КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592024 томов
Объем библиотеки - 898 Гб.
Всего авторов - 235607
Пользователей - 108219

Впечатления

Влад и мир про Политов: Небо в огне. Штурмовик из будущего (Боевая фантастика)

Автор с мозгами совсем не дружит. Сплошная лапша и противоречия. Для автора, что космос, что атмосфера всё едино. Оказывает пилотировать самолет проще пареной репы, тупо взлетай против ветра. Ещё бы ветер дул всегда на встречу посадочной полосе. И с чего вдруг инопланетянин говорит по русски, штурмует колонну фашистов, да ещё был сбит примитивным оружием, если с его слов ему без разница кто есть кто. Типа в космосе можно летать среди

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга Девятая (Городское фэнтези)

понравилось, ГГ растет... Автору респект...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Нежный взгляд волчицы. Мир без теней. (Героическая фантастика)

непонятно, одна и та же книга, а идет под разными номерами?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Велтистов: Рэсси - неуловимый друг (Социальная фантастика)

Ох и нравилась мне серия про Электроника, когда детенышем мелким был. Несколько раз перечитывал.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

В поисках истока, или Путевые заметки дилетанта [Григорий Иванов] (fb2) читать онлайн

- В поисках истока, или Путевые заметки дилетанта 7.9 Мб, 47с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Григорий Сергеевич Иванов

Настройки текста:



Григорий Иванов В поисках истока, или Путевые заметки дилетанта

Введение

Замысел издать свои путевые заметки с рассказами о поиске исторических документов о жизненном пути моих предков состоит в том, чтобы привить подрастающему поколению стремление к изучению истории своей семьи, дать алгоритм действий в процессе поиска документов, освещающих основные этапы их жизни, показать на своём примере, где и как искать эти документы, получать информацию о прошлом, что делать для увековечения их памяти. Также в книге рассказано о том, как общаться с поисковиками, краеведами и другими заинтересованными лицами, которые могут помочь восстановить жизненный путь предков, их уклад, узнать, через какие трудности (войны, голод, разруху, эпидемии) им приходилось проходить для достижения своих целей и желаний. В основном ими двигало стремление улучшить жизнь будущих поколений, и хорошо бы это понимать и ценить. Хотя зачастую, к сожалению, понимание этого приходит слишком поздно или не приходит вообще. С 2011 по 2021 гг. было много сделано для сбора сведений о жизненном пути моих родственников. Не всё бывало гладко и сразу получалось, пока в историях их жизней остаются пробелы. К этому человек, заинтересованный в воссоздании истории своей семьи, должен быть готов. Важно не останавливаться, когда на пути встречаются препятствия. На своём примере могу сказать, что за время поисков, посетив разные города, страны, регионы, я не везде, не от всех людей встречал понимание своих целей и действий, но, повторюсь, препятствия не должны останавливать заинтересованного человека. Потому что в награду за упорство в достижении цели исследователь получает интересное дело, на которое не стыдно потратить время своей жизни, а также яркие вдохновляющие примеры поведения людей в сложных жизненных ситуациях, которые позволяют не падать духом и находить смысл в жизни, как бы ни складывались обстоятельства.

В разные годы для поиска документов о жизни моих предков я посетил населённые пункты Украины: гг. Донецк, Авдеевка, Ясиноватая, пгт Очеретино Донецкой области, гг. Житомир, Новоград-Волынский, пгт Черняхов, сс. Калиновка, Стырты, Фёдоровка Житомирской области, гг. Дубно, Ровно Ровненской области, г. Львов; Белоруссии: посёлок Шумилино, с. Мокраки; России: гг. Орёл, Тамбов, Саратов, Балашов, Уфа, Баймак, Белебей, Октябрьский, Сибай. О посещении большей части их рассказано в этой книге. Информация о моём прадеде М.П. Кирсанове получена была в Белебеевском историко-краеведческом музее, где я оставил сведения о его детях – Николае и Зинаиде, родившихся в г. Белебее. Также я посетил историко-краеведческие музеи гг. Баймака и Сибая, в последнем тоже оставил информацию о прадеде. Помимо этого, я побывал в Брянском государственном краеведческом, Орловском военно-историческом, Тамбовском областном краеведческом, Дмитровском историко-этнографическом музеях, музее-заповеднике «Прохоровское поле» в Белгородской области, музее «Командный пункт Центрального фронта» в Курской области, Поныровском историко-мемориальном музее Курской битвы. Информация о моих родственниках была размещена в районных газетах «Белебеевские известия» и «Баймакский вестник» Республики Башкортостан. Средства массовой информации в г. Уфе не поддержали меня и мою инициативу по непонятным причинам, хотя я обращался к ним накануне Дня Победы. Последнее, что к моменту публикации книги удалось найти, это личное дело моей прапрабабушки – А.Г. Кирсановой – из Октябрьского дома-интерната для престарелых и инвалидов, информация из архивов г. Уфы о месте жительства, работе и смерти младшего сына прадеда, а также о местах работы и проживания старшего сына и его жены. Были предприняты попытки найти захоронения некоторых из моих родственников на кладбищах гг. Уфы, Октябрьского. Некоторые погосты заброшены, и найти места захоронения родственников людям, приехавшим на поиски из других регионов, да и местным, становится всё сложнее. Территория зачастую захламлена: деревья повалены прямо на ограды, мусор не убран. Кроме того, встречаются гуляющие, а летом и проживающие на территории кладбищ асоциальные элементы. Так что проблемы, связанные с поиском, ещё остаются. Да и поиск продолжается. Но уже можно сказать, что материалов собрано много, и они требуют систематизации и публикации. Благодарю всех, кто так или иначе содействовал мне в поисках информации о моих родственниках в Житомирской области Украины: главе администрации Стыртянского сельсовета, а также ее сотруднице Л.М. Зубленко, её детям и всем школьникам, которые ухаживают за захоронением – братской могилой №108, где похоронен мой прадед М.П. Кирсанов, учительнице Фёдоровской средней школы, которая в своё время откликнулась на обраащение моей родственницы на передачу «Отзовитесь, ветераны», военкому Черняховского райвоенкомата С.В. Войтенко, очевидцу гибели прадеда А.А. Олександровичу; в г. Белебее: бывшему хранителю фондов Белебеевского историко-краеведческого музея Е.И. Фединой, преподавателю истории Белебеевского медицинского колледжа Ю.А. Савинову, редакции газеты «Белебеевские известия», сотрудникам Межпоселенческой библиотеки №3 и архива ЗАГСа г. Белебея, руководителю рок-клуба «Нити» К.Б. Попенко, настоятелю Свято-Никольского собора протоиерею Андрею Николаевичу Кирсанову, педагогу средней школы №1 И.Г. Паршуткиной; в г. Уфе: сотрудникам архива ЗАГСа, Национального архива Республики Башкортостан (корпуса на ул. Карла Маркса, 4 и Советской, 7), Уфимского медицинского колледжа, военного комиссариата Республики Башкортостан, корреспонденту газеты «Республика Башкортостан» М.А. Сныткиной; в г. Баймаке: сотрудникам райвоенкомата, историко-краеведческого музея, редакции газеты «Баймакский вестник»; в г. Сибае: сотрудникам РВК, отдела ЗАГСа, историко-краеведческого музея; в г. Октябрьском: специалисту отдела кадров ГАУ СОН Октябрьский дом-интернат для престарелых и инвалидов М.Ф. Альмакаевой, директору историко-краеведческого музея имени А.П. Шокурова И.В. Медведевой; в Орловской области: сотрудникам Орловского областного военкомата, военно-исторического музея, поисковику Андрею Ачкасову, администрации Плосковского сельсовета Дмитровского района в лице В.Н. Овсянниковой; в Курской области: сотрудникам музея «Командный пункт Центрального фронта» (ст. Свобода), Поныровского историко-мемориального музея Курской битвы; в Белгородской области: работникам музея-заповедника «Прохоровское поле», настоятелю церкви Святых апостолов Петра и Павлаа; в Тамбовской области: сотрудникам областного военкомата, Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области (бывший партархив), областного краеведческого музея.

Поездка на Украину

Начало поисков документальных свидетельств жизненного пути моих предков связано с моей бабушкой Энгельсиной Михайловной. Помню, как она часто говорила, что хотела бы узнать судьбу своего отца, Михаила Павловича Кирсанова. Со слов родственников мне было известно, что он погиб в бою в с. Малые Девочки Черняховского района Житомирской области. Объединённый банк данных «Мемориал» о погибших в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. также содержал информацию о его гибели в Житомирской области Украины. Оттуда я и решил начать свои поиски, отправившись в поездку в марте 2012 года.

Дорога начиналась с Киевского вокзала в Москве: вначале предстояло на поезде 055 М Москва– Хмельницкий добраться до станции Казятин-1, где пересесть на поезд 361Щ Кишинёв–Санкт-Петербург и доехать до Житомира. На вокзал меня провожал мой товарищ Сергей Гусев. В Житомире местный таксист на стареньком «Москвиче» довёз меня до здания областного военкомата, но на его воротах висел замок. Водитель не меньше меня удивился, что военкомат закрыт, позвонил своему знакомому, от которого узнал, что военкомат уже давно не работает по этому адресу. Когда я наконец добрался до военкомата по новому адресу, выяснилось, что в нём данных на прадеда нет. Однако сотрудники военкомата дали телефон военкома пгт Черняхов, куда я и отправился после заселения в гостиницу. Разместился я в Житомире в одноимённой гостинице, расположенной напротив памятника танкистам. В секретариате военного комиссариата Черняховского района по распоряжению военкома С.В. Войтенко я получил справку о том, что прадед мой похоронен в центре с. Фёдоровка Черняховского района. С полковником С.В. Войтенко мы тепло пообщались. Он даже пригласил в следующий раз остановиться в их воинской части. Благодаря ему я узнал телефон сотрудницы администрации Стыртянского сельсовета, к которому относилось село Фёдоровка, – Лины Зубленко. Созвонившись с ней, договорился на завтра о встрече.

