КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590813 томов
Объем библиотеки - 895 Гб.
Всего авторов - 235194
Пользователей - 108080

Впечатления

Arabella-AmazonKa про Первушин: Аэронеф '25 лет Вашингтонской коммуны' (фрагмент) (Научная Фантастика)

что тут делает этот фрагмент? их нельзя грузить сами ведь пишите. плиз удалите кто нибудь.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Неклюдов: Спираль Фибоначчи (Боевая фантастика)

при условии, что я там буду богом - запросто!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Стопичев: Цикл романов "Белогор". Компиляция. Книги 1-4 (Боевое фэнтези)

Прекрасный рассказчик Алексей Стопичев. Последовательный, хорошо продуманный мир и действия в нём, как и главный герой, вызывающий у читателя доверие и симпатию. Если и есть не стыковки, то совсем немного и это не вызывает огорчения и досады. На мой суд достойный цикл из огромного вороха о попаданцах в магический мир. Было бы неплохо продолжи автор писать и далее, но что-то останавливает автора потому как кроме этого цикла ничего нет в

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Форчунов: Охотник 04М (СИ) (Боевая фантастика)

Читать интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Калашников: Лоханка (Альтернативная история)

Мне понравилась книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Перумов: Душа Бога. Том 2 (Боевая фантастика)

Непонятно. На Литресе в тегах стоит «черновик», а на https://author.today/work/94084 про черновик ничего не указано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Осадчий: От Гавайев до Трансвааля (Альтернативная история)

неплохая серия, но первые две книги поинтереснее будут...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Одна жизнь для двоих [Серена Никки] (fb2) читать онлайн

- Одна жизнь для двоих [СИ] 870 Кб, 242с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Серена Никки

Настройки текста:



Одна жизнь для двоих

Глава 1. 1812 год. Европа. Ирландия.

С 8 февраля 1812 года Ирландским полком командовал полковник Лоулесс. К этому моменту половина офицеров полка составляли ирландцы. В феврале 1813 года полку приказано выступить из Южной Голландии и присоединиться к пятому армейскому корпусу генерала Лористона армии маршала Нея в Силезии. В тот период жизнь у обычных людей была сложной и непредсказуемой.

Аврора жила со своей бабкой в лесах, далеко от цивилизации. Небольшая уютная усадьба напоминала волшебный терем. Стволы деревьев были покрыты мхом, а их зелень сливались с кустами и травами, образуя волшебный сказочный пейзаж. Девушка была потомственной ведьмой, и ей были открыты различные познания тайн природы и вселенной.

В те времена иметь такие способности, означало смерть. Ведьм и колдунов казнили часто и, чтобы сохранить жизнь единственной внучки, бабушка Вивианна отправилась в глухой лес, где и жила уже пятнадцать лет. Аврора выросла красивой девушкой, с медными волосами. Голубые глаза лишь слегка отливали зеленью. Практической магией заниматься в лесу было безопасно. Вызывая бурю, или спасая погибающих животных, Аврора проводила будние дни.

— Сегодня такая прекрасная погода, бабушка.

— Вот и сходи, подыши свежим воздухом, — Аврора улыбнулась и выскочила во двор.

На своей излюбленной поляне в чаще леса она увидела мужчину. Наездник прогуливался вдоль берега, и его внимание привлек свет, который поднимался вверх, где-то недалеко, за деревьями. Мужчина привязал коня и, разгребая ветви руками, отправился в избранном направлении.

— Матерь божья!!! — то что открылось его взору, трудно было описать словами. Девушка создавала радугу, выводя руками замысловатые фигуры в воздухе, при этом она весело смеялась. Глаза ее светились изумрудным светом. Она не заметила мужчину, который замер, наблюдая за происходящим. Надломившаяся ветка, привлекла внимание девушки. Она медленно обернулась.

— Ведьма!!! Помогите!!! — Испуганный наблюдатель бросился со всех ног бежать. Откуда не возьмись, подлетела Вивианна и стала излучать молнии из рук, пытаясь поразить свидетеля. Одна из молний попала прямиком в сердце мужчины, и он свалился замертво. Старая колдунья не заметила других наездников. Удар последовал сзади. Тяжелый хлыст повалил Вивианну на землю. Наездник спрыгнул и снова нанес серию ударов тяжелым хлыстом.

— Нет, бабушка, нет! — в горле пересохло. Не хватало воздуха. В считанные мгновения ее жизнь превратилась в настоящий кошмар. Старая колдунья потеряла сознание. Мужчины развели костер и сожгли несчастную женщину. «Бабушка, милая, как же я без тебя? Что они с тобой сделали?»

— Нет, нет, огонь остановись!!! Убийцы!!! Нет!!! — Аврора была в отчаянии и кинулась на помощь. Пытаясь отогнать пламя, она путалась в заклинаниях и не могла ничего исправить. Девушку схватили. Главарь подошел к ней очень близко.

— Ты красивая. Жаль, что оказалась ведьмой… — задумчиво сказал Ней, — я должен сдать тебя властям. Они решат твою судьбу. Я не хочу убивать тебя сам. Убийство ведьмы может повлечь болезни и прочие неприятности. Я не могу тебе позволить испортить мои военные планы, но если ты попытаешься сбежать, я все-таки это сделаю, а так ты продлишь свою жизнь, на несколько дней, — его суровый облик, военная закалка и отсутствие жалости не позволили ему проявить хоть каплю сочувствия к несчастной девушке.

— Я буду тихой… — еле слышно сказала Аврора, — но я никому не причиню зла. Оставьте меня в лесу. Я прошу. Пожалуйста.

— Это пусть решает суд. Ты можешь навредить нам на расстоянии. Я не уверен в твоей искренности, ведь ты ведьма…

— Суд решит не правильно. Я чувствую, что скорее всего, меня уже не выпустят, — горько прошептала молодая девушка.

— Возможно, все в руках божьих. Отправляемся в Дублин. Нет причин больше здесь оставаться, — скомандовал Ней.

Один из военных грубо схватил девушку за руку, заставляя сесть впереди себя на коня.

— Ты такая милая девочка, может, развлечемся где-нибудь по дороге?

— Не смотря на то, что я слабая, могу навести проклятие на весь ваш род. Хотите?

Наездник позади, нахмурился, даже руки убрал, от греха подальше.

— Ничего, в Дублине ты получишь свое. Это я тебе обещаю. С такими как ты, особо не церемонятся.

Аврора лишь замерла, удерживая равновесие на коне. Девушка понимала, что возможно, она в последний раз, видит эти восхитительные места, и ей хотелось сохранить в памяти каждое мгновение жизни, что ей уготовано.


Глава 2. Приговор Джона.

Вскоре Аврора была доставлена в Дублин. Ней не создавал лишнего шума в городе, и девушка была передана властям.

Судить ее, было поручено Джону Стивенсу. Мужчина был высоким. Черные волосы напоминали воронье крыло. Глаза карие. Мужчина, ищущий справедливости. Он с детства хотел сделать мир лучше. В возрасте двадцати пяти лет Джон достиг огромных успехов в науке, но связал свою судьбу с правосудием. Он всегда хотел быть справедливым и честным. С огромным трудом ему это удавалось. Давление оказывали высокие чины и прочие богатеи. Они старались подкупить его, иногда доходило до угроз. Устоять было сложно, но Джон пытался сохранить свое доброе имя.

Джон спустился в подвальное помещение к осужденной Авроре. Ее не трогали до личной беседы с судьей. Так он поставил свою работу. При вынесении приговора, он учитывал все обстоятельства и мелочи. Джон доверял своей внутренней интуиции, которая редко его подводила. Массивные двери камеры заключения со скрипом раскрыли стражники.

Когда он увидел маленькую хрупкую девушку с огненно-рыжими волосами, первое ощущение было сравни помешательству. Дыхание сбилось. В груди он ощутил жгучую боль. «Почему я должен судить эту девочку? Она ведьма и приговор здесь однозначен, тем более случай подтвержденный, и один из воинов погиб. Мне лишь стоит деликатно ей преподнести новость о том, что ее жизнь будет прервана после подписания приговора, но как это сделать?» Сейчас он ненавидел свою работу. Он поступает по закону, но это решение будет тяжелым. Вот что чувствовал Джон. Тщательно подбирая слова, судья произнес ровным голосом.

— Разрешите представиться, Джон Стивенс. Мне поручено, разобраться в вашем деле, и вынести приговор, — девушка никак не восприняла его слова, выглядела равнодушной. — На основе существующих законов этой страны, вы обвиняетесь в колдовстве. Наказание за такое преступление известно. Это смертная казнь.

— Я не колдунья, я просто помогаю тому, кто нуждается в этом. Я еще мало умею. Моя бабушка… — и девушка заплакала. Она лишилась единственного человека, который был ее семьей. Она осталась совсем одна. «Глаза этого человека проницательные и добрые, возможно он сжалится»

— Ваша бабушка, как мне известно, оказала сопротивление властям и была убита. Мне жаль, но если в твоем деле стоит разобраться, то вина твоей бабушки не нуждается в доказательстве. Эта ведьма, которая давно объявлена в розыск. Факты колдовства собраны в достаточно большом количестве.

Каждое слово судьи ножом резало по сердцу, и она хотела отомстить за бабушку, за всех, погибших несправедливо колдунов и ведьм. Злость и отчаяние огненной волной наполняло каждую клеточку ее тела.

— Я ненавижу вас всех за то, что вы ее убили. Я осталась одна. Вы жестокие люди, и вы, господин, тоже жесток. Я вижу, что вам свойственна справедливость. Освободите меня прямо сейчас, и я ничего вам не сделаю. Мое убийство не останется для участников бесследным. Вы думаете, что все вы правители мира. Вот и нет. Мир сложнее, чем вам может показаться. Я превращу вашу жизнь в сущий ад. Ваша душа будет уничтожена, и огонь, в котором я буду гореть, покажется раем перед страданиями, которые вас настигнут, — Аврора сверкнула зелеными глазами. «Он не собирается мне помогать, так гори в аду этой жизни, я наложу страшное проклятие, и буду упиваться твоей болью, глядя на этот мир с небес, вот увидишь»

— Ты угрожаешь мне расправой?!! — Джон усмехнулся «Как она может шантажировать меня в ее положении?» — Это уж слишком. Аврора, вы будете сожжены на костре, на городской площади. Чтобы народ не растерзал вас на части, я могу исполнить приговор здесь. Гореть в огне очень больно. Могу предложить вам яд. Вы выпьете его, когда я выйду.

На минуту замерев, девушка закрыла глаза, а потом, раскрыла их. Они приобрели не естественное, зеленоватое свечение. Аврора выдохнула

— Ты хочешь избавить меня от страданий, как это благородно. Забери свою отраву, она тебе еще пригодится, а теперь слушай, что я тебе скажу. После моей смерти страшное проклятие ляжет на весь твой род. Ты сможешь жениться лишь однажды, но если девушка не будет чиста и после первой брачной ночи она забеременеет и родит не сына, ребенок умрет вместе с женой. Если будет сын, он выживет, чтобы продолжить страдать. Ты увидишь его мучения, когда он будет хоронить свою жену. Девушки, предназначенные для тебя, и твоих потомков будут ведьмами, но возможно не будет знать о своей сущности. Все они умрут, и страданиям не будет конца. Все представители вашей династии будут с большим трудом завоевывать сердца девушек. Если всех женщин будет привлекать ваша внешность, то ведьмы будут бежать от вас, как от огня. Они будут испытывать жуткий страх, и бежать как от дьявола. Боль и страх сохранятся, пока вам не удастся ее поцеловать. После этого запустится процесс влечения и страстной любви. Все закончится рождением и похоронами. Девушки, имеющие отношения до вас будут погибать. Лишь если девушка будет чистой, она сможет снять проклятие, но ведьма редко бывает чистой. Поэтому проклятие будет вечным. Да и еще одно. После брачной ночи ведьма до рождения ребенка должна исчезнуть, и отец ребенка должен будет появиться, лишь после рождения. Если все условия будут выполнены, что маловероятно, то проклятие падет. Но, если такое случится когда-нибудь, то она получит всю силу ведьм, когда-либо сожженных на костре. Сила будет у девушки, ее мужа и у детей, рожденных в этом браке. Так ведьмы и колдуны возродятся. С чем вы сейчас боретесь, оно вернется, и вы будете этого желать и поймете, что сверхъестественные способности, это не грех, который нужно искоренять…

Проклятие маленькая Аврора проговаривала холодным, ровным тоном, накладывая жуткий отпечаток на будущее Джона Стивенса. Слова проклятия тяжелым грузом легли и растворились в сердце судьи.

— Я должен вынести приговор, ведь я представляю закон. Ты хочешь проявиться, как настоящая ведьма, и если я тебя отпущу, ты причинишь вред людям. Пусть не сейчас, но позже, и это будет на моей совести, — в душе Джона творилась смута. Он физически чувствовал, что проклятие возможно, и оно очень страшное. «Моя Анита, не ведьма, и я женюсь на ней, твое проклятие не способно разрушить настоящую любовь. Я уничтожу тебя, и ты сгоришь вместе с мистическими способностями и сомнительной силой»

— Ты будешь страдать. Проклят!!! Проклят!!! Проклят!!! — трижды произнесла Аврора.

Джон сдержался, и лишь ярко горящие зеленые глаза девушки излучали ненависть и отчаяние. Он вышел из камеры заключения, давая распоряжения о последующем содержании Авроры, до момента, применяемой в таких случаях смертной казни…


Глава 3. Казнь.

Холодные стены каменного темного помещения. Это реальная действительность бедной ведьмы. Приговор вынесен, и ей оставалось только ждать. Вытерев остатки слез девушка опустилась на каменный пол, и прислонившись головой к стене, закрыла глаза. Она не чувствовала холод. Ей предстояло умереть. Заботиться о здоровье, теперь это было лишено смысла. В эту ночь Авроре приснился сон. Бабушка Вивианна явилась ей.

«— Аврора, девочка моя, я избавлю тебя от боли с помощью магии. Ты умрешь, и мы с тобой встретимся, а родишься ты в другое время, в другой жизни, для того чтобы спасти эту проклятую душу. Этот судья, предначертан тебе судьбой. Он тоже родится, и вы еще встретитесь, ведь ваши души должны быть вместе. Его душа почувствовала что-то, но он сделал неправильный выбор. К сожалению, в этой жизни он ошибся, и теперь будет расплачиваться, как ты ему и пообещала.

— Бабушка, я его ненавижу. Он жестокий, и если я снова появлюсь на этом свете, то никогда не подойду к нему. Запомни мои слова.

— Твое проклятие было сказано в порыве отчаяния, и ты сама привязала себя к нему. Вам обоим и придется расхлебывать, а также разбираться в ваших отношениях.

— Бабушка, нет.

— Ты еще очень юна, а в магии нужно иметь холодную голову. Скажем так, ты немножко переборщила с этим.

— Может мне снять это проклятие, бабушка, это возможно?

— Все могло бы сложиться иначе, девочка моя, — Вивианна задумалась. — Я буду тебя ждать. Тебе предстоит переход в мир мертвых. Ничего изменить нельзя, и ничего не бойся… — Аврора обняла бабушку и почувствовала тепло. Было так приятно почувствовать объятия родного человека. Родители Авроры были убиты, когда Авроре было три года. Шайка разбойников напала на поместье Маккарти, и бабушке чудом удалось спасти ребенка. Она бежала без оглядки в свой таинственный домик в лесу, в надежде, что там ей удастся спасти маленькую ведьму.

Аврора проснулась все в том же жутком темном помещении для заключенных. «Не может быть, я сама себя наказала. Да чтоб мне больше никогда не родиться и не пересекаться с этим жестоким судьей. Я его ненавижу»

Аврора ожидала приговора. Несмотря на успокоительные слова бабушки, девушка испытывала жуткий страх, ведь, невзирая на магические способности, Аврора была молодой девушкой, которая хотела того же, что и все в ее восемнадцать лет: любви, заботы, счастья, а вместо этого должна сгореть заживо. Это было жестокое время.

***
Джон

Всю ночь Джон промучился, и хотя, еще вчера он подписал смертный приговор. Сердце его горело огнем. Что с ним? Как будто оно будет уничтожено вместе с Авророй. Джон подошел к окну. Ничего не помогало. Еще вчера он с легкостью подписал смертный приговор, а сегодня, будто совершив непоправимую ошибку, он умирал от желания отпустить эту девушку на свободу, и не думать об этих зелено-голубых глазах, которые горели магическим светом, когда она злилась и была в ярости.

— Будь проклят этот мир, — Джон сжал ручку стула. В глазах потемнело. Он чувствовал дым. Будто что-то рядом горело. Потом Джон стал кашлять и упал на пол. Огонь обжигал все тело. Ему казалось, что он горит. «Аврора прости, я сделал это с тобой» Джон потерял сознание. Вошедший слуга выронил поднос и стал оказывать посильную помощь своему господину.

Аврора и пламя.

Хмурые тучи сгущались над городом. Небо, словно гневалось на всех вокруг, за такую несправедливость. Дитя природы собирались лишить жизни.

— Ведите ее на площадь!!! — Прозвучал приказ, и девушку стали подводить к столбу. Связав руки сзади, палач прижимает балку к спине, исполнители стали готовить костер. Людей вокруг не было. Казнь была закрытой. Никто из горожан не допускался.

Вот, в последний раз был зачитан приговор. Служители закона очень спешили с расправой, побаиваясь навлечь на себя проклятие, и факел был поднесен к куче веток, которые были облиты едкой жидкостью, вокруг ног девушки. С огромной скоростью пламя охватило ее тело. Аврора часто задышала и закрыла глаза. «Огонь тоже стихия, я могу стать частью ее, огонь забери меня, раствори меня, этот мир больше мне не нужен, и не важно, кто еще нуждается во мне. Я огонь, я в огне. Ухожу навсегда: с обидой на судью, с жалостью к этим людям. Вы ничего не знаете, вы ничего не стоите, мне жаль. Жаль вас всех. Каждого из вас. Вы думаете, стихия огня это больно? Для меня радость ощутить это пламя. Мои волосы — огонь, и я возвращаюсь в мир спокойствия и забытья»

Вдруг языки пламени приобрели розовое свечение, и Аврора растворилась и превратилась в тысячу маленьких звездочек…Свидетели происшествия перекрестились.

В поместье Стивенса

Джон очнулся и осознал, что совершил ошибку. Он встал с кровати на тяжелых ногах. Все тело окутывала мучительная боль. Пожар в груди стал чуть тише. Голова кружилась, и он в полной мере стал понимать, что проклят.

— Господин, вам стало легче?

— Немного, я словно заживо похоронен. Думаю, меня прокляли.

— Кто посмел такое с вами сделать, господин? — удивленно спросил слуга.

— Маленькая ведьма, которую сегодня казнили, — Джон задумался «Возможно, я еще успею» Судья пытался обмануть сам себя. Он помчался к месту казни.

Остановив карету, он указал направление. Легкие капельки дождя упали на каменную дорожку. «Что я наделал?» Карета подъехала. Джон направился прямиком к месту казни. Он растерянно смотрел по сторонам в надежде, что казнь еще не состоялась, но жуткий дым был главным свидетелем расправы. Аврора была казнена, как ведьма, но ее тело исчезло таинственным образом. Огонь это тоже стихия природы, и девушка просто растворилась в ней.

— Где останки? Их уже убрали? — спроси Джон упавшим голосом.

— Э… нет. Аврора была ведьмой, и ее останки полностью поглотил огонь, — сообщил служащий.

— Она сильно кричала? Она что-то успела сказать?

— Нет. Было тихо, — пожал плечами палач, — девушка не издала ни звука. Ее сожжение длилось не больше десяти минут. Мне кажется, она как-будто растворилась в этом огне. Это было волшебное и очень жуткое зрелище, господин Стивенс.

Огромной утратой и болью его слова воспринимались Джоном. Логически, он понимал, что поступил согласно закону, и вот теперь правила и нормы противоречили его собственным ощущениям. «Кто она, эта девушка?» Ему приходилось выносить приговор ведьмам, и он не чувствовал сожаления, как в этот раз. Он чувствовал себя палачом, тираном, убийцей. Его светлые помыслы померкли. Будущее, казалось, лишено смысла, и даже чувства к его невесте изменились. Все приобрело серо-черные очертания, вся его настоящая и будущая жизнь…


Глава 4. Анита.

Джон еще пару минут посмотрел на место казни. То, что девушка не слишком мучилась, немного утихомирило боль в сердце. Он развернулся и направился в сторону дома. Постепенно начавшийся дождь набирал обороты. Небеса словно оплакивали бедную девушку. Она была частью природы. Просто человеком, знавшим чуть больше, чем простые люди. «Что со мной, господи? Я как будто умер. Душа моя страдает, неужели я совершил ошибку? Как мне теперь жить?» Он еще долго шел по улице, стараясь забыться, и проснуться, словно это был сон. Несколько дней Джон провел в заточении, у себя в поместье, обдумывая содеянное.

И вот однажды, стараясь запрятать подальше прожитые мучительные дни, Джон решил отправиться в дом, где жила его невеста, дабы избавиться от дурных мыслей и страданий. Когда он увидел черноволосую юную девушку с карими глазами, его сердце словно ожило. Только Анита смотрела на него иначе.

— Зачем вы пришли? Я вас сегодня не ждала, — глаза были испуганными. Щеки горели.

— Ты не рада меня видеть? Я твой будущий муж, и мне захотелось тебя увидеть, — он пристально стал изучать лицо девушки. Она старалась избегать его взгляда. Она была юна. Ей едва исполнилось шестнадцать между тем, как Джону было двадцать пять лет. Родители Джона и Аниты решили, что брак их детей будет весьма удачным. Они были из одного круга. Анита симпатизировала Джону, но скучала в его присутствии, ей не очень-то хотелось выходить замуж и становиться взрослой. Это не была любовь с первого взгляда. Джон тоже относился к Аните снисходительно, как к ребенку. Любил радовать девочку подарками, и конечно убеждал себя, что невозможно не любить такого ангелочка. Ее можно было читать, как открытую книгу. Это ему нравилось, но что-то изменилось.

— Анита, я могу присесть? — Джон ждал любезного приглашения.

— Нет, извините. Мне нужно подняться к себе. Я плохо себя чувствую. Вероятно, простуда, — Анита откровенно врала, Джон это видел и начинал выходить из себя.

— Что ж, тогда, я считаю, лучше позвать доктора. Подожди, сейчас отправлю за ним прислугу. Я не смогу бросить Вас, пока не станет ясно, что все в порядке, — Джон вопросительно посмотрел на свою невесту.

Он понимал, что она блефует, как ребенок, который пытается скрыть проступок от взрослых. Вдруг, неожиданно кто-то чихнул в шкафу.

— Анита, кто это? — Джон взглядом указал на шкаф.

— Это… — девушка не знала, что ответить.

— Я прошу тебя открыть этот шкаф, — Джон чувствовал, что он застал Аниту врасплох. Она покраснела еще сильнее. Как так, ее жених и такое. «Что он подумает? Что скажут родители?» Она испугалась….

— Я не могу… — Анита посмотрела на жениха с мольбой.

— Тогда я вынужден сделать это сам, — Джон решительно подошел и открыл обе дверцы шкафа. Внутри он обнаружил молодого человека, лет шестнадцати. Он был светловолосым и голубоглазым, в изумрудном кафтане с белым воротничком и золотыми пуговицами.

— Здравствуйте. Извините, я наверное пойду… — парень ринулся к двери, но Джон успел поймать его за руку.

— Что, черт возьми, здесь происходит?!!! — Джон был словно отец, поймавший нашкодивших детей, с поличным. — Кто это, Анита Бенс?

— Это Филипп, мой друг. Мы просто…играли в прятки и…

— Твоим родителям известно, чем ты тут занимаешься? — Джон посмотрел на невесту с долей отвращения.

— Я ничего дурного не хотела. Он сам меня поцеловал. Больше ничего не было, — честно ответила девушка, хотя тут же поняла, что про поцелуй можно было не говорить, но она не хотела больше искушать судьбу, Джон и так был в ярости, а в Филиппе она не была уверена.

Джон с силой толкнул паренька. Тот кубарем покатился в угол.

— Анита, ты маленькая, любопытная лгунья, — глаза Джона потемнели. Он теперь не знал, было что-то еще или нет.

— Пока ты окончательно не испорчена, я должен взять тебя в жены. Свадьбу назначим на ближайшее время, и ты поддержишь это решения перед родителями, иначе горько пожалеешь. Я поверю тебе, что больше ничего не было. Но если ты соврала, я тебя жестоко накажу, надеюсь все ясно?

Анита испугалась и не могла вымолвить ни слова, только согласительно кивала головой. Джон схватил за руку парня и вышвырнул его на улицу. Потом вернулся к своей невесте.

— Я дождусь твоих родителей, и мы поговорим. Анита я понимаю, что возможно тебе скучно со мной. Я хотел спросить. Ты любишь меня?

Анита плакала, и глядя на Джона, понимала, что теперь все зависит от него. Ее репутация, и ее жизнь.

— Джон Стивен, вы мой жених, и я вас очень люблю. Простите меня за моего друга. Я не понимаю, как так получилось. Мне очень жаль. Очень…


Глава 5. Свершившееся проклятие.

Вскоре состоялась свадьба. Анита изображала радость, но Джон кожей чувствовал фальшь. Заставить испытывать настоящие чувства, это не возможно. Жизнь пошла своим чередом. Анита оказалась девственницей, но ее сердце было словно закрыто для Джона. Возможно, она была слишком молода или просто глупа и ограниченна. Что-то изменилось. Ночами Джона мучили кошмары, и Аврора, горящая в огне, в образе невинного ангела не давала ему покоя. Он тысячи раз кричал: «Прости… ангел мой, прости, я погубил тебя…» Он снова ощущал огонь и задыхался в нем. Жизнь больше не приносила радости.

Жена Анита вскоре поняла, что носит под сердцем ребенка, и стала капризной. Очень часто жаловалась. Джон искал лучших врачей, боясь исполнения проклятья. Его сердце болело и страдало. Он понимал, что уже никогда не будет счастлив. Тяжелое бремя вины уничтожало его.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Джон однажды утром, оценив бледность своей жены.

— Плохо, мне надоело быть беременной. Ты посмотри на меня. Сижу дома, пока мои подруги веселятся на балах. Я похожа на перекормленную гусыню.

— Потерпи немного. После родов я обещаю, все изменится. Мы часто будем выходить в свет вместе, я обещаю.

— Ой, да когда это будет. Попроси принести мне яблок. Хотя нет, я хочу апельсинов.

— Да, любимая, сейчас все принесут. Оставайся в постели сколько пожелаешь. Мне нужно работать, купить тебе чего-нибудь в городе?

— Хочу новое колье с топазами, нет с бриллиантами.

Джон слегка улыбнулся и вышел из спальни.

Наступил день родов.

— Мне плохо, Джон, прошу, помоги. Я не могу терпеть эту боль… — Анита с трудом переносила схватки. Джон понимал, что ему не хватает знаний врача. Он хотел разбираться в медицине больше, и скептически относился к пассивной помощи акушерки, которую смог найти. Должно быть средство, облегчить боль. Он был рядом, но этого было мало.

— Анита, потерпи, скоро все закончится, — говорил Джон, поглаживая жену по голове.

Вскоре боли усилились, и девушка уже не сдерживала крик. Эти страдания передавались и Джону. Он не мог там находиться и уйти тоже не мог. Аните становилось хуже.

— Сделайте что-нибудь, я заплачу любые деньги!!! — Джон не знал, как изменить ситуацию

Вскоре прибыл лучший врач Дублина. Он приказал приготовить лечебный отвар, облегчающий боль. После принятого лекарства его Анита немного затихла, но слабость словно навалилось, и она начала терять сознание.

— Анита, Анита проснись, — Джон понимал, что она не должна сейчас спать, иначе будет поздно. Анита сильно вздрогнула и ослабла. Джон расширил глаза. Дыхание остановился.

— Нам необходимо изъять ребенка, возможно, он еще жив, — констатировал врач.

— Моя жена еще жива. Нужно попытаться ее спасти!!! — чувствовал Джон, что еще не поздно. «За что только ты имеешь звание лучшего врача Ирландии»

— Мы теряем время, ребенок погибнет тоже… — Врач был неумолим.

— Хорошо, — Джон пытался принимать правильное решение.

Врач быстро достал инструменты и приступил к операции. Джон видел все. Ребенка извлекли очень быстро. Он закричал, сообщая всем о своем рождении. Анита истекла кровью, так как в то время реанимация и полноценное кесарево было, но часто такая операция была смертельной для матери.

Джон взял ребенка и посмотрел на личико маленького человечка. Черты лица Аниты. Словно она продолжила жить в этом малыше. Его сыне.

— Ну, здравствуй, сынок, не знаю, простишь ли ты меня когда-нибудь, но я постараюсь заменить тебе мать. Ты теперь смысл моей жизни. Не плачь, все будет хорошо.

Джон с болью посмотрел на бездыханное тело жены и его, без того истерзанное сердце получило еще одну незаживающую рану.

Похороны Аниты прошли на третий день, как и положено. Ее отпевали в соборе Христа. Все присутствующие выражали свои соболезнования и искренне сочувствовали и сопереживали молодому отцу, оставшемуся с младенцем на руках.

***
Джон изменил свою жизнь раз и навсегда. Он захотел стать врачом и стал им. Получил образование хирурга и до конца жизни спасал людей. Сыну Денверу он дал достойное образование, но быть, как отец врачом он не захотел. Он рассказал мальчику о проклятье и надеялся, что судьба будет благосклонна к нему, и его семья будет счастлива, но как он не пытался спасти невесту, ничего не получилось. Джон умирал с тяжелым сердцем, оставляя своего сына и внука одних в этом непростом мире. Однако он заработал достойное состояние, и они ни в чем не нуждались…


Глава 6. Лос-Анджелес.

2003 год США Лос-Анджелес.

— Привет Дорис, я сегодня задержусь, много дел, — решил предупредить молодой человек.

— Найк, ты много работаешь, тебе надо отдохнуть, развеяться, — его тетя как всегда переживала.

— Да, возможно, но не сейчас, — Найк улыбнулся. Он чувствовал, как тетя Дорис искренне волнуется за него. Найк Стивенс был невероятно красивым. Черные волосы были до плеч. Он был высокого роста. В свободное время он посещал тренажерный зал и был всегда в отличной форме. Испанский загар ему достался от матери. Прямой нос, карие глаза напоминали темную ночь. Под его пристальным взглядом люди не смели солгать ему. Он рано закончил среднюю школу, а также осилил по ускоренной программе медицинский университет. В свои двадцать пять он владел собственной медицинской корпорацией по производству медицинского оборудование высокого качества. Было много собственных запатентованных изобретений для улучшения качества медицинских услуг. В его подчинении были сотни тысяч людей. Во всем мире работали филиалы, оказывающие медицинские услуги, и сам Найк практиковал в области хирургии. Спасая людей, он чувствовал себя на своем месте, чувствовал огромную ответственность за спасенные жизни.

Отключив телефон, Найк откинулся в кресле и погрузился в свои мысли. Вспоминая отца и его слова, он пытался осознать всю важность и одновременно нелепость ситуации. Отец сказал, что лишь одна единственная будет с тобой. Испытывая страх, она станет тебя избегать. Ты с трудом ее завоюешь, но после родов, потеряешь, останешься с сыном на руках и будешь его воспитывать, как я тебя.

«Это так, только в моем случае все немного иначе. Во-первых, мои сны. Я вижу девчонку без лица. Образ туманный, и его невозможно разглядеть. Во-вторых, она вечно попадает в неприятности. Такой девушке действительно жизненно необходимо быть замужем за хирургом. Эти загадочные порезы, ожоги и прочие травмы, которые с трудом заживают. По личной теории Найка, когда что-то происходит с ней, тоже самое происходит и с ним. И это колено. Меня дисквалифицировали и отстранили от бейсбола в старших классах из-за перелома. Но я не мог сломать ногу на ровном месте. А потом очень долго нога просто не срасталась. И теперь Найк периодически прихрамывал. А еще я иногда вижу ее во снах. Только очень нечеткий туманный образ. Первое что я сделаю, когда встречу её, это проведу правильное сращивание костей на ее ноге. Пока она будет в таком состоянии, мне лечение не поможет. Какое нелепое проклятье. Зачем давать шанс, если заранее понятно, что шанса нет. А девушка. Каково ей выходить замуж за убийцу. Я буду ненавидеть себя. Сколько будут продолжаться эти страдания. Я этого не хочу. Я женюсь, но детей не будет. Возьмем ребенка из детского дома и все. Конец проклятию и все будут живы» Найк немного расслабился, но сердце тревожилось. Ему не удавалось создать отношений с женщинами. Что-то всегда мешало. Знакомиться получалось, но что-то шло не так. Женщинам очень нравился Найк, но он вынужден был отталкивать каждую, кто всячески выказывал свой интерес к нему. Конечно, весомым обстоятельствам было финансовое положение и известность. Каждая мечтала оказаться рядом с ним. Но с каждым следующим знакомством влечение уменьшалось. Конечно, неискренность и фальшь сыграли свою роль. Молодого человека начинали просто раздражать, молодые особы, пытающиеся обратить на себя внимание.

Найк думал, что с ним что-то не так. Разговор с отцом все прояснил. «Чертово проклятие не дает мне нормально жить. Как к этому можно привыкнут. Ну, хорошо, я проклят, а где та единственная? Мне уже кажется, что такой не существует. Какая она моя девочка? Где ее искать? Никаких ориентиров. Чувствую себя, каким-то изгоем в этом мире» Нахмурившись, Найк прокрутил в голове содержание проклятия. Оно было изложено в старинном дневнике Джона Стивенса. Позже его осовременили. Найк создал электронный вариант дневника, долго изучал записи предка и сделал выводы. Для успешного исхода, нужно быть уверенным в целомудренности девушки и соблюсти все сроки от венчания до зачатия. Все не так сложно, но девушка, где и когда я ее встречу? Отец говорит, мимо меня не пройдет, я почувствую, но как не совершить ошибку. По странному стечению обстоятельств, Найк был полной копией своего предка Джона Стивенса. Словно это он вернулся исправить свои ошибки. Портрет его висел в личной библиотеке Найка. Стараясь отключиться, он принялся просматривать электронную почту…

«Болгарский филиал…«Найк Стивенс, необходимо набрать пять сотрудников в новый медицинский центр в Болгарии в столице София. Молодой человек улыбнулся. «Пора лично посетить эту прекрасную страну»

Раздался звонок

— Привет, Найк, как дела? Я недавно вернулся из командировки, хочу в отпуск. Моя Семи беременна, я хочу побыть с ней недельку другую… — Джеймс был его правой рукой в работе. Он обладал темно-русыми волосами и серыми глазами. Был не на много ниже своего друга. Всегда был готов прийти на помощь своему шефу.

— Поздравляю, друг, но отпуск придется немного отсрочить, — заключил молодой человек.

— Найк, замени меня кем-нибудь. Честно, я ей уже обещал, — с надеждой протянул напарник.

— Джеймс, неделя, и ты свободен. Отпущу тебя на три месяца.

— Это очень заманчиво, Найк…Хорошо я согласен. Ради такого отпуска, я готов и потерпеть. А кем ты меня заменишь?

— Не знаю, я думаю, что это решаемо. Конечно, ты незаменим, но будем думать. Тебе нужен этот отпуск. Завтра с утра мы вылетаем.

— Ну что ж, тогда встретимся в спортзале вечером, там и обсудим что к чему, — заключил Джеймс.

— До вечера, брат, — быстро проговорил Найк и отключился.

В дверь настойчиво постучали.

— Входите.

— Господин Стивен, в главную клинику поступил очень тяжелый пациент, ребенок. Он попал под колеса внедорожника. Его мать очень настаивает, чтобы именно вы его оперировали.

— Буду в течении получаса, — отозвался Найк и стремительно зашагал по коридорам офиса в направлении лифта. Он как всегда торопился. Время ускорялось, когда поступал пациент в тяжелом состоянии. Через двадцать минут молодой хирург уже изучал медицинскую карту. Ему на ходу подали медицинский халат, и Найк раздавал срочные распоряжения.

— В операционную. Готовьте к операции. МРТ головы, Рентген обследования, УЗИ и все анализы срочно ко мне.

Бригада проверенных Найком врачей экстренно готовила мальчика на операционном столе. Бледный искалеченный малыш, едва подавал признаки жизни, на вид ему было лет шесть. Секретные препараты по восстановлению тканей прошли все тесты и проверки еще год назад, и молодой хирург активно применял их на практике.

Оценив результаты обследования, мальчика погрузили в наркоз, и Найк заключил.

— Перелом ноги, ребер, ключицы. Разрыв легкого. Самое сложное, осколок в голове. Я занимаюсь им. Валери, бери на себя легкое. Высокая девушка славянской внешности с русой косой принялась за дело.

— Да, доктор, — команда слаженно стала работать. Операция затянулась на пять часов.

В это время в коридоре.

— Как, уже операция? — мать заливалась слезами.

— Вы просили, чтобы за дело взялся доктор Стивенс лично, он его и оперирует. Если он не уделил вам внимания для личной беседы, значит, времени на это не было.

— Но почему так долго? — мать была встревожена и бледна. Она не знала ничего, что происходит с ее ребенком, и просто места себе не находила.

— Не волнуйтесь, я хочу вам сказать, что у доктора Стивенса не было ни одно смертельно случая за его практику, думаю, не стоит волноваться.

И вот неожиданно дверь реанимационной распахнулась и показалась весьма уставшая Валери.

— Доктор, скажите, как мой мальчик?

— Что, ваш мальчик? Вы мама? — Валерии пыталась сосредоточиться на сказанных женщиной словах.

— Да, доктор?

— Доктор Найк еще его оперирует, но самое страшное позади, осталось немного, и его переведут в палату. Думаю завтра, вы сможете его увидеть. Если вы хотите переговорить с доктором лично, вам стоит его дождаться. Завтра у него внеплановая командировка, — Валерии улыбнулась и откланялась.

— Спасибо большое, — мать опустилась на мягкое сиденье белого цвета и задышала спокойнее. Еще через пару часов в коридоре показался доктор Стивенс. Он посмотрел по сторонам и увидел бледную женщину, сидящую возле окна.

— Прошу Вас пройти в мой кабинет, у меня мало времени, поэтому поспешите, — проговорил Найк, нет он не чувствовал усталости, жизни мальчика ничего не угрожает, и все остальное теперь не так важно. Усадив у себя в кабинете женщину в кресло, Найк сел за свой рабочий стол.

— Как прошла операция? — женщина внимательно посмотрела на доктора.

— Все прошло хорошо. Черепно-мозговая травма, переломы, разрывы внутренних органов. Нашим врачам удалось справиться. Использовано при лечении новое изобретение для восстановления костной ткани, так что в гипсе и прочей реабилитации ваш сын не нуждается. Завтра вы сможете навестить мальчика. Думаю, все будет в порядке. Дальше лечением вашего сына займется доктор Валери, она опытный врач. Если возникнут проблемы, мы с ней свяжемся и скорректируем лечение.

— Спасибо, доктор, я вам так благодарна, — на глазах женщины показались слезы.

— Вам следует успокоиться, я извиняюсь, но у меня нет времени продолжить нашу беседу. Неотложные дела.

— Да, да, конечно, еще раз спасибо.

Найк улыбнулся и вышел за дверь. Через сорок минут доктор Стивенс был в тренажерном зале, где и встретил своего друга.

— Ну, наконец-то, я тут уже битый час торчу. Думал ты решил остаться ночевать на работе.

— Срочная операция, мальчишка угодил под внедорожник. Состояние было тяжелое, пришлось покопаться. Сам знаешь, восстановление поврежденного мозга требует времени и осторожности.

— Да, ты прав, но как все прошло, — задумчиво спросил Джеймс.

— Отлично, понимаешь, даже такие травмы для меня ни являются невыполнимой задачей, но мое колено, вот это проблема. Сколько бы я его не восстанавливал, через пару дней опять вот это. Найк показал искривленный сустав. — И вот я снова хромаю.

— А в чем же дело. Что за болезнь к тебе привязалась?

— Да вот не знаю даже как назвать «эту болезнь», но мне очень нужно найти эту самую болезнь и вылечить.

— Что-то ты загадками говоришь, дружище.

— Да все в порядке, думаю нужно еще время для восстановления, — друзья обсудили предстоящую командировку, и Джеймс уселся на велотренажер. Найк улыбнулся и отправился к своему излюбленному силовому тренажеру.

Глубоко за полночь Найк вернулся в свой особняк. Тетя встретила его, и в глазах читался вопрос.

— Дорис, все потом, я жутко устал, да и завтра я улетаю.

— На долго?

— Не знаю, надеюсь, нет.

Найк наспех принял душ и спустился на кухню.

— Моя любимая тетя, у нас есть что-нибудь перекусить. Я очень голоден, — Найк обнял свою тетушку, которая вырастила его с младенчества. Темноволосая женщина с короткой модной прической и карими глазами была похожа на своего племянника, так как была сестрой-близняшкой его матери. Найку повезло больше, чем его предкам. Дорис заменила ему мать. Он всегда ощущал ее любовь и заботу.

— Конечно-конечно садись скорее, я сейчас все тебе подам.

— Ты очень добра.

Тетя Дорис, как всегда окружила заботой своего племянника, и он по обыкновению рассказал ей все, что случилось за день.

Потом, уже засыпая, Найк почувствовал горечь в душе, ни с того ни с сего.

«О нет, ты опять плачешь. Если так будет продолжаться, то тебе кроме хирурга понадобится психотерапевт» Найк был абсолютно уверен, что его будущая жена сейчас сидит где-то и горько плачет.


Глава 7. Болгария. Пловдив.

Три дня назад

— Мама, как прошел день? — спросила Вероника. Худенькая девушка обладала шикарными медными волосами и голубыми глазами. Молочный цвет кожи, слегка вздернутый нос, и губы, которым не нужна была косметика. Они и без того были ярко выраженными.

— Все хорошо, небольшие проблемы на работе, но я справлюсь, сейчас немного посижу, отдохну. Виолетта имела темно-каштановые волосы и такие же голубые с зеленоватым оттенком глаза. Она не была худой, но имела очень нежные черты лица.

— Отдохни, конечно, что тебе приготовить?

— Я начала готовить морепродукты, ты можешь продолжить, скоро я к тебе присоединюсь, — немного дрожащим голосом проговорила мать.

Ника улыбнулась и поспешила на кухню. Она увлеченно готовила ужин для любимой мамочки, и когда накрыла на стол, поспешила в гостиную.

— Мама? Мамочка, все готово, — девушка радостно подбежала к ней и замерла. Бледное лицо, стеклянные глаза, отсутствие дыхания. Ника отказывалась верить тому, что увидела.

— Нет, мама, мама, — Ника схватила телефон и вызвала скорую помощь. Дальше все, что происходило с девушкой, было как во сне.

— Ваша мать мертва, мне очень жаль, — заключил медицинский работник, выйдя к девушке, ожидавшей в коридоре медицинского центра. Нужно подписать бумаги, и организовать похороны. У вас есть деньги?

— Что вы сказали? — Ника чувствовала себя опустошенной. Нет, она не плакала. Еще не наступило осознание потери близкого человека.

— Услуги крематория, похоронный зал. Нужно оплатить все эти услуги.

— Да-да конечно, Через час я вернусь с деньгами, а вы пока сделайте все необходимое.

— Хорошо, мы все сделаем, но вы поспешите.

— Конечно. Я вызову такси.

Вероника торопилась и в поисках денег перевернула весь дом, но потом она увидела ту самую мамину шкатулку. Она поспешила, запнулась, упала и сильно ударилась головой, в мыслях пронеслось «Вот черт». «Опять этот голос, вечно недоволен, когда у меня неприятности». Ника потерла шишку и дрожащими руками подняла шкатулку. Да в ней были все сбережения матери, которые она откладывала на учебу дочери, и вот теперь большая часть средств пойдет на организацию похорон. Через час девушка сидела в кабинете главного врача и подписывает нужные документы.

— Теперь ни о чем не беспокойтесь и отправляетесь домой. После завтра, мы ждем вас в похоронном зале, и я просил список ваших родственников. Мы сами всем сообщим.

— Родственников нет. Мы с мамой жили только вдвоем. А вот, номер телефона с работы моей мамы.

Ника держалась, ни проронив и слезинки во время похорон и поминальной службы, но вечером, оказавшись дома, Вероника ощутила одиночество. Ей было так больно, что слезы катились без остановки. «О нет, ты снова плачешь, тебе понадобится кроме хирурга еще и психотерапевт» Пронеслись странные слова в голове.

«Опять этот голос. Вечно ворчит. Не хватало еще рассудка лишиться из-за него»

Проплакав весь следующий день, девушка решила выйти на воздух и она просто бесцельно стала гулять по улицам города. Осень, тучи сгущались над городом, ветер пронизывал насквозь. Жители начинают прятаться по своим домам. В такую погоду становится немного жутковато, словно злые силы вступают в свои права. Девушка шла медленно по темной улице «Боже мой, куда теперь идти, что теперь делать? Я потеряла последнего человека, который связывал меня с этим миром. Мама, зачем ты умерла? Где ты теперь? Зачем мне жить? Нет, надо жить, надо. Но зачем? А если там ничего нет, и я не увижу ее после смерти?»

Молодая девушка продолжала идти по темным улицам, в нерешительности. Голубые глаза были залиты слезами. Длинные волосы, отливающие медью, были спутаны. Темные джинсы и легкая, черная, траурная рубашка не уберегали от холода. Еще долгое время бродила Вероника в полной темноте.

Проходя мимо ночного клуба, Ника почувствовала, что за ней кто-то наблюдает. Это была группа молодых людей, изрядно выпивших. Не здоровый смех раздавался так громко, что становилось немного страшно. Ника понимала, что привлекла к себе внимание и решила бежать. Она начала ускоряться, прибавляя шаг, нога давала о себе знать. «Много лет назад девушка отдыхала с подругой, и ее семьей в Норвегии и когда решила покорить очередной трамплин, потеряла равновесие, и ее закрутило. Удар пришелся на колено. Ограждение не позволило девушке разбиться, но колено было раздроблено. Тогда Вероника попала в больницу, врачи сложили кости и загипсовали. После снятия гипса было обнаружено, что кости срослись не правильно. На предложение о повторной операции, мать написала отказ. Вероника, не готова была пережить это снова и смирилась со своей хромотой. При спокойной ходьбе это было не заметно, но бег приносил адские муки.

Двое мужчин двинулись в ее сторону. «Надо спрятаться, что же я наделала, мама помоги мне».

Раздался гром, и порывы ветра становились все сильнее и сильнее. Девушка выбежала на середину моста. Преследователи практически нагнали ее.

— Куда ты бежишь? Стой!!! — окликнул один из них.

— Тебе некуда бежать! Иди к нам!!! — преследователи окружили девушку, и предстоящая расправа обещала быть мучительной и жестокой.

Один из преследователей схватил девушку за руку.

— Пойдем с нами, и если ты будешь послушной девочкой, мы тебя отпустим.

— А послушной, это как?

Парни переглянулись

— Я смотрю, мы можем договориться. Верно, красотка?

— Мне кажется, я вам не подхожу, я неизлечимо больна и весьма заразна. У меня ВИЧ, — ответила девушка, решив, что для спасения все средства хороши.

— Что-то мне подсказывает, что ты врешь, а врать не хорошо, детка.

— С чего бы мне врать, мне скоро и так конец, не надо ребята, оставьте в покое погибающего человека.

— Да хватить ломаться, по тебе видно, что ты нормальная, — один из парней схватил ее за руку и потянул на себя. Девушка приложила все силы, чтобы вырваться, за что получила удар по лицу. От пощечины кожа покраснела.

— Да лучше уж я отправлюсь в ад, — выкрикнула девушка. Она с силой толкнула парня и бросилась вниз с моста в черно-синюю бездну реки.

Вода было ледяной, она как кинжалы пронзала все тело. Течение несло тело, умирающей девушки, в никуда.

С берега рыбак заметил случившееся. Мужчина средних лет, плотного телосложения с бородой и усами.

— Эй, да что же это? Лодка, нужна лодка, — рыбак подбежал к лодочной станции, и объяснив ситуацию, попросил моторную лодку и пару жилетов.

Рыбак быстро двинулся в сторону, где девушка еще сопротивлялась течению. Еле различая ее силуэт, рыбак отключил мотор.

Девушка была слабой и едва дышала. Ему пришлось прыгнуть в воду за ней.

Он вытащил ее в лодку. Вероника изо всех сил старалась сохранить сознание, но силы покинули ее, и она провалилась в темноту.

— Боже мой, этого еще не хватало, — рыбак завел мотор, и лодка, рассекая воду, двинулась к берегу. — Телефон, где мой телефон, а в сумке. Мужчина стал копаться в своих вещах. — Ох, и не лучшее ты время выбрала для купания, девонька. Наконец, он нашел телефон и набрал службу спасения. Дыхание девушки было прерывистым, дрожь пробивала все тело.

В ночной темноте показался свет фар машины службы спасения, и рыбак передал девушку спасателям.

Глава 8. Я нашел тебя.

Аэропорт Лос-Анджелес

— Я опять оставляю Семи одну, — Джеймс и Найк отправились на борт частного самолета своей корпорации. Они решили приурочить свою командировку с поставкой оборудования в Болгарию, и сотрудники сообщили, что погрузка завершена. Стюардесса пригласила своего шефа и его помощника на борт самолета. Найк опять почувствовал слезы на глазах. Он вытер их снова.

— Найк, ты что, не выспался сегодня? — Джеймс усмехнулся.

— Можно и так сказать, — «Почему эта девчонка никак не успокоится, такое ощущения, что на этот раз случилось что-то серьезное» Весь перелет до Болгарии Найк ощущал боль в груди, и слезы то и дело приходилось вытирать.

— Наверное, это аллергия. Точно. У тебя слезы из глаз постоянно, — Джеймс был весьма озадачен состоянием здоровья своего друга.

— Не знаю, но если так будет продолжаться, мне придется взять отпуск, — когда, к вечеру стюардесса сообщила о снижении, Найк ощутил, что слез стало меньше, но теперь нога стала болеть так, словно он ее снова сломал. Потом, на щеке он ощутил жгучую боль, словно его ударили. «Да что с тобой происходит, когда же ты начнешь жить нормальной жизнью, от кого ты умудрилось заполучить пощечину?»

— Найк, с тобой все в порядке? — Джеймс увидел, как его друг побледнел и стал подкашливать. — Ты заболел?

— Не знаю… Я не знаю. Такое ощущение ужасное, словно у меня в легких ледяная вода… Мне очень не спокойно. Я знаю, что так быть не должно. Это магия, черт возьми, — Найк схватился за голову. Ужасная боль сковала все тело. Легкие словно обжигало.

Джеймс достал из дорожной сумки аптечку с лекарствами и быстро нашел нужный препарат. В аэропорту Софии им пришлось отправиться в комнату для гостей.

— Я сам, — отозвался Найк и взял шприц из рук Джеймса. Поставив укол, он оценил, что ему стало полегче.

— О чем это ты, какое проклятие? — Джеймс старался его поддержать.

— О древнем проклятии моего рода. Это сложно объяснить, но я из-за него чувствую девушку, которую совсем не знаю. Все это мучает меня очень давно.

— Я всегда подозревал, что ты немного другой, как и твой отец. Ни тебя, ни его я не видел в сопровождении прекрасного пола, — Джеймс стал копаться в памяти и отметил, что его друг никогда не уходил с вечеринок с девушкой. Ни одного упоминания о коротких романах и интрижках. Хотя внешность у него позволяла иметь толпы поклонниц.

— Мне нужно ее встретить и все уладить, так жить нельзя, — тяжело дыша, сообщил Найк.

— Это бесспорно? — Джеймс внимательно слушал друга.

— С семи лет я ощущаю всю боль, что она испытывает. Это моя личная теория. У отца, так не было. А я, просто как сканер, ощущаю всю боль, что случается с ней.

— Может тебе это только кажется?

— Нет, — задыхаясь, прошептал Найк, — нет, я в этом уверен. Мне необходимо найти ее как можно скорее. Сейчас я чувствую, что приблизился к ней.

— Да, сложная у тебя судьба, дружище. Если ты чувствуешь ее сильнее, значит она из этих мест, — заключил Джеймс.

— Но сейчас этой малышке очень плохо, что-то связано с водой. Видимо она решила утопиться, — предположил молодой человек.

— Найк, тебе самому нужна помощь. Вид у тебя плачевный. Я знал, что с тобой, что-то не так. Но оказывается все намного сложнее. Рассчитывай на мою помощь.

— Пока ей легче не станет, мне тоже будет плохо. Такая закономерность, брат.

— А если она умрет, что станет с тобой? — предположил Джеймс.

— Не знаю, возможно, я тоже умру. Или нет. Может это безумие просто закончится, и я продолжу жить дальше.

— Мы можем обеспечить ей безопасность, у нас самые лучшие врачи, да и ты сам талантливый врач.

— Да, только где она? Я лишь знаю, что она на этой земле, и учитывая, что боль я стал ощущать лет с семи, до этого ее просто не было. Ей где-то восемнадцать. Я думаю, чертово проклятье уничтожит ее. А судя по частоте, с которой с ней случаются неприятности, нам встретиться видимо не суждено. Все идет не правильно, — Найк почувствовал себя лучше, и они отправились к машине, которая их ожидала. Он сел на пассажирское сиденье и закрыл глаза, пытаясь понять, что же с ней случилось на этот раз.

— Не отчаивайся, друг, — старался поддержать Джеймс.

— Мой отец сказал, все находили свою несчастную, и ты найдешь. Но я не могу больше так. Может и к лучшему, что все закончится. Я еще ее не знаю, и мне будет не так больно, — молодые люди двинулись прямиком в гостиницу, которая принадлежала Корпорации Стивенс. Там у Найка был кейс с лекарствами и уколами, которые могли сотворить чудо. В номере он не стал, ничего предпринимать, а просто рухнул на кровать.

— Как самочувствие?

— Если будет хуже, я тебе скажу, а пока, думаю достаточно отдыха.

Джеймс решил, что со временем с другом все будет нормально. Дыхание было ровным и спокойным. Включив телевизор, парень упал в кресло, открыв баночку колы. Он стал думать, как же помочь Найку.

«А теперь внимание новости на сегодня. В Софии в результате ДТП погиб мужчина. В Пловдиве молодая девушка совершила суицид. Врачи делают все возможное, чтобы ее спасти. По предварительным данным она бросилась с моста в реку»

— Джеймс, — прохрипел Найк. — Ты просто гений. Друг, прибавь громкость.

— Найк, ты думаешь… — Джеймс перевел взгляд с экрана телевизора на своего друга.

— Я знаю, Джеймс, знаю. Боже милостивый. Я…я нашел тебя, бедствие мое, — Найк поднялся, и собрав все свои силы внимательно вслушивался в каждое слово.

«А теперь более подробно. Девушка совершила суицид. Мы решили задать несколько вопросов рыбаку, который спас девушку. Он вытащил ее из воды и оказал первую помощь. Внимание на экран.

— Как это произошло?

— Я не знаю. Я ловил рыбу и увидел, как с моста падает человек. На мосту еще было двое, но они исчезли. Вода холодная, высота очень большая. Она была некоторое время в сознании, а потом отключилась. Я вызвал службу спасения, дальше мне ничего не известно.

— Возможно, это не был суицид? Как вы думаете?

— Не знаю, надо тех двух найти, что рядом стояли.

— Джеймс. Это…это… — Найк пытался осознать происходящее. «Вот, что с тобой произошло, и я точно знаю, что ты прыгнула не по своей воле. Тебя ударили, а перед этим ты почти двенадцать часов плакала, но это мы выясним»

— Эта девушка, она твое проклятие?

— Я хочу ее видеть. Черт возьми. С моста спрыгнул, — Найк перевел взгляд на друга, — вот почему такая дикая боль в легких. Судя по ощущениям, голова и ребра сильно пострадали. И жуткое переохлаждение. Едем, Джеймс. Не все травмы девушки передаются в таком же виде. Это тоже загадка для меня. Иначе я бы сейчас был в реанимации, как и она.

— Ты хочешь отправиться в Пловдив?

— Это она, я чувствую это, как никогда. Я должен быть сейчас с ней. Ей нужна моя помощь. Судьба больше решила нас не искушать. Шансов встретиться больше не будет. Только бы успеть.

Джеймс вызвал реанимобиль корпорации Стивенс, и Найк спустился. Не смотря на плохое самочувствие, он уселся на переднее сидение и, покопавшись в электронном справочнике, нашел номер телефона той клиники, в которой оказалась девушка.

— Добрый вечер. Я Найк Стивенс. Я хотел бы лично заняться лечением вашей пациентки, так как мне интересны подобные случаи. Расскажите, пожалуйста, о состоянии девушки, прыгнувшей с моста?

— Найк Стивенс, тот самый?!!! Известный врач с мировым именем!!! Мы рады слышать вас. Она в тяжелом состоянии. Пока сложно говорить о положительной динамике. Нужна операция, но, многочисленные переломы, могут вызвать кровоизлияние. У нас нет такого оборудования и нейрохирургов. Консилиум назначен на завтра.

— Вы с ума сошли? Она погибнет раньше, чем он состоится!!! — Найк был возмущен их спокойствием.

— Я буду у вас в течении двух часов, а пока готовьте ее к операции. Оборудование будет. Я лично проведу операцию. Нужны ассистенты, около пяти человек.

— Но это не возможно. Чтобы передать вам ее, нужны документы, а их нет. До сих пор не установлена личность пострадавшей, а операция — дело серьезное. Это ответственность. Понимаете? — растерянный голос врача слегка заикался. Он пытался осмыслить сказанное.

— С этого момента, она теперь мой пациент. Все финансовые и юридические вопросы к менеджерам корпорации Стивенс.

— Хорошо, Найк Стивенс, мы все сделаем. 

Глава 9. Пловдив. Спасение и похищение.

Все мысли Найка были обращены к этой девушке. Он стремительно поднялся в реанимацию. Быстро, сменив одежду на медицинский костюм и тщательно вымыв руки, Найк вошел в операционную. Джеймс организовал транспортировку оборудования, и оно прибыло вместе с ними. Еще двое помощников из Софийского филиала вызвались добровольцами в помощь своему шефу.

«Господи» Сердце Найка обливалось кровью. Он чувствовал и счастье, и тепло, и боль, и гнев. Подойдя к девушке, он склонился. Неподвижное, мертвенно-бледное лицо. Дыхание прерывистое. Необычные черты лица были знакомы ему. Словно, он когда-то давно уже видел это лицо. Найк смог справиться с волнением и быстро стал оценивать состояние приборов подключенных, для контроля жизненных показателей пациентки.

Ассистенты, его личные помощники и Джеймс готовились к операции.

Найк быстро изучал полученные девушкой травмы, просматривал анализы.

— Основные травма были в области головы и сердца. Необходимо вести одновременные оперативные действия, — сообщил Найк. — Вероятно, в воде что-то было в момент падения, или травмы получены раньше. Я займусь сначала головой. Джеймс на тебе ребра, следи за сердцем.

Анестезия была другой. Найк лично ввел девушку в наркоз, введя в вену препарат, который являлся его личным патентом.

