КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605551 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239838
Пользователей - 109760

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Приманка для призраков [Алекс Кош] (fb2) читать онлайн

- Приманка для призраков [СИ] (а.с. Кулак Полуденной Звезды -2) 891 Кб, 242с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алекс Кош

Настройки текста:



Алекс Кош Кулак Полуденной Звезды. Приманка для призраков


* * *

Глава 1


Пожалуй, впервые за всё время с момента появления в новом мире, я почувствовал себя настоящим героем боевика. Не тем тупым подростком, которому велят не вылезать из машины, а он все равно выходит и всем всё портит, а самым настоящим главным героем. Усталым матерым мужиком, гордо выходящим навстречу полицейским машинам, запоздало приехавшим ему на помощь. Правда, брать на себя убийство всех тех людей, что остались в здании заброшенного завода, я уж точно не собирался. Мисси превратила их в настоящий фарш. Поэтому будем считать меня «героем, который выжил» в лютой мясорубке, никого при этом не убив. Образ наиболее выгодный с точки зрения абсолютно любого законодательства.

Выйдя за порог, я облокотился на стену и стал наблюдать, как в заброшенный двор беззвучно заезжают полицейские машины. Эти ребята мигалки по-умному не включали. Никогда не понимал, зачем лететь в опасное место с сиренами, чтобы предупредить о своем приближении и дать плохишам возможность лучше подготовиться или попросту сбежать? Нет, местные работники правоохранительных органов деловито и очень тихо оцепили окружающее пространство, затем оттеснили меня от входа, и ворвались в здание.

— Что здесь произошло? — спросил один из полицейских, схватив меня за плечо. Взрослый мужчина лет за сорок, с сединой в черных волосах и вызывающим доверие добродушным и морщинистым лицом семейного человека. — Ты же Роман Михайлов?

— Да, — подтвердил я. — Эти люди меня похитили, а потом кто-то пришел и убил их всех. Я сидел взаперти и не видел, что именно произошло.

Разумеется, все это было чистой правдой, ведь я физически не мог врать. Даже то, что я назвал помощницу Джеймса «кто-то», имело логическое обоснование. Кто такая эта «ханьё» вообще? Лично я не в курсе. Ёкаев по аниме еще помню, это японские духи. Но как один или одна из них скрестился с человеком и почему результат их извращенной любви с таким удовольствием убивает людей? Очень странно.

Из здания стремглав выскочил молодой полицейский, едва успел спуститься с лестницы мимо нас, и опорожнил желудок под ближайший куст.

— Ты чего? — озадаченно спросил его коллега.

— Кхе, там какое-то месиво из мяса и кишок. Что за монстр это сотворил?

Да Мисси с виду и не монстр вовсе, а милая девушка. Хотя, мужик зрит в корень, так сказать. Знай моя сестренка, кто или что скрывается за образом скромной секретарши, вряд ли стала бы дерзить ей при первой встрече. Сразу бы мечом пырнула.

— Ты сам-то в порядке? — как-то запоздало спросил меня седой полицейский, не спуская озадаченного взгляда с напарника. — Скорая сейчас приедет.

— Все хорошо, — уверенно ответил я и так же запоздало, как и полицейский, опомнился: — Ой, там на месте, где меня похитили остался лежать паренек…

— С ним все хорошо, уже отправлен в больницу.

Это отличные новости! Пусть мы и не смогли спасти сестру Демиса, но хотя бы он остался в живых.

— Так кто же тебя похитил и зачем? — осторожно спросил полицейский и, увидев, что я не тороплюсь отвечать, поспешно добавил: — Ты можешь мне доверять, я работал с Евгением Михайловым много лет. Возможно, он даже упоминал меня, я Оливер Локк.

Знал бы он, что подобное заявление доверия совершенно не внушает, а скорее даже наоборот. Да и Евгений Михайлов со мной вообще никогда не разговаривал и никак не мог упоминать никаких своих коллег.

— Мне надели на голову мешок, когда везли сюда, — немного невпопад ответил я.

Так. Стоит ли раскрывать личность того, кто меня на самом деле похитил? Обычно в фильмах полицейские не очень хорошо реагируют на убийства коллег и тем более близких знакомых, даже если они подозреваются в преступлениях. Поэтому упоминать еще одного бывшего коллегу Евгения Михайлова мне определенно не стоило. Тем более, что Мисси его куда-то уволокла, и, скорее всего, этого гада больше никто и никогда не увидит. Оно и к лучшему, в общем-то.

— Но ты же видел, кто именно тебя схватил? — настоял на вопросе полицейский.

— Ну…

У полицейского вдруг зазвонил телефон. Посмотрев на экран, он принял вызов со слегка озадаченным выражением лица.

— Да? Откуда у вас вообще мой телефон? Включить громкую связь? С какой стати? Эээ… ладно.

Оливер выставил телефон перед собой и нажал на экран.

— Стоп, стоп, стоп! — раздался отлично знакомый мне голос Джеймса Харнетта. — Парень, не вздумай отвечать на вопросы полиции.

— Почему это? — даже обиделся полицейский. — Ты-то тут вообще при чем, Джеймс?

— Он мой ученик и официальный член Ассоциации Медиумов. Любые допросы возможны только в моем присутствии.

Полицейский пожал плечами, как будто его собеседник мог увидеть это действие.

— Да я никого и не допрашивал, просто задал пару вопросов.

— Это и называется допросом, — ехидно заметил Джеймс. — Что бы он не говорил, это не может быть упомянуто в официальном рапорте.

— Да пожалуйста, — с легкостью согласился мужчина. — Тем более, этим делом будет заниматься не полиция.

Медиум на какое-то время замолчал, и даже через телефон мне передалось его напряжение.

— Инквизиция?

— Конечно, — подтвердил полицейский. — Это они нас сюда и направили, ощутили здесь какое-то темное присутствие или что-то вроде того. Кстати, священники уже должны вот-вот приехать.

— Шустрые какие, — буркнул Джеймс. — Так, мужик, отдай телефон парнишке и отойди метров на пять, будь добр. Нам нужно поговорить.

— В смысле?! — переспросил полицейский. — Это вообще-то мой телефон!

— Ой, давай не выпендривайся, — раздраженно сказал медиум. — Я буду тебе должен. Думаю, будет не так плохо иметь в должниках лучшего медиума в городе.

