясь обойти своего преследователя со спины, то ли рассчитывая оторваться от него и убежать в противоположном направлении.

У него это предсказуемо не выходит — слышу громкий крик боли, сразу за которым доносится звук упавшего тела. А вот и тяжёлые шаги Харо. Сейчас он идёт к своей добыче, что валяется в промежутке между рядами контейнеров. Если выглянуть за правый угол, то как раз увижу их обоих.

Осторожно высовываю голову. В промежутке между рядами контейнеров распластался парень, ноги которого обмотаны верёвкой. Противник метнул в него что-то вроде боласа и попал точно в цель, стреножив беглеца.

Спустя секунду показывается и сам «охотник». Массивный мужик с лысой головой, который одет в какой-то странный многослойный плащ. Такое впечатление, что он состоит из десятков листов пластика и ткани, сшитых вместе. Выглядит весьма неуклюже, но судя по тому как перемещается этот Харо, на самом деле серьёзных неудобств он не чувствует. Зато плащ играет роль эффективной брони и под ним можно спрятать немало оружия.

Как его достать? Подобраться бесшумно не выйдет. Схлестнуться в открытую? Слишком рискованно — в текущем состоянии у меня практически полностью отсутствуют шансы. Единственное из моего оружия, что бьёт на расстоянии — пневматика. Но она не пробьёт плащ, который накрывает фигуру Харо до самого пола. Попасть в лысый череп? Не факт, что его вырубит, но должно хотя бы дезориентировать. А за это время я подберусь на расстояние удара топора. Или выстрелю второй раз. Если вспомнить схватку с Эльтаком, то стоит предполагать, что оружию требуется какое-то время для подготовки к следующему выстрелу. Выпалить несколько раз подряд не получится.

Определившись, обхватываю пальцами рукоять оружия и медленно тащу его вверх. Противник в этом время вяжет руки пареньку, что-то напевая себе под нос. Ко мне так и стоит спиной, что только на руку.

Сука, как же непривычно держать в руках эту модель. Пластиковая рукоять, металлический ствол, какие-то налепленные сбоку хреновины. Сейчас бы нормальный пистолет с парой магазинов.

Прицелившись в затылок массивного Харо, жму на спусковой крючок. Лёгкая отдача толкает руку, а противник охает, вскидывая руку к затылку. Я же вижу, как на пневматике опускается какой-то рычажок. Который сразу начинает медленно ползти обратно. Вот и «индикатор» перезарядки. Хотя хрен его знает, что они там перезаряжают в максимально простой конструкции.

Выскочив из-за контейнера, мчусь вперёд. Нужно успеть добить его, пока противник не пришёл в себя. Или выстрелить ещё раз, но уже в упор, если пневматика окажется на боевом взводе, когда я приближусь.

Так и происходит — рычажок возвращается на своё место, когда я оказываюсь в паре шагов от цели. Веду стволом оружия, беря на прицел затылок мужчины, но тут он с внезапной ловкостью разворачивается, крутнувшись на месте. Нажимая на спусковой крючок, отступаю назад и что-то бьёт прямо в пневматику, вырывая её из руки и отбрасывая на пол. Сталь со свистом рассекает воздух перед лицом, а топор, который я уже успел взять в руки, кажется безобидной детской игрушкой на фоне арсенала Харо.

Не знаю, как это точно описать. Два громадных тесака, к лезвию каждого из них прикреплена цепь с шаром на конце. А тот в свою очередь усеян шипами. Выглядит как оружие, которое не слишком приспособлено к реальному бою. Но лысый с ним управляется крайне ловко.

В следующий момент снова приходится отступать. Ублюдок чуть не зацепил одной из цепей мой топор. А вторым тесаком в этом время пытался достать череп. Несмотря на неудачу, довольно скалится.

— Дор будет доволен. Харо принесёт много мяса. Ты тощий, но это ничего. Не всё же время жрать сочные стейки и вкусную нарезку. Если хорошенько протушить, то ты тоже будешь ничего. Не переживай, мы не побрезгуем. Сожрём всё. А твоя хозяйка после такого, сильно задолжает стае. И мы то с неё спросим эти долги. Ещё как спросим.

Говоря, он непрерывно помахивает тесаками, крутя цепи на лезвиях и заставляя меня бегать глазами из стороны в сторону. Уже в конце своей «речи» атакует, бросившись вперёд. Правда почти сразу теряет равновесие — летит вправо и врезается лицом в контейнер, рухнув на колени.

Причину я замечаю уже боковым зрением — парень смог подползти ближе и то ли ударил Харо по ногам своими связанными конечностями, то ли умудрился подставить подножку. Итог в любом случае очевиден — противник подставился.

Я бы с радостью закончил бой одним ударом топора, вогнав его в череп. Но любитель поболтать яростно взмахивает тесаком, сжатым в левой руке — пытается заставить меня держаться на расстоянии. Пропустив мимо себя шипованный шар, обрушиваю удар топора на запястье, которое виднеется из под плаща.

Яростный и дикий вопль Харо наполняет весь зал — полностью кисть я не снёс, острота лезвия топора не настолько хороша. Но, как минимум наполовину её разрубил. Перенеся опору на левую ногу, бью правой в спину поднимающемуся с колен противнику. Тот снова врезается лицом о контейнер, а я опять обрушиваю топор вниз.

Сука! Вместо того, чтобы разрубить череп, металл входит в плечо, намертво завязнув в слоях плаща. Выдернуть его с первого раза не получается, а потом Харо бьёт тесаком, сжатым в правой руке назад я вынужден отступить в сторону, кривясь от боли в правом боку. С щелчком вытряхиваю дубинку. Удар. Ещё один. Третий. Сжав зубы, стараюсь не обращать внимания на режущую боль в рёбрах. Нельзя останавливаться.

Металлические звенья раз за разом опускаются на лысую голову Харо. Вминая и дробя кости. Льётся кровь, а сам он хрипит, уткнувшись лбом в металл контейнера. Не уверен, сколько я в итоге наношу ударов. Может быть всего десяток. А может и все двадцать. Но в итоге череп лысого «следопыта» окончательно перестаёт напоминать своими очертаниями человеческую голову.

Отступив в сторону, приваливаюсь спиной к металлической конструкции соседнего ряда. Опустив залитую кровью дубинку, на которую налипли кусочки костей, перевожу взгляд на парня. Харо успел связать ему руки, а ноги до сих пор перехвачены боласом, так что бежать он не смог. Просто лежит на полу и пялится на меня. Видимо прикидывает варианты развития ситуации.

— Кто-то ещё есть рядом?

Вопрос почему-то заставляет его вздрогнуть, но он быстро успокаивается.

— Никого. За мной отправили только Харо. Он никогда не возвращался без добычи.

Может и врёт. Но пока я никого не слышу. Быстро свалить отсюда тоже не получится. Если только бросить всю потенциальную добычу вместе с источником информации. А я рисковал жизнью не для того, чтобы остаться с пустыми руками.

Подобрав пневматику, возвращаю оружие в кобуру и опустившись на пол, достаю из рюкзака бутылку воды. Надо немного отдохнуть. Отхлебнуть воды, продумать тактику допроса парня и варианты его использования. А заодно убедиться, что поблизости и правда никого не крутится — шанс услышать подбирающегося врага намного выше, если ты находишься в тишине.


Глава XIII


Мелкими глотками отпивая воду, жду, пока утихнет боль в боку. Нельзя показывать этому парню, что мне плохо и я ранен. Иначе прийти к общему знаменателю будет проблематично.

Закручивая бутылку с водой, бросаю взгляд в сторону беглеца, что так и наблюдает за мной.

— Ты значит, Анто? Почему бежал от этого придурка?

Задавая вопрос, поднимаюсь на ноги. Надо осмотреть труп Харо. Могу поспорить, помимо пары тесаков у него есть ещё что-то интересное.

— Сам ведь всё слышал. Пытался спасти сестру. Не вышло и пришлось валить оттуда.

Опустившись на одно колено рядом с трупом, достаю нож и начинаю вспарывать плащ. Слой за слоем. Если действовать осторожно, по идее получится постепенно раскрыть его.

— Конечно, слышал. Какая-то девушка Арно, которую эти парни драли всей толпой. Одного не пойму, если вы об этом знали, то зачем с ними остались? Почему не ушли раньше?

Какое-то время тот молчит, дав мне возможность в тишине вспороть несколько слоёв плаща. Потом начинает говорить.

— А куда бежать? Вниз? Так Харо говорил, там такие ужасы творятся, что лучше и не соваться. Не зря же они оттуда сбежали и обосновались на втором уровне, чтобы быть под защитой. А общаются только с…

Тут он осёкся. Повернув голову, я понял, что пацан о чём-то серьёзно задумался. Он и правда был мелким — максимум двадцать с небольшим.

— С кем они общаются?

Несмотря на уточняющий вопрос, ещё какое-то время мнётся.

— Приходят люди в таких же комбинезонах и с таким оружием, как у тебя. Обменивают мясо на товары.

Я принимаюсь работать над последним слоем плаща и бросаю на парня удивлённый взгляд.

— Мясо?

Тот опускает голову на металлический пол и вытягивается на нём, рассматривая потолок.

— Других людей. Без оружия и одежды. Обычно мужчин, но иногда бывают и женщины.

Вот это сейчас звучит достаточно внезапно.

— Как они сюда попадают и каким путём уходят? На какие товары меняют рабов?

— На второй уровень ведёт много дверей — они всегда используют разные. А мясо меняют на грибной сок или пыльцу скарриусов.

Срезав последний слой пластика, оттаскиваю в сторону изрезанные остатки плаща. Под ним обнаруживается на самом деле не такое уж толстое тело. Скорее с признаками лёгкой полноты. Корпус затянут в кирасу, сделанную из кусков пластика, поверх покрытого металлом. Пах и бёдра тоже прикрыты самодельной бронёй. Но меня в основном интересует широкий пояс, увешанный разнообразными вещами и небольшими сумками.

Параллельно с обыском, продолжаю расспрашивать Анто.

— Грибной сок и пыльца скарриусов, значит? Для чего они?

Тот шевелится на полу, пытаясь улечься удобнее.

— Сок холодит разум. Убирает боль и лишние эмоции. А пыльца даёт уверенность в своих силах и злость. Но если вдыхать много и часто, то мозги могут поджариться.

Отлично. Тут ещё и подпольный рынок идущий рука об руку с работорговлей. И всё это завязано на «технарей».

— А кто-то ещё к вам приходил? Люди, которые были одеты по другому? Не в такие комбинезоны.

Несколько секунд размышляет. Потом слышу его голос.

— Ни разу таких не видел. Если и приходили, то с ними встречался только сам Дор или Харо.

Разглядываю снятые с пояса пожитки Харо. Как выяснилось, он таскал с собой весьма солидное количество вещей. Три ножа разной длины, один кривой клинок, напоминающий формой серп, две большие фляги с водой. Сложенные в небольшую сумку пластины сушёного мяса, которые я сразу отодвинул в сторону. Судя по тому, что я слышал, это вполне может оказаться человечиной.

Плюсом ко всему этому шёл точильный камень и как это ни странно, кусок пластика с нацарапанными на нём словами. Всё те же символы, которые режут глаз, но при этом воспринимаются разумом. «Никогда не сдавайся».

Кто это написал? Зачем? И с какой целью мужик с полностью отбитым мозгом таскал эту небольшую табличку с собой? Вопросов возникло много, но как по мне, они не стоили того, чтобы искать ответы.

Ещё был небольшой мешочек с синим порошком. Возможно та самая пыльца скарриусов, о которой говорил Анто. И третья фляжка. Плоская, небольшая, с отчётливым запахом спиртного из горлышка.

Начинаю упаковывать находки в рюкзак и параллельно задаю ещё один вопрос, который только что пришёл в голову.

— Как вы здесь вообще оказались? Ты говоришь, что на первом уровне хаос. Но откуда ещё можно прийти сюда?

Теперь его молчание длится куда дольше. В конце концов медленно тянет слова.

— Мы спустились сверху. С десятого уровня.

Я так и замираю, с долбанным серпом в руках. Недоверчиво кошусь на парня.

— Десятый уровень? Как? И раз так, то откуда вы появились там?

Тряхнув головой, откладываю серп в сторону.

— Стоп. Первое — сколько вас было на десятом уровне и какое количество спустилось вниз? Второе — как вы это провернули? Третье — что находится на десятом и всех остальных уровнях?

Анто слегка теряется от моего напора. Приподнимает голову, чтобы рассмотреть меня и морщась от боли в шее, внезапно пытается торговаться.

— Я расскажу тебе всё, если отпустишь меня. Обещаю, я не буду нападать. Хочу только отомстить за сестру. Теперь, когда Харо мёртв, это реально. Если убить Дора, то остальные не будут представлять серьёзной угрозы.

Разглядывая его, сразу уточняю ещё один момент.

— У этого вашего Дора, есть вариант выхода на первый уровень? Для экстренного прорыва вниз или наоборот, охоты?

Беглец снова кладёт голову на металлический пол.

— Да. Но туда можно спуститься только из берлоги, где живёт стая. Пока они живы, ты не пройдёшь.

С усмешкой киваю ему.

— Говоришь, если прикончить Дора, то остальные не станут угрозой? Давай так — я помогу тебе отомстить за сестру. А если окажешься нормальным бойцом, то могу предложить присоединиться на постоянной основе. Взамен ты расскажешь всё, что знаешь.

Тот косится на меня с откровенным недоверием.

— Присоединиться к кому? Тем, кто поставляет стае мясо?

Я отрицательно качаю головой.

— Этот комбинезон с трупа одного из таких людей. А я сам по себе.

Хмыкает и поворачивает голову набок.

— Для начала развяжи меня. А потом посмотрим, как всё повернётся.

Парень одет в потрёпанные штаны и футболку. Оружия я у него не вижу. Да, он безусловно может внезапно наброситься на меня, но это станет самым глупым решением в данной ситуации. До этого впечатления полного идиота он не производил.

Приблизившись, распутываю болас, а потом снимаю самопальную пластиковую сцепку для фиксации рук. Отступив, наблюдаю, как тот поднимается на ноги. Пошатываясь, делает несколько шагов к контейнеру и усаживается на пол, рядом с ним. Поднимает взгляд на меня.

— Мы с сестрой родились на десятом уровне. Кроме нас там был только отец и мама. Её я помню плохо — после рождения Арно остался только отец. А когда мне стукнуло двенадцать, погиб и он.

Опускаюсь на металл напротив него. Родились? На десятом? Пока его ответы порождают только ещё больше вопросов. Если подумать, я не видел в секторе ни одного ребёнка. Плюс, Вейна ни капли не напряглась из-за секса без контрацепции. Для абсолютно точных выводов фактуры маловато. Но предположение о том, что рождаемость здесь отсутствует, как таковая, я сделать уже могу.

— Как твои родители попали на десятый уровень? Что они там делали?

Анто печально вздыхает.

— В основном пытались вернуться назад. Отец говорил, что произошла ошибка. Нас не должно быть на этом ярусе. Но единственная связь, которая у него была — с местом, откуда мы отправились. А там уже никого не было. Он считал, что их с мамой подставили, пытаясь убить. Но они выжили и даже смогли обустроить жильё.

Я даже временно забываю о боли в боку. Этот парень рассказывает какие-то невероятные вещи. Если прикинуть, что они свободно перемещались между ярусами и совместить это с возможностью деторождения, сам собой напрашивается ещё один вопрос. Не могут ли они быть теми самыми парнями, что стоят за всем этим?

— Твой отец когда-нибудь говорил, где мы находимся? Что это за место? Кто им управляет?

Тот медленно качает головой.

— Он рассказывал некоторые вещи. Но тогда я был слишком мал, чтобы всё понять. А последние десять лет мы прожили здесь. В обстановке, которая не слишком способствует сохранению таких воспоминаний.

Стискиваю зубы так, что слышится их скрип.

— Вспоминай. У тебя должно было что-то остаться в голове. Хотя бы какие-то обрывки информации.

Анто хмурится и какое-то время безучастно пялится в пол.

— Он говорил что-то про ошибки в управлении. Что всё пошло не так и в таких условиях нельзя полноценно работать. Что функционал давно нарушен, а летоисчисление заморожено. И он даже не знает, сколько лет провёл без сознания. Может десятки, а может и сотни или тысячи. Что нет связи и практически ни один сектор не работает, как надо. А ещё он не помнил некоторых вещей и это его жутко раздражало.

— Некоторых вещей? Ты хочешь сказать, всей своей предыдущей жизни?

Экс-беглец снова делает отрицательный жест головой.

— Отдельных её моментов. Вот о том, что они с мамой вместе, он помнил хорошо. Про учёбу вроде ещё вспоминал. А о том, что здесь происходит, были только обрывки информации.

Интересный девичий танец без белья получается. Кто-то сохранил солидный кусок памяти о своей собственной жизни, потеряв только часть знаний. При этом, если я верно понял паренька, то его отец был в курсе, для чего всё это создавалось и как должно функционировать. Если человек говорит, что какой-то объект работает не так, как надо, значит у него точно есть предположение по поводу того, что он должен делать на самом деле.

— На каком ярусе вы жили?

— Я родился уже здесь. Роды принимал автодоктор, которого запустил отец. Со мной прошло нормально, а вот с Арно он засбоил, — парень вздыхает, сжимая кулаки и продолжает.

— Но родители пришли откуда-то сверху. То ли пятый ярус, то ли седьмой. Отец попеременно говорил про оба. На одном они жили, а к другому направлялись. Но что-то пошло не так и транспорт доставил их в максимально низкую точку — на десятый уровень нулевого.

Твою же дивизию. Слишком много у меня вопросов. А сидеть и болтать тут целый день, мы не можем. Пробую вычленить самые приоритетные.

— У тебя есть интерфейс? Видишь буквы перед глазами, когда произносишь это слово?

Спасённый парень усмехается.

— Нет. Никаких букв и цифр.

Хреново. Значит группу с ними не создашь и его социальный статус не проверишь. Я сомневаюсь, что он врал. Как минимум о сестре, которую затрахали досмерти и мести за неё, говорит правду. Вот во всё остальное, поверить сложно. Пара человек, которые не только устроились на десятом уровне, но и смогли оборудовать там всё необходимое для жизни? Плюс, зачали двоих детей и вырастили их. Не сказать, что в этом плане всё прошло гладко, но если смотреть в целом, то история выглядела, как безумный бред.

— Как вы сюда спустились? Ты можешь вернуться назад? Подняться обратно на десятый уровень?

Ещё один вздох и лёгкое движение головой.

— Мы прошли через аварийный спуск. Он вёл только до второго уровня, дальше всё было заблокировано. Поэтому мы с Арно и выбрались сюда. Но назад попасть не выйдет — я думал, что ключ-карта отца может открыть выход и отсюда. Но снаружи на аварийке даже нет электронного замка. Банальная ручка, и та отсутствует.

Угу. Чтобы плебс с нижних уровней не пытался пробиться к тем, кто наверху. Вопрос только в том, почему вся «верхушка» местного общества была представлена лишь случайно попавшей сюда парочкой, которая в целом и не лезла в жизни остальных.

— Ты видел, что происходит на других уровнях? Знаешь, как туда пройти? Может быть где-то есть оружие? Продовольствие?

Парень едва слышно хмыкает.

— Мы были напуганными маленькими детьми, у которых кончилась еда и вода. Отец сказал, что на первом уровне этого яруса, скорее всего должна быть жизнь. И если случится что-то непоправимое, а нам будет грозить смерть, лучше всего идти в самый низ. Мы смогли добраться только до второго. Поэтому и вышли здесь.

Секунду помолчав, мрачно добавляет.

— Наверное зря.

Тут он скорее прав, чем нет. Хотя, если бы они оказались на полностью безлюдном уровне, то скорее всего уже давно были бы мертвы.

— Последнее, что сейчас спрошу о десятом — чем вы там питались?

— Консервы, мясо, рыба. Еда поступала по какой-то трубе, каждый день. Сначала было только две взрослых порции, из которых часть доставалась мне. Потом мамы не стало и мы делили одну порцию с сестрой. Отец начал запрашивать больше молока и что-то ещё. Он как выпивал, постоянно рассказывал о том, насколько сложно было придумать, чем нас кормить, пока оставались совсем маленькими.

Вздохнув, на мгновение замолкает.

— Зато он старался откладывать. Да и еды приходило немало. После его смерти, я думал, что поставки продолжатся. Но больше продукты ни разу не пришли. А сенсорный экран управления просто потух. Хотя отец говорил, что он так и будет работать дальше, ещё лет двадцать кормя нас с сестрой. А за это время, мы бы успели разобраться в его записях и всё наладить.

Сука. Я сказал, что это будет мой последний вопрос о десятом. Но последнее предложение просто не оставляет выбора.

— Записи?

Анто кивает.

— У него были тетради в которые он всё записывал. Ещё аудио. Надо было всё это взять с собой, но я тогда думал, что мы вот-вот вернёмся назад. Да и здесь всё равно нет никакой техники. Даже будь у меня информация, что с ней делать, непонятно.

Вот теперь всё-таки хватит о его старой жизни. Время поговорить о более насущных проблемах.

— Сколько бойцов у Дора? Чем вооружены?

Паренёк пару мгновений молчит, переключая мысли на другую тему.

— У него самого вроде бы есть пистолет. И может быть что-то ещё из огнестрела. Но он всегда держит его в своей хижине, куда больше никого не пускает. Даже Ладу трахает на улице или в чужом жилье. А так, Дор всегда с двумя топорами и двумя ножами. Как сам шутит — с двумя парами сестёр.

Выдохнув, продолжает.

— Из остальных, опасны Кан и Пан. Их зовут братьями, хотя ясное дело, никакие они не братья. У каждого по самодельной дубине и по топору. Могут биться, как одной рукой, так и сразу двумя. Не такие опасные, как Харо, но тупые и оттого бесстрашные. Помимо них там ещё одиннадцать мужчин. Но основная масса давно сидит на смеси пыльца и сока. Фирменная придумка Харо — вместо того, чтобы заставлять мозг холодно работать или превращать его в источник ярости, эта хреновина просто вгоняет человека в ступор. Может полдня просидеть, тупо пялясь в одну точку и не сдвинувшись с места.

— А женщины? Кто-то представляет опасность? Давай, выкладывай сразу всё. Без наводящих вопросов!

Окрик срабатывает и Анто начинает тараторить.

— Три их всего. Одна Лада — её только Дор имеет. Иногда с Харо ещё делился или братьями. Остальным не достаётся. И ещё пара, которых трахает вся остальная стая. Жака и Рапа. Страшные и вонючие — лучше не приближаться.

Скрипнув зубами, встаёт на ноги.

— Они потому к моей сестре и прицепились. Я до последнего надеялся, что всё обойдётся. Мы десять лет с этими людьми провели. Но нет. Меня сбили с ног и связали, а Дор сам сорвал с неё одежду и вошёл первым. Потом Харо и братья. А за ними вся стая. Она почти девять дней продержалась. А когда эти твари её добили, у меня получилось сбежать. Слишком уж они надрались тогда с горя, что теперь придётся только старых ублюдочных шлюх трахать.

Бросив взгляд в сторону трупа Харо, возвращает его на меня.

— Ты действительно поможешь мне отомстить?

Я медленно киваю головой.

— Мне нужно покинуть второй уровень, вернувшись на первый. Плюс, я не очень люблю людей, которые способны до смерти затрахать девушку, которая не сделала им ничего плохого.

Стиснувший зубы Анто, кривит губы в печальной усмешке и наклоняет подбородок. Я же поворачиваюсь к телу Харо.

— Перед тем, как пойдём, нужно сделать ещё кое-что.


Глава XIV


Мы выдвигаемся спустя десять минут. За спиной Анто — пластиковый мешок, в который превратился один из слоёв плаща Харо. А внутри — голова его бывшего владельца, отсечённая топором. Не уверен на сто процентов, но как кажется, за убийство этой своры ублюдков мне могут дать награду. Конечно, совсем не факт, что именно так и произойдёт. Но как по мне — лучше прихватить с собой отрубленную голову каждого из местных утырков.

Тем более, что Анто не может даже рассказать, откуда они здесь появились. Когда он с сестрой оказался на втором уровне, все ключевые фигуры уже были на месте. А остальные набирались из числа рабов, если люди Кармелиты поставляли их в достаточном количестве.

По дороге размышляю, что если посмотреть на действия лидера «технарей» с учётом новой информации, то её намерение ослабить «кальмаров» и переломить отряду хребет, смотрится уже совсем в другом цвете. Да, эти парни те ещё уроды, что я могу с готовностью подтвердить. Но никто не гарантирует, что правление Кармелиты станет более справедливым. Скорее, куда более тонким — судя по тому, что я видел в Западном кольце, женщина предпочитает разделять и властвовать, доминируя над небольшими группам, а не выстраивать громоздкий механизм «бюрократии», который непременно начнёт сбоить.

Идущий первым Анто останавливается и я тоже замираю на месте. До места обитания стаи, если верить его словам, ещё далеко, но парню видимо показалось, что он что-то услышал.

Сам беглец теперь вооружён серпом Харо и его боласом. Плюс я отдал ему один из трёх обычных ножей. Ещё два сейчас в рюкзаке. С учётом всех добытых трофеев, холодного оружия сейчас более чем достаточно. Смущает только момент с огнестрелом. Если у Дора действительно есть хотя бы одна единица с парой патронов, то у нас возникнут серьёзные проблемы. Несовместимые с жизнью. Разве что выманить его из берлоги, заставив броситься в погоню, а потом неожиданно атаковать.

В любом случае, выработать точный план, получится только после того, как я взгляну на место, где обитает стая. Поэтому осторожно шагаю следом за Анто, прислушиваясь к звукам вокруг. И стараюсь не отвлекаться на мысли о грядущей схватке.

По словам парня, группа разместилась возле расселины, которую они называют «туманным каньоном». Вытянутая дыра в полу, из которой идёт тепло, а внутри постоянно клубится дымка. Что там находится, никто не знает. Но глубина «каньона» весьма приличная. По словам парня, как минимум около полусотни метров. Собственно, это скорее всего и стало одной из причин разбивки лагеря именно здесь. Расщелину использовали в качестве туалета. Не сильно смущаясь тем фактом, что высокая температура, мягко говоря, не способствовала отсутствию запаха.

Когда оказываемся на подходе, я сразу понимаю, о чём говорил Анто. Аромат хорошо чувствуется, даже на расстоянии в несколько сотен метров. А по мере того, как мы приближаемся, становится всё более тяжелым. Не раз хочется спросить у парня, как они смогли выдерживать это десять лет, но такая формулировка явно будет лишней. К тому же я и сам догадываюсь, как. Человек способен привыкнуть практически ко всему. А детская психика куда пластичнее, чем у взрослых.

Ко входу в зал, где обосновалась стая, подбираемся без особых проблем. По словам моего спутника, люди здесь появляются крайне редко. Да и то, в основном это люди Кармелиты, о факте прихода которых сообщают заранее. Кроме них, за десять лет тут появилось всего несколько человек. Которых нашёл и прикончил Харо. Собственно, именно он и служил основным фактором безопасности группы. Мужик постоянно нарезал круги по территории возле их «лёжки». И если замечал что-то подозрительное, то немедленно отправлялся на проверку. Такие ситуации были редкостью, но Харо такой образ полностью устраивал. К остальным он возвращался только, чтобы поесть и потрахаться. Спал часто тоже вне территории стаи.

Это объясняло, почему Анто считал лысого основной угрозой. Но из моей головы никак не хотели уходить мысли по поводу огнестрела. хватит у Дора ума, чтобы сразу захватить его или нет? Насколько он на самом деле агрессивен и получится ли его провести?

Спустя пять минут, мы оказались около проёма, который ведёт в зал, я замер на месте, оценивая ситуацию.

Действительно, стая. На отряд обычных людей это мало похоже. Пара грязных и чумазых существ спаривались около стены громадного помещения. Ещё один о чём-то громко и бессвязно рассказывал, бродя между хижин. Рослый широкоплечий мужик, на плечах которого было что-то похожее на накидку, сшитую из шкур хоссов.

Вот о чём я забыл спросить нового знакомого! Водятся ли здесь хоссы? Хотя прямо здесь, нам опасность скорее всего не грозит. Если по окрестностям постоянно бродил Харо, то вряд ли где-то рядом остались живые ящерицы.

Снова заглядываю в зал, запоминая расстановку «построенных» из кусков металла и пластика хижин. Всего их ровно пятнадцать штук. расположены слегка хаотично, но всё равно образуют что-то вроде окружности с пустым местом в центре и широким проходом внутрь, который находится слева.

Помимо совокупляющейся парочки и бродящего по центру «вождя», я насчитываю ещё пятерых человек, которые находятся снаружи. Трое сидят среди хижин, ещё двое — на берегу «туманного каньона», который с нашей позиции тоже хорошо виден.

Основной вопрос — как к ним подобраться? Анто утверждает, что можно рвануть прямо к хижинам, банально пригнувшись. Мол, эти парни всё равно не обращают ни на что внимания. Но этот план обречён на полный провал, если что-то пойдёт не так. Например пара у стены перестанет дёргаться в конвульсиях, похожих на предсмертные судороги и кто-то из них повернёт голову в нашу сторону. Или один из утырков, что бродит среди хижин просто посмотрит в нашу сторону.

Думаю. Нужен способ подобраться к ним вплотную. Либо наоборот, подвести их сюда. Если первое, по объективным причинам реализовать сложно, то второе куда проще. Поворачиваю голову к Анто и шепчу.

— Забеги внутрь и отвлеки их. Заставь Дора и братьев бежать за тобой. Снаружи их нет, так что они должны помчаться вторыми. Пока выберутся из своих пластиковых шалашей, пройдёт время. Тогда у нас будет шанс их разделать.

Тот сглатывает слюну, держа руку на рукояти серпа.

— А дальше? Если они сюда втроём вылетят, думаешь справимся?

Похоже у парня начался лёгкий мандраж. Одно дело рассказывать, как ты всех выпотрошишь и другое, когда противник уже напротив тебя и настало время пустить оружие в ход.

— Первым должен пройти Дор. Я уложу его ударом топора. Ты сразу свернёшь в сторону и займёшь позицию с другой стороны от прохода. Если вождь выживет — атакуешь серпом. Сдохнет — берёшь на себя одного из братьев. Второй, уже моя проблема. Разбираемся с ними и валим всех, кто побежал следом.

Анто делает неопределённый жест рукой.

— Остальные скорее всего не побегут. Слишком трусливы.

Я сразу киваю.

— Отлично. Тогда входим внутрь и убиваем всех, кто остался. Первым делом проверяем хижину, в которой жил Дор. Если там есть огнестрел, надо заграбастать его первыми.

Ещё несколько секунд он раздумывает. Потом согласно наклоняет подбородок.

— Ладно. Арно — смотри, я мщу за тебя. Эти выродки скоро будут захлёбываться кровью.

Подбодрил он себя не слишком сильно — правая рука, в которой он держал серп, по-прежнему подрагивает. Тем не менее парень находит в себе достаточно смелости, чтобы зайти в зал. Если выживет, может и правда попытаться оставить его. Один в поле, конечно тоже может быть воином. Но далеко не всегда. Я бы даже сказал, только в редких случаях. Оптимально, если кто-то надёжный станет прикрывать тебе спину.

Пока в моей голове проносятся эти мысли, в зале звучит голос парня.

— Эй! Сраные уроды! Вы убили мою сестру, а теперь я убью вас! Слышишь Дор?! Я завалю тебя! А потом прирежу твою Ладу! Выпотрошу эту старую вонючую шлюху, выдерну её позвоночник и засуну тебе в жопу, сука!

А он разошёлся. С фантазией угрожает. Как минимум с намёками на неё.

Внутри зала дико ревёт тот самый Дор. А в следующую секунду я слышу топот ног. Вдалеке грохают шаги быстро приближающегося вождя, а где-то ближе бежит Анто, на чьих ногах болтаются ботинки Харо.

Первым в коридор вылетает парень. Ожидаю, что ему придётся напомнить о плане, но он внезапно сам делает всё, как надо — сворачивает налево и прижимается к стене, обеими руками держа серп. Я же готовлю к удару топор. Судя по шуму, Дор вот-вот покажется в проёме и важно будет не пропустить момент удара.

Несмотря на готовность, всё равно едва не упускаю момент, когда противник влетает в проём, оказавшись в коридоре. Поэтому, приходится изменить угол удара топора — врубаю его не в боковую часть головы, а сзади в шею. Но и тут не успеваю — лезвие едва касается Дора. Он движется слишком быстро, чтобы топор успел войти глубоко в тело. При первом варианте атаки, такой расклад наоборот должен был стать преимуществом. Вес его тела и скорость работали бы на меня. Но теперь всё это играет против.

Врезавшись в противоположную стену, вождь разворачивается, держа в каждой руке по топору. Прорычав что-то невнятное бросается вперёд. И сразу получает резиновую пулю в лоб. Будь оружие мощнее, я бы уложил его на месте. А так, он лишь переходит в защитную позицию, снова отступив к стене и держа наготове топоры.

Прилетевший болас, который опутывает его ноги, становится для меня некоторой неожиданностью. Не думал, что Анто и правда умеет обращаться с оружием. Разум как-то на автомате решил, что парень взял его, «чтобы было». Но нет — перед глазами имеется наглядный пример того, что мой новый спутник умеет метать болас. А в проём врывается ещё один мужик. Сальные чёрные волосы, длинная щетина и бугрящиеся мышцы. Один из братьев.

Как и говорил Анто, эти двое не слишком умны. Первый, завидев извивающегося на полу вождя, который пытается топором перерубить верёвку боласа, сразу бросается к нему. И закономерно получает от меня удар топором в затылок. Пневматика уже в кобуре, так что оружие я сжимаю обеими руками, глубоко вгоняя его в голову противника. Тот оседает вниз, а я выдёргиваю топор.

Второй брат выскакивает прямо на меня — едва успеваю отскочить в сторону. Морщусь от боли и тот ликующе ухмыляется, похоже не осознавая, что мне больно из-за раны и это совсем не приступ страха вызванный его угрожающим видом.

А спустя мгновение около его горла мелькает лезвие серпа и второй брат тоже заваливается на пол, орошая металл кровью. Хорошо. Развернувшись в сторону, шагаю к Дору, который уже перерубил верёвку боласа и теперь пытается сбросить его остатки со своих ног, чтобы встать. Заметив меня, принимает сидячее положение и начинает размахивать топорами, не давая приблизиться на расстояние удара. Ноги при этом старается поджать под себя. Получается у него не очень удачно, но в целом с задачей справляется — теперь я не смогу достать до его конечностей топором.

Можно снять с трупов братьев ремни и попробовать захлестнуть хотя бы один из топоров противника. Но стоит одному из нас отвлечься и Дор наверняка рискнёт, чтобы подняться на ноги. При таком раскладе, справиться с ним будет куда тяжелее.

Перебросив топор в левую руку, снова достаю пневматику. Вид оружия заставляет вождя скривиться от ярости. Но что-то рявкнуть он не успевает — я жму на спусковой крючок.

Изначальной идеей было попасть прямо в глаз или переносицу. В расчёте на то, что это критично отвлечёт его от происходящего вокруг и даст нанести удар. Но руку дрогнула и шарик ударил в бровь. Правда, для вождя это тоже оказалось весьма неприятным сюрпризом — откинув голову назад, он ревёт, временно потеряв контроль над ситуацией.

Чем мы оба и пользуемся. Лезвие серпа Анто рассекает запястье левой руки, а мой топор обрушивается на бицепс правой. Вторым ударом, я сверху вниз вгоняю сталь в череп противника, вкладывая в удар полный вес своего тела. А мой «напарник» благополучно рассекает ему горло.

Отступаю назад и оглядываюсь на проём, поднимая с пола уже изрядно потрёпанную пневматику. Прячу её в кобуру. Насколько я вижу, со стороны хижин больше никто не приближается. Значит время атаковать. Теперь ключевой момент — первыми добраться до огнестрела. Парень, конечно заверял, что без разрешения Дора туда никто не сунется. Но как мне кажется, смерть их вождя немного изменит расклад.

Поэтому стараюсь максимально ускориться, не обращая внимания на боль в правом боку. Первая «попытка сопротивления» ожидает меня перед хижинами. Какой-то тощий парень движется навстречу, бестолково и медленно размахивая ножом. Срубаю его ударом топора, вскрыв грудную клетку. Потом добавляю ещё один в голову.

Между постройками меня встречает второй — этот пытается напасть с самодельной дубиной. Металл входит между рёбер левого бока и тот заваливается на одно из «жилищ». В десяти метрах от меня, Анто яростно кромсает кого-то серпом, что-то бессвязно крича. Итого, ещё минус трое. Остаются восемь мужчин. Причём троих из них я вижу — они неподвижно лежат в центре «поселения», никак не реагируя на происходящее. Похоже закинулись той самой смесью грибного сока и пыльцы.

Выйдя на «площадь», оглядываюсь. Никакого движения, если не считать приближающегося Анто. Тот показывает на одну из хижин, но я уже и так понял, что это жилище Дора. Самая большая постройка из всех, что здесь есть. Держа наготове топор, шагаю ко входу, прикрытому подобием занавески из сшитых вместе футболок.

Встав сбоку от него, какое-то время жду. Уловив пару шаркающих звуков внутри, вытаскиваю один из двух ножей и забрасываю его внутрь. Оттуда доносится яростный женский крик, в котором злость быстро сменяется недоумением. Но выстрелов не слышно.

Ворвавшись в хижину, вижу женщину, которая с удивлением рассматривает пистолет в своей руке. Висячая грудь вываливается из под лоснящегося топа, когда-то бывшего частью футболки. А бёдра прикрыты подобием стрингов, сделанных из шорт. Подняв на меня глаза, открывает рот, чтобы что-то сказать. И тут же падает — тяжело остаться на ногах после удара топором в череп. А выжить и вовсе почти невозможно.

Больше тут никого нет, так что я сразу поднимаю оружие. И невольно усмехаюсь. Эта тупая сука не сняла его с предохранителя. Встав лицом ко входу, выщёлкиваю магазин. Не знаю, сколько там всего патронов, но первые два хорошо видны. Оттягиваю затвор и обнаруживаю ещё один в патроннике. Итого, как минимум три выстрела. Если капсюли всё ещё работают.

Выйдя наружу, вижу, как со спины к Анто медленно подбирается один из местных и сваливаю его ударом топора.

— Смотри вокруг и не зевай, боец. Будь на месте этих утырков настоящие бойцы, ты бы уже давно был мёртв.

Тот косится на труп местного и согласно кивает. Наивный. Будь на месте этой банды обдолбышей нормальные бойцы, мы бы сюда в жизни не полезли вдвоём. Потому что самоубиться можно куда менее болезненным способом. Парочка ублюдков, равноценных по своим возможностям Харо и нам настал бы конец. Повезло, что Дор и та пара братьев не блистали интеллектом. А ещё, глянув на эти хижины, я начал понимать, почему Харо предпочитал проводить большую часть своего времени в коридорах.

На то, чтобы полностью зачистить территорию берлоги у нас уходит ещё несколько минут. Которые в основном тратятся на прочёсывание построек. Я какое-то время раздумываю, убивать или нет тех, что валяются в отключке. Но вопрос решает Анто, который одному за другим перерезает им глотки. В целом верно — эта троица так же трахала его сестру, как и все остальные. Нет резонов сохранять им жизнь.

Возвращаюсь в жилище Дора, чтобы провести более детальный обыск. И почти сразу срываю крупный приз — под завалами вещей обнаруживается обрез. Самый настоящий, крупного калибра и заряженный двумя патронами. Плюс, ещё три рядом с ним. Более того, тут есть и что-то вроде кобуры под него. Похожа на ту, которую таскает на себе один из бойцов Орбона.

Рассматривая обрез, цокаю языком. Откуда у засевших на втором уровне дикарей, что поголовно поехали крышей, такое оружие? Неужели продала Кармелита? Или они всё-таки и с «кальмарами» контактируют?

Вернув взгляд к «заначке» Дора, вижу поблёскивающий предмет и подняв его, не могу удержаться от удивлённого вздоха. Передо мной пластина, состоящая из скреплённых между собой металлических символов. И надпись немедленно пробуждает воспоминания о недавней беседе. «Капитан Кейн». Тот самый командир отряда «Истина», что сгинул в соседних секторах.


Глава XV


Откуда это здесь? Не думаю, что скреплённые вместе буквы таскали исключительно из фанатских побуждений. Скорее всего побрякушка принадлежала самому капитану. Но как она здесь оказалась? Он ушёл в соседний сектор, откуда не вернулся. Или всё же вернулся, но об этом никто не узнал? Провожала их целая толпа — значит точно ушли. Но вот вернуться они могли так, чтобы их никто не видел. После рассказа Анто, мне с трудом верилось, что из сектора ведут всего четыре выхода.

Покрутив буквы в руках, откладываю их в сторону. Парень пока потрошит остальные хижины и собирает всё ценное. Вероятность того, что сейчас он решит избавиться и от меня, присутствует. Но на мой взгляд, не слишком большая. Он никогда не был на первом уровне и не знает, как там всё устроено. Я тоже не так уж в теме, но новый знакомый насчёт этого не в курсе. Плюс, у меня есть сразу два веских аргумента, что плюются свинцом. Сомневаюсь, что у него выйдет добраться до меня, даже если попытается. К тому же это станет отличной проверкой на вшивость. Как-то же надо определиться — верить ему или нет.

Вытащив из пистолета магазин, по одному выщёлкиваю патроны. Внутри сразу восемь. А магазин, если я верно оцениваю расклад, рассчитан на восемнадцать. То есть капитан успел отстрелять половину, прежде чем лишился оружия. Либо у него изначально столько и было.

Пистолет приходится просто засунуть за пояс, предварительно поставив на предохранитель. Кобуры к нему я пока так и не вижу. Что тоже немного странно.

Дальнейший обыск не приносит ничего интересного. Помимо излохмаченного бронежилета, который то ли рвали когтями, то ли отчаянно рубили клинками, больше ничего интересного в плане оружия и экипировки нет.

Единственное, что можно отнести к ценностям — две пятилитровые упаковки воды, три брикета дневных рационов и половину шоколадки. Похоже Дор был любителем сладкого. И не горел желанием делиться с окружающими.

Прислушиваюсь к происходящему снаружи. Убедившись, что Анто гремит железками где-то в стороне, выбираюсь из хижины, таща за собой находки. Пока я рылся в пожитках вождя, парень собрал целую груду холодного оружия. Дубины, ножи, топоры, и какая-то явно самодельная плётка с острыми шипами. Хватит, чтобы вооружить десятка полтора человек.

Вот из нормальной еды больше ничего нет. Спутник утверждает, что кое-что из найденного мяса, это хоссы. Но рисковать не хочется. Поэтому все запасы провизии этой группы сразу отправляются нахер. То есть в каньон.

Когда мы окончательно заканчиваем со сбором оружия, показываю Анто буквы, найденные в жилище Дора.

— Знаешь, откуда это могло взяться?

Тот задерживает взгляд на надписи и медленно кивает.

— С трупа. Оттуда же Дор снял огнестрел и броню.

Трупа? Неожиданный поворот событий.

— Случайно не в курсе, где его нашли?

Парень бросает взгляд в сторону одного из выходов.

— Метров триста отсюда. На самой границе сектора. Я был там всего один раз, но могу показать. Кости по идее и сейчас там. Харо сказал, что вкусить плоти столь храброго воина, это почётно, но его мясо может быть отравлено. Поэтому Дор запретил трогать. Да и приближаться к тому месту считалось не очень хорошим знаком.

Вопросов у меня ещё немало, но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому отдаю команду и парень послушно шагает вперёд, выступая в качестве проводника. Пальцы правой руки около обреза, под левой нож. Если вдруг решит развернуться и атаковать, успею среагировать.

Но как выясняется, сам Анто размышляет совсем о другом. Когда проходим около сотни метров, поворачивает ко мне голову.

— А как там всё устроено? На первом уровне?

На момент задумываюсь. Сложно парой фраз объяснить то, чего ты и сам до конца не понимаешь.

— Жестоко. Обман, боль, принуждение. Сектором правят сила и ложь.

Парень сворачивает за угол и я слегка замедляюсь. Шагаю дальше, только услышав, как его ботинки опускаются на металл пола уже в стороне от поворота. Погружённый в размышления спутник, моего манёвра не замечает.

— То есть всё так же, как здесь?

Надо признать, он не идиот. Схватывает всё на лету.

— Похоже. Только масштаб намного больше.

Анто внезапно останавливается и разворачивается, смотря на меня.

— А ты? Тебе всё это зачем? Тоже хочешь оказаться на верхушке?

Похоже до парня всё доходит даже быстрее, чем мне показалось изначально.

— С точки зрения тех, кто контролирует этот проект полностью, верхушка сектора выглядит, как пачка опарышей, на которых и смотреть то противно. Нет, парень, я не хочу подмять под себя местных жителей и устроить свою жизнь. Я собираюсь выйти из сектора и прорваться к подъёму наверх. А если он уже заблокирован, то пробить его самостоятельно.

Ответ устраивает его не до конца.

— Зачем? Нахрена, если вокруг только дерьмо? Родители вот жили на несколько ярусов выше, но как видишь это их не спасло.

— А ты подумай? Кто-то в ответе за всё это дерьмо. Должны быть те, с кого можно спросить. Те, благодаря которым тут оказался каждый из нас. Не знаю, как насчёт тебя, а я не отказался бы всадить в них по пуле. Перед этим в деталях выяснив, зачем им это было нужно.

Тот кривится в яростной ухмылке, но потом быстро мрачнеет.

— Что, если мои родители…

Подтекст понятен без слов, поэтому я сразу задаю встречный вопрос.

— Они когда-нибудь говорили о том, сколько всего здесь ярусов?

Тот медленно качает головой.

— Ни разу. Но вроде бы упоминали, что есть одиннадцатый. Если память не подводит.