День получился насыщенным, кроме того, в дороге с двумя пересадками я практически не спал. Поэтому вернувшись в гостиницу, приняв душ и пообедав, я рано уснул. На следующий день планировалось съездить в Стыртянский сельсовет, куда из Житомира три раза в день ходил автобус. Но, опоздав на утренний рейс, отправлявшийся из города в 6:30, я сел в автобус Житомир–Малин только в 9:35. От автостанции посёлка Черняхов до с. Стырты пришлось идти пешком 12 км. Местность была абсолютно незнакомой; дорогу из щебня и гравия окружал лес. Редкие на этом пути машины проезжали мимо (за всё время пути мне встретилась одна подвода и 2–3 машины, ехавшие навстречу), да я и не предпринимал попыток их остановить. В какой-то момент заметил белку, она сопровождала меня значительный участок пути. После почти двух с половиной часов такой «прогулки» вместо щебня и гравия вдруг показалась булыжная мостовая. Идти по брусчатке в обуви на плоской подошве оказалось крайне неудобно, ноги от усталости просто отказывали. Показалось даже, что на этом небольшом, всего лишь 300-метровом, участке пути я устал больше, чем за пройденные ранее километры. Наконец, булыжник вновь сменился гравием, и вскоре я оказался в здании сельсовета. Вид у меня был очень усталый, да и эмоции от предстоящего посещения места захоронения прадеда захлестнули. Поняв моё состояние, сотрудницы администрации тут же усадили меня за стол и напоили чаем. Извинились за отсутствие транспорта, – оказывается, председатель сельсовета уехал на совещание. Немного переведя дух, вместе с заместителем главы администрации сельсовета Линой Михайловной на автобусе поехал к её дому. После знакомства с её мужем и детьми и вкусного обеда мы отправились на братскую могилу, в которой захоронен мой прадед – Кирсанов Михаил Павлович.

До этого момента о Михаиле Павловиче я почти ничего не знал. Ещё в середине 80-х гг. кто-то из дочерей прадеда обращался на радио в передачу «Отзовитесь, ветераны!». На обращение откликнулась учительница школы с. Фёдоровка, подтвердившая, что Михаил Павлович Кирсанов 1894 года рождения захоронен в братской могиле вблизи школы, которая шефствует над этой могилой. После получения этого сообщения и до моего приезда никому из близких в силу разных обстоятельств не удалось побывать на этом месте. Братская могила №108, где захоронен прадед, оказалась ухоженной: гранитная стела из тёмного камня возвышалась за основной могильной плитой, установленной на белом камне. Слева стоял жилой дом, а прямо за братской могилой начиналась территория Фёдоровской школы. У памятника много венков от жителей села, школы и администрации сельсовета. Приятно было видеть, что люди, независимо от политического строя, чтут память своих освободителей, защищавших Родину, сложивших головы ради новой жизни, ради того, чтобы подрастающее поколение помнило тех, кто отдал жизнь, не считаясь с личными интересами, несмотря на возраст. Многие из одиннадцати похороненных в братской могиле воинов, как я узнал, погибли молодыми, не успев познать радостей жизни, обзавестись семьями. Но, видимо, они не зря отдали свои жизни, ведь жители близлежащих сёл, проходя мимо этого братского захоронения, склоняют головы, а в дни памяти (день гибели, День Победы и день начала Великой Отечественной войны) приходят, вспоминают и благодарят этих офицеров и солдат, которые выполнили свой долг.



Братская могила в с. Фёдоровка Житомирской области Украины, где захоронен М.П. Кирсанов

В селе я пообщался с учительницей, откликнувшейся на письмо моих родственников. Она до сих пор проживает там, учит детей попрежнему, ухаживает за могилой, за что ей низкий поклон. Почтив память погибших, я отправился в обратный путь в Житомир. Мысли мои были о том, что, к сожалению, не везде памятники солдатам и офицерам находятся в таком ухоженном состоянии. Зачастую в угоду политическим условиям меняется отношение к подвигам предков, переписывается история. А погибшие уже не могут ответить тем недобросовестным историкам, которые под влиянием политической конъюнктуры искажают факты, меняют трактовки событий прошлого. Поэтому я считаю необходимым опубликовать истории о подвигах моих родственников, представить на суд читателя материалы, хранящиеся в семейном архиве, на основании документов рассказать правду о том, как жили и за что сражались наши предки. Во второй приезд на могилу прадеда по инициативе моего отца я привёз ноутбук для детей Л.М. Зубленко в благодарность за то, что ухаживают за братским захоронением. Меня встречал председатель сельского совета, собрались жители с. Фёдоровка, почтили память Михаила Павловича, поблагодарили меня за него. Тогда же Лина Михайловна организовала мне встречу с очевидцем гибели, предположительно, моего прадеда А.А. Олександровичем. Он рассказал, что в том бою какой-то майор был ранен, но санитарная машина не успела вывезти его из села, от полученного ранения офицер скончался. После известных событий на Украине больше побывать на могиле прадеда мне не удалось.



Плита на братской могиле с именем М.П. Кирсанова

Путешествие в Белоруссию

После удачной поездки в Житомирскую область Украины на могилу прадеда я решил продолжить поиски. На этот раз я обратился к боевому пути моего деда Ивана Семёновича Назаренко, воевавшему в 197-й стрелковой дивизии. Его брат А.С. Назаренко посвятил ему неопубликованную повесть «Зося». По сюжету мой дед, выходя из окружения с боевым знаменем вместе с другом, простыл и остался на лечении у медсестры по имени Зося, которая жила в деревне Мокраки вместе с мамой и бабушкой. Я решил проверить, насколько правдива эта история, поэтому зимой 2012 года с Белорусского вокзала отправился в Витебскую область Беларуси, в городской посёлок Шумилино. Ранним утром, в 6:45, я прибыл в Шумилино, сел в автобус и примерно к 8:00 дошёл от остановки до деревни. Немного побродив по деревне и осмотревшись, я встретил женщину с дочкой. Из разговора я узнал, что женщина работает медсестрой и ставит уколы местным жителям. Рассказал ей о причине, которая привела меня в их деревню. Спросил насчёт дома Зоси в конце деревни, но дело слишком давнее, и она об этом ничего не слышала. Зато меня накормила, за что ей большая благодарность.



Деревня Мокраки Витебской области Беларуси

После обеда новая знакомая вызвалась сопровождать меня в моих поисках по деревне: я надеялся выяснить хоть что-то о Зосе. Один мужчина рассказал, что во время войны войска НКВД вели пленных поляков, которые, увидев самолёты фашистов, закричали «Хайль Гитлер!». В этот момент войска НКВД расстреляли всех поляков, скинули в яму и засыпали землёй. Не знаю, насколько этой истории можно доверять, так как, кроме рассказа местного жителя никакой информации о расстреле поляков у меня нет. Фельдшерский пункт, где возможно работала Зося, находился, как оказалось, в соседнем селе. А дом, где она предположительно проживала, сгорел в 1995 году. Больше ничего выяснить не удалось.

Когда я отправился на автобусную остановку, чтобы уехать назад в Шумилино, остановилась попутная машина. Водитель сказал, что женщина, которая мне встретилась в деревне, попросила подвезти меня до посёлка. Я поблагодарил его и дал немного денег. Приехав в Шумилино, купил на местном рынке сало с васаби, взял билет и поехал домой. К сожалению, на месте, описанном в произведении «Зося», никаких данных об этой истории найти не удалось. Чтобы узнать хоть что-то о местной медсестре, работавшей в фельдшерском пункте в годы войны, мне посоветовали обратиться в архив Витебской области. Тем не менее, я не теряю надежды, что, быть может, кто-то из родственников той Зоси прочитает мои путевые заметки и откликнется.



Вид на д. Мокраки с дороги

Экскурсии в железнодорожные музеи

Мой прадед Семён Иванович Назаренко, отец деда Ивана Семёновича, всю жизнь проработал на железной дороге, за добросовестный труд был награждён грамотами Министерства путей сообщения, знаком «Почётный железнодорожник», орденом Ленина, поэтому история железнодорожного сообщения меня интересовала с детства. Поэтому в марте 2017 года я совершил поездки в ближайшие железнодорожные музеи.

Первая поездка была совершена на станцию Узловая Тульской области, и это оказалось символичным. Во время посещения музея истории локомотивного депо станции Узловая, созданного в 1967 году, я узнал, что именно с этой станции Л.М. Каганович, с 1935 по 1944 гг. (с перерывами) занимавший пост народного комиссара путей сообщения СССР, ежегодно отправлялся на Донбасс с инспекцией состояния дел в железнодорожном сообщении. По результатам проверки работы моего прадеда в депо Ясиноватая нарком наградил его патефоном, а в другой приезд – мотоциклом марки Harley-Davidson. Заранее спланировав маршрут, собрав с вечера продукты и всё необходимое, 1 марта я проснулся в 5 часов утра и, выпив кофе, отправился в путешествие. Вышел из дома в Москве на улице Шипиловской в 5:45 и через 10 минут сел в автобус №711 до станции метро Орехово. Доехав до метро и дождавшись автобус №717, я отправился до остановки железнодорожная платформа Бирюлёво Пассажирская, откуда добрался до станции Ожерелье (через Домодедово, Барыбино, Ступино, Жилёво) в 8:49. На станции приобрёл билет на транспортное средство на рельсах (иначе не назвать), но автоинформатор назвал его рельсовым автобусом. Состав (рельсовый автобус) включает 2 вагона, в каждом по 25 посадочных мест, имеется туалетная комната. Транспорт достаточно быстрый, работает на дизельном топливе, как реальный автобус, только едет по рельсам. В 9:05 выехал со станции Ожерелье в сторону станции Узловая, в 9:45 проехали населённый пункт Мордвес Тульской области. В 11:35 проехали город Новомосковск-1. В 12:05 автобус на колёсах прибыл в Узловую. Выйдя со станции, я отправился на поиски музея, в сторону локомотивного депо. Выйдя на дорогу, спросил у прохожего, как дойти до музея; он ответил, что нужно идти до переезда и там спросить, как пройти дальше. Заблудившись, попал в частный жилой сектор. Женщина, вешавшая бельё во дворе, пояснила, что надо вернуться обратно к переезду, до которого я добрался на попутной машине. Дальше меня любезно вызвалась проводить местная жительница. Мы направились к музею, но по пути у переезда нас задержал минут на пятнадцать маневровый поезд. К нужному переезду мы вышли примерно в 13:00. По пути, проходя через рельсы, проваливался в снег. В одном из сугробов оказалась водосточная труба, о которую я довольно неприятно ударился правой ногой, но это не помешало продолжить путь.

В музей попал примерно в 13:20, и находился там в течение получаса. Опытный экскурсовод Татьяна подробно рассказала историю станции Хрущёвка (Узловая) и разрешила фотографировать, если не шпион. Я ей рассказал о своём прадеде, дедушке и брате деда (дяде), о том, что они тоже работали на железной дороге. Взяв буклет о музее, я поблагодарил её за экскурсию, и она меня за рассказанные истории. Вышел в город примерно в 14:00, думал найти сувениры, но, увы, не удалось. Минут через 20 я уже пошёл к станции, по пути сфотографировал церковь Святой Блаженной Матроны Московской, а на станции – поезда. Зашёл в здание вокзала, чтобы взять билет до Ожерелья и был остановлен сотрудником полиции из-за того, что в руках держал фотоаппарат. Показав пенсионное удостоверение, пояснил, что был на экскурсии, и пошёл на рельсовый автобус, который отправился в Ожерелье в 14:47. Прибыв в Ожерелье в 17:15, я взял билет до платформы Бирюлёво Пассажирская, и в 19:15 был в Москве. Примерно в 20:00 добрался до дома. Поездка получилась интересной и познавательной, и я решил продолжить посещение железнодорожных музеев.