Полицейский немного подумал, а затем нехотя отдал мне телефон и отошел в сторону.

— Он точно ничего не слышит? — тихо уточнил Джеймс.

— Да, — заверил я медиума.

— Парень, учти, с инквизиторами ты можешь забыть о своем происхождении, им плевать из какой ты семьи, — быстро заговорил медиум. — Отвечай на все их вопросы честно, веди себя очень осторожно, а главное помни, что на самом деле тебя никто ни в чем не обвиняет. Это просто их стиль общения. Если бы они действительно что-то против тебя имели, то ты уже был бы в цепях где-то глубоко под землей.

— А с чего им вообще тогда меня допрашивать? — озадаченно спросил я. — Я же ничего не сделал. Так-то я вообще жертва.

— Ты забыл главный принцип христианства? Каждый человек родился уже виновным, — хмыкнул медиум. — С этой точки зрения они с тобой и будут общаться. Просто смирись и постарайся не нервничать.

Я сердито засопел в трубку и Джеймс смилостивился.

— Ладно, возможно Мисси успела немного наследить в городе, и теперь ее ищет каждый святоша в радиусе сотни километров. Поэтому не вздумай рассказывать о том, кто тебя на самом деле спас.

Ничего себе!

— А как это состыкуется с советом честно отвечать на все их вопросы? — раздраженно спросил я, подметив, что во двор въезжает еще одна машина — снежно-белый лимузин, или какое-то его подобие. Было не трудно догадаться, что это те самые инквизиторы.

— Ну ты уж постарайся, вывернись, — продолжил меня «успокаивать» медиум. — И учти, что такие как они чувствуют, когда им лгут. В прямом смысле. Можешь спокойно описывать внешность убийцы, просто не называй никаких имен и не связывай спасение со мной. Орлова и Воротова можешь смело сдавать, кстати, их не жалко. Мертвецов жалеть вообще занятие бесполезное.

Просто прекрасно. Мы нашли друг друга — я не могу лгать, а они чувствуют ложь. И как в такой ситуации можно вообще что-то скрыть?

— А нельзя им сказать то же, что и полицейским? Что я член Ассоциации Медиумов и меня нельзя допрашивать без вашего присутствия?

— С ними это не работает, — разочаровал меня медиум. — Скорее даже наоборот, Церковь стоит над Ассоциацией Медиумов. Ты главное, ничего не бойся. Я уже еду и постараюсь тебя подстраховать.

Вернув телефон седому полицейскому, я сел обратно на лестницу, и продолжил слегка напряженно смотреть, как из дорогой машины выходит парочка «страшных инквизиторов» в белых одеждах. Не знаю, с чего медиум вообще решил, что я испугаюсь священников. Оба мужчины смотрелись весьма представительно, а их лица не выражали какой-то агрессии, недовольства или иных отрицательных эмоций. Я бы даже сказал, наоборот, молодой выглядел лет на тридцать и буквально излучал холодное спокойствие, а вот старший сильно напоминал добродушного бородатого дедушку. Нет, конечно, все мы помним истории про дяденек с добрыми глазами, отправлявших людей на костры… но я же реально ничего не сделал. Чего мне бояться-то?

— Благослови тебя Господь, мальчик, — своеобразно поприветствовал меня старший, а тот, что помоложе лишь молча кивнул и прошел мимо нас в здание.

Вблизи бородатый инквизитор выглядел как самый настоящий Дед Мороз, разве что сильно похудевший. Глаза такие добрые-добрые, улыбка под седой бородой такая понимающая-понимающая. Окружающим людям он наверняка всем своим видом внушал доверие и уважение, а меня откровенно ужаснул. А все потому, что помимо живых людей я мог видеть еще и мертвых.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровался я, стараясь смотреть только ему в лицо.

Вот только сделать это было не так-то просто, поскольку за спиной милого старичка в костюмчике появился призрак. Лысый, худой и абсолютно голый мужчина, обвитый с ног до головы колючей проволокой, впивающейся прямо в кожу. Все его тело кровоточило от многочисленных ран, кровь стекала по ногам и рукам вниз, но не падала на землю, а исчезала прямо в воздухе. Проволокой оказалась не замотана только его голова, зато глаза, рот и уши оказались плотно зашиты толстой холщовой ниткой.

Твою ж мать! Страх-то такой!

Длиннющая колючая проволока обвивала все тело призрака, а ее конец шел куда-то к затылку старого священника.

— Я понимаю, что ты сейчас испуган, Роман, ведь произошло нечто очень страшное. Столько людей погибло, — мягко сказал старик.

Я даже слегка вздрогнул, когда он произнес мое имя. Наверное, не очень хорошо, когда тебя при первой же встрече называет по имени представитель инквизиции.

— А я думал, что главное преступление — это похищение подростка, — заметил я, будучи не способным держать язык за зубами. — И погибли тут только преступники.

— Разумеется, — мягко улыбнулся священник. — Ты пострадавший. Но не стоит окунаться в омут ненависти, все-таки от руки темного существа погибли дети божьи. Я был неподалеку и почувствовал, что здесь появилось настоящее зло. Поэтому мне очень нужно узнать, кто именно убил всех людей в этом здании?

Ага, значит, тут он зло почувствовал, а когда нас дважды чуть не убила кровяная тварь из-за двери, инквизиция никакого зла не улавливала? Какой-то у них очень избирательной локатор.

К сожалению, я так увлекся своими мыслями, что не успел придумать достаточно честный, и в то же время обтекаемый ответ.

— Не бойся и просто ответь, — неожиданно командным тоном сказал седой священник.

— Ханьё, — тут же вырвалось у меня.

Черт!

Стрёмный призрак облетел священника и приблизился вплотную к моему лицу, словно пытаясь заглянуть мне в глаза. Вот только у него самого-то глаз не было.

— Ты ее видел? — продолжил задавать вопросы священник.

— Да.

— Как она выглядела?

Я как мог подробно описал внешность ханьё, стараясь даже мысленно не ассоциировать ее с секретаршей Джеймса. Светло-серая кожа, желтые глаза, удлинившаяся форма лица, клыки и страшная улыбка-оскал. Едва ли в этом описании можно было узнать милую девушку с ресепшена. К счастью, священник так и не задал правильный вопрос, ответ на который мог мгновенно изобличить реальную личность ханьё. Видимо потому, что они считали ее обычным призраком, а не меняющим свою форму человеком.

