КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605551 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239838
Пользователей - 109760

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Арена [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Арена (а.с. Краб -3) 916 Кб, 262с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юрий Винокуров - Антон Чернов (КиберЪ Рассвет; Cyberdawn)

Настройки текста:



Юрий Винокуров, Cyberdawn Краб. Арена


* * *

Глава 1


Проведённое в составе высшего командования компании Клешня совещание выдало довольно печальную картину. А именно, из Сектора Саргас, после наших подвигов свалить однозначно надо, а то свихнёмся от приступов здоровой паранойи.

Печаль же была в том, что куда валить — нихрена не ясно. Единственное что точно «нет» — не Сектор Коргош, где у нас заначка на будущее. И светить её не стоит, но даже это не столь важно: откровенно бандитские порядочки этого Сектора меня раздражали. Крышевание поганое и прочее подобное. Хотя, если подумать, государство то же самое делает: принудительно отнимает право защищаться, навязывая свои «услуги», как бы защиты. А, по факту, объявляет на человека фактически право собственности, украв в свою пользу право на применение силы. Например, убьют кого — так похер государству на убитого. Убийцу судят, потому что он посмел на монополию государства убивать посягнуть! Вот говорили какую-то подобную фигню, умники в сети, ещё на старушке-Земле, а я клешнёй махал. А сейчас… больно умный стал, скорбно отметил я. Этак очки заведу и в дырявых штанах ходить придётся, как хипстер какой-то, или ваще — интеллигент какой. А у меня, между прочим, специальность имееться! И военно-учётная, и гражданская, и даже сейчас профессионально наёмничаю!

Так что встряхнулся я, перестал мысли всякие думать, да и притащил оставшуюся часть Клешни, начав их трясти, на тему, а куда бы нам свалить.

— К черту! — озвучил своё веское мнение Могильщик, но увидев тотальное недоумение в моих глазах, поправился. — Не идти, в смысле. Валить зачем? Чем тебе Саргас не угодил, Краб?

— Отголоски наших личных дел, Могильщик. Эха вроде и нет, но…

— Понял. Валим отсюда. Насовсем? — деловито уточнил он, под вопросительные взгляды ребят.

— Да нет, думаю вернёмся через несколько лет. Если захотим, — дополнил я. — А то мало ли, охеренный рай для пилотов будет.

— На том свете — будет, — жизнеутверждающе заржал ветеран. — И чё, не можете решить куда?

— Типа того, — признал я. — Вот, решили посоветоваться.

— Краб, есть идея, Краб! Давай я скажу, у меня есть что сказать!

— Молчать, — привычно вырвалось из пасти, на что Мыш уставился на меня выпученными умными глазами. — Ну, в смысле, говорить, но по делу.

— Хорошо, Краб. Только я с начала, ладно? — осведомился парень, а после кивка продолжил. — Мы — наёмники, а значит нам нужен Сектор с конфликтами…

— Херня. Конфликты везде есть, а лезть в Сектор с активными войнами — тупо. Денег поднять можно. На могилку, — радостно заухал Могильщик.

— Ничего не фигня! — надулся Мыш. — Я всех параметров не знаю, но у Кистеня точно очень мощный и экономичный двигатель!

— Погоди, а ведь толковую вещь говоришь, — опешил ветеран. — Как тебе вариант, Краб?

— А ничего себе так, — задумчиво признал я.

Дело вот в чём: Сектора формировались на миллиардолетних портальных вратах Тригина и их «портальной зоне покрытия» Сектора. Но, всё находиться в движении. И если звёздная система с портальными вратами редко выходит из строя, то остальное…

Например, со слов Дживса, во время существования Автократии порталы покрывали всю галактику. Совсем и вообще, все планетарные системы.

А сейчас от силы две трети. При том, что количество их уменьшилось на считанные единицы. Звёзды разлетались, сталкивались и прочее подобное.

И ладно «запорталье», когда между секторами этакая прослойка в десяток-другой звёзд. Условная, безусловно, там и ни одной звезды может не быть, и тысячи, как ближе к Ядру. Есть вполне жилые Сектора, покрытые портальной областью на две трети, а то и наполовину. Понятно, что населённые Миры «теснятся» поближе к портальной области, но, если развитая планета, с ресурсами и прочими вкусняшками — хер кто её бросит. И перелёты на пердячей тяге, субстветом. Недели, а иногда и до годов доходит. На краю галактического диска и до десятилетий, но если там кто и живёт, то об этом никто не знает.

И вот, если этот Сектор не полудохлый, а развитый, то там весьма активная жизнь, интересные планеты, много контрактов. И ставки, к слову, довольно высокие — перелёты не грошовые. Ну а Мыш хоть и не знает, что мы летаем на фактически бесконечном источнике энергии, но подметил скорость-частоту перелётов, которые Дживс подгонял под максимально-возможный потолок.

И интересно, факт. А мы не рассматривали вариант «теневого» Сектора, как их называют. Не столько из-за всякого криминала разного вида и типа, хотя и его хватает, а именно из-за частичного покрытия.

— Уже что-то, — довольно заключила Нади. — Но теневых Секторов тысячи. Давайте параметры, которые нам нужны, обозначим, ну и подберём.

— Техническое развитие чтобы на уровне было! — с ходу огласила Лори, под кивки Мыша и Коти.

— Прозрачная финансовая система, — озвучила Лиса.

— В теневом Секторе?

— Ан, я же не говорю — честная, — усмехнулась наш финансист. — Главное, чтобы правила игры не менялись на ходу, а из этого можно и без найма получить прибыль. Или, как минимум, не потерять.

— Аристократический сектор, если рассматривать озвученные критерии приоритетом. Корпоративные Сектора отвечают заявленному лишь в случае полного покрытия портальном полем, — выдал Дживс.

— Стоп, подождите, — вдруг задумался Соболь. — Ласка, может к нам?

— А почему бы и нет? — пожала его жена плечами. — Мы то улетели, потому что опыта не имели, — сообщила она. — А так заказов в Стригеле много. И треть планет вне зоны действия портала. А главное, — аж загорелись у неё глаза, — у нас есть НАСТОЯЩАЯ Арена, а не это недоразумение!

— В смысле настоящая? — заинтересовался я.

— Крупные конфликты, сэр, начиная с межпланетных, согласно договора Великих Домов Сектра Стригель, решаются исключительно на Арене Досов. Турнирной Арене, как они её называют.

— Как та, самая первая?

— Именно так, сэр. Насколько соблюдается этот договор…

— Соблюдается, — отрезал Соболь. — В общем-то улетели потому, что надо быть или очень опытным пилотом, для битв на Арене. Даже в потешных турнирах Досы горят, как бумага. А для работы вне портального покрытия нужен хороший корабль. Опыта набраться неоткуда.

— Ну, может быть. Хотя Арены не самое моё любимое место…

— Турнирная Арена — совсем другое! — с жаром выдала Ласка.

— Ладно, мне уже самому стало интересно, — улыбнулся я. — Возражения, предложения? — оглядел я народ, в основном погружённый в коммы, смотря что это за сектор такой.

— Не слишком люблю аристо, — выдал Могильщик. — Но признаюсь честно — хер знает, какие они на самом деле. Местных у нас толком нет, только корпораты. Вот аристо понаехавшие, наверно, от оседлых отличаются: вроде как за планеты держатся, а не за прибыль. Одну только аристократку знал, хороший была капитан. Да и ты с ней работал вроде, Краб, — протянул Могильщик.

После чего Нади, явно прикидывающая, как бы сподручнее отделить от ветерана какую-нибудь не сильно нужную оконечность, расслабилась и слегка улыбнулась.

Покопались, посмотрели — ну и, вроде бы, вправду интересный такой Сектор. От чуть ли не аристократической республики с дуэльным кодексом центральных регионов, до жирно-богатого фронтира вне портального покрытия. И производство Досов на загляденье. Например, я углядел, да и Серпентофил сделал стойку на Гадюку, точнее — её творческое переосмысление. Почти то же, на чём Аспид воюет, только «серийная».

Соответственно, денег в Секторе немало, есть рынки археотеха… В общем, нравится мне место, окончательно решил я.

— Ну, возражений я не услышал?.. — вопросительно оглядел я народ.

— Вполне подходящее место, сэр, если вам интересно моё мнение, — озвучил эфиряка.

— Уже нет — ты его уже озвучил.

— Я — за, — выдала Нади.

— И я, — пикнула Котя. — Интересно, — призналась она.

В общем-то, в этом с ней народ был солидарен: именно интересно.

— Значит, двигаем к вам, — подытожил я совещание, обращаясь к Соболю и Ласке.

Собственно, разбор полётов показал, что клешнястым собраться — даже подпоясаться не надо. Долговременных обязательств никаких, всё своё с собой, на Кистене.

Даже медленно скукоживающася Вега к Хелисе интереса не проявляла — у нового Совета Директоров явно были проблемы почувствительнее какого-то то там крупнейшего акционера.

Так что даже не стали задерживаться у Центральной, а сразу рванули в Стригель. Сектор находился в трети галактического диска от нас, так что перелёт занимал почти месяц. Но, вообще, по совести, дел хватало.

Причём, в моём разрезе, не очень много, а вот Могильщика был занят «под завязку».

Дед гонял всех, включаю Нади. Опыт полувека пилотирования, командира крупного отряда — всё при нём. Причём с рабочим имплантом Дрой мог не только сказать, но показать «как», чем и занимался.

Далее, на платформе Мамонта наконец довели до ума тяжёлый артиллерийский Дос прорыва. Со столь мощной противоракетной и радарной составляющей обвеса, что Мыш на слюни изошёл. Вообще реально вышел монстр — мобильная платформа из шести разгонников типа Иглы, стреляющие не раз в минуты, а в секунды. В принципе, если бы не заметность и неповоротливость — вышла бы неубиваемая машина. А так как есть — та же Нади, при поддержке Мыша, Могильщика делала в одном бое из трех на симуляторе.

И, наконец, ветеран гонял меня. Матерился страшно, что без симулятора, но гонял, показывая личным примером что такое тяжёлый Дос и как им рулить. Весьма полезная наука, даже с учётом того, что в ближайшее время я на тяж даже не замахивался. Мне и средний Лангуст казался тяжеловатым, чисто по ощущениям.

Но те же тонкости и ухватки, уязвимые места, которые как надо прикрывать, руля, так и куда можно и нужно цепляться клешнёй… В общем, масса полезного, при том, что Разоритель я на полигоне Кистеня, под присмотром ветерана, гонял. Мастером даже близко не стану — там больше в тактику использования, чем в управляемость, но если попаду в тяж, хоть клювом не буду щёлкать.

Довольно любопытно было то, что Дрой от «командирских» обязанностей отпихивался: мол, откомандирствовал своё, хватит с него. Подучить и повоевать — только за, а вот рулить народом — нахер. Чем, если уж совсем честно, успокоил мою некоторую паранойю на тему «а не отожмут у меня Клешню?»

И налаживали отношения в новой, уже звиздец какой большой семье. Периодически команда замечала потерянно бродящего Краба, заунывно напевающего «Если б я был султан…», на чистом русском.

Дело в том, что вагон накупленных средств-стимуляторов оказался востребованным. Две девочки, притом занимающиеся друг-другом — терпимо, но на грани. А Лиса оказалась страстной и очень не против, притом к девичьим ласкам… ну скажем так, относилась равнодушно-положительно, не более. И каждую ночь… нет, приятно, конечно, но через неделю перелёта Краб, как бы это поточнее, заебался.

А поймав сам себя в шестой раз на скорбном брожении по Кистеню и напевании прилипчивой песенки, я встряхнулся, да и направился к Дживсу.

— Сэр, подождите десять минут, если вас не затруднит, — раздалось из селектора эфирячьей каюты.

— Подожду, не вопрос, — хмыкнул я, нарезая круги и напевая всю ту же песенку.

Через десять минут на звонок меня встретила та же, слово в слово фраза!

— Блин, ты издеваешься, Дживс! — искренне возмутился я.

— Не совсем, сэр…

— Нам надо, Краб, очень срочно? — раздался охрипший и запыхавшийся голос Мелкой.

— Понял, сразу бы сказали, — хмыкнул я. — Я через полчаса зайду?

— Как вам будет…

— А через часик можно, Краб?

— Можно и через полтора, — чуть в голос не заржал я.

Ну, вопрос не решил, зато настроения поднял, рассудил я. А через полчаса оттягал Дживса в тренировочную, благо он очень интересный спарринг-партнёр, да и традиция уже. И пинать его приятно, хотя и самому достаётся временами…

— Как я понял, сэр, вы интересуетесь средствами для усиления потенции путём эфирного оперирования?

— Ну-у-у… Типа того, — признал я. — Блин, их трое, Дживс! Каждую ночь! А сказать что «я устал»…

— Я вас понял, сэр. Хотя, насколько я знаю медикаментозные средства вполне безопасны и не имеют побочных…

— Не хочу жрать таблетки, — буркнул я.

— Я вас не понял, сэр, поскольку не вижу разницы. Но, как пожелаете. Схемы эфирного оперирования эротического толка широко распространены, более того, признаюсь вам честно — предпочёл бы знать их в гораздо меньшем количестве, взамен на более полезные, естественно.

— Это да, не помешало бы… Ну да ладно, показывай, раз есть.

— Как пожелаете, но я бы предпочёл комплексный подход, сэр.

— Чегось?

— В смысле заняться схемами медицинской и терапевтической направленности.

— А-а-а. Ну в принципе — не лишнее. И девчонок омолодить вроде можно? Для здоровья и вообще, — уточнил я, так-то внешне меня всё более чем устраивало.

— Можно, сэр, — выдал эфиряка, отбив мне печень!

Сквозь сломанную, его эфирную мать, руку! Хорошо что я на рефлексе схватил вторую, вывернул, уронив саботажника. И только думал, как бы психа угомонить, не прибивая, колдунством — всё же полезный, гад, хоть и сволочь, как до меня дошло, что он не сопротивляется. В обычном спарринге, даже с заломом, эта туша как конь брыкается и подпрыгивает. А сейчас лежит спокойно.

— Прекрасно, сэр. А теперь смотрите схему эфирного оперирования…

— Ну ты и сволочь Дживс! — отметил я.

— Благодарю, сэр. Рекомендую не расслабляться во время спарринга.

— Блин, и не поспоришь… Но ты — всё равно — сволочь. И показывай схему, больно блин!

— Уже, — мотнул головой Дживс, указывая на паучка, уже показывающего схему.

И стал он мне показывать, как я понял, не столько порнушные, сколько медицинско-стимулирующие и лечебные схемы. Полезная штука, хотя и порнушные, после моего резонного интереса, показал. Я даже пару интересных запомнил… из тысяч! Затейники, блин, эти тригинцы были.

В общем, будущее крабье-шведской семьи оказалось расчищено от омрачавших его туч, ну и прочая фигня. А я стал выписывать и пинать эфиряку почаще — колдунство выводило тело за предел возможностей, по результатам комплексного воздействия нескольких схем.

И Нади начал потихоньку обрабатывать колдунством — а то заметила мои подросшие кондиции и попросила. И в целом — ей не помешает. А вот Лори и Лису — фиг, обойдутся, а то улучшение комплексное, в постельном смысле — тоже! И вариант оказаться в том же, только улучшенном, положении, с которого я начинал — не имею никакого желания!

Так, потихоньку, добрались до Сектора Стригель. Точнее, до его предверья. Собрались всем наличным составом на мостике, с интересом готовясь к выходу в нормальное пространство… И вместе с выходом Кистень ощутимо так тряхануло! Серьёзно, с перепадом гравитации и прочим! На ногах оказались только я с Нади, с трудом удержавшие от падения Лори с Лисой. И Дживс, с Котей на руках.

Остальная часть Клешни привольно раскинулась по мостику, потирая синяки и матерясь пока абстрактно. Поджидая, когда найдётся виновный паразит, чтоб обматерить его конкретно.

— Какого хера?! — начал заводится я, вглядываясь в помехи корабельной телеметрии. — Пиздец уроду! — справедливо заявил я.

Просто телеметрия показала, что некий пидарас поприветствовал выход Кистеня из гипера залпом кинетического орудия! Да ещё с одноразовым ЭМИ-разрядником.

— Сейчас, сэр. Готовлю судно к бою, — замер Дживс, явно используя тело, как транслятор, пребывая в бортовом компе.

Научился эфиряка, хотя тело выходило довольно неуклюжем на внешнем управлении.

— Вызов, сэр.

— Принимай, щаз я им, перед смертью, всё что думаю скажу!

— Эй, придурки на кирпиче! — послышался раздражённый голос. — Валите оттуда, пока целы!

— ПОКА ЦЕЛЫ?!! — взревел я, не на шутку взбесившись. — Пиши завещание, недоумок, — взял себя в руки, несколько раз вздохнув. — Дживс, разносим его к чертям!


Глава 2


— Слушаюсь, сэр, — послышалось уже из селектора, очевидно, эфиряка ушёл в управление Кистенём.

— Эй, погодите, вы что, серьёзно?! — через четверть минуты раздалось по связи. — Вы сами оказались в Дуэльной Зоне системы Портальной станции! Да вы сдурели, у нас на борту лорд Дакрин и лорд Меллс проводят дуэль!

— А попали в нас, так страшно дуэлились, — съехидничал я, — Дживс, как там?

— Двенадцать секунд до уверенного уничтожения агрессора, сэр.

— Да погодите же! Ну извиняюсь, что придурками назвал! Но вы же в центре дуэльной зоне появились! Откуда вы такие на мою голову…

— Капитан, вообще-то если мы в дуэльной зоне — лучше не атаковать. Но как мы сюда попали-то? — раздался голос от копошившегося и отлепляющегося от пола с супругой Соболя.

— Сэр, прошу минуту на проверку информации.

— Действуй, — совсем уж ни черта не понимал я.

— В районе Центральной станции Сектора Стригель, капитан, есть площадка, точнее область пространства, для проведения дуэльных поединков и пустотных судов, — продолжил Соболь.

— Но как мы тут оказались? — спросила в никуда Ласка. — От портального кольца это не меньше пяти световых секунд!

— От портального?!! — раздался крик души из селектора.

— А ты вообще помолчи пока, я ещё не решил разносить ваше корыто или нет, — огрызнулся я на селектор.

— Прошу прощения, сэр. Видимо случившееся недоразумение — моя вина. Я обозначил точкой финиша область максимально приближенную к Центральной портальной станции. В сети информации о площадке не было, сэр.

— Да потому что в Сектор все прибывают через приёмное кольцо, а не… — явно проглотил нехорошее слово селектор. — И там передача карт, мест системы. Я вообще подумал, что вы обдолбавшиеся придурки с фронтира, с добычей ну и…

— Понятно. Археотех у нас, — буркнул я.

— Да ясно. И может всё же свалите с территории проведения поединка? Или разбирательство инцидента у арбитра? Так-то вроде вы без повреждений.

— Так, ты извинился, — призадумался я. — Мы и вправду целы, — сверился я с телеметрией. — Ну, допускаю, что ты не недоумок, — проявил широту души я.

— Вот спасибо большое, — искренне поблагодарил капитан дуэльной лоханки.

— Пожалуйста. И Дживс, к станции.

— Слушаюсь, сэр.

— И отключил селектор, блин.

— Уже, сэр.

— И выведи хоть какое-нибудь управление на мостик. А то бред какой-то, даже неудобно.

— Перед жертвами вашей выдающейся агрессивности, сэ-э-эр?

— И перед ними тоже. И Могильщик, хватит ржать!

— Гы-гы, Краб, жжёшь! Нахрен всё разнести, а потом разберёмся, гы! — веселился пенсионер, но перестал. — Впрочем, я сам такой, — признал он. — Но со стороны это охерительно смешно! — и снова заржал.

— С тобой ясно, — отмахнулся я. — Ласка, Соболь, вопрос к вам — этот кирпичник врал, что дуэль между какими-то там лордами у него на борту. А может и не врал, но херня выходит — они что, на борту корабля друг друга тяжёлыми корабельными пушками дуэлят? Так они корабль бы нахер разнесли и вообще — бред!

— Нет, стреляют скорее всего по цели в дуэльном пространстве, командир.

— Нихера не понял, серия вторая. Что за дуэль, когда два аристо палят по тарелочкам из корабельных пушек?!

— А это дуэльная комиссия, скорее всего, — выдала Ласка.

— А теперь медленно, в деталях и для всех.

И расказали Флинны, на два голоса, довольно любопытную ситуёвину. Ни хрена, кстати, не отражённую в сети, так что эфиряка тоже слушал внимательно.

Итак, дуэль в Секторе, контролируемым аристо, как не удивительно, есть. И мы даже об этом от Соболя слышали, в сети читали. Ну, чего там понимать — тебя назвали козлом, а ты латной перчаткой, веслом или креслом там каким бьёшь назывателя по щеке, демонстрируя что он не прав. Ну и если ударил слабовато — то хам очнётся и будешь с ним на стрелялах каких стреляться. Или на резалах резаться, непринципиально. Главное в дуэлях этих вызов повесомее донести до вызываемого, чтоб не рыпался особо.

Но это, как оказалось, нихрена не так в Секторе Стригил. За нормальный вызов тебя местные аристо убивать не начнут. А надо переться в специальную дуэльную, чтоб её, комиссию. Давать, понимаешь, показания, почему ты не козёл и как тебе это обзывательство жизнь испортило. И вот, после этого, эти комиссионники, мало что не в жопу дуелянтам влазят, чтоб понять, чем, как и что дуэлится и до какой степени.

То есть, например, за плевок на спину без отягчающих обстоятельств никаких дуэлей до смерти не светит. Дадут парализаторы, например. Парализуешь противника, плюёшь ему на его спину и с чувством глубокого удовлетворения топаешь по своим делам.

В общем-то, смех смехом, а выходит такая, довольно… справедливая система-то. Ну, если Соболь с Лаской не преувеличивают, насчёт этой охеренно справедливой комиссии. Да тот же бретер если, типа убийцы наёмного, под видом дуэли орудующий — так он, скажем, стреляет охеренно, а против него старик. И будет у них дуэль на шахматах, или технике, где условия равные окажутся.

Хотя, как по мне, бред, что и сами аристо косвенно признавали — ты такого вызывальщика можешь нахрен послать, вместе с комиссией. И без последствий, вроде как. Только аристо на тебя как на гавно смотреть будут, а в аристократическом Секторе это массу дорог и возможностей перекрывает.

Но в целом — довольно приятная система выходит, нельзя не признать. Хочешь быть на вершине жизни — будь, но и будь готов, что за место это драться придётся не связями и деньгами, а своими руками и головой.

Ну и, соответственно, пара аристо, наверное, артиллеристы какие, корабельные, дуэлились из-за какой-то мелочи. И им комиссия так меня поразившую «стрельбу по тарелочкам» и установила, в качестве дуэльного оружия и типа поединка. Ну а Кистень, как понятно, просто вышел из гипера не в том месте. Собственно, защита-то от тех же астероидов, например, была — корабль их просто расталкивал перед выходом из гипера. Ну а внушительные центры массы, которые хрен растолкаешь, видны и из гипера и в топологию корабля в таком месте даже самоубийца вряд ли поменяет.

Ладно, вроде разобрались, Могильщик, паразит такой, вроде проржался. Даже разгонники не спалили — Кистень базово был неплохо оборудован, так что даже выведенные из тайников башенки до выстрела хрен заметишь, Дживс проверил.

Летим, мы, понимаешь к Центральной, которая была стандартом, как я понял — здоровенный кол центра и кольцо вокруг него. И тут я вижу довольно любопытную картину. Вокруг Центральной, в одной плоскости, бултыхаются дюжина станций, ненамного меньше портально-транзитной. Да ещё вычурные, готишные, с финтифлюшками, башенками и прочими извращенствами.

— Аристо? — потыкал я в это «колечко».

— Представительства Великих Домов Сектора, сэр.

— А какого хрена не на Центральной? — вслух задумался я.

— Демонстративное соблюдение нейтральности Центральной Портально-Транзитной станции, сэр, как я понял из транслируемого нам информационного пакета.

— Так вроде бы межсекторальные договора такого не требуют? — оглядел я всех, но ответом мне были пожатия плечами, даже у Ласки с Соболем. — Ясно, понты и как ты и сказал, Дживс, демонстрация.

— Очевидно так, сэр.

В общем, подлетаем мы к Центральной, стыкуемся, подключаемся к внутренней сетке, как появляется надменное рыло какого-то СБ-шного типа. Причём рыло-то надутое, но напряжённое. И говорит, значит, это рыло человечьим голосом:

— Экипажу фрегата «Кистень» запрещается покидать судно. Примите досмотровую команду и ждите дальнейших распоряжений.

— Шо бля?!! — окосел я, прогнал в башке всё что знал и отмыслетекстил. — Дживс, фас! Какого хера творится у этих недоумков?!

— Займусь, сэ-э-эр, в свою очередь попрошу не начинать боевых действий до сбора информации. И будьте любезны использовать более удобоваримую команду, сэ-э-э-э-эр.

— Вот, блин, зануда… будь так любезен выпотрошить их компы и объяснить, что за херня здесь творится! Доволен?

— Вполне, благодарю вас, сэр.

— Центральная Портально-Транзитная Станция Сектора Стригель нарушает межсекторальные договора? — нейтрально поинтересовался я, даже в жопу СБ-шника не послав и не посулив ему клешни карающей.

— Центральная Портально-Торговая в полной мере, в букве и духе, соблюдает межсекторальные договоры! — аж вытянулся СБ-шник. — И вас, разыскиваемых преступников…

— ШОБЛЯ?!! — непроизвольно вырвалось из меня второй раз. — Какие нахер разыскиваемые преступники?! Мы в вашем Секторе полчаса, и кроме снаряда в борт, в нас выпущенного притом, ничего сделать не успели!

— Межсекторальные преступления, о вас всё известно! Отрывайте трюм!

— Хер тебе, — буркнул я, судорожно прогоняя в башке «межсекторальные» преступления и оглядывая Клешню, с отвисшими челюстями и сведёнными на переносице глазами, выглядящими себя так, как я себя ощущал. — Уничтожение кислородных и пригодных к жизни Миров, массовые убийства от миллиона и более разумных вне ведения официально объявленной войны. Всё, комиссар, — сынтерпретировал я расфуфыренные знаки различия на расфуфыренной форме. Только эти преступления могут сделать нас «Врагами Человечества» и открытие межсекторального розыск. И что же мы, по-вашему, из этого совершили, где, а главное — кто обвиняет?!

— Запрос от Центральной Станции Сектора Роднер, а обвиняют… ничего не понимаю! — поднял он офигевшие глаза от монитора. — какой-то непонятный запрос. — Но официальный…

— И ты вместо того, чтобы проверить, радостно кинулся нарушать межсекторальные договора! — возмущенно, может чуть театрально, тыкнул я пальцем в камеру. — Да я о этом Секторе Родерон…

— Роднер!

— Похер мне на этот Сектор, я о нём в первый раз слышу! Вот разнесём кусок станции, уйдём в портал, всем расскажем, что за жулики и бандиты в Стригиле! — посулил я.

На мои мудрые слова СБ-шник забил, бегая глазами и суча лапками, явно копаясь в голоэкранах, не попадающих в объектив камеры. Краснел, бледнел, пучил глазищи.

— Вынужден констатировать, что извещение, объявляющее вас преступниками несколько странное, — наконец выдал СБ-шник. — И угрожать станции…

— После того как угрожали мне, — хмыкнул я, складывая клешни на груди.

— И не выйдет ничего!

— Поспорим? — оскалился я.

СБ-шник спорить не захотел, а захотел послать запрос в этот риг-фиг-знает-какой Сектор.

— Сподобились, — ядовито бросил я, на что собеседник поморщился и рыло своё надменное отвернул.

Тем временем, Дживс вскинулся, а я стал ему мыслетекстить.

— И что там?

— Хакер, сэр. Уже покинул Сектор, насколько я могу судить. Запрос внешне выглядит более чем достоверным, но не выдерживает проверки. А вмешательство было проведено четверть часа назад, источником сигнала был покидающий Сектор пассажирский лайнер.

— Чисто пошутил, что ли? — вытекстил предположение я. — Не нравится мне это, Дживс.

— Разделяю ваше отношение к ситуации, сэр.

Тем временем СБ-шнику видно дошёл отчёт, он скорчил морду лица столь страдающую, что не будь он собой — я бы даже пожалел. И выдал.

— Станционная Служба Безопасности Центральной Портально-Транзитной Станции Сектора Стригиль приносит вам, капитан Дрей лично и компании «Клешня» в целом свои извинения за инцидент. Будет проведено расследование…

— Уважаемый представитель службы и прочая хрень, — вежливо перебил я. — Мне похер, что и в куда вы будите проводить. Пребыванию на станции сотрудников компании что-то ещё мешает?

— Нет.

— Спасибо, было очень неприятно пообщаться. Охренительный Сектор: не успели попасть в него — обстреляли. СБ-шники из детского сада… — на этом я дал Дживсу отмашку вырубить селектор.

Осмотрел народ, который смотрел друг на друга. Кто первый заржал — хрен знает, но проржались все, минуты две где-то. Даже Дживс изволил уголком рта дёрнуть, а это показатель.

— Охеренно смешно, — подытожил я. — Но ни хера не приятно. Кто нам так нагадить-то мог?

— Сложно сказать, сэр. Даже местопребывания хакера я отследил по косвенным данным, сэр.

— Ну, возможно, и случайность. Ладно, народ, сейчас садимся и все дружно читаем гребучие правила этой станции. Самому неохота, но надо, — вздохнул я.

Ну и в целом — нормальная стация, нормальные правила, то же, что и у нас в Саргасе. После громкой читки станционных правил вслух, начали прикидывать, что нам надо.

— Так, я в местное отделение Биржи, — сходу определил я. — Кто со мной?

— Мы, — чуть ли не в один голос выдали мои девчонки.

— Я бы предпочёл остаться на Кистене, сэр.

— В общем-то я тебя понимаю, спокойнее будет.

— Именно так, сэр.

— Я с тобой, Джи, посмотрю, что у них тут твориться, — демонстративно размяла ладони Мелкая.

— А я с тобой схожу, Краб. Интересно, — подал голос Могильщик.

— Просто погуляем, — выдали Флинны.

— В клуб хочу, с танцами, — потянулась Искусница. — Аспид, компанию составишь?

— Почему нет, — выдал парень.

— Так, на первое время определились, все на связи, мало ли что, — подытожил я. — Дживс, ты не забыл?

— Сэр, соблаговолите конкретизировать, что из многочисленного списка не забытого мной вы имеете в виду?

— Терминал на мостик нормальный. И знаю, что бортовой комп голосом управляется! Но не помешает.

— Присмотрю и приобрету, сэр.

И направились мы на станцию. Вообще — станция как станция. Из внешних отличий разве что чрезмерно вычурная одежда, причём явно местная мода.

Направились мы в биржу, где столкнулись с принципиальным отличием.

Итак, в общем-то логично, выходило, что основной объём работ наёмников происходит в зоне Фронтира. И Биржа практически не контролирует и не протоколирует тамошние контракты. Связи нет. Ведёт рейтинг, представляет в контрактных спорах постфактум. И в основном в трёхэтажном, готишном здании сидели юристы и клерки, а не пожилые ветераны. При этом, местная биржа не «получала пожертвования», а желала конкретную мзду с контракта, каждого контракта «вставшего на учёт».

— Вас регистрировать как аренную команду, или рейдеров фронтира? — полюбопытствовал парень, типичный клерк.

— Погоди, парень, — задумался я. — Поговорим, перекусим, подумаем.

И подхватил девчонок, а Могильщик с брюзгливой физиономией сам сзади тащился.

Зашли в кафешку неподалёку, носящую гордое название «Логово Наёмника», чему общепит нихера не соответствовал: скатерти какие-то неприлично-чистые, пять вилок, причём тупых и мелких. Ресторан какой-то, а не логово. Но сели, перекусили (вполне вкусно).

— Я вот думаю, а нам вообще нужна эта Биржа? — озвучил свои мысли я. — Это же, по сути, юридическая контора, а не профсоюз. А взносы им плати, десятину, на минуточку!

— Зажрались, гражданских набрали, — подал голос Могильщик. — Как по мне — нахер, но вопрос юридический…

— Справлюсь, — оторвалась от комма Хелиса. — Законодательство довольно прозрачное. — Я тут посмотрела, выходит, что основные функции Биржи выполняют Аудиторы Благородных Домов, причём не только для наёмников.

— Бесплатно? — хмыкнул я.

— В рамках центральных областей — да. А фронтир…

— Дос судья, гвардеец прокурор, — выдал я, на что Лиса кивнула. — Ну тогда и нахрен эту Биржу, разве что контракты…

— В общей торговой сети, сэр. Но вынужден констатировать, не вполне по нашему профилю, — отмылетекстил Дживс, что я и передал остальным.

Посидели, покопались — контракты были как кратковременные, так и долговременные. И все на Турнирной Арене, относительно недалеко от портальной системы. Ну реально, ни разнести кого-нибудь нахрен, ни защитить от разнесения.

— Нам надо на фронтир, — заключил я, после знакомства с данными.

— И оборудования толкового нет, — кисло отметила Лори.

Тоже факт — почти не было товаров нужного нам спектра. Знакомство с данными выявило, что основные торговые представительства и магазины для Досов находиться в системе Турнирной Арены. И «агентства по подбору контрактов» — там же. В общем-то и логично выходит, заключил я.

Так что на следующий день Кистень отстыковался от Центральной, направившись в систему Арена — планет она не имела, только зашкаливающее количество всяческих станций, начиная с самой Арены.


Глава 3


Добрались довольно быстро, причём не успели влететь в систему — на нас обрушилась буквально лавина всяческих предложений. От более-менее сносных, в виде «гарема на час», что нахрен не сдалось, у меня свой, по жизни. До совершенно неприличных, в виде «купите грошовую хрень за стопятьсот мильёнов, и получите вторую совершенно бесплатно».

Но при всём при этом, это было именно то, что мы безуспешно искали на Центральной — торгово-информационный центр Досов.

— Ласка, а чего не предупредили? — резонно полюбопытствовал я.

— А мы даже делали имплантацию и учились в Саргасе. У нас слишком дорого, просто не сталкивались, — пожала плечами аборигенка.

Ну, в общем, понятно. Правда страсть местных к засиранию орбитального пространства сказалась и тут. При том, что Арена, чудовищных размеров трёхлучевая звезда, вместила бы всё что бултыхалось на звёздной и планетарных орбитах, масса небольших станций были именно «торговыми центрами», подчас одного производителя. Хрен знает, зачем это местным, психология, наверное.

В общем, стали мы разбираться, для начала — что тут у нас интересного, в плане оборудования.

Интересного было столько, что, смотря на сияющие пугающим светом глаза Лори, я стал судорожно прикидывать, как нам силами Клешни завоевать Сектор Стригель. Выходило, что это выйдет дешевле и реалистичнее.

Но, вовремя опомнился, нахмурился и стали мы разбираться, что нам реально нужно, а что «было бы неплохо». Правда в процессе разборок, я наткнулся на лот, от которого закапал слюнями палубу. И, подозреваю, сиял глазами почище Лори.

Дело в том, что одним из лотов местного аукциона был Рекскенсер. Тот самый тяж, который пилотировал Рыбак. Без оружия, но это и к лучшему — всё равно перебирать и делать по-моему. А плоская кабина-торс, вращающаяся на триста шестьдесят градусов, мощные, «ударные» манипуляторы, зверская броня, которую можно ещё и колдунством улучшить…

— Я хочу этот Дос, — веско объявил я. — Себе, — уточнил тут же, а то мало ли.

Впрочем, клешнястые только пожали плечами, один Могильщик, посмотрев характеристики, одобрительно кивнул и показал большой палец.

— Ну да, Крабу надо быть на Королевском Крабе, — вдруг высказалась Котя.

— Чего? В смысле — королевский краб? — не вполне понял я.

— Рекскенсер, если не ошибаюсь, — задумалась Мелкая, залезла в комм, а через несколько секунд продолжила. — Да, точно: король краб.

— Точно хочу, — подытожил я.

— Аукцион через сорок три стандартных суток, сэр — сообщил охренительно важную информацию Дживс.

— Спасибо, Дживс, — от всего сердца поблагодарил я. — А то мне было глазами подвигать тяжело, — потыкал я в заголовок рекламы лота.

— Всегда к вашим услугам, сэр.

— Так, ладно, через сорок дней надо быть тут. А сейчас займёмся…

— Может на Арену?

— Нахер Арену, — отрезал я. — На фронтир, возьмём нормальный заказ.

— Могу вывести имеющиеся в системной сети подходящие по тоннажу контракты, сэр.

— Выводи, конечно. И Лори, бери десяток раков и дуй за поку… Блин, кто-нибудь понимает, как она это делает? — оглядел я народ.

Дело в том, что после радостного кивка механика она… пропала. Ну реально, колдунство какое-то!

Народ дружно пожал плечами, с таким видом, как будто это нормально. Ну хрен знает, может все механики в галактике к технике телепортируються, а я-то и не знаю, пожал я плечами.

И стали мы разглядывать контракты. Ну, в принципе, ценник раза в два задран относительно Саргаса. Но тут понятно, горючка и условия. И типичные же контракты: захват и разрушение, и наоборот. А вот один контракт меня заинтересовал: прикрытие на время развёртывания добывающей корпорации. И деньги ощутимые, более чем! Странно, но интересно, решил я, ткнув в контакты заказчика.

— Чегось? — поинтересовался колоритный тип.

Колоритным он был… да блин, колхозник-колхозником! То есть, рабочие потёртые шмотки, щетина на роже. При этом ювелирки на нём с пару кило только в видимой части. Перстни, серьги, цепи нашейные, причём с камушками и вообще. И комм навороченный, на всё предплечье, с кучей функций (как по мне, нахер не нужных), поверх которого болталось россыпь драгоценных браслетов.

— Мне нужен представитель корпорации Контади.

— Я это, надо чегось?

— Контракт на прикрытие от возможной агрессии развёртываемого добывающего комплекса.

— Есть такое, а ты пилот?

На последнее я молча переслал «визитные» данные Клешни. Мужик повчитывался, похмурился, закурил какое-то лютое курило, не меньше пары сантиметров диаметром и, окутавшись дымом, выдал:

— Нормально. Подписывай и полетели!

— А ты ничего не забыл? — полюбопытствовал я.

— Вроде нет, — задумался мужик.

— Буду тебя мужиком называть, раз не представляешься, — для начала определил я. — Я капитан наёмной компании Клешня, Ан Дрей, связался с тобой, мужик, представитель компании Контади, для уточнения деталей заказа.

— Ну ты, блин, — понятно высказался мужик. — Ызерилон Гешш я, можно Зер. Чего хотел-то?

— Как минимум, что за сопротивление предвидится?

— А хер его знает, — затянулся курилом собеседник.

— Охренительная информация, — восхитился я.

— Но не сильное, да и не будет его нихера! — поднял он палец. — Вот потом — да, когда налаживать добычу начнём.

— А детали? — поинтересовался я, после чего любовался дулей.

— Вот, а не детали, контракт подпишешь — тогда да.

— Насчёт четырёхкратного преимущества…

— Ты меня ещё девок иметь поучи, — пыхнул курилом мужик. — Знаю я.

— Хм, ну давай попробуем, — отправил я заверенную цифровую версию контракта, после лёгкого кивка явно «вернувшегося» Дживса.

— От, другое дело. Слухай…

И выдал мужик такую диспозицию. Есть планетка некая, в месяце лёта от портальной зоны. Названия не имеющая, как и звезда, вокруг которой планетка вращается. Причём хороша всем, но избыток кислорода, людям не подходит. А так — ресурсов до хрена, биология на неё копошится и вполне на пожрать годится. И вот, лет десять назад корпорация среднего пошиба разместила на планетке аванпост, зонд на звёздной орбите, да и заявила, что мол это — наше. Ну, бывает, только за десять лет разработки толком не начала, да и вообще, согласно мужику известному ничем кроме замены персонала-гарнизона не занималась.

— Собаки на сене! — потрясал он кулаком. — А в паре недель лёта астероидный добывающий комплекс! И жратву тащат из Центра! А это такие креды…

— Жратву хотите выращивать?

— Ну да, нахер металл, его в округе хватает. Ну мож есть что особо ценное — посмотрим. Пока только автофермы и перерабатывающие чаны. Ну и турели защитные, само собой.

— А что на аванпосте?

— А хер знает, — вторично обрадовал меня своими познаниями собеседник. — Но малый шлюп гарнизон меняет.

— Ну да, ясно что вряд ли что-то серьёзное, — прикинул я тоннаж, под кивки заказчика. — А мы то на хера?

— Дык сертцы подмогу запросят! Им лететь неделю, не более!

— И много подмоги?

— Ну гляди, Серт корпорация серьёзная, но на Геллене у них толком гвардии нет. А кого наймут — так как повезёт.

— А потом? — заинтересовался я.

— А потом нам похер, — широко улыбнулся собеседник. — Глянь.

И скинул мне данные, от которых я аж присвистнул — зенитные противорбитальные пушки, три десятка.

— Серьёзно вложились, — уважительно покивал я.

— Это да, но отобьётся, — надулся собеседник. — В общем, у меня лихтеровоз тут, готовьтесь денёк и грузитесь…

— Мы на своём корабле, — отрезал я.

— Нихера нехорошо, — покачал собеседник головой. — У нас контракт!

— Там доставка не оговорена.

— Так за топливо вам платить не будем! А так обратно вернём, за свой… — на что я помотал головой. — Вот же ты несговорчивый! Нехорошо будет, говорю же! На лихтеровозе — вас хер заметят. А если корабль? У тебя что? Ну пиздец, — констатировал мужик, после пересылки данных кистеня. — И ты на тяжёлом фрегате припрёшься! Весь, едрить его в дышло, план, на том, что сертцы мелкий отряд пришлют! А если в системе боевой фрегат появится? Тебе же отбиваться! — тыкнул он в меня пальцем. — Так что не кобенься и лети со мной.

— Нет, Зер, мы всё же на своём. А насчёт подмоги — так выйдем на дальнюю звёздную орбиту. Хер нас выявят, а если что — не помешает.

— За горючку платить не будем!

— А если сертцы в системе воевать начнут? — завёлся уже я.

— Э-э-э… ну тогда заплатим, если отобьёмся, это да, — признал мужик. — Ладно, уговорил, чёрт языкатый. Сутки у вас на подготовку, завтра вылетаем.

— Угу, до связи, — ответил я.

И, после разрыва связи, требовательно уставился на Дживса.

— По косвенным данным, возможная численность подмоги корпорации Серт не превысит двух десятков средних Досов, сэр. Возможно, пара тяжёлых — их использование в районе фронтира Сектора Стригель распространено. Оплата вполне соответствует риску, согласно всему известному, сэр.

— Так, согласен. А готовиться, — задумался я. — Авиация?

— Отрадная догадливость, сэр. Соблюдение правил военно-торговых конфликтов в зоне фронтира довольно условно. Центральные власти с этим борются…

— Если узнают, — хмыкнул я.

— Именно так, сэр.

— Значит, авиация и зенитная артиллерия. Или ракеты?

— Думаю и то, и то, сэр.

— Раки пилотирование потянут?

— Безусловно, сэр.

И купили мы десяток атмосферных штурмовиков. Что порадовало — охеренных, но неликвид. Это парадокс возник потому, что машинки в виде полумесяца или серпа были всем хороши: тягловиты, быстры, манёвренны, вооружены… и нахрен гробили пилота не хуже врагов, сами по себе. Ни для нормального гравкомпенсатора, ни для экранирования кабины не нашлось ни места, ни энергии.

То есть, летать-то можно, но медленно и печально. Тогда как менее вооружённые и гораздо медленные по ТТХ противники, делают Серпы, потому что у пилота мозги из ушей не вытекают.

Но у раков мозги… хотя могут и в ушах быть, но точно не вытекут. В общем, довольный торгаш впарил мне неликвид, довольный я получил охеренные самолёты.

А вот зенитки, после обсуждения, решили не покупать. Противоракетные лучевые комплексы — да, а вот разгонники, как ПВО, лазеры в атмосфере делали. Так что работы на перелёт дохрена, всем.

— И Лори, надо бы смесь для резаков поменять, — выдал я.

— Поменяю, — согласно кивнула Лори. — А зачем?

— Как зачем, блин! Кислород… стоп, окислитель в баллонах, — дошло до меня.

— Да, это во фтористой атмосфере… хотя там работать на Досах вряд ли получится, — задумалась механик. — Но если фторопласты и нержавейка…

— Нахер, не хочу работать во фтористой атмосфере!

— И не надо, — одобрила механик.

В остальном же валандался с Лори с Серпами, клепал разгонники, для них и зенитных самоходок, в общем занят был. Нади с Могильщиком гоняли друг друга и четвёрку подчинённых в симуляторе. Дживс и Котя творили ракам новые программы, под новое оборудование.

И только Лиса оказалась ни при делах, что сама же исправила, занявшись ревизией и описью имущества.

— Так вы не шутили! — заявила девица, вваливаясь в закрытую мастерскую.

— М-м-м? — весьма информативно полюбопытствовал я.

Колдунство творить — не мешки ворочать, отвлекаться не стоит.

— Ну… я думала, что когда про волшебство говорили — шутка, — потыкала она в самоорганизовывающийся кусок металла.

Точнее он мной организовывался, но этого нихрена не видно, так что «само».

— Не шутка, десять минут.

— Хорошо, — кивнула Лиса, пристроившись в сторонке.

— В общем, колдунствую. Да, как в сказке. Но не сказочно, с Лори или Дживсом поговори, они лучше объяснят, — выдал я, закончив формировать разгонник.

— А научится можно?

— Вроде бы нет, у меня орган специальный…

— Ну ты и шовинист, Ан… — округлила глаза Лиса.

— Да блин, не этот! — выдал я, проржавшись.

Просто, учитывая размеры того же Кистеня, картина, как я творю его, околачивая хером…

— Эфирный. Я реально плохо объясню, это аномальное строение мозга. Вроде бы редкость большая, врождённая.

— Ан, а ты человек?

— Почеловечнее многих! — честно признался я.

— Ну ладно, поспрашиваю, — с некоторым подозрением взглянула на меня подруга, покидая мастерскую.

Ну, вроде поняла, а то как-то… да даже неудобно стало, Лиса девчонка молодая, видно было, как ей магичить хочется. А тут «я охеренный маг, а тебе низзя!»

И наконец погонял Лина в тренировочной. Не за косяк, а проверить его копыто новое. Копыто показало себя хорошо, как и отличная форма парня. Убегал он от меня по тренировочной на загляденье, невзирая на вопли: «стоять, парень, как я тебя тренировать буду?!»

Так вот, на бегу, весьма быстром и увёртливом, Аспид сообщил, что тренировкой он сейчас и занят — как люлей не огрести.

Хер поспоришь, но увёртлив как змей, Аспид как есть, оценил я.

Вышли из гипера в предфронтирной системе, где, наконец, встречались лично с заказчиком и должны были пройти «малые врата». Я признаться, не вполне понимал, с хрена ли в Саргасе до планет во внепортальной зоне приходилось добираться на пердячем ходу, даже ИЗ портальной зоны, а в Стригеле — летают без проблем.

И вот, выяснилось, что под гордым названием «малые портальные врата», скрывается довольно слабенький (ну, относительно, конечно) ускоритель-пинатель и вычислитель, докуда пинать. Так-то корабли в гипере могли продолжать полёт и вне портального поля — топология корабля УЖЕ изменена. Но вот с выходом у современных судов были проблемы. То есть, точной точки-выхода не определишь и вообще, «свободная гипернавигация» считалась уделом владельцев редких археотехнических бортовых компов и психов. Поскольку выскочишь в паре светомесяцев от цели, ну и пили до неё на досветовой тяге. А то и помрёшь в пути, тоже возможный вариант.

Кстати, вопрос «с хрена ли такие малые межзвёздные расстояния» объяснялся. Я-то, как-то, ориентировался на расстояния между звёзд в световые годы. Что, как выяснилось, в нормальном рукаве галактики примерно так и сеть. Вот только Стригель — шаровое скопление, где звезд понатыканно, как сволочей, вплоть до межзвёздных расстояний в световые сутки, ближе к центру скопления. Правда жилых-обитаемых Миров относительно мало, ну и внушительные кусок скопления из портального покрытия вылез, но в принципе — тут даже портал, во внутрисекторальных перелётах, скорее удобство. За два года на субсвете весь Сектор можно пересечь.

А встреча для уточнения деталей была на лихтеровозе. И был это… ну реально, планетоид, а не корабль! Точнее сам корабль — относительно небольшая «кабина» и двигательная часть, соединённые десятикилометровой длинны, фактически ажурной, клеткой. И вот в эту клетку влезали лихтеры: — суда-контейнеры, сами по себе немаленькие. Внутрисистемные грузовозы, по сути.

Подумал я, да и прихватил с собой Нади, Могильщика и Лису. Дживс на связи, Лори сказала, что не интересно и занята, а в такой компании самое то.

И полетели мы вдоль этой «авоськи с контейнерами», к кабине, которая была в половину Кистеня, на минуточку.

Влетели, вышли и я отметил, что стиль «колхозник в цацках» — не эксклюзив Зера. Все встречные, как и провожающие, были в рабочей, часто потёртой и заляпаной одежде, но изобильно украшены бижутерией. Видно что-то национальное, отметил я.

Наконец, дотопали мы, отшагав с километр, до некой каюты, типа тактического центра-совещательной. Сидел там Зер и четыре бабки, от ягодки опять, до замшелой карги.

— Здоров, капитан, падай, — позвенел браслетами на лапе Зер.

— Лейтенант отряда Нади Игла, квартирмейстер Дрой Могильщик, финансист Хелиса Септер. И я, Краб. Капитан Ан Краб.

— А это совет Контади, забей, они мешать не будут, — обвёл мужик старух.

— Хто ещё мефать не путет, фенох! — прошамкала самая замшелая карга.

— Матриархат? — поднял я бровь.

— Хуярхат, — доходчиво ответила самая молодая баба. — Вам, мужикам, дай руль — разхуярите всё! Самим неохота заниматься, да надо. Обсуждайте, у нас свои дела, — и тоже занялась фигнёй, которой страдали прочие бабки.

— В общем, Ан… или Краб?

— Неважно.

— Значит, Ан, Борса выходит на звёздную орбиту. Фигурять мы не будем, не те габариты, — на что я покивал — габариты реальный звиздец. — И с ходу начинаем выгрузку. Ваш Кистень к системе не приближается?

— Да, выйдем на сверхвысокую звёздную. И на системниках и трансорбитальниках.

— Долго, но сами разбирайтесь. Ждать вас не будем — не думаю, что аванпост нам что-то сделает. В общем-то, вы нахер на планете не нужны, пока сертцы не подлетят.

— Уверен? Аванпост…

— Ой, да что там аванпост! Шлюп, говорил же.

— По людям — согласен, но техника…

— Херня, не беззащитные мы, — отмахнулся Зер.

Вот блин… впрочем, по большому счёту-то мужик прав, но вот по факту — может и гадость на планете оказаться. Ладно, в полёте подумаем.

— В общем, охраняем месяц…

— До развёртывания турелей! Но не больше месяца, да.

— Развернули — контракт закрыт, и мы свободны, — на что Зер покивал. — Место-то где разворачиваться собираетесь есть?

— А тож! Лови, — после чего я поймал крабкоммом данные.

— И… слушай, а нахера ты нас вообще позвал?

— А познакомиться? А по рукам ударить? — с этими словами он схватил мою клешню и начал пытаться ей похрустеть.

Похрустела, впрочем, его лапа, так, вполсилы.

— Силён. Ну а так — больше дел и нет. До встречи на планете.

— Угу, — кивнул я, да и потопали мы в обратный путь.

Собственно, через час сначала лихтеровоз, потом и Кистень «скакнули» вратами. Нам это было не особо нужно, но конспирация.

А мы после выхода в гипер, засели и стали разбираться, как нам контракт выполнять.


Глава 4


Обсуждали, правда не только контракт: Дживс покопался в информационных закромах заказчика и выдал такую информацию:

— Довольно любопытная ситуация, сэр. Я бы назвал компанию Контади корпорацией в стадии формирования, но не назову. Существует она около трёхсот лет, но формат не меняет, так что можно сказать, что состояние не переходное, а стабильное.

— Охерительно рад за трёхсотлетнего стабильного заказчика, — порадовался я. — А по делу?

А по делу выходила такая картина: лихтеровоз циркулирует по сложному маршруту на фронтире, облетая ряд добывающих и даже перерабатывающих Миров. Стартует с центральных Миров, туда же и возвращается раз в три года облёта.

Довольно стабильный и неплохой бизнес, но около сотни лет назад уже дети основателей посчитали, что возить можно не только чужое, но и своё.

И, в итоге, не менее половины лихтеров — не «пассажиры», а добыча все того же Контади. Вахтово работают, корабль-планеты и станции. И невзирая на колхозно-бижютерный вид, довольно серьёзные ребята, что, впрочем, было по кораблю да и зениткам понятно.

Далее, на «собачьесенные» места стали ребята зариться давно, но, в общем-то их и понять можно: летают много, а на какой-нибудь вкусной планете или астероидном поясе висит не первое десятилетие унылый спутник, противным голосом пищащий «это, мол, наше!» — а разработки нет. И, в принципе, судя по отрытому Дживсом проблем у них не было, до поры. Ну они не объявляли, что, мол, всё наше, выбирали себе делянку, да и ковыряли её себе. Подчас «хозяева» даже и не знали, иногда исходили на говны, но в целом — всё было ровно, без резни.

И вот лет десять настала «пора». То ли мужики стали слишком жадными и стали лезть на серьёзных воротил фронтира, то ли ещё что — Дживс не понял, не было достаточной информации. В итоге, на последнем «засеве» чужой территории, кстати, той же корпорации Серт, посеяных вырезали нахер, а прилетевший лихтер встретила столь морщная оборона, что о «вырезании нахер» мужики узнали только из издевательских, что и как с ними сделали, сообщений. Полученных, пока драпали из системы.

Как понятно, обиделись. Я бы тоже обиделся, честно говоря. И стали целенаправлено выискивать где бы Серту нагадить погаже. Нашли, для подстраховки прилетели не в Центральную, где они обычно торговали, а в систему Арены.

И, кстати, мы ступили, но не летально. Ступили в том смысле, что к Контади никто не нанимался — у них вообще не было закрытых контрактов с пилотами. А лететь в Жопу Сектора, хер знает куда… В общем, вполне на подставу и разграбление на Досы тянет, о чём не один капитан с которым мужики связывались, сообщал, посылая их в соотвествующем направлении.

И, по уму, избалованные Саргасом, могли мы с полпинка на подставу нарваться. Не подстава, но такого полезного Дживса ни у кого нет, только у него самого себя.

Коросе, вопрос в том, что ждёт нас не «может будет бой», а «точно будет». Сертцы, судя по записям, те ещё говнюки, так что явно не курорт будет, а баня.

Далее, по месту: на побережье, этаком заливе, мужики нацелились развернуть мощный центр, причём не для еды, а заводской комплекс. Производящий как раз те самые автофермы, которыми они и собирались засеять планету и вообще выпнуть Сертцев на мороз. Но это их дело, а наше — монтаж и вывод на рабочий режим установки займет от двух до трёх недель, тут точно хрен скажешь, поскольку нормального исследования Контади не проводила, только орбитальные снимки. Ну а там сутки — и четверть орбиты простреливается, в принципе — вплоть до линкора ссадят на планету. Про мелочёвку типа трансорбитальников и говорить смешно.

— Занятно, — протянул я, огляделся и стал высказываться. — У нас, вообще-то, почти так же! Нехрен на меня смотреть, как на врага всех женщин!

— Вообще-то — да, только у нас конфликтные ситуации…

— Ничего не знаю! Работа такая! — ловко поставил я на место всяческих этих… суфражисток, вот. — А вообще, команда, мне не нравится отношение заказчика к возможному сопротивлению на аванпосте.

— Шлюп, Ан, — подала голос Нади.

— Шлюп, согласен. Но, это косвенные данные, это раз. Что за автоматика может быть на аванпосте — заказчик не знает, это два. Вопрос не в том что не справимся — справимся. Но тот факт, что Контади будут разворачиваться первое время без прикрытия — мне ни хрена не нравится.

— Сами захотели, — скорчил презрительную мину могильщик. — Хотя ты прав Краб — ну сказал этот Зер, что «сами справимся». А контракт-то заключён, и косяк будет в любом случае за нами. Тут же Биржи толком нет? — взглянул он на Лису.

— Да, согласно имеющимся данным, случай сорванного от контракта портит репутацию вне зависимости от придурошности заказчика. Немаловажная причина, почему Контади в системе Арены не нашли найма.

— Мы-то уже взялись, причём при всех прочих равных — контракт всё равно неплохой. Так что давайте думать, как прикрыть этих неустрашимых, — хмыкнул я.

И стали мы прикидывать. Вообще, системный парк Кистеня был более чем внушителен: быстрый малый трансорбитальник, приобретйнный ещё на заре наёмнической карьеры. Тяжёлый, доведённый колдунством до идеала десантно-лучевой утюг, по типу используемых в своё время Чёрной Королевой. Ну и тяжёлый кирпич, не столько десантное, сколько трофейное судно, снабжённое погрузчиками и вместительным трюмом. Ну, мало ли, может что неприколоченное наёдйтся. Или приколочено не слишком крепко там… В общем, нужное судно.

Но в рамках наших задач трофеевоз не нужен, кирпич слишком медлителен, так что использовать нам надо Утюг (как чертовски креативно назвал я судно). Учитывая, что он здоров, как сволочь, сможет нести не только Досы, но и Серпы, да и сам по себе в атмосфере чертовски мощная единица, как воздух-воздух, так и воздух-земля, точно нужен он.

Соответственно, вставал вопрос, как нам с дальней звёздной орбиты (за пределами планетарных орбит, на грани срыва с эллиптического движения) долететь до планеты-цели, причем с учётом что лихтеровоз выходит на ближней звёздной, в плевке от планеты.

— Прибудем раньше, сэр. Возможности Кистеня это позволяют, как и средства маскировки Кистеня. Выведем Утюг на планетарную орбиту первой планеты от звезды, Борса собирается выйти в нормальный космос внутри её орбиты…

— А, кстати, нахрена? — искренне заинтересовался я. — Там же звиздец как жарко.

— Энергия, сэр.

— Понял, а я-то думал, нахера они чуть ли не в корону корытами лезут, — откомментировал я. — Так, и долго нам ждать?

— Перелёт Утюга порядка пары стандартных суток, с учётом скрытности, сэр, — выдал Дживс, под кивки Коти. — И примерно сутки на месте, лучше подождать…

— Логично, так и поступим.

— В таком случае корректирую курс Кистеня, сэр.

— Угу, корректируй. У кого-нибудь есть что сказать?

— Нам нужны глаза в системе, — вдруг подала голос Котя. — Через неделю после начала развёртывания прибудут силы противника. А вероятность космического конфликта отлична от нулевой.

— Тоже верно, но это на Дживсе. Всё равно на Кистене будешь торчать, — поддел я эфиряку.

— Сэ-э-э-эр, моё как выразились «торчание», связано…

— Да знаю я, Дживс. Спутники наблюдения развесишь?

— При наличии их — безусловно, сэр.

В общем, план был принят, подготовка начата, а я откосил от рудников по клепанию спутников, поскольку запас у нас их был. Про что эфиряка банально забыл, радуясь и потирая эфирные лапки, а я его обломал.

Досы привели в порядок, а я оглядывая наши ряды, стал думать что народу надо бы побольше. Всё же возможности позволяют, так что восемь пилотов, считая Котю, которая, прямо скажем, не вполне пилот в боевом смысле — маловато.

И вот, Китень вывалился из гипера вне планетарной системы, и, подруливая маневровыми, ложился на звёздную орбиту. А мы набивались в Утюг: кроме Дживса, на Кистене никого не оставалось. Лори заведовала полевой мастерской, поскольку доступ до Кистеня будет далеко не сразу, а Хелиса была утверждена в качестве пилота Утюга. И разбиралась, да и дело какое-никакое на время контракта.

Я работать решил на Крабе, привычнее он мне, да и не намного слабее Лангуста, компенсируя относительную слабость залпа высокой манёвренностью.

В общем, пару суток Утюг бороздил просторы планетарной системы, выходя на орбиту ближайшей к звезде планеты. За время полёта, да и ожидания и средства пассивного наблюдения, и потихоньку развешиваемые Дживсом спутники наблюдения открывали радостную, но настораживающую мою паранойю картину.

В системе нихрена не было, кроме спутников связи и ретрансляторов. По крайней мере активного и очевидно заметного, хотя никто не гарантировал, что на каком-нибудь замшелом астероиде, в режиме пассивного наблюдения, не затаился сенсорный комплекс. Собственно, только это удерживало меня от распоряжения Дживсу придвинуться поближе, да и проверить, а что это у нашей цели на планете. Просто радиус эфирного летания эфиряки был ограничен гравитационным колодцем звезды, и, покинув Кистень, хер бы он туда, на дальнюю орбиту бы вернулся своим ходом.

Что, в свою очередь, обостряло пранойю уже на тему вражеских гадств на планете, которых мы, по сути, не увидим до начала противостояния. К счастью, ожидание мужиков продлилось менее суток, а то изъёл бы я себя поедом.

А в момент вываливания лихтеровоза из гиперпространства, выяснилось, что лишняя осторожность нихера не лишняя: системы связи и наблюдения активизировались, были отмечены Дживсом и оказалось, что сенсоров в системе если не дофига, то вполне прилично. И скрыть Кистень было бы, как минимум, трудо и времязатратно, если вообще возможно.

От лихтеровоза бодро почесал к планете, как ни удивительно, лихтер, а в радиоэфир пошло шифрованное сообщение от Зера:

— Клешня, вы тута уже?

— Здорово, — ответила клешня моим голосом, узконаправленным лучём. — Хорошь эфир засорять.

— Ой, бля! Вы уже тут?

— Тут, тут. Сейчас в хвост лихтеру подстроимся. Сам то где?

— Да на Борсе пока, думал через сутки спущусь. Ктож знал, что вы такие шустрые?

В общем, Утюг пристроился за лихтером, аванпост с планеты пищал всякие радиосигналы. Перехватить их фактически нереально, надо было корректировать маяки колдунством и развешивать почти месяц, да ещё и объяснять заказчику, что за херня творится с радиодиапазоном. Но Дживс записал и занялся дешифорвкой — лишние коды ни хрена не лишние, особенно в свете возможного конфликта.

А лихтер тяжело спускался на планету. По сути, это был контейнер с мощным двигателем, примерно та же хрень, что наш «сундук с сокровищами» в астероидном поле, только побольше. А мы пока оставались на орбите, как вдруг…

— Это, блин, что за хрень?! — непонимающе уставился я на показания мониторов.

— Летучий аванпост, — выдала Котя, показав что она и рулит утюгом, да и на мостике пребывает.

Дело в том, что четырёхэтажный, стометрового диаметра, циллиндрический бункер аванпоста сертцев наглым образом взлетел на полкилометра и шуровал к местну высадки лихтеровоза.

— Развелось домов летучих, куда не плюнь, — посетовал я. — Что у них там, Тень?

— Данных недостаточно, Краб. Другая сторона планеты, и явно экранирование от радаров.

— Ну зашибись. Дживс… вот, блин.

— Именно, сэр. Вынужден констатировать, что без оставления…

— Не оставляй. И не приближайся пока мы с ними не справимся. Так, Рачьё! — кинул я в боевой чат.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб!

— Двойку Серпов на бой разведку направь.

— Будет исполнено!

Ну, им пофиг, они железные, а так в бою посмотрим, что у этого летучего аванпоста есть.

Серпы улетели, Утюг кружил на сверхнизкой орбите — приходилось даже отрабатывать движками, чтобы не упасть, но пребывание на границе магнитного поля плюс использование средств РЭБ делало его почти незаметным.