Отдохнув один день, 3 марта я вновь отправился в путь. На этот раз было запланировано посетить музейный комплекс «Паровозное депо» на станции Подмосковная неподалёку от платформы Красный Балтиец. От дома доехал на 275-м автобусе до платформы Москворечье (две остановки) и сел на электричку до платформы Красный Балтиец, предусмотрительно взяв билет туда и обратно. Доехав на комфортабельной электричке до платформы и поднявшись на ремонтируемый мост, я увидел небольшие здания музейного комплекса станции Подмосковная, а также старинные железнодорожные вагоны и паровозы начала XX века.

Спустившись по мосту и взяв билет на осмотр экспозиций, я зашёл на территорию музея. История его создания связана со строительством в 1898–1904 гг. Московско-Виндавской железной дороги, которая проложила кратчайший путь от Москвы до Балтийского моря. Первый поезд от станции Подмосковная в Москве до станции Ржев отправился по новой железной дороге 2 июля 1901 г.; а 11 сентября того же года в Москве был открыт Виндавский (с 1930 г. Балтийский, с 1942 г. Ржевский, с 1946 г. Рижский) вокзал. Станция Подмосковная Московско-Виндавской железной дороги была построена в 1901 году. Тогда же появились паровозное депо веерного типа, водокачка и угольный склад. Со временем станция превратилась в крупный сортировочный узел, и пассажирское сообщение было перенесено к построенной в 1945 г. платформе Красный Балтиец. На базе исторических зданий станции и был создан музейный комплекс.

В первом здании, с которого начинался обзор экспозиции, было несколько помещений. Первое представляло собой багажное отделение с мужчиной-манекеном в форме железнодорожника, здесь же находилось несколько сумок и чемоданов. Во втором помещении были выставлены образцы регулировочных железнодорожных жезлов, печка с дровницей, сигнальные фонари. Третье помещение совмещало в себе кассу с расписанием поездов и видеоряд с портретами мужчин и женщин того времени, обслуживающего персонала железных дорог, буфет с баранками, пирожками и самоваром, а также телеграф с образцами телеграмм. На территории музея находится водонапорная башня, в помещении которой выставлены образцы запасных частей железнодорожного состава и паровозов, комплектующих самой водонапорной башни, список железных дорог с фотографиями и текстовыми пояснениями к ним, обстановка вагона того времени, чем-то напоминающего карету, с рекламой сигар, пива и прохладительных напитков. Здесь же вниманию посетителей представлен небольшой фильм о железной дороге. В домике начальника станции встречает сам хозяин – манекен в форме железнодорожника, склонившийся над столом. На стене висят карта железной дороги и портрет царя. В помещении находятся книжный шкаф, скамейка с логотипом МПС (Министерство путей сообщения). В доме также есть столовая и спальня. На территории музейного комплекса находится кафе «Подмосковное», памятник работникам станции, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Все паровозы в хорошем состоянии, имеются депо, угольный склад, а также первый советский паровоз. Неизвестный, не представившийся мне мужчина, как и сотрудник полиции на ст. Узловой, куда я ездил на экскурсию двумя днями ранее, выразил недовольство, что я фотографирую железнодорожный объект, и заметил, что музей закрыт, хотя было 16:35, а музей работал до 17:00. По его словам, железнодорожным объектом является кафе – здание станции Подмосковная, на что я заметил, что 17:00 ещё нет, да и здание кафе не является секретным объектом.

На мосту в сторону посадки на станции Красный Балтиец я сделал несколько фотографий, вдалеке высилась Останкинская телебашня, которую я тоже сфотографировал. Потом случайно сел в электричку Рижского направления (до Рижского вокзала) и вышел через две остановки на платформе Дмитровская. Наконец, в 17:49 сел в нужную электричку, на которой добрался до платформы Москворечье, удачно сел на 768-й автобус и доехал до дома.

На следующий день я посетил железнодорожный музей у Рижского вокзала. Там под открытым небом выставлены образцы железнодорожной техники разных времён: поезда, вагоны и др. Ещё с вечера посмотрев расписание электропоездов, в 9:13 от платформы Москворечье сел в электричку, следующую до Нахабино, и вышел на платформе Ржевская неподалёку от Рижского вокзала и известного москвичам Рижского рынка. Дорога не отняла много времени – примерно в 9:50 я был на месте. Пройдя под эстакадой, вышел к Рижскому вокзалу и увидел территорию музея железнодорожного транспорта. Приобретённый билет давал право на осмотр экспозиции с большим количеством тепловозов, санитарных вагонов, уборочной, строительной техники, скоростных электропоездов, простых электричек и вагоновтеплушек.

Всё увиденное словно окунуло меня в детство, ведь на многих электропоездах я ездил и в Москве, и на Украине. Вход в вагон электрички закрывался двумя дверями-распашонками тамбурного типа, которые пассажиры самостоятельно открывали, чтобы войти или выйти. Во время посещения музея от Рижского вокзала на станцию Подмосковная отправлялась паровозная экскурсия, около паровоза стояли одетые в старинную форму машинист и дежурный по станции. Особенно произвёл впечатление операционный и санитарный вагоны, поезд Победы и вагон владикавказского типа с ванной, вагоном-рестораном, обычными плацкартными вагонами со светильниками (всё в одном вагоне). На территории музейного комплекса имеется монумент памяти погибших в годы Великой Отечественной войны машинистов и работников железной дороги с указанием имён. С Рижского вокзала я отправился обратно на станцию Ржевская, где имеется описание станции и иконы Божьей Матери Ржевская. В 12:13 я сел в электричку, следующую до Столбовой, и вышел на платформе Москворечье, откуда благополучно добрался до дома.

Во время этих путешествий обратил внимание на то, что в электричках много продавцов книг, игрушек и лиц без определенного места жительства, беженцев и инвалидов, просящих милостыню. Это напомнило 1990-е годы, когда многие кормились торговлей в электричках и жили на подаяния.

Новогоднее чудо

Прошло несколько лет с поездки на Украину, и вот под конец 2018 года произошло событие, которое подтолкнуло меня отправиться в длительное путешествие для установления судьбы моих родственников. Началось всё с того, что 30 декабря 2018 года вся наша семья готовилась к празднованию нового года. К сожалению, моя племянница Женечка к нашему семейному празднику присоединиться не смогла ввиду работы и учёбы. Утром 31 декабря мне пришло смс с незнакомого номера и ссылка на сайт, посвящённый ветеранам и героям Великой Отечественной войны. Пройдя по ссылке, я вышел на страничку моего прадеда Кирсанова Михаила Павловича. Связавшись с отправителем сообщения, я выяснил, что написала мне девушка по имени Оксана. Её дедушка, Кирсанов Фёдор Михайлович 1930 года рождения, уроженец д. Елизаветино Белебеевского района, возможно, сын моего прадеда, Кирсанова Михаила Павловича. Мы встретились с Оксаной в кафе, в районе станции метро Каширская, по внешним данным она оказалась очень похожа на мою бабушку – Назаренко (Кирсанову) Энгельсину Михайловну – и её племянницу, мою тетю Элю из Саратова. Жаль, что эта информация пришла достаточно поздно: бабушки с тётей уже нет в живых, и у них не узнать подробностей. У моей второй тёти, Нины, я выяснил, что, возможно, у моего прадеда могла возникнуть новая семья, так как с моей прабабушкой, Екатериной Степановной, Михаил Павлович развёлся. В браке с прабабушкой Екатериной у него было четверо детей: Николай Михайлович (1915 г.р.), Зинаида (1922 г.р.) и моя бабушка Энгельсина (1926 г.р.). Был ещё один сын, который умер в школьном возрасте до начала Великой Отечественной войны. Мальчик, в отсутствие отца, который был занят на службе, выполнял всю работу по хозяйству, с коровами и прочей живностью, имел склонность к точным наукам, но, к сожалению, заболел менингитом и умер. Эта новогодняя история побудила меня продолжить поиск и установить все родственные связи нашей семьи. У Оксаны растёт сын, есть родственники в г. Тольятти, а в г. Белебее, откуда родом мои предки Кирсановы, живут её сестра с дочкой Машей. Именно с этой смс-ки и встречи с Оксаной начался новый этап поисков документов о моих предках. Было принято решение совершить поездку по местам боёв моих родственников-участников Великой Отечественной войны, а также посетить Башкирию, где когда-то жили мой прадед и его дети.

Поездка в Орёл и Курскую область

1 марта 2019 года я отправился в поездку, во время которой предстояло узнать много нового о моих предках. В тот день я отправился на Курский вокзал, откуда на поезде Санкт-Петербург–Белгород поехал в г. Орёл. Там я планировал посетить областной военкомат, чтобы установить судьбу Николая Михайловича Кирсанова – сына моего прадеда. О нём сведений было мало, поэтому начал с того, что проследил его боевой путь по документам ЦАМО РФ. В соответствии с этими данными, он служил в 411 отдельном батальоне связи 3 танкового корпуса (ТК) 2 танковой армии (ТА). Также в архивных документах отражены обстоятельства гибели Н.М. Кирсанова. Он был убит 27 июля 1943 г. на высоте 252,8 в районе населённого пункта Горки тогдашней Курской области при доставлении боевого донесения. От его сына, Станислава Николаевича Кирсанова, мне удалось получить фотографию Николая Михайловича и его письмо, адресованное сыновьям. В Орловский областной военкомат я приехал в не приёмные часы, поэтому сотрудница – Нина Александровна – посоветовала зайти в понедельник утром, чтобы забрать копии документов о перезахоронении Н.М. Кирсанова. Речь шла об ответе на мой запрос, отправленный в декабре 2018 года. Ответ был подготовлен и выслан почтой, однако я его так и не получил, поэтому решил приехать и забрать на месте.

Поскольку впереди были выходные, я снял квартиру и решил поехать по местам боёв 3 ТК 2 ТА. В субботу утром сел в электричку до Курска и отправился на ст. Свобода Курской области. Отсюда на автобусе добрался до посёлка, где располагается историко-мемориальный музей «Командный пункт Центрального фронта», который был открыт к 30-летию Победы в Великой Отечественной войны. Рядом находится красивый монастырь «Коренная пустынь».

