КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605211 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239745
Пользователей - 109692

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Для тебя [Любовь Бурнашева] (fb2) читать онлайн

- Для тебя 1.58 Мб, 16с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Любовь Бурнашева

Настройки текста:



Любовь Бурнашева Для тебя

Я тебе позвоню

Я однажды тебе позвоню,

Расскажу, что жива и дышу,

И что звезды на небе все так же считаю.

Что порою, бывает, грешу,

Но грехи, ты ведь знаешь, сама презираю,

Вдруг проснувшись под утро в поту,

Мне присниться,

Что ты где-то там, не со мною,

И заплачу от мыслей,

Что все наяву,

И душа твоя пахнет другою,

Навязаться хотела в друзья,

Нет, я, вру,

Напроситься к тебе в невесты,

Только поздно,

Наверное, это нельзя,

Для меня в твоем сердце нет места.

Как тебя я люблю,

Ни за что, просто так,

Как своих матерей любят дети,

Ты меня приручал,

Для тебя это просто пустяк,

Только помни,

Что ты за меня в ответе.

Душу волчью твою,

Я, случайно узнав,

Не смогла, ты прости, пройти мимо.

Но уж очень крутым оказался твой нрав,

Для меня это нетерпимо.

Расскажу я тебе просто так, от души,

Может эти слова,

Сохранишь ты на память,

Об одном я прошу,

Прерывать разговор не спеши,

Своим словом ты можешь,

Любовь в моем сердце поранить.

Я однажды тебе позвоню,

Рассказать, просто так, что жива,

И все так же считаю звезды,

И стихи я пишу, ты прости, для тебя,

Но звонить я наверно не буду,

Поздно.


Как долго я тебя ждала

Как долго я тебя искала и ждала,

Мне вьюги душу сотни раз отпели,

Дожди оплакали и сотни раз отмыли,

И едкий дым разлуки разъедал глаза.


Искала я тебя за краем темноты,

Где солнца несговорчивое пламя,

Внутри жила любовь, сжигая память,

Но я искала, зная там есть – Мы.


На перекрестке скрещенных дорог,

Искала, приближая наше счастье,

Ждала, но не нашла я в них участье,

Лишь месяц серебром светил у ног.


Как долго я тебя искала и ждала,

Кристаллы слез упали вместо снега,

Ночь покрывало звезд стянуло с неба,

Рассвет любовью озарил глаза.


Дым как воздух

Ночь темна и струйка дыма,

Вверх от сигареты вьется,

На полу, рассыпан мимо,

Пепел, все забыть бы просто.

Дождь стучит слегка по крыше,

И на струнах боль играет,

Терпкий запах беды свыше,

Вместе с дымом в грудь вползает.

Пальцы холодят до дрожи,

Выкуренных сигареты-трупы,

Горкой в пепельницу сложенные,

Догорели и потухли.

Лед твоих волос блестящих,

Космос черных глаз бездонных,

Я дышу тобой всё чаще,

И вдыхаю дым как воздух.


Опоздала я

Отлюбил, отстрадал,

Опоздала я,

Но пришла вдруг любовь,

Запоздалая.

Нет пути мне назад,

К отступлению,

Долгий путь по земле,

Отчуждения.

Все мосты сожжены,

Километрами,

Веет ветер в степи,

Золу с пеплами.

Отступаю за грани,

Отчаяния,

Небо в люльке души.

Качается.

Но не страшно и странно,

Любить взахлеб,

Смерть склоняется,

И целует в лоб.


Слова на стекле

Я пустые слова пишу на стекле,

Вырезают мгновенья ножницы-стрелки,

Сотни, тысячи раз говорил ты мне,

– «Мы с тобою всегда будем вместе.»

Брежу поступью мягких знакомых шагов,

Но ко мне в окна ломиться наглое лето,

О тебе нет известий и нет даже снов,

И никто не ответит мне: – «Где ты?».

Исписала на стеклах сотни слов и страниц,

Привыкаю молчать, погружаясь в окна,

Мягкий свет фонарей по моим ресницам,

И туман прячет город дождем промокший.

Я гоню мысли прочь и смиренью учусь,

Может вера в тебя – это бОльшая глупость?

Только сердце стучит и его не заткнуть,

В унисон дождь стучит по асфальту улиц.

Я пишу на стекле пустые слова,

Свет фонарный на каплях дождя мерцает,

Вдруг увидишь ты блеск моих слов-кружева,

Всё что я написала тебе – прочитаешь.


