КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 592476 томов
Объем библиотеки - 899 Гб.
Всего авторов - 235744
Пользователей - 108247

Впечатления

pva2408 про Шабловский: Никто кроме нас (Альтернативная история)

Влад и мир
У погранцов звания соответствовали армейским, т.е. сержант носил по 2 треугольника в петлицах.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Хван: Портал. Книга 2 (Боевая фантастика)

Если первая книга была хотя бы интересна, то вторая глупа по сути. Я не понимаю авторов, дающая ГГ всё и сразу, и потом выставляющих своих ГГ убогими идиотами. Спрашивается чего ГГ не хватает, окромя мозгов? На соль денег не хватает? Смешно. ГГ автора получил всё, а тот вместо развития натравливает на себя, на родню и на всех знакомых всех собак. Грабит не невосполнимые для аборигенов энергетические батарейки на американские фантики.

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
srelaxs про (Жаркое Пламя): Хозяин Подземелья (СИ) (Фэнтези: прочее)

Из плюсов - идея немного необычна, куча картинок и на этом собственно все.
Сюжет УГ - чел разрывается между обустройством подземелья и походами на миссии. Все квесты как бы сыпятся изниоткуда без какой то центральной линии. Сам по себе литрпг заточен на рояли но тут сполшь и рядом. Противники то игроки то нпс и их не различить между собой. В общем так себе чтиво.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Энджел: Практическое введение в машинную графику (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Ай, мэ мато, мато, мато мэ,
Ай, мэ сарэндыр, ай матыдыр,
Ай, мэ сарэндыр, ромалэ, матыдыр,
Пиём бравинта сарэндыр бутыдыр!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Переяславцев: Негатор (Фэнтези: прочее)

Сперва читал нормально, но затем эти длинные рассуждение о том на чем спалился ГГ с каждым новым попутчиком загнали меня в тоску и я понял, что ничего интересного меня в продолжении не ждёт кроме кроме детективных рассуждений на пустом месте. Детективы не читаю. В большинстве они или очень примитивны, или не логичны вообще и высосаны авторам с потолка для неожиданность выводов в конце книги. У детективов нужно читать начало и конец,

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Левадский: Побратим (Альтернативная история)

нормальная книга, сюжет, правда, достаточно уже похожий на подобные, кто побратим, не понял. м.б. Автор продолжение пишет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Крайтон: Эволюция «Андромеды» (Научная Фантастика)

Почему-то всегда, когда пишут продолжение чего-то стоящего, получается "хотели как лучше, а получилось как всегда".

У Крайтона была почти не фантастика :), отлично написанная почти "производственная" литература.

Здесь — буйная фантазия с вырастающим почти мгновенно космическим лифтом до МКС, которую заносит аж на геосинхронную орбиту, со всеми роялями в кустах etc etc.

Не пошлó. После оригинала — не пошлó...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Наследство города теней [Ольга Грон] (fb2) читать онлайн

- Наследство города теней 390 Кб, 60с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ольга Грон

Настройки текста:



Ольга Грон Наследство города теней

Пролог


Очнувшись, я увидела комнату с незнакомым интерьером. Я поняла, что это больница, по закрепленным вокруг кровати приборам и штативу для капельницы. На белых стенах имелись вставки пастельного цвета, на одной из которых изображались белые лилии. Около открытого окна колыхались алые шторы, в помещении пахло розами. Я повернула голову и заметила на прикроватной тумбе букет. Интересно, кто его принес?

Стоп! Где я вообще?! И кто такая? Что это за странная больница? Пошевелила руками и ногами. Вроде бы все на месте и ничего не болит. Поднялась и села. На мне была лишь батистовая сорочка, поэтому холод чувствовался, и я решила закрыть окно. Чуть пошатываясь от слабости, добралась до подоконника и выглянула наружу.

На фоне ярко-голубого неба выделялись высокие здания, вдалеке просматривался парк и кусочек реки. Внизу по дороге стремительно ехали фантастические автомобили, подобных которым я никогда не видела. Как же все красиво и удивительно одновременно! Я даже забыла, зачем сюда подошла.

— Дорогая Оливия, не стой у открытого окна, ты простудишься, — раздался низкий мужской голос, в нем я услышала знакомые нотки.

Я повернулась и увидела высокого человека в костюме, поверх которого наброшен белый халат. Посетителю можно было дать лет сорок пять-пятьдесят, на серьезном вытянутом лице прорезались морщины. Глаза прятались за затемненными линзами очков. Мы точно с ним знакомы, но при каких обстоятельствах встречались, вспомнить пока не могла.

— Кто вы такой? — проговорила я, оставшись на месте.

Мужчина шагнул ко мне, обнял за плечи, сухими губами поцеловал мой лоб.

— Ты меня не помнишь? — удивленно спросил он. — Я твой дядя Арман, Оливия. Ты с родителями попала в автокатастрофу и две недели не приходила в себя.

Перед моими глазами поплыл сизый туман. Я не помнила, что произошло, поэтому никаких особых эмоций слова Армана не вызывали. Но что-то все же дрогнуло внутри.

— А что с родителями? — сдавленно спросила я.

— Они погибли, увы, ты одна осталась жива, — трагичным голосом произнес дядя, закатив глаза. — Их уже похоронили. Теперь я твой официальный опекун.

— Я ничего не помню. Не знаю, кто я такая. Но чувствую, что мы знакомы не первый день.

Мне стало больно от того, что я не помню своих родителей. А они уже мертвы, и мы никогда не встретимся. От волнения у меня даже перехватило дыхание. В порыве отчаяния я бросилась на шею дяде Арману и расплакалась.

— Ну же, милая. Все будет хорошо. Воспоминания вернутся. А пока ты поживешь в моем загородном доме, — произнес он, поглаживая мою спину. — Скоро я заберу тебя из больницы.



Глава 1


Я сдала последний экзамен и вчера получила аттестат! Два года после того, как дядя забрал меня к себе, я провела в школе закрытого типа. Арман считал, что мне нужно меньше находиться в больших коллективах, где может случиться паническая атака. Я так до конца и не адаптировалась к миру, в котором живу, а дядин психолог утверждал, что у меня социофобия. Но в классе я быстро со всеми поладила и приезжала в особняк лишь на время каникул.

К сожалению, память не восстановилась. Я так и не вспомнила первые шестнадцать лет жизни, родителей и себя лично. Начала все с чистого листа. Конечно, дядя показывал мне фото папы и мамы, а также меня маленькой. Но фотографий было немного, а квартира родителей находилась в другом городе. Единственное, что осталось, — странная татуировка над запястьем в виде круглого знака. Уж не знаю, кто мне ее сделал, а главное — зачем.

Теперь мне восемнадцать, я больше не буду зависеть от Армана, смогу уехать домой, чтобы там поступить в колледж. Но сегодня я возвращалась в дядин особняк, где мне предстояло провести несколько дней до моего отъезда, прежде чем у меня начнется новая самостоятельная жизнь. Мои родители были бедны, но дядя обещал открыть на мое имя счет, куда будет переводить деньги.

Вообще, дядюшка Арман очень странный. У него дома полно всяких удивительных вещей. Иногда он в шутку называет себя коллекционером. Я видела не все комнаты — некоторые постоянно закрыты. Но в зале и столовой стояли раритетные вазы, картины, шкатулки, старые книги с пожелтевшими страницами, подсвечники, на стенах тикали различные механические часы. Иногда они меня пугали синхронным звоном. Здесь всегда пахло пылью и канифолью. А еще все было пропитано тайной.

И вот я вышла из такси, рассчитавшись с водителем, и покатила по дорожке чемодан на колесиках. Странно, что сегодня дядя меня не встретил — обычно он сам провожал до дома. В кармане вдруг пискнул мобильный — пришло сообщение. Остановившись, я прикрыла телефон от яркого солнца ладонью и прочитала:

«Дорогая Оливия, мне пришлось уехать по срочным делам. Тебе откроет новая горничная, Мари. Скоро буду. Твой дядя Арман».

Я улыбнулась. Надо же, дядя решил, наконец, нанять горничную. Неужели, в его доме кто-то наведет порядок?

Дверь открыла женщина средних лет. Она уже ждала — похоже, дядя успел обо мне рассказать.

— Оливия, как я понимаю? Заходи, я помогу тебе распаковать вещи. Обед уже готов.

— Спасибо, я сама справлюсь, — улыбнулась и потащила поклажу вверх по лестнице в спальню, которую занимала в доме дядюшки.

Здесь ничего не менялось — кровать, трюмо с зеркалом, стулья оставались на местах. Мои книги и вещи, немного косметики, портрет родителей на стене. Я не чувствовала себя здесь дома. Не хватало мелочей — например, детских игрушек и безделушек. Все же я попала в этот дом уже довольно взрослой.

Я переоделась в чистые джинсы и футболку, упала на заправленную постель, раскинула руки и несколько минут просто смотрела в потолок, думая, как же странно жить без прошлого. Как же я справилась с проблемой? Да просто старалась не думать. Не всегда воспоминания — благо. Иногда лучше не знать некоторых вещей.

С первого этажа донесся запах горячей сдобы. Я вспомнила про обед, поэтому направилась вниз, внезапно почувствовав голод, ведь последний раз ела вчера вечером в школьной столовой. Мари поставила передо мной тарелку с овощным супом, а потом принесла картофель фри, отбивные и салат. Пока я все это уплетала, горничная присела с другого края стола и тяжело вздохнула.

— Сегодня выдался сложный день. Твой дядя проводил какие-то опыты, пришлось оттирать все полы от черных пятен и рассыпанного порошка. А у моего сына День рождения, и я хотела уйти домой пораньше.

— Вы можете идти, Мари. Если что-то понадобится, я сделаю все сама. Я объясню дяде Арману ситуацию — он все же не тиран, — улыбнулась, доедая обед.

— Даже не представляешь, как бы меня выручила! Я испекла шоколадные круассаны — твой дядя сказал, что ты их любишь. Сейчас сделаю тебе кофе. А сама побегу, — обрадованно произнесла женщина и засуетилась, убирая мои тарелки на кухню.

В общем, кофе я допивала уже в полном одиночестве. Но так даже лучше. Круассаны оказались бесподобными. Или же мне это просто чудилось после школьной еды, хотя кормили в частной школе неплохо. Тишину разорвал бой часов из гостиной. Дядюшка был зациклен на механике. Все часы работали слаженно, и так происходило всегда.

Загрузив тарелки и чашки в посудомоечную машину, я пошла в гостиную и остановилась перед комодом, на котором еще осталось немного черного порошка. Что за опыты решил провести дядя Арман? Он большой чудак, хоть никогда и не признается, что делает в своем кабинете.

Я подняла взгляд и вдруг осознала, что дверь его кабинета не заперта. Оглянулась. Дяди до сих пор не было дома, а мне ужасно захотелось посмотреть, что он скрывает. Меня кольнула совесть, но в следующую минуту я решила, что ничего страшного не случится, если я одним глазком взгляну на обстановку.

Я вошла в кабинет и вскрикнула от неожиданности — на стуле кто-то сидел.

— Простите! Не хотела вас беспокоить и сейчас уйду, — проговорила я.

Но человек даже не шелохнулся и ничего мне не ответил. Это точно не дядя Арман! А вдруг незнакомцу плохо? Осмелев, я обошла стул и всмотрелась в лицо. Мужчина казался странным, словно неживым, хотя глаза его оставались открытыми, а взгляд был направлен на зашторенное окно.

— С вами все в порядке? Может, принести воды?

Я подошла к окну и распахнула шторы. В кабинет ворвался солнечный свет, при котором кожа незнакомца казалась идеально гладкой и блестящей, словно кремом намазана. Я протянула руку и потрогала пальцы. Они были холодными, как у мертвеца, и это меня серьезно напугало.

— Эй, очнитесь! Я сейчас позвоню дяде! Или в службу спасения… — сказала я и замолчала, поняв, что никуда звонить не буду. Я еще не знаю, кто он такой и жив ли.

— Служба спасения… Служба спасения… — механическим голосом произнес он, копируя мою интонацию. Какой странный!

А присмотревшись получше, я поняла, что он просто робот. Надо же, дядюшка Арман собрал робота, похожего на человека! Мой страх вдруг прошел, появилось любопытство. Я решила осмотреть кабинет, раз уж нахожусь здесь. Дядя не успел убраться, поэтому повсюду виднелся все тот же порошок, на который жаловалась Мари. Я даже пару раз чихнула.

Раньше я считала, что в доме много вещей, но я ошибалась. Там не было и половины того, что уместилось в одном кабинете. В самом доме имелся компьютер. Но здесь даже не пахло современной техникой. Я увидела старинные приборы, открытую книгу, разложенные на столе чертежи, на которых были схемы частей робота.

Я осторожно перевернула листы и вдруг заметила некую карту, она расплылась перед глазами, становясь другой. Сердце тревожно застучало. Я шагнула назад, зацепившись за какую-то из книг ногой, упала и ударилась головой о кованый канделябр. Пространство рассыпалось на тысячи искр, но тут же потемнело, и я потеряла сознание.


***

Я не понимала, что со мной. Казалось, будто сплю в своей постели, но почему-то было сыро, холодно и неудобно. Я попыталась натянуть на себя одеяло, но поняла, что это и не одеяло вовсе, а чья-то куртка. Даже и не куртка, а жилетка. А подо мной не кровать, а доски. Я поднялась и села, с удивлением обнаружив себя на скамейке. На мне были все те же джинсы и кроссовки, которые я надела перед тем, как спуститься не обед. Футболку я вымазала в кабинете дяди — теперь на ней, как назло, имелись темные пятна. Я аккуратно повесила жилетку на спинку скамьи и принялась обследовать место, куда попала. Интересно, как я здесь вообще оказалась?

Под скамейкой я обнаружила макет какого-то дома, плетеную корзину и старую газету с рассохшимися краями, из-за чего даты выпуска не было видно. Зато имелось фото нового избранного мэра на фоне витиеватых перил лестницы, полукругом уходящей вверх. Рядом со мной лежали кожаные чемоданы, по брусчатке были разбросаны детские игрушки, стояли горшки с живыми цветами, а еще находился непонятно как попавший сюда комод.

Неподалеку на металлической подставке крепились часы. Но стрелки встали на половине одиннадцатого и не двигались. Около оставленной кем-то поклажи между камнями брусчатки лежали еще одни часы — маленькие на цепочке. Работу явно делал искусный мастер. Я даже залюбовалась этой безделушкой — стрелки-то все равно не двигались. На обратной стороне имелись выгравированные буквы — J.К. Значит, часики именные. Повинуясь какому-то порыву, я положила часы в карман джинсов — на случай, если вдруг найдется их хозяин.

