КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590559 томов
Объем библиотеки - 895 Гб.
Всего авторов - 235151
Пользователей - 108071

Впечатления

ANSI про Неклюдов: Спираль Фибоначчи (Боевая фантастика)

при условии, что я там буду богом - запросто!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Стопичев: Цикл романов "Белогор". Компиляция. Книги 1-4 (Боевое фэнтези)

Прекрасный рассказчик Алексей Стопичев. Последовательный, хорошо продуманный мир и действия в нём, как и главный герой, вызывающий у читателя доверие и симпатию. Если и есть не стыковки, то совсем немного и это не вызывает огорчения и досады. На мой суд достойный цикл из огромного вороха о попаданцах в магический мир. Было бы неплохо продолжи автор писать и далее, но что-то останавливает автора потому как кроме этого цикла ничего нет в

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Форчунов: Охотник 04М (СИ) (Боевая фантастика)

Читать интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Калашников: Лоханка (Альтернативная история)

Мне понравилась книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Перумов: Душа Бога. Том 2 (Боевая фантастика)

Непонятно. На Литресе в тегах стоит «черновик», а на https://author.today/work/94084 про черновик ничего не указано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Осадчий: От Гавайев до Трансвааля (Альтернативная история)

неплохая серия, но первые две книги поинтереснее будут...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Arabella-AmazonKa про Тейлор: Небесная Река (Эпическая фантастика)

первая книга в серии заблокирована. значит скоро и эту 4-ю заблокируют. успеваем скачать

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Панславизм-Евразийство [Денис Гаврилов] (fb2) читать онлайн

- Панславизм-Евразийство 932 Кб, 146с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Денис Роиннович Гаврилов

Настройки текста:



Денис Гаврилов Панславизм-Евразийство

Предисловие


Дорогой читатель! В этой книге содержится сборник статей по теме построения новой идеологии для России, который автор написал в школьные годы своей жизни. В начале перед изданием у меня была задумка переделать или иначе сформулировать многие положения в данной работе, но потом я решил оставить всё как есть по той причине, чтобы в будущем можно было на основании сочинений проследить эволюцию моих взглядов, от незрелых левых до строго выверенных ортодоксально правых. Возможно, это решение позволит читателю, который находится на таком же уровне левацкой осознанности, проделать эволюцию собственных взглядов сродни моей, чтобы в будущем встать на путь чистой государственной мысли.

Здесь и далее прилагаю статьи, которые были написаны в период 2016–2019 годов.

Моя Родина – Россия


У каждого человека есть своя сокровенная ценность, которую он лелеет и оберегает от напастей. Это то, что придаёт силы в трудную минуту, согревает во время житейской бури, направляет помыслы. Эта ценность живёт внутри человека и воодушевляет его на подвиг во имя идеи. Человек не может жить без смысла, не может просто существовать ради выполнения репродуктивной функции, это главное его отличие от животного. Когда есть мечта, когда чувство переполняет всё тело и переплетается с разумом, когда у человека есть высшая цель в этом мире, когда он чувствует не только свою боль, но и боль других, боль всего общества, в котором находится, только тогда его можно называть человеком. Если ценность человеческая меркнет, путеводная звезда исчезает с небосвода, вся сущность человеческой души испытывает такую неимоверную боль, что он теряет свой сокровенный смысл. Человек не просто переживает потерю этой ценности, он страдает, когда чувствует боль всего общества, эта боль может забыться всем обществом со временем, но личность помнит, душа личности никогда не ошибается, она знает, что укрыли от неё, чем приманили и как обманули. Поэтому человек подсознательно чувствует истину, знает, что она рядом, ищет её. На протяжении всего долгого пути внутри него загорается своя путеводная звезда, даже если всё вокруг не способно её заметить, человек всегда стремиться к ней, всегда принимает решения не только логикой, но ещё и сердцем.

Именно в этом заключается тайна русской души, тайна государства Российского. Русский человек не может просто смотреть на страдания других, не может он и пройти мимо горя, размышляя на философские темы. Это и есть ценность, которая присутствует в каждом человеке, но кто-то её старается затушить, а кто-то разжигает. Тогда она присутствует в каждой клеточке, в каждом нерве человека, наполняя его своим огнём. Но любое пламя не может гореть без кислорода, точно так же, как и любой человек не может называть себя русским, не имея Родины. У меня есть только одна Родина – это Россия, других быть просто не может, она единственна и неповторима, она и есть великая ценность, которую надо оберегать всеми силами. Возможно, именно поэтому я ощущаю себя государственником, этатистом новой эпохи. Государственный тип мышления направлен на благо Родины, на благо всего государства в целом, здесь не может быть никаких исключений. Россия – это великое государство с многовековой историей, и сегодня как никогда мы должны понимать, что она должна быть сильной, чтобы выжить в этом мире рынка и всеобщей конкуренции крупных стран, которые готовы на всё, ради выгоды и влияния. Наступят новые времена, настанет эпоха Русской Весны, но приблизить это можно лишь вместе, сообща, индивидуализм здесь не уместен, важен коллективный труд всего российского общества. Только когда русский, калмык, осетин, казах, украинец, грузин и многие другие возьмутся рука об руку, когда все, наконец, вспомнят, что мы один полиэтнос, один народ, только тогда наша идея, наша душа может торжествовать и воспевать славу нашей евразийской цивилизации. Россия – это особая евразийская цивилизация, синтез лучших культур Запада и Востока, которая объединила в себе и византийское православие, и культуру монгольских кочевников и реформы Петра Великого. В этом заключается некая универсальность русских, пусть избранности здесь никакой нет, каждая страна идёт своим индивидуальным путём, у каждой есть свои обычаи. Но наши традиции нам надо оберегать как зеницу ока, надо воодушевить всё общество и найти свой путь возрождения русско-евразийской цивилизации.

Мы никогда не испытывали недостатка в талантливых личностях, они всегда двигали Россию вперёд, а их всех объединяло одно – любовь к своей Родине. Минин и Пожарский в период Смуты смогли собрать народ русский и прогнать интервентов. На Западе считали, что Россия уже никогда не восстановит былое могущество, но поднялось народное движение, люди осознали опасность и прогнали врага. Точно также организовались люди в 1812 году и прогнали французов, точно также в 1941 году вновь появилось партизанское движение, которое нанесло существенный урон в немецком тылу.

Всегда, когда казалось, что уже русские побеждены, а Россия пала на веки вечные, находился свой Яков Иванов, Лёня Голиков, Черных, Косинов и Губин, которые жертвовали своей жизнью, чтобы спасти Родину, отдать всё, лишь бы она жила. Имена героев навечно останутся в памяти народной, их не стереть ничем, это историческая память. Стоит завершить свою речь убедительными словами публициста Климковича: «Бойтесь разбудить русского. Вы не знаете, чем кончится его пробуждение. Вы можете втоптать его в грязь… насмехаться, унижать, презирать, оскорблять. И в тот момент, когда вам покажется, что вы победили русского, уничтожили, ошельмовали на веки вечные, стерли в порошок, вдруг произойдет что-то необыкновенное, удивительное для вас. Он придёт к вам в дом. Устало опуститься на стул, опустит на колени автомат и посмотрит вам в глаза… И тогда русский задаст вам вопрос: “в чём сила брат?” И в этот момент вы тысячу раз пожалеете, что не брат русскому. Потому что брата он простит, а врага – никогда. Французы помнят, немцы знают… Русский живёт справедливостью. Западный обыватель лживыми брифингами и лукавыми пресс-конференциями. Пока жива в его сердце справедливость, русский поднимет из грязи, из мрака, из ада. И вы ничего с этим поделать не сможете».

Наша Родина – это Россия, в ней живёт более сотни национальностей, здесь дружно существуют самые разнообразные культуры. Мы всегда относились к другим народам на равных, именно в этом один из наших секретов, уважать чужие традиции, оберегать целые народы, вместе строить великие империи, в этом заключается наша историческая задача. Духовность, державность и справедливость: отличительные черты России. Там, где господствует сухой рационализм, нам нет места, там, где разжигается национализм и неравенство – россиянин жить не должен. Россию нельзя победить силой, зато можно привить ложные ценности, тогда мы победим самих себя, мы уничтожим нашу культуру и историю. Поэтому сегодня историческая задача всего российского общества заключается в сбережении своих ценностей, в противостоянии американскому глобализму, в реализации своей государственной идеологии. Вместе мы сделаем Россию снова великой державой.

Зачем нужна идея для общества?


Давайте зададим себе обычный вопрос. Зачем нам нужна идеология? Спроси так кого-нибудь, а вам только руки разведут. Наш известный политолог Евгений Сатановский написал даже книгу по этому поводу с ярким названием «Шла бы ты…». В ней он усердно критикует поиск идеологии для России. «Спокойно строить экономику и не гнаться за призраком» основная формулировка его повествований. Что ж, экономику развивать, конечно, надо, более того, развивать усиленными темпами, сравнительными с «пятилетками» СССР, чтобы окончательно не растерять и без того пошатнувшиеся позиции России. Только вот найдутся ли люди, способные учитывая опыт поколений, не допустить ошибок в будущем?

Нет, Евгений Янович, идеология стране нужна, чтобы вы не писали по этому поводу. Идея всегда была необходима, это цель, к которой стремятся люди. Триединство «Православие, самодержавность, народность» была принята в Российской Империи всего лишь за несколько десятков лет до революции. Но она не стала одной из множества причин этой революции, как указывает на это автор. Просто правительство, наконец, оформило свои устремления в 3 постулата, но идея Российская была у людей задолго до этого.

Панславизм – объединение всех славян. Вот к чему шла Россия. Не дошла. Многие ошибки императоров не проходят в пустую. Упрямость консерватизма, который переходил в реакционизм, постоянно мешала развитию. Не мог царь отдать всю землю крестьянам, потому что рассуждал другими категориями. А вот большевики смогли. И лозунг: «Свобода, равенство, братство» здесь служил одним из инструментов построения нового коммунистического общества, к которому стремился Ленин.

Идеология нужна, чтобы обрести понимание, куда нам стремиться. Она словно чаша воды в пустыне, только испив её, путник сможет продолжать свой путь. Продолжать, чтобы не остановиться на месте и не быть испепеленным на солнце. Идея может не принести материального блага, но она даёт человеку духовный смысл, обогащает сердце, которое год за годом костенеет в житейских буднях, ожесточая человека. При правильном построении экономики уже сегодня государство может обеспечить всё своё население, лишь были бы умные люди, которые не допустили концентрации всех денежных средств в руках 1–2% воров и олигархов.

Допустим на секунду, что общество потребления полностью завладела душами людей, прошли годы, многие обрели деньги, дома, автомобили. Казалось бы, всё у них есть, чего ещё желать? Нет, скребутся кошки внутри, не дают спокойно спать. И вот человек сам себя спрашивает: «Зачем всё это, если нет смысла?» Чтобы молодёжь деградировала, колясь, куря и выпивая? Чтобы человек стал скотом? Чтобы исчезло добро, нравственность, честь, совесть, любовь? Чтобы всё это заменила похоть, злоба, предательство, лицемерие? Человек создан Богом, чтобы не уподобляться свиньи, чтобы созидать, творить что-то новое, приносить счастье и любовь другим. Даже теоретики соглашались, что коммунизм будет возможен только при особом моральном уровне общества.

Мы удивляемся тем, кто бросает всё нажитое, а потом бежит со всех ног покорять вершины гор, живёт в палатках и поёт под гитару. Мы удивляемся всем странным и непохожим, ведь странность их нам душу ранит. Так вот, идея нужна обществу, чтобы это общество оставалось самим собой, чтобы имело свои идеалы, чтобы, не уподобляясь другим, строило самостоятельно своё будущее.

Идеи бывают разные, каждая из которых по-своему индивидуальна и многогранна. Важно не ошибиться с выбором. Нужно чётко сформулировать свои жизненные приоритеты. Здесь может помочь комплекс идей, синтезированных в одну универсальную. Идеология знает, что надо делать, она являет руководство по построению будущего, таким образом, чтобы добиться наилучших результатов. Десятки раз историей доказано, что люди, которые твёрдо уверены в своей правде, в своих принципах и идеях всегда преодолевают любые трудности. Они закалены постоянной войной, войной не с танками и пулемётами, а войной идеологической, где каждый раз решается, кому жить, а кто выжить не в состоянии, и поэтому поглощается врагом.

Враг бывает у каждого свой. Враг государства может быть внутренним и внешним. Государство за сотни лет подвергается атакам и само бьёт оккупантов. Но самый страшный враг для государства – внутренний. Он подобно червям может разложить общество изнутри, подорвать его целостность, навязать ложные идеи, ложные устремления, которые, в итоге, приводят только в ад. Снедаемое внутренними врагами государство ослабевает и рушится. Так было с СССР, которого уничтожила кучка предателей, готовых на всё ради призрачного благополучия.

В итоге мы приходим к выводу, что идея нужна, чтобы выжить. Оглянитесь вокруг, сегодня Россия окружена со всех сторон базами враждебного блока НАТО, который всегда во главе с США стремился подорвать своего геополитического соперника. Методы США различны. Это и неуправляемый «управляемый хаос», и «оранжевые революции», в которых «истинная» демократия насаждается силой пушек и бомб. Россия богатая и просторная держава, но у нас нет на сегодня идеологии, которая могла бы противостоять врагу. На востоке Китай с многомиллиардным населением зарится на наш Дальний Восток, на западе Евросоюз, со своей толерантностью, а в нескольких километрах от границы американская база, которая только и ждёт, чтобы отломить лакомый кусочек. Простирается на тысячи километров огромное пространство с горами и равнинами, с тайгой и тундрой, которое зовётся ныне Россией, а народа всего 144 миллионов и половина – беднота. Потому что нет у нашего правительства проработанной отлаженной программы развития, нет идеологии.

Хватит надеяться на кого-то, ожидая «халявы». Нам надо самим выбирать свою судьбу, свои идеалы. Надо самим строить то светлое будущее, которое все пророчат, и которого и в помине нет. Только мы можем изменить существующее положение в лучшую сторону. Ваше будущее зависит от того, что вы выберите сию же минуту, определитесь за кого вы. За Родину ли?

Что такое панславизм и евразийство?


Панславизм и евразийство 2 близкие друг другу идеологии. Панславизм был официальной идеологией Российской Империи, а евразийство появилось в русской эмиграции, как следствие на утверждения Великой Октябрьской революции. Однако после распада СССР смысл евразийства был пересмотрен. И в наши дни идёт осмысление и изменение идей евразийства, которые диктуются современными политическими реалиями. Считаю правильным рассматривать евразийство именно как благоприятное восприятие советского наследия. Так что же собой представляет каждая из идеологий в отдельности? Давайте обратимся к официальным источникам.

Панславизм – идеология, сформировавшаяся в странах, населённых славянскими народами, в основе которой лежат идеи о необходимости славянского политического объединения на основе этнической, культурной и языковой общности. Сформировалась в среде славянских народов в конце XVIII – первой половине XIX веков для того, чтобы вместе противостоять другим культурам и мировоззрениям.

Евразийство – философско-политическое направление в России, акцентирующее на преемстве и кооперации культуры русскоязычных с кочевыми империями степей Евразии (прежде всего с Монгольской империей Чингизидов). Зародилось в эмигрантской среде в 20-е гг. ХХ века и обрело второе дыхание после разрушения СССР как реакция на либеральные реформы российского правительства.

История панславизма


История славянского мира трагична, противоречива, но от этого не менее героична и величава. Со средневековых времён славяне боролись с захватчиками с запада и востока, мужественно отстаивая право на собственную землю, национальное единство, и даже потеряв независимость, продолжали сопротивление. Будучи соседями, славяне не избежали и войн между собой, но это не уничтожило кровное родство, общую основу, которая лежит в фундаменте всего славянского суперэтноса.

Принято считать, что амбициозные идеи объединения всех славян возникли в XVIII–XIX веках среди западных славян, которые терпели угнетения Австро-Венгерской империи. В те времена ярко выражал подобные мысли в своих творениях чешский поэт – Ян Коллар. Единственным верным выходом из сложившейся ситуации он считал объединение славян, по его мнению, только так можно было освободиться от гнёта Габсбургов.

На самом деле идея панславизма родилась намного раньше, сразу после развала Византийской империи (1453 год). Тогда начали распространяться мысли о возможности возникновения Третьего Рима, который стал бы покровителем всем православным народам. Из уст в уста передавались пророчества монаха из Пскова Филофея: «Два Рима пали, третий предстоит, а четвёртому не быть». Византия в свое время «предала» православное христианство, заключив в 1439 году унию с римо-католиками. Россия остро осуждала такой поступок и не признавала унии, поэтому заслуживает быть единственным неискушенным центром для всех православных, именно ей суждено было стать Третьим Римом.

Панславизм начал свой подъём так же, как и пангерманизм, который тоже рос и укреплялся на чувствах единства и национализма, переживаемых внутри этнических групп в условиях господства Франции во время Наполеоновских войн. Как и другие движения, панславизм активизировал деятельность славянской интеллигенции и учёных в областях истории, филологии и фольклора, подогревал их интересы к поиску общей идентичности прошлого и к возрождению национальных языков и культур. Панславизм также сосуществовал со стремлением славян к национальной независимости.

Термин «панславизм» впервые был предложен в Чехии Яном Геркелем в 1826 году. Политические взгляды большинства славянских народов, славянское национальное возрождение – факторы, которые привели к появлению среди западных и южных славян идей славянского единства и культурной общности.

Успехи Российской Империи в войнах против Турции и наполеоновских войнах послужили причиной тому, что некоторые из славянских деятелей сформировали идеи о политическом и языковом объединении славян под властью России, считая, что это поможет славянским народам в борьбе против иноземной власти. Другие сторонники панславизма, главным представителем которых был чех Франтишек Палацкий, выступали за сохранение Австрийской империи и за превращение её в федерацию славян, австрийцев и венгров.

Первый панславянский конгресс состоялся в Праге в июне 1848 года, во время революционного движения 1848 года. Чехи отказались направить своих представителей на Франкфуртскую Ассамблею, считая, что славяне и германцы имеют различные интересы.

Конгресс проходил в месте под названием «Жофин» – месте проведения многих общественных акций со 2 июня по 12 июня 1848. В некоторых источниках носит название «Первый Славянский конгресс» или «Первый Славянский съезд». Конгресс отталкивался от аналогичного пангерманского сейма во Франкфурте.

Этот съезд, собранный по инициативе чехо-словацких славистов Австрийской Империи, являлся съездом славянских народов, проживавших в Австрийской империи (чехи, словаки, русины, хорваты). Но на нём также присутствовали гости из других стран (поляки, сербы, черногорцы), в том числе русский эмигрант М. А. Бакунин. Всего на съезд собралось 300 делегатов. По национальному признаку в конгрессе было выделено три секции:

1) чехословацкая (предс. П. Шафарик): чехи, моравы, силезцы и словаки

2) польско-русинская (предс. К. Либельт): 61 делегат, в.ч. 40 поляков и 21 русин.

3) югославская: словенцы, хорваты, сербы и далматинцы.

Председателем съезда был избран Франтишек Палацкий – видный чешский историк и общественный деятель, родоначальник и идеолог австрославизма. В частности, Палацкий призвал к сотрудничеству Габсбургов и заявил, что Габсбургская монархия, как политическое образование, наиболее желанна для защиты народов Центральной Европы.

Вскоре Австрийская империя превратилась в Австро-Венгрию.

Палацкий пересмотрел свою концепцию и принял участие в организованном российскими панславистами Славянском съезде 1867 года в Москве. Среди поляков, которые находились под сильным влиянием романтического патриотизма и идей о восстановлении Польши, идеи панславизма породили два течения: пророссийское и антироссийское, которые считали, что главную роль в объединении славян должна играть возрожденная Польша.

В конце XIX века на основе панславистского движения сформировалось движение неославистов, которое ставило перед собой аналогичные задачи, но требовали равенства славянских народов между собой и освобождения от русского лидерства в деле освобождения славянских государств и объединения народов.

В самой России в конце 1830-х годов в работах Михаила Погодина были выдвинуты тезисы об утверждении особенности славянского мира и присущих славянским народам высших духовных ценностей и истинной веры – православия. В славянофильской идеологии важное место занимал тезис о главенствующей роли России среди славян, об её объединительной миссии. Проекты политического объединения славян под эгидой Российской Империи разрабатывались ещё в XVIII—XIX веках. Славянофилы были сторонниками освобождения славян от османского и австрийского владычества и создания Славянской Федерации.

Угасание и возрождение панславизма


«На почве мелкого национального самолюбия,

славянская идея, не успев ещё оформиться

в своей необходимости и важности,

быстро разменялась на мелочи»


Владимир Соловьев.


Многие убеждения идеологов, исповедующих идею объединения славян, на самом деле не совсем соответствуют действительности, в них есть только доля правды, попробуем перечислить спорные моменты, которые содержит теория панславизма:

1. Разграничение славянской культуры и европейской. Под европейской культурой имеется в виду романо-германская культура, приверженцы панславизма убеждены, что такое мировоззрение и жизненные ценности не свойственны славянам, скорее всего чужды. В этом есть доля правды, но объективная реальность говорит, что жизненные ценности обычного среднестатистического украинца, белоруса, немца, русского, поляка мало чем отличаются. И этот пункт теории больше похож на красивую рекламацию, широкий жест, чем на правду. Славянские народы, особенно западные, уже давно находятся под большим влиянием западной культуры и успели слиться с ней.

2. Панслависты часто забывают, что идея панславизма – это не национализм, поэтому начинают отходить от сути теории, образуя свою ветвь. В этом свете теряется представление о единстве культур, ценностей славянских народов. На самом деле панславизм является идеологией, объединяющей братские народы России. Прежде всего, панславизм стоит рассматривать как некое межнациональное объединение в культурной и этнической сфере.

3. Теория панславизма не дает четкого ответа на то, каковым должно быть государственное объединение славян в политическом аспекте. Панслависты собираются создавать сверхгосударство, но совсем не объясняют принципы его управления, поэтому без новой идеи развития панславизма такое объединение будет невозможно.

4. Современный панславизм сталкивается с тем, что многие славянские республики перешли под влияния геополитического блока НАТО. Пока такое влияние не будет ослаблена ответными действиями, какое-либо сотрудничество будет невозможно.

Сталин, обсуждая идеи панславизма, утверждал, что славянские народы развивались в разных общественно-бытовых и этнографических условиях, поэтому отличаются культурными укладами. Географическое размещение разных славянских народов не позволяет их так просто объединить, поэтому в лучшем случае возможен только союз. В его словах есть большая доля правды, прошло много веков, но до сих пор так и не понятно, будет ли идея панславизма реализована или далее продолжит разливаться романтической сказкой в умах интеллигентов.

В советский период времени идеология панславизма была заменена на интернационализм, который превосходил её по множеству параметров. Но СССР распался, США увеличило своё влияние в мире, став единственной сверхдержавой.

Существует мнение, что нынешняя политическая ситуация в славянском мире характеризуется не только полным упадком некогда популярного панславизма, но зачастую враждебной политикой славянских стран по отношению друг к другу. Такая точка зрения базируется на официальной политике ряда славянских государств, ориентированной на вхождение в НАТО, ЕС, ВТО и другие военно-политические и экономические блоки.

Такой политический курс устраивает далеко не всех, и некоторые считают, что НАТО и ЕС всё активнее противостоят славянскому миру. Именно это способствует возрождению панславизма практически во всех славянских странах. Различные отношения между славянскими странами и народами существуют и поныне. Они варьируются от взаимного уважения, основанного на равноправном партнёрстве и симпатии друг к другу, через традиционные неприязнь и вражду, к безразличию. Ныне ни одна из форм сближения стран славянского происхождения, кроме культурной и исторической, не была реализована за исключением Вышеградской группы. В современные времена часты обращения к панславистским идеям в России, Белоруссии, Сербии и Словакии.

Возрождение панславизма идёт по следующим трём направлениям: научно-образовательному, общественному и политическому.

История евразийства


Истоки евразийства обычно возводят к славянофильской традиции. Сами евразийцы считали своими предшественниками старших славянофилов (Алексей Хомяков, братья Аксаковы), а также Гоголя и Достоевского как публицистов. Наследниками славянофилов считали евразийцев и многие исследователи и критики евразийства (Степун даже назвал евразийцев «славянофилами эпохи футуризма»).

Однако евразийство имеет ряд существенных отличий от славянофильства. Евразийцы отрицали существование славянского культурно-исторического типа и считали, что культуры туранских народов, связанных с русскими общей исторической судьбой, ближе к русской культуре, чем культуры западных славян (чехов, поляков). Евразийцы отвергали также и панславистский политический проект, их идеалом было федеративное евразийское государство в границах СССР до 1939 года (единственное отличие – евразийцы предлагали включить в состав СССР Монголию).

Кроме того, евразийцам была чужда славянофильская апология общины. Ещё в предисловии к первому сборнику «Исход к Востоку» евразийцы утверждали, что община – историческая, преходящая форма русской культуры, которую нужно преодолеть в ходе модернизации страны. В области экономической евразийцы выступали за широкое использование энергии частной инициативы. При этом они были противниками чистого капитализма и призывали совмещать условно частную (функциональную) собственность с государственной.

Евразийство зародилось в русской эмигрантской среде в Болгарии в 1921 году. У его истоков стояли лингвист Николай Трубецкой, географ и экономист Пётр Савицкий, историк и религиозный мыслитель Георгий Флоровский, музыкальный писатель Пётр Сувчинский. Первичным результатом их интеллектуальной деятельности стал сборник статей «Исход к Востоку».

К евразийству примкнули многие видные эмигрантские учёные Г. В. Вернадский, Н. Н. Алексеев, Р. О. Якобсон и другие. В то же время в 1923 году с евразийством порвал один из его основателей – Г. В. Флоровский, а в 1928 году он выступил с его резкой критикой – статьей «Евразийский соблазн».

С 1925 года евразийство начинает организационно оформляться. Проводится съезд в Берлине с намерением создать Центральный Комитет Евразийской партии. Ячейки евразийцев возникли в Варшаве, Париже и Праге. Налаживалась деятельность агитаторов, которые проводят публичные лекции, семинары и распространяют брошюры.

В 1927 году во Франции выделилось "левое евразийство", которое в большей мере стало ориентироваться на СССР. К этому течению относились Л. Карсавин, С. Эфрон, Д. Святополк-Мирский и др. В 1928 году рупором левых евразийцев стала парижская газета "Евразия". В 1929 году из руководства евразийского движения в знак протеста вышел Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий и Н. Н. Алексеев. Они выпустили брошюру «Газета „Евразия“ – не евразийский орган», в которой объявляли левое евразийство – антиевразийством.

В начале 1930-х годов «правым евразийцам» удалось восстановить движение и даже создать эмигрантскую Евразийскую партию (1932). Были выпущены сборник «Тридцатые годы», шесть номеров журнала «Евразийские тетради». В 1931 году в Таллине выходила ежемесячная евразийская газета «Свой путь».

Евразийцы сотрудничали с пореволюционными группировками, публиковались в журнале Ширинского-Шихматова «Утверждения», участвовали в оборонческом движении (РОЭД). Но былой популярностью евразийство уже не пользовалось. Связи с советской внешней разведкой его дискредитировали. К 1938 году оно сошло на нет.

Новая волна интереса к евразийству появилась в 80-е гг. ХХ века в связи с творчеством Л. Н. Гумилёва. Гумилёв был лично знаком и переписывался с Петром Савицким, и называл себя «последним евразийцем». В своей пассионарной теории этногенеза Гумилёв ввёл понятия «суперэтноса» как группы этносов, проживающих в разных климатических зонах, но объединённых в единое общественное целое, культурного релятивизма и понятия «пассионарность» – особой биохимической энергии, позволяющей делать сверхусилия. Фактически пассионарий в концепции Гумилёва отождествлялся с героем и противопоставлялся «субпассионарию». Эти концепции пользуются популярностью у современных российских неоевразийцев, которые отождествляют Россию с суперэтносом.

Другим крупным представителем неоевразийства стал Александр Дугин, который первоначально следовал идеологии национал-большевизма. Он привнёс в евразийство идею «третьего пути», геополитику и советский консерватизм (СССР как евразийская держава). В работах Дугина евразийские концепции и положения переплетаются с концепциями европейских «новых правых».

Основные теоретические тезисы «старого» евразийства


1) Россия является особым географическими миром, отличным как от Европы, так и от Азии.

2) Все народы мира живут во взаимодействии с географической средой; воздействуют на нее, но и сами испытывают ее воздействие. Поэтому понимание истории народа немыслимо без уяснения понятия месторазвития.

3) Существует особый туранский этнопсихологический тип, присущий кочевым народам Азии.

4) Помимо генетического родства языков существует еще родство иного порядка, обусловленное не общим происхождением, а длительным соседством и взаимодействием языков.

5) Киевская Русь являлась нежизнеспособным государственным образованием, так как у русских князей не было представления о единой государственности, без которой самостоятельность Руси была невозможна, и они не ставили себе никаких широких исторических задач.

6) Для России монгольское иго было не злом, а благом. Русские книжники осознавали нашествие монголов не как беспричинное бедствие, а как Божью кару за грехи междоусобных войн.

7) После распада Монгольской империи на ряд улусов, с последующим еще более мелким дроблением некогда единой государственности, Евразия снова оказалась разъединенной.

8) Эти процессы укладываются в периодическую схему Г. В. Вернадского, согласно которой единая государственность на просторах Евразии периодически сменяется раздробленностью и наоборот.

9) Петр I превратил Московское царство в Российскую Империю. Евразийцы не отрицали и не могли отрицать положительных сторон государственности императорского периода, но считали при этом, что европеизация России была проведена необдуманно, без какого-либо чувства меры и целесообразности.

10) Евразийцы безусловно отрицали наивный взгляд на революцию, согласно которому ее ни с того ни с сего просто "сделали" люди, приехавшие в пломбированных вагонах. Нет, причины революции были глубоки, многообразны. Силы, приведшие к взрыву, зрели не одно столетие. Крах Империи был предрешен, и во многом подготовлялся поведением самого ее правящего слоя.

11) В развернувшейся после революции гражданской борьбе белые армии были обречены на неудачу. Как бы ни был высок героизм белых офицеров и солдат, победа над большевизмом могла быть достигнута только противопоставлением ему соразмерной по силе идеологии.