В музее под открытым небом установлены плиты с указанием родов войск, находившихся в подчинении Центрального фронта, в том числе и танковых войск. В начале экскурсии по музею демонстрируется 10-минутный фильм о Курской битве, затем – различные виды вооружений немецких и советских частей, одежда солдат Красной Армии и вермахта. Завершается осмотр экспозиции посещением реконструированного блиндажа командующего Центральным фронтом К.К. Рокоссовского. В нём размещены кровать, средства связи с войсками, рабочее место командующего с картами, на которые нанесены направления движений фронтов, рабочее место адъютанта и запасной выход, находящийся на противоположной стороне бункера. 5 июля 1943 г. выведенный из резерва 3 ТК 2 ТА находился в районе станции Поныри (ныне Курская область), где совместно с 307 стрелковой дивизией около недели удерживал оборону, а затем отошёл на север. Именно на станцию Поныри я отправился после посещения музея «Командный пункт Центрального фронта». Сейчас там расположен Поныровский историко-мемориальный музей Курской битвы. Экскурсовод был готов организовать мне экскурсию на монумент «Тепловские высоты», но я отказался, сославшись на позднее время и необходимость возвращаться в Орёл, и договорился о встрече на завтрашнее утро. В воскресенье утром той же электричкой, что и накануне, я доехал из Орла до станции Поныри.



Здание Поныровского историко-мемориального музея Курской битвы

Здесь я отправился в музей, который был создан на базе местной средней школы по инициативе ветеранов Курской битвы, собравшихся на 20-летнюю её годовщину. В 1970 г. музей изменил своё название и статус и стал Поныровским историко-мемориальным музеем Курской битвы. Во время экскурсии мне рассказали историю Курской битвы и освобождения пгт Кромы. Сейчас на окраине посёлка установлен памятник танкистам. Возложив к нему цветы, я отправился в Орёл.



Памятник танкистам в посёлке Поныри Курской области

По возвращении в город я встретился с поисковиком Андреем, телефон которого мне дали в военкомате. Вместе мы посетили Орловский военно-исторический музей, попытались по картам боёв уточнить место гибели и захоронения Н.М. Кирсанова. В понедельник забрал документы из военкомата, вместе с Андреем прогулялся по мемориалам, посвящённым Великой Отечественной войне, по берегу р. Орлик. А вечером я отправился на вокзал, откуда ночным поездом мне предстояло доехать до ст. Прохоровка.



Фрагмент стелы «Орёл – город воинской славы»



Танк Т-70 около здания Орловского военно-исторического музея

Прохоровское поле

Сев на ночной поезд в Орле, я отправился в п. Прохоровка Белгородской области. Путь был недолгим (около 2 часов), но вид у меня от прогулки по городу и длительного ожидания был настолько усталый, что проводник разрешил в поезде прилечь. Посёлок, куда я направлялся, широко известен тем, что в июле 1943 г. в его окрестностях в рамках Курской битвы происходило одно из крупнейших танковых сражений в военной истории. В 1995 г. в Прохоровке был создан Государственный военно-исторический музей-заповедник «Прохоровское поле».

Выйдя на станции Прохоровка, я сразу взял билет на проходящий поезд до Аксаково. Оттуда мне предстояло поехать в Белебей, где жил когда-то мой прадед со своей семьёй. Со станции на такси я доехал до гостиницы, расположенной на территории музея-заповедника «Прохоровское поле». Окна номера выходили на проезжую часть, отсюда открывался вид на Петропавловскую церковь. Вначале я отправился в Музей бронетанковой техники, осмотрел экспозиции и пообщался с администратором об истории Курской битвы. Часть экспозиции музея размещена под открытым небом: имеются танкодром и ремонтная база, где ремонтируют технику времён Великой Отечественной войны.



Композиция «Танковый десант» на территории Музея-заповедника «Прохоровское поле»

Возле здания Музея Боевой Славы установлена скульптурная композиция, представляющая танковый таран во время сражения под Прохоровкой. Сам музей я тоже посетил, но пообщаться с его сотрудниками о судьбе моего родственника Н.М. Кирсанова не удалось. Они сослались на то, что владеют информацией только по событиям, происходившим на южном фасе Курской дуги, а сын прадеда погиб на северном её фасе.

На вечер я договорился о встрече с бывшим экскурсоводом музея, женщиной, с которой созванивался задолго до поездки и уточнял информацию по высоте 252,8, где погиб Николай Михайлович Кирсанов. Вечером, как мы договаривались, она подъехала к гостинице на машине, и мы отправились к ещё одному интересному объекту, расположенному примерно в 5 км от музея – памятнику Победы «Звонница». В ночное время «Звонница» красиво подсвечивается разными цветами. Неподалёку установлены бюсты Дмитрию Донскому, М.И. Кутузову, Г.К. Жукову; памятник советским танкистам и артиллеристам на высоте 252,2. Рядом на экспозиционной площадке установлены образцы танков и артиллерийского вооружения периода Великой Отечественной войны. Большое количество памятников посвящено непосредственно Курской битве: командующим фронтами и командармам, принимавшим участие в сражении, Герою Советского Союза П.И. Шпетному и др. После интересной, познавательной экскурсии бывшая сотрудница музея посоветовала приехать сюда ещё раз и самостоятельно ознакомиться с экспозицией военной техники, где были выставлены танки Т-34-85, самоходные артиллерийские установки, машина реактивной артиллерии БМ-13, более известная как «Катюша», образцы 152-мм гаубицы 1943 г., 37-мм зенитной пушки 1939 года и др. Время было позднее, пора было возвращаться. Поблагодарив мою спутницу за экскурсию и передав подарки для её ребёнка, я вернулся в гостиницу. На следующий день я вновь посетил музеи, памятник Победы «Звонница», сделал фотографии, зашёл в церковь на службу, после пообщался с батюшкой.

Утром перед отъездом в Башкирию я вновь посетил церковь. На этот раз батюшка разрешил мне зайти во второй, больший по размеру храм, где были сложены плиты с именами погибших на Курской дуге, в сражении на Прохоровском поле. Зрелище это производит неизгладимое впечатление: плиты заполняют собой пространство храма так, что некуда ступить. Купив по пути сувениры, я отправился на вокзал. По дороге таксист рассказал, что в окрестностях Прохоровки до сих пор находится много вооружения, в земле – мины, неразорвавшиеся боеприпасы. За год до моего приезда один из «чёрных копателей», которые часто орудуют в этих местах, подорвался на мине после неудачного извлечения тротила. Случай этот – предостережение для подрастающего поколения об опасности этого незаконного занятия. Попрощавшись с таксистом, я посетил ещё памятник погибшим воинам у вокзала станции Прохоровка. Впереди ждал г. Белебей.



Фрагмент экспозиции Музея бронетанковой техники на территории Музея-заповедника «Прохоровское поле»

Поездка в Башкирию. Белебей

Поезд Белгород–Новосибирск, на котором мне предстояло доехать до Башкирии, отправлялся со станции Прохоровка в 10:02. Объявив прибытие поезда, диспетчер не сообщил о нумерации вагонов. Это вызвало недоумение пассажиров. Чтобы сесть в поезд, мне пришлось с сумками миновать три вагона буквально бегом. Ведь в ближайший ко мне вагон проводники отказались меня посадить, мотивируя тем, что посадка осуществляется только в вагон, указанный в билете. Когда я уже разместился в вагоне, зашёл начальник поезда и спросил пассажиров об условиях поездки. Я сообщил о проблемах, возникших при посадке. Начальник поезда вызвал тех проводников, которые отказались посадить меня в поезд. Они оказались студентами, принесли свои извинения и даже предложили приходить к ним пить чай. На этом конфликт был исчерпан. А поезд продолжал свой путь. Вечером мы прибыли в Тамбов, где живёт мой товарищ по учёбе на тренера по футболу в школе имени К.И. Бескова. Несмотря на холодную погоду, он подъехал на вокзал, и нам удалось пообщаться. После приятной встречи я продолжил путь. Вечером следующего дня я был уже в Белебеевском районе Башкирии. С железнодорожной станции Аксаково на такси я добрался до г. Белебея. Нужно было побеспокоиться о месте, где поселиться на время пребывания в городе. Ещё в Самаре я позвонил, договорился о приезде и просмотре квартиры. Однако поведение хозяйки меня не устроило: в залог на время проживания она потребовала мой паспорт. Помимо того, что это является незаконным, мне показалось это просто неэтичным. В итоге я отказался от аренды этой квартиры. Хорошо, что был ещё один вариант. По телефону хозяйка квартиры назвала адрес, куда приехать за ключами. Выходящий из магазина мужчина на мой вопрос, как добраться до указанного дома, согласился меня подвезти до места, где мне выдали ключи от квартиры. Оплатив три дня проживания, я вместе с водителем доехал до дома, в котором предстояло остановиться в этом городе. Квартира была довольно уютная, с большой кухней, хорошей мебелью и балконом. Дом стоял практически на окраине города, рядом с лесом, тем не менее по соседству располагались продуктовые магазины, где можно было купить всё необходимое. Наутро я стал думать, с чего начать поиск документов и знакомство с городом.

Узнав, что в Белебее есть историко-краеведческий музей, решил для начала посетить его, предварительно созвонившись с его работниками. Главный хранитель фондов музея, Елена Ивановна Федина, нашла в фондах документы о моём прадеде – Кирсанове Михаиле Павловиче: письмо Е.Ф. Нестеровой, в котором рассказывается о боевом пути, и его фотографию. Для меня и моей семьи это большая радость, потому что фотографии у нас не было, а прадеда я никогда не видел. Елена Ивановна любезно позволила мне посмотреть анкеты участников первой мировой войны. Среди них я обнаружил и анкету прадеда, сделал её копию. Затем оставил данные на Николая Михайловича Кирсанова. Кроме того, в музее нашлась фотография первой жены прадеда – Степановой Екатерины Степановны – с совещания волостных организаторов Белебеевского кантона Башкирской АССР по работе среди женщин, датированная 3 июня 1925 года. Снял ещё и копию афиши выступления комиссара 25-й Чапаевской дивизии Д.А. Фурманова в Доме Свободы, которое состоялось в мае 1919 года. В музее мне сказали, что в городе работает медицинский колледж, поэтому после посещения музея я отправился туда в надежде узнать что-нибудь о возможной учёбе дочери М.П. Кирсанова, Зинаиды Михайловны. Там я познакомился с преподавателем истории Савиновым Юрием Александровичем, от которого узнал, что учебное заведение было основано в 1938 году. Однако мои попытки найти в колледже какую-нибудь информацию о Зинаиде Михайловне Кирсановой не увенчались успехом. На следующий день я был приглашён к родственникам Оксаны, с которой я встречался в Москве. Они приняли меня очень тепло, однако наше с ними родство в итоге не подтвердилось. Выяснилось это после посещения мной отдела ЗАГСа, сотрудница которого установила, что дед Оксаны не является моим родственником. Здесь мне выдали копии метрик моей бабушки Энгельсины Михайловны и её сестры Зинаиды. Согласно полученной копии выписки, бабушка проживала в доме №45 на улице Красноармейской. Я нашёл этот дом, сфотографировал его, но внутрь попасть не удалось.



