КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615031 томов
Объем библиотеки - 955 Гб.
Всего авторов - 243076
Пользователей - 112824

Впечатления

Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Самет: Менталист (Попаданцы)

Книга о шмоточнике и воре в полицейском прикидке. В общем сейчас за этим и лезут в УВД и СК. Жизнь показывает, что людей очень просто грабить и выманивать деньги, те кому это понравилось, никогда не будут их зарабатывать трудом. Можете приклеивать к этому говну сколько угодно венков и крылышек, вонять от него будет всегда. По этому данное чтиво, мне не интересно. Я с 90х, что бы не быть обманутым лохом, подробно знакомился о разных способах

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Dce про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

Товарищи, можно уточнить у прочитавших - автор всех подряд "режет", или только тех, для которых гои - говорящие животные, с которыми можно делать всё что угодно?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Аникин: В поисках мира (Попаданцы)

Начало мне по стилистике изложения не понравилось, прочитал десяток страниц и бросил. Всё серо и туповато, души автора не чувствуется. Будто пишет машина по программе - графомания! Такие книги сейчас пекут как блины. Достаточно прочесть таких 2-3 аналогичных книги и они вас больше не заинтересуют никогда. Практика показывает, если начало вас не цепляет, то в конце вы вряд ли получите удовольствие. Я такое читаю, когда уже совсем читать

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Дейнеко: Попал (Альтернативная история)

Мне понравилась книга, рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Яманов: Режиссер Советского Союза — 4 (Альтернативная история)

Админы, сделайте еще кнопку-СПАСИБО АВТОРУ

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Дед Марго про Фишер: Звезда заводской многотиражки (Альтернативная история)

У каждого автора своей читатель. Этот - не мой. Триждды начинал читать его сериалы про советскую жизнь, но дальше трети первых частей проходить не удавалось. Стилистикой письма напоминает Юлию Шилову, весьма плодовитую блондинку в книжном бизнесе. Без оценки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Алиса [Александр Олегович Курзанцев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Александр Курзанцев Алиса

Примечания автора:

Попытка показать изнанку жанра бояръаниме, его тёмную сторону. Показать, что происходит с обычными людьми в таком мире, а не очередного аристократа, крутеющего с каждой главой, отжимающего себе заводы-пароходы и женящегося на трёх принцессах/наследницах родов великих кланов разом.

Книга-эксперимент. Пишется в соавторстве с девушкой стремящейся сохранить инкогнито.

Короткое предисловие

Эта история началась банально. Ну а как не банальной может быть затравка сюжета, чью суть можно выразить одной короткой фразой – враги сожгли родную хату. Вот и тут полыхающее зарево на горизонте разом предопределило дальнейшее развитие событий.

Будь это обычный мир, закончилось бы это… да ничем, в общем-то. Полиция, следователи, одинокий эксперт ковыряющийся в обгорелом остове – всё что осталось от дома, и мучительно соображающий, что написать в отчёте, поджог или, всё-таки бытовое возгорание проводки. Ну а единственную выжившую, девочку лет пяти, оставшуюся в одночасье без семьи и дома отправили бы в детдом, да и забыли об этом.

Но мир был не совсем обычным. Приехавшая полиция обнаружила явные следы применения высшей боевой магии и благоразумно на территорию поместья соваться не стала, а когда стало известно какому роду принадлежал спаленный дворец, то и вовсе поспешила ретироваться, чтобы не попасть под раздачу.

Пролог

Громыхнуло. В непроглядной тьме сверкнула молния, на миг высвечивая темную громаду приближающегося леса. И только зарево пожара за спиной, багровыми отсветами подсвечивало убегающим путь.

Девочка лет пяти, на руках коренастого, плотного, одетого в черный, не стесняющий движений комбинезон, мужчины, вздрагивала от рыданий, сжавшись в комочек и кулаками размазывая слёзы по лицу.

– Ничего, ничего, маленькая госпожа, – шептал беглец, двигаясь даже не бегом, а огромными, нечеловеческими прыжками, всё дальше удаляясь с места пожарища, – вы живы, а это главное.

Маленькая дочка главы рода, да верный слуга, вот всё, что осталось от когда-то сильного и древнего рода Белозерских. Интриги и неудачи подточили былую мощь благородной фамилии и стервятники, в конце-концов, слетелись, чтобы всласть отомстить за давние обиды.

Даже император не встал на защиту, отвернулся, словно не служили Белозерские цепными псами Империи на протяжении столетий. Слишком пугал особый дар, способность не просто заглянуть в самые глубинные мысли и желания людей, а подчинить своей воле, принудить, заставить даже собственноручно себя убить.

И хоть против императора никто и никогда из магов рода и помыслить не мог повернуть свой дар, но страх такого вечно довлел над верховной властью Империи.

И вот теперь, когда поместье пожирал бушующий огонь, император мог спать спокойно, не боясь стать чьей-то марионеткой. Ну а нового главу Тайной канцелярии, должность, что занимали сотни лет исключительно представители рода Белозерских, можно было выбрать и из обычных менталистов, умеющих читать мысли, благо, на примете несколько родов было.

– Скоро всё закончится, – шептал слуга, унося девочку, всё дальше и дальше. Глава рода, вверил дочь тому, на кого всецело мог положиться, и Пахом – слуга рода и воин, с крепким магическим даром, дослужившийся до фельдфебеля в “пластунах”, как называли войсковую разведку, исполнял приказ по военному чётко, доверив князю прикрывать их отход.

К утру мужчина, с крепко спящей на его руках девочкой, на полдороге заснувшей от всех переживаний, добрался до схрона, где стоял спрятанный до поры автомобиль. Не новый, насквозь бюджетный, как и миллионы таких же на дорогах огромной Империи, он должен был раствориться в огромной массе себе подобных, спрятав беглецов от соглядаев.

Выбрав из стопки поддельных документов нужные, Пахом, ставший теперь Николаем, отцом одиночкой с дочерью Настей, как гласил новый паспорт, остальные сжег, а затем, выехав из схрона, подпалил и его.

А ещё через полчаса машина выехала на трассу и Пахом, взглянув на так и не проснувшуюся девочку на заднем сиденье, произнёс, – Потерпи, маленькая госпожа, скоро я тебя спрячу там, где никто не догадается тебя искать, а ты сама всё забудешь, как обещал Андрей Владимирович. Прости только, что присматривать за тобой не смогу. Слишком уж я приметный, кто-то да может узнать.

Глава 1

Двадцать пять лет спустя

Откинувшись в кресле, Алиса задумчиво поковырялась зубочисткой в зубах, вновь посмотрела на стол, где лежала анкета кандидата. Хотя уже даже не кандидата, судя по тому, что поверх анкеты наискось размашистым директорским почерком шла лаконичная надпись “В отдел кадров. Для оформления”. Можно сказать, без пяти минут сотрудник.

– Что же ты за человек, Безменов Игорь Владимирович, сорок два года, разведён, детей нет, – пробормотала она, вглядываясь в наклеенную в верхнем левом углу фотографию, – как же ты мимо меня прошел?

Она точно могла сказать, что к ней на собеседование этот персонаж не попадал, как и его анкета, которую она видела впервые. Значит точно не по объявлению, скорее всего сразу через директора и шел. Впрочем и должность – замдиректора по финансам, на такую абы кого не возьмут. Скорее всего какой-то знакомый. Недовольно поморщилась, знакомый – не знакомый, но процедуру трудоустройства нарушать всё равно не стоило, каким бы положенцем этот Безменов не был. Не успев ещё устроиться, Алисе он уже заранее не нравился и ничего поделать она с этим не могла, да и не хотела.

Непридумова Алиса Сергеевна в свои тридцать без трёх недель, пару лет как занимала серьёзную должность начальника отдела кадров и уже успела добиться того, что сотрудники и руководители среднего звена фразу “кадры решают всё”, – перестали воспринимать в общепринятом значении, вкладывая в неё совсем другой смысл. И не последнюю роль в этом играл образ холодной, умной стервы, который она упорно культивировала.

О, сколько усилий ей стоило попасть на эту должность, сколько упорного труда и подковёрной грызни. И нет, добивалась она своего не через постель, ей вполне хватало сплава ума, хитрости и наглости, чтобы произвести нужное впечатление на генерального без необходимости оголять свои верхние и нижние “девяносто”. Впрочем, гендир, как шептали злые языки, уже лет пять как перестал вожделеть прекрасный пол. Нет, ничего такого, на мальчиков он переключаться тоже не думал, просто импотенция и появившиеся внуки прочно перевели его в разряд примерных семьянинов. Сазонов Павел Петрович разменял уже шестой десяток, руководя фирмой почти десять лет, с самого её возникновения и холил и лелеял как своё детище, которой, в общем-то, та и являлась.

Идеальные условия для молодой карьеристки, старающейся чтоб в ней видели ум, а не одну красоту.

Минус в этом всём был только один. Отдавая всю себя работе, времени на личную жизнь уже не оставалось. Ни на серьёзные отношения, ни на планы о детях. Хотя предложения были и не раз.

Высокая, с темными аккуратно уложенными волосами до плеч, холодными изумрудными глазами, с хорошей фигурой, взгляды она привлекала. Не супермодель, но было в её внешности что-то завораживающее, заставляющее встречных мужчин поворачивать головы и долго смотреть ей вслед.

Спасибо генетике, а заодно и фитнесу два раза в неделю, и раз в неделю плаванию, на которые она выкраивала время всегда, несмотря ни на какую занятость, только они и спасали её после всех стрессов и засиживаний допозна, от опасности расплыться фигурой, как две её подчинённые тётки сорока с плюсом лет. Те хоть и были старше ненамного, но внешне годились Алисе в матери, настолько лишний вес их старил.

Впрочем, отсутствие серьёзных отношений не значило, что она совсем ни с кем не встречалась. Парни были, но так, для сброса напряжения. Наученная неприятным опытом, она выбирала тех кто помоложе, лет двадцати, либо чуть старше. Для них секс был просто сексом, ни к чему не обязывающим удовольствием. Хвостиком за ней потом они не таскались, цветы и серенады под окном не устраивали и в целом не пытались навязать какие-то обязательства, что Алису абсолютно устраивало. Как говорится, получили удовольствие и разбежались до следующего раза.

Внезапно, выдёргивая девушку из глубокой задумчивости, на столе завибрировал телефон. Подняв его, она увидела имя на экране и усмехнулась. Светик – лучшая подруга ещё с института. Проведя пальцем по экрану с лёгкой иронией произнесла, – Ну и куда на этот раз?

Светка в институте была той ещё оторвой. Парни и не только, гулянки, дискотеки, пьянки в общаге – вот очень неполный список её развлечений во время учёбы. Благодаря этому несколько раз была на грани отчисления, но четвёртый размер груди с огромным декольте делали своё дело, сражая наповал своей магической мощью нестойких к женским чарам преподавателей на пересдаче. И возвращалась оттуда Светка всегда вальяжно помахивая заполненной зачёткой в воздухе, гордо заявляя – “Сиськи – сила!”

Алиса порой восхищалась этой её вечной лёгкостью и непосредственностью, прекрасно зная, что та далеко не дура. Особенно от этого её веселила Светкина любимая фраза – “Сиськи есть, ума не надо”.

– Ха-ха, – сказал телефон голосом Светки, – я такая предсказуемая, да?

– Ну, ты или про козла очередного, пожаловаться звонишь, или зовёшь в бар, чтобы сбросить груз бывших отношений. – ответили Алиса. – На козла ты жаловалась вчера, логично, что сегодня по плану бар.

– Эх, дорогая, – растроганно произнесла та, – если бы мужики меня понимали так как ты.

– Ладно, – хмыкнула девушка – давай ближе к телу.

– Окей, подруженька, – голос Светки тут же стал деловым, – сегодня в девять, бар “Зион”.

– Это же стриптиз клуб, опять куча мужиков будет, нормально спокойно не посидим. Будет клеится каждый второй. – фыркнула девушка.

– Ага, ага, – довольно ответила Алисина собеседница, – будет из чего выбрать.

“Не успела насчёт одного козла поплакаться, – недовольно подумала Непридумова, – уже нового ищет”. – Но вслух конечно сказала другое, – Ну ладно, чёрт с тобой.

– Ты в деле?

– В деле. – Вздохнула обречённо Алиса.

– Класс! – Добившись своего Светка тут же отключилась, а девушка положила телефон обратно на стол, скептически покачав головой. Искать серьёзные отношения в клубе, по мнению Алисы было дело глупее некуда, но Светка, словно растеряв весь свой ум, упорно совершала одну и ту же ошибку. Хотя может это был такой, своего рода мазохизм?

В этот момент дверь кабинета распахнулась и к ней ввалилась невысокая дама в аляпистом, слишком сильно обтянувшем поплывшую фигуру платье, тут же подскакивая к столу и жадно впиваясь глазами в лежащую там анкету.

– Ольга Геннадьевна, – ровным тоном, стараясь не сорваться на грубость, произнесла Непридумова, – сколько раз мне надо вам напоминать, чтобы вы сначала стучались, прежде чем вламываться в мой кабинет?

Изотова была одной из двух её подчинённых, и самая, наверное, неприятная: жадная, завистливая, патологическая сплетница. О, эпитетов, весьма нелицеприятных, какими Алиса могла её охарактеризовать, было великое множество, но приходилось терпеть. Уволить её не давал директор, из каких-то своих ностальгических чувств. Геннадьевна тоже была из первых сотрудников фирмы.

Впрочем, это не мешало директору раз за разом брать на должность начальника кадров человека со стороны. Хватало умы не повышать Изотову, иначе подбор кандидатов тогда шел бы исключительно по принципу личных симпатий, а не оценки их деловых качеств.

– Алиса Сергеевна, ну интересно же, что за новый кандидат у нас, – нимало не смущаясь, та продолжала сканировать лист с фотографией, – говорят мужчина видный и неженатый.

Непридумова только вздохнула. Ольга Геннадьевна тоже, не смотря на свои сорок, замужем не была, видимо не находилось смельчака связать себя узами брака с этой змеёй. После чего чуть пододвинула анкету к женщине, тут же жадно её схватившую, добавила, – Раз так интересно, заодно и оформите трудоустройство. От сегодняшнего дня. Павел Петрович особо об этом просил.

– А сам, – Геннадьевна мельком взглянула в анкету, – Игорь Владимирович?

– Должен подойти, – ответила было Алиса, но в этот момент позвонили с проходной. Опустив трубку, она кивнула подчинённой, – А вот собственно и он, сейчас будет.

В этот момент образы в голове подчинённой стали настолько яркими, что девушка непроизвольно поморщилась. Подумав, что Геннадьевне явно не хватает тех трёх дилдо, что она держит у себя дома.

Тут у Изотовой проскочила мысль о четвёртом резиновом друге, которого она видела в сексшопе неподалёку и Алиса закивала головой, мысленно приговаривая, – “Тебе надо, надо”.

В этот момент кабинет вошел весьма моложаво выглядящий мужчина. Даже и не скажешь, что слегка за сорок. В жизни он явно был лучше чем на фото.

– Добрый день дамы. – с легкой полуулыбкой обозначил он полупоклон, – Безменов Игорь Владимирович.

"Да знаем мы как тебя зовут", – подумала про себя Алиса, но в ответ заставила себя улыбнуться, – Очень приятно, Алиса Сергеевна, начальник отдела кадров.

– А меня – Ольга Геннадьевна, – тут же подскочила Изотова, хищно вперившись взглядом в мужчину.

“Хорошая краля”, – услышала она мысли смотревшего на неё мужчины, а затем поймала промелькнувший образ её же, но без одежды. Вздохнула незаметно, подумав, что все мужики одинаковы. Но этот, по крайней мере, ей даже слегка польстил. Её грудь в мимолётной фантазии Безменова была больше реальной на размер, а то и полтора.

– Ольга Геннадьевна оформит ваши документы, – ровным голосом произнесла Непридумова.

Мужчина взглянул на женщину рядом и хоть, и продолжал вежливо улыбаться, но сквозившее в мыслях пренебрежение и даже презрение, не дали девушке обмануться. Тут она могла сказать точно, что Геннадьевне с ним не обломится.

Пока её подчиненная без умолку трещала и норовила ненароком коснуться Безменова то монументальным бедром, то не менее монументальным бюстом, Алиса внимательно разглядывала нового зама по финансам.

Высокий, без намёка на пивной живот, которым так грешат мужчины к сорока годам, мужчина явно занимался спортом.

“Интересно, каким? – подумала Алиса. – Одет в дорогой костюм, рубашка оттутюжена. По анкете разведён, живёт один. Хм, кто их гладит: сам, мама или домработница?

Голубоглазый…”

Алису голубоглазые привлекали, вот только чувствовалась в поведении Безменова какая-то натяжка. Словно что-то не давало ему полностью расслабиться, держа в напряжении. Впрочем, он только устроился на новую работу. Вполне возможно, что сознательно не дает себе слабины, пока выстраивает взаимоотношение с новыми коллегами.

Он уже вышел, ведомый Геннадьевной, из кабинета, а Алиса всё никак не могла выкинуть его из головы.

* * *
– Ну что, Игорюш, с должностной ознакомился, желания сбежать не появилось? – Заулыбавшись, директор поднялся из-за стола навстречу зашедшему в кабинет Безменову.

– Ну что вы, Павел Петрович, готов взвалить на себя любую ношу, – тоже с улыбкой ответил тот.

Сазонов крепко пожал протянутую руку, коснувшись плеча, почти насильно усадил в стоявшее чуть в стороне кресло подле журнального столика, сам сел в соседнее, позвал, – Полиночка, зайди.

Появившейся в дверях секретарше распорядился, – Принеси-ка нам… – он повернулся к новоиспечённому заму, – Игорёк, ты чего пьёшь, чай, кофе?

– Я бы кофе, – мужчина повернулся к девушке, внимательно слушавшей обоих руководителей, – если можно, Американо.

Та кивнула, – Сделаем, Игорь Владимирович, – повернулась к директору, – а вам, Павел Петрович?

– Чайку, Полиночка, чайку.

Отпустив секретаршу, он снова довольно посмотрел на Безменова, пробасил, – Ты Игорь, молодец, я всегда отцу твоему говорил, что с тебя толк будет. Правильно что в кадетку не пошел, не послушал его. Там, конечно, на глаза слугам дворянского рода попасться шанс выше, и к роду какому-то в услужение прибиться, но без дара, даже самого мизерного, лучше туда не соваться. Слугой не станешь, а челядью… ну, ты моё мнение знаешь, я лучше здесь директором предприятия буду, сам по себе, чем каждый день пинки да тычки терпеть.

– Дядя Паша, – в отсутствии посторонних, по свойски обратился, с хитринкой в голосе, Безменов, – так ведь предприятие-то тоже не само по себе. Собственность рода Вяземских, насколько помню.

– И что? – ответил, ничуть не обидевшись на такую фамильярность Сазонов, – покуда мы исправно прибыль приносим, я не то что собственника, даже слуг его не вижу. Да им и резона нет к нам ездить. Отчетность вся в порядке, всё кристально чисто, ни арбитражей, ни штрафов, с налоговой полное взаимопонимание. Ну да твоё хозяйство, сам всё увидишь. Вот и получаюсь я вроде как и с хозяином, а вроде как и сам по себе. В общем скоро сам всё поймёшь.

Тут секретарша принесла заказанные кофе и чай.

Пригубив американо, Безменов кивнул, – Неплохо.

– Что, понравилось? – отметил директор, – кофемашину недавно взяли, я сам не разбираюсь, но Полина выбрала, сказала что хорошая.

– Вполне, – улыбнулся мужчина, затем спросил, – а эта начальница кадров, Алиса Сергеевна, давно у тебя?

– Что, понравилась? – прищурился Сазонов.

– Да нет, – поднял ладони, словно сдаваясь, в шутку, Безменов, – просто интересуюсь.

– Ну и зря, девка хорошая. Я бы и сам, ух, будь помоложе, – директор мечтательно вздохнул, но затем спохватился, – в общем смотри, ты парень неженатый, она тоже, так что, как и что – сугубо ваше дело. Главное, – тут Сазонов построжел, – не вздумай обидеть, она тут на своём месте. Чутье у неё на кандидатов. Пару раз в обход её рекомендаций брал, пожалел. Не поверишь, иногда одного взгляда на человека хватает. Начинаешь потом выяснять, и правда, человечек-то гаденький оказывается. Прямо магия.

Сазонов засмеялся, Безменов тоже, но как-то напряженно. Затем спросил, – Павел Петрович, а она точно не из этих?

– Да ну, – махнул рукой директор, – из самой обычной семьи. Школа, институт, восемь лет трудового стажа. Будь у неё дар, сидела бы она тут с простолюдинами?

– Ну да, – согласился зам и, замолчав, вновь поднёс кружку к губам.

Глава 2

Жизнь Алису не баловала. Двое старших братьев и сестра, отец электрик, мать домохозяйка. Понятно, что денег в достатке не было никогда. Даже район, где они жили никак иначе как “Зажопье” назвать было нельзя. Наркоманы, алкаши, маргиналы и люмпены всех мастей. Шприцы у подъезда, выброшенные из окон бутылки и презервативы, иногда трупы, которых находили утром, и только днём куда-то увозили, всё это составляло ту реальность в которой девушке приходилось жить.

И всё-таки она могла сказать, что её детство было счастливым. Семья была дружной, отец – крепкий рукастый мужчина, несмотря на все тяготы и невзгоды не озлобился, не спился, а мать не превратилась в задёрганую визгливую истеричку. Детей своих они действительно любили.

А ещё, лет с шести, Алиса начала чувствовать эмоции и желания окружающих людей. И это происходило так естественно, что в первый раз, “услышав” тепло и ласку идущие от матери, она ничуть не удивилась, восприняв как должное. Ну а потом желания поделиться с кем-то своими умениями у неё тем более не появилось, ведь это стало её тайным оружием.

Она всегда распознавала, когда шкодливые братья пытались устроить какую-то каверзу, подшутить или обмануть. Со временем эти чувства только усиливались. Несколько раз, уже подростком, это спасало её от самых натуральных маньяков. От их липких, жадных, похотливых желаний, Алису буквально передёргивало, бросая в холодный пот, и она вовремя успевала убежать или спрятаться. Один раз это чувство было настолько сильным, настолько нестерпимо было желание неизвестного в черной куртке с глубоко надвинутым на голову капюшоном, что девочка буквально увидела себя в его мыслях, как он грубо срывает с неё одежду, насилует и убивает, втыкая нож снова и снова, а затем прочитала и мысль, полную ненависти и ругательств. Тогда у неё произошел самый натуральный прорыв. Хоть она и просидела после этого неделю безвылазно дома, боясь даже подойти к окну, но с тех пор могла не просто ощущать эмоции, но даже видеть и слышать мысли людей которые лежали на поверхности их сознания.

* * *
Светка ждала Алису на углу Пятницкой и Вишняковского, в паре сотен метров от Алисиной работы, гордо игнорируя цепляющиеся за неё мужские взгляды. Короткое синее обтягивающее платье подчёркивало фигуру, которую совершенно не скрывал тонкий, не по погоде распахнутый, плащ. Невольно девушка залюбовалась подругой.

Идеальный пепельный блонд до лопаток, профессиональный макияж и причёска с умело подобранными украшениями, – полный набор дамы, вышедшей на охоту за респектабельными мужиками.

Невольно в душе позавидовав подруге, Алиса, однако, понимала, что не готова жить жизнью блогерши, стримерши и сетевой модели. Слишком, в её понимании, это близко к банальной проституции. В свою очередь Света тоже не понимала Алисино желание работать за одну зарплату. Она честно пыталась обрисовать какие донаты та сможет собирать, всего лишь засветив на секунду, словно бы случайно, трусики или, даже не весь сосок, а так, половинку, на раскрученном канале, полном готовых платить задротов, в жизни боящихся к девушке даже подойти. А уж если поймать на приваты кого-то из благородных, то и вовсе будешь купаться в деньгах.

Но Алису все эти аргументы совершенно не убеждали, и каждая из подруг так и оставалась при своём мнении, каждая считая другую глупенькой дурочкой. Впрочем, дружбе это не мешало.

– Классно выглядишь! – подружки чуть коснулись щеками, в ритуальных поцелуйчиках, а затем, отстранившись, Светка оглядела критичным взглядом Алисин наряд.

– Нет, подружка, в таком, нормального мужика ты не отхватишь, – заявила она.

– И накой он мне? – традиционно отшутилась девушка, – готовить, убирать и посуду мыть? Так я это и сама могу.

– Эх, учу тебя, учу, – с нарочитым осуждением покачала головой Светка, – ну какая уборка, какая готовка, мужик в доме нужен для денег. Чтобы подарки дарил, в жаркие страны возил, машины дорогие покупал. Вот ты сейчас на чём ездишь?

– На “Соларе”, – с легким недовольством в голосе произнесла Алиса, прекрасно чувствуя настрой подруги. Поймала её, полную превосходства, мысль и тяжело вздохнув, принялась стоически терпеть очередные нравоучения.

– …А был бы мужик нормальный, давно бы каталась как я, на “Империале”. – Закончила та свою речь.

– Светка, ты заиграешься, – бросила острый взгляд на подругу девушка, – “Империал” тачка для благородных. Пусть и самый нижний сегмент, но даже за владение такой, без поручительства кого-то из магов, ты рискуешь крупно нарваться.

– А кто тебе сказал, – хитро прищурилась та, – что этого поручительства нет?

Напрягшись, Алиса чуть глубже просканировала мозг подруги и внезапно поняла, что та, действительно не врёт, и насчет машины и насчет мага. Даже его слегка размытый образ в мыслях Светки уловила.

– Добилась, значит, своего, – ровным голосом произнесла, испытывая какую-то досаду, от того, что так и не смогла отговорить ту от этой идеи. – Это ты горечь расставания с ним в клубе идёшь утолять?

– Нет конечно, – беспечно отмахнулась Светка, – Эдуард не мой парень, мы просто встречаемся периодически. Нет, вовсе не для секса, – спохватившись, уточнила она, но Алиса и так уже успела это прочитать в её мыслях, поэтому просто кивнула головой, показывая, что верит.

– Ему просто нужно с кем-то по душам поговорить, поделиться наболевшим. В своём круге нельзя, сама знаешь, среди благородных слабость показывать не принято. Но я – другое дело. – Она гордо вздёрнула голову, давая волосам качнуться волной. – Ему со мной комфортно и спокойно. Вот за это он и дарит мне то что я хочу.

– Смотри только у себя в блоге об этом не протрепись, – предостерегла Алиса, всё ещё чувствуя неопределённую тревогу. – Какой бы он ни был, он благородный и такого позора не стерпит.

– Не дура, чтобы о таком в сети трепаться, – снисходительно ответила девушка, – да и знаешь, – она наклонилась ближе, почти касаясь губами Алисиного уха, зашептала, – иногда он такое рассказывает, что у меня аж внутри всё замирает. Все эти войны между благородными… Помнишь, месяц назад всё верхушку нефтяной компании расстреля…

Но тут, успев понять заранее, что Светка хочет произнести вслух, девушка быстро закрыла ей рот ладонью и прошипела яростно, стараясь прикрыть лёгкую панику, посетившую её, – Сдурела?! Слышать такого не хочу. И никому, слышишь, никому про такое не болтай, сама тоже постарайся забыть. Узнают, прибьют – пыли не останется. Первым, кстати, этот твой Эдуард и прибьёт. Я вообще удивляюсь, как ты до сих пор жива. Другой давно бы тебя… – и Алиса красноречиво чиркнула большим пальцем по горлу.

Посмотрев в расширившиеся от испуга глаза подруги, Светка, нахмурилась и буркнула, – Эдик не такой.

На что Алисе оставалось только тяжело вздохнуть. Всё-таки, иногда, жадность у подруги наглухо отбивала чувство самосохранения. Оставалось надеяться, что этот маг и правда окажется чуть лучше остальных представителей благородной братии и не пришебёт дурёху как только перестанет в ней нуждаться.

В вопросах взаимодействия с благородными, она была согласна с собственным директором, – чем меньше с ними соприкасаешься, тем спокойнее живёшь. А Светка, сама совала голову в пасть льву и ничего опасного в этом не видела.

– Ладно, давай уже в клуб, – чуть поёжившись, произнесла Алиса, стараясь забыть самой, о том, что успела подсмотреть в голове подруги.

* * *
Сняв верхнюю одежду в гардеробе на первом этаже, обе девушки поднялись по лестнице наверх, всё яснее различая доносящуюся из клуба громкую музыку. Оказавшись внутри, оглядели почти пустой зал, с немногими занятыми диванчиками, скучающего за оборудованием диджея и длинную барную стойку идущую вдоль танцпола.

Подойдя к бармену, Светка постучала по барной стойке, привлекая его внимание, и показала 2 пальца, крикнув, – Два мартини, со льдом!

Кивнув в ответ, тот быстро достал широкие бокалы, щедро сыпанул колотого льда, плестнул тягучей, с лёгким перламутровым оттенком жидкости, и украсив напоследок долькой лайма и трубочкой с зонтиком, передал девушкам.

Опустившись на идущий вдоль противоположной стены диван, Светка отточенным движением закинула ногу на ногу, чуть покачала в воздухе соскользнувшей с пятки и повиснувшей в воздухе туфлей, после чего надев ту обратно, надула губы и аккуратно прикоснулась к трубочке, отпивая из бокала.

– Ну, рассказывай, чего нового. – Посетители ещё только прибывали, достойных кандидатур на горизонте не наблюдалось и Светка вяло принялась пытать подругу вопросами, не забывая, однако, одним глазом поглядывать на вход в зал.

– Тебе кратко или с подробностями? – усмехнулась Алиса, прекрасно понимая, что той просто скучно.

– Давай с подробностями, – махнула рукой Светлана, разочарованно провожая взглядом семейную пару средних лет, с какого-то перепугу приперевшуюся в ночной клуб.

– Ну, на личном фронте пока всё так же. Работаю там же. Дел по горло, штаты расширяем. Ах да, вот нового финансового директора приняли.

– Молодого, красивого и неженатого? – заинтересовалась Светка.

– Почти угадала, – усмехнулась Алиса, – на молодого не тянет, но на свои сорок два не выглядит.

– Респектабельный мужчина, – прищурилась та, – тоже вариант. Ты подумай Алис, подумай. Тем более должность. Не на “Империал”, но на хороший внедорожник раскрутишь. Кстати, как тебе самой он? Не заинтересовал?

– Не то чтобы заинтересовал, вернее заинтересовал, но скорее профессионально, – ответила Алиса, – но не скрою, интересный мужчина.

– Вот-вот, не теряйся. Мы, подруга, не молодеем, надо искать уже комфортабельную гавань со всеми удобствами.

На эту глубокомысленную сентенцию девушка только улыбнулась, у Светки всё чаще и на словах и в мыслях, нет-нет, но проскакивали размышления о семье, детях. Конкуренция в её бизнесе была жёсткой, молодые двадцатилетние девочки наступали на пятки и пока товарный вид не начал постепенно портиться, нужно было найти постоянный источник дохода в виде обеспеченного мужа.

Алисе было проще, от неё требовали профессионализма, а не красивой внешности.

В ожидании притока потенциальных ухажёров, они выпили еще по паре бокалов и Алиса почувствовала, как по телу распространяется приятное тепло.

Почувствовав короткий толчок в плечо, она обернулась, а Светка, зашептала, стреляя глазами в сторону присевшего на стул у барной стойки одинокого парня, – Смотри, вон тот, как тебе?

Парень, в свою очередь, тоже поглядывал на Светлану с плохо скрываемым интересом, но стоило Алисе отфильтровать общий шум и коснуться поверхностной мыслесферы того, как она тут же, с лёгким смешком, передёрнула плечами и сказала подруге, – Если тебя устроит разовый перепихон, то сойдёт. На одежду не смотри, я даже отсюда вижу этикетку выглядывающую из под пиджака. Пытается пыль в глаза пустить, а сам явно менеджер среднего звена.

– Жаль, – разочарованно произнесла Светка и принялась дальше сканировать зал.

Эту способность Алисы сходу определить, что у парня за душой, она просекла ещё во время учёбы в институте, чем активно и пользовалась.

Сидели они не совсем на виду, в более тёмном углу, куда почти не заглядывали крутящиеся над танцполом стробоскопы и могли спокойно разглядывать всех в зале, сами внимания почти не привлекая.

Из задумчивости Алису, которая часами могла поддерживать трёп ни о чём, параллельно размышляя о чём-нибудь своём, Светка вывела снова толкнув локтем, – А вон те трое, вроде прилично выглядят, в костюмах. О, и столик в ВИП зоне заказаный. Похоже при бабках. Посмотри, у одного пузико выглядывает, такое на заводе работягой не наешь. И, самое главное, без девушек.

Фыркнув от такой интерпретации лишнего веса, которым страдал один из вошедших, девушка присмотрелась к мужчинам и внезапно узнала нового финдиректора. Полумрак не мешал ей рассмотреть Безменова поподробнее и она отметила, что он одет в тот же костюм, в каком был на работе. Или не успел, или не захотел переодеться. То, что она и сама домой не забегала, придя в таком же рабочем наряде, она привычно в расчёт не брала.

Двое других ей были незнакомы, но судя по тому, как они с улыбкой хлопали Безменова по плечам и спине, между ними были, как минимум, дружеские отношения.

– Отмечают что-то, похоже, – поделилась Светка умозаключением, – главное чтобы не гомосеки оказались.

– Вон тот, в сиреневой рубашке, точно натурал, – ответила Алиса задумчиво, – по крайней мере меня в первую встречу активно глазами раздевал. – “И не только глазами, – подумала девушка, – в мыслях так почти трахнул”.

– Знаешь его? – живо, с интересом, повернулась Светлана.

– Ну, – развела руками та, – наш новый финдиректор, собственной персоной.

– Хах, – Светка хохотнула такому совпадению и вновь, с прищуром оглядела мужчин. Произнесла, после недолгой паузы, – Ладно, так и быть, отбивать его у тебя не буду. Что я за подруга тогда. Ну а что по тем двум сказать можешь?

Быстро просканировав лежавшие на поверхности мысли мужчин, Алиса хмыкнула про себя, пузатый как раз и оказался пассивным педерастом, а ещё каким-то начальником, в местной городской администрации, судя по обрывочным, мелькавшим в его голове кадрам. Второй мужчина, тоже ничего особенного не представлял из себя и явно был в подчинённом положении у пузана. Он улыбался и смеялся, но Алиса чувствовала проскальзывавшую в мыслях злость, каждый раз когда он смотрел на того.

– Боюсь, подруга, – ответила она, после вдумчивой паузы, – разочарую тебя. Тот пухлячок явно по мальчикам, а второй ни рыба, ни мясо, тоже толку с него не будет, тем более, там на пальце вроде и колечко мелькает, наверняка женат.

– Блин, – надулась Светка, – вот так всегда. – Встрепенулась, – О, смотри, твой, твой на нас смотрит.

Встретившись с Безменовым взглядом, Алиса неохотно кивнула, а мужчина поднялся, что-то сказал друзьям и с улыбкой направился к ним.

– Ну вот, – подумала девушка недовольно, – начинается.

Планов на этот вечер она строить не собиралась, не то настроение, да и вообще только ради Светки согласилась, но деваться было некуда и пришлось тоже растягивать лицо в вежливой улыбке.

Успев ещё до бара выпить с товарищами пару стаканов виски, Безменов походкой уверенного в себе мужчины, пересёк танцпол, пока пустовавший и галантно склонившись в поклоне произнёс, – Алиса Сергеевна, какими судьбами тут?

– Игорь Владимирович, то же могу спросить и у вас.

– Ну, мне скрывать нечего, – хохотнул Безменов, – празднуем повышение старого друга.

– Я так понимаю, вон того солидного гражданина, – показала она глазами на пузана.

– Ну да, – мужчина продолжал улыбаться, – Лёва у нас и вправду, солиднее некуда, скоро солидностью своей в дверной проём не пройдёт.

Тут в разговор решительно вклинилась Светлана, и уже через пару минут они сидели за столом впятером и непринуждённо болтали.

“И как это у неё получается?” – Думала Алиса, глядя как быстро подруга берёт в оборот обоих товарищей Безменова. Всего-то пара фраз, наклон головы, а затем контрольный разворот грудью, буквально примагнитившей к себе разом остекленевшие взгляды.

Причём даже от пузана, чего девушка не ожидала. С его-то наклонностями. Но, нырнув поглубже в воспоминания мужчины, что, в таком близком контакте давалось значительно легче, внезапно поняла, что зам городского главы, которого Безменов представил громким именем – Лев, хоть и любит пускать гостей на свой задний двор, но это исключительно представительницы женского пола.

С таким извращением Алиса встречалась впервые, но философски подумала, что всё когда-то бывает в первый раз и поставила в памяти зарубку, не забыть посоветовать Светке на первое свидание прихватить страпон. Тем более что Лев, быстро потеснив подчинённого, начал тут же активно обхаживать Алисину подругу, намекая на своё высокое общественное положение.

Правда Безменов, она это тоже подмечала, больше поглядывал на неё, задумчиво потягивая виски.

Часа через полтора, когда ей окончательно наскучило слушать источаемые Львом комплименты, которыми тот безустанно осыпал довольную Светку, а бар заполнился толпой дико шумящего народа, она извинилась и вышла на улицу подышать воздухом. Она не очень любила такие заведения, кроме того время близилось к часу ночи, а ей завтра рано вставать. Сегодня была только среда. Завтра рабочий день. Светка-то опять будет спать до обеда.

Вслед за ней вышел Безменов, вдохнул полной грудью, искоса посмотрел на молча разглядывающую звёзды на безоблачном ночном небе девушку, спросил, – Не помешаю?

– Нет, – лаконично ответила Алиса, продолжая наслаждаться относительной тишиной, после грохочущей как бешеная дискотеки.

– Тоже устали от всей этой суеты? – поинтересовался мужчина.

– Да. Наверное поеду домой. – Девушка взглянула на часы и потянулась за телефоном, – Вызову такси.

– А может, я вас подвезу? – Неожиданно предложил Безменов, – Вызову машину с водителем.

Алиса только фыркнула, слегка раздраженно, правда не вслух. Личный водитель – о таком она могла только мечтать, а топ-менеджеру компании пожалуйста, хотя он тут без году неделя. Но она топом не была, и вряд-ли когда-то будет. Поэтому, подумав пару секунд, кивнула, ответив, – Не откажусь, Игорь Владимирович.

– Можно просто Игорь, – улыбнулся тот, – хотя бы в нерабочей обстановке.

– Хорошо, Просто Игорь, – позволила она себе чуточку иронии в голосе, – так и быть, если исключительно вне работы то согласна.

Когда машина подъехала к Алисиному дому, девушка распахнула дверь, посмотрела ещё раз на сидящего рядом мужчину, за всю поездку сказавшего всего несколько фраз водителю, дав ей в тишине спокойно позалипать в окно на пустынные улицы и произнесла, – Спасибо что подвёз, Игорь, приятный был вечер.

– И для меня, – улыбнулся тот. Проводил взглядом точёную фигурку девушки, поднявшуюся по лестнице и зашедшую в подъезд многоэтажки, после чего скомандовал водителю, – Домой, Серёжа.

А Алиса, поднимаясь на лифте на свой девятый этаж, всё никак не могла понять, что же чувствует к ней этот новый финансовый директор. В этот раз способности её подвели, ни дав ни единого намёка, лишь эмоциональный фон, доброжелательный и, в то же время, холодный…

Глава 3

Будильник прозвенел в шесть. Поспать удалось всего часа четыре и поднявшись с постели, Алиса угрюмо поплелась в ванную. По дороге, морщась от сдавливающей виски боли, отщёлкнула из блистера пару таблеток от головы, закинула в рот, запила водой. Оставалось перетерпеть полчаса и мигрень, вызванная коротким сном и алкоголем, должна была отступить.

Приведя себя в относительный порядок, пошла на кухню, ставя чайник. Щелкнула пультом включая телевизор, новостной канал, с выпуском последних новостей. Его бубнёж позволял ей окончательно проснуться.

Уже отрезав кружок колбасы и бросив тот на хлеб, она внезапно выхватила из речи телеведущей знакомое название. Сделала погромче, внимательно глядя на кадры репортажа с места событий. А ведущая, меж тем продолжала, – Число жертв пожара в ночном клубе “Зион”, по последним данным, достигло шестидесяти пяти человек. Наш корреспондент находится на месте трагедии. Роман…

– Да, Юлия, – появившийся на экране молодой человек с микрофоном быстро заговорил, указывая рукой себе за спину, – большая часть пожарных машин только что уехала, но сотрудники МЧС продолжают искать выживших. Число жертв предварительное но, как говорят спасатели, может ещё увеличиться…

В этот момент в кадр ворвалась растрёпанная девушка со следами сажи на лице и одежде, завопила истерично всхлипывая, – Это всё маги, ма…

Подскочивший сзади сотрудник полиции быстро зажал ей рот и уволок в сторону, а камера, дёрнувшись в её сторону, вновь вернулась к репортёру, что, натянуто улыбнувшись, пару раз кашлянул, а затем продолжил, – Причины пожара пока устанавливаются, но предварительно озвучено, что возгорание могло произойти из-за неисправности проводки…

На этом моменте Алиса вырубила звук, оставляя парня молча раскрывать рот, с холодком пробежавшим по телу вспоминая, что Светка-то оставалась в клубе. Найдя телефон, принялась торопливо тыкать кнопку вызова, молясь чтобы подруга оказалась жива. Наконец, после очередного гудка в трубке прорезался сонный Светкин голос и Алиса облегчённо вздохнула, спросила, – Ты как, всё нормально?

– Да нормально, что в такую рань звонишь? – пробурчала недовольно та. На заднем фоне послышался ещё один голос и Светка произнесла, чуть глуше, – Нет, это Алиса. Да, спи.

– А ты где? – спросила она вновь.

– У Льва, мы уехали почти сразу после вас.

– Ну тогда ладно. – Успокоенно выдохнув, девушка положила телефон на стол, затем перевела взгляд на экран, где камера медленно двигалась вслед за сотрудниками МЧС по помещениям клуба.

Вот только картинка увиденная Алисой мало была похожа на обычный пожар. Барная стойка не просто была обгорелой, она была разнесена словно взрывом. Она вспомнила истошный крик девушки и в который раз поёжилась. Маги были тем о чём нельзя было говорить. Запрет, табу. В газетах, на телевидении, в интернете. О них не упоминали, словно их не было вовсе. Хотя буквально каждый понимал, кто действительно управляет всем и вся. Но одно дело понимать, другое дело рискнуть о таком заявить вслух. Смельчаки, как правило, быстро пропадали и их больше не видел никто и никогда.

Простолюдинам было запрещено лезть в какие-либо дела магов и магических родов. Посчитав себя оскорблённым благородный дворянин мог тут же на месте испепелить подлых людишек, не особо считая их количество. А оскорбить могло что угодно, от взгляда до жеста.

Слава богу эти два совершенно разных мира пересекались редко. Но если пересекались, то часто всё происходило как в случае с “Зионом”.

Алиса готова была поклясться, что кому-то из отпрысков благородного семейства захотелось посетить, исключительно новых ощущений ради, с друзьями плебейский стриптиз-клуб. А затем что-то не понравилось или не устроило и больше шести десятков людей расплатилось за это своими жизнями.

Они были двумя мирами и первый безраздельно властвовал над вторым.

* * *
На работу она приехала в препоганом настроении. Ещё и опоздала, простояв в утренней пробке.

Стоило только забежать в кабинет, вешая пальто в шкаф, да быстрее включая компьютер, как зазвонил телефон на столе.

– Непридумова, – рявкнула в трубку Алиса, прыгая на одной ноге, судорожно пытаясь с другой снять сапог.

– Это Полина, – произнесла трубка голосом директорской секретарши, – Алиса Сергеевна, поднимитесь к нам, Павел Петрович ждёт.

– Сейчас буду, – ответила девушка, бросив трубку, упала в кресло и уже двумя руками с проклятиями сдёрнула плотно сидевшую на ногах обувь.

– Павел Петрович. – Спустя пару минут она была уже у кабинета, постучав и приоткрыв дверь.

– Заходи Алиса, – ответил тот, призывно махнув рукой. Утренняя производственная планёрка уже прошла и повсюду на приставном столе в беспорядке валялись бумаги, которые секретарь ещё не успела прибрать.

Войдя, девушка внезапно увидела сидящего справа от директора Безменова, что тут же приветственно кивнул ей. Выглядел он до отвращения свежо и бодро, словно не пьянствовал вчера в баре допоздна.

“Наверное и голова с утра не болела”, – слегка позавидовала финдиру Алиса, и от этого ещё больше разозлилась.

Сев слева от шефа, напротив Безменова, всем своим видом показала, что внимательно слушает.

– Значит так, Алиса, – Сазонов взял со стола папку с документами и протянул девушке, – мы тут с Игорем, – он кивнул в сторону продолжавшего молча сидеть финдира, – посовещались и он считает, что финансовый департамент у нас чрезмерно раздут.

– Да, – взял слово Безменов, – часть операций я в любом случае возьму на себя, поэтому парочку должностей можно будет безболезненно убрать, всё-равно функционал слишком размытый, ну а часть сотрудников просто не соответствует занимаемой должности, либо в силу возраста уже не может нормально свои обязанности исполнять.

– Вот что значит свежий взгляд, – развёл руками Сазонов. Было видно, что идея предстоящего сокращения не слишком нравится, но смириться с ней он уже успел, видимо новый финдир был очень убедителен.

Без особого удовольствия Алиса папку приняла, раскрыв посмотрела на первый лист.

– Это новое штатное расписание, – пояснил тут же Безменов выпрямившись на стуле и слегка наклонившись над столом, чтобы лучше видеть.

Внимательно рассмотрев несложную блок-схему, она сначала бросила короткий взгляд на шефа, затем в упор посмотрела на финдира. – Вы говорили про парочку должностей, а здесь как бы не половина всего департамента?

Тот снисходительно улыбнулся, – Потому что мне прекрасно видно, что тот функционал, что может делать один сотрудник, здесь делало трое. Это лишняя финансовая нагрузка на предприятие и передутый АУП. Пусть лучше вместо десяти останется пять, но это будут молодые зубастые специалисты работающие со стопроцентной отдачей.

– Значит старые вас уже не устраивают? – наклонила голову вбок Алиса.

– Честно? – переспросил Безменов, – Нет. Они привыкли работать в том темпе, который меня абсолютно не устраивает.

Ища поддержки, она попыталась было обратиться к директору, – Павел Петрович…

Но тот лишь устало вздохнул, – Мне и самому, Алиса, не слишком всё это приятно, сколько лет с людьми проработали, но тут Игорь прав, АУП сильно раздут, раньше мы справлялись куда меньшим числом.

– Раньше и производство в три раза меньше было, – возразила Алиса.

– Всё, разговор окончен, – произнёс Сазонов начиная сердиться, это было видно по заигравшим на лице желвакам, – Алиса Сергеевна, извольте оформить все документы и в кратчайшие сроки людей уведомить. Мне по выполнении доложить.

Спорить дальше было бесполезно и даже вредно, по имени-отчеству к подчинённым шеф обращался только в случае сильного недовольства, поэтому девушка, сложив папку, только молча кивнула и также молча вышла из кабинета, плотно прикрыв за собой дверь.

– Переживает за коллектив? – чуть улыбнулся Безменов, – когда они с директором, остались одни.

– Как и я, – кивнул Сазонов, – но ничего, делать свою работу это ей не помешает.

* * *
– Алиса, можно к тебе, – заглянула в кабинет худощавая женщина.

Это была Мария Петровна, сотрудница финансово-экономического департамента. Несмотря на разницу в возрасте, отношения межд ними были ближе к приятельским, чем просто рабочими. К сожалению, под сокращение попала и она тоже.

Уведомления для всех пятерых уже лежали на столе Непридумовой, оставалось только вручить. И вот это и было самым тяжёлым. Если бы это были бездельники, лодыри, хитрецы, занимавшиеся ИБД, нарушители трудовой дисциплины, её рука бы не дрогнула. Но тут, кого в списке на увольнение не возьми, то сотрудник с огромным опытом. Да, часть из них была предпенсионного возраста, но нареканий к их работе ни у кого из прежних руководителей никогда не было. Пока не пришел Безменов…

“Новая метла, – подумала Алиса, – но всё-равно, как-то чересчур”.

– Да, конечно, проходите, – девушка кивнула. У женщины глаза были на мокром месте, поэтому сомнений в причине её визита не было. Похоже новый финдир не стал дожидаться официального уведомления, лично доведя новость о сокращении до всех своих сотрудников.

– Меня увольняют… – произнесла женщина, чуть не плача. – Мне ведь три года до пенсии осталось… Весь департамент гудит, все сидят как на иголках. Сейчас меня вызвал новый начальник и сказал, чтобы я написала по собственному желанию. Сказал, что я не подхожу в его команду по профессиональным качествам, – женщина всхлипнула.

“Вот мудак, – подумала Алиса, – говорили же про сокращение. Там всё-равно, два месяца пока доработаешь, можно место поискать, и потом, на бирже труда еще месяца три по среднему получать, а он вон как решил, людей по собственному заставить”.

– Значит так, – решительно произнесла Непридумова, – Мария Петровна, надеюсь заявление написать не успели?

Та только молча покачала головой, вытирая набежавшие слёзы.

– И не пишите, в любом случае уведомления о сокращении уже готовы. Если будете действовать по закону, ещё пять месяцев у вас будет для поиска новой работы.

– Спасибо, Алис, – произнесла та, постаравшись улыбнуться, – что бы я без тебя делала.

– Или, – добавила девушка, – если нашему новому финансовому директору так срочно надо освободить места, требуйте увольнения по соглашению сторон с выплатой тех же пяти средних зарплат. Только именно требуйте, не поддавайтесь ни на уговоры, ни на угрозы.

Когда женщина ушла, начальница отдела кадров смогла только поморщиться. Она прекрасно знала, как кадровики “любят” брать на работу сотрудников предпенсионного возраста. Всем подавай молодых. Пять месяцев были для Петровны всего лишь отсрочкой и хорошо если удастся потом хоть на какую-то низовую должность устроиться. Но о такой зарплате, которая была у неё здесь, однозначно стоило забыть. Непридумова регулярно мониторила рынок зарплат и вакансий, чтобы понимать это абсолютно точно.

Уже в обед, дожидаясь лифта, она вновь столкнулась с Безменовым. Зайдя вместе с ним внутрь, она невольно напряглась, больно от мужчины веяло резкой смесью раздражения, недовольства и даже какой-то злобы, но проследила как тот нажимает кнопку первого этажа и немного расслабилась. Впрочем, только немного.

Дождавшись, когда двери сомкнутся, Безменов, не глядя на неё, спросил, – Играете против своих?

Тон мужчины был сухим и ровным, но Алиса легко читала в его мыслях буквально пульсирующее яростью – “Да как она посмела! Что о себе возомнила?!”.