12) Они признавали как неоспоримый факт, что революция коренным образом изменила и Россию, и мир, и что возврат в прошлое, к России императорского (петербургского) периода невозможен, да и не нужен, ибо в нем коренились причины революции.

Отрицательные стороны евразийства


Писатель и публицист Максим Кантор в своей книге «Империя наизнанку» в качестве критики идеологии евразийства привёл аргумент о несуществовании исторической, культурной, религиозной или экономической целостности Евразии. Огромное различие в культурном, языковом, религиозном отношении между народами Европы и Азии делают практически невозможным какое-либо совместное единство. По мнению Максима Кантора евразийство не может считаться философией, так как оно основано на мистическом понимании действительности и содержит в себе абстрактные, неопределённые суждения. Особенно это касается определения экономической и социальной моделей данной идеологии и их воплощения после приобретения территориальных пространств евразийского континента.

Многие тезисы «классического» евразийства не могли объективно оценивать причины революции. Скорбь по Родине, утрата исторических связей, всё это отложило свой отпечаток на главных идеологах евразийства того времени. В тезисе о том, что Монгольское нашествие не было для России злом, кроется некоторая ошибка. Монголо-татары действительно не причиняли вреда духовной жизни населения. Ни одна церковь не была тронута или осквернена, однако, это скорее делалось для сохранения порядка на подвластных землях, т. к. размеры империи монголо-татар были несоразмерны и трудно-контролируемы. За время их нашествия у нас не было осуществлено ни одного крупного архитектурного проекта, по сути, развитие страны остановилось на 200 лет.

Евразийство отрицает панславизм и акцентируется только на преемственности восточных традиций. В этом кроется его недостаток. Полное отрицание западного влияния ошибочно, т. к. может привести к необдуманным последствиям. Современная Россия – это, прежде всего государство, построенное на родстве многонациональных народов. Она является «золотой серединой» влияния как восточной, так и западной культуры. Поэтому полное отрицание какой-либо из сторон может привести только к катастрофе. Правые евразийцы – это люди субъективные в своих взглядах, их миропонимание построено на ненависти к СССР.

Из всего вышеперечисленного становится понятно, что для современной идеологии евразийства необходима совершенно новая платформа мировоззрения, которая может соответствовать современной эпохи и её глобальным проблемам. Необходимо изменить структуру евразийства. Неоевразийство доказывает, что такое вполне возможно.

Классическое евразийство П. Савицкого


По праву можно сказать, что идейным лидером евразийства был русский географ Пётр Николаевич Савицкий. Он вдохновлял людей своими идеями, формировал кружки, активно издавал свои статьи. Если Трубецкой положил начало направлению, опубликовав свой знаменитый труд «Европа и человечество», то П. Савицкий продолжил его дело и окончательно сформировал идеологию в своей книге «Континент Евразия». После этого движение евразийцев окончательно определило в себе отдельную мировоззренческую позицию, которая не совпадала ни с одним существующим учением, со всеми спорила, но при этом синтезировало лучшее.

Сегодня, когда мы говорим об евразийстве, речь заходит о новаторской идеологии, новом геополитическом проекте. «Россию спасет парадокс, – утверждают евразийцы. – Монархия + социализм, православный большевизм, славянофильский футуризм, федеральная Империя, архаичный авангардизм». В этом принцип консервативной революции. Попробуем изложить основные замыслы произведения П. Савицкого в этой главе.

Первоначально речь заходит о начале начал – о православии. Автор подчёркивает, что оно не одно из многих равноценных христианских исповеданий. «Православие – высшее, единственное по своей полноте и непорочности исповедание христианства. Вне его всё – или язычество, или ересь, или раскол». Однако другие религии не отрицаются и не подавляются. Государство должно обеспечивать свободу исповедания, но при этом, даже будучи светским, осознавать роль религии в обществе.

После проведения европеизации России – русский дух был искорёжен. Но это не поменяло отношения европейцев к России. Они видят в России Азию, и это меняет многие взгляды людей. На самом деле Россия – это Евразия. Но Евразия не как материк, а как особая культурная цивилизация между китайской и европейской. Россию-Евразию нельзя и близко сопоставлять с Германией или Францией, можно проводить аналогии только с империей Карла Великого, Священной Римской империей.

Евразийство отрицает европоцентризм по той простой причине, что он несёт в себе универсальную доктрину, благодаря которой свободно называет одни народы цивилизованными, а других варварами. Когда как мы знаем, что если Московская Русь отставала в научно-техническом прогрессе, то в живописи, самобытной архитектуре, в иконографии она создала начальную индивидуальную культуру, которая по своей красоте не только не отставала, но создало свою золотую самобытную вершину в этой сфере деятельности народа.

Евразийцы не боятся противоречий, в них заключена вся жизнь. Можно сказать, что евразийцы живут в противопоставлениях. Они умеют совмещать традицию и революцию. Россия-Евразия как отдельный мир и симфоническая личность жила в СССР, живёт и сейчас. Весь вопрос в осознании себя участником и деятелем этого мира. В статье «Утверждение евразийцев» подчёркивается, тот факт, что евразийцы признают положительное влияние этатизма (державности) для государства, при этом нужно чувствовать его предел, не давать тотального разгула, поэтому нужно точно определить, что поддаётся национализации, а что стоит под запретом. Поэтому в экономике они сочетают государственный подход и частный.

Государство должно контролировать экономику, вручную управлять стратегическими отраслями, создавать свои производства. Частный сектор не уничтожается, чтобы иметь на будущее «мерило добротности», его функция сравнительная, по которой можно понять, насколько эффективно работают госпредприятия и насколько они конкурентно-способны. Поэтому и личность должна служить общему делу, в этом её смысл. Диалектический этатизм евразийцев – это обязательное доминирование планового начала. Вопреки этатизму большевиков, евразийский этатизм служит ради «влияния государства на рынок и через рынок».

Единство силы традиции и силы творчества велико. Если заниматься только охранительством – традиция погибнет. Когда как постоянное развитие, душевное и материальное творчество несёт за собой будущее для традиции. Работа кн. Трубецкого «Европа и Человечество» несёт в себе экспрессивную и важный принцип – равноценности и качественной несоизмеримости всех культур и народов земного шара. Романо-германский народ захотел подняться на высшую ступеньку иерархии, но на деле в этом нет иерархичности – все народы равны. У каждого народа свои культурные ценности, одни мы можем определить как «хорошие», другие как «плохие» – но в любом случае суждение будут строиться лишь на нашем субъективном мнении. Мы можем принять эталон ценностей, например в заповедях. И мерить народы по ним. Но при этом мы сами можем впасть в грех осуждения ближних, в себялюбие как мелкий национализм.

В русском языке есть слово, непохожее на свои иностранные аналоги по смысловой нагрузке, это слово «хозяин». Хозяин это и владелец дома, и сельский производственник. Если менеджер имеет функцию количественного контролирования процессов, то хозяин – это ещё и качественный, т. е. хозяйский подход к делу. Словосочетание «добрый хозяин» ориентировано на положительное влияние творчества и власти человека, верного применения принципов владения и распоряжения имуществом, благоприятным подходом в производственных отношениях. «Добрый хозяин» не сугубо экономическая или властная формулировка, она также может говорить о личных способностях человека. Предприниматель может владеть имуществом, т. е. быть хозяином чего-либо, но редко какой предприниматель действует «по-хозяйски», проявляя качества истинного хозяина. Можно выделить ряд убеждения такого рода хозяйствования:

•Основа хозяйства – люди, которые в нём действуют, а не прибыль.

•Цель – обеспечить материальные основы жизни людей.

•Главное богатство – подбор и формирование качественных кадров в хозяйствовании.

•Человеческое отношение к людям.

Эти тезисы предложены в максимальной реализации. Нельзя сказать, что они утопичны, примеров в истории множество. Важно, чтобы человек понимал необходимость стремления к ним, тогда и капитализм будет с человеческим лицом. При этом надо понимать, что такого рода «добрые хозяины» не могут вечно существовать в крупном бизнесе, поэтому его должно контролировать государство, где достаточно будет эффективных управленцев, поскольку многое скрывается за статистикой и цифрами бухгалтерии. При этом «добрым хозяйственникам» можно оставить все их «природные» сферы жизнедеятельности, в которых необходимо волевое и опытное решение профессионала. Это распространяется как на малый, так частично и на средний бизнес.

Геополитика евразийства неразрывно связана с историей. Чингисхан стал первым первопроходцем и объединителем Евразии. В этом его восточный акцент, но следует также понимать и то, что подобное отношение сформировано только для нахождения альтернативы западничеству. Чингисхан – не кумир евразийцев, это ошибочное суждение. На его примере строится принцип геополитического развития России-Евразии, которая во многом унаследовала богатые просторы Сибири, следуя за разрозненными монгольскими улусами в свой московский период. На первом месте, несомненно, остаются личности Владимира Святого, Дмитрия Донского, Пересвета и Сергия Радонежского, Александра Невского и Ивана III, которые своими делами и подвигами защитили Русь и дали нашему народу великое будущее.

Геополитика евразийства связана с жизненной необходимостью контролировать весь континент Евразия, так же как США контролируют всю Америку. Иначе будет нарушен баланс (после развала СССР это и произошло) и начнётся доминация одной цивилизации над всеми другими. Американский политолог и геополитик Збигнев Бжезинский сказал о том, что тот, кто будет контролировать Евразию – будет контролировать весь мир, ибо она центр Земли – срединная земля. Поэтому НАТО сегодня стремится максимально расширить свои владения, стремится подавить каждую страну и установить своё правительство. Если бы не было ядерных Китая и Индии – это бы и произошло, т. к. в 90-е мы сдали врагам всё, что можно за бесценок. Целые товарные поезда вывозили всё из государства – оборудование с заводов, редкие ресурсы, в том числе и атомные разработки, и сгружали это в Европу. Все секретные разработки оказались открытыми, иностранные специалисты находись в сердце нашего производства атома, на военных заводах. Рубль был обрушен, а золото вывезено. Останавливались производства в масштабах всей страны, повсюду орудовали мафиозные банды, которые устанавливали свои законы и брали под контроль весь бизнес. Страну, победившую фашизм просто уничтожили и предали, осталась раздробленное образование, в котором группировки работали на тех, кто платил деньги.

Напоследок процитируем слова Льва Гумилева, ученика П. Савицкого. «Знаю одно и скажу вам по секрету, что если Россия будет спасена, то только как евразийская держава и только через евразийство».

Идеи Петра Савицкого и современность


Пётр Николаевич Савицкий по праву считается евразийцем номер «1». Главный идеолог и вождь всего евразийского движения, он подхватил инициативу Трубецкого и продолжил вместе с ним работу. Савицкий не только занимался руководством, но также глубоко проработал геополитическую доктрину евразийства, экономическую составляющую и новые географические исследования. Справедливо будет назвать Савицкого первым отечественным геополитиком, основоположником русской геополитической школы. Многие его идеи опередили историю; всё, что считалось реакционным в евразийстве, оказалось на пике современности. Именно он в последствии начнёт переписку со Львом Гумилевым. Впоследствии известный историк применит евразийскую концепцию экономической географии и представления о взаимодействии лесных и степных народов России в своих книгах.

Итак, началом евразийской теории Савицкий объявляет православное мировоззрение. При этом он мыслит православие только в парадигме русской философии. Нельзя приравнивать православие как одно из многих равноценных христианских исповеданий. Подобная точка зрения будет возможна только на внеконфессиональной позиции. Православие высшее, единственное во всей полноте и непорочности исповедание христианства. Вне его все – или язычество, или ересь, или раскол. Отсюда строится и субъект такого взгляда – симфоническая личность. Здесь надо сразу оговориться, что под симфонической личностью в евразийстве могут пониматься крупные общественные институты, в том числе и государство. И это будет отдельной темой для разговора. Здесь же мы попробуем рассмотреть такую личность буквально, как конкретного человека, в котором воплощено понятие симфонии.

Симфоническая личность ничего не имеет общего с либеральным индивидуумом. Она апеллирует к коллективным началам, что только и могут составить подлинную симфонию. Она включает в себя определённый набор ценностей, в которые входят служба Отечеству, принадлежность к своему народу, чистое и непорочное исповедание. Именно такой образ, образ ангела, должен носить в себе человек. Даже внешнее поведение симфонической личности и либерального индивидуума будет отлично. Первый всегда хранит спокойствие и одухотворенность, он знает, что впереди него вечность, не надо куда-то бежать в поисках материальной выгоды. Не стоит особенно, как это делает либеральный индивидуум, переживать за собственные «отличия» от других.

Парадокс, но полноценная симфоническая личность в современном обществе будет максимально выделяться на фоне серого и будничного, секулярного и бесцеремонного. Нет, у такого человека не будут ярко накрашены волосы. Он не будет идти куда-то вперёд в наушниках, уткнувшись в асфальт. Такая личность никогда не станет материться ни прилюдно, ни в узком окружении. Для неё все современные технологии и городские удобства останутся всего лишь современными технологиями и удобствами, не более и не менее. И если что-то из «современного» столкнётся с Принципом такой личности, то Принцип всегда одержит победу.

При всём при этом этот человек всегда будет обладать глубокими академическими знаниями в своей области, ведь симфония предполагает согласование со всем в миру и вне мира. В отличии от индивидуума, такой человек никогда не сможет согласиться и примириться с людским эгоизмом, с ложью эпохи. Он добр по своей природе и всегда любит ближнего, даже если тот настроен враждебно. Но не следует здесь путать доброту и участие в человеческих проблемах с этаким весельчаком и «душой компании».

Одинокая симфоническая личность в обществе индивидуумов скорее всего будет закрыта, не будет стремиться к улыбчивой общительности со всеми подряд. В этом тоже видится этакий вид лжи – человек интересуется делами соседа не потому, что ему это действительно интересно, а лишь из вежливого поддержания контактов. Подобное лицемерие личности будет противно, скорее уж не поддерживать разговор вовсе, чем подыскиваться под человека.

И безусловно, в тяжёлые годы для страны и народа, такая личность в отличии от индивидуума не будет судорожно искать пути спасения своей шкуры, а скорее положит голову за свою Отчизну, чем попробует примириться с врагом. В ней всегда будет обостряться чувство справедливости, поэтому жизнь таких людей проходит либо в нескончаемой борьбе, либо в смиренной молитве вдалеке от человеческого муравейника.

В этом и есть смысл всех крайностей, которые в душе симфонической личности постоянно сочетаются. Мыслить такую личность вне собственного народа, государства, церкви невозможно. Либеральный индивидуум последовательно отвергает всё из этого ради достижения своей иллюзорной свободы. Такова картина первого понятия евразийства в современных реалиях.

Подведём итог, впервые изложенный в статье «Научные задачи евразийцев»: «Основному понятию старого миросозерцания, понятию отъединенного и замкнутого в себе социального атома, мы противопоставляем понятие личности как живого и органического единства и многообразия; понятию механической связи и внешней отвлеченной системы – понятие органического единства, или – вернее и точнее – единства личного. Личность – такое явления множества (ее состояний, проявлений и т. д.), что ее единство и множество отдельно друг от друга и вне друг друга не существуют.

В самом деле, нет личного сознания и личности вне ее мышления, желания и других ее состояний, и нет личного состояния, которое не было бы проявлением самой личности и не связывалось со всеми прочими ее состояниями. Личность – единство множества и множество единства. Она всеединство, внутри которого нет места высшим механическим и причинным связям, понятие которых уместно и удобно лишь в применении к познанию материального бытия».

Евразийцы объясняют окружающую их действительность и в то же время ставят своей задачей сделать ее иной. Проблема русской революции есть тот основной стержень, около которого движется их мысль и их воля, как мысль и воля людей русского мира и носителей русского призвания во вселенной. Для Савицкого смысл русской революции заключается в закономерном разложении империи, избравшей своё развитие по западному образцу. Гибель старой России была предрешена ещё до появления на свет Ленина.

Произошедший разрыв между народом и правящим слое мог быть преодолен только революционными преобразованиями. Временное правительство оказалось неспособно решить эту проблему, поэтому инициативу подхватили большевики. Отсюда появляется необходимость сделать правильные выводы для практического применения. Отказываясь от марксистской философии, следует взять на вооружение опыт социализма, при котором власть и народ находятся в гармоничных отношениях. Революция необходимое условие для слома капиталистического слома.

Но любая революция должна руководствоваться традицией, иначе она оборачивается против своей же цивилизации. Поэтому при определённых условиях социалистическая революция может стать консервативной. Как писал Пётр Николаевич: «Диалектика – любимое слово евразийцев. Она является для них символом и путем движения. Евразийцы не боятся противоречий. Они знают, что из них соткана жизнь. Евразийцы живут в противопоставлениях. В своей системе они совмещают традицию и революцию. И они совершенно уверены, что в дальнейшем развитии событий не они, но история совместит эти начала».

Современный декларируемый консерватизм власти ничего не имеет общего с реальным классическим консерватизмом. Это маска политтехнологов, за которой скрывается всё тот же либерализм. Реальный консерватизм несомненно бы вступил в непреодолимые противоречия с декларируемой историей. Поэтому миссией современных евразицев-историков должно стать последовательное развенчание мифов и лжесвидетельств. Многое из евразийства в СССР было под запретом, но сегодня задача евразийства перед лицом либеральной историографии не только оправдать советскую эпоху, но и показать её явное преимущество и истинное лицо, разрушить антисоветизм в основании. Этого требует чувство справедливости и русской правды. Но прежде это необходимо для спасения России, потому что на наших глазах складывается точно такая же картина западничества, которая и привела к революции.

Вся современная элита ориентирована на Европу и Америку, хранит там свои деньги, держит имущество, давно перевезла своих родственников и детей. Такая элита не может быть национальна. При её правлении новая катастрофа будет закономерна. Первые признаки мы можем увидеть в глубоком социальном неравенстве на фоне новых приростов олигархических капиталов, уровне бедности и нищеты, стагнирующей или медленно развивающей экономики.

В конце концов это проявляется безразличием к судьбе русских и других евразийских народов, постоянно гибнущих в межнациональных, религиозных и территориальных конфликтах в осколках бывшей империи, неспособностью предложить достойное альтернативное геополитическое развитие государства, нежеланием вновь собирать «русские земли», либо делать это вынужденно (как произошло с Крымом). И всё это за фасадом информационного благополучия, показушной стабильности и мифа о постоянном росте ведь «времени на раскачку нет» уже не одно десятилетие.

Преодолеть эти противоречия могут только новые экономически модели, которые позитивно восприняли советский опыт хозяйствования и сделали «работу над ошибками» и синтез современной архитектурой мира с древними русскими традициями: собственно, всё то, что сделало русских русскими, а Россию империей. Сбережение русско-евразийского народа здесь выходит на первый план. Необходимо использовать только те методы, которые ведут к благополучию всей нации, укреплению и расширению государства, процветанию культуры. Именно поэтому нужен комплекс идей и идеологий. Одним рецептом нельзя решить все проблемы.

Наша современная либеральная рыночная экономика неспособна коллективно обогатить народ и возвести государственное начало на своё почётное место в ущерб определённому кругу заинтересованных лиц, а значит она изначально недееспособна и должна быть уничтожена.

Савицкий подчёркивает это: «Евразийцы являются горячими сторонниками планового начала. Диалектическому этатизму евразийцев отвечает диалектическое понимание плана как действия на рынок и через рынок экономически вооруженного государства. Плановое хозяйство есть огромный рычаг социальной политики. Оно направлено на обеспечение интересов труда. Возобладание планового хозяйства означало бы возведение Социальной жизни на новую, высшую ступень. Эту возможность евразийцы толкуют религиозно. Они видят в ней раскрытие природа человека как образа и подобия Божия, выражающееся во внесении космического лада в хаос отдельных, на этот раз экономических, фактов».

Как отмечает Виталий Пащенко, в программном документе евразийцев, принятом первым съездом евразийских организаций, эта формула изложена в развернутом виде: "Плановое хозяйство и предоставляемая личности свобода выбора хозяйственных форм – вот два, по внешности противоречивых, а по существу вполне согласуемых, принципа, на которых евразийство строит свою систему". Снять это противоречие, по мнению евразийцев, можно одним способом, построением государственно-частной системы хозяйствования. "Эта система должна найти синтез между двумя крайностями и на этом синтезе построить законодательство с приобретением права собственности на обработанную материю".

Главная задача государства в хозяйствовании должны заключаться в предотвращении монополизации различных отраслей промышленности, чрезмерного скопления капитала в руках частных собственников, в предотвращения тем самым экономического разрушения экономического тела России-Евразии, продажи его оптом и в розницу иностранному капиталу.

Продажа «оптом и розницу иностранному капиталу» тема наиболее актуальная сегодня. Сегодня мы видим, что ресурсы России используют иностранные компании. Всё, что они строят у нас, идёт конечным продуктом не государству и не своим частным лицам внутри России, а за границу. Наиболее варварское отношение можно наблюдать к сибирскому лесу. При намеренной игнорировании проблемы властями (часть суммы всегда поделена между узкими лицами) наши китайские «партнеры» в гигантских масштабах вырубают и вывозят к себе сибирский лес, и потом нам же продают втридорога в виде готовой мебели, экспортируют в США и Европу. В то же время своей Беларуси газ и нефть мы экспортируем по завышенной цене, желая манипулировать её экономикой, что, конечно, не облегчает интеграцию в Союзное государство. Соотнося размеры капитализации иностранных компаний, хозяйствующих у нас с величиной отечественного производства, не столь грубым покажется вывод о статусе экономической колонии.

Ведущим в хозяйственной жизни общества является государство – одна из высших симфонических личностей [после церкви]. Именно оно, в евразийском понимании, должно ставить "соответствующие рамки частной инициативе", противодействовать "выхолощенным экономическим принципам свободного предпринимательства", которые есть "безмерность приобретательского интереса", цинично-прагматическое отношение ко всему как товару – предмету "общественно-возмездных" отношений (продажи, купли, ростовщичества), отрицание ценностей абсолютных, которые несовместимы с какой бы то ни было продажей.

Поэтому и проблема собственности решается евразийцами в том же ключе. Ее основная форма – собственность соборной личности – государства, сочетающаяся с индивидуальной, но последняя занимает подчиненное положение. Денационализация промышленности привела бы к ее денационализации в буквальном смысле, т. е. к переходу предприятий в руки иностранного капитала. И с 90-х годов этот переход осуществился и был закреплён в ходе повальной приватизации. Новая национализация необходима для развития России и мобилизации средств для экономического рывка. После прихода к власти силовиков казалось, что именно такой позитивный ход будет совершен. Но они остановились (или правильней сказать их остановили) на полпути, так и не довершив начатое до своего логического конца.

При сохранении такого порядка вещей нетрудно предсказать новый захват России американскими или китайскими силами. Но если первые как англосаксонский продукт всегда были настроены враждебно к нам из геополитических соображений, то у вторых рано или поздно демографические проблемы и скрытый национализм вынуждено подтолкнут из холодной фазы экспансии к горячей.

Савицкий обрисовал контуры геополитических задач. Но сегодня мы имеем дело не с большой державой в лице Советского Союза, а с его частью. Следовательно, России следует по отношении к Западу применить старую тактику «лучшая защита – это нападение». Конечно, имеется в виду не объявление войны, что могло стать губительным в один миг для всех. Наша задача остановить экспансию НАТО и вернуть попавшие под его влияния государства. В начале из состава Союза, а потом и из состава границ нашей цивилизации, контуры которой можно проследить вплоть до Балканского полуострова. В Азии же необходимо вернуть утраченное влияние на наши бывшие советские республики и обезопасить их от нашествия «оранжевых революций». Возможно даже стоит пойти на неслыханный шаг по созданию в Татарстане нового культурно-исторического центра, замирению всех православных с мусульманами не в ущерб миссионерским целям собственной церкви.

Делая экскурс в прошлое, Савицкий в сжатой форме выразил решение проблемы татаро-монгольского ига. По его мнению, в Киевской Руси после кратковременного (по историческим меркам) расцвета в Х-ХI вв. появилась некая неустойчивость и "склонность к деградации, которая ни к чему иному, как чужеземному игу привести не могла". Вопрос стоял только в том, кто будет этот чужеземец? "Велико счастье Руси, утверждает Савицкий, – что в момент, когда в силу внутреннего разложения она должна была пасть, она досталась татарам и никому другому. Татары – "нейтральная" культурная среда, принимавшая всяческих богов и терпевшая "любые культуры, пала на Русь как наказание Божие, но не замутила чистоты национального творчества. Если бы Русь досталась туркам, заразившимся "иранским фанатизмом и экзальтацией", ее испытание было бы многажды труднее и горше. Если бы ее взял Запад, он вытянул бы из нее душу… Татары не изменили духовного существа России; но в отличительном для них в эту эпоху качестве создателей государства, милитарно-организующейся силы они, несомненно, повлияли на Русь".

Евразийский взгляд Н. С. Трубецкого


«Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы!,

С раскосыми и жадными очами!»

А. Блок.


Одним из ведущих основоположников евразийства являлся выдающийся лингвист, русский князь Николай Трубецкой, сын известного философа Сергея Трубецкого. Осознавая трагизм и эпохальность большевистской революции, он задал первый импульс развитию новой идеологии, евразийству, которая по-новому осмыслила исторический путь России, предложив уникальную самобытную версию цивилизационного развития нашего государства и глубинную православную философию русской идеи.

В Софии в 1920 году Трубецкой издаёт свой первый фундаментальный труд «Европа и человечество». В работе он впервые показывает, что Европа со своей романо-германской культурой долгое время насильно навязывала всему остальному миру свои правила поведения и нравы, свою деградировавшую философию эпохи Просвещения, тем самым эксплуатируя и извращая неевропейские народы.

Ведомые эгоцентризмом, считая себя «двигателем мировой истории», европейцы породили космополитизм и шовинизм. Первый отрицал всякую привязанность к традиционным ценностям, к Родине, к своей земле и народу. Второй начал агрессивно навязывать собственную культуру остальным народам через бесконечные войны и колонизацию. Во всем времена европейцы считали себя «цивилизованными», а все остальные народы с другими представлениями о жизни нарекали «варварами». Занимаясь экспансией «варваров», европейцы навязывали другим народов свои традиции и пороки, слепую веру в линейный прогресс и зарождающийся материализм. Евразийство не левое и не правое, выходя из европейской логики мышления, следует утвердить следующее положение: «Европейская культура не есть культура человечества. Это есть продукт определённой этнической группы».

Этот тезис должен был образумить всю не романо-германскую интеллигенцию. Она долгие годы впитывала европейскую философию и культуру, которая к тому времени изменила истинному христианству. В результате подобной европеизации России Петр I не только построил державную империю, заимствовал научно-технические изобретения, но и привязал все последующие поколения дворянства к европейской культуре, тем самым заложив предпосылки зарождения Великой Октябрьской революции. Наши чиновники и дворяне перестали понимать собственный народ, откололись от него в своих пышных балах на французский манер, в своём презрении к крестьянству, не знанию народной традиции. Они приняли в себя романо-германский тип и тем самым перечеркнули напрочь всю славную историю и культуру допетровской Руси.

Большевики же, заимствовав ту же европейскую культуру в виде воинствующего материализма и нигилизма в марксизме, поднимая пролетариат на восстание против буржуазии, сами того не осознавая подняли бунт против засилья либерального западничества, утверждая самобытные корни цветущего национального многообразия империи. Русский народ – народ не европейский, но и не азиатский, имея славянские корни на него активно воздействовала восточная туранская культура. Поэтому благодаря своему географическому положению, восприятию монгольского наследия, взаимодействию с народами Азии, мы сумели создать уникальную евразийскую цивилизацию. Это первый ключевой пункт евразийского учения.

Николай Трубецкой демонстрирует нам, что культура романогерманцев отнюдь не совершеннее всех прочих культур, а все притязания на универсальность европейского пути развития беспочвенны. Каждый народ идёт по своему уникальному пути.

Без антропологического смешения с европейцами чужой им народ не сможет в полной мере усвоить их культуру. Усваивается лишь «суррогат» и «статика» культуры, но не ее "динамика", т. е. народ, усвоив современное состояние европейской культуры, оказывается неспособным к дальнейшему развитию ее и каждое новое изменение элементов этой культуры должен вновь заимствовать у романогерманцев. Поэтому Трубецкой делает вывод, что при таких условиях этому народу приходится совершенно отказаться от самостоятельного культурного творчества, жить отраженным светом Европы, обратиться в обезьяну, непрерывно подражающую романогерманцам; что вследствие этого данный народ всегда будет "отставать" от романогерманцев, т.е. усваивать и воспроизводить различные этапы их культурного развития всегда с известным запозданием и окажется, по отношению к природным европейцам, в невыгодном, подчиненном положении, в материальной и духовной зависимости от них; что, таким образом, европеизация является безусловным злом для всякого не-романогерманского народа; что с этим злом можно, а следовательно, и надо бороться всеми силами.

Все это надо сознать не внешним образом, а внутренне; не только сознать, но прочувствовать, пережить, выстрадать. Надо, чтобы истина предстала во всей своей наготе, без всяких прикрас, без остатков того великого обмана, от которого ее предстоит очистить. Надо, чтобы ясной и очевидной сделалась невозможность каких бы то ни было компромиссов: борьба, так борьба.

Пафос отвержения романогерманской культуры и вытекающей из неё буржуазной модели государства в евразийстве сравним с критикой капитализма большевиками. Однако евразийцы строго придерживаются православного державного строительства, утверждая на вершине ценностей духовный приоритет идеологии, а не материалистический.

В следующих своих работах Н. С. Трубецкой пишет, что демократический строй современности должен смениться строем идеократическим. Либеральная демократия, не имея своих собственных убеждений, подвержена безответственному влиянию частного капитала и прессы.

В противоположность этой бессодержательности, отбирающийся правящий класс (пусть и демократическим методом), должен быть носителем «идеи-правительницы», т. е. иметь не только чёткую стратегию действий и план, но и главную идею, ради которой живёт и строится новое государство. Общество, заболевшее индивидуализмом и эгоизмом, непременно будет дробиться на группы, обосновывающие необходимость борьбы за тот или иной класс, расу или народ. Подобные группы не смогут стать полноценной качественной идеей. Люди, защищающие отдельные элементы целого, защищают анахронизмы.