Вместо неба над головой обнаружилось прозрачное покрытие. Вверх к нему уходили колонны с винтажными консолями, соединяющимися арками. Выше конструкция образовывала купол. А под ним проходили рельсы, на которых стоял поезд. Но вовсе не такой, на каких я ездила из школы в пригород Парижа, где жил дядя. Этот поезд словно сошел с иллюстрации старой книги: в вагонах были зарешеченные окошки, на крышах виднелись фонари, но сейчас они не горели, краска с вагонов успела облупиться.

Стояла мертвая тишина. Ни гула машин, ни голосов, ни крика птиц.

— Эй, есть тут хоть кто-нибудь? — осторожно позвала я.

Собственный голос показался чужим, нарушающим это фундаментальное молчание.

Но вдруг послышались шаги, а из-за крайнего вагона вышел высокий мужчина, который направился ко мне. Я набрала в грудь побольше воздуха, желая задать все вопросы сразу, но незнакомец меня опередил:

— Ты не просыпалась, я решил тебя укрыть. Надвигается Туман, стало прохладно. Рад, что моя вещь пригодилась. Как тебя зовут? — открыто улыбаясь, спросил мужчина, надевая свою жилетку.

— Оливия, — растерялась я. — Но обычно все называют меня Лив.

Странно, он даже не удивился моему появлению. Словно это в порядке вещей. Все было не такое. Город наводил страх. Но одновременно я чувствовала, что именно здесь находится разгадка какой-то тайны.

— Лив. Что же. Я — Проводник.

— И все? Просто Проводник? — уточнила я.

Мужчина кивнул и снова улыбнулся.

— Что это за место? — с удивлением спросила я.

Как странно! Проводник. Куда Проводник?! В мир мертвых, что ли? Выходит, я умерла, и это моя последняя станция?!

— Город Теней. Сюда попадают многие. Некоторые потом уходят, — пожал плечами Проводник. Он говорил так обыденно. — Обычно попавшие ищут Дом Красных Окон, говорят, там можно узнать все ответы и понять свое предназначение. Но его найти не так просто. В любом случае, можешь обратиться к Марте, Медиуму. Найдешь ее в Комнате судьбы.

— Не-эт! Невозможно! Я не должна находиться здесь. — Я обернулась в поисках кого-нибудь более адекватного, но на перроне больше никого не было. — Простите, я, наверное, пойду! — проговорила, удаляясь от этого сумасшедшего.

Я не заметила, как выскочила на площадь. Остановилась и перевела дыхание. Это не сон, и я не умерла. Даже голова болит на затылке, где я ударилась. Я действительно попала в неизвестный город, где все как в начале двадцатого века. Но тут наверняка есть еще люди, которые объяснят что к чему и помогут вернуться обратно.

На площади располагалось несколько зданий, на одном из которых виднелась вывеска «City Hall». Вокзал остался слева. Прямо передо мной находился неработающий фонтан со статуей ангела. Справа — торговая палатка без продавца, но подходить ближе я не решилась. Из ближайших закоулков на площадь двигались клубы тумана. Воздух казался плотным, и небо постепенно затягивало пеленой. Но лучи заходящего солнца еще гладили проломленные крыши домов.

Я пошла в неизвестном мне направлении по кривой улочке, огибала пустые бочонки и поросшие мхом камни, надеясь встретить хоть кого-то, и уже жалела, что не осталась с Проводником на Вокзале. С наступлением темноты туман сгущался, он был зеленоватым, трепещущим, и эта живая субстанция проникала в каждый уголок, в каждую щель города.

В полумраке я заметила на крыше здания каменные статуи горгулий. Мне показалось, что одна шевельнулась, но я тут же отмахнулась от этой мысли. Происходящее и так находилось за гранью реальности. Я прошла дальше, но вдруг раздался протяжный свист; истошный крик эхом пронесся между стен проулка и утонул в тумане. Меня сбила с ног крылатая тварь, пролетев вперед, и я с ужасом поняла, что это одна из тех самых горгулий — статуи оживали прямо на глазах, теперь надо мной кружили уже три таких бестии. А на фоне темно-серого неба показались еще несколько чудовищных существ, будто они почуяли новую жертву. Я успела схватить камень, надеясь зарядить хоть по одной из горгулий, если атакуют. А через пару секунд на меня бросились сразу три кошмарных создания.

В последний момент перед ударом какой-то мужчина успел отбросить меня в сторону, за ящики. В темноте мелькнул свет, который и распугал страшных существ, и они с недовольными криками устремились в небо над туманным городом. Незнакомец выпрямился и поднял лампу, освещая улицу. Подошел и протянул мне руку, помогая встать. В отблеске лампы я не могла толком разглядеть его лицо. Мужчина казался стройным, но не молодым. Он поправил котелок и выпрямил вверх стойку-воротник кителя.

— Спасибо, вы меня спасли, — хрипло произнесла я, отряхивая одежду. — Кто это был? Как они ожили?

Мужчина не говорил, мне даже сначала показалось, что он немой.

— Я только сегодня попала в ваш город и ничего не понимаю! То ли мне искать Дом Красных Окон, то ли какую-то Марту?! Вы сможете мне помочь?

— Ты задаешь слишком много вопросов. Просто иди за мной, я отведу тебя к тому, кто поможет, — скрипучим голосом произнес мужчина и поманил рукой во тьму.

По дороге он то и дело останавливался, поднимался по маленькой лесенке, что оказалась в его инвентаре, и зажигал фонари. Видимо, это было его работой. А вскоре мы остановились перед трехэтажным домом. Фонарщик толкнул двери, они с легкостью открылись, и мы вошли внутрь. Мы миновали закрытые квартиры и попали на чердак. Мой спутник ударил в дверь пять раз.

Тук-тук — тук-тук — тук.

Это было похоже на условный сигнал. Я замерла в нерешительности, как вдруг услышала удаляющиеся шаги. Обернулась и поняла, что спутник просто покинул меня, а я стою в незнакомом доме перед дверью, за которой как раз кто-то громко выругался.

— Куда же вы? Не оставляйте здесь! — крикнула я, но было уже поздно.

Дверь открылась, едва не ударив меня, за ней обнаружилось светлое помещение, откуда пахло табаком. В проеме, облокотившись на косяк, стоял мужчина в домашних брюках и белой расстегнутой рубашке, под которой виднелась мускулистая грудь. Он запустил пальцы в темные растрепанные волосы, пригладил их и протяжно зевнул.

— Где этот чертов Фонарщик?! Это ведь он стучал! Я только уснул. Бессонница мучает уже десятый день, — недовольно произнес хозяин квартиры в мансарде, почему-то не удивившись моему неожиданному визиту.

— Если вы имеете в виду того, кто привел меня сюда, то он ушел, но сказал, что вы сможете помочь. Я сегодня попала в ваш странный город, и ничего не понимаю. Хотя кажется, что этот город мне знаком.

— Еще одна! Ладно, проходи. Похоже, поспать мне сегодня уже не удастся.

Мужчина указал на дверь мансарды. Я на пару мгновений задержалась у порога, но потом все же вошла. Я чувствовала себя неловко в обществе незнакомого человека. Он уже застегнул свою рубашку и теперь ходил по комнатушке, собирая разбросанные вещи, положил на стол кобуру с пистолетом. Зажег небольшую плитку, поставив вариться кофе, и его запах распространился по комнате. Я сидела в кресле и следила за мужчиной — он чувствовал себя довольно уверенно.

— Можешь называть меня Сэм. А тебя как зовут? — спросил он, поставив передо мной чашку. Я глотнула кофе и вопросительно взглянула на мужчину. — Я Детектив, давно живу в Городе Теней, попал сюда так же, как и ты, — пояснил он, видя мое замешательство.

— Я Оливия, но все называют меня Лив. Я попала сюда прямо из кабинета дяди Армана. Его дом недалеко от Парижа.

— Стоп, а с этого момента давай по порядку. Вас здесь столько бывает, что я уже начинаю путаться. — Сэм опустился в соседнее кресло, выпуская дым. — Ты ведь наверняка попала сюда не просто так. У всех есть свое предназначение. Предлагаю расслабиться и рассказать все с начала.

Легко сказать «расслабиться», когда за каждым движением следит цепкий взгляд выразительных серых глаз мужчины. Сэм по-своему обаятелен, но некоторые его жесты и словечки пугали. А еще он был каким-то несовременным, что ли. Мне все казалось, что я попала в прошлый век. Детективу можно дать лет тридцать три — тридцать пять, но почему-то я понимала, что он гораздо старше. В его волосах даже имелась седая прядь.

Я немного рассказала о себе, затем поведала, как приехала в имение. Когда начала описывать кабинет дядюшки Армана, Сэм вдруг занервничал. Он явно знал больше, чем показывал, но все же дал мне шанс высказаться. Затем поднялся с кресла, опираясь на стол ладонями, на лбу прорезались морщинки.

— Значит, он жив!

— Кто жив? — не поняла я.

— Коллекционер! Или твой дядя Арман. Я не уверен, что это его настоящее имя, скорее всего он скрывается под ним в большом мире. Он знает, как попасть в город и как отсюда выйти. Говорят, это он виноват в том, что произошло! Он проводил здесь какие-то опыты, из-за которых Город просто выпал из времени и пространства! Погрузил Город в туман, вызвал Искажение.

— И как давно это случилось? — испуганно спросила я. — Дядя мой, конечно, странный, но я не думаю, что способен на такое. Ко мне он всегда был добр.

— Кто знает, как давно все произошло. Многие живут здесь с самого начала. Я сам попал сюда из шестидесятых, расследовал одно дело, — пожал плечами Сэм, но при этом успокоился и присел обратно в кресло, вспоминая события.

От его рассказа по коже бежали мурашки. Я представляла себе вечный плен, в который попали жители Города Теней — как они его сейчас называли. Время для них остановилось, и теперь никто не имел связи с настоящей Землей. Но все продолжали заниматься своими делами, чтобы не свихнуться, а еще помогали попавшим в это место выбраться обратно. Правда, сами не могли покинуть Город — Искажение не позволяло выйти за пределы, Туман рождал тварей, Тьма правила здесь по ночам, выпускала на свободу монстров и тени, что разгуливали по дорогам. В магической дымке перестраивались улицы, терялись предметы, происходили странные вещи.

От волнения я разминала пальцы. Теперь я понимала, что как-то связана с прошлым и настоящим Города и попала сюда не просто так. У меня тоже было свое предназначение. Но узнать его я смогу лишь в Доме Красных Окон, найти который не так уж легко. У меня даже зачесалась кисть. Я подняла руку и вдруг заметила, что моя татуировка преобразилась. Она стала огненной, живой, меняла форму на глазах. В искрящихся водоворотах проступало нечто новое. Это вдруг заметил и Детектив.

— Что там у тебя?

— Моя татуировка. Я не знаю, откуда она у меня, — тихо усмехнулась я, показав мужчине свою руку. — Может быть, ты в этом разбираешься?

— Это не татуировка — больше похоже на магическую метку. Странно, я впервые вижу такую. Думаю, нам не стоит откладывать визит к Марте, нашему Медиуму. Она скажет, что делать дальше. Утром мы сможем покинуть мою квартиру и отправимся в комнату Судьбы.



Глава 2


Время в разговорах прошло почти до рассвета. Потом я все же задремала в мягком кресле под плавную мелодию, что раздавалась из граммофона. Сэм укрыл меня теплым пледом, сам улегся на диванчике. Но, похоже, так и не спал, а обдумывал мои слова. Меня разбудил звон большого будильника. На миг я испугалась обстановки, но быстро вспомнила, что случилось вчера.

Из ванной комнаты вышел Детектив. Он успел освежиться и выглядел довольно бодро, даже напевал себе под нос какой-то знакомый мотив. Заметив, что я встала, он предложил мне умыться. Когда я вернулась, то увидела на столе булочки с джемом, бутерброды с ветчиной и чашку горячего какао. Сэм открыл шкаф и выбирал галстук под цвет своего пиджака. Странно, но даже в потерянном Городе, где почти не осталось жителей, он старался выглядеть стильно и держать марку.

— Давай, ешь. Нам пора выходить. У меня помимо тебя много своих дел, — нарочито громко сказал он, поторапливая.

— Уже, уже! — ответила я, прожевывая булочку. — Надеюсь, ваша Марта сможет помочь.

— Это от меня не зависит, — усмехнулся Сэм.

Я поднялась и вдруг нащупала в кармане джинсов часы, которые подобрала вчера на Вокзале. Достала их за серебряную цепочку и протянула Детективу.

— Ты случайно не знаешь, кому они принадлежат? Нужно отдать их владельцу.

Детектив нахмурился, медленно провел пальцем по буквам.

— Дорогие. Качественные. Здесь выгравированы инициалы «J.K.». Вероятно, это часы Джульетты — служанки из старого Имения. Мы можем заглянуть к ней по пути.

Я кивнула и спрятала находку в карман. Мы вышли, и я с удивлением обнаружила, что улица за ночь изменилась. Но Детектив следовал какому-то внутреннему чутью и уверенно шел вперед. Я едва поспевала за ним. Мы вышли к набережной. И я увидела на брусчатке останки того, что ранее было самолетом.

— Место крушения. Значит, неподалеку отсюда Мэрия, — прокомментировал Сэм нашу находку. — Этот самолет лежит здесь давно — попал из реального мира.

— Странно тут. Так тихо.

Берег весь зарос растениями и мхом. Когда-то это наверняка было красивое место, здесь прогуливались парочки. Например, в беседке, которую обвивали лапки плюща, сидели влюбленные и целовались под крики чаек. На ее колоннах и сейчас, ранним утром, горели фонарики, и их мягкий свет падал на плитку и фонтанчик, за которым находилась статуэтка ангела. На небольшом каменном столике стояла забытая кем-то лампа, лежали бусы и художественные принадлежности, словно кто-то рисовал упавший самолет, винты которого медленно вращались под порывами теплого ветра. По воде тоже шла чуть заметная рябь, а от поднимающегося солнца протянулась мерцающая дорожка. В дымке виднелись крыши зданий с башенками и флигелями, некоторые окна в них еще светились. Все это казалось мне родным, словно я попала не в незнакомый город, а домой. Внутри даже появилось щемящее чувство дежавю.

— А вот и моя шляпа! Я искал ее несколько дней, — обрадованно сказал Детектив, нарушив тишину.

Он встряхнул ее и надел на голову. От шляпы отлетело перо. Рядом закричал ястреб, словно Сэм нагло отобрал его добычу. Я усмехнулась и подняла перо, засунув его в волосы, как делали индейцы.

— Похоже, все здесь теряется, — заметила я, догоняя Детектива.

— Есть такое дело. Что-то теряется, что-то находится. Если, конечно, не попадает в Туман, за пределы Города. Поторопимся! Надеюсь, Джульетта уже не спит.