А лихтер мужиков шмякнулся в залив и уже началось копошение — ребята времени не теряли.

А мы наблюдали за Серпами, которые с сотни с лишним километров начали постреливать в летучий бункер. И один из Серпов получил повреждение, разваливаясь в воздухе.

— Уходи, — бросил я связью. Второй цел?

— Так точно, главнокомандующий. Падение летательного апарата не приведёт к разрушению платформы. Сам аппарат повреждён разгонниками…

— А то я не понял. Ладно, робинзонь там, позже заберём. А если эти сертцы сунутся — можешь партизанить, дозволяю.

— Слушаюсь, главнокомандующий!

— Так, ладно, что у нас по этому аванпосту?

— Судя по данных Серпов и картине в радиодиапазоне — не менее шести разгонников. В нашей квалификации — средних. Броня, согласно визуальным наблюдениям, значительного вреда не получила. Щитов не отмечено.

— Хрен что поймёшь, кроме того, что у них разгонники. Сколько им до точки высадки?

— До прямой видимости, подходящей для работы разгонниками, шесть часов. Если не поднимуться выше.

— Если-если, хреново, в общем. Ладно, будем смотреть. Людей у них не больше тридцати человек.

— Примерно так, исходя из шлюпа.

— Я вот думаю, рискнуть ли и попробовать их на зуб Утюгом, что ли? В принципе если он не справится, то кроме Кистеня выходит работать по ним больше и нечем.

— Досы, Ан.

— Нади, под огнём разгонников, в воздухе? — на что подруга пожала плечами.

— Ан, срвершенно не факт, что незначительный урон от разгонников Серпов не ограничен конкретным поясом или даже неудачным местом.

— И совершенно не факт обратное, — хмыкнул я, на что Лори пожала плечами. — Значит, деламе так — сверхнизкую орбиту сохраняем, поближе к точке высадки. Гробить Серпы я больше не хочу, да и толку похоже ноль. Соответственно, Лиса, ты как главная по Утюгу, — внутренне ржанул я. — Открываешь огонь основным калибром как только появится траектория поражения.

— Хорошо, Ан, — было мне ответом.

Можно было, конечно, девчонку застроить, но мы не армия какая, так что пусть будет. А у нас с Лори было несколько часов и ещё одна идея.

— ЭМИ-снаряд для разгонника? — задумалась Лори.

— Угу. В артиллерии же их используют.

— В пустотной крупного калибра — почти всегда. Но в разгонном поле микросхемы горят, Ан.

— Значит нужна меньшая скорость. Да и колдуство есть подходящее. Дживс, присмотришь?

— Только по косвенным данным от вас, но присмотрю, сэр.

Дело в том, что пока всё что видели, и, соответственно, отправили сертцы по радио — лихтеровоз, пара штурмовиков, причём один сбитый, и хер знает что болтающееся в верхних слоях атмосферы. Точно не боевое пустотное судно — большие межзвёздники просто не потянут наше орбитальное положение.

А вот при вступлении в полноценный боеконтакт — настучат, сволочи. А оно нам нахрен не надо, соответственно хотел я радиодиапозон летучего бункера заглушить. В идеале — вообще выжеч им технику, но последнее крайне маловероятно.

В общем — справились. Первые четыре снаряда для разгонников при попадении в броню дадут как мощный ЭМ-импульс, так и высодят пачки даже не роботов, а автоматов, глушащих радиодиапозон беспорядочными разрядами. Что-то с электроникой сложнее реле — нахрен сгорит в магнитном поле разгонников.

Соотвественно, дождались появления вражины на горизонте. Лиса дала полный бортовой залп, но тут же по Утюгу прошла вибрация.

— Ответный огонь, повреждения корпуса…

— Снижайся, продолжай стрелять! Рачьё, на вылет! — рявкнул я. — Цель — воздушное прикрытие Утюга, и маневрируйте, раки донные!

— Веду огонь.

— Исполняем, главнокомандующий Краб.

Дело в том, что помимо гадской меткости аванпоста, он, согласно телеметрии, начал выпускать летательные аппараты.

Блин, я капитан отряда Досов, а не генерал полноценный, хмыкнул я, отслеживая отметки на голоэкранах. Впрочем, гербовой нам, как обычно, не завезли, пишем на чём есть.


Глава 5


Серпы вступили в бой с авиацией сертцев, довольно успешно их прорежая. Правда аванпост, паразит такой, переключился на Серпы, время от времени попадая. Тогда как мы вынужденно сконцентрировали огонь на нём — допускать этот летучее угрёбище до места развёртывания было категорически нельзя.

По итогам, взамен двадцатки сертских летал, мы потеряли ещё четыре Серпа. Причём ещё с теплом вспоминали время, пока аванпост гвоздил по штурмовикам — после перенесения огня на Утюг нам стало кисло. Не в плане помирали, запас живучести у Утюга был внушительный, но расцветающая красными цветами бронеобшивка и технологические узлы давили на психику. Лори вообще чуть ли не плакала, да и наши разгонники, точнее системы управления и энергообеспечения у двух накрылись соотвествующим органом.

Самое поганое, что мы даже пасть на планету не могли — вражин надо было ссаживать на поверхность.

— Раки, облёт, поиск уязвимых мест!

— Исполняем, — отозвалось рачьё, начав вокруг летающей дуры карусель.

Ну и мы из оставшихся четырёх разгонников постреливали, так что потеряв ещё один Серп, то ли Утюг, то ли раки попали в нужное место. Летучий бункер перекосило и начал он бодро падать. Не вполне катастрофа, явно что-то там у него фурычило, но хреново и на воздухе явно не удерживало.

— Внешние антенны сносите нахер!

— Исполняю, — отозвался централизованный разум раков, а Серпы начали прицельно гвоздить по спускающемуся бункеру.

— Так, садимся в окрестностях будущего комплекса. Хоть как зенитку используем Утюг. Совсем плохо? — поинтересовался я у кусающей губы Лори.

— Да нет, муторно скорее, — оторвалась она от браскомма. — Уже чиним, скоро Утюг как новенький будет! — вскинула она кулачок.

— Сэр, предлагаю, наконец, выдвинуть Кистень к планете. Конспирация, конечно, хорошо. Но вы рискуете не дожить до подмоги, которой так опасаетесь.

— Правильно говоришь, блин. Только сноси нахрен ретрансляторы и сенсоры. Все не все…

— Все, сэр. Лично проверю. Правда срок увеличится до шести часов…

— Нормально, они тоже не на перину прилегли отдохнуть. Что у них за гадский корабль? Или здание?

— Вынужден констатировать, что не знаю, сэр. Детали появится только при личном контакте с техникой, сэр.

— Понял-принял, не отвлекаю.

— Исполняю, сэр.

Оглядел я народ, да и начал водить руками. Хотя Лори уже ускакала, и опять не заметил как.

— Игла, Тень, по Досам. Лиса, за главную, присмотри за небом. Высаживаемся и развёртываем оборону.

— Часть оборудования…

— Знаю, — поморщился я. — Хорошо, что не всё. Погнали!

И погнали мы по Досам. Раки шуршали с обороной, разворачивали стационарные щиты, ставили зенитные разгонники, радарные комплексы. Мыш с Тенью суетились и устраивали «салют»: засевали окрестности дронами, мониторя и выстраивая карту местности.

А я печально отметил то, что большая часть разгерметизировавшихся жилых отсеков выгорели нахер: в той концентрации кислорода, что был на этой планете, большая часть пластиков горела при комнатной температуре, не говоря о тканях и белке.

— Затрофеить надо бы эту летучую крепость. И на клешню всё равно насадить, пидарасов таких, — вслух подумал я, поддержанный умеренным улюлюканьем в боевом чате.

Это ещё хорошо, что Утюг изначально творился как десантное судно, и, соответственно, трюм с Досами не пострадал.

Пока мы разворачивались, Серпы постреливали по аванпосту. Который, перестав падать стал отстреливаться, повредив еще один Серп и я отдал приказ отступать — на этот гроб Серпов не напасемся, а ещё и прибытие подмоги.

— Так, двадцать штурмовиков мы ссадили, — вслух начал я считать кто нам противостоит. — Шлюп, техника… не может быть их больше двадцати.

— Примерно так, Краб. Но это блин пиздец, а не аванпост, — экспертно заключил Могильщик. — Не удивлюсь что там два десятка тяжей найдётся, причём археотеха.

— Как найдётся, так и затрофеится. Вопрос в том, что нам надо бы, по уму, самим к ним идти.

— Утюг не готов. Тут работы ещё… много! — вклинилась Лори.

— Ясен пень, что не готов. Дживс с Кистенём будет, но… вы там с объёмами определились?

— Дня четыре, — выдала Рори. — Дроидов бы побольше.

— Заказчиков пну, может есть что полезное. Вообще текущий расклад — их косяк! Могли без этой беготни спокойно зачистить систему от ретрансляторов и снесли бы это летучие огрёбища с орбиты!

— Могли, но вряд ли бы стали, — отметила Нади.

— Так-то да, но если есть виноватый, и этот виноватый не мы — жить легче, — изрёк мудрость я, под смех народа. — Ладно, пока ждём, вроде телепается этот Зер.

И мужик вправду дотелепался. Челнок шмякнулся на планету неподалёку от флегматично копающихся дроидов и строительных роботов.

— Эта… Краб, ты ко мне зайдёшь? — связался со мной мужик, явно пришибленный творящимся.

— А тож, — злорадно ответил я, заскакивая Крабом в открытую аппарель.

— Ну… это… — мялся уже лицом к лицу заказчик.

— Ну это — пиздец, — огласил я. — Если бы мы прибыли как ты говорил — от комплекса нихера бы не осталось!

— А если бы вы полетели на Борсе…

— То нам всем бы настал пиздец, от этого гребучего аванпоста! Ты, блин, Зер, понимаешь, что УЖЕ идёт более чем четырёхкратное превышение?

— Да понимаю я, — сплюнул на палубу мужик, на что мне было пофиг — не моя. — Откажитесь?

— Нет. Но премия с тебя, пропорциональная. Трофеи — наши. И ремонтники нужны и вообще.

— Наши строятся!

— Реактор и конденсаторы к турелям нужны, тут я даже не спорю. Но всякую добывающую херь — потом отстроите! Этот аванпост надо нейтрализовать.

— Так вы же его сбили!

— И чо? Он целый, Зер. И чинится, как и мы, — нагнетал я.

— Ыть… ладно, говори, что надо! — решился мужик.

— А я откуда знаю? Канал сопряжения моим механикам с твоими строителями давай. Сами разберутся.

— Разоряешь, Краб…

— Ещё даже не начал, — широко улыбнулся я. — Планета будет ваша, но в текущих условиях, — пожал я плечами, не договорив.

— Дык ясно, — печально позвенел мужик бижутерий. — Ладно, напряжёмся, куда деваться.

Напряжение привело к тому, что за пару часов Утюг привели в условно-рабочее состояние. А я пожалел о прожорливости телепортатора — щаз бы очень неплохо с рачьём нанести в бункер визит вежливости. Но Утюг просто не тянул телепортатор по энергии, а остальные вопросы имели ответ «кто ж знал?»

Соответственно, стоял вопрос сертского аванпоста — ждать Дживса и прочее было путь безопаснее, но хрен знает, насколько повреждён летучий бункер. А как взлетит через часок и устроит нам всем похохотать.

— Орбитальный обстрел? — выдала Котя.

— Угу, разгонники работают прямой наводкой. Перестрелка уже была, нам хреновее чем им, — отметил я.

— Серпов мало, — посетовала Лори.

— И к бункеру я их не пущу. Хер знает с чем они прилетят, останемся без авиации, как дураки. Нет, тут штурм Досами, вопрос в том, кто. И как — тоже. Их броню разгонники Утюга не берут.

— Прорезать броню можно, сэр, — отмыслетекстил Дживс. — Довольно сложная схема, но сметит материю в обозначенном объёме в гиперпространство.

— Так, броню мы пройдём, вопрос как до этой брони добраться.

— Дроны, Краб. Нужно километра три-четыре от места работы. Иначе данных не будет, — подал голос Мыш.

— Тогда так, — прикинул я. — Могильщик, ты за главного. Пойду я, Игла, Мыш, Ласка и Соболь. Ну и раки, само собой.

— А…

— А оставлять место развёртывания без защиты, в том числе бойца РЭБ — глупо, — ответил я Мелкой.

В общем, изучив место падения аванпоста, благо Серпы там круги нарезали, нашли место в паре километров от вражин, прикрытое холмом. И выдвинулся Утюг, летя медленно и печально, поскольку невзирая ни на что, подставляться желания не было. А значит, лететь приходилось в считанных метрах от поверхности.

Но долетели, бухнулись, вылезли Досами. Мыш стал натравливать на аванпост всяческую техномелочь, а я пыриться на летучий бункер в перископ. И зрелище не радовало: разгонники Утюга, да и Серпов, как понятно, попятнали броню бункера. Ключевое слово «попятнали»: ни одного пробития, ссадили, очевидно, Серпы, засандалив в какое-то уязвимое место.

— Краб, не думаю, что внутри будут неприятности. И так уже слишком — на заштатной планете археотех высочайшего уровня, — вышла на приватный канал Нади.

— Сам факт его наличия, Нади, уже наталкивает на мысли. Ни хера не хорошие мысли. В одном ты права: это, охренительно мощная штука. И на кой она на неиспользуемой планете?

— А так ли она не используется?

— Хм, шлюп… кроме археотеха ничего в голову не приходит. Иначе подобная конспирация нахрен не нужна.

— А значит, прилетят…

— Пиздец прилетит, толстый и пушистый, — констатировал я. — Хрен знает, может всё и не так, но уж очень всё укладывается в эту схему. Ну, Дживс будет — проверит. А пока займёмся самим бункером.

Через час Мыш выкладывал данные в боевой чат. Выходило чертовски удачно: у бункера было минимум два десятка тяжёлых разгонников. И с нашей стороны три из них были разворочены. Не говоря о прочей мелочёвке, разнесённой к чертям раками, в процессе охоты за антеннами и радарами.

Правда были прикрытые амбразуры с хрен знает чем, но судя по всем данным — либо слабые лучевики, либо крупнокалиберные пулемёты. Мощные лазеры бы оплавили эти амбразуры, а для использования разгонников нужна мощная и заметная изоляция от электромагнитного поля.

Кстати, никаких копошений вовне бункера не происходило, если вражины и чинились, то снаружи.

— Так, команда. Идём мы с Мышем, больше никто на первом этапе не нужен, — огласил я. — Ваша задача отвлечь от нас экипаж.

— Пострелять из-за холмов.

— Да хоть камнями покидаться или жопу показать — пофиг. Жопе, конечно, звиздец, зато вражины отвлекутся, — конкретизировал я. — Ты, Мыш?

— Прикрываю нас с вами, Краб. Но у аванпоста нет систем обнаружения. И от чего прикрывать? И как…

— Молчать. Дымовые гранаты. Причём в основном со стороны атаки-отвлечения. А мы сбоку, потихоньку.

— М-у-г-у.

— Можно не молчать, только не трынди, Мыш.

— Хорошо, Краб.

— Краб, нас-то дождёшься? — последовал полный подозрений голос Нади.

— Игла, блин! Я что, часто охреневаю в атаке?

— Да!

— А щаз не буду!

— Ну-ну…

— Блин, загляну внутрь и всё! И вообще, отставить пререкаться с Крабом! И ржать над Крабом отставить! — возмутился я нечутким хрюкам в боевом чате. — Развели бардак! Тут вам не там! Собраться и исполнять со страшной силой!

Собрались и принялись исполнять. Нам с Мышом предстояло пробраться около километра. И если бы я охреневал в атаке, как врали некоторые, то делали бы мы это бегом, героически поймав залп из тяжёлых разгонников. А делать это мы должны были крабски, пригнувшись и боком.

По расчётам, после отметки в километр, из-за холмов аванпост накрывают дымовым заслоном, ну и развлекаются неприцельной стрельбой. А мы продолжаем медленно и печально крабить, пока до обшивки не доберёмся. Ну а там дело техники, занимаем позицию внутри и ждём народ.

Хотя, конечно, есть вариант что атаковать придётся. Но никак не охеревать! Вопрос плотности огня, возможно наши не смогут добраться. И тогда надо будет ломать что-то, чтоб больше не стреляло.

В общем, по месту посмотрим. Но после того, как Краб заберётся в недра — сертцам однозначный звиздец, вопрос только сроков сколько до них это будет доходить.

И покрабили мы с Мышем, скрюченные и незаметные. На самом деле — страшновато, когда понимаешь, что три разгонника могут направить в твой персональные адрес болванку весом в полсотни кило. А если вольфрам, то и побольше. И ещё больше нихера не уютно.

Но, Мыш боится, Краб делает. Вражины нас, к счастью, не заметили, и примерно в нужное время в сторону аванпоста полетели по дугам дымовые мины. Кстати, предположение насчёт пулемётов оказалось правильным — бойницы отрылись и выплюнули тонну, не меньше, свинца. Даже не меньше половины мин посшибали: они расцвели в вышине этакими кляксами, развеивающимися в воздухе. Но половина долетела, закрывая бункер пеленой дыма. Из него в ответ раздались выстрелы, даже в нашу сторону постреляли, но, подозреваю, для очистки совести стреляли вообще во все стороны, поскольку прошедшие высоко над нами снаряды были пулемётными патронами, а не болтами разгонников.

Так что покрабили мы дальше, а я приглядывал за отрядом — Мыш пёр бобину тонкого экранированного кабеля, связывающего нас с ретранслятором за холмами.

И вот, на определённый момент, в боевом чате поднялся мат, а Дос Нади показал повреждения. Впрочем, не фатальные — верхний манипулятор… оторвало?

— Игла, доклад.

— Сквозь холм стрелял, Краб, — хмуро ответила Нади.

— Неудивительно, с их разгонниками. Блин, Игла, только не говори, что стояла на месте?! — тишина в ответ. — Похвальное подчинение приказам. Руководила что ли?

— Да, Краб.

— А стреляла нахрена?

— Да… как-то увлеклась.

— И эта женщина упрекала меня в охреневании в атаке, — посетовал я. — В общем, слушая мой приказ. Рассредоточится, снизить частоту огня, вести его с разных позиций. Холмы — ни хрена не защита, это прикрытие в плане видимости. И тебе чертовски повезло, Нади, — сообщил я подруге уже личным чатом. — Не рискуй так.

— Да… реально ступила, Ан. Не учла, что разгонники, восприняла холмы как защиту.

Тем временем мы крабили к аванпосту, крабили и, наконец, докрабили. Я распластался на броневой плите, плотно прижимая ложемент — колдунство реально «изымало из реальности» кусок. Так что с полпинка можно было промахнуться. Причём ладно бы в сторону подальше. А вот поближе как-то не хочется.

Мыш прикорнул рядом и таращил на меня сенсоры.

— А что это вы делаете, Краб?

— Хитрый секретный археотех использую.

— А какой?

— Он секретный, блин!

— Понял, Краб. А смотреть можно?

— Смотреть можно, всё, не отвлекай.

И начал я колдунствовать. Точнее, для начала, определять «область эфирной манифистации». На самом деле не самая простая работа, поскольку всё это делалось в воображении, а это субстанция такая. Капризная, прямо скажем, так что налажать можно с полпинка, особенно с новой схемой. Впрочем, колдунец я был уже опытный, а схема хоть и не самая простая, но и не сильно сложная.

И, минуты через четыре, колданул. И… нихера! Чувство колдунства мне выдаёт успешное срабатывание, ум побаливает от перегруза при формировании схемы. А передо мной стена, броневая, чтоб его!

— Вот же задница, — констатировал я, махнув манипулятором, в плане треснуть по броне.

Бред-бредом, чисто инстинктивное движение, от усталости. Я это в миг понял, когда Мыш чуть ли не завизжал «не надо!!!» Мы, блин под стенами вражьей крепости, нам же пиздец неминучий наступит, если спалимся!

В общем как-то уж совсем непотребно извернулся, легонько коснувшись плечом Краба брони, вообще без звука. И с воплем «машу ж вать!» обрушился в аванпост.

Это, уже в падении дошло до меня, я оставил фактически миллиметровой, а то и меньше величины фольгу. Из опасения, что меня заденет.

Обрушился внутрь, хоть манипуляторы выставил. Злобных вражин с лютым стрелялом мою крабскую персону не встречало, просто коридор просторный и металлический. И пыхал огоньками — что-то сгорало.

— Круто, Краб! — констатировал Мыш, вместо того чтобы ржать.

Хороший парень, оценил я, поднимаясь и беря на прицел обе части коридора.

— Внутри, жду.

— Выдвигаемся.

— Сэр, бегите! Самоуничтожение! — появилась надпись перед глазами.

— БЕГОМ!!! ЗА ХОЛМЫ ВСЕ УКРЫТЬСЯ И ЛЕЧЬ! ПРИКАЗ! — в секунду дошло до меня.

Придал Мышу ускорение пенделем. Ну, не помешало, в любом случае, скажем так. И втопили мы к холмам.

На полукилометре от аванпоста, который, к счастью, не стрелял, от холмов резануло сенсоры отражённым светом, а потом, вместе с жутким грохотом, от которого вибрировал Дос, нас накрыло взрывной волной.

Точнее — подхватило, пронесло несколько сотен метров и закувыркало.

— Вот жопа, — ощупывал я себя, который был относительно цел.

И Краб тоже, только тонна грязюки налипла.

— Мыш, цел?

— Цел, Краб. Только кабель…

— Хер с ним, — констатировал я, включаясь в боевой чат. — Целы-живы? — уточнил я, отслеживая телеметрию.

— Целы! Живы! — последовали ответы.

— Сам-то как, Краб?

— Нормально, что со мной сделается.

— А с чего они подорвались?

— Пидорасы, потому что! — ответил я. — Я вот затрофеить хотел, такой домик охренительный был! А они подорвались, козлы!

— Не совсем так, сэр. Внутри аванпоста не было герметичных перегородок, — доложил Мыш..

— И чё? Ой, бля… — дошло до меня и аж передёрнуло. — Сгорели?

— Именно, сэр.

— Ну, блин… тогда ладно, не пидорасы, — с содроганием представил я ощущения человека, сгорающего в кислороде, но всё же инициировавшего самоуничтожение. — Но идиоты! Блин, перегородок не поставили нормальных.

— Рассчитывали на внешнюю броню, сэр.

— Я и говорю — идиоты. И обидно! Я этот бункер затрофеить хотел, — окинул я взглядом перекорёженный, светящийся калёным металлом остов. — Ну и хрен с ним, — махнул я клешнёй и потопал с Мышом к Утюгу.


Глава 6


Вопрос сожжёных сертцев не поднимался, да и не факт, что кто-то догадался, что и к лучшему. А вот Дживс, приближающийся к звёздной системе, почему и смог заскочить в бункер, смог собрать некоторое количество информации. К сожалению, крайне урезанной, но тем не менее.

Например, бункер не был чем-то неизвестным и невозможным. Стены этого летучего гроба были усилены тем же самым полем, как у нас в пробойниках. И не менее обычный, пусть и археотехничный гравигенератор. Вот что было в бункере вкусным — так это реактор. Дживс не успел разглядеть, спасая мою крабскую жизнь, но был уверен, что самоуничтожающийся реактор был тригинским. Не на антивеществе, но были и другие технологии у Автократии.

Ну а мы вернулись к месту развёртывания комплекса, после чего Лори, оседлав Утюг, полетела собирать подбитые Серпы и раков.

Через сутки мы возвели максимально возможные в рамках текущих возможностей укрепления, подключив и строительные мощности Контади. Серпов у нас оказалось восемь: два не поддавались ремонту и шли на переплавку. Поголовье рачья не понесло урона.

А вот вышедший на планетарную орбиту Кистень, точнее Дживс, принёс ни хрена не отрадные новости.

— Автоматизированный производственный комплекс, сэр. Функционирующий менее чем на процент от плановых параметров, но рабочий.

— Это, блин, хреново, — констатировал я. — Что там клепается?

— Гравитационные исказители, сэр.

— Это фигня в гравигенераторе?

— Именно, сэр.

— Понятно, на своём товаре летали.

— Ваши когнитивные способности продолжают поражать меня, сэ-э-эр.

— Во-во, поражайся. Много производится?

— Не более десяти единиц в стандартный год, сэр.

— Понятно почему гоняли шлюп. И всё равно это… до хрена. Небось выходные параметры раз в пять помощнее текущего уровня?

— В двадцать с лишним, сэр.

— Точно хреново. Серт за такую вкусняшку будет держаться всеми своими держалами. Устроит тут звёздные войны, блин, — призадумался я.

— Высоковероятно — так, сэр.

— Ладно, время пока есть, подумаем, обсудим, — заключил я.

Собрался клешнястый совет, Дживс порадовал новостью.

— И давайте думать, что со всей этой радостью делать, — подытожил я.

— Насколько я понимаю, вопрос совещания в том, отказываться от контракта или нет? — уточнила Лиса.

— Примерно так. Очень не хочется отказываться… но месиво может выйти не по нашим силам. Было бы время — можно было систему в неприступную крепость превратить. Но, во-первых, времени нихера нет. А, во-вторых, палиться перед Контиди у меня нет никакого желания.

— Тогда вопрос в том, что может прислать Сертц, — логично заключила финансист. — По максимуму.

— Согласно всем имеющимся данным, в течении десяти дней, до развёртывания зенитной системы, корпорация Сертц располагает только гарнизоном торгового Мира Геллен. Потом…

— Потом похер, Дживс. Зенитки будут, да и это будет точно не наши проблемы, а Контиди.

— Как скажите, сэр. И наёмники. Ранее мы проводили расчёты, исходя из условия условно-достаточного ответа на наши силы, известные Сертцу.

— А сейчас ясно, что выгребут всё, что можно, невзирая на траты.

— Очевидно, сэр. Точных данных не имеется, но по косвенным можно заключить, что нам будет противостоять не менее тридцати средних и двадцати тяжёлых Досов, сэр.

— Эммм… я тут подумать должен, — прифигел я. — Как-то драпать не охота, но что-то меня терзают смутные сомнения.

— В возможности противостоять этому количеству вражеских сил Клешне, сэр?

— Нет, блин! Где мы их всех хоронить будем! Дурацкий вопрос, Дживс, — огрызнулся я. — Я пытаюсь понять, в рамках худшего расклада, есть ли хоть какой-то шанс. Обойтись без потерь и дать развернуться этим дурацким зениткам.

— Мне кажется, сэр, что вы самой формулировкой вопроса предлагаете решение.

— Ну да. Стоять «ни шага назад» у комплекса глупо. Вывести боестолкновение на нейтральную территорию, а, в идеале, вообще… — задумался я.

— Абордаж? — уточнила Нади.

— Это вообще в текущих условиях идеальное решение. Разом значительная часть вражеских сил застаётся со спущенными штанами. Но степень конфликта, да и хер знает, на чём они прилетят… Стоп. Есть интересный вариант.

Следующие пару дней в двадцати километрах от комплекса строился комплекс за номером два. Точнее, его муляж, забитый взрывчаткой, как сволочь. Зер пищал как потерпевший, но просвещённый в детали махнул рукой и выделил материалы и дроидов. К сожалению, на лихтеровозе не было достаточных производственных мощностей — он летел продавать и все мощности были «посеяны».

— Так, это хорошо, — потёр я клешни, смотря на расчёты. — Если повезёт, численное превосходство на планете мы отыграем. Всех вряд ли разнесём, но прорядим ощутимо. Ещё бы ускорить вывод в рабочий режим зениток…

— Никак, сэр. Не нарушая конспирацию — есть возможность запитать орудия от Кистеня, но этот вариант я категорически не рекомендую.

— Да ясен пень, Дживс. А ускорить почему «никак»?

— Зенитные орудия смонтированы в первые сутки, сэр. Как и реактор. Ожидание связанно с выходом реактора на рабочий режим, это и есть десять дней. Теоретически ускорить процесс можно, но вы просто не справитесь, сэр.

— Это с хрена ли?

— Отсутствия знаний и пониманий процессов, сэр. Недостаточный объём знаний. Для ускорения подобных процессов, если не хотите «взорвать всё нахер», требуется чёткое и всеобъемлющее понимания принципа функционирования реактора, сэр.

— Понял-принял, с кувалдой в комп.

— Примерно так, сэр.

Так что к прилёту сертцев мы готовились на планете, прикрывая реальное место развёртывания, выставляя напоказ фиктивное. От космических войн решили отказаться, выведя Кистень на параллельную лихтеровозу орбиту: прикроет, если что, ну и агрессора разнесёт. Но сами не полезем, в рамках выстроившейся стратегии-ловушки нам оно нахер не сдалось.

Вообще, времени было мало, но подготовились знатно: хер с пары километров, не говоря уже о чём-то подальше, типа орбиты, различишь что стройка фиктивная. Да и местная атмосфера взрывникам помогала: взрывчатка не требовала окислителей, кислорода в атмосфере и так хватало.

И, самое главное было в том, как вражинам показать «видимость активности» в комплексе-ловушке. Не строительных дроидов, которые на слом в любом случае, а именно Досов. Вероятность, что сертцы о наличии отряда Досов знают — близка к ста процентам, соответственно комплекс без Досов… Ну я бы не полез точно. Да и смысла нет именно лезть — расстреляют издали.

Но повторять подвиг гастеллы желания никакого не было. А вот с удалённым управлением была беда, так что засел я в одиночестве и связался с Дживсом.

— Предполагаете использовать резервные Досы, сэр?

— Ну да, серийку на Кистене. Вчиню заказчику нормальный ценник, по себестоимости — у нас куча Досов просто пылится на складе. Но вот как ими управлять? Одним и ты сможешь, но это одним…

— И то не стоит, сэр. Управлять ими нужно будет при учёте наличия в системе вражеского корабля. И оставлять в таких условиях Кистень на бортовой компьютер мне бы не хотелось, сэр.

— Вот да. И как бы пяток Досов запустить, чтоб они постреляли-попрыгали? Раки?

— Раки донные не самый разумный вариант. Кроме того, хочу напомнить, сэр, что раки — невосполняемый ресурс.

— А какие варианты, блин?

— Эфирное программирование, сэр. Вам же не требуется выдающихся показателей от пятёрки Досов-обманок?

— Ну, выдающиеся нахер не нужны. Но чтоб не слились позорно в первые же минуты. Нужно чтоб они завлекли вражеские силы поближе к обманке.

— Это понятно, сэр. Давайте смотреть и считать, какими алгоритмами мы сможем оперировать.

Посидели, посчитали, прослезились. Волевым решением позвал Нади и Котю.

Первая имела ощутимо больший, нежели у меня опыт. А Мелкая могла более детально ответить насчёт средств РЭБ.

По итогам, выходила у нас такая картина: надо рисковать. Причём, похоже, как раз нам с Нади, потому что одну я её не отпущу.

Итак, в центре стройки ставим лютый бункер, небольшой, но неубиваемый: я как раз использую колдунство, которое рассыпает металл на гранулы, делая его до этого просто непробиваемым. Многослойную, из миллиметровых листов, больше не надо. Место в бункере на Краба, Иглу и клетку телепортера.

Далее, тройка Вампиров и пара Мурмилонов, управляются колдунским конструктом. Но, что чертовски удобно, я могу их корректировать, фактически принимать управление на себя. Хреновое управление, но лучше, чем никакого.

И вот, сидим мы в бункере с Нади, в это время наши РЭБщики накрывают окрестности мощнейшим ЭМ-штормом, чтоб в паре метров связь глючила, а компы плавились. Вампиры в это время выполняют роль ПРО на визуальном обнаружении, а мы с Нади, через связь с Дживсом худо-бедно ориентируемся.

Управляемые ракеты не работают, неуправляемые Вампиры сшибут, причём на порядок лучше, точнее и надёжнее чем живые пилоты. Алгоритмы колдунского программирования, мне доступного, просты как пробка, но надёжны и быстры до мгновенности.

Соответственно, Нади постреливает во вражин Иглой, я постреливаю Крабом (Игла и Лангуст в телепортатор вдвоём не лезут, сам факт впихивания в него среднего Доса уже конструкционное извращенство), вынуждая их войти в ловушку. Телепортируем, как только войдут, ну и вражескому отряду, вошедшему в ловушку звиздец, если не толстый, то полный точно.

В общем, план выходил сносным, так что приняли мы его к исполнению. Затеяли возню, подготовились и стали ждать гостей.

Которые ждать себя не заставили: поставленные Дживсом спутники обнаружили деловито чешущее к системе гравитационное искажение. К счастью — одно, а то были у нас опасения.

— Тяжёлый крейсер, а то и крейсер, — оценила показания Лори. — Это неплохо.

— Ну да, вероятность звёздных войн падает практически до нуля. Не полезут, а значит у нас на планете всё выйдет.

— А может, всё же, разнести их в пустоте?

— Хорошо бы, но тут вопрос нашего заказчика. Ну, положим, врагов в свидетелях не окажется. Что, кстати, не самый лучший вариант, там куча народу, — напомнил я. — И вот, неспровоцированный перевод степени конфликта на межпланетный уровень. Кто поручится, что по пьяни какой-то из этих мужиков не вывалит это на центральной? Отмазаться-то отмажемся, но на репутации отряда это скажется крайне неважно. Ну и, повторюсь, гробить столько народу просто не хочу.

В общем, забрались мы с Нади в бункер, причём телепортером — он базово был «без входа», только с амбразурами. И стали ждать, любопытствуя, а что это у нас в системе творится.

А в системе творилось вот что: корыто сертцев успешно подвалило к зоне связи, начав спамить в радиодиапозоне, на тему «молитесь, копайте себе могилки и вообще драпайте из системы». На что Контиди просто запустило в эфир записи глумежа тех же сертцев, на тему, что они сделали с мужицким добывающим комплексом. Такой, сильный ход, как по мне. Ни связи, ни хрена, только трансляция сертских глумежей зацикленных.

Тем временем, по подлёту корыта к системе, Дживс смотался на него, проверил, что там и как:

— Дюжина тяжёлых Досов, сэр. Стандарт, Мамонты. Восемь в ракетной комплектации…

— Охеренно, — потёр клешни я.

— Соглашусь с вами, в рамках текущей диспозиции, сэр. Шесть щитовых Черепах.

— Мясо.

— И четыре Нетопыря РЭБ.

— Не помогут.

— И, в качестве собственных сил корпорации Серт, тридцать штурмовиков Клык.

— Тридцать говоришь?

— Именно, сэр.

— Ну, в принципе, а хрен знает, — мудро констатировал я. — От обвеса завесит. Начнут нас бомбами закидывать — может неважно получиться. Как там у них с обвесом, Дживс?

— Насколько я успел выяснить, бомбового вооружения не наблюдается, ракетное и лучевое.

— Тогда и хер с ним, пожива рачью.

— Не сказал бы, сэр, что беззащитная добыча, но в целом — соглашусь. Базируются Серпы у вас, сэр?

— Угу, переделали пару муляжей под ангары. Не хрен подставляться.

— И всё же, сэр, я бы порекомендовал десяток раков, оборудованных для ПВО-поддержки.

— Десять раков, Дживс! Вдребезги! Не хочу, — отрезал я. — Сам говорил, что Вампиры на колдунстве справиться.

— Теоретически, сэр.

— Хренатически, блин! Восемь Серпов, три Вампира. Или говори, что колдунство гавно, сменим диспозицию!

— Нет, сэр. Просто волнуюсь, сэр.

— А я, блин, нет? Ладно, не вибрируй, эфиряка. Прорвёмся, у нас в самом худшем раскладе орбитальной бомбардировки несколько секунд на телепортер найдётся.

— Я это учитываю, сэр. Удачи вам.

— Угу, всем нам.

И через час корыто сертцев вышло на орбиту. Я, чтоб дурью не маяться, научил Нади крестикам-ноликам. Так она меня два раза сделала! Прям пинок по самоуважению, протупил позорно. Впрочем, обдумав, я решил погордиться, что у меня такая женщина есть.

Так вот, для начала сертцы выпустили двадцатку штурмовиков, на разведку и вообще нам погадить. Первое у них вышло, а со вторым обломались: вернулось в ангары крейсера одиннадцать Клыков. Девять разнесли Серпы, а два ссадили Вампиры. Зря Дживс беспокоился: реально, ссадили за пять километров сверхзвуковые цели.

Пару витков вражины скрипели мозгами, на тему как им дальше быть. И ожидаемо на третьем витке выплюнули тяжёлый десантный челнок, одновременно с двадцатью Клыков. Последние нацелились на поднявшиеся Серпы, закрутили с ними карусель, а челнок почти падал на планету.

Попытка его повредить стоила нам ещё один Серп, так что отдал я отмашку рачью выбивать Клыки. Трансорбитальник сам к нам в ловушку Досы тащит.

А пока вражины разгружались, я, для поднятия настроения, вспоминал как забавно пищал Зер, на тему компенсации за Досы для ловушки.

— А может муляжи? — ныл он.

— И толку? Расстреляют издали и поржут.

— Ну если только броню и пушки…

— А так и есть, по сути, причём мы ценник не задираем! — потыкал я в выставленный счёт.

— Ну так-то да. Но убытки…

— Угу, а автокомплекс археотеха, — почти пропел я.

— Уговорил, — подвёл итог переговорам Зер.

Видом старался изобразить сиротку, но сироток с такой бородой и пятью кило драгоценной бижутерии не бывает, я их много видел.

А пока я вспоминал, вражины вылезли, построились свиньёй, или ещё какой противной скотиной, и потопали нас воевать. Благо, от места приземления до ловушки было километров десять.

И, через пару минут, развешенные одноразовые дроны РЭБ-щиков, да и прикопанные излучатели устроили натуральную бурю в ЭМ-диапазоне.

Враги притормозили, скучились — связь реально была хреновой, но выдвинулись. И, как только взошли на холм в паре километров от ловушки, Мамонты заняли позицию для ракетного залпа.

— Игла, действуй! — несколько излишне, но всё же, скомандовал я, выцеливая открывающиеся коробы с ракетами. Не факт, что попаду, но пробовать надо.

И, через долю секунды после моего дуплета, позицию вражин скрыл огненный шар разрыва. Это мы молодцы, мимоходом отметил я, сам смотря, а что у нас с ракетами.

А с ракетами было замечательно: разрывы в воздухе доказывали прекрасную работу Вампиров, как и отсутствие этих разрывов на земле.

После спадания пламени и дыма от взрыва, вражины продемонстрировали свои подкопчёные персоны. Пара Мамонтов покорёжило, но они были на ходу. Одному Нетопырю РЭБ больше точно не РЭБить — его раздавило третьим Мамонтом, боеприпас которого, очевидно, так красочно и рванул. Ну, заебись, мысленно потёр я клешни, отправляя следующую пару разрядов из разгонника.

Тут же рядом взвизгнула металлом по металлу Игла, гася трением отдачу от своего снайперского орудия. И одну Черепаху вдёрнуло в воздух, причём двумя кусками: Нади чертовски удачно попала в бедренные сочленения.

Впрочем, идиотами вражины не были и предоставлять нам возможность их расстреливать не намеревались. Окутались дымопылевым облаком, а через четверть минуты — новый разрыв, уже ближе к нам. Это они под дымовой завесой к нам подбираются. Вообще — молодцы, оценил я подход вражеского командира. Вот только Мамонты в застройке… Но, с другой стороны, у них и нет средней артиллерии, привыкли издали всё разносить, но тут им не там.

Раз в четверть минуты происходил дымопылевой хлопок, всё ближе к нам. Мы с Нади и уже наши жертвенные Досы постреливали в их сторону, ну а я начал готовится к эвакуации.

— Игла, хорош, в телепортер, — отдал команду я.

Нади поднялась, сделал шаг в сторону клетки и… Перед глазами всё завертелось, Краб оказался на полу, показатели температуры росли чудовищными темпами. «От судьбы не уйдёшь» предательски мелькнула в голове мысль, когда я увидел лежащую Иглу, которую лизали пробивающиеся сквозь бойницы языки пламени.


Глава 7


Впрочем, начавшиеся копошения Доса Нади, как и телеметрия показали, что она жива. Злобный рёв «Нахуй судьбу!!!» сопровождал моё вскакивание. С отстранённым вниманием я следил за растущей температурой, по телеметрии, помогая среднему Досу подняться. Через пару секунд мы вскочили в клетку, и я отмыслетекстил игнорируемому до этого момента Дживсу «давай!».

Он и дал, а я печально, сквозь пар охладителя, осматривал срезанный в районе «предплечья» левый манипулятор.

— Ты как? — отправил я сообщение Нади.

— Перегрев, но в целом — нормально. Что это было Ан?

— Похоже, рванула наша ловушка. И мне, блядь, ОЧЕНЬ интересно, какой пидор пожелал нас убить!

— А если женщина?

— Пидор это не сексуальная, а жизненная ориентация. Если женщина — тоже пидор, — отрезал я.

— Джи-и-ивс? — почти пропел я, отрубив связь и оглядывая окрестности.

Потому как вроде бы и свои, но этот сучий подрыв… В общем, пока будем считать всех врагами.

— Да, сэр. Пытаюсь разобраться, сэр. Сигнал радиосвязи не мог пробиться сквозь бурю, сэр. Сигнала на проводной подрыв не было. Более того, часть взрывчатки не детонировало.

— Мдя?

— Да, сэр.

— Ну так подрывайте всё, не лишнее, — махнул клешнёй я.

— Слушаюсь, сэр. Исполнено, — выдал он через несколько секунд.

— А теперь, Дживс, — начал я включив в чат и Нади. — Следи за моей мыслью. Подорвать ловушку можно было только кабелем, так?

— Так, сэр.

— Радиодетонаторов не было как класса. Но даже если бы были — рвануло бы всё, а не часть, так?

— Так, сэр.

— Значит, в процессе сбора взрывчатки какое-то чмо…

— Ничуть не оспариваю ваше определение, сэр. Но вероятность часового механизма близка к нулю. Слишком много переменных.

— Да? И из-за чего нас чуть нахер не сожгло?!

— Подозреваю детонацию части взрывчатки в результате действий вражеских сил, сэр.

— И как, Дживс, если взрывчатка стабильна?! — возмутилась уже Нади. — Её в огонь кидать можно, молотом стучать — взрыва не будет!

— Скорее всего, часть материалов, поставленных заказчиком, не соответствовали заявленным параметрам. Соответственно, подрыв произошёл от лазерного выстрела или артиллеристского попадания.

— Разберёмся, — даже не стал я ругаться, вдохнул-выдохнул, включив боевой чат.

— А давай я этого Зера на «Огненный дождь» посажу? — встретила меня фраза Могильщика. — Как раз как кол подойдёт?

— А вы в курсе?

— Ну а что тут думать? Не полный подрыв, что ещё может быть? Вышли на связь с этим придурком, он и заныл «может быть ошиблись»! Прибить скота!

— Ну, вообще, если не прибить, то пнуть стоит. И я сам! Это моя добыча! — отрезал я. — Ладно, мы живы, а по результатам что?

— Довольно неплохо, Краб, — выдала Мелкая, кидая мне тактическую карту, выстраиваемую дронами на лазерной связи.

И выходило и вправду неплохо: невзирая на «два половинчатых», а не один правильный, взрыва, от вражин осталось не так много. Восемь Мамонтов, явно покоцанных, отползали от комплекса-ловушки. Средние Досы распидорасило на запчасти.

— Неплохо, — оценил я. — В Утюг, ускорим их!

— Добивать будем?

— На хрен, пусть валят, если успеют. Не бойцы, а будет крейсер висеть над душой — дождутся вывода турелей на рабочий режим и хана им.

— Так они же думают, что всё разнесли! — дошло до Аспида. — И действительно могут улететь!

— Угу, — подтвердил я. — Погнали!

Через пять минут «на бреющем» Утюг высадил нас за холмом от драпающих Мамонтов. И, с ходу, начали мы в них постреливать.

— Клешня! — раздался вопль в эфире. — Всё, не за что воевать, мы уходим!

— Как же, дадим мы вам, скотам! — ответил я. — Вы пять Досов сожгли, пидарасы!

— Наших… — начал было командир «Гепарда», судя по радиоподписи.

Но не договорил. Вариант «мы расхреначили дохрена своих, своими руками, вместе с вашими» как-то нихрена не вариант.

— Всё, готовьтесь к карающей Клешне! — развлекался я.

— Отстань, псих!

— Не отстану, — уведомил я, отрубая связь.

А в остальном вышло довольно неплохо — одному из драпающих Мамонтов метким выстрелом Нади заклинило ходилку, попадание Могильщика вызвало отстрел реактора второго. Вражины подхватили отстреленные ложементы и с жалкими писками забились в свой челнок. И улетели, с явным перегрузом.

— Ну, трофеи неплохие, — попинал я одного из оставленных Мамонтов.

— Шикарные, Краб! — выдал Могильщик. — Битые, но восстановимые!

— Угу, — ответил я. — Ладно. Дживс, приглядите за ними на орбите. Вроде летать у них некому, но мало ли.

— Пригляжу, сэр.

— А я к нашему заказчику, — плотоядно оскалился я.

И, прихватив трофеи, вылетел челнок к Кистеню. Типа «нам нечего тут делать больше». А я трусцой посеменил на беседу к криворукому мужику.

— Зер, друг мой, — широко лыбился я нервно подёргивающему бороду заказчику уже в его челноке. — Это косяк.

— Косяк, Краб, но кто ж виноват?

— Ты виноват! — веско постановил я. — Зер, мать твою, я чуть не сдох. И член отряда тоже! Какие были параметры запрашиваемой взрывчатки?

— Ну так не умер же! И суета, может не заметили что…

— В общем, пятнадцать процентов от оплаты контракта — штраф. Грабить я тебя не хочу, но спускать такой косяк не намерен. Согласен? И учти, начнёшь торговаться — я могу найти ОЧЕНЬ неприятные аргументы.

— Пя… хрен с тобой, Краб. Согласен, — обречённо внёс поправку в контракт бородач.

— Хрен всегда со мной, — резонно отметил я.

В общем, через три часа после взрыва итоги были такими. Клешня пребывала на Кистене. Я с Нади от души начистили друг другу всё — после танца с костлявой на языках пламени надо было скинуть напряжение.

А вражины уныло нарезали круги на орбите. Пытались поглумиться над нами в радиоэфире, но были обильно политы игнором.

Через час принялись запускать зонды, нахрен сбитые сменившим орбиту Кистенём. Пообзывались ещё, опять же будучи политы презрением.

Попробовали сменить положение с орбитального на звёздное, но встречали Кистень прямо по курсу. И лихтеровоз начал повышать звёздную орбиту — воевать он не будет, но для вида не помешает.

Мат в эфире стал столь изощренным, что я аж заслушался.

Крейсер попробовал вернуться на планетарную орбиту, но Кистень подставил под траекторию щит и вражин знатно тряхнуло. На угрозы в эфире небольшой планетоид в нескольких десятках километров рассыпался со вспышкой в песок.

— Ну и торчите тут, придурки грёбанные! Отстроитесь — снова разнесём. Прощайте, неудачники! — наконец выдал капитан сертцского корыта.

И крейсер лёг на разгонную кривую к Геллену. Ну, туда и дорога, только порадовался я.

Собственно, контракт был исполнен. Зер дёргал бородень оперстнёнными пальцами, считая какие тонны денежек они нам должны. Ну и народ потихоньку расслаблялся. А я, экстренно исполнив троекратный супружеский долг, расслабленно прикидывал, куда нам дальше.

Поскольку через пять дней турели запустят, ну и торчать в системе после этого мы точно не будем. Как, кстати и лихтеровоз: полетит по своим курьерским делам.

А вот мы как могли вернутся в центральные области Стригеля, так и помотаться по фронтиру. И то, и то имело смысл — до аукциона с Рекскенсером было ещё достаточно времени.

И вот, лежу я, понимаешь, прикидываю, куда и как дальше — вроде бы и на контракт время уже нет, но фронтир сам по себе интересен. Да и штурмовиков бы прикупить, а на Арене врали, что тут техника даже получше, во всём что не касается Досов. Лучше в плане продуманности и прочего подобного.

Как из расслабленного положения в объятиях прекрасных дев, вырывает противный (ну а какой ещё может быть в подобном положении?!) голос Дживса.

— Сэр, тяжёлый крейсер корпорации Сертц уничтожен на границе системы.

— Ну охренеть! — искренне удивился я, даже не став посылать эфиряку, куда заслужил. — С хрена ли мужики так развоевались?

— Это не компания Контиди, сэр. Четверть минуты из гипера вышли два судна.

— Что за нахрен Дживс?!

— Пытаюсь выяснить, но перед этим счёл должным поставить вас в известность… Минуточку, сэр, идёт трансляция.

— Врубай, блин!

— Как пожелаете.

— … что за придурков мы только что разнесли? Не затыкай меня скотина! Как в эфире? Пиздец!.. Кхм, это капитан Клопп и отряд вольных кораблей «Смеющаяся Удача». Так, тут вроде Контиди и Клешня… ну оставляйте археотех, дорогое всё. Осмотрим вас и валите себе. Ну, может, баб прихватим, но им точно понравится, гы-гы! Усекли, придурки?!

— Дживс, это, блин, то, что я думаю?

— Если вы думаете — пиратское нападение, сэр, то ответ «да».

— И прилетели эти придурки из центра, раз гипер.

— Логично, сэр.

— Дживс, будь любезен узнать, с чем прилетели эти придурки.

— Сэр, позволю себе напомнить, что я этим и собирался заниматься. О чём поставил вас в известность в начале нашего разговора, сэ-э-э-эр.

— А чего ты тут треплешься, а не проверяешь?! — возмутился я.

— Направляюсь выяснять, сэ-э-э-э-э-э-эр.

А я с девчонками закопошился, одеваясь.

— Вот бардак, отдохнуть нормально не дают. Пираты ещё эти, — ворчал я.

— Фронтир, вроде бы так и должно быть, — пожала плечами Лиса.

— Только прилетели эти придурки из центральных Миров! И знали, кто тут, — отметил я. — Опять что ли мужики накосячили? Впрочем, Дживс узнает, — сам себе ответил я, под кивки девчонок.

Впрочем, доклад Дживса через десять минут показал, что мужики не косячили, по крайней мере — не прямо.

— Пиратский капитан Клопп… и это не смешно, сэр, данная транскрипция забавна исключительно на вашем родном языке, сэр.

— Гыг, всё равно смешно.

— А что смешного? — заинтересовались девчонки, а озвучила Нади.

— Да мелкий кровососущий паразит, в качестве защиты использующий мерзкий запах, — хмыкнул я. — Продолжай, Дживс.

— Да, сэр. Так вот, капитан Мелкий Кровососущий Паразит получил информацию о компании «Клешня», в распоряжении которой находится пул весьма ценного археотеха. Судя по данным, переданным капитану, данные о Клешне не полны, не учитывая пополнение из «Криля».

— Хрень какая-то, — озадачился я, да и девчонки растерянно запереглядывались. — Ну ладно, и?

— В системе Турнирная Арена Клопп получил более свежие данные. И, в этом случае, вина нашего заказчика однозначна: факт заключения контракта и тоннаж был известен пиратскому осведомителю, сэр.

— Козлы, но даже не знаю… денег ещё с них сдерём.

— Как вам будет угодно, сэр. В целом, на данный момент крейсер и эсминец пиратской группировки «Смеющаяся Удача» ориентируются в первую очередь на Клешню, как источник ценного археотеха. Контиди — цель вторичная, но, как понятно, от неё они не откажутся.

— Так, с этим понятно. Кстати, передай мужицкой лоханке, чтоб не дёргались.

— Секунду, сэр… передал.

— Угу. Так вот, чем они нас пиратствовать-то хотят?

Кстати, выходило, что эти пираты — не охреневшие от непонятно чего психи. Весьма грамотная боевая группа, правда с рядом довольно неприглядных деталей. Итак, эсминец пиратов был «хрустальной пушкой» в прямом смысле. Ни толковой брони, ничего такого. Огромный лазерный излучатель, все системы которого предназначены для энергообеспечения и передвижения этого куска «звезды смерти». В общем, судя по всему, как части данных, которые Дживс вытащил, так и логики, это эсминец бьёт в район дюз жертве. И кораблей, эти самые дюзы не потерявшие, после этого залпа — пятисекундного, на минуточку, единицы в галактике.

В принципе, улучшенная структура Кистеня может выдержать. А может и нет, как повезёт.

Так вот, после этого в ход вступал крейсер. Который имеет смысл назвать десантный броненосец. Мощная броня, генераторы щитов, отличный для его класса движок… и всё. Оружия, кроме единичных турелей точечной обороны броненосец не имел.

А имел он несколько сотен пустотных штурмовиков и сотню абордажных челноков. Экипаж этого корабля составлял… я офигел, когда услышал: около сотни тысяч человек! Большая часть которых как раз абордажники.

— И что, все пираты? — не поверила Лори.

— Многие, судя по всему, должники, отрабатывающие выкупленный долг, механик Лори.

— И…

— И похер, Лори. Пираты и преступники. У них, блин, оружие в руках! И если эти пидарасы выполняют преступный приказ, грабят, убивают и насилуют, потому что «им приказали» — они такие же мерзкие бандиты, как и идейные пираты! Или с тем же оружием перебили пиратов!

— Но…

— Без «но», никакого снисхождения к сволочам! — отрезал я.

А то знавал я на писарской службе скотов. Мол, «они не знали», им «приказали». У нас тоже приказы были не самые приятные — так не исполняли! Командиру, конечно, не светило повышение, но блин всякие «сжечь нахер» командование, языки в жопу засовывало. И письменных приказов, как требовал командир, естественно, не давало.

— Ладно, Ан, тебе виднее.

— Он прав, Лори. Не были бы преступники — сейчас на пирате был бы бунт. А так как есть — что должники, что прочие — один хрен! — отрезала Нади.

— Так, надеюсь вопросы морали и этики мы решили? — довольно ядовито уточнил я, на что ответом были кивки. — Продолжай, Дживс.

— Продолжаю, сэр.

В общем, вся эта орда накидывается на лишённый значительной части хода корабль жертвы. И захватывает в считанные минуты. Причём Досы, например, не панацея — в условиях ограниченного пространства корабля, при желании, вполне можно и тяж условно-ручным оружием расковырять. Вопрос количества жертв среди атакующих. На которых пиратам было, очевидно, похер.

— Так, сколько у нас времени, Дживс?

— Около двух часов.

— Тогда час на обсуждение, как мы будем этих казлов направлять на тот свет.

Бодрое совещание показало, что в дуэль с хрустальной пушкой лучше не вступать. Дживс честно сказал, что выходные параметры луча таковы, что обшивка выдержит не более двух секунд. А там пять, надеяться на «промажут» глупо.

— Бегать от них не вариант, — задумчиво отметил я. — Так, стоп. А почему бы не абордаж?

— Телепортер, сэр?

— Именно, причём в живых пиратов я точно оставлять не намерен, так что можно поскакать туда-сюда нормально.

— Увы, не выйдет сэр. Как ни прискорбно, на крейсере пиратов я не могу назвать ни одного места, куда может попасть телепортер.

— Вот же паучатник устроили, — хмыкнул я. — Вот только, — ехидно ухмыльнулся я. — Дживс, скажи мне, друг мой. А на кой хер нам обязательно оказываться ВНУТРИ коробля?

— Эм-м-м… Сэр, вынужденно признаю себя ослом.

— Ну, осёл явный перебор, Дживс. Баран там, не более того.

— Благодарю вас, сэ-э-э-э-эр.

— Не стоит благодарности, — отметил скромный я.

— Вот только, сэр, а что с эсминцем?

— Погоди, Джи, — подала голос Мелкая. — А насколько уязвим этот эсминец?

— Фактически не является военным судном, с точки зрения бронирования, Котти. А к чему это ты? — с подозрением уставился на неё Дживс.

— Краб, дашь байк погонять? — залихватски улыбнулась Котя.

— А это… классная идея! — обдумывал я.

— Это…

— Не бурчи, Джи. Точечной обороны у этого корыта нет. Байк не заметят, — прервала Дживса Мелкая.

— Отслеживай телепортером девчонку, мы справимся, — отмыслетекстил я партнёру.

— Благодарю вас, сэр.

— И выдёргивай сразу после того, как она эту стеклянную пушку разобьёт. И приглядывай уже за нами, — тут же уточнил я.

— Само собой, сэр.

В итоге, составляли «абордажную группу». Довольно занятным моментом было то, что наша группа выходила не столько именно абордажной — мы вообще не собирались лезть в недра пирата, сколько «точечной обороны». Располагаться мы рассчитывали на обшивке пирата, деловито долбя вначале двигательную часть, пробиваясь до реактора. Через полчаса собрали весь народ.

— Дрой, потянешь усиленную Черепаху? Нам щиты нужны, а тяж телепортер не вытянет.

— Потяну, Ан. Но блин, пиздец, сколько же у нас энергии! — свёл ветеран глаза на переносице. — Впрочем, это и к лучшему, — подытожил он. — Раки твои донные пойдут?

— Естественно, как ещё от штурмовиков отбиваться? Мы просто нужной плотности не создадим. И Серпы, но они, блин, хоть и хороши, но больше атмосферники… Ладно, похер, сколько-то собьют, всё равно парк авиации обновлять, — махнул клешнёй я.

— А чем долбить броню будем? — полюбопытствовала Искусница.

— Внешний слой — археотех, его есть у меня, — на что Мыш важно покивал. — А дальше промышленными бурами. Три штуки есть, должно хватить, — на что кивнула уже Лори, правда скорбно.

На кой ей были промышленные резаки — чёрт знает, но были. И о их судьбе механик переживала, хотя, повторюсь — нахера горнопроходческое оборудование наёмникам… Мне не понять, а на прямой вопрос Лори закусывала губу и буркала «чтоб было! Вот, пригодились!»

С этим и не поспоришь, но закралась у меня ужасная мысль провести ревизию лориного хозяйства. Чтобы просто понимать, что у нас вообще есть. А так — реально пригодилось, так что даже пообещал новые купить, если что. И вправду — пусть будут.

В общем, через час после начала совещания Кистень ложился на встречный курс относительно несущим всякий бред в эфир пиратам, а мы судорожно проверяли свои силы и вообще конструктивно суетились.


Глава 8


За десятки тысяч километров от пиратского корыта у нас в трюме выстроилась очередь из Досов, раков, байков и подпрыгивающей четвёрки. Четвёрка из пары механиков, Лисы и Дживса никуда не телепортировалась, но, очевидно, решили потрепать нервы «а за компанию». Были посланы нахер, чтоб не нервировали, а мы стали перепроверять очерёдность телепортации, довольно важный момент, к слову.

Наконец, Дживс «сэ-э-э-э-э-эркнувший» чуть ли не на четверть минуты выдал минутную готовность. И, облепленный рачьём с зенитками я вошёл в клетку.

И, через секунду, Краба ощутимо тряхнуло, ударом пиратского корыта.

— Периметр под контролем, главнокомандующий Краб, — раздалось в боевом чате через четверть минуты, пока я копошился и ориентировался.

— Орлы, рачьё, — буркнул я биологическую фигню, но, верно, по сути.

А сам крабил по обшивке, подбирая место бурения дыры. Да ещё и спиной, поскольку тыкаться носом было довольно глупо, лишая отряд двух разгонников.

Тем временем появился Могильщик на Черепахе, тоже в окружении раков, брякнулся рядом со мной и принялся врубать щиты.

— Ждёшь чего, Краб? — полюбопытствовал ветеран.

— Девок и выпивки, — буркнул я.

— Будут девки, подождать надо, — ржанул Могильщик.

Тем временем появился Мыш, брякнулся на обшивку и принялся РЭБить. Видимо, к его появлению до пиратов дошло, что стуки по обшивке не глюки, так нами был произведён первый выстрел — башку, высунувшуюся из какого-то люка нахер оторвало вместе с шлемом зенитным разгонником рака.

— Щаз пойдёт жара! — радовался Могильщик. — Краб, тупишь?

— Отвали, блин, отвлекаешь! — возмутился я, сбитый в процессе построения схемы.

И начал выстраивать по новой, пока Клешня всё прибывала.

— Сэр, противник выпускает штурмовики, Серпы стартуют, — отмыслетекстил Дживс.

Тут тоже крылось преимущество руления Серпов раками — Кистень фактически стрелял Серпами, на половине световой. От человека, невзирая ни на какие гравикомпенсаторы не осталось бы даже кусочка — лишь слизь. А полиморфному металлу раков было пофиг.

Наши, тем временем, скучились, прикрытые щитами Могильщика, время от времени постреливая в пытающихся вылезти пиратов, как и в начавшие появляться штурмовики.

Довольно удачно постреливать, отметил я тройку расплывающихся клякс после взрывов.

Ну а я, тем временем, сотворил схему и, перед активацией, выдал.

— Мыш, готовность!

— Готов, Краб! — переместился поближе ко мне парень.

И применил я колдунство, несколько не рассчитав — в гипер ухнул весь кусок обшивки подо мной. И, соответственно, Краба толкнуло потоком рванувшего в дырку воздуха. Не критично, учитывая заплечный ранец, но улететь я не успел.

— Не бросай нас, Краб! — тоненько пропищал Могильщик, хватая Краба за манипулятор.

— Не боись, не брошу, — тоном не боящегося ответственности Краба ответил я. — Мыш! Не тупи!

— Делаю, Краб!

И направил парень в дырень горнопроходческий лазерный резак. Ну а меня Дрой прижал к обшивке и принялся я развлекаться, как и все — стрельбой по штурмовикам. И тут их лазерное вооружение играло нам на руку, как лучше всего блокируемое щитами.

Впрочем, появлялись не только штурмовики, но и абордажные модули. Да и из ходов, вне нашего контроля, стала выбираться пиратская шелупень и постреливать в нас из станковой оружейки.

Не опасно, но показывает, что пираты среагировали и дальше будет веселее.

— Нади, резаки! Разомнёмся! — кинул я подруге, которая была на этот раз на Скампи.

И побежали мы на магнитых захватах по кругу, выжигая пиратов и станковую пакость. И не сказать, чтобы безответно: пушки били, по броне постукивали, хотя и частично ослаблялись полем. Но выходов для тяжёлого оружия пираты не имели, так что пока было как на пикнике.

Не успел я это подумать, как из дыры, в которую Мыш шарашил резаком шибанул столб белого пламени. Разнёс резак, откинул Мыша.

— Искусница, подарочки в дыру! — бросил я, после чего ракетный Дос засандалил в дыру четыре ракеты. Из дыры опять шибануло пламенем, выждали мы полминуты, ну и ещё раз пошла четвёрка ракет.

— Работай, Мыш.

— Есть, Краб, — выдал парень, направляя в дыру второй лазерный резак.

Я же бегло пробежал по тактической карте. Вообще, если бы не Серпы, нам бы настал пушной зверёк, вынужденно признал я. Пираты очень оперативно вывели авиацию, а остерегались стрелять по своему кораблю они только первые минуты. И если бы не каруселящие Серпы, каким-то чудом остающееся в строю, нас бы выжгли, невзирая ни на какие щиты. А пока я прикидывал, не сигануть ли под обшивку, или будет только хуже, один Серп на тактической схеме показал фатальные повреждения.

Жопа всё ближе, промелькнула мысль, и тут в пустоте разгорелась сверхновая звезда. Ну, по крайней мере первое впечатление было таково, а через полминуты пришёл мыслетекст от Дживса:

— Эсминец уничтожен, сэр.

— Котя?

— На борту Кистеня, благодарю вас, сэр. Полностью в вашем распоряжении, сэр.

— Долго нам ещё бурить, Дживс?

— По расчётам — полминуты, сэр.

— Терпимо, — отметил я.

И начал постреливать в штурмовики и абордажные челноки, бестолково мечущиеся в пустоте.

— Краб! — взволнованно раздался в боевом чате голос Мыша. — Проблема!

— Ну охренеть, не могло всё чисто пройти, — проворчал я, подскакивая к Мышу. — И в чём?