Для тебя

У меня не хватает слов,

Если есть, то они не те,

Ты за гранью моих же снов,

До тебя мне ещё лететь.

Бесконечно как свет свечи,

Бесконечно как путь до встреч,

Может сном мне в ладони лечь,

Талисманом тебя беречь?

У меня на душе твой дом,

Можешь вечно в сердце бродить,

Есть гитара, есть чай и ром,

В нём есть всё, только ты приди.


Я тебя наколдую

Я тебя наколдую,

Нагадаю на счастье.

На лучах из рассвета,

На пыли терракота.

И в магический узел,

Завяжу все несчастья.

Я тебя наколдую,

У земли, у ненастий.

Я нашла эти знаки,

От моих заклинаний,

Гром и молний разряды,

Между адом и раем.

Мир свернется в ладони,

И за призрачной гранью,

За семью берегами,

Мы с тобой будем рядом.

Даже если сгорю я,

Я из пепла восстану,

Я тебя наколдую,

Навсегда нагадаю.


Херес

Стакан и края сколоты,

Налей мне дешевого хереса,

Ты не кричи, скажи шепотом,

Где мы с тобой еще не были?

Я помню песок на коленях,

Волосы ветер путал,

Облака от нас в восхищении,

Плыли в небесном распутье.

Шалаш из листьев бамбука,

Какие-то там ламинарии,

Стучит барабан ли, дарбука,

Плясала, мне не было равных.

Мы были с тобой дикарями,

В толще вод я искала рыбу,

Хотела исполнить желанья,

А они от меня все уплыли.

Костер разжигали до неба,

Кораблям подавая знаки,

Необитаемый остров этот,

Случайно с тобой узнали.

Не хочу, чтобы нас спасали,

Зачем нас спасать от счастья?

Мы станем совсем дикарями,

Я стану русалкой с жабрами.

В небо смотреть с улыбкой,

У пальмы лежать грациозно,

Лить херес из пыльной бутылки.

В стакан с краем расколотым.


Вesame mucho

Тонкий запах средиземного неба,

Ночь рассыпала яркий бисер,

Звёзд, нанизывая их в ожерелье,

Собирая в созвездия нити.

Опаленный огнем улыбки,

Медлишь, зная, уже не отпустишь,

Я, не зная язык, понимаю,

«Вesame, besame mucho.»

Смуглый мачо, глаза голубые,

Плещет море соленую нежность,

А в бокалы любовь налита,

Лучший сорт Испании – херес.

Поцелуй тронул нежностью ухо,

От виска и до губ движенье,

Замирая в предчувствии чуда,

Ты во мне ищешь спасенье.

Все слова переводит ветер,

Море шелестом их повторяет:

«Таких глаз я не видел на свете,

Как листва кипариса сияют,

В глубине изумрудного плена,

Я летаю, крылья ломая,

Мы мой ангел, царица, мой демон,

Ты Мадонна, ты вышла из рая.

Привкус странствий, полыни и мяты,

На губах сладким мёдом тают,

Колдовские твои ароматы,

Побережье моё заполняют.»

Каплю страсти с плеча снимая,

Языком, не давая поблажек,

Уводил в страну свою мачо,

Капли с бедер рукой, до мурашек.

Звезды ближе, Крест Южный над нами,

Млечный путь затерялся в небе,

Танцевали мы танец испанский,

Под гитару и кастаньеты.

Выдох ветра и вдох прохладной,

Набегавший волны на берег,

«Вesame, целуй меня страстно,

Это ночь не будет последней.»


Por favor

Звезды небо чертили штрихами,

Я по ним загадала желанье,

Пусть останется оно тайной,

Если сбудется, то случайно.

Память кружит нас в медленном танце,

Сжаты пальцы, ломая время,

Кем теперь мы друг другу стали,

Не чужие, но иностранцы.

Мы в плену, в западне у страсти,

Свет в глазах не прикроют ресницы,

«Por favor» – ты сто раз повторяешь, -

«Ну, останься, пожалуйста, милая.»

Ночь последняя, луна мёдом,

Разлилась на песок побережья,

Я губами ловлю твои стоны,

«Por favor» – повторяю нежно.

Запах моря и шум прибоя,

Навсегда нас запомнят волны,

Босиком по рассвету – мы двое,

В это море и небо влюбленные.