Прогулка выдалась довольно увлекательной. У Сэма поднялось настроение, и он даже шутил, рассказывая мне небылицы. Многое из того, что казалось ему смешным, для меня было чем-то страшным, но время все равно прошло быстро. Я рассматривала здания, уже привыкая к тому, что Город безлюдный и пустой. Хотя нет, пустым я назвала его зря — здесь было на что посмотреть. Например, тотемы перед коваными воротами, находящимися неподалеку от центра города, куда мы подошли. Я чувствовала витающую в воздухе магию, хотя не могла определить ее источника. Странно, а ведь у меня нет никаких способностей. Сэм рассказывал о том, что Ворота принадлежат старинному особняку, но являются самостоятельным элементом Города, а я все пыталась понять, что меня с ними может связывать. Около Ворот стояла забытая кем-то тележка мороженого, над которой имелся раскрытый зонт. Детектив взял две порции лакомства на палочках.

Это было самое настоящее эскимо, в реальном мире оно уже не такое. Обильно политое слоем шоколадной глазури, мороженое имело запах взбитых сливок.

— И что, каждый может его брать? — с удивлением спросила я, доедая лакомство.

— Да, запасы пополняются ежедневно. Хочешь еще? Поначалу все удивляются, затем привыкают, и это уже не кажется чудом. Порой даже мороженое может надоесть, — со скучающим видом сказал Сэм.

— Спасибо за предложение! Неизвестно, сколько времени мне придется здесь провести, поэтому растяну удовольствие, — ответила я.

— Это верное решение, — заметил Детектив, и мы двинулись дальше.

Усадьба оказалась большим красивым зданием с колоннами. Это строение несколько выделялось на фоне других. Фасад даже не потрескался, от стен веяло магией и стариной. Витражные окна, колонны, фонари — все казалось знакомым. Вокруг Усадьбы опустили ветви деревья, будто слуги кланялись своему господину.

Сэм позвонил в колокол, и мы замерли в ожидании. Я нервно сжала в кармане часы, из-за которых мы сюда пришли. Все казалось, что я сплю и вот-вот проснусь. А потом я понимала — это место ближе мне, чем те города, в которых побывала за последние пару лет. И это немного пугало. Но ведь Сэм не знал обо мне! А он живет в Городе довольно давно. Может, Джульетта меня узнает?

— Mon cher ami, Сэмми, — послышался певучий голосок.

Мы обернулись. Перед нами стояла молодая женщина в платье цвета лазури с низким декольте, поверх которого был наброшен темно-синий, ультрамаринового оттенка, плащ. Часть ее лица скрывала бархатная узорная маска, из-под которой сверкали чуть прищуренные зеленые глаза. Женщина плавным жестом поправила золотистые кудри и склонила голову, улыбаясь Детективу.

— Я ведь просил не называть меня так, Джульетта, — недовольно проворчал Детектив. — Кстати, знакомься. Это Оливия. Она попала к нам вчера.

— Лив, — кивнула я головой, представившись.

Лицо Джульетты под маской заметно помрачнело, и она замолчала, пристально разглядывая меня. Показалось, что она была не слишком мне рада. Она нервно подтянула перчатки, потом подняла руку, теребя колье на шее. Странно она выглядела для служанки, скорее, вела себя как хозяйка этого Имения. Глаза потемнели, а красивые коралловые губы плотно сжались. Но все прошло через пару секунд, и Джульетта как ни в чем не бывало улыбнулась.

— Вы по делу? Мне нужно уйти ненадолго.

— Нет, мы на минутку, — подала я ей часы с гравировкой. — Сэм сказал, что они могут принадлежат вам.

— Верно, ma chérie, это мои. Где же ты их нашла?

— На Вокзале, — ответила я, следя за изменением выражения лица Джульетты.

— Верно, я потеряла их, когда навещала Проводника. Странные вещи происходят в Городе. Поговаривают, что теней стало больше, и они собираются на праздник Тьмы. В это время лучше не выходить из дома вообще. Кстати, раз вы идете к Марте, я вам передам кое-что для нее. — Джульетта подмигнула Детективу, затем мило улыбнулась мне. — Я сейчас вернусь, — сказала она и скрылась за дверью Усадьбы.

— Какая она странная! — тихо воскликнула я. — Кажется, она что-то от нас скрывает.

— Здесь у каждого есть секреты. У Джульетты их не больше и не меньше, чем у других, — прокомментировал Детектив. — Меня больше волнует твоя метка. Все ломаю голову, что же она означает. Надеюсь, Марта что-нибудь прояснит.

— Уж я как надеюсь, — пробормотала я, рассматривая здание Усадьбы.

— А вот и я, друзья, — раздался приторный голос Джульетты. Она вынесла сложенный разноцветный зонт и подала мне. — Не стану вас задерживать, просто передайте этот зонт Марте. А еще скажите, что я буду ждать ее на чай.

Я не могла сказать, что блондинка вызывала во мне отрицательные эмоции, но что-то в ней было не так. Может, она приревновала меня к Детективу? Нет! Не похоже, что она в нем сильно заинтересована. Да и зачем ему я сдалась?

— Хорошо, я передам, — сказала я, прислушиваясь к своим ощущениям.

Интуиция подсказывала, что Джульетта не опасна, а просто хочет такой выглядеть, но и ее реакция казалась мне странной. Если в этом Городе периодически появляются люди извне, то чему удивляться?

Дом Марты находился на той же площади, где я уже побывала вчера. В этом месте словно собралось все самое нужное в Городе. С крыльца был виден Вокзал. Наверняка там и сейчас делал обход Проводник, что застрял в Городе вместе с поездом, как и все остальные жители, в момент катастрофы. Сэм называл дом Марты комнатой Судьбы. Здесь ему приходилось бывать часто, ведь медиум давала ответы на многие загадки и помогала Детективу с его расследованиями. Справа от здания находились те самые Ворота, что мы уже проходили сегодня, с другой стороны располагался пустынный рынок.

Мы с Сэмом вошли в коридорчик, а оттуда попали в центральную комнату. Я сразу же заметила на столе хрустальный шар, внутри сферы малиновыми всполохами сверкала плазма. Ничего себе! Вот это настоящая магия!

Я вытерла ноги о коврик и прошла в помещение, интерьер которого был выполнен в лиловых и оранжевых тонах. На дощатом полу лежал потертый цветастый ковер с бахромой, а на нем и стоял тот самый круглый стол на четырех резных ножках — такой же был в доме у дяди Армана. Под столом и в углах помещения находились стопки старых книг с кожаными переплетами. Книги были и на полках. Но пылью не пахло — напротив, в воздухе витал приятный запах лаванды.

С потолка свисал бордовый абажур, из-под которого лился мягкий желтый свет. А еще на комоде и столе горели свечи в старинных подсвечниках. Я обратила внимание, что стрелки на настенных часах замерли, время на них остановилось на половине одиннадцатого, как и на тех, что я видела на Вокзале. А еще здесь были всякие колбы и склянки с жидкостями. Назначения многих предметов я просто не понимала, они казались мне лишними — например, я не знала, зачем нужен моток веревки, череп козла или глобус.

Веревочные декоративные шторы на дверях тихо зашуршали, и в комнату вошла женщина с волосами цвета темной меди. Я вдруг закричала и бросилась к Детективу. Меня напугала змея, которая неожиданно свесилась с шеи хозяйки дома. Сэм тут же обнял мои вздрагивающие плечи, успокаивая.

— Тише, Лив, это питон Марты, он безвредный, — произнес Детектив.

— Ну же, Урборос, ты напугал нашу гостью, — бархатным голосом, идущим из груди, сказала Марта. — Сэм, в следующий раз предупреждай гостей о том, что здесь можно увидеть.

Я судорожно кивнула и присела на стул, что галантно отодвинул для меня Сэм.

— Тут такая история… — замялась я.

— Это Оливия, она племянница Коллекционера. Хотя, может, и не племянница. В любом случае, с ним знакома. И у нее есть странная метка на руке. Я подумал, ты должна знать, что она означает, — ответил за меня Детектив. Вот так, коротко и внятно.

— А еще Джульетта передала вам зонт, — протянула я Марте вещь.

— Как же, вспомнила через пару лет! — усмехнулась женщина, возраст которой я никак не могла определить. Ей можно было дать как двадцать, так и пятьдесят лет. Иногда ее лицо казалось мне неживым. Наверняка дело в магии.

Марта взяла зонт, ловко раскрыла его, повертев перед нами, и изображенные на нем алые маки слились в цветные полосы. Медиум сложила зонт и поместила его в корзинку рядом с другими.

— Вам придется подождать. Мне нужно закончить одно зелье, а для него не хватает пера хищной птицы, — вспомнила она. — Даже не знаю, где бы взять подходящее.

Сэм вдруг посмотрел на меня, улыбнулся и достал из моей прически то самое перо, что я подобрала на месте крушения самолета.

— Подойдет?

— О, это именно то, что мне надо! — растекся медом голос Марты. — Посидите, я сейчас закончу и быстро к вам вернусь, — добавила она и скрылась за шторкой.

— Вы забыли сказать про чай, — вспомнила я.

— Какой еще чай?

— На который позвала ее Джульетта, конечно же. Она ведь просила передать!

Детектив отмахнулся от моих слов, как от назойливой мухи.

— Потом как-нибудь. Думаю, Джульетта бывает здесь часто сама.

— Тогда почему она передала этот зонт с нами, а не принесла сама? — спросила я, ничего не понимая.

Мои раздумья перебила вернувшаяся Марта. Она уселась на стул с высокой спинкой и посмотрела на меня темными, как звездное небо, глазами. Моя голова внезапно закружилась. Казалось, что уносит от этого места странная сила. И ветер тащит мое тело надо Городом, в Туман. А потом я начала падать в густое марево, и закричала.

— Тихо, тихо, я просто смотрю. Твое прошлое — как тот Туман, который ты только что видела. Расскажи, что ты помнишь, Оливия! — потребовала Медиум.

— Я помню лишь два последних года. Мои родители погибли в автомобильной аварии, я осталась жива. У меня амнезия. А еще странная метка, — неуверенно протянула я кисть.

Марта взяла мою руку своими сухими пальцами, провела по узору, который снова, как и ночью, вспыхнул пламенем. Я поморщилась от боли и стиснула зубы. Но как только женщина отпустила мою руку, все сразу прошло.

— Это не амнезия. Я чувствую зловещее дыхание Тумана, — нараспев произнесла Медиум. — Разве тебя саму не удивляло то, что за два года ты не смогла ничего вспомнить?

— Как же не удивляло?! Просто в какой-то момент я перестала бороться со своей памятью. У меня иногда бывали странные видения. Да, я видела туман — бурый, густой. И безысходность, которой он был пропитан как губка! — воскликнула я, вспомнив свои кошмары. — Мне казалось, это разум сопротивляется и не хочет воссоздавать для меня трагедию!

— Нет! Это забвение Тумана! Он просто притормозил твой разум. Похоже, он долго держал тебя в своих объятиях — возможно, годы. И метка на твоей руке — знак Тьмы, нанес его тот, кто служит Тени. Эта метка — как компас, она укажет дорогу в Дом Красных Окон. Но она будет притягивать силы зла, как только активируется. Лишь они помогут вспомнить то, что ты забыла. Я не могу увидеть твое прошлое, где-то рядом стоит барьер, который мне мешает. Ни фрагмента, ничего, — развела руками женщина.

— Значит, я бывала в Городе и попала в Туман? — растерянно произнесла я. Но потом подскочила со стула и принялась ходить кругами по комнате Судьбы. — Как это возможно?! Может быть, дядя врал все это время? Но он показывал мне фото и документы! Я верила ему!

— Документы легко подделать, если есть деньги. А они, судя по всему, у него имеются. Но действительно ли он твой родственник, а родители погибли? Почему-то мне кажется, что я тоже тебя знаю, но не могу вспомнить, где видела. За последние лет пятьдесят мы точно не встречались.

— Мне всего восемнадцать, — обреченно упала я на стул, пытаясь переварить услышанное.

Женщина встала и вышла, а я растерянно смотрела на Сэма. Если я и была в Городе, то это случилось раньше, чем сюда попал Детектив. И даже Медиум, которой очень много лет, хоть и выглядит она молодо, не может вспомнить, где меня видела. Если видела, конечно — она же сама в этом сомневается.

Марта вернулась быстро, она принесла поднос с заварником и белоснежными фаянсовыми чашками, потом поставила на стол корзинку с сахарным печеньем, налила нам чай, пахнущий мелиссой.

— Нужно успокоиться, иначе ничего не получится, — покачала Марта головой. — Раз на тебе метка Тьмы, то Тьма и поможет все вспомнить. Завтра бал теней! Они соберутся в Особняке на берегу канала. Вероятно, там ты сможешь найти ответ. Но это очень опасно! Без защиты туда нельзя.

— Они же меня убьют? — с отчаянием спросила я.

— Не убьют, если не поймут, кто ты такая! Готова рискнуть? — оборвала меня Марта. — Есть защитный артефакт, с которым можно притвориться своей в любой компании, будь то тени, призраки или оборотни. Но часть его пропала. Вот смотри!

Она поднялась и достала с полки небольшую вещицу на кожаном шнурке. Я толком не рассмотрела, из чего она состоит, как Медиум продолжила:

— Мне нужен кусочек пальмовой ветви и сапфир из короны. А еще схема сборки артефакта. Достанешь все до завтрашнего дня — сделаю тебе личную защиту.

— Пальмовая ветвь, сапфир из короны, схема сборки, — как зачарованная, повторила я. — Знать бы еще, где их искать.

Мы вышли на площадь и остановились. У меня от всего услышанного тряслись руки. Я прикрыла ими лицо, едва не плача от обиды на свою судьбу. Кто я на самом деле? Сколько мне лет? Зачем я попала во внешний, реальный мир. И кто такой дядя Арман? Главный преступник Города Теней — тот, из-за кого все застряли здесь на десятилетия? Может быть, он и убил моих родителей, а я любила убийцу? Ведь ни фото, ни доказательств он толком не предоставил. Было больно и обидно. А главное — ничего не понятно.

— Ну же, тихо! Все будет хорошо, Лив, — раздался над головой голос Сэма. Он погладил меня по волосам, вливая уверенность и делясь энергетикой. И в сильных руках я затихла, будто Детектив один мог мне помочь. — А пойдем пообедаем? Я жутко проголодался за эти полдня, — предложил он.

— Приглашаешь меня на обед? — от растерянности перешла я на «ты».

— Почему бы и нет? — хитро прищурился он, и в его глазах заискрились лучики веселья. — Здесь неподалеку кафе «Red Rose». Можем сходить туда. Валери нас накормит. По пути подумаем, где найти необходимые части артефакта, чтобы Марта собрала его для тебя.

— Ты серьезно думаешь, мне стоит идти на шабаш местной нечисти? — спросила я, подняв голову.

— Обычно Марта за свои слова отвечает. Если сказала, стоит попробовать. Я помогу тебе. Но если ты не хочешь, можешь просто остаться в Городе и жить здесь, как все мы. Думаю, ты найдешь занятие по душе. Или дядя найдет тебя раньше.

