КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591523 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235421
Пользователей - 108152

Впечатления

vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Русские в Уругвае: история и современность [Автор неизвестен] (docx) читать онлайн

-  Русские в Уругвае: история и современность  29.86 Мб (скачать docx) (скачать docx+fbd)  (читать)  (читать постранично) - Автор неизвестен

Книга в формате docx! Изображения и текст могут не отображаться!


Настройки текста:





РУССКИЕ В УРУГВАЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Монтевидео - 2009

под общей редакцией
Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Восточной Республике Уругвай С.Н.Кошкина

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
Д.Белов, В.Бойко де Семка, К.Кириченко, А.Семикина, О.Санина, С.Флегинский

Издание осуществлено при поддержке Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом

© авторы и составители

СОДЕРЖАНИЕ

Обращение к читателям С.В.Лаврова. 7
Введение. 9
I. ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ
Рандеву Монтевидео. Алексей Вышеславцев
(Дмитрий Белов) 11
Слово дипломату. Александр Ионин
(Дмитрий Белов). 29
II. ИСТОРИЯ ИММИГРАЦИИ
Жизнь первых русских поселенцев в Уругвае:
взгляд изнутри (Василий Дубовик). 43
Сан-Хавьер (Лена Рослик) 53
Белая эмиграция
(Григорий Королев). 67
Русские в Сальто
(ІАнна Герасимчук, Элида Герасимчук) 79
Русские во Фрай-Бентосе
(Берта Фернандес Буракова). 89
Под иным крестом. Староверы в Уругвае
(Виктория Бойко де Семка) 109

III. КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕНТРЫ
Культурный центр имени
Максима Горького города Монтевидео (Ильда Загородько, Сергей Морковник,
Ольга Санина). 133
Культурный центр имени Максима Горького города Сан-Хавьер
(Анна Семикина) 143
Ансамбль «Калинка» (Анна Семикина). 153

IV. ИНТЕРЕСНЫЕ ЛЮДИ
Николай Вавилов (Александр Сизоненко). 161
Михаил Каратеев (Виктория Бойко де Семка) 169
Владимир Рослик (Валентина Бугаева). 185
Екатерина Романова (Григорий Королев). 193
Сергей Флегинский
(Дмитрий Белов, Григорий Королев) 201
Александр Толстой (Дмитрий Белов). 207
Капитолина Бодунова (Дмитрий Белов). 213

ПРИЛОЖЕНИЯ:
1. Хронология основных событий,
связанных с пребыванием россиян в Уругвае. 219
2. Действующие в Уругвае
объединения соотечественников. 223
3. Послы СССР и России в Уругвае. 225
Сведения об авторах. 226

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

Обращение к читателям Председателя Правительственной комиссии
по делам соотечественников за рубежом

Вашему вниманию предлагается книга о российской диаспоре. При­ мечательно, что она подготовлена самими соотечественниками и расска­ зывает о том, как складывались их судьбы, формировалась диаспора. Ее лейтмотив в том, что, несмотря на различия, всех нас объединяют любовь к Отечеству, чувства сопричастности великой русской культуре, гордости за нашу страну.
Развитие отношений партнерства с зарубежными соотечественника­ ми всегда будет среди приоритетов внешней политики России. Это также касается защиты их законных прав и интересов, укрепления позиций рус­ ского языка и культуры за рубежом.
Убежден, книга найдет своего заинтересованного читателя, будет востребована как убедительное подтверждение традиционно тесных свя­ зей соотечественников с исторической Родиной, объединяющей нас при­ верженности раскрытию колоссального созидательного потенциала «рус­ ского мира».

ВВЕДЕНИЕ

Уругвай всегда нравился россиянам. Еще в 1896 году временный по­ веренный в делах России в Бразилии А.Е.Грегер писал, что «...Уругвай - чудная страна по климату и по почве и... ни одна местность в Южной Америке не имеет от природы столько удобств для развития торговли и промышленности»1.
Первое известное нам упоминание о посещении Уругвая соотечес­ твенниками относится к 1860 году, когда в порт Монтевидео заходят ко­ рабли под российским флагом. Член экипажа одного из них - судовой врач Алексей Вышеславцев - в своей книге о кругосветном плавании на клипере «Пластун» удостоил эту страну самых лестных характеристик (см. статью «Рандеву Монтевидео»), Ближе к концу XIX века не менее высокую оценку дал Уругваю российский посланник Александр Ионин (статья «Слово дипломату»).
Можно предположить, что воспоминания этих людей, опублико­ ванные в России массовыми тиражами, стали своего рода побудитель­ ным мотивом для начала эмиграции в Уругвай россиян. Изначально она носила «неорганизованный» характер, при этом число переселенцев было совсем невелико. Так продолжалось до тех пор, пока в мае 1913 года в эту страну не прибыла большая группа приверженцев религиоз-

1 АВПРИ, ф.Канцелярия, оп.470, 1896 г., д. 150, л.117-118 об.

РУССКИЕ В УРУГВАЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Страница из донесения А.Е.Греге ра

ВВЕДЕНИЕ

ного течения «Новый Израиль». В июле того же года около 300 семей
«новоизраильтян» основывают на берегу реки Уругвай колонию Сан-Ха­ вьер, впоследствии получившую статус города (статьи «Жизнь первых русских переселенцев в Уругвае: взгляд изнутри» и «Сан-Хавьер»). Этот населенный пункт - единственный на сегодняшний день город Южно­ го полушария, в населении которого преобладают выходцы из России - становится и «магнитом», притягивающим к себе новых соотечествен­ ников (главным образом сельских жителей), и центром, из которого рос­ сийские иммигранты переезжают в другие уругвайские города.
После революции и гражданской войны в России до Уругвая дока­ тывается новая волна переселенцев-россиян. В их числе казаки, белые офицеры, представители творческой интеллигенции... Они обосновыва­ ются главным образом в Монтевидео (статья «Белая эмиграция»). Поми­ мо столицы и Сан-Хавьера, городами, где оседает наибольшее количество соотечественников, стали Сальто и Фрай-Бентос (см. соответствующие статьи).
Небольшие, но колоритные общины представителей диаспоры воз­ никают после приезда в Уругвай русских староверов (статья «Под иным крестом»).
Приток россиян в Уругвай не прекращается и сегодня. Его трудно назвать массовым, к тому же «новые русские иммигранты» далеко не всегда стремятся контактировать с давно живущими здесь соотечествен­ никами. Вот почему в данной книге освещены лишь отдельные эпизоды эмиграции «последней волны».
Хронология основных событий, связанных с пребыванием в Уруг­ вае россиян, представлена в Приложении 1.
Нормально жить и работать вдали от исторической Родины сооте­ чественникам помогали как благоприятное отношение к ним со сторо­ ны уругвайского общества, изначально сформированного иммигрантами и толерантного к переселенцам, так и традиционно хорошие отношения, поддерживавшиеся Уругваем с Россией. Еще в далеком 1857 году она от­ ветила заинтересованным согласием на предложение молодой южноаме-

риканской страны - Восточной Республики Уругвай - об установлении официальных дружественных отношений. Это событие было оформлено в виде обмена личными посланиями между президентом Уругвая Габри­ елем А.Перейрой и императором России Александром Вторым. Историки отмечают, что с учетом политических реалий того времени решение од­ ной из мировых держав - Российской империи - признать Уругвай де-юре явилось важным актом солидарности и поддержки, что способствовало упрочению международных позиций этой страны на этапе становления ее государственности. В 1926 году Уругвай, что называется, ответил вза­ имностью, став первым государством Южной Америки, признавшим Советский Союз. Между двумя странами начинает активно развиваться торговля, в Монтевидео открывается представительство советского акци­ онерного общества «Южамторг». В кризисные 1929-1933 годы, когда дру­ гие государства резко сократили закупки традиционных товаров экспор­ та Уругвая, российско-уругвайские отношения продолжали развиваться по восходящей линии. После национализации уругвайцами предприятия по переработке ввозимых нефтепродуктов транснациональные компании того времени объявили стране «нефтяной бойкот». Решить проблему по­ могли поставки в Уругвай советской нефти.
В мае 1934 года в Монтевидео было учреждено постоянное дипло­ матическое представительство СССР на уровне миссии. Препятствием на пути развития двусторонних связей стал военный переворот, после кото­ рого дипломатические отношения между двумя странами были прерваны. После начала Великой Отечественной войны уругвайская общественность настаивает на их возобновлении и добивается своего: 27 января 1943 года они были восстановлены и с тех пор не прерывались (список всех рабо­ тавших в Уругвае послов СССР и России представлен в Приложении 3).
Несмотря на свои относительно небольшие размеры, Уругвай всег­ да был одним из основных торгово-экономических партнеров России в Южной Америке. Достаточно сказать, что крупнейший уругвайско-ар­ гентинский гидроэнергетический комплекс Сальто-Гранде был сооружен при участии СССР (советская сторона поставила и обеспечила пуск че-

ВВЕДЕНИЕ

тырнадцати турбин мощностью 135 тысяч киловатт каждая). Сегодня по товарообмену с Россией на душу населения эта страна прочно держит первое место не только в Латинской Америке, но и во всем Западном по­ лушарии.
В течение многих десятилетий активно развивались контакты в об­ ласти науки и культуры. Серьезный вклад в дело укрепления российско- уругвайских научных связей вносят ежегодные заходы в порт Монтевидео по пути в Южную Атлантику и из нее российских научно-исследователь­ ских судов «Академик Йоффе» и «Академик Сергей Вавилов». Уругвай неоднократно посещали российские и советские артисты, музыканты, пи­ сатели, спортсмены. Большую роль в углублении культурных связей сыг­ рал действовавший в Монтевидео с 1947-го по начало 90-х годов Уругвай- ско-советский институт культуры (ИКУС).
Традиционно поступательный характер двусторонних отношений не мог не способствовать росту авторитета России и россиян (в том чис­ ле и тех из них, кто выбрал Уругвай постоянным местом жительства) в уругвайском обществе. Тому имеются и «физические» свидетельства. В Монтевидео есть площади Ю.А.Гагарина и J1.H.Толстого, улица Георгия Чеботарева, названная так в честь жившего здесь автора учебников фи­ зической и экономической географии, которыми пользовались в школе несколько поколений уругвайцев. Решением местных законодательных властей в 2004 году столичной общеобразовательной школе № 361 было присвоено имя Российской Федерации.
Со своей стороны, иммигранты, в разные годы покинувшие Россию, внесли огромный вклад в формирование ее позитивного имиджа в глазах уругвайцев. Абсолютное большинство соотечественников заслужили уваже­ ние своим трудолюбием, честностью, смекалкой. Есть выходцы из России (например, упомянутый выше Георгий Чеботарев), оставившие след в исто­ рии, культуре и науке Уругвая.
По разным данным, сегодня общая численность российской диаспо­ ры в Уругвае составляет от 7 до 10 тысяч человек. В нее входят главным образом лица, не имеющие российского гражданства, но ощущающие

свою принадлежность к отечественной культуре и испытывающие пот­ ребность в поддержании связей с Россией. Многие из них группируются вокруг организаций соотечественников, действующих в различных уруг­ вайских городах (см. статьи о Культурных центрах имени М.Горького гг. Монтевидео и Сан-Хавьер, а также Приложение 2).
Одной из наиболее актуальных для диаспоры проблем является пре­ подавание русского языка, интерес к изучению которого постоянно растет. В настоящее время из всех соотечественников, проживающих в Уругвае, на родном языке говорит лишь около тысячи человек. Причины такого положения вещей не только в том, что по мере смены поколений язык элементарно теряется. Серьезный удар по его «позициям» нанес период военной диктатуры в Уругвае (1973-1985 годы), когда уже одно только знание русского языка могло стать поводом для ареста.
До последнего времени ведущим центром сохранения и преподава­ ния русского языка в Уругвае был Культурный центр имени М.Горького города Монтевидео. Действующие при нем курсы по его изучению посещает около 40 человек. Начиная с 2008 года, при поддержке Посольства России аналогичные курсы открылись в городах Сан-Хавьер, Сальто и Фрай-Бентос. В каждом из них заниматься русским языком регулярно приходит от 30 до 50 человек.
Впрочем, этого было явно недостаточно. Вот уже много лет меч­ той сан-хавьерцев было то, чтобы их дети могли учить язык своих ба­ бушек и дедушек в школе. Сегодня эта мечта сбылась. В 2008 году решение о включении русского языка в список дисциплин, преподава­ ние которых разрешено в начальных и средних учебных заведениях, удалось провести через уругвайское правительство. В дальнейшем, благодаря Посольству России в Монтевидео, которому помогло Ми­ нистерство образования и культуры Уругвая, данная инициатива была реализована на практике: с сентября 2009 года в школе Сан-Хавьера русский язык преподается как второй иностранный. Детей соотечест­ венников учит зачисленная в штат этого учебного заведения педагог из Белгорода Алина Матюнина.

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы Посольство России значительно усилило внима­ ние к нуждам и проблемам соотечественников и по другим направлени­ ям. Оно поддерживает постоянные контакты с ведущими объединениями диаспоры. Для них проводятся культурные мероприятия (по сути, регу­ лярными стали гастроли в Уругвай российских творческих коллективов, выступающих здесь перед соотечественниками), встречи с дипломатами Посольства и приезжающими из России делегациями. В добрую традицию превратилось проведение в дипмиссии приема для соотечественников, посвященного Старому Новому году. При помощи Посольства два года подряд удавалось организовывать приезд в Уругвай хореографа из России Н.П.Тарасенко, работавшей с танцевальными ансамблями диаспоры.
Соотечественники не остаются в долгу: их творческие коллективы, например, участвуют в проводимых в Посольстве культурных мероприя­ тиях. В частности, они ежегодно выступают там в отмечаемый в Уругвае День культурного наследия, когда российская дипмиссия, здание которой признано частью национального достояния этой страны, открывает свои двери для широкой публики.
Характерная тенденция последних лет - консолидация действую­ щих здесь объединений диаспоры, укрепление их связей с аналогичными организациями из других стран. С 2007 года ежегодно проводятся Наци­ ональные конференции соотечественников, регулярно собирается их ко­ ординационный совет. Делегаты от Уругвая участвуют во всемирных и региональных форумах выходцев из России и их потомков.
Возвращаясь к структуре данной книги, скажем о том, что важную ее часть составляет раздел, посвященный интересным людям - как жив­ шим или живущим в Уругвае, так и тем, кто посещал эту страну в тече­ ние непродолжительного времени. Читатель найдет здесь статьи о науч­ ной командировке на уругвайскую землю Николая Ивановича Вавилова, об историях жизни писателя Михаила Дмитриевича Каратеева, врачей Владимира Рослика и Сергея Сергеевича Флегинского, последнего чле­ на Российского императорского дома Екатерины Иоанновны Романовой, Александра Сергеевича Толстого - прямого потомка великого русского

писателя, художницы-староверки Капитолины Бодуновой... Разумеется, список выбранных авторами персоналий достаточно субъективен. В ряде случаев его лимитировала нехватка необходимых для подготовки статей материалов. В то же время он, на наш взгляд, достаточно полно отражает
«представленность» в Уругвае россиян.
Составители книги выражают благодарность всем соотечественни­ кам, принявшим участие в ее подготовке.

I. ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ

«РАНДЕВУ МОНТЕВИДЕО»
Алексей Вышеславцев

Дмитрий Белов

Первое известное нам документальное свидетельство о посещении Уругвая россиянами относится к 1860 году, когда остановку в порту Мон­ тевидео сделал совершавший
кругосветное путешествие от­ ряд винтовых кораблей русско­ го флота - клипер «Пластун» и два корвета - «Новик» и «Рын­ да». О пребывании соотечест­ венников на уругвайской земле достаточно подробно рассказано в книге участника этой экспе­ диции Алексея Владимировича Вышеславцева «Очерки пером и карандашом. Из кругосветно­ го плавания в 1857, 1858, 1859 и
1860 годах»'.
В Уругвае автор книги ока­
зался в возрасте 29-и лет. Шес- А.В.Вы шеславцев

1 A.B.Вышеславцев. Очерки пером и карандашом. Из кругосветного плавания в 1857, 1858, 1859 и 1860 годах. Спб., 1862.

тью годами ранее он закончил медицинский факультет Московского уни­ верситета и начал службу врачом Полтавского пехотного полка. Участво­ вал в обороне Севастополя, затем был переведен в Кронштадт, где служил врачом 23-го флотского экипажа2. Именно из Кронштадта 19 сентября 1857 года, на входившем в состав отряда кораблей под командованием ка­ питана I ранга Д.И.Кузнецова клипере «Пластун», где он состоял врачом, Вышеславцев отправился в путешествие вокруг света.
На всем пути судна - а оно обошло мыс Доброй Надежды, останав­ ливалось на островах Атлантического океана и Полинезии, в Сингапуре, Гонконге и Японии, во многих бухтах Амурского края - молодой врач вел подробный дневник, по возможности отсылая наиболее интересные его фрагменты в виде писем в редакцию журнала «Русский вестник»3. По возвращении на Родину ему не составило труда подготовить на осно­ ве публикаций в этом журнале (существенно, впрочем, дополненных и расширенных) 600-страничную книгу, которая была издана в 1862 году в Санкт-Петербурге. В ее тексте 27 иллюстраций, нарисованных с наброс­ ков автора учениками пейзажного класса Академии художеств, в том чис­ ле Иваном Шишкиным и Василием Верещагиным4.
Сам Вышеславцев скромно называет свое сочинение «легкими замет­ ками кругосветного туриста»5, однако соглашаться с таким определением не хочется: «Очерки...» явно выходят за рамки жанра путевых заметок, сразу видно, что написавший их «турист» - человек глубоко эрудирован­ ный, исключительно наблюдательный, способный к творческому анализу большого количества во многом новой для него информации. Все это в пол­ ной мере относится к страницам, посвященным Уругваю («Уругаю», как называет Вышеславцев эту малоизвестную в России того времени страну).

2 С.Е.Ивлева. «Очерки пером и карандашом из кругосветного плавания в 1857-1860 годах» Алексея Вышеславцева в России и в Дании (к истории иллюстрированного издания 1860-х гг.)// Санкт-Петербург и страны Северной Европы. Материалы пятой ежегодной научной конференции (23-25 апреля 2003 г.). Спб.; РХГИ, 2003, с.2.
3 Там же, с.З.
4 Там же, с.6.
5 А.В.Вышеславцев. Очерки пером и карандашом. Из кругосветного плавания в 1857, 1858, 1859 и 1860 годах. Спб., 1862, с.492.

РАНДЕВУ МОНТЕВИДЕО Алексей Вышеславцев

Эскадра, из Тихого океана следовавшая уже под командованием ка­ питана I ранга А.А.Попова, в марте 1860 года, после выхода из Магел­ ланова пролива, взяла курс на остров Святой Елены. В Монтевидео она оказалась по воле случая: «Пластуну» потребовался срочный ремонт. Вот как пишет об этом сам автор «Очерков...»: «...расшатался у клипера ахтерштевень, одно из главных креплений судна, на котором утвержден руль, а с таким повреждением, без крайней нужды, нельзя было оставать­ ся в море... И вот клипер, как флагманское судно, подал сигнал “Рандеву Монтевидео”, который многие увидели с радостию...»6.
В середине апреля7 «Пластун» бросил якорь в бухте уругвайской столицы. К пестрому букету флагов, развевавшихся над стоявшими там судами, «присоединился и наш Андреевский крест, явившийся сюда не новичком8, а видавшийся с другими флагами на всех океанах мира»9. Пер­ вые впечатления от города заслуживают того, чтобы быть процитирован­ ными полностью. «Когда мы... вышли наверх и осмотрелись, - пишет Вышеславцев, - то увидели обширную подковообразную бухту; два сто­ явшие друг против друга возвышения находились у ее входа; слева это был высокий зеленый холм, на вершине которого устроен маяк; холм этот и называется собственно Монтевидео; у его подножия можно разглядеть деревушку с садами и длинными каменными заборами. Справа холм более продолговатый, узкий, и выходит в реку довольно далеко; весь он скрыт зданиями города, громоздящимися друг на друга до самой его вершины, на которой, поднявшись над всеми домами, красуется собор с двумя четы­ рехугольными, высокими колокольнями и большим серебряным куполом. Дома, более высокие, нежели длинные, пестреют окнами и балконами; два большие здания, таможня и госпиталь, отличаются своею огромнос­ тью и количеством окон»10.

6 Там же, с.475.
7 Точная дата не указана, однако из «Очерков...» вытекает, что речь идет о 12, 13 или 14 апреля.
8 Косвенное свидетельство того, что Вышеславцев знал - российские корабли здесь впервые.
9 Там же, с.478.
10 Там же, С.476, 477.

Монтевидео с первого взгляда понравился путешественнику. Свиде­ тельство тому - эти строки: «Городок очень красив; освещенный утрен­ ним солнцем весь он, точно выделанный из одного куска, горит белизною своих зданий, нагроможденных правильными четырехугольниками друг на друге; отсутствие крыш и труб рисует как будто лестницу, поднимаю­ щуюся до собора и снова спускающуюся»11.
Офицеры спешили на берег, но их вернула обратно на клипер шлюп­ ка под желтым флагом - «в ней сидел доктор, который должен был сначала удостовериться, не привезли ли мы с собою какой-нибудь заразительной болезни»12. Как видно, уже полтора века назад санитарный контроль на уругвайской границе был налажен достаточно хорошо. Но вот «все фор­ мальности... исполнены, как будто мы вдруг от этого выздоровели»13, и путешественники высадились на длинной железной пристани. В порту их поражает обилие чернокожих уругвайцев, впрочем «вид негров в Монте­ видео не оставляет тяжелого впечатления - оттого, что вы знаете, что они здесь все свободны»14. Поднявшись в гору, они оказались на улице 25-го мая, в ту далекую пору являвшейся центральной столичной магистралью.
«На ней были прекрасные дома, наполненные магазинами, в которых царствовала страшная владычица мира - французская мода. Казалось, что Palais Royal перебросил сюда часть своего груза шлйпок, мантилий, вее­ ров, кринолинов, духов, бродекенов15, муфт, тросточек, золотых булавок, брошек, конфет и т.д. Находившиеся здесь французы подхватили все это и разложили по большим зеркальным окнам столь заманчиво, что Улица
25 мая стала любимым местом прогулки дам Монтевидео. Целый день, эскадронами, двигаются они здесь взад и вперед, нападают на магазины, тормошат, торгуются, но покупают очень редко...»16.

11 Там же, с АН.
12 Там же, с.478.
13 Там же.
14 Там же, с.479.
15 Бродекен - зд. ботинок со шнуровкой.
16 Там же, с.479,480.

Посетив центр, где они тоже немного поизучали содержимое лавок («там виделись пончо, разные кожаные изделия, седла, стремена, длин­ ные lasso и т.д.») и полюбовались старинным зданием рынка - «одним из самых характеристических и живописных в Монтевидео», путешест­ венники решили «попасть в пампы». К удивлению моряков, полагавших, что они начинаются сразу за городской чертой, столица Уругвая оказалась достаточно большим по тогдашним меркам городом. Оно и понятно - ее население к тому времени превысило 30 тысяч человек. Россиян поразила протяженность столичных пригородов: «...нужно... проехать по крайней мере миль сорок, чтобы совершенно освободиться от заборов, огорожен­ ных полей, квинт17, мельниц, боен, дач и садов»18.
Хозяин одного из садов - «старичок немецкого происхождения» пригласил офицеров к себе в дом. Вышеславцев вспоминает, что там им подали «какой-то инструмент, похожий на чернильницу с воткнутым в нее пером. Я догадался, что в нем мате - парагвайский чай, который тянут через серебряную трубочку»19.
Неожиданное впечатление произвели на офицеров уругвайские га-
учо. «Чаще других попадались лица, которых с первого раза можно было принять, по костюму, за турок или тряпичниц; голова повязана платком, на плечах пончо\ вместо нижнего платья тоже пончо, подвязанный в ши­ роких складках не хуже шаровар какого-нибудь мамелюка20, а из-под ши­ роких складок этой части одежды выглядывают две белые трубы панта­ лончиков, обшитых оборками... Видя в первый раз подобную фигуру, мы в изумлении спрашивали, кто это такой? - и нам отвечали - это гаучоі Как, восклицали мы, гаучо, этот прославленный тип проворства, ловкос­ ти, - гаучо, набрасывающий на барса lasso... Да что он, переродился, что ли?... И мы не верили, смотря на эту фигуру, напоминавшую скорее мос­

17 Квинта - зд. усадьба.
18 Там же, с.482.
19 Там же, С.486.
20 Мамелюк - воин личной охраны египетских султанов.

ковскую салопницу21, нежели степного удальца. Но это были точно гаучо,
и они всегда были такими»22.
Вышеславцев объясняет читателю, что гаучо, составлявшие боль­ шинство сельского населения Уругвая - это «люди, находящиеся постоян­ но при скоте, наши прасолы, гуртовщики23... Редко между ними бывают охотники. Они ловко загоняют стадо диких быков, отлично бьют скотину, еще ловчее сдирают с нее шкуру». Специфика профессии, считает путе­ шественник, предопределяет развитие в них кровожадности и равноду­ шия к жизни других людей. «Понятно, какой страшный элемент состав­ ляют они в здешних частых революциях и междоусобицах. Их вообще не любят, им не доверяют, и они, далеко не выражая собой поэтического типа молодечества, напоминают скорее отверженные обществом касты, как, например, палачей, японских кожевников, индийских парий и пр.»24.
Как уже заметил читатель на примере гаучо, при описании сельской местности Вышеславцев охотно прибегает к сравнению уругвайских реа­ лий с российскими. Уругвайские обозы напоминают ему наши южнорус­ ские караваны: «...у них те же высокие фуры на больших немазаных коле­ сах, с знакомым скрипом, крытые тростниковыми навесами, загруженные кожами или мясом; они запрягаются в три или четыре пары большерогих быков...». Когда обозы делают остановку на пути от отдаленных эстан- сий к Монтевидео, «повторяется одна из тех знакомых нам картин степи, которые неразрывны с воспоминаниями нашей молодости. Сцены, вдох­ новлявшие Кольцова, разыгрываются в пампах... Уругвая такими же ши­ рокими мотивами, которые дает “степь широкая, степь раздольная”»25.
Путешественник исключительно высоко оценивает географические характеристики Уругвая. Так, климат этой страны он называет «одним из благоприятнейших в мире». По его словам, «все европейские овощи и пло-

21 Салопница - зд. женщина в изношенном платье, в старом салопе.
22 Там же, С.483.
23 Прасол - оптовый скупщик скота и разных припасов (обычно мяса, рыбы) для перепродажи.
Гуртовщик - хозяин стада (гурта), предназначенного на продажу или на убой.
24 Там же.
25 Там же, с.484.

ды, и кроме того хлопчатая бумага, рис и некоторые другие южные про­ изведения вызревают здесь превосходно». В то же время «еще не взрезал плуг обширной степи, по которой до сих пор бродят бесчисленные стада быков и табуны лошадей, все еще составляющих главный предмет выво­ за. Богатые травою холмы и долины делают эту страну особенно удобною для овцеводства. Животные зиму и лето находят постоянные пастбища; труд сенокоса здесь неизвестен»26.
Помимо животноводства, внимание Вышеславцева привлекло пор­ товое хозяйство Уругвая. Порт Монтевидео он называет лучшим в Рио- де-ла-Плата. Ему есть с чем сравнивать: задержка с ремонтом клипера позволила офицерам посетить еще и Буэнос-Айрес. Как отмечает автор, порт уругвайской столицы ведет значительную торговлю с Францией, Англией, Испанией, Соединенными Штатами и Бразилией. «Во все эти страны шлет он те же продукты, что и Буэнос-Айрес, то есть кожи, соле­ ное и сушеное мясо, волос, жилы, сало, шерсть, страусиные перья и т.д... Перегрузка товаров производится на больших ботах..., они десятками снуют по обширному рейду. Таможенный сбор составляет главный доход государства»27.
В «Очерках...» находит отражение и культура Уругвая тех лет. Вы­ шеславцев вспоминает о посещении недавно открытого театра «Солис», имевшего совершенно немыслимую (по крайней мере, по уругвайским меркам) для тех времен вместимость - более 2000 зрителей. Офицеры слушали там «Норму», главную партию в которой исполняла французс­ кая певица Лагранж. Россияне отметили, сколь бурно уругвайская публи­ ка выражала свое восхищение талантом заезжей звезды - «к ней летели букеты, пущено было два голубя; высадили на сцену ребенка, который, проболтав заученную фразу, поднес певице какую-то картинку, за что и был поцелован артисткой в лоб»28.

26 Там же, С.505.
27 Там же, с.488, 489.
28 Там же, с.489,490.

«Познакомившись во многих домах», офицеры «несколько присмот­ релись и к обществу»29. Продолжая параллели с Россией, Вышеславцев пишет, что «на домашних вечерах играют в колечко, передают друг другу зажженную бумагу, короче сказать, делают все то, что происходит в се­ мействе какого-нибудь Сквозняка-Дмухановского, когда у него соберутся дочери судьи, и Земляники, и Добчинские с Бобчинскими»30.
Подробно проанализировав экономико-географическое положение и особенности исторического развития Уругвая, Вышеславцев приходит к выводу, что «государство это заслуживает большого внимания, и можно легко понять, какого бы значения достигло оно, если б его земли, могущие прокормить более пятнадцати миллионов жителей, заселились хотя дву- мя-тремя миллионами деятельного, рабочего народа. Подобное заселение сделало бы эту страну действительно независимою.. ,»31. Прогноз полуто­ равековой давности сбылся: сегодня население Уругвая, вот уже многие десятилетия проводящего подлинно независимый внешнеполитический курс, составляет чуть более трех миллионов человек.
Как знать, быть может именно «Очерки пером и карандашом» с их исключительно лестными оценками уругвайской действительности, стро­ ками о схожести природы Уругвая и России предопределили решение бу­ дущих основателей Сан-Хавьера, да и других россиян переехать в столь перспективную страну на постоянное место жительства?! Ведь если пер­ вый раз книга была издана относительно небольшим тиражом и попала, в основном, в библиотеки учреждений Морского ведомства и на корабли русского флота, то второе, более массовое, издание 1867 года, поступив­ шее и в библиотеки «гражданских» учебных заведений32, было доступно для рядового читателя, в том числе и «нестоличного».
8 мая 1860 года Вышеславцев покинул Монтевидео33. Но не на кли­ пере «Пластун», который все еще чинили, а на корвете «Новик», куда

29 Там же, с.541.
30 Там же, с.541, 542.
31 Там же, С.505.
32 С.Е.Ивлева. Указ.соч, с.7.
33 А.В.Вышеславцев. Указ.соч., с.545.

врача перевело начальство. Именно благодаря этому обстоятельству мы и получили возможность познакомиться с заметками Вышеславцева: 18 ав­ густа того же года в Балтийском море «Пластун» взорвался и затонул. По­ гибли 72 человека, в том числе восемь офицеров. Три офицера, 31 матрос, а также заменивший автора «Очерков...» корабельный врач были спасены экипажами «Рынды» и «Новика», на глазах которых произошел взрыв34. Очевидно, что даже если бы Вышеславцев, останься он на клипере, и ока­ зался в числе уцелевших, его дневники были бы безвозвратно потеряны для нас.
Умер Вышеславцев в 1888 году, успев получить известность как ав­ тор трудов по истории итальянского искусства эпохи Возрождения. Впро­ чем, Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона дает ему короткую, но емкую характеристику - путешественник, тем самым признавая за
«Очерками...» главное дело жизни этого неординарного россиянина.

34 http://navycollection.narod.ru/ships/Russia/Cruisers/Strelok/history2.htm Официальная версия гибели клипера - несчастный случай вследствие нарушения правил содержания крюйт-камеры (место хранения взрывчатых веществ на корабле).

СЛОВО ДИПЛОМАТУ
Александр Ионин

Дмитрий Белов

После экспедиции, участником которой был Алексей Вышеслав­ цев, Уругвай посещают и другие корабли под российским флагом. В час­ тности, известно, что в 1870 году в порт Монтевидео зашло еще одно русское судно, совершавшее поход вокруг света - «Алмаз». Член его экипажа Николай Никифоров по возвращении в Россию опубликовал в журнале «Отечественные записки»
за 1872 год «Письма о кругосвет­ ном плавании». Есть в них и воспо­ минания об уругвайской столице.
Правда, более сухие и лаконичные, чем «Очерки...» Вышеславцева.
Наиболее же подробные за­ метки об Уругвае XIX века оста­ вили не участники кругосветных экспедиций, а русский дипломат Александр Семенович Ионин.
Хотя дипломатические отно­ шения между Российской империей и Восточной Республикой Уругвай были установлены в 1857 году, пер­ вый официальный представитель
России появляется в Монтевидео А.С. Ионин

лишь в 80-е годы позапрошлого столетия. Им был Александр Семенович Ионин, изначально прибывший на южноамериканскую землю в 1883 году в качестве посланника в Бразилии. В путевых заметках Нонина, назван­ ных им «По Южной Америке»1, нашлось место и уругвайским впечатле­ ниям.
Но сначала немного о том, кем был этот незаурядный человек. Алек­ сандр Ионин родился в Москве в 1837 году. Учился в Лазаревском инс­ титуте восточных языков, затем в Учебном отделении восточных языков при Министерстве иностранных дел. В августе 1856 года, в девятнадца­ тилетнем возрасте, был «определен на службу студентом» при русской миссии в Константинополе. Позже работал в консульствах Российской империи на Балканах (Сараево, Янина) и на Сицилии (Рагуза). С 1878 по 1883 год был министром-резидентом в Черногории. В начале 1883 года Ионин отправляется в качестве российского посланника в Бразилию, в которой проводит долгие восемь лет (с «перерывом» на работу в Софии, где с августа 1883-го по февраль 1884 года временно управляет русским генеральным консульством). Был также - по совместительству — назначен посланником в Аргентине и Уругвае.
В Монтевидео Ионин впервые оказался в мае 1886 года. Во время остановки в Уругвае, сделанной им на пути из Рио-де-Жанейро в Буэнос- Айрес, куда он направлялся для вручения верительных грамот президенту Аргентины генералу Рока, дипломат застал ни много ни мало - государс­ твенный переворот. За шесть дней пребывания в уругвайской столице он встретился и с президентом Ф.А.Видалем, и со свергнувшим его прези­ дентом М.Сантосом.
В составленном в МИД России изложении донесения А.С.Нонина о его поездке в Уругвай говорится, в частности, следующее: «При свидании генерал Сантос выразил действительному статскому советнику Нонину свою глубокую симпатию к России и сожаление о том, что Россия не ак­ кредитовала посланника и при Уругвайской республике». И далее: «По

1 А.Ионин. По Южной Америке. Спб., 1892-1902, в 4 гг.

мнению нашего посланника, назначение его и при Уругвайской респуб­ лике было бы желательно, так как посланник, находясь в Бразилии и про­ езжая в Буэнос-Айрес, не может миновать города Монтевидео, лежащего на пути»2.
В отличие от Вышеславцева, Ионин в первый раз въехал в Уругвай по суше, со стороны Бразилии, на дилижансе, для передвижения которого
«сгруппирован был целый табун лошадей»3. Многое в этом путешествии было для россиянина в диковинку. Например, отсутствие дорог в пампе.
«Собственно дороги не было, и направление нашего пути обозначалось только следами колес, которые там и сям бежали по степной траве, то скрещиваясь, то расходясь...»4. Или богатый животный мир уругвайских степей: это и стада крупного рогатого скота и лошадей, которые «впере­ мешку и без малейшего перерыва... покрывают все видимое оком про­ странство», и «бездна южноамериканских антилоп, зайцев, в кустах око­ ло рек ягуары, а главное - птицы, птицы везде»5.
Особенно впечатляют россиянина огромные стада быков, которых гонят на бойни. «Часто масса в 2, 3 тысячи быков густою сплошною лави­ ною, точно одно какое-то огромное ползущее существо, медленно тянется по волнистой поверхности степи, а по бокам ее, в равномерных расстоя­ ниях, грациозные силуэты пикадоров с их длиннейшими пиками, точно полководцы, мерно двигаются... в шаг быкам. Собаки, тоже в одинаковом расстоянии друг от друга, степенно следуют за пикадорами, так что масса быков находится точно в рамке.
Эту компанию нужно почтительно и вовремя объехать, и притом не быстро, шагом если можно, чтобы не напугать ее треском нашего экипа­ жа, так как это такая штука, с которою степной бык не знаком. Испугать эту массу быков опасно, потому что вдруг можно очутиться среди рогатых

2 АВПРИ, ф.Канцелярия, оп.470, 1886 г., д.88, л.33-35 об.
3 А.Ионин. По Южной Америке. Спб., 1892, т.1, с.203.
4 Там же, с.207.
5 Там же, С.208.