Угу. Одиннадцатый. А мы на нулевом. Путешествие обещает быть не самым простым. Хотя, судя по доставке то ли с пятого, то ли с седьмого на самое дно, имеются способы его сильно ускорить.

Вспомнив о мутантах, про себя поправляюсь. Нулевой ярус, это ещё не дно. Под нами тоже живут какие-то парни, которые рады бы постучаться. Но дотянуться не могут.

— Если твои родители были бы в ответе за то, что здесь происходит, они бы не застряли на десятом уровне нулевого яруса. Скорее всего какая-то информация у них была, но ни один из нас не знает её источника. К тому же твой отец сказал, что не уверен, сколько лет был в заморозке. Резонов считать их теми, кто контролирует всё происходящее, нет.

Тут я не лукавлю. Не знаю, кем точно были его отец с матерью, но они не могли даже самих себя вытащить отсюда. Что намекает на околонулевой контроль над ситуацией. Конечно, это могло быть интригой со стороны конкурентов или врагов. Но если бы я делал вот такую вот херовину с ярусами, что разбиты на сектора и населены звереющими людьми, то точно бы озаботился страховкой. Чтобы независимо от обстоятельств и моего местонахождения, система радостно распахнула бы двери, предоставив транспорт в нужную точку. Раз этого не случилось, значит родители Анто не относятся к самому высшему звену.

Сам парень по-прежнему стоит передо мной, мрачно рассматривая пол под ногами. Потом поднимает глаза меня.

— Если я скажу, что хочу пойти с тобой, возьмёшь?

Судя по выражению лица, в положительном ответе он отнюдь не уверен. Но очень хочет, чтобы я согласился. Что самое интересное — для себя я уже всё решил. Анто продемонстрировал неплохие навыки в бою и не пытался прикончить меня. Плюс, был источником ценной информации.

Единственное, что меня беспокоило — отсутствие интерфейса. Но думаю, этот вопрос можно будет как-то решить. Не откроют же на него охоту из-за того, что парень не видит букв и цифр перед глазами.

Кивнув, выдаю ответ.

— Возьму. Но если ты действительно хочешь пойти со мной, запомни несколько правил. Первое — беспрекословно выполнять приказы. Второе — не рисковать жизнью зазря. Чужие проблемы такими и остаются, пока я не скажу тебе о противоположном. Третье — не отвлекаться на сторонние раздражители, если тебе не приказано отдыхать. Запомнил?

Теперь уже он наклоняет подбородок, оскалившись в усмешке. Я же указываю на коридор, идущий вперёд.

— Веди к месту, где нашли этого капитана. Хватит терять время.

Дважды повторять не приходится. Развернувшись, мой первый боец бодро шагает вперёд. У него даже шаг меняется — становится более пружинистым и лёгким. А вот мне наоборот, всё хуже. Болит бок и нога. Плюс, почему-то ноет правое плечо. Действие коктейлей постепенно сходит на нет. Пока они ещё работают — иначе я бы уже свалился на пол. Но, как мне кажется, времени осталось не так много.

Спустя несколько минут добираемся до места, где по утверждению Анто проходит граница сектора. Здесь действительно валяется скелет. Вернее его верхняя часть, обглоданная до костей. Бросаю вопросительный взгляд на парня и тот пожимает плечами.

— Хоссы. Они иногда сюда забредают из других блоков.

Замечаю на полу символы и приближаюсь, разглядывая их. Надпись. Сделана кровью, которая уже давно засохла, но буквы разобрать всё ещё можно.

«Не ходите. Не люди. Стрелять в». На этом текст обрывается. Мужик сдох, так и не закончив её. Но как здесь оказалась его половина? Стена, за которой должен находится соседний сектор, цела. Вот внутренние переборки, что скрывают соседние помещения, слегка покорёжны. Но это никак не объясняет ситуации.

Увидев, как я разглядываю комнату, Анто считает нужным объяснить.

— Харо говорил, в стене дыра была, через которую капитан и пролез. Оставил послание и потом загнулся.

Непонимающе осматриваю стену ещё раз и перевожу взгляд на парня.

— И куда эта дыра делась?

Тот с невозмутимым видом выдаёт ответ, которого я точно не ждал.

— Затянулась. И Харо, и Дор утверждали, что она просто сама по себе заросла. За какие-то минуты. С той стороны ещё кто-то пытался пробиться, но места уже не хватило.

Хм. Подойдя вплотную, провожу по стене пальцами. Обычный металл. В отличие от пола и переборов, прохладный на ощупь. Как он мог затянуться сам по себе? Это же не живой организм.

Опустившись на одно колено возле останков капитана, внимательно изучаю их. Ничего необычного. Скелет, как скелет. Всё ценное, отсюда забрали ещё в первый визит.

Поднявшись на ноги, с сожалением вздыхаю. Основная загадка в том, как сюда попала половина, тогда ещё живого Кейна. Но как раз её разгадать не вышло.

— Возвращаемся. Смотри в оба — раз тут водятся хоссы, могли прибежать на шум.

Собирается что-то ответить, но вовремя осекается. После чего молча шагает впереди. Вот и хорошо. Понятное дело, Харо скорее всего приучил хоссов, что соваться сюда не имеет смысла. Более того, критично опасно для жизни. Но я не уверен в полноценной работе их инстинкта самосохранения. Да и парню будет полезно поучиться выполнять приказы.

Вернувшись в зал «каньона», морщусь от тяжёлой вони, что пропитывает всё вокруг. Но ещё какое-то время приходится провести здесь. Сначала отрубаем головы все убитым. Семнадцать черепов. Вместе с Харо, уже восемнадцать. Пластиковый мешок, сделанный из его плаща, набивается под самый верх.

Ещё один сооружаем из занавески, которая висела на входе в жилище вождя. Его наполняем трофейным оружием. Если добавить к этому воду и продукты, то выходит слишком много. Особенно с учётом моего состояния и определённой истощённости парня.

Поэтому, решаю оставить две упаковки воды здесь. Вот рационы, как и половина шоколадки отправляются в мой рюкзак. А спутник внезапно делает ещё одну ценную находку. Обшаривая по второму разу хижину Лады, которая несмотря на статус, жила отдельно, находит ключ-карту своего отца. Не факт, что она работает, но само собой мы тоже берём её с собой.

Выдвинувшись, тащим за собой два мешка. Тесаки Харо в рюкзаке, но вот весь остальной хлам, по моим прикидкам, тянет не меньше чем на десять килограмм. Впрочем, мешок с черепами весит ещё больше, поэтому его я отдаю Анто. А сам тащу оружие. Насколько я помню, в каждом из колец были свои торговцы. Не уверен, как развернётся ситуация после нашего возвращения. Но надеюсь, получится провести сделку с одним из них. Мне нужны кредиты на лечение. И на новые коктейли. Возвращаться к состоянию почти беспомощного овоща, совсем не хочется.

Пока движемся по освещённым тускло-красным светом коридорам, набрасываю варианты того, как вести себя дальше. Первые сомнения по поводу Кармелиты возникли ещё после короткого вопроса официанту. Он тогда подтвердил, что Вейна не занимается торговлей. Но при этом девушка вполне детально представляла себе, как должен работать второй коктейль. Причём не обычный, а со специализированными добавками, чтобы раскачать мой организм и превратить его во что-то боеспособное.

Первое моё предположение — она причастна к торговле напитками. Но потом мозги начали включаться и я понял, что это было бы странно. Помощница лидера «технарей», посвящённая в её секреты вряд ли выполняет работу, с которой справится любой из «рядовых» членов организации. Раз так, то единственное объяснение того, что весь процесс ей не в новинку — они уже использовали именных зомби раньше. По той же самой схеме.

Безусловно, имелась ещё масса вариантов. Но после всего услышанного от Анто, я был уверен в том, что доверять Кармелите, будет откровенной глупостью. Торговля людьми, которых потом пожирают какие-то утырки и руководство сетью распространения дерьма вроде грибного сока и пыльцы, не совсем вяжутся с благими намерениями.

С другой стороны, к «кальмарам» у меня доверия тоже не было. Оставалось надеяться, что можно будет избежать выбора стороны. Если эти самые стороны вообще есть. Чем больше я думал над всем происходящим, тем меньше это было похоже на разборки между группировками.

— Пришли. Дор выходил здесь.

Остановившийся спутник показывает рукой на дверь, которая с моей точки зрения выглядит запертой. Видимо поняв мои сомнения, он приближается к ней и вытаскивает из замка три стальных штыря. Потом плавно тянет за ручку, приоткрывая её и объясняет расклад.

— Кто-то сильно повредил её с этой стороны. Дору и его парням оставалось только приложить толику усилий, чтобы всё доломать. Вход держался только на вот этом.

Снова продемонстрировав мне три штыря, уточняет.

— Что с ними делать? С той стороны закрыть не выйдет. Обычно тут кто-то оставался и ждал возвращения.

— Выбрось. А лучше забери с собой, чтобы не смогли найти. Пусть один проход на второй уровень останется открытым.

Секунду он колеблется. Потом засовывает прутья себе в карман и полностью открывает дверь. Схватившись за мешок, опять поворачивается ко мне.

— Я не знаю, что там внизу. Ни разу не спускался.

Тут он прав. Даю команду оставаться около лестницы, а сам осторожно отправляюсь вниз, прислушиваясь к звукам. Когда оказываюсь на первом уровне, открываю карту. Мы действительно на самом краю сектора. Хорошая новость в том, что Восточный тоннель совсем рядом — какая-то пара сотен метров и мы будем в безопасности. По крайней мере, я. Насчёт Анто вопрос пока остаётся открытым. Но другого способа проверить реакцию на него камер, я не знаю. Вечно прятаться в темноте у парня всё равно не выйдет.

Поднявшись наверх, приказываю спускаться. И скоро мы уже шагаем по коридорам, таща мешки. Первая работающая сфера наблюдения встречается через полсотни метров. Напрягаюсь, ожидая реакции на моего спутника, но вокруг всё та же тишина. В секторе продолжается ночь — вокруг почти ни звука.

Добравшись до тоннеля, сворачиваю в сторону Центральной. Возвращаться к Кармелите точно не вариант. А вот договориться с «кальмарами», возможно получится. Там же и вылечусь — правый бок разрывает от боли. Потом можно будет решить, как быть дальше.

Когда оказываемся на перекрёстке Восточного тоннеля и Центральной, наверху неожиданно вспыхивает яркий свет. Не везде, а только на перекрёстке. Под потолком бешено ревут динамики.

— Остановиться. Не двигаться. Ждать подтверждения статуса.

Около стен вскакивают разбуженные местные жители, которые сначала задирают головы вверх, а потом с изумлением пялятся на нас. Пластик набитый отрубленными головами, залитая кровью одежда и болтающийся на бедре обрез — у них достаточно поводов удивляться. Даже не беря в расчёт внезапное «звуковое сопровождение».

— Статус подтверждён. Обнаружен инженер. Чипирование не производилось. Ранг неизвестен. Навыки неизвестны. Идентифицируйте себя.

Я осторожно поворачиваю голову к Анто. Это он то инженер? Какого хрена происходит? И что будет дальше? Наверху снова начинают разрываться динамики.

— Инженер, идентифицируйте себя. Обозначьте ранг и уровень навыков.

Парень похоже не понимает, что обращаются к нему и я шёпотом обозначаю ему ситуацию.

— Это они тебе. Скажи уже что-то.

Тот бросает на меня растерянный взгляд и поднимает лицо наверх.

— Я не знаю. Первый раз здесь. Не знаю, какой у меня ранг.

Какое-то время динамики молчат. Зато я хорошо слышу какой-то звук у нас за спиной. Обернувшись, вижу платформу на колёсах, которая уже приблизилась и тормозит. Кармелита собственной персоной. Плюс Вейна и сразу пятеро бойцов в комбинезонах. А с другой стороны бегом мчится группа «кальмаров». Твою же мать! Спокойно уйти отсюда нам точно не дадут.

— Инженер, кому вы доверяете?

Услышав новую фразу, озвученную механическим голосом, Анто опускает глаза и немного помедлив, показывает на меня пальцем.

— Только ему. Он мой командир.

Динамики молчат. Зато перед моими глазами начинают появляться строчки текста.

Вы оказались выбраны в качестве телохранителя-опекуна инженера.

Обязанности: способствовать обучению специалиста и обеспечить его безопасность.



Награда: изменение социального статуса, снабжение на уровне 50 кредитов в сутки, повышение социального рейтинга, товарный бонус.

Примечание: последний будет выдан немедленно после согласия.

Штраф за провал задания: —-



Вы согласны?

Да/Нет


Глава XVI


Оставаясь на месте, ещё раз перечитываю текст. Телохранитель-опекун? Да ещё и с обязанностью обеспечивать безопасность? На мой взгляд, это перебор. С другой стороны, в разделе со штрафами виднеется прочерк. А награда весьма солидна. Полсотни кредитов ежедневно, повышение социального рейтинга и товарный бонус, который доставят сразу же. Скорее всего в виде оружия. Не говоря уже о том, что будет изменён социальный статус. И мне нужно всё это — от денег и оружия до высокого рейтинга, который позволит пройти в соседний сектор.

Оглядываюсь по сторонам. Кармелита сошла со своей платформы и рассматривает нас, периодически поднимая взгляд к потолку. С противоположной стороны тяжело дышит десяток «кальмаров». Узнаю среди них лейтенанта Орбона, который не меньше лидера «техников» удивлён происходящим и вовсю пялится на нас. Что-то мне подсказывает, такого представления командиры обеих групп ещё не видели.

Определившись, подтверждаю своё согласие на предложение. Всплывают сразу два уведомления.

На ваш счёт начислены 50 кредитов.

Вам присвоен социальный статус «телохранитель-опекун».

Ваш социальный рейтинг увеличен на 30 пунктов.

Дождитесь доставки товарного бонуса.



Внимание! Инженер, находящийся под вашей опекой не прошёл процедуру чипирования.

В течение часа доставьте его к ближайшей медицинской станции.

Они сами себе противоречат. Что в приоритете? Дождаться товарного бонуса или доставить парня к медстанции?

Пока выбираю, вопрос разрешается сам собой. На потолке что-то лязгает и скоро оттуда спускается небольшая платформа, держащаяся на тросах. Когда останавливается на уровне моей груди, становится понятно, что это способ доставки ящика, который стоит внутри стальной пластины с невысокими бортами. Сняв его, укладываю в мешок с оружием. С этим, видимо, разберусь позже. Тем более, что огнестрел у меня и так под рукой.

— Вываливай черепа.

Анто удивлённо косится на меня. Скорее всего не понимает подоплёки происходящего. Но вопросов не задаёт — схватив мешок, переворачивает его, высыпая отрубленные головы. Вокруг охают нулёвки, визжит какая-то девчонка. А я наблюдаю за Кармелитой, лицо которой сейчас искажается гримасой злобы.

Подняв лицо вверх, кричу.

— Раз вы нас слышите, сообщаю о банде людоедов, которая одновременно с этим занималась производством психоактивных веществ. Вся группа в полном составе уничтожена. Инженер, который находился у них в плену, освобождён.

Свет наверху мерцает. На мгновение гаснет, но тут же снова включается. Потом гудят динамики.

— Доказательства?

Вопрос на мгновение ставит в тупик. Но я быстро нахожусь с ответом.

— Наши личные свидетельства. Помимо этого имеются образцы продукции.

Ещё какое-то время стоит тишина. Потом я слышу короткий ответ.

— Принято. Подтверждено.

Зато перед глазами выплывает новый кусок текста.

Вы уничтожили группу асоциальных и опасных субъектов.

Награда: 300 кредитов.

Ваш социальный рейтинг повышен на 20 пунктов.

Негусто. Но могли и вовсе ничего не дать. Я бы сдал им сейчас и Кармелиту, но боюсь в её случае, наших свидетельств будет недостаточно. Тем более, Анто пока не прошёл чипирование. Сложно сказать, учитывают ли его в качестве полноценного свидетеля. И как в целом, здесь работает эта схема.

Плюс, у меня есть чёткое ощущение, что механические голоса на самом деле отличались. Возможно это уже паранойя, но мне кажется, что разница налицо. Если так, то что сейчас произошло? С нами по очереди поговорили два человека? Или две разные программы?

Передаю Анто второй мешок с оружием, где сейчас лежит и доставленный ящик, после чего делаю шаг вперёд. Свет под потолком гаснет, а за спиной звучит голос Кармелиты.

— Как это понимать? Ты в комбинезоне моего человека? Кого ты убил?

Повернувшись, кладу правую руку на обрез, заставив напрячься всех бойцов рядом с женщиной. Один из них — тот самый крупный мужик, который был вооружён огнестрелом. Значит у этой группы, как минимум две единицы.

— Обдолбанный пыльцой Эльтак пошёл за мной на второй уровень и попытался прикончить. Как видишь, не слишком успешно.

Мне плохо видно её лицо, но зато я хорошо понимаю направление мыслей. Теперь, когда речь пошла о другом уровне яруса, выбор невелик — либо получить обвинения в лицо, либо рискнуть и прикончить нас на месте, надеясь, что «кальмары» не станут вмешиваться. Могу поспорить, она склоняется ко второму варианту и вот-вот отдаст приказ.

— Капитан Кейн. Хочешь знать, что случилось с командиром «Истины»?

Я поднимаю левую руку, держа в ней надпись. Не факт, что она её видит с расстояния в три десятка метров. Но видимо догадывается о чём речь. Медленно шагает к нам, взмахом руки одёрнув остальных, что сунулись следом. Оказавшись в семи-восьми шагах от нас, замирает с таким видом, как будто увидела призрака. Впивается взглядом в буквы, а потом переводит его на меня.

— Откуда ты это взял? Где?!

Вот и первое проявление эмоций. Причём зашкаливающе мощное.

— Я могу рассказать. Из уважения к нему. Но не сейчас. Завтра мы зайдём в Западное кольцо с визитом.

Она всё ещё колеблется и я привожу второй аргумент.

— Это инженер. Понимаешь? Даже ты не сможешь прикончить его так, чтобы тебе сошло с рук. Да и мой социальный статус изменился. Решить всё силой у тебя не выйдет.

Секунд пять не двигается, молча смотря на меня. Потом с каменным лицо озвучивает вердикт.

— Завтра. До полудня. Задержишься и можешь вовсе не приходить.

Киваю и женщина разворачивается, возвращаясь к своим людям. Через четверть минуты платформа уже катится в обратном от нас направлении. А я поворачиваюсь к «кальмарам». Какое-то время просто стоим напротив друг друга. Потом вперёд шагает Орбон. Пройдясь внимательным взглядом по отрубленным головам, что разбросаны по полу, показывает пальцем на одну из них.

— Этот пропал у нас пару месяцев назад. Был свежим зомби, потом раз и исчез. Я думал, его рыбаки поймали или люди Дойла прикончили. А он значит, на втором уровне оказался.

Поднимает глаза на меня.

— А вы сами то как туда пробрались?

Усмехнувшись, показательно оглядываю десятки местных обитателей, которые сейчас греют уши и «офицер» понимает намёк.

— Ладно. Как ты сам сказал, вас в любом случае трогать нельзя. Вы к нам?

Рядом шумно выдыхает Анто, в голове которого видимо была совсем другая картина развития ситуации — куда более негативная. А я утвердительно наклоняю подбородок.

— К вам. Сначала в медстанцию. А потом надо будет обсудить пару моментов.

Орбон задумчиво разглядывает моего спутника и через секунду пожимает плечами.

— Тогда идём. Послушаем вашу историю позже.

Мешок с оружием по-прежнему тащит парень, а я на всякий случай держу руку около обреза. «Кальмары» вроде не проявляют агрессивности, но сложно сказать, как может развернуться ситуация. Тем более, я пока не могу даже предположить, как они могут быть связаны с поставками веществ и бандой на втором ярусе. Вернее, предположений то у меня как раз множество. А вот фактов, практически нет.

Шагая по Центральной в сторону Восточного кольца, прикидываю, как завязать беседу с Орбоном, но в итоге он делает это сам. Отправив остальных бойцов вперёд, сам наоборот отстаёт и поравнявшись со мной, тихо интересуется.

— Значит всё это торкающее дерьмо идёт через Кармелиту?

Поморщившись, кошусь в его сторону. И задаю встречный вопрос.

— А из ваших с этим кто-то связан?

Минут пять мы идём молча. Тишину Центральной нарушают только тихие голоса бойцов впереди, да шорохи, доносящиеся от спящих вдоль стен людей. Потом лейтенант всё же решается.

— У нас с этим строго — никто не принимает. Но те, кто продаёт, попадаются редко…

Сбившись, замолкает. Потом тяжело вздыхает.

— Был правда один случай. Хац поймал за руку нулёвку с карманами, полными дури. Хотел устроить ему допрос с пристрастием, но как приволок в Восточное кольцо, его сразу перехватил Панс, наш первый лейтенант. Сам допросил и сам отпустил. Объяснил, что с тем должен встретиться поставщик. А нам надо выяснить, откуда растут ноги всего этого дерьма. Единственный шанс — захватить поставщика во время передачи товара.

Орбон замолкает, а я заканчиваю историю вместо него.

— Дай угадаю. Наблюдением занялись бойцы того самого первого лейтенанта, а схваченный мужик или сдох, или таинственным образом пропал?

Лейтенант шагает дальше, уставившись в какую-то точку перед собой. Наконец отвечает.

— Всё было почти так. Только наблюдением занимались бойцы из личного взвода капитана.

Чуть помолчав, продолжает.

— Хацу надо было настоять и разобраться самому. Но он тогда только вступил в должность, да и по рангу был ниже.

Внимательно оглядываю идущих далеко впереди «кальмаров». Вроде никто не пытается отстать, чтобы приблизиться к нам. Сзади тоже никого.

— Значит твой капитан работает заодно с Кармелитой. Как и первый лейтенант.

В целом, звучит логично. Если бы «кальмары» не участвовали в деле, то рано или поздно открыли бы охоту на парней, что торговали пыльцой. И с учётом практически полного контроля над сектором за пределами Западного кольца, быстро бы прижали их к ногтю. Насколько я понимал, «кальмары» не могли дотянуться только до некоторых мест, вроде общины рыбаков. Или заведения Дойла, о котором тут любил рассказать каждый второй.

Да и нож Хаца, который я должен был оставить в теле убитого, теперь тоже смотрелся куда более логично. Само наличие такого оружия у Кармелиты было странным. Я с трудом представлял, как к ней мог попасть нож с гравированным лезвием. Единственный вариант — наличие агентов среди «кальмаров». Но если такие есть, то более логично указать на кого-то из рядовых бойцов. Третий лейтенант не самая крупная рыбина сектора. Но точно входит в первую десятка. А среди отряда, он и вовсе четвёртый по должности.

Выходит, рыбаки должны были поверить, что Хац в одиночку или всего с парой бойцов прокрался на их территорию и зарезал лидера. Ещё и оставив в его теле нож. Так себе картина, если над этим немного подумать.

А я ошибался. Кармелите не нужна была война в секторе и ослабление «кальмаров». Женщине требовалась гибель одного конкретного офицера. Либо Хац снова начал рыть под торговцев веществами, либо так и не останавливался. Но так или иначе, его решили убрать.

На фоне всего этого возникает другой вопрос — зачем Кармелите требовались предыдущие именные зомби? Я всё ещё был уверен, что они были. И Вейна контролировала каждого из них, с готовностью давая себя отодрать озверевшим после коктейля мужикам. Для какой задачи их использовали?

Весь оставшийся путь до кольца, преодолеваем молча. Орбон переваривает все полученные данные, видимо пытаясь найти решение. Я занимаюсь тем же самым, только под несколько иным ракурсом.

Сразу за горловиной нас встречает целая группа «кальмаров». Здесь почти сотня готовых к схватке бойцов, среди которых выделяются фигуры командиров. Один из них — рослый мужчина в бронежилете и с автоматом, ствол которого небрежно положен на сгиб руки, шагает к нам. И упирает взгляд в Орбона.

— Что там было? Доложить.

Лейтенант вытягивается.

— Заработало звуковое оповещение и включилось освещение на перекрёстке Центральной с Восточным тоннелем. Система указала на этого парня, как на инженера. Его необходимо доставить в медстанцию.

Его командир скользит взглядом по Анто в его заляпанной кровью футболке. Потом переключает внимание на меня.

— А это что за хер с бугра?

Надежда на то, что нам дадут спокойно добраться до медстанции, тает буквально на глазах. Возможно парень успеет пройти свою процедуру, но вот мне вылечиться точно не дадут. Либо наоборот, дождутся, пока я окажусь внутри, после чего спровоцируют Анто, либо попытаются вывести его на территорию без надзора. А дальше уже всё зависит от фантазии и тараканов их командира.

— Официальный сопровождающий. На твоём месте, я был дал нам добраться до медстанции.

Тот несколько секунд пристально смотрит на меня, а потом озадаченно хмыкает.

— В смысле, доступ к статусу закрыт? Ты откуда вообще у нас?

Во взгляде что-то меняется — как мне кажется я замечаю проблески опасения. Плюс, он наконец опускает глаза вниз и замечает обрез, равно как и пистолет за поясом.

— Да зомби это. Тот именной, с которым наш Орби облажался при вербовке. Из последней партии.

Высокий и худощавый мужик сплёвывает на пол, держа большие пальцы обеих рук за поясом. Так. Это похоже и есть первый лейтенант. Если так, то Хац — это вон тот крепко сбитый азиат, который молчит, держась поближе к стене и прикрывшись от остальных парой бойцов.

— Зомби? — судя по голосу к капитану полностью вернулось ощущения контроля над ситуацией.

Тело ломит от усталости, а правый бок рвёт болью. Но я стараюсь держаться прямо. Нельзя показывать этим утыркам слабость. Ни в каком виде.

Шагнув вперёд, останавливаюсь вплотную к капитану.

— Или освободи дорогу или открывай огонь. И посмотрим, чем всё это кончится.

Командир «кальмаров» колеблется. Оно и понятно. Если я понимаю всё верно, то тут никто не слышал про статус «инженера». Непонятно, выше или ниже он его собственного. И насколько суровы могут быть последствия при открытой атаке под взорами камер.

Ноздри капитана яростно раздуваются, но в итоге он отступает в сторону. Правда, последнее слово оставляет за собой.

— Не думай, что ты теперь тут самый крутой, зомби. Не знаю, что ты там и где нарыл, но вечно прикрываться этим дерьмом не выйдет.

Выпад я благополучно игнорирую. Слишком сильно болит бок — если сейчас начну говорить, то голос наверняка собьётся. Что наглядно продемонстрирует моё дерьмовое состояние. Поэтому я просто стараюсь ровно шагать вперёд, демонстрируя полную уверенность в своих силах.

Проходя мимо «строя» бойцов, с удивлением замечаю в задних рядах Эйру. На левой руке такая же белая повязка, как у всех остальных, а в руках топор. Серьёзно? Вот для этого ей был нужен хосс? Чтобы попасть в ряды «кальмаров»?

Девушка меня тоже узнаёт — вижу, как удивлённо округляются её глаза. Понимаю. Вчера ты охотилась с этим зомби на хоссов, а сегодня он двигает с пути твоего капитана.

Что интересно, Орбон так и шагает следом за мной. А вместе с ним и несколько бойцов из того десятка, что был вместе с лейтенантом. Сложно сказать, какие мысли скрывает его мрачное лицо. Но лейтенант не остался с остальными «кальмарами», что медленно движутся следом за нами. Вместо этого Орбон идёт сразу за мной. И как мне кажется, совсем не из-за того, что просто задумался.

Медицинская станция оказывается закрытым со всех сторон модулем, не меньше десятка метров в высоту. Когда приближаемся, перед глазами появляется новое уведомление.

Поместите инженера в открывшийся модуль.

Дождитесь окончания процедуры чипирования.

О том, сколько она займёт времени, ничего не сказано. Но тут придётся положиться на случай. Надеюсь Анто не выберется наружу в самый неподходящий момент.

Секция стены отъезжает в сторону и наружу выдвигается что-то похожее на операционное ложе. Парень с выдохом опускает мешок на пол и поворачивается ко мне.

— Мне туда? Что они будут делать?

— Дадут тебе интерфейс. Плюс, там ты будешь в полной безопасности. Забирайся.

За моей спиной хмыкает Орбон, не сдержавший удивления. Отсутствие у кого-то интерфейса — новость, шокирующая не меньше, чем участие капитана «Кальмаров» в торговле пыльцой. Анто всего расклада не осознаёт, но зато чётко улавливает мой посыл — необходимо как можно быстрее оказаться внутри медстанции.

Через десять секунд он вытягивается на койке и та начинает медленно втягиваться внутрь. Вижу как в его плечо входит игла — судя по тому, что после этого ноги парня расслаблено вытягиваются, ему вкололи анестезию.

К моменту, когда секция полностью закрывается, за моей спиной полукольцом выстраиваются «кальмары». А капитан подходит почти вплотную, нависая сзади.

— Рассказывай, нулёвка. Где ты его нашёл и что за дерьмо тут творится?

Орбон, стоящий в метре от меня, мрачно косится. Я же стискиваю зубы — сейчас будет больно. И рывком поворачиваюсь к капитану, вытаскивая обрез. Спустя мгновение оба ствола упираются в подбородок изрядно удивлённого командира отряда и гомон среди «кальмаров» разом затихает.


Глава XVII


От толпы отделяется Панс, правая рука которого лежит на кобуре.

— Опусти оружие, зомби. Думаешь, после такого сможешь выбраться живым?

Смотря на лицо капитана, чеканю слова.

— Я думаю, вашему командиру стоит кое что рассказать. Как он покрывал торговлю дурью вроде пыльцы карриусов, как подчищал следы, как вместе с Кармелитой распространял эту дрянь по всему сектору. А там, кто знает, возможно в загашнике найдутся и другие интересные истории.

По собравшимся вместе бойцам проносится лёгкий шепоток. Но есть и те, кто не реагирует на новость. Посвящённые в ситуацию. Мрачно сверлящие меня взглядами.

— Это правда? Райдер?

Седой мужик, облачённый не в стандартный бронежилет, а что-то серьёзно улучшенное, делает шаг в нашу сторону. Капитан скашивает на него глаза.

— Нет. Ты всерьёз веришь вчерашнему зомби? Да он просто никчёмное мясо, которому повезло. Не знаю, где он…

Надавив обрезом на его глотку, обрываю «кальмара» и сам перехожу в наступление.

— Да что ты? Кто забрал у Хаца задержанного мужика, который был загружен товаром, а потом зачистил концы, убрав его? Кто задавил расследование в зародыше? Ведь могли выйти на Кармелиту и она бы тут же сдала тебя. А ты не хотел, чтобы это выплыло наружу. Людей куда проще держать под контролем, если говорить им, что они делают правое дело и несут в массы добро. Кто захочет резать глотки и убивать, чтобы кто-то сидел на троне, поплёвывая сверху? Да, никто. Но стоит вбить в их головы, что они шагают по колено в крови ради справедливости, как всё обретает смысл. Только вот результат один и тот же — на вершине оказываются типы вроде тебя.

Выдохнувшись, замолкаю. А окружающие нас «кальмары» перешёптываются и обмениваются взглядами. Сам Райдер молчит. Вот его заместитель пытается вырулить из ситуации.

— Кого вы слушаете? Сами ведь в курсе, он вообще ни хера о нас не знает. Сколько он тут? Сутки? Ну, пусть уже двое. Себя вспомните! Много вы понимали через пару дней в секторе? Кто-то просто пытается свалить нашего командира!

Слегка поворачиваю голову в его направлении.

— То есть ты думаешь, что у кого-то в секторе может хватить ресурсов на то, чтобы доставить сюда инженера? Вот так просто взять и притащить его на нулевой ярус?

Теперь тот немного теряется. Тем не менее, пытается противодействовать.

— Откуда нам знать, кто он такой? Может это хитрая уловка и вы обошли систему? Что ты собираешься делать, зомби? В одиночку биться со всем отрядом? Убери свой обрез, тупое животное!

Когда он заканчивает говорить, голос неожиданно подаёт Орбон, который так и стоит в стороне.

— Не горячись, Панс. Я сам слышал, как орали динамики. Такое у нас впервые. Или ты помнишь, чтобы они включались ещё когда-то?

Тот с яростным выражением лица поворачивается ко второму лейтенанту, держа руку на пистолете.

— Звуковое оповещение уже срабатывало. Когда «Истина» схлестнулась с рыбаками.

— И ты хочешь сказать, в тот раз оно сообщило лживую информацию?

Его оппонент на мгновение замолкает. А я думаю, как вынудить капитана передать мне автомат? Похожего оружия не видно ни у кого из окружающих — с ним я бы сходу получил критическое преимущество. Плюс, тот факт, что он всё ещё у него в руках, не может не нервировать. Невзирая на то, что я пока держу его на прицеле, буквально не давая сдвинуться с места. Оба курка двуствольного обреза взведены, стоит мне только немного надавить и голова Райдера превратится в кровавые клочья. Конечно, при условии, что патроны за это время не пришли в негодность.

— Ты вообще в какую сторону воюешь, Орби? Не забыл, что сам лейтенант нашего отряда?

В голосе Панса появляются угрожающие нотки. Боковым зрением отмечаю, как подбираются «кальмары», бросая друга на друга опасливые взгляды. До большинства дошло, что в отряде грядёт раскол. И неизвестно, кто сейчас окажется врагом, а кто союзником.

— Я ничего не забыл, Панс. И хочу всё исправить.

После этих слов, перед глазами внезапно появляется сообщение.

Старший медбрат Орбон направил запрос на инициацию расследования с передачей ему расширенных полномочий.

Объекты расследования — младший фельдшер Райдер, фельдшер Кармелита и старший медбрат Панс, вместе с возможными сообщниками.

Обвинение: дестабилизация ситуации в секторе, убийства младшего медицинского персонала, убийства подопытных, сознательное нарушение функционирования сектора.

Считаете ли вы необходимым проведение расследования и передачу расширенных полномочий старшему медбрату Орбону?

Да/Нет

На момент теряюсь. Старший медбрат? Фельдшер? Почему их обозначают, как медицинский персонал?

Я пытаюсь осознать происходящее, а вот Панс уже начинает реагировать.

— Ты совсем с катушек съехал? Думаешь за это кто-то проголосует? Пойдёт сразу против Кармелиты и Райдера?

Уткнувшись яростным взглядом в лейтенанта, скрипит зубами.

— Когда всё это закончится, ты вылетишь из отряда. И сдохнешь в тёмных коридорах, как отброс. Помни об этом, пока корчишь из себя героя, сука!

Орбон тоже поворачивает голову в мою сторону. Намёк понятен — я подтверждаю, что согласен с выдвинутыми им претензиями. Сразу же выскакивает ещё одно сообщение.

Ввиду положения вашего подопечного, вы должны обозначить его позицию по данному вопросу.

Поддерживает ли инженер (ранг не определён) Анторий запрос старшего медбрата Орбона?

Да/Нет

Снова выбираю «Да». А в толпе слышится голос третьего лейтенанта «кальмаров».

— Я тоже за. Вы уже давно грели свои ручонки, Панс. Пришло время ответить на вопросы.

Хац стоит в окружении группы бойцов. Семь или восемь мужчин с решительными лицами, держащие руки около оружия. Либо сразу предполагал, что развитие событий пойдёт по такому сценарию, либо его люди были готовы к бою постоянно. На месте младшего офицера отряда, я бы всерьёз считал, что меня попробуют ликвидировать. Что объясняет готовность к схватке.

Вот рядом с Орбоном всего трое. Уверен, среди сгрудившихся вокруг «кальмаров», немало его людей. Но сейчас они растеряны и не совсем понимают, что делать.

— Я тоже поддерживаю запрос. Стоит разобраться во всём этом дерьме.

Это голос седого мужика, который задавал вопросы Райдеру. Значит у него тоже есть социальный статус, позволяющий голосовать.

По рядам бойцов прокатывается волна восклицаний, а я вижу два очередных уведомления.

Запрос старшего медбрата Орбона одобрен.

Процесс расследования запущен.

Исключительные полномочия присвоены.



Внимание!

В секторе № 117 проводится расследование.

Ввиду нестабильной обстановки, ваши полномочия расширяются.

Если вы сочтёте, что кто-то из персонала или подопытных угрожают жизни подопечного, либо вашей, допускаются действия на упреждение.

Это мне так элегантно дали санкцию на отстрел кого угодно в секторе? Единственный вопрос — станут ли проверять, насколько серьёзна была угроза? Мало ли что мне покажется, в конце концов?

— Райдер, Панс — сдайте оружие. Я запрошу сыворотку правды и мы выясним всё, что требуется.

Боковым зрением вижу, как искажается лицо первого лейтенанта. Такого развития событий он явно не ожидал. Как и капитан, в глазах которого застыло настоящее изумление. Которое через секунду сменяется злостью, смешанной с паникой.

— Бойцы! Арестовать Орбона и Хаца! Всех, кто окажет сопротивление, разоружить или убить на месте! Это измена!

Вопль Панса проносится по кольцу, кажется добираясь даже до верхних террас. Но никто из «кальмаров» не двигается с места. Первый же выстрел или удар топора станет началом бойни. Из которой живыми выберутся далеко не все. Проверни первый лейтенант этот фокус раньше, проблем бы скорее всего не возникло. Но сейчас, когда запрос Орбона одобрили, ситуация вышла за рамки классической междоусобной разборки.

Как тут всё устроено, я пока до конца не понимаю, но думаю уведомление о начале расследования пришло не только мне. И для местных это должно иметь какой-то вес.

Панс свирепо оглядывает замерших бойцов и снова кричит.

— Выполнять приказ! Убить их всех!

Издавая вопль, тащит из кобуры пистолет. Сука! После подтверждения запроса Орбона, я надеялся обойтись без боя.

Офицер ещё не достал оружие полностью, я уже жму на один из спусковых крючков. Грохнувший выстрел бьёт по ушам, а лицо забрызгивает кровью. Правда не так сильно, как «кальмаров», стоявших за спиной капитана, который валится на пол, сохранив не больше половины своего черепа.

Орбон тоже хватается за оружие — они с Пансом стреляют практически одновременно, всаживая пули в бронежилеты друг друга. Ударная сила достаточная, чтобы оба завалились на пол.

Все остальные тоже приходят в движение. Вокруг Хаца начинается схватка — десятка полтора человек пытаются пробиться к нему, чтобы прикончить, а его бойцы выстраивают живой щит. Седой мужик, что стоял справа от меня, вытаскивает огнестрел, но сразу же получает удар битой в плечо. А какой-то орущий ублюдок прыгает ко мне, занося топор. Расходую второй патрон, стреляя ему в лицо.

Правая рука засовывает обрез на его место, а левой я тянусь к автомату, наклоняясь вниз. Успеваю схватиться за оружие, но одновременно с этим мне в лицо впечатывается чей-то ботинок. Отлетаю назад, чувствуя, как рот наполняется кровью. Левый глаз тоже попал под удар — обзор немного сократился.

Сбивший меня с ног тянется к автомату, а ещё один летит ко мне, чтобы добить. Вокруг царит хаос, помочь некому. Да и нахер я им сдался? Каждый сейчас бьётся за свою жизнь и за свои интересы.

Не обращая внимания на боль, которая разрывает правый бок, перекатываюсь в сторону. Выхватив нож, вбиваю лезвие в икру мужика, что пытался с размаха опустить ногу на мой череп. Разжав пальцы, хватаюсь за пистолет. Тот утырок, что впаял мне в лицо, уже выпрямляется с автоматом в руках. Поэтому я торопливо жму на спусковой крючок, надеясь что неизвестную модель не заклинит.

Выстрел, второй. Третий. Одна пуля бьёт в бронежилет, вторая попадает ему в ногу, третья проделывает дырку около виска. Стреляю ещё раз, отправив пулю в пах «кальмара», что пытался добраться до меня.

Теперь надо подняться. Опираюсь левой рукой и встаю на колено. Дважды вжимаю спусковой крючок, уложив ещё одного противника, который хотел подобраться слева. Сколько там осталось патронов? Вроде должно быть три. Или два. Сколько раз я стрелял?

Мысли проходят фоном, пока я окончательно выпрямляюсь. После удара в лицо, координация нарушена, меня немного шатает. Но на то, чтобы прицелиться и вогнать пулю в голову «кальмара», пытающегося подобрать автомат, меня хватает. Следующему свинец попадает в горло и тот отступает назад, вскинув обе руки к шее. Сделав пару шагов, попадает под чей-то топор, раскроивший голову и окончательно выходит из схватки. А заодно и из жизни.

Не знаю, были это условные «наши» или враги, но у меня остался всего один патрон. Или ни одного, если я обсчитался. Рывок к оружию даётся с трудом. Настолько, что мне по сути не надо прилагать усилий, чтобы рухнуть на колени рядом с трупом Райдера.

Пистолет приходится бросить — засовывать его за пояс нет времени. Зато пальцы теперь сжимают полноценный автомат. К которому ещё и имеется запасной магазин в разгрузке мёртвого капитана.

Руки делают всё сами — как будто повторяют тысячекратно отработанное упражнение. Переключить с очередей на огонь одиночными, вскинуть оружие, надавить на спусковой крючок. Сместить ствол, выстрелить ещё раз. Взять на прицел новую цель и всадить пулю в бедро.

Сразу двое заходят с левого фланга. Парни надеялись успеть до того, как я развернусь. Расстреливаю их в упор. Всаживаю три пули в того, что уже выпрямлялся с обрезом в руке, подняв его среди трупов. Укладываю ещё троих, что наседают на парней Хаца. Простреливаю голову здоровяку, что бьётся с седым мужиком. Правая рука того висит плетью и он благодарно кивает. А я продолжаю отстрел.

Прицелиться. Выстрелить. Прицелиться. Выстрелить. Прицелиться.

— Всё! Мы сдаёмся! Не стреляй!

Один из «кальмаров» бросает окровавленный топор и опускается на колени. Потом ложится, уткнувшись лицом в металл. Его примеру, один за другим, следуют остальные. Веду стволом автомата в сторону, рассматривая оставшихся на ногах. Где сучий Панс? На глаза попадается Хац — щека рассечена, в правой руке сжат револьвер. Обмениваемся настороженными взглядами и азиат поднимает левую ладонь в примирительном жесте. Мол — не стреляй, парень, всё ровно.

Справа рявкает раненый седой, который поднимает с пола пистолет.

— Вяжите их. Оружие собрать. Огнестрел отдельно, холодное отдельно.

Слева от меня поднимают с пола Орбона. Один из бойцов предлагает ему добраться до медстанции, но тот машет головой, оглядываясь по сторонам. Потом шагает вперёд и показывает пальцем на кого-то, лежащего на полу. Пара мужиков бросаются вперёд и поднимают худощавого «кальмара». Панс. Живой.

Бой, по сути закончен. Я тянусь к запасному магазину в разгрузке Райдера и перезаряжаю оружие. Потом пытаюсь подняться. Тело едва ли не дрожит от нагрузок, но у меня всё же выходит принять вертикальное положение. Странно, но никаких уведомлений перед глазами пока не появляется.

Сбоку медленно приближается Орбон. Глянув на автомат в моих руках, косится в сторону мёртвого капитана. Ну да — у Райдера ещё полная разгрузка, в которой наверняка есть немало интересного. И пистолет на поясе. Плюс бронежилет, который не купить в торговом терминале. Могу поспорить, лейтенант не прочь загрести всё это себе.

— Спасибо за помощь. Народ не успел толком сориентироваться, если бы не ты, нас перевалили бы тут всех.

Сам он тоже едва держится на ногах. Две пули в бронежилете, несколько резаных ран на руках, рассечённый лоб. Правая штанина пропитана кровью — то ли неудачно упал, то ли там ещё одна рана.

Киваю в сторону трупа Райдера.

— Всё, что на нём, я забираю себе. И у этого утырка наверняка была своя личная комната — её я хочу обыскать первым.

Орбон хмурится, переглядываясь с Хацем, который подходит с другой стороны. Согласен, это уже небольшой перебор. Или большой. Но и пойти на конфликт эта пара сейчас не может. Отряд только что раскололся и сократился, как минимум, вдвое. Плюс, играет роль мой социальный статус, который критично изменился.

Хотя, может я ошибаюсь — ни один из них не спешит подтверждать мои притязания. И я наконец понимаю, почему.

— Мы не останемся в секторе. Как только позволит рейтинг, сразу уйдём. Конкуренции я вам не составлю.

Хац остаётся непроницаемым, а вот на лице Орбона появляется выражение облегчения. Но лейтенант считает нужным уточнить.

— Уверен? «Истина» пыталась. Судя по тому, что ты кричал про Кейна, не слишком удачно.

Тут он прав. Но по стопам предыдущего отряда мы не пойдём. Наверное.

— Уверен. Надолго мы здесь не задержимся.

Перевожу взгляд на Панса, который валяется на полу, так и не придя в сознание.

— Что с этим делать?

Орбон поворачивается, бросая взгляд на своего «экс-коллегу».

— Сыворотку я запросил. Надо дождаться, пока она прибудет и провести допрос.

— А не проще пристрелить?

Тот отрицательно качает головой.

— Процесс расследования запущен. Чтобы завершить его по правилам, нужно допросить подозреваемых с использованием сыворотки. Хотя бы одного. К тому же, если он всё подтвердит, то прижать Кармелиту будет намного проще.

Меня пошатывает. По-хорошему, сейчас надо бы забраться в медстанцию, чтобы меня подлатали. Кредиты имеются — думаю их хватит на восстановление. Осталось только решить, как быть с оружием. Просто оставить здесь или есть возможность сдать на хранение? О том, что заимствование чужих вещей недопустимо, я уже слышал. Но то же самое говорили и про убийства или применение силы под камерами. Что не помешало сотне человек радостно рубить и расстреливать друг друга в центре одного из колец. Которое в теории было одним из самых безопасных мест сектора.

Пока раздумываю, стоит ли прояснить момент сохранности оружия и экипировки с Орбоном, за спиной слышится шипение. А через несколько мгновений звучит удивлённый голос Анто.