— Но тогда я не вспомню своего прошлого!

— Иногда лучше меньше знать — так сон крепче. — Сэм пожал плечами, глядя на облака.

— Теперь понятно, почему у тебя бессонница, — буркнула я в ответ. — Ты что-то про обед говорил? Я согласна. Насчет остального мне нужно подумать.

— Отличное решение. Идем, — взял меня за пальцы Детектив, его рука была сухой и горячей, и рядом с ним я чувствовала себя уютно. — Вообще, я тоже против этой затеи с балом. Раз в году в Особняке собираются всякие твари. Я попал туда однажды, случайно — меня едва не убили. Но спас один из оборотней, даже не знаю, почему он вступился.

Мы двинулись вперед по нагретой солнцем брусчатке. В голове был полный раздор. Мне действительно требовалось подумать, хочу ли я пойти на рискованный шаг и проникнуть в Особняк на шабаш. На мою голову и так свалился воз неприятностей, а я добавлю к ним смертельный риск. А еще я вдруг поняла, что мне хочется узнать о Городе больше. Возможно, тогда воспоминания вернутся сами по себе. Или я выясню информацию о своих родителях.

Я прищурилась и замурлыкала песенку, уже смелее шагая за Сэмом в сторону небольшого кафе, вывеска которого была видна издалека.


***

Кафе «Red Rose» оказалось мрачноватым местом, хотя мне было уже все равно, какое оно. Я начала привыкать к атмосфере Города, и она пугала все меньше.

Посетителей не было, что не удивительно. Когда мы с Сэмом вошли, то окунулись в прохладу после уличной жары, ведь к обеду солнце начало припекать достаточно сильно.

Я по привычке смотрела на разбросанные везде предметы. Но здесь, как ни странно, их оказалось не так много. Один из центральных столов являлся игровым: там находилась рулетка, рядом лежали забытые кем-то карты и фишки, на спинках стульев висели куртки, словно люди только что поднялись и вышли, завершив кон. Даже чья-то сумка так и стояла на стуле открытая. Красные кожаные диванчики у правой стены манили, чтобы на них кто-то сел. На крайнем столе дымился кальян, тонкой струйкой тянулся аромат сушеных яблок, развеиваясь по помещению. На стенах висели картины и старые рекламные проспекты, на массивных деревянных полках местились бутылки с различными напитками.

Я никогда не посещала подобных заведений. Мне было не так много лет, да и вела я, в основном, аскетический образ жизни, поэтому чувствовала себя неловко. Сэм, напротив, казался завсегдатаем таких вот мест, где можно опрокинуть стаканчик и узнать свежие сплетни. Он сбросил пиджак, небрежно повесив его на спинку дивана, и поманил меня к себе жестом. Я уселась напротив, опустила подбородок на ладони и взглядом обвела кафе еще раз.

— Сэм, ты как всегда, не вовремя, — нервно прозвучал писклявый женский голос.

Я повернулась, заметив на высоком стуле у барной стойки девушку. Кажется, она была моей ровесницей. Прямые светлые волосы непослушными локонами падали на худые плечи, которые нервно подрагивали. Она сжимала в руках кожаную куртку. Раздалось всхлипывание. Странно, почему я не увидела девицу сразу? Я даже головой помотала, прогоняя мираж. Но девушка была реальной.

— Что случилось, Валери? — повернулся к ней Детектив.

— Шулер, хитрец! Я проиграла ему мой защитный амулет, а мне без него никак. У меня свидание в западном квартале, а я даже не могу выйти из кафе, — пожаловалась она.

— Я поищу Шулера, — успокоил девушку Сэм.

— Ладно, — шмыгнула носом Валери. — А кто это с тобой? Представишь новую знакомую?

— Это Лив, она вчера попала в Город Мы только что от Марты. А принеси-ка нам чего перекусить! — улыбнулся Детектив, сверкнув белыми зубами. — Например, пару чизбургеров и кофе.

— Ладно, если пообещаешь найти Шулера и забрать мою вещь.

— Сегодня наведаюсь к нему, не переживай.

Валери скрылась за дверью подсобки, и мы остались с Сэмом одни.

Как странно, девушка даже не удивилась тому, что Сэм пришел в кафе со мной. Неужели здесь часто бывают гости из реального мира? Если да, то каждый из них узнает свое предназначение, каждый попадает к Марте. И ее слова — не такой уж и абсурд. Может, Медиум и права насчет бала теней, вот только страшно совать голову в петлю, которая затянется в любую секунду. Я вновь вспомнила слова Марты о том, что на мне заклятье Тумана. Как же я оказалась в больнице в тот день? Кто такой дядя Арман — мой спаситель или враг? Почему не рассказал о Городе? Боялся, что я захочу узнать больше?

Будто прочитав мои мысли, Сэм произнес:

— Я понимаю твое сомнение. Но не стоит воспринимать все, как кошмарный сон. Ты еще можешь вернуться обратно, ведь впереди вся жизнь. Ты красивая. У тебя в реальном мире есть мужчина? — поинтересовался Детектив и хитро прищурился.

— Нет у меня никого. Ты мне льстишь. Я самая обычная, ничем не примечательная особа. — Я взглянула в глаза Детектива, он пытался казаться серьезным, но выходило плохо. — Я даже не целовалась ни с кем нормально, так… — отмахнулась я.

— Правда? — В глазах Сэма мелькнул живой огонек.

— Как-то так, — развела руками. — Я ведь училась в закрытой школе. На каникулы возвращалась в поместье дяди Армана. Там, конечно, были соседские мальчишки, но я с ними почти не общалась, больше времени проводила одна или же с дядей. Много занималась, чтобы не отставать от сверстников после травмы. Так получилось, что и реальный мир мне плохо знаком.

— Ужасно жить, не помня прошлого.

— Я привыкла. Ты ведь живешь в замкнутом пространстве Города.

— Это живой Город, он постоянно меняется. Лишь кажется, что он стоит на месте. На самом-то деле здесь всегда что-то происходит. Я уже привык и не могу иначе, — ответил Сэм, глядя в сторону подсобки. — Кстати, стоило бы наведаться в дом Коллекционера, это поможет тебе определиться, чего ты желаешь на самом деле. Дом недалеко, на площади.

— Хорошо, сходим. Но не дави на меня. Мне нужно подумать, как быть, — кисло улыбнулась я, пока не представляя, как мой дядя мог жить в этом Городе.

Валери принесла наш заказ. И я задумчиво жевала чизбургер, размышляя над словами Марты по поводу моего прошлого. Мне почему-то всегда казалось, что моя жизнь — сплошной туман. А если я пришла оттуда, из Изнанки Города? Может быть, то, что я узнаю, добьет меня, поэтому дядя и не рассказывал мне о Городе?

— Смотри, Лив. Пальма! — вдруг указал Сэм на деревце в большом горшке, стоявшем у окна кафе, раскидистые лапки которого чуть заметно дрожали на сквозняке. — Возьмем листок? На всякий случай. Вдруг все же решишься… — не закончил он фразу.

— Давай, бери. Пусть будет, — кивнула я, но тут же оживилась. — Интересно, что я увижу в доме Коллекционера. Возможно, мы оба ошибаемся, и таинственный Коллекционер — вовсе не дядя Арман, — с надеждой сказала я.

— Идем. У нас всего полтора дня на раздумье. И чего я вожусь с тобой, вместо того, чтобы выспаться? Не подскажешь?

— Потому что ты любишь разгадывать тайны. Верно? — рассмеялась я. — Я уже представляю свое пребывание в Городе, как увлекательное путешествие.

— О, ты еще ничего не видела. Пожалуй, проведу небольшую экскурсию и познакомлю с местными достопримечательностями, это пойдет тебе на пользу, — усмехнулся Сэм в ответ.



Глава 3


До дома Коллекционера, который располагался между воротами усадьбы и кафе, мы дошли быстро — я не успела даже одуматься. Сэм толкнул двери, и они оказались открытыми. Но, похоже, сюда давно никто не приходил — я сразу почувствовала запах пыли и сырости, которая пробирала до костей, даже в солнечный день. Сначала мы попали в коридор. На полу рассыпан мелкий гравий, и я наклонилась, чтобы поднять один из камешков, но вдруг поняла, что они живые. Оказалось, это вовсе не камни, а жуки, которые устремились к нам, заползая на ноги. Я всегда боялась насекомых, поэтому заорала, что было сил, пытаясь сбросить тварей с обуви и не давая взобраться на меня. А потом заметила на стене тень.

— Ааа! Что это такое, Сэм? — крикнула я, указывая на странное существо, приближающееся к нам по стене.

— Заклинание! Нужно заклинание! — рявкнул Детектив, стреляя из пистолета в потустороннюю тварь. Но пуля отрикошетила от тени, разбила лампу на потолке, и на нас со звоном посыпались осколки.

— Я не знаю никакого заклинания! Сейчас… Подожди! — пыталась я сообразить, что нам делать, а потом заорала так, что эхо разнеслось по помещению: — Vade! In impurum vi!

Это означало: «Уйди! Нечистая сила». Я как раз перед тем целый год изучала латынь, и мы с девочками-одноклассницами баловались, изобретая по ночам всяческие ритуалы.

Я так и не поняла, почему сработало, но все жуки внезапно устремились в тень, сливаясь с ней в одну массу; прозвучал крик — словно вопила банши — и сама черная субстанция стала распадаться на пятна, которые тут же таяли на стене. Я тяжело дышала, понимая, что опасность позади. Детектив тоже громко выдохнул. В тишине раздался щелчок — мужчина перезарядил свой пистолет. Дверь позади нас захлопнулась, и мы остались в кромешной тьме.

— Идем, — раздался хриплый шепот.

Детектив толкнул двери, и в лицо ударил свет из большой комнаты. Мы вошли туда, все еще не веря, что справились с тварью Изнанки.

— Как ты это сделала? Что сказала? — спросил Сэм, посматривая на меня с подозрением.

— Я ничего такого не сказала! Это латынь, простая латынь! — растерянно произнесла я. — Не понимаю, почему сработало!

— У тебя есть магический потенциал. Марта не зря сказала, что ты как-то связана с Туманом. Оказывается, ты не такая простая девочка, какой хочешь казаться, Лив! — Детектив приблизился, и серые глаза потемнели до цвета стали. — Что ты скрываешь?! — Он взял мое лицо двумя руками, заставляя смотреть прямо на него.

— Ничего! Отпусти! Я не знаю, как это вышло! — выплеснула я со злостью.

Стало даже обидно. Я только что прогнала тень, спасла Детектива, а этот местный нахал меня в чем-то обвиняет. Хотя, скорее всего, эта тень охотилась не за ним, а следила за мной, спрятавшись в сумраке и поджидая, пока я войду в дом.

Я обернулась, удивленно глядя на помещение. Интерьер казался мне знакомым. Я даже вспомнила какие-то детали — они сами всплывали в памяти. Например, старый граммофон словно играл мелодию, звуки которой дрожали в воздухе:


День заканчивается, улетают птицы.

Назад в укрытие, в каждое маленькое гнездышко, которое они любят.

Ночные тени падают, птицы любви кричат,

Что заставляет мир вращаться? Ничего, кроме любви.

Когда козодой поёт

И вечер близок,

Я спешу на своё голубое небо.

Я поворачиваю направо.

Маленький белый свет

Приведет тебя к моему голубому небу.

(Gene Austin — My Blue Heaven, перевод с англ. автора)

Я увидела телевизор, какие теперь только в музеях остались, громоздкий подсвечник с оплавленными огарками свечей, низко свисающую с потолка хрустальную люстру, множество книг и скрученных чертежей, приборы, какие имелись и в особняке в пригороде Парижа, старинную фотокамеру. Все такое родное, словно я не раз бывала в этом месте, пряталась под столом или в шкафу, меняла пластинки в граммофоне, дразнила дядю Армана, корча рожицы, а после убегала. Кажется, я была тем еще сорванцом, будто и не девочка вовсе, а проказливый мальчишка.

Провела по волосам и вдруг поняла, что они у меня когда-то были короткими. Кажется, я сама обрезала их ножницами, которые взяла без спроса, и мне потом влетело. Почему-то именно это воспоминание родилось в комнате, будто оно было впитано в стены. И только туман в моей голове мешал увидеть прошлое. Я закрыла глаза, напевая ту песню, словно она могла мне помочь вспомнить больше. Когда замолчала, в комнате раздался тихий кашель.

— Старая песня — я слышал ее, еще будучи маленьким, — сказал Детектив, глядя на меня так, словно только что сделал открытие века.

— Да, кажется, я ее любила, — пробормотала я, потом повернулась к мужчине: — Сэм! Я бывала здесь не раз. Я действительно жила в Городе. Мне нужно вспомнить больше!

Я прошла по комнате, рассматривая вещи, заряженные энергетикой. Я чувствовала силу в каждом предмете, что имелся в этом беспорядке. А потом увидела проекцию — силуэт за стеклом большого полукруглого окна. Мужчина с ребенком. И я даже знала, кто тот ребенок. Мужчиной мог являться как дядя Арман, так и мой отец. Но, в любом случае, теперь нужно разобраться в происходящем. Я попала в Город неспроста. У меня есть предназначение, и моя метка поможет найти ответы на все вопросы. Наверное, раньше я не была готова узнать правду.

— Давай посмотрим чертежи. Возможно, здесь есть схема сборки артефакта, — тихо сказала я Детективу.

— Я тоже так подумал. Ты ведь запомнила, как выглядел артефакт Марты?

Я кивнула и направилась к ящикам, переворачивая содержимое. Чего там только не было! Но схема словно пряталась от меня. Я пересмотрела все места. А потом вернулась к самому началу и вдруг обнаружила ее там, где уже искала. Как назло предмет моих поисков находился у меня под носом. Я подняла лист бумаги и победно покрутила им перед носом Сэма.

— Смотри! Я, кажется, нашла то, что нужно!

— Верно! Это схема! — вгляделся Сэм в небольшой чертеж на пожелтевшей бумаге.

Я скрутила находку в трубочку и подала Детективу.

— Пусть она хранится у тебя! У нас есть схема и лист пальмы, осталось самое сложное — сапфир. Да еще из короны!

— Это не так уж трудно. Я видел нужный камень на днях. Дай подумать, где же он мелькал, — запрокинул голову Детектив, взъерошив волосы, а потом воскликнул: — Знаю!

— Далеко? — нахмурилась я.

— Не очень, в нескольких кварталах отсюда, около Статуи Ангела. Если мы хотим успеть до наступления темноты, стоит поторопиться, — ответил Сэм, указывая на дверь.

