КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590559 томов
Объем библиотеки - 895 Гб.
Всего авторов - 235151
Пользователей - 108071

Впечатления

ANSI про Неклюдов: Спираль Фибоначчи (Боевая фантастика)

при условии, что я там буду богом - запросто!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Стопичев: Цикл романов "Белогор". Компиляция. Книги 1-4 (Боевое фэнтези)

Прекрасный рассказчик Алексей Стопичев. Последовательный, хорошо продуманный мир и действия в нём, как и главный герой, вызывающий у читателя доверие и симпатию. Если и есть не стыковки, то совсем немного и это не вызывает огорчения и досады. На мой суд достойный цикл из огромного вороха о попаданцах в магический мир. Было бы неплохо продолжи автор писать и далее, но что-то останавливает автора потому как кроме этого цикла ничего нет в

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Форчунов: Охотник 04М (СИ) (Боевая фантастика)

Читать интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Калашников: Лоханка (Альтернативная история)

Мне понравилась книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Перумов: Душа Бога. Том 2 (Боевая фантастика)

Непонятно. На Литресе в тегах стоит «черновик», а на https://author.today/work/94084 про черновик ничего не указано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Осадчий: От Гавайев до Трансвааля (Альтернативная история)

неплохая серия, но первые две книги поинтереснее будут...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Тейлор: Небесная Река (Эпическая фантастика)

первая книга в серии заблокирована. значит скоро и эту 4-ю заблокируют. успеваем скачать

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Майор [Анна Фурман] (fb2) читать онлайн

- Майор 1.39 Мб, 13с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Анна Фурман

Настройки текста:



Анна Фурман Майор

Никаких звуков.

Открываю глаза. Чернота дергается и плавает вокруг. Повсюду. Она повсюду.

Моргаю, чтобы прогнать сполохи и точки. Четыре, три, два. Один… Чернота концентрируется, обретает форму. Обступает плотно, почти ощутимо. Пытаюсь вертеть головой, но это дается мне с трудом. Что-то мешает. Возможно, тьма.

Я дышу. Да, по крайней мере, я дышу. С тишиной покончено.

Я поднимаю руки на уровень глаз. Медленно, слишком медленно. Чернота давит. Но я вижу. Я опять вижу. Что это? Я – человек. Я ведь человек?

Чернота проникла мне в голову. Она там, за черепной коробкой, даже не прячется. Кто я? Как меня зовут?

Холод. Я чувствую холод. Очень тесно. Не на что опереться. Немного пахнет гарью.

Страха нет. Есть призрак света вдалеке. Пытаюсь вспомнить хоть что-то. Напрягаю мозги изо всех сил. На острие мысли копошится нечто осязаемое. Как нить, которую нельзя ухватить. Но она есть. Я уверен, она есть. Где я?

В самом центре тьмы – внутри и снаружи. Моргаю снова. Раз, два… двадцать. Не помогает. Я должен повернуться, сделать усилие. Есть ли кто-то, кто знает меня? Я здесь один?

Пытаюсь заговорить. Это мой голос? Он звучит так… чужеродно. Помехи врываются в эфир, через ухо. Белый шум. Белый шум? А вот и нить.

– Командный центр вызывает майора Тома.

– Командный центр вызывает майора Тома.

Кого?

Я кричу. Кажется, я кричу. Позывной в ухе – механический. Это не люди. Но кто? Что?

– Командный центр вызывает…

Запись. Она обрывается.

Нить. Еще одна нить. Вернее… трос? От меня во тьму. Мне удалось развернуться. Или это чернота развернула меня?

Она пожирает трос, затягивает внутрь. Где мои руки? Странные руки, покрытые чем-то белым и плотным. Я должен ухватиться за нить. Должен.

– Командный центр вызывает майора Тома.

Я следую никуда. Дальше от света. За неживым голосом в ухе. Похоже, он зовет меня.