Невольно отодвинувшись в сторону, насколько это позволяла кабина лифта, постаралась так же спокойно ответить, – Не понимаю о чём вы.

– Всё вы прекрасно понимаете, Алиса Сергеевна, – он повернулся к ней, с злой кривой ухмылкой на лице, – четверо из списка на увольнение уже готовы были написать заявление по собственному, но внезапно резко поменяли своё решение и теперь настаивают или на процедуре сокращения или на соглашении с выплатой зарплаты за пять месяцев. А потом я узнал, что перед этим одна из них ходила, какое совпадение, в отдел кадров. Не хотите пояснить мне, как так вышло, а, Алиса Сергеевна?

Внезапно, от тона, с каким с ней разговаривал финдир, в девушке вдруг проснулась холодная злость.

“Отчитывает меня тут как девочку, – зло, в свою очередь, подумала она, – а не пошел бы, куда подальше!”.

– Пояснять, Игорь Владимирович, – ледяным тоном произнесла Непридумова, – я вам ничего не собираюсь. Директор, если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, чётко сказал, подготовить уведомления и запустить процедуру сокращения. И я так и собираюсь сделать. А ваша личная инициатива меня никаким боком не касается.

Пободавшись взглядами с упрямо набычившейся начальницей кадров, Безменов отвернулся, хмыкнул, сказал спокойней, – зарплата этих работников за пять месяцев, сумма весьма приличная. И она упадёт на убыток предприятия. По вашей, между прочим, вине.

– До вашего прихода сюда, – ответила Алиса, – это убытком не считалось.

– А теперь, – выделил мужчина последнее слово, – считается. И я хотел этот убыток минимизировать. Но, видимо, придётся увольнять их по соглашению. – Он покосился на Непридумову, – Теперь придётся идти к Павлу Петровичу, согласовывать. Не вам, заметьте, а мне.

– А почему бы им не дать спокойно доработать два месяца? – поинтересовалась Алиса, немного успокаиваясь. Злоба и негатив у финдира почти прошли, а в мыслях и вовсе пару раз проскочило невольное восхищение её хитростью и даже какой-то намёк на уважение.

– Мне не нужны бездари и пенсионеры вокруг себя, – ответил тот, – мне нужна команда, которая будет работать. Так как надо мне.

– Ну тогда это только ваши проблемы, – как можно равнодушнее пожала плечами девушка, – а я нарушать трудовое законодательство не собираюсь.

– Да, да, я уже понял.

Двери лифта раскрылись и они вышли в фойе здания.

– Вы на обед? – вдруг совершенно спокойно поинтересовался мужчина, словно и не было только что этого разговора на повышенных тонах.

– Да, планировала, – лаконично ответила Непридумова, желая побыстрее отвязаться.

– А, если не секрет, куда ходите?

– У вас же водитель, – девушка вновь начала злиться, нетерпеливо ожидая, когда он наконец отстанет, – отвезёт в любой ресторан.

– Он у меня на сегодня отпросился, по семейным вопросам.

– О как. Что-то я не помню, чтобы он брал отгул.

– Я его так отпустил, – улыбнулся Безменов, – зачем лишние бумажки.

– Ну да, ну да, – покивала Алиса, развернулась к нему на каблуках, подошла. В этих сапогах она была почти вровень с ним, поэтому получилось смотреть прямо в глаза, не задирая голову, произнесла, – Вы, Игорь Владимирович, я смотрю, вообще не любитель соблюдать хоть какой-то порядок. Захотели уволить, и люди должны тут же встать и уйти. Захотели отпустить – отпустили, а ведь он числится на работе. А если с ним случится что? Как будем доказывать, что он не был на работе в это время? Это, к вашему сведению, тоже потенциальный риск и убытки предприятия.

– А вы красивая, – внезапно произнёс Безменов, заставив девушку замолчать и чуть приподнять вопросительно бровь. – Особенно когда злитесь. – Он улыбнулся.

Отступив на шаг, Алиса нахмурилась, ответила, – А вы чересчур самоуверенны.

– Какой есть, – он улыбнулся ещё шире.

– И ловко переводите темы. Ладно, чёрт с вами, – она развернулась, вновь направляясь к выходу, чуть приостановившись, бросила взгляд через плечо на продолжавшего стоят мужчину, – так вы идёте или нет?

Вот только ресторанчик, на втором этаже здания, неподалёку, куда она всегда ходила на обеде, неожиданно оказался закрыт.

Остановившись возле кучкующихся на улице официантов, находившихся в каком-то подавленном состоянии и молча куривших одну сигарету за другой, она негромко поинтересовалась причиной закрытия. Безменов, сопровождавший её всю дорогу, коснулся аккуратно её руки и ненавязчиво показал на явно принадлежавший кому-то из магов джип, припарковавшийся прямо на газон перед зданием.

Догадку подтвердил один из официантов, чьё лицо было Алисе знакомо, частенько её столик обслуживал именно он, сообщив, что пару месяцев назад в ресторане упала выручка и теперь приехал контролёр от хозяина.

Понятное дело, ничего от этого визита хорошего никто не ждал, но то, что случилось дальше, Алису и вовсе повергло в шок.

Внезапно раздался дикий крик, а затем на асфальт, в каких-то паре метров от них, с глухим стуком, врезалось тело, словно манекен неестественно вывернув руки и ноги.

– Твою мать, – шокировано прошептал кто-то, а затем официанты, разом побелев, дружно попятились.

Повёрнутая на бок голова человека, с застывшей на лице гримасой ужаса, остановившимся взглядом смотрела прямо на Алису и та узнала директора ресторана. В каком-то ступоре она всё стояла и смотрела, словно загипнотизированная, на него, а затем, внезапно случилось то, чего она не ожидала сама, она “увидела” его последние минуты жизни. Незнакомое, дико перекошенное, буквально брызжущее слюной лицо последнего с кем директор общался, какие-то обрывки фраз, затем подъем на лифте и выход на крышу. Снова короткий разговор, а затем рывок за одежду и вот уже стремительно приближающийся асфальт…

– Алиса! – рывок за руку выдернул её обратно в реальность. Она взглянула расширенными глазами на Безменова и тот снова дернул её за собой, буквально отдирая от асфальта словно приклеевшиеся ноги девушки. – Уходим, быстрее.

Вначале медленно, затем всё быстрее она начала перебирать ногами, но мысленно, она была всё ещё там, в последних мгновениях ещё одной жертвы магов, о которой завтра будут говорить исключительно как о самоубийце.

Глава 4

Припарковавшись у входа в фитнес-клуб, Алиса достала с заднего сидения сумку, закинула на плечо и почти бегом рванула к дверям. Занятие должно было начаться уже вот-вот, а ей надо было ещё переодеться.

Слегка запыхавшись, она остановилось у стойки администратора и, бросив сумку себе под ноги, протянула карточку клуба, – Я к Ксении, – опёрлась о край столешницы, ожидая, когда найдут её учётку.

– Ой, – внезапно произнесла администратор, глядя на экран, – а Ксения больше у нас не работает, ей срочно пришлось уехать.

– Да? – Алиса даже немного расстроилась от такого известия. Стиль работы далеко не каждого тренера ей нравился и Ксения была приятным исключением. Может там и личное обаяние работало, та была девушкой приятной в общении, весьма отзывчивой и внимательной. В общем известие, что придётся снова методом проб и ошибок искать нового тренера, девушку не обрадовало.

– К сожалению. Но, знаете, – администратор взглянула на Непридумову, – я могу предложить практически такой же фитнес, только тренер будет мужчина.

– А он вообще как? – с лёгким сомнением в голосе переспросила Алиса. В её представлении фраза о мужчине, ведущем фитнес для женщин, была неким оксюмороном, либо это должен был быть очень “странный” мужчина.

– Не беспокойтесь, – одними губами улыбнулась девушка в униформе клуба, – Роман у нас недавно, но уже успел зарекомендовать себя только с положительной стороны. Кстати, часть вашей группы на прошлом занятии уже с ним занималась и сегодня пришли снова.

Из трёх занятий в неделю, Алиса стабильно попадала на два, каким-то днём приходилось жертвовать в угоду работы, поэтому не мудрено было, что она не была в курсе всех этих перестановок.

Быстро переодевшись, она успела, проскочив тренажёрку с накачанными потными мужиками, любовно разглядывающими в зеркало свои бицепсы и трицепсы, забежать в зал для фитнеса ровно тогда, когда высокий светловолосый, гладко выбритый парень, стоя перед шестью девушками, улыбнулся и произнёс, – Всем добрый вечер.

Увидев Алису, он кивком позвал её, затем добавил, – Вижу сегодня у нас ещё появились новенькие, которые со мной незнакомы. Тогда представлюсь снова. Меня зовут Роман, я профессиональный тренер, фитнес у женщин веду, в общей сложности, более пяти лет. Знаю, что большинство из вас ходило к Ксении. С её методикой работы я ознакомился, поэтому постараюсь быть не хуже. А теперь попрошу представиться тех, кто у меня сегодня первый раз.

Парень посмотрел на одну из девушек стоящих перед ним и та, чуть с заминкой, даже слегка зардевшись, представилась – Анна. – Он перевел взгляд на Непридумову, – Алиса, – ответила та, внимательно разглядывая нового тренера.

Впечатление он производил приятное. В отличии от вечно пялящихся на обтянутые леггинсами задницы девушек мужиков из тренажёрки, Роман был без татуировок, бороды и кольца…

Почему отметила последний пункт, она и сама не поняла, но приглядевшись, выяснила, что и бледной полоски на пальце не видно тоже. Тут у неё закралось ужасное подозрение, а может парень гей? Не облизывает взглядом грудь в топике, не пялится на ноги. Падазрительна.

Сосредоточившись, она коснулась мыслесферы Романа, считывая эмоции и ловя о чём он думает сейчас.

“Хороши, особенно вон та – Алиса, так бы и… Нет блин, нельзя, она клиентка. А то бы я её… в разных позах”.

“Точно не гей, – поняла девушка, отключившись после первых же похотливых мыслей в её адрес, – обычный мужик готовый трахать всё что видит. Хорошо хоть не показывает этого”. – Парадоксальным образом, но её это даже слегка успокоило. Когда мужик напротив тебя прост и понятен, ты всегда знаешь что от него ждать.

Программа тренировок Романа была значительно интенсивнее, чем у Ксюши, как он сам объяснил, он добавляет в тренировки элементы кроссфита, для лучшего прогресса. Поэтому, несмотря на то, что Алиса регулярно занималась, сегодня она устала. Непривычные упражнения, либо похожие на те, что давала Ксюша, но усложнённые. К концу тренировки майка была насквозь мокрой от пота, а мышцы, особенно икроножные, буквально горели.

Слегка апатично выслушав поздравления нового тренера с тем как достойно она выдержала тренировку и, устало кивнув, девушка поплелась в раздевалку.

– Алис, пойдёшь сегодня в сауну? – встретила её вопросом Наташа, стоило той без сил рухнуть на лавочку в раздевалке и вытянуть расслабленно ноги. Они не особо приятельствовали, Алиса не понимала того как Наташа, чей возраст приближался к тридцати пяти, могла так легкомысленно относиться к жизни. Вышла замуж, ни дня не работала и, живя полностью на зарплату мужа, совершенно ни о чём не переживала. Впрочем, не была она и вечно завистливой и вредной домохозяйкой. Так что поговорить с ней о чём-то нейтрально женском можно было вполне. В личную и семейную жизнь они друг к другу не лезли, и всё что Алиса знала о Наташе, что та находится в вечном перманентном худении. Пропасть на месяц, нажрать пару килограмм, а затем в следующий месяц чуть-ли не каждый день яростно впахивать в зале, это было для неё нормой. Сама она про это со смехом говорила, что её спасёт только замок на ночь на холодильнике.

– Да, пожалуй схожу, прогрею мышцы, а то ноги в ноль уработались, – устало улыбнулась Алиса.

– Это да, – кивнула ей девушка, – Роман так и говорил, что поначалу тяжело будет втягиваться, зато быстрее результат. Как он тебе, кстати?

– Да как-то пока… – Алиса рассеяно пожала плечами, – я всё-так к Ксюше привыкла.

– Отвыкнешь, – уверенно махнула рукой Наташа, – я первое занятие тоже стонала, а затем втянулась. Роман такой внимательный, постоянно за тренировку подходит, поправляет.

Сполоснувшись под душем, девушки замотались в полотенца, проходя в дыхнувшую жаром сауну и Наташа, устроившись на деревянной полке, принялась массажером от целлюлита массировать ноги. А Алиса, прикрыв глаза, откинулась спиной на обшитую деревом стенку сауны и максимально расслабилась, впитывая жар всем телом, чувствуя как постепенно размягчаются натруженные мышцы.

* * *
– Что будете пить, – задумчиво бормотала Алиса, разглядывая полки в супермаркете, – водку или спирт? Даже не знаю, всё такое вкусное.

В который раз, забежав в супермаркет после тренировки она разрывалась между полезным и приятным. Если честно, то хотелось сочный стейк из сёмги и глинтвейна, но скрепя сердце, она мысленно била себя по рукам и снова тащилась к стенду с молочкой. Потянувшись за греческим йогуртом, вздохнула, да, он вкусный и полезный, с супер натуральным составом без красителей и ароматизаторов но как же хотелось временами плюнуть на эту полезность.

– Скидка тридцать процентов. Надо брать, – старательно убеждала Алиса саму себя, – и срок годности хороший.

Наконец, цапнула злосчастную банку, быстрее опуская в корзинку и намереваясь как можно быстрее добраться до кассы, чтобы не поддаться минутной слабости и не прихватить заодно что-нибудь вредное, например пачку чипсов. Но внезапно услышала за своей спиной смутно знакомый голос.

– Хороший выбор. – Обернувшись, она внезапно увидела тоже стоящего с корзинкой Романа. – После тренировки мышцам нужно восстановление, только не увлекайтесь.

– Да я, как-то… – она натянуто улыбнулась.

– Просто смотрю, вы сразу три взяли.

– Это не всё за раз. Просто пока акция… – Алиса начала что-то бормотать, испытывая какое-то не совсем рациональное смущение, будто подросток пойманный за курением, но внезапно уловила его яркую мысль.

“Рассказывай, – весьма отчётливо думал Роман, продолжая мило улыбаться, – по любому придёшь домой и весь йогурт сожрёшь”.

Только выработанная годами выдержка позволила ей никак внешне не показать, что она знает о чём он думает. Быстро собравшись, она оборвала свои бессвязные оправдания, холодно улыбнулась парню, произнесла, – Впрочем, мне уже пора.

– Простите, – повинился тот, но Алиса уже не доверяла проступившему на его лице выражению расскаяния. Даже не влезая к ниму в голову она была почти уверена, что это не более чем ещё одна маска опытного лицемера.

– Вы давно занимаетесь, кстати? – внезапно спросил он, когда она уже протискивалась мимо.

Слегка озадачившись, она всё же ответила, – Три года, а что?

– Весьма неплохая техника у вас, я заметил сразу, – улыбнулся Роман, – даже удивительно, для такой молодой девушки.

– Спасибо, конечно, за комплимент, – хмыкнула Алиса, приостановившись и взглянув парню в глаза, – вот только мне через пару недель тридцать стукнет.

– Да? Никогда бы не подумал, – восхищённо произнёс тот.

“Опять лицемерит”, – с глухим раздражением подумала девушка, мигом распознав топорную игру. Вот только, снова коснувшись его мыслесферы, внезапно поняла, что он говорил вполне искренне. Недоверчиво взглянула снова, но нет, в этот раз его мысли и слова практически не отличались.

– Знаете, – воодушевлённо произнёс вдруг парень, – А давайте я вам индивидуальный план тренировок и питания подготовлю?

– И в какую цену мне обойдётся эта услуга? – изогнула бровь домиком Алиса, ища подвох.

– Ни в какую, – улыбнулся Роман, – будем считать, что я нарабатываю себе репутацию. Так как, согласны?

– Ну раз бесплатно, то можно попробовать, – задумчиво произнесла девушка, а сама подумала, – “Уж не клинья ли ко мне он подбивает?”. – Впрочем, насчёт этого Алису грызли серьёзные сомнения, глядя на внешность парня, она понимала что у него, вероятно, отбоя нет от девушек куда моложе её.

– Тогда до среды, – улыбнулся Роман и прихватив пару баночек того же йогурта, двинулся дальше по магазину, а Алиса в несколько растрёпанных чувствах побежала на кассу. Всё происходящее было как-то неожиданно и даже её способности не могли дать чёткий ответ, что же стоит за поступками нового тренера.

Придя домой, Алиса зашла на сайт фитнес-клуба, принялась выискивать информацию о тренере. Было не слишком много, но, по крайней мере, она узнала, что зовут его Тимофеев Роман, двадцати шести лет, с высшим образованием по специальности “учитель физической культуры”. Участвовал в соревнованиях, ведёт тренинги по здоровому питанию. Посмотрела по ссылке несколько его видео, о пользе кардионагрузок. Не слишком много просмотров, но и выкладывать он их начал всего полгода назад.

Моложе… Роман… Интересно…

Закрыла крышку ноутбука, пора спать.

* * *
Развернув кипучую деятельность, Безменов буквально жил на работе. Приходил раньше всех и уходил позже. Директор не мог нарадоваться на своего нового зама, а остальные сотрудники фирмы, или тайком крутили пальцем у виска, или плевались, называя подобное выпендрёжем. Зная чуть больше чем остальные, Алиса не могла согласиться ни с теми, ни с другими. Безменов действительно чётко шел к какой-то только ему известной цели, копая иногда так глубоко, что мельком цеплявшая его мысли девушка только диву давалась. Вот зачем, скажите на милость, были нужны финансовые отчёты по контрагентам более чем трёхлетней давности? А Игорь Владимирович, меж тем, упорно о них думал.

Самого финдира такое положение вещей, казалось, нисколько не напрягало. Без детей, разведённый, он домой появлялся только принять душ и поспать. Ел в разных забегаловках, не утруждая себя готовкой, квартиру убирала приходившая через день домработница.

Вся жизнь не старого ещё мужчины, казалась туго затянутым узлом, который он совершенно не собирался распускать.

– Что по кандидатам в мой отдел, Алиса Сергеевна? – ввалившись к Непридумовой в кабинет, Безменов плюхнулся на стул напротив Алисы, закинул ногу на ногу, вальяжно развалившись, заставив девушку рефлекторно поморщиться. Финдир временами был совершенно невыносим, особенно эта его манера с любым кроме директора говорить с толикой превосходства в голосе.

– Ищем, Игорь Владимирович, – с легкой толикой неудовольствия ответила девушка, отстраняясь от компьютера. Порывшись в папках на столе, положила перед финдиром стопочку резюме. – Вот пока те, что откликнулись на вакансию, но моё мнение, что они нам не подходят. Опыта мало.

– Опыт дело наживное, – бодро ответил Безменов, принялся с интересом листать бумаги, отдельно останавливаясь на разглядывании фото кандидатов. Отложил с пяток людей, пододвинул к Непридумовой, – Вот эти, пусть приходят на собеседование.

Посмотрев кого отобрал новый финдир, Алиса подняла на него недоверчивый взгляд.

– Вы шутите?

– А что вам не нравится, Алиса Сергеевна? – спросил Безменов. Взгляд начальницы отдела кадров ни на йоту не смог поколебать его самоуверенность.

– У этих же опыта меньше всего, вот этот, – Алиса безошибочно нашарила резюме одного из кандидатов, – и вовсе только из института.

– Правильно, – кивнул тот, – чистый лист тем и хорош, что заполнить его можно тем что надо именно тебе. Обучим прямо тут, на производстве, вот увидите, через полгода эти мальчики и девочки за пояс заткнут старых кляч, сидевших до них в отделе, и тогда я сокращу и вторую половину.

– Зачем вам это? – после недолгой паузы, поинтересовалась Алиса.

– Уменьшаем расходы, повышаем эффективность.

– Предприятие и так показывает вполне неплохие финансовые результаты.

– А будет показывать ещё лучше.

Непридумова вздохнула, с финдиром спорить было бесполезно, для него деньги были священной коровой, а люди интересовали постольку-поскольку. И беда была в том, что и директору всё больше и больше это начинало нравиться.

– Ваши аппетиты, Игорь Владимирович, начинают пугать, – намекнула она на “грандиозные” планы Безменова.

– Фирма застоялась, – убрав покровительственный тон, совершенно серьёзно произнёс мужчина, садясь прямо, – слишком много любителей плыть по течению и не напрягаться. И такая ситуация не только у меня, а практически везде, в каждом отделе. Я уже внес свои предложения Павлу Петровичу, по реорганизации канцелярии и юр. отдела. Куча нахлебников, а отдачи минимум.

Алиса вспыхнула, дав эмоциям прорваться наружу, – Канцелярия, уж извините, совсем не ваша епархия, как и юристы. Кстати, а Антон Семёнович как на это посмотрел?

Драчёв Антон Семёнович был ещё одним замом генерального – техническим директором предприятия и с самого первого дня отношения между ним и новым финдиром совершенно не задались. Алисе не нужно было даже читать мысли находящегося уже прилично в возрасте мужчины, он буквально фонтанировал неприязнью к Безменову.

С некоторым удовольствием Непридумова понаблюдала как на лице финдира пронеслась целая гамма чувств, стоило ему услышать про главного противника его преобразований. Впрочем, мужчина на диво неплохо справился с эмоциями и лишь холодно заметил, – Антон Семёнович, конечно, тоже подключился к вопросу, но на моей стороне экономика, так что, думаю, шеф со мной согласится.

– Ну что ж, – нейтральным голосом произнесла Алиса, – возможно.

* * *
Спустившись в фойё здания, Алиса подняла голову, посмотрев на большие часы висевшие напротив входа, вздохнула. Опять она уходила с работы заполночь. Кивнув охраннику и сдав ключи от кабинета, вышла на улицу и кутаясь в пальто, поспешила к своему автомобилю, чтобы побыстрей усесться в прогретое автозапуском нутро.

Неторопливо вращая руль, она ехала по опустевшим улицам, мыслями всё ещё оставаясь на работе. Все эти отчёты, изменения в штатном расписании, приём и увольнение сотрудников… Времени, с валом новых преобразований в фирме, катастрофически не хватало.

До кучи ещё и все места для парковки возле дома были заняты. Она минут пять покружила по дворам соседних домов, в слабой надежде, что кто-то на ночь глядя решит куда-нибудь уехать, дав ей возможность припарковаться, но всё было тщетно и девушке пришлось ехать к ближайшему магазину.

Бросив машину там, она пикнула брелком сигнализации, и торопливо застучала каблучками по асфальту, стараясь сильно по сторонам не оглядываться. Температура, в последнии дни, стала опускаться ниже нуля и кое где пешеходная тропинка опасно поблескивала прихваченными ледком лужами.

Ей оставалось всего-ничего, проскочить арку под домом, а там до второго подъезда было рукой подать, как внезапно, из темноты вынырнуло два тёмных силуэта, перегораживая проход.

Затормозив, Алиса, нервно покрепче перехватила сумочку и мысленно прокляла и лёд и каблуки, из-за которых ей пришлось всё своё внимание направить на то, чтобы не поскользнуться и не расшибить себе что-нибудь об асфальт, иначе она бы заранее почувствовала мысли этих двоих.

Зыркнув на неё оценивающим взглядом из под надвинутой на лоб кепки восьмиклинки, правый смачно сплюнул и хриплым голосом потребовал, – Гони сумочку, живо!

Вздрогнув, Алиса отступила было на шаг, но оба мужчины, не сговариваясь, рванули к ней, хватая и сумочку и её саму.

– Седой, – произнёс второй гопник, дыхнув вонючим перегаром и крепко обхватив девушку сзади, – а хорошая краля.

Алиса тут же увидела его мысли, похотливые и грязные. Почувствовала волну возбуждения идущую от него, сжалась, буквально цепенея, ища выход и не находя.

– Дебил, – свистящим шепотом произнёс первый, успев вырвать сумочку из ослабевших девичьих рук и теперь усердно в ней ковырявшийся, – сколько раз говорил, забудь про погоняло, когда мы на деле.

– Блин, Седой, запамятовал.

– Дебил, – вновь, в сердцах выругался тот, а в мыслях его мелькнуло лёгкое сожаление, что теперь придётся девку кончать, чтобы не сдала.

И вот от этого, от осознания того, что эти двое, так легко и просто решили изнасиловать, а затем отнять её жизнь, у Алисы вдруг что-то щёлкнуло в голове, накатила идущая изнутри волна из смеси страха, животного ужаса и неконтролируемой ярости. Зажмурившись, она вдруг дико и страшно закричала, буквально выплёскивая эту гремучую смесь наружу.

Руки, сжимавшие её, тут же ослабли, а стоявший напротив гопник, выронил сумку, икнул, затем послышался звук опорожняющегося кишечника, и упав на землю, он сжался в комок, трясясь и что-то бормоча.

– Мама! – послышался жалобный и одновременно полный ужаса голос другого и обернувшись Алиса увидела, что и второй гопник свернулся калачиком на асфальте. Потянуло аммиаком, и от штанов неудачливого насильника побежала тонкая струйка мочи.

Подхватив сумочку, девушка, сломя голову, гонимая страхом, рванула под арку, а затем к своему подъезду, трясущимися руками нашаривая ключи. И только когда, наконец, оказалась у себя в квартире, закрывшись на все замки, только тогда, она, без сил опустившись на пол, разрыдалась, выплёскивая все пережитые эмоции.

* * *
Врачей и полицию вызвал неизвестный прохожий.

Уже когда обоих невменяемых, сделав пару уколов транквилизатора, грузили в машину, врач, что осматривал их, повернулся к офицеру, выбравшемуся из патрульной машины, и тихо произнёс, – Нарвались на кого-то из, – он показал глазами наверх. – Явное магическое воздействие.

Приготовившийся записывать, лейтенант тут же убрал блокнот обратно в карман и, посмотрев долгим взглядом на пару тел, скорчившихся на полу скорой и пускающих слюни, спросил, – Что с ними будет?

– В дурку отвезём, – вздохнул врач, – это уже не люди, так, оболочки. Настолько сильно наведённый страх, что они существовать смогут только под транквилизаторами.

– А рассказать?

– Боюсь, рассказать они тоже никогда и никому ничего не смогут.

– Ну и хорошо, – вздохнул полицейский, которому не нужны были лишние проблемы, особенно там, где звучало опасное слово – магия.

Глава 5

Всю неделю Алиса со страхом ждала, что к ней придет полиция и обвинит в причинении вреда этим двоим. Но день сменялся днём, никто не приходил, не искал её, не задавал вопросов и потихоньку она успокоилась, вспоминая случившееся как страшный сон. И в то же время она понимала, что то, что произошло, это какая-то новая грань её дара, опасная грань.

Девушка не слишком хорошо представляла, что с ней сделают, если узнают о таких способностях, но была достаточно умна, чтобы понимать, что ничего хорошего явно.

Простолюдинка, умеющая залезать в головы другим, к тому же способная вдарить по мозгам – есть от чего забеспокоиться даже магам.

Мысль о том, что она и сама маг, её посещала, вот только её способности слишком отличались от всего, что она знала о тех-кого-нельзя-называть. Ни огонь, ни вода, ни ветер, ни земля, ничто из того чем в первую очередь были знамениты, по слухам, благородные…

* * *
– Алиса Сергеевна, можно к вам? – заглянула в кабинет Полина.

С момента ночного происшествия прошло несколько недель и девушка уже перестала нервно вздрагивать при каждом резком звуке, почти совсем успокоившись. Поэтому, оторвав взгляд от экрана монитора, она чуть улыбнулась секретарю и кивнула, – Да, Полин, конечно, заходи.

Всякой не имеющей отношения к производственному процессу ерундой, как про себя называла это Алиса, директор любил озадачивать именно кадры, ну и своего секретаря, заодно. А так как на носу был юбилей фирмы, особой интриги в появлении Полины у неё на пороге для девушки не было. Оставалось только узнать, что там взбрело опять шефу, в преддверии праздника.

В головы сотрудников она пока старалась не лезть, пока до конца не разберётся со своими новыми способностями, не хотелось нечаянно превратить кого-то в пускающего слюни болванчика.

– Ну что там Павел Петрович придумал, что-то с корпоративом? – задала она вопрос, глядя на садящуюся на стул Полину.

– От вас ничего не скроешь, – покачала головой секретарь и, заговорщически подмигнув, шёпотом, наклонившись поближе, произнесла, – лотерея…

– Какая лотерея? – удивилась Алиса.

– Среди сотрудников, – улыбнулась Полина, – Павел Петрович распорядился. Хозяйственники лототрон уже приобрели. Нужно бумажки с табельными номерами подготовить, для розыгрыша на корпоративе.

– И что за призы, хоть, – кисло поинтересовалась Алиса, заранее представляя, сколько будет мороки со всем этим.

– Пока секрет, они с финдиром что-то обсуждали, мне не слышно было, – с некоторым даже расстройством ответила секретарь, однако, слегка приободрившись, добавила, – но наверно что-то хорошее и дорогое, раз Игоря Владимировича подключил.

– Ну да, ну да… – скептически протянула Алиса, зная скупую натуру финдира, ревностно относящегося к любым тратам фирмы.

Праздновать решили в ресторане “Хорни Бьёрни”. Ничего чересчур экзотического, всё близкое к русской кухне но с скандинавским, так сказать колоритом. Много рыбы, мяса дичи, привычных овощей. Всё за счёт организации, поэтому желающих набралось около двухсот человек, больше половины всех сотрудников компании. Поэтому Алиса сразу уточнила, – Табельные только тех кто записался на корпоратив, или всего списочного состава компании.

– Павел Петрович, вроде бы, сказал всех, – приложив пальчик к острому подбородку, задумчиво произнесла Полина, после недолгой паузы.

– А он это сказал до или после беседы с финдиром? – уточнила Алиса.

– До, – уверенно произнесла секретарь.

– Значит спроси ещё раз, – начальница кадров откинулась в кресле, чуть сощурившись, покрутила в руках ручку, – а то Игорь Владимирович мог внести коррективы.

– И правда, – закивала головой та, – пожалуй вы правы.

Алиса только хмыкнула. Безменова она изучила весьма хорошо, и хоть глубоко не копала, но модель поведения определить успела. В её представлении, новый финдир аки лев должен был биться с директором за каждую лишнюю копейку. Соответственно и перечень призов для неё рисовался уровня – коробка бумаги – главный приз и набор карандашей – утешительные.

– Да, кстати, Алиса Сергеевна, мы с вами сидим за столом руководства, – с гордостью произнесла Полина, – Павел Петрович лично распорядился.

– А по остальным?

– Тоже, – подтвердила секретарь, – схему рассадки я у шефа утвердила и всем разослала.

Алиса повеселела, ну хоть что-то решили без долгих обсуждений. До последнего она ожидала, что будет целое совещание со всеми начальниками отделов, где опять начнётся перекидывание взаимными оскорблениями и борьба за лучшие места. В прошлом году творился форменный цирк, дошло аж до драки между начальником транспортного цеха и начальником строительно-монтажного управления. Понятно почему директор в этот раз всё решил своей властью.

– Знаешь, – произнесла она, обращаясь к Полине, – а пойдём-ка вдвоем сходим и сразу по призам узнаем и по участвующим в лотерее.

– Давайте! – с готовностью вскочила секретарь и Алиса, закрыв свою учётку и заперев кабинет, поспешила вслед за ней на седьмой этаж.

Правда, по дороге совсем без эксцессов не обошлось. Не доходя до лестницы она услышала визгливый голос Геннадьевны, что громко, никого не стесняясь, выражала недовольство.

– Почему одним всё, а другим ничего! – возмущалась её подчинённая, – я здесь с самого начала работаю, и меня за стол АУПа, а эту… эту… к руководству. Где справедливость?!

Чуть приостановившись, Алиса только покачала головой, вечно завистливая баба и тут нашла в чём усмотреть ущемление своих прав, и ведь не поленилась, выискала где она сядет. Захотелось подойти и в грубой форме объяснить, чтобы та не лезла не в свои вопросы, но Алиса сдержалась, опускаться тоже до уровня базарной бабы не было никакого желания.

Придав лицу независимое выражение, чуть задрав подбородок, девушка прошла мимо зыркавшей исподлобья Геннадьевны, демонстративно ту не замечая. Невольно поймала буквально сочащуюся ядом ненависть, больно ярко подчинённая ею фонтанировала, и словно шёпот уловила идущую от неё мысль, – Сука, тварь, возомнила о себе, сдохни, сдохни, сдохни…

Алиса чуть не сбилась с шага, настолько яростной было это пожелание смерти, а затем, с внезапно вспыхнувшей яростью, схватила тянущююся к ней пульсирующую нитью мысль и пустила по ней ответный импульс, словно отвесив виртуальную пощёчину.

– Ой, – раздался за спиной жалобный, такой несвойственный Геннадьевне голосок.

Быстро обернувшись, Алиса увидела женщину, прислонившуюся к дверному косяку, бледную и держащуюся за сердце.

– Вам плохо? – с толикой участия поинтересовалась девушка, с замиранием сердца следя за подчинённой. Лёгкий страх, что она могла перестараться, холодком пробежал по телу.

Но Геннадьевна только сглотнула, затем бледно и жалко улыбнулась, проблеяла, – Я… я, наверное, нехорошо себя чувствую.

– Возьмите отгул, – тут же предложила Алиса, мысленно облегчённо вздыхая, чтобы она не испытывала к этой женщине, превратиться в овощ она ей не желала, – отдохните. Вам нужно больше положительных эмоций.

– Да-да, Алиса Сергеевна, – слегка покачиваясь, Геннадьевна скрылась в своём кабинете, а девушка, поспешила к лестнице, догоняя Полину. Раз за разом прокручивая в голове свои ощущения.

Произошло всё спонтанно и совершенно неожиданно, но, по крайней мере, Алиса убедилась, что новая способность никуда не исчезла, и ею можно управлять, дозируя степень воздействия.

Безменов был ещё у шефа, когда Полина с Алисой постучались в дверь.

– А, проходите, проходите, – радушно произнёс Сазонов, – мы как раз с Игорем Владимировичем всё обсудили.

Усевшись за стол, взяв лист бумаги и ручку, Непридумова, поглядывая на сидевшего напротив с хитрым выражением лица финдира, осторожно поинтересовалась, – Павел Петрович, у меня вопрос по лотерее.

– Задавай, – директор сцепил пальцы на выпирающем животе, добродушно улыбнувшись.

– Участвовать в лотерее будут только номера записавшихся на корпоратив?

– Нет, – покачал головой Сазонов, – у нас кто-то по семейным причинам не смог, кто-то болеет, будет нечестно лишать их возможности выигрыша.

– Поняла, – кивнула девушка, тут же делая пометку на листе. Снова подняла голову, а какие призы планируются?

– Хо-хо, – директор, не переставая улыбаться, кинул взгляд на Безменова, – Игорь смотри, как интересуются.

– Это секрет? – подняла бровь Алиса.

– От кадров у нас никаких секретов, – ответил Безменов, которому шеф переадресовал взгляд девушки.

– И какой будет главный приз – автомобиль? – не смогла сдержать иронии та, глядя в глаза мужчине.

– Ну не совсем… – протянул тот, оценивающе глядя на девушку, – путешествие на двоих.

– В Сибирь? – не удержалась от ещё одной шпильки Непридумова, заставив Сазонова изумлённо булькнуть и расхохотаться.

Отсмеявшись, он взглянул, на поджавшего губы финдира и, вытирая выступившие слёзы, произнёс, – Ты смотри, Игорюша, что про тебя народ-то думает, а? В Сибирь… – Сазонов снова хохотнул.

– Нет, – слегка недовольно ответил Безменов, – Вьетнам или Таиланд. В пятизвёздочный отель, – добавил он на всякий случай, с подозрением глядя на слегка удивлённую девушку.

Та и вправду не ожидала такой щедрости, поэтому, пару секунд переваривала услышанное. Наконец снова кивнула, записав. Спросила уже без ёрничания, – А другие призы?

– Ноутбук, несколько планшетов, телефоны. Сертификаты в магазины.

– Ну и от меня лично, – пробасил директор, – два дня к отпуску.

* * *
В день фирмы всех женщин директор приказом в обед отпустил домой, чтобы смогли подготовиться к корпоративу, который начинался в семнадцать ноль ноль, и Алиса, получив в своё распоряжение несколько свободных часов, тут же побежала к знакомой стилистке.

Платье было уже надето, новенькие лакированные туфельки на шпильке лежали в пакете, оставалось только нанести лёгкий макияж и уложить волосы в причёску попышней.

Но как не торопилась, всё-равно до банкета оставалось совсем ничего, когда Непридумова закончила со всеми приготовлениями. Наспех поблагодарив худощавую словно подросток девушку-парикмахера, которая последний час колдовала с неё волосами и лицом, Алиса быстро расплатилась за услуги и выбежала из салона красоты. Пару раз по дороге фыркнула от не успевшего ещё до конца выветриться резкого запаха лака для укладки волос, непроизвольно морща носик.

Кое-как втиснув свой автомобильчик на плотно заставленную машинами парковку у ресторана, она посмотрела на большую вывеску с вырезанным из дерева изображением оскаленного медведя при входе и решительно дёрнула за ручку тяжёлую дверь, оказавшись в фойе.

Помещение было весьма антуражно оформлено деревянными столбами и балками в нарочито грубоватом стиле. Потолок тоже был обшит потемневшими от времени деревянными досками, у гардероба стояло чучело медведя в полный рост.

– Алиса Сергеевна, – подбежала к ней Полина, одетая в классическое чёрное обтягивающее платье, которое, Алиса успела оценить, весьма недурственно на ней смотрелось, – давайте быстрее, директор уже здесь.

Скинув пальто в руки пареньку-гардеробщику, девушка быстрым отточенным движением воткнула ноги в туфли и напоследок, на секунду задержавшись, посмотрелась в зеркало.

Чуть поправила пару прядей, поведя подбородком вправо-влево, осталась довольна, причёска с честью выдержала всю суматоху, да и макияж более тёмное освещение в ресторане не только не убило, но даже более выгодно подчеркнуло, особенно выделив её зелёные глаза.

Довольная собой пошла вслед за Полиной.

Зал был огромный, но почти все столики уже были заполнены. Сотрудники фирмы, разодетые кто во что горазд, негромко и пока ещё вполне культурно переговаривались между собой, рождая легкий заполнявший помещение гул, а между рядов неспешно скользили официанты одетые в тужурки до локтя и серые, грубого кроя фартуки.

В самом конце зала в затемненной зоне Алиса увидела небольшой столик руководства, в центре которого по-хозяйски расположился Сазонов, а слева и справа от него оба зама – Безменов и Драчёв. Подведя Алису к столу, Полина кивком головы указала ей на место возле финдира, а сама подсела к Антону Семёновичу.

Изучающий взгляд Безменова она заметила ещё на подходе и стоило ей оказаться возле стола, как он немедленно поднялся с места и отодвинул её стул, чуть наклонив голову вбок и вежливо улыбнувшись.

– Спасибо, – шепнула девушка, тут же усаживаясь на место.

– Вы сегодня как никогда обворожительны, – шепнул ей в ответ финдир.

В нерабочей обстановке он, конечно, преображался, куда-то девались склочный и вздорный характер, из голоса уходили снобизм и пренебрежение, и Безменов из гонористого, и будем честны, весьма говнистого типа, становился вполне приятным собеседником.

Тут Сазонов поднялся со своего места и звонко постучал вилкой по поднятому во второй руке бокалу. Дождался, когда установится тишина и все сотрудники дружно обратят свои взоры к нему, взял со стола приготовленый микрофон и торжественно произнёс, – Коллеги, поздравляю вас с юбилеем фирмы, нам десять лет!

Все тут же дружно захлопали. Переждав продолжительные овации, директор продолжил, – За эти десять лет мы прошли большой путь. Были досадные потери, были удачные приобретения, но мы с неизменным трудом и упорством двигались вперёд, развиваясь и с каждым годом всё крепче становясь на ноги. Итог нашего десятилетнего труда безупречная репутация и лидирующие позиции в отрасли. Не хочу пока ничего говорить, – Сазонов хитро сощурился, – но в скором будущем, предприятие ждёт весьма выгодный контракт.

Все вновь яростно зааплодировали.

– Ну а пока давайте насладимся замечательным вечером и той программой что приготовил для нас коллектив ресторана.

Павел Петрович передал микрофон подошедшему к столу элегантно одетому мужчине с аккуратной бородкой, показавшемуся Алисе смутно знакомым.

– Добрый день, уважаемые дамы и господа! Мы начинаем наш вечер! – произнёс ведущий.

В этот момент к Непридумовой наклонился финдир и поинтересовался, показав глазами на пустой бокал, – Что вам налить?

Пробежавшись взглядом по ассортименту напитков, Алиса, долго не раздумывая, ответила, – Если можно, красное сухое вино.

– Одобряю, – кивнул мужчина, на треть наполнив ей бокал рубиновой жидкостью. Сам он, впрочем, пил, как и остальные мужчины за столом, исключительно коньяк. Судя по на треть пустой бутылке, высший менеджмент уже успел по стопочке опрокинуть, до её прихода.

Как сервированы остальные столы Алиса не видела, но их стол был весьма богат на различные закуски, был даже её любимый копченый угорь, которого она, воровато оглянувшись, положила себе на тарелку сразу три кусочка.

А вот поданный первым салат был так себе. Ушлый повар нашинковал пекинскую капусту с толстыми отдающими горечью жилками, а соус слишком отдавал уксусом.

Ведущий тем временем вёл программу, а Алиса не могла понять где же его видела, даже голос казался ей знакомым.

– Игорь…

– Просто Игорь, – не дал ей произнести отчество Безменов, – мы же договорились, вне работы по именам.

– А вы не знаете как ведущего зовут, а то лицо знакомое.

– Так это Леонидов, – ответил финдир, – он актёр Московского драматического театра, может там видели?

– Может быть, – кивнула Алиса, – правда, давно там не была, всё времени нет.

Номер менялся номером, народ постепенно пьянел и танцы и пляски в перерывах становились всё разнузданней.

Потанцевав пару раз вместе со всеми и немного устав, девушка спустилась в фойе, пошла дамскую комнату, поправить макияж. в этот момент кто-то зашел с улицы, но Алиса не стала обращать внимание, скорее всего это был кто-то из своих, бегавший покурить на улице.

Вот только дойти до двери туалета ей не дали, кто-то грубо схватил её за запястье, принуждая остановиться.

Резко дёрнувшись, Непридумова развернулась и увидела перед собой начальника строительного участка Гаврилова. Слегка покачиваясь, тот крепко держал её за руку, злобно щурясь.

– Что вам надо, Гаврилов?! – нарочито с вызовом произнесла девушка, одновременно с этим пытаясь высвободить руку. Но тщетно, мужчина держал крепко и, как назло, рядом больше никого не было.

– Нужно поговорить, – грубо произнёс тот, потянул на себя, а потом и вовсе потащил куда-то за собой.

– Немедленно отпустите! – воскликнула Алиса, даже немного испугавшись и пытаясь хоть как-то затормозить. Ей вовсе не улыбалось остаться где-то наедине с пьяным и явно неадекватным человеком. Растерявшись, она даже не сразу вспомнила о своих силах.

Но тут, коршуном слетев по лестнице вниз, прямо между ними вклинился Безменов, резко отрывая руку Гаврилова от Алисы.

– Отошёл от неё, – произнёс он не сулящим ничего хорошего тоном.

– У меня к ней разговор.

– Хочешь поговорить, поговори со мной, – резко произнёс финдир. – Алиса, иди наверх, – покосился он на девушку, – я тут разберусь.

Плюнув на макияж, Непридумова не медля ни секунды, торопливо взбежала по лестнице обратно в зал, села за столик и постаралась унять слишком сильно стучавшее сердце. Выпитое притупило её чувствительность и она не смогла вовремя почувствовать негатив идущий от пьяного начальника участка. Потом, она на мгновение коснулась его мыслей, но там был пьяный сумбур, в котором было сложно разобрать, для чего и зачем он тащил её куда-то на разговор, как он сам сказал. А вот Безменова она прочитала намного легче и сейчас задумчиво сидела, машинально крутя в ладонях вилку. Он действительно испугался за неё и переживал, как бы Гаврилов не сделал ей ничего плохого.

Как же это было не похоже на вечно недовольного ею финансового директора, только и считающего, что она ставит ему палки в колёса.

Вернувшись в зал Безменов подошел к Алисе, присел рядом, выпил затем, помедлив, спросил, – Это же со СМУ?

– Да, Гаврилов, начальник управления, – кивнула девушка.

– И что он от тебя хотел? – как-то незаметно мужчина перешел на “ты”.

– Не знаю, – чуть качнула головой девушка, – поговорить, но о чём поговорить… мне кажется, он даже сам не вполне себе это представлял. С ним мы, вроде особо не конфликтовали, каких-то обид я не припомню, что на него нашло?

– Перепил наверное, – ответил Безменов.

– Наверное, – вздохнула Алиса, праздничное настроение было безвозвратно испорчено. – А что ты с ним сделал?

– Отправил домой, – хмыкнул Игорь, – не морду же ему было бить. Хотя хотелось.

– Ну и хорошо, – чуть повеселела девушка.

– Может потанцуем? – произнёс неожиданно мужчина и протянул руку.

Глава 6

Выходку пьяного начальника участка Алиса так просто оставлять не собиралась. Что это было, действительно ли он хотел выяснить какой-то вопрос или просто находился в пьяном бреду, придумав причину сам себе, было не столь важно, главное было раз и навсегда отбить у человека желание поступать таким образом. Если некоторые почему-то состояние опьянения считали смягчающим фактором, ну как же, он же пьяный, он же за себя не отвечает, то Алиса наоборот, преисполнялась куда более сильного негодования, особенно как кадровик со стажем.

“Вернусь на работу, – твёрдо решила она, – подниму все документы этого Гаврилова и разошлю запросы по инстанциям, проверю подлинность сведений, вдруг всплывёт, что он предоставил ложные данные. Вот тогда мы его сразу и уволим”.

От этих мыслей на душе Непридумовой сразу как-то потеплело. Но сначала следовало вызвать его к себе и потребовать объяснений, заодно порывшись слегка в мозгах, чтобы быть уверенной, что он не задумал какую-то пакость.

Задумчиво потягивая кофе из кружки, она разглядывала кардинально изменившийся пейзаж за окном. Деревья, ещё пару недель назад, словно разукрашенные желтой и красной краской, скинули листву и теперь напоминали стоявшие вертикально веники из прутьев. От этой картинки веяло серостью и унынием, хотелось плотнее закутаться в махровый халат и не вылезать из тёплой кровати.

Сегодня ей ничего не хотелось, только предаться прокрастинации на весь день. Правда, резкий и настойчивый звонок в дверь этим планам помешал и Алиса с недовольным видом пошла выяснять кого это в выходной день там черти принесли.

Впрочем, особых неожиданностей не случилось и черти принесли Светку, которая, стоя на пороге квартиры, была до неприличия бодра и активна.

– Привет подруженька, – блогерша и модель, чмокнув трижды воздух возле Алисиных щёк, скинув в коридоре пальто и модные в этом сезоне оливковые ботильоны, по хозяйски прошлась по квартире, не преминув заглянуть в спальню.

– Проезжала мимо, дай думаю загляну, как ты тут, как поживаешь, что делаешь… – трещала Светка на ходу. Окончив осмотр, устроилась на кухне, приземлившись на стул и закинув ногу на ногу. Посмотрела на недопитый кофе в кружке, принюхалась, затем хитро посмотрела на Алису.

– Сейчас сварю, – со вздохом произнесла та и полезла за пакетом с зёрнами.

– А я сегодня что-то рано встала, дай думаю проеду, кое какие анализы сдам, совсем гормоны расшалились, надо проверить, – доверительно произнесла гостья но, спохватившись, спросила, – кстати, как у тебя вчера прошло? Я уж думала после корпоратива найду у тебя какого-нибудь смазливого коллегу, а ты опять одна.

– Ну извини, что не оправдала ожиданий, – хмыкнула Алиса. Кофемолка в руках девушки затрещала, перемалывая зерна и, засыпав кофе в турку, она влила следом стакан воды, поставила на огонь.

– Скучно живёшь, – вынесла вердикт Светка, стащив со стола и захрустев диетическим хлебцом.

“Ага, вся исскучалась”, – подумала Алиса, вспомнив Гаврилова, а затем гопников из подворотни, но ответила другое, – Зато в лотерею вчера два дня отпуска выиграла.

– Два дня, это, конечно, сильно, – покивала Светка в ответ, иронично сощурившись, – а посерьёзней призы-то были?

– Были, – откликнулась девушка, – поездка на двоих в Тайланд, к примеру. Это главный.

– И что его не выиграла? Ты хоть и без мужика, но взяла бы меня с собой, я бы с удовольствием съездила, оторвались бы на пару. Ты же знаешь как я осень с зимой не люблю.

– Ты так говоришь, – Алиса перелила в чашку закипевший и давший пену напиток, поставила перед подругой, – как будто захотел и выиграл. Это же лотерея, кому что выпало.

– Ой, – махнула Светка рукой, – мне-то не рассказывай, я же знаю, что у вас там всё заранее определили, кто что выиграет. Ты же начальница, да ещё и кадров. Или там поездку кто из топов перехватил? Стой, – девушка, приоткрыв рот, широко раскрытыми глазами посмотрела на Алису, – а это не ваш новый финансовый директор себе поездку захапал? Кстати, как у тебя с ним? Он вроде один, Лев говорил, что с женой развёлся. Может он тебя с собой планирует пригласить? А? Ну, давай, колись!

Алису всегда поражало, с какой скоростью подруга может начать фонтанировать идеями и предположениями, заткнуть её в такие моменты было почти невозможно. Переждав удар вербального цунами, девушка вынуждена была гостью разочаровать.

– Не угадала, – ответила Алиса, – поездку выиграл парень из отдела закупок.

– Сынок, небось, чей-нибудь, – осталась при своём мнении Светка и, надув губки, произнесла, – Жалко.

– Жалко у пчёлки, – не удержалась Алиса от шпильки в её адрес, однако подруга, как обычно, не обратила на это внимание.

– Ну а интересное-то что-то было?

– Если под интересным понимать приставания пьяного быдла с неизвестными целями, то было, – ответила девушка.

– А дальше? – оживилась гостья, ожидая, видимо, горячих подробностей про неравную борьбу Алисы с классическим чудовищем половины городских легенд и мифов, вида мужик пьяный – обыкновенный.

– А дальше прибежал Игорь и его выпроводил.

Светка заулыбалась, протянула хитро, – Ах Игорь…

– Да, – с кислой миной подтвердила Алиса, мигом сообразив, с чего подруга так стала похожа на лису, заприметившую дыру в курятнике, – наш новый финдир.

– Он уже Игорь… не теряешся, подруга, – Светка подмигнула, – а я-то – дура, сразу не сообразила. А ты вон как, не сразу подсекаешь, даёшь наживку поглубже заглотить. Правильно, – энергично кивнула она головой, – мужик перспективный, со связями. Такого голыми руками не возьмёшь. Ещё и в разводе. Пуганый. Надо действовать наверняка, потихоньку, полегоньку, не торопясь, – одобряю.

