КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592313 томов
Объем библиотеки - 898 Гб.
Всего авторов - 235689
Пользователей - 108229

Впечатления

kiyanyn про Крайтон: Эволюция «Андромеды» (Научная Фантастика)

Почему-то всегда, когда пишут продолжение чего-то стоящего, получается "хотели как лучше, а получилось как всегда".

У Крайтона была почти не фантастика :), отлично написанная почти "производственная" литература.

Здесь — буйная фантазия с вырастающим почти мгновенно космическим лифтом до МКС, которую заносит аж на геосинхронную орбиту, со всеми роялями в кустах etc etc.

Не пошлó. После оригинала — не пошлó...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Awer89 про Штерн: Традиция семьи Арбель (Старинная литература)

Бред пооеый

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Шабловский: Никто кроме нас (Альтернативная история)

Что бы писать о ВОВ нужно хоть знать о чем писать! Песня "Землянка" была сочинена зимой при обороне Москвы. Никаких смертных жетонов на шее наших бойцов не было, только у немцев. Пограничник - сержант НКВД имеет звания на 2 звания выше армейских, то есть лейтенант. И уж точно руководство НКВД не позволило бы ими командовать военными. Оборона переправы - это вообще шедевр глупости. От куда возьмется ожидаемая колонна раненых, если немцы

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Анин: Привратник (Попаданцы)

Рояль в кустах? Что вы... Симфонический оркестр в густом лесу совершенно невозможных ситуаций (даже разбирать не тянет все глупости), а в качестве партитуры следовало бы вручить учебник грамматики, чтобы автор знал, что существуют времена, падежи, роды... Запятые, наконец!

Стиль, диалоги и т.д. заслуживают отдельного "пфе". Ощущение, что писал какой-то не очень грамотный подросток, и очень спешил, чтоб "поскорее добраться до

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Побережных: «Попаданец в настоящем». Чрезвычайные обстоятельства (СИ) (Альтернативная история)

Как ни странно, но после некоторого «падения интереса» в части третьей — продолжение цикла получилось намного лучшим (как и в плане динамики, так и в плане развития сюжета).

Так — мои «финальные опасения» (предыдущей части) «оказались верны» и в данной части все «окончательно идет кувырком», несмотря на (кажущуюся) стабилизацию обстановки и окончательное установление официальных дипломатических контактов.

Что можно отнести к

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Политов: Небо в огне. Штурмовик из будущего (Боевая фантастика)

Автор с мозгами совсем не дружит. Сплошная лапша и противоречия. Для автора, что космос, что атмосфера всё едино. Оказывает пилотировать самолет проще пареной репы, тупо взлетай против ветра. Ещё бы ветер дул всегда на встречу посадочной полосе. И с чего вдруг инопланетянин говорит по русски, штурмует колонну фашистов, да ещё был сбит примитивным оружием, если с его слов ему без разница кто есть кто. Типа в космосе можно летать среди

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Герои Перемышля [Юрий Стрижков] (fb2) читать онлайн

- Герои Перемышля 2.82 Мб, 147с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Юрий Константинович Стрижков

Настройки текста:



В этой книге повествуется об одном из героических эпизодов первых дней Великой Отечественной войны – обороне воинами 99-й стрелковой дивизии и пограничниками 92-го погранотряда Перемышля. Герои Перемышля нанесли контрудар, в результате которого город был освобожден от захватчиков и стойко удерживался нашими частями в течение нескольких дней.

Автор рассказывает об участии дивизии в последующих боях, о судьбах её бойцов и командиров.

Ответственный редактор доктор исторических наук

Д. М. ПРОЭКТОР


УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР О НАГРАЖДЕНИИ ОРДЕНОМ КРАСНОЕ ЗНАМЯ 99-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

ЗА ОБРАЗЦОВОЕ ВЫПОЛНЕНИЕ БОЕВЫХ ЗАДАНИЙ КОМАНДОВАНИЯ НА ФРОНТЕ БОРЬБЫ С ГЕРМАНСКИМ ФАШИЗМОМ И ПРОЯВЛЕННЫЕ ПРИ ЭТОМ ДОБЛЕСТЬ И МУЖЕСТВО НАГРАДИТЬ ОРДЕНОМ КРАСНОЕ ЗНАМЯ 99-ю СТРЕЛКОВУЮ ДИВИЗИЮ.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР

М. КАЛИНИН

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР

А. ГОРКИН

Москва, Кремль, 22 июля 1941 г.

«Правда», 23 июля 1941 г.

Введение

Уже десятилетиями стало исчисляться время со дня окончания Великой Отечественной войны советского народа против фашистских захватчиков. Но как бы ни был стремителен его бег, из памяти никогда не изгладятся воспоминания о героических и полных трагизма событиях июня 1941 г. Бессмертный подвиг тех, кто защитил завоевания Великого Октября, мировую цивилизацию, продолжает жить в сердцах всего человечества.

О войне написано много. Усилиями историков, писателей, журналистов, бывших воинов воскрешены легендарные дела героев 1941 – 1945 гг., и тем не менее многие еще ждут своих исследователей.

«Великая Отечественная война была самой тяжелой и самой жестокой из всех войн, когда-либо пережитых нашей Родиной. Особенно суровые испытания выпали на нашу долю в начале войны» [1]. Данная книга посвящена героической обороне советскими воинами города Перемышля. Это рассказ о бойцах и командирах 92-го пограничного отряда и 99-й Краснознаменной стрелковой дивизии, принявших на себя 22 июня вероломный удар врага на вверенных им Родиной рубежах. Это рассказ о тех. кто на второй день войны отбил у гитлеровцев Перемышль и стойко удерживал его в течение нескольких суток. Это рассказ о людях воинского соединения, которое первым в Великой Отечественной войне было награждено боевым орденом.

«Конечно, человек должен жить не прошлым, а настоящим и будущим. Однако прошлое не забывается, и это прошлое должны знать наши дети – пусть вечно помнят они молодых своих отцов, пусть вечно ими гордятся и пусть во всех подробностях знают июньские дни 1941 года» [2].

Главными источниками для воссоздания картины героической обороны Перемышля послужили материалы фондов Музея пограничных войск, Архива Министерства обороны СССР, Центрального государственного архива Октябрьской революции, Центрального государственного архива Советской Армии, личного архива автора, который использовал также все то немногое, что было опубликовано в книгах, журналах и газетных статьях. Большую помощь оказали ему польские товарищи из Перемышля, уточнившие на месте ряд обстоятельств, приславшие фотографии и документы периода борьбы за город в июне 1941 г.

Автор выражает большую благодарность всем, кто помогал ему своими советами и критическими замечаниями.


Накануне

В предгорьях Карпат, на земле. издавна получившей название Галицкой, там, где река Сан, петляя среди холмов, круто сворачивает к востоку, на обоих её берегах раскинулся древний славянский город Перемышль. Его старые дома, костелы, крепостные сооружения и форты многое повидали на своем веку.

Перемышль стоит на перекрестке важных путей. Город пережил много войн. И после каждой войны оставались на нем раны. Был Перемышль в составе древнерусского государства, владели им Польша, Венгрия, Австро-Венгрия, опять Польша. Его неоднократно завоевывали и отвоевывали, сжигали и разрушали, отстраивали и вновь укрепляли.

На Перемышль совершили опустошительный набег монгольские орды в XIII в. В память об этом один из окрестных холмов до сих пор называется Татарским. Об ожесточенной Галицийской битве 1914 г. в первую мировую войну напоминают многочисленные форты, опоясывающие город, частью разрушенные во время боев, а частью уцелевшие, но ненужные, забытые и теперь заросшие, кладбище русских солдат с ровными рядами дубовых крестов и памятники погибшим.

В сентябре 1939 г. стены города стали свидетелями мужественной, но неравной четырехдневной борьбы частей польской армии и населения Перемышля с развязавшими вторую моровую войну гитлеровскими захватчиками [3].

После воссоединения украинских и белорусских земель осенью 1939 г. граница между Советским Союзом и оккупированной гитлеровцами Польшей в южной её части была установлена по реке Сан. Она разделила город на две части – южная была советской, в северной, в Засанье, хозяйничали фашисты [4].

Река Сан, рассекающая восточные склоны Карпат, в своем верхнем течении очень красива. Множество изгибов, поворотов, высокие холмистые берега, густо поросшие лесами, небольшие долины, перерезанные узкими полосками возделываемой земли, - все это придавало ландшафту очень мирный вид.

Но сосед на том берегу был далеко не мирным.

Начатая реакционными силами империализма вторая мировая война огненным вихрем прокатилась по Европе. Одна страна за другой были раздавлены гитлеровской военной машиной. Черная тень свастики легла на большую часть европейского континента. Развязав себе руки на западе, захватив или подчинив своему влиянию всех западных соседей Советского Союза, фашистская Германия начала готовиться к нападению на великое социалистическое государство. Враг стремился использовать временные преимущества: «милитаризацию экономики и всей жизни Германии; длительную подготовку к захватнической войне и опыт военных действий на Западе; превосходство в вооружении и численности войск, заблаговременно сосредоточенных в пограничных зонах» [5].

В то время, когда советский народ был занят мирным созидательным трудом, стратеги гитлеровской армии разрабатывали план «Барбаросса» – план стремительного разгрома и порабощения страны социализма. Составлялся он тщательно, пунктуально и педантично, по всем канонам теории «молниеносной войны», с таким успехом оправдавшей себя в воинах с капиталистическими государствами Запада.

Восточная часть города Перемышля

«Гитлеровские планы молниеносного разгрома Советского Союза были глубоко авантюристичны и основаны на явной переоценке своих сил и глубоком заблуждении относительно экономических, политических и военных возможностей Советской страны. Гитлеровцы считали нашу Родину колоссом на глиняных ногах, который развалится после нескольких серьезных ударов, а Красная Армия при первом же ударе немецких войск потерпит поражение» [6].

По плану «Барбаросса» важное значение придавалось южному участку советско-германского фронта. Здесь находились плодородные земли Украины, овладение которыми германские империалисты и их фашистские идеологи выдвигали в качестве одной из своих задач: без этого, по их мнению, не могла существовать «Великая Германия», здесь была сконцентрирована значительная часть кадровых стрелковых и механизированных соединений Красной Армии, быстрый разгром которых предрешил бы окончательный исход войны.

К началу войны перед фронтом 5-й, 6-й, 26-й и 12-й армий, входивших в состав Киевского военного округа, фашистское командование развернуло 34 дивизии [7].

Сосредоточенные на северном фланге группы армий 6-я и 17-я гитлеровские армии и 1-я танковая группа должны были нанести сокрушительный удар танковой группировкой в направлении Ровно, Новоград-Волынский, Житомир, Киев и при последующем стремительном продвижении вдоль Днепра, к юго-востоку, окружить и во взаимодействии с действующими южнее 11-й немецкой и 3-й, 4-й румынскими армиями уничтожить советские войска на всем южном крыле фронта, а 17 я армия под командованием генерал-полковника фон Штюльпнагеля, используя успех танковой группы Клейста, выйти в район Винницы и Бердичева и, смотря по обстановке, продолжать наступление в южном или юго-восточном направлении.

В середине июня 1941 г. немецко-фашистские соединения группы армий «Юг» заняли исходные рубежи в непосредственной близости от советской границы. Все эти приготовления гитлеровское командование тщательно маскировало.

Для захвата Перемышля оно назначило 101-ю легкую пехотную дивизию [8], имевшую в своем составе 228-й и 229-й пехотные и 85-й артиллерийский полки.

Быстрое овладение Перемышлем давало фашистам возможность в дальнейшем наступать вдоль автомагистрали Перемышль – Львов – Броды – Ровно – Новоград-Волынский.

По принятому весной 1941 г. плану прикрытия границы в случае войны Перемышльский укрепленный район должен был вместе с имевшимся в нем гарнизоном взаимодействовать с 99-й стрелковой дивизией. Севернее её развертывались 97-я стрелковая, а южнее 72-я горнострелковая и 173-я стрелковая дивизии. Передний край обороны 99-й стрелковой дивизии шириной 40 – 45 км от Радымно до Ольшан проходил вдоль изгиба реки Сан.

99-я стрелковая дивизия входила в состав 8-го стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор М. Г. Снегов, опытный военачальник, прошедший во время гражданской войны путь от командира взвода до начальника штаба дивизии, впоследствии работавший в штабе В. К. Блюхера в Китае и занимавший ряд ответственных должностей в Красной Армии. Командование вновь сформированным корпусом он принял в 1940 г. и за короткий срок вывел его в число передовых.

Командир 8-го стрелкового корпуса генерал-майор М. Г. Снегов (фото 1941 г.)

Командир 99-й стрелковой дивизии полковник И. И. Дементьев (фото 1940 г.)

8-й стрелковый корпус в свою очередь входил в состав 26-й армии под командованием генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко.

99-я стрелковая дивизия имела славную боевую историю. Сформирована она была в 1923 г. в городе Кременчуге на базе прославленных в годы гражданской войны и иностранной интервенции 44-й Краснознаменной Киевской стрелковой и 45-й Краснознаменной Волынской дивизий [9].

44-я стрелковая дивизия в годы гражданской войны была создана из рабочих дружин и красногвардейских отрядов Киева, партизанских отрядов Киевщины, Полтавщины, Черниговщины и Волыни, в неё влились легендарные полки богунцев и таращанцев. Дивизия вела решающие бои с петлюровцами. Успешно вышла из окружения, отражая контрнаступление белополяков летом 1920 г., освобождала Киев.

Первым командиром 99-й дивизии был старый революционер, поляк Казимир Францевич Квятек. Одиннадцать лет он отбывал каторгу, потом принимал активное участие в Октябрьской революции. В качестве красноармейца Семеновского отряда сражался в боях за Новгород-Северский, Коуты и Киев [10].

Командующий артиллерией 99-й стрелковой дивизии полковник И. Д. Романов (фото 1943 г.)

Начальник штаба 99-й стрелковой дивизии С. Ф. Горохов (фото 1943 г.)

В 1918 г. Квятек окончил 1-е Кремлевские курсы красных командиров, был послан на фронт, участвовал в боях на Украине, где сначала командовал взводом, затем ротой, батальоном и наконец знаменитым Богунскпм полком, а в начале 1920 г. – 130-й Богунской бригадой [11].

Квятек был умелым и мужественным командиром. Вот что о нем говорится в книге «Сорок четвертая Киевская дивизия» (Киев, 1933, стр. 102): «Лихой захват Винницы с эскадроном конной разведки, славные дела богунцев на р. Случь, упорный бой на Ирпени, защита Коростеля, октябрьский смелый налет на Киев, удачная чернигово-киевская операция, разгром деникинцев под Кукшипом, захват Киева... геройский прорыв из махновского кольца, форсирование р. Стыри, бои под Колками, выход к Бугу в жестокие бои богунцев под Грубешовом – вот наиболее яркие моменты из боевой деятельности тов. Квятека...» [12].

У многих из перечисленных городов, сел, деревень, где отличались богунцы, также мужественно и геройски дралась 99-я стрелковая дивизия в период Великой Отечественной войны.

За подвиги и победы Квятек был награжден орденом Красного Знамени [13].

В мирное время К. Ф. Квятек много сил и времени уделял обучению бойцов и командиров, достижению высокой мобильности, развитию широкой инициативы и смелости действий бойцов и командиров, всему тому, чем так славились богунцы в годы гражданской войны. Именно их традиции старалась в годы Великой Отечественной войны поддерживать 99-я дивизия.

Со дня образования и до начала войны дивизия дислоцировалась на Украине, упорно училась, вела большую шефскую работу. Частыми гостями в ней были видные деятели Коммунистической партии Г. И. Петровский, В. Я. Чубарь, Н. А. Скрынник.

В сентябре 1939 г. дивизия в составе 6-й армии участвовала в освобождении западных районов Украины. В этом походе её бойцы и командиры проявили отличную выучку и дисциплинированность, за что 34 человека получили ордена и медали [14].

Партийная и комсомольская организации дивизии, где процент членов Коммунистической партии и Ленинского комсомола был сравнительно высок [15], вели активную и целенаправленную работу. Здесь прошли хорошую воинскую школу многие командиры, прославившиеся в годы Великой Отечественной войны, а такие, как генерал-лейтенант М. Ф. Лукин, генерал армии С. Г. Поплавский, стали крупными военачальниками.

В связи с надвигавшейся угрозой войны Коммунистическая партия и Советское правительство неустанно заботились о всемерном укреплении Красной Армии. В 1939 – 1941 гг. по решению ЦК партии был проведен ряд партийных мобилизаций, в ряды армии были направлены из республик и областей лучшие кадры партийных и комсомольских работников для пополнения политорганов.

В конце 1939 г. в 99-ю стрелковую дивизию прибыли политработники, выделенные Сталинградским обкомом ВКП(б).

Заместитель командира 99-й стрелковой дивизии полковой комиссар А. Т. Харитонов (фото 1941 г.)

Начальник 92-го пограничного отряда Я. И. Тарутин (фото 1941 г.)

По решению партии и правительства значительно увеличивалась численность Красной Армии. Создавались новые части и соединения, но это влекло за собой изъятие из кадровых частей определенного контингента строевых командиров и политработников, в результате чего в предвоенные месяцы особенно усилилась текучесть кадров. Например, в июне 1940 г. в 197-м стрелковом полку из 12 командиров рот свыше одного года на этой должности продолжал службу только один [16]. Во вновь формируемые части посылались, как правило, лучшие командиры. За период с января по февраль 1940 г. из 99-й дивизии были переведены в другие части 256, а с июня по июль того же года – 92 человека из начальствующего состава. В последующие месяцы текучесть еще более возросла.

В сентябре 1940 г. 99-я стрелковая дивизия участвовала в тактических учениях Киевского и Белорусского военных округов, проводившихся наркомом обороны С. К. Тимошенко. На учениях присутствовали генералы армии Г. К. Жуков, К. А. Мерецков и другие представители высшего командования Красной Армии. Дивизия заняла первое место. Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко отмечал: «...Артиллерия этой дивизии показала, что она не на словах, а на деле борется за то, чтобы быть грозной для врага и надежным помощником своей пехоты... Вот такая артиллерия должна быть во всех дивизиях» [17].

В приказе народного комиссара обороны от 27 сентября 1940 г. говорилось: «С 25 по 27 сентября мною проведены смотровые тактические учения 99-й стрелковой дивизии Киевского особого военного округа, Дивизия показала хорошие успехи в боевой подготовке и образцово действовала на смотровых учениях. Красноармейцы и начальствующий состав дивизии в процессе учений показали умение решать боевые задачи в сложных условиях.

За успехи в боевой подготовке и за образцовые действия на смотровом тактическом учении награждаю:

99-ю стрелковую дивизию – переходящим Красным Знаменем Красной Армии.

Артиллерию 99-й стрелковой дивизии – переходящим Красным Знаменем артиллерии Красной Армии» [18].

Всему личному составу дивизии была объявлена благодарность. Кроме того, народный комиссар наградил после учений 9 командиров и политработников частей золотыми часами и 34 командира и красноармейца – ценными подарками [19].

В числе получивших награды были начальник штаба дивизии полковник С. Ф. Горохов, начальник артиллерии дивизии полковник И. Д. Романов, командир батареи 22-го артиллерийского полка лейтенант Стель, командир дивизиона этого же полка капитан И. В. Перепелица, начальник штаба 71-го гаубично-артиллерийского полка капитан Л. П. Ищенко, командир батареи этого же полка старший лейтенант Н. Ф. Туровец, красноармеец 1-го стрелкового полка Белоусов. Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко особо отметил высокое воинское мастерство командира 3-го батальона 1-го стрелкового полка старшего лейтенанта Г. Л. Чикваидзе, за что ему тогда же было присвоено досрочно очередное воинское звание.

Пройдет всего несколько месяцев, и многих отличников учебы мы найдем среди отличившихся ужо в боевых действиях. И это закономерно – победа куется в мирное время.

Выступивший после учений перед бойцами и командирами 99-й дивизии начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии К. А. Мерецков сказал: «Я вместе с вами горжусь тем, что наша 99-я дивизия, стоящая на ответственном участке границы, получила такую высокую оценку от народного комиссара обороны. Я уверен, что эту оценку вы оправдаете во всей вашей дальнейшей боевой работе» [20].

За достигнутые успехи в боевой и политической подготовке был награжден орденом Красной Звезды также 1-й стрелковый полк дивизии, а многие бойцы и командиры – орденами и медалями, значками «Отличник РККА», 103 командира были досрочно повышены в воинских званиях, переведены на более высокие должности. Ордена Красной Звезды получили все командиры полков, заместитель командира дивизии по политической части полковой комиссар А. Т. Харитонов, командир дивизии участник гражданской войны полковник Николай Иванович Дементьев, с 1936 г. начальник штаба дивизии, а с 1940 г. – её командир. Незадолго до начала войны командир 8-го стрелкового корпуса, куда входила дивизия, генерал-майор М. Г. Снегов в аттестации на полковника Н. И. Дементьева писал о нем как о большом знатоке тактики ведения боя мелкими подразделениями, хорошем методисте, волевом и инициативном командире, который в течение всего 1940 г. много внимания уделял подготовке и обучению пехоты, часто лично проводил занятия в поле и на стрельбищах [21].

Командир дивизии полковник Н. И. Дементьев, начальник штаба полковник С. Ф. Горохов, заместитель командира дивизии по политической части полковой комиссар А. Т. Харитонов, начальник артиллерии полковник И. Д. Романов, командир 206-го стрелкового полка майор М. В. Тюленев и многие другие командиры были участниками гражданской войны, членами Коммунистической партии, прочно связавшими свою жизнь с Красной Армией, упорно учившимися и передававшими свой опыт другим.

Обо всем этом свидетельствуют документы предвоенных лет, хранящиеся в архивах, – приказы, характеристики, планы боевой и политической подготовки. Так, в приказе войскам 12-й армии от 3 декабря 1940 г. об итогах боевой подготовки и социалистического соревнования соединений и частей 12-й армии за 1939 – 1940 гг. говорилось: «На первое место среди корпусов армии по всем видам боевой подготовки вышел 8-й стрелковый корпус... Первое место среди дивизий армии занимает 99-я стрелковая дивизия... 8-му стрелковому корпусу, 99-й стрелковой дивизии, 197-му стрелковому полку, занявшим первые места, вручить переходящие знамена с надписью: «3а первенство по боевой подготовке корпуса», «За первенство по боевой подготовке дивизии», «За первенство по боевой подготовке стрелковых полков»» [22].

В целом 99-я стрелковая дивизия была укомплектована до полною штата, оснащена положенной по штатам того времени техникой и вооружением. её стрелковые полки насчитывали по 3 тыс. бойцов и командиров. Дивизия до последнего времени продолжала получать боевую технику новых образцов. Так, незадолго до войны в её распоряжение поступили новые 122-мм гаубицы.

К сожалению, артиллеристам лишь один раз, и то далеко не всем, пришлось стрелять из новых орудий на учебных стрельбах. Во многом это было связано и с тем, что бойцы призыва 1940 г. только начинали проходить курс боевой стрельбы, который по-настоящему осваивать пришлось уже в боях.

К 22 июня 1941 г. 99-я стрелковая дивизия имела следующее построение: 206-й стрелковый полк располагался в лагерях недалеко от села Медыка, на расстоянии 2,5 км от реки Сан; два батальона со спецподразделениями 1-го стрелкового полка, находившегося во втором эшелоне, – в селе Седлиска и один батальон этого же полка – в селе Нижанковичи; 197-й стрелковый полк оставался на зимних квартирах, в казармах, в юго-восточной части Перемышля; 22-й артиллерийский [23] и 71-й гаубично-артиллерийский полки и 113-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион, а также два корпусных артполка за две недели до начала войны были высланы в район своих заранее оборудованных позиций, в так называемый походный лагерь, в лесу у села Седлиска, в нескольких километрах от границы.

Огневые и запасные позиции, наблюдательные пункты батарей в инженерном отношении были оборудованы полностью. Артиллеристы имели один боекомплект. Связь со штабом дивизии и 206-м полком поддерживалась по телефону, с погранзаставой – через посыльных. Этот участок командование дивизии в своей обороне считало самым уязвимым, поэтому и сосредоточило здесь столь значительные силы.

46-й отдельный разведывательный батальон, 34-й отдельный батальон связи, 18-й автотранспортный батальон располагались в Перемышле пли в близлежащих населенных пунктах.

Границу в районе Перемышля оборонял 92-й пограничный отряд под командованием подполковника Я. И. Тарутина [24].

Отряд сформировался только в 1939 г. В его обязанности входила охрана 215-километровой государственной границы, протянувшейся по реке Сан. Основные кадры для отряда выделил 2-й Рыбницкий погранотряд. В 1940 г. 92-й погранотряд получил пополнение нового призыва: среди вновь прибывших было немало уроженцев Можайского, Озерского, Подольского и Волоколамского районов Московской области.

Участок был ответственный, и служба на нем ежедневно и ежечасно была сопряжена с опасностями. За короткий срок бойцы и командиры 92-го погранотряда десятки раз вступали в вооруженные столкновения с нарушителями границы, выловили немало немецких шпионов и диверсантов, агентов и членов националистических банд. В этой обстановке мужал и креп 92-й погранотряд.

Он состоял из 21 линейной заставы, нескольких комендатур, маневренной группы и подразделений обслуживания. На вооружении пограничных застав были винтовки, автоматы, самозарядные винтовки, по два станковых и четыре ручных пулемета. Из оборонительных сооружений на каждой заставе имелись окопы, блокгаузы, наблюдательные вышки [25]. Какие-либо средства борьбы с танками, кроме гранат, в отряде отсутствовали, так как предполагалось, что с началом военных действий линию пограничных укреплений немедленно займут части Красной Армии, а отряд будет отведен и приступит к выполнению других задач.

Заместитель командира 99-й стрелковой дивизии П. П. Опякин (фото 1940 г.)

Инструктор политотдела 92-го пограничного отряда И. А. Любчиков (фото 1941 г.)

Несмотря на короткий срок совместного пребывания в районе Перемышля, между 92-м погранотрядом и 99-й стрелковой дивизией установилась крепкая дружественная связь. В погранотряде проходили стажировку разведчики дивизии, в свою очередь многие её подразделения оказывали помощь пограничникам в охране границы, В мирное время неоднократно производилась отработка взаимодействия погранотряда и дивизии по двум вариантам: 1) когда нарушали границу мелкие группы и дивизия выделяла в распоряжение погранотряда дежурные подразделения или даже часть; 2) на случай начала войны, когда дивизия выходит в свою полосу обороны погранотряд переходит во временное подчинение командованию дивизии.

В конце 1940 г. штаб Киевского особого военного округа предупреждал командиров частей, что по линии германской разведки происходит «усиленная вербовка и засылка агентов с задачей в ближайшее время детально осветить пограничные гарнизоны СССР в гг. Перемышль, Владимир-Волынский, Брест, Рава-Русская, не жалея на это ни сил, ни средств» [26].

Внимательно и зорко следили пограничники за всем происходившим по ту сторону. На основе их сведений штаб 6-й армии в 1940 г. сообщал в своей разведсводке: «По данным 92-го погранотряда, в район Краков, Пшеворск, Ярослав и Перемышль прибыла с запада 17-я армия» [27]. В своих донесениях пограничники постоянно информировали о том, что немцы ведут интенсивную работу по улучшению состояния аэродромов, увеличивают количество посадочных площадок и число дислоцируемых на них самолетов, что авиационные бомбы выкладываются прямо на землю, что стягиваются танковые части, форсируются подвоз и накопление запасов бензина, боеприпасов и продовольствия.

Не осталась незамеченной работа немцев по расширению шоссейных дорог. Разведчики 71-го гаубично-артиллерийского полка 29 ноября 1940 г. сообщали: «Оборонительные работы производятся больше всего рабочими отрядами, созданными из украинцев. Более же ответственные оборонительные работы производятся солдатами. Железная дорога на участке Перемышль – Радымно и шоссейная дорога на участке Перемышль – Журавица все время ремонтируются и подправляются» [28].

По разведывательным данным ясно обозначились пункты сосредоточения крупных немецких сил – район Люблина, Замостья, Перемышля. Перед 99-й дивизией еще до начала войны были обнаружены огневые позиции немецкой артиллерии, минометов, засечены наблюдательные пункты.

С сентября 1939 г. советская западная граница не знала покоя, а с самого начала 1941 г. обстановка на ней стала особенно обостряться.

Участились случаи наглых полетов немецких самолетов над нашей территорией. Так, 15 апреля 1941 г. вблизи Перемышля германский самолет нарушил советскую границу и был приземлен истребителями Красной Армии в районе Ровно, на расстоянии более 200 км от границы [29]. У экипажа оказались карты Черниговской области, аппаратура для аэрофотосъемки, заснятая пленка. Об этом инциденте говорилось в сводке НКВД от 12 июня 1941 г.: «...За май и 10 дней июня 1941 г. границу СССР нарушил 91 германский самолет. Нарушения не носят случайного характера, что подтверждается направлением и глубиной полетов над нашей территорией. В ряде случаев немецкие самолеты пролетали над нашей территорией до 100 и более километров, и особенно в направлении районов, где возводились оборонительные сооружения, и над пунктами расположения крупных гарнизонов Красной Армии» [30].

При встречах командования погранотряда с немецкими представителями последние обычно не отрицали нарушения германскими самолетами границы и заявляли, что летают молодые летчики, которые теряют ориентировку, обещали принять меры к недопущению подобных случаев, но практически полеты над советской территорией не только не прекращались, а их становилось еще больше.

Бывшие командиры 99-й стрелковой дивизии С. Ф. Горохов и П. П. Опякин в 1965 г. рассказали автору этих строк, что весной 1941 г., во время посещения Перемышля командующим Киевским особым военным округом генерал-полковником М. П. Кирпоносом, был случай, когда немецкий самолет на глазах группы начальствующего состава округа и сопровождавших их командиров соединений и частей на небольшой высоте бесцеремонно нарушил границу.

Такие провокационные выходки не получали должного отпора потому, что советская сторона не хотела давать повода фашистской Германии для развязывания войны против нашей страны.

Но это отнюдь не означало, что не велась подготовка к отражению удара фашистов. Нет, входившие в состав округа армии и соединения готовились к войне, в приближении которой никто не сомневался: укомплектовывались и оснащались новой техникой войска, строились укрепления и т. д. [31]

В районе Перемышля создавался новый укрепленный район, где возводились долговременные сооружения. Причем, 99 я стрелковая дивизия, начиная с конца 1939 г., когда установилась новая граница, создавала свою полосу обороны. Работы велись почти круглый год и приостанавливались только на короткий зимний период. Полоса обороны дивизии состояла главным образом из укреплений полевого типа – дзотов, огневых позиций, окопов, ходов сообщений, наблюдательных пунктов. Бойцы дивизии построили 21 дот. Передний край полосы обороны дивизии проходил вдоль границы на расстоянии 50 м – 7 км от неё.

С дотами дело обстояло не совсем благополучно: первоначально они строились в расчете на 37-мм пушки, а затем переоборудовались в расчете на 45-мм орудия. Переоборудование к началу войны так и не было закончено. По характеру рельефа наиболее опасный участок обороны был у 206-го стрелкового полка, к тому же там имелось наибольшее число еще не достроенных и не оборудованных укреплений.

Тревожная обстановка в мае-июне 1941 г. заставила командира дивизии держать на ряде участков позиций постоянные гарнизоны. Было установлено круглосуточное наблюдение. Ежедневно выделялось от отделения до взвода для усиления пограничных застав.

Еще в середине 1940 г. из добровольцев, прошедших соответствующую подготовку, во всех полках были созданы взводы пеших разведчиков – всего из 282 человек.

В это время активизировалась деятельность шпионов и диверсантов. Усилились также выступления националистических элементов. Незадолго до 22 июня 92-й погранотряд уничтожил несколько диверсионных групп.

Все чаще немецкая сторона устраивала различные провокации.

11 июня 1941 г. в 7 км северо-восточнее Перемышля пограничный наряд обнаружил телефонный кабель, проложенный под водой через Сан на нашу сторону с целью подслушивания телефонных разговоров. Кабель имел четыре отвода: два по направлению к железной дороге и один – к проволочному заграждению. Прокладку их немцы закончить не успели. Для отвлечения внимания наших пограничников накануне вблизи границы, в противоположной стороне немцы произвели несколько выстрелов осветительными ракетами.

Германский представитель после предъявления ему обнаруженного кабеля и катушек немецкого производства вынужден был признать нарушение границы со стороны Германии и подписать соответствующий акт.

14-я пограничная застава все чаще и чаще задерживала пытавшихся переходить границу непосредственно в черте Перемышля. Всего с октября 1939 г. по июнь 1941 г. на её участке было задержано несколько сотен нарушителей.

Вызывали подозрения и другие мероприятия гитлеровцев, такие, как поездка генерал-губернатора Франка вдоль советской границы, проведение им ряда совещаний с руководителями националистических организаций, торжественное открытие в оккупированной части Перемышля национал-социалистской школы, появление в германской печати статей, в которых Перемышль описывался как форпост для распространения нацистской идеологии на Восток, в клеветническом духе изображалась жизнь населения советской части Перемышля и т. д.

В черте города и вдоль реки фашисты, почти не маскируясь, строили укрепления, огневые позиции, наблюдательные пункты. Значительно увеличилась численность войск на этом участке. В первой половине июня 1941 г. часто устраивались на том берегу Сана тактические учения немецких войск. Все это не оставляло сомнений, что фашистское командование натаскивает свои подразделения именно на тех участках, где в случае войны им придется форсировать Сан.