Миссия (предыстория)

– В чем суть этой миссии? Теперь… Героически вернуться домой? Прометей  покинул Землю два года назад, чтобы исследовать кротовую нору за Марсом.  Подарить человечеству надежду. А сейчас от огня остался только уголек.  Командование приказало лететь обратно. Раздуть из искры пламя. Ученые  справятся… Да. Но справлюсь ли я?

Мужчина у  монитора спрятал лицо в ладони и потер глаза, словно хотел поскорее  проснуться. Но он не спал. Он не спал уже трое суток.

– Я все еще майор Томас Отис. Хоть и сомневаюсь в этом сильнее с каждым днем. Бортовой журнал. Я здесь один. Конец связи.

Майор  нажал кнопку и запись прекратилась. Он не хотел оставаться наедине с  собственными мыслями, но едва ли у него был выбор. Роботизированная  команда мирно дремала в режиме перезагрузки, ожидая активации по  приземлении. Корабль шел на автопилоте. Томас Отис мечтал забыться. Он  согласился на эту миссию потому, что верил. В идеалы командования. В  существование иных миров. В собственные силы. В то, что сможет стать  настоящим героем, которого заслуживает человечество. Верил. Когда-то.

От  тоски и безысходности майор решил снова просмотреть данные, полученные  в ходе наблюдений за кротовой норой. В последнее время, это стало его  рутиной.

Андроид-разведчик, отправленный на «ту сторону», все еще слал  сигналы, напрочь лишенные смысла. Отис надеялся расшифровать хотя бы  часть из них, но усталость и скудное питание сказывались на когнитивных  способностях.

Майор по старой привычке, закреплённой  долгим пребыванием в космосе, ходил кругами. Он листал записи, сделанные  им по старинке – карандашом. Так легче думалось. Всегда. Будто то  список покупок на Земле или сложные расчеты на борту Прометея, структура  представала очам Отиса лишь в рукописном виде.

«Сыр, хлеб, бананы…» – майор ухватил образ жены, старательно выводящей в блокноте напоминалку.

«10 001 0101 00» – бред чокнутого робота.

«И Шкитлс!» – Отис устало улыбнулся, подумав о сыне.

«0 0 000 0001 1» – полная ерунда.

«Пожалуйста, не забудь брокколи!» – Они не знают. Никто на Земле не знает сколько еще осталось.

Лили,  Итан… Как сильно майор скучал по ним. Как сильно был им обязан. Хотя бы  тем, что окончательно не спятил в компании человекоподобных машин и  сложных механизмов корабля.

Майор бросил взгляд на фото в рамке,  стоящее возле койки. Такие счастливые, солнечные. Его семья. Семья,  которая ждет и верит, что папа вернется с хорошими новостями.

Отис  отбросил тетрадь и выбежал из каюты, подгоняемый внезапной решимостью.  Он не допустит провала миссии. С каждым поворотом его сердце билось  чаще, настойчивей. Кровь пульсировала в жилах. Тело покрылось потом и  противными мурашками. В голове стучала фраза, брошенная адмиралом в  последнем разговоре с Землей: «Разве можем мы спасти человечество,  торгуя жизнями?»

Прибыв в центральный отсек, майор застыл над  панелью управления кораблем. Если он сдвинет рычаг и выведет Прометей из  автопилота – пути назад не будет.

Вдох.

Выдох.

Щелчок.

– Командный центр вызывает майора Тома. Отис, почему вы сменили курс? – моментально ожили динамики.

– Отис, ответьте!

– Командный центр вызывает майора Тома!

Отис  зажмурился и повернул выключатель. Властный голос стих, перейдя в режим  немой записи. Прометей развернулся и набрал ход. За толстыми стеклами  корабля простиралась бесконечность. Сверкающая серая сфера вращалась на  фоне Юпитера со скоростью, видимой глазу. Майор направлялся прямо в ее  центр.