Разольём по бокалам херес,

Бросим в море пустую бутылку,

Выпьем страсть мы до капли последней,

И расстанемся с третьей попытки.

Раскрутилась земля в быстром ритме,

Вдруг почудилось, что в России,

Вновь зима и снег белый выпал,

И метель с южным ветром кружится.


Линия жизни

Не ищу спасение в твоих ладонях,

Забуду всё, не слышу, не вижу, не помню,

Лицом в ладонь в перекрестки линий,

Как воздух губами вбираю это родное имя.

Читаю с ладони вздохами оттиск,

Слова собираю зерном для птиц в го́рсти,

В силу каких-то своих особых умений,

Тасую буквы у слов в надежде на совпаденья.

Изгибаясь уродливо в бок на ладони,

Линии жизни стекая уходят вниз монотонно,

Плевать, так, наверное, будет уместней,

Сказать – «Прощай, нелюбимый,» в отместку.

Счастье ведь это, только в горсти просо,

Пестрой мозаикой в ладонь собери просто.

Лезет в душу солнце лучом-занозой,

Не приду за любовью к тебе, за новой дозой.


Мой злой гений

Утро с привкусом кофе и сухого вина,

Преследует оно меня словно алкоголичку,

Утонула в тебе навсегда, опасная глубина,

Я чувствую, это становиться неприличным,

Двери по стенам дают пощечину сквознякам,

Голос охрип от простуды, по плечам дрожь,

Прячу холодные пальцы в длинный рукав,

Вместо слез пустота по ресницам, не дождь.

Как змея заползая, шелестит моя тишина,

Инеем намерзает, нервная, многоглазая,

Знал бы ты, как сидит в темноте по углам,

Смотрит проклятая, она на меня не моргая.

Твоя музыка вьётся надо мною как смерч,

Вся в дыму сигаретном, сизая, словно язва,

Горло моё дерёт, заставляет меня подпеть,

Растерянно раскрываю рот, тишина грозовая.

Сдернули без намека и знака, слова с языка,

Жизнь была мне подругой, стала заказчица,

Мне бы подпеть, но опять шелестит тишина,

Влияние твоё на меня с утра́ заканчивается.

Утро с привкусом чёрного чая и сухого вина,

Тишина скользкой змеёй заползает на стены,

Вырваться бы из плена, но опасная глубина,

Завязла в тебе навсегда. Ты мой злой гений.


Он ждал

Я как-то мимоходом в его сердце,

Вошла и стала, разрывая его грызть,

Хотела в нем, наверно, отогреться,

Но не смогла я бескорыстно полюбить.

Дразнила, мучила, терзала его раны,

Искала я объятья у других мужчин,

А он прощал мои измены и обманы,

Любовь лепил и поднимал её с руин.

А я опять бежала танцевать по крышам,

Ругалась и кричала – «Сама я по себе,»

И отдаваясь просто так мальчишкам,

По клубам пьяная с сумбуром в голове.

Он принимал любой, больной и пьяной,

Я отогревшись уходила снова в ночь,

Он зашивал в кровавом сердце раны,

Рубцы болели, снова рвали его шов.

А он терпел, носил мне чай в постели,

Все ждал, я оценю, останусь навсегда,

Наивно верил, если рядом с ним согреюсь,

То полюблю неопытно-простого дурака.

А он все ждал, за раной штопал рану,

Душа испепелилась и горела как костер,

Он ждал, когда от жизни я такой устану,

И не дождался. Навсегда вчера ушел.

Ну и ушел, но на душе с чего-то скверно,

И память пустотой пустила в душу боль,

Я благодарна за любовь ему, наверно,

Но холод сердца разрывает меня вдоль.


Прыгай и улетай

Сглотнул торопливо вечер этот бредовый день,

Солнце скривило на окнах луч и исчезло совсем,

Торчат из пустынных строек кости бетонных свай,

В ночь, в неизвестность сверху, прыгай и улетай.

Жизнь истребителем вьётся – штопор или пике,

Без перспективы прорваться, фигу сжимая в руке,

Всё до банальности просто, виски плесни в стакан,

Пялиться тупо глазницами в зеркале тварь-тоска.

Лыко уже не вяжется, утро сглотнуло ночь,

Струйками факт реальности снова вползает в мозг.

Вам никогда не казалось, что в зеркалах – не то?

Надо взглянуть поглубже, вдруг разгадаешь код.