То, что началось дальше, удивило местных хирургов до такой степени, что они не верили своим глазам. Найк подключил необычный прибор и сквозь небольшое отверстие меньше толщины хирургической иглы начал производить операцию. Восстановление костей происходило специальным составом, который на глазах сращивал кости до полного восстановления. Уже спустя пятнадцать минут головной мозг, и кости черепа были полностью восстановлены. Очаги кровоизлияния устранены. Переломами ребер занимался Джеймс. Удаление поверхностных травм и восстановление внутренних органов они проделывали в паре. Заканчивая операцию, и сам Найк чувствовал себя лучше. Его собственные головные боли и затрудненное дыхание прекратились.

Найк с шумом выдохнул, и снимая маску развернулся к доктору. Впервые ему пришлось мобилизовать свои внутренние силы и знания, не обращая внимания на плохое самочувствие. Для него это было тяжелым испытанием.

— Операция закончена. Девушка проспит около пяти дней. Искусственный сон ей сейчас необходим. За этот период я намерен перевезти ее в реабилитационный центр в Лос-Анджелесе.

— Она болгаринка, как это возможно в бессознательном состоянии? Закон это запрещает, — местный хирург посмотрел на Найка.

— Я знаю ваши законы, и тем не менее, без нужного лечения она бы умерла. Теперь она является моей пациенткой, и я не спрашиваю вашего разрешения.

— Ни один аэропорт не даст вывести ее, еще и в таком состоянии, — видимо хирург рассчитывал на хорошую денежную компенсацию за свое молчание.

— Я думаю, мы решим этот вопрос, — Найк не собирался оставлять девушку здесь, не смотря на то, что ей намного лучше, он только что обрел покой, хоть и временный. Он больше не хотел разлучаться с ней. И пребывание здесь не принесет ее самочувствию ни какой пользы. Он хотел обеспечить девушке более тщательный уход и реабилитацию.

— Найк, надо поговорить, — Джеймс подошел к своему начальнику. — Девушка все еще слаба, несмотря на полное восстановление. Ее анализы говорят о низком гемоглобине, а давление еще не стало нормальным. Возможно, стоит оставить все это и дождаться ее пробуждения.

— Джеймс, я об этом же переживаю. Ее состояние шатко, и ей нужна срочная реабилитация. Я знаю, о чем говорю. Здесь ей легче не станет. А чтобы это было возможным, и ее психическое состояние не пострадала, лучше увезти ее, пока она спит. Понимаешь? Я думаю, этих ребят надо вырубит часа на два, — шепнул Найк своему другу. — Выпей с ними мой фирменный кофе, пусть ребята поспят. — Найк подмигнул другу. Джеймс понял часть плана Найка.

— Я вижу, ты все для себя решил, — Джеймс улыбнулся. — Я сделаю все, как ты хочешь.

Вскоре Джеймс усыпил всех, кто был в недоумении и, проснувшись, они даже не вспомнят, что была такая девушка в их больнице, и все забудется.

Найк сообщил, что нужно подготовить самолет к перелету. Авиация Стивенса досмотрам не подлежит, ни в одной стране. Молодой человек зашел в операционную и склонился над девушкой

«Милая моя девочка. Теперь все будет хорошо. Я буду рядом всегда» Но его сердце предательски сжималось, ведь самое главное испытание еще впереди.

Он следил за тем, как девушку перенесли на носилки и подключили к аппаратам измерения жизненных функций. Внизу стоял реанимобиль. Все, кто был ночью в больнице, крепко спали. Найк занял место рядом с девушку. Оценив, что с ней все в порядке, достал из своего кейса шприц с обезболивающим препаратом, и нащупав вену, ввел девушке лекарство.

Джеймс присоединился. Второй реанимобиль с оборудованием и сотрудниками филиала из Софии были готовы к отъезду.

— Найк все готово, можем ехать, — Джеймс махнул рукой водителю, и они выехали на трассу.

До Софии часа полтора пути.

— Думаю, ты прав, Джеймс, нам необходимо задержаться здесь хотя бы на сутки. Как ты знаешь первые сутки они самые трудные. Направляемся в наш филиал. Остановимся, понаблюдаем. Решим все наши дела и послезавтра вылетаем в Лос-Анджелес.

— Теперь ты рассуждаешь здраво. Так и поступим. И ни у кого не возникнет вопросов по поводу документов. А что если объявятся родственники девушки до завтра?

— Я не знаю, что тогда предпринять, но думаю, мы как-то будем это решать.

— Как бы тебе не пришлось остаться в Болгарии, — усмехнулся Джеймс.

— Такая вероятность тоже есть. Ну что ж, Болгария, довольно милая, процветающая страна. Почему нет.

— Подумай о Лос-Анджелесе. Как там без тебя справятся?

— А как же ты?

— Даже не думай. Я-помощник, и стоять у руля-это не мое, у меня дома жена беременная одна. Да, и ты мне отпуск обещал. Что опять все отменяется?

— Нет, конечно, нет. Раз обещал, получишь ты свой отпуск. Я только благодаря тебе ее нашел. А так бы загубили девчонку местные доктора или сделали инвалидом, и мои шансы ее найти равнялись бы нулю. Так что спасибо, друг.

— Да не за что, обращайся.

***
Реанимобиль въехал на территорию клиники Стивенс в Софии, и девушку перевезли в реанимацию, разместив в палате для vip-пациентов. Никто не задавал лишних вопросов. Среди сотрудников корпорации это было не принято.

Найк проверил состояние девушки, и убедившись, что с ней все в порядке опустился в кресло, стоящее напротив и выдохнул.

— Доктор Стивенс, Вам принести что-нибудь? — обратилась к нему медсестра.

— Я бы не отказался от чашечки кофе.

Вскоре в палату заглянул Джеймс.

— Как она?

— Думаю хорошо, но это что касается ее физического здоровья, а вот что с ее психикой, это большой вопрос, — уставшим голосом проговорил Найк.

— Завтра разберемся с делами, и можно будет готовиться к перелету. Ты здесь останешься?

— Наверное, да, — отозвался Найк.

— Да никуда она не денется, может, вернешься в гостиницу?

— Нет, я хочу остаться с ней этой ночью.

— Ну как знаешь. Завтра у нас еще много дел здесь, не забывай, зачем мы изначально прибыли в Болгарию.

— Я все помню.

— Оставайся со своим рыжим счастье, удачи, Найк, — Джеймс улыбнулся, он прекрасно понимал своего друга. «Такая рыжая»- подумал он и вышел за дверь.

Найк пододвинул кресло поближе и взял руку девушки. «Холодная, нежная, теперь ты не плачешь, твой кошмар закончился. Так тихо стало. Что тебе снится?» Он посмотрел на синяк, который красовался над левой бровью и издал смешок.

— Надо подлечить его, — Найк встал, и покопавшись в шкафчике с лекарствами, нашел нужную мазь. Он осторожными движениями нанес ее, и синяк на глазах исчез.

«Это было недавно, я помню, как испытал резкую боль в голове, от которой покраснело именно в этом месте. Ты не представляешь, как давно я хотел быть с тобой рядом. Что-то такое родное в твоем лице, мне кажется, я видел тебя раньше» Найк снова сел в кресло.

Он уснул в кресле, так и не дождавшись кофе. Усталость дала о себе знать.

Весь следующий день Найк и Джеймс были заняты работой. Прием новых сотрудников, подписание важных контрактов, осмотр сложных пациентов, и к вечеру было две операции. Доктора Найка ждали, и он снова не смог отказать. В коротких перерывах он заглядывал в палату своей рыжей красавицы, которая мирно спала. Он решил продлить искусственный сон до реабилитационного центра в Лос-Анджелесе. И на утро следующего дня они занимались подготовкой девушки к транспортировке.

— Никто девушкой не интересовался в той клинике?

— Нет, Найк, ее личность не установлена. Придется дождаться ее пробуждения и надеяться на то, что она не потеряла память.

— А что если потеряет.

— А если потеряет, нормально, скажешь что ты ее жених, и вы любите друг друга. Сделаешь умоляющие глаза, как у кота в Шреке, и все, она твоя.

— Джеймс, ну и фантазия у тебя, приятель.

— А что? Тебе это будет на руку. Только представь, да она твоя пара, но она-то не знает об этом. А у нее может быть уже есть жених или даже муж. Подумай об этом.

— Такое невозможно предвидеть, но мужа точно нет.

— Да с чего ты взял?

— В нашей клинике помимо анализов ее осматривал гинеколог. Она не имела физической близости. Так что максимум, возможно, есть жених, в чем я сильно сомневаюсь, учитывая частоту неприятностей, которые с ней случаются.

Девушку перевезли в аэропорт и благополучно транспортировали в самолет.

— Ну все, взлетаем, Семи, я скоро буду с тобой, — радостно заключил Джеймс.

— Джеймс, ты неисправим.

— Я посмотрю на тебя, когда твоя девушка будет беременна, — от этих слов Найк почувствовал укол в сердце. «Такого не будет, это просто убьет ее»

Самолет набрал высоту и стремительно летел через океан, перенося девушку в новую страну к новой жизни.


Глава 10. Проблемы.

Лос-Анджелес

Дождь и пронизывающий ветер не позволяли совершить посадку. Самолет уходил на второй круг. Найк стал переживать.

— Девчонку преследуют неприятности. Ты только посмотри. С посадкой проблемы. С нами такое впервые, — Джеймс не на шутку испугался. — Ты вспомни, хоть раз нам приходилось сталкиваться с трудностями при посадке?

— Мне, возможно, не все известно об этом проклятии. Знаю, что она должна быть ведьмой, — проговорил Найк. Он, наконец, стал осознавать, что она человек со своей жизнью и прошлым, из которой он ее просто выдернул. Найк не спросил ее согласия, и возможно она ему поставит это в вину.

— Ну вот, видишь, еще и ведьма. Может, разбудить малышку, а то не дай бог самолет так и не сядет, а мне домой очень надо.

— С ума сошел, да все будет в порядке. Просто погодные условия не позволяют, — Найк выглянул в иллюминатор. Порывистый ветер, проливной дождь. Тучи темным, плотным полотном затянули небо.

Девушка пошевелилась, и послышался шепот. Разобрать, что она говорила, было невозможно. Найк подошел ближе и прикоснулся к прохладной руке.

— Я думал она из-за перенесенной операции такая холодная, но видимо, это ее нормальная температура. Личная физиология. Несколько раз замерял в центре Софии. Тридцать-тридцать три градуса не выше.

— Она же ведьма, что ты хотел. На твоем месте, я бы был осторожным. Мало ли. Разозлишь ненароком, она тебя в лягушку превратит. Вот это я понимаю, будет настоящей проблемой.

Найк представил эту картину и усмехнулся. Наконец, диспетчеры разрешили посадку и Боинг начал снижение …

— О, сработало. Твоя ведьмочка, она договорилась о посадке с небесными силами. Что там она прошептала? Ты все записал?

— Не мели чушь, Джеймс. Ей просто что-то приснилось, и она говорила на своем родном языке.

В Аэропорту ожидал фирменный реанимобиль, оснащенный всем необходимым. Перед полетом Найк передал огромное число распоряжений, относительно новой пациентки. Всю дорогу девушка проспала. В полете Найк поставил ей систему, чтобы начать процесс восстановления и обеспечить минимальное питание девушки. Когда двигатели самолета, наконец, затихли, он отключил девушку от аппаратов измерения ее состояния и, закутав в одеяло, поднял на руки и отправился к выходу. Найк решил сам донести ее до машины.

Сотрудники с интересом поглядывали на рыжую девушку. Начальник слишком много личного времени ей уделял, и выводы у коллег напрашивались сами собой. Вскоре они добрались до реабилитационного центра, лучшего центра, созданного Найком за всю его жизнь. Здесь он доверил свое сокровище медицинскому персоналу, так как не сомневался в квалификации своих врачей.

Раздался звонок. Найк был в палате девушки.

— Дорис, дорогая привет, — он подошел к окну, погода налаживалась. Сквозь рассеивающиеся тучи, показались яркие лучи солнца.

— Ох, и нашумел ты дорогой. Что ты еще задумал?

— Я не понимаю, о чем ты? — Найк был уверен, что все прошло гладко.

— Кто-то из желтой прессы запечатлел тебя, как ты с девушкой на руках выходишь из самолета. Он слил информацию. Твоя персона бурно обсуждается в интернете. Говорят, это твоя невеста. Думаю, это осложнит тебе жизнь. Да, отец уже звонил, он в ярости.

— Не волнуйся, все это не так важно. Я все улажу.

— А девушка, кто она?

— Я не знаю о ней ничего, и еще неделю придется подождать. Мои люди ведут расследование, но пока никаких следов. Ее личность остается неизвестной.

— У меня в голове не укладывается. Зачем тебе понадобилась эта девочка?

— Дорис, я ничего не могу тебе сказать. Просто доверься мне. Так будет лучше всем.

— Хорошо, Найк, но что сказать отцу?

— Я сам с ним поговорю.

— Не тяни с разговором, его тоже тревожат журналисты, и он этого не любит, ты знаешь.

— Успокойся Дорис, хорошо. Я понял.

Найк упал в кресло и попытался составить план действий, чтобы уладить это дело.

Оставался отец, который в это все не поверил. Следующий звонок был от него.

— Найк, почему ты не отвечаешь на мои звонки? Ты понимаешь, что действуешь рискованно и не правильно?

— Отец, я сам с этим разберусь.

— Она не игрушка. Это все равно не утаишь долго.

— Я ее не прячу, но известность ей как минимум вредна сейчас. Я придам это огласке, как только сочту возможным.

— Когда ты ее мне покажешь? Я хочу с ней познакомиться.

— Это невозможно сейчас.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Девушка не вполне здорова. Больше сказать пока ничего не могу, — Найк замолчал.

— Нездорова, что за девочка тебе досталась? Она боится тебя? — отец был в замешательстве.

— Прошу, немного терпения. Я пока не знаю, боится она меня или нет.

— Это как понимать?

— Отец прошу, перезвони через неделю. Когда хоть что-то прояснится. Девушка в реанимации. Состояние стабильное, но в сознание она не приходила.

— Как так вышло, Найк? — не успокаивался отец.

— Благодаря Джеймсу, я понял, что моя девушка, это совершившая прыжок с моста жительница Пловдива. Дальше я занимался ее спасением. Сейчас она в реабилитационном центре и если честно, я сам еще с ней не знаком, хотя уже успел познакомиться с ее анатомией.

— То есть ты знаешь все о состоянии ее здоровья, как врач, но совершенно не знаком с самой девушкой.

— Все действительно так.

— Тогда решай что-то со слухами и удачи тебе, — старший Стивенс отключился.

Можно было бы сделать документы для девушки, но не было никаких данных о ней. Придумывать ей имя и возраст. Ее положение осложнялось с каждым днем.

Реабилитационный центр был закрытой зоной, и пробраться на территорию журналисты и прочие любопытные не могли. Это немного успокаивало. Девушка спокойно спала. Медицинские тесты показали положительную динамику. Оставалось ждать пробуждения. Пятидневный искусственный сон был не обязателен. Найк намеренно это сделал. Так как ему было известно, что не без труда сходились его предки со своими невестами, а борьба могла пагубно повлиять на ослабленный организм. Здесь в центре, она была под охраной и не могла сбежать. Об этом тоже Найк не забывал. Побег возможен, но здесь это не реально. Будет много времени для бесед. Все это было приятным предвкушением. Он уже любил ее. Только сейчас он понимал, какая девушка ему нужна. Его как магнитом тянуло к ней. Ему нравились ее губы. Ее глаза, хотя и закрыты они привлекали. Он гадал, какого они цвета. Молочная кожа пахла, каким-то букетом цветочных ароматов. Волосы отливали янтарем.

***
Всю следующую неделю Найк решал проблемы в головном центре корпорации. Так как и обещал, Джеймса отпустил отдыхать. С властями он уладил вопросы быстро. Человека снявшего Найка на камеру пришлось наказать. Он также дал опровержение, сославшись, что эта пациентка центра. Было взято интервью у похожей девушки, которая за определенную плату подтвердила, что именно ее Найк выносил из самолета. Девушка находилась в центральном стационаре на лечении. Все подозрения были сняты.

Прошло около недели с момента операции, но девушка не приходила в себя. Найк действительно не понимал, почему девушка не просыпается. Ее уже три дня, как вывели из состояния искусственного сна. Она просто спала. Его это стало настораживать. Он сделал повторное МРТ и обследования, но все было в порядке. Это не было комой. Просто сон.


Глава 11. Реабилитационный центр. Пробуждение.

«Боже мой, где я?» Слегка приоткрыв глаза, Вероника увидела, светлую комнату. Стол, в вазе стояли белые розы. Кресло бежевого цвета. Огромное окно. Ника попыталась сесть. Голова немного кружилась. «Если я умерла, то рай я не так себе представляла». Ника прикоснулась к лицу, потом посмотрела на руки. Они были бледными. Любопытство взяло свое, и девушка встала. Голова кружилась, но не сильно. Сработала сигнализация. Красная лампочка замигала над дверью и в комнату вошла медсестра.

— Здравствуйте, я рада, что вы пришли в себя, — сказала она на английском языке.

— Где я? Что со мной? — Ника ни слова не поняла кроме «hello».

— Найку сообщат, что вы пришли в себя, но по пробкам, он будет добираться еще часа три, — Выпалила испуганная медсестра. — Может, я наберу его номер, и он сам вам все объяснит? — Она знала, что девушка, очень важная персона, но возможно с психическими отклонениями. И что, девушку, во что бы то ни стало, нельзя оставлять одну и нужно максимально успокоить. Она лихорадочно набрала номер Найка, но телефон был недоступен.

— Ты понимаешь, в школе мне английский плохо давался. Я знаю, как сказать кот или яблоко. Ну может, еще какие-то слова, цвета там, но думаю, это нам с тобой, девочка, мало поможет. Мы как слепой с глухим, — проговорила Ника на болгарском. Этот язык даже по произношению был медсестре не знаком.

— Пожалуйста, оставайтесь в палате, сейчас все решим. Я Вас очень прошу. С Вами все в порядке, ведь верно?

— О, вот это я поняла, You okay. Ага, это «ты в порядке». — Девушка кивнула. Я ничего не понимаю, и хочу выйти отсюда, — Вероника видела, что медсестра что-то пытается объяснить, жестикулирует руками. — Все хватит. Я что, в тюрьме? Тут кто-нибудь говорит не на английском. Я вообще где? Или это отдельный ад, специально для меня. Меня просто решили разыграть? — Вероника решительно шагнула к двери.

Медсестра стала набирать номер, и не заметила, как пациентка сбежала. Девушка выглянула за дверь, но ее нигде не было. Она быстро набрала телефон Сары.

— Слушаю, Мари.

— Эта пациентка пропала. Она пришла в себя и ушла. Мне кажется, она совершенно не понимает английский. Что теперь будет? — Мари была на стажировке и в обеденный перерыв ее оставили на этаже. Она и увидела красную кнопку.

— Найк все равно на пути в центр, так что я сама с ним поговорю. Возвращайся в ее палату и жди, может она вернется.

Ника была одета в легкую пижаму бежевого цвета, больше напоминающую спортивный костюм. Найк лично закупал одежду для нее. Девушка ускорила шаг. По белым коридорам с зеркальными потолками раздался звук сигнализации. Вероника увидела значок туалета и свернула в него. Она быстро догадалась, что это из-за нее весь этот шум, а значит она пленница или что-то вроде того. Но свободы она лишена по непонятной причине. В туалете было маленькое окошко. Ника выглянула. «Высоко» Она находилась очень высоко. «Этаж примерно двадцатый».

Что делать теперь, ума не приложу, — девушка так и осталась в туалетной комнате. Шум по коридорам говорил о том, что ее ищут.

«Так, надо вспомнит все, что случилось со мной, и что я помню. Мост, выпившая компания парней, прыжок в реку. Я сильно ударилась головой, потом смутно помню рыбака. Ну да, он скорее всего передал меня в больницу. Но это не наша больница. Более того, это не Пловдив. Меня продали. А что, такое возможно. Кому понадобиться меня без денег перевозить в другую страну. Точно продали и не просто так, а с медицинской целью. Да быть не может. Мне домой надо. У меня кот некормленый.»

***
— Алло, доктор Найк!!! — сотрудница была взволнована и очень нервничала. Таинственная девушка оказалась совершенно не в себе. Но для шефа она имела огромное значение. Он хорошо дал это понять. Так как лично следил за исполнением предписаний для своей пациентки.

— Да, Сара, говори.

— Девушка.

— Что с ней? — Найк по интонации понял, что ничего хорошего он не услышит.

— Она пришла в себя час назад.

— И как она себя чувствует?

— Я не знаю, она исчезла… — Найк не хотел в это верить. «Как это вообще возможно»

— Что ты имеешь в виду?!

— Было время обеда, и на этаже оставалась только Мари. Она видела, как девушка вышла из палаты, но пока набирала телефон, упустила ее из виду. Служба безопасности организовала поиски девушки, и начат полный обыск здания, но пока мы ее не нашли.

— Черт возьми, вы все-таки ее напугали. Я же говорил, осторожно. Всем отбой и прекратить поиски. Она из центра никуда не денется. Я буду через тридцать минут.

Найк гнал по встречной, обгоняя пробки пытаясь пробиться. Исчезновение девушки изрядно огорчило его. В голове мысли обрывались. Он не ощущал боли и понимал, что по крайней мере она в порядке. «Я так хотел быть рядом, когда ты проснешься». Нарушая правила, Найк обгонял одну машину за другой. Молодой человек не скидывал скорость практически до самого центра. Бушующие страсти в душе подгоняли его к действию.


Глава 12. Знакомство.

Вероника боялась покинуть служебный туалет. Когда дверь раскрылась, девушка забралась ногами на унитаз и замерла. Кабинка была закрыта. Свет фонарика лучом ударил под дверь. Девушка старалась не дышать. Шаги остановились, и по рации раздался быстрый английский говор. Шаги стали удаляться, и дверь захлопнулась. Девушка осторожно спустилась и выдохнула. Вскоре, беготня по коридорам прекратилась. Она не решалась выйти.

Найк бросил автомобиль на парковке и стремительно поднимался в центр, перепрыгивая через ступеньки. Сара, шагая взад вперед, ждала у входа. Женщина лет тридцати была высокого роста со светлыми волосами, чуть ниже плеч и голубыми глазами.

— Ну что, девушка не объявилась? — Найк все еще надеялся на лучшее.

— Нет, она как будто растворилась, ее нигде нет. Но мы не успели обойти все помещения. Плохо, что камера видеонаблюдения снята, и ее установят только к вечеру.

— Это просто роковое стечение обстоятельств. Именно на этаже, где находилась девушка, камеры отключились. Я такого не помню за все время моей работы. Наверное, это моя маленькая ведьмочка шалит.

— Почему ведьмочка. Это конечно не мое дело, но скажите, кто она?

— Эта девушка для меня все, — Найк с легкой грустью взглянул на Сару. Потом он резко сменил тему. — Ну а внешние камеры. Что они зафиксировали?

— Я об этом не подумала… — Сара пожала плечами.

— Хорошо, это не важно, я буду говорить по внутреннему радио. Принеси мне микрофон.

— Она вас услышит, точно. Гениально… — Сару всегда восхищал ее начальник, но он уже давно дал ей понять, что с ней у них только рабочие отношения.

Найк включи микрофон.

Он заговорил на английском языке.

— Внимание всем сотрудникам. Будьте внимательны. Девушка, которая недавно поступила в центр пришла в себя. Далее моя речь будет обращена к ней. Если кто-то ее заметит немедленно сообщить мне, — Найк заговорил на болгарском. Он знал много языков, особенно тех стран, в которых открыты филиалы его корпораций. Этим языкам он уделял больше своего внимания. Изучал их более подробно. Языки ему давались легко, и он приспосабливал свою речь под нужный акцент.

— Внимание, мое обращение к девушке, которая покинула свою палату. Я прошу вас вернуться обратно, либо спуститься на первый этаж. Лифт находится в коридоре справа от вашей палаты. Хочу представиться, я ваш лечащий врач, и мне необходимо осмотреть вас, чтобы помочь, если это необходимо. Я отвечу на все ваши вопросы. Все будет в порядке. Здесь никто не желает вам зла. Дело в том, что не все специалисты центра знают болгарский, поэтому вы не получила ответы на свои вопросы.

Вероника услышала по радио обращение. Мужской голос ровный, размеренный, он завораживал. «Кто ты такой? Врач говоришь? Я как минимум не в Болгарии. Меня вывезли. Без сознания. Такое возможно если это… о боже. Меня продали в рабство. Да нет, на органы и готовят к расчленению. Поэтому я им нужна. Если бы в рабство, то был бы какой-нибудь подвал, а тут красиво все» Вероника осмотрела себя. «Живот без шрамов, значит, еще не успели вырезать ничего. Что же делать? Надо бежать отсюда» Вероника понимала, что умолять, тут не получится. Надо думать «Думай, думай. Лестница на фасаде, маленькая, я спущусь потихоньку, никто и не увидит». Ника открыла маленькое пластиковое окошко. Порывистый ветер пугал, но девушка вспомнила, как недавно летела с моста. «Если я тогда не умерла, то сейчас все точно будет в порядке» и подтянувшись забралась на подоконник. «Боже, как высоко»

Найк снова заговорил.

— Девушка, я тебя прошу, вернись в палату. Тебе еще рано вставать. Возможно головокружение. Необходим покой. Прошу, дай знать о своем местонахождении.

Высунувшись на улицу, Ника ощутила, как холодный ветер ударил в лицо. Она ухватилась за маленькие перекладинки и начала потихоньку выбираться.

Найк, поднявшись на этаж, услышал легкий шум. Свежий воздух ударил в лицо. Дверь санитарной комнаты сама распахнулась от сквозняка. Найк метнулся туда и увидел открытое окно. Девушки не было видно. Сердце оборвалось. Он запрыгнул на подоконник и увидел, как девушка, слабеющими руками перебирая перекладинки пожарной лестницы, спускается вниз

— Да что ж ты делаешь, черт возьми?!

Ника подняла голову и увидела черные глаза, которые были полны ужаса. Голова предательски кружилась, и одна рука стала слабеть. Найк в один прыжок преодолел расстояние и схватил девушку за руку. От падения, ее отделяла секунда. Ник уверенно подтянул ее выше и, перекинув девушку через плече, стал стремительно подниматься.

Ника, слабея понимала, что ее план провалился. Она почувствовала тепло исходившее от этого мужчины. Он придерживал ее одной рукой.

Она начала плакать, понимая, что попалась.

— Тише, тише. Сейчас все будет хорошо, — Найк понимал, что немного грубовато схватил ее, когда она чуть не сорвалась. Но ее жизнь была на волоске от смерти, и надо было действовать быстро. Он подумал, что возможно сделал больно, и поэтому она плачет. Найк осторожно опустил девушку на пол и захлопнул окно. Вероника оказалась значительно ниже Найка. Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. В горле, немея, застывали слова. Хотелось говорить, но что-то мешало. Удушающий страх и ужас, словно он сейчас совершит над ней самосуд. Его добрые слова не успокаивали. Он напоминал ей хищника, страшного зверя, который готов был разорвать ее на куски. Они смотрели друг на друга. Найк понимал, что ему просто необходимо ее сейчас успокоить. Она словно призрак увидела. Чертово проклятие.

— Я прошу отпустить меня. Я найду деньги и заплачу. Дам больше, чем вы получите, продав мои органы, — слезы катились из глаз. Найку показалось, что он ослышался, он за руку, как ребенка вернул девушку в палату.

— Что ты только что сказала? — Найк нервно усмехнулся. Ее логика и действия были совершенно лишены смысла. Она удивляла его все больше. Он предполагал все что угодно, но такое. Он прижал ее к груди и прошептал над ухом. — Как можно было такое нафантазировать? Я никогда не причиню тебе зла. Я действительно твой врач, и ты в полной безопасности здесь. А если ты предположила, что тебя продали на органы, то процедура изъятия необходимых органов происходит в Европе. Если предполагаемые доноры из Европы. Я этим не занимаюсь, но знаю, что такое есть в нашем современном мире. Успокойся. Я знаю, что не совсем правильно то, что я тебя вывез из Болгарии. Но твои травмы были очень серьезными. Требовалось дополнительное лечение. Пришлось действовать быстро, — он немного отстранился и заглянул в глаза девушке.

— Я не верю вам, — девушка говорила прерывисто. Какой-то жуткий страх не давал ей нормально думать. Присутствие этого мужчины было очень тяжело переносить. Несмотря на его слова, спокойнее не становилось. Хотелось бежать. Не хватало воздуха. Он чувствовал это.

— Нам с тобой нужно всё обсудить и давай на «ты». Я думаю, это как-то сблизит и поможет расслабиться. Я понимаю, что мое присутствие тебе не совсем приятно, но я знаю, как это можно решить, — Ник коснулся подбородка девушки, заглядывая в глаза.

— Я ничего не понимаю. Все спуталось. Я только хочу попасть обратно домой, — она замерла, так как голова предательски кружилась.

— Я понимаю тебя и обещаю все объяснить. Сейчас главное чтобы ты успокоилась, и тебе нужно поесть. Неделю я поддерживал тебя с помощью систем, сейчас необходимо начать питаться обычной едой, — после небольшой паузы, Найк добавил. — Позволь узнать твое имя?

— Вероника Тодорова Димитрова, но все зовут меня Ника, — молодой человек посмотрел в глаза девушки и усмехнулся. Его реакция была немного странной.

— Какое совпадение, да ты почти тезка. Твое короткое имя — это почти мое. Разреши представиться, Найк Арин Стивенс.

— Что? Ты, Найк? — девушка согласилась. Общее имя. Очень весело.

— А я все гадал, как тебя зовут. Ника, твое имя такое же близкое, как и ты сама. Все в тебе такое родное. И пожалуйста, не полагайся на свои ощущения. Твой страх пройдет со временем. Быть рядом со мной для тебя это единственное верное решение сейчас.


Глава 13. Признание.

— Найк, прошу, объясни все, а то у меня вся эта ситуация в голове не укладывается. Такие намеки странные, — девушка долго смотрела на его лицо. — Ты же не просто врач? Ты и я? Как это все понимать? — «Он либо сумасшедший, либо…»

— Я твой…Я хотел бы стать для тебя больше, чем простым лечащим врачом. Мне не приходится ничего придумывать. Ты единственная для меня. Я давно уже люблю тебя. Всегда любил. Если бы не твое роковое падение с моста, я бы до сих пор искал тебя по всему миру, как иголку в стоге сена, — Найк решил душой не кривить и сразу открыть карты, на сколько это возможно. Его любовь могла ее сейчас успокоить. Тем более это была чистая правда.

— Бред какой-то. Как можно любить человека, которого не знаешь? — Ника села на кровать не в состоянии держаться на ногах. Найк присел рядом на край.

Он не мог подобрать слова, несмотря на то, что читал много книг. И сотни раз представлял этот разговор.

— Я предназначен для тебя. Я рожден быть только с тобой, и когда ты прыгнула в воду, я пережил ад. Возможно, поэтому судьба указала мне, где ты находишься. Все что происходит с тобой, как в зеркале отражается во мне. Как видишь, и имя тоже.

— Тогда почему я ничего подобного не чувствую, кроме ужаса, как будто падаю в пропасть? И чем ты ближе, тем мне хуже, — что-то в его взгляде заставляло сердце трепетать, но сильный страх мешал оценивать происходящее реально.

— Да, я тебя понимаю, тебе станет лучше, но немного позже. Я могу избавить тебя… от страха, — Найк улыбнулся, — а пока, тебе нужен хороший ужин. Сейчас его принесут. Я разработал для тебя меню на неделю, чтобы восстановление было полным и постепенным. — Нику очень нравилось, как она говорит. Мимика лица и улыбка были просто очаровательны. Никаких предрассудков и капризов. Она откровенно и честно пытается его понять. — Но еда избавит только от головокружения. Страх пока останется… — Найк задумчиво посмотрел на ее розовые губки, которые она нервно облизнула.

— Когда пройдет страх? — задумчиво произнесла Ника, она пыталась логически рассуждать. — Я хочу, чтобы он пропал. Либо ты сам близко не подходи, а то мне трудно. — В состоянии постоянного адреналина, было сложно.

— Ты перестанешь меня бояться, если я тебя поцелую, — Найк заметил, как румянец заливает щеки девушки.

— Почему ты так уверен, что будет легче, и страх пройдет? — девушка не могла представить, что это возможно.

— Нас с тобой связывает древнее проклятие, понимаешь? Мои предки вели себя не правильно и ничего не рассказывали своим невестам. Я перечитал содержание древнего проклятия сотни раз, и ни слова не было о том, что девушка должна быть в неведении. Поэтому причиной многочисленных побегов был страх, тот самый, что у тебя сейчас. Девушек удавалось вернуть, хотя не без проблем. Я считаю, что если буду откровенен, ты лучше меня поймешь, ведь это неизбежно. Нельзя изменить предначертанное, но за ошибки пришлось дорого платить. Если ты поймешь, что причина твоего страха — магия, и многое в наших отношениях сверхъестественно, нам будет легче это принять. Если пытаться объяснить все это простым языком. Мы как два магнита. Только твой, повернули другой стороной. А поцелуй развернет тебя ко мне, но это не должно быть насилием.

— А ты думаешь, у нас ошибок не будет? И какое проклятие? Причем тут я? Мне кажется, ты что-то путаешь. Все это какая-то ошибка, — девушка поудобнее уселась на кровати и кинув подушку, приняла полулежачее положение. Это было так по-домашнему. Найк наблюдал за ней. — Голова немного кружится.

— Конечно, я понимаю, — Найк пересел в кресло и придвинул его поближе, разговор явно еще не закончен. — А по поводу ошибки, это исключено, я все проверил. Твоя реакция именно такая, какая и должна быть. Я не буду настаивать, но поцелуй решит проблему страха. Только надо пересилить себя и самой этого захотеть. Я могу сделать это хоть сейчас, но насильно этого делать нельзя.

— То есть ты хочешь сказать, что моя судьба теперь связана с тобой? А если расстаться? Я буду тебе звонить, и будем жить, как жили.

— Все сложнее, чем кажется. С нашей встречи запускается сложный магический механизм. И если пытаться его остановить, можно все усугубить. Теперь и ты будешь чувствовать мою боль. Об этом писалось в дневнике. Мы можем проверить, хочешь? И это будет лучшим для тебя доказательством, — Найк встал и подошел к медицинскому шкафчику. Он достал скальпель и с силой резанул собственное запястье. Появился глубокий порез

— Ай… — Ника схватилась за свою руку. Она почувствовала острую боль. Словно он резанул не свою, а ее руку.

— Извини, — Найк открыл шкафчик, достал тюбик с кремом, и выдавил себе на рану. Порез на глазах затянулся, и даже следа не осталось. Ника округлила глаза.

— Как ты это сделал?

— То, что ты ощутила, это доказательство того, что мы связаны проклятием.

— Это понятно, я про другое. Почему рука так быстро зажила? Как в мультфильме «Рапунцель». Волшебство?

— Нет, я не волшебник, — Найк улыбнулся и покачал головой. — Это наука. Просто ускоренная регенерация клеток. Я изобрел стимулятор. А на тебе испробован новый патент по восстановлению костной ткани, когда проводилась операция.

— Так операцию мне тоже ты делал? — Вероника не понимала. Это какая-то сложная головоломка. «Я еще долго во всем этом буду разбираться»

— Да. Ты погибала. Надо было срочно тебя спасать. Кстати сказать, и я чувствовал себя не лучшим образом, — Найк вспомнил весь тот ад, в котором они оба оказались. — Сейчас гораздо лучше. — Найк дотронулся до руки девушки. — Ну как ты себя чувствуешь? Прошла рука?

— Да…прошла… — девушка посмотрела на Найка другими глазами. Она изо всех сил пыталась отключить страх, который говорил, беги, спасайся от него. Она многое начала понимать.

В палату постучали и принесли поднос с едой.

— Спасибо, Кристи, можешь быть свободна, — улыбаясь, сказал Найк.

В комнате запахло куриным бульоном.

— Меню конечно не богатое, но твой желудок еще слаб. Прошу к столу, — Ник пригласил девушку, выдвигая стул и помогая Нике сесть.

— Спасибо, я и правда не против перекусить.

— Приятного аппетита, Ники.

— Я — Ника.

— Ты в США здесь больше подойдет Ники. Да и мне нравится так тебя называть.

— Я хочу знать, как мы теперь будем жить? Я что, должна, снять рядом с твоей квартирой комнату? Раз мы должны быть поблизости? Я не знаю языка. Мне сложно будет найти работу без документов. У меня нет ничего. Ты выдернул меня из привычной для меня жизни и…

— Ники, спокойно. Без меня, скорее всего, тебя бы уже не было. Да и меня, наверное, тоже. Такой связи как у нас с тобой, не было ни у кого из моего рода. Судьба, неспроста показала мне тебя. Ты же ведь, как магнит для неприятностей. Падение с моста не единственный такой эпизод в твоей жизни, да?

— Ты о чем? Не понимаю.

— Дай, припомню. Жутко болело колено. Вероятно, была травма. Это когда тебе было десять. Возможно, еще, был ожог руки. Это в твои шестнадцать.

— Да, колено, я действительно сломала ногу. Упала, когда покоряла трамплин на лыжах в Норвегии. Колено было раздроблено. Потом долго заживало. А на руку я уронила чайник. Ручка отвалилась, — Вероника посмотрела на Найка. — И ты все это тоже пережил вместе со мной?

— Я был зол. Почему ребенку в десять лет не оказали медицинскую помощь. Пришлось месяц пить обезболивающие препараты. Но пока тебе лучше не стало, мне пришлось отказаться от спортзала и бейсбола. Наша связь, точнее твои травмы влияли на мою жизнь.

— Да? Мне оказали помощь, но там что-то не так срослось, предложили повторно ломать, но мы с мамой отказались. Правда, прыгать с тех пор я не могу.

— Еще бы. И твои попытки прыгать я помню. Раздробленные кости срослись неправильно, и ты рисковала повторно сломаться. Но прыгать теперь ты можешь, Ники.

— С чего ты это взял?

— Здесь в центре, когда ты спала, я все исправил.

— Твою жизнь веселой не назовешь. Так, значит, и я чувствовала тебя, просто не знала об этом. Подожди, этот навязчивый голос, это ты? А я уж думала, что с ума схожу. Всякий раз, когда что-то случалось, я слышала ругательства у себя в голове по этому поводу.

— Возможно, — Найк усмехнулся. — Я осознавал, что ты часто попадаешь в неприятности и старался избегать опасностей. Тебе и своих приключений хватало. Их нам с лихвой хватило на двоих, верно?

Ника чувствовала себя виноватой, вспоминая события прошлого. «Бедный Найк, ему действительно важно, чтобы со мной все было в порядке»

— Ну да. И все же мне интересно, как выживать в США. Я ничего не знаю: ни языка, ни мест. Совершенно другие люди.

— Все будет более чем официально. Из-за того, что я не знал твоего полного имени, у тебя до сих пор нет документов. Я все улажу в ближайшее время. Изучить английский не будет сложным делом. Ведь все вокруг говорят на нем, и я тебе помогу. А работать тебе не обязательно. Можешь забыть свою прежнюю жизнь. Все финансовые вопросы не должны тебя больше волновать. Если только ты сама захочешь чем-то заниматься. Тогда я тебя поддержу, — Найк понимал, что она пропустила его слова мимо ушей и думала о другом. Никакого восторга своим новым положение. Ему нравилось, что она воспринимала его как человека, не принимая во внимания положения и денег. Ее интересовал он, как личность.

— Я понимаю, что все здесь не совсем так гладко, как кажется на первый взгляд. Ведь проклятие, на то и проклятие чтоб приносить страдание и боль. А в чем здесь оно? Кто будет здесь страдать? Ну да, связь двух людей, но это не смертельно?

— Ники, ты подошла к самой сути. Я не хочу молчать, но и сказать тоже пока не могу. У меня нет нужных слов. Это сложно для самого меня. Я много раз думал, как это сказать, но таких слов просто нет, — для него было настоящей пыткой осознавать, что эта девушка может умереть, и он будет тому причиной. Жить с этим будет хуже, чем оказаться в аду.

— Ты хочешь меня напугать? Я и так боюсь тебя. А видимо жуткий страх, он оправдан. Выкладывай, что там за проклятье, или я за себя не отвечаю, — Ника начала выходить из себя. «Не может он. Я по уши попала, в какие-то фантастическо-бредовые проблемы, а он не знает»

— Я обязательно расскажу, обещаю, но прошу, дай мне немного времени. Мы только познакомились, а ты в один день решила все узнать, и во всем разобраться. Нам на это нужно больше времени, — Найк встал и подошел к окну. Он оказался в самой сложной ситуации в своей жизни. Любовь в данном случае — это яд. Яд, попробовав который, она погибнет. Но как ее отпустить. Найк начал всерьез задумываться о том, что совершил ошибку.

— Я думаю, есть и другие варианты, как обмануть это проклятие. Может поискать другую колдунью и расколдоваться.

— Другую? — Ник улыбнулся. — А это идея. Ты ж у нас из рода ведьм. Может, как-то проявятся твои способности, и ты сможешь его снять.

— Я из рода ведьм? Что за безумие.

— Да, все невесты были ведьмами. И ты тоже. Если удастся снять проклятие, то к тебе вернутся силы в полном объеме, сверхспособности. Я обычный человек. Это проклятие наложила ведьма, Аврора. Сделала это перед казнью.

— Аврора… — произнеся эти слова, девушка ощутила боль в горле и запах дыма. Какие-то картинки промелькнули в голове. Темница, огонь, люди в черных масках. Вероника подняла глаза на мужчину, стоящего возле окна и поняла, что она была той Авророй. Клочки страданий и переживаний отразились клубком разнообразных чувств.

Найк увидел, как побледнело ее лицо, и бросился ее поддержать.

— Что с тобой, Ники?

— Аврора. Я и есть эта ведьма, — слезы покатились по щекам. Какие-то чувства, картинки. Лицо Найка. Он тоже. Он, о боже. — Ника подняла затуманенные глаза

— Ники, о чем ты говоришь? Это было сотни лет назад.

— А ты это он, понимаешь, он. Это ты сжег меня тогда. Точнее обрек на сожжение.

— Ники, я не уверен в этом. Его портрет моя копия, но чтоб он был мной…

— Она хотела только свободы. Ее сердце болело, и он заставил ее заплатить, за что? За то, что она не такая как все.

— Насколько мне известно, ад, который она устроила моему предку, искупил все сполна.

— Найк, они это мы, понимаешь? Просто мы, более современные, более откровенные. Им нужно было все выяснить тогда, и все могло измениться. Джон сожалел уже в день казни. Ее, то есть моя душа была рядом, когда он страдал.

— Ты даже имя его знаешь. А ведь я его не произносил вслух. Ты действительно та самая Аврора. А теперь ты сама попала под собственное проклятие.

— Теперь я знаю, что это не обман. Но все так сложно, так запутанно.

— Я ненавижу ложь, и тебе врать не собирался. Все это не сказки. Это правда, эта наша с тобой жизнь, — Найк склонился и слегка приподнял подбородок девушки. Ее губы завораживали и от поцелуя отделяли сантиметры.

— Ты можешь это сделать, — шепотом сказала девушка.

Найк обвил руку вокруг талии, второй провел по волосам и, склонившись, нежно прикоснулся губами в поцелуе. Страх, который до этого мучил, сменился каким-то волнительным теплом. Тело таяло как мороженое, оставленное на солнце. Найк осторожно провел языком по нижней губе и стал проникать сквозь зубы. Его нежность переросла в безудержную страсть. Он словно путник в пустыне хотел утолить жажду. Он понимал, что начинает терять голову, и нужно было остановиться. Вероника ответила на поцелуй, и Найк готов был умереть. Он нехотя отстранился.

— Ники, ты действительно маленькая ведьма. Твои чары имеют огромную силу над моим телом и душой. Боюсь, я сгорю в аду за этот рай…

Девушка пыталась унять дрожь. Магнит, о котором говорил Найк, теперь действовал на нее. Его голос, глаза, прикосновения. Она следила за его взглядом, понимая, что роднее человека никогда не существовало на этой планете.

— Найк, что же ты наделал? — Вероника понимала, что теперь назад пути нет. Стремительные изменения в душе будоражили сознание.

— Ты же сама этого хотела, — Найк, привлекая ее к себе сел на кресло, усаживая девушку к себе на колени.

— Я… я больше не боюсь тебя, все прошло, — Вероника ощущала только покой и какую-то радость. Ей захотелось дотронуться до него. Девушка прикоснулась к волосам, потом провела ладонью по щеке. Его кожа была теплой. Находясь так близко, она почувствовала приятный аромат.

— Что ты чувствуешь, Ники? — он следил за ее движениями, давая возможность привыкнуть к его близости.

— Не знаю. Я не знаю, что я чувствую, — теплом, как одеялом окутывало тело, но говорить с ним все еще было не просто. Смотреть в глаза было делом волнительным.

— Ну вот, мы сняли главный барьер между нами. Это хорошо. Мне не хочется бегать за тобой по всему Земному шару. Когда я уйду, твой страх усилился бы. Ты нашла бы способ сбежать.

— А теперь?

— Теперь до свадьбы и брачной ночи мы будем вместе каждый день, и готовиться к предстоящему событию.

Ники насторожилась.

— А потом, после брачной ночи что? — Вероника увидела в его глазах боль. — Проклятие с этим тесно связано. Конечно, брачная ночь. И счастье будет недолгим, да?

— Ты забеременеешь. После ночи со мной ты забеременеешь.

— А если нет.

— Таких судеб не знал дневник.

— Говори, как есть. Беременность, тоже не вся правда? Я должна разобраться. Жалеть меня не надо. Слишком поздно. Сам же говорил, что нам надо все сделать правильно. Какова расплата за нарушения ритуала?

— Я не могу.

— Она коснулась руками головы Найка. Он почувствовал легкий холодок. Ее глаза были закрыты.

— Что ты делаешь?

— Тихо, — Вероника практически приказала молчать. Найк замер. Через пять минут девушка снова заговорила.

— Умру значит? — девушка открыла глаза. На мгновение Найку показалось, что глаза отливают зеленью.

— Нет, нет, не умрешь!!! Я буду бороться за твою жизнь. Я все время занимаюсь медицинской практикой и верю в то, что смогу спасти тебя вопреки всему, — Найк нехотя подтвердил ее слова.

— Успокойся, мое проклятие, мне с ним и разбираться. Твои знания возможно тут не пригодятся.

— Я так не считаю. Многие мои изобретения способны практически мертвого человека поднять из могилы. И я продолжаю работать над этим.

— Сейчас ты уйдешь, а сколько мне тут находиться? — Ника почувствовала магию, которая после поцелуя стала проявляться в ней.

— Не долго, завтра мы возьмем анализы, и после полного обследования, я заберу тебя домой.

— Домой, а где твой дом?

— Ты будешь жить со мной. Только пока не в моей комнате, я не верю, что смогу удержаться до свадьбы. Эта мера как-то нас обезопасит.

— Я так понимаю, у нас отношения должны быть со дня свадьбы?

— Хуже, всего одна ночь. И после…

— Что после?

— Это место мне менее всего понятно.

— Для снятия проклятия ты должна исчезнуть и так, чтоб я не знал. Но как это возможно, я не знаю и точно не отпущу тебя после ночи, проведенной со мной. Ты тоже для меня первая и единственная, с кем я могу создать отношения и семью.

— Ты девственник? — девушка была удивлена.

— Да, можно и так сказать, не то чтобы вариантов не было. Мой организм не воспринимал женщин, как это обычно бывает. Только сейчас я ощущаю настоящее мужское влечение. Все это проклятие. Так было со всеми моими предками.

— В древности у меня была очень бурная фантазия. Довольно жестоко, но ты мне смертный приговор подписал.

— Что ты чувствуешь ко мне, Ники? — Найк повернул лицо девушки к себе.

— Не знаю, просто это не то слово, я … мне… Я пока не понимаю, что я чувствую.

— Хорошо, скажешь, когда сможешь, — Найк понимал, что она словно цветок начала расцветать после поцелую. И ей нужно время. Она должна разобраться в своих чувствах.

— Ты уйдешь? — Ника даже представить не могла, как отпустит его.

— Да, нужно решить некоторые проблемы. В частности с твоими документами. И вид на жительство. Я думаю. Все можно сделать сегодня. Завтра готовься, я буду проводить различные тесты, и брать анализы. Я должен быть уверен, что ты в полном порядке.

— Мне сложно здесь. Я не знаю языка. Конечно, знаю, чуть-чуть совсем. Как мне общаться с медсестрами?

— Твой английский… Я сам буду тебя учить. Надо как можно быстрее дать тебе хотя бы минимум знаний, — Найк пытался обнадежить, успокоить и дать понять, что если она будет с ним, все образуется.

— Хорошо, буду рисовать, — пожала плечами Ника

— Что делать? — Найк скривился, не понимая, что она имеет в виду.

— Рисовать, что мне надо, если медсестры не поймут жестов.

Найк представил эту картину и рассмеялся.

— Я оставлю тебе аудио переводчик. Он за тебя скажет то, что нужно. То есть переведет твою речь. Сейчас распоряжусь, чтобы принесли.

— А гулять мне можно?

— Нет, пока нет. Голова может закружиться. Завтра мы с тобой прогуляемся обязательно. Мне пора, Ники, — молодой человек еще раз приник к губам девушки и снова заставил ее таять в своих объятиях. Нехотя отстранившись, он улыбнулся и направился к двери.

— Пока, — сердце девушки сжалась, но она справилась.

Обернувшись, он еще раз одарил ее любящим взглядом.

— До свиданья, я буду ждать завтра. Эта будет самая длинная ночь в моей жизни, — он развернулся и закрыл за собой дверь.

«Настоящая ведьма» мысль о приемном ребенке с этого момента была спрятана. Он даже не знал, как ей такое предложить. Она явно знает больше него, и он наивно полагал, что владеет ситуацией. Он хотел все эти разговоры как-то растянуть, а выложил все и сразу. Он словно попал под гипноз этих глаз. Она еще и мысли читать умеет. Ох, не просто мне с тобой будет»


Глава 14. Необдуманный поступок.

Как только Найк ушел, у Ники, словно пелена спала с глаз. Вероника стала обдумывать весь разговор и поняла, что все это более чем рискованно. И рискованно именно для нее. Он многого не договаривал, значит, риск, очень большой. «Умереть в ближайшем будущем — это перспектива не слишком радостная, даже ради ночи с этим мужчиной. Как-то нужно все это прекратить, и возможно, все это какое-то наваждение, и то, из-за поцелуя, который снял страх» Голова от мыслей шла кругом. Вероника ходила по палате не переставая: то подходила к окну, то пыталась заснуть, но выхода пока не видела. Вся эта тупиковая ситуация забирала все душевные силы. «Я хочу вернуть свою жизнь. Этот парень погубит меня. Я чувствую подсознательный страх. И хотя сейчас я спокойна, это как анальгетик для ракового больного. Эффект лишь растягивает мучения»

Веронике захотелось на воздух, и она потихонечку открыла дверь. Потом на цыпочках промчалась к лифту и нажала кнопку. Спустившись на первый этаж, девушка вышла. Ослепительный, белый свет неоновых ламп заставил немного зажмуриться. Не многочисленные сотрудники были заняты своим делом. Поняв, что внимания не привлекла, она спряталась за служебной дверью. Это оказалась гардеробная. «Как же мне повезло» Надев белый костюм медсестры и чьи-то туфли на низком каблуке по размеру, девушка вышла и направилась к выходу. Она не обращала внимания на охрану. Спокойно прошла мимо и вышла на улицу. Выдохнув, девушка неуверенно шла по террасе. Голова подводила. Равновесие удерживалось большим усилием воли.

— Девушка, вы из какого отделения? — Нику нагнал охранник, посчитав, что ее поведение подозрительное. Девушка постоянно оборачивалась, словно чего-то опасалась. Да так оно и было. Чего уж там.

«Ох уж этот английский, вспоминай, нужно что-то сказать ему. Я могу сказать, что я в порядке, иди со мной или спросить, в порядке ли он. Да, это все не то. Он что-то спрашивает. Что-то другое. Думай, думай, думай. Да черт, все равно это трата времени, надо выбираться» Дальше девушка действовала с большим выбросом адреналина в кровь.

Развернувшись к нему, она резко выхватила пистолет и направила на охранника. Он попытался ее схватить, но Ника выставила руку вверх и сделала предупредительный выстрел в небо. Охранник замер. Воспользовавшись моментом, девушка рванула с места. Немного пробежав, она поняла, что основные ворота уже пытаются закрыть. Выстрелив в сторону ворот, девушка отвлекла другого охранника и смогла выбежать за пределы центра. Вокруг было пусто. Лишь дорога и лес. Яркий лунный свет освещал ветви деревьев. Она решила укрыться в этих зарослях. Запах свежей зелени был так приятен. Ника словно была частью этого природного мира. Она бежала изо всех сил, и оторвавшись, петляя по лесу, девушка обнаружила странную пещеру, в которой укрылась. Сердце бешено колотилось. В руках она все еще сжимала пистолет. «Вроде отстали, но я рассчитывала вырваться в цивилизацию и попросить о помощи, а не затеряться в лесах. Черт я даже не выяснила, в каких лесах этот центр. В общем, где-то в штатах»

Ника стала бесцельно бродить по пещере.

«И чего ты добилась? Как добраться домой? Нужно добраться до людей, а лучше найти посольство Болгарии, а еще нужны деньги и документы, которых нет. Черт, в какой же переделке я оказалась»

Вероника понимала, что бессильна, и даже выбраться из леса теперь будет не просто. Девушка опустилась на каменную холодную поверхность пещеры и, обняв себя руками, прерывисто вздохнула. В голове и без того было все перемешано, а совершив побег, стало еще хуже. Теперь ни цели, ни средства просто не приходили в голову. Вероника хотела взять перерыв. Все обдумать, переосмыслить, найти правильный выход. Правильный выбор, для них обоих. Она хотела, чтобы будущее было. Найк хотел быть с ней, но он терялся и боялся того, что может произойти. «Ни одной девушке не удавалось снять проклятие. А я? Я должна это сделать любой ценой» В пещере было холодно, и девушка решила вернуться в лес. Пройдя какое-то время, она поняла, что вернулась обратно к тому же месту, и это был не выход.

«Почему так холодно, надо какие-нибудь ориентиры оставлять, иначе я не выберусь. Так, спокойно, ты же ведьма. Да ты еще хуже маленькой бабы яги из сказки. Ни помнишь, как нанесла проклятие и как его можно снять. Еще и сама теперь проклята, попала вместе с этим Джоном, то есть Найком. Надо было, еще в темнице набросится на него и поцеловать. Этакая, роковая Аврора. Думаю, он бы оценил, и все закончилось бы просто замечательно еще тогда, хеппи-энд не меньше. А теперь сижу тут в пещере, как крот в норе, дышу прохладным воздухом. Хотела же. Убежала, спряталась, молодец. Шесть баллов за артистизм, и шесть за побег. Зато Найк разозлится, когда узнает, может и придушит меня в порыве гнева, когда найдет. Да может и к лучшему. Мучиться не буду. Хотя нет, чего правильного, плохо все. Опять умру, и снова, вероятно родимся в каком-нибудь далеком будущем. Нет, нет, нетушки. Надо в этой жизни все решать. Так, Вероника, собралась. Верить в себя, не видеть препятствия. Нет, я не верю в то, что смогу переместиться сквозь эту пещеру. Не верю в себя. Может, доза поцелуев должна быть больше. Может после пятого, шестого способности прокачаются. Как же холодно. Ну все, считайте что я потерялась. Буду лежать, умирать. Завтра может какой-нибудь лучик света проникнет в эту чертову пещеру, и я благополучно выберусь»

Зубы стучали от холода, и спать совсем не хотелось.

Вдруг девушка услышала шуршание.

— Крыса!!! — выкрикнула Ники. — Я их терпеть не могу. — Да, действительно, это была лесная крыса. Она с любопытством подползла и понюхала ладонь девушки.

— Ну что смотришь, хочешь съесть меня, да? А тебя не порвет? Или ты с группой поддержки?

«Дожили, я уже с крысами разговариваю»

Где-то, через час, страх пропал. Ника с интересом наблюдала как крыса, видимо мать, командовала своими крысятами. Вероника подманила к себе одного из них и умудрилась его погладить.

— А вы не такие уж и мерзкие. В кармане медицинского костюма Ника обнаружила печенье в упаковке.

— Очень кстати, — она распечатала пачку и накормила грызунов.

Через пару часов усталость взяла свое, и Вероника, устроившись поудобнее, начала засыпать. Крысы решили, что им рядом с этим человеком ничего не угрожает. Они устроились на ночлег рядом с Никой и тоже уснули.

Замечательная компания дружно посапывала в ожидании нового дня.


Глава 15. Возвращение блудной Вероники.

Лос-Анджелес. Особняк Стивенса младшего.

— Привет, Дорис! — Найк был счастлив, его сердце ликовало. Он совершил несколько звонков. Документы обещали сделать к утру. Ребекка должна была собрать необходимый гардероб к вечеру следующего дня, и пообещала доставить все в особняк.

Дорис-его тетя. Она родная сестра его матери Дженни. После ее смерти Дорис взяла на себя заботу о мальчике и заменила ему мать. Младшему Стивенсу повезло больше, чем его отцу и деду. Он получил, вместо няньки, родную тетю, да еще, как две капли воды похожую на его мать. Такие же черные волосы и карие глаза. Тот же взгляд. Достаточно высокий рост. Модная стрижка с косой челкой.

Найк ужинал с Дорис, когда раздался звонок из клиники.

— Я слушаю, — взгляд Найка стал встревоженным.

По глазам племянника Дорис поняла, что ему предстоит принять очередной удар. Она очень сильно переживала за него. Найк встал, его лицо побледнело.

— Что случилось? — Дорис была обеспокоена.

— Я не должен был так с ней поступать. Это моя вина. Надо было убедиться, что она полностью спокойна и возможно не стоило ее оставлять в первый день. Ее внешнее спокойствие — это была видимость. Мне нужно срочно в центр.

Найк схватил куртку и ключи от машины

— С ней опять что-то случилось?

— Дорис, моя девушка сбежала, и никто не смог ее остановить. Черт возьми, я начинаю сомневаться в своих людях. Или она слишком умная девочка. Она же еще очень слаба. Ей может стать хуже. Надо ее срочно найти.

— Почему она сбежала? — Дорис считала своего племянника идеальным мужчиной для любой девушки.

— Я не знаю, она чуть не расстреляла охрану, им пришлось открыть ворота. Но того охранника, который упустил свое оружие, я намерен уволить, — Найк сверкнул глазами. Как можно упустить оружие. Это не допустимо. Не в моем центре.

— Что ты думаешь делать?

— Центр далеко от Лос-Анджелеса. Вокруг леса. Она не могла далеко уйти. Я найду ее. У Ники за ухом закреплен маячок, и если она его не сорвала, найти ее будет не сложно.

— Ты такой предусмотрительный, — Дорис всегда поддерживала и умела находить нужные слова.

— Я закрепил его еще во время операции. Слова отца не были пустым звуком. Мне надо было отдать им должное внимание. И почему я решил, что у меня будет по-другому. Я забыл в машине свой планшет. Так бы сигнал о ее передвижении поступил раньше, — Найк одарил тетю горькой улыбкой и вышел за дверь. Находясь на пассажирском сидении, Найк кинул ключи шоферу.