— Внизу щит, Краб! Обширный, прикрывает реактор, Краб! — выдавал телеметрию, одновременно со словами парень.

— Херово, — констатировал я, просматривая данные. — Стационарный корабельный щит, что ли?

— Видимо запитали напрямую, сэр, — отмыслетекстил Дживс. — Могу попробовать переконфигурировать…

— Пулей!

— Увы, не могу, ручное управление, сэр, — появился текст перед глазами через минуту.

— Да чтоб вас всех! — начал напрягаться я. — Что там внизу?

— Тридцать шесть тяжёлых лазерных излучателя, сэр, — правильно понял меня Дживс. — И Дос, сэр. Очевидно, с капитаном Мелким Паразитом.

— Фигня какая-то серийная? — с надеждой полюбопытствовал я.

— Эксклюзив, лучевой, сэр. Малый Дос, археотех, — растоптал ростки надежды эфиряки.

— Чётко, быстро: уязвимые и сильные места, насколько понял, — отмыслетекстил я, отмечая потерю ещё одного Серпа.

— Сильные щиты, слабая броня, очень мощные излучатели с малым временем перезарядки. Слабомобилен, сэр.

— И то хорошо, — отметил я. — Игла, сюда. Мыш, продолжай шарашить лазером, не останавливайся.

— Да, Краб?

— Нам надо вниз, Игла. На тебе стационарный щит и тяжёлые лазерные платформы. На мне Дос. Работаем в дыму.

— А я?

— Мышь, блин, сказано, шарашить — значит шарашь! Вакуум, долго дымопылевое облако не продержится.

— Понял, Краб! Сделаю, Краб…

— Вот и молодец, — не стал слушать я, примеряясь к щели. — Луч к краю, путь чуть задевает. Так, — прикинул я, вздохнул и запустил в пропасть четвёрку гранат. — Погнали! — прихватил я Скампи за манипулятор и сиганул в дыру, ускоряясь прыжковым движком.

На нужной палубе рванул чуть в сторону (от луча промышленного резака подальше, нервировал, блин!), перекрутился с Нади в этаком воздушном танце, метнув её в сторону генератора, а себя — к примерному местоположению Доса.

Дымопылевое облако только начинало расползаться, не видно было ни черта, так что начал я нарезать круги по спирали, давя всякое живое и техническое, под клешню карающую подвернувшееся.

И буквально нарвался мордой на мощный лазерный импульс с трёх стволов! Дымопылевое облако помогло, а то бы мне звиздец настал, но температура скакнула на грань перегрева мгновенно! Всё что пришло в голову, да и сделалось — брякнулся на пузо, одновременно врубая прыжковый движок. И пронесло меня мимо Доса, похожего на рыцаря, в доспехах и без рук. С чувством глубокого морального удовлетворения рубанул клешнёй по вражескому копыту, уносимый движком в облако.

Посшибал какое-то количество вражин, перемолов их в труху, ну и принялся плясать гопака на месте, давя всё что не додавлено. Ну и врубил аварийную систему охлаждения, а то даже из разгонников не постреляешь, да и подгорало у меня, в самом прямом смысле слова.

Через минуту температурные показатели пришли в относительную норму, а я отмыслетекстил:

— Дживс, Нади: положение и состояние!

Пользоваться радиосвязью было бредом, как давать на себя наводку.

— Дос цел, генератор разрушен. У вас не так много времени, сэр!

— Ясен пень! Направление!

— Принимайте, сэр!

И побежал я в нужном направлении. На бегу опять выбежав на пиратский Дос! Вот пидарас-то, раздражённо отметил я, на бегу втыкая клешню в хребтину начавшему поворачиваться гаду. После чего отвесил ему смачный пендель, побежав дальше. И наткнулся на подстреленного Скампи, подхватив Дос на бегу и врубая движок.

— Какого хера луча нет?! — бешено отмыслетекстил я.

— Системы охлаждения реактора необратимо повреждены, сэр. Нет необходимости ускорять, нужно эвакуироваться.

— Логично, наши…

— Уже, сэр.

Собственно, тормозя о край дыры, я увидел лишь Мыша что-то рэбящего и Могильщика, всё так же работающего щитами.

— Нади, Мыш, Моги…

— Я последний, Краб, не тупи.

— Принято. Рачьё, набивайтесь по возможности!

— Исполняю, главнокомандующий Краб!

Рванула Нади в появившуюся клетку, с ней десяток раков, исчезли, через пару минут появилась она пустая, пошёл Мыш, а потом…

— Могильщик, со мной! — оценил я прицельно стреляющий по нам штурмовик и отсутствие раков.

Как и отсутствие зарядов у меня, всё ушло, блин.

— Не влезем, Краб…

— Пшёл в клетку, блядь!!! — взбесился я, пиная Черепаху. — Срать на манипуляторы, щаз… Пшёл!!! — отвесил я ещё пинок.

И пошёл Могильщик в клетку, как-то что-то влезло, ну главное — ложементы. Но на Кистене из клетки вываливался разобранный конструктор из Краба и Черепахи. Салат из морских гадов, чтоб его, напал на меня смех-отходняк.

— Основное пиратское судно уничтожено, — сдублировал мыслетекстом сообщение селектора Дживс.

— Так, — распахнул я ложемент скособоченного Краба. — Лори, Рори, Краб и Черепаха на вас. Могильщик, ты там живой?

— Да живой, нах! Ложемент в палубу уткнулся! — пропищалось из-под Черепахи, которая была ещё более покоцанная, нежели Краб.

— Вот так тебе и надо, суицидник престарелый! — порадовался я. — Я тебя ещё пну, раза два, наверное. Помирать собрался, пень престарелый!

— Отъебись, Краб! — пищало из-под Черепахи. — Это была бы славная…

— А будут бесславные пинки! И заслуженные! — ликовал я. — А что с Нади? — обеспокоился я, увидев, что ложемент Скампи закрыт.

— Уснула, сэр.

— Ясно, отходняк, — констатировал я. — Так, Лори, как-нибудь поаккуратнее, не разбуди…

— Справлюсь, Ан.

— И умница. А мне, блин, покой только снится, — посетовал я. — Да, народ, все молодцы, всем отдыхать.

— А вы, капитан? — полюбопытствовал Соболь.

— А у меня эти мужики, да и вообще — куча дел, — вздохнул я.

Реально, сам бы поспать не отказался, но надо разобраться. И…

— Дживс, раков сколько потеряли?

— Двух, сэр. Не влезли в телепортер.

— Всего?

— Всего, сэр.

— И двух жалко, но вообще — чертовски повезло.

— Нельзя не признать вашу правоту, сэр.

— Ну раз нельзя — так не признавай, — поддел я замычавшего от непонимания эфиряку.

— Как скажите, сэр, — хоть как-то вывернулся он.

— Так и скажу. Ладно, я на малый челнок, а ты прибери раков, гыг, космических, ну и вообще, что осталось полезного.

— Сделаю, сэр.

И полетел весёлый и радостный (задолбанный что пипец, но ноблис, как его, оближает) к Контиди в гости. Зер копошился на планете, так что встретила мою персону престарелая карга из их Совета.

— Чего припёрсси? — вежливо поприветствовала меня бабка.

— Да так, у пиратов была… информация! — сделал я удивлённые глаза. — Где Контиди, какой тоннаж они наняли, какую компанию. Представляешь?

— Знаю я, — страдала бабулька, сморщенной физиономией напомнившая урючину.

— В контракт космические бои не входили, — начал загибать пальцы я. — Причём сам факт, того, что они возникли — косяк Контиди. Вообще, косячники вы какие-то.

— Ну, допустим. А хочешь-то чего?!

— Денег давай!

— Да ты разорить нас хочешь? Ты из нас сколько…

— Так, я даже не буду говорить про то, что у меня подбито. Я не буду говорить про то, что у вас на планете автофабрика археотеха, делающая вашу «месть» Сертцу чертовски прибыльной. Я скажу одно — труд должен быть оплачен. Ваша защита и устранение пиратов — труд. Есть возражения?

— Нет, — вздохнула бабка. — Сколько?

— Сама назначь, сколько совесть и мозги позволят, — отмазался я.

— А если скажу — кред? — ухмыльнулась бабка.

— Ну значит нет ни того, ни того. А уж как у вас с контрактами в будущем будет… — мечтательно закатил глаза я.

— И если я тебе не оплачу цену пустотной операции… — неверующе вытаращилась на меня пенсионерка.

— Я даже спорить не буду, а просто выдам информацию на торговых площадках Арены. Не раскрывая конфиденциальности, — уточнил я. — Просто тип боя, тоннаж, ну и «щедрую оплату».

— Вот ты мерзаве-е-е-ц, — почти восхищённо протянула карга.

— Пять процентов плюс, к неозвученной сумме. Чтоб не обзывалась. Даже не поблагодарила толком, карга замшелая, — в сторону буркнул я.

В общем, после минутной пантомимы «жадная бабка, удушаемая агрессивной жабой» пенсионерка назвала вполне удобоваримую сумму.

— Вот и славно, приятно иметь с вами дело, — улыбнулся и сделал ручкой я.

— А с тобой — неприятно, — соврала бабка.

А в дороге на Кистень я поражался человеческой жадности: Контиди получали с этой планеткой десятки миллионов кредов, особенно если будут торговать гравгенераторами «в сборе», что их возможности позволяют. Десятки в год, не считая ту же жратву. И жлобяться на… два, три… пять… ой, я бы тоже жлобился. И даже на гавно бы, возможно, изошёл, отметил честный я, подбивая итог.

Впрочем, жизнью рисковали не они, а мы. А мне вообще это надоело. Нахер этот фронтир! Через пару дней, если, блядь, ОПЯТЬ, какой-то херни не учинится, валим в систему Арены. Буду гедонизму и излишествам предаваться, блин, до аукциона! А то как трудоголик какой-то, каким, наверное и являюсь.

В общем, отдохнём с девчонками, на придурков аренных полюбуемся, наши взоры услаждающих, и вообще, окончательно решил я, вылезая из челнока…

И вместо того, чтоб поваляться, а, возможно, и не только, в койке, был жестокосердно отловлен Лори. Которая лупала на меня невинными глазищами и тащила творить колдунские запчасти.

Самое поганое, что я сам понимал, что боеспособность отряда терять нельзя, и надо чиниться как можно быстрее. Пусть контракта меньше полутора суток, но реально, я уже не удивлюсь, если какие зерги появятся или еще какая ксенопакость!

Ну, хоть вечером в край задолбанного Краба в три жены расслабили, хоть что-то хорошее, отметил я, засыпая.

Весь следующий день я был реально на нервах, всё ждал какой-то гадости от мироздания — сам понимал, что такая форма отходняка, но с собой поделать ничего не мог.

И, очевидно, мне назло, никаких зергов и прочей дряни не появилось. А вот турели успешно вышли на рабочий режим, мужицкие силы поползли творить следующий зенитный пост, а мы, получив платёжное поручение на крупную сумму, легли на курс к портальной зоне. Хотелось, конечно, прыгнуть. Но, ну его нахрен, со стукачками пиратскими среди Контиди. Это ещё хорошо, что хрен они узнают, как мы пиратов воевали. А то как бы реально «убирать опасных свидетелей» бы не пришлось.

Ну, в общем, контракт вышел хорошим, окончательно расслабился я, когда Кистень вырвался со звёздной орбиты и лёг на галактическую. Нервов, конечно, немало потрачено, но в целом — неплохо. Да и репутация уже местная, как наёмного отряда не лишняя.


Глава 9


В полёте стали подводить итоги, которые вышли неоднозначными. Денег мы заработали вполне прилично, на обновление парка авиации, новые Досы, даже на Рекскенсера (последнее — в теории, всё же аукцион) — хватит. А вот потери неприятны. Осталось три серпа, безвозвратно потеряны два рака — вот вроде и мелочь, а невозобновляемый ресурс.

Ну и реально салат из Краба и Черепахи, не говоря о значительных повреждениях прочих Досов. В общем, собрал я полное собрание Клешни и начал приобщать к умностям:

— Нам нужен тяж-щитовик. А то бардак, мы на этой пиратской лоханке чудом уцелели. Черепаха — хлам!

— Ни пиз… наговаривай, Краб. Хороший Черепаха Дос, да и щиты прочные…

— Могильщик, да хоть самый лучший в Галактике, хоть промеж ходилок его расцелуй — слабоват для наших задач!

— С этим не поспорю, — сдал назад ветеран, явно решивший взять реванш.

Просто пинок карательный настиг его пенсионную задницу. Ну реально, удумал там придурь всякую: славная смерть и прочая хрень. От второго, паразит такой, увернулся, ну и гавнился сейчас, в жопу уязвлённый, хех.

— Вот и не спорь, — покивал я. — Досы ещё нужны — это понятно, но переконфигурировать текущую формацию надо. Искусница! — рявкнул я.

— А?.. Что?…

— Счёт какой? — полюбопытствовал я.

— Я в ролевуху… ой! — выдала девица, ныкая игровую консоль.

— Вот именно, что «ой»! — отметил я. — Значит, у нас формация ракетное оружие практически не предполагает. Пойдёшь на тяж!

— Да я их и не пилотировала никогда, Краб!

— Научишься! — сатрапствовал я. — Я вот тоже учусь. И будет у тебя тяж щитово-сапёрный.

— В смысле?

— Ну инженерный, артиллерии поставим пару средних разгонников, чтоб было чем отбиться, пару лазеров противоракетных, — прикидывал я. — И короба мин и прочего твоему сердцу милого добра.

— Интересно, — заинтересовалась девица.

— Неповоротливый Дос выйдет, — опять заговнился Могильщик, но под скептическим взглядом сдулся. — Согласен, щитовому Досу кузнечиком скакать и не нужно. А чего не я?

— Дрой, от штурмовика ли я этот вопрос слышу? — ехидствовал я.

— Ну вообще — да, разумно.

— Так, с этим посидим-подумаем, я намётки сделал, но хрен знает, даже с платформой, на которой работать будем — не ясно. Дальше, пустотная и атмосферная авиация. Думаем что, как, ну и переделки, само собой.

— С раками и вправду выходит интересно, — задумчиво протянула Лиса. — Вообще нет ограничений на обеспечение жизнедеятельности пилота. Эти Серпы, казалось бы, гробы летающие, а как воюют!

— Именно, — покивал я. — Сидим, думаем, прикидываем. А то у меня, блин, весь контракт было ощущение, что я в сортире сижу, со спущенными штанами, а в дверь ломится Разоритель с пушечным недержанием, — честно признался я.

В общем, время телепания до портальной зоны потратили с толком: считали, думали, народ и со своими Досами что-то по мелочи додумывал, дело не лишнее.

У меня, конечно, руки чесались Кистень из тяжёлого фрегата превратить в звёздный разрушитель2000, но нечуткие сволочи, в виде партнёров, партнёрш и всяких там подчинённых разумные планы порушили. Ну хоть утыкал Кистень турелями точечной обороны от души, хотя бы о всякой сволочи мелкой голова болеть не будет.

А ещё я в несчитанный раз пожалел, что, в свое время, не накинулся на корсаров на байках и надёргал себе их побольше. Инерционный движок байка — реально чит, одновременно заменит и гравгенератор и частично прыжковый двигатель, а если он есть — сделает не прыжковым, а полноценным. Для малых Досов, конечно, но всё равно — хочу.

Но реальность по моему хотению била сама собой: в текущем цикле артеотехнические баки не разковыривали на запчасти, а стоили они, как сволочи. И хер найдёшь, вздыхал я.

Хотя Рекскенсер, меня дожидающийся, впасть в окончательное расстройство не давал. А вот с обвесом тяжа я заморочился от души. Ну, например, этот Дос не имел переда и зада как класса. Торс-кабина свободно вращалась на триста шестьдесят градусов, а ходил он, как и положено приличному крабу, куда нужно, без всяких дурацких эволюций: хоть боком, хоть назад, которые свободно становились передом.

Это, во-первых, делало длинные и мощные манипуляторы Рекскенсера прекрасным оружием ближнего боя, а во-вторых — базовый вариант с пушкой в одной раскрываемой клешне — бред. Нужно две клешни! И не пушки, а резаки в них, потирал я клешни, моделируя ультимативный крабский довод.

А вот всё дальнобойное — в корпус. Он вращается свободно, так что выносить стрелялы на манипуляторы — бред. Ракеты нахрен поснимать, кроме пары контейнеров под расходники, типа тех же дымопылевых гранат и РЭБ-дронов одноразовых. И турельные разгонники, штук шесть, но и от лазеров отказываться глупо…

В общем, к подходу в портальную зону был у меня настоящий Королевский Краб, ультимативный тяжёлый Дос, как артиллеристского, так и «ближнебойного» использования. Что традиционно считалось для тяжей бредом, ну и чем мелкие и юркие сволочи, типа меня, пользовались на все сто. А так поймаю гада какого клешнёй, ну и буду философски размышлять, нашинковать паразита, или сжечь резаком.

Правда деньги… расходники на один бой выходили (ну если их тратить, но и не тратить, экономя — бред) на двадцать килокредов. Это… реально охренеть, как много. И, в общем-то, тяж выходил не каждодневным, а именно целевым Досом, под конкретные задачи: устроить всем вражинам неотвратимый звиздец.

Ну, с другой стороны, у меня и Лангуст целевой. Только Краб универсальный, да и лучший из Досов, что есть или будут.

Так, потихоньку добрались до зоны портального покрытия, а из неё уже прыгнули в систему Арены. Начали, для начала, закупаться расходниками — ремонт и часть улучшений требовали этого и… столкнулись с довольно неприятной ситуацией.

А именно, на торговых площадках и ресурсах компанию Клешня знали. Вроде бы и замечательно, вот только знали как Клешня в промышленных масштабах геноцидит толпы беременных новорождённых детишек, со страшной силой кидает деловых партнёров — не ради выгоды, а из клешнястого гадства.

В общем, какой-то гнусный упырь провёл ощутимую и далеко не бесплатную работу по дискредитации Клешни. Как понятно, никаких реальных доказательств не было, но выходила ситуация со «все знают».

После третьего раза, когда мне лично пришлось переться на станцию-торговый центр, брать «отказывающегося торговать с преступниками» охеревшего торгаша за сморщенные яйчишки праведной клешнёй, тыкать тупой мордой в сетевые ресурсы, а после очевидного «ну да, нет доказательств» ещё и скидку выбивать — я задолбался.

— Итак, дорогая Клешня, это звиздец. Какой-то поганый упырь нам гадит. Более того, я уверен, что изначально пираты навелись на нас с подачи этого упыря. Дживс, Котя, чтоб вас! Кто эта сволочь?!

— Сэр, вынужден констатировать, что не знаю. Источники появления информации надёжно скрыты…

— Ясно. Котя?

— Понимаешь, Краб, тут явно работает профессионал, причём не один. Сидит либо тут, либо на Центральной. Выявить источник можно только постоянно мониторя постоянный ресурс. Но не все же! — потыкала Котя в выведенный на голоэкран уже заблокированный аккаунт несуществующего человека.

Который, точнее которая, весьма художественно, описывала продолжительное сексуальное, физическое и психологическое насилие, которой она и её виртуальные детишки подвергались в течении месяца, в течении которого действовал якобы контракт о защите их с компанией Клешня.

— Как пишет, шлюха литературная, — оценил я. — Ей бы порно-романы писать, цены бы не было. В общем, вы мне трындите, что нихера мы с этим сделать не можем, а Клешню будут считать недоговороспособной сворой отморозков?

— Не так, Ан, — подала голос Лиса. — Подобная антиреклама неприятна, согласна. Вот только отряду это как бы не на благо.

— Поясни, — резонно попросил я.

— Смотри, Ан: на подобную, толком непроверяемую информацию, полагаются обыватели. Те же торговцы. Это неприятно и создаёт неприятности, хотя и они нечасто лезут в историю покупателя…

— Да щаз! — возмутился я. — Я как дурак мечусь вслед за Лори! И морды бью, не то, чтобы это мне так в тягость было, но достало уже, — признал честный я.

— Могу я полетать, — предложила Нади.

— Тогда уж сразу наводить разгонник на торгаша. А что, аргумент в торговле, — хмыкнул я. — Ладно, Лиса, неприятности мы уже прочувствовали, спасибо, — на что подруга, не без иронии, совершила довольно изящный поклон. — Выгода-то в чём?

— В серьезных заказчиках, Ан. Люди с деньгами тщательно проверяют информацию, неважно, позитивную или негативную. В противном случае у них не было бы больших денег, — развела девица руками.

— Так, погоди, вот ищет значит такой тип команду, ну или мы обратились… хотя если мы — неважно. Ищет, положим, натыкается на пожирателей невинных и угнетателей непричастных Клешня, — прикинул я. — Фигеет от того, что, такие красивые мы, живые и на свободе. Копает инфу, а мы реально белые и пушистые! — победно заключил я. — Но внимание-то уже обратил, время потратил. И скорее всего нас и наймёт!

— В общем — примерно так и есть. Какая-то часть клиентов отсеется, но это и к лучшему: клиент, использующий непроверенную информацию…

— Нахер не нужен, — подытожил я под кивки финансиста. — Это выходит, — хмыкнул я, — мы этому пидорасу сетевому ещё и спасибо должны говорить? Что-то не хочется. А вот на клешню насадить — хочется. И, пираты, блин!

— Так я и не говорю, что ситуация хороша, — уточнила Хелиса. — Просто есть и плюсы.

— Есть и хорошо. Пусть будут, — хозяйственно заключил я. — Но вы мне этого пидараса найдите! И наймите кого-нибудь, если надо! — обратился я к сладкой парочке.

— Найм излишен, сэр.

— Пока мы в Арене, — уточнила Мелкая. — Мы с Джи повесили программы-охотников, так что сможем отследить каналы этого козла. Или его наёмников, но это уже цепочка. А вот на контракте — можно и нанять.

— Понял-принял, ну тогда закроем тему пока. Но бесит! — честно признался я, на что народ согласно покивал.

В общем, не без мордобоя, но закупились. А вот оба тяжа, которые мы собирались включить в состав Клешни, были аукционными лотами. Так что у нас было время предаться гедонизму, ну и посетить Турнирную Арену.

Вообще, от Арены Саргаса она отличалась сильно, причём не только в части «турнирных поединков», на которые мы так и не полюбовались, в силу их отсутствия. А именно «гладиаторская часть» была диаметрально противоположной. Если аренные дельцы в Саргасе берегли Досы, намеренно ослабляя защиту пилота, то тут картина была обратная.

Участие в «потешном», как его тут называли, бое предполагало тщательную проверку ложемента и даже доработку системы защиты эвакуации, по требованию аренных арбитров. Соответственно, если в Саргасе горели как свечки пилоты, то в Стригеле — Досы.

У нас на глазах артиллеристский Мурмиллон на запчасти разнёс Вампира, при явно, очевидно выжившем и дающем кислое интервью пилоте. И да, никаких ограничений в боях на оружие, всё по настоящему, кроме стрельбы по отстреленному ложементу.

И да, аристократическая печать лежала на Арене: от вычурной формы служителей и охраны, до одежды и манеры общения народа. Охренеть какие вежливые все, ножками кренделя выделывают и вообще.

Впрочем, каждому своё развлечение, хотя в нечастых беседах не послать собеседника нахер, в ответ на «вы не находите, милейший, что Чёрный Бизон в этом сезоне растерял былой кураж?» было делом чертовским сложным.

И вот, потихонечку, дождались мы аукциона. Тоже кривого и через задницу: у всех нормальных людей сетевой, а тут мало того, что необходимо присутствовать лично, так ещё и сотня килокредов участие! Впрочем, при учёте «личного присутствия», как пояснила Нади, это скорее благо для участников: на бесплатный вход, ну или слишком дешёвый набилось бы куча народу, в том числе наёмников. Могли бы, например, срывать продажу лотов, ничего по факту, не покупая или даже не имея денег.

В общем, понятно-то понятно, но всё равно бред: сетевой аукцион позволяет мгновенно проверить платёжеспособность. Но, блин, аристократие, развлечение, азарт там, едрить их в дышло.

С другой стороны, я успешно отбился от девчонок, которые меня хотели нарядить в какую-то фигню. Мой крабский мундир и так хорош. Ну а со своей амуницией они сами как-то управились, я на этот период ловко забился с Дживсом в тренировочную и пугал посетителей красочно разбитой физиономией.

И да, шли на аукцион мы всей квартой, обширным крабским семейством. Девчонки приоделись, а у меня даже настроение поднялось: так-то они у меня замечательные и лучше без одежды, наедине. А вот всякие снобы аристократические пусть слюнями изойдут от зависти. А начнут приставать — морду набью, хех. Внесу, понимаешь, радость и оживление в застойное болото аристократщины, предвкушал я.

В общем, аукцион проводился в той же Турнирной Арене, предварял следующий сезон «потешных боёв», да и вроде бы реальные турниры намечались. В детали я не вникал, но посмотреть было интересно. А сам аукцион предварял довольно скудный (правда возобновляемый) пожрать, с слегка подкисшим соком, которое типа вино. На угощение я накинулся с самоотдачей, а на шипение девчонок ответил резонно:

— Мы, чтоб их, заплатили четыреста килокредов, — аж воздел я палец, — за то, чтобы присутствовать здесь. Скучные физиономии окружающих, — окинул я взглядов постные морды. — У меня восторга не вызывают. Так хоть сожрём, сколько влезет, — резонно заключил я. — А то часа полтора до аукциона.

Девчонки на такое обозначение позиции призадумались, от каких-то там греющих уши типов (реально похрен на них, если честно) раздалось несколько смешков и даже ржач. И вот ни хрена смешного, мысленно ответил я, потому что вслух было лень и пасть занята. Путь местные официанты побегают, пообновляют эти канапешины мелкие. Кстати, очень ничего, если сразу пяток в пасть, а не по одному отметил я.

Первой прониклась идеей Лори, улыбнувшись, кивнув сама себе, ну и преступив к вдумчивому пищевому уничтожению. Нади с Лисой посмотрели на нас, переглянулись, фыркнули и тоже подвергли банкетные столы разорению.

К моему удивлению, несколько расфуфыренных то ли аристо, то ли нет — хрен в Стригеле поймёшь, присоединились к нормальному пожрать.

Ну и официанты с выпученными глазами какающих мышек мечущиеся с штабелями канапешин, устрицами в собственном поту и прочими фуаграми в режиме конвейера поправили пожрать занятным посмотреть.

Наконец, праздник живота закончился, а я изящно ковыряясь в бивнях палкой от канапешины, огласил:

— А вообще-то неплохо. Вкусно.

— Я передам шеф-повару ваше одобрение, господин Дрей, — пропищал взмыленный официант, с глазами на переносице.

— Передай, я не против, — благожелательно покивал я.

— Да, забавно получилось, — усмехнулась Нади. — И вправду, повар неплох.

— Да, давно так не веселилась, — вдруг подала голос какая-то девица, в изумрудном платье. — Контесса Лэлли Ренцор, господин Дрей, кажеться?

— Ан Дрей, контесса, — куртуазно вытащил я зубочистку из бивней.

И тут сердце моё пронзил холод, а булки сжались до скрипа: эта аристократочка плотоядно меня разглядывала, улыбнулась со значением, облизнулась, да ещё и подмигнула!

А ну его нахер, паниковал я, стараясь с визгом не убежать из аукционного зала. У меня и так БОЛЕЕ чем всё хорошо. На хер, причём не на мой, всяких баб! Не буду жрать таблетки и вообще. Ну, так-то она ничего, конечно, разглядывал я подтопывающую к нам девицу.

Но тут же мысленно отвесил себе три пинка, да и клешнёй себя потыкал: какое нахер «ничего», когда у нас на техосмотры, спарринги и финансовые отчёты МИНИМУМ два часа в день уходит?! А так-то по четыре! Я даже если буду местную виагру жрать лопатами, времени от этого не прибавится. И вообще, девчонки лучшие и нахрен нам не то, что расширения семьи, но даже любовниц! И аристо ещё, куча заморочек небось, куда, в какой последовательности пихать и с какой амплитудой…

Нахрен дамочку, подвёл я итог мысленному диалогу, встречая подрулившую к нашей группе аристократочку скучающе-равнодушной мордой лица.


Глава 10


Дамочка подрулила, как, кстати, и некие аристо приблизились и копошились неподалёку. Ну вот, блин, неймётся всяким, мысленно сетовал я.

— Капитан Дрей, о вашем отряде последние дни ходит столько слухов, — закатила подошедшая. — А это ваши работники? — окинула она взглядом мой цветник и чуть заметно поморщилась — терялась аристократочка на фоне моих девчонок.

— Жёны, — скучающе ответил я.

— Все три? — уточнила после некоторого ожидания дамочка, явно ожидая пояснений.

— Маловато, знаю. Работа отнимает много времени.

— А не представите ли ваших супруг?

— Лори Раки, технический директор. Нади Мест, тактический аналитик и мой заместитель в бою. Хелиса Септер, финансовый директор.

— А вы с какой-то дикарской планеты вне портального покрытия, — ляпнула пришибленная собеседница.

— Безусловно, с точки зрения великих цивилизаций прошлого, не только убогий сектор Стригель является дикарским, но и наша с супругой Мест Великая Родина может показаться таковой, — чуть не завязал я язык бантиком.

— А-а-а… Э-э-э… — проявила охренительный аристократизм собеседница. — Прошу прощения, капитан Дрей, вышло несколько бестактно…

— Нисколько, всё честно названо своими именами.

И вот думал я, что там огорчится, обзовётся и свалит. А вот хрен мне! Покивала с мордой аристократичной и к девчонкам подрулила, трепаться о какой-то фигне.

Вот же задница, размышлял я, изображая статуй и разглядывая потолок.

— Капитан Дрей, у вас прекрасные супруги, — подрулила ко мне эта Лэлька за несколько минут до начала аукциона. — И сам вы оч-ч-чень интересный человек, — похлопала она ресничками. — Буду рада вас видеть в аренных владениях Великого Дома Ренцор, с супругами или нет, как вам будет удобно.

И срулила, после чего я облегчённо выдохнул.

— Что думаешь, Ан? — полюбопытствовала Нади.

— Что борделей на Арене хватает, а гуманитарную сексуальную помощь страждущим аристократам Сектора Стригель наша семья может не оказывать.

— Да?

— Да!

— А она очень даже… — начала было Нади и увидела дулю, с красноречиво шевелящимся большим пальцем.

— Нахер, мне вас хватает. Во всех смыслах. И любовницы мне не нужны. И вообще, хватит, нас ждёт аукцион!

И попёрлись мы в аукционный зал. Причём вся троица этих… супруг переглядывались и ржали, паразитки такие! Смешно им, блин, а я чуть в кирпичный завод не превратился!

Ну, впрочем, определённую долю юмора в сложившейся ситуации я не отметить не мог. Что девчонок от продолжительных и беспощадных кар не избавит и участь их горькую не смягчит!

В аукционном зале, с учётом стоимости «входного билета» народу было не более пятидесяти человек, все расфуфыренные, как сволочи. Причём покупателей, подозреваю, и того меньше: не меньше половины присутствующих составляли всякие статусные сопровождающие.

Расселась значит вся эта компания по довольно неудобным креслам без спинок, выдали нам служители какие-то детские деревянные лопаточки, которыми помахивать можно. Причём девчонкам тоже, блин — как выяснилось, ну, если посмотреть на окружающих, сопровождающие были лопатами обделены, ну и, соответственно, проходили на этот кутёж бесплатно, то есть даром.

Ну и хрен с ним, мысленно махнул я рукой. В принципе, сейчас аукцион всяческого досовского эксклюзива и археотеха. А потом какой-то охренительно культурный, с произведениями искусства и прочей фигнёй. Может и купят себе что, порадуются перед жуткой карой.

Тем временем на сцену выперся тип в каком-то, чёрт его знает, лапсердаке, блин. С пумпонами, золотыми бантами и финтифлюшками. И не стал, как с таким дурацким обмундированием подпрыгивать и дурацки ржать, а с запредельным пафосом обозвался распорядителем сегодняшнего аукциона. Повторил правила — мол, если хочешь ставку повысить, грози лопатой управляющему. И бормочи на сколько хочешь обеднеть сверх текущей ставки, служители донесут.

Вот тоже, хоть бумажку бы какую к лопате деревянной пришпандорили, на которой писать.

Впрочем ладно, посмотрим. Так-то лопатка хоть деревянная, но тяжёленькая. Такую в кумпол метнуть — милое дело.

А аукцион пошёл своим чередом. Вообще, лоты были довольно невнятные, как по мне. Ну археотех, ладно. Так на таком Досе ты не черта не сделаешь! Броня лютейшая на среднем Досе, бронь тяжа нервно курит в сторонке. Ну ладно, для щитовика — милое дело и если бы не археотех — с теми прочностными характеристиками, в тех размерах что есть, для реактора-то место с трудом найдется. Ложемент некуда пизать будет.

Вот только Дос позиционирует себя, как артиллерийский штурмовик! С одной, сцука, пушкой средней. Смешным боезапасом и динамикой, и маневренностью утюга, причём не нашего, а гладильного.

И торгуются, причём бодро так, оценил я. За два мегакреда ушёл. Я в свете цены первого лота начал волноваться — ну если за отстойное и унылое гавно, красная цена которому тридцать килокред, и то, только за броню — ободрать, вывалили пару мегакредов, то мне вообще денег-то на Рекскесер хватит?

Тем временем аукцион продолжался. Купили гравгенератор для среднего Доса, которые у нас на всех стоят. Процентов на двадцать пять дороже, чем мы брали на аукционе сетевом. Впрочем, я брал пак из семи генераторов, одним лотом, напомнил я сам себе.

Потом ещё один какой-то дурацкий Дос, ни говядина, ни морепродукт, купили за полтора мегакреда.

И вот подходил лот Эгиды, не вполне археотеха, но и не вполне наоборот. Очень технически выверенное решение, здоровенный и широкий Дос напоминал одоспешенного гнома видом и пропорциями: низкий, с короткими ходилками, скруглённый — ну, как доспехам и полагается быть, если носитель за понты жизнь не готов отдать. Так вот, Эгиду клепали, хоть и редко, но в текущем времени. Одно «но» — пихать в него надо было археотехнический реактор и такие же генераторы щита. Можно и современные аналоги, благо к модификации Дос относился нормально. Вот только из щитовика, способного обеспечить корабельный уровень защиты небольшому отряду, Эгида без археотеха становился совершенно бестолковой фигнёй, защищающей только себя. В принципе — и такое применение допустимо, выпнуть такой Дос как снарядоуловитель, постреливать из-за него и радоваться. Но только тяж в такой роли использовать предельно нерационально.

А тут Эгида была правильный, проверенный, на гарантии — без шуток, аукционеры в условия участия аукциона чуть ли не жопу свою в залог ставили. Ну, жопы мне ихние даже на пинки не сдались — за такие деньжищи-то! Но на деньги в случае брака эти ребятушки влетали просто космические. Причём добровольно и с песней, что внушало надежду на высокое качество продаваемого.

Но Дживса я всё равно на него напустил, был уверен, что «усё у порядке, шеф!», так что грозно замахал лопатой на ведущего, как только объявили лот.

— Вижу капитан вольного отряда, Ан Дрей, заинтересован в приобретении этого прекрасного Доса. Настолько, что не… впрочем неважно, — правильно оценил мою физиономию и жесты трепач.

Ну реально, продолжил бы нести херь — лопата бы в его варежку влетела, мало бы не показалось.

— Итак, капитан Дрей: пятьсот пятьдесят килокредов. Кто больше?

И вот тут я реально офигел: ставок не было! Ну почти: пара каких-то хлыщей задрали цену на десяток килокредов. А покупатели, на которых я внешне равнодушно, но внутренне недоумевая взирал, кивали мне и в сторону акуциониста. Кто-то равнодушно, кто-то благожелательно. Нихера не понимаю, но спасибки, мысленно поблагодарил я, да и покивал в ответ.

— Ставка капитана Дрея пятсот девяносто килокредов за этот замечательный Дос, могущий стать жемчужиной вашей коллекции! Ваши ставки, почтенные лорды? — выдал аукционист, подождал с минуту. — Ставок больше нет. Лот шесть сегодняшнего аукциона, тяжёлый Дос «Эгида» продан капитану Ан Дрею за пятьсот девяносто килокредов!

Реально продали, хмыкнул я, отметив на крабкоме соответствующие копошения со счетами. Потыкал в сведения о доставке — ну хоть тут надо было общаться не гонцами на пергаменте, сгодились и сетевые данные.

— Нихера не понимаю, но не могу сказать, что это неприятно, — констатировал я, обменявшись с девочками непонимающим взглядом, потянувшись на кресле.

— Всё очень просто, милый капитан…

— Ой, бля! — дёрнулся я.

Дело в том, что проникновенное контральто, которым были промурлыканы эти слова, промурлыкались мне на ухо, со спины. Ну это ладно, а вот мою оправданную и сдержанную реакцию (не стал на нервах бить бабу по ебалу, да даже не убежал — значит охеренно сдержанная и вообще!) вызвало то, что голосёнка принадлежал Лэлли, этой прилипчивой аристократочке. Напугала, сволочь такая, отметил я, преувеличенно медленно разгибаясь (ну да, пригнулся. Но немного!) и поворачивая морду лица с видом, что всё как надо.

Так ржала, паразитка такая! Ржало свой рот запястьем прикрывая, пальцами пошевеливая и вообще. Ну и хер с тобой, золотая рыбка, отметил я, намереваясь забить на стрёмное знакомство.

— Дело в том, капитан, что вы новичок на аукционе Турнирной Арены. И, считается хорошим тоном, не препятствовать первой покупке. Кроме того, вы явно собираетесь использовать этот Дос по назначению, а Благородные Дома уважают это. Так что, считаете это приветствием и жестом уважения, капитан, — улыбнулась мне дамочка, ещё и подмигнув.

— Я, кхм, Благородные Дома тоже уважаю, с силой страшной и необоримой.

— Это, безусловно, заметно, капитан Дрей, — покивала девица и точно троллила, я по глазам понял. — Но не рассчитывайте на подобное благоприятствование в дальнейших лотах. Хотя, нужно отметить, ряд лордов вам уступят. Ваш отряд, как я и говорила на слуху. Такие гадкие и омерзительные слухи могут распускать только про благородного и честного человека.

— Отряд, — несколько растерянно буркнул я.

— Да, конечно, отряд, капитан Дрей. А вот и моя дань уважения, — с этими словами дамочка чмокнула меня в щёку.

И вновь я продемонстрировал запредельную выдержку и поразительное мужество: отбиваться не стал, бежать не стал, даже словесно своё отношение не обозначил.

— Жду вас с супругами в гости, капитан, — опять промурлыкала дамочка.

— По возможности, леди, — сухо кивнул я.

А девчонкам весело, паразиткам таким, отметил я затаённые лыбы. Точно ждут их кары многочисленные, жестокие и многократные, уверился я в своём правильном и верном первоначальном решении.

Пока творилась вся эта леденящая душу жуть, я чуть не прощёлкал клювом Рекскенсир, но не прощёлкал, а грозно потряс лопатой в адрес аукциониста.

— Капитан Дрей миллион двести. Кто больше?

И началась уже торговля без поддавков. На паре лямов отвалилась половина торговавшихся, на трёх остались четверо, а на пяти…

— Виконт Пмодро повышает ставку на Дос Рекскенсир до пяти с половиной мегакредов! Ваши ставки? — на что я опять погрозил лопатой, накинув сотню килокредов. — Пять мекакредов шестьсот килокредов от капитана Дрея! Став… О, вижу борьба накаляется! Ставка виконта Пмодро шесть мегакредов! Ваши ставки?

И тут я понял, что если не жопа, то обидно. Потому что такими темпами мой Рекскенсер помашет мне клешнёй, будет пылится у какого-то там виконтишки невнятного. Вот просто — обидно. И не хочу я такой замечательный Дос отдавать!

— Дживс!

— Да, сэр. Мне проверить материальное благосостояние Благородного Дома Пмодро и определить, какой частью этих средств распоряжается виконт, сэр?

— Нахер, — обозначил позицию я. — Видно, что ему в штаны не вша, а оса попала. И упёрся этот тип моего Рекскансера заполучить. Небось в коллекцию какую дурацкую, и вообще. Дживс, а ты сможешь… ну я не знаю, на минуту-другую вывести его из аукционной торговли?

— Сэр, поясните.

— Блин, ну не нужен ему Рексконсер! Ну, может и нужен, но мне нужнее! Хочу в общем! — обосновывал я, сам понимая шаткость аргументов. — И не краду же я, в конце-то концов! Просто деньги скоро кончатся.

— Сражён в самое сердце вашей безупречной аргументацией, сэ-э-э-эр! — глумилась тварь эфирная.

— Дживс, блин! Сделаешь или нет?! Нет и хер с ним, сам понимаю, что не помру без этого Доса, — надулся я.

— Сделаю, сэр. Не столь сложно, как вы верно отметили — преступления не совершается, просто на время возникнут перебои в сети.

— Ну спасибо.

— Ну пожалуйста, сэ-э-эр.

— Скотина ты, всё-таки, Дживс.

— Рад стараться, сэ-э-э-эр.

В общем, мыслетекстовый обмен наш занял пару секунд, не более, а на третьей невидимый прочим призрак скользнул к виконту, забрался в его браскомм. И аристо вместо того, чтобы грозить лопатой аукционисту и вгонять Клешню вообще и меня в частности в разорение, начал по нему хлопать, даже по подлокотнику постучал.

И тут проявилась местная «равность равных»: вот пошёл бы я, скажем, местному аукционисту морду бить. Морда у него была достаточно снобская и противная, чтоб у любого нормального человека желание в неё настучат было, к слову. Так мне пришлось бы сквозь пятёрку церемониальных охранников пробиваться. А они, на минуточку, церемониальные-то церемониальные, расфуфыренные и в толстом слое позументов с аксельбантами. Но вполне боевитые ребята, как судя по движению, так и по броне и оружию, под слоем финтифлюшек скрывающихся.

А виконтыша мало того, что пропустили, так ещё и аукцион задержали, пока он ручками махал, ножками сучил и подпрыгивал. Но через минуту этого аристократического цирка с виконтами аукционист на морде противной сожалеющее выражение скорчил, башкой помотал. И виконтыш печально попёрся на своё посадочное место.

И вот, блин, если честно — стыдно стало немного. Как-то… ну я не знаю, может ему и вправду нужно, а я со своей хотелкой дурацкой, виновато думал я, думая уже Дживса попросить блокировку снять. Но — не успел. Аукционист башкой повращал и огласил:

— Одиннадцатый лот нашего сегодняшнего аукциона, тяжёлый Дос Рекскенсер без вооружения продан капитану Ан Дрею за шесть миллионов сто тысяч кредов! — выждал сколько-то времени и продолжил. — Следующий лот…

Но я на всю эту аукционщину забил: тиха радовался, хотя на грустного виконта пару раз виноватый взгляд кинул. Но, блин, не отдавать же ему мой Дос, в конце-то концов! Пусть как есть, так и будет. А я что-нибудь хорошее сделаю там. Девчонок своих карать буду с силой страшной, а с неодолимой не буду, например, прикидывал я степень благости хорошего дела.

Ещё минут сорок аукцион Досов продлился, но я за ним не следил, разбираясь с доставкой и начиная по-настоящему радоваться. Всё же классный Дос мне достался, а сделаю я из него настоящую конфетку.

А вот через сорок минут аукционист с противной мордой со сцены срулил, а его место заняла бабища. Нет, внешне — сочная девчонка лет шестнадцати, не более. Но глазища у дамочки были… ну, в общем, понятно, что не малолетка, а уже внуков покачавшая на руках, ни одного аристо в их аристократических играх с костями слопавшая особь.

И вот, начала эта леди Фротум благотворительный аукцион произведений искусств, в пользу поддержки каких-то там в поддержке нуждающихся.

И увидел я, что всё-таки с деньгами лопух: лордьё, на продажах Досах лопаты в руках держащие, почти в полном составе передали лопаты своим спутницам. И в ряде случаев спутникам, но там такие спутники, что всё равно спутницы.

Впрочем, меня это только успокоило, в смысле я три сотни килокред к цене Рекскенсера мысленно приплюсовал, после чего успокоил свои терзания по поводу обескрабленного виконта.

— Девчонки, — вполголоса выдал я. — Ну… мегакред премии вам…

— Ан, у нас вообще-то доля и жалование! — под кивки остальных выдала Лори.

— Мда? Ну хорошо. А чего я без зарплаты? — задумался я.

— С ней, Ан, — деловито выдала Лиса. — Ты мне дал добро на структурирование и упорядочивание финансов. Доли, конечно, хороши. Но, помимо этого, должен быть порядок в ставках! — наставительно воздела палец она.

— Ну тогда тратьте, если хотите. Сегодня только. И мои, но не все, — проявил щедроту я.

Ну а что, у меня невзирая на пару скользких моментов — праздник, пусть порадуются перед карами жуткими, не совсем же я зверь.

Благородство моё было вознаграждено чмоками в щёку, а девчонки деловито приступили к аукционированию.

И вот лично я — нихрена не понял, за что они платили ощутимые деньжищи. На картинах какая-то фигня и сбоку бантик. Это надо наркотой обдолбаться, или нажраться в дугу чтобы кракозябры кривые, на них накарябанные, хоть как-то понять.

Далее, ювелирка. Ну… неплоха. Красивые там серёжки, колечки, камушки блестючие. Но, вопрос в том, что тут «ручная работа» невооружённому, пусть и тренированному взгляду видна. И это нихера не похвала: пусть в мелочах, но асимметрия и подобные дефекты.

То есть, Лори с плавильней и раками-трудягами сотворит из таких же, а то и покруче материалов за пару часов лучше, ровнее и пригляднее. И стоить это будет, весь ювелирный ассортимент аукциона, меньше килокреда.

Правда на озвучивании этой, в общем-то очевидной вещи, девицы воззрились на меня, как на нихера не понимающего в женской ювелирке мужа. В общем-то, я таким и был, так что не обиделся. А Лори, позыркав, явно задумалась — очевидно, направление: сделать охренительную цацку не для Доса, а для красоты, ей в голову не приходила.

Надеюсь, я нашего механика не сломал, а то она у нас пусть и не одна, но нужная, важная, полезная и с охренительной задницей. В общем — незаменимая.

В итоге, аукцион закончился, девчонки накупили какой-то им угодной фигни. К нам опять подрулила лядь Лэлли, прощебетала какую-то фигню, выразила надежду видеть нас в своей койке (ну не столь прямо, но более чем очевидно), чмокнула всех четверых и, к моему облегчению, срулила.

И вот, идём мы к выходу, как дорогу нам преграждает виконтыш, с которым я за Рекскенсер торговался. И говорит человеческим голосом:

— Виконт Солан Пмодро, к вашим услугам, сеньор Дрей, сеньориты.

А пока я щёлкал клювом, думая, как этого сеньора Помидора послать бы поэтичнее в пешее эротическое путешествие (ну, сразу нахер — язык не поворачивался, всё же чувствовал я перед синьор Помидором некоторую вину), тот перешёл к делу.

— Сеньор Дрей, не буду предлагать вам продать Рексконсер, хотя заполучить его мне помешала лишь досадная случайность, — прикусил он губу, но встряхнулся. — Впрочем, это не важно. Ваша компания «Клешня» принимает ли контракты?

— Безусловно принимает, сеньор Пмодро, — осторожно ответил я.

— Прекрасно, у меня есть долговременный контракт, сеньор капитан.

— И какого рода контракт?

— Бои на Турнирной Арене, конечно. За право и честь, сеньор Дрей!

— Ага, — всё понял я. — Ну, давайте встретимся где-нибудь. Обсудим детали, посмотрим, — не горел энтузиазмом я. — Когда-нибудь…

— Позвольте пригласить вас и ваших прекрасных супруг в ресторан «Краб на орбите», сеньор.

Вот паразит-то, задумался я. И отказаться неудобно, да и название интересное… Ну ладно.

— Крайне польщён, сеньор. Ни хера не нахожу возможным отклонить ваше предложение, — на последнем у меня появилось чувство, что я где-то налажал, но я на это чувство забил.

Викотыш был доволен, да и девчонки вроде не против, так что пофиг.

— Да, сеньор, ещё один вопрос. Не испытывает ли ваша компания нужду в опытном пилоте? — выдал этот тип, уже ведя нас от аукциона к жральне.

И тычет, понимаешь, граблей своей в самого себя! Всесторонне обдумав, проанализировав и разобрав ситуацию, я выдал взвешенную, разумную и зрелую реплику:

— Шта?!!


Глава 11


— Я, сеньор Дрей, поинтересовался, не нуждается ли ваша компания «Клешня» в опытных пилотах Досов, — терпеливо выдал синьор Помидор.

— Я эта… как бы, с первого раза услышал, — собрал я в кучу остатки самообладания. — Виконт, блин, в кафешку придём…

— В ресторан…

— Похер. Придём, там, сидя на стуле, падать не получится. И вы мне, медленно и в деталях, расскажите, что вам из-под Клешни угодно. Потому что пока я нихера не понимаю.

— Э-э-э… — подвис уже виконт. — Хорошо, синьор Дрей.

Вообще, провожатый на синьора Помидора походил скорее перепадами колера морды лица. А так — был он в типаже Флиннов, довольно распространённом, насколько я понимаю, в Секторе Стригель: невысокий, субтильный, смуглый, этаким пепельным, а не коричневым оттенком и сероглазый до прозрачности. И вот невзирая на смуглоту, краснел этот виконт постоянно, в разных оттенках. Возможно — вообще местная особенность, а не смущение, поскольку смущающих моментов я особо и не наблюдал.

И дотопали мы до «Краба на орбите». Первое, что бросалось в глаза — цилиндрический зал, с тремя ярусами пола и столиков, вдоль стен. Второе — здоровенный круглый аквариум, в котором обитал… КРАБ. Ну вот всем крабам КРАБИЩЕ просто! Метра в два с лишним панцирем, красно-оранжевый. Сам аквариум был сферическим, покачивался на антиграве (ну, видимо на нём), в центре цилиндра жральни. В нём что-то там плавало и копошилось, но на фоне крабища на всякой мелочи внимание не акцентировалось.

Упали мы на третьем ярусе за столик, с видом на крабища (впрочем, как я понимаю, все столики имели такой вид), после чего я потыкал в аквариум клешнёй.

— Виконт, дела делами, но расскажите о местном обитателе. Ну или официанта поспрашиваю. Просто мне чертовски интересно.

— Да, довольно занятная история, сеньор Дрей, сеньориты, — улыбнулся виконт. — Слушайте…

После чего рассказал он такую и вправду занятную историю. «Краб на орбите» — жральня морских диликатесов, что в общем-то и неудивительно. Но противные людишки наслаждались не только пожрать из обитателей морских, но и тыкали в конкретного и живого обитателя, чтоб его им на потребу приготовили.

Я, конечно, не веган. Более того, если кого прибил — так и сожрать его можно. Но как-то вот подобное развлечение не одобряю.

Ну да не суть, до поры до времени называвшийся как-то по-другому кабак процветал, храня в аквариуме обновляемый запас живой пищи, до поры. Пока, наконец, наблюдаемый нами не краб не попал в аквариум. Был он гораздо меньше, но лют, злобен, жизнелюбив — в общем, правильный Краб. И нанёс ощутимые повреждения ловильному устройству и ловчему, когда его хотели сожрать. Клиент, краба заказавший, поржал, да и перезаказал какого-то устрица там, история не сохранила.

И вот, почти год Краб успешно отбивал подлые атаки на его крабскую жизнь. И сжирал под клешню подвернувшихся соседей, рос и вообще.

В общем, через год такой веселухи, стал Краб достопримечательностью, привлекающей клиентов почище более, чем вкусная жратва. Владельцы жральни в этот момент вникли, переименовали заведение, ну и перестали переводить на Краба ловильные инструменты и пальцы ловцов. Хотя, судя по увиденному сейчас, уже не пальцы, а целых ловильщиков.

Выслушав эту поучительную историю, я с уважением отдал честь собрату, ну и переключились мы на припёртую рыбу (и вправду неплохую, я даже место нашёл в желудке, между аукционных канапешин). И, наконец, перешёл виконт к делу.

А дело было такое: в Великом Доме Пмодро наш виконт оказался в подвешенном состоянии. Дело в том, что он, как бы это помягче, бастард. Это с одной стороны. А вот с другой — единственный наследник, признанный притом, главой рода.

Причём ситуация сложилась неоднозначная: до поры до времени его бастардочная персона всех устраивала. Он сам умеренно мажорил, учился и выучился на пилота Доса, проводил аренные схватки, как потешные, так и не очень. И вообще, все рассчитывали, что станет он главой вооружённых сил Дома, что всех, ну и самого синьора Помидора, вполне устраивало.

Пока скропостижно не помер от какой-то фигни законнорождённый наследник. Детали неважны, да и не сообщал их Помидор. Но, престарелый глава рода покручинился, сдал здоровьем и с одра, понимаешь, смертного, изрёк: следующий глава Дома сынулька мой, Солан Пмодра. Всё, помираю, ебитесь как хотите.

И, что характерно, помер.

И сложилась два года назад ситуёвина: есть формальный глава Дома в лице нашего виконтыша. От которого прочие представители Дома ну вот совсем не в восторге. Более того, у Дома всякие там правила, которые к бастардам не очень. При этом, например, во многих Домах, всем глубоко похер на всё, кроме генетического родства. а то и вообще признания главой приёмыша какого.

Как семечка, в Помидорьем Доме далеко не все «не в восторге». Ряд товарищей аристократов не против Виконта. Кто-то из хитрожопости и планов коварных, кто-то ещё что.

В общем, бардак и неустроение, интриги, нашему собеседнику нахер не сдавшиеся. И вообще, достало его всё — какие-то убийцы бездарные, достало уже эспадрон от крови чистить (это дословная цитата).

Притом не признавать его главой основания есть. Но и не признать нельзя.

И вот наш виконтыш, ни много ни мало, намеревается объявить конфликт интересов ни много ни мало — ВСЕМУ Помидорьему Дому. Для чего нацелился на Рекскенсер и намеревался набрать турнирный отряд.

Чего у него не вышло, в чём прямо скажем — есть моя вина. Но на данный момент этот аристо рассчитывает, нанять отряд как виконт, одновременно входя в него, как пилот Солан Пмодро. Какие-то заморочки Помидорьего Дома.

— Ситуация, в целом, понятна, — наконец выдал вердикт я. — А вы-то, синьор виконт, чего хотите от Дома?

— Свободы, сеньор Дрей, — выдал Помидор, на что Лиса понимающе кивнула. — Понимаете, я к этому главенству не стремлюсь и не стремился. Да моё образование, чёрт возьми, этого не позволяет! Но в Доме идёт фактическая гражданская война, с жертвами, среди моих противников и сторонников.

— А просто послать?

— Я ДОЛЖЕН Благородному Дому Пмодро! За жизнь, за образование, за поддержку! И «просто послать» — против чести!

— А морду набить, сказав, что нихера вы никому не должны — по чести, — понимающе покивал я.

— Вы очень точно подметили нюанс, сеньор Дрей. Именно! А вы в каком титуле и из какого Дома?

— Я инкогнито, — буркнул я.

Вот надо была от девчоночьих принцеваний в свое время отмазаться, да расстраивать не хотел. А сейчас уже поздно, блин. Ну да и хер с ним — инкогнито я, и не сношает.

— Так, виконт, в принципе — я не против, — выдал я, так как при всех прочих действительно парню подгадил. — На найм. Сколько боёв, какой состав там?

— А я не знаю, сеньор, — радостно улыбнулся Помидор.

— Замечательно, — вернул я радостную улыбку. — А теперь конкретнее.

А конкретнее вышла такая картина, что виконтыш объявляет всему Дому, что они казлы и шли бы они нахер. После чего заявляет свой турнирный отряд: в данном случае Клешню. И либо Дом кушает этот посыл, либо выставляет свой отряд, в рамках «турнирных правил». А вот сколько «этот отряд» — зависит от того, какое количество группировок Дома и в какой конфигурации его «я устал, я мухожук» не устроят. К счастью, не бесконечно: не более пяти групповых и пяти индивидуальных боёв. После его финальный с Домом, как домом.

Есть вариант, что Дом скажет «ну иди ты нах», с самого начала и турнирно воевать не будет. Но вариант этот тухлый и маловероятный, признал Помидор.

— Но каждый бой будет оплачен, как и ремонт, сеньор Дрей!

— Да не столько в деньгах дело, ну да ладно. Хорошо, через пару недель Клешня будет готова к объявлению турнирного состава…

— А я?

— А вы, виконт, просто временный участник, в сторонке…

— Нет! Синьор капитан, это решительно невозможно! Я должен участвовать в турнирных схватках! Это принципиально, это вопрос чести….

— Понял-принял, виконт, — аж скорчило меня. — Так, давайте завтра посмотрим, что вы можете, на чём будете работать. Клешня высококлассная команда, и если ваши способности меня не устроят — вам ПРИДЁТСЯ постоять в сторонке. Или искать другую команду.

— Это я понимаю, сеньор капитан и готов принять. Завтра в указанное время я буду. Разрешите откланяться.

— Разрешаю, — махнул клешнёй я.

— Почему, Ан? — через минуту после сваливания синьор-помидора спросила Нади. — Тебе это не очень нравится, ты вообще от Арены не в восторге.

— Так-то да, но… ну считай, я этому Помидору задолжал, — не стал я посвящать в наши с Дживсом афёры. — А оплата более чем приличная, в общем — хороший контракт.

— По-моему, ты что-то недоговариваешь.

— Я дохера всякого недоговариваю. Как и вы. И вообще, что это было на аукционе с этой Лэлли? — вспомнил и возмутился я, а в ответ — молчат и ржут, паразитки такие! — Ну всё, на Кистень. Клешня карающая ждёт вас! — посулил я.

— Я думаю, не совсем клешня, — задумчиво протянула Лори, за что была клешнёй по попе покарана вне карательного плана.

Но карательные мероприятия — карательными мероприятиями. А дело делом. И на следующие день припёрся к нам виконт, был загнан в симулятор, где его всячески гоняли.

— Охерительный пилот, — выдал вердикт Могильщик, как и вся Клешня пырящийся в голоэкран.

— Только ни хера не полевой, — отметил я, наблюдая на сливы в джунглях и плотной городской застройке.

— Ну так учился же, очевидно, под Арену, — резонно отметила Нади.

А турнирная арена была полем километр на два, причём динамически изменяемой, с правилами типа «укрытие не более половины роста самого высокого Доса» и прочими турнирными выкрутасами.

— Но пилот и вправду классный. Ладно, команда, на что будем сажать нашего сеньора Помидора?

— Позывной? А почему «Помидор»?

— Да опять привет с родной планеты, — хмыкнул я. — Pomidor это помидор по-нашему.

— Пмодро, поняла, смешно, — хихикнула Лори.

— Да хрен с ним, на что сажать-то будем? Явный пилот тяжа, — потыкал я в экран.

— Может на Эгиду? — подала голос Искусница.

— Да щаззз! — возмутился я. — Штурмовика на щитовик, потому что кто-то, не будем тыкать пальцем, — парадоксально потыкал я пальцем в девицу, — мается хернёй и не тренируется!

— Я тренируюсь! Ну ладно, ладно, Краб. Не щёлкайте клешнями, предложение снимается.

— И консоль убрала, блин! — праведно возмутился я.

— На Рекскенсер его, по-моему, сажать не стоит, сэр.

— Я и не собирался! — возмутился я. — Ну, если что, придётся, конечно…

— Осмелюсь напомнить, что у вас своеобразная манера управления Досами, сэр. Я наблюдаю тактику работы на антропоморфном тяжёлом орудийном Досе, типа «Разрушитель». А Рексконсер неантропоморфен, специфично сконструирован… думаю и у вас будут трудности с его овладением, сэр.

— Это-то ты прав, — призадумался я, припомнив вращения Королевского Краба. — Но я превозмогу!

— Ничуть в этом не сомневаюсь, сэ-э-э-эр. Однако, временному пилоту, как мне видится, подойдёт Разрушитель, переоборудованный под мощные орудия. Точность и оценка ситуации на поле боя у него превыше всех похвал, сэр.

— Думаешь? А давайте посмотрим, — влез я в управление симулятором.

И да, ганфайтер, как он есть — в варианте Разрушителя Помидор вёл одновременный огонь с двух, а подчас трёх стволов, по разным целям, да ещё и попадал. То есть, например, его «неполевой» недостаток вообще пропал: идёт Разрушитель и просто выкашивает на ходу противников, без тактических изысков. То есть, против этого найти приём можно, но в рамках далеко не самых глупых симуляций — они просто нихрена не успевали сделать. Трёх Мамонтов просто на запчасти разобрал, отделавшись незначительным перегревом от близких разрывов ракет.

— Так, определились. Значит, все детали турнирных правил прочёсываем, а ты Лори готовь Разрушитель под переобвес. Рекскенсером… позже займусь. На Арену я его не буду брать, — вздохнул я.

— Опыт? — уточнил Мыш.

— Да нет, тоннаж. Даже без деталей ясно, что мне надо воевать на Крабе. Что и неплохо, — повеселел я.

И начали мы готовится. Причём виконт, паразит такой, ломался как школьница — не хочет, его аристократичная свячёность или там светлость, воевать с разгонниками!

Впрочем, вникнув в турнирные правила плотнее, некоторую правоту Помидора я признал — оружие боевое, но ограничения на боеприпасы были. Можно и без них, но мы заебёмся, без шуток, после каждой схватки чинится. Так что болты мягкого металла, а не нормальные вольфрамовые или урановые ломы.

А это эффективность разгонников снижает, а энергии они жрут дохрена, а артиллерия обычная — вообще не жрёт. При том, что даже ограниченного боезапаса на турнир хватит. В общем, уломал, чертяка языкатая.

То есть, переобуваться на пухалы мы всей клешнёй не будем, глупо. Но на Разрушителе Помидора поставили четыре крупнокалиберные пушки. И реально жёг, его сочество, нельзя не признать. Как он фактически снайперски стреляет по нескольким целям — я вот нихрена не понимал, мозги специальные наверное.

Зато я быстрый, ловкий, меткий и вообще уделаю помидорий разрушитель и на клешню насажу, на малом Досе притом, успокоил себя я.

В общем, народ готовился в симуляторе, я без него. И вот, за пару дней до обозначенного срока в пару недель у нас вышла довольно удачная и мощная команда: свежая Эгида с Искусницей, прикрывающая Мамонта Могильщика и Разрушителя синьор Помидора. Мыш, на Нетопыре, в противоракетной модификации. Пара Нади-Аспид, довольно удачная «снайперская пара» выходила. Ну и одинокий крабский я, на Крабе — гадить вражинам и на клешню насаживать, с необоримой силой.

Больше народу выходило смысла нет — тоннаж вражин увеличиваем. Меньше — тоже смысла не было, были минимально допустимый тоннаж для отрядных боёв. То есть быть-то там можно в любой конфигурации, но наша, заявленная и бросающая вызов хер знает каким конкретно вражинам — выходила оптимальной.

И вот, народ расползся по станции, расслабляться, я вообще в тренировочной сижу, никого не трогаю, тренируюсь. Как вдруг Дживс сообщает:

— Конфликт на станции, сэр. Ваши женщины, сэр, драка.

— Какого, блядь… куда рачьё смотрело? И форму! — бросил я, сбрасывая тренировочное обмундирование.

— Полминуты, паук доставляет, сэр. От сопровождения раков в торговом центра они отказались.

— Дуры, блин, — оценил я, одеваясь. — Всё хреново?

— Не слишком приятно, сэр.

— Всем пиздец, — посулил я, бегом добираясь до байка. — Маршрут, Дживс!

— Удачи, сэр.

— Она всяким понадобится… если выживут, — буркнул я.