Солнце скривило по окнам в полдень свои лучи,

А вот и вторая бутылка. Виски в стакан плесни,

По пустырям маняще стройки бетонных свай,

Вверх самолетом бумажным, прыгай и улетай.


Как ты?

«Как ты?» – твой звонок среди ночи.

Плохо, тошно и больно, хочу ответить,

Сердце маятником колотит всё жёстче,

Душу нервы выкручивая выжимают.


«Я тебя разбудил?» – в трубке голос,

Мне бессонницу под кожу – уколом,

Рвёт кошмаром ночь сон на осколки.

Стекла глаз скребёт чёрным ногтем.


«Как ты, милая?» – голос твой в трубке,

Губы сжаты до судорог, рву их руками,

И с бесцветной как с негатива улыбкой,

Я тебе говорю: – «Замечательно, милый.»


Собирала в ладошки я сны

Из снежной зимы тишины.

Собирала в ладошки я сны,

И в преддверии ранней весны.

Ты.

Парила над белой землей,

С надломленною душой,

Ощущая вечность преград,

Ад.

От рук до предплечий боль,

Сквозь тернии, дебри вдоль,

Обетованной земли берега.

Я.

Из капели пришедшей весны,

Собирала в ладошки я сны,

Сколько их, помогай, собирай,

Рай.

Вновь снежинки метёт метель,

Жизнь закружит свою карусель,

Руки крепче мои сожми, вместе

Мы.


Ближе – небеса

В прошлое нельзя навести – мост,

Стисну зубы до боли – до слез,

Кромсает безвинный день – нож,

Думала, будет больнее – ложь.


Падаю сумрачной тенью – в ночь,

Тщетно пытаюсь унять – дрожь,

Под ногами разбитые сны – прочь,

Соблазняя, в спину плевки – что ж.


Сердце крутым кипятком – до дна,

Наплевать на адскую боль – сильна,

Сколько прошло зимы – года два?

До весны бесконечных – четыре дня.


Ветер выводит прощальную – трель,

Бестолковые звезды открыли – дверь,

В нерадивом рисунке судьбы – зверь,

В пустоте мутных зеркал – оскал.


Выживать буду в этой зиме – без тебя,

В снег сажать и растить цветы – одна,

За спиной ниоткуда вдруг – два крыла,

Отчего-то ближе, родней – небеса.


О тебе

О тебе никогда я не буду писать,

Я боюсь, что когда-то, возможно,

Их прочтет и в тебя влюбиться та,

Что с тобою быть тоже захочет.


О любви я стихи не пишу для тебя.

Вдруг о чувствах прочтет их другая,

И коварством полна тебя влюбит в себя,

Те слова о любви за меня повторяя.


За мной ходит осень

Я надену длинное платье,

Каблуки – от ушей ноги,

Мне плевать что на улице слякоть,

До звезды, что за мной ходит осень.


Платье зеленью оттеняет,

Моих глаз изумрудный омут,

Не колышет, что рядом с тобой другая.

Мне без разницы, все уже в прошлом.


Я накрашу лицо акварелью,

Чтоб казаться умней и моложе,

Наплевать, что мне далеко до модели,

Как же здорово, что на неё я не похожа.


По глазам моим ходит осень,

Золотая, в любовь одетая,

Но все чаще я слышу гитары слезы,

Ты поешь о любви потерянной.


Почему же все чаще я слышу,

Плачь гитары твоей надрывно,

Как в снегах замерзая, кого-то ищешь,

Рвутся струны и нет вдохновенья.


Я надену длинное платья,

Соблюдая все нормы приличия,

Осень рядом со мною шагает по краю,

Знаешь – мне уже всё безразлично.


Если хочешь

Если хочешь я брошу писать,

Буду кофе варить по утрам,

Ночью рядом с тобою спать,

И рассвет не считать по лучам.


Если хочешь я брошу мечтать,

И грустить под дождя россыпь,

С восхищеньем стихи не читать,

Подбирая слова к рифме – осень.


Вихрь дней закружит земля,

Жизнь ускорит свою карусель,

Только рвется куда-то душа.

Боль эмоциями все сильней.


Мысли льются уже через край,

Заполняя любовью космос,

Если хочешь. Но это буду не я,

Я в своих стихах отголосок.


Я в свой мир тебя завлеку,

Проведу по изгибам улиц,

Видишь, ветер качает зарю,

Написать об этом позволишь?