Происшедший за несколько дней до начала войны случай свидетельствовал о том, что фашистские войска находятся в полной боевой готовности. На складе железнодорожной станции Перемышль от неосторожного выстрела нашего часового взорвались боеприпасы. По-видимому, гитлеровцы посчитали, что русские решили упредить их в нанесении удара. Поднялась тревога, немецкие солдаты начали спешно занимать свои позиции, выкатывать орудия, загрохотали к границе танки, десятки прожекторов нервно обшаривали небо. Стало ясно, что немецких войск тут сосредоточено гораздо больше, чем необходимо для охраны границы с государством, с которым заключен договор о ненападении.

Обо всем, что наблюдала дивизия на противоположной стороне Сана, докладывалось вышестоящему командованию. В середине июня 1941 г. начальник штаба 26-й армии полковник И. С. Варенников в специальном донесении на имя командования округом утверждал: «Немцы подготовляют исходное положение для наступления» [32].

От задержанных на границе и из других источников стало известно, что фашистские войска делают дорожные указатели с обозначением советских населенных пунктов. В приграничной части на железной дороге рабочие и служащие польской и украинской национальностей были заменены немецкими гражданами. Эшелоны шли под усиленной вооруженной охраной. В крестьянских хозяйствах мобилизовали лошадей. Появился также приказ, в котором предлагалось эвакуировать с границы немецкие семьи, в противном случае им не гарантировалась безопасность. Все гражданские лечебные учреждения немцы заняли под военные госпитали, куда все время продолжал прибывать медицинский персонал. Кроме того, из приграничной зоны они начали выселять польских мирных жителей. «Причем немецкие комендатуры предупредили местные польские власти: если начнутся боевые действия, население не должно создавать паники. Паникеры будут беспощадно расстреливаться на месте... Еще более тревожны сведения о том, что немцы повсюду начали заменять своих пограничников полевыми войсками, что у самой границы, в районе западнее Перемышля и Радымно, они продолжают сосредоточивать огромное количество мобилизованных крестьянских подвод» [33].

Фашистские войска готовятся к нападению. Перемышль. 21 июня 1941 г. (немецкое фото)

Перед нападением. Инструктаж. Засанье. 21 июня 1941 г. (немецкое фото)

Изменились тон и поведение немецких представителей при встречах с нашим командованием, которые осуществлялись в соответствии с пограничным режимом, усиливалась немецкая охрана, увеличивалось количество часовых и патрулей, в ресторане на набережной не стало видно семей немецких военнослужащих.

Многие польские и украинские товарищи, жившие по ту сторону границы, стремились предупредить советских людей о нависшей над их страной опасностью. С этой целью они нелегально переходили границу и сообщали все, что им известно. Иногда поступали иначе. Так, однажды крестьянка с той стороны крикнула нашему пограничному наряду: «Берегитесь, браты, бо германец мосты наготовил!»[34]. И таких случаев было немало.

Сгущение грозовых туч все явственнее ощущалось и в самом Перемышле. С 15 июня 1941 г. в зарубежной части города было введено затемнение. Полицейский час, действовавший и ранее, стал соблюдаться еще строже.

За несколько дней до начала войны командование 99-й дивизии предусмотрительно приняло меры, сыгравшие впоследствии весьма существенную роль. Оно приказало снять все подразделения, запятые на строительстве полевых укреплений, различных хозяйственных работах, и держать их в распоряжении своих частей. С Львовского полигона был отозван артиллерийский дивизион 71-го гаубично-артиллерийского полка, проводивший там учебные стрельбы.

В это же время подполковник Я. И. Тарутин провел совещание с командным составом штаба отряда, на котором с докладом о повышении бдительности при охране границы выступил старший политрук И. А. Любчиков. Как рассказал автору участник этого совещания И. И. Жомов, был намечен ряд мероприятий по усилению боеготовности, и группе работников штаба отряда было приказано отправиться на заставы для немедленного проведения их в жизнь.

Наступила суббота 21 июня 1941 г.

В этот день из Берлина в штабы групп германских армий была послана шифрованная телеграмма, после чего командование группы армий «Юг» передало в штабы подчиненных ему частей пароль: «Сказание о героях. Вотан. Некар. 15». Это был сигнал о начале войны против Советского Союза утром 22 июня [35].

Вечером заходящее солнце в последний раз позолотило шпили костелов, в скверах заиграли духовые оркестры.

Вечером в фашистских частях было зачитано воззвание Гитлера к немецкому народу и армии о предстоящей войне. Части заняли исходные позиции и стали ждать установленного часа.

О последней предвоенной ночи бывший политрук 14-й заставы, несшей охрану непосредственно в Перемышле, М. 3. Скрылев рассказал автору этих строк: «В ночь с 21 на 22 июня, согласно очередности, мне пришлось дежурить на заставе. Сначала вроде все было спокойным, а как только начало темнеть, от нарядов по телефону стали поступать сообщения, одно тревожнее другого. Около 23.00 у разрушенного моста через Сан в центре города на нашу сторону перешел мужчина в гражданской одежде, который был задержан нарядом и доставлен на заставу. Мне, как старшему на ней, пришлось первому производить предварительный допрос его. Ввиду важности полученных сведений я сразу же попросил спуститься к нам начальника штаба комендатуры А. М. Бакаева, которая находилась в одном здании с нашей заставой. И нам еще раз этот мужчина повторил, что с утра 22 июня немцы начнут войну, что они собираются в первый день захватить Перемышль, на второй – Львов, а через 10 дней быть в Киеве».

Об этом в своих воспоминаниях, присланных автору, пишет также присутствовавший на допросе бывший политрук 4-й пограничной комендатуры А. А. Тарасенков: «Поверив и не поверив этому нарушителю границы, я тут же позвонил дежурному по отряду. Вскоре в комендатуру прибыл офицер отряда, который, забрав нарушителя границы, увез его в штаб отряда».

В штаб отряда с пограничных застав сообщали, что немцы начали выкатывать орудия на огневые позиции, в Перемышле на набережной они повалили забор, за которым скрывалась артиллерийская батарея, что замечено усиленное передвижение отдельных солдат и небольших групп, использующих различные виды маскировки, что все ранее оборудованные наблюдательные пункты на той стороне заняты солдатами и офицерами. В ряде пунктов на нашу сторону были переданы световые сигналы. Во многих местах на противоположном берегу слышался шум моторов и лязг гусениц.

Около полуночи телефонная связь с частью застав оказалась прерванной. Со стороны Кракова прибыло два поезда, причем один из них. состоявший из цистерн и платформ, груженных танками, остановился в Засанье. недалеко от железнодорожного моста через Сан.

Как и в обычные дни, после полуночи, строго по расписанию, с советской стороны через Перемышль проследовал через границу товарный эшелон. Торговый договор между СССР и Германией еще продолжал действовать. По встречный товарный поезд – немецкий – почему-то запаздывал. Такие случаи имели место и раньше. Дежурный по станции запросил по телефону немецкую станцию о причине запаздывания. «Ему дали ответ, смысл которого стал ясен позднее: «Ждите, утром будет!..» [36]

Некоторое время спустя начальник 92-го погранотряда подполковник Я. И. Тарутин отдал приказ пограничным заставам и комендатурам увеличить количество нарядов на границе и усилить наблюдение за противоположной стороной.

Шли первые часы воскресенья 22 июня 1941 г. О войне солдаты и командиры 99-й стрелковой дивизии и пограничники 92-го погранотряда узнали по артиллерийской и авиационной подготовке, начатой гитлеровскими захватчиками в 3 часа 15 минут.

Начало войны

Перед рассветом недалеко от здания пограничной комендатуры разорвался снаряд. Из окон близлежащих домов посыпались выбитые стекла. В наступившей затем на некоторое время тишине раздались крики раненых. Но уже в последующие секунды забушевавший над городом огненный смерч заглушил их.

С другого берега Сана город хорошо просматривался, и артиллерия, и минометы врага, установленные на Липовце, Винной горе, а также на набережной, открыли интенсивный огонь. Корректировать огонь противнику было весьма удобно. Выстрелы и разрывы слились в сплошной гул.

Особенно сильному артиллерийскому обстрелу подверглись улицы Мицкевича, Словацкого, Дворского. Снаряды рвались во дворах, на крышах, кромсали стены, залетали в окна. Загорелись здания штабов 99-й стрелковой дивизии, 8-го стрелкового корпуса, 92-го пограничного отряда, дом, где жил командир корпуса генерал-майор М. Г. Снегов. Были выведены из строя радио- и телефонная станции. В первое время все это привело к нарушению связи с заставами, гарнизонами укрепленного района, между подразделениями дивизии и с вышестоящими штабами [37].

Усиленно обстреливались также госпиталь, казармы, где располагался 197-й стрелковый полк, дома командного состава, перекрестки улиц, а также приграничные селения и прежде всего дороги из Перемышля в наш тыл. Не щадили гитлеровцы жилых строений и исторических памятников.

Полные глубокого драматизма события пришлось пережить всем находившимся в эти часы в городе. В Перемышле жили семьи военнослужащих, и вот теперь от вражеского огня гибли дети, жены, родители, а у мужей, отцов, сыновей уже не было времени ни позаботиться об их спасении, ни даже проститься с ними. Их звал бой. И они шли туда, куда должны были идти, и делали то, что должны были делать, так как только в бою могли защитить тех, кто оставался жив, и отомстить за тех, кто погиб.

Многим не суждено было больше увидеть своих близких, иные нашли друг друга только после победы, а некоторые спустя десятилетия.

Жители города, выбегавшие из домов, попадали под разрывы снарядов и мин, падали, сраженные пулеметными очередями. Часть населения пыталась выйти из города по дороге на Львов, но оказывалась под огнем, корректировавшимся с фашистского самолета. За много километров от города были видны зловещие черные клубы дыма.

Одновременно с артиллерийским обстрелом гитлеровцы подвергли авиационной бомбардировке многие селения, в которых располагались подразделения 99-й стрелковой дивизии и 8-го стрелкового корпуса. Фашистская авиация вела усиленную разведку вдоль реки Сан, вокруг Перемышля и вдоль Львовского и Добромильского шоссе.

Удар по обороне 99-й стрелковой дивизии в районе Перемышля наносила 101-я легкая пехотная дивизия гитлеровцев, кроме того, по её правому флангу у Радымно – Берлинская пехотная дивизия, отборная дивизия гитлеровской армии [38]. Все говорило о том, что, начиная боевые действия, фашистские войска нисколько не сомневались в успехе.

С первых минут войны в штабе дивизии уже отдавал необходимые распоряжения полковник Н. И. Дементьев, а в штабе корпуса – генерал-майор М. Г. Снегов. Они прибыли туда незадолго до начала обстрела, вызванные оперативными дежурными.

Утро 22 июня 1941 г. Обстрел Перемышля (немецкое фото)

Вид Перемышля 22 июня 1941 г. (немецкое фото)

Собрав находившихся в штабе людей, полковник Н. И. Дементьев коротко поставил задачу; вывести полки дивизии на их участки обороны и помочь 92-му погранотряду в отражении ударов гитлеровцев. В заключение он заявил, что будет действовать согласно мобилизационному предписанию на случай начала войны. Работники штаба, политотдела, особого отдела, коммунисты получили приказ следовать в части и подразделения дивизии и организовать там выполнение этой задачи. Остальные бойцы и командиры должны были забрать документы, знамена, пробраться к автопарку и оттуда на машинах двигаться на заранее оборудованный командный пункт дивизии. Все это приходилось делать под яростным обстрелом. Однако штабу удалось благополучно прорваться. Штаб 8-го стрелкового корпуса также получил приказ от генерал-майора М. Г. Снегова на передислокацию. Она осуществлялась с большими трудностями.

Заместитель командира дивизии полковник П. П. Опякин после начала артиллерийской подготовки противника под разрывами снарядов добрался до казарм 197-го стрелкового полка и руководил выводом его из города и занятием предназначенного района обороны.

Павел Прокофьевич Опякин рассказал об этом автору книги следующее: «Казармы, складские помещения 197-го стрелкового полка подверглись особенно интенсивному артиллерийскому обстрелу. Первое, что бросилось в глаза, – это разбитые ворота и лежащий мертвый часовой, сжимающий винтовку. Как потом говорили, один снаряд угодил в окно комнаты, где располагался взвод связи, и с постели уже никто не поднялся.

Во дворе казармы в нательной рубашке уже отдавал распоряжения командир полка майор И. Л. Хмельницкий. Передал ему приказ. Со всех сторон к казармам бежали офицеры. Многие, видно, еще не понимали, что же происходит. Кто-то вздумал выстраивать взвод во дворе... Разрыв снаряда... Вижу только, командир полка на себе оттаскивает раненного в голову лейтенанта. Рубашка его в красных пятнах. Каждому офицеру и младшему командиру кричу: «Бегом в район сосредоточения!» Общими усилиями под разрывами снарядов большими и малыми группами полк все быстрее начал вытягиваться из казарм.

3-му батальону этого полка под командованием капитана И. Р. Завадского повезло больше. Он располагался в отдельной казарме у синагоги и под обстрел не попал, поэтому в район сосредоточения прибыл более организованно. В целом полк уже в 5 – 5.30 утра занял свой район обороны».

Район находился в трех километрах от города на южных и юго-западных скатах Татарской горы, где имелись заранее оборудованные надежные огневые позиции. Перед советскими войсками, оборонявшимися на этом участке, стояла трудная и сложная задача уже в ходе начавшихся боев в считанные минуты и часы встать на пути врага непреодолимой преградой. Успех во многом зависел от слаженности, организованности и инициативы бойцов и командиров, от умения принять нужное решение в условиях внезапного нападения, когда нельзя терять ни минуты времени и когда необходимо самостоятельно принимать быстрые меры.

Самоотверженно действовали бойцы и командиры, связисты и транспортники, находившиеся в эти часы в городе. Так, командир транспортного взвода кандидат в члены ВКП(б) лейтенант Д. П. Рябов и командир отделения 197-го стрелкового полка ефрейтор Я. М. Фирсов во время артиллерийского обстрела вместе с другими бойцами под разрывами снарядов по нескольку раз бросались к стоявшим в автопарке машинам и выводили их в безопасное место. Они спасли до 70% машин, организовали погрузку оружия, боеприпасов, имущества со складов полка и доставку их в распоряжения полков дивизии, уже вступивших в бой с врагом [39].

Командир телефонно-кабельной роты 34-го отдельного батальона связи лейтенант А. К. Забродский после первых артиллерийских выстрелов, обрушившихся на казармы, быстро поднял бойцов, распределил между ними имущество, отдал конкретные распоряжения для обеспечения связи с 206-м и 197-м стрелковыми полками. Под непрекращающимся огнем противника связь удалось быстро наладить. Осколком снаряда лейтенант Забродский был ранен, но не оставил командования ротой.

Схема обороны района города Перемышля 22 – 27 июня 1941 г.

Взвод связи под командованием младшего лейтенанта Е. К. Максимчука под обстрелом обеспечивал связь штаба дивизии с 1-м стрелковым полком, а затем вступил в схватку с просочившейся в наш тыл группой фашистов и уничтожил её [40].

Во время проверки линии связи младший сержант Бобко, красноармейцы И. А. Челак и Тимофеев уничтожили восемь террористов из националистической банды, совершавшей нападения на отдельных бойцов и выводившей из строя телеграфно-телефонные линии[41]. Впоследствии за проявленные мужество и героизм, инициативу и храбрость немало связистов было награждено орденами и медалями, в частности орденом Красного Знамени – лейтенант А. К. Забродский, орденами Красной Звезды – лейтенант Е. К. Максимчук, младший сержант Бобко, красноармейцы И. А. Челак и Тимофеев.

Начальник артиллерии дивизии полковник И. Д. Романов, прибыв в район лагерей, где располагались артиллерийские полки, быстро поставил конкретные задачи каждому подразделению. Благодаря сознательности и инициативе командного и рядового состава части 99-й стрелковой дивизии стали выдвигаться из лагерей в предназначенные им районы обороны. Но на все это потребовалось некоторое время. В 7 часов 15 минут командиры артиллерийских полков доложили в штаб дивизии, что полки по боевой тревоге подняты и заняли огневые позиции северо-восточнее Перемышля. Снарядов в полках мало, так как взяты только те, что имелись в лагерях. Одновременно сообщалось, что принимаются меры для переброски боеприпасов и вооружения из дивизионных складов, расположенных в нескольких километрах от города.

Бывший командир дивизиона 22-го артиллерийского полка И. В. Перепелица сообщил автору: «В первые же минуты войны наш лагерь подвергся усиленному артиллерийскому обстрелу. Снаряды рвались по всей его территории. Телефонная связь со штабом дивизии и 206-м стрелковым полком была нарушена. Полк поднялся по тревоге. В мирное время тревоги на занятие боевого порядка делались много раз, и каждый командир и боец отлично знали, что им нужно делать. И на этот раз, несмотря на обстрел, все проделано было быстро. Когда я прибыл на свой наблюдательный пункт, командиры батарей доложили, что готовы к выполнению боевой задачи. Прибывший с заставы связной доложил, что немцы перешли на нашу территорию, имеются убитые и раненые.

К этому времени уже стало светло, и мы со своих наблюдательных пунктов увидели, что немцы по одному мосту переправляются на нашу сторону, а в другом месте наводят еще один. Спустя некоторое время была подана команда на открытие огня. Вся эта местность по берегу р. Сан была нанесена на топографические планшеты в батареях и дивизионах и проверена десятки раз с точностью до сантиметра, Мосты эти полетели в воздух. Подошли к этому времени и подразделения 206-го стрелкового полка».

На многих участках подразделениям 206-го полка пришлось с ходу контратаковать вторгшегося противника и занимать полосу своей обороны.

О 71-м гаубично-артиллерийском полке бывший помощник начальника штаба И. К. Курочкин при встрече с автором в 1968 г. рассказал: «Огонь открыли сразу, как только вывели батареи на огневые позиции по приказу командующего артиллерией дивизии полковника И. Д. Романова. Первой это сделала батарея под командованием лейтенанта М. П. Козютенко. Будучи на наблюдательном пункте, я слышал в телефонную трубку, как он командовал: «По врагам Родины, за завоевания Октябрьской революции огонь!» Нам было дано указание, чтобы снаряды рвались только на нашей территории... И когда немцы переправили на нашу сторону какую-то батарею на конной тяге, после короткой пристрелки от нее полетели только клочья».

Приступил к выполнению задачи и 1-й стрелковый полк (второй эшелон). Бывший начальник штаба 99-й дивизии С. Ф. Горохов сообщил автору: «В ночь на 22 июня я находился в расположении автобата дивизии (7 км от Мосциски). Оттуда сразу же с началом войны выехал на командный пункт 1-го стрелкового полка, который был поднят по тревоге. Но командир полка ждал приказа из дивизии о вскрытии мобилизационного пакета. Я его отругал, вскрыл ему пакет и приказал выполнять задачу, а сам поехал организовывать КП дивизии».

1-й стрелковый полк занимал свой район обороны под артиллерийским и минометным обстрелом, но вел его противник сравнительно вяло и не прицельно, поэтому полк с соблюдением маскировки достаточно быстро и без потерь окопался на обратных скатах высот восточнее города.

Прибыв на заранее оборудованный командный пункт дивизии, С. Ф. Горохов развертывал работу штаба, налаживал управление частями дивизии.

Явившийся в эти часы в штаб дивизии для передачи роты танкеток Т-37 техник-лейтенант Г. Пенежко так описывает царившую там обстановку: «Когда я вошел в штаб дивизии, начальник штаба, немолодой полковник, разговаривал по телефону – нервно торопил кого-то с выходом, одновременно отчитывал интенданта, брал у подходивших к нему командиров карты, отчеркивал что-то на них, кому-то махал рукой – «скорей, скорей, чтобы успели», – командиры опрометью кидались к двери, – словом, война началась!»[42]

Немецкое орудие на набережной Сана (немецкое фото)

Было ясно, что необходимо организовать еще более энергичный отпор врагу. В письме автору полковник в отставке Г. М. Ермаков сообщил, что утром 22 июня, когда он находился на командном пункте 8-го стрелкового корпуса в лесу около Нижанковичей, туда прибыл генерал- майор М. Г. Снегов. Последний связался по рации с штабом 26-й армии и попросил разрешения открыть огонь по вражеским позициям по ту сторону границы. Снегов опасался возможного использования гитлеровцами факта стрельбы через границу как оправдания повода развязывания военных действий против Советского Союза. Он получил ответ, что по этому вопросу запрашивается вышестоящее командование. Время шло, а наши войска не имели возможности эффективно противодействовать гитлеровцам в наведении переправ и подавлении огневых средств, расположенных по ту сторону границы.

Около 9 утра командир корпуса генерал-майор М. Г. Снегов прибыл на командный пункт 99-й стрелковой дивизии севернее Седлиски. После короткого обсуждения создавшегося положения он разрешил артиллеристам вести огонь по другой стороне границы.

В первые же часы войны в Перемышле начали действовать националистические элементы. Небольшими группами, вооруженные пистолетами и автоматами, они с тыла обстреливали оборонявшихся советских солдат. Ими было совершено нападение на некоторые огневые точки, расположенные по берегу Сана, в результате чего фашистские войска в ряде мест получили возможность переправиться на наш берег. Кроме того, хорошо вооруженная группа националистов совершила нападение на здание городской тюрьмы и выпустила на свободу уголовников. Те начали грабить население и магазины. Отпетые бандиты убивали жен и детей советских и партийных работников. Две националистические фашистские «боевки» были переброшены в засаду, на дорогу, идущую из Перемышля в Нижанковичи. Из придорожных хлебов и кустарников эти молодчики обстреливали бредущих но дороге на восток женщин и детей [43].

Как свидетельствует в своих воспоминаниях, присланных автору, бывший начальник контрразведки дивизии Л. Я. Манилов, «22 июня, когда наши войска вели упорные бои за Перемышль и на границе, немцы выбросили воздушный десант в районе Медыка. Цель его была ясна – отрезать пути отхода и способствовать окружению наших войск. Для его уничтожения командир дивизии выделил 46-й разведбатальон, который успешно справился с задачей. В этой операции мужество и отвагу проявили все бойцы и командиры батальона. Особенно отличился своей храбростью уполномоченный особого отдела Петренко, который взял в плен несколько парашютистов. Это были первые пленные на нашем участке. Вели они себя хвастливо и нагло. На допросе фашистский офицер заявил, что в ближайшие дни наша армия будет разгромлена, а затем потребовал предоставить им возможность искупаться и поскорее отправить их в тыл, так как в ближайшие часы в этом районе развернутся бои, будет бомбежка и им оставаться опасно».

Высокую организованность проявила в эти трудные часы перемышльская городская партийная организация во главе с её секретарем П. В. Орленко. Как только начался обстрел, в помещении комитета партии стали собираться коммунисты, комсомольский и советский актив – пришло больше половины всей городской партийной организации. Было решено помочь бойцам Красной Армии. Но для этого в первую очередь требовалось оружие.

Инициативно и храбро действовал второй секретарь Д. Б. Циркин. Воспитанник комсомола Киева, он в свое время был командирован на комсомольскую работу в западные области. На новом месте Циркин заслужил всеобщее уважение. И вот теперь городской актив поручил ему сформировать и вооружить собравшихся в комитете партии. А это было не так просто. Под разрывами снарядов Циркин с небольшой группой товарищей добрался до городского военкомата и с его склада доставил винтовки. «Они были густо смазаны, их вытирали бумагой, занавесками, бельем. В отряд вступили работники горкома партии, секретари первичных партийных организаций. Туда были приняты Валентин Лизогубов с завода швейных машин, Николай Покусаев с железнодорожного узла, Михаил Мельник – директор средней школы, Иван Маринич – заместитель редактора городской газеты, Наталия Приблудная – учительница (она стала медсестрой), сцепщики, стрелочники, служащие городских учреждений» [44]. Позднее командование 99-й стрелковой дивизии выделило для этого отряда станковый и два ручных пулемета, и первый в Великой Отечественной войне отряд народных ополченцев вступил в бой за свой город.

«В то утро получили винтовки, – рассказывает бывший секретарь Перемышльского горкома партии П. В. Орленке, – 187 рабочих и служащих города. Все они присоединились к пограничникам в районе пожарного депо, в районе водокачки и участвовали в обороне города» [45].

А бои все разгорались. Продолжали отражать атаки врага первыми принявшие удар фашистов советские пограничники, и прежде всего 92-й погранотряд под командованием подполковника Я. И. Тарутина.

Непосредственно в черте города подразделения были весьма немногочисленны: 14-я пограничная застава, погранкомендатура, маневренная группа, подразделения обслуживания штаба 92-го погранотряда. Но личный состав пограничной службы и в мирное время всегда находился в боевой готовности. Схватки с врагом приучили пограничников действовать инициативно и быстро.

Хотя связь была нарушена, уже спустя 20 минут после начала обстрела города весь состав штаба был в сборе. На своем командном пункте (в подвальном помещении штаба отряда) подполковник Я. И. Тарутин отдал приказы командирам подразделений и одновременно потребовал от начальника связи направиться в район командного пункта 99-й стрелковой дивизии и установить связь с её командованием. Заместителю начальника отряда Терентьеву и группе офицеров было поручено приступить к эвакуации семей пограничников. Но осуществить её в первый день не удалось, так как большинство семей жило в домах на набережной, находившихся под наиболее сильным обстрелом. Начальнику санслужбы было поручено организовать медицинский пункт и наладить эвакуацию раненых. Руководство боевыми действиями пограничников в черте города возлагалось на начальника отдела боевой подготовки погранотряда капитана Г. В. Черных.

Враг обстреливал все пограничные заставы, многие из них ему удалось разрушить до основания или поджечь, особенно яростно атаковал он главным образом участок 14-й пограничной заставы, левый фланг 13-й и правый фланг 15-й пограничных застав.

Началъник отдела боевой подготовки 92-го пограничного отряда капитан Г. В. Черных (фото 1940 г.)

Начальник 14-й заставы 92-го пограничного отряда А. Н. Патарыкин (фото 1940 г.)

Первыми в схватку с врагом вступили бойцы 14-й пограничной заставы (64 человека) под командованием лейтенанта А. Н. Патарыкина. Застава располагалась на улице Бандурского, недалеко от железнодорожного моста через Сан.

Об этом бывший политрук заставы М. 3. Скрылев рассказал: «С первыми выстрелами немцев я, как дежурный офицер, поднял заставу «в ружье» и объявил: началась война с Германией. Будем биться с врагом. Сделано это было мною как-то невольно, никаких указаний насчет этого мы не получали, но, видимо, находясь все еще под впечатлением показаний перешедшего в субботу вечером границу и предупредившего о том. что утром 22 июня произойдет нападение, я и сделал это заявление личному составу.

С участка заставы наряды по телефону докладывали обстановку, и мне пришлось отдавать распоряжения занять окопы, блокгаузы, доты. Связь со штабом отряда работала, и я доложил о происходящем.

Примерно минут через десять прибыл начальник заставы лейтенант А. Н. Патарыкин, и мы вдвоем начали организовывать оборону на участие заставы. А он был достаточно большим и равнялся 4220 м».

Патарыкин с отделением сержанта А. М. Калякина занял оборону у разрушенного шоссейного моста.

Противник пытался мелкими и крупными подразделениями форсировать Сан, сбить пограничный заслон, прорваться в тылы наших войск, вызвать там панику, не дать возможности организовать оборону, а затем, нащупав наиболее слабые места, развить дальше свой успех.

Силами бойцов и командиров 4-й пограничной комендатуры (комендант капитан Дьячков) и других подразделений, направленных штабом отряда, отдельные группы немцев, переправившиеся через Сан, были отброшены назад и частично уничтожены. А это было нелегко. Средняя ширина реки у Перемышля 60 – 70 м, глубина 1 – 1,5 м. её форсирование не представляло большой трудности, и помешать этому могло только стойкое сопротивление наших войск.

Несмотря на внезапность нападения, на тяжелые условия борьбы с превосходящим по силе противником, на отсутствие у пограничников артиллерии, минометов, противотанковых средств, они дрались отчаянно и стояли насмерть. На ряде участков вместе с ними сражались бойцы 52-го и 150-го отдельных батальонов, занимавших огневые точки в Перемышльском укрепленном районе.

Командир отделения 14-й пограничной заставы А. М. Калякин (фото 1940 г.)

Политрук 14-й пограничной заставы М. 3. Скрылев (фото 1941 г.)

В статье научного сотрудника А. П. Кладта «Герои первых дней войны» сообщалось, что не так давно в Центральном государственном архиве Советской Армии было обнаружено дело, весьма прозаически именуемое в деловом производстве Главного управления пограничных войск «Журналом оперативной записи». В этот журнал с первых минут вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз заносились телеграфные и телефонные донесения с западной границы. Зачастую они шли прямо с поля боя, иногда уже по гражданским проводам связи. Некоторые из сообщений, записанных в этом журнале, относятся к боевым действиям 92-го пограничного отряда. Вот они:

«7 час. 00 мин. – На участке 92-го погранотряда пехота противника ведет бой с нашими пограничниками...».

«7 час. 40 мин. – Противник ведет сильный артобстрел Перемышля».

«8 час. 10 мин. – Немцы продолжают артобстрел Владимира-Волынска на участке 92-го погранотряда 7-я застава окружена противником, Поддержки от частей Красной Армии пока нет. Штаб отряда разбит. Перемышль горит. В штабе 2-й комендатуры пять человек, ведущие бой. Из них двое ранены» [46].

Решающие бои за город развернулись у железнодорожного моста, который немцы стремились захватить любой ценой, а также у электростанции, на переправе через Сан у мясокомбината и у городского парка.

Лейтенант П. С. Нечаев с женой Т. В. Нечаевой (фото 1940 г.)

Для усиления обороны железнодорожного моста были выделены пограничники В. В. Мазаев, С. П. Жирков во главе с заместителем командира заставы по строевой части лейтенантом П. С. Нечаевым [47]. Его послали на этот самый важный участок в обороне отряда не случайно. Все знали и любили Нечаева за скромность, честность, за стремление всегда прийти на выручку товарищам, какой бы опасной не была обстановка. И вот теперь он спешил к железнодорожному мосту, где пограничный наряд и несколько человек из охраны моста отстреливались от наседавших фашистов.

На правом фланге действовала группа во главе со старшиной И. В. Привезенцевым. В присланных автору воспоминаниях он так описывает события:

«По телефону сообщили на заставу о положении на участке и получили приказ передвинуться в район пекарни. Осуществлять это пришлось под сильным огнем гитлеровцев. У пекарни уже вели бой четыре пограничника, а вскоре с заставы прибыло еще четверо. Место для обороны мы выбрали удачное. Вся река была хорошо видна.

Мы отбили первую попытку фашистов переправиться, а примерно в 9 часов левее нас, в районе водокачки, группа фашистов на лодках все же достигла нашего берега. Посланные мною два пограничника (очень жаль, но помню их фамилий) к углу Австрийской крепости действовали смело и энергично. Они прижали автоматчиков к земле и не давали им возможности продвинуться.

Большую помощь нам оказали ополченцы, с прибытием которых на левый фланг положение несколько улучшилось. Пограничники, которых я послал к стене крепости, в тяжелых условиях вели бой, один из них был ранен, но не уходил. Вообще на заставе многие были ранены, но не покидали поле боя».

Артиллерийские разрывы то удалялись, то с новой силой обрушивались по редкой цепочке залегших на набережной пограничников. За станковый пулемет лег секретарь комсомольской организации заставы Шабалин. Он стрелял и вправо, и влево, и по центру – всюду, где только немцы пытались ступить ногой на противоположный берег и где он мог их достать огнем своего пулемета. Близко разорвавшимся снарядом Шабалин был ранен в голову. Кровь залила лицо, но окрашенный кровью пулемет все бил и бил без остановки.

В тот момент, когда артиллерийский обстрел города был в самом разгаре, к мосту приблизилась разведка противника, а затем около него сосредоточилось до роты автоматчиков. Немцы, по-видимому, считали, что теперь захватить железнодорожный мост по представит большого труда. Даже не дождавшись, когда их автоматчики окажутся на противоположном берегу, они на малой скорости пустили железнодорожный состав, груженный танками.

Замысел противника был довольно прост: захватить железнодорожный мост неповрежденным, пропустить по нему поезд с танками, разгрузить их на нашем берегу и далее развивать наступление.

Участник этого боя В. В. Мазаев сообщил автору о тех минутах: «Сначала около взвода немцев в полный рост двинулось на нас. Шли они открыто, не прячась, строча из автоматов, смеясь и выкрикивая «рус капут!»».

Когда на середине моста фашисты перешагнули белую черту, обозначавшую государственную границу, лейтенант П. С. Нечаев первым бросил в гущу врагов гранату. В постовой будке имелся ящик ручных гранат, и они теперь пригодились. Одновременно ударил дружный залп из винтовок, заработал ручной пулемет. Гитлеровцы не ожидали этого и залегли, затем, прячась за фермы моста, начали убегать.

Получив отпор, они подтянули к мосту артиллерию и минометы. Огонь по его защитникам еще более усилился. В 11 часов была предпринята новая попытка ворваться в город по мосту и на лодках уже более крупными силами. В настоящее время трудно описать все перипетии боя, не многие вышли из него живыми. Это был бой не на жизнь, а на смерть, но пограничники выиграли необходимые для организации обороны первые часы. Во время боя за железнодорожный мост воин, оставшийся, к сожалению, неизвестным, ожесточенно стрелял из станкового пулемета по наступавшим фашистам из окна штаба корпуса. Здание горело, вражеские снаряды кромсали его, рушились перекрытия и стены, а пулеметчик не прекращал огня.

План города Перемышля

В районе железнодорожного моста утром 22 июня 1941 г. (немецкое фото)


Но тяжелее всех было тем, кто дрался непосредственно на мосту. Несколько пограничников вместе с лейтенантом П. С. Нечаевым, укрывшись в железнодорожной будке, бесстрашно сдерживали наступавшего врага. Никаких укреплений и укрытий на мосту не было, а будка была плохой защитой от пуль и осколков. Артиллерийский и минометный огонь по горстке храбрецов все более и более усиливался. Один за другим гибли отважные защитники, а у оставшихся кончились боеприпасы. Группе гитлеровцев удалось переправиться под мостом на наш берег и зайти в тыл оборонявшимся. Выскочив из-под моста, несколько вражеских солдат бросились к раненому Нечаеву, пытаясь взять его в плен. Тогда, говорилось в донесении 92-го погранотряда, лейтенант Нечаев выхватил гранату, ударил ею нападавшего, в результате взрыва было убито несколько немцев, погиб и сам Нечаев [48].