— У тебя нет мыслей, почему ханьё вдруг решила тебя спасти? Может, ее вызвал твой отец?

«Ах, так вот к чему он клонит», — вдруг понял я. — «Даже церковь под Михайловых копает? Им-то что мой так называемый отец сделал?»

— Не думаю, — с чистой совестью ответил я.

Полагаю, Евгений нанял Джеймса, а уже он отправил ко мне на помочь Мисси. Так что технически мой отец ханьё действительно не вызывал.

— А вы не хотите спросить, кто меня похитил? — раздраженно спросил я, мысленно ужаснувшись — «Блин, что я говорю вообще?».

— Этим займется полиция, — ответил священник. — Мы тут исключительно по делам церкви.

Призрак продолжал летать вокруг меня, он то прислушивался своими зашитыми ушами, то принюхивался носом. Тоже зашитым, разумеется. Это очень сильно нервировало и сбивало с мыслей.

— Может отзовете уже своего уродца? — не удержался я. — Чего он все летает вокруг меня?

Старичок ничуть не смутился.

— Так ты его видишь? Неплохо. — Он хитро прищурился. — Видимо, чем-то ты ему приглянулся. Не знаешь, с чего вдруг?

— Мой учитель, — я специально выделил голосом, — член Ассоциации Медиумов Джеймс Харнетт говорил, что призраки тянутся ко мне из-за того, что я не так давно перенес клиническую смерть. Я находился между жизнью и смертью, и все такое…

— Невер, — вдруг тихо сказал престарелый инквизитор.

Летавший вокруг меня призрак вновь приблизился вплотную к моему лицу и распахнул глаза. Разумеется, поскольку они были зашиты, веревки разорвали его веки и кровь полилась по лицу, а сквозь нее мне в глаза уставились два черных пустых провала.

Я мог бы сказать, что к такому жизнь меня не готовила, но последние дни все-таки внесли в мое мироощущение некоторые изменения. Поэтому я не заорал и не дернулся в сторону, и лишь с силой сжал челюсть, чтобы не издать ни единого звука. Почему-то я на подсознательном уровне ощутил, что эта тварь меня сейчас исследует, но никакого вреда приносить не собирается. А через мгновение призрак вновь отлетел за спину к священнику и закрыл глаза.

— Глупец, — все с такой же доброй улыбкой сказал мне старик.

— Это версия моего учителя, — напомнил я.

— И он глупец, — легко согласился старик. — Медиумы видят самый краешек айсберга, и не смотрят глубже. Пережитая клиническая смерть — это не причина, а следствие. Почему одни люди выкарабкиваются с того света, а другие нет?

Я сам не понял, как допрос успел перейти в какой-то философский диспут, но в принципе был не против такого развития беседы. Все лучше, чем вертеться как уж на сковороде, пытаясь не сдать свою знакомую.

— Квалификация врачей? — логично предположил я.

— Этот фактор мы, конечно, тоже отметать не будем. Но при прочих равных дело в другом: одна душа достаточно сильна, чтобы удержаться в теле, а другая — нет. И призраков привлекает именно сильная душа, они как мотыльки летят на яркий огонек.

Я с удивлением посмотрел на старика.

— То есть, призраки тянутся ко мне просто потому, что у меня сильная душа?

— Сильная душа — это основная причина того, что ты пережил клиническую смерть, а остальное уже следствия. Да, на тебе отпечаток смерти, и поэтому ты видишь призраков, но тянутся к тебе и доверяют они именно из-за сильной светлой души.

— Доверяют? — переспросил я. — Не все. Я встречал парочку, попытавшихся меня убить.

— Это зависит от степени сохранения сознания, — спокойно ответил священник. — Для одних призраков твоя душа — это теплый свет, внушающий доверие, для других — приглашение на банкет, где главное блюдо — это ты.

Очень интересно. Если предположить, что душа действительно существует, то она была и до Великого Катаклизма? Или все-таки появилась уже после, как одно из проявлений коллективного бессознательного?

— А откуда у меня сильная душа? — с искренним интересом спросил я.

— Это то, что дается при рождении, — пожал плечами священник. — Только господь Бог знает, почему одни люди рождаются со светлыми душами, а другие с темными, кто-то приходит в этот мир с благословенной сильной душой, а кто-то со слабой. И уже нам решать, как этим всем распорядиться.

Тут я напрягся. Хотя, если честно, с первого момента общения с инквизиторами я ни на секунду и не расслаблялся. Почему-то в его «нам решать» мне послышалось не абстрактное «людям решать», а вполне конкретное местоимение, подразумевающее если не конкретно этого священника, то хотя бы церковь в целом.

— А что вообще значит «сильная душа»? — осторожно спросил я.

— Это значит многое, — улыбнулся священник. — Но здесь не самое подходящее место для обсуждения подобных вещей. Если тебе будет интересно, то можешь найти меня в Церкви Святой Софии, я с удовольствием отвечу на все твои вопросы.

Пожалуй, он меня заинтриговал, но не настолько, чтобы стремглав нестись на консультацию. Тем временем из здания вернулся молодой священник и не особо скрываясь отчитался перед старшим:

— Судя по следам на телах, им вырвали сердца, а затем порвали на части. Тот, кто их убивал получал удовольствие не столько от причинения боли, сколько от самого процесса расчленения. Ощущения жертв его совершенно не волновали, даже наоборот, он будто старался убивать их безболезненно, а уже потом удовлетворял потребность в насилии.

Мда. Нет уж, в офис медиума я теперь ни ногой.

— Мальчик говорит, что это была ханьё, — сказал старик.

— Почерк похож, — согласился молодой. — За исключением того, что они обычно действуют ровно наоборот — издеваются над жертвами, и только в самом конце вырывают им сердца.

Священники еще некоторое время доставали меня вопросами о произошедшем в здании завода, но я уверенно отбивался общими ответами и старательно строил из себя обиженную жертву. Тем более, что я так себя и чувствовал.

— Ладно, молодой человек, думаю, мы здесь закончили, — похлопал меня по плечу отец Павел. — Буду ждать тебя в гости, нам есть что обсудить.

Ага, уже бегу.

— И, кстати, с твоим недугом я тоже могу помочь, — понимающе улыбнувшись, сказал священник.