Донесение действительного статского советника А.С.Ионина о его поездке в Буэнос-Айрес и Монтевидео,
1886 год

путешественников, и тогда, пожалуй, и искусство пикадоров не спасет вас от них»6.
Попадались по пути и «степные путешественники, для которых еще
не существует европейской выдумки - дилижансов. Они едут в так на­ зываемых carretas, которые я назвал арбами: на одной оси между двух огромных колес покоится очень высокий, продолговатый ящик, оканчива­ ющийся вверху круглым сводом, а спереди и сзади открытый; на широкой платформе внутри этого ящика помещается, как на полу дома, целое се­ мейство - обыкновенно женщины и дети, весь домашний скарб - тыквы, горшки, котлы.
Пол сделан большею частью из толстого тростника..., стены из длинных обручей... обтянуты парусиною. Это подвижное ранчо на двух колесах тянется четырьмя, иногда пятью парами быков, которые направ­ ляются всадниками, пикадорами, едущими рядом. За carreta, заключаю­ щей в себе семейство, тянется обыкновенно ряд других таких же карет, нагруженных товаром, главным образом шкурами или вещами, которые едут в пампу из внешнего мира: бочками вина, ящиками с консервами, бутылями с водкою, пачками ситца, сукна и т.д.»7.
Ночевать путешественникам приходилось в спартанских услови­ ях. На ночлег останавливались на ранчо, зачастую представлявших со­ бой «самое мизерное жилище простого гаучоса». Оно «состояло из не­ большого пространства, где находился очаг. Внутренняя дверь вела в еще две такие же черные и совершенно почти голые конурки, где жили семьи.
...Доски на козлах, убогий скарб - кое-какая посуда и платье, валяющиеся в углу, две-три бычачьи кожи, постланные на земле - вот все убранство этого настоящего степного жилья»8.
Нонина поразило, что вечером лошадей, весь день тянувших его ди­ лижанс, гаучо отпускали в поле, а утром ловили там же новых. «Все эти лошади были полудикие и весьма несговорчивого нрава; пойманные на

6 Там же, С.232, 233.
7 Там же, с.233.
8 Там же, С.243.

lasso они брыкались и сердились», но как только их привязывали к экипа­ жу, они «становились как вкопанные, точно искусные кучера занимались их выездкою»9.
Схожим образом решалась проблема питания для путешественни­ ков, останавливавшихся в пампе на ночлег. «Один гаучос сейчас же осед­ лал лошадь и пустился в поле; минут через десять он тащил на своем лассо за рога черного быка - притащил его к самым дверям ранчо. Бык ревел и бился как бешеный; другой гаучос пустил ему в ноги свое лассо с пулями на конце (bolas), которое как змей в мгновение окрутилось вок­ руг одной из ног животного, и оба молодца, верховой и пеший, ловким маневром моментально свалили быка на бок. Рассвирепевшее животное не успело опомниться от такого неожиданного происшествия, как третий гаучос воткнул ему в грудь свой длинный нож по самую рукоять... Он еще махал ногами, бился и трепетал, как три гаучоса своими длинными ножами уже разрезали его шкуру вдоль и поперек... Это была какая-то дикая сцена, и сцена эта была не что иное, как приготовление для нас жа­ реного asado»10. Вскоре «мои спутники, своими собственными ножами, вырезали... себе свои любимые куски и возвращались к дверям ранчо, кто с котлетою, кто с куском филе...». Нонин с удивлением смотрел на своих попутчиков, «которые, казалось, очень были довольны и быком, и собою, и улыбались такою улыбкою, которая мелькает на губах человека, когда он предвкушает близкое гастрономическое наслаждение...». Вид
«окровавленных гаучосов» и «денди из Монтевидео, с клочьями кроваво­ го мяса... в окровавленных руках» настроил дипломата на философский лад. «Все относительно, и здешнему человеку среди быков также кажется естественным и простым, даже, может быть, поэтичным делом, отрезать куски мяса от туши еще полуживого быка, как нашей сентиментальной барышне сорвать розу, - ведь роза тоже живет»11.

9 Там же, с.220.
10 Там же, с.236, 237.
11 Там же, с.238.

Ионин признается, что на него эта сцена «произвела ужасное впе­ чатление и потом долго преследовала... как кошмар». Наверное, поэтому уругвайское мясо ему решительно не понравилось: «оно европейцу пока­ жется безвкусным, волокнистым и водянистым. Жирового вещества в нем очень мало. Здешний скот никогда не ест сухой пищи и питается обычно на подножном корме сырою травою... - поэтому мясо водянисто»12. Впрочем, признает россиянин, бывают и исключения. Например, «asado con cuero» - жареное в коже. При таком способе приготовления «мясо пампы, самое твердое на свете... преображается донельзя», превращаясь в «поистине не­ подражаемое вкусное, мягкое кушанье»13. Ионин говорит, что ему довелось попробовать этот деликатес всего лишь дважды: «у президента Уругвайс­ кой Республики» и у одного богатого помещика из Аргентины.
Не менее подробно путешественник описывает процедуру приго­ товления и употребления мате, которое «похоже вкусом на крепкий чай без сахара, но немножко более горько, терпко, вяжуще...»14. Как пишет Ионин, «операция эта может продолжаться иногда часами, целый вечер, целый день, пожалуй, если компании нечего делать и она никуда не спе­ шит. При этом соблюдается строгий этикет. Нельзя, например, потребо­ вать bombilla15 не в очередь; нужно принять bombilla после своего соседа, опять предложить ему ее обратно, спрося, не желает ли он повторить, при­ чем тот непременно должен отказаться; - принимая в свои губы трубочку, которая только что была в губах соседа, нельзя вытирать ее, - это невеж­ ливо. ...Для сосания мате нужно садиться по чинам... или, по крайней мере, по старшинству возраста и т.д.»16. По словам россиянина, поначалу не знавшего таких нюансов, «...спутники на меня посматривали немного исподлобья, «вот», думали, должно быть, они, «дикий человек - не знает, как пить мате». Но потом я скоро изучил всю эту тонкость»17.

12 Там же, с.240.
13 Там же, с.241.
14 Там же, С.218.
15 Bombilla - исп. трубочка для употребления мате.
16 Там же.

Во время подобных «чайных церемоний» Ионин много разговари­ вает с местными жителями. В качестве его собеседников нередко высту­ пают «гаучосы», которые «целые дни молчат в степи со своими быками» и поэтому «очень любят разговаривать по ночам. ...Бог знает, когда они спят, потому что попив мате, эти господа опять садятся на лошадей и уез­ жают в степь оберегать стадо, мерными шагами объезжая его кругом»18. Их жизнь, по мнению россиянина, представляет собой «нечто вроде жи­ вущей еще эпопеи; это борьба с непобежденной еще человеком природой, вечная и живая еще драма, которую разнообразят вспышки беспричин­ ной, стихийной злобы людей друг против друга, людей, которые вдруг от борьбы с природою, как бы под влиянием какого-то электрического тока..., переходят в драку между собою,- и вот вспыхивают революции, - другая эпопея жизни пампы в Южной Америке, которую европейцы по привычке окрашивают разными европейскими политическими идеями и названиями»'9.
Ионин прогнозирует, что гаучо как социально-культурный феномен доживают последние дни: «...гаучос... того и гляди... сделается анахро­ низмом, каковым делается и наш казак. Гаучос так мало чего может про­ тивопоставить этому нахальному набегу девятнадцатого века, и недалеко, вероятно, то время, когда... он сделается батраком свободной якобы де­ мократии ... и совсем исчезнет... Да и много ли этих гаучосов сравнитель­ но с пространством и с тем количеством людей, которые выбросит сюда Европа!...»20. Как мы видим сегодня, этот прогноз оказался верным.
Пишет дипломат и о том, как уругвайцы проводят досуг. «Народ здешний любит петь и плясать и в степи, и в городах. Здешняя вольная жизнь не убила инстинктивных порывов поэзии, как в Бразилии с ее душ­ ным лесом, с ее рабством, где вся национальная музыка ограничивается звуками цепей рабов, согнутых над раскаленной почвой, которые, когда им это позволяют в праздники, как с цепи сорвавшиеся люди, бросаются

17 Там же.
18 Там же, с.225.
19 Там же, с.227.

неистово скакать, визжать, кривляться и барабанить, что называется у них пляскою и музыкою. Нет, здешний мир создал даже свою музыкальную, оригинальную концепцию...»21.
Но вот пампа «мало-помалу превращается в культурную страну». Нонину и его спутникам все чаще попадаются фермы, колонии и даже города (особенно понравился Нонину Дурасно, который «своим... кокет­ ливым видом обязан европейской эмиграции»). Наконец они попадают во Флориду, «совсем уже благовоспитанный европейский город». В отличие от Вышеславцева, сравнивавшего Уругвай с Россией, Александр Ионин предпочитает проводить параллели между ним и государствами Западной и Центральной Европы. Любопытно, что в свой первый приезд на уруг­ вайскую землю такое сходство он подмечает еще на подступах к столице:
«.. .от Санта-Лусии до Монтевидео, верст 50, поезд идет населенной мес­ тностью, которая заставляет думать, что вы приближаетесь к какому-ни­ будь Брюсселю или к чему-то вроде этого, а не к Монтевидео»22. Ближе к пункту назначения «по обеим сторонам дороги видны хорошенькие и уже большею частью даже роскошные дачи... городских богачей, и вы, сов­ сем уже забыв о пампе, въезжаете под обширный стеклянный свод стан­ ции столичного города Уругвайской республики».
Погуляв по городским улицам, Ионин вновь находит подтвержде­ ние правоты своих слов, уточняя при этом, что определяющее влияние на архитектуру Монтевидео оказали итальянцы: он «имеет очень веселый, приятный и опрятный вид, но в главных своих улицах представляет со­ вершенно новый европейский город. Много домов с хорошею, часто за­ тейливою архитектурою, но уже почти ничего нет испанского; видно, что над ним трудились, главным образом, итальянские зодчие»23.
Как и Вышеславцев, Ионин отмечает своеобразие «городского пей­ зажа» уругвайской столицы. По его словам, «как все испано-аргентинские города, Монтевидео правильно разделен на квадраты, cuadras; все улицы

20 Там же, С.232.
21 Там же, с.230.
22 А.Ионин. По Южной Америке. Спб., 1892, т.2, с. 14.

перекрещиваются под прямым углом и все квадраты имеют неизменно 100 метров по сторонам. Это дает городам скучное однообразие и лиша­ ет их живописности; но Монтевидео в этом отношении представляет... исключение, ибо он расположен не по совершенной плоскости, а... вдоль хребта, возвышающегося футов на 50 над морем, так что... с моря, и осо­ бенно из порта, масса его каменных строений с несколькими высокими колокольнями церквей представляет довольно внушительную панораму, не лишенную характера»24.
И архитектура, и, как мы сказали бы теперь, городское хозяйство Монтевидео русский дипломат удостаивает весьма высоких оценок.
«...Из главных улиц... некоторые, на стороне порта, как-то Саранди, Пьедрас и особенно улица 25-го мая, представляют вид, которому позави­ довала бы любая из второстепенных столиц Европы: хорошо вымощен­ ные, прекрасные тротуары и освещение и очень красивые, хотя и не очень высокие дома. Дома построены даже роскошно - везде большие окна, монументальные двери, белый и разноцветный мрамор украшает стены и полы входов, полы, которые блестят, как зеркала и часто украшены кра­ сивою мозаикою, которыми прохожий может любоваться через широкие двери, ведущие с улицы в сени или patio этих заманчивых жилищ»25.
Хорошо отзывается Ионин и о культурной жизни уругвайской столи­ цы. «В Монтевидео имеются 4 или 6 театров: один для оперы, очень боль­ шой и роскошный, Teatro Solis, другие поменьше, но тоже очень хорошие и кокетливые, в которых играют большею частью испанские Zarzuelas, т.е. национальные водевили, а затем и все остальное, то же, что и у нас, при­ чем, конечно, оперетка господствует»26. Любопытно, что к числу «мест­ ных удовольствий, особенно для женской половины общества» дипломат относит и церковь. «Да не заключит читатель, что религиозное чувство, как мы его понимаем, играет здесь какую-либо роль; но принято, что все дамы утром идут к обедне почти всякий день, что даже так приятно в

23 Там же.
24 Там же, с. 15.
25 Там же.

жаркое лето - в церкви так прохладно!»27. Ионин поясняет читателю, что
«религия... в Монтевидео радикально искоренена. Монтевидео, по соста­ ву своего населения, - уже город-космополит, где такая исключительная религия, как католичество, не могла удержаться...». Вдобавок, «...исто­ рия этого города и его революций такова, что сама по себе должна уже была искоренить все традиции прежнего испанского режима»28.
Любимым местом для прогулок столичных жителей, отмечает Ио­ нин, был парк Прадо. «Общество останавливается около кофейни, где иг­ рает оркестр военной музыки; дамы кушают мороженое, а кавалеры за ними ухаживают и сплетничают, облокотившись на дверцы их экипажей, так же, как и везде, в любой столице»29.
Как и Вышеславцев, Ионин уделяет немало места в своих заметках описанию порта Монтевидео, который, впрочем, «еще больше переносит вас в Европу. Множество пароходов, парусных судов, оживление, суета и говор на всех языках Европы, не исключая и сербского, ибо далматинцы составляют здесь почти главный контингент рабочих в порте, рабочих-ло- дочников и даже носильщиков»30. Дипломата интересует не столько тор­ говая, сколько военная составляющая деятельности порта, занимающего выгоднейшее географическое положение. «Вдали всегда виднеются це­ лые эскадры военных кораблей морских европейских держав. Это главная стоянка европейских эскадр в Южной Америке: они в Монтевидео, как из центра позиции, могут наблюдать за происходящим вокруг по бере­ гам Америки и также могут, в случае экстренных событий, которых здесь ежедневно можно ожидать, помочь своим подданным, которых всякая из этих держав считает здесь десятками и даже сотнями тысяч»31.
Завершая описание города, путешественник резюмирует: «Как ви­ дит читатель, внешний вид Монтевидео совершенно напоминает Европу, даже Европу слишком, может быть, новую...32. Путешественник, при­
26 Там же, с.90.
27 Там же, с.92.
28 Там же, с.93.
29 Там же, с. 19.
30 Там же, с.26.
31 Там же.

ехавший сюда на пароходе из Генуи, Бордо или Лиссабона, может даже не поверить, что он очутился в Америке: и климат, и люди, и дома - все те же, что и в Европе, только более, что называется, с иголочки33. Торгов­ ля произведениями пампы и европейская эмиграция сделали Уругвай та­ ким...»34. По его мнению, «несколько лет мира... сделают, вероятно, Уруг­ вайскую республику самою привлекательною страною для европейских эмигрантов, тем более, что... иностранцы устраиваются здесь, более чем где-либо, полновластными господами, совершенно как у себя дома»35.
Можно предположить, что дипломат, который, как мы помним, ста­ вил вопрос о своей аккредитации при уругвайском правительстве, немно­ го приукрашивал действительность. Впрочем, даже со скидкой на это ха­ рактеристика Уругвая получилась весьма и весьма лестной. Она вполне могла, как и в случае с воспоминаниями Вышеславцева, помочь эмигран­ там из России сделать свой выбор в пользу именно этой страны.
В дальнейшем Ионин еще несколько раз посещал Монтевидео, в том числе уже в качестве посланника России в Уругвае (решение о его аккре­ дитации было принято в 1887 году). Вернувшись из Южной Америки, он несколько лет проработал в центральном аппарате внешнеполитического ведомства Российской империи, затем, в 1897-1900 годах, был посланни­ ком России в Швейцарии. Дипломат скончался в 1900 году в Санкт-Пе­ тербурге. За книгу «По Южной Америке» он был удостоен премии имени митрополита Макария Санкт-Петербургской академии наук.

32 Там же, с.25.
33 Там же, с.79 .
34 Там же, с.27.
35 Там же, с.79.

II. ИСТОРИЯ ИММИГРАЦИИ

ЖИЗНЬ ПЕРВЫХ РУССКИХ ПОСЕЛЕНЦЕВ В УРУГВАЕ: ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ

Василий Дубовик

Существует много легенд и домыслов о Сан-Хавьере, колонии рус­ ских иммигрантов в Уругвае. Как в действительности она была основана? Из-за чего ее основатели отправились из России на другой конец света? Как протекала их повседневная жизнь?
Найти ответ на эти и другие вопросы, больше узнать о жизни русской колонии Сан-Хавьер в первые годы ее существования, в целом лучше понять историю этого кусочка российской культуры в Южной Америке поможет чи­ тателю оказавшийся в наших руках уникальный документ - дневник одного из первых русских переселенцев на уругвайскую землю, Михаила Футина, любезно предоставленный нам его внучкой, Соней Семикиной, которой, в свою очередь, дневник достался «по наследству» от ее матери Аделы (дочери Футина). Небезынтересны и
содержащиеся в этом докумен­ те описания России и Уругвая того времени.
Дневник, завершен­ ный автором 11 апреля 1949 года, состоит из двух частей.
Первая содержит записанные Футиным рассказы о жиз­ ни его знакомых, жителей
Сан-Хавьера. В их числе Ва­ Дневник Михаила Футина

силий Трофимович Потапов, Иван Фаддеевич Фалеев, Вася Рязанский, Даша Вострикова и Евдоким Иванович Кравцов. Во второй части Михаил Футин описывает свою собственную жизнь, не придерживаясь при этом какой-либо четкой хронологии событий. Все повествование проникнуто идеологией религиозного течения «Новый Израиль», представителями которого были все упомянутые выше люди.
Автор дневника, Михаил Футин, родился 21 мая 1886 года на ху­ торе Карповском (нынешняя Ростовская область), в семье донских каза­ ков. Воспитывался по всем православным канонам. Когда Михаилу было восемь лет, умер его отец. Из-за болезни молодого человека не взяли на службу в армию. В юном возрасте он женился, но вскоре пришлось уйти из семьи на заработки. Поиски работы закончились ничем, и Михаил был вынужден вернуться домой. Случайно он знакомится с представителями религиозного течения «Новый Израиль», читает полученную от них кни­ гу «Духовный алфавит», в котором давалось объяснение текстам Еванге­ лия. Эти идеи заинтересовали находившегося в очень тяжелой ситуации молодого человека. Уже через несколько дней он посетил тайное собра­ ние «Нового Израиля» и вступил в его ряды. Окружение Михаила крайне негативно восприняло его отход от православной веры. Дело дошло даже до драки и суда с местным попом из-за различий в религиозных взглядах. В результате Михаил вновь покинул семью.
В начале 1913 года он решает отправиться вместе с другими после­ дователями религиозного течения в дальнее путешествие к берегам Юж­ ной Америки. После почти трех месяцев пребывания в Монтевидео, путь до которого через океан занял у него 27 дней, Михаил в составе большой группы выходцев из России попадает в департамент Рио-Негро и участву­ ет в основании там русского поселения.
Изначально Михаил Футин, как и подавляющее большинство дру­ гих российских иммигрантов, занимался исключительно сельским хо­ зяйством, впоследствии в совершенстве освоил профессию столяра; сделанные им предметы мебели пользовались большим спросом. Кроме Аделы у него было еще пятеро детей: Басилио, Каталина, Педро, Та­

тьяна и Эльвира. Всю свою жизнь Футин много занимал­ ся спортом - каждый день, вне зависимости от времени года и погоды, плавал в реке Уругвай, катался на велоси­ педе. Обладал богатырским здоровьем, почти никогда не болел. К сожалению, 21 ян­ варя 1954 года, в результате несчастного случая Миха­ ил Футин трагически погиб.
Оставив потомкам хорошую память о себе и рукописный дневник с пожелтевшими от времени страницами.
С помощью дневника Михаил Футин с женой и детьми
Михаила Футина можно получить представление о «Новом Израиле», ре­ лигиозном течении (слова «секта» в Сан-Хавьере тщательно избегают до сих пор), которого он придерживался. По его словам, оно «отделилось от православия во второй половине XIX века». Его сторонники признава­ ли, что Бог может переходить в человеческий облик. Человек, в которого переселялся Святой Дух, назывался «царем» и возглавлял течение. Его приверженцы верили в сверхъестественные способности своего «царя», умевшего предвидеть будущее, исцелять людей или, наоборот, наводить порчу. «Новый Израиль» отвергал церковные таинства и обряды, иконы и крестное знамение. Его сторонникам разрешалось жить в гражданском браке, причем возраст сожителей был абсолютно не важен: в одной из пе­ реехавших в Сан-Хавьер семей мужчине было девяносто лет, а женщине - пятьдесят. «Новый Израиль» получил распространение на юге Европейс­ кой части России, в Смоленской губернии и в Сибири. Центром деятель­ ности течения был Ростов-на-Дону.

Духовным наставником основателей Сан-Хавьера был Василий Семе­ нович Лубков. Он скромно именовался «самодержцем всего света, Царем Царей, Господом Господствующих»1; его приближенных называли апосто­ лами. Каждый новый наставник олицетворял собой очередной «век» жизни
«Нового Израиля» с момента его основания. Лубков был «царем XXI века». В дневнике упоминаются имена его предшественников: Василий Федоро­ вич Мокшин, Парфентий Петрович Катасонов, Абакум Иванович Капылов.
При смене «царей» обычно воз­ никали разногласия по вопросу преемника, однако всегда случа­ лось чудо, и все споры благопо­ лучно разрешались.
«Новый Израиль» от­ крыто противопоставлял себя православной церкви. Его при­ верженцы приводили цитаты из Библии и Евангелия, кото­ рые «ясно противоречат всему, что установлено и признано за божество православным духо­ венством»2. Поэтому, пишет Футин, люди, придерживавши­ еся этого религиозного тече­ ния, постоянно подвергались гонениям со стороны всего пра­ вославного мира. Собрания те­ чения проходили всегда тайно:
«где сберутся два-три человека
Василий Лубков с дочерью
или десяток, то нужно двери за­

1 Дневник М.Футина. Сан-Хавьер, 1949, с.23.
2 Там же, с. 19.

крывать, окна подушками закладывать, а на дворе ставить сторожа...»3. Поначалу приверженцы «Нового Израиля» продолжали ходить в право­ славные церкви, поклонялись православным иконам. Однако делалось это лишь для смягчения конфронтации с православием. В начале XX века Ва­ силий Семенович Лубков, духовный наставник общины, предписал всем ее членам перестать поклоняться имевшимся у них иконам и вернуть их в православные храмы. Так «израильтяне» пошли на разрыв любых отно­ шений с православной церковью. «Иди к малакам4, к баптистам и другим сектантам, только к хлыстам5 не ходи»6, - сказал сельский поп Михаилу Футину.
Стоит заметить, что и сторонники «Нового Израиля» зачастую не признавали православных за людей. Василий Лубков один раз так заявил о толпе, ожидавшей поезда на вокзале: «Это не люди, это навоз, его будут вывозить вагонами прочь»7.
Дневник помогает нам узнать подробности о переезде Новоизраиль­ ской общины из России в Уругвай. Ее члены решились на столь рискован­ ное предприятие из-за «постоянных гонений со стороны православной церкви, правительства и простых людей». Отправлялись переселенцы на пароходе из города Либава (современная Лиепая) через Лондон. В Мон­ тевидео прибывали большими группами каждую неделю. Вместе с Ми­ хаилом Футиным 2 мая 1913 года в столицу Уругвая на пароходе «Обан» прибыли первые 90 последователей течения «Новый Израиль». 31 мая 1913 года на пароходе «Баия-Бланка» приплыла последняя группа «изра­ ильтян». По прибытии всех россиян поселили в так называемый «Иммиг­ рантский дом», жить в котором им пришлось два-три месяца. В течение всего этого времени духовный наставник, Василий Лубков, находился с ними и всячески им помогал. «За это время люди насиделись в иммиг­ рантском доме..., и им показалось, что этому сидению и края не будет.

3 Там же, с.2.
4 Малаки - зд. молокане.
5 Хлысты (хлыстовцы) - пренебрежительное название сторонников течения «Новый Израиль».
6 Там же, с.87.
7 Там же, с.34.

Основатели Сан-Хавьера у дома Василия Лубкова

Городские люди и ремесленники нашли себе в городе дело и поступили на работу, а земледельцы, которые составляли самое большое количество народа, сидели без дела»8. Наконец, удалось договориться об аренде вла­ дений братьев Эдуарда и Альберта Эспальтеров, расположенных на бе­ регу реки Уругвай, южнее города Пайсанду. «Новый Израиль» заключает договор аренды этой земли под сельскохозяйственную деятельность сро­ ком на 10 лет. 27 июля 1913 года переселенцы отправляются на военном пароходе из Монтевидео вверх по реке Уругвай и высаживаются в районе места, где сейчас располагается Сан-Хавьер.

8 Там же, с. 113.

Первое время колонистам было крайне трудно жить на новых зем­ лях. Некоторые переселенцы ютились в палатках, у большинства не было и их; по ночам люди укрывались куском брезента. Через несколько дней после поселения Василий Лубков решил размежевать полученные земли. Бороздами от плуга были обозначены две улицы. Участки каждая семья выбирала по вкусу. В первые месяцы в колонии не было ни лоша­ дей, ни повозок. Поэтому лес, необходимый для строительства домов, иммигранты перетаскивали вручную. Кухня поселенцев не отличалась разнообразием. Они ели либо кашу, сделанную из кукурузной муки, либо лепешки.
Довольно непросто складывались отношения с местным населени­ ем. Уругвайцы смеялись над внешним видом и обычаями русских пересе­ ленцев. Из «израильтян» почти никто не говорил по-испански, что сильно затрудняло их интеграцию в уругвайское общество.
Религиозные собрания проводились два раза в неделю в большом здании на берегу реки, которое впоследствии было переоборудовано под мельницу. Через несколько лет после поселения в Сан-Хавьере, Василий Лубков пережил тяжелую операцию по удалению почки. Находясь под наркозом, он увидел сон, содержание которого впоследствии было описа­ но им в книге «Тайна загробной жизни», почитавшейся приверженцами
«Нового Израиля».
Через три с половиной месяца после приезда, 15 октября 1913 года, переселенцы решают начать посев сельскохозяйственных культур. К тому времени в колонии появляются тягловый скот и сельскохозяйственные инструменты, однако на всех их не хватает. На каждые пять семей вы­ делялось по одному плугу и по два-три мула, что, по мнению Футина, способствовало сплочению коллектива общины. Коллективный дух про­ являлся и в том, что переселенцам было запрещено жить поодиночке. Бес­ семейных обязаны были приютить у себя дома другие семьи.
В одном доме с другими колонистами поначалу поселился и Миха­ ил, выехавший из России без семьи. Вскоре, однако, молодой переселенец был вынужден покинуть колонию в поисках работы. Нашел он ее на со­

седней эстансии9 Фаррапос. Через некоторое время Футин договорился с другим русским колонистом, Семеном Куликом, о покупке в кредит четы­ рех мулов для совместного ведения хозяйства. При этом Михаил должен был отрабатывать их стоимость «на стороне», а Семен - возделывать с помощью этих животных землю. После 22-х месяцев работы на эстансии Михаил женился на овдовевшей русской иммигрантке и вернулся в Сан- Хавьер. По возвращении он попросил Семена Кулика передать ему его долю в совместном хозяйстве, однако тот отказался это сделать. Михаил добился своего только через суд поселения, который состоял из самых уважаемых в Сан-Хавьере людей. При этом все его решения утвержда­ лись лично Василием Лубковым.
Василий Лубков стремился к абсолютному равенству поселенцев в имущественном плане. Неудивительно, что в скором времени наиболее зажиточные семьи взроптали. Недовольство политикой Лубкова обусло­ вило решение ряда переселенцев отправиться обратно в Россию.
Раскол возник и на религиозной почве. Один из иммигрантов, Се­ мен Сушков, заявил, что именно он, а не Лубков, настоящий «царь» и
«воплощение Бога на земле». В таком качестве Сушкова признала часть переселенцев.
Наиболее же сильный удар по сплоченности общины, пишет Футин, нанес Ипотечный банк, основной кредитор поселения. В середине 20-х годов он распорядился разделить всю землю и собственность по семьям. Не выдержав всего происшедшего, Василий Лубков решает вернуться в Россию. Десятки семей переселенцев уезжают вместе с ним. Через не­ сколько лет Лубков погибает на каторге в Сибири.
Небезынтересна точка зрения приверженцев «Нового Израиля» на важные исторические события, происходившие в России в первой поло­ вине XX века. По мнению членов общины, все беды страны были вызваны нежеланием принимать «истинную веру». Они утверждают, что именно по этой причине пострадали миллионы православных в обеих мировых войнах, во время революции, гражданской войны, голода 30-х годов. Судя
9 Эстансия - зд. поместье.

по дневнику Футина, многие в Сан-Хавьере искренне верили в самые разнообразные легенды, связанные с именами «духовных отцов» общи­ ны «Новый Израиль». Например, в то, что «царь» Парфентий Петрович Касатонов убедил императрицу принять «Идею Христа» и «склонить к тому же и мужа своего, Александра Второго»10. При этом Касатонов, мол, поведал императору обо всех бедах крестьянского люда, и именно по его наставлению тот принял решение об отмене крепостного права в стране, несмотря на активное противоборство со стороны Синода. Русская Пра­ вославная церковь воспринималась ими как противник всех позитивных начинаний императора, основной враг простого русского люда.
Другая легенда заключается в том, что после того, как император Николай Второй отказал в аудиенции Василию Лубкову, тот его про­ клял, и в результате царя убили коммунисты. Любопытно, что «новоиз- раильтяне» положительно отзывались о В.И.Ленине и отрицательно - о И.В.Сталине.
В дневнике можно найти немало интересных описаний различных го­
родов Уругвая. Монтевидео, например, по словам Футина, представлял со­ бой «белые домики с плоскими крышами, похожие на ульи. На возвышен­ ности виднелось еще одно небольшое здание. Это была крепость". Вокруг этой крепости не видно было никакого населения. Она стояла одиноко, как тюрьма... Город сам собой показывался небольшой»12. Интересно описание кухни для пеонов13, в которой обедал Михаил Футин: «Кухня меня удивила своей неопрятностью. Прокопченная и вся как смола черная, посредине к стенке устроен круг с железным обручем, посреди этого круга лежали дро­ ва и дымились»14. В дневнике есть информация и об уровне зарплат и цен того времени. Так, за работу в эстансии Фаррапос Михаил Футин получал 15 песо в месяц, а за покупку каждого мула он заплатил 75 песо (при этом все считали, что они обошлись ему очень дорого).

10 Там же, С.23.
11 Крепость «Артигас» на холме Серро.
12 Там же, с. 109.
13 Пеон - сельскохозяйственный рабочий.
14 Там же, с. 119.

Жители Сан-Хавьера уже в 40-е годы XX века начинали понемногу забывать русский язык, и об этом красноречиво свидетельствует данный дневник. В нем довольно часто встречаются испанские слова, написанные на кириллице, например: «С адуаны15 показалась ланча16 и направилась к пароходу»17.
Заканчивается дневник описанием непростой ситуации, сложившей­ ся в Сан-Хавьере после отъезда и смерти духовного наставника течения, Василия Лубкова. При этом Михаил Футин твердо верил в благополучное будущее русской колонии в Уругвае.

15 Адуана - исп. таможня.
16 Ланча исп. лодка.
17 Там же, с.ПО.

САН-ХАВЬЕР

Лена Рослик

Характерной чертой первой волны эмиграции в Уругвай (10-е годы про­ шлого века) стал ее групповой характер: из России переезжали целые общи­ ны. Первая из групп переселенцев - она состояла из 300 семей - прибыла в страну в 1913 году. Иммигранты обосновались в департаменте Рио-Негро, на землях местного латифундиста Альберто Эспальтера, основав там поселение Сан-Хавьер. Сегодня
Сан-Хавьер - единс­ твенный город Южно­ го полушария, более половины населения которого составляют выходцы из России.
В группу входи­ ли представители раз­ личных районов юга России, которых объ­ единяла принадлеж­ ность к религиозному течению, известному под названием «Ново­ израильская община».
Его члены испытыва­ Добро пожаловать в Сан-Хавьер

ли притеснения со стороны российского государства и были вынуждены эмигрировать. Сначала переселенцы поселились на границе с Китаем, поз­ днее перебрались в другие уголки нашей планеты. Их духовный настав­ ник, Василий Лубков, взялся найти землю, на которой община могла бы обосноваться. Он связывался с представителями различных организаций из США и Канады, однако не смог с ними договориться. Однажды Луб­ ков узнал, что президент Республики Уругвай, Хосе Батлье-и-Ордоньес, приглашает иммигрантов любого происхождения в свою страну. Цель - сельскохозяйственное освоение обширных внутренних территорий, при­ званное обеспечить быстрый экономический рост. Василий Лубков ула­ дил все необходимые формальности и договорился о переселении своей общины в Уругвай.
Русские иммигранты прибыли в Монтевидео в мае. В соответствии с действовавшим тогда законом они должны были провести сорок дней в так называемом «Отеле для иммигрантов». Он представлял собой не­ сколько бараков и жилых домов, в которых проходили карантин все при­ бывавшие в Уругвай переселенцы. Условия жизни в «отеле», где цари­ ла антисанитария, были крайне тяжелыми. Этот период оставил плохие воспоминания у членов общины. По прошествии времени многие иммиг­ ранты, подозревавшие, что выбраться из этого места будет очень трудно, начали устраиваться рабочими на фабрики Монтевидео и переселялись в город. Так община постепенно уменьшалась: люди, которые поселялись в столице или на свой страх и риск отправлялись осваивать внутренние районы страны, никогда больше не возвращались в нее. Остальные про­ должали ждать переселения на обещанные земли. Выходили из общины и дети, заболевавшие в «Отеле для иммигрантов». Их перевозили в гос­ питали Монтевидео, где они часто оставались даже после того, как их родители уезжали из столицы.
В июне переселенцы, устав от ожидания, решили обратиться к властям. Они отправились к зданию Генеральной ассамблеи (парламента) Уругвая и уселись ждать законодателей прямо на лестнице перед парад­ ным входом. Вскоре на них обратил внимание Альберто Эспальтер, пар­

ламентарий от Национальной партии. Он подошел к ним, выслушал их просьбы, а затем выступил перед сенаторами и депутатами, рассказав им
о сложившейся ситуации. Господин Эспальтер выразил желание помочь этим людям и предложил передать государству свои земли, расположен­ ные в департаменте Рио-Негро, для их последующего распределения сре­ ди русских иммигрантов. Управление землями взял на себя Ипотечный банк. Он же многие десятилетия был основным кредитором колонии.
После двух с лишним месяцев ожидания русские переселенцы отпра­ вились на двух кораблях в департамент Рио-Негро. 27 июля они высади­ лись на берегу реки Уругвай, на землях Эспальтера. Вначале им было очень трудно. Зима 1913 года выдалась на редкость дождливой и холодной. Рас­ сказывают, что переселенцам приходилось рыть небольшие окопы, чтобы, положив туда матрасы и теплую одежду, укладывать на них спать своих детей. Так спасали от ночных морозов самых маленьких иммигрантов.
Василий Лубков сформировал бригады строителей из членов об­ щины. Они строили дома, похожие на избы далекой России. Основным стройматериалом была глина. Ее «облицовывали» досками, которые для чистоты и защиты от насекомых покрывали известью. Другие члены об­ щины занимались рыбной ловлей и сбором ягод и фруктов. Собранное распределялось между всеми переселенцами. Иммигранты начали также выкорчевывать деревья и кустарники. Расчищенные участки засевались различными видами зерновых культур и фруктовых деревьев. Почва была очень плодородной, и урожай поспевал быстро.
В 1920-х годах переселенцы начали ощущать нехватку земель и ре­ шили купить еще 10000 га, которые позволили бы обеспечить работой всех членов общины, предотвратив тем самым их переезд в город.
Через несколько месяцев после прибытия переселенцы начали счи­ тать осваиваемые ими земли своей колонией и дали ей имя Офир - си­ ноним слова «рай». Этим они хотели подчеркнуть, что, несмотря на все трудности, они нашли очень плодородные земли, на которых можно жить в мире и спокойствии. Вскоре земли были разделены между членами общины - с учетом размеров семей, а также близости переселенцев к ду­

ховному наставнику, Василию Лубкову. Участки имели площадь от 45 до
60 гектаров и долгое время являлись для большинства иммигрантов ос­ новным источником существования. Их использовали для выращивания зерновых и овощей, разведения птиц и крупного рогатого скота, произ­ водства молока и молочных продуктов.
Переселенцев объединяло их религиозное течение. В первые годы многое делалось для сохранения и усиления этого культа. Вначале рели­ гиозные обряды совершались в обычных домах. Позже, когда было окон­ чательно решено обосноваться на месте, где сейчас располагается Сан- Хавьер, был построен специальный молельный дом - «Sabrana» («Соб­ рание»). Сан-хавьерцы собирались в нем по утрам каждое воскресенье, а также в дни отдыха. Они пели песни, заслушивали выступление одного из членов общины, проводили праздничные мероприятия.

Дом Василия Лукбкова сегодня

В 1914 году Василий Лубков, видя необходимость изучения испан­ ского языка и в целом интеграции Сан-Хавьера в уругвайское общество,

Дом «Собрание»

обратился к властям с просьбой открыть в поселке начальную школу Зда­ ние было построено из дерева и листовой стали, причем за короткий срок: школа открылась 14 сентября того же года. Первой учительнице пришлось непросто: школу посещали более 150 детей различных возрастов. К тому же дети совсем не знали испанского языка, а она - русского. Это сказалось на всей последующей истории поселения: русский язык, сегодня многи­ ми забытый, никогда не преподавался в школе Сан-Хавьера1.

1 С сентября 2009 г. в средней школе № 32 города Сан-Хавьер (сегодня ее посещают 320 детей) начались регулярные занятия русским языком. Их ведет преподавательница из Белгорода Алина Александровна Матюнина, приезд которой в Уругвай организовало Посольство России в Монтевидео.