– Тьфу! – Алиса возмущённо посмотрела на довольно улыбающуюся подругу.

– Слушай! – глаза у Светки вновь загорелись. Она наклонилась вперёд, произнесла чуть тише, – а ты, случаем, не сама это организовала?

– Что?

– Ну пьяного, чтобы твой Игорь тебя героически спасал.

Покрутив пальцем у виска, девушка только и смогла, что ответить на это, – Ну у тебя и фантазия.

– Ну не хочешь, не говори, – блогерша откинулась обратно на спинку стула, – зато небось, потом весь вечер тебя опекал?

– Ну, в целом, да, – вынуждена была согласиться Непридумова, – ещё до дома довёз.

– К себе не приглашала? – деловито поинтересовалась Светка.

– Нет конечно, мы же коллеги по работе.

– Ну ты кремень, – восхищённо произнесла подруга, глядя на Алису во все глаза, – я бы сорвалась, не удержалась бы чтобы уже в койку не затащить. Как там в песне – Раздевайся, ложись, Будь моим на всю жизнь.

– Да не буду я его в койку тащить. С чего ты взяла?

– Ну ладно, – подняла руки в воздух гостья, – отстаю. Не буду мешать твоим планам. Но знай, – тут она гордо выпрямилась, дернув подбородок вверх, – я тобой горжусь!

– А как у вас, кстати, со Львом? – поняв, что переубедить втемяшевшую себе в голову идею про коварный план по охомутанию мужика подругу не удастся, Алиса постаралась перевести разговор на другую тему. Больше чем обсуждать кого-то, Светка любила рассказывать о себе. Вот и сейчас, стоило затронуть тему её новых отношений, как та с жаром начала рассказывать.

– О, со Львом всё круто и даже больше, – девушка начала загибать пальцы, – во-первых, уже которые выходные проводим вместе, во-вторых, не скупится на подарки, ну а в третьих, знаешь, – Светка хихикнула, – он такой экспериментатор в сексе.

– Так, – Алиса мгновенно выставила руку перед собой, – вот только без подробностей, совершенно не хочу знать он тебя или ты его.

Изумлённо взглянув на подругу, Светка похлопала ресницами, а затем глубокомысленно выдала, – вот чему я больше всего завидую, так это тому, как ты всё чётко угадываешь.

Замявшись, не рассказывать же, что это она подглядела в разуме бизнесмена ещё в первую их встречу в клубе, Алиса снова попыталась переключить разговор.

– Слушай, а твой Эдуард, ты ему уже рассказала?

– Нет, – беспечно пожала плечами блогерша, – да и зачем, с ним у меня одни дела, с Львом другие.

– А если придётся выбирать? Если Лев тебе предложит что-то более серьёзное?

– Ну, скажу Эдику, что больше не смогу уделять ему время. Найдёт другую. Он же маг.

“Вот именно, что он маг”, – подумала Алиса, но вслух ничего говорить не стала.

– Ладно, я побежала, у меня сегодня ещё косметолог, – Светка поднялась, обняла Алису и привычной походкой от бедра, направилась в прихожую. А Непридумова смотрела ей вслед и, почему-то, сердце сжималось в нехорошем предчувствии. Слишком легкомысленно её давняя подруга относилась к серьёзным вещам.

* * *
Пройдя вдоль ряда припаркованных у городского парка машин, Роман увидел неприметный микроавтобус, серый с застарелым слоем грязи на бортах, подошел, дернул сдвижную дверь и, быстро забравшись в салон, замер, привыкая к полумраку наглухо затонированного пространства. Через пару секунд он различил сидящего на сиденьях у задней двери немолодого мужчину, совершенно непримечательной наружности, поздоровался, – Василий Андреевич.

– Здравствуй, Рома – кивнув в ответ, мужчина показал на кресло напротив.

Уместившись на сиденье, фитнес-тренер чуть пожевал губами, а затем осторожно спросил, – Этот вызов… Что-то произошло?

– И да, и нет, – Василий Адреевич протянул картонную папку с аккуратно завязанной тесьмой, – произошло, но без критичных для нас последствий. Ознакомься.

Раскрыв папку, Роман достал лежавший там листок, прочёл, затем вновь перечитал, только вслух, – Два мужчины обнаружены в невменяемом состоянии. Установлены признаки магического воздействия. Помещены на принудительное лечение. Воздействие, предположительно, носило характер внушения очень сильных отрицательных эмоций. Прогноз на выздоровление неблагоприятный.

Посмотрел вопросительно на мужчину.

– Адрес где их нашли. – Произнёс тот, не став больше ничего говорить.

Парень вернулся глазами к самому началу записки, а затем брови его удивлённо взлетели вверх, – Неужели всё-таки она?..

– Похоже, девочка смогла самостоятельно развить дар.

– Это значит… – Роман чуть помедлил.

– Да, – кивнул Василий Адреевич, – это точно она. Все остальные варианты прикрываем, теперь ты основной. Поэтому подводись тщательно, осечки быть не должно. Мы и так убили на поиски двадцать пять лет.

– Понял, товарищ полковник.

– Без чинов, Рома, сколько раз говорить, и не товарищ, а господин, ещё ляпнешь где-нибудь.

– Понял, то… го… Василий Андреевич.

– Ну то-то же.

Тут Роман ещё раз задумчиво повертел листок в руках и задал ещё один вопрос, – А кроме нас эта информация есть ещё у кого-нибудь?

– Нет, – покачал головой мужчина, – нигде, по официальным сводкам они не проходили, а это агентурные сведения полученные от врача и они есть только у меня.

– А их самих никто не хватится? Родственники, знакомые? Если они начнут копать? Эта информация может всплыть.

– Не всплывёт. Магов в родне нет, да и особой любовью они ни у кого не пользовались, обычная мелкая шушера, с десятком статей на двоих за грабёж, разбой и наркотики. Их и искать никто не будет.

– Это хорошо… – протянул Роман.

– Всё, забудь про них, – твёрдо произнёс Василий Андреевич, – теперь твоя забота только девушка. Об остальном я позабочусь.

* * *
Выходные пролетели незаметно.

"Ну вот и тридцатник", – сказала сама себе Алиса в понедельник утром, вглядываясь в зеркало. Критически оценила лицо, пока возрастных изменений особо не было, но портили настроение едва намечающиеся носогубки, да межбровная морщинка. Виновата в этом была её вечная привычка хмуриться, но тут она ничего не могла с собой поделать.

"Надо спросить у Светки контакты её косметолога, сделать себе подарок. Наверное пора…", – подумала Алиса. Вообще она не была сторонницей подобных вмешательств, но, глядя на подругу, с которой они были одного возраста, невольно отмечала, что её лицо выглядело свежее.

Надолго зависла у шкафа с одеждой. Хотелось одеть на работу сегодня что-нибудь интересное, хотя бы на день уйти от вечных деловых костюмов с юбками и блузками. Полистав плечики с одеждой, нашла своё любимое изумрудное платье с воротником стойкой и вертикальным вырезом. Достаточно простое, оно плотно облегало, визуально вытягивая, фигуру и отлично подходило к её глазам.

Покружившись в нём перед зеркалом, Алиса осталась довольна. По крайней мере, она усиленно пыталась себя в этом убедить.

Вообще, конечно, она не любила свой день рождения. В детстве всегда ждала чего-то особенного, но ничего особенного так и не происходило. Сначала она ждала бабушку, которая жила в другом городе и не всегда могла приехать. Потом ей хотелось большого шумного праздника и подарков, но из-за за скромных финансов родители ограничивались домашними посиделками. Постепенно в мозгу закрепилась мысль, что ждать нечего, чуда не произойдет. Ну а теперь и вовсе от вставшей перед нулём цифры три, начинало веять какой-то тоской.

Самые первые на работе Алису поздравили её подчинённые – сотрудницы отдела Геннадьевна и Леонидовна.

Принесли букет из орехов и конфет.

Мысленно вздохнув, девушка натянула на лицо дежурную улыбку и приготовилась выслушивать фальшивые поздравления.

– С днем рождения, Алиса Сергеевна, – то, что изобразила Геннадьевна, больше походило на оскал, чем проявление приязни, – В этот раз мы решили соригинальничать и преподнести вам такой необычный букет. Пусть ваша жизнь будет сладкой, как эти конфеты.

Мысленно, однако, женщина транслировала совсем другое и крайне нецензурное, настолько, что Алиса, пожалуй, не решилась бы такое повторить вслух. “Сука” – было там самым приличным.

У Леонидовны мысли были чуть лучше, – " Уже тридцатник, а всё под девочку косит. Я бы поняла, если бы такое платье Полинка директорская напялила, но эта, эта-то куда.

Переварив порцию змеиного яда, и с трудом удержавшись от того, чтобы не приложить их по мозгам, вслух Алиса произнесла только, – Спасибо, коллеги.

Сама же подумала, что букетик, по дороге домой, надо будет куда-нибудь выкинуть. Таким подарочком только подавиться.

Следом заявился, как обычно, донельзя самоуверенный финдир. В новом дорогом костюме, перед собой, на вытянутых руках Безменов торжественно нёс здоровенный букет крупных белых роз.

– Алиса Сергеевна, разрешите поздравить вас с Днём рождения, и подарить этот букет.

– Надеюсь, там не ровно тридцать? – вновь не удержалась от подколки девушка, примерно определив, что роз в букете десятка три.

– Нет конечно, – деланно рассмеялся он, но улыбка в то же время стала слегка напряжённой, а взгляд быстро забегал по бутонам.

Внезапно чертыхнувшись, Безменов выдернул один цветок из букета, обломал длинный стебель и всунул в нагрудный карман пиджака, этакой бутоньеркой. Затем, как ни в чём ни бывало, вновь протянул ей уменьшившийся на одну розу букет.

Дальше было поздравление директора, уже в присутствии остального коллектива и ещё один шикарный букет. Фуршет за счёт фирмы. Дорогое шампанское. А затем, самый, наверное, шикарный подарок, возможность смыться с работы и не видеть приторно-любезных рож и не слышать насквозь фальшивых поздравлений.

Плюнув на всё и вся, Алиса рванула в Нижегородский район к родителям, которых не видела несколько месяцев, никак не находя времени выбраться из форменного дня сурка.

* * *
Возвращалась Алиса уже ночью. Дико не хотелось уезжать из места где тебя действительно любят, но завтра надо было снова на работу. Небо было затянуто тучами, сгущая и так непроглядную тьму, хорошо ещё вдоль дороги светили фонари.

Мерно шуршали по асфальту шины, из динамиков доносились ударные ритмы бодрого инструментала и в целом всё было более чем хорошо. Едь да едь себе на практически пустой дороге.

Откуда появился тот здоровенный чёрный джип, она и сама потом не могла внятно объяснить. Он словно соткался из воздуха за её спиной, и всё, что она успела сделать, когда в зеркало заднего вида вдруг ударили яркие фары быстро приближающегося автомобиля, это дёрнуть рулём в сторону, буквально слетая на обочину. Повезло, что не стала резко давить на тормоз, машину не занесло и не выкинуло в глубокий кювет, заполненный почти осязаемой чернотой, а джип, в котором без сомнения сидели представители магической аристократии, словно не заметив её, не снижая скорости и не меняя траектории, мелькнул мимо, качнув воздушной волной её небольшой седан и скрылся вдали, быстро превращаясь в маленькую чёрную точку.

Плавно остановившись на хрустящем под колесами гравии, Алиса откинулась, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя. Что бы с ней было, ударь трёхтонная махина на полной скорости в её втрое меньший по весу автомобильчик, девушка старалась не думать, и так было понятно, что ничего хорошего. А потом, даже выживи она, её скорее всего добили бы те маги, кому помехой она оказалась. Вот только в этот раз уже не страх, а вязкая чёрная злоба заполнила разум Алисы, и месть. Да, пожалуй, сейчас ей хотелось отомстить, хотя она пока ещё не понимала как и кому. Но чувство это всё сильней разгоралось где-то внутри.

Глава 7

В воскресенье Алиса любила поспать подольше. Может быть так и провела бы полдня, нежась в постели, но сегодня они договорились с Настей пройтись по магазинам. Родная сестра – Настя была самой младшей в семье и ещё училась на четвертом курсе одного из столичных университетов. Алиса, в последнее время, шопинг не очень любила, но побаловать сестру, которой в детстве приходилось донашивать старые Алисины вещи – хотелось. Пришлось выбираться из кровати и плестись в ванную, приводить себя в порядок.

На парковке возле торгового центра она оказалась в самом начале одиннадцатого. Самое оно, спокойно и не толкаясь побродить по бутикам, пока большая часть народа ещё спит.

Настя уже ждала её у входа. Оглядев более чем лёгкий для осени наряд: распахнутую курточку, с тоненькой кофточкой под ней, короткую юбку и капроновые чулки, Алиса только неодобрительно поцокала языком. Но потом, только философски вздохнула, сама когда-то такой была.

Обняв сестру, Алиса тут же погнала её внутрь. Оглядев редких посетителей бродивших среди бутиков, спросила, – Ну что, какие планы? Давай только не на целый день, а то набежит потом толпа, страсть как этого не люблю.

– Тогда пошли вон туда, там как-раз распродажа, – потянула Настя Алису в отдел с кричащей вывеской какого-то молодёжного бренда.

Пока Настя надёргав с вешалок кучу разномастной одежды, примеряла выбранные наряды, Алиса поймала себя на мысли, что она уже не испытывает такой радости от обновок. Раньше, когда она училась в школе и институте новые вещи у неё появлялись редко и каждая вызывала радость. Сейчас же она ориентировалась скорее на удобство, чем внешний вид.

Смотря на сестру, она вдруг задумалась, и когда же она перестала быть такой как Настя?

– Ну как тебе, – вышла из примерочной сестра с довольным видом. – Классно же, да? Давно такой прикид хотела.

– Тебе хорошо, – Алиса критически оглядела пальтишко цвета кислотной фуксии, лонгслив под ним с чёрными горизонтальными полосками и чёрные же скинни из экокожи. Пожалуй, сама она такое одеть не рискнула, но сестре и вправду шло, даже горизонтальная полоска ничуть не полнила, – Если нравится давай возьмем, только надо обувь ещё подобрать, что-то на каблуке, кроссовки совсем не в тему.

– Круть! – по-детски обрадовалась Настя и чмокнула сестру в щеку.

В следующем отделе они нашли подходящие ботильоны с каблучком сантиметров шести, которые как раз и ноги удлиняли, и нормально ходить не мешали.

Погуляв по отделам ещё, больше просто посмотрев что есть, чем действительно выбирая, обе девушки почувствовали лёгкий голод и решили слегка перекусить.

На местном фудкорте народу было уже прилично, но они смогли найти небольшой столик у панорамного окна, где был неплохой вид с третьего этажа на город и парковку внизу.

Поставив перед собой салат, Алиса с печалью во взгляде проводила гамбургер, в который острыми белыми зубками впилась Настя, и вновь только вздохнула, с её работой подобная еда была противопоказана категорически, иначе она могла быстро пополнить ряды толстых тёток навроде её Геннадьевны и Леонидовны. Вот уже те обрадовались бы.

– Как учёба? – поинтересовалась Непридумова-старшая, хрустя салатным листом, который пережевывала со стоическим выражением на лице. Настя не блистала особыми успехами в учебе, но и двоечницей никогда не была. Стойкий середнячок.

– Нормально, – без особого интереса ответила Настя, не горя желанием вспоминать про университет. Беседу прервал её телефон. Вынув его, после недолгих поисков, из сумочки, Настя ткнула пальчиком в экран, произнесла, – Да, Дим, привет.

Выслушав собеседника, ответила, – Конечно смогу. Я сейчас с сестрой в Карусели. Уже почти всё купили, сейчас на третьем сидим. А через сколько сможешь? Хорошо, жду тогда. – Положила телефон на стол.

– Димка зовёт со своей компанией сегодня на день рождение какого-то друга. Хотят отмечать за городом на турбазе, – воодушевленно ответила Настя.

– Понятно. Поедешь? – Поинтересовалась Алиса. Димка был новым Наськиным парнем и, если честно, ей не особо нравился. За те пару месяцев, которые Настя с ним встречалась, Алиса его видела несколько раз мельком и каждый раз у неё складывалось впечатление, что он думает только и исключительно о сексе. Впрочем, двадцать один год, гормоны прут, у Алисы и самой были подобные мальчики, безотказные, когда надо сбросить напряжение. Поэтому к сестре с советами она не лезла, сама поймёт и разберётся.

– Конечно поеду, – ответила Настя. – он обещал забрать минут через тридцать, заскочим за вещами домой и поедем.

– А что за турбаза-то?

– Дима сказал, Лесная сказка.

Алисе это название ничего не говорило, но она и на турбазах-то была всего пару раз в жизни.

Выйдя из торгового центра, они увидели Настиного парня, помахавшего им рукой из припаркованного недалеко от входа автомобиля.

Выскочив из машины, Дима чмокнул Настю в губы, забрал пакеты, по свойски поздоровался с Алисой, – Привет!

Смазливый, прекрасно знающий себе цену и избалованный женским вниманием, Алиса до сих пор не понимала, чего он приклеился к сестре. Нет, та, конечно, была далеко не дурнушка, но совсем не производила впечатление легкодоступной девушки. А такие как Дима, обычно, привыкали к лёгким победам. Алиса точно знала, что у них с Настей ещё ничего не было, как-никак чтение мыслей было её коньком, и то, с каким терпением парень уже два месяца кружил вокруг сестры её напрягало.

“А может, я чересчур переживаю, – подумала Алиса, – может там действительно нечто большее?”

Она потянулась к мыслям заносящего пакеты в машину парня, но там было всё то же как всегда, влажные фантазии на тему секса, прочно связанные с пьянкой на турбазе.

На секунду захотелось Настю отговорить, но она была уже взрослой девочкой и лезть в её личную жизнь было неправильно.

– Ладно, сестрёнка, – напоследок обняв Настю, Алиса улыбнулась, – хорошо погуляй там, только не увлекайся. И позвони ближе к вечеру.

– Ага, конечно позвоню, – та была мыслями тоже уже на празднике и, легкомысленно помахав рукой, поспешила к машине, садясь на пассажирское сиденье. Проводив их взглядом, девушка пошла к своей “Соляре”, но увидев подпёршую её пацанскую “семёрку” с колхозным тюнингом, ещё и без водителя, сердито оглянулась, пытаясь найти того взглядом и, зло выругалась, – Ну и где этот казёл?!

* * *
Вволю попредававшись ничегонеделанию, посмотрев разом пять серий недавно появившегося сериала, почитав давно отложенную книгу и вволю поплескавшись в ванне, Алиса посмотрела на часы на стене, увидела что уже восемь вечера и нахмурилась. Проверила телефон, но нет, Настя ещё не звонила.

Минут десять девушка походила туда-сюда, поглядывая то и дело на темный экран сотового в руке, а затем решительно ткнула в иконку вызова, решив набрать сестру сама.

Долгое время на сигнал никто не отвечал, пришлось даже набрать повторно, затем щёлкнуло, с той стороны вызов приняли. – Настя… – произнесла в трубку девушка, но в ответ услышала только какие-то странные звуки, затем приглушенное, – А ну положи телефон, – и вызов оборвался.

Она попыталась набрать снова, но механический женский голос сообщил, что абонент временно недоступен, отчего по телу пробежал неприятный холодок. С сестрой точно что-то случилось. Алиса гнала от себя страшные мысли, стараясь самой себе говорить, что всё хорошо и это просто какое-то недоразумение, и в то же время лихорадочно собиралась, на ходу забивая в телефоне местонахождение турбазы. По навигатору выходило, что добираться туда минут сорок, сграбастав с тумбочки ключи от машины, прихватив сумочку, девушка выскочила в коридор в наспех надетом спортивном костюме и куртке. Несколько раз промахнулась ключом мимо замочной скважины, затем, усилием воли заставила себя чуть успокоится и сосредоточиться, закрыла, наконец, дверь и, не дожидясь лифта, побежала по лестнице вниз.

Выскочив из дома, чуть оскальзываясь в кроссовках на подмороженном асфальте, побежала к машине. Чуть не столкнулась с каким-то мужиком, на которого впопыхах не обратила внимания, но внезапно услышала удивлённый голос, – Алиса?

Обернувшись, внезапно узнала тренера из фитнессзала – Романа. Попыталась вымученно улыбнуться, но вышло так себе, а тот подошел ближе, чуть нахмурившись, с лёгкой тревогой спросил, – Что с вами, на вас лица нет?

Алиса уже хотела отмахнуться, отговориться каким-нибудь выдуманным поводом, но вдруг у неё в голове что-то щёлкнуло и она неожиданно подумала, что там куда она собирается ехать, возможно будет не лишней помощь крепкого физически развитого мужчины и решила рассказать как есть, заодно попросив помощи.

– Моя сестра в беде, – произнесла она, глядя прямо в глаза мужчине, – с ней что-то произошло и я не знаю что именно, знаю только место где она находится.

Брови парня сначала взлетели в удивлении, затем лицо закаменело, а глаза опасно сощурились.

– Так, я еду с вами, – решительно произнёс он, взглянул на неё ещё раз, добавил, – только поедем на моей, вы сейчас не в том состоянии, чтобы сидеть за рулём. И не возражайте.

Возражать? Алиса и не думала, наоборот, испытала какое-то облегчение, от того что уже не одна.

У Романа оказался неплохой кроссовер, не самый новый, но куда лучше её пузотёрки. Запрыгнув на пассажирское сиденье она, под одобрительным взглядом парня пристегнулась и, включив фары, он выехали со двора.

– Ты сказала, что знаешь место?

– Да, – кивнула девушка, прижимая к себе сумочку и ощущая как сильно колотится сердце, – турбаза Лесная сказка.

– Знаю такую, – ответил Роман и машина, басовито зарычав, набрала скорость. Время было уже полдевятого, вечерние пробки рассосались и ему удавалось достаточно быстро проскакивать светофоры.

Пока ехали, Алисе удалось немного успокоиться, привести эмоции в относительный порядок. Она прислушалась к мыслям неожиданного помощника, но там была только некоторая не до конца оформленная тревожность и легкие переживания за неё. Вот это для девушки было неожиданно, и, чего греха таить, приятно.

Внезапно она подумала, что он как-то удивительно случайно оказался в её дворе. Ровно тогда, когда ей нужна была помощь. Несколько минут пыталась сформулировать вопрос, но потом, вздохнув, решила не ходить вокруг да около, а спросить прямо. Чуть коснулась его руки, расслабленно лежавшей на рычаге АКПП, произнесла, – Извини, а как ты… – она чуть замешкалась, вновь испытав опасения, что может своим вопросом ненароком парня обидеть. Но он понял и так.

– Как я оказался в твоём дворе? – Роман бросил короткий взгляд на девушку, улыбнулся, – поверь, увидеть тебя мне было тоже неожиданно. Квартиру я у вас в соседнем доме снял пару дней назад, из прошлой меня хозяйка попросила, то ли продавать собралась, то ли из родни кого поселить, вот пришлось новое жильё искать.

– Понятно, – девушка чуть улыбнулась в ответ, успокаиваясь, не почувствовав фальши ни в словах ни в мыслях, – просто это произошло так…

– Вовремя? – быстро произнёс парень, а затем добавил с хитрой улыбкой, – может это судьба? – но вновь рассмеялся, давая понять, что это всего лишь шутка.

Она замолчала, отвела взгляд, повернувшись к окну, за которым мелькали освещавшие ночную дорогу фонари. Слова Романа что-то задели внутри, они, и ещё то, как решительно, не задавая лишних вопросов, он бросился ей помогать. Во всём, в разговоре, в мыслях, в жестах сквозила стойкая уверенность в своих силах и это, отчасти, даже пугало и волновало, потому что таких парней Алисе встречать ещё не доводилось.

Но сейчас надо было сконцентрироваться на помощи Насте и лишние мысли девушка постаралась выкинуть из головы, или хотя бы отложить на потом.

К воротам турбазы они подъехали, когда часы на приборной панели показывали восемь, пятьдесят семь, Роман смог уложиться в полчаса. Оставив девушку сидеть в машине, он вышел, кивнул показавшемуся из сторожки охраннику, о чём-то поговорил, затем, через калитку, зашел на территорию. А Алиса напряглась, пытаясь мысленно найти сестру, но, то ли та была далеко, то ли… но о таком думать девушка себе запретила.

Через несколько минут Роман вновь объявился, ещё раз поговорил с охранником, тут Алиса заметила, что он сунул ему какую-то бумажку и, коснувшись головы охранника, внезапно с удивлением поняла, что это была денежная купюра не самого маленького номинала. Затем запрыгнул обратно в машину и, дождавшись, когда распахнут ворота, аккуратно покатил по отсыпанной щебнем дорожке куда-то на территорию турбазы.

– Большая компания, празднующая день рождения, здесь сегодня только одна, – пояснил он, Алиса по дороге рассказала ему всё, что знала о намечающемся мероприятии, – и они арендовали двухэтажный дом вон там.

– И тебе это так просто рассказали? – с легким недоверием переспросила она.

– Администратор была очень любезна, особенно после небольшой финансовой стимуляции, – хохотнул Роман.

– Ты и охраннику взятку дал, – Алиса и сама не поняла, почему это прозвучало с укором. Скорее всего из-за её стойкой нелюбви к взяточничеству как таковому.

– Дал, – не стал отрицать парень, – камер на въезде нет и теперь любому, кто спросит, охранник скажет, что никого не было и никакая машина не заезжала.

Поджав губы, Алиса не стала больше никак это комментировать, в конце-концов, нравилось ей это или нет, но они сейчас спасали её родную сестру, а значит, это было во благо.

Когда они подъехали к дому, на улице уже никого не было, хотя ещё дымящийся мангал и разбросанный мусор из пустых бутылок и рваных упаковок присутствовал, похоже основное празднество переместилось с приходом темноты в сам дом. Из окон доносилась громкая музыка и чьи-то весёлые крики.

Прикрыв глаза, Алиса снова сосредоточилась на поиске сестры и тут же с облегчением вздохнула, Настя была здесь, жива, хоть и сильно напугана. К сожалению определить в какой части дома она находится девушка не могла и вопросительно взглянула на Романа.

– Так, – произнёс тот, – сейчас идём внутрь искать твою сестру, если она, конечно, здесь.

– Здесь, – быстро ответила Алиса, добавила поспешно, – просто какая-то внутренняя уверенность.

– Ну ладно, – кивнул то, довольствовавшись подобным объяснением, – главное запомни, ничего не трогай в доме, никаких следов не должно остаться. Они, скорее всего все пьяные и, возможно, разбрелись на группки по интересам, тихо войдём, тихо уйдем. Поняла?

– Да, – кивнула Алиса.

– Тогда пошли.

Выскочив из машины вслед за Романом, она торопливо его догнала, тревожно оглядываясь, спряталась за широкой спиной. Приложив палец к губам, он прокрался вдоль дома, к окну на первом этаже, заглянул, затем поманил её. Шепнул, – Там трое, одна девчонка, глянь.

Заглянув следом, Алиса только разочарованно помотала головой, – Это не Настя.

Они прошли к следующему окну, но и там её не было. Наконец, обойдя весь дом, Роман произнёс, – Значит на втором.

Осторожно ступив на поскрипывающее крыльцо, он потянул деревянную дверь на себя. Та оказалась не заперта, и они очутились в небольшой прихожей с коридором. Из приоткрытых дверей слышался смех и голоса, но в самом коридоре было пусто, как и на лестнице наверх, что находилась сбоку.

Прокравшись по ней, стараясь не шуметь, они поднялись на второй этаж, оказавшись на площадке с стоявшим у стены бильярдным столом и тремя дверями. Одна из них была приоткрыта и за ней слышалась какая-то возня. Подойдя ближе, Алиса увидела, на кровати голую мужскую спину, а затем поняла, что там, есть кто-то ещё. Внезапно увидела мелькнувшую девичью руку с таким знакомым браслетом, а парень на кровати поднял голову и она узнала Дмитрия, а затем поняла, что он пытается изнасиловать её сестру.

– Сука! – прошипела девушка вслух, а затем в голову ударила ярость, чёрная и всепоглощающая и больше не сдерживаясь, Алиса ментальной кувалдой врезала по мозгам насильника. Тот немедленно потерял сознание, безвольным кулём падая на Настю, придавив её.

Подскочив к кровати, Роман буквально сдёрнул парня на пол, освобождая девушку, а Алиса бросилась к плачущей сестре, прикрывавшей рукой голую грудь. На секунду Непридумовой показалось, что тот всё-таки успел сделать своё чёрное дело, но нет, кружевные трусики он с Насти снять не успел, хоть и пытался и, обняв сестру, она принялась шептать ей что-то ласковое.

А Роман, внимательно осмотрев комнату, принёс и протянул ей Настину одежду. Деликатно отвернулся, когда Алиса одевала находящуюся в каком-то ступоре сестру.

Затем они также тихо спустились и притворив за собой дверь домика, сели в машину.

Алиса села с Настей на заднее сиденье, продолжая обнимать, а затем, как-то неожиданно для себя установила с ней мысленную связь, внушая спокойствие, словно убаюкивая девушку, притупляя эмоции от последних событий.

* * *
Отвезя девушек домой, Роман, проводил их до двери Алисиной квартиры, а затем, уже в машине, набрал знакомый номер.

– Дядя Вася, добрый вечер, ну всё, я на новом месте обустроился и даже познакомился с соседями. Да, впечатление произвёл. Потом обязательно расскажу. Да, всё отлично. Тёте Марине привет.

Глава 8

На следующий день Настя опять пошла в университет и они договорились, что та сразу позвонит, если к ней снова будет приставать Дима. Правда Алису больше беспокоило, не слишком ли сильно она оглушила парня. Слишком спонтанно, слишком резко, на эмоциях, она ударила и теперь переживала, что могла ненароком убить или покалечить. С одной стороны, конечно, туда ему и дорога – насильнику хренову, но с другой, если он двинет кони, то обязательно приедет полиция и выяснив, что он вечером был с девушкой, а наутро когда обнаружили его труп, девушки уже не было, непременно свяжет одно с другим и заявится за Настей в университет. Алиса не сомневалась, что те легко смогут вычислить местонахождение сестры. Да, следов насильственной смерти может и не найдут, но слишком подозрительно такое исчезновение. Начнут копать, вскроется и факт взятки администратору и охраннику, а там и на Романа выйдут, а затем на неё, а там, чем чёрт не шутит, ещё догадаются о её паранормальных способностях, и тогда всё, прощай спокойная, свободная жизнь.

Вот такую картину рисовало Алисино воображение и она полдня просидела как на иголках, ожидая то звонка сестры, то входящих к ней в кабинет с наручниками полицейских.

Кстати, сама Настя о ключевой роли сестры в обезвреживании Дмитрия не догадывалась, толком видеть, что происходило за спиной парня не могла и была в полной уверенности, что его вырубил Роман. Алиса, понятное дело, её не разубеждала.

Оставалось загадкой только, что сам Роман думал, о такой неожиданной потере сознания неудавшегося насильника. Но вопросов он не задавал, ни тогда, ни по дороге домой и Алиса истово молилась, чтобы он тоже не придавал этому особого значения, списав на сильное алкогольное опьянение парня.

Наконец Настя позвонила и весёлым голосом сообщила, что Дима ей звонил и она его послала, разорвав все отношения.

– Алис, прикинь, этот гад ничего не помнит, абсолютно, – оживлённо рассказывала девушка, – жаловался, что перепил, и на утро голова раскалывалась. Спрашивал куда я пропала. Не стала ничего отвечать, сказала только, чтобы больше ко мне не приближался.

– Ну и хорошо, – выдохнула Алиса, почувствовав как с души свалился камень нехилых таких размеров, – ты сама-то как?

– Нормально, – беспечно произнесла та, и девушка с неудовольствием подумала, что слегка переборщила с успокоением. Всё произошедшее младшая сестра теперь воспринимала как какое-то приключение, пощекотавшее нервы, но окончившееся хорошо.

– Постарайся больше в подобные переделки не влипать, – попросила она.

– Не буду, я же теперь учёная, – не менее жизнерадостно ответила Настя и Алиса только вздохнула, а затем подумала, что может и хорошо, что сестрёнка так легкомысленно всё воспринимает, не будет бояться заводить отношения с другими – нормальными парнями.

Успокоенная, Алиса продолжила работать.

Тут телефон снова завибрировал. С некоторой опаской она уставилась на него, потому что это звонил Роман. Они обменялись телефонами вчера, вернувшись в город, и вот теперь он звонил и Алиса снова начала переживать, что он что-нибудь заподозрил.

Впрочем, пока не поговорит, не узнает, и задержав дыхание, как перед прыжком в воду, она ткнула кнопку вызова.

– Привет, Алиса, – произнёс в трубку приятный мужской голос. Темб его был спокойным, совсем не похожим на тембр человека который подозревает тебя в чём-то и девушка немного успокоилась.

– Да, Ром, привет, – произнесла она, с лёгким смущением.

– Как там Настя? Не слишком переживает из-за вчерашнего?

– Да нет, – ответила Алиса уже уверенней, – она у меня сильная. Уже успела этого Диму послать подальше. А если он снова к ней начнёт приставать, я его сама проучу, мало не покажется.

– Верю, – хмыкнул в трубку Роман, – ты можешь.

– Ой, – поняла девушка свою оплошность, быстро затараторила, – то-есть, я не в том смысле, что прямо сама, я на него полицию натравлю. Да, – Алиса ещё раз оценила этот вариант и признала его годным, сказала совсем уверенно, – точно, полицию напущу, если надо, судебный запрет оформим, чтобы за триста метров Настю обходил.

– Как сурово, – рассмеялся парень, затем, внезапно, став серьёзным, произнёс, – будь Настя моей сестрой, я бы его прибил бы, наверное там. Честно скажу и так руки чесались, так что ему повезло, что он настолько напился, что вырубился сам.

– Это да, – мысленно скрестив пальцы и выдохнув, ответила девушка, – очень повезло.

– Кстати, а ты не хочешь как-нибудь после работы прогуляться? Или, может, посидеть где-нибудь? – предложил неожиданно Роман.

Алиса на секунду задумалась, но он так ей помог с сестрой, да к тому же, вроде сам по себе был не плох, высокий, красивый. Бабник, конечно, но, в конце-концов, каким ещё должен быть молодой гетеросексуальный мужчина, не страдающий импотенцией. И она согласилась, – Хорошо, можем прогуляться, только я пока не знаю, когда и во сколько, работы много.

– Я не тороплю, – ответил тот.

Попрощавшись, девушка пару минут посидела, задумчиво разглядывая телефон, затем тряхнула головой, вновь сосредотачиваясь на работе. О предстоящем свидании, а это, по всей видимости, было именно оно, можно было подумать и позже.

Уже когда ей надо было бежать к директору, телефон зазвонил в третий раз. Подняв трубку, Алиса увидела, что звонит Светка, произнесла, – Привет подруга. Да? И что за отличный повод? Секрет, говоришь, ну ладно, после работы заскочу. Конфет взять? Ну ладно, возьму коробку шоколадных трюфелей. Давай, всё, до встречи, мне некогда. Ага, ага.

Бросив телефон на стол, девушка ещё раз бегло проверила комплектность бумаг в руках, и поспешила к шефу.

Освободившись после семи, она чуть не забыла про обещание заскочить в магазин за конфетами, пришлось, бросив машину недалеко от Светкиного дома, сначала зайти в магазинчик рядом.

Выбор был так себе, но придирчиво порассматривав коробки, Алиса, наконец, выбрала поприличней и, запихнув в пакет, поспешила к подруге в гости.

Чуть не столкнулась с выходящим из лифта невысоким мужиком, в надвинутой на лоб кепке, едва успела посторониться, а то тот так бы и врезался в неё. Покачала головой и тихонько обозвала того мелким уродом. Поднялась на Светкин этаж, потянулась было к дверному звонку, но тут увидела, что дверь совсем чуть-чуть приоткрыта. Толкнув её, не церемонясь зашла, крикнула громко, – Светик, это я, ты опять дверь закрыть забыла?

Потопталась немного на пороге, ожидая ответа, но в квартире было странно тихо и нахмурившись, девушка прошла по коридору заглянув в зал, где у подруги была оборудована домашняя студия для съёмки своих видеоблогов. Там было пусто. На кухне тоже было пусто, только стояло на столе два чистых пустых бокала, неоткрытая бутылка вина, да лежали на большой тарелке: нарезанный тонкими ломтиками сыр, маслины, какие-то бутербродики.

– Светка? – позвала Алиса ещё раз, а затем толкнула прикрытую дверь спальни.

На полу, возле кровати сломанной куклой лежало тело Светы. Её светлые волосы, всегда тщательно уложенные, были разлохмачены, на лице застыло выражение какой-то обиды и удивления. А прямо в груди, там где сердце, зияло обугленное отверстие, в которое легко можно было просунуть кулак. Даже не приближаясь к подруге, Алиса поняла, что Света мертва, с такими ранами не живут.

На минуту девушка застыла. Сердце колотилось так, что казалось оно сейчас выскочит. К лицу прилило жаром. Она расстегнула воротник – не хватало воздуха… Алиса догадалась, что убили подругу с помощью магии.

– Света, Светочка, – хлынули слезы. Рванула было приблизиться, но тут её будто обдало кипятком и она застыла в метре от тела.

"Нельзя, приедет полиция. Нельзя ничего трогать…"

Невольно встретилась взглядом с замершими зрачками широко распахнутых глаз, а затем, как тогда, с директором ресторана, непроизвольно нырнула глубже, увидев последние секунды жизни подруги, крутящиеся друг за другом словно в калейдоскопе, – невысокий мужчина с искажённым лицом, шарик пламени срывающийся с его руки, падение и последний кадр – кепка, которую неизвестный одевает уходя, затем всё по новой.

Усилием воли разорвав зрительный контакт, на автомате сунула руку в сумочку, достав мобильник, набрала единый номер экстренных служб.

– Оператор Елена, слушаю вас, – произнёсла трубка женским голосом.

– Здравствуйте, – Алиса сглотнула, не в силах вымолвить не слова, только на третий раз, когда оператор позвала её, – Девушка… девушка, не молчите, – кое-как продиктовала адрес и сказала, что убили хозяйку квартиры. Ответила на пару вопросов о себе, и кем приходится убитой. После чего оператор сообщила, что дежурная группа скоро приедет и предупредила, чтобы Алиса ничего не трогала и дожидалась полицию.

Не в силах смотреть на убитую подругу, девушка вернулась в прихожую и, усевшись на пуфик у стены, замерла, продолжая держать пакет с конфетами. Там её и нашли.

Вот только это почти ни к чему не привело. Стоило дежурному следователю заглянуть в спальню, как он тут же многозначительно присвистнул, поманил пальцем двух полицейских, что прибыли с ним, затем холодно взглянул на Алису и произнёс, – Пожалуй, тут всё ясно и без ваших объяснений. К смерти подруги вы не причастны, поэтому можете идти. Да, если знаете родственников убитой, передайте, пусть позвонят в отдел.

– А что будет с ней?

– Пока тело увезут в морг, а квартиру закроем и опечатаем.

– А с убийцей?

Следователь поморщился, – Алиса Сергеевна, давайте вы не будете вмешиваться в работу полиции, вы свои обязательства как свидетеля выполнили – вызвали нас, дальше уже наша работа.

– Но, но… – девушка растерянно смотрела на недовольно смотревшего на неё мужчину, – вы даже не опросили меня.

– В этом нет необходимости, – отрезал тот.

Тут внутри Алисы проснулась какая-то злость, на полицию, на следователя, что явно пытался откреститься от расследования убийства, коснувшись его мыслей она явно различила сильное нежелание связываться с опасным трупом.

– Есть! – воскликнула она, – Она встречалась с магом по имени Эдуард, долго встречалась, я его видела, встретила выходящим из лифта. Он был в кепке, невысокий, ниже меня, в чёрной куртке…

Она пыталась сказать ещё что-то, но тут её резко дёрнул за руку один из полицейских и силком потащил за собой из квартиры на лестничную клетку.

– Замолчи, – произнёс он, пристально глядя ей в глаза.

– Но ведь он…

– Я сказал, замолчи и забудь. – Полицейский был лет сорока на вид, с усталыми и чуть злыми глазами. Он ещё раз огляделся, затем чуть тише произнёс, – Дурёха, вслед за подругой хочешь? Её уже не вернуть, о своей жизни подумай. Видела она… Забудь что видела, в таких делах свидетели очень быстро исчезают. Скажи спасибо, что Сергеич, следак опытный, не стал тебя записывать, прикрыл, будут дело смотреть, твоей фамилии нигде не будет. Поэтому молчи. Ты молодая, тебе ещё жить и жить.

Он отпустил её руку, затем негромко поинтересовался, – Дети-то есть?

– Нет, – Алиса потеряно опустив взгляд, помотала головой.

– Тем более, всё впереди ещё. Не рой себе могилу раньше времени, живи.

Не дав ей вернуться в квартиру, он проводил её до выхода из подъезда и посоветовал даже о самом убийстве никому не болтать.

Выйдя на улицу, Алиса посмотрела на пакет с конфетами, прикусив губу, задавила в себе очередной порыв расплакаться и с силой сжав несчастную коробку, швырнула в урну возле лавочки.

Затем ещё полчаса не могла заставить себя завести мотор, сидя в машине, и только когда уехала дежурка, помаргивая синими проблесковыми маячками, она, наконец, смогла медленно поехать к себе домой. Впервые в жизни захотелось напиться до беспамятства, чтобы забыть, хотя бы на время, всё увиденное.

* * *
Лейтенант Новосельцев работал в полиции второй год, и хоть считался молодым сотрудником, за своё будущее особо не переживал, потому что умел подлизываться к начальству. На остальных коллег, называвших невысокого Колю слегка пренебрежительно “Колясиком”, ему было плевать. Коля с самого начала службы знал, что залог долгой и спокойной службы это хорошо вылизанная начальственная задница.

А ещё у него был козырь в рукаве – знакомый маг. Пусть не самый сильный, не самый известный, но маг, а значит имевший куда больше возможностей, чем любой не одарённый. Связывали их отношения весьма далёкие от традиционных, но эта запретная тайная связь, только укрепляла дружбу между двумя представителями настолько разных социальных слоёв.

На службе Коля умел улыбаться и делать вид, что его не задевают оскорбления и подначки. Вот только он ничего не забывал. И, поделившись при случае обидами со своим другом, он добился того, что из отдела исчезло парочку сотрудников, которые смели высказываться о Коле особенно нелицеприятно. Торжество от своих тайных возможностей лейтенанта буквально распирало, но он был слишком хитёр и предусмотрителен, чтобы делиться этим хоть с кем-нибудь.

Ну а любимой фразой лейтенанта, которую он, правда, говорил только этому своему единственному другу и любовнику была, – Я лицемер и этим горжусь.

Каково же было его удивление, когда на выезде на очередной труп, в описании убийцы от находившейся на месте преступления свидетельницы, он внезапно узнал своего владеющего магией товарища.

Находясь в составе дежурной группы, он также беспрекословно кивал и исполнял указания старшего следователя отдела Сергея Сергеевича, но внутри буквально жгло желание схватить телефон и тут же начать названивать Эдику. Но рано. Другим даже намёка нельзя давать, что у него есть подобные знакомства. Козырь на то и козырь, что его выкладывают лишь в крайнем случае.

Когда уехала труповозка, забрав тело Светланы Игаршиной, они ещё раз осмотрели квартиру и Сергеич самолично закрыл и опечатал дверь. Оглядев обоих полицейских, старший следователь напомнил, – О повреждениях на трупе не болтать, в судебной экспертизе сами напишут что надо. Я в акте осмотра предварительно укажу бытовую травму, ты – Коля – он взглянул на Новосельцева, – завтра найди парочку понятых, чтобы в акте расписались, надежных. Ну ты сам понимаешь.

Лейтенант понятливо кивнул, надежные это те кто без вопросов подпишут любую бумагу любым числом. Не впервой.

– Ну что стоим, поехали в отдел, ещё тонну макулатуры заполнить надо. – проворчал Сергееич и дежурная группа дружно загрузилась в лифт.

Уже вернувшись, Новосельцев, проследив, чтобы рядом никого не было, набрал нужный номер, который держал строго в голове, не доверяя ни записной книжке ни телефонной памяти.

– Эдик, привет, это я. Да, надо встретиться. Нет, по телефону не могу. Да, дежурство через два часа заканчивается. У меня? Да, понял.

Выдохнув, лейтенант ещё раз проверил, что посторонних нет и направился в дежурку. Следовало помочь Сергеичу бумагами. Следак мог отметить его перед начальством и этим стоило пользоваться.

Когда через пару часов он зашел в дверь собственной квартиры, то немедленно был прижат к стене, и жадные мужские губы припали к нему в долгом поцелуе.

– Эдик, Эдик, подожди, – отстранившись от настойчиво наглаживающего его во всех местах мага, лейтенант, заставил любовника притормозить. – Это важно. Ты же убил девчонку сегодня – Светлану Игаршину?

Маг мгновенно стал серьёзен, тут же прекратив заигрывания и, прищурившись, хрипло спросил, – Откуда ты узнал?

– Мы были на выезде, – ответил Коля со вздохом, расстёгнув куртку и разувшись, – адрес ты и сам знаешь, вызвала нас свидетельница, подруга убитой. В отчёте она не указана, но на словах сообщила, что видела убийцу и знает, что его зовут Эдуард. Так же дала словесное описание внешности, как ты понимаешь – твоё.

– Понятно, – нахмурившись проговорил маг, – как остальные реагировали?

– Нормально, – кивнул Коля, – Сергеич – следак, сделал вид, что это дела не касается, а Парамон, это капитан наш, её вывел и потолковал, чтобы не болтала.

– Хорошо, – одобрил Эдуард.

– Вот только мне показалось, – продолжил Новосельцев, что это девчонка, ну, свидетельница, она не успокоится. Слишком взгляд у неё был… я такой уже видел.

– Понятно, – снова протянул тот, – не выяснил кто такая?

– Выяснил, – тут же с готовностью кивнул лейтенант, – она вызов делала, там было ФИО. Пробил по базе – Непридумова Алиса Сергеевна, не судима, тридцать лет. Я там выкопирку сделал. Адрес прописки тоже указан.

– Молодец, – похвалил любовника маг, – хорошая работа, – а затем снова поцеловал.

Глава 9

На работе у Алисы всё валилось из рук, то в отчёте цифру пропустит, то опечатку в справке сделает. Голова совершенно не думала о рабочих вопросах, а перед глазами стояло тело мёртвой подруги. А еще переполняла горечь и злость на полицию, магов и на весь мир, этот долбаный несправедливый мир.

Она предполагала, что возможно, Лев сделал Свете предложение, не просто же так она звала её, отметить радостное событие. И та, конечно, сообщила Эдуарду, что их встречи придётся прекратить. Что произошло потом, гадать можно было долго, но факт оставался фактом, Свету он убил. За то, что много знала или за то, что решила разорвать их отношения, это было уже не важно.

Сейчас Алиса даже частично винила себя в смерти подруги, что не смогла вовремя вправить ей мозги. Настоять на своем, в крайнем случае – внушить. Всё-таки, что ни говори, но Светке всегда везло по жизни, ещё с института она всегда каким-то чудом выбиралась из разных передряг. Но наверное у всего существует предел, похоже, что и она исчерпала свои "девять жизней".

Звонил Роман, но ни о каком свидании Алиса думать тоже не могла и скомкано попросила дать ей пару недель прийти в себя. Он пытался выяснить, что произошло, но впутывать ещё и в это абсолютно непричастного парня, девушка не хотела. Тот полицейский был прав, не стоило слишком громко кричать о магах. Поэтому, сцепив зубы, грубо попросила того не лезть не в свои дела и положила трубку. Он пробовал вызвонить ей ещё несколько раз, но все вызовы она отклонила.

Что ей делать, как ей жить дальше, она пока не знала.

Просьбу следака сообщить ближайшим родственникам Светланы она тоже выполнила, знала телефон матери – тёти Нины, но сказать ей всё как есть, у неё духу не хватило, и всё что она смогла сказать, это, борясь с комком в горле, попросить растерянную женщину, сердцем почуявшую, что случилось что-то плохое, позвонить в отдел полиции и найти следователя. Ответить женщине на посыпавшиеся тут же вопросы она уже не смогла и связь оборвала, после чего, просто выключила телефон.

Была мысль сообщить их бывшим одногруппникам, но и эту мысль Алиса отмела, не желая их впутывать в эту грязь.

Единственный, кому она рассказала о Светке был Безменов. Кто-то должен был сообщить Льву о погибшей подруге, и лучшего способа, чем сделать это через хорошо знавшего его Игоря, она найти не смогла.

Подобное известие заставило финдира мгновенно стереть с лица задорную улыбку, с которой он встретил в своём кабинете девушку, и на минуту замолчать, переваривая услышанное. Затем он только коротко кивнул, заиграв желваками, сказал, чтобы девушка не беспокоилась, и что он Льву сообщит. Затем, чуть помедлив, поинтересовался как та себя чувствует и, услышав честный ответ, что полностью разбитой, буквально настоял, чтобы она прямо с обеда ехала домой. С директором пообещал уладить сам.

Это было через два дня после убийства.

* * *
Днём ранее

– Гражданин Филимонов.

Неприметный мужичок, в спортивном костюме, кепке и чёрной болоньевой куртке, дернулся от неожиданности, услышав собственную фамилию сказанную казённым голосом, прищурился, привыкая к полумраку подъезда, после дневного света снаружи, затем выдохнул, произнёс с укором, – Колька, твою ж налево, и надо было так пугать старого человека?

Находящий в штатском Новосельцев только усмехнулся, сказал, – Не прибедняйтесь гражданин Филимонов, также известный в воровской среде как вор-домушник по кличке “Фил”, вскрывать квартиры старость вам не мешает.

– Напраслину наговариваешь, Колька, – возмутился тот, – я ж тебя вот таким ещё пацаном помню, а ты… совсем совесть потерял, на пустом месте дело шьёшь.

– Успокойся, дядь Вань, всё, – ответил лейтенант, – не переживай, не за эти дела потолковать пришел.

– А за какие? – прищурился немолодой уголовник.

– Ну не здесь же, – обвёл рукой Новосельцев подъезд, – зайдём к тебе, там спокойно и обсудим.

– Ох, Колька, заделался ты полицаем, а ведь таким хорошим парнем был, правильным. И понятия сёк. Вся родня через тюрьмы прошла, все уважаемые люди, а ты…

– А я, дядь Вань, беспредел не люблю, – спокойно произнёс лейтенант, подымаясь по лестнице вслед за Филимоновым, – да и тюрьму.