— Куда едем, Найк?

— Итон, держи направление к реабилитационному центру. Но это не окончательно. Нужно еще пять минут. — Найк нахмурился. Сигнал пропал, его невозможно было обнаружить. «Неужели она сняла маячок». Автомобиль уже вырулил к центру, но сигнала все не было.

Находясь в центре, Найк просмотрел все камеры видеонаблюдения и убедился, что выйти ей было из центра совсем не сложно, кроме внешней охраны никто не обратил на нее внимания. Сотрудники старались не задавать лишних вопросов. Гнев Найка способен был их уничтожить, но он сам тоже виноват. Он не давал распоряжения охранять ее и контролировать палату. Он десять раз пожалел, что не остался в центре, хотя видел, что ей больно было расставаться. «Что же случилось?» Он еще раз просмотрел внутреннюю камеру палаты. Поведение девушки было явно не спокойным. «Почему ты не смогла пережить эту ночь? Не дождалась меня? Как ты додумалась до такого?» Ее решительность его восхищала, но странное и непредсказуемое поведение все перечеркивало и ставило в тупик.

— Она находится, где-то в лесу. Возможно без сознания.

— Если бы не оружие, мы бы ее остановили. Изначально мы думали, что это кто-то из мед. персонала. На ней был белый костюм медсестры. Это ввело нас в заблуждение. Никто не ожидал такой реакции. Ее преследовали достаточно долго. Просили остановиться. Она никого не слушала. Потом ей удалось оторваться. Она развила немыслимую скорость и пропала из виду.

— Вы с ума сошли, какая скорость? Девочка после операции.

Он проанализировал ситуацию, и решил прислушаться к себе. Ведь подарив поцелуй, он стал лучше ее чувствовать. Он не ощущал боли, только озноб. «Значит, Ники, тебе холодно, мне не нужен маячок, я найду тебя и выясню, что произошло в твоей голове в мое отсутствие»

Уже светало и восход, словно дарил надежду. Найк не стал брать людей. Он взял пистолет, на случай встречи с диким зверем, и отправился по тропинке в чащу леса.

Он чувствовал, что движется правильно. Приятное тепло ощущалось в груди. Он шагал, как по компасу, чувствуя это тепло. Иногда он чуть сбивался с курса, но возвращался и шел по следу. Вопреки логике, девушка бежала то по тропинке, то пробиралась по кустам. Через два часа тепло просто поселилось в груди. Найк различил пещеру и понял, что она там. «Вот почему маячок не подавал сигнал. Пещера, ну конечно»

Найк осторожно вошел в пещеру и включил фонарик. Пещера осветилась слабым неоновым светом. Пробираясь в кромешной темноте, он наконец различил силуэт девушки. Ника преспокойно спала на голом камне, подложив обе ладошки под голову.

Рядом с ней, как сторожевые псы один за другим проснулись крысы. Пистолет валялся рядом.

— Это еще что такое? — он усмехнулся «Маленькая ведьма, так хорошо ладишь с природой, верно?» он точно осознавал, что она в порядке, разве что замерзла, но ничего страшного. Он не стал ее будить, убрал украденный пистолет в куртку, осторожно поднял Нику на руки, и отправился на воздух.

Крысята издали пронзительный писк, но кусать Найка не стали, будто что-то понимали. Лучи восходящего солнца осветили лицо девушки. Она нехотя поежилась и спрятала лицо, прижавшись к груди Найка. «Сумасшедшая девчонка»

Он нес ее около часа по тропинкам не спеша, вдыхая приятный аромат цветов и легкий запах его девушки. От едва ощутимого покачивания и мелькания лучей солнца сквозь высокие разлапистые деревья, девушка проснулась.

— Лучше спи дальше, я намерен тебя наказать за побег, — Найк улыбнулся.

«Найк несет меня на руках, и давно? Вот я соня»

— Эй, ты, отпусти меня? — девушка посмотрела на Найка снизу вверх. — А где мои грызуны?

— Доброе утро, еще раз так сделаешь, и я действительно тебя накажу. Твои питомцы остались в пещере. Я думаю, крысы в доме, это лишнее. Но если ты так любишь животных, можем завести кота или морскую свинку.

— Эти были такие милые, — Ника вздохнула с сожалением. Найк внимательно посмотрел на Веронику.

— Мы же обо всем договорились вчера. Что случилось? Почему ты сбежала? — Найк осторожно поставил ее на землю. Без его рук Вероника сразу ощутила дрожь, и это передалось Найку. Он снял куртку и накинул ей на плечи.

— Я не знаю. Я хочу все вернуть назад. Я хочу вернуться в Болгарию. Я не хочу исполнять условия, из какого-то древнего дневника. И перспектива быть трупом мне совсем не нравится. И мне все равно, если девушки у тебя больше не будет.

Найк посмотрел на нее с болью в глазах.

— Ты не сможешь выстроить свою жизнь без меня. Мой поцелуй закрепил связь и расстояние начнет убивать тебя сильнее и быстрее чем рак. Мне жаль.

— Ты хочешь сказать, я без тебя не смогу? Я провела ночь в пещере. Тебя не было рядом, и ничего, кроме холода я не ощущала.

— Все так. Но расстояние не большое. Я в одном с тобой городе и время расставания составило менее двадцати четырех часов.

— Хочешь сказать, если я перееду в Болгарию, то тогда начнутся проблемы?

— Да, проблемы для нас обоих.

— А может, ты дурачишь меня?

— Нет, я в этом уверен, а мой прадед испытал это на себе. Они с невестой пережили настоящий ад. Сейчас вернуть все обратно проще. Транспорт и связь намного совершеннее.

— А может на нас не сработает.

— Ты так хочешь сбежать от меня, хотя все предрешено, и твое бунтарство только все усугубит, а ведь у нас есть реальный шанс снять это чертово проклятие, — он снова хотел подхватить девушку на руки, но она извернулась и упрямо пошла вдоль дороги. Найк немного постоял и последовал за ней. Они вышли на трассу.

— Я могу вызвать машину, или ты предпочитаешь пешие прогулки? — Найк спокойно следовал за Вероникой.

Ника остановилась.

— Ну хорошо, и сколько ждать машину? — Ника устала и вся промерзла. Очень хотелось оказаться в тепле. Она чувствовала себя отвратительно. Причинять боль ему ей не хотелось. Все его переживания отзывались болью в ней самой. Все это было сложно понять и принять.

— Минут пять, десять. Я сейчас сообщу наше местоположение Итону.

— Холодно, — Ники поежилась.

— Температура воздуха, плюс пятнадцать, — Найк нахмурился. Он подошел и прикоснулся ладонью к щеке. Лицо пылало, как огонь. — У тебя лихорадка. Это ожидаемо, учитывая твою выходку. — Найк злился на себя и на нее. На себя за то, что не смог ее убедить дождаться его, а на нее, за ее безрассудство.

Они оба обернулись на шум. Автомобиль съехал на обочину. Итон, улыбаясь, с интересом разглядывал девушку в грязном белом медицинском костюме.

— Все в порядке? — Итон встретил серьезный взгляд шефа, и улыбка исчезла.

— Не совсем. Итон, мы едем домой и как можно скорее. Все вопросы потом, и передай мне кейс.

Парень быстро завел автомобиль, но Найк поднял руку.

— Подожди, — Найк раскрыл кейс, достал шприц с препаратом. Девушка округлила глаза.

— Что это?

— Не убеги ты вчера, этого можно было избежать, — он достал жгут и затянул руку девушки. Она закрыла глаза и замерла. — Все будет хорошо. — Найк быстро ввел иглу, и инъекция практически мгновенно погрузила девушку в сон.

— Красивая, — Итон посмотрел на Найка через зеркало заднего вида.

— Да, не спорю, но она, как роза. Красивая, да можно уколоться, — Найк прикоснулся ко лбу девушки и отметил снижение температуры.

Три часа спустя автомобиль уже выруливал к особняку Найка.

Он построил его на первые заработанные деньги, и весь дизайн был его собственным творением. Белоснежное здание с золотой отделкой напоминало строение из девятнадцатого века. Высокие окна завешаны дорогими шторами. Территория вокруг особняка была вымощена каменными дорожками. Огромный бассейн пустовал, так как купальный сезон давно прошел. В это время Найк пользовался внутренним бассейном на первом этаже.

— Найк, — Дорис сбежала по лестнице к племяннику. — Что с ней? — женщина с интересом посмотрела на спящую девушку. Растрепанные рыжие волосы, медицинский костюм испачкан землей и зеленью от лесной травы.

— С ней все в порядке. Ну, относительно. В голове путаница и возможно, простуда. Она провела ночь в пещере.

— Зачем она сбежала? Ты напугал ее?

— Я считал, что нет, но вероятно, да, — Найк улыбнулся и стал подниматься по лестнице.

— В какую комнату ты ее несешь? — спросила Дорис озадаченно.

— В смежную от меня. Хочу быть ближе к ней, но не хочу слишком давить на нее. Пусть спит пока одна.

Дорис улыбнулась.

— Сколько она проспит?

— Я думаю еще пару часов. Препарат уже не действует. Она просто спит. Я рассчитывал, что она проснется по пути, но усталость все-таки взяла верх, — Найк быстро поднялся на второй этаж и ногой открыл дверь. Комната для Вероники была в мягких сиреневых тонах с элементами серебра. Серебристая вуаль вместо штор украшала окно. Большая кровать из белого дерева. Возле окна стоял стол. На стене висела плазма. Еще небольшой письменный стол стоял возле стены справа от окна, на котором стоял ноутбук. Небольшая дверь вела в гардеробную, а из нее в ванную комнату и туалет. Через ванную комнату можно было попасть в комнату Найка, и тренажерный зал. Вообще в особняке было много потайных комнат и коридоров.

Дорис откинула покрывало, и Найк осторожно опустил девушку на кровать.

— Дорис, я рассчитываю на твою помощь. Нужно максимально успокоить и поддержать Веронику. Ты должна с ней подружиться. Думаю, свадьба будет назначена на ближайшее время.

— Почему так скоро?

— Точно не знаю, но страх он ни прошел. Поцелуй немного его уменьшил, но не излечил. Чем быстрее все произойдет, тем лучше для нас.

Найку позвонили, и ему пришлось срочно отлучиться. В головном офисе происходили странные вещи. Кто-то сливал данные проекта новой клиники, и уже второй тендер был сорван.


Глава 16. Арин.

Вероника проснулась к вечеру. Открыв глаза, она поняла, что находится не в больнице. «Этот чудо-врач меня отключил». Девушка вскочила на ноги. Она была в том же медицинском халате. «Нужно во что-то переодеться». Ника осмотрелась и увидела две двери. Одна большая прямо и одна направо поменьше. Она пошла к маленькой. Дверь легко открылась, и Ника обнаружила огромную гардеробную. Было все: и туфли, и платья, и джинсы. Разные выдвижные шкафчики с бельем. Правда надписи были на английском языке, и Ника наугад нашла нужную одежду и халат. Найти ванную комнату тоже труда не составило. Девушка набрала воды и погрузилась в приятную теплую воду. Она почти снова уснула, когда услышала шаги. «О нет». Она одним движением налила пены, и быстро вспенила воду.

— Вот ты где? — Найк вошел в ванную комнату и расплылся в улыбке.

— А ты бы мог подождать в комнате, мне нужно привести себя в порядок, — Ника понимала, что он здесь, и все козыри у него в руках. И дальше только ему решать.

— Да, я просто обеспокоился, не обнаружив тебя в комнате. Вдруг тебе снова удалось сбежать, — Найк не торопился покидать ванную комнату.

— Я не успела.

— Но план был. Я прав?

— Не знаю. Я бы хотела, чтобы ты вышел отсюда, — Ника испытывала смущение. Она не разобралась, как можно запереть дверь ванной комнаты и теперь пожалела об этом.

— Привыкай, ведьмочка. Я твой будущий муж, и мы будем ближе, чем сейчас.

— Выметайся!!! — и Ника запустила мокрой мочалкой в «будущего мужа».

Он ловко подхватил ее.

— Потереть тебе спинку? — Найк откровенно веселился. Ему нравилось ее смущение. Это было так мило.

Найк подошел ближе и окунул мочалку в воду.

— Если ты не уйдешь, я клянусь, что ты пожалеешь. Я убью тебя!

— Какая плохая девочка. Надо бы наказать тебя за такие скверные слова, — он подошел ближе и присел.

— Найк, выйди, прошу, пожалуйста, — Вероника стала тише и понимала что дело — дрянь.

— Вот видишь, можешь же быть хорошей и покладистой, — он положил мочалку на край ванны и выпрямился. Я буду ждать тебя в обеденном зале. Через час ужин. Сегодня у нас гости. Не задерживайся. — И Найк отправился в совершенно другом направлении. В другую дверь от ванной в сторону.

— Угораздило же так попасться, — девушка выдохнула, быстро включила воду и стала мыться, поглядывая по сторонам. — Завернувшись в полотенце, она вернулась в гардеробную. «Ужин, гости и что мне надеть? Кто будет? Тут есть из чего выбрать. Ника нашла легкое платье голубого цвета и туфли без каблука в цвет. Волосы пришлось долго сушить феном. Закончив, она пыталась, что-то с ними сделать. То просто собрать в хвост, то в прическу. Ничего не выходило. Потом просто подняла несколько прядей серебристыми заколками и решила немного освежить лицо, сделав легкий макияж. Прошло уже полтора часа. Вероника подошла к окну.

Вдруг послышались шаги. Черноволосая женщина вошла в комнату

— Найк просил вас спуститься, — она говорила на болгарском языке.

— Вы похожи на него, — Вероника посмотрела на знакомые глаза и ее черты лица напоминали черты Найка.

— Я его тетя, Дорис, — женщина слегка улыбнулась, ей не очень нравилось поведение девушки, и она вела себя сдержано.

— А я- Вероника. Я…

— Его невеста, — заключила Дорис.

— Нет. Точнее он думает, что да, но нет, — Вероника стала рассматривать женщину. «Как она похожа на Найка» — Я сейчас спущусь. — Вероника отвернулась к окну. «Вот это дом. Нет, мне явно здесь не место. Ко всему прочему, мы из разных социальных слоев. Никогда не любила сказку "Золушка". Чувствую себя не в своей тарелке»

Дорис вышла из комнаты.

В главной столовой Ника увидела Найка в темно-синей рубашке и джинсах. Он был не один. Высокий мужчина был немного выше Найка. Волосы посеребрила седина. Брови были серьезными, а черты лица суровыми, словно этому человеку не знакомо хорошее настроение. В глазах читалась грусть и безысходность.

Вероника спустилась, и взгляды мужчин были прикованы к ней.

— Всем, добрый вечер, меня зовут Вероника. Девушка посмотрела на седовласого незнакомца.

— Очень приятно, я Арин Стивенс-отец этого молодого человека.

— Вероника, мой отец решил лично с тобой познакомиться. Надеюсь, вы поладите.

— Значит, меня уже начинают знакомить с родственниками. Найк в этой игре есть хоть какие-то правила?

— Ники, будь более вежливой, он понимает болгарскую речь. Отец, и если ты обращаешься к девушке, говори на ее языке. Она совершенно не знает английский.

— Вот как? Хорошо. Какая странная девушка тебе досталась. Совершенно не такой я тебя представлял, — Он оценивающе посмотрел на Нику.

— Что, не соответствую? — Найк и Арин обменялись взглядами.

— Конечно, соответствуешь. Ты идеальная пара моему сыну. Это видно. Ему больше не придется скучать, — иронично добавил Стивенс старший.

— А я в этом очень сомневаюсь. Вы, я так понимаю, тоже в курсе всего этого. Ну там, дневники, проклятия.

— Ты ей рассказал? Найк, зачем сразу открыл все карты. Теперь будешь бегать за ней по всему Лос-Анджелесу, а то и по всей стране.

— Отец, мы сами разберемся. И прошу к столу, — еда была непривычной для девушки. Никаких знакомых ей приправ и соусов. Все сервировано по высшему классу. Маленькие порции. Мало соли. «Они что, все на диете сидят?» Самой девушке подали индивидуально приготовленную еду. Совершенно безвкусную. — Ника заметила, что кроме Дорис, в доме были слуги. Значит, она просто ими руководила. Ну и сама она что-то делала по своему усмотрению.

— Ники, ты пока на особой диете, — Стивенс младший увидел, как девушка нехотя начала есть.

— Все в порядке, диета так диета, — Она пожала плечами.

— Как прошло ваше знакомство? — Отец оказался любопытным.

— Мы познакомились в больнице вчера, — девушка ответила непринужденно. Ведь так оно и было.

— Я слышал, ты была больна, и Найк был твоим врачом? — Арин посмотрел на девушку.

— Да, как сказать. Еще пару недель назад я бы ни за что не поверила, что моя обычная и привычная жизнь перевернется с ног на голову, — Ника вспомнила маму, и ее глаза стали влажными.

— Было бы интересно узнать, что же все-таки произошло с тобой? — добавил отец.

Найк упустил самое важное, он так и не узнал причину того несчастного случая.

— Мы жили с мамой вдвоем, и недавно она умерла. Как сказали врачи: " Тромб оторвался." После похорон я решила развеяться, погулять, подумать. Мне не повезло встретить выпивших ребят, которые решили поразвлечься. Я точно не знаю, что они от меня хотели, но на мосту им удалось меня догнать. Когда они перешли на грубость, я поняла, что это только начало. И тут было два варианта. Умирать долго и больно или умереть быстро и без особых мучений. Я спрыгнула с моста. Потом, я мало что помню. Все было, как в тумане и еще мне помог какой-то рыбак. Дальше провал. И вот я проснулась в вашем центре.

— Бедная моя Ника. Ты осталась одна. Тебя некому было поддержать, — заключил Найк.

— Там в квартире у меня остался кот и мои вещи и…

— Скажи мне адрес, я все улажу, — отозвался Найк.

Ники продиктовала данные своей квартиры. Молодой человек тут же перезвонил одному из сотрудников в Софии.

— И ты. сынок, уже поведал ей все тайны нашей семьи? Чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы она сошла с ума? — Арин перевел взгляд на девушку.

— Я в порядке. Честно. Вы не волнуйтесь, — Ника видела его боль и хотела разрядить обстановку.

— Тогда я хочу знать, когда ваша свадьба. Раз ты все знаешь. Тянуть дальше нет смысла, — Арин, изучающе посмотрел в глаза девушки.

— Отец, мы тебе первому сообщим, как только решим, — это была больная тема для них обоих.

— А что мешает назначить дату? Есть проблемы?

— Не торопи события, отец. Я поставлю тебя в известность, как только настанет время.

— Вероника, почему ты молчишь? — Арин снова посмотрел на нее.

Ника снова представила свадьбу, беременность, похороны. «Торопитесь, потому что хотите моей смерти? Мне нужно время разобраться, а не поскорей отправиться в могилу»

— Все, с меня хватит, — Ника соскочила с места. — Мало того, что приходится разбираться с новоиспеченным женихом. Так теперь еще его отец не лучше.

— Вероника, что ты несешь? — Найк готов был встряхнуть девушку, чтобы привести в себя.

— Не подходи. Да идите вы оба к черту, — Ника рванула с места и выбежала за дверь. Сбежав по лестнице, она поняла, что ворота хорошо охраняются. Немного помешкав, девушка оказалась в объятиях Найка.

— Тихо, тихо. Успокойся. Отец не очень деликатен. Он просто тоже волнуется и иногда несдержан. Я надеюсь, и ты будешь более вежлива при следующей встрече.

— Ты держишь меня как пленницу? Что, мне нельзя никуда выходить?

— Конечно можно, Ники, но в сопровождении охранника. Это только в целях безопасности. Дома отец. Он не уйдет пока не поговорит с тобой. Цель его визита — ты. И прошу, не груби. Дорис проболталась. Она сказала ему, что я везу тебя сюда, и эта встреча преждевременна. Я понимаю, тебе сложно, но он человек неплохой и просто переживает.

— Хорошо, я вернусь, — Ника сжала кулаки и направилась обратно в особняк.

Взгляд Арина был убийственным.

— Отец, пройдем в библиотеку, — Найк, не отпуская девушку, открыл дверь.

— Ты бунтарка, маленькая ведьма. Именно такая особа, когда-то погибла за свой нрав.

— Я не ведьма!!! — выкрикнула девушка, и ее глаза окрасились в зеленый яркий цвет. Окно разбилось вдребезги. Найк словно обжегся и отскочил в сторону.

— Отец, разговор надо перенести, — Найк явно волновался за Веронику. То, что происходило с девушкой, его тревожило.

— Сын, она вернулась. Это- она. Это — Аврора.

— Нет!!! Меня зовут Вероника!!! — дыхание участилось. На улице послышались раскаты грома. И проливной дождь, словно стеной, обрушился на землю. Дорис вбежала из сада домой вся мокрая.

— Найк, смотри, это она, — Арин не верил своим глазам. Этот ярко-зеленый цвет глаз вселял страх и ужас. Глаза стали еще ярче.

— Ники, спокойно, смотри на меня, — Найк понимал, что ей нужно успокоиться и привлек ее внимания на себя. Он осторожно подошел к ней.

Девушка испугалась собственной реакции и в растерянности подошла к Найку.

— Помоги… — молодой человек склонился и, обняв девушку, начал целовать, он вложил всю свою любовь и нежность, какая у него была.

Дорис потихоньку вывела Арина.

— Довольно, Арин. Он все знает. Не вмешивайся. Это его девушка, и у них получится как-нибудь.

— Извини, я не хотел. Я не знал и не ожидал такого. Мне надо о многом подумать. Я, пожалуй, пойду. Сын уже вырос.

Дорис проводила Арина до ворот, и он уехал, чувствуя себя неловко. Но кто знал, что та, из-за которой все началось, вернулась. Он не сдержался.


Глава 17. Подготовка к свадьбе и прочие проблемы.

Найк нехотя отстранился и заглянул девушке в глаза. Еще легкие зеленоватые искорки оставались, но глаза почти вернули свой цвет. Щеки горели. Дыхание изменилось. Оно стало более глубоким. Найк ласково провел по волосам и заключил ее в более тесные объятия. Его запах напоминал утренний хвойный лес. Девушке нравился этот аромат. Она с удовольствием прильнула к его груди, ощутив тепло мужского тела, сквозь тонкую рубашку.

— Найк, я действительно ведьма, — прошептала Вероника. — Я правда ведьма, но я не злобная колдунья, убивающая все вокруг, как вероятно подумал обо мне твой отец. Мне кажется, если бы он жил в восемнадцатом веке, то с легкостью уничтожал бы всех ведьм и колдунов.

— Все в порядке. Ты — мое счастье и другой мне не надо, — он убрал слезинку со щеки Ники и посмотрел с такой нежностью, что в сердце стало так тепло.

«Он прав, пусть все будет так, как должно, как предсказано, а я постараюсь снять это проклятие, и все у нас получится»

— Назначай свадьбу на любой день, когда захочешь. Я не знаю, что со всем этим делать в одиночку.

— Хорошо… — Ник внимательно посмотрел на любимую.

— А пока я хочу видеть дневник, тот самый. Я хочу его изучить.

— Тебе его перевести?

— Нет, я сама попробую.

— Да, но при переводе много нюансов, простой переводчик сильно все искажает.

— Хорошо, тогда помоги мне с переводом, если уж у тебя с языками все хорошо получается. Надо, во чтобы то ни стало, снять это проклятие. Я умирать не хочу.

Найк видел, что девушка открывается для него совершенно с другой стороны. Теперь она не боялась, а готова была играть с судьбой за право жить. После поцелуя и в нем что-то изменилось. В руках было странное тепло. Молодой человек повел Веронику в ее комнату.

— Дневник есть в ноутбуке. Я тебе покажу, — Найк открыл нужный файл и повернул экран. — Можешь изучать.

— Хорошо, — Ника взяла ноутбук и устроилась на кровати.

— А насчет свадьбы, я говорил, что лучший день в пятницу на этой недели. Организаторы обещали уложиться.

— Ты обсуждал дату нашей свадьбы, не поговорив со мной?

— Если честно, это должен быть самый ближайший день от знакомства до зачатия, а теперь вспоминаем биологию и свой женский календарь.

— О, боже ты мой, все настолько прагматично? Плохо, когда твой жених врач.

— Или хорошо, в твоем случае, это как бонус.

— Да, на общение и привыкание времени не много.

— Не знаю как ты, а у меня такое чувство, словно я тебя знаю тысячу лет.

— Ой, ну не тысячу. Даже со дня сожжения не тысяча прошла. Злой Джон, да как ты мог так со мной поступить?

— Ну, прости, правда, я не помню все в таких подробностях, как ты, но все равно очень стыдно за меня в прошлом.

— А знаешь, что я еще вспомнила?

— Я весь во внимании.

— Мне пришлось быть ангелом хранителем, для всех мальчиков из вашего рода до восемнадцати лет и последним был твой отец. Ну а ты. Вероятно. Раз душа Джона вернулась, еще и няня у тебя толковая была. Стало быть, и мне пришло время вернуться. Я собственным проклятием привязала себя к вашему роду.

— За всю свою жизнь, я оказывается, не узнал и половины из того, что должен знать. Ну что ж у нас есть шесть дней до свадьбы, и дальше постараемся не отступать от плана.

— Думаешь? Там ведь столько всего надо. Не уверена, что организаторы успеют, — Ника нахмурилась.

— На то они и организаторы, чтобы улаживаться в нужный срок. У меня в ладонях странное тепло. Что это?

— А у меня холод, словно снег в руках. Это стихии: огонь, вода, лед, ветер, земля. Я как-то связана с ними, — девушка соединила ладони, и холод стал сильнее. Потом она разомкнула руки, и кусочек льда упал на покрывало. — Боже ты мой. — Она схватила кусочек и бросила. Найк ловко подхватил его. Кусочек растаял мгновенно.

— Как ты это сделала? — Найк повторил ритуал и когда разомкнул ладони, в центре образовался маленький огненный шарик, величиной с мячик для гольфа. Найк закрыл глаза и снова соединил ладони. Тепло прошло. Оно как будто вернулось в тело. Ладони стали обычной температуры. — Восхитительно… — Прошептал Найк. — Ты передала мне свои способности, но как-то иначе. У тебя лед, а у меня огонь. Поцелуем мы меняемся или компенсируем друг друга. Происходит реакция.

— Я всегда думала магия-это сказки.

— Вот тебе и сказка. А сказка, как говориться должна закончиться хорошо. Верно, Ники?

— Так все, магия потом, мне помощь нужна. Давай будем переводить древние писания на болгарский.

— Конечно-конечно. Сейчас все обязательно переведем. Я вернусь через пару минут, — Найк вышел из комнаты и вскоре принес еще один ноутбук. — Это тебе для набора текста. Ты готова?

— Еще как, — Ники под диктовку набрала перевод записей дневника, это заняло весь вечер. К полуночи они оба устали и решили отвлечься. Найк предложил что-нибудь посмотреть, и выбрать фильм он попросил Веронику. Ему было интересно, что предпочитает его девушка.

— Какой-то веселый фильм Гайдая, со странным названием «Операция Ы.» Ты уверена, что это смешно? — насторожено спросил Найк, перед началом просмотра. Слово «Операция» для него, это что-то связано с хирургией, и тут нет место юмору. Его американское воспитание давало о себе знать.

— Да, тебе понравится. Всем нравится, кто видел. Я в первый раз увидела его в России, когда мы были в гостях у моего дедушки. Мы можем посмотреть его на русском. Я знаю это язык.

— А что ж ты сразу мне об этом не сказала. Мой прадед долгое время жил в России. Я, конечно, не скажу, что твой язык хуже, но на русском я говорю с детства.

— Ну, извини, — Вероника устроилась поудобнее, на кровати. Какое-то время, посидев рядом, он одним движение перемахнул через девушку. Немного приподнял ее плечи и устроился рядом, положив свою руку под голову Ники. Фильм оказался действительно веселым. Найк уже давно ничего подобного не смотрел…

Ники зевнула. Глаза слипались. За окном была глубокая ночь.

— Мне уйти или остаться? — Найк не хотел уходить и видел замешательство в ее глазах.

— Можешь остаться, — девушка пожала плечами.

— Тогда я вернусь чуть позже, — Найк коснулся губами виска девушки и вышел.

Вероника решила надеть какую-нибудь пижаму или сорочку. Сон просто валил с ног. Она вернулась и забралась под одеяло. Найк позже присоединился и осторожно, стараясь не будить девушку, тоже накрылся одеялом. Впервые в жизни молодой человек спал спокойным, ровным сном. Никаких кошмаров и тревог.

***
Ника проснулась одна. Она привыкла просыпаться рано. Вероника выбралась из постели и решила поискать Найка. Пройдя в ванную комнату и дальше в ту дверь, в которую на днях входил он. Любопытство взяло верх. Из своей ванной, Ника попала в огромный тренажерный зал. «Очень мило. Спорт, это круто» Ника заметила слева еще одну дверь и, приоткрыв ее, заглянула. Это была еще одна ванная комната. На столике она обнаружила бритвенные принадлежности и гель для душа. Найка здесь не было. Ника прошла дальше и попала в его гардеробную, и от увиденного зрелища, она смутилась, снова закрыла дверь и побежала в свою комнату. Найк переодевался.

«Любопытной варваре, на базаре нос оторвали» ругала себя девушка. Ника влетела в свою комнату пулей. Щеки горели. Найк был в боксерах, и его тело произвело на девушку должное впечатление «Ничего себе жених мне достался» Дыхание сбилось. Да что это со мной? Через мгновение в комнату вошел Найк. Вероника успела лечь под одеяло и укрыться.

— Думаешь, я не догадался, кто шпионил за мной?

Ника была взволнована, и ей нужно было время прийти в себя. Молодой человек присел на край кровати и убрал одеяло, закрывающее девушку с головой. Он развернул ее за плечи и оценил ее состояние.

— Ты так взволнована. Это всего лишь я, — Найк усмехнулся.

— Извини, я не думала, что застану тебя в таком виде.

— Ну конечно, а знаешь, приди ты на десять минут раньше, ты застала бы меня в более откровенном виде.

Вероника посмотрела на него теперь иначе. Взгляд изменился.

— Ты куда собрался? — На нем был спортивный костюм и серые кроссовки.

— На утреннюю пробежку. Сейчас еще рано. Я не хотел тебя будить. Я часто бегаю перед завтраком.

— Я тоже хочу, — отозвалась Ника. — Ты же сказал моя нога в норме. Я хочу с тобой.

— Ты читаешь мои мысли. Я сегодня намерен проверить свою ногу.

— Ну вот, проверим наши ноги, вместе. Я быстро. Жди, — Ника вбежала в свою гардеробную и быстро нашла спортивный костюм и кроссовки, все в светло-зеленых тонах. Она поспешно собрала волосы в хвост и вышла.

— Оперативно. Теперь ты мне нравишься еще больше.

Найк был рад, что теперь у него появился человек, с которым можно бегать по утрам.

Восхитительная дорожка для бега тянулась вдоль береговой пляжной линии. До нее они добрались пешком. Как оказалось, особняк находился недалеко от океана. Воздух был свежий. Погода была прохладной, но безветренной.

— Ну что, побежали? Я дам тебе фору, — сообщил Найк.

— Какие мы уверенные в себе, — скорчила мордочку Ника. «У меня был разряд по бегу и лыжам, пока я не получила травму. Еще посмотрим, кто кого догонять будет» — Найк перешел на бег, и Ника побежала следом. Она несколько раз пыталась обогнать его, но у него была отличная физическая подготовка, и ей не удалось этого сделать, но и отстающей она не была. Через полтора часа он перешел на шаг.

— Я тебя недооценила, — Ника все еще тяжело дышала.

— Думаю, тебе еще рано устраивать пробежки.

— С чего бы это? Нога в порядке. Мне теперь наоборот показаны беговые нагрузки на дальние дистанции.

— Итон заберет нас с пляжа Санта-Моника. Здесь недалеко.

— Это будет отлично. Я не представляю, как добегу обратно.

— Ты думала, до дома снова побежим? Считаешь меня сумасшедшим?

Ники пожала плечами.

— Какие у тебя планы на сегодня?

— Мне нужно в центр и офис. К тебе придет учитель английского и ещё Синди. Она займется твоим образом перед свадьбой. Вечером я весь твой. Можем куда-нибудь сходить.

До пятницы время полетело в бешеном ритме. Проблемы на работе. Найк почти вышел на след предателей, сливающих информацию. Ники изучала английский. Синди, бьюти-стилист подбирала ей свадебное платье. Найк предоставил Веронике самой с ней разбираться. К вечеру среды все приготовления были закончены. Девушка не стала менять цвет своих волос, лишь немного освежили пряди. Ники не очень понравилось в салоне красоты. Процедуры, которые рекомендовала Синди, были долгие и утомительные.

— Вероника, ты где? — Найк звонил вечером в среду.

— Все еще в салоне. Синди решила меня добить.

— Я верю, ты справишься с этим. Ты меня удивляешь, ведь девушки любят такие процедуры.

— Нет, я не люблю. Это скучно и утомительно.

— Я звоню предупредить, мне нужно улететь в Нью-Йорк. Важные дела. Венчание назначено на шестнадцать в пятницу. Мой отец поведет тебя к алтарю. Буду ждать тебя в церкви. Обещаю быть вовремя. — Ему не удалось отложить эту важную командировку, но он все рассчитал и вполне успевал вернуться к утру пятницы.

— Вот как? Ну, хорошо. Правда твой отец, это не совсем тот человек, которого я бы хотела видеть.

— Ники, прошу, не злись. Злость и ярость заставляют тебя меняться, а нам и так сложно сейчас.

— Окей, я справлюсь, пока.

— До встречи. Я буду очень переживать. Когда ты одна, все идет не так как надо, и у меня, и у тебя.

— Я же сказала. Все будет хорошо. Пока, — Вероника отключилась.

Девушка снова и снова изучала заклинание и одна фраза не давала покоя. «Я должна исчезнуть до родов, и не видеть мужа до рождения, но как? С его гиперопекой, это невозможно»


Глава 18. Ушла, на темное дело.

На следующий день.

Покрутив кредитную карту в руках, девушка решила, что после свадьбы сразу сбежит. Нужны деньги и паспорт. Немного погуглив интернет, Вероника нашла человека, который за деньги сделает любые документы. Сумма внушительная. Сбежав вниз, девушка крикнула.

— Дорис, мне нужна машина!!!

— Итон сейчас в аэропорту. Ты можешь подождать?

— Нет, я возьму такси, — Ники понимала, если возьмет кредитку, то Найк все узнает. Нужны наличные. Немного подумав, девушка вернулась в комнату, и забежав в гардеробную открыла ящик с украшениями. Выбрав три самых дорогих, «это ради нашего будущего, Найк, прости меня» девушка сама вызвала машину и пулей сбежала по лестнице.

— Вероника, когда тебя ждать?

— Не знаю, к вечеру. И пожалуйста, ни слова Найку, иначе у вас будут проблемы.

— Я не хотела, но если…

— Если не будет. В десять вечера я точно буду дома, — девушка сверкнула глазами и вышла на улицу. Ника назвала нужный адрес таксисту.

В криминальном районе машину встретили настороженно. Девушка вышла из такси. На ней были черные брюки и теплая куртка серого цвета на молнии. Волосы были просто высушены феном. В ночном клубе она спросила Рея. Ей указали на темную дверь в конце зала.

— День добрый, красавица, — Реем был высокий афроамериканец плотного телосложения. Весь его вид вселял ужас. На ломаном английском девушка попросила срочно изготовить паспорт.

— Окей, ты знаешь цену? Это дорого. А когда надо? какой срок? — Рей оценивающе посмотрел на девушку.

— Сегодня, лучше сразу. Я действительно готова платить, — Ники достала золотое украшение.

Рей изменился в лице

— Оно стоит очень дорого, я сделаю все, через час заходи, — Рей сделал фото лица на телефон, — а сейчас иди, погуляй, не светись здесь. — Мужчина открыл дверь и вытолкнул девушку в бар.

Шумная музыка. Вокруг неоновые огни и запах спиртного. В кармане была небольшая наличность, и девушка заказала себе коктейль, особо не вникая в название. Коктейль был вкусный, и девушка заказала еще один, а потом еще один. После третьего бокала появилось легкое чувство головокружения.

Входящий звонок. Найк.

— Привет, — Вероника старалась говорить внятно.

— Ники, что, черт возьми, с тобой происходит? — Молодой человек был раздражен.

— Ничего, все в порядке, — промямлила девушка.

— В порядке? Я звонил охране дома. Ты выехала три часа назад. Еще и Дорис тебя усердно прикрывает. Как ты с ней договорилась? Я все узнаю, так и знай.

— Я выехала погулять и немного забыла про время. Я скоро собираюсь вызывать такси.

— Ники, я не понимаю, что с тобой и подозреваю, что ты пьяна. Твое отсутствие равновесия передается мне. У меня были эпизоды в жизни, когда я искал утешения в алкоголе, и то, что я чувствую, похоже на это. Ты пила?

— Я скоро вызову такси, пока, — Вероника отключила телефон. Врать она не хотела. Тем более проблем никаких нет, кроме небольшого головокружения.

Найк пытался дозвониться. Ники не брала трубку. Вскоре в баре появился Рей и подошел сзади. Он положил обе руки на стол вокруг девушки.

— Заждалась, подружка? — Рей произнес слова над самым ухом девушки и рукой положил документ девушке в карман ее куртки. Второй рукой, в другом кармане он нащупал украшение и, зажав его в кулак, убрал руку. Все напоминало объятия влюбленного.

— Спасибо, — девушка, слегка дрожа, обнаружила в кармане документ.

— Я не знаю, зачем тебе нужно бежать, но если хочешь, я тебе помогу скрыться. У меня есть своя квартира, — Рей развернул девушку к себе и уже готов был ее поцеловать.

Ника быстро отскочила, и несмотря на головокружение, бросилась к выходу. Рей не стал ее преследовать. Он получил то, что хотел. Просто рассчитывал на бонус, в виде красотки на ночь, без обязательств.

Ники увидела автомобиль со знаком такси. «Боже мой, не хватало нарушить условие проклятия»

— Резиденция Найка Стивенса, — нащупав паспорт, девушка успокоилась, и достав телефон, написала СМС «Найк, все хорошо, я еду домой»

Последовал ответ «Не рассчитывай отделаться от меня. Предстоит серьезный разговор, и ты мне все расскажешь, когда я вернусь».

Добираться до особняка пришлось по пробкам, и только к полуночи машина въехала на территорию. Охрана настороженно осмотрела въехавший автомобиль, а Вероника, отдав последнюю наличность, стала подниматься по лестнице.

— Ты решила устроить себе девичник? — Дорис неодобрительно посмотрела на девушку.

— Нет. Дорис, не спрашивай, я спать, — Вероника не хотела, ни с кем говорить «Я пытаюсь сохранить мать вашему будущему внуку, но вам этого не понять, а Найку просто рано это знать. Да и он только все испортит. Со своим контролем, он просто этого не переживет»

Вероника бросилась на кровать и сразу отключилась.


Глава 19. Свадебный ритуал.

— Ты все еще спишь? Вставай, Ники, сегодня твоя свадьба. Пришли стилист и парикмахер. Они ждут внизу. Скорее, — Дорис уже неоднократно пыталась разбудить Нику.

— Сейчас, еще минутку. Дорис выйдите, пожалуйста, не мешайте. Мне очень плохо, — Вероника чувствовала себя так, словно по ней проехал трактор. Голова раскалывалась. «Какая свадьба, отстаньте, все, я спать хочу»

Неожиданно дверь распахнулась, и Найк, сверкая от злости глазами, влетел в комнату.

Он увидел девушку, которая даже не удосужилась раздеться, и прямо в обуви спала сладким сном на своей кровати.

— Оставь ее, Дорис, я сам.

— Хорошо, я не знаю, что она пила, но вчера Ника выглядела лучше, чем сейчас.

— Коктейлей разных много и если перебрать, можно и не проснуться, нам еще повезло.

— Ники, подъем. У нас сегодня свадьба, а ты в таком плачевном состоянии.

— Найк, это я виновата, я не поняла, почему она ни с того ни с сего вчера, собралась и уехала так надолго.

— Все в порядке, Дорис, не вини в этом себя. Сейчас, я ее приведу в чувства.

Найк, не раздумывая, отыскал свой кейс, достав шприц с лекарством. Он аккуратно перевернул руку девушки и ввел препарат в вену. От укола девушку бросило в жар. Голова не кружилась. Было ощущение, словно ее окатили теплой водой. Спать уже не хотелось. Найк немного выдохнул, ощущая облегчение. В отличие от Вероники ему пришлось сложнее. Решать рабочие моменты и переносить перелет в состоянии, в которое она его окунула, было очень трудно. Он перепробовал все: холодный душ, препараты от головы — ничего не помогало.

— Найк, привет, ты уже вернулся? — Вероника не хотела привлекать внимание к куртке, но он уже стаскивал ее с плеч. — Я сама приведу себя в порядок. Я в душ. — Ника рванула в ванную.

Он успел схватить ее за руку.

— Что ты скрываешь, отвечай? — Найк пристально посмотрел на нее, и приблизившись, почувствовал запах мужского одеколона.

— Мне правда, надо в душ, — Ника старалась не смотреть ему в глаз.

— Еще бы, конечно тебе надо. Ники, ты все испортила. Какого черта? С кем ты встречалась?

— Ни с кем. Отпусти, мне нужно привести себя в порядок.

Найк понимал, что до венчания оставалось около пяти часов, и ему самому пора готовиться. Скоро отец приедет за ней, а его собственный свадебный костюм остался на квартире.

— Ника, отвечай немедленно? — Найк выходил из себя.

— Я была в баре, выпила коктейль. Он был вкусный, я заказала еще, возможно перебрала. Я не читала в меню состав, так как оно было на английском языке.

— Кто был рядом с тобой, не ври мне. Говори как есть. Ники, я не ожидал от тебя такого. Зачем ты причиняешь мне боль, скажи?

— Да, ко мне пристал один парень, но я избавилась от него, — девушка видела удрученный взгляд Найка, — и ничего я не испортила.

— И это все? — Найк видел, что она говорит лишь половину всей истории.

— Да все, — девушка пожала плечами.

— Пусть так, все равно сейчас уже нет времени выяснять. Хорошо, приводи себя в порядок. Теперь ты, по крайней мере, выглядишь лучше. Да и я тоже. Ники, не пей больше не проверенные напитки. Это опасно. Да, и не забывай про меня. Я чувствую все, что происходит с тобой.

— Ах да!!!! Извини, Найк, я забыла, — девушка поняла все, его состояние и переживания. «Вот я дура, он же тоже был, как полупьяный, а ему работать надо было»

— До встречи, Ники, — молодой человек протянул ей куртку и направился к двери.

Суета захватила Ники с головой. Бьюти-стилист кружила, как коршун над образом Вероники. В целом, к половине четвертого она была готова. «Главное не чихать и не плакать» Сказала сама себе девушка. В зеркале она увидела отражение прекрасной девушки. Волосы решили оставить распущенными. Две серебристые заколки переходили в венок с фатой. Часть фоты закрывала лицо. Платье было открытым. Оно от пояса, переходило в свободный крой, струящейся ткани, отливающий серебром. Платье не сковывало движения, и было лишено излишней пышности. На плечи предполагалась легкая накидка. Стилист настаивала, что надеть ее можно уже после венчания. Туфли украшали сапфиры. Несмотря на высокий каблук, были очень удобными. Когда она развернулась, Арин Стивенс оценивающе смотрел на нее.

— А ты очень милая девочка. Я не успел рассмотреть тебя в прошлый раз, — он сказал на английском языке так, чтобы она не поняла его слов.

— Здравствуйте. Уже пора?

— Да, прошу, не волнуйся, все будет хорошо, — добавил Арин на ее родном языке.

Стивенс старший, взял под руку Веронику, и они отправились к подъехавшему лимузину. Особняк Стивенса одолевали журналисты. Охрана едва справлялась с ними. Возгласы раздавались со всех сторон.

— Трогай, — скомандовал Арин.

Дорис уехала раньше, и она уже была в церкви. На этот уикенд она решила сделать себе выходной и съездить в Денвер после венчания и официальной части церемонии.

Вокруг церкви так же было множество прессы. Здесь велась ожесточенная борьба охранников с журналистами.

Солнечная ясная погода была безветренной, и образ невесты, созданный Синди, сохранился в первозданном виде.

Арин уверенно повел невесту к алтарю. Девушка переживала. Волнение охватило ее. Было столько гостей. Она шла, стараясь держаться ровно. Любопытствующие взгляды и перешептывания создавали нервозность. Ника никого не знала, кроме Найка и Дорис.

Найк сдержанно улыбнулся, понимая, что все позади, и теперь ничего уже не помешает состояться этому венчанию.

Девушка почти одними губами проговорила Найку.

— Что мне говорить, я не знаю? — Ника даже побледнела.

— Просто повторяй за мной, — шепнул Найк и взял Веронику за руку.

Священник начал ритуал и когда, он смотрел на Найка, тот говорил короткую фразу после на нее. Ей удавалось повторить то, что сказал Найк. Молодой человек взял кольцо и надел его уверенным движением на палец девушки. Вероника повторила слова и надела кольцо. По глазам молодого человека она поняла, что он успокоился. Священник что-то произнес.

«Ага, он разрешил ему поцеловать меня». Догадалась девушка, так как Найк откинул с лица фоту и взглянул прямо в глаза.

— Вот и все, — шепнул он, потом наклонился и приник к губам девушки. Найк вложил в поцелуй всю нежность и страсть. Он хотел, чтобы этот день остался в их памяти надолго.


Глава 20. Брачная ночь.

Гости о чем-то перешептывались. Нехотя отстранившись, молодой человек снова взглянул на священника. У Вероники кружилась голова. Равновесие удерживалось с трудом.

— Найк, мне плохо, — пожаловалась девушка, ухватившись за руку своего мужа.

— Держись за меня, сейчас уже покинем это место, — шепнул на ухо парень.

После, опять заговорил священник, и когда он закрыл церковную книгу, Найк подхватил свою невесту на руки и отправился к выходу.

Солнечный день, легкий ветерок — все вокруг пахло счастьем, с нотками горькой печали, но только двое знали о причинах существования этой грусти. Полностью расслабиться не давало проклятие, которое диктовало каждую минуту, от знакомства до рождения ребенка.

Журналисты прорвали оборону охраны, и двое подбежали к Найку, наперебой задавая вопросы.

— Вы так быстро женитесь, никто не знал о ней, почему? — затараторил светловолосый журналист в очках.

— Это любовь, я слишком счастлив, чтобы думать о времени, — Найк пытался сдержать раздражение и проявил чудеса выдержки и самоконтроля.

— А невеста, она почти всегда молчит. Что с ней не так?

— А это уже не ваше дело, — Найк улыбнулся и, быстро обойдя репортеров, распахнул дверь лимузина.

— Найк, мне плохо, — Вероника понимала, что теряет сознание.

— Итон, трогай, — молодой человек перевел взгляд на невесту. — Ты сегодня ела что-нибудь? — он внимательно стал осматривать девушку.

— Нет, не помню.

— Черт возьми, — Найк развернул девушку к себе спиной и откинул фату. Он увидел жесткий корсет, вшитый в платье. Шнуровка была затянута очень туго. Молодой человек выругался и начал расслаблять его. Лицо девушки стало не таким бледным. — Все будет хорошо. Итон, притормози, — Найк выбежал и в первом попавшимся ресторане купил два стакана кофе.

— Возьми кофе, Ники, — Найк улыбнулся Веронике.

— Спасибо, — девушка почти залпом выпила кофе и почувствовала себя гораздо лучше.

— Я убью эту горе-стилистику, — Найк обнял свою невесту за плечи.

— А причем здесь она?

— Тот корсет, что на тебе. Он всему виной. Ты словно девушка восемнадцатого века. Пока волнения не было, ты нормально себя чувствовала, а венчание момент волнительный.

— А сейчас мы куда?

— Нас ожидает не официальная часть торжества, и тебе надо поесть. Я чувствую твой голод, но сначала заедем домой, нужно переодеться. Я до полуночи не намерен ходить в таком виде, и тебе тем более это будет тяжело.

— Да, я бы переоделась, — прошептала девушка.

— Итон, домой.

Лимузин, ехавший по главным улицам Лос-Анджелеса, привлекал внимание окружающих. Через два часа они въехали на территорию резиденции Стивенса младшего.

— Приехали, — Итон выскочил из машины и открыл дверь. Быстро поднявшись по лестнице, Найк практически затащил Веронику в свою комнату.

— Твоя гардеробная пока там же, но завтра прибудет дизайнер, и мы что-нибудь придумаем.

Девушка вспомнила про паспорт, который запрятан в ее гардеробной и погрустнела. Ей не хотелось покидать мужа. Он будет страдать, но выхода нет.

— Найк, а что именно мне надеть на этот праздник, неофициальную часть?

— Праздник? Интересное название ты придумала для нашей свадьбы. В твоей комнате должен быть неофициальный наряд на сегодня. Я жду тебя здесь.

— Окей, я быстро, — девушка, молнией влетела в свою комнату. Платье висело на самом видном месте на вертикальной вешалке. А вот снять свадебное платье, так просто не удалось. Ника позвала служанку, и та пришла на помощь. Показывая «на пальцах» девушка объяснила проблему.

— Как хорошо, — когда удалось переодеться в элегантное вечернее платье такое же белое, но классическое, длинна миди, с закрытым плечом. Туфли тоже были на более низком каблуке. Девушка вспомнила, что времени на сборы не будет, она быстро отыскав спортивную сумку, приготовила вещи и собрала в простой пакет большую часть украшений. Их продажу ему сложно будет отследить. Необходимо будет выезжать из города автобусами. Сердце стучал, как бешеное. Запрятав сумку под шкаф, Вероника отправилась к лестнице. Найк перехватил ее у выхода второго этажа.

— Ты великолепна, девочка моя, — Найк светился от счастья. — Есть пара нюансов касаемо брачного договора и официальных бумаг. Юрист и нотариус ожидают в библиотеке. Сейчас идем в обеденный зал. Ты должна поесть, а потом сразу отправился подписывать документы.

— Хорошо, а что за бумаги? — девушка была в замешательстве

— У меня много ценных бумаг, акций, имущество. Пятьдесят процентов твои по праву. Все это надо оформить, — Найк знал, что так будет лучше. Жизнь она ведь непредсказуемая и помимо проклятия бывают и другие факторы влияющие на жизнь простого человека.

Найк позаботился о Ники и проконтролировал, чтобы она поела. Сам он выпил только еще одну чашку черного кофе.

— Спасибо, Найк, теперь идем в библиотеку, — отозвалась Ники вставая из-за стола.

Они вместе отправились к ожидающим их юристам и нотариусу.

Подписание бумаг заняло около двух часов. Ники особо не вчитывалась в документы. Да и как, не зная английского. Она с помощью Найка, придумала себе новую подпись и все подписывала очень легко и быстро. Найк видел, что она ему доверяет.

— Все? — Ника была немного раздражена в конце оформления документов.

— Да, дорогая, это все, извини, что нужно было сделать это сегодня, но так будет лучше.

— Что теперь?

— Итон ждет, и гости тоже. Встреча назначена в особняке Стивенса старшего. У него уже все готово.

— О нет… — отрицательно покачала головой Вероника, явно недовольная тем фактом, что придется снова встретиться с Арином. Ей он совершенно не понравился.

— Да все будет хорошо, едем.

***
Особняк Стивенса «старшего» был громадных размеров. Он больше напоминал средневековый замок. Их фамильное гнездо. Там можно было бы заблудиться.

— Здесь мы проведем первую брачную ночь, дорогая. В главных покоях, — Найк вздохнул.

— Что, а разве не дома? Я домой хочу, — Ника начала паниковать. «Убежать отсюда будет сложнее, а если не получится ничего. Боже ты мой»

— Нет. Завтра, да, но сегодня мы будем здесь.

Найк и Ники зашли в главный зал. Огромная люстра свисала с потолка. Стены были украшены картинами известных художников. Весь интерьер был немного мрачноват, но о вкусах не спорят. Вся жизнь Арина была трагедией и скорее напоминала существование, а не жизнь.

Отец встретил сына с улыбкой на лице. Были маленькие столики и главный стол для новобрачных стоял так, чтобы всем гостям хорошо их было видно. Все взоры были прикованы к невесте.

— Найк, поздравляю!!! — раздался голос лучшего друга.

— Джеймс, ты тоже здесь, познакомься с Вероникой Стивен, — Найк перевел взгляд с друга на невесту.

— Очень рад. В прошлый раз ты выглядела не лучшим образом, — Джеймс говорил на болгарском, он тоже знал этот язык.

— Привет, а почему. Мы же не знакомы?

— С тобой нет, а с твоим телом, да, — Джеймс многозначно посмотрел на Ники.

— Извините, не понимаю, — Ника покраснела.

— Ники, Джеймс помогал мне тебя оперировать. Еще в Болгарии. Он тоже хирург и мой лучший друг. Знает много языков, как и я. И главный помощник во всех моих делах.

— А, вот как, — Ники оценивающе посмотрела на мужчину, который улыбался и веселился от души, — мне очень неловко, честное слово.

Найк отвлекся от своей невесты и переключился на друга.

Вероника воспользовалась моментом и поднялась на второй этаж. Только Дорис внимательно наблюдала за девушкой весь вечер. Она постоянно осматривалась по сторонам и была чем-то обеспокоена. Время близилось к полуночи.

«Как же выбраться отсюда незаметно» Вероника была озадачена и тем, как забрать поддельный паспорт и сумку из дома. Время работало против нее. Девушка выглянула в окно. «Если прыгнуть, можно сломать ногу. Не вариант». Она прошла дальше и обнаружила огромную террасу. Была небольшая лестница прямо на второй этаж. «Главные ворота, опять охрана, так, так, так. А ворота из кирпича? Если найду веревку, проблем не будет. Как же страшно»

— Скучаешь, любовь моя? Я уже потерял тебя. Мне Дорис подсказала, что ты здесь. Еще шампанского? — Найк пристально смотрел на девушку. Его белая рубашка отливала неоновым цветом в свете Луны.

— Нет, не стоит. Я хотела быть дома сегодня. Это возможно?

— А как же семейные традиции?

— Я хочу их нарушить, Найк, это все, чего я прошу. Здесь мне тяжело. Ты должен чувствовать мой страх.

— Страх? Нет, я чувствую твое волнение, но это нормально перед первой брачной ночью. Я настаиваю. Останемся здесь. К тому же все готово.

— Я очень хочу домой, пожалуйста, Найк, вернемся.

— Завтра, рано утром, мы вернемся — «А ведь отец оказался прав, она что-то задумала. А раз так. Здесь в незнакомой обстановке, я каким-то образом мешаю ее планам. И эта тайная поездка. Ну уж нет голубка, клетка захлопнулась, и сегодня тебе не убежать от меня»

— Это что, так обязательно? Мы в современном мире. Это бред. Я не понимаю тебя.

— Все будет хорошо, и нам пора. Доверься мне.

Он взял ее за руку и потянул за собой. Комната была огромной. Лишь приглушенные ночники освещали кровать гигантских размеров.

— А гости как же?

— Отец во всем разберется, не переживай.

— Предлагаю тебе выпить немного вина с пряностями. Это поможет тебе успокоиться, а то твое сердце сейчас выпрыгнет, словно зайчик.

Он медленно наполнил два бокала красно-бордовой жидкостью, попутно снимая галстук и расстегивая пару верхних пуговиц.

— Нет, спасибо, я не хочу пить.

— Я настаиваю. Правда. Это не простое вино. А тебе надо успокоиться. Поверь, если удастся расслабиться, будет легче.

— Ох, ну хорошо, — девушка взяла протянутый бокал.

— Пусть эта ночь подарит нам сына, — Найк осторожно отпил немного вина.

Вероника выпила все и сразу.

— Молодец, — вино затуманило разум. По всему телу разлилось горячее тепло. Найк, подхватив девушку на руки, понес на кровать.

— Что это со мной?

— Доверься мне, я все знаю, хоть и в теории, — Найк осторожно положил Веронику на кровать и пристроился рядом. Наклонившись, он поцеловал девушку. На этот раз он хотел такой реакции от нее. Головокружение и пелена от вина будет, как наркотик действовать только на пользу, в такой ситуации.

Вероника хотела что-то сказать. Какое-то смущение, тревога, предрассудки кружились в голове, но нужных слов не находилось. Ее тело словно взяло отпуск и отказывалось подчиняться сознанию. Оно реагировало иначе. Было желание продолжить и идти до конца, не смотря на страх и ужас. Она не поняла, когда он успел ее раздеть, но одежды ни на ней, ни на нем не было. Руки Найка завладели ее телом. Он, изучающе поглаживал грудь и живот. Поцелуи переместились к уху, шее. Веронике казалось, не хватало воздуха, но волна наслаждения и отчаяния не давала связать и двух слов. Ей хотелось взять перерыв. Слишком стремительно. Найк нежно прикоснулся рукой к самому интимному месту, и дальше ласка превратилась в безумие. «Что он делает? Что это?» Неожиданно спазм захватил все тело и горячей волной разлился, даря эйфорию и наслаждение. Вероника не смогла сдержать сдавленного стона в ответ. После небольшой паузы Найк навис над девушкой и взглянул ей в глаза.

— Ты должна довериться мне, — прошептал он. Сильнейший толчок, и резкая боль последовала за этим.

Вероника выгнулась в дугу. Найк замер, позволяя ее телу привыкнуть к нему. Вероника прокусила собственную губу от боли. Она знала, что будет больно, но так.

Постепенно боль отступила, и Найк увидел, что тело девушки немного расслабилось. Он медленно начал двигаться, теперь уже сам, привыкая быть в ней. Сдерживать темп становилось все труднее, и Найк задвигался быстрее. «Я схожу с ума, мне нравится то, что он делает». К девушке снова вернулась волна наслаждения. Вскоре он уже и вовсе не сдерживал собственную страсть. Новая волна, горячая и яркая разлилась в телах новобрачных одновременно. Найк часто дышал. То, что он испытал, не могло ни с чем сравниться.

Он прикоснулся губами к лицу девушки и осторожно опустился рядом.

— Я люблю тебя, Ники. Других таких просто нет.

— Найк, я тоже тебя люблю. Знай, мое сердце всегда с тобой, чтобы не случилось.

— Ты о чем? Все будет хорошо. Я не отдам тебя в лапы смерти, — он хотел многое сказать, но какая-то тайная магия вмешалась, она замедлил его речь, сознание, восприятие действительности. Найк медленно терял сознание, но он ровно дышал, и Вероника понимала, что время настало. Оно всегда наступало для всех женщин династии. Просто уйти вот так, было очень тяжело. Любящий муж, пережитая близость заставляла их оставаться рядом. Возможно, такой сон их пугал, но Ники давно прочла между строк тот дневник, и этот его сон нужен ей, чтобы был шанс покинуть мужа до рассвета.


Глава 21. По строкам проклятия, прочь от любимого.