Все произошло очень быстро. Едва Прометей прошел по  касательной, задев одним бортом сферу, приборы словно сошли с ума. Гул  заполнил капитанский мостик. Все вокруг задребезжало. Из блока питания  главного компьютера повалил дым. Отис, пристегнутый к креслу, шумно  сглотнул и сжал кулаки. Как человек за секунду до смерти, он увидел лица  родных. Майор не мог рисковать жизнями миллиардов… жизнями двух –  самых важных людей – полагаясь на расторопность ученых.

Томас Отис знал, что единственный способ спасти их – нырнуть в кротовую нору самому.

– Все будет хорошо, – он больше не слышал звука собственного голоса.

Память

Кто-то сказал ему. Однажды кто-то сказал ему.

Воспоминания возвращались отрывочными, короткими, ассоциативными.

***

Вот малыш Томми играет во дворе с другими малышами. Вот мама. От нее пахнет корицей и морковкой. Лицо расплывается, остается только голос:

– Томми, осторожнее!

И Томми падает, кубарем скатываясь с горки.

Вот Кто-то. Он проходит мимо, оборачивается на женский крик и ловит пацана, перепачканного грязью, но довольного собой.

– Космонавтом будешь, не иначе! – говорит Кто-то, – Глянь-ка, даже не заплакал.

Кто-то пахнет терпким одеколоном и, кажется, пивом. Томми гордо вскидывает голову:

– Буду!

***

«Майор… они сказали, что я майор. Значит, все-таки стал», – память услужливо подбрасывает топливо в систему личности.

«Томми…» – только мама называла его так. Ему нравилось. Похоже, ему это нравилось.

***

– Том, с повышением! – мужчина – высокий худой седой, останавливается, чтобы пожать руку новоиспеченному офицеру.

– Теперь ты, стало быть, Майор Том? – мужчина смеется. Громко, раскатисто. Этот смех не подходит облику.

Прозвище приклеивается намертво. В Солар всегда так. А уж если сказал сам адмирал…

Солар? Адмирал?

***

На майора Тома обрушивается «лавина». Мощным рывком подхватывает и несет туда, где могут быть ответы. Только бы каюта не пострадала.

В небольшой комнатушке дымно и хламно. Тряска сделала свое дело. Майор ищет ниточку воспоминаний среди бумаг, одежды, письменных принадлежностей и странных приборов, назначение которых, возможно, вспомнят руки. Но не сейчас. Сейчас есть задача поважнее.

Фото в рамке обнаруживается не сразу. Хорошо, что майор не привык сдаваться.

– Глянь-ка, даже не заплакал! – снова прорывается «в эфир» Кто-то.

Не в этот раз. Слезы катятся по щекам майора. Слезы безысходности, горечи, осознания.

Он вспомнил. Вспомнил все.

Некогда красивое лицо, словно в процессе кино-монтажа, превращается в гримасу боли. Малыш Томми в застенках сознания майора Тома не верит в происходящее.

– Буду! – обещает Томми.

– Что я наделал? – отвечает вопросом Том, спустя годы. Земные и световые.

Майор сидит на полу каюты, на борту Прометея, на краю чужой галактики.

– Разве можем мы спасти человечество, торгуя жизнями? – повторяет он, как заведенный.

***

Главный компьютер сгорел. Система жизнеобеспечения переключилась на резервный блок. Но его мощности не хватит на обратный путь.


Руки знают. Руки должны знать, как все исправить. Есть ли у майора шанс на спасение?

А у землян?

Майор Томас Отис, будучи в здравом уме и трезвой памяти, ходит кругами по капитанскому мостику.

Его экипаж, состоящий из андроидов, канул в Лету вместе с компьютером. Связи нет. Запасы еды и воды не дождутся спасательной миссии, если таковая планируется.

Прометей застыл. Завис в черноте неизвестной галактики. Передвигаться не на чем. Разве только… шаттл. Шаттл, который не выдержит перегрузок в кротовой норе.

Отис смотрит в иллюминатор – Отиса угораздило припарковаться над планетой, напоминающей Землю. Возможно, там есть надежда. Возможно там…

– Майор? Майор Том? Вы слышите меня? – скрипучий голос вклинивается в ухо через портативный коммуникатор.