— Что здесь случилось?


Глава XVIII


На объяснение ситуации ошарашенному Анто уходит около минуты. По истечению которой я припахиваю инженера к работе — содрать всё ценное с трупа Райдера. Как быстро выясняется, понимание «ценности» у парня специфическое — сняв разгрузку, бронежилет и тактический пояс, принимается за футболку. Будь у нас время, я бы посмотрел на каком этапе он остановится. Но с этим ресурсом как раз туго — организм намекает, что ему требуется срочная медицинская помощь.

Поэтому останавливаю подопечного и отправляю приглашение в постоянную группу с собой в качестве лидера. Строчкам перед глазами он всё ещё искренне удивляется, но своё участие подтверждает немедленно. Хорошо. Один вопрос решён. Остаются ещё два — сохранность имущества и лечение. С первым я думаю можно разобраться, поручив охрану вещей Анто. Вот со вторым несколько сложнее.

Открыв интерфейс, пробегаю глазами текст.

Брод.

Социальный рейтинг: 57 баллов.

Финансовый счёт: 384 кредита.



Статус: Телохранитель-опекун

Предупреждения: отсутствуют

Штрафы: отсутствуют

Поощрения: ТБ/1

Точно. У меня же есть товарный бонус, который я так и не вскрыл. Он по-прежнему валяется в мешке с трофейным оружием. Строчка с поощрениями напоминает о его существовании. Правда, основная проблема не решена — я не замечаю в интерфейсе ничего, что было бы связано с лечением. Сука. Как заставить медстанцию откликнуться?

Развернувшись лицом к сооружению, прикидываю. Сам интерфейс я активирую мысленной командой. Выбираю варианты и «нажимаю» на кнопки, либо тоже при помощи мыслей, либо задерживая взгляд на нужном месте. Возможно и здесь такая же механика? Только вот какую фразу использовать для активации? Решаю попробовать очевидное и произношу про себя «Требуется лечение».

Реакция следует сразу же — перед глазами появляется уведомление.

Выберите опции.

1. Полное излечение полученных ранений (280 кредитов).

2. Внутривенные питательные инъекции (20 кредитов).

3. Внутривенная инъекция восстановительного раствора № 1 (50 кредитов).

Дополнительные опции:

— Выбрать отдельные раны и повреждения, которые требуется вылечить (стоимость лечения сократится).

— Активировать камеру хранения для вещей, на время лечения (бесплатно).

Вот и вопрос с сохранностью оружия и амуниции решился. Смущает только тот факт, что выбрав все предложенные пункты я останусь почти без денег. Сгорят все три с половиной сотни кредитов, полученные совсем недавно.

Поворачиваюсь к Хацу, который координирует процесс очистки пола от трупов.

— Сколько у вас стоят синие коктейли?

Азиат поворачивается и на пару секунд задумывается.

— Тридцатку. Для тебя скинем до двадцати.

Кивнув ему, проставляю галочки справа от вариантов с лечением и питательными инъекциями. Плюс таким же образом отмечаю камеру хранения. Закончив, останавливаю взгляд на кнопке «Начать процедуру» и из медстанции выкатывается такое же ложе, как то, что забрало Анто. А справа от него выезжает солидных размеров секция, в которую я складываю всю нашу добычу. Заметивший это Хац, прищуривает глаза. Но в остальном лицо азиата невозмутимо — сложно сказать, оскорблён он недоверием или наоборот одобряет предусмотрительность.

Впрочем, внутрь я упаковываю не всё. Мешок с трофеями уже не влезает — он остаётся ждать на полу. Плюс, вручаю инженеру перезаряженный обрез и пистолет, в магазине которого остался один патрон.

— Стой рядом и жди, пока моя процедура закончится. Не подпускай никого близко к себе, обрез держи в руках. Если что, стреляй не задумываясь.

Тот с некоторым непониманием окидывает взглядом «кальмаров», которые по одному переносят трупы к выходу из кольца. Явно не понимает, зачем нужны такие меры предосторожности, если вокруг как бы союзники. Но вопросов при этом не задаёт. Молодец.

Собираюсь забраться на ложе, но перед глазами вспыхивает новая надпись.

Процедура лечения требует доступа к телу.

Пожалуйста, предоставьте доступ к местам ранений.

Сука. Правый бок и бедро. А ещё комбинезон на голое тело. Не то, чтобы я страдал излишней стеснительностью, но раздеваться догола в центре громадного зала, где сейчас полно людей, это всё-таки небольшой перебор. Но другой медстанции поблизости нет. Да и ждать я не могут. Так что стягиваю с себя комбинезон, привлекая внимание нескольких девушек из числа «кальмаров». Среди последних есть и Эйра, которая отворачивается сразу, как я встречаюсь с ней взглядом.

Усмехнувшись, забираюсь на ложе и оно начинает втягиваться обратно. Не успеваю напрячься из-за того, что сейчас буду заперт внутри механизма, как плечо обжигает боль инъекции и разум отключается.

В себя прихожу, когда моя «секция» уже выезжает обратно. Как ни странно, ощущения заторможенности после наркоза или других негативных эффектов, не замечаю. Наоборот, присутствует определённая бодрость. Да и чувство голода, которое упорно накатывало, несмотря на обилие трупов и запах, ушло. Питательные инъекции точно взял не зря.

Анто стоит на прежнем месте, держа в руках обрез. Зал уже полностью очищен от мёртвых тел и пол сейчас драит десятка три человек, что почти одновременно поворачивают ко мне головы. Помимо них поблизости только пара «кальмаров», вооружённых холодным оружием.

Взяв в руки комбинезон, бросаю косой взгляд на Анто.

— Где все остальные?

Тот отвечает не поворачивая головы и старательно пялясь на «уборщиков».

— Орбон и Хац допрашивают Панса. Пленных перетащили куда-то к террасам. А остальные вон там.

Влезаю в комбинезон и застёгивая его, поворачиваюсь в направлении, куда указывает палец парня. Горловина, ведущая из Центральной в Восточное кольцо. Сейчас превращённая в настоящий рубеж обороны. Весь проход перекрыли ящиками и металлическими конструкциями, за которыми находится не меньше тридцати бойцов. Командует, если я правильно разбираю, тот самый седой мужик, что обладал правом голоса, но не был офицером.

— Капитан Орбон просил передать, что ожидает вас в штабе на процедуре допроса, — подаёт голос один из «кальмаров», которых оставили на посту около станции.

Глянув на него, скалю зубы в ухмылке.

— Мы придём. Но сначала разберёмся с парой неотложных дел.

Тот заминается, но настаивать не решается. Либо из-за моего нового статуса, либо из-за автомата, который я только забросил за спину.

Под неотложными делами, я подразумеваю изучение добычи. Допрос, это безусловно важно, но там основную скрипку играет Орбон. Не знаю, зачем я ему вообще понадобился. Скорее всего исключительно ради придания веса.

А вот оружие, это важно. Тем более, что оно может пригодиться в самое ближайшее время.

Сначала проверяю количество патронов, что осталось в первом магазине автомата. Как выясняется, я опустошил его практически полностью. Осталось всего три. При том, что полный магазин вмещает в себя тридцать шесть. Тут я обошёлся без пересчёта — помог тот же «кальмар», что передал нам приглашение нового командира отряда. Он же обронил фразу, что это было единственное автоматическое оружие на весь сектор. А второе по мощности — дробовик Дойла. Но он уже давно перешёл на тёмную сторону и как бы не в счёт.

Видимо в прошлом Райдер здорово отличился перед местными «властями», раз его наградили таким стволом. Автомат в замкнутом пространстве, это ультимативное оружие. Даже если бить одиночными. Ключевой момент, чтобы патронов было в достатке.

Следующий пункт — трофейный пистолет. Тут всё оказывается проще. Точно такая же модель, как у Кейна. Один полный магазин в пистолете и ещё два в запасе. Один из последних, после короткого раздумья отдаю Анто. Он уже нацепил на себя «кобуру» под обрез. А вот пистолет парню придётся таскать за поясом. Хотя, сдаётся мне, мы очень скоро разживёмся новым снаряжением. В комнате Райдера наверняка найдётся что-то интересное.

Третьим под осмотр попадает ящик с товарным бонусом. Открывая, ожидаю увидеть ещё один пистолет или обрез. Но там неожиданно обнаруживается револьвер. Не такой, как у Орбона — гораздо более массивный, с длинным стволом. И крупного калибра. К нему прилагается кобура и двенадцать патронов.

Невольно бросаю взгляд наверх, где висят сферы наблюдения. Сукины вы дети. Нет, револьвер это круто. Тем более, что такой запросто пробьёт почти любую броню в секторе. Но количество боеприпасов заставляет думать, что оружие выдают по принципу «держи игрушку, чтобы остальные в песочнице боялись». На что хватит двенадцати выстрелов? Один короткий бой и всё на что сгодится оружие — служить украшением на стене.

В разгрузке Райдера и его тактическом поясе не находится практически ничего интересного. Возможно сказываются мои завышенные ожидания. Но на мой взгляд из всего вороха вещей, которыми он забил амуницию, реально пригодиться может только светошумовая граната и сигнальная ракетница, к которой есть два заряда.

Вот бронежилет у него реально хорош. Но его пока придётся просто взять с собой. Если надеть поверх комбинезона, который и так усилен бронепластинами, плюс добавить к этому разгрузку, я превращусь в весьма неповоротливого и неуклюжего бойца.

Поэтому броню я вручаю Анто, который всё так же играет роль носильщика. Ему же достаётся почётная роль тащить мешок с холодняком со второго уровня. Зато разгрузку и тактический пояс надеваю немедленно. Сразу же возникает мысль, что эту экипировку Райдер получал единой партией вместе с пистолетом. Потому что его кобура идеально становится в разгрузку и после нескольких лёгких движений, превращается в нагрудную. А револьвер я цепляю себе на пояс.

Если прибавить к этому автомат и гранату, то сейчас я располагаю весьма неплохой по местным меркам огневой мощью. С другой стороны, вспоминая про Кейна и ту троицу, что пыталась выбраться через другой соседний сектор, можно уверенно сказать, что её недостаточно для «эмиграции».

Зданием штаба оказывается такая же постройка, где разместила свой «офис» Кармелита. Что в целом очевидно — самая центральная позиция в кольце идеально подходит, чтобы разместить здесь «высший орган власти».

Когда подходим, на улицу вываливаются Орбон с Хацем и несколькими бойцами. Завидев меня, новоиспечённый капитан сразу шагает навстречу. Остановившись, бросает завистливый взгляд на револьвер и сообщает последние новости.

— Допрос завершён. Под сывороткой Панс дал полный расклад. И по торговле, и по убийствам, и по сотрудничеству с Кармелитой. Социальный статус у него отозвали, приговор — биоказнь.

Я с вопросительным видом взмахиваю левой рукой и он объясняет.

— Хрен его знает, почему её так назвали. Суть в том, что человека запихивают в нишу, которая открывается в стене. Не знаю, что там с ним дальше делают, но судя по второй части слова, точно не массаж пяток.

Хм. То же самое проделали с мужиком на приёмке, который покусился на мои консервы. Жёстко у них тут решаются вопросы. Особенно, если свежий номерной зомби, который ещё не заслужил поблажек.

— А Кармелита? Что теперь с ней?

Командир «кальмаров» довольно ухмыляется.

— Ей статус временно заморожен. У меня задача на задержание, либо ликвидацию.

Мужик слегка заминается, видимо не зная, как именно продолжить и я решаю ему помочь.

— Но ты думаешь, что она уже покинула своё гнездо в кольце и где-то спряталась, верно? А ещё не отказался бы от помощи?

Собеседник бросает выразительный взгляд на автомат в моих руках.

— Сложно сказать, каких сюрпризов от неё можно ждать. И какие стволы могут быть припрятаны в загашнике. Все её контракты тоже заморожены, так что она может рассчитывать только на небольшую группу людей. Но если вас пятеро и у вас есть пулемёт, то вы круче чем пятьдесят человек с топорами и парой пистолетов.

Про «пару пистолетов», это явное преуменьшение. Оружия у «кальмаров» намного больше. Но направление мысли понятно. У него осталось не так много бойцов, а недавний бой заставил израсходовать часть патронов к огнестрелу. Если предположить, что у Кармелиты окажутся союзники, обитающие за пределами «цивилизации» и располагающие оружием, то ситуация может обостриться до неприличия.

— А что в качестве оплаты?

Тот довольно усмехается.

— Вы можете присоединиться к заданию в качестве автономной группы. Каждому участнику платят по тридцатке и гарантированно повысят рейтинг. От себя могу предложить ещё по сотне кредитов. Казна отряда теперь под моим контролем, но денег там оказалось почему-то не слишком много. Так бы дал много больше.

Сознание цепляется за этот факт. Но пока я откладываю его в дальний уголок. Странно, что отряд, через который проходили почти все финансы сектора, оказался с полупустым бюджетом. Единственное объяснение — траты предыдущего капитана. Но куда он мог сливать столько денег? Доступ к дури у него и так был. Шлюхи? Да сколько угодно. Бери почти любую и трахай. Отделавшись символической платой, а то и вовсе без неё.

Об этом надо будет подумать, когда выпадет минута свободного времени. Пока же интересуюсь совсем другим.

— Мы согласны. Но есть ещё пара моментов — я бы увиделся с вашим торговцем, сбагрив ему все трофеи, а потом посетил бы комнату Райдера.

Орбон хмыкает, покосившись на Хаца.

— Торговца мы можем привести, без проблем. Ну а логово Райдера… Может подождёт до возвращения?

Отрицательно качаю головой.

— Ты сам сказал, что Кармелита сбежала. Поиск займёт время. Она вообще могла уйти на второй уровень и попробовать затаиться там. Статус ей может и заморозили, но не поверю, чтобы у хитрой лисы не было пары козырей в рукаве.

Капитан с задумчивым видом скребёт заросшую короткой щетиной щёку.

— Думаешь, могла уйти на второй уровень?

Пожимаю плечами.

— Зависит от раскладов. Если у неё есть связи с группами, которые здесь «вне закона», то могла и остаться. Что мешает ей самой сколотить такую же и проворачивать дела из тени? Особенно, если будет доступ на второй уровень. А значит можно будет по-прежнему поставлять вещества.

Тот стискивает зубы. Похоже такая мысль Орбону в голову не приходила. Хотя и лежала на поверхности. Я же продолжаю излагать.

— Поэтому предлагаю не пороть горячку, а выработать тактику. Для начала, хотя бы выставить пост у открытого входа наверх, пока туда ещё кто-то не забрался. А потом подумать, куда она могла рвануть, если осталась здесь.

Дальше я объясняю командиру «кальмаров», где именно находится дверь, что мы оставили открытой. А он отправляет приглашение к совместному выполнению задачи и текст контракта, который гарантирует оплату в сто кредитов. Правда, основная причина моего согласия, совсем не кредиты. Их мы сейчас и так получим, продав трофеи. Реальных резонов два. Первый — пункты социального рейтинга. Мне нужно хотя бы три сотни, чтобы покинуть этот сектор. И целая тысяча, чтобы получить пропуск наверх. Но её можно заработать и по пути. Как бы не развернулась ситуация, в других секторах тоже должна быть возможность для повышения рейтинга.

Второй резон скорее лично-эмоциональный. Она использовала меня. Умно и не без чувства такта. Но могу поспорить, в финале я должен был умереть, ничего не получив. Что вызывает вполне естественное желание прострелить ей голову.

Операция с торговцем, которого действительно приводят «кальмары» не занимает много времени. Мужика с заплывшими щеками явно нервирует присутствие офицеров отряда и он не особенно торгуясь, забирает все наши трофеи за пять с половиной сотен. В основном из-за тесаков Харо, при виде которых глаза нашего «контрагента» сразу загораются. Уверен, добычу можно было продать и дороже. Но полученной суммы с лихвой хватит на еду. А оружием мы уже и так обеспечены.

Спустя пару секунд я уже шагаю следом за Орбоном, что ведёт нас в «личные покои» Райдера. Рядом топает довольный Анто, который наконец избавился от самого тяжелого груза и тащит только бронежилет. Хац же, оставив нас, отправился к заставе на входе в кольцо — проверить моральный дух личного состава.

Когда уже почти добираемся до террас, вижу мчащегося «кальмара», который приближаемся со стороны горловины. Затормозив в паре метров от нас, упирает руки в колени и тяжело выдыхает. Потом быстро выпаливает.

— Капитан, по Центральной идёт отряд. Человек пятьдесят. Прямо на нас.


Глава XIX


До укреплённой горловины добираемся бегом. По Центральной в нашу сторону и правда идёт целая толпа. В тоннеле свет куда тусклее, чем внутри кольца — кто именно приближается и в каком составе, не разобрать.

Заняв позицию на правом фланге, поворачиваю голову к Анто и перехожу на шёпот.

— Следи за тылом. Заметишь угрозу, стреляй.

На лице парня снова проявляется непонимание ситуации, но он кивает. И привалившись спиной к металлическим ящикам справа от меня, шарит глазами по залу.

Ситуация с освещением, тем временем изменяется. «Кальмары» врубают два мощных прожектора, лучи света которых уходят дальше по Центральной, давая возможность разглядеть людей, что движутся в нашу сторону. Десяток «комбинезонов» и в несколько раз больше людей, которые одеты вполне обычно. Оружие присутствует, но никто не держит его в руках. Зачем бы они не явились, целью точно не является атака.

Вперёд выступает один из бойцов в комбинезоне. Показывая раскрытые ладони, продолжает шагать в нашем направлении. Вижу, как расслабленно выдыхает Орбон. А Хац напротив, настороженно щурится, не отрывая взгляда от мужика, что медленно приближается к «укреплениям». Наконец тот останавливается и начинает кричать.

— Я говорю от имени всего Западного кольца. Мы не враги вам и не собираемся сражаться. Уведомление о заморозке статуса Кармелиты пришло каждому. Мы собирались задержать её, но она успела сбежать — некоторые люди последовали за ней даже сейчас. Можете осматривать и проверять любые постройки на нашей территории, препятствовать не станем.

Ну да, как же — задержать они её собирались. Ледяную стерву с группой телохранителей, которым уже наверняка выдали огнестрел. Скорее забились в дальние норы и ждали, пока она свалит. А потом явились сюда, чтобы дать понять — у Западного кольца появились новые лидеры и загрести его под себя не получится. Думаю, поэтому сюда и явилась такая толпа. В конце концов, для обычных переговоров хватило бы их «оратора» с парой человек сопровождения.

Знай эти парни о том, что «кальмары» потеряли половину своих людей, думаю вели бы себя совсем не так. Хотя, с другой стороны, Кармелита наверняка до дна выгребла свои заначки. А с пневматикой против полноценного огнестрела много не навоюешь.

Орбон поднимается на ноги, выйдя в просвет между ящиками.

— Мы не собираемся воевать с вами. Но Западное кольцо придётся проверить. На всякий случай. Кто теперь у вас главный? Ты, Барн?

Мужик разводит руками, изображая искреннее сожаление.

— Полноценного голосования пока не проводилось. Но остальные дали мне временные полномочия говорить от их имени.

Новый капитан понимающе кивает.

— Думаю нам стоит побеседовать. Завтра. После того, как мы отыщем Кармелиту.

Тот отвечает согласием и они перебрасываются ещё несколькими фразами, согласовывая появление в Западном кольце группы «кальмаров», которая займётся осмотром местности. А потом вся эта толпа разворачивается и бредёт в обратном направлении.

— Считаю, нам всё-таки надо выдвигаться прямо сейчас. Тряхнём Дойла, пока следы ещё свежи. У него там постоянно отираются разнообразные личности, кто-то наверняка в курсе.

Выпрямившись, поворачиваюсь к подошедшему Орбону.

— Перед тем как тряхнуть вашего Дойла, я бы хотел перетряхнуть комнату Райдера. Если вы ещё не успели оттуда всё утащить.

На его лице появляется выражение возмущения.

— Я лично обещал, что ты сможешь забрать нужные трофеи первым. Их никто не трогал.

Глаза Хаца, стоящего в нескольких метрах от нового капитана, дёргаются. Буквально на секунду, но я успеваю уловить его эмоции. И могу поспорить, будь командиром отряда азиат, всё ценное из «наследства» Райдера было бы уже перепрятано.

Усмехнувшись, перевожу взгляд на Орбона.

— Тогда не будем откладывать. Чем быстрее мы получим желаемое, тем скорее отправимся.

Хмурится, тяжело вздыхает, но отказать не решается. В итоге через пару минут мы наконец добираемся до капитанских апартаментов. Оказавшись внутри, я оглядываюсь и невольно присвистываю. Если учитывать обстоятельства, мужик устроил свою жизнь крайне комфортно. Во-первых, занял сразу три просторных помещения, общей площадью не меньше пары сотен квадратов. Во-вторых, обставил их так, чтобы о «металлическом мире» снаружи почти ничего не напоминает.

Полы застелены коврами, в спальне громадная кровать, на которой вполне могут поместиться четыре человека. Два дивана и несколько кресел в соседней комнате, которая видимо использовалась в качестве гостиной. На стенах — репродукции с изображением природы и солнца.

Интерьер отвлекает на добрую четверть минуты. Слишком уж колоссальная разница между этими «покоями» и всем остальным Восточным кольцом. Потом я включаюсь в работу.

Огнестрельного оружия или патронов тут не обнаруживается. То ли Райдер действительно взял с собой всю огневую мощь, которая при нём была, то ли Хац всё-таки запустил свои лапы и выгреб остатки арсенала. Будь расклад немного иным, я бы попробовал надавить. Но пока наше сотрудничество с «кальмарами» базируется лишь на двух факторах — наличии у меня трофейного автомата и социальном статусе. Плюс, возможно на них произвела впечатление небольшая бойня, которую я устроил. В любом случае, положение довольно шаткое.

Поэтому, я продолжаю потрошить апартаменты капитана. И нахожу немало интересного. Ещё один бронежилет, который вполне подойдёт Анто. Стандартный, из торгового терминала, но это уже неплохо. Массу одежды, среди которой есть армейские ботинки. Не те, что сейчас у меня на ногах, а более удобный и прочный вариант. Такие не разлезутся от грязи, да и череп при необходимости проломят.

Это не говоря о штанах, футболках и шортах — этого добра тоже навалом. И далеко не всё из торгового терминала. Часть вещей однозначно получена в качестве товарного бонуса.

Как результат — переодеваюсь прямо здесь. Чёрные штаны с дополнительными карманами, сделанные из куда более прочной ткани, чем стандартные. Обычная серая футболка. Сверху тот самый трофейный бронежилет, который отмываю от крови в капитанском джакузи и разгрузка. Плюс, тактический пояс.

Анто тоже переоблачается. Тоже получает тактический пояс и стандартный бронежилет. Плюс вторую пару армейских ботинок и такие же штаны с футболкой.

Запасливость Райдера удивляет. Но потом я добираюсь до продовольствия и понимаю, что на самом деле одежды было не так уж и много. Целые ящики с мясными консервами, бутылками воды, галетами. Отдельно хранятся коктейли. По десятку каждого из трёх типов — синие, оранжевые и красные. Сразу беру один из первых и протянув второй Анто, распаковываю свой. Инженер повторяет за мной, но вместо того, чтобы пить, подозрительно принюхивается.

— Пей, боец. До дна. Тебе уж точно не помешает.

Тот бросает взгляд на мой напиток, половину которого я уже влил в себя и делает солидный глоток. Молодец. Этого набора, нам обоим хватит дней на пять. Нет нужды тратиться на покупку новых. Да и еды теперь тоже навалом — даже перебор. Вот только, где её хранить? Открыв очередной ящик, замечаю несколько банок, которые отличаются от остальных. Плюс, здесь есть вакуумные упаковки, внутри которых нарезанный хлеб. Серьёзно? Как он может настолько долго храниться? Или это всё, свежая «добыча»?

Выпрямляюсь, держа в одной руке недопитый коктейль, а во второй плоскую круглую банку без опознавательных знаков. Сбоку раздаётся странный звук — Орбон сглатывает слюну.

— Шпроты. В масле, сука. Охеренно вкусные. А если ещё и с хлебом…

Успешно подавляю усмешку и опустив взгляд, пересчитываю банки. Ровно пятнадцать штук. Это при том, что банок с мясом не меньше нескольких сотен. Значит рыбу выдают редко. Логично, что она считается деликатесом.

Хм. Я ведь должен помнить вкус, верно? Но в голове почему-то нет нужных воспоминаний. Хотя внешний вид рыбных консерв я себе вроде представляю.

Поставив почти допитый коктейль на один из ящиков, сам усаживаюсь на соседний. И подцепив кольцо на крышке, вскрываю банку. Комнату сразу же заполняет аромат — даже непробиваемый Хац дёргает уголками губ, сдерживая эмоции. На его командира и вовсе жалко смотреть.

Вскрываю одну из упаковок хлеба и захватив пальцами пару рыбин отправляю в рот. А Орбон не врал. И правда охеренно вкусно. Настолько, что мне не хочется идти в другой конец комнаты за приборами — я сжираю всю банку, в конце вымакивая масло хлебом. Закончив, беру ещё одну из ящика и бросаю Анто, который всё это время жадно наблюдал за процессом. Следом бросаю и вскрытую упаковку хлеба.

— Попробуй. Штука действительно неплохая.

Тут я лукавлю — рыба хороша настолько, что даже возникает соблазн скорректировать план. Но сейчас уже поздно. Если начал игру, то нужно её закончить.

— Мне нужно помещение. С гарантией неприкосновенности от капитана вашего отряда и постоянным часовым снаружи. Готов отдать сотню банок мясных консерв и семь с рыбой.

Взгляды обоих офицеров перемещаются на меня. Хац кажется понял — недовольно хмурится, косясь на Орбона. А вот сам капитан стиснув зубы, старается не смотреть в сторону Анто, который с аппетитом уминает шпроты.

— Мало. Десять банок шпротов и полторы сотни мясных.

Пожимаю плечами.

— Восемьдесят мяса и пять банок рыбы. В следующий раз количество сократится ещё сильнее. Хочу заметить, предложение весьма щедрое. Учитывая, что я не стану забирать отсюда мебель и ковры.

Глаза командира отряда удивлённо округляются.

— А тебе то она зачем? Говорил ведь, что уйдешь из сектора.

Я утвердительно киваю.

— Так и есть. Но по договору, я могу забрать любые трофеи. А за такую кровать многие будут согласны хорошо заплатить. Не говоря уже о других вещах. Много у вас, например, джакузи в секторе? Если устроить распродажу, наверняка получится срубить массу кредитов.

Вот теперь он даже отвлекает от шпрот. Бросив взгляд на Хаца, возмущённо всплескивает руками.

— Ты в курсе, что это напоминает шантаж?

— Так я же сказал, что наоборот, не делаю этого. Хотя мог бы.

Качает головой с таким видом, как будто соседка-пуританка только что призналась, что каждый день устраивает оргию с десятью мужчинами.

— Ладно. Согласен. Но раз так, надо обозначить, что именно вы отсюда заберёте. А то ты получишь комнату и забьёшь её всем подряд.

Несколько минут уходит на то, чтобы согласовать список трофеев, которые мы заберём. Туда сразу включаю всё продовольствие — нам столько может и не понадобится, но его всегда можно продать. Плюс, несколько бутылок алкоголя, который у Райдера тоже обнаружился. Запасные штаны, футболки, носки. Нормальный «холодняк» для Анто. Если огнестрела в комнатах не нашлось, то вот холодного оружия немало. Инженер без ранга обзаводится телескопической дубинкой, топором и парой ножей. Если добавить к этому обрез и пистолет с полным магазином, то он пожалуй входит в двадцатку самых экипированных жителей сектора. Ну или в тридцатку.

Закончив, подписываем контракт, по которому «кальмары» отвечают за сохранность моего имущества. А спустя считанные секунды несколько нанятых за банку мяса работяг принимаются перетаскивать трофеи в выделенное мне помещение. Попасть туда можно только через большой спальный зал на пару сотен мест. Но это не проблема — Орбон сразу ставит перед входом часового.

Когда процесс полностью завершается, во взгляде капитана появляется решительность.

— Всё? Или у человека с нечитаемым статусом есть ещё какие-то желания?

С усмешкой пожимаю плечами.

— Горячая ванная, пара таких же горячих шлюх и бокал крепкого алкоголя с сигаретой. Но меня устроит и прогулка по тёмным металлическим коридорам.

Орбон шумно выдыхает воздух и направляется к ступенькам. Хац нас уже покинул, так что я шагаю следом. А в голове крутятся его слова. «Нечитаемый статус»? Что он имел в виду? Спрашивать в открытую не самый лучший вариант. Не стоит бить по своей репутации. Ещё вчера меня считали никчёмным куском мяса, а сейчас я подскочил до уровня высшей касты сектора. Будь я на их месте, решил бы, что без пары секретов тут не обошлось. А значит в самых элементарных вещах я должен разбираться.

Так. Если подключить логику, то статус должен читаться мысленной командой. Вся работа с интерфейсом построена на них. Уперев взгляд в затылок Орбона, произношу про себя «запросить статус». Не срабатывает. Пробую другой вариант — «оценить статус». Вот теперь перед глазами появляется уведомление.

Старший медбрат.

Сухо и коротко. Но вполне ёмко. Конечно, если разбираться в их иерархии. Ускорившись, догоняю капитана «кальмаров».

— Почему у всех ваших статусы, связанные с медициной? Я сколько ни гляжу по сторонам, больницы тут не замечаю.

Тот косится на меня и быстро мрачнеет.

— То есть упоминание «подопытных» тебя не смущает? Как и всё остальное дерьмо?

Молча иду рядом, ожидая продолжения. Через несколько секунд тишины, Орбон действительно заканчивает мысль.

— Никто не знает. И думаю, никогда не узнает. Вот такой у нас местный табель о рангах. Медбратья, да фельдшеры. Только чаще не лечим, а калечим. Смешно, да?

Судя по тону, тема старая и заезженная. Что логично — местные наверняка обсуждали это сотни и тысячи раз. Подопытные, медбратья, фельдшеры — терминология странная. Никак не стыкующаяся с происходящим вокруг.

Для «рейда» к Дойлу Орбон отбирает пятнадцать человек из числа «кальмаров», разбивая их на боевые тройки. Мне тоже предлагают взять одного из них в качестве третьего. Вся тактика боя «кальмаров» построена на работе боевыми группами по три боевые единицы в каждой. Один продвигается вперёд, второй прикрывает, оставаясь в резерве, третий следит за тылом. По крайней мере так мне объясняет сам офицер.

Собираюсь отказаться — неизвестный вооружённый человек за спиной будет нервировать. Но потом в голову приходит идея и я нахожу глазами Эйру. Показываю на неё пальцем.

— Я возьму её.

Капитан удивлённо разглядывает девушку.

— Так это новик. Нахрена она тебе?

Во взгляде сквозит искреннее любопытство. Но объяснять, что хочу проверить в деле потенциального бойца своей команды, я не собираюсь.

— Потому что я так решил. Но не надо приказывать. Просто предложи ей.

Теперь он удивляется ещё сильнее. Несколько секунд изучает меня, порой скашивая взгляд в сторону девушки. Но в конце концов направляется к ней. А спустя десять секунд Эйра уже подходит к нам. Глянув на меня, удивлённо интересуется.

— Капитан сказал, что ты выбрал меня. Зачем?

Поблизости никого, поэтому озвучиваю ей правду.

— Посмотреть, как далеко ты можешь зайти ради своей мечты. На хосса всё-таки пошла. Пусть и с моей поддержкой. Вот поэтому и интересно — на что ещё ты окажешься способна, если периодически подгонять тебя пинками по заднице.

Та хмурится, а щёки заливаются лёгкой краской.

— Я пойду в вашей тройке. Но не думай, что ты каждого видишь насквозь.

Поворачивается боком, демонстрируя, что разговор закончен.

— Насквозь, само собой не вижу. Но твоя ситуация банальна. Мечтала о том, чтобы подняться и вступить в ряды «кальмаров». Как-то добилась обещания взять тебя, если притащишь голову хосса. Может подставила зад старому капитану, а может трахнулась с одним из лейтенантов. Или нашла, чем ещё дать взятку. Но в любом случае, своего добилась.

Краска на щеках проступает намного отчётливее. Что заставляет удивиться. В тоннелях трахаются прилюдно, не особенно стесняясь друг друга. Не сказать, что шлюхи тут на каждом шагу, но для многих женщин, это один из самых простых способов выживания. Эйра должна была вдоволь насмотреться на обнажённых людей, которые совокупляются в самых разных позах. Или дело в том, что сейчас речь идёт о ней самой?

Как бы там ни было, девушка игнорирует последние слова. Хотя я однозначно угодил в точку. Организм взбодрился после синего коктейля, а шпроты утолили чувство лёгкого голода. Мозги работают по полной.

Когда покидаем Восточное кольцо, продвигаясь по Центральной, перед глазами внезапно вылетает уведомление.

Внимание! На территории сектора зафиксирован незарегистрированный боевой механизм.

Предположительная цель, ваш подопечный.

Сохраняйте бдительность.


Глава XX


Шагая по Центральной, пытаюсь понять, что это было. «Незарегистрированный боевой механизм»? Что это? И откуда он здесь взялся? О нём сообщили те, кто контролируют сектор. Значит не они.

Как такое вообще может быть? И каким образом сюда мог кто-то проникнуть?

Вопросов множество. Вариаций ответов тоже масса. Чем бы эта хреновина не оказалась, она могла пробить стену с соседним сектором. Воспользоваться неизвестным мне проходом. Или вовсе уже находилась здесь, дожидаясь своего часа.

О стоящих за этой атакой тоже можно рассуждать почти до бесконечности. Первый вариант, который приходит в голову — те же люди, что пытались прикончить родителей Анто. В итоге справившись со своей задачей. Парень прошёл процедуру чипирования, каким-то образом засветился и его решили убрать. Звучит вполне убедительно. Но если посмотреть под другим углом — с того момента прошло больше двадцати двух лет. Именно столько Анто. И я уверен, родители зачали его не сразу, как оказались на десятом уровне яруса. То есть надо предположить, что кто-то всё это время ждал появления возможных детей этой пары и был готов открыть охоту, как только они появятся? Звучит уже не так хорошо. А если добавить к этому тот факт, что для такого нужен доступ к базе данных по чипированию или камерам, то предположение становится ещё более сомнительным.

Вздохнув, прекращаю ломать голову. Стоит признать, что у меня только крохи данных. Опираясь на них, сложно выстроить версию, которая будет близка к реальности.

Сейчас стоит сосредоточиться на другом. Угрозе, которая появилась в секторе. Пальцы машинально опускаются к рукояти револьвера. Самое мощное оружие, которое у меня есть. Весьма удачное совпадение, которое тоже вызывает вопросы. Как будто кто-то наверху предполагал, что возникнет цель, против которой потребуется крупный калибр.

Продолжая двигаться в центре небольшой колонны, кручу головой, наблюдая за выходами. Не уверен, но как мне кажется, «боевой механизм» должен быть относительно небольшого размера. Громадная махина привлекала бы к себе внимание шумом. Да и не смогла бы передвигаться по узким коридорам. То есть скорее всего по душу Анто явился охотник, размерами не превышающий человека. Или ещё меньше.

На момент появляется мысль рассказать о сообщении Орбону. Но что-то мне подсказывает, при таком раскладе, командир «кальмаров» попросит нас покинуть ряды группы. И мы потеряем дополнительное прикрытие в количестве шестнадцати человек. А ещё шанс получить пункты социального рейтинга, которые нам крайне необходимы.

Выходим к Восточному тоннелю и сворачиваем в широкий боковой проход — не меньше пары метров в поперечнике. Под потолком работающие сферы наблюдения, справа и слева немало дополнительных отнорков. Тянется далеко вперёд, несколько раз сворачивая. Выходит, база Флойда находится где-то в громадном прямоугольнике, между Западным и Восточным тоннелями.

Движемся тройками, на расстоянии пары метров друг от друга. В какой-то момент Анто приближается вплотную ко мне и я слышу тихий шёпот.

— Мне пришло уведомление. Боевой механизм. Рекомендации — быть осторожным и позаботиться о защите. Что делать?

А парень молодец. Не стал сразу в голос орать, что у него странное сообщение и происходит непонятная херня. Слегка поворачиваю голову в его сторону. Таким же тихим шёпотом объясняю расклад.

— Продолжаем выполнять задачу. Гляди в оба. Если что — сразу стреляй.

Секунду помедлив, тот утвердительно кивает и снова отстаёт. Эйра идёт позади и по идее не могла разобрать всего, что мы говорила. А если повезло, то и вовсе ничего не поняла.

Ещё один поворот. Второй. Начинается «тёмная территория». Без работающих камер, а кое-где и без освещения. Сейчас, когда в тоннелях горит тускло-красный свет, это не так бросается в глаза, как «днём». Но всё равно тут заметно темнее.

Судя по карте интерфейса, мы постепенно углубляемся в прямоугольник, оказываясь всё дальше от «цивилизации». Петляем по проходам, выбирая оптимальный с точки зрения Орбона путь и продвигаемся дальше.

Постоянно шарю глазами по сторонам. Каждый новый проход может стать местом, откуда вывалится неизвестный боевой механизм. Правую руку стараюсь держать около револьвера. Будь мы одни, я и вовсе достал его из кобуры. Но боюсь такой расклад вызовет массу ненужных вопросов у «кальмаров».

В какой-то момент, наконец останавливаемся. Мы идём четвёртыми, но насколько я вижу впереди длинный узкий зал. На момент все останавливаются в коридоре. Потом тройка Орбона, возглавляющая колонну заходит внутрь. Следом движутся остальные. Когда в зале оказываемся мы, то на противоположной стороне начинается движение. Скорость невысока, а силуэт человеческий, поэтому руки сразу вскидывают автомат, беря неизвестного на прицел.

Рядом поднимает обрез Анто. За спиной же хмыкает Эйра, у которой огнестрел отсутствует.

— Спокойно, господа. Спокойно. Незачем тратить патроны на обычного привратника.

Из темноты второй части зала показывается ковыляющий старичок, хромой на правую ногу. Орбон отдаёт негромкую команду и две тройки «кальмаров» включают налобные фонари, заливая помещение светом. «Привратник» морщится, прикрывая глаза рукой. А я хорошо вижу, что выход из зала прикрыт подобием укрепления. Если глаза не подводят, то состоит оно из металлических бочек.

— У нас с Дойлом договор. Мы не трогаем его, он не препятствует нашим людям и обеспечивает им безопасность, если это возможно.

Орбон чеканит слова, держа пальцы на рукояти пистолета. Помимо новой должности, он обзавёлся ещё и вторым стволом. Так что теперь щеголяет сразу с двумя единицами огнестрела на поясе.

Привратник натужно откашливается. Хотя, может это просто для показухи.

— Может оно и так. Только вас тут слишком много. Все при оружии. Сдаётся мне, не просто так вы такой толпой к шефу идёте. Не для того, чтобы кофе хлебнуть, да мяса пожрать.

Хм. Может он тянет время? За которое Кармелиту предупредят и она рванут подальше? А ещё мы здесь очень удобны в качестве мишеней. Одна осколочная граната или пара светошумовых и всё — дальше можно рубить ослеплённых бойцов топорами.

Шагнув вперёд, начинаю говорить перед тем, как Орбон что-то отвечает.

— Или ты сейчас заткнёшься и вожмёшь себя в стенку, или я тебя прикончу. А потом убью всех, кто прикрывает дорогу. Не знаю, как насчёт Орбона, но вот у меня с Дойлом никаких договорённостей нет. И если он достаточно умён, то компенсирует стоимость патронов, израсходованных, чтобы забрать ваши жалкие жизни. Если туп — сдохнет, как и вы. Я понятно излагаю?

Старичок медленно шевелит губами, рассматривая меня. Сейчас работают всего два налобных фонаря, направленных в боковые стены. «Дипломатический жест» Орбона — чтобы не слепить собеседника, заставляя его закрывать глаза. Так что «привратник» видит, кто с ним говорит. И оружие тоже оценивает.

Громко причмокнув, качает головой.

— Многие угрожали Дойлу. И мало кому из них, посчастливилось уцелеть, парень. Тебе стоит осторожнее выбирать слова.

Усмехаюсь, смотря на старика. В следующее мгновение вскидываю автомат и прицелившись, жму на спусковой крючок. Помещение оглашает вой «переговорщика».

— Колено! Левое! Зачем, сука? Почему не правое? Урод! Долбанный псих!

Свет фонарей снова нацелен прямо на бочки, а бойцы вскидывают оружие. Патроны тут расходовать явно не привыкли, но сегодня чрезвычайная ситуация. Орбон тоже достаёт пистолет, наведя его на «баррикаду».

— Твари! Чего не убил-то, как говорил? А, сука? Страшно стало?

Продолжая разглядывать «укрепление», громко озвучиваю ответ.

— Передумал. Моё право. Если не заткнёшься, могу ножом перерезать сухожилия на руках. Или отхватить язык. На твой выбор. Предпочтёшь жить без рук или немым?

На этот раз срабатывает — старик затыкается, больше не пытаясь возмущаться. Лишь обхватывает свою ногу двумя руками и тихо поскуливает. Я же обращаюсь к тем, кто укрывается за «баррикадой».

— Не знаю, как у вас делаются дела. Но если не покажетесь, то нам придётся действовать. А ваша гора металла, не такая уж хорошая защита. Нам нужно всего лишь поговорить с Дойлом. А ещё «кальмары» заплатят вам за любую правдивую информацию о Кармелите. Теперь, либо выходите, либо готовьтесь умирать.

Какое-то время стоит тишина. Потом из-за бочек показывается худощавый бородатый парень. Вздохнув, смотрит на старика. На меня.

— Кто у вас главный то? Вроде вот Орбон, но автомат у тебя, да и орёшь ты так, как будто властелин мира. Чего резкий такой? Зачем в Клайса стрелял?

Пожимаю плечами.

— Говорил много. Вопросы задавал. Прямо, как ты. Всем подняться и отойти к боковым стенам. Дёрнетесь к нам, пока будем идти, сдохнете.

Ещё пару секунд разглядывает меня. Но потом всё же слушается. Помимо него поднимаются ещё трое. Значит это и была вся застава? Пять бойцов, включая привратника. И только у одного я замечаю огнестрел. Кобура с револьвером на поясе. При обычных обстоятельствах, думаю этого хватило бы, чтобы кого-то сдержать. Но сейчас здесь восемнадцать человек, из которых сразу у семерых есть огнестрельное оружие. При столкновении, у этих парней не было бы ни единого шанса.

Орбон мрачно косится на меня, но видимо решает отложить беседу на потом. Согласен, вышло не очень удобно. Он только стал капитаном, а по его репутации уже топчутся ногами. С другой стороны, сам виноват. Никто не заставлял его медлить — пальнул бы сам в этого болтливого утырка и заставил освободить нам дорогу, не было бы нужды вмешиваться. А он наработал себе лишние очки среди своих бойцов.

Проходя мимо деморализованных охранников, разглядываю их. Не могу понять, в чём разница? Они вроде такие же, как и «кальмары». Но в то же время какие-то другие. Стоп. Волосы! Я даже замедляю шаг, чтобы подтвердить свою догадку. Так и есть — у людей Дойла есть щетина или бороды. У всех кроме «привратника». А вот среди бойцов, которые есть у нас в отряде, растительности на лице ни у кого нет.

Фиксирую в голове этот факт. Как и то, что у Анто щетины вроде тоже не наблюдается, хотя парень жил в изоляции на втором уровне. Надо будет подумать над этим вопросом. Если доживём до утра.

Перекрёсток двух коридоров, поворот направо. Ещё одно просторное пустое помещение. И мы наконец выходим в зал, добрую треть которого занимает конструкция с горящими наверху буквами «Жратва от Дойла». Неплохой тут у них сервис. И реклама душевная.

Рядом со зданием крутится несколько человек, которые при виде нас сразу рассасываются по углам. Я же прохожусь взглядом по дальней стороне зала. Там темно — не горит даже аварийного освещения, которое кое-где здесь имеется. Отличное место, чтобы расположить пару стрелков. Или полноценную штурмовую группу.

К счастью, Орбон это тоже прекрасно понимает и туда уходит одна из боевых троек. Кто-то из бойцов врубает налобный фонарь, проверяя территорию около дальнего прохода.

Другая тройка остаётся около выхода в коридор, по которому мы пришли. Бойцы явно нервничают — губы стиснуты, глаза то и дело дёргаются по сторонам, руки на оружии.

Ещё две группы «кальмаров» остаются перед входом в помещение. Внутрь входит только наша тройка и Орбон со своей парой бойцов. Шагнув за порог, понимаю, что мы оказались в подобии тамбура. Нахрена он здесь? Или это изначально не было заведением по приготовлению и продаже еды?

Вслед за капитаном, захожу в зал и на момент останавливаюсь, разом впитывая массу образов и ароматов. Вот толстый мужик, сидящий за вытянутой барной стойкой и голый по пояс, вливает в себя что-то похожее на пиво. Через три стула от него, ещё один, только комплекцией поменьше, жадно пожирает что-то напоминающее мясо.

Три девицы в ультракоротких юбках и топах, рассевшиеся на высоких стульях и разом повернувшиеся к нам. Слева, в глубине зала, мужик втягивает дым из трубки, подключенной к какому-то аппарату. Левой рукой держит её, а правая на голове шлюхи, которая насаживается ртом на член. В трёх метрах от него, в таком же громадном кресле развалился ещё один мужик. Этот не курит, только пьёт. По крайней мере рука с бокалом, это единственное, что видно из-за спины прыгающей на нём девицы.

С правой стороны всё пристойнее — за парой столиков играют в карты, ещё за одним в кости. Хм. А вот такого я не ожидал. Вполне настоящие шахматы. То ли сделанные из пластика, то ли выточенные из чьих-то костей.

Из охраны замечаю только двоих крепких мужиков. На поясах ножи и телескопические дубинки. Пожалуй, маловато на такое количество клиентов. Но скорее всего, у этих парней есть подкрепление в задних комнатах. Которые, судя по размера здания, немалого размера.