Ники в последний раз посмотрела на мужа. «Спи, любимый, знаю завтра, ты будешь пытаться понять, почему так вышло. Почему я предала наши отношения. Возможно, разочарование будет разъедать тебя изнутри, но это стоит того, поверь мне. С сегодняшнего дня я, как Дантес, попавший в темницу замка Ив, буду каждый день вести отсчет дней до нашей встречи. Мне хватить сил пройти через это. Пришло время исправлять ошибки твои и мои тоже»

Глаза блеснули изумрудным ярким светом. Магия душила, не давала оставить Найка, словно магнит. Его тепло, запах. Она все еще лежала головой на его груди. Она любила в нем все. Загорелая кожа, влажные черные волосы, после пережитой страсти. Губы манили, хотелось к ним прикоснуться, но она боялась разбудить любимого, ведь все это она может потерять навсегда, если останется.

Вероника осторожно поднялась, натянула платье. Она заставила себя прислушаться не к сердцу, а к разуму и здравому смыслу. Сердце разрывало от боли. Слезы удушающей волной накатили. Ей хотелось разбудить Найка и обнять его. «Нет, Вероника, ты должна. Ты обязана. Гаси, отключи чувства. И когда она произносила эти слова, ее сердце, словно окутало в ледяной кокон. Стало легче, но вместе с этим магия, которая так долго не откликалась, наконец проявилась. Возможно, пережитая ночь как-то пробудила магию. Девушка стала чувствовать звуки, запахи сильнее, чем раньше. В последний раз обернувшись, она взглянула на мужа и ощутила пустоту. Лишь легкая улыбка отразилась на губах Вероники.

— Прости… — Ники осторожно вышла из комнаты и поняла, что видит в темноте. Изумрудные глаза стали темнее, и она уверенно вышла на террасу. Она очень хотела оказаться за главными воротами. Вероника закрыла глаза. В голове словно отобразилось заклинание. Прошептав его, девушка растворилась, превратилась в серебристые искорки, которые тоже постепенно исчезли, и появилась Ники уже на безлюдной дороге.

«Где это я? Я что, могу исчезать? А может я умерла?» Эта мысль испугала ее. Захотелось вернуться.

— Нет, я просто ведьма, а ведьмы они такие?

Ники снова закрыла глаза. Она четко представила, как стоит в своей комнате, в особняке мужа. Образ стал ярким. Какие-то древние слова сами собой срывались с губ. Когда она открыла глаза, то оказалась в той самой комнате, где и хотела оказаться. Из носа пошла кровь. «Хватить на сегодня. Мне кажется, я даже в прошлой жизни так не умела, иначе просто бы сбежала из темницы перед казнью»

Вероника быстро переоделась в спортивный костюм и кроссовки. Подойдя к зеркалу, она взяла ножницы и отрезала волосы. Нужен черный свет. «В паспорте я брюнетка. Изабелла Мартин. Это потом, а теперь. Что ж снова охрана. Это в последний раз, пожалуйста» Ники снова закрыла глаза и представила лес за особняком. Голова шла кругом. Когда девушка открыла глаза, то оказалась в том самом лесу. Кровь ручейками потекла из глаз. «Все, все, все. Больше не колдуем». Девушка достала платок и вытерла кровь. «Видимо, еще рано так активно применять древнюю магию. Все, в целом получается, неплохо»

Звездное ночное небо и яркое блюдце луны. Все это было спутниками, покинувшей недавно своего любимого Найка, Вероники. Девушка быстро шла в сторону города. Потом она перешла на бег. На трассе появился огромный трал. Девушка решила остановить эту машину и показала руками знак автостопа. Трал с шумом стал замедляться и остановился. Языковой переводчик Ники захватила с собой.

— Здравствуйте, я из Чикаго, помогите добраться, — проговорил переводчик.

— Хорошо, я как раз еду мимо. Садитесь, — огромный толстый мужчина лет сорока махнул рукой на соседнее сидение. Типичный американец смачно уплетал гамбургер и запивал колой. В кабине было тепло. Играла современная музыка. Этот мужчина, вероятно, давно привык к такому образу жизни и не отличался излишним любопытством. Его гамбургер был для него сейчас важнее странной девушки в спортивном костюме и небрежной прической.

— Откуда вы, и в такой час? — лениво промямлил водитель с набитым ртом.

— Отстала от группы туристов. Наш автобус уехал. Мне надо в Чикаго.

— Меня зовут Питер Снекс.

Постоянно тыкать переводчик было неудобно. Питер понял, что с английским у меня не очень.

— Изабелла Мартин, — ровным голосом заявила Ники. «Пора привыкать к новому образу. На ближайшие девять месяцев, ты Белла»

Дальше мужчина, понимая ее сложности с языком, включил магнитолу и послышался какой-то радиоканал, и быстрый английский говор, он усыпляюще действовал на девушку. Немного успокоившись, девушка начала засыпать.

Сложная и трудная ночь заканчивалась. Вместе с таким коротким и стремительным счастьем. В полудреме она отметила, что уже светает. Мужчина практически все время молчал и лишь однажды остановился в кафе перекусить. Ники составила ему компанию.

— Решила тоже перекусить? Это здорово. Здесь отлично кормят. Я часто бываю в этих местах, проездом.

Девушка улыбнулась. Утро было ясным и погода, как говориться, разгулялась.

Местные официантки, посмотрев на своего знакомого, не могли поверить, что этот странный дальнобойщик нашел себе подружку. Девушки перешептывались и пытались разглядеть Ники. Это им не удавалось. Рваное каре все время падало на глаза, и капюшон толстовки был надвинут так, что черты лица разглядеть было сложно.

— Ну что в путь, красотка? — заключил Питер, вытирая руки салфеткой. Он съел пиццу и запил колой. Вероника заказала себе кашу. Это было единственное, что девушка способна была съесть в это утро. Ники отставила тарелку и последовала за Питером Снейксом к его тралу. Надо сказать, автомобиль соответствовал своему хозяину. Сложно было представить Питера за рулем легкового автомобиля, какого-нибудь «Инфинити» или «Ауди». Дальше путешествие продолжилось в непринужденной обстановке. Снейкс разговорился. Видимо после приема пищи его мозг жаждал общения.

— А ты в Чикаго надолго. Из какой ты страны?

— Россия? — это первое что пришло девушке на ум, ведь Болгария, это ориентир и может стать зацепкой для Найка. А назвать другую страну, Питер мог потребовать подтверждение. Из других стран, больше всего подходила Россия.

— Ты русская? — удивился Питер. — Да, Россия очень большая страна. Там много медведей. — Заключим Снекс.

В какой-то момент Ника осознала, что вполне понимает то, что говорит ей Питер.

— Не так уж и много, — с небольшим акцентом проговорила Ники на английском.

— Вау, ты уже начала немного говорить по-нашему. Говорила мне мама: «Тебе надо стать учителем», но нет, меня тянуло к технике. И вот, я за рулем этого красавца исколесил штаты вдоль и поперек. Ты понимаешь, о чем я говорю? — спросил Питер.

Ники кивнула. Ей не очень интересен был этот собеседник, но компания Питера отвлекала и не давала думать о грустном. Недалекий, милый, добрый. Он напоминал девушке того самого водителя, который помог в фильме «Один дома» маме мальчика добраться до дома. Только без сопровождения музыкантов, и увы, не поющий. А может, и не увы. Возможно, Питеру медведь на ухо наступил. Путь продолжался, и Питер все говорил и говорил, но за дорогой следил отменно. То обходил фуры, то кого-то пропускал. У него была рация, по которой он общался с другими дальнобойщиками.

Вдруг, неожиданно на дорогу выбежал енот. Он прихрамывал. Питер нажал на педаль тормоза.

— Вот черт, чуть не намотало на колеса.

Ники, раскрыв дверь, спрыгнула и обнаружила, что нога бедного животного была раздроблена.

— Можно, мы его возьмем с собой, — попросила Ники на ломанном английском.

— Ну не знаю, а вдруг он кусается или у него какая-нибудь болезнь. Он же дикий, Белла.

— Я прошу, мне нужно ему помочь.

— А ты кто по профессии, ветеринарный доктор? — поинтересовался Снейкс.

— Можно и так сказать, — Ники подняла енота на руки и направилась к тралу.

— Ну не знаю. Белла, только следи, чтоб он не нагадил в моей кабине. Ай, боже. В моей кабине поедет лесной енот. Енот!!! — Повторил Снейкс и скривился. Он на дух не переносил ни кошек, ни собак. В его квартире даже цветов не было. И заводить отношения с девушками Питер не спешил. Он был слишком себялюбив. Снейкс ни разу в жизни не был в тренажерном зале, и уж конечно, ничего не слышал о правильном питании.

— Ты мой маленький Полосатик, — Ники с нежностью погладила измученное животное.

Снейкс косился на енота, с долей отвращения. Он снова переключился на дорогу, и Ники незаметно приложила свою ладонь к раздробленной лапке енота.

Заживление, дело не быстрое. Ники на уровне подсознания понимала, что она это умела. Просто умела и все. Питер не обратил внимание на то, что еноту было плохо, поэтому магическое восстановление животного не привлекало его внимания. Светило солнце, и чтобы Снейкс не заметил светящиеся глаза Вероники, она надела солнцезащитные очки.

Енот определил Нику своей хозяйкой, и словно понимая, что она делает, даже не шевелился.

— Полосатик, ты Полосатик? Твое имя, Полосатик.

— Белла, да какой он Полосатик. Это Енотище хищное. Посмотри, как смотрит. Просто жуть.

— Нет, он милый, — енот открыл глаза и посмотрел на Питера.

— Дядя Питер шутит. Ты у меня хороший, милый и пушистый.

К вечеру они остановились в очередной заежке. Меню было разнообразным.

Ники была просто счастлива, когда увидела в нем овощной салат и куриный суп. Хотелось чего-то горячего, овощей и горячий чай с лимоном.

Питер и Ники дружно уплетали ужин. Полосатик был практически здоров и сидел рядом на пластиковом стуле. Вероника попросила сварить для него куриную грудку, а еще купила свежих овощей и фруктов. Полосатик был голоден и с удовольствием уплетал все, что ему предлагала Вероника. Он не пытался сбежать и вел себя, как домашний котик.

— Ай, Изабелла. Кому расскажу, не поверят, что у меня была попутчица, которая приручила лесного дикого енота. С ума можно сойти.

— Питер, да не стоит, для ветеринара это несложно.

— Может дашь свой номерок, созвонимся как-нибудь.

— Телефончик? О нет. Я же его потеряла в Лос — Анджелесе. Собираюсь купить новый.

— Но номер ты же сохранишь. Можешь назвать его? Я позвоню, когда у тебя появится телефон.

— Если ты не хочешь потеряться, то напиши свой, я сохраню контакт в новом телефоне, что скажешь?

— Ай, ну хорошо, держи визитку. На обороте, мой сотовый. Ты будешь у меня в справочнике под именем «Укротительница Енотов»

— Хорошо, я согласна, — Ника добродушно улыбнулась.

— А теперь, остановимся в гостинице. Мне нужно часа четыре поспать, иначе могу уснуть за рулем.

Гостиница оказалась небольшой. Ники сняла номер рядом с Питером и когда зашла в дешевый, одноместный, эконом-класса номер, почувствовала облегчение. Полосатик спрыгнул и стал осматриваться по сторонам. Принюхивался. Девушка стащила с себя грязную одежду и закинула ее в стиральную машину. «Душ, вот что мне сейчас жизненно необходимо»

Под струями воды девушка испытала настоящее человеческое блаженство. Ника закуталась в полотенце. Вероника взяла с собой только самые необходимые вещи. Она переоделась в домашние шорты и футболку и посмотрелась в зеркало. Волосы было жаль, но что делать. Ты же Изабелла. Такой сделал тебя Рей. Девушка искупала Полосатика, и когда он выбрался из ванны, девушка не успела завернуть его в полотенце, и он стряхнул лишнюю воду. Брызги полетели во все стороны.

— Полосатик, ну что ты натворил!!!

Ники пришлось снова переодеваться.

Дикая усталость, накопленная за сутки, сказывалось, и Ники прилегла на кровать. Полосатик запрыгнул на приготовленное ему полотенце, сложенное в четыре раза и решил тоже поспать. Казалось и мгновения не прошло, как в дверь настойчиво постучали.

— Эй, Белла, нам пора в путь. У меня график. Жду пять минут и уезжаю.

Девушка соскочила с кровати и подбежала к сушилке. Спортивный костюм высох. Ники натянула трико и толстовку закинула рюкзак на плечи и, схватив под мышку Полосатика, отправилась к выходу. Когда она подбежала к тралу, Снейкс уже выказывал недовольство.

— Быстрее, быстрее, у меня график.

— Все, все, я готова, едем.

От того, что ей резко пришлось просыпаться и бежать к тралу, она чувствовала, что ее морозит. «Не хватало заболеть». Девушка никак не могла согреться. Питер конечно ничего не замечал. Он был увлечен дорогой. Полосатик льнул к девушке. Его тоже обеспокоило состояние хозяйки. «Да, Полосатик, у меня теперь нет личного супер доктора, который мог в одно мгновение поставить меня на ноги, но да ничего, до Чикаго недалеко, придумаем что-нибудь»

На следующий день трал въехал в Чикаго. Ники спала, лихорадка прошла, и волосы мокрые после снижения температуры, прилипли к лицу.

— Просыпайся, Белла, приехали. Здесь за углом есть аптека. Спроси что-нибудь от простуды, — Ника выглядела бледной, измученной. Мокрые волосы противно липли к щекам.

— Спасибо… — прошептала девушка.

— Ну, пока, давай лечись и звони, как заскучаешь, — Питер не был джентльменом, и не собирался хлопотать, помогая больной девушке. Свою миссию Снекс выполнил, он ее подвез, терпел ее енота и был более чем доволен собой.

Ника открыла дверь и спрыгнула с трала. Полосатик прыгнул в руки Ники, и она его подхватила. Дверь трала с шумом захлопнулась и огромная машина, съехав с обочины, продолжила путь, к точки назначения.

— Иди к мамочке, мое полосатое счастье. Мы теперь в Чикаго. Если Найк не объявит меня в розыск, мы сможем тут остаться надолго.

Ники сняла квартиру на время и оставила там своего Полосатика. В Аптеке девушка купила лекарства, которые можно принимать беременным при простуде и почувствовала себя гораздо лучше после завтрака и принятых таблеток. Она не знала, беременна она или нет, но Найк сказал: «Это происходило всегда», почему с ней будет иначе.

В Чикаго девушка нашла ломбард и сдала одно из украшений. Выручив деньги, пошла в парикмахерскую и ей сделали стрижку «каре» и окрасили волосы в черный цвет. Так фотография в паспорте соответствовала ее внешнему облику.

Глава 22. Загадка для Найка.

Лос-Анджелес. Особняк Стивенса Старшего.

Найк медленно приходил в себя. Гробовая тишина настораживала, и он почувствовал, что все очень плохо «Голова, что со мной?». Найк раскрыл глаза и от неприятных ощущений и скривился. Боль была нестерпимой. Она напоминала жуткое похмелье, но Найк помнил, что почти ничего не пил. Бросив взгляд на простыню, он увидел красное, кровавое пятно. «Вероника». Неожиданно в дверь постучали. Закинув покрывало, Найк отозвался.

— Входите!!! — он не чувствовал девушку, от слова совсем. Словно то, что было вчера, это просто сон, который закончился, и теперь ему оставалось лишь одиночество. Ему не надо было говорить. Он понимал, что ее нет рядом. Даже в пределах этого города.

— Найк, она сбежала, — Арин выглядел виноватым. — Твоя невеста сбежала. Я намеревался поселить ее в загородном доме, чтобы она держалась от тебя подальше. Я всю ночь не спал, а она сбежала. Охрана ничего не видела. Я просмотрел все записи камер видеонаблюдения. Я знал, что ты будешь спать до полудня. Так происходит всегда, после брачной ночи и со мной так было, но проснувшись, я увидел спящую Дженни, и мое счастье продлилось еще на девять месяцев. Значит слова «Исчезнуть до родов» Вероника поняла буквально. Наверное, это правильно, но как она справиться со всем этим, а документы, как она собирается выживать? Это немыслимо. Только подумать, сбежала, не смотря на то, что в доме полно охраны. Как ей это удалось? Как? Я был на этаже и ее не видел. Как она смогла обвести всех вокруг пальца? — Арин был взволнован. — Ты был с ней, или нет?

— Да, все было. Я не понимаю. Она казалась счастливой. Говорила, что любит. Единственное, она очень хотела быть в эту ночь дома. Я ей отказал.

— Конечно, хотела. Из твоего дома сбежать легче, или возможно, какие-то вещи приготовила для побега. Надо сказать, с пустыми руками особо не набегаешься. Это было бы полным безумием, а твоя жена далеко не наивная девочка.

— Надо было выяснить все раньше, но времени не было.

— Ты давал ей читать дневник? Она исчезла, как и говорилось. Ты понимаешь, что возможно, проклятие падёт? Она все сделала правильно. Ни одна из женщин нашего рода до такого не додумалась.

— Отец. Наша с ней связь убьет ее раньше, и меня тоже. Разлука в девять месяцев, этого можно просто не пережить. Если она превысит расстояние в тысячу километров, мы погибнем.

— Может, после зачатия, что-то изменилось для вас. Для тебя эта ситуация должна приносить боль. Так Аврора хотела. Как, тебе теперь?

— Возможно, связь изменилась, и она действительно сможет покинуть меня до рождения ребенка, а боль, да, я ее чувствую.

— Думаю, тебе все равно стоит подать в розыск. Неведение может привести к ее гибели. Проклятие проклятием, но беременность может протекать проблематично, и если вовремя не скорректировать ее состояние здоровья, проблем не избежать. Я буду встречаться с вероятными девушками, похожими на Ники. Пусть знает и она, что мы ищем ее. Может, хватит ума написать СМС или найдет способ позвонить. Это не запрещено проклятием. Ведь так?

— Не думаю, что Вероника на это пойдет. Думаю, я даже письма от нее не дождусь. Она очень упрямая и подходит ко всему с ее присущим максимализмом. На эмоциях она способна натворить глупостей. И еще, не все гладко у нас было в последние два дня. Она пропала на какое-то время и появилась дома очень поздно, изрядно пьяная. На следующий день была наша свадьба. Я до сих пор не знаю, с кем она встречалась и считаю, что, скорее всего, это связано с её побегом. Я не хочу верить в то, что ей помогает мужчина, но от нее пахло мужским одеколоном. Когда я пытался привести ее в сознание, то почувствовал этот отвратительный запах.

— Да, Вероника-отличный конспиратор. Вышла замуж, провела ночь и хладнокровно порвала отношения. Вот это я понимаю, ведьма.

— Хладнокровно ли, я все-таки считаю, что все это для снятия проклятия, а не то, что она за такое короткое время увлеклась другим мужчиной. Тогда все теряет смысл, и, возможно, она не даст мне знать, когда родится ребенок.

— Ты хочешь сказать, она способна лишить тебя возможности быть отцом? Думаешь, она на такое способна?

— Я очень мало знаю Веронику, и она каждый день меня удивляла, открываясь с новой стороны. Мне кажется, я за всю жизнь не узнаю ее до конца.

— Хорошо, приводи себя в порядок. Досмотрим записи с камер видеонаблюдения вместе.

«Где ты милая? Счастье было таким коротким. Найк, вспоминал ее глаза, запах, тело, нежное и страстное» Он решил прислушаться к себе. Найк не чувствовал ничего, кроме душевной боли. После душа Найк надел темно-синие джинсы и коричневый джемпер. Накинул черную, кожаную куртку и спустился в холл.

— Отец, мне нужно вернуться домой. Если она там была, то я это увижу, а видео в твоем особняке ничего не даст. Да, ты увидишь, что она сбежала. Это мы и так знаем. Здесь вопрос просто в способе, каким она обвела охранников вокруг пальца. И да, им еще повезло. Охранников медицинского центра она чуть не расстреляла на месте.

— Она что?

— Ника, когда решила сбежать из центра, просто с легкостью забрала пистолет и начала стрелять, пугая всех вокруг, и спокойно покинула центр.

— Да, ты наверное прав, тогда держи меня в курсе.

— Отец, думаю для беседы с девушками, похожими или ошибочно найденными лучше пусть встречается Джеймс. Ники не очень любит твое общество. Извини.

— Ну хорошо, я понимаю, я сам в этом виноват.

Найк сел в свой черный БМВ, и устремился в город, нажав педаль газа. Глаза были сосредоточенными на дороге, а мысли крутились вокруг деталей побега его жены.

В этот день он подал в розыск и сообщил о пропаже своей Вероники. Новость быстро разлетелась. Любимой темой для обсуждения стала сбежавшая невеста. Точнее уже жена. В аэропортах задерживали многих девушек хоть чуть-чуть похожих на Веронику.

Раздался телефонный звонок.

— Привет, Найк, ну как дела? — Джеймс переживал за своего друга, который был чернее тучи.

— Привет. Моя жена вырвала мое сердце и забрала с собой.

— Плохо дело.

— Самое ужасное, что я ее не чувствую. Она как-будто испарилась. Отец отправил мне видеозаписи. Много раз просматривал их. Видно, что она выходит на террасу, а на внешней камере ничего. Загадка. Проверяли камеру, она в порядке. Знает правду только сама Вероника. Я же провел ночь не с простой девушкой, а с ведьмой. Это ее магия. Я не могу разгадать эту головоломку. Документы. Ее паспорт у меня. Я не хочу верить в худшее, но неделя прошла, а я все еще не вышел на след. Я готов создать условия. Готов не встречаться с ней лично, но мне важно, чтобы она и ребенок наблюдались у лучших врачей. Я не думал, что все именно так получится.

— Это действительно очень больно. Я даже не представляю, если бы моя Семи куда-то вдруг исчезнет.

Найк, при мысли, что его Вероника тоже возможно беременна, без помощи и без поддержки, впадал в отчаяние.

— Что поделаешь, Джеймс, я продолжу разгадывать эту головоломку с пропажей Ники и не успокоюсь, пока не получу ответ на свой вопрос.

— Мои люди пока тоже не могут найти след твоей Вероники. Умная девочка. Поздравляю. Я верю, вы еще будете вместе.

— А я ни в чем не уверен. Все слишком запутанно. Я все-таки связываю ее пропажу перед свадьбой с побегом. Она готовилась. У нее был план. Даже не представляю, что она чувствовала при этом. И тут, либо я ей все-таки безразличен и есть еще кто-то. Либо она очень сильная и волевая.

— Я думаю второе. Она, вероятно, пытается вас спасти. А ты просто ищи ответы на свои вопросы. Начни со своего дома, еще раз подумай. Может что-то вспомнишь. Ты в детстве обожал загадки. Вот тебе сложная загадка, с кучей неизвестных факторов. Время есть, изучай, разгадывай.

— Я так и сделаю, а тебе спасибо за помощь, друг, — Найк слегка улыбнулся.

— Пока, шеф, — Джеймс отключился. Найк отправился в офис. Дел было много, но вечером он решил еще раз все обдумать. Дорис должна была вернуться на следующий день. Раздался звонок внешней охраны.

— Да, Заг, в чем дело?

— Здесь доставка. На огромной коробке указан наш адрес, а в машине еше какие-то сумки и коробки. Заносить это в дом? — Найк не понимал, чтобы это могло быть, но уже подходя к воротам, все понял. Это приехали личные вещи Вероники из Болгарии и конечно самое главное, ее кот. Животное громко мяукало и просилось на свободу.

— Ребята, заносите все это в мою комнату, — сам же Найк взял переноску с котом и отправился к себе. Он, открыв дверцу, увидел, как пушистое животное выскочило пулей и уставилось зелеными глазами на Найка.

Котик был рыжий и лохматый.

— Ну здравствуй, как там тебя, кажется Барсик, — когда кот услышал свое имя, то скривил ухо на бок.

— Я хотел сделать сюрприз для твоей хозяйки, но она нас бросила, так что мы с тобой теперь братья по несчастью, — Найк разобрал коробки, и на одной было написано. «Для Барсика» Он распечатал коробку и обнаружил там все необходимое для животного.

Найк вдруг задумался. «А ведь у меня никогда не было домашнего животного. Ему было это ново, и молодому человеку нравилось возиться с котиком. Он напоминал Нику: рыжий, пушистый, зеленоглазый. Это часть ее жизни, и он будет заботиться о нем.

Остальные коробки просто составили в новой гардеробной Ники.

Найк посчитал, что когда-нибудь она сама их раскроет.

Молодой человек подошел к окну и снова стал прокручивать в голове все то, что произошло с Вероникой. Пытался сложить этот пазл, но деталей катастрофически не хватало.

«Дорис намекала, что Ники, как натянутая струна была на свадьбе. Я не придал этому такого значения. Подай мне знак, что у тебя все в порядке» Он зашел в ее гардеробную. Все было на своих местах. Лишь на полу лежало что-то сверкающее. Найк нахмурился и поднял золотую сережку. «Она не носила сережек» Найк нажал кнопку. Ювелирный шкафчик распахнулся. «Вот значит как?». Все полки были пусты. «Ну что ж, теперь я знаю, что ты была дома. Побоялась взять кредитку. Знала, что вычислю тебя. Вот почему ты так рвалась сюда. Как же ты прошла мимо охраны незамеченной?» Просмотрев видеозаписи, Найк ничего не обнаружил еще в первый день, но включив запись скрытой камеры в гардеробной, он увидел свою жену. Она в спешки кидала украшения и, подойдя к зеркалу, стала срезать пряди волос. «Так, длинные медные волосы, это теперь не про нас». Волосы были выброшены в пакет и спрятаны под шкаф. Потом случились помехи, камера выключилась и снова включилась. Десять секунд и комната была пуста. «Опять магия». Запись с Вероникой молодой человек замедлил и увеличил. На записи в отражении зеркала он увидел зеленые горящие глаза, и кровь ручейками стекала из носа и вместо слез по щекам. На лице читалась боль. Хотелось обнять и успокоить девочку. «Что же случилось? Ты как-то попала домой, видимо не рассчитала свои силы. Поэтому это вызвало кровотечение из носа и глаз.

— Телепортация, — осенило Найка. — Вот ответ. Ты научилась перемещаться в пространстве. А если ты совсем растворилась и находишься не в этом мире? Мои шансы равны нулю, — вернувшись в гардеробную, он достал пакет с ее волосами. Они все еще хранили ее аромат. Найк стал перебирать зацепки в голове. Потом открыл дневник и снова все перечитал. Слова «она должна исчезнут», закрашены другим цветом. Вероника словно хотела сказать «Все правильно, так и должно быть».

«Ники ты ушла, но как мне жить без тебя. Хочешь, чтоб я был спокоен, подай знак, что с тобой все в порядке»

Глава 23. Новоиспеченный "Эйс Вентура".

Чикаго

Вернувшись в свою квартиру, Ника была в ужасе. Ее Полосатик пытался выбраться и перевернул все вверх дном. Когда Вероника открыла дверь, енот чуть не сбил с ног хозяйку.

— Что же ты наделал? — Ники не представляла, сколько времени уйдет на то, чтобы привести все в порядок.

Енот кругами бегал вокруг хозяйки, он был счастлив, что она вернулась. Бедный енот был настолько напуган, что ему было страшнее, чем тогда в лесу, после попадания в капкан.

— Ну, прости меня. Я сама виновата. Теперь мне придется везде брать тебя с собой, а теперь давай, помоги мне навести порядок.

Ники переоделась в домашний костюм, трико и футболку и принялась за дело. Для того, что бы было веселее, девушка решила включить телевизор. Когда она нажала на пульт, то увидела свое фото.

— Разыскивается пропавшая жена доктора и генерального руководителя корпорации Стивенс, Найка Стивенса. По предварительным данным, она сбежал на следующий день после бракосочетания. Тот, кто знает какую-либо информацию, просьба сообщить в опер-штаб корпорации Стивенс. Если ваша информация окажется достоверной, объявлено вознаграждение, а тому, кто лично найдет девушку, будет выписана денежная компенсация в размере десяти миллионов долларов США.

— Хм… дороговато, может, сдадимся, а, Полосатик? Получим десять миллионов. Столько стоит моя жизнь. Ты, Найк либо очень на меня обиделся, либо потерял последние мозги, раз решил устроить охоту на свою жену. Неужели ты не понимаешь, почему я это сделала? Я тоже хороша, надо было записку оставить. Я рассчитывала, что ты поймешь мотивы моих действий, но видимо нет. Вот черт. Ну да ничего. Я в детстве лучше всех играла в прятки, и найти меня было очень не просто.

Полосатик склонил голову на бок, словно, что-то понимал.

— А теперь нужно искать новое место жительства. Мне здесь не нравиться, и тебе я вижу тоже. Посмотрим, что у нас тут есть.

Вероника не стала покидать штаты. Ведь если она будет не очень далеко, в нужный момент будет проще вернуться. Она экономила деньги, вырученные от продажи украшений. Две тысячи восемьсот пять километров позволяли существовать вполне нормально. Беременность позволяла увеличить отрыв на это расстояние, но Ника рисковать не хотела, и уезжать дальше не стоило, мало ли. Вдруг и правда, расстояние начнет ее убивать. Сняв домик на побережье озера Мичиган, Ника внесла предоплату на три месяца вперед. Это было не очень дешево, а довольно дорого, но Ника на этом, как раз решила не экономить. Уединение и относительно-свежий воздух были необходимы. А так же Ника вложила часть средств в аренду автомобиля. Для себя она выбрала Форд-Фокус. Вероника успела выучиться на права, еще пока мама была жива. Сесть за руль было страшно. Ведь она сама никогда не ездила, кроме как с инструктором на уроках вождения. Еще Ника купила себе телефон и записалась на курсы английского.

Вероника решила поставить Полосатику прививки, так как знала, что енотики могут болеть. Для себя она выбрала спортивный костюм серого цвета и белые кроссовки. Таким образом, она больше смахивала на подростка. Солнцезащитные очки решила не снимать. Стекла были слегка затемненными сверху и светло-коричневыми снизу.

И вот Вероника настроила навигатор, пристегнула ремень. Она на сто раз просмотрела маршрут на карте в интернете. Изучила все переезды, повороты и возможные светофоры, но все равно ощущение было, словно она не до ветеринарной клиники едет, а в открытый космос на шаттле в одиночку собирается отправиться.

— Ну все, мой Полосатик, поехали, — Ники повернула ключ зажигания. — Так, обороты в норме, масло в порядке, уровень топлива, полный бак. Переключаемся на L и начинаем выруливать. Медленно отпустив педаль тормоза, и коснувшись едва газа, машина тронулась с места. Когда удалось добраться до центральной городской дороги, пришлось переключиться на D, хотя девушка бы с удовольствием потихонечку плелась бы и дальше медленно и осторожно. Внимательно, никого не обгоняя, никого не подрезая, девушка благополучно добралась до ветеринарной клиники.

Она предварительно записалась на прививки и ожидала своей очереди.

— Можете пройти, — сообщила помощница доктора, молодая девушка с длинной косой и азиатской внешностью, среднего роста.

Ники прошла в кабинет и увидела мужчину, тоже азиатской внешности. Он был очень симпатичным. Первое время Ники просто смотрела на его глаза, как рассматривают картину в музее.

— Вы на прививку?

— Да, — кивнула девушка и решила, что это просто неприлично, так рассматривать человека. Видимо беременность своеобразно на меня влияет.

— Прошу, несите своего питомца на кушетку.

Ники сделала то, о чем ее попросил этот обворожительный доктор.

— Миу, крошка, принеси шприцы, — ровным голосом проговорил доктор. И тут Ники заметила, что на его пальце кольцо. «Они муж и жена». Вдруг девушка вспомнила, что у нее на руке тоже надето кольцо, и это ее озадачило. Снять его или оставить, в будущем это может осложнить жизнь. Полосатик почувствовал опасность и уткнулся носом Ники в ладонь.

— Полосатик, потерпи, — Ники положила руку на голову енота, сообщая ему, что это необходимо, но не смертельно, и пообещала ему всяких вкусностей после такого испытания. Все прошло достойно, и енотик молнией соскочил с кушетки.

Когда Ника почти вышла за дверь, увидела, как следующий посетитель в очереди занес больную собаку. Над ней поиздевались подростки, и вид у нее был такой измученный. Сердце Ники сжалось.

— Где вы ее нашли? — поинтересовалась Ники.

— Не далеко от побережья Мичиган. Думаю, ее усыпят, пес очень плох.

— Нет, не нужно ее усыплять, если так, я готова забрать эту собаку.

— Вы готовы забрать полумертвую собаку? — полицейский усмехнулся и шагнул в кабинет доктора Пичияя.

Девушка приложила ухо, прислушиваясь.

— Собака очень плоха, думаю, будем усыплять, — после осмотра, сообщил Пичияй.

— Вот нисколько не сомневалась… — возмутилась девушка. Глаза Ники изменились. Ее обращение было умирающей собаке «Собери все силы и выбегай, тебя сейчас убьют, я помогу»

Вдруг раздался грохот, ведь доктор едва не поставил укол собаке, но она вскочила и пулей вылетела, открыв дверь носом.

— Молодец, девочка моя, а теперь за мной, — Ники коснулась головы собаке, давая ей жизненные силы для того, чтобы она могла следовать за ней. «Эйс Вентура из меня получается отменный» Доктор прищурил и без того азиатские глаза, он не понимал, что это за сила такая. Собака пошла за девушкой, словно она была ее хозяйкой, и он точно знал, что у собаки не было шансов даже встать на сломанных ногах.

— Что за чудеса такие, Миу, взгляни, — но пока девушка подбежала, все эта веселая троица скрылась за поворотом.

Ники посадила енота на переднее сидение, а покрывало, которое захватила с собой, постелила сзади. Собака снова, будто потеряла силы и легла на него, закрывая глаза. Животное было истощено с разорванным ухом. Многочисленные ожоги и порезы покрывали ее тело.

— Потерпи, Тучка, я помогу тебе, — собака была светло-серого цвета, но породы ближе к немецкой овчарке, хотя вероятно, не чистокровной.

Ники уже более уверенно вела машину, и вскоре она была дома. Снова, коснувшись головы животного, она попросила ее следовать в дом.

Ники расположила собаку на покрывале посреди комнаты, и сейчас она вспоминала заклинания, магию самой Авроры. И самое невероятное было то, что когда Вероника занималась лечением животных, ее магия не тратилась, а восполнялась. Боль и страдания животных не забирали внутренний магический резерв.

Через час Ника отметила, что собака вполне здорова и просто спала, а вот ее жуткое истощение, это лечится здоровым и сбалансированным питанием.

Ближе к вечеру раздался звонок.

— Я слушаю.

— Это Изабелла? — раздался ровный мужской голос с небольшим акцентом.

— Да, это я.

— Я видел, что вы увели полумертвую собаку и смею предположить, что вы обладаете какой-то неведомой мне силой.

— Думаю, вам никто не поверит, и к чему вы клоните?

— Мне не интересно, откуда у вас такие способности, но если вы готовы, скажем так, поработать на нашу клинику, я был бы очень счастлив. К тому же деньги они лишними не бывают.

Ника понимала, о чем он, но светиться на людях, это довольно рискованно, а с другой стороны. Да какое дело кому до ветеринаров. Это будет за закрытыми дверями, и все будет происходить без присутствия хозяев животных.

— Я подумаю, если это и будет возможно, то не полный рабочий день. Скажем так, по договоренности.

— Отлично, я буду вызывать вас для лечения сложных случаев, как вам такое?

— Хорошо, но обо мне никто не должен знать. Вы меня понимаете?

— Я об этом уже сказал. Мне не важно, откуда у вас такие способности. Тогда завтра, если будут сложные случаи.

— Звоните, доктор, — девушка не могла отказаться помогать животным. Кто его знает, скольких несчастных он еще готов усыпить. Ника отключила телефон и решила, что на время отсутствия ее дома, нужен человек, который присмотрит за Тучкой и Полосатиком.

К вечеру девушка отправилась в магазин. Собаке нужен был ошейник, корм, витамины. Полосатику Вероника обещала всяких вкусностей.

Когда в доме появилась собака, Полосатик стал вести себя спокойнее, и вскоре они спали вместе. Тучка тоже увидела друга в еноте, и Ника подумывала о том, что не будет искать человека для присмотра за домом.

— А теперь, дорогие мои красавцы, мы отправляемся на прогулку, — девушка обращалась к Полосатику, Тучке и своему еще маленькому животику. Она чувствовала малыша, ее магический дар способен распознавать новую жизнь с момента ее зарождения.

Девушка облачилась в джинсы и теплый джемпер белого цвета «Эта моя семья: Тучка, Полосатик и маленький ты. Твой папа совсем рядом, и ему не просто, но мы с тобой должны хорошенько спрятаться, чтобы папа нас не нашел»

Вероника вышла на побережье озера Мичиган. Полосатик бегал, с любопытством забегая в воду и отбегая обратно. Тучка бегать пока не могла и старалась держаться рядом с хозяйкой.

***
Близился декабрь, и температура колебалась около нуля. Ники впервые за время проживания в США увидела снег. Тучка и Полосатик сдружились, и Ника спокойно оставляла их на пару часов дома, когда приходилось бывать в клинике. Кольцо Вероника решила не снимать и всем говорила, что муж работает дальнобойщиком, и его зовут Питер Мартин. Шло время. Отсутствие соседей давало возможность не привлекать внимание как можно дольше.

Клиника Пичияя процветала, ни одного смертельного эпизода за последние два месяца. Ника вытаскивала с того света любые сложные случаи. Тучка окончательно поправилась, и ее пониманию и уму мог бы позавидовать человек. Ника не без труда справлялась с утренним токсикозом. К счастью в клинику Пичияй ее вызывал после полудня, и ей хватало этого времени, чтобы прийти в себя. Вероника тянула время и не торопилась вставать на учет, но это было необходимо.

Накануне Рождества, Нике стало хуже. Тошнота и головокружения усилились. Вероника отправилась в аптеку. Она долго репетировала фразу, которую скажет продавцу. Все получилось.

Для похода в клинику Ника сделала тест на беременность. Он показал две полоски.

Ника не сомневалась в результате, но Миу сказала, что могут попросить на первой консультации.

Жена Пичияя давно заметила беременность Вероники, и вообще девушки сдружились. Миу была ассистенткой при проведении различных операций, конечно магических. Девушка многое видела в жизни, но способностями Ники восхищалась. Вероника сказала, что она потомственная ведьма, и девушка приняла это, как данность. По национальности Миу и Пичияй были на половину тайцами, наполовину корейцами.

«Необходимо сходить к врачу, но какую клинику выбрать?» довериться другим клиникам Вероника боялась. На свой страх и риск она решила встать на учет в филиале клинике Стивенса. Это была игра с огнем. «Но занимаясь поиском меня, он на вряд ли будет смотреть, среди своих»

Глава 24. Зацепка.

Записавшись на прием, она пошла в назначенное время. Доктор Менси, оказалась доброй женщиной, лет сорока. Были назначены анализы и УЗИ. Подозрений она ни у кого не вызвала. Уже выходя из клиники, она краем глаза заметила Джеймса. «А он что здесь делает, зачем он пришел в отделение женской консультации?» Накинув капюшон, Вероника прошла мимо к выходу. Сердце стучалось, и уже выйдя на улицу, она замерла.

— О нет, — Найк как раз выбирался из машины. Вероника быстро села на переднее сидение своей машины и во все глаза смотрела сквозь тонированное стекло на мужа. Слезы покатились по щекам, хотелось выбежать и кинуться ему на шею. «Я не сломаю наше будущее, я должна уехать сейчас. Найк, прости, я должна. Было сказано, он не должен тебя видеть, а про меня ничего не говорилось. Вот что я за ведьма такая? Черт знает что выдумала» Не в первый раз ругала себя девушка. «Ты совсем близко»

Найк во все глаза осматривался по сторонам. Забежав в клинику, он понимал, что она была здесь.

«Не заметил, но насторожился, а значит, будет копать, искать и все в его духе. Жалко я недооценила тебя, любимый. Придется съезжать с насиженного места. Выбора нет» Ника нажала на педаль газа и вырулила на главную дорогу.

***
— Друг, ты в порядке? — Джеймс смотрел на Найка весьма озадаченно.

— Да… она была здесь, — Найк встревожено посмотрел на него.

— Может Вероника здесь состоит на учете? Посмотри список посетителей, видео.

Найк незамедлительно отправился к главному охраннику. Пробежав список, он ничего не обнаружил. Девушки, женщины, никого похожего на Веронику.

— Посмотрим видео, — потоки людей огромные, и кого-то узнать было невозможно. Около сотни докторов работают в этом центре и около тысячи медсестер.

— Сейчас я уже не так сильно ее чувствую, — но все равно, Ники достаточно близко.

— Возможно, она под другим именем, — предположил Джеймс.

— Это, несомненно, — немного подумав, Найк понял, куда она ездила перед свадьбой. «Ну конечно, ты делала документы, поэтому так волновалась, а подделкой документов занимаются люди из криминальных группировок и то, что к ней приставали объяснимо. Ему вообще многое стало понятно». Найк усмехнулся. — Я знаю что делать.

— Я смотрю, ты повеселее, — заметил Джеймс.

— Я не хочу ее беспокоить. Если она здесь, пусть так. На учете в нашей клинике ей будет лучше всего. Она все-таки думает о ребенке и пошла на риск быть замеченной, ради малыша, это о многом говорит. Она одна выкручивается и заботится о себе. Я просто увеличу уход за всеми беременными в Чикаго. Пока не найду Ники.

Найк завершил все поиски жены. Пресса реже вспоминала о Веронике. Он начал свое личное расследование всей этой ситуации с самого начала.

— Джеймс, зайди в мой кабинет, есть разговор.

— Сейчас, Найк, я как раз на десятом этаже, — через какое-то время Джеймс, уставший, после очередной операции, упал в кресло с баночкой колы. — Рассказывай.

— Я навел справки. Недавно полиция повязала крупную криминальную группировку, их называют «Черные тени». Они занимаются наркотиками, подделкой документов. В основном работают в районе Лонг-Бич. Главарь шайки некий Рей по кличке «Черный король». Мои ребята нашли того таксиста, который отвез в тот вечер Ники именно в этот район.

— А ты случайно полиции не помогал в поимке этой группировки, Найк? По чьей наводке засада?

— Джеймс, ты слишком хорошо меня знаешь, — Найк улыбнулся. — Но я не уверен, что все-таки это он.

— Я думаю, ты его по запаху узнаешь. Ты говорил, от Ники несло чужим парфюмом, а я знаю точно, афроамериканцы излюбленные ароматы редко меняют.

— Да, основание конечно весомое. Я хочу лично с ним встретиться.

— Давай, только смотри не убей его, а то устроишь самосуд в порыве ревности.

— Постараюсь, — Найк усмехнулся и решил вызвать Итона.

Добираться до полицейского участка пришлось по пробкам. Да еще и неожиданный дождь оказывал дополнительные помехи «И так, Ники, значит, ты обосновалась в Чикаго, даже не хочу думать о том, как ты выбиралась в ту ночь из города. Какой-нибудь непроверенный транспорт, или автостопом. С тебя станется»

— Шеф, подъезжаем.

Найка встретил капитан Кренк. Невысокий упитанный полицейский с вьющимися волосами и зелеными глазами.

— Господин Стивенс, собственной персоной, чем могу помочь такому дорогому гостю?

— Так высокопарно, не стоит. Я хотел бы увидеть Рея, лично. Остальные меня не интересуют. Можешь начинать на них зарабатывать. Этого оставь мне.

— Да как хочешь. Он в шестой камере. Иди с Томом, он тебя проводит, только будь осторожен.

— Кренк, учитывая обстоятельства, это ему надо быть осторожным, — Найк многозначительно посмотрел на полицейского.

— Найк, что ты имеешь ввиду? — растерялся капитан, но молодой человек вышел.

В отдельной камере был приглушенный свет.

— Кто вы? — Рей исподлобья посмотрел на собеседника.

— Я думал, что достаточно известен в своей стране. Мое имя — Найк Стивенс.

— Доктор значит, а тебе что от меня нужно? Вылечить пришел? Я не просил. А если допросить, я все сказал тем ребятам. Все, я чист.

— Помимо наркотиков вы подделывали документы? — Найк следил за поведением заключенного. Он почувствовал этот отвратительный одеколон и испытал укол ревности. «Этот мужлан прикасался к моей девочке»

— Нет, я этим не занимался. У них нет доказательств, — отказывался Рей.

— Я могу помочь с адвокатом, если ты кое-что расскажешь мне, — Найк сел напротив заключенного и оценивающе на него посмотрел.

— О чем вы?

— Моя жена.

— Я не знаком с вашей женой. Я бы не связался с ней, это точно.

— Она, возможно, обращалась к вам за помощью, ее звали Вероника. У нее янтарные волосы и голубые глаза.

— Черт бы ее побрал!!! Я не знал, что она Стивенс. Из-за нее стали проводить эти налеты и взяли меня?

— Тогда она была моей невестой, и фамилия была другой, но сейчас это не важно. Я вижу, вы с ней знакомы.

— Да, я все скажу, если и вы сделаете, что обещали.

— Уже сделал. Адвокат занимается вашим делом, а теперь рассказывай, что знаешь. Рей недоверчиво посмотрел на Найка.

— Она заказала срочный паспорт. Я сделал. Она заплатила. Это все. Жена у вас верная, настоящая.

— Ты приставал к ней, мерзавец, — Найк снова представил, как его Веронике пришлось один на один общаться с ним.

— Ничего не было. Со своей кошечкой сам разбирайся. Она ведь от тебя сбежала, ведь так? — Найк не выдержал и нанес удар негодяю.

— Тьфу, — сплюнув кровью, заключенный улыбнулся, — эй, можно полегче, я ей ничего не сделал. Я девочек не насилую. Да-да, нет-нет. Она не захотела, я отстал.

— Какой паспорт ты ей дал? Имя, возраст, фамилия? — Найк готов был его убить. Здесь и сейчас.

— Я все удаляю сразу. Так. Помню, что изменил фото и сделал ее брюнеткой, с короткой стрижкой и челкой, как у Клеопатры. Имя-имя, Изабелла, но фамилию точно не помню.

— Это не много, но любая информация важна, — Найк понял все, что творилось у любимой в голове. Ее цель выжить, и она готова на все ради будущего. «Я готов это пережить. Осталось, просто ждать»

— Хорошо, можешь рассчитывать на то, что срок скостят, но на свободу не надейся, — Найк вышел из камеры и отправился к машине.

Найк запросил список всех беременных на учете в Чикаго. «А если она меня видела и опять сбежит?» Он попросил оповестить на главном канале новость любого содержания, но чтобы стало ясно, что он в Лос-Анджелесе.

Просмотрев список всех женщин на учете у доктора Менси, Найк выяснил, Изабелл было семь. «Круг сужается». Найк попросил сделать фото этих девушек. Прием у всех назначен на разное время. Приходилось ждать.


Глава 25. Похищение.

Чикаго

Ники оставалась в своем уютном доме уже три дня. Плохое самочувствие давало о себе знать. Тучка и Полосатик были всегда рядом, и занимаясь домашними делами, Ники включила телевизор.

Шли новости на канале Fox News, и Вероника увидела своего мужа. Строительство детской клиники, и Найк был на подписании контракта в Лос — Анджелесе.

— Папочка вернулся домой, это отличная новость, значит, не придется, никуда переезжать. Ники хотелось этого меньше всего.

***
Клиника Пичияя

В клинику зашел высокий, загорелый мужчина. Таких можно встретить только в Арабских Эмиратах.

— Чем могу быть полезен? — отозвался доктор Пичияй.

— Меня зовут Саид. Мне нужно поговорить с вами с глазу на глаз, — произнес мужчина с акцентом.

— Тогда прошу пройти в мой кабинет, — Саид проследовал за доктором и опустился в предложенное кресло.

— Я слушаю Вас, — Пичияй был весьма озадачен.

— Так вот, я слышал, что твоя клиника процветает, и это явно не ваша заслуга.

— Это всего лишь слухи.

— Слухи говоришь? Я разговаривал со многими и давно наблюдаю за девушкой, которая приходить сюда, когда назначены сложные операции и подозреваю, что эта девочка обладает магией.

— Даже если это и так, кому от этого плохо? — насторожился Пичияй.

— Плохо? Да нет, не плохо, а очень хорошо, но мой Шейх тоже хочет, чтобы в его дворце все было хорошо и поэтому готов купить эту девочку. Она будет жить в самом прекрасном гареме моего господина, как самый редкий цветок.

— Девушка мне не принадлежит, а еще она беременна, и кажется замужем.

— Замужем, не замужем. Это не важно, а дети — это цветы жизни. Я готов заплатить золотом за твое молчание. Ты ничего не знаешь, и никому ничего не расскажешь? Договорились?

— Как пожелаете.

— Если ты начнешь говорить, мои люди отрежут тебе язык.

— Я согласен молчать, и готов забыть эту девушку.

— Вот и отлично.

Саид достал дипломат полный слитков золота и Пичияй округлил глаза.

— А лучше закрывай свою клинику и поезжай с женой куда-нибудь отдохни, хорошо.

— Я так и сделаю. Мне давно хотелось поехать на родину, — Саид вышел и сел в лимузин.

— Поезжай к озеру Мичиган, я знаю, где эта ведьма живет. Приготовься, нам нужно обязательно ее уговорить. Не люблю я силу применять, тем более в ее положении.

Через час белый лимузин подъехал к дому Вероники. Девушка готовила ужин и не ждала гостей. Саид уверенно пошел к дому.

Стук в дверь.

— Кто там? — девушка насторожилась.

— Это Саид, откройте у меня важное дело.

Ника раскрыла дверь и увидела мужчину. У него была восточная легкая накидка на голове. Мужчина был в строгом костюме. На руке красовался огромный перстень с рубином. Он был высокого роста, загорелый, с аккуратной черной бородкой и усами. Его карие глаза были зловещими.

— Что вы хотели? — Ники чувствовала себя неважно, и этот гость ей явно не нравился.

— Я наслышан о том, что вы лечите животных своей магией и хотел бы пригласить вас в свою страну. У моего хозяина много животных. Он их очень любит, но они тоже болеют и умирают. Такое сокровище как вы украсит гарем моего Шейха.

— Гарем? Вы в своем уме. Я замужем и жду ребенка. Никуда я с вами не поеду, — Тучка кинулась на Саида, но он поднял руку вверх и собака упала.

— Тучка, милая, — девушка прикоснулась к собаке, но та уже пришла в себя. — Думаю вам пора. Я с вами не поеду. — Холодно заключила Ника.

— Ты станешь самой богатой, самой красивой.

— Ага, еще скажите, и ты будешь моим учеником, как в мультфильме «В синем море, в белой пене…». Нет и еще раз нет. Я не поеду ни в какой гарем, понятно? — на тумбочке лежал ее паспорт. Саид схватил его и открыл страницу для регистрации брака. Она была пуста.

— А вот врать не хорошо. Шейх Алим-очень хороший человек. Вам он сразу понравится. Я без вас не уйду, — неожиданно позади девушки показался помощник Саида и приложил к лицу девушки хлороформ. Сознание помутилось. Саид подхватил Нику на руки и вышел.

— Шейх сейчас ожидает нас в самолете. Подай паранджу. Гарем Алима досмотрам не подлежит. Отправляемся.

***
Тучка выбежала, пытаясь догнать удаляющийся лимузин. Полосатик тоже мчался изо всех сил, но догнать автомобиль было невозможно. Собака принюхалась и после минутного ожидания отправилась в путь. Что успела передать ей девушка в последний момент, какую команду дала, Полосатик не знал, но как верный друг и соратник, отправился за Тучкой.

Утро следующего дня.

Тучке удалось найти то место, которое показала ей хозяйка. Собака с легкостью раскрыла дверь клиники Стивенса и, пробежав по коридору, забежала в кабинет доктора Менси.

— Стой, фу, сюда нельзя, — доктор Менси подскочила и стала отмахиваться от собаки и пробравшегося следом енота. В тот самый момент раздался телефонный звонок.

— Вот же повезло, еще и шеф звонит, как всегда во время, — Менси включила телефон. — Слушаю вас, доктор Стивенс.

— Добрый день, как насчет нашего списка Изабелл. Кто сегодня к нам должен объявиться?

— Ох, не знаю, я еще не смотрела. У меня тут проблемы.

— Что случилось, доктор Менси?

— В мой кабинет забежала… — Менси замерла.

— Кто забежал, продолжайте? — Найк не понимал, что происходит.

— Забежала здоровенная собака и тянет меня в сторону выхода за халат, а с ней енот. Он прыгает по дивану и издает странные звуки.

— Собака с енотом говоришь… — Найк задумался. — Послушайте, бросайте все свои дела и последуйте сейчас за этими животными. Я сейчас куплю билет на ближайший рейс. Думаю у нас проблемы.

— Хорошо, доктор Стивенс, я постараюсь.

— Ой, ну хорошо, собачка, веди меня, животное, я следую за тобой, и Менси пешком пошла за идущей собакой и енотом, который прыгал и бегал вокруг доктора.

Добравшись до домика, где жила Вероника, Менси поднялась.

— Вот, собачка, мы пришли, — Тучка носом распахнула дверь, и доктор вошла в дом. — Ну что случилось? Тут никого нет. Менси обошла все комнаты, и потом обнаружила медицинский полис, на котором было написано Изабелла Мартин. — Эта девушка состоит у меня на учете, но ее здесь нет. — Собака истошно выла, словно волк на Луну, а Менси набрала номер Найка.

— Господин Найк, собака привела меня в дом некой Изабеллы Мартин, я сейчас отправлю ее фото с полиса. Он лежал на видном месте. Собака постоянно воет, словно хочет что-то сказать. Я ничего не понимаю.

— Все ясно, фото отправляй, хотя я и без полиса знаю кто это. Менси оставайся в доме до моего приезда. Позаботьтесь о животных. Я скоро буду на месте.

***
Менси покормила голодных животных. Из записок на холодильнике она поняла, что одного зовут Полосатик, а второго Тучка.

Через четыре часа в дверь постучали.

— Сейчас открою, — сообщила Менси.

— Ну что, как вы тут? — с порога спросил Найк.

— Проходите, эта девушка должна была прийти завтра, но видимо с ней что-то случилось, и ее животные пытаются об этом сообщить.

— Менси, это Вероника была, моя пропавшая жена. Ну что, в нашем полку прибыло? Надо было все-таки тех крысят прихватить, тогда команда была бы полной: Ники, я, малыш, кот, собака, енот, и пятеро крысят во главе с мамой крысой. — Найк горько усмехнулся.

Тучка, увидев Найка, подошла и принюхалась, его запах, она приняла, и определила его хозяином.

— Хорошая собака, — проговорил Найк и прикоснулся к голове Тучки. Перед глазами начали пролетать образы. Ники открывает дверь. Мужчина заходит и что-то говорит, потом темнота. Мужчина показался ему знакомым. Такая яркая внешность. Енот подбежал к Найку и потянул его руку на свою голову. Молодой человек прикоснулся к Полосатику и увидел, как Нику выносят без сознания на улицу и увозят в неизвестном направлении.

— Что происходит, доктор Найк?

— Менси, Нику похитили. Главный помощник Алима, Саид. Я знаю их лично. Не скажу что мы друзья, но я бывал на территории его дворца. Полагаю, он украл ее для своего гарема. Это просто невообразимо. Ники на пути в Саудовскую Аравию. Ее нужно спасать и немедленно.

— Бедная девочка. У нее и так беременность протекает с осложнениями, а тут такое.

— В одиночку отправляться на восток бессмысленно, поэтому я организую дипломатическую поездку. Я понимаю, что нам видеться нельзя, но забирать мою жену в гарем, это уж слишком. Этого я не допущу.

— А что с этим домом, там еще стоит припаркованная машина.

— Менси, займитесь, пожалуйста, всем этим. Возможно-это аренда, а если найдете украшения в доме, заберите их себе в сейф на хранение. Даже если Ники удастся вернуться, мы все еще не должны видеться и поэтому все это ей еще пригодится. Аренду дома и автомобиля я продлю сам еще на шесть месяцев, а этих друзей придется взять с собой. Вот Дорис обрадуется.

Найк похлопал доктора Менси по плечу и направился к выходу. Время терять нельзя, и поэтому молодой человек поспешил в аэропорт. Тучка уселась на заднее сиденье, а енот уселся на переднем.

— Видимо вы часто катались с хозяйкой в машине, знаете, как забираться и кто где сидит. Тучка и Полосатик. Вероника зря времени не теряла. Проезжая мимо клиники Пичияя, Найк почувствовал напряжение животных и приложил руку к голове собаки, которая высунула свою морду, между двумя передними сидениями. Снова пронеслись картинки. Вот Ники несет Полосатика в клинику, а вот, Тучка на больных ногах ковыляет за хозяйкой. Собака заскулила.

Найк стремительно вышел и отправился в эту клинику «Возможно, кто-то что-то знает» Тучка и Полосатик последовали за своим новым хозяином.

Пичияй спешно собирал вещи в коробку и не заметил Найка, который подошел к кабинету доктора и с интересом наблюдал, как он суетится и нервничает.

— Добрый вечер, доктор, — Найк взглянул на бейджик Пичияй.

Доктор обернулся, и его лоб покрылся холодным потом. Пичияй узнал енота и эту собаку, и он быстро сообразил, кто перед ним стоит.

— Добрый вечер. Мы уже не работаем. Сейчас слишком поздно, — торопливо сообщил Пичияй.

— Согласен. Слишком поздно, но что-то мне подсказывает, что вы имеете прямое отношение к моей жене-Изабелле Мартин.

Доктор замер и старался не смотреть в глаза Найку.

— Я в первый раз слышу имя этой девушки, — сообщил Пичияй, но случилась неожиданность, о которой Пичияй горько пожалеет.

В кабинет вбежала Миу

— Пичияй, тут Изабеллу спрашиваю, она оперирует сегодня или уже нет?

— Миу!!! — очень громко произнес Пичияй, но было поздно.

— А не подскажете, драгоценная Миу, как фамилия Изабеллы, которая здесь, я так понимаю, работает.

— Изабелла Мартин, — заикающимся голосом проговорила Миу.

— Так какого черта, доктор, вы мне сейчас лапшу на уши вешает? И сейчас вы оба мне все расскажете, от начала и до конца, в мельчайших подробностях, а потом я уже буду решать, что с вами делать.

— Что ты наделала, Миу-Миу? — Пичияй обреченно сел в кресло, понимая, какая угроза исходит от этого человека.

— Тогда позвольте встречный вопрос, хоть это и неуместно. Вы же известный доктор Стивенс, какое отношение вы имеете к Изабелле Мартин. У вас даже фамилии разные.

— Все так, но это вас не касается. Моя жена девушка необычная.

— Это я заметил. Я увидел, как она помогла вот этой собаке, и предложил ей работать в клинике. Она согласилась. Правда в последнее время появлялась редко. Беременность она переносила тяжело. Недавно ко мне обратился некий Саид и попросил познакомить меня с Изабеллой. Слухи об ее талантах расползлись по всему Чикаго. Я ему отказал и он, вероятно, сам решил ее разыскать. Это все.

— Я понимаю, что многого ты не договариваешь, но то, что ты не стал соучастником преступления, я вижу. Только ради твоей милой жены, я оставлю тебя в покое. Но я прекрасно знаю, что имела место финансовая сторона вопроса, иначе ты бы не сворачивал свой бизнес сейчас, — Найк цинично посмотрел по сторонам, ведь доктор явно складывал свои вещички. Клиника закрывалась.