— Недугом? — переспросил я.

— Всегда говорить правду хорошо. Но бывают ситуации, когда что-то хочется оставить при себе, так ведь? — подмигнув, спросил священник, и не дождавшись моего ответа, пошел к своей машине.

Значит, он с помощью своего стремного призрака смог определить мою проблему?! И даже намекнул, что может помочь с ее решением? Это не священник, а дьявол-искуситель какой-то!

Как только машина инквизиторов скрылась за поворотом, на дороге показалась машина. Разумеется, это был мой учитель и наставник.

— Так, парень, ты в порядке? — первым делом спросил он, выскочив из машины.

С момента взрыва на стройке он уже успел сменить костюм и, по-моему, даже принять душ.

— В порядке, — раздраженно ответил я. — Спасибо за то, что подстраховали со священниками.

Интуиция подсказывала, что Джеймс не случайно приехал именно сейчас. Наверняка ведь подгадал момент, чтобы появиться, когда они уже уедут. Правда, к его чести, все вопросы с полицией медиум все же порешал за меня, описав произошедшие за день события так, словно присутствовал при них лично. Следил он за мной что ли? Даже я таких подробностей не знал.

— Больше они тебя не побеспокоят, — заверил меня медиум.

— Чудесно, — слегка отстраненно ответил я.

Все мои мысли занимали слова священника о «сильной душе» и его обещание помочь с моей тягой говорить правду. Возможно, стоило бы обратиться к нему за помощью, но… церковь? Серьезно? Доверия местные святоши совершенно не внушают, если честно. С другой стороны, а кому тут вообще можно доверять? Папаша использует меня в качестве наживки для врагов, медиум — в качестве приманки для призраков и бесплатной рабочей силы. Разве что сестра… вот ей нужно написать, что со мной все в порядке, кстати. Наверняка ведь волнуется.

— Нам осталось закончить еще одно дело и можно будет расслабиться, — неожиданно «обрадовал» меня Джеймс.

Я поморщился.

— Какое еще дело? Вообще-то лично у меня денек сегодня выдался непростой, и я бы хотел хоть немного отдохнуть, выспаться…

— Э нет, дружок, — хмыкнул Джеймс. — За собой нужно убирать, знаешь ли. Поэтому выспишься, когда мы захватим выпущенного тобой полтергейста.

Элла? Как будто я ее выпустил специально.

— Но она же убила Орлова, — напомнил я. — Разве отомстив своему убийце, призрак не должен успокоиться?

— Девочка превратилась в полтергейста, а это не призрак мщения с конкретной целью. Она будет убивать и дальше, причем первым делом, скорее всего, придет за своими родственниками. Есть у них такая причуда: когда полтергейст окончательно теряет разум, в нем остаются только обрывки памяти о близких людях, и поэтому он просто вынужден направить всю свою злость на них.

— Дэмис! — тут же понял я. — Он же сейчас в больнице. Так чего вы стоите?! Поехали быстрее!

— Так бы и сразу, — одобрительно кивнул медиум. — Тем более, что я уже связался с больницей и предложил свои услуги со скидкой величиной ровно в твой гонорар.

Не удивлюсь, если этот прохиндей даже за мое спасение отцу счет выставит. С такими навыками ему нужно не медиумом, а ростовщиком работать.

— Ну, надо, значит надо, — вздохнул я. — Поехали.


Глава 2


Не знаю, по какой причине Джеймс изначально не приехал на своей машине, а главное, почему не стал просить помощи у полиции, но в результате быстро выехать в больницу у нас не получилось. А всё потому, что мы двадцать чертовых минут ждали такси!

— А что, если эта штука убьет Дэмиса, пока мы ждем такси ультра-эконом?! — недовольно спросил я, заглядывая в телефон к медиуму.

Этот жук упорно пытался найти в приложении самое дешевое такси, которых в округе оказалось не так уж и много. Кстати, можно убрать из списка потенциальных стартапов приложение для вызова такси. Правда, не факт, что у них здесь работает именно агрегатор, но по большому счету ниша все равно уже закрыта.

— Больницы хорошо защищены, — отмахнулся медиум и немного задумался. — Ну не прям очень хорошо. Нормально. Полтергейст так просто туда не проникнет. Поэтому жди и не ной.

— Никто тут и не ноет, — насупился я.

Его не поймешь, то срочно нужно убрать за собой, то жди полчаса такси супер-пупер-эконом.

— Знаешь что, я, пожалуй, пойду осмотрюсь на месте преступления, вдруг полиции чем-нибудь, — Джеймс саркастично усмехнулся, — помочь смогу. — Он протянул мне телефон. — А ты пока лучше сестре позвони, она наверняка волнуется. Но не слишком долго, за межгород я вычту из твоей части гонорара.

Сильно подозреваю, что из всех моих так называемых родственников Ника вообще была единственной, кто за меня действительно переживал.

— Джеймс, — раздался в трубке яростный голос моей сестренки, — если вы его еще не нашли, я лично приеду и оторву вам все, что ниже…

— Привет, сестренка, это я, — поспешно сказал я, дабы не услышать лишних интимных подробностей. — Со мной всё в порядке.

— Ромка! — радостно воскликнула она, и у меня даже как-то потеплело на душе. Все-таки приятно, когда о тебе беспокоятся. — Тебя не били? Не трогали там, где не надо?

— Ээ, стоп, стоп, — поспешно перебил я Нику. — Всё хорошо. Меня просто держали взаперти, да и то не долго.

— Точно? А то я могу дать тебе контакт нашего семейного психолога. Если ты стесняешься рассказать об этом мне, то, может, доверишься специалисту…

— Не надо, — уже тверже сказал я. — Все обошлось. Даже беседа с инквизицией прошла на удивление мирно.

— Что?! Тебя допрашивала инквизиция?!

— Ну, не прям допрашивала. Просто поговорили, о том, о сем. Они меня даже в гости позвали.

— Инквизиция никогда не болтает просто так. И в гости к ним по своей воле никто не ходит! Что они от тебя хотели?!

Конечно, я подозревал, что сестру заинтересует мое общение с инквизицией и нарочно упомянул о ней, чтобы сменить тему разговора.