За стойкой стоит девушка. Кожаный топ обтягивает грудь, тёмные волосы собраны в хвост. А цепкий взгляд окидывает вошедших. Орбон шагает к ней, но тут из прохода в задней комнате появляется объёмный мужик. По другому и не скажешь. На жирного он не тянет, хотя веса в нём точно под полтора центнера. Но солидная часть этой груды мяса — мышцы, что бугрятся на руках. На нём какое-то подобие фартука из тёмного материала.

Взмахнув руками, кричит.

— Новый капитан «кальмаров». Собственной персоной. Чем обязан, Орб? Налить выпить? Или может ты в карты пришёл поиграть? Может хочешь попробовать свежее мясцо? У меня тут есть пара девчонок, что обучены специальным фокусам от старины Дойла — раз попробуешь, потом не сможешь без этого жить.

Офицер останавливается и его бойцы замирают с флангов.

— Кармелита. Нам нужна эта сука.

Хозяин заведение изображает задумчивость. Поскребя щёку, выдаёт ответ.

— Ты же знаешь мои принципы, Орб. Нейтралитет по всем вопросам. Кто бы сюда ни пришёл, если он не буянит и кидается на посетителей, то я приму от него плату и предоставлю услуги. Без исключения. И не стану продавать информацию о нём. Да и другим не позволю.

Вижу, как пальцы капитана сжимаются на рукояти пистолета.

— Мне кажется, ты не совсем понял, Дойл. Я отправил на казнь Панса. Убивал тех, с кем мы бились бок о бок. Потерял многих, кто прикрывал мне спину. Со мной достаточно людей и оружия, чтобы утопить твоё заведение в крови. И я очень сильно надеюсь, что до этого не дойдёт.

Тот прищуривается, двигая толстыми губами.

— Да ты никак пытаешься мне угрожать? На моей же территории? Знаешь, на твоём месте я бы дважды подумал, прежде чем подтвердить эти слова. А то места тут тёмные, люди разные. Всякое может случиться с бравыми солдатиками из «кальмаров».

С ответом Орбон не спешит. И отчасти я его понимаю. Та пара охранников, что вооружены только холодняком, не проблема. С ними можно разобраться даже без стрельбы. Но неизвестно, кто скрывается в задних комнатах. Плюс, сложно сказать, какой объём огнестрела может быть у этих ребят.

Безусловно, я могу вскинуть автомат и пристрелить Дойла. Фартук нацеплен на голое тело и совсем не напоминает бронежилет. А голова вообще ничем не прикрыта. Но при таком раскладе нам придётся сходу вступить в бой. Что не совсем вяжется с нашей основной целью — получением информации.

Смещаюсь немного в сторону. Так, чтобы в случае начала перестрелки не зацепить союзников. Взгляд Дойла перемещается на меня и я решаю попробовать разыграть ещё одну карту.

— Проверь мой статус, Дойл. А потом подумай ещё раз, нужен ли тебе конфликт?

Смотрит на меня. Хмурится. Насколько я понимаю, интерфейс у него работает. И он только что убедился, что не может проверить мой статус. Возвращает внимание на главного «кальмара».

— А это ещё кто, Орб? Кого ты сюда притащил?

Делаю шаг вперёд.

— Ты разве не слышал об активации системы звукового оповещения? Наверняка ведь следишь за новостями.

Тот открывает рот, но ответить я ему не даю.

— Кармелита нужна лично мне. Ты можешь не опасаться «кальмаров», потому что им тут ещё жить. А спрогнозировать во что выльется разгром твоего заведения, сложно. В отличии от них, я скоро покину сектор. И мне плевать, что тут у вас будет твориться. Въезжаешь? Я пристрелю тебя, потом мы положим всех, кто станет сопротивляться. И по очереди допросим каждого из выживших. Не проще решить всё миром? Без свинца в твоём черепе?

Дойл изучает меня, а в заведении как-то неожиданно наступает почти полная тишина. Слышны только чавкающие звуки из левого крыла — там слишком заняты получением удовольствия, чтобы обращать внимание на грядущую перестрелку.

Готовлюсь в любой момент вскинуть автомат, открыв огонь. А рядом неожиданно оказывается Анто. Повернув голову шепчет.

— У меня задание выскочило. Запустить две печи крематория. В этом здании.


Глава XXI


Крематорий? С медицинской терминологией, он конечно вяжется вполне неплохо. Но если это место, когда-то и создавалось для уничтожения трупов, то сейчас используется точно не по назначению.

Перевожу взгляд на Дойла, который продолжает мрачно пялиться на меня. И озвучиваю вопрос.

— Сколько печей у тебя работают? Парочка же вышла из строя, да?

На лице этой махине проскальзывает удивление. А барменша, чьи руки опущены на стойку и вовсе распахивает глаза. Наконец хозяин заведения медленно тянет слова.

— Предположим, одна. Но её вроде хватает, как ты сам видишь.

— То есть остальные две тебе не нужны? Не думал, что будешь делать, если единственная работающая печь внезапно откажет?

Тот подозрительно хмурится.

— Ты вообще откуда узнал, что у меня тут работает, а что нет? Скажешь сейчас, что можешь помочь? Угадал?

Скалю зубы в усмешке.

— Да. Более того — бесплатно. В знак признательности за понимание тобой ситуации с Кармелитой.

Дойл погружается в размышления. Его можно понять — в заведение, которое славилось своей независимостью, заявился вооружённый до зубов отряд и требует выдать им пакет информации о Кармелите. При этом, ещё и угрожая. Правда, при этом он сам должен понимать, что ситуация экстраординарная. И с него всё равно не слезут. А как закончится открытый бой — вопрос сложный. Возможно у него есть пара козырей в рукаве, но выиграть всухую точно не сможет.

А только что появился ещё один фактор. Три работающие печи, это гарантия того, что заведения останется на плаву. Тогда, как одна, это риск. Раз пара уже отказала, может вырубиться и последняя. И что-то мне подсказывает, кроме Анто задания на их ремонт больше никто не получит. Иначе Дойл бы уже давно разобрался с вопросом.

— И как ты это сделаешь? Как собрался их чинить?

Похоже Дойл всё-таки определился с решением. Вопрос задан явно больше для проформы.

— Это уже моё дело. К тому же повторить процедуру ты всё равно не сможешь.

Ещё несколько мгновений раздумывает. Потом кивает.

— Хорошо. Вы с Орбоном можете зайти. Остальные подождут здесь.

Отрицательно покачиваю головой.

— Так не пойдёт. Не знаю, насчёт капитана, но мои бойцы пойдут со мной.

Замечаю косой взгляд Орбона. Не понравилось, что я причислил к числу своих людей Эйру? Или сам тон «переговоров»? А может не устроил перехват инициативы?

— Ладно. Двоих можешь взять, раз в одиночестве тебе будет так страшно.

Ухмыляется своей нехитрой шутке и видимо считает, что сейчас получит ответ. Но вместо этого я шагаю к стойке. Говорить он может, что хочет. Те, у кого есть мозги и так понимают, в чью пользу всё обернулось. А парней, у которых их нет, можно не опасаться.

Обтянутый фартуком мужик откидывает кусок металла, открывая нам проход. Становится видно, что фартук надет всё-таки не на голое тело. Верхняя часть действительно больше ничем не прикрыта. А вот на нижней есть шорты, перетянутые ремнём. На котором явно висит что-то из оружия — хорошо заметно, как топорщится ткань.

Дойла пропускаю вперёд. По идее, с его стороны сюрпризов быть не должно. Но лучше не провоцировать его на «быстрое решение проблемы». Завалит меня и Анто, а Орбона возьмёт на прицел и объяснит, что мол с «кальмарами» ссоры не ищет. Тогда как борзого чужака обязан был прикончить.

Поэтому иду вторым, держа наготове автомат. Следом за мной Анто, сжимающий обрез. Потом Эйра и замыкающим Орбон, который всё же решил оставить парней из своей тройки в зале. Либо доверяет этой горе мышц, либо считает, что в случае необходимости, нас четверых хватит.

Пройдя через помещение, в котором несколько человек ловко нарезают мясо, а в дальнем углу смешивают между собой какие-то жидкости, оказываемся на «кухне». Аппарат, на котором они готовят, действительно напоминает печь. Прямоугольная хреновина, с раскалённой стальной плитой сверху. На одному конце прямо сейчас жарят мясо, а с другой стороны разогревают какое-то варево.

Конструкция поднимается на высоту почти в полтора метра. Из-за чего рядом с ней пришлось сделать подставки под ноги, чтобы поварам было удобно заниматься делом. Если подумать, то тут и правда мог быть крематорий. Правда, там печи вроде должны обеспечивать мощный жар со всех сторон, превращая органику в пепел. Но ведь может быть и такое, что их банально переделали?

— Ну так что? Вот тебе две печи, которые не пашут. Починишь и считай, что обеспечил себе бесплатное посещение моего элитного заведения до конца своих дней. Или моих. Смотря, кто сдохнет раньше. Полный комплекс — от жратвы и бухла до баб. По рукам?

За спиной хмыкает Орбон. А я озвучиваю свою позицию.

— В первую очередь меня интересует Кармелита. Остальное не так важно.

Дойл кажется, немного обижается.

— У меня лучшая еда в секторе. И отличные шлюхи. Не те, что работают на бульварах с их раздолбанными дырками и неумелыми ртами.

Выдохнув, машет рукой.

— Ну да и хер с вами. Про Кармелиту я и так собирался рассказать. Просто надо было зайти по-человечески и спросить. А не вламываться толпой, размахивая стволами.

Последний пассаж явно адресован капитану, который пока продолжает отмалчиваться. Немного подождавший владелец заведения, продолжает.

— Говорят их видели в тоннелях, что ведут к алой зоне.

— Ты серьёзно? Там же… Отмороженная сука!

Протиснувшийся вперёд Орбон, в ярости сплёвывает себе под ноги, что вызывает негодование Дойла.

— Здесь кухня! Хочешь плевать — вали в зал!

Капитан шумно выдыхает и отступает в сторону. Поворачивает голову, вроде собираясь что-то сказать. Но потом меняет решение. То ли считает, что нет смысла обсуждать что-то прямо сейчас, то ли не хочет говорить при Дойле. А тот снова обращается ко мне.

— Что с печами?

Ещё раз окидываю взглядом помещение. Окон нет. Вход только один. Плюс, чтобы пробиться к нам, надо преодолеть охрану снаружи, потом миновать основной зал и комнату, где разделывают продукты. Такое сложно проделать без лишнего шума. Но перестраховаться не помешает. Бросаю взгляд на Эйру.

— Оставайся около входа. Прикрывай.

Та явно не совсем понимает, от кого нас тут нужно прикрывать, но всё равно встаёт около двери, держа руку на топоре. Я же подхожу к одной из неработающих печей и поворачиваю голову к Анто. Тот обходит её кругом. Присматривается. Поднимает взгляд на меня.

— Тут есть инструкция. Правда я не уверен, что всё понимаю.

Дойл удивлённо пялится на парня. А я киваю на металлическую конструкцию.

— Приступай. Просто выполняй всё по пунктам. Если где-то совсем застопоришься, спрашивай. Но если честно, не думаю, что кто-то сможет тебе помочь. Так что включай мозги и действуй.

Какой-то промежуток времени колеблется. Потом опускается на колени и давит на какую-то пластину металла. Та прожимается и здоровый кусок панели отходит в сторону, издав громкий щелчок. Рядом недовольно сопит владелец заведения.

— Мы её всю облазили, когда вырубилась. Всё, что можно попробовали. И ничего. А у него сразу открылось.

Ожидаю, что сейчас задаст логичный вопрос — почему? Но вместо этого тот лишь внимательно наблюдает за работой Анто. Видимо догадался, в чём причина. Социальный статус. Обычный зомби или кто-то ещё не сможет ничего сделать с этой херовиной. А вот доступ для инженера они открыли.

Хм. А как он смог получить задание? Здесь же нет ни единой работающей сферы наблюдения. Хотя, есть же задания на разведку и охоту, которые ведут к территории, которая тоже находится вне поля зрения системы. Возможно и тут что-то похожее. Информация о неработающей технике должна собираться и без камер. А местоположение инженера можно отследить по чипу. Как только он оказался рядом, сработал триггер. Скорее всего так и есть. Если за этим не скрывается какая-то более сложная схема.

Сам Анто вытаскивает из конструкции какую-то трубу и принимается выколачивать её об пол, заставив Дойла недовольно поджать губы. С учётом его масштабов и зверского лица, выглядит комично.

Следом за трубой, такая же судьба настигает кусок гибкого шланга, который он тоже вытаскивает откуда-то из глубин секции. Закончив с ним, парень просит тряпку и получив её, принимается за детали. Судя по тому, что я вижу, его основная задача состоит в чистке. А печь не работает из-за того, что за ней банально не ухаживали.

Как только он закрывает секцию и переходит к другой, Дойл наклоняется вниз и пытается нажать на тот же кусок металла, который сработал, как «открывашка». Безрезультатно. Выпрямившись, смотрит на парня. Потом на меня.

— Ладно, он инженер. С ним всё понятно. А ты кто такой? Техник-помощник? Почему я твоего статуса не вижу?

Орбон с интересом косится в мою сторону, а я пожимаю плечами.

— Зомби я. Обычный именной зомби, которому повезло.

— Угу. Повезло. Ты же из свежей партии. А уже разгуливаешь с автомата Райдера и в его броне. И инженером командуешь. Хотя я в жизни не слышал о подобных статусах.

Капитан «кальмаров» снова бросает взгляд в мою сторону и ни к кому не обращаясь, выдаёт фразу.

— Говорят у рыбаков были техники.

Лицо Дойла оживляется.

— Ну да, там было что-то такое. Но не инженеры. Это, сука ранг повыше будет. Откуда он здесь вообще взялся?

Судя по вопросительному взгляду, ждёт от меня какой-то реакции. Но я лишь молча пожимаю плечами. Чем меньше у них будет информации, тем лучше.

Немного выждав, хозяин заведения угрюмо вздыхает.

— Ладно, не хочешь говорить, не надо. Тогда скажи вот что — ты серьёзно собрался линять отсюда?

Я утвердительно киваю и он продолжает.

— А про «Истину» ты уже слышал? Одиннадцать бойцов, укомплектованных по полной. Которые сдохли, к херам.

Угу. И слышал, и видел их капитана. Вернее, его половинку. Какое-то время раздумываю, а потом решаю, что можно добавить немного тумана. Пускай ломают голову и опасаются лишний раз с нами связываться.

— Видишь обрез и ствол у парня? Они раньше принадлежали Кейну. Так что о судьбе бойцов «Истины» я в курсе. Все сдохли в соседнем секторе.

Дойл опускает взгляд, изучая оружие. Потом поворачивается ко мне.

— Откуда? Ты же сраный зомби. В смысле… Был им только недавно. А Кейн остался в соседнем секторе.

Скалю зубы в усмешке.

— Может быть и так. А может быть и нет.

Вздохнув, замолкает, молча наблюдая за работой Анто. А вот лицо Орбона отражает яростную работы мысли. Он то в курсе, что я был на втором уровне. Могу поспорить, сейчас лихорадочно набрасывает варианты.

Через десять минут Анто заканчивает и поднявшись на ноги, подходит к торцу. Нажимает там на что-то и конструкция принимается тихо гудеть. С довольным видом оглядывает нас.

— Одна готова. Сейчас посмотрим, что со второй.

Хозяин заведения подносит руку к стальной плите и убедившись, что та начала раскаляться, поворачивается к поварам.

— Очистить её. И перебрасывайте сюда мясо. Всё остальное на первой.

Судя по его внешнему виду, Дойл сейчас крайне доволен поворотом событий. Пожалуй, надо было запросить ещё несколько сотен кредитов за услуги. Правда на тот момент я не был до конца уверен, что у Анто получится запустить хотя бы одну печь. В конце концов у него с собой даже инструментов не было. Кто же знал, что их нужно банально почистить?

На вторую уходит ещё меньше времени. Повторяет процедуру и она тоже начинает раскаляться. Здоровяк в фартуке выдаёт зверскую улыбку, покачивая головой.

— Пока не свалите из сектора, вам обоим бесплатное обслуживание. Пусть и отказались сначала. Сука, не думал, что у вас получится всё разрулить.

Перед моими глазами мелькает уведомление.

Ваш подопечный успешно выполнил первое задание.

Примите поздравления.

Хм. Они издеваются? Я понимаю, если бы мне начислили какую-то награду за всё это дело. А так, только отвлекают. Кстати. А парню вообще что-то дали? Открыв интерфейс захожу в раздел группы.

Постоянная группа.

Состав:

Брод. 57 пунктов социального рейтинга. Телохранитель-опекун. Лидер.

Анторий. 40 пунктов социального рейтинга. Инженер (ранг не определён). Участник.

Интересно. До этого у Анто всё было по нулям. Теперь же, он меня почти догнал. Скорее всего и кредиты получил. Неплохо. Ещё несколько таких заданий и он уже будет близко к трём сотням, после которых можно покинуть сектор. Останется только что-то придумать с моим собственным рейтингом.

— Гоните сюда вторую смену. Пошлите кого-то, пусть тащат свои унылые задницы на работу. И охотников оповестите — теперь нам нужно больше добычи.

Голос Дойла заполняет кухню, а сам он поворачивается к нам, всплеснув руками.

— В алую зону вы сейчас точно не пойдёте. Приглашаю всех выпить за счёт заведения. И пожрать, если хотите.

Мы с Орбоном переглядываемся и здоровяк уточняет.

— Проблем с «кальмарами» у меня нет, а этого парня тут каждый второй будет носить на руках, как узнают, кто именно починил печи. Даю слово, что опасаться вам нечего.

Капитан заметно расслабляется. Даже убирает руку в сторону от рукояти пистолета.

— После такого дня можно и пропустить по стопке. Только мои парни всё равно подежурят снаружи, если ты не против.

Тот соглашается, но всё равно повторяет слова о том, что на его территории все «кальмары» в безопасности. Тем не менее, когда мы возвращаемся в зал, Орбон приглашает к стойке только свою пару бойцов и одну тройку снаружи. Предупреждая, что больше одной порции алкоголя пить нельзя.

Сложно сказать, почему капитан решил согласиться. На его месте я бы двинулся в обратный путь немедленно. Да, пятьдесят грамм спиртного по организму сильно не ударят. Но всё равно смажут концентрацию. А нам ещё тащиться к Восточному тоннелю. Хотя, его точку зрения тоже можно понять. Мало кто рискнёт напасть на группу из восемнадцати бойцов, даже без учёта огнестрела.

Но когда Анто тянется к бокалу, что ставит перед ним барменша, я отодвигаю ёмкость.

— Пока никакого бухла. Смотри по сторонам и соберись.

Парень с лёгкой обидой косится в мою сторону. После успешно выполненного задания, настроение у инженера явно приподнялось. Сейчас он уже готов вовсю кутить, забыв о недавнем сообщении про угрозу.

Работница Дойла внезапно опирается на стойку, расположив грудь прямо напротив лица Анто. Тот пялится на проступающие сквозь топ соски, а девушка подаёт голос.

— Слушать всегда надо себя, а не других, парень. Хочешь выпить — бери. У нас тут и девушки есть, на любой вкус. Если хочешь.

Сука. Долбанный, сука Дойл. Понял, что у него перед носом ценный кадр. И решил действовать. Да и Анто тоже молодец — сидит на месте, хлопает глазами, не зная, что сказать.

— Не страшно?

Барменша с непониманием переводит взгляд и я продолжаю.

— Я тебе кажусь очень милым, да? Настолько, что считаешь возможной перевербовку моих бойцов?

Соскользнув со стула, перехватываю автомат. Эйра, что спокойно сидела слева от меня, тоже оказывается рядом, держа руку на рукояти топора. Последним реагирует Анто. Встав со стула, кладёт пальцы на обрез. Расположившиеся около барной стойки «кальмары» тоже напрягаются. На ноги никто не вскакивает, но все внимательно оглядываются по сторонам. А с другой стороны стойки слышится рёв Дойла.

— Что у вас там опять такое? Мужик… Как там тебя звать, кстати? С хрена ли ты за ствол хватаешься?

Ответить ему не успеваю — снаружи грохает выстрел. Обрез. Кто-то из бойцов Орбона?

Крики, шум. Ещё один выстрел. Теперь хлопок пистолета. Чей-то дикий вопль. Стёкол тут нет — что происходит снаружи, не понять. Но теперь и «кальмары» приходят в движение — разом оказавшись на ногах, хватаются за оружие. Впрочем, Дойл не отстаёт. В его руках уже появился тот самый хвалёный дробовик, ствол которого смотрит на капитана. А барменша вытащила из под стойки револьвер, нацелив его мне в голову.

Распахивается дверь и внутрь вваливается человек. Один из тройки, что осталась ждать снаружи. Зажимаю рану на животе, делает шаг вперёд. Пробормотав что-то нечленораздельное, валится на пол.

— Какого хера? Кто на вас напал?

Вопрос Орбона остаётся без ответа. Его боец содрогается в судорогах, корчась на металлическом полу. Дойл, глянув на умирающего «кальмара», смещает ствол дробовика на дверь, беря вход на прицел. Барменша повторяет его манёвр, а я оглядываю стены. Если этот тот самый «боевой механизм», то как только он ворвётся, его встретят огнём сразу из нескольких стволов.

Забросив автомат за спину, опускаю пальцы на рукоятку револьвера. И в тот же момент со стороны кухни доносится грохот, которому вторят вопли поваров.


Глава XXII


Не успеваю развернуться, как источник звуков смещается. Теперь кричат уже в «разделочном цеху». Сука, как он туда забрался то?

— Анто, назад. Ко мне за спину! Быстро!

Парень делает шаг и тут внутренняя переборка вспучивается. Солидный кусок вылетает, как будто под давлением, снося на пол одного из клиентов, бегущего к двери. А в образовавшийся проём прыгает какая-то многоногая хреновина. Я спускаю курок, но благополучно промахиваюсь — пуля бьёт в стену, рядом с целью.

Нападавший врезается в одного из «кальмаров» и оттолкнувшись от него, снова прыгает. На соседнего. Рявкает дробовик Дойла, стреляет Орбон. Анто тоже расходует один из патронов обреза. В воздух взлетают ошмётки одежды. А неизвестная тварь оказывается на столе в правом крыле. Теперь настал черёд одного из любителей карточных игр.

Но на этот раз я сразу веду стволом револьвера по траектории движения. Вдавливаю спусковой крючок и оружие дёргается в руке. Попадаю. По крайней мере слышится звук ударившей пули. И он совсем не радует — свинец бьёт в сталь. Фраза о «боевом механизме» и так намекала на что-то похожее. Но я до последнего надеялся, что это игра слов. Раз есть «кухня-крематорий» и «медбрат-солдат», то почему не быть и «механизму из мяса». Но нет — это всё-таки полноценный боевой робот.

Впрочем, крупный калибр действует и на него — противник слетает со стола на пол, звякнув металлом. Но вот повреждения получает похоже не сильно критичные — сразу же прыгает ещё раз, по пути опрокинув один из стульев.

Оставшиеся в строю «кальмары» отступают в нашу сторону. Огнестрел только у двоих, включая Орбона. Твою же мать! Дойл тоже пятится к левой стороне стойки. За правой сейчас как раз укрывается робот. Может светошумовую гранату? Хотя, нет. Его сенсоры она может и ослепит. Но наши глаза и уши наверняка намного чувствительнее.

— Это что за дерьмо? Какого хрена, Орб?

Орущий Дойл продолжает держать под прицелом противоположный край закруглённой стойки. Но всё равно не успевает — стреляет уже после того, как робот проносится в воздухе. И в этот раз он несётся прямо на нас. Сука! Жму на спусковой крючок, отправляя пулю в его сторону. Но благополучно промахиваюсь. Как и все остальные. Если кто-то и цепляет противника, то ущерба он не получает.

«Кальмар», на которого приземлился робот, дико орёт. Поворачиваюсь, чтобы выстрелить в упор, но стальная многоножка уже прыгает дальше — не успеваю. Следующей жертвой становится голая шлюха, что прыгала на члена мужика в кресле. Если бойцу робот разворотил голову, то её едва ли не разрывает на две половинки. На то, чтобы прицелиться, снова не хватает времени. Эта тварь слишком быстро двигается.

Бьёт револьвер барменши и выпускает две пули Орбон. Кто-то из «кальмаров» бросается к двери. Идиот. Если здесь у нас есть шансы, то снаружи их совсем не будет. Слишком большая скорость у противника.

Следующим умирает один из клиентов, раскорячившийся на полу. А потом охранник, который в приступе безумного героизма или паники пытается ударить «паука» дубинкой. Тот благополучно вспарывает ему живот. Зато его самоубийственная атака даёт мне время прицелиться. Отдача и многоножка летит на пол, сбитая пулей. Теперь я уверен, что попал в корпус, а не задел по касательной. Если и это не сработает, то остаётся только надеяться на чудо.

Когда делает следующий прыжок, отправившись в дальний угол левого зала, понимаю, что пуля всё же нанесла ущерб. Движется уже не так быстро — часть конечностей повисла в воздухе. Правда, это не мешает роботу разорвать ещё кого-то из клиентуры Дойла. Опять хлопает револьвер барменши. Орбон же копирует мою тактику, дожидаясь следующего рывка противника.

Прыжок. Я ожидаю, что робот атакует одного из людей, но вместо этого он приземляется на столешницу, а потом сразу же отталкивается от неё, молнией пролетая над барной стойкой. Здоровяк с дробовиком стреляет, но картечь лишь звонко бьёт в стену. Я же разворачиваюсь вокруг своей оси. Не знаю, какой софт у этого робота, но похоже, он решил сначала разобраться с основной угрозой, а потом уже перебить всех остальных. Ещё одна мысль, которая фоном проносится в голове — у него нет чёткого указания на цель. В теории, он уже пару раз мог атаковать Анто. Но вместо этого носится вокруг, убивая всех подряд.

Выводы сделать не успеваю, да и на это нет времени. Многоножка снова бросается на нас. Посреди бара помимо нашей тройки только Орбон с ещё одним «кальмаром», у которого нет огнестрела. Но паук летит прямо на меня. Грохот обреза. Картечь встречает робота в полёте. Не думаю, что наносит какие-то повреждения, но отбрасывает назад, приземлив на пол. Анто с толком израсходовал оставшийся патрон.

Мы с Орбоном стреляем одновременно. Противник, уже успевший подняться на тонкие металлические лапы, получает ещё два попадания. Пытается уйти из-под огня, но теперь не работает больше половины его конечностей. Практически все «ноги» с правой стороны безвольно висят, что лишает его манёвренности.

Снова бьёт картечью Дойл. На этот раз попадает — робота сбивает со стола на который он приземлился. Слетает на пол и я тоже вступаю в дело — противник ловит ещё одну крупнокалиберную пулю. Взвод танкисток раком! Остался один патрон. А больше такого калибра ни у кого нет.

«Паук» пытается отпрыгнуть в сторону. Сделав рывок на пару метров, приземляется прямо на спину одного из клиентов заведения, вжавшегося в пол. Видимо включается программа и он бьёт своими конечностями. Но тут есть небольшая проблема — они уже не двигаются так, как должны. Вместо того, чтобы за мгновение разделать цель, пробивают тело насквозь и изгибаются под углом, двигаясь в сторону. Скорее всего это было сделано, чтобы гарантировать уничтожение цели. В условиях, когда рядом имеется медстанция, можно выжить даже с несколькими сквозными ранами, если не задето сердце или артерия. А вот после того, как лапы прошлись дюжиной клинков по твоим внутренним органам, то шансов уже не остаётся.

Робот пытается вырвать конечности силой, ломая и разрывая грудную клетку бедолаги. А я бросаюсь вперёд. Шаг. Второй. Нацелить револьвер. Хрен его знает, где у него «мозги», поэтому просто целюсь в середину покорёженной «туши». Спускаю курок. По ушам бьёт звук выстрела, а «паук» дёргается от попадания свинца. Но не затихает — всё ещё пытается вырваться. Хотя теперь у него работают всего три конечности. Уйти у этого стального монстра точно не выйдет.

Отступив назад, выбрасываю пустые гильзы из барабана и заменяю их новыми патронами. Из-за стойки выходит Дойл, держащий «паука» на прицеле.

— Это что за дрянь такая? Откуда он, сука, здесь взялся?

Закончив заряжать револьвер, возвращаю барабан на место. Наш противник всё ещё дёргается, постепенно увеча труп под собой.

— Может топорами? Патронов сегодня и так дохрена сожгли.

Глянув на Орбона, который с оттенком задумчивости разглядывает «паука», шагаю ближе к роботу. В его корпусе зияет несколько пробоин — последствия попаданий из револьвера. Максимально целой осталась одна часть, в которую я и целюсь. Выстрелив, отступаю назад, приглядываясь. Вроде перестал дёргаться.

Развернувшись, вижу ствол дробовика, нацеленный в лицо. Орбон с сомнением переводит взгляд с меня на Дойла. Анто реагирует внезапно быстро — выйдя из ступора, разжимает пальцы, роняя обрез на пол и отступает назад, сразу же доставая пистолет. С этим есть только одна проблема — когда он берёт на прицел владельца заведения, на самого инженера нацеливает револьвер барменша.

— Сдаётся мне, это ты его сюда привёл. Вместе со своим пацаном. Сколько времени в секторе была тишь, да спокойствие, а тут сразу всё вместе. И инженер, и непонятная механическая тварь.

Дойл говорит разумные вещи. Более того — полностью угадал. Но дать ему это понять, никак нельзя.

— Ты сейчас в шоке и я сделаю скидку на твоё состояние. Но ты бы включил мозги, Дойл. Приди эта хреновина за мной или Анто, она бы и кинулась на нас. А не убивала бы всех подряд, вокруг.

Тот морщит лоб.

— Так он на тебя и напал.

Выдавливаю из себя усмешку, параллельно анализируя ситуацию. Мой револьвер смотрит стволом вниз. В принципе, мне совсем не обязательно поднимать его на уровень головы, чтобы открыть огонь. Достаточно немного довернуть оружие и пуля угодит в стоящего почти вплотную Дойла. Проблема лишь в том, что ему не нужно делать и этого — одно нажатие на спуск и мой череп разлетится в клочья. Шанс того, что я успею первым, фактически отсутствует.

— На меня она кинулась, уже в самом конце. А перед этим уложила херову тучу людей. Понимаю, что с точки зрения «старичков» сектора я выгляжу подозрительно. Но это не повод вешать на меня всех собак, что появляются в округе.

Задумавшись, остаётся в прежней позиции. Видимо оценивает расклад. Если подумать, то нет ничего, что указывало бы на связь между нами и «пауком». Первыми были атакованы «кальмары», потом клиенты заведения и его работники. А если считать работников кухни, то всё вообще началось с них.

Плюс, как ни крути, именно я пристрелил стального прыгуна. В то время, как Анто только что запустил две дополнительные печи, утроив потенциальную производительность его заведения. Добавить сюда непонятные последствия нашего убийства и всё совсем запутывается.

Несколько секунд буравит меня взглядом, а потом медленно опускает дробовик.

— Будем считать, я тебе поверил. А то, что у тебя одного было оружие против этого монстра — чистой воды совпадение.

Пожимаю плечами.

— Товарный бонус. Все претензии по поводу револьвера можно отправлять на самый верх.

Когда заканчиваю говорить, перед глазами выскакивает уведомление.

Поздравляем. Вы защитили своего подопечного.

Вы получаете вариативную награду.

Выберите один из вариантов ниже.



1. Пункты социального рейтинга.

2. Кредиты.

3. Товарный бонус.

Глядя на строчки текста, машинально хмыкаю, чем привлекаю внимание остальных. Когда человек пялится в воздух перед собой, несложно понять, чем именно он занят.

— Тебя что и тут система достала? Как, сука? Тут же ни одной камеры?

Отвлекаюсь от сообщения и перевожу взгляд на Дойла.

— А как она сообщила нам о не работающих печах? Не всё упирается в визуальное наблюдение.

Здоровяк, который теперь держит дробовик стволом вниз, задумчиво оглядывается по сторонам. Я же отступаю к стойке, убирая револьвер в кобуру. Зато автомат сразу перешиваю так, чтобы он был под руками. Если Дойл начнёт движение, то я успею набить его свинцом. Хотя, не думаю, что он решится устроить сейчас стрельбу.

Орбон тоже приближается к стойке, морщась от стоящего в воздухе запаха. Я занял единственный оставшийся стоять стул, поэтому капитан поднимает один из упавших. Взгромоздившись на него, машет рукой единственному уцелевшему бойцу из своей тройки.

— Собери оружие у тех, кто был снаружи. И за трупами присмотри. Чтобы никто ничего не содрал.

Хм. А ведь, когда закончился бой, он даже не попытался проверить, жив ли кто-то из его людей. Снаружи было девять человек, кто-то мог уцелеть. Или у него отображаются статусы и он в курсе, что они мертвы? Что-то мне подсказывает у капитана отряда на сотню бойцов и несколько сотен рабочих, возможностей куда больше, чем у лидера группы из двух человек. Иначе ему было бы крайне сложно управляться со всеми своими задачами.

— Вот теперь я бы точно выпил, Дойл. За счёт заведения. Чего-то приличного.

Уцелевший охранник помогает подниматься с пола уцелевшим клиента и работникам, которые подозрительно косятся на робота. А владелец заведения тяжело вздыхает.

— У меня тут всё разгромили, к херам. Ты вообще видишь? Эта сука даже Софи завалила. А она была лучшей шлюхой. Даже не спрашивай, что вытворяла — я прямо тут на стойке и разрыдаюсь.

Оглядывается вокруг с таким видом, как будто вот-вот пустит слезу и я невольно усмехаюсь.

— Ты ведь уже наверняка прикинул, как приколотишь эту железку к себе на стену и люди потянутся посмотреть на диковинку сектора? Через год-другой все забудут детали и ты сможешь рассказывать, как самолично завалил его в отчаянном бою. Солидный бонус к репутации.

С лица Дойла пропадает расстроенное выражение и он разочарованно вздыхает.

— Какие циничные зомби пошли. Я им тут, сука, душу изливаю, а они в неё плюют. Никакого уважения к чужим чувствам.

Покачивая головой заходит за стойку, начав греметь бутылками. А я возвращаюсь к уведомлению, которое продолжает висеть перед глазами. Сложный выбор. Рейтинг или бонус? Кредиты я исключаю сразу. Пять с половиной сотен от продавца, вполне достаточная сумма. Плюс, у меня ещё что-то оставалось на балансе. Да и Анто должны были начислить какую-то сумму за выполненную задачу. Деньгами мы обеспечены.

Вот рейтинг мне жизненно необходим. Но и товарный бонус тоже может оказаться полезным. Вдруг там будут патроны к револьверу? Или ещё какое-то оружие?

Думаю. В прошлый раз мне отправили ствол, не дав возможности выбора. Если предположить, что кто-то наверху прогнозировал появление в секторе робота, значит сейчас они считают, что второго быть не должно. Наверное. Они же не в курсе, что у меня осталось всего пять патронов. Камер тут нет, бой не фиксировался.

Вздохнув, определяюсь с решением и выбираю первый вариант. Сразу же появляется новое сообщение.

Вы получили 30 пунктов социального рейтинга.

Неплохо. Итого у меня теперь восемьдесят семь пунктов. Почти треть от нужного количества.

Справа от меня усаживается Анто, а место слева занимает Эйра, расположившаяся между мной и капитаном. Дойл же принимается смешивать в высоких бокалах несколько вариантов алкоголя.

— Фирменный коктейль от Дойла. Настоящее бухло, не самопал на хвостах хоссов. Хрен вы где такой ещё попробуете.

Закончив, двигает бокалы к нам и сам тоже берёт один.

— За то, что выжили.

Глянув на пойло, секунду колеблюсь. Но потом решаю, что одна порция по мозгам сильно не ударит. А вероятность того, что сейчас тут объявится второй робот, крайне мала.

Взяв в руку бокал, делаю глоток. Не так плохо, как можно было ожидать. Правда уже после нескольких глотков, чувствую безумный голод. Глянув на Дойла, интересуюсь.

— А пожрать? Кто-то тут говорил о бесплатном обслуживании.

Полностью успокоившийся здоровяк, который уже вернулся к делу, покрикивая на работников и обещая бонусы клиентам, усмехается.

— Половина парней на кухне сдохла. Чтобы продолжать готовить, надо сначала трупы разгрести.

Орбон, вливший в себя почти весь бокал, тянет слова.

— Ты их разве в дело не пускаешь?

Вот теперь на лице владельца заведения проступает самое искреннее возмущение.

— Это грязные слухи, которые распускают конкуренты. Мы готовим только мясо хоссов. Никакой человечины!

Укоризненно цокает языком.

— Сколько мы друг друга знаем, Орб? Вот от тебя я такого точно не ожидал.

Капитан начинает что-то отвечать и между ними завязывается беседа. А я мелкими глотками отпиваю напиток, прикидывая, как нам быть дальше. Могу поспорить, Орбон собирается вернуться в Восточное кольцо. Набрать там новый отряд бойцов и двинуться за Кармелитой.

Носиться из стороны в сторону вместе с ним? Это вроде самый логичный шаг. Если бы не одно «но» — если отталкиваться от количества огнестрела у них на руках, то среди «кальмаров», что шли с нами, были в основном ветераны. И я успел их оценить. Шумные, болтающие между собой. Шагающие вперёд, как на параде.

Для того, чтобы прессовать безоружных работяг или пугать конкурентов из мелких групп, особая сноровка и не нужна. Но судя по всему, они давно не участвовали в реальных схватках. Давили авторитетом, заставляя противника сдавать назад.

Не знаю, что собой представляет алая зона, но судя по реакции Орбона, там опасно. И если мы отправимся туда ещё одним большим и шумным отрядом, то результат будет очевиден — все попадут под удар.

Открыв карту сектора, прохожусь по ней взглядом и меня озаряет. Вот же она, сука. Та самая яркая пульсирующая точка, по которой выдаётся задание.

Разведка и оценка угрозы.

Требования: отсутствуют.

Дополнительный инвентарь: присутствует, получается при взятии задания.

Оплата: 500 кредитов после сдачи отчёта, гарантированное повышение социального рейтинга.



Дополнительная информация.

Возможно столкновение с неопознанной угрозой.

Возможна дополнительная оплата за ликвидацию незарегистрированных объектов, в случае предоставления доказательств.

Возможно исключительное поощрение в виде товарного бонуса.

Подняв глаза на Дойла, который вытащил из под стойки галеты и что-то похожее на полоски вяленого мяса, на всякий случай уточняю.

— Алая зона, это территория на которой нужно провести разведку? Что там находится? Почему такие бешеные награды?

Мужик сначала утвердительно кивает, а потом чешет затылок.

— Никто не в курсе, что там за херня, парень. Нулёвки регулярно берутся за задание и навсегда исчезают. Неделю назад была тут у меня компания. Выпили на последнее для храбрости и пошли. С тех пор больше в секторе не появлялись.

Хм. Пока эта информация никак не стыкуется в моей голове с бегством Кармелиты.

— Какой смысл пытаться скрыться там, если опасность зашкаливает?

Слева от меня слышится голос Орбона.

— Так эта хитрожопая ведьма в саму алую зону не полезет. Будет шастать где-то рядом. Тоже опасно, но не критично. А вот желающих отправиться за её головой, сильно убавится.

Забрасываю себе в рот кусок вяленого мяса. Пережёвывая, обдумываю расклад.

— А «кальмары» пытались провести разведку?

Со стороны капитана доносится тяжелый вздох.

— Один раз выдвинули тройку добровольцев. Никто не вернулся.

Добровольцы, значит.

— Оружие у них какое было?

Несколько секунд молчит. То ли вспоминает, то ли думает, отвечать или нет. Наконец, начинает говорить.

— Да, обычное. Топоры, ножи. Дубинка вроде у одного была.

То есть никакого огнестрела. В случае с другими нулёвками и говорить не о чем — у них огнестрельного оружия точно быть не могло. Судя по тому, что я видел за эти два дня, все стволы сосредоточены только в двух местах — у «кальмаров» и «технарей» Кармелиты.

Ещё раз просматриваю описание задачи. И подтверждаю его принятие. Справа от меня кашляет Анто, у которого видимо появилось оповещение. А я вижу новое уведомление.

Оставайтесь на месте.

Дождитесь поставки дополнительного инвентаря.


Глава XXIII


Когда снаружи слышится странный гул, я уже допиваю коктейль и набиваю желудок мясом с галетами. Синий «коктейль» обеспечивает зашкаливающий метаболизм — могу поспорить, уже через пятнадцать минут я буду чувствовать лишь насыщение. Через час буду не прочь сожрать что-то ещё, а спустя два-три, стану зверски голоден.

Оглянувшись назад, вижу, как приоткрывается дверь и внутрь просовывается голова парня.

— Там снаружи дрон. Как быть?

На лице Дойла отображается усиленная работа мысли. А я поднимаюсь со своего места.

— Это ко мне.

Недоумённо косится Орбон, задумчиво смотрит Дойл, а во взгляде Эйры появляется живой интерес. Единственный, кто хорошо понимает происходящее — Анто. Он наверняка видел описание задания. Как и слова капитана «кальмаров», которые звучали не слишком мотивирующе.

Выйдя наружу, вижу приличных размеров дрон, который сразу разворачивается в мою сторону. Зависает в полуметре и от нижней части отделяется что-то вроде металлического поддона. Подойдя, разглядываю «доставку». А потом забираю три камеры, которые должны закрепляться на голове. Почему три? В группе нас двое. Или сидящие наверху, отталкивались от того, что под камерами мы шагали втроём? Здесь же точно нет ни одной сферы наблюдения. Они даже не в курсе, сколько человек осталось в живых после боя. Хотя нет, как раз это они знают. Но всё равно не слишком логично.

Дрон отправляется назад — люди Дойла провожают его напряжёнными взглядами. Вот и железобетонное доказательство того, что не всё сводится к наблюдению через камеры. Очевидное предположение — система отслеживает местоположение каждого человека при помощи чипа. И вот тут есть определённая нестыковка. Раз наверху могут видеть каждого жителя сектора при помощи чипа, то почему не подсветить координаты Кармелиты? А ещё лучше, добавить в чип новые возможности — например, удалённую ликвидацию или парализацию. При таком раскладе, достаточно вырубить ту же Кармелиту со всеми её бойцами, а потом указать местоположение цели для охотников.

Дальше остаётся доставить её, допросить и казнить. Но нет. Вместо этого нам предлагают искать лидера «технарей» вслепую, отталкиваясь от слухов.

— Ты что, взял задание на разведку? Спятил?

Вернувшись в помещение, бросаю взгляд на задавшего вопрос Орбона.

— Ничуть. Мы справимся.

Секунду он сверлит меня взглядом, а потом качает головой.

— Ты псих. Могу только пожелать удачи.

Опустившись на своё место, поднимаю рюкзак, вытаскиваю оттуда бутылку воды. Сделав солидный глоток, поворачиваюсь к Эйре.

— С нами? Или остаёшься?

Несколько мгновений молча пялится на барную стойку. Орбон сбоку от неё хмыкает, но ничего не говорит. Могу поспорить, капитану самому интересно, что ответит нулёвка. Как и Дойлу, что бросает на неё косые взгляды, собирая осколки с пола.

Ладонь Эйры с размаха опускается на металл стойки.

— С вами. Но я бы тогда ещё выпила.

Отрицательно качаю головой.

— Больше никакого бухла. Лучше взбодриться.

Перевожу взгляд на Дойла.

— У тебя «коктейли» есть? Те, что для новичков.

Здоровяк скалит зубы.

— Их бесплатно точно не отдам. Тридцатка за каждый.

Тоже изображаю усмешку.

— «Кальмары» продают за двадцатку.

Тот разводит руками.

— Ну так тащись в Восточное кольцо и покупай там. Никаких проблем.

Надо было захватить по паре коктейлей с собой. Тем более, что сейчас и у парня есть плоский рюкзак. Сильно много туда не влезет, но помимо воды и консерв, можно было бы прихватить напитки.

— Нам с Анто по номеру два, Эйре — первый.

Отправляю ему девяносто кредитов, на что хозяин заведения удовлетворённо цокает языком. Кивает барменше и та скрывается в одной из задних комнат, быстро возвращаясь с тремя герметичными упаковками.

За это время я успеваю пригласить девушку в группу. На этот раз постоянную, но вопросов по этому поводу она не задаёт. Интересно, а из «кальмаров» ей ради этого пришлось выйти? Или у них другой формат объединения?

Большими глотками, вливаю в себя коктейль и через минуту мне приходится посетить уборную. Эффект более слабый, чем в первый раз, но он есть.

Вернувшись на своё место, понимаю, что в плане сексуального голода, «коктейль» тоже действует аналогично. Хорошо, что хотя бы не так сильно, как раньше.

Вот чего я не учёл — того факта, что Анто напиток пробует в первый раз. Из помещения уже убрали трупы, работники сейчас отчаянно оттирают с пола кровь. А заведение уже пытается возобновить работу — пошла карточная игра, какая-то пара уселась за столик с шахматами. В левом крыле виднеются несколько шлюх, прикрытых лёгким бельём. И судя по тому, что инженер не отрывает от них взгляда, вариантов развития событий не так много.

— Сколько за шлюху?

Оскалившийся Дойл бросает взгляд на Анто и ненадолго задумывается.

— Первый раз второй номер пьёт? Знаешь, пусть будет бесплатно, ради такого случая. Тем более я и так обещал девочек на халяву.

Хмыкнув, скашиваю глаза на парня и вспоминаю, как меня вырубало после приёма.

— Ему бы какую-то комнату. Чтобы уединиться, а потом полчаса поспать.

Хозяин заведения тяжело вздыхает.

— А вот за это уже нужно заплатить. Десять кредитов.