В корпусной газете «Советский патриот» в те дни была напечатана статья «Геройский поступок», в которой политрук заставы М. 3. Скрылев писал: «Пограничники дрались с большим хладнокровием, умением и точным расчетом. Ими умело руководил человек с горячим сердцем искреннего советского патриота большевик лейтенант т. Нечаев. Он личным примером показывал, как надо бить врага...

Могучим штыковым ударом пограничники смели более полуроты немцев, прижали их к мосту и уничтожили.

Участник боя на железнодорожном мосту в Перемышле боец 14-й пограничной заставы В. В. Мазаев (фото 1941 г.)

В этой атаке лейтенант оказался окруженным со всех сторон противником. Боец т. Мазаев видя, что командир в опасности, бросился ему на помощь, но уже было поздно, Пять немецких солдат навалились на доблестного советского воина- большевика Нечаева. Они пытались живым увести его в плен...

Свято выполняя воинскую присягу, т. Нечаев выхватил у противника гранату и взорвал себя и четырех немцев. Узнав о гибели любимого командира, пограничники яростной атакой выбили фашистских разбойников на этом участке.

Дорого немцы заплатили за героически погибшего большевика Нечаева, с именем которого пограничники теперь идут в бой» [49].

Подвиг Нечаева сразу стал легендарным, и о нем хорошо помнят все оставшиеся в живых пограничники отряда.

Как пишет бывший старшина заставы Н. В. Привезенцев, «уже в момент боя весть о том, что не стало лейтенанта П. С. Нечаева, быстро облетела весь участок обороны заставы, и мы после этого дрались с еще большей ненавистью к фашистам».

В. В. Мазаев вспоминает о дальнейших событиях: «Мы расстреляли оставшиеся патроны, бросили последние гранаты, отчего немцы опять залегли, и в это время мы увидели с правой стороны моста группу пограничников, пришедших к нам на помощь».

Политрук 4-й комендатуры 92-го пограничного отряда А. А. Тарасенков (фото 1941 г.)

Начальник маневренной группы 92-го пограничного отряда Г. Н. Воронов (фото 1943 г.)

Для усиления обороны моста штаб пограничного отряда выслал шесть пограничников под командованием политрука Е. Краснова, которые должны были прикрыть пути, ведущие от моста к вокзалу. Они заняли оборону и не отступили даже тогда, когда немцы переправились через Сан на наш берег и окружили их. В яростной рукопашной схватке вместе со всеми своими бойцами погиб и политрук Краснов.

В связи с тяжелой обстановкой у железнодорожного моста командование 92-го погранотряда из состава комендатуры и из бойцов и командиров, оказавшихся в это время в штабе отряда, создало еще несколько небольших групп и послало их на выручку. Подоспевшие пограничники не дали переправившимся в ряде мест немцам продвинуться вперед, занять близлежащие дома, и фашисты на набережной, лишенные каких-либо укрытий, попали под прицельный огонь наших бойцов. Не выдержав его, многие из них на лодках и вплавь стали переправляться обратно. Благодаря дружным действиям пограничников только в черте города было потоплено и отброшено к другому берегу около 50 лодок с вражескими штурмовыми группами. Попытка с ходу ворваться в Перемышль стоила врагу дорого.

Начальник маневренной группы 92-го пограничного отряда

Г. Н. Воронов

(фото 1943 г.)

Отважно сражалась недалеко от железнодорожного моста другая группа пограничников под командованием помощника 2-го отделения штаба отряда инициативного и опытного старшею лейтенанта Г. С. Поливоды [50], направленная туда начальником погранотряда подполковником Я. И. Тарутиным.

Перемышль. 22 июня 1941 г. (немецкое фото)

Хотелось бы подробней описать этот бой, но мы о нем знаем только то, что сказано в боевой характеристике перемышльского пограничного отряда: «С первых минут вероломного нападения гитлеровских захватчиков старший лейтенант Поливода принимал участие в боях. Стремясь захватить мост через р. Сан, противник бросил сюда свои лучшие подразделения, поддерживая их огнем артиллерии, минометов и пулеметов. Группа пограничников под командованием старшего лейтенанта Поливоды отражала все попытки врага форсировать реку. Умело размещенные пулеметные точки, организованный оружейный огонь наносил врагу большие потери... Только приказ начальника отряда заставил отойти на новые позиции» [51]. Знаем мы также, что в составе этой группы отважно действовала в качестве медицинской сестры коммунистка Наталия Приблудная.

Неравный бой у железнодорожного моста длился около десяти часов. Пограничники держались до тех пор, пока не получили приказ на отход из города.

Многим участникам боев автор задавал вопрос: почему железнодорожный мост через Сан в первый день так и не был взорван.

Бывший комендант Перемышля капитан С. Л. Ганночка на это ответил: «В середине дня я получил приказ от командира корпуса генерал-майора М. Г. Снегова явиться в саперный батальон 99-й стрелковой дивизии и с выделенным взводом под командованием младшего лейтенанта Вара произвести подрыв моста. Бойцы были полны желания выполнить поставленную задачу. Но при подходе к нему взвод попал под сильный пулеметный и минометный огонь, в результате большинство бойцов, в том числе и командир взвода, погибли. Задачу эту в первый день войны выполнить не удалось».

Ожесточенные схватки в городе шли вдоль всей набережной.

По приказу начальника пограничного отряда подполковника Я. И. Тарутина начальник клуба отряда политрук И. И. Жомов со взводом бойцов, имея станковый и два ручных пулемета, были направлены на стык участков 14-й и 15-й застав. Они стойко обороняли переправу в районе мясокомбината, где расположились в хорошо замаскированных окопах.

«Высланная фашистами разведка, осмотрев переправу и не обнаружив пограничников, подала сигнал. Больше сотни автоматчиков бросились к переправе. И... напоролись на меткие пулеметные и винтовочные выстрелы. Побросав убитых и раненых, фашисты бежали. Убедившись после нескольких атак, что им не сбить пограничников с занимаемых позиций, фашисты запросили помощи. По окопам ударили минометные батареи. А когда огонь утих, в атаку ринулся батальон гитлеровцев.

– Рус, сдавайся! – горланили они.

– Глуши их, товарищи! – скомандовал Жомов, когда перед окопами показались вражеские цепи. И навстречу врагу полетели гранаты...» [52].

Отважно сражался в этой группе командир взвода связи лейтенант С. Журавлев. Он действовал энергично, не жалея сил для организации отпора врагу. Пять раз противник пытался на этом участке переправиться через реку, но неизменно под разящим огнем наших бойцов вынужден был откатываться назад. Только в 14 часов 22 июня группа Жомона, получив приказ, отошла из города [53].

Командир сводного батальона пограничников старший лейтенант Г. С. Поливода (фото 1941 г.)

Медсестра Н. А. Приблудная (фото 1942 г.)

Высокую активность при обороне Перемышля проявила маневренная группа пограничников под командованием капитана Г. Н. Воронова. её бойцы и командиры посылались туда, где складывалась наиболее тяжелая обстановка, Воронов рассказывает, что группа была брошена к границе. В его распоряжении остались только старшина В. Копылов и заведующий складом, но и втроем они вели бой. «Ко мне обращались рабочие и служащие железнодорожной станции, и другие гражданские лица с просьбой выдать им оружие. Выдал им все, что имел, и предложил драться в нашей группе. Так мы получили некоторое пополнение. После полудня мы атаковали немцев, занявших вокзал и продвигавшихся по железной дороге, и выбили их оттуда. Легкораненые не уходили с поля боя. Тяжелораненых мы переносили в одно из зданий. Пока шел бой, из окон его все время гремели выстрелы. Это они нам старались помочь».

Бойцы 197-го стрелкового полка Е. М. Балакарь и И. И. Кочиев, находившиеся в ночь на 22 июня в карауле по охране строившихся дотов, в момент нападения заняли их и из установленных пулеметов отражали попытки врага переправиться через реку. Красноармеец Балакарь вел бой в течение полутора суток. Дот, в котором оборонялся красноармеец Кочиев, был не полностью оборудован, к тому же прямыми попаданиями вражеских снарядов он был расколот, но боец не отступил и своим огнем помешал противнику переправиться. За эти подвиги оба отважных бойца впоследствии были награждены правительственными наградами [54].


Железнодорожный мост в Перемышле (фото 1944 г.)

Вместе с пограничниками дрались гарнизоны огневых сооружений Перемышльского укрепленного района. Геройски держался в этот день гарнизон дота под командованием младшего лейтенанта Чаплина. Дот был расположен очень удобно, в 70 – 80 м от реки, на углу улиц Санацкой и Сенкевича, и имел широкий сектор обстрела. В политдонесении о доте сказано коротко: «Меткими выстрелами он взорвал склад горючего, а затем расстрелял товарный поезд, находившийся на противоположном берегу.

Пограничник 14-й пограничной заставы Н. Водопьянов

Этот дот подвергся интенсивному обстрелу вражеской артиллерии. По нему было выпущено свыше 500 снарядов, он имел насколько прямых попаданий, но, несмотря на это, продолжал отвечать огнем» [55].

В ходе боя, под разрывами снарядов, к этому доту пробрались пограничники Н. Водопьянов, С. Ржевцев и Н. Ткачев. Вместе с младшим лейтенантом Чаплиным и красноармейцем В. Левиным из подразделения укрепленного района они отважно сражались весь день [56].

Политрук 92-го пограничного отряда И. И. Жомов (фото 1941 г.)

Пограничник 14-й пограничной заставы И. Водопьянов (фото 1943 г.)

Н. Водопьянов в своем письме рассказывает: «Когда начался обстрел города, я с Ткачевым находился на наблюдательном пункте; после первых же разрывов связь с заставой оказалась прерванной. Рядом находился дот, который был недавно построен и еще был обнесен забором, но мы знали, что там есть гарнизон, Оказавшись в таком положении, мы приняли решение перебраться через проволочное заграждение и присоединиться к гарнизону дота. Когда мы к нему подбежали, то там уже были младший лейтенант Чаплин и красноармеец В. Левин. Мы все вместе повалили забор и подготовили дот к бою. Сам Чаплин жил ла квартире рядом в одном из домов, а Левин охранял дот. Весь гарнизон его состоял из семи человек, но пятеро были отпущены в воскресенье в свою часть за 15 км от Перемышля. Дот состоял из трех этажей, двух в земле и одного над ней. Был вооружен автоматической пушкой с оптическим прицелом и двумя станковыми пулеметами. Посредине стоял большой перископ, так что нам кругом все хорошо было видно. Примерно в 6 часов утра немцы стали подтаскивать к берегу надувные лодки и с ходу переправляться на наш берег. Их было много. По приказу младшего лейтенанта Чаплина мы открыли огонь. Положили их очень много, и пройти на нашу сторону им здесь не удалось. По доту стала бить артиллерия, а переправляться они стали левее и правее, где мы их своим огнем достать не могли. Мы знали, что на той стороне находилась нефтебаза, и обстреляли её бронезажигательными снарядами. Она пылала два дня. Кроме того, мы обстреляли поезд, шедший из Кракова в Перемышль».

Гарнизон дота продолжал оказывать сопротивление врагу и тогда, когда наши войска оставили город. Н. Водопьянов продолжает: «Во второй половине дня немцы силою примерно до роты стали окружать дот, подходя к нему уже с нашей территории. Мы поняли, что наши части оставили Перемышль, и мы решили стоять здесь до последнего. Вели по врагу почти беспрерывный огонь. Хотя они нам и кричали: «Рус, сдавайся!», но все же им пришлось отступить, потому что потери у них были немалые. Так мы вели бой весь день и всю ночь на 23 июня».

На другом участке младший лейтенант коммунист Данин, находясь в доте со своим небольшим гарнизоном, в течение двух суток героически сдерживал натиск превосходящих сил противника. Но вот кончились боеприпасы. Враг окружил дот. Из всего гарнизона в живых остались младший лейтенант Данин и младший сержант Меркулов. Когда группа вражеских солдат вплотную подошла к уже молчавшему доту, неожиданно для них оттуда выскочили двое и бросились в рукопашную схватку. Воспользовавшись замешательством врага, они начали отходить к своим. Гитлеровцы открыли сильный огонь. Погиб сраженный пулей младший сержант Меркулов, а младшему лейтенанту Данину удалось добраться до другой огневой точки, и вместе с её гарнизоном он продолжал участвовать в боях [57]. Столь же мужественно и самоотверженно, не щадя жизни, дрались многие гарнизоны дотов.

Командир одного из вторгшихся на украинскую землю немецких полков Отто Корфес так впоследствии описывал сопротивление гарнизонов укрепленных районов: «С выносливостью и потрясающим героизмом советских солдат я столкнулся впервые в июньские дни 1941 года. Мы продвигались вперед между Рава-Русской и Львовом и натолкнулись на цепь бетонированных, снабженных орудиями маленьких укреплений, которые упорно сопротивлялись. Когда у советских воинов не оставалось никакой возможности удержать укрепленный пункт, они подрывали его и погибали в нем. Эта добровольная смерть целого отделения продемонстрировала моральную силу нашего противника» [58].

В дошедших до нас документах, которые теперь хранятся в Архиве Министерства обороны СССР, написанных торопливым почерком на маленьких листках бумаги, обстановка в полосе обороны 99-й стрелковой дивизии к полудню характеризовалась следующим образом: «1. В районе города Перемышль против городского парка в 10.00, – докладывает начальник штаба дивизии полковник С. Ф. Горохов в боевом донесении №1, – переправилась группа противника с западного берега р. Сан в количестве 20 человек, из них 15 человек прорвались в городской парк, остальные убиты. В районе железнодорожного моста в Перемышле пыталась прорваться группа противника (50 – 60 человек), отбита пулеметным огнем погранотряда. Рубеж: Лазы, Неповице – занят немцами. 2. 99-я стрелковая дивизия занимает район обороны согласно приказу. Артиллерия на огневых позициях в указанных районах. 3. Связь с полками поддерживается подвижными средствами связи» [59].

Тогда же, т. е. в 12.00, полковник Н. И. Дементьев уточнил задачу частей: 206-му стрелковому полку с двумя батареями противотанковых орудий занять и оборонять участок Грабовец, Буцув, Стубно, имея в резерве 7-то стрелковую роту; 1-му стрелковому полку с батареей противотанковых орудий занять и оборонять участок Халупки, Лучице, Седлиска; 197-му стрелковому полку двумя батальонами. занять и оборонять участок Пралковцы, Быхув, выделив 3-й батальон в резерв. Полки должны были прочно удерживать указанные участки, не допускать прорыва противника на нашу территорию, нанося ему мощный удар огневыми средствами и живой силой, отбрасывая его за Сан [60].

Тем временем бои на многих участках границы севернее и южнее Перемышля достигли еще большего накала. Южнее города, у села Пралковце, геройски оборонялась 15-я пограничная застава под командованием лейтенанта Жаворонкова. Тяжелораненый политрук заставы Молчанов залег у пулемета и, пока не была отбита атака гитлеровцев, не прекращал огня [61]. Противнику так и не удалось 22 июня сломить сопротивление заставы.

Бывший командир отделения 15-й заставы К. И. Яковлев так описывает в письме к автору происходившие там события: «В 4 часа на нашу заставу фашисты обрушили ураганный артиллерийский и минометный огонь, но, несмотря на это, мы заняли свои заранее определенные сектора и, после того как враг начал форсировать реку, отбили их попытку. Все же небольшой группе удалось проникнуть в наш тыл. Очевидно, это произошло после того, как погибли в неравном бою те, кто находился на границе. Ведь у нас 4 парных наряда не вернулись на заставу. Мы отбили также попытку атаковать нас с тыла. Из посланных на связь со штабом двух пограничников вернулся одни, другой погиб. Приказ гласил держаться. В 11 часов немцы левее Пралковце, где на реке имелся брод, предприняли новую попытку форсировать Сан. Отражала её выделенная группа во главе с помощником начальника заставы Строевым, который был ранен в этом бою. И эту попытку нам удалось отбить.

Вместе с мужьями отважно сражались на заставе женщины. Жена политрука Молчанова оказывала помощь раненым, а когда сильно наседали немцы, то также брала в руки карабин. Жена начальника заставы Жаворонкова набивала магазины и ленты патронами, подносила их бойцам, В 3 часа дня удалось отправить в тыл женщин, детей и раненых, а мы остались оборонять заставу. Погибли политрук Гарбузов, командир отделения Ветров и другие. Поздно вечером мы получили приказ оставить заставу и отойти в тыл».

9-я пограничная застава этого же отряда в количестве 40 человек под командованием лейтенанта Н. С. Слюсарева (политрук Н. С. Крохалев) в течение пяти часов обороняла железнодорожный мост через Сан в районе Радымно. Для его захвата внезапным ударом фашистское командование использовало усиленный батальон. Но ни покров ночи, ни внезапность не помогли – наступавшие цепи врага были встречены метким и плотным огнем заставы.

Западногерманский историк П. Карелль в своей книге «Мероприятие Барбаросса. Поход на Россию» так описывает бой немецких войск за мост у Радымно: «На южном крыле группы армий, где по реке Сан проходила граница, особенно тяжело пришлось дивизиям 17-й армии генерала фон Штюльппагеля.

Берег реки Сан севернее Перемышля ровный как ладонь. Здесь нет леса, нет оврагов, нет возможности укрыться полкам. Поэтому в начале ночи 22 июня штурмовые батальоны 257-й Берлинской пехотной дивизии начали выдвигаться к границе. «Ни звука», – гласил приказ командира полка. Оружие и снаряжение на солдатах было подогнано, чтобы не издавать шума. «Боже, благослови лягушек», – шептал командир штурмового батальона лейтенант Алике. Их концерт заглушал шум рот, которые продвигались по берегу реки.

Точно в 3 часа 15 минут внезапно поднялись цепи ударной группы у Радымно. Они наносили удар по железнодорожному мосту.

Но у пограничной заставы русские оказали отчаянное сопротивление. Первым из длинного ряда был убит лейтенант Алике. Это была первая жертва дивизии. Вот уже лежат первые ряды мертвых. Солдаты залегли перед пограничной заставой. Мимо них к мосту двигались тяжелые орудия» [62].

Немецкое командование, для того чтобы овладеть исправным мостом, забросило в тыл упорно оборонявшейся заставе несколько диверсионных групп, и пограничникам пришлось сражаться почти в полном окружении. Бой был яростным и жестоким. Вначале врагу удалось захватить мост, но затем, в ходе рукопашной схватки, гранатами и штыками бойцы заставы отбросили на другой берег превосходящего в силах противника. После этого застава вновь была атакована фашистским отрядом при поддержке 10 танков. Но не дрогнули пограничники, и на этот раз им удалось отразить первую атаку пехоты противника. Затем, когда к мосту прорвались вражеские танки, пограничники дрались до конца, погибли все, по не отступили ни на шаг [63].

Известному советскому писателю Владимиру Беляеву еще в годы войны в одном из лагерей для немецких военнопленных удалось записать рассказ гитлеровского фельдфебеля Краузе, участвовавшего в бою за мост у Радымно. «До сих пор, располагаясь поблизости от советской границы, мы слушали только их песни, – рассказывал Краузе, – и не предполагали, что люди, поющие так мечтательно, протяжно, мелодично, могут так яростно защищать свою землю. Огонь их был ужасен! Мы оставили на мосту много трупов, но так и не овладели им сразу. Тогда командир моего батальона приказал переходить Сан вброд – справа и слева, чтобы, отвлекая внимание русских, окружить мост и захватить его целиком. Но как только мы бросились в реку, русские пограничники и здесь стали поливать нас огнем. Потери от их ураганного огня были страшными. Нигде: ни в Польше, ни во Франции – не было в моем батальоне таких потерь, как в те минуты, когда мы порывались форсировать Сан. Видя, что его замысел срывается, командир батальона приказал открыть огонь из 81-мм минометов. Лишь под прикрытием минометного огня, применяя оружие, которого пограничники не имели, мы стали просачиваться на советский берег, Немецкая тяжелая артиллерия уже перенесла свой огонь в глубь советской территории, где слышался рокот танков. Но и находясь на советском берегу, мы не могли продвигаться дальше так быстро, как этого хотелось нашему командованию. У пограничников кое-где по линии берега были огневые точки. Они засели в них и стреляли буквально до последнего патрона. Нам приходилось вызывать саперов. Те, если только это удавалось, подползали к укреплениям и пробовали подрывать их динамитом. Но даже если пограничники уже были на голой земле, то и после грохота взрывов они сопротивлялись до последнего. Нигде, никогда мы не видели такой стойкости, такого воинского упорства. Пограничники предпочитали смерть возможности отхода. Советского пограничника можно было взять в плен только при двух условиях: когда он был уже мертв или, когда его ранило и он находился в тяжелом, бессознательном состоянии.

Началъник 9-й заставы 92-го пограничного отряда лейтенант Н. С. Слюсарев (фото 1941 г.)

Командир 206-го стрелкового полка майор М. В. Тюленев (фото 1939 г.)

...По существу ваши советские пограничники в Радымно, продолжал Краузе, – сдерживали напор всего нашего пехотного полка дивизии, которой было приказано захватить мост и продвигаться по нему в глубь советской территории. В моем батальоне находилось только 900 человек. Мы потеряли убитыми 150 человек. Больше 100 получили ранения. Многих понесло течением, и в суматохе мы так и не смогли их вытащить. Сколько же потерял весь полк и другие полки дивизии – не знаю. Те части, что переправлялись выше, несли еще большие потери» [64]. Таковы свидетельства врагов.

На другом участке 92-го пограничного отряда заместитель начальника 10-й заставы по политчасти Федоров с группой пограничников упорно отбивал все атаки противника и неоднократно поднимал их в контратаки. Будучи уже раненым, несмотря на большую потерю крови, Федоров продолжал командовать бойцами. Когда враг бросил против горсточки пограничников до батальона пехоты, они вновь встретили его сокрушительным огнем. А затем, теряя силы, отважный командир первым поднялся в новую контратаку. И снова враг был отброшен. В этой схватке Федоров погиб смертью героя. Командование оставшимися в живых девятью пограничниками принял на себя старший сержант Зуев. Они с боем прорвали сжимавшееся вражеское кольцо и пробились в расположение своих частей [65].

В 4.00 22 июня вступила в бой 8-я пограничная застава. В донесении начальника пограничных войск УССР, переданном в 10.15, говорилось: «По данным разведывательного отдела 6-й армии на 7.00, в районе 8-й заставы 92-го погранотряда пехота противника ведет бой с нашими пограничниками» [66].

К 14.00 врагу удалось обойти расположение заставы, зайти в тыл и занять село Лазы. Никаких приказов застава не получала, и пограничники продолжали сражаться в окружении. Уже в 15.00 бывший повар заставы, связной Максимов, ползком с большими трудностями пробрался к окруженным и передал начальнику заставы лейтенанту Олейникову приказ коменданта участка на отход.

Группы и цепи вражеских солдат со всех сторон все туже стягивали кольцо. Указав направление прорыва и порядок движения, лейтенант Олейников и красноармеец Максимов остались в самом пекле боя. На них был сосредоточен огонь минометов и пулеметов, но, несмотря на это, действовали смельчаки быстро и сноровисто. Часто меняя позиции, они успевали в наиболее опасные моменты помочь отходившим своим огнем. Временами казалось, что фашисты вот-вот настигнут пограничников, но пулемет снова и снова делал свое дело и прижимал врагов к земле.

Бойцы заставы с коротких остановок и на ходу яростно огрызались огнем, прокладывая тем самым дорогу себе и помогая своему командиру. Наконец, группе пограничников удалось прорвать кольцо окружения и выйти из опасной зоны. А там, на участке родной заставы, бой все еще продолжался. Пулемет бил короткими очередями. Затем послышались глухие взрывы гранат, и все смолкло. Два отважных защитника первых рубежей пали, до конца выполнив свой долг.

Как отмечалось в отчете о деятельности 92-го погранотряда, наиболее трагично сложилась судьба 1-й комендатуры отряда, на участке которой противник совершал прорыв крупными танковыми силами [67]. В оперативной сводке №24 штаба отряда имеется короткая запись: «На 20.00 25 июня 1941 г. нет сведений о нахождении 5-й и 1-й застав» [68].

В своем письме автору бывший командир маневренной группы Г. Н. Воронов пишет: «Несмотря на мои старания, выяснить судьбу бойцов и командиров 1-й комендатуры не удалось. Еще в дни обороны Перемышля до нас доходили слухи, что ни один человек с границы не отошел, и все они дрались до последнего, что дети и жены офицеров также дрались, помогая отцам и мужьям».

1-я комендатура была наиболее удаленной от штаба отряда и находилась в полосе действий соседней 97-й стрелковой дивизии. Линия границы здесь узким клином вдавалась в расположение врага, поэтому в первый же день ударом с двух сторон фашисты отрезали и окружили комендатуру.

В настоящее время имеется лишь одно свидетельство, немного приоткрывающее завесу над тем, что там произошло. Это письмо бывшего работника Львовского обкома партии, очевидца начала войны на границе, жене погибшего политрука этой комендатуры Суворова. Оно было опубликовано в статье Д. Новоплянского, посвященной защитникам Перемышля. В нем говорилось: «Война застала меня в Синяве в командировке. В ночь на 22 июня я находился на квартире тов. Воронова – секретаря Синявского райкома партии. Я знал погранкоменданта капитана Савченко, его заместителя старшего лейтенанта Котока. С Вашим мужем; политруком Суворовым, познакомился 22 нюня, когда мы все вместе стали на защиту границы... К 12 часам дня гитлеровцы оказались в нашем тылу, и все дороги были перерезаны. Вечером и ночью мы с боями прорывались на восток. Командовал сводным отрядом капитан Савченко, его заместителем был капитан из полевых войск, фамилии которого не помню.

С рассветом у села Запалое нас встретила сильная засада с артиллерией, минометами. Дорога и все выходы к лесу были заминированы. Тяжелый бой продолжался несколько часов. У врага был большой перевес, но и потери он понес большие. В этом бою погибли смертью героев Савченко, Коток, Суворов, Воронов и много других. Жена Воронова была тяжело ранена. Последний, кого я тогда запомнил, – это Коток. Правая рука у него была оторвана, в левой он держал пистолет, сквозь бинты проступала кровь. Собрав последние силы, Коток поднял красноармейцев в атаку... Каждый советский боец под Синявой презирал смерть и твердо верил в победу. Вот в каком бою погиб Ваш муж...» [69].

Итак, почти на всем участке обороны 99-й стрелковой дивизии до 12 часов дня линия границы стойко удерживалась силами пограничного отряда, гарнизонов огневых точек укрепленного района и отдельными подразделениями дивизии, с ходу вступившими в схватку с врагом [70].

В 12 часов 22 июня командир 92-го пограничного отряда подполковник Я. И. Тарутин получил приказ начальника пограничных войск округа генерал-майора В. А. Хоменко оставить Перемышль и отойти за линию обороны частей Красной Армии [71].

Как пишет участник обороны Перемышля, старшина Н. В. Привезенцев, «надо отдать должное нашим командирам, они сумели воспитать и научить людей, как воевать, еще в мирное время. Благодаря им была организована прочная оборона. Малочисленный, дружный и сколоченный коллектив сумел все отдать во имя Родины, и, если бы не было приказа на отход из города, мы отдали бы жизнь, но не выпустили оружия». Приказ от одной группы оборонявшихся в городе передавался другой. Находившемуся на заставе политруку М. 3. Скрылеву пришлось уничтожить секретные документы, выносить раненых.

Одной из последних покидала набережную группа из семи пограничников под командованием начальника 14-й заставы А. Н. Патарыкина.

Отход погранотряда производился в трудных условиях. Противник усилил обстрел, многочисленные группы автоматчиков непрерывно вели огонь по советским бойцам.

М. 3. Скрылев рассказал: «Жарковато нам пришлось. Я на себе тащил станковый пулемет, другие помогали раненым. Отходили, огрызаясь, стараясь прикрыть товарищей. Отступили сначала к кладбищу, а некоторое время спустя немного дальше. Там и собрались наши пограничники. На окраине города мы вышли на батарею 45-мм пушек из 99-й дивизии. Мы остановились около неё, и я попросил её командира перенести огонь по мосту, зная, что там немцы сосредоточивают своп главные усилия. Командир при мне сделал расчет и перенес огонь туда. Хорошо они били».

Несмотря на все трудности, отход пограничников за линию оборонявшихся войск в целом прошел организованно. Вместе с ними отошли бойцы ополченческого отряда. Около городского кладбища были собраны группы, непосредственно оборонявшие город, – старшего лейтенанта Г. С. Поливоды, коменданта 4-й комендатуры Дьячкова и политрука А. А. Тарасенкова, начальника 14-й городской заставы лейтенанта А. Н. Патарыкина и лейтенанта М. 3. Скрылева, политрука И. И. Жомова и др. Здесь в районе сосредоточения начальник отряда подполковник Я. И. Тарутин отдал приказ капитану Г. В. Черных из числа отошедших из города пограничников сформировать сводный батальон, в который бы влились и бойцы ополченческого отряда.

В своих воспоминаниях, присланных автору, К. Г. Колодин пишет: «Мне очень хорошо запомнился сам процесс формирования сводного батальона. Были построены отдельно рядовые, сержанты, офицеры. По расчету рядовой состав был разбит на взводы, в голову каждого взвода по команде становились три сержанта, после чего одному из офицеров приказывалось принять взвод. Так и я получил приказ: «Лейтенант, принимайте взвод»».

Командиром сводного батальона был назначен старший лейтенант Г. С. Поливода, военкомом – политрук А. А. Тарасенков, начальником штаба – капитан Дьячков, командирами рот – лейтенант А. Н. Патарыкин и начальник одного из отделов штаба отряда лейтенант Архипов.

Фашисты, ворвавшиеся в город с северо-востока, в 13.20 заняли военный госпиталь. Они пытались отрезать пути отхода советским бойцам [72]. Хотя основные силы пограничников и оставили город, бой в нем не утихал до поздней ночи. Это некоторые огневые точки, небольшие группы и отдельные бойцы, не получившие приказа, пли, в силу сложившихся условий не сумевшие отойти вместе с другими, продолжали оказывать упорное сопротивление, обороняя свои позиции или прорываясь из окружения.

В связи с оставлением города командир корпуса генерал-майор М. Г. Снегов отдал приказ подразделениям 99-й стрелковой дивизии перерезать все дороги, ведущие из Перемышля, и не допускать дальнейшего продвижения противника в глубь нашей территории.

На протяжении всего первого дня войны ожесточенные бои вел 206-й стрелковый полк под командованием майора М. В. Тюленева.

В 8.00 враг предпринял попытку на широком участке обороны полка небольшими группами форсировать Сан и углубиться на нашу территорию, но уже к 9.00 полку удалось выбить противника из селения Барыч и в ряде мест отбросить его за Сан. Об этом факте было сообщено в разведывательной сводке №1, разосланной штабом дивизии во все полки [73].

В 15.20 из 206-го полка докладывали штабу дивизии: «Противник снова перешел границу и вклинился на нашу территорию в районе Барыч, Михайловка на 500 метров. С 14.30 ведет артиллерийский огонь прямой наводкой по заставе в Стубно. 1-й стрелковый батальон с пограничниками сдерживают противника» [74]. В этом же донесении сделана приписка, которая не нуждается в комментировании: «Производится переброска вещевого имущества. Переброшено к 15.00 полностью винтовки, патроны, ППД, противогазы» [75].

Участник обороны Перемышля полковник запаса Г. М. Ермаков в присланных автору воспоминаниях о заставе в Стубно пишет: «22 июня из штаба погранотряда все чаще стали появляться связные с донесениями о ведущихся неравных боях. В одном из них сообщалось, что погранзастава в Стубно, мужественно сражаясь, полностью пала смертью храбрых [76]. Я очень хорошо знал начальника этой заставы, капитана, хотя фамилию его и запамятовал. В этом селе размещалось дивизионное подсобное хозяйство, и мне часто приходилось там бывать по долгу службы.

В 1944 г. в составе 38-й армии мне пришлось участвовать в освобождении Перемышля. Я встретился с местным жителем Груфтом, который заведовал перед войной нашим подсобным хозяйством в Стубно; он рассказал, что утром 22 июня 1941 г. погранзастава оборонялась на окраине села и встретила фашистов всеми средствами огня, которыми располагала. Неравный бой длился больше часа. На поле боя было не менее ста убитых гитлеровцев и еще большее количество раненых. Из наших пограничников он никого в живых не видел. Население этого большого села восхищалось мужеством и храбростью пограничников».

Подразделения 206-го полка предприняли большое, число контратак и не дали возможности противнику на своем участке добиться сколько-нибудь заметных успехов. Во многом это объяснялось инициативными и смелыми действиями его командира. Умело маневрируя огневыми средствами и подразделениями, хорошо используя знакомую местность и пристрелянные рубежи, полк нанес большие потери врагу.

Бывший начальник штаба дивизии С. Ф. Горохов рассказал, что в одном из донесений в штаб 22 июня майор М. В. Тюленев по телефону сообщал: «Полк с увлечением бьет фашистов, их скошенные огнем цепи в мундирах с засученными рукавами густо лежат перед окопами полка, и чем гуще они лежат, тем красивее получается картина».

Гитлеровцы вступили на нашу землю, рассчитывая на легкую победу. Начавшуюся войну они представляли в виде необременительной военной прогулки. Об этом говорило даже их снаряжение: у убитых немецких солдат в этот день находили только оружие и молитвенники.