СТАРЫЙ СНИМОК

Впрягает солнце сто коней в карету,

Летит с рассвета до заката колесница,

Затягивает время раны в моём сердце,

Но прошлое в окно с дождём стучится.


Перебирая пожелтевший ворох писем,

Мне под ноги упал забытый снимок,

На фото счастливы с тобою и красивы,

Глаза горят огнём любви неугасимой.


Огнями ночь распята в звездном небе,

Сочувствием мгла пропастью нависла,

Я помню называл меня: – «Любимой,

Сокровищем, удачей, счастьем милый.»


Любовь была безбрежным океаном,

Нам звезды падали желаньями под ноги,

Мы рисовали будущее на телах губами,

Мечтали вместе быть навечно, долго.


Что было дальше? Небо расслоилось,

С зеркал песчаным ветром пепел сдуло,

Ударом пульс наш время преломило,

Остался снимок о любви недолгой.


ПОШЕЛ ТЫ НА….

Рванула я за горизонт, нить до предела,

От взгляда гневного и слов всё разлетелось,

Как я забить в твою мечту посмела гвозди,

Пошел ты на…считая в небе звезды.


Как смела я не замолчать, мир уничтожен,

Из зазеркалья вышел вспять, оскал на роже,

На клочья разорвал мечту, тянулись жилы,

Пошел ты на…. идти ведь не впервые.


Вгрызаются слова винтом и хрустом в череп,

Любовь отправила на лом, не велика потеря,

Ты гений из тупых идей, мой вирус мозга,

Пошел ты на… с рождения до морга.


Вруби по громче свой музон, вино в бокалы,

Не страшен стиснутых зубов твоих оскалы,

Обречены на вечный спор и не в обиду,

Пошел ты на…. люблю и ненавижу.


Я спою тебе блюз

Я спою тебе блюз,

Как бледнеет луна,

За окном,

В ожиданье рассвета.

Это сон,

До утра не проснусь,

Только блюз,

Между вдохом,

И выдохом в небо,

Время – бармен плохой.

Намешало коктейль,

И он бродит по жилам,

Вирусом жизни,

Я поставлю пластинку.

Отогрею в ладонях смех.

И оставлю свой след,

Капли крови в снегу,

Ягодой красной рябины.

Я спою тебе блюз,

Тонкой ноткой грусть,

И печаль,

Что однажды,

С тобой повстречали,

В плейлисте фонарей,

Свет в ладонях согрей,

Время – бармен,

Налей, намешай,

В свой коктейль,

Вирус жизни,

Пусть бродит,

И бродит,

Он блюзом по жилам.


Соло

Я твоей любви и тебя недостойна,

Божества, музыканта, певца и кумира,

Ты всегда меня таскал за собою,

По чужим в сигаретном дыму квартирам.

По бурлящим народом кафе, ресторанам,

Там, где виски в бокал наливают с колой,

Были мы с тобой, как то, очень странно,

Вроде бы дуэтом, но всё же одна я, соло.

Все твои привычки, мой милый, я знаю,

Музыка до звона в ушах, голос до хрипа,

Окружая заботой своей я тебя спасала,

Отвлекала от скуки, похмелья и гриппа.

Знаю в чём твоя, мой любимый, слабость,

Знаю в чём твоя, кумир многих, сила,

Я всегда тебя уберечь пыталась,

От сплетен и от несправедливости мира.

Я твоей любви и тебя не достойна,

Ты вчера сам сказал мне шутя об этом,

Я ушла без скандала, дверь закрыв за собою,

Ночь почти на исходе, я не вижу рассвета.

В этом мире нас по-прежнему двое,

Но дороги теперь у нас с тобой уже разные,

Я твоей любви и тебя не достойна,

А моей любви ты достоин разве?


Час назад

Ты меня проводил до такси,

С удивлением сжал мои руки:

«Час назад,

Мы сходили с ума от любви,

Страсть была так безумна,

Как после разлуки,

А теперь по глазам у тебя пустота,

Улыбаешься ты надменно,

Почему говоришь мне,

Прощай? Не пока?

Посмотри, ведь весна,

Я люблю,

И схожу от тебя с ума,

Впереди у нас,

Страстное лето.»

Посмотрела с усмешкой в твои глаза:

«Ты подумал, что я влюбилась?

Как легко развела я на секс тебя,

Это я развлекалась, милый,

Мне сейчас все равно,

Что пришла весна,

Отпусти, не держи мои руки,

Мы не встретимся больше уже никогда,

Это было просто от скуки.»