– Джонни?! – отзывается Отис, радуясь андроиду, как старому другу. Похоже, робот все-таки не спятил.

Домой

Просторный вокзал, родом из прошлого. Золотистый морок, каменный пол, коридоры-лабиринты, сотни комнат, хаос. И люди. Толпы людей. Словно в замедленном режиме – бесцветный монотонный шум.

А на перроне поезда. Старинные машины снуют по рельсам, играя колыбельную дорог: ты-дыщ, ты-дыщ.

– Дыщ… дыщ, – отзывается черная дыра у входа.

– …прибывает на первый путь, – начало фразы тонет в вакууме, но отрывка достаточно.

Он должен спешить.

Майор бежит по залу, майор считает шаги, майор боится опоздать.

«Домой, мне нужно попасть домой» – Он не знает: куда домой, к кому домой, зачем домой.

Майор поднимает глаза – на потолке в безумном хороводе пестрят стрелки-указатели. Майор не понимает их смысла и назначения.

– …прибыл на первый путь.

Внутри у майора страх. Липкий ужас, цепляющий, тормозящий. Время утекает в черную дыру у входа.

Майор пытается собраться с мыслями. Мысли не желают собираться и уж тем более, что-то решать.

– Вы не подскажите, где выход? – майор обращается к девушке, похожей на его жену. Лили.

– Ли… ли, – вторит эхо.

Девушка смотрит на майора и тянет руку вперед:

– Следуй за фонариком.

Майор видит свет. Белый свет, удаляющийся по мере приближения к горизонту. Черная дыра у входа втягивает людей. Она голодна, как всегда. Толпа редеет, фонарик ускользает из поля зрения.

Нельзя опаздывать.

– Льзя… зя.

Кто-то хватает майора за рукав.

– Томас? Томас, ты слышишь меня?

– Лили?..

– Ли… ли…

Свет становится ярче – черной дыре у входа не поглотить его целиком.

– Ни… за… что…

– Майор, проснитесь.


Майор открывает глаза и вздрагивает. Фонарик прямо перед его лицом. Пространство вокруг плывёт.

– Выключи… – язык слушается лишь наполовину.

Андроид гасит лампочку на голове.

– Где мы? – сон не желает покидать майора.

– Согласно моим расчетам, сэр, недалеко от центра Андромеды. Полагаю, мы должны дать название этой планете.

Легенда

– Есть ли у вас теории о происхождении кротовой норы, майор?

На новой планете смеркалось. Вечер был морозным и нежно-розовым. Впрочем, как все остальное. Флора – розовая, земля – розовая, небо – бирюзовое днем, но к ночи… Для полноты картины не хватало розового дождя. А вот майор, после десяти часов изучения местности, не отказался бы от вина. Розовое всегда любила Лили.

Отис усмехнулся:

– Хочешь теорию, J9? Теорий нет. Есть легенда.

– Боюсь, что мой жесткий диск не предназначен для хранения подобной информации, сэр, – J9, также известный как Джонни, покачал головой, – однако, я понимаю, что людям свойственно уставать, а после расслабляться… Как? – он пощелкал механическими пальцами, – болтая. Поведайте мне.

Майор с наслаждением вдохнул чистый воздух, еще не отравленный индустрией, и начал свой сказ:

– Когда нора появилась, в закоулках Солар ожил слух. Кто-то, вернее, Нечто, открыло лаз, с другой стороны Млечного пути. Нечто, наделенное силой поглощать миры и уничтожать цивилизации. Нечто разумное, опасное, с непонятным людям чувством справедливости.

Отис замолчал. Не иначе как для пущего эффекта. Драматичная пауза прервалась порывом ветра. Других звуков на планете не было. Стерильно, не считая растительности. Спокойно, как ни в одном уголке умирающей Земли.