Через три минуты нахер выбив стекло байком, влетаю я в здоровый и фактически пустой (уже пустой, со слов Дживса) торговый центр. На этаже сгрудилась троица моих супруг. Вокруг привольно раскинулись пяток тел, в форме охраны центра, ну и умеренные разрушения наличествовали. Десяток охранников целились в девчонок парализатором, но не стреляли, этакий пат. Ну и лощёный хмырь тыкал в девчонок ластой, но смотрел, разинув варежку на меня. И под гляделкой у хмыря наблюдался фингал.

— Оружие опустить! — рявкнул я. — Сожгу к чертям через десять секунд, — посулил я, подвиснув и поводя турелью под баком и лазерным излучателем в руке.

Охрана попереглядывалась, но сжигаться к чертям они не захотели, опуская парализаторы и отступая на шаг.

— А, вот и сутенёр этих психованых шлюх… А-А-А-А! — взвыл скрюченный хмырь.

— Здрасти, — вежливо поздоровался, сломавши протянутую руку, я. — Что за хуйня тут творится?

— Привет, Ан, — помахала мне ладошкой со сбитыми костяшками Нади. — Да этот… — ткнула она в битого. — Стал предлагать переспать с ним за деньги.

— Так, а вы какого хера на со всех сторон пострадавших девушек оружие наставили?

— Сэр, надеюсь конфликт… — начал было охранник, поморщился после пинка скрюченного приставалы по яйцам, но продолжил, — … с лордом Тимсом будет проходить более цивилизованно. Сотрудники охраны пробовали остановить ваших…

— Руки не надо тянуть, куда не надо, — ангельски улыбнулась Лиса, под веский кивок надутой Лори.

Вот реально, чуть не заржал, но руки и вправду тянуть не стоило, так что по мордасам за дело получили, факт.

— Виновные будут наказаны и приношу извинения. Но конфликт проводить надлежит согласно установленным правилам!

— Дуэль? Ну ладно. Слышь, придурок, — попинал я скрюченного по яйцам. — Я тебя вызываю там и всё такое. А перед этим было донесение вызова действием! — поднял я наставительную клешню. — Устраивает?

— Более чем, сэр. Компенсация от нашего торгового Дома за неподобающее поведение сотрудников будет в течении часа доставлено на ваше судно.

И кто-то пробормотал «пусть комиссия с этими психами разбирается», но видно послышалось.

— Так, девчонки, на байк, — огласил я. — На Кистене разберёмся. — Что, вот просто подошёл и предложил креды за секс? — уточнил я уже в пути.

— Угу, — ответила Нади. — Я даже опешила на какое-то время.

— А потом этот наглый охранник потянул руку… — начала Лори.

— Я понял, — старался не ржать я. — Но он своё получил.

— Это да, — удовлетворённо отметила Нади.

— Вы раков какого хрена с собой не взяли?

— Ну… как-то… сами справились.

— Пиздец. От тебя, Нади, не ожидал.

— Ладно, будем брать, Ан. Кто же знал? Вообще ситуация бредовая.

А на Кистене рёв «пиздец уроду!», причём не только мой, чуть не развалил судно. Дело в том, что в сети появилась видеопродукция порнографического толка. Компьютерная графика, причём не слишком в ряде деталей не слишком правдивая. Но с весьма узнаваемыми, чтоб его, лицами!


Глава 12


— Провтыкали, рукосуи компьютерные?!! — праведно гневался я, потрясая кулаками перед мордасами Дживса и Мелкой. — Какого, блядь, хера?! Меня там во все дыхательные и пихательные трахают!!! Ну хер бы с ним, не очень похож, а кто считает иное — закопаю нахер! — несколько успокоился я. — Но девчонки!

— И у меня попа красивее, — надуто буркнула Лори.

— Ещё не хватало, чтоб там твоя была, — резонно отметил я, на что механик, подумав, кивнула. — Так вот, господин Дживс и госпожа Вирст! Каким хером вы изволили заниматься, когда мне тут на два голоса пели «всё под контролем»?! — последнее я пропищал тоненьким голосом.

— И этот придурок-аристо… впрочем, придурок, — сама себе заметила Лиса.

— Во-во. Пиздец ему неминучий. Таким дедушка Дарвин жить не разрешает.

— Твой дед, Ан?

— Ну-у-у… В каком-то смысле — да, — ответил я. — Всё, достали отвлекать. Дживс, блин! Молчать, когда я тебя спрашиваю!

— Если я правильно интерпретировал поток вашего когнитивного процесса, обращенного в слова, то вы интересуетесь, как данная видеокомпиляция оказалась в сети, минуя наше внимание, сэр?

— Ты охерительно правильно интерпретируешь, партнёр. Я бы даже переформулировал запрос: что за хуйня, Дживс? Если это копошится злокозненный пидор, который нам гадил — а больше, блин, некому! — то где его трусливая задница?!

— Полагаю, сэ-э-эр, в районе тазовых…

— Убью, — начал звереть я.

— Не стоит, сэр. Вынужден признать, что появление данного видеоматериала мы упустили из вида, сэр.

— Вот, мать его, спасибо, Дживс! Всё стало ясно и понятно! И какого хера?!

— В связи с тем, сэр, что данный видиоматериал не несёт никаких текстовых обозначений, позволяющих установить принадлежность к сотрудникам компании Клешня, сэр.

— Совсем? — буркнул я, включая ум.

— Совсем, сэр. Собственно, даже если мы найдём порнографа, создавшего данную постановку…

— То ни хера мы ему предъявить не сможем — доказывать, что мы прототипы для героев этой порнухи дело дурацкое. И хер осуществимое, в галактике похожих людей море.

— Примерно так, сэр. Возможность, конечно, есть…

— Но херовая. Слушай, есть же охотники по внешности там, ещё что…

— Есть, сэр. Не использовали, сэр — ресурсоёмкие и дискредитирующая информация до данного инцидента была исключительно текстовой.

— В общем, ладно, но всё равно рукосуи! — погрозил я кулаком. — Исправляйтесь!

— Исправимся, сэр. Позвольте приступать?

— А вы ещё тут? — возмутился я и Дживса с Котей тут не стало.

— А у тебя дуэль с этим «покупателем», — протянула Нади.

— И хер с ним. Пока с ним, — уточнил я, — после дуэли посмотрим.

— Комиссия, Ан.

— Вот блин! — дошло до меня. — Не буду я с ним на шахматах дуелится! И на шашках тоже.

— А как у тебя с холодным оружием, Ан?

— Холодно, — честно признал я. — Забей, Нади, за пару дней не научусь, да и справлюсь. И ещё пару раз пну урода!

— Я в тебя верю, — нейтрально выдала Нади, что несколько бодрее повторили Лори и Лиса.

А уже вечером припёрлись дуэльные комиссионеры: мол, так и так, вызов. Трали-вали пироги, извольте обозначить, чем биться будете и вообще.

— Контактные виды поединка в данной ситуации не вариант, — совещался дядька из комиссии с другими дядьками, после тыкания в меня каким-то сканером.

— Это чего это не вариант? — возмутился я.

— Не вариант, господин Дрей, поскольку лорд Алер Тимс настаивает на смертельном поединке.

— Ну и прибью, не жалко…

— Вы не вполне понимаете, господин Дрей, лорд Тимс боевой модификант, а у вас только пилотский имплант…

— И чё? — ехидно ухмыльнулся я. — Мне это как-то помешало его граблю ломать?

— Граблю? А, понял, идиоматическое выражение. С фактом не поспоришь, господин Дрей. Но…

— Хочет, чтоб я его аристократичную шейку свернул — сверну, — посулил я.

— Ну не руками же! — всплеснул руками второй дядька. — Я категорически против! Если вы настаиваете на контактной дуэли…

— Настаиваю. Не хватало ещё из залповых систем друг по другу палить.

— Тогда подберите какое-то контактное оружие. Каким вы владеете, господин Дрей?

— Малая пехот… тьфу, лезет бред в голову, — сам себя остановил я. — Коротко клинковое оружие.

— Настаиваю на проверке ваших навыков, господин Дрей. Лорд Тимс общепризнанный…

— Рукосуй? — расстроился я.

— Да что вы перебиваете! — возмутился дядька.

— Это я культуру проявляю и утончённое воспитание, — изящно отмазался я.

— Ы-ы-ы, — подвис сражённый аргументом дядька.

— Лорд Тимс мастер клинка, господин Дрей.

— Похер.

— Вы настаиваете?

— Угу.

— Без проверки?

— А давайте я повторю специально для понятливых?

— Не стоит. Ну раз вызывающий настаивает… — посмотрел он на спутников.

— Даже если он мастер клинка — баланс соблюдён, а Тимс сам настаивает на поединке до смерти.

— Считаю возможным допустить, — высказался ещё один.

В общем, через день у нас дуэль, на клинках не длиннее двадцати сантиметров, два — можно, как уточнил я. А вот бронь и прочее — низзя. Допинг и прочая роскошь — «на усмотрение участников поединка». Ну и залюбись, выпроводил я комиссионеров с Кистеня.

— Ан, ты же сам говорил, что с холодным оружием не очень! — взволнованно накинулась на меня Нади.

— А я и не буду с ним фехтовать, Нади.

— Не поняла, — честно призналась она.

— Увидишь, — посулил я.

Ну а что я, реально дурак — давать всяким придуркам дырки в себе вертеть? Я лучше сам накручу в нём дырку.

И, весь день, от какой-то невнятной аристократичной, аж жуть, тусовки нам слали послания всякие. Мол Тимс казёл, а «манера вызова несколько нестандартна, но оправдана ситуацией». И прочую херь подобного толка. Я, блин, рыл и рож-то этих аристо не помнил, не то, что имён, а расписались как! Впрочем, хрен бы с ними.

Дживс покопался в каких-то закрытых форумах и выудил обсуждение ситуёвины. Местные аристо усомнились, а не мы ли там, имеемые во все дыхательные и пихательные? На что, к моему удивлению, Лэлли ответила, что она с нами общалась плотно, и достоверно утверждает, что точно не мы.

Не, спасибо мысленно, но меня эта дамочка пугает. Прям голым себя почувствовал, когда читал ТТХ порноактёров и свои с девчонками, описываемые дамочкой. Это притом, что мы, сцуко, одеты были!

И вот на этом всё в нашей непорнушности, судя по форуму, уверились. Признавая непревзойденный и общепризнанный специализм Лэлли.

Ну это так, ерунда, по большому счёту. Хотя я мог не так психовать, да и четвёртый пинок по яйцам, в отличие от предыдущих трёх, был, возможно, и не слишком нужен… Впрочем, похрен — сломанная грабля уже причина, а не ломать наглую аристократичную ласту, тыкающую в моих девчонок, я не мог.

На утро поймал сеньора Помидора, решил уточнить пару моментов.

— Виконт, а Дом этого Тимса гадостей не устроит, когда я его прибью?

— Восхищён вашей уверенностью, капитан Дрей. А насчёт противного чести поведения — смею заверить, что этого не будет. Поступок лорда осуждает сам Дом, хотя и рассчитывают на несколько иной исход поединка. Однако после вашей победы никаких негативных последствий не будет — разве что, возможно, но и то маловероятно, вы не получите контракты от этого Дома.

— Вы уверены?

— Абсолютно, сеньор.

— Ну и зае… хорошо, — довольно заключил я, да и пошёл намундиривать мундир.

В качестве дуэльного оружия мы с Лори на коленке сделали пару простых по форме, со слабовыраженной гардой, обоюдоострых ножей из вольфрама. Пару раз я их проверил — то, что нужно. Так что выдвинулась Клешня, полным составом, на дуэльную площадку.

Там был этот Тимс с ластой рабочей и мордой снобской. Что там с его яйцами — хер знает, не проверял, да и не понадобятся они ему, если честно.

Комиссионеры проверили нас и оружие — мои ножи и пару… даг, наверное, судя по закрытой гарде Тимса. И без всяких глупостей выпустили в присыпанную песочком залу метров в пятьдесят квадратных размером, с противоположных входов.

Противник шёл вихляющей походочкой, рожу презрительно кривил, губищу топорщил, ну да и хер с ним. Сделал по пути несколько показушных выпадов своими дагами — очевидно, хотел напугать. Но страшно нихера не было: во-первых, видно всё, хотя быстр, кибернетизированная скотина, не поспоришь. А, во-вторых, закрытые гарды — это не только плюс, но и минус.

В трёх метрах от меня Тимс остановился, поднял правую руку, опустил левую, раззявил пасть:

— Всякому быдлу надлежит…

Чего там надлежит всякому быдлу — я так не узнал, потому как мёртвые не болтают.

— Кафтан попортил, скотина такая, — с сожалением оглядел я рукав мундира.

И дело вот в чём — делал я ножи не из расчёта воевать-фехтовать, как дурак. Да и не умею я, если быть честным. Делал я ножи метательные, но с широким основанием, на всякий случай. Зря, но на всякий сделал правильно.

Так вот, встал этот Тимс, начал хрень нести, ну и получил полуторакилограммовый заточенный штырь в глаз. Мог в переносицу, но сместил своей дагой. Впрочем, не помогло. Как и неловкий бросок нижней в меня. Тут косяк модификантов крылся — насколько я выяснил, все эти киборги очень хреново совмещают режим боевой и просто жизни. Вообще не совмещают. То есть, есть некий подвис, между выводом запчастей на боевой режим, а без этого — человек как человек, даже послабее обычного. Поскольку на железки полагается.

А жить «в боевом» постоянно — никто не будет. Сожжёт такое состояние и железо, и плоть, за считанные месяцы.

— Господин Дрей… — выдал растерянно подтоптавший ко мне служитель.

— М-м-м? — полюбопытствовал я, любуясь дырой на рукаве.

Всё же успел Тимс опущенной рукой дагу метнуть, и гарда не помешала. Правда криво, мог и не отбивать рукой, прикрытой вторым ножом. Но отбил, хорошую вещь попортил, блин.

— Ваша манера ведения дуэли…

— Ась? Я что-то нарушил? — возмутился я, естественно перетряхнувший все правила этих дуэлей.

— Нет, господин Дрей…

— Этот модификант выжил? — внимательно присмотрелся я к валяющемуся с вольфрамовым ломом в глазнице. — Это куда же он себе ум намодифицировал?!

— Нет, лорд Тимс мёртв, — успокоил меня служитель.

— Тогда какого хрена?

— Э-э-э… Поздравляю с победой на поединке права и чести, господин Дрей.

— Угу, благодарю. Ну, я пошёл.

И потопал я из залы. Вообще, конечно, рисковал, но умеренно, прямо скажем. Второй нож был, а кондиции я свои планомерно повышаю колдунством, ну и не боюсь всяких модификантов дурацких. Вот если бы на мечах каких — то да, хрен знает. А так и ничего вышло. Но Нади всё грозит мечемашеством тренировать, мол позор аристократу ковырялкой не уметь тыкать. В принципе — можно и заняться, всё равно тренируюсь, а тут разнообразие.

На выходе на меня налетели девчонки, поздравили и вообще народу копошилось подозрительно много. И Лэлли, чтоб её, тоже копошилась и облизывалась плотоядно. Послать что ли дамочку прямым текстом, задумался я, но махнул клешнёй — не время.

— Виконт, благодарю за поздравления, — повысил голос я. — У нас кажется дела?

— Ах, да, синьор Дрей, вы правы, — вскинулся Помидор, да и потопали мы за ним.

А аристо всяческие клювами хлопать остались — хотели небось пьянку устроить. А Лэлли эта — сексом оттрахать, причём всех, невзирая на пол, возраст и прочее, по глазам видно.

А у нас намечается объявление претензий виконтом Соланом Пмодро, и не сношает, радовался коварный я.

Дотопали, сеньор свои претензии объявил, турнирный отряд обозначил, свою персону в её составе зафиксировал.

И направились мы на Клешню: согласно правилам Сектора, у Дома Пмодро было десять дней на ответ на вызов, но никто не запрещает им, например, завтра, выставить отряд. Так что надо Досы проверить, да и отдохнуть не помешает. Вот я, сегодня, нервничал, пусть и немного. И девчонки тоже, так что надо нам семейно и самоуспокоительно провести время.

И кафтан, то есть мундир в порядок привести надо, хорошая ведь вещь.

А уже вечером с турнирной арены поступило извещение, что помидорский Дом принял вызов, более того — на обед назначен поединок «полным составом».

— Оперативно как, — хмыкнул я. — Это нормально?

— Совершенно, капитан, — ответил виконт. — Силы Дома находятся в состоянии боеготовности. Так что тотчас после извещения о претензии собрался совет Дома. Мои требования нашли неприемлемыми, и вот, — развёл он руками.

— Ну и к лучшему, — заключил я.

А сам потопал в тренировочную, где стал призывать Дживса.

— Дживс, скотина эфирная, что нас завтра ждёт?

— С удовольствием удовлетворю ваше любопытство, мешок с мясом, сэр.

— Тонко, — оценил я.

— Ваша школа, сэ-э-эр.

— Мдя? Не помню, чтоб так говорил.

— Ваши когнитивные способности, сэ-э-э-эр, продолжают пребывать в прискорбном для разумного состоянии. Невзирая на реабилитационное воздействие.

— Ну поскорби, эфиряка разумная, — щедро дозволил я. — Только потом. А сейчас по делу.

— А по делу, сэ-э-эр, информации нет.

— Не понял.

— Как я уже говорил… сэр, невежливо прерывать, задав вопрос! — выдал подло увернувшийся от пинка Дживс.

— Невежливо, блин, не отвечать на конкретный вопрос! — возмутился я. — А пинок очень вежливо и правильно! Блин, ты что творишь, скотина! — возмутился я, уворачиваясь от хамского пинка.

— Следую вашим указаниям, сэр, — ответило это хамло. — А по делу, сэр, сказать и вправду нечего. Парк Досов Дома Пмодро состоит из двух тяжёлых Досов класса Мамонт и двух десятков Нетопырей и Вампиров. На данный момент происходит переоборудование средних Досов, но всего четырёх, на лучевые модификации. Вопрос наёмников на совете Дома пока не поднимался, а переговоры представители Дома предпочитают вести лично. Выявить я могу только один из них, так что ранее завтрашнего дня точной информации о составе противостоящего вам отряду назвать не смогу.

— Хм, то есть, для начала они проводят «разведку боем» текущими силами?

— Скорее всего так, сэр. Но отдельные представители Дома…

— Могут нанять кого-то со стороны, или вообще купить новые Досы.

— И такое возможно, сэр. К утру будет понятно.

— Ну и чёрт с ним, формация у нас мощная, справимся, — заключил я. — И вообще, давай-ка поспаррингуем.

— Всегда к вашим услугам, сэр.


Глава 13


На следующий день мы отобранным отрядом добрались до турнирной арены специальным техническим коридором. Состав противников должен был быть для нас тайной, как понятно, этакий бонус вызываемому, но Дживс.

Впрочем, сюрпризов Дом сеньора Помидора не преподнёс: два Мамонта, Нетопырь в противоракетной (на кой непонятно, у нас ракеты не в чести, что не секрет, разве что на всякий случай) и оставшиеся Нетопырь и Вампиры в количестве шести штук, в лучевой модификации. Малые Досы были непопулярны, но опять же, заявленная нами Эгида делала лучевое оружие сомнительным, а если точнее — так и вовсе кретинским решением.

Но выставили и выставили, нам же легче. Выпустили нас на арену — прямоугольник, хаотично обтыканый десятиметровыми (примерно в половину Мамонта) укрытиями, в километр на половину.

Эгида тут же начала разворачивать щит, как и Мыш активировать противоракеты. И вовремя: буквально через секунду после начала боя наша группу накрыли разрывы ракет.

— Херня, — веско констатировал я через секунду. — Это шутихи, а не ракеты, даже для аренных, ослабленных.

— Не шутихи, Краб, а завеса. А к нам сейчас бегут лучевики, пока мы хернёй маемся!

— Логично, — признал я. — Так, Могильщик, Помидор, кидайте нас с Иглой повыше и подальше, — решился я.

— Уверен, Краб?

— Вот блин, пиздец, нашёл время для дискуссий! — возмутился я. — Взял меня, блин, Помидор, и кинул! Побыстрее, блин, пока нас не поджарили. Лин?

— Прикрываю тяжи снизу, Краб.

— Угу. Поехали!

Могильщик подхватил Нади, Помидор — меня, я подкорректировал в тактическом симуляторе куда нас кидать, ну и полетели мы.

Траектория была не хрена не удобная — но по нам садили пусть мелкими, но ракетами, множеством, притом.

В общем, повезло нам, проскочили, более того — разрыв внизу поддал ударной волной. А мне того и надо — пока бултыхался в воздухе, причём гораздо выше Нади, снял пару средних Досов, и вправду бодро топавших к нам. И, пропустив над собой несколько росчерков лазерных лучей, брякнулся за укрытие, в которое тотчас же прилетело ракетой. С вражеской стороны, так что похер. И вообще, повеселимся, оскалился я, но перед этим связался с Иглой.

— Не отреагировали?

— Похоже нет, Краб.

— Прекрасно, выцеливай Мамонт, а я на охоту.

— Удачи!

И покрабил я на охоту. Укрытия в половину роста тяжа были полными для средних Досов, а Крабу вообще раздолье. Правда у меня была вилка: в идеале мне стоило затянуть дымопылевыми облаками подходы к нашим, ну и крабить во тьме. Однако этим я перекрою сектор Нади, а нам надо вывести из боя Мамонты, подлюче садящие ракетами. Причём, паразиты такие, не только ведь шутихами садили! То есть, вырубая щит и разбегаясь, можно было получить попадание полноценной, пусть и аренно-ослабленной, ракеты.

С другой стороны, с толпой лучевиков я без дыма много не навоюю, так что для бортового гранатомёта я давал очень аккуратные указания. Шесть гранат улетели, в места разрывов тут же ударили ракеты.

— Вот спасибо хорошо, — порадовался я прилично развёрнутой завесе, которая вроде не мешала Нади.

— Сектор обстрела? — уточнил я на всякий.

— Слегка затруднён, но терпимо. Всё равно позицию менять. Готовлюсь.

— Удачи, — вернул я пожелание.

И пошуршал во тьму, буквально с ходу вылетев на Нетопыря.

— Да откуда ты шустрый такой?! — возмутился я, с перепугу паля дуплетом по сенсорному блоку.

Ну, блок накрылся, плюс дым, так что Нетопырь стал беспорядочно водить лучами лазеров вокруг.

А я упорядоченно от этих лучей уворачиваться, боком подбираясь к психу. Подобрался, да и засадил в реактор клешню. Причём, судя по всему, реактор у этого психа отстрелило РАНЬШЕ, чем я его нанизал. Точно псих, хмыкнул я, тут же залитый потоками рассеянного, но не хера не приятного света.

Это три Доса подлюче ко мне подобрались, и шарашили своими лучевиками. А закрабленный, очевидно, подавал сигнал своим беспорядочными лучами — антенну то я у него сшиб, да и вообще дымопылевое облако к связи и точному пеленгу не располагает.

И начали со мной эти сволочи карусель вокруг стоячего Доса без реактора. С одной стороны — нихера не приятно, с другой — пылевое облако. Без него меня уже раза три поджарили. Но у меня разгонники и я быстрее, хех.

В общем, через четверть минуты один из вражин отстрелил ложемент и рухнул, да и другие ковыляли вяло, покалеченные.

За это время Нади выстрелила, но мне отвлекаться было противопоказано — сожгут нахрен. Так что продолжал я крабить и постреливать, отметив прекращение канонады.

— Краб, пеленг! — послышался в боевом чате голос Мыша.

Ну скинул, не сложно. И только примерился отстрелить одному из двоицы что-нибудь ненужное, как меня шатнуло, а Дос без реактора меня чуть не накрыл падением. Взрывом нахрен разметало дымопылевое облако, но не успели вражины порадоваться, как дуплетом раздались два выстрела. И противников просто откинуло, разбирая в полёте на запчасти.

— Сильно, Помидор, — оценил я. — И вообще, молодцы.

А сам вглядывался в боевой чат и логи. Итак, Нади не просто так затаилась — нужно было не просто попасть в Мамонта, а вывести вражин из режима залпового огня. Соответственно, поймав амплитуду открытия ракетных коробов, она стреляла именно в короб. Окутала вражин облаками разрывов… и всё. Помидор просто застрочил своими большими дурами, разваливающиеся Мамонты о стену арены.

В это время Могильщик садил специальными ракетами — мы, как пользователи дымопылевух к ним готовились, соответственно он же и Аспид размололи подступающих лучевиков разгонниками. Со мной — понятно, без точного пеленга Могильщик стрелять опасался, ракеты хоть больше воздушный взрыв создавали, но довольно мощный. И хер знает, что в дыму творится, так что подрыв «хрен знает где» меня мог если не прибить, то подставить под вражин, до прибивания.

— Отряд виконта Солана Пмодро завершил турнирный поединок победой! — рявкнули мощные динамики под потолком.

— На Кистень, — отдал распоряжение я.

— Капитан, после поединка традиционно полагается посетить банкет.

— Это обязательно, виконт? — поморщился я.

— Традиция, капитан.

— Тогда нахер, — решил я. — Если вам будет приятно — поучаствуем в пьянке после нашей окончательной победы. А сейчас предпочту отдохнуть на Кистене. Да и дел до кучи, — задумался я на ходу.

— Тактика?

— Угу, — хмыкнул я. — Эти слились, как и ожидалось, но свою задачу выполнили. А нам менять состав нельзя.

— Заявленный нельзя, капитан, — уточнил виконт. — Но в случае повреждений, в рамках заявленного тоннажа — допустимо.

— В курсе. Всё равно нужно думать, хер нас так из-за щита в следующий раз выкинут. Устроят вражины стрельбу по тарелочкам, — отметил я, под одобрительные хмыки.

Добрались до Кистеня и принялись думать. Но думать ни хрена толком не успели — поступил вызов от распорядителей.

— Виконт Пмодро, капитан Дрей, — провозгласил важный дядька. — Дом Пмодро бросает вызов и выставляет индивидуального поединщика в классе среднего Доса. Турнирные ограничения на индивидуальную схватку не действуют. Принимаете ли вы, есть ли встречные требования и какой срок, если принимаете?

— Хм, — задумался я, переглядываясь с виконтом. — Разомнусь. Принимаем, встречных требований нет, завтра, лучше с утра.

— Зафиксировано, капитан Дрей. Всего наилучшего, виконт, капитан, — на этом дядька разорвал связь.

— Я бы…

— Тоннаж, виконт, — не дал я договорить. — Сами понимаете — средний или малый Дос, а на них, не в обиду вам, вы не слишком сильный боец.

На что синьор Помидор развёл лапами: на симуляторе мы его гоняли душевно, и я знал, что говорил. А мне на Крабе… ну не сказать, что ничего не страшно, но недаром в Саргасе Краба называли тяжёлым Досом в корпусе малого.

— А всё-таки, почему не, например, синьор Аспид?

— Универсальность Краба, виконт. Мы не знаем противника, — что было пока так, но и посвящать в наши шпионские игры я заказчика не собирался. — И я посильнее Лина как пилот, проверено, — хмыкнул я.

А к вечеру Дживс добыл параметры и характеристики ракетного эксклюзива, который бросал нам, а точнее мне вызов. И требование на отмену турнирных ограничений оружия в его случае вполне оправданно: это был не столько Дос, сколько ходячая ракетная платформа, прикрытая мощными щитами, собственно вся мощь археотехничного реактора уходила на щит и медленные ковыляния сферического корпуса Доса, бронированного, как сволочь. Ну и бесчисленных коробов ракет, причём подрыв короба противнику похер — специально проверяли с Дживсом на симуляции.

— Всё равно закраблю нахрен, — потёр я виски после просмотра симуляции.

— Противоракеты, сэр?

— Само собой, Дживс. А щиты и удачная форма… ну буду долбить по копытам…

— Не самое разумное решение, сэр. Повредите далеко не сразу, — увеличил он бронированную и округлую ходилку.

— А варианты, Дживс? Врукопашную? Так этот пидорас подорвёт ракеты у себя под ногами. Ему похер, только что моделировали, а меня зажарит. Да ещё и добраться надо. Так что два пакета за хребет Краба: РЭБ, накрою всю залу, раз уж они сняли ограничения. Ну и противоракеты, на всякий. Вообще подставляться не собираюсь, но мало ли.

— Похвальная предусмотрительность, сэр. Однако позволю себе заметить, что потребуется не менее двух десятков точных попаданий, чтобы пробить внешний слой брони манипуляторов. Разумнее бить в корпус, сэр, уязвимость там выше.

— И тоже хрен расковыряешь, сволочь такая круглая, — посетовал я. — Намекаешь на боезапас?

— Говорю прямым текстом, сэр. Нужны дополнительные короба и доработка подачи стержней.

— Ну… прав ты Дживс. Вот только пришла мне в голову мысля.

— Внимательно слушаю, сэр.

— Смотри, вот щит. Он ведь не полностью перекрывает тело?

— И свет не полностью, кроме отдельных экземпляров, сэр. Блокирование идёт частичное, обычно этого хватает, абсолютные щиты как на байке — редкость, возможная только на технологиях Автократии Тригин.

— Угу. И у этого колобка ведь щиты археотехничные, но не тригинские. Я вот думаю, а что если его жутким фтором обстрелять?

— Вы имеете в виду планомерное повышение температуры вражеского Доса путём долговременного обстрела кумулятивными снарядами?

— Именно это я и имею ввести. Просто перегреется нахрен, какая у него бы броня не была. Да и реактор у него, небось, постоянно на грани перегрева…

— Последнее не вполне так, сэр. Но, давайте смоделируем вашу идею.

Посидели, повращали. Выходило, что после десятого попадания вражине нужно врубать аварийную систему охлаждения… которая сама по себе, в текущих условиях, в потоках железа, сгорающего в жутком фторе, скорее поможет перегреть колобка, чем поможет ему.

— Вот, и нахрен не нужно обвешиваться коробами, как дурак, — победно заключил я.

— И всё же, сэр, на некотором расширении барабанов я настаиваю. Не факт, что вы сможете вести непрерывный огонь, вероятность того, что противник укроется…

— Этот колобок? С учётом укрытий в половину его роста? маловероятно, но… да, согласен, не помешает. Пара дюжин зарядов достаточно, но… спокойнее будет. С тридцатью, например.

— И аварийный отстрел барабанов, сэр.

— На случай повреждения?

— Именно так, сэр.

— Да, тоже не помешает, — признал я.

В общем, через пару часов крабские клешни обзавелись мощными предплечьями. Паранойя вопила, что патронов много не бывает, надо ещё рюкзак и вообще. Правда другая паранойя, гораздо более ехидно, напоминала первой о температуре горения железа во фторе. И очень красочно представляла «Краба печёного, в собственном боеприпасе».

Так что на следующий день топал я на турнирную арену отягощённый рукзоками, но не монструозными, а по делу.

А вот на входе до меня по связи докопался некий служитель арены.

— Что за боеприпас у вас, капитан?

— Извольте взглянуть сюда, — продемонстрировал я в камеру ложемента выразительную дулю. — Я вообще не понимаю, какого хера вы лезете в мой Дос своими сенсорами — тоннаж соответствует, ограничения сняты.

— Правила арены… — на что к первой присоединилась вторая, не менее выразительная дуля. — Ради вашей же… Ой, всё, — отрубил связь приставала.

Это ему ещё повезло, что мы не лицом к лицу встретились. А то был один чрезмерно любопытный кадр, на базаре. И подвергся травматической ампутации носяры любопытного.

Приставалы ограничились одним типом, причём ни я, ни Дживс так толком и не поняли — был ли это стукачок зловредный, или и вправду беспокоился, не направится ли капитан Краб на поединок с водяными пистолетиками.

Ну и выперся я на ту же Арену, единственное отличие от предыдущего раза было в том, что блоки-укрытия составляли метра три с половиной. Крабу — самое то, а вот колобок хрен спрячется. Хотя он с его сверхбронированными ходилками хрен согнётся, так что пофиг.

Но вообще — довольно удачное решение для Доса, если быть честным. Скорее для щитовика, но ракетчику тоже неплохо выходит, признал я.

Тем временем, на связи объявился распорядитель боя, ну и выдал:

— Бой, в рамках турнира за право и честь между виконтом Соланом Пмодро и Благородным Домом Пмодро, проводят капитан Ан Дрей, Дос «Краб» и барон Нисл Пмодро, Дос «Чёрная дыра». Бой начинается через четверть минуты, по сигналу. Время пошло.

Я чуть не ржанул над названием Доса вражины, но передумал. Вот напинаю ему, вот тогда поржу.

Тем временем отчёт дошёл до нуля, зазвенел громкий удар колокола — последнего при схватках толпа на мясо не было, ну и я рванул, пригнувшись к укрытию, активировав рюкзачок РЭБ. И получил, мать его, пендель под крабский зад!

Ну не пендель, но меня подхватило ударной волной взрыва и припечатало к стене укрытия.

— Вот же сволочь меткая, — пробормотал я, с облегчением отметив целостность Доса. — А чего енто ты не стреляешь? — риторическим вопросом отметил я отсутствие разрывов.

Выпустил своего дрона на верёвочке, в плане посмотреть, что творится. А творилась фигня непонятная — вражина стояла фактически на месте, слегка вращаясь туда-сюда корпусом. Ну ладно, щаз я тебя…

— Пиздец… — только и успел я отметить залп вражины, драпая куда подальше, на всякий.

То есть, сместился вдоль укрытия, на всякий, но сделал очень верно: в место, откуда я подпускал глазенапа, ударила ракета. ЗА укрытие! При бушующем ЭМ-шторме! Вот херня какая, отметил я, начав метаться между убежищами, отмечая попадания, к счастью, не в меня.

Так, я даже не выстрелил, а меня чуть не подорвали. И шторм. Ну, хорошо, есть ракеты не с наведением и компьютерной частью, а программируемые, вплоть до того, что программа в них работает на химических реакциях. Сложно, дорого, ювелирная точность, но можно и делают. Такой ракетой можно шмалять за угол, факт.

И, положим, у вражины такие охренительные сенсоры, что срисовал он глазенапа. И такие охренительные мозги, что за секунды ввёл траекторию, просчитал, запрограммировал свою подлючую ракету неэлектронно и шмальнул. Всё возможно.

Но он сейчас В МЕНЯ садит, паразит такой! Не может он меня видеть, блин! Хотя…

— Дроны, сэр, оптическая связь, — появился текст, одновременно с мыслью о оптической сетке дронов-наблюдателей.

— Да уж понял, — отмыслетекстил я, бодро бегая между убежищами. — Только нихрена от этого не легче. В дымопылевом облаке я сам ни хрена не прицелюсь…

— А без него вас поджарят, сэр.

— Резонно, — отметил я, выстреливая гранаты по линии «к колобку».

Причём сам к нему, в смысле к разрастающемуся облаку дыма приближаться не стал, продолжая крабить между укрытий, правда приближаясь к вражине.

Ну а тот садил, пока, наконец, я не рванул в облако… и тут же, присев, погасил инерцию, отпрыгнув от него. И мудрый я правильно сделал — вражина запустила «по траектории» бегущего Краба какой-то особо взрывучей пакостью. Собственно, я бы так же сделал, на его месте, но вот взрыв мне нехрена не понравился — меня не задело, но на блоке-укрытии появились сколы, а они прочные пипец какие!

— Много у него этой хрени ещё?

— Осколочно-фугасных боеголовок повышенной мощности?

— Нет, блин! Подгунзников пилотских!

— Я чуть позже пошучу, сэ-э-эр.

— Спасибо большое, Дживс.

— Не стоит, благодарности, сэр. Три, сэр.

— Пинок ждёт тебя, Дживс. И спасибо.

— Не уверен в том, кто получит пинок, сэр. И удачи.

В общем, выходила картина, в которой мне надо идти на среднюю, а то и ближнюю дистанцию. Издали этот сволочной колобок мне просто не даёт стрелять, а так будут «окна». Да и резаком прожарить можно, хотя последнее для самого тухлого сценария — уж очень самоубийственно. Судя по всему, противник у меня тупить не собирается, так что подорвёт ракеты под собой и будет хихикать над запечёным Крабом, целый и круглый.

Пару раз я кидался к дымопылевому облаку и отскакивал. Вражина потратила ещё одну свою мощную ракету, а две приберегла. Ну, попробуем по-хитрому, решил я, рванув в облако и пробежав его насквозь. Разрыв, судя по датчикам, в облаке и ближе к вражине, показал мою правоту, так что, выбегая из облака я ударил клешнёй по предплечью согнутой второй клешни, демонстрируя понятный жест.

Колобок обиделся, но протупил, потратив последнюю мощную ракету и россыпь мелких — я спиной прыгнул в облако, и разрыв лишь повредил пару бронепластин осколками, откинув. А мелкие вообще рванули по траектории моего возможного рывка, бессмысленно.

Вот и заебись, довольно заключил я, бросаясь зигзагом к вражине, точнее в его направлении, уже в облаке.

Метров за сто выкатился из облака, в перекате разрядил разгонники, ну и закатился за убежище. через секунду выскочив в ту же сторону, откуда вкатился, опять выстрелив. И так секунд пять, пока паразит меня почти не подловил — температура на телеметрии скакнула в оранжевую зону, спинную броню основательно посекло… Ну и заебись, версия два, подкинутый взрывом оскалился я. Летел я в сторону колобка, так что вытянутые манипуляторы, с замедлением, проникшие сквозь щит, тут же разрядились. Уже ВНУТРИ щитовой зоны, начав раскалять Дос вражины, мгновенно выводя его в перегрев.

А я исполнил Крабом изящное па, гася инерцию. И еле успел поймать распахнутой клешнёй отстреленный ложемент.

Посмотрел на него, потряс немного. Подумал немного, на тему давить паразита, или пусть живёт. Но решил — пусть. Классный пилот, на самом деле, почти уделал самого меня. А добивать — неохота, — заключил я, потряся ложемент ещё — в педагогических целях и вообще, пусть побултыхается.

После чего положил ложемент под ноги колобку и гордо потопал к выходу, под завывания распорядителя, что я победивший Дартаньян, а колобок — продувший пидарас.


Глава 14


Дотопал я до Краба, где встретился с народом, порадовались, хлебнули немного горячительного. После чего разогнал всех нахрен, делами заниматься.

А сам сел думать, что у нас как вообще, так и в частности. В частности, выходило сносно — Помидоры прощёлкали два боя, групповой и индивидуальный. Это плюсы, но минус в виде раскрытия тактики, как уже говорилось, на физиономии.

Впрочем, идеи есть, народ стра… тренируется в симуляторе, Лори техничит в поте лица. Подумал, не сходить ли к механику, вдохновляюще пожмякать лорину попу, но отложил это важное действие.

В общем, с текущим контрактом сносно, более того, синьор Помидор исправно пополняет «контрактный счёт», что наши финансы, несколько пострадавшие от разгульного аукциона, реанимирует. Не в том плане, что денег вообще не было, но было немного. На нужды хватит, а вот на технику мало, что после закрытия контракта выправится.

А вот в общем — жопа какая-то, не лорина ни разу. Какой-то злокозненный хмырь гадит нам целенаправленно. Ну ладно, часть его гадств нам вышли скорее на пользу, но так жить нельзя, с этим надо что-то делать.

И Лэлли ещё эта, нимфоманка аристократичная! Вот блин, не было печали… Причём и помогает Клешне даже, если посмотреть отстранённо, в рядах аристократической тусовки. Но трахать я её не буду! И девчонок ей для целей неприличных не дам! У нас с неприличным всё и в семье неплохо.

В общем, судя по всему, прикидывал я, закончим контракт с Помидором, да и мотнёмся на фронтир. Как раз Рекскенсера Лори до ума доведёт, я над ним поколдунствую, вот и надо будить попрактиковаться в пилотировании.

И сволочь отловить нам гадящую… и порностудии какой продать, с БДСМ-ой и многочленными модификантами. Пусть, гыг, отрабатывает ущерб наш многочисленный.

Вот только кто это такой сволочной на нашу голову? Вот вроде и некому, из тех, кто может трансекторальный перелёт оплатить и развернуть ой какую не дешёвую компанию по дискредитации.

Ну, Вега… как-то по-дурацки. Они сдулись, но всё же мегакорпорация секторального уровня. Да и гадить-то нам не за что, с их точки зрения. Разве что родич какой закрабленного хлыща, но опять же — тут месть должна быть, я бы от таких убийц ждал, отомстить за кровиночку. А вот так, вроде и крупно, но по мелкому, гадить… Не похоже на «кровников», прямо скажем. А остальные, Клешнёй «обиженные»… Так нищие они, или мёртвые, вот в чём дело!

И выходит, что какой-то злодей из врождённого злодейства и ненависти к ракообразным просто на пустом месте нам вредит. Скотина, карательной клешни заслуживающая! Ну ничего, Дживс с Котей сейчас мониторят вообще всё, что можно. И даже хакерьё какое-то наняли, после моего праведно-начальственного втыка. Так что, если гадить не прекратит — попадётся, никуда не денется.

В общем, надумал я всё это, пожмякал по пути бюст Лисы, возившейся с какой-то бухгалтерщиной, да и попёрся тренироваться.

А через два дня пришло сообщение от турнирной арены, так мол и так, Помидоры снова раздевались. И хотят снова огрести от Клешни, завтра с утреца. Я подумал, да и согласился — можно было и перенести, но нафиг? Своё величие мы и сами знаем, а доказывать всяким там Помидорам её — дело глупое.

— Найм, сэр, — начал делится натыренной информацией Дживс.

— Ну, не удивительно, — отметил я. — И кто у нас?

— Сборный отряд, сэр. Очевидно, дом Пмодро убедился в неэффективности ракетного оружия и собрал чисто артиллеристский отряд.

— Ну-ка, ну-ка, — заинтересовался я. — Вот балбесы, а противоракетные Досы придумали не для них.

— Не сказал бы, сэр. В прошлом бою, да и в известных боях Клешня не применяла ракетное вооружение. И состав противника, сэ-э-эр, по задумке, не должен быть вам известен.

— Ну вообще — да, — признал я. — Но, блин, понятно, что тактику менять будем. Вес залпа не столь сильно уменьшится, но могли же Нетопыря того же взять! Так что балбесы.

— В ряде позиций нельзя с вами не согласится, сэр. Но вы не учитываете руководителя отряда.

— Хм? Так вроде наёмники?

— Именно так, но присутствие представителя Дома является практически обязательным в традициях Арены. За исключением очевидно небоеспособных либо не могущих пилотировать Дос, сэр.

— А тоннаж у нас позволяет ещё один средний впихнуть, — прикинул я. — И что нас ждёт?

— Капитан гвардии Дома Пмодро, сэр.

— Это который в первом бою огрёб?

— Не участвовал, сэр.

— Трусливо прятался, ясно. И на чём этот безопасник прискачет?

— Парк средних Досов в его распоряжении довольно велик, сэр. В том числе и Дос РЭБ.

— И что, всем рулит?

— Именно так, сэр. Осмелюсь доложить — довольно профессионально.

— Серьёзный дядька, хоть и отсиживался в тылах. Ну ладно, значит на ракеты полагаться не будем. Всё равно уделаем. Но и совсем отказываться от них глупо, — задумался я. — Мало ли какой Дос этот капитан выберет. Там что-то серьёзное ещё есть?

— Довольно близкий по параметрам к Лангусту Дос, сэр. Два разгонника, две пушки.

— На четыре разгонника видно энергии не хватило, — прикинул я. — Впрочем, будет на нём — им звизец от ракет. А на РЭБ-е — у нас масса залпа…

— Считаю долгом напомнить о турнирных снарядах.

— И всё равно уделаем. Но обвес менять надо.

Занялись мы сменой обвеса — не особо мы и ракет навешали, но, например, короба для дронов, мин и прочего на Эгиде вполне можно было и ракетами наполнить. Да и Мамонт Могильщика — ракетно-артиллеристский Дос, несмотря на наши переделки.

И на следующий день топали на арену — противостояли нам три Разорителя, Мурмиллионы и всё же севший на подделку под Лангуста безопасник.

На арене наши тяжи, как только вошли в зал, начали выпускать в фигеющих вражин ракеты. А пока вражины фигели, выстроились треугольником — Искусница по центру, Могильщик и Помидор — чуть сзади и по бокам. Ну и мы в ногах притаились, выцеливая куда стрелять.

Стрелять пока, впрочем, было особо некуда. Разрывы ракет вражин надёжно скрывали, впрочем, пара выстрелов из огненного облака, хрен пойми куда, показали, что им под ракетным огнём не очень комфортно.

Через минуту от Могильщика в боевой чат пришло сообщение о опустошении ракетных коробов, а ещё через полминуты прекратила огонь и Искусница. И буквально в ту же секунду из уже не огненного, а чернеющего дымного облака вырвались два трассера от разгонников, попавших в Мамонта.

— Левый манипулятор накрылся, метко стреляет, гандон! — послышалось от Могильщика.

В это время от Помидора раздалась канонада, по началу трассеров, но еще пара, появившаяся через секунду, показала, что виконт не попал.

Ну, целей не видно, но надо что-то делать, так что стали мы с Аспидом постреливать в облако, да и материть Мыша, на тему, чтоб давал, гад такой, целеуказание.

— У меня обвес противоракетный! — ныл РЭБ-щик.

— Пр-р-ревозмогай! — злобно рявкнул я, поскольку меткий СБ-шный пидарас вышиб у Помидора одну из пушек.

Мыш превозмогал, но целеуказание не давал. Зато дым, тем временем, рассеялся, и открылась картина на пожидевшие вражеские ряды.

Итак, Мурмилонам настал звиздец, валялись кучками запчастей на Арене. А вот с Разорителями было не так однозначно — ребятушек явно перегрело, стояли и не рыпались, но отстреленных ложементов или реакторов не наблюдалось. Из чего следует, что остынут, блин, и вступят в бой.

Ну и средний Дос безопасника подло прятался за колоннообразными ногами Разорителей, хамски стрелял в нас, и нихрена не подстреливался нам под пухи.

До поры, как показала боеготовая Игла, грохнувшая гиперзвуком своего разгонника. Один из двух стволов вражины, высунутый из-за ноги Разорителя, полетел вдаль, рассыпаясь на запчасти.

— Сеньорита Игла, примите схему, — вдруг выдал Помидор.

Глянул я в боевом чате на посланное, понял что толково.

— Действуйте, — перевёл я предложение в категорию приказа.

Через четверть минуты Помидор грохотнул канонадой из трёх оставшихся стволов. Причём стрелял он не в безопасника, даже не стремился попасть. Стрелял он ЗА него, выкидывая Дос из-за укрытия. Дос и выкинулся, кстати не очень похож на лангуста, мимоходом отметил я. И тут же Нади засандалила из своего жуткого разгонника в тарелочку, роль которой исполнял безопасник. Тот, как и положено тарелочке, от выстрела разлетелся на разногабаритные куски и впечатался в стену арены.

Народ, даже Могильщик, заулюлюкали, но я на них рявкнул:

— Сдурели, блин? Разорители условно-боеспособны! Отставить базар, вести огонь!

Народ проникся, начав стрелять по замершим гигантам, добившись отстрела реактора и двух ложементов. И, кстати, очень вовремя — перед отстрелом один из Разорителей окутался облачками охладителя и начал шевелится.

Ну и во все стволы, да по неподвижным мишеням — разнесли в минуту. Распорядитель назвал Клешню коллективными дартаньянми, ну и соотвественно противников коллективными пидарасами. И уперлись мы на Кистень, победоносные до ужаса.

— Повезло с противником, — протянул Могильщик, попивающий вискарь из литровой кружки, в честь победы. — Краб, а с чего ты ракеты…

— Интуиция, — отрезал я.

— Хорошая и нужная вещь, — покивал Могильщик. — А что тебе интуиция насчёт следующего боя говорит, Краб?

— Она у меня молчаливая и застенчивая, — извивался я.

— Кроме того, сеньор Дрой, вероятность того, что следующего боя не будет — довольно высока. Капитан Люц был общепризнанно сильнейшим пилотом Дома.

— Был? — уточнил я. — Вроде бы мы только Дос расковыряли.

— И есть, просто капитан получил сильнейшие травмы, соответственно как боец недееспособен.

— Понял-принял, ну вообще вариант без боя — оптимальный. Своих дел хватает, так что ждём.

— Сэр, вынужден вам в четырнадцатый раз передать настоятельное приглашение…

— В жопу!

— Это, сэр, вы сами определите…

— Хрена с два, Дживс! Посылай её нахер!

— Так и поступал, сэр, все шесть раз. Но леди настоятельно просит предоставить ей ваш…

— Может и вариант, медицина хорошая…

— С вами вместе, сэр, отдельное и специальное уточнение.

— Блядь, — затосковал я.

— Ан, да что ты от этой… — начала было Лори, была ущипнута Нади за попу и понимающе кивнула.

Так что договаривала механик вопрос уже в приватной обстановке.

— Ан, так почему бы нам к ней не сходить на приём?

— Так она трахнет, причём всех!

— Ну, мы вроде не…

— Я категорически против, — отрезал я.

— Ну так скажи ей прямо! — выдала Нади.

— Говорил, — тосковал я. — «Вы такой шалунишка, капитан! Люблю непокорных мужчин!» — противным голоском выдал я.

А эти девчонки бессердечные сидят и ржут, паразитки такие!

— А совсем далеко ты её посылать не хочешь из-за связей? — уточнила Лиса.

— Ну да, она нам так подгадить может, при желании, что в Центральные области Стригеля и не вылезешь. Куда там этому хакерскому козлу.

— Да, отверженная женщина — это серьёзно, — покивала Лиса.

— Точно.

— Да!

— Но мы в тебя верим, Ан. Ты справишься.

На этом беседа об Лэлли подошла к концу. Хоть утешили скорбного меня. Ну, с троицы жён хоть какой-то толк, философски рассудил я, засыпая.

И несколько дней прошли спокойно. Лори, наконец-то доукомплектовала Королевского Краба, а я начал его колдунствовать. И пилотировал на пробу.

И что могу сказать — прав был эфиряка. Ощущения самосворачивания поясничного отдела позвонка — фактически первое, что я почувствовал в пилотском ложементе тяжа.

Не сказать, чтобы особо больно, но у меня, блин, травматические воспоминания и вообще.

Но превозмог. Открыл ложемент, но не выпрыгнул, отдышался и попробовал по новой. И, через пару часов, более или менее привык, даже начал получать удовольствие от управления. Всё же этот Дом, невзирая на то, что тяж, был чертовски маневренным и ловким. Для своего класса, но всё же. И вообще, классный Дос.

В общем, ждали мы ждали, а через денёк дождались. У этой Лэлльки, видишь ли, день рождения и она, вместо того, чтоб связаться сеткой (ну и быть в очередной раз быть посланной, через Дживса), прислала какого-то гонца, повышенной противности. И этот тип стучал в Кистень чуть ли не головой, требуя достать ему капитана Дрея, а то он здесь поселится и помрёт, если не достанут.

Ну хрен с ним, сходил, принял вычурное приглашение на празднование, для себя, супруг и Клешни в целом. И уже занёс бумажку над утилизатором, как ко мне метнулся синьор Помидор и затараторил:

— Не делайте этого, капитан Дрей! Этим вы нанесёте смертельное оскорбление не только пригласителю, но и Дому!

— И воевать с этим Домом придётся? — кисло полюбопытствовал я. — Чёйта как-то не хочется, мда.

— Ан, да давай сходим на этот приём! — выдала Нади. — И прямым текстом скажешь, что… ну ты понял, — огляделась она, вспомнив, что мы не только в семейном кругу.

— Да, похоже надо, блин.

— И учти, мы не против. И оценили твою преданность и стойкость.

— Вот спасибо, я оценил вашу оценку, — ещё более кисло ответил я. — Ладно, завтра этот банкет. Может и вызов от Пмодро будет, — размечтался я.

— Не думаю, капитан, — потоптался сапогом на робком ростке надежды синьор Помидор. — Празднование — мероприятие публичное, будут приглашены представители всех Великих Домов и проведение поединка в такой день… неприлично.

— Э-э-э… стоп. А Лэлли какая-то шишка?

— Глава Дома Ренци.

— Вот и неймётся же ей, — посетовал я.

В общем, в итоге пришлось переться на это сборище. И девчонки слаженной фланговой атакой вынудили меня завести новый мундир! Я отбивался как краб, но они воспользовались нечестными методами борьбы и вообще.

Серо-стальное со светло-бежевым, конечно, тоже ничего, да и фасон я отстоял… Ну, впрочем будет у меня как у одного американского мальчишки «другой костюм», поржал я про себя с внутренней ностальгией.

— А подарок? — вспомнил я перед выходом.

— Дары передадут пришедшим в доме, синьор капитан. У вас принято присылать? — удивился виконт.

— Кхм, у нас, вообще-то, принято дарить празднующему, — озадаченно ответил я.

— Странная традиция, но галактика большая, встречаются и не такие традиции, — сочувственно(!) посмотрел на меня виконт.

Соответственно, попёрлись мы на это празднование. И, нужно отметить, до определённого момента всё было сносно. Даже подарок мне какой-то всучили, как и девчонкам, да, собственно, всем — специальный тип их всем всучал.

И столы банкетные, с канапешинами и прочий фигнёй. Которую если точить по несколько штук зараз — даже очень неплохо выходит. И оркестрик какой-то наигрывал, в них даже стрелять не хотелось, что показатель.

А вот потом появилась именинница.

Поздоровалась со всеми, и, на удивление, подскочила к Дживсу.

— Дживс, вам не предполагали сменить нанимателя? То, как вы изящно исполняли свои обязанности меня впечатлило.

— Увы, леди, ряд обязательств различного толка, не говоря о моём собственном желании, препятствуют смене текущего нанимателя.

— Жаль, жаль…

— А вот мне — нихера не жаль, — пробормотал я себе под нос, но, очевидно, недостаточно тихо.

Дамочка накинулась на наше семейство как коршун, обслюнявила всех, в смысле обцеловала. И, не отходя от кассы, предложила идти смотреть какие-то там ковры. Ируканские, или что-то там такое.

Причём девчонки, тоже приглашённые, отказались, отдавая меня на съедение. Ну, в принципе — логично, эту проблему надо было решать.

И вот, заходим мы в какие-то там апартаменты, как спрашивает меня эта дамочка:

— Что же вы так напряжены, капитан?

— Думаю, как бы вас послать поизящнее, контесса, — выдрал я культурный путь посыла нахрен.

Лэлли поржала, но разговор продолжила:

— А с чего вы испытываете ко мне такой негатив, капитан?

— Скажем так, ваши явно выраженные цели, контесса, противоречат моим, — извернулся я.

— Вы про секс, капитан? — на что я кивнул. — Ах, оставьте, — опять заржала она. — Это всего лишь манера поведения и стиль, не более. Не хотите меня — не надо, хоть я и не против. У вас, я думаю, с вашими супругами остаётся немного.

— Э-э-э… — протянул я, и, если честно, думаю вид имел довольно глупый, так что за третий по счёту ржач обижаться не стал. — Не хочу.

— Ну и не надо. Но провести нам тут следует не меньше часа. И, капитан, я надеюсь, вы не подведёте даму?

— В смысле?

— Ну для окружающих, кроме, так уж и быть, ваших супруг, у нас бурный секс. Очень надеюсь на то, что опровержения от вас не последует. Это испортит мне репутацию, — интимно понизила голос дамочка.

Ну вот офигеть — в приличных местах как-то от другого репутация портится, отметил я. Да и поинтересовался, а делать-то что? После предложения потрахаться завернуть, ну и моего отказа, стала Лэлли задавать вопросы о… проведённых операциях Клешни и меня лично. Самое забавное, что диалог был похож на наше знакомство с Лисой, но Лэлли явно неплохо разбиралась если не в пилотировании (хотя тут хрен знает), то в тактическом и стратегическом управлении.

В общем, нормально посидели, на удивление. А через час дамочка привела своё обмундирование в художественный беспорядок, подошла ко мне и сделала несколько складок на мундире.

— И всё-таки интересный вы мужчина, — выдала она и шлёпнула меня по заднице!

— Скучный и неинтересный, — отрезал я, треснув её по заднице — а не хрен меня трескать, блин.

— Нет, интересный. Кстати, после исполнения текущего контракта ваш отряд не имеет желания сменить опасность поиска контрактов на надёжное место под крылом Дома…

— Нет. Нас вполне устраивает «опасность поиска», контесса.

— Понятно, но думаю мы вернёмся к этому разговору.

Выдала она и ввалились мы в зал. Мы с Клешнёй поторчали с полчаса, да и вернулись на Кистень. Где меня в шесть женских рук просто внесли в мою каюту.

— Ну как она?!

— Задница хуже, чем у тебя, Лори. Да и у вас тоже, — честно ответил я. — Да не было ничего.

— Совсем?!

— Про операции с Досами поговорили, но это, девчонки, тайна. Просила не озвучивать.

— Можно и не озвучивать, — рассудительно выдала Нади. — Ладно, наш стойкий Краб, надо тебя наградить. Хотя хочется отругать, — парадоксально выдала она.

А на следующий день закопошился помидорий дом. Но это херня и понятно, у нас с ними дуэль воюется, так что ладно. А главное, Дживс и Мелкая поймали хакера-гада. Ну, точнее выявили его местоположение, и кто таков. Звиздец коту Ваське, радостно потирал я клешни, чуть не бегом двигая к Дживсу.


Глава 15


— Кто эта сволочь, Дживс?! — радостно и кровожадно потирал я клешни.

— Хакер на Центральной, сэр. Но ваше проявление свойственной вам кровожадной жестокости — несколько преждевременно, сэ-э-э-эр.

— В смысле?! Рыло это сволочное известно, хотя… Исполнитель, да?

— Скорее всего, Краб, — ответила уже Мелкая. — И не единственный, это могу гарантировать. Так что совершенно не факт, если ты его прибьёшь — всё закончится.

— Блин, вы же хакеры и вообще! — возмутился я.

— Но не волшебники, сэр. Если бы мы пребывали на Центральной — мои возможности были бы шире и обнаружение первоисточника было бы легче. Но мы не там, — развёл эфиряка руками.

— Обломщики, — осудил я парочку. — А я уж обрадовался, блин! Ладно, много времени вам понадобится?

— Всё зависит от активности клеветника, сэр. Пока была информация о деловой нечистоплотности нашей Компании, распространяемая на тематических ресурсах, связанных с Ареной. Часть турнирных боёв, проведённых Клешнёй и вами, интерпретировалось как «нечестные», сэр. Кроме того, мы якобы «вынудили заказчика рисковать жизнью за его же деньги».

— Бред какой, — хмыкнул я. — Да и дети в Стригеле должны понимать…

— Значит читатели форумов — хуже детей, Краб, — фыркнула Котя. — Но мы уже запустили контринформацию, наёмников хватает.

— Ну ладно, будем считать, что сносно всё. И найдите мне всё-таки этого скота!

— Найдём, сэр. Как только, так сразу, — голосом доброго дворецкого посулил Дживс.

Ну, хоть повеселил, хмыкнул я, топая разбираться с вызовом.

И опять, блин, нестандарт — не свалка и не поединок, а трое на трое.

— Виконт, это что за выкрутасы?

— Вы вправе отказаться, синьор капитан. По правилам — допустимый вызов, считающийся как «групповая схватка».

— Да нет, наверное, — подумал я. — Смысла отказываться не вижу, раз в групповой зачёт идёт. После пяти у них же вариантов не будет, что групповых, что индивидуальных?

— Именно так, синьор. Достаточно пяти боёв, чтоб мы отклоняли с полным основанием либо групповые, либо индивидуальные вызовы, кроме решающей схватки.

— Ну вот и зашибись, на одну меньше будет. И так торчим тут…

— Прошу прощения…

— Блин, виконт, не несите фигню — вы заказчик, мы были в курсе раскладов. Я не вам в укор сказал, а скорее судьбе и Вселенной.

— Понятно, сеньор. Но нельзя не отметить, что эти объекты не отзывчивы к укорам.

— Я знаю, виконт, знаю.

В общем, сделал я разворот на месте, отнял у Мелкой Дживса. И стали мы разбираться, что за троица такая на нас булки крошит.

— Чертовски эффективный отряд, сэр, — через час после просмотра и вываливания информации выдал эфиряка.

— Угу, — покивал я. — Надо думать, как их на клешню насадить, а самим не слиться.

— Ваша гениальность не устаёт меня поражать, сэ-э-эр.

— Вот и ходи тогда поражённый, раз уж у меня такая бодрая гениальность.

А выходило, что против нас выходит довольно неприятная такая троица. А именно: эксклюзивный тяж, собранная «под Арену» модель. Чертовски тяжёлый, неповоротливый и медленный, но на этаком аналоге прыжкового движка. Прыгал, сволочь, как жаба какая, да и назывался также — Жаба.

В поле такой Дос смертник, но вот в ограниченных условиях Арены — самое то. Обвешанный артиллерией, ракетами — собственно, первес этой жабы из стволов, боезапаса и коробов и выстраивался. А его прыжки на пять-десять метров, не удивлюсь, если выполняют ещё и функцию пассивного охлаждения. Недаром он в своих прыжках слегка парил охладителем, на записях.

И два самых что ни на есть стандарта, правда допиленных напильником и утыканных археотехом: Нетопырь РЭБ и щитовая Черепаха. Собственно, вот прям каноничная поддержка, фактически не несущая оружия.

И действовала эта троица чертовски слаженно, имея за аренную историю почти полсотни выигранных поединков, при трёх сливах, два из которых — «технические», без вывода Досов из строя. Против, на минуточку, превосходящих сил, зачастую.

— Мощные ребята, — откомментировал я, продемонстрировав девчонкам записи.

— Да, сильны, факт, — признала Нади. Но, Ан, тут работа для нас с тобой и Могильщика. На РЭБ нам плевать, прямая наводка. Как и на щит — ослабляет, но всё равно разгонники эффективны.

— Я примерно так и думал, — хмыкнул я. — Вот только противники не идиоты. Как-то я не уверен, что они выходят по приколу, чтоб механику за разбор Досов платить.

— Тоже верно, но что они сделать могут?

— Не знаю, Нади, Дживс мониторит, — задумчиво протянул я.

А сам подумал-поприкидывал, да и стал устанавливать на Краба усиленный прыжковый.

И вот, за дюжину часов до схватки, я только глаза продрал, выдаёт мне Дживс мыслетекстом:

— «Черепаха» отряда Земноводные переоборудуется новыми генераторами щитов, сэр.

— И что они там придумали? — заинтересовался я.

— Не могу сказать, сэр.

— Потому что ты сволочь эфирная?

— Потому что не знаю, сэ-э-эр. Технология, используемая щитами мне неизвестна. Археотех цивилизационного пика, прошедшего мимо моего внимания, сэр.

— Блин, а откуда эта фигня? Должны же быть записи, ещё что!

— Арсеналы одного из представителей Дома Пмодро, сэр. И записей нет.

— Чёй-то мне это нихера не нравится, — констатировал я. — Там никаких гадостей вроде смены топологии, отправления в гипер и прочей пространственной фигни нет? — уточнил я.

А то что-то мне не улыбается воевать с неуязвимыми вражинами, которые потирая грабли будут безнаказанно по нам палить.

— Нет, сэр. Никаких портальных и эфирных технологий, для воспроизведения же их технологических аналогов у Досов не хватит энергии.

— Хоть это хорошо. Блин, мобильности бы добавить… Да хер её добавишь, в рамках заявленного отряда, — вздохнул я.

В общем, неизвестная природа щитов напрягала меня, а я напрягал Дживса. Что делал не зря:

— На тяжёлый Дос и Нетопырь радиоэлектронной борьбы, сэр, механики Дома Пмодро ставят дополнительную защиту от электромагнитного излучения.

— Именно на Досы?

— Именно на них, сэр.

— И нам надо, — логично заключил я. — А щит, похоже…

— Скорее всего так, сэр.

— Диэлектрик?

— В магнитном разгонном поле? За несколько часов, сэр?

— А как основа… хотя да, не успеем, — сплюнул я. — Ладно, будет как будет. Я изначально настраивался на ближний бой.