— Спасибо, доктор Стивенс, мы с женой очень признательны вам, и никогда бы не позвали вашу жену работать в клинике, если бы знали, кто она на самом деле.

— Работа, это не плохо. Плохо то, что вы ее предали. Вы могли Беллу предупредить о грядущей опасности, но не сделали этого. Подумайте об этом. Деньги не главное в жизни. Иногда быть достойным человеком намного важнее, чем приобрести материальные блага.

Пичияй виновато опустил глаза, а Найк вышел. Ситуация была ясной, как никогда. Он знал точно, где она в, Эль-Баха в Саудовской Аравии, и ему оставалось вытащить ее до того, как ей может стать хуже. Нужно было поторопиться, расстояние было недопустимым для них.


Глава 26. Знакомство с Шейхом Алимом.

Частный самолет одного из богатейших людей Саудовской Аравии пролетал над Атлантическим океаном, перенося Веронику далеко за пределы Штатов, и будущее не сулило ничего хорошего. Ее хотели использовать. Возможно, ее магию, а в будущем и ее тело для утех шейха.

Ника пришла в себя в самолете. Голова раскалывалась. Сиденье было переведено в лежачее положение, и девушка заметила шейха. Он сидел рядом с Никой и о чем-то разговаривал со своим помощником Саидом.

Жуткая тошнота была настолько сильна, что девушка подскочила и помчалась в поисках туалетной комнаты. Она не ошиблась и нашла спасительное помещение.

— Саид, что с ней? — поинтересовался Алим. Высокий загорелый мужчина обладал красивым накаченным телом. Волевой подбородок. Густые ресницы обрамляли карие глаза. Волосы были черные и такого же цвета выразительные усы.

— Девушка беременна, и нам пришлось использовать хлороформ. Вероятно, ей плохо по нескольким причинам.

— Зачем вы применили эту отраву, и ее беременность будет только мешать. А большой срок?

— Не знаю, возможно, вы что-то решили с этим делать?

— Ей не нужен этот ребенок. Я хочу, чтобы она рожала детей исключительно от меня. Как только прибудем в Эль-Баха, необходимо отправить девушку на аборт.

— Да, мой господин.

***
Вероника ни слова не поняла, хотя старательно слушала то, что они говорили.

«Арабский язык, еще хуже английского. Ох, Найк, нужна твоя помощь, надеюсь, Тучка справилась с задачей, иначе я здесь долго не протяну. Тут появляется вероятность погибнуть не только мне, но и малышу.

Девушка вымыла лицо и сняла эту нелепую паранджу, в которой было чертовски неудобно, и она оказалась в своих домашних леденцах под цвет джинс и синей футболке с изображением розовой пантеры. На ногах были балетки из легкого материала синего цвета. «Ну, ничего сынок, мы с тобой команда хоть куда, мы справимся. Я готова на все, нам нужно связаться с папой, с ним, по крайней мере, тебе ничего не будет угрожать. Найк, пожалуйста, найди меня. Нам очень помощь нужна»

Девушка еще раз посмотрела в зеркало, и глаза сверкнули изумрудным цветом. «Они еще не знают, с кем связались. А что может быть хуже ведьмы, сынок? Правильно, хуже может быть только злая ведьма. Нужно долететь, и притворимся добренькими, чтобы определиться с мотивами этих восточных верзил. Своих женщин эти арабы всегда чтили мало. У Шейха гарем!!! Гарем. Очень смешно, теперь, я — Хюррем Султан. Сейчас меня запрут в золотой клетке, и я буду ожидать, когда этот напыщенный тип меня возжелает. Стоп. Я беременна, меня не должны трогать до родов. Или? Или… Леон, мамочка обязательно что-нибудь придумает. Обратилась она к своему малышу. Ника почему-то уверена была, что это мальчик, и ей удавалось ментально с ним общаться. Раньше ей нравилось общаться еще с Тучкой и Полосатиком, но их нет теперь рядом. Только бы Найк все понял. Найк, ты мой хороший, придумай что-нибудь, все очень, очень плохо»

Ника вышла из туалетной комнаты и встретилась со взглядом Алима.

«Нет, ты не похож на Султана Сулеймана, ты вылитый Малкочоглу Бали-Бей. И если ты тот самый Шейх, я вообще не понимаю, зачем тебе я, нужно зверюшку, какую подлечить, это еще ладно, пол беды, но быть в гареме, я против.

— Добрый вечер, красавица, — отозвался Саид.

— Чего же тут доброго. В пору выть на Луну от такой доброты.

— Позвольте представиться, Алим Абдул-Азиз, — мужчина улыбался одними глазами.

— Как мило, и это ваше заурядное имя дает вам право распоряжаться чужими судьбами? И по какому праву вы меня вывезли из Штатов. Между прочим, мой муж известный в США человек, и все это попахивает международным скандалом.

— Замолчи, женщина, — раздался голос Саида. — Нет у тебя мужа, нет. Алим твой муж и хозяин.

— Изабелла, так ваше имя? Мне неприятно слышать то, что вы сейчас говорите. Впредь проявляйте уважение к своему Шейху. На этот раз я вас прощаю.

— Это не возможно, проще биться головой об стенку, чем пытаться вам что-то объяснить. Я это так не оставлю. И вы не знаете, с кем связались.

Неожиданно за окном послышался гром, и молния сверкнула где-то поблизости. Ника знала, что это ее рук дело. Так проявлялась злость. Когда девушка была раздражена, погода портилась. «Я камня на камне не оставлю в этом городе под названием Эль-Баха. Только бы приземлиться»

— Изабелла, сядь в кресло рядом со мной, самолет начинает снижение. Нужно пристегнуть ремни. И надень паранджу, пожалуйста.

— Ребенку вредно, когда его мать недополучает кислород. Сам надень эту тряпку и носи, сколько влезет. Моя вера и совесть этого не позволяет.

— Изабелла.

— Довольно, Саид. Она будет наказана, когда мы доберемся. Я уверен, мне удастся ее перевоспитать, — Ника скрестила руки на груди и отвернулась к окну.

Самолет начал снижение и, не смотря на погодные условия, частный самолет Шейха приземлился в аэропорту Эль-Баха.

Шейха встречал очередной лимузин. Ника показала всем видом, что не позволит брать ее за руку и под руку и сразу после Алима вышла из самолета.

— Вот это жара, — заключила Ника. «Ничего скоро тут к чертям все смоет дождями. Я устрою вам здесь и наводнение, и ливневые дожди и если хотите землетрясения и прочие природные катаклизмы»

— Через два часа лимузин въехал на территорию его замка, которую охраняли солдаты с овчарками. «Напугали, с этими собачками я легко и быстро договорюсь, они еще меня от вас охранять будут»

— Изабелла, пройди на женскую половину и ожидай дальнейших распоряжений.

Шейх последовал в замок, а к девушке уже спешила на встречу полноватая женщина в парандже. Ника не удержалась и сделала прямо на пути Шейха небольшой ледяной каток, от чего он упал и подвернул ногу. Каток тут же исчез. Ника в ту же секунду так заинтересованно смотрела на женщину, которая пыталась ей что-то объяснить на арабском языке. Жестикулирует, машет руками.

— Алим, с вами все в порядке? — Саид помог шейху встать.

— Нет, я думаю это ее рук дело. Вечером отведешь девушку к Персу. Если ведьма, то справится с ним, а если нет, он ее просто растерзает и с ней будет покончено.

— Понял, господин, все исполню.

Ника с интересом осматривалась. В замке было много витиеватых арок и узоров на стенах. На женской половине молодые девушки разной внешности с интересом смотрели на новенькую. «Смотрят так подозрительно, еще будут пытаться избавиться от меня, да это, скорее всего»

Вскоре женщина остановилась, поднявшись на второй этаж, и тут Ника увидела еще двух беременных девушек. У одной, срок был около шести месяцев, а у второй, вероятно срок подходил к родам. Так как она ходила очень осторожно, переваливаясь с ноги на ногу, и держалась за поясницу.

— Привет, девочки, как у нас с английским? — девушки отрицательно покачали головой.

— Да уж, очень плохо. А может русская речь. Кто-нибудь говорит на русском?

Девушка с меньшим сроком беременности кивнула.

— Какая радость. Как тебя зовут? — проговорила Ника.

— Меня зовут Наталья, я из Тулы, здесь оказалась по своей воле. Знала, что попаду в гарем, но я хотела.

— Ты сама хотела в гарем? Зачем тебе это? Раз в пятилетку, наслаждаться телом Шейха и жить взаперти?

— Зато в достатке, и дети ни в чем не будут нуждаться, а любовь это не главное. Тем более, я люблю Алима.

— Вот ведь и девушек полно, и любят его, зачем он меня похитил? А вторая девушка откуда?

— Ей трудно здесь. Она из Болгарии, а никто не знает этого языка. Мы с ней понимаем друг друга.

— Это здорово, я знаю этот язык. Теперь я знаю три языка русский, болгарский и английский, но английский еще плоховато. И так, девочки, слушаем внимательно и запоминаем. Я беременна не от шейха и меня ваш любимый Алим похитил. Я мечтаю сбежать из этой дыры, и как можно скорее, так что я вам не соперница и надеюсь, здесь не задержусь.

— Отсюда еще никто не убегал. Это невозможно. Лучше смирись со своей судьбой. Ты никогда не вернешься к прежней жизни.

— Наташа, ты сильно ошибаешься на мой счет. Я не собираюсь быть частью этого гарема. Исключено.

— Как тебя зовут?

— Изабелла, я из Чикаго. А у вас случайно нет сотового телефона или планшета. Ну, хоть что-нибудь.

— Компьютер есть в комнате. Только вайфай мы не знаем и поэтому смотрим только те фильмы, которые на нем установлены. Можно делать заказ на фильм и принесут жесткий диск с нужными фильмами. Вот и все.

— Вайфай говорите запаролен? Ника осмотрелась и присела на кровать, — снова пришла эта женщина, которая ее встретила и поманила в смежную комнату. Это оказалась душевая, просторная отделана дорогим кафелем серебристого цвета.

Нику оставили одну, и она воспользовалась предложенными удобствами и привела себя в порядок. Восточная одежда была непривычной. Туника и легкие брюки из шелка с вышивкой были достаточно легкими и удобными.

Потом принесли вкусный ужин, было много фруктов. Подали блюда под названием «Кабса». Оно напоминало плов только с курицей. Ника с удовольствием поела, но вскоре почувствовала, что ее опять тошнит.

Наташа улыбнулась и подала Нике бутылочку с зеленым чаем.

— Держи, этот чай творит чудеса. Снимает дурноту и тошноту.

— Спасибо, — чай, и правда помог. Ника почувствовала слабость и решила прилечь. Девушка мгновенно провалилась в сон.

— Вставай, Изабелла, есть срочное дело, — послышался противный голос Саида.

Ника встала и зевнула.

— Какие еще дела, спать хочется.

— Ты должна посмотреть одного очень важного друга Алима. Он болен. Ничего не ест, и если ты ему поможешь, Алим наградит тебя.

— А что за животное? — поинтересовалась Ника вставая.

— Увидишь, тебе понравится, — загадочно проговорил Саид.

Вскоре Ника спешила по тропинке за Саидом. На улице была темная ночь, и лишь отдельные солдаты о чем-то переговаривались на арабском языке. Появились клетки с животными. И вот Саид подвел девушку к одной, с тигром, и буквально впихнул ее за решетку и закрыл за собой дверь клетки.

— Ясно, тигренок хворает. Разберёмся, — невозмутимо проговорила спокойным тоном девушка.

Тигр развернулся и рыкнул.

«Перс, тебе больно. Позволь посмотреть» Когда Ника открыла глаза, то уже не видела никого, кроме тигра. Она спокойно подошла к нему и приложила ладони к его голове. Шейх стоял поблизости, рядом с Саидом и наблюдал. Шип от ядовитого кактуса разъедал горло животного, и он не мог есть и был агрессивным.

«Покажи где» попросила Ника. Тигр приоткрыл рот. «Достаточно, сейчас помогу» Ника нащупала шип в горле и просто его растворила, одновременно исцеляя рану, и спокойно вынула свою руку и заглянула тигру в глаза «Все Персик, ты в порядке. Такой хороший мальчик, у такого плохого хозяина. Ну что ж, я здесь появилась, волею судьбы, только ради тебя, тигренок» Ника улыбнулась, и Тигр потерся мордой, о ногу девушки.

— Господин, Алим, невероятно. Только посмотри, Перс ластится словно котенок. Она настоящая ведьма. Истинная.

— Вижу и сам. Реши завтра на счет аборта. Мне не приятна новость, что она беременна от другого мужчину.

— Будет сделано, господин.

Девушку проводили на второй этаж, и Ника, чувствуя усталость, легла спать. Сон был вещим. Приснилась бабушка Авроры, Вивианна.

«Вероника, ты в опасности. Необходимо срочно проснуться и выбираться. Завтра будет уже поздно, поздно, поздно…»


Глава 27. Операция по спасению Ники и прочие трудности.

Найк прибыл в Лос-Анджелес. Он на ходу говорил по телефону через наушник, держа в руке Полосатика, и второй удерживал поводок, который приобрел для Тучки. Пришлось надеть намордник. Собака не обрадовалась такому, но это было неизбежно.

— Ну что, Найк, я смотрю, ты обзавелся новыми питомцами? Не знал, что теперь стал любителем кошек, собак и хмм… енотов.

— Да, Джеймс, я их просто обожаю, давай, садись в машину. Предстоит скорый перелет в Саудовскую Аравию. Там есть наш филиал, как раз на родине Алима. Если что-то произойдет, Веронику, наверняка отправят именно в эту клинику.

— Подожди, Найк. Можешь объяснить все по порядку? Я не успеваю воспринимать информацию.

— Да, только пока без подробностей. Веронику похитил наш старый друг Алим. А еще, этот любитель женщин может навредить нашей девочке, если узнает кто она. Мотивы его понятны. Он заинтересован в ее магии. Думаю щадить Нику, не будет. Она у меня не сдержана, тем более, сейчас и в гневе забывает обо всем. Так что Вероника в опасности, и ребенок тоже. Алим не привык слышать ничего, кроме хвалебных слов в свою честь. Он может сильно удивиться. Ника, наверняка, поставит его на место. В этом я не сомневаюсь, но она такая хрупкая. Контролировать свою магию, моя девочка, только учится, и если она очень сильно разозлиться, достанется всем. Тогда мне придется нарушить все условия, и спасать ситуацию, а я бы не хотел этого. Тогда все жертвы Ники будут напрасными. Все потеряет смысл. Это убьет ее.

— Вот как? И какие есть варианты по спасению Вероники.

— Вариантов очень много, а самое главное времени мало. Я уже купил билеты в Эль-Баха. Есть около четырех часов до вылета. Так что готовься друг к командировке. Знаю, что отпуск обещал более длительный, но без тебя будет сложнее. Самому мне нельзя с ней видеться, а тебя она знает.

— Да понял я, Найк. Тогда едем, сначала до твоего особняка. Тебе самому надо собраться. И я мигом домой. Встретимся в аэропорту.

— Хорошо.

***
— Найк, привет дорогой, у нас еще животные будут? — Найк склонил голову набок, наблюдая за удивленной тетей.

— Дорис, забудь, что в этом доме будет тихо и спокойно, а вскоре появится малыш. Так что думаю… — Найк обвел веселую компанию взглядом, — это не предел. Да, Дорис, скажи спасибо, что я крыс в дом не забрал, хотя перспектива была.

— Крыс, декоративных? — Переспросила Дорис.

— Нет, самых обыкновенных, диких, лесных, но очень милых. Лично я теперь просто обожаю этих милашек.

— Найк, ты меня пугаешь. Ну, собака, кошка понятно, а этого полосатого как кормить и чем? А котика, он не обидит?

— Думаю, все будет в порядке. А по поводу этих двоих. В машине есть все: чем кормить. когда гулять. Ники оставила подробные инструкции по их содержанию. Они прошли все необходимые прививки, так что проблем не будет. Вероника оказывается ветеринарный врач, и все это время работала на одну, очень элитную клинику.

— Да, но ты говорил, что у нее другое образование.

— Дорис, Ника всегда любила животных. Даже в своей прошлой жизни, и я догадываюсь, какую клинику я открою в конце этого года. Это будет подарок для моей девочки. И эта клиника будет ее собственной. Как считаешь? Ей понравится?

— Не знаю. Ты удивляешь меня так часто, что я уже ничего не знаю.

— Так, все дорогая моя Дорис, я в душ и мне надо в аэропорт. У нас опять проблемы, надо разобраться.

— Да, хорошо, Найк, может, объяснишь? Куда ты снова решил отправиться?

— Совсем нет времени, я вечером тебе перезвоню.

Найк быстро собрался. Темно-серые джинсы, белые кроссовки, белая футболка и черная легкая ветровка. В Эль-Баха жарко, предположил Найк и кинул в сумку пару легких футболок, светлые брюки, ноутбук, немного помешкав, открыл ящик стола и достал свой пистолет с глушителем. В Эль-Баха была клиника Стивенс, и он мог найти недостающие предметы первой необходимости там.

Найк спустился в холл, и Дорис посмотрела на него обеспокоенно.

— Я толком не успела познакомиться с твоей Вероникой, но не предполагала, что она будет такой самостоятельной и волевой. Все решила сама. Выживает, справляется. Тебе стоит ей гордиться. Она сильнее моей сестры. Никого не слушает, только себя.

— Это так, но сейчас она беременна, и доктор Менси сказала, что планировала госпитализировать ее. Не все гладко протекает. Учитывая обстоятельства, думаю, опасность увеличивается. Я просматривал ее медицинскую карту. Ей необходим покой, хорошее питание и витамины, а то, что происходит сейчас, ей совсем не полезно.

— Найк, может, позавтракаешь со мной?

— Дорис, нет, скоро регистрация. Сейчас час пик, и я могу опоздать. Все, пока. Позаботься о наших новых членах семьи. Енота зовут Полосатик, а собаку Тучка.

— А, понятно, Найк, конечно. Я присмотрю.

Найк обнял тетю и поспешил к выходу. Итон ожидал своего шефа, сидя за рулем черного мустанга.

— В аэропорт? — отозвался парень.

— В аэропорт и поспеши, я опаздываю.

— Будет сделано, начальник.

Найк раскрыл ноутбук и быстро просматривал план города Эль-Баха. Территория замка шейха очень хорошо охранялась, а определить место нахождения Вероники не просто. Алим на компромисс не пойдет. На территории Эль-Баха другие законы. И дальше если все раскроется, что бы избежать международных неприятностей уйдет в отказ, а Веронику убьет по-тихому. Нет, он не должен знать, кто она такая на самом деле.

Найк зашел на сайт своей клиники в Эль-Баха и неожиданно его взгляд упал на контракт. Аборт на поздних сроках. Заказчик Алим Абдул-Азиз. Пациент — Изабелла Мартин. Операция назначена на вечер. Он почувствовал боль в груди. Его девочку решили пустить под нож. «Чертовы головорезы» Найк прикинул разницу во времени и понимал, что может не успеть. Молодой человек набрал номер клиники.

— Слушаю вас, господин Стивен, — настороженно отозвался главный врач Махир Ибн-Хаттаб.

— Добрый день, Махир, хотя, учитывая разницу в часовых поясах, у вас уже вечер. Я вылетаю с проверкой к вам. Прошу отправить машину в аэропорт. Билет я вам отправил на электронную почту. Приостановите все плановые операции до завтрашнего дня. Проводите только экстренные. Да, и меня заинтересовал контракт Алима. Я считаю, что для безопасности пациента, необходимо провести дополнительные исследования и анализы, — Найк отправил рекомендации, понимая, что некоторые анализы делаются больше суток. Это позволяло выиграть время.

— Я все понял. Случай действительно сложный. Срок большой, и я не хотел брать ее в нашу клинику. Я против такого, но Алим настоял и оплатил этот контракт.

— Махир, мы поняли друг друга. Вы, проводите все необходимые исследования, и без меня, ничего не предпринимать.

— Как скажете, господин Стивенс. Прямо камень с души. Не хотел я за это браться. Видит аллах, не хотел.

— До встречи, Махир, — Найк отключился и снова погрузился в свои мысли.

«Что же сейчас с тобой происходит, Ники? Я так хочу тебя утешить, поддержать, окружить заботой, которой ты волею судьбы и проклятья лишена»

Джеймс ожидал друга в аэропорту.

Найк заметил его и указал, что пора на регистрацию. Процедура оказалась быстрой и через пятнадцать минут Найк и Джеймс сидели в самолете.

— Почему мы не воспользовались самолетом нашей компании?

— Я не хочу рисковать. Наши ребята сделали все, чтобы никто не узнал о моей командировке. Махир тоже предупрежден. Сейчас важно шум вокруг наших персон не создавать. Нике хотят сделать аборт. Я не представляю, что еще хуже может случиться. Эта девчонка магнит для неприятностей. В ста метрах будет опасность, и она обязательно притянется к ней. Даже не представляю, как с Реем так все гладко обошлось. На его счету около двадцати трупов.

— Вот же звери. А почему Ника ведет себя тихо. Не похоже на нее.

— Причины могут быть разные. Возможно, она плохо себя чувствует, или боится навредить ребенку.

Неожиданно телефон издал сигнал. Пришло СМС…

***
Вероника вскочила и осмотрелась. Холодный пот выступил и от ужаса девушка замерла. Ей показалось, что ее планируют убить. Применять магию Ника не хотела до последнего. Ребенок может пострадать. Только исцеление животных не оказывало негативного влияния.

— Вероника, — прошептала Наталья, подходя к девушке.

— Что случилось? — хрипловатым голосом проговорила Ника.

— Когда тебя вчера не было, я подслушала разговор Жасмин и Лейлы. Они сказали, что завтра тебя вывезут на аборт. Тебя хотят избавить от малыша. Понимаешь?

Ника замерла «Избавить от малыша?»

— Наталья, ты должна мне помочь. Неси ноутбук. И скажи, в какую клинику меня отправляют?

— Я слышала название, на «С». Кажется Стивенс. Там очень дорого все, но Алим не хочет твоей смерти и заплатил огромные деньги.

— Клиника Стивенс, да это просто отличная клиника, — от волнения дыхание сбивалось. Смерть, смерть, повсюду смерть. «Эти испытания меня доконают»

Наталья принесла ноутбук. Открыв его, Ника решила попробовать восстановить доступ к интернету. Девушка прокопалась до завтрака, но ничего не вышло. «Да что же это? Все бесполезно»

Саид зашел за девушкой. На лице была злорадная улыбка. «Каждый раз, когда он подвергал меня новым испытаниям, он был счастлив. Да и он обладает магией. Вероятно, питается страхами или вроде того»

— Собирайся, красавица, мы с тобой поедем в больницу. Так надо. Вопросов не задавай.

— Это я так понимаю, та самая награда за исцеление Перса?

Саид злорадно расхохотался. Девушку заставили надеть паранджу и вывели на улицу. В лимузине девушка всю дорогу молчала. Машина подъехала к огромному красивому зданию, на котором красовалась спасительная надпись «Клиника Стивенс». Ники старалась изо всех сил сохранять спокойствие. Девушку отвели к главному врачу Махиру. Он лично должен был проводить операцию.

— Когда мне ее забрать?

— Дня через четыре, не раньше. Аборт будет сложным и требует долгого восстановления после него. Приезжайте в субботу.

— Хорошо, Махир, позаботься о ней. Мои люди останутся снаружи, чтобы эта девушка никуда не сбежала. Вам понятно, о чем я?

— Мне все ясно. Мы сообщим вам, когда все закончится. Время для посещения с шестнадцати до восемнадцати часов.

Девушка сидела и молчала. Они говорили на арабском языке и произносимые жуткие фразы она просто не понимала. Саид встал и медленно отправился к выходу. Когда дверь закрылась, девушка выдохнула.

Махир был серьезным. Потом заговорил на английском.

— Вот телефон, господин Стивен просил вас написать ему СМС. Это его распоряжение, — девушке протянули телефон. — А сейчас отправляйтесь в палату. Будем делать забор крови на анализы.

Ника какое-то время собиралась с духом, и подбирала слова «Что сказать ему. Мне плохо вытащи меня. Он вытащит, а что потом, как же все запутанно. Боже, как же я устала от всего этого». Она взяла телефон и начала набирать текст. «Найк, любимый, прости за все, я в Эль-Баха. Ты, наверное, знаешь об этом, раз попросил дать мне телефон. Меня привезли в твою клинику на аборт. Такие вот дела. Я готова встретиться с тобой. Моя жизнь ничего не стоит, спаси нашего сына. Это сейчас самое главное»

Через пять минут пришел ответ.

Ники боялась нажать на значок конверта. Но потом все-таки решилась.

«Ники, успокойся, все под контролем. Мы вытащим тебя. Не волнуйся. Скоро все закончится. Я люблю тебя, и пожалуйста, будь со мной, хотя бы онлайн. Неизвестность, это очень мучительно. Тучку и Полосатика забрал. Веселые ребята»

Вероника расплакалась, сидя на кровати. Так хотелось обнять любимого и раствориться в ее объятьях. Давно никто не говорил девушке такие нужные, теплые слова. Ники так в них нуждалась сейчас.

Вечер наступил, но кроме питания и витаминов ничего не назначили. Девушка уснула, и сон был спокойным. Она выспалась, а на утро ей поставили капельницу. Потом был завтрак, и время до обеда потянулось. После обеда снова была капельница, и девушка терялась в догадках. Ничего не происходило. Она просто проходила лечение. Медсестры были предельно вежливыми.

К вечеру на пороге появился врач в маске. Девушка присмотрелась. Мужчина снял маску, и Ники узнала друга Найка.

— Джеймс!!! — она соскочила с кровати подбежала к нему, обнимая. Слезы покатились. Вероника не отпускала его шею. Напряжение спало, и девушка осознало, что теперь действительно все будет в порядке.

— Ники-Ники, успокойся, пожалуйста. Вот же угораздило вас ребята такое пережить.

— Я… мне… извини… — Ники вдруг поняла, что ведет себя не совсем адекватно.

— А теперь, Вероника, спокойно. Нам необходимо выбираться отсюда. Клинику окружили охранники Алима. За тобой следят. Найк на связи. Он проверяет более безопасный коридор для побега.

— Может мне стоит применить магию?

— Нет, Ника, нет, ты нуждаешься в лечении, и это сейчас рискованно. Пора переодеваться, Джеймс раскрыл шкаф и достал костюм медсестры.

Ники надела белый костюм, легкую белую накидку и маску.

— Ну что идем?

— Конечно, поспешим, — Джеймс взял ее за руку, и они стали спускаться на первый этаж. Потом медленно вышли на улицу. Поблизости стояли два черных внедорожника с тонировкой.

Вооруженные до зубов ребята заподозрили что-то, указывая на двух излишне подозрительных персон в белых костюмах. О чем-то стали переговариваться. И когда Джеймс был в пяти метрах от черного Хаммера, Ника почувствовала, а точнее увидела, что сейчас будет выстрел. Она резко дернула Джеймса за руку, и пуля попала в плечо девушки. Резкая боль пронзила все тело. Девушка стала слабеть. Джеймс заметил кровь.

— Джеймс, в машину!!! — услышала Ники голос Найка, но не видела его.

— Вот же черт! — парень схватил девушку на руки и быстро забрался в Хаммер, под одновременные выстрелы со всех сторон, но Хаммер был бронирован, и пробить его пули не могли. Черный внедорожник рванул с места.

— Найк…Я слышала голос… Его сейчас убьют …

— Он справиться, должен справиться. Пока я поднимался к тебе, он дисквалифицировал половину охранников. Найк стреляет снотворным. Он просто их отключает. Предстоит грандиозный международный скандал. Да, и нам Алим давно не нравится. Из-за его ребят куча проблем. Держись, Ники, у меня в номере есть аптечка, та самая. Подлечим.

— Я справлюсь. С Найком точно все будет в порядке?

— Конечно, будет. Да и тебе не стоило так рисковать. Пуля могла и в голову угодить, а я в жилете. Теперь ты-моя работа. Это распоряжение шефа. Поедем ко мне, познакомлю с Семи. Сколько у тебя недель, какой срок?

— Шестнадцать, — прошептала девушка.

— А, ну вот, а у Семи, тридцать пять. Скоро рожаем.

Вскоре Хаммер добрался до гостиницы. Джеймс, конечно, переживал за Найка, но Вероника не должна волноваться, и молодой человек решил сконцентрироваться на ее руке. Он достал хирургические щипцы, ножницы, скальпель и расстелил пеленку на кровати.

— Ники, ложись, руку положи здесь, — Джеймс указал девушке на кровать.

— А это очень больно? — Ники подозрительно посмотрела на металлические инструменты и ощутила себя в камере пыток.

— Не бойся, все обезболим и сделаем в лучшем виде. Ты такое пережила, а какой-то шальной пули испугалась? Ты меня удивляешь.

Ники зажмурилась. Он усмехнулся. Джеймс поставил ей обезболивающий укол, и принялся за дело. Через тридцать минут рука была в полном порядке.

— Можешь открывать глаза, я закончил, а теперь снова в путь. Наш самолет ожидает в аэропорту. Он прилетел не так давно. Твой муж на ходу планы меняет. Перед тем, как мы прибыли в клинику, он отдал распоряжение подготовить личный самолет. Я сразу сказал, нужен свой самолет, но шеф побоялся огласки. Едем. Найк останется здесь. Он сказал не дожидаться его звонка и действовать самостоятельно.

— Хорошо. Я сейчас, — голова кружилась, и девушка с трудом встала.

— Ты такая слабая, я понесу тебя на руках до машины, — Джеймс с легкостью поднял Ники и устремился к выходу. Ники почувствовала неловкость.

Внедорожник добрался до аэропорта без проблем. Найк был недоступен. Джеймс заметил тревожность Ники.

— Все будет в полном порядке. У него есть разряд по стрельбе. Он, как «Песочный человечек» всех усыпит и вернется к нам. Точнее, будет в безопасности.

Вскоре они подъехали к аэропорту.

— Ты теперь у нас снова, Вероника, если что.

— Найк так решил?

— Да, Вероника Стивенс летит на личном самолете в США. Все очень логично. Только твой вид, — Джеймс посмотрел на белый медицинский костюм, растрепанные волосы черного цвета и бледное лицо. Тебе не идет этот цвет. Янтарный был лучше, но это ладно. Тим подай сумку. Веронике нужно переодеться. Сегодня у тебя просто театральный день. Смена костюмов продолжается.

— Что, при вас переодеваться? — Ника была растеряна.

— Нет, извини. Тим, пойдем воздухом подышим, даме нужно уединиться.

Когда Ники осталась одна, она достала бежевые брюки и кремовую тунику. Туфли на низком каблуке тоже были бежевыми. Волосы она просто расчесала, ничего другого придумать с этой длинной и в «боевых условиях» было невозможно.

— Джеймс, можно ехать, — Ники сообщила о своей готовности. Джеймс оценивающе посмотрел на девушку.

— Ну вот, ты выглядишь гораздо лучше. Пойдем скорее. Я попросил приготовить и подать нам в самолете чего-нибудь перекусить. Лично я очень голоден, а тебе и подавно пора поесть. Ника посмотрела по сторонам и повернулась к Джеймсу. Он был замечательным человеком «Если бы у меня был брат, то я бы хотела, чтобы он был похож на Джеймса» Промелькнула мысль, когда они шли к самолету.

— Я в этом году столько раз летал на самолете, и все благодаря тебе. В прошлом году вообще просидели весь год в Лос-Анджелеса. Все было тихо и спокойно. Работа, спортзал, контракты, стройка объектов, но этот год особенный.

— Да уж конечно. Перевернулась вся жизнь с ног на голову. Очень весело.

— Зато не скучно.

— В моем положении я бы поскучала. С удовольствием посидела бы в кресле с чашкой кофе и чем-нибудь сладеньким.

— Ты просто проголодалась, да и если что, кофе тебе нельзя, ну а сладости лучше заменить фруктами. Нужно следить за весом в твоем положении. У меня Семи беременная, и мы с ней ходили на курсы для будущих родителей. Я знаю, что говорю.

Вскоре они поднялись по трапу самолета и им подали контейнеры с едой и чай с лимоном.


***
Найк, услышав выстрел, понял, что произошло. Короткое «Ай» своей Ники, говорило о том, что пуля попала в девушку, но не знал, насколько ранение серьезное. Молодой человек сконцентрировался на охране, открывшей огонь, и поочередно обезвредил всех ребят. Да, он пропустил около пяти пуль, но бронежилет сделал свое дело. Из клиники выбежал Махир Он заметил лежащих повсюду охранников.

— Вызывай полицию. Они стреляли в мою жену. Теперь эти ребята ответят за все.

Найк не собирался их щадить, и он хотел разобраться с Алимом. В полицейском участке Найк дожидался шейха, который с возмущенным видом влетел в отделение.

— Вы ответите за это, по какому праву вы арестовали всех моих людей?

— О, какие люди, здравствуй, Алим, очень давно хотел с тобой встретиться, — Найк хотел собственными руками сейчас придушить этого мерзавца, который едва не покончил с его семьей.

— Найк Стивенс? — шейх был обескуражен.

— И так, Алим, по какому праву ты украл мою беременную жену и собирался убить моего ребенка? И какого черта, твои ребята открыли огонь по моим людям? За нанесение тяжких телесных повреждений, ты ответишь лично, Алим. Я уже не говорю о компенсации морального вреда.

— Какая жена? Изабелла-твоя жена? Твою жену Вероникой зовут. Я видел, и она рыжая.

Найк достал из своей сумки совместное фото с Ники и кинул его на стол.

— Раз ты видел нашу свадьбу, то и побег невесты не остался для тебя не замеченным фактом. А теперь присмотрись в лицо девушки и представь ее брюнеткой. Изабелла или Вероника, это моя жена, а то, что она решила поиграть в прятки, это наше личное дело.

Алим побледнел, он достал паспорт Изабеллы и сравнил с фото невесты. Изображения были одинаковыми, те же черты лица. Найк протянул руку, и шейх отдал паспорт Изабеллы ему. Он посмотрел на фото девушки «Эти чёрные, как смоль волосы» было непривычно видеть ее такой. «Изабелла Мартин» Найк усмехнулся про себя «Ей можно работать агентом специального назначения, у нее получится»

— Саид, его вина. Ему понравилась ее магия, и он посчитал, что она украсит гарем. Зачем мне она? Забирай.

— Нет, Алим, ты сядешь и надолго. Я раскрыл твоих шпионов, которые сливали информацию конкурентам. У меня такое досье, помимо этого факта с похищением, что тебе не отвертеться. Уверен, что мои юристы сотрут тебя в порошок.

— Послушай, Найк, может, договоримся, — шейх понимал, что ему конец. Закон на стороне Найка. «Еще и эта ведьма»

— Ты удерживал в своем гареме мою жену. Ты чуть не отправил на тот свет моего, еще неродившегося ребенка. Этого я простить не смогу.

— Она тоже виновата. Зачем паспорт подделывать, за другую себя выдавать?

— Я еще раз повторяю, наши семейные дела, которые происходили на территории нашей страны, тебя никак не касаются, она же не соблазняла тебя в Эль-Баха и не танцевала перед тобой танец живота. Какого черта, Алим, ты ее похитил?

— Это все Саид.

— Твой Саид уже здесь, его допрашивают, и тебе туда дорога. Ты пал, низко пал в моих глазах. Даже если Ники не была бы моей женой. Опустим это. Пусть, даже это будет другая женщина. Отправлять на аборт, против ее воли-это бесчеловечно и очень жестоко. Пусть твой Аллах с твоей душой разбирается, а от меня снисхождения не жди. Ты за все ответишь, Алим. За все.

Найк сел в черное кожаное кресло и на арабском языке описал все, в чем обвиняет шейха Алима. Это заняло около трех часов.

— Господин Найк Стивенс. Это все. Приносим глубочайшие извинения за действия людей Алима.

— Я чуть не потерял свою семью, я не хочу ни минуты здесь больше находиться. По всем вопросам в дальнейшем обращайтесь к моим юристам. Телефон я указал на визитке компании.

Найк развернулся и резко вышел из отделения полиции.

***
Когда Джеймс пристегивал ремень безопасности, раздался звонок.

— Найк, привет, друг, ну что, как пострелял? Понравилось?

Ники внимательно вслушивалась в слова. «Сердце буквально в пятки ушло от переживаний».

Джеймс включил громкую связь, посмотрев в глаза побледневшей Вероники.

— Все отлично. С Алимом покончено. Сидеть он будет долго, а если Ники захочет, то и пожизненно. Ей нужно составить личное заявление. Как она, Джеймс? Я сейчас не чувствую ее раны. Видимо беременность что-то изменила.

— Пуля попала в руку. Пришлось наскоро делать операцию, а теперь мы сидим в самолете и слушаем тебя на громкой связи. Твоя Вероника в порядке. Дать ей трубку?

— Ты еще спрашиваешь… — Джеймс усмехнулся, отключил громкую связь и подал телефон девушке. Ники дрожащей рукой поднесла айфон к уху.

— Привет любимая. Сначала выслушай меня, Ники. Нам разговаривать по телефону можно, обрывая все связи со мной, ты немного погорячилась. Да, я понимаю, что перестраховка вещь хорошая, но как выяснилось, не безопасная.

— Найк, я поступила так ради малыша, — прошептала Ники.

— Мотивы мне стали понятны довольно быстро. Было бы проще, напиши ты хотя бы прощальное письмо. Ты переоценила мою любовь к сложным загадкам. Не настолько они мне нравятся. Мы не успели поговорить, но по плану, на утро, отец должен был перевести тебя в свой загородный дом на берегу моря, и ты оставалась бы там до рождения ребенка. Все было готово, и это моя ошибка. Я тогда не успел сказать тебе об этом. Повлияла твоя вылазка к Рею. Я почувствовал ложь с твоей стороны и стал разбираться с этим.

— Извини, я всего этого не хотела. Я не знала. Думала, ты решил идти по пути своих предков, — Ники прерывисто вздохнула.

— У меня только сейчас появилась такая возможность, все тебе рассказать, так как на твой след напал сравнительно недавно. И если бы не Тучка, то вероятно, мы бы с тобой сейчас не разговаривали.

— Найк…я… — Ники не знала, что сказать. Она ошиблась, тысячу раз ошиблась.

— Для меня главное, чтобы ты поняла, что ты для меня-все, и я помню о сложной ситуации в наших отношениях. Нам удастся увидеться только через полгода, но прошу, оставайся на связи, ради нас и нашего малыша, а сейчас возвращайтесь в Штаты вместе с Джеймсом, и больше никаких Изабелл. Ты моя жена-Вероника. После того, как немного отдохнешь от всего на загородной вилле Джеймса, ты, возможно, отправишься на сохранении в центральный медицинский центр, и я не появлюсь в нем, пока ты будешь находиться на лечении. Можешь не волноваться.

— Я поняла, Найк. Чувствуется обида и горечь в твоих словах. Я, правда, не хотела.

— Я люблю тебя, Ники. Очень люблю. То, как я скучаю, словами не описать. Держись, девочка моя. Впереди нелегкий путь. С этого момента я твой врач, пусть и дистанционно. Твои анализы и исследования у меня на руках. Если будут какие-то проблемы, звони, пиши на почту, пиши СМС. Очень буду ждать момента, когда снова удастся поговорить.

Джеймс улыбнулся, наблюдая за лицом девушки «Видел бы он ее лицо, да она вся светится, а ведь он ее отчитывает»

— Найк, я тоже тебя очень люблю, правда. Я постараюсь больше самодеятельностью не заниматься.

Двигатели самолета заработали, и Джеймс протянул руку, чтобы взять телефон.

— Найк, мы взлетаем, до связи…


Глава 28. Недоразумение.

Найк еще какое-то время смотрел на мобильник, по которому только что слышал голос любимой, и тревога в его душе немного утихла. Он купил билет на ближайший рейс до Лос-Анджелеса и отправился в зал ожиданий.

«Кажется, все налаживается, и мне так хочется ощутить покой. За эти месяцы после свадьбы, я словно прошел семь кругов ада».

Вот, объявили регистрацию. Найк в одиночестве поднялся в самолет и занял свое место.

Раздался телефонный звонок. Это был отец.

— Да, я слушаю, — усталым голосом отозвался молодой человек.

— Ты снова оказался в центре внимания, что там на самом деле произошло в Эль-Баха?

— Ники похитили, а то, что я устроил, это была спасательная операция.

— И что теперь? Она с тобой?

— Нет, конечно. Раз мы пошли правильным путем, я продолжу выполнять условия этого проклятия. Вероника вместе с Джеймсом летит в Лос-Анджелес, я не могу дозвониться до Итона. Прошу найди его и отправь в аэропорт завтра. И еще позаботься о журналистах. Информация о событиях в Эль-Баха просочилась в прессу. Они ни перед чем не остановятся, а Вероника, очень слаба. Я не хочу, чтобы они ее беспокоили.

— Хорошо, я все понял. Мои люди сейчас же займутся этим, а почему ты не хочешь, чтобы Вероника жила в загородном доме, как мы решили изначально?

— Я не хочу, чтобы она была в одиночестве, пусть пока все остается как есть. Потом будет видно, по ситуации, что делать дальше. Она не отказалась остановиться у Джеймса. Я считаю, это уже не плохо.

— Тебя не зацепило при обстреле?

— Нет, меня нет, а вот Веронике попали в плечо. Джеймс решил эту проблему еще в Эль-Баха.

— Все понятно, сынок. Ну что ж, мягкой посадки. Я тебя встречу. До связи.

***
Джеймс помог девушке выбраться из самолета, и понял, что охранники Арина Стивенса пытаются создать безопасный коридор для них.

— Пресса… — Джеймс скривился, — и как они все разнюхали? Ты посмотри, впору браться за оружие.

— Зачем они так кричат, что происходит?

— Они хотят взять у тебя интервью. Почему ты сбежала? От кого ты беременна, и все такое.

— Так может ответить им?

— Ты считаешь? Журналисты задают около десяти вопросов в минуту, а по количеству, их около тридцати человек. Они очень не деликатны в общении. Нас и так снимают, так что мы займем с тобой первые странички в завтрашнем выпуске.

— Ой, да это не важно. Пойдем, Джеймс, если мы быстренько пробежим, охранники справятся.

— Давай, попробуем. Иди за мной.

— А кстати, они без зонтиков. Кажется, дождь начинается, — Ники шуточно проговорила эту фразу, копируя Пятачка из мультика.

— Какой дождь, Ники?

— Проливной, — и Ники надела солнцезащитные очки, чтобы ее глаза никто не увидел, — а тут еще порывистый ветер. Идем, Джеймс, ведь у нас есть зонтик.

— У нас нет зонтика?

— А вот и есть, даже два, — утвердительно сообщила Ники.

— Идем уже, сумасшедшая ведьма, пока эти ребята что-нибудь не заподозрили.

— Да и вот неожиданно, вся аппаратура вышла из строя, от слова совсем. Джеймс, такая жалость.

— Ники, ты прямо-таки разошлась. Хватит уже твоих проделок на сегодня.

— Да, их нужно пожалеть. Идём, — Ники и Джеймс спокойно сели в уже знакомую машину черного цвета, и Итон весело улыбнулся.

— Привет Джеймс и …Вероника. Рад вас видеть. Куда едем?

— Ко мне, Итон. Ты не представляешь, как я хочу домой попасть поскорее.

— Да, Вероника, здесь сумка для тебя в багажнике, Дорис собирала. Все необходимое, на первое время. В общем, разберешься, а еще там копия медицинской карты и назначения, вместе с лекарствами. Это под четким руководством Найка собирали медработники клиники.

— Спасибо, Итон, ты просто чудо.

— Да не за что, — дорога до виллы заняла около двух часов. Вероника не сомкнула глаз в самолете и теперь едва удерживала свое сознание. «Не спать, нельзя спать, я не хочу спать» последнюю фразу девушка проговаривала уже во сне. Ники приложила голову к плечу Джеймса.

— Выдохлась красавица. Ну что ж мы приехали, открывай дверь Итон. Понесу ее на руках.

Семи вышла на встречу и озадаченно посмотрела на мужа.

— Это она?

— Да, Семи, это Ники, она какое-то время поживет у нас. Они с Найком, тоже в ожидании малыша, так что я думаю, у вас будут общие темы для разговоров. Как ты тут без меня, солнышко мое?

— Витамины пью, гуляю. Слежу за потреблением жидкости, веду календарь шевелений, все как ты мне сказал. Отеков нет. КТГ делали вчера на дому, все отлично.

— Ты моя умница. Вот надо, что бы и Вероника стала дисциплинированной мамочкой. Поможешь мне с этим, Семи?

— Постараюсь, сделаю, что смогу, — отозвалась девушка.

— Она конечно легкая, но все равно думаю ей комфортнее будет в постели. Джеймс понес ее в спальню на первом этаже. Она была просторной, в сиреневых и розовых тонах. Сами же, Джеймс и Семи, жили на втором этаже, а эта была комната для гостей. Молодой человек положил девушку на кровать и скинул с нее туфли.

Семи готовила ужин, и Джеймс вдохнул аромат домашних котлет, отварного картофеля свежих овощей и фруктов.

— Солнышко мое, ты чудо, я так давно ни ел нормальной еды, ты даже не представляешь.

— А девушка, она будет есть?

— Думаю, ей сейчас важнее выспаться. Потом покормим ее.

— Давай скорее ужинать, — Джеймс суетился на кухне, помогая накрывать жене на стол.

— Ты уже налил сок, молодец папочка, — Семи улыбнулась.

— Ты такая у меня солнечная девочка. Я тебя обожаю, — Семи и правда напоминала солнышко. Светлые волосы, пшеничного оттенка, голубые глаза, огромные ресницы. Правда она была достаточно низкого роста для девушки, но Джеймс души в ней ни чаял. В прямом смысле, сдувал с нее пылинки.

— А теперь, давай рассказывай, что там у вас произошло, я конечно, смотрю телевизор, но из всего я поняла, что была перестрелка в Эль-Баха. Покушение на жену Найка Стивенса.

— Да, перестрелка была, но ничего страшного, как видишь, все живы и относительно здоровы, я про Веронику. Да, а куда Итон отнес ее сумку?

— В ее комнату.

— Хорошо, — Джеймс со зверским аппетитом накинулся на еду, и Семи засмеялась.

— Боже, Джеймс, ешь спокойно, а то подавишься, я не врач, первую помощь оказывать не умею.

Время потянулось. Джеймс наслаждался обществом жены, а Ника не собиралась просыпаться и к ночи, и к обеду следующего дня. Семи уже стала переживать. Найк звонил несколько раз, но девушка все спала.

***
Вероника лениво разлепила ресницы и потянулась. Прохладный морской воздух и мягкая постель. Ника не хотела покидать это уютное местечко, но она проголодалась и заставила себя встать и сходить в ванную комнату. Она наскоро приняла душ, и обернувшись в махровый халат, вернулась в комнату.

— Сумка, — Ники раскрыла ее и достала вещи: сарафаны, платья, комбинезоны для беременных составляли основной гардероб. Ники взяла папку с назначениями и посмотрела на шприцы и таблетки в кейсе.

— О боже нет, опять лекарства и уколы.

— Ты проснулась? — Семи заглянула в комнату. — Привет. Я Семи — жена Джеймса.

— Привет, я Ники — жена Найка, — в той же манере ответила Вероника.

— Это я уже знаю. Пойдем же скорее на кухню. У меня задание — тебя накормить.

— Как мило, но можно я сначала приведу себя в порядок?

— Конечно, Ники, я жду тебя на кухне. Джеймс сейчас отсутствует по делам. Работа. Когда приедет, то поможет тебе разобраться с лекарствами и уколами, — Семи мило улыбнулась. Она была позитивной, улыбчивой девочкой, и Ники чувствовала себя комфортно и легко рядом с ней. Вероника надела белую футболку, джинсовый сарафан и отправилась на кухню. Пахло пряностями, куриным бульоном, овощами и сдобой.

— Прошу к столу, нам с тобой нужно питаться правильно, — поучительно проговорила Семи.

— Отлично, Семи, спасибо, я ужасно голодная, а еще столько дел.

— Каких дел, Ники? Джеймс просил оставаться дома до его возвращения.

— Я быстро, хочу сходить в парикмахерскую и смыть этот цвет.

— Вероника, но что я скажу Джеймсу? — озадачилась Семи.

— Да не переживай ты, я к его приходу уже вернусь. Только неплохо было бы поехать на машине. У вас есть машина?

— Есть, но Ники, давай позвоним ребятам, они что-нибудь придумают.

— Семи, это правда очень быстро, не хочу их беспокоить по пустякам, честно. Я беременная, а не больная.

— Ники, я сейчас же звоню Джеймс, — пропищала девушка. Она была почти ровесницей Вероники. Ей было девятнадцать, но чувствовала Семи рядом с ней себя младше.

— Давай, звони, но это как-то, по-детски.

Ники понимала, что эта девочка пытается оставить ее дома любой ценой, а Ники не хотела быть заложницей в этом доме. «Интересно, когда Найк, говорил о загородном доме своего отца, он тоже предполагал, что я буду сидеть дома и никуда не выйду? Тут столько красивых мест, такие пляжи. Я не пленница, а просто проклятая беременная ведьма. Замечательное сочетание, ничего не скажешь, но я не могу видеть эти отросшие черные пряди на своей голове, хватит». Ники заметила машину во дворе, и закрыв глаза, представила ключи у себя в руке. «Ну вот, а теперь просто прекрасно»

Салон красоты, оказался в самом городе, и с помощью встроенного навигатора девушка добралась до нужного места. Там, девушка полистала журнал и указала на понравившуюся стрижку каскад на средние волосы и выбрала медный цвет для окрашивания. «Пора возвращать свой прежний образ»

Ники, конечно, не взяла телефон, она его просто забыла. После стрижки и окрашивания, необходимо было посидеть тридцать минут. На стене, напротив, висела плазма, и девушка заметила, как показывают, какое-то мероприятие в прямом эфире, и ее муж собственной персоной, мило сидел рядом с какой-то жгучей брюнеткой и отвечал на вопросы. Разговор был сугубо деловой и все бы ничего, но неожиданно журналист задал вопрос девушке по поводу их отношений, и она резко притянула Найка и приникла к его в губам, на глазах у изумленной публике. Потом камера выключилась, и на экране показался рекламный ролик.

«Значит, Найк нашел мне замену, а еще мной командует. Что мне делать теперь? Все в стиле. Я люблю тебя, но это не значит, что я люблю только тебя. Как же все это противно. Гадко, Гадко»

Прическа была закончена, и девушка посмотрелась в зеркало.

— Спасибо, — Ники расплатилась кредиткой, которую ей вручила Семи.

Возвращаться в дом Джеймса не хотелось, и Ники просто поплелась пешком вдоль берега. Солнце нещадно палило, и хотелось чего-нибудь выпить. Ники зашла в первую попавшуюся забегаловку на пляже и увидела знакомое лицо

— Питер Снекс, какие люди и без охраны.

— Изабелла, привет, как дела? Я смотрю ты в интересном положении. Замуж вышла?

— Да, вроде того. Все колесишь по Штатам, какими судьбами ты оказался в Лос- Анджелесе?

— Я здесь проездом. На погрузке. Завтра снова в рейс. Вот решил искупаться. Жара стоит несусветная.

— Правильно, сейчас все купаются. Питер, а куда ты отправляешься завтра? Мне просто интересно?

— Хочешь со мной, да, детка?

— Я подумаю над твоим предложением. Оно очень заманчиво. Так куда ты собираешься?

— В Сан-Диего. Здесь недалеко. Ехать около двух с половиной часов. Выезжаю завтра в десять, — Питер дал визитку с адресом. — А муж, он не против такого?

— Вероятно, нет, у него есть более важные дела. Я приеду завтра. И без меня, не уезжай, хорошо?

— Хорошо, Изабелла, до завтра.

— Побежала собирать сумку, — Ники вернулась к машине и, резко развернувшись, нажала педаль газа и рванула в направлении виллы. «Ловелас проклятый» девушка почувствовала слезы на глазах. Подъехав к дому, девушка заметила стоящего на пороге Джеймса. Его лицо было непроницаемым.

— Ники, кто тебе позволил разъезжать без сопровождения? Это не безопасно.

— Джеймс, заткнись. Я делаю, что хочу.

— Почему в таком тоне, Ники? Найк переживает за тебя и уже отправил своих людей на поиски.

— Найк переживает, как мило. Да плевать. Не трогай меня, а то сделаю больно, ты знаешь, я могу, — Ники забежала в комнату и покидала свои вещи обратно в сумку.

— Да что случилось, Ники? Почему ты такая озлобленная?

— Покрывай и дальше своего шефа, с меня хватит. Ему все это просто не нужно. Он очень даже счастлив. Так, паспорт мой отдай, Джеймс.

— Я не могу. Тебе нужно поговорить с Найком, все это какое-то недоразумение.

— Джеймс, паспорт, — глаза Ники приобрели зеленый оттенок.

— Да понял я, понял, держи, но ты еще вчера обещала Найку, что не будешь без него заниматься самодиагностикой ваших отношений.

— Джеймс, я не собираюсь это с ним обсуждать, или с кем-то еще. Дорогу!!!

— Ники, послушай, Найк едет сюда, я ему позвонила.

— Очень зря, — Ники хлопнула дверью, и, закинув сумку на заднее сиденье, рванула с места.

— Ты хотел поиздеваться надо мной, ну ладно я устрою тебе шоу. Поверь мне, ты оценишь. Завел подружку, молодец, только я в этом цирке больше оставаться не собираюсь.

Ники заметила, что за ней едет черная машина. Точнее три машины. Вероника нажала на газ, пытаясь оторваться. Девушка испытывала огромное желание испепелить все вокруг. Развернувшись Ники, создала огненный занавес на дороге, и рванула дальше. Это позволило выиграть время. «До десяти часов утра надо было где-то спрятаться, а точнее, я знаю что делать». Ники направила автомобиль в сторону обрыва, и заметив преследователей снова нажала на газ. «Это верная смерть, но только не для озлобленной ведьмы. Держись малыш, мы должны это сделать» В момент, когда машина почти соприкоснулась с толщей воды, Ники растворилась. Она подумала про Питера и переместилась к нему в последний момент, схватив свою сумку.

Она оказалась возле маленькой гостиницы. Ники решила не беспокоить Питера сейчас, а просто сняла номер, отдав обручальное кольцо. «Оно мне больше не нужно»

Ники поднялась в номер и первым делом достала кейс и пробежала по записям Найка. Она выпила витамины и спустилась вниз. В гостинице был медпункт. Девушка показала рекомендации и попросила поставить укол. Подозрений это не вызвало. «В голове снова и снова проносилась сцена с поцелуем той самой брюнетки и Найка. Это было отвратительно. Я никогда не вернусь к тебе, запомни это, Найк. Никогда»


Глава 29. Расследование Найка.

— Господин Стивенс, девушка разбилась, спасатели пытаются найти тело. Автомобиль упал с огромной высоты в воду. Она едва ли выжила.

— Этого не может быть, пока я не увижу тело девушки, я в это не поверю, — через мгновение к Найку подбежал его друг. — Что случилось, Джеймс? Объясни, пожалуйста?

— Я ничего не понял. Со слов Семи, она днем ездила в салон красоты, и после, когда она вернулась, началось вот это все. Она грубила. Глаза сверкали зеленым цветом. Мне пришлось ее отпустить. Я искренне испугался за свою жену.

— Ники, она не способна на такое. Причинять вред беззащитным людям она бы не стала. Вероника блефовала. Что она говорила?

— Что не простит тебя. Что мы пудрим ей мозги, и все в этом духе, и я тебя покрываю.

— Ничего не понимаю, — Найк хотел понять, за что его осудила Вероника и так серьезно.

— Доктор Найк, тело найти не удалось, мы продолжим поиски, — сообщил один из спасателей.

— Ты считаешь, она погибла? — осторожно спросил Джеймс.

— Нет, я уверен, что она использовала телепортацию и переместилась, а вот куда, не знает никто. Думаю, ее смерть я бы почувствовал. Спасатели пусть продолжают поиски, а то, все это будет слишком подозрительно. Ну а потом, в случае если все образуется. Скажем, что она выпрыгнула из машины еще до погружения автомобиля в воду, — уставшим голосом проговорил Найк. Вся его жизнь напоминала сон, от которого так хотелось проснуться, но все это было реальностью.

— Извини, это моя вина. Надо было оставаться дома.

— Нет, друг, она меня в чем-то обвинила, и она сделала такие выводы, пока ездила в салон красоты.

— И что думаешь делать в такой ситуации?

Найк пожал плечами.

— Я не знаю, мне нужно понять причины такого поведения. Может, кто-то что-то сказал ей.

— Она выглядела так, словно ты ее предал. Изменил. Что-то про то, что ты нашел ей замену.

— Но это совсем лишено смысла, — все казалось полнейшим абсурдом.

— Едем ко мне, а по дороге заскочим в тот салон красоты, в котором была Ника, может, что и прояснится, — Найк был растерян. Он точно знал, что никого, кроме своей Ники, он никогда не любил.

Добравшись до салона красоты, Найк вышел в нетерпении. Молодой человек прошел в стеклянные прозрачные двери. Девушки оживились.

— Доктор Стивенс, желаете подстричься?

— Нет, благодарю. Причина моего визита в другом. Не так давно здесь была девушка, брюнетка. Она сменила цвет волос, на яркий медный.

— Да, такая девушка действительно была у нас. И знаете что? Она когда смотрела шоу Квина, почему-то заплакала, побледнела и не стала делать укладку. Заплатила и вышла.

— Шоу Квина, говорите?

— Да, вы рассказывали о своей жизни, правда, мы плазму включили ни сразу. Там, как раз показывали старые записи. То самое пари, помните. Вас еще Кристи поцеловала. Старая история. Мы все, еще раз посмеялись. Помню, как потом она выиграла главный приз.

— Спасибо, девушки, вы мне очень помогли, — «Глупая маленькая ревнивица» Найк помотал головой, и еще раз улыбнувшись девушкам, вышел и сделал глубокий вдох.

— Что, Найк, удалось что-нибудь выяснить? — спросил Джеймс.

— Она снова все не правильно поняла. Во всем этом виновен Квин, вместе со своим шоу. Я недавно был на нем и совсем не подумал, какой проблемой это может обернуться для меня и Ники.

— А в чем собственно дело? Я видел рекламу, там все, довольно невинно.

— Все так, а теперь представь, что ты Вероника, и это шоу смотришь в первый раз, а плазму включили в салоне красоты тогда, когда показывали ту ситуацию с Кристи. Ровно с того самого момента. Передача шла в прямом эфире, а кадры показывали пятилетней давности. Ники сделала соответствующие выводы и сбежала. Я даже думать не хочу о том, каких дров она может наломать.

— Я заметил, Ники очень быстро взрывается и не способна здраво рассуждать. Если бы она мне все сказала, но она готова была меня убить.

— Мне срочно нужно прояснить эту ситуацию, но где ее искать?

— Она забрала свой настоящий паспорт, значит, где-нибудь обязательно появится. Если снова не уехала колесить по Штатам.

— Что значит, колесить по Штатам.

— А ты не задавался вопросом, как она добралась до Чикаго?