Без тебя я …..

Невозможно лечить,

Обострение старой болезни.

Хватит доводы мне приводить,

Спор со мной бесполезен.


«Без тебя я умру, -

Хрипло голос звучит твой в трубке: -

Ты вернись, я молю.

Я сказал те слова просто в шутку,

Я был пьян. Что тебе говорил,

Ты пойми, я не помню,

Как всегда, невпопад пошутил,

Зло, нескромно.

Не могу без тебя,

Ты мой воздух земного рая,

Ты же знаешь, что я,

Без тебя, жизнь моя, задыхаюсь,

Ты мне силы даешь,

Я с тобою сверну даже горы,

Не предашь ты меня и поймешь,

Дай ответ, я жду приговора.»


Без тебя я дышу,

Мне с тобою тесно и пыльно.

Я теперь поняла,

У меня у самой есть крылья,

Не пытайся вернуть,

Я с тобою себя растеряла,

Ты же выжал меня, всё забрал,

А тебе всё мало и мало.

В твои игры играть,

Не могу, ты прости. Я устала.

От тебя ухожу.

Я свободна,

И жить начинаю сначала.


«Ты не можешь так поступить, -

В трубке голос хрипит от злости:

– Сколько можно тебе твердить,

Возвращайся, пока не поздно.

Свет фонарных лучей по глазам,

По моим оголённым нервам,

Невпопад играет набат,

Почему ты ведешь себя стервой.

Да, бываю я часто груб,

Резок, в словах не сдержан,

Но тебя я люблю,

Мне как жить, я умру,

Без тебя. Ты поверь мне.»


Ты разбей фонари,

Или шторы закрой поплотнее,

Песню новую сочини,

Как танцует любовь с тенью.

Ты сказал – Без тебя я умру,

Это просто слова, не больше,

Без тебя я – живу,

Я больную любовь с себя сброшу.


Я тебя обрекаю

Я тебя обрекаю на жадность,

Твоих губ, поцелуев жажду,

Я твой трепет, твоё желанье,

Нестерпимый огонь пожара.

Я твою зашиваю душу,

На живую, накинув тряпку,

В телефоне мой голос заглушен,

Я на вторник себя назначаю.

Разрешаю любить меня снами,

И по телу идти познанием,

Наслаждайся страданием памяти,

Там, где я, там нет состраданий.

Надрывайся от собственных страхов,

Беспощадно ловя свою нервность,

Твои песни под музыку Баха,

Будут слушать, смеясь, наверно.

Смотрит месяц неосторожно,

Ночь стучится, кошмаром бродит,

Вроде рядом с тобой. Невозможно,

Сигаретный дым образ выводит.

Закачались в окне блики солнца,

Звезд усталый свет выключен в небе,

Миражом из объятий скольженье,

Растворяюсь под крики: – «Где ты?».

Вот и вторник прошел. День боком,

Усмехнулся лучом закат солнца,

Ночь в наряде пришла очень строгом,

Слушать музыку саксофона.

В телефоне приглушен твой голос.

Льется слов разгневанный ливень,

Обещала прийти я во вторник,

Не пришла. Возможно забыла.

Я тебя обрекаю на жадность,

Твоих губ, поцелуев жажду,

Я во вторник к тебе возвращаюсь,

Слышишь стук каблучков прощальный?


Скорость

В окна ко мне ветер ластиться,

Путает мои волосы,

Выхожу на взлётную полосу,

С сорванным голосом.

Нотки восторга и ужаса,

Прав нет и скорость за двести,

Нет и ремня безопасности,

Да и свет фар неуместен.

По траектории смертников.

Пальцы вплелись в руль намертво,

Лики икон бессмертные,

Смотрят посмертными масками.

Месяца ломтик украденный,

Розовым ангельским крылышком,

Светит в глаза предательски,

Педали до пола вдавить бы.

Как же мне мало отпущено,

Светиться бездна вечностью,

Вот и колеса спущены,

И полоса вдруг встречная.

Стрелка нетрезво падает,

Скорость за двести двадцать,

Сворачивать уже некуда,

Вечность, здравствуй.


Вокзальный блюз

Страх искусственно глушат звуки,

В шумный город заходит вечер,

Мимо люди в оттенках разлуки,

Хрипло что-то кричит диспетчер.