Докладывая о действиях 206-го полка, майор М. В. Тюленев умолчал о том, что в эти часы он сам не раз ложился за станковый пулемет, три раза поднимал бойцов в контратаки и с винтовкой в руках шел в передовых цепях, что на его собственном счету был уже не одни убитый фашист,

В результате первого дня боев 206-й стрелковый полк удержал основную полосу своей обороны, дальше которой продвинуться врагу не удалось.

Большую помощь оказали артиллеристы. Только на участке обороны 206-го стрелкового полка, несмотря на сильный огонь врага, они разрушили до пяти переправ противника. Тем не менее положение полка с каждым часом все более осложнялось.

Фашисты нанесли мощный удар в стык обороны 99-й стрелковой дивизии и её соседа справа 97-й стрелковой дивизии. Во второй половине дня под натиском превосходящих сил противника правофланговым подразделениям пришлось отойти. Прорыв давал возможность врагу выйти на тылы дивизии с севера.

Обстановка была далеко не ясной. И штаб дивизии для её выяснения направил на правый фланг своей обороны прибывшую за несколько часов до начала войны в качестве пополнения роту танкеток Т-37. Техник-лейтенант Г. Пенежко, приведший эту роту, так описывает развернувшиеся события: «Наша рота танкеток мнет небывало урожайную пшеницу. Мы выходим на правый фланг дивизии. Жарко. Пышет полуденное солнце. Далеко слева – Перемышль. Город в дыму. Видны только шпили костелов... На хутор с западной стороны въезжал отряд немецких мотоциклистов. Позади него, километрах в двух, двигались какие-то черные точки... мотоциклисты несмело выезжали на восточную окраину хутора, непрестанно ведя стрельбу из пулеметов в сторону отходивших пограничников... Моя «малютка» во главе двух взводов танкеток, скребя днищем по кочкам лощины, резво несется к роще, по опушке которой только что поднимались черные фонтаны разрывов. Откуда и чья била артиллерия, мы не смогли определить... Нам удалось опередить немцев и занять западную опушку рощи. Но не успел еще левофланговый взвод заглушить моторы, как на гребень, прикрывающий хутор, в четырехстах метрах от нас, выскочила группа немецких мотоциклистов... Я подал сигнал «в атаку!»... С ходу врезаюсь в группу мотоциклистов и поливаю её пулеметными очередями. Верткие трехколеспые машины рассыпаются во все стороны... Оба взвода вслед за бегущим противником перемахнули гребень, и я увидел над зелеными волнами пшеницы цепь больших темных машин. Они тянули за собой пушки. Едва успев дать красную ракету, я открываю почти в упор огонь по широкому стеклу встречной машины. Вздрогнув и перекосившись, она застряла на месте... Дымят и пылают разбросанные по полю остовы гусеничных машин, от которых немцы не успели отцепить орудия. Мы носимся между громадными тягачами... Вдруг над головой что-то резко и незнакомо просвистело, и я увидел показавшиеся со стороны хутора башни вражеских танков. Все новые и новые танки выходили из-за гребня. Вот уже ясно вырисовывается их боевой порядок. Они подтягиваются к подсолнечнику, грозя отрезать нас... Передаю в штаб радиограмму о появлении танков... Непрерывно маневрируя, спешу выйти из-под обстрела. Машины выполняют мой приказ. Механики выжимают из своих «малюток» весь их запас скорости... С обогнавшей меня танкетки покатилась сорванная снарядом башня, и машина, вздрогнув, остановилась. В ушах что-то оглушительно хлопнуло. Вильнув кормой, моя танкетка судорожно оборвала бег. Из машины в лицо пахнуло пламенем... кубарем вылетаю из башни. В танкетке раздается второй взрыв, и через люк башни вырывается фонтан огня... Я услышал дружный залп противотанковых орудий. Издали кажется, что выстрелы наших орудий вспыхивают у самых бортов немецких танков. Мы видим, как над одними машинами только взвиваются дымки, а над другими уже вырастают густые столбы дыма, тянущиеся в небо. Теперь немцам не до нас. Развернувшись назад и отстреливаясь, они отходят к хутору и скрываются где-то за ним у пограничной реки... третий взвод танкеток выдвинулся лощиной вперед и ведет огонь по немецкой пехоте, которая бежит за своими отступающими танками.

На этом участке противник больше не повторял атак, ограничившись беспорядочным артиллерийским и минометным огнем из-за реки... Вскоре к нам подошел батальон пехоты... я получил приказ прибыть с ротой в район штаба» [77].

В донесении начальника пограничных войск УССР за 22 июня об обстановке на этом фланге обороны дивизии говорилось: «...Противник наступает из Бобрувка (восточнее Ярослава, на участке 92-го погранотряда) силою до одного пехотного полка. Наши войска сдерживают рубеж Коженица – Лазы – Латки. Дуньковице занято противником» [78].

А вот что пишет западногерманский историк П. Кареллы «Поразительно быстро и точно действовала у русских на юге система тревоги. 457-й пехотный полк 257-й немецкой дивизии вынужден был в течение целого дня драться в полутора километрах от реки против курсантов школы сержантского состава в районе Высоко [79] . 250 курсантов оказали отчаянное сопротивление. Только после усиленного обстрела их позиций из стрелкового оружия и артиллерией на этом участке удалось продвинуться. 466-му пехотному полку пришлось еще хуже. Едва только полк переправился через реку, как был атакован во фланг советской 99-й стрелковой дивизией. Подобно морю под летним ветром, колыхались нескошенные хлеба у деревни Стубенко. И в этом море исчезали роты. Подкарауливают! Засады! Будьте осторожны! Ручные гранаты, пистолеты, автоматы были адским оружием всего дня. Внезапно возникали друг против друга в ржаном поле немцы и русские. Глаз к глазу! Кто первым выстрелит... Кто первым поднимет руки вверх. Там поднимаются из стрелковых окопов автоматчики русских. Попадут в цель их очереди? Или победят ручные гранаты?

Только после того как опустился вечер, кончилась эта кровавая борьба в ржаном поле. Враг отступил.

Солнце было большим и красным. Но из ржи еще долго раздавались полные отчаяния и муки мольбы: «Санитаров, санитаров!» Они спешили с носилками на поле и собирали кровавый урожай. За один день. От одного полка. Урожай был достаточно большим» [80]

Не менее яростные бои вели в этот день 1-й и 2-й стрелковые батальоны 197-го полка, выведенные утром из города и занявшие свои хорошо оборудованные позиции южнее Перемышля. Те усилия и то время, что были затрачены на их сооружение в мирные годы, теперь окупались сторицей. Фашистам приходилось оплачивать каждую пядь земли кровью своих солдат, и к тому же немалой.

Позиции батальонов на склонах крутых холмов с окопами полного профиля и многочисленными огневыми точками имели перед собой пологую, хорошо просматриваемую и простреливаемую местность. Не чем иным, как шаблонным применением тактики «клещей», нельзя объяснить попытку гитлеровцев захватить Перемышль и атаковать на этом столь невыгодном для них участке.

Несмотря на сильный артиллерийский и минометный обстрел позиций 1-го и 2-го стрелковых батальонов 197-го полка, интенсивную бомбежку их авиацией, фашисты понесли большие потери от прицельного и дружного сосредоточенного огня как в ходе форсирования реки, так и в момент высадки и подготовки к атаке на правом берегу. Наши подразделения не дали возможности немцам закрепиться на нашем берегу. Решительно атаковав противника, они вынудили его, побросав убитых, в беспорядке убраться на другую сторону реки. Это был немаловажный успех. Еще больше поднялось настроение у бойцов, когда на их глазах наши зенитчики также одержали первую победу, сбив вражеский самолет.

В разведывательной и оперативной сводках штаба дивизии к вечеру 22 июня отмечалось, что в результате упорных боев к 19.30 противнику удалось силами до батальона занять севернее Перемышля населенный пункт Стубенко и восточнее города – село Гуречко. Небольшие группы немецких солдат появились у местечка Крувники, но их дальнейшее продвижение на этом участке было приостановлено. 1-й батальон 206-го полка удерживает села Стубно и Накло, в боях за которые враг потерял до роты солдат и офицеров; 2-й батальон ведет бой на рубеже Позьдяч – Торки, имея перед своим фронтом в районе Болестратице большое скопление войск противника; 3-й батальон удерживает Торки и Медыку. В то же время противник на стыке обороны с правофланговой 97-й стрелковой дивизией обстреливает селения Лазы, Дуньковице, Неновице. 1-й стрелковый полк занял полосу обороны и бьется на южной окраине Крувников. Связи дивизия с правым и левым соседями не имеет [81].

Бои на участке дивизии в этот день продолжались до глубокой ночи. В оперативной сводке штаба 1-го стрелкового полка на 24.00 22 июня говорилось: «Противник занял Перемышль и Крувники. На участке Гуречко, Пшекопань был рассеян. За ночь следует ожидать скопления на нашем берегу для наступления с рассветом. Убитых в полку нет. Ранен один. Семьи ком. и нач. состава где находятся, неизвестно. Моральное состояние хорошее» [82].

Об итогах первых боев на границе Управление политпропаганды Киевского военного округа в своем донесении №3 от 23 июня сообщало начальнику Главного политического управления Красной Армии, что 26-я армия успешно отбивала беспрерывные атаки врага в районе Перемышля. Отмечались также действия 99-й стрелковой дивизии [83].

Заканчивался первый день войны. Несмотря на внезапность нападения, на то, что уже в ходе начавшихся боев 99-й стрелковой дивизии пришлось развертывать свои силы, враг не сумел на участке её обороны добиться решительных успехов. Хотя он и занял Перемышль, местами форсировал Сан и зацепился на нашем берегу, дивизия не дала ему возможности глубоко вклиниться на нашу территорию, сковала его оборонительными боями, сохранила свои силы, организованность и управление. А это было главное. И к концу этого трудного и самого длинного дня бойцы уже готовились контратаковать фашистов. Они верили, что вероломно вторгшийся враг обязательно будет отброшен назад.

Контрудар

Вечером 22 июня командир 8-го стрелкового корпуса генерал- майор М. Г. Снегов, вызвав на командный пункт командиров частей и начальника 92-го погранотряда, подвел с ними итоги первого дня боев.

Подполковник Я. И. Тарутин, полковник А. Т. Харитонов и другие рассказали о героических подвигах бойцов и командиров и подчеркнули, что многие подразделения проявили не только мужество и стойкость, но и умение воевать. Снегов отметил ряд недостатков, по в целом удовлетворительно отозвался о действиях 99-й стрелковой дивизии и 92-го погранотряда.

Указав на то, что отдельные сооружения в укрепленном районе захвачены врагом, он приказал командиру укрепрайона принять решительные меры. Далее командир корпуса поставил командиру 99-й стрелковой дивизии задачу с утра 23 июня атаковать противника и изгнать его с нашей земли. Эту задачу должны были выполнить также сводный батальон пограничников под командованием старшего лейтенанта Г. С. Поливоды в составе 215 человек и два артиллерийских полка корпуса.

Этим вечером командир дивизии полковник Н. И. Дементьев отдал боевой приказ, утвержденный М. Г. Снеговым: 3-му батальону 1-го стрелкового полка под командованием капитана Г. Л. Чикваидзе и сводному батальону пограничников при поддержке 22-го артиллерийского полка с рассветом 23 июня атаковать противника с северо-востока, выбить его из Перемышля и восстановить положение на этом участке; одному из батальонов 197-го стрелкового полка с исходных позиций у Татарской горы атаковать город с юга, поддержав наступающих имеющимися в его распоряжении огневыми средствами; 206-му стрелковому полку при поддержке дивизионной артиллерии контратаковать противника перед своим фронтом и выбить его с нашей территории. Для организации выполнения приказа во все полки прибыли оперативные группы. Командование погранотряда решило, не заканчивая формирования батальона, заблаговременно основную его часть вывести на рубеж атаки до рассвета с тем, чтобы она затем начала штурм города вместе с подразделениями 99-й стрелковой дивизии, вышла в тыл противника в районе железнодорожного моста и расстреливала его при отходе за реку Сан.

Хотя времени до начала наступления оставалось мало, на всех участках обороны дивизии была произведена разведка переднего края противника с целью выяснения его боевых порядков и численности на направлениях главных ударов. Несколько групп разведчиков-пограничников в течение ночи пробрались в город, точно установили расположение частей противника, их боевого охранения и огневых точек. В результате этих действий «красноармейцы 3-го батальона 197-го стрелкового полка Яковлев и Кулишенко захватили возле парка гитлеровского фельдфебеля. Пленный показал, что 101-я дивизия начнет из Перемышля наступление в 4.30 утра. Это подтвердили разведывательные группы пограничников, в частности младший лейтенант Павленко и переводчик комендатуры Богданов: в городе полупьяные фашисты хвастали, что в половине пятого двинутся к самому Киеву» [84]. Было также выяснено, что в Перемышле находятся два батальона немецкой пехоты, до двух артиллерийских и четырех минометных батарей, несколько танков.

Ночь прошла сравнительно спокойно. Только на участке 3-го батальона 1-го стрелкового полка, занимавшего оборону по восточному берегу реки Виар, в течение ночи происходили стычки с мелкими группами противника [85]. А на участке 3-го батальона 197-го стрелкового полка ночью около двух взводов противника у селения Красице и в двух километрах севернее его пытались переправиться через Сан, Под огнем станковых пулеметов они вынуждены были отказаться от этой затеи [86]. Поступали также сведения от командиров 197-го и 206-го стрелковых полков о том, что небольшие группы националистов перерезают провода линий связи и совершают нападения на отдельных бойцов [87].

Заместитель командира 1-го стрелкового полка по политической части батальонный комиссар Е. Л. Розенштейн в своей статье так описывает ночь перед контратакой:

«Немцы безуспешно пытались нащупать наши минометы и артиллерию. Тогда враг решил пойти на хитрость. Ночью, когда стихла стрельба, в 200 метрах от наших позиций красноармейцы услышали крик петуха. Он, вероятно, был чем-то встревожен и часто перебегал с одного места в другое. Но странно: протяжное ку-ка-ре-ку раздавалось как раз напротив наших огневых точек.

– Что-то слишком рано поет петух, – заметил красноармеец Айткулов, – да и место он выбрал себе неподходящее. Разрешите, товарищ политрук, посмотреть, что за птица.

Получив разрешение, Айткулов бесшумно пополз в направлении крика. Через некоторое время он приволок труп фашиста, которого заколол. Этот «петух», оказывается, пытался корректировать стрельбу вражеских минометов...

Ночью мы получили приказ – к 12.00 выбить противника из П. и отогнать его за реку С. Через десять минут парторг открывал партийное собрание. Коммунисты лежали вокруг парторга в укрытии, говорили шепотом.

– На повестке дня один вопрос: штурм населенного пункта П. Коммунисты! Дорога каждая минута. Могучим ударом сметем фашистскую сволочь, осквернившую нашу родную землю. Личным примером на поле боя покажем, что большевики умеют беспощадно уничтожать врага, презирая смерть, не щадя ни сил, ни жизни для выполнения приказа» [88].

Вид на Татарскую гору со стороны Сана (фото 1967 г.)

Перед началом наступления на командный пункт 1-го стрелкового полка прибыл заместитель командира 8-го стрелкового корпуса по политической части полковник В. И. Петрин. Тут уже находился заместитель командира 99-й стрелковой дивизии полковник А. Т. Харитонов, который проинформировал его о проделанной перед боем работе, о настроении в подразделениях. В частности, он сказал: «Боевой дух у всех высокий. Бойцы и командиры все как один заявили, что на второй день своих жен и детей, а также наших советских людей в плену у немцев они не оставят. Я слышал и видел, с каким негодованием они это высказывали. Их слова были наполнены ненавистью к врагу, они были полны мести и уверенности в победе».

Несмотря на трудности, к городу были подтянуты артполки, и с рассветом, после короткой, но интенсивной артиллерийской подготовки 99-я стрелковая дивизия начала свое первое наступление. Главный удар с северо-востока от села Вовче наносили 3-й стрелковый батальон 1-то стрелкового полка и сводный батальон пограничников. на этом же участке успешно действовали минометчики дивизии, проходившие накануне войны в расположении 1-го стрелкового полка учебные сборы. Всего здесь насчитывалось около 60 минометов разных калибров. Еще в мирное время на учениях бойцы дивизии показали умение наступать за разрывами снарядов. Теперь это умение им очень пригодилось.

На многих участках враг был застигнут врасплох. Смело и быстро красноармейцы подразделения 3-го батальона 1-го стрелкового полка под командованием Г. Л. Чикваидзе сбили группы охранения, ворвались на окраины города и завязали там бой. Вместе с бойцами в передовых цепях шел в наступление батальонный комиссар Е. Л. Розенштейн [89]; капитан Чикваидзе, трижды серьезно раненный, продолжал руководить боем до его окончания. Пулеметчик из 1-го стрелкового полка красноармеец Губа получил сквозное ранение в грудь, но не только не покинул поле боя, а вел огонь из пулемеёа до тех пор, пока не потерял сознания [90].

Отважно и инициативно действовал также сводный батальон пограничников под командованием старшего лейтенанта Г. С. Поливоды. Хорошо зная местность и умело используя ее, батальон выделил несколько мелких групп, которые проникли в город, в тыл немецким подразделениям, заняли выгодные позиции, уничтожили несколько огневых точек. Совершив обходный маневр, батальон по общему сигналу стремительно и дерзко атаковал противника с той стороны, откуда он меньше всего ожидал нападения.

Командир 3-го стрелкового батальона 1-го стрелкового полка Г. Л. Чикваидзе (фото 1943 г.)

Вторая, меньшая, часть батальона пограничников, выступившая позже, попав под сильный минометный огонь противника, вынуждена была остановиться и потеряла время. В результате она выполнила поставленную перед ней задачу, но уже без ожидаемого эффекта.

Удачно наступали с юга подразделения 197-го стрелкового полка. Вместе с бойцами 1-го батальона в передовых цепях отважно сражался парторг полка лейтенант Н. С. Астафуров. Установленная на выгодных позициях, на склонах Татарской горы, артиллерийская батарея и пулеметная рота под командованием лейтенанта И. Романько метким прицельным огнем уничтожили немало врагов. Самоотверженно дрался стрелковый взвод лейтенанта Кравченко.

Отставшие от своих подразделений или вышедшие в одиночку из окружения бойцы направлялись не в тыл, а на передовую и просили у командиров разрешения принять участие в наступлении. Раненые отказывались идти в госпиталь, оставались в строю.

Один из раненных в ногу бойцов просил своего командира не отправлять его в тыл до начала атаки, так как он хорошо стреляет, и пока бойцы не ворвутся в город, он будет поддерживать их своим огнем, а когда Перемышль возьмут, тогда можно и подлечиться.

Как пишет Е. Л. Розенштейн, из 1-го стрелкового полка «первым в город ворвался коммунист сержант Иванов со своим отделением, за ним остальные. Рота наступала расчленённо под прикрытием минометного и артиллерийского огня.

Хорошо была организована разведка каждого дома, каждой улицы. Расчищая себе путь, рота выбивала немцев из всех щелей, куда они только заползали. Отлично действовал комсомолец Петров, умело прикрывая продвижение своего отделения огнем ручного пулемета. Геройски дрался секретарь Президиума ВЛКСМ (комсомольского бюро. – Ю. С.) сержант Горбулев. Метко и хладнокровно расстреливал он фашистов. Его пытались окружить – он проложил себе путь гранатами, несколько фашистов заколол штыком» [91].

Постепенно гитлеровцы стали приходить в себя. С выходом наших подразделений в район вокзала и к центру города бой принял особенно напряженный характер. Сконцентрировав до батальона, немцы бросили его в контратаку, пытаясь отрезать и окружить советских бойцов. То и дело завязывались яростные рукопашные схватки. Обе стороны понимали, что сейчас решается судьба города, и дрались за каждую улицу, за каждый дом.

В самый критический момент, когда численно превосходящий враг начал теснить красноармейцев, в тыл немецким батальонам ударил отряд ополченцев (около 200 человек). Дружным огнем и штыковым ударом они вызвали смятение в рядах гитлеровцев. Последовавшая за этим атака бойцов 99-й стрелковой дивизии и пограничников довершила разгром. В беспорядке, неся большие потери, под прикрытием артиллерийского и минометного огня, ведшегося из Засанья, немцы стали отступать, переправляясь через Сан по железнодорожному мосту и в районах Бушковице-Гуречко [92]. Интенсивно и метко накрывала огнем отходящего противника и его огневые точки по другую сторону Сана артиллерия 99-й стрелковой дивизии.

Но борьба за город еще продолжалась. Многочисленные группы автоматчиков, укрывшиеся в домах, на чердаках, в парке и других местах, оказывали отчаянное сопротивление. С крыш, из окон и с балконов они яростно обстреливали наступавших. Блокировав отдельные строения, советские бойцы продвигались к государственной границе. В окруженных очагах сопротивления гитлеровцы стремились продержаться как можно дольше, все еще надеясь на выручку.

Артиллерийским огнем, гранатами советские бойцы один за другим ликвидировали очаги. Кое-где пограничники с успехом использовали для этого сторожевых собак.

В рядах наступавших шла и медсестра Н. А. Приблудная. О бое в городе при встрече с автором в 1969 г. она рассказала: «Действовать мне пришлось с группой пограничников, которой командовал политрук И. И. Жомов. Продвигалась по улицам вместе с ними. Оказывала раненым первую помощь, затем затаскивала их в дома, записывала их номер и снова вперед».

В разведсводке штаба дивизии на 7.40 23 июня сообщалось: «1-й стрелковый полк с боем продвигается к государственной границе. Наша артиллерия ведет огонь по переправам» [93].

К 11 часам дня 2-й батальон 1-го стрелкового полка с боем достиг казарм 197-го полка и продолжал пробиваться к реке, 3-й батальон занял базарную площадь и, отрезая пути отхода оставшимся в городе фашистским солдатам и офицерам, пробивался на соединение со 2-м батальоном своего полка [94].

В утренние часы 23 июня фашистское командование предприняло еще одну попытку выбить ворвавшиеся в город советские войска. С этой целью оно начало переправлять на наш берег подкрепление по железнодорожному мосту, но мощный огневой налет, проведенный нашими артиллеристами, нанес врагу большие потери, и гитлеровцам пришлось отказаться от своей затеи. Одновременно наша артиллерия усиленному обстрелу подвергла Засанье, где было замечено большое скопление сил противника. Снова интенсивным огнем косил врагов гарнизон дота под командованием младшего лейтенанта Чаплина.

Разбитый советской артиллерией фашистский эшелон в Засанье (немецкое фото)

О том, как развертывались дальнейшие события, говорят лаконичные донесения, поступавшие в эти минуты из полков в штаб 99-й стрелковой дивизии. Так, из 206-го стрелкового полка сообщали: «…Полк, имея успех, с утра 23.06.41 продвинулся 1-м стрелковым батальоном до государственной границы у местечка Торки, выбив противника из Позьдяч, Стубно и Накло, при этом за Торки и Стубно шла особенно ожесточенная борьба, и они несколько раз переходили из рук в руки» [95]. Сильным огнем 3-й батальон этого полка сорвал попытку противника переправился через Сан в районе Халупки – Бапдаськи [96]. Одновременно на своем левом фланге 206-й стрелковый полк отбил атаку врага силою до батальона, предпринятую им в направлении артиллерийских складов дивизии, располагавшихся в 5 км северо-западнее села Медыка [97]. Это имело в дальнейшем немаловажное значение для дивизии.

В 12 часов из подразделений 1-го стрелкового полка доносили в штаб дивизии, что противник упорно сопротивляется в районе кладбища и военного городка. Из приданного дивизии из состава корпуса 376-го гаубично-артиллерийского полка докладывали: «Во второй половине дня противник под прикрытием батарей дивизионной артиллерии пытался форсировать Сан выше и ниже Перемышля, но снова был отброшен на противоположный берег. Настроение личного состава хорошее» [98].

С целью дезорганизации сопротивления советских войск во второй половине дня фашистское командование в нашем тылу выбросило воздушный десант. Он был более крупным, чем в первый день, и насчитывал около 100 человек. Но и на этот раз расчет на внезапность не оправдался. Предвидя такую возможность, наше командование выделило силы для борьбы с десантами, в том числе специально сформированную кавалерийскую группу из пограничников во главе с лейтенантом М. 3. Скрылевым.

Бой был жарким. В нем приняли участие также работники партийного и советского актива, милиция города. Фашистские десантники были разгромлены. Все это способствовало успеху наших войск на других участках.

Постепенно советские бойцы подавили очаги сопротивления немцев в городе. Упорный бой происходил в районе «Пяти углов» за здание городского ресторана на перекрестке улиц Мицкевича, Дворского и Словацкого, а также у костела, на котором фашисты установили пулеметы. Эти здания занимали господствующее положение, с них хорошо просматривался весь город. Возле ресторана стоял подбитый нашими артиллеристами вражеский танк, который немцы продолжали использовать, они вели из него сильный огонь, прикрывая подступы к дому. Противник на этом участке сковывал дальнейшее продвижение наших пойск вперед.

Подтянув орудия, артиллеристы прямой наводкой уничтожали засевших здесь фашистов. Красноармейцы, пробравшись дворами и по крышам домов, окружили ресторан. С соседних строений бойцы гранатами начали забрасывать отдельные комнаты, а затем ворвались в помещение. Особенно отличился в бою взвод лейтенанта Сидорова., Комсомолец пограничник Щербицкий, проникнув в ресторан по крыше соседнего дома, вступил в одной из комнат и рукопашную схватку с гитлеровцами, двоих из них он убил, а третьего выбросил на улицу из окна второго этажа. Отважно сражались политрук В. В. Королев, руководитель общеобразовательной подготовки погранотряда лейтенант Лымарь, пограничник Серов, бойцы из ополченческого отряда Циркин, Доценко. Мельник и др.

Видя бесполезность сопротивления, немцы с поднятыми руками начали выходить из здания. Для многих это был впервые увиденный плененный на войне враг. Так вот какие они, фашисты! Бойцы с любопытством рассматривали их. Внимание многих привлекли оттопыренные карманы пленных. Знакомство с их содержимым показало, что сюда перекочевали товары из разграбленного соседнего ювелирного магазина. Пленные были построены в колонну и отправлены в тыл.

В 17 часов помощник начальника штаба 71-го гаубично-артиллерийского полка капитан И. К. Курочкин доложил командиру дивизии: «Противник отступает, на улицах Перемышля идут рукопашные бои... Полк достиг реки Сан» [99]. Это был большой несомненный успех дивизии.

Противник оставил на улицах города 12 пулеметов, несколько орудий и два подбитых танка.

За одержанные успехи приказом командира корпуса генерал-майора М. Г. Снегова была объявлена благодарность бойцам и командирам 99-й стрелковой дивизии и сводному батальону пограничников во главе с его командиром старшим лейтенантом Г. С. Поливодой.

Если раньше через Перемышль проходила линия государственной границы, то теперь через пего проходила линия фронта. Бойцы 1-го стрелкового полка совместно с батальоном пограничников, выйдя на эту линию, приступили к укреплению своих позиций. С этой целью в зданиях, находившихся на набережной, двери и окна оборудовались под амбразуры, рылись окопы и ходы сообщений, налаживалась связь. Активное участие в работах приняло местное население. Были подготовлены хорошо замаскированные огневые позиции для артиллерийских батарей, а на следующий день для усиления обороны прибыли три танкетки.

Оборона на городском участке стала прочной. Наша артиллерия не давала покоя немцам. Теперь они в дневное время уже не рисковали высовываться из своих укрытий.

С освобождением Перемышля над зданием городского Совета вновь торжественно был поднят красный флаг. Несмотря на близость фронта, усилиями партийных, советских и военных организаций жизнь в городе постепенно начала входить в свое русло, правда, в соответствии с военной обстановкой.

С помощью жителей удалось разоблачить и поймать группу националистов и диверсантов, помогавших фашистам в ходе боев, совершавших нападения на бойцов и командиров, врывавшихся в квартиры и убивавших членов семей командного состава. Были пойманы также многие уголовники, бежавшие из тюрьмы после нападения на нее националистической банды и пытавшиеся грабить местное население, магазины и т. д. Специально созданный военный трибунал вынес соответствующие решения по каждому персонально рассмотренному делу.

Вновь в городе был пущен водопровод, налажена выпечка хлеба, открыто несколько столовых. Фашисты не успели добраться до складов. На большинстве из них так и остались пломбы и печати, повешенные еще в субботу 21 июня, после окончания рабочего дня. Городские и военные врачи организовали несколько перевязочных пунктов. Как отмечает Н. А. Приблудная, большую помощь раненым в эти дни оказали местные врачи поляки. Снова заработала типография, вышли номер газеты, целиком посвященный событиям начавшейся войны, и несколько листовок. Весь городской транспорт был мобилизован для эвакуации населения, пожелавшего выехать, детских учреждений, продовольственных складов, архивов и учреждений, ценностей. За время своего краткого пребывания в Перемышле гитлеровцы не сумели взломать в городском банке сейфы – они были заперты на все замки.

На площади, в сквере, недалеко от памятника поэту Мицкевичу, 24 июня с воинскими почестями состоялись похороны тех, кто погиб, защищая город в первый день войны и освобождая его. Среди похороненных в братской могиле был и отважный защитник железнодорожного моста политрук Е. Краснов [100].

Оставив Перемышль, противник стал сразу же готовить новую атаку. Он продолжал наращивать свои силы на правом фланге обороны 99-й стрелковой дивизии и центр тяжести ударов перенес на стык её обороны с соседней 97-й стрелковой дивизией, стремясь расширить наметившийся разрыв между ними и развить наступление в направлении Мосциска и Краковец.

Во второй половине дня 23 июня на участке обороны 206-го стрелкового полка фашистские войска после длительной и усиленной артиллерийской подготовки перешли в новое наступление в районе Торки, Позьдяч и Стубно [101]. В связи с нависшей угрозой полковник И. И. Дементьев направил туда подошедший 46-й разведывательный батальон дивизии, состоявший из танковой роты, бронероты и мотоциклетной роты, что давало возможность быстро перебросить его на опасный участок.

Обстановка была далеко не ясной, и перед батальоном ставилась трудная задача развернуться фронтом на север и прикрыть фланг дивизии. Он двинулся на север из села Медыка. Что его там ждет? Каковы силы противника? Никто этого не знал. Никто не предполагал, что батальон идет туда, где наступают крупные силы врага, входившие в состав 17-й армии.

Спустя два часа батальон вошел в соприкосновение с противником. С боем продвинувшись вперед, он потеснил фашистские части. Увлекшись преследованием вражеской пехоты, расстреливая её пулеметным огнем и давя гусеницами, бронерота оторвалась от основных сил батальона и на открытой местности оказалась в полукольце. Гитлеровцы подтянули несколько артиллерийских и минометных батарей и обрушили на неё сильный огонь. Но и в этих крайне невыгодных и трудных условиях советские бойцы сражались самоотверженно. В кровопролитной схватке обе стороны несли тяжелые потери. Однако врагов было больше.

Геройски вел себя командир бронероты старший лейтенант А. И. Пирогов. Отважный командир был все время впереди. Наиболее часто он подавал другим сигнал: «Делай, как я». Стремясь спасти роту, Пирогов дал приказ отходить и повел свою танкетку на противотанковую батарею врага. Но дойти до нее не сумел – его танкетка была подбита. Старший лейтенант Пирогов не покинул машину. Отвлекая огонь на себя, он помогал роте с меньшими потерями отойти. Взрыв боеприпасов оборвал жизнь отважного командира [102].

Командир бронероты разведбаталъона 99-й стрелковой дивизии старший лейтенант А. И. Пирогов (фото 1939 г.)

В этом же бою погибли командир разведывательного батальона капитан Веретельников, общий любимец комиссар батальона А. Н. Кулинич, командир мотороты старший лейтенант И. Саватулин.

До позднего вечера разведывательный батальон продолжал вести бои. Несмотря на большие потери, он выполнил поставленную перед ним задачу – задержал продвижение врага, стремившегося выйти на тылы дивизии и подойти к Перемышлю с северо-востока, выиграл необходимое время для укрепления обороны на правом фланге.

Весь день 23 июля на участке 206-го стрелкового полка не прекращались жаркие, кровопролитные и упорные бои. На протяжении дня взводы, роты и батальоны отбили многочисленные попытки фашистов прорвать оборону. Подразделения полка не только оборонялись, но и сами неоднократно контратаковали. Немало селений по нескольку раз переходило из рук в руки. Активными действиями полк нанес врагу немалый урон, но и сам понес потери. В этот день, поднимая в атаку одну из рот 3-го стрелкового батальона, был тяжело ранен помощник начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев В. 3. Лазарев. К концу дня полк под напором превосходящих сил гитлеровцев отошел на вторую позицию своей обороны и закрепился на рубеже Тщенец, Руствочко, Конюшки, Новоселки [103], отошел организованно, под прикрытием сильных арьергардов. Но он сделал главное – не дал возможности противнику на участке своей обороны прорваться на тылы дивизии [104]. Бой днем и ночью шел также на участке обороны 197-го стрелкового полка. В самый разгар его, когда враг лез вперед, пуля сразила нашего пулеметчика; убитого сменил политрук Кругленко, он заставил гитлеровцев вновь отойти. Свыше двух часов враг пытался прорваться сквозь оборону батальона и неизменно откатывался назад, неся большие потери. Когда атаки фашистов стали ослабевать, командир батальона капитан Бычков поднял бойцов и сам повел их в наступление. Первым бросился вперед командир роты лейтенант Кишенец, вслед за ним все бойцы. Забрасывая врага гранатами, уничтожая огнем и штыком, советские воины обратили немцев в бегство. Во многом исход боя решил смелый маневр взвода под командованием лейтенанта Гордиенко, который, выйдя со своими бойцами во фланг противнику, отрезал значительной группе его солдат пути к отступлению. Немало вражеских солдат, побросав оружие, сдалось в плен.