В темпе установили на Досы дополнительные диэлектрики и изоляторы, да и стали ждать начала боя. А я размышлял.

— Дживс, есть схемы, ослабляющие магнитное поле?

— Есть сэр, но если я правильно понимаю вашу задумку, вам надо крайне аккуратно его использовать.

— Хм?

— Изменятся природа взаимодействия не только с полем, сэр.

— Но и с проводимостью.

— Именно так, сэр.

— Да, надо бы поаккуратнее, чтоб не раскорячило в самый неподходящий момент, вражинам на радость, — признал я.

Подучил схему — в итоге выходило больше самоуспокоение и моральное облегчение, чем реальная польза. Очень зависимая от расстояния выходила, тут проще свой Дос обесточить нахрен. Хотя, посмотрим, как будет.

И топали мы на турнирную арену троицей. Вышли, ну и тут же убедились в правильности выводов — Черепаха генерировала магнитное поле запредельных параметров. То есть снаряды разгонника, конечно, не «отбивало». Но сбивало траекторию звиздец как сильно, от черепахи. А вражинам по нам садить оно не мешало, хорошо, что оказавшийся под огнём Могильщик был более чем неплохо бронирован.

— Пиздец, Краб, — выдал Дрой, после подрыва ракеты где-то вообще где не надо. — Если им не повезёт слишком — я под таким огнём продержусь минут десять, не больше. А если повезёт — так отстрелят что-нибудь нужное.

И ветеран, в сотрясаемым попадании Досе, не паниковал: фактически выходила картина, что его безнаказанно обстреливают. Не сказать, чтобы Черепаха идеально управляла полем — часть снарядов тяжа вражин заметно отклоняло, но, блин, часть, причём небольшую. А наши выстрела не проходили совсем.

— Нам хватит, — хмыкнул я. — Так, Могильщик, не слишком торопясь и экономя боеприпас, иди к ним, постреливая.

— На сближение? Вариантов нет, но нихера не дойду же!

— Отвлечение внимания. Игла, тоже постреливай, может тяжа хоть по касательной заденешь.

— А ты — «ну пошёл»? — уточнила Игла.

— Ну, я пошёл, — подтвердил я, покрабив к вражинам, стараясь не выбираться из укрытия.

Могильщик, всё так же сотрясаемый попаданиями, выдвинулся. Трассеры Иглы с разных позиций бились в поле, но на неё тяж не отвлекался: очевидно, хотел радолбать Могильщика, а потом добить нас.

Ну а я крабил в темпе. До поры на меня внимания не обращали вообще, потом РЭБ-щик меня как-то обнаружил (вот хер знает как, там магнитное поле… пипец какое, но обнаружил). И в перебеге к укрытию я чуть не словил снаряд тяжа.

Так, значит больше рисковать не будем, а лучше отойдём и сменим позицию. Тем временем от Могильщика отстрелили разгонник, что он сопроводил трёхэтажным матом. Я бы ему помог, но соблюдал радиомолчание от греха — хрен знает как, но меня РЭБ-щик обнаружил, а значит и запеленговать, теоретически, может.

Отошёл я на несколько укрытий назад, примерился, просчитал траекторию, да и кинул в боевой чат:

— Ракетами, Могильщик. По периметру щита, сейчас!

А сам, в этот же момент врубил прыжковый движок, для, как неудивительно, прыжка. Даже если РЭБ-щик перехватил — времени у вражин нихрена нет, почти наверняка не успеют. Ну, а если успеют… не будем о грустном.

Впрочем, не успели — ракеты без отклоняющего поля благополучно расцвели цветами разрывов, а на мелкого меня никто не обращал внимания.

Так что впечатался Краб в магнитное поле и стало меня по нему елозить. Ну, значит, схема, заключил я, активируя схему. И благополучно провалился под поле — правда нижние манипуляторы показали сбой, да и хер с ними, пока.

Провалившись, я врубил прыжковый движок импульсом, пнувшим меня к Черепахе. И пробил ещё в полёте реакторную зону клешнёй, покатившись по инерции дальше. Да и сам помогая, потому как оказаться под ногами тяжа мне не улыбалось. Вот с тылов — самое то, заключил я, ещё поднимаясь и врубая резак, устраивающий вражине «анус запеканус».

Тяж задёргивался, поворачиваясь, но вздрогнул от попадания Иглы, а потом — несколько трассеров от Могильщика просто сбили его с ног.

Ещё трёх секунд поджаривания и тройки попаданий хватило, чтоб ложемент Жабы отстрелило. И остался РЭБ-щик, потерянно топтавшийся и, наконец, открывший ложемент — форма сдачи была такой же, как и на саргасской арене.

Тотчас же по открытию ложемента распорядитель загундел старую песню о дартаньянах и пидарасах, ну а мы потопали на Кистень.

— Дурацкий щит, — констатировал я, после поздравлений народа всяческих.

— Но локально, в рамках арены и данной схватки — эффективный, сэр.

— Не спорю, но будь ракета помощнее, то Черепаху даже не нужно выводить из строя — просто откинуть ударной волной.

— Но против нашей команды и разгонников — эффективно, сэр, — настаивал Дживс.

— Не спорю, говорю же, — продолжал не спорить я. — Но в поле я на Досы такое не поставлю.

— Тут уже с вами не поспоришь, сэр, — признал эфиряка.

А дальше произошёл облом — я рассчитывал, что многочисленные наймиты Дживса с Котей доставят мне выявленного хакера. Но эта парочка взяла, да и обломала меня:

— Захватить можно, сэр. Но скрыть источник захвата, если кто-то проявит интерес — не выйдет. Наёмники не будут подставляться, принимая на себя ответственность, ни за какие деньги, сэр.

— Продуманные какие, блин. Впрочем, сам такой.

— Можно нанять бандитов… — начала было Котя.

— Нет! — отрезал я. — И это принципиально, Тень. Работающие в рамках всеобщих законов наёмники — да. А имеющие свои бандитские, или там вообще не имеющие — бандиты и упыри. И дел с ними Клешня иметь не будет, так что учти и для себя.

— Учту, Краб. Хотя я… но да, рамок торговых конфликтов я не нарушала, — задумалась она.

— Вот-вот, — покивал я. — Значит ждём окончания контракта и рвём на Центральную. НО! — поднял клешню я. — Раз с захватом, без жуликов, никак, то следить за тушкой этого хакера надо! А то рванёт, паразит такой, в соседний Сектор. Хер его найдёшь тогда.

— Займусь, сэр. Заодно продолжим мониторить сетевое пространство. Вероятность, что этот хакер заказчик информационной атаки на Клешню пренебрежимо невелика. Соответственно, могут всплыть и иные исполнители, что приблизит нас к заказчику.

— Ну да, в суп я этому, — потыкал я в морду хакера, — не плевал. На ногу не наступал, да и вообще — вижу эту отвратительную морду в первый раз. Так что всё правильно, ищите заказчика. Ищите во всех углах. Ищите, — убедительно подчеркнул я.

Тем временем, прошёл ещё один аукцион, который Клешня, по причине не слишком обильных финансов пропустила. Даже узнавать, что там было, не стал.

И, на удивление, зачастили ко мне какие-то служки, с приглашениями от аристо, которых не знал, разве что, возможно, мимоходом видел, но точно не запомнил.

Так мол и так, лорд Нунихерасебефамилия, прям жаждет и будет счастлив видеть капитана Дрея на «завтраке, обеде, ужине».

— Приглашение к деловым переговорам, синьор капитан, — выдал виконт, которого я привлёк, как консультанта.

Ну, контракт сейчас, конечно, есть, почему бы не проверить. Может что интересное предложат, заключил я, намундиривая мундир. Ну и направился на аристократический пожрать, благо звали меня в одной персоне.

— Капитан Дрей, у меня к вам есть предложение, — перешёл некий лорд Стис, после обсуждения что «в этом сезоне климатизаторы Арены, очевидно, сбоят». — Как вы смотрите на заключение долговременных деловых отношений? Уверяю, в средствах вы будете не ограничены.

— Никак, лорд Стис, — честно ответил я. — Ныне я связан контрактом, — на что последовал кивок. — Но после него открыт для новых.

— Я имел в виду несколько более плотное сотрудничество, капитан.

— В гвардию вашу, что ли? — усмехнулся я, на что это лордство на серьёзных щщах мне покивало. — Нет, лорд Стис. К этому я отношусь отрицательно, — уточнил я.

— Жаль, капитан. Но свяжитесь со мной, если передумаете.

— Не передумаю, — отрезал я.

Но дело в том, что каждая лордская морда, звавшая меня на пожрать, в той или иной форме, хотела заграбастать Клешню! И каждая, понимаешь, зараза, на моё крабски-однозначное «Нет!» корчила гримасу, на тему — ломается и кокетничает. Чуть в аристократичные рожи бить не стал, честное слово! Но удержался.

Потеребил девчонок, Дживса — те плечами пожали. Ну и пошли мы всей компанией теребить виконта, нашего заказчика и консультанта.

— Ожидаемо, сеньор капитан, — выдал синьор Помидор. — Тут дело в том, что… ваш отряд слишком силён и автономен.

— Не понял.

— Хм, попробую сформулировать. Смотрите, капитан: есть команды наёмников, работающие на фронтире. Подчас они крупнее по тоннажу, нежели ваш отряд. Но они довольно невысокого, по меркам Турнирной Арены, уровня. На ней не выступают и, соответственно, никому не интересны. Есть чисто аренные наёмные отряды, но они меньше, работают давно, Арену не покидают. И доказали свою нейтральность. А вы… не то и не то, капитан. Слишком сильный, слишком автономный отряд. При этом, вы не доказали годами своей нейтральности и беспристрастности, как наёмники.

— Делать мне нехер, ещё доказывать, — буркнул я.

— Тем не менее, синьор капитан. Ситуация такова, что по силам вы более напоминаете Малый Дом. А это подразумевает вассалитет.

— Нахер.

— Или объявите свой титул и статус. Тогда нейтральность и неподконтрольность будет восприниматься как у независимого Дома. Кем, как по мне, вы и являетесь, просто без объявления.

— Тоже нахер, — буркнул я. — Всё равно свалим с этой Арены после контракта с вами, виконт.

— Как пожелаете, сеньор капитан. В данном случае я просто объяснил причину поведения собратьев из Великих Домов.

— Да, благодарю, — кивнул я виконту. — И в покое не оставят, блин. Вот неймётся всяким, делать нечего.

Так что на приглашения Дживс стал отвечать причинами в виде приступов необоримой диареи. Может, рассчитывал я, меня посчитают конченным засранцем и перестанут звать в свои гвардейские кагалы.


Глава 16


В общем, ещё через три дня помидорий Дом объявил нам последний и решительный бой. В общем-то совершенно неудивительно, так как в среде аренных наёмников появились совершенно однозначные настроения, в плане: а ну нахрен эту Клешню, а то окажется в каком-нибудь неприятном месте Доса, а то и организма.

В общем-то логично, но тот факт, что им понадобилась неделя — напрягал. Причём ни синьор Помидор, ни Дживс, сказать, что за сволочизм помидоры-убийцы нам готовят, не могли. Очевидно, не найм, а вот что у помидоров сныкано на планетах в закромах не знал ни виконт, ни эфиряка.

Соответственно, надо было гадости мониторить, но мы с Дживсом понимали, что в текущих условиях может и не отреагируем, просто не успеем. И, за пару дней до схватки, новости меня не порадовали.

— Дживс, друг мой, — начал, я ознакомившись с данными о грузе помидорьего корыта, час назад пристыковавшегося к Арене. — Я всесторонне обдумал ситуацию, и могу сказать только одно — это пиздец.

— Сэр, со своей стороны, обдумав ситуацию, не могу вам возразить.

Дело вот в чём: хрен знает из каких недр, но помидоры извлекли излучатели, аналогичные тем, что стояли у меня на байке. Сволочное излучение, накапливающее заряд на атомарном уровне и нахрен плавящее фактически всё, что можно было расплавить и жгущее всё сжигаемое. Из недостатков — необходимость удерживать область поражения от полутора до четырёх секунд, в зависимости от угла облучения. Этой пакости нужно было накопить критический заряд, чтоб область воздействия мгновенно нагрелась до почти десятка тысяч градусов.

Но это недостаток в динамическом, пустотном бою. А нашим тяжам однозначный и безоговорочный пиздец, как и было сказано. А потом и мелким нам, не вытянем, не наизвиваемся мы так, чтоб не дать излучателю накопить заряд. Их шесть, блин!

Тот факт, что кроме этих излучателей, на шестёрке Вампиров нихрена не было — легче не делал. Сняв обвес, эти вампиры обвешали неприличным количеством брони, да ещё щиты впихнули, пусть дохлые, но всё же.

— Так, Дживс, симулятор, — перестал рефлексировать я. — Будем разбираться.

И ещё пара часов работы со симулятором показали неприятную картину. Самый лучший расклад — остаётся два Вампира и тяж поддержки вражин. Нас не остаётся, ни в каком раскладе. Разве что без потерь вражины не обойдутся, даже в самом худшем варианте, но это слабо радует.

— Так, Дживс, давай думать.

— Давайте, сэр.

— В стандартных раскладах… ну ты сам видел, — махнул я клешнёй.

— Имеет смысл сменить расклад, сэр.

— Именно! Это, мать его, лучевое оружие! Пусть и хитровытраханное, но лучевое! И ему нужна видимость, пусть не для поражения, то для наведения!

— Дымопылевая завеса? Логично, сэр. Но…

— Сам знаю, что долго не продержится, размеры немаленькие, а надо ещё эту сволоту найти. Хотя можно дымить тяжами… Но, давай думать, как бы сделать завесу посподручнее.

— Сэр, нанодроны?

— Что-то такое, Дживс. У нас два дня, я хочу залить эту гребучую арену дымом. И ЗНАТЬ где в дыму эти сволочи.

— В таком варианте… шанс на победу приближается к семидесяти процентам, сэр. И, если противник не использует РЭБ-средства подавления, определить местоположение вражеских Досов в дымопылевом облаке получится, хотя не слишком точно.

— Препятствием излучателям облако не станет?

— Незначительно, избирательное действие на кристаллическую решётку, сэр.

— Аморфное покрытие на Досы?

— Интересная идея, но не поможет — среагирует металл ПОД ним, само же излучение незначительно ослабнет, сэр.

— Ну нет и нет, хер они в дымопылевом облаке, куда не надо, попадут. Но наших тяжей надо укрыть от обнаружения, Дживс.

— Давайте смотреть и считать, сэр.

Сели, стали читать. За тот срок, что остался — я мозги нахер спалю, создавать нанороботы. Да и вообще спалю, если пихать какой-то особо продвинутый функционал.

Но вот магнитные аномалии — выявить можно. Правда с допуском плюс-минус лапоть, на корабле например, ну или в месте с большим количеством металла — вообще, хрен что поймёшь. Как и на открытом воздухе бессмысленно, но вот в текущих условиях, с двухметровым слоем искусственного песка на палубе, с полимерными укрытиями — проканает.

Так что выходила картина предполагаемой битвы такая: Досы я чарую на защиту от излучателя — пара секунд в плюс, для накопления критического заряда, при столкновении с такой хренью совсем не лишние. Клепаю недонаниты, для нашей особой дымыпылевухи. Последнюю грузим в гранаты, да и просто в тяжи, пусть дымятся, поддерживая концентрацию.

А сами втроём (ну не боец Мыш, тащить его с собой просто глупо), лезем чинить резню. В идеале, мы тяжам целеуказание дать сможем, но это так, маловероятно, проканает только если вражины совсем идиоты.

И, в принципе, справляемся. Вампиры бронированы, как сволочи, но у нас пробойники не пальцем, а двумя, а то и тремя деланы. При этом оружия у них кроме излучателей вроде и нет. По крайней мере на текущий момент.

Собрал народ, кроме виконта — нехер ему о шпионской информации знать, вывалил радостные новости, ну и потопал возится с Досами и недонанитами.

Спать не пришлось, так что к моменту начала боя кровь и стимуляторы равноправно плескались у меня по венам. Но всё нужное сделал, боеготовы были, а отоспаться после окончания контракта успею.

Правда виконту пришлось объяснять, что работаем с дымом и пылью, причём из объяснений — интуиция.

— У вас есть агент в Доме Пмодро, синьор капитан?

— М-м-м, — неопределённо промычал я.

— Если вас беспокоит, как я отреагирую на то, что у вас есть источник информации, то смею заверить: положительно.

— Хм-м-м?

— Секретность, как и выпытывание секретов — неотъемлемая часть турнирных боёв, синьор. И получения вами информации о противнике — доблесть и мудрость, а не постыдное выведывание.

— Угу.

— Я понял, сеньор капитан. Мне что-то стоит ещё знать?

— Ы-ы-ы… тьфу, привязалось! Нет, виконт. Работаем в дыму, вам остаётся только постоянно находится в движении и ждать целеуказания. Если, конечно, оно будет.

— Понял, сеньор капитан, будет исполнено.

— Угу.

И вот, открылись ворота на арену. Мамонт, ещё до нашего захода закинул парочку гранат, создавая на выходе дымопылевое облако. Я скользнул на арену, отметив, что вражины уже лучат по входу.

— Вход под огнём, проходите бегом и сразу в сторону! — выдал я, но опоздал.

Потому что ответом была вспышка раскалённого металла.

— Аспид, косячник криворукий! — расстроился я. — Ждёт тебе тренировка жуткая и клешня карающая!

— Виноват, Краб, — пищал косячник. — Думал проскочу. Может не надо клешни? Аспид не так сильно и пострадал.

— Ни хера ты не думал, — по пунктам ответил я. — Надо, Аспид, надо. А не пострадал — да щаз! Небоеспособен, блин! Валяйся теперь и жди кары неминучей!

Пока я крабил у стены, народ, кроме одного косячника, просочился на арену. И более косяков, к счастью, не наблюдалось.

Более того, гранаты исправно летели в зал, затапливая турнирный зал дымом. И, за минуты три, благополучно заполнили.

— Работаем, Игла. Парой — спокойнее будет, — выдал я, убедившись, что магнитные искажения на тактической карте движутся к нам, тогда как толстое и большое — остаётся на месте. Очевидно тяжи.

И выдвинулись мы в дым. Вот как я не ругал Нади в свое время, за «снайперско-рукопашный» Дос, но вот в который раз оказывается такой выбор очень к месту.

Впрочем мысли — мыслями, а дело делом. Враги двигались тройками, двумя отдельными маршрутами. Помянув добрым словом Серпентофила Косячного, я решил, как нормальный Краб, начать с левых.

Потихоньку подобрались, разошлись с Иглой, охватывая группу с боков, ну и по команде рванули к крайним врагам. Я подскочил к Вампиру, вгоняя клешню в пузо, что вызвало отстрел реактора — и клешню, чтоб его, заклинило, откинутым лепестком брони створа реактора!

А третий Вампир навёл на меня излучатель. Впрочем, выстрел разгонника сбил ему прицел, а Игла, тем временем, сломав своего Вампира, срубила пробойниками-клинками излучатель и сенсорный блок, а после окончательно вывела Дос противника из строя.

— Уходим, срочно. И спасибо, — бросил я, выковыривая застрявшую клешню.

И драпанули мы, что сделали очень вовремя — по месту схватки отстрелялся тяжи, и, подозреваю, замершая троица Вампиров — положение было примерное, но, похоже, они выстроились рядком, стреляя в сторону схватки.

Но, нас, к счастью, там не было, хотя несколько раз по Досам скользнуло лучами, к счастью, мельком.

— Блин, не хочу с ними связываться, — сообщил я Игле, имея в виду замершую и палящую во все стороны троицу. — И тяжи у них психованные, прибьют ещё.

— Думаешь наших навести?

— Угу, раз уж средства РЭБ не применяют.

— Как по мне — правильно.

И стали мы аккуратно приближаться к троице, чтоб дать нормальное целеуказание. Но… то ли сенсоры у них были слишком хороши, то ли ещё что… в общем, лучи скрестились на Крабе за сотню метров до точки уверенной локализации.

— Врассыпную! — только и успел бросить я, откатываясь.

И тут же по месту, где мы были ударила ракета. Нади просто покатилась, а меня подкинуло метров на десять и… Ну вот реально невезучая нога — оторвало нахрен левую ногу Краба. А я врубил прыжковый движок, пролетая над троицей.

— Огонь, Помидор! — рявкнул я, давая чёткое целеуказание, ну и получив ещё один пинок от взрыва, правда уже без повреждений.

И, уже катясь по песочку, отметил общую целостность Иглы.

— Отбой дыму, выцеливайте тяжи! Игла, сбор у наших, — отдал команду я.

— Состояние, Краб? Меня, по-моему, твоим манипулятором стукнуло, — выдала Игла.

— Нормальное, и без него справлюсь. Достало, уже в который раз отрывает, — буркнул я.

— Я к тебе, — отрезала Игла, на что я промолчал, чтоб не устраивать семейную сцену в боевом чате.

Через минуту надин Дос показался и, слова не говоря, подхватил Краба манипуляторами.

— Помнишь второе задание? — в личном чате спросила Нади.

— Да, помню. И ногу эту гребучую. На ней что, написано — убивать Краба сюда?!

— Судьба твоя, крабья, такая, — хмыкнула Игла, топая к нашим.

Тем временем, вражины пробовали переРЭБить Мыша, но, тот был в нормальной комплектации, так что хрен у них вышло. А Помидор выдал в чат:

— Мне бы хотелось, синьор Краб, закончить эту схватку лично.

— Не вижу препятствий, виконт, жгите, — изящно ответил я.

Ну и как только дым начал развеиваться, Разоритель, слегка отступая от отдачи, затеял канонаду. Всё-таки сильный пилот, отметил я чётко «ведущие» двух вражин стволы, невзирая на смещение Доса и отдачу.

В общем, два тяжа просто не могли толком стрелять, так их мотало. Ракеты, всё же выпущенные, перехватил Мыш. А через пару минут канонады послышался голос распорядителя:

— Турнирный бой права и чести завершён победой виконта Солана Пмодро. Турнирная Арена поздравляет победителя и просит прекратить огонь.

После чего виконт стрельбу и прекратил. А я отказался от чести быть несомым Иглой, и занял место в манипуляторе Могильщика, правом. В левом же изображал умирающего змея Серпентофил Косячный.

Дотопали до Кистеня, начали вылезать из Досов, и только я подумал, чем полезным заняться, как подскакивает ко мне синьор Помидор.

— Синьор капитан, примите мою искреннюю благодарность! Блистательная победа! Контракт закрыт, оплата переведена.

— Ну и зашибись…

— Приглашаю вас и всех вас в Краба на орбите, на праздничный банкет!

— Эм-м-м… Хм.

— Ты обещал, Ан, — напомнила Нади.

— Было дело, — признал я. — Ну, отпразднуем, значит.

И, через полчаса, направилась Клешня в кабак, включаю Серпентофила. Который в тщетной надежде избежать карающей клешни, ныкал тело тщедушное в коллегах, но я всё помнил. Так что, хех, не поможет.

А в Крабе был Краб, которого я поприветствовал, коснувшись виска. И куча всяких аристо — как оказалось, виконт подготовился.

И вот, блин, опять — помимо «здрасти» всяческих, снова подкаты на тему: а не желает Клешня в целом, и капитан Дрей в частности лечь под наш бледный аристократический Дом?

Меня, признаться, достало вежливо посылать этих аристо, так что с третьего рыла я просто мотал башкой и многозначительно тыкал клешнёй в Краба на орбите.

К счастью, доходило, отваливали. А Лэлли даже посмеялась, но, отходя, предупредила:

— Весьма изящно, капитан. Но принять предложение вам всё-таки придётся. Или объявить себя самостоятельной фигурой, чего вы, увы, не можете себе позволить. Так что Дом Ренци держит для вас двери открытыми. Поверьте, лучше условий вы не найдёте, — и срулила.

— И искать не буду, — буркнул я, скорее нашим, поскольку дамочка уже отошла. — Заканчиваем дело на центральной — и на фронтир.

Правда, то ли модификация, то ли ещё что — но Лэлли на меня обернулась и помотала головой. Ну а я, чтоб не стоять как дурак, помахал клешнёй.

А вообще — просто не будем к станции Турнирная Арена стыковаться. Да и лезть на неё не будем, а аристо эти с гвардиями и всякими их «положено» — пусть без нас тусуются.

Часа через три после начала банкета я начал собираться, да и направились мы к Кистеню. И тут смотрю, виконт с нами чешет. Вроде бы, контракт закрыт, денежка нам упала — что ещё?

И полюбопытствовал я, чего синьор Помидору надо-то.

— Как что, синьор Краб? — удивился он. — Направляюсь на место службы. Я же пилот компании Клешня.

— Э-э-э… виконт, как бы это… вы же из-за правил вашей арены так поступили?

— Не вполне так, синьор капитан. Выход из ситуации с постом главы Дома, по результатам турнирного поединка автоматически выводит меня из состава Дома. Я им теперь родственник, не более. И, я рассчитывал… — задрал нос виконт, с обидой.

— Да я, в целом, не против, — озадачился я. — Да и команда… — кинул я взгляд на народ, который воплей «на хер этого противного сеньора Помидора» не издавал, — тоже не против. Так что тут скорее недопонимание. Добро пожаловать в Клешню, виконт, — протянул я соответствующую конечность, которую собеседник и пожал.

— Забавно вышло, — откомментировала ситуацию уже на клешне Нади. — Я тоже, признаться, думала, что он нас покинет после поединка.

— И зря, надо было у меня уточнить, — покидала на нас укоризненные взгляды Лиса. — Полноценный контракт сотрудника, с долями и ставкой.

— Э-э-э… то есть мы ему, с его же оплаты, должны? — дошло до меня. — Вот, блин, жук!

Посмеялись, Лори пожаловалась на опять отсутствующую у Краба ногу.

— Ты знаешь, — честно признался я. — У меня возникает ощущение, что этот манипулятор надо или забронировать корабельной бронёй, причём только его. Или кидать им в противников — стрелять будут только по нему, а мы в это время… — повеселились опять, и тут я вспомнил. — Так, Дживс. Хватит хернёй маяться, нам на Центральную надо!

— Предполётная подготовка начата, сэ-э-эр. С того момента, как личный состав Клешни оказался на борту, если вас это интересует.

— Уже не интересует, ты всё рассказал. Эта козлина хакерская никуда не сбежала?

— Согласно имеющимся у меня данным — нет, сэр.

— И больше никаких козлин не нарисовалось? — уточнил я.

— Следов деятельности подобных «козлин», сэ-э-эр, не выявлено ни силами Клешни, ни силами наёмных специалистов.

— Значит надо его как-то поаккуратнее убивать… тьфу, в смысле руки отрывать и в жопу засовывать… Да блин! В смысле брать и допрашивать! — собрался я, порка девчонки опять ржали над моими праведными устремлениями, паразитки такие!

— Сражён приступом вашего невиданного гуманизма, сэ-э-эр.

— Ты это, сражённый, Кистенём рули, — уточнил я.

— Рулю, сэ-э-эр. Кстати, вынужден напомнить, что просто так ввалится к сертифицированному специалисту по компьютерной системам, на станции, чревато боестолкновением с силами безопасности станции.

— Вот бли-и-ин, — дошло до меня. — И секретность ещё эта…

— Именно так, сэр.

— Надо думать, — веско решил я.

— Трепещу в ожидании, сэ-э-эр.


Глава 17


Пока Дживс рулил Кистенём и трепетал в ожидании, я думал мысль. На тему, вот есть у нас хакер, явно ведущий враждебную деятельность против Клешни, и вообще гад. При всём при этом — сертифицированный и зарегистрированный специалист. А значит, если мы к нему ввалимся, засунем криптотермальный ректоанализатор в соответствующее место, мы бандиты и придётся станцию воевать. А для беспрепятственного засовывания ректоанализатора, надо власти станции в известность поставить, причём не просто «Клешня и наш капитан желают помучить налогоплательщика, о чём вас уведомляем», а с доказуями, обоснуями, почему хакер гад, а мы право имеем, а не моллюски дрожащие.

Всё это весело, понятно, но беда в том, что вероятность того, что этот тип — наёмник, тоже не особо много знающий, очень высок. И стукачи у неведомого злодея могут быть в станционном начальстве, в общем неприятная картина вырисовывается.

— Ты знаешь, Дживс, — протянул я, после тяжкой думы. — Выходит, что надо нам бандитствовать. Хакернепингом, блин, заниматься. Да и Кистеню как Кистеню в окрестностях Центральной мелькать не стоит.

— Сэ-э-эр, я не зря трепетал — вы меня изумили! Какие гениальные выводы, сэ-э-эр!

— Охеренно смешно, — кисло ответил я. — Не люблю бандитствовать.

— А это похвально, без шуток. Предлагаю, сэр, поступить, как и наш недоброжелатель.

— Найм? А есть специалисты должного уровня, надёжные и прочее?

— Теоретически есть, сэр. Но я предлагаю повторить ситуацию с нашим свежим пополнением.

— Хм, погоди… — задумался я. — Это, значит, как синьор Помидор… То есть, например, Хелисе не понравилась дискредитация организации. Она своими силами нашла информацию… И просто, как частное лицо, выступило в качестве заказчика! — победно заключил я.

— Примерно так, сэр. Довольно скользкий юридический момент, крайне не рекомендую его использовать. Но, в данном случае — мы ТОЧНО уверены в виновности данного человека. И подтверждение его враждебной деятельности мы обнаружим, это факт. Соответственно, контракт вполне официально оформляется, а вот ставить власти станции в известность о его наличие придётся только в том случае, если в процессе его выполнения будет привлечено их внимание.

— Всё равно бандитски как-то, — кривился я.

— Тем не менее, сэр, вполне законно. Степень ответственности заказчика в таких контрактах предельно высока, обычно власти станций и планет по оглашённым результатам проводят пристрастную проверку, но вполне осуществимо в данной ситуации.

— Так, хорошо, — махнул я Клешнёй. — Как тогда, если всё будет официально и до ужаса законно, пусть и задним числом, мы скроем факт пребывания Кистеня в системе?

— Не будем появляться в ней на Кистене, сэр.

— Эм-м-м… логично, — признал я, уже с улыбкой. — Внутрисистемник… хотя нет, Кирпич — он у нас вполне годится и как межзвёздное судно. Хреновое, но летает.

— Вполне подходящий вариант, сэр. Группа захвата стыкуется со станцией, обеспечить проникновение на неё в моих и Котти силах. А дальше — всё в ваших руках, сэр.

— Ну, в принципе, рабочий вариант. Кирпичом мы осуществим короткий гиперпрыжок, обеспечишь?

— Обеспечу, сэр. Правда остаётся вопрос моего пребывания.

— Хм, да, задачка. С сверхвысокой орбиты ты же хрен до системы доберёшься…

— Точнее — не выберусь обратно, сэр.

— Один хрен. Значит, выходит, Кистень надо оставлять. Твоё физическое присутствие не…

— Не помешает, сэр.

— Хм, вообще-то — да, — с некоторым удивлением для самого себя констатировал я. — Вон какой кабан, даже иногда пинаешься.

— Часто, сэ-э-эр. А уж сколько было ваших безуспешных попыток нанести оскорбление действием — не счесть.

— Если не счесть, Дживс, это возраст и склероз там. А так мало их было: если уж хочу нанести оскорбление, то действую.

— Представлю пребывать вам в этой иллюзии, сэ-э-эр.

— Сам в ней пребывай, мне и в реальности неплохо. Ладно, если по делу, то я, ты… Котя наверное? И Нади. Пилоты наши не особо бойцы, в тебе и Нади я уверен, ну и Котя в общем-то профессионал.

— В текущей ситуации нахожу состав оптимальным, сэр. Единственное, хочу обратить ваше внимание на методы маскировки. Маски в данном случае не подойдут, сэр. И способы транспортировки под вопросом, сэр. Как я понимаю, вы намерены доставить объект на Кистень?

— Ну естественно, чтоб не рыпался и тревогу не поднял.

— Понятно, в таком случае смотрите, сэр, — развернул голограмму Дживс, со схемой Центральной и красной точкой на кольце. — Вот местоположение нашей цели.

— Далековато, — констатировал я. — Так, такси не подойдёт, свой транспорт, мобильный… так мётлы эти!

— Мётлы, сэр?

— Ну эти, байки современные. Кстати, вопрос маскировки снимается — глухие костюмы. Если не попадаться, но если попадаться — так и начинать не стоит.

— Что-то в этом есть, сэр.

— Я знаю, что умный.

— Безрассудное, сэ-э-эр.

— Сам дурак.

— Ваш аргумент несколько устарел, сэр.

— Зато остался всё также жизненен, Дживс. Ладно, собираем девчонок, прикидываем. У нас мётел-то этих наберётся четыре штуки?

— Наберётся, сэр.

Соответственно, собрались, обсудили. Так-то мы охренительно умные, но мало ли, могли и девчонки что-то умное придумать. Но не придумалось, разве что ряд технических деталей уточнили, что и к лучшему. И маски всё-таки оденем — остановит нас какой СБ-шный гаишник, не из подозрений, а просто докопаться — всё не физиономиями своими светить.

И, наконец-то, завалился я дрыхнуть… точнее попробовал. У меня, совершенно неожиданно, нашлись долги. Супружеские, на минуточку. Пришлось отдавать, куда деваться…

Но справился, а на следующий день с доброй улыбкой отловил ныкающегося Лина.

— Пошли в тренировочную, Серпентофил Косячный.

— А может не надо?

— Надо. Вот ты с Искусницей мутишь, хоть защитить теперь сможешь, после наших тренировок. Да и думать будешь, как косячить.

— После ваших тренировок, командир, я Досы врукопашную смогу рвать!

— Вот видишь, какие полезные тре… Стоять, паразит! Куда побежал?! Догоню ведь всё равно, будет хуже, я могу!

Последнее бодрый бег Серпентофила прервало: он знал, что я такой, может быть и хуже. И я почти не зверствовал, так, вполсилы. И бегает этот косячник всё лучше и лучше, блин! Ну да ладно, педагогические тренировки продолжались три дня, после чего я отпустил Лина с миром — очень уж Искусница на меня жалобно смотрела. И лень стало, если уж совсем честно — как спарринг-партнёр Лин всё равно оставался серьёзен лишь в спринте. А тренироваться лучше с Нади и Дживсом.

Подруга, кстати, начала меня тренировать на каких-то шашках саблястого вида, металлических, хоть затупленных… Но больно всё равно. Хоть врукопашную отыгрывался, но не лишнее, так, если подумать. И пару лишних корон с головы снимает — мне и одной хватит, да и она не слишком нужна.

И готовились, само собой, к предстоящей операции. Что, впрочем, в основном затрагивало лишь Котю — она подбирала техномелочь. А мы и так были готовы, только маски сделали, да костюмы с мётлами подобрали.

И вот, через неделю после старта (какие-то сложности с переориентированием были, Дживс объяснил, я нихера не понял, но запомнил), Кистень вывалился вне поля уверенного тяготения светила портальной системы и аккуратно лёг на высокую звёздную орбиту.

Ну а наша четвёрка погрузилась в Кирпич, который через минуту после отстыковки вошёл в гипер и вывалился уже в системе Центральная.

Дживс тут же телом обмяк, духом взмелькнул: надо было обеспечить прикрытие, причём с учётом того, что операция со временем может стать явной.

Так как хрен знает, что за заказчик и где он гнездится. Вполне возможно, нам придётся объявлять полноценный торговый конфликт, ну и, как понятно, обоснуй нужен.

— Наёмники, сэр. Из далёкого сектора, условно нанятые уже Клешнёй, — сообщил он через полчаса телом, когда мы уже подбирались к Центральной.

— Достоверно? — параноисто уточнил я.

— Более чем, сэр. Я скомпилировал ряд деталей, так что даже при запросе в Сектор придёт подтверждение.

— Ну и зашибись. Цель на месте?

— На месте, сэр. Правда, возможно, у нас с Котти будут некоторые сложности, в плане времени, необходимого на проникновение.

— Это, вообще-то, нормально. Я бы скорее беспокоился, если бы сложностей не было. Тогда бы нас точно ждала какая-нибудь жопа.

— Статистически вы правы, сэр. Но, нужно отметить, что от возможности афедронов, различного типа и вида, некоторые технические задержки не защитят, сэр.

— Всё равно вероятность меньше, — отмахнулся я. — Сильная задержка?

— На месте надо смотреть, Краб, — выдала Мелкая, копающаяся в браскомме (видимо Дживс пакетно скинул информацию). — В течении суток проникнем точно, но тут зависит от цели. Если мы не хотим воевать со службой безопасности станции.

— Не хотим, — отметил я. — Значит на месте и разберёмся. Дальше мы?..

— Технический коридор стыковочного отсека, камеры я обману. А потом — вливаемся в поток движения.

Так и поступили — Кирпич был предусмотрительно посажен техническим люком над техническим люком станции, так что мы просочились в канализацию.

Ну а что якобы на корабле сидим — так дело наше, парковка оплачена.

Просочившись по чистому и сухому коридору пару километров, мы вышли к выходу в основное пространство станции и, после команды «по мётлам!» направились к обиталищу хакера.

Через двадцать минут мы были на месте, рядом со здоровым многоквартирным домом в кольцевой части станции. Нарезали круги в его районе, а то Дживс, то Котя, просвещали нас с Нади, на тему сложностей.

— Понимаете, сэр, этот район станции не слишком спокойный, при этом жилой комплекс — фактически элитный.

— Безопасность, понимаю, но расковырять комп…

— Не выйдет, Краб. Тут не меньше десяти отдельных охранных агенств, не считая собственную безопасность комплекса и СБ Станции. И у всех свои фиксаторы и ретрансляторы. Вероятность выявления незаконного проникновения через десять минут от начала — почти сто процентов.

— А хер знает, управимся или нет.

— Именно так, сэр. Соответственно, мы на данный момент мониторим внешние подключения цели, ждём запроса во внешнюю сеть не доставку.

— Еда и прочее? — уточнила Нади.

— Именно так. В таком случае системы зафиксируют факт вполне законного проникновения на территорию. Если бы не направлялись к впустившему — могли бы быть сложности, но в случае заказа питания, товаров или услуг — запрос пойдёт нам, «доставку» осуществим мы. И системы безопасности на это не отреагируют.

— Вот блин, никогда бы не подумал, что система безопасности жилого комплекса навороченнее, чем у мощных корпов.

— Не мощнее, Краб. Просто их много, алгоритмы выявления нарушений могут быть своими. Джи не успеет проконтролировать одновременно все, а мне нужно не меньше суток на подготовку. Но ты же торопился?

— Мы, блин, торопились. Вот свалит этот хакер завтра в какую-нибудь Жопу Галактики — ищи его, свищи, — параноисто уточнил я.

Так, около двух часов, нарезали мы круги по станционному кольцу. Пока, наконец, хакер не захотел пожрать. Ну, хоть не потрахаться завернуть заказал — могли быть сложности, в связи со специфической заверткой. Котя справится, но разные камеры и Нади придётся обмундирование снимать (или мне), что даже с учётом маски — не очень хорошо.

Так что к автоматизированному входу комплекса я спокойно подтопал в защите, весело помахивая прикупленой у автомата сумкой-холодильником. Трансформером, что не лишнее, хех. По пути подумал, а не надо ли мне идти вприпрыжку, напевая песенку, но пришёл к выводу, что это излишне.

Кстати, хотел пойти Дживс, но был коллективно обломан. Его манера общения въелась в него, а курьер сообщающий «ваш обед, сэр!» несколько перебор. Кроме того, с Дживсом лишний геморрой Коте — у него внутрях железяки, так что лишняя работа с магнитомерарми систем наблюдения.

И, наконец, лучше он будет рядом с Котей, для подстраховки. Мало ли, обострится паранойя у какой-нибудь камеры невовремя.

В общем, дотопал я до простых дверей, без охраны — её роль выполняла автоматика, ну и звякнул в нужную квартиру.

— Ваш заказ, господин Жор, — молодцевато пропищал я.

Фамилиё, к слову, хакерской роже соответствовала — отрастил он на сетевом вредительстве щачла, любому хомяку на зависть.

— Что так долго, — разговнился пухлик. — Стоп. Ты не Грен! Тот меньше… Ты кто такой?

— Доставка еды, не знаю никого Грена. Адрес верный? Меня суда направили…

— Жди, — буркнул пухлик, отключившись.

— Сэр, цель направляет запрос в службу, создаём вашу анкету, возможно, придётся продемонстрировать маску, — отмыслетекстил Дживс.

— Вот же скотина параноистая, — посетовал я, подождал минуты три и снова набрал номер конуры хакера.

— Вам доставка нужна или нет? Мне ещё…

— Ты ещё там?! Я ЖРАТЬ ХОЧУ! Бегом метнулся ко мне, а то ещё и отзыв о тебе напишу….

Точно гандон, мысленно заключил я, не став выслушивать потоки говен, прущих из пухлика. И поднялся на этаж, пнув дверь.

— Заноси, живо! — тряся брылями гневался пухлик.

Я зашёл и пробил двоечку по толстым мордасам. Мог просто так, но сейчас бил с удовольствием: не люблю таких. Ну реально, глумится над предполагаемым курьером из-за своих косяков — чистое скотство.

Оглядел довольно захламлённую, кроме рабоче-компьютерного места, студию, после чего стал получать указания от Дживса, на тему что включить, что из неприколоченного прихватить, что из приколоченного отодрать и тоже прихватить.

Расхищение сволочных закромов заняло минут пять, после чего я нацепил на шею пухлику «умную гарроту» — приблудина вызывающая кислородное голодание ума, недостаточное для повреждений в течении нескольких часов, но и не дающая прийти в сознание в течении этих часов же.

Упихал пухлика в развёрнутую сумку, припорошил прочим прихваченным, закрыл и взвалил на плечо. И офигел — ну с перевесом всё понятно, сместился центр тяжести. Но сам пухлик плавал на волнах жира между сотней и полутора сотнями кило, ну и всякая техническая мелочёвка тоже сколько-то весила.

А я хоть и напрягался для сохранения равновесия, но в целом как десятикилограмовую сумку нёс! Впрочем, вспомнив регулярные улучшения колдунством — фигеть я прекратил, правда заинтересовался, сколько у меня сейчас грузоподъёмность?

Ну да разберёмся позже, а пока поправил сумку и потопал на выход. Системы безопасности на меня не орали, сирен не врубали и орд держиморд не насылали, так что спокойно дотопал я до своей метлы, да и полетел. Вот метле лишний вес пришёлся не по нраву — динамика ощутимо ухудшилась. Впрочем, пофиг — нам не гонки устраивать, а добычу до кирпича доставить, точнее на метле — до технического коридора.

Ребята пристроились по бокам, летим мы, значит, летим, как сзади появляется флаер с символикой СБ станции и кидает нам посадочную траекторию.

«Жопа», логично подумал я, но хер улетим. Буду бить правосудию в рыло, не до смерти конечно, а потом драпать как-нибудь…

— Сэр, ничего страшно, — появился текст от Дживса. — С нашим грузом не должно быть проблем, мы с Котти моделируем данные нашей группы, если что — читайте текст.

— Угу, — несколько успокоился я.

Наша четвёрка повисла над крышей какого-то здания на мётлах, а полицай открыл непрозрачное извне стекло, демонстративно высунув лапу с браскоммом.

— Данные, — бросил он. — Так-так. Вы, господин Толь, главный? — на что я молча кивнул. — И что вы делали более двух часов…

— Летали, это, блин, запрещено?! — возмутился я.

— Не запрещено, но был сбой….

— Мы в этом виноваты?! — после чего последовал текст «буду жаловаться». — Я буду жаловаться! Мы свои права знаем! Исправно Станции платим, как отдохнуть после тяжких трудов — тут же…

— Понял, понял, — поморщился полицай, это время изучавший браскомм. — Приношу вам свои извинения, господин Толь. Приятного отдыха, — после чего поспешно закрыл кабину и стартовал с места.

— Что вы там про меня написали? — искренне заинтересовался я.

— Обыватель, увлекающийся аэробайками в свободное от работы время. Юрист, сэр. И куча жалоб на представителей станции, как СБ, так и вообще, в сфере права.

— Забавно, то-то он так рванул, — хмыкнул я.

В общем, добрались до входа на техэтажи, а через час Кирпич выходил на разгонную кривую.

— Будите допрашивать, сэр?

— На Кистене, Дживс. И девчонкам интересно, да и к Центральной если возвращаться — то на Кистене. А вообще — удачно вышло, — наконец расслабился я.


Глава 18


Кирпич прыгнул гирперпрыжком, но наличие Дживса позволило ему прыгнуть в район пребывания Кистеня, так что уже через три часа хакер пришёл в себя. Сидящий на металлической табуретке, в пустом помещении, с радостно потирающим клешни Крабом, в моей роже перед ним.

— Здравствуй, Жор, — поприветствовал я пухлика. — Узнал? — широко улыбнулся я.

— Ты… этот, Дрен?

— Сам ты «этот», пухлик, — отрезал я. — В общем, всё ты узнал, — на что собеседник печально поник брылями. — Так что сдавай заказчика и полный список своих действий, направленных во вред компании Клешня и её сотрудникам. И коды на своё железо сообщай, а то будет… — не договорил, но выразительно размял пальцы я.

— Какого хера ты мне угрожаешь?! Я наёмник!

— Вот и сдавай нанимателя в полном объёме, «наёмник», — логично выдал я. — А будешь врать, скрывать данные — ты уже не наёмник, а подельник. Предпринявший враждебные действия против компании Клешня.

— Где мы… ой, ты что творишь, псих… ой!

— Пинаюсь, — честно ответил я. — Тебе задали конкретные вопросы, вот и отвечай, скотина пухлая.

— Я не… ой! Да хватит уже, отвечаю, отвечаю…

И начал пухлик колоться, как спелый орех. И пинать пришлось не больше двух раз, первый раз пытался слить вину на посредника, притом, что знал источник заказа сам, а второй — не хотел коды доступа к своему железу давать, скотина пухлая.

Как выяснилось — не зря. Часть кодов Дживс с Мелкой раскололи, а вот часть была «на очереди», так что выуженная информация получение данных ускорила.

И, как доложил мне Дживс, пусть в нашем, конкретном случае Жор и вправду наёмник, не более, то в закромах его хранилищ была информация, за которую ряд товарищей, от администрации Центральной, до нескольких Домов аристо, оторвали бы Жору ноги. По самую голову. Причём именно ему — «заказом» в его хакерских делах и не пахло.

Как, впрочем, преступлением тоже, на мой взгляд — вытащил некоторые нелицеприятные моменты на белый свет. Скорее полезное дело сделал, если разобраться, причём по идеологическим причинам (или ЧСВ своё пухлое хотел потешить, не принципиально, главное — результат благой). Так что оповещать «пострадавших, охреневших» об источнике утечки информации я особо не собирался. Правда использовать данную информацию… пришлось.

Дело в том, что на вежливое предложение посидеть в комфортабельной камере Кистеня, до момента, как мы разберёмся с заказчиком, Жор попробовал изойти на гавно. Совершенно охреневший тип: мы обеспечивали еду, воду, даже кислород! Совершенно бесплатно, притом, на время пребывания пухлика на Кистене.

Не оценил, гад такой — стал пищать и вообще вести себя безобразно. Пришлось припугнуть, и парень притих. В общем-то, испугался достаточно, чтобы можно было его отпускать, но возвращаться в Центральную и тратить время, да ещё с риском подставится под какого-нибудь наблюдателя — нахрен надо. Соответственно, выкинем Жора на Арене, пусть попутешествует.

А вот заказчик, нанявший подрядчика, нанявшего Жора, пребывал в системе Арена. И, судя по всему, тоже был подрядчиком! Просто вполне официальная фирма, с вывеской рекламных услуг. То есть, работу с хакерами эти ребята не афишировали, но и не скрывали — момент, для тех «кто в курсе». И, опять же, гадостей мы им не делали, и, судя по всему, их просто наняли.

— Блин, сколько ещё этих посредников гребучих будет, — посетовал я.

— Три-четыре — цепочка средней секретности, — просветила меня Котя.

— Писец, толстый, полярный, — затосковал я.

— А почему писец, Ан? — не поняла Лори.

— Потому что… ладно, уговорила, «пиздец», — сдался я под тяжестью языковых заморочек.

— Так гораздо понятнее, — довольно покивала механик.

В общем, добрались мы до системы Арена за дюжину часов — точку-старт нашу никто не знал, а у Жора всё равно кроме его слов ничего на нас не будет. Даже если в его пухлую голову придёт вариант нам гадить, по собственной инициативе. Что, прямо скажем, маловероятно: бледно-зелёный, обильно потеющий хакер не желал иметь с Клешнёй ничего общего, робко надеясь её забыть, как и что про него забудут. И крабкомм его искренность подтвердил.

И вот на Арене оказалась фигня, после которой идти в рекламно-клеветническое агентство смысла… не было. Самое забавное, что дискредитация им велась, даже ряд моментов нам неизвестных Дживс нарыл. А вот кто заказчик — нет.

— Понимаете, сэр, — несколько недоумённо заключил он. — К приёмной прилетает дрон. Скидывает деньги и текст заказа и… разрушается, сэр.

— И эти придурки берутся за заказ? При том что подставляют сами себя? — хмыкнул я. — Вообще никаких данных по заказчику?

— Как ни прискорбно — никаких. Не искали, сэр. Каждый акт вредительства оплачивался отдельно, но момент выпуска дронов если и был зафиксирован камерами торгового центра, то уничтожен — подобная информация хранится не более десяти дней, после чего на носители записывается информация поверх старой.

— И последний раз одиннадцать дней назад. Обломно, ещё вчера были шансы… Хотя, этот козел бывает у этих сволочей регулярно, судя по заказам.

— Судя по заказам — да, сэр.

— Тогда ставим жучки, подключаетесь к камерам и прочее, — логично сделал вывод я. — С этим-то справитесь? — параноисто уточнил я.

— Справимся, Краб, не неумехи мы, — надулась мелкая.

— И, вынужден отметить, сэр, что и отправляющий дроны также может быть посредником.

— А то я не понимаю, партнёр, — хмыкнул я. — Ладно, работайте, будем ждать и ловить.

И начали Дживс с Котей работать, а мы ждать. Но, внезапно, оказалось, что делается это в системе Арена херово. С ловлей вообще ничего не выходило, по причине отсутствия дронов и дронапускателя. А с ожиданием подгадили местные аристо. Причём не просто подгадили разок — это выходило у них этаким динамическим состоянием.

Почту Клешни занудно засирали почтовым спамом, с приглашениями и прочей фигнёй. Причём тон в среднем по аристократнику менялся от «а не посетите ли, мы будем усраться как счастливы», до «столь наглое игнорирование Нашего приглашения — однозначно враждебное поведение к нашему Великому Дому».

То есть, эти тупорылые товарищи просто отказывались принимать Клешню как независимых наёмников! Каждая скотина пищала хрень в стиле: раз вы не с нами, то вы против нас!

И самое поганое, что к концу недели вылавливания появились последствия — ряд торговых станций просто отказывался с нами работать, из-за «враждебного поведения к Дому Очередных Жопошников».

Ситуация хреновая и на пару приглашений я сходил, на пальцах пробовал объяснится… А аристо похер! Вишь ли, мы в рамках их понимания реалий ДОЛЖНЫ под кого-то ложиться, раздвинув булки. Ну или сами становится аристократичной шоблой, в смысле самостоятельным игроком.

И, блин, на фоне этого копошения поиски сволочи если не побледнели, то стали менее актуальны.

Ну и сижу я, значит, в благородной задумчивости, на тему что нам со всем этим делать и как дальше жить. А тут из ряда девчонок, копошащихся в округе по каким-то неведомым делам, выдвигается Лиса и начинает мне вопросы спрашивать:

— Ан, слушай, понятно, что заказчика поймать — дело наиболее важное. Но эти «Продвижение», — как обзывалась рекламно-гадская контора, — ты просто на них махнёшь рукой?

— Да щаззз! — аж возмутился я, выйдя из благородной задумчивости. — Доказательства у нас есть, объявим им полноценный торговый конфликт, сломаем всё, что ломается. Отпинаем всё, что пинается. И в душу можно плюнуть, но тут я не большой специалист, — признал я. — Это на вас, девчонки. Но пока…

— Рано, понимаю, — покивала Лиса и тут селектор эфирячьми голосом стал нудить на всю каюту:

— Сэр, с Кистенём связался лорд Гнер…

— У-у-у… — скорбно откомментировал я этот факт. — Дживс, я вроде этого лорда посылал… раза три?

— Пять, сэр. И два раза я. Но вынужден констатировать, что тон лорда на данный момент чрезмерно агрессивен. Он угрожает дуэлью, а если вы не появитесь — торговым конфликтом…

— Убью, — внешне спокойно, но внутренне зверея выдал я. — Меня это лордьё ДОСТАЛО! Давай связь, щаз…

— Погоди, Дживс, — вдруг вмешалась Нади. — И послушай, Ан.

— М-м-м?

— Ну, допустим, прирежешь ты этого Гнера на дуэли. Точнее даже не допустим, прирежешь, — поправилась она. — И?

— Блин, ты имеешь ввиду, что нихрена не изменится? — кисло уточнил я.

— Именно это… — выдержала паузу, подмигнув мне, Нади, — …я и имею ввиду.

— Вообще — да, — через полминуты обдумывания выдал я. — Даже если я ему оторву руки и ноги, запихаю их в жопу, аристо не отцепятся. Валить надо из этой дурацкой аренной системы, на простор, на фронтир… Только блин казёл этот, гадящий…

— Нам же его надо только найти? — уточнила Лори.

— Ну вообще — да, — уже с интересом ответил я. — Лори, ты — гений. И попа у тебя лучшая в галактике, — через минуту пожмякал названный аксессуар я. — Дживс, включайся в беседу, будем думать.

— Включаюсь, сэр. Но вынужден констатировать, что лорд…

— Достало! Переводи вызов сюда. Приём, это ты там лорд?! — рявкнул я.

— Капитан Дрей, ваше…

— Да пошёл ты в жопу, лорд! Не до тебя сейчас, люди делом заняты. Очисти эфир! — с облегчением послал приставалу я.

— Конфликт не начнётся? — обеспокоенно уточнила Лиса.

— Начнётся и похер. Реально достали! Вытащу свору этого лорда на турнирную Арену, блин. Порвём нахрен!

— Кроме того, вряд ли лорд захочет переводить конфликт в острую фазу, Хелиса. А если бы не невоздержанность капитана…

— То этот хмырь трахал бы мой мозг ещё очень долго! Реально, в жопу его. Давайте лучше думать, как этого дрононосца ловить.

В итоге, перебрались из нашей каюты в кают-компанию, где к нам присоединился Дживс и Котя. И, компанией, в соответствующей каюте, надумали такое решение: мы оставляем на станции с рекламщиками трёх донных раков. Обнаружить полиморфный металл их тел на текущем уровне технологии удастся, только если они этого захотят. Один мониторит контору, два входы, физически. Плюс делаем им подключение к системам наблюдения торгового центра. Раки — это не камеры склеротичные, раки — это сила, то есть в памяти они держать картинку с дроном будут и дрононосца выявят, путь уже на месте путём исключения. Ну, как минимум круг таких людей.

А на этот круг они сотворённым мной колдунским прибором поставят эфирную метку. Так что даже если свалит дрононосец из системы, да даже из Сектора — с год его найти можно будет.

— Сэр, должен отметить, что в этой схеме есть слабое звено.

— Это если пускателя дронов настоящий заказчик прибьёт? — уточнил я.

— Именно, сэр.

— Понимаю, но вариантов не вижу. Торчать Кистеню в аренной системе противопоказано. Можно, конечно, улететь, вернутся инкогнито… Но опять ждать. А мы, между прочим, наёмники, как-никак! И ребята уже Могильщиком задрючены, и Могильщик задрючился дрючить ребят… В общем, нужен контракт. А если этот козел перестанет гадить вообще и заляжет на дно — обидно будет, что не покарали по всей строгости, что да то да, — признал я. — Но расклады, блин! Нас эти аристо даже на турнирные и потешные бои не пускают! — взорвался я. — И дождёмся мы полноценной войны с Домом. В общем, — развёл я клешнями, не договорив.

— Я понял вашу позицию, сэр. И не могу сказать, что я её не разделяю. Ищу контракт, сэр?

— Всё подготовим, сделаем. А вот тогда вместе и поищем.

— А отчёты о тратах на этого Жора всё идут… — вдруг нейтральным голосом заявила Лиса.

На что мы с Дживсом переглянулись, в надежде найти придурка и рукасуя в наших партнёрских делах. Поиски увенчались блистательным успехом — мы перевыполнили план, обнаружив двух таких.

— Мдя, — констатировал я.

— И не говорите, сэр, — согласился Дживс.

— Ладно, значит выпнем его. Теперь можно, — попробовал я ситуация вытянуть.

Но, судя по ехидным физиономиям девчонок, нихера у меня не вышло. Ну и чёрт с ним, мысленно махнул я клешнёй.

А после выпинывания на первую попавшуюся станцию пухлика, занялись мы делом. Для начала наладили рачью службу, в плане вылавливания дрононосцев и козлов.

А через три дня занялись поисками контрактов, где местные охреневшие аристо, очевидно, подкинули нам проблем. Сволочи.

Дело в том, что из десятка более-менее подходящих, по деньгам и срокам, нам не досталось ни одного! Подлые заказчики, узнав что мы — Клешня, нагло сваливали в кусты и вообще.

— Задница, Дживс, — через пару дней безуспешных поисков заявил я.

— Поддерживаю вашу позицию, сэр. Неприятная ситуация.

— Так, ладно. Давай пробовать любые контракты. Нам надо уложится во временной период в три-шесть недель.

Начали подбирать, опять, чтоб его, безуспешно! Отказывались, козлы контрактные. А аристо, притихшие с посыла одного из них в жопу, опять начали приставать, причём с ходу нагло и агрессивно.

И, когда я уже с тоской собирался объявить какому-нибудь особо гнусному Дому турнирную войну, потому что делать больше было нехрен, один из потенциальных заказчиков… Не свалил в кусты, а направлялся к Кистеню на челноке.

И добрался, показав себя дядькой средних лет.

— Ром Илин, — представился он. — Мне нужно заказать уничтожение компании.

— Эммм… — несколько замялся я, потому что череда «отказников» замылила глаза. — Во фронтире? Да, капитан Дрей, компания Клешня.

— Во фронтире, капитан, — с усмешкой выдал дядька. — Вы контракт не читали?

— Узнал там несколько знакомых букв, — попробовал я выправить ситуацию, что, к счастью, получилось.

Так что отсмеявшись наниматель выдал свои хотелки: есть некая компания, причём наёмный отряд, во фронтире. И вот хочет наш заказчик смерти всех его членов, от и до.

— А вы уверены, господин Илин, что обратились по адресу? — несколько оторопел я.

— А вы, капитан, знаете кого-то ещё, кто поможет мне отомстить?

— Отомстить? — заинтересовался я, да и Нади с интересом на дядьку уставилась.

В общем, душу выворачивать потенциальный наниматель не стал. Но в общих чертах ситуацию описал: в торговом конфликте, с участием как наёмников, Стальных Виверн (как раз нашей потенциальной цели), были уничтожены (а, подозреваю, не просто уничтожены) не только военные и производственные здания, но и жилые. Где у заказчика «погибли близкие люди», без подробностей.

В общем-то, если бы не фронтир… впрочем, «если бы» — неприменимо. Было так, а дядька правдами и неправдами собрал внушительную сумму и желает смерти всего отряда, до последнего человека.

И, по совести, понять я его в состоянии и не скажу что он не прав. Благо, крабкоммом я дядьку проверил (ну мало ли, втравливает в какую-то мутность). И не врал он, в рамках контракта и действий этих Стальных. Насчёт «мне всё похер» правда врал — видимо, психовал и ярился, но лицо держал столь виртуозно, что и не понять.

— Понятно, господин Илин. Клешня берётся за ваш контракт, — озвучил я, обменявшись кивками с девчонками. — У вас есть судно?

— Нет, капитан Дрей.

— Предоставим вам каюту. Дживс, стартуем.

— Слушаюсь, сэр.

— А вы, господин Илин, — продолжил я, одобрив заключение контракта, — расскажите о наших целях поподробнее. Тоннаж — это хорошо, но место, текущий наниматель, если он есть. В общем, нужные детали.

— Понимаю, капитан. Слушайте…


Глава 19


В общем, по рассказу Рома, и частично имеющимся у нас данным (спасибо Дживсу, проверил, что мог, эфиряка) Стальные Виверны — крупный наёмный отряд, причём не только Досов. Около тысячи гвардейцев, шесть тяжей, восемь средних Досов, два десантно-транспортных корабля. Оценки «морального облика» этих типов аренные информационные хранилища не содержали, но высокую контрактную эффективность отмечали.

Базировались эти типы на здоровой торговой станции, то есть разнести их нахрен не выйдет. Нужен конфликт и их выпиливание, причём без побочных жертв. Или… найм фиктивный. Впрочем, это подумаем. Детали заказчик сообщил, ну и утопал в отведённую ему каюту, а мы остались совещаться, пока в «семейном» составе.

— Так, первое, Дживс, — вывалил я сразу, как только Ром вышел. — У меня к тебе просьба. Личная и серьёзная.

— Слушаю вас, сэр.

— Понимаешь… да блин, ты говорил, а я никогда не просил… сам понимаю. В общем, — перестал метатся я. — Партнёр, я прошу тебя проверить мозги этого Рома. Откажешься — я пойму и забудем…

— Довольно неприятная просьба, сэр.

— Понимаю, просто вариант убить всех… В общем ладно, забей, прости что сказал. Отловим кого-то из этих Виверн, допросим, удостоверимся.

— С немалым риском, сэр. Я понял вашу просьбу, оценил деликатность. И ожидайте, сэр.

После чего Дживс замер в расслабленной позе, а призрак мелькнул вслед Рому. А я предался страданиям — всё же Дживс говорил, насколько для него неприятно вселение в сознание разумного, блин. Но просто резать тысячи, по словам одного, который может быть просто психом… В общем, тяжело и сложно. И… не знаю, я Дживсу, похоже сильно задолжал. ОЧЕНЬ сильно, мдя.

— Сэр, психическое состояние нашего заказчика далеко от нормального, — со столь брезгливо-недовольной мордой сообщил дёрнувшийся Дживс через минуту. — Но сведенья представленные им о действиях отряда Стальные Виверны правдивы. Позволю себе опустить детали, но гражданский персонал, в том числе семья нашего заказчика были убиты в ходе торгового конфликта. Перед этим пережив продолжительное насилие различного толка, сэр.

— Спасибо, Дживс. И я…

— Не за что, сэр. Давайте закроем тему, она неприятна.

— Но я перед…

— Сэр, я категорически настаиваю, — сменил Дживс выражение морды лица на снобски-чопорную, — на том, чтобы данная тема была закрыта. Я услышал вашу ПРОСЬБУ, был вправе отказаться, благо вы сами предлагали альтернативный вариант. Но САМ принял решение и его осуществил. В рамках нашего партнёрство сделал то, что посчитал нужным. И разговоры о долгах и вине нахожу оскорбительными, — задрал он нос.

— Понял-принял, значит ты понял, что я хотел сказать. И учтёшь это.

— Понял и учту, сэр.

— Тогда и вправду проехали, — заключил я. — Ладно, ситуация понятна. И никакого желания у меня разбирается нет — виновны.

— Погоди, Ан, — всполошилась Лори. — Но не все же эти Виверны…

— Принадлежность к компании, корпорации, отряду и прочему подобному — уже подразумевает коллективную ответственность, Лори, — нейтрально произнесла Хелиса. — Простейший пример — бухгалтер. Он может не знать о деталях преступлений, например. Но знает о их факте. А что самое главное — в той или иной форме пользуется средствами, пусть и не всегда преступно обретёнными, но получаемыми от преступника. И виновен, даже если мухи за всю свою жизнь не обидел, — веско постановила она.