— Не уверен, что об этом можно говорить по телефону, — поморщившись, ответил я. — Просто сказали, что у меня сильная душа и неплохой потенциал. Если не заладится на поприще медиумов, то могу пойти в священники.

— Окстись! — возмущенно крикнула в трубку Ника. — И думать забудь! Там психологически нормальных людей вообще нет, одни фанатики.

Что ж, если даже Ника называет кого-то психами, то там у людей с головой совсем беда.

— И не собирался, — заверил я сестру.

Мы еще немного поболтали ни о чем. Было очень приятно услышать её голос, хотя она уехала не так давно, но я уже успел соскучиться. Все-таки Джеймс, Мисси и телохранители — не самая тёплая компания. Кстати, раз уж телохранителей нанял мой отец, то я надеялся, что семье погибшего Коннора выплатят достойную премию. О чем я, разумеется, сказал Нике, поскольку папаша со мной общаться отказывается принципиально. У меня даже его телефона нет, только номер дворецкого, которому я не стану звонить даже в случае вселенского армагеддона.

— Ты всё ещё болтаешь?! — возмущенно воскликнул Джеймс, выскочив из дома. — Разорить меня решил?!

Пришлось быстро завершать разговор, тем более, что во дворе уже появилось такси. Во всяком случае, сперва я принял эту машину за такси, но позже сильно усомнился. На фоне этой машины даже ярко-красный монстр Ники смотрелся жалким ретромобилем. Огромные колеса как у монстр-трака, трубы на капоте, из которых вырывался густой желтый дым, и широкий хищный кузов, выполненный в космическом серо-черном стиле.

— Это что за монстр? — раскрыв рот от удивления, спросил я. — Если так выглядит ультра-эконом, то какой же комфорт?

— Так это штрафное такси, — пояснил Джеймс.

Мне от такого объяснения легче не стало.

— Штрафное? В каком смысле?

— Когда набирается определенное количество штрафов, человеку предоставляется выбор — отработать месяц в социальном такси или лишиться прав на год. Еще такое наказание бывает за особо наглые нарушения. Очень хороший метод борьбы с мажорами из богатеньких семей, не желающими соблюдать правила.

Надо же, какое интересное решение, жаль в нашем мире до такого не додумались. Сколько бы тогда по городу БМВ и «геликов» ездило с шашечками.

— А почему такое такси вообще не бесплатное? — вдруг осенило меня.

— Деньги перечисляются в фонд пострадавших от ДТП или что-то вроде того, — отмахнулся Джеймс. — Всё продумано. И хватит мне зубы заговаривать, лучше скажи, что ты учудил с дверью там в здании?

— А что с ней?

Двери такси открылись перед нами автоматически, поднявшись вверх как в старом добром ДеЛориане из «Назад в будущее». Задние сидения больше напоминали индивидуальные кресла уровня люкс. Пожалуй, по уровню комфорта эта машина могла соперничать с лимузином из моего мира: отделка кожей, огромный люк на крыше, прямо перед нами в спинках сидений экраны телевизоров.

— Приветствую вас на борту нашего такси «Молния», — обернувшись, поздоровался наш водитель.

Им оказался молодой парень лет двадцати двух, судя по всему, как раз тот самый представитель «золотой молодежи», о которых говорил Джеймс. Короткие выбеленные волосы с прокрашенной красной полосой посередине, яркая рубашка, и кисти рук в татуировках на руле.

— Меня зовут Донни, и я домчу вас по нужному адресу в мгновение ока. Я смотрю, вам в шестую больницу? Мальчику плохо?

Выглядел я действительно помятым, но не настолько, чтобы сойти за больного.

— Ты не отвлекайся, а машину веди, — отмахнулся медиум и вновь обратился ко мне: — Я видел на двери узор «Духовного Удара», но сильно смазанный. Судя по всему, ты еще зачем-то продолжил его по полу…

— Ну да, — подтвердил я. — Просто решил добавить к нему что-то вроде бикфордова шнура, чтобы активировать руны издалека. Я не был уверен, что повторил рисунок достаточно точно, чтобы он сработал правильно.

— А о том, что руны — это фигуры с фиксированным количеством линий ты не подумал? Добавив к ним еще одну, даже ведущую в сторону, ты полностью изменил узор.

Я пожал плечами в ответ.

— Но сработало же.

— Это-то и удивительно. Ты ведь смог вынести дверь?

В таком удобном кресле меня практически мгновенно разморило, и я с трудом удержался, чтобы мгновенно не провалиться в сон. На улице уже начинало темнеть так быстро, как это бывает в странах с теплым климатом, что только усиливало желание закрыть глаза и вздремнуть хотя бы минут десять.

— Еще как, — подтвердил я, широко зевнув.

Джеймс сокрушенно покачал головой.

— Ничерта не понятно. Эта штука вообще не должна была сработать. Вернемся в офис, обязательно протестируем.

Я решил не указывать ему на то, что тестирование гофу в офисе еще ни к чему хорошему не приводило. Но если Джеймсу хочется обновить ремонт, то это его личное дело. Только пусть делает это не за мой счет.

Медиум достал из элегантной кожаной сумки баночку с краской и листы энергопроводящей бумаги.

— А ты пока не трать время даром, готовься к встрече со своей подружкой.

— Серьезно?! — возмутился я. — Меня сегодня взрывали, многократно пытались убить, похищали, и теперь вместо того, чтобы дать мне хоть немного отдохнуть, вы заставляете рисовать гофу?

— Ты несколько часов сидел в плену, — напомнил медиум. — Неужели не отдохнул? И не забудь, что ты лично общался с той девушкой и сможешь сформулировать условия для рун куда лучше меня. Я не помню, говорил я или нет, но эмоциональная связь часто делает гофу сильнее.

Я скептически посмотрел на медиума. Не удивлюсь, если он только что это придумал, чтобы заставить меня работать. В любом случае, мне оставалось лишь взять в руки бумагу и заняться делом, ведь если не нарисую гофу сам, то с него станется содрать с меня деньги за уже готовые. А ведь я еще даже не знаю, во сколько мне обойдется спасение из плена.

— Взрывы, похищения, — восхищенно сказал наш водитель. — Интересная у вас жизнь. Чем же вы занимаетесь?

— Разве не очевидно? — даже не повел бровью Джеймс. — Позволяем себя взрывать, убивать и похищать. И, что самое обидное, совершенно бесплатно.