Может ли стать в таком случае идеей-правительницей благо человечеству? Нет, потому что человечество неоднородно. Абстрактное человечество не имеет индивидуального бытия, единой исторической судьбы, свойств живой личности. Поэтому служить абстрактному человечеству невозможно. Зато можно служить «конкретному человечеству», т. е. совокупности народов, населяющих хозяйственно самодовлеющее (автаркическое) месторазвитие и связанных друг с другом не расой, а общностью исторической судьбы, совместной работой над созданием одной и той же культуры или одного и того же государства. Таким образом, идеократическое государство служить особому автаркическому миру, т. е. цивилизации. А в рамках нашей русско-евразийской православной цивилизации наивысшим идеалом является служение Богу.

В своей статье «Общеевразийский национализм» князь предсказывает распад Советского Союза на том основании, что тот субстрат, из которого большевики объединили части бывшей Российской империи, строится на классовой ненависти и идеи диктатуры пролетариата. Недостаток подобной системы проявляется в её временности. Борьба пролетариата со своим врагом не может быть вечной, поэтому необходимо постоянно поддерживать чувство опасности, что всегда может вылиться в кризис. Диктатура пролетариата эффективна в борьбе сепаратизмом, но не с ростом национализма, который относится марксистами к буржуазным идеологиям. Пролетарий на практике, оказавшийся во власти социалистического государства, продолжает при этом являться носителем глубинных националистических интересов своего народа.

Национальный объединяющий субстрат в марксизме подменён классовым, но он не решает основной проблемы. Поэтому Трубецкой предлагает вариант общеевразийского национализма, который по своему характеру близок советскому интернационализму. Наряду с диктатурой пролетариата национальным субстратом может стать многонародная нация, т. е. полиэтнос, в котором каждый отдельный народ осознает себя частью одного большого национального образования.

Национальная гордость каждого гражданина должна находить удовлетворении как в сознании принадлежности к своему народу, т. е. национальности, так и в сознании принадлежности к евразийской нации: «Нужно, чтобы братство народов Евразии стало фактом сознания и притом, существенным фактом. Нужно, чтобы каждый из народов Евразии, сознавая самого себя, сознавал себя именно, прежде всего, как члена этого братства, занимающего в этом братстве определенное место. И нужно, чтобы это сознание своей принадлежности именно к евразийскому братству народов стало для каждого из этих народов сильнее и ярче, чем сознание его принадлежности к какой бы то ни было группе народов».

Исторические судьбы евразийских народов переплелись к один большой клубок на основе симпатий и антипатий. Комплементарные связи и образовали ту дружбу народов степей и леса, о которых говорит философ. Межнациональная дружба ключевой момент интернационализма, он привязан к конкретной местности России-Евразии, что даёт существенный положительный сдвиг в сторону единства и державности государства.

Полемизируя с крайними русскими националистами, Трубецкой обвиняет их в великорусском сепаратизме, при котором начнётся отделение всех «окраин». Они не ценят Большую Россию и, следовательно, им не место в евразийском дискурсе.

Другой стороной проработки евразийской концепции стал взгляд на русскую историю с Востока. Если всмотреться в территорию Советского Союза, то можно распознать, что большинство земель досталось ему через Российскую Империю от монгольской монархии Чингисхана. После падения орды России оставалось только восстановить утраченные территории с новым центром в Москве. Не стоит ставить знак равенства между строем Монгольской империи и Московским царством, но и игнорировать существенное влияние первого было бы необдуманным шагом.

Российское евразийское пространство сформировалось не от севера к югу как это было при Киевской Руси, но горизонтально – от запада к востоку. Причиной является то факт, что с севера берут своё начало крупнейшие реки, расположенные сетью по всей протяженности материка. Степные кочевники контролировали эти торговые северные пути и собирали под своей силой все остальные народы.

Чингисхан один из немногих кто делил людей на 2 группы, людей с рабским сознанием перед господином и стремлением к наживе, и тех воинов, которые видели в служении власти божественное служение. Последние и были ядром той элиты, которая смогла построить огромную империю. Чингисхан учил уважать другие религии и оберегал их. Это сыграло существенную роль в сохранении православной веры перед натиском крестоносцев с Запада, которые стремились поработить русь под своими знамёнами.

С развенчания мифа о деспотии монголо-татарского ига в евразийстве развенчан также и «счастливый» императорский период. Для духовной жизни общества это был кризис. Отнюдь не большевики первыми начали гонения на церковь, они в этом лишь продолжили романовскую линию, где при Петре церковь стала служанкой государства, а при Екатерине началось закрытие порядка 80% монастырей, при том, что государственные заслуги этих монархов сложно переоценить. Всё это порочный круг европейской мысли, который необходимо раз и навсегда размежевать с нашей цивилизацией.

В 1930-х гг. вместе с остальными евразийцами Трубецкой выступил против национал-социализма Гитлера, увидев в нём своеобразный расовый биологический материализм несовместимый с православным мировоззрением. За свои критические антинацистские статьи он подвергся натиску гестапо, был арестован, а его рукописи впоследствии обыска утрачены. Эти потери было тяжело перенести, и вскоре после освобождения он скончался от инфаркта миокарда.

Основная заслуга Николая в том, что в поиске самобытной идеи для России он последовательно отвергает и комплекс идей прогрессистов о России как части европейской цивилизации ценой отказа от государственной мощи, от великодержавности, так и от идей реакционеров-консерваторов ценой полного порабощения народа и общества, отказа от просветительской деятельности. Средина же, состоящая из либералов, напрочь отвергалась как носительница европейского буржуазного сознания, живущая очередной утопией.

Не трудно проследить насколько прав был Трубецкой в своём отвержении романо-германской культуры. Советский Союз, отказавшись от постоянного заимствования культуры и науки Европы и мобилизируя собственные ресурсы, смог не только перегнать её с точки зрения научного развития, но и отразил исконные формы жизни нашего народа в кинофильмах и книгах. Сохраняя внешний материализм, новая форма жизни позволила вернуться к истокам русской философии. И наоборот, огульное западничество с 90-х гг. до сих является причиной того, что Россия вновь приспособилась и встала в своём развитии в хвосте европейской цивилизации.

И только идеократическое по-настоящему духовное идейное течение, берущее в своей основе православную традицию, сможет воплотить истинный архетип нашей природной государственности и цивилизации. Отказ от всех материалистических идеологий первоочередная задача современной философской русской мысли.

Наследие Трубецкого


Не случайно дворянская семья Трубецких дала России столько выдающихся творцов и философов. Их поколения оставили после себя не только богатое духовное наследие, но и пример служения Родине и строительства семьи. Как пишет А. В. Соболев: «В семье Трубецких так уж сложилось, что главными средствами «углубления» души, воспитания способности различения между «выше» и «ниже», а также радостной устремлённости ввысь явились музыка и духовно-нравственный пример родителей».

О принципах воспитания в семье философов Трубецких ярко также свидетельствует письмо их матери. «Ещё до рождения детей, – пишет она своим сестрам, – во время беременности, я молилась и особенно любила слова: «Даруй им души всеразумные к прославлению Имени Твоего». Дай Бог, чтобы до конца жизни сыновья мои продолжали искать свет и совершенствовались по возможности. Высшего счастья не на земле. Я мечтаю о том, чтобы со временем они стали миссионерами. Но миссионерами не в Японии и даже не в России, а своей собственной среде. Лишь бы гордость не примешалась к желанию распространения Истины. Если двигателем будет сознание обязанностей, возглавляемых на них тем сокровищем веры, которое дано им от Бога, тогда нет места гордости».

Евгений Трубецкой в 1918 году в своей книге «Смысл жизни» делает прорыв в русской философской религиозной мысли в момент культурного упадка, зажигает свечу в мраке сознания. Вскоре его племянник Николай в статье «Мы и другие» утверждает авангардную мысль о том, что евразийство является первой идеологией, которая не причисляет себя к радикально левым или радикально правым взглядам. Критикуя центристский либерализм кадетов, евразийцы безапелляционно отвергают авторитет европейской культуры.

Евразийство выставляет требование национальной культуры, поэтому многим кажется, что евразийство является течением реакционным. Опора на православие у многих ассоциируется с пресловутой формулой «самодержавие, православие, народность» и ещё сильнее укрепляет подобное убеждение. Этой иллюзией поддаются как левые, так и правые, которые ошибочно спешат называть евразийство «своим».

Трубецкой жестко критикует такое искусственное представление: «Весь «русский дух» русских реакционеров не идет дальше фальшивого поддельно-народного фразерства, высочайше утвержденного «дю-рюсс съ петушками», дурного русского лубка XIX века, из под которого так и сквозит мундир прусского образца и плац-парадная муштровка; все их «православие» не идет дальше торжественного архиерейского молебна в табельный день с провозглашением многолетия высочайшим особам. И православие, и народность для них не более чем эффективный аксессуар самодержавия». И далее: «Евразийство не может смириться с превращением православия в простой аксессуар самодержавия и с обращением «народности» в казенную декларацию».

Таким образом, евразийство отрекается и от ложного идеологического европейского «прогрессивизма», и от сугубого реакционизма, не ставя перед собой как фетиш определенную форму правления. Полемизируя с революционным народничеством, Трубецкой соглашается с тем, что если представит себе такую православную русскую республику, в которой каждый избираемый на срок президент смотрел бы на себя как на ответственного представителя народа перед Богом и как на защитника Православия, и если бы выборы президента и депутатов в этой республике не ставились в зависимость от игры на народных страстях и ненавистях, то евразийство ничего не имело бы против такой республики и, во всяком случае, предпочло бы ее «европейски просвещенной» монархии, насаждающей сверху европеизацию и держащей в кабале Церковь.

Понятно, что чудеса были, есть и будут. Но в политику нельзя вводить «чудо» как обязательный элемент социально-политических построений, необходимо учитывать только реальный возможности и из них исходить. Это было сказано философом к вопросу мечтаний белой эмиграции. Поэтому жаркие дискуссии конца 22-х годов по теме удержания большевиков у власти с точностью повторили многие разговоры 90-х, когда их уход уже был предрешён. Говорилось не только о падении Советского Союза, но и механизмах новой иностранной интервенции: «… мы знаем, какой это будет правительственный аппарат: с виду – настоящая русская власть, а фактически – проводник иностранной колониальной политики. Кому может улыбнуться работа в таком аппарате? Мелким честолюбцам, стремящимся к атрибутам власти, хотя бы фиктивно?» Действительно грустное пророчество, которому суждено было исполниться. «Но пусть у других откроются на них глаза, пусть знают все, что это – предатели».

Н. Трубецкой, занимаясь лингвистикой, наглядно показал в своих работах, что присоединение той же Украины Московским государством привело к созданию общерусской культуры, в ходе которой часть равная часть как московских, так и украинских князей были вынуждены отказаться от «местного диалекта» в пользу единого.

Однако в процессе европеизации Российской империи наблюдается насаждение украинской культурной модели. Это нетрудно объяснить тем, что она была ближе к Западу и вобрала в себя много от Запада, что и было выгодно Петру. Причём если проследить образование языка, то здесь заметное влияние оказали поляки, внеся множество романо-германских элементов в украинский художественный старославянский язык, что был изначально сформирован под влиянием православного церковного.

Рассматривая вариант падения большевистской власти, Трубецкой сделал такой же прогноз к украинской проблеме: «Эти же люди, конечно, постараются всячески стеснить или вовсе упразднить самую возможность свободного выбора между общерусской и самостоятельно-украинской культурой. Но и это останется недостаточно, придется ещё внушить всему населению Украины острую и пламенную ненависть ко всему русскому и постоянно поддерживать эту ненависть всеми средствами школы, печати, литературы, искусства, хотя бы ценой лжи, клеветы, отказа от собственного исторического прошлого. И попрания собственных национальных святынь. Ибо если украинцы не будут ненавидеть все русское, то всегда останется возможность оптирования в пользу общерусской культуры».

Так что, когда мы наблюдаем финансирование националистических группировок, никому ненужный церковный раскол и запрет русского языка – всё это есть элементы того самого предательства как в России, так и на Украине, о которых говорил Трубецкой. Не трудно сопоставить его слова с современными событиями и сделать соответствующие выводы.

Трубецкие оставили после себя богатое наследие евразийскому движению. Но если в 20-м веке речь шла об экспансии романо-германского типа, то в наши дни мы можем наблюдать перенесение этих же подходов на американскую почву. Католическая классическая культура европейцев в Европе сегодня мертва. На её трупе зиждутся американские оптимизаторы, буржуазная эволюция которых породила феномен массовой культуры общества потребления. Эта современная культура космополитична. Она направлена на извлечение прибыли. Киноиндустрия выгоднее всего продает «страх», пошлые шутки с красивой графикой. Она не может сравниться с культурой 19 века, элитарными произведения искусства Советского Союза, островками чистоты и благочестия традиционных жанров. Цель современной культуры – извлечение прибыли, а не преображение человека.

В экономике, двигателем которой является человек, а точнее уже не человек, а «эгоист разумный» согласно рыночным концепциям маржинализма и либертарианства, рост ВВП становится самоцелью. Система разжигает новые явления страстолюбия. Искренность и благородство стерты с лица Земли. Душа распята, но не на кресте, а не долларовой купюре.

Среди литераторов есть мнение, что нельзя заканчивать свои слова в нигилистическом спектре. Но иногда это стоит сделать, чтобы человек осознал всю опасность происходящего. Не может быть никакого возрождения России без свежего импульса, чистого глотка воздуха. Получить этот глоток можно только путём долгой и упорной работы. Следует раз и навсегда отказаться от новой волны европеизации государства, а в современном контексте американизации, которая предлагает пойти по пути разлагающегося трупа. Не может быть порядка там, где в церквях проводят службы священницы нетрадиционной ориентации, где процентный обман и материальное благополучие равносильно богоподобности.

Трубецкие оставили богатое наследие всему евразийскому движению. Дело их живёт и будет жить до той поры пока жива Россия. Наша задача – продолжить его. Многие назовут нас фанатиками, и в лучшем случае постараются поскорее забыть, как неудачную встречу. Но наперекор всем врагам, шпионским сетям, внутренним и внешним предателям дело евразийцев будет продвигаться к своей конечной цели несмотря ни на какие преграды. Наш путь – путь иной и никак не увяжется с вашими интересами, если они не совпадают с интересами России.

Концепция панславизм-евразийства


Как известно, в разные периоды времени в России, в зависимости от формы правления и исторического положения, были свои идеологии. При Российской империи государственной идеологией являлся панславизм, в советский период интернационализм, а после развала СССР второе дыхание получило евразийство. На настоящий момент в России, согласно конституции, признаётся идеологическое разнообразие.

Тем не менее, многие существующие идеологии постепенно устаревают, утрачивают основные понятия и ценности. Это обуславливается образованием Российской Федерации как новой молодой державы с огромным историческим путём. Несмотря на это, некоторые идеологии постепенно обновляются. Давайте рассмотрим совершенно новую концепцию двух различных и эффективных идеологий позапрошлого века с преобразованиями согласно современному положению дел.

Издавна панславизм выступает в роли объединения всех славянских народов в одну сверхдержаву – Славию. Это, прежде всего западные, восточные и южные славяне. Евразийство же выступает за сближения России с восточными государствами (изначально преемство культуры Монгольской империи) и благоприятное восприятие советского наследия. Обе эти идеологии имеют как свои плюсы, так и минусы, которые невозможно преодолеть в контексте современных реалий.

Но наилучшую современную идеологию реально получить только в результате объединения панславизма и евразийства в кардинально новую структуру.

Евразийство должно благоприятно воспринимать всё советское наследие. И неудивительно. Ведь за столько веков наш народ полностью сроднился с такими странами как Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Южная Осетия, Азербайджан и многими другими. Так исторически сложилось, что со всеми этими странами мы всегда жили в одной большой стране, и национальная линия единого народа постепенно стиралась. Так, например, сейчас в Казахстане проживает около 40% от всего населения русских.

Поэтому неудивительна скорбь многих людей о развале СССР, и зачастую ошибочно мнение, что эта скорбь по той эпохе, по правителям и активному развитию, в большинстве своём подобная скорбь выражается утратой тех братских связей с республиками, которая так монолитно прослеживалась ранее. Современное евразийство прежде всего должно выступать в роли сближения наших стран, и не обязательно стран, которые расположились за Уралом. В основе своём евразийство должно выступать именно в роли сближения со всеми республиками бывшего СССР. На данный момент подобное сближение возможно в двух формах: общего экономического блока (ЕаэС) и военного союза, прежде всего играющего роль защиты и обороны от активных вмешательств стран НАТО в дела суверенных государств.

К сожалению, как показывает время, СНГ не смогла полностью взять на себя подобного рода обязательства и остаётся лишь формальным союзом во многих сферах взаимоотношений. Евразийство должно взять на себя функцию локального интернационализма. Безусловно, интернационализм эпохи СССР имел свои огромные преимущества. Наций не существует, существуют лишь поступки людей, людей равных, но, тем не менее, со своими комплексами по национальной линии. Даже Российская империя при своих громадных территориях не смогла провести в жизнь политику единства народов. И всё же, внутреннее разделение на республики, на фоне предательства и пагубных реформ привело к распаду Советского Союза.

К сожалению, современные реалии доказывает невозможность глобального проведения интернационализма. На настоящий момент он невозможен. Общество ещё не достигло того уровня развития, когда подобная идеология сможет вступить в свои права. Поэтому евразийство должно взять на себя особую функцию, которая должна противостоять влиянию западных СМИ, противостоять не на уровне конфликта, а на уровне сознания людей. Культура, самобытность, менталитет здесь не играют никакой роли. Люди приспосабливаются к тем условиям, которые им диктуют. Задача новой концепции – стереть это воздействие, дать возможность человек самому осознавать происходящее. На фоне вспыхнувших нацистских движений на Украине, в Прибалтике, Польши – это более чем актуально.

Теперь поговорим о современном панславизме. Идеи неославистов в конце 19 века «О объединении всех славянских народов без единого верховенство другого» были утопичны. И если идеи панславизма ещё можно было осуществить в полной мере во времена Российской империи, то неославизм потерпел в те времена фиаско. В настоящее время многие люди снова считают необходимость славянского национального объединения. И в главной роли здесь выступает именно новый панславизм. Более того, создаются целые политические партии, которые ставят перед собой схожие цели.

В реальности всех славян объединить нельзя, но наладить отношения и, возможно, вернуть некоторые малые республики вполне выполнимая задача. По сути своей все славяне имеют общие корни с русским народом. Да и русских людей также относят к одной из групп славян. Белорусы и украинцы, к примеру, имеют одни из самых близких национальных связей с россиянами. Это один и тот же народ, только расколовшийся на несколько государств. В настоящее время различают южных, западных и восточных славян. Степень их заселения различно. Где-то они преобладают, где-то наоборот имеют меньшинство.


Отдельное место в концепции славянского объединения занимают страны бывшей Югославии. Именно православный народ будущей Югославии защищала Российская империя от посягательств Османской империи, что и привело в своё время к началу Крымской войны, именно Югославия избрала свой путь социалистического развития, и именно с ней у нас были тесные союзные отношения. Это неудивительно, т. к. этот те же православные славяне, как и мы – русские.

В современном мире идеи панславизма трудноосуществимы. Одна из главных причин, это представление России западными СМИ в образе врага, и благодаря этому, планомерное расширение НАТО. Именно поэтому многие западные славянские страны, таким образом, вошли в этот военный блок. Но, несмотря на это, новому панславизму не должны мешать подобного рода преграды. Ведь главная его цель заключается в налаживании именно союзнических отношений со всеми славянскими странами, а не присоединении их к себе. Подобный союз может существовать в двух формах, точно так же, как и евразийство. Идеальным вариантом здесь было бы осуществление некой конфедерации, но не стоит забывать, что именно конфедерации имеют множество своих слабых мест и быстрее всего разваливаются.

Таким образом, концепция панславизм-евразийство вполне реальная идеология, которая может стать основной идеологией в будущем. Это концепция опирается на сближение России с братскими ей народами, она приносит новый взгляды на мир, и его дальнейшее развитие. И самое главное, она подчёркивает и закрепляет основу культурно-исторического духовного наследия наших общих предков. Вариаций такой концепции множество, не только союзы, но и целые блоки, создание конфедераций и т. п. Главный смысл её может стать именно в общем межнациональном объединении и создания суперэтноса.

Русский мир широк. Сейчас нашими ближайшими союзниками считается Беларусь и Казахстан. С ними у нас создан Евразийский экономический союз (ЕаэС). Это хорошее достижение, но этого недостаточно. Необходимо развиваться дальше. Проводить верную идеологическую политику.

Внешняя политика


На настоящий момент позиции России во внешней мировой политики ослабли. Она нуждается в усовершенствованиях. Мы выделили те пункты, которые нуждаются в развитии.

Каждый народ нашей необъятной Родины имеет свою долгую и трудную историю. Ещё в Российской Империи каждый представитель своей национальности жил в мире и согласии со всеми. Исторически так сложилось, что все мы, россияне, имеем общие корни и, несмотря на какие-либо знаки отличия, все мы являемся одним народом. В современном мире почти не осталось какого-либо чистого по своему составу этнического поселения. Да, в мире на данный момент различается множество народов, но и у них в родословной встречаются люди разных национальностей. Казахов, например, считают переходной расой (между европеоидной и монголоидной), но нужно помнить, что вместе мы составляем индивидуальную мощнейшую цивилизацию – евразийский мир.

В настоящее время в мире проживает около 350 млн славян. Половина из них ненавидят русские корни только потому, что их ввели в заблуждение иностранные СМИ. Холодная война не закончилась после распада СССР, она продолжается в новой форме информационных и экономических войн. И Россия на данный момент не принимает никаких попыток противодействовать прозападному влиянию на умы людей. Одна из главных задач на сегодняшний день представляется в острой необходимости установить со всеми славянскими странами тесные дружественные отношения.

Мы не одобряем переход стран бывшей Югославии в военный блок НАТО, страна, которая одна из первых выдвинула позицию социализм для людей и избрала свой путь развития, не должна покоряться захватчикам. Ведь именно силами НАТО Югославия была уничтожена! Концепция панславизм-евразийства выступает против расширения этого блока вблизи территорий РФ. Расширение НАТО подрывает безопасность нашей страны. Новые военные базы не могут служить миру, они только ухудшают политическое положение стран. Тот факт, что США всеми силами пытается вмешиваться в дела СНГ, диктовать свои условия союзным нам государствам и внедряться во внутреннюю политику стран, представляет собой резонанс в мировой политике.

Россия должна являться гарантом стабильности и благополучия в странах бывшего Советского Союза. Она должна оказывать помощь СНГ и поддерживать все союзные соглашения.


•Панславизм должен выступать как идеология сближения всех братских народов России. Мы не только считаем, что южные, восточные и западные славяне должны образовать некую конфедерацию, но и исторически близкие народы России – казахи, узбеки, татары, армяне и т. п. (т. е. все народности входящие в СНГ)

•Мы считаем обязательным присутствие в идеологии элементов евразийства. Каждая республика бывшего СССР должна стать нашим самым близким союзником. В результате мы пришли к выводу о слиянии этих идеологий в концепцию панславизм-евразийство.

•Панславизм не должен быть идеологией с националистическими элементами верховенства всех славян. Подобные идеи должны пресекаться в корне.

Всё это будет возможно только, если правительство внесёт ряд изменений в Конституцию Российской Федерации. Это одна из главных целей, которые необходимо достичь в будущем.

Фактор народа


Любая идеология интересна тем, что не только имеет свой уникальный анализ истории, но и провозглашает новый императив поведения, она ясно даёт понять «как нужно жить», чтобы прийти к чему-то большему, чем личная выгода, она даёт общую идею, которая окрыляет человека и цельные народы на свершение великих дел.

Для нашей идеологии мы использовали 2 направления общественной мысли. Это панславизм и евразийство. Многим понятно, что евразийство охватывает ключевую роль как в идейном плане, так и в географическом на уровне этносов. Зачем добавлять тогда панславизм? Этот вопрос может возникнуть у многих. В этой статье мы постараемся разобраться, чему должен служить панславизм, а также, зачем что-то ещё надо выдумывать новое, если уже есть твёрдое обоснование интернационализма как идеологии дружбы всех народов.

Для начала давайте зададим вопрос, а что нужно, чтобы создать крепкое полиэтническое государство, которое не развалится ни при каких обстоятельствах? Полиэтническое государство – это система совместного проживания разных народностей на одной территории и скреплённые общей культурой, ценностями, нормами этики и военной защитой. Такими государствами была и Российская Империя и СССР. Они вмещали в себя сотни разных национальностей, которые вместе могли переносить любые трудности.

Для создания сильного государства, которому не страшны внешние враги (а такие всегда есть, были и будут) нужно единство народа. Именно народ играет главную роль в этом вопросе. Нам совершенно необходимо признать очевидный факт – за нами нынешними никто не пойдёт. Если татарин будет ссориться с русским, то ничего хорошего из этого не выйдет. Чувство единства, общности и взаимопонимания всегда есть приоритет при возникновении государства и его дальнейшего будущего. Когда самобытность переходит в национализм, а национализм в свои крайние проявления, то это вредит стране и её целостности.

Самый важный фактор, который может привести к единству – это патриотизм и дружба. Пока в государстве будут междоусобицы, то оно не проживёт долго, его захватят ближайшие враги, воспользовавшись ситуацией, и дискриминируют исконное население. Пока чеченец не возьмётся рука об руку с русским, то нельзя и говорить о каком-либо единстве. А этого можно достигнуть путём взаимной комплиментарности сторон, т. е. симпатии. Именно к этому приводит нас евразийство. Что же делать, если это не происходит? Необходимо искать изъяны не в глазу у соседа, а у самих себя. Сейчас для русских взаимовыручка отходит на второй план и в полной мере поддерживается только в небольших коллективах, которые испытывают постоянные опасности и трудности. Например, в войсковых частях, туристических походах, общественных движениях.

И здесь нам на выручку приходит панславизм, которые заставляет вспомнить свои корни. Русские сейчас разбросаны по всей Евразии, многие уже потеряли былые связи со своей настоящей Родиной, т. е. Россией. Панславизм говорит нам: «Русские, вспомните кто вы, объединитесь сначала между собой, составьте один сильный кулак, ваши предки, далёкие славяне и русины пронесли это знамя века, неужели вы предадите своих потомков?». Возрождение православия и славянского союза приоритет. Прежде, чем свершать великие дела, нам надо стать частью чего-то большего.

Этот народ хотели сделать изгоем с начала его появления. Сначала славянских юношей брали в рабство, но Древняя Русь пресекла беззаконие. Потом на нашей земле пытались владычествовать крестоносцы, чтобы покорить безумных «схизматиков», но православие защитило Русь, а мы отразили все натиски. Бонапарт и Гитлер надеялись в короткий срок покорить этих «диких варваров», но мы выстояли свою отчизну. Где они теперь, горят в аду? А всё это, потому что однажды поляне, древляне, чудь, меря и многие другие взяли и стали одной страной, перечёркивая все племенные различия. Поэтому славянское братство: было, будет и должно быть, потому что наша вера – православная, а мы все русские! Ведь русские – это не уже не нация, это состояние души человека, его стремление к идеалам, путь вперёд несмотря ни на какие преграды. Так русскими себя считали… Екатерина вторая (немка), В.Даль (датчанин), Августин де Бетанкур (испанец), М.Шагал (еврей), Барклай-де Толли (шотландец), Иосиф Сталин (грузин), А.Райкин (еврей), А. Пушкин и многие другие.

Теперь ответим на вопрос об интернационализме. Он играет главную роль в нашей концепции. Но зачем надо делать что-то новое? Давайте разберёмся в понятиях. Интернационализм провозглашает равенство всех народов, и стремиться к их солидарности. Прекрасно, но давайте подумаем, а как это можно воплотить в жизнь и что может последовать дальше? Вот здесь мы и наталкиваемся на краеугольный камень. Интернационализм не имеет в себе чётко разработанную позицию как жить и что делать.

Каждый может стремиться к нему по-своему. СССР, к примеру, помогал бедным африканским странам, а внутри себя поделилась на национальные республики. Но конечного продукта не вышло, а значит надо пересмотреть методы. Панславизм-евразийство имеет особый план. Помимо обоснования, наша идеология даёт советы по устройству внешней политики, при которой выиграет Евразийская Конфедерация. Цель ясна, необходимо формирование некоего Евразийского Союза, включающего все страны-союзники России. Таким образом, появится новый суперэтнос «евразиец», синоним слову «русский».

Мы уже рассмотрели выше, что должен включать в себя обновленный панславизм, давайте разберём некоторые немаловажные компоненты нашего евразийства. После развала Советского Союза многие восточные страны оформили у себя новую общую национальную идею, она называется пантюркизм – объединение тюркоязычных народов Востока, это преимущественно страны, ранее входящие в наше государство Российское. Мы уважаем право всех народов на самоопределение, пантюркизм, по сути, это аналог современного панславизма со своей доминантой. Была и вражда между ними, но давайте разберёмся.

Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Туркменистан – это государства, путь которых был неразрывно связан именно с Россией (а не с Турцией), так, к примеру, в Казахстане половина населения составляют славяне. Поэтому логично внести пантюркизм как компонент русского евразийства. Но допустим здесь одну важную оговорку, это не означает лояльность к панисламизму, который имеем религиозную ярко выраженную радикальную направленность. Мусульманство всегда было второй религией России. Сегодня развалить Россию руками исламских фанатиков, вскормленных не без поддержки США, пока не выходит: не захлестнула Северный Кавказ международная резня, не бунтуют против Москвы «мусульманские» регионы Поволжья.

На сегодняшний день почти 25 миллионов россиян являются мусульманами. Все эти люди всегда были и остаются нашими братьями в общем государстве. России жизненно необходимо не только всемирное укрепление отношений с исламскими странами, но и, прежде всего, межконфессиональное сотрудничество внутри России русского православия с русским мусульманством. Гумилев развивает и доводит до логического предела общеевразийскую идею о том, что этнически великороссы, русские представляют собой не просто ветвь восточных славян, но особый этнос, сложившийся на основе тюркско-славянского слияния. Отсюда косвенно вытекает обоснованность русского контроля над теми евразийскими землями, которые населены тюркскими этносами.

Великорусская цивилизация сложилась на основе тюркско-славянского этногенеза, который реализовался на географическом плане как исторический альянс Леса и Степи. Именно геополитическое сочетание Леса и Степи составляет историческую сущность России, предопределяя характер ее культуры, цивилизации, идеологии, политической судьбы.