— Именно, — подытожил я. — И то что, например, команда корабля не принимала участия в убийстве и насилии — неважно. Они доставили убийц и насильников. А то, что не интересовались тем, что делалось на планете — допустим такое, делает их виновными идиотами, а не виновными подлецами. И лично для меня идиотия и закрывание глаз не оправдание.

— Не знаю, Ан, Лиса. Как-то… слишком? Но, наверное, правильно, — задумалась механик.

— Правильно-правильно, — выдала Нади. — Мне, в своё время, своими руками пришлось казнить ни одного своего гвардейца. Публично. Потому что их преступления — и моя ноша и ответственность. И работает это в обе стороны, так что Ан прав — виновны все.

— Блин, какие мы охерительно и утончённо этичные и моральные, — оценил я, не без иронии.

— И чрезвычайно гуманные, сэр.

— А то! Ладно, давайте по делу. У меня два варианта в голове: резня на станции и фиктивный контракт, с последующей резнёй. Достоинства и недостатки есть и там и там, что думаете?

— На станции: быстрее, высоковероятно одноразовая акция. Недостатки: ведение полноценных боевых действий, вряд ли выйдет без побочного ущерба. И возможность врагам подготовится, а они по тоннажу сильнее Клешни, — протянула Нади.

— Подготовка и сила — это во всех вариантах действующий фактор, — отметил я. — Все преимущества фиктивного контракта — действия без оглядки на побочный ущерб.

— Не вполне, сэр. Возможно уничтожение судна. Степень конфликта в рамках контракта этого не подразумевает, но фронтир, сэр.

— Мда, фронтир, — протянул я. — И сам факт такого контракта мне не нравится, если честно, — на что Нади согласно кивнула, скривившись.

— Погоди, Краб, — подала голос Мелкая. — По-моему, вы фигнёй сейчас занимаетесь. Известно, что они на станции… И всё. Они наёмный отряд, могут быть на контракте, определённой частью состава.

— Не фигнёй, Котя, — ответил я. — Прикидываем варианты. Вообще, конечно, ты права — на деле всё может оказаться наоборот. Но наиболее вероятные варианты мы прорабатываем, пусть это и может оказаться бесполезным. Делать всё равно нехрен, а время это нам сэкономит, если что.

— По-моему, всё-таки, бред, — буркнула Мелкая. — Лучше полезным чем-нибудь займёмся, до получения данных.

— Займёмся, через часок где-то, — выдала Лиса. — Но такие совещания всё равно полезны. Ты вообще в команде не работала? — полюбопытствовала она.

— Только в «Клешне».

— Тогда относись к этому как к игре.

В общем, поприкидывали что и как, с часок, и занялись делами, тренировками и прочим. А через неделю, с пересадкой у разгонного кольца, Кистень вывалился из гипера у нужной нам станции.

Для начала Кистень сделал пару звёздных витков: Дживс шерстил станцию. После чего собрались «малым кругом», разбираться, что у нас плохого.

— На станции, дамы, сэр, пребывает треть личного состава отряда Стальные Виверны. Одно судно и половина отряда — на контракте.

— Шестая часть? — резонно поинтересовался я.

— Отдыхают, сэр.

— Сволочи, — осудил я лентяев. — Ладно, позже будем разбираться.

— Как скажете, сэр. Кроме того, сбор отсутствующих не по контракту обозначен в пятнадцать дней.

— Угу. Так, я предлагаю не заморачиваться пока станцией: собрать информацию на размышление. А самим направится за основной частью. Что там с контрактом, Дживс?

— Захват имущества конкурирующей компании поселения, сэр.

— Блин, они меньше чем за планеты не берутся?

— Крупный отряд, сэр, с крайне высоким, по меркам фронтира боевым потенциалом.

— Так, ладно. Успеем поймать их на горячем?

— Должны, сэр. Судно отбыло из системы три дня назад. Единственное что — вооружённые силы окажутся на планете.

— Ладно, это нормально. За то нам и платят, — под кивки отметил я. — Да, Дживс, что-то приличное на этой станции на продажу есть? — уточнил я.

— Есть, но в рамках наших прикидок, сэр, Серпы выходят оптимальны.

— Ну и хер с ней тогда пока. Двигаем к контрактниками и готовимся.

Тут был момент, что мы озаботились атмосферной и пустотной авиацией. И, с учётом ТТХ раков и установленных на Серпы разгонников, выходило, что случайно доставшийся нам «неликвид» уверенно делает фактически всё, кроме особо эксклюзивного археотеха. Ну а покупать «расходники», каковыми, по сути, и были пилотируемые рачьём аппараты, за немереные деньги… да просто нерационально.

В общем, Кистень вышел на разгонную кривую к планете, где резвились наши контрактные цели. А Нади, вытащив меня в тренировочную, то ли экзаменовала (в общем-то, и не сказать, что обидно, если так), то ли интересовалась.

— Что думаешь делать с заказчиком Виверн? И с силами целей?

— Я? Нади, у нас контракт. Виверн в гроб, остальным честное предупреждение о конфликте. Будут мешать — сами влезли.

— Что, прям вот так сразу в системе и объявишь: «Всем встать раком, этих убиваем, а кто рыпнется — убьём тоже»? — не без иронии уточнила подруга, пробивая хорошую двоечку.

— Не «прям сразу», Нади, — уронил я подругу подсечкой. — Мы закроем систему от радиосвязи. А вот после этого — да. Именно так. Не вижу смысла усложнять ситуацию. Кроме того, наш заказчик… Ты знаешь, я уверен — он хотел бы чтобы они знали, ЗА ЧТО умирают.

— Довольно романтично, — хмыкнула Нади.

— А кто с веганским дредноутом связь просил? — невинно закатил я глаза, чуть не словив пинок пузом.

Но вовремя одумался и словил его на блок.

— А я девушка романтичная, Краб. Кстати, ты понимаешь, что этим загоняешь нас с отрядом на станции в цейтнот?

— Не сказать, чтобы загоняю, Нади. Мы, как Клешня, не будем представляться, это раз. Мы — наёмники, — оскалился я. — Выходов радиосигналов с планеты не будет, а главное…

— Что?

— Я не буду мешать и даже тонко намекну силам атакуемых, что силы заказчика — их дело. Из системы то, пока не закончим, мы точно никого не выпустим.

— То есть, предупреждать Виверн на станции…

— Будет просто некому, — закончил фразу я.

— Сильно, Краб.

— Капитан Краб! — надулся я, получив по надутому носу.

А так — планета где нам надо резать виверн, землеподобная, довольно сухая — но без пустошей. Лесостепи и плоскогорья как основной пейзаж, с прямым углом эклиптики. И, соответственно, без сезонных колебаний температуры.

В общем, Кистень вышел на сверхвысокой звёздной орбите, начав развешивать блокирующее спутники. К счастью, были раки на Серпах, так что развешивание уложилось в три дня и два витка: выкинули пачку крабов, на ходу, а вторым витком их собрали.

И закончив подготовительные мероприятия, Кистень ввалился в систему, не отвечая на вызовы. В системе пребывало судно заказчика разграбления — пасажирско-грузовое судно среднего класса. С оружием, что для фронтира (да и, по большому счёту везде) оправданно, но не боевое судно, факт.

И фрегат Виверн болтался на орбите.

— Ром, — вызвал я за час до приближения к орбите на боевые расстояния. — Мы сейчас разнесём этот корабль, — показал я на фрегат Виверн. — Если вам есть что сказать им перед смертью, ну и силам на планете — говорите. На сложности исполнения контракта это не скажется.

— Есть, капитан, — заиграл желваками заказчик. — И благодарю.

— Не за что. Буквально минуту, Ром, — врубил я селектор и стал насыщать эфир своей мудростью. — Мы — наёмный отряд наёмников, — конспиративно заявил я. — Наша цель: представители компании Стальные Виверны. Попытка иных сил в системе оказать им военную, материальную помощь или покинуть систему до окончания операции — будут воспринято нами как враждебное. И судно или иные силы будут уничтожены. Трансляция для сил компании Стальные Виверны от заказчика операции, — подытожил я, кивнув Рому.

— Компания Стальная Виверна… — ровно начал дядька, запнулся, часть ли не всхлипнул и прорычал: — Мертвецы с Медеи Прайм ждут вас к себе!

На этом он развернулся, но я дядьку поймал за плечо.

— Момент уничтожения судна, Ром. Вам не интересно? — вполголоса поинтересовался я.

— Это… — вдохнул-выдохнул наниматель, успокаиваясь. — Да, капитан, благодарю. С удовольствием понаблюдаю, — тепло улыбнулся он.

Тем временем я мимоходом отметил активность турелей ПРО.

— Дживс?

— Корабль корпорации Ганшар произвёл ракетный залп, сэр.

— Охерели, — поставил я диагноз. — Отстрели им двигатели, Дживс, но не уничтожай.

— Слушаюсь, сэр.

Через пару минут на высокой орбите планеты летело три объекта вместо одного: двигательная часть корабля корпоратов двигалась отдельно от самого корабля.

— Ссаживай их на планету, Дживс, — ткнул я на виверновское корыто.

И Кистень начал прицельно долбить разгонниками по кораблю. Те порыпались, но маневрировать толком не могли, их лазеры были Кистеню до лампады, так что корабль, теряя куски обшивки, структурную целостность, ну и скорость, стал снижать орбиту.

— Запуск спаскапсул, сэр.

— Раки, вылет, — кинул я в корабельный канал. — Все капсулы с корабля цели — уничтожить.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб.

Через час судно Виверн горело белым светом от трения, падая на планету. И капсулам был звиздец. Последнее… довольно жестоко и не слишком принято, но это, как и в рамках заказа, так и реально, жалости к уродом у меня не было ни на каплю.

Кистень же начал нарезать орбитальные круги на орбите, приглядывая за обездвигателенными корпоратами. А главное сканировал планету.

Выходила картина, что на планете кроме мелких, раскиданных по периметру этой самой планеты то ли форпостов, то ли добывающих комплексов, то ли ещё какой фигни, был можно сказать, что и город. Плотная застройка с много десятиэтажными зданиями, явными перерабатывающими и производственными комплексами. Часть городка была сравнена с землёй, а силы Виверн копошились, паразиты такие, явно пытаясь укрепится в застройке непричастных.

Несколько сотен образцов тяжёлой техники разных типов показывали, что битва уже была, Вивернам ввалили, но силы защитников большей частью полегли.

— Так, мне нужна связь с владельцами планеты, — задумчиво выдал я. — Нужно чтоб они не лезли на Виверн, — отметил я, показывая на вялые копошения по периметру развёртываемых оборонительных порядков вражин. — Попадут под горячую руку. И надо помочь им донести своё неудовольствие до Ганшаров всяких. Сможешь обеспечить узкий канал?

— Смогу, сэр. Но вопрос доступа вражеских сил к кодировке с той стороны…

— Не вопрос, долго всё это не продлится. Они, конечно, строят оборону, прикрылись застройкой… — хищно улыбнулся. — Но им это не поможет. Есть у меня идея. Лори, ставь на Королевского Краба усиленный запас топлива для резаков. И десантный модуль, тот, мощный.

— Трансорбитальный? Ан, это…

— Это проверка, да и вообще оптимально. Десантные модули рачью тоже.

— А мы, Ан? — нахмурилась Нади.

— Утюгом, обычным десантом. Нади, я крут как Краб, но даже на тяже не вытяну. Просто сделаю так, что вы спокойно сможете подойти и вышибить их, пока они будут хереть. И умирать.

— Если кто-то останется.

— Ну, постараюсь оставить, — сделал я невинную морду.

— Канал с руководством корпорации Видс, которой принадлежат построения на планете, сэр.

— Давай сюда, Дживс.

— Даю, сэр.

— Глава подразделения Видс, Карно Полл. Вы кто такие…

— Не ваше, блин, дело! — офигел я.

Ну реально, мне ещё не хватало этим пострадавшим докладываться!

— Так, Поля, к тебе есть разговор на две темы. Как прибить Виверн не разнеся нахрен ваше имущество…

— Это будет нападением…

— Задрал перебивать! Полудохлый, а права качает, блин. И хватит гробить свою гвардию об Виверн! Для неё найдётся дело.

— Какое?

— Орбита, Поля. Корабль Ганшар лишён двигательных отсеков…

— В курсе, видели…

— Нет, ну ты точно какой-то тупой, — констатировал я. — Ещё раз перебьёшь — разрываю связь. И ебитесь, как хотите.

— С кем?

— С кем хотите. И кто даст. Ты слушать будешь?

— Буду, — буркнул тип.

— Так, ПВО на корыте Ганшара осталось, но маневрировать им нечем. Если есть челноки, то можете проводить десантную операцию, мы не против.

— Найдётся, — уже не столь нагло ответил Поля. — А вы…

— Конец связи, — отрезал я. — У вас свои дела, у нас свои.

И попёрлись мы готовится к десантной операции. Орбитальный десантный модуль для Рекскенсера был, по сути, одноразовой спускательной капсулой из термостойкой керамики и несколькими патронами твёрдого топлива. Кокон этакий. Большей частью сгорающий в процессе спуска, дающий перегрузки в два-три Же, ну и выкидывающий на высоте от пятидесяти до десяти метров на поверхностью Дос с нулевой скоростью.

С чем гравкомпенсаторы Королевского Краба справятся без проблем. А на башку охреневшим вражинам свалится тяжёлый рукопашный Дос. Ну, не только и не столько рукопашный, но аналогов несомому Рекскенсером в ближнем и в сверхближнем бою пиздецу я просто не знал.

Соответственно, прыгал один, с поддержкой полусотни раков донных, прыгающих на аналогичных керамических десантных капсулах, только труба пониже, дым пожиже.

А перед этим Клешня, всё же артиллеристский отряд, спускается Утюгом и занимает закрытые позиции, начиная атаковать в момент моего «здрасти!» вражинам. Ракетами хрен выйдет, даже сеньор Помидору пришлось на разгонники перейти — не хрен ценного меня рателейристскими взрывами задевать.

Но, в целом, при таких раскладах, риск и вероятность потерь, невзирая на численное и по тоннажу преимущество Виверн, как и их нахождение в обороне нивелируется.

— Всё, стартуйте, — дал я отмашку Клешне под Надиным управлении, влезая Рекскенсеров в гигантский 3д-принтер, которым Лори печатала вокруг меня спускательную капсулу.

— Удачи, Краб.

— И вам, Игла.

На этом сопло принтера скрыла камеры визуального наблюдения формируемой скорлупой.


Глава 20


Утюг летел в место для высадки в десятке километров от городка и месторасположения Виверн. Причём, по сложной траектории — тяжёлые Досы у вражин были, имели как зенитные ракеты, так и артиллерию, которая могла быть в качестве зениток использованной. Так что нехрен подставляться. В принципе, можно было и с орбиты разнести вивернятник, но это было бы, с учётом побочного ущерба и местоположения, былинным свинством.

Так что заключился я в спускаемую капсулу и ждал выхода наших на позиции. Как и рачьё в капсулы набились, с той же целью. В текущем бою им предстояла та же задача, что обычно выполнял я — крабить под ногами и нести ракообразную справедливость под клешню подвернувшимся.

Сидим, понимаешь, ждём. Я клешни Рекскенсера потираю, в ожидании.

— Пора, сэр, — появился мыслетекст от Дживса.

Ну пора, так пора. Вообще, сильных перегрузок и прочего не ожидалось, так что о том, что я изображаю собой астероид, падающий на планету, знал исключительно по телеметрии, да и то, передаваемой через Дживса. Место моего пребывания, как понятно, не имело никаких сенсоров, а сенсоры Рекскенсера блокировала плазменная рубашка сгорающей керамики.

Но я не расслаблялся, а готовился. Место, куда меня ориентировочно выкинет — будет чертовски жарким. И я нахрен гробанусь, если буду клешнями щёлкать бессмысленно. Щёлкать ими надо будет исключительно осмысленно и по делу.

И вот, через полчаса после старта, на меня навалилась лёгкая, не более полуторной, перегрузка. А скорлупа вокруг разлетелась на осколки, отправляя Дос в свободное падение с полусотни метров от расположения вражин.

Вот же вредители-трудоголики, отметил я после беглого ознакомления с телеметрией: эти типы, видимо, сильно хотели жить, так что за считанные час расковыряли не доломанные здания, утроили фортификацию. Порядки, понимаешь, оборонительные выстроили и вообще. Но ориентированные вовне, хех.

Разрядив в полёте разрядники «на кого Краб пошлёт», я тяжело пал на какой-то захрустевший средний Дос. И принялся вращаться, раздавая мощные плюхи сомкнутыми клешнями, ну и постреливая времени от времени. Пока для резаков было рановато, надо было плотно сгрудившихся тяжей раскидать, освободив место для нормальной работы.

Мимоходом отметив трассеры — начали работать ребята, я раскидал тяжи, освободив себе кривой пятачок метров в двадцать. Хищно оскалился, распахнул клешни, и врубил резаки, вращаясь вокруг своей оси кабиной. Просто выжигая всё нахрен, создавая этакий плазменной шторм, с собой в центре.

На самом деле, не самый безопасный способ ведения боя — температура росла и у меня, но слёзы, по сравнению прожариваемыми Досами врагов.

Несколько попаданий прошло по Рекскенсеру, пошатнуло, но с ног не сбило.

А дальше я оказался окружённый, хех, попкорном — Досы отстреливали ложементы и перегретые реакторы.

Клешня успешно отстреливала не попавших в мои огненные клешни вражин, так что я переключил фокусировку резаков на максимально широкий факел и стал работать по гвардии и малой технике.

Всё-таки не самая приятная работа, а контракт принял я, вот сам и выступлю в качестве чистильщика, мысленно поморщился я, заливая позиции потоками огня и расплющивая ногой один из подвернувшихся ложементов.

И тут Рекскесер буквально загудел от попадания — Разоритель Виверн притаился в застройке, выжидал и произвёл бортовой залп. Броню манипуляторов попортил, гад! Впрочем, чертовски разумная конструкция корпуса Королевского Краба пустила направленные в него снаряды в рикошет.

И ребята не постреляют, мимоходм отметил я: место подлой засады перекрывал корпус моего Доса.

Ну, повоюем, начал крабить я, постоянно держа вражину, за счёт поворотного корпуса, под прицелом. Ну и стреляя разгонниками, естественно.

От половины Разорителя, подло меня выцеливавшего, начали лететь его куски, но пилот не сдавался, один раз даже удачно, условно конечно, попал в корпус Рекскенсера, пошатнул меня, но с ног не сбил, а дальше воевать стало нечему — направленный огонь четырёх средних разгонников, приправленный парой мощных лазеров изрешетили, раскалили, а потом просто оторвали торс Разрушителя от ног. Которые печально вывалились из-за укрытия на полыхающий жаром, дырявый корпус.

— Сильный Дос, — отметил я в боевом чате, приступая к повторной прожарке периметра.

— Охеренный, — подал голос Могильщик. — Ты, по сути, в одно рыло уделал полноценный отряд с тяжами, Краб.

— Не преувеличивай, Могильщик, — отмахнулся честный я. — Они на вас отвлеклись, плюс вы выбивали тех, кто мне под клешню не подвернулся. Да и раки донные жгли, — отметил я.

— Всё равно — сильно.

— Потому и радуюсь, — честно признался я. — Но Краб — всё равно лучше, — напомнил я окружающим, да и себе.

Пока мы творили виверноцид на планете, от городка к фрегату стартовало пяток челноков местных. Когда Дживс скинул мне данные — я чуть не убился челодланью. Один из пяти челноков умудрился подставится под турели ПВО обездвиженного судна. Это при том, что, на минуточку, с задней полусферы, где отсутствовали двигательные отсеки, защищаться вообще было нечем.

Ну да хер с ними, с местными, махнул я клешнёй и занялся осмотром чего енто нам досталось. Ну пережжённый белок и сплавленная техника нам нахер не сдалась, но несколько тяжей кроме отстреленных реакторов и ложементов повреждений не несли.

— Лори, бери транспорт, инженерных Раков и дуй за трофеями, — отправил сообщение я. — Вроде несколько тяжей есть…

— Мигом буду!

А, через пол часа, когда грузовоз уже разевал алчный зёв в считанных метрах от поверхности, на связь стал стучатся местный главнюк.

— А что это вы с грузовиком делаете на моей планете?!

— Как же ты достал, — честно признался я. — Продолжишь в том же духе — у тебя не будет планеты. И не факт, что будешь ты.

— Ых… кхе… ыть… — понятно ответил Поля.

— Чтоб тебе было понятно, — смилостивился я над болезным, — трофеи собираем.

— Это наши трофеи!

— Всё, достал, — устало вздохнул я. — Дживс, разнеси этот городок.

— Слушаю, сэр. Вывожу судно на геостанционарную орбиту.

— Да вы… какое уничтожение?!

— Слушай, придурок. Говорю последний раз: у нас претензии к Вивернам. Были. Мы ни тебе, ни этим придуркам на орбите, которых вы потрошите, ничего не должны. Вообще. А ты сейчас активно подталкиваешь нас к объявлению вам конфликта.

— Чем?!

— Нудежом своим противным и претензиями глупыми. Наносишь мне своими писками моральный ущерб, тяжёлый. Услышу вяки, а уж тем более потуги ограбить наш отряд — Виверны покажутся ангелами. Доступно?

— До… ступно, — и отрубился, что и к лучшему.

Через полчаса, уже на орбите, Ром просматривал записи, с таким выражением лица, что если бы у меня оно бывало и повеселее — я бы испугался.

— Прекрасно, капитан. Благодарю вас, — наконец выдал он.

— Не за что. Это даже не половина дела.

— А-а-а… вы собираетесь уничтожить всех?

— Не понял, — не понял я. — Контракт на полное уничтожение представителей отряда Стальные Виверны.

— Ну да, но я думал…

— Странно вы думали. Их прибить?

— Да!

— Ну и в чём проблема? — уточнил я, на что Ром пожал плечами. — Значит прибьём. Дживс, дожидаемся трофеев и стартуем к стации.

— Слушаюсь, сэр.

Прилетели мы к станции раньше, чем «отпускники» вернулись. О событиях с отрядом на контракте Виверны в курсе не были и у нас выходило время и возможность как более детально ознакомится с местом пребывания, так прикинуть как вырезать их нахрен, не впутывая невиновных и непричастных.

Вообще, для нас выходило довольно удачно: площади станции, занимаемые Вивернами имели свой пустотный ангар, в котором болтался их второй корабль. И вот, к этому ангару прилегали жилые, тренировочные и прочие подобные помещения, ну и мастерские, само собой.

Правда удача довольно условная — корёжить обшивку жилой пустотной станции, не имея желания прибить всех её обитателей — получить всех вышеперечисленных, с желанием прибить тебя.

То есть, либо отряд зачистки заходит через центральный шлюз станции, предупреждая всех кого можно и нельзя о цели нападения, либо дырявит станцию, после чего Клешне можно выставлять реальные и многочисленные претензии, с занесением в тело.

Хотя, были варианты. При том, что мы даже не спалимся. А пока, Дживс регулярно мотался на станцию, а мы прикидывали, что и как, готовили Досы и рачьё.

И, наконец, отпускники припёрлись на станцию. Выждали мы часов шесть, убедились в наличие всех, кого нужно в районе виверньего логова, да и позвал я Рома в трюм.

— С моего Доса, как и с Досов участвующих будет идти прямая трансляция. Если вам интересно…

— Естественно интересно!

— Тогда смотрите, — подытожил я, забираясь в Краба.

Дотопал до телепортатора, раки донные меня облепили, вдохнул-выдохнул, ну и выдал Дживсу.

— Начинаем.

— Слушаюсь, сэр. Трансляция станционной администрации пошла. До прыжка тридцать секунд… двадцать девять… двадцать восемь…

Ну и, соответственно, на нуле пространство мигнуло, а телепортер оказался в корабельном ангаре Виверн. Раки, мимоходом смахнув пяток под клешни подвернувшихся, разделились: пятёрка рванула к кораблю, выводить его из строя, а другая пятёрка — к механизму управления шлюзом.

Я же, благо помещения Виверн были герметично изолированы от остальной станции, перфорируя стены разгонниками, пробивал их корпусом. Моя цель была ангар Досов Виверн, до куда я через четыре переборки и пробился. Пыхнул расфокусированным резаком по округе, да и рванул к стоящим Досам, долбя из клешнёй в область реактора.

А через пять минут Дживс доложил:

— Штурмовой отряд на станции, сэр.

— Начинайте, а я щаз присоединюсь, — бросил я в развёрнутый боевой чат, выводя из строя оставшиеся Досы.

И началась резня. К счастью, в основном ей занимались раки: как-то массовые убийства, даже сволочей — не самое полезное для психики занятие.

— Сэр, группа сотрудников цели эвакуируются.

— Направление?

— Секунду, Краб. Заказчик требует связи.

— Требует — связывай, — пожал я плечами.

— Капитан, прошу вас, хватит! Контракт исполнен! — с почти истеричными нотками выдал Ром.

— Вы уверены? Заказчик — вы и оставление в живых врагов прямая угроза вам.

— Уверен!

— Как пожелаете. Дживс!

— Да, сэр.

— Трофеесборщик сюда.

— Слушаюсь, сэр.

— Собираемся у цеха Досов, — кинул я в боевой чат. — Закрепляемся там, врагов не преследовать.

Собрались, стали ждать Лори, технораков и погрузчиков, как вдруг Дживс выдаёт:

— Сэр, к зоне бывшего отряда Стальные Виверны приближаются три Доса «Вампир» и несколько боевых платформ станционной СБ.

— Чего это им понадобилось-то? — озадачился я. — Претензии по поводу объявления конфликта были?

— Не было, сэр. И, увы, ни я, ни Котти не в курсе — мы были сконцентрированы на Вивернах, стыковке…

— Дык ясен пень, — понимающе ответил я.

— Благодарю, сэр. Я проверю?

— Знаешь, Дживс. Посиди как в Кистене. И выведи разгонники на рабочий режим. Не нравится мне эти Досы. И станционники. И вообще.

— Я понял, сэр. Признаю разумность подхода.

— Вот спасибо, партнёр, — ехидно поблагодарил я. — Аспид, Игла, ко мне! Выдвигаемся к КПП территории, там какие-то мутные типы.

Выдвинулись, сныкались за стеночкой и стали ждать. Вампиры, как показывал мой дрон, выстраивались в боевой порядок, как и тяжёлые лучевые платформы. Совсем охерели, возмутился я, но решил ждать.

Наконец, минут через шесть, Дживс перекинул на меня вызов со станции.

— Неназванный отряд, вы нанесли станции Голконда имущественный ущерб…

— Неназванный хрен, — вежливо ответил я. — Вы приняли причину конфликта, на отказ в принятии которых у вас было время. Правда ни хера не было оснований. Мой отряд не покидал территорию компании, с которой вёлся конфликт. Внешняя оболочка станции не повреждена. Какого хрена ты мне паришь мозг.

— Да ты охерел!..

— Да! И ещё я зол, — продолжил я. — В чём суть претензий, говори или иди нахрен.

— Упущенная выгода! Вы уничтожили добросовестного нанимателя! И вывозите имущество!

— Сказал, молодец, — похвалил я придурка. — Но нахрен всё равно иди. В меже секторальных договорах подобного нет!

— Это правила станции Голконда! Подчинитесь или…

— Или вам пиздец, — достало меня. — Отводи своих придурков, или я воспринимаю их присутствие как безосновательное нападение.

— Ну раз ты такой тугой, то своей техникой скомпенсируешь упущенную выгоду.

— Угу, — выдал я, обрубая связь. — Игла, Аспид, работаем. Я внизу, Игла надо мной, ну и Аспид…

— Понятно, капитан.

— Очерёдность понятна, я первый, с секундным интервалом за мной, — согнул я Краба.

И выкатился из-за стены, поливая платформы из роторников, выпустив в Вампиров по снаряду из разгонников. Вражеские Досы среагировали, но сначала моё попадание, потом Скампи как нанесло повреждение, так и устроило в отсеке светомузыку — лазерные лучи заметались по стенам.

А через три секунды появился непрерывно садящий разгонниками Аспид, разобравший вражин на запчасти.

— Мдя, повоевали, — хмыкнул я.

— Возвращаемся?

— Аспид, блин, какое возвращаемся?! — аж возмутился. — На нас совершили пиратское нападение, запротоколированное. И мы сейчас прогуляемся в пиратское логово.

— Наказать хочешь? Оно и верно, — хмыкнула Нади.

— Естественно хочу!

И потопали мы втроём по станции, распугивая как прохожих, так и станционных СБ-шников, скорбно оглядывающих своё ручное оружие. Дотопали до логова администрации, где нас неласково встретила четвёрка лазерных турелей.

Причём, желание прибить местных владык появилось. Дело в том, что сколь бы то ни было серьёзной технике эти турели ущерба нанести не могли. Ну разве что перегрев, за несколько минут, да и то вряд ли. Были это скорострельные противопехотные турели, небось для разгона благодарных обитателей станции.

— Кто тут главный? — проорал я внешним динамиком, вежливо стучась в здание.

Здание затряслось, а в эфире раздался тот же безымянный голос, только уже с плаксивыми нотками.

— Что вы хотите?

— Конечно компенсации, уважаемый! Расход боезапаса, амортизация Досов, прожжённая полировка. Да моральный ущерб, чрезвычайно тяжёлый: на станцию вашу любоваться и с вашей персоной общаться. Денег давай, короче!

— Грабители!

— Моральный ущерб растёт. А запись в Центральных Мирах появится во всеобщем доступе.

— … — где-то минуту по каналу местного слышались звуки давимой жабы и прочее акустическое, но нечленораздельное сопровождение. — Сколько?

— Десяток мегакред за нападение и попытку ограбления. И мегакред за оскорбление кристально честных нас.

— Грррр… х-х-х…

— Эй, болезный, ты там жив? Или развалюху вашу попинать?

— Не надо пинать. Хорошо, счёт…

— Во фронтире, шутник. Обезличенные обязательства на предъявителя. И у тебя… пять минут. Время пошло. После этого срока — заговорят наши пушки.

Но пушки не заговорили, а на четвёртой минуте какой-то клерк опасливо высунулся с пачкой платёжных поручений. Дживс мониторил, так что я аккуратно подхватил денежки клешнёй, потопав в обратный путь.

Несомненно, нанеся этим жестокие травмы владельцам станции: ну как же, даже не проверил! А поручения настоящие!

Впрочем, хрен бы с ним… Через полчаса загрузились на Кистень и отстыковались от Голконды. Дживс и бортовой комп пристально мониторили порты обороны станции, но видно ума не подставляться второй раз у местных хватило.

— Бардак какой, — откомментировал я. — Ладно, Ром, контракт закрыт?

— Да, капитан, благодарю.

— Не за что. До системы Арены вас подбросить?

— Если вас не затруднит.

— Не слишком, — хмыкнул я.

После чего заказчик утопал. А девчонки уставились на меня с вопросом.

— Ты же хотел полетать по фронтиру, Ан?

— Уже не хочу. Какие-то не очень заказы. Да и люди, вроде этих владык Голконды… Бесят, девчонки, — честно признался я. — Так что давайте на Арену, найдём казла, насадим на клешню.

— А потом?

— А потом — посмотрим, — резонно ответил я.


Глава 21


До системы Арена мы добрались благополучно. Лори с Могильщиком исполнили над грудой затрофеенных Досов какой-то дикарский танец — я даже немного приревновал, но потом понял, что это танго жадности исполняли не моя супруга и ветеран, а их внутренние жабы. И исполняли эти амфибии танец настолько зажигательно, что у их носителей не было другого выбора, кроме как повторять эти танцульки.

А по дороге я думал, причём в гордом одиночестве. На тему, что как-то меня этот ваш Сектор Стригель бесит. Нет, в рамках, положим, Центральных Миров простому человеку живётся на порядок лучше, чем в Саргасе. Аристо просто в силу того, что они аристо, гадостей не делают. Их коллеги по аристократичности в плевках за сволочизм заплюют, если вообще не утопят. А если сволочь выплывет, то его задуэлят насмерть.

Но вот что-то делать самостоятельно, поднявшись над «средней массой» просто невозможно. Непременно надо ложится под аристо. В принципе это, очевидно, объясняет отсутствие в Стригеле корпораций: им просто не дают сформироваться.

Ну и фронтир: право сильного в самом дерьмовом варианте. У людей нет возможности сказать «фронтир гавно» и улететь. И сильные определяют правила, без оглядки (ну, практически) на какой бы то ни было контроль. Соответственно отношение к фронтирным наёмникам, в отличии от аренных, весьма дерьмовое. Поскольку на фронтире они бесконтрольно могут вытаптывать мужчин, заставлять трудится женщин и насиловать посевы. А раз могут — значит делают. Этакие жулики, что не доказано, но точно так есть.

— Насколько я изучил среднесрочную перспективу развития Секторов, сэр, — выдал Дживс, когда я с ним поделился плодами своих размышлений. — Скажем так, направленность Секторов находится в циклическом движении. И у корпоративной, и у аристократической системы управления и экономической организации наблюдаются достоинства и недостатки. Но в силу свойств людей недостатки после становления определённой модели начинают накапливаться и культивироваться. И, на определённый момент, текущая социально-экономическая формация отторгается именно массами, её не принимают, происходит смена.

— Хм, Дживс, а коммунизм какой или ещё что?

— Модели социально-ориентированного государства возможны лишь при жёсткой государственной власти. И чем больше в таковое государство вовлечено людей, тем более жесткие механизмы принуждения и подавления нужно использовать. Модели же с децентрализовано-конфедеративными системами власти очень быстро перестают быть социально ориентированными.

— А Автократия? — всерьёз заинтересовался я.

— Благословенная Автократия Тригин строилась на педагогической системе формирования личности человека с самого рождения. Формирования определённых ценностей. Кроме того, Автократ… Вы полагаете, сэр, что Автократ был единовластным, никому неподконтрольным диктатором?

— Ну вроде как так, — признался я.

— Так и есть! — радостно заявил эфиряка. — Как я понимаю в ваших терминах наиболее близко понятие «кризисный менеджер». Не так, как вы подразумеваете, а по факту.

— Диктатор, решающий кризисы?

— Именно, сэр. В его власти никто не сомневался, потому что он был профессионал, решающий проблемы социума и государства.

— И не злоупотреблял?

— Не говоря о том, сэр, что каждый, подчёркиваю, КАЖДЫЙ гражданин Автократии мог если не знать о Автократе всё, то точно мог узнать какие действия он предпринимает в плане государственного управления. Причины, подвиги, результаты, к которым должны привести действия. Скрывать от разумного населения причины может либо преступник…

— Либо население не разумное, а тупые бараны, — вздохнул я.

— Примерно так, сэр. Безусловно, есть нюансы, исключения, но они единичны и связаны с трудно решаемыми кризисами, а решения их не затрагивало жизнь населения совсем.

— И рая в галактике мы не найдём, — задумчиво протянул я.

— Думаете о детях, сэр?

— В общем — да, Дживс. Не сию секунду, но думаю, да.

— Я понял вас, сэр.

— А я себя не очень, Дживс, — честно ответил я.

Впрочем, кризис среднего возраста догнал физически двадцатилетнего меня — кризисом среднего возраста. А полёт — полётом. В общем, долетели мы до системы Арены, где первое что я сделал, это поставил Дживса в известность:

— У меня диарея, Дживс. Для аристо, представителей аристо, представителей представителей аристо. Неодолимая и непреодолимая. Всем обращающимся передавай мой пламенный посыл в жопу.

— Как скажете, сэр.

— Так и скажу. А пока давайте разбираться, что у нас тут накопалось.

— Десять минут, сэр. И полчаса Кистеню до прибытия к торговому центру, где пребывает компания «Процветание».

Долетели до станции, сгрузили Рома, прихватили засадных раков. И получили такую информацию.

Дрононосец в рекламно-клеветническую компанию обращался. Дрона запускал, на минуточку, из сортира. Причём… странный он какой-то был, прямо скажем. В пальто, точнее балахоне невнятном, бесформенном. Невысокий и… странно ходящий. И, блин, какая-то походка кривая, нечеловеческая, блин. И, невзирая на балахон, пропорции тела какие-то дикие.

— Ксенос, что ли какой, поганый? — чесал я маковку, разглядывая на записи фигурку, вызывающую какое-то инстинктивное опасение.

— Разумных форм жизни в галактике, кроме людей, не существует, сэр.

— Значит гость, блин, из другой какой галактики! Или робот какой. Ты посмотри, не бывает таких людей! — потыкал я в запись.

— Точно не робот, сэр. Метка, поставленная раками донными, даёт чёткий отклик биологического организма.

— Мда?

— Да, сэр.

— Значит какой-то модификант жуткий.

— Возможно, сэр.

— Ладно, всё равно ждёт его клешня карающая. Возможно, и до смерти.

— Как скажете, сэр.

— Так и скажу. Где эта сволочь, Дживс?

— В гиперпространстве, сэр.

— Пиздец, — пригорюнился я.

— Движется в направлении Центральной Торгово-транзитной станции Сектора Стригель, сэр.

— Блин, ты точно скотина, Дживс.

— Рад стараться, сэр.

— Оно и видно. Ну, блин, чего мы ждём?

— Вы — не знаю, сэ-э-эр. Я — ваших мудрых указаний. Кистень же уже три минуты как вышел на разгонную кривую, сэ-э-эр.

— А… хрен с тобой, вышел и хорошо.

— Кстати, сэр, считаю своим долгом вас известить, что о проблемах вашего пищеварительного тракта поставлено в известность восемь лордов Великих Домов, шестнадцать их представителей и два потенциальных клиента.

— Даже клиента? — удивился я.

— Именно так, сэр.

— Ну и в жопу, не до них сейчас, — отмахнулся я, не без некоторого колебания. — Пидараса злокозненного прибьём, тогда и разберёмся.

— И «Процветание» не забудь, Ан.

— Не забуду, — посулил я «процветание» «Процветанию».

Кистень вышел в гипер и бодро шуровал к Центральной. Я сидел и в предвкушении потирал клешни — ну хоть что-то хорошее в не слишком радостном пребывании в Секторе Стригель намечается. Девчонки также потирали ладошки: всё же, как я понимаю, их и как партнёров и не только задели высеры этого козла.

В общем, долетаем мы до Центральной, ну и начинаем бодро проверять, что и как. И выходит, что торчит наш козёл в некоей конторе «по подбору персонала». Начальствует там, понимаешь.

— И это женщина, сэр.

— Похер, это, как я в своё время говорил, пидарас. А женщина, мужчина — клешне карающей всё равно, — ликовал я, но призадумался. — Так, народ, а конфликт-то им мы объявить сможем? Так-то я и Центральной войну объявлю, всё достало, блин! Но как-то лучше без этого.

— Трупы девать некуда будет, — понимающе покивала Лори.

— Именно. Так вот, официально мы действовать сможем?

— Довольно затруднительно, Ан, — покопалась в сети Лиса. — Если бы мы УЖЕ объявили конфликт Процветанию, то было бы гораздо проще. А сейчас у нас данные, добытые не слишком достоверным способом. По сути, нам надо доказывать станционным властям, что мы «чувствуем», что заказавший враждебную деятельность — именно эта стерва.

— Мда, не радужно, — признал я. — Ладно, будем думать. На крайний случай — вот реально похер, тайное похищение и леденящее душу расчленение в канализации.

— Чтоб куски тела прятать было проще?

— Чтоб воспитательный момент был.

— Погоди, Ан, ты же собрался прибить эту?

— Именно. Ничего педагогичнее оторванной за косяк головы нет. Я ни разу не слышал, чтоб кто-то с оторванной головой вредительством занимался или косячил.

Стали прикидывать и разбираться. Эта вредительская сволочь обосновалась в крупном офисном центре, более того, судя по мимоходом вытащенной Дживсом информации там и обитала.

Объявлять конфликт, конечно, хочется. Но, похоже, не слишком разумно. Правда офисный центр и постоянное присутствие там сволочи — не только минус, но и плюс.

— Так, вот оно, — довольно тыкнул я в объявление конторы «Релаксационно-сексуальных услуг».

— Тебе нас мало?!

— Смешно, — фыркнул я. — Просто эта контора наиболее близка к нашей цели. И пребывание там, уже в самом центре, не вызовет никаких вопросов.

— А внутренние системы безопасности?

— А кто сказал, что я один пойду? Котя, составишь компанию?

— Можно, Краб, — фыркнула мелкая.

— Итак, идём вдвоём, — прикидывал я. — Арендуем какую-нибудь там дамочку на ночь. Вырубаем нахрен, от систем безопасности…

— Краб, не смеши… системы безопасности борделя и торгового центра — это как конфетку у младенца отнять.

— Не надо отнимать конфетку у младенца. Они, младенцы, тоже разные бывают, — разумно отметил я. — В общем, дожидаемся ночи, ну и берём эту сволочь.

— В принципе — неплохо, но хотелось бы поучаствовать. Всё же эта стерва нас всех задела.

— Я оставлю кусочек, — щедро предложил я. — Большой. И живой. Просто завалится в бордель толпой — я не вижу достоверных непротиворечивых и вариантов. И прикрытие такой группы усложняется.

— Не видишь, потому что ты у нас очень скромный и невинный, — нагло ржанула Нади. — Ну да ладно, понятно, что вариант лучший.

В общем, полетели мы с Котей до нужного нам торгового центра на байке. Я ещё и здоровую экранированную сумку пёр — ну, мало ли, выяснится, что сучка, которая гадила — тоже посредница. И её колоть тоже придётся.

Ну, как минимум потому, что я на своей памяти никаким бабам, дамам, девицам и прочее — не гадил. Да и в целом народ у нас тоже.

В общем, долетели, ввалились в «сексуально-релаксационный» бордель. Я рявкнул «бабу хотим!», мелкая порылась в анкетах, ну и в итоге заняли мы номер, который я снял на сутки, а кто помешает — убью. А потом оттрахаю, а потом снова убью.

И вот, сидим мы с Котей, она в сети шарится и дронами своими рулит, я по сетке с Лори в пати монстров режу, как вваливается к нам нанятая девица.

— Сразу вместе или с кого-то начать сначала? — деловито выдала она.

— Ты это, посиди, отдохни, — отмахнулся я.

— Не нравлюсь?!

— Нормально всё, посиди отдохни, блин!

— Хорошо, позову другую девочку… Или мальчика.

— А просто, блин, посидеть, книжку там почитать — не вариант? — возмутился я.

— Конечно нет! У нас приличное заведение, а я — профессионал! — гордо выпрямилась девица, аж сосок из тряпочек на неё где-то прицепившихся выскочил.

— Так, ладно. Танцуй давай и взор наш услаждай, — принял решение я.

Просто парализатор-то был, да и сенсоры номера Котя уже взяла под контроль. Но глушить электропарализатором девицу почти три часа подряд… Ну мне банально жалко было — там последствия неважные, да и помереть может.

И начала она вытанцовывать. Девица, значит, сиськами-задницей трясёт, внимание привлекает. Я, из-за некоторых, между прочим, чуть рейд не слил и реабилитируюсь. Котя в браскомме хакерствует. В общем, все при деле.

Кстати, девица реально оказалась «профессионал». Вот без шуток, два часа выделывалась, даже можно сказать танцевала — я изредка на неё взгляд бросал. И рожа похотливая, и движения завлекательные — всё при ней. Даже есть за что уважать, мысленно хмыкнул я.

В общем, часа два всё это безобразие продлилось, а героический я ни разу не заржал, затащил рейд и вообще. Но время подходило, так что отвлёкся я от крабкомма, тыкнул девице на койку, куда та без воплей, закатываний глаз и прочего (ну вот реально — профессионал, как есть!) перебралась и получила разряд парализатора.

Котя тут же к ней подсеменила, прыснув в физиономию облачко какой-то фигни.

— Не вдохни случайно. Галлюциноген и афродизиак, — озвучила она.

— Хех, это значит, когда она проснётся, ту будет уверена, что её в дыхательные и пихательные так отдрючили, что она сознание потеряла, — хмыкнул я.

— Скорее от усталости отключилась, — довольно отметила Мелкая. — Но да, вопросов у неё не возникнет. Я, — на этом она реально засмеялась, — профессионал… хи, не могу Краб, профессионал!

— Охерительно смешно, но возьми себя в руки, Тень. Системы безопасности под контролем?

— Системы — да, Краб, — собралась Котя. — Но есть сложности.

— М?

— Охрана борделя. Мимо них не пройти.

— Ну, можно вырубить, — задумался я. — Хотя тухлый вариант, конечно.

— Тухлый, — покивала Мелкая. — Ты сколько весишь?

— Э-э-э… — озадачился я. — Между восьмьюдесятью и сотней кило, если по телеметрии Доса судить, — озвучил я. — Как-то не доводилось вешаться. А что?

— А то, что нормально, главное не больше полутора сотен, — закопалась Котя в сумке.

— Ты, блин, тушу представляешь, в полторы сотни кило? — возмутился я.

— Не-а. Все вы дылды и переростки, — деловито копалась в рюкзачке тридцатикилограммовая Мелкая. — Лови, крепление, регулируются, — кинула она в меня четвёркой… браслетов.

— А что за хрень? — заинтересовался я, поймав кинутое.

— Вакуумные присоски, — ответила Котя. — До полутора сотен кило на одну, но лучше всегда держись на двух.

— Только не говори, что мы полезем снаружи!

— Могу не говорить, вырубай охранников, — пожала плечами мелкая садистка.

— Блин, Котя, там этажей сто высоты! — пожаловался я на судьбу.

— И что? — удивилась она. — Присоски надёжные, лезть всего этаж.

— Не люблю высоту, — честно признался я.

— Ты же на байке летаешь! Да и на Досе прыгаешь! Да блин, Краб, ты транс орбитальный прыжок недавно совершил!

— В Досе, с генератором, со страховкой — совершенно другое дело!

— Так присоски — страховка!

— А мне они доверия не внушают, — признался я.

— Ладно, иди стучи охрану по головам, — пожала плечами Мелкая.

— Не буду, — буркнул я, тяжело вздохнул, повращал несерьёзные браслеты в руках и выдал. — Учи сосать.

А после того, как проржались, Котя, пока в помещении, показала как фигнёй пользоваться. Вполне удобная вещь оказалась, на деле, так что на внешнюю стену здания я выбрался хоть и не спокойный как удав, то спокойный как Краб — точно.

И вот, ползём мы потихоньку (быстро нельзя, а то Котя не успевает голограмму достоверную воссоздавать), Мелкая между делом рассказывает, как нам охерительно повезло, что мы внутри станции. Потому что на атмосферных планетах на такой высоте почти постоянный ветер, причём столь лютый, что бывает сдувает нахрен, невзирая ни на какие присоски.

Но, минут за двадцать дотелепались. Я аккуратно глянул одним глазком в окно нужного нам помещения…

И на рефлексе стал крабить задом вниз, попутно стараясь вернуть заледеневшее сердце из задницы, где оно оказалось между сжатых до каменной твёрдости булок.

— Краб! Да Краб! Что с тобой?! Что там? — надрывалась Котя, но ответить я смог только через минуту.

— Там пиздец, Котя. Вселенское Зло. То, чего не должно существовать в этом Мире, — омертвевшими губами прошептал я.


Глава 22


— Да что там такое? — удивилась Котя, карабкаясь вверх.

Травмированный в разум я только и успел пискнуть:

— Нет!! Не смотри…

Но опоздал, Мелкая заглянула. И то ли самое страшное закончилось, то ли у неё фильтры на визоре какие специальные, но через полминуты спустилась и стала спрашивать:

— Ну да, не слишком приглядное зрелище. Но все трахаются, Краб. Даже ты, — нечутко ржанула она. — Чего тебя так крючит-то?

— Котя, там рыба. И рыба, и человек. Это жутко само по себе, но я таких видел, даже эту вроде. Но она трахается сексом! С живым человеком! Смотреть на это невозможно, мозг рушится!

— Ой, да мало ли извращенцев. И да, вправду вылитая рыба, — хихикнула она. — А где ты её видел?

— А это привет с Арены Сектора Саргас, — несколько отошёл я, стараясь развидеть увиденное. — Как раз твой наниматель на похищение Краба. Владелец корпорации, папаша, чтоб его, Надий.

— Это которого вы разорили, а потом мы доразорили, знаю. А девка-то эта?

— А секретутка его. Было две, одну он на Арене бросил. Я там от неё бег… осуществлял тактическое отступление.

— Ладно, всё это весело…

— Это всё нихера не весело, а жутко!

— Ладно, всё это жутко, но делать-то что будем?

— Они там ихтиофилией закончили заниматься? — параноисто уточнил я.

— Вроде одевались, — фыркнула Мелкая.

— Тогда ладно. Врываемся, вырубаем, допрашиваем. И прибью, наверное. Два раза придурка отпускал, а всё равно гадит, — прикинул я. — Как до сектора Стригель добрался — вообще непонятно… Да и хрен с ним.

После чего я встряхнулся, да и покрабил вверх. Вот даже не знаю, но лично я обрадовался, заглянув в комнату и увидев там только Надия. Сверился с маячком, уточнил у Коти — утопала хтоническая рыбодевка в недра комплекса. Ну и хрен с ней, реально не хочу её видеть, страшно блин.

— Работаем, — начал работать я, врубая небольшой автоматизированный бронерез.

Так-то был это стеклорез, но его ТТХ позволяли резать среднюю броню. Так что бронерез ему больше подходит. Надий на скрип башкой завращал, но в небольшую дырочку уже разрядился парализатор, так что этот вредитель обмяк, уронив стакан с пойлом на ковёр.

— Чисто?

— Тревоги нет, чего-то подобного тоже.

— Зашибись, работаем. Я Надия в сумку, ты по железу пробегись. Не слишком усердствуй, если чего-то нет — похрен.

— Уверен, что он заказчик?

— На сто сорок шесть процентов, — отрезал я.

Вломились в комнату, Котя засуетилась по ней, а я стал утрамбовывать Надия в сумку.

— Краб, стой!

— М-м-м? — не понял я, наконец утрамбовавший оконечности корпа в баул.

— Датчик жизненной активности, не успела перекрыть, — прикусила губу Котя. Он пассивный был, а сейчас отклик не дал…

— Хреново. Так, что-то нужное нашла?

— Есть…

— Кидай в сумку и бегом.

Котя кинула какое-то железо, я короб утрамбовал, на спину закинул. Достал зажигательную бомбочку — хрен мы пожар устроим, техника не позволит, но она на спирту, безоболочечная по сути — внесёт сумятицу, а нам надо когти рвать, лишние пара минут не лишние.

И рванули мы на этаж ниже. Я, травмированный хтоническим рыбством, чуть не сорвался — не учёл, что полтора центнера на зацеп БЕЗ заспинного Надия. Но уже в свободном полёте впечатал три присоски, удержался и с барабанным боем сердца в ушах, влез в номер борделя.

Этажом выше, тем временем, полыхнула бомбочка.

— Краб, нашёл время, — хихикнула Котя.

— Помогай! — прорычал я, снимая тряпочки и полоски с профессионалки.

Попрыгал на койке, привёл её в состояния подобающее иметию во все дыхательные.

— Иди за спиной, молчи, максимум кивай и мотай головой, — бросил я Коте, взваливая Надия на хребет, на что получил кивок.

И выперлись мы из номера. Прошли коридором, а вот в приёмной стояли пара мордоворотов и администраторша, тревожно переглядывающиеся — видно тревога по зданию пошла.

— Что вам угодно, дорогие клиенты? — с бледной и нервной улыбкой спросила девица.

— Эта, ваша… не знаю как её. Заебалась в общем. И отрубилась.

— Вас не устраивает уровень услуг Ренги? Простите, наше заведение тотчас же представит замену! Двух девушек, в качестве комплимента от заведения…

— Да нет, нормально трахалась, — отмахнулся я, на что Котя кивнула. — Нам хватило, дальше сами. И в клуб какой завалимся. В общем, нормально всё.

— То есть, уважаемые клиенты, претензий вы не имеете, на возврате средств за досрочное…

— Не, всё заебись, — отмахнулся я, потопав к выходу.

— Погодите секунду, уважаемый клиент, — раздалось в спину.

Ну вот, блин, не могло всё спокойно пройти, мысленно матюгнулся я, оскалился хищно, обернулся и уставился на охранника.

— Надо чё? — вежливо полюбопытствовал я.

— В торговом комплексе тревога. Будьте любезны предоставить багаж для осмотра….

— На хуй пошёл, — не меняясь в лице выдал я.

Тем временем в комнатушку завалился второй охранник, скорее проартикулировал, чем прошептал «затрахана напрочь», кинув на нас с Котей уважительный взгляд. А первый нахмурился, очевидно, оценивал достоинства и недостатки предложенного ему маршрута. Но, видимо, моё щедрое предложение не оценил.

— Вынужден настаивать…

— Вынужден повторно послать нахуй. Мы пошли, сервис вашего заведения нас вполне устроил, но охрана у вас охеревшая, — бросил я администратору, сделав шаг к выходу.

И, ожидаемо, первый охранник рванул ко мне, налетев икрой на оставленную ногу. Поздоровался мордой с выставленным локтем и прилёг отдохнуть в сторонке.

Второй, чуть помедлив, рванул ко мне, но не учёл Мелкую. Которая зарядила маленьким, но твёрдым кулачком ему в живот. Точнее… куда достала, мда, сочувственно посмотрел я на скрюченного и подвывающего.

— Нет, нам точно у вас не понравилось. Мы БДСМ услуги не заказывали, — оповестил я смотрящую испуганными глазами администраторшу.

И вышли мы, довольно бодро топая к стоянке флаеров.

— Тревога по зданию Краб, — выдала Котя в боевом чате. — И в борделе на нас пожаловались.

— Надо было этой администраторше в бубен бить, — посетовал я. — Так, парализаторы не трогай. Работаем лазерами, если что. И подготовь запись конфликта на выходе из борделя.

— Делаю. А почему лазеры… а, поняла.

— Угу.

И, метров за двести до стоянки флаеров дорогу нам перекрыла четвёрка СБ-шников центра. Лёгкая броня, грабли на открытых кобурах.

— Остановитесь, снимите шлемы, приготовьтесь к досмотру!

— Да что ж вы все такие тупые и наглые, — посетовал я. — Я вам нихера не должен. Вы на меня нападаете? — уточнил я.

— Нет, посетитель. Но от администрации Релаксационного…

— Запись необоснованного нападения, — бросил я, после чего Котя скинула запись.

— А… ммм… того, — красноречиво бормотал главный СБ-шник, знакомясь с записью. — В здании тревога, вынужден настаивать на осмотре…

— Вынужден послать нахуй, — уже несколько задолбался я посылать. — Нас ваша тревога не касается. Мы воспользовались услугами и намерены покинуть ваше негостеприимное заведение. Если у вас есть ОСНОВАНИЯ, согласно секторальным договорам, записи нарушения нами чего бы-то ни было…

— Нет, но правила поведения на Центральной…

— Ваши, а не наши проблемы. С дороги, человеки, в противном случае я воспринимаю ваше поведение, как бандитское нападение и буду реагировать на него согласно межсекторальных договоров.

— Прошу, предоставьте багаж для досмотра и пройдите сканер.

— Нет. Жду десять секунд.

СБ-шники запереглядывались, а через пять секунд я непрерывным лучом лучевика чиркнул по коленным сочленениям четвёрки, на что переглядывающиеся балбесы не успели отреагировать.

— Запись нападения в борделе, ну и встречи с СБ-шниками в сеть, — бросил я Коте, пиная четвёрку по шлемам — пусть отдохнут.

— Анонимно?

— Нет, блин, с логотипом Клешни и моей доброй улыбающейся рожей! — возмутился я.

И продолжили мы путь к стоянке, запрыгнули на байк и стартовали. Через четверть минуты нам в зад пристроилось пара байков, но через полминуты отстали.

— Их отозвали. Но система камер станции отслеживает наши перемещения, Краб.

— Хм, просто так уйти, через техкоридоры?

— Теоретически можно, а на практике почти нереально. За нами УЖЕ следят, слишком много камер.

— Неважно… стоп. Есть выход в пустоту? — прикидывал варианты я.

— Так, погоди… сенсоры станции снаружи на байк просто не отреагируют, не те размеры, — вслух стала прикидывать Котя. — А выход в пустоту…

— Не запрещено и вообще наше дело. Вопрос, есть возможность это сделать, не нарушая целостности станции?

— Есть, — через минуту выдала Котя. — Технические коридоры нижней части станции. Оттуда направляют контейнеры с нерециркулируемыми отходами в контейнерах, а внутрисистемки разгоняют и скидывают на звезду. Поле там препятствует выходу атмосферы, но не твёрдых объектов.

— Доберёмся? Без резни, я имею в виду.

— Теоретически — да. Сейчас… Есть коридор, Краб, лови маршрут!

— Поймал, — поймал я маршрут, разгоняя байк на максимально возможную скорость, допустимую на станции.

Пять минут мы летели, меняя ярусы, через эти пять минут за нами увязались пара каких-то типов, с эмблемами СБ на флаерах. На кой — я так и не понял, воплей «стоять, бояться, булки раздвинуть!» от них в эфире не поступало. А через пару минут байк ввинтился между потолком коридора и здоровенным контейнером, прошёл поле и оказался в пустоте.

— Уф, — на один голос выдохнули мы с мелкой и поржали.

— Так, всё зашибись, но нам надо на Кистень, — перестал веселится я, пока байк неторопливо чесал в километре от обшивки станции.

— Причальный ангар открыт, сэр. Имеющиеся средства фиксации как станции, так и кораблей в системе вас не обнаружат.

— Отлично, — порадовался я, руля к Кистеню.

Залетели без проблем, а я, поглаживая клешнями полный Надия короб, пёр его в оставшуюся после пухлого хакера допросную.

— Ты только сразу его не прибей, Ан.

— Сразу не прибью, — честно ответил я. — Дживс, мне нужно… много что.

— Пыточные приспособления, сэр?

— В отличии от твоей, переходящей все разумные пределы, кровожадности, на первичном этапе мне просто нужно получить от него информацию. Сыворотка правды… стоп. Схемы колдунские?

— Они самые, сэр. Хотя вы правы в том, что эффективность медикаментозных препаратов в стационарных условиях — выше, а результат надёжнее.

— Вот и тащи, будем папашу Надия колоть.

— А это Надий?!

— Он самый, Лори. Ты что, не видела?

— Да я… тот наш рейд, Ан. Ещё одного босса…

— Всё с тобой ясно. Надий это.

Через двадцать минут Надий валялся на металлической койке, прикованный и обколотый паучками всякими полезными нам препаратами.

— А…что… КРАБ?!

— Папаша, а ты что думал, можно гадить Крабу, но не попасть на клешню? — фыркнул я. — Как ты тут оказался-то, паразит такой?

— Перелетели из сектора Стригель, создали компанию дешёвого обучения, подпольную, — растерянно, явно не понимая, с хера ли он отвечает, выдал Надий. — А тут ты появился, ублюдок! — аж заскрежетал зубами он.

— Хм, ну своим мозголомом ты видно на дураках неплохо зарабатывал, — прикинул я. — Две вещи: эта… девка, — аж передёрнуло меня. — Какая у неё роль?

— Помощница, формальный директор конторы, посыльная. Любовница. Она так…

— ЗАТКНИСЬ! — вырвалось из меня, но я взял себя в руки. — Не смей при мне говорить, что она и так. А то убью. Мучительно и быстро.

— Как будто и так не убьёшь!

— Твоими, блин, стараниями, папаша! — возмутился я. — Какого хрена ты вообще к нам лез?

— Ты! Ты во всём винова-а-ат… — завыл Надий, получив пинок.

— Вот дурак психованный, — поставил диагноз я. — Ладно, видно и вправду в расход. Дживс, что там по делам и делишкам?

— Подпольно проводил сеансы гипнообучения и представлял пилотам фиктивные свидетельства из Сектора Саргас. По поводу Клешни — тратил почти все свободные деньги конторы на кампанию по дискредитации. Дашина Порст исполняла обязанности курьера.

— Ясно, ладно, вырубай его, подумаю, как его прибить. Может в звезду выкинем…

— Нет!

— Да, — хмыкнул я. — Вот не было бы той порнухи — я бы ещё подумал, ручки-ножки отрезать, язык, мозг ампутировать… Хотя и так и так тебе пиздец, — закончил я, посмотрев на отрубившегося Надия. — Так, народ, собираемся и думаем, что дальше делаем.

Собрались, Котя с Дживсом вытащили пути денег, явные и однозначные обоснуи для полноценного торгового конфликта.

— Так, давайте объявляем конфликт, разнесём им там всё нахрен. И на Арену, Процветание это разнесём. Доказательств хватит?

— Более чем, сэр. Но объявление конфликта в одном временном окне…

— Что? Доказательства есть?

— Нет, сэр.

— И нахер их, с их подозрениями. Основания у нас есть, так что пофиг.

— Сэр, работать в Секторе Стригель…

— Пофиг, Дживс.

— Как скажете, сэр.

Есть у меня сомнения, что в этом Секторе имеет смысл работать, про себя озвучил я, да и девчонки переглянулись характерно, видно поняли меня, да и не особо возражали.

— Станционные власти Арены-Центральной приняли обоснования для торгово-военного конфликта. Но настаивают на связи, сэр.

— Связывай, Дживс.

— Капитан Дрей? — выдала расфуфыренная знакомая морда СБ-шника.

— Виделись недавно, — буркнул я.

— Да, было… Капитан Дрей, у Службы Безопасности Центральной Торгово-Транзитной Станции Сектора Саргас появились к вам вопросы.

— Угу.

— Итак, капитан Дрей, буквально полтора часа назад на компанию по подбору персонала Шанс было совершенно нападение.

— Угу.

— Был нанесён ущерб имуществу, есть подозрение, что похищен владелец большей части акций.

— Угу.

— И через час вы представляете доказательства враждебной деятельности компании Шанс, направленной в адрес компании Клешня! — победно заключил СБ-шник.

— Угу.

— Что «угу»?! — возмутился он.

— Всё «угу», — ответил я. — Комиссар, вы мне сказки рассказываете? Сказка смешная, оценил. А вопросов не услышал.

— Вы совершили нападение на компанию Шанс? — перекосился комиссар.

— Не совершал я никаких нападений, — честно ответил я.

Ну реально — я только похищениями, вандализмом и ограблением занимался. Какое, нахрен, нападение?

— Это очень подозрительно…

— С чем вас и поздравляю, — широко улыбнулся я. — У вас есть реальные претензии к компании Клешня? Не ваша буйная фантазия, а подкреплённые доказательствами обвинения в нарушении секторального законодательства?

— Есть подозрения…

— Повторно поздравляю. У нас военно-торговый конфликт, признанный властями Центральной. Вы долго намерены препятствовать осуществлению наших законных прав?

На этом комиссар скорчив уж совсем непотребную рожу, разорвал связь.

— Работал бы лучше, — риторически огласил я, — а то развёл под носом это паскудство с гипнообучением. Ладно, кто идёт? И байк брать не будем, это уж совсем наглость, — уточнил я.

— Наверное все сходим. Там же особого сопротивления не будет?

— Не успеют. Боевые костюмы, парализаторы и лазеры. И малый челнок, как раз по размерам подойдёт, — прикинул я.

Засуетились, набились всем семейством в челнок — Дживс и Котя, не говоря о прочих, остались на Кистене.

И вот, через десяток минут после подлёта к торговому центру Дживс сообщает.

— Сэр, Дашина Порст три минуты назад заключила брачный контракт. И, на данный момент, находится вне станции Центральная, на пути к портальному кольцу. На пассажирском лайнере, цель путешествия обозначена как «свадебное путешествие».

— Вот блин шустрая какая, — внешне поморщился, а внутренне почувствовал облегчение я.

Ну реально, не хочу я больше это хтоническое ихтиочудовище видеть! А уж картину как она с Надием сексом трахалась… аж передёрнуло меня. Нахрен, развидеть и забыть!