Как будто я мог помешать взрыву или своему похищению. Тоже мне, юморист.

— Мы — медиумы, — ответил я нашему водителю, тыкая специальной иглой в палец, чтобы смешать свою кровь с краской.

— Довольно самоуверенно, — не преминул поддеть меня Джеймс. — Я бы сказал медиум и личинка медиума. Кстати, мы как раз опаздываем на одно очень важное дело, вполне вероятно, что каждая минута промедления стоит жизни людям. Вот сейчас, задав нам пару глупых вопросов, ты мог погубить несколько невинных душ.

Парень ничуть не смутился.

— Так я еду на максимально разрешенной скорости. От того, что я разговариваю, дорога дольше не станет.

— Не станет, — согласился Джеймс. — Зато мой ученик не может сосредоточиться на работе. Поэтому предлагаю тебе молча смотреть на дорогу, и не мешать ему, он и так постоянно ошибки делает.

Тут он, на мой взгляд, покривил душой. Рисовал руны для начинающего я просто отлично, но для того, чтобы сформулировать граничные условия формирования гофу, действительно требовалось время. Итак, для встречи с полтергейстом мне, главный образом, были необходимы запечатывающие гофу. Скорее всего не в единственном экземпляре, поскольку Элла выглядела достаточно сильной, да и я мог попросту промазать при активации. В качестве основных условий я выбрал руны «призрак», «запечатать», «женщина», «невинно убиенная» и «отомщенная». По науке оммёдзи именно эти факты о полтергейсте имели куда большее значение, чем то, как её когда-то звали или чем она любила заниматься при жизни.

К тому моменту, как мы подъехали к больнице, я успел нарисовать пять запечатывающих гофу и несколько защитных. Оставалось надеяться, что они сработают как надо. Пару атакующих дротиков мне благосклонно вручил запасливый Джеймс, завершив тем самым мой стандартный набор начинающего охотника на привидений.

Местное здание больницы по большому счету ничем не отличалось от наших: монументальное, десятиэтажное, в форме буквы «Н» с многочисленными двустворчатыми окнами, явно ведущими в палаты. А вот стены украшали уже становящиеся привычными узоры, которые в моем мире можно было встретить разве что в работах Покраса Лампаса. Наверное, эти руны работали действительно хорошо, поскольку рядом со зданием я не увидел ни одного призрака.

— Вот видишь, как я и говорил, больница отлично защищена, — сказал Джеймс, захлопывая за собой дверь машины и разминая шею. — Все в порядке. Полтергейст не сможет попасть внутрь.

Вдруг на одном из этажей мигнул и выключился свет по всех окнах, а затем раздался душераздирающий женский крик.

— Уверен? — скептически переспросил я.

— Возможно, полтергейст тут не при чем, — отмахнулся медиум. — Ты знаешь сколько в нашем мире опасностей? В больнице могло случиться что угодно! Начиная от банального короткого замыкания, и заканчивая нападением террористов.

Из окна потемневшего этажа высунулась женщина в белом халате и закричала:

— Полтергейст, помогите!

Я выразительно посмотрел на Джеймса.

— Что? — раздраженно переспросил он. — Дилетанты. Они безобидного призрака места от полтергейста отличить не смогут. Ты сам должен понимать, сколько людей здесь умирает. И даже руны не дают полной гарантии защиты от призраков, привязанных к самой больнице.

Я подсчитал окна.

— Пятый этаж. Дэмис лежит там?

— Откуда мне знать, — пожал плечами Джеймс, а в следующий момент сорвался с места и побежал к стене больницы.

Женщина высунулась из окна и прыгнула вниз, явно предпочтя смерть от удара об асфальт, чем встречу с предполагаемым полтергейстом, но мой учитель каким-то чудом успел её подхватить.

Из машины высунулся Донни.

— Ух ты! Вот это движуха!

Джеймс положил пойманную женщину на асфальт.

— Жива?! — спросил я, подбежав к нему.

— Да, с ней всё в порядке, но видимо потеряла сознание от страха, — ответил Джеймс. Он смерил меня скептическим взглядом, а затем махнул рукой водителю нашего такси. — Эй, белобрысый, помоги дотащить девушку до главного входа.

Парень радостно выскочил из машины, словно только и ожидал приглашения, и мигом подхватил миниатюрную женщину на руки. Сам он оказался ростом под метр девяносто и довольно спортивным, что, в общем-то, не удивительно. С такой дорогой машиной он и происхождения был явно не простого, а все местные аристократы были отлично развиты и физически и, скажем так, магически. Не удивлюсь, если он еще и окажется крутым бойцом.

— Бедняжка, — сочувственно цокнул языком парень. — Что же её так напугало, что она в окно выбросилась?

— Если хочешь, можешь пойти с нами и узнать сам, но за твою безопасность я ручаться не буду, — с едва заметной ухмылкой сказал Джеймс.

— Не-не-не, — поспешно ответил парень. — Мой папаня всегда говорил мне не связываться с призраками, и с женщинами старше себя. И те и другие могут покуситься на бессмертную душу. Я вас лучше внизу подожду, потом довезу куда скажете, а вы вместо оплаты расскажете, что там произошло.

Он будто интуитивно почувствовал, что от предложения халявы мой учитель никогда не откажется.

— Тогда жди, — тут же согласился Джеймс. — Это же такой интересный аттракцион — агрессивный полтергейст, смерти людей. Мой ученик, если выживет, обязательно тебе всё расскажет. Он сам такие развлечения обожает.

— Очень смешно, — хмуро прокомментировал я.

Мы подошли к центральному входу и миновали автоматически разъезжающиеся двери. Проходная с охранниками выглядела довольно обычно, если не считать их экипировки — автоматы, тонкие бронежилеты, обвязки с какими-то артефактами.

Выглядели они слегка нервно, и я ожидал проблем, но вместо этого один из мужчин тут же бросился пожимать руку Джеймсу.

— Как вы быстро приехали! — восхищенно проговорил он. — Я только закончил разговор с вашей помощницей!

Похоже, он был здесь за главного. Во всяком случае, выглядел заговоривший с нами мужчина значительно старше остальных пятерых. И грузнее. Так расслабиться мог себе позволить только начальник.

— Сервис уровня люкс, — буркнул Джеймс. — Что тут у вас?