Первые участки были расположены довольно далеко от нынешнего Сан-Хавьера. В 1916 году, под влиянием усилившихся связей с соседними населенными пунктами, поселение начинает перемещаться ближе к слу­ жившей для них транспортной артерией реке Уругвай. В то время колония состояла из шестидесяти двух крупных участков («кварталов»), которые, в свою очередь, делились на четыреста девяноста участков размером 30 на 60 метров. Одним из первых сооружений, построенных на новом мес­ те, стал каменный ангар, который много лет служил зернохранилищем для всех окрестных районов. Поначалу в нем работало первое в стране предприятие по отжиму масла из семян подсолнечника. Оно олицетворя­ ло собой невиданный для Уругвая технический прогресс; все гости Сан- Хавьера стремились увезти оттуда в качестве сувенира бутылочку рас­ тительного масла. На этом предприятии (местные жители называли его мельницей) практически все осуществлялось вручную. Масло выходило при пропускании семечек через большие каменные колеса.
Благодаря плодородию почв, сельское хозяйство в этом регионе раз­
вивалось быстро. Русские переселенцы выращивали зерновые, лен, овес, ячмень и подсолнечник, который был незнаком креолам. Настолько, что поначалу те поговаривали, что русские - не в своем уме, раз сажают на полях цветы вместо зерновых. Выращивались также различные овощи; их продавали в городе Пайсанду. Для поездки на рынок организовыва­ лись караваны из типичных балтийских повозок, которые шли по немно­ гочисленным дорогам, существовавшим в то время. Путь был непрост: в частности, ручей Негро, вблизи от места его впадения в реку Уругвай, приходилось переезжать на плотах.
Василий Лубков объединил крестьян в группы по пять семей. Каждой группе передали один плуг и один-два вола - так поощрялась коллективная работа. Через несколько лет было решено отказаться от этого метода веде­ ния сельского хозяйства, однако созданный на его основе потребительский кооператив просуществовал в разных формах примерно до 70-х годов.
По причине отсутствия дорог сан-хавьерцы Зукетти и Кастарнов организовали перевозки пассажиров на лодках по реке до Пайсанду (с

регулярностью несколько раз в неделю), а также до Фрай-Бентоса и Но­ вого Берлина (один раз в неделю). Принадлежавшее Бугаеву и Жидкову судно «Мальвина» перевозило уголь, а также дрова, которые загружали в районе устья ручья Фаррапос.
Спустя несколько лет после основания поселения туда приехал рус­ ский медик Василий Васильевич Венустов. Ему дали прозвище «Доктор Русо». Хотя он лечил больных и принимал роды, официально он оставал­ ся практикантом, поскольку не имел уругвайского диплома.
Большинство работ в то время осуществлялось вручную. Работали обычно все члены семьи. Мужчины занимались наиболее тяжким трудом; женщины, помимо ухода за домом, помогали в работе в поле, при посеве, доили коров, занимались огородом. Все это делало их жизнь очень труд­ ной. Дети начинали работать, будучи совсем маленькими - пастухами или на огороде. Как свидетельствуют записи в школьных журналах того вре­ мени, большинство из них в сентябре не посещали занятий: надо было помогать родителям засевать семейные наделы.
Несмотря на это, люди были очень общительными, часто собира­ лись вместе у кого-либо дома, устраивали танцы под аккордеон или иг­ рали в различные игры, расходясь по домам лишь под утро. Почти сразу после основания в поселении построили русские бани. По субботам в них ходили даже жители соседних поселений (правда, было это уделом ис­ ключительно мужчин).
В 20-е годы среди поселенцев растет недовольство Василием Лубковым, в вину которому ставятся злоупотребления властью и фи­ нансовые махинации. В результате Лубков решает вернуться в Россию. В 1926 году, получив разрешение правительства СССР, он, в сопровож­ дении немалого числа сторонников (около 50 семей), отправляется в обратный путь.
В жизни Сан-Хавьера происходят изменения. Они связаны не только с отъездом Лубкова, но и с новой волной мигрантов, покинувших Россию после революции. Их, в отличие от переселенцев первой волны, больше волновали проблемы политики, а не религии.

Колонисты не забывали и о спорте. 14 июня 1928 года они основали футбольный клуб, который, конечно же, было решено назвать «Сан-Хавь- ер». За время своего существования он завоевал немало наград, одновре­ менно став основой для создания целого ряда спортивных команд, причем не только в области футбола.
В 1929 году, когда в условиях Великой депрессии Уругвай пережи­ вает тяжелую экономическую ситуацию, в Сан-Хавьере создается ячейка Коммунистической партии. Благодаря этому ряд местных политиков вы­ ходит на национальный уровень, особенно после предпринятого в 1933 году президентом Террой государственного переворота. На местных ком­ мунистов начинаются гонения. Полиция врывается в здание, где проходило подпольное собрание, на котором выступала депутат от Коммунистической партии Хулиа Аревало. В ходе облавы погибла жительница Сан-Хавьера Юлия Скорина, еще несколько сан-хавьерцев были ранены. Профсоюзному активисту из Пайсанду по фамилии Идальго удалось убежать. Его рассказ о произошедшем получает широкую огласку в стране. Этот случай отражает изменения, происходившие в социальной жизни поселения.
В 1936 года группа молодых людей под руководством сапожника Jlacapo Сафронова решает основать клуб, в котором жители поселения могли бы проводить свое свободное время. В клубе, получившем назва­ ние «Хувентуд Унида» («Объединенная молодежь»), организуются курсы живописи, вышивания, кройки и шитья, открывается небольшая библи­ отека. Регулярно устраиваются танцы, правда, аккордеон на них уже не звучит: ему на смену пришел патефон.
1 апреля 1939 года Владимир Забелин открывает автобусное сооб­ щение между Сан-Хавьером и ближайшим к нему крупным городом - Пайсанду. Дороги все еще были плохого качества, но автомобильное со­ общение уже стало возможным. В дальнейшем компания Забелина вышла на национальный и даже на международный уровень.
Заметным событием в жизни Сан-Хавьера становится строительс­ тво в конце 30-х годов новой школы: старая уже не могла вместить всех детей поселка, население которого заметно увеличилось.

В 40-е годы жители Сан-Хавьера внимательно следят за разразив­ шейся в Европе войной: многие их родственники остались в России. Со­ здаются организации солидарности, в том числе Комитет помощи Совет­ скому Союзу. Женщины вяжут шарфы, шапки, шьют пальто для отправки в СССР. Посланные на фронт, эти вещи, несомненно, помогли пережить мороз не одному солдату. Мужчины организуют различные благотвори­ тельные мероприятия, в ходе которых собираются пожертвования.
В 30-е - 40-е годы переселенцы пережили еще одно бедствие - на­ шествие саранчи. Долгое время жители отчаянно боролись с ней, в этом им помогали уругвайские власти. В конце концов, этих насекомых уда­ лось истребить. Однако по сельскому хозяйству региона был нанесен серьезный удар. Для восстановления утраченного жителям Сан-Хавьера пришлось потратить немало времени и сил.
В 1943 году создается Славянский молодежный центр, где давались уроки русского языка и славянских танцев. Целью его деятельности стали сохранение и распространение русской культуры и традиций. Позднее он был преобразован в Культурный центр имени Максима Горького, став фи­ лиалом одноименного клуба, действующего в уругвайской столице.
В середине 40-х годов в Сан-Хавьере проходит первая забастовка стригалей2. С этого момента в поселении создаются аграрный профсоюз и профсоюз работников различных специальностей. Благодаря активнос­ ти синдикалистов, была организована встреча рабочих и работодателей поселения, на которой они договорились о размере заработной платы во всех видах деятельности. Впоследствии произошло разукрупнение ука­ занных профсоюзов. В частности, был создан профсоюз портовиков. Его значение быстро росло из-за увеличения роли порта Сан-Хавьера (он был самым дальним от моря портом на реке Уругвай, способным принимать морские суда), через который вывозились производимые в этой части страны зерновые, а также новый продукт - мука (ее, в частности, экспор­ тировали в Бразилию).

2 Стригаль — специалист по стрижке овец.

Мукомольня долгое время находилась в большом здании, располо­ женном на берегу реки Уругвай и сохранившемся до наших дней. Она снабжала мукой все близлежащие поселения. В 70-е годы продолжитель­ ная девальвация и высокие налоги на этот тип продукции, вылившиеся в прекращение экспорта муки, привели к закрытию мельницы. Помимо растительного масла и муки, в Сан-Хавьере долгие годы производились различные сорта сыра.
Начиная с 1946 года, вновь усиливается общественное недовольс­ тво. Жители Сан-Хавьера требуют постоянного врача, расширения коло­ нии за счет земель эстансии3 Фаррапос и улучшения дорог. Некоторые сан-хавьерцы проявляли свое недовольство, оставляя надписи мелом на

3 Эстансия - зд. поместье.

стенах общественных учреждений и частных домов. Впрочем, нарушите­ ли правопорядка были быстро выявлены и задержаны полицией.
В те же годы население Сан-Хавьера пополняют новые иммигран­ ты. Речь идет о переселенцах из стран, наиболее пострадавших от Второй Мировой войны. Приехало много поляков, евреев, представителей ряда других национальностей.
В начале 50-х годов движение за присоединение к колонии земель эстансии Фаррапос усилилось. Жители поселения начали проводить собрания на границе эстансии. Одновременно они направляли запросы в соответствующие министерства. Долгое время на них не было никако­ го ответа. I мая 1952 года группа активистов профсоюзного движения и компартии решила разобрать забор и проникнуть на эстансию. Там они провели маевку и устроили небольшой пикник. Приехавшая полиция за­ держала большинство участников. Все происшедшее получило широкую огласку в стране, и уже в 1953 году власти решают передать колонии еще 30000 га земли. Новый участок получил название Колония Луис Эррера. Любопытно, что в качестве наказания ни один из тех, кто незаконно про­ ник на эстансию, не получил земли на ее территории.
В том же году поселение посетил президент Луис Батлье Беррес. Его встретили очень торжественно. Для президента был организован кон­ ный парад, участники которого - 70 юношей и девушек прошли перед ним маршем, исполняя русские народные песни.
19 июня 1952 года была создана местная футбольная лига. Она включала следующие команды: «Сан-Хавьер», «Насьональ», «Либер- тад», «Атлетико Офир», «Пеньяроль Офир», «Уругвай Бельяко» и «Ар­ ройо-Негро». Это вызвало значительный рост интереса к спорту в реги­ оне. К сожалению, из-за наблюдаемой в наши дни быстрой депопуляции сельской местности, многие из этих команд сегодня перестали сущест­ вовать.
В 50-е годы число сан-хавьерцев продолжало увеличиваться. Для удовлетворения их потребностей в колонии начинают функционировать филиалы государственных компаний по распределению питьевой воды и

электроэнергии. С 60-х годов переходит на круглосуточную работу тепло­ электростанция, до этого функционировавшая только по ночам.
В 1958 году в Сан-Хавьере открывается первый лицей. Способство­ вала этому инициативная группа, собравшая необходимое число подписей местных жителей. В нее вошли Анна Головченко, София Морейра, Хуста Агаче и Каталина Бычкова. Открытие лицея способствовало замедлению оттока молодежи в крупные города. Сначала он функционировал в зда­ нии школы, затем переехал в культурный центр «Хувентуд Унида». В 1972 году для этого учебного заведения было построено отдельное здание.
В конце 50-х годов в Сан-Хавьер приехал постоянный доктор - Ри­ кардо Воелкер. Он проработал в поселении более сорока лет.
В 50-е - 60-е годы в Сан-Хавьере создаются новые и расширяют­ ся старые предприятия. Некоторые из них имели большое значение для региона и страны. В их числе металлургическая мастерская Деметрио Турина. Его компания строила по всей стране сооружения для хранения зерна и других товаров, создала первые комбайны для сбора подсолнеч­ ника, который к тому времени стали выращивать и в других районах Уругвая.
В те же годы усилиями местного потребительского кооператива в Сан-Хавьере открывается собственный кинотеатр. До этого его функции выполняло здание старого зернохранилища - электроэнергия поступала в него от генератора мельницы. Наличие больших зданий вызывало вос­ хищение гостей города: до сих пор очень немногие поселения со столь малым населением могут похвастаться сооружениями такого масштаба.
12 октября 1962 года был основан спортивный клуб «Ривер-Плейт», в котором можно было заниматься не только футболом, но и другими видами спорта. Это первый клуб Сан-Хавьера, открывший собственный спортзал; в нем до сих пор проводятся различные спортивные мероп­ риятия. В то время занятия спортом были очень популярны. Молодые сан-хавьерцы участвовали в спортивных состязаниях на уровне страны, добиваясь значительных успехов. Юных спортсменов поселения гото­ вил и вдохновлял Энрике Монгрелл, преподаватель французского языка,

а также - по совместительству и на факультативных началах - физичес­ кой культуры.
Широкое распространение в те времена получает музыка. Местная группа «Айер» завоевала большую популярность в молодежной среде.
Приток в библиотеки Сан-Хавьера значительного числа произведе­ ний русской, а точнее советской литературы, способствует росту интере­ са к жизни в СССР. Многие жители поселения, воодушевленные прочи­ танным, принимают решение вернуться на свою историческую Родину в ожидании лучшей жизни. Некоторые из них затем вернулись в Сан-Хавь­ ер. Другие остались в России, но всегда тосковали по этой земле.
Связи поселения с Советским Союзом усиливаются и по другим направлениям. Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы предоставлял тогда иностранцам бесплатные стипендии, и несколько де­ сятков молодых людей из Сан-Хавьера отправились учиться в Москву. По возвращении большинству из них пришлось долгое время жить под постоянным наблюдением со стороны властей: в стране установилась во­ енная диктатура. Были и те, кто заплатил за решение отправиться учиться в Россию арестом, пытками и тюрьмой.
В годы диктатуры русское происхождение стало тяжкой ношей для большинства жителей Сан-Хавьера. Регулярно проводились обыски и аресты. Были приостановлены все общественные и культурные меропри­ ятия. Население думало только о том, как выжить. Люди начали подозре­ вать друг в друге агентов диктатуры, видеть опасность во всем. В апреле 1984 года смерть от пыток доктора Владимира Рослика всколыхнула все уругвайское общество. Конец диктатуры был уже близок, и это происшес­ твие стало шоком для всех сан-хавьерцев.
С восстановлением демократии в 1985 году город постепенно воз­ вращается к нормальной жизни. С этого времени большое внимание уде­ ляется сохранению общественных организаций, восстановлению забы­ того русского языка и русских традиций, которые так берегли местные жители с момента основания поселения. Клуб имени Максима Горького восстанавливает свое здание. Там вновь организуются курсы националь­

ных танцев, обеды с блюдами русской кухни, возобновляются уроки рус­ ского языка. Постепенно возрождается культурная идентичность жителей Сан-Хавьера. Жизнь населения заметно улучшается. В городе строится более 250 новых домов.
Открываются новые возможности для развития поселения: созда­ ются мастерские по изготовлению изделий народного творчества, волей­ больная школа. Кинотеатр, который в течение многих лет был закрыт, преобразуется во Дворец культуры. Открываются музеи, призванные со­ хранять историю освоения этих мест. С началом реализации программы по высадке лесов появляются новые рабочие места.
Среди жителей Сан-Хавьера все меньше потомков первых пересе­ ленцев. Большинство из них уже не говорит по-русски. Но сан-хавьерцы, качество жизни которых - при поддержке местных властей и Посольства России в Уругвае - день ото дня улучшается, постоянно стремятся под­ черкнуть свою принадлежность к российской диаспоре.

БЕЛАЯ ЭМИГРАЦИЯ

Григорий Королев

Невиданная массовая волна эмиграции из России, вызванная жес­ токой гражданской войной и другими потрясениями, обрушившимися на нашу Родину в начале XX столетия, охватила весь земной шар. Немного­ численное, но от того не менее интересное объединение эмигрантов сфор­ мировалось в тот период и в Уругвае. Его основу составили люди самых разных сословий и профессий из различных регионов России. Навсегда оставив родные места, они добрались до одной из самых удаленных от Москвы столиц мира - Монтевидео.
Если не считать массового переселения в Уругвай в 1913 году чле­ нов секты «Новый Израиль», основавших здесь город Сан-Хавьер и всег­ да державшихся особняком, эмигранты, как правило, попадали в Уругвай
«неорганизованно», въезжая, главным образом по туристической визе, из таких стран, как Аргентина и Парагвай (после обеих мировых войн гра­ ница Уругвая на длительное время закрывалась для иммигрантов из Ев­ ропы). Селились они в основном в Монтевидео и других крупных городах страны.
Имея различные политические убеждения и взгляды на происходив­ шие в России события, переселенцы первой волны, тем не менее, нашли возможность сплотиться вокруг созданных ими православного прихода, объединения «Русский дом взаимопомощи», а также «Казачьего центра». Поддерживаемые ими русские традиции, язык и православная вера объ­ единили как проживавших здесь эмигрантов дореволюционного перио­

да, так и беженцев, пополнивших общину после Великой Отечественной войны. Общим для них было и неприятие советской власти, ввиду чего в данную часть русской общины не были приняты прибывавшие в последу­ ющие десятилетия эмигранты, симпатизировавшие СССР.
Благодаря взаимной поддержке, вере в Бога и свои силы, россий­ ские эмигранты первой волны смогли в течение длительного времени сохранять здесь самобытный очаг русской культуры, оставить заметный след в истории Уругвая.

«Русский дом», начальный этап
С самого начала своего пребывания в Уругвае русские поселенцы стремились поддерживать в этой стране свои язык, культуру и веру, при­ вычный уклад жизни, оказывать друг другу посильную помощь.
Прибывавшие в Уругвай соотечественники регулярно собирались в расположенном в районе Гоес на ул. Гуавижу доме проживавшего здесь православного священника о.Митрофана (Виноградова), который с 1920 года начал проводить у себя на квартире воскресные богослужения. По­ мимо русских, службы посещали греки, болгары, румыны, сербы и си­ рийцы.
Начиная с 1922 года, по окончании гражданской войны в России, в Уругвай прибывает значительное количество российских иммигран­ тов, большинство из которых также начало посещать дом священника о.Митрофана. Для того, чтобы вместить всех желающих, к помещению была пристроена просторная веранда. Кроме богослужений там устраи­ вались чаепития, читались доклады о жизни в России. Вместе с тем, обус­ тройство вновь приехавших сопровождалось большими трудностями. Бе­ женцы, не обладавшие средствами, достаточными для обзаведения собс­ твенным хозяйством, устраивались на сезонные работы, главным образом на уборку урожая, работали на строительстве дорог.
В 1928 году для содействия экономическому становлению общины соотечественники решают создать «Русское общество взаимопомощи», начинающее предоставлять ссуды иммигрантам из России. В этот же пе-

Дом о.Митрофана, где проходили первые православные богослужения

риод для нужд общины были организованы курсы по изучению испанс­ кого языка, библиотека и детский сад. На их основе впоследствии была создана воскресная школа в районе Серро.
«Русское общество взаимопомощи», для которого позднее было арен­ довано просторное помещение в историческом центре Монтевидео, со вре­ менем стало называться просто «Русский дом». Здесь сосредоточилась ос­ новная жизнь общины, насчитывавшей в тот период порядка 150 человек.
Сохранившиеся подборки «Полисов коллективного страхования», выписывавшихся членам «Русского дома» в начале 50-х годов, демонс­ трируют его неоднородность: здесь и священники, и казаки кубанского и иных войск, и офицеры армии Врангеля, и представители творческой интеллигенции.
Эти выходцы из Российской Империи родились в самых разных ее уголках: Петроградской Губернии, на Кубани, на Кавказе, на Украи-

Полис коллективного страхования члена «Русского дома» Г.Курочкина

не, в Молдавии. Среди них длительное время заведовавший «Русским обществом взаимопомощи» Степан Бурляй, староста церкви Александр Белов, член приходского совета Михаил Мушкетов, офицер, георгиев­ ский кавалер Тимофей Долгов, механик Константин Кухта, фотограф Николай Еремиев, историк Николай Алтухов, музыкант Анна Томисич, псаломщик Андрей Поярков. Интересны личности священников - сме­ нившего о.Митрофана настоятеля церкви о.Александра Шебашева, а так­ же о.Александра Малинина. Первый из них являлся протопресвитером российской императорской армии, георгиевским кавалером, получившим данную награду за храбрость, проявленную в Первую Мировую войну, когда он после гибели всех офицеров части с крестом в руках повел сол­ дат в атаку на немцев. Отец Александр (Малинин) активно проповедовал

в уругвайской провинции. На приобретенном им в г.Гичон участке земли он попытался организовать женский монастырь для прибывших из Китая русских монахинь, где те прожили некоторое время до своего переезда в Чили.
Благодаря совместным усилиям соотечественников, благосостояние общины постепенно улучшалось. В 1929 году в районе Серро был пост­ роен православный храм, открыты различные мастерские, предприятия, производившие колбасу, сметану, творог и другие продукты.
Весьма насыщенной была культурная жизнь «Русского дома». В его помещениях оборудуются сцена, кинотеатр, читальни. Пользовалась популярностью обширная библиотека, первоначально составленная из вывезенных из России книг царских типографий и впоследствии пос­ тоянно пополнявшаяся эмигрантскими изданиями Аргентины, Европы и США.
В клубе регулярно проводились вечера, на которых соотечественни­ ки читали стихи, делали доклады о ситуации в России и мире, а также о дореволюционных временах, устраивали театрализованные представле­ ния. Популярными были спектакли по произведениям А.С.Грибоедова и А.П.Чехова. Участники вечеров пели старинные русские песни и роман­ сы, казаки лихо танцевали вприсядку.

Казаки и белогвардейцы
Особую группу среди членов «Русского дома» составили белоэмиг­ ранты - казаки и офицеры-врангелевцы, эвакуировавшиеся вместе с ос­ татками Белой Армии из Крыма. Прибыв в Уругвай через Аргентину из турецких лагерей на островах Лемнос, Галлиполи и других, они ожида­ ли скорого возобновления боевых действий против большевиков и дли­ тельное время «сохраняли» себя как военную силу, готовую выступить при первой возможности. Среди представителей казачества и офицеров вел активную работу «Русский общевоинский союз» (РОВС), представи­ телем которого в Уругвае был капитан Г.Мацылев. РОВС поддерживали лишь немногие казаки - как правило, из фронтовиков, симпатизировав­

ших личности генерала Врангеля. Вместе с тем, в целом их отношения с офицерством были достаточно натянутыми.
Представители казачества, веря в скорое возвращение на Родину, особенно сильно стремились сохранить свою самобытность и традиции. Наряду с участием в деятельности «Русского дома», они создали и собс­ твенный клуб - «Казачий центр». Его членами было несколько десятков человек, в основном представители кубанского войска, а также несколь­ ко донцов, терцев, уральцев и один осетин, служивший в «дикой диви­ зии». В клубе имелась собственная библиотека литературы о казачестве. На встречах в основном обсуждалась старая, дореволюционная жизнь, политических тем касались редко. Среди казаков здесь встречались как
«державники», поддерживавшие территориальную целостность России, так и «самостийники», выступавшие за создание независимого казачьего государства. Главными объединяющими факторами для них были стрем­ ление вместе обсуждать выпавшие на родные места испытания, желание дожить до возрождения казачества, вернуться в Россию и жить там «по- казачьи».
Казаки ежегодно отмечали праздники Покрова Пресвятой Богоро­ дицы и взятия Азова, в честь которых устраивались конные представле­ ния, джигитовка и вечера в «Русском доме». В эти дни члены клуба на­ девали черкески, шаровары, шашки и другие элементы казачьей формы. На праздничном столе были неизменные шашлык, квас, сидр и копченая рыба.
«Казачий Центр» не имел собственного помещения, его участни­ ки чаще всего собирались в районе Ла-Теха, в доме уважаемого казака из Майкопа Михаила Морозова (улица Мануэль Эррера и Обес, 4627), воевавшего в гражданскую войну в партизанском отряде на Кавказе и перенесшего множество ранений. Тоскуя по утраченной Родине, Мо­ розов выстроил свое жилище в стиле типичной южнорусской хаты и назвал его «Villa Cuban». Кроме того, собрания клуба устраивались и у других видных представителей объединения - Мисоста Гайтова и Семена Павлова.

Среди членов «Казачьего центра» весьма незаурядной личностью являлся осетин Мисост Гайтов из «дикой дивизии», бывший убежденным монархистом. Искренний, добродушный и честный, он говорил с силь­ ным кавказским акцентом, однако воспринимал как глубокую обиду, ког­ да кто-либо ставил под сомнение его право называться русским. Члены клуба и их дети любили М.Гайтова и часто гостили в его доме в посел­ ке Плайа-Паскуаль на берегу Ла-Платы. С вер­
шины башни, которая в горской традиции была пристроена к его дому, открывался отличный вид на водный простор.
Активное участие в деятельности «Казачь­ его центра» принимали и другие его члены - ку­ банцы Игорь Чеботарев, Александр Шилкин и бывший искусным джигитовщиком Николай Черный, донцы Константин Жиров, Александр Манухин, Тимофей Козьма, терцы Михаил Ага- дьянов и Петр Аликов.
В эмиграции представители казачества, как и другие члены русской общины, поначалу испытывали серьезные финансовые трудности.
Донской казак Константин Жиров
Чтобы сводить концы с концами, им приходилось наниматься извозчи­
ками, конюхами, швейцарами, заниматься охотой и рыболовством. Со временем, используя природную смекалку, казаки сумели применить в Уругвае свои умения и способности: многие из них завели собственные хозяйства, где держали скот, разводили породистых лошадей, некоторые занимались ремеслами, служили в различных учреждениях.
Заметную карьеру в уругвайской железнодорожной компании сде­ лал Мисост Гайтов. Владевшие тогда предприятием англичане ценили его порядочность и организованность, доверяя ему вопросы материального снабжения крупных строительных проектов, в то время как среди мест­ ных служащих были и те, кто недолюбливал джигита за его требователь­ ность и нетерпимость к лени и воровству После Второй Мировой вой­

ны М.Гайтов служил в Министерстве транспорта и общественных работ Уругвая, занимался постройкой мостов и дорог. Сохранились сделанные им в честь открытия моста через реку Рио-Негро винные кубки, выпол­ ненные из рога зебу.
Добивались успеха казаки и в различных науках. Многие поколения уругвайцев изучали географию по учебнику сына казака И.Чеботарева Георгия. В честь этого выдающегося географа, геолога, биолога, автора целой серии научных монографий в Уругвае в 1999 году была выпущена памятная марка, его имя сегодня носят одна из улиц Монтевидео и школа в районе Серро.
Внуки И.Чеботарева также стали видными специалистами: архитек­ тор Фернандо Чебатарев курирует в Министерстве образования и культу­ ры Уругвая вопросы охраны исторических памятников, агроном Николас Чебатарев является автором ряда исследований по улучшению сортов риса.
Занимался агрономией в Уругвае и сотник оренбургского войска, меньшевик Михаил Евдюков, покинувший Российскую Империю по под­ дельным документам еще в 1906 году. Его дети со временем были также приняты в «Казачьем центре». Сегодня потомки М.Евдюкова - известные уругвайские конезаводчики.
Донской казак Константин Жиров был известным в Уругвае теат­ ральным декоратором, много лет проработал в главном театре Уругвая
«Солис». Главным же источником дохода для него была мастерская по изготовлению витрин.
Представители казачества проживали не только в Монтевидео, но и в уругвайской провинции. В городе Фрай-Бентос (администра­ тивный центр департамента Рио-
Марка, посвященная Георгию Чеботареву
Негро) жил подъесаул кубанского
войска Владимир Маркович Удови-

ко, заслуживший в среде соотечественников репутацию щедрого и отзывчивого челове­ ка. Став известным в городе фотографом (у В.М.Удовико было свое фотоателье), он пользовался популярностью и уважением у его жителей - многие семьи до сих пор хранят фотографии свадеб, дней рождений и иных празднеств, сделанные Владими­ ром Марковичем. В 2009 году при содейс­ твии Русской Православной Церкви и По­ сольства России в Уругвае кубанский казак Е.А.Неверов, проживающий в Краснодаре, разыскал в Уругвае сына В.М.Удовико, Вла­ димира, приходящегося ему двоюродным братом.

Вторая Мировая война и послевоенный период
Вторая Мировая война сопровожда­ лась глубоким расколом в рядах эмигран­ тов первой волны во всем русском зару­ бежье. Не стал в этом плане исключением и Уругвай.
Значительной части представителей
«Русского дома», проживших десятилетия вдали от Родины, не сужено было постичь масштабов той катастрофы, которую озна­ чало для русского народа нападение гитле­ ровской Германии. Многие из них, видя в немцах союзников в борьбе с коммунизмом, начали им симпатизировать. Значитель­ ное влияние на это оказала и обстановка в

Казак Игорь Чеботарев, 1914 год

В. М. Удовико с сыном Владимиром

Уругвае в те годы - большинство правых политических движений, с ко­ торыми иммигранты так или иначе контактировали, открыто поддержали фашистские режимы. Вместе с тем, немалая часть общины сочувствовала мужественной борьбе русского оружия, хотя как правило и не проявляла как-либо свою поддержку Советскому Союзу. Сказывалась незажившая травма, нанесенная им революцией и гражданской войной. Тех из иммиг­ рантов, кто поддерживал СССР открыто, называли «совпатриотами». Они вынуждены были покинуть общину и присоединиться к созданному в Монтевидео в те годы эмигрантами последующих волн «просоветскому» клубу имени Максима Горького.
В конце 40-х годов община «Русского дома» пополнилась иммиг­ рантами, осевшими после гражданской войны в Югославии, Германии и других странах, после Второй Мировой вынужденными покинуть Евро­ пу. Кроме них сюда попали и несколько бойцов «Русского корпуса» на Балканах, Русской освободительной армии и бывших военнопленных, от­ ношение к которым в «Русском доме» было неоднозначным.
Важным событием для белой иммиграции стала постройка рядом с домом о.Митрофана новой Свято-Воскресенской православной церкви, ставшей постепенно центром жизни русской общины. Храм представлял собой ту «нейтральную территорию», на которой могли собираться все члены общины, вне зависимости от своего прошлого и убеждений.
В этот период на передний план жизни «Русского дома» выходят иммигранты, активно помогавшие храму - члены приходского совета Александр Подановский, Андрей Герценштейн, Федор Скворцов, Ирина Морозова и многие другие. Значительную финансовую помощь церкви оказали Андрей Токан и Николай Неелов, занимавшиеся в Уругвае стро­ ительством дорог.
Видным деятелем русской общины был князь Константин Алек­ сандрович Горчаков, приехавший в Уругвай в 1948 году и скончавшийся здесь в 1994-м (в здании Свято-Воскресенской православной церкви име­ ется соответствующая мемориальная доска). Потомок знаменитого рос­ сийского канцлера, князь длительное время проработал директором Бан­

ка Монтевидео и оказывал всемерную поддержку деятельности русской общины. На устраивавшихся им благотворительных балах собиралась вся проживавшая в Уругвае русская аристократия.
В белоэмигрантской общине длительное время распространялось созданное по инициативе Горчакова информационное издание «Вестник». Составу его редколлегии: «редактор Н.Шереметев, печатник А.Горчаков»- могли бы позавидовать и маститые императорские журналы. Номера
«Вестника» выходили раз в два месяца и содержали информационную, историческую, культурную и развлекательную рубрики.
Известно, что Горчаков, глубоко переживавший гибель царской Рос­ сии, при встрече не подавал руки видному деятелю российской эмиграции Николаю де Базили, известному своей ролью в организации февральского переворота в России, а также подготовкой текста документа об отречении Императора Николая II. Де Базили работал в Монтевидео с 1942 до конца 50- х годов представителем крупного нью-йоркского банка (National City Bank of New York).
В 1950 году в Уругвай приехал писатель Иван Солоневич, вынужден­ ный покинуть Аргентину из-за доноса других эмигрантов. Писателя при­ ютили брат и сестра Шкурины (Михаил и Нина), проживавшие тогда в го­ роде Сориано. Вскоре И.Солоневич переехал в городок Лас-Тоскас, откуда вел активную переписку с редакцией созданной им в Буэнос-Айресе газеты
«Наша страна» (после отъезда писателя ее возглавил Всеволод Дубровский). Последние годы жизни Солоневич тяжело болел и скончался от рака желудка в 1953 году. На его могиле, расположенной на Английском кладбище Монте­ видео, в качестве эпитафии написано: «Идеологу народной монархии в буду­ щей России и борцу против коммунизма. Единомышленники».
В 60-е годы деятельность общины эмигрантов первой волны в Уруг­ вае пошла на спад. Ушли из жизни почти все представители первого по­ коления переселенцев, а вместе с ними прекратили свое существование
«Русский дом» и «Казачий центр», закрылся храм в районе Серро.
Сохранению национального очага в 60-е годы и в последовавший позднее период военной диктатуры в Уругвае препятствовало и ухудше­

ние отношения к русской общине со стороны местных властей, а иногда и рядовых уругвайцев. Преследованию подвергалось все, что связано с нашими соотечественниками, включая русские обычаи и язык.
При таких обстоятельствах некоторые из эмигрантов предпочли уехать в США, Аргентину или другие страны, имеющие значительную русскую диаспору. Были среди них и те, кто выбрал путь осознанной ассимиляции.
Потомки эмигрантов пер­ вой волны живут в Уругвае и сегодня, но лишь некоторые из них сумели сохранить свою культуру и самобытность. Из­ вестных их представителей - Сергея Флегинского, Алексея Фельдмана, Алексея, Михаила и Елену Морозовых, Ирину Жи­ рову, Николая Томисича, Анто­ нио Кухту, Людмилу Любомир-
Алексей Морозов (слева) в Посольстве России в Монтевидео. Справа Григорий Королев

Ирина Жирова в Посольстве России в Монтевидео
скую, некоторых других - мож­ но встретить на проводимых примерно раз в месяц службах в Свято-Воскресенском право­ славном храме г.Монтевидео. Священником в этой церкви вот уже более 40 лет является приезжающий сюда из Буэнос- Айреса о.Владимир (Шленев), который, как и в старые вре­ мена, произносит молитвы за
«спасение угнетаемого народа православного».

Анна Герасимчук, Элида Герасимчук

Первые группы славян прибыли в департамент Сальто в 20-е годы XX века. Покинув свою землю, опустошенную войнами, они высадились на этих берегах в поисках мира и работы.
Русские везли с собой в Латинскую Америку мало вещей. Прибывая на берега Ла-Платы (большинство - в Буэнос-Айрес), иммигранты выби­ рали для себя различные пути.
Так, одна из групп (восемь семей) поднимается по реке Парана до парагвайского города Энкар-
насьон, где и основывает ко­ лонию. Другая принимает ре­ шение отправиться в Уругвай и через порт г.Сальто переез­ жает в г.Юнг. Там мужчины работают в качестве пеонов1 на сборе урожая, их жены - кухарками. Когда закончи­ лась сафра2, они узнают, что уругвайское правительство
дает в аренду землю и в кре- Первые переселенцы

Пеон - сельскохозяйственный рабочий.
2 Сафра — сбор урожая.

дит - деньги на покупку лошади, коровы и мешка семян для посева, и по железнодорожным путям (чтобы не заблудиться) отправляются в Монте­ видео.
В столице они ищут переводчика, поскольку не знают языка, и вместе с ним идут в Дом Правительства. Перед встречей с президентом Терра3 они надевают на ноги альпаргаты (полотняную обувь на пенько­ вой подошве), специально купленные по такому торжественному поводу. Президент сообщает им, что в департаменте Пайсанду, в местечке Санта- Бланка, есть поместье, поделенное на части для колонизации теми, кого так неудачно назвали «грингос»4.
Там они принимают первое, что дает им эта земля - ранчо из глины и соломы. Обживаясь на новом месте, они обнаруживают, что уже одно то, что они - иммигранты, сближает их с такими же, как они, соседями, с которыми устанавливаются отношения взаимопомощи.
Спустя несколько лет некоторые из переселенцев переезжают в г.Конститусьон (департамент Сальто) и в г.Сальто. Любопытный факт: семья Хуана Герасимчука основывает там приют, который она называет
«Эль Порвенир» («Будущее»). Почти все их товарищи - иммигранты из Восточной Европы - были крестьянами, и им негде было жить в городе, поэтому они ночевали в этом приюте, находя там людей, говоривших на родном для них языке и сохранявших традиции привычной для них кухни (борщ со сметаной, вареники, квашеная капуста и т.п.). Вечерами там же звучали песни их родной земли.
Ранее - в начале 20-х годов прошлого века - еще одна группа пере­ езжает из Буэнос-Айреса во Фрай-Бентос (департамент Рио-Негро) для работы на холодильных установках мясокомбината «Эль Англо». Эти люди зарабатывают там достаточно денег, чтобы купить недвижимость в районе города Юнг. Они копят средства на то, чтобы привезти в Америку свои семьи, а затем, со своими детьми, родившимися уже на этих зем-

3 Указанная встреча состоялась в конце 1937 года.
4 В большинстве латиноамериканских стран словом «грингос» называют жителей США. В Уругвае (особенно в уругвайской провинции) им принято обозначать всех иммигрантов.