Дом №45 по ул. Красноармейской, г. Белебей

Затем я посетил две церкви: Свято-Никольский собор и Михаило-Архангельскую церковь, поставил свечи за упокой родственников, родившихся в г. Белебее, пообщался с батюшкой Андреем Кирсановым. Он оказался однофамильцем прадеда, сказал, что из переселенцев. После я зашёл в военкомат, однако в нём данных о моих родственниках не оказалось. Оставил информацию и копии документов об их боевом пути, поскольку сотрудники военкомата как раз собирали сведения для музейного комплекса «Дорога памяти» в Подмосковье. В попытках расспросить местных жителей о прадеде неподалёку от места, где проживала мать Михаила Павловича, Анна Гавриловна, я встретил человека по имени Александр, который познакомил меня со своей мамой Валентиной Алексеевной. Съехав со съёмной квартиры, я переселился к ним в правую часть дома с отдельным входом и кухней. Вместе с Александром я ещё раз сходил в медицинский колледж, пообщался с историком Юрием Александровичем.



Парк Славы, г. Белебей

Путешествие в Баймак и Сибай

Оставив большую часть вещей у гостеприимных хозяев в Белебее, я вновь отправился на станцию Аксаково, чтобы добраться до столицы Башкирии Уфы, чтобы посетить г. Баймак. Мой интерес к этому городу был вызван тем, что оттуда Михаил Павлович и его сын Николай ушли на фронт. Вечерней электричкой уехал в Уфу, а затем сел на пассажирский поезд до железнодорожной станции Сибай.

Прибыв утром в г. Сибай, я сразу же взял билет на автобус до г. Баймака. Первым делом в Баймаке я направился в районный архив, но документов на своих родственников мне обнаружить не удалось. Скорее всего, причина кроется в том, что в своё время в архиве был пожар, и многие документы были утрачены. Не получилось найти и какой-либо информации о второй жене прадеда, Писаревой Лидии Игнатьевне, и их общем сыне Евгении. Правда, одна из работниц архива знала человека, бабушка которого носила фамилию Писарева. Но найдя этого человека и поговорив с ним по телефону, я выяснил, что к моей семье отношения он не имеет, при этом фамилия Писарева, по его мнению, является очень редкой для Баймака.

В районном отделе ЗАГСа, куда я направился после посещения архива, никаких документов на родственников мне также не предоставили. Затем, основываясь на данных списка безвозвратных потерь, я поехал к дому №51 по улице Худайбердина, где в годы войны проживала жена М.П. Кирсанова и куда была отправлена похоронка на него. На мой стук из деревенского дома вышел мужчина, который рассказал, что дом был построен примерно в 1970-е гг. Но главное, что дом по этому адресу существует. С хозяином дома мы до сих пор поддерживаем связь.



Дом №51 по улице Худайбердина в г. Баймаке

Больше информации получить не удалось, хотя я посетил ещё музей и редакцию газеты «Баймакский вестник». Историко-краеведческий музей в г. Баймаке находится в плачевном состоянии: на последнем этаже здания администрации из-за протекающей старой крыши музейные экспонаты страдают от сырости.



Баймакский историко-краеведческий музей

В военкомате г. Баймака, несмотря на то что М.П. Кирсанов занимал должность военкома, информации о нём найти не удалось. Как не удалось найти в Баймаке и улицу Слусскую, на которой в доме № 39 проживала семья Николая Михайловича Кирсанова. На этот адрес, согласно документам ЦАМО РФ, приходила похоронка на него. В газете «Баймакский вестник» я оставил документы о боевом пути прадеда и его детей. В мае 2019 г. вышла статья с просьбой откликнуться возможных родственников, но, к сожалению, никто не откликнулся.

Затем я отправился на автобусе в г. Сибай, где договорился об аренде квартиры. Сибай, по сравнению с Баймаком, показался мне более развитым городом в плане инфраструктуры.



Железнодорожный вокзал в г. Сибае

Утром я посетил военкомат, где оставил письменный запрос на получение информации о моём прадеде. Также я посетил Сибайский историко-краеведческий музей, передал копии документов на моих родственников Кирсановых.

В отделе ЗАГСа мне указали направление дальнейших поисков: сотрудники дали адрес Национального архива Республики Башкортостан в Уфе, посоветовав обратиться туда. Посетив монумент участникам Великой Отечественной войны, сделав копию фотографии прадеда в фотостудии, я сдал ключи от съёмной квартиры и поехал на вокзал, откуда поездом отправился в Уфу.



Сибайский историко-краеведческий музей. Фрагмент экспозиции

Поиски в Уфе

По подсказке работников отдела ЗАГСа г. Сибая я собирался посетить Национальный архив Республики Башкортостан в Уфе для поиска информации о М.П. Кирсанове и его детях. Поезд из Сибая прибыл в Уфу ранним утром. Примерно четыре часа пришлось ждать освобождения квартиры, и около 11.00 я заселился в квартиру в районе Школы МВД, а затем решил прогуляться по городу. На автобусе доехал до Республиканского музея Боевой Славы. Но документы о своих родственниках мне оставить не удалось, так как был выходной день, работников музея, которые могли бы принять документы, не было на месте. После знакомства с экспозициями музея я вышел и направился в сторону расположенного по соседству стадиона. Здесь как раз должен был состояться матч с участием местного футбольного клуба «Уфа». Однако я ушёл с игры в середине второго тайма, так как футбол показался мне скучным, да и усталость после дороги сказалась.



Диорама «Воины-интернационалисты Башкортостана», Республиканский музей Боевой Славы, г. Уфа



Республиканский музей Боевой Славы, г. Уфа. Фрагмент экспозиции

На следующий день я отправился в Национальный архив РБ на Карла Маркса, 4. Здесь были найдены выписки из метрических книг о заключении брака между прадедом Михаилом Павловичем Кирсановым и прабабушкой Екатериной Степановной Степановой, о рождении Николая Михайловича Кирсанова (с отметкой о выдаче свидетельства о рождении).

В обеденный перерыв я зашёл в Башкирский военкомат, где мне подтвердили, что Михаил Павлович Кирсанов был военкомом Баймакского района, о чём имеется информация в книге, изданной к 90-летию Военного комиссариата Башкирии. Здесь же мне выдали копии пенсионного аттестата о назначении пенсии по потере кормильца – Кирсанова Михаила Павловича – на его маму, Кирсанову Анну Гавриловну, в размере 5 рублей; и вторую жену, Писареву Лидию Игнатьевну, и их сына Евгения 1943 г.р. в размере 39 рублей. В Башвоенкомате сотрудница архива сообщила, что личное пенсионное дело М.П. Кирсанова было уничтожено в связи с истечением срока давности.

Не оставляя попыток найти информацию об учёбе Зинаиды Михайловны Кирсановой, я также посетил Уфимский медицинский колледж. Здесь была найдена запись о том, что с 1938 по 1940 гг. там проходила обучение О. Кирсанова. Мне выдали справку о том, что в списках обучающихся по приказам о выдаче дипломов З.М. Кирсановой нет, а есть О. Кирсанова. В бывшем партархиве по адресу: улица Советская, дом 7, где мне удалось получить и скопировать личное дело М.П. Кирсанова о службе в ЧОН г. Белебея, его участии в первой мировой и гражданской войнах, а также дальнейшей работе до начала 1930-х годов. В архиве г. Уфы мне удалось найти документы о Белебеевской уездной милиции, копии которых я передал в историко-краеведческий музей г. Белебея.

Возвращение в Белебей

После поисков в архивах Уфы я стал собираться в дорогу. На железнодорожном вокзале я сел на электричку до Аксаково и вернулся в г. Белебей, где оставались мои вещи. Приехав в город поздно вечером, несмотря на сильный гололёд, я решил пройти часть дороги до дома пешком. Вернулся уставшим, но вполне довольным удачной поездкой. Ещё четыре дня я провёл в Белебее. Вместе с Александром мы посетили памятник участникам Великой Отечественной войны у школы, Парк Славы, школьный музей, в котором я надеялся найти информацию об учёбе детей Михаила Павловича. Однако эти надежды не оправдались. Попытались с Александром отыскать могилу Анны Гавриловны Кирсановой на городском кладбище, но снега было так много, что пройти было невозможно. Также до отъезда я вновь посетил архив ЗАГСа г. Белебея, чтобы уточнить данные, полученные в Башвоенкомате в Уфе: мать М.П. Кирсанова получала пенсию до 1962 г., до самой смерти, жена прадеда – Писарева Лидия Игнатьевна – пенсию на сына Евгения до окончания его учёбы. Также была получена справка о его рождении 4 января 1943 года. Местом рождения указан 2-Иткуловский сельский совет Баймакского района. В последние дни в Белебее я также читал книги по истории края, где когда-то жил мой прадед. Моя квартирная хозяйка договорилась со своей знакомой в библиотеке, чтобы я мог брать под залог книги. Хозяева сами с интересом узнавали факты из истории города. В домашней обстановке можно было спокойно их прочитать, сфотографировать нужные страницы, обсудить прочитанное, поделиться размышлениями. Ещё раз посетил историко-краеведческий музей и передал в их фонды документы из архива г. Уфы о Белебеевской уездной милиции. Также с Александром мы посетили один из домов по улице Чапаева, где жила старушка, которая, увидев фотографию Михаила Павловича, казалось, узнала его, но сказать, кто он, где жил, не смогла. Перед отъездом от квартирной хозяйки я получил в подарок две картины, растение Золотой ус.

Поездка в Тамбов

Попрощавшись с Валентиной Алексеевной и её сыном Александром, я на такси отправился на станцию Аксаково, откуда ночью отходил поезд до Тамбова. Туда я прибыл вечером следующего дня. На вокзале меня встретил товарищ по учёбе Сергей. Он же довёз до дома, где я предполагал снять квартиру. Получив ключи от хозяина и оплатив аренду квартиры, я разместился. Предварительно я созванивался с сотрудниками военкомата в Тамбове, пообщался насчёт поиска информации о Назаренко Аналии (Олеге) Семёновиче, брате моего деда.

Наутро я посетил горвоенкомат, но дежурный направил меня в областной военкомат. Там заместитель военкома сказал, что информацией по А.С. Назаренко не владеет, никаких документов ему также найти не удалось. Он вновь направил меня в городской военкомат, где Олег Анатольевич Романов любезно вызвался помочь в поиске сведений о моём родственнике – Аналии (Олеге) Семёновиче Назаренко. На следующий день выяснилось, что он служил в Тамбовском областном военкомате. Однако первоначально дежурный по военкомату вовсе отказывался принимать моё заявление с просьбой предоставить данные о моём родственнике, посчитав, что я пришёл в не приёмный день. На наш разговор вышел человек в гражданской одежде, который объяснил дежурному, что он обязан принять заявление, а также вызвать специалиста по работе с населением. Сотрудница военкомата приняла мое заявление и обещала прислать ответ. Сразу скажу, что ответ мной был получен. И информация о работе А.С. Назаренко в Тамбовском военкомате подтвердилась. После этого Сергей забрал меня на машине и отвез в Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области. Там в ответ на запрос я получил сведения, что Назаренко Аналий (Олег) Семёнович действительно был назначен заместителем военкома по политчасти Тамбовского областного военкомата в ноябре 1981 г., а в ноябре 1982 г. убыл в г. Донецк для дальнейшего прохождения службы. К сожалению, больше ничего найти не удалось. В Тамбове я также посетил областной краеведческий музей, Парк 50-летия Победы.