Как ни странно, в фойе больницы помимо охраны всё так же деловито сновали обычные работники, не особо интересуясь происходящим. Или же их просто не уведомили о том, что на одном из этажей появился призрак. Да и сами охранники вели себя на удивление спокойно.

— Полтергейст. Не представляю, как он смог попасть в здание, но по всем правилам наши специалисты тут же запечатали этаж.

Джеймс показал большой палец.

— Молодцы. Много людей осталось на заблокированном этаже?

— Восемь человек. Мы вывели почти всех, когда полтергейст напал и убил двоих моих людей.

Джеймс кивнул нашему водителю, чтобы он занес внутрь пойманную женщину.

— Уже семь. Поймали летуна, выпрыгнула из окна.

Один из охранников бережно принял женщину у «панка» и унес в глубь больницы, где её тут же приняли работники.

— Камеры? — лаконично спросил Джеймс.

— Выключились сразу, как только мы запечатали этаж.

— Ну, разумеется, — кивнул медиум.

— Из семи оставшихся на заблокированным этаже людей четверо дети, — хмуро сказал самый молодой из охранников. — Вместо того, чтобы болтать, лучше бы быстрее отправились им на помощь.

В отличие от своих коллег, он явно сильно переживал за оставшихся на этаже людей.

— Был среди них мальчик лет одиннадцати? Темноволосый? — вмешался я в разговор. — Имя Дэмис.

Охранник подозрительно посмотрел на меня, затем на Джеймса, но тот кивнул, подтверждая мои полномочия.

— Это мой ученик.

— Не знаю, насчет мальчика, но у меня есть список больных. — Охранник достал телефон и сверился со списком. — Есть некий Дэмис Норн.

— Это он, — подтвердил Джеймс. — Что ж, это объясняет, как полтергейст проник через защиту. Мальчишка наверняка сам пустил её внутрь. — Он покосился на меня. — Я всегда говорил, что от детей одни проблемы.

— Вам нужна от нас какая-то помощь? — без особого энтузиазма спросил главный охранник.

— Думаю, будет неплохо, если два человека пойдут с нами, чтобы помочь эвакуировать людей, — прикинул Джеймс. — Если там еще есть живые.

Донни поднял руку.

— А можно и я с вами?

— А он тоже ученик? — уточнил главный охранник.

Джеймс и глазом не повел.

— Нет, это таксист.

— Тогда какого черта он тут делает?! — возмутился мужчина.

Медиум посмотрел на белобрысого.

— А хороший вопрос. Ты же сам говорил, что папаша не разрешает тебе водиться с призраками.

— Если там дети, то я хочу помочь, — уперся Донни. — Да и папашу я никогда не слушался. Не вижу смысла начинать это делать сейчас. Не переживайте, может как боец я и не очень хорош, но зато могу двигаться очень быстро. Мои семейные техники связаны с воздухом.

Один из охранников повертел пальцем у виска.

— Идиот. Его не жалко, пусть идет.

— Ладно, пойдем, — махнул рукой Джеймс. — Но, если что, я за тебя не отвечаю.

Охранники явно не горели желанием подниматься вместе с нами, даже несмотря на то, что речь шла в том числе и о детях. В результате с нами пошел самый молодой из них. Кстати, выглядел он как полная противоположность Донни — невысокий, очень крепко сбитый брюнет с едва пробившимися усиками.

— Пойдем на лифт, — скомандовал Джеймс.

— На лифт? — недоверчиво переспросил я. — В здании с полтергейстом?!

Разумеется, у них здесь кинематограф в жанре ужасов пошел по совершенно иному руслу. Они явно не знают главных правил выживания: не разделяться, не заниматься сексом на кладбищах и в заброшенных домах, не читать вслух непонятных старых книг, и не заходить в чертовы лифты, если в здании сбоит электричество и гуляет полтергейст!

— А что такое? Каждый лифт и все подвижные механизмы отлично защищены рунами, а полтергейста и вовсе заблокировали на пятом этаже. Или у тебя какие-то личные фобии?

Почему, говоря вроде бы логичные вещи, я чувствовал себя полным идиотом?

Молодой охранник одарил меня насмешливым взглядом, и уверенно вошел в лифт первым.

«Ну-ну, посмотрим, как ты будешь себя вести там, наверху», — мстительно подумал я.

На пятый этаж мы поднялись без особых проблем. Джеймс еще в лифте успел надеть на глаза повязку с рунами, позволяющими видеть призраков. Кстати, я до сих пор не знал, как он в такой повязке ощущал всё остальное. Но двигался медиум всегда так, словно повязка ему ничуть не мешала.

Двери лифта открылись, а мы с Джеймсом уже были готовы к встрече с полтергейстом. У него в руках были кинжалы с атакующими гофу, у меня — дротики. Охранник держался за свой автомат, но даже он отлично понимал, что толку от огнестрела не будет никакого.

Абсолютно темный коридор встретил нас полной тишиной. Длинной он был навскидку метров сорок, и основная часть дверей явно вела в пустые больничные палаты.

— Эй, есть кто живой?! — крикнул Джеймс. — Мы пришли на помощь!

— Эта штука порвала двоих моих коллег за пару секунд, — тихо сказал охранник. — Вон там видны следы, но тела пропали. Каковы шансы, что дети еще живы?

Джеймс хмыкнул.

— Полтергейсты как стихия. Они могут убивать каждого, кого встретят на пути, а могут вообще никого не трогать до определенного момента. Поэтому не будем торопиться с суждениями. — Он ткнул меня в плечо. — Чувствуешь что-нибудь?

— Не-а, — честно ответил я.

Как ни странно, я чувствовал себя спокойным и собранным, словно эмоции отключились, стоило нам сделать шаг из лифта. Да и будь где-то рядом бедняжка Элла, я бы её точно увидел — обычно призраки сами выходили мне навстречу. Поэтому бояться раньше времени не было особого смысла.

— Наша цель, в первую очередь, найти живых людей, и только во-вторую — полтергейста, — предупредил Джеймс. — Поэтому идем по коридору вместе и заглядываем в каждую палату. Если живых не найдется, то вы двое, — он кивнул охраннику и Донни, — покинете этаж, чтобы не мешаться под ногами. Не нравится мне здесь.

Мы старались двигаться тихо, но кожаные штаны «панка» скрипели так, что звук разносился по всему этажу.