С детства видя собственными глазами круговорот родни тюрьма-дом-тюрьма, смышленый, не по годам, Коля ничего романтического во всём этом не усматривал. Украл, выпил – в тюрьму, это было не для него. Сидеть годами в полной мужиков камере его тоже не прельщало. И чьи-то высокопарные речи о том, что они – бандиты, реальная сила он тоже воспринимал с сомнением, потому что видел, как эту силу с регулярностью скручивала другая сила. Почти такая же, только в погонах. И вот она была куда интереснее. Поэтому и поступил Коля в полицейскую академию, отчего, по первости, родню чуть кондрашка не хватила. Хотели предать анафеме поправшего семейные идеалы отпрыска, но недаром парень слыл хитрым засранцем. Вызвался на разговор с самым авторитетным родственником – дедом Калистратом, отсидевшим в общей сложности сорок лет по тюрьмам и лагерям, чтобы убедить того, что родственник в полиции не на вред, а только на пользу пойдёт семье. И убедил ведь. Даже благословение получил на службу в органах.

Уже в квартире, в которой, как Новосельцев знал точно, вор жил совершенно один, у них и состоялся предметный разговор.

– В общем, нужно одну хату посмотреть, какие замки, какое что, и открыть.

– И зачем? – не то чтобы Филимонов был против, но подобная просьба от полицейского, пусть и бывшего соседского сынка, которого он знал как облупленного, его напрягала. Нет ли тут какой подставы.

– А ты, дядька, вопросов не задавай, не твоего это ума дело. Но всё по-честному будет, без обмана и подстав, отвечаю. – Коля понял, о чём переживает вор и постарался успокоить.

– Ещё бы я полицаям на слово верил, – хмыкнул тот.

– А магу?

Тут старый вор напрягся и совсем посмурнел. Вздохнул, – Ох Колька, не туда тебя понесло, заведёт тебя твоя хитрость как кур в ощип. Не связывался бы ты с ними.

Если Филимонов что и знал, так это-то что всеми путями их брату следует обходить всё связанное с аристократией. Барыг пощипать, да хату торгаша какого при бабках ломануть это дело правильное, почётное даже, но к магам лезть – проще самому зарезаться сразу, всё не так больно будет, чем когда с тебя шкуру живьем снимут и на медленном огне поджаривать начнут.

– А в квартире той тоже маг небось? – уточнил Филимонов.

– Не, дядька, совсем за дурного не считай, – рассмеялся Новосельцев, – квартирка простая, но попасть туда надо магу.

– А отказаться никак? – попробовал закинуть удочку старый опытный вор.

– Никак, дядь Вань, – покачал головой лейтенант, – уж извини, да и выбора у тебя нет, как и времени на раздумья.

– Понял, – вздохнул тот, но предупредил, – только ты не рассчитывай, что я их тебе так сходу открою, надо сначала посмотреть, что за замки.

– Надо, значит надо, – кивнул Новосельцев, – тогда сейчас и поедем. До завтра человек подождёт, но не дольше.

– Эх-хе-хех… – Филимонов с кряхтением поднялся и пошел собирать воровской инструмент.

* * *
На следующий день

К квартире Непридумовой, они приехали ещё до обеда. И народу везде поменьше, и спокойно подготовиться к её возвращению время будет.

Филимонов взглянув на невысокого мага, тут же отвернулся и больше старался взглядом не касаться. Всё необходимое у него было уже подготовлено, оставалось только аккуратно, без лишней возни, замки вскрыть.

– Значит так, дядь Вань, – инструктировал его шепотом Новосельцев, – двери откроешь, мы зайдём, и ты за нами её закроешь. Замки также как было сделаешь, чтобы клиент не догадался.

Филимонов только угрюмо кивнул, то, что это совсем непохоже на кражу, он уже понял, скорее уж на планируемое убийство, но болтать лишнего он был не приучен, тем более с таким заказчиком, – Сделаю, на стрёме только постой пять минут.

Новосельцев кивнул, вернулся к лифтам, оставив вора-домушника наедине с дверью.

– Нус-с, ребятки мои, – достал тот набор отмычек, – давайте немного поработаем.

Специалистом “Фил” был и правда хорошим, причем действовал всегда аккуратно, обращаясь с замками бережно, как с родными. Не то, что современная молодёжь, лишь бы быстрее сломать. Вот и сейчас, не прошло и пяти обозначенных минут, как оба замка едва слышно щёлкнули и дверь отворилась.

– Готово, – сообщил он Коле и тот, кивнув магу, поспешил в квартиру свидетельницы.

Уже когда они оказались внутри, маг внезапно схватил за куртку Филимонова.

– Старый, – хриплым голосом произнёс он, – не болтай, иначе сожгу.

– Могила, – севшим голосом произнёс тот.

– Вот-вот.

Он отпустил вора и тот, захлопнув дверь, торопливо обратно закрыл замки, оставляя обоих мужчин в квартире. Подхватив сумку с инструментами, ещё раз посмотрел на дверь, и поспешил на выход, машинально перекрестившись. Он старался забыть всё что делал и чему был свидетелем. Это не его дела, а Колька… что ж, не маленький, пусть думает и решает сам.

Оставшись в квартире вдвоём, Николай с Эдуардом огляделись, затем маг спросил, – Когда она будет?

– Не раньше часов шести, – ответил Новосельцев, – по крайней мере контора где она работает до шести. Так что можно не суетится.

– А неплохая квартирка, – произнёс маг, – у Светки получше, конечно, была, но тоже ничего. Знаешь, – обернулся он вдруг к лейтенанту, – а это меня заводит.

– Что, – удивился тот, – прямо здесь?

– А почему бы и нет, – и Эдик широко улыбнулся.

* * *
Подойдя к дверям своей квартиры, Алиса, покопавшись в сумочке, достала ключи, отперла оба тихо щёлкнувших замка и зашла в квартиру, собираясь устало и вместе с тем облегчённо выдохнуть, как вдруг поняла, что что-то не то.

Из зала, её зала, доносились какие-то странные звуки. Негромкие и непонятные. А затем, стоило ей появится на пороге комнаты, как она в шоке замерла, приоткрыв рот. В её квартире находились двое мужчин. Они-то и производили эти странные звуки, совершенно не замечая ничего вокруг.

Это произошло одновременно: мужчины, соединившиеся в странной позе заметили её, а она сбросила поразившее её оцепенение.

Действовать они тоже начали одновременно. Отпрянув друг от друга, первый – молодой парень, почему-то смутно знакомый, схватился за выглядывающую из под куртки кобуру с пистолетом, а второй, в котором девушка с ужасом узнала мага убившего Светку, с искривившей лицо гримасой ярости, попытался сформировать в руке какое-то заклинание.

Алиса тоже уже не стояла на месте. Разум, обретя вдруг холодную чёткость и ясность, не дал ей запаниковать, наоборот, пробудил злость. Девушка за доли секунды прекрасно всё поняла. Эти двое молодчиков пришли сюда по её душу, а не ошиблись случайно дверью. Но раздумывать, как они её нашли и попали в запертую квартиру, времени не было и она буквально толкнула от себя руками волну ментальной энергии, заорав, – Стой!

И они остановились. Застыли: парень с наполовину вытащенным из кобуры пистолетом и маг, уже успевший сформировать огненный шар, каким-то чудом ещё не сорвавшийся с кончиков пальцев и продолжавший негромко гудеть и потрескивать.

Она видела, что маг сопротивляется, что рука его подрагивает, силясь закончить движение и направить в неё убийственное пламя, поэтому гнала и гнала в него волну за волной, проникая за более крепкую ментальную защиту разума, чем у второго пришедшего за нею убийцы.

Внезапно она узнала в парне ещё одного полицейского, что был тогда в квартире Светки и всё поняла. Эти двое явно давно и близко знали друг-друга, не удивительно, что полицейский всё рассказал.

Пот градом катился по лицу Алисы, оглушить обоих как тогда на турбазе ей не хватало сил, сознание мага оказалось куда более защищённым чем у тех с кем ей приходилось сталкиваться ранее, и всё, на что хватало её способностей, это удерживать их на месте.

Девушка понимала, что бесконечно такое продолжаться не может, и судорожно искала выход из положения. Взгляд её остановился руке полицейского с пистолетом и тогда она решилась, посмотрела тому в глаза, а затем приказала злым вибрирущим голосом, – Ты, убей его!

Глаза парня расширились, но ментальное давление, которому он не мог сопротивляться, медленно, потихоньку, преодолевая не слишком сильную волю, заставило его руку потянуться в сторону мага.

– Убей, убей! – твердила как заведённая Алиса, чувствую, что держать Эдуарда становится всё тяжелей.

Пистолет замер, направленный точно в лоб мага и по щеке молодого полицейского скатилась одинокая скупая мужская слеза.

– Да убей же! – проорала девушка, из последних сил подкрепляя крик ментальным импульсом и палец, надавив на спусковой крючок, заставил оружие с резким, похожим на удар молотком по столу, звуком, выплюнуть пулю, пробившую магу лоб.

В тот же миг огненный шар потух, растёкшись в воздухе с безвредным шипением, а мёртвое уже тело Эдуарда безвольной куклой рухнуло на пол.

Мгновенно стало легче и выдохнув, Алиса утёрла лоб, посмотрела мрачно на беззвучно плачущего парня, продолжавшего стоять с вытянутой рукой, произнесла тем же жёстким тоном, – Выстрели ещё, ему в грудь. Быстрее!

На деревянных ногах тот подошел ближе и вновь пистолет дважды дёрнулся в руке, пробив пару отверстий в районе сердца.

“Теперь точно не оживёт, – подумала девушка, которую потряхивало от выброса адреналина, – но что делать с этим?”

Пару минут, глядя на замершего на месте полицейского, она боролась с желанием приказать ему выпустить себе мозги, но победил рационализм. Как она в одиночку будет избавляться от двух тел сразу, она не представляла. А вот если удастся подчинить своей воле второго убийцу, то сразу решится пару самых острых вопросов.

Дальше девушка действовала на одних инстинктах, не особо представляя как это работает, но интуитивно понимая, что она на верном пути.

– Положи пистолет. Подойди. Слушай меня. – Алиса глядя парню в глаза, сосредоточилась, постаравшись транслировать тому свою волю прямо в мозг.

– Ты подчиняешься мне. Я твоя единственная и безраздельная хозяйка. Ты не хочешь ничего, кроме того чтобы исполнять мои приказы. Исполнение моих приказов для тебя высшее наслаждение, а неисполнение – физическая боль. Ты слушаешь только меня. Если я скажу вести себя как обычно, ты всё-равно будешь слушаться только меня, просто играя роль. Ты меня понял?

– Понял, – медленно ответил полицейский.

– Как тебя зовут?

– Николай Новосельцев.

– Я буду звать тебя Коля. Скажи, есть кто-то, кроме вас двоих, кто ещё в курсе, что вы пришли ко мне?

– Да, Иван Филимонов. Вор-домушник, он открывал нам дверь.

– Кто-то кроме него?

– Никто.

– А твои коллеги в полиции или друзья Эдуарда?

– Никто не знает и у Эдуарда нет друзей кроме меня.

– Это хорошо…

Алиса отошла от Новосельцева, подобрала пистолет, с ним в руках чувствуя себя как-то спокойней. Она не знала, сработает ли её внушение, хоть и чувствовала, что какие-то перестройки в психике парня, во время ментального воздействия происходили.

Тут из носа что-то потекло и коснувшись пальцами тёплой жидкости, она внезапно увидела кровь. Изматывающая борьба с магом и последующее программирование, по иному не назовешь, полицейского, сильно ударили по организму. Закружилась голова и, чтобы не упасть, девушка присела на диван.

“Только бы не потерять сознание, – забилась в сознании тревожная мысль, – а если всё внушение тогда слетит? Он же меня убьёт”.

Каким-то невероятным усилием ей удалось справится с накатывающей темнотой. Алиса потянула на себя плед, приложила, к носу, чтобы не заляпывать одежду, откинулась чуть назад, приняв полулежачую позу. Хотела приказать принести воды Николаю, но побоялась, что ещё одно ментальное усилие её доканает.

Постепенно зрение вновь обрело чёткость, дурнота отступила и в целом стало чуть полегче.

Парень стоял там же, где она его оставила и только глаза его неотрывно наблюдали за Алисой, не выражая, впрочем, никаких эмоций.

– Сядь. Где нибудь. – Девушка поморщилась от произведённого усилия, снова подкатил к горлу комок. Следовало бы подождать, но слишком эта недвижимая безмолвная, словно статуя, фигура мозолила глаза.

Оставалось решить вопрос, что делать с трупом.

Глава 10

Коля сидел там, где она ему приказала, а она, оклемавшись и почувствовав, как к ней потихоньку возвращаются силы, молча смотрела на лежащий на полу труп мага и искала варианты.

Расчленить на кусочки, наверное, было наиболее практично, проще выносить мешками. Строительные, чёрные из толстого полиэтилена у неё где-то на балконе были, с тех времен, когда она делала капитальный ремонт в квартире. Но представить себя, хладнокровно отпиливающей человеку, пусть даже и мертвому, руки и ноги, разделывая как какую-нибудь курицу, она не могла. Был вариант – приказать это сделать Коле, предварительно велев оттащить мага в ванную, но, её начинало выворачивать от одной мысли, что это будет происходить у неё в квартире.

Несмотря на стресс, и то, что она прошла буквально по краю, чудом не став жертвой парочки убийц, сама она переступить какие-то моральные ограничения не могла и не хотела.

Посмотрев на ковёр на полу, два с половиной на три с половиной метра размером, аляпистый, с бежевыми и коричневыми вставками неправильной формы, на котором лежали ноги трупа, Алиса вздохнула, подумала, что ковёр ей и так никогда не нравился, после чего приказала, – Закатай его в ковёр.

Коля послушно поднялся, затащил тело полностью на синтетический ворс, набросил сверху край.

– Нет, руки у него вытяни, и плотнее, плотнее закручивай.

Эдуард ростом был едва метр семьдесят, не выше девушки, даже ниже, с учётом, что та всегда ходила, пусть не слишком высоком, но каблуке, поэтому даже с вытянутыми руками спокойно поместился внутри скатки. Молодой полицейский делал на совесть, да и худощавое телосложение мага тоже было на руку, поэтому итоговым результатом Алиса осталась довольна. Сдёрнула с висящего на двери халата махровый пояс, кинула парню, – Завяжи посередине.

Когда с упаковкой трупа было покончено, она задумчиво посмотрела ещё раз на Колю, затем спросила, – Вы сюда на машине приехали?

– Да, – ответил тот, продолжая смотреть на ковёр.

– На чьей?

– На моей.

– Ковер в неё влезет?

Парень на секунду задумался, затем произнёс, – Если сложить часть заднего сидения и откинуть переднее, то должен.

Девушке было немного не по себе, от того, что она сейчас общалась словно с механической куклой, настолько безжизненным и отрешенным был голос неудавшегося убийцы, но она вновь себя убедила, что он это заслужил. Решительно отогнала прочь любые сомнения и непрошенную жалость.

Вновь спросила, после минутных раздумий:

– А лопата есть в машине?

– Есть.

– Какая?

– Две, малая и обычная, штыковая.

Это было неплохо, и план потихоньку в голове Алисы стал вырисовываться.

– А канистра?

– Есть.

– С бензином?

– Да.

– А зачем они вам были нужны? – задала она вопрос, и затем понимающе усмехнулась, услышав как парень вполне откровенно ответил:

– На случай, если придется прятать труп.

“Придётся, – подумала она, – очень даже придётся. Вот только не тот, который вы думали”.

– А если бы пришлось прятать, то где бы вы его закопали?

И вновь парень, не задумываясь, ответил, – Есть за городом место.

– Далеко?

– Часа полтора отсюда ехать.

Девушка вновь стала производить в уме различные подсчёты. Если светать начинало в семь утра, то необходимо было успеть вернуться до этого времени. Но, в семь уже прилично народу разъезжалось по работам, а это означало больше возможных свидетелей. Поэтому крайнее время сдвигалось на шесть утра. Если вычесть два раза по полтора, то выходило, что не позже трех часов ночи они должны были труп погрузить и вывезти, постаравшись не попасться на глаза возможным свидетелям.

То, с каким хладнокровием она рассуждала об этом, девушку саму тоже отчасти пугало, Алиса не понимала, почему её не тянет плакать или истерить, почему уже не сжимает сердце от страха, а мозг работает как отлаженный механизм, трезво и скрупулёзно оценивая ситуацию и подбрасывая идеи одну за другой.

Видимо, всё-таки, что-то в ней самой сломалось, изменилось, заставив сцепить зубы и пойти наперекор всему: полиции, магам, убийцам в их лице и может даже самому этому миру.

Самое главное, что девушка понимала абсолютно ясно, мага будут искать. Раньше или позже, но начнуть рыть везде, где только можно, ища зацепки и, в конечном итоге, выйдут на неё. А значит, надо сделать так, чтобы им не пришлось рыть слишком глубоко.

Она вновь взглянула на Колю. То, что связывало этих двоих, для неё загадкой не было. Они были любовниками и любовниками тайными. Подобная гомосексуальная связь ни в полиции, ни в магическом сообществе не поощрялась, да ещё и с партнером другой социальной категории. Это всплывёт, не может не всплыть. Пули в Эдуарда выпущены из пистолета Коли. Возможно такое на почве ревности? Да, возможно. И Коля, автоматически становится главным подозреваемым. Но только до момента как его найдут. А как найдут, то узнают, что это не он сам, а его банально заставили. И вновь выйдут на Алису.

А если не найдут? Тоже не самый лучший вариант, потому что если он просто исчезнет, его будут продолжать искать, очень долго и очень упорно. И тоже, теоретически, могут накопать не то, что нужно.

И вывод из всего этого был один, что Колю должны найти, но только Коля ничего не должен рассказать. А это означало, что как бы девушке не хотелось брать очередной грех на душу, но парня тоже надо было убить.

Алиса зябко поёжилась, но выбирая между своей жизнью и его, она однозначно выбирала свою.

Когда стрелки на часах подобрались к трём часам ночи, она, как можно бесшумней, открыла дверь, вслушиваясь в тишину площадки, пытаясь определить, есть ли кто-то там или на лестнице.

Всё было тихо, и шепотом приказав тащить ковёр, она подхватила скатку с другого края. Вместе с Колей они оттащили ковёр к лифту.

Быстро заперев дверь, молясь всем богам, чтобы им по дороге не попался какой-нибудь припозднившийся житель, Алиса с парнем загрузила труп в лифт, а затем, вытащила к самым подъездным дверям.

Приоткрыв дверь на улицу, шепотом спросила, где Колина машина, увидела бюджетный универсал отечественного производства и вновь чуть-чуть выдохнула. В её машинку ковер точно бы не влез как надо, даже сложи она сиденья, но здесь, поместится должно было нормально.

Они перенесли ковёр к машине, уложив в тень сбоку и, пока Коля открывал двери и складывал сиденья, Алиса тревожно оглядывала парковку и тёмные окна ближайших домов.

Ей казалось, что вот сейчас кто-нибудь точно покажется, и, обязательно, их увидит. Она с дрожью ждала, что хлопнет где-нибудь дверь, раздадутся голоса или даже во дворь въедет, по закону подлости, машина ППС патрулирующая район. Но пока им везло и везде было тихо.

Скатка вошла в универсал с запасом и, проконтролировав, чтобы молодой полицейский уселся за руль, девушка сама села на единственное свободное место сзади него и приказала, положив ладонь на плечо, – Вези в это ваше место.

Секунду подумав, она спросила, – Ты не пристёгиваешься?

– Нет, – ответил тот, – никогда.

– Тогда не пристёгивайся.

Сама же Алиса, найдя ремень безопасности, на всякий случай себя им перетянула. В конце-концов, с её даром, ей было достаточно просто видеть объект воздействия.

Вырулив со двора, Коля быстро направился в сторону восточного выезда из города, быстро проскакивая перекрёстки и моргающие желтым светофоры.

Заминка у них произошла только однажды, когда их остановил патруль ДПС.

Сначала девушка испугалась, но, затем, быстро подумала, – “Коля же полицейский, его не должны сильно досматривать”.

Склонившись к переднему сиденью, прошептала, – Веди себя так, как обычно.

В этот момент к машине подошел инспектор в зелёном светоотражающем жилете, дождавшись, как приоткроется окно, представился, – Сержант Нетребко, ваши документы.

– Лейтенант Новосельцев, уголовный розыск, – незамедлительно показал Коля тому своё удостоверение, называвшееся ещё, как вспомнила Алиса – ксивой.

Присмотревшись, инспектор кивнул, хмыкнув, спросил, – Служба спать не даёт, господин лейтенант?

– Как и вам, – отзеркалил парень интонации сержанта.

Не слишком содержательный диалог, но этого вполне хватило. Корпоративная солидарность сработала, да и к уголовке всегда отношение было более уважительное, поэтому ничего больше спрашивать у Коли не стали.

Инспектор взял под козырёк, произнёс, – Счастливого пути, – и, теряя интерес к машине, пошел к патрульной машине, а Коля плавно вырулил с обочины обратно на дорогу.

Искомое место оказалось дикой рощицей, может даже небольшим лесом, каким-то чудом не попавшим под строительство очередного элитного посёлка, которые в последнее время заполонили все окраины.

Съехав на неприметную грунтовку, а затем и вовсе просто петляя между деревьев, Коля ещё минут пятнадцать, осторожно вёл машину, уводя их всё дальше в лес, пока асфальтовую дорогу не стало ни видно, ни слышно, затем заглушил двигатели и произнёс, – Здесь.

Темень в лесу была непроглядная, и всё, что было за пределами фар, тонуло в зловещем мраке.

Впрочем, после всего произошедшего, бояться какой-то темноты было просто глупо и, выйдя из машины, Алиса прошлась вдоль деревьев, ища удобное место для могилы.

Мелкие сухие веточки трещали и щёлкали под ногами, шуршал опад, где-то заухала сова, мельнула тенью на грани светового пятна.

– Бери лопату, копай.

Чуть поёжилась, глядя на мерно заработавшего лопатой полицейского. Кожаная куртка была не слишком тёплой, но это было лучше чем пальто, куртку, в случае чего, можно было легко оттереть от любых следов.

– Так глубоко не надо, – произнесла она, увидев, что Коля начинает углубляться ниже полуметра. Внезапно ей пришло в голову, что не обязательно тело вообще закапывать. Чем раньше его найдут, тем будет лучше.

– Хватит, – она остановила парня, на чьём лбу бисеринками блестел в свете фар пот, – пошли тащить ковёр.

Произносить – труп, тело, или называть его по имени она не хотела, что-то мешало, поэтому Алиса сознательно искала нейтральные слова.

Бросив свёрток у выкопанной кое-как траншеи, снова приказала, – Разворачивай и скидывай туда.

Проследила, как мёртвый маг с глухим стуком перекатился в выкопанное для него пространство, так и застыв с поднятыми вверх руками, произнесла, – Теперь бери бензин, и хорошенько облей.

Ещё через пару минут чиркнула загораясь спичка, и пропитанная бензином одежда покойника занялась ярким оранжево-красным пламенем.

Отойдя чуть в сторону, Коля полил бензином и оставшийся ковёр с поясом от халата. Не тащить же обратно, а оставлять просто так – глупо.

Вскоре и он полыхнул и зачадил едким чёрным дымом сгорающей синтетики.

– Всё, нехрен тут больше делать, – грубовато произнесла Алиса, когда пламя погасло, оставив от ковра только копоть и сажу, а от мага обгорелое как головёшка тело, после чего скомандовала неотрывно смотревшему на то, что осталось от его друга парню, – Садись за руль, поехали.

Обратно они выбрались также как и заехали. Вот только со временем девушка промахнулась, не учтя затрат на копку могилы и сжигание улик, и время было уже половина шестого.

Въехав обратно в город, она заприметила какие-то заброшенные промышленные строения и приказала сворачивать туда. Наконец они остановились в неприметном проезде, окруженные только обшарпанными железобетонными конструкциями с выбитыми проёмами окон.

Оставалось самое последнее.

Выйдя из машины, Алиса остановилась, глядя через стекло на замершего за рулём полицейского. Облизнув пересохшие губы, снова скомандовала, – Доставай пистолет.

Оружие она сама, аккуратно перед этим протерев, чтобы её отпечатков не оставалось, вложила ему в кобуру ещё дома.

– Теперь засунь дуло в рот.

Парень и это приказание выполнил беспрекословно.

Девушка почувствовала, как от волнения сильнее начинает биться её сердце. Плотно сжав губы, прикрыла глаза, борясь сама с собой. Но затем, ещё раз сказала себе, – “Они пришли тебя убить и маг, и этот мальчик Коля, который сам без всякого принуждения сдал тебя своему дружку-любовнику. Их не за что жалеть. Они просто получают по заслугам”.

Открыв глаза, она больше не сомневалась и не мучалась. А её губы, разжавшись, выплюнули одно только короткое и резкое слово – Стреляй.

Выстрел грохнул чуть приглушенно, но эхо всё-равно, прокатилось по переулку, заставив девушку вновь, настороженно оглядеться.

А тело парня, безвольно выронив пистолет, медленно завалилось вперёд и вбок.

Обратно к дороге она выбиралась, стараясь держаться в тени, вовсю сканируя пространство на обнаружение посторонних, но везде было тихо и пустынно.

В шесть начинали ходить первые автобусы и с несколькими пересадками, через час она была уже у себя, валясь с ног от усталости и бессонной ночи.

Позвонив директору, она сослалась на плохое самочувствие и выпросила день отдыха, после чего завалилась на кровать и тут же уснула.

* * *
Сидевший за столом грузный мужчина начальник безопасности рода Алексеевых, поджав губы ещё раз перечитал рапорт старшего охраны, о том, что пропал один из его подчинённых охранников.

Сергей Валерьевич Кривошеин был сильным магом и отличным специалистом, поэтому помнил всех своих подчинённых в том числе и этого невысокого и всегда какого-то несуразного мага-слабосилка.

Среди всех специалистов службы безопасности рода Эдуард Мохов был, пожалуй, самым бесполезным сотрудником и если бы не обязательство принимать в род всех магов родившихся на родовых землях, ноги бы его и близко не было. Завистливый, трусливый, пресмыкающийся перед теми кто сильнее, а значит вообще перед всеми в роду. Мало того, в силу вышеозначенных причин, его иной раз замечали в компании простолюдинов, что тем более очков ему не добавляло.

Но, как бы то ни было, он был магом рода и род обязан был приложить все усилия для его поисков.

Связавшись с несколькими своими людьми, в том числе курирующими полицию, он ориентировал их на поиск любой полезной информации и проверить квартиру Эдуарда.

Вот только когда, ближе к вечеру, стали поступать результаты, они его не слишком обрадовали.

Тщательный осмотр места жительства установил, что Мохов не просто якшался с простолюдинами, он имел гомосексуальную связь с лицом оказавшимся офицером полиции – Николаем Новосельцевым.

Дав указание проверить эту ниточку, ещё через час он получил копию полицейского рапорта об обнаружении трупа лейтенанта Новосельцева в своей машине с явными признаками самоубийства, на окраине города.

Затем подъехал отчёт криминалистов и Сергея Валерьевича сразу насторожило, что самоубился тот одним патроном, а в обойме не хватало четырёх.

Выводы стали напрашиваться сами собой.

Дальше по записям видеокамер выяснили, что машина выехала из города около четырех часов ночи, а вернулась почти в шесть.

Поисковую операцию объявили ещё через час. Так как ориентировали в первую очередь полицию и различные волонтёрские организации простолюдинов, поиски залегендировали пропавшей в том районе несовершеннолетней.

На вырытую но, почему-то не зарытую могилу с обгоревшим трупом наткнулись только утром следующего дня.

Спешно отправленные туда криминалисты, установили, что тело имеет три огнестрельных ранения, два в грудь и третье в голову, предположительно контрольное. Изучение извлечённых пуль уверенно связало их с данными баллистического отстрела табельного оружия Новосельцева, после чего последние сомнения у Кривошеина отпали. Это действительно был Мохов.

Листая сложенные в папку материалы, начальник безопасности рода только качал головой, да презрительно кривился. Дать себя убить взревновавшему любовнику-простолюдину, это был такой позор на весь род, что хотелось Мохова воскресить, а затем снова убить, только уже собственноручно.

Чтобы не допустить огласки, дальнейшее расследование тут же свернули, все материалы у полиции изъяли, как и обгорелый труп, и всё, что хоть как-то могло пролить свет на личность убитого и истинные причины самоубийства лейтенанта Новосельцева. Ну и предупредили полицейских, участвующих в розыскных мероприятиях, чтобы не болтали лишнего. Но те и сами понимали, чем подобное чревато.

Про Эдуарда Мохова было официально забыто.

Глава 11

Дернув на себя обшарпанную дверь, Филимонов зашёл в тёмный подъезд. Споткнувшись о порожек, ругнулся, и помянул недобрым словом мудаков, вечно выкручивающих лампочки. Постоял, пару секунд привыкая к полумраку. Поднимаясь по лестнице, на площадке между этажами мазнул взглядом по женской фигуре в темной куртке с капюшоном, что стояла разглядывая через запылённое окно двор.

“К Витьке, что ли? – подумалось отстранённо, – вечно наобещает своим бабам, а они его потом ищут. Третья уже, в этом месяце”.

Сосед Филимонова был законченным бабником, волочился за каждой юбкой, обещая золотые горы. Потом, поматросив, естественно бросал. Старый вор уже и не помнил, сколько раз его били оскорблённые дамы, один раз даже ночью в отместку облили бензином и подожгли машину во дворе.

Пройдя мимо, порывшись в кармане, мужчина достал ключи, завозился, стараясь попасть в замочную скважину. Чертыхнулся, руки, что никогда не подводили на работе, никак не могли воткнуть ключ в прорезь замка собственной двери. Тут услышал за спиной лёгкие шаги, обернувшись, увидел, что девушка, которая до этого стояла на площадке, поднялась вслед за ним.

– Филимонов Иван Петрович? – держа руки в карманах куртки, глядя исподлобья, произнесла она.

Достаточно молодая и красивая, она была мужчине не знакома, и он был готов поклясться, что раньше с ней нигде не пересекался. Лёгкое чувство опаски кольнуло прожженого жулика, и он осторожно поинтересовался:

– С какой целью интересуетесь?

Девушка ничего не ответила, но внезапно Филимонов почувствовал как его охватывает беспричинный ужас. Слепой, первобытный, идущий откуда-то изнутри, сковывающий холодом, заставляющий волосы подыматься дыбом.

Ключи звякнули об пол, выскользнув из ослабевших пальцев. Тело мужчины покачнулось, отшатнулось назад и навалилось спиной на дверь.

Волны страха, исходящие от молча стоящей перед ним женской фигуры с размеренностью парового молота накатывали и обрушивались на него одна за другой, лишая рассудка, заставляя сердце загнанным зверем долбиться в грудную клетку. Он медленно начал сползать по двери на пол, не в силах что-либо поделать, чувствуя как внутренности сжимает мертвенно-холодной костяной рукой, а через тридцать секунд порядком изношенный мотор, не выдержал запредельного ритма и разорвался.

Мужчина без звука завалился на грязный пол, с глухим стуком ударившись головой о дешёвую плитку. Остановившийся взгляд замер на грубых чёрных ботинках девушки.

Та ещё пару минут постояла над трупом старого домушника, удостоверяясь, что тот действительно мертв. Затем, так и не вынимая рук из карманов, быстро сбежала по лестнице вниз.

Последняя ниточка, которая могла связать её со смертями сладкой парочки мага и полицейского, была оборвана.

* * *
Выходить на работу, после всего произошедшего Алиса была морально не готова. Требовалось многое переосмыслить и разобраться в первую очередь в самой себе. Неделю отпуска, ей помог взять Безменов, избавивший её от долгих разговоров с шефом. И запершись в квартире, несколько дней она никуда не выходила, посвятив тщательному самоанализу.

За то время, что она сидела с Колей и трупом мага в квартире, дожидаясь ночи, она успела о многом расспросить молодого полицейского. В том числе и воре, вскрывавшем её дверь. Он слишком много знал, этот Филимонов и мог навести на неё других.

Мысль о том, что этот конец надо зачистить, обезопасив себя, пришла к ней легко и непринуждённо, обыденно даже, словно она рассуждала не о сознательном убийстве человека, а о какой-то работе.

Сначала, по привычке, Алиса хотела ужаснуться этому факту, но, неожиданно, не смогла. Что-то в её психике переменилось, сдвинулось в сторону, сместив понятия добра и зла.

Ну а после того, как девушка, не дрогнув ни единым мускулом, свела в могилу домушника, переход её на тёмную сторону стал окончательным и бесповоротным.

И в то же время она понимала, уходя от дома Филимонова, глядя на обычных людей, что встречались ей по пути, хмурых и весёлых, молодых и взрослых, что она уже не такая как они.

А ещё она понимала, что в этом виновны исключительно маги, именно из-за них она стала такой. По их вине, защищая свою жизнь она переступила через ту грань, которая отделяла её сейчас от обычных людей. Если потребуется ещё убить, даже не одного, чтобы защитить себя или своих близких, она сделает это, не колеблясь и не задумываясь.

Вернувшись домой, она ещё раз тщательно разобрала свои способности. Уже было вполне понятно, что обычный человек, не маг, легко поддаётся её воздействию и ничего противопоставить этому не может. Вот только, никакого удовлетворения эта мысль ей не принесла. Уподобляться магам, упиваясь своей властью над простолюдинами, неспособными хоть как-то защититься, она не хотела. Вот по самим магам, она бы, пожалуй, силой своей прошлась, выжгла бы им мозги, если бы могла, но столкновение с Эдиком в её квартире показало, что о том пока остаётся только мечтать.

Эдик, по маговским меркам был слабаком. Посредственный дар, только и годный стращать простолюдинов и самое нижнее место в рейтинге способностей, как рассказал Коля. Но даже такого слабака она едва смогла удерживать на месте. Про то, чтобы заставить его себя убить, и речи пока не было, что уж тут мечтать о полном подчинении. Её после Коли-то нехило откатом приложило, а тут и вовсе помереть недолго от перенапряжения.

Невольно Алиса задумалась о том как свои способности усилить. Если вдруг ей снова придётся столкнуться с магами, она должна уметь им противостоять. И если не чистой силой, то силой плюс хитростью.

Пока она могла не слишком сильного мага на пару десятков секунд удержать на месте. Может и больше, но девушка решила опираться на минимальное значение. Что можно сделать за это время? Убежать? Отпадает. Разрыв зрительного контакта вероятнее всего приведёт к сбросу воздействия. Значит только атака. Физическая. Вот только она сильно сомневалась что сможет вырубить мужчину ударом кулака, или там ноги. Её шестьдесят килограмм и занятия фитнесом явно для таких подвигов не подходили. Значит нужны были подручные средства.

Про оружие стоило сразу забыть. За огнестрелом следили очень жёстко. Оно было исключительно у полиции, да и то, одни пистолеты. Алиса слышала, что у охраны магических родов есть автоматические винтовки, но такую ещё вопрос как украсть, да и где её прятать? А искать будут очень жёстко.

Нож? Как вариант. Вот только тоже вопрос, где его держать, чтобы быстро достать. А с учётом, что она на работе постоянно ходит через рамки металлодетектора, нож первый же досмотр не переживёт. Нет, тоже отпадает.

Тут взгляд девушки упал на набор китайских палочек для волос, которые она когда-то купила, поддавшись общей моде на всё азиатское. Мода быстро прошла и палочки так и остались пылиться, среди прочих заколок и резинок для волос.

Вытащив одну, имевшую весьма острый кончик, она попробовала ту на крепость, попытавшись переломить пополам, но не смогла и осталась этим довольна. Сантиметров двадцати в длину, та имела утолщение на противоположном конце, за которое палочку было удобно держать. Уперев утолщением в центр ладони, Алиса обхватила палочку пальцами как можно крепче, представляя, что это оружие. Нахмурилась, чуть поменяла хват, пропустив палочку между средним и безымянным пальцами, крепко сжала ладонь в кулак. Палочка торчала из кулака как деревянный шип и смотрелась достаточно опасно. Она потыкала им перед собой, с силой выбрасывая вперёд руку, как показывал тренер, дополнявший занятия фитнесом элементами бокса. Прикинула, что если попасть таким в глаз, то, как минимум, зрения противник лишится, а если пробить кость и достать до мозга, то и умрёт.

От подобного Алиса была не в восторге и проверять на практике не сильно горела желанием, но это, наверное, был единственный реальный вариант защититься, поэтому, посмотрев в сети способы заколки волос, подобными палочками, принялась экспериментировать с причёской, стараясь выбрать наиболее приемлемую для себя.

* * *
На работу она возвращалась с не самым лучшим настроением, и слабая надежда, что тут она сможет отвлечься не слишком-то оправдалась. Нормально влиться в рабочий процесс у неё никак не получалось.

Вообще её работа стала казаться какой-то глупой, и совершенно бесполезной. А дрязги внутри коллектива мелкими и несущественными. Свою вредную сотрудницу – Геннадьевну, она практически не замечала, убогие мыслишки той совершенно не воспринимая.

Та тоже заметила полное равнодушие и отстранённость начальницы, попыталась нахамить, уязвленная таким пренебрежением к своей персоне, но Алиса просто отвернулась, перестав обращать на ту внимание и переключилась на компьютер, за которым работала.

А когда женщина попробовала начать визгливо возмущаться, то холодный и безэмоциональный голос начальницы кадров, словно ушатом ледяной воды обрушился на неё, произнеся одно короткое слово – Уволю.

Сказано оно было так, что Геннадьевна мгновенно сообразила, что действительно уволит, мигом заткнула рот и быстро ретировалась из кабинета, в жопу засунув весь свой гонор. В таком состоянии Алису она не видела ещё никогда.

Посмотрев на часы, девушка нахмурилась, на еженедельное совещание её почему-то не пригласили. Подняв телефонную трубку, набрала секретаршу. Услышав голос Полины, уточнила почему совещание отменили. Но оказалось, что ничего не отменяли, просто пока её не было, состав участников сократили.

Это было несколько странно, шеф редко менял свои привычки.

Поджав губы, Алиса с минуту посидела, размышляя, над причинами такой смены политики руководства. Нет, большинству явно подобное пришлось по душе, особенно хозяйственнице и снабженцу, которые регулярно прилюдно огребали за те или иные недоработки, но ей такое изменение было странно. Неужели Павел Петрович решил ослабить контроль? И на кого он его тогда переложил?

У Алисы крутилась на языке одна фамилия, но прежде следовало до конца во всём разобраться.

Поднявшись, она решительно направилась в приёмную, собираясь дождаться окончания совещания.

Кивнув Полине, что-то печатающей за своим компьютером, девушка посмотрела на плотно закрытую в директорский кабинет дверь и снова нахмурилась, раньше, на совещаниях она всегда была открыта, потому что частенько отдельные сотрудники бегали туда-сюда, нося запрашиваемые Сазоновым бумаги.

Всё страннее и страннее. А самым странным были звуки, доносящиеся из-за двери. Которые сильно напоминали весьма громкую ругань.

Наконец дверь распахнулась и мимо Алисы пролетел, ни на кого не смотря находившийся в бешенстве первый зам – Драчёв. Мимолётно коснувшись его мыслей, девушка уловила только поток нескончаемой брани, в котором что-то конкретное понять было решительно невозможно.

Следом показались два начальника отделов – Русаков и Дёмин, но и у них в головах был какой-то сумбур. Похоже они сами мало что поняли в происходящем.

Больше из кабинета не вышел никто и заглянув туда Алиса увидела только директора, сидевшего с задумчивым видом и совершенно спокойного Безменова, что перекладывал какие-то бумаги перед собой.

– А, Алиса! – произнёс Сазонов, увидев её, – вышла уже? Хорошо, а то у нас столько изменений.

– Павел Петрович, – поздоровалась она, входя, – Игорь Владимирович.

– Алиса Сергеевна, – кивнул в ответ Безменов.

– В общем так, Алиса, – вновь произнёс директор, – Игорь сейчас парочку интересных предложений озвучил, в том числе интересный зарплатный проект. К этому вопросу подключись, надо будет со всех сотрудников собрать заявления с согласием на переход в другой банк.

– А если не согласятся?

– Алиса, – вздохнул Сазонов, – не первый год работаешь, сделай так чтобы согласились. Я уверен, ты сможешь.

– Ладно, – директор посмотрел на Безменова, – Игорь иди занимайся, моё согласие у тебя есть, а с Антоном я переговорю.

– Хорошо, – кивнул тот, поднимаясь и собирая бумаги, – немедленно приступлю.

– Давай, постарайся до конца года эти вопросы закрыть, до закрытия отчётного периода, чтобы потом путаницы не возникло.

– Раньше успеем, Павел Петрович, – одними губами улыбнулся финдир.

Подхватив Алису под локоток, Безменов вышел из кабинета в приёмную.

– Ну что, Алиса Сергеевна, к вам или ко мне? – чуть двусмысленно произнёс он, находясь явно в приподнятом настроении.

Прислушавшись к его мыслям, девушка уловила только играющую в голове финдира мелодию и голос смутно знакомого солиста, певшего – Всё идёт по плану…

“Да уж, – с лёгким раздражением подумала она, – планов у него громадьё, весь офис на ушах второй месяц”.

– Давайте к вам, – произнесла Алиса, не принимая игривого тона мужчины, – так быстрее получится.

* * *
– Василий Андреевич, – пожал руку куратора Роман, вновь оказываясь внутри знакомого микроавтобуса.

– Здравствуй, Роман. – немолодой мужчина, цепко оглядел улицу через затонированные стёкла, затем откинулся на сиденье и остановил прищуренный взгляд на оперативнике маскирующемся под фитнес-тренера.

– Что-то случилось? – спросил Роман, несколько сбитый с толку возникшей паузой.

– Случилось, – произнёс мужчина задумчиво, затем добавил, – но сначала ты мне расскажи, как у тебя с объектом?

– Пока также, – вынужденно признал тот, – неделю назад хотел вытянуть на свидание, но отказалась, попросила ей дать время. Как я понял, там что-то стряслось, возможно в личном плане, согласно инструкции события решил не форсировать, чтобы объект не оттолкнуть.

– А твои занятия?

– Тоже пропустила, – кивнул Роман.

– И причин ты не знаешь?

Оперу опять пришлось отрицательно качнуть головой:

– Согласно инструкции излишнего интереса не проявляю.

– Ладно, в общем, надо очень аккуратно тебе контакт возобновить, оценить насколько сильно изменилось поведение и вообще эмоциональное равновесие.

– А насколько сильно оно могло измениться?

– Сильно, – ответил мужчина, – кардинально.

– И что стало причиной?

– Ну, – чуть изогнул губы презрительно тот, – покушение мага и его убийство, если наши выводы обоснованы.

– Ох, ни хрена же себе, – пораженно произнёс Роман.

– Вот, вот, – Василий Андреевич вздохнул, пробормотал, – ну почему всё всегда так не вовремя. Ей бы потихоньку, полегоньку, не так сходу. Впрочем, может и обойдётся.

– И вы хотите, грубо говоря, проверить, не поехала ли у неё на этой почве крыша? – уточнил парень.

– Грубо говоря да, – кивнул мужчина, – и будь крайне осторожен, она уже может подчинять своей воле. Мага она уничтожила руками полицейского, а потом заставила того самого застрелиться. Там, похоже, был ещё третий, которого она нашла позже, когда мы уже установили за ней плотное наблюдение, ему она обеспечила разрыв сердца.

– Лихо, – пробормотал Роман.

– Это да. Там, конечно был дрянь человек, вор-домушник, но то, как она быстро и хладнокровно его завалила, лично меня настораживает. Слишком круто для неподготовленного человека.

– Понял вас, Василий Андреевич.

– Слушай, – произнёс вдруг тот, – а позвони-ка ты ей прямо сейчас, напомни про встречу, посмотрим, что и как она ответит.

– Хорошо.

Парень послушно достал телефон, выбрал контакт Непридумовой, затем ткнул на кнопку вызова.

Десяток гудков никто не брал трубку, но тут щёлкнуло и послышался голос девушки.

– Привет, – быстро заговорил парень, боясь, что та опять отключится, – это Роман, я насчёт встречи. Извини, если слишком назойливо, но может ты…

Тут он не договорил, замирая, потому что девушка внезапно ответила. Расплывшись в улыбке, произнёс:

– Отлично, тогда как насчёт сегодня вечером? Да? Отлично. Тогда часиков в восемь заеду. Да. Всё, пока.

Посмотрел на мужчину, когда связь оборвалась, сказал с лёгким удивлением, – Согласилась, Василий Андреевич.

– Вот и славно. – Куратор чуть подумал, затем произнёс, – Куда вести, знаешь. Помни, что она уже много что может, поэтому фильтруй мысли.

– А к себе приглашать?

– Смотри по обстановке, но я что-то сомневаюсь, что она согласится. В общем, действуй как и раньше. Наша задача, в первую очередь сделать её нашим другом, а не завербовать.

– Понял, товарищ полковник.

– Роман, я же предупреждал.

– Извините, господин полковник, больше не повторится.

Глава 12

Ресторан, куда её пригласил Роман, был не самым пафосным, но вполне респектабельным местом с тихой музыкой, где можно было спокойно посидеть.

Девушка не знала, почему согласилась, скорее всего, захотелось как-то переключиться со всего того безумия, что с ней творилось, вернуться, хоть на мгновение, в ту прежнюю жизнь, когда ещё не пытался никто её убить, и она не убивала в ответ.

– Привет, ты как-то изменилась, – с улыбкой произнёс Роман, оглядывая её.

Девушка чуть коснулась торчащих сзади из скрученных в пучок волос, китайских палочек, ответила:

– Решила попробовать что-то новое, сменить имидж.

– Тебе идёт, – одобрительно кивнул парень, после чего распахнул дверь своего внедорожника, – прошу.

В самом ресторане они прошли к заказанному столику и, скинув верхнюю одежду, Алиса осталась в длинном облегающем платье, которое до этого всё не могла найти повод выгулять, а сегодня вдруг посмотрела на него, неприкаянно висящее в шкафу и решительно сдёрнула с плечиков. Жить надо сейчас, а не откладывать на вечное потом. Потому что этого “потом” может и не наступить.

Уловив приподнятую бровь Романа и мелькнувшие мысли, Алиса чуть улыбнулась, самыми краешками губ. Восхищение парня оказалось неожиданно приятным.

Пока ждали заказ, девушка украдкой изучала мнущегося парня, не знающего с чего начать разговор, затем вздохнула, произнесла сама, – Расслабься. Хочешь что-то спросить – спрашивай, постараюсь ответить.

Тот чуть хохотнул, пытаясь скрыть смущение, почесал затылок, затем, произнёс, – Мне даже как-то неловко стало, от того как ты легко меня прочитала. Всю забываю, что ты только выглядишь на двадцать…

– Ага, – перебила она его, – а веду себя как прожжёная сорокалетняя тётка.

– Ну не сорокалетняя, – принялся тут же возражать Роман.

Девушка почувствовала лёгкий испуг промелькнувший в его голове, махнула рукой, останавливая поток слов.

– Всё, всё, я пошутила, успокойся. Не обращай внимания, прошлая неделя выдалась сложной, поэтому меня может слегка заносить.

– А что случилось, – осторожно спросил парень, – если это, конечно, не какой-то секрет.

– Не секрет, – ответила, секунду подумав, Алиса, – подруга у меня погибла.

Парень мгновенно посерьезнел, произнёс, досадуя на собственное любопытство:

– Извини, я не знал.

– Ты и не мог знать, – ответила девушка.

В этот момент принесли первые заказанные блюда и разговор вынужденно прервался.

Внешне спокойно работая ножом и вилкой, Алиса напряженно раздумывала, в какую часть её истории Романа посвещать, а какую умолчать. Он хоть и был хорошим парнем, и помог в истории с сестрой, но с магами ей помочь никак не мог. Да и вряд ли, узнай он о том, что она убила мага и полицейского, сильно этому известию обрадуется. Скорее испугается и даже если не побежит в первый же отдел полиции, то попросту больше не захочет с ней пересекаться, хотя бы из чувства самосохранения.

Тут, внезапно, её что-то толкнуло. Она ещё раз проанализировала свои мысли и мысленно чуть не залепила ладонью себе в лоб. Она всерьёз сидит и рассуждает, говорить малознакомому человеку о том, что она убийца или не говорить.

“Нет, подруга, – подумала девушка, – пора переставать мыслить как обычный человек. Ты теперь, без пяти минут, преступница. Всё. Ничего лишнего не болтать, от этого зависит твоя собственная жизнь.

– А как она погибла? – Роман вытер салфеткой губы, отодвинув опустевшую тарелку, выжидательно посмотрел на Алису.

– Я… не знаю точно, – заставила себя произнести неправду девушка, – в полиции сказали, бытовая травма.

Поджав губы, парень покачал головой, ещё раз произнёс:

– Извини.

– Не извиняйся, – ответила она снова, – просто жаль Светку, хорошая подруга была, вроде даже и в личной жизни что-то налаживаться начало.

– А у тебя? – внезапно спросил Роман.

– Что у меня? – чуть наклонила голову Алиса.

– А у тебя с личной жизнью?

Девушка чуть усмехнулась, покачала головой, – У меня пока никого, если ты об этом.

Подумав, парень предложил:

– Может вина?

– А твоя машина? – уточнила Алиса, от которой не ускользнуло несколько интересных мыслей в голове парня.

– Да пускай стоит, – махнул рукой он, – такси вызову.

– Ну если так, то можно.

Вино девушка заказала красное сухое, и разлив то по бокалам, Роман предложил:

– Ну что, за приятный вечер?

Вечер и в самом деле был ничего. На неё не охотились, не искали, не пытались убить. Атмосфера была тихая и спокойная, за столом напротив сидел приятный парень, мило улыбавшийся и почти не раздевавший её ни взглядом, ни мыслями. Практически идеальное свидание. Таких, за всю жизнь, у Алисы не сказать, чтобы было много. Скорее мало.

Они ещё посидели, поговорили, больше не касаясь тяжёлой для девушки темы, немного про её работу, немного про фитнес.

У Романа было одно неоспоримое качество, которое девушка больше всего ценила в людях – он умел слушать. Не старался везде и всюду выпятить раздутое эго, не пытался относится снисходительно, и не переводил любую тему в плоскость секса.

Удивительный экземпляр, почти рыцарского образа, по современным меркам.

За первой бутылкой последовала вторая. Но голову сохраняла Алиса на удивление ясную, видимо вино и вправду оказалось весьма неплохим.

За окном давно хозяйничал вечер и девушка, ещё раз оценила выбор своего визави, ресторан не наполнился шумной молодёжью, всё было так же чинно и спокойно как и тогда, когда они только уселись за столик.

Почувствовав некоторый позыв собственного организма, Алиса поднялась из-за стола, улыбнувшись вопросительно взглянувшему на неё Роману, произнесла:

– Я отойду на минуту. – После чего, найдя взглядом официантку, подошла и шепотом уточнила, где у них тут туалет.