Парк 50-летия Победы, г. Тамбов



Тамбовский областной краеведческий музей. Фрагмент экспозиции

На выходных вместе с Сергеем сходили на футбольный матч команды «Тамбов» в первенстве ФНЛ, матч звёзд эстрады и ветеранов. Мне удалось взять автограф у любимого певца моей мамы Алексея Глызина, бывших футболистов «Спартака» Дмитрия Ананко, Юрия Ковтуна и др. Из Тамбова я поехал домой. Поездка по местам, где жили и воевали мои предки, заканчивалась. Добравшись до станции Узуново, я сел в электричку до Барыбино, где меня ждали родители. Так закончилась моя большая поездка по следам моих родственников, в результате которой был собран обширный материал.

Поездка на место захоронения Николая Кирсанова

Побывав в 2019 году в Орле, я узнал место захоронения Н.М. Кирсанова – родного брата моей бабушки. Кроме того, в результате моей поездки при содействии Орловского областного военкомата имя Николая Михайловича было добавлено в список воинов, захороненных в братской могиле в с. Плоское Дмитровского района. Фото обновлённой таблички выслали мне сотрудники администрации Плосковского сельского совета. В годовщину гибели Николая Кирсанова, 27 июля 2020 года, я отправился на машине в Орловскую область. Предварительно созвонился с местной администрацией и договорился о посещении захоронения. Из дома в микрорайоне Барыбино г. Домодедово я ночью выехал в Орловскую область. Дорога проходила без особых приключений. Заметил только, что после того, как проехал г. Тулу, увеличилось количество памятников и братских могил советских воинов: в населённых пунктах Тульской области (Плавск, Чернь и др.) то и дело попадались мемориалы и захоронения. Путь мой пролегал в посёлок Хальзево, где находится администрация сельского совета. Он расположен на границе Орловской и Курской областей, между городами Дмитровск Орловской области и Железногорск Курской области. Перед съездом в посёлок обнаружил, что у меня заканчивается бензин, пришлось заехать на заправку. Заодно я решил перекусить и остановился в лесопосадке рядом с кукурузным полем. День был солнечным, жарким. На фоне ясного синего неба желтели пшеничные поля. Пока я наливал кофе, ко мне неожиданно подбежали две собаки, пришлось поделиться с ними котлетами и хлебом. Когда я закончил трапезу и вновь отправился в путь, собаки ещё долго сопровождали меня, бежали за машиной вдоль дороги.

Доехав вновь до поворота на Хальзево, увидел по пути слева памятник солдатам, а ещё раньше, поднявшись на горку, заметил в поле монумент «Поле матросской славы». Он установлен в честь подвига моряков-тихоокеанцев 1-й отдельной лыжной бригады, которые погибли в боях с фашистскими захватчиками в феврале 1943 года. В посёлке сотрудница администрации Вера Николаевна Овсянникова и библиотекарь Ольга рассказали, что моряки не дождались поддержки из-за отсутствия связи и распутицы. Пришлось противостоять танкам, а в наличии имелись лишь гранаты, да и то не у всех. Тем не менее отважные моряки-тихоокеанцы бились до последней капли крови.



Монумент «Поле матросской славы» в Дмитровском районе

В администрации Плосковского сельсовета мне устроили радушный приём, накормили с дороги. А затем вместе с Верой отправились к братской могиле в с. Плоское, где был захоронен мой двоюродный дед. По дороге заехали в Дмитровский музей, где я оставил документы, подтверждающие участие Н.М. Кирсанова в боевых действиях в этих местах и факт его гибели. Наконец, добрались до братской могилы. На месте захоронения на постаменте высится высокая гипсовая фигура солдата с автоматом, памятник со списком земляков, погибших в Великой Отечественной войне, и именные списки погибших воинов, захороненных в с. Плоское. На территории захоронения много зелени: растут ели, сосны. Местная администрация содержит захоронение и памятник в хорошем состоянии, занимается благоустройством территории. Большая благодарность им и всем, кто чтит память воинов, погибших за Родину и наше будущее.



Братская могила в с. Плоское Дмитровского района Орловской области, где захоронен Н.М. Кирсанов

Помянув погибших воинов и возложив цветы к памятнику, вместе с Верой мы отправились пообщаться с местными жителями населённых пунктов Хитровка, Ждановка, где происходили бои. Пожилая супружеская пара, которую мы встретили в Ждановке, рассказала, где находятся населённые пункты Ладырево, Ладыревские выселки, Комарник и Горки. На месте населённого пункта Горки, где были бои и погиб сын моего прадеда, заболоченная местность и лес, на обычной машине туда не подъехать. Так же, как и Комарник, этот населённый пункт упразднён. Я оставил пожилым супругам фрукты и конфеты, на их вопрос, кого помянуть, ответил, что Николая.

Вернувшись назад, мы подъехали к дому Веры. Там женщины накрыли стол, мы поговорили, посмотрели фото и документы, помянули Николая Михайловича. Вера передала для моих родителей берёзовый сок, грецкие орехи, за что ей от нашей семьи большая благодарность. Собрав вещи, я отправился в обратный путь. Ночная дорога после такого насыщенного дня далась нелегко, к тому же во многих местах по пути установлены ограничения скорости. Утром я был уже в Барыбино.

Поездка в Брянск

В процессе поисков информации о моих родственниках я знакомился с информацией о воинских частях, в которых они служили в годы Великой Отечественной войны. В частности, о 197 стрелковой дивизии, которая освобождала г. Брянск, за что получила наименование «Брянская». В этой дивизии служил мой дед, Назаренко Иван Семёнович. Осенью 2020 года мои поиски в интернете привели на сайт школы № 36 г. Брянска. Созвонившись с учительницей этой школы, Еленой Ивановной, я узнал о том, что в школьном музее есть заметка о дивизии, в которой воевал мой дед. Поэтому я пообещал при случае приехать, чтобы отдать в музей школы документы на дедушку.

Когда-то уже бывал в Брянске. Той поездке предшествовала работа летом 2005 года в пионерлагере. После окончания летнего сезона я вернулся на свою основную работу, а в начале 2006 года у меня и моего напарника по работе в лагере Сергея совпали отпуска. Поэтому было решено поехать к его родителям в Брянск. Отправились на моей автомашине. Уже ближе к городу мы заметили на трассе автомобиль ГИБДД и остановились, думая, что её замело и, возможно, нужна помощь. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что это всего лишь макет автомобиля. Познакомились с родителями Сергея, его бабушкой и сестрой. В городе ходили на речку. После первой ночёвки бабушка моего товарища дала нам ключи от своей квартиры, и мы разместились там. Наша общая знакомая по работе вожатыми Аня сообщила, что в Москве стоят жуткие морозы и идёт ледяной дождь. Мы посмеялись и сказали, что у нас тепло, и нам эта ужасная погода не грозит. И совершенно напрасно. Через четыре дня в Брянске стало холодно, и машина, которую я парковал на территории автопарка, где работала бабушка Сергея, замерзла. Чтобы завести машину, мы её вытолкали, но с толкача она не завелась. В результате нашли водителя на «Волге», он нас минут двадцать катал, чтобы машина завелась.

Но это были ещё не все приключения, связанные с погодой. В какой-то день в доме отключили отопление, и мы отапливались газом. Каждый день сотрудники коммунальных служб заходили, чтобы узнать, всё ли нормально. В связи с морозной погодой автомобиль мы поставили в гараж Андрея, друга Сергея. Там были проложены трубы теплоцентрали, поэтому машина стояла в тепле. Мне рассказали, что недалеко от гаража проходит подземная автодорога, где слышен гул авто. По воспоминаниям местных жителей, в детстве их от этого закрытого предприятия гонял сторож.

В один из вечеров мы поехали на место стоянки партизанского отряда имени А.И. Виноградова, у Круглого озера. Командир отряда А.И. Виноградов до войны работал начальником ремонтно-механического цеха завода «Красный Профинтерн», который выпускал паровозы, большегрузные цистерны, изотермические вагоны, большегрузные вагоны и платформы. С началом Великой Отечественной войны Брянск был оккупирован немецкими войсками, завод эвакуировали. В лесах создавались партизанские отряды, одним из которых стал командовать А.И. Виноградов. С октября 1941 по октябрь 1943 г. партизанами отряда было подорвано 110 вражеских эшелонов с боевой техникой и людьми, взорвано 11 мостов, 5 складов, уничтожено почти 300 автомашин, бронемашин и танков, несколько самолётов. Тысячи солдат и офицеров погибли от рук партизан. Однако летом 1942 г. погиб и сам командир партизанского отряда А.И. Виноградов. Отряду было присвоено его имя. Сейчас на месте стоянки находится мемориал. В стороне от Фокино дорога к месту стоянки вела в лес, примерно на 7 километров вглубь. Забравшись в лес и оставив машину, мы нашли перед стоянкой могилу двух девушек, которые были повешены за содействие партизанам. Отлично сохранились пеньки для сиденья, блиндажи и землянки со старыми газетами, ёлка партизан. На мемориале также установлены памятники партизанам-комсомольцам на Круглом озере, на месте гибели командира отряда, подрывникам, мемориальная стела. Мемориал этот достаточно известный, хотя на брянской земле действовали и другие отряды партизан, которые в условиях нацистской оккупации продолжали бороться и приближать победу. Тогда ещё я вплотную не занимался поиском документов о судьбах моих предков, но совершая подобные поездки, убедился, что они всегда дают новые знания и пищу для размышлений, поэтому могут помочь в поисках новых документов. В Брянске напоследок я купил подарок из хрусталя маме и сестре, и мы отправились в Москву.