Я еще раз обвела взглядом дом Коллекционера. Мне было жаль покидать это место. Но Детектив прав — нельзя задерживаться. Завтра я смогу выяснить, что на самом деле привело меня в Город Теней за Искажением, где у всего есть своя история. Я вздохнула и потопала к выходу, вздрогнув при воспоминании о жуках, что напали на нас в прихожей.


***

Пока мы добрались до Статуи Ангела, ноги заныли от напряжения. Казалось, все находится рядом, но расстояния были не такими уж маленькими. Мы прошли узкими улочками мимо старых зданий и магазинчиков, многие из которых открыты. И, наконец, попали к той самой статуе. Я думала, она такая же, как на площади, но оказалось, это место тоже хранит свою историю.

Здесь находился разбитый автомобиль, он впечатался в стену здания, разрушив при этом ту самую статую, и ее осколки лежали на мостовой. В искореженной машине старой марки, перевернутой и застывшей во времени, так и мигала одна фара, оставшаяся целой. Вокруг рассыпались предметы из салона: пистолет, фонарик, брелок с ключами, шкатулка и даже моток оградительной ленты. С помятого бампера свисала цепь, а на оранжевом капоте четко прорисовывалось изображение орла. Кованая ограда, что когда-то окружала статую, валялась у постамента, у нее стоял мешочек с монетами. Между камнями брусчатки росла трава, постамент покрылся мхом, а в пространстве звенел визг тормозов, лязг металла и чей-то крик. Они не были слышны, но чувствовались эмоционально, словно Город хранил их вечно.

— Давно здесь находится этот автомобиль? — спросила я, почувствовав тоску этого места.

— Он попал сюда из Изнанки еще до меня. Раньше находился в другом месте, ближе к площади, но Туман сменил его положение, — тихо ответил Сэм. — Похоже, кто-то пытался на нем скрыться от преследования.

Я присела на каменный блок, вытянув ноги, и еще раз осмотрела обстановку. Странно знать, что все здесь остается неизменным на протяжении многих лет. Туман менял все на свое усмотрение. Этот Туман был живым, самостоятельным разумом, что воздействовал на Город.

— Мы пришли сюда не просто так, — напомнил Сэм. — Давай отыщем то, что нам нужно. У меня не слишком хорошее предчувствие.

— Но я не вижу никакой короны, — разочарованно протянула я.

— Смотри внимательно, она точно была здесь.

— Может, ее кто-то уже забрал? Все же драгоценность, — предположила я.

— Иногда ценности теряют смысл, если ты сам теряешь нечто большее. В Городе никому не нужны деньги, золото, бриллианты. Разве что для развлечения. Здесь больше ценят отношения. При этом никто не вмешивается в дела других. Таков порядок, с которым мы живем, — кисло улыбнулся Детектив, скривив губы.

Он поднял старую газету, затем открыл сундучок, достал пригоршню монет, которые со звоном посыпались обратно. Я тем временем отодвинула лесенку, заглянула в разбитое окно машины, потрогала упавший знак дорожной разметки. Что же здесь есть еще? Ступа, чей-то браслет, карта, коралловые бусы, набалдашник трости. М-да. Искать можно долго, но корона ведь — не иголка в стогу сена, ее сложно не заметить.

Через несколько минут поисков я выдохлась.

— У Статуи нет сапфира, ты ошибся, — разочарованно сказала Сэму.

— Не может такого быть! Он точно находился здесь! — возразил Детектив.

Я повернулась и вдруг открыла рот от удивления. Вот так всегда — ищешь что-то, а оно под носом. Стоило усвоить это правило еще час назад, в доме Коллекционера. Корона висела на голове статуэтки на уровне моих глаз, и в ней сверкал нужный нам камень. Я взглядом указала Сэму на свою находку.

— Отлично! Я же говорил: он тут. Теперь мы нашли все, что просила Марта, и можем отдать ей вещи, чтобы она сделала защитный амулет. Поспешим. Туман не заставит себя ждать.

Я вытащила из короны камень и спрятала его в карман.

— Пить хочется.

— Рядом итальянское патио, зайдем туда, — указал рукой Сэм, — потом направимся в комнату Судьбы.

— Хорошо, — кивнула я. — Нужно уходить — слышу странный звук, словно кто-то приближается.

Звук казался чужеродным, пугающим, но при этом напоминал шаги. Будто за нами следил кто-то невидимый. Я крикнула, что нам нужно бежать, сама рванула в сторону каменных тотемов со страшными лицами. Казалось, меня догоняют, и вслед мне летит голос:

— Оливия! Подожди! Ливи!..

Так страшно мне еще никогда не было. Я бежала быстро, как только могла. Сэм схватил меня за запястье и затащил в какую-то дверь, закрыл ее изнутри на щеколду и оперся руками о стену, тяжело дыша. После повернулся ко мне и, прищурившись, спросил:

— Ты как?

— Нормально! Что это было? Показалось, что кто-то хотел со мной поговорить.

— Кто-то пытался прорваться с Изнанки. Днем призраки не могут проникать в Город, но у Статуи Ангела есть брешь в оболочке, — объяснил Детектив. — Сюда они не доберутся, мы в безопасности. Кстати, про это место я тебе и говорил.

Я оглянулась. Мы действительно попали в итальянское патио. Отдышавшись, я присела на высокий стул. Сэм прошелся по помещению, взял из печи пиццу, поставил тарелку на стойку. Затем налил из стеклянной бутылки воду и подал мне стакан.

— Мне нужно освежиться, я сейчас вернусь, — серьезно сказал он и скрылся за боковой дверью.

Я на пару минут осталась одна. Жевала пиццу и думала обо всем происходящем. Интересно, есть ли способ вернуть Город в реальный мир? Если да, то почему Коллекционер этого до сих пор не сделал? Если даже он бессилен, то что говорить обо мне? Эксперименты с Искажением явно ни к чему хорошему не приводят.

Пицца оказалась вкусной и ароматной. Томаты были нарезаны тонкими ломтиками, нежная ветчина таяла во рту, а сыр имел особенный запах, словно его только что изготовили итальянские мастера. И даже зелень казалась свежей.

Пока я ела, в печи на вращающемся металлическом подносе, как по волшебству, появилась новая пицца. Надо же. Я усмехнулась. Город сам воссоздавал все, что брали у него люди.

Когда вернулся Сэм, я тоже отправилась в умывальную. Остановилась перед зеркалом, пальцами распутывая длинные русые локоны. Расческа бы не помешала, но ее у меня не было. Мои голубые глаза в обрамлении густых ресниц казались огромными.

А я действительно ничего. Никогда не думала о том, чтобы нравиться мужчинам. Наверное, никак не могла выйти из своего потерянного детства. Я даже представила в качестве своего парня Сэма и усмехнулась. Нет, он точно не для меня — Детектив старше на полтора десятка лет, и это только внешне. Хотя он симпатичный и в нем, безусловно, есть харизма.

— Кажется, нам пора идти. Скоро стемнеет, — сказала я, вернувшись к нему.

— Да. Нужно успеть к Марте до того, как Туман войдет в Город, — согласился он.

Мы вышли из патио. Я с облегчением поняла, что преследовавший меня голос исчез, стало совсем тихо. Мы шли по пустому Городу. Магазины открывались и закрывались сами собой. Там, где ничего не было, появлялись торговые лотки без продавцов. В тишине раздавались только наши шаги.

Марта ждала нас — она словно предчувствовала, что скоро вернемся. Мы отдали находки, Медиум сложила все на полку и загадочно улыбнулась.

— Энергии артефакта хватит на двоих. Но время использования будет ограничено. Если отправишься одна — то защита действует до рассвета, если вдвоем — то три часа. — Она взглянула на задумавшегося Сэма. — Только вам решать, как лучше поступить. Главное — не отдаляйтесь друг от друга. Артефакт соберу к утру. Утром и сделаем привязку.

— Хорошо, Марта. Мы придем. А насчет остального подумаем. — Детектив вопросительно взглянул на меня. — Оливия сама решит.

Я пожала плечами. Пока я об этом даже не думала. До завтрашнего вечера нужно еще дожить, а опасности подстерегают нас на каждом шагу.

Мы покинули дом Марты и пошли по пустынной площади. Как и вчера, надвигался Туман. Он постепенно заматывал Город в свой кокон, выползал из щелей и переулков, появлялся из швов между камней брусчатки. Его длинные бурые языки лизали наши ноги, словно пробовали их на вкус. Плотная дымка поднималась все выше, уже достигая колен. Конец улицы терялся в этом мареве, и расстояния стали другими, непонятными. Мы шли на ощупь, но Сэм уверенно вел нас в сторону своего дома, ругаясь на себя, что не поторопил нас вовремя. Мне было страшно. В этом Тумане терялись очертания зданий, искажались силуэты статуй. А еще он давил на психику. Как и пару часов назад, я слышала голос, что звал меня, заманивая к окраине, в самую гущу. Последние лучи солнца поглотила субстанция жуткого явления в Городе Теней.

Туман заглушал звуки, и мне опять казалось, что за нами кто-то следит. Я сообщила об этом Детективу, и мы ускорили шаг. Периодически Сэм хватался за оружие и осматривался. Небо почернело, лишь некоторые участки улиц освещались фонарями. Но свет в красноватом мареве рассеивался, поэтому фонари больше напоминали отдельные точки, что просто служили ориентирами, не озаряя дорогу.

— Там кто-то есть! — воскликнула я, заметив надвигающиеся тени.

— Черт! Бежим! — крикнул Детектив, и мы рванули в какой-то закоулок.

Но за это время Туман успел перестроить часть Города, и мы очутились в тупике.

— Это ловушка!!! — с отчаянием произнесла я, когда мы уперлись в глухую каменную стену.

— Невероятно! Ты так и притягиваешь неприятности. И откуда ты взялась на мою голову?

— Прости! Я не специально! — ответила я и осеклась, закрыв рот ладонью.

Чуть поодаль от нас, на тупиковой улочке, происходило нечто странное. Туман преобразовывался, его завихрения собрались в кольцо, края которого вспыхнули зеленоватым светом. Из открывшегося портала вышел высокий мужчина в темном плаще с капюшоном и двинулся к нам навстречу.

Раздался крик Детектива, а потом и его выстрел. Меня Сэм отодвинул в сторону, но я успела увидеть, как появившийся незнакомец выставил вперед ладонь, и она засветилась, поглотив пулю, словно он впитал ее в себя.

Мы пятились назад, я слышала, как Сэм перезаряжал пистолет. У меня перехватило дыхание. Я просто терялась между Туманом, незнакомцем в капюшоне и тем, кто пытался меня защитить. Раздался еще один выстрел — и мужчина снова уничтожил пулю.

— Вот же отродье Тьмы. Он выследил нас и сейчас убьет! — хрипло произнес Сэм.

Мужчина зарычал и бросился к нам. Он выбросил вперед ладонь, и оттуда к нам устремились те самые пули, что до того впитал. Сэм успел свалить меня с ног — и лишь это спасло от «выстрелов». Странное существо, которое я видела в тусклом свете единственного фонаря, похоже, охотилось именно за мной.

Я в страхе прижалась к влажной брусчатке, почувствовав сверху тело Детектива. Но в этот момент случилось уж совсем неожиданное: впереди возникли два волка со светящимися глазами. Они ринулись к человеку в плаще. Тот резко обернулся, закричал, и в этот момент с его головы слетел капюшон.

За искаженным злобой выражением я вдруг увидела знакомое лицо.

Это был тот, кого показывал мне на фото вместе с моей мамой дядя Арман.

Мой погибший отец! Тьери.

Невозможно!

— Папа?! — прошептала я, не веря своим глазам, а потом крикнула громче: — Отец?! Ты меня не узнал?

Глаза мужчины полыхнули зеленым светом, он смотрел на меня с безразличием. Потом зарычал на волков. Они явно были готовы убить друг друга. Но вдруг волки на моих глазах превратились в людей, в которых мужчина — вероятно, мой отец — метнул зелеными зарядами магии. В этот момент около моего уха раздался прерывистый голос:

— Давай… За мной… Сюда…

Детектив успел обнаружить приямок, снял с него решетку. Мы кубарем покатились в околоподвальную яму. Я ударилась, но думать о боли было некогда. Сэм пистолетом разбил окошко, и мы попали в подвал здания, оказавшись в кромешной темноте. Около щеки раздалось тяжелое дыхание, руки сомкнулись за моей спиной.

— Успели! Идем через дом, поищем другой выход, — прошептал Детектив мне в губы, а потом потянул в черное пространство помещения.

Мы нашли дверь, поднялись по лестнице на первый этаж пустующего здания, пробежали по коридору и свернули в боковой проход, где обнаружились еще несколько дверей. Пару секунд Детектив думал, в какую из них войти, потом толкнул ту, что находилась посредине — и мы попали в большую комнату. Сэм распахнул окно и кивнул мне, мы вылезли наружу и спрыгнули, оказавшись на другой стороне дома. Здесь нам ничего не угрожало, мы избежали преследования.

Но я тут же вспомнила лицо папы. Неужели он жив и только что пытался меня убить?

— Почему ты сказала, что он — твой отец? — со злостью спросил Сэм, волоча меня за руку по туманной улице.

— Мне… Мне так показалось! Я не уверена! — сказала я, потирая ушибленный при падении бок. — А тебе известно, кто он такой?

— Наемник! — прозвучало тихо, но резко, как выстрел. — Это сам Наемник! Один из служителей Тени! Главный убийца Изнанки Города!

— Не может быть! Так на нас объявлена охота?!

— Не знаю! — выплюнул Детектив. — Мне и самому хочется разобраться!

— Он принял облик папы. Я думаю, что это лицо отца. Ты же знаешь мою историю.

— Ни в чем нельзя быть уверенным наверняка, когда имеешь дело с тенями! Кажется, путь до моей квартиры может стать для нас последним. Идем-ка лучше в мою лабораторию, это ближе к площади.

— У тебя еще и лаборатория есть?

— Да, оборудовал для некоторых экспериментов, храню там важные улики. Да, неважно. Сейчас главное — пройти Туман и не заблудиться.

Я видела, как зол мой спутник, поэтому ни о чем его больше не спрашивала. Шла молча, стараясь переварить информацию и понять, папа это или тот, кто хотел быть на него похожим. Сэм сказал, что приспешника злых сил здесь зовут Наемник. Один из самых опасных жителей Изнанки не может быть моим отцом!

Не может! Скорее всего, он и есть убийца моих родителей!

Лаборатория Сэма напоминала кабинет сумасшедшего фанатика. На одной стене висели фотографии убитых людей, снимки частей тел, негативы. На второй находилась большая доска, испещренная выполненными мелом заметками и схемами. Мне стало даже не по себе, когда дошло, сколько всего на самом деле происходит в Городе, где нет настоящей полиции. У заваленного книгами стола располагалось кожаное кресло, около книг — металлическая пепельница в виде сфинкса, рядом упаковка табака. В углу стояла старинная печатная машинка, из которой торчал лист бумаги. Возможно, Сэм даже записывал какие-то истории. На полу чего только не было: тотемы, амулеты, оружие, шкатулки. На стене висели часы с кукушкой. Около шкафа, за стеклом которого виднелись приборы, имелась дверь, что вела в санузел.