Круг за кругом и час за часом,

Льется время вином измеряясь,

Оглушенная эхом вокзальным,

Я в оконный проём вжимаюсь.


Каждый раз как с судьбой играя,

Ставим жизни любимых на карту,

К стылым окнам лбом прижимаясь,

Молишь бога: – Не надо расплаты.

Не оставь мне в безветрие память,

Не оставь отраженье в зрачках,

Для тебя блюз вокзальный сыграю,

Ты услышишь его в небесах.


Синеву спрячут жалюзи-тучи,

Снег с небес на куски асфальта,

Сердце болью бинтуется туго,

Блюз вокзальный под звуки альта.

За любовь очень дорого платим,

Я делилась на тени и звуки,

Блюз вокзальный любви играю,

С лиц стирая оттенки разлуки.


Останься со мной

Я тебе спою о любви в полголоса,

Может осень виновна в нашей беде,

Теперь надвое моя жизнь расколота,

Ты останься со мной в этом грустном дне.


Осень гонит вдаль крики журавлиные,

Улетают, уносят на крыльях любовь,

На моих руках плачет гитара надрывно,

Вместе с ней душа моя плачет вновь.


Я сумею, я знаю, только ты поверь мне,

Я смогу наше счастье назад возвратить,

Без тебя, без любви для меня мир потерян,

Ты останься со мной, в осень не уйди.


Снова будет весна, придет наше лето,

Будет снова осенний дождь стучаться в окно,

Только песня моя о любви не допета,

Мы споем её вместе, останься со мной.


Оглянись

Ты прости, сколько раз проходила мимо,

То со снегом, а то с дождем,

Годы вдаль пролетают, летят незримо,

Только мы с тобой не вдвоем.

Оглянись, белым снегом кружится вьюга,

Заметает назад все пути,

Как нам в этой зиме отыскать друг друга,

Незамеченными не пройти.

Посмотри, день ушёл, вечерних огней мерцанье,

В пелене снегов чуть видны,

Ты послушай, в снежной метели дыханье,

Замерзает льдом без любви.

Оглянись, за собой в череде прохожих,

Мой горячий взгляд отыщи,

Любовь в сердце живет, не дай уничтожить,

Опять мимо не дай пройти.


Свет надежды

Не смотри на часы, стрелки идут не верно,

По старинным часам маятник пылью бьет,

Я когда-то вернусь, жди меня непременно,

Я приду на рассвете, время на век замрет.

Душу рвал напоказ для других без оглядки,

Выворачивал на изнанку и вновь надевал,

Бог расставил нас всех по местам по порядку,

Без причины, без правил нити все оборвал.

Лучик счастья, я не знал, что такие бывают,

В мире мрачном и злом свет надежды зажгла,

Как я жил до тебя, грязь с других собирая,

Жизнь терял по углам, никого не щадя.

Посмотри на закат, день карамелью тает,

Целый мир против нас и нашей любви,

Я под солнцем стою, тень на тень одевая,

Вновь засада вокруг, измена, тупик, враги.

Оторвись от слепого окна, жди и помни,

Свет надежды в душе горит, я вернусь,

Сколько было дорог, мне не вспомнить,

Знаю, что до тебя лишь одна приведет.

Улыбнись, я в тепле твоих глаз согреваюсь,

Свет улыбки на сердце как святыню храню,

Я приду, ты любовью залечишь мне раны,

В шрамах тело, душа. Для тебя я живу.

Ты поверь, через горе придет наше счастье,

Только ты свет надежды в душе храни,

Я приду сквозь дожди и любые ненастье,

На рассвете. Я вернусь, люби, помни и жди.


Марионетка

Стою в тени, тень за тобой,

И парусом душа по ветру,

Влечешь к себе своей игрой,

В твоих руках – марионетка.

Меня манит звучанье струн,

Игры гитары безмятежной,

Вплетает красный небосклон,

Закатами по венам нежность.

День ускользает на покой,

Под мраком льющегося неба,

Блуждаешь яркою звездой,

По снам моим, бродяга, ветром.

Зачем тебе, мой друг, герой,

Моя душа – марионетка?

Страсть растекается слезой,

От рук твоих и взгляда цепких.

Дышу я воздухом с тобой,

Одним. Зову тебя ночами,

Любовь словами не сказать,

Как исповедь, перед свечами.

Ночь исчезает под рекой,

По небу хлынувшего утра,

Во сне и наяву, навек герой,

Я навсегда марионетка.