В общем, брякнулся челнок перед центром, ну а наша одоспешенная и обвешанная оружием четвёрка потопала нести справедливость. СБ-шники центра «держали периметр» вокруг нас, не в смысле препятствовали, а отгоняли возможных случайных жертв. А вот на момент нашей явки в контору Шанс… там было просто пусто. Ни одного человека.

— Ну… конторе всё равно звиздец, — попинал я принтер какой-то.

— Ну да, а с виновным разберёмся отдельно.

— Так, ломать чисто ради любви к искусству не будем, — решил я. — Дживс, скинь всем информационным агентствам и, так уж и быть, СБ станции, данные о гипнообучении этими вредителями. Дело гниловатое, но точно не наше, пусть сами разбираются.

— Исполняю, сэр.

Прибыли на Кистень, затеяли справедливые разборки.

— В общем, девчонки. Меня этот Надий достал. Один раз пощадил. Он продолжает гадить. Второй раз — та же хрень. Третий раз я не собираюсь той же хренью страдать — да блин, обвешается взрывчаткой или ещё какую гадость сделает. В общем, в звезду пидараса! — вынес я свой вердикт.

— Я тебе, Ан, ещё раньше говорила, — напомнила Нади, — надо было прибить.

— Помню, — покивал я. — То есть ты за то, чтобы прибить?

— Естественно.

— Воздержусь, — воздержалась Лори.

— Устранить, — подала голос Хелиса. — Нерационально самим себе создавать проблемы и опасности.

— Наверное устранить, — задумалась Котя. — Ну второй раз ещё куда не шло, но третий? Нет, точно устранить.

— Я, сэр, не могу сказать, чтобы решение подобных вопросов доставляло мне удовольствие, и я бы был в этом компетентен. Но с точки зрения логики и статистики — оставление данного разумного в живых несёт однозначную опасность.

— В общем, фактически единогласно, при одной воздержавшейся, — подытожил я. — Дживс, заложи разгонную кривую поближе к звезде. В неё его выпну.

— Сам?

— Ну не заставлять кого-то. Это просто правильно, — развёл лапами я.

А через полчаса капсула с папашей Надием летела продлевать жизнь светила Центральной Портальной системы на долю секунды, а Кистень разгонялся для входа в гипер к системе Арена.

А я думал всяческие мысли, которые не сказать, чтобы меня сильно радовали. Но, с другой стороны, давали некоторую перспективу… в общем, посмотрим. Надо дела сначала доделать.


Глава 23


В системе Арена, по большому счёту, было у нас только одно дело: нахер разнести «Процветание» и занести им наше удовольствие в тело. Необходимость этого, после сожжения Надия на звёздном гриле была если не под вопросом, то и не критической. Но, по большому счёту, надо: эти козлы сознательно приняли на себя ответственность, не выясняя имя заказчика. Тем самым беря на себя полную меру ответственности, желая от неё откосить, денюжку получить, а невиновным нам нагадить. Так что виновны и надо.

Обоснуи есть, проблем с торговым конфликтом не будет. Но, возникал вопрос, второй по значимости на моей родине. И хрен знает, что. Поскольку в Сектор Стригель ни Кистень вообще, ни я персонально, не вписывались.

Единственным вариантом, более-менее удобоваримым, было создание собственного Благородного Дома. И если изначально я от подобного отбрыкивался руками и ногами, то сейчас призадумался.

Дело в том, что… мне захотелось семью. Не покоя и жопы на печи. Но, например, детишек. Место, которое можно назвать домом. Да, в конце концов, и окружение, которое не будет попеременно вызывать желания: проржаться, впасть в челодлань, почикать клешнёй насмерть.

Но, к сожалению, во время наших путешествий, что-то подобное мне встречалось разве что на лихтеровозе мужиков. Да и то, не без оговорок, прямо скажем.

И возникала картина, в которой Аристократический Сектор будет, просто в силу своей аристократичности, правдами, неправдами, силой, деньгами и интригами вгонять нас в ему угодные рамки. Плохие, хорошие — вопрос десятый. В СВОИ, а не наши рамки.

Корпоративный же сектор в этом плане вроде, как и полегче… с одним «но». Если у тебя есть деньги (ресурсы или что-то такое) до тебя есть дело ВСЕМ. Сама базовая система корпоративизма подразумевает, что деньги должны быть у самых толстых корпоратов. А остальные должны нести им денежки, а, в идеале, быть должны, причём не только сами, но и их нерождённые дети должны.

Данная картина, возможно, и слишком мрачная, были нюансы, но в целом по галактической больнице выходило так. За исключением мест типа того же фронтира — но это, извиняюсь, натуральный бандитский пиздец. Даже весьма «нестрогие» законы межсекторальных договоров там похерены и процветают там упыри типа дохлых «Стальных Виверн». Да и наш первый заказ с мужиками. Их сотрудников не захватили, не поработили как должников. Их нахер вырезали, причём ещё этим похвалялись.

В общем, если подумать, создание своего Благородного Дома, живущего по НАШИМ правилам — далеко не худший вариант. И даже от наёмничества, которое, в общем и целом, мне по душе — не обязательно отказываться. Ограничить придётся, факт. Но при всём при этом поработать, наладить структуру, в которой будет приятно жить мне и девчонкам, а если приползёт какая наглая морда — оторвать ей ручки и ножки, запихнуть в жопу, ну и морду набить.

Но Благородный Дом… это сложно. Вопрос не только и не столько всяческих там благородных предках. Я вот ни разу ни про что такое не говорил, а меня принцем каким, неприличным, считает вся Клешня, кроме Дживса. Да и большая часть тех аристо, с которыми я общался.

Наверное, надо было их почаще нахер посылать, мысленно хмыкнул я. Тогда бы вообще королём, а то и Императором каким бы считали.

Ну да не суть. Вопрос в том, что Благородный Дом — это земли и люди. В конце концов не обязательно планета (хотя для спиногрызов бы — хотелось). Можно какой-нибудь лютый планетоид сотворить, пусть не за один месяц, а скорее не за один год. Будет этакая Звезда Смерти, с производством, экосистемой и лютым звездным разрушителем.

Всё можно… но вопрос людей. Нужны люди, не тысячи — сотни тысяч людей. Составляющих тот самый «комфортный социум». И нихрена я не понимаю, где их набрать.

В общем, выходило, что закрываем вопрос с Процветанием, собираю я всю Клешню, и, с частью недетализированных (на тему моего колдунства, нычек археотеха и прочего), посоветуюсь со всеми.

Может все дружно начнут в меня пальцами тыкать и ржать. По шеям получат, но на мысли я дурацкие забью.

А может разумные они, да и пути осуществления есть. В общем, посмотрим, разумно заключил я.

И вот, добрались мы до системы Арена. Со мной случилась всё та же скоропостижная, неодолимая и необоримая диарея. Правда розовая коробочка, забитая всяческими лекарствами, перевязанная ленточками и благоухающая духами была доставлена беспилотником на Клешню. И, помимо вагона всяческих пилюль и прочих снадобий, содержала записку «Выздоравливайте, дорогой капитан». Как-то даже неудобно стало, на секунду, а то и на две.

— Так, давайте думать, как работать, — собрал я народ. — Там гребучий торговый центр, Досы… ну не стоит, наверное.

— Вообще, Ан, использование малых Досов вполне возможно, — подала голос Нади. — Если блокировать само это «Процветание».

— Ну, в принципе, «да», — повращал я схему. — А нахрена?

— Торговый центр находится в частичном владении Великого Дома, — нейтрально выдала Лиса. — Служба безопасности этой станции располагает тяжёлым вооружением. Пара-тройка малых Досов точно не помешают.

— Думаете будет сопротивление с техникой? Хотя да, хрен знает, могут аристо эти и взбрыкнуть. Достали они меня, признаться, — устало выдохнул я. — Так, тогда работаем так. За четверть часа до стыковки кидаем станционной администрации извещение о конфликте с Процветанием. Откажут в обосновании… — оскалился я. — Пакет тех же данных на Арену. Просто пробьёмся к рекламщикам, фактом непринятия обоснованного конфликта, если такое и будет, администрация станция становятся соучастниками.

— Допустимо, — выдала вердикт Лиса. — В рамки как межсекторальных договоров, так и законов системы Арена всё укладывается.

— Вот и зашибись. Хелиса, Дживс, проконтролируете?

— Сделаю, сэр.

— Хорошо, Ан.

— Так, дальше, как мы будем это Процветание ломать. Я и Флинны, наверное, пойдём. У нас и Досы подходящие, и опыта для того, чтоб нечаянно на ногу посетителю не наступить хватает. Перекрываем, — завращал я схему. — Подходы тут и тут. Полсотни раков донных в качестве довода внутри…

— А мы?!

— Да идите, кто вам против-то? — хмыкнул я. — Это я, как дурак, буду клешнями в Крабе щёлкать. Что, возможно, к лучшему, — накатился на меня какой-то сплин. — В общем, прошу, не стоит резню учинять. Ну попинать там, технику поломать…

— Счета выпотрошить, — потёрла ладошки Мелкая.

— Тоже не помешает, — важно покивал я. — В общем, в таком вот разрезе. Вопросы, предложения, пожелания? — в ответ тишина и пожатие плечами. — Ну и зашибись, я Флиннов дёргать и по Досам.

Загрузились в Досы, выстроили гвардейский полк донных раков. Из пожелавших развлечься праведным вандализмом были Нади, Котя (последняя разумно точила зуб на денежки Процветания, но была на своём совсем мелком Досе). Могильщик притопал, видно давно не пинал никого, морда ветеранская. Да и всё по сути — у народа дела были, Искусница с Аспидом вообще на танцульки какие-то нацелились. Вот не понимаю я, всё-таки, этого рукадёрганье и ногодрыжиство должно иметь какой-то позитивный выхлоп: ну по мордасам там, под ребро, под зад на крайний случай. А просто дёргаться… Впрочем, каждому своё.

За четверть часа до стыковки, как и было оговорено, Дживс пакетно отправил объявление и обоснование. Кистень пристыковался, но администрация торговой станции хранило молчание.

— Ну и хер с ними, — резонно решил я. — Фиксаторы работают, будут мешать — подельники. Выдвигаемся.

И выдвинулись мы, сотрясая палубы станции тяжёлой поступью Досов и маршем раков. Могильщик даже запел какую-то маршевую песенку, но не матерными там были только предлоги. Хотя задорно, не поспоришь.

И вот, топаем мы, значит. Посетителей нихрена нет, а силы СБ станции жмутся к стеночкам-витринам. То есть администрацию не постигла скоропостижная глухота и тупизна, данные они получили и к нашему визиту народ укрыли. И не ответили, паразиты такие, видно «ниже их отсутствующего достоинства». Впрочем, и похрен, если честно, главное чтоб не мешали.

Дживс отслеживал персонал Процветания, который начал бодро разбегаться, ну а мудрый я огласил центр рёвом динамика:

— Раки! Захватить представителей враждебной компании, доставить в их офис. Убийство нежелательно, травмы — на ваше усмотрение.

— Исполню, главнокомандующий Краб! — было мне ответом и полтора десятка раков сорвалось на спринт.

И СБ-шники им не мешали. Так что через десять минут мы с Флиннами контролировали входы, а рачьё, Нади, Котя и Могильщик завалились в контору.

СБ-шники стояли вокруг, а я развлекался, помахивая клешнями. Они так забавно водили за ними выпученными буркалами, с кислыми мордами, что грех было не полюбоваться.

— Тут Дрой [хрусть] ведёт [хлобысть] переговоры, — выдала в боевой чат Котя. — На тему [звуки ведения переговоров Могильщиком] финансовых потерь, амортизации его кулаков и прочее с генеральным директором Процветания.

— И как? — заинтересовался я.

— Успешно [бдыщь], несколько быстрее, чем смогла бы я. Тут пара анонимных счетов… а нет, четыре [бац!].

— Приятно слышать профессиональную работу, — отметил я.

В общем, продолжалось это веселье минуты три, пока Дживс не выдал в чат.

— Сэр, к станции пристыковалось десантное судно Благородного Дома Воссер.

— Информация, конечно, охеренно важная, Дживс. Но к нам это какое имеет отношение?

— Идёт выгрузка четырёх боеспособных Досов и сотни гвардейцев со средней техникой, сэр.

— А они совладельцы этой торговой богадельни?

— Именно так, сэр.

— Всё же воевать хотят, что ли? — задумался я.

— Не исключаю такую вероятность, сэр.

— Ладно, боевая готовность по Клешне, раков в боевой режим, народ в Досы. Только не тяжи, хрен они тут развернуться.

— Ваша наблюдательность, как всегда, поразительна, сэ-э-эр.

— А то! В общем, народ в готовность, посмотрим, что этим Воссерам надо.

— Занимаюсь, сэр.

В боевом чате народу, наводящему в офисе конституционный порядок было сообщено, чтоб не высовывались, сорок раков вывели, в качестве поддержки, на всякий. Ну и стали ждать.

И вот, значится, дошагали четыре явных эксклюзива-малых доса, с лучевым оружием, что в условиях станции более чем оправданно. И гвардейцы всяческие, причём вышагивали с пафосом и вообще.

— Требую немедленно прекратить беззаконие! — внешним динамиком пропищал самый расфуфыренный Дос.

— Законы озвучь, — лениво динамиком бросил я, наводя разгонники и резаки. Да и раки перевели резаки в боевое положение — при залпе от всего этого парада аристократизма останутся оплавленные платформы, перегретые Досы и гвардейские удобрения.

— Да кто ты такой, чтоб я перед тобой отчитывался? — задал риторический вопрос расфуфыренный.

Последнее я просто проигнорировал — посылать выпендрежника нахер было лень. А, через минуту, убедившись, что все посторонние припёрлись с моей стороны, ко мне присоединились Флинны, немножко поломав здание Процветания, проходя сквозь него.

— Благородный Дом Воссер, в лице меня, барона Кавено, требует покинуть территорию компании Процветание и торговую станцию! — частично включил мозги расфуфыренный, поняв, что и так отсутствующее преимущество сделало ему неприличной частью тела.

— В рамках существующих законов, прав и прочего, могу только, со всему уважением, послать Благородный Дом Воссер в целом, ну и вас, барон, в частности, в жопу. Ну, или нахер, если вам будет так благоугодно. Вы мешаете проведению законного и регламентированного торгового конфликта своими невзрачными персонами. Компании Клешня воспринимать вас как подельников лжецов и клеветников?

— Оскорбление, нанесённое вами благородному дому Воссер, требует сатисфакции! Арбитры Арены прибудут к вам в течении суток, для уточнения деталей, — неожиданно спокойно выдал барон.

После чего всё это аристократие развернулось и утопало, оставив меня в задумчивости. Впрочем, разговорчики в боевом чате я прервал, а вопрос думать решил уже на Кистене.

Тем временем Процветание благополучно превратилось в Побитое Ниществование, а наша группа беспрепятственно вернулась на Кистень.

— Семь с половиной мегакредов, Краб! — с ходу порадовала Котя. — И достаточно рентабельные активы, мегакред на двадцать!

— Это, конечно, зашибись, — умеренно порадовался я. — Но что за херь с этими Воссерами? Какая, нахер, турнирная Арена? Давайте я на дуэли кому-нибудь оторву ноги. По самую голову. Ну и валим нахрен отсюда, — размечтался я.

— Знаешь, Ан, тут довольно тонкий момент… — протянула Хелиса.

— Ну, продолжай, — смирился я с гадством вселенной.

— Дело в том, что ты нанёс оскорбление…

— Да нет, назвал вещи своими именами.

— Пусть так. Но в ответ на это Воссеры могли применить силу.

— И безблагодатно и бесславно сдохнуть, — хмыкнул я.

— Ну да. Но Воссер временно, своим вызовом, присвоил Клешне статус Благородного Дома, а тебе — его главы.

— А что он за хер с бугра, чтоб присваивать? Пусть в жопу себе присвоение засунет!

— А ты подтвердил. Если бы ты на этапе вызова прямо и чётко обозначил отказ, вследствие нездоровья, неблагородства — есть перечень причин, то да, турнира бы не было. А так…

— Ну, положим, отказываться я желанием не горю. Как, впрочем, и драться особо, особенно на Арене. И что они сделают, если я этого Воссера и Арбитров, естественно со всем уважением, пошлю нахер?

— Клешня будет признана преступной организацией в рамках Сектора Стригель.

— Блин, вод гадство. Ладно, турнир так турнир. Но мне вот совершенно не улыбается бесплатно, то есть даром, бить морду каким-то там тупорогим аристо и их наймитам, — задумался я. — Так-то понятно, что эти петушки прискакали чтоб от нас что-то поиметь, нарывались специально.

— Скорее всего принудить к вассалитету, сэр.

— Во-во. И если уж хотят турнир, пусть ставят что-то. Это требование нормальное?

— Хм, в принципе ничего противоречащего не вижу, — копалась в документах Лиса.

— Ну вот и поимеем с них что-то. А теперь давайте думать что.

Вечером в Кистень постучались троица арбитров, стали гнуть артритные пальцы и вообще вести себя хамски. Но юридически посвящённый я сходу взял быка за рога.

— Итак, запись переговоров с представителем дома Воссер есть, и если мы не договоримся — окажется в сети не только Арены, но и всего Сектора.

— Вы угрожаете?!

— А как же! — радостно оскалился я. — Вы своими мудацкими аристократическими замашками меня натурально задолбали, — широко улыбнулся я. — И рожи свои противные не корчите — не нравится что-то — давайте на дуэли вас прирежу. По вашим законам.

— Хм, а вы наглец, — ухмыльнулся один из арбитров, пока другие щёлкали клювом.

— А вы наглый баран, считающий себя и свой захолустный Сектор центром мироздания. Ладно, комплиментов наговорили, давайте к делу.

— Вы же отказываетесь от турнира?

— Да щааааз! Не отказываюсь, а требую и настаиваю, согласно постановлениям собрания Великих Домов Сектора Стригель, чтобы несомненный выигрыш Клешни был ОПЛАЧЕН. Ценностями, имуществом и прочим.

— Этот закон давно забыт… — сморщился один из арбитров.

— Это ВАШ закон. И он не отменён. Отказываетесь — прекрасно, мы улетаем. Уничтожая каждое судно, препятствующее нам, как пиратов. Причём, что самое весёлое, не только по межсекторальным договорам, но и вашим законам. И да, уважаемые, гласность — замечательная вещь.

— Введение в силу столь древнего закона потребует времени. Ожидайте ответа дома Воссер через сутки, мы же займёмся согласованием, — выдал арбитр и они свалили.

Вот хрен знает, может, я, конечно, несколько перегнул палку, прикидывал я. Но эти аристо, с изяществом парового трактора, вгоняющие меня и моих людей в их шаблоны миропонимания — реально достали. А главное, эти Воссеры, если у меня всё получится, как я задумал, сделали мне неплохой подарок. Хотя, надо повозится с местными законами, точнее напрячь Лису и Дживса.

А то у них такой бардак, что Краб ногу сломит, заключил я, да и попёрся напрягать Дживса с Лисой.


Глава 24


Дело вот в чём: Воссеры выводили «оскорбление чести», которое, вообще-то, по стригельским законам, решалось индивидуальной дуэлью, в область «имущества и прав», которые, в свою очередь, решались на арене.

Их пожелалки, если отбросить всякие там «чести» выглядели как «пусть Клешня отработает на нас замечательных несколько десятков лет». По сути, они пытались силой навязать нам ограниченный вассалитет.

Довольно гнусно, но в рамках их законов, если бы не одно «но». Турнирная Арена — это место борьбы Великих Домов за имущественные интересы. А не подворотня с тупорылым гопником, хоть в ряде моментов и похоже. Соответственно, претендуя на то, чтобы что-то поиметь с нас, они были должны сами чем-то рискнуть.

Закон «взаимообразности имущественного риска» был древен, как фекалии мамонта, но был и действовал. При том, нарытая информация показывала, что не менее тысячелетия толком не использовался. Видишь-ли, сам факт вызова Великим Домом возвышает каких-то там быдлованов до их уровня, и эти какие-то быдляки должны кипятком от счастья писаться, самим фактом своего возвышения.

И тут образовалась ситуация, от которой я потихонечку отойдя в сортир, проржался. И даже Дживс потихоньку похихикал. Невзирая на мои охерительно куртуазные речи и прочее, я вёл себя с Арбитрами Арены так, что не МЕНЯ возвышают. А какое-то быдло неумытое СМЕЕТ мне бросать вызов.

А фиксаторы у троицы окаменелостей были, в общем, через шесть часов после визита комиссии закрытые аристократические форумы пестрели всяческими предположениями, на тему принц капитан Дрей инкогнито, или император какой. И в каких немереных титулах прочая Клешня изволит прибывать.

Вообще — реально забавно. Насколько я знал, из всего нашего кагала, ну помимо вполне себе виконтистого Помидора, Нади, теоретически, могла претендовать на титул герцогини, но лишь на своих пролюбленных ещё предками планетах, если завоюет их взад.

Ну да это — просто веселье. А по делу выходила картина таковой. Воссеры пожелали, пользуясь случаев, всех налюбить и заполучить вассальную Клешню, да ещё задаром. И оказались в положении полурака, с полуспущенными штанами: они, чтоб их прочее аристократие не потопило в плевках, НУЖНО сделать, по сути, СТАВКУ, соответствующую вассалитету выокородного аристократа с мощным боевым отрядом.

И вообще-то, дело это не сказать, чтобы просто решаемое. Если решаемое вообще.

Так что, когда троица аренных арбитров ввалилась в Кистень на следующий день, их сопровождала парочка супругов лет пятидесяти — правящая чета дома Воссер.

— Что вы желаете, капитан Дрей? — сквозь губу бросил, не поздоровавшись, дядька.

— Вы это, фиксируете, всё? — уточнил я у арбитра.

— Безусловно.

— Вот и зашибись. Так вот, лорд Воссер. Я не признаю за вашим Домом права называться Великим и Благородным, — оскалился я. — Ваши деяния, подобны низким торгашам, трясущимся над каждым кредом. И я требую, чтобы в случае победы моего отряда Благородный Дом Воссер прекратил своё существование.

Рожи присутствующих искренне порадовали, пауза в диалоге повисла минут на пять.

А я… ну дело в том, что мы долго сидели, думая, что поиметь с этих Воссеров. И выходило, что всё бессмысленно, в плане «много денег, планеты и прочее подобное». Через день местные аристы, пусть из другого Дома, скажут «идите под нас». И найдут причину устроить очередной турнир. А торчать в Стригеле годами, не вылезая с их Арены, у меня нет никакого желания. Кроме того, прибьют ведь, паразиты — статистика на их стороне. И никакое читерство колдунское не поможет.

В общем, погрузившись в правила, права и законы и прочее Стригеля, я понял, что места нам тут не найдётся. Но, желание погромче и побольнее хлопнуть дверью перед наглыми аристократичными носами, желательно их побольнее прищемив, было очень сильным.

И выходило, что от победы мы не получим ничего. Ни креда, притом, что Воссеры выглядят стяжателями. И они перестанут существовать как Дом, их просто растащат прочие аристо на кусочки, то есть сами члены Дома, начнут разбегаться. И это, в отличие от имущественных потерь действительно страшно, уничтожение многотысячелетней организации.

— Это… неприемлемо! — наконец выдал лорд.

— Пшёл вон с моего корабля, и бабу свою прихвати, — лениво махнул я рукой. — Как вы видите, почтенные арбитры, называть Воссеров домом не имеет смысла прямо уже. Ну и выходить с ними на Турнирную Арену я не намерен…

— Погодите, капитан Дрей! — засуетился арбитр. — Вопрос довольно сложный, ваше требование…

— Более чем приемлемо, с учётом поведения инициатора конфликта. Вассалами возжелали получить тех, кто их на порог-то не пустит, — задрал пролетарский нос я. — Ничего не вкладывая и не предлагая. И предоставив назвать, что мы хотим — ещё и отказываются. Чего ждать-то?

— Арбиторат Турнирной Арены просит сутки…

— Дюжину часов. После чего Кистень покидает систему.

— …хорошо, через дюжину часов дом Воссер и Арбиторат Турнирной Арены ответят на ваше требование.

— Приемлемо. Жду. Прощайте, господа арбитры.

А с лордьём воссеровским я не прощался, потому что быдло и не представились.

Разведывательные данные от Дживса выдавали такую картину: у Воссеров на совещание был бардак и поругание. Вопль «просрали все полимеры!» издавали все, кто мог и не мог. До явки главы Дома на Кистень у Воссеров был шанс выставить баронишку ударенным на всю голову, действующим по собственной инициативе психов. А вот с момента визита полимеры действительно были «просраты». И либо соглашаться на моё требование, либо… приносить извинения, что, по сути, к роспуску Дома ведёт ещё более надёжно.

Правда одна хитровывернутая престарелая карга предложила «резервный план», в случае если «молотые шешумехи вшё офять пфпефут!»

Но нам подобный вариант, как по мне, был даже выгоднее, с учётом обновлённого парка техники.

Так что следующий явки арбитров ждал я потирая клешни.

— Благородный Дом Воссер принимает ваши условия, капитан Ан Дрей. Поединок на турнирной арене будет назначен в течение двух суток от текущего момента, — изрёк арбитр.

— Ну и зашибись, жду, — вежливо ответил я.

А вот после этого все три супруги отловили меня, оттащили в каюту и начали подвергать моральному насилию, на тему, что за херь я творю.

— Так, сейчас попробую сформулировать. Итак, я рассчитывал, изначально, в Секторе Стригель заниматься простой и честной наёмнической деятельностью. Но, местные даже не законы — традиции нихера нам этого не дают. Или мы торчим на фронтире, где, девчонки, прямо скажем, мне просто противно — каждого первого хочется просто прибить.

— Ну да, довольно неприятное место, — кивнула Нади.

— Вот. При этом, признаюсь вам честно, были у меня мысли, раз уж местным так со страшной силой хочется, чтоб Клешня стала Благородным Домом — то пусть. Я тут подумал… ну дети там…

— Поподробнее!!!

— Фиг, не буду подробнее! — изящно отмазался я. — В общем, вот мы тут разобрались с местными традициями, насколько возможно подробно. И я понял, что не вариант.

— А Воссерам этим ты решил нагадить, чтоб жизнь мёдом не казалась?

— Ну да, сволочи же! Вот пусть мелких лордиков ещё пару сотен лет пугают жутким Крабом с необоримой Клешнёй.

— Ну да, ты такой, — фыркнула Лиса. — И всё же, с детьми поподробнее!

— Да что подробнее, блин?! Дом нужен. Не Кистень, хотя неплохое место. А дом, где нам хорошо будет, где кого-то спокойно оставить можно, куда вернуться будет хотеться. Ну такая у меня мысль была, в общем.

— Хорошая мысль…

— Вот тоже подумайте. Но это не срочно, так, на будущее. И эфиряка!

— Да, сэр?

— Тоже подумай.

— Как скажете, сэр.

— А пока давайте отряд составлять…

— Не понадобится, сэр.

— Ммм?

— Текущий конфликт идентифицируется не как «благородный против Дома», что и подразумевает конкретный отряд. А «Дом против Дома».

— Стоп, то есть они положим, сотню Досов могут выставить? — несколько напрягся я.

— В целом да, сэр. А на один поединок…

— Да, хер они их на турнирную арену упихают. Тогда похер, справимся.

— Ваша внимательность к деталям, стратегический и тактический гений…

— Да, я прекрасный капитан, Дживс. Пребывай поражённым, я не против.

— … и небывалая щедрость не имеет равных, сэ-э-э-эр.

И вот, выставили на Арену Воссеры аж четыре тяжа, за раз. Заразы, блин.

Причём выгребли и свои закрома, наняли очень неплохого пилота на Эгиде, и вообще тряхнули мошной: дошло до аристократичных мозгов, что попытка на халяву заиметь мощный отряд может обернуться звиздецом. Но нам как-то не легче выходило.

— Так, четыре тяжа, — проявил небывалую наблюдательность и тактическое мышление я. — Упор у них на тяжёлую артиллерию, плюс Эгида. Неважные расклады, но и не критичные.

— Плохо, что Арена. Нет места для маневра, — протянула Нади.

— Ну да, лоб в лоб, кто кого перестреляет. Ладно, будем думать. Дживс, у них гадостей каких нет?

— Не считая того, что против нас эксклюзивные археотехничные Досы, с повышенной мощностью реакторов, успешно ослабляющими кинетический импульс щитами, крупнокалиберными артиллеристскими системами, не предполагающими высокой точности пилотов…

— Да, я понял, что всё зашибись, Дживс, спасибо.

— Всегда к вашим услугам, сэр.

— В общем, мне категорически не нравится вариант стоять друг на против и перестреливаться. У них масса залпа нас снесёт нахрен за пару минут.

— Не совсем, Краб. Твой Рекскенсер продержится минут пять. Да и Эгида…

— И толку, блин? Виконт вышибет максимум один тяж, больше не успеет, не обижайся Солан.

— Всё понимаю, сеньор капитан, ваша оценка более чем правдива.

— Угу. И выходит, мы просто не создадим разгонниками нужную плотность огня. Или корабельный разгонник ставить…

— Ан, вам даже простейшую электронику сожжёт при первом выстреле!! — вскинулась Лори.

— Эммм… это да, — прикинул я нагрузки электромагнитного поля. — Ставить крупнокалиберную артиллерию… блин, не нравится мне этот вариант, как идиоты перестреливаться будем, кому повезёт?

— А если уйти от тяжей? Вроде же на тоннаж ограничений чётких нет?

— Думал уже: ни хера не выходит — у них, паразитов таких, калибр такой, что средние, не говоря о малых Досах в радиусе двадцати метров от места попадания на запчасти размечет. А прятаться толком на арене негде.

— Ракеты тоже не вариант, — протянул Могильщик. — От разрыва прикроет Эгида, а прямые попадания нихера не дадут сделать ПРО. Краб, слушай, а если лазеры?

— В надежде, что ни один идиот у них не догадается прихватить дымопылевуху. А если хоть один догадается — просто расстреляют в облако боезапас. От нас только запчасти и останутся. Нет, вопрос не в том, что не справимся, — задумчиво прикидывал я. — Так-то ту же артиллерию ставим и устраиваем перестрелку. Но вариант тухлый, и потери будут. А я их, блин, не хочу!

— Ан, без потерь никуда не денешься…

— Да щаз! Хер всем, а не потери! — озверел я. — Так, Лори, давай думать. И вы тоже смотрите на думы наши мудрые, может что-то подметите интересного.

И стали мы думать и переконфигурировать. В итоге вышла у нас… херня. Потому что хернёй получившееся назвал я, Лори, Нади, Могильщик, Помидор, Котя. Только Дживс, будучи эфирякой культурной, обозвал херню «оригинальным техническим решением склонного к суицидным порывам разумом».

— И, сэр, столь вежливо меня перебив, вы так и не дослушали.

— Чего я там не дослушал-то? Что против нас охерительные Досы с лютыми пушками?

— Ряд технических решений в архитектуре одного из вражеских Досов не поддаётся моему анализу.

— И чего там такого?

— Не уверен, что это оружие, сэр. Но ряд усилений и чрезмерно мощные сервомышцы одного из Досов наводят на интересные мысли.

— Тяж-рукопашник? Ещё один псих типа меня? — хмыкнул я.

— Возможно, сэр.

— А чем он рукопашит-то? — заинтересовался я.

— В том-то и дело, сэр. Непонятно, — стал показывать схемы эфиряка.

— Знаешь, Дживс. По-моему, это БЫЛ рукопашный тяж, — осмотрев схему выдал я. — Ну блин, ему нечем вести ближний бой! Разве что пушкой по башке противника гвоздить. Пушка, конечно, знатная, с таким калибром. Но, блин, не вижу, как и чем он может вблизи воевать! Ни резаков, ни пробойников. Да блин, была бы у него хоть какая-нибудь мортира жуткого калибра, ближнебойная — я бы понял. А так… Ну вот чем он воевать будет?

— Не знаю, сэр. И это меня смущает. Хотя, ваше предположение, что этот Дос модернизировали для артиллерийского огня — наиболее вероятно.

В общем, в назначенный день на Арену топала Эгида с Затейницей, Могильщик на своём Мамонте, столь модернизированном, что его имело смысл называть Слоном, синьор Помидор на Разрушителе, хищно поводивший пушками. Последнее, кстати, у него было вообще «особенностью пилотирования», он не стоял на месте и не останавливал движения оружия ни на секунду, то есть, например, не прицеливался, а «ловил момент» выстрела, постоянно водя пухами.

Ну и я на Рекскенсере, с которым мы сотворили «херь», ну или «фигню», в зависимости от точки зрения.

Ну а противостояли же нам, помимо довольно типичной Эгиды, три Доса. Два из них были «предками» Разрушителя: две монструозного калибра пушки, расположенные на вытянутых манипуляторах ниже центра тяжести, коротенькие ножки, средние скорострельные пушки на плечах, ну и здоровенный короб с боезапасом за спиной. Отличия от Разрушителя — монструозный калибр, скомпенсированный удачной конструкцией, но мобильность у этих археотехов была не ахти.

Хотя им было с их калибров почти пофиг в поле, ну и совсем пофиг на Арене, прямо скажем.

И последний напрягший Дживса и не очень мне нравящийся Дос. Вот вроде простой ОБЧР, очень антропоморфный, фактически пропорционально увеличенный малый Дос, в манипулятор которому впердолили крупнокалиберную пушку. И синтомышцы задраны до предела, вот, казалось бы, ДОЛЖНО быть что-то… а не было. Пустой манипулятор — ни пробойника, ни резака, нихрена. Ну броня там неплохая, щит неслабый, относительно, конечно. Но археотех, куда деваться. И реактор, выдающий запредельные выходные мощности. Обеспечивающие перекаченные синтомышцы энергией 10 % своих мощностей. Вот честно, я бы этот Дос утыкал лазерами так, что никакое дымопылевое облако не справится. Но нет, пушка и всё.

Дживс с пристрастием облазил весь Дос — и всё равно нихрена не ясно. Ну разве что гравгенератор нестандартный — но это, совершенно очевидно, даже по срокам, изначальный базис археотеха. И для чего тоже ясно — синтомышцы предполагают высочайшую мобильность, как следствие прыжки. Ну и, соответственно, чтоб тяж нахрен не развалился от собственного веса, гравкомпенсатор и нужен лютый.

Вот напрягал меня это Дос, не нравился он мне своей абсолютной дурацкостью и неуместностью, прямо скажем. И думал я этого паразита, чтоб не нервировал, второй целью, после Эгиды, разнести нахрен.

А ещё вспоминался разговор, точнее вопли в мой адрес всяких Нади и Могильщиков, когда мы с Лори прикинули осуществимость моей идеи с технической точки зрения.

— Краб, ты ёбнулся, — с печальной мордой констатировал Могильщик.

— Не новость, — отпарировал я. — И это совершенно не помешает ёбнуть эту четвёрку. Ну ладно, дать всем нам их ёбнуть, — не стал наглеть я.

— Ан, у тебя тяж. Грёбаный тяж! — пучила на меня глаза Нади. — Не твой любимый Краб. Не Лангуст. Тяжёлый, мать его Дос, за сотню тонн весом!

— Угу, — довольно кивал я.

— И нормальная, НОРМАЛЬНАЯ гравитация, Ан!

— Угу.

— Тебя на подлёте сшибут, — убито прошептала Нади.

— Обломятся, — отпарировал я. — Я от них прикроюсь.

— ТРЯПОЧКОЙ?!!

— Щитом. Возни, конечно, много будет, — честно признал я.

— Тебя отбросит на обратную сторону Арены, даже если твой хвалёный щит выдержит.

— Вы не учитываете две вещи. Первая: мы ставим толкач с тягой тяжёлого трансорбитального челнока, — потыкал я в накарябанную нами с Лори схему. И два. Вы просто на секунду задумайтесь: НАСКОЛЬКО они охуеют, — усмехнулся я. — Я вот нихрена не уверен, что они успеют за те полторы секунды, что мне нужны, выстрелить. По-моему — они будут клювом щёлкать. А потом будет поздно, хех.

— Ну как они охуеют — я представляю. Я уже сейчас, да и не только я, в таком же состоянии. Ты вообще уровень перегрузки считал? — наконец пришла в себя Нади.

— Рекскенсер выдержит, — потыкал я в расчёты.

— А ты?

— Эммм… ну давайте считать, — смирился я.

И насчитали мы шесть Же, которые гравкомпенсатор Рекскенсера не вытянет — ну или сам Дос начнёт сыпаться в полёте. А поскольку бомбардировать охреневающих вражин ложементов из рассыпающегося Доса — не слишком эффективно, придётся мне потерпеть.

Так что шёл Рекскенсер с здоровенным, воткнутым, извиняюсь, в жопу реактивным толкачом (ну некуда больше, кроме сочленения ходилок, в рекскенсеровой конструкции, его втыкать), хорошо хоть одноразовым и отстреливаемым. И пёр здоровенный прямоугольник щита — крутизна крутизной, а получить в морду Доса двухсотсорокамиллиметровый привет от вражин мне ни хрена не улыбалось.

И да, собирался я осуществить свою любимую крабскую тактику — ближний бой, только не малым, а тяжёлым Досом. Используя «прыжковый движок». Вообще — весь план «на грани», прочностно-силовые характеристики плакали металлической окалиной при расчётах. Но вроде — вытянем, я даже наколдунствовал немного. И вариантов, кроме как тупой перестрелки, никто не предложил.


Глава 25


И вот, я рывком бросился на Арену, вбивая щит в пол. За мной рванула Затейница, активирующая щиты, послышались выстрелы — синьор Помидор со своими «ходящими стволами» не упустил шанс, и тут же раздались разрывы от вражеских попаданий. Рекскенсер аж протащило на пару метров назад, как на кабину легли манипуляторы Эгиды.

— Могильщик, Помидор, работайте, — бросил я в боевой чат, следя за прямыми и косвенными попаданиями по щиту.

Дело в том, что кодунство делающее щит практически непробиваемым, его же и разрушала в труху. Теоретически, этим щитом можно удержать попадание планеты… но один раз. Плюс, температура негативно сказывалась на сроке «службы».

А мне надо было подловить вражин. Да, они охренеют, это факт. Просто охреневание бывает разное, и у нормальных пилотов первое реакция — пальнуть в источник охреневания. Чего мне и за щитом очень не хотелось бы, тут как повезёт, и так гарантированные шесть Же, на момент прыжка, а если меня начнёт мотать… Немала вероятность, что до вражин долетит целый Рекскенсер, с салатом из Краба в ложементе.

Так что нужна перестрелка, нужно чтоб вражины «втянулись», не были готовы к неожиданностям, максимально тупили.

Так что Эгида держала щиты и помогала мне не уехать назад, Могильщик с Помидором постреливали из-за спин, а я вслушивался в канонаду и мысленно прикидывал срок жизни щита.

Наконец, через полторы минуты жуткой вибрации и грохота, я поймал ритм вражеского огня. Выждал четверть минуты для верности, и кинул в чат:

— Обратный отчёт. Затейница, сворачивайся. Могильщик, Помидор, готовьтесь разбегаться.

— Принято.

И, в окно между вражескими залпами, я воспылал своей крабской задницей. Перегрузка и вправду была неприятной, но не сказал бы, что шесть Же… хотя, я же себя колдунски улучшаю, сам себе напомнил я, готовясь к удару.

Было два варианта, с риском и без. Но, судя по телеметрии — лучше было рисковать, так что я поджал ножные манипуляторы, опуская щит вниз.

И на скорости в пару сотен километров стотонный Дос обрушился на Эгиду врагов. Щитовой Дос… устоял. Но головная часть, с проекторами щитов и сенсорным блоком просто вмялась в корпус.

Подготовился я к прыжку, как вдруг получил нехилый пендель, просто разрушивший щит. А, уже в полёте, сплёвывая кровь от перегрузки, до меня дошло — эти пидарасы выстрелили в Эгиду! В упор, убивая пилота, там никакая система защиты не справится! И если бы не щит, распавшийся на гранулы, манипуляторы Рекскенсеру бы точно оторвало, блин.

Хер вам всем, взял себя в руки я, врубая резаки максимально разфокусированно. Сориентироваться я толком не мог, но изображать тарелочку для гадов не имел никакого желания, начав вращать корпус и отстреливая толкач.

Последнее я сделал очень вовремя — в толкач влетел снаряд, приложив меня о пол взрывной волной. Но это ерунда, жив и относительно цел, отметил я, выжигая остатки топлива резаков и приподнимаясь под прикрытием огненной завесы.

Вот и пришёл вам крабец, заключил я, утвердившись на ногах, раскрабился, благо конструкция позволяла, и рванул в оседающее облако пламени, отметив пронёсшийся надо мной снаряд — если не пригнулся бы — поймал собой.

И, на бегу вбил пробойники клешней в корпус попавшегося под клешни Доса, воздевая его вверх и прикрываясь его корпусом от вражин, раз уж они такие психи.

Что сделал очень правильно — второй пальнул дуплетом по своему, в надежде меня прибить, сволота такая. Впрочем, добился только того, что отбросил меня на десяток метров, ну и помог сбросить с клешней уже Дос.

И тут этот стрелок затрясся от попаданий — в дело вступили Могильщик и Помидор, разделывая стрелка. И раздолбали нахрен за четверть минуты — на пол арены падал не Дос, а его куски.

А я укрылся от греха за искусственное и постреливал в валяющегося заклешнённого — вот хрен знает, вроде боеспособный, как ни удивительно, манипуляторами шевелит, паразит такой. Наконец, попадания с шестого, валяющаяся вражина отстрелила ложемент, а спустя секунду — реактор.

— Где четвёртый?! — рявкнул я в боевой чат.

— За Эгидой, Краб, — ответила Искуссница, волей-неволей принявшая роль тактика.

И вправду, из-за оплавленной и обезглавленной Эгиды торчали еле заметные куски Доса.

— Ладно, займусь, — пощёлкал я клешнями.

— Краб, подожди!

— Могильщик, он один, одна пушка…. уже нет, — ржанул я.

Дело в том, что вражеский Дос выставил ствол из-за Эгиды, видно хотя нам напоследок нагадить. И попал этой пушкой в мои клешни. И остался с полпушкой — пробойник Рекскенсера не без труда, но скусил орудийный ствол. Хотя Дос аж загудел, передавая напряжение металла.

— Сдавайся, что ли. Хотя прибить тебя хочется, — честно выдал я внешними динамиками.

— Сейчас сдамся, — посулил мне динамиком девчоночий голос.

И, рывком, вражеский Дос появился из-за Эгиды. Делающий манипулятором движение, напоминающее фехтовальный выпад. Пустым, блин, манипулятором. Но я на чистом рефлексе вскинул клешню… И почувствовал нестерпимую боль в боку. Клешня Рекскенсера разваливалась на две половины, в стенке ложемента зияла дыра. А меня наполовину разрубило! Левая рука валялась на полу ложемента, в боку был разруб сантиметров пятнадцать! Системы ложемента глючили… Если бы не моё колдунское улучшение себя — я бы просто вырубился.

И в манипуляторе вражеского Доса НИЧЕГО НЕ БЫЛО! Он меня, блядь, силой воображения убил, что ли?!

Хер там убил, мысленно взревел я, лупя по ручному включению медблока ложемента — хоть что-то сделает. А я, даже если сдохну, побеседую с этой дамочкой, на тему чем она меня отправила на тот свет.

Мысли эти я думал, лупя вражескому Досу по ногам, руша на пол. Правда, Рекскенсер к такой акробатике было не приспособлен, тоже начав падать, но меня это устраивало. Главное, что манипулятор с «воображаемым мечом» вражина, пытаясь удержать равновесие, отвела. А сейчас поздно, ухмыльнулся я, отмечая текущую сквозь зубы кровь.

Что мне не помешало в падении вогнать клешню в ложемент вражеского Доса.

Повалялся я, подождал. Поигнорировал вопли в боевом чате. После чего выдал первую пришедшую мне в голову фразу:

— Что-то как-то мне не умирается…

— Краб, ты мудак! — ответил мне боевой чат голосом Могильщика. — Какого, блядь, хера ты нас не подождал? Бессмертным себя вообразил?!!

— Ну, вообще-то, я как бы живой, — отметил я, наблюдая как медблок ложемента борется за мою крабскую жизнь.

И видно мне противошокового столько вкололо, что мне всё пофиг, мимоходом отметил я. Но врубил голову, для начала став проверять управляемость Рекскенсера, потом свою медицинскую телеметрию.

Управляемость была херовой: половину коммуникационных кабелей перерубило, но идти Рекскенсер сможет. А вот медицинская телеметрия была на удивление сносной — ребро в труху, селезёнки нет как факта… и всё. Ну руку отрубило, да. А так — критических повреждений нет, я даже до Кистеня дотяну, причём в Досе.

— Заканчиваем бардак в чате, — выдал я, потихоньку поднимаясь. — Разбор боя после починки и прочего.

— Краб, телеметрия показывает повреждение ложемента. Летальные для пилота… Он у тебя вообще не может работать! Ты вообще живой? И как Рекскенсер двигается?! — с суеверным ужасом прошептала Искусница.

— Частично живой, телеметрия сбоит, — отмазался я. — Спасибо, партнёр, — голосом сказал я, отключившись от боевого чата.

На что блок медобеспечения мигнул огоньками. А я понял, как я выжил и почему Дживс не называет меня болваном. Впрочем, успеет ещё.

Так вот, в момент повреждения ложемента (знать бы ещё, что за колдунство такое, блин), Дживс метнулся ко мне. И взял на себя функции разрушенного оборудования. А то был бы сейчас дохлый Краб на неуправляемом Досе.

— Всё, сказал же, кончаем базар, идём на Кистень, — выдал я, после чего подключился к внутрикорабельной сети. — Лори, готовь медотсек. Ну и меня туда надо будет дотащить.

— Сделаю Ан. Что-то серьёзное?

— Терпимо, бывало и хуже, — нейтрально ответил я.

Динамики пищали что-то там про победу, а мы топали по коридору к Кистеню. Осмотрев дырявый и заляпанный кровью ложемент, а главное — валяющуюся на подлокотнике деталь себя, любимого, я попросил:

— Дживс, а можно лапу как-то приклеить? И так девчонки мне мозг съедят, а с этим… Ну я не знаю, на пластырь там её посадить, или на скотч какой. Чтоб до медотсека не отвалилась?

Машинерия ложеметнта на мой писк внешне не отреагировала, но через полминуты манипулятор автохирурга подхватил конечность, пришпилил к культе и прихватил слоем какого-то бинта поверх корпуса. Ну, будем надеяться, что не отвалится в самый неподходящий момент, понадеялся я.

— Спасибо, — поблагодарил вежливый я.

На Кистене началась совершенно нездоровая суета — дело в том, что ложемент покорёжило, как и системы извлечения. В итоге Лори с раками выковыривали его с мясом, да ещё и вскрывали.

— Живой я, почти целый, — помахал я правой клешнёй всунутым в вырезанное окно физиономиям. — Так, ребро немного сломало, руку сломало…

— Заметно, — скептически оценила щедро залитый кровью ложемент Нади. — Ладно, хорошо, что жив, — улыбнулась она.

— И давайте меня в медотсек, что ли. А то как-то не слишком здоровым себя чувствую, — тонко намекнул на толстые обстоятельства я.

Дотащили меня до медотсека, куда фактически одновременно со мной добрался Дживс. И разогнал всех нахрен, святой эфиряка.

— Ещё раз спасибо, партнёр.

— Не стоит благодарности, сэр. Это, если угодно, смысл моего существования. Надеюсь данный инцидент пойдёт вам на пользу. В плане излишнего риска.

— Да, у меня тоже есть такая надежда. Блин, я вот полдороги думал вопить «ну кто ж знал?», — признался я. — Но, блин, никто не мешал дождаться Могильщика с Помидором.

— Отрадно, что вы это понимаете, сэр.

— Угу. Слушай, Дживс, — встряхнулся я, наблюдая как меня латает всяческая машинерия, — А чем меня тыкнуло-то так? Я не видел нихрена. И колдунства не чувствовал. И ты этот Дос проверял, блин. Что это за невидимый меч, блин?

— Это, сэр, не меч. И к эфирному оперированию это оружие не имеет никакого отношения. Я, признаться, как и вы поражён — хотя, казалось бы, всё очень просто.

— Замечательно. И то, что ты поражён, как и я — замечательно. И даже то, что это не меч — охерительно важно. А вот если ты скажешь, что это была за хрень — станет совсем расчудесно.

— Гравигенератор, сэр.

— Чта?!

— Гравигенератор, сэр. Выведенный на пиковый режим, с инвертированным действием.

— Стоп, погоди, — задумался я. — Гравитация это у нас неотъемлемое свойство материального объекта. Любого проявленного в материи.

— Так, сэр.

— Гравигенератор… воздействует на степень проявления этого свойства. А в этом случае… он отменил гравитационное взаимодействие! В локальной области, но полностью!

— Фактически так, сэр.

— Это же абсолютное оружие, — задумался я.

— Нет, сэр. Это очень неэффективное оружие. Вывод гравигенератора на пиковый инвертирующий режим необратимо уничтожает его. В противном случае эффекта, подобного нами наблюдаемому, не произойдет. Далее, область воздействия крайне ограничена. Помните, мы с вами не могли понять, на что уходит энергия реактора того Доса?

— Импульсное воздействие, полностью Рекскенсер не пробил, пробой сантиметровой толщины, — прикидывал я. — Мда, такое себе оружие. Впрочем, меня почти угробило.

— Подозреваю, сэр, что данный Дос был введён противниками в группу из расчёта того, что вы будете работать на Крабе. В вашем стиле, сэр.

— И Краба бы реально на куски порезало, вместе со мной. Это у Рекскенсера ложемент фактически в центре корпуса. Толстого корпуса, — отметил я.

— Именно так, сэр.

Час меня латали, да и колдунствовать приходилось. А потом подлый эфиряка свалил. И начало-о-ось….

И Могильщик казёл, мог промолчать в боевом чате. И я балбес, конечно… немного. Но девчонки… блин, они мне стали есть мозг! И Нади, (Нади блин!) наотрез отказывалась идти на спарринг. И нудели, блин, какой я безответственный, как я о них не думаю и всё такое… Да ладно бы просто нудели… плакали ещё, самым подлым образом! Вот просто руки опускались.

На определённый момент у меня появилось ощущение, что они меня в мозг прибьют, раз уж на Арене у вражин не получилось.

А включив мозг, прихватил я всю эту троицу и утащил долг супружеский отдавать ударными темпами. Вымотался как собака, даже колдунствовать пришлось. Но помогло. И пообещал таких глупостей больше не творить.

Честно пообещал — таких глупостей я больше точно творить не буду. Насчёт других — не уверен, но не таких, факт.

А после довольно продолжительного марафона налаживания семейных отношений и спасения моего мозга от уничтожения, стали мы проводить совещание.

— Ситуация, сэр, как не парадоксально, сложилась для нас очень выгодной. Если бы… — «если бы не что» Дживс, увидев мой добрый взгляд, не договорил. — Так вот, поведение пилотов Дома Воссер привело к тому, что наёмники отказываются с ними работать.

— Ну да, ту Эгиду эти психи сами разнесли нахрен, я только сенсоры и проекторы повредил. С чего они вообще такую херь творить-то начали?

— Угроза разрушения Дома, Ан, — ответила Нади. — Для Воссеров это… разрушение привычного Мира. Не для всех, безусловно, но очень многих. И тебя, да и нас ненавидят и стремятся уничтожить, без оглядки на последствия.

— Охренительные ребята, — хмыкнул я. — Сами начали, хотели нас поиметь, а теперь ненавидят, — на что Нади пожала плечами, мол, есть как есть. — Ладно, а всяких наёмных убийц и прочей гадости от них ждать стоит? Хотя, стоит, — сам себе ответил я.

— Сложный вопрос, — выдала Лиса. — Руководство Дома Воссер, скорее всего, сами приложат усилия чтобы подобного не было — доказанный факт нарушения правил поведения аристократических Домов приведёт к тому, что прочие Дома, чтобы не возникло прецедента, начнут уничтожать даже не Дом, а Воссеров физически.

— Только психов и горячие головы это не отменяет, — отметил я.

— А это исключать никогда нельзя.

— Так, с этого момента, на Кистене режим контр абордажной готовности, — начал перечислять я. — Покидать Кистень… можно и нужно, нехрен прятаться. Но! Каждый из нас будет ОБЯЗАТЕЛЬНО иметь двух донных раков, в качестве телохранителей. В параноидальном режиме, — уточнил я.

— Сделаем, Краб. Только они же пристрелят какого-нибудь рекламного агента, — отметила Котя.

— Парализаторы, — нашёл выход я. — И тогда даже премию можно требовать за всяких «уникальных предлогателей».

— Нельзя не отметить, сэ-э-эр, как положительно действуют физические повреждения на вашу когнитивную деятельность несмотря на то, что повреждена была не голова.

— Отмечай, я не против. Только не вздумай как практический метод использовать!

В общем, неделю мы провели, успокаиваясь, чинясь и вообще. А Воссеры свои злобные козни строили, за чем Дживс по мере сил приглядывал, Котя хакерила, но как показала практика — ни то, ни то панацеей нихрена не было.

Хотя в Краба на орбите я с девчонками заскочил. И даже ракам донным заказал по поллитра лучшего рыбьего жира на рыло. Довольно забавно было наблюдать за физиономиями персонала, исполняющими этот заказ.

А уж сами раки, синхронно вскинувшие пивные кружки рыбьего жира и опустошившие их, с хоровым тостом «Ваше здоровье, главнокомандующий Краб!» — вообще бесценно.

А, через неделю после боя, к нам в Кистень скреблись аренные арбитры, с новыми гадостями от Воссеров.


Глава 26


— Благородный Дом Воссер бросает вызов компании Клешня на схватку трое на три, в тоннаже средних Досов, со снятием аренных ограничений на технику и боеприпасы.

— С чем могу Дом Воссер только поздравить, — честно ответил я. — Детали, уважаемые арбитры, детали.

— Тоннаж вам известен, — чопорно ответил один из них. — Что вам ещё угодно?

— Ну, как минимум, удаление зрителей из двадцатикилометрового радиуса, — мечтательно закатил глаза я.

— Зачем? — осторожно поинтересовался старший арбитр.

— Ну как зачем? Забью Мурмилона плутонием и твёрдым водородом, да и рвану нахер, — потёр клешни я. — На Арену телепортатором закину, тоннаж соблюдён, ограничения сняты.

— Вы издеваетесь?!

— Я описываю то, что я могу совершить в рамках вами озвученного. Подчёркиваю: ПОЛНОСТЬЮ в рамках вами озвученного, ничего не нарушая. Ну ладно, как гуманист могу не термояд использовать. Октогена там или полициклического нитрамина сотню тонн… в тоннаж же укладывается?

— Вы понимаете, что это неприемлемо?

— А вы понимаете, что либо вы чётко описываете условия, или я и вправду разнесу всё нахер? Эти ваши Воссеры совсем свихнулись! — возмутился я. — Вы вообще в курсе, что мне пришлось какую-то дурацкую перестрелку на выходе из Кистеня устраивать?!

Последнее было… скорее комично, но исключительно в силу привлечения раков донных к охранной деятельности.

Дело в том, что технические коммуникации в непосредственной близости к причальной палубе не содержали сложной электроники, в том числе и наблюдательного типа. Глубже в недрах — да, но в непосредственной близости их просто не ставили: «сухой старт», в смысле аварийное врубание реактивного движка, корабля от станции был регламентной, хоть и аварийной процедурой. Соответственно вакуум, перепады температуры и прочие прелести. Ну и выходило, что прилегающие коммуникации скорее были ориентированы на то, чтобы удержать возможную пиздецому работающего в непосредственной близости движка и не дать станции провентилироваться вакуумом.

Ну и, как следствие, всякие топливопроводы, грузовые каналы, шахты с кабелями питаний и прочее подобное было толстым, жаропрочным, хрен толком просвечивающим радарами (кроме того, особых радаров внутрь станции не направишь — станционники за работу космического радара в активном режиме на станции прибьют, и скажут, что так было. Те из них, кто выживет от импровизированной микроволновки).

В общем как выглядела эта комичная, но нихрена не смешная картина: открывается шлюз Кистеня, в него бодро щемится полтора десятка раков, беря под прицел периметр, а через пару секунд начинают со страшной силой садить электроразрядниками.

Ну и из потолочных люков, в ответ на эту пальбу, начинают, как спелые яблочки, сыпаться типы в лёгких доспехах. Сыпаться, нужно отметить, с разнотипными и нихрена неприятными стрелялами. И в раков постреливают, но полиморфный метал археотехнических дроидов на основные типы ручного, пусть даже тяжёлого ручного вооружения, чихал нановирусно.

И какой-то паразит (искренне надеюсь, один из тех, кого расплющило об палубу, а не просто поломало), садит по открытому шлюзу Кистеня термобарической дрянью, довольно мощной. Без толку, аварийные створы менее чем за секунду захлопнулись, но сам факт.

В общем, через пару минут, получив доклад, что всё чисто, я приоткрыл на сантиметр створки, закинул парочку светошумовых гранат (ракам похер, а мне спокойнее), высунул лазерник и полюбопытствовал, на тему есть кто живой.

В общем, несмотря на комичность убийцепада, всё это довольно сильно напрягает, а без раков — без жертв бы мы не обошлись. И спасибо Дживсу и Коте, за параноидальный режим дроидов — в базовом режиме раки могли начать думать: а не техники ли какие или ещё что.

— Причастность Дома Воссер к нападению на вашу компанию не установлена, — чопорно выдал арбитр.

— Ну да, а наймиты эти, из которых треть отставники воссеровской гвардии, просто неудачно пошутили, — покивал я. — В общем, господа Арбитры, официально ставлю вас в известность — если аренные ограничения сняты полностью — разнесу всё нахер. Кто не спрятался — я не виноват, — привёл я неотразимый аргумент. — Или вводите чёткие рамки. Насчёт используемого оружия, мощности и прочего.

— Это не принято, капитан Дрей.

— Уважаемые арбитры Турнирной Арены! Позвольте мне, безусловно, со всем уважением, поставить вас в известность: мне похуй, на то, что у вас принято. Есть чёткие правила и законы Турнирной Арены. Если они что-то не предусматривают — это не мои проблемы, как и не проблемы компании Клешня. Моя позиция достаточно обоснована и понятна?

— Более чем, капитан Дрей. В свете вашей позиции Арбиторат Турнирной Арены просит сутки на согласование деталей с вашими противниками.

— Возражений не имею, — ответил я, подумал, а не шмыгнуть ли мне носом, но посчитал, что это будет перебором.

Арбитры свалили, а задумчивая Нади уточнила:

— Хочешь обезопасится от сюрпризов, типа прошлого?

— Естественно, — покивал я. — Ну или вправду повзрываю всё нахер. Возиться ещё с этими психами.

— Да, припоминаю, — фыркнула Нади, — ты что-то говорил о традиции вызова на дуэль у тебя на родине.

— А-а-а, это когда с размаху по морде латной перчаткой, ну а если перчатки нет, или вызываемый увернулся, скотина такая — столом или канделябром каким. Очень благородно, нужно отметить! — воздел я клешню с наставительным пальцем.

В общем, арбитры припёрлись на следующий день. С снятием турнирных ограничений на боеприпас и всё — видно пронял образ раскручивающий поларены образ Доса-камикадзе.

А у нас выходило три средних Доса и вопросов, кто идёт воевать… ну почти не было. Меня всякое бабьё хотело оставить, взяв вместо Лангуста Черепаху.

— Фиг вам, — привёл я неотразимый аргумент. — Черепаху имеет смысл брать только в случае лучевых Досов, а Воссеры работают артиллерией. Толку от Черепахи ноль, разве что снарядоуловитель, да и не продержится она.

— Кроме того, нужно отметить, сэр, что по имеющимся у меня сведениям, боеприпас для Досов дома Воссер снабжают единоразовыми ЭМ-разрядниками.

— Вот, считайте Черепаха половину эффективности теряет, если не больше, все проекторы сожжёт нахрен, — отметил я.

— Мыш?

— И что он сделает, Могильщик? Вот от тебя не ожидал. Были ли у нас тяжи, но вы блин что, специально пытаетесь массу залпа уменьшить?

— Варианты предлагаем. Не скрипи, Краб. Так-то да, от РЭБ-щика на арене, если враги не ракетчики, толку немного.

— В общем, вариантов кроме Иглы, Аспида и Лангуста я не вижу. ЭМИ боеголовки, конечно, херово — разгонники глючить могут. Надо думать, да и раз ограничения на боеприпас сняты — тоже варианты обкатать не помешает.

— А ты, кроме уранового лома или кумулятивного снаряда, что-то в качестве боеприпаса для разгонников видишь?

— А вот хрен знает, — честно признался я. — Потому и предлагаю думать. И да, Лори, поработаем над дополнительно защитой от ЭМИ. Хер конечно всё экранируем, но хоть что-то.

— Сделаем. А можно полностью!

— А двигаться-то сможем?

— Да! Но медленно, и с маневрированием проблемы будут…

— В общем — нахер не надо, — подытожил я.

— Сэр, вынужден отметить активность в техмастерских дома Воссер.

— Вот точно гадость какую-то готовят, — пророчески выдал я. — Дживс, что у них там?

— С двух Досов, класса «Богомол» снимают дальнобойную артиллерию. Ставятся прыжковые двигатели и… крупнокалиберные короткоствольные орудия, сэр. Ближнего боя.

— Стоп, — поднял я клешни, подумал минуту и уточнил. — А третий — с ЭМИшным дальнобоем?

— Скорострельным, сэр.

— Хитры, паразиты, — оценил я.

— Они, значит, выводят ваши разгонники из строя… — озвучил Могильщик.

— Не выводят…

— Похер, болты хер знает, полетят или нет, может и ствол или разгонное кольцо цапануть.

— А сами в это время прыжковыми движками вплотную и… ну понятно, — подытожил я. — Так, Лори, показывай свою полную броню. В таком раскладе похер на мобильность, даже смешнее получится.

Лори показала, а я впал в челодлань.

— Это смешно им получится. Мы в этих коробах разгонники минуту наводить будем.

— Четверть минуты, не больше.

— Похер, всё равно не успеем. Не вариант. Так… а что мы вообще к этим разгонникам привязались? — сам себе спросил я. — Нет, классная вещь, но сейчас эти типы именно против них работают. Аспид, тебе средний калибр поставим, пушки, — задумался я. — И похер тебе на их ЭМИ.

— А мы в ближний бой? — задумалась Нади.

— Ну да, только скорее средний. Те же коротостволы, ну и, наверное, я приму функцию танка. У тебя Игла всё же легковата, особенно без разгонника.

— Кумулятивные снаряды? — уточнила Лори.

— Знаешь, вот опасаюсь, — признался я. — У них же именно картечницы. А детонация кумулятивного снаряда в стволе или коробе мне ни хрена не нравится. Пакеты бронебойных игл, я думаю. И да, Лори, нужны шипы на ноги Лангусту. Там удары от попадания будет мощные.

— Иглами эти Богомолы мы ковырять будем долго. Если очень сильно не повезёт.

— Ну может и повезти, вообще-то. А так, Нади, у нас Досы, вообще-то, ближнебойные изначально. Хотя поработать придётся. И работать будем в паре — тебе щит некуда девать, масса невелика, а вот пробойники у тебя…

— Хорошие у меня пробойники, что да, то да, — довольно покивала подруга.

— А я? — прошипел Аспид.

— Аспид, твоя задача — их снайпер, понятно же, — выдал Могильщик. — Краб с Иглой принимают на себя их попрыгунчиков, а твоя задача — выбить снайпера. А потом помочь, если нужно. В чём я охеренно сомневаюсь.

— Угу. И отвлечь этого снайпера от нас, тоже фактор немаловажный.

— Да там скорее разнесу, если сносный калибр будет, — задумался Лин. — Хотя жаль разгонников не поставишь, ну да ладно.