Во дворе приюта «Эль Порвенир». Семьи Герасимчук и Максимчук

лях, перебираются поближе к г.Сальто. Переселенцы, живущие в дерев­ нях Дайман, Чапикуй, Санта-Бланка и Санта-Кильда, в 1938 г. привозят в этот район первую российскую повозку, которую сделал русский кузнец из Сан-Хавьера. У нее четыре колеса, задняя часть выше, чем передняя, ее тянули две лошади. Повозка служила иммигрантам для того, чтобы пе­ ревозить урожай зерна, навещать соседей или ездить в город, куда обычно отправлялись рано утром, загрузив ее домочадцами, едой и водой, а также кормом для лошадей. Повозку и животных оставляли на въезде в город и вечером, сделав все покупки, старались успеть вернуться домой до захода солнца.
В 1925 году в Восточную Республику Уругвай прибывает очередная
группа славян. Они ищут экономического благосостояния и возможности свободно выражать свою веру. Все они, так же, как и их предшественни­

ки, занимаются земледелием. Эта группа - баптисты-евангелисты - сна­ чала обосновывается в г.Фрай-Бентос. Двумя годами позже прибывает еще одна группа, которая останавливается недалеко от железнодорожной станции «188-й километр», расположенной вблизи ранее основанного пе­ реселенцами из России Сан-Хавьера. Наконец, третья группа баптистов выбирает для себя местечко Колония-Кангуе (департамент Пайсанду).
В 1938 году среди славян-евангелистов департаментов Рио-Негро и Пайсанду возникает идея сформировать собственную сельскохозяйс­ твенную общину. Создается что-то вроде комиссии, которая занимается подбором участка земли, достаточного по площади для всех колонистов. После изучения ряда предложений (в частности, славянина Чорница и уругвайца Фарраля) они останавливают выбор на местечке Сонна-де-Па- ломас (департамент Сальто). Обосновавшиеся там 22 семьи называют это место Колония Лас-Флорес. В 1944 году община расширяет свои границы на восток; до 38-и семей увеличивается ее количественный состав. Еще семь гектаров: пять под школу и два под церковь - дарит колонистам гос­ пожа Игнасия Гонсалвес де Маркес.
28 апреля 1947 года начинаются занятия в школе, ее первой учени­ цей была Роса Кузьминская. 11 апреля 1948 года открыт молитвенный дом, построенный всеми членами общины - в меру сил и возможностей каждого. Церковные хор и оркестр (аккордеон, скрипки и балалайки) не­ редко давали концерты в столице - Монтевидео, а также в департаментах Пайсанду, Рио-Негро и Артигас, выступали на радио.
Позже многие из колонистов переезжают в город, где их дети могли продолжить свое образование. Сегодня из 38-и входивших в общину се­ мей осталось только пять, но тот дух, который связывал ее основателей, продолжает жить в сердцах их детей и внуков.
В 1930 году в Южную Америку, о которой говорили тогда как о континенте огромных возможностей, в надежде на спокойную и благо­ получную жизнь переезжают иммигранты из одной украинской деревни. Несколько семей (в том числе Бондаренко, Кириченко, Ручей, Шевчен­ ко) приплывают в Аргентину и высаживаются на берег в Буэнос-Айре­

се. После какого-то времени, проведенного в столичном порту вместе с иммигрантами из других европейских стран, они берут путь в аргентин­ скую провинцию Санта-Фе и останавливаются в населенном пункте Сан- Хусто, где начинают заниматься земледелием. Спустя несколько лет они разочаровываются в своем новом месте жительства и решают продолжить путь в поисках лучшей доли. На это решение повлияли незнание языка и плохие климатические условия. В Аргентине у них рождается несколько детей, которых крестит православный священник.
В поисках земель они пересекают провинцию Энтрериос, выходят на берег реки Уругвай и, перебравшись через нее, попадают в департа­ мент Сальто. Пройдя около 50 километров, иммигранты оказываются в местечке Парахе-де-Лаурелес, где находят земли, идеально подходящие для выращивания пшеницы. Созданное там поселение сохранилось до сих пор.
Тоска по Родине привела некоторых из переселенцев к мысли о воз­ вращении в Россию. После восьми лет жизни там они вновь уезжают в Уругвай.
Выходцы из России привезли с собой зерновые (пшеницу) и тех­ нические (подсолнечник, лен) культуры. Они разводили в Уругвае коров, свиней, овец и различные виды домашних птиц. Таких, как гуси, мясо и яйца которых они ели, а из перьев делали мягкие матрасы и подушки для диванов, а также знаменитые перины, которых здесь не знали. Что­ бы сохранять мясо, русские его вялили и коптили. В июле, самом холод­ ном месяце в году, когда здесь забивали скот, они ходили из дома в дом и учили этому уругвайцев. Делали они и различные колбасные изделия, например, белый чорисо, сегодня более известный в Уругвае под именем бутифарра, для приготовления которого использовались печень, голова, язык и потроха.
Позднее, вместе с другими иммигрантами, русские участвовали в
создании первых фабрик по производству мясных полуфабрикатов и кол­ басных изделий. Здесь знали творог или сыр, а также то, как можно ис­ пользовать сметану.

Традиционные для выходцев из России огороды были источником вкусной и здоровой пищи, при приготовлении которой иммигранты всег­ да пользовались традиционными семейными рецептами. Мужчины дела­ ли печи из глины («печки»), в которых хозяйки пекли замешанный своими умелыми руками домашний хлеб. Не обходилось и без пирогов - с творо­ гом, капустой и щавелем.
Несмотря на разницу в климате, для собственного потребления всег­ да готовился квас. Вечерами, при свете ламп, пожилые женщины вязали на спицах, а те, что помоложе - вышивали.
Женщина была для них всем, и остается всем по сей день. Потому что именно хозяйка дома является хранительницей культуры и традиций - будь то в одежде, образовании, готовке или религии. Женщины умели за­ сеивать вскопанную мужчинами землю, именно они несли дом на своих плечах.
В конце 1971 года, после смерти своей супруги, Хуан Герасимчук
предпринял попытку купить участок, на котором она похоронена, чтобы, согласно православному обычаю, после своей смерти быть похоронен­ ным рядом с ней. Получив отказ от муниципалитета, он начинает думать об образовании славянского кладбища. Вместе со своим братом Лазарем и другими соотечественниками Хуан Герасимчук обходит всех прожива­ ющих в Сальто славян, стремясь заручиться их поддержкой. В результате образованная ими общественная организация «Славянское кладбище» в декабре 1971 года покупает и огораживает участок земли площадью один гектар, расположенный на территории 3-го судебного округа г.Сальто. В уставе Общества, которым руководит избираемый раз в два года его Ас­ самблеей Управляющий комитет, указано, что захоронения осуществля­ ются в земле.
Первое из них относится к маю 1973 года - Хуан Герасимчук пере­ захоронил на кладбище свою супругу Евгению (сам он скончался гораз­ до позже, в 1990 году). В настоящее время на участке насчитывается 256 захоронений; членами Общества - единственной в Уругвае организации такого рода - являются 343 человека.

Славянское кладбище в г. Сальто
В 1974 году строится ГЭС Сальто-Гранде, гигантское по меркам на­ шего Уругвая сооружение. Турбины, то есть «сердце» ГЭС, а также инс­ трукции по их сборке поступают из России. Всю документацию с рус­ ского языка (она до сих пор сохранилась в архивах) переводит Басилио Голенюк. Вася, как его обычно называли, быстро интегрируется в мес­ тное общество, где все его знали и уважали. Он хорошо знал русский, польский и украинский языки, часто помогал своим друзьям и знакомым переводить приходившие с их исторической Родины письма и отвечать на них. Весьма образованный человек, он был членом Комиссии по истори­ ческому наследию г.Сальто.
Басилио Голенюк был в числе соотечественников, выдвинувших идею создания Славянского культурного центра. Претворить ее в жизнь иммигрантам удалось в 1999 году, еще 10 лет ушло на получение Центром юридического лица.

Активисты Славянского культурного центра г. Сальто принимают Посла России С.Н. Кошкина

Своей задачей руководство Центра видит сохранение и преумноже­ ние культурных традиций исторической Родины. Объединение проводит ежегодные обеды, его представители выступают на проводимых в Саль­ то конференциях и круглых столах, посвященных вопросам иммиграции, учат школьников и студентов различных учебных заведений города гото­ вить блюда национальной кухни. Кроме того, раз в год, в ноябре, члены Центра принимают участие в празднике, организуемом Союзом иммиг­ рантов Сальто. В течение недели действует «русский» стенд, гостям праз­ дника предлагаются традиционные блюда славянской кухни, представи­ тели общины, одетые в национальные костюмы, участвуют в шествии по улицам города.

РУССКИЕ В САЛЬТО

В 2008 году при поддержке Посольства России в Уругвае при Центре начали работу курсы по изучению русского языка, которые регулярно посещают около 30 че­ ловек. В том же году российская дипмиссия организовала приезд в Сальто хореографа из Воронежа Н.П.Тарасенко, которая в течение
10 дней обучала наших детей рус­ ским народным танцам.
Несмотря на отсутствие постоянного помещения (на се­ годняшний день это главная про­ блема организации), у Центра имеется небольшая библиотека, в которой немало русскоязычных изданий (большинство из них подарены российским посоль­

Стенд России на Дне иммигранта в г. Сальто
ством), а также фонотека с записями отечественного фольклора. С
2000 года члены Славянского центра посещают ежегодные праздники в Сан-Хавьере.
Мы осуществляем нашу деятельность, всегда помня о тех, кого нет
с нами. О тех, кто работал, не щадя себя, но чья жизненная философия научила нас хранить в памяти только хорошие моменты.
Помимо Басилио Голенюка, широкую известность в Сальто приоб­ рел и другой соотечественник - Альваро Менесес Филиппов. С детства серьезно занимавшийся живописью, он экспонировал свою первую кар­ тину на выставке молодых художников еще в семнадцатилетнем возрасте. Позже стал скульптором, является автором многочисленных памятников. По заказу Испанского общества Сальто к 500-летию открытия Америки выполнил скульптуру, ныне установленную у входа на городской рынок.

Другая соотечественница - Роксана Гонсалес Самусенко стала пер­ вой женщиной, исполнявшей обязанности губернатора департамента Сальто. Ее прабабушка и прадедушка по материнской линии были одними из основателей г.Сан-Хавьер, но родилась она в нашем городе. В юности добилась неплохих результатов в спорте, была инструктором по плава­ нию. В зрелом возрасте Роксана, инженер по профессии, проявила себя как талантливый политик. В настоящее время является членом президиу­ ма Славянского культурного центра.

Берта Фернандес Буракова

Русский язык: ощущение

«Я ищу слова, которых не понимаю.
Я ищу их во взгляде того, кто их произносит.
В непреднамеренных, спонтанных жестах его рук. Я ищу их в движениях его губ и в его голосе.
В мимолетной тени, скользнувшей по его глазам, и внезапно застыв­ шему взгляду, внезапно приносящему тишину.
Я ищу их, храня неловкое молчание, и пытаюсь, в свою очередь, найти ответные слова.
И, не находя их, позволяю сжать себя в крепких объятиях..., пока он продолжает говорить мне вслух вещи, которых я не понимаю, но уве­ рена в том, что они хорошие - ведь тепло этих объятий не позволяет мне думать иначе.
Как тут не заплакать! Я чувствую все это каждый раз, когда слышу русскую речь. Так же происходит с песнями и танцами.
Такое чувство свойственно многим людям моего поколения...».
Эти слова принадлежат внучке русских, прибывших в Уругвай в 1913 году и основавших город Сан-Хавьер, в котором она и родилась, хотя вот уже более двадцати лет проживает во Фрай-Бентосе - столице депар­ тамента Рио-Негро.

Город
Город Фрай-Бентос был основан 16 апреля 1859 года.
В 1865 году здесь начала свою работу фирма «Liebig Company», пред­ приятие, занимавшееся производством пищевых продуктов на базе живот­ новодства, которым так славится Уругвай. Продукция компании пользова­ лась большим спросом и шла на экспорт. Неудивительно, что наш город стали называть «кухней мира». Компания имела свой собственный причал на берегу реки Уругвай и корабли, прибывавшие за товаром, подходили практически прямо к дверям холодильных установок. Фирма, в 1924 году переименованная в «Frigorifico Anglo» («Английский мясохладокомбинат»), просуществовала до 1980 года. Мы помним это название и по сей день. И не только мы. Мясные консервы «Liebigs» входили в рацион питания сол­ дат времен мировых войн. Известный писатель Жюль Верн упоминал о них в своих книгах, называя пищей настоящих путешественников.

Истории жизни
Яков Бураков и Роза Дударева приехали в Уругвай со своей дочерью Аделой, которая родилась во время их путешествия на корабле к берегам нашей страны. Так как судно было английским, новорожденная Адела
получила гражданство Великобритании.
Некоторое время они пробыли в Монте­ видео, затем переехали жить в Сан-Хавьер. Две их маленькие дочки - Наталья и Ольга - забо­ лели, и родители, опаса­ ясь за их здоровье, были вынуждены оставить их в столице. Остальные
Яков Бураков и Роза Дударёва с детьми
члены семьи продолжи-

ли свой путь на север, вверх по реке Уругвай, в поисках предназначен­ ной им земли.
Дон Яков, как и его соотечественники, пос­ вятил себя работе в поле и организации общины.
Госпожа Роза, черпая знания из привезенных с родины медицинских книг, работала акушер­ кой, принимая роды на окрестных фермах.
У нее самой было
14 детей: Адела, Ната­ лья, Ольга, Николай, Елена, Франциско, Паб­ ло, Лидия, Григорий, Александр, Хуан, Феде­ рико, Дина и Яков.
Она умерла во вре­ мя родов в больнице со­
седнего города Пайсан- Одно из последних фото Розы Дударёвой
ду, будучи еще совсем
молодой. Роза решилась на беременность, несмотря на противопоказания врачей.
Дон Яков сам растил и обучал своих детей и, несмотря на то, что великодушные соседи предлагали ему взять на попечение кого-нибудь из них, никогда не соглашался на это. Возможно, помня ту разлуку с дочерьми, произошедшую в Монтевидео, о которой он не любил вспо­ минать.

Став взрослыми, дети Якова и Розы решили найти своих сестер, о которых ничего не знали в течение стольких лет. Благодаря помощи од­ ной из столичных радиостанций и удачному стечению обстоятельств они смогли разыскать их.
Встреча произошла в Сан-Хавьере. Это был большой семейный праздник, на котором слезы боли о перенесенных страданиях сменялись слезами радости, любви и счастья.
Некоторые из этих братьев и сестер уже умерли. Из тех, кто еще жив, одни так и остались жить в Сан-Хавьере, другие разбросаны по раз­ ным городам - Пайсанду, Монтевидео, Буэнос-Айрес...
Несмотря на все невзгоды, лишения и страдания, детям Якова и Розы удалось вырасти и стать на ноги. Обветренные лица, натруженные руки, ясные глаза, белокурые волосы, пусть уже и седые, остаются для них собирательным образом их родителей.
Яков и Роза отдали все своим детям. Их воспитание всегда было счастьем для родителей. Они привили им любовь и уважение к жизни и природе, трудолюбию и земле, которая должна почитаться, как мать, вырастили их честными людьми, достойными гражданами Уругвая, ценя­ щими демократию, свободу и мир.

Иммиграция 1913 года не была единственной
Переселенцы из бывшего Советского Союза прибыли сюда позже, равно как и иммигранты, которые решили работать во Фрай-Бентосе, где в то время в мясной отрасли происходила настоящая промышленная рево­ люция, давшая работу людям самых разных национальностей.

Семья Слусар - Остричук
В 1927 году в Уругвай прибыл дон Игнат Слусар вместе со своей супругой Ефросией Остричук и полуторагодовалым сыном Андреем.
Они ехали в Уругвай в надежде найти работу.
Игнат и Ефросия высадились в Монтевидео и, как многие другие выходцы из России, приняли решение отправиться в Сан-Хавьер, где их

соотечественники помогли бы им устроиться на новом месте. На поезде они доехали до станции Бельяко, расположенной в двадцати километрах от Сан-Хавьера. Там им пришлось остановиться на несколько дней.
Позже они рассказывали своим внукам, как их пугал какой-то мер­ цающий свет, который зажигался в полях по ночам - до этого они никогда не видели светлячков...
Сначала Дон Игнат был наемным сельскохозяйственным работни­ ком, затем смог арендовать свой участок земли, на котором занялся ого­ родным хозяйством и разведением домашней птицы. У них родились трое детей: Василий, Лидия и Адела.
В 1933 году семья переехала на новое место жительства - большой земельный участок, расположенный неподалеку от реки Рио-Негро, на границе департаментов Рио-Негро и Сориано. Там они занимались раз­ ведением домашнего скота,
пчеловодством, выращивали кукурузу, маниоку и арбузы.
Свою продукцию продавали на рынках города Мерседес - столицы департамента Сори­ ано. Для этого им приходи­ лось переплывать на лодке, груженной товаром, через реку Рио-Негро, неспокойные воды которой иногда вынуж­ дали их бросать в реку доро­ гой груз, с тем, чтобы спасти свои жизни.
Там, на новом месте, родились Мария, Роза, Анна и Тереза.
Игнат и Ефросия, как
большинство русских им- Василий Слусар Остричук

мигрантов, всегда беспокоились об образовании своих детей. Непростое экономическое положение семьи не помешало родителям отправить их в школу. Для этого они сняли в г.Мерсёдес небольшую комнатку, в которой с понедельника по пятницу жила Ефросия, присматривая за самыми ма­ ленькими детьми.
В 1946 году Национальный институт колонизации предоставил им в пользование сельскохозяйственные угодья в близлежащем местечке под названием Колония Томас Беррета.
На новой земле они стали выращивать пшеницу, лен, ячмень, карто­ фель и виноград. Занялись садовым хозяйством, выращиванием эвкалип­ тов, тополей и белых ив, купили трактор, плуги и сеялку. Держали лошадей, коров, свиней и кур. На своем участке они построили небольшое ранчо.
Их дети создавали собственные семьи, у них появлялись внуки. Се­ мья разрасталась, но они всегда были рядом с родным домом. Все вместе они работали на своем большом семейном предприятии, где и труд, и до­ ходы справедливо распределялись между родственниками.
По вечерам, в теплом семейном кругу у домашнего очага, бабушка Ефросия рассказывала своим внукам о России. Они до сих пор сохранили в своей памяти, что:
«...девушки, перед тем как идти на танцы, натирали себе щеки сне­ гом, чтобы они были розовыми, а сама девушка - румяной и красивой...;
одежду сти­ рали в проруби, в ледяной воде...;
р о д и т е л и не позволяли де­ вочкам состри­ гать себе волосы, чтобы их локоны всегда оставались длинными и бело­
Семья Слусар
курыми...;

в обязанности детей входило выгонять на выпас гусей и овец и сле­ дить за тем, как они пасутся..
женщины пряли себе одежды изо льна...».
Уже в очень пожилом возрасте Игнат Слусар и Ефросия Остричук перебрались на постоянное место жительство во Фрай-Бентос, где прожи­ ли до своих последних дней и где были похоронены.
Их дети и внуки чтут память своих родителей, которые были чест­ ными и трудолюбивыми людьми. Они по сей день стремятся сохранять традиции их Родины.

Петр Подкидайло и Наталья Ончук
Шел 1928 год, компания «Frigorifico Anglo» процветала, привлекая на работу иммигрантов из разных частей света. Среди них был и Петр Подкидайло, который приехал в Уругвай и начал работать на мясохладо- комбинате во Фрай-Бентосе. Спустя несколько лет он вернулся на исто­ рическую родину, где женился на своей возлюбленной - Наталье Гончук, ждавшей его все эти годы. В 1936 году он возвращается в Уругвай вместе с женой. При регистрации в миграционной службе в ее фамилии «теря­ ют» первую букву и пишут в паспорте Ончук.
После непродолжительного пребывания во Фрай-Бентосе, семья принимает решение обосноваться в Сан-Хавьере. Петр занялся пчело­ водством, а Наталья вышивкой и плетением корзин. У них рождаются дети - Еухенио и Пабло, которые получают начальное образование в шко­ ле №32 города Сан-Хавьер.
В 1948 году семья перебралась в местечко Бельяко, где Петр и Ната­ лья продолжили свои занятия пчеловодством и народными ремеслами. В 1956 году они окончательно обосновались на берегах речушки Ягуарете Гранде, неподалеку от Фрай-Бентоса.
Евгений и Петр продолжили образование в промышленной школе и лицее города Фрай-Бентос. При этом братья всегда с большим теп­ лом вспоминают своих одноклассников из школы Сан-Хавьера: Евгения Смалука, Эрнесто Ченичова, Сусану Семикину, Марту и Чичиту Андрада,

братьев Гуриных, но больше всех - Непомусено Терра, который всегда приезжал на занятия верхом на лошади, со свистом и улюлюканьем.
Петр Подкидайло продолжал заниматься пчеловодством, но па­ раллельно начал работать столяром и плотником, делая самую разно­ образную мебель. Кроме того, Петр со своим соотечественником Иг­ натом стали изготавливать музыкальные инструменты - балалайки и скрипки.
Прожив долгую и счастливую жизнь, Петр и Ефросия умерли в воз­ расте девяноста лет. Они никогда не забывали Россию: в их доме всегда звучала русская музыка, дети и внуки заслушивались историями родите­ лей о Родине, с которой они поддерживали непрерывную связь, перепи­ сываясь со своими родственниками.
Они были благодарны Уругваю, который так радушно их принял. Здесь они нашли мир и покой, которых им так не хватало на покинутой Родине. И хотя тоска по России всегда оставалась в их душах и сердцах, они до конца своих дней благодарили эту землю, давшую им жизнь, се­ мью и работу. Это ли не счастье - видеть, как растут твои дети, дать им образование, возможность получить профессию, нянчить на руках своих внуков и правнуков. Все это и было целью их жизни.

Семья Своник-Мельчаер
Василий Своник прибыл в Уругвай со своей женой по фамилии Мельчаер и маленькой дочерью Анной. Обосновались, так же как и боль­ шинство выходцев из России, в Сан-Хавьере. Там родились их дети: Иван, Лидия, Василий, Сергей и Александр.
Василий занимался земледелием и продавал выращенные овощи на рынках Фрай-Бентоса. Финансовое положение семьи было непростым и Василию пришлось отдать своего четырехлетнего сына Сергея на по­ печение в дом комиссара Фрай-Бентоса господина Панчо Фацио - очень уважаемого человека в городе. Помимо Сергея, на попечительстве у этой семьи был еще один мальчик. Они росли и воспитывались вместе с собс­ твенными детьми комиссара, как их братья.

Когда Сергей вырос, он познакомился с красивой девушкой, которая работала в доме господина Фацио, и влюбился в нее. Ее звали Альда, она была дочерью кузнеца по фамилии Эррера.
Известие о помолвке наполнило радостью всех, ведь речь шла о пре­ красной молодой паре. Обе семьи устроили грандиозную свадьбу и орга­ низовали для молодоженов медовый месяц в Буэнос-Айресе.
Дон Панчо Фацио подарил Сергею земельный участок, на котором семья построила свой дом.
В счастливом браке Сергея Своника и Альды Эрреры родились три ребенка: Уго, Ольга и Алехандро.
Самый старший из них работал на строительстве двух самых важ­
ных объектов в этом регионе страны: плотины Сальто-Гранде на севере департамента Сальто, на реке Уругвай и плотины Пальмар на очень ши­ рокой и живописной реке Рио-Негро, в департаменте Сориано.
Ольга со своей семьей сейчас живет в Буэнос-Айресе.
Уго и Алехандро в настоящее время работают на станции техобслу­ живания государственной топливно-энергетической компании АНКАП во Фрай-Бентосе. Они очень известные и уважаемые в городе люди, простые и приятные в общении, с добрым характером, увлеченные своей работой. У каждого из них есть своя семья. Семьи братьев Своник представляют собой наглядный пример
объединения славян с наро­ дами других национальнос­ тей, которые заселили наш департамент.
Альда овдовела не­ сколько лет назад. Будучи по­ томком испанцев и итальян­ цев, она не теряет семейных связей и любви к русской
культуре и традициям. Песни на этом странном языке, оп­
Уругвайское удостоверение личности Сергея Своника Мелчаера

тимизм, помогающий преодолеть любые трудности, та неимоверная тос­ ка по далекой родине...
Со слезами на глазах она пересказывала нам рассказ Василия Сво-
ника о том, как он уезжал из России, а его мать, рыдая, умоляла остаться и не покидать её и родную землю. Она плакала, рассказывая это нам, пото­ му что помнила - ее тесть так никогда и не смог перенести этой утраты.
Но она и улыбалась... потому что в подоле ее юбки лежала урожденная Валентина Александра Своник-Сантана-ее шестимесячная внучка, улыбаю­ щаяся белокурая девочка с глазами небесного цвета... Бабушкина гордость.

Воспоминания
Бесчисленные истории жизни тех семей и людей, которые оставили Россию в прошлом веке, они похожи - и в грусти, и в радости...
С одной стороны, вырванные с корнем из своей земли, лишенные какой-либо надежды вновь увидеть своих родных и близких, покинувшие навсегда свой родной дом, город, страну. С другой - для них над горизон­ том забрезжил рассвет, появилась надежда на будущее, пусть еще и неоп­ ределенное, но для большинства из них - многообещающее.
Все мы прекрасно понимаем, что жизнь иммигрантов не была лег­ кой. Они хранят в своих сердцах много боли и предпочитают не говорить о прошлом.
Мы знаем случаи, когда люди родились в одном и том же месте, но в документах, с которыми они приехали в Уругвай, фигурируют разные национальности: например, он - русский, а она - полячка. Это не соот­ ветствует действительности, но они не обращали внимания на эти фор­ мальности.
Когда они сходили по трапу корабля и ступали на новую землю, на­ дежда на счастливое будущее утешала их сердца.
Их никогда не учили ненавидеть - только любить.
Их стремление работать, любовь к жизни и глубокая признатель­ ность, которую они испытывали к приютившей их уругвайской земле, за­ ставляли их преодолевать все трудности и двигаться вперед.

Мы, нынешние потомки русских иммигрантов, гордимся своими предками. Мы благодарны им за то, что они передали нам по наследству свои самые лучшие человеческие качества.

Мы - потомки
Мы посвятили себя самым разнообразным видам деятельности.
Мы работаем в сферах государственного управления, образования, торговли, здравоохранения, культуры, массовых коммуникаций... Прини­ маем активное участие в общественной и культурной жизни департамен­ та и страны.
Мы - потомки русских переселенцев и мы гордимся своим проис­ хождением.
В теперь уже далекие двадцатые годы прошлого столетия имело место уникальное социальное явление, связанное с переселением в нашу страну людей из почти шестидесяти стран мира, которые теперь дружно живут вместе во Фрай-Бентосе и других городах Уругвая.
Русские и славянские фамилии - Слусар, Остричук, Федоровский, Дмитриев, Донцов, Бураков, Назарюк, Подкидайло, Дёмов, Тодоров, Бе­ локонь, Гайворонский, Иванчук, Артемов, Своник, Лукьянчук, Санин, Каничев, Удовико, Варбанов, Воронецкий, Ксенев, Робкин, Корчак, Лор- дугин, Иванченко, Ончук, Хлякин - наряду со многими другими фамили­ ями европейского происхождения, тесно переплетаются в дружных семь­ ях, которые живут, учатся и работают во Фрай-Бентосе - одном из самых
«космополитичных» городов Латинской Америки.
Всех нас объединяет то, что в наших домах пахнет борщом, пирож­ ками с картошкой и жареным луком, а также восхитительными вареника­ ми, которые так любят наши дети.
Мы делаем домашние сметану и творог - такие не купишь на рынке или в магазине. И мёд, такой густой и тягучий...
Этот вкус русской пищи родом из нашего детства. И сегодня, в на­ ших современных кухнях, напичканных электроникой, есть частичка того прошлого, когда наши дедушки и бабушки готовили еду в печах, которые

топились дровами. Мы вспоминаем, как обедали за широким деревянным столом, где любая скромная закуска считалась яством. Этот дух времени живет в старом глиняном кувшине с двумя ручками, в стертом эмалиро­ ванном тазу, помятом котелке. Эти вещи, стоящие рядом с современной микроволновкой, для нас выглядят как сокровища, отмеряющие ход вре­ мени и напоминающие нам о прошлом и о России.

Красивая история, которая произошла совсем недавно
В 2007 году по инициативе потомков русских иммигрантов и пере­ селенцев из дружественных стран при содействии Посольства Российс­ кой Федерации в Восточной Республике Уругвай в лице Посла России в Уругвае С.Н.Кошкина и советника по политическим вопросам Д.В.Белова во Фрай-Бентосе было создано Общество иммигрантов «Сейбо и Хира- соль» («Эритрина и Подсолнух»).
Датой рождения Общества стал Международный день мира - 21 сен­ тября. В нашем названии упомянуты два прекрасных растения: эритрина - национальный цветок Уругвая и подсолнух, семена которого были завезе­ ны в нашу страну русскими поселенцами.
Вот текст нашего первого пресс-релиза, распространенного в мест­ ных СМИ:

Учредительное заседание Общества иммигрантов «Сейбо и Хирасолъ»
«Во Фрай-Бентосе создана новая обществен­ ная организация:
Речь идет о сооб­ ществе потомков русских иммигрантов из бывшего Советского Союза, при­ бывших в нашу страну в прошлом веке, а также их друзей.

Происхождение названия
Цветок эритрины символизирует Уругвай, который радушно принял наших предков и стал для них новой Родиной, где родились и выросли их дети и внуки.
Его красный цвет олицетворяет собой наши цветущие холмы, кровь, которая у всех людей одинаковая, и чувство свободы, благодарности и гордости за величие нашей Республики.
Ну а подсолнух символизирует для нас Россию.
Хотя родина подсолнечника и не там, именно русские иммигранты стали первыми вы­ ращивать его в Уругвае. В его огромном цветке мы видим солнце, освещающее
их путь и дающее им силы, необходи­ мые для преодоления трудностей.
Мы также отмечаем, что наши
друзья - люди других национальностей - вместе с нами создавали нашу организацию. Они разделяют наши задачи и цели».
Логотип Общества иммигрантов «Сеибо и Хирасолъ»
Известие о создании нашего общества было приня­
то населением с большим воодушевлением и энтузиазмом. Мы получа­ ли поздравления из Монтевидео, Сальто, Сан-Хавьера, Буэнос-Айреса и других городов. Вместе с большой ответственностью мы почувствовали абсолютную уверенность в том, что традиции наших предков, которые мы считаем своими, должны быть сохранены, преумножены и переданы по наследству нашим потомкам. В этом наша основная задача.
Логотип общества, разработанный его основателями Бертой Фер­ нандес Бураковой и Андреа Слусар Фабре - председателем и секретарем первого исполнительного комитета, должен был символизировать все чувства, которые мы вкладывали в этот проект.
Сам логотип был создан молодым известным дизайнером из Фрай- Бентоса по имени Ренат Руссо.

Почтовая марка в честь 150-летия установления дипломатических отношений между Россией и Уругваем

Невероятно совпадение его фамилии, которая пишется по-испански почти так же как слово «русский» (только с дву­ мя «с») - хотя на самом деле он потомок итальянцев.
Его творческая работа за­ ключалась в реализации следу­ ющих идей:
• с помощью эллипти­ ческой кривой смягчить изоб­ ражение логотипа, вписанного
в горизонтальный овал, сделав его, таким образом, более приятным для взгляда.
◦ образ нежных цветов должен быть компенсирован крупным текс­ том названия общества, создавая контраст между надписью и фоном, ко­ торый усиливает визуальное восприятие.
◦ для того чтобы цветы не казались отделенными от текста, соеди­ нить их эллипсоидной лентой серпантина с цветами уругвайского флага.
Фон логотипа решен в гамме теплых цветов - желтого и оранже­ вого, получившегося в результате смеси красного (эритрина) и желтого (подсолнух).
Показательно, что в декабре 2007 года Национальное почтовое уп­ равление Уругвая выпустило специальную марку по случаю празднова­ ния 150-летия установления дипломатических отношений между нашими странами, на которой их символизируют именно цветы эритрины и под­ солнуха.
Первый конверт с этой маркой нам подарил Посол России в Уругвае С.Н.Кошкин.
С тех пор наша молодая и напористая организация начала проявлять свою активность, мы стали проводить различные мероприятия. В их чис­ ле празднование Дня иммигранта.

Посол России С. Н. Кошкин поднимает флаг Российской Федерации в ходе празднования Дня иммигранта во Фрай-Бентосе

В декабре 2007 года маленькая, но очень красивая Площадь иммиг­ рантов, на которой многие годы не происходило каких-либо событий, ожила. Для организации праздника мы обратились за помощью к губерна­ тору департамента Рио-Негро господину Омару Лафлуфу Эбичу, потомку выходцев из Ливана, который любезно согласился оказать нам содейс­ твие. На площади закипела работа: рядом с каждым из находящихся там памятных знаков, посвященных той или иной стране, были установлены флагштоки. Утром следующего дня состоялась церемония подъема фла­ гов Уругвая, России, Польши, США, Израиля, Великобритании, Германии и Италии, прозвучали гимны этих государств. На мероприятии присутс­

твовали представители культурной общественности страны, военных ве­ домств, дипкорпуса. Ну и, конечно, сотни иммигрантов, чьи предки при­ были сюда из самых разных стран мира.
На этой площади, расположенной на одном из городских холмов, воцарилась необыкновенная атмосфера. Все присутствующие почувство­ вали красоту этого места, этой земли, на которую когда-то ступили наши предки.
Выступление председателя нашего общества Берты Фернандес Бу­ раковой началось со слов:
«Сегодняшний день наполнен таким символизмом и такими волну­ ющими и переполняющими всех чувствами, что мне трудно говорить.
Наше общество «Эритрина и Подсолнух» создано 21 сентября 2007 года, весной, в Международный день мира. Цветок эритрины символи­ зирует нашу родину, подсолнух - наших предков, весна - это самое пре­ красное время года, мир - наивысшая цель человечества. Все это, вместе с ясным пониманием целей и задач, которые мы перед собой ставим - и было нашим вдохновением.
Свеча не гаснет, если от нее зажигают другую. И мы зажгли ее. Так мы осветили себе путь.
Но первая искорка этого пламени принадлежит все же не нам, а од­ ному человеку, который помог нам поверить в себя, почувствовать свои силы... Этот человек сегодня с нами. Я говорю о Дмитрии Белове, со­ ветнике Посольства России в Уругвае. Его присутствие здесь - большая честь для нас. Вы пробудили наши чувства и напомнили нам о том, что у нас есть крылья и мы умеем летать...».
Это мероприятие стало знаменательным событием в жизни нашего города, придав импульс его культурной и духовной жизни. В течение сле­ дующего года на Площади иммигрантов были установлены еще четыре знака: в честь Австрии, Болгарии, Ливана и Финляндии.
В следующем Дне иммигранта приняли участие ученики школы имени Италии N53 города Фрай-Бентос, танцевальный ансамбль «Калин­ ка» из Культурного центра имени М.Горького Сан-Хавьера, танцевальный

Посол России С.Н.Кошкин с супругой и губернатор департамента Рио-Негро О.Лафлуф на Площади иммигрантов г. Фрай-Бентос

коллектив из Ливана и муниципальный духовой оркестр департамента Рио-Негро.

Другие мероприятия
Делегация радиостанции «Голос России» побывала во Фрай-Бентосе
В августе 2008 года, в ходе своего визита в Уругвай, в нашем городе побывала делегация радиостанции «Голос России». В выставочном пави­ льоне компании АНТЕЛ членами делегации была проведена презентация энциклопедии «Вся Россия».
Нам было очень приятно пообщаться с этими прекрасными людьми, обнять их, почувствовать нашу близость и передать привет нашей дале­ кой Родине.

Потомки славян вместе с пенсионерами
Университет пенсионного возраста г.Фрай-Бентос пригласил нас к себе для того, чтобы мы рассказали пенсионерам о своей деятельности.
Встреча прошла в зале Ассоциации гражданских пенсионеров. Мы поставили старикам русскую музыку, показали им книги и брошюры о России, которые нам любезно предоставило российское посольство, объ­ яснили цели и задачи нашего общества.
Стоит отметить, что наш логотип благодаря своему глубокому смыс­ лу и неповторимому колориту всегда вызывает у людей самые положи­ тельные эмоции.
В честь Непомѵсено Терры
В ноябре 2008 года в театре им.Мигеля Юнга мы провели мероп­ риятие в честь популярного певца Непомусено Терры, который вырос в Сан-Хавьере, где был известен больше под прозвищем «Гаучо». Он тесно связан с русскими иммигрантами, со многими из которых вместе учился в школе. В его песнях часто звучат русские имена.
К этому знаменательному событию был приурочен выход сбор­ ника стихов и песен Н.Терры и диска со всеми композициями испол­ нителя.
В состоявшемся гала-концерте приняли участие певцы и артис­ ты со всего департамента Рио-Негро: из Сан-Хавьера, Нуэво-Берлина,
Янга, Фрай-Бентоса; и даже из соседнего департамента Пайсанду. Это мероприятие, прошедшее с большим успе­ хом, мы смогли провести бла­ годаря поддержке со стороны муниципалитета департамен­ та Рио-Негро, который всегда нам помогает, а также компа­
Делегация ФГУ РГРК «Голос России» во Фрай-Бентосе
нии «Ботния».

Финансирование
Общество иммигрантов «Эритрина и Подсолнух» - организация, которая не занимается коммерческой деятельностью и не имеет каких бы то ни было доходов. Мы работаем на общественных началах. Наш бюд­ жет формируется из скромных ежемесячных взносов членов общества, в состав которого входят в основном потомки русских иммигрантов. Есть среди нас выходцы и из других стран, которые разделяют наши взгляды и убеждения - для таких друзей наши двери всегда открыты.

Проекты
Мы всеми силами стараемся воплощать в жизнь все наши идеи и планы.
С удовлетворением констатируем, что одна из задач, которую мы перед собой ставили, уже решена. Речь идет о начале преподавания во Фрай-Бентосе русского языка, который, к сожалению, с течением времени забывается. С июля 2009 года действуют языковые курсы, которые посе­ щает, в общей сложности, более 50 человек. Работу курсов организовало Посольство России в Уругвае, ведет занятия преподаватель из Монтеви­ део Ольга Санина.
На очереди реализация другого нашего проекта - создание танце- вально-хорового коллектива, «специализацией» которого стали бы пре­ жде всего русские народные песни и пляски.
Работая над проектами, мы руководствуемся нашим девизом «Брат­ ская дружба и уважение - строительство мира».

150 лет со дня основания города Фрай-Бентос
16 апреля 2009 года нашему городу исполнилось 150 лет.
Члены общества «Сейбо и Хирасоль» принимали самое активное участие в мероприятиях, приуроченных к этой знаменательной дате.
Кроме того, мы хотели, чтобы по случаю празднования дня города нашей городской больнице был подарен томограф, в котором так нужда­ лись сотрудники учреждения и пациенты. Городская клиническая больница

Фрай-Бентоса была единственной больницей столицы уругвайского депар­ тамента, в которой не было этого нужного медицинского аппарата. Благо­ даря взносам, поступившим от частных фирм, общественных организаций, дипмиссий это удалось сделать. И наше общество внесло в это благородное дело свой посильный вклад - мы тоже собрали небольшую сумму денег.

Вот так обстоят дела
Потомки русских живут и работают в городе Фрай-Бентос, каждый на своем месте.
Многие из них обладают выдающимися способностями, они вос­ требованы, усердны в работе и являются неотъемлемой частью нашего сообщества.
Они продолжают оставаться немного робкими и чуть-чуть замкну­ тыми в себе людьми. Но они приятны в общении и готовы всегда прийти на помощь в трудную минуту.
Возможность трудиться, жить в мире и согласии, растить и воспи­ тывать своих детей, жажда жизни - вот что привело этих людей в Уругвай в те далекие двадцатые годы прошлого столетия.
Наша страна приняла их, а они ответили ей взаимностью - пере­ живая немыслимые трудности, они всегда шли только вперед, и при этом всегда были до глубины души благодарны приютившей их земле.
Они были, есть и всегда будут для нас примером, на который мы равняемся. Мы передадим это ощущение своим потомкам, а те, в свою очередь, своим...
Мы очень сильно привязаны к нашей Родине: наши дедушки и ба­ бушки привили нам любовь к ней. Эта любовь не имеет границ - ни поли­ тических, ни философских, ни религиозных. Нам очень мешает незнание русского языка, но и это для нас не преграда: когда нам не удается выра­ зить все наши чувства словами - их заменяют дружеские объятия... Мы видим наш долг в том, чтобы сохранять привязанность к своей историчес­ кой Родине, тем самым наглядно показывая, что все люди на Земле могут жить в мире и согласии.