– Никто не знает, с какой целью Нечто создало кротовую нору. Ясно лишь одно – не ради спасения нашей расы. Говорят, Нечто явилось из мрака и стремится во мрак. Говорят, оно ищет рабов и жаждет безграничной власти. Говорят, ловушки его разбросаны в сотнях галактик. Говорят, Нечто питается страхом и пробуждается раз в тысячу лет, чтобы подкрепиться живым. Говорят, пороки и злые помыслы первых существ породили Нечто. Оно слепо, как крот. Оно голодно. Оно ждет.

Андроид внимательно слушал. Отис всегда был хорошим рассказчиком. Если бы только в программу робота заложили страх, он тут же покрылся бы хромированными мурашками.

– При любом раскладе, Джонни, столь прекрасная планета не может быть подарком. Рано или поздно людям придется платить. И кто знает, какую цену потребует Нечто. Ведь человечество уже принесло в жертву потребностям собственный дом.

Отис улыбнулся, ожидая реакции J9. Боль и усталость почти отпустили майора. Словно утекли в рыхлую почву пока безымянной планеты. Планеты, похожей на Землю и пахнущей жевательными конфетами. Такими, какие обожает Итан.

– Вы верите в это, майор Том?

– Неважно, во что я верю, Джонни. Мы не узнаем правды, пока не придет время. Наша главная цель сейчас – сообщить землянам, что спасение здесь. Пока отпущена передышка, стоит ею воспользоваться.

Ночь плавно спустилась в лагерь, разбитый вокруг шаттла майора и капсулы J9. Гигантские деревья покачивали розовыми листьями. Алая вода замерла в небольшом озерце, изредка вздрагивая от волнений воздуха. Звезды Андромеды просыпались над головами скитальцев, словно конфетти.

– Майор? – Джонни положил руку на плечо командира.

– Да?

Спутник сиял багрянцем вдалеке, приветливо мигая.

«Как же красиво, – подумал Отис, – может, и Лили увидит это небо однажды»

– Майор, мои сенсоры говорят, что за нами кто-то наблюдает.

Хан

Они называли себя лирами. Могущественные создания, некогда населявшие розовую планету. Существа, похожие на людей, но овладевшие силой разума, что питались энергией космоса, общались при помощи телепатии и во многом превосходили человечество.

Лиры стремились сберечь планету для тех, кто явится следом. И когда последний хранитель – Хан, ощутил присутствие майора, то вышел из укрытия, чтобы передать важные наставления новым хозяевам старого дома.

Хан говорил с майором на своем языке. Он показал ему цивилизацию будущего и мир прошлого, который лиры покинули навсегда. В жизни этой удивительной расы не было института власти, денег, экономических кризисов. Лиры не ведали о войнах и гражданских протестах. Они процветали в гармонии, по собственным чудным законам.

Едва ли ошарашенный Отис предполагал, что столкнется с чем-то подобным. Отис, который прошел сквозь кротовую нору, вернул память и выжил в чужой галактике, был потрясен, как никогда раньше. Словно это эфирное создание – отголосок древнейшего разума – само сердце космоса, вернуло майору веру в спасение, одарило своей мудростью, указало путь во тьме.

Только на один вопрос Хан не ответил – кто поместил портал в солнечной системе. И Отис понял: все обнаружит время.

Хан попрощался с майором как с другом и растворился в лучах звезды, которую Отис уже окрестил Лирой. На душе у майора осталось тепло.

В последний раз взглянув на бывший дом с высоты, Хан мысленно пожелал майору удачи. Он верил, что рациональная сторона человека найдет выход. Та сторона, которую Томас Отис звал именем робота-андроида, вдребезги разбившегося о землю розовой планеты три года назад.

Выбор

Майор сидел на берегу озера, бросая камушки в алую воду. Вода, как и положено, поглощала их со звуком похожим одновременно на «бульк» и «хлюп». За два месяца, что Отис провел на розовой планете, он так и не придумал ей название. Зато, вместе с Джонни им удалось расшифровать и отправить с помощью зонда странное послание, которое андроид передавал через кротовую нору. Информация в ней искажалась, однако, искажалась систематично. А значит, можно было переписать код таким образом, чтобы он приходил на другую сторону в первоначальном виде.