— Даже боюсь представить, — усмехнулся Найк.

— А я спросил, когда мы летели в самолете. Автостопом, и тогда она нашла этого, ну как его, енота. Транспортное средство она выбрала очень не стандартное. Или оно ее выбрало. В общем, это был трал. Дальнобойщик Питер подобрал ее, когда она шла вдоль дороги по загородной трассе. Так что, скорее всего, если она и соберется куда-нибудь ехать, то думаю, это снова будет случайный выбор случайного водителя.

— А какая фамилия у этого Питера?

— Она не сказала. Если бы я знал, что так будет, то расспросил бы о нем поподробнее. А может, Вероника немного остынет, может и сама позвонит.

— Не позвонит, я в этом уверен. Не в ее характере. Она все для себя решила, — заключил Найк, садясь в машину.

— И куда теперь, может ко мне?

— Едем, сейчас проще найти иголку в стоге сена, чем Веронику. Так что мне нужно все, как следует обдумать. Надо разыскать этого Питера с его тралом, запросить сверку и посмотреть, кто в тот день был направлен в рейс из Лос-Анджелеса в Чикаго.

— Возможно, стоит наведаться на автостанцию?

— Возможно. Итон, едем на виллу Джеймса, — бросил Найк и откинулся на заднем сиденье.

— Джеймс, а ее мобильник, она его взяла?

— Нет, конечно. Вероятно, купит новый телефон. Только в этот раз, у нее ни денег, ни украшений, кроме обручального кольца. Кредитную карту я нашел на полу. Она брала ее, когда направлялась в салон красоты.

— То, что она избавится от кольца, это не так страшно. Его не составит труда выкупить, или приобрести новое, но тот факт, что она осталась без средств к существованию в ее положении, это очень плохо. С ее гордостью, она опять пойдет искать работу.

Итон подъезжал к дому Джеймса.

— Заходи, надо перекусить, я не могу думать на голодный желудок.

— Идем, давно не видел Семи, — Найк посмотрел на беременную девушку и в сердце он почувствовал боль, ведь молодой человек лишен счастья, быть рядом со своей женой.

— Найк, не вешай нос, ведь первый год он трудный самый. Она найдётся, — пролепетала девушка.

— Спасибо, Семи, за поддержку и за великолепный ужин. Я, пожалуй, пойду. Мне необходимо все еще раз хорошенько обдумать.

— Может, останешься у нас?

— Нет, у меня есть одно очень важное дело, и мне нужно вернуться к себе домой.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Енот, он видел Питера и может мне его показать.

— А с чего ты взял, что Вероника с ним?

— Предчувствие, думаю это он, и у них очень доверительные отношения.

— Найк, я смотрю, теперь ты чувствуешь ревность, к этому самому Питеру.

— Возможно, пока, Джеймс, Семи, приятного вечера, — Найк спешил. Новые догадки завладели его мыслями полностью.

***
Дорис открыла дверь и обняла своего племянника. Она тоже следила за ситуацией вокруг его жены, и очень переживала за Найка.

— Дорис, все в порядке, по крайней мере, со мной.

— А что с Вероникой, опять сбежала?

— Ты очень проницательна, именно так, а где наши красавцы?

— Закрыла в комнате. Они ведут себя очень беспокойно последние два дня, и мне пришлось их запереть.

— Дорис, они в моей комнате?

— Да, только за сохранность твоих вещей я не ручаюсь.

Найк поднялся на второй этаж и раскрыл дверь спальни и первым подбежал котик, он давно признал Найка хозяином и был рад его появлению. Собака подняла голову и потом снова опустила, выказывая свое безразличие, а вот Полосатика не было видно. Найк заметил открытое окно и понял. Енот сбежал. Единственная зацепка, которая могла привести его к Веронике, растворилась, как утренний туман. Найк подошел к собаке и погладил ее по голове. Потом он приблизился к своему домашнему компьютеру и принялся просматривать базы данных транспортных компаний.

— Питер, — набрал он в поиске сотрудников, и ему высветилась анкета единственного Питера Снекса, вскрыв данные по перемещению, он сопоставил дату его выбытия из Лос-Анджелеса, и все сходилось. Найк представлял себе Питера, как реального соперника. Дальнобойщика с атлетической фигурой, способного вскружит голову его жене, а им оказался сорокалетний мужчина с лишним весом, судя по фотографии.

Найк забил его данные в поисковой строке инстаграма и увидел последнее фото. Питер стоял на берегу тихого океана, в красных шортах. «А фотографировала его, наверняка Ники». Он посмотрел карту и пляж, где сделано фото. Это место было в двух шагах от того самого салона красоты. «Енот легко найдет хозяйку, но куда они собрались?» Найк открыл вкладку транспортной компании и следующий маршрут был до Сан-Диего.

«Это рядом, я найду способ донести до тебя информацию о том, что ты ошибаешься, а потом посмотрим, кому еще придется извиняться. Но я хочу знать наверняка, что ты действительно отправляешься на этом трале номер 0477»

Найк набрал номер Джеймса.

— Тебе не спится, друг?

— Вроде того, я нашел Питера, и все сходится. Трал 0477, имя Питер Снекс. Твоя задача проследить за ней. Найди способ поговорить с ним так, чтобы Ники этого не знала. Заплатишь ему наличными. Дашь около десяти миллионов. Пусть найдет способ передать ей деньги, часть пусть оставит себе, как оплату за его помощь, а еще он должен уговорить ее встать на учет в клинике Джима Блейка. — Этому опытному врачу Найк доверял как самому себе. Он помогал ему в медицинских разработках и был долгое время его личным наставником. В возрасте тридцати пяти лет Джим обладал подтянутой фигурой, и его черные волосы были собраны в хвост, а затылочная часть коротко подстрижена. Карие глаза, азиатские корни. «Доктор Джим имеет образование хирурга и психолога, и он найдет способ воздействовать на Веронику, обходя острые углы»

— Как ты быстро все раскопал. Тебе бы в полицейском участке работать с такими способностями.

— Скорее хакером. Вспомнил детство и взломал несколько защищенных ресурсов.

— А когда этот Питер должен выехать из города?

— Завтра, в десять утра, и пожалуйста, не провали операцию. Я не хочу снова заниматься поисками моей ревнивицы. Мне важно знать все о ее здоровье и здоровье малыша.

— Я тебя понял, все сделаю.

— В Сан-Диего Джуниор присмотрит за ней. Его она не знает. Не заподозрит.

— До связи, Найк.

— До связи.

Молодой человек отключился и набрал сначала номер своего помощника в Сан-Диего, Джуниора и все ему объяснил, а потом доктора Джима.

— Найк, чем могу помочь в столь поздний час?

— Ты, наверное, помнишь, что я три месяца назад женился. На церемонии нам поговорить не удалось, но это сейчас не важно.

— Да я помню, что твоя жена очень неординарная личность и это ее качество усугубилось после беременности.

— Еще как. Вероника снова сбежала и уже завтра она будет в Сан-Диего. Я сделаю все, чтобы она пошла именно в твою клинику, и ты тот человек в штатах, который не знает кто я такой. Иначе она опять сменит место жительства. А вот подружиться с Вероникой нужно попытаться обязательно. Она должна успокоиться и остаться жить в Сан-Диего. Через тебя я смогу следить за состоянием здоровья ее и малыша.

— Все понятно, Найк. Ты отлично просчитал эту ситуацию. Арин мне рассказывал вашу историю. Как раз, на той свадебной церемонии, и я даже не представлял, как ты справишься с этим.

— Если честно, не без труда.

— Понимаю, не просто быть мужем ведьмы со сверхспособностями.

— Это действительно сложно. Так я могу рассчитывать на твою помощь?

— Найк, конечно, а когда было по-другому?

— Пока, Джим, и заранее спасибо.

— До связи, как только она появится, я дам тебе знать, — Найк отключился.

Молодой человек немного успокоился. Этот день был очень тяжелым, и он, взяв поводок, решил прогуляться с Тучкой вдоль побережья. Морской воздух всегда успокаивал Найка.

«Пусть так, мы переживем и это как-нибудь. Только прошу об одном. Начни доверять своему сердцу, и не делай поспешных выводов»


Глава 30. Понять и простить.

Ники услышала за дверью своей комнаты странный шорох, словно кошки скреблись.

— Что же это может быть? — Ники подбежала к двери и, распахнув ее, округлила глаза. Это был ее енот. Он слету запрыгнул к девушке прямо в руки, и она обняла своего любимого енотика.

— Как же я скучала по тебе, маленький, — девушка закрыла глаза и положила руку ему на голову. Она увидела Дорис, Тучку и ее котика, Барсика. Глаза Найка. Он гладит Тучку, возится с Барсиком. Он был грустным, и сердце Ники дрогнуло. Было раннее утро, Ники не хотела беспокоить Питера раньше времени и оставалась в своей комнате.

***
Джеймс выгнал из гаража свой спортивный мотоцикл и, надев шлем, вставил ключ зажигания. Семи спала сладким сном, и Джеймс не хотел беспокоить любимую. Рюкзак с наличными он получил еще вчера. Его привез Итон.

Молодой человек, на огромной скорости мчался, в указанном Найком направлении. Яркое солнце, едва показалось из-за горизонта, и Джеймс ускорился. Он немного проспал, пропустил сигнал будильника, и старался нагнать потерянное время.

В девять часов он уверенно поднялся по ступенькам гостиницы в номер Питера. Номер комнаты он узнал на ресепшене. Джеймс осторожно постучал. Дверь открыл тучный небритый мужчина с заурядным выражением лица с немым вопросом «Чего надо?»

— Доброе утро, Питер, я к вам по очень важному и деликатному делу.

— Ну, заходи, если так, — Питер пошел к холодильнику и достал бутылку кока-колы. — Будешь?

— Спасибо, не откажусь.

— Конечно, какой американец откажется от кока-колы. Выкладывай, что за дело у тебя ко мне.

— Сначала хотелось бы уточнить. Тебе знакома девушка, которая обожает диких животных. Она могла представиться именем Изабеллы или Вероники.

— Ты ее муж? Так и знал, что плохое это дело, беременной от мужа прятаться.

— Теперь я понял, что ты с ней знаком.

— Да, она собирается отправиться вместе со мной до Сан-Диего. Я могу ей отказать, если в этом дело.

— Нет, друг, а теперь слушай. Мне нужна твоя помощь. Эта девушка, жена доктора Стивенса. Ее имя — Вероника. Они поссорились, и она опять сбежала. Ее муж не хочет силой ее возвращать, пусть она отправляется вместе с тобой в Сан-Диего. Вот здесь десять миллионов. Джеймс указал на рюкзак. Три миллиона можешь забрать себе. Остальное нужно отдать девушки. Как ты это сделаешь, твои проблемы, а еще, ты должен уговорить ее в Сан-Диего встать на учет в клинике Доктора Джима Блэка. Запомни?

— И вы за такое дело, готовы платить три миллиона, мне? Господи, я выиграл Джек-пот. Я везунчик, настоящий везунчик!!!

— Это все, Питер, мы друг друга поняли. Все сделаешь хорошо, Найк перечислит на твой счет еще пять миллионов. Да, и ты меня не видел. Мне пора. И вот еще что, продиктуй номер своего телефона, на всякий случай.

— Да, да, конечно, — Питер протянул визитку с номером телефона.

— Теперь точно все, Питер, мой шеф рассчитывает на твою помощь. Пока, — Джеймс быстро спустился по ступенькам и, оседлав свой мотоцикл, умчался с глаз долой, рассекая по идеально-ровной поверхности пригородной трассы Лос-Анджелеса.

***
Питер был благодарен судьбе за то, что он подобрал тогда эту девушку и, спустившись вниз, направился к своему тралу. Он успел сбегать в банк и положил свои деньги на счет, а на деньги Ники купил ювелирные украшения. У него была заготовлена легенда для нее. Как то раз он заметил, что у нее в рюкзаке был пакет с украшениями и план созрел сам собой.

Питер завел двигатель своего трала и увидел, как девушка с енотом в руках и дорожной сумкой подходит к машине. Он раскрыл дверь.

— Привет, Изабелла, давай скорей забирайся. О боже, ты опять этого дьявола взяла с собой.

— Питер, не ругайся. Он захотел ехать со мной.

— Да, как хочешь. Пусть едет. Здесь недалеко.

— Спасибо. Полосатик обещает вести себя хорошо.

Машина тронулась с места, и Питер достал гамбургер и начал его смачно жевать. Из-за финансовых дел, он не успел позавтракать и сейчас наслаждался вкусом этого великолепного фастфуда. В салоне запахло мясом и сыром вперемешку с запахом кофе. Ники почувствовало отвращение, но сдержалась и просто отвернулась.

— Белла, послушай, в прошлый раз, когда мы ездили, я, после нашего расставания, когда наводил порядок в салоне, нашел за сиденьем несколько украшений. Думаю, они принадлежат тебе. Будь осторожна в следующий раз. Питер небрежно протянул обычный пакет, в котором лежали очень дорогие украшения.

Ники легко проглотила эту ложь, она совершенно не помнила, какие украшения были у нее, и Вероника была просто счастлива, что теперь у нее появятся деньги, и ей не придется ночевать на пляже.

— Питер, ты такой честный человек, я тобой просто восхищена. И мне очень не хватало этих украшений.

— Ну вот, и отлично. Остановок делать не будем, здесь недалеко.

— Это радует. Мое положение не располагает к дальним дорогам.

— Да, Изабелла, а ты уже решила в какой клинике будешь наблюдаться?

— Пока нет, но точно не в клинике Стивенс.

— А почему нет. Это отличная клиника, но она очень дорогая, мне нравится клиника моего приятеля, Джима Блэка. Он такой классный доктор, просто чудо. Стольких людей спас.

— Джим Блэк, что-то знакомое, — Ники где-то слышала это имя, но где, вспомнить не могла.

— Да, конечно, такой хороший доктор. Я бы советовал тебе, по приезду идти прямо к нему.

— Если ты так настаиваешь. Хорошо. Я схожу к твоему другу.

Солнце нещадно припекало и светило прямо в окно, Ники решила немного подкорректировать погоду, и вскоре небо затянули кучевые облака, давая спасительную тень.

Питер включил музыку и, подпевая исполнителю, он продолжал вести свою огромную машину к месту назначения, а петь Питер не умел. Если кому-то медведь на ухо наступил, то Питеру по ушам прошла целая армия таких медведей, но Ника мило улыбалась своему недалекому другу. Неожиданно, девушка почувствовала шевеление своего малыша и замерла. Это было так трогательно, так волнительно, ей очень хотелось другой жизни для себя. Чтобы муж не предал, чтобы она не была проклята. И чтобы она была самой обычной девушкой с обычными семейными радостями замужества и материнства. Хотелось с кем-то поделиться своим счастьем, но Питер был не тем человеком, которому она хотела бы все рассказать.

Вскоре появилась надпись «Сан-Диего» Трал въезжал на территорию города. Он стал двигаться осторожно, пробираясь через многочисленные перекрестки со светофорами к пункту назначения.

— Приехали… — сообщил Питер, выруливая на участок разгрузки. Он не руководил этим лично, это была не его работа.

— Спасибо, Питер, ты как всегда, меня выручил, как ты говоришь, зовут того крутого доктора?

— Доктор, Джим Блэк, — Питер подмигнул девушке, и на душе стало как-то легко и солнечно. Сан-Диего ей понравился гораздо больше, чем Чикаго. Он находился, как и Лос-Анджелес на побережье, и океаническая свежесть чувствовалась повсюду. Ника накинула капюшон своей толстовки, которую Дорис положила в сумку. «Очень кстати»

Квартира, которую сняла девушка, была солнечная и очень уютная. Ники начала новую жизнь. В день приезда она не успела записаться на прием в клинику доктора Джима. Зато она закупила продукты и приобрела новый телефон и ноутбук.

На следующее утро девушка набрала номер клиники Джима Блека. Он уже дал соответствующие распоряжения по поводу Вероники Стивенс.

— Клиника доктора Джима Блека, чем могу помочь?

— Добрый день, я хотела бы записаться на прием к самому доктору Джиму Блэку.

— Как к вам можно обращаться?

— Вероника Стивенс.

— Минуточку, — все сотрудники были проинструктированы, чтобы никто не акцентировал свое внимание на ее фамилии, и вели себя с девушкой, как с обычным пациентом. — Ваша запись на семнадцать часов пятнадцать минут. Появилось окно. Продиктуйте номер вашего телефона.

Вероника сообщила контакт и отключилась. Полосатик бегал по комнате, осваивался.

— Придется взять тебя с собой, а то устроишь в квартире погром, — девушка приняла душ, выпила витамины. Она перекусила творогом и запила сладким чаем, помыла два яблока для себя и для Полосатика. Потом Ники устроилась на кровати и нажала пульт телевизора. Перебирая каналы, она остановилась на одном. Началось шоу Квина. Повтор от среды.

— То самое шоу. Стоит посмотреть его с начала, — и Ники укусила яблоко. Полосатик устроился рядом и тоже с аппетитом откусил кусок сочного фрукта.

— Когда Ника стала смотреть шоу, то поняла, что Найк говорил о ней. Он говорил о любви, и нигде не было видно той самой знойной брюнетки. И вот, Квин предложил вспомнить записи пятилетней давности и начался тот самый сюжет с Кристин. Потом было интервью с этой самой девушкой. Она весело смеялась, передавала всем привет. На руках был малыш, а рядом красавец мужчина. Голубоглазый блондин с вьющимися длинными волосами. Потом ведущий вернулся к реальной съемке. Найк говорил о сложностях первого года жизни в браке, о любви к своей жене и о том, как он счастлив в последние три месяца. Только улыбка была какая-то обреченная, грустная. Вероника досмотрела шоу до конца. Слезы катились по щекам. Конечно, играли роль гормоны, но ей так было жаль Найка. «Я его обидела, и он сейчас один и не понимает, за что я так с ним поступила»

«Найк, как же я могла так ошибиться. Самоуверенная ведьма. Мало тебя сожгли. Такую ведьму как ты, можно и снова убить за такое. Я должна извиниться, но он же может примчаться в Сан-Диего. Как мне жаль, как жаль. Как же ему передать информацию о том, что я снова ошиблась и сожалею о случившемся. Ники, вытирая слезы, взяла ручку и листок бумаги.

«Письмо Татьяны к Онегину, передразнила сама себя Ники.


«Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презрением наказать.»

— Ну а что, мне еще остается? Я опять в нем усомнилась, а ведь он вытащил меня из Эль-Баха. Сам при этом чуть не погиб, а чем ты ему отплатила, ревностью? Нет, я действительно не достойна быть рядом с ним, и никогда не была достойна. Он тебе дал все, а ты ведьма проклятая» Ника проплакала до вечера, и когда пора было собираться к доктору, выглядела она не лучшим образом. «Письмо Татьяны к Онегину не удалось» Вся комната была закидана скомканными бумажками. Ника посмотрела на себя в зеркало, и слезы снова полились из глаз.

Девушка надела джинсовый комбинезон на футболку, мятного цвета и теплый кардиган темно-синего цвета. На ноги девушка надела кроссовки такого же цвета, что и кардиган. Не смотря на то, что зима заканчивалась, вечерами было прохладно.

Клиника Доктора Джима была в двух шагах от ее квартиры, и девушка шла на прием медленно, все еще вытирая слезы, которые никак не заканчивались.

— Здравствуйте, — шмыгая носом, сообщила Ники, — Я записана на прием к доктору Джиму, — дрожащим голосом сообщила девушка.

— Прошу пройти за мной, — девушка — администратор некоторое время рассматривала Нику. «Вероника Стивенс, собственной персоной. И мы играем роль тех, кто об этом не знает. Да что же с ней такое? Она так плачет» Девушка посмотрела на енота рядом и округлила глаза. Инструкция, вести себя спокойно, чуть не сорвалась. — Мамочки. Енот!!!

— Не бойтесь, пожалуйста, он не кусается.

— Хорошо, думаю, доктор Джим, не будет возражать, — наигранно спокойным тоном отозвалась работница клиники.

Девушка встала на своих высоких каблуках, поправила стрижку «Пикси» каштанового цвета и плавно пошла по коридору в сторону двойных белоснежных дверей с надписью «Доктор Джим Блэк»

— Доктор Джим, к вам по записи. Вероника Стивенс.

— Хорошо, Мелани, пусть войдет.

— Вас ожидает доктор, прошу… — приглашающе, сообщила девушка.

— Спасибо, — прошептала Ники и шагнула в кабинет.

Он оценивающе посмотрел на девушку. Ее психическое состояние было неустойчивым. «Вероника действительно очень нуждается в помощи специалиста, и этот енот» Картина была довольно комичной. Заплаканная беременная беглянка в компании полосатого енота. «Просто картина маслом» усмехнулся Джим.

— Добрый вечер, меня зовут, Джим Блэк, могу я взглянуть вашу медицинскую карту? — девушке было знакомо его лицо, но она не могла вспомнить, где она его видела.

— Да, конечно, — Ники достала все свои документы и протянула Джиму.

— Присаживайтесь, — указал Джим на кресло: белоснежное, мягкое, уютное. После не долгого изучения, Джим подошел к девушке.

— Думаю, нам понадобиться обновить все анализы и исследования, Вероника Стивенс, — доктор начал измерять давление девушки и проводить общий осмотр. — Я бы рекомендовал вам задержаться в клинике дней на десять. Считаю это необходимым. Да, и что с вами происходит? Вы выглядите расстроенной. Что-то болит?

— Нет, доктор, ничего не болит. Я просто совершила ошибку и теперь очень, очень сожалею.

— Вот как? И что же такого ужасного могла совершить такая милая девочка?

— Много чего, но как говориться «После драки кулаками не машут» чего уж теперь.

— Все так плохо?

— Хуже некуда, но это все не относится к моей беременности напрямую, поэтому не стоит об этом говорить.

— А вы знаете, что все ваши переживания не лучшим образом сказываются на вашем малыше?

— Нет, я не знала, и я не понимаю, как мне остаться в клинике, у меня ведь енот.

— Вы должны правильно расставлять приоритеты. Под угрозой здоровье малыша. Животные в клинике недопустимы.

— Я не могу его оставить одного. Что же делать?

— Подумайте. Возможно, ваш муж может присмотреть за ним. Оставьте его дома.

— А вы не знакомы с …

— С кем я не знаком?

— Ни с кем. Дайте мне один день, я что-нибудь придумаю.

— Не могу. Пока мы не проведем все необходимые обследования, и скорее всего, вы не вернетесь, сегодня домой.

— Но как же Полосатик? — в растерянности сказала Ники.

Джим сделал серьезное лицо, но ему это давалось с трудом. На самом деле состояние ее здоровья было удовлетворительным, но Найк настаивал на госпитализации.

— Пусть остается. Отведите его в санитарную комнату. Его обработают и да, отвечаете за него. Если он кого-нибудь покусает, заплатите штраф.

— Мне нужно забрать необходимые вещи для меня и енота. Так или иначе, нужно вернуться на квартиру.

— Для этого есть медработники. Джуниор все сделает. Можете все ему рассказать и попросить о чем угодно.

— Джим переключил внимание девушки на ребенка, и она забыла о своем горе.

— А теперь быстренько на КТГ, — в это время Джим выписан направление на УЗИ, а еще в процедурный кабинет, и Ники поняла, что этот доктор, еще более скрупулезный в своей работы, чем Найк. УЗИ он делал лично. Вероника как раз вернулась с КТГ и легла на указанную кушетку.

— Ну что я могу сказать. Плод соответствует своему сроку развития. У вас мальчик, поздравляю. Есть небольшой тонус матки. Поэтому вам будет назначена капельница на все десять дней.

— Опять эта капельница, — Ники вздохнула и посмотрела на енота, который сидел на окне, — Полосатик, мы тут надолго.

— Но что хочу сказать, я думал ситуация будет хуже. Вы что-то пьете? Какие препараты принимаете?

— У меня уколы в сумке. Они указаны в карте. Я вчера поставила один.

— Сама?

— Да нет. Обратилась в медпункт, когда была в дороге.

— Были в дороге? Так вы не проживаете в Сан-Диего?

— Теперь проживаю, я переехала.

— Все понятно, Вероника. Это и спасло ситуацию. Но раз мы назначили капельницу, необходимость в этих уколах отпадает автоматически.

— Вам виднее, — устало проговорила Ники.

— Джуниор проводит вас в палату. Я назначил его быть вашим личным медбратом.

— Да, а сколько это будет стоить? Пребывание здесь и услуги медбрата?

— У вас есть полис. Так что дополнительных расходов не потребуется.

— Большое спасибо, доктор Джим, — Ники глубоко вздохнула.

— А вот и Джуниор. Проводи девушку в ее палату. Да, у леди Вероники будут дополнительные распоряжения для тебя.

— Хорошо, доктор Джим. Я все выполню, — молодой парень выглядел, как тинейджер. Модная прическа, белый халат накинут на гражданскую одежду. Темно-русые волосы и серые глаза. В ухе наушник, во рту жвачка. На руке виднелась огромная татуировка в виде дракона. Его необычный вид придавал ему несерьезный, легкомысленный вид, но это первое впечатление было обманчивым. Он закончил медицинский университет и имел год практики на скорой помощи. Парень любил экстрим во всем, и это дело с обеспечением безопасности Вероники, казалось ему, чем-то очень простым и легким.

— Идемте в вашу палату. Я провожу. Джуниор Клерк, ваш медбрат и помощник на сегодня, а дальше, как пойдет.

— Вероника Стивенс, очень рада знакомству, — после сказанного, Джуниор замер. Он получил приказ, охранять девушку, но кто она не сказали. Но логика была присуща парню, и он быстро сообразил, что к чему.

— Ты знаешь, кто я? — уточнила девушка.

— Фамилия какая-то знакомая. Где-то я ее слышал, но где не помню, — выкрутился Джуниор. Это было логично, и девушка не стала больше заострять на этом внимание. Полосатик плелся за хозяйкой.

Вскоре они дошли до палаты, и Джуниор толкнул дверь.

— Прошу, ваши апартаменты, — девушка была не на много ниже парня. Ей казалось, они где-то одного возраста. Он был веселым. Не таким серьезным, как Найк.

— Здесь довольно мило, — заключила девушка. Палата рассчитана на одного человека. Удобная кровать трансформер, светло-кремовые стены, стол, два стула. Плазма на стене. Небольшой диванчик и телефон.

— Так какое у вас ко мне задание?

— Да, конечно, вот ключи. Надо принести все необходимое для енота и мои вещи. Можешь собрать все, вещей ни так и много и конечно, мой ноутбук.

— Окей, сделаем. Я скоро вернусь, что-нибудь еще?

— Нет, пожалуй, это все.

— Тогда я пошел, не скучай.

Джуниор захлопнул за собой дверь, а Ника взяла телефон и хотела набрать номер Найка, но вызов так и не нажала. Она не знала, что ему сказать, ей было очень стыдно, за свое поведение. Ники решила набрать СМС. «Найк, прости…» После минутного ожидания все-таки нажала отправить, но потом решила отменить отправку, но было поздно. Вероника бросила телефон на кровать и подошла к окну, небо осветила полная луна, телефон моргнул. Пришло ответное СМС. Девушка обернулась, и посмотрела на мобильник. Сердце замерло.


Глава 31. Все под контролем.

Взять телефон, это было страшно, волнительно. Такое ощущение, словно она сдавала экзамен, и результат был не известен.

«Добрый вечер, Ники, любимая, раз ты просишь прощения, значит, сама разобралась, что к чему. Я рад, что все выяснилось»

Девушка прочитала его СМС и почувствовала себя еще хуже. «И он не сказал, что простил меня, наверное, нет. Пусть так, он имеет на это право». Ники ничего больше не смогла написать и, оставив телефон лежать на окне, отправилась в душ. Сделать все быстро и ловко, как раньше, стало достаточно проблематично. Когда девушка, завернувшись в халат, вернулась обратно, подсушивая свои волосы, то обнаружила пропущенный звонок от Найка и еще два СМС.

«Ты больше ничего не расскажешь?» и следующее письмо «Тебе плохо, как ты себя чувствуешь?»

Ники набрала СМС в ответ.

«А что тут скажешь, разве нужно что-то говорить? Я виновата и все этим сказано. Ты не сможешь меня простить, это понятно. Зачем все усугублять. Я все поняла»

Ответ не заставил тебя долго ждать.

«Ники-Ники, ты снова сделала собственные выводы и приняла решение и за себя, и за меня. С чего ты решила, что я тебя не простил?»

«Ты не сказал, что простил.»

«СМС? Ты не прочитала о том, что я тебя простил, и расстроилась? Ники, радость моя, я простил и давно, еще тогда, когда мне удалось понять причины всего этого, я лишь хотел, чтобы ты поняла правду, а правда такова, что шоу надо было посмотреть от начала и до конца.»

«Это я уже поняла. Ты не спрашиваешь, где я? Тебе это больше не важно, или ты знаешь?»

Найк не хотел идти путем лжи, но те хрупкие мосты, которые удалось выстроить, могут рухнуть. Он не видел ее глаза. Найк очень боялся очередного всплеска магии на фоне гормонов и новых трудностей. Он решил солгать.

«Я надеялся, что ты выйдешь на связь. Хотя бы ради того, чтобы все прояснить. Конечно, если ты расскажешь, где ты, и как твои дела, будет легче.»

«Я сейчас наберу твой номер» коротко сообщила девушка. Найк сразу ответил.

— Ты помниться сам мне рассказывал, что врать не хорошо, а почему сейчас это делаешь?

— С чего ты решила, что это ложь?

— Ты, до одержимости, всегда хотел знать, где я, а теперь, как никогда спокоен. Вывод: Найк, ты все знаешь.

Молодой человек усмехнулся, она застала его врасплох, и ему ничего в голову не приходило, новая ложь может быть снова раскрыта. Возможно, это магия. Возможно, она очень умная. Он решил раскрыть правду.

— Хорошо, я знаю, где ты. Это что-то меняет? Ты снова готова переехать?

— Как ты узнал? Мне хочется услышать правду, во всех деталях и подробностях, так как я, примерно, догадываюсь теперь, когда и где ты повлиял на события последних двух дней.

— Считаешь, правильнее было бы оставить тебя на произвол судьбы, пусть даже ты поступила так необдуманно?

— Ты расскажешь, Найк?

— Это так важно?

— Конечно, да. Ведь никто не любит, когда из него делают посмешище.

— Хорошо, если можно в двух словах.

— Чего ты боишься, Найк? Если ты завтра не постучишься в мою дверь, я никуда не перееду. Обещаю.

— Хорошо, Вероника, ты очень настойчива, — Найк немного замешкался, подошел к окну, ночное небо было чистым и звездным, он вдохнул свежий воздух. — Джеймс рассказал про Питера. Не сказать, что запросто, но мы выяснили, кто он, и где его найти. Мы предположили, что с ним ты. Не знаю, как именно он передал тебе деньги, но ему хорошо заплатили, чтобы он сыграл свою роль. Джуниор, мой человек. Джим близкий друг. Он был у нас на свадьбы. Ты просто забыла. Этот момент меня беспокоил. Так как ты могла его вспомнить. Все в его клинике знают кто ты.

— Понятно, теперь все это похоже на правду. А Питер не дурак, знал, что я деньги не возьму, и все так оригинально придумал.

— Ты о чем? Он не отдал тебе деньги? А как же ты выживаешь там?

— И да, и нет.

— Что это значит?

— Он сказал, что я потеряла свои украшения в прошлый раз, и отдал мне целый пакет ювелирных украшений. Кое-что я сдала в ломбард. На это и живу.

— Украшения? Каков молодец. Я его недооценивал. Ни так уж он и прост, каким кажется.

— Да, Питер предатель, ты переманил его на свою сторону, Найк. Это мой приятель, а ты его просто купил.

— Вот и подумай, Ники, если твой приятель продался за три миллиона, стоит ли с ним общаться.

— Три миллиона? Это хорошие деньги. Я его понимаю. Тем более он мне просто помог. Я бы не сказала, что этот любитель гамбургеров и пиццы, настоящий друг.

— Ты, действительно так думаешь? Я уж думал бросить спорт и начать усиленно питаться. Чуть не решил, что у тебя совсем другой вкус, и тебя нравятся толстячки.

— Не мели чушь. Ты что ревнуешь меня к Питеру?

— Может и так. Хотя бы по тому, что он целых два часа наслаждался твоим обществом, такому можно только позавидовать.

— Питер не наслаждался моим обществом, он всю дорогу пел. Теперь я знаю почему. Такие деньги получил. Видимо у него было очень хорошее, поющее настроение. А петь, Найк, он не умеет, от слова совсем. И ты представляешь себе, как весело было мне с Полосатиком.

— Бедная моя девочка, ну извини, на такой неожиданный эффект я не рассчитывал, — иронично заметил молодой человек.

— Все ясно с тобой, Найк. Я в окружении твоей команды, и мне ничего не угрожает.

— Да, Ники, Джим когда-то был моим наставником, я спокоен за тебя, пока ты на лечении у такого высококлассного специалиста.

— А как там Барсик и Тучка? — неожиданно спросила Ники.

— С ребятами полный порядок. Правда, Тучка скучает по еноту и по тебе. Она немного грустная, но терпит мое общество и составляет мне компанию на утренних пробежках и вечерних прогулках по пляжу.

— Как я по ним скучаю. Мои лапусики.

— Как ты их назвала? — усмехнулся Найк. Вероника говорила на болгарском языке. Тяжелые разговоры она не могла поддерживать на английском. Боялась неправильно подобрать слова.

— По тебе я тоже очень скучаю, ты не представляешь, что со мной было, когда мне казалось, что ты действительно нашел мне замену. Я не смогу пережить твоего предательства, Найк.

— Ники, этого никогда не будет. Я связан с тобой в течении многих веков, и давай постараемся сделать так, чтобы наше счастье было возможным.

— Я постараюсь.

— Джуниор, отличный парень. Можешь по любым вопросам обращаться к нему.

— Это я уже поняла. Полосатик передает тебе привет.

— Этот беглец. Ему предстоит серьезный разговор со мной. Я так на него рассчитывал, а он сбежал.

— Ты хотел, чтобы он показал тебе Питера?

— Ты очень догадлива, Ники. Именно так. Знай, я никогда не оставлю тебя одну.

— У нас будет мальчик. Сегодня Джим сделал УЗИ, но ты, наверное, уже знаешь. Я права?

— Знаю, знаю и то, что ты поставила укол, хоть и была в состоянии обиды и злости на меня. Ты не забыла о малыше. Это спасло ему жизнь. Ситуация на самом деле была не простой.

— И, тем не менее, это была ошибка, Найк. Извинись, пожалуйста, за меня перед Джеймсом. Некрасиво получилось. Я ему нагрубила.

— Хорошо, я ему скажу, что ты не хотела так с ним поступать.

— Спасибо.

— Ники, уже очень поздно, я бы с удовольствием проговорил с тобой всю ночь, напролет, но тебе нужен сон. Ни о чем не переживай и помни, у нас все будет хорошо. Я люблю тебя. Ты даже не представляешь на сколько.

— Я тоже очень сильно тебя люблю, Найк, но мой характер все портит.

— С другим характером, это была бы уже не моя Вероника. Спокойной ночи, любовь моя.

— Спокойной ночи.

Ника отключилась первой. Теперь Вероника ни на секунду не пожалела о том, что попросила прощения. А еще многое стало понятно. Особенно тот факт, что в клинике не взяли плату за вип палату, и все так услужливо стараются ей угодить.

Девушка натянула пижаму и забралась под одеяло. Полосатик устроился на ночлег рядом с хозяйкой. Вероника улыбнулась и обняла енотика. В то же мгновение сон завладел сознанием девушки.

***
Рано утром в палату настойчиво постучали.

Ники с трудом разлепила глаза. «О боже, который сейчас час?» Ники излишне резко встала и голова закружилась. В этот момент, Джуниор раскрыл дверь и, заметив, как Ники теряет сознание, подхватил девушку.

— Тихо-тихо, — парень подтянул Веронику и уложил на кровать, быстро снял свой рюкзак с плеча и достал нашатырь. Он поднес ватный тампон, пропитанный едким запахом к лицу Ники, и девушка пришла в себя. Первое, что она увидела серые глаза Джуниора. Он озадаченно смотрел на нее.

— Джуниор, я…

— Отключилась. Ты все еще забываешь, что резкие движения тебе противопоказаны.

— Да, наверное, ты прав. А ты давно работаешь на Найка? — задала вопрос Ники, и лицо парня несколько раз поменялось. Он не знал, что ответить. Его впервые в жизни, так легко раскрыли. «Меня, скорее всего, уволят» Он просчитывал, куда отправиться работать.

— Не понимаю о чем ты? — неуверенно сказал Джуниор.

— Понимаю, врать это искусство. Не у каждого получается, но в этот раз ты не виноват.

— Думаешь?

— Абсолютно, Найк сам мне все рассказал. Это, я его раскрыла. Так что, думаю, тебя он точно не уволит. И к тому же, ты должен мне помогать.

— Как камень с души. Ты раскусила Найка? Теперь я тебя уважаю еще больше.

— Почему?

— Просто не верю своим ушам. Столько заданий от Найка. Столько совместных миссий, и тут такое. Обычная девчонка раскусила нас в два счета.

— Не совсем обычная. Дай мне свою руку.

Джуниор присел рядом с девушкой. Она взяла его руку и, закрыв глаза, закрутила маленький смерч высотой не больше пятидесяти сантиметров прямо на ладони парня.

— Как ты это сделала?

— Я ведьма, настоящая ведьма. Так что в этом есть свои плюсы и минусы.

— А теперь я в шоке, ведьма? Я думал, ведьмы только в сказках бывают.

— А сколько тебе лет? — поинтересовалась Ники. Парень выглядел так молодо, казалось ему около двадцати.

— Двадцать два.

— Ты выглядишь младше.

— Да, я знаю, гены. В мамочку пошел, она у меня актриса. В кино снимается, а я работаю на Найка. Мне ближе медицина, а Стивенс — док восьмидесятого уровня. Я на реанимобиле раньше работал. Он таких пациентов с того света вытаскивал, абсолютно безнадежных.

— Верю, что может. Мы с ним так и познакомились. Думаю если бы не он, то меня бы не было сейчас.

— Он был твоим врачом?

— Не совсем так. Он спас меня. Я прыгнула с моста и, видимо, ему немало пришлось потрудиться, чтобы вернуть меня к жизни.

— А зачем ты сделала это? Жить надоело?

— Нет, обстоятельства не позволяли поступить иначе. А вообще-то, я сама виновата. Не стоило мне гулять в такое позднее время.

— А еще я слышал про случай в Эль-Баха. То, что Найк сказал про тебя, похоже, правда, — усмехнулся парень.

— А что он говорил тебе про меня?

— Он мне сказал, что девушка, которая поручена мне, это ходячий магнит для неприятностей.

— Возможно, это так, я постараюсь сделать все, чтобы тебе не пришлось слишком сложно со мной. Я просто беременная. По показателям, Джим сказал, что все в порядке. Так что ничего плохого случиться не может.

— Хочется надеяться, Ники. Надеюсь, ты окажешься права. Да и хватить болтать. Джим сказал отвезти тебя на КТГ, потом на завтрак, а в десять часов на капельницу.

— Подожди за дверью пять минут. Мне нужно привести себя в порядок.

— Как скажешь. Пойду пока кофе выпью. Не выспался сегодня. Был у подруги.

— Понимаю. Только будь осторожен, от этого бывают дети, — хитро проговорила Ники.

— Кто бы говорил. Иди уже. Приводи себя в порядок, — Джуниор зевнул и пошел в поисках кофе-машины. Он действительно провел бессонную ночь со своей подругой. Она работает в клинике Стивенс в лаборатории, и они встречаются около года. Она мулатка с вьющимися волосами до плеч. Лекси очень любила Джуниора. Они любители путешествий и активного отдыха. Байк Джуниора являлся излюбленным видом транспорта для них.

Ники надела светло-розовый спортивный костюм свободного покроя. Толстовка, трико и легкие кроссовки белого цвета. Волосы девушка просто расчесала щеткой и слегка освежила лицо макияжем.

После процедур, Ники отправилась в кабинет Джима Блека за разрешением совершить прогулку, в сопровождении Джуниора. Ники просто задыхалась, находясь постоянно в клинике. Ей хотелось, хотя бы на мгновение слиться с природой. Почувствовать морской бриз. Пройтись босыми ногами по мокрому песку. Пляж был недалеко, и Ники надеялась, что удастся договориться.

— Доктор Джим, это я, Ники, здравствуйте, — енот быстро запрыгнул на диванчик и деловито уставился на доктора. Джуниор тоже прошел в кабинет. Но договариваться о прогулке предоставил Веронике.

— Добрый день. Что вас привело ко мне ребята?

— Мне нужно ваше разрешение совершить прогулку. Енотика нужно выгуливать, да и для ребенка свежий воздух будет полезен.

Джим какое-то время размышлял, глядя в монитор, а потом посмотрел на Джуниора.

— В целом, я не против, Ники. Джуниор, под твою ответственность, и к вечернему обходу вы должны быть в клинике.

— Спасибо!!! — девушка встала и направилась к выходу, затем обернулась и добавила. — Да, Доктор Джим, я знаю, кто вы.

— Мне это тоже известно. Вся это игра была ради тебя, я разговаривал с Найком, он все мне рассказал. Я рад за вас. Надеюсь, с этого момента все будет у нас отлично.

***
Жизнь Вероники стала размеренной. Через десять дней Веронику выписали и назначили плановый прием через неделю после выписки. Джуниор и Ники подружились. Когда они бывали на пляже, к ним присоединялась Лекси. Девушка была очень умной и тактичной, но с Джуниором она вела себя, как ребенок. Они постоянно подкалывали друг друга, но было видно, что между ними есть настоящее чувство.

С Найком Вероника общалась в соц. сетях или просто по телефону. Они подолгу разговаривали, и он давал свои личные рекомендации по поводу лекарств и витаминов, какие нужно принимать.

Приближался июнь, и роды могли начаться в ближайшее время. Найк принимает решение, что рожать Ники лучше в Лос-Анджелесе…


Глава 32. В западне.

Найк долго размышлял над тем, где лучше находиться Ники в момент родов и принимает решение, что все-таки в центральной клинике Стивенс условия более надежные. Неонатологи в Лос-Анджелесе славились своей квалификацией и опытом. В этот раз интуиция его подвела.

Молодой человек набрал номер своего помощника Джуниора рано утром.

— Да, шеф, слушаю… — Джуниор приподнялся в постели, убрав со своей груди руку Лекси, которая недовольно поморщилась, но так и не проснулась.

— Доброе утро, извини, что рано, но дело серьезное. Ты должен собрать все необходимое в дорогу и перевезти Ники в Лос-Анджелес. Я с Джимом уже переговорил. Мы сошлись с ним во мнении, что в центре Стивенс риски будут минимальными.

— Я понял-понял. Найк, может не стоит на таком сроке переезжать? Все-таки уже сороковая неделя. Все может начаться внезапно, и что мне прикажешь делать тогда?

— Дорога не дальняя, всего два часа. Если спокойно ехать, проблем не будет, но выезжать нужно сегодня. На въезде в город к вам присоединится Джеймс, он поможет благополучно добраться до клиники и избежать встречи с журналистами.

Найк все для себя решил, и спорить с ним Джуниор дальше не собирался.

— Хорошо, как скажешь. До связи, а ты Ники сам все объяснишь, или предоставишь это мне?

— Я позвоню ей чуть позже. Она еще наверняка спит. Вам нужно выехать около полудня.

— Все понятно, еще раз пока.

Найк отключил мобильник, а Джуниор откинулся на кровати. Что-то не давало ему покоя, он сам не мог понять что, но интуиция у него развита была очень хорошо и она никогда его не подводил. Лекси, словно почувствовав его состояние, проснулась и внимательно на него посмотрела.

— Джуниор, что-то случилось?

— Нет, не знаю, Найк просит перевезти Веронику в Лос-Анджелес. Срок большой, если возникнут проблемы в дороге. В общем я не уверен, что оно того стоит.

— Брось, все будет в порядке. Это действительно рядом. Ты отличный водитель и первоклассный врач. Поставишь ей нужный укол, если что-то пойдет не так, и вы спокойно доедете.

— Все ты правильно говоришь, Лекси, но я все равно чувствую, что это неправильно. Я даже не могу это объяснить.

— Ты стал очень мнительным в последнее время, успокойся. Все у тебя получится.

— Хочется надеяться, — Джуниор улыбнулся своей девушке и приник к ее губам в поцелуе. Лекси ответила со всей страстью. Парень не хотел покидать девушку, и ее страсть пробудила в нем ответную реакцию. Он перевернул девушку на спину и позволил себе забыться в объятиях своей любимой.

— Лекси, любимая, я снова хочу тебя, — девушка ответила на его страсть, и они слились воедино, получая всю любовь и нежность друг друга. Он подсознательно чувствовал отчаяние, словно это было их прощанием, что все скоро закончится. Через некоторое время, Джуниор лежал на спине, восстанавливая дыхание. На его груди устроилась Лекси, она плавно водила пальчиками по плечу парня.

— Мне пора, девочка моя. Думаю, это командировка затянется, так что попросись в Лос-Анджелес на это время. Я долго без тебя не смогу.

— Что-нибудь придумаем, Джуниор. Я приеду.

Молодой человек притянул Лекси к себе и еще раз поцеловал свое сокровище. Парень посмотрел на часы и встал. Приняв душ, он отправился на кухню, где Лекси в его футболке готовила ему яичницу с беконом.

— Как вкусно пахнет.

— Ты проголодался? Садись скорее за стол, а еще, я приготовила вам с Вероникой бутерброды и горячий чай в термосе. Перекусите по дороге.

— Ты у меня такая заботливая, завидую сам себе.

— Смотри не перехвали, а то зазнаюсь, — Лекси хитро улыбнулась и, усадив парня за стол, устроилась у него на коленях и обвела его шею руками.

— Я с ума по тебе схожу, Джуниор, — она снова его поцеловала, и он нехотя отстранился.

— Не больше, чем я по тебе.

Они позавтракали, и Джуниор накинув свою кожаную куртку, еще раз приник к губам своей Лекси и вышел за дверь. Он выдохнул и немного успокоился. Добравшись до клиники, он просто покидал в свой рюкзак разные кейсы с препаратами и захватил упаковку одноразовых пеленок и набор для новорожденного. Это все не должно было пригодиться, но на всякий случай положил в рюкзак.

Джим встретился с ним, когда Джуниор возвращался в свою машину.

— Джуниор, привет, неважно выглядишь, в чем дело?

— Да все в порядке, просто не выспался, Вероника на квартире или в клинике?

— На квартире, я знаю о планах Найка, поэтому, скорее всего она уже собирается.

— Тогда мне пора.

— Пока, Джуниор, удачи тебе.

— Послушай, Джим, у меня к тебе одна просьба. Ты бы тоже нашел время съездить в Лос-Анджелес. Если роды начнутся, возможно, Найку понадобится твоя помощь.

— Ты так считаешь?

— Уверен, Джим. Ты же знаешь, что не все так просто с этой девчонкой. Она ведьма и зря Найк недооценивает масштаб проблем, которые могут возникнуть.

— Нет, он как раз переоценивает, и перестраховывается. Он мне все объяснил, и действительно, Ники намного лучше рожать в центре Стивенс.

— Да все понятно, он мне это все тоже говорил, — Джуниор задумался. — Окей, забудь. Я на квартиру.

***
Раздался телефонный звонок. Ники взяла трубку.

— Привет, Найк, ты же обычно вечером мне звонишь, в чем дело, доктор Найк?

— Здравствуй, любимая, да дело действительно важное. Я все еще раз взвесил и считаю, что пора тебе возвращаться в Лос-Анджелес.

— Вот как, и давно ты это придумал?

— Когда переговорил с Джимом. Ники, в клиники Джима отлично наблюдать беременность, но на роды тебе лучше перебраться в Лос-Анджелес. В нашем центре самая лучшая реанимация и особенно, что касается неонатологов.

— Неонатологи, это кто? Извини, я не все ваши медицинские слова понимаю.

— Это врачи, которые занимается лечением и профилактикой патологий новорожденных.

— Ах, вот ты о чем. Если так, то действительно мне пора в Лос-Анджелес, но тебе лучше забрать Полосатика домой. Мне с ним в больнице будет не просто.

— Конечно, Ники. Обязательно заберу, а теперь собирайся, девочка моя, скоро приедет Джуниор, и вы отправитесь в путь.

— Окей, тогда пока, Найк. У меня столько вещей накопилось, что просто ума не приложу, как мы это все потащим.

— Ники, остановись, ты неправильно меня поняла. Вероника, бери только все самое необходимое, что может пригодиться в дороге, а потом я договорюсь, и все остальные твои вещи перевезут. Так что, не вздумай затевать глобальный переезд.

— А вдруг, тот, кто будет собирать вещи, что-нибудь забудет.

— Ники, если хочешь, я куплю эту квартиру и ты потом, когда все разрешится, сама вернешься в Сан-Диего, чтобы убедиться, что мои люди ничего не забыли забрать. Как тебе такой вариант?

— Покупать целую квартиру, это перебор, мне кажется.

— А хочешь, подарим ее Джуниору. Я, когда просил его за тобой присмотреть, говорил, что в долгу не останусь. В планах у меня было купить ему квартиру. Только ты ему пока про это не говори. Сделаем ему сюрприз. У него как раз через неделю день рождения.

— Вот это подарок, я понимаю. А не слишком шикарно, Найк?

— Вовсе нет, я ценю своих работников и друзей, особенно таких, как Джуниор и Джеймс.

— Хорошо, я согласна со всем этим. Буду собираться не так тщательно, как хотела в начале нашего разговора, — заключила Вероника.

— Вот и умница, не забывай про бандаж и старайся в машине принимать полулежачее положение.

— Да, все я поняла, Найк, я справлюсь.

— Очень хорошо, что ты все так хорошо поняла. Я поверить не могу, что скоро все закончится, и наша семья, наконец, будет вместе.

— Ты не забывай, что если все закончится благополучно, ты тоже будешь иметь способности ведьмы. Будешь ведьмаком.

— Да, я и сейчас многое умею. С нашими ребятами, например, общаться.

— Это лишь малая доля того, что умеют настоящие ведьмы, так что готовься, будет очень интересно. И в магии я твой наставник.

— Я готов быть прилежным учеником, радость моя.

— Я надеюсь, — «Гарри Поттер переросток» усмехнулась про себя Вероника. «А еще и ребенок будет обладать способностями. Чувствую, веселая семейка из нас получится» — Все, Найк, пока. Ты для нас с малышом придумал новый квест, а мы тут в Сан-Диего уже основательно корни пустили, так что больше не отвлекай нас от важных дел. Пока-пока.

— До встречи, любимая.

Ники как всегда первая отключилась. Через пару минут в квартиру постучали.

— Ну вот, это точно Джуниор, а у нас ничего не готово.

Распахнув дверь, Вероника увидела своего друга, который улыбался, но его глаза были тоскливыми, словно кто-то умер.

— В чем дело, Джуниор. Ты выглядишь так, словно по тебе трактор проехал?

— Да все в порядке. Ты собралась?

— Нет, конечно, я даже не знаю, с чего начать. Я тут накупила вещей малышу и не собираюсь их здесь оставлять.

— Лучше оставь, Ники, Потом вернетесь с Найком и заберете. Нам нужно спешить.

— Нет, не оставлю. Хотя бы часть, но я возьму обязательно. Тут пеленки, кофточки, боди, соски, бутылочка. Я все это возьму.

Джуниор закатил глаза и покачал головой. «Найк, я вместо тебя, нянчусь с твоей беременной ведьмой. Ты мне реально задолжал. Теперь у меня богатый опыт в общении с женщиной в положении» Ники рассказывала Джуниору все. Она делилась с ним разными своими переживаниями, а иногда Вероника плакала, посмотрев грустный фильм или просто злилась, отказываясь принимать таблетки. Ему приходилось быть не просто другом, но и хорошим психологом для Вероники.

— Окей, бери все что хочешь. Я подожду. К черту время. Сама с Найком потом разбирайся.

— Вот и разберусь. Нечего на меня так смотреть, — и Ники начала собирать свои вещи, тщательно, не спеша. Джуниор несколько раз предлагал свою помощь, но Ники ее просто игнорировала. Полосатик с интересом наблюдал за хозяйкой.

И вот, наконец, сборы закончились. Вещей набралось, три большие сумки, и Джуниор перетаскал их в свой внедорожник. Он любил японское авто и у него была Mitsubishi Pajero Sport серебристого цвета.

Ники надела свободную тунику клеш светло-зеленого цвета и изумрудные брюки для беременных. Волосы уже достаточно отросли, и Ники собрала их в хвост. На ногах были бежевые туфли на низком каблуке и такого же цвета сумочка.

— Полосатик, ты где?

— Он в машине, спустился, когда я сумки переносил.

— Фу, все в порядке, едем.

— Есть, начальник, — иронично протянул Джуниор.

По городу ехать пришлось достаточно долго, и когда Джуниор выезжал из города, он заметил за собой хвост, в составе трех машин. Они сменяли одна другую, или выстраивались в колонну, одна за другой. Все это переставало нравиться, Джуниору.

Он надавил на педаль газа и попытался оторваться, ему показалось, что все получилось, но колонна из четырех большегрузов не позволяла ускориться или обогнать их. Вскоре Джуниор снова заметил те самые три машины. Они явно следовали за ними.

Парню удалось обойти, наконец, колонну из огромных машин, но вскоре и эти ребята тоже совершили обгон.

— Джуниор, а тебе не кажется, что мы слишком быстро едем?

— Извини, похоже, за нами хвост, не хотел тебе говорить, не был в этом уверен, но теперь точно вижу, за нами едут. И им явно что-то нужно от нас.

— Чушь какая. У меня нет врагов в Сан-Диего.

— Может у тебя и нет врагов, а у Найка имеются. Это я знаю точно. Скорее всего, нас хотят использовать.

— Я беременна, не думаю, что они пойдут на такое.

— Ники — ты наивная девочка. Мир конечно не без добрых людей, но и злодеев хватает.

Неожиданно, послышались выстрелы, и Джуниор резко нажал на тормоз. Ники ударилась головой о стекло.

— Вот черт, они стреляют по колёсами, — одна из машин перегородила путь внедорожнику Джуниора, и ребята в черных куртках и затемненных очках вышли из машины. Один выставил пистолет вперед. Ники обернулась и взяла енота в руки. «Полосатик, на тебя вся надежда. Беги, дружок, найди Найка, укажи ему дорогу, малыш. Доберетесь до этого места, а дальше иди на мой запах. Давай. «Когда Ники открыла дверь, зверек юркнул под машину Джуниора и быстро побежал в лес. Кто-то выстрелил в енота. Ники почувствовала его ранение. Пуля попала в лапку. Сердце Ники оборвалось, но Полосатик спрятался в кустах и стал постепенно пробираться в чащу леса, спасаясь.

Джуниор вышел из машины и направился к вооруженным парням, открывшим стрельбу.

— В чем дело, может вы нас с кем-нибудь перепутали? Я вез свою жену в Лос-Анджелес, а вы ведете себя не слишком-то доброжелательно.

— Какая жена? Это жена да не твоя. Следуйте за мной, оба.

— Вы собираетесь взять ее в заложники? У Вероники большой срок, и роды могут начаться в любой момент. Много ли вам заплатят, если вы отдадите ее труп?

— А ты хитер, видно сразу, что жить хочешь. Ты пойдешь с нами, на тебя у нас тоже планы имеются, а еще, будешь у нее роды принимать в случае чего. Выводи ее из машины и давай за мной. Не вздумай делать глупости, а то могу сделать тебе пару лишних дырок в голове.

Джуниор теперь понимал, почему ему так не хотелась уезжать из Сан-Диего. «Найк, ты хотел безопасности, но совсем забыл о патологической способности твой жены притягивать неприятности. Вот, пожалуйста, мы в полном дерьме, чего и следовало ожидать» Джуниор мог бы обезвредить этих двоих, но кто-то из остальных мог навредить Ники.

Вероника медленно вышла из машины, и Джуниор взял ее за руку. Их телефоны были в тот же миг растоптаны, лишая их шанса на помощь.

— Позвольте взять хотя бы мой рюкзак, в нем необходимые медикаменты для Ники.

— Быстро, парень, а ты стоять, крошка, пойдешь со мной.

Девушку посадили между двух верзил в черный BMW. Она пыталась рассмотреть, куда повели Джуниора, но ничего не увидела. В машине никто ничего не говорил. Ей приказали заткнуться и пригрозили заклеить рот скотчем в случае непослушания.

«Куда они нас везут?» Вскоре, они свернули с трассы на грунтовую дорогу, и еще долгое время машина еле-еле тащилась сквозь заросли, пока не показался деревянный забор из продольных досок «Какое-то заброшенное имение» В деревянном строении, частично отсутствовали окна, и все оно больше напоминало жилище в лесу из фильма ужасов.

— Выходи и следуй за мной, — приказал здоровый мужчина средних лет с серьгой в ухе, лысой головой и татуировкой на шее в виде колючего ошейника. Как у огромных собак.

— Шакал, веди ее к Рею.

— К Рею? — Ника начала копаться в памяти и вспомнила этого надменного афроамериканца.

— Я так понимаю, вы знакомы, — хриплым, прокуренным голосом проговорил второй амбал. Он был, как и Рей афроамериканцем и его правой рукой. Шакал грубо схватил девушку под руку и буквально потащил в дом.

«Вот же мерзавцы, я же не оказываю сопротивление, зачем делать так больно?» Когда они прошли в дом, девушка осмотрелась и увидела Рея.

— Вот мы и снова встретились, Вероника. Твой муж помог мне освободиться, так что ему скажи спасибо за нашу встречу.

— Рей, я направляюсь в роддом, ты что, хочешь, чтобы я родила прямо здесь?

— Мне это безразлично, твой док тебе поможет, сейчас ребята немного с ним побеседуют, и все, отдам я тебе твою новую игрушку.

— Рей, не причиняйте ему вреда. Джуниор-врач, но не работает с Найком. Он работает у Джима.

— Ты за идиота меня принимаешь? — Рей подошел ближе и ударил девушку по лицу. На губе проступила кровь.

— Еще, хоть слово лжи, и я этим не ограничусь, — в глазах Рея девушка видела только угрозу и отсутствие жалости. А еще на нем метка смерти, это значит, этот человек убивал людей. Ее может увидеть только настоящая ведьма.

Ники очень переживала за Джуниора и постаралась больше ничего не говорить.

— От Найка мне нужны деньги, и его конкуренты желают выиграть тендер на строительства ветеринарного центра. Я не знаю, зачем твой муж решил вместо людей лечить животных, но контракт он должен заключить с моим шефом. В этом нам и поможет твой приятель, Джуниор. В прошлом он работал на правительство США, а еще он первоклассный хакер. Этот уникальный мальчишка еще в школьные годы был очень известным на всю страну программистом. Потом он попал под крыло Найка и больше ни с кем не сотрудничал, но я заставлю его работать на себя или убью, если будет сопротивляться.

Ники не знала, чем помочь другу и сердце разрывалось от переживаний и душевной боли. Что с ним проделывали эти парни, сложно было представить.

— Отведите эту девчонку на третий этаж и заприте в спальне, — приказал Рей.