ПОД ИНЫМ КРЕСТОМ
Староверы в Уругвае

Виктория Бойко де Семка

Этих оставшихся старообрядцев надо видеть - их крепость, их убежденность, их самоотвержен­ ные ночные моления (нам уже непосильные), их жизненное мужество и решимость - то 200-лет- нюю жизнь в Турции, то за одно поколение, без язы­
ков и без знания этого мира, переезды семьями - по
десятку детей! - из Китая в Бразилию - из Брази­ лии в Штаты - и еще теперь в Аляску, спасая этих детей от развратного дыхания века. Видеть, как сохранился их национальный облик, народный нрав, и слышать их сохраненную исконную русскую речь.

А.И.Солженицын

«К вам что - Иисус приходил?» - с удивлением и восторгом спра­ шивала уругвайка у соседки, впервые встретившись с русским старове­ ром. Рыжая окладистая борода, низко подпоясанная вышитая косоворот­ ка, ясные светлые глаза, окруженные мелкими лучистыми морщинками, тихий и спокойный взгляд, - человек выглядел довольно экзотично для Уругвая, словно пришелец из другого времени. Он и его столь же необыч­ ный товарищ на улицах Монтевидео не остались без внимания. В суетной шумной толпе они были словно видение «иного мира». Тогда и появилась на страницах главной газеты страны фотография русских древлеправо-

славных христиан,1 ставшая первым документированным свидетельством появления русских староверов на уругвайской земле. Шел 1967 год. Два
«разведчика» - Филат Зыков и Павел Черемнов приехали из Бразилии в Уругвай в поисках лучших условий жизни для русских староверов. В Бра­ зилии климат был слишком жарким, а земли - не слишком подходящими для земледелия.
В Монтевидео их гостеприимно приняла семья русских эмигрантов Попеня. Они жили в Уругвае уже не первый год и смогли рассказать о кли­ мате страны, об условиях земледелия и о местных особенностях. На следую­ щий день староверы отправились прямо в Парламент, где их принял депутат Хорхе Батлье2. Он заверил, что никаких препятствий со стороны уругвайско­ го миграционного законодательства нет - «приезжайте и работайте». После этого Зыков и Черемнов объехали всю страну в поисках подходящего места - чтобы было далеко от других поселений, чтобы земли были хорошие, чтобы жара не изнуряла. Недалеко от реки Уругвай в департаменте Рио-Негро они нашли то, что искали. Там и купили землю - 45 гектаров. Возможно, на реше­ ние староверов обосноваться именно в этом месте повлияло то, что рядом с ним находится русская колония Сан-Хавьер, жители которой к тому времени более полувека успешно занимались сельским хозяйством.
В марте следующего года 16 староверческих семей переехали из Бразилии в Уругвай. Так на уругвайской территории появились первые древлеправославные христиане.
Но вернемся к началу их кругосветного путешествия. Путь старо­ веров из России в Уругвай был долгим, полным страданий и лишений, он проходил через Маньчжурию3, Китай, Гонконг, Италию, Турцию, Бра­

1 Древлеправославные христиане - официальное название старообрядцев. Сами себя уругвайские староверы именуют просто христиане, древние христиане. Старообрядцы не приняли начатую в 1654 г. Патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем церковную реформу, целью которой была унификация богослужебного чина русской церкви с греческой церковью.
2 Хорхе Батлье - депутат парламента от партии Колорадо; 2000-2005 гг. - 37-й президент Уругвая.
3 Маньчжоу-го - Великая Маньчжурская империя, государство , образованное японской военной администрацией на оккупированной Японией территории Маньчжурии; существовало с 9 марта 1932 года по 19 августа 1945 года.

зилию. Еще с середины XIX века староверы, скрываясь от религиозных преследований, начали селиться в Хабаровском крае. После революции 1917 года и последовавшей затем гражданской войны древлеправослав- ные христиане из России стали перебираться в Маньчжурию. В 30-е годы они семьями бежали туда, пытаясь спастись от коллективизации.
Вот как рассказывает о бегстве ее семьи из России староверка Улья­ на Черемнова. Родилась она в Маньчжурии, подданная Бразилии, живет в Уругвае, но и тени сомнения не возникает, что она русская, когда увидишь и послушаешь ее: «С России просто бежали, когда раскулачивали, забирали мужчин. При царе еще было. И когда уже зачинали здорово кулачить, то от они пошли за границу, чтобы самим живыми остаться. Они ничё с собой не брали, все там оставили. Брали только такое необходимое: немножко одёжи, на дорогу взяли су­
харей. Старались сохра­ нить свою религию, везли иконы, книги, какие были там, божественные, по которым молимся. И ити пешком. Семья по семье шли. Бывало 2-3 семьи в
куче. Была самая близкая
граница-Китѵаи-. Они при-
Стгагроверы после охоты. Ха'рбин, 1930 год
шли. Китаец пошёл, незнамо куды, пригнал лодку, перевез их на лодке, а там они попали в город. На порту он уже договорился с пароходом, небольшой пароход, он возил уголь, то их посадили в трюм, закрыли, тут углём засыпа­ ли. ГПУ прибежали, их нету, на пароход, уголь они не стали разгружать, то вот они схоронились в трюму. Так уплыли вглубь Китая»4.
Предками уругвайских староверов в Маньчжурии были основаны поселения старообрядцев. Туда добирались вплавь через Амур, через

4 Здесь и далее высказывания староверов переданы с сохранением фонетических, грамматических и синтаксических особенностей их речи.

-ш -

границу, туда переезжали с Сахалина, тогда еще японской территории. За удивительно короткое время им удалось превратить поселения в крепкие, богатые русские деревни, завести хозяйство, начать обеспечивать себя всем необходимым.
Под Харбином староверы прославились трудолюбием и опасным ремеслом - охотой, которой все мужчины промышляли зимой. Охота не только обеспечивала староверов мясом, но и давала денежный доход. Староверы охотились сообща на медведя, кабана, оленя, зайца, белку, птицу. Самой же дорогой добычей был живой тигр. Разумеется, охота на этого хищника - дело опасное, оно требовало большого умения и храбрости, а их было у староверов в избытке. Живых тигров продавали через харбинских маклеров зоопаркам и циркам всего мира за весьма хорошую плату.
В 1945 году, когда советская армия вошла в Маньчжурию, практи­ чески все мужчины были арестованы и вывезены в СССР, где их сразу же отправили в лагеря. Многим староверам удалось выжить и в этом аду. Староверы считают, что запрет на курение (для них это великий грех) по­ мог им не умереть в лагерях от голода - они не меняли свой скудный паек на сигареты и спички.
В 1949 году Маньчжурия вошла в состав Китайской Народной Рес­ публики. Однако после победы сторонников Мао Цзэдуна в гражданской войне официальный Пекин стал подвергать гонениям русских беженцев, и положение старообрядцев вновь осложнилось. В 1957 году чуть боль­ ше тысячи староверов при помощи Красного Креста покинули КНР через британский Гонконг. Одни направились в Австралию и Новую Зеландию, другие - в Бразилию, где в штате Парана при посредничестве Всемирного совета церквей получили 2500 гектаров земли. Оттуда часть из них пере­ бралась в другие страны Латинской Америки, в том числе и в Уругвай. Многие староверы, постоянно проживающие в уругвайских деревнях, до сих пор имеют бразильские паспорта и отправляются в Бразилию навес­ тить родственников по истечении легального срока пребывания на терри­ тории Уругвая, чтобы соблюсти закон страны, в которой они проживают.

Сегодня в Уругвае есть две староверческие деревни, не имеющие официальных названий. Добраться к ним не так просто. Первое поселе­ ние староверов носит красивое библейское имя - Офир, в счетах же элек­ трической компании оно именуется Camino de los barbudos (Дорога боро­ дачей). Эта деревня насчитывает 15 хозяйств (около 200 человек). Другое поселение староверов - Ла-Питанга получило свое название от фруктово­ го дерева питанга5, которое распространено в Уругвае. В нем живет толь­ ко семь семей (около 100 че­
ловек). Пятнадцать лет назад там был пустырь. Сегодня же раскинулись апельсиновые сады и заботливо ухоженные огороды.
Если вас позовут в гос­ ти, то хозяева неторопливо и подробно будут объяснять, как к ним добраться и не поте­ ряться: «Поезжайте в сторону порта, через семь километров съедете с асфальтированной дороги, проедете немного по бездорожью, потом сверне­ те направо, у эвкалиптового леса повернете налево, ори­ ентируйтесь по телеграфным столбам, проедете пару кило­ метров по проселочной доро­ ге до высокой пальмы, там мы
и живем». И если интуиция Семья староверов. Ла-Питанга

5 Питанга (Eugenia uniflora, Eugenia michelii) - суринамская вишня, бразильская вишня.

вас не подведет, вы можете оказаться в поселке русских староверов.
Непосвященному гостю может показаться, что в уруг­ вайской глубинке снимают исторический фильм допет­ ровской эпохи - женщины в ярких русских сарафанах, мужчины в традиционных расшитых косоворотках. Но это обычная одежда русских староверов. За модой они не следят, одеваются, как оде­ вались их предки в России.
«В Уставе не сказано, что должны именно сарафан но­ сить, носить должны покро- венную одёжу, чтобы наго-
Староверка. Офир тУ не показывала. У нас нет праздничной одёжи, всегда
носим сарафан, цвета меняем, но покрой всегда один», - рассказывает Ульяна. С точки зрения староверов, в христианине должно всё быть по- христиански: и мысли, и дела, и одежда. В соответствии с христианскими канонами главное назначение одежды - быть скромной, не соблазнитель­ ной, не привлекающей лишнего внимания. Замужняя женщина должна быть еще и с покрытой головой: во время венчания надевают на голову невесты шашмуру6. С этого момента женщина носит ее всегда, даже спит с шашмурой на голове.

6 Шашмура (или сашмура) - головной убор замужней женщины.

Ульяна Черемнова за работой
Одежду староверы до сих пор шьют сами, придавая этому особое значение. Крестообразная форма рубах у мужчин и женщин, разделение поясом низа и верха, символика правой и левой сто­
роны до сих пор не утратили своего значения. Пояс - обязательный элемент как мужского, так и женского тра­ диционного староверческого костюма. Для христиан он является непросто атрибутом одежды, но несётглубокий символический смысл. Это и разделение низа и верха, и готовность к служению Богу. Без пояса нельзя ни мо­ литься, ни отходить ко сну. Во время крещения вместе с крестом надевается и пояс. «Пояс связывает с Богом», - поясняют староверы.
Русские искусницы украшают вышивкой те час­
ти костюма, через которые, по представлению старо- Лестовка

Скитское покаяние, 1788 год

веров, злые силы могут проникнуть к телу человека. Отсюда и основное значение вышивки - охранительное. Охранительный узор вышивают на вороте, манжетах, подоле, разрезе горловины. Вышивка выполняется в основном нитками красного цвета, которому придается особое значение. Это искусство переходит у староверов от поколения к поколению. Сре­ ди работ уругвайских старообрядцев можно найти, помимо традиционной вышивки крестиком, бразильскую, а также китайскую («иголочкой») вы­ шивку. Многие продают вышитые изделия своим же староверам в США, где жизнь общины больше подвержена влиянию цивилизации и для выши­ вания женщины используют уже ручные машинки, придуманные и запа­ тентованные теми же староверами.
С особого благословения наставника или духовного отца шьются лестовки (староверческие четки), которые есть у каждого древлепра-

вославного христианина. Их может шить только вдова или старая дева, которая живет в чистоте и воздержании. Лестовки используются для не­ престанной молитвы, поэтому староверы имеют их с собой всегда, где бы ни находились. Лестовку принято держать в левой руке, перебирая ее ступеньки от «земли» к «небу», на каждую ступеньку совершая молитву Исусову7, чтобы ум не расслаблялся, и мысли не витали, где придется. С лестовкой в руке женятся, с нею же и хоронят древлеправославных хрис­ тиан.
Староверы в Уругвае свято блюдут традиции изготовления погре­ бальной одежды, которую мож­
но шить еще при жизни, только из бязи и только с благослове­ ния наставника, без узелков, иглой от себя («назад иглой не ступать»).
Неукоснительно соблюда­ ются и другие погребальные тра­ диции староверов. Те, кто имел духовного отца и нес покаяние, получают в последний путь ру­ кописание, с которым в течение
40 дней после смерти «идут по мытарствам, точнее 20 дней по мытарствам, а 20 дней показы­ вают места в раю. Это рукопи­ сание как документ». Хоронят
старообрядцы непременно ли­
цом на восток. Восьмиконечный
Крюковая нотация

7 Исус - Старообрядцы продолжают придерживаться традиционного написания и произношения имени. В ходе церковных реформ традиционное написание имени Христа Ісус было заменено на новогреческоеІисус.

деревянный крест ставят в ногах, чтобы после воскресения сразу видеть свой крест. Никаких дат на нем нет, только клеймо, на котором написаны имя и фамилия. Родственники поминают усопших на третий, девятый и сороковой дни, потом отмечают годовины. Поминовение включает слу­ жение панихиды, поминание во время богослужения, посещение могил, поминальные обеды и раздачу милостыни. В старообрядческой традиции есть также ежегодные общие поминальные дни, среди которых особен­ но почитается Родительская суббота перед Троицей и после Рождества.
На сегодняшний день в Офире на кладбище порядка 30 староверчес­ ких захоронений.
Вся жизнь древлеправослав- ных христиан зиждется на святоо­ теческих книгах. Именно книги и иконы - главные святыни - они в первую очередь брали с собой. По этим книгам и рукописям училось много поколений старообрядчес­ ких семей, с этими книгами они уходили в изгнание, за эти свято­ отеческие писания шли в ссылку, на страдание, на смерть.
В Уругвай староверы тоже привезли свои книги. Среди них можно встретить дониконовские старопечатные книги, даже руко­ писные, которые датируются XVI- XVIII веками.
В 60-е годы в Бразилии со­ стоялся Собор древлеправослав-
Староверка из Офира показывает фотографии
ных христиан, где были рассмот­ рены и отобраны богослужебные

книги, пригодные для переиздания. В типографиях Канады и Бразилии печата­ ются старообрядческие книги, создаются новые сборники. При перепечатывании староверы строго следуют образцу, ниче­ го не меняя. И как только речь заходит о богослужебных книгах, то от староверов непременно слышишь: «Аще кто убавит или прибавит к тому, яже написахом, да будет проклят».
До сих пор староверы Уругвая пользу­ ются книгами со старинной системой крю­ ковой нотации. Подобно фольклору, она со­ ставляет одну из важнейших сторон живого наследия русской музыкальной культуры. К концу XVII века знаменное пение8 прекра­ тило свое существование в господствующей

Староверческая икона
церкви, уступив свое место нотному, но сохранилось и развивалось в старо­
обрядчестве. Уругвайские старообрядцы бережно охраняют все традиции и особенности древнерусской музыки, сохраняют в своей среде древние цер­ ковные напевы, обряды, старинные народные песни.
Несмотря на традиционный запрет иметь в доме радио, телеви­ зор или компьютер, «новые» русские песни проникают в общину и охотно исполняются во время праздников. Молодежь всегда находит возможность послушать что-то за пределами деревни, привезенное из России или полученное от родственников из других стран. «Новые русские песни молодежь учится из дисок, а мы, бывает, услышишь -

8 Знаменное (крюковое) пение - тип церковного пения, в основании которого положено одногласное хоровое исполнение композиции. В богослужебных книгах звуковые интервалы было принято обозначать с помощью специальных знаков, называемых «знамена» или «крюки», которые ставились над каноническим текстом.

научишься. Услышишь раз, другой, внимание возьмешь, научишься. А бес, он быстро помогает. Это добру быстро не научишься...».
А вот танцы в общине запрещены. Тех, кто танцует, называют «не­ веста сатанина, супруга адова». Музыкальные инструменты тоже не при­ ветствуются.
Цифровой же фотоаппарат есть практически в каждой семье. По­ купают флэш-карту с максимальной памятью и с удовольствием показы­ вают гостям фотографии своих аргентинских, боливийских, американс­ ких, бразильских родственников прямо с экрана своего фотоаппарата. Из-за ограниченной памяти встает только проблема отбора фотографий. При этом староверы не всегда приветствуют, когда их «фильмуют» гости; особенно настороженно относятся к этому представители старшего поко­ ления.
Особую ценность представляют привезенные еще из России писа­ ные иконы ХѴІ-ХѴІІІ веков, которые бережно передаются от поколения к поколению и являются самым ценным свадебным подарком.
Новые иконы старообрядцы не принимают главным образом из- за креста - для них принципиально, чтобы он был восьмиконечным. Изображение троеперстного крестного знамения также неприемлемо. В православии оно символизирует Святую Троицу, но это, с точки зре­ ния старообрядцев, является ересью: получается, что на кресте страда­ ла вся Троица, а не только Бог-Сын. В домах староверов обычно сто­ ят литые иконы с позолотой. Льют их в Бразилии со старых образцов. Этим искусством до переезда в Уругвай 40 лет занимался Филат Зыков - тот самый, кто был здесь «первопроходцем». Чаще всего встречаются ико­ ны Спаса, Богородицы, Святого пророка Ильи, Иоанна Златоуста, Паисия Великого, Николин образ. Небольшие по размеру медные иконы, кресты и складни удобны для частых переездов, в то же время они прочные и де­ шевые. Медь как металл обладала еще и «магическими» свойствами. По библейскому преданию, пророк Моисей сделал «медного змея и выставил его на знамя, и когда змей жалил человека, тот, взглянув на медного змея, оставался жив».

Дети староверов

В молельный дом, который староверы называют моленной или цер- квой, каждый член общины приносит свои иконы. Если же переезжает в другую страну, то забирает принадлежащие ему иконы на новое место.
Старообрядцы Уругвая относятся к беспоповцам. По религиозным воззрениям староверов, на земле воцарился антихрист, истинное право­ славие во многом утрачено, поэтому они не признают не только целого ряда святых таинств, но и священства как такового. «Настояще-то свя­ щенство изгнали во время коммунизъма, истребили. Сейчас кое-где по­ добрали священство, кто знает, каково оно, откель оно, это нужно же всё с благословлением, а благословлять должен какой-то Патриарх, ко­ торый истинно християнин, а не то, чтобы какой-то себе бороду нале­ пил, пошел патриаршить, вышел - бороду в карман, на машину и поехал. У нас нету благословления на священство, мы миряне, у нас мирянская

Азбука
служба, а не священническая». В царстве антихриста церковь уже не вы­ полняет роли посредника при общении с Богом. У беспоповцев поэтому нет священников в традиционном понимании, а руководит богослужени­ ями и отправляет различные церковные обряды настоятель, избираемый членами старообрядческой общины из своей среды. Избираются также помощник настоятеля, уставщик, головщик9.
В функции настоятеля входит ведение службы (вместе с уставщи­ ком и головщиком). Настоятель совершает таинство крещения, читает по­ каяние, отпевает, даёт благословение на все важные дела в жизни христи­ анина, решает спорные вопросы. Это выборная должность. Настоятелем выбирают человека, который не стремится ее занимать, дабы не пользо­

9 Уставщик заведует порядком чтения и пения во время богослужения. Головщик - ведущий, наиболее опытный певец церковного хора, знаток крюковой нотации и певческих традиций.

вался властью. Обычно он отказывается дважды и только с третьего раза дает свое согласие.
Староверы живут общиной «из-за духовного», чтобы сохранить веру и культуру, но никаких трудовых коммун у них нет. Каждая семья занима­ ется своим делом, при этом достаток семьи зависит от предприимчивости - кто-то разводит пчел, кто-то ловит рыбу, кто-то продает экологически чистые продукты в ближайших городах, кто-то вышивает картины на продажу, а кто-то отправляется на заработки в США или Канаду к более зажиточным и преуспевающим родственникам. Несмотря на то, что почти все в поселке родственники, помощь обусловлена только экономической необходимостью и предполагает оплату за труд. «Никто никем не распо­ ряжается. Каждый сам по себе. Каждый сам себе работает. Если хо­ чешь, чтобы тебе посеяли, нанимать, хочь и своих, но нанимать, потом плотишь чё они берут». Только если кто-то попал в беду и просит общину о помощи, тогда коллективная помощь может быть оказана безвозмездно.
Маленький Илия

Свадьба в Ла-Питанге

Воскресенье - день отдыха.

«Мне помогли, когда муж обворовал, ушел, осталась с шестерыми детями. У меня был муж приходящий, из ереси был приходящий, окрестился, но не соблюдал веру, пошел на вольную жизнь. У меня не было ни дому, ни крыши, ни земли ни лоскутка. Я написала в Америку в Собор, у меня дядя родной
- настоятель, а там не одна церква, а несколько, они по другим церквам мою просьбу разнесли, то мне много собрали. Мы землю купили. Щас бу­ дет труднее просить помочи, знашь, там трудно стало насчет работы, налоги большие, я думаю, что не шибко будут разбегаться помогать», - поделилась горькими воспоминаниями одна из жительниц Офира.

Называют детей у староверов исключительно по святцам10, давая имена почитаемых святых. Мужских имен в святцах больше, поэтому имя для мальчика выбирают в 8 дней, а имя для девочки позволительно искать на 40 дней вперед. В Уругвае живут люди со старинными русскими име­ нами, которые редко встретишь в современной России. Среди бегающих в Офире и Ла-Питанге мальчишек есть и Агапит, и Иона, и Саватей, и Сафроний, и Исихий, и Рамил, и Варнава, и Паисий, и Афанасий. Девоч­ ки тоже носят красивые старинные имена - Васса, Минадора, Саломея, Евлампея, Парасковея, Капитолина, Зиновья, Ульяна, Ефросинья. Сущес­ твует только один запрет. Не называют девочек именем Мария - можно назвать Марфа или Марья. Мария - это имя Богородицы, его не могут но­ сить простые смертные, они недостойны этого имени. Иногда староверам приходится отстаивать в суде свое право называть детей необычными для Уругвая именами. По местным законам нельзя дать ребенку придуманное самими родителями имя, поэтому они вынуждены доказывать свою пра­ воту местному судье со святцами в руках.
Довольно часто староверы не знают дату своего рождения, день ан­ гела для них гораздо важнее. Именины празднуют, только если они совпа­ дают с праздником или воскресеньем. Главное в этот день - «помолиться и милостыню подать».
Воскресенье - день для отдыха, и работать в этот день большой грех. А если взяли такой грех на душу, то не будет удачи целый год: «одно воскресенье года стоит».
Детей в Уругвае староверы обычно в школы не посылают, учат их дома читать по-церковнославянски по старым азбукам. Вся наука обуче­ ния чтению помещается на 11 страницах (молитва «Отче наш», заглавные буквы, слоги, название букв, как читать слова под титлом", соответствие букв цифрам). А в конце приписка: «По сему же и прочая разумевай».

10 Святцы (или месяцеслов) - церковная книга с перечнем праздников и святых по дням их поминовения.
11 Титло - надстрочный знак над сокращенно написанным словом или над буквой, обозначающей цифру.

В Азбуку входят также основные молитвы. Главное - чтобы могли читать и понимать богослужебные книги. Если умеешь читать по-церков­ нославянски, то по-русски прочтешь при необходимости. «Если по-сла­ вянски научатся, то по-граждански их учить уже не надо». Арифметика тоже нужна только в рамках сложения, вычитания, умножения и деления. Остальные науки дети познают из повседневной жизни.
Дети, которым пришлось учиться в школе, обычно дальше началь­ ных классов не идут, да и социальные науки их не очень интересуют. Изу­ чают только испанский и арифметику. Софье пришлось побывать в на­ чальной школе, когда семья жила в Аргентине. Вот что она рассказывает о своем школьном опыте: «Насучили, что из пару тучи делаются... такое, что попало, что земля вертится... но я никогда не участвовала в этом. Меня не интересовало это шибко. Мы сидим, пишем, выслушиваем, но в разговор никогда не заходила».
Вместо сказок родители предпочитают рассказывать детям библей­ ские истории. Дети же с огромным удовольствием принимают в подарок детские книги с картинками и благодарят вас земными поклонами.
Ребятишки в поселке играют в традиционные русские игры
«шаровки», «прятанки», «горю-горю пень», «прячу-прячу поясок», «лап­ ту», «тройнушку», «пятнашки» и другие.
«По-духовному» у староверов ребенок до шести лет - младенец, до 12 лет - отрок, а после 12 считается взрослым. Девочка в 12 лет уже мо­ жет выходить замуж, «если зрелый разум», а вот юноша может жениться только в 16 лет.
За невестой часто приходится отправляться в другие страны - Ар­ гентину, Боливию, Бразилию, США, иногда даже в Россию. Родство до восьмого колена строго запрещено. Николаю из Офира уже 28, но он пока еще не женат, ищет свой идеал - «чтобы глянулась, была высокая и смуг­ лая».
После сватовства начинается традиционный девичник, который порой длится до трех недель. Девушки готовят приданое, поют, вышивают, делают свадебные букеты. Вот только из-за отсутствия березового веника в Уругвае

невесту хлещут в бане веником эвкалиптовым. Бьют до тех пор, пока невеста не назовет имен всех новых родственников со стороны жениха.
Иногда жениха находят среди мирских, но для такого союза необхо­ дим переход в древлеправославие. Такое не часто, но случается. Напри­ мер, в Уругвае живет немец, который принял древлеправославие, женился на русской девушке, говорит прекрасно по-русски, соблюдает все обычаи и традиции староверов. Среди принятых в общину есть и российский мо­ ряк, по воле судьбы оставшийся в далекой стране. Не устоял перед кра­ сотой русской девушки и молодой уругваец; теперь он тоже древлепра- вославный христианин, пришлось ему не только выучить русский, но и научиться читать по-церковнославянски.
Бытует мнение, что старообрядцы замкнуты и не очень общительны. К староверам, живущим в Уругвае, это не относится. Они приветливы, гостеп­ риимны, открыты для общения, остроумны, любят и ценят шутки, многие из них замечательные рассказчики. У каждого есть свои увлечения на досуге: Анатолий коллекционирует монеты, Капитолина рисует картины, Софья лю­ бит почитать светские романы, любимое занятие Ульяны - рыбалка на берегу реки Уругвай.
Староверы не используют вежливую форму «Вы» при обра­ щении друг к другу. Их язык сохранил традицию древнего общества равных, когда на «ты» обращались ко всем, в том числе к Господу и царю.12 «По Святому Писанию «Вы» не разрешено. Ты - Господь, Вы - беси», - растолковывают жители Офира.
Староверы стараются избегать прямого отказа. «Не обязательно!» -
следует понимать как вежливую форму отказа.
Если же старообрядцы пригласят иноверцев разделить с ними трапе­ зу, то на столе будут многочисленные кушанья, расставленные в зеркальном отражении с двух сторон стола. Хозяева вежливо объяснят, что с мирянами

12 В русском языке употребление местоимения «Вы» в качестве формы вежливости впервые зафиксировано в деловой переписке Петра I. В книге «Приклады, како пишутся комплименты» (1708 г.), которая была переведена с немецкого, рекомендуется использовать «Вы» при вежливом обращении друг к другу.

они есть из одной посуды не могут. Ведь для них это грех. Нужно отмывать ее потом семь дней в ручье, в проточной воде, чтобы очистить после исполь­ зования иноверцами. На этот случай гостеприимные хозяева держат в доме специальную (или одноразовую) посуду для гостей. Обязательна молитва до и после еды. Не забывают староверы осенить себя крестным знамением перед каждым новым стаканом браги, которую в каждой семье делают сами из различных фруктов и ягод. После трапезы все блюда будут заботливо закрыты, пусть чисто символически, «чтобы бесенок не пробрался».
Староверы покупают очень мало продуктов в магазине. Все вы­ ращивают сами, даже мочалки13. Делают свой сыр, масло, творог, пекут хлеб. Собирают грибы, охотятся. Местные перепелки часто попадают к ним в суп. Только вот нанду (южноамериканских страусов) староверы не едят, хоть порой и сердиты на них за то, что те едят и топчут их клубнику.
«Мы едим только птицу, у которой перо до колена, и животных четы­ рехногих, у которых раздвоенные копыта. Мы едим животных только по разрешению Святого Писания».
Старообрядцы строго соблюдают все посты: четыре многодневных
(Великий, Успенский, Петров и Рождественский), однодневные посты по средам и пятницам, а также в особо отмеченные дни. Пост - это прежде всего время для молитвы и исповеди, время, когда христианину надо обя­ зательно очиститься покаянием у духовника.
Старообрядец никогда не станет останавливаться во время путешес­ твия в доме, где живут собаки. Все домашние животные делятся у них на
«чистых» и «нечистых». Кошка и собака относятся к «нечистым», поэто­ му их место во дворе, хотя кошке позволительно входить в дом. Совсем другое дело с относящимися к категории «чистых» телятами и ягнятами, которых в первое время после рождения можно брать в дом.
В старообрядческих поселениях все говорят по-русски, сохраняя диа­ лектные особенности того региона, из которого их семья перекочевала. В речи уругвайских староверов много пословиц и поговорок, которые понят­

13 Люффа цилиндрическая (Luffa cylindrical, или мочальная тыква.

ны русскому, но давно вышли из повседневного употребления в современном русском языке. Например, «чужой дом яма, не узнаешь прямо», «мужик над домом (над женой) - крест на церкви», «пусть понравится кому, я и даром не возьму». Но новые реалии, особенно бюрократические, попадают в их язык без перевода («седула», «трамитэ», «интенденсия»14 и т.п.).
Староверы в Уругвае не принимают участия в политической жизни страны, стараются с властями дело иметь только в случае острой необхо­ димости - получить разрешение на рыбную ловлю, паспорт оформить, ребенка зарегистрировать. Только однажды им пришлось вступить в про­ тивостояние с властями. В годы военной диктатуры15 в стране фотографи­ роваться на паспорт с бородой было запрещено. У староверов же брадоб- ритие - грех. Пришлось постоять за себя и за свои бороды. Для русских старообрядцев власти были вынуждены сделать исключение. Так русские староверы «победили» уругвайскую диктатуру.
Среди уругвайских староверов есть люди, которые умеют говорить не только по-испански, но и по-португальски, по-английски, по-немецки, даже по-китайски. В общине же говорят исключительно по-русски. Для них это язык, с помощью которого сохраняется и передается их культура и вера, так бережно хранимая уже несколько столетий. Трудно найти пе­ реселенцев во всем мире, которые в третьем и четвертом поколениях не утратили родной язык, культуру и веру.
Древлеправославные христиане никогда не уходили от святой Руси, они всегда уносили ее с собой. Желание вернуться на родину никогда не покидало их. Для них это был только вопрос времени. Уругвайские старо­ веры первыми отправились «на разведку» в Россию. Пока только несколь­ ко семей. Другие ждут, как обустроятся первые. Круг замкнулся: Россия - Маньчжурия - Китай - Гонконг - Бразилия - Уругвай - Россия. Хочется верить, что почти вековые скитания этих удивительных людей по белому свету подошли к концу, что они наконец-то дома.

14 Седула (la cedula-ucn.) - удостоверение личности, трамитэ (el tramite) — ход дела, интенденсия (la intendecia) - департамент, муниципалитет (в Уругвае).
15 1973-1985 гг.

III. КУЛЬТУРНЫЕ ЦЕНТРЫ

КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР ИМЕНИ МАКСИМА ГОРЬКОГО
ГОРОДА МОНТЕВИДЕО

Ильда Загородько, Сергей Морковник, Ольга Санина

Культурный центр имени М.Горького (соотечественники называют его просто Клуб Горького) города Монтевидео был основан в 1944 году. Он работает на благотворительных началах и является общественной ор­ ганизацией, содействующей укреплению и развитию традиций русской, белорусской и украинской культур. Деятельность Центра координирует­ ся Министерством образования и культуры Уругвая. В настоящее время Клуб Горького объединяет около 100 человек.
История образования Центра уходит корнями в 20-е годы XX века, когда проживавшие в Монтевидео русские, белорусские и украинские иммигранты решают объединиться, чтобы сообща поддерживать тради­ ции своих народов, помогая тем самым себе и другим соотечественникам преодолевать тяготы пребывания вдалеке от родной земли. Они начина­ ют собираться на частных квартирах, в 1927 году для встреч арендуется здание на улице Серрито (позднее оно становится собственностью сооте­ чественников). Объединение называют именем украинского поэта Тараса Шевченко. На встречах, которые проводятся еженедельно, иммигранты обсуждают свои проблемы и ситуацию в мире, порой со слезами на гла­ зах вспоминают о родных и близких, о покинутых краях, оставленных в поисках лучшей судьбы, поют песни далекой Родины. Формируются хор, танцевальный кружок (его вплоть до своего возвращения в Советский Союз в 1941 году возглавляет казак Филимон Бухало) и ансамбль бала­ лаечников.

РУССКИЕ В УРУГВАЕ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Здание на улице Серрито уже не может вместить всех участников проводимых соотечественниками мероприятий. Принимается реше­ ние подыскать новое помещение. В 1941 году иммигранты арендуют (а впоследствии и покупают) часть дома по адресу: улица Уругвай, 767.
Начало Великой Отечественной войны воспринимается соотечест­ венниками как собственная боль. Они направляют свои силы на то, чтобы помочь Родине одержать победу над врагом. Вначале сбор помощи осу­ ществляется, скорее, «стихийно»; с открытием в 1943 году в Монтевидео Посольства СССР он приобретает организованный характер. Первое за­ седание желающих оказать помощь Советскому Союзу проходит в здании дипмиссии. Его участники принимают решение о создании Комитета по борьбе с фашизмом имени К. Ворошилова. В ходе встречи ответственным за организацию деятельности по сбору средств избирается Нафтуль Соло­ монович Бененштейн. Возглавляемая им инициативная группа отпечаты­ вает квитанции и начинает сбор пожертвований.
Помимо денежных средств, Комитет, который функционировал в здании на улице Уругвай, собирал медикаменты, медицинскую аппарату­ ру, одежду, консервы... Соотечественницы шили рубашки, вязали теплые вещи, мужчины ладили сапоги. То, что было готово к отправке, храни­
лось на небольшом складе, располагавшемся во дворе дома Бененштейна, а затем перегружалось на пароходы, прибывавшие непосредс­ твенно из Советского Союза («Адмирал Ушаков», «Ака­ демик Крылов» и другие), или пересылалось через Международный Красный
Квитанции для сбора средств, отпечатанные Комитетом по борьбе с фашизмом имени К.Ворошилова
Крест. В посылки обязатель­

но вкладывались письма с самыми теплыми пожеланиями в адрес совет­ ских воинов.
Как вспоминают свидетели событий тех лет (например, дочь Бе- ненштейна Лена Платонова), при погрузке вещей нередко возникали про­ блемы. Так, чтобы пронести на борт советских кораблей предметы меди­ цинского оборудования, соотечественникам приходилось прятать их под одеждой.
Объем проводимой ими работы постоянно возрастал, росло и число членов Комитета имени К.Ворошилова. В 1944 году представители диа­ споры общим голосованием решают назвать свою организацию именем Максима Горького - выдающегося российского писателя, отразившего в своих произведениях тяжелую жизнь простых людей. Посольство дарит им предметы обстановки, книги, портреты А.С.Пушкина и М.Горького.
Вот фамилии небольшой части иммигрантов, стоявших у истоков создания Культурного центра: Коновалов, Пучков, Семенюк, Пивоварюк, Карпышин, Карабин, Кирилюк, Остапищак, Кочмар, Белетский, Цалко, Щерба, Вельский, Заго-
родько, Мисюль, Хмель, Левонюк, Михальчук, Паламарчук, Белоусов, Адамик, Фесковец, Ка­ лина. Пока шла вой­ на, эти люди не знали отдыха: после работы одни из них шли в клуб, другие - выполнять за­ дания Комитета имени К.Ворошилова... По но­ чам они собирались у
радиоприемников, что­
бы послушать военные сводки из Москвы.
Активисты Культурного центра имени М.Горького с советским консулом Приходько, 1947 год.