Памятник освободителям г. Брянска

Спустя пятнадцать лет, в середине января 2021 года, я поехал устраиваться на работу в Брянск. Воспользовавшись случаем, побывал в государственном краеведческом музее. Была метель и много снега. Чтобы от съёмной квартиры добраться до музея, пришлось ехать с двумя пересадками. К тому же в городе из- за снегопада и гололёда были пробки. Экскурсия в музее мне понравилась. После общения с сотрудниками я хотел отдать в их фонды документы на моего дедушку И.С. Назаренко, который воевал в 197-й стрелковой дивизии и освобождал Брянск, но они категорически отказывались принимать копии, требуя безвозмездной передачи оригиналов документов и его наград, что в принципе невозможно. Ведь при обращении в любой архив, в том числе в ЦАМО РФ, вам не выдадут оригинальные документы из фондов, их можно получить только в виде копий. Тем более я отказался отдавать награды деда как человек, ценящий его память. Поэтому из музея ушёл с тяжёлым сердцем. Перед уходом я поговорил с библиотекарем музея, которая посоветовала мне обратиться в 36-ю школу, заверив, что там мои документы с удовольствием примут. Так как я и сам собирался зайти в эту школу, после посещения краеведческого музея заехал в фотостудию, сделал в цвете фото деда и его наградной лист, и отвёз всё это в музей 36-й школы. Елена Ивановна с радостью приняла мои документы, пообещав, что 9 мая расскажет и покажет детям информацию о нем. На фотографии в музее я увидел человека по фамилии Саливончик; подпись на фото говорила о том, что он приезжал на встречу с сослуживцами. На информационном ресурсе «Память народа» наградной лист Ф.В. Саливончика помещён сразу за наградным моего дедушки.



Фотография из музея школы №36 г. Брянска

Второй приезд в Уфу. Поездка в Белебей и новые находки

В связи с тем, что количество накопленных документов требовало опубликования, я предпринял меры для поиска организаций, которые могли бы в этом помочь, в г. Уфе. Всемирный курултай башкир, куда я обратился, запросил документы на родственников, но после отправки материалов ответа от этой организации так и не дождался. По телефону подтвердили получение документов, но интереса к боевому пути моих родственников представители этой организации не проявили. Обращения в СМИ Башкортостана (БСТ, Вся Уфа, UTV) также не дали результатов. В поисках издательства в г. Уфе в интернете я наткнулся на организацию под названием «Башкирская энциклопедия». По информации, размещённой на официальном сайте, она занимается издательской деятельностью, а также ведёт научные исследования. Я позвонил в приёмную руководителя, секретарь Милана переадресовала мой вопрос специалисту. Во время беседы по телефону руководитель отдела научно-информационного обеспечения Анастасия заинтересовалась историей боевого пути моих родственников, попросила прислать какие-нибудь документы для ознакомления. Однако чуть позже я принял решение вновь приехать в Уфу. Поездка в Уфу была запланирована на 28 марта 2021 года, за неделю до этого я сложил вещи и купил билет в железнодорожной кассе г. Домодедово.

Утром 28 марта меня до станции Барыбино проводила мама, и я на утренней электричке, отбывавшей в 7:40 до станции Узуново, отправился в путь и в 9:42 был там. Приобрёл билет и спустя час в 10:52 отправился до станции Рязань-1, откуда в 15:43 отправлялся поезд Москва–Уфа. Выбрал такой, на первый взгляд, сложный путь, так как ехать из Барыбино в Москву было не очень удобно: предстояло вначале добраться до Павелецкого вокзала, а затем – до Казанского. То есть ехать из Барыбино до станции Рязань-1, несмотря на ожидание электрички в Узуново, по времени выходило почти то же самое. В дороге ничего примечательного не произошло, и 29 марта в 20:29 я прибыл в Уфу. Заранее я квартиру в городе не искал, что было моей ошибкой, я не знал, что за два года так многое изменилось, и в городе стало много риэлторов-мошенников. Выйдя с вокзала, я позвонил насчёт квартиры и снял на непродолжительное время. Решил, что дня на три остановлюсь, а позже найду жильё на длительный срок. Но это оказалось не так легко. После трёх дней аренды квартиры я решил съехать, так как жить в той квартире было невыносимо: пришлось отмывать заплесневелый холодильник и загаженную плиту, часть окон в комнате были треснуты. Съехав, несмотря на холодную погоду, работая с пятью риэлторами, пытался снять квартиру примерно в течение 9 часов, сам искал объявления на Авито, но, увы, ничего риэлторы не нашли, и самостоятельный поиск в тот день также не дал результата. Когда я приехал на улицу Цюрупы, хозяин отказался сдавать, мотивируя тем, что он за городом, хотя я ему говорил, что стою с вещами на улице и надо срочно заселиться. После пятичасового ожидания хоть каких-то результатов по аренде квартиры я уехал в гостиницу в микрорайоне Дёма, где пришлось снимать номер два дня, параллельно подыскивая квартиру. Жильё в итоге удалось найти, причём через объявление от собственника, только через день под вечер. Так, 3 апреля снял комнату в двухэтажном доме в районе старой Уфы, недалеко от Монумента Дружбы.

С этого времени началась работа по нескольким направлением. Прежде всего, написание брошюры по впечатлениям о поездках, связанных с установлением боевого пути моих родственников и их друзей. Кроме того, я не прекращал искать организации, которые могли бы оказать содействие в моей работе, в реализации моих идей. В мае, накануне Дня Победы, через администрацию Дворца культуры г. Белебея я нашёл художественного руководителя клуба «Нити», Константина Борисовича Попенко, который предложил использовать фото моих ветеранов Кирсановых для презентации, которая должна была транслироваться на экран во время концерта, посвящённого Дню Победы.



Здание вокзала железнодорожной станции Аксаково

Воспользовавшись приглашением Константина Борисовича, мы с историком Анастасией поехали в Белебей. 7 мая вечерней электричкой выехали из Уфы и примерно через три с половиной часа приехали в Белебеевский район. На станции Аксаково в здании вокзала была организована экспозиция к 9 мая, нам разрешили там сфотографироваться. Затем на автобусе отправились в Белебей, где поселились у Александра, в доме которого я останавливался в марте 2019 года. На следующий день погуляли по городу, посетили Парк Славы. В парке установлено несколько памятников: обелиск погибшим в годы Гражданской войны красногвардейцам и красноармейцам, памятный знак «Детям войны», памятник воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войне. В самом конце центральной аллеи парка установлена стена с фотографиями проекта «Бессмертный полк». На самой аллее высажены деревья в память о Героях Советского Союза и полных кавалерах ордена Славы, родившихся на Белебеевской земле. Информационные стенды со сведениями о них установлены вдоль ограды парка. Затем, пройдя по улице Чапаева, мы увидели дом, в котором весной 1919 г. располагался штаб знаменитой 25-й Чапаевской стрелковой дивизии.

Вечером поехали во Дворец культуры на концерт под названием «Ни шагу назад!», куда нас пригласил Константин Борисович. Как и обещал организатор концерта, в ходе мероприятия слайды с информацией о моих родственниках Кирсановых транслировались на экран. Так была увековечена их память накануне 9 мая. После мероприятия нас пригласили на ужин, за что большая благодарность и низкий поклон Константину Борисовичу и его жене Светлане. В компании участников концерта из рокклуба «Нити» время пролетело незаметно. И вернулись мы в дом Александра уже поздно ночью, но с массой положительных эмоций. В праздник я тоже решил увековечить память Кирсановых – участников войны. Для этого накануне я попросил Светлану распечатать слайды из презентации. Также после прогулки по городу мы купили фоторамки. Их использовали для создания мемориальной композиции, дополнив её тематическими наклейками, свечами и флажком.



Кирсанов Михаил Павлович. Фрагмент композиции

На следующий день, 10 мая, с утра мы вновь совершили прогулку по Белебею: зашли в Парк имени Чапаева, сделали фото возле дома моей бабушки по улице Красноармейской. Потом я посетил храм. В 17:30 сели на электричку и в 21:07 были в Уфе.



Поезд на вокзале в Аксаково

Новые данные

14 мая ранним утром я поехал в архив для поиска документов о рождении и возможном проживании родственников в Уфе. В результате мне удалось найти свидетельство о рождении Станислава Николаевича Кирсанова с указанием, где работали его родители, Николай Михайлович и Валентина Николаевна. Оказалось, что отец работал в организации «Розснабсбыт» шофёром, мать – кладовщиком в пекарне; проживали в Уфе, в доме №75 по улице Аксакова. Также удалось получить свидетельство о смерти Станислава Николаевича, документ о смерти Анны Гавриловны в доме престарелых и свидетельство о смерти сына прадеда от второй его жены, Писаревой Лидии Игнатьевны, Кирсанова Евгения Михайловича, родившегося 4 января 1943 и умершего 17 апреля 1978 года. Кроме того, в актовой записи о смерти последнего была обнаружена информация, что Евгений Кирсанов работал инженером в БашНИПИнефти.

Анастасия, которая помогает мне в написании книги, нашла в интернете места захоронения Евгения и его матери, Писаревой Лидии Игнатьевны. Это натолкнуло на мысль отправиться на Северное кладбище г. Уфы, чтобы отыскать их могилы. Поэтому во вторник ранним утром я поехал на кладбище. Добираться пришлось с двумя пересадками, ехать через весь город. Примерно в 11 часов я был на месте. Зайдя в администрацию, попытался выяснить, где находится участок 5а, на котором захоронен Евгений, и участок 164, на котором похоронена Лидия Игнатьевна. Примерно около 13 часов я, отчаявшись найти её место захоронения, решил положить конфеты и печенье на обнаруженные две безымянные могилы. Примерно через 5–10 минут, пройдя по участку 164 (как таковых дорожек между памятниками там нет), я поднял голову и увидел место её захоронения. Я зажёг свечу, положил конфет и печенья, постоял у памятника примерно 30–40 минут. Вот такая чудесная находка.



Монумент пожарным, погибшим при ликвидации пожара на Уфимском НПЗ в 1953 г., на Северном кладбище, г. Уфа

С поисками захоронения Евгения дело обстояло сложнее, так как на схеме кладбища не был указан конкретный участок. К тому же, как мне сказали, квартала 5а, указанного в интернете, у них нет. Поискав его могилу до 15:30 я ушёл ни с чем. Посетил памятник красногвардейцам и монумент пожарным, погибшим при ликвидации пожара на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе в 1953 году. Примерно в 16:10 поехал на 211-й маршрутке до улицы Сочинской и оттуда дошёл до дома примерно в 18:30. Позднее, возможно, после моего обращения, оставшегося без ответа, на сайте были внесены исправления: место захоронения Евгения Михайловича было указано на участке № 5.