Но сейчас майора заботил иной вопрос. Он вертел пальцами карандаш и никак не мог занести его над бумагой, чтобы начать писать. Цивилизация будущего, которую показал ему Хан. Майор хотел понять ее суть, структуру. Передать эти знания тем, кто явится с Земли на зов. Конечно, Отис думал о сыне. Поколению Итана предстояло сделать то, чего не доводилось еще никому из людей. Построить новый мир, в чужой галактике, на чужой планете.

Законы существования здесь отличались от земных. На картинке, нарисованной Ханом, не было признаков индустрии. Розовая планета не содержала в своих недрах ни нефти, ни газа. По крайней мере, в привычном для человечества виде. Здесь, в другом временном отрезке, промышленность работала на энергии родительской звезды и пара. Изобретения ученых, чьи имена почти стерлись из истории, вновь обретали силу, развивались и ломали экономические формулы. Мир высочайших технологий, мир измененного сознания, мир, построенный на принципах хранителей Лиры.

Отис хотел оставить спасенному человечеству не только схемы и сухие описания. Он пытался подобрать слова, изменить ход часов. Ведь Хан показал и другой вариант развития событий. Войны, бесконечный ужас, всепоглощающий страх. Отис вспомнил свой разговор с J9:

– Вы верите в это, майор?

Майор верил. Но не в мифическое создание, порожденное тьмой, а в то, что Нечто – отголосок самой расы, утонувшей в низменных порывах порочной натуры. Это могло произойти и с лирами. Если бы не их жертва…

Майор внезапно вскочил, сжимая в руке блокнот. Догадка, озарившая его, была безумной. Но после всего увиденного и пережитого, уже не казалась столь удивительной. Отис побежал в сторону лагеря. Если он прав, времени почти не осталось. Времени…

Джонни смотрел в небо, сжимая и разжимая механические пальцы. Взгляд его был прикован к точке, сияющей серыми переливами на фоне исчезающей за горизонтом Лиры. Точка пульсировала, растворялась, утекала, просачиваясь сквозь розовые облака.

– Кротовая нора. Она самоуничтожается.

Майор, запыхавшись, остановился рядом с андроидом:

– Это не портал.

J9 не понял командира, выразив это вопросительным наклоном головы.

– Переход на новый уровень. То, что показал мне Хан – перспектива разных планет. Если нора исчезнет, люди останутся на Земле и погибнут в войнах за ресурсы. Но если они сумеют попасть сюда… Джонни, мы и есть лиры. Мы открыли лаз.

– Вы хотите сказать, что это временной парадокс, майор?

Отис кивнул:

– Здесь, в Андромеде, будущее есть настоящее.

Робот на секунду завис, обрабатывая информацию.

– И единственный способ создать кротовую нору из текущей точки – это…

– Когда я попал сюда и вышел в открытый космос, пока системы «Прометея» устраняли задымление, я видел свет. Но не Лиры. Это была вспышка энергии кротовой норы.

Майор усмехнулся. Сложная картина временной спирали, вся его жизнь, каждое действие, причины, следствия – сошлись в одном простом выборе.

– Мы не можем спасти человечество, торгуя жизнями, – повторил майор слова адмирала.

– Вы собираетесь сделать именно это. Снова.

– Нет, Джонни.

Майор Томас Отис посмотрел на робота, улыбаясь собственным мыслям. Разумной машине никогда не понять иррациональности любви.

– Не торгуя. Жертвуя.

Моменты

Майор, который еще не майор, лежит на земле, закрыв глаза, и ловит лицом капли дождя. Жена, которая еще не жена, смеется и ловит рукой пальцы майора. Ее голос, холодная вода, шум прибоя, мягкий-жесткий песок под головой. Будто наяву.