Юные слушатели курсов русского языка с учителями (слева
-Пучковская, справа
- Семенюк),
1945 год

Культурный центр имени М.Горького с самого начала функциониро­ вал в тесном контакте с российской дипмиссией.
Работавший тогда в советском Посольстве консул Рябов передавал для него литературу (газеты, журналы, книги), а также кинофильмы. Для их просмотра соотечественники обычно арендовали помещение киноте­ атра «Виктория», вмещавшее всех желающих посмотреть советское кино. Там же проводились фестивали и концерты.
Приоритетное внимание в работе Центра всегда уделялось сохране­ нию и развитию культурных традиций исторической Родины. Возобновля­ ет работу ансамбль балалаечников (его руководителем был Иван Березни­ ков). Балерина Виктория Томи­
на обучает молодежь народным танцам. Дуня Добролинская и Николай Наумчук возглавляют театральный кружок. Органи­ зуются курсы русского языка, которые ведут преподаватели Семенюк и Пучковская. Акти­ висты Центра каждую субботу вели на радио программу, пос­ вященную деятельности своей организации. В ней звучала народная музыка, дикторы чи­ тали произведения российских писателей.
В клуб все чаще приходят представители других народов, чувствующих свою культур­ ную общность с россиянами,
белорусами и украинцами — Афиша концерта, организованного болгары, югославы, поляки и Культурным центром имени М.Горъкого чехи. В его помещениях стано- в «Славянском доме»

вится тесно, особенно когда в клубе проходят вечера танцев под оркестр. Представители разных диаспор решают приобрести здание, которое бы стало общим для всех. В 1946 году они покупают особняк, расположен­ ный в районе парка Прадо, который получает название «Union Eslava»
- Славянский союз. Этот дом существует и по сей день; его ворота укра­ шают отлитая из металла аббревиатура «UE». В нем неоднократно вы­ ступали приезжавшие из Советского Союза артисты и музыканты.
По окончании войны соотечественники принимают решение о по­ купке нового дома для Культурного центра имени М.Горького. Начинает­ ся сбор средств. К реализации этой затеи подключаются не только члены клуба (их на тот момент было около 500), но и иммигранты из Сан-Ха­ вьера, департаментов Сальто, Пайсанду и Артигас. В 1947 году собрана необходимая сумма, а еще через два года, в 1949 году, был приобретен в собственность особняк на улице Чарруа, 1827, где Культурный центр име­ ни М.Горького располагается и поныне. Официальное открытие здания состоялось 9 мая 1949 года.
Активисты клуба стараются поддерживать помещения Центра в хо­ рошем состоянии. Только за последние три года при содействии Посоль­
ства России в Уругвае в здании проведен ре­ монт крыши, покра­ шены стены, обновлен фасад.
В настоящее вре­ мя, как и в далекие 40-е годы, в клубе проходят разноплановые куль­ турные мероприятия. Функционируют хор народной песни «Друж­
Фасад Культурного центра имени М.Горького, 2009 год
ба», единственный в Латинской Америке

Ансамбль балалаечников выступает в Посольстве России в День культурного наследия, 2008 год

ансамбль балалаечников «Реченька» (его художественным руководителем является известный уругвайский скрипач славянского происхождения Хор­ хе Драфта), танцевальная группа «Березка». Все эти коллективы часто - и с неизменным успехом - выступают на концертных площадках Монтевидео и других уругвайских городов.
При Центре действуют организованные самими соотечественника­ ми курсы русского языка, которые посещает порядка 40 человек. Учебно­ методическая литература для занятий поступает из Посольства России в Уругвае. Гордостью Культурного центра является его библиотека, которая постоянно пополняется новыми книгами и выписываемыми из России пе­ риодическими изданиями.

Доброй традицией стало ежемесячное проведение в клубе воскрес­ ных обедов, в меню которых всегда представлены блюда национальной кухни - холодец, борщ, вареники, блины, голубцы. Перед гостями неиз­ менно выступают творческие коллективы «горьковчан».
С 2007 года на базе Культурного центра имени М.Горького как цен­ тральной организации российской диаспоры Уругвая ежегодно проходят страновые конференции соотечественников.

В Культурном центре имени М. Горького г. Монтевидео проходит III Страновая конференция соотечественников, 2009 год

Один из организаторов Комитета по борьбе с фашизмом имени К.Ворошилова и основателей Культурного центра имени М.Горького - Нафтулъ Соломонович Бененштейнродился 3 марта 1902 года в местечке Татарбунары, входившем тогда в состав Бес­ сарабии (ныне это Одесская область), в интеллигентной еврейской семье. Его отец был адвокатом. Окончив гимназию, Нафтуль по­ пал в рум ы некую
армию, в кото­ рой прослужил совсем недолго: избив издевав­ шегося над ним начальника- антисемита, дезертировал, долгое время скитался по разным городам
и весям (Конс­
тантинополь, Палестина,
ll. С. Бененштейн (второй слева) на приеме в Посольстве СССР, 1940-е годы
Александрия, Каир). По возвращении домой Бененштейн встре­ тил дочь священника-старовера, молодые люди полюбили друг друга. Но скитания начинаются вновь - на этот раз они обус­ ловлены разницей религий. В 1930 году, когда Бененштейн и его избранница жили в Румынии, они узнали, что на отплывающем в Уругвай пароходе «Conte Verdi», на котором в Монтевидео для участия в первом чемпионате мира по футболу отправилась ру­ мынская футбольная сборная, есть свободные места.
Оказавшись в Уругвае, Нафтуль Соломонович сменил ряд профессий: от мусорщика до продавца мороженого. Наконец, ye­

троился на мясокомбинат «SWIFT», на тяжелую, но хорошо опла­ чиваемую работу. На этом же комбинате вплоть до рождения их сына работала и жена Бененштейна. В результате супруги смог­ ли накопить немного денег, и Нафтуль Соломонович открыл свой собственный бизнес - цех по переработке шерсти. К семье пришло материальное благополучие, но с наступлением войны Бененштей- ны потеряли покой. Иммигрант принимает решение идти в совет­ скую дипмиссию и предложить материальную помощь подвергшей­ ся вероломному нападению стране. На это в Посольстве сказали, что желающих помочь много и, очевидно, настала пора объеди­ нить усилия этих людей. Нафтулю Соломоновичу дают их адреса, и он начинает работу по созданию Комитета помощи СССР, впос­ ледствии получившему имя К.Ворошилова. На первом заседании Комитета, состоявшемся в советском посольстве, Бененштейна избирают старшим. Позднее он принимает активное участие в со­ здании Культурного центра им.М.Горького города Монтевидео.
В 1948 году Нафтуль Соломонович подал в Посольство заявку на возвращение на Родину, куда начинают переезжать отдельные семьи иммигрантов. Оформление заняло долгое время, и в Советс­ кий Союз семья Бененштейнов приехала лишь в 1956 году. Спустя восемь лет, в 1964 году, Нафтуль Бененштейн скончался.
Сегодня трудно себе представить, какие чувства мог испы­ тывать по возвращении домой человек, проведший столько лет на чужбине, но не потерявший духовную связь со своей Родиной. Чело­ век, который всеми силами пытался в трудное для страны время быть ей полезным.

КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР ИМЕНИ МАКСИМА ГОРЬКОГО ГОРОДА САН-ХАВЬЕР

Анна Семикина

Культурный центр имени М.Горького города Сан-Хавьер

Новость о начале Великой Отечественной войны быстро докатилась до Уругвая, в том числе и до Сан-Хавьера. Жители города были особен­ но взволнованы этим трагическим известием - ведь вероломному напа­ дению подверглась страна, из которой они эмигрировали, причем не так уж и давно. К тому же у многих из них в СССР остались родственники.

Сан-хавьерцам не потребовалось много времени, чтобы создать Комитет помощи Советскому Союзу, начавший сбор пожертвований. Через него же на фронт отправлялись посылки с шарфами, шапками, шерстяными носками, теплыми свитерами, другими предметами одежды, связанными или сшитыми заботливыми руками соотечественниц.
В 1943 году в помещении, специально построенном семьей Хар­ ченко (его сегодняшним адресом была бы улица 18-го июля, между Луис Альберто де Эррера и Батлье-и-Ордоньес1), начинает собираться имею-
щая славянские корни молодежь - дети русских, украинцев, поляков. Так формируется Славянский мо­ лодежный центр. По предложению его первого президента - Владими­ ра Забелина по случаю начала фун­ кционирования новой организации 25 августа 1943 года в городе про­ водится праздник. Перед большим количеством зрителей юноши и де­ вушки танцуют русские танцы; их встречают овацией.
До конца войны собрания Центра проходят на регулярной ос­ нове. В его помещении действуют курсы русского языка и народного танца, театральная студия, репе­
Занятия музыкой и танцами в Славянском молодежном центре
Сан-Хавьера, 1948 год
тирует и выступает хор. Молодые
сан-хавьерцы отмечают в нем все важные победы советских войск.

В то время (как, впрочем, и сейчас) во многих уругвайских городах не было нумерации домов; адреса обозначали «на глазок».

КУЛЬТУРНЫЙ ЦЕНТР ИМЕНИ МАКСИМА ГОРЬКОГО ...

В 1946 году на состоявшемся в том же помещении совместном засе­ дании Славянского молодежного центра и Комитета помощи Советскому Союзу принимается решение о прекращении деятельности последнего в связи с окончанием войны. Все имущество Комитета передается Центру.
После Победы потребность в укреплении связей с исторической Родиной усиливается. Славянский молодежный центр уже не справляет­ ся с этой задачей, тем более, что интерес к поддержанию традиций про­ являет далеко не только молодежь. Съезд членов этой организации, для участия в котором в Сан-Хавьер приезжают представители Культурного центра имени М.Горького г.Монтевидео, принимает решение о преобра­ зовании Славянского молодежного центра в филиал столичного объеди­ нения соотечественников. Отсюда и новое название - Культурный центр им.М.Горького г.Сан-Хавьер. 9 июня 1949 года эта организация получает статус юридического лица2.
8 октября 1953 года Центр приобретает участок номер восемь 23- го квартала Сан-Хавьера (сегодняшний адрес - улица 18-го июля, между Батлье-и-Ордоньес и Хосе Педро Варела). Все усилия членов организа­ ции направлены на то, чтобы построить там собственное здание, которое стало бы памятью о русских, приехавших сюда в 1913 году. Делегации сан-хавьерцев объезжают различные районы страны - соотечественники помогают, кто чем может. Деньги и стройматериалы поступают из Сальто, Пайсанду, Юнга, Фрай-Бентоса, других уругвайских городов. Большой вклад в строительство вносят и сами сан-хавьерцы.
В результате совместных усилий к началу 1957 года здание было пос­ троено. В нем просторный актовый зал с большой сценой, столовая, кухня, комната для заседаний президиума, библиотека, второй этаж с аудиторией для курсов русского языка... 2 марта 1957 года состоялось торжествен­ ное открытие клуба. 19 августа съезд членов этой организации принимает

2 Архивы Центра были уничтожены в годы военной диктатуры, поэтому данная информация получена из архивов различных учреждений Монтевидео. Сохранившиеся в них данные нередко противоречат друг другу: так, согласно другому документу Культурный центр им.М.Горького г.Сан- Хавьер получил юридическое лицо десятью годами позже - 11 июня 1959 года.

Этапы строительства здания Центра
устав Культурного центра. Его президентом избирается Мигель Рослик, вице-президентом - Педро Лучилин, секретарем - Басилио Горлов, заместителем секретаря - Алехандро Косенко, казначеем - Иван Каченко, чле­ нами президиума - Хосе Угли- ков и Федерико Каченко.
Эти и другие руководите­ ли объединения соотечествен­ ников считали своей главной задачей сохранение традиций своей исторической Родины. Оправдывая свое название, он становится подлинным центром культурной жизни Сан-Хавье­ ра: в нем проводятся многочис­ ленные фестивали и концерты,
27 июля каждого года проходят центральные мероприятия глав­ ного для сан-хавьерцев праздни­ ка - годовщины основания горо­ да переселенцами из России, 8 марта руководство Культурного центра по традиции поздрав­ ляет женщин Сан-Хавьера, 31 декабря зажигает огни новогод­ няя елка. Помещениями Центра (после нескольких ремонтов они
становятся еще просторнее и удобнее) активно пользуются действующие в городе учебные заведения (школы и лицей), спортивные клубы. Здесь

культурный центр имени максима горького ...

же, в Клубе Горького, усилиями сан-хавьерской молодежи на базе секции танцев формируется «полноценный» танцевальный ансамбль, получив­ ший название «Калинка»3.
В рамках объединения соотечественников формируются комиссии по делам молодежи и по делам женщин.
В 1961 году многочисленная группа членов клуба переезжает на постоянное жительство в СССР. В подробных письмах о жизни в России, которые до сих пор приходят от них в Сан-Хавьер, эти люди всегда с осо­ бой теплотой отзываются о своем любимом «Максиме Горьком».
В 1980 году, в разгар военной диктатуры, по решению властей де­ партамента деятельность клуба прекращается. Несколько членов его пре­ зидиума, имевших русские фамилии, были арестованы. Их, как и многих других жителей Сан-Хавьера, преследовали лишь за то, что у них русские корни, «по определению» считая коммунистами и «советскими шпиона­ ми».
Но вот в Уругвай возвращается демократия. 8 июня 1985 года члены
клуба собираются вновь. Это Эстебан Подставка, Мария Роса Дубикина, Хуан Семикин, Алехандро Плотников, Анна Семикина, Лиля Каченко, Мигель Дубикин, Хосе Эррамуспе, Хуан Каченко, Мигель Рослик, Баси- лио Заритский, Сара Пучкарева, Виктор Макаров, Афросинья Слахус, На­ талья Рослик, Басилио Яцина, Ласаро Сафронов, Анибаль Ляпунов, Катя Кравцова и Суси Логвиненко. Они выбирают новый президиум, главной задачей которого становится восстановление пребывающего в весьма пла­ чевном состоянии здания: практически все, что в нем находилось - книги, мебель, сценические костюмы и т.п., было уничтожено. Остались только воля и мужество энтузиастов, которые энергично берутся за дело. Мало- помалу, с помощью многих других сан-хавьерцев, здание приводят в пре­ жний вид. Параллельно восстанавливаются юридические документы, на основании которых функционировал Центр.

3 «Калинке» посвящена отдельная глава настоящего издания.

Возобновляются контакты с Культурным центром им.М.Горького г.Монтевидео, выезды в столицу для участия в различных мероприятиях, проводимых не только «горьковчанами», но и Славянским домом, Литов­ ским клубом района Серро, рядом других организаций.
По мере восстановления деятельности клуба возрастает число его членов. Их привлекают, среди прочего, новые секции - курсы игры на ак­ кордеоне, флейте, других музыкальных инструментах - и год от года со­ вершенствующий свое мастерство ансамбль «Калинка». На втором этаже здания Центра при поддержке Фонда имени Владимира Рослика начинает функционировать детский сад «Манитос Аморосас», который ежедневно посещает около 20 юных сан-хавьерцев. На общественных началах, а за­ тем и с помощью властей департамента Рио-Негро возобновляется работа курсов по изучению русского языка4.
С каждым годом все больше гостей собирают торжества по случаю очередной годовщины образования Сан-Хавьера; их «базой» неизменно выступает Центр Горького. В помещениях клуба, за накрытыми столами, на которых неизменно присутствуют шашлык, пирог (эти слова здесь по традиции произносят по-русски) и соленые огурцы, собираются гости - представители объединений соотечественников из других городов, сан- хавьерцы и их иногородние родственники, уругвайцы, не имеющие рус­ ских корней, но чувствующие свою причастность к российской культуре. После торжественной части перед ними выступает «Калинка», другие музыкальные и танцевальные коллективы диаспоры, уругвайские и зару­ бежные артисты.
В 2003 году Посольство Российской Федерации в Уругвае дарит Центру цветной телевизор и видеомагнитофон. В 2005 году российское диппредставительство организует выступление на празднике по случаю

4 В 1994-1995 гг. занятия русским языком вела уроженка Сан-Хавьера Норма Караман, учившаяся в России. В 1996 году ее сменяет Елена Хлякина, но с 2000 года она полностью посвящает себя работе с «Калинкой», и сан-хавьерцы на долгие восемь лет остаются без преподавателя русского.

Ансамбль «Калинка» выступает на праздновании годовщины основания Сан-Хавьера, июль 2009 года

очередной годовщины основания Сан-Хавьера исполнительницы русских народных песен Лилии Бариновой. Зрители провожают ее овацией.
В последующие годы выступления российских артистов, организо­ ванные Посольством на сцене клуба, становятся традицией. В 2006 году в помещении Центра дает концерт популярное московское трио «Вертог­ рад». В 2007-м в Сан-Хавьер приезжают казачий ансамбль «Держава» (г.Воронеж) и танцевальный коллектив «Юность Белогорья» (г.Белгород). Год спустя, на торжествах по случаю 95-й годовщины основания города, выступает цыганский ансамбль из Москвы «Амэ Рома». Такие концерты, вход на которые открыт для всех жителей и гостей Сан-Хавьера, неиз­ менно собирают полный зал желающих посмотреть на высокие образцы российского музыкального и танцевального искусства.

К празднику все готово

Сцена Культурного центра, 2009 год

В 2005 году Культурный центр им.М.Горького посещает Президент Восточной Республики Уругвай Табаре Васкес. Гостями клуба были и многие члены правительства страны.
В 2008 году с помощью российской дипмиссии в Центре возобно­ вили свою работу курсы русского языка. Их ведет преподаватель из Мон­ тевидео Ольга Санина, сама являющаяся уроженкой Сан-Хавьера. Слу­ шатели курсов (регулярно их посещает примерно 50 человек) разбиты на три группы: дети, молодежь и взрослые.
Каждое воскресенье информация о деятельности Культурного цен­ тра транслируется по «Радио Сан-Хавьер» - в рамках 45-минутной пере­ дачи, посвященной русской культуре.
Высокой честью для Культурного центра им.М.Горького и его руко­ водящего совета является помощь, оказываемая этой организации Посоль­ ством Российской Федерации, Министерством образования и культуры Уругвая, властями департамента Рио-Негро. Центру постоянно помогают частные лица, включая собственно жителей Сан-Хавьера. Все это позво­ ляет поддерживать на должном уровне работу по сохранению культуры и традиций нашей исторической Родины.
В последние годы деятельность Центра обогатилась активным вза­ имодействием с другими функционирующими в Уругвае организациями соотечественников, осуществляемым в рамках ежегодных страновых кон­ ференций диаспоры, а также заседаний ее координационного совета. В 2008 году делегат от Сан-Хавьера принял участие в состоявшемся в Мос­ кве Втором Всемирном конгрессе соотечественников.

АНСАМБЛЬ «КАЛИНКА»

Анна Семикина

Гордостью Культурного центра имени Максима Горького Сан-Хавь- ера является танцевальный ансамбль «Калинка». Вообще русские танцы и музыка, наряду с языком отцов и дедов, традиционно служили своего рода «визитной карточкой» города. В тяжелые первые годы после приезда переселенцы, закончив работу, забывали обо всех трудностях и пробле­ мах, пускаясь в пляс под звуки аккордеона. Что уж говорить о праздниках, на которых танцы (например, краковяк) были своего рода «обязательной программой».
Первая в Сан-Хавьере танцевальная студия возникла в 1943 году при Славянском молодежном центре. Любопытно, что состояла она в ос­ новном из юношей, которые танцевали под аккордеон, реже - под бала­ лайку. Первым руководителем студии был Хуан Симогляд, представитель второй волны иммигрантов. Большой вклад в развитие коллектива внесла балетмейстер Виктория Томина, специализировавшаяся на классическом балете. Она приехала из России для работы в Культурном центре имени М.Горького г.Монтевидео, но согласилась периодически работать и в Сан- Хавьере. С 1950 года она приезжала туда раз в месяц на три дня (пятница, суббота и воскресенье). Занятия длились три часа в день, причем первый час был полностью посвящен гимнастике и упражнениям у станка. Иног­ да вместо нее приезжал Валентин Бененштейн, отлично игравший на ак­ кордеоне; в остальное время занятия проводила Гладис Забалкина. С са­ мыми маленькими занималась Сара Биденко, дебютировавшая в качестве

преподавателя, когда ей было всего 15 лет. Забавно, что когда какой-либо девочке не хватало пары, Сара сама переодевалась в мальчика и исполня­ ла «мужскую партию».
Первые танцевальные костюмы были привезены из Монтевидео; позже руководство Центра начало закупать ткани, и костюмы стали шить сами танцоры. Обувь им делал Басилио Горлов.
В репертуаре ансамбля были различные народные танцы, в том чис­ ле гопак, цыганский танец, «две гитары», «березка», «танец с мечом», ка­ зачок, «матросы», «аркан», «тройка». С годами возникла традиция вместе встречать Новый год, обязательными участниками которого являлись Дед Мороз и Снегурочка. Во время этого праздника дети, одетые в националь­ ные костюмы, водили хоровод вокруг новогодней елки (за неимением в Уругвае елок ее «роль» исполняла сосна).
В 60-е годы занятия ансамбля проводили Гладис Забалкина, Катя Хлякина, Ольга Турина. Аккомпанировали Хуан Биденко, Лало Лейба, Ра­ уль Аняско, Эктор Кольман и Хорхе Турин.
В 1970 году ансамбль получает свое нынешнее название-«Калинка». Его придумал молодежный комитет Культурного центра им.М.Горького (возглавлял комитет танцор Альберто Семикин). Тремя годами позже Ма­ рия Забалкина и Анна Семикина начинают организацию на базе «Калин­ ки» школы русского танца, рассчитанной на детей, молодежь и взрослых. Ансамбль тесно взаимодействует со школой и лицеем Сан-Хавьера, раз­ личными учреждениями городов Пайсанду, Юнг, Сальто, Фрай-Бентос, Мерседес, Монтевидео и ряда других, участвует в мероприятиях, органи­ зуемых властями департамента Рио-Негро и объединениями соотечест­ венников уругвайской столицы.
В годы военной диктатуры, когда власти Уругвая запретили деятель­ ность Культурного центра им.М.Горького, ансамбль был распущен. В 1985 году Центр открыли вновь, но у «Калинки» не осталось ни костюмов, ни аккордеона, ни звукоаппаратуры - только сцена и горячее желание возоб­ новить занятия танцами, в которых ее участники видят способ сохране­ ния культуры своих предков. С восстановленным ансамблем, в котором на

Выступает ансамбль «Калинка»

первых порах было всего 12 юношей и девушек, работают Анна Семики - на и Хосе Эррамуспе. В 1990 году их сменяет преподаватель Ольга Тури­ на. С 1993 года танцы вновь готовят Анна Семикина и Хосе Эррамуспе, на аккордеоне играет Хорхе Турин.
В 1996 году работу с младшей группой начинает вести преподава­ тель Елена Хлякина, два года учившаяся в Москве. Четырьмя годами поз­ же она становится руководителем всего коллектива.
В 1997 году ансамбль впервые получает финансовую по­ мощь от Министерства образования и культуры Уругвая
в рамках программы поддержки национальных танцевальных коллекти­ вов.

Участники ансамбля с хореографом из Воронежа Н.П. Тарасенко

В 1999 году, когда по разным причинам ансамбль остался без препо­ давателя, занятия проводят девушки из старшей группы - Валерия Эрра- муспе и Даяна Кочубей.
В 2005 году «Калинка» участвует в Ибероамериканском фестива­ ле танцевальных коллективов, выступая с концертами в городах Мер­ седес, Фрай-Бентос, Монтевидео, Пайсанду, Мальдонадо и Сальто. По итогам фестиваля коллектив получает первый приз за лучшую хоре­ ографию и многочисленные дипломы. Первое место среди руководи­ телей танцевальных ансамблей, участвовавших в конкурсе, занимает Елена Хлякина.
После смерти в апреле 2007 года Елены Хлякиной, посвятившей много лет работе с «Калинкой» и добившейся с ней больших успехов, ру­ ководство ансамблем переходит к ее ученицам - Клаудии Сбрес, Верони­ ке Бетанкур и Патрисии Загородько. В том же году Посольство России в Уругвае организует приезд в Сан-Хавьер заслуженного деятеля культуры Российской Федерации, руководителя детского танцевального ансамбля
«Росинка» (г.Воронеж) Н.П.Тарасенко, которая ставит несколько танцев каждой возрастной группе «Калинки». В 2008 году Н.П.Тарасенко вновь работает в Сан-Хавьере. Она привозит для участников ансамбля 20 народ­ ных костюмов, сшитых воронежскими мастерами.
В октябре 2009 года, в ходе визита в Сан-Хавьер делегации в составе президента Фонда поддержки соотечественников «Ока» ТВ.Полосковой и главы издательского дома «Русский век» Д.В.Савченкова, а также дип­ ломатов Посольства России в Уругвае во главе с Послом С.Н.Кошкиным в дар «Калинке» был передан комплект современной звукоаппаратуры.
В настоящее время художественным руководителем ансамбля явля­ ется преподаватель Анна Семикина.
Когда «Калинка» представляет Сан-Хавьер в других городах, зри­ тели встречают исполняемые ей русские и украинские народные танцы с неизменным восторгом, бурей аплодисментов, со слезами на глазах от пе­ реполняющих их эмоций... Такой успех не приходит легко, это результат долгих часов работы на репетициях.

Мы уверены, что сегодня, спустя 96 лет после образования Сан-Ха­ вьера, его основатели были бы довольны тем, как их потомки поддержи­ вают и сохраняют танцевальные и музыкальные традиции своей далекой Родины.

IV. ИНТЕРЕСНЫЕ ЛЮДИ

НИКОЛАЙ ВАВИЛОВ

Александр Сизоненко

Мало кто знает, что в ходе своей последней зарубежной команди­ ровки прославленный российский ученый, академик Николай Иванович Вавилов в числе других стран Латинской Америки посетил и Уругвай. По возвращении он собирался подготовить серию очерков об этой поездке, но для своей книги «Пять континентов» успел написать лишь статью о Бразилии.
Вавилов приехал в Уругвай в ноябре 1932 года и пробыл в этой стране совсем немного - все­ го 10 дней. Но и за это короткое время он успел оставить о себе весьма хорошую память. Целью его поездки была «Эстансуэла» - одна из пяти действующих в Уругвае региональных опытных сельскохозяйственных станций. Она расположена примерно в 200 километрах от Монтевидео, неда­ леко от города Колония-дель-Сакраменто.
Научные исследования на станции ведутся главным образом по пшенице, кукурузе, подсол­ нечнику и в области животноводства.
Надо отметить, что о Вавилове в Уругвае знали и до его приезда. Первые сведения о нем
появляются в трудах местных ученых еще в 1920- Николай Иванович
е годы. В 1924 году его имя громко прозвучало Вавилов

Опытное хозяйство «Эстансуэла» сегодня

на состоявшемся в городе Ресифе конгрессе ассоциации бразильских аг­ рономов. В 1928 году уругваец Альберто Бергер, 43 (!) года - с 1914 по 1957 год бессменно возглавлявший Национальный институт фитотехники и семеноводства Уругвая, в своей работе «Сельскохозяйственные наблю­ дения» писал, что «заслуживают внимания широкие исследования адап­ тации культурных растений, проводимые в Институте прикладной бота­ ники, действующем в Ленинграде под руководством профессора Н.И. Ва­ вилова». Далее он посвятил целую страницу работе института, рассказал читателям о законе гомологических рядов Вавилова.
Бергер - а именно он возглавлял опытное хозяйство, куда направ­ лялся российский гость - знал Вавилова не только по его трудам, но и по рассказам своего сотрудника Теофило Хенри, встречавшегося с советским

ученым весной 1932 года в Ленинграде. Впечатления Хенри о команди­ ровке в СССР без преувеличения можно назвать восторженными. Вот что он писал о Всесоюзном институте растениеводства: «...я не переставал удивляться, прежде всего, величию этого института, который считается самым большим в мире и работает в обстановке исключительной орга­ низованности. Все вращается в нем вокруг великого ума его директора, знаменитого профессора Н.И.Вавилова». И далее: «Этому институту уже 40 лет. До 1920 г. он возглавлялся профессором Регелем, а затем был пе­ редан профессору Вавилову, который поднял его на ту высоту, которой он сейчас достиг благодаря его, Вавилова, исключительным способностям великого организатора»1.
Неудивительно, что директор «Эстансуэлы» встретил Вавилова уже почти как старого знакомого. Они вели переговоры о сотрудничестве (бе­ седы шли на немецком языке, которым Николай Иванович владел свобод­ но, к тому же Бергер, Хенри и еще один уругвайский ботаник - Фишер были уроженцами Германии), вместе выезжали на опытные площадки. Вавилов подарил Хенри книгу «Земледельческий Афганистан», написан­ ную им вместе с Д.Букиничем.
Немногим более недели пробыл Николай Иванович в Уругвае, но за это короткое время он успел не только побывать в «Эстансуэле», но и хорошо познакомиться со своими коллегами и их работами, принять участие во встречах со специалистами местного Министерства сельского хозяйства, договориться о начале советско-уругвайского научного сотруд­ ничества.
Пребывание Вавилова в Уругвае еще больше укрепило его автори­ тет в этой стране. В августе 1934 года в статье «Начальные шаги гене­ тики применительно к сельскохозяйственному производству на Рио-Пла- те», опубликованной в выходившем в Монтевидео журнале Ассоциации инженеров-агрономов, Фишер в ряду крупнейших генетиков мира так характеризовал Вавилова: «Генетик высокого полета, неутомимый пу-

1 Ensenanzas de la investigation europea eontemporanea para ambiente agronomico. Montevideo, 1932,
p. 17.

Дом-музей Бергера в «Эстансуэле»
тешественник, завоевавший всеобщую симпатию, он по возвращении с конгресса в Итаке, где советская делегация выступила с таким блеском, посетил также «Эстансуэлу». Молодой руководитель генетической при­ кладной школы России, поддерживаемый армией превосходных специ­ алистов, поставил свою организацию на первый план среди подобных учреждений всех наций»2.
Перу того же Фишера принадлежит статья «Н.И.Вавилов», опубли­ кованная в следующем, 1935 году. «Вавилов, - говорилось в ней, - глубо­ ко симпатичный человек и динамичная личность, излучающая оптимизм, несмотря на тяжелые времена мировой депрессии»3.

Revista de la Asoeiacion de ingenieros agronomos. Montevideo, 1934. № 8, p.49.
3 AGROS. Montevideo. 1935. № 3, p.7.

После посещения «Эстансуэлы» Вавиловым между Уругваем и Все­ союзным институтом растениеводства начался обмен научной литерату­ рой. Труды советских ботаников стали значительно ближе их уругвайским коллегам. Сам Вавилов в своих работах не раз упоминал имена Бергера, Хенри и Фишера, которые также продолжали помнить своего гостя из да­ лекой России. В этом отношении показательно письмо полпреда СССР в Уругвае А.Минкина Вавилову от 29 августа 1935 года. «С группой инже- неров-агрономов из «Эстансуэлы» - Бергером, Фишером и Генри, - писал Минкин, - часто вспоминаем Вас. Они по-прежнему влюблены в Вас и за честь почитают вспоминать о былых встречах с Вами и о наличии у них каких-либо знаков внимания с Вашей стороны»4.
Имя советского ученого продолжает упоминаться в работах уруг­ вайских ботаников. В 1941 году Бергер в одной из своих статей писал:
«С тех пор как русская школа по инициативе и при постоянном личном руководстве ее главы Н.Вавилова провела большие экспедиции с целью найти формы интересных дикорастущих растений для их гибридизации с их культурными сородичами, был достигнут существенный прогресс в объяснении вопроса о происхождении культурных гибридов... Вавилов и его сотрудники в своих поездках и экспедициях почти по всем континен­ там обнаружили в разных местах исключительное скопление форм соот­ ветствующих видов»5.
Сохранились сделанные в 1932 году в «Эстансуэле» фотографии, на которых вместе с Вавиловым запечатлены Бергер и Фишер. В фигуре Ва­ вилова чувствуются типичные для него динамизм, экспрессия, глубокий интерес ко всему окружающему. Под двумя снимками надписи, сделан­ ные рукой Хенри: «Вавилов выглядит явным оптимистом» и «Вавилов: согласуется ли это с теорией».

4 Сизоненко А.И. Становление отношений СССР со странами Латинской Америки. М.: Наука, 1981,
с. 146.
5 Pensamiento peruano. Lima, 1941. № 6. P. 48.

Н. И. Вавилов в «Эстансуэле»

Сын Теофнло Хенри говорил мне, что его отец до последних лет сво­ ей жизни с глубоким уважением и теплотой вспоминал о Н.И.Вавилове. С его слов он рассказал, что в 1945 или 1946 году Хенри-старший приехал в Буэнос-Айрес. Когда в отеле он стал заполнять анкету гостя и сказал, что живет в «Эстансуэле», к нему подошел какой-то человек и спросил его по-немецки, действительно ли он работает именно на этой опытной станции. Хенри ответил утвердительно. Тогда этот человек сказал, что он
- немец, в годы войны сидел вместе с Вавиловым в тюрьме и много слы­ шал от него об «Эстансуэле». Хенри спросил о состоянии Вавилова. В ответ услышал: «В таких условиях, какие создали Вавилову, никто не мог выжить». Кто был этот немец? Возможно, это был какой-нибудь антифа­

шист-коммунист. Где он сидел с Вавиловым - в Москве или Саратове - сейчас уже не установить, но факт этот очень правдоподобен.
Вторая Мировая война оборвала начавшие развиваться советско-ла­ тиноамериканские научные связи. В Уругвае, как и вообще за рубежом, не знали о трагической судьбе Вавилова, но не забывали о нем. В 1944 году группа уругвайских ботаников пытается связаться с Вавиловым через дип­ ломатическую миссию СССР в Монтевидео, но ответа не получает. Они же спрашивают о Николае Ивановиче участников состоявшейся в 1947 году первой советской послевоенной экспедиции ботаников и астрономов в Южную Америку. Возможно, именно от них уругвайцам стало известно о том, что Вавилова вот уже несколько лет как нет в живых. Однако уруг­ вайские ботаники по-прежнему опирались на огромный авторитет и не потерявшие своей актуальности труды Вавилова. В этом плане особенно положительную роль сыграл Бергер.
В 1946 году в своей книге «Агрономия. Методологические советы» он подчеркнул важный вклад российского ученого в разработку вопроса о географических центрах распространения культурных растений. «Вави­ лову, - писал Бергер, - мы обязаны также и разработкой проблем фитоге­ нетики. При этом он применил теоретические методы и исследования. Я имею в виду его закон о гомологических рядах, изложенный в различных работах». Далее Бергер отмечает, что идеи знаменитого русского ученого стали отправным пунктом для исследователей других стран6.
Бергер внимательно следил за состоянием биологической науки в СССР, за развернувшимся в тот период наступлением лысенковщины, суть которой он сразу же уловил. В своих лекциях он резко критикует Лы­ сенко и Презента, осуждает разгром советской генетики. В статье «Им­ мунная генетика и защитная селекция культурных растений», написанной в 1953 году, Бергер вновь возвращается к имени Вавилова, называя его
«великим русским ученым», дает высокую оценку его теории «генетичес­ ких центров»7.

6 Agronomia. Consejos metodologicos. Montevideo, 1946, p.295, 296.
7 Revista de la Asociacion de ingenieros agronomos. Montevideo, 1953. № 93, p. 13.

Смерть Бергера в 1957 году не позволила ему увидеть полный крах лысенковщины и порадоваться реабилитации имени Н.И.Вавилова и его идей. Ушел к тому времени из жизни и Фишер. Однако Хенри (он дожил до преклонного возраста и скончался в 1985 году) знал о полном триумфе Вавилова и, как рассказывал мне его сын, очень радовался этому обстоя­ тельству. Как и тому, что с 1960-х годов российские и уругвайские бота­ ники возобновили научные контакты.

МИХАИЛ КАРАТЕЕВ

Виктория Бойко де Семка

В Уругвае прошло более половины жизни замечательного русского писателя - Михаила Дмитриевича Каратеева. Именно здесь он написал все свои книги, которые сегодня издаются в России многотысячными ти­ ражами.
Действие наиболее известного произведения Каратеева-историчес­ кой эпопеи «Русь и Орда», в которую входят три из десяти книг, вышед­ ших из-под его пера, происходит в России первой половины XIV века, то есть в период активного формирования российской государственности. По словам самого Каратеева, он поставил перед собой цель - ознакомить читателя с историей нескольких второстепенных русских княжеств эпохи феодального раздробления Руси и, заодно, правильно осветить некоторые исторические факты, искаженные нашими летописцами или же неверно истолкованные их комментаторами. Концепция трилогии определилась
«промосковской», антинорманнской, единодержавной направленностью взглядов писателя, который отмечает, что в то далекое время «все уже ус­ тали от усобиц и понимали, что именно Москва олицетворяет грядущее воскресение Руси».
Еще при жизни Каратеева о его романах с неподдельным восторгом писали известные эмигрантские газеты и журналы: «Русская мысль» (Па­ риж), «Русская жизнь» (Сан-Франциско), «Новое русское слово» (Нью- Йорк), «Наша страна» (Буэнос-Айрес), «Россия» (Нью-Йорк), «Возрож­ дение» (Париж), «Знамя России» (Нью-Йорк), «Златоцвет» (Калифорния),

«Наше общее дело» (Мюнхен), «Часовой» (Брюссель), «Наша переклич­ ка» (Нью-Йорк), «Верный путь» (Ницца), «Наша Родина» (Сидней) и мно­ гие другие. Восторженные отзывы в прессе - наглядное свидетельство того, что произведения писателя были восприняты русским зарубежьем как значимое для отечественной литературы явление.
«“Ярлык великого хана” - это родник кристально чистой воды, ко­ торую пьешь с наслаждением, - живая вода, исцеляющая наши недуги уныния, слабости духовной и телесной. Пусть герою романа - князю Ва­ силию и не удалось получить ярлыка от хана Золотой Орды, но зато он добыл почетный ярлык замечательного писателя М.Каратееву», - писал П.Анненков о первой части трилогии в издававшемся в Бельгии журнале
«Родные перезвоны»1. «Роман Каратеева «Карач-мурза» является веским вкладом в сокровищниц у нашей художественной литературы и полностью закрепляет за его автором право на звание лучшего исторического писате­
ля русского Зарубежья», - утверждала аргентинская газета «Наша страна»2.
«Его трилогия мо­ жет быть вообще постав­ лена на одно из первых мест в русской истори­ ческой литературе по вы­ сокой художественности изображения, по глубине волнующих чувств, вызы­ ваемых ею, а главное, по всепроникающей любви к
Книги Каратеева

1 Журнал «Родные перезвоны», Бельгия, 1958, № 69.
2 Газета «Наша страна», Буэнос-Айрес, 1962, № 668.
Родине, которая вдохнов­

ляет автора в описании трагических судеб нашего Отечества...», - писал рецензент журнала «Верный путь»3.
Удивительно, но факт: свою писательскую карьеру Каратеев начал, когда ему было 54 года. В 1958 году, в Буэнос-Айресе, на собственные средства автора вышел его первый исторический роман - «Ярлык вели­ кого хана». Тираж издания составил всего 1000 экземпляров. Затем пос­ ледовали «Карач-мурза» (1962 год), «Богатыри проснулись» (1963 год),
«Железный хромец» и «Возвращение» (оба - 1967 год), «Из нашего про­ шлого» (1968 год), «Арабески истории» (1971 год), «По следам конквис­ тадоров» (1972 год), «Белогвардейцы на Балканах» (1977 год). Находясь вдалеке от главных литературных центров русской эмиграции, писатель был вынужден издавать свои замечательные книги за собственный счёт, мизерными (500-1000 экземпляров) тиражами.
Не секрет, что у многих писателей, включая весьма именитых, «пер­ вый блин» выходил «комом». Не так у Каратеева. Как мы уже видели, ро­ ман «Ярлык великого хана» был сразу же назван одним из лучших произ­ ведений исторического жанра. Думается, что причина успеха - в решении автора изложить собранные материалы именно в форме романа: он спра­ ведливо полагал, что для серьезного исторического труда они нуждались бы в особой доработке и дополнениях, которые крайне затруднительны в условиях эмиграции. После публикации «Ярлыка...» некоторые лите­ ратурные критики даже провозгласили рождение нового литературного жанра - жанра «романтизированной истории». Писатель охотно соглаша­ ется с ними. В предисловии к роману «Богатыри проснулись» он пишет:
«У меня история действительно преобладает над романом, и ей я совер­ шенно сознательно отдаю предпочтение, лишь стараясь представить ее читателям в живой и увлекательной форме».