Поездка в город Октябрьский

В географии моей семьи город нефтяников – Октябрьский – появился весной 2019 года, когда была получена информация из архива ЗАГСа г. Уфы о том, что моя прапрабабушка, Кирсанова Анна Гавриловна, скончалась 8 февраля 1962 года в доме престарелых в г. Октябрьском. Чтобы узнать подробности её судьбы, я решил посетить этот город, тем более, что из Уфы можно было добраться за три часа на автобусе. В понедельник 24 мая в 6:35 я отправился из моего временного пристанища в Уфе, вначале пешком по улице Менделеева, а затем на трамвае на автовокзал. Несмотря на раннее утро, солнце уже припекало. Дождался трамвай №18, но из-за больших интервалов в движении доехал до Южного автовокзала только в 7:30, правда, очень быстро взял билет, за что большое спасибо работникам автовокзала, и, сев в автобус 600-го маршрута Уфа–Октябрьский, в 7:45 отправился в путь. Народу в автобусе было немного, предварительно накануне я договорился об аренде квартиры в г. Октябрьском на проспекте Ленина с прекрасным видом на горы за 850 рублей в сутки. Дом по планировке похож на многоэтажное и многоквартирное общежитие коридорного типа. Проживание моё там не обошлось без приключений. На третий день пребывания в доме отключили газ. И я с проходящей мимо девушкой пошутил, спросив, есть ли у них газ. Она ответила, что газ-то есть, горячей воды нет. Я ей предложил дружить домами, мол, вы придёте к нам мыться, а мы к вам еду готовить. В период отключения газа питаться пришлось пиццей, пирожками и другими полуфабрикатами. Спасибо хозяйке квартиры, что принесла СВЧ-печь и кипятильник.

За пять дней пребывания в г. Октябрьском я побывал в городских архивах. Написал запрос на поиск всех возможных документов в архив ЗАГСа на Комсомольской, 9. К сожалению, эти запросы не дали положительного результата; сотрудники ЗАГСа сказали, что найти информацию о моих родственниках не удалось. Полезные знакомства я приобрёл в краеведческом музее имени А.П. Шокурова для продвижения своего проекта, обменялись контактами с директором музея Медведевой Ириной Вениаминовной. Она провела для меня экскурсию по музею, небольшому, но с интересными экспозициями. В книге отзывов я оставил запись с благодарностью о прекрасном сохранении наследия и культуры края, указав, что будет написана книга. Ирина Вениаминовна также подала идею посетить Дом-музей А.Э. Тюлькина в Уфе.



Мемориальный дом-музей А.Э. Тюлькина, г. Уфа

В этом музее художники писали портреты ветеранов войны, по её мнению, они могли бы помочь мне с увековечением памяти моих родственников в виде живописного полотна. Перед посещением краеведческого музея я также попытался попасть в музей Центра патриотического воспитания, но там, кроме женщины-охранника, никого не оказалось. По её словам, в музее находятся экспонаты с раскопок Великой Отечественной войны. Телефон, который она дала мне для связи с кем-то, кто мог бы провести экскурсию, не отвечал. Так что познакомиться с местными поисковиками мне не удалось. Посетил я также местные парки: Парк имени Ю. Гагарина и Парк Победы, где сфотографировал военную технику и мемориалы.



Парк Победы, г. Октябрьский

Главным же результатом поездки в Октябрьский стала возможность при содействии сотрудницы дома престарелых Альмакаевой Миляуши Фанисовны ознакомиться с личным делом Анны Гавриловны Кирсановой, которая находилась там на проживании и лечении. Первоначально, когда я пришёл в дом престарелых, и по предварительным звонкам найти её следы там не получалось. Даже в списках умерших её не было. Только благодаря упорству сотрудницы данного учреждения и её желанию найти документы это получилось. В деле было полное описание истории помещения Анны Гавриловны в дом престарелых, истории болезни.



Октябрьский дом-интернат для престарелых и инвалидов

Приобрёл сувениры на память о городе, а ещё часы и книги о Великой Отечественной войне. В церкви заказал поминальную службу об усопших моих родственниках, батюшка высказал своё мнение о моих поисках, что в этой области меня что-то ведёт. Посещая кладбища г. Октябрьского – Мусульманское, Старое русское и Старое кладбище около Троице-Сергиевой церкви, всем усопшим оставлял конфеты и печенье. К сожалению, обнаружить место захоронения прапрабабушки так и не удалось, не помог и запрос на имя директора дома престарелых, которая ответила, что тоже не располагает данными о захоронении. Зато в память об Анне Гавриловне приобрёл саженец калины бульденеж, в память о прадеде Михаиле Павловиче – цветок горный пион. Вечером примерно в 18:30 женщина Светлана принесла мне цветы к автобусу. В 19:20 автобус отправился в г. Уфу с автовокзала, и дорога благодаря грамотному водителю прошла незаметно. По прибытии на Южный автовокзал Уфы я вызвал такси до дома, где временно проживаю. Поездка, несмотря на некоторые неудачи, оказалась плодотворной. В её активе – найденное личное дело А.Г. Кирсановой. Помощь работников музея также нельзя не оценить.

В поиске предполагаемого захоронения прапрабабушки

В один из дней в начале июня я попытался разыскать захоронение своей прапрабабушки – Степановой Александры Гавриловны. О ней мне было известно, что она являлась матерью моей прабабушки Степановой Екатерины Степановны, и, соответственно, женой прапрадеда парикмахера Степанова Степана Евграфовича. По словам моей мамы, велика вероятность, что она была похоронена в Уфе.

Посмотрев интернет-базу захоронений по Уфе, я обнаружил, что на Сергиевском кладбище, которое располагается неподалеку от того места, где я остановился, есть два захоронения А.Г. Степановой 1953 и 1961 годов. Возможно, какое-то из них может оказаться захоронением Александры Гавриловны. Одно из захоронений находилось на 13-м, другое – на 50-м участке. Дошёл до Сергиевского мемориального кладбища я пешком.

У входа расположен мемориал погибшим в годы Великой Отечественной войны. Центром композиции является фигура солдата, а на площадке размещено 96 надгробий воинов с указанием их имён. На кладбище также установлен памятник жертвам политических репрессий. Когда я добрался до места, начался холодный дождь. Вначале я решил обратиться в администрацию кладбища. Но застал там рабочих с других кладбищ Уфы, которые нужной информацией не располагали. Тогда я отправился на участок №13, где, по информации из интернета, располагалась могила одной из Степановых. Но побродив по участку около трёх часов, захоронения Степановой так и не нашёл. До 50-го участка я уже не дошёл, помешала погода. Впечатления от кладбища остались двойственные: в целом оно довольно ухоженное и чистое, но местами проход к памятникам затруднён упавшими деревьями; памятники и ограды многих могил расположены настолько плотно друг к другу, что пройти невозможно.

Несмотря на неудачный поход на кладбище, в июне порадовал Центральный архив Министерства обороны России. На информационном ресурсе «Память народа» была выложена информация учётно-послужной карточки Михаила Павловича Кирсанова. Она содержала интересные данные о службе и работе прадеда в 1930-е годы и во время Великой Отечественной войны. Эти данные позволили ответить на вопрос, почему М.П. Кирсанов упомянут в Книге памяти не только Баймакского района, но и Ленинского района г.Уфы. Всё дело в том, что в 1942 г. Михаил Павлович был слушателем курсов «Выстрел», которые действовали при Уфимском военном пехотном училище, расположенном в Ленинском районе Уфы по адресу: улица Карла Маркса, 55.



Мемориальная табличка на здании бывшего Уфимского военного пехотного училища

Ответ из Мордовии и новые документы

Запрос в Центральный государственный архив Республики Мордовия я отправил ещё в начале июня. Но ждать ответа пришлось почти два месяца. Наконец, в конце июля пришло письмо с ответом и квитанция на оплату архивных выписок. Работники архива составили по моим запросам семь выписок из метрических книг двух приходов Ардатовского уезда Симбирской губернии. Среди них были записи о браке Кирсанова Павла Ефимовича и Анны Гавриловны, о рождении Анны Гавриловны, их детей Стефана, Феодора и Филиппа, а также о смерти Стефана и жены Ефима Кирсанова Евдокии Семёновны. К сожалению, в приходе с.Киржеманы Ардатовского уезда не обнаружена запись о рождении Михаила Павловича. Но в день, когда были получены данные из архива Мордовии, я получил материалы из музея средней школы №1 г. Белебея, которые подтверждали данные архива. В рукописных материалах по истории г.Белебея обнаружены сведения о семье Павла Ефимовича и Анны Гавриловны Кирсановых, проживавших в доме №45 по улице Коммунистической. Упоминаются их сыновья: Михаил, Фёдор и Филипп. В день, когда была получена информация из архива Мордовии и школы №1 г. Белебея, меня ждала ещё одна новость. Вышел номер газеты «Республика Башкортостан» с заметкой о судьбах Кирсановых и просьбой откликнуться родственников Евгения Михайловича Кирсанова, если они проживают в Уфе.

Заключение

Повествование о десятилетнем поиске моих предков подходит к концу. Напоследок специально для новичков хочу заметить, что до начала поисков моих предков никаких знаний и практических навыков в этой области у меня не было. Поэтому поиск нередко осуществлялся методом проб и ошибок. Однако из своего опыта могу сказать, что как только находится хоть какая-то информация, она неизбежно ведёт к новым находкам. Даже обращаясь в учреждения, где не было сведений о моих родственниках, я часто находил полезную информацию о том, куда обратиться дальше, и мой поиск не останавливался. Вот и сейчас книга завершена, но поиски продолжаются. Написано обращение в администрацию Баймакского района Республики Башкортостана об увековечении памяти Кирсановых, готовятся запросы в архивы Рязанской и Калужской областей. Работа над историей семьи Кирсановых не находит поддержки ни со стороны государства, ни со стороны общественных объединений, хотя её представители, в особенности М.П. Кирсанов как участник трёх войн, заслуживают мероприятий по увековечению памяти. В стране много говорится о победе, подвигах наших предков, которые отдавали свои жизни и здоровье ради будущих поколений. Однако герои по-прежнему остаются неизвестными широкому кругу лиц. Тот же Михаил Павлович Кирсанов не удостоился даже упоминания ни в одной из двух изданных книг, посвящённых 95-й гвардейской стрелковой дивизии, хотя именно в 226-й стрелковой дивизии (так она именовалась до 4 мая 1943 г.) он совершил один из подвигов. А имя Н.М. Кирсанова не попало в Книгу памяти Республики Башкортостан, изданную региональным издательством «Китап» в 1990-е годы. Надеюсь, что мой скромный труд оказался полезным и вдохновил читателя на самостоятельный поиск информации об истории своей семьи. Если это так, то цель, которую я ставил перед собой, взявшись за публикацию, достигнута.


Оглавление

  • Введение
  • Поездка на Украину
  • Путешествие в Белоруссию
  • Экскурсии в железнодорожные музеи
  • Новогоднее чудо
  • Поездка в Орёл и Курскую область
  • Прохоровское поле
  • Поездка в Башкирию. Белебей
  • Путешествие в Баймак и Сибай
  • Поиски в Уфе
  • Возвращение в Белебей
  • Поездка в Тамбов
  • Поездка на место захоронения Николая Кирсанова
  • Поездка в Брянск
  • Второй приезд в Уфу. Поездка в Белебей и новые находки
  • Новые данные
  • Поездка в город Октябрьский
  • В поиске предполагаемого захоронения прапрабабушки
  • Ответ из Мордовии и новые документы
  • Заключение