Кивнув ему, поворачиваю голову к Анто, который по-моему даже не прислушивался к разговору. Опустив руку ему на плечо, привлекаю внимание.

— Выбирая любую шлюху и дери сколько влезет. Только предупреди, что у тебя оплачена комната.

Секунду тот непонимающе смотрит на меня, а потом едва ли не бегом бросается вперёд. Буквально вцепляется в одну из девушек, срывая с неё бельё. Но про комнату сказать что-то успевает — они направляются к двери.

Проводив их взглядом, смотрю на Дойла.

— Надеюсь у него ничего не пропадёт.

Тот лишь оскорблённо фыркает, отходя в сторону. А вот барменша наоборот подходит, останавливаясь напротив.

— А что насчёт тебя? Второй номер уже не действует? Или внизу всё отсохло и там работать уже нечему?

Оторвав взгляд от её торчащих через кожаный топ сосков, упираюсь им в глаза.

— Действует. Но не настолько, чтобы трахать первый попавшийся кусок мяса.

Смешливое выражение пропадает с её лица уже через мгновение.

— Идиот. Не представляешь, от чего отказался.

Отходит к дальнему углу стойки, показательно меня игнорируя. А я стараюсь обуздать свой организм. В первый раз чувства перехлёстывали через край. Сейчас же сдержаться вполне реально. Не хочется превращаться в озабоченную мартышку после каждой порции напитка.

Снова слышится голос Орбона, который уже расправился со своей порцией мяса и допил коктейль.

— То есть в кольцо вы с нами не вернётесь? Думаешь, потянете втроём такое задание?

Поворачиваю голову в левую сторону.

— Скорее всего. А там, как знать, может и Кармелита попадётся.

Капитан ещё раз вздыхает.

— Дело, конечно, твоё. Но как по мне, вы там просто сдохнете. Никто ещё не возвращался.

У меня есть, что ему на это ответить. Начиная с того, что никто из взявших задание не был вооружён огнестрелом и заканчивая их уровнем подготовки. Пока мы добирались сюда, я анализировал не только «кальмаров», но и самого себя. Осознал интересный факт — я двигался с относительной уверенностью. Пластично, спокойно и со знанием дела. Когда у меня было только холодное оружие, подобного не наблюдалось. Нервозность накатывала волнами. Но стоило появиться огнестрелу — мозги заработали совсем по другому. Или сработала мышечная память. Сложно сказать. Но в одном я был уверен точно — раньше мне уже приходилось сражаться с огнестрельным оружием в руках и я много раз пускал его в ход.

Поняв, что отвечать и ввязываться в дискуссию, я не собираюсь, Орбон поднимается со своего места.

— Ладно. Тогда удачи. Я возвращаюсь в кольцо. Надо вернуть оружие с экипировкой и собрать новый отряд. Если передумаете — приходите туда, отправимся все вместе. За провал задания, штраф конечно набросят немалый, но до конца точно не обнулят.

Уже сделав шаг к двери, бросает взгляд на Эйру.

— Тебя это тоже касается. Хер его знает, кто эти двое. Но ты наша. Столько времени пробиваться в ряды «кальмаров», чтобы потом сгинуть на задании с незнакомцами? Глупо.

Эйра мрачно молчит, уставившись на пустую ёмкость из под синего «коктейля». Когда командир отряда уже разворачивается, решив, что ответа не последует, начинает говорить.

— Это он помог мне достать хосса, который послужил пропуском. Мог ударить в спину, но не стал. А потом объявился с инженером и оружием. Я рискну. Не хочу вечно тут гнить!

Тон у неё такой, как будто она заодно пытается убедить ещё и саму себя. Ожидаю, что у Орбона найдутся возражения. Или хотя бы комментарии. Но тот лишь качает головой и шагает к выходу, где его ждут двое бойцов, собравших всё оружие и экипировку. Парень, который рванул наружу во время боя, уже успел вернуться. Наверняка получит взыскание. Или что тут у них в качестве наказаний? Пока же Орбон задействовал его для сбора вооружения и амуниции.

Когда «кальмары», несущие сразу три набитых мешка, исчезают за дверью, ко мне снова подходит Дойл. Постояв несколько секунд рядом, задаёт внезапный вопрос.

— Зачем тебе за пределы сектора? Знаешь, что там?

— А ты что, в курсе?

Массивный мужик морщится.

— Нет. Но думаю такое же дерьмо, как и у нас. Будь по иному, это было бы странно.

— Но есть ещё и другие ярусы. Там наверняка живут не так.

Дойл кивает.

— Скорее всего. Но тысяча пунктов рейтинга… Тебе придётся тут зависнуть месяца на полтора, парень. Даже если по очереди выполнишь все опасные задания, этого не хватит. Слишком быстро закончатся те, за которые дают много. Придётся перебиваться мелочёвкой.

— Тысяча мне и не нужна. Для начала хватит трёхсот.

Мгновение смотрит на меня, а потом принимается смеяться, обхватив руками объёмный живот.

— Трёхсот? Хочешь не просто пройти через соседний сектор, а ещё и заработать там пункты? Ты идиот? Сам же говорил, что в курсе по поводу Истины. Вот скажи, если сектор забит неизвестными тварями или под контролем враждебно настроенных нулёвок со стволами, как ты там рейтинг поднимешь?

Пожимаю плечами.

— Сферы наблюдения там тоже должны быть. Даже если нет, нас всё равно зафиксируют и могут выставить задачу.

Тот кивает.

— Ну да. Самоубийственную скорее всего. Ты неплох, конечно. Но Орбон прав — немного псих.

Его окликает один из клиентов и Дойл отходит в сторону. А мы с Эйрой остаёмся ждать возвращения Анто. Девушка косится на меня и судя по выражению лица, не прочь поговорить. Но либо никак не может решиться, либо не хочет этого делать в такой обстановке.

Парень объявляется через полчаса. Как выясняется, ему хватило и двадцати минут, чтобы вздремнуть и восстановить силы. Совсем не так, как у меня. Но тут объяснение лежит на поверхности. Анто не был в состоянии анабиоза и хотя бы как-то питался на протяжении последнего времени. Его организм не настолько истощён, как мой.

За выполнение задания ему начислили триста кредитов, так что комнату оплачивает сам. А потом я даю команду выдвигаться. Застывший за стойкой Дойл выдаёт напутствие.

— Если вдруг выживете, заходите ещё. Что интересное на продажу найдёте, тащите мне. Заплачу больше, чем в кольцах.

Махнув на прощание рукой, открываю дверь, шагаю наружу. От заведения отходим с некоторой опаской. Что бы не говорил его хозяин, у нас немало единиц огнестрела. Громадный соблазн для парней, что отираются рядом. Да, с одной стороны опасно, но с другой — наверняка каждый представляет в своей голове, как перерезает нам глотки и становится обладателем автомата, пары пистолетов, револьвера и обреза.

Отчасти успокаиваюсь, только когда мы проходим несколько сотен метров, пару раз останавливаясь и проверяя, что за нами никто не следует. До «места назначения» ещё почти два километра. Не так близко, как хотелось бы, но после «коктейлей» тело наполняет бодрость, проблем возникнуть не должно.

— Думаешь, мы и правда справимся?

Когда делаем очередную «стоянку», заняв позицию на перекрёстке двух коридоров, слышу тихий голос Эйры. Нестабильная. Не хватает уверенности. Решилась сделать шаг вперёд, пока мы были у Дойла, но теперь снова сомневается.

— Должны. Кредиты нам может и ни к чему, а вот рейтинг понадобится. Как и оружие.

«Исключительный товарный бонус» — формулировка намекает, что там будет нечто серьёзное. Если револьвер крупного калибра они обозначили, как обычный бонус, то что будет в «исключительном»? Ещё один автомат? Ручной пулемёт? Осколочные гранаты? Как бы там ни было, нам нужна более серьёзная огневая мощь, если хотим выжить за пределами сектора. И уж тем более пробиться на следующий ярус.

— Ты говоришь так, как будто дело уже сделано. Знаешь, сколько там людей полегло?

Прислушиваюсь к звукам в коридорах. Вроде бы только что был тихий шорох. Или показалось? Держа в руках автомат, шепчу в ответ.

— Думаю, десятки. Без огнестрела и должных навыков. Рванувших туда в погоне за дикой удачей.

Девушка кривится в усмешке.

— А мы не за удачей идём? Чем поможет оружие, если там… Какие-то неведомые твари.

Шорохов пока не слышно. Хорошо. Если кто-то и крадётся, то замер.

— Свинец не поможет, если мы идём на территорию, которая, например, отравлена. Но если бы так было на самом деле, то в секторе об этом знали. Кто-то бы точно вернулся — тактика у всех групп наверняка была разной и кто-то додумался бы отправить вперёд разведчика. Раз нет ни одного выжившего, их что-то убивает. И чем бы это «нечто» не оказалось, оно привыкло к относительно беззубой пище, которая не может дать отпор.

Эйра бросает быстрый взгляд на мой автомат и потом опускает его на топор в своих руках, заставив меня усмехнуться.

— Ты будешь замыкающей. Первыми пойдём мы с Анто. А огнестрел ещё надо заслужить.

Подождав несколько секунд, удовлетворённо киваю.

— Всё, выдвигаемся.

Один слабый шорох, не повод разворачиваться и двигаться навстречу возможным преследователям. Это вообще может быть хосс или звук «естественного происхождения», если можно так сказать о металлических коридорах.

Впрочем, после того, как проходим ещё полтора километра, уже приблизившись к цели, я уверен, что за нами кто-то идёт. Стараясь двигаться максимально бесшумно и не приближаясь вплотную. И скорее всего это одиночка. Либо несколько крайне хорошо подготовленных людей. Собираются атаковать, когда мы полезем в пекло, сконцентрировавшись на возможной угрозе перед собой? Или хотят проследить, что станет с группой и перехватить кого-то на выходе, если вдруг выживем?

Держатся при этом на расстоянии. Не пытаясь подойти, когда мы останавливаемся. Вот он, минус ботинок — как ни старайся, ты не сможешь идти полностью бесшумно.

На следующей остановке, подношу палец к губам и осторожно стягиваю с себя обувь. Сам при этом поддерживаю беседу. Потом, приблизившись вплотную к каждому, совсем тихим шёпотом объясняю задачу. Уже обычным голосом даю команду двигаться и оба исчезают в коридоре. Я же остаюсь в небольшом помещении с двумя выходами.

Первый шорох доносится до ушей секунд через двадцать — противник начал двигаться. Потом второй. Уже гораздо ближе. Движется и правда почти бесшумно. И теперь я почти на сто процентов уверен, что это один человек.

Спустя несколько мгновений, показывается из прохода. Сразу окидывает взглядом комнату. И получает удар прикладом в лицо. Рухнув на пол, пытается достать нож, вынуждая меня ударить пяткой в пах. Развернув в руках автомат, выглядываю в коридор, готовый открыть огонь. Никого. Глянув на мужика, что корчится на металлическом полу, добавляю ещё один удар прикладом. Потом поворачиваю голову и повышаю тон голоса.

— Возвращайтесь. На позицию.

Слышится топот ног и в помещение влетает отправленная вперёд парочка. У Анто обрез, Эйра сжимает топор. Лица решительные — похоже бежали, рассчитывая на бой. Игнорируя тот факт, что я не сделал ни единого выстрела и отдал приказ спокойным тоном.

Руки и ноги мужика связываемся кусками его же футболки. Из оружия у него только два ножа — негусто для охотника.

Раскалывается он почти сразу. Стоит мне надавить ножом на его указательный палец, пригрозив отрезать его по фалангам, как его глотка извергает поток информации. Всё-таки наблюдатель. Отправленный Дойлом, чтобы проследить за нами с безопасного расстояния. В саму алую зону не соваться, но слушать в оба. А если повезёт, то и смотреть.

Скрутив его, оставляем в той же комнате, пообещав забрать на обратном пути. Перед тем, как втыкаем ему кляп, «разведчик» пытается надавить на жалость.

— А если вас там порвут? Я же сдохну тут, без еды и воды. Вы же меня, суки, на верную смерть бросаете!

Усмехнувшись, качаю головой.

— Если мы не вернёмся, ползи. Змейкой по коридорам. Тут, метрах в трёхстах есть немного покорёженный угол, помнишь? Вот там свои «верёвки» и перетрёшь. А потом рванёшь со всех ног к Дойлу.

— Вдруг хосс? Меня же сожрут сразу.

Воткнув ему в рот кляп, обрываю речь.

— Знаешь, ты так переживаешь, как будто тебя на ровном месте вырубили. Не хотел рисковать — не надо было брать рискованное задание у Дойла. Знал на что идёшь. Благодари лучше, что не перерезали глотку. Могли ведь.

Тот что-то мычит, но я уже не пытаюсь разобрать слов. Поднявшись на ноги, возвращаю на место ботинки и мы снова устремляемся вперёд.

Через три сотни метров, цепляем на головы камеры и включаем их. До алой зоны осталось совсем немного. Около сотни метров. Так что теперь идём вперёд с включённой аппаратурой и тройной осторожностью. Дистанция между бойцами, по полтора метра. У меня в руках автомат, выставленный на одиночный огонь. Анто вооружён пистолетом. В обрезе всего один патрон, да и для его позиции, больше подходит относительно точное оружие, чем то, что гарантировано зацепит одного из союзников.

Замыкает Эйра, постоянно озирающаяся вокруг с топором в руках. Освещения тут почти нет, только редкие красные огоньки аварийного освещения. Налобного фонаря у Эйры уже нет. Похоже она его просто одолжила для охоты на хоссов. На автомате фонарь тоже отсутствует — приходится полагаться только на свои глаза.

Шаг вперёд. Ещё один. Судя по карте, мы уже пересекли границу. Схлопываю интерфейс, чтобы он не мешал обзору. Остановившись, прислушиваюсь. Вроде тихо. Необычных запахов тоже не чувствую.

Медленно продвигаюсь вперёд. Перед нами ещё метров тридцать прямого коридора, шириной около метра. Потом перекрёсток. Или выход в помещение, отсюда толком не разобрать.

Сделав десяток шагов, отмечаю впереди движение. Как будто что-то ползёт по полу. Остановившись, нацеливаю автомат. И едва не стреляю, когда из-за угла вдруг показывается девушка. Какого хера? Откуда она здесь? Высокие сапоги, обтягивающие шорты, майка, не сильно скрывающая выступающую вперёд грудь.

— Брод? Рада, что ты наконец добрался до нас.


Глава XXIV


Кто это нахрен такая? Откуда знает моё имя?

— Так ты идёшь?

Голос звучит знакомо. Как будто я его уже слышал. Стоп. Как? Память стёрта — я не могу вспомнить ничего из личных моментов. А тут, значит, воспоминания пробудились? Как-то сомнительно.

Девушка делает шаг вперёд. Ещё один. Почему молчат остальные? Анто сейчас тоже должен её видеть. Так ведь? Пытаюсь повернуть голову и вдруг понимаю, что тело едва слушается команд.

— Это ваши чипы. Они сопротивляются. Не беспокойся, Брод. Нужно только немного подождать, пока тело очистится.

Подождать. Я уже почти соглашаюсь, когда в голове вдруг проносится ещё одна мысль. Моё имя. Она назвала меня «Бродом». Но если это человек из моего предположительного прошлого, то…

Сейчас бы переключить на огонь очередями. Но руки слушаются так же плохо, как и шея. Что я видел последним? Какое-то движение в темноте на уровне полуметра от пола. Медленно опускаю ствол автомата, нацеливая его на уровень колен девушки. Та вскидывает руки в умоляющем жесте.

— Что ты делаешь? Стой!

Палец нажимает на спусковой крючок. Странно. Звук выстрела доносится глухо, как будто издалека.

Зато в следующее мгновение пространство вокруг наполняется диким визгом. Настолько пронзительным, что кажется черепная коробка вот-вот взорвётся. Девушки передо мной больше нет. Зато есть что-то копошащееся и мерзкое, приблизительно на том месте, где она стояла. Только намного ниже. Стреляю ещё, всаживая в неизвестную тварь пулю за пулей.

Что-то хлещет меня по ногам и я делаю шаг назад, едва не рухнув на пол. Нижние конечности слушаются ещё хуже, чем руки. Выпускаю ещё три пули. Наконец-то открывает огонь Анто — пистолет бьёт прямо около уха.

Через несколько секунд визг затихает. Чуть повернув голову, рявкаю.

— Прекратить огонь! Анто!

Парень скорее всего в полном раздрае, но команды слушается. Ещё какое-то время наблюдаю за коридором впереди. Всё закончилось?

— Что это было?!

Голос Эйры заставляет вздрогнуть. Но потом я отдаю приказ.

— Отходи назад! На самую границу.

Отдавать команду дважды не приходится — я почти сразу слышу, как топочут её ботинки. Передвигается странными, рваными движениями — значит тоже есть проблемы с мышцами. Но хотя бы может бежать.

Мне самому приходится ждать ещё около минуты, прежде чем ноги отходят. В какой-то момент слышу вопрос инженера.

— Что это и правда было такое?

Не отрывая взгляда от перекрёстка, интересуюсь.

— А что ты видел?

Парень ненадолго заминается.

— Маму. Молодую ещё. Говорила, как рада, что я их нашёл и что теперь всё будет хорошо. Надо только немного подождать, пока мой чип уничтожат и у меня появится свобода.

Мрачно усмехнувшись, киваю.

— Угу. Свобода быть сожранным. У меня было почти то же самое. Только картинку показывали с какой-то девицей.

— Но как? Голограмма?

Качнув головой, пытаюсь сдвинуть правую ногу в сторону. Получается.

— Вряд ли. Там явно что-то живое. Скорее воздействие на мозг или что-то похожее.

Анто замолкает, о чём-то размышляя. Я же напоминаю о том, что мы всё ещё в боевой обстановке.

— Следи за тылом. Если увидишь движение, не дожидайся появления картинки, сразу стреляй.

Разворачивается на месте, вперив взгляд в полутьму. А я осторожно продвигаюсь вперёд, держа автомат наготове. Сколько я израсходовал патронов? Десяток? Полтора? По идее боекомплекта хватит, чтобы отбиться ещё от одного такого же противника, если начать жать на спусковой крючок сразу же.

Нога наступает на что-то скользкое. Присматриваюсь. Щупальце. Вполне себе реальное тонкое щупальце. Вроде дохлое. Отбросив его ботинком в сторону, обнаруживаю ещё несколько. Все усыпаны крохотными белыми точками. Неожиданный поворот.

Чем ближе к перекрёстку, тем больше становится «конечностей». Видимо монстр пытался вернуть их к себе. Но не слишком преуспел в этой задаче.

А вот и он сам. Или она. Туша, килограмм на сорок, которая, скорее всего, перемещается ползком. Без всякой защиты — только тонкая кожа, которая сейчас изрешечена пулями. Глаз или других органов зрения не замечаю. Но возможно слишком темно, чтобы их разглядеть.

Несколько раз пинаю труп. Выплёскиваю злость, заодно сдвигая его ближе к аварийному фонарю. Раз с нас потребуют отчёт в формате видеозаписи, надо успеть занять максимум деталей.

В процессе кручу головой по сторонам. Где одна такая тварь, там и несколько. Тем более, мы по сути только пересекли границу территории. Но дальше точно не пойдём. Формально, задание выполнено — у нас есть запись и мы знаем, что именно здесь обитает. Если кто-то наверху хочет, чтобы мы рисковали, пусть обеспечит антидотом к этой дряни и патронами.

Изучив, насколько это возможно, убитого монстра, достаю нож и отсекаю одно из щупалец. Потом возвращаюсь к Анто.

— Всё, отступаем.

Парень сразу шагает вперёд, а я выступаю в роли второго номера, прикрывая тыл. Когда мы уже почти доходим до Эйры, мне кажется, что в темноте снова что-то двинулось. Выругавшись про себя, приказываю ускориться.

Останавливаемся, отойдя на полсотни метров от границы алой зоны. Не знаю, почему эти твари не выходят оттуда, но раз до этого таких случаев не фиксировалось, надеюсь останутся внутри своего периметра и сейчас.

Поняв, что штаны внизу почему-то мокрые, провожу по ним рукой. Кровь? Откуда? Отступаю к ближайшему аварийному светильнику и понимаю, что нижняя часть ноги усеяна крохотными ранками. Через штаны их само собой не видно, но зато можно хорошо почувствовать, если надавить. Выходит, пока нас держали на месте при помощи галлюцинаций и заговаривали зубы, щупальца терзали ноги, скорее всего что-то вбрасывая в кровь. Для противоположной задачи, ранки явно слишком малы.

Отрезанное щупальце заматываю во взятую с собой резервную футболку. Не хочется, чтобы оно перепачкало всё в рюкзаке. Потом продолжаем путь назад. Добравшись до помещения, где оставили «наблюдателя», понимаем, что мужик уже свалил. Но он находится уже через тридцать метров — шустрый сукин сын успел немало проползти, с тех пор, как мы ушли. Увидев нас, округляет глаза и что-то мычит. То ли удивлён тем, что мы выжили, то ли просит его освободить.

Подумав, разрезаю «верёвки» у него на руках.

— С ног снимешь сам. Будешь сейчас кричать и умолять — пристрелю.

После пережитого стресса, совсем не хочется тратить время на болтовню и до того доходит, что последняя фраза, отнюдь не шутка. Кричать что-то нам вслед, не решается.

Теперь мы набираем куда более серьёзную скорость, чем по пути сюда. Хочется быстрее добраться до «цивилизации». Там, основную опасность представляют люди. Угроза, которая более чем понятна и ликвидируется выстрелом или ударом ножа. Да, осьминогоподобного монстра мы в итоге тоже нашпиговали свинцом, но я так и не понял, как он провернул фокус с галлюцинацией. Если бы там было что-то абстрактное, всё можно было списать на газ или незаметно подобравшееся щупальце, что впрыснуло дозу яда. Но во-первых, меня назвали по имени. Абстракцией тут и не пахнет. Во-вторых, у Анто тоже был личный образ.

К Восточному тоннелю идём другим путём, миновав заведение Дойла. Здоровяк наверняка попытается выяснить, что случилось. А я бы предпочёл сначала сдать задание.

Ещё я бы не отказался посмотреть видео с камер, чтобы детальнее рассмотреть противника. Но выданный нам «реквизит», это закрытые со всех сторон блоки, на которых выделяется только зрачок объектива. Посмотреть запись самостоятельно, невозможно.

Поэтому останавливаемся около первой же рабочей сферы наблюдения. Открыв интерфейс, просматриваю задание. Кнопки «выполнено» тут нет. Как и какого-то иного способа сообщить о его успешном завершении.

Вздохнув, поднимаю налобную камеру и подношу её к сфере наблюдения, чувствуя себя полным идиотом.

— Мы выполнили задание. Как сдать данные с камер? Плюс, есть образец ткани.

Секунду ничего не происходит. Потом сфера наблюдения неожиданно делает полный оборот и спускается с потолка вниз. Достаточно неожиданный ход. Из-за которого я едва не отпрыгиваю назад. Перед глазами появляется сообщение.



Положите камеры, поместив их в специальные разъёмы.

Решение будет принято после изучения материала.

Осматриваю внутренности «столба», который свисает с потолка. Там и правда есть ниша с пятью разъёмами, куда идеально входит камера. Засовываем все три, уложив сверху кусок щупальца и сфера возвращается на своё место. Ну, с этим всё понятно. Но нам то что сейчас делать? Сколько времени займёт «изучение записей»?

Как выясняется, процесс весьма недолгий. Только я собираюсь обозначить всем остальным, что мы идём дальше, к Восточному тоннелю, как вижу новое сообщение.

У вас присутствовали галлюцинации?

1. Нет.

2. Да, визуальные и аудиальные.

3. Да, только визуальные.

4. Да, только аудиальные.

Судя по лицами остальных членов группы, сейчас они видят точно такой же запрос. Выбираю второй пункт и вижу ещё один вопрос.

К вам обращались по имени? Использовали иные личные данные?

1. Да.

2. Нет.

Теперь останавливаюсь на первом пункте. Какое-то время новых уведомлений не поступает. А потом я вижу новый вопрос.

Вы имеете право на приоритетное выполнение задачи по зачистке территории.

Вам будет предоставлен необходимый инвентарь.

Вы согласны или отдаёте это право другим группам?

Согласен/Не согласен



Полная зачистка территории

Требования: отсутствуют

Дополнительный инвентарь: присутствует, получается при взятии задания.

Оплата: 1500 кредитов каждому члену группы после сдачи отчёта, гарантированное повышение социального рейтинга.

А вот это уже интересно. Что они имеют в виду под «инвентарём»? Нас защитят от воздействия этих тварей? Вручат оружие? Или снова обеспечат только налобными камерами и бросят в бой?

Несколько секунд раздумываю. Потом выбираю вариант «согласен». И перед глазами начинают всплывать новые уведомления.

Как только задание будет сформировано, вы получите предложение о его выполнении первым.



Вы успешно выполнили задание по разведке территории и определению угрозы.

Ваш социальный рейтинг повышен на 40 пунктов.

На ваш счёт зачислено 500 кредитов.

Вы получаете дополнительные 150 кредитов за ликвидацию незарегистрированного объекта.



Вы получаете исключительный товарный бонус.

Выберите опцию.



1. Боеприпасы для одной из единиц огнестрельного оружия.

2. Новая единица огнестрельного оружия (от 1 до 3)

3. Элемент экипировки.

4. Предметы роскоши (мебель, одежда, нижнее бельё — будет предоставлен дополнительный выбор)

5. Сконвертировать в кредиты (5 000).

Хм. Вот и открылась тайна ковров, мебели и прочих предметов, которые разительно выделяются на фоне окружающего мира. Это сколько таких бонусов получил Райдер, что так обставил свои хоромы? Хотя, если подумать, его апартаменты наверняка обставлялись ещё командирами «Истины».

Ладно, хрен с ним, с Райдером. Что выбрать? Вариант с боеприпасами сразу притягивает взгляд. От нескольких магазинов к автомату я бы точно не отказался. Но и второй пункт тоже хорош. С оружием наверняка будут идти и боеприпасы. Что позволит вооружить всю троицу.

В идеале я бы выбрал боеприпасы плюс один новый ствол, но такого в меню нет.

Поколебавшись, всё-таки останавливаюсь на варианте под номером два. Рискнём.

Пожалуйста, оставайтесь на месте и ожидайте доставки.

Рядом раздаётся восхищённый голос Эйры.

— Мне пятьсот кредитов начислили. И рейтинг подняли на сорок пунктов. Охренеть.

Судя по тону, девушка изрядно шокирована. Хотя, вроде не так уж много кредитов. Да, обеспечить себе пропитание за эти пять сотен можно надолго. Но вот купить что-то действительно интересное не выйдет. Особенно, если вспомнить ассортимент местных торговых терминалов.

Вот у Анто результаты безумного восторга не вызывают. Опираясь об стену, задумчиво тянет.

— Всего восемьдесят. Нужно ещё двести двадцать пунктов рейтинга, чтобы выбраться.

Понимаю. У меня самого рейтинг немногим больше. Открываю список членов группы.

Постоянная группа.

Состав:

Брод. 97 пунктов социального рейтинга. Телохранитель-опекун. Лидер.

Анторий. 80 пунктов социального рейтинга. Инженер (ранг не определён). Участник.

Эйра. 92 пункта социального рейтинга. Статус на рассмотрении. Участник.

Девушка почти сравнялась со мной и обгоняет Анто. А ещё успела заработать где-то дополнительные пять пунктов рейтинга. Возможно, за вступления в ряды «кальмаров».

Ждать приходится недолго. Успеваю только отпить воды и задуматься о том, стоит ли открывать банку консервов, а в стене уже открывается широкая ниша, из которой выезжает что-то вроде подноса. Интересно, здесь каждая секция стены так может? У них там пневмопочта внутри?

Начинаю доставать «подарки» и все посторонние вопросы сразу отступают на второй план. Как ни странно, первое чувство, которое у меня проскальзывает — разочарование. Стволов всё-таки два, а не три. А потом я понимаю, что именно нам досталось и спешу достать это из транспортной секции, пока контроллёры не поняли, как сильно ошиблись.

Дробовик плюс автомат. К первому — двадцать четыре патрона. Ко второму, сразу четыре магазина. За что так много? Почему? Из-за того, что задание висело уже едва ли не пару лет, оставаясь невыполненным? Или это аванс для планируемой зачистки?

Достав оружие, первым делом забираю себе два полных магазина к автомату и перезаряжаю его, засунув полупустой в разгрузку. А вот потом передо мной встаёт серьёзный вопрос. Даже сразу два. Начинаю с Анто.

— Ты с автоматом умеешь обращаться?

Парень отрывает взгляд от новенького оружия и чуть было не кивает. Но вовремя приходит в себя. Как результат — пожимает плечами.

— Только на видео смотрел. Но я и пистолета в руках никогда не держал.

Открываю рот, чтобы ответить, а потом до меня доходит, что именно он сейчас сказал.

— Видео? На чём ты его смотрел?

Тот слегка заминается.

— У родителей были планшеты. Два таких, больших. Но они работали только при контакте с владельцем. Биометрический доступ, наверное.

Занятно. Техника индивидуального пользования для высшего сословия. Или, скорее для средней технической прослойки.

— Ладно. Бери автомат в руки, попробуй прицелиться в другой конец коридора.

Парень выполняет команду и я сразу его поправляю. Потом показываю, где предохранитель и переключатель огня. Как правильно перезаряжать, в какой ситуации стоит использовать одиночные, а в какой очереди. По-хорошему стоит выделить хотя бы патронов десять на его обучение. Или пять — боеприпасов всё ещё критично мало. Но для этого нужно более широкое и освещённое место. Плюс, надо будет оборудовать мишени.

Переключившись на дробовик, осматриваю его. Ничего сверхвпечатляющего — обычный помповый дробовик с ручной перезарядкой. Под такой же патрон, как обрез Анто. Обрадованный инженер получает ещё три патрона для обреза и радостно засовывает один из них в оружие. Теперь он полностью экипирован. Ни хрена не умеет стрелять, правда. А для обучения критично не хватает боекомплекта. Но я надеюсь, с этим вопросом мы разберёмся до того, как парень погибнет. Либо обучится в процессе.

Теперь настаёт черёд Эйры.

— Ты идёшь с нами или хочешь остаться в секторе?

Девушка видимо заранее поняла, о чём её будут спрашивать — отвечает почти не задумываясь.

— А «Истина»? А все остальные? Ты хоть знаешь, что там, за пределами сектора?

Впериваю в неё мрачный взгляд.

— Не имею никакого представления. Но у меня встречный вопрос — ты знаешь, что такое «сектор сто семнадцать»? Где мы? Какого хрена происходит? Собираешься до самой старости гулять по коридорам, выбирая куда бы заглянуть, в Восточное или Западное кольцо. А потом отдашь концы и местные утырки будут говорить «Да, была баба хоть куда. Хотя в бой, хоть на хер». Пройдёт лет десять и все забудут, что ты вообще существовала. Сектор переварит тебя и забудет. Навсегда.

Стоящий рядом Анто, внимательно прислушивается. А у самой девушки дрожат губы. Если сейчас расплачется — нахер. Пойдём вдвоём.

Но нет. Сдерживается. Поднимает голову, смотря мне в глаза.

— Так тут живут все, Брод. Жрут, работают, трахаются, дохнут. Если кто и мечтает о большем, то молчит.

Чуть помолчав, добавляет.

— Я мечтаю. Всегда мечтала. И я пойду с вами.

Придвигаюсь к ней чуть ближе. Буквально на пару сантиметров.

— Нам придётся сражаться и убивать. Людей, а не монстров. Ты же понимаешь это? И нас самих могут убить в любой момент.

Девушка кивает и я повторяю ей всё, что когда-то говорил Анто. Само собой сейчас Эйра согласна на всё вместе взятое и ещё чуть больше сверху. Остаётся проверить, как всё это сработает в реальной боевой обстановке.

В конце концов вручаю ей дробовик, к которому прилагается пояс-патронташ. Двадцать один патрон — достаточно, чтобы принять участие в короткой перестрелке. Девять патронов внутри, ещё дюжина в патронташе.

Когда выходим в Восточный тоннель, на нас немедленно устремляются взгляды присутствующих. Сейчас утро — всё вокруг залито белым светом. Бредущие куда-то работяги и просыпающиеся в своих домах около стен «бомжи», удивлённо изучают вооружённую троицу. Кто-то тычет пальцем в Эйру, которая с гордым видом держит в руках дробовик. Ей бы тоже неплохо потренироваться — я показал девушке только базовые приёмы обращения с оружием. Но на это, опять же, нет боеприпасов.

Выходим к Центральной — на мой взгляд группе нужно отдохнуть и восстановиться. А там глядишь подоспеет задача на зачистку алой зоны, с которым можно будет познакомиться поближе. После чего окончательно определиться с решением. Хотя я и сейчас на девяносто процентов уверен, что мы возьмёмся. Социального рейтинга критично не хватает.

Проходим половину пути до Восточного кольца, когда наверху раздаётся звуковой сигнал. Что-то похожее на короткий гудок. Остановившись, поднимаю голову, а перед глазами появляется мерцающее уведомление.

Внимание!

В секторе № 117 запланированы профилактические работы.

Через пять часов сектор будет полностью заблокирован.

Есть вероятность введения карантинного режима на неопределённый срок.



Внимание!

Немедленно примите меры для обеспечения безопасности вашего подопечного.


Глава XXV


Оставаясь на месте, ещё раз пробегаю глазами строчки. Профилактические работы? Карантин? Какого хера тут происходит? Да и второе уведомление выглядит не лучше первого.

Рядом настороженно гудят люди. Кто-то из самых глазастых заметил, что я пялюсь в воздух перед собой и теперь объясняет это соседям. Впрочем соваться с вопросами никто из них не рискует.

— В чём дело, командир?

Последнее слово Анто произносит не совсем уверенно. Ничего — ещё успеет привыкнуть. Если не сдохнет раньше.

Мозги кипят, обрабатывая информацию. А потом паззл внезапно складывается. Всё ведь просто. Кто-то наверху не заинтересован в сохранении жизни юного инженера. А на другой стороне играет сила, которой он зачем-то нужен. Первый отправил сюда робота-убийцу и видимо организовал вот это дерьмо с профилактикой и карантином. Второй присвоил мне статус, обеспечил товарный бонус и предупредил о проникшем на территорию сектора ликвидаторе.

Если отталкиваться от этой версии, то сейчас наш «союзник» должен придумать вариант, который позволит нам уйти из под удара, покинув сектор. Потому что сами мы за пять часов точно не справимся. Даже если прямо сейчас помчимся выполнять остальные задания. Расстояния слишком велики. А вариантов быстрого перемещения тут нет. Кроме платформы «технарей» Кармелиты, но хрен они её просто так отдадут. К тому же она подойдёт только для широких тоннелей.

Взмахнув рукой, шагаю дальше. Замечаю таймер с обратным отсчётом в верхнем правом углу интерфейса. Отлично. Такое ощущение, что мы теперь все сидим на бомбе.

А вот и знакомое лицо по правую сторону от нас. Старикан, что развёл меня в первый день, сдав «кальмарам». Поворачиваю к Херцу и тот испуганно кривит лицо.

— Прости, мужик! Работа у меня такая! Ничего личного. Я же не знал, что…

Взяв его за плечо, встряхиваю и поднимаю на ноги.

— Пойдёшь с нами. Не смотри так — если будешь полезен, голову не прострелю. Наоборот, заработаешь.

Как очень скоро выясняется, Херц не может поддерживать такую же скорость, как и мы. Выдаю ему команду добраться до Восточного кольца самостоятельно. Ёмко объясняю, что в противном случае он сдохнет. А если придёт, то получит полсотни кредитов.

Когда мы оставляем его позади, переходя на медленный бег, Анто интересуется.

— Зачем он нам?

Почти не поворачивая головы, на ходу отвечаю.

— Потому что два источника информации лучше, чем один.

Больше вопросов парень не задаёт. А я постепенно набираю скорость. Несмотря на бессонную ночь, тело чувствует себя относительно неплохо. Присутствует лёгкая сонливость, но в целом, вполне работоспособно. Скорее всего из-за «коктейлей». Думаю, в противном случае, уже давно бы свалился на металлический пол без чувств.

Пролетев горловину, в сотне метров от неё сталкиваемся с Орбоном, который тоже куда-то спешит. Завидев нас, замирает на месте и требовательно рявкает.

— Это вы натворили?

Тоже затормаживаю, вставая в паре метров от него.

— Нет, конечно. Но это из-за нас. Если не покинем сектор, боюсь тут устроят кровавую баню.

Глаза капитана опасно сужаются.

— Значит и тот робот тоже приходил за вами?

Неохотно киваю, перехватывая в руках автомат.

— За нами. Но я не ожидал, что кто-то станет закрывать целый сектор.

Командир «кальмаров» проходится взглядом по нашему вооружению. Удивлённо хмыкает. Два автомата и дробовик — огневая мощь, которой достаточно, чтобы принять бой едва ли не со всеми его бойцами. По крайней мере, если у нас будет хорошая позиция. Собственно, даже в случае, если её не будет, мы успеем положить многих, прежде чем нас достанут.

— И как вы собираетесь выбираться? Рейтинга хватает?

Вздохнув, бросаю взгляд на высоченный потолок, где висят громадные сферы наблюдения.

— У нас есть союзник наверху. Ждём его реакции. А пока нужно упаковать пайки и собрать информацию.

Орбон тоже машинально смотрит наверх. Опускает взгляд на меня.

— Союзник? Наверху? Ты знаешь, что там? Или кто?

Отрицательно покачиваю головой.

— Нет. Так же, как и ты. Но оттуда нас точно кто-то прикрывает. И кажется, я уже знаю, какой выход он придумает. Ключевой момент успеть, пока не истекут пять часов.

Шагаю вперёд, направляясь к комнате, которая выделена мне «кальмарами». Их командир догоняет.

— А что будет после пяти часов?

— Всё, что угодно. Скорее всего запустят какую-то разведку, чтобы соблюсти формальности. Потом заблокируют все двери. Может пришлют сюда ещё десяток таких же роботов, как в прошлый раз, или сделают что-то ещё. Например зальют весь сектор отравляющим газом.

— Сука! Нахрена вы свалились на нашу голову? А?! Ну вот скажи, Брод!? Нахера? Жили ведь спокойно.

Не останавливаясь, киваю.

— Ну да. Припеваючи жили. Дурь по всему сектору гнали, людьми торговали. Охрененно тут у вас всё было.

Несколько метров проходит молча. Только возмущённо сопит. Потом выдаёт ответ.

— Но такого не было. Сектор никто не пробовал уничтожить.

— Так его и сейчас не пробуют. Положат всех, кто тут живёт, а сам сектор перезапустят. Потом выгрузят свежую партию зомби, выдадут им вводные и жизнь пойдёт своим чередом.

Судя по вздоху, такой вариант капитана тоже не сильно радует. Но он молчит вплоть до того момента, как мы добираемся до комнаты с моими «трофеями». Здесь, наконец, собирается с мыслями.

— Судя по новым стволам, задание вы выполнили. Что там было?

Вскрыв ящик с «коктейлями», снимаю со спины рюкзак. Сейчас нужно полностью переупаковать груз. А ещё нам понадобится третий рюкзак. Для Эйры. Поднимаю глаза на Орбона.

— Какая-то дрянь, которая воздействует на мозги. Я сжёг половину магазина, прежде чем её прикончил. Не будь огнестрела, точно бы сдохли.

Тот открывает рот, чтобы уточнить, но спросить что-то не успевает.

— Зачистим мы их сами. Есть другое дело — нужен ещё один плоский рюкзак. Такой же, как у нас с Анто. Плюс, бронежилет и разгрузка. Из еды мы с собой возьмём не так много, считай это бартером.

Какое-то время раздумывает. К счастью принимает верное решение — смещается к выходу и приказывает часовому принести сюда требуемые вещи. По-хорошему, надо бы перепроверить всю экипировку и подумать, что нам потребуется ещё. Но сейчас не так много времени. Насколько я понимаю, наш «приятель» наверху собирается выдать задачу на ликвидацию угрозы в таком формате, чтобы сразу достичь трёхсот пунктов социального рейтинга. Значит, потребуется сорваться с места и бежать, как только закончим с рюкзаками и экипировкой. Потому что я даже боюсь представить, что нужно «упаковать» в задачу, чтобы за её выполнение можно было выдать двести с лишним пунктов рейтинга.

Пока боец тащит вещи, я выпиваю «коктейль» номер три. Ещё один такой же опустошает Анто. Эйре достаётся второй. Рискованно, с учётом его воздействия на либидо. Но девушка выглядит здоровой — надеюсь у неё эффект будет не настолько жёсткий. А вот заряд бодрости ей точно не помешает.

Когда приносят третий рюкзак, у нас почти всё готово к распределению. Запасные штаны и футболки, по одной штуке на каждого. Разделённые на три части «коктейли». Оставшиеся рыбные консервы, на которые облизывался Орбон. Хлеб, банки с мясом. Три литра воды на нос. Плюс, по паре запасных ножей и телескопической дубинке в каждый рюкзак. Из арсенала холодняка Райдера я тоже кое-что прихватил.

Всё остальное придётся бросить здесь. Сейчас для нас критичны скорость и мобильность. В процессе сборов завязываю разговор с Орбоном.

— Отсюда есть выходы в четыре сектора, верно?

Тот придвигается чуть ближе, глядя на то, как я упаковываю рюкзаки.

— В три. Раньше прямо из нашего кольца можно было попасть в девяносто пятый, но потом пришло сообщение, что он закрыт. Огоньки над дверью больше не светятся, похоже так оно и есть.

— Что в остальных? Какая информация есть помимо «Истины» и той тройки, что ушла в сто восемнадцатый?

На мгновение задумывается.

— Честно говоря, хер его знает. Я сам был рядовым в «Истине», когда ядро ушло. Потом всё раскололось, началась борьба за власть. Мы победили. А истории… Ну, вроде ещё кто-то уходил в сто восемнадцатый. Но не вернулся. Может загнулся там, а может и вышел куда-то.

Закрыв свой рюкзак, задаю следующий вопрос.

— Что именно нужно для перехода? Только рейтинг выше трёхсот баллов?

Капитан качает головой.

— Ещё по тысяче кредитов на рыло. Но у вас, столько наверняка есть.

Хм. У нас с Анто — да. Вот у Эйры скорее всего нет. Но после выполнения следующей задачи будет.

— Ты сам видел, как это происходит?

— Конечно. «Истину» всем сектором провожали. Там створки стальные сантиметров на пятьдесят, за ними тамбур и ещё одни двери.

Угу. То есть «глянуть одним глазком» и оценить расклад, не выйдет. Поднимаюсь на ноги и в комнату вваливается Херц. Охрану я предупредил — они направили старика в нужном направлении. Испуганно косится на командира «кальмаров», а я задаю капитану финальный вопрос.

— Ещё какие-то данные по другим сектором у тебя есть?

Мужик отрицательно качает головой и я перевожу взгляд на Херца.

— Теперь ты. Слухи, истории и любое дерьмо, что гуляет по тоннелям о других секторах. Выкладывай.

Старичок отшатывается к стене, опустившись на лежанку, что стоит вплотную к ней.

— Про «Истину» я тебе уже говорил. Да и ты сам вроде как знаешь больше меня. Вот по поводу той тройки, что в сто восемнадцатый упорхнула… Тот, что вернулся, всё бредил о каких-то тварях. Называл их даже. До того, как совсем сбрендил. Про свиней что-то болтал. Енотов вроде упоминал. Ещё кого-то.

— Ещё?

Ненадолго задумывается.

— Да так сходу и не скажешь. Говорят, в двести четырнадцатый тоже разведку отправляли. И из них кто-то вернулся. Но это так… На уровне легенды. Вроде бы, ещё до Кармелиты это было. И не при мне.

Интересно. Если Западное кольцо направляло разведку в двести четырнадцатый сектор, то лидер «технарей» точно была в курсе. Совмещаем с тем фактом, что её трахал Кейн и на выходе получаем не самый позитивный расклад в двести четырнадцатом. Или наоборот. Как минимум один разведчик выбрался оттуда в своём уме и смог доложить о ситуации. В отличие от остальных. В сто шестнадцатый, где сгинуло одиннадцать вооружённых человек, соваться точно не стоит. В идеале — двести четырнадцатый. Но там есть свои подводные камни. В первую очередь, «технари». Я не представляю возможности наших врагов наверху. Могут они связаться с местными или нет? По идее, ответ отрицательный. Иначе на нас бы просто открыли охоту. Но вполне вероятно, они просто не могут этого сделать из-за ограничений. Формально мы чисты и не совершали ничего, за что нас можно прикончить. Плюс, статус. Могу поспорить, он тоже усложняет ликвидацию.

— Это всё? Что-то ещё знаешь?

Тот делает отрицательный жест головой. А в комнату вваливается Эйра, которая отлучалась в уборную. Как я и думал, «коктейль» девушка перенесла проще, чем мы. Но глаза всё равно блестят. Переводит взгляд с меня на Орбона, невольно облизывая губы. В идеале, ей нужно дать разрядиться и потрахаться. Но времени у нас нет. Надеюсь, в бою это помехой не станет. Отправляю Херцу пятьдесят кредитов и отдаю команду.

— Выдвигаемся!

Анто, уже нацепивший на плечи рюкзак реагирует сразу же. Правда, вопросом.

— Уже пришло задание?

— Нет. Но когда придёт, лучше быть ближе. Мы и так потратили почти полчаса. Пока доберёмся туда, уйдёт ещё немало времени. Плюс, путь до выхода из сектора. На задачу остаётся слишком мало.

Окидываю их взглядом.

— Всё! Пошли! Рысцой до Восточного тоннеля.

Оба бросаются к выходу из комнаты, а я перевожу взгляд на Орбона.

— Удачи. Если не успеем уйти и тут начнётся какое-то дерьмо, бери людей и уходи на второй уровень. Еды только с собой прихватите.