3 Журнал «Верный путь», Ницца, 1963, №1.

При всем том, изображая противостояние Руси и Орды, Каратеев со­ храняет полную объективность. Она базируется на доскональном знании автором русской истории XIV века, истории Золотой и Белой Орды.
В романах Каратеева использована обширная литература, как рус­ ская, так и рассматривающая Русь со стороны: свидетельства монголо-та­ тарских хронистов, данные археологии, истории искусства, этнографии. Газета «Новое русское слово» писала: «Сколько бытового, исторического, статистического и даже лингвистического материала включил эрудит Ка­ ратеев в 400 страниц этой книги! Тут и архитектура московских теремов и дворцов, методы постройки укреплений, описание русских и татарских доспехов, картины русских пиров и княжеских приемов... Все это описа­ но простым и спокойным языком, без лишнего пафоса, без принижения исторического врага»4.
Романы Каратеева содержат многочисленные документы, цитаты, обстоятельные подстрочные примечания, толкования, уточнения, разъяс­ нения специалиста-историка, сугубо научные отступления, даже таблицы дворянских родов, карты средневековой Руси и планы битв. К истори­ ческим фактам писатель относился со скрупулезностью ученого. В кон­ це эпопеи был опубликован список исторических источников, которыми автор пользовался при работе над своими романами. Он включает 324 наименования, среди которых 30 русских летописей, древнерусские ус­ тавы, жития, духовные грамоты, иностранные хроники. Неудивительно, что Каратеева знали многие владельцы букинистических магазинов Ев­ ропы, часто присылавшие заказанные им книги в Уругвай. Из России дру­ зья и знакомые передавали книги русских историков и искусствоведов: в поле зрения Каратеева были исследования Б.Д.Грекова, Д.С.Лихачева, Б.А.Рыбакова, А.Ю.Якубовского, исторические романы советских писа­ телей.
Автор не только углубленно знакомится с источниками, но и про­ никается духом изученного. И этот дух он сумел передать на страницах

4 Газета «Новое русское слово», Нью-Йорк, 1962, №18.143.

своих книг. По воспоминаниям его дочери, во время работы над романами писатель воссоздавал атмосферу описываемого времени в своем кабинете и погружался в нее целиком. Он печатал свои произведения быстро, без черновиков, одержимый творческим вдохновением.
«Для меня загадка - что Вы за человек? - вопрошал рецензент
«Книжного дела». - Спали тридцать лет и три года, а проснувшись, разом написали такую книгу, что и читатели и критика не могут опомниться. Неужели Вы раньше ничего не печатали?».
Откуда же появился этот талантливый автор - художник, от приро­ ды наделенный дивной способностью созерцать прошлое и рассказывать о нем красивым, чистым русским языком?
Михаил Дмитриевич Каратеев родился 19 февраля 1904 года в Дрез­ дене. Его отец в то время учился в одном из университетов Европы. Семья спешила вернуться в Россию до рождения ребенка, но по воле судьбы буду­ щий русский писатель родился в Германии.
По линии отца его предки принадлежали к дворянству Орловской губернии, они были потомками удельных князей Карачевских. Родовое имение семьи находилось по соседству с имением Тургеневых.
Мать писателя - англичанка Элеонора Фаревейтер (между прочим, приходившаяся племянницей Черчиллю) была одаренной художницей и поэтессой. Дмитрий Каратеев познакомился с ней во время учебы в Шко­ ле изящных искусств в Италии. Нора (так называли ее дома) прекрасно говорила на семи языках, в том числе и по-русски.
Согласно семейным традициям Мишу Каратеева ждала военная ка­ рьера. В 1915 году мальчик поступил в Петровский Полтавский кадетский корпус. Будущий писатель отличался одинаково «громкими» поведением и успехами в учебе. По поведению балл у него временами опускался до единицы и никогда, даже в 7-м классе, не превышал восьми, но по учению он с первого до последнего класса шел первым. Обучение в корпусе Кара­ теев окончил не за семь лет, а за шесть, обогнав свой класс на год.
В Добровольческую Армию Каратеев поступил летом 1919 года, бу­ дучи в 5-м классе (первый раз он сбежал в армию годом ранее, но прово­

евал недолго - отец выловил его и увез домой). Осенью того же года, при отступлении из-под Воронежа, был тяжело ранен в ногу и отправлен на излечение в город Туапсе. К этому времени 15-летний (!) Каратеев имел уже три ранения. За мужество и отвагу юный кадет был награжден Гео­ ргиевским крестом 4-ой степени.
Свое вынужденное пребывание в госпитале Каратеев использовал для подготовки к учебе, сдав в результате экстерном в туапсинской гимна­ зии экзамены за пять классов. В Крымском корпусе его определили было, как и полагалось, в 6-й класс, но за оставшееся до начала занятий время с разрешения педагогического совета кадет успел подготовиться и сдать - вновь экстерном - экзамен в 7-й. Каратеев окончил корпус первым, при­
чем на круглые 12 баллов, что в те вре­ мена было редкостью: оценки тогда ставили строго (в Полтавском корпусе на круглые 12 баллов за 80 лет окончи­ ло только четверо).
В 7-м классе корпуса он приоб­ щился и к литературе. Сочинял сти­ хи, многие из которых два года спус­ тя начали печататься в издававшейся в Белграде газете «Новое Время». В своем автобиографическом очерке Ка­ ратеев вспоминал: «Редактор журнала профессор Даватц предсказывал мне большую будущность как поэту, но он ошибся, поэтом я не стал. Зато оправ­ далось предсказание другого профес­ сора, - Малахова, - который в корпусе преподавал в 7 классе Закон Божий и
Кадет Петровского законоведение, сумев сделать их ин-
Полтавского корпуса тереснейшими предметами. Вместо
1915 год выпускных экзаменов по этим предме­

там он дал нам внеклассные сочинения, предоставив на выбор несколько тем и две недели времени. Когда, проверив эти сочинения, он принес их в класс, то сказал: «Среди ваших сочинений есть слабые, есть хорошие, есть несколько отличных, но есть два совершенно исключительные. Сре­ ди вас, господа, находится будущий писатель, - это кадет Каратеев, ав­ тор обоих этих сочинений». Так преподаватель Закона Божьего предрек судьбу нашего героя.
Впрочем, как уже говорилось выше, писательскую карьеру Каратеев начал поздно. А до ее начала у него была удивительная по своему разно­ образию жизнь. Успел он побывать добровольцем на флоте, прослужив семь месяцев сигнальщиком на миноносце «Беспокойный». Между де­ лами и походами в Севастополе окончил военную школу рулевых и сиг­ нальщиков. Эта флотская служба пригодилась не только ему, но и трем старшим ротам Крымского кадетского корпуса, которые в 1920 году на каботажной барже «Хриси» эвакуировались из Крыма. Наличие в составе корпуса двух кадетов, прослуживших некоторое время на флоте добро­ вольцами, предотвратило попытку капитана баржи отвести ее в одесский порт. Кадеты Каратеев и Перекрестов, сменяясь по очереди у штурвала, на пятые сутки привели баржу в Константинополь, в своем святом не­ ведении пройдя, как после выяснилось, по еще не протраленным после войны минным полям.
Будущие русские офицеры, в том числе и Каратеев, продолжили свое обучение в Югославии, где в бывшем лагере для австрийских во­ еннопленных расположился Крымский кадетский корпус. Осенью 1921 года, закончив это учебное заведение, Каратеев решил ехать в Болгарию, чтобы продолжить учебу в Сергиевском артиллерийском училище. Про­ грамма там была трудная: нормальный - не ускоренный - трехгодичный курс предполагал, в частности, серьезное изучение всех разделов высшей математики. Исключительно сильным был преподавательский состав-до­ статочно сказать, что среди лекторов было восемь военных академиков.
В 1923 году, после долгих лет подготовки в кадетском корпусе, во­ енном училище, имея за плечами не только «теорию», но и опыт участия

в войне, он с гордостью вступил в русскую офицерскую семью. «Но увы, при обстоятельствах подлинно трагических и в истории Русской Армии небывалых: через три дня нам предстояло отправиться не в славные во­ инские части, а по окрестным городкам и селам, искать себе применения в качестве чернорабочих и батраков»5, - пишет Каратеев в своей книге
«Белогвардейцы на Балканах».
Больше месяца молодые офицеры блуждали в поисках работы, пи­ таясь ворованными арбузами и шелковицей. Первой «офицерской вакан­ сией» будущего писателя была работа на шахте, где уже через несколько дней он заболел малярией. Потом пришлось освоить строительные спе­ циальности (впоследствии это даст «литературную» отдачу: на деньги,
полученные от строительства до­ мов, Каратеев будет издавать свои книги). Довелось ему быть и му­ зыкантом в цирке - безработные офицеры составили небольшой оркестр и сопровождали музыкой цирковые представления. Позже взялись за музыкальное сопровож­ дение киносеансов; Каратеев играл на тромбоне. Вскоре пришла новая идея: офицеры стали ходить по се­ лам, предлагая свои музыкальные услуги для всяких местных увесе­ лений. Молодые военные чувство­ вали себя «полубатраками-полу- офицерами».
К концу 1925 года, подко­
М.Каратеев пив денег, друзья Каратеева пыта­

5 М.Каратеев. Белогвардейцы на Балканах. Буэнос-Айрес, 1977, с .101.

лись устроиться в университеты Европы. К этому времени из советской России чудом выбрался его отец, которого наш герой считал давно рас­ стрелянным. Родители тоже долгое время думали, что их единственный сын погиб: один из друзей семьи видел его после ранения и был уверен, что тот умер. Наладить связь между ними помогла случайность: однажды знакомый Михаила рассказал ему, что в Англии встречал его отца. Кара- теев находит адрес родителей, между ними завязывается переписка. Но увидятся они только через три с лишним десятилетия (встреча состоялась после выхода первого романа Каратеева, когда писатель приехал к отцу в Перу).
Вскоре Каратеев-старший получил хорошую службу в Боливии и родители стали регулярно присылать сыну денежную помощь. Михаил поступил в Белградский уни­
верситет, но судьба не сулила пробыть в нем долго: через не­ сколько месяцев отец потерял службу и на неопределенное время вынужден был прекра­ тить высылку денег. Получить же в те годы в Югославии стипендию не представлялось возможным. Приходится снова искать работу. Каратеев воз­ вращается в Болгарию, где за­ работки были выше и условия жизни привычней. В Болгарии он женился, там же появилась на свет его первая дочь.
Каратеев упорно пишет
письма в различные организа­ ции, пытаясь получить стипен­
дию. Отказ от Форда, где тот Каратеев с женой

называет его «хитрецом, который хочет получить не только стипендию, но и гарантированное место работы после окончания университета», он долгое время хранил в своем личном архиве. Наконец ему повезло: сти­ пендию на обучение в Католическом университете бельгийского города Лёвен предоставляет Ватикан. Каратеев поступает было на медицинский факультет, но по рекомендации отца начинает учиться на инженера-хими- ка. В 1933 году, по завершении четырехлетнего курса, он получает дип­ лом инженера-химика и степень доктора химических наук.
Беспросветность их положения в кризисной Европе заставляет за­ думаться о смене места жительства. Сначала Каратеев чуть не уехал ра­ ботать по контракту в Бельгийское Конго, но там начались беспорядки, и поездку пришлось отменить. Потом прорабатывался вариант эмигра­ ции в Бразилию, но и эта задумка не была реализована: деньги от отца пришли с запозданием, а собственных средств на переезд не хватало. По­ кинуть Европу удается лишь с третьей попытки, в 1934 году. Пунктом назначения становится Парагвай - определяющую роль в выборе страны сыграла агитация занимавшего к тому времени видное положение в па­ рагвайском обществе генерала Беляева, сулившего невостребованным в Европе русским офицерам службу в парагвайской армии и жилье в специ­ ально создаваемых для соотечественников колониях, станицах и хуторах. Люксембург заплатил за их билеты в Парагвай, а Бельгия предоставила оружие и сельскохозяйственные орудия труда. Вряд ли кто-либо из эмиг­ рантов, отправившихся в дальний путь вместе с семьей Каратеевых, мог предположить, что в действительности в Парагвае их ожидало глубокое разочарование и что немало людей потеряют там не только свои сбереже­ ния, но и здоровье.
Воспоминания об этом периоде жизни писателя легли в основу кни­
ги «По следам конквистадоров», вышедшей в свет в 1972 году. С боль­ шим талантом Каратеев описывает эту эпопею «современных конквис­ тадоров»: поиски места для колонии, которую назвали громким именем
«Парагвайская надежда», первобытные условия жизни, трудно переноси­ мый климат, тяжелый труд на вырубке леса, прокладке дорог, непривычно

примитивное существование. Его дочь Ксения вспоминает, что они жили в тропическом лесу, причем стенами их жилища служили сундуки: после войны в Парагвае остались крыши да столбы... К тому же, молодые офи­ церы, выходцы из дворянских семей, не имели ни малейшего представле­ ния о земледелии и животноводстве. Даже подоить единственную на всю состоявшую из 42 человек колонию корову было проблемой. Правда, ее решение, пусть и весьма нестандартное, все же нашлось: одна латышка решила попытать счастья, а ее ухажер начал играть на гитаре. Сверши­ лось чудо. С тех пор корову доили только под аккомпанемент гитары.
Тяжелые условия жизни не мешали Каратееву заботиться о воспита­ нии дочери. Школы в парагвайской глуши, конечно же, не было, и он сам учил ее читать и писать по-русски.
Через десять месяцев Каратеев с семьей покидает «тропический рай» и переезжает в столицу Парагвая - Асунсьон, где снимает большой дом. Постепенно друзья из «Парагвайской надежды» перебираются к ним. Во время игры в бридж Каратеев знакомится с аргентинским кон­ сулом, который помогает ему получить визы в Аргентину, якобы для лечения жены.
В 1936 году из Парагвая семья Каратеевых переезжает в Буэнос- Айрес. По пути туда, прямо на борту парохода, Каратеев находит работу заведующего лабораторией на фабрике по производству макаронных из­ делий. Но это предприятие долго не просуществовало. Пришлось устро­ иться рабочим на другую фабрику - «Бунгеборг». В это время он начина­ ет заниматься журналистикой - пишет статьи для эмигрантских изданий. В газете «Русские в Аргентине» из номера в номер печатались его очерки:
«Парагвайская надежда» (1937-38 гг.), очерки из жизни русских колонис­ тов «Россия в Уругвае» (1939-40 гг.). На основе переписки с отцом, кото­ рый работал в Боливии, появляются бытовые очерки «На рудниках Боли­ вии» (1940 год). Позже там же, в Буэнос-Айресе, Каратеев получает место инженера на немецком заводе.
В 1941 году, с момента нападения немцев на его родину, Каратеев увольняется с завода и перебирается в уругвайский город Сан-Хавьер, где

покупает свой первый дом. В это время была написана книга «Русские в Уругвае», впоследствии уничтоженная автором.
С жителями русской колонии Сан-Хавьер у Каратеева сложились теплые и дружеские отношения. Один крестьянин-колонист из Уруг­ вая писал позже: «Дорогой друг Михаил Дмитриевич, получил я твою книгу «Карач-мурза» и так был рад, описать не могу. У меня от твоих книг понимание кругом расширяется, узнал я из них седую старину и вижу, - пишешь ты правильно, не как дядя велит, а как оно вправду было... Еще мне удивительно одно: как ты мог таить в недрах души такое богатство, этот драгоценный клад, то великое знание, и прежде не высказывал своей способности? Как вспоминаю и не верится, что жил ты Парагвае и здесь, среди нас, как простой мужик мешки таскал, огород копал, нужду переживал, а такой дар Божий в себе таил! Оно правда, - золото в земле не пропадет, спасибо хоть теперь оно про­ рвалось как вулкан и сеешь ты доброе семя на добром поле, на пользу всем людям».
После трех лет жизни в Сан-Хавьере семья переезжает в Монтеви­ део. Директор мясокомбината SWIFT В.Левчиков приглашает инженера
Каратеева на работу в от­ дел стандартов. Но после очередной забастовки, когда он отказался помо­ гать руководству фирмы, его уволили. Каратеев су­ дится с компанией и вы­ игрывает процесс.
В 1945-46 годах он является сотрудником корпункта ТАСС в Мон­ тевидео, после его закры­
Каратеев с женой на приеме в советском посольстве
тия переезжает работать в представительство агент­

ства в Буэнос-Айресе. В обязанности Каратеева входило составление об­ зоров региональной прессы.
В конце концов, Каратеев прочно обосновался в Уругвае, в тихом курортном местечке Лас-Тоскас, расположенном в полусотне километров от Монтевидео. Там югославские друзья из Славянского союза, который он возглавлял в то время, помогают ему построить свой первый дом. Поз­ же строит он уже самостоятельно - пригодился болгарский опыт. Сегодня на более чем 50 домах в Лас-Тоскас можно прочесть: «Построил инже­ нер Каратеев». С этого времени начинается его активная писательская деятельность: на вырученные от строительства домов деньги писатель издавал свои романы. Услуги типографий стоили недешево, и иногда он испытывал серьезные финансовые трудности. Так, роман «Богатыри про­ снулись» пришлось публиковать двумя частями, объясняя в предисловии, что «цены на типографские работы в Аргентине непрерывно растут, и в ближайшем времени ожидается новое, столь значительное их повышение, при котором издание книги, объемом в 500 страниц, может стать для мен^ совершенно непо­
сильным делом».
Романы рас­
продавались сре­ ди русских эмиг­ рантов в Европе, США, Австралии, Южной Америке.
Иногда даже крес­ тьяне раскошели­ вались на покупку не очень дешевой книги - и, вроде бы, не жалели потом.
«...Приехал я раз в город и тама улести­
Дом в Лас-Тоскас, в котором жил и работал писатель

ли меня, возле церквы, купить книжку «Ярлык великого хана», дюжеть, говорят, интересно. Купил. Вертаюсь домой и досадоваю на себе, выкинув за зря, думаю, такие деньги, а чего в ней поймешь, хочь другому и инте­ ресно? А случилось так: как стал читать вашую книгу и не оторвусь. Надо робить, а я читаю. Уж так хорошо написано, и все как есть, усякое слово понимаю что к чему. Прочитав всю и стал вдругираз читать для жены и ребят громко, да сосед приходил послухать. Я с поля, а он уж тут: когда
начнешь читать? И теперя в город от­ писали, коли есть у них еще такие книги, и больших денег не жалко», - писал крестья- нин-колонист Я.Н.Чубко.
В одном из домов, построен­ ных Каратеевым в Лас-Тоскас, до сих пор живет его дочь. Ксения Михайлов-
Ксения Михайловна Каратеева на вспоминает что
в семье любили читать вслух отечественную классику - Пушкина, Толс­ того, Чехова, Булгакова, Ильфа и Петрова. Самым любимым героем Ка­ ратеева был пушкинский Евгений Онегин. Подражая ему, писатель часто отправлялся на прогулку с тростью.
В доме была огромная библиотека. Книги ему присылали отовсюду, Каратеев вел активную переписку с букинистами и историками многих Стран мира. Всегда возвращался домой с кипой писем и бандеролей. Не­ пременно отвечал на все письма. Друзья из Аргентины с удовольствием останавливались в его пансионе, когда приезжали отдохнуть в Уругвай.

Писатель щедро делился с приятелями своими сокровищами, но увозить книги из библиотеки не позволял. Генерал А.М.Юзефович писал, что
«библиотека Каратеева по историческим вопросам» уникальна в русском зарубежье. Достаточно сказать, что в ней было свыше сорока одних только русских летописей и сотни трудов средневековых историков и хронистов - арабских, персидских, византийских, польских, чешских, германских, ар­ мянских и прочих6.
На досуге писатель любил играть в карты, но не на деньги, а на со­ сновые шишки. Всегда дотошно пересчитывал их. Так решали проблему отопления дома. Его жена не любила карточных игр и как-то презритель­ но заметила, что в карты играют только ишаки. С тер пор Каратеев с дру­ зьями садились играть в «ишака». Частым гостем у него был профессор В.В.Уваров, живший по соседству в своей усадьбе. Он помогал Каратееву иллюстрировать его исторические романы. Другой сосед - В.Н.Николаев рисовал схемы, карты и таблицы к книгам. Жена - Татьяна Борисовна, работавшая тогда преподавателем русского языка в Уругвайско-советском институте культуры (ИКУС), помогала править стиль произведений.
Каратеев сотрудничал почти со всеми крупными журналами и газе­ тами русского зарубежья. В своей автобиографии писатель указывает, что в его архиве имеется 346 рецензий, отзывов и заметок, за 20 истекших лет появившихся о его книгах в 72-х различных органах печати. Там же он пишет: «Проникают эти книги и в СССР, где они ходят по рукам и имеют большой успех, судя по письмам, которые я нередко получал от незнако­ мых мне читателей и даже от видных советских историков».
Этот незаурядный человек добивался успехов практически во всем, за что брался. Один только список освоенных им профессий выглядит более чем внушительно. Одной из них неожиданно стала профессия... художника. Во время поездки к отцу в Перу он принимает участие в ху­ дожественной выставке, на которой его работа продается первой. Талант

6 Предисловие к роману М.Каратеева «Возвращение», Париж, 1967, с.8.

художника проявился и при создании Каратеевым орнаментов для тюбе­ теек, которые дочь прилежно вышивала для отца.
Еще одной цели, которую сам он считал для себя очень важной, Ка­ ратеев достиг незадолго до смерти - решением Российского дворянско­
го дома его семье был возвращен княжеский титул. Движение к этой цели было напрямую связано с его творчеством: по словам самого пи­ сателя, исторические изыскания он начал для того, чтобы узнать историю своих предков - князей Карачевских.
В Лас-Тоскас писатель нахо­ дит не только творческое вдохно­ вение, но и юную Беатрис, которая вскоре становится его законной женой. Она подарила ему долго­ жданного наследника - Каратеев называет его Василием, в честь князя Василия Карачевского - и
Фамильный герб Каратеевых
дочь Тамару. Но передать детям русский язык и родную культуру
отцу было не суждено: 24 октября 1978 года Михаил Каратеев ушел из жизни.
Известность и признание в России пришли к писателю уже после смерти. Трудно не согласиться с оценкой его творчества, которую дал па­ рижский журнал «Союз дворян»: «Не только можно, но и должно благо­ дарить Каратеева за его труды, - талантливые, блестящие, дышащие горя­ чей любовью к прошлому нашей многострадальной и великой Родины, и проникнутые глубоким пониманием русской души»7

7 Журнал «Союз дворян», Париж, 1963, №27.

ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА ДИКТАТУРЫ
Владимир Рослик

Валентина Бугаева

Слово Сан-Хавьер у большинства уругвайцев ассоциируется с име­ нем Владимира Рослика - скромного врача русского происхождения, в 1984 году ставшего жертвой находившейся у власти в Уругвае последние месяцы военной диктатуры.
Человека, любимого своими земляками и пострадавшего только за то, что свое обра­ зование он получил в Совет­ ском Союзе.
Владимир Рослик ро­ дился в Сан-Хавьере 14 мая 1941 года. Детство и отро­ чество Володи прошли в де­ ревенском доме, где жили его
родители - Мигель Рослик и
Каталина Бычкова и старшие братья и сестры - Наталья,
Родители Владимира Рослика
Мигель, Александра и Мария-Елена. По окончании лицея Владимир пере­ езжает в Монтевидео, где начинает изучать медицину. Проходит несколь­ ко месяцев и Мигель помогает брату получить стипендию для обучения в СССР - одну из тех, которые распространяли советское посольство и Уругвайско-советский институт культуры (ИКУС). В августе 1962 года

Владимир вылетает в Москву, где становится студентом ме­ дицинского факультета Универ­ ситета дружбы народов имени Патриса Лумумбы.
В Москве Володю пере­ полняют впечатления: от новых знакомств, столичных музеев, в целом от России, являющейся родиной его родителей. Ну и, конечно, от учебы, в которую он погружается с головой. Летать на каникулы домой студенту не по карману, зато есть возмож­ ность навещать сестру и пле­ мянников: семья Александры к тому времени переехала из Сан-
Владимир Рослик в Москве Хавьера в поселок, расположен­
ный в предгорьях Эльбруса.
В 1969 году, спустя семь лет после своего отъезда в Россию, Вла­ димир Рослик, получивший специальность врача, возвращается в свой родной город. В Сан-Хавьере праздник. Еще бы - отныне лечить сан-ха- вьерцев будет «российский» врач. Родственникам, друзьям и знакомым не терпится с ним поговорить; в доме его родителей накрыты столы с тра­ диционными пирожками, варениками, холодцом и шашлыком. Владимир взволнован, он никогда не забудет, как его встретили земляки.
14 мая 1971 года Володя отмечает свое 30-летие в Культурном цент­ ре имени Горького. И в этот же день знакомится со своей будущей женой - Марией. При трагических обстоятельствах - прямо с праздника его вы­ зывают к женщине, которая плохо себя почувствовала. Доктор спешит к больной, но не успевает: она уже умерла. Дочерью этой женщины и была Мария.

Позже, когда Мария начала приводить на прием к Владимиру Росли- ку свою бабушку, молодые люди стали встречаться. «Нам обоим нравилась природа - растения, животные..., нам нравились литература и музыка. Они стали большими друзьями с моим отцом, который научил его играть в карты. Мы начали вместе ходить в Клуб имени Максима Горького», - пишет в своих воспоминаниях о муже Мария Забалкина.
В один из дней 1973 года сан-хавьерцев потрясает известие об арес­ те Владимира Рослика. Помимо него в городе арестовывают корреспон­ дента газеты «Эль Популар» Франсиско Кольмана и еще двоих мужчин - Риккардо Бельвея и Эрнесто Капурро. По местному радио передается со­ общение: «Доктор Рослик не коммунист, но он председатель коммунисти­ ческого клуба». В полной изоляции он проводит семь дней в полицейском участке города Фрай-Бентос - административного центра департамента Рио-Негро, в котором расположен Сан-Хавьер. Впрочем, «синие мунди­ ры» (полицейские) обращались с ним неплохо. И даже передавали посыл­ ки от Марии - витамины, еду и одежду.
Вернувшись домой, Володя подает в отставку с поста президента Культурного центра имени Максима Горького (новым главой клуба ста­ новится его вице-президент - Мигель Дубикин) и полностью сосредото­ чивается на работе врача. Благодаря своим знаниям и опыту, готовности прийти на помощь в любое время дня и ночи, он пользуется почетом и уважением среди земляков. Многие из них вспоминают, что с бедных сан- хавьерцев Рослик не брал плату за консультации. Более того, доктор не раз покупал им лекарства за собственный счет.
Владимир и Мария поженились в июле 1977 года; скромная свадьба прошла в баре, владельцем которого был брат Володи - Мигель. Своего жилья у молодой семьи не было - пришлось там же, в Сан-Хавьере, снять небольшой домик. Свободное время они часто проводят в Старом порту - месте высадки первых переселенцев из России, где есть хороший пляж и прекрасные условия для рыбалки. Там же устраиваются пикники: неко­ торые пациенты платили за консультации курицами, индюшками, поро­ сятами и даже баранами, и Володя охотно делился таким «гонораром» с

друзьями и родственниками. Семейные торжества нередко проходят и в доме родителей Владимира.
Вернувшись с учебы в один из осенних дней 1980 года, Мария ви­ дит, что в доме все перевернуто вверх дном. Ее муж вновь арестован - как и 10 их земляков. На этот раз не полицейскими, а военными. Во время проведенного в доме обыска изъяты все книги, включая многочисленные издания по медицине на русском языке, привезенные врачом из Москвы. Мария немедленно едет во Фрай-Бентос. День за днем, под дождем и под палящим солнцем, стоит она у входа в тюрьму, пытаясь получить хоть ка- кую-то информацию о супруге. Тщетно. Единственное, что ей отвечают:
«его допрашивают, приходите позже». Наконец, Марии разрешают уви­ деть мужа; от него она узнает, что в той же тюрьме находятся Мигель и два его сына - Владимир и Виктор.
Из Фрай-Бентоса заключен­ ного переводят в тюрьму «Либер- тад», расположенную в относи­ тельной близости от уругвайской столицы. Хотя свидания разреше­ ны лишь раз в 15 дней, Мария пе­ реезжает в Монтевидео. Долгие полтора года проводит она в этом городе, разделяя участь тысяч других женщин - жен, матерей, дочерей политзаключенных.
Наконец, Владимира осво­ бождают под выплаченный Ма­ рией залог. При этом он обязан каждый понедельник в 7 утра являться в полицейский участок Сан-Хавьера, а также получать в полиции разрешение на каждый
Владимир Рослик с сыном высзд 33 городскую черту. В род­

ном городе его встречают сотни людей. Женщины пекут пироги, организу­ ется настоящий праздник.
Больше месяца Владимир не может работать - ведь он остался и без книг, и без документов, и без разрешения на врачебную практику. Время, проведенное в тюрьме, не прошло даром - он осунулся, стал нервным и раздражител ьны м.
Но вот все формальности удается утрясти, и жизнь доктора посте­ пенно налаживается. 22 ноября 1983 года в его семье происходит прибав­ ление: на свет появляется маленький Валерий. Увы, счастье длится не­ долго. 15 апреля 1984 года, в 4 часа утра Владимира арестовывают в его собственном доме. А рано утром 16 апреля Мария Забалкина получает мертвое тело мужа в морге госпиталя города Фрай-Бентос. Официальная причина смерти - сердечный приступ.

Статья о смерти Рослика в еженедельнике «Хаке»

Несмотря на это заключение, Мария Забалкина решает отвезти тело в в другой город - Пайсанду для проведения повторного вскрытия. Его результаты однозначно показывают - Владимир умер насильственной смертью, его пытали.
Благодаря усилиям Марии, гибель Володи не стала «еще одной» смер­ тью времен диктатуры. Ее решение узнать правду делает общеизвестной информацию о пытках, практиковавшихся диктаторским режимом, которая вызывает в Уругвае большой резонанс. И не только в Уругвае - в октябре 1984 года Комиссия по правам человека Организации американских госу­ дарств принимает резолюцию, в которой говорится: «...имеются достаточ­ ные доказательства того, что ответственность за смерть доктора Владимира Рослика, наступившую в результате пыток, несет уругвайское правительс­ тво. Данный факт является грубым нарушением статей I, IX, XVIII и XXV Межамериканской декларации о правах и обязанностях человека».
На похороны врача съезжаются сотни людей со всей страны. В речах выступавших рефреном звучит мысль: Володя навсегда останется с нами.
Эти слова сбылись. После смерти Владимира Мария основывает
фонд его имени. На участке земли, куплен­ ном семьей под новый дом, строится поликли­ ника, успешно рабо­ тающая и по сей день. Именем Рослика назы­ вают участок автодоро­ ги, ведущей из Сан-Ха­ вьера в сторону города Пайсанду.
В ходе состояв­ шихся в Сан-Хавьере
Могила Владимира Рослика на кладбище Сан- Хавьера
в 2009 году памятных мероприятий в связи

с 25-й годовщиной смерти Владимира Рослика была выдвинута иници­ атива провозгласить 16 апреля в Уругвае Национальным днем борьбы с пытками.
В сентябре 2009 года мэрия Монтевидео, рассмотрев соответствую­ щее обращение Культурного центра им.М.Горького уругвайской столицы, поддержанное Посольством России в Уругвае, приняла решение о при­ своении столичной площади, образованной пересечением улиц Чарруа, Яро и Эмилио Фругони, имени Владимира Рослика.

ЕКАТЕРИНА РОМАНОВА

Григорий Королев

Четверть века своей жизни в Монтевидео прожила последний член Российского императорского дома Екатерина Иоанновна Романова.
Уютный и безмятежный Уругвай, в прошедшем столе­ тии столь выгодно отличав­ шийся от сотрясаемой войнами Европы, подарил возможность уединенной и спокойной жиз­ ни многим представителям белой эмиграции из России.
Одним из них была наша со­ отечественница, фамилия ко­ торой - Романова - прочно ас­ социируется с прошлым нашей страны, с бурным расцветом и трагическим падением Россий­ ской Империи.
Екатерина Иоанновна родилась в Павловске 25 июля 1915 года.
Она приходилась пра­
правнучкой императору Нико­ Екатерина Романова

Детство в Павловске

лаю Первому. Ее прадед
-
тантин Николаевич был братом и сподвижни­ ком царя-освободителя Александра Второго, а дед - великий князь Константин Констан­ тинович прославился не только как видный государственный де­ ятель и Председатель Императорской акаде­
мии наук, но и как известный поэт, писавший под псевдонимом К.Р. Родителями княгини были князь Иоанн Константинович и княгиня
Елена Петровна (урожденная принцесса сербская, сестра короля Югосла­ вии Александра Объединителя).
Княгиня была двоюродной племянницей и крестницей последнего
русского императора Николая Второго, в детстве проводила много време­ ни в играх с наследником престола - цесаревичем Алексеем.
Екатерина Иоанновна оставалась последним членом Российского императорского дома, чье имя (под № 55) приведено в придворном ка­ лендаре на 1917 год, а в эмиграции являлась членом Ассоциации Дома Романовых. Ее полный титул звучал так: «Ее Светлость, Княгиня Импе­ раторской Крови».
В период революционных потрясений отец трехлетней княжны при­ нял мученическую смерть 18 июля 1918 года в Алапаевске вместе с великой княгиней Елисаветой Федоровной, великим князем Сергеем Михайлови­ чем, своими братьями князьями Константином и Игорем Константиновича­ ми, князем В.П.Палеем и Святой Преподобномученицей Варварой.
Мать княгини, Елена Петровна, пытаясь спасти своего супруга, сама была арестована и до конца 1918 года содержалась в пермской тюрьме, по-

Екатерина и Всеволод, 1917 год В Сербии

том находилась под арестом в Московском Кремле. Она была освобожде­ на и получила разрешение на выезд за границу по решению Президиума ВЦИК РСФСР от 2 декабря 1918 года благодаря ходатайству норвежского посольства в Москве.
Княжна Екатерина Иоанновна и ее старший брат Всеволод Иоанно­ вич были вывезены из России в октябре 1918 года бабушкой Елисаветой Маврикиевной вместе с их дядей - князем Георгием Константиновичем и тетей - княжной Верой Константиновной.
Первое время они жили в Швеции, где маленькую княгиню научила читать по-русски «Отче Наш» греческая царица Ольга, приходившаяся

ей двоюродной бабушкой. Здесь к ним присоединилась мать Ека­ терины, которая забрала их на свою родину, в Сербию. Там они прожили восемь лет. Детям нуж­ но было дать хорошее образова­ ние; для этого Елена Петровна перевезла их сначала во Фран­ цию, а затем в Великобританию. В Англии знаменитая Нинет де Валуа (Ninette de Valois) давала княгине уроки балета.
Там же Екатерина Иоан­ новна выучила русский язык, на котором до конца своих дней говорила почти свободно.
В тридцатые годы Елена Петровна с дочерью часто ез­ дили в Италию. Здесь княгиня
Колледж Хетфилд в Англии, 1930-е годы впервые выходит в свет. В 1936
году в Риме во время одного из балов Екатерине был представлен молодой итальянский дипломат маркиз Руджеро Фараче ди Виллафореста, который вскоре сделал ей предложе­ ние. Темпераментный южанин был очарован Екатериной и, несмотря на свое менее знатное происхождение, добился ее согласия. Для заключения брака влюбленным пришлось преодолеть множество препятствий, одним из которых было отсутствие у княжны итальянского гражданства. Для по­ лучения паспорта пришлось использовать влияние итальянской царицы Елены, приходившейся Екатерине двоюродной бабушкой, а также минис­ тра иностранных дел Италии Галеаццо Чиано, у которого молодой маркиз был на хорошем счету. После свадьбы, состоявшейся 15 сентября 1937 года, Екатерина осталась с мужем в Италии. В браке у них родилось трое

детей: в 1938 году Николет- та, в 1942-м - Фиаметта и в 1943-м - Джованни. В 1945 году, когда окончилась Вто­ рая Мировая война, княгиня на некоторое время оставила семью и проживала в Англии и Ирландии.
В 1963 году Руджеро Фараче был назначен пос­ лом в Уругвай, стране, кото­ рой в Риме всегда уделяли повышенное внимание вви­ ду наличия там внушитель­ ной итальянской диаспоры. Вместе с маркизом в Монте­ видео выехали и дети. Ека­ терина Иоанновна впервые приехала в Уругвай в 1966 году, чтобы присутствовать на свадьбе Николетты.
В 1967 году миссия Фа­ раче в Уругвае окончилась, вместе с ним страну покину­ ла и средняя дочь Фиаметта, которая вскоре поселилась в США. В 1969 в Париж, а затем в Люксембург уехал Джованни.
В 1970 году маркиз Фараче заболел неизлечи­

Свадьба княгини
мой формой рака. Екатерина Княгиня с дочерьми

Иоанновна находилась с ним в Риме до его последних дней. После этого княгиня уехала в США к Фиаметте. В Соединенных Штатах жили и мно­ гие другие Романовы, в частности тетя княгини, Вера Константиновна, с которой она поддерживала близкие отношения. Каждое Рождество и Но­ вый год княгиня вместе со средней дочерью приезжали к оставшейся в Монтевидео Николетте.
В 1982 году Екатерина Иоанновна принимает решение окончательно переехать в Уругвай. В Монтевидео она жила уединенной, размеренной жизнью, большую часть времени посвящая воспитанию внуков и чтению. Дома она неизменно держала персидских кошек, много рисовала. Кня­
гиня любила классическую музыку и оперу, часто посещала главный уругвайский театр «Солис», где могла услышать своих любимых композиторов - Малера и Шопе­ на. Вечерами она прогуливалась по набережной Монтевидео, любуясь сказочными цветами, в которые на закате окрашивается южноамери­ канское небо. Их с дочерью часто можно было встретить в кино или уютном ресторане «Агила». В жар­ кий период семья переезжала в дом, расположенный в живописном ку­
Икона работы княгини
рортном городе Пунта-дель-Эсте. Круг общения княгини был
ограничен главным образом представителями британской общины - ос­ новным для нее языком почти всю ее жизнь был английский. Она подде­ рживала дружбу со многими видными культурными деятелями страны, в частности с директором Музыкального культурного центра Верой Хеллер де Бергенгрюен. По рекомендации тети, княгини Веры Константиновны, Екатерина Иоанновна и Николетта познакомились с регулярно приезжаю­

щим в Монтевидео из Буэнос-Айреса священником Русской православной церкви за рубежом о.Владимиром (Шленевым), с которым они сразу по­ чувствовали духовное родство. Убежденный монархист, отец Владимир, выросший в белоэмигрантской общине в Югославии, стал для княгини и ее дочери близким другом. Он до сих пор служит в расположенном здесь Свято-Воскресенском храме.
Екатерина Иоанновна, горячо любившая Россию, всегда вниматель­ но следила за новостями из нашей страны. В конце жизни она подолгу смотрела телеканал «Би-Би-Си» и, по словам дочери, всегда с особым интересом слушала трансляции выступлений В.В.Путина, стараясь пере­ водить их Николетте и внукам напрямую. Е.И.Романова была довольна происходящими в России с начала текущего века изменениями, симпа­ тизировала личности главы российского государства. В 1998 году, когда потомки Романовых были приглашены в Санкт-Петербург для участия в церемонии перезахоронения останков царской семьи, княгиня отказа­ лась от поездки: для нее она стала бы слишком сильным эмоциональным стрессом. Северную столицу посетила ее дочь Николетта.
Скончалась Е.И.Романова в Монтевидео 13 марта 2007 года, на 92-м году жизни. Она похоронена на частном кладбище «Лос Фреснос» («Los Fresnos»), расположенном в столичном районе Карраско. По желанию се­ мьи покойной церемония проходила в узком кругу родственников и дру­ зей: на ней присутствовали ее дочери Николетта и Фиаметта, потомок графов Третьяковых Луис Аугусто Фраппола и еще несколько человек. Для отпевания и похорон Е.И.Романовой в Монтевидео из Буэнос-Айреса приезжал о.Владимир.
После смерти княгини ветвь рода Романовых «Константиновичи» пресеклась и по женской линии.
23 апреля 2007 года панихида по Екатерине Иоанновне была отслу­ жена в великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора Петер­ бурга. В этот же день в Москве по благословению Патриарха Московско­ го и всея Руси Алексия II в Богоявленском кафедральном соборе прошло заупокойное богослужение, которое возглавил викарий его Святейшества

архиепископ Истринский Арсений. Помимо Петербурга и Москвы, заупо­ койные службы были проведены в других городах России. На панихидах присутствовали представители Дворянского собрания, монархических, казачьих и других общественных организаций.
В связи с кончиной Е.И.Романовой в Посольство России в Уругвае пос­
тупили многочисленные соболезно­ вания, в частности от предводителя Российского дворянского собрания А.С.Оболенского и гендиректора Всероссийского монархического центра и Московского мемориаль­ ного музея российской император­ ской фамилии М.А.Киселева. Все эти послания были переданы детям княгини. Направленное прожива­ ющей в Испании родственницей покойной, княгиней Марией Вла­ димировной Романовой соответс­ твующее обращение к соотечест­ венникам было размещено на сайте Дипмиссии.
Сегодня в Уругвае проживает
старшая дочь Екатерины Иоаннов­
Княгиня в последние годы жизни
ны - Николетта. В браке с уругвай­ ским предпринимателем немецко­
го происхождения Альберто Грюнландом у нее родилось двое детей. Эду­ ардо, 1967 года рождения, работает банковским служащим, родившаяся в 1971 году Александра - юрист.
Потомки Е.И.Романовой сохранили теплые чувства к нашей стране. Они живо интересуются происходящими в России событиями, стараются оказать посильное содействие российской диаспоре в Уругвае.