О равенстве народов


Необходимо опровергнуть предвзятость в вопросе «неполноценности» разных народов. Школьник, изучая историю, видит, что 20 веков назад в Европе происходили основные исторические события, а где-то на востоке ещё не было тех достижений науки. Такое же мнение сейчас об африканских странах, которым присваивают «статус отсталости». Это ошибочное суждение, которое говорит о том, что люди не знакомы с этнологией.

Каждый этнос имеет свой возраст. Люди начинают развиваться только с момента рождения, а не до появления на свет, точно также и с народами. Возьмём конкретный пример. Не случайно Европу называют «старым светом»: французы, немцы, англичане имеют свой исторический возраст. За рождением народов можно проследить, анализируя историю, так Эллада появилась в 7 веке до н. э., с этого момента греки и изучают свою историю. А вот монголы как самостоятельный этнос появились спустя 14 веков. Поэтому накопление знаний у греков и монголов происходило по-разному. За 14 веков понятно, что греки намного преуспели и поэтому в техническом плане были совершеннее. Это не означает, что греки и монголы имели разные уровни интеллектуального развития.

Если принять принцип счёта по возрасту и сравнить первоклассника и профессора, когда им было по 7 лет, то такая характеристика будет иметь научную перспективу. Но если сопоставить профессора, студента и школьника по какому-либо признаку: по физической силе, эрудиции и т. п. – результаты будут бессмысленны. Так же и с этносами, глупо сравнивать немца, эфиопа и монгола по современному положению вещей. Однако, если русские – это молодой суперэтнос, то нельзя о том же сказать про истреблённых индейцев. Они, наоборот, старый этнос, который в замкнутой системе исчерпал свою энергию, однажды, достигнув пика, и опустившись до уровня гомеостаза, т. е. единения с природой.

Старение этноса естественный процесс, это ждёт и Европу с тем различием, что научный прогресс останется на том же уровне, потому что Франция, Испания и другие страны вовлечены в процессы глобализации, который тянет их за собой. Исходя из этого, мы можем утверждать о том, что любая страна может достигнуть пика своей культуры, и наоборот. Почему англичане сравнительно легко колонизировали Америку, если возраст индейцев превосходил их? Проведём параллели, разве может 2–3 старичка защититься от подростка, если тот нападёт на них? Вывод должен быть понятен каждому. И всё же не только «старость» этноса сыграла здесь ключевую роль. Ответ прост, сами индейцы не имели должной организации, потому что даже на момент колонизации постоянно воевали между собой.

В Азии раньше жили хунны и тюрки, которые славились своей непобедимостью. Надо отдать должное их уму и такту, они относились к окрестным народам как к равным, пусть даже и непохожих на них. И благодаря этому они устояли в многовековой борьбе, утвердив, как принцип не истребление соседей, а удержание своей территории и культурно-исторической традиции отечества.

О едином экономическом развитии


Теперь поговорим о реформировании внутренней структуры ЕаэС. Из исследований в начале главы мы приходим к выводу, что все азиатские страны, которые входили в СССР, это, прежде всего, молодые этносы, которые начали свой путь по накоплению знаний.

В единой стране каждая республика делилась своими природными богатствами, каждая развивалась равномерно. Распад СССР привёл разрушению бывших мирохозяйственных связей, экономика не могла работать ни в одной республике, потому что была адаптирована для взаимодействия со всеми своими «братьями-соседями». Чтобы смягчить последствия кризиса, было создано СНГ – Содружество Независимых Государств. Однако СНГ показал вялую эффективность, не смог предложить никаких альтернативных путей развития. Новая организация ЕаэС – Евразийский Экономический Союз представляет собой реформированное СНГ, но по узкоспециализированным вопросам. В данном случае это развитие общих экономических отношений.

К сожалению, в ЕАЭС вступили далеко не все республики. Некоторые независимые государства ещё ранее создали ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова). Это связано с тем, что США за это десятилетие успело с выгодой для себя устроить «майданы», «оранжевые революции», «демократические выборы» во многих молодых государствах, которые привели к власти проамериканских лидеров с пеной у рта, кричащих о «агрессии русских» и распространяющих с подачки Белого дома свою русофобию во все слои населения.

Что следует предпринять России против такого наглого вмешательства в суверенитет других государств? Следует проводить непоколебимую позицию в возрождении русской культуры, в активной агитации на оккупированных землях стран Европы и Азии, которые лишились своей независимой политики, подвергнувшись, размещение военных баз НАТО на своей территории. Конечно, страна сама приглашала НАТО, но ныне народ прозревает и больше не желает терпеть иностранные войска на своей исконной территории.

Кроме того, следует реформировать структура ЕаэС. Организация показала свою жизнеспособность, теперь следует укрепить её позиции. Приоритетом в этом является привлечение новых стран Евразиив ЕаэС, которые займут своё место в новом экономическом блоке. Далее следует укрепить взаимоотношения стран-участниц ЕаэС. Это может заключаться в установлении одной единственной валюты блока, создание выборных парламентских органов организации, которые займутся единой внутренней экономической политикой. Далее следует перейти к этапу консолидации некоторых законодательных актов и появление конфедеративного аппарата управления. Именно такая последовательность даст наилучшие плоды.

Православие, взаимовыручка, братство


Мы предлагаем свою концепцию 3-х китов идей панславизм-евразийства.


Православие – высшее, единственное по своей полноте и непорочности исповедание христианства. Идеал Православия, практически, особенно в европеизованный императорский период русской истории заключается не в «религиозном интернационале», а в симфоническом и органическом единстве многих исповеданий. Такое соборное единство не отрицает романской или германской индивидуальности. Напротив, оно требует от этих индивидуальностей полного и свободного самораскрытия в Христианской вере и так именно понимает «возвращение» их в лоно Православия.

Дух Православия отвергает всякое «заставь войти» и требует свободы, но для того, чтобы устремиться к саморазвитию. Взаимоотношения Церкви и социализма всегда были остры. Наша с вами задача найти компромисс между этими течениями.

Коммунизм предполагал «классовую борьбу». Однако этот подход основан на ненависти и не может быть качественно выражен. Причины и следствия Революции нам ещё предстоит рассмотреть, но сейчас важно не допустить именно гражданской войны, потому что это будет последним фактором, который развалит страну.

Православная идея для своего осуществления требует не ненависти, а любви, что отрицает убийства, насилие, грабежи и обманы. Можно это осуществить или нельзя покажет история, но наше дело заключается в стремлении к этому. Стоит отметить, что мы рассматриваем православие не только как религию, сколько как важный элемент культуры нашей государственности, точно так же, как и мусульманство. Поэтому Евразия понимается нами не в порядке отрицания другого, а в порядке симфонического единства и взаимовосполнения.

Культурное единство высказывается как единство этнологическое. Монголы сформулировали историческую задачу Евразии, положив начало её политическому единству и основам её политического строя. На это и было ориентировано Московское государство, собирая русские земли и становясь общерусским, Москва явилась новой объединительницей евразийского мира. Но самое существо русско-евразийской идеи осталось неосознанным и даже искаженным. Правящий слой настолько европеизировался, что почти потерял свою русскую душу, не приобретя, впрочем, и европейской.

Отметим, что православие должно быть независимо от государства. Чтобы не притеснять народы других вероисповеданий, государство должно остаться без государственной религии, провозглашая многообразие, поскольку православие подразумевает не насильственные методы «христианизации», а самостоятельное решение людей.

Второй неотъемлемой частью идеи является взаимовыручка, благодаря оной даже втрое меньший коллектив добивался более значительных успехов. Солидарность общества важный фактор, который измеряет жизнеспособность команды. Именно с созданием единого государства, базирующегося на общечеловеческие ценности – Совести, Любви, Сострадания, определяющие наши духовно-нравственный нормы, мы сможем стать теми, с кем жить вместе станет благом.

Когда человек смотрит на соседа как на конкурента в борьбе, то соответственно и нормы этики выходят «звериные», каждый хочет побольше урвать. Это недопустимо. Большинство наших бед порождены нашим упорным нежеланием стать такими, какими мы должны быть. Нежеланием ощутить себя Великой Единой Нацией. Вся современная эпоха точно отражена на молодёжи. Есть те, которые хотят что-то изменить и те, кому всё равно. Даже те ребята, которые идут за ложными вождями, потенциально более ценны, чем те «оскотиневшие» человекообразные представители поколения «Макдональдса», принявшие привитые им западной цивилизацией образ мыслей.

Главной структурной единицей коллектива, основанного на взаимовыручке, является семья – ячейка общества. Однако за прошедшее десятилетие либеральное правительство делает всё, чтобы разрушить этот наиважнейший институт государства. Стоит задать вопрос, кому сегодня нужна эта самая семья? В либеральном обществе мерилом всему является выгодность и доходность, поэтому семейные традиции идут в разрез с целью потребительского общества, цель которого – выращивание эгоиста, а не человека с высокими моральными принципами. Главное чувство во все времена – любовь, была подвергнута в результате реформ к деградации, т. е. сведено к «сексу» нежели возвышенным чистым отношениям. Необходимо стремиться к идеалу государства-семьи, который провозглашает, что государство и народ единое целое, которое стремиться к благу не 1% олигархов, а к всеобщей равной добродетели. Отсюда мы плавно переходим к третьему аспекту – построения справедливого общества на базе братского патриотизма.

Это совершенно новое понятие, которое мы вводим в нашей идеологии. Братский патриотизм – это любовь к своему народу, чувство коллективного единения перед общей идеей среди народов той цивилизационной модели нескольких государств, в которой они живут. Под цивилизационной моделью мы понимаем общность культуры различных этносов. Такой модели характерно не детерминация общества на основании формационного подхода, а изучение исторического развития согласно методу системного подхода, который провозглашает любое развитие уникальным и противоположен по своей сути евроцентризму, описывая исторические события с разных географических мест. Впрочем, для создания циливизационной модели во всех её проявлениях следует изучать не только культуру, но и влияние научно-технического прогресса согласно теории монистического, т. е. стадионного эволюционного общественного устройства, объединяя подходу в одно целое системное исследование.

Братский патриотизм провозглашает новые отношения в стране. Братство подразумевает содружество людей, которые стремятся к своим целям, жертвуя чем-либо ради её достижения. В первую очередь братство являет общую заботу о создании таких условий, при которых каждый человек может развиваться наиболее полно и наиболее удовлетворительно. Также оно подразумевает наличие чувства принадлежности к определённой общности.

Цивилизации и принцип «лоскутного одеяла»


Что же необходимо предпринять, чтобы добиться единения разных национальностей в нашем государстве? Этот вопрос всегда был болезненным для многонациональных государств. Каждое государство решает этот вопрос по-своему в зависимости от степени этнического разнообразия. Самые известные методы «плавильный котёл» и «лоскутное одеяло». Плавильный котёл заключается в полной ассимиляции новых граждан. Этот принцип широко использовался в США. Каждый иммигрант, приехав в Америку, должен был принять английский язык в качестве основного, либерально-демократические принципы и протестантскую этику. Он американизировался таким образом.

С одной стороны, такой подход позволил американскому правительству жить относительно мирно, национальные конфликты просто не могли возникнуть в такой атмосфере. С другой стороны, человеку приходилось предавать собственные моральные установки, что не способствовало гармоничному развитию общества. На данный момент метод «плавильного котла» признан не допустимым.

В качестве альтернативы мы можем воспользоваться методом «лоскутного одеяла». Весь смысл этого нового подхода заключается в том, что каждый этнос, каждая национальность провозглашается культурной ценностью. Каждая национальность представляет собой «лоскутик». Соединяясь с другими «лоскутиками», он образует «одеяло», т. е. единый организм. Здесь важно многообразие, именно в многообразии и заключается сила такого общества. Актуально ли это в рамках Россия-Евразия? Здесь стоит допустить свою поправку. Приоритет панславизм-евразийства в трёх тезисах:

•      Любая национальность ценна и должна иметь все права для сохранения собственной самобытности. К этому относится культурная автономия, включающая этнические, религиозные, языковые и этические особенности.

•      Принцип целостности государства важнее принципа «независимой раздробленности».

•      Каждая национальность включается в единую структуру под названием «суперэтнос». Интересы суперэтноса и интересы национальностей должны идти в одном направлении. Нация первостепенна, национальность второстепенна.

Это не совсем мультикультурализм, положения которого провозглашены в Европе в качестве своей идеи. Страна обогащается на основе достижений каждого этноса. Но много ли пользы от подобной политики Европе, которая приняла миллионы мигрантов из арабских стран? Стали ли богаче государства, ранее входившие в СССР, а потом отделившиеся? Для этого и разработан второй и третий пункт. Ничего хорошего не бывает, если бросаться из одной крайности в другую. Поэтому нужно следовать правилу «золотой середины». Сейчас мы часто встречаемся с такими новыми формулировками как «русский казах» или «русский еврей». Именно такой подход принесёт максимальную пользу.

Человек знает свои корни и свою культуру, но самостоятельно причисляет себя к чему-то большему. В этом случае к суперэтносу, которыми стали русские. Отметим, что слово «русский» ныне указывает не на национальность, а на принадлежность к определённой общности. Отсюда и синонимы «русский по духу», «русская кровь», «русская смелость».

Используя понятия «лоскутного одеяла», мы можем сказать, что каждый «лоскутик» знает, кто он, но при этом осознаёт себя частью целого, т. е. «одеялом». Будучи оторванным, он остаётся лишь кусочком: тряпочкой. Будучи вместе с остальными, выходит нечто целое. Здоровый целый организм может добиться куда большего, нежели его жалкое подобие. Именно в единстве есть сила. Сила не только физическая, но и духовная, богатая своим многообразием. Может ли малая группа людей противостоять вражеской империи? Она будет сметена с лица Земли. Зато объединившись с другими такими малыми группами, подобный союз будет иметь преимущество. Отметим, что без мужества народа, даже многомиллионная страна отступит перед равным соперником. В таком многообразии выявляются сильнейшие, которые ведут за собой на бессмертные подвиги других. Так и появляется нация.

Сам термин «нация» больше характерен для капиталистической системы. Мы используем понятие «суперэтнос», поскольку он отражает глубинный смысл нашей идеи. Теперь проведём анализ существующих суперэтносов и противопоставим их для чёткого понимания тех процессов, которые разделяют их. Суперэтнос постоянно расширяется, пока не сталкивается с равным. Сформированная суперэтносом система культурных ценностей, идей, географического положения, состава населения образует определённую цивилизацию. Здесь сталкиваются лбами 2 похода.

Марксисты утверждают, что общество развивается формационно, т. е. первобытный строй сменяется феодальным, феодальный, капиталистическим, капиталистический коммунистическим. Систематики считают, что развитие общества зависит от культурных достижений и отрицают материальное. Здесь стоит их примирить, так как оба подхода верные, но нуждаются в объединении. Таким образом, мы выявим полноценную картину. Сейчас существует несколько цивилизаций. Мы определим следующие:

• «Североамериканская», лидер США. Ценности: либерал-демократизм (свобода), потребительское общество, свободный рынок, деньги, материальная выгода, индивидуализм. Итогом стала тотальная конкуренция, принцип «человек человеку враг», создание блока НАТО, экономическое превосходство.

• «Западноевропейская», куратор Европейский Союз. Влиятельное государство Германия. Ценности: демократизм, парламентаризм, толерантность, свобода, гендерное равенство, уважение прав человека, католичество, индивидуализм. Итогом стало деградация моральных устоев, разложение нравов, в результате толерантности лицо Европы приобретает исламистский характер. С другой стороны, существуют высокие социальные гарантии.

• «Русско-евразийская», лидер Россия. Продолжается процесс формирования. Ценности: единство, солидарность, дружба народов, честь, совесть, нравственность, семейность, любовь к Родине, православие. Итогом стало создание многонационального государства с духовными идеалами. В результате либеральных реформ идёт проникновение американских и европейских идей, которые приводят к аналогичному разложению.

• «Исламская», лидеры Турция, Саудовская Аравия. Продолжается процесс формирования. Ценности: ислам, жизнь, разум, частная собственность, продолжение потомства, законопослушание. Итогом послужило широкое распространение исламской культуры и традиционных систем ценностей. Радикализация ислама привела к мировому терроризму.

• «Восточноазиатская», лидеры Китай, Индия. Ценности: авторитарность, иерархичность, персонализм, рационализм, ритуализация, нематериализм, безучастность. Итогом послужило относительно долгое развитие научно-технической базы и прогресса, основательность подходов позволила доминировать в производственной базе.

• «Африканская» и «Южноамериканская» в процессе возникновения.

Деление на цивилизации процесс достаточно условный. Современные учёные предпочитают рассматривать группы этносов отдельно, учитывая особенность индивидуального развития. Для общей геополитической картины наш подход позволяет окинуть взглядом весь мир. Однако стоит учитывать, что в каждой такой системе есть свои союзники и враги, поэтому весь мир нельзя раскрасить двумя-тремя красками, как стремятся к этому глобалисты. Для окончательной формулировки евразийского «лоскутного одеяла» нужно учитывать печальный опыт толерантности в странах Европы.

Справедливости ради напомним, что здесь имело место быть не межнациональные отношения иммигрантов и коренных жителей, а конфликт на уровне разных по степени развития цивилизационных культур. Мы приходим к выводу, что наш принцип должен основываться, прежде всего, на соблюдении общего закона, вне зависимости от национальной принадлежности, а также на поверхностной ассимиляции, т. е. развития чувств понимания принадлежности к большему, приобщения к культуре разностей, т. е. совокупности всех духовных достижений страны. Так мы вводим новое понятие: евразиец. Слова «русский» и «евразиец» вполне могут стать синонимами, т. к. понятие «русские» охватывают весь суперэтнос.

Русским мы можем назвать и татара, и узбека, и карела. При такой постановке вопроса быстро произойдёт путаница, поэтому проще оперировать «евразийцем». Нашу идею нельзя назвать ни унитарной, ни мультикультурной, потому что в такой системе доминирует общеевразийская культура, включающая в себя лучшие компоненты от каждой культуры.

Таким образом, мы приходим к «золотой середине», которая даст наиболее сочные плоды. «Золотая середина» являет пример достойного взаимоотношения между людьми разных национальностей. Так, например, иностранный ребёнок, приходящий в школу к русским, может быть подвергнут резкой критикой за хулиганство, но никто его не будут притеснять за свои культурные корни, наоборот, интернациональная составляющая возобладает и скорее станет гордостью школы. Но для этого надо разработать точные безукоризненные правила дисциплины. Именно этическая сторона здесь важна.

Если говорить про казахов, белорусов, то здесь уже достигнуто общее понимание. Для нас эти национальности «свои», родные по духу и историческому пути. Для других национальностей, как например, арабов, турок, поляков необходимо дать твёрдо понять: «Вы гости, поэтому уважайте и соблюдайте традиции нации, к которой приехали». Вот когда осядут эти новые для нас люди, выучат язык, примут культуру, будут с нами заодно в устремлениях, не станут обособляться, затаивая обиды по каждому поводу, тогда мы вполне можем назвать этих людей «своими».

Евразия представляет собой синтез достижений европейской и азиатской мысли, Россия находится в центре, на протяжении веков объединяя под своими знамёнами многие народности. Дружба и взаимодополняемость народов привела к новой империи. Поэтому Евразийская Федерация представляет собой Великий Союз, к которому стремились наши предки, и к которому должны стремиться мы, россияне, жители необъятной и могущественной страны, которая дала миру величайших учёных, философов, композиторов, писателей и хороших воинов, следующих свои принципам и на протяжении веков, обороняющих свою Родину до последнего вздоха.

Геополитическая доктрина


Чтобы строить новую геополитическую доктрину необходимо сформулировать приоритеты нашей страны и других сверхдержав. Сейчас продолжается противостояние двух геополитических направлений за мировое господство: атлантизм и континентализм.

Атлантизм является политикой блока НАТО, руководит которым США. Мы причислим атлантизм к «морской» ветви, т. к. блок контролирует ключевые морские пути. Ярым сторонником континентальной модели противостояния всегда была Россия. Сейчас эту роль стараются перехватить Индия и Китай, но только у России всегда была ключевая географическая позиция «середины Евразии», с которой наиболее удобно осуществлять контроль.

Евразийство противопоставляет себя антлантизму в глобальном противостоянии долгое время. Однако в годы реформ Горбачёва эта позиция сменилась односторонним антиглобализмом. Интересы СССР были перечёркнуты, всё влияние передавалась США. К этому привела политика идеологического застоя, когда никто не пытался придумать новый путь развития, а просто скопировали прозападную философию. Такой односторонний антиглобализм привёл к расформированию ОВД, выводу войск из Афганистана, распаду СССР с последующей либерализации общественной мысли.

Сам антиглобализм предполагает ликвидацию государственного влияния во внешней политике, направленной на другие страны с целью сохранения неизменных границ всех государств и сохранении самобытности народов. Это утопичная идея, потому что при сохранении одной или нескольких сверхдержав, интересы государств постоянно будут сталкиваться. Наши политики поверили на слово «американским партнёрам», поэтому ОВД распустили, а НАТО осталось. Сегодня базы вражеского блока сомкнулись кольцом вокруг России, словно анаконда, удушающая свою жертву в смертельных объятьях.

Здесь стоит уделить внимание и другому вопросу. Каждый слышал об эволюционном принципе «борьбы за существование» в естественном отборе. В геополитики точно такой же принцип. Если мы не станем бороться, а уступим, то в будущем перестанем существовать. Не будет нашей страны, не будет российского народа в принципе. Историю перепишут, мир откроет следующую страницу, а понятие «русские» запретят. Это связано с тем, что противник, годы лелеющий планы захвата, просто разделит нашу территорию между собой. Такой план был у Америки и Европы во время распада СССР. Раздробить на осколки, а потом, в период постоянных усобиц, провести собственные перевороты в каждом регионе. Отсутствие твёрдой позиции во внешней политики уже привело к тому, что во главе Украины американцы в результате очередного переворота поставили «своих».

Там, где власть слаба, она будет ликвидирована натовцами. Уже прокатилась целая волна так называемых «оранжевых революций», где было поставлено проамериканское правительство. Мы видим, что сегодня почти все члены Европейского Союза состоят в НАТО. Европейцы начинают понемногу осознавать, что гарантии защиты блока от «русской агрессии» всего лишь предлог. Мы можем прямо сказать о том, что Европа сейчас оккупирована базами НАТО. Настанет время, когда европейцы это поймут окончательно.

Политика евразийства в геополитики должна быть твёрдой, но гибкой. Любой военный путь здесь неприемлем. Нам стоит целеустремлённо распространять свою «русскую» идею. Идею равенства народов и их симфонического единения Евразии. Все планы евразийства безусловно должны проводиться на государственном и конфиденциальном уровне. Евразийская мечта – это некий федеративный союз, имперское устройство и социалистическая победа Содружества Народов Евразии.

Ядром государства должна стать совместная межнациональная организация народов СНГ, в которой будет заключены соглашения по совместной экономической, оборонной, культурной, социальной деятельности. Т. е. первый образ конфедерации. Далее следует заключение блоковых союзов в трёх направлениях – европейском, азиатском и ближневосточном. Строить планы, кто должен стать союзником, а кто нет рано. Можно сделать заметки, организовать работу СМИ, но утверждать ход преодоления атлантизма будет утопично.

Великая Октябрьская Революция


Формируя базовую часть идеологии, мы не можем не дать собственную трактовку событиям Российской революции. Все внутренние конфликты, противоречия, споры строятся именно на том или ином обосновании Великой Октябрьской Революции. Для кого-то это мятежный переворот, для кого-то знаменательное и прекрасное событие во всей истории России. У каждого есть свой взгляд на те события. Наша задача постараться найти истину в этом вопросе. Для начала определим причины начала Февральской революции.


Экономическая несостоятельность.

Вардан Багдасарян совершенно верно подметил, что Российская Империя рухнула из-за отсутствия решительной политики в экономическом развитии. На фоне сильного контраста между богатыми и бедными расслоение общества стало следствием непродуманных решений государственного аппарата. Процентная ставка банков была самая высокая в мире, это замедляло рост ВВП.

Перед современниками ясно вырисовывалась проблема долговой зависимости, которая каждый год составляла своим размером подобно репарациям. Более половины всех производств были в руках иностранных инвесторов, которые выкачивали «золотой рубль» из страны к себе в карман. При огромных размерах экспорта за рубеж собственный внутренний рынок был не наполнен.

Когда помещики продавали зерно Западу, собственная страна постоянно переживала голодные годы. При этом вывозили только сырьё, а все техническое оборудование закупали у других стран. Это только усугубляло научно-техническое отставания.

Как и сейчас продолжался высокий отток учёных, которые не могли работать в собственной стране из-за отсутствия нужного исследовательских центров и достойной оплаты труда. Все эти ошибки в точности повторяет современная Российская Федерация. При решении экономических вопросов в Российской Империи революция не могла возникнуть в принципе.


Распад единого гуманитарного пространства.

В РИ практически всё высшее образование было доступно лишь элите. Причём всё это сопровождалось активной либерализацией общества. Простые люди не понимали процессом, которые происходили в государстве. А образованная элита не знала чаяний народа, поэтому стала быстро «европеизироваться», западничество стало обычным явлением. Это послужило тем, что разнузданные аристократы потеряли все возможные патриотические чувства и предали свою Родину. Отсутствие образованности населения только усугубляло положение вещей. Поэтому пропаганда царской власти не имела успеха. Внутренний протест вылился в общее дезертирство на войне и появлению революционных настроений. Россия тогда проиграла битву за умы, проигрывает её и сегодня.


Кризис крестьянского вопроса.

На момент формирования революционных настроений в обществе самую ущемлённую часть населения составляло крестьянство. Оно не имело земель в собственности, в общине была отягощающая всеобщая порука, в условиях капитализма помещики стали с новым усилием выкачивать труд своих подопечных. Составляя наибольший класс империи и будучи в катастрофах государственности обеднённым, крестьянство стало первым катализатором.


Классовый дуализм.

На тот момент времени между аристократией и крестьянством стояла пропасть. Разница была поразительной. Народ не умел читать, не понимал и не принимал новых идей и более охотно шёл за бунтарями. Нищий народ, ходящий в отрепье, был необразован и далёк от понимания каких-либо происходящих процессов в стране. Поэтому призывы большевиком подтолкнули массы. Русские всегда близко к сердцу принимали несправедливость и поэтому послужили катализатором процессов революции. Крепостное право довело до того, что аристократы видели в народе не людей, а просто некую живую субстанцию. Это удачно подметил наш современный журналист Владимир Соловьёв, описывающий гражданскую войну так: «Белогвардейцы относились к народу, с которым воевали, как к плебсу, черни, быдлу, которое должно быть уничтожено, как к рабочему скоту, лишенному души, сердца и языка».


Кризис армии.

Первым знаменем революции послужил исход Крымской войне, где русская армия потерпела поражение. Плохое вооружение, несмотря на всю смелость и героизм наших солдат, сыграло свою роль. Достижения нашей дипломатии вернуло захваченные земли, но факт поражения случился. Новое поражение вылились в Русско-японской и Первой Мировой войне. Три проигранных войны ухудшило положение дел, подорвало экономическое развитие.

Постоянные поражения сыграли важную роль в психологическом чувстве обреченности людей, к ненависти к власти. К концу 19 века империя закупала пулеметы в США. Собственный производств ВПК не было в нужном объеме. Даже при возможном появлении новинок военной техники, страна не смогла бы даже производить вооружение в необходимом объеме. Общеизвестно, что на момент Первой Мировой войны войскам не хватало боеприпасов. Патроны для винтовок отсутствовали на складах.


Кризис церкви.

На протяжении всего 19 века наблюдался большой духовный и нравственный упадок, атеизм стал обыденным явлением. Церковь частично отдалилась от народа, и это вылилось в антиправославную пропаганду, которую активно начали развивать революционеры. На этом мы остановимся более подробно.


Чувство потери.

Современные исследования позволяют предположить, что Ленин утвердился как революционер именно после казни старшего брата, который выступал против власти. Это зло породило большее зло. Ленин, используя свои таланты, смог вести людей с большей яростью и ненавистью против режима, он не отошёл от изначального плана военного переворота.

Революция случилась, прежде всего, из-за слабости Российской Империи перед внешним и внутренним врагом. Формула: «Православие, самодержавие, народность» стала лишь политическим лозунгом, нежели тремя направлениями народной жизни.

Слово «народность» было красивым звуком, но на практике никакой политики народности в государстве уже не существовало в той мере, которым нужно было крестьянам. Главная причина революции более глубокая. Она есть кризис людских взаимоотношений. К тому моменту такие понятия как добро и справедливость преданы забвению в новой капиталистической системе.

Бездуховщина, совращение народа, отсутствие позитива сыграло ключевую роль. Для кого-то революция стала Божьим наказанием, некое испытание, которое очистило страну от грязи. Это довольно интересная точка зрения. Империя отошла от своего главного компонента – православия. И рухнула в крови и братоубийственной войне.

В 1904 году исчезла «Казанская» икона Божьей Матери, которая стала символом защиты государства от иностранных интервентов во времена Смуты. В 1917 случилась революция.

О значении этого пишет Александр Дугин в книге «Основы геополитики» так: «… Большевистская Революция повлекла за собой такие перемены в церковной жизни России, которые поражают своим символизмом. Синхронно было восстановлено Патриаршество, столица перенесена в Москву (возвращение к идее Москва – «Третий Рим»), чудесное обретение иконы «Державная», в Коломенском… Вместе с этим большевики наследовали всю русскую геополитику, укрепили государство и расширили его границы. Параллельно шло духовное обновление Церкви, через гонения и страдания, восстановившие забытую огненность религиозного чувства, практику исповедничества, подвиг мученичества через Христа».

Так Владимир Соловьёв в книге «Мы – русские, с нами Бог!» считает, что искупление произошло в годы Великой Отечественной Войны, после которой начались необратимые процессы в возрождении русской духовности.


Последствия революции.

Российская империя совершала самоубийство. Слабость власти привела к формированию экономической сырьевой колонии, которая питала врагов. Ещё десятилетие и империя бы рухнула, но рухнула совершенно иначе, в горниле распада. Три проигранных войны. Огромное социальное расслоение. Кризис всех институтов государственности. Большевики же совершили новую революцию, которая спасла нас от нового поражения во Второй Мировой, в которой исчезла бы вся русская государственность и сами русские были бы стёрты с лица земли согласно планам Гитлера. Всеобщая индустриализация, активный рывок вперёд позволил стране выжить. Включился элементарный инстинкт самосохранения.