Шакал схватил за руку девушку и потянул по лестнице наверх. Пыльный деревянный коридор едва освещала одинокая лампочка, свисающая с потолка.

— Сиди здесь тихо, поняла? — шакал схватил девушку за горло и толкнул в комнату, где была кромешная темнота.

Девушка упала и ударилась об угол шкафа. Она почувствовала боль в животе и прикусила губу. Подняться с пола она уже не смогла. Где-то рядом послышался смех и больше ничего. Ники постаралась отползти к стене и подняться, но боль усиливалась.

Через какое-то время дверь распахнулась, и в комнату затащили полуживого Джуниора, и следом полетел его рюкзак. Парень был без сознания. Ники от ужаса вскрикнула, на секунду ей показалось, что он мертв. Девушка подошла ближе и склонилась над ним. Вероника перевернула его лицом вверх и ужаснулась. Многочисленные ожоги и рваные раны были по всему телу.

— Джуниор!!! — она села на пол и положила его голову к себе на колени. — Ты выживешь парень. Выживешь. Я отдам тебе всю свою силу, а потом ты сбежишь. Мне уже не помочь, но тебя я спасу.

Вероника приложила ладонь ко лбу Джуниора и, закрыв глаза и начала отдавать парню свою магию. «Раз на животных это работает, то пора попробовать исцелять людей» Ники забирала всю боль парня, и его раны на глазах затягивались. Ожоги пропали, дыхание стало более ровным, но потом она почувствовала, как вместо слез из глаз потекла кровь.

— С людьми все сложнее, слишком много повреждений, — и вскоре Ники просто потеряла сознание…

***
Лекси весь день места себе не находила и вот, ближе к вечеру раздался звонок.

— Доктор Найк, что случилось? — девушка понимала, что просто так шеф бы ей не позвонил.

— Джуниор выехал в Лос-Анджелес? — голос Найка был прерывистым, встревоженным.

— Да, еще утром, — неуверенно проговорила Лекси.

— Похоже, им помешали. Я догадываюсь кто, и это полностью моя вина. Хорошо, Лекси, отправляйся в Лос-Анджелес. До связи, — Найк отключил телефон.


Глава 33. Проклятию пришел конец.

Джуниор раскрыл глаза и почувствовал холодную ладонь на лбу. Он лежал головой на коленях Ники. Еще вчера ему казалось, что его все-таки решили убить. Было больно, да, но парень не показал вида, что испытывает адские муки. Он не подписал контракт и не стал предавать Найка, за что был жестоко избит. Пытки продолжались длительное время, ему казалось бесконечно, но сейчас все было иначе. Он чувствовал себя абсолютно здоровым. Джуниор поднялся и посмотрел на Ники. Лицо было бледным. Вместо слез, ручейки крови из глаз окрасились в черный цвет. Он быстро посмотрел на свои руки. Не было даже намека на ожоги или порезы.

«Ники исцелила меня и отдала все свои силы»

Джуниор склонился над девушкой и проверил пульс. Он был очень слабым, и парень понимал, что нужно срочно привести ее в чувства, и попытаться выбраться, иначе на рассвете их жизнь может закончиться. Силы были неравными. В доме он насчитал пятнадцать человек, а еще главарь-Рей, итого-шестнадцать.

— Ники, проснись… — прошептал Джуниор. Он покопался в своем рюкзаке и нашел нашатырь. — Давай, девочка, давай, ну зачем ты сделала это? Тебе нельзя было, особенно сейчас.

Девушка сморщилась и простонала.

— Ники? Что-то болит?

— Джуниор, это ты? — девушка тяжело дышала. — Да у меня болит живот, не всегда, но если болит, то очень сильно. Поставь мне какой-нибудь укол, чтоб это прошло.

— Живот болит? Не всегда? А с какого места начинается болевой приступ. Случайно не со спины от поясницы?

— Ты очень догадлив. Я так рада, что ты в порядке, а у меня вот ощущение, будто я напилась. Голова кружится и такая слабость. Язык не слушается.

— Это, наверное, как-то связано с тем, что ты сделала для меня, — Джуниор слегка улыбнулся «Она полностью меня исцелила, словно и не было всего этого ада, в котором я вчера побывал».

— Ты — мой подопытный кролик. Я первый раз человека исцеляла, и оказывается это намного сложнее, чем помогать животным.

— Я так понимаю, это был тот самый случай, когда мое согласие было не нужно. Спасибо, что помогла, правда, а то я чувствовал себя дырявым матрасом.

— Интересное сравнение, Джуниор, я так рада, что еще раз увидела тебя живым. Скажешь Найку, что его жена не справилась и покинула этот мир, опять. Встретимся в новой жизни, а сейчас беги. Тебя не пощадят, я знаю. Ты не предашь, и тебя просто убьют.

— Стоп, красавица, я остаюсь, не решай за меня. Да, и кто это тут у нас собрался умирать?

— Я собралась. Так живот болит. Видимо, я умираю.

— Ты не умираешь, потерпи, я попробую переложить тебя на кровать. Помоги мне чуть-чуть.

— Зачем на кровать? Мне и тут нормально. Только очень больно, а нет, сейчас отпустило. Пошли на кровать, — Ники протянула ему руки. — На кровати действительно мягко и тепло, а тут так холодно.

— Все правильно говоришь, Вероника, иди ко мне, — он потянул ее за руки, и она поднялась.

— Ой, держи меня. Голова кружится, помоги… — парень перекинул ее руку через плечо и помог лечь в кровать.

— А теперь забудь, что я твой друг, сейчас я твой врач, — Джуниор пытался донести до ее слабеющего сознания, что роды начались, и кроме него, здесь нет никого, кто бы ей помог с этим.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ники, у тебя начались роды, и нам нужно сделать все, чтобы ребенок родился целым и невредимым.

— Нет, я не рожаю, у меня просто болит живот и все, — Вероника отрицательно покачала головой «Роды — это не так. Это как-то по-другому»

— Я сейчас принесу все необходимое, а потом осмотрю тебя, окей?

Джуниор вытащил из рюкзака упаковку пеленок, большую бутылку с очищенной водой, антисептик, перчатки. Инструменты пока из кейса не доставал. Налил воды в пластиковую емкость трансформер. Он разложил ее из небольшой конструкции. Установил на емкости режим подогрева на нужную температуру.

— Ники, мне нужно тебя осмотреть, ты же не будешь против этого? Ведь я твой врач.

— Что ты имеешь в виду? — девушка не совсем понимала, зачем он спрашивает для этого разрешение. Он сотню раз осматривал ее. Измерял давление, вес, прослушивал сердцебиение.

— Я не о простом осмотре. Сейчас я осмотрю тебя, как это делают гинекологи.

— Что? Это действительно нужно?

— Я не могу визуально определить, насколько ты готова к родам.

Ники побледнела и округлила глаза, даже голова перестала кружиться «Господи, Джуниор — гинеколог, моему рассудку пора взять отпуск»

— Ники, ты тянешь время. Мы должны сделать это. В любом случае у тебя роды принимал бы мужчина, скорее всего им должен был быть Джим. Ты считаешь, с ним тебе было бы легче?

— Нет, не легче. Хорошо. Мне терять нечего. Я переживу это, — Ники кивнула.

— Ты можешь доверять мне, — в его глазах она не увидела растерянности, а значит, он знает, что делает. Она никогда не спрашивала Джуниора о его работе, особенно в области медицины, но видимо он действительно умеет принимать роды.

Молодой человек действовал осторожно, а Ники зажмурилась и отвернулась. Она старалась не думать о том, кто ее осматривает.

— Воды не отошли, но ты уже в активной фазе. Придется вскрывать пузырь. Джуниор скинул перчатки и надел новые.

— Это больно?

— Не очень, возможно легкий дискомфорт, — Джуниор видел, как девушка смущена, это наоборот помогало. Ники не кричала, и старалась терпеть схватки.

После того, как воды отошли, боль стала нестерпимой.

— Джуниор, я не смогу. Я умру точно, это очень больно.

— У меня нет с собой анестезии. Извини, я забыл ее положить, но прошу, потерпи. Когда все закончится, боль не будет такой адской.

— Мне страшно. Очень больно.

Она вела себя отлично, но он знал, насколько, ей больно, и ему нужно найти правильные слова, чтобы она собралась и перестала паниковать.

— Я понимаю, но тебе нужно подумать о ребенке. Ты представь, насколько страшно ему сейчас. Привычный для него мир рухнул, и ему еще страшнее, чем тебе. Ты понимаешь, что происходит, а он нет. Ты должна помочь ему и слушаться меня сейчас. Ники, поняла? Никакой самодеятельности. Когда будет схватка, старайся часто дышать, это поможет. Все идет нормально.

— Хорошо, буду дышать. Неужели у всех так?

— Не знаю, болевой порог у всех разный, но примерно так, — заключил Джуниор.

Ники слушала Джуниора и выполняла все, что он ей говорил. Его голос действовал, как спасательный круг, спокойный, ровный, уверенный. Он не ругал и не жалел, а словно проводник, помогал девушке преодолеть это сложное испытание. Она видела в нем своего спасителя и понимала, от него теперь зависит ее жизнь и жизнь малыша. И казалось, когда боль была уже нестерпимой, ребенок появился и громко заплакал, от этого звука все стекла на окнах рассыпались.

— Что происходит!? — Джуниор перерезал пуповину и принялся осматривать младенца.

— Родился новый ведьмак — Леон. Он снял проклятие своим появлением, и теперь все закончилось. Проклятие пало, и я могу увидеть Найка, — Вероника восстанавливала дыхание и понимала, что боли больше нет. — Джуниор ты не представляешь, как мне сейчас хорошо, — слезы катились по щекам. Напряжение покидало и магия, новая мощная, древняя наполняла каждую клеточку тела. Она чувствовала малыша, его магию, а еще магию Найка и она услышала его мысли. «Он пытается меня найти»

— Я смотрю, вы очень необычные ребята. После знакомства с тобой, я поверил в чудеса. Ты молодец — мамочка. В родах ты была идеальна, а мне есть с чем сравнить. Несколько раз, когда выезжал на вызов, то приходилось принимать роды и дома, и в машине.

— Если бы девушки знали изначально, на сколько, это больно, то обходили бы парней за километр.

— Ничего подобного. Многие знают и идут на это не один раз. Посмотрим, что ты скажешь о родах через пару лет, когда Найк запросит второго.

— Ни за что, — протянула Ники.

За окном начало светать, и Ники, заметив это, поняла в какой опасности Джуниор и Лео. Она не могла допустить, чтобы они попали в руки Рея. А ребенка, так и вообще, могли просто убить, от этих мыслей бросало в дрожь.

— Джуниор, спасибо за все. Ты очень хороший и доктор и друг, — Ники с нежностью посмотрела на парня.

— Ники, ты смотришь на меня такими глазами, что готов поклясться, что влюбилась в меня, — Ники улыбнулась и бросила в него подушку.

— Не мели чушь, я совсем не об этом.

— Я пошутил, я все понял, Ники. Ты тоже для меня стала чем-то больше, чем просто работой. Вероника здесь есть ванная комната. Ты можешь привести себя в порядок.

— Я боюсь вставать. Мне кажется, мое тело мне не принадлежит.

Джуниор рассмеялся.

— Да все на месте, даже не пришлось налаживать швы. Смело вставай и иди принимать душ. Он тебе необходим. Твой малыш нуждается в тебя, он в полном порядке и желает поскорее попасть на ручки к своей мамочке.

— Хорошо, — Ники села, а потом встала. Все получилось, потом медленно, словно по канату, пошла в душ.

Небольшая ванная комната явно нуждалась в ремонте. Старая плитка, кран, который подтекал, и ей с трудом удалось настроить воду нужной температуры. Вероника встала под струи воды и ощутила блаженство. Джуниор был прав. Сейчас, когда все закончилось, она себя ощущала совсем по-другому. Тело очень быстро исцелялось, и восстанавливалось. Она еще не знала, на что способна теперь, но пока не торопилась ставить эксперименты, это могло привлечь внимание людей Рея. Вернувшись в комнату, в одном полотенце, девушка сморщилась.

— Все наши вещи в машине. Что теперь делать?

— У меня в рюкзаке есть кое-что. Посмотри там. Это фирменная больничная пижама и белье клиники Джима, а еще тапочки. Конечно, это не очень модно, но зато чистое и свежее.

— Джуниор, ты меня очень выручил, — Ники нашла нужные вещи в рюкзаке и вернулась в ванную комнату. Единственным минусом было отсутствие освещения.

В это время Джуниор пытался справиться с подгузником и пеленкой.

— Ники, я может и не плохой акушер-гинеколог, но совершенно не умею пеленать младенцев.

— Я с этим справлюсь, Джуниор. Мне приходилась присматривать за сыном соседки, — Ники подошла к малышу и посмотрела на маленькое личико, нового маленького человечка. — Джуниор у него карие глаза, как у папы.

— У него, еще пока младенческие глаза. Они примерно у всех малышей одинакового цвета. А вот черты лица, да. Похож на Найка, — Лео не плакал, но и не спал. Ники ловко его запеленала и взяла свое сокровище на руки.

— Ты такой умненький у меня, знаешь, что плакать нельзя.

— Попробуй его покормить, Ники. Малыш тоже испытал стресс.

Вероника села на софу и попробовала приложить малыша к груди. Все получилось, и малыш начал засыпать на руках Вероники. «Ну вот, малыш, ты покушал, умница мой, а теперь, тебе и дяде Джуниору пора возвращаться, только тихо, я люблю тебя, маленький»

— Джуниор, возьми, пожалуйста, Лео.

— Хорошо, — парень закинул собранный рюкзак на плечо и взял Лео на руки.

— Тебе пора, Джуниор, а у меня личные счеты с Реем, — глаза Ники приобрели изумрудный цвет.

— Ники, нет, мы должны держаться вместе, — Вероника улыбнулась и отрицательно покачала головой. Она впервые в жизни пробовала переместиться не сама, а переместить кого-то другого.

— Если что, Джуниор, позаботься о Лео, прощай… — Ники закрыла глаза, и Джуниор, вместе с малышом исчез.

В следующий момент дверь раскрылась, и на пороге стояли головорезы Рея.

— Смотри на нее, она уже родила. Где ребенок, Вероника? Отдала Джуниору, и он сбежал? Вот черт!!! Куда он отправился? Отвечай? — глаза Шакала, казалось, налились кровью. Вот уж, воистину слуги дьявола. — Тебе конец, дрянь!!! Сейчас мы тебя убивать будем.

— Вы думаете, что я вам это скажу. Вряд ли, — спокойно проговорила Ники.

Шакал подошел ближе и с силой схватил Ники за волосы. Вероника начала считать вслух.

— Один, два, три, четыре, пять.

— Какого черта происходит? — Шакал толкнул девушку на кровать и вытащил пистолет.

— Ты сейчас сдохнешь, тварь. Где Джуниор?

— Шесть, семь, восемь, девять, десять, — досчитала Ники, и комнату озарило оранжевое свечении. Когда подельники Рея обернулись, то увидели Найка, собственной персоной.

— Шакал, держи ее, это Найк? — закричал Рей вошедший в комнату.

— Я не люблю, когда вы вмешиваетесь в мою жизнь, — Найк был спокоен. Он хладнокровно прицелился и выстрелил в Шакала снотворным, затем выстрелы последовали в остальных бандитов. Последний выстрел был уготован для Рея. Найк не собирался с ним разговаривать, он просто его вырубил. Выстрел в грудь Найка, никак на него не повлиял. И дело не в жилете, которого не было, а в магии, которая его защищала, как и Ники.

Вероника встала на ватных ногах, и в следующее мгновение оказалась в самых родных объятиях, о которых давно мечтала. Найк взял в руки лицо девушки посмотрел в глаза Ники.

— Девочка моя, прости меня за все, я снова подверг тебя испытаниям, — его глаза, глаза любимого. Сердце девушки готово было выпрыгнуть из груди.

— Ты не знал про Рея? — прошептала Ники.

— Я все равно виноват, — Найк снова осудил себя.

«Бедный мой ведьмак» Ники почувствовала, что сейчас расплачется и первая приникла к губам мужа. «Сколько можно ждать, я так скучала» Найк услышал ее мысли и включил в их поцелуй страсть и собственную магию. Вероника просто таяла в его объятиях.

«Как же я скучала, ты даже не представляешь». Найк все услышал и его душа, наконец испытала простое человеческое счастье.

— Вот вы где, ребята? — послышался голос Джеймса.

Найк отстранился от жены.

— Джеймс, а ты как здесь оказался?! — радостно воскликнула Ники.

— Ну как тебе сказать? Джуниор, заходи. И в комнату вошел парень с хитрой улыбкой.

— Ребята, я вообще-то рассчитывала, что телепортируется только Найк.

— Ты у нас девочка слабенькая, только что родила, хоть и ведьма, а вот Найк очень мощный ведьмак, и как и ты, он жаждет экспериментов, — заключил Джуниор.

— А где Лео?

— Наш малыш в надежных руках. Сейчас дождемся полиции и можем возвращаться в Лос-Анджелес.

— Нет, но как? — Ники не могла поверить своим глазам. Джуниор снова здесь.

— Вероника, я все понял, когда ты выслала меня вместе с малышом, когда послышались шаги. Эти ребята очень изобретательны в своих пытках. Как думаешь, что бы они с тобой сделали?

— Я только что родила. Ты о чем вообще?

— Ники, эти звери жалости не знают, а ты вчера и сегодня выложилась по полной программе, так что все очень логично, не так ли.

— Вероника, любовь моя, Джуниор редко ошибается. Он абсолютно прав. И мне очень жаль, что я пренебрег его интуицией. Теперь я буду прислушиваться к его мнению всегда.

— Твоя ведьма больше всего в жизни обожает выносить мне мозг. И делает это очень виртуозно, — иронично простонал Джуниор.

— Не правда, Джуниор, неужели так плохо?

Парень кивнул и подмигнул девушке.

— Я хочу вернуться к машине и забрать все наши вещи, — неожиданно добавила Вероника.

— Ники, машина уже в Лос-Анджелесе. Идем. Думаю, ребята и без нас разберутся. Тебе нужно в клинику. Я осмотрю тебя.

Вероника обернулась и посмотрела на Джуниора. Она настолько привыкла к нему, что не знала, как справится со своей жизнью без него.

— Найк, я не виноват, но похоже твоя ведьма влюбилась в меня, — Джуниор рассмеялся.

— Это не так, ты опять начинаешь, это не честно, — возмутилась Ники.

Найк перевел взгляд с Джуниора на Ники и понимал, что эти ребята сдружились, и им вместе многое пришлось пережить. Он очень хотел быть с Вероникой вместо Джуниора, но осознавал, что это бы просто убило ее.

— Идём, Ники, Итон ждет. Телепортироваться не будем. В этом нет необходимости. Да и я теперь понимаю, что такое нести магические потери.

Найк подхватил девушку, словно пушинку и отправился к выходу. Ники обвила шею мужа и прижалась к его груди. В это, и правда, трудно было поверить. Ее несет Найк, у них родился ребенок, и теперь она возвращается домой.

Итон с интересом осматривался по сторонам в ожидании шефа.

— Вероника, ты ли это? — Итон расплылся в улыбке.

— Найк, ты что, и автомобиль переместил? Это же очень рискованно.

— Это я уже понял, поэтому, с телепортацией завязываем на месяц другой.

Найк опустил свою девушку на ноги и раскрыл перед ней пассажирскую дверь, сам забрался следом.

— Итон, едем в центральную клинику.

Парень завел двигатель, и они отправились в путь.

Ники посмотрела на мужа и заметила, насколько он измотан. Она и сама выглядела не лучшим образом, но он изменился. Глаза стали другими. Видимо он до сих пор не мог поверить, что все закончилось. Закончилось не только у них, а у всех будущих поколений. Была ли это ошибка Авроры или Джона? Они были наказаны, и их любовь испытана проклятием.

— Что так смотришь, отвыкла? — тихо проговорил Найк. Слышать его голос так близко, было необычно. Каждое слово действовало, как наркотик. Мысли терялись. Ей столько хотелось сказать, но девушка могла только смотреть на него и наслаждаться близостью мужа.

— Нет, Найк, ты очень плохо выглядишь, тебе нужен отдых.

— Да все в порядке. Это из-за магических потерь, я немного переоценил свои силы.

— Найк, а Полосатик, он добрался домой?

— Да, я отнес его в ветеринарную клинику, ему сделали операцию. Он дома. Через него я узнал, где вы, мы выдвинулись, как только узнали. Это было ночью. Машину мы вашу нашли, но не знали, куда вас отвезут от этого места. Когда я почувствовал прилив магии, стало понятно, что ты родила, а еще два часа спустя Лекси сообщила, что ребенок и Джуниор в центре. Я притянул его к нам, а потом, всех переместил к тебе, опираясь на воспоминания Джуниора. Я позабочусь, чтобы Рею дали пожизненный срок.

— Зачем ты вообще ему помог, Найк?

— Что ты сказала, помог? Это был уговор, я тогда искал тебя. За информацию, обещал ему помощь в суде. Я очень сожалею и об этом. Еще мне жаль, что я решил перевести тебя в Лос-Анджелес, и заставил пережить весь этот кошмар.

— Все обошлось, но детей я больше не хочу.

— Как скажешь, ты только родила, какие еще дети. Ники, ты выглядишь, все еще очень напряженной, как все прошло? Я про роды.

— Больно, очень больно, мне хотелось умереть.

— Вы не применили анестезию?

— Нет, Джуниор сказал, что забыл ее положить, и пришлось потерпеть.

— Тогда все понятно. Ники если когда-нибудь ты захочешь еще детей, то обещаю, все будет по-другому. Джуниор врач хороший, но не достаточно опытный, а если учесть условия, в которых вы оказались, я могу им только восхищаться.

Ники улыбнулась, и Найк уложил голову девушки к себе на колени

— Поспи, любимая, ты очень устала.

— Да нет, я не устала. Все в порядке. Я так хочу увидеть Лео, а еще Тучку, Барсика, Полосатика и Дорис, — Вероника зевнула. Найк усмехнулся «Спать она не хочет, ты же спишь рядом со мной не хуже твоего Барсика». Глаза девушки постепенно сомкнулись, и девушка погрузилась в сон.


Глава 34. Клиника Стивенс. Лос-Анджелес.

Вероника внезапно проснулась, спустя полчаса. Девушка, буквально вскочила и часто задышала.

— Что случилось? — Найк озадаченно посмотрел на нее.

— Кошмар приснился.

Найк обнял свою любимую.

— Все хорошо, я теперь никогда тебя не оставлю, — девушка почувствовала его теплое дыхание на своей шее, и эта близость отозвалась легкой дрожью во всем теле. Ники поежилась. — Что не так?

— Щекотно… — прошептала девушка. Найк отвлекся на шум и увидел многочисленных людей, столпившихся возле клиники.

— О нет, как назойливые мухи. Пресса, — нахмурился молодой человек.

Ники заметила журналистов, и она снова решила немного их проучить.

— Я не понимаю, что они забыли здесь в такую погоду? — иронично заметила девушка.

— А что с погодой не так? — не понимал Найк, а Итон усмехнулся. Ему приходилось видеть шалости Вероники.

— Все не так, — и Ники закрыла уши руками. Гром разразился такой силы что, многие журналисты не на шутку испугались, и проливной дождь не заставил себя долго ждать.

— Ники, что за шутки? — усмехнулся Найк.

— Учись, пока я рядом. Сейчас эти любопытные ребята побегут, сверкая пятками, — Ники устроила небольшой ураган. Чувство самосохранения все-таки взяло верх, и журналисты начали расходиться.

— Необычно. Простенько, но со вкусом, — отметил Найк.

— А ты, можно подумать, можешь лучше.

— Может, и могу, но я пока вне игры, подожди с недельку, там посмотрим.

Найк вышел из машины и помог Ники выбраться. Девушка так отвыкла от его чрезмерной заботы, что ей было не по себе. Джуниор помогал Ники, но не особо нянчился с ней. Это было не так трепетно, как в обществе Найка.

В клинике Вероника была в центре внимания. Все знали о том, что у шефа родился сын, и Ники возвращается. Многие считали, что они развелись, и поэтому Найк такой раздражительный. Он загружал всех вокруг работой, в том числе и себя, и все понимали, в чем причина такого поведения. Сложные отношения с женой.

— И снова, Ники, как я понял, ты у нас благополучно родила. Правда, не так, как мы планировали, но вполне удачно и без осложнений. Моя школа. — с гордостью заявил Джим Блек, который успел добраться до Лос- Анджелеса.

Лекси обеспокоенно посмотрела на Найка.

— Лекси, привет, — Вероника подошла к девушке и обняла ее.

— Привет, Ники, привет. Джуниор не с вами?

— Нет, но с ним все в порядке, он с Джеймсом, и я думаю, скоро он будет здесь.

— У него отключен телефон, я так переживаю, — девушка смахнула слезы, которые еле сдерживала.

— Лекси, я же тебе обещала, что все будет в порядке. Да, твоему парню крепко досталось, но сейчас это останется, просто воспоминанием, без последствий. Он цел и невредим.

— Ники, идем со мной, нам нужно в родовое отделение, на осмотр и анализы.

Вероника повернулась к мужу и обреченно склонила голову.

— Опять уколы, УЗИ и все то, что я так не люблю.

— Ники, не будь ребенком, солнце моё, — протянул Найк. Он приобнял свою жену, и они вместе отправились в лабораторию.

***
— Ну что ж, приступим, — Ники вытянула руку и зажмурилась.

Молодой человек применил для этого свое новое изобретение и девушка абсолютно ничего не почувствовала.

— Все, можем идти на УЗИ.

— Как все? — Ники посмотрела на свою руку и ничего не поняла. — Ты в этом уверен?

— Абсолютно. Это мое новое изобретение, игла с анестезией, очень тонкая и после нее не остается места прокола. В детском отделении, эти шприцы набирают популярность. Дети перестали бояться уколов.

— А ты гениальный изобретатель — доктор Найк, — восхищенно отметила Ники.

— Ты меня на это вдохновляешь, и твоя патологическая способность попадать в неприятности, — Найк многозначно посмотрел на девушку.

— Я хочу увидеть Лео, может УЗИ потом?

— Это не долго, надо убедиться, что с тобой все в порядке, и сразу к Лео. Я так понимаю, нашего малыша зовут Леонардо, а почему именно это имя?

— Не знаю, но другое имя ему не подходит.

— Как хочешь. Леонардо Стивенс очень солидно, — задумчиво проговорил Найк.

— Да, только, наверное, придется в доме все стекла поменять. У нашего сынули, весьма необычные способности.

— В мамочку пошел. Если ты про способность разносить вдребезги оконные стекла.

— Да, но у меня это бывает, когда я злюсь, а у сына, я даже не знаю, когда. Возможно, если он будет в шоке или в опасности.

— Или стресс. Рождение, это очень непросто для ребенка. Ложись, Ники, на кушетку. Посмотрим, как у тебя дела после родов.

— Ты, имеешь в виду, УЗИ? — насторожилась девушка.

— Конечно УЗИ, а почему ты переспрашиваешь? — усмехнулся Найк.

— Нет ничего. Просто спросила, — растерянно проговорила Ники.

— Вероника, я понимаю, чего ты так боишься и знаю, что Джуниор принимал у тебя роды, и я понимаю, как это происходит. Сейчас делать такой осмотр еще рано, достаточно сделать УЗИ и сейчас у тебя есть выбор. Кого из врачей ты предпочитаешь, но это будет не раньше, чем через пару дней.

— Ну и отлично. Я, честно говоря, вообще не хочу, чтобы меня осматривали, но если надо, то я хочу, чтобы моим врачом был ты.

— Как скажешь, — Найк улыбнулся. Ему было приятно осознавать, что она именно его предпочитает видеть своим доктором.

Молодой человек начал проводить исследование. Его лицо было таким серьезным. Он не проронил, ни слова, а только что-то отмечал в ее медицинской карте.

— Такой серьезный врач, даже не моргает и не улыбается… — отметила Ники.

Найк рассмеялся, посмотрев на девушку, которая все это время, глаз с него не сводила.

— Извини, я увлекся.

— Ну, так что, со мной все в порядке, или опять, на полмесяца запрешь меня в клинике?

— Нет, точно нет, но дня три вы с малышом пробудете здесь.

— Какая жалость, тогда ты должен принести ко мне Полосатика. Я исцелю его зашитые раны. С животными это не сложно.

— А с кем сложно?

— С Джуниором было не просто. Очень сильное магическое истощение.

— Ты его исцелила?

— Да, его пытали, и возможно, он бы умер, я не умею, как врач это делать, но ему досталось очень серьезно. На нем живого места не было.

— Значит этот парень теперь твой должник, да, Ники?

— Нет, мы квиты, он же роды принимал, так что, тоже спас мою жизнь и жизнь малыша. Да, ты же обещал подарить им ту самую квартиру.

— Как скажешь, Ники. Дождемся подходящего момента и отдадим им ключи.

— Идем же к Лео. Мне кажется, я не видела его целую вечность.

— Конечно, идем, я же должен познакомиться со своим сыном, Леонардо.

— Точно, ты же не успел с ним увидеться. Тогда бежим. Где он? Куда бежать?

— Ники, тебе рано бегать, и это не далеко, — молодой человек взял под руку Веронику и повел по светлому коридору в направлении vip-палат. И вот, наконец, они вошли в огромное светлое помещение, которое больше напоминало квартиру. Обстановка была почти домашней. Ника вдохнула запах свежести и цветов. На окне стоял букет из белых роз. Вероника разглядела кроватку, возле которой сидела молодая медсестра.

— Можешь идти, Кортни, — спокойным голосом проговорил Найк. Девушка кивнула и вышла за дверь.

Найк вместе с Вероникой приблизились к кроватке и увидели своего малыша. Лео сладко спал, посасывая соску небесно-голубого цвета.

— Здравствуй, сынок, — прошептал Найк. Он был в этот момент настолько счастлив, что боялся нарушить такой волнительный момент. Ему казалось, что сделай он что-то не так, и все растворится, а он снова окунется в ад, в котором пребывал последнее время.

— Спит, маленький мой зайчик, — пошептала Ники, ее переполняла нежность к этому маленькому созданию.

Найк развернул девушку к себе и заглянул в такие родные, такие любимые глаза.

— Иди сюда, — прошептал молодой человек и крепко обнял свою ведьму. Сейчас его жизнь окрасилась яркими красками, и он обрел семью. И не просто семью, а достаточно большую и интересную. Он нежно коснулся своими губами щеки девушки и медленно приник к ней в поцелуе. Она сразу ответила на его ласку. Его теплые нежные губы сводили с ума. Дыхание сбилось, но Найк не мог остановиться, это было настоящим наваждением. Их прервал настойчивый стук в дверь.

Молодой человек, нехотя отстранился и в следующий момент в палату пожаловал его отец. Ники спряталась за плечо Найка. Он перевел взгляд с него на Веронику.

— Здравствуй, Ники, ты у нас настоящая сильная женщина. Я очень горжусь, что у меня такая невестка как ты. Не прячься от меня и не бойся. Я искренне желаю вам только добра.

— Спасибо, отец, — мы рады, что ты пришел.

— И Вероника рада меня видеть?

— А знаете, когда я узнала вас чуть ближе, вы перестали казаться мне графом Дракулой, одиноким и ужасным. Я понимаю, почему вы озлобленно ко мне относитесь, и я очень сожалею, что все так получилось. Мне удалось все исправить, и ваш сын не повторит вашу судьбу.

— Граф Дракула, очень эпично. Я рад, что мы выяснили этот момент. Жаль, что ты не захотела жить со мной, пока была в положении, но это был твой выбор.

— А это, господин Стивенс, не совсем мой выбор. Найк ничего мне не рассказал заранее, и поэтому так все и получилось.

— А где твое кольцо, Ники? — отец Найка посмотрел на руки Вероники.

— Можно, я не буду отвечать. За этот эпизод в нашей жизни мне особенно стыдно.

— Да все в порядке, Ники, я знаю, что ты забыла его в салоне красоты, — Найк подошел к ящику белого стола и достал коробочку с золотистой отделкой. — Мне позвонили, и я забрал его. Беременные девушки, они такие рассеянный. — Покачал головой Найк и подмигну своей жене, у которой в прямом смысле челюсть отвисла.

Найк подошел к своей любимой, и, взяв кольцо, надел его девушке на безымянный палец.

— Ну вот, хорошо, что люди оказались не мелочными и отдали кольцо, а то примета плохая, если теряются обручальные кольца.

— Вот, я именно так и подумал, отец. Но мир не без добрых людей.

Арин подошел к кроватке и посмотрел на своего внука. Горькая улыбка тронула его лицо, и он выдохнул. Трагедия Арина Стивенса, была последней. И он, все это время, очень хотел, чтобы его сын не пережил смерть своей жены.

— Да, у меня небольшие подарки для тебя и ребёнка, — и только сейчас Ники заметила в руках отца сумку, похожую на спортивную. Он достал из нее сначала не большую коробочку и отдал ее Ники, а потом стал доставать разные вещички для Лео: игрушки, бутылочки, соски.

— Я не знал, что ему сейчас необходимо. Он так мал, а вот про твой подарок все было понятно сразу.

Ники распечатала коробочку и вытащила из него смартфон.

— Мобильник? Откуда вы знали, что у меня опять нет телефона?

— Ты была недоступна, я решил, что ты снова его потеряла. Телефон со всеми настройками и твоими контактами. Операторы помогли по журналу звонков создать справочник.

— Спасибо большое. Правда, я его не теряла, — Ники вспомнила, при каких обстоятельствах лишилась мобильника и содрогнулась. — но телефона у меня действительно нет.

И только Ники включила телефон, как на ее номер посыпались многочисленные СМС от всех ее знакомых. Лекси, Семи, Питера и даже Джуниора.

— Эти понятно, а вот скорость Джуниора меня удивляет, вы ему тоже мобильник подарили?

— Нет, ему не дарил.

— Значит, Лекси. Она очень заботливая. Видимо Джуниор и Джеймс уже здесь, а почему Джуниор не женится на ней?

— Этот парень очень дорожит своей свободой, но думаю, после того, что ему пришлось пережить, он задумается о жизни и, возможно, пересмотрит свое отношение к браку. Он же еще не знает самого главного… — Найк хитро улыбнулся.

— Чего не знает Джуниор? Скажи, — Вероника умирала от любопытства.

— Наш друг скоро станет папой. Лекси недавно встала на учет в нашем центре. Это будет для него весьма неожиданно. Мне его немного жаль. После тебя ему предстоит снова заботиться о беременной девушке, теперь уже о своей любимой.

— Бедный Джуниор… — наиграно покачала головой Ники.

Найк заключил в объятия свою жену.

— Вижу, вы очень счастливы, надеюсь, никто не будете мешать мне, видеться с внуком?

— Конечно, нет, отец. Наши двери всегда открыты для тебя, приходи, когда пожелаешь. Тетя Дорис всегда готовится к твоему приходу очень тщательно.

— Что ты имеешь в виду?

— Отец, послушай, я все понимаю: проклятие, личная трагедия, но время идет. Дорис к тебе не равнодушно относится. Все это замечают, кроме тебя.

— Ты с ума сошел? Дорис сестра моей жены.

— Если это единственная причина, по которой ваше счастье невозможно, то просто отпусти это. Мамы больше нет, а Дорис жива и здорова, и всю свою жизнь посвятила мне. Вам обоим пора подумать и о себе. И если Дорис тебе хоть немного интересна, как женщина, вперед. Мне кажется, это сделает счастливыми вас обоих.

Стивен старший задумался, и в его глазах появился давно забытый огонек. У него был еще шанс обрести собственное счастье, выстраданное и такое трудное.

— Я, пожалуй, пойду, мне нужно обо всем этом хорошенько поразмыслить.

Когда отец вышел, Найк повернулся к Ники.

— Сдал тетю с потрохами. Она меня убьет, когда узнает. Это была тайна за семью печатями.

— Ты все правильно сделал. Твоя тетя такая скромница, так проживет всю жизнь без мужчины. У них не так уж много времени. Пусть твой отец начинает активные ухаживания. В ее возрасте, женщину уже не так-то просто расшевелить на подвиги.

— Посмотрим, что из всего этого выйдет. Если тетя переедет к отцу, как, думаешь, справимся без нее?

— Найк, ты считаешь, я не справлюсь без твоей тети? Ты ошибаешься.

— Нет, но ты же знаешь, как сильно я привык к ней.

— Бедный Найк, боится остаться без тети, смешно…

— Да все в порядке, я совсем не о боязни остаться без Дорис. Да в прочем не важно, все у нас будет отлично.

Лео неожиданно проснулся и заворочался.

— Вот и солнышко проснулось, — Ники подошла к кроватке и подняла малыша на ручки. — Посмотри Лео, это твой папа. — Вероника протянула малыша Найку и с интересом наблюдала за его реакцией. Он, кажется, даже перестал дышать от волнения.

— Привет, Лео, ты такой серьезный мальчик, ты даже не представляешь, как я ждал нашей встречи, долгие девять месяцев.

Лео не заплакал и внимательно прислушивался к голосу папы. Найк поцеловал его в макушку и неуверенно протянул малыша Ники. Кажется он голодный.

В заботах о сыне Ники и Найк провели остаток дня и к вечеру, когда малыш в очередной раз уснул, девушка чувствовала усталость. Обед и ужин медсестра принесла прямо в vip-палату.

— Тебе нужен отдых, Ники. Ты выглядишь уставшей.

— Нет, сначала мне нужно в душ.

— Хорошо, ты права, иди, а я присмотрю за Лео.

Когда Ники вернулась в махровом халате в палату, Найк последовал примеру Вероники и тоже решил освежиться.

Ники села в кресло и просто смотрела на Лео, как он безмятежно спит в своей кроватке. «Все закончилось, такое трудное счастье, но тем сильнее ценишь то, что имеешь»

***
Час спустя.

— Ники, ложись в кровать, если Лео проснется, я тебя разбужу, или справлюсь с ним сам.

— Нет, я не хочу спать, честно.

— И все-таки тебе нужен отдых. Ты даже не представляешь, насколько опасно для малыша, если у его мамы будет дефицит сна. Это я тебе, как твой врач говорю.

— Окей, хорошо, я только немного полежу, но совсем недолго.

— Вот и замечательно, — Найк отбросил одеяло. Ники облачилась в ночную сорочку, приспособленную для кормления малыша, и забралась в кровать. Найк устроился рядом и положил ее голову себе на плечо.

— Найк, ты точно меня разбудишь? — пробормотала невнятно Ники, на что он просто кивнул. Через мгновение девушка уже спала крепким сном.

— Это она так спать не хочет… — усмехнулся Найк и тоже закрыл глаза «Рыжая кошечка»

Глава 35. Выписка.

Три дня спустя

Потянувшись, Ники открыла глаза и осмотрелась. В маленькой люльке рядом с кроватью тихо посапывал малыш. В кресле, полусидя, спал Найк. На нем был медицинский костюм. Он и работал и жил в клинике, с тех пор, как привез Веронику. Ему не хотелось расставаться ни с малышом, ни с его мамочкой.

Во сне Вероника встретилась с Вивианой, которая оказалась ее родной бабушкой в этой жизни. Та же улыбка. Те же глаза. Мать тоже была ведьмой. Просто это тщательно скрывалось от самой девушки. Магия вернулась. Вероника чувствовала силу, как никогда. «Интересно, а что мне даст эта магия в этом мире, век технического прогресса. Найк достиг таких успехов в медицине, что нисколько не уступает магам и колдунам» Он обладал магической силой, но пока не пытался разобраться в всем этом.

Ники поднялась с кровати и взглянула на своего мужа. Найк открыл глаза и слегка улыбнулся.

— Проснулась, наша мамочка.

Лео все еще спал. Он заснул сравнительно недавно, часов в пять утра.

— Найк, ты так и не сходил домой за Полосатиком. Я все понимаю, но Дорис едва справляется. Нет ни тебя, ни меня. Они устроили погром. Так нельзя. Нам с малышом ничего не угрожает.

— Ты же знаешь, что для меня ваша безопасность на первом месте. Сегодня мы вернемся домой. Итон привез для нас необходимы вещи вчера. Они у меня в кабинете.

— Ура, домой… — Ники подбежала к Найку и уселась к нему на колени. Ты заслуживаешь поцелуй. Девушка обвела его шею руками и прикоснулась губами к его щеке, но Найк этим не ограничился и вскоре взял инициативу в свои руки. Его близость и тепло доставляли такое наслаждение, что девушка находила разные уловки, чтобы снова оказаться в его объятиях, как только позволяло время. Лео проснулся и заплакал. Ники отстранилась и выдохнула.

— Лео снова проснулся. Проголодался.

Найк нехотя выпустил Веронику из своих объятий и встал.

— Ники, медсестра сейчас принесет необходимые вещи для тебя и ребенка, а я подготовлю наши документы.

— Мы уже сейчас едем домой?

— Да, а почему нет. Мне еще в четыре утра отдали все твои анализы и исследования. Все в порядке.

— Почему, стало так больно кормить Лео. Что это?

— Все в порядке. Это пройдет. Когда будем дома, я тебе помогу с этим, но все в пределах нормы, Ники.

— Если так, то хорошо. Мы едем домой… — напевала девушка себе под нос.

Найк с нежностью еще раз посмотрел на Ники и Лео и вышел. Через полчаса в палату зашла Кортни, с огромными пакетами.

— Что случилось, у тебя такой вид, словно ты призрака увидела.

— Там внизу столько репортеров, и они пытаются проникнуть в здание. Люди Арина Стивенса едва справляются.

— Нет, ну почему они такие грубые и не тактичные. Выступлю с пресс-конференцией и обозначу свою позицию. Дам интервью только одному ну максимум двум репортерам и отвечу не более, чем на десять вопросов.

— Давайте я вам помогу собрать малыша?

— Хорошо, Кортни, действительно, пора собираться.

Лео терпеливо отнесся к тому, что его начали прихорашивать и наряжать для выписки. В это время в палату зашел Джуниор.

— Привет, я как раз вовремя, — улыбнулся парень.

— Джуниор!!! Я уж думала, ты совсем про нас забыл.

— Ники, это невозможно, но сегодня у меня другая миссия, и при этом это полностью моя инициатива. Я создаю фильм о выписке Лео, так что ведите себя естественно и не обращайте на меня внимания.

Ники надела летнее воздушное платье, светло-лазурного цвета и подкрутила волосы феном. Потом девушка сделала легкий макияж и протянула руки к ребенку.

— Идем сынок, нам пора… — Вероника ощущала на себе любопытные взгляды техперсонала, и когда она вышла из лифта, ее встретили Дорис, Арин и Найк, который успел переодеться в белую рубашку и светло-серые брюки. В руках у него был огромный букет цветов из роз разного оттенка, очень красиво составленных, и больше походивших на произведение искусства.

— Поздравляем!!! — раздались голоса со всех сторон. Найк подошел к Ники и коснулся губами нежной щеки девушки, а потом взял в руки Лео и вручил букет цветов Вероники.

— Смотрим, на меня ребята, Дорис, Арин встаньте рядом, скажите сыр… — Джуниор сделал несколько фотографий, и Найк с Вероникой отправились к огромному белоснежному лимузину, украшенному воздушными шариками, и ленточками.

Журналисты прорывали оборону, и Ники решила, что все-таки ответит на пару вопросов и махнула рукой охране.

— Ники, ты с ума сошла? — округлил глаза Найк.

А Ники взяла микрофон и заговорила на чистом английском. Джуниор много занимался с девушкой, и ее речь стала, пусть не идеальной, но без акцента и ошибок.

— Так ребята, сразу хочу сказать, вы можете задать не более десяти вопросов. Если вы будете друг друга перебивать. Отвечать не стану. Все всё поняли? Можем начать. Первый вопрос.

— Вы с Найком разведены или нет?

— Кто спросил? — девушка подняла руку.

— Вижу. Нет, мы не в разводе. Следующий.

— Что было между вами и шейхом Алимом?

— Ему нужна была помощь в лечении его тигра, а потом он решил меня не отпускать. Найк решил эту проблему. Отношений между нами не было.

— Многие считают, что у вас роман с Джуниором. Что вы скажете на это?

— Джуниор и я — друзья. Для таких утверждений, нужны веские основания, так что если они есть, обсудим. Но если будет замечено, что вы использовали фотомонтаж. Получите исковое заявление за клевету.

— Журналисты замялись и дальше вопросы были простыми. Как назвали малыша? Где мы с Найком планируем провести отпуск? — Ники коротко ответила на вопросы и со словами, что больше у нее нет времени, отдала микрофон охраннику и поспешила к лимузину.

— Ники, зачем надо было так поступать? Если ты хочешь пообщаться с этими людьми, Можем посетить какую-нибудь пресс конференцию.

— Я все сказала, мне так захотелось. Это был какой-то внутренний порыв.

Джуниор, сидя на переднем сидении, откровенно рассмеялся.

— А знаешь, Найк, у Вероники такое часто бывает. Логика отключается и нас несёт.

— Ой-ой-ой, да все в порядке, не преувеличивай, Джуниор. И вообще, твоя задача снимать, вот и снимай. «Джуниор веселый, видимо, еще не в курсе про Лекси»

— Съемку продолжим в вашем саду и в доме. Лекси будет снимать с другой камеры.

— Лекси у нас дома?

— Да, она захотела поехать со мной на выписку.

Только Найк был в курсе того, что девушке просто нужна была поддержка, когда она скажет Джуниору о своей беременности, и рассказала об этом своему шефу. Он предложил сделать это в своем особняке, когда все соберутся за большим столом.

У главных ворот их встречал Джеймс и Семи, с коляской, в которой мирно спала Трикси — их дочь. Девочка была копией своей мамочки, и Джеймс был абсолютно счастлив, отдавая малышке, всю свою любовь и заботу. Не задолго, до возвращения Вероники, Найк и Джеймс частенько прогуливались вместе по побережью. Джеймс с коляской, а Найк с Тучкой.

— Добро пожаловать в родной дом! — торжественно заявил Джеймс.

Вероника вышла и почувствовала, как слезы непроизвольно покатились из глаз. Все эти люди стали для нее настолько близкими и родными. Арин и Дорис, Джеймс и Семи, с маленькой Трикси, Джуниор и Лекси, Джим Блэк и его жена Анита, которая тоже приехала вслед за своим мужем. Все они были приглашены Найком на выписку.

Вдруг неожиданно послышался шум знакомого трала. Он медленно остановился, и Питер спрыгнул из своей машины и вытащил огромную игрушечную машинку для малыша.

— Питер, а ты здесь откуда? — удивленно воскликнула Ники.

— Привет, Белла, или теперь уже, Вероника, — уточнил мужчина. — Найк пригласил меня. Я очень обрадовался, что смогу снова тебя увидеть.

— Дорогие гости!!! — раздался голос мужа. — Прошу всех пройти в дом.!!!

— Идемте… — Ники кивнула, и когда она едва переступила за порог, послышался лай Тучки и топот на втором этаже.

— Тучка, Полосатик, Барсик!!! — Ники только и успела расставить руки, как к ней подбежала Тучка и буквально повалила Ники. Стала ее облизывать, радостно скуля. Барсик, не зная как себя вести, просто мурчал и мяукал одновременно, а Полосатик уселся рядом с хозяйкой.

— Как у вас тут весело, последний раз, когда я здесь был, то семья состояла из Дорис и Найка, — заключил Джим.

— Это так, — Найк пытался как-то сохранять спокойствие и все организовать. — Гости дорогие, не теряемся и чувствуем себя как дома. — Проговорил Найк. — Дорис, отец, мы поднимемся пока наверх, но скоро вернемся.

— Конечно-конечно, только с этими что делать? — Дорис указала на питомцев.

Ники закрыла глаза, и в тот же миг Тучка стихла, а Полосатик забрался на руки к хозяйке. Барсик просто пошел за Вероникой, наверх.

— Гениально!!! — восхищенно проговорила Дорис. Я с этой командой никак справиться не могла, а тебя они слушаются, словно что-то понимают.

Вероника улыбнулась и проследовала за Найком.

Раскрыв дверь спальни, Ники ее не узнала. Все было приспособлено для малыша и ухода за ним. Лео капризничал. Лимит его терпения был исчерпан, и он требовал внимания своей мамы. Он хотел снова есть, и, вероятно, не был в восторге от костюмчика для выписки. Вероника начала переодевать малыша, поглядывая на свою собаку. Тучка склонила голову и наблюдала за Лео. Барсик запрыгнул на пеленальный столик и понюхал нос Лео.

— Вот ты и дома, солнышко… — Найк посмотрел на свою семью и провел рукой по волосам.

— Это просто потрясающе. Ты так гармонично смотришься среди всех этих пушистиков.

— Найк, это моя жизнь. Рядом с живой природой. Я тут подумала. Пожалуй, когда Лео подрастет, то, наверное, отправлюсь работать ветеринаром в какую-нибудь клинику.

— Хорошо, к этому времени как раз клинику достроят.

— Какую клинику?

— Когда я наведался в гости к Пичияю, то понял, что твое призвание ветеринария и решил начать строительство нового центра под названием «Тучка и Барсик»

— Найк, вот у тебя всегда все чересчур. Спасибо родной, но я боюсь, не справлюсь с управлением целой клиники.

— А ты помнишь знаменитую фразу из одного очень известного фильм. «Когда двух человек научишься организовывать, дальше количество уже не имеет значение»

— Все равно страшно.

— Ники-Ники, страшно прыгать с моста, попадать в гарем извращенца, телепортироваться в момент автокатастрофы или быть в заложниках, а вот стать главным врачом в ветеринарной клинике, это здорово, и мне кажется, ты еще войдешь во вкус, и тебе понравится.

— Хорошо, я попробую, но сейчас мне есть чем заняться.

— Ники, возможно, следует нанять няню для Лео, чтобы ты не уставала.

— Найк, нет, няня нам не нужна. Я справлюсь.

Когда Лео уснул, Ники подошла к Тучке и приложила ладонь к ее голове.

— Попросила ее присмотреть? — догадался Найк. — Но есть радионяня.

— Тучке я доверяю больше. Спускайся к гостям. Мне нужно еще пять минут.

— Что ты еще собираешься делать?

— Полосатик, ему больно, я не могу это так оставить.

— Покажи, как ты это делаешь, — с любопытством произнес Найк, подходя к Веронике со спины.

Ники взяла Полосатика в руки и подошла к креслу. Она положила ему руку на голову и начала процесс исцеления своего енотика. Он спокойно сидел на коленях хозяйки и вскоре соскочил и стал весело бегать по полу.

— Вот и все, можем идти, ребята присмотрят… — заключила Ники.

— С тобой, эта веселая команда превратилась в помощников, я в диком восторге от того, что увидел сейчас.

— Найк, у тебя тоже есть магия, и подозреваю, что как раз твое призвание, это…

— Какое у меня призвание?

— Джон на закате своей жизни занимался спасением человеческих жизней. Ты тоже этим занимаешься. Скорее всего, если бы не мне, а тебе пришлось восстанавливать жизненные силы Джуниора, то это было бы без последствий для тебя и твоей магии.

— Снова удивила, а я хочу проверить это.

— Да как хочешь, — Ника посмотрела по сторонам и увидела ножницы.

— Что ты собираешься сделать? — Найк насторожился.

Ники, ничего не говоря, резанула себе ладонь и посмотрела на мужа. Его глаза непроизвольно окрасились в оранжево-красный цвет, и он медленно подошел к девушке и прикоснулся рукой к ее порезу. Через мгновение, когда он закрыл глаза, а потом открыл, то посмотрел на абсолютно ровную и гладкую кожу на руке девушки.

— Ты была права, я настоящий целитель, — усмехнулся Найк. — А теперь пойдем к гостям, нам еще предстоит наблюдать за реакцией Джуниора, когда он узнает про Лекси и, сдается мне, реакция будет непредсказуемой… 

Глава 36. Свадьба Джуниора и Лекси.

Ники, вместе с Найком, спустились на первый этаж. Все гости посмотрели на них.

— Найк, Вероника, садитесь скорее за стол… — Дорис, как всегда пыталась заботиться обо всех и сразу.

Питер был в центре внимания, и в эту самую секунду, рассказывал историю о том, как он познакомился с Вероникой, и как они с ней вместе нашли Полосатика. Джуниор откровенно смеялся и уплетал свою отбивную. Лекси переглянулась с Найком, и он кивнул. Вероника села рядом с мужем и перевела взгляд с него на Лекси.

Найк встал и поднял бокал вина.

— Я так понимаю, за наше здоровье вы уже выпили, а теперь у меня есть повод еще для одного тоста. Джуниор встань.

Парень понял, что речь пойдет о нем, и лениво поднялся.

— Найк, да все в порядке, не стоит.

— Джуниор, я хочу выпить за то, чтобы твой будущий малыш оказался в таких же заботливых руках, как и мой, до своего рождения и после него. Ты отлично справился с Ники, и когда она встретилась с тобой, я был спокоен. Так вот, я хочу выпить за то, чтобы и Лекси получила твое внимание в полном объеме. А еще, в знак мой признательности за спасение Ники, хочу вручить тебе ключи от квартиры, той самой, в которой проживала моя жена, когда жила в Сан-Диего.

Гости переглянулись, переваривая всю эту информацию. Повисла тишина. Теперь всеобщее внимание было приковано к молодому парню, который никак не ожидал такое услышать.

Джуниор побледнел и пристально посмотрел на Лекси.

— Не может быть… — растерянно произнес Джуниор, вышел из-за стола и отправился к выходу. Лекси погрустнела, но за ним не пошла.

Вероника встала, и положив руку на плечо Ники, усадила его за стол.

— Я разберусь с ним. Присмотри за Лекси.

Найк взглянул на жену, и понял, спорить было бессмысленно. Она была настроена решительно. Девушка выбежала вслед за Джуниором. Он уже завел двигатель своего автомобиля, и собирался отъезжать.

Вероника закрыла глаза, и в следующий миг все колеса внедорожника просто сдулись.

Джуниор исподлобья посмотрел на ведьму.

— Так, будущий папаша, выбирайся из своей машины, есть разговор. И только попробуй сбежать, я тебя свяжу по рукам и ногам, и тебе все равно придется выслушать меня.

— Ники, какого черта?

— Тот же самый вопрос хочу задать тебе. Какого черта?

— Это не мой ребенок. Мы предохранялись. Лекси пила таблетки. Я сам ей их покупал.

— Логика, Джуниор, на минуточку отключилась, да? А ты не рассматриваешь вариант, что Лекси могла пропустить таблетку или просто хотела малыша и решила тебе ничего не говорить?

— Мы с ней договаривались, что дети нам пока не нужны. Она меня обманула, — Джуниор стукнул кулаком по капоту машины.

— Джуниор, да какая разница, сделала она это намеренно или просто ошиблась. По факту, сейчас у нее уже два месяца. Она состоит на учете в центральной клинике. Джуниор, ты что, не готов нести ответственность за своего ребенка?

— Лекси меня обману, да еще и побоялась сказать правду.

— Вот именно, Джуниор, побоялась. Это тебя вовсе не красит. Вдумайся, твоя девушка боится тебе сказать о ребенке. Я считаю, правильно делает. Ты посмотри на себя, как ты с ней поступил? Вот это прямо та реакция, о которой мечтает каждая девушка. Ты не рад тому, что у вас будет ребенок. Окей, Джуниор. Ты сбежал, почти сел в машину, отлично. Скатертью дорога. Только не плачься потом мне в жилетку, что твоего ребенка воспитывает чужой мужик.

— Какой еще мужик?

— А ты полагаешь, что твоя Лекси, красивая и самодостаточная, останется одна? Очень сомневаюсь. А я еще, и этому, буду всячески способствовать. И, ни дай бог, ты предложишь ей сделать аборт, я тогда лично тебя придушу.

Джуниор оценивающе посмотрел на Ники и усмехнулся.

— Какого же ты обо мне мнения, Ники. Ты думаешь, я настолько подлый.

— Джуниор, а какое у меня будет мнение, когда, ты так себя ведешь?

— Мне нужно просто остыть и все. Я бы вернулся к ней, это и так понятно.

— Тебе нужно остыть. Ты что чайник, что тебе нужно остывать. А ты не думаешь, что пока ты там остываешь, твоя Лекси, которая носит твоего ребенка, будет нервничать и волноваться за тебя. И как ты думаешь, это отразится на ребенке в первом триместре беременности.

— Научил на свою голову. Ты уже моими словами меня поучаешь.

— Да плевать, чьими словами. Джуниор, не наломай дров. Ты вообще любишь Лекси или нет?

— Люблю, конечно, но она совершила ошибку?

— Джуниор, это ребенок, ты новость о нем, называешь ошибкой. С ума сошел?

— Ники, я не Найк, у меня другие ценности.

— Опять ошибаешься, Джуниор. К черту твои ценности, если Лекси станет плохо.

Парень задумался. Все изменилось. Лекси ошиблась, да, но наказывать ее сейчас за это, просто жестоко и рискованно. Она должна понимать, что я останусь с ней. «Я, действительно, слишком резко с ней обошелся»

— Джуниор, я понимаю, ты шокирован. Но не надо рубить с плеча. Твоя Лекси сейчас разобидится, а ты знаешь, как виртуозно беременные женщины умеют обижаться. Поверь мне. Ты своим поступком не ее накажешь, а себя.

— Всё, Ники, я понял, — Джуниор выдохнул.

— Вот и отлично, а теперь возвращайся и делай девушке предложение.

— Что? Какое предложение?

— Руки и сердца, Джуниор, или ты хочешь, чтобы твой ребенок родился вне брака. Ты о малыше подумай?

— То есть я должен жениться?

Ники кивнула головой и скрестила руки на груди.

— Именно, жениться.

— Да, но у меня нет кольца… — растерянно проговорил Джуниор.

— А это мысль… — усмехнулась Ники. — Ты действительно должен сейчас уехать. За кольцом. Тут недалеко есть ювелирный магазин. Тогда будет легко объяснить твой порыв. Ты так обрадовался, что сразу решил сделать предложение. Так, все, я еду с тобой хочу помочь составить букет для Лекси.

Вероника набрала СМС Найку

«Задержи Лекси любой ценой, мы скоро вернемся»

***
Лекси сидела на диванчике мрачнее тучи.

— Он не сможет меня простить, я украла его свободу, и не стоило говорить про беременность при всех. Джуниор, явно этого не оценил. Ну вот, как мне теперь его вернуть?

— Лекси, прошу тебя, не волнуйся, — Джим в это время достал успокоительные капли и развел их в нужной дозировке для девушки.

— Прими это, Лекси, тебе станет легче, — девушка прерывисто вздохнула и вытерла слезы.

— Мне нужно идти домой. Извините за испорченный праздник, — девушка посмотрела на Трикси, которая вместе с мамой ходили по комнате. Малышка была как раз в таком возрасте, когда очень нравиться быть на ручках у мамы и рассматривать все вокруг. «Я справлюсь. Мне жаль, но у тебя, мой малыш, папы не будет»

— Лекси, посиди еще немного, ты плохо выглядишь. Итон потом тебя отвезет, — ровным голосом проговорил Найк.

— А где Вероника?

— Она с Лео, — соврал молодой человек. Его фантазия заканчивалась, и он сам был в растерянности и не понимал, куда они так надолго пропали.