Ответить капитан не успевает — я уже выскакиваю наружу. Впрочем он догоняет нас на террасе. Бежит рядом, поддерживая такой же темп.

— Уверен, что справитесь сами? Я могу дать людей?

Недолго помолчав, добавляет.

— И это… Если вы свалите, то профилактика и карантин отменяются?

Вот ему и пришла в голову простая мысль. Достаточно убить нас, чтобы от сектора отвязались и всё вернулось на старые рельсы. Если быть более точным, то нужно лишь прострелить голову Анто. Этот вариант пришёл в голову и мне самому. Сразу же. Но я так же быстро от него отказался. Во-первых, парень теперь стал моим бойцом. Доверился мне. Прикрывал в бою. Мораль может у меня и гибкая, но не настолько.

К тому же был ещё один момент. Только из-за него я получил свой особый статус и поддержку сверху. Да, в нагрузку шла постоянная угроза смерти и постепенно возрастающий уровень опасности. Но действуй я сам по себе, темпы движения вперёд, были бы совсем другими. На порядок более низкими.

— Не уверен, но возможно да.

Выдав первую часть ответа, секунду молчу. Потом продолжаю.

— Знаю, ты думаешь о том, не попытаться ли нас прикончить. Но ты видел, как мы экипированы. Отправишь следом группу ликвидаторов и мы превратим их в мёртвые куски мяса. Но при этом потеряем время, из-за чего можем не успеть уйти. Со всеми вытекающими последствиями.

Тот бежит бок о бок со мной, до самого выхода из кольца. Потом отстаёт. Надеюсь, прислушается к моим словам. И обуздает Хаца. Уверен, первый лейтенант уже комплектует небольшой отряд, что отправится по наши души.

Всё так же, бегом, добираемся до поворота в Восточный тоннель. Когда сворачиваем в один из боковых коридоров понимаю, что слегка беспокоюсь. Мы готовы к бою. Но вот задания всё ещё нет. Насколько это затянется? Может я вообще ошибся? И там наверху действует какой-то простенький алгоритм, что работает по заложенным в него инструкциям? Или за «штурвалом» живой человек, который пытался сделать на нас ставку, но в итоге облажался.

Слегка замедлившись, продолжаем двигаться дальше. Останавливаемся в паре сотен метров от границы алой зоны. Фиксирую время. На этот раз путь занял около получаса. «Коктейль» номер три взбодрил достаточно, чтобы моё тело выдержало нагрузки. Если вспомнить прошлый раз, его хватит ещё на три-четыре часа.

Привалившись спиной к металлу, жду. Уведомления всё нет. А вот на взбудораженный разум обрушивается целая волна мыслей, давя со всех сторон.

Что я здесь делаю? Зачем вообще пытаюсь подняться наверх? Да, непонятный нулевой ярус. Везде металл, странные правила и жёсткие ограничения. Ну и что? У меня в голове есть картинка деревьев и солнца. Что такое свежий воздух, я тоже себе представляю. В теории. Но здесь, как минимум, семь грёбанных ярусов. Судя по нумерации секторов, не меньше сотни в каждом. А там, кто его знает — может их тысячи? Или десятки тысяч?

Воспоминания в голове перемешаны и хаотичны, но я уверен, на Земле такого не создать. Вернее, если опять же, прибегнуть к теории, то можно рассмотреть и такой вариант. Но это означает, что всю планету превратили в многослойное нечто. Мозг упорно подбрасывает слово «убежище», но не похоже, что здесь кто-то пытался от чего-то укрываться. Вот совсем, сука, непохоже.

И что пытаюсь сделать я? Пробиться к верхушке и пройтись по ней, покрывая пол кровавыми брызгами? Дробить пальцы, вспарывать животы, отдавать женщин на растерзание толпы, а мужчин резать по кусочкам? Хм. Откуда у меня вообще в голове такие образы? И кем я, мать вашу, был раньше? До того, как меня засунули непонятно куда. С чего вообще взял, что у меня получится? Ну повезло с Анто и что? В следующем же секторе запас везения может закончиться и нас прихлопнут.

Мозг заливает волнами депрессивного настроя, от которых меня отвлекает прикосновение к паху. Сука! Настолько погрузился в самобичевание, что не заметил подошедшей вплотную Эйры.

— Командир, мы всё равно ждём. А ты знаешь, как действует второй «коктейль». У меня сейчас горит всё. Ещё чуть и запущу себе руку в штаны. Но лучше бы это был чей-то член. Например, твой.

Говоря, она продолжает работать пальцами. Через бронепластины в паху это затруднительно. Но касания я всё равно чувствую. Н-да. Даже облегчённый вариант реакции на второй номер привёл к некоторым эксцессам.

Анто стоит в стороне, стараясь не смотреть в нашу сторону. То ли смущается, то ли расстроился из-за того, что девушка выбрала не его.

Раздумываю, что ей ответить, но тут появляется сообщение, которого я всё это время ждал.

Вам в приоритетном порядке предлагается выполнение задания.

Полная зачистка заражённой территории и закупорка пробоины.

Требования: отсутствуют

Дополнительный инвентарь: средства защиты, дополнительное вооружение, технические средства. Предоставляется после взятия задания.

Оплата: 1500 кредитов после завершения задачи, гарантированное повышение социального рейтинга.



Дополнительная задача: восстановление снабжения участка сектора энергией.

Оплата: 1000 кредитов после завершения задачи, гарантированное повышение социального рейтинга.

Возможна дополнительная оплата за ликвидацию незарегистрированных объектов, в случае предоставления доказательств.



Вы согласны?

Да/Нет


Интерлюдия 1


— Ты видел последний отчёт?

Полный лысый мужчина крутнулся в кресле, смотря на второго человека в помещении. Худощавый брюнет, выглядящий, как полная противоположность первого, повернул к нему голову.

— А что там?

Лысый кривится, как будто проглотил что-то горькое.

— Знаешь, тебе надо поменьше времени уделять развлечению и побольше работе.

Тот пренебрежительно машет рукой.

— Как будто от нас тут что-то зависит. Всё, что остаётся — трахаться и кутить. Тем более у нас тут все условия. Биореактор напечатает, кого угодно. Бухла, хоть залейся, жратвы тоже.

Толстяк ещё больше хмурится.

— У нас инженер. На нулевом ярусе. С неопределённым рангом. Приблизительный биологический возраст, от двадцати до двадцати пяти лет.

— Ну… Может глюк. В любом случае, его должны зачистить.

Его собеседник вздыхает.

— Должны были. Только ты сам знаешь, в каком состоянии «Мозаика». В том секторе охранный алгоритм сработал, как надо. Но основная матрица выступила против. Инженер всё ещё жив и может покинуть сектор в любой момент. А я даже не могу просмотреть логи — нам перекрыли доступ. Матрица решила, что мы пытаемся изъять объект или уничтожить его.

— Так в чём проблема то?

Первый поднимается на ноги, возмущённо взмахивая руками.

— Ты серьёзно? «Мозаика» ведёт выгрузку во все сектора, мясо продолжает поступать. Там херова туча прорывов из реакторной зоны. Каждая матрица будет цепляться за этого идиота, как за шанс на спасение. А охранная система практически везде отсутствует. К тому же стоит ему подняться на ярус выше, от неё уже не будет толку.

— Так. Ты как-то слишком паникуешь. Нулевой ярус, это отстойник, куда выгружают всякое дерьмо. И там хаос. Он не протянет и недели.

— Так-то оно так. Только среди дерьма тоже попадаются бриллианты. Матрица нашла ему телохранителя. Дала статус и оружие. За счёт этого объект и выжил. А теперь, насколько я могу спрогнозировать, близок к тому, чтобы покинуть сектор.

Брюнет берёт со своего стола бокал, наполненный коричневой жидкостью и делает глоток.

— Хочешь? Односолодовый. Синтетика, конечно. Но лучшего у нас тут нет.

Лысый повышает тон голоса, едва ли не крича.

— Ты вообще понимаешь, что мы так хорошо устроились, только из-за состояния «Мозаики». Если они смогут запустить процессы на уровне кластера, нам сразу выдадут длинный список командировок. Прощай тогда твои напечатанные шлюхи, синтетический вискарь и стейки с кровью. Зато здравствуй запах пороха, кровь и неизбежная смерть. Даже если этот инженер просто доберётся сюда, это уже будет опасно! Включи свои мозги, Свон!

— Эй! Можно не так пафосно? Считай, ты меня убедил. Предположим, у них есть крохотный шанс выжить в пекле сошедшего с катушек нулевого яруса. Какие у тебя предложения?

Какое-то время тот молчит. Потом разжимает губы в улыбке.

— Напечатаем ещё одну твою шлюху. Ту самую, что ты последние двадцать дней готовил. Только загрузим ей в голову совсем другую модель поведения. И отправим вниз, как только будет готова.

— Израсходовать целый лимит?

Толстяк набирает воздуха в лёгкие.

— Да, мать твою, Свон! Целый лимит! И в следующий раз просматривай отчёты, когда твоё дежурство. Если бы ты удосужился обратить на это внимание, вопрос был бы давно закрыт.

Тот невозмутимо кивает.

— Конечно, Цзон. Конечно. Ладно, хрен с тобой — запускай печать. Сука, я этот образ для себя подбирал. Со вкусом, знаешь ли. Старался.

— Штампанёшь в следующий цикл. А пока попользуешься старой.

Вернувшись в кресло, лысый склоняется над клавиатурой, а брюнет переключается на свой монитор, снова поднося к губам бокал.


Глава XXVI


Выбираю «Да» и вылетает новое сообщение с предложением дождаться дополнительного снаряжения. Я же отметаю в сторону все навалившиеся мысли. Нахер всё! Не получится — ладно. Но я хотя бы попробую. Всё лучше, чем вариться внутри металлических переборок в своём собственном соку, а потом всё равно не выдержать и сорваться, рванув в соседний сектор.

Эйра видимо заметила сообщение о взятом задании — на лице девушки отражается разочарование. В другой ситуации я бы ей помог, но сейчас организм никак не настроен на плотские утехи. То ли сказывается напряжение, то ли работа «коктейля» номер три. В прошлый раз у меня полыхнула агрессия и ускорилась обработка информации. Хм. Может из-за этого и весь этот ворох мыслей? Побочка от напитка.

Смотрю в глаза девушки.

— Если считаешь, что это будет мешать сосредоточиться, используй свои пальцы. Только быстро. Думаешь, что поможет нам выжить — оставь, как есть.

Стиснув зубы отступает назад. Хорошо вижу, как пару мгновений колеблется, но в итоге приваливается к металлической стене. А ещё через минуту прибывает наш «дополнительный инвентарь». Кто бы не занимался сейчас нашей задачей, он не соврал. По всем пунктам.

Здесь есть оружие — три огнемёта. По крайней мере, после быстрого изучения комплектов, я прихожу к выводу, что это именно они. Некоторые сомнения вызывает то, что вместо ранцев, заряд хранится в узких вытянутых коробках, которые предлагается нацепить на пояс. По две довольно лёгкие штуки на каждую единицу. Но кто сказал, что мне должны быть знакомы все местные технологии?

Средства защиты — три респиратора. Вернее что-то похожее на них. Прозрачные маски, с фильтрами, на которых установлены камеры. В голове всплывает картинка противогаза, но эти хреновины на него точно не похожи. Это для того, чтобы мы не сдохли из-за угарного газа? Или для защиты от воздействия тварей?

Что радует не меньше, чем первые два пункта — рации. Чтобы разобраться с ними, требуется какое-то время, но в итоге мы понимаем, как всё работает. Небольшая база крепится на поясе, наушник оказывается в ухе, а микрофон можно подцепить куда угодно. Ключевой момент, чтобы было удобно говорить. Так что закрепляем их на разгрузке.

Отдельный момент — фонари. По одному на огнемёте, плюс ещё один послабее, на маске. Мы будем обеспечены светом.

А ещё — пять хреновин, похожих на мины. С простенькой цифровой клавиатурой на каждой и кнопкой активации, которая защищена пластиковой заглушкой.

На то, чтобы полностью укомплектоваться, уходит ещё несколько минут. Основное оружие у всех на спине, в руках только огнемёты. Затягиваем маски — выглядят хлипко, но надеюсь сработают. Проверяем рации, убеждаясь, что есть связь. В принципе, мы и так друг друга слышим, если находимся рядом. Но в бою может быть всякое — средства связи выглядят логичным решением.

Закончив сборы, перевожу микрофон в режим постоянного функционирования. Постоянно его активировать и вырубать, может быть некогда. А фильтр, отсекающий посторонние звуки, здесь работает почти идеально.

— Выдвигаемся. Порядок прежний. Анто — не открывай огонь, пока я буду на линии огня. Это огнемёт, а не пистолет. Следи за боковыми проходами, если они будут. Или выдвигайся на одну линию со мной, если потребуется поддержка.

В наушнике слышатся подтверждения бойцов и сдвигаюсь с месте. Три минуты и мы уже на границе сектора. Сердце начинает биться чаще — в голове всплывают воспоминания о нашем недавнем визите сюда же.

Движемся по тому же маршруту. Только вот тела убитой твари уже нет на месте. В отличии от гильз, которые так и разбросаны на полу.

Дохожу до перекрёстка. Справа и слева ещё один коридор. Впереди средних размеров помещение. Сделав шаг вперёд, веду двумя лучами света — никого. Краем глаза замечаю движение справа. Разворот. Так и есть — выползает тварь.

— Анто, прикрой мне спину. Эйра — держишь позицию.

Отдавая приказ, вдавливая гашетку огнемёта. Оружие мы не испытывали, есть вероятность, что сейчас не сработает, как надо. Увидев струю пламени, что уносится вдаль по коридору, немного расслабляюсь. В отличие от монстра, который такого поворота событий точно не ожидал. Пронзительный визг, запах палёного мяса. Туша противника сдувается буквально на глазах. Щупальца безумно молотят воздух и стены, но ко мне подобраться не успевают — оружие выдаёт расширяющийся поток огня, который захлёстывает их, почти сразу выводя из строя.

Прекратив заливать его пламенем, наблюдаю. Закопчённый кусок мяса, который ещё дымится. Да и языки огня тоже присутствуют. В отличие от металлических переборок. Похоже огнемёты работают на смеси, которая взаимодействует с органикой, но не срабатывает на стали. Или он не успел банально загореться.

— У меня тоже один! Стреляю!

Вопль Анто я слышу даже без рации. Парень стоит в метре позади меня. Ревёт его огнемёт и я на всякий случай бросаю взгляд за спину, оценивая ситуацию. Тут тоже всё штатно — он успешно заливает тварь огнём.

Хм. У меня не было глюков. Как и у инженера. Значит респираторы прикрывают и от воздействия тварей? Но как их проникновение в мозг связано с воздухом? Не понимаю.

Впрочем, к моменту, как парень заканчивает сжигать своего противника, в моей голове уже появляется пара теорий по этому поводу. Но сложно сказать, насколько они верны. Да и какая разница? Не могут до нас добраться, уже хорошо. Последнее, что мне сейчас нужно — забивать свою голову. Скорость, это наш безусловный приоритет.

Поворачиваем направо, осторожно продвигаясь по коридору. Спустя полсотни метров встречается ещё один монстр, которого я благополучно уничтожаю. Потом в дело вступает Эйра — в наушнике слышится визг девушки и потом начинает работать огнемёт. В её случае, тварь вывернула из-за угла в десяти метрах и успела достать щупальцами до ног, нанеся лёгкое ранение. Но и Эйра отреагировала сразу же. Пусть и с мощным звуковым эффектом.

Проходим один коридор за другим, периодически пуская в ход оружие. В общей сложности спалено не меньше полутора десятков монстров. И проверена приблизительно половина территории. Только в этот момент, мне в голову приходит логичный вопрос — как система может оценить уровень зачистки территории? Здесь же нет наблюдения. Даже если мы сдадим свои респираторы с камерами у ближайшей рабочей сферы наблюдения, то это совсем не гарантия, что внутри больше никого нет. Без выполнения дополнительного задания, нам никак не сдать основное.

Оказавшись на противоположной стороне алой зоны, выхожу к самой границе, проверяя, что здесь пусто. И внезапно замечаю мелькнувший человеческий силуэт. Повернувшись, направляю туда лучи света. Никого. Но мне точно не показалось. Тихо шепчу.

— Анто, вперёд. Прикрывай от лобовой атаки. Эйра — тыл.

Когда парень протискивается мимо меня, во всю глотку кричу.

— Карантинный отряд зачистки. Немедленно обозначьте себя или покиньте зону зачистки.

Какое-то время стоит тишина. Потом слышится женский голос.

— Карантин же ещё не введён.

Хм. Вейна? Значит и Кармелита тоже где-то рядом.

— Действия на упреждение. Сектор триста пятьдесят два, второго яруса. Требую идентификации.

Снова тишина. Потом в проёме появляется мужчина. Держа в руках дробовик, делает шаг в мою сторону. Ствол держит опущенным вниз. Видимо, несмотря на заморозку статуса, Кармелите тоже пришло сообщение о грядущем карантине. Или получила информацию по своим источникам. Но слова о втором ярусе возымели действие — они растеряны и не понимают, как лучше поступить, раз отправили «переговорщика». Хорошо, что на лице респиратор и голос искажён. В противном случае, провернуть такой фокус не вышло бы.

— Как вы сюда попали? Что происходит?

Запрашиваю его статус и получаю ответ, что он заморожен. Усмехаюсь под маской.

— Третье отделение карантинного отряда номер один. Направлен полковником Лейнаром. Сектор триста пятьдесят два, второй ярус. Я слышал женский голос. Кто вы и что делаете вплотную к заражённой зоне?

Тот растерянно оглядывается назад.

— Мы… Дела здесь у нас. Встреча была, вот. От нас что-то требуется?

— Немедленно покинуть заражённую зону и прибыть в место, которое находится под наблюдением камер. Все, кто находятся вне наблюдения, будут уничтожены, либо задержаны.

Теперь на его лице проступает ещё большая растерянность, смешанная со страхом. Вот и хорошо. Разбираться нам сейчас с ними некогда. Да и опасно. Особенно на границе алой зоны, где с тыла в любой момент могут появиться твари.

С левой стороны гудит огнемёт Анто. Ещё один монстр. Мужик машинально поворачивает голову, но упирается взглядом в металл. Ладно, я и так помог Орбону, чем смог.

— Вы меня слышали. Мы из первого карантинного отряда. Зачистка особо опасной территории. Как только прибудут остальные, масштаб будет расширен до всей территории сектора, которая находится вне поля обзора. У вас замороженный статус. Это смертный приговор, если не сдадитесь самостоятельно.

Делает шаг назад, немного поднимая дробовик.

— Нападение на доктора первого ранга? Вы серьёзно? — стараюсь поддерживать бюрократически-сухой тон, — Это смертная казнь, независимо от того, сдадитесь вы или нет.

Секунду помолчав, добавляю.

— Мне некогда с вами возиться. Это задача коллег. Хотите выжить — сдавайтесь. Или крутитесь где-то здесь и умирайте.

Отступив назад, делаю шаг в сторону. Можно было бы прикончить его, спалив из огнемёта. Но лучше оставить в живых. Пусть их мозги закипят от поступивших данных. Уверен, большинство из сопровождающих Кармелиту бойцов, считают, что их могут пощадить. Вполне вероятно, попытаются свалить. Что приведёт к конфликту. Будет смешно, если хитрожопую ледяную стерву прикончат её же люди, охваченные паникой.

Эйра тоже быстро проскакивает поворот и мы снова углубляемся в алую зону. Эти парни следом не сунутся. Наша экипировка выбивается из общей канвы сто семнадцатого сектора. И отлично вяжется с сообщением о профилактике и карантине. Плюс, они считают эту территорию смертельно опасной. Думаю, этой совокупности факторов будет достаточно.

Нарезаем круги по алой зоне, сжигая всё более редко встречающихся тварей. Вес коробок на поясе вроде снижается. Но сложно сказать, насколько.

Ещё один монстр выстреливает свои щупальца. Мне кажется или они поменяли тактику? Не пытаются воздействовать на нас издалека, вводя в ступор, а с максимальной скоростью бросаются в атаку, чтобы успеть достать физически. Пару раз у них даже выходит зацепить мои ноги. Правда более серьёзных успехов не добиваются — огнемёт работает на ура, исправно запекая всё новых противников.

Вот вроде и центр алой зоны. Просторное помещение, в центре которого… Сука! Такая же шахта, по которой ко мне лез двухголовый мутант. Шагаю вперёд и из-за прямоугольника показывается ещё одна тварь с щупальцами. Дожидаюсь, пока она рванёт на меня и привычно заливаю её пламенем. Медленно обхожу шахту, убеждаясь, что за ней больше никого нет.

— Анто, Эйра — на вас периметр. На каждом по сто восемьдесят градусов обзора. Я осмотрю шахту.

Дождавшись, пока они занимают позиции, подхожу ближе к прямоугольной трубе, уходящей вниз. Две её стороны буквально разворочены. Дыра такого размера, что туда запросто пролезет человек. Или что-то большего размера. Держа огнемёт, заглядываю внутрь. Вся внутренность шахты затянута чем-то похожим на паутину. В которой видно, что-то похожее на крупные яйца. Хотя нет. Обычно яйца не пульсируют и на них не видно прожилок, напоминающих кровеносные сосуды.

И как это закупорить? У меня есть пять условных мин с таймером. Осталось решить, как их использовать. Первый вариант — подорвать помещение. Но раз эти твари смогли пробиться через шахту, то вероятно смогут рано или поздно проложить дорогу и тут. Если только взрыв не будет достаточно мощным. Правда при таком раскладе может зацепить нас самих. Или вообще навернуть весь этот участок сектора. Не самый хороший расклад.

Второй вариант, на котором я и останавливаюсь — взорвать их внизу. Там, откуда эти ребята начали свой путь. Так же, как те мутанты.

Вспомнив о знакомстве с прошлой шахтой, поднимаю голову наверх. Нет, тут такая же заглушка, отсекающая всё выше второго уровня. Ну и хрен с ним. Даже будь там открыто, времени на разбирательства у нас нет.

Отогнав в сторону мысль о том, что это был бы неплохой запасной вариант отступления, вжимаю гашетку огнемёта. Струя огня бьёт вниз и оттуда валят клубы дыма. «Паутина» оказывается вполне горючим материалом. Огонь быстро захлёстывает шахту, опускаясь всё ниже. В нём исчезают стремительно запекающиеся «яйца». А где-то на дне визжит ещё одна тварь.

Рядом гудит огнемёт Анто — к нам пожаловал нежданный визитёр. Через секунду в дело вступает Эйра. Монстры прибывают один за другим, но пока они справляются. Я же прекращаю заливать огнём шахту и сбрасываю со спины рюкзак, выкладывая на пол мины. Хотя, в данном контексте, это скорее бомбы. Закончив, забрасываю его обратно за спину и начинаю действовать.

Какая там скорость свободного падения? Около десяти метров? Прошлая шахта, была глубиной приблизительно в сотню. Эта ещё затянута огнём и дымом, но предположим, что размеры идентичны. Пять бомб. Калькулирую и выставляю на первой таймер в восемнадцать секунд. Иду дальше, снижая таймер на две секунды. На последней ставлю десятку и снова заглядываю внутрь.

Пламя уже почти догорело. Сплавленные остатки паутины, прилипшие к стенам, вместе с клочьями мяса. Видимо, та серия негромких хлопков, которые я слышал в процессе «пожара», была звуком взрыва «яиц».

Выдохнув, активирую первую «бомбу-мину» и бросаю её вниз. Следом, одна за другой отправляются остальные. Кинув последнюю, подхватываю огнемёт и вскакиваю на ноги.

— Отходим! В коридор!

К счастью команду слышат все. Даже Анто, который занят сжиганием очередного противника.

Оказавшись в проходе, успеваем отбежать ещё на несколько метров, когда пол под ногами подрагивает. До ушей докатывается звук взрыва. А прочная здесь постройка. Или взрыв оказался не самым сильным.

Вернувшись назад, накрываем пламенем сразу двух монстров. Пока мы с инженером занимаемся ими, Эйра превращает в кусок обугленного мяса ещё одного.

Подхожу к шахте. Пробоина на месте, но стоит бросить взгляд вниз и становится понятно, что оттуда вряд ли кто-то выберется. Нижние десять метров превратились в хаотичное нагромождение металла. К тому же я уверен, как только будет восстановлен контроль над территорией, ребята сверху отремонтируют шахту и выставят здесь охрану. Или просто заварят всё тройным слоем брони, к херам.

Точно! Ещё же дополнительное задание. Поворачиваю голову к Анто, но тот уже начинает говорить сам.

— Мне поступила инструкция. Три точки, дополнительные инструменты. Восстановить снабжение.

— Так вперёд! Чего стоишь, боец!

Тот быстро шагает к проходу. И скоро мы уже оказываемся около первой точки. Дополнительным инструментарием в этот раз является подобие сварочного аппарата и куски кабелей. А «ремонт» заключается в спаивании перебитого кабеля. Вернее, целой пачки. Думаю тут сразу и питание, и наблюдение, и возможно что-то ещё.

Пока Анто занимается делом, мы с Эйрой прикрываем. На нас, одна за другой, выскакивают три твари. Озверевшие и атакующие прямо в лоб. Что-то почувствовали? Поняли, что отрезаны от своей «базы»?

Ещё один монстр встречается, когда парень берётся за вторую точку. На третьей нас больше никто не атакует. Закончились наконец?

Инженер закрывает секцию и я ожидаю немедленной реакции. Но её нет. Вокруг всё те же красные аварийные фонари. Поворачиваюсь к Анто, но тот сам не понимает в чём дело.

— Подтверждение о завершении я отправил. Может что-то не так спаял… Хотя там вроде всё по цвету было.

Хмыкнув, возвращаю лучи света на коридор. Будет обидно пропустить одну уцелевшую тварь в самом конце, когда всё почти готово. Только вот, почему никто не реагирует на завершённое задание? Даже целый комплекс заданий.

Как раз на этом вопросе, над головами внезапно загорается свет. А потом тихо гудят включающиеся сферы наблюдения. Вырубаю налобный фонарь, а перед глазами мелькают всплывающие сообщения.

Основное задание успешно выполнено.

Вы получаете 100 пунктов социального рейтинга.

На ваш счёт начислено 1500 кредитов.



Ваша группа уничтожила 74 незарегистрированных объекта.

Вы получаете 50 пунктов социального рейтинга.

На ваш счёт начислено 10 кредитов.



Дополнительное задание успешно выполнено.

Вы получаете 120 пунктов социального рейтинга.

На ваш счёт начислено 50 кредитов.

Удивиться схемам и изворотливости нашего союзника не успеваю. Таймер продолжает неумолимо отсчитывать и судя по нему, до окончания отсчёта остаётся меньше часа.

— К Восточному тоннелю. Бегом. Не останавливаться, не реагировать на провокации. Если кто-то попытается остановить — убиваем на месте.

Огнемёт вставляю в «упряжь», которая висит рядом с моим револьвером. Бежать с ним тяжелее, но боекомплект ещё не израсходован. Бросать оружие жалко.

На ходу срываю со спины автомат и ускоряюсь. Спустя полчаса мы уже вылетаем в Восточный тоннель. Сука! До Западного кольца, откуда ведёт выход в двести четырнадцатый, уже не успеваем. Из вариантов — сто шестнадцатый и сто восемнадцатый, до которых приблизительно одинаковое расстояние.

Определившись, машу в правую сторону, где выход в сто восемнадцатый.

— За мной! Смотреть в оба!

Мчимся по тоннелю, не снимая респираторов. Сначала была такая мысль, но потом я понял, что фильтры работают, как надо. Воздуха хватает. А значит нет смысла тратить лишнее время.

Собираем на себе массу заинтересованных взглядом. «Бомжи», «кальмары», работяги — на нас пялятся абсолютно все. Но преградить дорогу никто не пытается, что уже хорошо.

Вашу мать! Девять минут. А мы всё ещё далеко от двери. Выжимаю, всё что можно из своего тела, чувствуя как по телу стекают ручейки пота. Вперёд! Давай, сука! Беги!

Отсчёт продолжает идти. Какой-то мужик выступает к дороге, собираясь то ли что-то спросить, то ли сделать что-то ещё. Не останавливаясь, веду стволом автомата и он испуганно отшатывается в сторону.

Пять минут. Четыре. Двери уже близко. Хотя, какие к херам, двери? Это настоящие громадные ворота, через которые можно провести танк. Три минуты. две. Ещё чуть-чуть.

Затормозить не успеваю — с разбега врезаюсь в металл. Отступив назад, секунду пялюсь на переход. Никакого предложения о выходе из сектора нет. Ладно. Произношу про себя «открыть переход» и вылетает уведомление-вопрос.

Ваш социальный рейтинг удовлетворяет требования.

Социальный рейтинг членов группы удовлетворяет требования.

У вас имеется достаточный объём кредитов.

Вы хотите приобрести право перехода для всех членов группы?

Да/Нет

Торопливо выбираю «Да». На таймере одна минута.

Через мгновение створки начинают расходиться в стороны. Ещё до того, как они полностью открылись, ныряю внутрь. Это уже тамбур. Может прокатить, если ворота не успеют закрыться.

За мной проскальзывают Анто с Эйрой и створки замирают на месте, так и не добравшись до конца. А потом начинают закрываться. Снаружи уже толпятся люди — несколько десятков местных, которые что-то активно обсуждают, смотря на нас, как на полноценных психопатов.

Я же приваливаюсь спиной к стене и всё-таки на пару секунд сдвигаю маску на лоб, сразу чувствуя запахи. Кошусь на вторую пару створок, которые вот-вот начнут открываться.

— Позиции по краям. Быть готовыми к бою. Не высовываться первыми. Если начнётся замес, я выдвигаюсь вперёд, вы прикрываете. Потом проходит Анто, дальше Эйра. Экономьте патроны.

Договорив, выдыхаю и возвращаю маску на покрытое потом лицо. Сука! Ещё бы полчаса, успели нормально отдохнуть.

Мы с Анто занимаем позицию справа. Девушка располагается слева, сжимая в подрагивающих руках дробовик. Пробежка не далась легко никому из нас. У самого по рукам порой проходит дрожь. А ноги сейчас, как будто сделаны из камня.

За спиной с шипением смыкается первая пара створок. И начинают двигаться вторые. Таймер в интерфейсе, всё же пропал. Всё, формально мы в другом секторе. Вот и хорошо. Какой-то ублюдок наверху только что по полной обломался.

Дождавшись, пока ворота наполовину откроются, осторожно выглядываю. Что? Снова галлюцинации? Или я действительно это вижу?

Конец первой книги.

Александр Кронос Аутем. Книга 2

Глава I

Вернувшись под прикрытие металла, ошеломлённо смотрю на Эйру. И делаю предупреждающий жест, когда девушка пытается высунуться, чтобы оценить обстановку. В наушнике слышится тихий голос Анто.

— Что там?

Не успеваю ответить, как снаружи слышится густой бас.

— Мясо! Свежее мясо! Сегодня нам повезло! Выходите же! Эти двери счастья всё равно откроются и мы вас достанем! Жрать! Мы будем жрать от пуза!

Сука! Теперь я понимаю, почему паренёк бормотал что-то о свиньях из соседнего сектора. Это они и есть. Конечно, если сделать допущение, что они могут прямо ходить, разговаривать, а ещё у них есть конечности с пальцами.

На левый глаз стекает пот и я моргаю. Соберись. Нет разницы, какая там у них морда. Сделаны они из такой же плоти. Уязвимой к свинцу.

— Что делать? Какие приказы?

Это уже Эйра, которая с опаской смотрит на меня. Видимо пытается прикинуть, что такого я там мог увидеть. Выдохнув, даю вводную.

— Там непонятные грёбанные мутанты. Морды, как у свиней, тела человеческие. Оружие, которое на виду — примитивное. Но может быть огнестрел. А весь тоннель зарос какой-то зеленью.

На долю секунды замолчав, продолжаю.

— Эйра, открываешь огонь вместе со мной. Два выстрела по видимым тебе целям. Я бью одиночными и продвигаюсь вперёд. Потом действуем по плану.

Теперь чувствую себя полностью собранным. Что это вообще такое было? Откуда нервоз? Последствия третьего «коктейля»? Или из-за того, что я употребил два за сутки и почти не отдыхал?

Створки открываются уже на две трети и я прерываю свои размышления. Кивнув девушке напротив, выставляю ствол автомата. В металл ворот что-то бьёт, сразу отлетая назад. А я жму на спусковой крючок. Первый свиночеловек заваливается вниз, рухнув посреди высокой густой травы. Рявкает дробовик Эйры и визжит ещё один подстреленный мутант.

В нас летят три коротких копья, которые ударяются о противоположную стенку тамбура, бессильно упав на пол. Выстрел. Ещё один. Смещаю ствол автомата, выпуская пулю вслед свину, что пытался скрыться в зарослях травы. Ещё раз грохает дробовик. На этот раз визга не слышно. То ли промахнулась, то ли завалила наглухо.

Рывком выскочив из под прикрытия металла, мчусь вперёд. В воздухе мелькает ещё одно короткое копьё, но тоже пролетает мимо. На ходу выпускаю две пули в том направлении, откуда произвели бросок. Добежав до травы, опускаюсь на колено. Вижу шевеление травы и снова вжимаю спусковой крючок.

Сзади слышится топот ног и в двух метрах от меня занимает позицию Анто, копирующий мою позу. Третьей до нас добирается Эйра.

Обернувшись, бросаю быстрый взгляд на начавшие сходиться створки. Мы выбрались. Осталось разобраться, куда привёл нас выход и что за безумное дерьмо здесь происходит?

На момент приподняв голову, оцениваю ситуацию. Впереди, насколько вижу, заросли высоченной травы. Где-то вдалеке растёт что-то ещё, похожее на бамбук. Никакого движения не видно. Отступили? Затаились и ждут?

Что интересно, тоннель выглядит точно так же, как и в нашем секторе. Но пол засыпан толстым слоем чего-то похожего на почву. Мягкий субстрат, который расходится под ногами. Продолжая озираться, левой рукой приподнимаю маску и сразу возвращаю её обратно. В нос бьёт такая дикая вонь, что кажется вот-вот начнут слезиться глаза.

Да чтоб вашему танку башню сорвало! Что произошло с этим сектором? Откуда здесь земля и растения? Что это за твари?

— Респираторы не снимать. Глядеть в оба. Если заметите что-то живое — открывайте огонь.

Выдав инструкции, открываю интерфейс. Работает. Уже что-то. Карта тоже имеется. Если верить ей, то сейчас мы в Восточном тоннеле соседнего сектора. Только в их случае, Центральная находится не перед нами, а где-то далеко, с противоположной стороны. Но сейчас это нам на руку. Доберёмся до ближайшего бокового коридора — сможем ускользнуть. И собрать информацию о происходящем.

— Откройте карты и изучите. В сотне метров от нас первый поворот направо. Свернём туда и окажемся в переплетении коридоров. Возможно сможем оторваться.

В ответ сразу же слышится шёпот Эйры.

— Что это за уроды?

— Все вопросы потом. Соберитесь, мать вашу!

Срабатывает — оба бойца молчат, изучая карту. Вот и хорошо. Понимаю, что все устали. Я сам выдохся и в поту. Но оставаться здесь надолго нельзя. Отступать некуда, мы прижаты к самым воротам. Укрытие тоже отсутствует. Если сюда выкатится волна в пару сотен таких мутантов, нас сомнут. Хотя нет. Двести свинов мы можем и перебьём, с учётом огнемётов. Но только при условии, что у них не будет огнестрела. То, что мы пока с ним не столкнулись, совсем не означает его тотального отсутствия.

Вперёд продвигаемся на полусогнутых, всматриваясь в траву впереди. Заросли слишком густые, чтобы дать хороший обзор. Остаётся надеяться, что противник предпочёл ретироваться, признав превосходство огнестрела. И совсем не ведёт сюда толпу кровожадных свинолюдей, увешанных стволами.

Шевеление впереди и справа. Поворачиваю ствол и передо мной появляется оскаленная морда мутанта, прущего напролом. Вгоняю пулю в широченный лоб. Слева бьёт автомат Анто. А я вижу движение сбоку. На этот раз увернуться не успеваю — ублюдок врезается в меня, сбивая с ног. Автомат становится бесполезным и я его отпускаю. Всё равно висит на ремне, уродец не сможет им воспользоваться, даже если знает, что это такое.

Впрочем, он и не пытается. Яростно бьёт чем-то в бронежилет. Больно, но не критично — добраться до плоти всё равно не может. Нашарив правой рукой нож, вытаскиваю его. Всаживаю в бок противника, слыша, как грохочет дробовик, а автомат отбивает выстрел за выстрелом. Свин пронзительно визжит и я бью снова. Теперь он решает отступить и пытается подняться на ноги. Даю ему наполовину выполнить задачу, а потом впечатываю ботинок в брюхо. Рывок вперёд и лезвие входит в корпус мутанта. Проворачиваю лезвие в ране. Вытаскиваю. Бью ещё раз, вонзив в горло.

Снова проворачиваю и заметив движение в стороне, оставляю нож в ране. Автомат перекрутился, поэтому хватаюсь за пистолет. Пять выстрелов кряду и два свина выбывают из списков живых.

Держа пистолет, веду стволом в сторону. Никого. Эйра с Анто тоже прекратили стрельбу. Хорошо. Атака отбита. Вернув пистолет на место, привожу автомат в боевое положение.

— Ранения?

Почти синхронно отвечают «нет» и я выдаю новую команду.

— Тогда продвигаемся бегом. Держимся правой стены. Дистанция один метр, порядок движения прежний.

Подтверждают и я поднимаюсь на ноги, бросаясь вперёд. Бежим в зарослях травы, оглядываясь по сторонам. Готовые в любой момент открыть огонь. Но противника больше не видно. Странно — пальбу наверняка слышали далеко отсюда. Почему не подошло подкрепление? Их настолько мало? Или они всё-таки рядом и мы вот-вот с ними столкнёмся?

Активирую карту. Ещё десяток метров. А вот и поворот. На мгновение замираю рядом с ним и рывком влетаю внутрь, держа оружие наготове. Никого. И травы тоже нет. Как и хорошего освещения. Хорошо, если горит один из трёх светильников.

Быстро шагаю вперёд, держа оружие наготове. Вид обычных металлических коридоров, действует успокаивающе. Пусть кое где на полу и валяются кучки субстрата, которым заполнен тоннель, но в целом чисто.

Поворот, ещё один. Мы удаляемся всё дальше от Восточного тоннеля и это не может не радовать. Топота ног за спиной пока не слышно. Что тоже греет душу.

Когда отрываемся на три сотни метров, сбавляю темп. Странно, что тут пустые переходы, хотя совсем рядом всё заросло травой и кипит жизнь. Вернее, кипела.

Замерев на месте, прислушиваюсь. Так и есть — где-то впереди слышатся звуки. Судя по карте, там круглое просторное помещение. Видимо кем-то обжитое. Сворачиваю в сторону. Прежде чем начнём действовать, надо подумать.

В итоге, стараюсь огибать все более или менее масштабные залы, где могли располагаться местные обитатели. Попутно пытаюсь обдумать расклад, но мозг отказывается выполнять две задачи одновременно. Приходится отложить анализ ситуации на потом.

Останавливаюсь где-то через километр, в небольшом закутке с двумя выходами. Оба коридора просматриваются далеко — подобраться незамеченными, у мутантов не выйдет. А у нас останется путь для отступления. Конечно, если они не заблокируют оба выхода. Но и тогда мы прорвёмся. При условии, что у них не найдётся более мощного оружия.

Анто с Эйрой занимают позиции у проходов. А я опускаюсь на металлическую пластину около стены. Раньше здесь явно был установлен какой-то механизм. Который потом благополучно демонтировали. Но сейчас это меня мало занимает.

Итак, что у нас по пунктам. Первое — в секторе есть растительность, условная «почва» и он населён мутантами. Как минимум одним видом. Но судя по словам выжившего в прошлый раз, могут обнаружиться и другие. Второе — здесь нет ни одного активного задания. Карта отображается, но она девственно чиста. Третье — индикаторы сфер наблюдения пусть и светятся, но как мне кажется, они ни хрена не работают. Было бы иначе, на нас уже среагировали бы.

Основной вопрос — что делать? В теории, мы можем пробиться к выходу из тоннеля. По идее, там находится выход в сто девятнадцатый сектор. Возможно в нём обстановка больше подходит под «стандарты». Правда, если следующий сектор своим хаосом похож на этот, то набрать пункты рейтинга там не выйдет. А нам нужно по тысяче, к моменту, когда попадём в сто двадцатый. Каждый чётный сектор располагает выходом на следующий ярус. Когда наша компания туда доберётся, нам потребуется именно столько, чтобы пройти наверх. На долбанный первый ярус.

И если раньше я считал, что мы сможем озаботиться выполнением каких-то заданий, получив дополнительные пункты, то теперь я в этом совсем не уверен. Впрочем, здесь мы их точно никак не получим. А раз сектор для нас полностью бесполезен, то из вариантов остаётся только одно — пробиваться к выходу. И надеяться, что следующий окажется более подходящим.

Но для начала стоит немного отдохнуть. Приподнимаю маску. Запах неприятный, но сносный. Не знаю, что свинолюди творят в тоннелях, но там даже дышать сложно. Здесь же, вполне реально находиться без респиратора.

Сняв рюкзак, достаю банку мяса.

— Каждому по десять минут на еду. Потом ещё по тридцать минут на отдых. И выдвигаемся дальше.

Какое-то время оба молчат. Когда я вскрываю банку, Эйра озвучивает вопрос.

— Дальше, это к выходу? Просто пройдём сектор насквозь?

Выламывая из крышки ложку, обозначенную пунктирами, машинально киваю.

— Проберёмся коридорами, выскочим ближе к концу тоннеля и проложим путь огнём. Здесь нет заданий, рейтинг нам не поднять. Расходовать боеприпасы вхолостую, тоже не дело. У нас их не так много.

Девушка еле слышно вздыхает. Ну да — когда она хотела выбраться за пределы «родного» сектора, вряд ли предполагала, что столкнётся с такой жестью.

За несколько минут уминаю содержимое банки и отставив её в сторону, прислоняюсь спиной к стене. Ещё пара минут на отдых и уступлю место Анто. Пусть парень тоже перекусит. Потом Эйра. Дальше полтора часа на отдых и выдвигаемся. Разве что хлебнём по «коктейлю», чтобы организмы вытянули нагрузку.

Когда уже собираюсь подниматься, перед глазами появляется уведомление, заставившее меня дёрнуться.

Внимание!

Аварийный протокол!



Срочная задача.

Добраться до указанного места.

Произвести ремонт повреждённого модуля.

Обеспечить защиту модуля до момента его запуска.

Оплата: 2500 кредитов, гарантированное повышение социального рейтинга, исключительный товарный бонус, удовлетворение чрезвычайного запроса на снабжение.



Дополнительная информация.

Возможно столкновение с вышедшими из под контроля подопытными.

Возможна дополнительная награда за ликвидированных подопытных.

Возможно изменение социального статуса.

Недоступна поддержка — ни один из базовых модулей сектора не работает.



Время на выполнение задания: 72 часа.

До момента его выполнения, все выходы сектора будут заблокированы.

В случае невыполнения задания, *******.

Неожиданный, сука, поворот. Задача, от которой нельзя отказаться. И покинуть сектор мы тоже не можем. Плюс, не совсем понятно, что означают звёздочки в строке, где говорится о «штрафе» за невыполнение.

— У меня тут задание высветилось…

Голос Анто звучит тихо и задумчиво. Парень похоже тоже прочитал весь текст и сейчас находится в состоянии небольшого шока.

— А у меня ничего. Что там?

Вот Эйра немного обижена. Я получил описание, как лидер группы, а парень из-за своего социального статуса. Ей же статус пока не присвоили. Скорее всего поэтому она и не получает полноценных уведомлений. Только необходимые с точки зрения неизвестного разума, засевшего наверху.

Кратко описываю ей ситуацию и девушка шёпотом матерится. В чём-то она права. Точка, которая указывает на модуль, нуждающийся в ремонте — внутри Западного кольца. Что-то мне подсказывает, пробиться туда будет проблематично. Даже учитывая небольшой арсенал, который мы приволокли с собой. При этом никакой поддержки система не предлагает. Никакого тебе оружия, как в случае с монстрами из алой зоны, или халявных товарных бонусов. Нам предлагается действовать исключительно собственными силами.

Меняюсь местами с Анто и он приступает к трапезе. Я же обдумываю расклад. Отказаться нельзя. Игнорировать тоже скорее всего не выйдет. Сдаётся мне, нас могут вообще запереть в этом секторе. А жить со свинолюдьми, постепенно деградируя и переходя на «подножный корм» мне совсем не улыбается.

Значит остаётся только один вариант — починить грёбанный модуль. Может попытаться пройти через второй уровень? Вдруг есть открытые проходы? Тут всё выглядит замороженным. Как знать, может двери тоже распахнулись. Хотя, при таком раскладе там могут оказаться мутанты.

Подобраться к выходу, который максимально близко к горловине и атаковать? Нет. Глупо. В тоннеле нас встретила небольшая группа свинов. Навскидку штук двадцать. Может какая-то дежурная группа или что-то вроде этого. Но кольцо, это тысячи спальных мест. Эти уроды гуманоидны, пусть их черепа и выглядят не так. Раз так, должны их использовать. И если в кольце мы столкнёмся с парой тысяч мутантов, нам конец. Ни оружие, ни огнемёты тут не помогут.

Ладно. Пока рано продумывать план. Нам нужна разведка. Или источник информации. Те помещения, из которых мы слышали звуки — там может быть немного мутантов. Основную массу перебьём, пару возьмём в плен и допросим. Хорошо. Вот и вырисовался первый блок схемы действий. А потом будем отталкиваться от полученной информации. Возможно всё не так плохо и этих уродов не слишком много.