Ты. Я.

Нет. Нам и звезды кричали об этом.

Нет. И закат поменялся с рассветом,

Нет. Нет любви сильнее на свете,

Той, что видишь в моих глазах.


Да. Я могу повернуть вспять реки,

Да. За любовь свою я в ответе,

Да. Ты дороже мне всех на свете,

Никому, никогда я тебя не отдам.


Ты – Моё солнце, вода и воздух,

Я – Напишу твоё имя на звездах,

Мы. Друг для друга с тобою созданы,

Нас. Нас связала любовь навсегда.


Я испеку тебе Любовь

Хочешь я испеку тебе Любовь?

Тесто замешу из нежных взглядов,

Положу ванильных слов в муку,

Сливочную страсть из шоколада.


Крем взобью из утренней зари,

И счастливых наших встреч вокзальных.

Из осенней улетающей листвы,

Чуть печальной нежности добавлю.


Украшение: Алых поцелуев лепестки,

Упадут на крем из бурной страсти,

Хмель ночей, безудержные ласки,

Жгучесть взгляда и касание руки.


Счастье смеха брошу конфетти,

Огоньки улыбки взгляда – крошкой,

Я спекла тебе наш торт Любви,

Милый, подставляй свои ладошки.


Случайный роман

Так наверно нельзя. Это точно – нельзя,

Невозможно сменить лабиринт моей жизни,

Твой, крылом самолет по закату скользя,

Улетел. На моих глазах грусть, как обычно.

Впереди ночь без сна, небо – синяя мгла,

К стылым окнам вокзала щекой прикасаюсь,

«Самолет долетел» – эта весть мне нужна,

Но меня от небес чей-то взгляд отрывает.


Сердце словно раздето под взглядом чужим,

Разрушая ломает границы, лишает защиты,

Удивленный и нежный взгляд мне говорит:

– «Я влюбился в глаза твои беззащитные.

Грусть такую не видел ни где, никогда,

Очень жаль, что глаза не по мне тоскуют,

Я б испил слезы грусти губами до дна,

В них оставил навеки любовь поцелуями.

Прижиматься к тебе, в море страсти тонуть,

Захлебнуться от нежности бесконечной,

Бархат кожи ласкать, целовать твою грудь,

Отдаваясь на век твоей власти беспечно.

Моим воздухом будь, кровью в венах моих,

Моим миром, вселенной, райским эдемом,

Ты молчанье мое, недосказанный стих,

Мои мысли и шифры ночных откровений.»


Время рядом свернулось клубочком в часы,

Наше счастье вздыхает то томно, то страстно,

Судьбы словно шутя бог сложил на весы,

Замыкая круги, выбор дал беспристрастный.

Ночь срывается в день, жар смывает с души,

Тишина за врачует, грусть в глазах добавляя,

Только будут тревожить шум вокзала и сны,

О случайной любви невзначай вспоминая.


Не кричи

Стоп.

Хватит орать мне в уши,

Мне твои крики по горло,

Остановись и послушай,

Я ухожу. Довольно!


Кругом мужиков как грязи,

Только в грязи валяться,

Никто меня не заставит,

Свобода, вот моё счастье.


Сердце закрою как келью,

Нет ни ключей, ни окон,

Уйду от тебя в подземелье,

Монастыря мужского.


В глазах моих цвета ряски,

Туманом запрячу болота

Тебе не тонуть со страстью,

В жгучих водоворотах.


Что ты там тихо шепчешь?

Целуешь мне руки, колени,

Голос сорвал свой певчий?

Всё как всегда неизменно.


Эх ты, тиран домашний,

Ярость стираю ладонью,

Ставлю тебе ультиматум,

Крикнешь, уйду к другому.


Я твоя ошибка

Я твоя ошибка,

Или опечатка,

На странице жизни,

Просто запятая.

Ты меня исправить,

Хочешь просто ручкой,

На мне точку ставишь,

Или закорючку?

Ты писать раздельно,

Хочешь свои буквы,

Я же предложенье,

Я твой стих готовый.

Ты страницу пишешь,

За слова цепляясь,

Я же книгу жизни,

Для тебя – стараюсь.

Ты свой личный гений,

Я воздушный шарик,

Пишешь о сомненьях,

Ластиком стирая.

Я твоя ошибка,

В алфавите судеб,

От стиха отрывок,

Буквой или звуком.