В уборную вёл небольшой коридорчик, где по левую руку располагались две двери с нарисованными на них мальчиком и девочкой, а оканчивался он ещё одной дверью ведущей, судя по снующим туда-сюда официантам, кудато в сторону или кухни или подсобных помещений.

Сделав все свои дела, Алиса сполоснула под краном руки, выдернула парочку бумажных полотенец, тщательно убирая с ладоней влагу и только собралась выходить, как вдруг почувствовала лёгкий укол чьих-то панических мыслей, приправленных изрядной долей страха.

Изрядная порция вина шумела у неё в голове и может поэтому её и потянуло какое-то авантюрное чувство, посмотреть, узнать, что происходит и от кого так разит ужасом. Будь она трезва, быть может, прошла бы мимо, но сейчас алкоголь и не вовремя проснувшееся чувство справедливости толкнули её вперёд.

Источник возмущения был явно не в зале, а где-то в служебных помещениях ресторана. Обернувшись и просканировав окружающее пространство, никем не замеченная, Алиса толкнула дверь с грозной надписью, “Только для персонала”, оказавшись в ещё одном коридорчике с несколькими ответвлениями впереди.

По правую руку первым попался проход на кухню, откуда раздавался звон посуды и невнятные переругивания. Пройдя дальше, девушка увидела ряд дверей с надписями “Бухгалтерия”, “Директор”, “Гардероб”, “Душ”, дальше коридор поворачивал и прямо на неё смотрела дверь с надписью “Склад”, но источник всё нарастающего ужаса был не там.

Впрочем, помимо мыслей, она начала слышать и голоса.

– Я – маг, тупое ты животное! – прорычал слегка подпитый голос, – мне спалить твоё убогое заведение, как два пальца об асфальт.

– Простите, простите, – раздался испуганный голос второго, – я никогда, я ничего…

– Вот именно, тварь, никогда и ничего!

Тут раздался звук удара, и Алиса поморщилась от болезненного вскрика совпавшего с вспышкой сильного болевого импульса в мозгу жертвы, чуть умерила силу восприятия.

Потом был ещё один удар и ещё, а затем неизвестный просто отключился и девушка перестала чувствовать бьющийся всплесками боли и страха разум.

Осторожно выглянув из-за угла, она увидела сначала безвольно лежащее на полу тело невысокого полноватого мужчины, по лбу которого текла кровь, а затем стоявшего над ним, держащегося одной рукой за стену и зло скалящегося типа.

Коснувшись его мыслей, Алиса вздрогнула от омерзения, маг, а это был однозначно маг, хоть, судя по всему и не далеко ушедший по силе от того же Эдика, был абсолютно аморальным существом, получавшим настоящее удовлетворение от подобного доминирования над беззащитным простолюдином.

Смачно харкнув на продолжавшего лежать без сознания директора ресторана, как успела узнать девушка из мыслей мага, тип отвернулся и как ни в чём ни бывало, направился к находящейся в конце коридора двери с табличкой “Выход” над ней.

Толкнув ту, он вышел, судя по всему, с чёрного хода, на тихую и пустынную улочку, за рестораном.

Быстро подбежав к продолжавшей находиться без сознания жертве мага, Алиса убедилась, по мерно вздымающейся груди, что то дышит, а затем, почувствовала, как внутри вспыхнула сильнейшая злоба, от которой ладошки сами сжались в крепкие острые кулачки.

Подогреваемая алкоголем злость буквально требовала наказать ублюдка и, плотно сжав губы, Алиса решительно, чуть поддёрнув вверх низ длинного платья, чтобы не мешало при ходьбе, бросилась вслед за магом.

Толкнув дверь, она выскочила в подворотню следом, почти упёршись в глухую стену здания напротив, а затем увидела того, стоящего возле чьей-то, может и его собственной, машины, и орошающего кирпичную кладку мочой. Опорожняющий мочевой пузырь мужчина, подхихикивал сам себе и что-то неразборчиво бормотал, совершенно не заботясь о том, что нанёс другому человеку травму и оставил валяться окровавленного на полу.

“Простолюдины, – с глухой ненавистью подумала Алиса, – мы для них не люди, мы скот”.

Закончив своё мокрое дело, маг вжикнул ширинкой, затем обернулся и на мгновение замер, увидев её.

– Ба, какая краля, – он растянул губы в плотоядной улыбке, – ну иди ко мне, скрасишь папочке Олегу вечер.

Сощурив глаза, Алиса шагнула к нему, продолжающему ещё улыбаться, раз, другой, неторопливо сокращая расстояние между ними. Чуть склонив голову набок, сама обнажила зубы в хищном оскале.

Почувствовав, что что-то не то, маг дёрнулся было, но внезапно понял, что не может пошевелиться.

– Не получается? – спросила девушка, участливо, – а всё потому, что кто-то слишком расшалился. И теперь мамочка пришла шалуна наказать.

Заведя руку за голову, она крепко взялась за палочку, вытянула ту из волос. Заметила как глаза мужчины расширились, а по лбу потекли капельки пота.

Удерживать его на месте было не таким уж и лёгким занятием, но у Алисы уже был подобный опыт и второй раз она уже лучше представляла, что и как надо делать.

Подойдя почти вплотную, прошипела:

– Ну что, тварь, каково это чувствовать себя абсолютно беззащитным? Приятно оказаться на месте своих жертв?

А затем больше не раздумывая, с силой ткнула острой палочкой прямо ему в глаз. Дрожь прокатилась по телу продолжавшего стоять мага, лицо поплыло гримасой ужаса и боли, но Алиса продолжала крепко его держать, не давая вскрикнуть и как-то помешать.

– Спокойной ночи, – не удержалась она от ещё одной едкой реплики, перед тем как выколоть ему второй глаз.

Палочка легко пробила глазное яблоко, уткнувшись в кость за ним, полность лишив мага зрения.

Девушка молча стояла и смотрела на его приоткрытый рот силящийся исторгнуть из себя полный отчаяния вой, на потёкшие по щекам слёзы, но вспомнив, сколько слёз из-за таких как он пролили обычные люди, только сильнее возненавидела стоявшего перед ней врага. Да, именно врага. Последней капли, какой-то соломинки ей не хватало, чтобы окончательно и бесповоротно всех магов записать именно в эту категорию, и вот, наконец, это произошло.

Презрительно изогнув губы, Алиса вдруг вспомнила, что где-то там в кости должно быть отверстие через которое зрительный нерв проходит в мозг. Вновь, не задумываясь, ткнула палочкой в глаз, пытаясь кончиком найти проход, скребя по кости. Внезапно почувствовала, что попало во что-то мягкое, надавила, отчего тело перед ней зашлось в мелких конвульсиях, а затем, положив вторую ладонь сверху, с силой толкнула своё импровизированное оружие дальше, вгоняя в мозг на добрый десяток сантиметров.

Тело мага мгновенно обмякло и кулём свалилось ей под ноги. Мысли и эмоции его она тоже чувствовать перестала, и для верности пошерудив палочкой внутри его черепной коробки, выдернула ту обратно.

Аккуратно прихватив полу его куртки, протёрла орудие убийства, а затем вновь воткнула в причёску на своё место. Подняв голову, посмотрела на хлопья снега, медленно опускающиеся с тёмного неба и, отвернувшись, пошла обратно к чёрному ходу ресторана.

Директор ещё лежал без сознания, впрочем, прошло не больше нескольких минут и на него ещё не успел наткнуться никто из работников. Обойдя его, Алиса по дороге в зал ещё раз на секунду заглянула в уборную, тщательно осмотрев платье и обтерев туалетной бумагой слегка запачкавшиеся туфли. Затем, глубоко выдохнув и постаравшись выглядеть как обычно, вернулась в зал.

– Не скучал? – спросила она у Романа, вновь усаживаясь на своё место.

– Нет конечно, – улыбнулся тот.

– Ну тогда, – девушка подняла заботливо наполненный бокал, – давай ещё раз, за встречу.

* * *
Полицейские мигалки красными и синими всполохами попеременно освещали кирпичные стены узкого проулка, стоявший возле трупа молодой полицейский, увидев выколотые глаза и гримасу смертельного ужаса на лице покойника, побледнел, не выдержав отвернулся, отошел к стене, часто дыша и борясь с подкатывающей тошнотой.

– Что, лейтенант, первый раз на трупе? – спросил седовласый мужчина, в длинном пальто, оглядывая профессиональным взглядом место преступления.

– Извините, господин полковник, – отдышавшись, произнёс тот, – просто первый раз вижу такую жестокость.

– Выколотые глаза? – полковник хмыкнул, посмотрел на эксперта-криминалиста заканчивающего фотосъёмку, – Василич, чем порадуешь?

– Да ничем пока, Василий Андреевич, – со вздохом ответил тот, – следы если и были, замело, с момента смерти часа три прошло, снега сантиметров пять успело нападать. Вы, кстати, какими судьбами к нам с главка?

– Ну как же, – ответил тот, – центр города, под носом, можно сказать, у Кремля и такое.

– Это да, – произнёс эксперт, – происшествие.

– Что по оружию можешь сказать?

– Длинный, достаточно тонкий предмет, сантиметров двадцати, возможно больше.

– Вязальная спица? – нахмурился полковник.

– Возможно, – кивнул эксперт, – сталкивались с подобным?

– Да, – ответил мужчина, – в девяностые, были умельцы, циркачи, наловчились такими спицами народ валить. Вот только их давно в живых нет. С чего здесь вдруг вылезло.

– Ох, Василий Андреевич, глядите, – криминалист, осторожно отодвинул рукав на правом запястье трупа и в свете фонариков они увидели татуировку на запястье.

– Маг значит, – полковник задумчиво оглянулся на чёрный вход в ресторан неподалёку, затем покачал головой, словно вдруг что-то вспомнив. Но больше ничего не сказал. Отойдя в сторонку, достал телефон, набрал абонента, дождавшись холодного: “Слушаю”, в ответ, произнёс:

– Сергей Валерьевич, это полковник Плотников, столичная полиция. Найден маг. Мертв. Личность пока не установили, но принадлежит к роду Алексеевых. Да, понял. Да, убийство. Никого не допустим, ждём ваших людей.

Вернувшись к стоявшим возле трупа полицейским, скомандовал, – Все назад, это уже не наше дело. А сам, глядя на труп, снова покачал головой, подумал:

“Эх, девочка, неужели опять ты? Слишком быстро, слишком рискованно. Рано, как же всё рано”.

Глава 13

Проснувшись утром, со слегка гудящей после выпитого головой, Алиса вспомнила тёмную подворотню, хладнокровно выколотые глаза мага, тело, припорашиваемое крупными мягкими хлопьями снега, и почувствовала поткатывающую к горлу тошноту.

Не выдержав, почти бегом рванула в туалет, и оперевшись ладонями о стульчак, проблевалась.

Слегка пошатываясь, встала, чувствуя в горле и на языке неприятный кислотный привкус, открыв кран, несколько раз прополоскала рот. Прислонившись к прохладному кафелю затылком, прикрыв глаза, несколько минут постояла так.

Неужели алкоголь так легко снял последние тормоза, что она не заумываясь, хладнокровно и расчётливо убила мага? Да, подонка, да, вероятнее всего, насильника и убийцу. Но, ведь она не такая как он? Или уже такая? Способная убить того кто ей просто не понравился, наплевав на законы и правосудие?

Но тут другая мысль буквально вытолкнула первую за дверь, о каком вообще правосудии она сейчас думала? Его нет, когда дело касается магов. Оно только для простолюдинов.

А зарвавшихся, наглых и привыкших к вседозволенности магов, не контролирует никто.

Тут Алиса немного ошибалась, свой контроль у магов имелся, но в любом случае статусы мага и простолюдина разделяла пропасть.

Выходные прошли в классических для русского человека метаниях, тварь я дрожащая или право имею. Способность хладнокровно наказывать и карать зарвавшихся магов, и пугала, и манила одновременно. Так и не решив, до конца, что с этим всем делать, полная сомнений и раздумий, девушка и вышла на работу в понедельник.

А уже во вторник шеф ошарашил её тем, что она с финдиром едет в командировку в новый филиал, в город за двести километров от столицы. Фактически, там уже была самостоятельная контора с близким профилем, которую, шеф просто-напросто выкупил, вернее согласовал покупку с собственником, тем самым расширяя влияние и планируя увеличить в полтора раза объёмы производства.

Безменов ехал оценить финансовые перспективы, а Непридумова должна была определиться с персоналом. Часть сотрудников старой фирмы планировала уйти, им нужно было найти замену, а тех кто оставался, тщательно просеять, оставив толковых и нужных, а балласт слить и тоже на их место подыскать более перспективных.

Техперсонал должен был оценивать Драчёв, но технический директор наотрез отказался ехать с ненавистным ему финдиром и, поцокав недовольно языком, Сазонов отправил Алису с Игорем вдвоём. Алиса брала свой рабочий ноутбук с учёткой, и должна была удалённо скидывать Драчёву анкеты сотрудников для дополнительного согласования.

Дело было не одного дня, поэтому командировку оформили сразу до выходных.

А в шесть утра среды, Сергей, водитель Безменова, уже ждал её на служебном седане возле подъезда.

Сев в машину Алиса поздоровалась, а Сергей, кивнув в ответ, произнёс, – Сейчас ещё Игоря Владимировича заберём и поедем.

Когда они зарулили в один из коттеджных посёлков в пригороде, девушка невольно приподняла брови, увидев дом Безменова. Нет, он не выделялся на фоне соседних, но если его оценивать сам по себе, то стоил он явно раз в десять больше Алисиной квартиры. Видимо финдир и правда был серьёзным профессионалом в своём деле, раз смог на такой дом заработать.

– Алиса Сергеевна, – бросив портфель и сумку на переднее сиденье, мужчина запрыгнул к ней на заднее и улыбнувшись, добавил, адресуя Сергею, – Поехали.

Два часа пролетели быстро, Алиса даже успела немного подремать. Позёвывая, вышла, оглядывая серое здание похожее на какой-то заводской корпус. Собственно это и оказался один из заводских цехов переделанный под офисное здание. К нему примыкал второй корпус где уже находилось всё производство.

Встретили их не особо ласково. Многие сотрудники фирмы известие, что скоро станут филиалом столичного предприятия, воспринимали негативно. К тому же, откуда-то большинству было известно, что зарплаты у персонала станут ниже. С учётом, что подобную информацию могло знать только руководство будущего филиала, в рамках предварительных переговоров, это означало, что лояльных там тоже нет и всё верхушку придётся пускать под нож.

– Здравствуйте, я с… – Алиса произнесла названия предприятия, остановившись на пороге кабинета с табличкой “Кадры”, внимательно оглядывая возможных коллег.

Осмотрев её с ног до головы, присутствовавшая там грузная немолодая женщина фыркнула, произнесла:

– А, вы эти. Прибыли значит.

Вздернув нос и мысленно облив Непридумову бранью, женщина вышла вон, оставив ту наедине с двумя более молодыми сотрудницами.

– И кто это был? – кивнула Алиса головой в сторону двери.

– Это Нина Павловна, зам по экономике, – произнесла одна из кадровичек, переглянувшись со второй.

– Понятно… – протянула Непридумова уже поставив зарубку на память, данную даму менять в первую очередь. С таким отношением, экономика нового филиала явно не в лучшую сторону пойдёт. – А где начальник отдела кадров?

– Он уволился, – снова произнесла первая девушка.

Посмотрев на ещё одну дверь слева в стене, кивнула на неё:

– Это его кабинет?

– Да.

– Значит теперь будет мой. Ключи у вас?

– Да… – тут же засуетилась местная кадровичка.

– Меня зовут Алиса Сергеевна, я начальница отдела кадров, – она строгим взглядом обвела девушек, замерших как кролики перед удавом, – будете подчиняться мне, если сработаемся, конечно.

Заняв кабинет, Непридумова тут же развернула свой рабочий ноутбук, затем дождалась когда местный админ – тощий и голенастый, в джинсах с заправленным в них свитером, испуганной цаплей проскачет по помещению, подключая интернет, то и дело диковато на неё косясь, и немедленно принялась изучать местное штатное расписание.

Встретившись на обеде с Безменовым, поделилась своими соображениями насчет персонала, что руководство надо убирать всё и временно садить кого-то своего, может даже самого Драчёва или кого-то из его замов. Финдир для приличия повозражал, но затем вынужден был согласиться, что с теми что есть, каши не сваришь.

Засиделись они часов до девяти вечера, затем, уехали в гостиницу, где Алиса ещё часа три пялилась в экран ноутбука, пересылая первому заму электронные копии личных дел тех сотрудников, кто показался ей более лояльным к новому руководству. Но таковых, к сожалению, из полтысячи человек было не так и много.

Выдув за это время кружек пять кофе, девушка наконец, закрыла экран ноута, устало отваливаясь на диван. Затем сходила в душ и буквально упала на широкую кровать, тут же отрубившись.

Второй день был полной копией предыдущего, за некоторым исключением. Слоняющегося в коридоре народу стало куда меньше, правда злых взглядов – больше.

В отделе кадров сидела уже только одна кадровичка, при появлении Непридумовой тут же вскочившая на ноги. Вторую Алиса выгнала ещё вчера.

– Ира, – так звали девушку к которой пока Непридумова присматривалась, – принеси мне личные дела сотрудников отдела разработки.

– Да, Алиса Сергеевна, сейчас.

Метнувшись кабанчиком к сейфу, сотрудница отперла его, и порывшись в пачках бумаги, притащила пухлую папку с двумя десятками дел.

– И зачем так много? – удивлённо нахмурилась Алиса. В их фирме с вдвое большими объёмами разработкой проектов производства работ занималось всего шесть человек.

Ещё раз открыв штатку, она увидела у начальника отдела каких-то двух замов и ещё парочку руководителей групп, которые тут же перечеркнула. Буркнула:

– Развели начальников, а работать некому.

Затем ещё раз пересмотрела составы групп проектировщиков и запулила их личные дела Драчёву, со своей рекомендацией оставить не более пяти человек.

Разок к ней, правда, заявились с желанием поругаться, но уже зная приблизительные границы своих возможностей, Непридумова вызвала у слишком громкого начальника отдела ощущение сродни ледяному душу, заставляя стушеваться и замолчать под её немигающим взглядом.

Вернувшись в гостиницу она вновь просидела за ноутбуком, а затем, даже не став выходить из учётки, завалилась спать, один фиг, с утра нужно было смотреть почту, что там ей в ответ наприсылает техдиректор.

Третий день был самым настоящим днём сурка, правда, желающих прийти и поскандалить уже не замечалось, а в остальном, было всё то же – чистка рядов.

Часам к шести вечера, взмыленная кадровичка усталым голосом сообщила, что это было последнее подразделение и все личные дела сотрудников просмотрены.

– Вот и славно, – кивнула Алиса, ещё раз задумчиво посмотрела на ту, а затем благосклонно кивнула, – Хорошо поработали. Ира, можешь считать, что ты в команде.

– Спасибо, Алиса Сергеевна, – бледно улыбнулась та, с трудом выдержав трёхдневный марафон.

– Ничего, ничего, – постаралась приободрить её Непридумова, – это был самый напряженный этап, дальше будет легче.

Тут в отдел кадров заглянул Безменов, посмотрел на замученную кадровичку, хмыкнул, затем перевёл взгляд на Алису.

– Заездили сотрудницу, Алиса Сергеевна, совсем с лица спала.

– Ничего, – произнесла девушка, – три дня это немного, да и мы уже всё. С основным справились. А остальное можно уже в более спокойном режиме отработать.

– Ну тогда собирайтесь, – решительно произнёс финдир.

– Я уже заказал столик, – сообщил он слегка удивлённой Алисе, – раз уж мы все рабочие вопросы закончили, можно и отметить окончание командировки.

– Но… – начала было девушка, но Безменов её перебил:

– Никаких но, все расходы спишем на представительские, так что можем ни в чём себе не отказывать, – он лучезарно улыбнулся во все свои тридцать два зуба.

– И это говорит финансовый директор, – пробурчала девушка для проформы, хотя ей и самой идея отдохнуть и поужинать в каком-нибудь респектабельном местечке после трёх дней бешеной скачки, взмыленной лошадью, определённо понравилась.

– А это нам премия, за блестяще проделанную работу, – произнёс мужчина, выходя из машины возле входа в ресторан “Оазис”.

– Ну раз премия, – великодушно кивнула Непридумова, – тогда ладно.

Зайдя вслед за ним, прошла по залу в дальнюю его часть, скинув пальто, села на предложенный диванчик.

– Я уже успел тут с местными пообщаться, – произнёс Безменов, – вот они это место насоветовали, сейчас и проверим, – он схватил меню, – не соврали ли насчёт еды.

Место было чем-то похоже на тот ресторанчик куда водил её Роман, похоже что он, что Игорь руководствовались похожими соображениями в выборе места.

Это девушку даже немного смутило.

Заметив лёгкую скованность Алисы, Безменов предложил:

– Может вина?

– Да, пожалуй, – кивнула та, вновь оценивая сидевшего напротив мужчину, невольно сравнивая с Романом.

И если молодой фитнес-тренер явно выигрывал в физической форме, то финдир был куда более состоявшимся мужчиной. Пожалуй, выбирай Алиса с кем ей начать отношения, она бы, скорей остановила свой выбор на Безменове. Правда, ей не нравилось то, как он вёл себя на работе, впрочем, в неформальной обстановке мужчина разительно преображался, становясь галантным и предупредительным. Причём и в мыслях его Непридумова не видела фальши. Он действительно был таким, одним на работе и другим вне её.

Вечер прошёл легко и незаметно, Игорь постоянно рассказывал какие-то смешные истории из своего прошлого, Алиса не удержалась тоже от того, чтобы не раскрыть ему кое-какие пикантные подробности про отдельных сотрудников их конторы. Имён она, естественно, не упоминала, ограничиваясь условным – “один парень” или “одна девушка”.

Затем мужчина предложил переместиться обратно в гостиницу, по дороге прихватив ещё парочку бутылок вина.

– Прошу, – распахнула Алиса дверь своего номера, пропуская финдира с бутылками и пакетом разнокалиберных закусок вперёд.

Сбросив полусапожки, со вздохом облегчения прошлась по полу, давая ступням отдохнуть от целого дня, проведённого на каблуках. Плюхнулась на диван на журнальном столике возле которого Игорь уже расставлял бутылки. Пока он ходил за стаканами, достала ноутбук, зайдя в учётку, посмотрела: прислал ли Драчёв ответ по последним сброшенным кандидатам.

– Так, – с упрёком произнёс вернувшийся Безменов, держа в руках два гранёных стакана, – отставить работу.

– Там Антон Семёнович ещё не ответил.

– Завтра выходные, – махнул стаканом мужчина, – ничего до понедельника не изменится. Давай убирай.

– Ну ладно, – покладисто произнесла девушка, перегнувшись через подлокотник, докинула раскрытый ноут до комода у стены.

Тут поняла, что так и не вышла из учётки, но Игорь уже совал в руку стакан с вином и Алиса махнула на это рукой, подумав, что потом сделает.

Было весьма уютно сидеть на диване, поджав ноги, медленно тянуть вино и слушать приятного собеседника. Непридумова не сказала бы, что тот с каждым новым стаканом нравился ей всё больше и больше, но внезапно разговорившийся мужчина, раскрывал себя с новой стороны, которую Алиса до этого не видела.

А ещё ей нравилось, что он не облизывал её пьяным похотливым взглядом, не делал недвусмысленных намёков и не переводил все разговоры на секс, просто общался.

Она вновь сравнила его с Романом и если парень умел слушать, то сидевший на диване мужчина умел говорить. И Алиса всё никак не могла определиться, что же её привлекает сильнее.

Тут зазвонил телефон и девушка увидела, как Безменов поднялся, дотянувшись до брошенного небрежно на спинку стула пиджака, и достав телефон скривился, будто сжевав лимон.

– Кто там? – поинтересовалась она.

– Да так, – произнёс хмуро мужчина.

Коснувшись его мыслей она почувствовала сильное раздражение и недовольство и вместе с тем долю страха, что охватила Игоря. А ещё стойкое желание не брать трубку. Чтобы это ни было, но предстоящий разговор ему явно удовольствия не приносил.

– Выйду минут на пять, – добавил он, накидывая пиджак, а затем и пальто.

Пожав плечами, девушка допила вино в стакане, а затем налила себе ещё.

Вот только не было Игоря ни через пять минут, ни через пятнадцать и незаметно для самой себя Алиса уснула. Сказались накопившаяся за эти дни усталость и алкоголь, сработавший как хорошее снотворное.

* * *
– Да, я слушаю, – произнёс Безменов, выйдя из гостиницы на парковку перед входом.

– Здравствуй, Игорь.

От голоса говорившего, мужчину пробрала дрожь, столько в нём было холода и власти.

– Здравствуйте, Вла…

– Без имен, – оборвал Безменова собеседник. – Кратко доложи, как твои успехи?

Кратко не получилось и разговор затянулся на добрые полчаса, во время которых Безменов успел раза три покрыться потом и один раз почти инеем, когда с той стороны изволили высказать своё высочайшее недовольство.

– Значит так, Игорь, – вновь произнёс неизвестный, – вижу, что работаешь, но меня не устраивают сроки. Ускоряйся. Весь нужный объем информации у тебя есть, надо только грамотно её слить.

– И когда? – упавшим голосом произнёс мужчина.

– Ещё вчера, – хмыкнул собеседник. – А если по существу, то уже завтра.

– Но я ещё не подготовил нормальный канал для утечки, если передам все сведения сейчас, то очень быстро выйдут на меня, а это конец всей карьеры. В лучшем случае уберут за нелояльность к работодателю, в худшем просто уберут…

– Хватит ныть, Игорь. Ты уже большой мальчик, что-нибудь придумаешь. А если не придумаешь, – в голосе неизвестного засквозила угроза, – то ты прекрасно знаешь последствия и для тебя и для тех, кто тебе дорог.

– Понял, – сглотнув, прошептал Безменов.

– А раз понял, то иди выполняй. Крайний срок завтра.

Сам не свой, мужчина вернулся в номер Непридумовой, увидев успевшую заснуть девушку, молча прошел к дивану, сел, зарылся пальцами в волосы, чуть застонав от бессилия.

Взяв недопитую бутылку, присосался к горлышку, запрокинув голову, разом выдувая всю, совершенно не чувствуя вкуса.

Прошептал:

– Что же делать…

Внезапно взгляд его упал на работающий ноутбук девушки.

Нетвёрдым шагом он добрался до него, увидел мигающие в почте сообщения. Коснулся пальцами кармана с флешкой, на которой была так нужна неизвестному информация, вернее та внутренняя кухня компании, которую нужно было слить.

– Чёрт, чёрт, чёрт, – вновь схватился мужчина за голову.

Посмотрел на мирно спящую Алису. Всхлипнул, разрываясь между совестью и страхом за собственную шкуру. Победила, к сожалению, шкура.

Достав флешку, дрожащими пальцами он воткнул её в порт, затем быстро набрал адресата в почте, прикрепил файлы и, на секунду замерев, закрыл глаза, дав скатится одинокой слезинке по щеке и с коротким, – “Прости”, нажал отправить.

Спешно удалив все следы отправленного письма, не глядя на Непридумову, Безменов схватил пальто и выбежал из номера, захлопнув за собой дверь.

* * *
Проснувшись утромутро, Алиса не сразу сообразила где находится. Затем узнала свой номер, зевнула, подумав, что совершенно не помнит окончания вечера. Тут вновь завибрировал её телефон, первым своим звонком, видимо, её и разбудивший.

– Да, а, это ты Сергей, да, сейчас соберусь. А Игорь Владимирович? Как уехал ночью?! Странно. Ну ладно, дай мне полчаса.

Девушка слегка удивилась тому, что финдир так поспешно уехал. Впрочем, вспомнила она, у него был какой-то неприятный телефонный звонок, видимо что-то случилось. Вздохнув, Алиса посмотрела на пустые бутылки вина на журнальном столике и заветрившуюся закуску и принялась собираться.

Хорошо, что уже выходные, можно не торопиться на работу.

Глава 14

– Алиса Сергеевна, – подошел к девушке охранник, когда её чип неожиданно не сработал на турникете. Показал рукой в сторону, – Отойдите, пожалуйста.

– Что, я не понимаю… – нахмурилась девушка. Коснулась мыслей мужчины в форменной куртке, но он тоже ничего не знал, действуя по инструкции.

Девушка чуть растерянно здоровалась с другими сотрудниками проходящими мимо неё, ловя на себе косые взгляды. Мысли её метались в голове, но ничего путного так на ум и не пришло.

Охранник поднял трубку, с кем-то разговаривая, посмотрел на неё сквозь стекло проходной, что-то утвердительно произнёс.

“Директор, – прочла Алиса у него в голове. – Ну может Павел Петрович, хоть как-то прояснит ситуацию”.

Девушка попыталась взбодриться, хотя у неё и получалось это откровенно плохо. Она всё понимала, но чтобы вот так, резко аннулировать пропуск, не пустив даже через охрану… Такое показывали разве что в дешёвых сериалах.

И что вообще могло случиться за выходные?

Когда через турникет, к ней и правда вышел Сазонов собственной персоной, она попыталась улыбнуться, но натолкнулась на тяжёлый и неприветливый взгляд, отчего улыбка её тут же увяла.

– Здравствуйте, Павел Петрович.

– Здравствуй, Алиса. – Мужчина, хмуро вздохнул, произнёс, – не ожидал от тебя. Про причины спрашивать не буду, всё-равно не ответишь. Одно скажи, почему так глупо, с рабочей почты-то?

– Что? – от непонимания ситуации, девушка даже не смогла сразу найти, что сказать, – почему почта? Павел Петрович, я не понимаю.

– Эх, – махнул рукой Сазонов, сунул ей в руки несколько листов, – это заявление на увольнение по собственному, от сегодняшнего числа. Подписывай.

Машинально взяв протянутые бумаги, она пару секунд молча пялилась в расплывающиеся перед глазами строчки. Затем взяла себя в руки. Порывшись в сумочке, нашла ручку, прислонив листы к стене, размашисто подписала заявление. Ни слова не говоря, вернула директору.

Ещё раз взглянув ей в глаза, Сазонов помолчал немного, затем чуть отрывисто и едва заметно кивнул.

– А мои вещи? – спросила Непридумова, когда мужчина уже пошёл обратно.

Тот покосился на девушку через плечо, затем буркнул, – Через полчаса-час здесь будут люди собственника, и лучше бы тебе с ними не пересекаться, да и из дома куда-нибудь недельки на две уехать, на всякий случай.

– А вы?

– А я уж как-нибудь, – Сазонов покачал головой, в такт невесёлым мыслям и, махнув охране чтобы пропустили, скрылся за проходной.

Мысли мужчины, что усиленно Алиса впитывала в себя, тоже толком ничего не проясняли. Там всплывали какие-то финансовые документы, утечка информации, Безменов и собственно она сама, почему-то подставившая и фирму, и его – директора, и финдира до кучи. Одно было точно – случилось и правда, что-то крайне неприятное, потому что про людей собственника – то бишь магов из магического рода владевшего фирмой, Сазонов не врал, а значит ей действительно нужно было убираться отсюда как можно быстрее. На что способные разозленные маги, ей было известно.

Выбежав обратно на парковку, она села в машину, и чуть нервно вырулив с парковочного места, рванула домой, собирать вещи. Как показала практика, узнать где она живёт, для магов большого труда не составляло.

* * *
Захлопнув за собой дверь, она на минуту остановилась, собираясь с мыслями и стараясь утихомирить громко стучащее в груди сердце. Сейчас лишняя спешка была только во вред.

– Во-первых, – бормотала девушка, скидывая с ног красивые, но не слишком удобные сапоги на каблуке, – деньги.

Выгребла из всех заначек наличность, не много, но хватит на несколько дней. Ещё были деньги на карточке, их тоже надо было обналичить, пока не заблокировали счёт. Лучше было подстраховаться.

Затем она нашла крупную сумку, распахнув гардероб, закинула туда несколько комплектов нижнего белья, джинсы, пару кофт. Папку с документами, немного личных вещей. Нашла складной туристический ножик, подумав, добавила к нему набор из ложки с вилкой и пары пластиковых чашек и стакана, остававшихся после единственной Алисиной попытки сходить с знакомыми в турпоход.

Какого-то особого плана у Алисы не было, куда идти, где эти две недели пережидать, она пока не знала и сознательно старалась себя на этом вопросе не зацикливать. Сначало надо было собрать всё самое необходимое.

Переодевшись в удобную одежду, а обувь сменив на мягкие угги, девушка ещё раз мысленно пробежалась по списку вещей, затем, спохватившись, забежала в зал и прихватила ноутбук. Не рабочий, свой собственный, посчитав, что лишним не будет.

Вернувшись в машину, осмотрела двор, но ничего подозрительного не увидела, и закинув сумку с ноутбуком на заднее сиденье, поехала к банкомату, снять оставшуюся наличность.

Вот только голову никак не покидала мысль, что это не она всех подставила, а подставили её. Потому что ничего, из того, что она когда-либо пересылала с рабочей почты, не могло повредить фирме настолько, что это требовало вмешательства собственника. Ничего, за что её можно было вот так грубо выпнуть, не дав даже слова сказать в свою защиту.

Попробовала набрать несколько номеров других сотрудников, даже набрала финдира, чей образ тоже мелькал в мыслях директора, но везде её ждали только гудки занятых номеров.

Девушка горько усмехнулась, похоже у всей фирмы она уже в чёрном списке. Вспомнив различные сериалы, про отслеживание через номер телефона, выковыряла рабочую симку, пальцами сломала поперёк чипа, оставив только личную, которую на работе никто не знал.

Было утро рабочего дня, поэтому возле банкоматов никого не было и девушке удалось спокойно, без посторонних снять все деньги, что были на карте. Неровный остаток, секунду подумав, она через меню банкомата закинула себе на телефон, горько усмехнулась, – ни копейки врагу.

Пошла на выход, но внезапно, погружённая в тревожные думы, чуть не ткнулась в широкую мужскую грудь.

– Алиса? – спросил удивлённо знакомый голос и, подняв взгляд, девушка увидела перед собой неизвестно как оказавшегося тут Романа.

Впрочем, почему неизвестно. Он же жил неподалёку, а здесь находился ближайший в районе банкомат.

– Привет, – она слабо улыбнулась, крепко держа за лямки давящую на плечо сумку с вещами, которые побоялась оставить в машине.

– А ты чего здесь? В отпуске что-ли? – заулыбавшись, произнёс парень. Подвинулся в сторону, чтобы не загораживать проход заворчавшей за спиной бабке.

Пенсионерка, покосившись на них, пробурчала:

– Нашли где лясы точить.

Воинственно махнула матерчатой сумкой, проходя мимо.

– И вам всего хорошего, бабушка, – весело произнёс ей вслед фитнес-тренер.

– Да нет, – замялась девушка. Затем испытующе взглянула тому в глаза, – слушай, а можно мне немного пожить у тебя?

– У меня? – брови Романа на секунду взлетели, но быстро справившись с удивлением, он спросил, – слушай, у тебя точно всё в порядке.

– Не совсем, – угрюмо ответила девушка, поправила сумку, – с работы выгнали и мне пока нельзя дома появляться. Так что, приютишь? Временно бездомную и безработную?

Она глянула в глаза парню с лёгким вызовом. Тот, однако отводить глаза не стал. Медленно кивнул:

– Да, конечно, живи. Только расскажи, что произошло-то?

– Расскажу, – кивнула девушка, – только не здесь.

– Да, конечно, – заторопился парень, – я понимаю, давай только в магазин на пять минут заскочу, а то у меня в холодильнике голяк, и пойдём.

– Слушай, я могу купить, – произнесла девушка, почувствовав укол совести, что она вот так напросилась к человеку, да ещё и объедать его будет.

– Завтра тогда, – отозвался Роман, – по очереди будем, – и подмигнул ей, с вновь появившейся на лице улыбкой.

Квартира у него была не особо обставлена, видно, что съёмная. Мелкая двушка, квадратов чуть больше сорока площадью.

– Спальня там, – произнёс Роман, когда девушка остановилась посреди зала, ища, куда скинуть вещи, – а я себе на диване постелю.

Заглянув в комнату, Алиса оценила видавшую виды двуспальную кровать, но хоть на вид крепкую. Оставив сумку на полу, прошла на кухню, где Роман уже выкладывал продукты из пакетов в холодильник. Внезапно увидела стоявший на треноге телескоп, возле окна.

– Это хобби, – ответил парень, заметив её взгляд, – люблю иной раз ночью на Луну и звёзды смотреть.

“Или девушек в белье или без белья в окнах напротив разглядывать”, – подумала со скепсисом Алиса, коснулась мыслей Романа, но с удивлением поняла, что тот и правда смотрит через телескоп на небесные тела, а не на женские груди.

Выглянув в окно, посмотрела на двор, нашла свой подъезд в доме напротив, а затем и свои окна, выходившие на эту сторону.

Придвинув к себе телескоп, направила туда, разглядывая через окуляр свою же кухню. спохватившись, обернулась к замершему у холодильника Роману, спросила, захлопав ресницами:

– Можно?

Тот скептически поглядел на неё, затем кивнул:

– Можно конечно.

Она ещё некоторое время разглядывали тёмные окна и подъездную дверь, но услышав, как парень завозился у плиты, вновь почувствовала уже не укол, а целый пинок от проснувшейся совести и решительно отобрала сковородку.

– Покупал продукты ты, значит готовлю я.

* * *
Пару дней Алиса вела почти неотрывное наблюдение за собственной квартирой, всё свободное время дежуря у окна. Роман косился первое время, но вопросов уже не задавал. Все причины такого своего поведения она ему рассказала. Не стала таить, что маги могут попытаться её отыскать, из-за того, что её подставили на работе.

Вопреки опасению, парень воспринял это известие достаточно спокойно и выгонять её из своего дома не стал. Он вообще показался ей чересчур спокойным для такой ситуации. Впрочем, возможно, играла роль молодость, когда ещё к любой опасности относишься легкомысленно.

На второй день ожидания её увенчались успехом, если конечно так можно назвать вламывание к ней двух молодчиков, устроивших погром в квартире. Через телескоп она видела их, хозяйничающих внутри и крушащих, в том числе с помощью магии, мебель.

Долго они там не пробыли, убедившись, что её нет, сели в здоровенный чёрный джип, еле проползший по узкой для него улочке. Паре легковушек они даже свернули здоровенным кенгурятником боковые зеркала и слегка подрали борта.

Но то, что они заявились один раз, вовсе не означало, что они не вернутся попозже, поэтому безопасное место покидать было рано. А вот некоторые ответы на вопросы получить очень даже стоило.

По телефону, Алиса знала это точно, никто ей никогда ничего не расскажет, но вот если наведаться лично…

Где живёт Безменов, она знала. Поэтому и собралась наведаться к нему с вопросами. За именно такое решение было во-первых то, что он тоже имел какое-то отношение к событиям, из-за которых ей пришлось уволится, во-вторых, он жил один и в отдельном коттедже, что резко снижало количество потенциальных свидетелей её визита.

Но, стоило девушке сообщить, что ей надо вечером кое-куда наведаться, как Роман немедленно вызвался ей помочь.

– Во-первых, зимой и по темноте, без машины не самый хороший вариант, – убеждал он сомневающуюся девушку, – ты же на своей не поедешь?

– Не поеду, – вынуждена была согласиться Алиса. Слишком опасно было передвигаться на ней. Вдруг кто-то отследит по номерам.

– Тогда я тебя довезу.

– Но…

– Никах но, – твёрдо произнёс парень, – и не спорь. Ты же не резиденцию аристократов штурмовать решила.

Сказано это было с улыбкой, но Алисе, на секунду показалось, что спрашивает он не совсем в шутку.

– Нет, конечно, – вздохнула она, – куда мне до штурма. Просто хочу с одним бывшим коллегой поговорить, понять, что всё-таки произошло, и кто меня подставил.

– Ну раз так, то тем более, помогу, – ответил Роман.

К дому Безменова они подъехали около девяти часов вечера, в восемь пятьдесят семь, если быть точными. Поглядев на особняк, Роман присвиснул, сказал уважительно:

– Неплохой домик. И кто тут живёт? Твой бывший директор?

– Нет, – качнула Алиса отрицательно головой, – зам по финансам.

– Тоже неплохо.

– Неплохо…

Девушка вышла из машины, накинула на голову капюшон, подойдя к входной двери, на секунду притормозила, но затем, решительно надавила кнопку звонка.

Когда она подняла голову и взглянула в глаза мужчине, приоткрывшему дверь, тот неестественно побледнел, словно увидел на улице призрака. Зрачки его расширились, дыхание стало прерывистым.

Коснувшись суматошно метавшихся в его голове мыслей, где в основном было про то, что она узнала, и всплывал образ её раскрытого ноутбука, догадаться, кто виновен в её увольнении было уже не сложно. И если сначала Алиса шла чтобы просто поговорить, теперь ей захотелось уже другого. Отомстить.

– Привет, Игорь, – произнесла она, рывком дёргая дверь на себя, с неожиданно проснувшейся силой.

Шагнула вперёд, упёрла ладонь в грудь мужчине, резко толкнула, зайдя, захлопнула за собой.

– Что ты… – Безменов попытался собраться, высказать какое-то недовольство, как-то отреагировать на бесцеремонное вторжение, но не успел.

Волна ужаса буквально на секунду накатила на него, и слова застряли в горле.

– Что я здесь делаю? – приподняв бровь, ядовито произнесла Непридумова, – да вот, решила зайти узнать, какого хрена меня подставили. Ты подставил.

Он было замотал головой, попытавшись что-то отрицать, но липкий страх снова сжал тисками, чуть не остановившееся от такого сердце и мужчина, покачнувшись, на ослабевших ногах, буквально осел на пуфик в прихожей.

– Кто ты? – Он смотрел на не похожую на себя сейчас девушку, которая, внезапно, оказалась совсем другой, злой, словно вставшая на хвост и раздувшая капюшон кобра и такой же опасной.

– Надо было задаваться этим вопросом до того, как подставить, – прошипела девушка.

Параллельно она отслеживала его мысли, чтобы быть точно уверенной, что он не врёт. И чем дальше, тем больше понимала, что всё куда серьёзней, чем ей казалось.

– Почему я? – задала она самый главный для себя вопрос.

– Прости, – выдохнул Безменов, уронив голову вниз, не в силах смотреть ей в глаза, – так получилось. Они требовали, чтобы я слил информацию немедленно. У меня просто не было времени, придумать что-то другое.

– Да… – читая его мысли, Алиса получала куда больше информации, чем он говорил, – себя подставлять ты не захотел. Своя шкура ближе оказалась.

Едко добавила:

– Поступил как настоящий мужчина.

Он вскинулся было, но затем вновь опустил взгляд в пол и глухо произнёс:

– Да, ты права, я испугался и смалодушничал.

– Ещё скажи, что не мог спать, терзаемый угрызениями совести, – презрительно произнесла Алиса.

Посмотрев в его красные глаза с мешками под ними и прислушавшись к его мыслям, внезапно поняла, что практически угадала. Хмыкнула:

– Неужели у акулы бизнеса ещё осталась какая-то совесть?

Безменов промолчал.

– И зачем ты это сделал? – спросила Алиса вновь, – неужели пообещали хорошие деньги?

– Нет, – качнул головой мужчина, – никакие деньги меня бы пойти на подобное не заставили.

– А что тогда? Угрожали расправой?

– Если бы мне, – он скривился, скрипнул зубами, – у них моя мать. Её жизнь в обмен на мою лояльность.

Он не врал, Алиса видела это и от увиденного, гнев её потихоньку стихал, а ненависть к сидевшему перед ней мужчине вольно или невольно угасала.

Ещё одна игрушка магов, решивших использовать простолюдинов как разменную фигуру в очередном противостоянии благородных родов. Безменов сейчас был для неё как открытая книга, и что теперь с ним делать, девушка не понимала. Весь запал давно пропал, а ненависть к магам перебила злость на мужчину. Первопричиной был не он, а они.

– Какому роду это было надо? – спросила она.

– Трубецким, – глухо произнёс Безменов.

– А для чего?

– Чтобы насолить Вяземским, им принадлежит предприятие, – прояснил он и этот вопрос.

– И как сильно по Вяземским это ударит?

– Сильно, – отведя взгляд, произнёс мужчина.

Скрипнув зубами, девушка сжала кулаки, с шумом выдохнула, затем, развернувшись, пошла обратно к двери.

– Алиса, – вдруг окликнул её мужчина.

– Чего тебе? – бросила она через плечо.

– Что мне делать?

– Тебе? – она на секунду умолкла, затем ответила, – Живи, как жил. Только про меня забудь. Меня здесь не было, а ты ничего не говорил. Это в твоих интересах.

Глава 15

Всю дорогу обратно до Романовой квартиры Алиса молчала, напряжённо думая. Слишком всё вокруг неё круто закручивалось. Если Безменов не обманывал, а он не обманывал, двух недель, чтобы всё улеглось, явно не хватит. Судя по всему, тот удар по роду Вяземских, подставивший её, имеет далеко идущие последствия. А значит, искать её будут с ещё большим рвением, считая напрямую во всём этом замешанной.

Что это могло означать? Скорее всего то, что под угрозой не только она, но и родители, и сестра.

Все её проблемы и неурядицы меркли под мыслью о том, что Настю могут схватить и пытать, в попытках выяснить, где находится Алиса. Или не Настю, а маму с папой. Ногти больно впились в ладонь и закусив губу, девушка едва удержалась от того чтобы не застонать вновь от собственного бессилия.

Сидевший за рулём парень видел её состояние, но вопросов благоразумно не задавал, давая ей возможность всё самой сначала переварить.

Вопросы возникли когда они оказались дома.

– Говори, – неожиданно серьёзно произнёс Роман, садясь на табуретку на кухне и кивком головы показывая на соседнюю.

– Что говорить? – посмотрела на него Алиса, – Про то как всё хреново? Ну так ты вроде и так всё понял.

– Понял, – кивнул тот, – поэтому и говори.

Секунду постояв, Непридумова прошла к графину с водой, взяв кружку, налила, залпом выпила. Тяжело оперевшись о столешницу, угрюмо произнесла:

– Рома, ты хороший мальчик, правильный, пойми, я не хочу сломать тебе жизнь, а лезть со мной туда, куда, похоже, мне придётся, это тот ещё вид самоубийства.

– Давай, я буду сам решать, – раздался спокойный голос за её спиной, – что мне делать со своей жизнью. И я давно не мальчик. Если ты забыла, я уже раз помогал.

– Там были всего лишь перепившие студентики, – фыркнула Алиса.

– И давно ты перестала их боятся?

Она развернулась, глядя в сощуренные глаза парня. Постояв так немного, криво усмехнулась, ответила:

– Да, ты прав, недавно. Но с тех пор многое поменялось.

– Что?

– Многое, – повторила Непридумова, не желая раскрывать свой главный секрет.

Тут уже пришел черёд кривить губы Роману. Впрочем, он не стал настаивать, просто сказал, – Поверь, я могу быть полезным, может даже просто советом. Два мнения лучше одного.

– Ну хорошо, – вздохнула девушка, села на предложенный табурет, опёрлась локтём о кухонный столик, – если так уж хочешь услышать.

Собравшись с мыслями, девушка рассказала всё, что узнала от финдира и свои мысли о родителях и сестре.

– Боюсь, так просто они не отстанут, – со вздохом закончила она рассказ.

– Да уж, – ответил Роман, успевший заметно помрачнеть, – сильно ты вляпалась, ничего не сказать.

– Если бы я вляпалась, – зло ругнулась та, – помогли добрые коллеги.

– Как ты его не прибила, прямо там.

– Хотела, сильно хотела, но у него мать в заложниках у Трубецких. Я как на себя примерила, так вся злость на него ушла. На магов перешла. Вот кого ненавижу уже просто.

– Ладно, что думаешь делать?

– Не знаю пока, – вздохнула девушка, – как-то растерялась сходу. Понимаю, что что-то делать надо с сестрой и родителями, как-то угрозу Вяземских отводить, но как именно?

– Ну во-первых, – произнёс Роман, – родители у тебя где живут?

– Нижегородский район.

– Тогда за них пока особо не переживай, это территория Черкасовых, они с Вяземскими в сильных контрах, поэтому те к ним не сунутся, а вот сестра… Она у тебя где, в общежитии?

– Да, Российского экономического, имени Витте.

– А вот это уже хуже, – Роман задумался, усиленно потер подбородок, – он на территории Алексеевых, они с Вяземскими сейчас весьма дружны.

– И откуда ты всё знаешь? – подозрительно спросила Алиса.

– Оттуда, – произнёс, скопировав интонации девушки, парень.

В мыслях однако, девушка прочла, про дядю из главного управления полиции, который племяннику часто рассказывал про расклады среди благородных, но виду не подала.

С одной стороны, подобные родственники парня её насторожили, с другой, дали ответы относительно такого спокойного поведения Романа. Ещё бы, такое прикрытие. Главное управление полиции подчинялось напрямую императору, вернее его Тайной канцелярии, про которую ходило много страшных слухов. В какой-то мере, дядя Романа, хоть и простолюдин, но имел определённую неприкосновенность для обычных магов как государев человек.

– Тогда что делать с Настей?

– Ну, сначала надо всё-таки узнать, точно ли они настолько серьёзно настроены на твой счёт, – Роман опёрся спиной о стену, закинул ногу на ногу, сцепил ладони на колене.

– Узнать… – задумчиво протянула Алиса, затем взглянула в окно, за которым темнело здание её дома, на темнеющие окна, – можем попробовать и узнать.

Мысли, ей всего лишь нужно было прочитать их мысли. И лучше всего было попробовать выманить магов в квартиру. Чем искать по всему городу тех, кто мог что-то знать, проще дождаться, когда они сами приедут.

Алиса, конечно, рисковала, но страх за сестру был куда сильнее, чем за себя.

– Ты куда? – спросил Роман, когда девушка решительно направилась в прихожую, принимаясь вновь одеваться.

– В свою квартиру, надо кое-что сделать.

– Ты рискуешь, – предупредил он.

– Я знаю, – произнесла Алиса, надевая куртку и накидывая капюшон.

Дверь её родной квартиры была не заперта. Да собственно и не на что было её запереть. Те места где располагались замки были проплавлены насквозь. Внутри, Алиса это проверила, просканировав пространство вокруг, никого не было.

Осторожно отворила, сдержав тяжелый вздох, посмотрела на учинённый разгром. Искали её, остальное перевернули и поломали скорее от злости, чем действительно с какой-то определённой целью. Перешагнув через остатки переломанной тумбочки, девушка прошла в зал, по которому словно ураган прошел, настолько всё было равномерно разбросано кусками по всей площади. Даже диван непонятная сила разорвала на несколько частей и куски ткани, и поролона усеивали теперь пол сплошняком.

Каким чудом уцелел городской телефон, проведённый ещё прошлыми жильцами, Алиса не знала, но, стоило снять с допотопного аппарата трубку, как там послышалось ровное гудение, свидетельствующее о вполне рабочей линии.