На многих участках немцы вели усиленную разведку. А для того чтобы отвлечь наше внимание, производили попытки форсировать Сан, создавали ложные переправы, демонстрировали под покровом дымовых завес видимость передвижения и концентрации в отдельных местах своих войск, самолеты-разведчики баражировали над полком.

Перед командованием 197-го полка стояла весьма сложная задача не только отразить все попытки противники вторгнуться на нашу территорию, но и перехитрить врага, оттянув на себя как можно больше его сил, прочной и крепкой обороной удержать вверенные рубежи. А между тем сил и средств для этого было не так уж много. Два его стрелковых батальона оборонялись на широком трехкилометровом фронте, а один был даже растянут на 6 км.

Учитывая обстановку, командир полка принял решение основные усилия сосредоточить на прикрытии наиболее важных направлений с целью не дать противнику прорваться к Перемышлю с юго-запада и прочно удерживать стык дивизии с южным соседом у Ольшан – 72-й горнострелковой дивизией [105].

Именно по стыкам гитлеровцы наносили главные удары. В этот день они силою до батальона после многократных атак вклинились в оборону полка между 2-м и 3-м батальонами. Приказ выправить положение получила одна из лучших рот полка под командованием старшего лейтенанта И. Ф. Кужимы, которая отбросила противника на прежние позиции, нанеся ему существенные потери.

Широкое использование засад, снайперов, небольших маневрирующих групп дало положительные результаты. В течение нескольких дней полк прочно удерживал границу по реке Сан.

На 21.00 23 июня штаб дивизии в оперативной сводке сложившуюся обстановку характеризовал следующим образом: «Противник в течение дня 23.06 особую активность проявил на правом фланге дивизии. К 16.50 ему удалось потеснить 206 СП и выйти на рубеж – западная опушка рощи северо-западнее Стажава, подошел к Буцув и Медыка, в районе Перемышль отошел на правый берег реки Сан, западнее Перемышля занимает правый берег... В течение дня авиацией противника производились разведывательные полеты. Нашей зенитной артиллерией в районе Медыка сбиты 2 самолета» [106].

Если в полосе обороны 99-й стрелковой дивизии положение было трудным, но все же сравнительно благополучным, то на участках северных её соседей оно складывалось намного тяжелее. Однако в результате стойкого сопротивления советских войск в первый день войны 17-я фашистская армия не сумела добиться сколько-нибудь заметного успеха по всей полосе своею наступления. Многочисленными ударами в разных направлениях враг стремился нащупать наиболее слабые места в нашей обороне.

23 июня, сконцентрировав крупные силы, после сильной артиллерийской подготовки противник возобновил наступление. Ему удалось к вечеру 24 июня овладеть городом Немиров.

Несмотря на прорыв вражеских частей в глубь нашей территории, войска 6-й и 26-й армий продолжали вести упорные оборонительные бои, которые доставили врагу немало забот и вынудили его отвлекать часть сил к участкам, которые он считал раньше второстепенными. Все шло далеко не так, как планировали гитлеровцы.

Дни обороны

Фашистское командование было явно озабочено тем, что за два дня кровопролитных боев у Перемышля оно ничего не добилось. Как сообщили автору участники событий, в ночь с 23 на 24 июня на другом берегу реки Сан гитлеровцы установили громкоговорители, из которых на протяжении всей ночи в адрес командиров и бойцов 99-й стрелковой дивизии раздавались проклятия, угрозы стереть их с лица земли за то, что они оказывают упорное сопротивление. Однако ведомства фашистского пропагандистского аппарата явно не договорились между собой относительно «обещаний». Под утро на позиции, оборонявшиеся дивизией, были сброшены тысячи листовок, в которых доблестным советским воинам предлагалось добровольно сдаться в плен и расписывались все «блага», ожидавшие их. Но ничего, кроме отвращения и желания с еще большей энергией бороться против захватчиков, фашистская пропаганда не вызывала. Среди советских воинов нашлось много желающих уничтожить гитлеровскую радиоустановку.

Первые бои показали безграничную преданность бойцов и командиров дивизии своей социалистической Родине. Во многом то упорство, та решимость, с какой они сражались с вероломно вторгшимся врагом, явились результатом большой политико-воспитательной работы, проводившейся накануне войны и не прекращавшейся после её начала. В подразделениях имелись крепкие партийные и комсомольские организации, хорошо подобранный и слаженный политаппарат. С первых дней боев неписаным правилом работы политотдела дивизии стало: политработник должен быть там, где всего труднее, личный пример – лучшая форма агитации, политическая работа в бою не должна прекращаться.

И во всем этом была немалая заслуга умелого и талантливого организатора, заместителя командира дивизии по политической части полкового комиссара А. Т. Харитонова.

Биография его во многом типична для командира Красной Армии тех времен. Выходец из бедной крестьянской семьи, он 18-летнпм юношей добровольно пришел в ряды Красной Армии, и сражался против белогвардейцев и иностранных интервентов. В 1919 г. вступил в ряды Коммунистической партии. Вся дальнейшая жизнь Харитонова связана с армией. На протяжении нескольких лет он служит в прославленной 25-й Чапаевской дивизии сначала рядовым бойцом, затем политруком роты, работает в политорганах ряда других воинских частей, учится и, наконец, с 1939 г. служит в 99-й стрелковой дивизии.

В горячие июньские дни 1941 г. никто не видел, когда спал полковой комиссар А. Т. Харитонов. Он неизменно присутствовал при постановке боевых задач частям дивизии и сразу же давал распоряжения политработникам, как лучше обеспечить их выполнение. Там, где для дивизии складывалась наиболее опасная обстановка, всегда можно было встретить Харитонова.

Особенно внимательно он относился к подбору и деятельности политруков рот, парторгов и комсоргов ротных и батарейных организаций, справедливо считая, что от их работы непосредственно в подразделениях зависит успех всей политической работы, а значит, и результаты боев. Он не уставал им повторять, что одними словами храбрости бойцам не привьешь. Так, передавая памятки по борьбе с вражескими танками, Харитонов обязал каждого политработника не только раздать эти памятки бойцам, но и принять активное участие в создании групп истребителей танков и как непременное условие – войти в такую группу.

По вечерам обязательно собирался политотдел дивизии и подводились итоги, выяснялись причины неудач и успехов, обсуждались очередные задачи. Харитонов требовал, чтобы личный состав дивизии был в курсе всех дел. При нем было установлено правило: проявил боец или командир героизм, инициативу в бою, перехитрил врага – об этом должна знать вся часть. На примере подвигов отдельных бойцов и командиров он стремился воспитывать всех воинов, для чего широко использовались дивизионная и стенные газеты, продолжавшие выпускаться в ротах и в ходе боев, листовки. Оперативность была одной из отличительных черт работы политотдела дивизии. Теперь, когда положение с каждым часом усложнялось, значение политико-воспитательной работы все более возрастало.

Взаимодействие с северным соседом – 97-й стрелковой дивизией – оказалось потерянным, а здесь был стык не только между двумя дивизиями, но и между двумя корпусами и двумя армиями. Несмотря на образовавшийся уже в первый день войны разрыв, связь между соседями поддерживалась с помощью посыльных. Командование 8-го стрелкового корпуса просило командование 97-й стрелковой дивизии продержаться еще некоторое время на своих рубежах, так как первоначально намечалось нанести удар 8-м механизированным корпусом, входившим в состав 26-й армии, по вторгшемуся врагу в районе Перемышля. Но удар этот так и не последовал [107].

В своей телеграмме из Самбора штаб 26-й армии в 21.40 23 июля сообщал в штаб Юго-Западного фронта: «...Перед фронтом (99-й стрелковой – Ю. С.) дивизии на участке Тужина – Буцув до пяти батальонов пехоты противника, кроме частей, находящихся в непосредственном соприкосновении. Одновременно противник производит усиленные переброски пехоты на автотранспорте... в направлении Краковец в развитие прорыва...» [108] Фашистское командование стремилось использовать прорыв для нанесения решительного удара. Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер в своем служебном дневнике 24 июня 1941 г. сделал следующую запись: «17-я армия своим правым флангом достигла возвышенности в районе Мосциска. Танковая группа Клейста, имея теперь в первом эшелоне четыре танковые дивизии, вышла к реке Стырь. Противник бросает в бой свои резервы, подводимые из тыла. Таким образом, существует надежда, что в ближайшие дни нашим войскам в ходе дальнейшего наступления удастся полностью разбить силы противника, расположенные на Украине. Следует отметить упорство отдельных русских подразделений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен» [109].

Тяжело приходилось частям 8-го стрелкового корпуса. Чтобы прикрыть свой правый фланг, командир корпуса выдвинул в район Мосциска единственный имевшийся в его распоряжении резерв – 133-й горнострелковый полк 72-й горнострелковой дивизии [110].

К этому времени враг сосредоточил севернее Перемышля крупные силы, во много раз превосходившие оборонявшиеся здесь советские войска.

Положение на правом фланге вызывало большую озабоченность не только у командования 8-го стрелкового корпуса, но и в штабе 26-й армии. Поздно вечером 23 июня 1941 г. начальник штаба армии полковник И. С. Варенников доносил в штаб Юго-Западного фронта, что связи с 6-й армией нет, положение соседней 97-й стрелковой дивизии не уточнено. Между ней и правым флангом 8-го стрелкового корпуса образовался разрыв, который все более увеличивается [111].

В ночь на 24 июня в полосе обороны 99-й стрелковой дивизии фашистские войска вновь предприняли попытку форсировать Сан, а там, где это удалось сделать в предыдущие дни, – расширить свои плацдармы.

С утра 24 июня бои разгорелись с новой силой. Перегруппировав войска, прикрываясь массированным артиллерийским и минометным огнем, противник бросался в яростные атаки.

Короткие записи оперативных сводок, сделанные в штабе 26-й армии о боях в полосе 99-й стрелковой дивизии, по-военному сухи и лаконичны. Но за ними большое мужество тех, кто оборонялся на этих рубежах. Вот некоторые из них за 24 июня 1941 г.: «... в 2.40 отбита атака пехоты с танками из Торки на Медыка. Танки ушли обратно на Торки» [112]. «99-я стрелковая дивизия со 133-м горнострелковым полком сдерживала наступление до одной усиленной танками и артиллерией пехотной дивизии и противодействует охвату своего правого фланга... Держится очень хорошо» [113].

Из 376-го гаубично-артиллерийского полка на правом фланге дивизии 24 июня доносили, что наблюдается передвижение вражеских колонн вдоль линии фронта в направлении на Краковец, что полк в течение длительного времени вел по ним интенсивный огонь, по сейчас, вынужден экономить снаряды, так как осталась всего половина боевого комплекта, а следует ожидать нового наступления.

Получив должный отпор 206-го стрелкового полка, гитлеровцы не оставили своих намерений именно на его участке нанести основной удар по силам дивизии. Для этого с утра 24 июня они на другом берегу Сана стали накапливать силы. Однако теперь фашистское командование пошло на хитрость: на глазах наших войск, почти открыто немцы начали возводить переправу, стремясь отвлечь внимание от подготовки переправ на других участках реки. Последовал приказ пока огня не открывать и усилить наблюдение за всем, что делается на противоположном берегу реки.

Вскоре с одного из наблюдательных пунктов сообщили, что в нескольких километрах выше от демонстративно возводившейся переправы фашисты подготовили другую, а через некоторое время разведчики дивизии обнаружили в тщательно укрытом месте и третью. Таким образом, благодаря непрерывному наблюдению и хорошей разведке замыслы врага были разгаданы.

Командующий артиллерией дивизии полковник И. Д. Романов отдал приказ ближние переправы разрушить огнем артиллерийских групп поддержки пехоты, а последнюю – огнем артиллерии дальнего действия. Огонь по первой переправе был открыт лишь в тот момент, когда фашистская пехота вступила на мост. Батарея капитана Н. Ф. Туровца 71-го гаубично-артиллерийского полка под командованием Л. П. Ищенко несколькими залпами смела переправу вместе с вражеской колонной. Две другие переправы были также уничтожены метким огнем наших артиллеристов [114].

В стрелковых подразделениях 206-го полка находилось немало работников политотдела. Они лично принимали участие в боях. За проявленную храбрость под Остра-Гура заместитель начальника отдела политпропаганды 8-го стрелкового корпуса старший батальонный комиссар К. В. Боровецкий был награжден орденом Красного Знамени [115]. Здесь же отважно сражалась большая часть штаба и политотдела дивизии.

На левом фланге дивизии, в районе между Перемышлем и Бирчей, где множество больших поросших лесом холмов, представляющих естественные препятствия, как стало известно из показаний пленных, противник наносил лишь вспомогательные удары. Однако и здесь у дивизии имелось не так много сил, поэтому обстановка складывалась достаточно напряженная. У села Красичин гитлеровцы неоднократно предпринимали попытки переправиться через Сан, чтобы прощупать, насколько прочен стык с соседней слева 72-й горнострелковой дивизией, и в случае успеха прорваться вглубь и создать на этом участке своего рода вторую «клешню» для окружения оборонявшихся у Перемышля советских войск.

На самом левом фланге дивизии оборонялся стрелковый взвод 197-го стрелкового полка под командованием помощника командира взвода комсомольца старшего сержанта В. В. Лобачева. Этот взвод особенно отличился в боях 24 июня. Он дважды контратаковал превосходящие по численности фашистские подразделения, не дал им возможности форсировать Сан и закрепиться на правом берегу. В кратком представлении командования дивизии о награждении Лобачева орденом Красной Звезды говорится, что взвод под его командованием в этот день «уничтожил два взвода противника... Показал самоотверженность и геройство при малом количестве людей» [116].

Успешно отразила попытки врага прорвать оборону 24 июня на своем участке 72-я горнострелковая дивизия.

Фашистское командование делало все возможное для того, чтобы окружить у Перемышля советские войска. С этой целью оно продолжало наносить удары по флангам обороны 99-й стрелковой дивизии со все нарастающей силой.

В ночь с 24 на 25 июня гитлеровцы в полосе 72-й горнострелковой дивизии, продвинувшись вперед, стали обходить левый фланг 197-го стрелкового полка, а это в свою очередь грозило прорывом к городу с юго-востока и возможностью окружения подразделений дивизии, дравшихся на своих ранее подготовленных позициях.

В тот момент, когда штаб дивизии решал, какие меры принять для ликвидации опасности, с докладом о выполнении ранее полученного приказа прибыл начальник полковой школы 197-го стрелкового полка капитан М. А. Мадатьян [117]. В первые же часы войны ему было поручено эвакуировать семьи военнослужащих, находившиеся в городе. Несмотря на все трудности, он вывез на близлежащую железнодорожную станцию большинство семей и отправил их поездом на восток.

Командир 71-го гаубично-артиллерийского полка Л. П. Ищенко (фото 1937 г.)

Начальник полковой школы 197-го стрелкового полка М. А. Мадатьян (фото 1940 г.)

Теперь Мадатьян получил новый приказ: 1-му батальону 197-го стрелкового полка ликвидировать прорыв противника на стыке с левым соседом, отбросить его вклинившиеся части и держаться изо всех сил.

Как показали дальнейшие события, сил для выполнения задания оказалось слишком мало. Там, где врагу удавалось продвинуться вперед, он стремился развить успех, подбрасывая подкрепления, а там, где встречал сопротивленце, шел в обход. Таким образом, фронт обороны дивизии все более удлинялся.

Выдвинулся батальон на новые рубежи ночным форсированным маршем и с ходу вступил в бой, который длился в течение суток. Батальон умело маневрировал огнем и своими подразделениями, несколько раз переходил в контратаки и не давал возможности превосходящему по силе врагу окружить себя. Действовать приходилось в весьма сложной обстановке – при отсутствии связи с соседними подразделениями, без огневой поддержки своей артиллерии, все время в полукольце.

Участники этого боя рассказывают, что для всех примером мужественного поведения служил М. А. Мадатьян. Находясь на самом ответственном участке – на стыке 1-й и 3-й рот, – раненный в руку, капитан оставался с бойцами до конца боя.

На следующий день, получив приказ отойти на другой рубеж, Мадатьян с боем, организованно, сохранив материальную часть, вывел бойцов и занял новые позиции.

Об этих событиях бывший командир минометного взвода лейтенант Н. П. Коновалов в письме автору сообщил: «В период боя была прервана связь штаба полка с батальоном, мне было приказано связаться с батальоном, уточнить обстановку и передать новый приказ. Верхом на лошади я с двумя автоматчиками выехал в район батальона. По прибытии туда я установил, что батальон ночью вел ожесточенный бой, так как кругом были трупы убитых с обеих сторон. В лесу я встретился с капитаном Мадатьяном и бойцами. Они рассказали мне, как упорно дрались они с превосходящими силами противника».

Другой участник боя, командир 1-й пулеметной роты А. Ф. Мусакаев об отличившихся в этом бою рассказывает: «Особенно отважно сражались старшина 1-й стрелковой роты (фамилия, кажется, Щербаков), пулеметчик Щукин. Командир батальона старший лейтенант Валиулин был ранен. На предложение отправиться в госпиталь заявил: «Я здесь нужнее сейчас, чем в госпитале». Храбро дрались капитан Мадатьян, командир взвода артиллерийской батареи младший лейтенант, который бил по немцам прямой наводкой, атаковавшим передний край стрелкового батальона. Имена всех сейчас вспомнить трудно. Особенно мне запомнился старшина роты. Я долго следил в бинокль за его действиями во время боя. Он все время перебегал по траншее с одного места на другое, стрелял, кидал гранаты, а когда немцы начали отходить, выскочил на бруствер и из оптической винтовки стал бить по ним. Тут его и скосила автоматная очередь».

Однако немцы продолжали наседать, и нашим бойцам приходилось все время отбивать их атаки и контратаковать самим. Бывший командир минометной роты Н. В. Уткин пишет, что при контратаке на одной из высот Мадатьян был еще раз ранен. «Я видел, когда его вывозили с поля боя на повозке. Он полусидел, поддерживаемый бойцами, весь в крови. Кричал: «Не бойтесь фашистов. Их нужно бить как собак»».

О действиях отважного командира политотдел дивизии выпустил специальную листовку. За проявленную храбрость и мужество, за умелое руководство капитан Мадатьян был награжден орденом Красного Знамени [118]. Результаты описанных боев, по-видимому, произвели определенное воздействие на противника. Он предпринимал новые попытки прорвать позиции, но делал это уже не столь энергично и, не добившись успеха, временно оставил участок в покое. Это сыграло в дальнейшем важную роль как при обороне Перемышля, так и при осуществлении дивизией приказа об отходе из «перемышльского выступа».

А пока что командование дивизии, не имея резервов, вынуждено было перебросить на правый фланг, где очень тяжело приходилось 1-му и 206-му стрелковым полкам, часть подразделений 197-го полка.

Бои севернее Перемышля в полосе 99-й стрелковой дивизии становились все ожесточеннее: противник предпринимал одну за другой попытки перерезать железную и шоссейную дороги на Львов, нанося удар там, где прорыв мог наиболее существенным образом повлиять на дальнейший ход событий. Именно таким местом являлось село Медыка, расположенное рядом с шоссейной и железной дорогами, ведущими на Львов, и ставшее в то же время как бы центром во всей обороне 99-й стрелковой дивизии. Овладение селом давало возможность врагу разъединить силы нашей дивизии.

Первые удары 24 июня не принесли противнику желаемых результатов, поэтому в последующие дни гитлеровское командование подтянуло дополнительные силы.

В оперативной сводке штаба 26-й армии на 15 часов 25 июня, отправленной в штаб Юго-Западпого фронта, говорилось, что армия продолжает перегруппировку частей и с утра ведет напряженные бои, особенно на своем правом фланге, противодействуя обходу его превосходящими силами противника, который численностью до дивизии с танками, артиллерией и мотоциклетными подразделениями в районе Буцув – Медыка стремится прорвать оборону наших войск [119].

Командир дивизии полковник Н. И. Дементьев, собрав все, что еще можно было собрать, сняв даже часть сил с менее угрожаемых участков, бросил их в бой на этом направлении.

Храбро бился батальон под командованием капитана И. П. Шакалова. В течение трех суток под Медыкой он вел непрерывные бои. Три раза позиции, занимавшиеся батальоном, переходили из рук в руки. Благодаря хорошо организованному артиллерийскому и пулеметному огню и успешному взаимодействию враг понес большие потери, не смог сломить сопротивление батальона и продвинуться вперед. Во время одной из очередных атак врага Шакалов был тяжело ранен и, несмотря на это, потребовал оставить его на командном пункте, пока атака не будет отбита. За умелое руководство боевыми действиями, за личное мужество и храбрость, проявленные им в этих боях, капитан И. П. Шакалов был награжден орденом Красного Знамени [120].

На соседнем участке отважно действовала сформированная из пограничников ударная рота под командованием старшего лейтенанта Перепелкина, прочно удерживавшая вверенный ей рубеж и истребившая огнем и во время контратак до 300 гитлеровцев [121].

Для достижения своих целей врагу пришлось отказаться от ранее принятого порядка – днем вести бои, а ночью отдыхать. На этом участке отдыха противник не знал. 25 июня в 22 часа он предпринял еще одну попытку добиться успеха в районе села Медыка. Фашистское командование сосредоточило на узком участке фронта до полка пехоты с танками и бронетранспортерами. С того берега реки был открыт сильный огонь по нашим артиллерийским позициям и наблюдательным пунктам. Вскоре появился бронепоезд, который также стал обстреливать наши позиции. Вслед за этим пехотные подразделения врага перешли в наступление. Окопы советских войск покрылись густой сетью черных разрывов вражеских снарядов. Казалось, никто не сможет уцелеть здесь.

Но и на этот раз выручила артиллерия. За несколько сот метров до окопов перед немецкими солдатами легли разрывы советских снарядов. Одновременно дальнобойные батареи, производя артиллерийский налет, повредили бронепоезд, подавили несколько батарей противника, сорвали наступление его пехотных подразделений. Удачные действия наших артиллеристов подняли настроение у оборонявшихся пехотинцев. Но самим артиллеристам приходилось тяжело. Артиллерийские полки дивизии и корпуса беспрерывно находились в боях, и трудно сказать, как обернулось бы дело, не обладай мы такой мощной артиллерией.

Случилось, что на складах дивизии не оказалось бронебойных снарядов, а вражеские танки появлялись то на одном, то на другом участке. Тогда артиллеристы начали ставить гранаты на взрыватель фугасного действия и бить ими по танкам, а если за танками следовала пехота, применяли шрапнель.

Особые трудности выпали на долю артиллеристов 22-го артиллерийского полка.

Отличившихся в этих боях было много, но особенно следует отметить командира взвода 6-й батареи старшего лейтенанта Г. С. Дьяченко, отбившего атаку семи фашистских танков; командира этой батареи старшего лейтенанта Стеля, погибшего на наблюдательном пункте; командиров 4-й и 5-й батарей Дехтяря, Виноградова; командира огневого взвода П. К. Закревского; командиров орудий Краснощекова и Калугина; номеров орудийных расчетов Андреева, Князева, Хипова, Цамая, Салтыкова; связистов Палия, Семиченко и др.

С особым уважением все здравствующие ныне участники боев вспоминают заместителя командира 22-го артиллерийского полка по политчасти Менеева. Уроженец Ленинграда, инженер по специальности, недавно призванный из запаса, он очень быстро сроднился с полком. Человек неиссякаемой энергии, Менеев успевал повсюду. Его всегда видели там, где было наиболее трудно, он воодушевлял полк личным примером. По отзывам бойцов и командиров, «это был настоящий комиссар».

Каждый из сражавшихся на границе Советской земли знал, что защищает, с кем имеет дело, знал, что если он не сдержит фашистов, не устоит, то они хлынут на нашу землю, неся смерть, горе и разрушения. Уже по первым схваткам на передовых рубежах нашей земли советские бойцы чувствовали, что в этот час, в этот день враг обладал на данном участке большей силой, имел во многих отношениях превосходство, но каждый боец, каждый командир дрался, не жалея ни сил, ни жизни.

Продолжали обороняться юго-западное Перемышля бойцы 197-го стрелкового полка. Огнем и частыми контратаками они не давали возможности врагу продвинуться вперед и наносили ему большие потери. Коммунисты и комсомольцы показывали образцы отваги и самоотверженности. Отдельные бойцы и командиры совершали героические поступки, из которых рождались стойкость в обороне и бесстрашие в контратаках взводов и рот, полков и дивизии в целом.

Заместитель командира роты по политической части Гассан Алиев у села Иваново, когда из строя выбыл командир роты, принял командование, умело организовал оборону, несмотря на яростный огонь, под прикрытием которого врагу удалось переправиться через Сан, поднял бойцов в контратаку. Рота выполнила свою задачу, враг был отброшен, и село осталось в наших руках [122].

Секретарь комсомольского бюро 197-го стрелкового полка заместитель политрука Ф. С. Мельник постоянно находился на передовой, неоднократно первым поднимался в атаку. Действовал он в бою быстро, сноровисто и инициативно. Бойцы 4-й роты 197-го стрелкового полка во всем стремились подражать своему комсомольскому вожаку. Отличное владение оружием, умение хорошо ориентироваться в условиях быстро меняющейся обстановки – все это поднимало авторитет комсорга и способствовало достижению успехов роты в бою. Дважды в этот день ходила рота в контратаку и в результате упорных боев выбила противника из местечка Пшекопана. Во время последней контратаки, когда удалось окружить командный пункт врага, Мельник лично из автомата уничтожил большую группу фашистов [123]. В этом же бою отличился сержант Довжпков, который меткими бросками трех гранат также уничтожил и ранил часть гитлеровцев, а остальных обратил в бегство [124].

В боях у Пшекопани отличился и командир взвода 197-го полка комсомолец младший лейтенант М. А. Андриевский, награжденный впоследствии орденом Красной Звезды. В его наградном листе записано: «Короткими контрударами и организованным огнем сдерживал наступающего противника в районе Пшекопани. Уничтожил до полутора рот противника. Своим примером поднимал дух бойцов и веру в победу. Лично показал смелость и героизм, находчивость и спокойствие. Все поставленные перед ним задачи выполнял умело, сохраняя живую силу и материальную часть» [125].

Однако противнику 25 июня все-таки удалось вклиниться между 1-м и 2-м батальонами 197-го стрелкового полка. «Особенно рвались они на высоту, обороняемую комсомольским отделением сержанта Коваленко. Его бойцы из пулемета буквально десятками истребляли гитлеровцев. Немцы, окружив высоту, пошли в штыки на горстку храбрецов. Отделение встретило их гранатами и отбросило пулеметным огнем. Фашисты на какое-то время остановились. Тут Коваленко, поднявшись во весь рост, воскликнул: «Идите, идите, проклятые фашисты, мы живы и пулемет наш жив, мы вас угостим свинцом!».

Гитлеровцы, не считаясь с потерями, пошли на высоту. Комсомольцы не дрогнули. Когда враг приблизился к пулемету, они яростно бросились в рукопашную.

Видя эту жаркую схватку, командир батальона срочно послал на помощь комсомольцам взвод лейтенанта Устинова. Атака гитлеровцев была отбита с большими для них потерями. Но в комсомольском отделении осталось только три человека во главе с раненым Коваленко» [126].

Протокол партийного собрания в батальоне пограничников 25 июня 1941 г. в Перемышле

(Окончание протокола)

О положении на самом левом фланге обороны дивизии старший адъютант 1-го стрелкового батальона Т. Толстокоров сообщал 25 июня командиру 197-го полка майору Хмельницкому: «Доношу о том, что продуктов нет, режем скот, этим питаемся, фуража нет. Питание для связи израсходовано, аппараты не работают, связи нет. Средств противохимической обороны не имеем. Недостает 200 касок и 100 лопат. Политико-моральное состояние хорошее. Попытка противника форсировать реку Сан в районе 3-й стрелковой роты отбита пулеметно-артиллерийским огнем, противник силою до роты в квадрате рощи, что южнее Потоки, в ночь на 25.06.41 г. в 2.00 мелкими группами пытался перейти реку в районе брода, что южнее этой рощи. В районе 1-й роты противник силой до взвода в роще, что южнее Подблясек, пытался перейти реку. Здесь имеется островок, на котором обороняются 5 бойцов. Их огнем и огнем наших минометов эта попытка была сорвана.

В полосе обороны соседа слева, в районе Лозы – Холупки противник силой до роты форсировал реку в районе брод в направлении Иокань. Силами 187 СП уничтожен. Сосед слева 187 СП по приказу командования отходит в направлении Бирчи. Дорогу, идущую с Быхува на Бирчу, перекапывают и делают завалы... Сосед справа – погранзастава и небольшие уровскпе части. Мы остаемся на месте» [127].

Обстановка быстро менялась. В следующем своем донесении в штаб в 18.00 Т. Толстокоров докладывал: «Доношу, соседа слева нет. Противник занял Бжуска и продвигается дальше по дороге на Бирчу небольшими группами. Соседа слева нет. Я решил выслать один взвод для прикрытия левого фланга на дорогу, идущую на Бирчу...» [128].

Тяжело приходилось и другим подразделениям полка. Командир батальона лейтенант А. А. Березовский сообщал в штаб дивизии, что артиллерийская подготовка противника по району обороны батальона началась в 19.00 и продолжалась до 20.30. К этому времени здесь сосредоточилось около двух рот и шесть танков врага.

Южнее села Каретники противник пытался произвести переправу, которая была отбита пулеметным и артиллерийским огнем. В 2 и 3 часа ночи такая же попытка была вновь повторена и вновь отбита. В результате один вражеский танк в ходе боя сгорел [129].

В 23.00 25 июня там, где оборонялся 1-й стрелковый полк, под покровом темноты противник предпринял силою до роты вылазку с целью овладеть высотой 251,0 и блокировать на ней активно действовавший наш дот. Но эта попытка кончилась для немцев плачевно. Огнем артиллерии и гарнизона дота они были отброшены с большими потерями [130].

Видимо, обозленные неудачей фашисты решили в эту ночь выместить злобу на Перемышле. Беспрерывно до самого рассвета они яростно обстреливали его минометным огнем, одновременно пытаясь в нескольких местах перейти в наступление, но неизменно отходили под метким огнем нашей артиллерии или отбрасывались контратаками пехотинцев. «Такие ночи, – вспоминает бывший политрук пограничник В. Н. Королев, – стоили нескольких месяцев, а быть может, и нескольких лет жизни. В окопах рядом с живыми лежали уже мертвые, сжимая оружие в своих холодеющих руках. Подобное напряжение могли выдержать только люди, для которых любовь к Родине превыше всего...» [131]

Несмотря на все трудности, бойцы и командиры, дравшиеся непосредственно в Перемышле, были полны решимости защищать порученные им рубежи.

Участники этих боев сохранили красноречивый документ – протокол партийною собрания, состоявшегося в батальоне пограничников, которым командовал старший лейтенант Г. С. Поливода, 25 июня 1941 г. в помещении городской типографии. На нем присутствовали также бойцы из ополченческого отряда, входившие в сводный батальон. Вот его текст: «Протокол парт[ийного] собрания батальона погранотряда в бою на границе реки Сан, г. Перемышль, от 25/VI – 41 г.


Президиум: Председатель т. Орленко

Секретарь: т. Тарасенко.

Повестка дня:

О задачах парт[ийной] организации батальона.

Утверждение партбюро.

Слушали:

Доклад т. Тарасенко о задачах партортанизации батальона.

Постановили:

Поднять патриотизм бойцов за Родину, СССР, за партию Ленина – Сталина.

Удержать границу. Не дать кусочка нашей земли – защищать до последней капли крови.

Слушали:

Утверждение парт[ийного] бюро.

Постановили:

Утвердить в партбюро следующих тт.: Поливода – командир батальона, Тарасенко – помполит, Дьяченко – нач[альник] штаба батальона, Архипов – ком[андир] 2-й роты, Ротанцев – зам[еститель], Ковалев – помполит роты. Жомов, Орленко – секретарь горкома партии, Секретарем партбюро утвердить т. Орленко».


Одной из главных особенностей действий 99-й стрелковой дивизии под Перемышлем было то, что она не только оборонялась, но и сама действовала активно, контратаковала на многих участках, упреждала противника в ударах, не давала навязывать ему свою волю.

В ночное время практиковалась засылка в тылы противника небольших групп с целью разведки. Как свидетельствуют некоторые участники боев, такие группы переправлялись и действовали на другом берегу Сана и непосредственно в черте города.

Большие потери, понесенные фашистскими войсками, упорные бои, так и не приносившие им сколько-нибудь желаемых результатов, оказывали определенное воздействие на немецкое командование. Житель Перемышля Ян Ружанский сообщил автору, что 25 июня гитлеровцами был отдан приказ на следующий день начать эвакуацию гражданского населения из Засанья, так как они ожидали, что наши войска на этом участке перейдут в наступление.

Ожесточенные и кровопролитные бои не прекращались у села Медыка. В этом районе 26 июня противник продолжал вести наиболее активные действия. В 10.00 его артиллерия начала обстреливать позиции 206-го стрелкового полка в районе Шохине – Остра-Гура и 1-го стрелкового полка, который одним из своих батальонов занимал оборону по скатам высот 251,0 и 264,0.

Сконцентрировав значительные силы у Медыки и Торков, враг под прикрытием артиллерийского огня перешел в наступление, чтобы оттеснить полки и перерезать железную и шоссейные дороги Перемышль – Радымно и Перемышль – Львов. Особенно жаркие бои разгорелись в районе перекрестка этих дорог. Утомленные четырехдневными боями, значительно поредевшие подразделения на одном из участков 1-го стрелкового полка под напором превосходящих сил стали отходить, В результате противнику к 12 часам дня 26 июня удалось занять господствующие высоты 251,0 и 264,0 [132].