Анто меняется местами с Эйрой, которая тоже достаёт банку мяса. А мои уши улавливают шорох на том конце коридора. Освещение плохое, но позволяет просматривать его полностью. И сейчас там пусто. Значит кто-то укрывается за поворотом.

Подняв ствол автомата, жестом показываю девушке, что у нас гости и та с сожалением отставляет банку в сторону, надевая маску на лицо. Сжимая в руках дробовик вжимается в стену, с другой стороны от прохода.

Ждём. Вот ещё один шорох. Как будто что-то царапнуло по металлу. Ещё. Судя по отсутствию сигналов от Анто, у него чисто. Как быть? Отступать? Атаковать?

Хм. А что если попробовать другой подход? Сдвинув маску вверх, на средней громкости интересуюсь.

— Кто там? Или выходите, или мы будем считать вас врагом?

Секунд десять стоит полная тишина. Потом слышится голос.

— Я не враг… Хотела просто… У вас есть еда? Пожалуйста, поделитесь. Я сделаю всё, что захотите. Совсем всё. Пожалуйста.

Обладательница женского тембра показывается из-за угла и мои брови сами поднимаются наверх. Да, прав был тот выживший парень. Здесь обитают не только свиньи.


Глава II


Разглядываю девушку, стоящую у другого конца коридора. Вытянутые уши с крохотными, едва заметными кисточками. Как у рыси. Лицо скорее человеческое, но пигментировано, как у хищной кошки, а челюсть выступает вперёд. Вот на кистях рук, кожа белая. Правда вместо ногтей на них что-то куда более массивное.

Стоит на месте, умоляюще смотря в нашу сторону. А я лихорадочно пытаюсь сообразить, как лучше поступить. Закутанная в какие-то лохмотья хрупкая мутантка не производит впечатления угрозы. Но с другой стороны, сложно вот так сходу определить, ловушка это или нет?

Держа её на прицеле, даю команду.

— Десять шагов ко мне.

Мгновение колеблется. Потом медленно идёт вперёд. Движения не совсем ровные — такое впечатление, что она с трудом переставляет ноги. Притворяется? Действительно истощена?

Расстояние между нами — около двадцати метров. Сейчас она преодолевает ровно половину от него. Когда останавливается, выдаю новый приказ.

— Снимай с себя всё.

Под тряпьём, что на неё надето, легко спрятать оружие. Пистолет, нож, гранату. Да всё что угодно подходящих габаритов. Судя по тому, что мы видели, огнестрел тут если и есть, то в небольшом количестве. Но даже ножа хватит, чтобы прикончить или тяжело ранить одного из нас. А до медстанции в этом секторе не добраться. К тому же, она, скорее всего, и вовсе не работает.

Ожидаю, что с её стороны поступят какие-то возражения, но девушка молча сбрасывает с себя два куска ткани, в которые была замотана. Чуть помедлив, стягивает и полосу, которая прикрывала бёдра.

Тощая. Настолько, что рёбра буквально выпирают наружу. Небольшая, торчащая грудь. Тонкие ноги. Как зомби, который только что выбрался из анабиоза. Взгляд машинально цепляется за лобок, который по большей части выбрит и покрыт царапинами.

— Повернись.

Медленно разворачивается, демонстрируя спину с отчётливо видными позвонками и небольшую задницу. Ладно, оружия у неё нет. Если только не запрятала в «естественных отверстиях». Но как по мне, это точно не тот случай.

— Можешь подходить. Медленно.

Снова поворачивается ко мне лицом и шагает вперёд, постепенно приближаясь. Жестом показываю Эйре, чтобы отошла на пару шагов в сторону. Пусть держит её на прицеле с фланга. Сам я отступаю в глубину помещения, держа автомат нацеленным на «гостью». Боковым зрением вижу Анто. Парень молодец. Не реагирует на происходящее, держа под контролем свой проход.

Зайдя в комнату, где мы укрываемся, девушка замирает на месте, оглядывая присутствующих. Сначала не понимаю, почему у неё так раздуваются ноздри. Даже успеваю немного напрячься, решив, что это может быть признаком сдерживаемой ярости. Но потом замечаю, что взгляд неизвестной раз за разом останавливается на открытой банке мяса, которую собиралась съесть Эйра.

— С кого начать? Как вы хотите? Куда?

Хм. Она всерьёз решила, что мы будем её трахать? Здесь? Настолько голодна, что наших лиц не видит? Или оружия? Люди, может у них тут и есть. Но сомневаюсь, что каждый второй разгуливает по сектору с автоматом.

Смещаюсь влево, освобождая дорогу к металлическому возвышению, на котором сам недавно пожирал мясо.

— Приземляйся туда. Нам нужны ответы на вопросы. Потом можешь забрать открытую банку.

Та недоумённо смотрит на меня.

— Но… Я же ничего не знаю.

— Это уже мне решать. Задницу свою тощую усаживай. И не болтай, пока тебя ни о чём не спросили.

Хлопает глазами. Снова переводит их на вскрытую банку с мясом. Послушно шагает вперёд. Как только оказывается на месте, кивком показываю Эйре на коридор и та занимает позицию, выставив ствол дробовика. Сам же ещё раз оцениваю внешний вид «рыси».

Пятнистая кожа тянется вплоть до шеи. Но уже на груди пигментация практически полностью исчезает, оставляя только отдельные пятна. В случае с руками, она прекращается в районе плечей. Волосы спутанные и грязные, завязаны в хвост тонким лоскутом ткани. Пальцы действительно заканчиваются странными хреновинами. Вполне вероятно, когтями, которые она может при необходимости выдвинуть. В замкнутом пространстве способны стать оружием, но она выглядит слишком тощей, чтобы быть опасной в рукопашной схватке. А мой палец на спусковом крючке. Этой доходяге хватит одного выстрела, чтобы загнуться на месте.

Смотрит на меня без особого испуга. Я бы сказал, она вообще как-то странно реагирует на внешнюю обстановку и раздражители.

— Кратко опиши расклад сил в секторе. Кем населён, какое оружие в ходу? Что тут вообще происходит?

Моргает. Смотрит на меня так, как будто я спросил её, как вернуть себе память. Пытается слегка наклониться в мою сторону и едва не падает на пол. Твою же мать. Да она даже равновесие держит с трудом. Чудо, что дошла сюда своим ходом.

— Не знаю. Тут все живут. Свиньи, еноты, кошки. Оружие… Обычное…

Сука. Говорит наш «источник информации» тоже с трудом. Как вообще можно выжить в лабиринте коридоров, предлагая своё тело? Откуда здесь взяться клиентам?

Момент раздумываю, прикидывая, есть ли вероятность преднамеренной лжи с её стороны. Прихожу к выводу, что скорее нет, чем да и показываю на открытую банку мяса.

— Ешь. Треть для начала. Потом поговорим.

Та неверяще переводит взгляд на еду. Возвращает его на меня.

— Но я же ещё ничего не сделала.

Немного повышаю тон голоса.

— Жри, давай.

Медленно тянет руку и с явным усилием поднимает банку. Хватается за «ложку». И через минуту мне уже приходится подойти вплотную, чтобы выхватить еду у неё из рук. Автомат за спиной, но в правой руке держу пистолет. Если у неё вдруг обнаружатся какие-то скрытые резервы и возможности, свинцовый противовес пригодится.

Впрочем, «кошка» агрессии не проявляет. Только провожает банку взглядом, пытаясь потянуться следом. Но больше ей всё равно нельзя — если организм похож на человеческий, то кишки скрутятся в узел.

Достаю из рюкзака бутылку воды и та делает несколько больших жадных глотков. Откинувшись, прислоняется спиной к металлу. Глаза смотрят осоловело. Но зато там появились проблески понимания ситуации. Вижу, как поднимаются брови, когда она повторно окидывает нас взором. А стоит мне полностью снять маску, закрепив её на тактическом поясе, так лицо и вовсе становится перепуганным. С ногами забирается на металлическую пластинку, прижав колени к груди.

— Не убивайте. Пожалуйста. Не надо.

Да какого хера? Её накормили и дали воды. С какого такого генеральского похмелья, мне её теперь убивать? Если бы хотел, застрелил ещё в коридоре.

— Угу. Я именно поэтому сейчас дал тебе еды. Чтобы потом прикончить. Включай мозги! И отвечай на вопрос.

Непонимающе пялится на меня и приходится ещё раз повторить предыдущие фразы. Девушка ненадолго задумывается.

— Амфитеатры населены свиньями. Два племени. Пьетрен и Ландрас. Поля тоже принадлежат им. Они не пытаются подмять под себя только лабиринт. Да и то, только потому что в этом нет смысла.

Если я верно понимаю, то «амфитеатры», это кольца. А «поля» — тоннели. Но сильно она расклад всё равно не проясняет.

— Сколько их? Какая численность? Вооружение?

У девушки бурчит живот и она болезненно морщится. Иссушённый организм получил порцию пищи и пытается запуститься в работу.

— Я не знаю точно. Может быть тысячи по три-четыре в каждом племени. Но я давно не была за пределами лабиринта. А оружие… Копья, дубины, ножи. Луки ещё есть, но немного.

— А огнестрел? Что-то похожее на наше?

Отрицательно качает головой. Но вот говорит немного иное.

— Только, как реликвии. Патронов ни у кого давно нет.

Ну, хотя бы что-то полезное. Три-четыре тысячи свинолюдей, у которых нет огнестрела. Вернее имеется, но без боеприпасов. Что логично. Раз в секторе ни хрена не функционирует, то и патронам взяться неоткуда. Равно как и продовольствию с вещами.

— Кто ещё здесь живёт? Есть такие же, как мы?

На её лице проскальзывает испуг.

— Изменённых больше нет. Только люди.

Не удержавшись, хмыкаю. Восхитительно. Девушка с лицом рыси считает нас мутантами. Да ещё так уверенно говорит, что можно и самому засомневаться.

— Боюсь, твои воспоминания не слишком надёжны. Сама назвала тех уродов свиньями. А это животные. Которых в вашем случае кто-то генетически объединил с людьми. Странное дерьмо, не спорю. Но они мутанты. Которые к человеческой расе имеют весьма опосредованное отношение.

Изгибает брови, поражённо смотря на меня. Вот ведь идиот. Надо было сдержать порыв до момента, как соберу всю нужную фактуру.

— Есть другие организованные группы, кроме этих двух племён?

Медленно наклоняет подбородок.

— Другие свиньи. Из тех, что смогли выжить. Они прячутся по всему лабиринту. Ещё еноты. Но их почти всех превратили в рабов. И кошки… Из нас сделали… Ну…

— Шлюх?

Для девицы, которая только что предлагала нам все свои дырки за банку мяса, она слишком стеснительна в разговоре. Странно. В ответ на моё уточнение, просто кивает.

— Кто-то может выступить против одной из крупных группировок? Как их там? Пьетрен и Ландрас?

У неё на пару секунд снова проступает страх. Даже оглядывается по сторонам, как будто нас могут подслушать.

— Никто не рискнёт. Это смерть. Все остальные просто пытаются выжить.

Вздохнув, продолжаю задавать вопросы. Спустя пятнадцать минут вырисовывается общая картина происходящего. Сама девушка здесь не так давно, поэтому своими глазами видела немного. Но зато немало слышала.

Если отталкиваться от её слов, когда-то сектор напоминал относительно цивилизованное место. Тоннели и кольца были чисты, функционировало наблюдение. Обитали правда всё те же мутанты, которых она упорно именует людьми.

Потом произошло два события. Сначала местные жители получили субстрат и семена. Неизвестно, как удалось это выбить и кто изначально получил «подарки», но в какой-то момент свины принялись выращивать «органическую еду». А потом произошёл конфликт. Опять же, не совсем понятно из-за чего. Но в итоге из десятка группировок, что делили сектор, остались лишь две. А все системы перестали работать. От торговых терминалов до выдачи заданий.

Как итог — ситуация быстро скатилась на уровень варварства. Объёмы еды сократились — посадки контролировались двумя племенами, которые их и распределяли. Те, кто не примкнул к ним, выживали, как могли. В основном жрали друг друга или выбирались в «набеги». Племена отвечали рейдами, уничтожая все обнаруженные объекты и в свою очередь пуская их на мясо.

Огнестрельное оружие, как и предлагаемый системой холодняк, из сектора практически полностью исчез. А субстрат, разбавляемый свиным дерьмом и перегнившей зеленью, теперь заполнял собой все тоннели. Местные полностью перешли на самообеспечение, как в плане оружие, так и в сфере питания.

Единственной проблемой оставалась вода, но они разобрались и с этим. Несколько десятков вскрытых коммуникаций и в распоряжении мутантов оказалась масса технической воды. Её пытались очищать, но сомневаюсь, что это сильно помогало. Скорее выручала неприхотливость организмов.

Другой интересный момент — само появление мутантов. Я первым делом подумал о прорыве с нижних уровней или каких-то непонятных процессах, которые происходят уже здесь. Но всё оказалось куда проще. И в то же время, намного сложнее. Свинов, как и остальные виды, выгружали по стандартной процедуре. Как обычных зомби. Они приходили в себя уже такими. Причём, тоже со стёртой памятью.

Это открывало громадный простор для размышлений. И наталкивало на массу вопросов, которые я едва не принялся задавать. Сдержал себя только большим усилием воли. Как ни крути, у «рыси» должны были оставаться какие-то общие воспоминания. Так же, как у меня. Послушать, что хранит её память, было бы интересно.

Закончив, киваю на банку мяса и девушка буквально за полторы минуты сжирает всё, что осталось внутри. Расправившись с содержимым, поднимает на меня глаза.

— Можно ещё одну?

Мгновение помявшись, добавляет.

— У меня брат. Больной. Я из-за этого и… Ему тоже нужна еда.

Мозг работает уже не так хорошо — телу требуется отдых. Но суть улавливает быстро. Пара мутантов, которые скрываются от остальных. И их ещё не нашли. Это означает, наличие надёжного убежища. Может не на все сто процентов, но явно лучше, чем выбранный нами закуток. Плюс, ещё один источник информации. Её брат вполне может знать больше.

— Дам ещё две банки, если отведёшь нас в место, где вы прячетесь.

Заметив выражение её лица, уточняю.

— Нам нужно отдохнуть. В месте, которое будет хотя бы относительно безопасным. Потом отправимся дальше. Задерживаться посреди этого дерьма, я не планирую.

Стоит отдать ей должное — ещё несколько мгновений раздумывает. Потом всё-таки кивает.

— Хорошо. Но тогда, надо идти.

Зевнув, поднимается на ноги. После солидной порции еды, зевки идут один за другим — её едва ли не отключает.

Переглядываюсь с Эйрой, которая так и не поела и та утвердительно наклоняет подбородок. Хорошо. Не думаю, что их убежище далеко — в таком состоянии «рысь» бы далеко не выбралась. А там можно будет перекусить в более спокойной обстановке.

— Имя у тебя кстати есть?

Наша «гостья» удивлённо моргает.

— Конечно. Цнара меня зовут.

Угу. То есть имена им всё-таки присваивают. Или они выбирают их сами? Ловлю себя на мысли, что не знаю, как этот процесс протекает у номерных зомби. Мне то дали имя с самого начала. Надо будет потом уточнить у Эйры.

Спустя десять секунд мы уже продвигаемся по коридорам. «Рысь» снова заматывается в свои драные лохмотья и шагает впереди, выступая проводником. Мы же идём прежним построением, прислушиваясь и оглядываясь. Но местные пути Цнара и правда знает хорошо — с потенциальной угрозой мы ни разу не сталкиваемся.

Что должно случиться, чтобы сектор перешёл в такой режим, вырубив всё, что можно? И где именно расположен базовый модуль, получивший повреждения? Если вспомнить сто семнадцатый, то ничего приметного в кольцах я не видел. Да и собственно, такие вещи должны прятать где-то поглубже. Во избежание, так сказать. Какую неведомую херню тут учинили свины, раз всё вышло из строя?

Их убежище и правда располагается недалеко. Даже с учётом невысокой скорости Цнары, путь занимает около двадцати минут. В какой-то момент наша «проводница» останавливается в небольшой комнате и оглянувшись на нас, сдвигает одну из секций в сторону, наваливаясь всем телом.

Придвинувшись вплотную, заглядываю внутрь. Там ещё одно помещение. Больше похожее на какой-то технический узел. Тусклый жёлтый свет, шум капающей воды. И резкий запах, который я чувствую из-за снятой маски. «Рысь» скользит внутрь и я делаю шаг следом, держа наготове автомат.

Поведя стволом, оглядываюсь. В углу металлическая ёмкость, куда капает вода. Метрах в трёх от неё груда тряпья, под которой кто-то лежит. Хотя правильнее будет сказать, «в ней». В остальном тут чисто. Второго выхода не наблюдаю. Но тот, что есть, замаскирован достаточно неплохо. Если бы не сопровождающая, то я бы сам не догадался, что нужно искать именно здесь.

Девушка сразу устремляется к сваленным тряпкам, опускаясь рядом на колени. А я даю знак и в комнату ныряет Эйра. Последним внутрь попадает Анто, который всё это время придерживал металлическую секцию. Осторожно прикрывает её за собой, а я шагаю к груде тряпья, из под которой кто-то выбирается.

Ещё один кошак. Только выглядит как-то нетипично для больного. И что это за хреновина, которая болтается у него на шее? Делаю ещё шаг, приглядываясь. Серьёзно? Как такая вещь могла оказаться у мутанта в «отключённом» секторе?


Глава III


Выбравшийся на белый свет кошак, выглядит вполне здоровым. С пренебрежением отталкивает сестру, а потом замечает нас и на мгновение замирает.

— Ты зачем их привела? Тупая сука! Они же нас теперь порвут!

Та что-то говорит, пытаясь объяснить ситуацию, но он и не пытается её слушать. Снова толкает в плечо, только теперь намного сильнее. Та заваливается на бок, в последний момент подставив руку, чтобы не врезаться головой в металл. А вот парень принимает сидячее положение, разглядывая нашу компанию.

— Какого хера вы тут забыли? Хотите её поиметь? Давайте! Вперёд. Можете прямо здесь. Больше брать у нас тут всё равно нечего.

С интересом рассматриваю его. Тоже худощавый, но на фоне Цнары, которая качается от прикосновения, выглядит весьма упитанным. Рожа самодовольная, взгляд наглый. Нацеливаю ствол автомата ему в грудь.

— Ты себя сильно недооцениваешь. Посмотри, сколько у тебя всего. Пальцы, глаза, уши, зубы. На крайний случай — кожа и кости. Не говоря уже о том, чтобы отхватить некоторые выступающие части тела.

Тот отодвигается назад, скашивая глаза на сестру. Цнара уже вернулась в прежнюю позу — стоит на коленях, расширенными глазами смотря на меня.

— Вы же обещали, что не причините ему вреда.

Я согласно киваю.

— Ну да. Только ты говорила, что он болен. Что по-моему, было не совсем правдой.

«Рысь» машет головой.

— Конечно, болен. У него рана на ноге. И началось заражение — нельзя двигаться.

Её брат с готовностью оголяет правую конечность. Бедро и правда чем-то перевязано. А ещё у него шорты. Потрёпанные и грязные, но в отличии от «экипировки» девушки, это полноценная одежда. Перевожу взгляд на неё.

— И давно он его получил? Ранение?

Та только растерянно смотрит на меня, явно не понимая о чём речь. Мне же в голову приходит ещё один момент — как они могут быть братом и сестрой, если сюда каждый поступает в виде зомби?

Преодолеваю оставшийся метр до кошака и впечатываю ботинок в корпус начавшегося подниматься парня. Достав нож, опускаюсь на колено.

— Дёрнешься — будет хуже.

Смотрит он злобно, но сопротивляться не пробует. Скорее всего из-за ствола автомата Анто, нацеленного прямо в голову. Я же поддеваю лезвием грязную повязку и разрезаю ткань. Как и ожидалось, под ней скрывается полностью целая кожа. Усмехнувшись, выпрямляюсь.

— С чего ты вообще взяла, что он твой брат?

Цнара неверяще смотрит на место «раны». Тихо шепчет.

— Он сказал, что пришло уведомление. И мы были родственниками. Кровными…

Сука! Как можно быть настолько наивной и до сих пор оставаться в живых? Пройти выгрузку, оказаться в одном из племён, которое на тот момент ещё терпимо относилось к другим видам, не стремясь обратить их в рабов. Потом бежать, чудом спасшись. И всё для чего? Чтобы ходить по коридору, пытаясь найти клиента на своё тело. Ради обеспечения «брата» едой. И судя по его состоянию, в куда большем объёме, чем доставалось ей самой.

Как только я выпрямляюсь, кошак пытается объясниться. Осторожно приподнимается на руках, не отрывая от меня взгляда.

— Слушайте, каждый ведь выживает, как может, верно? Еда здесь есть, но её не достать. А она хороший товар. Послушная, готовая на всё, что угодно. Хотите — сами попробуйте. Что я ей говорил, как и зачем, это ведь уже наше дело. Вам-то какая забота? А я помогу, чем смогу.

Хитрожопый. В ещё более мерзком ключе, чем Кармелита. Хотя, может только потому, что плавает помельче. Любой отвратный ублюдок, поднявшийся на ступеньку повыше, выглядит чуть более благородным, чем творящий такое же дерьмо, но уровнем пониже. Потому что создаёт себе красивый базис, оправдывающий любое дерьмо. Как в собственных глазах, так и в чужих.

Снова наклонившись, разрезаю шнур на его шее и забираю вещь, которая на нём висела. Покрутив в руках, интересуюсь.

— Откуда у тебя это?

Моргнув, косится на «сестру». Снова смотрит на меня.

— Нашёл.

Угу. Вот так шёл по коридорам, глянул — на полу портативная камера валяется. И не налобная, как у нас, что состоит из единого блока, а полноценная. С просмотром видео и разъёмами для скачивания данных.

— Ну предположим, нашёл. А нахрена она тебе нужна? Что тут снимать? И как ты её заряжал?

Странно. Снова бросает быстрый взгляд на девушку. Судя по глазам, отчаянно пытается что-то придумать. Но не может.

Тоже смотрю на Цнару, по щекам которой текут редкие слёзы. Несмотря на обезвоживание, она всё-таки разревелась. Остальные явно напряжены, но пока молчат. Только вижу, как ходят желваки Анто, у которого сестра, это вообще больная тема. И слышу скрип зубов Эйры, оставшейся около секции, через которую мы сюда попали.

— Хочешь поквитаться?

«Рысь» поднимает на меня глаза, прекратив разглядывать «брата». Думает. Потом кивает. Протягиваю ей нож рукоятью вперёд и парень внизу снова извергает слова.

— Вы охренели совсем что ли? Это вообще не ваша земля! Сейчас заору так, что все свиньи в округе услышат. Вас потом сразу на мясо пустят. Зажарят и сожрут, суки!

Всё-таки я переоценил его уровень интриганства. Мутант только что просрал свой последний шанс на спасение. Сделав это максимально бездарно.

Обрушиваю ботинок на его лицо. Пока скулит, вытряхиваю телескопическую дубинку и прицельно бью по челюсти. Хруст костей, брызги крови, сдавленный стон ублюдка. Теперь он и закричать не сможет, даже если вдруг решится.

Его «сестра» какое-то время медлит. Смотрит то на нож в своей руке, то на окровавленного парня. А потом подаётся вперёд, всаживая нож ему в брюхо. С перекошенным лицом осыпает ударами. Её сил не хватает, чтобы пробить грудную клетку но вот в живот сталь входит не меньше полутора десятков раз. Тот пытается прикрыться руками, на которые тоже приходится немало ударов. В конце концов девушка подаётся в сторону, выронив нож на пол. «Брат» остаётся на месте, содрогаясь в конвульсиях. Его внутренние органы превратились в месиво, но артерию она похоже умудрилась не зацепить. Так что ещё какое-то количество времени он помучается.

Осторожно подняв нож, понимаю, что уже жалею по поводу своего эмоционального порыва. Сделал вроде всё правильно, но надо было дать ей возможность прикончить утырка перед тем, как мы будем выбираться. Сейчас он сдохнет, кишечник сократится и место для отдыха превратится в сосредоточение зловония. Даже если вытащить его наружу, от запаха не избавиться. Да и труп, валяющийся в коридоре будет привлекать внимание. А значит, нам придётся потратить какое-то время, чтобы отыскать другой подходящий вариант.

И не менее важный момент, этот уродец мог знать куда больше Цнары. На что намекает хотя бы факт наличия камеры. Твою дивизию! Вот и начало сказываться уставше-сонное состояние.

Сняв рюкзак, достаю две банки мяса, выставляя их на пол. Вместо них засовываю внутрь камеру. Вода тут и так имеется — капает в изогнутый кусок металла с потолка. Техническая, само собой. Но, насколько я понимаю, в этом секторе такую пьют все, без исключения.

Киваю в сторону выхода, давая остальным указание. Но как только делаю шаг, за спиной слышится робкий голос.

— А можно с вами?

Остановившись, медленно поворачиваюсь, прикидывая расклад. На одной чаше весов — физическая истощённость и зашкаливающая наивность. Хотя, текущая ситуация возможно отчасти избавит от последней. Но боец из неё пока всё равно никакой. Если откормить и натренировать, то возможно на что-то сгодится. На второй чаше — знание местных коридоров. Карта, это одно. Понимание куда можно сунуться, а куда лучше не надо, совсем другое. Может пригодиться. Плюс, определённое понимание местных реалий — в качестве связующего переговорного звена её тоже можно задействовать.

Смотря на девушку, какое-то время колеблюсь. А потом осознаю ещё один момент. Она только что пережила мощный стресс. Делать ей здесь нечего. Единственная альтернатива — продолжать торговлю своим телом. Что, скорее всего, Цнаре не по душе. Сейчас у девчонки серьёзная мотивация выбраться и проложить новый путь. И если бы вокруг была относительно спокойная обстановка, я бы не раздумывая дал ей такой шанс. В конце концов откормить и обучить можно почти каждого. Вот отыскать человека, внутри которого будет достаточно ярости и желания идти вперёд по трупам, на порядок сложнее.

В конце концов определяюсь.

— Если согласна с правилами, то можно.

Та сразу же кивает и поднимаю руку.

— На твоём месте, я бы сначала выслушал.

Эйра что-то тихо бормочет себе под нос. Настолько тихо, что я не могу разобрать даже через чувствительную к звуку голоса рацию. Возмущается? Или наоборот, высказывает одобрение? Хотя, может просто негодует, что ей не дали поесть?

«Рысь» молча сидит на полу, смотря на меня. И я пытаюсь максимально коротко изложить наш базис.

— Первое — выполнять приказы. Даже если у тебя есть вопросы и ты сомневаешься. Второе — не бросать своих. Даже если ситуация дерьмо и ты тоже можешь сдохнуть. Третье — не останавливаться и не сомневаться. Мы собираемся пробиться в сто двадцатый сектор и подняться на следующий ярус. А потом пройти ещё выше. Пока не дойдём до самого верха.

На последних фразах её глаза округляются.

— А что там? На самом верху?

Пожимаю плечами.

— Узнаем, когда дойдём. И сбрызнем их меблировку кровью.

Ещё секунду так же удивлённо изучает меня, а потом поднимается с пола.

— Я согласна. Как… Что нужно сделать?

Хм. У неё вообще работает интерфейс? Как их активируют при выгрузке, если тут творится хаос и «технари» отсутствуют, как класс? Судя по рассказам девушки, каждая выгрузка превращается в кровавую баню — племена потрошат всех свинов, которые к ним не относятся, оставляя жизнь только «своим». А енотов и кошек забирают в качестве рабов.

Приток выживших происходит только за счёт того, что выгрузка происходит не в одном месте. Племена не всегда успевают к «раздаче призов».

Пытаюсь отправить ей приглашение в группу и процесс внезапно завершается успехом, что заставляет удивиться. Почему у неё есть интерфейс?

Впрочем, если подумать, то мы все изначально были чипированы, верно? Те парни на приёмке, лишь проводили процедуру активации. Если сюда по-прежнему выгружают зомби, несмотря на фактически вырубленный сектор, значит какие-то протоколы ещё работают. Самое логичное предположение — активацию производят альтернативным путём, ещё до момента, как свежие нулёвки пойдут своими ногами.

Да, не слишком логично. Но всё происходящее вокруг, в целом не выглядит стройной системой.

Сняв рюкзак, достаю небольшую бутылку воды и вручаю девушке. Потом прохожусь взглядом по её «одежде». Так точно не пойдёт, тут даже оружия нацепить некуда. Не говоря о том, что пахнут её тряпки, мягко говоря не слишком приятно. Здесь и сейчас я этого почти не чувствую, но снаружи ситуация изменится.

Достав футболку, оборачиваюсь к Эйре.

— Ты же захватывала с собой какие-то шорты?

Девушка сразу же хмурится. Потом вздыхает и тоже снимает с плеч свой рюкзак. У нас было совсем немного времени на сборы. Но я успел заметить, что «боец женского пола», помимо запасных штанов и футболки, засунула к себе сразу несколько женских шорт, бывших среди гардероба Райдера. Видимо брал, чтобы побаловать своих партнёрш. Места они много не занимают. Весят тоже крохи. Поэтому, тогда я решил, что это можно проигнорировать. Чтобы придираться к таким мелочам в боевой обстановке, надо быть либо идиотом, либо канцелярской крысой. К тому же, сейчас, они ещё и пригодились.

Эйра перебрасывает мне один из своих «трофеев». Сразу же хмыкаю. Небольшой кусок ткани, на котором выделяется только намертво прикреплённый к ней ремень. Это больше похоже на наряд «жрицы любви», чем на боевую амуницию. Впрочем, вспомнив узкие бёдра «рыси» и размер её задницы, понимаю, что выбор логичен.

Влившая в себя половину маленькой бутылки воды Цнара снова сбрасывает с себя тряпки. Надевает футболку и следом натягивает шорты. Я же протягиваю нож и телескопическую дубинку. Последняя оказывается для неё сюрпризом — приходится объяснять, как пользоваться оружием.

В процессе перемещаемся наружу — оставаться в небольшом помещении, наполненном вонью становится совсем невозможно. Там же достаю один из синих «коктейлей». Они сейчас не менее ценны, чем боеприпасы, но раз мы взяли её с собой, надо постараться привести девушку в порядок. И взбодрить, чтобы выдержала переход.

После того, как она его опустошает, ещё пару минут ждём — нужна гарантия действия напитка. Он и правда работает — «рысь» на глазах становится бодрее. Настолько, что порывается сожрать ещё одну банку мяса. Приходится её остановить — организм, конечно, приходит в норму, но это только начало процесса. Забивать кишечник едой, сейчас не следует.

А вот Эйра всё-таки приканчивает свою порцию, ловя на себе завистливые взгляды новой напарницы по команде.

Наконец выдвигаемся. Других мест, которые были бы настолько укрыты, как их «убежище», Цнара не знает. Но говорит, что не так далеко есть один зал, куда обычно не суются свины. По причине того, что из-за аварии проход туда осложнён — нужно перебираться по остаткам пола, которые формируют импровизированный «мост». А поживиться в большом пустом помещении нечем — резоны для риска отсутствуют.

Новенькую ставлю между Анто и Эйрой. Оружие у неё пока только холодное, сил мало. Максимум на что сгодится — при необходимости выполнять роль бойца поддержки.

Когда проходим около двухсот метров, впереди звучат отголоски разговора. Остановившись, прислушиваюсь. Где-то рядом приличная по численности группа. Как минимум десятка полтора бойцов. Но они слишком далеко, чтобы разобрать слова. Дождавшись, пока скроются на достаточное расстояние, идём дальше.

Проходя небольшой зал, замечаю нацарапанные на стене символы. Подняв руку, останавливаю группу и присматриваюсь к длинной надписи.

«Никогда не верьте сукам, что обещают вам горы золота. Никогда не верьте тем, кто выше вас. Никогда не соблазняйтесь на их посулы. Я, Тольц Жёсткий, командир отряда Клыки, говорю вам — если с вами заговорят живущие наверху, шлите их нахер. Они обещали нам всё, а потом погрузили всех в кровавую пучину.»

Ниже ещё одна, не такая масштабная.

«Мы идём, чтобы исправить всё или умереть. Если что — помните нас».

Нет, парни. Вы облажались и о вас уже давно все забыли. Впрочем, какую-то информацию слова дают — раньше здесь существовали такие же отряды, как и в сто семнадцатом. Рискну предположить, всё остальное тоже функционировало схожим образом. Но потом что-то случилось. И к этому «чему-то» приложили руку те, кто обитают на более высоких ярусах.

Интересно, как они смогли с ними связаться? И для чего? Сгинувший Тольц явно питал слабость к пафосу и недолюбливал конкретику. А жаль. Последняя сейчас, крайне пригодилась бы.

Остальные наблюдают за выходами — здесь их три, так что Цнаре тоже находится работа. Но на слова косятся, стараясь разобрать, что там написано. Подозреваю, в их головах сейчас тоже роится масса вопросов.

Люди сверху? Плюс, небольшая видеокамера, которая была у кошака. Что он с ней делал? Зачем вообще такая аппаратура могла понадобиться? В случае с налобными аналогами, всё понятно — фиксация выполнения задачи. А тут? Непонятно.

Постепенно приближаемся к месту, которое выбрала для привала Цнара. До него остаётся не больше сотни метров, когда в наушнике звучит тихий голос Анто.

— Командир, кошка говорит, что кого-то чувствует.

Что? Остановившись, быстро оборачиваюсь. Вижу фигуру «рыси», которая что-то шепчет парню. Маски, в целях экономии ресурса фильтров, мы сняли и мне хорошо видно, как он кривит лицо.

— Говорит, рядом свинолюди. Чувствует запах.

Бросаю взгляд вперёд. Через десять метров коридор изгибается — поворот проходит под острым углом. В двадцати метрах позади перекрёсток с другим коридором. Не самая удобная позиция.

Ладно. Предположим, рядом и правда есть отряд свинов. Значит надо добраться до места, где будет легко обороняться и подождать. А вот Цнара похоже может оказаться полезнее, чем я предполагал. Мысль о том, что «рысь» почерпнёт что-то и от «животного мира», мне в голову почему-то не пришла.

Делаю шаг вперёд и до ушей доносится топот ног впереди. В наушнике звучит голос Эйры.

— С моей стороны кто-то приближается.

Судя по всему, нас обнаружили. Скрываться смысла больше нет. Рявкаю.

— Высунутся — стреляй. Экономь патроны.

Сам вскидываю автомат, беря поворот на прицел. Но оттуда никто не показывается. Топот ног затихает и я слышу довольный рёв.

— У вас нет шансов, сучьи еноты. Оба выхода заблокированы. Сдавайтесь!


Глава IV


Самая первая мысль, возникшая в голове — Цнара завела нас в ловушку, каким-то образом связавшись с кем-то из свинолюдей. Но услышав слова, понимаю, что эти парни путают нас с другими мутантами. И это хорошо. Потому что вряд ли они ожидают, что у противника окажется огнестрельное оружие.

Тихим шёпотом озвучиваю инструкцию.

— Медленно идём вперёд. Эти уроды ждут не нас — устроим сюрприз.

Осторожно делаю шаг вперёд. Ещё один. За спиной аккуратно движутся остальные. А воздух коридоров снова наполняет уверенный бас.

— Вы там что, сдохли от разрыва сердца? Никчёмные выродки!

Под прикрытием звука голоса ещё немного продвигаюсь вперёд. Потом замираю, ожидая продолжения. Но вместо этого из-за угла с рёвом выскакивает мощный свин, держащий в руках дубину. Могу поспорить, картинка перед глазами его здорово удивляет. Но вернуться назад уже не выходит. Во-первых, мутант взял разгон, а во-вторых, сзади него мчится ещё несколько свинолюдей. Затормозит и они столкнутся в узком коридоре.

Думаю, в конце концов, он всё же предпринял бы попытку остановиться на месте. Но дожидаться этого не собираюсь. Плавно жму на спусковой крючок и пуля отправляется в лицо атакующего. Тот летит на пол и об его труп спотыкается следующий боец, впечатавшийся лбом в металл. Третий пытается перескочить, сразу получив кусочек свинца в череп. Сзади грохает дробовик Эйры — девушка тоже вступила в бой.

Четвёртый свин, оказавшись перед комом мёртвой и живой плоти из трёх туш, на момент теряется. Будь я на его месте, сразу бы бросился назад. Атаковать вооружённого огнестрелом противника в узком коридоре, это безумие. Или слабоумие.

Но как быстро выясняется, интеллектом свины не блещут. Этот с рёвом отпихивает один из трупов и ломится вперёд, наступив на голову своему «собрату», который пытается подняться с пола. Позади ещё раз рявкает дробовик. Похоже там мутанты тоже рвутся вперёд.

Нажимая на спуск, отдаю команду.

— Анто, страхуешь Эйру. Прикрывай тыл.

Дробовик крайне эффективен в замкнутом пространстве. Но если там образуется такая же баррикада из окровавленных трупов, то она будет поглощать солидную часть картечи. Оптимально, если рядом окажется инженер с автоматом.

Сам я продолжаю бить одиночными. Пример погибших свинов ничему не учит остальных — те точно так же бросаются в атаку. Как будто они бронированные. Или бессмертные.

Укладываю ещё пятерых, прежде чем их поток иссякает. Слышно только пыхтение того, что остался в живых и сейчас активно ворочается, пытаясь выбраться из под навалившихся на него трупов.

Сзади дважды бьёт автомат. Слышится выстрел дробовика. Всё. Тишина.

Обернувшись, вижу Цнару, которая успела разложить дубинку и стоит в метре за мной, рассматривая трупы. Глаза круглые, лицо вытянуто. Думаю, что она испугалась, но тут девушка тыкает левой рукой в автомат.

— Я тоже такой хочу.

Не выдержав, нервно усмехаюсь.

— Как появится лишний, получишь.

В наушнике звучит голос Эйры.

— У нас всё. Идиоты пёрли прямо в лоб.

Покосившись на груду трупов, описываю свою ситуацию.

— Тут тоже всё. Один жив, но его придавило. Сваливаем, пока не подошло подкрепление.

Забросив автомат назад, достаю нож, шагая вперёд. Но тут ко мне снова обращается «рысь».

— Это не Пьетрен и не Ландрас. Кто-то из отколовшихся.

Шагнув вперёд, присматривается.

— Вроде Беркши. Если так, их лагерь скорее всего поблизости.

В голове сразу возникает вопрос.

— Много их вообще? Этих Беркши?

Девушка пожимает плечами.

— Не знаю. Они расколоты на группы, которые выживают, как могут. Обычно не больше полусотни. Прокормить больше глоток сложно.

Ну да. Эти например, охотились за какими-то енотами. А нарвались на нас, заставив израсходовать часть боекомплекта.

Убрав нож, бросаю взгляд на Анто, который вернулся к «передовой».

— Вытаскиваем пленного. Вырубим, свяжем и допросим, как отойдём отсюда.

Процесс протекает относительно быстро и легко. Пара несильных ударов дубинкой в череп и противник впадает в состояние полной прострации. А мы, совместными усилиями, выволкиваем его наружу. Забив в рот кляп из куска шорт его же соплеменника, связываем руки куском ткани, которые срезали оттуда же и теряем ещё добрые пятнадцать секунд, пропихивая его через завал из мертвецов.

Наконец, выбравшись на «оперативный простор», дожидаемся остальных и продолжаем путь. Допрос решаю провести как раз в том зале, куда нас вела Цнара. После внезапной засады, не хочется задерживаться в переплетениях переходов.

Когда добираемся, понимаю из-за чего этот зал не пользуется популярностью среди местных. В полу зияет настоящая расселина. В которой виднеются лопнувшие трубы и разорванные коммуникации. Плюс масса торчащих в разные стороны кусков металла. Высота не сильно большая — около пяти метров. Но при падении, ты с высокой долей вероятности получишь ранения конечностей. А если не повезёт — один из стальных огрызков сразу пробьёт голову. Хотя, тут как посмотреть — с учётом общего расклада, некоторые могут счесть такой результат, удачей.

Перебраться через всё это, можно по длинному куску металла, шириной в полметра, который каким-то чудом остался на месте. Кое-где «мост» сужается, становясь не больше сорока сантиметров в диаметре, что ещё больше усложняет задачу. Пройти по полосе таких же размеров, стоя на металлическом полу, несложно. Но когда справа и слева пустота, ситуация кардинально меняется.

Впрочем, сами мы добираемся до другого края без осложнений. Вот с пленником приходится помучаться. Сначала он вообще не хочет идти вперёд. А когда его всё-таки вынуждают, пытается убежать, едва не сверзившись вниз. Что заставляет усмехнуться — по словам Цнары, из помещения нет других выходов и удрать у свина в любом случае не выйдет.

Перебравшись следом, догоняю его через десяток метров, валя на пол ударом приклада. Потом осматриваюсь. Просторный зал, наполненный какими-то конструкциями. Чем-то напоминает тот, где мы с Эйрой охотились на хоссов.

Быстрое обследование территории показывает, что других выходов действительно нет. Когда-то они были. Целых два. Но сейчас там лишь нагромождения металла. Такое впечатление, что кто-то специально старался подорвать все пути, по которым можно попасть в помещение. Либо рвануло под ним, но «фундамент» зала оказался более прочным.

Что у них, всё-таки произошло? Конфликт разных группировок — дело относительно понятное. Но вот «отключение» сектора и взрывы, способные разворотить пол, это вещи, что выходят далеко за рамки обычного противостояния. Подставили те, кто каким-то образом наладил связь с сектором? Или одна из сторон заручилась их поддержкой и получила возможности, критично превосходящие остальных?

Вариантов в голове ещё много, но пока я не понимаю главного — зачем кому-то из обитателей более высоких ярусов, потребовалось вмешиваться в жизнь этого сектора? Уверен, если будет ответ на этот вопрос, то и всё остальное сразу станет на свои места.

Привалив свина, который пока ещё находится в отключке, к одному из «станков», вытаскиваю кляп. Верёвок у нас нет, так что приходится нарезать на полосы эти остатки замызганных шорт и с их помощью связать ноги.

Несколько ударов по лицу приводят мутанта в норму и он окидывает нас бешеным взглядом.

— Всё все умрёте! Рваные изменённые суки! Всех вас поимеют, а потом сожрут. Ясно? Вы подняли руку на Беркши. Убили наших солдат! Этого не простят!

Пока он бьётся в припадке пафоса, более детально рассматриваю пленного. Если у Цнары пятнистая кожа заканчивается в районе груди, то у этого почти всё тело красного цвета. А некоторые участки обильно заросли жёсткой щетиной. Да и лицо, при всём желании сложно так называть. Скорее уж свиная морда.

Единственный вход прикрывает Эйра. Анто уселся около соседней конструкции. А «рысь» стоит неподалёку, наблюдая за процессом.

Вытащив нож, наклоняюсь к свиночеловеку и взявшись двумя пальцами за правое ухо, оттягиваю его. Удар и у меня в руке оказывается отсечённый кусок плоти.

— Собрался есть меня по частям, изменённый? Этим не напугать славного воина Беркши. Мы всегда стоим до конца! И ты ничего от меня не услышишь!

Очень скоро выясняется, что верхняя планка данного конкретного Беркши, не заходит выше двух отрубленных пальцев, куска щеки и второго уха. На угрозе выколоть глаз, он ломается, начав выдавать информацию.

Лагерь располагается действительно недалеко. Он даже сбрасывает мне координаты на карте, по которым можно ориентироваться. Сама группа небольшая — большую часть их бойцов мы недавно уложили в переходе, где те ждали енотов. Если верить пленнику, им попался енот, который утверждал, что здесь пойдёт его отряд. И те решили устроить засаду. Часть сожрать, часть превратить в рабов.

Итого, сейчас лагерь охраняет максимум десяток свинов. Плюс там их самки и рабы. Последних, по его словам, около тридцати — еноты и кошки. Используются для сбора грибов, которые составляют большую часть рациона мутантов, прячущихся по коридорам.

Если не считать скромного запаса пищи и хренового оружия, ничего ценного у них нет. Но слова о рабах, наталкивают меня на мысль. Сами по себе, мы не вытянем. Если замотивировать освобождённых мутантов, то образуется отряд поддержки. Немногочисленный, но лучше чем ничего.

Другое дело, что они наверняка истощены. На восстановление уйдёт время. А штурм, даже небольшого лагеря, это снова расход боеприпасов. Которых и так мало.

Оставив пленника, даю приказ отдыхать. Нам в любом случае нужно время, чтобы прийти в себя. Как раз подумаю над тем, как быть дальше. Сначала прикидываю, что стоит выделить по полчаса сна на нос и потом отправиться в путь. Но быстро понимаю, что так дело не пойдёт. Мы слишком долго на ногах. «Коктейли» конечно держат в тонусе. Но, как показывает мой собственный опыт, с ними лучше не перебарщивать.

Поэтому на отдых отмеряется шесть часов. Три смены дежурства около входа — по два часа каждая. Цнара пока не в счёт — лучше, если на страже окажутся проверенные и относительно бодрые бойцы, которые точно не заснут в процессе.

Первым в «дозор» становлюсь сам. Анто с Эйрой укладываются спать прямо на тёплый металл, используя рюкзаки в качестве подушек. А я занимаю позицию около проёма, ведущего в зал. Через минуту ко мне медленно приближается Цнара, только что умявшая ещё одну банку мяса. Синий «коктейль» действует — организм расшевелился и требует всё больше еды.

Усевшись рядом, косится на меня.

— Можешь рассказать, откуда вы пришли? Как там всё устроено?

Хмыкнув, думаю, как ей объяснить.

— Сектор номер сто семнадцать. Там работают все системы — можно брать задания, получать кредиты и покупать еду в торговых терминалах. Есть хоссы — ящерицы, на которых охотятся ради денег и мяса. Два отряда, каждый из которых контролирует по кольцу. Ты их называешь амфитеатрами. Дерьмово, но если приспособиться, то жить можно.

Подумав, задаёт ещё один вопрос.

— Зачем ты тогда ушёл?