Я рванула туда, чтобы избежать пристального взгляда мужчины, подозревающего меня черт знает в чем. Обидно, когда не помнишь, что было раньше. Может, я и на самом деле связана с Изнанкой и злыми силами Города, но просто не помню. В любом случае, если что-то и было, то очень давно, до того, как Сэм попал в Город. А сейчас я ничего плохого не сделала, и меня не в чем винить.

Детектив успел заварить чай. Он ни о чем не спрашивал, пытался казаться отстраненным, но я видела, как он озадачен.

— Скажи, что за оборотни явились в тот момент, когда на нас напал Наемник? — все же спросила я.

— Они выясняли отношения, это их клановые разборки. Оборотни искали Наемника, чтобы передать ему нечто важное. Но их появление спасло наши жизни.

— Если это был отец, то он меня не узнал, — пробормотала я, присев на стул около кресла Детектива. — Мы останемся ночевать здесь?

— Да, в нише есть диванчик. Лучше поспать здесь, чем ходить по ночному Городу.

День выдался утомительным. И несмотря на стресс, мне хотелось хотя бы немного отдохнуть. Завтра я узнаю правду, а пока нужно выспаться. Мы присели на диван. Неожиданно, Сэм притянул меня к себе и обнял, поглаживая спину. Я вздрогнула.

— Ну же, успокойся, сказал! — сердито произнес он. — Город — странный организм, который функционирует по своим законам. Я здесь и не такого насмотрелся за десятилетия, что провел в нем. Возможно, завтра что-то разрешится.

— Очень надеюсь. Знаешь, та проекция в доме Коллекционера… Мне кажется, что это я и отец. И мы были дороги дяде Арману. Дядя ведь не плохой. Можно понять, почему он не сказал мне правду о моем прошлом, — произнесла я, положив голову на плечо Сэма.

— Мы все — заложники этого места и так или иначе связаны с его тайнами. Но Город не спешит выдавать все свои секреты, он позволяет узнать только то, что считает нужным.

Я зевнула и смежила веки. События кружились, сливались в разноцветную массу, перед глазами вставали предметы и люди, имеющие свои истории. И где-то в этой мешанине было мое место. А потом я увидела дом со светящимися красными окнами. И подсознание закричало: «Вот он! Там разгадка твоей тайны!»

Напоминая о себе, заныла метка на руке. А потом боль растворилась в усталости. Я задремала на плече Детектива. Он опустил меня на диван, укрыл, а сам ушел. Улегся в кресло, забросив ноги на стол. Я еще пару раз приоткрыла глаза, но потом окончательно провалилась в пропасть снов, в которых мне виделись школа и дом дядюшки.


***

Утро пролетело быстро, в сборах. Несмотря на тревожные сны, я успела выспаться. Вчерашнее происшествие больше не обсуждалось, что несказанно радовало. Я решила не строить предположений. Может, все вообще не так, как я думаю. Одно понятно — бала теней мне не избежать. Вот только идти туда страшно.

— Я пойду с тобой, — вдруг сказал Детектив, когда мы собирались выйти из дома.

— В Особняк? — повернулась я.

— Да. Мне нужно решить свою проблему. Заодно попытаюсь защитить тебя от необдуманных поступков, — заявил Сэм, закрывая двери. — Очень хочется узнать, что замышляют тени.

— Почему ты все же помогаешь? — натянуто улыбнулась я.

— Может, ты мне нравишься? Да и вообще, я ведь объяснил! — проворчал он, и мы вышли на улицу, где уже развеялся ночной Туман.

Я посмотрела на лицо мужчины и вдруг поняла, что Сэм мне тоже нравился. Вот только я не признаюсь ему. Это была лишь мимолетная мысль, даже не влюбленность, хотя внутри что-то покалывало иголочками. Все, что нас связывало — часть тайны этого Города, где время стоит на месте, а Туман перекраивает не только улицы, но и судьбы его жителей, вовлекает в свои интриги, играет с жизнями, временем и пространством. Здесь рушатся стены, а Город, вопреки здравому смыслу, восстанавливает все заново. Где каждый по-своему одинок и по-своему счастлив. Есть ли здесь мое место — вот в чем вопрос.

Марта ждала в комнате Судьбы. Шар она убрала в шкаф, и на подставке красовался защитный амулет, что женщина сделала за ночь. Сэм мельком взглянул на артефакт. Нахмурился. Я обошла питона, что свернулся в кресле калачиком, и тоже осмотрела вещицу, которая должна была защитить нас от разоблачения.

— Я понимаю, вы пойдете на бал вдвоем? — улыбнулась Медиум.

Я переглянулась с Сэмом. Вчера мы так и не обсудили толком этот вопрос, но синхронно кивнули, будто наши мысли сходились на одном и том же.

— Тогда я настрою его на обоих. Вам не стоит задерживаться или сильно отдаляться друг от друга. Просто ведите себя естественно и не волнуйтесь. Призраки чувствуют эмоции, это может вам навредить.

По команде Марты мы положили руки на магическую защиту. Пока женщина читала длинное заклинание, я закрыла глаза. Мы с артефактом становились единым целым. А еще я чувствовала эмоции Сэма и его интерес. Он рисковал ради меня, и это льстило. Все же приятно, когда заботятся. Вот только бы правда не стала губительной.

— Мы пойдем. Спасибо за все, что вы сделали! — сказала я Марте, когда она закончила привязку амулета.

— А в чем же ты пойдешь, милая? — вдруг всплеснула руками Медиум. — В брюках на бал не ходят. Тебе нужно найти подходящее платье!

— Платье? Где же его взять? — опешила я и вопросительно посмотрела на Сэма. С другой стороны, Марта права. Я не могу идти на бал в джинсах и грязной футболке, даже если гости этого праздника — призраки и тени.

— В день бала многое в Городе оживает. Отправимся на Рынок Троллей. Там мы найдем нужную одежду и аксессуары.

— Звучит пугающе. Я боюсь троллей, — возразила я, передернув плечами.

— Отличная мысль! — поддержала Марта Детектива. — Поспешите, пока рынок не закрылся.

Мы покинули комнату Судьбы, забрав с собой амулет. Его я спрятала в карман. Надеть защитный артефакт предстояло лишь вечером, тогда он и заработает.

Мы прошли площадь и остановились на ее краю, где еще вчера ничего не было. Сегодня, после того, как ушел Туман, появились лотки, полки с товарами, раскрытые сундуки с жемчугом, тканями, оружием. Сэм взвесил в руке пистолет с гравировкой, потом положил его на место.

Кажется, раньше здесь находился фонтан, но от него осталось лишь разноцветное мозаичное покрытие, а в центре круглого углубления на каменном постаменте выросло дерево, голые ветки которого почему-то были усыпаны розовыми цветами. Сверху над рынком нависали фонари, плотно друг к другу стояли бочки. Узорчатые тканевые крыши защищали прилавки от солнечных лучей, от них на мозаике фонтана и брусчатке танцевали блики. А вот хозяев этого места я заметила не сразу.

— Его ты взял! Я знаю! — послышался возмущенный крик из-за поворота.

— Каменный уродец! Ты сам спрятал, чтобы обвинить меня! — ответил другой голос.

Спор подхватил целый хор голосов, раздался звон и звуки ударов.

Мы с Детективом бросились к прилавку, около которого молотили друг друга тролли. В потасовке они нас сразу не заметили. Мелькали плащи, длинные носы, каменные кулаки; тролли щедро награждали друг друга крепкими словечками на их сленге. Но потом драка резко прекратилась, и существа со страшными лицами повернулись к нам. Один из троллей подошел к Сэму, возвышаясь над ним на целую голову.

— Зачем к нам пожаловал, Детектив? — поинтересовался он.

— Нам нужно платье для этой очаровательной девушки, — указал на меня Детектив и с улыбкой пояснил: — Такое, в котором можно пойти на бал.

— Смотрите! — отодвинул тролль шторку, и за ней обнаружилась часть переулка, где стояли манекены женщин. На них были надеты бальные платья. — Только мы ничего не дадим. Можем лишь обменять на услугу, — хитро добавил тролль.

— Что же попросите взамен?

— Фентал потерял золотой браслет с рубинами. Поможешь его отыскать, Детектив?

— Где Фентал находился, когда его потерял?

Тролли переглянулись, потом один из них кивнул в сторону зарослей за рынком.

— Там!

— Ладно. Я поищу. Лив, ты со мной? — спросил у меня Детектив.

— Да, конечно же, с тобой, — поспешила я за ним, не желая оставаться в компании мрачных троллей.

Мы прошли каменную арку и попали в лес — бывший городской парк на берегу канала. Деревья и кусты в нем разрослись, дорожки покрылись слоем мха, скамейки и фонтаны плотно обвил плющ, и лишь по силуэтам можно было догадаться, что под ним находится. Но и здесь попадались всякие предметы: фонарики, кубки, часы, подсвечники, чашки и прочее, что принес сюда Туман. Я внимательно заглядывала во все уголки и возможные тайники, но браслет с рубинами никак не попадался на глаза.

Детектив замер у одного из деревьев, заглянул в дупло и что-то достал.

— Нашел? — спросила я, подойдя к нему.

— Эмм… Нет, не нашел, — ответил он как-то загадочно.

— Но ведь ты что-то достал!

— Тебе показалось, Лив.

Я обошла вокруг, размышляя над его словами. Возможно, и правда показалось. Я продолжила поиски, переворачивая предметы. Мы проходили по лесу долго, но так и не нашли украшения троллей. Я остановилась и вздохнула.

— Что же, обойдусь без платья. Идем обратно. Придумаем что-нибудь другое.

Я видела, как мучился Детектив, но не понимала, в чем дело, а спросить не решалась. Мы уже вернулись к рынку, когда он тихо выругался вслух.

— Да что такое с тобой? — спросила я, устав гадать, что с ним происходит.

— Я не могу... Я искал его несколько лет, — тихо произнес Сэм, повернувшись ко мне, потом добавил: — Знал же, что тролли ничего не отдадут просто так!

— Что ты имеешь в виду?

— Они всегда просят об одолжении, которое ставит человека в тупик, заставляя делать сложный выбор. Я нашел тот чертов браслет! — с яростью в голосе ответил Детектив. — Но я искал его долго, несколько лет. Это украшение — главная улика в одном запутанном деле, что я расследовал в Городе. Оборотни Подземелья обещали рассказать мне, что стало с жертвой, если я найду и верну им браслет.

— Ты не можешь отдать его троллям? — поразилась я. — Нет, я не настаиваю. Если для тебя браслет так важен, оставь его себе.

Мы вошли на территорию рынка, и самый высокий тролль приблизился к нам.

— Каковы твои успехи, Детектив? Нашел то, что просили?

Сэм на секунду замялся. А потом вдруг достал из кармана браслет и протянул его троллю. Я даже опешила. Ради меня он пожертвовал тем, что было важно для него самого.

— Да, нашел. Так что теперь дело за вами.

— Неожиданно. Но мы всегда выполняем свои обещания, — произнес тролль. — Выбирайте, что вам по вкусу.

Мы прошли ряд платьев, и у меня разбегались глаза от богатого ассортимента. Я остановилась и повернулась к Сэму.

— Хочу тебя поблагодарить. Ты мог бы и не отдавать браслет.

— Ничего, я сделал свой выбор. Теперь выбор за тобой. А браслет... Я придумаю, как обмануть троллей и забрать его. Потом, когда разберемся с твоей проблемой.

Я вдохнула. Не люблю оставаться в долгу. С другой стороны, если бы Детектив не пошел со мной на рынок, то не узнал бы, где находится браслет. Так что и я пригодилась.

Какое же платье выбрать? Может, золотое? Оно похоже на наряд королевы. Или вот то, алое, оно мне точно к лицу. Хотя лучше возьму зеленое, у него пышные юбки.

— Смотри! — позвал меня Сэм, и я оглянулась.

На крайнем манекене было надето шикарное платье, которое словно переливалось, а в ткани словно мерцали звезды. Его цвет напоминал небо, каким оно бывает сразу же после заката. По линии декольте крепились бриллианты, плечи были полностью открытыми. Юбка оказалась двойной: нижняя из плотного, темно-синего кринолина, верхняя часть прозрачная, с воздушными воланами. Я дотронулась до ткани, что приятно легла в руку.

— Ты думаешь, оно мне подойдет?

— Оно идеально, Лив. В нем ты будешь похожа на настоящую принцессу. Принцессу бала теней, — улыбнулся Детектив. — Пожалуй, надену сюртук, чтобы соответствовать своей спутнице.

Как же это романтично, однако! Если бы не знать, в какую ловушку мы собрались. Но это единственный способ выяснить, кто же я такая и почему попала в Город.



Глава 4


Поскольку в Городе не было автомобилей, а вся техника жила своей собственной жизнью, идти пришлось пешком, но я даже как-то обрадовалась этой прогулке, тем более, что Детектив нашел для меня удобные кожаные туфли без каблуков. Платье приходилось приподнимать, переступая камни и бордюры, но это не слишком напрягало. Сам Детектив выглядел как столичный франт: в черном сюртуке, в белой рубашке с кружевными манжетами. Но этот мужчина в любой одежде чувствовал себя естественно и непринужденно. А я знала, что на поясе спрятан пистолет.

Особняк располагался на берегу. Раньше в этом квартале жила только городская знать. Светлые стены здания мы увидели издалека. Еще не стемнело, но я знала, что через короткое время Город снова погрузится в туман, который скроет улицы, принеся опасность. Здание, куда мы направлялись, было соединено с мостом, с другой стороны находился двор, где сама по себе работала кондитерская, и оттуда пахло свежей выпечкой. С крыльца так же виднелась спокойная водная гладь канала.

Казалось, это место застыло во времени в ожидании бала-маскарада. На второй этаж полукругом вела широкая лестница, через арочные проемы просматривались деревья, само здание было наполнено всевозможными вещами, упакованными подарками, яркими цветами, украшениями. По углам находились изящные статуэтки, с потолка свисали ленты и разноцветные шары, в подсвечниках горели свечи. Но при всей праздничной обстановке в Особняке стояла мертвая тишина, как и везде в Городе. Но я уже не удивлялась таким вещам.

Я прошла по залу, взяла со стола один овальный портрет, потом второй, всматривалась в лица людей — возможно, бывших хозяев, — но никого не узнавала.

— Лив, нам нужно спрятаться, — тихо сказал Сэм, осмотревшись.

— Да, конечно! — Я потрогала защитный амулет на шее, а потом сообразила, что совсем скоро это место наполнится гостями из потустороннего мира, и вздрогнула.

— Спрячемся на балконе, — предложил Сэм, указав на лестницу.