Сюда был подтянут 1-й дивизион 71-го гаубично-артиллерийского полка. В ответственный момент боя командир дивизии полковник Н. И. Дементьев отдал приказ дивизии начать своим правым флангом наступление. В бой был брошен только что выведенный из боя на другом участке и также понесший большие потери 46-й разведывательный батальон под командованием капитана П. Ф. Дидковского.

Несмотря на свою малочисленность, батальон выполнил поставленную задачу благодаря умелому руководству, удачно выбранному моменту и направлению для контратаки. Фашистские цепи неожиданно для них были атакованы во фланг. Одновременно предпринял атаку 1-й батальон 1-го стрелкового полка, в результате чего скаты недавно оставленных высот вновь были очищены от врага [133]. Положение на угрожаемом участке удалось восстановить. Противник под натиском 1-го и 2-го стрелковых батальонов 1-го и 206-го полков и 46-го разведбатальона не только оставил высоты, но и начал частичный отход к Буцуву и Торкам [134]. Наши войска заняли свои прежние позиции вдоль дороги Перемышль – Гусаково.

26 июня был вновь очень трудным днем для 206-го стрелкового полка. Атаки и контратаки, сопровождаемые интенсивным артиллерийским обстрелом, следовали одна за другой. И опять большую помощь в отражении вражеского наступления оказали наши артиллеристы (особенно отличился 2-й дивизион 22-го артиллерийского полка), хотя к этому времени в дивизионе остались только две неповрежденные пушки.

Села Пикулицы, Медыка, Поповичи несколько раз переходили из рук в руки. Отражать атаку приходилось и санитарам, и связистам, и работникам политотдела, и ездовым. Советские бойцы стояли насмерть и оборону удержали.

В район Медыки были стянуты основные силы дивизии, так как обе стороны хорошо понимали, что от исхода боев здесь зависит очень многое. Руководил боями на этом участке непосредственно командир дивизии полковник Н. И. Дементьев.

Об обстановке на самом опасном правом фланге её обороны в боевом донесении на 18.00 26 июня говорилось:

«1. После упорного боя 26.06 в 18.00 небольшие подразделения противника отходят из Балице на Лез, что южнее Остра-Гура, до роты противника от Медыки на Торки и из Юзефувки на Буцув до двух рот с незначительным количеством артиллерии.

2. Левый фланг 206 СП во взаимодействии с 46 отдельным разведывательным батальоном, отразив до батальона противника, который пытался атаковать из Шохине при поддержке сильного артиллерийского огня 71 ГАП, отбросил противника на север.

3. 1-й стрелковый полк выдвигает первый батальон в район высот. Остальные батальоны занимают: Гурко, Гуречко, Вильча, Перемышль непосредственно по р. Сан» [135].

26 июня дивизию постигло несчастье. Около 14 часов Дементьев на автомашине выехал на увязку стыков между двумя полками. Через некоторое время обнаружилось, что командир дивизии к назначенному месту не прибыл. На его поиски был послан взвод разведчиков. Только около 19 часов они нашли в двух километрах от передовой линии сожженную легковую машину, труп убитого шофера, а после тщательного осмотра места происшествия в посеве пшеницы – тяжелораненого, без сознания Дементьева. Осколок угодил в бляху портупеи и в двойной слой ремня. Это спасло полковнику жизнь. Что произошло, выяснить не удалось. Н. И. Дементьева немедленно эвакуировали в тыл. В этот трудный момент начальник штаба полковник С. Ф. Горохов, заместитель командира дивизии по политической части полковой комиссар А. Т. Харитонов, командующий артиллерией дивизии И. Д. Романов, командиры полков, политотдел дивизии единогласно высказались за то, чтобы дивизию возглавил Павел Прокофьевич Опякин. Его все хорошо знали. На протяжении нескольких лет он командовал 197-м стрелковым полком, который под его руководством стал лучшим не только в дивизии, но и в армии. В конце 1940 г. Опякин получил назначение заместителем командира дивизии. Во всех характеристиках неизменно отмечалось, что полковник П. П. Опякин является «опытным, подготовленным командиром, хорошим методистом, требовательным к себе и подчиненным» [136].

Командир 3-го батальона 197-го стрелкового полка И. Р. Завадский (фото 1940 г.)

26 июня противник возобновил наступление и на участке 197-го стрелкового полка. Очень тяжелое положение сложилось для его 3-го стрелкового батальона (под командованием И. Р. Завадского), оборонявшегося у села Бирча. Враг стремился прорваться на шоссе, ведшее к Перемышлю, и одновременно ударом из района села Медыка окружить город и основные силы 99-й стрелковой дивизии.

Бой был яростным, с большими потерями с обеих сторон. Все хорошо понимали, что наступил кульминационный момент, что решается судьба Перемышля и что если советские войска и на этот раз выстоят, то добиться новых успехов гитлеровцам будет еще труднее.

Противник обладал на данном участке превосходством сил в пехоте, артиллерии, имел танки. Бойцы 3-го стрелкового батальона на протяжении трех часов упорно отстаивали свои рубежи, и только после того как танки фашистов ворвались в их боевые порядки, оборона батальона была смята. Большая часть бойцов погибла. Однако обескровленный батальон продолжал сопротивляться. Оставшиеся в живых несколько десятков человек отошли на другой рубеж и там сдерживали наступление врага.

В 22.00 26 июня штаб 197-го стрелкового полка отдал боевой приказ №3:

«1. Противник силою до полка в районе Рушельчице – Быхув при поддержке артиллерийского огня в 4.00 26.06.41 г. под прикрытием дымовой завесы начал форсировать р. Сан, нанося свой главный удар в направлении Быхув, Хижинки с целью отрезать 1-й батальон полка.

2. Справа правым флангом полк опирается на УР на восточной окраине Красичин, слева никого нет.

3. Полку выполнять по-прежнему задачу согласно приказу штаба дивизии №1» [137].

На левом фланге дивизии стойко сражались и пограничники. Об этом очень лаконично сказано в оперативной сводке №49 штаба погранотряда за 26 июня: «Заставы с 16-й по 20-ю продолжают оставаться на местах прежней дислокации» [138].

26 июня гитлеровские войска не смогли не только достигнуть успехов, но на ряде участков сами потерпели поражение. А главное, им не удалось ни сбить 99-ю дивизию с обороняемых позиций, ни поколебать её стойкость. Как вспоминают участники боев, в дни обороны об отступлении не было и речи. Все ожидали подкрепления и приказа о наступлении. Все считали, что такой приказ обязательно будет, 26 июня в 206-м стрелковом волку по рукам ходило обращение, под которым подписывались бойцы и командиры, призывавшее еще лучше драться в обороне и в предстоящем наступлении беспощадно громить врага.

О подвиге, свершенном бойцами и командирами дивизии, узнала вся страна. В вечерней сводке за 25 июня Советским информационным бюро было передано короткое, но многообещающе звучавшее тогда радостное сообщение: «Стремительным контрударом наши войска вновь овладели Перемышлем» [139].

Перемышль был первым городом в Великой Отечественной войне, который наши войска, пусть ненадолго, пусть всего на несколько дней, отбили у врага.

Шел пятый день войны. Гитлеровцы наступали по всему советско-германскому фронту. Наиболее опасная обстановка для советских войск в эти дни и часы складывалась на Северо-Западном и особенно на Западном направлениях. Как мы уже отмечали, главные события на Юго-Западном фронте развернулись севернее Перемышля, где враг сосредоточил основные силы танковых и механизированных соединений группы армий «Юг». 6-я немецкая армия и 1-я танковая группа концентрированными ударами прорвали наш фронт южнее Владимир-Волынского и 24 июня вышли в районы Дубно и Ровно.

Глубокое вклинение немецко-фашистских войск на этом направлении создало серьезную угрозу для советских войск, действовавших южнее. В ожесточенных сражениях под Дубно советские войска задержали наступление 1-й танковой группы и следовавших за ней пехотных дивизий, что дало нашим армиям время и возможность отойти из «львовского выступа».

Учитывая сложность положения, 26 июня 1941 г. Военный Совет Юто-Западного фронта отдал приказ войскам (1-й и 26-й армий на отход. Отвод войск предлагалось начать с наступлением темноты в ночь с 26 на 27 нюня, совершить его организованно, под прикрытием сильных арьергардов, с выделенными для них средствами противотанковой обороны. В непосредственном соприкосновении с противником для маскировки отхода рекомендовалось оставить небольшие подразделения и особое внимание обратить на организацию службы регулирования движения [140].

Получив приказ, 99-я стрелковая дивизия стала готовиться к его выполнению. Времени оставалось мало.

Прежде всего был выработан план выхода из боя и марша частей дивизии. В полки были посланы оперативные работники штаба. Начать отход предполагалось по сигналу – нескольким сильным взрывам в наших тылах.

На первом этапе нужно было вывести войска правого- фланга дивизии из района Медыка – Мосциска, где 206-й стрелковый и 133-й горнострелковый полки и другие подразделения дивизии и пограничников продолжали сдерживать противника.

Для большинства бойцов, оборонявших город, приказ на его оставление был неожиданным. Многие не верили, что им, своей отвагой и кровью отбившим его у гитлеровцев, теперь без боя, непобежденными, надо отходить. Большинству казалось, что они и дальше смогут удерживать свои рубежи, а стоит только подойти подкреплению, и врага удастся не только выгнать с нашей территории, по и гнать его дальше и по ту сторону границы.

Участник обороны Перемышля К. Д. Иванов о царившем среди бойцов и командиров настроении писал автору: «Несмотря на тяжелые бои, на все пережитое в эти дни, никто из вас не ведал страха и все мы чувствовали свое преимущество перед врагом. Ведь в таком духе мы были и воспитаны, а потому и не боялись их. Мы знали, что за нами и рядом с нами сила, которая должна вот-вот ударить. Отступать назад мы не думали. В мыслях каждый был в наступлении и уже на той стороне границы».

Как и многие бойцы, не поверил приказу об отходе и командир сводного батальона пограничников, оборонявшихся непосредственно в городе, старший лейтенант Г. С. Поливода. Три раза ему по телефону передавали приказ. Сомневаясь в его достоверности, он трижды посылал людей проверять – от кого может исходить такая «провокация» [141]. Но приказ был и бойцы приступили к его исполнению.

В 3 часа ночи 27 июня прогремели условленные взрывы. Оставив сильные заслоны, войска правого фланга начали отход на юг, в то время как 1-й и 197-й стрелковые полки удерживали позиции и начали отход только поздно вечером.

197-й стрелковый полк двигался в направлении Перемышль – Самбор - Стрый; 1-й стрелковый полк – Нижанковичи – Самбор – Стрый, от Нижапковичей полк следовал за 197-м полком; 206-й стрелковый полк – от развилки дорог юго-восточнее Перемышля – Гусаково – Самбор; 71-й гаубично-артиллерийский полк за 197-м полком; 22-й артиллерийский полк за 1-м стрелковым полком; 46-й развсдбатальон в голове 197-го полка; штаб дивизии с саперами и связистами в голове 1-го стрелкового полка.

Организованность бойцов и командиров, умение выделить главные задачи, слаженность действий помогали дивизии выходить из самых трудных положений. Bот один из характерных примеров. С получением приказа на отход командующий артиллерией дивизии полковник И. Д. Романов, отдав соответствующие распоряжения артиллерийским полкам и зная хорошо подчиненных командиров, был уверен, что все будет выполнено точно и в срок. Все внимание он сосредоточил на вывозке артиллерийских снарядов со складов, понимая, что без них пушки превратятся в бесполезный груз. Для этого он мобилизовал все имевшиеся силы. В каждую машину, в каждую повозку Романов стремился загрузить как можно больше ящиков со снарядами. Погрузкой занимались все – и бойцы, и командиры, и сам полковник. Эта предусмотрительность впоследствии спасла дивизию от многих неприятностей. Артиллерия неизменно оказывала большую помощь пехоте и не раз давала возможность дивизии прорываться из окружения.

В последние часы обороны Перемышля отважно действовали саперы под командованием корпусного инженера 8-го стрелкового корпуса майора М. К. Кульчицкого. Они под огнем противника вывозили из города взрывчатые вещества. Кульчицкий энергично руководил производством всех взрывных работ по уничтожению военных объектов, а также по минированию дорог, ведущих из Перемышля. Особенно отличились командир роты 6-го отдельного саперного батальона старший лейтенант Григорьев, младший сержант Г. В. Пилецкий, красноармеец Г. Е. Шакин, которые 27 июня уничтожили под артиллерийским и пулеметным огнем противника вагоны и склады с имуществом на железнодорожной станции Перемышль и минировали пути отхода [142].

Положение дивизии, двигавшейся в направлении Остропольского укрепленного района, осложнялось тем, что в это время бои шли уже близ Львова и дорога на него оказалась отрезанной. В связи с этим 99-я стрелковая дивизия отходила с боями на юго-восток к Самбору через Добромиль.

В разведывательной сводке штаба дивизии за 27 июня говорилось: «1. В течение дня 27.06 – 41 противник вел интенсивную артстрельбу, главным образом по Перемышлю и Быхув. С утра начал после артподготовки распространяться на восток в направлении Сондова Вишня и далее на юг в направлении Быхув. В районе Быхув противник имел столкновение с нашими частями, в других пунктах наши части оторвались от противника.

2. В районе Быхув захвачены два пленных, которые показали, что их полк недавно прибыл из Франции и пополнен молодняком» [143].

Оставленные усиленные арьергарды дивизии, в том числе кавалерийская группа пограничников, в течение дня 27 июня прикрывали пути её отхода из «перемышльского выступа». Арьергарды продержались до ночи, а на ряде участков и до утра 28 июня, дав тем самым основным силам дивизии оторваться от противника.

До последних минут в Перемышле сражался гарнизон дота младшего лейтенанта Чаплина. 28 июня Водопьянову и Ткачеву передали приказ начальника погранотряда отойти вместе с последними подразделениями, покидавшими город. Младший лейтенант Чаплин и красноармеец Левин сказали, что не покинут позиции без непосредственного приказа командования укрепрайоном. Как вспоминает Н. Водопьянов, «мы с ними попрощались, расцеловались и вместе с Ткачевым пошли в свой отряд, где нас считали погибшими» [144]. А оставшиеся защитники дота продолжали драться и тогда, когда гитлеровцы уже вошли в Перемышль.

В письме к автору этой работы Я. Н. Рожанский пишет, что до позднего вечера 29 июня 1941 г. оказывал сопротивление дот на берегу Сана. После обстрела его немцами в упор из артиллерийских орудий в плен были взяты тяжелораненые красноармейцы, которых отправили в здание гестапо в Засанье. Там их, скорее всего, расстреляли.

Так же мужественно сражались гарнизоны некоторых дзотов и дотов, построенных вдоль Сана севернее и южнее Перемышля. Часть из них уже в первые дни войны оказалась в тылу врага. Блокированные, так и не получив приказа на отход, они по нескольку дней не давали немцам на своих участках свободно передвигаться.

Дот лейтенанта И. Кривоногова был окружен в первый день войны и не имел связи с тылом и соседними дотами. Горстка храбрецов отразила все попытки гитлеровцев уничтожить их огневую точку. Советские патриоты держались до 3 июля 1941 г. Даже когда дот разбила вражеская артиллерия, а из пятнадцати бойцов гарнизона осталось в живых четверо, дот не сдавался. Только после того как врагу удалось оседлать огневую точку, лейтенант И. Кривоногов и оставшиеся бойцы предприняли попытку вырваться из уже полуразрушенного дота, по их, раненых, схватили и отправили в концентрационный лагерь [145].

К 5.00 28 июня часть сил дивизии заняла новый рубеж обороны в районе Подлиски и Родзяловице [146], затем согласно приказу командира 8-го стрелкового корпуса генерал-майора М. Г. Снегова – прочную оборону на восточном берегу реки Бялы [147].

В 6.15 утра 27 июня отошел из Перемышля батальон Поливоды [148]. Но в городе еще оставались группы бойцов, которые продолжали сопротивляться до рассвета 28 июня 1941 г. Одними из последних в то утро со станковым пулеметом покинули город лейтенант А. Н. Патарыкин и сержант А. М. Калинин. Лишь тогда фашистские войска вошли в город. Но и это они делали с опаской. Польский историк Р. Далецкий, работающий в настоящее время в Перемышле, сообщил автору, что на основе ряда документов, а также опроса живых очевидцев событий удалось установить, что примерно в 8 – 9 часов утра на улицах появились первые небольшие группы гитлеровских разведчиков, тщательно осматривавших все дома.

С тяжелыми и упорными боями отходили советские войска от границы, цепляясь за отдельные рубежи, контратакуя наседавшего противника. Пограничники 92-го погранотряда действовали совместно с 1-м и 197-м стрелковыми полками дивизии и использовались на наиболее опасных и ответственных участках: в разведке и засадах, прикрывали отход основных частей дивизии – все это являлось своего рода знаком доверия и уважения к пограничникам.

В эти дни вновь отличился батальон старшего лейтенанта Г. С. Поливоды, который вместе с другим батальоном пограничников под командованием капитана Г. В. Черных 29 и 30 июня 1941 г. совместно с подразделениями 99-й стрелковой дивизии вел ожесточенные бои в районе Любень - Вельки. Комарно, Легезино и уничтожил до батальона пехоты противника.

Мужество в стойкость наших воинов вынуждены были отметить даже враги. Так, генерал Типпельскирх в своей работе «История второй мировой войны» пишет: «Русские держались с неожиданной твердостью и упорством, даже когда их обходили и окружали. Этим они выигрывали время и стягивали для контрударов из глубины страны все новые резервы, которые к тому же были сильнее, чем это предполагалось» [149].

Положение в районе Перемышля широко комментировалось иностранными журналистами и радиообозревателями. 27 июня 1941 г. в английской печати на видных местах было опубликовано сообщение Совинформбюро. Газета «Ивиинг стандарт» поместила это сообщение под заголовком «Русская контратака. Отбит Перемышль», газета «Стар» – «Перемышль снова в советских руках», «Ивнипг ньюс» – «Русские ведут контрнаступление».

Английский военный комментатор С. Лэкии, выступая 25 июня по лондонскому радио, говорил: «Нельзя не отметить, что советская армия повсюду показывает совершенно необычный героизм. В отношении наступления, идущего через Галицию, положение не совсем ясно. Немцы заявляют, что они заняли Львов. Если правда, что русские заняли Перемышль, то здесь есть опасение, что их храбрость и лихость поставили их под довольно серьезную угрозу. Войскам придется проявить очень большую стратегическую ловкость, находчивость и самые высокие боевые качества, чтобы не оказаться окруженными в Перемышле [150].

И надо отдать должное бойцам и командирам, оборонявшим город, – они оказались на высоте положения. Они проявили в этих боях более высокие качества, чем те, которые от них требовал английский радиокомментатор.

Об упорном сопротивлении наших войск шведский корреспондент Сванстрем, находившийся на советско-германском фронте в рядах фашистских войск, писал из района Львова 6 июля 1941 г. в газете «Стокгольмстиднинген»: «Никто не должен думать, что русские добровольно покинули свои окопы. Многочисленные могилы немецких солдат позволяют делать вывод, что поход на Россию вне всякого сомнения будет самым кровопролитным за все время войны. В ряде мест я видел много немецких могил, человек по 20 в каждой. Мотилы русских же солдат встречаются очень редко» [151]. А на следующий день он отмечал в стокгольмской газете «Дагенс нюхетер»: «Наш долгий путь покрыт следами войны. Разбитые танки, сгоревшие деревни, взорванные укрепления, солдатские могилы видны повсюду. Русские, по-видимому, сопротивлялись везде, где это было возможно. Немецкие офицеры рассказывают, что одним из самых тяжелых боев был бой при форсировании реки Сан германскими штурмовыми отрядами и саперами с огнеметами» [152].

Другой шведский корреспондент Э. Линдквист, посетивший с группой иностранных журналистов осенью 1941 г. Украину, рассказывает о боях за Перемышль в своей книге «В Берлине во время войны»: «Когда немецкие войска 22 нюня 1941 г. по приказу Гитлера начали переходить советскую границу, никто не последовал примеру германских войск, сконцентрированных на немецкой стороне Перемышля. Вместо этого жители просто наблюдали и давали полную возможность советской артиллерии обстреливать немецкую сторону, что было опасно для жизни. Это можно лучше попять, когда переходишь на советскую сторону города. На немецкой стороне берег плоский, но на русской стороне он поднимается крутыми склонами, и на этих хорошо укрепленных русских высотах они могли занять превосходные и выгодные позиции. Несмотря на это, они были изгнаны благодаря угрозе быть окруженными немецкими войсками, перешедшими Сан в другом месте.

Непосредственно позади русской части Перемышля, который подвергся ужаснейшим бомбардировкам и пострадал от страшнейших пожаров, появились первые могилы немецких солдат. Простые деревянные кресты с именем и номером на дощечке, увенчанные стальными касками, огромное количество которых мы увидели позже по всей Украине. Это зрелище для нас, журналистов, приехавших из Берлина, было столь поражающим, что американцы должны были соскочить и заснять его, что, однако, было остановлено военным руководителем, молодым лейтенантом немецкого генерального штаба» [153].

На трудности жаловались фашистские солдаты и офицеры. В начале июля бойцы 197-го стрелкового полка нашли у убитого обер-лейтенанта командира 10-й роты 523-го пехотного полка неотправленное письмо родным: «Первые 8 дней мы много пережили. Война не очень прекрасное дело...» [154].

Трудно точно сказать, сколько потерял враг убитыми и ранеными за время обороны Перемышля, так как поле боя осталось за противником, но ясно одно – цифра эта немалая и во много раз превышает цифру потерь, понесенных гитлеровцами при взятии многих европейских столиц.

В суровых боях мужали наши части, приобретали опыт, все увереннее начинали оказывать сопротивление врагу. Этим частям, на самой границе принявшим на себя удар огромной силы, по образному выражению Маршала Советского Союза А. Гречко, принадлежит заслуга в том, что «они положили первые штрихи гигантской картине подлинно народной войны, и мы сегодня, как и всегда, благодарны им за это» [155].

В эти дни постепенно закладывался фундамент будущего итога – сначала крушения гитлеровского плана молниеносной войны, а затем и окончательного разгрома фашистской Германии.

Рубежи нашей Родины отстаивали представители разных национальностей. В боях за Перемышль отличились узбек Г. Алиев, мордвин Д. П. Рябов, украинец В. Т. Федорец, молдаванин И. А. Челак, армянин М. А. Мадатьян, якут М. А. Алексеев, поляк И. Р. Завадский, грузин Г. Л. Чикваидзе и др.

В одном номере фронтовой газеты «Красная Армия» за 30 июля 1941 г. поэт А. Твардовский опубликовал «Песню девяносто девятой дивизии»:

За священную землю,
За родимые семьи,
За свободу мы встали стеной,
Враг коварный не страшен
Для дивизии нашей
Девяносто девятой, родной.
Мы от Сана до Збруча
В битвах с вражеской тучей
Выполняли присягу свою
В той борьбе напряженной
Наши дети и жены
Вместе с нами стояли в строю.
Мы в боях не впервые,
За дела боевые
Нас отметила родина-мать.
Били немца-фашиста,
Били крепко и чисто
И сегодня идем добивать.
Развевайся над нами,
Наше славное знамя.
Наш девиз непреклонно суров:
Это будет расплата
Девяносто девятой
За друзей и товарищей кровь.
В том порыве едином
Мы врага опрокинем
И раздавим лавиной стальной.
Развевайся над нами,
Опаленное знамя
Девяносто девятой, родной.
В представлении Военного Совета Юго-Западного фронта от 13 июля 1941 г. о награждении 99-й стрелковой дивизии говорилось, что она в период с 22 нюня по 12 июля 1941 г. вела исключительно напряженные бои и блестяще выполнила свою задачу. Благодаря героизму бойцов, командиров и политработников 99-й стрелковой дивизии город Перемышль дивизия оставила только по приказу, в связи с отходом левофланговых частей 6-й армии. Отходя от Перемышля, части дивизии несколько раз контратаками отбивали превосходящего их численно и технически противника. Несмотря на большие потери, дивизия не утратила стойкости. Военный Совет Юго-Западного фронта ходатайствовал о награждении 99-й стрелковой дивизии орденом Красного Знамени. Это ходатайство поддержал начальник Генерального штаба Красной Армии Г. К. Жуков [156]. За отвагу и мужество в боях за Перемышль Военным Советом Юго-Западного фронта было представлено к награде 17 бойцов и командиров 99-й стрелковой дивизии, из них – 9 орденом Красного Знамени, 5 – орденом Красной Звезды, 3 – медалью «За отвагу» [157].

22 июля 1941 г, Президиум Верховного Совета СССР принял Указ, в котором говорилось: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом доблесть и мужество наградить орденом Красное Знамя 99-ю стрелковую дивизию» [158].

99-я стрелковая дивизия была первым воинским соединением в Великой Отечественной войне, награжденным боевым орденом.

Газета «Красная Звезда» в передовой статье «Пример героев зовет к новым подвигам» писала: «Наша страна и армия хорошо знают 99 стрелковую дивизию. В мирное время она показала образцы приближения учебы к боевой обстановке, завоевала переходящее Красное Знамя Красной Армии. Сегодня славная дивизия заслуженно награждена боевым отличием – орденом Красного Знамени. В боях с фашистами дивизия проявила величайшее упорство и стойкость. Ничто не могло расстроить ряды её полков, нарушить четкое управление. 99-я стрелковая ордена Красного Знамени дивизия с честью несет свое знамя сквозь огонь Великой Отечественной войны» [159].

Спустя несколько дней в передовой статье «Слава доблестным воинам героической дивизии» газеты Юго-Западного фронта говорилось: «Фашисты как огня боятся этой дивизии. Они уже неоднократно сообщали, что 99-я дивизия уничтожена... Фашистские варвары, рядам которых дивизия ежедневно наносит огромные потери, называют её коммунистической. И делают они это на сей раз не без оснований. Так, как дерутся бойцы славной девяносто девятой, могут драться только большевики, твердо уверенные в правоте своего дела, безгранично любящие свою родину, до последнего дыхания преданные своему народу» [160].

23 июля 1941 г. был опубликован Указ о награждении группы советских воинов, отличившихся на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Ордена Красного Знамени вручались командиру 8-го стрелкового корпуса генерал-майору М. Г. Снегову, начальнику штаба корпуса полковнику М. М. Чудновскому, Петру Васильевичу Орленко – секретарю Перемышльского горкома партии, полковнику П. П. Опякипу, начальнику штаба дивизии полковнику С. Ф. Горохову, начальнику артиллерии дивизии полковнику И. Д. Романову, заместителю командира дивизии по политической части полковому комиссару А. Т. Харитонову, командиру взвода 197-го стрелкового полка младшему лейтенанту М. А. Андриевскому, бойцам 6-го отдельного саперного батальона младшему сержанту Г. В. Пилецкому, красноармейцу Г. Е. Шакину и др. За умелое руководство дивизией, за проявленную личную храбрость в бою под Медыкой и Остра-Гурой был награжден командир дивизии полковник Н. И. Дементьев.

Ордена Красной Звезды вручались заместителю командира 8-го стрелкового корпуса по политической части бригадному комиссару В. И. Петрину, заместителю командира 1-го стрелкового полка батальонному комиссару Е. Л. Розенштейну, командиру отделения 197-го стрелкового полка ефрейтору Я. М. Фирсову [161].

После награждения бойцы и командиры дивизии обратились с письмом «Драться до последней капли крови» ко всем воинам Красной Армии: «Родина доверила Красной Армии свою честь и свободу. Сейчас решается судьба нашей страны: быть народам СССР свободными или впасть в рабство. Мы обращаемся к вам с боевым призывом: «Вперед за Родину». Слава наших предков, кровь наших отцов, счастье наших матерей, жен и детей зовут нас не ведать страха в борьбе, драться с фашистскими людоедами до последней капли крови» [162].

И в последующих боях с гитлеровцами воины дивизии остались верны клятве, данной Родине, и сражались с врагом, не зная страха и не щадя жизни. Об этом лучше всего говорит тот героический путь, который прошла 99-я стрелковая дивизия, – путь, отмеченный многими новыми боевыми наградами.

От Перемышля до Берлина

Начав свой боевой путь в Великой Отечественной войне в первый же день у самой границы, 99-я Краснознаменная стрелковая дивизия участвовала в тяжелых оборонительных боях лета 1941 г. под Перемышлем, Бережанами, на реке Збруч, под Винницей, Гайсином, Красноломком, Христиановкой, Подвысоким, в контрнаступлении под Ростовом-на-Дону в ноябре-декабре 1941 г., в наступлении под Харьковом 1942 г., сражалась на полях Украины и берегах Волги, она победоносно закончила его в поверженном Берлине. Не раз дивизия попадала в окружение, но неизменно, благодаря героизму бойцов и умелому руководству командиров, прорывалась сама и давала возможность выйти из окружения другим частям. Не было случая, чтобы она оставила свои рубежи без приказа командования. В этих боях дивизия понесла потери. Погибли такие герои обороны Перемышля, как командиры 206-го, 197-го и 1-го полков майоры М. В. Тюленев, И. Г. Хмельницкий и П. К. Кутейкин. Под Винницей в июле 1941 г. командир батальона 197-го полка коммунист капитан И. Р. Завадский, будучи раненным, не покинул поле боя и бросился со связкой гранат под гусеницы танка.

В самое трагическое положение за весь период войны 99-я стрелковая дивизия попала под Уманью, где в первых числах августа 1941 г. были окружены две наши армии. Зажатая со всех сторон двойным кольцом, она продолжала отчаянно драться. Немецкая артиллерия и минометы простреливали всю занимаемую ею местность, танки разъединили её на отдельные группы. Прорыв на восток, кроме того, был затруднен коварной и надолго запомнившейся всем оставшимся в живых рекой Синюхой. И все-таки начальнику штаба дивизии полковнику С. Ф. Горохову и начальнику артиллерии дивизии полковнику И. Д. Романову с частью сил (артиллерийские полки, зенитный дивизион, саперный батальон, батальон связи и другие штабные подразделения) удалось вырваться из окружения в районе Подвысокое. В дальнейшем выходили мелкими группами. Местность была безлесная, фронт передвинулся к Днепру, но они пробились.

Судьба другой группы бойцов и командиров 99-й стрелковой дивизии, насчитывавшей около 300 человек, во главе с командиром дивизии полковником П. П. Опякпным и заместителем командира дивизии по политической части полковым комиссаром А. Т. Харитоновым сложилась иначе. У села Терновка, в небольшом овраге, её окружили плотным кольцом фашистские танки и пехота. Несколько раз бойцы поднимались в атаку, но силы были слишком неравные. Погибли полковой комиссар А. Т. Харитонов и заместитель командира 1-го стрелкового полка по политической части отважный и храбрый батальонный комиссар Е. Л. Розенштейн, в штыковой схватке – командир саперного батальона капитан Г. С. Смуглый, в яростном бою за село Каменечье, ведя бойцов в атаку, пали парторг 197-го полка лейтенант Н. С. Астафуров и командир 6-й роты этого полка И. Ф. Кужима. В яростной атаке был подбит последний танк, имевшийся у окруженных, и взят в плен тяжелораненый командир 8-го стрелкового корпуса генерал-майор М. Г. Снегов.

Все меньше оставалось бойцов, все меньше патронов и гранат. Под прикрытием танков немцы ворвались в овраг. Но и тут продолжались рукопашные схватки. Большинство защитников этого последнего рубежа окруженных погибли. Часть бойцов, в основном раненые, попали в плен. Среди них были полковник П. П. Опякин и заместитель командира 197-го полка К. И. Чернявский.

В уманском лагере для военнопленных, размещавшемся в карьере кирпичного завода, умерли от ран, были замучены и расстреляны многие бойцы и командиры 99-й стрелковой дивизии. Гитлеровцы теперь вымещали на них всю злобу за свои неудачи и потери.

Отважно сражались в рядах 99-й стрелковой дивизии бойцы и командиры 92-го пограничного отряда, выполняя сложные и ответственные задания. Прикрывая отход дивизии, 29 июня в районе Комарно и Великого Любиня пал геройской смертью отважный командир сводного батальона пограничников старший лейтенант Г. С. Поливода. В конце июля 1941 г. в оборонительном бою под Рогами были убиты начальник 92-го погранотряда подполковник Я. И. Тарутин и заместитель начальника погранотряда по политчасти батальонный комиссар Г. В. Уткин [163]. Несмотря на это, большинство бойцов и командиров 92-го погранотряда вышли из окружения. Часть отряда под командованием капитана Г. В. Черных в течение нескольких дней мужественно обороняла город Фастов.

Хотя исход боев под Уманью и был тяжелым, 99-я стрелковая дивизия не погибла. Немало бойцов и командиров вышли из окружения в район Харькова. Вынесли они и боевые знамена своей дивизии.

После переформирования и пополнения в ноябре 1941 г. 99-я стрелковая снова в боях. И к тому же в упорных, ожесточенных.

На её примере видно, как справедливы были слова М. И. Калинина о том, что «в военное время полк или дивизия быстро могут восстановить свою мощь после любого сражения, если только сохранился в них костяк, воплотивший в себе высокоразвитые боевые традиции части» [164].

На южном участке фронта против 99-й стрелковой дивизии враг бросает свои отборные части, такие, как полк «Остланд» дивизии СС, полк «Мордланд», два батальона полка «Германия» моторизованной дивизии СС «Викинг», и все-таки в ноябре 1941 г. вместе с другими соединениями Красной Армии она успешно теснит врага и впервые в ходе Отечественной войны участвует в освобождении крупного областного центра, города Ростова-па-Дону [165].

За проявленные мужество и героизм в этих боях дивизия получила благодарность от командующего Юго-Западным фронтом и Военных Советов 37-й и 9-й армий. 170 бойцов и командиров её были отмечены боевыми наградами – орденами и медалями [166].