СЕРГЕЙ ФЛЕГИНСКИЙ

Дмитрий Белов, Григорий Королев

Сергей Сергеевич Флегинский - известный врач-онколог, единс­ твенный из проживающих в Уругвае соотечественников, статья о кото­ ром представлена в изданном по заказу Министерства иностранных дел Российской Федерации сборнике «Кто есть кто в зарубежной российской диаспоре».
Сергей Флегинский
родился 18 ноября 1937 года в Днепропетровс­ ке. Его родной отец - Лев Иванович Заблоцкий, всю жизнь проработавший вра­ чом (начинал военным ме­ диком еще при царе, служил по медицинской части и в Красной армии), трагичес­ ки погиб, когда мальчику
было четыре года. Мать - Заблоцкие
Елена Алексеевна Шкурина, уроженка деревни Манвеловка Екатери- нославского района, также медик по профессии (кандидат медицинских наук, врач-отоларинголог по специальности), после смерти мужа остается с двумя маленькими детьми на руках (в 1941 году родилась сестра Сергея Инна).

Потеря отца была не единственным испытанием, с детских лет вы­ павшим на долю будущего врача. После начала Великой Отечественной войны семья не успела эвакуироваться и оказалась в немецкой оккупации. Условия жизни в Днепропетровске становятся невыносимыми, и Елена Алексеевна уезжает в село Соленое, где работает врачом. Позже она при­ нимает решение вместе с детьми и своей двоюродной сестрой Лидией уходить на запад. При этом в качестве конечной цели изначально фигури­ рует Уругвай, где с 1927 года живет семья ее брата.
С собой берут минимум необходимого. Главное - удалось запастись съестным: Елена Алексеевна заколола двух поросят и сумела спрятать их от рыскавших повсюду полицаев, которые конфисковывали продукты для немецких частей. Передвигались «зайцами» с попутными составами - как в пассажирских, так и в грузовых вагонах. Сергей (ему было тогда шесть лет) хорошо запомнил, что однажды им пришлось ехать на дне пустой цистерны.
После долгих и полных лишений недель пути семья попадает в пе­ ресылочный лагерь в Граце, «куда немцы бросали всех беженцев, клас­ сифицируя их затем по специальностям и способностям, чтобы исполь­ зовать как рабочую силу. Там были поляки, итальянцы, масса русских со всего света». Дети едва не умирают от голода: в день каждому из пленных давали лишь тарелку картофельных очисток - с землей и без соли. Их спасло то, что мама неплохо знала немецкий, который выучила еще в гим­ назии. Узнав, что Елена Алексеевна врач, немцы переводят семью в дру­ гой лагерь. Он был расположен в городе Кёфлах, при угольных шахтах. Елена Алексеевна начинает работать в поликлинике для остарбайтеров и детям становится полегче. «Не скажу, что хорошо кормили, но с голода не умерли», - констатирует Флегинский.
В конце войны Кёфлах с его угольными копями и цементным за­ водом регулярно бомбила авиация союзников. Укрываясь от бомбежек, детям приходилось часами сидеть в шахте, на большой глубине. Наконец, пришло известие о том, что Германия капитулировала. Долгое время пос­ ле того, как «немецкие солдаты бросили все и разошлись», в Кёфлахе не

было никакой власти. И вновь семья уходит на запад. Елене Алексеевне приходится ухаживать за ранеными различных подразделений Русской освободительной армии, жизнь - и ее, и детей - не раз висит на волоске. От СМЕРШа их спасает будущий отчим мальчика - Сергей Николаевич Флегинский. Вместе с другими белыми офицерами он снабжал бывших остарбайтеров фальшивыми австрийскими документами, с помощью ко­ торых они могли попасть в лагерь для «старых» эмигрантов, расположен­ ный близ селения Келлерберг. Получают такие документы и Елена Алек­ сеевна с детьми.
В лагере Келлерберг, изначально приготовленном немцами для гас­ тарбайтеров, условия жизни были вполне сносными. Русские (помимо них, там были поляки и венгры) серьезно взялись за обустройство территории - вымостили щебнем пространство между бараками, организовали церковь, школу и гимназию, открыли клуб, библиотеку и театр. Начали выпускать газету «Наши вести» (впоследствии долгие годы выходившую в США).
В лагере Сергей окончил школу, пошел в первый класс гимназии. В свободное время, после того как беженцам разрешили выходить за пре­ делы лагеря, гулял по окрестным горам, в сезон собирая грибы и ягоды, служившие дополнением к скудному рациону эмигрантов
Спустя какое-то время Флегинский предлагает Елене Алексеевне руку и сердце. Они обвенчались прямо в лагерной церкви.
Перемещенные лица попадают в поле внимания стран, заинтере­ сованных в притоке иммигрантов - Австралии, Аргентины, Венесуэлы, Чили... Семья без особых раздумий выбирает Аргентину - ведь она гра­ ничит с Уругваем. Беженцев на поезде перевозят в Геную и сажают там на американский пароход «Вильярд Хольбрук», следующий в Буэнос-Айрес. На его борту они в первый раз за много лет наелись как следует. Плыли 19 дней, но за это непродолжительное время Елена Алексеевна, вооружив­ шись русско-испанским словарем и парой учебников, успевает выучить азы испанского языка.
В феврале 1945 года семья приезжает в Аргентину, где попадает в
эмигрантский дом. Отчим устроился работать маляром на строительстве

аэропорта «Эсейса». После войны Уругвай держал границы на замке - по крайней мере, для тех иммигрантов, кто ехал туда на постоянное место жительства. Перебраться туда Флегинским удалось только через год, да и то полулегально - по туристической визе. Сначала они попадают в Вилья- Сориано, где жила семья брата матери Сергея - Михаила Шкурина. Там Сережа пошел в местную школу - директриса «на глазок» определила его в 5-й класс. За три-четыре месяца он начал свободно говорить по-испанс- ки. Но не забывал и родной язык. «У дяди Миши была почти вся русская классика, - вспоминает Сергей Сергеевич. - Я читал Лермонтова, Пушки­ на, Жуковского - издания еще царских времен».
В Вилья-Сориано семья провела два года. Держали огород, продавали кур - тем и жили. Когда Сережа окончил начальную школу, встал вопрос о его дальнейшем обучении, ведь других учебных заведений в городке не было. Флегинским приходится переехать в город Долорес. Вблизи от него они берут в аренду участок земли. Отчим - инвалид войны - в поле рабо­ тать не мог, так что пахать и сеять приходится самому Сергею. Это, впро­ чем, не мешает учебе: каждый день будущий врач вместе со своей сестрой Инной шагает в лицей. До него пять километров, земляная дорога после дождя превращается в сплошную грязь, но детей это не останавливает. Воз­ вращаясь домой после занятий, Сережа работает на участке, а потом, при свете керосиновой лампы, сидит над книжками. «Первый класс я окончил на «очень хорошо», но мне это не понравилось, и я решил, что следующий окончу на «отлично». Так и случилось», - вспоминает Сергей Сергеевич.
Получив среднее образование, он решает пойти по маминым стопам (к тому времени, кстати, Елена Алексеевна сумела найти работу по спе­ циальности). Как второй по успеваемости выпускник лицея Флегинский получает право на стипендию и в 1958 году поступает на медицинский факультет Республиканского университета. Найти жилье в Монтевидео помогла жена маминого брата - тетя Валя, у которой в столице жили зна­ комые по фамилии Морозовы.
В 1967 году, получив по окончании университета звание «доктор медицины», Флегинский устраивается работать в отоларингологическую

клинику, где начинает специализироваться на сложных онкологических операциях. Позже много лет работает начальником отделения Онколо­ гического института города Монтевидео, возглавляет кафедру отоларин­ гологии родного факультета. Активно занимается преподавательской и научной деятельностью - в уругвайских и латиноамериканских научных изданиях опубликованы его многочисленные статьи. Не раз участвует в работе региональных и международных форумов и конференций по меди­ цинской проблематике. В 1980-1990 годах возглавляет Научное общество и Научный конгресс Уругвая.
В 1963 году Флегинский, еще будучи студентом, женится на дочери Морозовых Таисии, к тому
времени уже работавшей зубным врачом. У них рождается трое сыновей.
Сергей Сергеевич настаи­ вает на том, чтобы в семье говорили только по-рус- ски, сам учит детей азам родного языка. И Сергей, и Юрий, и Михаил - все они пошли в школу, не зная испанского. Сегодня средний сын Флегинско- го работает менеджером в Барселоне, старший
- специалист в области информатики - живет в Монтевидео. Младший, Михаил, продолжая се­ мейную традицию, стал врачом-отоларингологом
и практикует в одной из С.С. Флегинский в своем доме в Монтевидео

С. С. Флегинский после награждения медалью Пушкина

клиник уругвайской столицы. Вместе с отцом он посещает службы в пра­ вославном храме и даже поет в церковном хоре.
Сейчас Сергей Сергеевич Флегинский живет в построенном по его собственным эскизам доме в одном из уютных и спокойных районов Мон­ тевидео. После выхода на пенсию продолжает работать в трех известных клиниках, занимается частной практикой. Он женат вторым браком, суп­ руга тоже врач. Сергея Сергеевича любят и уважают в нашей диаспоре. Он всегда, невзирая на занятость, находит время на то, чтобы проконсуль­ тировать соотечественников, причем обычно не берет с них денег. Неиз­ менно доброжелательный, в белом халате и с седой бородой, Флегинский напоминает им доброго доктора Айболита, который, правда, лечит не зве­ рей, а людей. И делает это на высоком профессиональном уровне.
В январе 2008 года за большой личный вклад в распространение русского языка и развитие международных культурных связей Сергей Сергеевич Флегинский награжден медалью А.С.Пушкина.

АЛЕКСАНДР ТОЛСТОЙ

Дмитрий Белов

В 120 километ­ рах от Монтевидео, недалеко от курорт­ ного города Пунта- дель-Эсте, в неболь­ шом, но очень уют­ ном доме живет род­ ной правнук великого русского писателя
- Александр Сергее­ вич Толстой.
Его дед по от- Александр Толстой
цовской линии - Ми­
хаил Львович, один из младших сыновей Льва Николаевича, эмигрировал с семьей во Францию в 1917 году. Там, в Париже, в 1938 году и родился Александр (сам он предпочитает представляться как «Саша»). Войну и первые послевоенные годы Саша проводит в Швейцарии (у его матери, Ольги Александровны, в девичестве Вырубовой, было швейцарское под­ данство), и впервые попадает в Уругвай в 1953 году, будучи 15-летним подростком. Ребенком он был, что называется, «с характером» и из-за не слишком примерного поведения долго не задерживался в европейских лицеях, которых, к слову, сменил немало. В конце концов, родители (к

тому времени они уже были в разводе) решили пойти на крайние меры и отправили его на воспитание к родственнику мальчика по материнской линии (мужу сестры Ольги Александровны) - князю Константину Горча­ кову, жившему и работавшему тогда в Монтевидео.
Горчаков, всегда мечтавший о сыне (он был отцом четырех девочек), очень обрадовался приезду Александра. Впрочем, радость была не слиш­ ком долгой: не прошло и полугода, как князь, уставший от его проделок, телеграммой сообщает Ольге Александровне, что вернет ей Сашу пер­ вым же самолетом. Та умоляет его не делать этого. Она сама прилетает в Уругвай, который нравится ей с первого взгляда. Так непослушный сын
«перетянул» маму, а вслед за ней брата, сестру и няню из европейской Швейцарии в «Швейцарию» латиноамериканскую.
В Уругвае, переживавшем в середине 50-х период расцвета, Александр вовсю наслаждается жизнью (сам он не без удовольствия описывает это вре­ мя в автобиографической книге «Дальше океана» - «Mas alia del осёапо», вышедшей в Монтевидео на испанском языке в 2003 году). С учебой опять не складывается - в престижном «Французском лицее» он проучился всего несколько месяцев. Правда, интенсивное общение с местной «золотой моло­ дежью» имело и «плюсы» - Саша быстро выучил испанский язык, на кото­ ром и сейчас говорит как настоящий уругваец - без малейшего акцента.
В 1957 году Ольга Александровна попадает в автокатастрофу и вскоре умирает. Саша снова пускается во все тяжкие. Правда, спустя какое-то время жизнь заставляет искать работу. В городке Колония-Суиса молодой человек устраивается на молокозавод, где осваивает искусство производства сыра и других молочных продуктов («доил коров», - лаконично резюмирует Алек­ сандр). Вскоре отец уговаривает его вернуться во Францию, чтобы пройти там обязательную военную службу. В 18-летнем возрасте Александр, имев­ ший французское гражданство, возвращается в Париж. Он быстро становит­ ся офицером и в чине капитана два с половиной года служит в Иностранном легионе, в составе которого участвует в войне в Алжире.
В 1962 году он знакомится со своей будущей женой, Мари-Франс - дочерью уругвайца, осевшего во Франции. Забегая вперед, скажем, что в

этом браке рождается трое детей: Иван, который умер в 7-летнем возрасте от лейкемии, Валерия - ей сейчас 45 лет; она живет и работает в Париже, и Вася, фотограф по профессии, недавно женившийся на бразильянке и переехавший жить в Рио-де-Жанейро. Хотя ему уже 32 года, по словам отца, он еще не нашел своего места в жизни.
Женившись на Мари-Франс и поработав небольшое время журна­ листом, Александр устраивается в парижскую «Галери Лафайет», где быстро становится директором по рекламе. В возрасте 31 года он уволь­ няется с этой должности: «работать в офисе 14 часов в сутки - это не мое», - признается потомок Льва Николаевича. В поисках работы, кото­ рая позволяла бы много путешествовать, в 1972 году он покупает магазин принадлежностей для рыбной ловли, ориентировавшийся на рыболовов- спортсменов. В скором времени Толстой открывает при магазине курсы спортивной рыбалки, начинает заниматься организацией туров для ее лю­ бителей. В качестве инструктора и гида он сопровождает своих клиентов в самые различные уголки земного шара, посетив таким образом в общей сложности 65 стран мира. В числе наиболее любимых направлений всегда были Россия и Уругвай.
Неизменный принцип Александра - отпускать пойманную рыбу. Люди, которые рыбачат «не по правилам», какую бы должность они ни занимали, подвергаются им суровой критике.
Александр Сергеевич добивается признания в своем деле. С ним путешествуют - или, по крайней мере, консультируются - многие силь­ ные мира сего: крупные бизнесмены, премьер-министры и даже короли.
«Меня устраивала эта работа: я путешествовал бесплатно, занимался лю­ бимой мною рыбной ловлей, писал о ней книги и зарабатывал достаточно денег», - рассказывает он. Такая жизнь продолжалась 25 лет, пока в один прекрасный день нашему герою не предложили продать свой бизнес: ма­ газин, турагентство, издательство, печатавшее литературу по «рыболов­ ной» тематике, клуб рыболовов... Сумма, которую давали за эту малень­ кую империю спортивной рыбалки, была столь велика, что Александр Сергеевич не смог устоять. На вырученные деньги он покупает собствен­

нее -

ность в Нормандии, в 110 километрах от Парижа и проводит там вместе с женой несколько лет, наслаждаясь покоем загородной жизни и, конечно же, рыбной ловлей. «В свет» выезжал относительно редко: Толстой ос­ тавался президентом крупнейшего в мире клуба рыболовов-любителей и продолжал оказывать консультационные услуги.
В 1998 году Мари-Франс заболевает раком мозга. Александр остав­ ляет все свои дела и помогает любимой жене бороться с тяжелым недугом. Но тщетно - в апреле 2000 года она умирает. «Она умерла в страстную пятницу, в четыре часа пополудни, в тот же час, что и Христос. Говорят, те, кто уходит из жизни в этот час, непременно попадают в рай. Впрочем, она была очень хорошим человеком и попала бы туда и без этого», - гово­ рит Александр Сергеевич.
Толстой очень тяжело переживает смерть жены. Чтобы справиться с тяжестью утраты, он решает покинуть Францию. «Дети выросли, в Пари­ же я был никому не нужен, а мне давно, еще с молодых лет, хотелось иметь домик на другом берегу океана, в Уругвае». В 2002 году эта мечта находит свое воплощение - Александр Сергеевич переезжает на хорошо знакомую
ему уругвайскую зем­ лю. Сначала он жи­ вет в Монтевидео, на улице Эжаури, в двух минутах ходьбы от российского посоль­ ства и совсем рядом с площадью имени своего прадеда, кото­ рую украшает бюст Л.Н.Толстого работы 3.К.Церетели.
Пятью годами
А. С. Толстой и Посол России в Уругвае позже строит по собе­ саН.Кошкин у бюста Л.Н. Толстого твенному проекту за­

городный дом недалеко от города Пунта-дель-Эсте. Дом этот, как принято в Уругвае, имеет собственное имя - «Эль Кларо»; его можно перевести как
«ясная поляна». Открывающийся из гостиной со стеклянными стенами вид до боли напоминает среднюю полосу России; сравнение усиливают несколько построек «а-ля-рюс», включая крытую дранкой «избу», в кото­ рой ночуют парижские внучки Александра Сергеевича, когда навещают деда. Ну а по выходным к нему приезжает его новая спутница жизни Ро- сина («найденная» им, признается Толстой, «методом проб и ошибок») - она работает в Монтевидео психологом.
После смерти жены Александр Сергеевич, по его собственным сло­ вам, «заболел семейной болезнью Толстых» - начал писать книги. Се­ годня их уже около десятка - как автобиографических, так и обычных романов. «Эль Кларо» для писательского труда - почти идеальное место.
«Я могу часами слушать музыку, потом работать, потом смотреть на де-

А. С. Толстой с Послом России С.Н.Кошкиным. Справа потомок графов Третьяковых Луис Аугусто Фраппола

ревья и цветы, играть с моими котом и псом - мне никто здесь не мешает. Единственный минус: мне уже 71 год, а быть писателем в этом возрасте - это серьезный вызов. Ведь когда пишешь, время летит быстро...».
Размеренное течение загородной жизни нарушают лишь зарубеж­ ные поездки. В их «обязательную программу» входят ежегодное посеще­ ние Ясной Поляны, где каждый июль неизменно проходит встреча потом­ ков Льва Николаевича (Александр общается с ними на хорошем, хотя и не без акцента, русском языке, на котором он не упускает возможности поговорить и в Уругвае), ловля форели в Патагонии...
Но дом нашего героя - Уругвай. Об этой стране он говорит так:
«Она для меня - как первая любовь. Как бывшая невеста, которая, даже состарившись и подурнев, все равно вызывает самые теплые чувства. Я побывал в десятках государств мира, и мне было из чего выбирать. Но остаток своей жизни решил провести именно здесь».

А. С. Толстой выступает на мероприятии, посвященном 180- летию со дня рождения своего прадеда. Посольство России в Монтевидео, 2008 год

КАПИТОЛИНА БОДУНОВА

Дмитрий Белов

В одной из уругвайских старообрядческих общин живет замеча­ тельная русская женщина - Капитолина Бодунова. Как и многие другие староверки, она рисует и вышивает: продажа работ, пусть порой и за су­ щие копейки, помогает пополнить скромный семейный бюджет. Впрочем, в отличие других представительниц древлеправославной веры, прожива­ ющих в Латинской Америке, Капитолина успела заслужить успех и при­ знание на своей исторической родине: в 2009 году выставка ее живописи и вышивок с большим успехом прошла в Москве.
Капитолина родилась в Бразилии, в старообрядческой деревне Пон- та-Гросу. В детстве переехала с семьей в Аргентину, какое-то время жила в Боливии, с 2000 года обосновалась в Уругвае. Рисует с 13 лет, хотя никог­ да не училась живописи. Ее смело можно назвать художником-любителем в прямом смысле этого слова. Домашние дела и заботы (у Капитолины, вышедшей замуж в 14 лет, трое маленьких детей - Федора, Илия и Се­ рафима) занимают практически все ее время. Чтобы иметь возможность
«красить» картины (именно так говорят староверы) в тишине и покое, ей приходится вставать в четыре утра.
Выставка «Искусство русских староверов из Уругвая. Живопись и вышивки Капитолины Бодуновой» экспонировалась в столичной гале­ рее La Base в июне-июле 2009 года. Ее организовали Посольство России в Монтевидео, уругвайская дипмиссия в Москве и Дом русского зару­ бежья имени А.И.Солженицына. В тематике представленных на выставке

Капитолина Бодунова с детьми

Капитолина Бодунова выступает на открытии своей выставки в Москве

КАПИТОЛИНА БОДУНОВА

произведений нашла от­ ражение непростая судьба русских старообрядцев. Здесь и пейзажи - как Уругвая, так и России, и сюжеты русских народных сказок. Хотя Капитолина никогда не видела «живь­ ем» ни снега, ни русских березок, в ее картинах при­ сутствуют и они.
Выступившие на от­ крытии выставки директор Дома русского зарубежья В.А.Москвин, секретарь Комиссии по изучению ста­ рообрядчества при Между­ народном комитете славис­ тов О.Г.Ровнова, Директор Института Латинской Аме­ рики РАН В. М. Давыдов, отметили художественную смелость молодого живо­ писца, творчество которого является еще одним сви­ детельством того, что раз­ бросанные по всему миру старообрядческие общины являются уникальным хра­ нилищем русских традиций и обычаев.

Капитолина Бодунова в Москве

Работы Капитолины

Без прессы не обойтись

По словам другого выступавшего - художника Владимира Чайки творчество Капитолины - в большей степени явление не живописного искусства, а культуры в целом: «живописные качества здесь ограничива­ ются классическим набором наивной живописи - вольной композицией, смелостью и старанием, литературностью, украшательством, космизмом природы и человека... Но вот культурный феномен здесь безграничен... Очарование и интерес этой выставки следует искать не в авторе, а в са­ мих зрителях. Мы так истомились духовной жаждою о настоящей Руси, о России вообще, о чистоте, красоте, естестве, что готовы хоть в замочную скважину, хоть в отблеске позолоты, а теперь и в уругвайских скитах уви­ деть, угадать ее святое и бессмертное существование».

ПРИЛОЖЕНИЯ

.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
Хронология основных событий, связанных с пребыванием россиян в Уругвае

Декабрь 1857 года - обмен личными посланиями между президентом Уругвая Габриелем Перейрой и императором России Александром Вторым, знаменующий собой установление дипломатических отно­ шений между двумя странами.
Апрель 1860 года - заход в порт Монтевидео первого судна под российс­ ким флагом.
1866 год - учреждение в Монтевидео нештатного российского консульства.
Май 1886 года - посещение Уругвая первым российским дипломатом.
1887 год - аккредитация А.С.Нонина в качестве посланника Российской империи в Уругвае.
Май 1913 года - прибытие в Монтевидео группы русских иммигрантов,
принадлежащих к религиозному течению «Новый Израиль».
27 июля 1913 года - высадка 300 семей российских иммигрантов на бере­ гу р.Уругвай (впоследствии на этом месте ими была основана коло­ ния Сан-Хавьер, ныне имеющая статус города).
1920-е годы в доме о.Митрофана проходят первые православные бого­ служения.
1928 год - в Монтевидео создается Русское общество взаимопомощи (на
его основе позже возникает «Русский дом»).
Ноябрь 1932 года - пребывание в Уругвае Николая Вавилова.

6 февраля 1934 - Русская православная община в Уругвае получает статус юридического лица.
1934 год - открытие в Монтевидео советской дипмиссии (дипломатичес­ кие отношения между нашими странами были разорваны в 1935 году; возобновлены - на уровне посольств - в 1943 году).
1941-1978 годы - в Уругвае живет и работает писатель Михаил Каратеев.
Август 1943 года - создание в Сан-Хавьере Славянского молодежного центра.
1944 год - создание в Монтевидео Культурного центра имени М. Горько го.
1946 год - в Монтевидео создается Славянский союз.
1947 год - открытие в Монтевидео Уругвайско-советского института куль­ туры (ИКУС).
Июнь 1948 года - преобразование Славянского молодежного центра горо­ да Сан-Хавьер в Культурный центр имени М.Горького.
1948 год - освящение в Монтевидео нового здания Свято-Воскресенской православной церкви.
9 мая 1949 года - официальное открытие здания Культурного центра име­ ни М.Горького города Монтевидео.
9 июня 1949 года - Культурный центр имени М.Горького города Сан-Ха- вьер получает статус юридического лица.
2 марта 1957 года - официальное открытие нового здания Культурного центра имени М.Горького города Сан-Хавьер.
Март 1968 года - переезд в Уругвай из Бразилии первых семей русских староверов.
1970 год - танцевальный ансамбль Культурного центра имени М.Горького города Сан-Хавьер получает свое нынешнее название - «Калинка».
Май 1973 года - первое захоронение на Славянском кладбище в городе Сальто.
1974 год - при участии российских специалистов в департаменте Сальто начинается строительство ГЭС Сальто-Гранде.

1980 год - военная диктатура закрывает действующие в Уругвае культур­ ные центры соотечественников.
16 апреля 1984 года - смерть от пыток в военной казарме города Фрай- Бентос врача из Сан-Хавьера Владимира Рослика (в настоящее время уругвайскими властями рассматривается возможность провозгласить этот день Национальным днем борьбы с пытками).
1985 год - с восстановлением в Уругвае демократии культурные центры российской диаспоры возобновляют свою работу.
Июнь 1992 года - присвоение одной из площадей уругвайской столицы имени Ю.А.Гагарина.
Ноябрь 1992 года - присвоение одной из площадей Монтевидео имени JI.H.Толстого.
1999 год - создание Славянского культурного центра в городе Сальто. 2000 год - создание Славянского союза в городе Фрай-Бентос.
23 мая 2000 года - торжественные церемонии открытия памятников JI.H.Толстому и Ю.А.Гагарину работы скульптора 3.К.Церетели на одноименных площадях уругвайской столицы.
2004 год - решением местных законодательных властей общеобразова­ тельной школе № 361 г.Монтевидео присвоено имя Российской Фе­ дерации.
Март 2007 года - в Монтевидео проводится Первая конференция сооте­
чественников, проживающих в Уругвае (Вторая и Третья конферен­ ции состоялись в 2008 и 2009 годах).
13 марта 2007 года - в Монтевидео умирает член Российского император­ ского дома Екатерина Иоанновна Романова, проживавшая в Уругвае с 1982 года.
21 сентября 2007 - соотечественники из города Фрай-Бентос создают Об­ щество иммигрантов «Сейбо и Хирасоль».
Январь 2008 года - за большой личный вклад в распространение русского языка и развитие международных культурных связей соотечествен­ ник Сергей Сергеевич Флегинский, врач-отоларинголог, награжден медалью А.С.Пушкина.

18 июня 2009 года - Славянский культурный центр города Сальто получа­ ет статус юридического лица.
24 июня 2009 года - открытие в московской галерее La Base выставки
«Искусство русских староверов из Уругвая. Живопись и вышивки Капитолины Бодуновой».
Сентябрь 2009 года - начало регулярного преподавания русского языка в средней школе города Сан-Хавьер.
Сентябрь 2009 года - мэрия Монтевидео, рассмотрев соответствующее обращение Культурного центра имени М.Горького уругвайской сто­ лицы, поддержанное Посольством России в Уругвае, принимает ре­ шение о присвоении столичной площади, образованной пересечени­ ем улиц Чарруа, Яро и Эмилио Фругони, имени Владимира Рослика.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.
Действующие в Уругвае объединения соотечественников (по состоянию на 4 ноября 2009 года)

1. Культурный центр им.М.Горького города Монтевидео. Адрес: г.Монтевидео, ул. Чарруа, 1827, тел.(598-2) 402-68-61. Президент: Алехо Малый;
вице-президент: Ольга Санина. При центре функционируют:
◦ курсы русского языка;
◦ хор народной песни «Дружба»;
◦ ансамбль балалаечников «Реченька»;
◦ танцевальный ансамбль «Березка».

2. Культурный центр им.М.Горького города Сан-Хавьер.
Адрес: департамент Рио-Негро, г.Сан-Хавьер, тел. (598-56) 92594, magorki@adinet.com.иу.
Президент: Анна Семикина;
вице-президент: Алехандро Забелин. При центре функционируют:
• танцевальный ансамбль «Калинка»;
• курсы русского языка.

3. Славянский культурный центр города Сальто.
Адрес: г.Сальто, ул. Хосе Педро Варела 1212, тел. (598-73) 39590. Президент: Элида Герасимчук;
вице-президент: Андрес Ялыгин.

На базе объединения проводятся занятия по русскому языку

4. Общество иммигрантов «Сейбо и Хирасоль» города Фрай-Бентос. Президент: Андреа Слусар, тел. (598-56) 24674.
На базе объединения проводятся занятия по русскому языку.

5. Славянский союз города Фрай-Бентос.
Адрес: г.Фрай-Бентос, ул.Итусаинго 3184, тел. (598-56) 24141. Президент: Рубенс Чуб;
вице-президент: Хуан Терещенко.
На базе объединения проводятся занятия по русскому языку.

ПРИЛОЖЕНИЕ 3.

ПОСЛЫ СССР И РОССИИ В УРУГВАЕ

МИНКИН Александр Еремеевич
1934 -
1935
ОРЛОВ Сергей Алексеевич
1943-
1944
ГОРЕЛКИН Николай Васильевич
1944 -
1952
ЕРОФЕЕВ Владимир Яковлевич
1952 -
1953
МИХАЙЛОВ Сергей Сергеевич
1955 -
1960
СТРИГАНОВ Сергей Романович
1960-
1965
КОЛОСОВСКИЙ Игорь Константинович
1965
1970
ДЕМИДОВ Николай Васильевич
1970 -
1978
ЛЕБЕДЕВ Юрий Владимирович
1978 -
1987
ЛАПТЕВ Игорь Константинович
1987-
1993
ГОЛОВИН Борис Вячеславович
1993 -
1999

АСТАХОВ Евгений Михайлович 1999- 2000
БУРЛЯЙ Ян Анастасьевич 2000- 2005
КОШКИН Сергей Николаевич с 2006 года

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ И СОСТАВИТЕЛЯХ

Белов Дмитрий - советник Посольства России в Уругвае
Бойко де Семка Виктория - кандидат филологических наук
Бугаева Валентина - врач-психотерапевт, уроженка города Сан-Хавьер
Герасимчук Анна - в течение многих лет была председателем Славянс­ кого культурного центра города Сальто, скончалась в сентябре 2009 года
Герасимчук Элида - председатель Славянского культурного центра го­ рода Сальто
Дубовик Василий - магистрант географического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова
Загородько Ильда - активист Культурного центра имени М.Горького го­ рода Монтевидео.
Королев Григорий - третий секретарь МИД России
Морковник Сергей - третий секретарь Посольства России в Уругвае
Рослик Лена - учитель средней школы города Сан-Хавьер
Санина Ольга - вице-президент Культурного центра имени М.Горького города Монтевидео
Семикина Анна - председатель Культурного центра имени М.Горького города Сан-Хавьер, художественный руководитель танцевального ансамбля «Калинка»
Сизоненко Александр - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН
Фернандес Буракова Берта - основатель и первый председатель Обще­ ства иммигрантов «Сейбо и хирасоль» города Фрай-Бентос

Корректор: А.Матюнина Фотографии:
Д.Белов;
B.Бойко де Семка;
Г. Королев;
C.Морковник;
А.Ситников,
а также из архивов объединений российской диаспоры и личных архивов К.Каратеевой, Н.Фараче ди Виллафореста, С.Семикиной, С.Флегинского, Е.Платоновой и других соотечественников.

Книга «Русские в Уругвае: история и современность», изданная по инициативе и при поддержке Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, представляет собой серию очерков и статей, посвященных различным сторонам жизни выходцев из Рос­ сии и их потомков на далекой уругвайской земле, вкладу диаспоры в дело продвижения российской культуры.
При подготовке настоящего издания широко использовались архи­ вные материалы, воспоминания и свидетельства наших соотечест­ венников.
Сборник предназначен для широкого круга читателей, интересую­ щихся вопросами истории и современности российско-уругвайских отношений, он будет полезен для всех, кому небезразличны судьбы русской диаспоры за рубежом.

El libro “Rusos en el Uruguay: historia у contemporaneidad”, editado por iniciativa у con el apoyo de la Comision gubemamental de Rusia sobre los asuntos de los compatriotas en el exterior, contiene una serie de ensayos у arti'culos dedicados a diversos aspectos de la vida de los inmigrantes у sus descendientes en la lejana tierra uruguaya, al aporte de la diaspora en la promocion de la cultura rusa.
Para la preparacion de esta obra se aprovecharon ampliamente materiales de archivos, asi сото testimonios de nuestros compatriotas.
El libro esta destinado para un amplio circulo de lectores interesados en las cuestiones de la historia у contemporaneidad de las relaciones ruso- uruguayas, у sera util para todos aquellos que les preocupan los destinos de la diaspora rusa en el exterior.

Paginado, Impreso y Encuadernado en

M astergraf srl

Gral. PAGOLA 1727 - CP 1 1800 - TEL.: 203 4760*

Montevideo - Uruguay

E-M AIL: M ASTE RGRAF@N ETGATE.COM . U Y

D e p o s I t o L e g a l 351.419- C o m is i o n d e l P a p e l

E d i c i o n A m p a r a d a a l D e c r e t o 2 18/96

Книга «Русские в Уругвае: история и современность», изданная по инициативе и при поддержке Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом, представляет собой серию очерков и статей, посвященных различным сторонам жизни выходцев из России и их потомков на далекой уругвайской земле, вкладу диаспоры в дело продвижения российской культуры.

При подготовке настоящего издания широко использовались архивные материалы, воспоминания и свидетельства наших соотечественников.

Сборник предназначен для широкого круга читателей, интересующихся вопросами истории и современности российско­ уругвайских отношений, он будет полезен для всех, кому небезразличны судьбы русской диаспоры за рубежом.