Но и СССР допустил массу ошибок во внутренней политики, точно так же, как и РИ. Провозгласив социальную справедливость как решающей фактор политике, он начал отрицать православие, то, без чего не могло жить русское общество в реалиях сверхдержавы. Новая либерализация развалила страну. Российская Федерация упорно не хочет учиться на ошибках собственной истории. Всё повторяется по новому кругу. Можно долго описывать величие Российской империи, огромные социальные достижения СССР, которые не смогла повторить ни одна мировая держава, но современная Россия в современных реалиях уступает и империи, и советам. Наша задача сделать Россию снова сильной и крепкой державой.

Между тем споры между последователями красного и белого движения продолжаются. Обе стороны спорят о равенстве и неравенстве, а между тем враг подкрался с другой стороны. Враг неведомый простому взору. Волна либерализации 90-х годов продолжается и поныне. Потеряв некоторые государственные рычаги, новоявленные предатели продолжают своё черное дело. Поэтому мы ставим вопрос непререкаемо: российское общество обязано достигнуть консолидации взаимоотношений. Неважно кто ты, «левый» или «правый», «националист» или «интернационалист». Россию нужно спасать сегодня, прямо сейчас, иначе мы снова опоздаем.

Фактор национализма


Давайте зададим вопрос, как национальная принадлежность может повлиять на нашу новую концепцию? Какого рода будет это влияние?

Национализм – это направление политики, основополагающим принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства, её первичности в государствообразующем процессе. Как политическое движение национализм стремится к отстаиванию интересов определённой национальной общности в отношениях с государственной властью.

Для объективности давайте рассмотрим плюсы и минусы национализма.

Изначально национализм предполагался как высшая форма патриотизма.

Национальная самобытность позволяет сохранить традиции своего народа, является главным фактором в формировании государства. Сохранение национальной культуры и традиций обогащает наш мир. Сама суть национализма приводит к единению и сохранению отдельно взятой нации.

Но на деле всё это не так прекрасно. Чаще всего национализм имеет возможность постоянно переходить в нацизм, который говорит о превосходстве одной нации над другой. Ярким примером нацизма является профашистская Германия, которая устроила Вторую Мировую войну. Цель Гитлера заключалась в порабощении и прямом уничтожении других народов, а также возвышение собственной арийской нации. Нацисты отличились особенной жестокостью и зверством.

Национализм разобщает целые нации, он выступает против объединения народов, против суперэтноса. Являясь главным противником интернационализма, национализм сыграл главную роль в развале СССР. Так имеет ли смысл превозносить собственную нацию? Является ли национализм злом для всего мира?

Процесс развала многих империй строился на национализме, это в своё время постигло и Российскую Империю, и многие другие. Сейчас в Российской Федерации существует много национальных формирований, которые отличаются экстремистскими мотивами. Всё это вредит целостности государства, снижает его могущество. Наглядно видно, что стало с Украиной, после прихода к власти ультранационалистов. Началась гражданская война, западные страны, играя на дестабилизации страны, активно начали настраивать население против ближайшего союзника – России. Ведь именно в тройственном союзе России, Беларуси и Украины мы могли бы иметь главное геополитическое преимущество.

Украинцы имеют общие корни с русскими, отличия возникли лишь в результате миграции народа в южные области. Однако сегодня мы видим, что украинская проблема глубоко национализирована, построена на ненависти к другим, а значит, близка по своей сути к шовинизму. Тем более это становится заметно, когда запрещается символика Великой победы 9 мая, отрицается общность, активно разрушаются культурно-исторические связи и придумываются новые.

Русский национализм – явление парадоксальное, противоречащее само себе. Парадокс заключается в том, что русский национализм противоречит принципам, устройству, исторической миссии русского народа.

Так происходит потому, что русские – это не этнос, русские – это суперэтнос. Русские – это больше, чем нация – это цивилизация, в которую вовлечены разные народы. Интеграция народов в русскую цивилизацию была естественным историческим процессом, в основе которого лежит мировоззрение, менталитет, миссия русского народа. Русский народ собиратель других народов, цивилизационный интегратор, народ-объединитель.

Именно поэтому Россия в свое время стала Империей. Но не такой империей, какими были многие европейские империи, а империей особого типа. Российская Империя не эксплуатировала захваченные и насильно присоединенные народы, а обеспечивала вовлеченные в русскую цивилизацию народы защитой, государственными функциями, предоставляла возможности реализации. Россия предоставляла равные права представителям всех проживающих на ее территории народов, не уничтожала коренное население присоединенных территорий, как это делали многие другие империи, как это сделали европейцы, пришедшие на американский континент и отобравшие земли у индейцев.

После разрушения Российской Империи собирательную миссию русского народа продолжил Советский Союз, который стал такой же империей, приняв цивилизационную эстафету российской. В результате, за свою многовековую историю русский народ оказался естественным образом связан с другими народами, проживавшими совместно с ним в Российской Империи и Советском Союзе. Это неразрывная историческая и культурная связь, новая целостность. Разъединить, дезинтегрировать русский суперэтнос и другие этносы, включенные в русскую цивилизацию, уже нельзя.

Национализм предполагает разъединение, дезинтеграцию русского народа, а значит разрушение русской цивилизации. Попытка дезинтегрировать, рафинировать русский народ – это болезненная, опасная и противоестественная попытка, это попытка повернуть историю вспять и вернуться на тысячу лет назад, к маленькому русскому княжеству.

Фактически, русский национализм преследует цель отбросить русский народ в далекое прошлое, отказаться от территорий, разрушить русскую цивилизацию, уменьшить русский суперэтнос до уровня обычного этноса.

К чему это ведет, мы видим по украинским событиям. На Украине осуществляется та же самая попытка дезинтеграции, попытка возврата от суперэтноса, частью которого были украинцы, к небольшому этносу восточноевропейского образца. Осуществляется попытка выйти из русской цивилизации и войти в европейскую. Русские националисты ставят перед собой цель выделить русский народ из самого русского народа. То есть рафинировать его каким-то неизвестным никому способом, отфильтровать, перекроить «по живому».

Если представить, что они начали осуществлять свой замысел в масштабах России – это будет самая кровавая гражданская война из всех, которые знал русский народ. Это будет раздел, вернее даже разделка русского народа, причем выбор, кому остаться жить, а кто должен умереть или покинуть свой дом – этот выбор будет осуществляться по совершенно надуманным признакам, потому что объективных критериев для отделения «совсем русских» от «не совсем русских» не существует.

Конечно, замысел русских националистов не осуществим. Они даже не знают, как реализовать задуманное, у них нет ясного понимания и четкого плана. Все их задумки упираются в неразрешимую проблему, кого считать русским, а кого не считать русским, где заканчивается исконно русская территория и где начинается не совсем русская. Замысел русских националистов неосуществим, но, тем не менее, опасен. Сама попытка выделить некоторый идеальный русских народ, рафинировать, отфильтровать, вырвать «правильных русских» из сформировавшейся за длительное время многонациональной русской цивилизации – вредна для самого русского народа и для российского государства.

Замысел русских националистов ведет к разделу русских на «правильных» и «неправильных», то есть к дискриминации. Русский национализм – это путь к дискриминации самого русского народа по неясным заранее критериям (по субъективному критерию правильности) – путь к этноциду.

Национальный вопрос


Ранее мы уже говорили о том, по каким причинам национализм не может стать государственной идеологией. Ещё раз уточним основные моменты. Возвышение собственной нации перед другими процесс, мало отвечающий принципам справедливости. Поскольку не может быть наций во всем лучше других. Отрицание этого ведёт к проявлению фашизма, который призван подавить другие культуры для господства собственной.

Это проявление «низшего национализма», который, к сожалению, чаще господствует в людских массах. «Низший национализм» может привести к нежелательным результатам. Он проявляется в нескольких формах. Это русофобия национальных меньшинств, которая поддерживается искусственно из-за рубежа.

Русофобия призвана уничижить русское достояние и государственность ради мелких тщеславных устремлений к раздроблению государства на небольшие слабые буферные «республики», которые кичатся независимостью, но на деле глубоко зависят от своего «опекуна» в лице атлантического альянса и не могут проводить политику, идущую в разрез с интересами своих истинных владык. Такая форма низшего национализма активно разжигается и внутри государства разного рода идеологиями, которые чужды русской культуре.

Радикальный «низший национализм» призван увести силы России на опасные авантюры. Он проявляется в разжигании шовинизма и фашизма. Катализатором этих проявлений является либерализм, который своими действиями не только дискредитирует себя, но и заставляет общество обратиться к более агрессивным идеям. Такого рода национализм в той же мере является скрытной русофобией, потому что фашизм апеллирует не только к аморальной философии Ницше, но и к агрессии по отношению к коммунистическому прошлому России.

Декоммунизация – это процесс разрыва с русской культурой, поскольку у нас социалистические идеи Маркса нашли своё воплощение в традиционно-социалистической форме, которая положила начало расцвета российской государственности.

Но кроме вариантов «низшего национализма» существует «мирохранящий национализм». Во многом он поддерживает идеи имперского могущества в рамках своей цивилизации. Он подчеркивает свои задачи как идеи сохранения мира и порядка, благоденствия народов и неприкосновенности других культур. Это более качественный вариант для поиска русской идентичности и имеет право на жизнь. Однако если рассматривать вариант патриотизма, то можно заметить, что любовь к Родине существенно лучше стимулирования национальной гордыни, в кою впадают многие люди, презрительно относясь к людям других национальностей.

Антиподом «мирохранящего национализма» и патриотизма выступает космополитизм. Это идеология также стала материалом для бесконечной русофобии и куда хуже обыкновенного национализма. Изначально предполагалось, что «гражданин мира» прекрасное достижение для глобализации. И это действительно было бы так при исчезновении государственных границ и геополитического противостояния. Но в рамках современного мира космополитизм является опасной утопией, потому что подстегивает молодёжь не только к нигилизму по отношению к своей стране, но и стремится присвоить её себе.

Как следствие огромное количество выезжающих молодых специалистов в европейские страны и оскудение собственного генофонда. В условиях либерального капитализма такой поступок среднестатистического человека понятен. Государство не может обеспечить людей не только социальными гарантиями, как например высшим образованием, но и дать хорошо оплачиваемую работу, благоприятные условия для самореализации, успешной карьеры, да и просто содержание семьи.

Именно эти «низменные материалистические нужды» не замечаются монархистами и националистами, которые полны идей духовного возрождения государства. Когда как такое холодное отношение к экономике ведёт к плачевным последствиям. Сегодня космополитизм пользуется трудной социальной ситуацией и направляет устремления людей за границу. Но это ошибочный путь, который никуда не приведёт. Населению следует мобилизоваться для устранения проблем в государстве собственными силами, никто другой за нас этого не сделает, ни существующий механизм властного аппарата, ни райские описания западников «счастливой» европейской жизни.

По сути, космополитизм как явление стало основной опорой западничества в противовес славянофилам, которые были во все времена государственниками.

Будет справедливым замечание, что русские являются государствообразующим полиэтносом вместе с другими национальностями. Это можно охарактеризовать как тезис националистический, однако в нём есть евразийский подтекст. Мы выяснили, что национализм низшего содержания и космополитизм не могут здраво решить национальную политику государства. Поэтому истинным решением проблемы будет обращение к евразийству.

Евразийство особое явление, которое лежит вне плоскости национальных споров. Оно составляет качественный образ патриотизма и стоит в центре между национализмом и интернационализмом.

Евразийство нельзя причислить к какой-либо отдельной категории. Мы можем говорить об евразийском интернационализме (как дружбе народов) и об евразийском национализме. Это будет одно и то же по своему значению. Евразийство отвечает национальным интересам государства, оно имеет чёткий тезис о России-Евразии как особом месторазвитии, православной цивилизации по Тойнби. Евразийство содержит ряд тезисов славянофильского содержания и подчеркивает не агрессивность русских витязей, а их симбиоз с другими народами. Дружба с другими народами в историческом взаимодействии Леса и Степи, щедрая помощь в советские годы бедствующим странам, путь и с идеологическими подоплеками, но были доминантными для русского самосознания, потому что строились на традиционных ценностях и естественном имперском мышлении, не скрывая оного. Это отличает нас от либерализма Соединенных Штатов, которые сегодня добиваются личных корыстных геополитических интересов путём насаждения нового порядка, на деле оказывающийся не чем иным как неким фашизмом первой политической теории по Дугину.

Насколько хватит нашей пассионарности для решения экономических проблем покажет время. Ясно, что без экономического рывка решать проблемы внешней политики крайне сложно, если совсем нереально. Но пока этот вопрос висит в воздухе, экономика остаётся сырьевой, а оппозиция набирает силу, мы продолжаем нести ответственность за свой славянский и русско-евразийский мир. Тяжело осознавать, что Донбасс оказался просто разменной картой в игре крупных политиков как Абхазия и Приднестровье, преданный со всех сторон. Тяжело видеть, как НАТО продолжает свою экспансию либеральной глобализации, включая в свой состав братские нам народы, как по культуре, так и по оружию. Что смелый альтернативный проект глобализации Советского Союза растоптан не врагами, а своими же предателями. Евразийство, несомненно, преемник этого проекта. Преемник более совершенный и близкий по духу. Но кто дерзнет его осуществить? Явно не напыщенный бюрократы, ни на грамм не разбирающиеся в политике.

У евразийцев сегодня нет друзей, это патриоты без дома, но с осознанием, где этот дом находится. Наша задача сегодня не только возродить концепцию панславизм-евразийство, не только дать ей жизнь в современных плачевных реалиях, но и осуществить её – стремительно и продумано, с благородным риском и непоколебимой волей.

Панславизм-Евразийство и Русский мир


Русский мир – культурно-историческая идея международного межгосударственного и межконтинентального сообщества, объединённого причастностью к России и приверженностью к русскому языку и культуре. По мнению сторонников концепта, слово «русский» в названии указывает на исторические корни общности, берущей своё начало в древней Руси, а в слово «мир» – вкладывается значение «весь свет», «все люди».

Нередко приверженцы Русского мира считают идеи евразийства ограниченными, т. к. Евразия – это ещё далеко не весь мир. Отчасти это так, но только если не вглядываться в более глубокий смысл заложенной в новой концепции.

Для начала разберём функцию, осуществляемой Русским миром. Весь смысл этой идеи заключается в том, чтобы собрать и объединить русских мигрантов или граждан России. В первую очередь сохранить их общность с Россией. Это в некоторой степени имеет выгодный политический шаг. Но даже сейчас видно, что такая форма несколько ограничена. Конечно, отрицать значимость Русского мира для России глупо. Это, прежде всего около 300 млн человек, когда как население всей России составляет всего лишь чуть больше 146 млн.

Однако одно сохранение русской идеи не приведёт к прямому развитию. Да, на основе Русского мира можно смело опираться на глубокое сотрудничество с Беларусью и Украиной, но не на интеграцию точно. В любом случае вне России далеко не каждый белорус решится назвать себя русским. Возможно, это потому, что у некоторых людей слово «русский» и «россиянин» идентичны по смыслу. И вот здесь в главной роли выступает наша новая концепция.

Давайте разберём критику ограниченности идей панславизма и евразийства по порядку. Главным аргументом здесь выдвигает мысль о том, что евразийство направлено на осуществление своих замыслов по сближению народов только на Евразии, а панславизм имеет строго ограниченные корни, которые распространяются только на славян и их слияние. Т. е. бытует мнение, что славянство стало лишь одно из ветвей сложной русской культуры, в интеграции которой участвовали отнюдь не только славянские народы, но и все группы восточных вплоть до монголов.

Так посчитать может только человек с ограниченными понятиями и этих терминов, и идеологий в целом. Причём мы не ставим под сомнение знания каждого из вас или тем более какие-либо умственные качества. Дело в том, что некоторые СМИ, политики или чиновники, которым за это приплачивается, сильно исказили представление об этом. Нам следует пересмотреть некоторые взгляды на мир.

Русский мир широк, но задавался ли кто-нибудь вопросом о том, насколько богат Славянский мир, и что это вообще такое? А ведь мы в его численности не учитывали ещё даже многие поселения мигрантов, которые относят себя к украинцам, сербам, молдованам и т. п. Сколько славянских народов живёт сейчас в тех же Соединённых Штатах Америки?

Причём мы неспроста упомянули молдован, пусть это и романская группа, и всё же даже Русский мир причисляет их к себе. Но об этом мы поговорим чуть попозже. Так давайте разберёмся – есть ли обоснованность в критики панславизма и евразийства?

Известно, что первыми заселили наши земли некие славянские племена, которые перекочевывали из восточной Европы. Новгородские земли стали первоначальным оплотом для зарождения Киевской Руси. Сейчас мы не можем точно сказать после прихода варягов, какое племя стали называть русским, и когда и в каком веке оно выделилось, объединив под собой славян. И ключевое слово здесь «выделилось».

Славянские племена стали тем первоначальным суперэтносом, который послужил основой для зарождения русского суперэтноса. Это было сделано по понятным причинам не естественным путём, а по традициям тех веков, военными походами князя Олега. Тем не менее, они не несли угнетающий характер, а лишь послужили точкой объединения и слияния племён.

В любом случае какое-либо племя должно было выделиться. Им стали русские. Возникло государство Российское, а не Славянское по самой простой причине. Не было ещё тогда такого объединяющего понятия как славяне в том смысле, в котором мы можем понимать их сейчас. Существовали строго обособленные племена, которые поддерживали торговые связи. И ключевым связующим звеном здесь послужили те, кого прозвали русскими. Причём трактований этого названия сейчас множество, но истинное в этом множестве найти невозможно. Поэтому многие националисты исказили понятия славян, и панславизм представили в националистическом свете, хотя сама эта идеология по своей структуре может объединить куда более большую группу людей, чем Русский мир.

Новый Славянский мир включает в себя целые государства, не разделяя народы, населяющие их. Это и татары, и калмыки, и казахи. Все те, кто относят себя к российской культуре. Россияне в ней являются компонентом глобальной структуры. Многие скажут, как монгол может быт славянином? Не может. Но в современном мире межэтнические связи крепко срослись, и здесь выступает в главной роли второй компонент нашей концепции – евразийство. А евразийство уже включает не просто монгол, а все восточные народности, которые проживали в СССР, а сейчас в России.

Некоторые могут обвинить нас в том, что в данной концепции замешена слишком большая доля разных этносов, как же, спросите вы – русские – про них вы забыли? И на это мы напомним вам о том, что русские стали государствообразующей нацией и ещё в Российской Империи взяли на себя важную и ответственную роль собирания народов. Причём не на рабских взаимоотношениях, а на общем взаимодействии. Непростительные ошибки власти привели к революции. Но уже в СССР идеи единства обрели свою самую яркую роль, которая на многие десятилетия воплощала в жизнь идеи интернационализма и, не побоюсь этого слова, великой дружбы народов. Посмеет ли теперь кто-либо возразить, что новая концепция панславизм-евразийства будет ограничена в своих понятиях?

Российская государственная идея и мир


Представляются крайне опасными попытки перестроить созданную Богом многоликую, многообразную, современную цивилизацию по казарменным принципам однополярного мира.


В. В. Путин.


На протяжении многих лет новый и опасный враг в лице Запада, а в конкретно взятом случае блока НАТО пытается сломить Россию, уничтожить нас как духовно, так и физически. Причём одно из сражений в информационной войне мы уже проиграли. Тщательно спланированная политика США по развалу СССР вполне удалась. Что характерно, под общее дело дезинтеграции новое либеральное «правительство» в течение всего этого процесса набрало уйму кредитов, которая Россия принялась выплачивать. Только недавно «репатриации» были наконец погашены.

Как радовался Запад, когда в 90-е люди ходили голыми и миллионами умирали от голода, как было весело нынешним олигархам, которые буквально обворовали народ в результате приватизации, причём на «законных» основаниях к тому же. Дефолт, кризис, война в Чечне… Мы считались ближайшими союзниками США, а они в свою очередь всячески подтверждали свои «добрые» намеренья, попытавшись сделать из России стандартную сырьевую колонию.

Так кто же действительно может быть союзником России в современном мире согласно нашей концепции? Кто сможет помочь выполнить нам свою предначертанную роль по сдерживанию врага? Какова наша национальная идея?

Начнём с того, что определимся кого стоит считать врагом. Ни в коем случае не граждан этих стран. В большинстве это жертвы той цивилизационной модели и её системы ценностей. Жертвы промывания мозгов информационной войной.

Порочна сама система во главе олигархов, которые покупают власть за деньги. В мире, где главная ценность деньги, обществу обеспечена медленная духовная смерть. Уже сегодня некоторые интеллектуалы стран Европы отрицательно относятся к происходящим у себя на Родине процессам, видят, что ЕС давно не имеет собственной независимости, ей диктуют правила жизни. Теперь же вернёмся к первоначальному вопросу.

Российский император Александр был совершенно прав, сказав, что союзники России – это её армия и флот. Но не всё так плохо, мир становится многополярным, существуют множество конкурентов западной коалиции. Сейчас у нас налаживаются тесные взаимовыгодные отношения с Китаем и Индией, которая не так давно вступила вместе с Узбекистаном в ШОС. Среди восточных стран всегда воевал вместе с России Иран, который, кстати, относится к мусульманам шиитского толка, который всегда был против идеологии террористов.

Но, несмотря на эту оптимистическую ноту, нашей стране нельзя слишком надеяться на помощь извне. Не стоит забывать, что каждая страна преследует свои цели, согласно стратегии развития, и на каком-либо этапе этой стратегии «старый» союз может оказаться ненужным. Поэтому главное наше дело, найти собственную национальную идею, основанную на патриотизме, а также начать планомерное экономическое обустройство. Только протекционизм, развитие всех отраслей исключительно у себя.

Мы отстали в плане технического развития от других стран на 30 лет, необходимо наверстать упущенное время. Противники полной независимости России известны. А. Чубайс выступал с новой концепцией развития – «либеральной империи», которая должна стать замыкающем кольцом «демократии» Запада, заслоном, который устилает телами своих солдат путь к мировому господству НАТО.

Естественно, наши западники активно стали продвигать эту идею. Благо, что они не оказались у власти в своё время, поскольку США сейчас видит только 2 пути России. Одни сторонники за то, чтобы она развалилась на десятки вассалов, который воюют друг с другом, другие за то, чтобы мы прикрывали их от всех угроз и при этом некоторое время они дадут нам призрак суверенитета.

Мы подходим к самому главному вопросу, какое место панславизм-евразийства в национальной идее нашего Отечества?

Евразийство провозглашает, что Россия не европейская и не восточная держава, а особенная евразийская цивилизация, которая воплотила в себя как традиции восточных народов, так и первых славянских государств в Европе.

Как бы ни пытались наши внутренние националисты играть на конфликтах национальных меньшинств с русским народом, ничего у них не вышло. Потому что мы не уничтожали народы присоединённых территорий, мы сосуществовали с ними в мире. Малоизвестный факт, Иван Грозный присоединил Казанское царство силой, но, когда началась смута, а престол пустовал – татары не пытались отвоевать независимость, они вместе с Мининым и Пожарским освобождали Москву от интервентов.

Сегодня на территории РФ живут сотни разных народов, поэтому нам надо стремиться к созданию Единой Нации, при сохранении культуры и традиций каждого этноса. Но возможно ли это сейчас? Посмотрите, что было раньше – русский народ был всегда образован и культурен, мы всегда любили свою Родину и дрались за неё, мы служили высшим идеям, с русскими хотелось жить, потому что мы были примером для подражания. Но что происходит сейчас? Оглянитесь, кругом коррупция и пьянки, молодёжь развращена ложными ценностями, процветает наркомания. Если не изменить себя, за нами современными больше никто никогда не пойдёт. Нужно воспитывать патриотизм в детях, нужно прививать им морально-этические ценности, нужно опираясь на религию вновь обрести Бога в себе. Пусть православные люди живут в мире с мусульманами. Нужно только поддерживать институт семьи, который был осквернён и растоптан, и мы сможем поднять численность своего населения.

Поэтому панславизм-евразийство выступает за целенаправленную государственную политику по сплочению российской нации, её физическому и духовному оздоровлению. Наша экономика должная отказаться от ориентации на экспорт природных ресурсов, мы должны у себя всё сами производить, надо, наконец, создать рабочую государственную корпорацию, сменить олигархию на общенародное управление ресурсами страны, дать возможность людям развиваться, и устранив нищету, сделать новый научно-технический рывок. Политика – это, прежде всего, служение своему народу, а не способ быстро разбогатеть. Вот главный принцип нашего движения.


Единство, – возвестил оракул наших дней, -

Быть может спаяно железом лишь и кровью…

Но мы попробуем спаять его любовью, –

А там увидим, что прочней.

В чём разница между свободой и волью?


Свобода является главным компонентом либерализма. Она основоположник данной теории во всех её проявлениях. Под свободой часто понимается возможность человека делать всё то, что ему заблагорассудится без каких-либо ограничений. Но на деле свобода далеко не всегда являет благом для человека, потому что она может перейти в свои крайние формы даже в рамках закона. Здесь мы встречаем золотое правило морали: «Не делай другому того, чего себе не желаешь».

Т. е. любая свобода может принести вред другим людям, если она не будет контролироваться внутренним регулятором поведения человека, которым является совесть. Зачастую в общественной жизни место совести занимает закон, но он не распространяется на такие поведенческие установки как этикет. Какое отношение эта информация имеет по отношению к нашей теме? Геополитиками выявлено, что в процессах глобализации победила либеральная идея, которая и диктует всем правила самоорганизации. Если внимательно рассмотреть последствия либерализма, то можно увидеть, что ничего хорошего он миру не принес.

Конечно, нельзя не отметить такой важный критерий как правовое государство, который появился не так давно, но на деле это больше публичный лозунг светлого будущего, нежели осуществляемая практика. Пока это единственная заслуга либерализма, притом, что в нашей стране либеральные реформы не принесли ничего хорошего.

В 90-е годы более 200 крупнейших промышленных предприятий обанкротилось, а рубль подешевел по отношению к доллару в разы. Так в 93-м потеря в результате инфляции составила 830% покупательной способности.

Обратимся к американскому опыту. Там в результате бесконтрольной либерализации школьники стали совершать большее количество преступлений (в частности число избиений), распространилась наркоторговля, увеличилось число убийств огнестрельным оружием. Эти и другие побочные эффекты незаменимые спутники либерализма в любой стране.

Наша идея базируется не на либеральном положении, а на народном социал-демократическом универсализме и идей панславизм-евразийства, которые приемлют цивилизационный подход развития. Но что мы можем предложить конкретно взамен либерализму? Отказ от некоторых его идей не означает, что мы отказываемся от прав и свобод гражданина. Наоборот, мы поощряем развитие правового государства, но без крайних всплесков данной идеи.

Однако стоит подчеркнуть, что для нашего народа всегда была близка не свобода, а воля. Что такое воля? Это понятие имеет много смыслов, и оно довольно родственно к понятию свободы. Недаром же есть такое право, как свобода воли. Но в таком контексте одно подводится под другое. Мы же рассмотрим волю как отдельное явление. Воля – способность к выбору цели, деятельности и внутренним усилиям, необходимым для ее осуществления. Вольный человек всегда имеет право сам выбирать свою судьбу, и в то же время вольный человек, это тот, для которого открыты все жизненные просторы. Распространены такие термины как русская вольница, т. е. широкий душевный простор. В другом значении воля – это победа над своими слабостями – сила воли, сила быть свободным от какой-либо зависимости.

Выходит, что воля является не только свободой, но и определённый усилием, которое совершает человек, чтобы преодолеть на своем пути препятствия. Именно такая позиция наиболее подходит для нас, нежели принципы обыкновенной свободы. Свобода ориентируется на права, а воля ещё и на индивидуальный выбор человека. Причём этот выбор должен быть не в сторону деградации, а в сторону самосовершенствования. Только тогда мы обретём правильное понимание воли. Ярким примером является случай на одной из олимпиад, в который наш спортсмен повредил руку в дзюдо, но закончил борьбу одной рукой и занял 3-е место, несмотря на боль и трудности. Он использовал всю свою силу воли, чтобы достичь победы.

Таким образом, мы плавно переходим к новому понятию – сила воли. Сила воли – одна из важнейших черт характера человека, благодаря которой он способен добиться в своей жизни колоссальных результатов. Развивая свою силу воли, мы развиваем и свою личность, и именно в зависимости от нашего нынешнего уровня развития мы занимаем соответствующее положение в обществе. Т. е. это достижение поставленной цели через сверхусилие человека.

Любопытно, что сила воли вплотную перекликается с теорией пассионарности, который вывел Гумилев. Сила воли всегда особенно выделяло нашу русско-евразийскую цивилизацию по отношению к другим. А значит, воля для русского человека куда важнее свободы, притом она не отменяется, но переходит в качественно-новый образ. И процессы альтерглобализма в панславизм-евразийстве должны быть под знаменем воли, а не свободы. Для пробуждения нашей силы воли нам требуется понимание того, что мы хотим от жизни, почему мы этого хотим и как мы собираемся этого достигать. Вы должны объяснить себе, зачем вставать утром с постели, зачем куда-то идти и что-то делать, зачем ставить перед собой цели и достигать их, зачем вообще вам поддерживать жизнь в своем теле.

Воля есть ничто иное как тяга человека к цели. Только разобравшись в таких маленьких примерах, мы можем перейти и к пониманию крупных. Только наша воля может осуществить идеи объединения бывших союзных республик, только мы можем восстановить историческую справедливость, которая была перечёркнута врагом, и противостоять переписании истории сепаратистами.

Каким должен быть патриотизм?


Владимир Путин не раз говорил о том, что никакой другой государственной идеей РФ кроме патриотизма быть не может. По этому принципу стали выстраивать свою работу основные государственные молодёжные учреждения, никаких же изменений в законодательстве не было. Патриотизм есть любовь к своей Родине. Для кого-то Родина может быть малая, а кто-то мыслит в масштабах всего государства.