В дальнейшем дивизия участвовала в боях на реке Миус, а весной 1942 г. – в неудачном наступлении на харьковском направлении. В 20-х числах мая 1942 г. в районе Лозовой она в течение двух дней отразила на своем участке 17 атак противника, уничтожив за это время около 4 тыс. вражеских солдат и офицеров. За проявленную стойкость 21 мая 1942 г. Военный Совет 57-й армии объявил 99-й дивизии благодарность [167].

В результате прорыва противника в районе Барвенково дивизия в числе других частей оказалась в окружении. Отбивая ожесточенные атаки, 25 мая она, с боем подойдя к Северному Донцу, прорвала замкнувшееся кольцо и переправилась на левый берег реки в районе Савинской переправы [168]. Всего вышли из окружения 1067 человек [169].

После пополнения и кратковременной передышки 9 сентября 1942 г. с целью облегчения положения соединений, оборонявшихся в городе, и отвлечения на себя части сил немцев она наступала севернее Сталинграда, в районе Ерзовки. Затем в конце ноября 1942 г. вела бои по окончательной ликвидации фашистской группировки в Сталинграде. Дивизия прорвала оборону противника у Латышанки. Историческая встреча бойцов 99-й стрелковой дивизии и воинов 124-й стрелковой бригады, в течение нескольких месяцев героически удерживавших оборону в городе, произошла в ночь на 25 ноября между пригородными населенными пунктами Латышанка и Рынок. 124-й стрелковой бригадой, выстоявшей в Сталинграде, командовал бывший начальник штаба 99-й стрелковой дивизии, участник обороны Перемышля полковник С. Ф. Горохов. Затем части совместно штурмовали высоту 123,8 и вели бои по уничтожению последних остатков сопротивлявшихся гитлеровцев в районе Тракторного завода [170].

На состоявшемся митинге в честь одержанной победы на Волге выступили многие защитники города и участники битвы, в том числе те, кто начинал войну в её первый день в боях за Перемышль. Среди них были полковник С. Ф. Горохов, начальник штаба 151-го гвардейского стрелкового полка 52-й гвардейской дивизии, бывший политрук 14-й заставы М. 3. Скрылев, столь же стойко, как на холмах Перемышля, дравшийся на склонах Мамаева кургана.

За храбрость и мужество в Сталинградской битве 636 воинов 99-й дивизии были награждены орденами и медалями [171].

В приказе наркома обороны СССР И. В. Сталина говорилось: «За проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава преобразованы: 99 Краснознаменная стрелковая дивизия в 88 гвардейскую Краснознаменную стрелковую дивизию...» [172].

Дивизия продолжает вести наступательные бои, и её титул непрерывно удлиняется. Она бьется за освобождение Левобережной Украины, в том числе таких городов, как Барвенково и Запорожье, и получает наименование Запорожской [173].

За образцовое выполнение заданий командования при прорыве сильной обороны немцев на западном берегу реки Ингулец, за освобождение районного центра Новый Буг. за доблесть и мужество на знамя дивизии, ставшей теперь 88-й гвардейской Краснознаменной Запорожской стрелковой, был прикреплен еще один орден – орден Суворова II степени.

Впоследствии дивизия совместно с другими соединениями ликвидировала вражескую группировку в районе Березнеговатое – Снигиревка, с боями форсировала реки Ингул, Южный Буг, Куяльницкий и Хаджибейский лиманы и 10 апреля 1944 г. освобождала город-герой Одессу [174].

20 апреля 1944 г. 88-я гвардейская Краснознаменная вышла на государственную границу, на реку Западный Буг, форсировала её и участвовала в ковельской наступательной операции. её полки освобождали Люблин и Лодзь, а затем вели тяжелые бои на знаменитом Висленском плацдарме. За успешное осуществление прорыва обороны противника западнее города Ковель она была награждена орденом Богдана Хмельницкого II степени, а два её полка получили наименование Лодзинских.

В то время как дивизия вела эти бои, несколько южнее танковые армии генерал-полковников М. С. Катукова и П. С. Рыбалко в июле 1944 г. подходили к Перемышлю. Фашистское командование надеялось задержать здесь стремительное наступление наших войск. Газета «Красная звезда» писала тогда: «Старая крепость была основательно подготовлена немцами для применения современного оружия. В черте города оказались сильные противотанковые предприятия, многие улицы были заминированы. По железной дороге курсировали три бронепоезда, в переулках и проходных дворах находилось в засадах до 25 танков типа «тигр», за стенами каменных домов укрывались штурмовые орудия, с крыш и чердаков вели частый огонь автоматчики. Каждый квартал приходилось брать с боя. Однако уже к полудню наши войска, наступавшие с юго-востока, сумели очистить от противника около половины города... под ударами со всех сторон остатки разгромленного перемышльского гарнизона немцев начали беспорядочно отступать. Над Перемышлем – этим крупным городом и важным узлом коммуникаций, прикрывающим пути на Краков, – снова взвился советский флаг» [175].

Таким образом, гитлеровские войска, которые имели достаточно времени на подготовку обороны, были выбиты из города меньше чем за сутки. Данные весьма красноречивы.

Среди освобождавших город были и те, кто оборонял его летом 1941 г., – начальник боевой подготовки 92-го погранотряда Г. В. Черных, начальник штаба комендатуры А. Бакаев, командир отделения 14-й заставы А. М. Калякин, бывший командир дивизиона 71-го гаубично-артиллерийского полка П. В. Голубев. В числе дравшихся на его улицах был сын начальника 92-го погранотряда – Э. Я. Тарутин. Н. А. Приблудная, воевавшая в то время в составе 92-го пограничного полка, рассказала, что после выхода на границу командование поручило ей розыски детей пограничников, родители которых погибли в первые дни войны на заставах. От Синявы до Олышан в монастырях и у отдельных граждан ей удалось найти тогда 16 детей.

В 20-х числах января 1945 г. 88-я гвардейская дивизия в числе первых частей форсировала последний водный рубеж, прикрывавший подступы к Германии, – реку Варта. За успешный прорыв обороны противника на этой реке все полки дивизии были награждены орденами Красного Знамени и Суворова. Затем дивизия форсировала реку Одер и вела тяжелые бои на захваченном плацдарме.

16 апреля 1945 г. дивизия начала свое последнее наступление, участвуя в Берлинской операции. В этот день она вместе с другими частями штурмовала Зееловские высоты, а 26 апреля её бойцы уже бились на улицах Берлина. Это произошло на 1395-й день войны. Начинавшие её в первый день под Перемышлем верили, что такой час настанет. Павшие не напрасно отдали свои жизни. Те, кто дошел до цели, всегда будут гордиться этим.

Есть нечто символическое в том, что в Тиргартенском парке, в самом центре Берлина, бойцы и командиры бывшей 99-й дивизии произвели по врагу свои последние выстрелы [176]. Здесь они и встретили День Победы. За доблесть и мужество, проявленные в боях за Берлин, дивизии вручили орден Ленина. Были награждены также все её полки. В конце войны её полное наименование стало – 88-я гвардейская Запорожская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого стрелковая дивизия. Она воспитала 14 Героев Советского Союза, свыше 8 тыс, её воинов получили правительственные награды.

Отважно сражалась на фронтах Великой Отечественной войны и другая воинская часть, участвовавшая в обороне Перемышля, – 92-й пограничный отряд. Летом 1941 г. бойцы и командиры отряда, отозванные из дивизии, вышли в район Нежина, где после переформирования в составе 92-го пограничного полка обороняли город-герой Киев. В середине сентября 1941 г. погранполк мужественно бился в окружении восточнее Киева, из которого многим пограничникам и на этот раз удалось вырваться. В сводке Политуправления войск НКВД СССР об этом говорилось: «При выходе из окружения среди наших бойцов наиболее ярко выявлялись такие положительные качества, как крепкая боевая товарищеская спайка, взаимная выручка и поддержка. Эти качества помогли многим бойцам и командирам вырваться из окружения. В группе пограничников 92-го пограничного полка, руководимой капитаном Тарасовым, все дали клятву: 1) оружие не бросать; 2) не сдаваться в плен и стрелять в каждого, кто поднимет руки для сдачи; 3) не переодеваться и 4) товарищей не бросать ни при каких обстоятельствах. Бойцы и командиры сдержали свою клятву» [177].

В дальнейшем 92-й пограпполк участвовал в обороне Сталинграда, освобождал территорию нашей Родины, сражался в Польше, Румынии, Венгрии и Чехословакии. За доблесть и мужество в боях был награжден орденом Красного Знамени и получил почетное наименование Карпатского.

На этом можно было бы и закончить рассказ о славной дивизии и обороне Перемышля. Но нельзя не сказать о боевом пути некоторых бойцов и командиров дивизии и пограничного отряда, не сказать о дальнейшей судьбе тех, кто так храбро отстаивал рубежи родной земли. Многие из них воевали в рядах дивизии и геройски погибли, многие впоследствии дрались в составе других частей.

Командир дивизии полковник Н. И. Дементьев после выздоровления участвовал в обороне Кавказа, командовал сначала 228-й, а потом 337-й стрелковыми дивизиями, затем стрелковым корпусом, получил второе тяжелое ранение. За отвагу и мужество, умелое руководство войсками он был отмечен многими правительственными наградами и ему было присвоено звание генерал-майора. Затем Н. И. Дементьев занимал должность заместителя командующего военным округом. В послевоенный период продолжал оставаться в рядах Вооруженных Сил, будучи военкомом Алтайского края. Отважный командир в 1947 г. писал в своей автобиографии: «Сейчас, после 32-летней службы в «строю», из них 29 лет в Советской Армии, участвуя в двух войнах, вступая в тридцатый год службы в армии, мысленно пробегаешь всю свою долголетнюю службу... и чувствуешь удовлетворение, что я внес посильную лепту в строительство наших могучих Вооруженных Сил» [178]. Умер генерал-майор II. И. Дементьев в 1954 г.

Начальника штаба 99-й стрелковой дивизии полковника С. Ф. Горохова после выхода с бойцами из окружения под Уманью осенью 1941 г. направили на формирование новой воинской части. В августе 1942 г. 124-я стрелковая бригада, которой он стал командовать, была послана на защиту Сталинграда. Об этих днях С. Ф. Горохов рассказал автору: «Когда бригада прибыла для обороны города, я явился в штаб Сталинградского фронта для представления. Первый вопрос, который там был задан:

– Ты один прибыл?

– Нет, с бригадой, – ответил я.

– А она походит на 99-ю стрелковую дивизию?

– Да, походит, – уверенно ответил я».

В боях 124-я стрелковая бригада доказала это на деле.

Затем Горохов командовал корпусом, воевал на реке Миусе, освобождал город-герой Одессу, сражался на Карельском перешейке и закончил войну в Германии. В настоящее время генерал-майор С. Ф. Горохов на заслуженном отдыхе, живет в Москве.

После выхода из окружения осенью 1941 г. получил новое назначение в другую часть командующий артиллерией 99-й стрелковой дивизии полковник И. Д. Романов. В письме жене он писал 27 февраля 1942 г.: «Я работаю в старой должности и на «старой квартире», работа мне не нравится, думаю проситься поближе к фронту, чтобы собственными глазами видеть и бить врага ещё, как под Перемышлем, а там его побили основательно... ведь ты слышала с нашей стороны канонаду. Из Перемышля мы выступили 27 числа, там сплошные развалины...».

В последующих боях И. Д. Романов сражался под Ростовом и на Кавказе, за отвагу и мужество был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды и орденом Отечественной войны I степени, ему было присвоено звание генерал-майора. В сентябре 1943 г., командуя артиллерией корпуса на Таманском полуострове, находясь на наблюдательном пункте, И. Д. Романов погиб. Его прах был перенесен и с почестями похоронен в городе Краснодаре.

Бывишй командир минометной роты 197-го стрелкового полка Н. В. Уткин (фото 1967 г.)

Бывший командир взвода полковой школы 197-го стрелкового полка Н. П. Коновалов (фото 1967 г.)

На Курской дуге летом 1943 г. был убит участник обороны Перемышля, бывший командир взвода связи 92-го погранотряда, а затем начальник связи дивизии отважный Сергей Журавлев.

Продолжали борьбу и те, кто после окружения летом 1941 г. оказались в плену.

Большой и трудный путь довелось пройти полковнику П. П. Опякину. Спустя 18 суток после уманской трагедии он вместе с начальником штаба 197-го стрелкового полка, участником войны в Испании подполковником Живперовым совершил побег из лагеря военнопленных. Несколько недель они пробирались по тылам немцев, пока не перешли линию фронта. В дальнейшем он отважно командовал 194-й стрелковой дивизией, освобождал города Речицу, Бобруйск и закончил войну в Кенигсберге. За умелое руководство Опякин был награжден многими орденами и медалями, ему было присвоено звание генерал-майора. Умер Павел Прокофьевич Опякин в июле 1966 г. в Москве.

Другой участник боев за Перемышль – начальник дивизионной партийной школы, а затем заместитель командира 197-го стрелкового полка по политчасти – старший политрук К. И. Чернявский в августе 1941 г. также совершил побег из уманского лагеря военнопленных. В районе Винницы он организовал подпольную группу, связался с городскими подпольщиками, а затем с партизанским соединением им. В. И. Ленина. Сначала он выполнял задания по разведке, а затем был назначен комиссаром партизанского отряда им. Суворова, который совершил ряд отважных рейдов и смелых операций. После освобождения Винницкой области Чернявский вновь вернулся в армию. В настоящее время он работает в областном отделе социального обеспечения в городе Виннице.

Командир минометной роты 197-го полка лейтенант П. В. Уткин был ранен под Уманью, и его укрыла у себя семья колхозников деревни Трояпки А. П. и М. М. Бомба. В близлежащих селах оказалось около сотни командиров и бойцов, попавших в окружение. Вместе с местной молодежью они организовали подпольную комсомольскую группу, которая начала свою деятельность со сбора оружия на местах прошедших боев. Группа росла и стала переходить к активным действиям. Отсутствие больших лесов затрудняло проведение крупных операций, поэтому было решено части отряда пробиться в леса Белоруссии. Уткину и ряду товарищей удалось добраться до Ушачского района Витебской области, здесь они организовали партизанскую бригаду им. Чапаева. В. Е. Лобанок об этом пишет: «Здесь, в наддвинских лесах, зимой 1941/42 года она (бригада. – Ю. С.) зародилась из маленькой группки патриотов, среди которых были Конев, Василевский, Корепевский, Бутусов, Мельников, Уткин и другие. Здесь они «осваивали» зону – громили сначала созданные оккупантами молокопункты, управы, группы полицейских, затем распространили свои действия на железные и шоссейные дороги, уничтожали мосты, громили гарнизоны... В конце 1942 года бригада была разделена. На её базе образовались две бригады – имени Чапаева под командованием Мельникова и вторая – под командованием бывшего начальника штаба бригады Николая Уткина и комиссара Михаила Тябута» [179].

Бывший командир дивизиона 22-го артиллерийского полка И. В. Перепелица (фото 1967 г.)

Бывший боец 197-го стрелкового полка А. X. Погосян (фото 1967 г.)

Бригада под командованием Уткина насчитывала в своих рядах более 2 тыс. человек, провела много боевых операций и действовала вплоть до соединения с частями Советской Армии в июле 1944 г. её командир был отмечен восемью правительственными наградами. После освобождения Белоруссии Уткин активно участвовал в восстановлении народного хозяйства республики. В 1966 г. он заочно окончил экономический факультет Московского университета. В настоящее время работает директором льнозавода в Лиозно.

На Черниговщине в партизанском отряде сражался сержант из 1-го стрелкового полка А. Е. Ефимов, живущий в настоящее время в Чувашской АССР.

Во всех концах страны продолжают трудиться бывшие бойцы и командиры 99-й стрелковой дивизии – участники обороны Перемышля. В Запорожье в тресте «Укрспецводмонтаж» работает бывший начальник особого отдела дивизии Л. Я. Манилов, в Харькове – бывший отважный артиллерист, командир 3-й батареи 71-го гаубично-артиллерийского полка Н. Ф. Туровец.

Бывший помощник начальника штаба 71-го гаубично-артиллерийского полка И. К. Курочкин после Перемышля воевал под Сталинградом, Тирасполем, в Румынии, Венгрии, Югославии, Австрии, был отмечен восемью правительственными наградами. После демобилизации длительное время работал преподавателем в Кузнецком металлургическом техникуме, а сейчас является начальником кемеровской хоккейной команды «Металлург».

Бывший комсорг саперного батальона М. А. Алексеев – заслуженный учитель Якутской АССР, награжден орденом Ленина. О его кипучей деятельности, непримиримости к недостаткам писала газета «Известия»: «Война, люди войны, дух непреклонности тех лет, человечности входят в его учительскую работу не историей, а идеальным педагогическим приемом. Когда он говорит: «Я хотел бы стать для своих учеников тем, кем был для меня мой командир капитан Смуглый», – это не риторика, а программа» [180].

Командир минометного взвода полковой школы 197-го стрелкового полка Н. П. Коновалов в районе Подвысокое был осколком снаряда ранен в голову и взят в плен. Он прошел через ужасы и издевательства концлагерей, а в 1943 г. совершил побег и снова воевал под Оршей, в Прибалтике, в Восточной Пруссии, на Дальнем Востоке, дошел до Порт-Артура. Коновалов отмечен одиннадцатью наградами. В настоящее время живет в Невинномысске, инженер-экономист.

Бывший политрук 46-го отдельного разведывательного батальона В. И. Сидоренко, работающий ныне в г. Волжском, несмотря на ранение, совершил побег из уманского плена, затем сражался. Брал Будапешт и Вену. В своем письме автору он пишет: «Будете писать книгу об обороне Перемышля, помяните добрым словом отважных бойцов разведбатальона лейтенантов Савченко, Симоненко, Медведева, Швайгера, младших командиров Федина, Козлова, Сорокина, Круглова и других, которые геройски пали под его стенами».

Командир дивизиона 22-го артполка старший лейтенант И. В. Перепелица после выхода из окружения под Уманью выполнял важное задание на оккупированной территории, за что отмечен орденом Отечественной войны. Потом фронт, три раза был ранен. Сейчас работает в Киеве на заводе «Красный экскаватор». В марте 1967 г. Перепелицу избрали депутатом Октябрьского райсовета г. Киева.

В Брянске учительствует бывший радист этого полка, участник партизанского движения Г. И. Левашов.

С большой теплотой бойцы и командиры 197-го полка вспоминают о командире 5-й батареи 71-го гаубично-артиллерийского полка, которая поддерживала полк в ходе обороны Перемышля и в последующих оборонительных боях, лейтенанте Н. А. Калюжном. Он воевал в Сталинграде и закончил войну командиром отдельного дивизиона в Праге. Награжден двенадцатью орденами и медалями. В настоящее время Калюжный – подполковник запаса, живет в Новоград-Волынском.

Курсант полковой школы 197-го полка А. X. Погосян 28 июня 1941 г. был ранен в боях под Перемышлем. После выздоровления он снова ушел на фронт, окончил войну в столице Болгарии – Софии, награжден одиннадцатью орденами и медалями. После войны получил высшее образование и теперь работает начальником Управления охраны общественного порядка Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР.

Тяжело был ранен в Перемышле командир 3-го батальона 1-го стрелкового полка капитан Г. Л. Чикваидзе. После выздоровления – снова в бой. Оборонял Керчь, затем Сталинград. Закончил войну полковником в должности заместителя командира дивизии. В настоящее время Георгий Леванович – работник Министерства строительных материалов Грузии.

Раненный под Перемышлем помощник начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев В. 3. Лазарев после выздоровления воевал в должности заместителя начальника политотдела 1-й Воздушно-десантной гвардейской дивизии. Имеет семь правительственных наград. В 1956 г. демобилизовался из армии в звании подполковника. Живет в городе Лабинске Краснодарского края.

В Москве трудится бывший командир роты 206-го стрелкового полка Н. Исаенко.

В Киевской области директором школы работает командир орудия зенитного дивизиона И. М. Базило.

Командир пулеметной роты 1-го стрелкового батальона 197-го стрелкового полка А. Ф. Мусакаев во время отхода дивизии был ранен, после выздоровления командовал стрелковым батальоном 383-й Шахтерской дивизии, возглавляемой Героем Советского Союза генерал-майором Приваловым. Воевал в Донбассе и на Кавказе, участвовал в форсировании Днепра, Корсунь-Шевченковской и Сандомирской операциях, форсировании Одера, имеет 18 ранений, последнее из которых получил на реке Нейсе. В настоящее время подполковник запаса, живет в Казани и преподает в школе.

Бывший командир пулеметной роты l-го стрелкового батальона 197-го стрелкового полка А. Ф. Мусакаев (фото 1968 г.)

В Луганской области живет командир батальона 197-го полка Е. А. Омельченко.

В Винницкой области в сельсовете работает бывший командир огневого взвода 22-го артиллерийского полка П. К. Закревский.

Бывший инструктор политотдела дивизии А. Г. Полумыско после побега осенью 1941 г. из уманского лагеря военнопленных принял активное участие в организации партизанского движения. Вплоть до изгнания фашистских захватчиков с нашей земли был комиссаром одного из отрядов в Хмельницкой области, действовавшего затем на территории Румынии. В настоящее время живет в городе Жмеринке. Там же живет другой участник обороны Перемышля капельмейстер 197-го полка И. И. Кучер.

В городе Терны работает Ф. П. Похилько. В 1941 г. ему не удалось выйти из окружения, и все остальные годы войны он активно сражался в рядах партизан, сначала на территории Черкасской и Кировоградской областей, а потом на территории Чехословакии и Польши.

В городе Казатине трудится бывший начальник химической службы 197-го полка И. Д. Мыльников, в Умани – адъютант 3-го батальона 206-го полка П. Ф. Строчинский.

В городе Обоянь живет бывший сапер, участник боев у Перемышля Герой Советского Союза В. В. Варлаховский.

На станции Лихая машинистом на тепловозе работает бывший артиллерист 22-го артполка Г. С. Дьяченко.

В ноябре 1959 г. бельгийская газета «Драпо руж» опубликовала статью о партизанах, боровшихся в рядах бельгийского Сопротивления против немецких фашистов.

Среди них было названо имя «комарад комиссара» Евгения Доценко.

В январе и мае 1960 г. сталинградская газета «Молодой ленинец» подробно рассказала о его легендарной судьбе. До войны Е. И. Доценко работал на сталинградской судоверфи и был секретарем заводского комитета комсомола. По комсомольской путевке в 1939 г. он поступил в военно-политическое училище, а после его окончания был послан политруком роты связи в 1-й стрелковый полк и проходил службу в Перемышле. Здесь в составе 99-й стрелковой дивизии он и встретил начало войны, храбро сражался в её рядах. В окружении под Уманью в августе 1941 г. попал в плен и оказался в Германии, в Руре, в концлагере города Мюльхейм.

22 июня 1942 г., в годовщину начала войны, он с товарищем по застенку лейтенантом Григорием Лизогубенко совершил дерзкий побег. Они пробирались через самые густонаселенные районы Германии, где любая встреча грозила смертью. Шли только ночью. Ловкие и умелые, уже побывавшие в боях, они знали, чего хотели, и их замысел увенчался успехом. Сначала им удалось достигнуть Голландии, где они начали действовать как партизаны-одиночки, а затем смельчаки перебрались на территорию Бельгии и там продолжали воевать.

Вскоре они были приняты в ряды бельгийского движения Сопротивления, в партизанский отряд, которым командовал Жан Коллар. В этом отряде Доценко избирают комиссаром. Его подпольная кличка Жан. Доценко руководит целым рядом дерзких и смелых операций, в том числе уничтожением начальника гестапо города Льежа. За его голову фашистское командование объявляет награду – 500 тыс. франков. 1 апреля 1944 г., прикрывая отход партизанского отряда, Доценко погиб. Он был похоронен на холме у горной реки близ маленького провинциального городка Комблен-о-Поп. Надпись на памятнике, сделанная на двух языках, гласит: «Ты пал в борьбе с немецким фашизмом. Наша родина не забудет тебя! Мы отомстим за тебя! Слава тебе, Евгений Доцепко! г. Сталинград. Род. 18.02.1912. Убит 01.04.1944 г.».

В июне 1966 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ: «За мужество и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в рядах бельгийских партизан в годы второй мировой войны, наградить военнослужащего Советской Армии Доценко Евгения Иосифовича орденом Отечественной войны I степени» [181]. По ходатайству комсомольцев Волгоградского судостроительного завода строящемуся на этом заводе головному танкеру присвоено имя Евгения Доценко.

Нелегко сложилась судьба отважного командира дота укрепленного района лейтенанта И. Кривоногова. По этапу вместе с другими военнопленными он прошел через всю Германию до Эльзас-Лотарингии. За организацию побега Кривоногов был приговорен к смертной казни. Французские патриоты помогли ему перейти из барака смертников в общий. Оттуда его отправили на остров Узедом в Балтийском море. Здесь в феврале 1945 г. он вместе с летчиком М. П. Девятаевым организовал побег девяти советских военнопленных на вражеском самолете.

Отважно сражался, защищая с первых минут войны родную землю, помощник начальника 10-й заставы 92-го погранотряда лейтенант Я. И. Николаев. В одном из жарких боев под Медыкой он был тяжело ранен и взят в плен. Долгое время его считали пропавшим без вести и в декабре 1941 г. исключили из списков личного состава части. Только много лет спустя благодаря усиленным поискам журналистов Чувашии и юных следопытов Избебинской восьмилетней школы Чувашской АССР удалось узнать подробности его героической биографии.

В плену он пробыл недолго – вместе с другими товарищами осенью 1941 г. совершил дерзкий побег из лагеря Бела-Подляске и примкнул к одной из групп польских патриотов. Под кличками «Иван Никишин» и «Чуваш» Николаев сражался в партизанском отряде им. Адама Мицкевича. На его боевом счету несколько взорванных вражеских эшелонов с живой силой и техникой, десятки сожженных автомашин, сотни убитых гитлеровцев. В 1942 г., руководя партизанской разведкой, Николаев участвовал в бою с карателями в Парчевских лесах и вновь был тяжело ранен.

Погиб Николаев год спустя в бою у хутора Русал. Его имя широко известно и почитаемо в Польской Народной Республике. В честь Николаева названа одна из площадей в городе Влодаве [182]. 21 марта 1966 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ, в котором говорилось: «За активное участие в партизанском движении в период Великой Отечественной войны, мужество и отвагу, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков, наградить лейтенанта Николаева Якова Николаевича орденом Красного Знамени (посмертно)» [183]. Чувашское книжное издательство выпустило книгу, посвященную подвигам своего земляка [184].

Бывший старшина 14-й заставы Н. В. Привезенцев, после ранения в Перемышле, в составе 147-й стрелковой дивизии участвовал в обороне Киева, был снова ранен; в 1942 г, участвовал в наступлении на Харьков, был снова ранен; в 1942 – 1943 гг. воевал в составе 1-го механизированного корпуса командиром роты ПТР, а затем командиром роты разведки. Снова был дважды ранен. Затем участвовал в освобождении Бухареста. Демобилизовался в 1946 г. С тех пор и до настоящего времени работает машинистом на железной дороге в городе Бологое. Там же работает электриком и другой участник обороны Перемышля, бывший политрук заставы 92-го погранотряда В. Королев.

В городе Можайске живет бывший боец 14-й заставы К. Д. Иванов, в Куйбышеве – другой боец этой заставы С. М. Кузнецов.

5 июля 1966 г. газета «Правда» в статье «Подвиг на Сане-реке» поведала о судьбе политрука 14-й заставы М. 3. Скрылева, в которой писала о том, что однополчане считали погибшим политрука 14-й заставы Михаила Скрылева – он исчез во время первых боев. Но вот Михаил Захарович в редакции. Он живет в Москве, работает в Министерстве газовой промышленности, недавно стал дедушкой. Тогда, в первые часы войны, его, бывшего конника, неожиданно вызвали в штаб и назначили командиром группы по борьбе с десантами. «Как только противник сбрасывал очередную группу парашютистов, к ним мчались конники Скрылева, чтобы изловить, уничтожить... Вскоре Скрылев попал в 8-ю мотострелковую дивизию, сформированную из бывших пограничников, прошел там путь от командира взвода до начальника штаба полка. Участвовал в боях под Харьковом и Сталинградом, на Курской дуге и Прибалтике». После войны гвардии полковник М. 3. Скрылев окончил Военно-юридическую академию. В настоящее время находится в запасе, готовится к защите кандидатской диссертации.

Бывшие бойцы и командиры 14-й пограничной' заставы С. Г. Ржевцев, М. 3. Скрылев, И. В. Привезенцев (фото 1967 г.)

В запасе сейчас находится и полковник И. И. Жомов, отважно дравшийся в первый день войны на переправе через Сан, а затем командовавший пулеметной ротой в сводном батальоне пограничников. До мая 1942 г. он сражался в 92-м, а затем в 79-м погранполках. Участвовал в боях за Сталинград, Ростов-на-Дону, Таганрог, форсировал Сиваш, освобождал город-герой Севастополь. Сейчас работает в Москве в одном из научно-исследовательских институтов.

В Минске трудится участник обороны Перемышля В. П. Савицкий.

На заслуженном отдыхе в Одессе полковник запаса И. А. Любчиков, исполнявший обязанности заместителя начальника 92-го погранотряда по политической части и выводивший из окружения часть сил отряда после тяжелого боя под Рогами.

В городе Суворове Тульской области живет бывший начальник резервной заставы В. А. Анисимов. В составе 92-го погранполка он прошел от начала до конца войны. Воевал в Чехословакии, Польше, Германии. В составе полка охранял Потсдамскую конференцию глав правительств антигитлеровской коалиции.

В Куйбышеве на машиностроительном заводе работает бывший боец с 20-й заставы А. И. Гусев, в Тирасполе – бывший политрук 4-й комендатуры, а ныне подполковник запаса А. А. Тарасенков.

Много отважных бойцов и командиров за свою многолетнюю службу в пограничных войсках воспитал отважно дравшийся в Перемышле командир маневренной группы Г. Н, Воронов. За подвиги на фронте был отмечен семью орденами и медалями. Закончил войну участием в разгроме ясско-кишиневской группировки. В настоящее время подполковник Воронов в запасе, живет в Кагуле, не порывает связи с пограничниками. Ведет активную шефскую работу, часто выступает перед молодыми воинами.

Жизненный путь многих участников обороны Перемышля поистине прекрасен, как легенда. Начальник боевой подготовки 92-го погранотряда капитан Г. В. Черных встретил войну, имея за плечами уже немалый боевой опыт. В 30-х годах он был начальником знаменитой на Дальнем Востоке заставы им. Котельникова. За доблесть и мужество уже тогда был награжден орденом Красного Знамени. Следующий орден – орден Красной Звезды получил за участие в войне с белофиннами. В годы Великой Отечественной войны Черных командовал мотоциклетным полком, был начальником штаба 246-й стрелковой дивизии, а затем 106-го стрелкового корпуса. Воевал в составе Войска Польского, закончил войну в поверженном Берлине. Награжден еще двумя орденами Красного Знамени, орденом Богдана Хмельницкого (за форсирование Днепра), еще одним орденом Красной Звезды, четырьмя высшими польскими боевыми крестами и тремя польскими медалями. После войны Черных преподавал в Академии им. Фрунзе. В настоящее время он полковник в отставке, продолжает трудиться в городе Жуковском.

В Молоково Калининской области в Госбанке работает бывший командир отделения 15-й заставы К. И. Яковлев. Во Львове, на заводе «Теплоконтроль» электриком – пограничник с 14-й заставы С. Г. Ржевцев. Бывший командир отделения 14-й заставы А. М. Калинин, начав войну сержантом, закончил её в Праге в звании майора. В настоящее время он на хозяйственной работе в Москве.

В Гомеле столяром на мебельной фабрике работает бывший пограничник с 14-й заставы, отважный боец гарнизона дота лейтенанта Чаплина Н. М. Водопьянов. После выхода из окружения он воевал на Волховском фронте, участвовал в войне с Японией, имеет семь правительственных наград.

В Киеве живет и продолжает трудиться бывший начальник 14-й заставы А. Н. Патарыкин. 30 мая 1967 г. газета «Львовская правда» опубликовала статью «Почетные граждане Великого Любиня». В ней сообщалось, что исполком Великолюблинского сельского Совета депутатов трудящихся наградил Патарыкина грамотой, в которой говорилось: «Бойцы 14-й пограничной заставы, руководимой Вами в годы Великой Отечественной войны, первыми приняли на себя удар немецко-фашистских дивизий и проявили при этом исключительный героизм, отвагу и стойкость, обороняя города и села.

Отмечая заслуги, исполком Великолюблинского Совета депутатов трудящихся своим постановлением зачислил Вас почетным гражданином села. Примите наши сердечные поздравления. Желаем Вам крепкого здоровья, успехов в труде и личного счастья».

Почетным гражданином села стала также отважная санитарка из батальона пограничников Н. А. Приблудная. Всю войну она пробыла на фронте, 72 раненых бойца вынесла с поля боя, 44 фашистов уничтожила лично как снайпер, за что была отмечена орденами Красной Звезды и Отечественной войны, медалью «За боевые заслуги» и другими наградами. Закончила войну участием в освобождении Праги. Сейчас живет в городе Бердянске [185].

Секретарь Перемышльского горкома партии П. В. Орлепко после войны был первым секретарем Стрыйского горкома партии, потом секретарем Дрогобычского обкома, а сейчас работает в Киеве начальником главка в республиканском Министерстве геологии.

Во Львове на заводе продолжает трудиться бывший комендант Перемышля С. Л. Ганночка.

Длительное время автору пришлось разыскивать участников боя на железнодорожном мосту в первый день войны. И они нашлись. В настоящее время В. В. Мазаев – начальник Мытищинского отделения милиции, С. П. Жирков – инструктор райпрофсожа Новомосковского отделения железной дороги, полковник милиции К. Г. Колодин – начальник Львовской специальной средней школы милиции.