Набрав номер приёмной бывшей конторы, где сейчас уже точно никого не было, она дождалась когда включится автоответчик и, постаравшись придать голосу испуганные нотки, быстро проговорила:

– Павел Петрович, это Алиса, я вернулась к себе, у меня всё перевёрнуто. Скажите, меня ещё ищут или уже можно остаться?

Положив трубку, закусила губу, мысленно закатив глаза, так по-идиотски всё сказанное звучало. Но ей нужна была наживка, на которую бы клюнули маги, чтобы снова заявиться к ней в гости. И несмотря на явную тупость всей ситуации, Алиса была практически уверена, что они клюнут. Просто не будут ожидать подвоха от обычной простолюдинки.

Ещё раз с сожалением взглянула на то, что осталось от её мебели, но ничего трогать не стала, только включила свет в тех комнатах, где люстрам повезло уцелеть, чтобы думали, что она дома.

Взяв из ванной швабру с крепким деревянным черенком, сотворила простейший засов, который, просунув сквозь проплавленное отверстие тонкую ладонь, смогла толкнуть с той стороны, чтобы создать иллюзию наспех запертой двери изнутри.

Откуда только брались подобные знания. Но, видимо, стрессовая ситуация подстёгивала и мозг, подключив все резервы, тащил из глубин памяти всё, что только могло пригодиться.

Быстро вернувшись к Роману, Алиса ещё раз посмотрела во двор и на свои окна, а затем, повернувшись к парню, произнесла:

– Ну всё, остаётся только ждать. Дежурить будем по очереди, полночи ты, полночи я. Если они появятся когда буду спать, немедленно буди.

– А если не появятся? – задал закономерный вопрос он.

– Тогда не буди, – пожала плечами девушка, – только они вряд-ли появятся сегодня. Скорее всего только завтра прослушают запись на автоответчике. Пока туда-сюда, только к вечеру отчухаются.

– Ладно, – со скепсисом в голосе произнёс Роман, – а когда они появятся, ты что будешь делать?

– Я? – девушка чуть помедлила, затем ответила, сузив глаза, – буду добывать информацию.

* * *
– Алис, – толкнул парень в плечо девушку и та, очнувшись от дрёмы, подняла голову, потёрла глаза, заспанным голосом спросила:

– Что?

– Приехали вроде.

Всю сонливость сразу как рукой сняло и подскочив к окну, Непридумова начала внимательно изучать тёмный двор.

– Машина, – произнёс Роман, показывая пальцем.

Проследив за ним, она тут же увидела здоровенную коробку джипа, что остановился, немного не доехав до её подъезда. Из него снова выбралось двое мужчин. Постояв, они о чём-то посовещались, один показал на ярко светившееся окно её спальни, а затем, они неспеша пошли к входу в подъезд.

– Отлично, – выдохнула Алиса.

Маги клюнули на наживку. Осталось подобраться к ним поближе и послушать, о чём они думают.

– Ты, что, одна пойдёшь? – нахмурился Роман.

– Да, и не спорь, – категорично ответила девушка, спешно одеваясь, – я только собираюсь подслушать, о чём они говорят.

– А мне что, предлагаешь сидеть и ждать, думая только о том, схватили тебя или нет?

Алиса приостановилась, глядя на парня задумчивым взглядом, затем, внезапно ей в голову пришла ещё одна мысль:

– Нет, вернее да, только не здесь, а в машине. Когда они выйдут, мы за ними проследим.

– Зачем?

– Затем, – чуть грубовато ответила Алиса, но, почувствовав очередной укол совести, за то что рыкнула на не заслуживающего такого отношения парня, выручившего её чёрт знает какой уже раз по счёту, добавила смущённо, – извини, я просто нервничаю, даже если со стороны и не видно. Просто на всякий случай хочу знать где их можно будет найти.

– Ладно, – вздохнул тот, – пойду в машине караулить.

– Спасибо, – расцвела девушка и, поддавшись порыву, чмокнула того в щёчку.

– Ты лучший.

– Да уж, – буркнул тот, чуть засмущавшись, потёр место поцелуя, – ну ладно, я пошел.

Выйдя из дома одновременно, они разделились и Алиса побежала догонять приехавших за ней магов.

Лифтом она пользоваться закономерно опасалась, поэтому взбежала на седьмой этаж по лестнице. Спасибо фитнесу, не слишком сильно запыхавшись. Перед тем как зайти на площадку, отделённую от лестницы дверью, просканировала пространство. Затем, определив, что маги уже в её квартире, осторожно зашла, ловя мысли и всплески раздражения, которыми они вспыхивали ища её и вновь не находя. Мысленное эхо их разговора между собой она тоже ловила.

– Я тебе сразу сказал, что это лажа. Сучки нет.

– Есть, нет, один фиг ехать надо было, старшой послал.

– Вот ему надо, сам бы и ехал.

– А что ты мне-то это говоришь, вот ему и скажи, если такой крутой.

Оба мужчины ещё несколько минут шарились по квартире, ища не заныкалась ли она в каком углу, затем доломав то, что не сломали в прошлый свой визит, собрались обратно.

– Кароче, тут ловить нечего, – произнёс снова первый, – тухлый номер. Старшой сказал, что у неё сеструха есть, учится в Витте, надо её за жабры взять, пусть колется, где эта шлюха шкерится.

– Ага, – вторил ему второй, – задолбало просто так туда-сюда кататься.

– Только не сегодня, завтра двинемся, а то устал я чего-то.

– Ты ж нихрена не делал, – пробурчал второй.

– И что? От этого и устал.

Голоса их были слышны уже и так, поэтому Алиса быстро юркнула обратно на лестницу, и поднялась на следующую площадку, чтобы ненароком с ними не пересечься. От услышанного у неё морозец слегка прошёлся по коже, мигом активизировав все страхи за Настю. Позволить им захватить сестру она не могла, а значит, надо срочно что-то придумывать.

Вот только маги были вдвоём, и Алиса сильно не обольщалась по поводу своих возможностей одолеть их. Поодиночке ещё возможно, всё-таки это тоже было низовое звено.

На лестницу маги выходить не стали, поленились, выбрав лифт для спуска. Стоило дверям последнего сомкнуться, как девушка тут же побежала вниз, стараясь как можно меньше шуметь.

Запрыгнув в машину к Роману, выдохнула:

– Давай за ними.

Тот нахмурился, но кивнул и осторожно тронул машину с парковки, стоило магам проползти обратно к выезду из двора.

На благо, те сильно не гнали и на улицах было достаточно свободно, чтобы не потерять заметную, благодаря гигантским размерам, машину. На прямых участках они конечно отставали, куда уж тягаться с таким монстром в скорости, да ещё и едущим не обращая внимания на правила дорожного движения. Но там буквы номера “ЕКХ” сами говорили за себя.

Вообще у магов было несколько выделенных серий номеров, но самой популярной была как раз эта, ну ещё Алиса припоминала серии “АКМ” и “ХХХ”.

Эти двое явно не относились к элите магического сообщества и жили соответствующе, первый вышел возле, пусть элитной, но многоэтажки, а второй, доехал до коттеджного поселка и остановился у дома ничуть не шикарнее безменовского.

Проследив, за тем как маг прошел к себе, Алиса решительно толкнула дверь, намереваясь выйти.

– Ты куда?! – вновь попытался остановить её Роман, хватая за руку.

Но девушка, лишь на мгновение замерла, с легкой грустью посмотрев в глаза искренне переживающего за неё парня, а затем, подалась к нему, впиваясь поцелуем в губы. Отстранившись, произнесла:

– Если я ничего не сделаю, они схватят мою сестру.

– Но что ты можешь?

– Просто верь мне, – негромко произнесла Алиса, а затем легко выпорхнула на заснеженный асфальт и, накинув капюшон, проследовала вслед за магом к его дому.

Внутри неё сейчас бурлил ядрёный коктейль из страха за Настю, гнева на магов, адреналина и азарта. Она ещё не знала, что сделает с магом, полностью отдавшись ведущему её чувству мести и правосудия, но знала одно, этой встречи он не переживёт.

Подойдя к двери, она помедлила, сканируя пространство. Удовлетворённо выдохнула, маг был один. Затем, подчиняясь импульсу, постучала костяшками пальцев в дверь.

Спустя полминуты за дверью раздался раздражённый мужской голос:

– Кто?

– Пенсия.

“Блин, – подумала Алиса, – зачем я это сказала?”

Но сработало, щелкнул замок, а в створе показалась недовольная морда мага.

– Какая ещё пенсия, сдуре…

– Ну здравствуй, – произнесла Непридумова в расширившиеся глаза мужчины, похоже её узнавшего, – слышала искали меня. В гости приезжали. Решила вот в ответ навестить. Вернуть, так сказать, должок.

В этот раз держать под контролем тело мужчины было чуть легче. Раскрыв дверь пошире, она обошла мага, проходя внутрь дома, захлопнула за собой. Остановившись у него за спиной, приблизившись к его уху, прошептала, – К сестре моей, значит, решили завтра заехать. Нехорошо это. Нечего впутывать в наши дела посторонних.

Осмотрелась. Убивать его тем же способом, что и мага в подворотне ресторана, было глупо. Полиция сразу заподозрит связь. Нужно было что-то другое. Тут она увидела небрежно брошенный на пуфик брючный ремень. То, что надо.

Взяв его, обернула вокруг шеи мужчины, продела в пряжку, затянула поверх бьющейся под кожей жилки.

– Я бы ещё поболтала с тобой, но там ещё товарищ твой ждёт. Так что прощай. Увидимся в аду.

Резко натянув ремень, для верности уперевшись в спину мужчины плечом, крепко держа зажатый в руках конец, девушка внимательно отслеживала мозговую активность мужчины, не давая ему шевелиться. От перекрытого кровообращения он сначала потерял сознание, кулём свалившись ей под ноги, словно собачка на поводке, повиснув на ремне в её руках, а затем, ещё через несколько минут Непридумова констатировала смерть и полное прекращение мозговой активности.

Отпустила ремень, посмотрела на кожаные перчатки на руках, затем, хмыкнув, согнула руку мужчины, вложив в ладонь конец ремня. Вряд-ли кто-то обманется и подумает, что тот сам себя задушил, но некоторые сомнения в работу следователя внести было просто забавно.

Выскочив из дома и прикрыв дверь, она поспешила в машину к Роману, с тревогой следившему за всем происходящим.

– Всё, едем к дому первого.

– А этот?

– А с этим уже всё улажено.

Вздохнув, парень больше ничего не сказал и послушно нажал на педаль газа.

Глава 16

Глава рода Вяземских Илларион Ярославович, был в свои почти семьдесят ещё весьма и весьма крепким мужчиной с сильнейшим магическим потенциалом, и горе было тому, кто смел навлечь на свою голову его праведный гнев. Вот и сейчас, глава службы безопасности рода, Константин, опустив голову и понурив плечи, выслушивал крепко приправленную матами гневную речь главы.

– Два, за одну ночь, и оба отправленных выяснить, что за сволочь нас в убытки ввела. Константин, ты начинаешь терять хватку. Подобные потери для рода недопустимы.

– Простите, господин, – промямлил тот, – Они искали ту девушку, возможно что-то пошло не так.

– Да там всё пошло не так, – взорвался Вяземский, – пошли за девкой – не нашли, затем совершенно внезапно оба сдохли у себя дома. – Глумливо добавил, – Как думаешь, нет ли тут какой связи?

– Возможно это она их… – осторожно начал начальник безопасности, но был остановлен злым смехом Иллариона.

– Костя, ты совсем идиот? Как какая-то простолюдинка могла убить двоих магов? Я почти уверен, что её давно под лёд спустили, а нам голову дурят с её якобы звонками. Зачем, другой вопрос. Почему-то им было важно убить этих двоих. Вот это и надо выяснять, а не гоняться за мертвецом. Как, кстати, наши парни были убиты?

– Один задушен брючным ремнём, а второй, э-э… – замешкался безопасник с ответом, подбирая слова.

– Ну, – нетерпеливо подбодрил подчинённого Илларион, – не тяни, говори как есть.

– Второй тоже умер от удушья, только подавившись колбасой.

– Какой колбасой?

– Краковской, полукопчёной, – ответил мужчина, затравленно глядя на побагровевшего главу.

В воздухе резко запахло озоном, а с руки Вяземского сорвалась в средней толщины слепящая молния, ударившая в торшер в метре от безопасника. Тот отскочил как ошпаренный, затем упал на колени, заблажил:

– Не убивай, господин!

– Встань, не позорься, – презрительно буркнул Илларион, добавил, чуть подостыв, – не буду я тебя убивать. Что ещё сказали по убийству.

– Господин, боюсь, вам это тоже не понравится, – чуть сглотнув, ответил мужчина.

– Слушай, Костя, прекращай испытывать моё терпение, а то точно не сдержусь.

– Простите, господин, – мужчина быстро затараторил, боязливо поглядывая на главу, – проводившие осмотр места убийства полицейские, сказали, что нет никаких следов борьбы. Словно оба спокойно стояли и смотрели, как их убивают. При этом, когда их нашли, и ремень и колбасу держали сами убитые, следователь даже предположил, что возможно, это были самоубийства.

– Ну да, – фыркнул Вяземский, – сам себе он в горло палку колбасы запихал. Магия это была, явно.

– Все материалы мы у полицейских забрали, – добавил мужчина, – я отдал их нашим специалистам, они попробуют установить, какой магией воздействовали на парней.

– Ладно, работай, и забудь о той девке, это явно была очередная подстава со стороны наших противников, а может и не подстава, – Вяземский жёстко взглянул в глаза подчинённому, – очень может быть кто-то вкрай обнаглел и таким образом плюёт нам в лицо, показывая, что может творить всё что захочет.

– Возможно, господин, – произнёс Константин, осторожно подымаясь на ноги, – землю рыть буду, но дознаюсь, кто так нагло решил по нам ударить.

– Давай, работай, – взмахом руки отправил того на выход Илларион, а сам остался сидеть в любимом кресле, продолжая задумчиво размышлять, кто решил так нагло наехать на его род. Нет, враги были всегда, этого не отнять, но чтобы так, это надо быть или отморозком или иметь стальные шары. Трупы магов в мирное время никто не любит, а их и так, судя по сводке, за последние несколько недель увеличилось как минимум вдвое. Беспредел. Но один положительный момент всё-же был, если делом заинтересуется тайная канцелярия, то неизвестным придётся туго, а значит роду Вяземских можно будет и компенсацию пожирней потребовать, при разборе и свои потери отбить в несколько раз.

* * *
– Василий Андреевич, – заглянул в кабинет к полковнику один из оперов с УБОПа, – там вас требуют.

– Кто требует?

– Так это, – опер рефлекторно понизил голос, – с тайной канцелярии.

– Ох блин, – Плотников тут же поднялся, заторопившись на выход.

Сиятельные господа страсть как не любили кого-то дожидаться, быстро теряя терпение. А это было чревато неприятными последствиями.

Гость вольготно расположился в кабинете начальника Службы криминальной полиции, генерал-лейтенанта Кочубея Игнатия Апполинарьевича и о чём-то негромко беседовал с сильно потеющим хозяином кабинета.

– Вызывали? – поинтересовался Плотников, сразу признав в представителе тайной канцелярии давнего знакомца, если так можно было сказать.

– Вызывали, – кивнул тот. Сразу было понятно, что он тут всем заправляет, а генерал-лейтенант не более чем присутствующий. – Есть для тебя дело, Василий Андреевич.

– Внимательно слушаю, Родион Константинович, – наклонил голову полковник, ничуть не обманываясь нарочито дружелюбным тоном говорившего.

– Последнее время, – с непонятным выражением на лице, произнёс посланец тайной канцелярии, – стали находить слишком много убитых магов. Причем здесь, в Москве. Вести эти дошли до Государя и весьма разгневали. Нужно провести тщательное расследование твоими специалистами, выяснить кто и почему совершает эти убийства. Справишся?

– Справлюсь, – кивнул Плотников.

Впрочем, он бы ответил так в любом случае, потому что иного ответа просто бы не поняли.

– Вот и славно, – кивнул Родион Константинович, откидываясь в кресле, – все материалы тебе передадут. И помни, результат нужен был еще вчера.

– Понимаю, – ответил серьёзно полковник, затем спросил сам, – а как быть с тем, что нам в дела магов нельзя лезть? Мало-ли ниточка к какому из родов потянется?

– На этот случай Государь лично подписал бумагу, на твоё имя! – поднял вверх палец сотрудник тайной канцелярии, – о праве проводить расследование, в том числе на родовых землях. Так что цени оказанное доверие.

– Государь милостив, – опустил взгляд в пол Плотников.

– Но строг, – добавил маг, – учти это.


А затем, не глядя на генерал-лейтенанта, поднялся и вышел, словно тут же забыв о них и о прошедшем разговоре. Впрочем, полковник иного и не ожидал. Они для посланца были чернью и низшим сословием, какие бы должности и погоны не носили.

– Ну что, попал ты, Василий, с такой бумагой, хочешь не хочешь, а лезть придётся в самую задницу, – притворно посочувствовал тому Кочубей.

Начальник Службы криминальной полиции на дух не переносил своего формального подчинённого. На бумаге полковник ему подчинялся, а по факту был птицей свободного полёта, частенько выполняя поручения тайной канцелярии, ни перед кем не отчитываясь и никому не докладывая. Терпеть подобное положение дел генерал-лейтенанту было сложно, подчинённого он подозревал в желании подсидеть его самого. Но вслух об этом сказать было нельзя, оставалось только изображать сочувствие, хотя в душе Кочубей злорадствовал, обоснованно подозревая, что с подобным делом легче не результаты нарыть, а проблемы, вплоть до летальных. Лезть простолюдину с расследованием к благородным родам было сущим самоубийством.

Впрочем, полковник это понимал тоже, но, он не был бы тем, кем был, если бы не умел тонко чувствовать ситуацию.

– С этой бумагой, Игнатий Аполлинарьевич, – произнёс он ровным тоном, – я, как залезу, так и вылезу. А вот останется ли кто-то желающий мне навредить, после чистки проведённой тайной канцелярией, уже большой вопрос.

Что на это ответить генерал-лейтенант не нашел и лишь грозно насупился, после чего отвернулся к компьютеру, делая вид, что озаботился какой-то важной проблемой.

Чуть дёрнув уголками губ, Плотников, молча развернулся и вышел в приёмную.

Что за убийства так заинтересовали самого Императора, он догадывался. Благо, всегда держал на контроле все дела, где в роли жертвы или преступника выступали маги. Жертв, среди них, до последнего, было немного, всё больше наоборот, но, внезапно, что-то стало меняться. Впрочем полковник знал, что именно, и теперь следовало всё хорошенько обдумать, как работать дальше.

* * *
Возвращаться в свою квартиру было глупо, а жить и дальше у Романа… Алиса не знала, насколько ещё хватит у парня терпения, просто потому, что их совместное проживание совсем не было похоже на сожительство парочки влюблённых, какими они собственно и не были, а больше походило на отношения между двумя деловыми партнёрами. Впрочем, со стороны парня никаким делом тут и не пахло, девушке он помогал на чистом альтруизме.

Подобное Алису начинало напрягать всё сильнее, она не хотела чувствовать себя какой-то иждивенкой. Вот только денег, чтобы компенсировать своё проживание, у девушки было не так уж и много, накоплений она не делала.

У второго мага в квартире, она смогла дёрнуть кое-какую наличность, аккуратно осмотрев ящик в прихожей и кошелёк, но и только. Устраивать полноценный обыск не было времени.

Официально устроиться на работу она тоже не могла, скорее всего её фамилия уже в чёрном списке всех работодателей. Поэтому вопрос заработка становился всё острее, и чем больше девушка об этом думала, отметая один вариант за другим, тем менее законными эти варианты становились. А затем она вспомнила о Безменове. Как-никак, а тот был ей нехило должен, после всего произошедшего. И, решившись, Алиса вновь решила привлечь Романа, который как раз приехал с клуба, где проводил очередную тренировку.

Был он странно задумчив и молчалив. Разувшись, пронёс на кухню пару пакетов с едой, принялся раскладывать по полкам.

– Что-то случилось? – спросила она, останавливаясь напротив и пытливо заглядывая тому в глаза.

– Да так, – хмуро произнёс парень, не встречаясь с ней взглядом.

– Ром, говори, – попросила Алиса, нахмурившись сама. Настроение парня передалось и ей.

– В общем, – вздохнув, тот, бросил в хлебницу батон, который держал в руках, замер, опёршись ладонью о стол, – ищут тебя.

– Маги? – приподняла девушка бровь, не столько от удивления, сколько от банальности подобного открытия.

– Нет, – качнул головой тот, – вернее они, но подключив главное управление полиции.

Вот это было уже серьёзней. Коснувшись мыслей парня, Алиса вновь прочла его разговор с дядей – полковником полиции.

– Они ищут именно меня? – уточнила девушка, хоть уже и знала ответ на этот вопрос.

– Нет, не тебя, но того, кто совершил все эти убийства.

Тут Роман взглянул ей прямо в глаза:

– Там одного мага убили прямо возле ресторана, где у нас было свидание. Это тоже была ты?

Алиса хотела соврать, но не смогла и только понуро кивнула, кляня себя за тот спонтанный поступок. Ведь непосредственно ей убитый не угрожал, она не спасала свою жизнь или там честь. Она его просто убила, потому что ей не понравились его поведение. Что ни говори, а подобное слабо вяжется с образом законопослушного гражданина.

– Зачем ты убила его? – спросил он тихо, внимательно следя за ней.

– Я не маньячка какая-нибудь, – не глядя на Романа, глухо ответила она, – я не испытываю от этого удовольствия. Просто я увидела, как он избивал директора ресторана. Очень сильно избивал, так что тот потерял сознание. И тогда у меня внутри вдруг что-то оборвалось. – Она подняла взгляд вверх, произнесла с жаром, – Пойми, Ром, им можно всё, избивать, насиловать, вымогать деньги, даже убивать простолюдинов, а мы ответить им не можем, не имеем права, ведь полиция и суд на их стороне.

– И ты решила заменить собой суд и полицию?

– Да, – твёрдо ответила девушка, глядя парню в глаза, – если они бездействуют.

– Не все в полиции на стороне магов, – внезапно ответил Роман, вздохнул тяжело, сел на табуретку, вытянул ноги, добавил хмуро, – но им некуда деваться.

– Откуда ты знаешь?

– Думаешь, с дядей полковником, я никогда не задумывался, чтобы тоже пойти в органы? – он невесело усмехнулся, – меня бы приняли там с распростёртыми объятиями, и я даже готовился, но в последний момент отказался.

– Почему? – спросила Алиса, наклонив голову набок.


– Потому что не хочу, так же как он, молча смотреть, как магам всё сходит с рук, закрывать глаза, отворачиваться, делать вид, что всё нормально. А потом объяснять родственникам жертвы, про какую-нибудь вспышку на Юпитере или отражённый свет Венеры, который свидетели приняли за применённую магию.

В его словах девушка не чувствовала фальши, а в мыслях была только скрытая от посторонних горечь и боль.

– Вот почему ты мне помогаешь, – произнесла она утвердительно, – и почти не задаёшь вопросов.

– Да, – криво усмехнулся Роман, глядя на неё, – так я хотя бы чуть-чуть делаю этот мир лучше.

– Значит ты поможешь мне сделать его ещё лучше? – испытующе произнесла Алиса, чувствуя в душе странный подъём.

– Помогу, – твёрдо ответил парень.

– Тогда собирайся, поедем к моему старому знакомому. Недавно уже у него были.

* * *
– Ну здравствуй, Игорь, – произнесла Алиса, когда Безменов приоткрыл дверь, глядя угрюмо на стоявшую на пороге девушку.

Её появление его не обрадовало, это было видно, впрочем, выгнать её или чем-то пригрозить, он тоже не пытался. В сумбуре его мыслей Непридумовой разбираться было недосуг, поэтому она решила, что чувство вины его ещё не отпустило.

– Здравствуй, – он помялся немного, затем, распахнув дверь шире, отступил назад, с мрачной решимостью произнёс, – заходи.

– В прошлый раз обстоятельно поговорить нам не удалось. Я была сильно зла, – девушка ткнула пальцем в грудь мужчине, – из-за тебя, между прочим. Поэтому кое-какие вещи упустила.

Пройдя в гостиную, Алиса по хозяйски расположилась в большом мягком кресле, закинув ногу на ногу, с лёгким прищуром глядя на проследовавшего вслед за ней финдира, замершего в паре метров от неё.

– Ты присаживайся тоже, – милостиво махнула она ему, – разговор будет серьёзный.

– Спасибо за разрешение, – с лёгким сарказмом в голосе произнёс мужчина.

Опустившись в кресло напротив, пристально разглядывая её, спросил:

– Что тебе нужно?

– Ну, во-первых, мне нужны деньги. Сам понимаешь, с работой у меня пока не задалось.

Лицо мужчины чуть заострилось, но возражать он не стал, только коротко кивнул, признавая за ней право на подобные требования.

– А во-вторых, мне нужно много денег.

Чуть наклонив голову, Безменов кривовато улыбнулся, затем произнёс:

– Что, мне продать дом?

– Твой дом не стоит столько, сколько мне нужно.

– Тогда я не вижу, как тебе помочь, – развел он руками, продолжая кривиться.

Алиса и по его поведению и по мыслям поняла, что он перестал воспринимать её серьёзно, посчитав, что у неё, образно говоря, слегка потекла крыша на фоне всего произошедшего.

– А я вижу, – ответила она спокойно, подавив в себе инстинктивный гнев. В том плане, который начинал вырисовываться у неё в голове, роль у сидящего напротив мужчины была достаточно важная, и ей необходимо было, чтобы её указания он выполнял добровольно, а не из под палки.

Нет, некоторый кнут тоже должен был присутствовать, как бывший кадровик она это прекрасно понимала, но ей нужна была верность Безменова, и она примерно представляла как её добиться.

– Ты же весьма неплохой финансист, вон как ловко всё обставил, вот и сделай так, чтобы часть прибыли фирмы шла не Вяземским, а на какой-нибудь незаметный счётик фиктивной конторы, либо даже проще, если эта сумма будет сразу обналичиваться. Не поверю, что ты при своей ловкости и подкованности не сможешь такое провернуть.

– Ты думаешь, это так просто? – покачал он головой, – легко сказать, часть прибыли увести, к тому же на мне плотно сидят Трубецкие, а у них задачи совсем другие.

– Они хотят фирму развалить?

– Думаю да, – со вздохом ответил Безменов.

– Тогда я им помешаю, – Алиса холодно улыбнулась, – если контора будет работать в убыток, это мне много денег не принесёт. Поэтому я разберусь и с ними, и с тем крючком, на котором тебя держат.

– Ты? – недоверчиво переспросил мужчина.

– Я, – кивнула утвердительно девушка.

– Но как?

– А вот это уже не твоё дело. Но если я сказала, значит так и будет.

С минуту Безменов о чём-то напряжённо раздумывал, но затем, вновь пристально посмотрев на Непридумову, негромко произнёс:

– Если сможешь спасти мать, сделаю всё, что скажешь.

* * *
– Фух, – выдохнула девушка, вернувшись в машину к Роману, что напряжённо следил всё это время за домом.

– Ну как всё прошло? – поинтересовался он, продолжая наблюдать за окрестностями.

– Нормально, – кивнула Алиса, – удалось убедить, что я могу решить его проблемы. Тогда вопрос с финансами будет закрыт.

– А ты можешь? – испытующе поглядел Роман на неё.

– Не знаю, – честно ответила Непридумова.

Она вовсе не испытывала той уверенности, что проецировала на бывшего коллегу по работе. Шутка ли, схватиться не с одним магом, а с целым магическим родом. Вот только эта мысль, почему-то, не вызывала в ней страха. Опаску – да, вперемешку со странным зудом в теле и лёгкой толикой азарта.

А ведь это не будет лёгкой прогулкой, вероятнее всего, придётся убивать. И вновь, мысль об убийстве не вызвала у Алисы сильного отторжения.

“Это оттого, что для меня маги уже не люди, – убедила саму себя девушка, – они дикие звери, которых надо отстреливать, ради безопасности обычных людей”.

– И что мы должны сделать? – вновь спросил парень, плавно выезжая с обочины на дорогу.

– Мы? – Алиса чуть помедлила, решая впутывать ли Романа ещё больше в свои дела, но затем, решившись, не стала скрывать правду, – мы должны совершить налёт на род Трубецких.

– Да, – качнул головой тот, с непонятным выражением на лице и толикой какого-то даже восхищения в голосе, – ты не мелочишься. Из огня да в полымя? Так?

– Так, – вздохнула девушка и откинулась на сиденье.

Глава 17

Совсем дурой, чтобы переть наобум, Алиса не была и про налёт сказано было больше для красного словца. Но делать что-то было надо, и она решила использовать связи Романа, для разведывания обстановки.

Порой, глядя на спокойно, не задавая особых вопросов, выполнявшего её просьбы парня, она задавалась вопросом, а почему так? Почему он не интересуется, как она смогла убить тех магов, почему она так уверена в своих возможностях? В чём её секрет?

А потом, суеверно стучала по дереву, в слегка наивной надежде, что так будет продолжаться и дальше, и он просто будет ей помогать, не требуя от неё откровений, потому что как рассказывать о таком она не знала. Узнай он о том, что она легко читает мысли людей, и вряд ли он захочет к ней даже приблизиться. Ну кому приятно осознавать, что к нему в голову ходят как к себе домой?

Пусть всё остаётся как есть, думала девушка, стараясь не заглядывать слишком далеко в будущее.

– Вот.

Традиционно уже расположившись за кухонным столом, Роман развернул карту района, где синим маркером была выделена область включающая в себя весь Нагатинский затон и часть Нагатино-Садовники до идущего через них проспекта Магов-победителей.

– Это карта дяди, здесь самые точные данные по роду Трубецких. Тут отмечено имение самих Трубецких, вот тут, у самого затона.

Алиса с благодарностью взглянула на парня. С его связями в полиции он был просто неоценимым помощником. Вот только не подставляет ли она его подобными просьбами?

– А тебе ничего не будет, что ты её взял?

– Нет, – с лёгкой улыбкой помотал головой тот, разглаживая ладонями места сгибов карты, – не переживай. Скажу по секрету, мой дядя и сам магов недолюбливает. Он слишком много видел в этой жизни, чтобы не питать никаких иллюзий.

– Ты ему рассказал, – с упрёком и возмущением воскликнула девушка, коснувшись мыслей парня и не удержавшись от негодующего вскрика.

– Рассказал, – серьёзно кивнул тот, а затем добавил, – я слишком хорошо дядю знаю, он нас не сдаст, даже поможет.

“Нас…” – Алисе неожиданно понравилось, что он сказал именно так, объединив их вместе, это вселяло уверенность, что этот дядя-полицейский не станет подставлять собственного племянника.

– Вот только… – внезапно замялся Роман.

– Что? – с вернувшейся в голос тревогой, спросила девушка.

– Ему тоже кое-что нужно.

– Так я и знала, – устало произнесла Непридумова, решив, что высокий полицейский чин решил или взятку затребовать, за свою помощь, или их использовать в каких-то своих корыстных целях. Но не угадала.

– Нет, это не то, что ты подумала, – тут же запротестовал парень, – просто от него требуют результатов и, чтобы нам помочь, ему надо пустить следствие по ложному следу.

– Это какому? – нахмурилась Алиса.

– Перевести стрелки на других, – бросил взгляд искоса на неё Тимофеев.

– Подставить? – дернула девушка бровью, вопросительно, а затем зло усмехнулась, – как подставили меня? Да, действительно, тебя бы в органы с удовольствием взяли.

– Нет, ты не поняла, – терпеливо произнёс он, – не левого человека, а какой-нибудь магический род, тех же Трубецких, чтобы они схлестнулись с Вяземскими, только уже открыто. Это добавит хаоса и точно отведёт от нас любые подозрения.

Это уже был совсем другой расклад, и девушка надолго задумалась.

Подставить магов, означало отплатить им той же монетой. Против такого совесть Непридумовой не протестовала.

– Это можно, – наконец, всё обдумав, неторопливо произнесла она, вновь посмотрев на парня, – но как он предлагает это провернуть?

– Достаточно просто, – тут же ответил Роман, заулыбавшись, явно обрадованный её согласию, – есть несколько весьма приметных и дорогих вещичек, которые до начала обыска удалось из квартир убитых забрать, до начала обыска и теперь эти вещи числятся как украденные в отчёте полиции.

– Так меня теперь ещё и воровкой считают? – скептически хмыкнула Алиса, подивившись предусмотрительности дяди Романа, хотя что с него взять – полицейский же, привык видать, так работать, – нашли пачку денег, часть в свой кошелёк переложили, обнаружили пакет с наркотой, пару горстей отсыпали себе – классика.

Правда знала о подобном девушка не лично, только из разных бандитских боевиков, да сериалов про полицию, показываемых на канале ХРЕН-ТВ.

– Не тебя, – терпеливо произнёс парень, – а тех, кто магов убил. Мы эти вещицы подкинем Трубецким, а когда их найдут, тем будет очень сложно отмыться от обвинений. Тем более, что там попутно вскроются их махинации с твоей бывшей работой.

Девушка вмиг посерьезнела и произнесла:

– Не раньше, чем мы найдём мать Безменова и не вытащим её оттуда, иначе мы его в союзники никак не заполучим.

– А он нужен в союзниках? – нейтральным тоном поинтересовался Роман, а Алиса, коснувшись его мыслей, с удивлением поняла, что в парне заговорила ревность.

Как к этому относиться, она сходу решить не смогла, поэтому спокойно и откровенно ответила:

– Нужен. Потому, что, нам нужны будут деньги и много, а он единственный, кто может нам в этом помочь. Во всевозможных махинациях он разбирается неплохо, в этом я уже успела убедиться.

– Ну ладно, – покладисто ответил Роман, больше не акцентируя вопрос на этом. – Тогда нам надо как-то выяснить, где его мать.

– Предоставь это мне, – с мрачной решимостью ответила Алиса, а затем, громко хрустнула костяшками, разминая кулаки, – у меня есть кое-какие способы.

* * *
На дело они вышли ночью.

Территория Трубецких на карте всего лишь показывала границы района с которого они получают плату за защиту бизнеса и бизнесменов, а также с каких жилых домов они собирают аренду за проживание простолюдинов, никаких видимых границ там естественно не было. Поэтому въехали они туда свободно, а машину припарковали всего за несколько домов до самого имения, раскинувшегося на весьма большой территории и состоявшего из целого комплекса зданий.


Парковались, конечно, не на виду, а найдя пустое место в одном из тёмных двориков. Натянув на голову капюшоны, двумя молчаливыми тенями двинулись по противоположной стороне улицы, внимательно изучая высокий каменный забор, на предмет ворот и проходов.

Сейчас Алиса себя чувствовала каким-то спецагентом, словно персонажем очередного фильма про какого-нибудь Джона Бормана, находящего суперзлодеев по всему миру и уничтожавшего их в собственном логове.

Внезапно навстречу им показался полицейский патруль. Пеший, из тройки сотрудников с дубинками на боку. Заметив их, троица сразу, словно гончие почуявшие добычу, ускорила шаг, положив ладони на рукояти дубинок. Время было три часа ночи и интерес правоохранителей был вполне обоснован.

Девушка почувствовала как Роман напрягся, и успокаивающе коснулась ладонью его предплечья, шепнула:

– Не суетись, я всё улажу.

– Граждане, ваши документы, – твёрдым голосом потребовал старший патруля с звёздочками старшего лейтенанта, остановившись в паре метров, не сводя с них цепкого взгляда.

Двое его подручных разошлись в стороны, тоже внимательно отслеживая их телодвижения.

– Да, конечно, – ответила Непридумова, – сейчас покажу.

Она подошла ближе к старлею, а затем коснувшись мысленно оставшихся полицейских, вызвала у них легкое чувство дискомфорта, а затем острое желание посмотреть по сторонам.

Стоило им отвести взгляды, как Алиса подойдя почти вплотную, посмотрела прямо в глаза старлею, затем развернула перед ним ладони, соединив словно раскрытую книжку, мягко, но с нажимом произнесла:

– Мы муж и жена, я Виктория Лосева, а это мой муж – Виталий, вот мой паспорт, – она чуть приподняла ладони и взгляд полицейского нырнул в них, словно пытаясь что-то прочесть.

– А вот моего мужа, – она сложила ладони, словно закрыв, а потом вновь развернула. – Мы живём тут неподалёку, сработала сигнализация у автомобиля, и мы выходили проверить.

Старлей ещё попялился пару секунд в несуществующий документ, затем поднял голову, произнёс слегка заторможено:

– Всё в порядке, можете идти.

– Спасибо господин полицейский, – Алиса улыбнулась ему, медленно и осторожно снимая со всех троих контроль. Отступила назад к Роману, взяв того за руку и приобняв.

Старший встретил взгляды заморгавших и одновременно повернувшихся к нему других полицейских, махнул рукой, произнёс:

– Пойдем, местные.

После чего, троица, обогнув их, пошла по улице дальше.

– Фух, – выдохнул Роман, когда расстояние между ними увеличилось, и его уже нельзя было услышать, – ловко вышло.

Он посмотрел на девушку, сказал с некоторым удивлением:

– А я всё гадал, как ты это проворачиваешь, а ты гипнозом владеешь. И чего молчала? – тут он слегка напрягся, спросил чуть встревоженно, – на мне хоть не применяла?

– Нет, – замотала головой Непридумова, а сама подумала:

“Гипноз уж точно”.

Вообще ей такое предположение парня понравилось. И как она раньше не догадалась выдавать свои способности по контролю за банальный гипноз. И легко можно объяснить и особо никто не боится, потому что гипноз это что-то вполне понятное и объяснимое, в отличии от умения читать мысли и мыслью убивать.

– Смотри! – дёрнув девушку за руку, привлёк Роман её внимание.

Алиса и сама увидела, как из ворот впереди, выезжает наглухо тонированный джип.

Неожиданная идея посетила её и она, тут же толкнула парня в неосвещённый проход между домами, произнесла вдогон:

– Не показывайся, я кое-что придумала.

Быстро скинув капюшон, она прошла навстречу повернувшему в их сторону автомобилю и выйдя на обочину, вытянула руку с большим пальцем, но не так как это делают автостопщики, выставив руку перпендикулярно, а как девочки с трассы, чуть отведя в сторону.

Она успела просканировать машину и знала что внутри всего один человек, вернее маг.

Расчёт оказался верен, неизвестный клюнул и большая чёрная машина плавно притормозила около девушки. Вот только, когда тонированное стекло опустилось вниз, Алиса вместо похотливой мужской морды увидела высокомерное и наглое лицо какой-то девицы. Опешила на секунду, чуть не ляпнув – “извините”.

Но в этот момент магичка, что легко читалось в её мыслях, осклабилась и заявила:

– Видела бы ты своё лицо.

Правда когда Непридумова, отступила на шаг, не зная, что предпринять, та, тут же окрикнула её:

– А ну стой, куда собралась? Работаешь?

– Работаю, – кивнула рефлекторно Алиса.

– Тогда залезай, отлижешь мне, я больше от девочек это люблю. Ты же умеешь отлизывать?

– Умею, – ответила девушка, а в душе вновь поднялся гнев.

Если поначалу она замешкалась, не зная как относится к магичке, сработал какой-то подсознательный триггер, что та тоже женщина, но дальнейший диалог всё расставил по своим местам, магичка ничем не отличалась от других магов, была таким же наглым паразитом, не ставящим простолюдинов ни во что.

Забравшись на пассажирское сиденье, она увидела как та начинает деловито задирать юбку и, сдержав первый порыв вдарить как следует наглой тёлке по мозгам, придав голосу смущённо просящие нотки, произнесла:

– А можно мы во двор куда-нибудь отъедем, вдруг увидит кто.

Магичка изумлённо посмотрела на неё, затем расхохоталась:

– Ты чё, стесняешься что ли? Первый раз?

Девушка тут же кивнула.

– Ха, так даже интересней, неопытные вы такие забавные, – магичка дёрнула рычаг переключения скоростей и, проехав метров пятьдесят, свернула во дворы, остановившись прямо на проезде, не слишком замарачиваясь тем, что полностью перекрыла выезд.

– Ну ладно, здесь сойдёт, – водительница повернулась к Непридумовой, отклонившись спиной к двери, задрала юбку до пояса, и закинув ногу на спинку Алисиного сиденья оттянула в сторону ткань трусов.

– Давай, целка, приступай, – хохотнула она от собственной скабрезной шуточки.


Вот только дальше всё пошло не так как предполагала магичка. Алиса сощурившись и скрипнув зубами, дала наконец волю прорывавшемуся изнутри гневу, и шарахнула со всей дури той по мозгам. Благородная девица, ударившись затылком о стекло двери, застонала, попробовала шевельнуться, но не смогла.

Продолжая удерживать её, девушка приоткрыла дверь и негромко позвала:

– Роман, ты здесь?

– Здесь, – отозвалась также негромко темнота и от тёмного силуэта росшего возле проезда дерева отделилась тень и открыв заднюю дверь, парень запрыгнул в машину.

Увидев, кто находится на водительском сиденье и в каком пикантном положении, присвиснул, удивлённо взглянул на Алису.

– Ну дела, девка.

– Магичка, – фыркнула Непридумова, отметая половую принадлежность той, – такая же как и они все, ни лучше ни хуже. Благородная.

Последнее слово девушка произнесла с неприкрытой издевкой.

– А что это она в таком виде?

– Хотела, чтобы я ей отлизала, – поиграв желваками, ответила Алиса.

– И ты её в этот момент, того?.. – поинтересовался Роман, нет, нет, но скашивая взгляд вниз, на то, что у магички находилось между ног.

– Ты о чём сейчас думаешь? – с некоторым возмущением произнесла девушка, заметив куда смотрят его глаза, прочла мелькавшие в его голове образы и фыркнула, – кобель.

– Я же не импотент, – принялся защищаться парень, – и не гомик. Естественно полуголые женщины меня заинтересовывают.

– Ну, если хочешь, можешь её трахнуть, – грубо произнесла Алиса, добавила с лёгким презрением, – она возражать не будет.

– Эй, ты что такое говоришь, – возмутился в свою очередь Роман, – я не насильник какой, я только по обоюдному согласию.

– Ну хочешь, сделаю так, что она согласится? – буркнула девушка в ответ.

– Не надо, – помрачнел парень, добавил со странными нотками в голосе, – не знал, что подобное тебе доставляет удовольствие.

Эти слова подействовали на Непридумову отрезвляюще и она поняла, что перегнула палку. Просто вдруг взыграла в ней тоже некоторая ревность, больно сочные картинки были в голове у парня. Ответила извиняющимся тоном:

– Прости, просто взбесила меня она своей наглостью. Тоже любительница доминировать. Но ничего, сейчас доминировать будем мы.

Решительно дёрнула юбку на магичке вниз, прикрывая детородные органы. Произнесла, глядя в её расширенные непонимающие глаза:

– Сейчас я буду задавать вопросы, а ты на них отвечать. Запираться не советую.

Допрос они проводили недолго, хватило полчаса, чтобы понять, что аристократка почти ничего не знает, но смогли точно выяснить, кто может знать. Один из безопасников рода Трубецких, некто Можай Валентин Петрович, сосед по квартире хозяйки джипа, в котором они сейчас находились. Вот он мог быть в курсе.

Ещё они узнали где его можно найти, а также как осуществляется въезд и выезд на территорию машин. Плохо было, что охрана должна была удостоверяться в личности водителя за рулём, поэтому им самим въехать, прикрывшись тонированными стёклами не вышло бы. Но хорошо было то, что девица куда легче поддавалась воздействию, чем другие маги. Даже легче, чем самый первый убитый Алисой – Эдик, хоть и тяжелее, чем обычный простолюдин. Поэтому можно было попытаться провернуть финт с контролем.

Сев на заднее сиденье к Роману, Алиса предупредила:

– Сейчас мы попробуем заехать на территорию, я её запрограммирую на действия гипнозом. Должно сработать.

– А если нет? – поинтересовался парень.

– А если нет, то я попытаюсь загипнотизировать всех кто рядом, а ты должен будешь их убить, – она посмотрела серьёзно в его глаза, – или они, или мы, другого выбора не будет.

– Я понял, – со вздохом ответил Роман. И хоть был совершенно от этого не в восторге, но возражать не стал.

Провернуть с девицей, которую звали Анастасия, тот же фокус, что и с Колей, полицейским, которого она убила после Эдика, было одновременно и сложнее и легче. Сложнее, потому что требовало больше сил, а легче оттого, что она уже знала, что надо делать.

Когда они подъехали к воротам, из будки вышел охранник, дождался когда стекло опустится и вежливо поздоровался с девушкой, что повернула к нему надменное лицо.

– Анастасия Владимировна, вы быстро.

Ничего не ответив, та фыркнула и нажала на кнопку подъема стекла. А когда ворота распахнулись, въехала внутрь.

Алиса, притаившаяся за спинкой водительского кресла, еле слышно выдохнула – у них получилось. Скомандовала, приподнявшись и склонившись к уху магички:

– А теперь едь к своему дому, пора поговорить с твоим соседом.

Глава 18

Жила Анастасия Владимировна в элитной двадцатиэтажке, одной из трёх на личной территории рода Трубецких, с подземным паркингом, в который они и заехали.

– Ром, – негромко произнесла Алиса, – смотри камеры.

– Уже, – лаконично ответил тот, уставившись в тонированное окно.

Оставив машину максимально близко от лифта, накинув капюшоны и поворачиваясь так, чтобы быть спиной к камерам, они вывели магичку, и приобняв, как бы по дружески, загрузились в лифтовую кабину.

Выйдя на одиннадцатом этаже, удачно никого не встретив по дороге, Алиса тут же прошипела в ухо аристократки:

– Веди к Можаю.

Пока шли по достаточно длинному коридору, невольно оценила и высокие потолки и лепнину на стенах и потолке и даже висевшие в нишах картины, и это в общественном коридоре. Буркнула:

– Неплохо аристократы живут.

Валентин Петрович жил в пятьдесят третьей квартире, а Анастасия в пятьдесят второй. Заставив открыть её свою дверь, постучали в дверь соседа, прижавшись к стене по обе стороны.

Клацнул замок, и послышался слегка удивлённый мужской голос: – Настя?

– Прастя! – едко выплюнула Непридумова, резко атакуя мужчину.

Тот даром, что был дома в тапочках и халате, частично успел среагировать, и Алиса лишь в последний момент смогла на секунду его задержать, резко вспотев, от вида перетекающих между пальцев мужчины электрических разрядов.

– Ром! – рыкнула она, застонав от натуги, чувствуя, что ещё секунда и Можай, оказавшийся совсем не слабаком, сможет передавить её волю.

С резким стуком деревянная напольная статуэтка в виде стилизованной кошки встретилась со лбом безопасника и тот, закатив глаза, обмяк и свалился на плитку пола.

– Фух, – выдохнула девушка, прислоняя спиной к стене.

За те секунды, что Алиса пыталась удерживать мага, она стала мокрой, как мышь. Он был совсем не ровня магичке или Эдику, обладая сильной волей и опасной магией. Хорошо ещё, магия не дарила иммунитет против тупых твёрдых предметов.

– Спасибо, Ром, – с благодарностью в голосе произнесла она, – вовремя. Я пыталась его загипнотизировать, но он почти успел сбросить установку.

– Заводи её, – неожиданно напряжённым тоном произнёс парень, резко захлопывая квартиру магички. Забежав к безопаснику, подхватил того под подмышки и сноровисто потащил в глубь квартиры.

– Заходи, – толкнула Анастасию Непридумова в спину, затем закрыла дверь изнутри.

– Я слышал лифт, – хмуро пояснил Тимофеев свои действия, – если кто-нибудь увидит, что мы тут делаем, нас уже ничего не спасёт.

Алиса медленно кивнула, вновь собираясь. Расслабляться и вправду не стоило. Они находились в самом натуральном вражеском логове, и рисковали ничем-нибудь, а собственными жизнями. Это стоило помнить.

Заставив аристократку сесть в кресло в углу просторной гостиной, девушка ещё раз пофыркала от нарочитого богатства обстановки, резных стульев, позолоченных багетов на стенах и потолке, полуколонн, тоже позолоченных.

Вообще вокруг было слишком по перебору золота, вкус у хозяина квартиры отсутствовал напрочь.

– А унитаз у него, случаем, не золотой? – съязвила девушка, не удержавшись.

Роман, отвлёкся на секунду, скрылся за поворотом. А затем послышался его чуть глуховатый голос:

– Угадала.

– Тьфу, – сплюнула Алиса на дорогой ковёр под ногами.

Но спохватившись, тут же бережно стёрла плевок салфеткой, пряча ту в карман. Своё ДНК оставлять на месте будущего преступления было глупо.

Совместными усилиями они взгромоздили мужчину на стул и замотали липкой лентой, затем допёрли вместе со стулом к батарее, крепко примотав заведённые назад за спинку стула руки к стальной трубе.

– Он электрик, – пояснил свою идею Роман, – попробует колдовать, заряд по трубам будет сразу в землю уходить.

В этот момент маг застонал и начал приходить в себя. Вскоре пара злобных глаз уставилась на парня с девушкой.

– Вы очень сильно пожалеете, – зловеще прошипел Можай, – вы будете умирать долго и мучительно, будете молить о пощаде, упрашивать, чтобы я убил вас, но я вам такой милости не дам.

Дорогая ваза с треском разлетелась на кусочки от столкновения с головой мужчины, отчего тот вновь потерял сознание.

– А что он! – воскликнула Алиса в ответ на вопросительно вздёрнутую бровь Романа, – угрожает тут, права качает.

– Если мы будем каждый раз его вырубать, – со вздохом ответил тот, – то никогда ничего от него не узнаем.

Резон в словах парня был и, вздохнув, Алиса пошла на кухню, где из позолоченного крана набрала в хрустальный графин воды. Вернувшись, выплеснула его в лицо находящегося без сознания мага. Тот вновь медленно пришел в себя.

– Лучше убейте себя сами сразу. Потому что когда я освобожусь, смерть покажется вам счастьем. А тебя, – его глаза остановились на Непридумовой, – я сначала отымею во все щели, а затем убью или сначала убью, а потом отымею.

В этот раз о голову Можая разлетелся уже графин, который девушка продолжала держать в руке.

– Алиса, – поджав губы, недовольно произнёс Роман, – неужели ты не видишь, что он специально выводит тебя из себя. Перестань обращать внимание на его слова, не воспринимай их.

– Я поняла, – вспыхнув, девушка опустила взгляд, признавая правоту Тимофеева, – больше я на такое не поведусь.

– Вот и хорошо.

Очнувшись в третий раз, безопасник Трубецких вновь попытался завести туже пластинку, но Алиса держала себя в руках, и хоть глаз и начинал дёргаться временами от ярости, внешне она оставалась холодно спокойной, безучастно взирая на брызжущего слюной мага.