Патриотизм может быть разным, как народная мысль он был всегда характерен для россиян, но в истории был показан с самых разных точек зрения. Патриотизм внутри общества дробится на множество разных ветвей, иногда тот патриотизм, который задумывался изначально, в обществе так изменялся, что и не узнать его было. Удивляться здесь нечему, если патриотизм – это любовь к своей Родине, то каждый человек может расценивать благо для своей страны по-разному. Это зависит от тех взглядов и идей, которые были ему привиты в детстве.

Например, один человек считает, что благом для его Родины будет свободный рынок и гарантия прав и свобод, а другой человек считает, что благом для его страны будет реализация принципов социализма, социальная поддержка народа и укрепление экономики. Оба этих человек вполне могут быть патриотами, между собой они могут бесконечно спорить о том, какой подход может быть наилучшим, потому что каждый смотрит со своего ракурса. Значит ли это, что патриотизм сам формируется под действием какой-либо идеологии? Мы попробуем ответить на этот вопрос, проанализировав современное деление общества.

Условно можно выделить несколько слоёв политической элиты. В первую очередь это патриоты, поддерживающие текущий государственный строй. Среди них есть думающие люди, которые двигают развитие вперёд, а есть слепо превозносящие каждое маломальское происшествие, за это таких людей некоторые политологи обозначили как «ура-патриоты», они всегда будут выступать за прославление власти и за очернение всех её конкурентов. Обобщая эту категорию патриотов, мы можем причислить её к консерваторам.

Второй не менее крупный сегмент составляют левопатриотические силы России. Эти люди предлагают свою программу для усиления государства и реализацию социалистических идей, которые должны обеспечить общество благами в большей степени, чем это происходит сейчас.

Третья ветвь стоит особнячком в этой среде, они называют себя националистами, поддерживают возрождение империи, крепко держатся за традиции Руси. Так или иначе, но их тоже можно назвать патриотами, потому что они всегда выступают за суверенитет России. Людей либеральных взглядов называть патриотами было бы кощунством, но и среди них есть своя группа людей отчасти националистического духа, которые видят будущее России в ином ракурсе, иногда либеральные идеи лишь маска для них, которые скрывает истинные намеренья, сюда можно отнести ЛДПР.

Таким образом, патриотизм может быть универсальной идеей, инструментом, который используют для аргументирования своих действий, иногда это является оправданием тем или иным ошибкам власти, но конкретного плана шагов патриотизм не может содержать без начинки первоначальных идей.

Мы плавно подходим к определению термина идеологии. В грубом варианте это тот материал, который способствует аргументации претензий на получение власти, учитывая чисто материалистический подход это было бы верно, но тогда здесь не место истинному патриотизму, который побуждает человека к действиям на благо страны без задних мыслей. Конечно, для современного общества это редкость, но 1 такой человек на миллион способен сделать больше, чем все массы общества, ведомые эгоистичным лидером.

Значит, патриотизм – это не просто идеология, это система взглядов на мир, что сродни мировоззрению, это желание, чтобы своя команда (государство) победила во всех соревнованиях и заняла 1 место, выиграв все золотые медали. Понятно, что либертарианству, космополитизму и анархизму здесь делать нечего, потому что истинный патриотизм означает государственный склад мышления, проще говоря, он говорит, что и как сделать, чтобы государство процветало. Процветать же при сдачи своих позиций и интеграцию в Западный мир невозможно, потому что любая, даже мирная сдача означает выплату репараций и крупные последствия.

Отвечая на главный вопрос, мы скажем, что патриотизм должен быть направлен на правильное воспитание молодёжи, а здесь не обойтись без принципов народного универсализма и панславизм-евразийства, т. к. только наши проекты способствуют развитию государственного мышления.

Затрагивая тему молодёжи, мы обязаны коснуться её духовной составляющей. Одна её половинка по инерции старается ещё соблюдать моральные нормы, другая же с ушами ушла в разврат, наркоманию, «пофигизм», нравственную деградацию… список можно продолжать до бесконечности. Достаточно вспомнить случай в Берлине, когда мальчик Коля каялся в грехах советских солдат перед немцами, ещё можно припомнить темы «Пусть говорят», где появляются все новые беременные школьницы и разборки в стиле мат через каждое слово. Выходит, что патриотизм как бы есть, но он где-то на задворках мается, не наблюдается его в школьной программе, где в учебниках пишут о зверских массовых расстрелах и отсталого имперского прошлого.

Мы приходим к выводу, что патриотизм должен базироваться на нескольких понятиях.

1.Советь – нематериальное и нерациональное понятие, которое всегда было характерно для русской (евразийской) цивилизации. Именно наличие совестливости и умения поступать по-справедливости (даже вопреки закону) всегда считалось у нас наипервейшей добродетелью. По мнению иностранцев это основная причина всех русских бед, но так может говорить только тот, кому незнакома наша культура. Для нас совесть является первоисточником нравственности и мерилом поступков (регулятором поведения), жить правильно – это значит жить, по совести. Это то, что заставляет делать выбор между добром и злом.

Особенно важна здесь объективность. Патриот не тот, кто любит страну, а тот, кто, любя её, выявляет все недостатки, которые есть в системе, чтобы устранить их. Прежде всего, человек должен сам предложить решение проблемы и продвигать его для реализации. Итак, совесть выступает здесь для саморегулирования системы и правильного ведения политики сообразно чести. Конечно, это идеализированный вариант, на практике к этому придётся стремиться долго, но как цель это обязательно должно быть. Кто-то скажет, что честь и политика противоположные вещи, вполне возможно, что это так и есть, но на подсознательном уровне, через все дебри грязи политиканов, какое-либо светлое и чистое стремление быть должно, хотя бы затем, чтобы человек оставался человеком и не уподоблялся стервятнику.

2.Государственность – это особый склад мышления, который образует особую шкалу приоритетов: верность Родине, своему народу. Отечество является тем символом, который защищали в Великую Отечественную войну, в период Смуты, в подвиге Минина и Пожарского.

Был такой интересный философ Моска. Именно он выдвинул теорию двух элит. По этой теории есть государственная (системная) элита, а есть элита народная. Когда первая начинает угасать, деградировать, то вторая активизирует свою деятельность и понемногу забирает власть, если этого не происходит, то получается катастрофа: либо в результате предательства элиты системной, либо в результате революционного вмешательства элиты народной. Сейчас мы видим процессы образования народной элиты, потому что системная начинает давать сбои. Понятно, что власть никто добровольно отдавать не будет, это и есть самое печальное. Нам следует предотвратить катастрофу и образовать удобную вертикаль смены элит, только тогда наш патриотизм не будет попран и подтасован. Как это сделать другой вопрос, но правда за нами.

Суша и море в постмодерне


Постмодерн – это та эпоха, в которой мы живем, а постмодернизм – это культура этой эпохи. Многие философы предпочитают разделять переход от традиционного общества к индустриальному и постиндустриальному через эпохи.

19–20 век ознаменовал эпоху модерна, это время развития главных идеологий – либерализма, коммунизма, фашизма. Так, к примеру, Александр Дугин предлагает собственный вариант новой идеологии, которая получила название четвёртой политической теории, практическая её реализация зиждется на социал-монархизме, как идеальный вариант для российского общества в постмодерне.

Постмодерн отличается от модерна своим «хаосом». В культурологии Четина постмодерн приравнивается к смыслу слова «оно». Если модерн первым делом считал самым важным человеческий разум, а общество переходило от Бога к человеку, то в постмодерне человек переходит к понятию «оно», когда его разум бессилен, эта эпоха полной деструктизации традиций, идеологий и принципов «старого» общества. Поэтому деконструированное общество постмодерна имеет единственный идеал – хаос.

Геополитика постмодерна строится на новом уровне. Теперь провозглашена война суши и моря. В постмодернизме евразийства идет противопоставление суши и моря на основании разных систем ценностей, выработанных у этих двух цивилизаций. Континент всегда олицетворяет приверженность традициям и устоям консерватизма. Континентальные государства всегда представляются центром притяжения всех народов и культур, некой сокровищницей совокупности обычаев. Государства морские вынуждены в результате своего географического положения заниматься торговлей. Отсюда их и прозвали торгашами, т. к. хитрая торговля стала единственным методом их процветания. Отсюда и появился капитализм во всей своей извращенной красоте модерна, который начал разрушать традиции нации как ценность.

Но согласитесь, глупо было бы на основании принципа противостояния суши и моря выводить формулу вражды обществ, позиции которых они занимают. Давайте вспомним Гумилева и его концепцию леса и степи. Согласно его утверждениям, Русь смогла укрепиться как раз за счет союза леса и степи, двух разных противоположных начал. Степные народы вступали в симбиоз с народами лесов, торговали, обменивались знанием и культурой, за счет такого контакта народны только выиграли. Заметьте, что лес по отношению к степи является не близкой по значению, а противоположной составляющей.

Получается, что соединились две разные стихии. Теперь перенесемся в наши дни. Суша и море тоже две разные стихии, но они должны не воевать, а наоборот вступать в симбиоз. Да, с геополитической точки зрения такое едва осуществимо, но это должен быть решающий фактор в конечной нормализации отношений между Западом и Востоком, иначе будет Третья Мировая, а такой вариант, наверняка никого не устраивает.

Заранее отметим, что, говоря о взаимодействии стран Суши и Моря, мы имеем в виду не конкретные страны, а целые континенты. США как государство Моря будет всегда являться нашим геополитическим соперников, который будет пытаться всячески уничтожить нашу государственность. Но страны Моря – это не только Штаты, так нашим союзником Моря может стать Мексика, Бразилия, Аргентина и многие другие. В Европе тоже найдутся союзники, но только тогда, когда будет нейтрализовано влияние США на политические действия ЕС.

Поэтому здесь следует применять более совершенную геополитическую трактовку наших шагов. Это, прежде всего, развитие отношений между странами с помощью создания своих СМИ и общественных организаций в этих странах, расширение Евразийского Союза и новый подход дипломатических отношений, где власть не только обращается к другой власти, но где она конкретно взаимодействует с народом союзного государства.

Постмодерн не отрицает положительное влияние модерна, но находится вдалеке от него, будучи следующий стадией, постмодерн не приемлет отсталость модерна. Постмодерн пытается пересмотреть историю и подавать ее на свой индивидуальный лад с умышленной целью интерпретации выгоды, что в принципе оправдано с его точки зрения, но попахивает радикальным реваншизмом, последствия которого сложно предугадать в должной мере.

Ясно, что такая интерпретация постмодерна недопустима, должно иметь место переосмысливание ситуации, а не ее корыстное изменение через призму идеологии. В таком случае мы приближаемся на извечные вопросы поиска истины, это направление может привести к длительным философским блужданиям, что в нашей статье неуместно. Однако нам важно не отодвигаться от понятия чести и правды в том же самом постмодерне, поэтому рассмотрим его с совершенно новой точки зрения.

Фукуяма предложил концепцию «Конца истории», согласно которой после развала Советского Союза победила либеральная идеология. В постмодерне они растворилась и напитала своими взглядами всю существующую действительность. Однако это не так. Либерализм действительно победил в Холодной Мировой, но его победа кратковременна. В мире ещё существуют такие геополитические гиганты как Китай, где государственной идеологией объявлен коммунизм, Индия, где сохраняются традиции кастовой системы на фоне экономического прорыва, весь Ближний Восток наполнен веянием Ислама, который, так или иначе, противостоит американскому порядку. В Большую Игру ещё не вступили Африканская и Южноамериканская цивилизации, сейчас находясь на стадии традиционного общества, многие страны уже начинают своё развитие в новой эпохе Рынка. Их Рывок будет для всех неожидан и стремителен, появится новый конкурент мировому господству.

Мир давно стал не однополярным, в нём постепенно намечается тенденция движения на Восток, к восходу Солнца и возрождению старых традиций. Прогресс происходит везде, но сам факт его не затрагивает основополагающие базовые критерии цивилизаций. Да, старое уходит в небытие, везде намечается единый стиль моды, но ни менталитет народов, ни их историческую память прогресс не сможет ликвидировать. Так уж устроен мир, что он развивается циклично, раньше территорию той же Испании занимал Арабский халифат, прошло время, и мы увидели становление знакомой всем Европы, но сейчас вновь намечается тенденция к её исламизации.

В новейшей истории конкурировать будут не страны, а цивилизации, вектор движения которых направляют старые империи, окончательно оформится Европейская Конфедерация, начнутся процессы становления Русско-евразийской Конфедерации, но всё это может растянуться на века. Развитие мира продолжается, новые тенденции диктуют новые правила.

Люди и мир


Мир многогранен и сложно организован. В мировой истории были межрасовые, межнациональные и межрелигиозные конфликты. Люди не учатся на ошибках предков. История преподаёт кровавые уроки, которые через пару веков забываются. Техника и наука продолжают своё развитие, но человеческие отношения в обществе остаются прежними. Появляются новые тенденции, подвергаются «реформированию» нравственность, где-то увеличивается раскрепощенность. Достигнув своего пика деградации, общество уничтожает само себя, а на его осколках вырастают новые общественные формирования и круг повторяется сначала. Нередко самоликвидация общества сопутствуется уничтожением государственности.

Какие нам стоит вынести уроки из истории? Прежде всего, ничто не должно превозноситься. Достижениями общества гордиться можно и нужно, но не ставить их выше других обществ, это можно рассматривать на примере религии, национальности, идеологии.

Православие наше всё, та путеводная звезда, которая, несмотря ни на какие препятствия, продолжает вести Россию вперёд и оберегать российскую нацию от напастей. В какой-то мере мы понимаем, что Россия, перенимая эстафету «Москва-Третий Рим», становится «светом во тьме мира». Однако нельзя культивировать некую избранность русского народа, католики, мусульмане и другие религиозные сообщества выбрали свой путь развития, насколько он правилен, мы не вправе судить, а тем более превозносить, следует твердо идти по своему пути, не перенимая плохое, но и не навязывая своё. Русские могут честно гордиться своими достижениями, создание великой империи, большой индустриальный сверхрывок, героическое самопожертвование.

Но это не означает, что ничего из этого не было в других государствах в той или иной степени, будет правильным это признать и принять. В той же мере касается это и идеологической подоплеки, если евразийский суперэтнос ещё предстоит сформировать, то русский фашизм здесь не допустим, это будет равно самоубийству, потому что наша духовность полностью отвергает такую метод реваншизма.

Мир сложен, и человеческая наука ещё не скоро дойдёт до его полного осмысления. Производство новых смартфонов, космических кораблей и ядерного оружия ещё не означает пика научной мысли. В ближайшем времени придёт новое общество, общество с повсеместной робототехникой и кибернетикой, технологический рывок даст свои плоды. Плоды эти будут положительными, но за всей красой будущей жизни будет скрываться и отрицательные ловушки. Капиталистическая модель будет упорно цепляться за своё существование и действительно ещё не скоро уйдёт со страниц истории. Новые приборы значительно облегчат жизнь человека, позволят сэкономить много времени.

Тем не менее, в будущих условиях, да и сейчас важно сохранить человечность. Труд, совесть, мораль, честь – все то, что отличает людей от животных. Достаточно оглянуться на улицу, и мы поймём, что всего этого у современного человека недостаёт. Школы только несут знания, семья только поддерживает материально, государство только собирает налог. В определённый момент это приведёт к очередной катастрофе, выбраться из которой уже будет невозможно.

Поэтому уже сегодня надо возрождать воспитательную систему образования СССР и поощрять главные церковные институты. Свои недостатки были везде, но в современной системе их нет, потому что она вся сплошной недостаток, очередные реформы не приводят к прогрессу, а возвращают сословность, мы не можем говорить об успехах российского образования, т.к. его нет.

Для нас закон всегда был второстепенен, как бы это не удивительно звучало, но человек ориентируется в большей степени на внутренние установки поведения. Это нельзя называть минусом, потому что такой механизм всегда будет снова возрождать общественное устройство. «Главное, чтобы было по совести, будет по совести и закон поможет» – можно ли осуждать государя за то, что не сам подчинятся закону, а творит его по своим понятиям чести? Нравственную единицу формирует общество, насколько оно здорово, настолько и человек будет блюсти закон и порядок, образно говоря, если в обществе поощряется групповой секс, то и будущий член этого общества не будет видеть отрицательную сторону такого явления. Что привело к этому? Некая деградация, которую многие могут окрестить либерализмом, а другие атомизмом (я и мои вещи). Русский человек ставил на первое место не материальное, а духовное, но, если происходит подмена понятий, одно становится «круче», а значит и лучше в понятии человека. Когда общество стоит в трёхдневной очереди ради покупки новой модели айфона – оно не здорово, это болезнь, которую надо лечить. В этом нет ничего обидного, простая констатация факта.

Что же для нас есть создание Евразийской цивилизации? Это ответственность. Не блажь, не хобби, не увлечение. Мы осознаём необходимость спасать русский суперэтнос. Можно обратить свой взор к Западу, но это будет означать добровольную сдачу и смерть, т. к. последующая интеграция будет не предотвратима. Взор следует обращать на Россию и точка. Достижения Империи и СССР обязаны слиться в один общий порыв общества, который восстанет, словно феникс из пепла. Спасение в наших корнях и делах, только вместе мы победим.

Кого надо побеждать? Обычно побеждают врага, но кто для россиян враг? Можно бесконечно говорить об агрессии США и угрозе терроризма, по сути, все это будет верно. Но давайте не будем заниматься самодеятельностью, а уточним, что для нас США? Можно ли обвинять американцев в агрессии? Отчасти они поддерживают текущую ситуацию, но таких их сделала изуродованная система демократии и общества потребления. Здесь стоит пожалеть этих людей, а не ненавидеть, ибо всем мы люди, все можем совершать ошибки, не зная, что творим.

Но забудем про Запад начисто, что тогда изменится, если США не станет? Ничего. Надо искать недостатки внутри себя, пусть СССР развалила горстка предателей, но кто их остановил, ГКЧП, который лишь катализировал обстановку? Может у нас всё отлично с экономикой, с обществом, с правительством? Вывод прост, чтобы «побеждать» надо настроиться на победу и совершить её, а не сидеть на диване, рассуждая о друзьях и врагах. Секрет прост, но достаточно ли воли? Где ты, русская воля, которая сломила хребет фашизму, которая построила Великий Союз, которая творила бесценную культуру? Настало время собирать камни и созидать, настало время для новых свершений!

Западники и славянофилы


После реформ Петра I общество поделилось на 2 условных лагеря, это западники и славянофилы. Западники выступали за копирование достижений Европы, они утверждали, что Россия – это европейское государство, которое должно влиться в её цивилизацию. В качестве примера брали Англию, в которой развивался капитализм, и была утверждена конституционная монархия.

Славянофилы выступали за особый путь развития России, который не повторял бы ни одну систему мира. Они считали, что общественное благо выше индивидуального, что крепостное право – это пережиток, который надо изменить на самобытный русский лад.

Западники ругали Русь и нарекали её отсталой, славянофилы признавали часть недостатков, но поощряли достижения России. Идеи славянофилов вылились в идеологию панславизма, выступающего за объединение всех славян под российским флагом. В наши дни это противостояние продолжается, но в иных названиях. Партии либерального толка собрали в себе западников, патриотические и «левые» собрали к себе славянофилов. Интересно проанализировать, как идеи этих двух течений вылились в событиях революции. Некоторые идеи западников приняли кадеты, славянофилы же раздробились на 2 противоборствующих лагеря, это монархические движения и социал-демократические (эсеры) и большевики.

После 1917 года Ленин заявил, что СССР будет двигаться по особому пути развития. Так что, по существу, история СССР – это реализация панславизма в понимании коммунистических идеологов. Безусловно, современные исторические реалии другие, но общая сущность таких людей осталось прежней. Единственно, что, если западники и славянофилы прошлого века, несмотря на свои споры, были патриотами, то современные последователи западничества стали жутко ненавидеть Россию, для них, пусть бы всё государство горело синим пламенем, лишь бы восторжествовала эпоха либертариантства. Если либералы ещё могут придерживаться разных точек зрения, быть традиционалистами или мыслить по западному образцу, то такое явление как либертариантство прибегает к понятиям вседозволенности.

Почему молодёжи важно знать историю Отечества?


Народ, не знающий свою историю, не имеет будущего.

М. В. Ломоносов.


Сегодня знание истории своего Отечества для каждого человека не только актуально, но и жизненно необходимо. Знали ли свою историю наши славянские братья, когда под лозунгами о борьбе с коррупцией привели к власти нацистскую хунту? Всегда ли общество глубоко понимает исторические процессы, которые приводят к тем или иным катастрофам? Евреи помнят свою историю, поэтому спустя сотни лет им удаётся возродить собственную государственность.

Сегодня же мы наблюдаем обратные процессы, которые являются следствием американского глобализма. Информационная война, действие которой направлено против нашего народа, ставит перед собой задачу переписать историю государства Российского, дабы никто не посмел снова создать великую империю, которая сможет противодействовать агрессии Запада. А для этого все средства хороши…

Российская молодёжь сегодня находится в неком забвении, она аполитична, либеральные процессы 90-х годов сделали своё чёрное дело, молодое поколение с каждым годом всё стремительней падает в бездну инфантильности. Круг интересов сузился до смартфонов последнего поколения, социальных сетей и «угарных» развлечений. Незнание своей истории подталкивает на новые ошибки в будущем. Человек, изучающий историю, может сделать для себя полезные выводы. Приведём несколько примеров.

Когда в нашем государстве лидерами становились прозападные личности, то люди постоянно пожинала самые ужасные последствия для Отечества. Так Пётр III, симпатизирующий прусскому королю Фридриху, после восшествия на престол, отдал ему все завоеванные Елизаветой Петровной прусские земли в ходе Семилетней войны, в которой мы потеряли половину всей русской кавалерии.

Но самым печальным последствием прозападной политики стало правление Михаила Горбачева. Именно он первым проникся достижениями Америки и запустил необратимые процессы, которые привели к развалу СССР. И это нельзя оценивать как обыденную политическую ошибку, это предательство всего нашего советского народа, который оказался раздроблен, великая дружба народов оказалась попрана, а сильнейшее государство разграблено олигархами уже при Ельцине.

Спасали Россию герои народные, которым была чужда корысть и властолюбие. Так Минин и Пожарский во времена Смуты смогли организовать народ русский и прогнать польско-литовских интервентов, они истинно сопереживали своему Отечеству и приложили все усилия, чтобы возродить государство. Знает ли об этом молодёжь? Это прямой исторический опыт, который позволяет сделать определённые выводы, чтобы не допустить этого в будущем. Здесь есть реальная практика, которая может подсказать современным политикам, что не надо, к примеру, закупать доллары у американских банков, т. к. повышение внешнего долга отрицательно сказывается на отечественном ВВП. Однако об этом знают видимо мало. Сказывается всеобщая неграмотность.

Наша молодёжь сегодня – это будущее страны завтра. От того, каким образом она будет воспитана, на каких примерах будет прививаться патриотизм, зависит судьба Родины. У каждого человека восприятие истории строится по разным критериям, поэтому невозможно позитивно двигаться вперёд, не имея собственной идеологии. Всё ясней прослеживается острая необходимость в государственной идее, которая объединит все слои населения для укрепления России. Нередко слышатся такие возмущенные слова: «Да зачем мне эта ваша история сдалась? Без неё проживу». Знание истории необходимо не только для того, чтобы почитать достижения предков, нынче это надо, чтобы ещё и бороться с внешними и внутренними врагами, которые занимаются откровенной фальсификацией истории и подтасовкой фактов, что приводит к появлению масштабных и кровавых конфликтов современности, стимулирует распространение «оранжевых революций».

Проект «Единая Евразия»


Создание Евразийского Союза в перспективе не может окончательно решить все геополитические проблемы. Несомненно, противостояния с США усилится. Но это не будет повторением Холодной войны, где существовало только 2 полюса, советский социалистический и американский либеральный. Уже сейчас становится ясно, что в борьбу вступят крупнейшие экономические державы, такие как Индия и Китай, даст о себе ещё не раз знать мусульманский Восток, набирающая силу Германия. В этих условиях важно заключить ряд крепких союзов с новыми государствами, чтобы НАТО не успело вновь внести раздор для междоусобиц. На первый план становится проект неприкасаемой Единой Евразии, как оплот борьбы с атлантизмом и завершения крупных внутренних столкновений.

Обсудим этапы реализации этого проекта. Начало будет заложено после формирования Евразийского Экономического Союза. На данный момент существует аналогичный блок ЕАЭС. В первую очередь в его задачи должна входить миссия принятие всех государств бывшего СССР, плавное закрепление территорий, введение общей валюты, установление равновесия в развитии стран. Небольшая часть восточных республик на данный момент принята. Однако отсутствуют страны ГУАМ – Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия. Кроме того, надо решить вопрос с Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном. Их пренебрежение блоком является прямым следствием действия политики Вашингтона.

Противодействие можно наладить только через вступление в информационную войну и использование первоначального советского опыта на примере национал-большевизма. Эта бескровная политика братства позволит сбалансировать весь состав ЕАЭС. Далее следует включить в состав Монголию.

Вероятно, подготовка к подписанию Великого Договора о Сотрудничестве этими государствами будет долгой. Но все наши силы надо направить на этот рывок. Рывок должен быть внутриэкономическим (никто не захочет сотрудничать с жалким сырьевым придатком) и идеологическим (осознание причастности всех народов к одной русско-евразийской цивилизации). Решающим итогом работы правительства станет федерализация ЕАЭС.

Государства-участники не будут входить в состав РФ напрямую, они создадут новое государство, где каждая республика будет на равных условиях с другими, но при этом подчиняться общей Федеральной Конституции. После федерализации должна последовать централизация. Будет справедливо, если столицей Евразийского Союза станет Москва. Эта Евразийская Федерация должна стать ядром для будущего единения всей Евразии. Но для нас важно другое, спустя десятилетия разлуки и всех бед, мы восстановим нашу настоящую Родину, нашу Державу.

После этого США снова попробуют натравить на нас всю Европу, чтобы навсегда уничтожить, стереть с лица земли. Для этого будет организована новая волна истерии, русофобии. Неудивительно, таким образом, мы помешаем планам американцам для создания своей Мировой Империи, которая поглотит всё живое. Ориентируясь на наш пример, Европейский Союз может также задуматься о федерализации. В парламенте уже поднимался этот вопрос.

Ошибочно мнение, если мы раздробим Европу, это даст какое-либо преимущество. На самом деле Россия не питала никогда таких планов, зато Соединённые Штаты постараются всеми силами воспротивиться решению ЕС, сейчас государства Европы находятся под прочным колпаком НАТО. При федерализации она станет не только нашим конкурентом, но и США. Всё будет зависеть от преобладающих позиций европейских политиков. В этих условиях мы должны не создавать новые лагеря, а помочь европейцам в их решении.

Сейчас ЕС переживает кризис. После ухода Великобритании снова поднимается вопрос отставания небольших государств, вроде Греции, от экономического развития. Гигантам ВВП в ЕС выгодно вступление слабых стран для усиления собственной экономики, но это же может послужить поводом для отмены перспектив федерализации, в таких условиях многие государства сразу попадают под колпак НАТО и теряют суверенитет. Поэтому можно предложить вариант многополярной Европы.

За счёт своего единства много раз усиливающее государство, Евразийская Федерация станет по уровню развития ведущей державой на равных с Китаем. Если по экономическим показателям мы можем ещё уступать, то геополитически Евразийская Федерация будет, несомненно, впереди планеты всей, конкурируя с США. Поэтому европейцам можно предложить свободу от Америки и собственное расширение. Станет возможным создание сильных европейских конфедераций на базе ЕС. Создать единую страну из Европы не получится моментально, т. к. там состоят равные по геополитическому влиянию государства, многие из которых ранее были империями. Это повышает риск конфронтации. Поэтому общую программу действий будет сложно принять, начнутся новые разногласия.

Что мы можем предложить? Централизованные государства могут возникать, если будет один лидер. Поэтому мы можем предложить Германии в рамках того же ЕС объединиться с Австрией, Венгрией и Данией и создать первую Европейскую Конфедерацию. Наши польские братья смогут осуществить свою мечту и взять под протекторат при нашем пристальном внимании Чехию и Словакию, образовав союзную Славянскую Конфедерацию. Дальше работает тот же принцип. Берётся ведущее крупное государство и объединяет под собой своих соседей.

Щвеция + Норвегия + Финляндия = Скандинавская Конфедерация.

Франция + Бельгия + Нидерланды = Романская Конфедерация.

Литва + Латвия + Эстония = Балтийская Конфедерация.

Балканскую Конфедерацию могут на равных возглавить Сербия и Албания, учитывая их доминирующие позиции. Включит она страны бывшей Югославии. Румыния вместе с Грецией и Болгарией условно по названию может сформировать Православную Конфедерацию, точно также мы можем помочь восстановить историческую справедливость Ираку и Ирану, объединив эти народы.

Если принцип США заключается в дроблении не подчиняющихся стран, то Евразийская Федерация может дать народам принцип национальной справедливости и единства. Левеющие правые и правеющие левые политические силы центра смогут восстановить традиционные ценности у себя на Родине: немцы в своей суверенной Германии, поляки в родной Польши и т.д, они смогут прекратить раздоры, а толерантность перевести на качественный уровень дружбы всех новых народов своей страны. Те либеральные ценности, что являются неотъемлемой частью гуманизма, будут торжествовать наравне с ценностями традиционными. А что-то навязанное американское при желании может быть отброшено. Это уже личное дело европейцев.

Новые конфедерации ЕС могут войти в общую евразийскую семью и стать частью Евразийской Конфедерации. Например, Балтийская Конфедерация может получить статус субъекта Евразийской Конфедерации на равных с Балканской конфедерации. Ядром остаётся Евразийская Федерация (первоначально ЕАЭС), вместе с другими странами она образует Евразийскую Конфедерацию. Сначала только экономическую, а потом и политически единую. Так Польша сможет свободно от центра издавать законы, заниматься своей внутренней политикой и координировать политику всей Славянской Конфедерации. А Славянская Конфедерация при этом может быть частью Евразийской Конфедерации. Президент Евразийской Федерации станет председателем евразийского конфедеративного парламента, в который будут избираться депутаты со всех стран.

Внутреннее устройство конфедераций может различаться. Однако нам можно предложить следующую структуру. Высшим органом конфедераций станет совет/парламент, в которой войдут представители от каждой республики путём демократических выборов. Внутренне территориальное устройство будет осуществляться через местные или региональные автономии, в которых будет оставаться половина всех ресурсов. Другая часть пойдёт в свой конфедеративный бюджет и в бюджет всей Евразийской Конфедерации для решения глобальных проблем.