В мае 1968 г. нашим славным пограничным войскам исполнилось 50 лет. Большая группа бойцов и командиров была отмечена правительственными наградами. Среди них и те, кто оборонял Перемышль. Так, в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 27 мая 1968 г. говорится: «За отвагу и мужество, проявленные при защите государственной границы СССР в боях с немецко-фашистскими захватчиками в период Великой Отечественной войны, наградить: Орденом Отечественной войны I степени:

Старшего лейтенанта Поливоду Григория Степановича, Лейтенанта Слюсарева Николая Семеновича» [186].

Теперь на нашей западной границе одна из пограничных застав носит имя старшего лейтенанта Г. С. Поливоды.

Мы рассказали о пути некоторых защитников Перемышля. К сожалению, о судьбе еще многих, отличившихся в первых боях, до сего времени ничего узнать не удалось, они продолжают считаться «пропавшими без вести».

Вывший секретарь Перемышльского горкома партии П. В. Орленко (фото 1959 г.)

Следует отметить большую плодотворную работу, проводимую по сбору материала о героях боев у Перемышля юными следопытами. Под руководством учителя А. В. Малиновского в Великом Любине ими открыт музей истории боев 92-го погранотряда. На месте, где погребены бойцы этого отряда, создан Холм Славы.

Многое сделали также следопыты села Конела Черкасской области во главе с учителем Ф. Ф. Карпунем, клуб «Чайка» Аликовской средней школы в Чувашии, которым руководит участник обороны Перемышля, бывший сержант 1-го стрелкового полка М. В. Бурмистров.

Прошло уже более четверти века со дня описываемых событий. Славные дела тех, кто встретил врага на первых рубежах советской земли, продолжают их сыновья. Они выросли достойной сменой своим отцам. Вот что пишет автору жена погибшего в боях комиссара 99-й стрелковой дивизии А. Т. Харитонова Вера Сергеевна: «Сейчас дети мои все взрослые, один сын закончил суворовское училище, офицерское и Академию им. Фрунзе, второй сын работает старшим научным сотрудником в музее города Тернополя, третий сын служит в армии, четвертый работает на мебельной фабрике мастером цеха, все уже женаты, растят своих детей».

Посвятил свою жизнь нашей армии сын начальника артиллерии дивизии В. И. Романов. Он майор и служит в советских войсках в ГДР.

18 февраля 1966 г. в газете «Советская Россия» была помещена статья «Остался у героя сын», посвященная сыну Е. И. Доценко, матросу Краснознаменного Балтийского флота Олегу Доценко. В ней цитировались два письма. Вот что писал командир Олега о своем подчиненном: «Сын Евгения Доценко является одним из лучших воинов части. Высокая личная дисциплина, трудолюбие, честность – вот основные черты его характера. Спасибо матери, спасибо школе, спасибо товарищам по заводу, где он работал, что воспитали его таким же человеком, каким был его отец. С такими людьми мы никогда и никому не дадим в обиду нашу Родину».

А вот письмо самого Олега: «На военной службе я многое понял и многому научился. Товарищи у меня хорошие, мы всем экипажем боремся за звание отличного корабля. У меня одно желание: служить так, как служил Родине мой отец. Мечтаю стать членом нашей великой партии Ленина. Но это пока мечта, и чтобы осуществить её, нужно еще лучше служить, быть примером в личной жизни. Надо как следует подготовиться к такому событию. После службы хочу поступить в институт, в котором учился заочно.

Встреча ветеранов 99-й стрелковой дивизии в Киеве. К. И. Чернявский, А. П. Кривчик, Н. П. Коновалов (фото 1067 г.)

Надеюсь, что знания, которые я получу, пригодятся Родине» [187].

Сын начальника 92-го пограничного отряда, павшего в боях за Родину, подполковника Я. И. Тарутина также служит в армии. Он ипженер-подполковник. По стопам отца пошли и сыновья командира 8-го стрелкового корпуса генерал-майора М. Г. Снегова. Юрий Снегов – инженер-полковник, Игорь – капитан Советской Армии, Михаил – инженер-капитан.

Дочь погибшего командира 71-го гаубично-артиллерийского полка майора Л. П. Ищенко Лариса Лаврентьевна в письме автору книги пишет, что после гибели отца их осталось три сестры. Трудно пришлось матери, но государство помогло, и всех она поставила на ноги. В настоящее время Лариса Лаврентьевна работает геофизиком в Киеве, средняя сестра – медиком в Москве, младшая – кулинаром в Кировограде. У всех уже свои семьи.

Буквально накануне войны женился лейтенант П. С. Нечаев. Ушел он в бой, оставив беременную жену.

Встреча в Киеве. А. Г. Лолумыско, П. С. Ильин, Г. И. Левашев, П. В. Голубев (фото 1967 г.)

Под бомбежкой и пулеметным огнем были эвакуированы в тыл семьи военнослужащих и среди них Т. В. Нечаева. Покидала она Перемышль, уже зная о случившейся трагедии, о том, что в 19 лет стада вдовой. Полной мерой уготовила судьба испытаний этой хрупкой женщине. В начале 1942 г. родилась у нее дочь Елена, которая знает об отце только по рассказам матери.

Живут в настоящее время эти две скромные женщины, мужественно перенесшие невзгоды и трудности, чтящие и бережно хранящие память об отце и муже, в Ростове-на-Дону.

25 августа 1967 г. в Киеве в честь годовщины награждения 99-й стрелковой дивизии орденом Красного Знамени состоялась встреча её ветеранов.

Окружной дом офицеров... Здесь назначен общий сбор. По одному и группами подходят люди, при орденах, некоторые в военной форме. Это те, кто сражался под знаменами дивизии, это жены и дети погибших в грозных боях. С некоторыми малыши. Это уже внуки.

Организаторы встречи – бывшие работники политотдела 99-й дивизии генерал-майор П. С. Ильин и бывший начальник дивизионной партшколы К. И. Чернявский – встречают гостей. Все выстраиваются, и в наступившей тишине полковник Селимов с ассистентами – бывшим командиром артдивизиона И. В. Перепелицей и комсоргом саперного батальона М. А. Алексеевым – выносят знамя дивизии.

Торжественная встреча участников обороны города в Перемышле (фото 1968 г.)

На одной из застав. В. В. Мазаев, дочь и жена П. С. Нечаева, С. М. Кузнецов, И. И. Жомов, С. Г. Ржевцев (фото 1968 г.)

Их немного осталось в строю, под знаменем дивизии стоит около 70 человек, они умножали её славу, они всегда оставались верны её боевым традициям, они прошли через все невзгоды войны.

Началась торжественная часть. Минутой молчания участники встречи почтили память павших товарищей. Затем были прочитаны приветствия в адрес собрания ветеранов. Пишут бывшие бойцы и командиры дивизии, поздравляют члены клуба юных следопытов «Чайка» из Чувашии, коллектив локомотивного депо Бологое, Киевский городской комитет комсомола и многие другие.

Был сделан доклад о боевом пути 99-й стрелковой дивизии. С воспоминаниями выступили бывшие пограничники 92-го погранотряда – начальник 14-й заставы А. Н. Патарыкин, политрук этой заставы М. 3. Скрылев, командир маневренной группы Г. Н. Воронов, бывшие бойцы и командиры дивизии И. В. Перепелица, II. К. Закревский, М. А. Алексеев, Г. Л. Чикваидзе, И. М. Базило, П. В. Голубев, В. 3. Лазарев и др.

Никто из присутствовавших, несмотря на возраст, не ищет для себя покоя – все продолжают трудиться, а некоторые и учатся в высших учебных заведениях. Все ведут большую общественную работу. Когда их спрашиваешь, откуда у них эта твердость, убежденность, вера, они отвечают: «Мы прошли школу учебы мира и войны в рядах 99-й».

В мае 1968 г. во Львове состоялась еще одна встреча. Здесь собрались ветераны 92-го погранотряда, участники первых боев на границе. Газета «Правда» об этом писала: «С хлебом-солью и цветами встретили дорогих гостей труженики города Комарно, поселка Великий Любинь, в окрестностях которых 27 лет назад пограничники вели ожесточенные бои с оккупантами... ветераны поделились воспоминаниями о мужестве своих боевых товарищей. Были возложены цветы на братские могилы героев пограничников.., Участников первого контрудара приняли трудящиеся Польской Народной Республики. Бывшие воины побывали в Перемышле» [188].

Памятник лейтенанту П. С. Нечаеву и бойцам-пограничникам – защитникам железнодорожного моста. (Сентябрь 1969 г. Перемышль)

Участники обороны встретились с польскими пионерами и пограничниками, посетили предприятия, места боев, где сражались в июньские дни 1941 г., возложили венки к памятнику советским воинам, павшим при освобождении Перемышля, и к памятнику героя польского народа К. Сверчевского. Они встретились с воинами ряда наших пограничных застав, и молодые пограничники клялись быть достойными их дел.

21 декабря 1968 г. газета «Правда» опубликовала взволнованную статью Елены Нечаевой «Свидание с отцом», которая вместе с матерью была приглашена на встречу с ветеранами 92-го погранотряда. Статья заканчивалась словами: «Я все думала о наших молодых отцах: они не зря бились с врагом до последней капли крови».

Евгений Доценко, сражаясь в рядах бельгийских партизан, вел дневник, который после его гибели друзья привезли на Родину. «...Если мы не доживем до победы, – сделал он последнюю запись, – мы завещаем никогда не забывать ужасов, которые мы пережили. Уничтожайте фашизм в зародыше, не давайте поднять ему голову. Помните, что наша кровь была пролита в борьбе с фашистами, пытавшимися покорить весь мир. Но тот, кто поднял меч, от меча и погибнет! Любите нашу Родину – великую Советскую страну и никогда, никакому врагу не давайте её в обиду!»[189].

Этими словами отважного бойца, обращенными к своим современникам и потомкам, мы и заканчиваем рассказ о несгибаемой стойкости, преданности своей Родине, мужестве и храбрости защитников первых рубежей, сказания о которых будут занимать достойное место во всех летописях о Великой Отечественной войне.

Примечания

1

«50 лет Великой Октябрьской социалистической революции. Тезисы ЦК КПСС». М., 1967, стр. 19.

(обратно)

2

«Правда», 22 июня 1967 г.

(обратно)

3

См. Ryszard Dа1есki. Walki w rejonie Przemysla i obrona miasla we wrzesniu 1939 r. – «Wojskowy przepilod hisloryczny». Warszawa, 1965, №3(35), s. 203 – 222.

(обратно)

4

Ha 20 мая 1941 г. численность населения Засанья составляла 24 700 человек. В советской части Перемышля проживало 34 000 человек.

(обратно)

5

«50 лет Великой Октябрьской социалистической революции. Тезисы ЦК КПСС», стр. 19.

(обратно)

6

«50 лет Вооруженных Сил СССР». М. 1968, стр. 249 – 250.

(обратно)

7

См. «Военно-исторический журнал», 1967, №3, стр. 53.

(обратно)

8

Легкая пехотная дивизия представляла собой нечто среднее между обычными немецкими пехотными и горнострелковыми дивизиями и предназначалась для действий в сильно пересеченной местности. Численность её достигала 11 тыс. человек, она имела на вооружении 466 ручных и станковых пулеметов, 60 минометов, 102 орудия разных калибров, 70 – 131 бронеавтомобиль, 86 танков, 217 бронетранспортеров, 2463 автомобиля, 1098 мотоциклов (Б. Мюллер - Гиллебранд. Сухопутная армия Германии. 1933 – 1945 гг., т. I. М., 1956, стр. 86 – 87).

(обратно)

9

ЦГАСА, ф. 36862, on. 1, д. 14, л. 16.

(обратно)

10

См. «Военно-исторический журнал», 1966, №3, стр 72.

(обратно)

11

См. там же, стр. 73.

(обратно)

12

Там же.

(обратно)

13

В представлении о награждении К. Ф. Квятека орденом говорилось: «Утверждается присуждение на основании приказа РВСР 1919 за №№511 и 2322 Реввоенсовета Юго-Западного фронта ордена Красного Знамени командиру стрелкового полка 388 тов. Квятеку Казимиру за то, что 19 ноября 1919 г. на рассвете, когда противник силой около 1800 человек пехоты, 150 кавалеристов при 7 орудиях сгруппировался в районе ст. Стодолы и Кукшты с целью обхода правого фланга 44-й дивизии, он с вверенным ему полком атаковал противника в вышеуказанных пунктах и, как всегда, лично руководя боевыми действиями и идя с передовыми цепями и пулеметом, занял с боем в 8 час. утра ст. Стодолы, а в 10,5 часов утра обходным движением ст. Кукшты. В означенном бою полком были захвачены 3 исправных орудия с запряжками и зарядными ящиками, 80 ящиков со снарядами, пулеметы, 300 винтовок, 260 000 разных патронов, обоз и другое военное имущество, причем противник потерял 300 человек убитыми и 50 пленными. Кавалерия его была изрублена полностью, тогда как наши потери были всею 5 убитыми и 6 раненых» («Военно-исторический журнал», 1966, №3, стр. 71).

(обратно)

14

ЦГАСА ф. 35077, oп. 1, д. 10, л. 551.

(обратно)

15

Например, в 1-м стрелковом полку на 25 декабря 1910 г. насчитывалось 79 членов и 103 кандидата в члены партии и 879 комсомольцев.

(обратно)

16

ЦГАСА, ф. 36862, оп. 1, д. 5, л. 457.

(обратно)

17

«Школа боевой учебы. Народный комиссар обороны Союза ССР Герой и Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко на тактических занятиях в Московском. Западном особом, Киевском особом и Ленинградском военных округах», М., 1940, стр. 93, 94.

(обратно)

18

Там же. стр. 132 – 133.

(обратно)

19

Там же, стр. 133 – 134.

(обратно)

20

Там же, стр. 98.

(обратно)

21

Архив МО СССР. Отдел личных фондов, д. 1794564. Личное дело генерал майора Н. И. Дементьева, лл. 8 – 9.

(обратно)

22

ЦГАСА, ф. 36862, oп. 1, д. 5, лл. 767-769.

(обратно)

23

22-й артиллерийский полк состоял из двух дивизионов. На вооружении 1-го дивизиона имелось две батареи 122-мм гаубиц и одна батарея 76-мм пушек; 2-го дивизиона – две батареи 76-мм пушек и одна батарея 122-мм гаубиц. Все батареи были четырехорудийного состава.

(обратно)

24

Яков Иосифович Тарутин – уроженец Архангельской области. С 1918 по 1920 г. работал в ВЧК в городе Шенкурске. В эти же годы был принят в члены партии. После окончания гражданской войны служил на заставах финской и эстонской границ, учился в Высшей пограничной школе. В 1937 г. был назначен начальником Рыбницкого погранотряда, избран депутатом Верховного Совета Молдавской АССР, с октября 1939 г. – начальник 92-го погранотряда.

(обратно)

25

См. «Исторический архив», 1961, №3, стр. 93.

(обратно)

26

ЦГАСА, ф. 35077, oп. 1, д. 48, л. 598.

(обратно)

27

Там же, д. 47, л. 18.

(обратно)

28

ЦГАСА, ф 36862. oп. 1, д. 19. л. 185.

(обратно)

29

См. «Советские архивы», 1966, №3, стр. 57.

(обратно)

30

Там же.

(обратно)

31

См. «50 лет Вооруженных Сил СССР», стр. 250 – 252.

(обратно)

32

И. X. Баграмян. Так начиналась война. Из книги воспоминаний. – «Дружба народов», 1967, №6, стр. 195.

(обратно)

33

И. X. Баграмян. Записки начальника оперативною отдела. – «Военно-исторический журнал», 1967, №3, стр. 52 – 53.

(обратно)

34

«Правда», 19 июня 1966 г.

(обратно)

35

См. В. А. Анфилов. Начало Великой Отечественной войны (22 июня – середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк. М., 1962, стр. 148.

(обратно)

36

«Правда», 19 ионя 1966 г.

(обратно)

37

См. «Исторический архив», 1961, №3, стр. 93.

(обратно)

38

Следует иметь в виду, что немецкая пехотная дивизия по численности почти в полтора раза превосходила советскую.

(обратно)

39

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 6, л. 155.

(обратно)

40

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 5, л. 58.

(обратно)

41

Там же, д. 6, л. 155.

(обратно)

42

Г. Пепежко. Записки советского офицера, М., 1957, стр. 7.

(обратно)

43

См. В. П. Беляев. Помните эти взрывы. М., 1967, стр. 22.

(обратно)

44

Д. Новоплянский, Первый контрудар. – «Правда», 19 июня 1966 г.

(обратно)

45

Там же.

(обратно)

46

«История СССР», 1965, №3, стр. 34 – 36.

(обратно)

47

Родился П. С. Нечаев в 1915 г. в селе Верхняя Ниня Поличского сельсовета Алтайского края. Отец его – член партии с 1918 г., участник партизанского движения в Сибири против Колчака, а в 1920 г. один из организаторов коммуны «Путеводная звезда». В 1930 г. Петра Нечаева после окончания сельской школы, как способною ученика, направили в Бийский педагогический техникум, где он вступил в комсомол. Принимал участие в коллективизации, работал в Кузбассе, окончил вечерний рабфак, а в 1936 г. был призван в Красную Армию. Учеба в Орджоникидзевском военном училище, затем служба в погранвойсках. В 1941 г. Нечаев вступает в ряды Коммунистической партии.

(обратно)

48

См. «Исторический архив», 1961, №3, стр. 93.

(обратно)

49

13 «Советский патриот» (ежедневная красноармейская газета), 24 июня 1941 г.

(обратно)

50

Родился Григорий Степанович Поливода в Донбассе, в городе Енакиево, в семье шахтера. После смерти отца он уехал в Сибирь, где поступил на новосибирский завод «Труд». В 1927 г. по комсомольской путевке был направлен в ряды Красной Армии и с этого времени навсегда связал с нею свою жизнь. Служил сначала рядовым, потом младшим командиром. После окончания Саратовского военного училища как одного из лучших командиров его направили в пограничные войска. И он оправдал это доверие, Волевой, целеустремленный, Поливода пользовался в отряде любовью и уважением.

(обратно)

51

«Исторический архив», 1961, №3, стр. 95.

(обратно)

52

«Московская правда», 22 июня 1967 г.

(обратно)

53

См. «Исторический архив» 1961 №3, стр. 93.

(обратно)

54

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 6, л. 37, д. 5, л. 329.

(обратно)

55

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 213, д. 11, л. 13.

(обратно)

56

См. «Правда», 5 июля 1966 г.

(обратно)

57

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 213, д. 11, л. 10.

(обратно)

58

«Военно-исторический журнал», 1967, №3, стр. 67.

(обратно)

59

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 3.

(обратно)

60

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160,. д. 1, лл. 1 – 2.

(обратно)

61

См. В. П. Беляев. Помните эти взрывы, стр. 19.

(обратно)

62

Р. Carell. Unternehmen Barbarossa. Der marsch nach Russland. Hamburg, 1963, S. 25.

(обратно)

63

См. «История Великой Отечественной войны Советского Союза», т. 2. М., 1961, стр. 13.

(обратно)

64

И И. Беляев. Помните эти взрывы, стр. 44 – 46.

(обратно)

65

См. «Исторический архив», 1961, №3, стр. 95.

(обратно)

66

«Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945». М., 1968, стр. 57.

(обратно)

67

См. «Исторический архив», 1961. №3, стр. 93 – 96,

(обратно)

68

«Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945», стр. 115.

(обратно)

69

«Правда», 22 июня 1967 г.

(обратно)

70

См. «Исторический архив», 1961, №3, стр. 93 – 94.

(обратно)

71

См. там же, стр. 94.

(обратно)

72

Архив МО СССР, ф. 197 сп. оп. 2160, д. 1, л. 4.

(обратно)

73

Там же.

(обратно)

74

Архив МО СССР, ф. 88 год, оп. 9201, д. 1.

(обратно)

75

Там же.

(обратно)

76

На сделанный автором запрос в Центральный архив пограничных войск с просьбой помочь установить имена сражавшихся в Стубно был получен ответ следующего содержания: «Согласно имеющимся в архиве документам в 1941.г. в населенном пункте Стубно дислоцировался штаб пограничной комендатуры Перемышльского пограничного отряда с подразделениями обслуживания. Линейной заставы в Стубно не было. Установить фамилии должностных лиц погранкомендатуры и командиров подразделений обслуживания мы не можем, так как документальные материалы Перемышльского пограничного отряда были утрачены в ходе боевых действий».

Бывший старший политрук 92-го погранотряда И. А. Любчиков сообщил, что в местечке Стубно в первый день войны мужественно сражалась погранкомендатура под командованием капитана Н. Д. Столетнего, который в этом бою был тяжело ранен и эвакуирован в тыл. После выздоровления он вновь воевал в составе 92-го погранполка.

(обратно)

77

Г. Пенежко. Записки советского офицера, стр. 8 – 13.

(обратно)

78

«Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945», стр. 67.

(обратно)

79

В Высоко располагалась окружная школа младшего начсостава погранвойск Украинского округа, начальником её был майор М. И. Погребняк.

(обратно)

80

Р. Сarell. Unternehmen Barbarossa. Der Marsch nach Rutland, S. 25-26.

(обратно)

81

Архив МО СССР, ф. 197 сп. оп. 2160, д. 1, л. 8.

(обратно)

82

Архив МО СССР, ф. 99 сп. оп. 9201, д. 1, Оперативная сводка №3.

(обратно)

83

«Львiвщина у Великiй Вiтчизнянiн вiйнi (1941 – 1945 рр.)». Львiв, 1968, стор. 21.

(обратно)

84

«Правда», 20 июня 1906 г.

(обратно)

85

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, лл. 19 – 20.

(обратно)

86

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 11.

(обратно)

87

Там же.

(обратно)

88

«Красная Армия» (ежедневная фронтовая красноармейская газета), №180 (3674), 31 июля 1941.

(обратно)

89

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 6, л. 108.

(обратно)

90

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 213, д. 11, л. 11.

(обратно)

91

«Красная Армия» (ежедневная фронтовая красноармейская газета), №180 (3674), 31 июля 1941 г,

(обратно)

92

Архив МО СССР, ф. 88 год, оп. 9201, д. 1.

(обратно)

93

Там же.

(обратно)

94

Там же.

(обратно)

95

Архив МО СССР, ф. 88 гсд, оп. 9201, д. 1.

(обратно)

96

Архив МО СССР, ф. 197 сп. ои, 2160, д. 1, л. 11.

(обратно)

97

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 161, д. 9, л. 6.

(обратно)

98

Там же, л. 1.

(обратно)

99

Архив МО СССР, ф. 99 сд, оп. 9201, д. 1. Оперативная сводка №6.

(обратно)

100

Тело героя обороны железнодорожного моста лейтенанта И. С. Нечаева в ходе боя вынести не удалось. Не удалось его обнаружить и после освобождения города, посмотри на поиски. После отхода из Перемышля наших войск гитлеровцы уничтожили могилы наших воинов. В настоящее время на этом месте в Перемышле установлен памятник советским бойцам, павшим при освобождении города в 1944 г.

(обратно)

101

Архив МО СССР, ф. 88 год, оп. 9201, д. 1.

(обратно)

102

В Центральном государственном архиве Советской Армии (ф. 36862, oп. 1, д. 10, л. 228) на командира автобронероты лейтенанта А. И. Пирогона сохранился аттестационный лист, составленный незадолго до войны: «В армии с 1933 г., окончил в г. Горьком Бронетанковое училище, член ВКП(б). Общее развитие хорошее. Политически развит хорошо. В военном отношении сам подготовлен хорошо по всем видам. Роту по всем видам боевой и политической подготовки подготовил хорошо. Во время похода по освобождению трудящихся Западной Украины с поставленной задачей роте справился хорошо».

(обратно)

103

Архив МО СССР, ф. 88 гсд, оп. 9201, д. 1.

(обратно)

104

В. А. Анфилов о боях на этом участке в своей работе пишет: «В середине дня 23 июня противник нащупал слабое место в обороне советских войск, каким являлся стык между Рава-Русским и Перемышльским укрепленными районами. На этом участке командование 17-й армии и сосредоточило основные усилия... Командир 97-й стрелковой дивизии осуществил контратаку силами 206-го полка во фланг вражеской группировке. Однако существенных результатов она не дала» (В. А. Анфилов. Начало Великой Отечественной войны (22 июня – середина июля 1941 года). Военно-историчоский очерк. М., 1962, стр. 160). В этом описании допущена неточность. 206-й стрелковый полк входил в состав 99-й стрелковой дивизии, поэтому командир 97-й дивизии никак не мог отдавать ему приказы на осуществление контратак. Кроме того, для обороны 99-й стрелковой дивизии контратаки 206-го полка дали существенные результаты.

(обратно)

105

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, лл. 19 – 20.

(обратно)

106

Там же, л. 23.

(обратно)

107

В книге Н. К. Попеля допущена неточность. В ней говорится, что, несмотря на полученный приказ из района Перемышля двигаться в северо-восточном направлении, передовой отряд 8-го механизированного корпуса успел помочь отбросить немцев за Сан (Н. К. Пoпeль. В тяжелую пору. М., 1959, стр. 23 – 24). На самом деле в полосе 99-й стрелковой дивизии танкисты корпуса в бой не вступали. Из текста книги Н. К. Попеля получается, что передовой отряд вел этот бой в полосе 45-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Г. И. Шерстюк.

(обратно)

108

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 101, д. 169, л. 1.

(обратно)

109

«Военно-исторический журнал», 1959, №7, стр. 88 – 89.

(обратно)

110

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 161, д. 9, лл. 1 – 5.

(обратно)

111

Там же.

(обратно)

112

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 161, д. 169, лл. 10 – 11.

(обратно)

113

Там же, л. 13.

(обратно)

114

Действия артиллеристов 99-й стрелковой дивизии в боях под Перемышлем были описаны в статье полковника И. Д. Романова «Огонь советских батарей», опубликованной в газете «Красная звезда» 3 августа 1941 г.

(обратно)

115

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 6, л. 166.

(обратно)

116

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 6. л. 54.

(обратно)

117

Документы, рассказывающие о М. А. Мадатьяне, довольно скупы: «В армии с 1930 года, член ВКП(б) с 1931 года, окончил Тамбовское пехотное училище». Чаще всего в довоенных документах его имя упоминается в приказах, где отмечаются лучшие подразделения полка, дивизии, корпуса, армии. Полковая школа 197-го стрелкового полка, которой он командовал, неизменно отмечалась в них. Школа славилась высокой качественной подготовкой младшего командного состава, она выпускала требовательных, дисциплинированных, знающих свое дело сержантов.

Сохранилась характеристика, в которой сжато, кратко полковник П. П. Опякин писал о капитане Мадатьяне: «Политически подготовлен хорошо. В массово-политической работе участвует активно. Пользуется авторитетом среди бойцов и начальствующего состава. Хороший товарищ. Тактически подготовлен вполне удовлетворительно. Требователен к себе и подчиненным. Из личного и другого оружия стреляет хорошо. Здоров, физически вынослив. Энергичный. Обладает силой воли, Дисциплинирован, настойчив. К работе относится добросовестно. На выполнение задач боевой и политической подготовки актив мобилизовать может. Школа на сегодняшний день подготовлена хорошо» (ЦГАСА, ф. 36862, oп. 1, д. 10, л. 445).

(обратно)

118

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 5, л. 230.

(обратно)

119

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 161, д. 169, л. 15.

(обратно)

120

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 6, л. 314.

(обратно)

121

См. «Исторический архив», 1961, №3, стр. 95.

(обратно)

122

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 632523, д. 6, л. 175.

(обратно)

123

Там же, л. 67.

(обратно)

124

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 213, д. 11, л. 20.

(обратно)

125

Там же, д. 6, л. 325.

(обратно)

126

П. Ильин. Первая Краснознаменная. – «Радуга», 1967, №3, стр. 123.

(обратно)

127

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 27.

(обратно)

128

Там же, л 25.

(обратно)

129

Там же, л. 31.

(обратно)

130

Архив МО СССР. ф. 88 гсд, оп. 9201, д. 1, л. 3.

(обратно)

131

В. Беляев. Удар на Сане, – В кн. «Подвиг народа. Писатели и журналисты-фронтовики о памятных событиях и героях Великой Отечественной войны». М., 1965, стр. 22.

(обратно)

132

Архив МО СССР, ф. 88 гсд, оп. 9201, д. 1, л. 2.

(обратно)

133

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 5, л. 192.

(обратно)

134

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 42.

(обратно)

135

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 47. После оставления нашими войсками этого района гитлеровцы расстреляли в Медыке и Шехыце несколько десятков мирных жителей.

(обратно)

136

ЦГАСА, ф. 36862. oп. 1, д. 10, л. 147.

(обратно)

137

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 39.

(обратно)

138

«Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945», стр. 117.

(обратно)

139

«Сообщения Советского Информбюро», т. 1. М., 1944, стр. 4.

(обратно)

140

См. В. А. Анфилов. Начало Великой Отечественной войны (22 июня – середина июля 1941 года). Военно-исторический очерк, стр. 162.

(обратно)

141

«Военно-историчоский журнал», 1965, №6, стр. 55 – 56.

(обратно)

142

Архив МО СССР, ф. 229, оп. 213, д. 11, л. 20.

(обратно)

143

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 48.

(обратно)

144

«Правда», 5 июля 1966 г.

(обратно)

145

См. Т. Евстигнеев. Полет на свободу. М., 1960, стр. 62.

(обратно)

146

Архив МО СССР, ф. 88 гсд, оп. 9201, д. 1, л. 4.

(обратно)

147

Архив МО СССР, ф. 197 сп, оп. 2160, д. 1, л. 55.

(обратно)

148

«Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945». стр. 107.

(обратно)

149

К. Типпельскирх. История второй мировой войны. М., 1956, стр. 190.

(обратно)

150

ЦГАОР СССР, ф. 4459, оп. 27/1, ч. 1, д. 322, л. 204.

(обратно)

151

ЦГАОР СССР, ф. 4459, оп. 31/5, д. 623, л. 102.

(обратно)

152

Там же, д. 624, л. 104.

(обратно)

153

ЦГАОР СССР, ф. 4459, оп. 30/4, д. 494, л. 42-43.

(обратно)

154

Архив МО СССР, ф. 497 сп, оп. 2160, д. 5, л. 22.

(обратно)

155

А. Гречко. 25 лет тому назад, – «Военно-исторический жур­нал», 1966, №6, стр. 3.

(обратно)

156

Архив МО СССР, ф. 33, оп. 682523, д. 5, л. 12.

(обратно)

157

Там же, л. 2 – 3.

(обратно)

158

«Правда», 23 июля 1941 г.

(обратно)

159

«Красная звезда», 23 июля 1941 г.

(обратно)

160

«Красная Армия» (ежедневная фронтовая красноармейская газета), №180 (3674), 30 июля 1941 г.

(обратно)

161

К сожалению, до сего времени не удалось найти наградные материалы на многих отличившихся в боях за Перемышль бойцов и командиров 92-ю погранотряда, они оказались утерянными в вихре тяжелых боев первых недель войны.

(обратно)

162

«Красная звезда», 1 августа 1941 г.

(обратно)

163

См. «Исторический архив», 1961, №3, стр. 95.

(обратно)

164

М. И. Калинин. О коммунистическом воспитании и воинском долге. Сборник статей и речей. М., 1958, стр. 338.

(обратно)

165

Архив МО СССР, ф. 88 гcд, оп. 480934, д. 1, л. 2.

(обратно)

166

Архив МО СССР, ф. 88 гcд, оп. 200346, д. 2, л. 10.

(обратно)

167

Там же, л. 11.

(обратно)

168

Архив МО СССР, ф. 88 гcд, оп. 480934, д. 1, л. 3.

(обратно)

169

Архив МО СССР, ф. 88 гcд, оп. 200346, д. 2, л. 11.

(обратно)

170

Архив МО СССР, ф. 88 гcд, оп. 480934, д. 1, л. 4.

(обратно)

171

См. М. Мальцев, Г. Курчин. Первый советский, первый боевой. М., 1965, стр. 159.

(обратно)

172

«Правда», 10 апреля 1943 г.

(обратно)

173

Архив МО СССР, ф. 88 гсд, оп. 480934, д. 1, л. 5.

(обратно)

174

Там же, л. 7.

(обратно)

175

«Красная звезда», 29 июля 1944 1.

(обратно)

176

Архив МО СССР, ф. 194 гaп, оп. 424375, д. 1, л. 254.

(обратно)

177

«Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945», стр. 336.

(обратно)

178

Архив МО СССР, отдел личных фондов, д. 1794565. Личное дело генерал-майора Н. И. Дементьева, л. 13.

(обратно)

179

В. Е. Лобанок. В боях за Родину. Изд. 3. Минск, 1964. стр. 330-331.

(обратно)

180

«Известия», 22 мая 1968 г.

(обратно)

181

«Известия», 16 июля 1966 г.

(обратно)

182

Cм. «Военно-исторический журнал», 1968, №9, стр. 117.

(обратно)

183

«Известия», 22 марта 1966 г.

(обратно)

184

См. А. Ф. Пономарев, М. И. Иванов. Человек из легенды. Чебоксары, 1968.

(обратно)

185

См. «Львовская правда», 30 мая 1967 г.

(обратно)

186

«Ведомости Верховного Совета СССР», №22 (1420), 29 мая 1968 г., ст. 185, стр. 298.

(обратно)

187

«Советская Россия», 18 февраля 1966 г.

(обратно)

188

«Правда», 21 мая 1968 г.

(обратно)

189

«Молодой ленинец» (орган Сталинградского обкома ВЛКСМ), 28 мая 1960 г.

(обратно)

Оглавление

  • Введение
  • Накануне
  • Начало войны
  • Контрудар
  • Дни обороны
  • От Перемышля до Берлина
  • *** Примечания ***