– Только один вопрос, – произнёс Роман, когда Можай выдохся, – нам нужно знать, где держат заложницу, женщину, примерно шестидесяти – шестидесяти пяти лет. Скажешь и мы уйдём.

– Вы и так пойдёте, – фыркнул тот и добавил, по какому адресу им надлежало двигаться.

Как не напрягалась Алиса, чтобы в мыслях мага узнать ответ на вопрос, но тот думал только о том, что с ними сделает, а глубже влезть в его мозги ей не хватало сил.

Она попробовала позадавать вопрос несколько раз в разных вариантах, надеясь, что нужный образ мелькнёт хоть на секунду, но её ждало разочаровывающе фиаско. мужчина их не боялся и думал только о мести. Надо было как-то ситуацию переламывать в свою пользу.

Отведя Романа в сторонку, девушка зашептала тому на ухо:

– Мы так от него ничего не добьёмся, надо на него воздействовать.

– И что ты предлагаешь?

– Ты же мужчина, избей его.

Признав резон в её словах, вернувшись Тимофеев несколько раз ударил мага кулаком в лицо, разбив тому нос и губу. Градус проклятий в их адрес только повысился, видимо подобное воздействие было Можаю не в новинку.

Алиса закусила губу от досады, управлять магом она не могла, глубоко сканировать его мысли тоже, со всех сторон позиция казалась патовой. А время неумолимо текло, отсчитывая время когда наступит день, и проснутся слуги рода которые заявятся и сюда. Явно Можай этот не сам в квартире своей с тряпкой и пылесосом ходит, он маг, ему невместно.

Ситуация стала казаться патовой, но внезапно, Роман, тяжело вздохнув и как-то помрачнев, решительно подошел к девушке, взял ту за плечо и прошептал:

– Выйди, и эту, – он кивком головы показал на аристократку продолжавшую молча сидеть в углу, – с собой уведи.

– Что ты собираешься делать? – спросила она, глядя ему в глаза.

– То, что тебе не стоит видеть, – ответил он, затем чуть надавил, заставляя шагнуть к выходу из гостиной, – доверься мне.

Парень чуть кривовато улыбнулся, затем, сходив на кухню, вернулся оттуда с ножом.

– Иди же, – резко прикрикнул он на замешкавшуюся девушку.

От образов, что мелькали в его голове, Непридумова невольно содрогнулась и поспешно, приказав Анастасии подняться, вышла вон, прикрыв за собой дверь. А спустя минуту, из комнаты стали раздаваться чуть приглушённые крики, полные боли, подтверждая то как именно Роман решил разговорить мага.

Слушая истошные вопли, Алиса прикрыла глаза, чуть нервно облизнув губы, и нет, ни образы в голове Тимофеева, ни крики её не испугали, наоборот, она почувствовала где-то внутри некую даже предвкушающую дрожь, и вот это выбило её из колеи намного сильнее. Неужели она действительно становится какой-то маньячкой?

Она постаралась полностью отключится от всего происходящего, чтобы утихомирить в себе эти тёмные чувства.

“Пытки не цель, а средство”, – повторяла она про себя, раз за разом, хотя тоненький голосок внутри упрямо твердил, что все маги этого заслужили, и чем в больших муках они будут умирать, тем лучше.

“Неужели, чтобы убить дракона, обязательно становиться другим драконом?” – она не знала ответ на этот вопрос, и истово хотела, чтобы это было неправдой. Потому что ей совсем не понравилась та Алиса, в которую девушка потихоньку превращалась.

Наконец крики потеряли остроту, и в коридоре появился Роман.

Подсознательно девушка ожидала увидеть его руки по локоть в крови, но они были чистыми, лишь на манжете в одном месте темнело маленькое бурое пятнышко.

Парень, посмотрел тяжёлым взглядом на неё, затем молча кивнул и позвал за собой.

И вновь ожидания Непридумовой не оправдались, Можай не представлял из себя окровавленный кусок мяса с вытянутыми наружи кишками и обрезанными ушами, как в тех образах, что подкидывало ей больное воображение. Внешне мужчина был цел. Впрочем, одежда на нём была явно застёгнута криво, похоже, Роман просто по максимуму скрыл следы своего воздействия.

Сам безопасник был в сознании, хотя безумные глаза навыкате и страдальчески кривящийся рот выдавали его страдания в полной мере. Но, по крайней мере, он уже не сыпал проклятиями и угрозами их адрес.

Алиса немедленно настроилась на его мысли, чуть поморщившись от заполонивших мозг болевых сигналов, снова спросила:

– Где вы держите заложницу.

В этот раз нужный образ в голове появился, вот только там фигурировало несколько человек, и девушка, решив проверить догадку, уточнила:

– Вернее, где у вас все заложники?

Роман чуть изумлённо посмотрел на неё, затем нахмурился, и подойдя к продолжающему молчать магу, резко вонзил два пальца тому под рёбра и потянул на себя.

Маг завыл, забился в конвульсиях, а затем сдался и, всхлипывая, принялся рассказывать. Отслеживая мелькавшие один за другим образы Алиса убеждалась в том, что он не врёт, слова совпадали с увиденным и, чем дальше девушка слушала, тем больше понимала размах проблемы. Заложников у рода Трубецких, как оказалось, весьма любящих подобный образ действий, было не меньше десятка и содержались они не здесь, не на территории рода, а за городом, в закрытом посёлке, под хорошей охраной.

– Спасать будем всех, – решительно произнесла девушка, и Роман одобрительно кивнул. Он был ровно того же мнения.

Окинув взглядом хнычущего мужчину на стуле, Алиса поджала губы, но с сожалением констатировала:

– Нет, здесь его убивать нельзя.

– Нельзя, – снова согласился Тимофеев, затем, оглядев комнату, потянулся к сумке и достав оттуда несколько вещей, расставил, одну на каминную полку, другую в сервант, третью, на столик подле дивана.

– Это что? – слегка удивлённо переспросила Алиса.

– Это то, о чём просил дядя, – ответил парень и, вспомнив о хитром плане полицейского полковника, о котором благополучно уже успела позабыть, девушка больше вопросов не задавала.

– Только один вопрос, – скрестив руки на груди, Непридумова смотрела на Можая, свесившего голову на грудь и лишь изредка постанывающего, – как мы его потащим? Тоже по бессознанке, каждый раз вырубая, по приходу в сознание?

– Ненадежно, – возразил Роман, – но есть способ получше.

Пошарив по комнате ещё, он нашел бар, полный алкоголя и удовлетворенно кивнул:

– То что надо.

Затем повернувшись к Алисе спросил:

– Как думаешь, здесь где-нибудь есть клизма?

– Зачем? – удивление девушки было неподдельным, больно странной показалась ей просьба парня.

– Если влить водку в задницу, он быстрее окосеет, – пояснил парень, – водка сразу в кровь всосётся.

– Фу, – передёрнула плечами Алиса, представив подобную картину, – а обычным способом нельзя?

– Можно, – вздохнул Роман, – но дольше.

– Больше бутылки сразу лить опасно, – произнёс парень через минуту, ловко запрокидывая Можаю голову и всовывая в рот горлышко, о которое со звоном ударились маговы зубы, – может сдохнуть. А меньше, эффекта нужного не будет.

Через полчаса безопасник не мог не то, что колдовать, но даже мычать и блеять, только булькал что-то нечленораздельное и Роман решил, что пора.

Они быстро прибрали все следы своего присутствия, затем, отсоединив мужчину от стула и батареи, натянули на него одежду, обули и, подхватив с двух сторон, потащили по коридору, предварительно пустив аристократку вперёд. Идти сам маг естественно не мог и весил прилично, поэтому, дотащив того до лифта Алиса вся взмокла, но жаловаться и не подумала.

Им повезло снова, и в лифте и на парковке никого не было, так что удалось загрузить тело Можая в машину без проблем. После чего Анастасию вновь посадили за руль и точно также с парковки выехали, тем же самым путём возвращаясь к воротам с территории.

Наружу их выпустили свободно и, подчиняясь командам Алисы, магичка повезла их по ночным улицам.

– Ну всё, – произнесла девушка, когда они оказались на пустыре у закрытых на ночь цеховых зданий, – пора их кончать.

– Знаешь что, – внезапно произнёс Роман, – а давай мы кое-что инсценируем.

– Что именно?

– Сделаем так, чтобы их приняли за любовников, – ответил парень, – тогда меньше вопросов будет, как они здесь оказались.

Заставить полураздеться магичку проблем не составило, тем более Алиса прекрасно помнила, какую позу аристократка приняла, намереваясь получить оральные ласки. Самого Можая они тоже полураздели и уложили сверху, как будто он обнимал девушку в порыве страсти.

– Так пойдёт – произнёс Роман, критически осмотрев композицию.

Достал пистолет, который обнаружился в квартире безопасника, передёрнул затвор, схватив за воротник пальто оттянул голову мужчины назад, а затем, Алиса не успела опомниться, как он нажал на спусковой крючок, посылая пулю тому в затылок.

От неожиданности Непридумова даже отпустила аристократку, которая немедленно завизжала и задёргалась, придавленная трупом. Но раздался второй выстрел и визг тотчас прекратился.

Алиса помнила, какую бурю в ней вызвало первое убийство, поэтому попыталась найти в лице напарника схожие эмоции, но оно было непроницаемо, и только чуть погрустневшие глаза выдавали те чувства, что испытывал парень.

– Ты нормально? – спросила она, останавливая его, схватила за рукав куртки, – если хочешь, мы можем поговорить об этом. Я знаю, как тяжело убивать первый раз.

Тот чуть натянуто улыбнулся, со вздохом ответил:

– Неприятное чувство, но да, я, можно сказать, в порядке. Только, – он задумчиво посмотрел в ночное небо, – пожалуй, выпил бы чего-нибудь.

– Я тоже выпью, – кивнула девушка, – а потом будем думать, как вытащить заложников.

– Да, только надо сжечь машину, чтобы следы пытки на теле не обнаружили.

– А их опознают? – засомневалась девушка.

– Опознают, – чуть усмехнулся Роман, – поверь мне.

Отойдя от автомобиля, парень сделал несколько выстрелов, целясь в то место, где за обшивкой автомобиля находился бензобак. Алиса ожидала, что внедорожник тут же взлетит на воздух, как это происходило в фильмах и сериалах, но реальность оказалась другой. Ничего само не загорелось и не взорвалось, только под автомобилем начала собираться темная лужа, от которой в сторону побежала тонкая струйка. Вот её-то Тимофеев и поджёг.

Они понаблюдали как огонь постепенно разгорается под машиной, и от плавящегося пластика вверх начинает идти чёрный едкий дым.

– Ну всё, – произнёс парень, приобнимая Алису за талию, – пошли, больше нам делать тут нечего.

А девушка развернулась лицом к Роману и затем потянулась вперёд, долгим поцелуем запечатывая его губы.

“Р-романтика, – с лёгким сарказмом подумала она, – целую парня у подожжённого нами автомобиля с двумя трупами, тоже убитыми нами”.

Не мешкая, они покинули пустырь, оставив внедорожник разгораться всё сильнее. Вскоре у столичной полиции должно было прибавиться дел.

Глава 19

И снова Роман встречался с полковником всё в том же фургоне. Усевшись напротив полицейского, доложил события ночи. Ничего не утаивая и стараясь говорить объективно, только факты, без “я думаю”, “возможно” и прочего сослагательного наклонения.

Полковник с каждым словом хмурился всё больше, и долго сидел в тишине, когда Тимофеев рассказ окончил, тщательно всё обдумывая.

– Нда, – наконец нарушил мужчина тишину, – задал ты задачку, ничего не скажешь. Сам-то как?

Испытующе взглянув подчинённому в глаза, добавил, – Двух кончить, не в перестрелке, да ещё и бабу… Не всякий потом спать нормально сможет.

– Я нормально, – ответил парень, – неприятно, но не смертельно.

– Ладно, – не стал дальше расспрашивать того Плотников, – с этим понятно. Что по поводу трупов. Информация по ним уже прошла. Номер пробили и скоро все материалы должны будут передать мне. Что там нароют криминалисты, буду на месте разбираться, но в целом думаю, рода между собой стравить получится. По два трупа с каждой стороны уже есть.

– А по заложникам? – уточнил Роман.

– Официально ничего сделать не сможем, – покачал головой полковник, – придётся снова вам самим разбираться.

– Нужна машина, – без промедления ответил парень, – десять человек так просто не усадишь.

– Машина будет, – утвердительно кивнул мужчина, – думаю за пару дней неприметный фургон найдём, только он скорее всего будет не пассажирский, просто цельнометаллический. Там уж как-нибудь разместятся.

– И ещё, – произнёс Василий Андреевич, не отводя внимательного взгляда от агента, – за нашей девочкой следи внимательнейшим образом, если у неё поедет крыша, это будет наш с тобой полный провал. Слишком сильно всё завертелось. Делай, что хочешь, но чтобы она была в адеквате. Если она сможет хоть в половину развиться как её отец, то у нас в руках будет оружие куда страшнее, чем сотня обычных магов.

– А вы видели её отца? – осторожно спросил Роман.

– Видел, – кивнул полковник, – желторотым юнцом ещё, только-только лейтенантом стал. Он глыба был, Андрей Владимирович, суровый, но справедливый. Пожалуй единственный среди всей этой братии магической, кто больше не за себя, а за страну радел. Да и к простолюдинам у него не было этого чванства, по делам всех судил, да по мыслям… Светлая ему память. Как ушли его, так такой бардак начался, все рода старые обиды повспоминали и началось: рейдерские захваты, передел собственности и прочие прелести. На улицах магией швырялись каждый день, не успевали трупы собирать. Директоров заводов убивали, бывало и недели в кресле директорском не сидел…

– Впрочем, – выплыл из воспоминаний Плотников, – нам сейчас о будущем думать надо, не о прошлом.

* * *
Поздоровавшись с Викентием Степановичем – старшим экспертом-криминалистом, полковник, присел напротив, отодвинул в сторону пачку листов со снятыми отпечатками, произнёс:

– Ну, что у тебя по трупам и машине?

– Предварительно, по положению тел, – криминалист почесал переносицу, нашел нужную бумагу, – можно сделать вывод о занятии ими делом интимного характера. Труп сверху принадлежал мужчине, снизу женщине. Кто владелец машины сказать сложно, так как спецномера по нашей базе только выдают принадлежность к роду Трубецких, остальная информация скрыта.

– Это я выясню, – кивнул полковник.

– Второй момент, – произнёс эксперт, – оба неизвестных убиты из пистолета калибра девять миллиметров с достаточно близкого расстояния, думаю, почти в упор. Мужчина в затылок, девушка в лоб.

– Почему так решил? – уточнил Плотников, – насколько я смотрел справку по первичному осмотру, там были найдены пулевые отверстия на корпусе автомобиля.

– Это другое, – произнёс Викентий Степанович, – стреляли в бензобак. Скорее всего, после убийства, потёкший бензин уже подожгли. А женщину точно убили в упор. Убийца, открыв пассажирскую дверь частично залез внутрь, и уже находясь там, произвёл выстрел поверх тела мужчины.

– Настолько были поглощены друг другом, что не заметили постороннего? – предположил полковник.

– Очень может быть, – согласился с ним эксперт и Плотников удовлетворённо кивнул, с этой стороны всё было хорошо.

Теперь надо было связаться с тайной канцелярией, чтобы с их представителем заехать на территорию Трубецких.

– Родион Константинович, – полковник привычно согнул спину, здороваясь с знакомым сотрудником канцелярии, когда здоровенный чёрный внедорожник с императорским орлом на боку, притормозил возле Управления и задняя дверь распахнулась.

– Василий Андреевич, в машину! – властно приказал тот и Плотников споро запрыгнул на сиденье рядом.

– Ещё два трупа, – холодно произнёс маг, – а вами даже предварительно не определен круг подозреваемых.

– Виноват, Родион Константинович, – также привычно повинился полицейский, – но почерки совершенно разные, последнее убийство больше похоже работу профессионального киллера. Я бы предположил, что тут присутствует некий мотив мести.

– Мести говоришь? – маг на мгновение задумался, – убили члена рода Алексеевых, двух членов Вяземских и двух Трубецких.

– Алексеевых я бы поставил под вопросом, – произнёс Плотников, там больше похоже на работу какого-то маньяка, больно специфический инструмент убийства.

– Спица, да, – проявил осведомленность сотрудник канцелярии, – значит два Вяземских и два Трубецких, думаешь, здесь есть связь?

– Утверждать не берусь, пока слишком мало фактов, чтобы сказать точнее.

Родион Константинович медленно повернул голову, посмотрев на полковника прямо, холодно и опасно улыбнулся, – И что тебе необходимо, чтобы найти ещё факты?

– Осмотр, – ответил полицейский, места жительства убитых.

– Хорошо, будет тебе осмотр, – ответил маг, вновь отворачиваясь, – но присутствовать будешь только ты.

– Мне бы криминалиста моего, – попытался поторговаться Василий Андреевич, но тут же нарвался на резкий ответ.

– Я сказал, только ты. Что в моих слова было непонятно?

– Ничего, – произнёс тут же мужчина, после чего умолк, откинувшись на сиденье.

На территорию Трубецких они проехали достаточно быстро, некоторая заминка вышла, когда определялись чьи трупы были в машине. Нет, владелицу автомобиля установили сразу, некую Анастасию Владимировну Кошелеву, а вот со вторым телом всё оказалось сложнее, так как официально Кошелева ни с кем в отношениях не состояла, а значит убитый мог оказаться посторонним лицом и даже не магом.

Правда, когда Плотников начал настойчиво интересоваться, не пропадал ли утром ещё кто-нибудь из членов рода, сообщили, после кивка мага из канцелярии, ещё несколько фамилий, из тех, что должны были где-то появиться, но не появились. Причины называли разные, пространно намекая, что те могли просто где-то загулять. Среди них и обнаружился некто Можай Валентин Петрович, оказавшийся соседом Кошелевой.

Возможно, что это было просто совпадение, но полковник выразительно посмотрел на Родиона Константиновича и тот решительно потребовал их по месту жительства обоих лиц провести. Тем более Можай оказался начальником одного из отделов безопасности рода и был хорошим боевиком.

Сначала они осмотрели квартиру Кошелевой, а затем уже пошли к Валентину Петровичу, и вот тут уже полковник сделал стойку, когда осматривали гостиную, подошел к сотруднику канцелярии и прошептал:

– Родион Константинович, в материалах дела по Вяземским, уборщица показала, что были похищены несколько ценных предметов.

– Они здесь есть? – сухо уточнил тот.

– Подходят под описание три, но на статуэтке должна была быть дарственная надпись, от главы рода…

Не став дослушивать, маг прошел серванту и взяв статуэтку, пригляделся, после чего скривив губы, буркнул, проходя мимо Плотникова:

– Пошли.

Тень торжествующей улыбки на лице полковника, на долю секунды выползшей наружу, он конечно же не увидел. Разглядывать простолюдинов было выше его достоинства.

Когда они, не прощаясь, вышли из дома, усаживаясь в служебный автомобиль, сотрудник канцелярии небрежно бросил статуэтку на колени полицейского.

Поднеся ту поближе, полковник прочел гравировку:

– За успехи в службе, Вяземский.

– Эти суки, – вымолвил зло маг, продолжая смотреть вперёд, – решили устроить разборки прямо в столице. Посчитали себя такими сильными и независимыми? Что ж, так и быть, пусть ослабят друг-дружку воюя, на их вотчины найдутся хозяева более чтящие императора.

Плотников молчал, стараясь не напоминать о себе особо. Слова высокого государственного чина явно были не для ушей обычного полковника полиции. Маг тоже это понял, спустя секунду повернув голову и пробуравив острым взглядом устремившего глаза в пол мужчину.

– Если хоть слово покинет пределы этого автомобиля… – с шипящими нотками в голосе предупредил сотрудник канцелярии.

– Родион Константинович, вы же меня знаете, я никому и никогда.

– Смотри у меня, – напоследок пригрозил маг, – и материалы дела все в архив, дальнейшее расследование вижу нецелесообразным, лично мне всё уже ясно. И молодец, полковник, можешь рассчитывать на поощрение по службе, император в тебе не ошибся.

– Служу императору! – с готовностью воскликнул Плотников.

Когда джип канцелярии укатил, оставив мужчину одного у входа в Управление, тот, некоторое время постоял, глядя ему вслед, а затем, с лёгкой улыбкой, засунув руки в карманы, взбежал по ступеням крыльца, словно не солидный полковник, а молодой лейтенант. Впрочем, осознание удачно проведённой операции окрыляло.

* * *
Заложники занимали все мысли Алисы. Останавливало только то, что просто так десять человек им не вывезти. Роман обещал поискать транспорт, но это дело было не быстрое, потому что транспорт должен был быть неприметный и, желательно с не слишком любопытным владельцем.

Вот и мучилась девушка бездельем, то пролёживая диван в Романовой квартире, то расхаживая рассерженной львицей от спальни до кухни, не в силах усидеть на месте.

– Ну что? – с порога атаковала она Тимофеева, стоило тому вернуться, устало захлопнув за собой дверь, – нашел фургон?

Парень продолжал исправно ходить на работу, и девушка порой диву давалась, как ему удаётся спокойно вести занятия в зале после пыток и убийств. Психика у парня была железная. Она сама в подобной ситуации переживала куда больше и жрала успокоительные горстями первые пару суток, поминутно вздрагивая от ощущения, что её вот-вот найдут.

– Завтра, – произнёс тот, чуть улыбнувшись девушке.

– Чёрт, – расстроилась та, – опять ждать.

– Не торопись, – серьёзно произнёс Роман, присаживаясь на табурет в коридоре и скидывая кроссовки, – тебе тоже нужно отдыхать. Если так и будешь спасать мир без сна и отдыха, надолго тебя не хватит.

Девушка не знала, шутит ли он или говорит серьёзно, но некоторая доля правды в его словах была. Она попыталась было посопротивляться:

– Но там же люди.

На что он лишь покачал головой, со вздохом ответил:

– Которые просто на день больше проведут в заключении. Поверь, по сравнению с тем сроком, что они уже там, это мелочь.

– И что делать? – поджав губы и скрестив руки на груди, спросила Алиса.

– Научиться отдыхать, – ответил просто Роман, – учиться переключаться, выкидывать на время из головы всё лишнее. Поверь, это неплохо помогает не утонуть окончательно.

– И как это сделать? – вновь спросила девушка.

– Знаешь, – парень сощурился, о чём-то напряжённо думая, – знавал я одно место в пригороде, где можно было интересно провести время.

– И что за место?

– Увидишь, – ответил Роман, сразу как-то взбодрившись, – сейчас только по быстрому душ приму и переоденусь.

Сказать, что Алиса была заинтригована, ничего не сказать. Пока собиралась, успела перебрать в голове десяток вариантов, от обычных: вроде прогулки по лесу, до бредовых: вроде места где можно поучиться стрельбе из пистолета. Но пулевой тир для простолюдинов, это был нонсенс. Никакой маг не допустит его существования. Нет, огнестрельное оружие это прерогатива или полиции или магов, другого не дано.

Роман тоже, при первой возможности избавился от оружия, быть пойманным с ним это загреметь в застенки, а если выяснится, что из него убили двух магов, то там ликвидируют без суда и следствия, чтобы другим неповадно было.

Но реальность оказалась удивительней любых её догадок. Роман привёз её не куда-нибудь, а на ферму. Вернее фермой это было только по названию. Под ним скрывался конный клуб с тренировочным ипподромом, и большие загоны даже с небольшим озерцом, где вольготно разгуливали гуси и утки, свиньи, овцы. В отдельных вольерах обитали кролики и курицы. Были даже экзотичные для России страусы.

Алиса раньше, полностью занятая работой и не знала, что совсем недалеко от города есть такое интересное место, и Роман только посмеивался, глядя с каким восторгом она бегала от вольера к вольеру.

А ещё животных можно было кормить, благо мешочки с подходящей для животных едой продавали там же.

– Иди сюда, щекастенький, – подзывала девушка круглобокого лопоухого подсвинка, розового с вытянутым измазанным в земле пятачком. Умиленно наблюдала, как он хрумкает морковкой, толкаясь с другими своими собратьями.

Затем подленько хихикала, запулив морковкой никак не желавшей к ней подходить свинке прямо промеж глаз.

А потом Роман спросил:

– А ты никогда не каталась на лошадях?

Получив отрицательный ответ, повел девушку к длинному деревянному зданию с большими распахнутыми воротами, откуда слышалось периодическое ржание.

Поначалу Непридумова здоровенных и сильных животных испугалась, особенно увидев большие желтоватые зубы, которыми лошадь могла больно укусить, но покормив сначала одну, затем другую, расхрабрилась и принялась гладить ту по голове и гриве, привставая на цыпочки, чтобы дотянуться до высокой шеи.

А ещё, она неожиданно почувствовала лёгкий ментальный отклик, и с удивлением поняла, что лошади весьма восприимчивы к ментальному воздействию.

Нет, никаких чётких образов и тем более речи там не было, и быть не могло, но эмоции животного девушка чувствовала хорошо, и даже могла транслировать ему свои.

Когда лошадей для них с Романом оседлали, Алиса расхрабрилась настолько, доверившись своему дару, что отказалась от инструктора, который бы водил её по кругу за уздечку.

– Ты точно справишься? – с некоторой тревогой поинтересовался Роман, сам легко и непринуждённо взлетев в седло, проделывая подобное явно не в первый раз.

– Вы меня на неё только усадите, – пыхтя произнесла Алиса, забираясь на лошадь, – и я вам покажу.

Оказавшись верхом, позволила инструктору подтянуть стремена по размеру, поёрзала слегка путаясь поймать равновесие и удобней устроиться на непривычном посадочном месте, а затем, приняв поводья, мысленно толкнула лошадь вперёд.

И ведь получилось!

Та послушно и неспешно пошла чуть покачивая наездницу из стороны в сторону, отчего та радостно засмеялась. Роман переглянулся с инструктором и философски пожав плечами, чуть толкнул пятками свою, пристраиваясь вслед за Алисой. От него не укрылось, что девушка совершенно не понукала своего скакуна, не тянула поводья из стороны в сторону, заворачивая коня, но тот шел словно сам зная, что нужно наезднице.

Невольно покачал головой, но тут же, привычно очистил мысли, загнав всё лишнее глубоко внутрь, там куда ни один менталист не сможет просто так пробиться. Девушка до сих пор не догадывалась, что он знает, и так и должно было продолжаться дальше.

– Ну как? – спросил он, когда они ехали, уже по темну, обратно.

– Чудесно, – с блуждающей на губах полуулыбкой ответила девушка, мечтательным взглядом глядя в окно автомобиля, – лошади это такие… такие…

– Умные?

– Да, наверное, умные и ласковые.

– Да уж, к тебе так и льнули, – заметил парень, а Алиса тут же засмущалась.

– Я наверно просто им понравилась.

– Ну да, – хмыкнул Роман, – наверное. А может это твой гипноз на них так подействовал?

Но девушка только пожала плечами. Не рассказывать же, что там было на самом деле. Но там на ферме она действительно смогла хоть ненадолго, но переключиться, отрешиться от всех проблем и пусть на несколько часов, но забыть про магов, трупы, смерть и заложников. И сразу стало как-то легче.

Она украдкой посмотрела на внимательно следившего за дорогой парня и подумала, что тот очень чётко угадал, что ей на самом деле было нужно. И этим он ей нравился ещё больше.

Глава 20

Заложников содержали в небольшой деревне на юго-востоке от Москвы, в сторону Коломны, примерно в полутора часах езды от МКАД. Название у деревни было слегка комичное – Драчёнино, но смеяться Алису не тянуло.

Фургон, со слегка поржавевшими порогами, Роман нашел. Серебристого цвета, без каких-либо наклеек и надписей на цельнометаллических бортах, он не выделялся в потоке и не привлекал слишком много к себе внимания.

Действовать решили сразу, не тратя время на предварительную рекогносцировку, из опасения, что когда всё закрутится, от заложников могут захотеть избавиться и они попросту не успеют.

Карта деревни, спасибо дяде полковнику, у парня тоже была, оставалось только тщательно подготовиться.

Выехали они по темну, но не слишком поздно, чтобы на дороге ещё было нормальное движение, одинокий фургон мог привлечь внимание работавших на трассе полицейских и подкатили к деревне за полночь.

Уличное освещение тут было только при въезде и на площадке разворота автобуса где находилось парочку деревенских магазинов, остальные улицы тонули во мраке, что было только на руку Алисе с Романов.

Род Трубецких тоже не стремился выпячивать тут свой интерес, и территория хоть и была прилично и весьма качественно огорожена, однако не щеголяла никакими родовыми знаками и прочими атрибутами аристократической собственности. Вполне можно было принять это за жильё какого-нибудь богатого простолюдина, которые в последние лет двадцать тоже начали появляться.

Неторопливо проезжая мимо высокого забора, они увидели, как из калитки выглянул, привлечённый шумом мотора охранник, и Алиса, распознав в нём не мага, чуть коснулась руки Тимофеева, заставляя затормозить. В её голове тут же родился очередной наглый и опасный, но в случае успеха, решавший все их проблемы план.

– Извините, – обворожительно улыбнулась она, высовываясь в окно фургона, глядя прямо в лицо нахмурившемуся мужчине, – мы заблудились. Не подскажете как нам проехать?

Охранник ещё что-то пытался ответить, не слишком цензурное, судя по мыслям, как девушка уже плотно накрыла его колпаком ментального контроля и тот замер на месте, ожидая указаний.

– Сколько охраны в доме, включая магов? – выпрыгнув из фургона на захрустевший под подошвой щебень, она тут же принялась допрашивать попавшего под её полный контроль мужчину.

– Девять и двое? Отлично, – Алиса потёрла руки в предвкушении, – и где кто находится?

Но тут всё слегка пошло не по плану. В проёме калитки показался ещё один силуэт, с тревогой вопросивший:

– Серёг, ты чего?

Но голос говорившего тут же изменился, когда он увидел, что напарник не один, рука его судорожно потянулась к рации с тревожной кнопкой на поясе, а Алиса, как назло, не успевала его тоже обездвижить, просто не в силах так быстро переключиться с одной головы на другую.

– Трево!.. – но вопль охранника сменился хрипом, когда в его горле задрожал пущенный твердой романовой рукой нож и мужчина медленно осел на землю, схватившись за оружие обеими руками.

– Чёрт, – выругалась девушка полушёпотом.

Нет, она не слишком переживала из-за трупа, но чрезмерно раннее его появление могло насторожить остальных. Она ещё раз допросила зазомбированного охранника, а затем приказала ему убрать с глаз тело напарника куда-нибудь в сторону.

Все заложники находились в подвальном помещении основного здания, куда можно было попасть или через главный вход, за которым находилось ещё двое охранников, или через гараж, где постоянного поста не было. Правда охранник был в самом гараже, но один.

Ещё имелась система видеонаблюдения, за которой должны были тоже следить, но этой функцией часто пренебрегали, тем более, что в течении долгого времени всё было тихо, поэтому ещё не выла тревога, и вооружённая охрана не неслась с оружием наперевес уничтожить вторженцев. Им везло.

Не сговариваясь, они оба натянули на головы лыжные маски. Дальше, волей или неволей, под зрачки камер им попасть придётся, так что пусть лица их остануться скрыты.

Труп охранник утащил в сторожку, а когда Алиса обернулась, то увидела, что и он тоже оседает безмолвно, а Роман вытирает об униформу лезвие ножа. Коротко кивнула ему.

В их положении оставлять кого-то в живых было слишком большой роскошью.

Затем они, держась тени, добрались до ворот гаража. Приникли к холодному металлу, делая короткую остановку.

Алиса сконцентрировалась, определяя, где находится охранник внутри. В это время парень чуть потянул на себя ручку вделанной в воротину двери. Когда та чуть приоткрылась, он дождался разрешающего жеста Непридумовой и скользнул внутрь, тихо и бесшумно, как заправский ниндзя. Послышался негромкий шум и, войдя следом, девушка увидела только лежащие за стоявшей в гараже машиной мужские ноги в чёрных ботинках.

– Почти, – одними губами произнёс Роман. Алиса понимала, что он имеет ввиду. Им осталось всего ничего, чтобы проникнуть в сам дом.

А затем везение кончилось. Потому, что кто-то, похоже, всё-таки в видеокамеры посмотрел. Взвыла тревога, и Алиса тут же почувствовала, как к гаражу стали стягиваться поднятые по тревоге охранники. Их всё-ещё было девять, и из них двое магов, которых Алиса едва могла удержать.

– Уходим.

Девушка и сама понимала, что в тесноте гаража их легко уничтожат, просто закинув внутрь какой-нибудь огненный шар. Но прежде чем уйти, Роман подхватил имевшийся у трупа пистолет и прицельным выстрелом разнёс объектив камеры в углу.

Во дворе они тоже расстреляли камеры, чтобы не дать противнику вычислить их местоположение. Звук выстрелов распространялся далеко за пределы участка, но это было уже не важно, всё-равно боевая бригада Трубецких на подмогу уже выехала, и у них было не более получаса на всё про всё.

– Нам надо их выманить, – снова прошептал Роман.

– Нет, – внезапно решилась Непридумова, – мы сделаем по другому.

– Как?

– Доверься мне.

Она была почти уверена, что маги из дома не сунутся. Максимум пошлют кого-нибудь наружу проверить. И будут дожидаться подмоги. Ничем их выманить просто не удастся. А это означало, что без её умений тут не обойтись.

– Уничтожь все камеры на территории, – попросила она парня, – вот вообще все, какие есть.

– Тогда они будут знать, что мы здесь, – ответил он, – и не выйдут.

– Ты просто сделай, а дальше моя забота.

Больше возражений не последовало и Алиса принялась терпеливо дожидаться, тщательно сканируя положение врагов внутри.

После того как камеры стали выходить из строя, одна за другой, девушка отметила про себя засуетившиеся метки, затем они сгруппировались в нескольких местах и затихли.

“Пора”, – поняла она.

Первая группа из четырёх целей была на первом этаже. Аккуратно пробравшись вдоль стены дома туда, где было к ним ближе всего, Алиса нащупала самый слабый разум и принялась планомерно на него давить, волнами нагоняя страх. Это действие несколько осложнялось тем, что у неё не было зрительного контакта, но здесь просто требовалось чуть больше времени.

Через пару минут жертва уже ничего не соображала от страха и девушка услышала приглушенную стенами стрельбу. Холодно улыбнулась, почувствовав, как погасло сразу два разума и взялась за следующего.

Сидевших в доме можно было только пожалеть. Умирать вот так, испытывая беспричинные, накатывающие из ниоткуда приступы дикого страха и паники, или смотреть как товарищ рядом превращается из человека, в обезумевшее животное, начиная палить из оружия во все стороны.

Это был, наверное, худший их кошмар. Сон наяву, из которого не было выхода и нельзя было проснуться. Вот только девушке было совершенно не жаль маговых прихвостней.

Закончив с первой группой, Алиса стала прикидывать, как добраться до второй. Всё-таки, чем ближе она находилась, тем легче было воздействовать на противника, а эти засели на втором этаже в глубине дома. К тому же, там были два мага, на которых воздействие было сильно слабее, и ничего кроме чувства тревоги, которое они и так испытывали, вызвать было нельзя.

* * *
Очередные сутки, которые отбывал на объекте “2” маг отдела безопасности рода Трубецких Илларион Мотылевич, грозили пройти ровно так же как и предыдущие – скучно и уныло. Развлечений особых тут не было, сильно светиться в самой деревне, особенно магам тоже настоятельно не рекомендовалось, только и оставалось, что сидеть, да пялиться в экран телевизора, либо в нарушение инструкций, на служебном компе, вместо видеонаблюдения, включать какую-нибудь карточную игру или вообще утыкаться в телефон, зависая в сети.

Второй маг, Стефан Раков был ровно такого же мнения, что сидеть здесь, только время терять, поэтому, мирно спал на диване, возложив почётную обязанность бдить на простолюдинов охранников рода. Пистолеты им выдали, так что можно было не опасаться внезапного нападения, даже для среднего мага пуля достаточно существенная угроза, а им ведь надо, в случае чего, просто отсидеться внутри, дожидаясь основных сил рода.

Вот только в эту ночь всё пошло как-то не так.

Сначала, переключившись на минуту на видеонаблюдение, Илларион с удивлением увидел какую-то непонятную возню в гараже. Затем, с некоторым опозданием до него дошло, что это не свои, а какие-то чужие уже вовсю хозяйничают на территории и почти проникли в сам дом. Ну а дальше, со скрипом, но вспомнив об инструкции, он нажал тревожную кнопку, вызывая подмогу и одновременно оповещая вторженцев, что их заметили и скоро им придётся туго.

Вот только неизвестные, почему-то, не прекратили своих попыток, а начали методично уничтожать все камеры снаружи, делая охрану слепой. А затем и вовсе началась какая-то чертовщина.

Разделившись на две группы, каждая на своём этаже, они переговаривались по рации, держа постоянную связь, но когда внезапно во второй группе один за другим начали сходить с ума простолюдины, и Раков и Мотылевич поняли, что дело пахнет жаренным. Противник явно применял что-то нестандартное.

– Седьмой, седьмой, ответь! – безуспешно ещё раз покричал Стефан в рацию, затем посмотрел на напарника и тройку нервничающих охранников не магов и покачал головой, – похоже с ними всё.

– Лять! – не сдержался кто-то из простолюдинов, сжимая потеющими ладонями пистолет, – что это за херня?!

– Тише будь, – рявкнул на того Илларион, – или я тебя сам утихомирю!

В ладонях мага родился еле видимый воздушный диск вращающийся с бешеной скоростью, которым тот легко мог перерубить взрослого человека пополам.

– Сидим и ждём подмоги, – произнёс он веско, – если кто-то почувствует, что с ним начинает происходить тоже что и с парнями, – он кивнул в сторону двери, – то лучше сами пистолет бросайте, я ждать не буду, когда вы тут направо и налево палить начнёте, отрублю вместе с рукой.

– Чёрт, – прошептал вдруг один из охранников, бледнея.

Затрясся, дрожащей рукой откинул от себя оружие, под пристальным взглядом мага. Попытался сжаться прижавшись к стене, закрыв глаза, начал что-то бормотать. Но буквально через несколько секунд бормотания переросли в вой и, схватив самого себя за волосы, охранник принялся исступлённо биться головой о стену.

Два остальных простолюдина смотрели на него с ужасом в глазах.

– Сука! – выдохнул Илларион и одним броском буквально отсёк половину черепа несчастного, прекращая его мучения.

– Не хочу, не хочу, только не так, – запричитал вдруг другой.

А затем, неожиданно всунул ствол пистолета себе в рот и нажал на курок, самостоятельно вынося себе мозги.

Не прошло ещё пары минут, как оба мага остались в одиночестве. К этому моменту они оба только и могли, что беспрестанно материться, едва удерживаясь от того, чтобы начать всё крушить вокруг. Вот только это было бы только на руку неизвестным, применившим против них странные и пугающие способности.

Приступы тревоги, явно наведённые извне их тоже трогали периодически, но с ними двум мужчинам удавалось бороться, пусть это и изрядно отвлекало.


– Врёшь, не возьмёшь, – прошипел Стефан, в очередной из приступов.

Вдруг что-то мелькнуло на границе зрения, словно силуэт в проёме соседней двери и, не выдержав, маг резко развернулся и запулил в ту сторону водное заклинание, снося мебель мощным водяным потоком.

– Что там? – нервно вскрикнул Мотылевич, формируя новый воздушный диск.

– Видел кого-то, – напряженно ответил водник, – вроде двигался кто-то.

Илларион поднапрягся и подняв над головой выросший в несколько раз диск, швырнул в соседнюю комнату, разрезая стены и оставшуюся неповреждённой мебель.

– Если там и был кто, – произнёс он, сглотнув, – то после такого явно должен сдохнуть.

А затем раздались выстрелы и тела обоих магов задёргались, прошиваемые пулями. Вот только огонь вёлся совсем с другой стороны, и уже затухающим сознанием они смогли едва разглядеть два подошедших к ним силуэта, но это было последнее, что они увидели в жизни, контрольные выстрелы в голову поставили жирную точку в их истории.

* * *
– Заложники, – хмуро произнесла Алиса, напоминая Роману основную цель их визита, затем носком ботинка пошевелила трупы на полу.

Такое воздействие ей далось совсем не легко и в крови идущей из носа замаран был уже не один платок, а голова буквально разрывалась от мигрени. Но они, по крайней мере, победили. Снова. А боль можно было и потерпеть.

– Должны быть где-то внизу, – ответил он, пошарив по столам и у охраны, нашел связку ключей.

Найти спуск в подвал и отпереть дверь было делом ещё пары минут, а затем, войдя внутрь и включив свет, они увидели несколько рядов с двухъярусными нарами, на которых, подслеповато щурясь, стали приподниматься люди. Усталые, бледные, отчаявшиеся. Кормили их тут тоже по остаточному принципу, поэтому ещё и худые, в висящей мешком одежде.

– Быстро собирайтесь, – произнесла Алиса, чувствуя подкативший к горлу ком, – надо скорее убираться из этого места.

– Кто вы? – спросил мужчина с неопрятной бородой на лице, водружая на нос треснутые очки.

– Мы те, кто вытащит вас отсюда.

– На разговоры нет времени, – вмешался Роман, – маги уже скоро будут здесь. Практически всё имущество заложников было на них надето, поэтому сборы не составили много времени, и вереница людей поползла из подвала наружу, чуть пошатываясь и поддерживая друг дружку.

Прихватив одеяла, чтобы хоть как-то сделать помягче в самом фургоне, они накидали их прямо на пол машины, после чего быстро загрузили всех десятерых. Когда Алиса усаживалась в кабину, в доме уже вовсю разгорался огонь. По становившейся доброй традиции, Руслан подпалил Трубецкую вотчину, чтобы максимально осложнить поиск следов и выяснение, что же произошло.

– Куда дальше?

Стянув с головы лыжную маску, девушка устало откинулась на сиденье, нашарив в кармане блистер с таблетками, отщёлкнула две, закинула в рот, взяв бутылку воды из ниши в двери, запила. Прикрыв глаза, постаралась максимально расслабиться, через полчаса таблетки подействуют и голова перестанет так сильно болеть.

– Как и определялись, – ответил Роман, плавно страгивая машину с места, чтобы сильно не бросало пассажиров на полу, – но ехать дотуда часа три, поэтому поспи.

Когда встал вопрос, что с заложниками делать, они пришли к общему мнению, что возвращаться домой им опасно, как минимум потому, что их могут искать Трубецкие, чтобы вернуть, а заодно узнать, что произошло.

И снова помог дядя-полковник, связавшись с какими-то неведомыми никому друзьями, кто готов был приютить страдальцев и скрыть их от посторонних глаз на время.

Вот этим друзьям они и должны были передать фургон, а те, уехать ещё дальше.

Лёгкая тревога не покидала Непридумову, пока они не выехали из деревни на асфальтированную дорогу. Но всё было тихо, то ли магическая подмога слегка запаздывала, то ли они неправильно оценили её скорость реакции, но уйти удалось без проблем и уже на трассе девушка смогла наконец забыться лёгкой дрёмой. Ещё один пункт её плана был выполнен.

Глава 21

– Здравствуй, Игорь, – произнесла Алиса, глянув из под натянутого на голову капюшона на открывшего дверь мужчину.

Тот прищурился, кивнул и распахнул шире, пропуская девушку к себе.

Был Безменов в лёгких домашних штанах и майке с выступившим на ней пятном пота. Обратив внимание на его слегка запыхавшийся вид, девушка спросила:

– Ты что, бегал?

– Да, – ответил мужчина, – стараюсь форму поддерживать.

– Это правильно, – одобрила Непридумова, – без физической подготовки сейчас никуда.

Уточнила:

– Где разрешишь присесть?

– В прошлый раз ты не спрашивала, – хмыкнул Безменов.

– Ну… – протянула девушка, – я решила пересмотреть наши отношения, не хочу казаться невежливой.

– Ну, раз так, то проходи в гостиную, – он сделал приглашающий жест рукой.

Степенно кивнув, Алиса прошла к приглянувшемуся креслу, в котором сидела в прошлый раз, дождалась, когда присядет финдир, затем достала телефон, и запустила на нём записанное видео. Сделав погромче, протянула удивлённо дёрнувшему бровями мужчине.

Приняв телефон он, однако, тут же забыл обо всём, стоило увидеть тех, кто там был.

– Мама?! – произнёс он, поднял встревоженный взгляд на девушку, но тут же прикипел к экрану вновь.

– Лидия Васильевна, – послышался записанный Алисин голос, мы сейчас сделаем запись для вашего сына, чтобы он понимал, что вы в порядке и в безопасности.

– Да конечно, доченька, – ответил чуть дребезжащий голос старушки. Впрочем, женщина была вполне себе бодра, просто условия содержания слегка подорвали физическое здоровье, но, дух её был крепок как и характер.

– Игорь, – произнесла Безменова, глядя в объектив, – за меня не волнуйся, скажи спасибо нашей спасительнице, вытащила нас из этого позорного подвала. Вернуться пока не могу, это опасно, но нам нашли место, где маги не найдут. Сыночка, сильно не переживай, мне обещали, что пару раз в месяц связь нам организуют, пока шумиха не уляжется, а там и свидимся…

Непридумова тактично молчала, давая возможность мужчине спокойно досмотреть запись. Затем, когда видео окончилось, забрала неохотно протянутый обратно телефон, взамен вынула из другого кармана простую кнопочную трубку и сунула в руки Безменову.

– Зачем? – произнёс он.

– Для связи с мамой, – ответила Алиса, – но только здесь и сейчас, трубку заберу до следующего сеанса.

– Могу позвонить? – ещё до конца не веря, переспросил он.

Девушка кивнула.

– Да, там единственный номер, сделай вызов.

Чуть дрогнувшей рукой он вызвал адресную книгу и нажал на номер с лаконичной подписью “1”. Спустя несколько долгих гудков, на той стороне приняли вызов и, чуть искажённый, но узнаваемый голос старушки из видео, произнёс:

– Игорь, это ты?

– Я, мама, – обрадованно произнёс мужчина, после чего торопливо заговорил, – как ты, у тебя всё нормально, ты не болеешь, может что-нибудь надо?

Непридумова не стала дальше слушать, поднялась, затем вышла из гостиной, сориентировавшись в доме, прошла на кухню, где, оглядев дорогую кухонную мебель, вздохнула с некоторой завистью и пробормотала:

– Интересно, я когда-нибудь смогу так жить?

Вопрос был на самом деле не простой. Хотя бы потому, что она пока не представляла, как вообще сможет вернуться к нормальной жизни. Да и сможет ли, после всех этих убийств и борьбы за собственное выживание.

Обнаглев совсем, Алиса пошарилась по шкафчикам, затем, наткнулась на кофемашину и загорелась желанием сварганить себе какое-нибудь вкусное кофе. Правда, сходу разобраться, что куда тут надо засыпать и заливать, не разобралась, поэтому, когда Безменов появился в дверном проёме, она всё ещё возилась с контейнером, который из машины как-то вытащила, а вставить назад не получалось.

– Дай я сделаю, – произнёс он, забрал из её рук деталь, и повернув маленький и незаметный рычажок, вставил всё на место.

– Тебе какой?

– А Латте он делает? – уточнила Алиса.

– Делает, – кивнул финдир, – сейчас только молоко принесу.

Он открыл дверцу встроенного холодильника и достав бутылку, всунул в неё гибкий шланг от машины, после чего запустил программу. Машина зашумела, захрустела перемалываемыми кофейными зёрнами. Пыхнула паром, а затем в стакан двумя струйками полилось сначала кофе, затем молоко и молочная пена.

– Держи, – протянул мужчина её стакан, – трубочку надо?

– Было бы неплохо, – благосклонно кивнула Непридумова.

Усевшись за стол, девушка попробовала напиток и нашла его вполне приятным на вкус. А Безменов, устроившись напротив, неожиданно спросил:

– И что теперь?

Не спеша сразу отвечать Алиса допила кофе, затем, отставив стакан в сторону, внимательно посмотрела на мужчину, настраиваясь на его мысли, от того что он подумает, не скажет, а именно подумает, теперь зависело всё остальное.

– Я думала, ты помнишь наш уговор, – произнесла она негромко.

– Ты про вывод части прибыли на твой счёт? Да, помню.

– И ты готов свою часть выполнить? – чуть склонив голову набок, спросила девушка, – я свою выполнила.

– Готов – решительно ответил Игорь, и мысли его вполне соответствовали словам, – мама в безопасности, а значит, у меня развязаны руки. Единственно, куратор от Трубецких может попробовать на меня выйти и потребовать продолжения работы, сама знаешь, маги так просто от задуманного не отказываются.

– О Трубецких не беспокойся, – ответила Алиса, – им скоро будет совсем не до тебя, как собственно и Вяземским, поэтому у меня появился более интересный план.

– Какой? – напрягся Безменов.

– О, для тебя самый приятный, – улыбнулась девушка, – ты никогда не думал побыть директором независимого предприятия? Без контроля со стороны магов?

– Такими вещами не шутят, – откинувшись на стуле, мужчина пожевал губами, – но как ты думаешь такое провернуть?


– Филиал, который мы с тобой принимали, – произнесла Непридумова, – твоя задача сделать так, чтобы тебя поставили туда директором. Затем делаем его убыточным активом, можно чисто на бумаге, а Вяземские очень скоро от таких будут активно избавляться. Причём, надо сделать так, чтобы они не перепродавать его начали, а просто скинули балласт, но это уже твоя епархия, как сделать всё на бумаге совсем убыточным. Ну а дальше, как только они от него избавятся, начинаем там рулить мы.

– А если другие маги заявятся? Как мы без крыши-то? – уточнил Безменов.

Было видно, что слова девушки его сначала удивили а затем заставили задуматься, теперь же он полностью включился в обсуждение, признав план, хоть и верхом наглости, но вполне реальным.

– А кто сказал, что мы будем без крыши? – дернула бровью Алиса в лёгкой усмешке, – просто мы будем господам оттуда говорить, что мы уже под родом, каким, придумаем. А если будут слишком борзеть, то после парочки пропавших крышевателей, следующие будут уже более настроены на конструктивный диалог.

– Так никто не делал, – пробормотал Игорь, но Непридумова знала чем его зацепить.

Наклонившись вперёд, она сказала негромко но веско:

– А ты никогда не хотел быть первым в чём-то? И мы утрём нос магам, которые уже давно слишком обнаглели. Ну так что, готов так работать?

Посидев с минуту в раздумьях, Безменов наконец криво ухмыльнулся, а затем решительно кивнул:

– Готов.

– Ну и отлично! – довольная итогом беседы девушка тоже откинулась на стуле, закинула ногу на ногу, но тут же спохватилась, – Да, за это надо выпить! Есть у тебя чего?

– Найду, – кивнул мужчина и поднялся, выходя из кухни.