Мы скрылись за дверью балкона, свысока глядя, как в Город входит Туман. Сверху все смотрелось иначе, казалось, что по брусчатке движется живая субстанция, покрывая улицы и окутывая здания. Туман полз по стенам, медленно лизал гранит набережной, плыл над черными водами канала. А вместе с ним Город накрывала бархатная ночь.

Неожиданно пространство пронзил звук гонга — и Особняк начал наполняться существами. Я видела и чувствовала их, но при этом знала, что они не живые. Одни, словно по волшебству, возникали из воздуха, другие входили в парадные двери, третьи спускались с чердака. Дамы в бальных платьях с изящными веерами и высокими прическами кружили по залу вместе с мужчинами в костюмах. Многие призраки общались у столов с угощениями, пробуя то, что приносили призрачные слуги. Но при этом вся еда оставалась на месте. По стенам зала в причудливом танце двигались тени. Призрачный оркестр играл классическую мелодию, наподобие симфонии Моцарта: гремели барабаны, пели скрипки и виолончели, звенел колокольчиками клавесин, заходились трелями флейты.

Я замерла у дверей балкона в изумлении, граничащим с ужасом, настолько все было странно и одновременно восхитительно.

— Что же, принцесса, идем танцевать? — раздался у моего уха бархатный шепот.

Сэм протянул руку и задорно подмигнул. Я улыбнулась, принимая предложение, вложила в его большую ладонь свои пальцы. Мы вместе спустились по лестнице, оказавшись среди призрачных гостей Особняка, но нас никто не замечал.

Мужчина обхватил меня за талию, закружив по залу. Мой страх внезапно испарился, оставив решительность. Я смотрела в серые глаза Сэма и понимала, что в этот момент он — лучшее, что у меня есть. Даже не знаю, когда я научилась танцевать, но выходило легко и непринужденно, словно я не раз бывала на подобных мероприятиях и с детства заучила все движения.

На несколько минут я даже забылась, но хриплый голос Детектива вырвал меня из грез:

— Тебе, случайно, не знакома эта женщина? Она тебя видит!

Я повернулась, встретившись взглядом с призраком молодой дамы. Она смотрела прямо на меня. Я даже схватилась за амулет, испугавшись, что он не работает. Но кроме нее меня никто не замечал. Какое знакомое лицо!

Это же… Это же мама! Я нашла ее, хоть она и призрак!..

Дыхание сперло. Я переглянулась с Сэмом, и он кивнул.

— Иди! Она тебя ждет. А я тут пока осмотрюсь.

Я шагнула к маме, чувствуя, как трясутся от волнения руки. Но меня обдало теплом. От призрака шла особая энергетика, хотя от других гостей разило мертвым холодом. Я посмотрела в синие глаза полупрозрачной женщины.

— Ливи! Это действительно ты? Ты вернулась в Город Теней? — тихо спросила она.

— Мама! Как же я рада, что нашла тебя! — Мой голос дрогнул. Я не знала, как вести себя с призраком, не могла ее обнять или поцеловать. Но грудную клетку переполняла радость, ведь мама могла говорить со мной. Ведь я знала, что она погибла, хоть это случилось и не так, как рассказывал дядя.

— Ты стала совсем взрослой, Ливи, — ровным тоном ответила мама. — Я действительно умерла. Но чувствую тебя. Так же, как и твоего отца. Меня уже ничего не воскресит, но ты должна помочь ему.

— Расскажи, что случилось! Кто мой отец?!

— Он каждый год приходит сюда. Но его душой владеет Тьма. Она обманывает его, вводит в заблуждение. Твой папа считает, что я жива; что Тьма вернула меня ему в обмен на то, что он работает на Изнанку Города. Но это не так. Он должен понять, что меня больше нет и это лишь наваждение, которым его кормят... и ради которого он служит силам Зла. Он так и не смог принять то, что я умерла, поэтому заключил договор с Тенью.

— Что?! Так папа жив?! — опешила я. — Скажи, где он?! Как ему помочь?

— Лишь в Доме Красных Окон каждый вспомнит прошлое и выяснит правду. Необходимо найти это здание. Только там отец тебя узнает, и вы сможете поговорить.

— Как ты погибла? Тебя убил он? — спросила я, ужаснувшись своим же словам.

— Нет! — мягко ответила мама. — Вскоре после того, как произошло Искажение, меня убили твари с Изнанки. Но твой отец так и не смог смириться с потерей. Он искал способ меня оживить. Но сам попал в западню. Это я звала тебя у Статуи Ангела.

Я вдруг поняла, кому принадлежал голос, что вчера меня преследовал.

— Кто я такая?! Скажи мне, мама!

— Ты сама все узнаешь, — грустно улыбнулась она.

— Я тебя люблю! Я так рада, что могу слышать тебя. Кажется, я давно ждала этого момента.

— Почти сто лет, — тихо сказала мама.

— Сколько?! — Кажется, моя челюсть отвисла. — Да невозможно!

Но удивиться, как следует, я не успела, потому что дверь Особняка распахнулась, а на пороге возник тот, кто преследовал меня вчера, пытаясь убить. Под его капюшоном колдовским огнем горели зеленые глаза. Он снял плащ, под ним обнаружился костюм с галстуком. Его лицо казалось отстраненным, он искал взглядом лишь маму.

Наемник!

Мой отец. Живой. И очень опасный!

Главный убийца с Изнанки, служитель Тени.

— Прячься! — шепнула мама. И я не стала спорить.

Он не узнает меня, потому что невменяем. Лишь в Доме Красных Окон отец придет в себя, и там мы сможем все обсудить. А пока нужно спрятаться и найти Сэма.

Я бросилась в сторону балкона.

Детектив говорил мне, что хочет услышать от призраков какую-то важную для него информацию, он не собирался вмешиваться в наш с мамой разговор, но теперь дело обстояло иначе. У Наемника есть приказ — уничтожить меня, и он ни перед чем не остановится, пока не выполнит задание Тени.

Подняв юбки, я взлетела по лестнице и притаилась за колонной. С этого места было хорошо видно, что происходило в зале. Наемник подошел к призраку мамы, поднял ее руку и поцеловал прозрачные пальчики. Для него мама не была привидением, а казалась реальной. И он целый ждал год, чтобы в этот день прийти в Особняк на бал теней и увидеть ее вновь. Так происходило год за годом, десятилетие за десятилетием. Он жил лишь тем, что ему позволят встретиться с любимой.

У меня даже слезы навернулись на глаза. Мне не хотелось разрушать мираж папы. Все, что осталось в душе Наемника — любовь к моей маме. Но она просила, чтобы я сказала ему правду, а это можно сделать только в Доме Красных Окон. Мама переживала за него даже после смерти, хотела вытащить мужа из вечного плена, в который он подался ради нее. Что же важнее: оставаться в неведении и работать на Тень или снова стать самим собой?

В душе был полный раздрай, и я не знала, что делать. Только чувствовала, как горит огнем моя магическая метка, превращаясь в компас, указывающий направление.

— Аннет, я соскучился, любимая. Ты все такая же красивая. Город не меняет нас, — послышался хрипловатый голос Наемника, в котором застыла боль.

— Я тоже скучала, Тьери. Мне было плохо без тебя. Но ты должен принять, что меня давно нет. Я вижу все, что происходит, но я нереальна — всего лишь фантом!

— Не говори так! Ты настоящая, Аннет! И мы всегда будем вместе! — произнес отец. — Идем, потанцуем. Этот вальс специально для нас.

Он закружил маму в танце. Они смотрелись так странно, словно и не расставались никогда. И даже смерть не смогла их разлучить. Я забыла, что здесь делаю, только смотрела как завороженная за красивой парой, которая танцевала вальс в компании призраков.

— Лив, нам пора уходить, — хрипло произнес вернувшийся Детектив. — Действие амулета подходит к концу. Если Наемник увидит нас здесь, то не оставит от Особняка камня на камне. Но нас все равно уничтожит.

— Мне нужно выманить его и найти Дом Красных Окон, Сэм! Но я не знаю, как сделать так, чтобы он не убил меня раньше. Ведь папа не понимает, что творит. Его душой владеет Тень. Смотри — моя метка светится! Она укажет путь!

Детектив поднял и сжал мою руку, рассматривая огненный компас.

— Она проведет сквозь Туман. Но как выманить Наемника?

— Помоги мне, прошу, — зашептала я, умоляюще глядя на Сэма.

— На что я вообще сегодня соглашаюсь? — скривил губы Детектив. — Ты меня с ума сведешь. Ладно, сейчас что-нибудь придумаем.

Сэм оглянулся, и я поняла, что он задумал. Единственная вещь, которая делала нас невидимыми для призраков, находилась на моей шее. Я заметила прицельный взгляд Детектива, сняла с шеи амулет с сапфиром и протянула ему.

— Сделай же то, что собирался!

Он склонился, и его дыхание обожгло мою щеку. Он тихо сказал:

— Нам придется бежать очень быстро.

Затем раскрутил амулет на шнурке и запустил им в большую люстру под потолком. Артефакт повис на ней, раскачиваясь. Раздался звон хрусталя, свет в зале задергался. Музыка вдруг остановилась, призраки замолчали, а тени нервно замелькали по стенам.

— Не меня ли ищешь, Наемник! — прозвучал в воцарившейся тишине насмешливый голос Сэма. — Я ведь много раз вставал на твоем пути.

Отец повернулся к нам, его глаза полыхнули магическим огнем.

— Ничтожный человек, случайно попавший в Город и возомнивший себя здесь важной персоной! Это же ты защищал девчонку, — ледяным тоном произнес Наемник, а потом сделал оборот вокруг себя — и плащ вновь оказался на нем. В руках блеснули острые клинки, которые словно выросли из ладоней.

Я закричала, но Сэм уже тащил меня к выходу. Призраки всполошились — мы слышали их возмущения. Привидение матери бросилось к Наемнику, ненадолго задержав его. Тени нервно заметались по полу, предметам и стенам. Пространство завопило от нарушения баланса энергии, а амулет на люстре вспыхнул синим светом. В начавшемся переполохе, который помешал Наемнику убить нас, я чувствовала лишь длинные крепкие пальцы Детектива. Мы услышали, как в закрывшуюся дверь Особняка вонзились кинжалы, и побежали вдоль канала в Туман, обнимающий Город властными объятиями безвременья.

Мы знали, что за нами идет погоня. Призраки не дали Наемнику убить нас сразу. Но он шел по моим следам, потому как получил приказ уничтожить появившуюся на Вокзале девушку. Ему было все равно, кем она является, — он подчинялся Тени.

Длинное платье мешало движению. Ноги ныли, метка на руке горела, но больше не обжигала. Компас ожил — его стрелка меняла положение, указывая, куда нужно двигаться. Мы свернули в переулок, утонувший в плотном мареве, пробежали мимо выплывших из Тумана фонтанов, поднялись по каменной лестнице около незнакомых зданий с красивыми крылечками и оказались на другой улице. Но я постоянно сверялась с живым компасом.

Раздался свист ветра; к нам рванули крылатые существа, от которых пришлось отстреливаться.

Страшно. Особенно, когда где-то сзади настигал убийца, являющийся моим же отцом.

Я поранила ладонь, и по ней размазалась кровь. Магическая метка горела все ярче; стрелка выползала из кожи и дрожащим в воздухе лепестком указывала дорогу к Дому Красных Окон.

А потом я увидела те самые окна.


***

Дом Красных Окон возник словно из ниоткуда. Дом, где каждый мог узнать ответ; где правда вырывалась наружу. Как часть живого организма Города, Дом показывался лишь в особых случаях и постоянно менял расположение. Он и был главной тайной Города Теней.

— Я видел его пару раз. Но дом не впускает меня. — Детектив замер на месте, как легавая на охоте, глядя на здание. — Иди же, Лив! Я попытаюсь задержать тварей!

Я благодарно взглянула на мужчину, рисковавшего жизнью. Потом вздохнула и вбежала вверх по лестнице. Дернула кольцо, открывая дверь. Но внутри меня что-то больно кольнуло, и я повернулась. Прямо на Сэма из Тумана двигалась страшная крылатая тварь Тьмы с длинными когтями и зубами, что чернели в оскаленной пасти. Я закричала и хотела было рвануть на помощь. Но крик Детектива остановил меня:

— Заходи же внутрь, не медли! Я сам разберусь.

Да что же это такое?! Я не могла оставить Сэма одного — вот-вот должен был появиться Наемник. Я вздрогнула, уже не понимая, что происходит, какая-то сила втащила меня в холл, наполненный красным маревом.

Мой родной отец, которого я считала погибшим, догнал меня и едва не убил. Но как только мы оказались внутри, он очнулся: стоял и смотрел на меня, как на призрак, потом протер глаза, словно все еще не верил, что я здесь. Узнал или нет?

— Папа. Я твоя дочь, Оливия, — произнесла я, глядя на мужчину, снявшего капюшон.

— Ливи. Это действительно ты? Где мы? Я ничего не понимаю! — Он протер со лба мелкие капельки, которые оставил Туман.

Я смотрела на него, а перед глазами одна за другой оживали картины прошлого. Детство. Мама. Имение. Да! То самое Имение, где по сей день жила Джульетта — наша бывшая служанка. Она узнала меня, но не сказала правду, потому что много лет чувствовала себя хозяйкой дома, оставшегося без владельца. А я нарушала ее идиллию. Как и иллюзию отца.

Я вспомнила Коллекционера, который являлся лучшим другом Тьери. На самом деле, он был моим крестным. И именно он нашел меня… в Тумане! В чертовом Тумане, где я заблудилась, когда отправилась искать своего папу. Я помнила липкий страх и свою растерянность. Тогда я попала в само Искажение, где время и пространство утратили смысл. Для меня там прошло несколько дней, а на деле минули годы.

Мне было как раз шестнадцать лет, когда я подслушала разговор и узнала, что мой отец работает на Тень. После этого Коллекционер спас меня, вытащив в реальный мир, где научил жить по-новому Он показал, как любить эту жизнь, хоть и сообщил, что мои родители погибли. А я не могла восстановить память из-за того, что за годы Туман отобрал ее...

— Папа! Я все вспомнила! — прошептала я. — Я знаю, что случилось на самом деле!

— Ливи! — Он подхватил меня, кружа прямо как в детстве, потом поставил на ноги и поцеловал мой лоб, не размыкая объятий. — Ты жива!

— Я всегда была жива. Но вот мама… — Я вдруг вспомнила просьбу призрака. — Она умерла. Она хочет, чтобы ты, наконец, понял это и прекратил тревожить ее дух. Мама на балу не настоящая. Ее душа заколдована, чтобы держать тебя под контролем. Тень пользуется тем, что ты веришь в реальность мамы. Он не оживил ее, понимаешь? Она просила это передать, ведь хочет освободить тебя от кошмара, в который ты попал.