Президенты в таких конфедерациях могут избираться всенародно, прямым голосованием, но иметь ограничение властных полномочий. Они будут также входить в Совет Евразийской конфедерации. Внутри самой Евразийской Федерации также будет избираться президент. Чтобы соблюдать порядок и стабильность, он должен иметь расширенные полномочия и координировать действия на территории всей Евразийской Конфедерации, заниматься внешней политикой.

Евразийская Конфедерация помимо собственной федерации может включать государства всей Европы и Азии. Для облегчения управления формируются автономии в каждом новом субъекте. Но принять таких гигантов как Китай, Пакистан или Индию будет затруднительно. Поэтому с ними в рамках ШОС, который на тот момент должен включать весь материк, будет создана Ассамблея Евразии, которая станет завершающим этапом в становлении Единой Евразии в геополитики.

Ассамблея станет решать вопросы безопасности материка, включения государств с других материков, реализацию космических исследовательских проектов и колонизацию ближнего космоса. Ассамблея сможет помочь в решении территориальных проблем в других частях света. Как, например, передача Евразийской Федерации Аляски при вхождении Канады в состав США. В рамках Единой Евразии все государства смогут остановиться громадные денежные вложения в армию для обороны своих земель, потому что обороняться станет не от кого. Все деньги с ВПК страны могут направить на развитие свой культуры и науки, решить социальные проблемы, полностью ликвидировать беднейшие классы, дать людям бесплатное образование, проезд и т. п. Минимизировав военные расходы, люди смогут жить счастливой жизнью, восстановить национальную и социальную справедливость.

Беловежское соглашение


8 декабря 1991 года было подписано соглашение о роспуске СССР и создание Содружества Независимых Государств. Подписали этот договор Борис Ельцин (Россия), Станислав Шушкевич (Беларусь), Леонид Кравчук (Украина) и их заместители. Беловежское соглашение следует расценивать как прямое предательство этих должностных лиц. Об этом признался и сам Шушкевич, когда заявил о том, что они совершили «мирный переворот», обосновывая это своим видением ситуации.

Джордж Буш сиял от радости, когда разваливали СССР, ещё в своей речи он приветствовал демократический выбор народов нашей страны. Хотя по тому же референдуму за сохранение СССР проголосовало более 80% населения в большинстве всех республик, кроме тех, где референдум запретили, боясь лишиться нагретого места. Чиновники понимали, что население всеми силами будет пытаться сохранить страну единой, несмотря никакую пропаганду, поэтому Беловежское соглашение позволило все сделать «в тихую», чтобы поскорей разграбить нажитое и исчезнуть из государства прямым рейсом в США и Европу.

Чтобы роспуск СССР был проведён законно, необходимо было на референдуме набрать 2/3 всех голосов за выход, на деле большинство высказалось против. Что же сделали эти люди? Нет сомнения в том, что они реализовали историческое преступление. Их именами не следует называть исследовательские центры, а честно признаться, что они не случайно заслужили прозвище предателей в народе. Не один век россияне и братские нам народы строили большую великую страну, а развалила её горстка представителей алкогольной зависимости. 90-е ознаменовались не только развалом СССР, но и внешним управлением, глобальным хищением секретных данных, вывозом станков и заводского оборудования. Путин совершенно точно назвал развал СССР – геополитической катастрофой. Беловежское соглашение вообще не имеет под собой юридической силы и обоснования.

Настало время собирать камни. Пассивность народа подстегнуло разрушительные процессы, нам же предстоит возродить историческую справедливость, дело это будет тяжелое, но мы всегда будем помнить, что за нами правда, а значит и Бог.

Спор о европейской принадлежности России


Первые годы после образования Российской Федерации были окрашены ярким проевропейским акцентом. Нечто похожее сегодня складывается и на Украине. В 90-е западники победили, все общественные деятели разом заговорили о том, что Россия всегда являлась европейским государством. Стали строится масштабные планы о вступлении в ЕС, о том, что наши европейские и американские друзья нам помогут построить свою рыночную экономику и зажить прекрасно в новом мире.

На фоне этого НАТО продолжало расширяться, и вскоре все бывшие государства, ранее входившие в зону контроля СССР, перешли к Америке. Европа стала полностью оккупирована американскими базами, также веря в сладкий обман о либеральном рае. Впрочем, мы не вправе винить ту же Латвию за «предательство» по отношению к нашей стране, никто ничего не выбирал, одна страна – СССР – в Холодной войне проиграла, его противник – США – на правах победителя завладел всеми территориями блока ОВД. А сегодня мы наблюдаем переход самих территорий СССР к США через Североатлантический альянс, несущий «демократию» всему миру огнём и мечом.

Никакой особой почвы для этого не надо было, РФ перестала отвечать геополитическим вызовам, зациклившись на рынки и либералах, а США воспользовались ослаблением противника и начали Третью Мировую войну. Третья Мировая идёт прямо сейчас, но в отличие от двух последних она редко пользуется силовым решением проблем, потому что активная военная экспансия может раскрыть факт построения империи США. Её логика заключается в том, что против классической империи можно быстро настроить и собрать альянс стран, которые будут противодействовать и не дадут ей будущего.

Империя США другого типа, страны «добровольно» входят в неё, не задумываясь о потере суверенитета, американская империя антипод империи классической в виду, они ратует за полную свободу всех людей, атомизирует их и потом объединяет в бессознательные массы, которыми легко управлять. Под «американской мечтой» скрывается совершенно другое, «либеральная» экономика США на деле имеет совершенный протекционизм, она управляема через определённые рычаги вплоть до ответа на вопрос, что и где производить, олигархи в ней выполняют функцию отличных исполнителей директивного плана, ведь государство само предлагает им прибыльные дела.

Глобализм, провозглашенный в США, переводится как объединение всего человечества под эгидой США. Методы экспансии сложны лишь на первый взгляд, за рубежом финансируются НКО, политические партии, террористические ячейки, СМИ, культурные центры, режиссёры и революционеры. Все они раскачивают ситуацию в стране, и пропагандирует чисто прозападный проевропейский курс интеграции государства.

Для этих целей используются настоящие таланты, поэтому народ и элита государства начинает самостоятельно продолжать их линию, но, уже не осознавая, к чему она приведёт. Всё заканчивается либо революцией, либо «демократической» победой нужных сил. Ленин бы позавидовал такой тактике, сам он не додумался вести такой же курс, не признавала коммунистическая идеология реалистичного подхода геополитической науки.

Вот эти движущие кадры политической мысли у нас сегодня и продвигают предательский путь европейской интеграции России.

Всё начинается со спора о принадлежности России. Западники, это утверждающее, как правило, либо националистические монархисты, либо просто либералы. Под идеями о реставрации исторической России и возвращения к монархической форме продвигаются мысли о европейском пути развития России. Идёт игра на чувствах, используется желание людей создать новую империю, но в составе Европейского Союза. Это отмечается как «возвращение домой», в лоно европейской семьи.

Национализм здесь играют важную роль, его повсеместно насаждение направлено на создание конфликтов между русскими и другими национальностями России. Реализация национализма также важна американцам, так как способствует дезинтеграции бывших советских республик из СНГ, из которых на сегодня успешно делают государства-нации, вместо государства-цивилизации, которое могло бы противостоять новой империи.

Россия не европейская страна. Она евразийская держава. Любая прозападная идея о том, что России нужно вернуть в лоно "своей европейской семьи" есть чистого рода предлог для нового ослабления России на мировой арене. Самым важным предлогом о том, что Россия – це Европа, играет отношение к Советскому Союзу. Сейчас активно продвигается мысль, о том, что РФ не преемник СССР, что это разные государства, между ними нет ничего общего, и вообще большевики оккупировали Россию, включив её в наднациональное государство.

Аргументы, которые приводят в доказательство, о том, что всё это одна страна, один народ, но в разных идеологических форматах, полностью отрицаются, что кажется полной ересью. В Российской Империи большевики провели революции, но единая страна осталась прежней, была проведена федерализация, а все новоявленные республики собраны в одно целое. СССР не являлся бы частью России только в том случае, если бы русские все мигрировали куда-нибудь, и эти земли заселили немцы, что просто немыслимо. А так это была новая форма всё того же государства.

Кстати говоря, после распада СССР по документам его официальным преемником является РФ, из-за этого мы и выплачивали все кредиты за всех. Фактом того, что СССР не просто наднациональное образование, была политика Сталина. К примеру, в его годы был снят фильм об Александре Невском, в котором Россия ассоциировалась с существующим государством, но более позднего периода Руси.

Говоря о европейской принадлежности, оппоненты уделяют много внимания реформам Петра I, исследование влияния монголо-татарского нашествия приравнивают к теории азиатской принадлежности России. Но оба тезиса не верны.

От новых реформ русские люди не становились европейцами, европеизировалась интеллигенция да верхушка власти, от вычленения лучших элементов европейской и восточной культуры Русь укреплялась. Местоположение и цивилизационная принадлежность указывают на том, что Россия является евразийской державой, из этой же логики должна выстраиваться вся остальная политика.

Европейская иллюзия счастья


Россия – это евразийская держава. Но почему так много людей в странах СНГ хотят в Европу? Неужели привлекают европейские ценности, высокий уровень жизни людей, кажущееся довольство? На самом деле это просто иллюзия. Иллюзия европейского счастья и благополучия. Так обстоят дела не только в Европе, но и в США. За высокими научно-техническими достижениями модернизации, привлекательности вестернизации – кроется пустыня. Нет, она не физическая, речь идёт о пустыни метафизической.

Человек получает высокую зарплату, свободен в своих действиях, может ощутить высокий уровень комфортабельности, наконец, просто отдохнуть. Но в этом ли смысл жизни? За многими современными достижениями следует кровавый след истории… И как бы ни демонизировали нашу «коммунистическую» эпоху, довольно ознакомиться с европейской историей, чтобы понять жуткую истину. А не в преисподнюю ли мы отправлялись, стремясь соединиться с Европой в 90-х? Попробуем проанализировать становление современного европейского общества. Может будущий молодой политик сто раз подумает, прежде чем будет призывать присоединить свою страну к ЕС.

Уже в эпоху Средневековья в Европе стал складываться человек Нового времени. Такие люди обладали предпринимательским духом. Образ мыслей типичного предпринимателя начала новой эпохи наиболее полно раскрываются в словах немецкого банкира Якоба Фуггера: «Я хочу наживаться, пока могу». Первые крупные предприниматели складывались из целой плеяды купцов. После открытия Атлантики моряки скупали у местных вождей не только слоновую кость и золото, но и чёрных невольников, которые перевозили в Европу и там продавали на невольничьих рынках.

Португальцы начали первыми колониальную политику по отношению к новым странам. Возводились опорные крепости в Индии, Африки, Аравии. С коренным населением они обращались безжалостно, уничтожая всех непокорных. Где подкупом, а где обманом они закупали у вождей пряности, меняя их на ничего не стоящие блестящие безделушки. Так сопровождались первые великие географические открытия.

Примерно в это же время в Англии складывается судебная власть. Об английской правовой системе сегодня стараются говорить только всё хорошее. Но уже в те времена судебная власть была подчинена монарху. Тайный совет рассылал письма в графства, где прямо указывал, кого надо избрать на пост мирового судьи. Вся выборность и прославленная демократия не стоили и гроша. Всё решалось на верхах. Не отличался и бюрократия. Чиновникам разрешалось получать деньги за услуги от просителей, так что народ сам содержал королевских служащих. Так что не надо наивно предполагать, что такая система сложилась только у нас.

Далеко не сразу сложились и предпосылки для индустриализации, крестьянская Европа похлещи стран Востока терпела имущественное расслоение. Без дополнительного дохода выжить было невозможно. И это спустя многих десятилетий отмены крепостного права. Формально люди были свободны, но при такой свободе надо было исхитриться не умереть от голода и непосильного труда. Продолжала работать система «один хозяин-много слуг» Так постановление Парижского парламента в 1751 году приговорило одного слугу к выставлению у позорного столба и ссылке только за оскорбление своего хозяина. Слуга не выбирал хозяина – выбирали его. Если он отказывался от такой перспективы, то его ждала судьба вечного бродяжничества.

Эпоха Возрождения, родившая плеяду великих деятелей науки и культуры, сопровождалось не удачным лозунгом. Один из философов того времени писал, что Бог, сотворив человека, сказал ему: «Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобно обозревать все, что есть в мире». Фраза «ставлю себя в центре мира» на Руси имела свой аналог. Но в нём значение было иное. «Пупом земли» называли человека зазнавшегося, взманившего о себе слишком много. Между тем многие наши христианские священники подчёркивали, что человек на Земле появился в результате грехопадения Адама и Евы. Видимо в Европе об этом стали забывать. Даже Джордано Бруно, пострадавший от рук инквизиции за астрономические открытия, был уверен, что «вера несовместима с разумом».

Между тем, восточные народы давно осознали простую истину, что не надо переносить понятия материи на дух, вера и разум сплетаются в сердце человека, в каждом моменте его жизни, поэтому рациональные знания несовместимы к познанию божественной сущности. В XVI в. торговля индульгенциями в католических странах приняла совсем уже бесстыдный характер. Везде предлагали её купить, оформить на своё имя, и тем самым обрести спасение души. Недаром говорят, что рыба гниет с головы.

Европа начала гнить с момента наглой продажи этих бумаг. Дух наживы коснулся церкви, и начались в государствах кровавые волнения. Протестантское учение резко критиковала этот грех, который порицал ещё Христос. В то же время альтернатива католичеству Кальвином и Лютером была предложена сугубо личная, что тоже привело к искажению. Много горя принесло это разделение. Начались бунты и крестьянские восстания. Король Испании Филипп II однажды заявил: «Я предпочту совсем не иметь подданных, чем иметь таковыми еретиков». Даже католиков отправляли на эшафот, если их предки были маврами или евреями.

Религиозные войны черпали свои силы из новых сторонников, которых называли постоянными мятежниками. Когда в Париже собралось более 20 тыс. гугенотов, противников католической церкви, король Карл IX испугался и позволил провести самую большую бойню – «Кровавую свадьбу». В ночь перед праздником святого Варфоломея было организовано избиение гугенотов. В Варфоломеевскую ночь в дома протестантов врывались бандиты, грабили и убивали. Резня продолжалось три дня, нигде не было спасения. По некоторым данным в ту ночь было убито порядка 30 тыс. человек. Но больше всего удивляет отношение к этому действу. Папа Григорий XIII велел изготовить медаль со своим портретом на одной стороне и с изображением ангела, держащего в руках крест и поражающего гугенотов на другой.

Противоречия продолжали обостряться. В 16 веке в Нидерландах Карл V учредил суд инквизиции по приговору которого было казнено 100 тыс человек. По сравнению с инквизицией опричнина Ивана Грозного была сущим пустяком. Но не только католики притесняли протестантов. В 1556 году протестанты начинают захватывать церкви и уничтожать иконы, скульптуры святых, предметы культа. Всего за несколько месяцев иконоборцы разгромили порядка 5,5 тыс. церквей и монастырей.

А потом начало время террора. Беспощадного и жестокого. За два года по велению Филиппа II было казнено более 8 тыс. человек. Осуществлял террор герцог Альба, учредивший «Совет по делам мятежа», который прозвали за жестокость «Кровавым советом». Он же собирал 10% налога с каждой торговой сделки, окончательно разоряя население. Начались массовые беспорядки, испанские войска подавляли собственные провинции, что стоило более 12 тыс. жизней.

Казнь монархов в Европе также практиковалась. Во времена первых революций в Англии в 1649 короля Карла I на суде выставили перед зрителями и казнили за угнетение подданных. Прокурор Кук тогда заявил: «Он должен умереть, а вместе с ним должна умереть монархия». Так возникла первая республика, и появился парламент. Но на деле никакой демократии в современном понимании смысла этого слова не было. Правом голоса пользовалось всего 250 тыс. мужчин из 5,5 млн населения Великобритании. Создавшееся положение позволяло богатейшим проводить в палату общин (нижняя палата парламента) своих людей. Где подкупом, а где угрозой они заставляли избирателей отдавать голоса своим кандидатам. Во время выборов кандидаты в парламент раздавали деньги, везли на свои деньги избирателей к месту выборов, угощали в трактирах…

И вот прообраз такой системы решили скопировать наши западники в 90-х годах. Наверняка они понимали всю сущность такой демократии и готовили свои карманы к большому денежному наплыву.

XVIII век называют эпохой Просвещения. Действительно, в те годы появилось множество прекрасных писателей и мыслителей, которые изобличали пороки текущей системы. Они критиковали сложившиеся европейские ценности и призывали вырабатывать новые модели. Но в каждой бочке мёда есть своя ложка дегтя. Даже философов коснулось негативное порочное мироощущение. Разоблачая предмет размышлений, который деградировал, они не предлагали путей выхода, реформации. Они призывали лишь уничтожить старые порядки. Так и товарищ Вольтер, поддерживающей переписку с Екатериной II и Фридрихом II, говорил: «Разрушьте старое здание обмана!», «Раздавите гадину!» – призывал Вольтер, имея в виду католическую церковь. Мы уже говорили о том, что ещё не прошло время процветания индульгенций. Однако это был не повод сеять рознь и призывать к уничтожению того, что священники называют «телом Господнем». Верхом его лицемерия была установка памятника с надписью «Богу от Вольтера».

В 18 веке начался промышленный переворот. Капитализм понемногу начинал набирать силу, проникать в каждый развитый город. Уже тогда он показал своё гнусное лицо. Положение рабочих было катастрофичным. Современник писал: «Ужасным был внешний вид работающих детей: бескровные, дряблые лица, ненормально малый рост, вздутый живот, искривленный позвоночник или конечности, изуродованные рахитом или искалеченные вследствие несчастных случаев при машинах». Дети работали с 5–8 лет.

Только потом капитализм «замаскировал» своё лицо, принимая нормы гуманизации производственного процесса. Но суть от этого не меняется, принцип остаётся тот же. В семьях с низким доходом любой расход, например покупка башмаков, заставлял экономить на еде, обеды отменялись на несколько дней. Все девушки с 14 лет независимы, т. к. платят матерям за квартиру и стол по 5–6 шиллингов в неделю. Работали на фабриках они с детства. Вот она – уродливая тварь, которую у нас уничтожили большевики. Отношения даже между детьми и родителями стало строиться только на деньгах, о любви уже не было и речи.

Современник описывает индустриализацию Парижа, используя только резко отрицательные слова: «… Грязная дыра, в которой растения вянут и гибнут, а четверо из семи детей умирают, не достигнув и года от роду». Нечто похожее происходило и у нас в конце XIX. Детей эксплуатировал не только помещик, но и родитель. Генрих Гейне писал:

О, пусть я кровью изойду,

Но дайте мне простор скорей.

Мне страшно задыхаться здесь,

В проклятом мире торгашей.

Принцип «евразийской вольницы» в нашей идеологии не допустит такой системы в обществе.

К этому времени уже прошла колонизация открытых континентов, новых неосвоенных земель. Тяжело проходило заселение Северной Америки. Земли Соединенных Штатов (тогда ещё под юрисдикции Англии) осваивались варварскими способами. Европейцы (англичане, испанцы, французы), которые заселяли территории, активно уничтожали коренные индейские племена. В результате колонизации индейцы были либо вытеснены за пределы колоний, либо истреблены. Захватчики пытались оправдать свои действия, но выходило оно кривым. Всех индейцев приравнивали к животным, а убийство животных среди европейцев не считалось преступлением. Но колонии также требовали и рабочие руки. Поэтому оставшихся индейцев европейцы обратили в рабство и эксплуатировали у себя на плантациях. Когда же даже индейцев перестало хватать (большинство вымирало от голода), то стали привозить африканцев. Постепенно укоренился труд негров-рабов. Условия труда негров были невыносимы, а за побег всегда жестоко наказывали. Если численность племён индейских племён на побережье достигала 200 тыс., то после прихода «цивилизованных» от них осталось 2–3 тыс.

Европейцы завезли в Новый Свет чуму, оспу, тиф. Эпидемии косили целые районы. Численность мексиканцев тогда сократилось в 10 раз. В Бразилии все туземцы истреблены были аналогичным образом. Любые попытки отказа от работы подавлялись. Не щадили ни индейских женщин, ни детей. На 1512 году в одной только Кубе проживало 300 тыс. индейцев. Спустя 25 лет их осталось 5 тыс. В Центральной Мексике из 25 млн аборигенов остался только 1 миллион.

К слову, несколько десятилетиями ранее в России проходило освоение Сибири, а потом и восточных территорий Империи. Русские относились к коренному населению уважительно, не обременяли высокими налогами (налог со своих всех был выше), оберегали традиции тех народов. Именно этим цивилизация «Суши» отличается от цивилизации «Моря». Русские строили империю на равных условиях, развивая не только свои, но и чужие земли. Европейцы колонизировали новые страны, оттуда выкачивали все материальные средства, останавливались все протекционистские процессы, товары колоний не могли конкурировать с товарами «хозяев», а местное население либо, в конечном счете, полностью истреблялось, либо вымирало.

Принципы колонизации обусловили идеологию американского общества. Американские пуритане искренне считали себя народом, избранным Богом, и хотели спасти всех, даже если это требовало применения насилия. Потом «мессианство» религиозное перешло на рельсы «экспорта демократии» по всему миру. Долгое время в их обществе ни женщины, ни свободные бедняки, ни негры права голоса не имели.

Лозунг «Великой французской революции» – свобода, равенство, братство – продержался не долго. Это только потом он стал популярен среди партий. В годы перемен слово «братство» заменили «собственностью». Ярко выразился буржуазный оттенок революции. Иначе кому она была нужна? Мнения народа никогда не учитывалось, власть имущие и буржуа хотели принимать законы только в свою пользу. А монархическая система этому мешала… Только в России после буржуазной революции последовала коммунистическая. В остальных странах это было в интересах лишь небольшой группы лиц. Впрочем, и сейчас все перевороты носят не народный характер. Они прикрываются народными чаяниями, а сами преследуют свои геополитические интересы.

Пока в Европе творились колониальные войны, на Востоке дела обстояли совершенно по-другому. В традиции Востока государство всегда должно было быть сильным. Всевластие государство проявлялось и в том, что оно являлось верховным собственником всех земель. Основу общества составляла община. В религиозных ценностях всё чаще встречается мудрость, гуманность, верность, почитание старших и мужество. Один из великих правителей Могольской империи Акбар строил мощное централизованное государство. Даже его религиозная политика отличалась тем, что признавала все религии равными. А ведь он был современником Филиппа II, гонителя неверных.

Но и эти земли подверглись завоеванию европейцев. Ост-Индийская компания Великобритании с 1757 года захватывает Бенгалию. Но доступ к Китаю получить не удалось. Указом цинского императора все порты закрывались. Китай положил начало своей изоляции от внешней торговли. Тем самым он спасся и сохранил суверенитет, когда как другие государства были разграблены и присоединены в колониальной империи Англии.

Экспансия Великобритании остановилось перед Китаем. Но она продолжала вынашивать свои кровавые планы. В 40-50-х годах 19 века начались «Опиумные войны». Они начались из-за желания Великобритании узаконить ввод опиума (наркотика) в Китай. Экспорт опиума приносил огромные деньги. Промышлять этим грязным промыслом было выгодно. Параллельно в Индии в это время европейцы-предприниматели препятствовали нормальному развитию фабричной промышленности, поощряя только те культуры, которые шли на экспорт как сырье. Индия, экспортируя все свои запасы зерна, погубила 25–30 млн человек. И все из-за происков европейцев, которые искали максимальную выгоду. Традиционное общество Индии было разрушено.

Принцип евразийской вольницы


Как известно, наша идеология отрицает либерализм. Но что может занять его место? Либерализм негативно сказывается на всё государственное обустройство, тем не менее, принципы свободы всегда волновали общество и были для него важной составляющей. Наша же идеология не должна нести в себе культивацию насилия в обществе. Главный принцип евразийства заключается в Любви. Любовь к ближнему, к людям, к обществу, ко всему государству может привести к большим достижениям. Достижениям не научными, а общечеловеческими – достижениям каждой личности. Поэтому идеология должна существовать, чтобы делать людей лучше и чище. Она не обязана зацикливаться только на государственном обустройстве.

Идея, прежде всего, нужна обществу, чтобы задать свой набор правильных целей. Либерализм в том виде, в котором он существует сейчас, не может отвечать этим требованиям, он скорее уводит от истинного пути, вредит экономике и обществу. Но это не значит, что надо перечёркивать все принципы свободы человека и его прав. Наоборот, стоит создать альтернативу этому с положительным знаком. Мы перечёркиваем слово «либерализм» и предлагаем к рассмотрению идею евразийской вольницы. Как и в случае с братским патриотизмом, здесь мы сочетаем бескрайние просторы нашей Родины и все возможности свободной творящей личности. Наша свобода, свобода евразийской вольницы основывается не на действии отказа от чего-либо, у нас не будет «свободы от», евразийская вольница – это «свобода для».

Свобода для творчества человека, свобода для его жизни, свобода для новых достижений общества. Государство сохраняет все существующие свободы и права человека, но не для хулиганства, наркомании и деградации. Человек как личность учится творить, а для этого государство предоставляет ему ни много ни мало, а всю Евразию.

Зная свойства русской души, которой свойственно впадать в крайности, мы считаем, что надо продвигать дисциплину – твёрдую и беспощадную, чтобы навести порядок в стране. Но это ни в коем случае не является признаком тоталитаризма. Миссия вольницы не допустить такое течение в будущем. Ещё более глубокая цель – это развитие у человека силы воли. Чувство воли позволяет человеку работать и жить во всю силу, для всего общества. Евразийская вольница – это возможность человека реализовать себя в государстве, это платформа, которая позволяет заниматься любимым делом и приносить пользу. Для этого государству следует сделать бесплатным медицину, образование, жильё. А главное – это создать рабочие места для людей, которые будут приносить реальные доход.

Евразийская вольница позволит человеку не только свободно перемещаться, а жить по собственному усмотрению. Население будет не концентрироваться в мегаполисах, а наслаждаться жизнью в экогородах, где природа совмещается с высочайшими технологическими новинками. Любовь провозглашает творение добра ради каждого человека, поэтому в идеальном обществе нет вражды между классами, нет ярко выраженных сословий, а есть один единый и неделимый народ, в котором каждый выполняет свою обязанность, своё место в жизни и составляет человеческую гармонию.

Вольница – это размах в масштабах всего континента, это возможность обнять мир всей душой. Вот что такое истинная свобода, не политизированная ради выгоды неприятеля. Это не отрицание совести, а поощрение её.

Евразийская историософия Льва Гумилева


Лев Николаевич Гумилёв – великий мыслитель советской эпохи, автор теории пассионарности и этнографического «старения» народов. Ему удалось на основании собственных исследований выяснить закономерности создания новых государств и целых империй. Причём эти закономерности позволяют выяснить, что история средневековья, основанная на евроцентризме, не показывает всей картины мира, в это же время в Азии строились и рушились свои царства. Лев Гумилёв писал о том, что история России начинается, прежде всего, с истории славян.

После «демографического взрыва» в Европе началось Великое переселение народов. Славянский этнос, образовавшийся во 2 века н. э. как и другие этносы также изменил ойкумену. Как ныне установлено, славяне не были аборигенами Восточной Европы, а проникли в неё в 8 веке, заселив Поднепровье и бассейн озера Ильмень. До славянского вторжения эту территорию занимали русы, или россы – этнос отнюдь ни славянский. При этом нельзя считать руссов скандинавскими варягами, т. к. варяги начали свои походы в 9, а русы известны уже в 6 веке.

Позднее, многочисленные славянские народы «перемешались» с руссами, «ославянив» их. В итоге возникла ситуация, когда на новгородской земле жили поляне (восточные славяне – словены), но в названии своего государства оставили наименование «Русь», от названия первого этноса. Однако процесс славянского этногенеза был нарушен вторжением в Европу других народов с востока. Хиониты, которые стали известны под именем авар, или обров, отделили южных славян от северных (прибалтийских). Так было положено начало разделению славян на разные, но близкие по родству, славянские этносы.

История Руси в летописном виде началась с прихода знаменитого Рюрика, скандинавского викинга, которого пригласили ильменские словене. Так ли это было на самом деле доказать сложно. Существует много работ историков, которые опровергают личность Рюрика, или наоборот, доказывают его существование. Так или иначе, но в 862 году варяг, которого называли Рюрик, стал княжить в Новгороде.

Вот как описан этот приход в одной из летописей: «И пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же – те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах – находники, а коренное население в Новгороде – словене, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик».


Тем не менее, на основе современных исследований доказано, что многие моменты в «Повести временных лет» затушёвываются. В книге Гумилёва «Древняя Русь и Великая Степь» летопись подробно разбирается и критикуется. Так выяснилось, что Нестор, писавший свой труд, был сторонник великого князя Святополка, который был одни из первых русских «западников».

Естественно, что приход викингов в таком положении вещей восхвалялся. Общеизвестно, что Рюрик, после своего прихода, сломил сопротивление антиваряжской партии, возглавляемой Вадимом Храбрым, казнив оного. Существует версия, что Рюрика не приглашали, он завоевал словен по предложению своих сторонников. Лихачёв же характеризует повесть как замечательное художественное произведение, где исторические события заменены легендами или вставными новеллами. Так или иначе, но доказано, что Синеуса и Трувора не было, они возникли в результате неправильного перевода летописи. Под ними обозначался род Рюрика и его славная дружина.

Несмотря на это эпоху княжения на Руси варягов, Рюрика, Олега и Игоря – раскрывают сразу 3 правды.

Первая заключается в том, что Рюрик положил начало объединению Руси, которая на тот момент времени состояла из отдельных племен, разбросанных по лесам. Варяги провели успешный поход на Киев, где сидели Аскольд и Дир, объединили прибалтийских и киевских славян, в результате была создана Киевская Русь.