Малыш Томми сидит на полке, за шторой, и ест варенье. Руками, из банки. Никто не станет его ругать. Здесь можно. Запах книг и малины, полутона света – персональный укромный уголок. Мамин магазин.

Итан бегает в высокой траве. Его улыбка настолько заразительная, что улыбается даже трава. И небо. И Солнце.

Кажется, это вино настоящее. Сыр с плесенью – жуткая гадость, но Лили нравится. Лили теплая и пахнет сумерками. Дорожной пылью.

– Следуй за фонариком.

***

– Я бы с радостью взял на себя эту миссию, майор.

Что-то похожее на грусть мелькает в голосе и глазах андроида. Радость? О чем он говорит? Ах, да. Фигура речи.

Майору страшно. Действительно страшно. Что чувствуют люди, за несколько минут до неминуемой гибели?

– Я знаю, Джонни.

Розовая планета отходит ото сна. Тихо, беззвучно. Розовая планета еще не знает, что скоро наполнится жизнью.

– Я бы с радостью взял на себя эту миссию, – повторяет J9.

Его раздробленные механические останки горсткой лежат в тени лагеря. Майор бережно собрал их в одном месте.

– Но мы оба понимаем, что я – лишь плод вашего воображения.

– Ты был мне хорошим другом, Джонни. Я благодарен тебе.

Майору трудно улыбаться вместе с утренней Лирой. Еще чуть-чуть и небо окрасится голубым.

– Наденьте скафандр, на всякий случай, – теперь робот звучит почти как человек. Как если бы Лили собирала мужа в дорогу.

Майор уходит, не оглядываясь. Майор садится в шаттл и поднимается к черноте. Это не как в первый раз. Все не как в первый раз.

Исчезающая кротовая нора вращается медленно, гаснет. Майор огибает Прометей и стремится к свету. В голове у майора одна мысль.

«Нам врали. Нам всегда врали. За этой чертой пустота. Я буду пылью. Просто перестану существовать и… все».

И тут же вторая. Последняя.

«Я не хочу умирать».

Майор Томас Отис не чувствует перегрузок. Он не чувствует ничего. Вспышка слепит сквозь плотно сомкнутые веки. Холодный пот стекает по лбу. Руки в белых жестких перчатках цепляются за рычаг ускорения. Резкий толчок.

– Следую за фонариком.

***

Она сидит на берегу озера. Вода, по ее мнению, выглядит странно. Зато камушки уходят в гладь с земным звуком. Похожим одновременно на «бульк» и «хлюп».

Она перечитывает записку, уже в сотый раз.

Ветер шелестит розовыми листьями чудных деревьев, пытается вырвать бумагу из рук, играет длинными волосами, редко поседевшими за последние три года.

В ее глазах нет слез. Только немного режет горло удивительно-чистый воздух.

Пальцы сжимают заветный листок, мнут и тут же разглаживают. Она так и не привыкла к боли.

«Я ни за что не поступил бы иначе. Если все получилось, теперь – это ваш дом. Передай адмиралу, что я выбрал название. Планета Лили»

– Миссис Отис? – кто-то окликает ее, заставляет обернуться, – миссис Отис, он очнулся.

Свет в импровизированной палате приглушенный, бледно-розовый. Она вбегает, запыхавшись, отдергивает полог. Сколько времени прошло с того дня, как разведчики нашли его, болтающимся в открытом космосе чужой Андромеды, среди обломков шаттла? Сколько времени прошло с того дня, как он покинул родную Землю?

Итан, такой взрослый, хмурый, стоит у койки. Он помнит отца другим. Он с трудом узнает эту бледную тень.

Лили садится на корточки у изголовья. Лили тянет руку вперед и проводит ладонью по волосам мужа.

– Следуй за фонариком.

Майор Томас Отис открывает глаза.


Оглавление

  • Миссия (предыстория)
  • Память
  • Домой
  • Легенда
  • Хан
  • Выбор
  • Моменты