Ну а Алисе оставалось только поздравить себя с ещё одним выполненным пунктом плана. Да, дальше будет ещё немало проблем, но, по крайней мере, имея хорошие деньги, а филиал будет приносить хорошую прибыль, в Безменове она не сомневалась, жить будет куда проще, можно даже будет попробовать выправить новые документы, чтобы Непридумова Алиса больше нигде не фигурировала. Вопрос только, как быть с родителями и сестрой, но и здесь она должна была найти выход, обязательно должна.

* * *
– Ну что, Костя, – глава рода Вяземских положил трубку телефона, по которому только что разговаривал, посмотрел на замершего по стойке смирно безопасника, – ты выяснил, кто наших ребят замочил?

– Выясняем, – сглотнув, произнёс тот в ответ.

– Костя, Костя… – Илларион не орал, не грозил, говоря негромко и спокойно, но от буквально сквозившего в голосе разочарования, главе безопасности рода стало страшно как никогда. Потому, что такой голос у главы бывал только когда он окончательно разочаровывался в ком-то. И такие люди очень быстро пропадали, больше старого мага не раздражая своим присутствием.

Прочитав в словах Вяземского свой приговор, Константин бухнулся на колени и торопливо заголосил:

– Господин, мы найдём, найдём их, уже есть зацепки, дайте ещё сутки, обещаю, мы найдём!

– Поздно, Костя, пить боржоми, когда почки отвалились, – ответил всё так же спокойно глава рода, – нашли уже их. Как я и думал, канцелярия императора своё расследование провела и нашла кто наших замочил и почему. Трубецкие это, Костя, Трубецкие.

Вяземский выдвинул ящик стола, достал оттуда широкий стакан с толстым дном, плеснул туда виски из квадратной бутылки примерно на два пальца, хлопнул не поморщившись, после его достал следом сигару и скусив кончик, закурил, распространяя по комнате запах настоящего кубинского табака.

– Ну какая же сука, – произнёс маг в пустоту, спустя несколько затяжек, не глядя на продолжающего стоять на коленях безопасника, – Сергей Евлампиевич. А ведь клялся мне, что забыто прошлое, в глаза смотрел зенками своими бесстыжими. А сам исподтишка ударил – гнида. Решил сначала по финансам нашим бить, а потом людей наших устранил, когда те разбираться пошли. Вот только, – тут Вяземский зло хохотнул, – не угадал тварь, канцелярия его быстро вычислила.

Ожидающий неминуемой кары глава безопасности нерешительно взглянул на старого мага. Подобные откровения в его присутствии могли означать, что ещё не всё потеряно и доверие хоть и подорвано к нему – к Константину, но всё-ещё присутствует. собравшись с духом, он несмело произнёс:

– Господин, я так понимаю, канцелярия на нашей стороне и мы можем спокойно планировать ответные действия?

– Ну хоть тут у тебя хватило мозгов сообразить, – проворчал Илларион, – не просто ответные действия, мне передали, что император ждёт от нас конкретных действий. Трубецкие сильно зарвались, и мне дали понять, что подобному роду не место в столице.

Безопасник на секунду задумался, затем ответил:

– Это полноценная война, а что насчёт поддержки и попутного ущерба?

– Разобраться мы должны своими силами, – ответил маг, – открыто нам никто помогать не будет, как и вмешиваться, а попутный ущерб желательно минимизировать, но задача наказать Трубецких важнее.

– Разрешите, господин, я всё подготовлю? – заискивающе, с надеждой в голосе произнёс Константин.

– У тебя сутки на проработку плана, – буркнул Вяземский, – затем конкретные предложения представишь мне. Если они меня устроят, будет тебе испытательный срок на эту кампанию. Не устроят, найду более профпригодного главу безопасности.

– Всё сделаю! – вскочил мужчина с колен, несказанно обрадованный второму шансу, что ему выпал.

Глава только махнул рукой, отпуская подчинённого, а сам, развалившись в кресле, налил себе ещё порцию виски и так и застыл в одной руке со стаканом, а в другой с сигарой. Война родов это всегда жертвы, но спускать подобное оскорбление, да ещё и под взором императора нельзя, честь рода превыше.

* * *
Сергей Евлампиевич Трубецкой, уже больше тридцати лет управлял родом и весьма успешно, потихоньку, исподволь, зарабатывая авторитет и власть. Но не столько это было его целью, больше всего он мечтал о финансовой империи, потому что знал, без денег, авторитет и власть не удержать, как и не привлечь верных людей, а поэтому не особо гнушался решать вопросы не совсем законными методами. Впрочем, в отношении магов законы работали иначе, чем у простолюдинов, тут основное было не попасться. Сделал так, что и выгоду получил и себя не раскрыл – молодец, ну а попался, тогда уж старайся тоже полюбовно дело закрыть, без шума и пыли.

Вот только в этот раз без шума не получилось. Вяземские как-то пронюхали про их операцию даже добрались до нескольких родовых магов, а затем и вовсе уничтожили один не слишком афишируемый объект в Подмосковье.

Тут стоило бы признать свой провал и поговорить об отступных, но, внезапно, главе рода позвонили с имперской канцелярии, и об отступных пришлось забыть. Император хотел, чтобы Трубецкие поставили на место Вяземских, развязавших в городе боевые действия с трупами.

От подобного известия Сергей Евлампиевич тут же повеселел, потому что выходило, что давний враг перегнул палку, слишком резко ответив на действия Трубецких и теперь есть возможность, не просто финансовый урон ему нанести, но и хорошенечко физически поприжать. Тем более, что с канцелярии открытым текстом сообщили, что Вяземским в столице уже не рады. А это означало карт бланш на любые действия, вплоть до самых жёстких.

Идеальный момент для окончательного решения тянущейся несколько сот лет вражды.

– Григорий! – позвал он громко своего директора по связям с общественностью, что ожидал за дверью рабочего кабинета. Трубецкой считал себя новатором и старался избегать набивших оскомину названий должностей, к тому же глава безопасности – это звучало угрожающе. А директор по связям с общественностью было свежо, ново и не избито. И самое главное, не несло того опасного и тревожащего флера, что заранее пугал людей. Одно дело, когда тебя вызывают к безопаснику на разговор, и хочется заранее написать завещание, мало ли что, и совсем другое дело, когда к тебе заглянул улыбчивый директор по связям с общественностью и мило побеседовал за кружкой чая.

Впрочем, отдел безопасности, как раз курируемый директором по СсО таки был, но в быту не отсвечивал, выполняя задачи негласного характера. А вот для гласных функций охраны, глав рода и территории существовала служба сервиса. По-русски – обслуживания, но на английский манер звучало лучше, поэтому по существу охранники, назывались – сервис менеджер, старший сервис менеджер и так далее. Трубецкой вообще любил использовать английский язык, считая его языком делового общения, благо, имел весьма обширные торговые контракты с зарубежными партнёрами, поэтому в таблице должностей человек непосвящённый мог долго гадать: кто есть кто. Ну а как догадаться, если не знать, что клининг-мастер это самая обыкновенная уборщица, а офис-менеджер это секретарь. Да и вообще, слово менеджер пестрело буквально повсюду, процентов восемьдесят персонала были самыми разными менеджерами и в этой безликой массе можно было потеряться.

– Сергей Евлампиевич, добрый день! – директор по связям был в идеально отутюженном костюме и с неизменно папкой из коричневой тисненой кожи в руках.

– Присаживайся, Григорий, – широким жестом показал Трубецкой на места за длинным рабочим “Т”-образным столом, – кофе будешь?

– Не откажусь, Сергей Евлампиевич, кивнул мужчина, укладывая папку на стол чуть сбоку от себя.

Демократичный стиль поведения был тоже фирменной карточкой Трубецкого, подчёркнуто избегающего в общении с подчинёнными обращения господин – к нему и холуй, холоп и прочее, к слугам рода. Другие аристократы этого не понимали и только посмеивались, считая очередной придурью подвинутого на всём западном главы рода Трубецких, но плюс от этого имелся и очень существенный. Слуги своего хозяина за такое отношение по настоящему уважали и любили, и верность их держалась именно на этом, а не на страхе, что, по мнению Трубецкого положительно сказывалось на производительности и эффективности подчинённых, работающих не за страх, так сказать, а за совесть.

– В общем, слушай Григорий, – произнёс глава рода, пригубляя крепкий кофе из чашки поставленной перед ним улыбчивой офис-менеджером в строгой белой блузке и обтягивающей юбке-карандаш, – ты помнишь нашу работу по Вяземским? И неприятный конфуз с твоим подчинённым, Можаем – насколько помню, и его соседкой.

– Помню, – кивнул директор по связям, – но там мутное дело. Никогда их вдвоём не замечали, и тут вдруг они решили заняться сексом да ещё и в каких-то гаражах, как будто им кто-то мешал делать это в собственных квартирах.

– Мутное, это ты правильно сказал, – кивнул Трубецкой, – но это уже не столь важно, как и почему они там оказались. Главное, мне сейчас звонили с канцелярии, и прямо сказали, что в этом убийстве замешаны Вяземские. Их рук дело.

– Вот сволочи, – выругался Григорий, – девчонке то всего-ничего было, да и маг она очень посредственный была.

– Сильно они нам отомстить хотели, – произнёс глава рода, – но ничего, император ясно своё неудовольствие таким беспределом высказал, и нам обещан полный карт-бланш в действиях против Вяземских.

– А помощь? – поднял голову директор по связям, быстро делая пометки в блокноте.

– Нет, было чётко обозначено, что мы должны самостоятельно эту проблему решить. Но в средствах можно особо не стесняться, главное сильно не шуметь.

– Понял, Сергей Евлампиевич, – кивнул Григорий. Затем спросил:

– Сколько даёте на проработки первично плана?

– Сутки. Затем соберёмся здесь у меня и уже тщательно всё обсудим.

* * *
Полковник полиции Плотников Василий Андреевич обладал обширной негласной сетью агентов, никак не включенных в официальный агентурный аппарат и уж тем более не проходящих в группе регистрации управления, и поэтому знал куда больше, чем представлял куратор от имперской канцелярии и сейчас, получая сообщения от агентов он уже видел, как два рода начинают накапливать силы для войны, столкнутые лбами, и едко и довольно улыбался. Пусть раньше, чем они были готовы, но это началось, оставалось лишь, как только начнутся боевые действия, не дать им заглохнуть, и вовлечь как можно больше участников, чтобы процесс стал неуправляемым и тогда… Тогда, возможно, всё поменяется. Но об этом думать было слишком рано и слишком опасно, и полковник привычно очистил свой мозг, заполняя его обычными рабочими вопросами.

Глава 22

То, что Алиса так уверенно говорила Безменову, на самом деле такой уж аксиомой не являлось, просто потому, что идея была спонтанной и рождённой, что называется, на коленке.

О том, с каким количеством подводных камней она столкнётся, девушка просто не представляла.

И первым и самым удивительным для нее открытием оказалось, когда она выложила свои мысли Роману, что помимо магических родов существуют и свободные маги, которые и занимают зачастую, руководящие позиции в преступной среде.

Раньше Алиса с подобным не сталкивалась, потому, что Москва была слишком плотно оккупирована благородными родами и императорской семьёй, соответственно и преступность там была специфическая, большей частью тоже ходившая под теми или иными аристократами.

А вот чем дальше от столицы, тем меньше было влияние родов и больше теневых структур из магов, не желавших служить кому-нибудь из аристократов.

Нет, крупный бизнес был строго под колпаком благородных, но вот мелкие и средние фирмы крышевались почти исключительно бандитами. Впрочем, главари крупных банд мало отличались от глав родов, иерархия и внутренняя структура были весьма схожи. Разница была, большей частью в качественном составе бойцов, банды похвастаться сильными магами в так называемой пехоте не могли, большей частью это были простолюдины магией не владеющие.

– И как на это смотрит полиция? – озадаченно поинтересовалась Алиса, пытаясь уместить в голове ставшие для неё откровением сведения.

– Обычно смотрит, – пожал плечами Тимофеев, – пока банды не переходят определённую грань, не вмешиваются. Если кто-то зарывается, могут посадить часть пехоты, ослабив банду, и тогда беспредельщика легко зароют свои. В целом, все давным-давно сидят и делают бабки, и чем ровнее и спокойнее будет этот процесс, тем всем лучше. Молодые, бывает, пробуют свой кусок пирога уцепить, иногда получается, но зачастую банды могут и объединиться, чтобы свои интересы соблюсти.

Поэтому проще влиться в уже существующую банду.

– То есть, если мы заявимся в город и обозначим себя как нового игрока, нас попытаются оттуда выжить? – уточнила Непридумова.

– Да, – спокойно кивнул Роман, – лет двадцать назад могло и прокатить, тогда все они были молодые, зубастые и активно делили территории. Там можно было вовремя всплыть и оттяпать себе кусок пожирнее и даже его удержать, но сейчас вариант этот не пройдёт, и шум привлечёт сильно много ненужного внимания.

– Жаль, – расстроилась девушка, – я думала завалим парочку быков и от нас отстанут.

Парень хмыкнул, с лёгкой иронией посмотрев на Алису, произнёс:

– За парочкой быков, как ты выразилась, следом придёт ещё десять, а если завалить и их, то там нагрянет спецназ полиции с парочкой злых магов кого-нибудь из аристократов, что сидят в мэрии. Мэр, кстати, как правило главы какого-нибудь небольшого, но влиятельного в городе рода.

– И что делать? – нахмурилась Непридумова, ей совершенно не хотелось отказываться от такой заманчивой идеи иметь собственное предприятие, этакую компенсацию за то что она успела пережить.

– Есть один вариант, – чуть подумав, ответил Тимофеев, – но нужно действовать очень чётко и даже, я бы сказал, нагло.

– Как будто мы раньше действовали по другому, – чуть улыбнулась Алиса, – давай, выкладывай, что придумал.

– Ну, на самом деле, тут особо ничего оригинального нет, надо просто подчинить себе одну из банд, которая в дальнейшем и будет крышевать предприятие. В таком случае мы сможем получать и общий процент с крышевания.

– Знаешь, – поморщилась Непридумова, – ты так легко говоришь про крышевание, а ведь это деньги обычных людей, которые просто захотели заработать.

– Алис, – вздохнул Роман, – предприятие, которое не крышует кто-то из аристократов или банд, будет как бельмо на глазу у всех. Чтобы изменить это, мало убить десять бандитов, да даже сто убитых бандитов этого не изменят, нужно менять систему. Всю, начиная с самого верха.

– А это невозможно, – горько произнесла девушка, – потому что наверху у нас император и рода с тысячами сильных магов, которые нас сжуют и не поморщатся.

Роман чуть сощурился, задумчиво смотря в окно кухни, за которым медленно темнело, затем сцепил пальцы в замок, положив на стол, и негромко вымолвил:

– Любую систему можно поменять, зависит только от того, как сильно мы этого захотим.

– Так, стоп, – Непридумова даже чуть отодвинулась вместе с табуреткой, со смешанными чувствами разглядывая парня перед ней, – ты сейчас говоришь про государственный переворот? А не круто ли, для нас двоих?

– Для двоих – круто, – ответил Тимофеев, – для организации – реально.

– Для какой организации? – с подозрением переспросила Алиса.

– Для той, которую мы создадим, – посмотрел ей прямо в глаза парень.

Поднявшись, он шагнул к ней, а затем, внезапно встал на одно колено, беря её за руки.

– Алиса, – ты просто не понимаешь, какой силой обладаешь, и что можно с её помощью сделать. Твоя способность управлять людьми это оружие, которое сильнее любой магии. Ты думаешь многие довольны тем как благородные относятся к простолюдинам? Уверяю тебя, большинство истово молится, чтобы когда-нибудь все маги провалились в ад. И мы можем это сделать.

Видя фанатичный блеск в глазах держащего её за руки парня, девушка даже немного испугалась, но коснувшись его мыслей, поняла, что это лишь всплеск эмоций, который уже проходит.

Вот и Тимофеев, внезапно смутившись, отпустил Алису и отведя взор, вернулся к столу.

– Прости, – глухо произнёс он, – просто я один из тех, кто хочет, чтобы магов не стало, и когда увидел, как легко ты с ними расправляешься, немного замечтался. Просто забудь всё, что я тут только что наговорил. Тебе это не надо, тебя и так едва не убили. Просто подчиним руководство банды, а деньги позволят снова легализоваться в обществе и жить, так как тебе захочется.


Толика правды в словах Романа была, мысль жить ни в чём себе не отказывая, действительно была заманчива и вполне, с поправкой на соблюдение некоторых условий, выполнима, но тут к щекам девушки прилил жар и ей стало стыдно, потому, что она, ведь, изначально, хотела совсем не этого. Она вспомнила безвинных жертв магов, с которыми те делали, что хотели, вспомнила как маги себя вели, какими хозяевами жизни себя считали и поняла, что если она ничего не предпримет, хотя бы просто не попытается хоть что-то изменить, то потом, будет слишком сильно сожалеть о бесцельно прожитой жизни.

– Нет, – сцепив кулаки, твёрдо произнесла она, – мне надо, Рома. Я тоже хочу чтобы маги сгинули в пропасть, а люди смогли жить спокойно. Вот только…

Тут она беспомощно улыбнулась:

– Я не слишком хорошо понимаю, как это сделать.

– Я помогу, – ответил Роман, – любой путь начинается с первого шага, и обязательно рано или поздно закончится, главное не останавливаться.

– И как будет называться наша организация?

– А никак, – улыбнулся парень, – просто организация и всё.

* * *
В Тверь всё-таки пришлось ехать. Никакая организация без нормального финансирования работать не сможет, поэтому решили по намеченному плану заняться одной из городских банд.

Безменов тоже не сидел на месте и в кратчайшие сроки перебрался в кресло руководителя филиала, выполняя, тем самым, первый пункт плана. Связь Алиса с ним держала, но никаких личных встреч не допускала, чтобы не засветиться раньше времени. Пока предприятие было под Вяземскими ничего ему не грозило, а вот когда условный неликвид будет сброшен, желающие подобрать под своё крыло актив найдутся непременно.

В гостиницу заселяться не стали, сняли в аренду квартиру на правом берегу не в центре, но близко к нему. А затем принялись изучать территорию, для будущей операции.

В книжном магазине была куплена подробная карта города, где Роман начал вырисовывать зоны влияния группировок. Левый берег их особо не интересовал, так как искомый филиал располагался на правом в Морозовском районе. Правда, не смотря на название, сам род Морозовых давно ничем там не владел, хоть и традиционно должность мэра города и переходила от одного главы рода к другому по наследству. Морозовы уже почти сто лет держали под собой только центральный район города, не особо пытаясь расширить влияние, а всю периферию оккупировали пять самых крупных банд. Две из них держали Заводский район, поэтому их отмели сразу, а вот расклад на два оставшихся района, стали изучать с особенным тщанием.

Несколько осложняло ситуацию то, что филиал находился как раз на границе двух зон влияния, банд под условными наименованиями Шевелёвская и Саарская, по фамилиям главарей. Но не стоило оставлять без внимания и третью, самую крупную, Зиновьевскую, эти в силу своей численности могли тоже претендовать на филиал.

Выбор был непростой, но, внимательно изучив всё, что имелось по этим бандам в бумагах которые откуда-то достал Роман, Алиса решилась.

Взглянув на парня, ткнула пальцем в зону заштрихованную синим цветом:

– Саарская, выбираю её.

– Хорошо, – кивнул Тимофеев, сворачивая карту и убирая со стола, – ну что же, давай теперь обсудим, что мы знаем про них и гражданина Саара.

* * *
Вальдек Саар во времена оны приехал из Прибалтики в Тверь, гонимый ветрам лихого времени. Ходили слухи, что на своей малой родине он отжигал по полной программе и беспределил не по-детски, из-за чего, ему и пришлось сняться с насиженных мест и перелететь подальше, куда за ним не потянется шлейф недоброжелателей, желающих увидеть голову Вальдека на собственной каминной полке. Шептались также, что схлестнулся Саар, будучи молодым и не совсем умным, с кем-то из аристократов, но слухи эти главарь банды не подтверждал и не опровергал, что фантазию сплетников только подогревало. На руку самому Вальдеку, если быть честными.

В Твери, однако, маг нрав поумерил, став хитрее и в банду стал подбирать не отморозков, а людей умеющих решать ситуацию по уму. Нет, тупые исполнители тоже имелись, но их контролировали отбираемые Сааром лично бригадиры, поэтому, хоть и не самая большая, авторитет она имела достаточно серьёзный.

Со временем, следуя модным тенденциям, Вальдек остепенился, банда приобрела внешние очертания респектабельного предприятия и в штат, помимо бойцов, вошли бухгалтера и юристы, придававшие незаконным делишкам видимость легального бизнеса.

– Господин Вальдек, – секретарша заглянула в кабинет к изволившему ознакомиться с финансовыми отчётами главе, – к вам посетитель.

– Кто такой? – хмуро переспросил мужчина, не ждавший никого и поэтому не слишком обрадованный известием.

– Женщина, господин, сейчас позвонила с проходной, сказала, что ей нужно именно к вам.

Саар задумался, перебирая в памяти всех женщин с которыми ему приходилось пересекаться, но ни одна не стала бы так заявляться к нему в офис.

– Что охрана говорит? Она маг?

– Вроде бы нет, – качнула головой секретарша, – по крайней мере не похожа. Ведёт себя спокойно.

– Ну да, – хмыкнул Вальдек, – была бы магичкой, спокойно точно бы не вела.

Впрочем, он не был слишком наивен, чтобы не подозревать неожиданную гостью, в плохих намерениях. Кто пережил творившийся двадцать лет назад беспредел, подвох ожидал везде и во всём.

Поэтому маг достал из ящика стола пистолет, и прикрыл тонкой папкой, оставив ладонь на рукояти и положив палец на спусковой крючок. Магия магией, но пуля была всё-равно быстрей, это он тоже уяснил хорошо. Недаром оборот огнестрела был под таким жёстким контролем. Но как маг он имел определённые привилегии, поэтому пистолет у него был совершенно легально.

Когда дверь открылась, он цепким взглядом пробежался по фигуре незнакомки, вгляделся в лицо той, но не узнал. Они точно не были знакомы, но с чего-то эта женщина, даже девушка, особенно если учитывать разницу в возрасте, бывшая значительно моложе его, имела к нему разговор.

На пистолет всё также лежал в ладони, Саар и не думал расслабляться.


– Кто вы и что вам надо? – спросил он.

– Как моё имя, – внезапно как-то тягуче произнесла та, – не так важно, но ты можешь называть меня – Ведьма. А нужна мне твоя банда.

Вальдек не дожил бы до своих лет, если бы не научился чувствовать опасность, а ею от девушки совершенно явственно веяло. Вот только когда он попытался нажать на курок, у него ничего не вышло, пальцы не слушались.

– Ай-яй-яй, – произнесла Ведьма, – какой нехороший мальчик. Хотел застрелить невинную девушку. Совесть не мучает? Самому застрелиться не охота?

Тут Саар с всё возрастающим ужасом увидел, как его рука сама по себе начинает шевелиться, а пистолет, медленно но верно поворачиваться к нему дулом.

– Так что, не мучает, спрашиваю, совесть-то? – повторила девушка, подойдя вплотную к столу.

– Мучает, – хрипло ответил Вальдек, чувствуя мгновенно выступившую на лбу испарину.

– Хочешь совесть успокоить?

– Хочу, – сглотнув ответил тот, как загипнотизированный следя за собственной конечностью неумолимо подносящей оружие к голове.

– Тогда будешь слушаться меня и делать то, что я буду говорить. Понял?

– Понял! – почти взвизгнул маг и облегчённо выдохнул, когда пистолет замер, а затем выпал из ослабевшей разом руки.

– Вот и отлично, – Ведьма коснулась изящной статуэтки держащей в вытянутых руках стиллизованный под меч нож для бумаг, – значит так, Вальдек, во первых и думать забудь, чтобы со мной как-нибудь поквитаться и мыслишки про тазик с цементом и омут в Поддубье выбрось из головы. Сам там быстрее окажешься. А вот если будешь вести себя хорошо, то жить будешь долго и счастливо. Жена, дети есть?

Девушка упёрла в Саара прищуренный взгляд, затем со смешком махнула рукой:

– Хотя чего я спрашиваю, есть конечно, жена – Людмила и сын – Елисей пяти лет.

Она посмотрела на побледневшего и заигравшего желваками мужчину, резко произнесла:

– Не угадал, трогать их я не собираюсь, но как думаешь, легко ли им жить будет без любимого папочки?

– Лять! – выругался маг, – да кто ты такая?!

– Я же сказала – Ведьма. Ну так что, будем дружить?

– Будем, – через силу выдавил Вальдек, ненавидя в этот момент самого себя, за то, что прогнулся под какой-то бабой. Но та и впрямь была какой-то ведьмой, словно наперёд зная все его мысли. Что делать с таким противником он просто не знал, отчасти банально растерявшись. С этой девкой надо было быть очень осторожным.

– Правильное решение, – вновь произнесла гостья, не дождавшись его ответа.

– Да, кстати, – остановилась она уже у порога, – мы ещё встретимся и поговорим подробнее о том, как будет проходить наше дальнейшее сотрудничество. И да, скоро у тебя сбор налогов, не забудь половину для меня в наличных купюрах подготовить. Как раз и заберу.

– Хорошо, – буркнул раздосадованный маг, но приходилось соглашаться, почти упёршееся в лоб дуло и собственную беспомощность он помнил отлично.

Уже в машине, припаркованной за домом, когда Алиса запрыгнула на пассажирское сиденье, а Роман, взвизгнув шинами, рванул подальше от бандитского офиса, она наконец смогла перевести дух и вынуть из носа ватные тампоны, почти полностью пропитавшиеся кровью.

Чёртов прибалт оказался крепким орешком и фокус с рукой стоил почти всех имевшихся сил, но оно того стоило, по крайней мере пока этот Вальдек о мести не помышлял.

Правда это пока, не приходилось быть семи пядей во лбу, чтобы догадываться, что со временем он попытается высвободиться. Такие люди не любят поводка и подчинения. Но это будет позже и к тому времени они смогут придумать, как банду полностью подчинить себе, а не только одного главаря.

Лёгкий холодок пробежал по спине девушки, когда она осознала по какому тонкому льду прошла, будь Саар чуть поупрямей, чуть дольше бы сопротивлялся и она бы просто не смогла его удержать. В лучшем случае пришлось бы спасаться бегством и не факт, что удачным.

Но результат того стоил, даже в размен на стрельнувшую болью голову. В этот раз, было всё-же полегче, видимо она продолжала прогрессировать, усиливая потихоньку дар. Жаль только, что это получалось вот так, балансируя на грани своих возможностей. Но иного, видимо, судьба ей не заготовила.

– Всё нормально? – поинтересовался парень, внимательно следя в зеркала за машинами позади, отслеживая не увязался ли за ними непрошенный хвост.

– Да, – коротко ответила девушка, – Саар наш.

Эпилог

Плотников посмотрел на сидящего перед ним Романа, поинтересовался:

– Ну как она там?

– Нормально, товарищ полковник, – кивнул парень, и в этот раз мужчина не стал поправлять подчинённого.

Они встречались всё в том же фургоне, но уже не в Москве, а в пригороде Твери, куда Плотников подъехал для встречи с агентом.

– Освоилась на новом месте?

– Так точно, вполне освоилась, подмяла под себя одну из банд в городе, проходит среди них теперь по кличке – “Ведьма”.

– Ведьма? – Плотников хохотнул, – ведьма – это серьёзно. Это статус. А что по её затее с предприятием?

– Пока нормально, – кивнул Тимофеев, – человек уже работает, для создания впечатления, что предприятие убыточно.

– Это хорошо, – кивнул полковник, – скоро Вяземским придётся напрячь все свои возможности и убыточные направления будут быстро отсекать.

– Ещё одно, – произнёс Роман, – я, подкинул, как мы и договаривались, ей идею создания организации по противодействию магам.

– И? – сощурился мужчина, ожидая ответ.

– Она согласилась. Удачно получилось сыграть на её чувстве справедливости и желании защитить простолюдинов. – Тимофеев, посмотрел на полковника, добавил, – Это было не слишком сложно, мне просто надо было чуть-чуть направить её мысли в нужное направление.

– Нет, товарищ старший лейтенант, – было видно, что Плотников весьма доволен услышанным, – не стоит преуменьшать свою роль. То что ты сделал, это ключевой момент в наших с ней отношениях. Можно сказать – переломный. И твоя задача, сделать всё, чтобы она не передумала. Как – разберёшься самостоятельно, советовать не буду. Охрана её тоже на тебе, она, сейчас, наиболее ценный наш актив. Пусть дар и дальше развивает, но контролируй, чтобы не влезла туда, откуда вылезти уже не сможет. А то сорвёт крышу от открывшихся возможностей, и прогорит на этом.

– Понял, товарищ полковник, – Роман согласно кивнул, – а других наших товарищей, как новых членов организации мы подвести не сможем?

– Постепенно, – ответил Плотников, – пусть сначала поработает самостоятельно, и научится чётко оценивать риски.

* * *
Встраивание Алисы в криминальную структуру происходило не без эксцессов, но демонстрация пары возможностей и два слабеньких мага, которые сами себе вышибли мозги, утихомирили остальной менеджемент и Ведьма, уже официально, заняла место правой руки Саара.

Совсем смещать мафиозного босса со своего места она не стала, было куда выгоднее использовать его как ширму, самой оставаясь в тени. А затем, маленько освоившись, она занялась тем, чем и в прошлой уже, спокойной и тихой жизни – чисткой и проверкой рядов, снова став этаким кадровиком банды.

После того как она вскрыла в ближайшем окружении Вальдека несколько людей работавших на конкурентов, взгляд последнего из угрюмого стал задумчивым, а когда она вытащила на свет парочку слишком хитрых деятелей, долгое время мухлюющих с финансовой отчётностью и регулярно запускавших руку в деньги Саара, то и вовсе, заставил мужчину пересмотреть своё отношение к взявшей его в оборот девушке.

В конце-концов, совсем на голодный паёк ни его ни остальных бандитов она не посадила, просто Вальдек из, так сказать, собственника, превратился в высокооплачиваемого топ менеджера. Это было, с одной стороны, несколько унизительно, с другой, куда лучше, чем возможные альтернативы.

По понятным причинам, Непридумова светить своими реальными ФИО не собиралась, поэтому Роман, через своего дядю в полиции выправил её новый паспорт и теперь девушку звали Белова Светлана Александровна.

Со временем она собиралась аккуратно вытащить из Москвы и родителей с сестрой, куда-нибудь поближе, но пока следовало обосноваться самой и закрепиться тут на месте.

– Светлана Александровна, – в кабинет, приоткрыв дверь, заглянул типичный налысо бритый браток с золотой цепью в полпальца толщиной на шее, – там пара новеньких кандидатов, сможете их сегодня собеседовать?

– Да, Вадик, – кивнула девушка, откладывая в сторону личные дела обычных сотрудников из легального бизнеса Саара, которыми она всё собиралась заняться, но каждый раз что-то мешало, – минут через пятнадцать заводи первого.

– Благодарствую, – тут же расплылся в улыбке тот.

За пару недель уважением и некоторым страхом к ней преисполнились даже рядовые члены банды, такие как тот же Вадик, чему способствовало и то, что новоиспечённая Белова, не делала различий между магами и не магами, одинаково ровно общаясь со всеми.

Романа она, кстати, тоже ввела в состав банды, но как своего личного телохранителя. Не то чтобы девушка считала, что это настолько необходимо, но парень на этом настаивал, и она решила согласиться. Особой пользы в этом она для себя не видела, но и вреда тоже никакого не было.

Вот и сейчас, Тимофеев почти неслышно возник на пороге, и сходу решительно заявил, – Я посижу тут, просто понаблюдаю.

– Как хочешь, – улыбнулась ему девушка, – можешь чаю налить, чтобы не так скучно было.

– Мне не скучно.

Роман, расстегнув пиджак, из под которого выглянула наплечная кобура с пистолетом, присел на стул в углу кабинета, чуть сгорбился, перекатил спичку, которую грыз зубами, из одного уголка рта в другой.

Весь его вид показывал предельную собранность и концентрацию, словно он готовился к встрече с противником, чем слегка девушку насмешил. С её способностями, преступные мысли она могла почувствовать задолго до того, как человек появлялся на пороге её кабинета. Ей хватало ума не раскрывать свои способности по чтению мыслей, все считали, что она умеет подчинять своей воле и заставлять людей говорить правду, что, конечно, было тоже круто, но не настолько, чтобы вызывать панический страх. Всё-таки, неприкосновенность своих мыслей была куда важнее, для многих, чем свобода воли.

А результативность свою девушка прикрывала якобы развитой интуицией.

– Светлан Александровна, – снова заглянул в кабинет Вадик, – можно заводить?

– Да, давай, – махнула рукой призывно та.


В кабинет, вслед за членом банды, вошел высокий худой парень лет двадцати на вид, совсем молодой, но уже с тем презрительно-наглым выражением лица, которое отличает конкретного пацана желающего жить по понятиям от остальных молодых людей. Даже взгляд его, прошедшийся по Алисе-Светлане был полон превосходства, потому что мальчик считал, что общение с какой-то тёткой, пустая формальность, а место в банде уже у него.

Тут даже особо в мысли лезть не надо было, всё прекрасно читалось на лице.

Желание тут же указать молодчику на дверь стало просто нестерпимым, но девушка сдержалась, в который раз напомнив сама себе, что местные кадры отбирают по несколько иным критериям, чем это происходило на её бывшей работе. К тому же этот явно не успокоится и не попав сюда, моментально пойдёт к конкурентам.

В какой-то мере паренёк был даже прав, считая, что его всенепременно примут. Примут, вот только ожидание будет не совсем соответствовать реальности и мальчика следовало слегка приземлить уже сейчас.

Посмотрев на Вадика, Алиса-Светлана поинтересовалась:

– Куда его думаете?

– Пока в пехоту, в бригаду к Семёну, а там посмотрим, как себя проявит, – с готовностью произнёс тот.

Парень внезапно фыркнул, но ничего говорить не стал, а в его мыслях девушка прочитала полную уверенность в том, что он в быках долго не задержится, потому что слишком умный.

– Ну-ну, – произнесла Алиса непредвещающим ничего хорошего тоном, отчего Вадик тут же вздрогнул и съёжился, стараясь стать менее заметным.

Вперившись парню в глаза, взяла его под поверхностный контроль и коротко скомандовала:

– Сядь!

Тело кандидата тут же послушно опустилось на рядом стоящий стул, что привело его самого в состояние полной растерянности.

– Фамилия! – всё так же с металлом в голосе произнесла девушка.

– Рябов, – мгновенно выпалил тот, и к расстерянности добавились ещё и нотки страха.

– Имя!

– Георгий…

Тут Алиса убрала контроль, чтобы не вгонять парня окончательно в панику, уже спокойно спросила:

– Что, Георгий Рябов, считаешь, что ты умнее других?

– Откуда вы узнали?.. – не до конца поверивший в то, что он, наконец, сам может управлять собой, произнёс парень.

– У тебя это было написано на лице. Скромнее себя надо вести, мальчик, скромнее. Особенно с незнакомыми тебе людьми. Но ладно, так и быть, проверим тебя, насколько ты умный.

Алиса откинулась на стуле, положив руки на подлокотники, пожевала губами, задумчиво, затем хмыкнула, оценивая пришедшую в голову прикладную задачку, начала озвучивать:

– В городе появился новый, никому не подконтрольный производитель наркоты. Тебя с напарником направляет к нему босс, чтобы предложить крышу и обговорить ежемесячную таксу за услуги защиты. Наркота качественная и босс заинтересован, чтобы этот производитель работал именно на него. Пока всё понятно? – уточнила она, глядя в бегающие глазки Рябова, с которого спесь и гонор слетели окончательно.

– Понятно, – сглотнув, кивнул тот.

– Тогда продолжим, – удовлетворённо кивнула Алиса. – Вы приезжаете к производителю, но тот ведёт себя борзо, быкует, угрожает, не соглашается на крышу, а в конце и вовсе вызывает каких-то быков залётных и говорит, что себе крышу обеспечит сам, а вы можете убираться и передать своему боссу, что в его услугах не нуждаются. Твои дальнейшие действия?

Она выжидательно посмотрела на парня, который усиленно пытался собраться с мыслями, чуть поторопила:

– Ну же, ты же умный, давай, показывай свой ум.

Тут Рябову стало понятно, что если он хоть что-то не ответит, то тупо выставит себя идиотом. Поэтому, лихорадочно перебирая варианты, он осторожно спросил:

– А оружие у меня есть?

– Есть, – поощрительно кивнула, улыбнувшись, Алиса.

– Тогда, – воодушевился парень, – мы с напарником перебьём быков и заставим согласиться на наши условия.

Гордый, что ему удалось придумать решение, он даже чуть расправил плечи, вернув себе часть утраченной уверенности.

– А производитель всё равно не согласен и сам достал оружие, – спокойно добавила Алиса, – и он готов убить вас.

Тут даже до не блещущего умом и сообразительностью Вадика начало что-то доходить и он расплылся в широченной улыбке, и только острый взгляд девушки заставил его проглотить готовое вырваться наружу ржание.

– Тогда… – взгляд парня вновь заметался по кабинету, – можно попробовать отобрать у него оружие.

– Не выйдет, – покачала Алиса головой, – при попытке отобрать, он убьёт вас.

– Тогда придётся его тоже убить… – с лёгкой растерянностью ответил Рябов, не находя иного решения в возникшей патовой ситуации.

– А говорил что умный, – Непридумова-Белова наклонилась вперёд, опираясь на столешницу руками, произнесла, – а разве босс говорил тебе его убивать? Ты же знаешь, что этот производитель ему нужен.

Рябов промолчал не зная, что на это ответить.

А Алиса, добавив в голос толику эмоций, с нажимом сказала, – Ну если ты видишь, что ситуация накаляется, ну переведи стрелку на другой день!

Тут Вадик уже заржал и похлопал совсем растерявшегося Рябова по плечу:

– Ну что, паря, сдулся? Классику смотреть надо было.

Алиса и вправду воспроизвела сцену из одного фильма про бандитов, виденного когда-то в ранней молодости, а парень, в силу возраста, был с ней не знаком и легко попался в ту же ситуацию, что и герои картины.

– Что, Светлана Александровна, каков вердикт? Берём пацана?

– Берём, – кивнула та, ещё раз прищуренным взглядом окинув Рябова, – как и предполагалось, пусть в бригаду идёт к Семёну, там научат мыслить гибко, а не валить всех направо и налево. Запомни, парень, сейчас уже не стреляют, а по другому бизнес делают.

Вадик снова хохотнул, очередной крылатой фразе из фильма и повёл Рябова из кабинета в коридор. А Алиса, взглянув на сидевшего в прежней позе Романа, развела руками, чуть вздохнула и добавила:

– Так и живём.

* * *
Плотников читал сводки и улыбался. Взаимное истребление магов, по крайней мере двух достаточно сильных родов, продвигалось вполне успешно. А нужный накал противостояния поддерживала его спецгруппа, маскирующаяся под службы безопасности то одного, то другого рода. Весьма успешно маскирующаяся, тайная канцелярия ничего не заподозрила, всё шло так как они и предполагали, два неугодных рода освобождали место для более верных императору подданных.

На сегодняшний день потери составляли семнадцать магов и двадцать два слуги рода со стороны Трубецких и тринадцать магов и двадцать семь слуг рода со стороны Вяземских.

Весьма ощутимые потери, но лишь опосредованно касающиеся экономической мощи родов. И с этим надо было что-то делать.

Быстро собравшись, полковник покинул кабинет и, отмахнувшись от подскочившего дежурного, вышел из управления, направляясь пешком к ближайшей станции метро.

Маги не ездят в метро, многие даже не обращают внимание на подобный вид транспорта, соответственно и контроля за ним было куда меньше. Именно в метро легче всего было скинуть слежку, если таковая была.

Он доехал до станции, где эту ветку пересекали две других, и ловко лавируя в толпе, пересел на следующий электропоезд.

Через час он уже был в той части города, где бывшие промышленные объекты, давно брошенные за ненадобностью хозяевами, раскупили и расхватали предприимчивые частники.

Нужный ангар был в глубине бывшей заводской территории. Плотников постоял перед неприметным зрачком камеры, вделанной над дверью в стену, дождался, когда щёлкнет замок и потянул дверь на себя. Зайдя внутрь, увидел пятёрку мужчин в чёрной форме, что вдумчиво чистили и проверяли оружие, сидя на деревянных ящиках.

Рядом стоял грязный фургон серебристого цвета, с распахнутыми задними дверями внутри которого копался в стоявших там сумках ещё один – шестой.

– Здорово, бойцы! – произнёс полковник.

– Командир, – кивками головы поприветствовали его находящиеся в ангаре. С мест вскакивать они не спешили, работа с оружием требовала внимательности, только находившийся внутри фургона, соскочил на бетонный пол, подошел, пожал Плотникову руку.

– Василий Андреевич, соскучились или по делу? – весело спросил он.

– По делу, Илья, по делу, – ответил полковник, кивнул в дальний угол, где было организовано место для отдыха в виде стоявших углом обшарпанного дивана и пары кресел с кое-где подранной обивкой. Рядом располагались невысокий столик и старый холодильник, временами раздражающийся резким дребезжащим гудением.

Ничуть не смутившись внешней непрезентабельностью мебели, Плотников вольготно расположился в кресле, опустив руки на подлокотники и крепко за них взявшись. Поинтересовался:

– Как группа?

– В норме, – кивнул головой устроившийся на диване старший группы, – раненых, больных нет, оружие и боеприпасы в достаточном количестве, денег на оперативные нужды тоже хватает.

– Это хорошо, – Плотников сощурился, пробежался изучающим взглядом по ангару, – Домой никто не просится? Всё же вторую неделю уже работаете без перерыва.

– А что там делать – дома? Вы же знаете, товарищ полковник, что нас там ждать некому. Ни детей, ни жён, всех у нас маги отняли. Так что нет, домой не надо никому.

Произнёс это Илья внешне спокойно, но где-то внутри чувствовалась затаённая горечь, старой, зарубцевавшейся, но продолжавшей время от времени болеть раны.

Полковник не стал её бередить, развивая тему, просто кивнул, принимая к сведению и перешел к главному:

– В общем так, Илья, то что вы делаете хорошо, но очень скоро мы столкнёмся с нехваткой финансов для расширения нашей деятельности. Сам понимаешь, одной вашей группой наша работа не ограничивается. А для чего-то большего нужны деньги и много.

– Я понимаю, – произнёс старший группы, сразу сообразив к чему полковник завёл этот разговор, спросил – что именно необходимо сделать?

– А необходимо, – полковник на секунду умолк, поджимая губы, но затем решительно произнёс, – вскрыть хранилище на территории Вяземских. По имеющейся информации, там минимум тонна золота в слитках.

– Золото, – сощурился Илья – представляю в какой ярости будет глава Вяземских, – одобрил, – Хорошая цель.

– Вполне. – коротко бросил Плотников.

Второй целью ограбления было и помочь Непридумовой с её задумкой, организовав Вяземским проблемы с финансами, но полковник всегда придерживался принципа, что подчинённые должны владеть оперативной информацией строго в объёме необходимом для решения поставленной перед ними задачи и ни более того.

– Значит так, – Плотников перешел к конкретике, – завтра сюда приедет фургон с усиленной подвеской, замаскированный под машину сервисных служб. Униформа там будет тоже. План территории с указанием местоположения хранилища я тебе перекину, как и указания по месту: где и как в него лучше проникнуть.

– То есть, не через главный вход?

– А почему нет? – хохотнул полковник, – как раз через главный и пойдёте. Хранилище секретное, охрану там не выставляют, про него знают только глава рода и особо приближённые люди.

– И вы, – заметил Илья.

– И я, – кивнул Плотников, – всех, кто строил это хранилище, Вяземские зачистили, но один человечек выжил, и я его нашел. Поэтому, если сработать тихо, никто не всполошится. Зато потом, когда пропажу обнаружат, гарантирую зарево от горящих Вяземских жоп будет видеть пол Москвы.

Полковник растянул губы в едкой улыбке:

– А самое главное, что меня в этом радует, что золото там никак не задекларировано, и никто про него не знает. Этакий запас на чёрный день, про который даже канцелярия ни сном, ни духом. Они даже заявить, что их ограбили, не смогут.

* * *
К воротам резиденции Вяземских, фургон с надписью “Стройторг” на борту подъехал уже в потёмках, в одиннадцать вечера, когда резиденция уже почти затихла, а посты заняла усиленная смена родовой охраны, вооруженная огнестрелом.


Быстро выскочивший оттуда парень, в форменном комбинезоне и кепке, с широкой улыбкой на лице подбежал к окошку, за которым сидел нахмурившийся охранник и весело затараторил:

– Здрасте, мы тут запоздали немного, пока отгрузили, пока дорогу нашли. Но всё привезли по накладной, триста килограмм цемента, высший сорт, марка М500, всё как заказывали.

– Погоди, – охранник хмурясь, порассматривал сначала его, затем фургон, произнёс, – не помню, чтобы говорили, что должны привезти цемент.

– Да? – округлил глаза “стройторговец” – ну не знаю, нас завскладом гонял, орал, что срочный заказ и если сегодня не доставим, нас всех, – тут парень красноречиво чиркнул себя большим пальцем по горлу, приблизившись к окошку, шёпотом добавил, – Сказали какой-то маг ваш был, такой высокий, худой, с шрамом через левый глаз.

Охранник дёрнулся, узнав по описанию зам начальника службы безопасности, вечно всегда всем недовольного и очень не любившего, когда его беспокоят. Однако, война родов обязывала проявлять бдительность, поэтому отвернувшись, охранник нашел взглядом остальную смену, и скомандовал:

– Степа, Вань, выйдите посмотрите, что там у них за груз. Костя, проконтролируй.

Из машины тут же выскочили два оставшихся пассажира, и на глазах вышедших на улицу охранников, принялись споро отпирать задние двери фургона.

Третий охранник замер на выходе держа ладонь на рукояти пистолета.

– Вот, пожалуйста, – проговорил один из парней, показывая уложенные на полу серые мешки с надписью – “Портландцемент М500”.

Охранник забрался внутрь, пощупал, затем тряхнул один из мешков, чихнул от поднявшейся в воздух пыли, попинал оставшиеся, убеждаясь, что там тоже самое, затем вылез, сказал:

– Вроде да – цемент, шесть мешков.

Однако сидящий в сторожке старший продолжал хмуриться и жевать губы, в раздумьях как поступить. С одной стороны всё вроде было в порядке, с другой смущало, что никаких указаний насчёт машины никто не оставлял. И, наконец, решился. Взялся за трубку телефона, буркнул:

– Ладно, сейчас уточню насчёт вас, и можете ехать.

Но стоявший у окошка “стройторговец” внезапно перестал улыбаться и негромко вымолвил только одно слово:

– Жаль.

Какая-то неправильность в этом слове разанула ухо старшего, остановив на полпути телефонную трубку. Вот только было уже поздно, потому что в руках парня, словно из ниоткуда, возник небольшой, почти игрушечный, пистолет. А последнее, что охранник увидел, это был смотрящий через окошко, прямо ему в лоб, толстый набалдашник глушителя.

Раздался сухой треск, небольшая аккуратная дырочка возникла прямо посередине лба и старший тут же безвольной куклой завалился на стол.

Два других охранника, что были возле фургона, даже не успели ничего понять, стоявший позади них парень дважды нажал на спусковой крючок такого же пистолета, дырявя бритые затылки. И только стоявший в дверях, которого звали Костей, успел дёрнуться выхватывая из кобуры оружие.

Впрочем, большего ему сделать не удалось, первый “стройторговец”, что убил старшего смены, в этот момент, высунувшись из-за угла, сначала сделал пару выстрелов охраннику в грудь, а затем, когда тот кулём завалился на крыльцо, подошел и произвёл контрольный выстрел в голову.

– Затаскивайте всех внутрь, – коротко приказал парень, внимательно осматривая территорию за воротами и улицу перед резиденцией. Но всё было тихо.

Нажав на посту на кнопку открытия ворот, старший спецгруппы, которую курировал Плотников, махнул рукой напарнику, чтобы тот загонял внутрь фургон. Стащив с кресла убитого охранника, быстро снял с того куртку и кепку, напяливая на себя, затем уселся на его место, на случай, если кто-то ещё будет въезжать или выезжать с территории, чтобы не всполошить никого отсутствием охраны. Всех убитых они плотно утрамбовали в находившийся в отдельном помещении небольшой туалет, а следы на асфальте наскоро затёрли.

За те сорок минут, что понадобились двоим напарникам найти неприметное здание склада, вскрыть, найти там скрытую дверь хранилища и, подогнав к ней фургон, перекидать золото, на территорию заехало ещё два автомобиля, но спецгруппа заранее отследила весь транспорт рода, поэтому старший безошибочно распознал в них местных, и сразу же открывал ворота, подобострастно улыбаясь и кланяясь приспускавшим боковое стекло магам.

Расшифровки он не боялся, в лицо охранников мог распознать, разве что, непосредственно курирующий их замглавы безопасности, остальные маги явно не опускались до разглядывания презренных простолюдинов.

Затем уже загруженный золотом фургон выехал обратно и оставив пост, старший группы, прыгнул на пассажирское сиденье, скомандовав:

– Валим, пацаны.

Убитых обнаружили только через час. Поднятая по тревоге охрана прочесала всю территорию рода, но ничего не обнаружила. И лишь утром глава, всю ночь проворочавшийся в кровати, обуреваемый тревожными думами, выяснил, что расстрелянный пост не был основной целью неизвестных. Всё золото, годами тайно собираемое, исчезло без следа.

Роду Вяземских был нанесён страшнейший урон.

* * *
– У нас получилось, – возбуждённо произнёс Безменов, стоило им с Алисой встретиться в условленном месте.

– Они сбросили филиал? – уточнила девушка, на что мужчина, широко улыбаясь, кивнул.

– Да, мы теперь в свободном плавании.

– Ну не надолго, – хмыкнула Непридумова, – завтра уже к тебе заглянут люди местного авторитета Вальдека Саара.

– И что делать? – напрягся и посерьезнел руководитель теперь уже самостоятельного предприятия.

– Принять их предложение, естественно, – ответила девушка и засмеялась, видя непонимание на лице бывшего финдира, – не переживай, всё идёт как надо. Врываться и угрожать не будут, зайдут и вежливо предложат услуги защиты. Ставка там нормальная, тем более, в городе есть и другие банды, защита от которых реально может пригодиться. Поэтому смело соглашайся.

– А дальше? – спросил Безменов.

– А дальше будешь работать так, чтобы по отчётности контора еле концы с концами сводила, а по факту приносила как можно больше прибыли. Думаю, она нам скоро понадобится.

– Для чего? – негромко уточнил мужчина.

– Для того, – веско произнесла девушка, – чтобы маги больше ни с кем не смогли сделать того, что сделали с твоей мамой и другими людьми.


Оглавление

  • Короткое предисловие
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Эпилог