Вторая правда заключается в том, что поход на Константинополь и подписания выгодных торговых отношений, произошёл единожды и оставляет после себя вопросы. Так в летописях Византии даже не упомянут поход Олега, они его просто не заметили. На основе летописей можно прийти к выводу, что такой поход был предпринят ранее, а Нестор приписал всю славу Олегу, т. к. симпатизировал ему. Существует вероятность, что летописцы Византии не хотели упоминать позорное поражение, но это осталось во мгле истории. Для нас важен тот факт, что варяги осуществили много других походов на прибрежье Чёрного моря в союзе с Хазарией, где в это время правили иудеи. Походы были плачевны. Плохо оснащённые армии были сожжены греческим огнём, сотни славянских юношей проданы в рабство, а Хазария предала оставшуюся часть смерти.

Третья правда состоит в том, что в те времена «варяги» были не этносом, а профессией. Пассионарное население Скандинавии уходила в военные походы на небольших кораблях, где и осуществляла грабёж. Они не возвращались на родину, т. к. у себя были подобно изгоям, поэтому варяги Рюрика успешно ассимилировались со словенами. В итоге, своей военной мощью они положили начало государственности Руси. До этого словены и русы ассимилировали друг друга, тем самым повысив пассионарность своего народа – он стал сильнее, больше, и поэтому был способен переносить тяжёлые условия, имел возможность успешно бороться за свою территорию.

Теперь вернёмся к дальнейшему анализу истории.

После смерти Игоря на престоле оказалась Ольга. Ольгу уже нельзя было причислить к викингам. Точное происхождение её не указано. Однако известно, что родилась она на территории Псковской области. Приняв тайно православие, она стала первой княгиней Киевской Руси, которая начала новую политику. Как только надобность в варягах миновала, от них избавились, славянский элемент восторжествовал и над норманнским, и над россмонским, сохранив от последнего только название: «поляне, яже ныне рекомая Русь».

Смена веры в 988 г. при Владимире позволила покончить с заморскими традициями, и Русь вступила в инерционные период этногенеза, при котором условия для накопления культурных ценностей оптимальны. Владимир прекратил военные действия в Византии, начатые варягами и продолженные сыном Ольги. Принятие православия вернуло утраченные контакты с Византией и помогло в защите против западного католического влияния. Русские считали своими греков, грузин, карелов, ижору, но не шведов, немцев, французов, итальянцев.

Католики не считали греков, болгар, русских за единоверцев, причём это отчуждение превратилось в религиозную войну против православных. Внедрение греческой веры и культуры привело к некоторому усложнению системы. Там, где язычество устояло – у полабских славян, – победили немцы в конце 12 века. А там, где создались сложные системы – на Руси, в Польше, Чехии, – немецкий натиск был остановлен. Само разделение христианства на католичество и православие произошло в результате противостояния двух суперэтносов: Византии (восточного православного мира) и Римской империи (западного христианского мира).

На основе этого возникли и религиозные диспуты. Вскоре Рим стал католическим, там восторжествовало папство, он отделился от культуры Константинополя. Когда же и Константинополь пал, после очередной войны, молодая Москва, уже в период раздробленности на Руси, стала последним оплотом православия. Падение Константинополя было предрешено, этносы Византии одного возраста с Русью, и когда очередной император стал иконоборцем, он лишил народ Византии своей самой главной ценности – икон. Православие пошатнулось.

Главным источников православного богословия для Руси стала Болгария. Греки в Византии стали «старым» этносом и растеряли свою былую силу. После крестового похода, Византию захватили арабы-мусульмане, предшественники Османской империи. В это же время Русь подверглась набегам монголо-татар и частично тоже прекратила своё существование. Но они смогла возродиться, благодаря сохранению культуры. И уже обновлённая стала новым суперэтносом.


Этносы появляются на свет как новорожденные дети. Они переживают этапы взросления, своего расцвета и старости. За этим они превращаются в реликты и уходят с мировой арены, либо обновляются за счёт слияния с другими этносами или за счёт появления новых пассионариев в результате мутаций. Киевская Русь была сильным государством с прекрасной культурой. Что помогло ей стать таковой и что повлияло на её распад? Это вопрос причинно-следственной связи является одним из главных.

На момент крещения в Киевскую Русь входили: вятичи, волыняне, кривичи, дреговичи, древляне, дулёбы, поляне, полочане, радимичи, северяне, тиверцы, уличи и другие. Всё это славянские племена, которые возникли после раздробленности восточных славян. Свои особенности они получили за счёт географического положения, которое даёт со временем определённые физиологические особенности. Олег, а после и другие князья, стали объединителями славянских племён. Часть из них примкнуло к Руси самостоятельно, часть была завоёвано. Но всё это положило начало возникновению нового суперэтнического образования. Реликты, субэтносы влились в Киевскую Русь и стали основой её усиления.

Но ничего просто так не произошло бы. Каждое племя верило в своих языческих богов, в лице которых выступало солнце, ветер, гроза и т. п. природные явления. Все они были дезинтегрированы, т. е. разобщены. Связи между племенами поддерживались только за счёт торговли. Выбор веры Владимиром, описанный в Повести временных лет, стал главным фактором единения Руси. Конечно, православие было воспринято и усвоено народом далеко не сразу. Но мироощущение славян оказалось намного ближе к православию, нежели к другим религиям. Возникло двоеверие, с которым было сложно бороться и оное дожило до 17 века в некоторых местах. Но главный фактор – ортодоксия, т. е. принятие единого Бога, сыграл решающую роль в создании русской нации.

После того, как Киевская Русь распалась на несколько княжеств, начались чёрные дни. Междоусобицы забирали всю военную мощь, в них гибли тысячи славян. За долгие годы столкновений между князьями страна потеряла свою целостность, пятимиллионное населения стало уменьшаться. Поэтому говорить, что Киевская Русь была нежизнеспособна просто некорректно. Тот факт, что торговля стала решающим фактором появления данного государства по пути «Из варяг в греки» верно.

Славяне расселялись преимущественно вдоль рек. Но удлинение страны по речным путям не могло стать решающим фактором разъединения. Усобицы, возникшие в период дробления, стали главным врагом некогда единого народа. Князья желали увеличить свои владения за счёт других. Все завоевания в этот период прекратились. Когда же Золотая орда напала на Русь, и та стала вассалом, то поздние историки Российской Империи приписали это кровожадности монголо-татар.

Так ли это на самом деле? Империя Чингизидов возникла не из обычных кочевников. На тот момент времени Тэмуджин (будущий Чингисхан) являлся типичным пассионарием и не мог выносить старые порядки. Племена монголов следовали родовым обычаям, не создавали государства, у них не было постоянной армии, на тот исторический момент они являлись слабым угнетаемым народом. Но противники старых порядков – людей длинной воли – это не устраивало. Чингисхану удалось собрать таких же как он «изгоев», собравшись в один кулак такие пассионарии смогли привлечь остальные племена. Чингисхан написал «Яса» – книгу закона. Она изменила порядок вещей, сроднившись с ментальностью монголов. По этим законам человек карался смертью за блуд, кражу, грабёж, скупку краденого, чародейство, направленное против ближнего.

Главный императив – взаимовыручка. Монголы считали самым большим злом предательство, если заключали дружбу, то отдавали воинов, сражались всей яростью, но никогда могли оставить союзников. Демонизация некоторыми историками их неправильна, их принципы основывались на коллективной ответственности, они всё делали вместе и презирали то, что на Западе называлось «искусством политика».

Поэтому, когда их послов, которые они отправляли – убивали, то они считали, что за это полагается долгая месть. Сами они всегда чужых послов берегли, в то время как в Европе дипломатов посылали насмерть. Козельск, где один из русских князей убил их послов, был объявлен «злым городом». По их понятиям народ, поддерживающий своего правителя, должен делить с ним ответственность. Для классового общества такое мнение нелепо, но монголы не могли представить о существовании подобного неравенства, их строй был другой. Поэтому Козельск был сожжён дотла, а население частью перебито. Золотая орда вторглась на Русь и в 1223 состоялась битва на р. Калке. Началось монголо-татарское иго, продлившееся 200 лет. Из этой эпохи можно вынести 5 правд.

Первая правда заключается в том, что монголов было в 10 (!) раз меньше войск Восточной Европы, их экипировка была слаба, но основной акцент делался на манёвренность за счёт мобильной конницы. Русь была разобщена. Киев уже несколько раз был разграблен «своими». Тот же Козельск, который подвергся атакам, стоял недалеко от крупнейших городов. Но на помощь никто не пришёл.

Вторая правда заключается в том, что в захваченных городах не творилось «безобразие», все церкви на Руси были сохранены, монголы не могли оставлять в каждом поселении свои отряды, поэтому выдали «ярлык» князьям и мирно уходили. Добряками их, конечно, считать не стоит. Такие города должны были платить определённые дань хану.


Третья правда состоит в том, что после вторжения монголо-татар Русь стала вассалом. Сохранила независимость преимущественно только Новгородская республика. Но в это время происходит возвышение Москвы, а также совместные военные действия русских войск и монголов против католической Европы. Александр Невский выглядел на фоне раздробленности единственным человеком, который стремился сохранить Русь, защитить её от крестоносцев, которые посчитали православных людей отступниками, не считаясь, что католичество само появилось в результате раскола с Византией.

Четвёртая правда состоит в том, что та часть Руси, которые завоевали монголы, после распада Орды сохранила собственную культуру и идентичность. Та же часть, которая примкнула к папству, утратило и культуру, и независимость, и самобытность. Известный пример – Галицкая Русь.

Будучи на окраине, она впитывала влияние Запада. Когда хан подъехал к Галичу, князь галицкий получил ярлык на княжение, но вскоре тот выехал к папе и получил разрешение стать «королём малой Руси», в итоге он был убит за предательство. В городе бояре обратились к соседним князьям, но те пошли против народа, в итоге сам Галич был разорён из-за смуты, а через несколько лет присоединён к Польше. После этого это княжество перестало существовать вообще.

Пятая правда заключается в том, что русичам постоянно оказывалась военная поддержка против литовцев, которые к тому времени захватили южные земли былой Руси. Но не стоит и забывать, что за поддержку славяне платили хану большую дань, которая вся уходила на прокорм лошадей. Это же сильно замедлило общее развитие страны в экономическом плане.

В итоге только после усиления Москвы и централизации мы смогли покончить с татарским игом. Но и это не стало решающим фактором. Чума, которая прокатилась по Европе, достигла и России. Умирал каждый четвёртый, в этой ситуации только пассионарии смогли преодолеть трудности и посеять свой генофонд. Началось возвышение Москвы, в основном благодаря митрополиту Алексею, который выполнял функции князя на тот момент, так же как и монаху, Сергию Радонежскому, который поддерживал Димитрия Донского. Своим словом они смогли присоединить разрозненные земли. И уже на Куликовском поле началась эпоха возрождения русской земли. Во время раздробленности говорили: «Московиты, тверичи, рязанцы, смоляне, новгородцы». И только на Куликово в 1380г. пошли русские. Чтобы население ощутило себя этносом, понадобился подвиг, ставший моментом рождения и государственности, и народности, и культуры, и воинского духа. Так возникла Великороссия.

Ещё в момент этой решающей битвы монголы приняли ислам. Когда же Орда стала распадаться, последовали религиозные преследования. Так татары были противниками ислама и стали быть угнетаемыми. Единственным место, где они могли найти приют и дружелюбие, были русские княжества, с которыми ревнители древних традиций связали полвека совместной жизни. Так появились на Руси… Аксаков, Алябьев, Аракчеев, Ахматов, Батурин, Бердяев, Булгаков, Бунин, Бухарин, Вельяминов, Гоголь, Годунов, Горчаков, Державин, Измайлов, Кантемиров, Карамзин, Кириевский, Корсаков, Кочубей, Куракин, Милюков, Мичурин, Рахманинов, Салтыков, Строганов, Татищев, Тимирязьев, Тургенев, Тютчев, Уваров, Ушаков, Чаадавев, Шереметев, Шишков, Юсупов. Этот перечень лишь отчасти отражает тот размах, который приобрела русско-татарская метисация.

У Соловьёва, Карамзина прослеживается противостояние леса со степью. Но так ли это? Ведь, по сути, и лес, и степь не могут существовать по отдельности. Они скорее вступят в симбиоз – сотрудничество, потому что каждый имеет ресурсы, который не имеет другая сторона. Так половцы совершали часто набеги на Русь ещё до прихода монголо-татар. Но неискушённый историк, анализируя летописи, может заметить и другие моменты. Что «лес» и «степь» активно торговали между собой, что половцы не только совершали набеги, но и участвовали в междоусобных войнах вместе с дружинами князей, заключались различные договоры, согласно которым половцы защищали Русь от набегов иноземцев.

Отсюда можно заключить, что подобный симбиоз был. И русские князья считали уже половцев «своими». Ещё во времена ига многим пассионарным людям было некуда деваться. Они уходили на южные границы, опустошённые беспорядочными столкновениями между тюрками. Так русские дружинники, оставшиеся без князей, на границах перемешались с крещеными половцами, они создали новый этнос – малороссы (старое название), или восточные украинцы (так их звали поляки). Проявив невероятный героизм, он вернул заброшенную землю и сохранил культурную самобытность.

Надо отдать должное уму и такту наших предков. Они не создали человекоубийственную систему мироощущения, они относились к окрестным народам как к равным, пусть даже непохожих на них. И благодаря этому устояли в вековой борьбе, утвердив, как принцип не истребление соседей, а дружбу народов. Для того, чтобы эти люди, живущие на одной территории в мире и согласии, стали единым этносом, не хватало одной детали – общей исторической судьбы, которая воплощается в коллективном подвиге, в свершении, требующем сверхнапряжения. Когда же народу стала ясна цель защиты не просто территории, а принципа, на котором надо было строить быт и этику и всё, что ныне называют культурным типом, то все, кому это было доступно, взяли оружие и пошли биться с иноверцами.

Древнюю Русь погубила дестабилизация, увеличение числа субпассионариев – эгоистов, не способных к самопожертвованию ради бескорыстного патриотизма. На осколках древней Руси возникло Московской княжество, которое смогло со временем присоединить к себе остальные территории, и время это было названо собиранием земель.

Какая же складывается общая картина в каждом периоде в целом? К 19 веку раскол славянского единства привёл к созданию новых, ранее не существовавших народов. В результате смешения славян с иллирийцами появились сербы и хорваты, а во Фракии смешение с пришлыми кочевниками положило начало болгарскому этносу. Общность исчезла, но ещё сохранилась языковая близость. Когда Ярослав Мудрый вместе с новгородцами шёл нам Святополка Окаянного, сидевшего в Киеве, тот обратился за помощью к Болеславу, польскому королю. Когда же их войска встретились на реке Буге, то Ярослав кричал, что проткнёт «колом брюхо толстое» Болеславу. И оба противника понимали друг друга, хотя уже на тот момент стали возникать первые языковые различия.

Этот факт лишь подкрепляет тот вывод, что славяне некогда были единым народом. Поэтому идеи панславизма более чем актуальны и сегодня. Уже на тот момент времени многие славянские поселения подпали под западное влияние. Яркий пример тому Польша, которая в союзе с Литвой образовало позже Речь Посполитую. Туда проникли идеи западной культуры, поляки приняли католичество. Польша стремительно захватывала русские земли ещё в момент возвышения Москвы. Наши братья стали нам врагами, подпав под чужое влияние. И этот процесс в наши дни происходит на Украине. Только пресекая дурное влияние, которое навязывает свои мысли трудному подростку, можно вырастить из него порядочного человека. Так и нам следует чётко отделить «своих» от «чужих» и начать новые идеологический рывок по восстановлению старых союзных связей с близкими нам государствами, не оглядываясь на мнение мирового сообщества. Нельзя спокойно принимать в себя «западные ценности».

В 11 веке князь Всеволод заключил династический брак с Генрихом четвёртым, выдав за него замуж свою дочь Евпраксию Всеволодовну. Оказалось, что Генрих был поклонником антисистемным культам и служил «чёрные мессы» Сатане, в которые привлек свою невесту, дабы на её голом теле служить кощунственные обедни. В итоге Евправксия сбежала и прожила всю свою жизнь в одном из монастырей. И много с тех пор не изменилось. Когда в Европе победили папы – появилась кровавая инквизиция. Сейчас же там однополые браки и торжество чёрных мигрантов, которые лет через 100 сделаю на этих землях свой халифат. Конечно, мазать всё чёрной краской нельзя, но тенденция берёт своё.

Почему в СССР в своё время мирно вошли Эстония, Литва и Латвия? У русского народа с ними установились дружеские связи. Ещё во время завоеваний немецких рыцарей в этом регионе эсты отказались им покориться. Существование дружеских связей подтверждает тот факт, что города, которые ныне называют Тарту и Талин, имеют вполне русские исторические имена Колывань и Юрьев (по христианскому имени основателя этого города Ярослава Мудрого). А вот немцы ещё тогда относились к русским довольно жестоко, если захваченных эстов обращали в крепостное состояние, то русских просто убивали. Именно в те времена происходили миграции русско-польского население, которые впоследствии составили западный украинский этнос.

Теперь вернёмся к периоду московского усиления, чтобы продолжить наше историческое обоснование. После смерти Александра Невского стали княжить в Москве его потомки, которые положили конец традиции Ярослава Мудрого, заложившего начало раздробленности на Руси. Особо выделился Иван третий, который сумел грамотно расширить территории Московского княжества. Удачно заключив союз с Крымским ханством, он смог оттянуть силы Литвы, которая на тот момент времени была в союзе с ордой, и стояние на Угре закончилось без боёв. Раздробленная орда уже не представляла того оплота могущества, а Московское княжество впервые, после Куликовской битвы, смогло почувствовать собственную силу. Но долго это не продолжилось, после смерти Ивана Грозного наступили тяжёлые смутные времена.

Юг России был захвачен Польшей, север захватывала Швеция. Поляки уже не ощущали себя славянами, а приняв католичество, уже не считали, что их могло что-то связывать с россиянами ранее. Однажды подпав под европейское влияние, народ уже не мог выбирать друзей и врагов самостоятельно, и русских за равных людей перестать считали. Мало кто знает, но Минин и Пожарский смогли спасти страну, приложив не малые усилия. Когда надо было сформировать полки, знать сказала: «денег нет». Тогда Козьма Минин, великолепно зная своих сограждан, бросил свой знаменитый клич: «Заложим жен и детей наших, но спасём Русскую землю!» Никто против не был. А раз так, то Минин с выборными взял силой и выставил на продажу в холопы жён и детей всей той знати, которая не пожелала давать денег. Деньги тут же нашлись, каждый «вдруг» обнаружил у себя заначку. Организовавшись так однажды, народ смог организоваться и в Великую Октябрьскую революцию.

Время шло, у нас Рюриковичей сменили Романовы, отголоски крестьянских восстаний уже прошли. Народ поднял свои головы, люди той части поселений, которые ранее входили в Киевскую Русь – Киев, Чернигов, Запорожье – притеснялись, будучи под властью Польши. Все православные люди Украины не могли свободно ходить в церкви, были обложены разными налогами. Настал выбор совести, либо подчиниться полякам и отречься от православия, которое во все времена служило неким индикатором «свой – чужой»: Европейский мир был католическим, наш суперэтнос, российский – был православный.

На этом фоне появился Богдан Хмельницкий. Он явился к запорожцам и заявил: «Хватит нам терпеть этих поляков, давайте соберём раду и будем защищать церковь православную и Землю Русскую! Этот призыв стал доминантой для всех казаков и, будучи в разы меньше армии Польши, казаки смогли на первых порах выстоять свои земли от католического влияния. Но когда Богдан попал в плен, а шляхтичи собрали, наконец, боеспособное войско – сопротивление было сломлено. Хмельницкий принял решение начать переговоры с Москвой. Выбор свершился. Россия прислала войска и прогнала поляков. Украина снова стала частью Великой Православной Славянской Руси.

Пётр Романович, несмотря на продолжение линии западничества своего отца, показал, как правильно нужно налаживать связи с Европой. Он приглашал людей, которые владели особыми профессиями, заставлял своих людей обучаться новыми науками, создал флот. Он перенимал из европейских достижений только лучшее.

Россия отставала по развитию, но в петровские времена много полезного было сделано. Пётр не стремился вмешивать в войну нашу страну ради чьих-то интересов. Он укреплял собственное хозяйство. Далеко не всё, что было перенято, пошло на пользу. Но сам подход был правилен. Царство стало империей, и в этом его заслуга.

История России продолжалась. Ещё до Петра первого наши соотечественники активно исследовали Сибирь. Экспедиция Ермака в 1581 года прошла успешно. Аборигены вели в тех местах размеренный образ жизни, были в состоянии гомеостаза с природой, поэтому пришельцам сопротивляться не могли. Но Москва чётко прописала правила, по которым нельзя, никоим образом было притеснять этих людей. Казнь же была недопустима вообще. Конфликты с русскими, если они и возникали на первых порах, например у бурят и якутов, быстро улаживались и не имели тяжёлых последствий в виде национальной розни. Ф. М. Достоевский отметил, что если у французов есть гордость, любовь к изяществу, у испанцев – ревность, у англичан – честность и дотошность, у немцев – аккуратность, то у русских есть умение понимать и принимать все другие народы.

Именно новая система поведения, созданная на старой идеологической основе – православии, – позволила России сказать свое слово в истории Евразии. Этот континент за исторически обозримый период объединялся три раза. Сначала его объединили тюрки, создавшие каганат, который охватывал земли от Желтого моря до Черного. На смену тюркам пришли из Сибири монголы. Затем, после периода полного распада и дезинтеграции, инициативу взяла на себя Россия: с XV в. русские двигались на восток и вышли к Тихому океану. Новая держава выступила, таким образом, «наследницей» Тюркского каганата и Монгольского улуса.

Объединенной Евразии во главе с Россией традиционно противостояли: на западе – католическая Европа, на Дальнем востоке – Китай, на юге – мусульманский мир. В отличие от ландшафтов Западной Европы ландшафты Евразии очень разнообразны. А ведь для любого народа крайне важны связи с родным ландшафтом, который определяет систему хозяйства. Этнос приспособлен к своему ландшафту, ему удобно в нем. Если же ландшафт изменяется радикально, то радикально меняется и этнос. При изменениях ландшафта, превышающих определенный критический порог, на месте старого этноса появляется новый.

Разнообразие ландшафтов Евразии благотворно влияло на этногенез ее народов. Каждому находилось приемлемое и милое ему место: русские осваивали речные долины, финно-угорские народы и украинцы – водораздельные пространства, тюрки и монголы – степную полосу, а палеоазиаты – тундру. И при большом разнообразии географических условий для народов Евразии объединение всегда оказывалось гораздо выгоднее разъединения. Дезинтеграция лишала силы, сопротивляемости; разъединиться в условиях Евразии значило поставить себя в зависимость от соседей, далеко не всегда бескорыстных и милостивых. Поэтому в Евразии политическая культура выработала свое, оригинальное видение путей и целей развития.

Евразийские народы строили общую государственность, исходя из принципа первичности прав каждого народа на определенный образ жизни. На Руси этот принцип воплотился в концепции соборности и соблюдался совершенно неукоснительно. Таким образом, обеспечивались и права отдельного человека. Вспомним, например, что после присоединения Поволжья, Урала и Западной Сибири в армии московских царей, наряду с полками иноземного строя, стрельцами, дворянской конницей, появилась «низовая сила». На кочевников, служивших в армии, почти не расходовали денег, они жили за счет своей добычи и в маневренных войнах были довольно удачливы. С их помощью Алексей Михайлович освободил от Польши Украину и тем самым спас ее от уничтожения.

Исторический опыт показал, что, пока за каждым народом сохранялось право быть самим собой, объединенная Евразия успешно сдерживала натиск и Западной Европы, и Китая, и мусульман. К сожалению, в XX в. мы отказались от этой здравой и традиционной для нашей страны политики и начали руководствоваться европейскими принципами – пытались всех сделать одинаковыми. А кому хочется быть похожим на другого?

Механический перенос в условия России западноевропейских традиций поведения дал мало хорошего, и это неудивительно. Ведь российский суперэтнос возник на 500 лет позже. И мы, и западноевропейцы всегда это различие ощущали, осознавали и за «своих» друг друга не считали. Поскольку мы на 500 лет моложе, то, как бы мы ни изучали европейский опыт, мы не сможем сейчас добиться благосостояния и нравов, характерных для Европы. Наш возраст, наш уровень пассионарности предполагают совсем иные императивы поведения.

Это вовсе не значит, что нужно с порога отвергать чужое. Изучать иной опыт можно и должно, но стоит помнить, что это именно чужой опыт. Так называемые цивилизованные страны относятся к иному суперэтносу – западноевропейскому миру, который ранее назывался «Христианским миром». Возник он в IX в. и за тысячелетие пришел к естественному финалу своей этнической истории.

Именно поэтому мы видим у западноевропейцев высокоразвитую технику, налаженный быт, господство порядка, опирающегося на право. Все это – итог длительного исторического развития.

Конечно, можно попытаться «войти в круг цивилизованных народов», то есть в чужой суперэтнос. Но, к сожалению, ничто не дается даром. Надо осознавать, что ценой интеграции России с Западной Европой в любом случае будет полный отказ от отечественных традиций и последующая ассимиляция.

Этот простой, казалось бы, вывод можно сделать, лишь руководствуясь верными исходными посылками. А мы почему-то никак не хотим признать очевидного; основа этнических отношений лежит за пределами сферы сознания – она в эмоциях: симпатиях-антипатиях, любви-ненависти. И направление этих симпатий-антипатий вполне обусловлено для каждого этноса. Оценивать данное явление можно, как угодно, но от этого оно не станет менее реальным.

Теперь давайте вернёмся к нашему времени. Что сейчас происходит в мире? Правило «история повторяется» более чем верно, если рассмотреть те процессы, которые сейчас происходят.

Мы снова находимся под игом «Золотой орды». Только теперь в современных условиях это выглядит иначе. Вся Россия полностью подчинена экономики Китая. Если раньше Русь платила дань монголам, то теперь Россия в громадных размерах импортирует всевозможные товары с Китая. Наш рынок, наша экономика работает на то, чтобы покупать товары из-за границы. Это плохо сказывается на собственном населении нашей страны, потому что, если мы ничего не можем производить самостоятельно, мы теряем свой суверенитет. Но влияние Китая носит не агрессивный характер. Россия союзник Китая. Вместе мы противостоим действиям блока НАТО, который олицетворяет США.

Если раньше Русь постоянно воевала с Европейской коалицией, то теперь эту коалицию представляет США. Базы НАТО уже окружили Россию. Маленькие страны боятся быть уничтожены, боятся повторения печальной истории с Югославией, Ливией, Ираном, в которых США свергала действующие режимы и развязывала войну. Поэтому они вступают в блок, чтобы обезопасить себя, но тем самым они оказываются в ловушке, теряя собственную независимость. Россия на данный момент не противодействует США в идеологическом плане. Точно так же, как мы победили крестоносцев в союзе с ордой, точно также нам надо объединиться с бывшими странами СССР. Новое объединение на равных условиях и правах, вместе с взаимным желанием народа каждой республики восстановит былую справедливость. Наш евразийский суперэтнос вновь примет «своих» под материнское крыло. Пусть восторжествует идея братства и дружбы наших народов. Мы, россияне, единственный народ, который может воплотить в жизнь евразийскую мечту, заложенную в сознании русских людей, и славянскую мечту, которая соединит в себе всех наших братьев в единое целое. Надо забыть все былые обиды, пусть в нашей культуре будет только лучшее.

Пусть каждый народ Евразии, которую нужно понимать не только как огромной континент, но и сформировавшийся в центре его суперэтнос с тем же названием, решит для себя – быть ли отдельно или связать свой путь с нами. Самый важный критерий работы панславизм-евразийства – это диалог. Только во взаимном доверии нужно строить отношения. Уже создан блок ШОС, но надо наладить его работу. Уже есть Евразийский экономический союз. Но самое главное – честные и искренне отношения – ещё предстоит наладить.

Евразийство провозглашает: «каждый народ имеет право на самоопределение, а каждый суперэтнос имеет право на единство». Культура каждого народа бесценна и должна быть сохранена и преумножена. Потребительское общество диктует свои ценности, оно как паразит – везде ищет выгоду и готово на любые человеческие жертвы ради себя. Храня многовековые традиции нашего народа, мы должны возвести в наивысший ранг – мораль. Храня православие, мы должны развивать институты просвещения.

Уважая собственную историю, мы должны помнить подвиги народа в борьбе за наше будущее. Мы должны сами решать свою судьбу и жить, по совести, а не по собственной алчности. Евразийство должно, прежде всего, решать вопросы государственного устройства. Мы не должны отдавать свои предпочтения согласно нашим политическим взглядам, мы должны думать, как государство. Как поднять собственную экономику с колен, как эффективно и с практической пользой развивать собственное хозяйство и промышленность, как с наибольшей пользой для народа, а не 2–3% олигархов, направить бюджет государства на социальный рельсы так, чтобы каждый человек мог жить в спокойствие за своё будущее. Логика новой идеи проста – человек должен не батрачить за еду, а трудиться во благо своей семье, получая достоянное вознаграждение. И для этого нам надо поднимать интеллектуальный уровень населения, создавать новые проекты и изобретения, внедряя их в производство товаров и услуг.


Оглавление

  • Предисловие
  • Моя Родина – Россия
  • Зачем нужна идея для общества?
  • Что такое панславизм и евразийство?
  • История панславизма
  • Угасание и возрождение панславизма
  • История евразийства
  • Основные теоретические тезисы «старого» евразийства
  • Отрицательные стороны евразийства
  • Классическое евразийство П. Савицкого
  • Идеи Петра Савицкого и современность
  • Евразийский взгляд Н. С. Трубецкого
  • Наследие Трубецкого
  • Концепция панславизм-евразийства
  • Внешняя политика
  • Фактор народа
  • О равенстве народов
  • О едином экономическом развитии
  • Православие, взаимовыручка, братство
  • Цивилизации и принцип «лоскутного одеяла»
  • Геополитическая доктрина
  • Великая Октябрьская Революция
  • Фактор национализма
  • Национальный вопрос
  • Панславизм-Евразийство и Русский мир
  • Российская государственная идея и мир
  • В чём разница между свободой и волью?
  • Каким должен быть патриотизм?
  • Суша и море в постмодерне
  • Люди и мир
  • Западники и славянофилы
  • Почему молодёжи важно знать историю Отечества?
  • Проект «Единая Евразия»
  • Беловежское соглашение
  • Спор о европейской принадлежности России
  • Европейская иллюзия счастья
  • Принцип евразийской вольницы
  • Евразийская историософия Льва Гумилева