Когда Лекси поднялась и отправилась к выходу, дверь неожиданно открылась, и Джуниор вошел в дом с огромным букетом цветов. Он медленно подошел и взглянул на расстроенную Лекси. Она казалась ему такой маленькой и беззащитной. Чем-то напоминала Ники, когда девушка еще была беременной. Ее глаза расширились от удивления, а парень подошел ближе и протянул девушке коробочку.

— Лекси, любовь моя, выходи за меня замуж, — на этот раз искренне проговорил Джуниор. Ники основательно промыла ему мозги, что теперь, и брак для него был чем-то совсем новым и довольно интересным.

Лекси больше не могла сдерживать слезы. Она стояла, сжимая коробочку в руках, а молодой человек помог ее открыть и вынул обручальное колечко. В следующее мгновение, он надел его на палец своей будущей жены. Найк, перевел взгляд с Джуниора на свою Ники. Она стояла в дверях, снимая происходящее на камеру.

У Найка был немой вопрос «Как тебе это удалось?» Он рассчитывал лишь на то, что ей удастся примирить Джуниора с Лекси, а теперь все выглядело так, словно Джуниор просто ездил за цветами и кольцом. И он не сомневался, что этот план придумала Ники. Она не только его уговорила, но и сделала так, что Джуниор, прямо здесь и сейчас, делает предложение своей девушке.

— Джуниор, я подумала, ты меня бросил… — прошептала Лекси.

— Ты что, как можно, я так люблю тебя. Извини, что тебе так показалось. Видимо, это был шок. Иди ко мне мамочка… — Джуниор передал букет Джиму и заключил Лекси в объятия. — Я люблю тебя, слышишь, и никогда не оставлю ни тебя, ни нашего ребёнка, — и в следующее мгновение он поцеловал ее.

Ники усмехнулась.

«Слышала бы ты его в саду, это был бы крах ваших отношений» Но Джуниор выпустил пар. Ему нужна была встряска, и Ники ее ему устроила. Она не пыталась его жалеть. Цель была вразумить друга, так сказать, наставить на путь истинный, и все получилось.

Найк медленно подошел к Веронике, которая закончила снимать, и обнял ее за талию.

— Ники, а может тебе пойти ко мне в команду психологом? У тебя неплохо получается.

— Найк, успокойся. Куда я и пойду, так это в нашу комнату. Тучка вышла, а это значит, Лео проснулся. Я свою миссию выполнила.

Вероника подошла к Джуниору и Лекси.

— Примите мои поздравления. Я так рада за вас, вы даже себе не представляете на сколько, — Ники улыбнулась Лекси и подмигнула своему непутевому другу. И в этот момент, он смотрел на Веронику с благодарностью, что она не позволила ему совершить такую фатальную ошибку в их отношениях.

— Спасибо за все, Ники. Будем рады видеть тебя и всех присутствующих на нашей свадьбе.

— Так, все ребята мне нужно к Лео. Всем приятного вечера.

Вероника поднялась в комнату и принялась за дело. Помыть, переодеть, покормить, успокоить. Все по отлаженной схеме.

Чуть позже в комнату вошел Найк и обнаружил спящих на кровати малыша Лео и Веронику, которая подпирала голову рукой, но при этом глаза были закрыты. Барсик спал в ногах Ники, а Полосатик возле малыша. Гости разошлись, и Найк извинился за отсутствие жены. Все понимали причины этого и просто еще раз поздравили Найка с сыном и возвращением Вероники.

День выдался тяжелым, ведь теперь, привычный ритм жизни круто изменился.

Молодой человек переложил малыша в кроватку. Потом он попытался убрать руку Ники так, чтобы она отдохнула, но девушка раскрыла сонные и уставшие глаза.

— Найк, я сейчас спущусь, возвращайся к гостям.

— Спи, Ники, гости разошлись, все в порядке, — Найку казалось, Вероника даже не дослушала его до конца и снова уснула.

***
Следующий месяц был непростым, но все же Ники справлялась с малышом сама, а Найк вернулся к работе. Он был безупречным отцом, и все проблемы со здоровьем малыша с легкость решал. Они часто гуляли вдоль береговой линии вместе с Джеймсом, Семи и Трикси. Тучку и Полосатика, конечно, брали с собой.

Джуниор и Лекси готовились к свадьбе, и вот настал долгожданный день.

Найк собирался заехать за Ники в полдень. Дорис решила, что она останется с ребенком, давая возможность молодой маме, отдохнуть и развеяться.

— Ники, да не торопись ты домой, погуляйте. Молоко ты нам оставила, и мы с Лео отлично ладим. Я присмотрю за малышом.

— Спасибо Дорис, у меня на сегодня есть еще одно дело.

— Какое, Ники?

— Вот скажи, Дорис, я стала некрасивой?

— Почему ты так решила?

— Я о нашей личной жизни. Мы с Найком еще ни разу не,…в общем.

— Я все поняла, но Ники, ты же родила всего месяц назад. Найк, скорее всего, просто перестраховывается.

— Но я же не бесчувственная ледышка. Он расхаживает по комнате в одном полотенце, и я, после такого дефиле, с трудом могу заснуть рядом с ним.

— Ники, а ты пробовала ему об этом сказать?

— Нет, мне как-то неловко об этом говорить с ним. Ты знаешь? Он меня осматривал через неделю после родов, и я думала, с ума сойду. Боялась даже смотреть в его сторону. Дорис, мне это понравилось. Понравился осмотр Найка. Ты понимаешь, это уже одержимость. Он мне снится. Что я вижу в своих снах, даже рассказывать не буду. И сегодня я решила его соблазнить. Мне терять нечего.

— Ты решила соблазнить Найка? — удивилась Дорис.

— А что мне остается? Так и сделаю.

— Если вам это Лео позволит.

— Вот об этом я и хотела поговорить с вами. Пусть Лео побудет с вами эту ночь. Только сегодня. Одну ночь.

— Конечно, милая. Я все понимаю.

Вскоре послышались шаги Найка, и Вероника повернулась.

— Найк, нам уже пора?

— Да, Ники, пора. Как Лео?

— Спит, Дорис согласилась сегодня провести одну ночь с малышом, а то после сегодняшнего дня мы можем просто его не услышать.

— Ники, что-то это на тебя не похоже, — удивился молодой человек.

— Вероятно, я все-таки устала, и мне нужен тайм аут.

Что-то не сходилось у Найка в голове при этих словах, но он просто пожал плечами и вышел.

Ники посмотрела на себя в зеркало. Элегантное платье сиреневого цвета, было слегка расклешенным от талии. Туфли того же цвета и сумочка оттенка, чуть темнее, дополняла образ. Прической Ники занималась Дорис, когда Лео еще спал. Она уложила огненные волосы крупными локонами, создав дополнительный объем с помощью косметических средств. «Ну что, Ники, вперед. День обещает быть очень насыщенным»

***
Свадебная церемония была шикарной. Платье Лекси подобрано так, чтобы не видно было маленького животика, который уже проявился. Джуниор стоял рядом, и священник раскрыл свою церковную книгу.

Ники заметила, как Джуниор изменился, а еще, вспомнила свою свадебную церемонию, и как ей было трудно произносить слова невесты.

Вот, наконец, фата была приподнята с лица Лекси, и ее, теперь уже муж, нежно поцеловал свою любимую.

«Надеюсь, вы будете счастливы ребята» Найк взял прохладную руку Вероники и нежно погладил.

— Ты так взволнована, словно сама снова замуж выходишь.

— Никогда не была на свадебной церемонии, ну конечно, кроме нашей. Это так проникновенно. Двое любящих людей создают семью.

— Только сдается мне, на собственной свадьбе ты об этом не думала.

— Нет, конечно, у меня в голове был разработан четкий план действий, который не давал мне ни на секунду потерять контроль над собой и позволить быть слабой.

— Теперь мне многое понятно. И твое желание тогда попасть домой, и твоя тревожность. Ты очень сильная, Ники, несмотря на то, что выглядишь хрупкой.

— Я не была такой раньше, но после встречи с тобой что-то изменилось. И честно говоря, это было очень тяжело. Покинуть тебя в ту ночь.

— Все могло быть не так радикально, это был твой выбор. И возможно он был единственно правильным. В первые дни, я действительно хотел найти тебя и поговорить.

— И объявил меня в розыск.

— Вероятно, я тогда добавил тебе проблем.

— Да как сказать, а я видела тебя, видела так близко, что боялась быть обнаруженной.

— Когда это было?

— В Чикаго.

— Можешь не продолжать, я догадываюсь, когда именно это произошло.

Ники улыбнулась Найку и заметила, что церемония закончилась. Джуниор взял под руку свою Лекси и отправился к главному выходу. Официальная часть подошла к концу, и все отправились в ночной клуб «Avalon»

В клубе гостей прибавилось. Оказывается, у Джуниора было очень много друзей. Найк и Вероника с легкостью влились в молодежную компанию, и Вероника отрывалась вместе с остальными гостями. Ники не раз вытаскивала мужа на танцпол и отметила, что он не плохо и, даже очень неплохо, танцует. Вечер близился к полуночи и Вероника, хоть и веселилась, но не позволяла себе лишнего ни в еде, ни в напитках, и наконец, Найк сообщил, что им пора домой. Ники вспомнила о своем коварном плане, и с радостью последовала за своим мужем.

Оказавшись дома, в особняке, Ники быстро поднялась в спальню и отправилась в душ. Найк последовал ее примеру. Ни Лео, ни Тучки, ни Полосатика, ни Барсика в спальне не было. Девушка вернулась в спальню в одной, весьма откровенной, сорочке из легкой скользящей ткани. Найк вернулся в комнату в набедренном полотенце и его волосы еще не до конца просохли.

Ники подошла к кровати и забралась под одеяло.

Найк погасил свет и снова вернулся в ванную комнату.

«Ну и куда он снова пропал?» Терпение Ники закончилось, и она решительно отправилась в его ванную комнату». 

Глава 37. Супружеский долг.

— Ники в чем дело? — взгляд его жены потемнел.

— Ничего, я просто подумала о том, что сегодня такой вечер…

Найк подключил свои магические способности и почувствовал, на сколько его жена желает провести с ним ночь. «Ты хочешь меня»

Девушка подошла и буквально впилась в губы своего мужа. Он был шокирован, но отстранить Ники, было делом непростым, тем более, что его собственное тело, тоже этого хотело. Ники включила магию и все свои способности. Она потянула его в комнату.

— Что ты творишь, Ники? Нам еще рано… — закончить фразу Найк не успел и снова попал в плен губ своей жены. «Ники подумай о последствиях» Попытался сообщить своей жене молодой человек.

— Мне сейчас все равно, плевать на последствия, — Ники думала о своем здоровье, а Найк совсем о другом…

«Тебе плевать, чем это закончится? Для тебя, сейчас не важно, что ж я дам тебе то, чего ты так хочет» Он прикинул время, которое прошло после родов, и посчитал, что это не должно негативно сказаться на ее физическом здоровье.

Найк взял инициативу в свои руки и усадив девушку к себе на колени, коснулся губами ее шеи.

— Дерзкая соблазнительница, ты все заранее спланировала, еще утром. Я прав?

— Нет, это не так… — прерывистым голосом прошептала Ники.

— Маленькая лгунья, — он резко уложил Ники на подушки, и сам приник к ее губам, удерживая руки над головой. В следующий момент он пустил в дело свою магию, и дальше все напоминало настоящее безумие. Безудержная страсть Найка сводила Ники с ума.

Его ласки доводили ее до оргазма не раз этой ночью. То, что он проявлял сдержанность весь этот месяц, давалось ему с огромным трудом. Он видел, какими глазами она на него смотрит, и чувствовал ее желание, так как она делает над собой усилие, чтобы не наброситься на него, но ее воспитание этого не позволяло. Сегодня Ники была на грани. Вот только она забыла о последствиях. Как часто это бывает в нашей жизни. Последствия, за которые придется расплачиваться.

Ники получила все то, о чем мечтала весь этот месяц. Когда, они тяжело дышали, приходя в себя, за окном уже светало. Ники, уставшая и удовлетворенная уснула на груди своего мужа. Найк написал одно СМС, чтобы все встречи перенесли на пятнадцать часов и тоже закрыл глаза… «Сумасшедшая девчонка…»

***

Ники проснулась в тишине. За окном давно уже наступил день и девушка буквально вскочила с постели, и завернувшись в халат, побежала в комнату Дорис, там никого не было.

Спустившись на кухню, она увидела своего малыша, который мирно спал в шезлонге для младенцев, который слегка покачивался.

— Доброе утро, Вероника, Найк предупредил, чтобы тебя сегодня не будили.

— Почему это вдруг, он так сказал?

— Ники, ну вам виднее. Спросишь у него, когда он вернется с работы.

— Как Лео?

— Все хорошо, но молоко закончилось. Ты сможешь его покормить?

— Да, смогу, но я очень проголодалась, Дорис.

— Да-да, конечно. Тина сейчас тебе все подаст.

После завтрака Ники услышала Лео, он проснулся, и взяла его на ручки.

— Солнышко наше проснулось, ты скучал мой маленький? — Вероника поняла, что малыша пора переодеть и отправилась вместе с Лео к себе.

Раздался звонок, когда Ники кормила малыша, сидя в кресле. Телефон истошно звенел, но Ники не хотела вставать вместе с малышом и решила дождаться, пока малыш поест.

В комнату прошла Дорис со своим мобильником.

— Найк звонит. Что ему сказать?

— Скажи, что я занята с малышом, потом сама ему перезвоню.

Дорис кивнула и вышла.

Пока Тина присмотрела за Лео. Ники привела себя в порядок, и надев легкие брюки и топ, бежевого цвета, собралась прогуляться вместе с Лео. Погода была отличная. Тучку и Полосатика Ники тоже взяла с собой. Это было около шести часов вечера. На побережье веяло океанической прохладой, и Вероника наслаждалась всей этой красотой.

***
— Ники так и не перезвонила мне, Дорис, в чем дело? — молодой человек запаниковал. «Ведь это полное безумие поверить в то, что Ники опять сбежала»

— Я не знаю, может, забыла, — пожала плечами Дорис.

Найк поспешил в свою комнату, и осмотревшись, заметил ее телефон, спокойно лежащий на туалетном столике, возле кровати.

В сердце молодого человека затаилась тревога. «Что, теперь каждый раз, когда между нами будут отношения, ты будешь исчезать из моей жизни?» Парень выдохнул и вернулся на кухню.

— Дорис ее нет в комнате, и телефон она не взяла.

— Странно, она мне ничего не сказала. Вероника поужинала и вместе с Лео, поднялась в комнату, потом я занималась цветами в саду и не видела ее.

— Это какое-то безумие, — Найк решил отправиться на пляж, оставалась последняя надежда. Возможно она там. Ники, Лео, Тучки и Полосатика, нигде не было. Молодой человек вернулся в особняк.

— Ну что, Найк, ты нашел ее?

— Нет, Дорис, ее нигде нет, — но когда солнце клонилось к закату, Ники появилась в главных воротах, вместе с коляской, в которой спал Лео, двумя огромными пакетами и своими питомцами. Найк услышал Тучку и поспешил в сад. Он увидел Ники, с Лео, Тучкой и Полосатиком.

— Ну что стоишь, как вкопанный? Давай помогай, — Ники вытерла рукой капельки пота.

— Ники, где вы были? — парень пытался сохранять спокойствие.

— Гуляли по пляжу, ездили в гости. Потом ходили по магазинам, и вот теперь мы дома.

— Замечательно, я так рад за вас. Вероника, а почему ты не взяла телефон?

— Найк, я его просто забыла.

— Так, любовь моя, давай быстренько в дом, я позабочусь о Лео. Когда немного отдохнешь, мы поговорим.

— Вот это прямо в точку. Позаботься, мне как раз душ не помешает, сегодня так жарко.

Ники спокойно отправилась в спальню и сразу прошла в ванную комнату. Нет, не душ мне нужна ванная.

Найк поднялся в комнату вместе с Лео и двумя пакетами покупок. Малыш как раз проснулся, и вероятно проголодался, потому что, когда Найк переодел Лео, он не успокоился. Ники, услышав малыша, выбралась из ванны и завернувшись в халат отправилась в спальню.

— Найк, дай я его покормлю, — она взяла Лео на руки и почувствовала напряжение мужа.

— В чем дело? Ты выглядишь уставшим.

— Ты выглядишь не лучше, — тут же раздраженно ответил Найк.

— Мне не нравится твой тон.

— Ну, извини. Ники, вот скажи честно, зачем так было рисковать? Я достаточно известный человек, а ты разгуливаешь с малышом без сопровождения, да еще и телефон дома оставила. Рей не единственный человек, от которого стоит ждать неприятностей. Надеюсь ты понимаешь?

— А ты считаешь, что ты самый умный? Окей. Тогда разберись со своими работниками. Почему они не сообщили тебе, где я. Это про то, что я забыла телефон. А про то, что я рисковала, вовсе нет. Я гуляла по пляжу рядом с домом. Потом, я встретила Семи и Джеймса, и мы отправились на его машине, к ним в гости. Чуть позже, Семи решила прокатиться в торговый центр, и мы поехали все вместе. Да, я сделала покупки, но Джеймс довез меня до дома, и я просто немного устала от жары, к которой не привыкла, а твоему секретарю я все рассказала, она должна была тебе все сообщить. (К н и г о е д . н е т)

Найк пристально смотрел на Ники и понимал, что это просто недоразумение, и все действительно в порядке. Раздался звонок.

— Доктор Найк, я совсем забыла вам сообщить, что ваша жена, Вероника, в гостях у Джеймса, и если она вам понадобиться, вы можете позвонить ему.

— За вашу забывчивость, вы получаете ваше первое предупреждение, после второго вы будете уволены, — молодой человек отключился.

— Мне просто не сообщили, Ники, я волновался за вас… — ровным голосом проговорил Найк.

— Я так и поняла, да ничего страшного. Бывает.

Найку показалось, что он ослышался. Ники просто не придала этому никакого значения. Он был готов к обвинениям, но Ники просто закрыла тему и улыбнулась. Он расслабился и сел напротив своей жены.

— Что ты тут приобрела?

— Да много чего, для Лео, для Тучки. Тебе футболку.

— Футболку? Зачем, Ники? — усмехнулся Найк.

— Она мне понравилась, — пожала плечами Вероника.

— Все с тобой понятно, девочка моя, ты меня так напугала. Возможно, мое волнение за вас излишне, но я боюсь, что наше счастье когда-нибудь закончится.

— Будешь так переживать, я тебя отведу к психологу.

— Ники, я весь день пытался тебе сказать, что у меня намечается командировка в Европу, это около трех недель. Ты сможешь поехать со мной?

— Три недели? Неожиданно. Поехать с тобой, это конечно хорошая идея, но пожалуй, я останусь дома.

— Почему ты решила остаться? Это немалый срок.

— Но это не год, а всего лишь двадцать дней. Животные плохо переносят перелет и смену климата. Без них, я не хочу ехать, а еще Лео. Он слишком мал для смены климата.

— В твоих словах есть правда. Конечно, я буду скучать без вас, но считаю, мы это переживем.

— А когда ты вылетаешь?

— Завтра, Ники. В шесть утра.

— Рано утром, значит. Я помогу тебе собраться.

Парень одарил свою жену любящим взглядом и отправился в душ. Когда, он вернулся, Ники мирно спала в кресле. Лео тоже спал в своей кроватке. Найк перенес свою жену в постель.

День был тяжелый. В Европе он собирался заключить очень выгодный контракт по открытию своего филиала в Италии. Очень развитая и красивая страна, и он давно планировал это сделать.

Найк еще долго не мог заснуть. То, что Вероника остается в штатах, его немного тревожило, но он не хотел выглядеть параноиком и решил, что пусть все идет своим чередом. Немного расслабившись, он все-таки провалился в сон, оставляя в прошлом все волнения и переживания. 

Глава 38. Шок — это по-нашему.

Лео проснулся ночью, и Ники, стараясь не будить мужа, укачивала малыша. Найк приоткрыл глаза, и сон прошел сам собой. Время близилось к рассвету, и молодой человек решил, что сна с него на сегодня вполне достаточно. Он привык, много работать, и мало спать, не больше четырех часов в сутки. Ники наоборот очень любила поспать, и ей сложно было просыпаться по ночам, девушке приходилось делать над собой усилия.

— Ники, дай его мне, отдохни немного. Я вижу, как ты устала.

— Да все в порядке. Лучше ты поспи, дорога дальняя, тебе нужен отдых.

— Твоя забота, это так мило, но, пожалуй, спать, смысла уже нет.

— Нужно собрать сумку. Вещи. Я сейчас займусь этим.

— Ники, я никогда не собирал для себя сумку. Мне нужен только кейс с препаратами и ноутбук.

— А как же все остальное?

— Организация у моих подчиненных отменная. Так что можно ни о чем не беспокоиться.

— Я хочу поехать в аэропорт, проводить тебя.

— Ники, такие сложности ни к чему.

— Так, Найк, это не обсуждается. Дорис присмотрит за малышом. Я хочу тебя проводить.

— А что будешь делать с журналистами?

— Найк, да разберусь я с ними, не переживай.

***
Утро выдалось пасмурное, и на этот раз, это не была заслуга Ники. Итон подъехал ко времени и ожидал в машине. Ники надела джинсы и черную ветровку. Найк был в деловом костюме темно-серого цвета. Не смотря на то, что утро было раннее, добираться пришлось по пробкам. Ники чувствовала сонливость, но старалась выглядеть бодрой. Найк держал ее прохладную ладонь в своих руках, наслаждаясь нежностью ее кожи. Теперь, не скоро они снова будут вместе.

В аэропорту, как ни странно, никого из журналистов не было. Найк старался не афишировать, что собирается в командировку, да и время выбрал такое, что не каждый журналист захочет в такую рань по пробкам добираться в аэропорт.

Объявили регистрацию, и Найк встал, он опустил свой дипломат на сиденье в зале ожидания и притянул Ники к себе, заключив в объятия.

— Ты уверена, что все-таки хочешь остаться дома? Я могу организовать ваш перелет в любое время.

— Нет, Найк, мы дождемся. Я буду охранять наше гнездышко и ждать твоего возвращения.

Молодой человек улыбнулся, ее слова согревали ему душу и сердце. Он обнял девушку, запустил руку в густые волосы Вероники и прикоснулся к ее губам в поцелуе. Ее нежность и прерывистое дыхание, напомнило ему о той безумной ночи любви.

Голос диспетчера напомнил о том, что продолжается регистрация на самолет, и Найк, нехотя отстранился.

— Мне пора, Ники, прошу тебя, не выезжай в город одна и хорошенько позаботься о Лео.

— Есть, шеф, все выполним в лучшем виде, не переживай, — Вероника старалась не плакать, ведь все в порядке. Если Найк заметит хотя бы слезинку, то точно заберет их всех с собой, и девушка сохраняла хорошее настроение до последнего, пока ее муж не скрылся в зале досмотра.

— Ну что, Ники, домой?

— Конечно, домой, Итон. Куда я еще могу поехать, — горько усмехнулась Ники.

***
Найк благополучно добрался до Италии. Строительство центра планировалось начать в одном из самых красивых городов этой страны, в Неаполе. Лишь в первый день ему удалось немного развеяться и собраться с силами. Дальше дни полетели очень быстро. Работа кипела с раннего утра и до поздней ночи. Договора, контракты, проекты, презентации, планы. Он не раз выезжал на место стройки. Джеймс, как всегда, был его правой рукой, так что, Семи тоже справлялась самостоятельно со своей малышкой- Трикси.

Все шло отлично и у Найка, и у Ники. В заботах о малыше некогда скучать. Она сдружилась с Семи, и они часто гуляли вместе, по долгу разговаривая о детстве Джеймса и Найка. Оказывается, Семи, хоть и была младше Джеймса на несколько лет, но знала их еще в школе, и всегда, с огромным восхищением, болела за капитана и нападающего бейсбольной команды родной школы.

— А потом Найк повредил колено и больше не смог продолжать играть в школьной команде.

— Этот эпизод его жизни я знаю, — Семи купила по стаканчику мороженого, себе и Ники, и протянула один из них Веронике. От кисло-сладкого запаха скрутило желудок, и Ники почувствовало, что ее мутит.

— Мне кажется, это мороженое просрочено, Семи.

— Да нет, оно абсолютно свежее.

— Нет же, нет, запах отвратительный.

— Ники, дай свой стаканчик, — Семи принюхалась.

— Ничем таким не пахнет.

— И все же, я не стану его есть, — солнце палило, не смотря на вечернее время, и Вероника почувствовала головокружение.

— Что-то мне сегодня не хорошо. Я, пожалуй, пойду.

— Конечно, Ники. Иди, отдохни, сегодня очень жарко.

Девушка потихоньку покатила коляску к дому.

***
— Ники, что с тобой? — Дорис вышла на встречу, заметив побледневшее лицо девушки. Но только Ники подняла голову, как в глазах потемнело, и, отпустив коляску, девушка упала, ударившись головой о поверхность плитки.

— Ники!!! Ники!!! — Дорис подбежала к девушке и попыталась привести ее в чувства. Не получалось. Она приподняла ей голову и крикнула. — Кто-нибудь, на помощь!!!

Итон, услышав голос Дорис, подбежал к ним.

— Отвези Ники в центр!!! Срочно!!!

— Да, мем, — Итон поднял девушку и уложил ее на заднее сиденье. Ни он, ни Дорис, ничего не понимали в медицине, и поэтому решили отвезти девушку в центр Стивенса.

Когда Итон занес девушку в клинику, то заметил Джуниора, который покупал себе кофе, стоя у кофе-машины.

— Джуниор, помоги!!! — Итон обратил на себя внимание парня. Он подлетел к ним молниеносно и принял девушку, так сказать, из рук в руки.

— Что случилось?

— Я не знаю, когда Дорис позвала меня, она была уже без сознания.

Джуниор опустил девушку на диванчик, быстро побежал в блок скорой помощи и, взяв все необходимое, вернулся. Нашатырь сделал свое дело. Ники слегка приоткрыла глаза.

— Здорово ты приложилась, — пробормотал парень, осматривая место удара.

— Джуниор, что ты здесь делаешь?

— Работаю. Лекси решила до родов пожить здесь, и мы оформили перевод. Лекси пока тоже работает в центре. Квартиру нам выделил Найк.

— А почему он мне ничего не сказал, я бы к вам в гости напросилась.

Джуниор усмехнулся.

— Рассказывай, Ники, что с тобой опять приключилось. И давай, как я люблю, коротко и о главном.

— На пляже, Семи купила мороженое. Оно мне показалось просроченным, а потом стало мутить, и я пошла домой. Позже, когда дошла до дома, просто закружилась голова, и я упала.

— Что-то мне все это напоминает. Ты позволишь? — Джуниор прикрепил аппарат для измерения давления, и, убедившись, что все в норме, задумался.

— Джуниор, я просто устала, мне нужно домой к сыну.

— Не спеши, подруга, пойдем со мной. Нужно кое-что проверить.

— Что проверить?

Парень подошел к кулеру и налил целый стакан воды.

— Пей весь этот стакан, — Джуниор протянул его девушке.

— Я не хочу пить, тем более целый стакан.

— Ники, не упрямься, надо выпить, и не один.

— Не один, а сколько? Ты хочешь, чтобы я лопнула? Издеваешься?

— Нет, Ники, нет, я просто хочу сделать тебе УЗИ. Надо, чтобы ты выпила очень много жидкости.

— Когда ты раньше делал мне УЗИ, мне не нужно было пить, зачем это понадобилось сейчас.

— Я тебе потом все объясню.

— Ну хорошо, ты врач, тебе виднее, — Ники подряд выпила четыре стакана воды и выдохнула, — все, больше в меня не влезет.

— Вот держи, сделай пока вот это.

— Что это?

— Тест на беременность, Ники. Нужно исключить основную причину твоего плохого самочувствия, чтобы потом двигаться дальше.

— Да быть не может.

— Ники, вперед в санитарную комнату. Я жду тебя вместе с результатом.

Вероника побледнела, но отправилась в заданном направлении. «Беременность, только не это. Да и было то всего один раз, всего одну ночь» Ники засекла время и расхаживала из угла в угол. Десять минут спустя, подойдя к тесту, Ники нахмурилась. Одна полоска была яркой, а вторая еле заметная.

— И что это значит? Слегка, беременная или не совсем беременная, — Вероника взяла тест и вышла к Джуниору.

— Ну что там, Ники?

— Не знаю, тест выдал неоднозначный результат, — заявила девушка.

Джуниор откровенно рассмеялся.

— Дай, взглянул, — парень взял из рук девушки тест и задумался.

— Ну, что ты скажешь, Джуниор. Одна полоска яркая, вторая бледная. Когда, я делала тест с Лео, обе полоски были яркие, а это что?

Джуниор с шумом выдохнул и встал.

— Это залет, подруга. Самый настоящий залет. Поздравляю, ты снова беременна.

— Это ошибка. Тест выдал ошибку.

— Вовсе нет. На ранних сроках беременности полоска всегда одна ярче другой, и если делать тесты раз, в три-четыре дня, то увидишь, что в конечном счете, они сравняются по цвету.

— Все равно, я не верю.

— Ники, да какие проблемы? Мы сейчас сделаем УЗИ и развеем все твои сомнения, — Джуниор усмехнулся. — А ты говорила, что сделаешь все, чтобы избежать повторной беременности. Помню твои слова о том, что роды это больно, что-то ты быстро позабыла о простых методах контрацепции.

— Джуниор, не издевайся. Да как же так-то? Я не хочу снова быть беременной девять месяцев.

— Так, все, идем на УЗИ, удостоверимся, и тогда можешь начинать обдумывать все по-факту. Ох, как я тебя понимаю. А помнишь, ты мне сказала, что убьешь меня, если Лекси аборт сделает, так вот, и я тебя тоже убью, если задумаешь убить малыша.

— Я не думала об этом, — Ники замялась. — Мне снова нужно в санитарную комнату.

— Никаких комнат. Значит точно время пришло. Идем на УЗИ.

Джуниор нанес на живот девушки специальный гель и начал проводить исследование. Парень долго молчал, а Ники чувствовала себя такой потерянной и ругала сама себя «Страсти тебе захотелось. Какая же ты, Ники, легкомысленная идиотка, нажила себе проблем. Ну вот, как теперь быть?»

— Все готово. Срок не большой. Плод развивается нормально. Тонуса нет. Я распоряжусь, чтобы подняли твою медицинскую карту и сделали записи.

— Джуниор, скажи, что ты пошутил. Я всегда восхищалась твоим чувством юмора.

— Нет, красавица, вот держи, это первое фото твоего малыша, — Ники села и слезы покатились из глаз. — Ну вот снова началось, иди ко мне, Ники. — Джуниор присел рядом и, положив свою руку на плечо, приобнял свою подругу.

— Да как так вышло-то?

— Если ты в таком положении, то, скорее всего, как это вышло ты знаешь. Когда Найк возвращается?

— Не знаю, кажется, его командировка затянется на какое-то время. Там возникли проблемы с итальянцами.

— Тогда думаю, тебе стоит ему позвонить и все рассказать.

— Нет, не могу, и ты не говори. Никто не должен знать про это.

— Вероника, ну что за детский сад. В этот раз все будет по-другому.

— Я — ведьма, не врач, но почему Найк меня не предупредил.

— Не знаю, возможно, он пытался как-то намекнуть тебе, но потерял голову. Да что теперь сокрушаться. Где один, там и два. Зато им будет весело вдвоем.

Неожиданно двери раскрылись, и на пороге появилась Лекси.

— Ники, привет, что случилось?

— Лекси! — Ники встала и обняла девушку. Джуниор показал своей жене снимок УЗИ и указал на Ники.

— Вероника успокойся, все будет хорошо. Ты же рожала недавно, все знаешь, все помнишь.

— Вот именно, когда не знаешь как это, то не страшно, а я знаю, и мне жутко страшно.

Джуниор стал набирать номер Найка.

— Джуниор, нет. Я же просила тебя.

— Если не успокоишься, точно сейчас ему позвоню, а сейчас мы проводим тебя на анализы, а потом отвезем домой, и больше, ни каких истерик. Да, и теперь проси помощи у Дорис в заботе о малыше. Не носи его на руках, подолгу. Нужно срочно возвращать Найка, почему его беременная жена это всегда моя головная боль? Я под этим не подписывался. Две беременные красотки, для меня одного, это слишком круто.

— Джуниор, я хочу апельсинов, — сообщила Лекси.

— А я бананов, — добавила Ники.

— Так девочки, сначала анализы, а потом к Дорис, обедать, и есть фрукты.

Через час Джуниор переоделся. Дождавшись Лекси и Ники, повернул ключ зажигания и плавно двинулся в сторону дома Ники.

— А почему ты Найку не хочешь говорить про беременность? Мне кажется, он будет просто счастлив, услышав такую радостную новость.

— Не хочу и все. Пусть все остается как есть. У него много работы, вот и пусть занимается работой, зачем его отвлекать.

— Какие-то странные отговорки. Опять гормоны?

Лекси неожиданно заплакала. Парень заметил слезы своей девочки.

— Лекси, а ты-то чего расстроилась? — она глядя на Ники, стала плакать еще сильнее.

— Ники, мне тебя так жалко. Тебе, наверное, без Найка очень одиноко.

— Ну все, устроили в машине потоп. Найк возвращайся!!! Если, Вероника, ты ему не позвонишь до завтрашнего дня, я обещаю, что сделаю это сам.

Внедорожник выехала к главным воротам особняка и вскоре остановилась. Дорис, с Лео на руках, вышла на встречу.

— Джуниор, Итон сказал, что перепоручил Ники тебе.

— Привет, Дорис, — всхлипывая, проговорила Ники.

— Здравствуйте, Дорис, — отозвалась заплаканная Лекси.

— Что происходит? — Дорис замерла в немом ожидании, но это было не все. Неожиданно появился Найк, и многозначно посмотрел на всю эту расчудесную компанию.

— Найк, ты же сказал, что задержишься? — сквозь слезы, проговорила Ники.

— Я так сказал, чтобы ты меня не встречала, хотел сделать тебе сюрприз, но видимо, сюрприз сделать, хотел не только я. Джуниор, объясни, пожалуйста, что с Ники? Дорис сказала, ей стало плохо. Я только зашел в дом, и как раз собирался к клинику.

— Ники, ну как, сама скажешь или предоставишь это мне?

Найк подошел ближе и, обняв Ники, понял, что плачет она уже довольно давно, так же как и Лекси.

— Так все, ничего эта красавица сейчас сказать не сможет. Найк, поздравляю, ты снова станешь папой, и не пытайся свалить в очередную командировку. Я двоих беременных не вывезу.

Найк, не сказать, чтобы был сильно удивлён, но после той ночи, все же надеялся, что все обойдется. Ники еще только пришла в себя после родов.

— Ники-радость моя, успокойся, я рядом, я больше не покину тебя. Все будет хорошо.

Ники оттолкнула его и с ненавистью посмотрела на мужа.

— Успокойся!!! Успокойся!!! Это ты виноват. Ты все-таки врач, ты же наверняка знал, что так получится.

— Ники, да я знал, но ты сказала мне сама, если помнишь, что тебе плевать на последствия. Разве нет?

Вероника замерла и вспомнила этот разговор.

— Так я думала, ты не об этом.

— Нет, Ники, под последствиями, я понимал именно беременность.

Ники снова заплакала и побежала в дом. Ей вдруг захотелось побыть одной. Найк побежал следом, но Ники закрылась в ванной комнате и заперла двери со всех сторон.

— Ники, открой, ты думаешь, я не способен отпереть эту дверь?

— Оставь меня в покое, я хочу побыть одна.

— Если ты не собираешься натворить глупостей, то я не буду на тебя давить. Оставайся в комнате сколько хочешь.

— Я просто хочу побыть одна!!! — выкрикнула Ники.

Найк развернулся и спустился вниз. Дорис пригласил Джуниора и Лекси к столу.

— А где Ники? — спросил Джуниор.

— Заперлась в ванной, просила оставить ее одну.

— А ты не боишься, что она что-нибудь сделает?

— Не думаю. Я чувствую все, что с ней происходит. Сейчас она уже вышла из комнаты и ходит из угла в угол. Она проголодалась и хочет спуститься.

— Гениальные способности, Найк. С ними, на порядок легче понимать беременных. А я только знаю, что Лекси хотела апельсинов.

Ники медленно прошла в кухню и замерла.

— Ники, проходи, садись, — Найк с ребенком на руках пододвинул стул рядом с собой.

Вероника тихонько села и прерывисто выдохнула.

— Узнаю беременную Веронику. После истерики, обычно ты хочешь есть.

— Джуниор, замолчи, — Ники взяла банан и с удовольствием откусила кусочек.

— Послушай, ты хочешь сказать, все это было нормой ее поведения?

— Да, примерно раз в неделю Ники накрывало, и было примерно так, как сегодня.

— Я не считаю, это нормой, думаю тебе пора сменить доктора, Ники, — Найк подмигнул своей жене, и она почувствовала уверенность в том, что на этот раз все будет по-другому…

Вероника поймала, любящий взгляд мужа, и в сердце словно распустился цветок. Она просто очень скучала… 

Глава 39. Спасение Лекси.

— Джуниор, спасибо, что помог мне сегодня. Я, правда, очень рада, что ты оказался рядом в такой непростой для меня момент.

— Да не за что. Обращайся. Всегда рад буду тебя поддержать.

— Ники, что у тебя с головой? Найк прикоснулся к виску и обнаружил, огромную гематому.

— Это, наверное, когда я потеряла сознание, ударилась головой.

— Дорис, возьми Лео, пожалуйста, — Найк передал ребенка, приложил ладонь к месту удара и закрыл глаза.

— Это что-то новенькое. Найк, белой завистью, завидую твоим способностям.

— Все, Ники, полный порядок, — Найк протянул руки к ребенку и снова взял его на руки.

— Спасибо, мне действительно теперь лучше.

— В нашем окружении подбирается целая киндер-команда. Трикси, Лео, еще один ваш малыш и наш, — весело заметил Джуниор и обнял свою Лекси, которая, к слову, тоже уже успокоилась, и с аппетитом уплетала апельсины.

— Это точно, так что Найк, ты поспешил с ветеринарной клиникой. Я еще не скоро вернусь к обычной жизни.

— Ничего страшного. Время быстротечно, и ты не заметишь, как оно пролетит.

— Так, ребята, с вами очень здорово, но мы с Лекси на работе, и нам пора возвращаться в клинику, — Джуниор встал и посмотрел на жену. Девушка поняла намек Джуниора и отправилась вслед за ним.

— Еще раз спасибо, друг, за помощь Ники.

— Шеф, должен будешь, Лекси хочет, чтобы именно ты принимал у нее роды. Сам понимаешь. Мы желаем самого лучшего врача, а твоя квалификация, она на порядок выше, чем моя.

— Я обязательно сделаю это, для Лекси. Не волнуйтесь, все пройдет идеально.

Джуниор еще раз посмотрел на Ники и, взяв за руку свою жену, отправился к машине.

— Ники, сегодня с тебя потрясений достаточно, так что я считаю, что тебе следует отдохнуть, за Лео не волнуйся, я присмотрю.

— Я не устала, все в порядке.

— Так, Ники, если ты хочешь, чтобы беременность протекала без осложнений, ты должна выполнять все мои рекомендации.

— И что, я должна сейчас спать?

— Вот именно, у тебя и нашего второго малыша тихий час. Так что не стоит сопротивляться. Идем в нашу комнату.

Оказавшись в спальне, Ники ощутила прохладу. Ей действительно захотелось прилечь, ненадолго. Найк набрал номер Итона.

— Через час, жду тебя, много дел.

Вероника покормила малыша, и они оба сладко уснули на огромной кровати. Найк укрыл их одеялом и, приняв душ, привел себя в порядок. Молодой человек отправился к выходу. Он тщательно планировал то, что точно заберет домой из медицинского центра. Ведь еще до появления Ники в его жизни он оборудовал в одной из комнат своего особняка медицинский кабинет. Только не хватало деталей. Ими-то Найк и собирался заняться.

***
Ники очень удивилась, когда Найк открыл одну из комнат на втором этаже и предложил Веронике прилечь на мягкую кушетку светло-молочного цвета.

— Найк, зачем тебе дома медицинский кабинет?

— Ну как тебе объяснить, я хотел, чтобы моя жена проходила все необходимые обследования, не выходя из дома. По плану у нас сегодня анализ крови, так что прошу твою руку.

Ники протянула ладонь и даже не стала закрывать глаза. Было не больно. Найк окружил такой заботой свою жену, что она чувствовала себя настоящей принцессой. Носить Лео на руках Ники и вовсе не давали. Для нормализации психологического состояния Найк назначил лечение, которое собственно сам и проводил. Он даже нашел способ минимизировать состояние токсикоза. Любые жалобы были тут же проанализированы и устранены. У Найка получалось совмещать работу и дом. Однажды он задержался в медицинском центре и не приехал к вечеру домой…

— Дорис, Найк не звонил? Он не берет трубку.

— Нет, Ники, он и на мои звонки не отвечает. Я не знаю в чем тут дело.

Девушка начала переживать и ходила из угла в угол «Вот где тебя носит? Ночь на улице, а тебя все нет и нет»

***
— Джуниор, я сказал, все будет в порядке. Переодевайся, будем родоразрешать.

— Но еще рано. Может, возможно, что-то сделать.

— Джуниор, не мне тебе рассказывать, что в ситуации с Лекси остановить не получится.

— Я не знаю, в какой момент, она запнулась и так неудачно упала, — Джуниор так хотел повернуть время вспять, и оказаться рядом, когда это случилось, но когда он услышал голос Лекси, то увидел страшную картину. Девушка лежала возле лестницы и, мгновение спустя, он заметил кровь. Ледяной ужас отразился в его глазах. Дальше он действовал так, как учили в медицинской академии. Быстро и четко.

***
— Что случилось, то случилось, я в реанимацию, — Найк понимал, что легко не будет, но пугать друга не хотел. — Положение плода неправильное, вводим наркоз, тянуть нельзя.

— Найк, ты в этом уверен?

— Джуниор, мне страшно… — Лекси округлила глаза.

— Не переживай, все будет в порядке, — Джуниор старался держаться, но глаза его выдавали. Он нервничал не меньше нее.

Найк поставил укол, и вскоре Лекси погрузили в наркоз. Операция была сложной, и кровотечение удалось остановить с большим трудом. Найк передал ребенка Джуниору, а сам занялся восстановлением всех повреждений внутренних органов. Это продлилось около четырех часов, и на рассвете следующего дня, Найк смог сказать, что теперь действительно все в порядке.

Доктор Стивенс на ватных ногах дошел до ординаторской и опустился в кресло. «Когда сердце Лекси остановилось, он попросил всех выйти и сделал то последнее, на что хватило сил. Молодой врач подключил магию. И использовал весь свой резерв, без остатка. Когда пульс появился, на мгновение Найку показалось, что его собственное сердце готово было вот-вот остановиться»

— Заметив шефа в очень плачевном состоянии, Джуниор готовился к худшему.

— Как Лекси, Найк? — осторожно спросил парень.

— Все в порядке, Джуниор, она молодец. Завтра Лекси придет в себя, и все будет отлично, теперь позволь перепоручить твое сокровище тебе. Ники наверняка волнуется, да и мне что-то не хорошо.

— Найк, ты лучший шеф, каких я знал, — Джуниор понял, что он для него сделал и был восхищен самоотверженностью друга.

— Ты, тоже спас Ники, если помнишь.

— Так спас, что она теперь до жути боится родов, — усмехнулся Джуниор. И с этим еще придется разбираться.

— Ничего страшного, я сделаю все, чтобы на момент родов она была спокойной и уверенной в себе.

Найк набрал номер Итона и попросил отвезти его домой.

***
Найк пришел на рассвете, а Вероника с заплаканными глазами сидела в кресле и кормила Лео.

— Ники, что случилось? Что тебя так расстроило?

— Я целую ночь пыталась дозвониться тебе, Найк. Где ты был?

— На операции, нужно было позвонить в регистратуру, тебе бы сказали. Сам я даже не успел никого предупредить. У Лекси начались преждевременные роды, и я делал все, чтобы спасти ее и малыша. Ближе к утру, мне удалось справиться с этим. Лекси могла умереть.

Ники не могла придумать, как Найк будет оправдывать свое отсутствие, но такого услышать никак не ожидала.

— Лекси родила? Но еще слишком рано. Как такое получилось? — Ники тут же пришла в себя, и ее расстроенное состояние превратилось в тревожное. Хорошо, что ей не хватило ума начать обвинять Найка во всех смертных грехах, и он успел сказать главное перед тем, как Ники чуть все не испортила. Те картинки, которые рисовала себе девушка, были далеки от реальности, и ей стало очень стыдно за себя. «Как я могла о Найке так подумать? Вот точно, растеряла последние мозги»

— Она оступилась и упала с лестницы, со второго этажа на первый. У нас в центре. Видимо куда-то очень спешила. Они пришли с Джуниором на прием. Он на мгновение задержался и упустил ее из виду. Это чуть не стоило жизни обоих. Поэтому, когда я говорю: «Ники не спеши», это не пустые слова. Все действительно очень серьезно.

— Джуниор, наверное, расстроен.

— Теперь, пожалуй, нет. Ребенок, не смотря на то, что родился на четыре недели раньше, выглядит очень неплохо. Неонатологи готовы через пару дней отдать его Лекси.

— Ужас, какой кошмар. Наверное, она настрадалась. Роды длились до утра, — прошептала Ники.

— А почему настрадалась? Все было, под общим наркозом. Пришлось делать кесарево сечение.

— То есть она спала, когда все происходило?

— Да, Ники. И скоро она придет в себя, и все будет просто замечательно.

— Я тоже так хочу. Я хочу, чтобы ты сделал мне точно такую же операцию.

— Нет, Ники, если показаний не будет, даже не думай о том, что я тебя стану кесарить.

— Тебе что жалко? Лекси уснула и проснулась, и вот, она уже мама.

— Пока она была под наркозом, я прошел семь кругов ада, чтобы вытащить ее из лап смерти. Давно у меня не было таких не простых пациентов. Так что я считаю, что естественные роды куда более безопасные, чем кесарево сечение.

— Хорошо, но учти, я за себя не отвечаю, буду орать на всю клинику.

— Если тебе так станет легче, ты можешь это сделать, но я обещаю, что все будет хорошо.

— Найк, ты, наверное, очень устал, тебе нужно поспать, — девушка почувствовала его магическое истощение.

— Да, я отдохну пару часов и займусь Лео.

— Конечно, — Найк уснул и проспал весь день, а к вечеру Ники обнаружила, что у него поднялась температура. «Отдал всю свою магию, во имя спасения Лекси, это требует долгого восстановления»

Ночью Ники уложила малыша спать и решила проверить температуру мужа. Его волосы стали влажными, а лоб стал холодным. «Все-таки, восстановление людей имеет магические последствия»

***
Утро следующего дня.

Найк проснулся, не понимая, где он, и сколько сейчас времени.

Вероники не было рядом, Лео тоже. Только Полосатик мирно спал на груди Найка, а в ногах пристроился Барсик. Рядом с этими пушистиками, было так уютно. Молодой человек просмотрел телефон. На все звонки ответили. И на все СМС тоже. Ники всем писала одинаковый ответ. «Найк заболел, он перезвонит, как только у него появятся на это силы»

Парень улыбнулся. Он чувствовал себя отдохнувшим, как никогда и встал, готовый к новым подвигам и свершениям.

Ники сидела за столом на кухне. Рядом в шезлонге спал Лео. Тучка сидела под столом в ногах у своей хозяйки. Девушка уже успела совершить утреннюю прогулку, а теперь сидела и чистила яблоки, нарезая их дольками.

— Всем доброе утро, — послышался в дверях голос Найка.

— О, восстановился уже? Герой нашего времени, доктор Стивенс, отдал весь свой магический резерв для спасения Лекси и восстанавливался с таким трудом, что проспал сутки напролет, с высоченной температурой. Я как твой учитель, просто обязана тебя наказать.

— Все так плохо, дорогая? — Найк сделал такой вид, словно стоит перед учителем, и ему сейчас влепили двойку.

— Хуже некуда, но Полосатик и Барсик сделали свое дело, не так ли?

— Пушистики были на высоте, — он понял, что каким-то образом, Полосатик и Барсик его восстанавливали, а вот каким именно, знала только его непревзойденная учительница магии и волшебства. — Найк подошел к Вероники и взял кусочек яблока, — Я жутко проголодался.

— Вот, выпей это, — Ники протянула ему красную жидкость, Найк нахмурился.

— Что это?

— Пей и не спрашивай, — теперь я твой врач.

Найк принюхался, а потом просто залпом выпил предложенный Вероникой напиток.

— Это какая-то ягода. Ягодный морс, но я никогда раньше такого не пил.

— Это клюква. В вашем супер цивилизованном городе ее продают только в магазинах для русских. Пришлось отправить Итона на поиски деликатеса, именно в такие маркеты.

— Вкус очень терпкий и кислый, основу составляет витамин С?

— И не только. Есть будешь?

— Я был бы непротив, а где Дорис?

— Ее нет, они с твоим отцом решили устроить себе совместный выходной, и отдыхают где-то, на каких-то островах. Не помню название.

— Вот как, вижу у них все отлично. И что мы сегодня будем есть?

— Блинчики с чаем, есть каша, но если ты это все не хочешь, могу исполнить любой твой каприз.

— Нет, что ты, блинчики с чаем и каша, это как раз то, чего я хочу. Сама приготовила?

— А ты сомневаешься в моих кулинарных способностях? Присаживайся, дорогой, — Вероника усадила Найка за стол и поставила перед ним тарелку каши, почему-то розового цвета и блинчики.

— А что это за каша такая?

— Мой рецепт. Мне приходилось присматривать за сыном соседки, и он очень не любил манную кашу. Я покупала самый обычный клубничный компот и отделяла жидкость от ягоды. Потом добавляла эти ягоды в манную кашу и перемешивала все блендером. Получается «Машина каша»

— Почему Машина? — Найк начал с удовольствием ее уплетать.

— Есть такой современный мультик, называется «Маша и медведь». И там девочка Маша сварила кашу розового цвета, в таком количестве, что ей удалось накормить всех жителей леса.

— Большое спасибо за завтрак, любовь моя, — Найк видел, как его девочка, с легкостью, со всем этим справляется, и ее забота грела ему сердце. Он понимал, что ради этого стоит жить.

— Да не за что. Только не смотри такими глазами на часы, — Ники слишком хорошо знала своего мужа. — Ты никуда сегодня не идешь. Еще, как минимум день, ты будешь восстанавливаться.

— Ты уверена, что это необходимо?

— Абсолютно, — Ники подошла со спины и обняла Найка. — Или ты хочешь снова заболеть? — шепнула ему девушка, обжигая ухо своим дыханием.

— Ну что ж. Ты всем моим сотрудникам все доходчиво объяснило. Мне остается только смириться. Ведь так?

— Теперь ты говоришь правильные слова, доктор Стивенс. Хочешь, могу выписать тебе больничный лист за моей подписью.

Найк рассмеялся и притянул Ники к себе на колени.

— Не хочу. То, чего я сейчас хочу, так это побыть с семьей, — и он положил руку на животик Ники. — Как малышка?

— Хочешь предложить сходить в домашний кабинет?

— Как ты догадалась. Послушаем сердцебиение, измерим давление.

— Найк, ты так любишь свою работу, хорошо идем. На сегодня будем докторами друг друга.

— Нет, целый день этим заниматься мы не будем. Ты уже выходила на прогулку?

— Конечно.

— Думаю, вечером можно устроить пикник.

— Да, ты прямо мысли мои читаешь. Да и Барсика возьмем, а то этот рыжик совсем разленился.

Время, проведенное в кругу семьи, зарядило Найка новыми силами, и на следующий день он приступил к работе. Дорис вернулась из путешествия, спустя три дня.


Эпилог

Время потянулось без происшествий. С таким доктором, как Стивенс по-другому быть не может, и вот наступил февраль. Срок беременности перемахнул отметку сорок недель, и Найк планово госпитализировал Веронику в родовое отделение.

— Будешь так переживать, я поставлю тебе успокоительное. На родах моим ассистентом будет очень знакомый тебе врач.

— Джуниор? — догадалась Ники.

— А как без него. Ему приходилось принимать у тебя роды, и может что-то подсказать. Он сказал мне, что в прошлый раз пришлось вскрывать плодный пузырь. Вероятно, в этот раз будем поступать так же.

Вероника взяла своего доктора за руку.

— Найк, мне очень страшно.

— Вероника, у нас все под контролем. Никаких патологий нет. Я обещаю, что проблем не будет. Если хочешь, я тебе в этом могу поклясться, — он почувствовал, как дрожат ее руки. Что за ад тебе пришлось пережить, раз ты так боишься.

В этот момент в родовом зале появился Джуниор, он был в маске и костюме хирурга, как и Найк, но девушка знала, что это он.

— Привет, Ники, и вот мы снова рожаем. Как настрой?

— Да что-то раскисла в последний момент, — отозвался Найк.

— Как Лекси, как ребенок, как тебе в роли папы, Джуниор? — спросила Ники.

— Все отлично, только постоянно пью кофе. У меня хронический недосып. Дэнис настоящий ночной тусовщик. Перепутал день и ночь. Днем отсыпается, а ночью мы играем. Пытаемся с Лекси выровнять график его сна. Правда пока как-то не получается.

— Ребята, извините, что прерываю вашу задушевную беседу, но у нас роды, и пора начинать.

Найк начал мероприятия по стимуляции родов. Он поставил анестезию, и дальше все проходило под четким контролем Найком.

— Боли не будет. Теперь слушай меня и делай все, что буду тебе говорить, договорились? Никакой паники и истерик.

— Хорошо. — Ники действительно не чувствовала боли, а вообще, общее состояние было немного затуманенным. Спустя два часа, девушка услышала плачь ребенка и округлила глаза. Найк ловко работал инструментами, и девушка была в шоке от того, насколько он высококлассный специалист. И теперь ей стало понятно, почему к нему на операцию хотят попасть все.

— Поздравляю, Ники, у вас дочь, — радостно сообщил Джуниор.

— Линси родилась, — прошептала Ники. После того, как ребенка осмотрели и завернули в пеленку. Найк взял дочь и оценил, что девочка имеет такие же рыжие волосы как у мамы.

— Возьми её, Ники, первый контакт матери и ребенка очень важен.

Ники протянула руки и взяла малышку. Веронике не хотелось плакать, она просто улыбалась. Ее прекрасный доктор Стивенс сделал все, чтобы роды прошли гладко и без боли. Она оценила разницу между рождением Линси и Лео, и в этот момент очень восхищалась своим доктором. Ей показалась, что до этого она не достаточно сильно любила своего мужа, а вот в данный момент, она готова была раствориться в любимых глазах. Он почувствовал теплую магическую волну, исходящую от Ники, и все понял.

— Линси-чудо, она так похожа на тебя, Ники, — Найк замер, ощущая себя самым счастливым человеком во всем мире.

Малышка посмотрела на маму, а потом моргнула. За окном раздался гром и пошел дождь, и над горизонтом появилась радуга.

Найк выглянул в окно и подставил руки. Капельки дождя переливались всеми цветами радуги.

— Это сделала Линси, — утвердительно заявила Вероника.

— Я уже понял. Сильная девочка, — усмехнулся Найк. Такая маленькая, а уже ведьма.

— Ты бы видел, как твой сын стеклопакеты демонтировал, то еще зрелище, — вспомнил Джуниор.

Вероника рассмеялась, вспомнив этот момент.

Доктор Стивенс взял Линси из рук Ники и посмотрел на малышку, не веря своему счастью.

— Привет, доченька. А кто это у нас устроил такую красоту? — малышка смотрела на папу, не сводя с него глаз.

— Я люблю тебя, Найк, — отозвалась Ники, чувствуя, что сейчас растворится в своем счастье.

— Я знаю, Ники. То, что ты мне дала, это семью, о которой я не мог мечтать. Если бы было что-то, что означало больше чем любовь, то у меня именно такое чувство.

***
Лос-Анджелес. 3 года спустя

— Так, сынок, а теперь направь этот луч папе, — малышу Лео досталась стихия солнца. Он умел излучать и преломлять солнечные лучи, и ему это нравилось. Найк легко управлялся с огнем, но мог воспроизводить или вызывать другие стихии. Ники достался лед и магия леса, но и многое другое, получалось, довольно неплохо. Мальчик понимал, что он не обычный ребенок, но не жалел об этом. Он считал себя супер героем и был счастлив.

— Ловлю, сынок, — Найк ловко перехватил луч солнца.

— Мама, а теперь попроси Линси сделать дождь.

— Хорошо, Лео. Линси, девочка моя, кап-кап, — малышка на руках у папы посмотрела на горизонт и легкий моросящий дождь медленно приближался.

Маленький Леон направил лучи так, что волшебная радуга нависла над семейным особняком.

Найк смотрел на свою жену и детей. Он осознавал себя частью этого волшебного мира. Быть ведьмаком или колдуном ему нравилось. Ники, своим появлением, превратила его жизнь в настоящую сказку. Маленький Лео был светлым солнышком. Светлые волосы, белая кожа. Только карие глаза достались ему от отца. Линси имела такие же рыжие волосы, как у мамы, а папины карие глаза достались и дочери

Ники одарила мужа любящим взглядом. Такая любовь бывает так редко, что кажется, что и она тоже сказка.



Оглавление

  • Одна жизнь для двоих
  •   Глава 1. 1812 год. Европа. Ирландия.
  •   Глава 2. Приговор Джона.
  •   Глава 3. Казнь.
  •   Глава 4. Анита.
  •   Глава 5. Свершившееся проклятие.
  •   Глава 6. Лос-Анджелес.
  •   Глава 7. Болгария. Пловдив.
  •   Глава 8. Я нашел тебя.
  •   Глава 9. Пловдив. Спасение и похищение.
  •   Глава 10. Проблемы.
  •   Глава 11. Реабилитационный центр. Пробуждение.
  •   Глава 12. Знакомство.
  •   Глава 13. Признание.
  •   Глава 14. Необдуманный поступок.
  •   Глава 15. Возвращение блудной Вероники.
  •   Глава 16. Арин.
  •   Глава 17. Подготовка к свадьбе и прочие проблемы.
  •   Глава 18. Ушла, на темное дело.
  •   Глава 19. Свадебный ритуал.
  •   Глава 20. Брачная ночь.
  •   Глава 21. По строкам проклятия, прочь от любимого.
  •   Глава 22. Загадка для Найка.
  •   Глава 23. Новоиспеченный "Эйс Вентура".
  •   Глава 24. Зацепка.
  •   Глава 25. Похищение.
  •   Глава 26. Знакомство с Шейхом Алимом.
  •   Глава 27. Операция по спасению Ники и прочие трудности.
  •   Глава 28. Недоразумение.
  •   Глава 29. Расследование Найка.
  •   Глава 30. Понять и простить.
  •   Глава 31. Все под контролем.
  •   Глава 32. В западне.
  •   Глава 33. Проклятию пришел конец.
  •   Глава 34. Клиника Стивенс. Лос-Анджелес.
  •   Глава 35. Выписка.
  •   Глава 36. Свадьба Джуниора и Лекси.
  •   Глава 37. Супружеский долг.
  •   Глава 38. Шок — это по-нашему.
  •   Глава 39. Спасение Лекси.
  •   Эпилог