— А ради чего оставаться? Жить до конца своих дней в одних и тех же стенах, чтобы потом безвестно сдохнуть? К тому же я уверен, нас сюда кто-то засунул. И точно, без нашего разрешения. Хотелось бы добраться до этих ублюдков и немного с ними потолковать. Медленно и вдумчиво.

Несколько секунд «рысь» молчит. Поворачивает ко мне голову.

— И тебе не страшно? Ты сказал, что нужно дойти до сто двадцатого сектора. То есть пробиться ещё через один, а потом найти ход наверх во втором. А следующий ярус… Никто ведь не знает, что там.

Пожимаю плечами.

— Само собой страшно. Не боятся только идиоты и самоубийцы. Но оставаться и гнить заживо, ещё страшнее. Из двух зол выбирают меньшее.

Та снова замолкает, переваривая информацию. Я же решаю прояснить другой момент.

— Расскажи, что ты помнишь? Личные воспоминания у всех стёрты, но должна ведь оставаться какая-то общая память.

Вздыхает и упирается взглядом в металл под своими ногами.

— Да, почти ничего. Только обрывки.

Несколько секунд думаю, как лучше задать следующий вопрос. Решаю, что лучше спросить так, как есть.

— В твоих воспоминаниях только те, что населяют этот сектор? Или обычные люди тоже есть?

Скашиваю на неё взгляд и судя по всему, кошка впадает в лёгкий ступор. Наконец начинает отвечать.

— Таких, как вы, у нас называли изменёнными. А людьми называли только….таких, как я. Но у меня в голове всё перемешано, я не уверена ни в одном своём воспоминании.

Понимающе хмыкаю. Ещё недолго сидим в тишине, а потомы «рысь» уходит к остальным. Ложится прямо на пол, подложив под голову руку. И быстро начинает сопеть.

У меня же появляется время обдумать ситуацию. Затея с атакой лагеря и освобождением рабов, выглядит чистой воды авантюрой. Но стоит признать, её шансы на успех, несколько выше, чем у попытки прорваться в Западное кольцо текущим составом. Три-четыре тысячи свинолюдей. Нулевые шансы на успех. И как-то не видно никого, кто хотел бы подбросить нам пару пулемётов с достаточным боекомплектом.

Возможно получится собрать более крупный отряд, если ударить по нескольким лагерям. Вопрос только во времени, которое потребуется на восстановление физического состояния освобождённых. И ещё один важный момент — мотивация. Понятно, что они ненавидят своих «хозяев». Но только этого недостаточно, чтобы встать в строй и рискнуть жизнью.

Всё время до окончания дежурства, обдумываю, как можно «обработать» рабов, чтобы всё получилось. Нам бы пару сотен солдат, готовых сражаться в строю и расклад может измениться. Особенно, если получится провести краткий курс ликбеза по обращению с оружием.

В процессе размышлений, занимаюсь боекомплектом. Два наполовину опустошённых автоматных магазина превращаются в один почти полный. Тридцать четыре патрона. Плюс тот, что сейчас в автомате. Не так много, как хотелось бы, но всё равно неплохо.

Плюс меняю магазин в пистолете, заменяя его на полный. Боекомплект в последнее время сокращается просто стремительными темпами — если дальше продолжится так же, то к финалу придётся бить дубинками и топорами. Конечно, есть ещё огнемёты. Но что-то мне подсказывает — запас топлива к ним тоже почти исчерпан.

Через два часа поднимаю Эйру, которая дежурит второй и укладываюсь на пол. Кажется, что напряжённый мозг сейчас просто не в состоянии спать. Но через пару минут, уже отключаюсь.

Прихожу в себя от того, что меня кто-то трясёт за плечо. Рука тянется к пистолету, но через секунду узнаю Анто и убираю пальцы от оружия. Поднявшись на ноги, потягиваюсь. Делаю несколько движений, разминая мышцы. А потом взгляд падает на пленного. Поправка — мёртвого пленного, который валяется в солидной луже собственной крови.

Вопросительно поворачиваюсь к парню и тот чуть смущённо объясняет.

— Пытался освободиться. Эйра заметила, когда пошла меня будить и прикончила. Мы решили, что тебя будить не стоит. Угрозы больше не было, а этого урода всё равно не оживить.

Звучит логично. Так что киваю — всё сделали правильно.

Первое, что делаем — завтракаем. Организмы, напитанные «коктейлями», требуют своего. Сжираем по банке мяса. Потом распечатываем ещё по одной упаковке напитка. Нам с Анто достаются синие, Эйре номер три — красный. Собираюсь дать Цнаре оранжевый, но вовремя вспоминаю о его воздействии. Туалет — ладно. Но с её либидо совладать будет сложно. Да и не к месту это сейчас будет. Парой фраз объясняю девушке ситуацию и та вроде понимает. Хотя всё равно косится на «коктейли» с интересом и лёгким сожалением.

Озвучиваю остальным наброски своего плана. Что занятно — получаю несколько интересных дополнений. От всех троих членов группы.

Справляем естественные надобности в пролом около дальнего входа и выдвигаемся. Идём, ориентируясь по карте и советам Цнары, которая подсказывает, где можно нарваться на разведку других групп. Через двадцать минут замедляемся — судя по карте, мы уже рядом с нужной точкой.

Дальше продвигаемся на порядок более осторожно. Впереди уже слышатся голоса свинов. Лагерь совсем рядом. Как ни странно — охраны тут нет. С отрядом, который мы перебили, был их лидер. И судя по всему, в его отсутствие, мутанты пошли в лёгкий разнос.

«База» свинов расположена в большом круглом зале. Вроде того, что мы обходили стороной, услышав там шум. Оказавшись около входа, морщусь от запаха и около минуты жду, убеждаясь, что рядом никого. Мало ли, вдруг часовой просто заснул? Но храпа рядом не слышно. Все звуки исходят из самого лагеря.

Сдвигаюсь вперёд. Ещё один осторожный шаг и я уже около самого проёма. Секунду собираюсь с духом, а потом аккуратно выглядываю, оценивая обстановку.


Глава V


Несмотря на опасения, никто из свинов присутствующих в лагере, не обращает на проход ровным счётом никакого внимания. Да и светильники около входа не работают, что затрудняет моё обнаружение, даже если кто-то повернёт голову в эту сторону.

Не знаю, как вели себя свины при наличии рядом лидера. Но сейчас в лагере царит полный хаос. Какой-то жирный свин, буквально в семи-восьми метрах от меня дерёт рабыню, уперев её головой в металл. В паре шагов от него ещё двое громко выясняют отношения, споря то ли из-за еды, то ли из-за какой-то вещи.

Объёмная баба методично мутузит сразу двух кошек, яростно крича. Позади неё ещё десятка полтора свинолюдей жадно поглощают пищу. Никакой организованной охраны или готовности дать отпор в случае атаки, я не замечаю.

Вот и хорошо. Возможно на этот раз выйдет обойтись без лишнего расхода боеприпасов. Тем более, что свинов мужского пола тут и правда было не больше десятка. Трое около входа, ещё два или три жрут непонятную бурду соседствуя с самками. И несколько спят, развалившись на металлическом полу.

Вернувшись на позицию, тихо шепчу.

— Попробуем обойтись холодным. Я беру тех, что рядом с проёмом — справа от него. Анто, Эйра — атакуете тех, что жрут. Цнара, на тебе прикрытие и наблюдение. Остаёшься около проёма. Если заметишь кого-то — дай знать. Действовать, только если будет критичная ситуация.

Остальные жестами подтверждают, что приняли приказ и я отодвигаюсь от стены, чтобы забросить автомат за спину. Потом достаю дубинку. Почему-то она в руке лежит более удобно, чем топор. Да и в ране не застрянет. Для такого казуса, придётся крайне постараться.

На момент замираю, собираясь перед рывком. Изнутри слышится довольный рык свина.

— Нравится, тварь? Это тебе не узкий кошачий хер, который как тростинка. Я тебе так дырки расширю, что кроме меня и чувствовать никого не сможешь!

Мчусь вперёд, сразу сворачивая в нужную сторону. «Трахарь века» не успевает даже удивиться, как металл уже обрушивается ему на череп. Крякнув, оседает прямо на девушку, а я уже опускаю дубинку на голову одного из спорщиков. Второй отступает назад, хватаясь за дубину и я с разбега пинаю его в пах. Скрючивается, крича от боли и спустя секунду оседает вниз с разбитым черепом.

За спиной слышится звук удара металла о плоть. Отпрыгнув в сторону, разворачиваюсь. И вижу заваливающегося вниз свина, за спиной которого Цнара с дубинкой в руках. Утырок, похоже был с левой стороны от проёма. Настолько близко, что я его не заметил. И решил атаковать со спины.

Кивнув девушке, устремляюсь дальше. Анто с Эйрой уже вступили в дело. Первый вовсю работает топором, а вторая молотит дубинкой. Свинобаба, что избивала кошек валяется на земле — судя по ране на лице, работа Эйры. Правда не совсем завершённая — она её не добила. Оставила валяться раненой и пытающейся подняться.

Прыгнув, приземляюсь обеими ногами на брюхо толстухи, впечатывая в неё ботинки. Надеюсь, с учётом веса амуниции и оружия, это хватит, чтобы лопнуло что-то из внутренних органов.

Ударом дубинки заваливаю свина, бестолково размахивающего дубиной. Анто врубает топор в череп одной из самок. Сбоку к нему пытается зайти вторая, вооружённая явно самопальным ножом и я выручаю парня. Стальные звенья врезаются в висок, проламывая кость. Поворачиваю голову к Эйре.

— Спящие!

Та понимает сразу — бросается в сторону тех, кто до этого сладко дрых. Пока они ещё продирают глаза и пытаются осознать, что за херня творится в их «уютном» лагере. Но если дать этим тварям немного времени, они станут угрозой.

Удар, второй. Ещё одна упавшая свинобаба с проломленным черепом. Бью ногой в брюхо другую, а инженер разрубает плечо третьей, что с воем пытается сбежать и врезается мордой в металлическую стену, сползая по ней вниз. У них совсем мозги деградировали? Или это берёт своё свиной генокод?

Ещё чуть и всё заканчивается. Оставшиеся в живых самки сгрудились возле стены, на разные лады умоляя их не убивать. Одна даже пытается продемонстрировать свои прелести, что едва не заставляет содержимое моего желудка оказаться на полу. Когда рука неосознанно тянется к пистолету, уродина понимает ошибку и сразу возвращает ткань накидки на место.

Оглядываюсь. Около входа по-прежнему дежурит Цнара, напряжённо крутящая головой. А вот противников, готовых продолжать бой, нет. Ударив дубинкой о пол, складываю её и возвращаю на место. По-хорошему, надо бы почистить, но этим можно заняться позже. Пока же, беру в руки автомат. Огнестрел — куда лучшее средство устрашения.

— Легли на пол. Руки себе за голову, ноги раздвинуть. Если какая-то сука дёрнется, сдохнете все.

Свинобабы выполняют приказ, одна за другой укладываясь на металл. Глядя на них, понимаю, почему мужская часть предпочитала трахать рабынь-кошек.

Бросаю взгляд в сторону Эйры. Рядом с ней тоже была пара самок, которые старательно изображали готовность сдаться. Но девушка выбрала другой путь решения вопроса. Одна уже валяется мёртвой, а вторую она прямо сейчас ожесточённо месит телескопической дубинкой, постепенно превращая в изувеченный кусок мяса. Это на неё зрелище рабынь так повлияло? Или красный «коктейль» крышу сорвал?

— Эйра, стоп. Ко входу. Обеспечь контроль и наблюдение.

Та слышит только со второго раза. Наконец отступает и вытерев забрызганное алой жидкостью лицо, звонко бьёт дубинкой в пол. Взяв в руки дробовик шагает к выходу. Я же оглядываюсь по сторонам. Рабынь женского пола из числа условных кошек здесь семь штук. Ещё около двадцати енотов. Среди них, возможно тоже есть самки. Но если у свинов присутствует короткая жёсткая щетина, то еноты вовсе заросли густой шерстью. Сложно понять, есть под ней у кого-то грудь или нет.

Выдыхаю, отходя от адреналина схватки. Огонь мы не открывали, а орали мутанты не громче, чем до нападения. Если до этого их лагерь никто не вырезал, то и сейчас гости скорее всего не пожалуют. Значит, можно перейти к основному вопросу.

Даю Анто команду присмотреть за пленными, а сам шагаю в сторону выхода. Для начала стоит продемонстрировать свои добрые намерения. Потому что сейчас рабы смотрят на нас, как на диких зверей. Особенно опасливые взгляды бросают на Эйру, которая держит позицию около проёма.

Вот присутствие «рыси», да ещё вооружённой, вызывает интерес уже другого рода. Но судя по лицам, страх всё равно полностью превалирует.

Кивком головы, показываю Цнаре на жирного свина, который привалил собой кошку. Приблизившись, объясняю задачу.

— Я его сдвину, а ты успокой девчонку.

Как через секунду выясняется, подвинуть эту тушу, задача не из простых. Он жирный, даже по меркам свинолюдей, которые и так не блещут своими формами. Приходится упираться ногой и толкать — только так выходит спихнуть тушу на пол. Под ним обнаруживается голая подрагивающая девушка, которую впечатало в пол. Когда к ней наклоняется «рысь», быстро сдвигается в сторону, стараясь свернуться в клубок. Далеко не сразу поняв, что с ней разговаривает соплеменница.

Зато потом на лице появляется настоящее ошеломление. Посматривая с долей страха на меня, восхищённо разглядывает её одежду и оружие, висящее на поясе. А Цнара пытается объяснить ей происходящее.

На то, чтобы навести относительный порядок, уходит ещё минут десять. Настоящих верёвок у них нет — рабы связаны какими-то лоскутами ткани. Чтобы снять «оковы», достаточно простого ножа.

Собрав всех около одной из стен, окидываю взглядом. Тощие, с запавшими глазами и испуганными лицами. На общем фоне выделяется только пара енотов. В отличие от остальных, среди их эмоций можно разобрать злость и надежду.

Эйра дежурит около входа. Анто следит за пленными свинами. Цнара же встаёт в полуметре за спиной. А я собираюсь с мыслями, начиная говорить.

— Мы пришли из другого сектора, где есть относительная цивилизация. Нам выдали задачу восстановить здесь порядок. Но ситуация оказалась намного тяжелее, чем предполагалось. Поэтому нам понадобится ваша помощь.

Замолчав, жду реакции. Но воодушевления пока не заметно. Да уж. Речи не самая сильная моя сторона. Пытаюсь зайти с другой стороны.

— Сейчас вы на положении бесправных существ, которые около самого основания пищевой цепи. Вас используют для работы, насилуют, а порой банально жрут. Хотите сказать, вас всё устраивает? Нравится такая жизнь? Хотите и дальше получать крохи еды?

Перевожу взгляд на на кошек.

— Или собираетесь провести всю жизнь заглатывая члены и разводя ягодицы? Не кажется, что пора что-то поменять?

Вот теперь они начинают переглядываться. Один из двух енотов, что подавали надежду открывает рот, но сказать ничего не успевает. Его перебивает соплеменница Цнары. Только у этой расцветка ближе к серой и нет кисточек на ушах. Да и они сами другой формы. Скорее всего разные виды, как и у свинолюдей.

— А что мы можем? Нас мало, мы слабы и у нас нет оружия.

— Слабы? Могу поспорить, если вы станете нормально питаться, то не уступите свинам. А оружие, это ещё более простой вопрос. Даже в этом лагере его достаточно, чтобы вооружить вас всех.

Кошка, прикрывающая грудь какой-то тряпкой, замолкает. И в дело вступает енот, которого она изначально перебила.

— Чего ты хочешь? Чтобы мы вместе с вами ударили по этим мордатым уродам? Вот в таком составе? — поднявшийся мутант показательно оглядывает остальных, после чего продолжает, — Нас порвут в клочья за две минуты. Будь у всех оружие, как у вас, месяц на тренировки и ещё несколько сотен человек, это выглядело бы реальным. А пока, чистое самоубийство.

Не успеваю набросать в своей голове ответ, как слово берёт второй из выделенных мной енотов.

— А я пойду. Безволосый прав. Сколько можно терпеть? Даже если нас перебьют, то перед этим мы сможем проломить пару голов или перерезать несколько глоток. Всё лучше, чем тихо гнить, надеясь, что тебя сегодня не убьют.

Вот его энтузиазм меня радует. В отличие от того факта, что остальные смотрят на мутанта, как на идиота. Поворачиваю голову к Цнаре и «рысь» тоже вступает в дело, пытаясь расшевелить бывших рабов. Бесполезно. Их замордовали настолько, что мысль о сопротивлении не находит никакого отклика.

Поняв, что затея полностью и безнадёжно провалилась, взмахиваю рукой, останавливая девушку, которая озвучивает очередную порцию аргументов. Обвожу бывших рабов взглядом.

— Хорошо. Хотите жить так, как сейчас — дело ваше. Если кто-то хочет присоединиться к нам, подходите. Остальные могут делать, что им угодно.

Первый из енотов, который продемонстрировал «благоразумие» сразу же уточняет.

— То есть мы можем собрать одежду, оружие и припасы?

А мужик не промах. Конечно, если шерстистого мутанта можно так назвать. Нацелился подмять под себя всех остальных и стать лидером.

Мгновение раздумываю, а потом в голову приходит идея. Показываю пальцем в сторону пленных самок свинов.

— Разберётесь с ними и можете считать, что всё здесь ваше.

Енот тоже косится в сторону свинобаб. Оглядывается на остальных. Неуверенно кивает.

— Хорошо. Сделаем.

Когда мы с Цнарой отступаем назад, от группы отделяется тот самый мутант, что хотел «проламывать черепа и резать глотки». Приблизившись, поправляет тряпку, которая прикрывает пах и интересуется.

— Присоединиться то к вам можно? Или один, я уже не нужен?

Вопрос на самом деле хороший. Плюс ещё один рот, это дополнительная нагрузка в плане расхода еды. С другой стороны, у нас и так всего три дня на решение задачи. Вернее, уже почти два с половиной. На это время еды должно хватить. А ещё один боец не помешает. Плюс, он опять же, знаком с местностью. Возможно не только с тем участком сектора, который изучен Цнарой.

Остаётся ещё один момент — раз уж брать к себе кого-то ещё, то стоит ориентироваться на «вырост». Пятый боец нам сгодится и за пределами этого сектора. Особенно, если хорошо покажет себя в деле. Отходим ещё дальше и я даю приказ Анто отойти в сторону от свинобаб. Разрешив им подняться и использовать в качестве оружия, валяющиеся рядом предметы. Несколько мутантов уже направились в их сторону, видимо решив, что им нужно только заставить себя воткнуть сталь в живую плоть. Нет, парни — вам придётся сражаться. С напуганным и плохо вооружённым противником, который уступает в численности. Тем не менее, это будет похоже на реальный бой.

Усмехнувшись при виде затормозивших мутантов, поворачиваюсь к еноту.

— Имя же у тебя есть?

— Харр. Выбирал не сам, но звучит вроде ничего.

— Так вот, Харр. Мы не собираемся оставаться здесь после того, как в секторе будет восстановлен порядок. Наша цель, сто двадцатый и подъём на первый ярус. Что означает, впереди ещё масса разнообразного дерьма.

Енот слегка прищуривает глаза.

— А прошли вы уже сколько?

Покосившись на мутантов, которые вот-вот сцепятся между собой, вздыхаю.

— Мы ваши соседи, из сто семнадцатого. Ваш сектор стал первым на пути.

Тот усмехается.

— Да вы прямо везунчики. Сразу вляпаться в такую херню. Но идея добраться до первого яруса мне по душе. Если возьмёте, я с вами. На первом должно быть неплохо. Изысканная еда, вино, развратные гейши.

Поперхнувшись воздухом, откашливаюсь. А енот пожимает плечами.

— Нужно же человеку о чём-то мечтать.

Здесь он прав. Но пока не в курсе, что добравшись до первого яруса, останавливаться мы не собираемся.

— Даже если там окажется всё тобой перечисленное, задерживаться мы там всё равно не станем. Пойдём дальше и выше. Пока не доберёмся до самой верхушки.

Дальше не продолжаю, но Харр и так всё понимает.

— Собираетесь насадить их задницы на работающие буры? На такое зрелище, я бы с радостью полюбовался.

Коротко пересказываю ему наши несложные правила, получив серию утвердительных кивков. Закончив, отправляю ему запрос и когда он его принимает, открываю список группы.

Постоянная группа.

Состав:

Брод. 367 пунктов социального рейтинга. Телохранитель-опекун. Лидер.

Анторий. 350 пунктов социального рейтинга. Инженер (ранг не определён). Участник.

Эйра. 362 пункта социального рейтинга. Статус на рассмотрении. Участник.

Цнара. 5 пунктов социального рейтинга. Статус на рассмотрении. Участник.

Харр. 5 пунктов социального рейтинга. Статус на рассмотрении. Участник.

Сука. У новичков всего по пять пунктов. Для того, чтобы покинуть сектор, им потребуется добраться до трёхсот. Что делать, если после выполнения задания у них окажется меньше? Бросить здесь? Остаться, пока не наберут рейтинг?

Поняв, что начал всерьёз рассуждать на эту тему, встряхиваюсь. Для начала надо разобраться с модулем и остаться в живых. Остальные проблемы будем решать по мере их поступления.

В другом конце зала полтора десятка енотов всё-таки сцепились со свинами — помещение наполняется выкриками и шумом схватки. Анто наблюдает за всем со стороны, держа в руках автомат. На случай, если у кого-то возникнет соблазн завладеть оружием.

Сняв со спины плоский рюкзак, достаю штаны. Запасную футболку приходится позаимствовать у Эйры. Моя сейчас уже на Цнаре. Вот обуви для новичков, у нас нет. Среди трофеев, ботинки тоже отсутствуют. Вот уж не думал, что возникнут проблемы с элементарными вещами, а торговые терминалы окажутся заморожены.

Енот отходит в сторону, и начинает переодеваться, повернувшись к нам спиной. А сбоку слышится женский голос.

— Ещё одежды у вас нет? Или еды? Я видела там были какие-то консервы.

Повернувшись, обнаруживаю одну из кошек. Стоит, рассматривая меня и хлопая глазами. Видимо подошла, пока я копался в рюкзаке и увидев, как экипируют Харра, решила тоже попытать счастья.

— Всё, что есть — только для членов группы.

Та ещё подаётся вперёд, стягивая неровный кусок ткани, прикрывавший лобок.

— Я же не просто так прошу. Сделаю всё, что захочешь. Любые желания.

Серьёзно? Нет, если её отмыть, убрав грязь и запах, то возможно предложение было бы интересным. Но сейчас она точно не выглядит девушкой, которую я готов трахнуть. Даже бесплатно. Та же Цнара выглядит на её фоне леди из высшего общества.

Отрицательно качаю головой.

— Не заинтересован. Возвращайся к своим.

Та с разочарованно-злобным видом делает шаг назад. Косится на Цнару, и развернувшись, уходит. Вернувшийся Харр провожает её взглядом.

— Предлагала поработать ртом и задницей за футболку? Шустрая, быстро шарит на чей хер лучше всего насаживаться. Не пропадёт.

Невольно усмехнувшись, вручаю ему оружие — нож и телескопическую дубинку. Такой же набор, как у Цнары. Снова приходится демонстрировать азы обращения с дубинкой, которую енот видит впервые. В процессе выясняю, что он здесь уже около года. Дольше, чем Цнара, которая в секторе всего три с половиной месяца. Оба попали в выгрузки, которые проходили далеко от колец и свины прибыли слишком поздно. Правда еноту повезло меньше, чем «рыси». В коридорах наткнулся на группу свинолюдей, угодив в плен. Потом их перебили напавшие Беркши и хозяева сменились. Но статус от этого не изменился — победители забрали рабов в качестве трофеев.

К моменту, когда процесс «обучения» енота подходит к концу, мутанты уже заканчивают разборки между собой и принимаются за сбор трофеев. Мы же покидаем помещение. Брать тут нечего, а план по развязыванию локального восстания угнетённых провалился. Нужно придумать что-то ещё.

На этот раз проходим по извилистым путям не меньше километра, прежде чем попадается место, где можно сделать остановку. По дороге едва не сталкиваемся с небольшой группой свинов, но вовремя их слышим и пропускаем мимо, укрывшись в отнорке.

Выставив часовых, излагаю нашу задачу Харру и тот почесав заросший мехом узкий подбородок, довольно скалит зубы.

— Модуль говоришь? Кажется, я знаю, как с этим можно разобраться.


Глава VI


В енота сразу упираются четыре пары глаз и тот принимается объяснять.

— Модуль же не станут прямо на виду у всех оставлять, правильно? Если это какая-то важная техническая херовина, то должна быть спрятана?

Вопросительно смотрит на меня и я утвердительно киваю. Продолжает.

— Если речь про западный амфитеатр, то там есть только одно место, которое подходит. На верхней террасе. Не знаю, что у них там произошло, но кусок стены просто разнесло. И потолок слегка повредило. Груда кабелей торчит во все стороны, ещё какие-то штуки непонятные. Думаю, туда и нужно попасть.

В голове сразу возникают два вопроса. Первый — с какого хрена он решил, что это хорошая новость? В кольце десять террас. Если нам нужно пробиваться к той, что под самым потолком, задача только усложнится. Второй — как он мог всё это видеть, если всё время провёл в коридорах?

— Не совсем понимаю, чем это нам поможет?

Харр снова скалится.

— Туда можно подобраться незаметно. Надо только проникнуть в амфитеатр, миновав охрану. А дальше всё просто — разнесло ведь не только верхнюю часть, там большой кусок снизу доверху выглядит, как будто по нему долбили кувалдой. Пьетры его не используют. Охраны нет, сопящих свинолюдей тоже. Спокойно доберёмся до самого верха и займёмся ремонтом.

На словах всё звучит и правда хорошо. Но проскользнуть в кольцо незамеченными, тоже не самая простая задача. Хотя, если там такие же заросли травы и прочей зелени, то можно попытаться. В любом случае, другого варианта я пока не вижу. Будь у нас больше оружия и людей. Или просто пара ящиков патронов. Это бы сильно упростило задачу.

— Выходит, ты был в западном кольце?

Енот бросает взгляд на Анто, который задал вопрос.

— Беркши пытались наладить как-то контакт с Пьетрами. Договорились объединить три группы и выступить единым фронтом. Им даже гарантировали безопасность. Но к соглашению прийти не вышло и Беркши свалили обратно. А как вернулись в лабиринт, принялись друг друга рвать. Но всех рабов они тогда брали с собой. Вот и успел всё рассмотреть.

Интересно. Если всё и правда так, можно только позавидовать его внимательности. И острому зрению. Впрочем, подозревать бывшего раба, которого мы только освободили, это странно. Даже с учётом всех обстоятельств.

Проверяю время в интерфейсе. Оптимально выдвинуться ночью, а до её наступления ещё больше трёх часов.

— Отдыхаем и забрасываем в организм калории. Ближе к ночи выдвинемся. Провернём всё сегодня, завтра уже будем ночевать в другом секторе.

В целом, времени вдоволь. Хватит, чтобы отдохнуть и выяснить у Харра все детали. Пока же вскрываем рюкзаки, доставая банки с мясом. Минус ещё пять порций еды.

Цнара и Анто прикрывают выходы. У «рыси» огнестрела нет, но предупредить о чьём-то приближении девушка сможет.

Наша позиция в двух смежных помещениях. Одно небольшое — скорее всего раньше было чем-то вроде пропускного пункта. Второе — просторный зал, в котором остались только металлические основания от демонтированной техники. В стенах есть несколько отнорков, каждый из которых ведёт в «кабину», где тоже установлены широкие стальные пластины, оставшиеся после снятых конструкций.

В «предбанник» ведут два коридора, а вот второй зал полностью изолирован. Туда можно попасть только через проём из меньшего помещения. Основная причина по которой я выбрал именно это место — возможность использовать одну из дальних «кабин» в качестве туалета. Будь здесь только одна крохотная комната, с этим бы возникли проблемы.

Расправившись с едой, просматриваю карту, выбирая варианты маршрута, по которому можно максимально близко подойти к горловине Западного кольца. Параллельно консультируюсь с Харром и Цнарой, но никто из них не в курсе, какие проходы охраняются, а по которым можно пройти. Значит придётся рисковать, что не сильно радует.

Потом принимаюсь расспрашивать енота, выясняя все детали о кольце. Как выясняется, зелень растёт только в коридорах. В качестве «почвы» используется тот самый субстрат, с которыми свины смешивают собственное дерьмо. Но если верить словам Харра, внутри самого кольца, они оставили пол чистым.

А трава оказывается одной из двух основных культур, которые выращивают в секторе. Верхняя её часть бесполезна. Какой-то её объём измельчает и добавляют в «почву», а остальное просто выбрасывают. Раньше использовали в качестве базы для грибных плантаций. Но по мере того, как оба племени стали получать всё больше урожая, необходимость в дополнительном источнике пищи отпала.

Съедобная часть травы — крупная луковица, которая скрывается под землёй. Время созревания — около двух недель, что позволяет кормить даже тысячи ртов.

Вторая выращиваемая культура — бамбук. Вернее, несколько его видов. В пищу тоже употребляется нижняя часть. А вот из стволов делают древки копий и рукояти самодельных ножей. Один из видов используется для луков. Но их в секторе относительно немного — около сотни лучников на каждое племя. Всё-таки, бамбук, пусть даже такой, не самый лучший вариант для изготовления подобного оружия.

Разобравшись со всеми текущими вопросами, приваливаюсь к стене. Тело получило два полных комплекта «коктейлей» и приличный объём пищи, но оно всё ещё слабо. Было бы неплохо получить хотя бы день полноценного отдыха, чтобы восстановиться. Но в текущей ситуации, это звучит, как что-то из разряда фантастики.

Следующие полтора часа пролетают почти незаметно. Сменяя друг друга на постах, отдыхаем. Енот получает один синий «коктейль» и снова набрасывается на еду. А когда до наступления ночи остаётся около сорока минут, я решаю, что пришло время выпить напитки и остальным. Сейчас без них точно не обойтись.

Правда сразу возникает небольшая проблема. Если Эйра без вопросов опустошает свою порцию номера один, то мне с Анто и Цнарой предстоит выпить оранжевые. Что гарантирует определённые неудобства. Думаю, в туалет меня сейчас не потянет — это уже третий подход и организм вывел из себя всё, что можно. Но вот либидо всё равно должно прыгнуть вверх. А «рыси» абсолютно точно снесёт голову.

После короткого раздумья, выпиваю свою порцию первым. Как я думал — позывы в отхожее место отсутствуют. Но вот на девушек я смотрю уже совсем другими глазами. Потом, за свой берётся Цнара. Спустя тридцать секунд уже уносится в соседний зал, прихватив с собой что-то из тряпья и бутылку воды. Остановить её не успеваю — слишком уж быстро всё происходит. А бежать следом и отбирать у девушки воду, которую та явно собирается использовать в гигиенических целях — такое себе решение.

В итоге просто ждём её возвращения. Минута, вторая. Когда проходит четыре, поднимаюсь на ноги и заглядываю в проём. Погружённый в сумрак зал кажется пустым. Она там что, вырубилась?

Махнув Эйре и Харру, которые дежурят около выходов, шагаю внутрь. В длину помещение не меньше сотни метров — если предположить, что она тупо споткнулась и врезалась лбом в металл, придётся потратить какое-то время на поиски.

Впрочем, оказавшись около центра, понимаю, что с девушкой всё в порядке. Негромкие стоны, которые доносятся из «кабины» по правой стороне — веское тому подтверждение.

Развернувшись, собираюсь уходить, но организм неожиданно реагирует на звуки достаточно бурно. Кажется, я даже чувствую её запах. Сдерживаться, когда вокруг все одеты — относительно несложно. Проделывать то же самое, когда в двадцати метрах от тебя самоудовлетворяется девушка — на порядок проблематичнее.

Всё внезапно затихает и я поворачиваю голову, ожидая, что в зал сейчас вынырнет, закончившая своё дело Цнара. Она действительно показывается. Но судя по отсутствию нижней детали гардероба, всё ещё далека от полного «завершения операции».

Резво рванув ко мне, останавливается в паре метров, прикусывая нижнюю губу. Всаживает зубы так, что я вижу выступившие капли крови. Самоконтроль на уровне — у меня после первого «коктейля» номер два выдержки не хватило и на минуту.

Собственно, это и становится моей последней осознанной мыслью. Рывок вперёд и вот мои руки уже на её заднице. Следующий момент — она ожесточённо дёргает ремень тактического пояса, который не желает расстёгиваться. Наконец справившись, скользит руками по бронежилету и разгрузке. Я на момент отрываю свои пальцы от её тела и сам стягиваю оба элемента экипировки.

Следующая вспышка сознания — Цнара лежит на металлической плите, широко раскинув поднятые в коленях ноги, а я нависаю сверху. Левая рука упёрта в сталь, правая на груди девушки, которая полностью скрывается под моей ладонью.

Вот она вскидывает свои руки, обхватывая мою шею и пытается подтянуться, чтобы достать губами. Перехватываю и буквально вцепляюсь зубами в шею из-за чего она взрывается стонами. Ещё один проблеск — кульминация. Глухо рычу, а внизу с искажённым лицом выдаёт бешеные стоны Цнара.

Ещё несколько мгновений остаюсь в прежнем положении, опираясь об металл. Мысли медленно ворочаются в затуманенном удовольствием сознании, выступая задним фоном и вызывая лёгкую тревогу.

Что это было? Я не должен был настолько терять контроль. Особенно, если учесть, что это был уже третий «коктейль» под номером два.

Отодвинувшись, ищу взглядом свои штаны. Валяются в добрых десяти метрах от плиты. Хм. А вон в той стороне ботинки. Оружие и экипировка свалены на пол. Я остался в одной футболке. И если бронежилет и разгрузка были сняты вполне осознанно, то процесс снятия обуви, мой мозг вспоминать упорно отказывался.

— Что-то не так?

Тонкие руки обхватывают сзади и я невольно вздрагиваю. Потом разворачиваюсь к ней, скользя взглядом по худенькому телу.

— Удивился, что некоторые моменты вылетели из головы.

Та опускает взгляд, уткнувшись им в мой корпус.

— У меня то же самое. Помню, как вышла. Потом подбежала к тебе и остановилась, а ты бросился вперёд. Дальше — как ты меня несёшь к этой плите. Всё остальное, как будто в тумане.

Покосившись на плиту, проводит по губам кончиком языка. И я радуюсь тому, что мы только закончили. Иначе, мой организм отреагировал бы вполне очевидным образом. Сама Цнара поднимает глаза.

— Может это всегда так? Ну, когда разные…виды.

Гипотеза интересная. Но для её проверки потребуется контрольный заход. Без воздействий «коктейлей». Сдаётся мне, всё это могло быть их синергетическим эффектом.

Одевшись, возвращаемся назад. Оглянувшийся Харр скалится и незаметно для остальных показывает большой палец. Эйра смотрит вроде безучастно, но на лице проглядывает лёгкая обида. Ну да — на её аналогичное предложение я ответил отказом. Хотя тогда обстановка совсем не располагала к постельным утехам. Вот Анто глядит с откровенной завистью, крутя в руках свою порцию. Возможно размышляет над тем, что всё это могло достаться ему, выпей он «коктейль» вторым.

Тем не менее, свой напиток он тоже опустошает. После чего уносится в смежный зал. Вернувшись, сразу поворачивает голову к Цнаре. Но «рысь» искусно делает вид, что не замечает откровенно раздевающего её взгляда. Более того — сменяет на посту Харра. Усевшийся на пол енот, с иронией смотрит на инженера, но тот уже переключил своё внимание на Эйру. Ожидаю, что тут он успеха тоже не добьётся. Но девушка внезапно просит временно подменить её и схватив Анто за руку, скрывается в зале.

Несколько минут и оттуда уже доносятся приглушённые стоны. Не так-то просто снять с себя всю экипировку, не потеряв задора. К тому же Эйра не пила «коктейль» — ей нужно время, чтобы завестись.

— Скромняги. Вы, Брод-доно, были раз в пять громче.

Мы с Цнарой синхронно поворачиваемся к еноту, а потом обмениваемся быстрыми взглядами. В пять раз? То есть орали так, что было слышно не только здесь, но и в соседних коридорах? Да я просто мастер грёбанной маскировки.

Вернувшись к наблюдению за коридором, проверяю время. И путём несложных вычислений, понимаю, что провёл в зале не меньше двадцати минут. Это при выпитом оранжевом «коктейле»? Как так вообще получилось?

Анто с Эйрой требуется несколько меньше времени — уже через четверть часа об заходят в «предбанник». Парень сияет, как начищенная монета, а вот девушка пытается сохранять невозмутимость. Только бросает на меня странный взгляд, который я не могу проанализировать.

Какого лешего? Я с ней не спал и вообще не проявлял никакого внимания, которое можно неверно истолковать. Или это включился режим женской конкуренции за главного самца стаи? Если так, то как-то не совсем вовремя он у неё проснулся.

Ещё раз проверив амуницию и оружие, выдвигаемся. Ночь уже наступила — пора действовать.

На случай, если Пьетрены всё-же озаботились и выставили охрану на подступах к своей «цитадели», у меня имеется несколько вариантов маршрута. Придётся покружить, но так или иначе мы выйдем к цели.

Путь занимает почти полтора часа. Несколько раз приходится менять изначальное направление, потому что натыкаемся на кого-то из местных обитателей. Наконец оказываемся около Центральной. Если коридор впереди пуст, то останется только скользнуть в заросли травы. И прокрасться ещё сотню с небольшим метров до входа в Западное кольцо.

Наша троица надевает маски. Без них тут дышать просто невозможно. Вот енот с «рысью» вроде бы чувствуют себя сносно. Особенно Харр. Если Цнара часто морщит лицо, то этот кажется вообще не реагирует на запахи.

Осторожно выглядываю из-за поворота. Впереди — около сорока метров стального прохода, освещённого тусклыми красными фонарями. И полностью пустого.

Ещё какое-то время жду, периодически проверяя коридор. Убедившись, что в нём так никто и не появился, заворачиваю за угол, держа оружие наготове. Всегда остаётся риск, что свины выставили пост, укрыв его в траве. Если так, то в любой момент может подняться шум и тогда нам придётся отступать, перенеся всё на следующий вечер.

Десять метров. Ещё столько же. Вот я уже около выхода. Услышав храп, замираю на месте. Стараясь не шуметь, подхожу к проёму и аккуратно выглядываю. Постовой тут всё-таки имеется. Похрапывающий свин, что решил присесть в коридоре, оперевшись спиной на металл стены.

Так. Хорошо. Левой рукой поддерживаю автомат, правой достаю нож. Выхожу наружу, чувствуя как по сознанию прокатывается волна тревожного ожидания. Да, вокруг трава, но кто знает — может у них ещё и патрули есть, которые регулярно проходят по Центральной.

Наклоняюсь, выбирая нужный ракурс. Телосложение у них гуманоидное, в качестве базы использовался человек. Думаю, голосовые связки, даже у свина должны быть там, где и обычно. Глубоко всаживаю лезвие, сразу проворачивая его. От такой неожиданности, охранник моментально просыпается. И пытается поднять дубину, что валяется в стороне. Сука! Прокручиваю нож дальше и подняв ногу, опускаю ботинок на его пах, безжалостно давя всем телом.

Судя по выражению «лица-морды» свин очень хочет закричать. Но не может — три оборота ножа превратили его горло в кровавое месиво. Кровь заливает всё тело и он в конце концов затихает. Вытираю нож о максимально чистый кусок его шорт. Убрав его в ножны, отступаю в сторону. Подаю знак Анто и тот выдвигается ко мне. Сам же я перехватываю автомат, отступая в траву. Единственное место в Центральной, где нет зелени — узкая полоса вдоль стен, чем и воспользовался постовой. А сейчас меня со всех сторон окружают «заросли».

Следующими к нам присоединяются Цнара и Харр. Замыкающей снова выступает Эйра — для прикрытия тыла нужен кто-то с огнестрелом.

Медленно продвигаемся вперед, постепенно приближаясь к горловине, за которой начинается Западное кольцо. Поняв, что высаженная трава заканчивается, немного сдвигаюсь вперёд, пытаясь отыскать точку с которой откроется обзор. Внезапно, буквально метрах в семи от меня звучит мужской бас.

— Слышал? Там что-то шевельнулось.


Глава VII


Замираю на месте. Утырок совсем недалеко. Сделает несколько шагов в верном направлении и мы моментально окажемся раскрыты. Зачистка охраны горловины и так была самым слабым местом плана. Я с трудом представлял себе, как без лишнего шума вырезать энное количество свинов, которые прикрывают вход. Рассчитывал придумать что-то на месте, после того, как мы доберёмся до цели. И вот мы здесь. Под угрозой раскрытия.

— Ты как нажрёшься, так тебе с похмелья постоянно всякая херня мерещится.

К первому голосу присоединяется второй, находящийся чуть дальше. Судя по тому, с какой ленцой произнесены слова, охранник ничуть не обеспокоен.

— Да я тебе говорю, там кто-то есть! И не пил я почти!

Второй охранник негромко смеётся.

— Это в твоей любимой Ранни сегодня кто-то есть. И наверняка не один. Долбят её в узкую жопу и наслаждаются жизнью, пока ты тут торчишь. А всё почему? Да потому что надо меньше рот свой открывать не по делу.

Свин заметивший наши перемещения отступает назад. Скорее всего подходит к своему напарнику.

— Знаешь что, Корц? Иди-ка ты нахер! Я завтра вернусь на место и снова буду драть кошечек. Дай подумать, может и тебя позову. Ах да, не положено! Рожей не вышел, сука!

Интересные у них тут порядки. Но эти двое хотя бы ведут осмысленную беседу и выглядят похожими на людей. Осторожно продвигаюсь вперёд, преодолевая буквально по двадцать сантиметров за один «подход». Вот ещё немного. Готово. Теперь я могу оценить происходящее своими глазами.

Охранников действительно всего двое. Как-то скромно с учётом позиции, которую они прикрывают. Единственное предположение, которое появляется — дальше по Центральной есть ещё посты. На случай атаки второго племени. А небольших групп, обитающих в коридорах, свинолюди похоже не сильно боятся. По большому счёту, поступая верно — кто в здравом уме станет нападать на кольцо, где спят несколько тысяч бойцов? Даже если поначалу выйдет перебить какое-то количество его обитателей, то потом нападавших всё равно окружат и накормят собственными кишками.

Свинолюди стоят в паре метров друг от друга, продолжая переругиваться. А я прикидываю, как их можно достать. Расстояние до нас — чуть больше десяти метров. Пробежать настолько быстро, чтобы они не подняли тревогу, точно не выйдет. Как тогда их убрать? Сука! Ничего не лезет в голову.

Сбоку шевелится трава и показывается Цнара, которая подбирается почти бесшумно. Покосившись на меня, едва слышно шепчет.

— Я могу заставить их подойти.

Сначала не понимаю, что она имеет в виду. Но потом до меня доходит. Хм. Может сработать. Хотя идея и вызывает у меня некоторое отторжение, что заставляет удивиться. Слегка поворачиваю голову в сторону «рыси». Шепчу.

— Действуй.

Мгновение она не двигается. Собираюсь повторить, решив, что из-за маски слова получились слишком тихими. Но девушка уже реагирует — осторожно смещается назад, начиная раздеваться. Хорошо, что эти двое впереди, заняты своим разговором. Если бы вместо этого, наблюдали за подходами, то думаю, в кольце уже гремела бы тревога.

Через тридцать секунд мимо проскальзывает Цнара. Сдвинувшись на метр вправо от меня, медленно выпрямляется в полный рост и шагает вперёд. Успеваю заметить, как она поправляет нож, спрятанный под повязанной на бёдрах футболкой. Сначала напрягаюсь, но потом понимаю, что свины вряд ли станут приглядываться к её единственной одежде. К тому же и рукоять, и ножны — тёмного цвета. При слабом освещении и на фоне чёрной ткани, не должны сильно выделяться.

Первым её замечает свин, который стоит к нам лицом. Прервавшись на середине фразы, таращит глаза. Потом тыкает пальцем и его напарник оборачивается назад. Спустя секунду оба шагают по направлению к девушке, которая уже на самом краю зарослей травы. На мордах ухмылки, глаза блестят в предвкушении развлечения.

— Ты откуда к нам пришла, такая красивая?

«Рысь» с испуганным видом прикрывает грудь левой рукой, правой придерживая обвязанную возле бёдер футболку.

— Сбежала. От Беркши. Вы поможете?

Свины переглядываются и довольно ржут. Медленно шагают вперёд, опасаясь спугнуть «добычу».

— Конечно поможем. Накормим, напоим. Только сначала надо пройти проверку, кошечка. А то мало ли, вдруг ты и не умеешь ничего. Тогда придётся отправить тебя назад в лабиринт, подыхать от голода и жажды.

С удивлением чувствую внутри лёгкое раздражение. И обострённое желание отправить на тот свет именно эту парочку. Цнара же выдаёт ответ.

— Я много чего умею. У Беркши иначе не выжить.

Голос подрагивает — «рысь» умело имитирует страх. Что приходится по душе свинолюдям. Они уже в нескольких метрах. Вот-вот окажутся совсем близко.

Подбираюсь, медленно вытаскивая нож. Остальные позади, но думаю тоже успеют добраться до целей. По сути, тут нужен один мощный рывок вперёд, чтобы свины оказались на расстоянии удара.

— Ты руки то свои убери. Зачем прикрывать сиськи, если сейчас будут драть в жопу? — довольно скалится тот, что идёт первым.

Второй тоже гогочет, а Цнара действительно убирает руку, открывая свою грудь. Мгновение держит обе кисти на футболке и когда первый охранник приближается вплотную, отпускает её. Тот сразу же опускает взгляд на лобок девушки, а та бьёт сверху вниз, всаживая лезвие в его подбородок. Свин с выражением полного изумления что-то хрипит. Я же вска