— Она… не… живая? — Глаза отца наполнились болью, а на лбу образовались морщины, когда до него дошла истина. — Аннет не ожила? Она мертва?

— Да. Это просто обман. Она хочет отойти в мир иной, но не может, пока ты ее держишь. А вместе с этим Тень управляет тобой, — едва не плакала я, но чувствовала, что должна это сказать. — Я хочу тебе помочь, папа! И боюсь, как только ты покинешь Дом Красных Окон, то снова обретешь зависимость. Теперь я знаю, кто такая.

Словно прочитав мои грустные мысли, отец подтвердил:

— Ты — наследница Усадьбы и можешь занять место, которое принадлежит тебе по праву. Потому что я больше не вернусь к людям. Я винил Коллекционера в произошедшем. Потом потерял Аннет и во что бы то ни стало желал ее возвратить. А она умерла на самом деле. — Отец протер лоб и улыбнулся. — А ведь ты жива, Ливи!

— Коллекционер спас меня из Тумана и забрал в реальный мир, папа. Он совсем неплохой. Возможно, когда-нибудь он… — Я не могла назвать Коллекционера Арманом, потому что теперь знала — это не настоящее его имя. — Он найдет способ все исправить. А пока мы должны бороться, чтобы жить; чтобы Город не потерялся во времени окончательно. Скажи мне, как освободить тебя от наваждения, а ты стал собой! Наверняка есть способ! — крикнула я, стирая льющиеся по щекам слезы.

— Кому-то придется отдать самое ценное, что есть в Городе, отказаться от того, что имеет. Такова суть заклятья, которое висит на мне. И сделать это нужно там, где его наложили — в Лаборатории Времени.

— Папа, я сделаю это! Я вытащу тебя! — проговорила я, обнимая его лицо — такое родное и далекое одновременно.

— Там есть артефакт солнца. На него нужно поставить ладони и назвать то, что готова отдать. Это снимет с меня морок, — прошептал отец.

— Но ты все равно останешься в этом мире?! — с ужасом спросила я.

— Да, моя девочка, — обнял он меня на прощание. — Я останусь здесь, потому что кому-то необходимо бороться с темными силами, находясь в стане врага. Но я буду понимать, что я делаю и зачем это нужно. Я стану защищать Город извне. Иди! Ночь скоро закончится. Я останусь в Доме Красных Окон столько, сколько смогу продержаться, чтобы не успеть догнать тебя. Лаборатория Времени в нескольких кварталах отсюда. Сегодня Дом Красных Окон появился как раз неподалеку.

— Я люблю тебя, папа! — сказала я, погладив пальцем его морщинку на лбу.

Как странно, еще полчаса назад это был опасный убийца, а теперь я понимаю, чего ему стоила эта жизнь.


***

Я выбежала наружу, вспомнив про Детектива. Руки тряслись от волнения — я боялась, что он не успел скрыться от крылатой твари. Сэма нигде не было видно.

— Сэм?! Сэм! — позвала я, но туман поглотил мой голос. — Детектив! Где ты? — крикнула громче. — Сэм, ты ведь не мог просто так сдаться... Я не верю... — прерывисто прошептала я и пошла в Туман, не видя перед собой дороги.

В голове еще звучали слова отца о том, как дойти до Лаборатории Времени. Она находилась на вершине Черного Замка — самого заметного места в Городе. Но уже ничего не хотелось. Если тот, кто помог узнать правду, погиб из-за меня, то смысла больше нет. Я шла наобум — даже не смотрела, куда ступаю. Платье путалось в ногах, но я не обращала внимания на эту мелочь. Было больно от всего того, что я вспомнила. Город — часть моей жизни. Но моя ли это жизнь?!

Детектив исчез, и я осталась одна. Стало страшно.

— Куда спешит сбежавшая с бала принцесса? — вдруг раздался рядом со мной до боли знакомый голос.

— Сэм! Ты жив! — обрадовано крикнула я, не веря в чудо.

— Живее всех живых. Пришлось спрятаться, чтобы обмануть порождение Изнанки.

— Сэм! Как хорошо, что ты здесь, — сжала я его ладонь и вдруг поняла, что магической метки на моей руке больше нет — она исчезла навсегда, когда я вышла из Дома Красных Окон. — Я все вспомнила! Теперь я в курсе, как освободить отца — нужно попасть в Лабораторию Времени!

— Я знаю, где она находится. Идем!

Пока мы шагали через Туман, я поведала Детективу свою грустную историю. Иногда плакала, потом успокаивалась. Сэм оказался не хуже дядиного психолога — он выслушал меня, не проронив ни слова, и не мешал мне говорить. И только когда я дошла до момента с Джульеттой, присвистнул:

— Значит, тот зонт, что она передала Марте, создавал, который мешал Медиуму видеть твое прошлое?

— Выходит, так и есть. Но даже если это правда, я не могу винить ее, — вздохнула я. — Джульетта не желает моего возвращения. Много лет прошло. Я ведь пробыла в Искажении не одно десятилетие.

— Вот уж не думал, что все так запутанно. Но твой отец прав. Если он просто вернется, Тень его уничтожит. Все же лучше, если он останется в Изнанке, но будет понимать, что делает.

— Мне нужно пожертвовать тем, что есть у меня в Городе. А я не знаю, что у меня есть, кроме тебя. Но тобой я жертвовать никак не могу. Ты мне нравишься, Детектив, — усмехнулась я с горечью, что застыла на губах.

— Надо же! А я думал, что могу только раздражать тебя. Вообще-то не обязательно жертвовать кем-нибудь, если можно чем-нибудь, — многозначительно сказал Детектив.

Мы остановились. Я задрала голову, глядя на замок — самое высокое здание Города. В тумане он казался зловещим. На постаментах у входа расселись ожившие горгульи, их крики пронзали воздух. Но нас крылатые бестии не трогали. Возможно, аура отца защищала меня от порождений зла. Мы смогли беспрепятственно проникнуть в Замок. В холле отдышались, а потом бросились вверх по винтовой лестнице, откуда можно попасть в башню.

— Тут сплошные аномалии, не пугайся, — сообщил Детектив, когда перед нами появились танцующие огни, что провожали нас в Лабораторию.

— Живые огни. Надо же! А они ведь меня знают! — вспомнила я, как уже бывала в этом месте. Удивительно, сколько всего произошло в Городе за те годы, когда никто не знал, как бороться с Искажением и его последствиями.

Детектив открыл дверь, и мы попали в большую комнату, на одной стене которой находился огромный светящийся циферблат. К нему вели пять ступеней, на них отбрасывали тени римские цифры и стрелки. В нишах размещались полки, заваленные книгами и заставленные колбами с разноцветными жидкостями; там же стояли всевозможные приборы и часы. Под потолком висел портрет седого мужчины с бородой. А рядом с циферблатом я увидела золотой артефакт с изображением солнца, о котором говорил мне отец в Доме Красных Окон.

Я подобрала шуршащие юбки и поднялась на площадку, остановившись перед ослепительно яркой пластиной. Сердце стучало набатом. Я боялась ошибиться и не получить второго шанса.

Нужно просто подойти и отказаться... Вот только от чего? Детектив сказал, что это может быть нечто неодушевленное, но важное для меня.

«Ты — наследница Усадьбы, ты можешь занять место, которое принадлежит тебе по праву», — прозвучал в голове голос отца — как напоминание.

Мой дом. Усадьба, где меня давно нет. Я много лет прожила без нее. За это время в Городе установились свои порядки. Даже отец не стремился вернуть ее. А мама давно мертва. Нужно ли мне это наследство, если оно может спасти папу?!

Я уперлась руками в знак солнца и закрыла глаза.

— Я навсегда отказываюсь от своего наследства! Пусть все будет так, как до меня! — четко произнесла, понимая — это самое большое, что я могу сделать для родителей. — Я отказываюсь от Усадьбы! — громко повторила на всякий случай.

Потом открыла глаза. Но ничего не происходило. Мне даже показалось, что я ошиблась. Но в этот момент из артефакта вырвался яркий свет, ослепив меня лучами. Картины прошлого и настоящего смешались в цветном калейдоскопе. Я словно видела спешащего в Тумане Наемника, который уже добрался до Черного Замка, услышала, как он выбил парадные двери здания, и вдруг остановился, очнулся от морока, схватившись за голову.

Сработало! Папа вспомнил, кто такой. Больше он не станет тревожить покой мамы. А я выполнила ее желание.

«Спасибо, Ливи!» — прозвучал в голове голос отца.

— Получилось?! — восхищенно произнес Детектив.

— Да! Получилось! Теперь он свободен! — выдохнула я и пошла вниз по ступеням.

Я не успела дойти до Сэма, как начало происходить нечто странное. Пространство словно раскрывало передо мной новое измерение. Оно закручивалось светящимися жгутами, между которыми я видела кабинет дяди Армана в пригороде Парижа. Мне открылся путь в реальный мир, и теперь я могла покинуть Город Теней, выполнив свое предназначение. Город хотел, чтобы я вернулась обратно!

— Это выход! Идем со мной! — позвала я Детектива, указывая на портал.

Но мужчина оставался на месте. Он лишь отрицательно покачал головой.

— Я не могу! Я останусь в Городе. Ты вернешься одна.

— Но… Сэм! Это же выход! Выход из ловушки! Неужели ты не хочешь на свободу? — крикнула я, размазывая по щекам слезы. — Портал ведь скоро закроется!

— Я не могу уйти! Ты не поняла?! Я нужен Городу — он моя судьба! Для этого я и попал сюда! — со злостью крикнул Детектив, и эхо разнесло его слова по башне. — Мое предназначение — навсегда остаться здесь и помогать людям! Потому я и не могу войти в Дом Красных Окон!

— Сэм! Я так хочу, чтобы ты выбрался вместе со мной.

Я шагнула в объятия мужчины и взглянула в его ясные серые глаза.

— Нет! — окончательно отрезал он. — Если судьбе будет угодно, мы еще встретимся. Но твоя жизнь теперь там.

Я робко обняла окровавленными ладонями его лицо. Глаза застилала пелена слез. И лишь Сэма я видела отчетливо. Детектив говорил мне правду — он был частью Города и его истории. А моя история уже в прошлом, и сегодня я положила ей конец. Как бы больно не было осознавать, нужно принять этот факт.

— Ну же, не плачь, Лив!.. Девочка, которая, на самом деле, старше меня, потерявшаяся в Тумане, выжившая там и спасшая Наемника. Ты проживешь счастливую жизнь в большом мире. У тебя доброе сердце, и оно еще не раз поможет. Сегодня ты была настоящей принцессой бала. Я рад, что сопровождал такую красавицу и танцевал с ней Танец Теней, — тихо произнес Детектив, сжав мои руки, а потом склонился и прошептал: — Ты говорила, что ни с кем не целовалась... Можно я стану первым? — вопросительно взглянул он на меня.

Я кивнула и прикрыла глаза. А потом почувствовала восхитительно-вкусные мягкие губы Детектива на своих. Это было так здорово, что я потерялась в пространстве. Обнимала шею мужчины, запустив пальцы в его густые волосы, пока продолжался волшебный поцелуй. Наверное, Сэм прав — у нас ничего не получится. Но ради того, чтобы вот так поцеловаться в башне под часами, я готова повторить все свои приключения. От Детектива тянулся тонкий аромат дорогого табака с ментолом. Этот запах я запомнила навсегда, как и вкус его губ. Затем мы оторвались друг от друга, и я отпрянула назад.

— Иди, Лив! Тебе пора! — указал Сэм на мерцающий портал и улыбнулся.

Наши взгляды на краткий миг перехлестнулись.

— Я не забуду о тебе, Детектив! — тихо сказала я.

Затем приподняла платье и шагнула в проход. Передо мной все еще стоял грустный взгляд Сэма, и губы ощущали его поцелуй. Где-то в Тумане я видела и лицо отца, который подмигивал мне.

Пространство вращалось, унося меня далеко от Города Теней, где мне больше не было места, ведь я отказалась от наследства ради папы, ради мамы, ради всех жителей.



Эпилог


Во рту появился привкус металла, подступила легкая тошнота. Я ударилась головой слишком сильно.

Я лежала на полу в кабинете дяди Армана — вернулась обратно. Но теперь я знала правду о себе, и никогда не смогу забыть, как связана с Городом и его тайнами.

Или это был лишь сон? Но ведь все казалось таким реальным!

Я открыла глаза и вдруг поняла, что на мне платье, в котором я ходила на бал теней.

Значит, это правда! Мне не привиделось! Я на самом деле была в Городе.

Голова еще немного кружилась. Я поднялась, взглянув в зеркало на свою чумазую физиономию. Потом увидела часы и опешила — здесь прошло всего несколько минут. Дядя Арман вернется с минуты на минуту! Он не должен увидеть меня в своем кабинете!

Я прошла мимо приборов, бросила беглый взгляд на робота, а потом прикрыла дверь и поспешила в свою спальню. Нужно успеть привести себя в порядок и спрятать бальное платье, которое порядком пострадало. Но и выбросить его я не смогу.

Пока я приняла ванну, дядюшка Арман уже вернулся домой. Я услышала его шаркающие шаги в гостиной. Он сетовал на то, что черный порошок не оттирается, ворчал на домработницу. Но потом увидел, что я спустилась, и вдруг широко улыбнулся. Я бросилась к нему на шею в порыве чувств. Дядя обнял меня в ответ.

— Оливия! Рад, что ты добралась без проблем. Я тут немного поэкспериментировал, пока тебя не было, — указал он на остатки порошка. — Надеюсь, Мари сможет это убрать. Или мне не стоило нанимать горничную?

— Пускай будет. Она милая и готовит обалденные круассаны, — улыбнулась я. — А с пятнами я тебе сейчас помогу.

— Может, пора заканчивать все опыты? — прищурился дядя.

— Ни в коем случае! — воскликнула я в ответ. — Если ты считаешь, что это нужно, то обязательно продолжай!

— Надо же, а я думал, что похож на вышедшего из ума старика, — усмехнулся он.

— Я тебя люблю любого! — снова обняла я его. — Можешь рассказать, чем ты занимаешься? Я обязательно помогу, когда приеду на каникулы из колледжа.

— Думал, ты уже не захочешь ко мне возвращаться, Оливия.

— Зря думал! Кажется, во мне появилась жажда новых открытий. И я готова работать с тобой, если ты не против. Потому что иногда лучше вернуться, чем мучиться догадками.

— Это верно, — улыбнулся дядя и повернулся к окну, хитро прищурившись.

Мы молчали, но каждый из нас знал правду. Возвращение — не всегда выход из положения, ведь прошлого мы уже не изменим, а вот будущее в наших руках. Может быть, когда-нибудь я вернусь в Город за Искажением, но это будет уже иная история.



Файл создан в Книжной берлоге Медведя by ViniPuhoff


КОНЕЦ

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Эпилог