В общем, опять принялись «делать-переделывать». Щит из колдунского металла в данном случае не годился — меня вместе с ним на Иглу уронит, или просто снесёт, так что возились с амортизирующим композитным. Вещь одноразовая получалась, но бой нам предстоит скоротечный, а давать расстреливать нас мы и не собирались.

И вот, выходим мы все такие боеготовые и красивые. Троица вражин пригнулась, а верхние, малокалиберные и скорострельные роторники «дальнобойного» Богомола выпустили рой пуль.

— Пиздец! — всё что я смог сказать в первую же секунду. — Дживс, какого хера?

— Вид взрывчатки, сэр, не тот раздел знаний, в котором я являюсь специалистом.

— Точно пиздец, — отмыслетекстил я, судорожно прикидывая, что делать.

Дело вот в чём: ну стоят у богомола роторники, скорострельные, миллиметров на пятнадцать-двадцать. Херня, особенно учитывая то, что в каждом мощный одноразовый ЭМ-разрядник. Вот только эти гадские Воссеры напихали в эти мелкие снаряды… дымопылевые шашки, сволочи такие! То есть вместо того, чтобы встретить и сбить на взлёте прыгунов своими игольчатыми дробовиками, мы нихера не видим, радары от близких ЭМ-хлопков сбоят, а Аспид резонно щёлкает клювом, потому что нихрена не видит.

— Налево, пара сотен метров, укрываемся от стрелка за преградой, — принял решение я.

Добежали, но вражины уже были где-то в расплывающемся дымопылевом облаке, а дальнобойщик с запасом обстреливал наши примерные позиции — явно не с целью попасть, а именно создавая завесу и мешая радарам. И вот как-то нихрена то, что вражины нас могут и не видеть, не радует.

— Так, Аспид, ползком к краю арены, — прикинул я. — вылезай из облака и выноси этого казла, достал дымить. Курение убивает, блин!

— Слушаюсь, — послушался Аспид и даже без всяких косяков пополз пригнувшись к стеночке.

— А мы, — встал я на колено, поставив щит перед собой, — стоим и ждём. Ни хрена у меня желания лезть в таких раскладах в дым нет. А ты вообще укройся, может вынесет на меня кого особо шустрого.

В общем, как-то бой нихрена выходил не быстрым и победоносным. Вдали по песочку шуршал Аспид, ну в принципе до него вражины не должны добраться. Но на месте нашего входа на арену медленно, но верно, расползалась клякса дымопылевого облака. А гадские вражины с шашкой наголо оттуда не вываливались и вообще, самым безобразным образом не охеревали в атаке.

— Так, Нади, попробую почувствовать. Расстояние хер пойми какое, да и точного прицела не будет, но хоть откуда этих гадов ждать примерно будем знать, — выдал я подруге на личный канал.

— Да и точный прицел нам не особо нужен, Ан, — напомнила Игла. — Игольные картечники, главное попадание обозначить, чтоб задёргались. А тут расстояние — сотни метров.

— Тоже верно, — оценил я аргумент. — Ладно, жди, буду на тактической карте определять.

И стал колдунствовать схему, которой меня Дживс научил для борьбы с невидимым противником. Вообще — дерьмовая она была, прямо скажем. Давала примерное местоположение эфирного тела, или души разумного, с такой погрешностью, что, например, разгонниками по такой наводке стрелять — только боезапас переводить. Но в данном, конкретном случае — лучше чем ничего.

— Блин, умные паразиты, — оценил я подлючие душонки, подбирающиеся к нам.

— Да, неприятно, хотя что мы их выявили не знают.

— И что, блин? Они за укрытиями, да и говорил я — примерно.

— Я могу…

— Запрещаю. Просто как командир. Ты ТТХ и мортир выдела? Игла не выдержит, — отрезал я.

— А так они дождутся расползания облака и ударят не в щит, а по флангам, — отпарировала Нади.

— Верно, но… Стоп, Игла, они же нас не видят толком, — начал думать я.

— Визуально — нет, но примерно — точно знают где. Связи толковой нет, этот их стрелок в наше убежище садит, — резонно отметила подруга как ЭМ-шторм неподалёку, так и выбивающиеся из-за нашего укрытия клубы дыма.

— И молодец, что садит. Смотри, — развернул я тактическую схему.

— Сверху, с укрытия? — хмыкнула Нади.

— А почему нет? Стреляет он по ещё чистой площади, а эти типы нас хрен увидят, особенно если мы им самим ЭМ-бурю устроим.

— А есть чем?

— Взял парочку гранат, вместе со светошумовыми, — признался запасливый я. — Не полноценный РЭБ-короб ограничения, но хоть так.

— И дымопылевые есть?

— Не взял, всего шесть гнёзд, не рассчитывал на текущие расклады, — признал, что провтыкал я.

— Но и так неплохо. Давай пробовать.

Подготовились, Игла несколько распрямилась — а то она за моей спиной совсем скрючилась, да и рванули мы у скрытому в дымопылевом облаке блоку укрытия, с которого по вражинам (ну, точнее, в их сторону) можно было пострелять.

Перед началом рывка я пальнул ЭМИ-гранатами, что сделал очень правильно — пусть и не в нашу точную позицию, но рой картечи, причём довольно неприятно выщербивший укрытие, из дыма вылетел.

Впрочем, много нам времени было и не надо — вбежав в дым, мы оказались у блока-укрытия. И, пока я щёлкал клешнями, в смысле куда пристроить щит, Игла использовала Лангуста как ступеньку, блин! Хоть язык не показала, мысленно пробурчал я. Точнее, я не увидел, поправился я, потому как я её знаю, точно показала.

И… началась жопа. Не нам, по крайней мере пока — одна из отметок рванула, явно используя прыжковый движок, к ползущему Аспиду. Ну, примерно в его направлении, скажем так, но сверху — увидит, паразит такой! Я стрельнул, но это для очистки совести, так что тут оставалось только на мастерство Аспида надеяться — даже предупредить возможности не было, ЭМ-шторм, с Иглой-то связь с помехами. А Нади пальнула в оставшегося на месте, тут же получив в ответ залп. И ссыпалась на меня, к счастью, телеметрия показывала лишь некритичные повреждения брони.

— А не хрен красоваться было, потому что, — отметил я. — За спину, сейчас полезет!

И рванул я к углу убежища, куда шуровал вражина. Примерно, но тут и так логично — выявил противника, подбежал к углу, высунул свой карамультук…

И оставил его, откушенный клешнёй на покрытии арены. Щит, выставленный вперёд оказался излишней предосторожностью.

А Игла опять высунулась, правда не так безрассудно, проведя своими мечеобразными пробойниками выпад в ноги противнику, после чего он, потеряв ещё и ходилку, вывалился из-за угла в мои гостеприимные клешни.

— Аспид, — отмыслетекстил я, поскольку связи ещё нихрена не было.

— Жив, сэр. Поймал противника в полёте, вне досягаемости его оружия, вывел из строя. На данный момент выводит дальнобойный Дос противника из строя, испытывает затруднения.

— Не видит нихера? — предположил я.

— Именно, сэр. Повреждения пилот Аспид вражескому Досу нанёс, но ответный огонь перекрыл обзор и возможность радарного наблюдения.

— Понял-принял, — отмыслетекстил я. — Так, Нади, вот тебе наводка на Аспида, угомони чтоб не стрелял.

— А ты за стрелком?

— Ну да, я его могу примерно обнаружить, щит, отсутствие повреждений, наличие мозгов, — начал перечислять я причины, почему Игла — к Аспиду, а я войну воевать.

— Да, у кого-то, где-то, когда-то, мозги точно наличиствовали, — не стала спорить подруга. — Удачи.

И выдвинулась она к Лину, а я покрабил к вражескому стрелку. Вот реально, судя по всему, у него нижние, средние пушки были для вида, а весь боезапас для роторников — этот псих с самого начала боя тупо поливал из них округу, просто меняя точку прицела. Но мне и прошлой дыры в бочине хватило, так что я, пригибаясь, тихонько к нему подкрабил, примерился, да и засандалил щитом по сенсорному блоку, метров с двадцати. А пока вражина восстанавливал равновесие и оттирал плевки с души, подбежал и вогнал клешню в реакторную зону, вызвав отстрел соответствующего оборудования.

На Арене врубились мощные вентиляторы, всасывая лютую дымину, а ведущий пропищал про нашу победу. Ну а мы потопали на Кистень, умеренно радоваться и готовится к новым воссеровским подлым козням.


Глава 27


И Воссеры не подвели — следующий же день привёл к нам Арбитров, которые поставили вопрос раком. В смысле боком. В общем: у Воссеров был способ довольно изящно вывернуться из положения, в которое они себя, не без помощи моего ангельского характера и гуманизма, загнали.

А именно, провести полноценный бой Домов вне Арены. Казалось бы, дело это в рамках Стригеля неправильное и ненормальное, но опять же — традиции и неотменённые законы. Ещё с момента становления местной аренной системы, были ситуации, когда какой-нибудь вшивый Дом продавал всё и вся, включая сдачу в аренду на веки вечные трахательных отверстий всего хоть сколь бы то ни было трахабельного в этом Доме, приобретал несколько особо мощных Досов.

И, в качестве компенсации за вечную аренду, наезжал на какой-нибудь действительно мощный Дом, с кучей планет, гвардии, Досов, возможности найма… но могучий Дом бывало и сливался, авантюристам из полутораста человек.

То есть, не самое распространённое явление, но бывало. И, соответственно, Дома Стригеля хоть Арену и уважали, а планетарные и тем более системные и выше бои не приветствовали, но против таких «резких ребятушек» механизм выработали. Причём тот факт, что в данном случае мы выступаем в качестве всех из себя честных и на которых напали — вопрос десятый.

По факту, нам, по совету подслушанной Дживсом замшелой карги, дом Воссер объявлял не аренный поединок, а планетарный (на, безусловно, мёртвой планете и под присмотром арбитров) бой ВСЕХ наземных сил. Кто кого, понимаешь.

При этом, мы могли этот вызов послать — совсем уж охеревшими аристо, всё же, не были, да и расклад понятен. И, при этом, вроде как и ничего не потерять. Выходит, что факт вызова нас, как Благородного Дома, на этот планетарный пикник, делает изначальные претензии Воссеров ничтожными. Но, при этом, не приняв данный вызов, мы тоже нихрена не добиваемся. Кроме долгого и нудного ремонта, моего дырявого (зажившего, но сам факт!) бока, и…

Потенциальной возможности от следующего охеревшего аристократического Дома устроить нам подобную подлянку.

В общем, вариант всю эту бодягу послать — есть, как и смысл это сделать. Безопасно и прочее. Но именно «планетарный бугурт», безусловно, при выигрыше, даст нам два плюса. Первый — трофеи. Это не Арена и трофейное право действует во всей красе, вплоть до долговых рабов (которые нахер не сдались, но сам факт. А уж техникой поживится можно вполне себе пристойно).

Но это, прямо скажем, не основная причина. Дело в том, что поучаствовав и победив в этом развлекалове возникнет довольно любопытный юридический казус.

А именно, название Благородный Дом, Великий Благородный Дом, или там Системная, Секторальная и прочая подобная Корпорация — это не просто название. Это закреплённые в межескторальных договорах определённые права и возможности. Правда и обязанности, но последние Клешню вообще не волнуют, если она становится Благородным Домом, до тех пор, пока не берёт под протекторат, читай владение, обитаемую планету (или планеты, непринципиально).

Так вот, в рамках плана завести свой угол, подобный статус будет ой как не лишним. Вне зависимости от того, где мы этот угол будем устраивать — хоть в корпоротивном секторе, хоть в аристократическом. Клешня, если мы победим и затребуем у Арбитората Турнирной Арены соответствующего статуса, станет именно Благородным Домом, даже если в ней будет всего один человек. Признанным в Секторе (и не важно, пребываем мы в нём, или нет).

Да банально, как наёмники мы выйдем в межсекторальную лигу. То есть, можем, оставаясь Благородным Домом, оказывать весь спектр услуг охраны и нападения, причём по высшей ставке.

В общем, причины не отказываться — есть. А вот что нас ждёт на безжизненном, пронизанном ходами планетоиде в полторы сотни километров диаметров — вопрос. Точнее, вопрос в том, а мы вообще потянем Благородный Дом воевать, или а ну его на?

С этим философским вопросом я народ и собрал, выклянчив предварительно у арбитров пару суток «на подумать». Что было более чем уместно: мы же, как бы, о подлых и коварных воссерячьих планах не знали, вот и нужно время на осмысление этакого немыслимого и подлого коварства.

— Вот такие расклады, дамы и господа Клешня. Я вот сам решить могу, но хочу вас послушать, — огласил я расклады.

— А потом всё равно сам решить.

— Коллективно, — отметил я. — Но вообще, если есть какие-то резонные причины — бится башкой в стенку я не намерен. Своей еще куда не шло, а вашими… жалко как-то.

— Смешно, — невесело отметила Лиса. — Со своей стороны могу сказать, что юридически это фактически уникальный шанс — получение межсекторального общепризнанного статуса, при фактическом отсутствии обязательств. Это налоги можно не платить!

— А мы их платим? — заинтересовался я.

— Вообще-то нет, обычно клиенты, — призналась Хелиса. — Но сможем не платить с гораздо большим на то правом!

— Ну-у-у… аргумент, да, — покивал я.

Просто с налогами была довольно интересная картина: в большинстве приличных Секторов налоги собирались за конкретные вещи. Не ты должен отдать часть прибыли, потому, что у очередного владыки жизни армия, созданная для выбивания налогов, которая тоже кушать хочет, к слову, а за конкретные дела. Та же безопасность — ежели тебя ограбили, положим, пираты какие, то собирающий с тебя денежку за безопасность должен тебе. Крупно. Что там потом с пиратом и в какое место сделают — это не твои проблемы, но за сам факт твоего пострадания тебе платят, реабилитируют и прочее, поскольку денежку с тебя собирают именно за это.

С другой стороны, такая система приводила к тому, что налогов, кроме как на планетах и крупных станциях не было, как факта. Были сборы, опять же, конкретные, на конкретные вещи, например за подышать на станции.

Ну да ладно, это общая система, да и не везде, хотя в большинстве мест работала. А вот то, что Благородный Дом избавлен от большинства процентных платежей за переводы и прочее в межсекторальных финансовых организациях — уже весьма вкусно. Притом что есть обязательства, например, открывать на подконтрольных планетах и крупных станциях специфические организации и им благоприятствовать — но у нас ситуация уникальная может выйти, в которой нам должны все, а мы нихера. До поры, но всё же.

— Плюсы понятны. Ан, ты только учитывай, что нам надо, если мы в это ввяжемся, перемолоть вооружённые силы Великого Дома. Организации, контролирующей почти три десятка планет!

— Ну вот и давайте считать, что они могут противопоставить, — резонно отметил я. — Сильные, слабые стороны. У нас, вообще-то, есть те же раки, о которых вы, похоже забываете. А рак — это, если не тупить, аналог малого Доса. Не полный, слабенький, но у нас их сотня! Да и Досы у нас хороши, а уж пилоты — вообще почти не косячат, — сделал я невинный вид. — Дживс, будь любезен, осыпь нас разведывательными данными.

— Как пожелаете, сэр.

Ну и выходила, в общем-то, ожидаемая картина: Досов у Воссеров было немного. Относительно, но всё же. Малые они высокомерно игнорировали, от тяжей у них остался десяток доработанных, но типовых. Вот со средними чёрт знает, тут ни Дживс, ни Котя точных данных дать не могли.

— Не более трёх десятков, сэр. Но какие типы, вооружение, оборудование… даже то, что мы знаем сейчас, может быть заменено за сутки до начала конфликта археотехом.

— Это ясен пень. Но, тем не менее, я вот смотрю на диспозицию, — посмотрел я на диспозицию. — И, в принципе, вижу вполне подъёмное дело.

— Шахты?

— Они самые. Составить защитный кулак из тяжей — при грамотной подготовке дюжину часов продержаться, причём ещё и урон нанесут.

— При грамотной и сутки можно продержатся, — протянул Могильщик.

— А сутки нахер и не нужны. Малые Досы и Раки. От шести до десяти часов, на то чтобы у Воссеров просто не осталось Досов. А гвардия, пусть и с техникой… — махнул я клешнёй.

— Ну да, вроде и не детишки, но с раками донными даже не смешно. Только Ан, три десятка средних Досов. А если все они будут утыканы археотехом? Тебе того гравиклинка мало было?

— Если бы у Воссеров было столько археотеха, хер бы мы их на Арене как детишек уделали. А с наёмниками у них задница, — хмыкнул я.

— И другие Благородные Дома не помогут?

— В таком раскладе — нет, — отрезала Нади. — Воссеры решили поступить, как самые умные и наглые. Помогать им не будут, таких не любят. Другой момент, что если…

— Не если, а когда, — педантично уточнил я.

— Когда, — кивнула подруга, — мы победим, скорее всего на «выскочек» будет весьма мощное давление, как экономическое, так и военное.

— Вот им всем, — продемонстрировал я дулю, подумал и вдобавок оттопырил средний палец на другой руке. — Отпинаем Воссеров и валим нахрен из Стригеля. Пусть экономически и военно давят на воспоминания о Клешне, я не против.

В общем, детальный разбор полётов показал, что войнушка с Воссерами на планетоиде не такая уж и безрассудная авантюра, как казалось на первый взгляд. Досов не так много и учитывая наш парк — вполне «подъёмно». А рачьё решает вопрос основных сил вражин — гвардии и техники.

Ну и бонусы от победы, пусть и виртуальные, до поры, довольно вкусны. В общем, после обсуждения моя хотелка «ввалим этим Воссерам, потому что козлы и мне так хочется!» приобрела черты осуществимости и полезности.

При этом, времени, как обычно, нихера не было, а дел, не менее как обычно, было до хрена. В рамках раскладов и диспозиции, нам надо было создавать временное укрепление, в котором засядут наши тяжи, пока мы будем вредительствовать во вражеских тылах и вообще играть с ними в игру «убей кротами побольше вражин».

То есть, для тяжей нужен бункер, причём прочный и мощный, да ещё и с основательным запасом боеприпаса — подвозка не подразумевалась. Вообще, арбитры вроде как после высадки на планетоид будут сшибать всё летающее. Пока не «останется только один», ну или одна из сторон официально не капитулирет.

И вот валандались мы, допиливая тяжи — снижая их мобильность, обвешивая дополнительной бронёй и оружием. Котя с Дживсом колдовали с тактическими схемами раков донных, а я выворачивал мозги наизнанку, питаясь впихнуть невпихуемое, в плане создать бункер, чтоб и непробиваемый, и чтоб обстрел из него был сносный, и для боеприпасов место оставалась, да чтоб не подорвались они, да ещё и чтоб его десантировать можно было. Та ещё задачка, в полной мере, в плане чтоб «всё было красиво» ни хрена не выходило. Но на четвёрочку усечённый конус десантного бункера тянул.

Кстати, Воссеры занимались, согласно разведывательным данным, той же хренью, только у них был не один бункер, а сеть хранилищ, укрытий и прочее. С учётом нашей нацеленности на туннельные перемещения — скорее недостаток, поскольку вредительствовать мы им будем от души.

А вот с Досами нам, похоже, повезло. Да, дохренилион археотеха, разгонники, мощные реакторы и щиты, но никаких запредельных гадств Дживс как ни старался, не обнаружил.

А через четыре дня на чертовски удалённом от светила системы Арена (с периодом обращения почти полсотни лет) с разных сторон планетоида, стали выгружаться заранее проигравшие и жалкие воссеровцы, ну и, соответственно, победоносные мы.

Времени терять не стали, та же Искусница начала щедро засевать окрестности минами и ловушками, Мыш разворачивал турели.

А мы готовились к подземному партизанству. Компанию мне составляла Нади на Скампи, Куньи и Котя — её мелкий Дос в качестве РЭБа поддержки в местных лабиринтах был предпочтительнее Мыша.

И вот, наконец, через полтора дня после высадки, арбитры огласили, что пустотное пространство до окончания бугурта закрыто, у нас есть три дня, после которого победителя, если не будет очевидного военного преимущества, определят они.

Ну а наша группа, в сопровождении рачья, нырнула в лабиринты вулканического планетоида.


Глава 28


На самом деле, понятно было, что Воссеры не идиоты, да и планетоид не просто так был дырами надырявлен. Ну и использовался он для таких бугуртов не в первый раз, не первое столетие.

Но нашим преимуществом было как наличие малых Досов (которые Воссеры пытались, к слову, нанять, но были посланы в изощренном аристократическом направлении — даже аренным наёмникам не улыбалось героически сдохнуть под условно-дружеским огнём), а главное — донные раки.

При всём при этом, подзимняя вокруг своих крепостей и баз вражины укрепляли и минировали, ну и загоняли в шахты орды гвардейцев со взрывчаткой и техникой.

Соответственно картина с силами на планетоиде с момента отмашки «мочи!» смотрелась следующим образом.

Тяжи и десяток средних Досов Воссеров неторопливо топали к нашей крепости. Две их базы — ремонтную, с запчастями и склад боепитания прикрывали по десятку средних Досов: Вампиры, в лучевом и снайперско-тяжёлом исполнении и по паре ракетных Носорога, в случае обороны — более чем оправданные.

И да, к счастью, никаких всеубивающих археотехнических Досов вражины из закромов не вытащили. Усиленные, допиленные — но просто качественный стандарт.

Две промежуточные базы, этакие форпосты обороняли турели и несколько сотен гвардейцев, операторов всяких платформ и прочих средне-опасных фигней.

А вот почти две тысячи гвардейцев пёрли с взрывчаткой и всяческими установками в шахты влезающими (от лучевых до ракетных) в сторону нашей базы. в общем-то, логично собирались сделать то, что собирались сделать мы. А Досы неспешно телепались, ожидая «подземной атаки».

Вдобавок, идиотами Воссеры, конечно, были, но не в достаточной степени, чтоб не заметить у нас копошащихся дроидов. Правда ТТХ их им были не известны, так что ждал этих ребятушек эпичный облом, в плане выведения из строя нашего железа.

И вот, выдвинувшиеся вперёд «рога» подземников стали нарываться на подарочки от Искусницы. Мало того, что числом пожидев, так ещё и оказавшись перед завалами.

Факт того, что «незаметная диверсия» накрылась клешнёй, до вражин дошла, что вылилось в ускорение движения Досов. А фланговые недобитки откатились назад, соединяясь с общей массой гвардии. в принципе, на пятёрку Досов у них и лазерных платформ бы хватило, с учётом туннелей и пещер. Проредить бы мы их проредили душевно, но от перегревы от пары сотен мощных лазерных платформ хер убежишь и никаким дымом с пылью не закроешься — сожжёт нахер.

Ну а рачьё Воссеры списали заранее, дурацки хихикая и потирая лапки.

В общем, столкновение в довольно обширной, облюбованной как нами, так и вражинами пещерой началось с подрыва высокоэнергетических ЭМИ-гранат, которыми враги рассчитывали вывести из строя. Вариантов как на это отреагировать было масса — вплоть до поворачивания к вражинам тылом и похлопывания манипуляторами по соответствующе откляченной в их направлении части Досов.

Но, во-первых, по этой части могло некисло прилететь. А, во-вторых, плевок во вражескую душу вещь приятная, но нихера не эффективная.

Так что рачьё донное, согласно мудрым указаниям верховного клешнястого командования, изобразило остановку работы. Замерли, частью попадали.

Мы, в это время, бездарно мажа (ну, не совсем уж бездарно, но так, криво-косо-редко) постреливали с в средние платформы, радостно вваливающиеся в пещеру. Вражины, соответственно ликовали, лапки потирали, наши с Соболём Досы (как самые вертлявые), потихоньку перегревали.

Ну и продолжался этот праздник воссеровской гвардии ровно до момента, когда большая часть платформ, несколько инженерных машин ну, в общем, большая часть неприятной техники не набилась в пещеру.

И тут раки, как им должно было, отжогли. А именно, врубили резаки и лазеры, превращая пещеру в филиал инферны какой. В общем-то… да не было у вражин шансов, разве что они стали бы рачьё, изящно притворившееся сломанными болванками, выводить из строя намеренно. Впрочем, тогда бы и девчонки в бой вступили, раки начали бы отбиваться, да и мы с Соболем не строили из себя идиотов.

Правда, сказать что всё пошло гладко — не вышло. Дело в том, что сотня плазменных резаков, да ещё и лазеров, да ещё и враги вели сконцентрированный огонь. Ну, например, я отмашку на атаку дал, не когда все вражины в пещеру набились и можно было их всех вообще прихлопнуть. А когда телеметрия Краба выдавала сорок процентов до критического перегрева, а телеметрия Соболя давала показания ещё хуже — попадали в нас, сволочи, как мы не метались.

Так вот, совокупный рачий залп довёл температуру в пещере до критических показателей. Вражин тоже прибил, но дело было в другом: раки нахрен повырубались от перегрева, не совсем, но на этот раз они валялись на перегретом камне не в качестве военной хитрости. Да и мы с Соболем мягко говоря…

Ну, в общем, всё что я успел сделать, прежде чем системы Краба накрыло перегревом, это перевести отстрел реактора и ложемента на ручной режим, долбануть по рычагу аварийного охлаждения и отвода тепла, ну и рявкнуть в боевой чат:

— Соболь, отстрел на ручное, врубай охладитель! Девчонки, прикрывайте, мы не… — после чего автоматика отключила в том числе и связь, так что «…боеспособны» я договаривал уже в слабом мерцающем свете аварийного освещения.

Собственно, связи, как понятно, не было, да и вообще, то что мы с Соболем делали было… ну, скажем так, возможным (пусть и маловероятным) вариантом самоубийства. Нас вполне могло банально запечь в Досах, реактор мог выйти на закритический режим. Но, навскидку, системы охлаждения должны были справится, а вероятность выжить бы катапультированных ложементах была чуть ли не меньше, чем в перегретых Досах. А отстрел реактора… на планетоиде мы их взад не поставим, факт. Даже с колдунством. Установка — это сложный инженерный процесс, как и запуск заглушенного реактора, который моими кривыми колдунскими клешнями лучше не трогать.

Так что сидели мы в судорожно охлаждающихся Досах, без связи с окружающим миром. Точнее, она была, но только у меня с Дживсом, который самым хамским образом не мыслетекстил в стихотворной форме, что снаружи творится. И в прозе тоже не текстил, паразит такой. Ну то есть понятно, что если бы жопа какая — то сообщил, но «оперативной сводки» я не имел, у эфиряки и без того дел хватало.

И, где-то через четыре минуты системма аварийного охлаждения (вот тоже, охладителя почти нет, мимоходом посетовал я) справилась с перегревом и системы Краба начали врубаться.

И результат был хорош: остатки платформ Игла с Куницей разнесли, да и Тень, как выяснилось, манипуляторами не щёлкала. Остатки воссеровской гвардии, оставшиеся, собственно, только с ручным оружием, с визгом и писком разбегались по туннелям. Да и Соболь потихоньку подавал признаки активности, как и рачьё медленно но верно к сети подключалось, что не могло не радовать.

— Умницы, реально замечательно сработали, — порадовался я похвалил я в боевой чат. — Как-то с перегревом не подумали, да…

— Никто не подумал, Краб, — утешила меня Нади. — Нестандартная ситуация, да и в этой пещере всё, о чём думали — как с платформами справится. В общем, всё к лучшему.

— Это да, — не стал спорить я. — Дживс, как там наши друзья?

— Досы перешли на ускоренный марш, сэр. И должен отметитесь, что они покидают базы.

— Блин, умные какие, сволочи, — посетовал я. — Хотя просто не тупые. Всё к своим Досам тащат?

— Фактически да, сэр. Насколько я понимаю, командование сил Дома Воссер занято подбором места для временной базы, с минимальным, а, в идеале, отсутствующими поблизости выходами из шахт.

— Ну в принципе — правильно. Только мне нихрена не хочется им такой возможности давать. А надо возвращаться, блин, — скрипнул зубом я.

— Охладитель? — логично предположила Котя.

— Угу, у меня его слёзы, а у Соболя…

— А у меня вообще нет, — посетовал парень. — Даже сейчас небольшой перегрев.

— Вот да. И нихера нам в бой лезть не стоит, без дозаправки, — отметил я.

— Стоп, раки же целы?

— Так точно, комиссар Вирс! — раздался рачий голос в боевом чате.

— Хм, смотри Краб: лучевые платформы, не все сплавились.

— Думаешь охладитель слить? — призадумался уже я. — А он там остался вообще?

— Проверим, — логично выдала Мелкая. — Сэкономим минимум пару часов, а если начнётся бой, — потыкала она манипулятором в потолок, — то вообще не факт что выберемся.

— Логично, давай пробовать.

И с помощью раков донных, комиссара Мелкой и хер знает, какой матери, мы с Соболем дела с Досами поправили за четверть часа. В принципе логично: в пещере не совсем пекло было, а контейнеры охладителей большинства мощных лазерных установок пережили как пропечёных пилотов, так и банально сбежавших (в последнем гвардейцев не упрекнёшь, полтыщи градусов — не самая комфортная для ведения боя температура).

— Так, замечательно, — порадовался я. — надо караваны перехватить. Боеприпасы в основном, — стал я разглядывать тактическую карту. — Нахрен нам тут многодневные перестрелки, от этого умирают не те, кто надо. И даже продуть можно, — мудро отметил я.

— Отряды с припасами идут на соединение, сэр.

— Вижу, — хмуро отметил я. — Но вариантов, кроме как атаковать не вижу. Закрепятся — это мы пролюбим всё, что выиграли с этими гвардейцами.

— Не всё, Краб, — отметила Нади. — Хотя да, затяжное противостояние с их численным преимуществом нам нахрен не сдалось.

— Раки, всё целы?

— Целы, главнокомандующий Краб! Шесть платформ получили повреждения, но эффективность снижена не более двадцати процентов.

— Зашибись, — отметил я. — Так, выдвигаемся, нехрен тогда клешнями щёлкать. И Тень, — уже на бегу отметил я.

— Да, Краб?

— От тебя будет очень много зависеть, — отметил я. — Два десятка мощных средних Досов. Сама понимаешь. Так что думай, как бы нам ситуацию своими методами улучшить.

Весь этот паникос был не на пустом месте — изначальное положение баз Воссеров и разделение «мелочёвки», точнее средних Досов на два отряда нас более чем устраивало. Но вот их объединение, в новых реалиях, да ещё поближе к тяжам, снабжая их расходниками. Точно нахрен, так и слиться без благодатно можно.

В общем, бежала наша группа туннелями к точке соединения корованов — встретится мы им уже не помешаем, но не дать придвинуться к нацеленным уже на наш форпост тяжам, ну и, в идеале, перебить нахрен — сам я велел.

— Стоп! — за десяток километров до места копошения вражин с припасами выдала в боевой чат Котя. — Мобильные сенсоры. Их очень много, всех бесследно не подавлю. Надо работать ЭМИ, по площадям.

— Тоже самое, что табличку повесить «мы тут», — сделал вывод я, под согласный хмык Коти. — Так, дальше незаметно не пройдёшь, но… время, время… Так! Отходим на километр назад, — стал я раздавать ЦУ по тактической схеме. — Выходим на поверхность.

— Засады?

— А хрен знает, посмотрим, что у них наверху. Но переть туннелями, оповещая этих ребят что мы тут — никакого желания. Запустят те же Носороги по четверти боезапаса в туннели…

— И если и выживем, то выберемся через недельку, — хмыкнула Куница.

— Угу, если не через годик, — хмыкнул я.

Выбрались через четверть часа на поверхность, полюбовались местным, с запредельным количеством звёзд скопления чёрным небом. И стали решать, как нам дальше жить, благо, от Дживса пришла новая вводная:

— Вражеские тяжёлые Досы начали пристрелку ракетным оружием. Кассетные игольчатые боеголовки, взрывают за пределами работы ПРО.

— И толку от этого нихрена, разве что… Прощупывают оборону?

— Похоже на то, сэр. Вражеские машины находятся в постоянном движении, ближе двадцати километров к форту не приближаются.

— Понял-принял, будем думать что мы тут делать будем, — отметил я.

— Удачи, сэр.

— Так, народ, давайте думать. Вроде бы основное количество сенсорной пакости эти сволочи запустили в шахты?

— Да, Краб. В небе сенсорных дронов минимум, — ответила Котя, скинув мне денные на тактическую карту.

— Угу. Так вот, воевать их в лоб… да они нас даже не прибьют, те же Носороги ракетами сшибут нас с планетоида вместе с раками, прикинул я. — Это остальных не учитывая.

— Турели разворачивают, — наябедничала Мелкая.

— Сволочи, — осудил воссеровцев я. — Ну да ладно, что делать-то будем? Ну, положим, для одного залпа подберёмся, что мы, что раки, но что-то у меня вариантов сделать его так, чтоб по нам обратно не прилетело, не придумывается. А хер мы это перелетевшее переживём.

— Снайперский огонь, разгонники, возвышенности.

— Угу. Сама смотри симулятор, — скинул я данную. — Да, их мы ополовиним, но нам пиздец. Котя, есть идеи?

— Вообще, то что они разворачивают турели — неплохо, — невинным голосом выдала Котя, на что я радостно хмыкнул, потерев клешни.

Но взял себя в руки — было бы всё так просто, Котя так бы и сказала.

— В чём заковыка? — уточнил я.

— Смотри, Краб, — развернула Мелкая нам схему. — Подключится и перехватить управление я смогу. Но. Если их РЭБ-щики будут заняты не менее десяти минут. Иначе никак, не построю сетку, а без неё толку ноль.

— Угу, что-то вырисовывается. Не слишком приятное, но лучше, чем было. То есть, нам надо четверть часа развлекать пару десятков Досов.

— Десять минут…

— Да даже если ты с запасом время взяла, всё равно всё через жопу пойдёт, четверть часа — минимум, — отметил я, на что Мелкая согласно промолчала. — так, кроме беготни по пикам и снайперской стрельбы… блин, не нравится мне это вариант, прибьют ведь кого-нибудь, — встряхнулся я. — Есть вариант с РЭБ-штормом. Котя, у тебя же дроны не по радио работать будут?

— Не по радио, Краб, только полноценным штормом ты их всё равно сожжёшь, — обломала меня Котя.

— Давай считать неполноценный, — отрезал я. — Мне срать на Вампиров, но мы, блин, на малых Досах! Нас Носороги промахами прибьют нахрен! И ты занята будешь… Или вытянешь? — уточнил я.

— Не вытяну, — признала Мелкая. — Они же боезапасом не ограничены, будут стрелять без оглядки на боезапас. Или занимаюсь ракетами, или строю цепочку до турелей.

— Ну вот и давай устраивать ЭМ-шторм на полшишечки, — логично подытожил я.

Подсчитали, внесли коректировку в работу минидронов РЭБ (точнее я нёс короб с ними, а Мелкая вносила коректировку, все при деле). А тем временем Куница… ну тупанула, как по мне, хотя они с Соболем молодые и «парные бойцы», если разобраться.

— Краб, а почему ты не хочешь послать раков на штурм?

— Куница, блин! Планетоид тут, потому что! Сколько тут Же напомнить? Я же с самого начала говорил — нас не перебьют, хотя могут. Нас с него просто сметут теми же взрывами. И толку нам от орбиты, щедро усыпанной донными раками? У них оружие не слишком дальнобойное. В пещерах — да, а на поверхности раки нам тут не особо подмога. Только как заслон их оставить, если драпать будем.

В общем, пока мы возились с настройками, прикидывали, откуда будем стрелять и куда убегать, вражины, нам на радость развернули четвёрку лучевых и пару ракетных турелей.

И на огорчение выпустили пятёрку Досов — явно проверять маршрут до своих тяжей. А эти тяжи, сволочи могут и перестать наших обстреливать и сюда, например, отступить.

В общем, времени толком не оставалось, Котя забилась в расщелину, вокруг неё залегли раки — нам они без толку, а её прикроют если что. Ну и двинули мы парами — Нади со мной и Флинны на позиции. Правда, у меня была, как у самого психованного Краба на планетоиде, задача — запустить дроны РЭБ. Причём не с полноценной, а «на полшишечки» бурей. То есть если от прямой наводки я упрыгаю… Ну, впрочем, от непрямой тоже, хрен меня поджарят.

— Дальше я сам, — остановил я Нади под удачно расположенным скальным хребтом. — Смысла под ракеты обоим нет.

— Жду, — ответила подруга. — Но Ан, не подставляйся зря.

— Только по делу, — серьёзно пообещал я.

Посмеялись, ну и покрабил я на утёс.


Глава 29


Добрался я почти до вершины хребта, ну и стал дроном разглядывать расположенных в километре с лишним вражин. И в общем-то и так известная от Коти и Дживса картина мне не понравилась ещё больше. Эти сволочи фактически разобрали свои изначальные укрепункты, которые, подозреваю, изначально ставились как времянки.

Ну и устраивали мощный укрепрайон уже тут.

Не говоря о том, что Досы и гвардейские платформы шерстили вокруг, инженерная техника явно минировала близлежащие выходы из шахт, ставились те самые турели, монтировались как капитальные, так и выдвижные стены — ну типа одноразовой активной брони или зеркальных противолучевых барьеров. В общем, окапывались сволочи душевно. И если окопаются — будет крайне неприятно. Например, они могут вообще сесть в оборону со своими тяжами, а это…

Ну теоретически, с колдунством и неведомой матерью что-то может с ними и выйдет сделать. С той же рачьей самоубийственной атакой, да и потерями, не только в Досах. А может и нет, так что суетимся мы очень вовремя и правильно.

Ну а мне предстояло запускать урезанный пакет одноразовых дронов РЭБ. При этом, я засвечусь, как сволочь, на всех тактических картах, схемах и прочем у врагов. И если на лучевых Вампиров мне в общем-то пофиг — ну просто не успеют нанести урон, я за склон снычусь, драпая, то Носороги это плохо. А миномёты, отметил я миномёты, ещё хуже.

Впрочем, от того, что я тут рассуждаю, как всё хреново, это всё лучшее нихера не станет, логично заключил я, сплюнул мысленно, да и запустил дроны, заодно с дуплетом в Носорога. А что, хоть толкового трассера нет, всё равно видно. И уж всяко лучше дурацких сигнальных ракет: меня в момент старта точно срисовали.

И поскакал я вниз по склону, выпустив всю дюжину противоракет боезапаса. Не до экономии, потому что, а то меня с этим сэкономленным и закопают.

Мощный взрыв на вершине осыпал драпающего меня камнями и оползнями всяческими, но это была по большому счёту ерунда. И противоракеты отрабатывали, ликовал я, когда прилетела не ерунда: мина с игольчатой начинкой. Слабенькая, относительно, но мне, да ещё на осыпающемся после взрыва склоне, хватило.

Так что с печальной и громкой констатацией половой ориентации неприлично метких вражин, я полетел в пропасть.

Метров в двести где-то, ерунда по большому счёту, особенно с местной ерундовой гравитацией. Но, во-первых, страшновато, особенно без прыжкового движка, которого на Крабе не было — хрен куда воткнёшь. Во-вторых — опасно, хотя вроде пронесло — несколько некритичных пробоев и…

— Ну это просто пиздец какой-то… — расстроенно заключил я, уже внизу склона.

Нади на этот момент пальнула по вражинам с одной стороны скалы и бежала к другой стороне, пока Флинны так же развлекали гадов снайперской стрельбой со своей стороны.

— Краб, серьёзно? — на бегу бросила подруга.

— Да ты сама посмотри, блин! — обижено выдал я, с трудом поднимая Краба.

И вместо сочувствия и вообще, эта женщина нагло ржанула, ну и убежала стрелять. А скорбный я похромал к её прошлой позиции — тоже пострелять надо было.

Дело в том, что эта пидорская мина, помимо нескольких незначительных пробоев брони, вогнала мне, точнее Крабу, штырь фактически в колено! Ну, не совсем, но близко, ограничив подвижность сустава и ещё синтомышцы повредив основательно. На ЛЕВОЙ, чтоб её, ноге!

— Нет, это точно звиздец, — ворчал я, ковыляя. — В следующий раз я этим манипулятором во врагов стрелять буду, это уже за пределами любых вероятностей!

— Вообще-то, сэр, вы довольно характерно управляете Досом…

— Хммм… — отмыслетекстил я, пальнул по вражинам и похромал от ответного огня. — Правая опорная нога?

— И левая всегда несколько впереди, сэр.

— Стойка, привычка, — хмыкнул я. — Всё равно, мне в этот манипулятор и в воздухе прилетало, да и вообще — стойка ну пару попаданий объясняет! А не все! Мне этот манипулятор даже крокодил грыз, блин! — злобно припомнил я.

— Судьба у тебя такая, — нечутко ржанула Нади. — Стоп! Не успеешь Ан!

— Не успею, — признал я, сверяясь с тактической картой.

Враги рванули в составе пяти рыл к нашей скале и если Нади спокойно огибала её да и могла их подловить, то я на своей кривой ходилке — нихера не успею, факт.

— Так, залегай, поддержишь огнём, — кинул я схему подруге.

Так, раки бы тут не помешали, но блин не успеют. Три Вампира, Черепаха и… всё, молодцы Флинны, выбили Нетопыря, но мне ненамного легче. И маневренность с этой лапой гребучей никакущая…

Стоп, панику отставить. Укрыться не успею, крабский танец не вытяну, но… они идут у самой скалы, оскалился я. И молча, просто кинув целеуказание Нади стал садить из разгонников по скале, на пятидесяти метрах высоты.

Через секунду подруга, поняв идею, присоединилась, всаживая болты в ощутимую расселину.

А через тройку секунд дошло и до вражин — но поздно. Это был уже полноценный обвал, здоровенных глыбин и уйти из-под него успела лишь пара Вампиров, выкатившихся из под камнепада нам с Иглой под разгонники.

Вообще — молодцы ребята, даже поймали Краба в фокус излучателей, но поздно. Да и пылюка от обвала явно мешала. В итоге, раздолбали мы их с Иглой фактически в упор, а мне даже не пришлось аварийно охлаждаться.

Но не успел я мысленно и спокойно выдохнуть, как телеметрия показала мне крайне неприятную картину. А именно, Дос Куницы на тактической схеме мигнул красным и исчез из списка активной техники.

— Жива? — быстро уточнил я в боевом чате.

— Жива, ложемент катапультировало, — совершенно ровным голосом выдал Соболь. — Командир, я…

— Ты в течении минуты переместишь, если требуется, ложемент в безопасное место. Не более. А потом продолжишь вести огонь. И не подставляться! Важно отвлечь, не более! Как понял?

— Понял, командир. Сделаю.

Блин, вот тоже — недостаток работы близких людей, хорошо что Куница цела, мысленно вздохнул я. Хотя тоже — а как иначе-то, если отряд так или иначе семья в определённом смысле, даже если нет как у нас вариантов в прямом. Годами на одном судне, вместе живут, рискуют…

Впрочем, нахрен умствования, послал я мыслеблудие, одновременно с Иглой стреляя с разных позиций. Укрылись от не слишком точного ответного огня, начали перемещаться, как вдруг в боевом чате раздалось сообщение от Коти:

— Турели под контролем. По команде начнут вести огонь по указанной цели.

— По Досам противника, — уточнил я.

— Примерное время удержания контроля — три минуты, после чего либо турели уничтожат, либо деактивируют, вплоть до уничтожения.

— Ясен хрен, — хмыкнул я. — Когда сможешь начать?

— В любой момент, жду приказа.

— Это ты молодец, давай по-быстрому прикинем первоочередные цели.

И, уже без слов, распределили в какую сторону взломанным турелям воевать, на тактической схеме. Как бы мне не хотелось оставить вражеские Досы единственной целью — это было глупо. Вероятность надёжного и гарантированного уничтожения невелика. Почти стопроцентно десяток Досов останется, а то и больше. Втроём и с раками их воевать в теории можно (ну не боец Котя, ни как пилот, ни по Досу), но нахрен не нужно. Наша задача, в данном случае, лишить врагов припасов и возможности создать форпост. Так что по Досам стреляли в нашей схеме всего две турели, причём обе — ракетные.

Собственно, отправляли вражеские Досы если не на орбиту, то высоко в небо, подставляя под огонь и лишая возможности вести толком бой. А вот четыре лучевые были нацелены на припасы и инженерную технику, и только потом, если уцелеют и будут подконтрольны, на боевые единицы.

— Раки, готовьтесь к атаке, — стал раздавать ценные указания.

— Всегда готовы, главнокомандующий Краб!

— Ну да, вы же донные, — напомнил я сам себе. — Тень, накрыть вражин полноценной ЭМ-бурей сможешь?

— Смогу. Как только теряю контроль над турелями?

— Примерно, — подтвердил я. — Я ещё и гранат дымопылевых докину, пусть психуют и суетятся. А там по результатам видно будет — может вообще отступим, главное, чтоб форпоста не было.

— Я тебя понесу, — вдруг выдала Нади личным каналом.

— Блин, Нади, ты не на тяже!

— И что? Турели на Скампи независимые, до расстояния рукопашки я тебя донесу если понадобится. Или отступим. Ан, у тебя скорость не выше трёх километров в час!

— Четыре, — буркнул я, признавая логичность аргументов подруги. — Ладно, будет у тебя ручной Краб, — хмыкнул я.

— Давно уже есть, — фыркнула Нади.

В общем, через минуту вражеские турели начали поливать вражин огнём. Ракетные вообще показали себя выше любых похвал (как и Котя, но она не выше для похвал, а в самый раз). Печально летящие в вышине Досы противника были как приятным зрелищем, так и удобными целями.

Ну и лазерные турели что-то из боезапаса весьма удачно отожгли. Не критично врагам, но тройка Вампиров укатилось от взрывной волны в какие-то дальние ебеня, куда не дотягивалась наша тактическая карта.

Я, занятый расстрелом летучих вражин, чуть не провтыкал сроки, хорошо хоть таймер поставил. В смысле накрытия дымопылевухами. А то Досы разносить весело и круто, но гвардейские платформы скооперировались и уже подло разнесли ракетные турели и одну лучевую. И давать им возможности справится с турелями желания не было — и сами они не подарок, да и Досы нами не сбитые попадают или доковыляют до базы.

Так что в нужный момент разрядил я шестёрку дымопыллевух и рявкнул в боевой чат:

— Тень, Соболь, работайте издали! Раки, в облако не входить, работайте по выбирающимся, до команды… Ой, в смысле вперёд моя верная Игла! — ржанул я, и вправду подхваченный на ручки Скампи.

И поскакали мы к разрастающемуся облаку, но тут Тень показала, что не зря считается элитным ломщиком. Из дымопылевого облака рванул натуральный гриб взрыва, хорошо хоть не ядерный — а то перепугался. Впрочем, сенсоры ионизирующего излучения не выдали, связь, пусть через сетку ретрансляторов (в роли которых выступали и раки) была. Так что хмыкнув на замершего Скампи, держащего Краба на ручках, я вежливо полюбопытствовал в боевом чате:

— Я, конечно, очень извиняюсь, что отвлекаю. Но не соблаговолит ли мне сообщить какая-нибудь добрая душа… КАКОГО ХЕРА ТУТ ПРОИСХОДИТ?!!

— А это у меня на паре экспериментальных дронов самоуничтожение при потере связи сработало. Так-то чтоб следов не составлять, стандарт. Ну а я чуть усилила, да программу подкорректировала. Ну у них боеприпасы там, — пояснила Котя.

— Они же блин в коробах защитных, — озадачился я. — По ним прямой наводкой стреляй — похрен, одна ракета или снаряд сдетонирует, не более.

— Так я на всякий случай попробовала, дронам и так и так гореть. А здорово получилось?! — довольно полюбопытствовала мелкая.

— Эммм… аааа…. угу, — мудро ответил я вместе с помыкиванием и поакиванием Нади и Соболя в боевом чате. — Охренительно, в общем. Так, а делать то нам что, — вслух призадумался я, но тут же придумал. — Игла, поставь меня на ноги, пожалуйста. Раки, отход…

— Главнокомандующий Краб, от комиссара Вирст поступил приказ на поиск запчастей, для приведения полевого ремонта вашего боевого модуля. Отменяете приказ?

— Хм, а починят? — озадачился я.

— Они, вообще-то, ремонтно-технические дроиды, — напомнила Котя. — Хуже точно не будет.

— Тогда не отменяю, но поторопитесь.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб!

— Соболь, бери ложемент Куницы и двигай на точку, — отметил я точку несколько в стороне от линии «разнесённый нахер склад боеприпасов» и «скоро об этом узнающих тяжёлых в Досах». — И вообще, двигаем все туда. А то, как только до тяжей дойдёт, что мы тут натворили, они могут и на форт плюнуть, к нам рвануть, чисто напоследок нагадить. Да и посбивали мы не всех, — напомнил я. — Тут ещё пяток средних Досов по округе раскидано, хрен знает где и в какой степени боеготовности.

Так что выдвинулись мы в точку в десятке километров, что сделали, кстати, очень правильно: где там недобитые средние Досы валялись — хрен знает, к нам не приближались. Но тяжи уже через десяток минут узнали, что на месте склада только пылевое облако и куча расплавленной породы. И бодро почесали в нашем направлении, видимо донести свое восхищение нашим всем.

Правда, тут уже Могильщик начал жечь, на пару с Искусницей, гадя отступающим вражинам ракетами и минами.

Но нам это давало разве что несколько минут. Впрочем, заныкались мы удачно, рачьё и впрямь принялось латать Досы, причём не только Краба.

— Серп жалко, — выдала наконец подключённая к боевому чату Куница из ложемента.

— Тебя было бы жальче, — резонно отметил я. — Так, живы-целы уже хорошо. Дос тебе сделаем Куница, не вопрос. Вопрос что будем делать? Тяжи сюда топают…

— Краб, я тебя по башке стукну, если скажешь про «нападать».

— Стукнешь — может и скажу, — под хихикание в чате выдал я. — Пока я не настолько стукнутый. Я не к тому, что конкретно МЫ с ними будем делать. Мы хрен что сделаем, разве что по мелочи нагадим. И так уже не отряд Досов, а сборище развалюх, — резонно отметил я. — И раки тут не помогут, не те расклады. Я к тому, что против нас, в смысле Клешни, полтора десятка тяжей. И насколько у них мозги перемкнёт, когда они поймут, что уже слились — хер знает. Вариант «сдохну, но хоть кого прибью» — совершенно не исключён. А в поле, хочу напомнить, они нас мощью залпа раза в три превосходят. Нас в плане всех вместе взятых, — уточнил я.

— Сэр, если вы прислушаетесь к моей рекомендации, я бы посоветовал присоединится к силам в форте, просто дождаться окончания срока боёв.

— Ага, а арбитры посчитают, например, по тоннажу. И окажемся мы почти целые и без потерь, но продувшие.

— Маловероятно, сэр. Но исключить такую возможность нельзя, сэр.

— Блин, Котя, а с фортом со связью как?

— Пока никак, Краб. Глушат, связь только с Джи, да и это…

— Сам знаю, что не радио, — не стал углубляться в детали я. — Так, тогда давайте совещается с теми, кто есть. Народ из форта без приказа не выберется, а пока мы туда не дотопаем — приказа и не будет. Что делать будем?

— Не сказала бы, что мы многое можем, — тонко намекнула на толстые обстоятельства Нади.

— Это если забыть охеренного РЭБ-щика. И Раков Донных.

— Ан, что раки сделают с тяжем?!

— А с чего они что-то должны делать? — оскалился я. — Тень вот правильно напомнила — это ТЕХНИЧЕСКИЕ дроиды.

— Ловушки?

— Ну а почему нет? Как по мне дело неплохое, вопрос в том, какие, как и где. В форте мы толком ничего не сделаем, хотя… Соболь, с ложементом Куницы дуй в форт. Нам огневая мощь не слишком нужна, торчать твоей жене в ложементе не один день — на хрен не надо. Ну и нашим расскажешь, что мы в целом целы. И вообще, — распорядился я.

Соболь с Куницей утопали. Раки на самом деле подлатали Краба — он прихрамывал, но уже не ковылял. Да и у Скампи броню подлатали.

А с тем, как вражин воевать, в общем-то особых вариантов не было: подземелья и засады. Что, собственно, и начали осуществлять, в течении трёх дней раздолбав Разрушителя и Эгиду, заманив на подготовленные и подкопанные позиции, после чего в дело вступали раки. В общем-то, первые серьёзные потери рачья на эти дни и пришлись: провалившуюся в подземелья Эгиду раки облепили и фактически превратили в оплавленный кусок металла, не встречая толкового сопротивления. Загнанная в дыру ракета опоздала, необратимо повредив лишь двух дроидов.

Сутки мы вели беспокоящий снайперский огонь, пытаясь заманить вражин на подготовленные позиции, на что враги не заманивались, а отрабатывали мортирами и неуправляемыми ракетами.

В общем неважный расклад, так что третий день мы потратили на подготовку ловушки под гадами: Котя просто вырубалась и пугала чёрными кругами под глазами, но прикрыла группу раков, копавшихся фактически под временным вражеским лагерем. В итоге стоявший на страже Разрушитель просто обрушился в подготовленную яму… куда тотчас же, без оглядки на его целостность, отстрелялись вражины. Фактически сами раздолбав свой же Дос, заодно и разрушив кучу раков. И долбить по округе стали и вообще — психи какие-то, поставил веский диагноз я, решив, что хорош.

— Двигаем в форт. Если завтра арбитры не признают нашу победу… Ну ладно, придумаем как этих тяжей добить, — прикинул я. — Но потом я пойду и поотрываю яйца каждому турнирному арбитру. И в жопу запихаю.

— Зачем в жопу-то? — не поняла невыспавшаяся Котя.

— Естественно затем, чтобы мой благородный вызов на дуэль не был проигнорирован, — изысканно ответил благородный я.

Но аренные арбитры, очевидно, обладали чувствительным жопометром, так что после официального обращения от Клешни в моей физиономии мы были признаны победителями. И, фактически одновременно началась процедура расформирования Дома Воссер, что мы решил переждать на Клешне, чинясь и отдыхая.


Глава 30


И сделали мы местом отдыха и ремонта не станцию, а звёздную орбиту очень верно. Потому что Воссеры вместо того, чтобы благородно застрелится, ну или Совет Благородных Домов подорвать, потому как решение по результатам турнира было именно его, начали докапываться до нас.

В плане того, что на Кистень совершили восемь нападений! Начиная от каких-то абордажных лоханок, до полноценного боевого крейсера!

Впрочем, последний нахрен разнесли силы системной безопасности Арены, но пальнуть по Кистеню эта сволочь успела. Без толку, но меня реально стало всё доставать, так что через пару дней после окончания нашего планетарного турнира я полюбовался на облако раскалённого газа на месте крейсера. Сплюнул, выматерился и собрал полный состав Клешни.

— Меня, блин, всё достало. И психов этих убивать меня тоже достало, — уточнил я. — Нас в этом Стригиле что-то вообще держит? И да, виконт, вы вообще — с нами?

— В смысле того, синьор капитан, что вы приняли решение покинуть Сектор Стригель и интересуетесь моими планами? — на что я кивнул. — Но я пилот отряда Клешня! — задрал нос синьор Помидор.

— Уточнить не лишнее, — мудро отметил я. — А вы? Тоже на всякий случай уточняю, — обратился я к Флиннам, на что получил понятное и дружное поматование головами. — Вот и зашибись.

— А наше мнение тебе не интересно, Краб? — ехидно осведомился Могильщик.

— Нет, — честно ответил я. — Можешь в письменном виде его оформить, непременно на пергаменте, на моё имя. Что-там будет — похер, но на стеночку повешу. Как раритет.

— Нихера не буду писать, Краб, — отказался облагораживать мой интерьер Дрой. — Ты нас-то на кой хер собрал, раз всё решил?

— А потому что нихера я не решил, — честно ответил я. — Точнее решил, что в Стригеле Клешне нечего делать — ну реально, не тот у нас формат. Хотя польза для нас и была немалая, но оставаться тут…

— Вынужден констатировать, сэр, что ряд пытающихся связаться с нами представителей Благородных Домов прямо называют вас «засранцем».

— Для того и затевалось, — отметил я. — Но связаться всё равно пытаются, так что сами дураки. Ну да неважно. Валить из Стригеля надо, причём быстро — нас же и ещё на какой дурацкий вызов могут втянуть. Или найдётся у бывших Воссеров какой-нибудь псих, который таки до Кистеня доберётся. Не страшно, но неприятно… и вообще, валим! Вопрос куда, для чего всех и собрал, — несколько сумбурно выдал я.

— Мы тут с Нади пообщались, Ан, — вдруг выдала Лиса, под Надины кивки. — Есть у нас одна идея.

— Довольно ироничная, — хмуро ухмыльнулась Нади. — Но в чём-то и справедливая.

— И какая? — заинтересовался я.

И выдали девчонки мне свою идею. И… вот хер знает, что на это ответить. Есть в их предложение и справедливость, и безумие, и даже приближение к моей высказанной мечте о доме. Но безумия и этакой лихости больше всего. Хотя, признаться, обдумывая это предложение, я всё больше им загорался. Это…

— Это… реально круто. И мы так и сделаем, — наконец решил я. — И это будет правильно, по многим причинам… Ну да и хер с ними, — усмирил я какую-то нездоровую философию, роящуюся в голове. — Так, у нас заначка есть, она нам точно понадобится. Так что сначала за ней, к этим крышевателям, — поморщился я, вспомнив весёленькие порядочки Сектора Коргаш. — Впрочем, задерживаться в зоне портального покрытия не будем.

— Синьор капитан, а куда мы, если не секрет?..

— Для вас нет, виконт. Уже, — уточнил я. — Склад археотеха, технологии, дроиды типа донных раков.

— Синьор, но это же делает вас… не формальным, а реальным Великим Домом!

— Но не тут, не в Стригеле, — отрезал я, на что Солан кивнул. — Да и насчёт формальности…

— Сэр, согласно вашим указаниям, я послал глашатая Совета Великих Домов в жопу. И уведомил о ваших проблемах с пищеварением. Но, Советом Великих Домов Сектора Стригель, компания «Клешня» была формально признана Благородным Домом Форфис!

— Да? — удивился я, на что Дживс кивнул. — Ну и вообще неплохо. А почему «Форфис»?

— Насколько я осведомлён, это древнее название щипцов, синьор капитан, слово «клешня» в официальном языке благородных Домов отсутствует! — выдал виконт.

— А без пафоса никак? — хмыкнул я.

На что виконт развёл руками, как бы извиняясь за себя и всю эту пафосную уодлу, под названием «Благородные Дома», в целом.

— Ну и нормально, — подумав, определил я. — Ладно, значит просто валим в Центральную, а оттуда в Коргош, — определился я.

— А представление Великим…

— Нахер! — определил я. — Дживс, курс на Центральную.

— Слушаюсь, сэр.

В общем-то вот так, довольно буднично мы, не прощаясь, легли на разгонную кривую. Правда одно наглое корыто попыталось перекрыть нам траекторию. Я думал, что Воссеры, но, блин, оказалась очередной аристократический псих.

— Какого хера вам от меня надо? — вежливо полюбопытствовал я, вынужденно выйдя на связь с психом, потому что с Дживсом этот долбанутый говорить отказывался.

— Я, представитель Великого Дома…

— На хуй! — отрезал я.

— Кого?

— Вас и ваш Дом, — честно ответил я.

— Да как вы смеете…

— Освободите разгонную траекторию, кстати, — припомнил я. — Меряться с «Кистенём» прочностью брони и щитов, при столкновении, не рекомендую: мы вашу скорлупку не заметим. А останавливаться мы не будем.

— Великий Дом Зиморс официально вызывает…

— А мы от страшных вас убегаем. Да реально, отстаньте от нас! — уже возмутился я. — И да, идите нахуй, — напомнил я, потому что достали.

Ну нахуй не нахуй, но с разгонной траектории корабль свалил, а большего нам было и не нужно. И Кистень покинул систему Турнирной Арены.

Да и у Центральной Транзитно-Портальной не задерживались, игнорируя вызовы и двигая к портальному кольцу.

И, наконец, успешно сиганули в гипер, оставив Стригель с их аристо, фронтиром и прочими выкрутасами вариться в собственном соку.

В Коргоше были через месяц, но тоже не задерживались и даже не пытались выйти на связь. Впрочем, их центральная станция также не жаждала с нами пообщаться — очевидно, помнили нахрен разнесённый, вместо того чтобы продать им за бесценок корабль. И считали Клешню заразными психами, с которыми лучше не связываться даже радиосвязью.

А вот в системе со складом сокровищ пришлось повозится. Дело в том, что выгребли мы в своё время из развалин немало, фактически всё, представляющее хоть какую-то ценность. И рукотворный контейнер, собранный мной собственными клешнями и мозгами, спрятанный в скоплении астероидов, был размерами в половину Кистеня. А даже активировав складированных раков, работая как проклятые, нам пришлось бы валандаться с кучей барахла не менее года, по оценке Дживса.

Так что пришлось возится нам с Лори: мы совершали совершенно безумное надругательство, сваривая Кистень и контейнер. На самом деле, не столь сложно, с учётом рачья и колдовства, но расчёты, перерасчёты, перелёты, переделки заняли пару недель. Первые наши варианты «стыковки» делали из Кистеня с прицепом угрёбище, которому только до центральной Коргоша лететь месяц. А портальное кольцо своим «пинком» просто развалило бы получившуюся конструкцию.

Но сделали, и уже в гипере до портального кольца я после спарринга с Дживсом потирал синяки и предавался мыслям.

— Ты знаешь, Дживс, всё же наше теперешняя цель довольно иронична. И безумна, — хмыкнул я.

— Позволю себе возразить вам, сэр. Скорее наоборот: логична и правильна. Хотя и не лишена иронии, сэр.

— Хм?

— Если вы вспомните, сэр, то мы покинули Сектор Саргас не из-за реальных проблем. А предчувствий и желания успокоится и сменить обстановку.

— И вправду, — ржанул я. — Сменили, отдохнули, в отпуск съездили.

— Именно так, сэр. А теперь мы просто возвращаемся. И должен отметить, что появление у вас цели меня несказанно радует, сэр.

— И чем же?

— Вы предосудительно запустили практики эфирного оперирования, сэр.

— Да ща-а-а-аз! — возмутился я. — Колдунствую как проклятый, чуть ли не завод производственный, а не Краб.

— Я говорю не о количественных характеристиках эфирного воздействия, сэр. Дело в поливариантности использования, решения сложных задач…

— Инженером этим, эфирным, меня думаешь сделать?

— Было бы прекрасно, на мой взгляд, сэр.

— Может и вправду неплохо. И да, как-то я не то, чтобы навоевался, но интересно, всё-таки, что-то своё построить, — признался я. — Большое и настоящее, если понимаешь, о чём я.

— Понимаю, сэр. Но хочу напомнить, что Сектор Саргас — не самое спокойное место. А наша цель — не самое спокойное место Сектора Саргас.

— Это да, — признал я. — Надо будет оборону помощнее крепить. Блин, а этим в первую очередь надо заняться, — задумался я.

— Прекрасно, сэр. Предлагаю заняться ознакомлением с системами орбитального базирования. И, заодно, освежить на практике ряд схем эфирного оперирования. Как и изучить некоторые новые.

— Не помешает, — признал я. — Ну, будет занятие на перелёт, тоже неплохо.

Вообще, в перелёте Дживс как с цепи сорвался, вбивая в мой бедный ум даже не столько схемы, сколько физику всякую, биологию и прочую научщину. Причём, паразит такой, экзаменовал, давил на совесть и хамски пользовался преимуществами своего кибернетического тела во время спаррингов, когда я хотел немного отдохнуть.

Повержен и подвергнут педагогическому пинку, конечно, был он. Но не признать нужность обучения и занятий, как и то, что в Стригеле я страдал хернёй, я не мог. Так что в Центральной Портально-Транзитной системе Сектора Саргас через четыре месяца после старта из Стригеля, появился очень умный, ответственный…

И чертовски задолбанный, заученный и злобный Краб!







Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30