— Извините, — только и мог сказать он.

Джеймс возвел глаза к темному потолку и махнул рукой. Все-таки, по факту, полтергейст узнал о нашем появлении сразу, как только открылись двери лифта. И тут уж прячься — не прячься, толку не будет никакого.

Благодаря свету уличных фонарей и луны за окнами мы могли осматривать комнаты без помощи фонариков, а Джеймс в повязке и вовсе мог обходиться без света. И примерно за десятой по счету дверью мы нашли первое тело. Ну, как тело, останки того, что когда-то было телом.

— Твою мать, — тихо выругался Донни.

— Давай-ка ты не будешь строить из себя девственницу, — прокомментировал Джеймс. — Я отлично понимаю, что означают татуировки на твоих руках.

Я мысленно подметил, что потом нужно обязательно уточнить, что он имел ввиду, но сейчас время было слишком не подходящее. К счастью, по останкам было уже не угадать, кем был убитый, мужчиной или женщиной, взрослым или ребенком. Очень надеюсь, что все-таки не ребенком.

К чести таксиста, рвотные позывы он все-таки сдержал, хотя далось ему это с трудом. Да и охранник выглядел уже не так уверенно.

— Я же говорил, что все уже мертвы, — хмуро сказал он.

— Быстрее идем дальше, — скомандовал медиум. — Я чувствую здесь слишком много темной ненависти. Не думал, что из утолившего жажду мщения призрака может получиться настолько сильный полтергейст.

Только когда Джеймс сказал это, я осознал, что дышалось здесь действительно тяжеловато. Хотя, возможно, это давящее ощущение появилось только сейчас.

А затем в середине коридора вдруг появилась красная фигура. Я отлично помнил, как девушка выглядела в бытность обычным призраком. То, что мы видели сейчас, не имело с ней ничего общего. Тут даже понятие пола стало совершенно не применимо. Сгусток красного нечто, отдаленно напоминающего человека с удлиненными конечностями, длиннющими грязно-желтыми когтями, волосами цвета вороного крыла и зубастой пастью на пол тела.

Рядом тихо выматерился охранник, а Донни каким-то образом в мгновение ока оказался метрах в десяти позади.

Вдруг красная фигура мигнула, словно кто-то переключил канал, и на её месте возникла знакомая мне белокурая девушка с лицом ангела.

— Помогите детям, — мягко попросила она, указав рукой на одну из дверей. — Я не могу их дальше защищать. Быстрее.


Глава 3


И снова призрак мигнул, превратившись в красное нечто, и нырнул в ближайшую стену.

— И что?! — настороженно спросил охранник. — Мы поверим этой твари? Это наверняка ловушка!

Джеймс задумчиво посмотрел на стену, в которой растворился призрак.

— Сомневаюсь. Обычные полтергейсты вообще не любят болтать. Что-то тут странное происходит. Идём.

Мы осторожно приблизились к указанной Эллой двери.

— Быстрее, — раздался шёпот девушки из темноты вокруг нас. — Они близко.

— Кто они?! — воскликнул охранник, зачем-то схватив Джеймса за плечо.

— Я откуда знаю, — смахнул его руку медиум.

Я одарил охранника насмешливым взглядом, но в полумраке он этого, к сожалению, не увидел. А жаль.

Джеймс шагнул к двери и распахнул её, стараясь держаться в стороне от проема.

— Есть тут кто?

— Мы тут, — раздался радостный детский писк. — Вы же настоящие?

— А какие же ещё, — облегченно вздохнул Джеймс. — Так, идите быстрее ко мне, мы выведем вас отсюда.

Из-под кровати высунулись три ребенка, судя по различимым в полумраке размерам, примерно лет по пять-шесть. Два мальчика и девочка.

— Красивая девушка-ангел предупредила нас, что вы придете, — сказал один из мальчиков, помогая двум другим детям подняться на ноги.

— Что за девушка-ангел?

— Она спрятала нас здесь и защищала от черных рук.

Мы с Джеймсом переглянулись. Ну, точнее, я посмотрел на него, а он вроде бы повернул голову в мою сторону.

— Вы слышали что-нибудь о черных руках? — задал я вопрос, интересовавший сейчас всех. — Какой-то особый вид призраков?

— Впервые слышу о подобном, — нехотя признался медиум. — Да это и не важно. Стоит немного подождать, и мы сами всё увидим. — Он обернулся к охраннику и Донни. — Так, берите детей и валите отсюда. Мы вас проводим до лифта.

Ни охранник, ни Донни спорить с Джеймсом не стали. Первый подхватил двух детей, второй еще одного, и они поспешили к выходу.

— А как же Дэмис и другие люди? — на ходу спросил я.

Джеймс выразительно кивнул на несущего детей охранника.

— Сначала выведем мелких.

Похоже, ему не очень хотелось обсуждать наши дела рядом с охранником больницы. Это было довольно логично, поскольку в появлении полтергейста виновен Дэмис, да и мы сами связаны с Эллой, пусть и косвенно. Узнай об этом начальство больницы, и Джеймс точно лишится денег за заказ, а если это произойдет, то я попросту останусь без учителя. Бедняга умрет от сердечного приступа.

Когда мы уже подходили к лифту, охранник вдруг споткнулся и рухнул на пол, лишь каким-то чудом не придавив детей. Но прежде, чем он успел подняться, снизу вытянулись черные, словно из густой смолы, руки и прижали его к полу. Дети громко завизжали, а Донни каким-то чудом подхватил на руки уже всех троих и отпрыгнул на пару метров в сторону.

Джеймс выхватил из-за пазухи лист гофу и впечатал его в пол. Под нашими ногами тут же прошла волна энергии, буквально срезав все черные руки и мгновенно освободив охранника.

— Быстро в лифт! — скомандовал ему и Донни медиум.

Неестественно длинные руки тем временем появились и из стен вокруг нас. Они потянулись к детям, но таксист с удивительным проворством уворачивался от их поползновений и уверенно продвигался к лифту.

Если честно, я бы и сам не отказался уехать отсюда, оставив Джеймсу разбираться с непонятными руками из пола. Если к призракам я уже начал привыкать, то такая жуть пока еще оставалась вне моей зоны «тут я хотя бы примерно знаю, что делать».

Джеймс выхватил еще два листа бумаги и, взмахнув руками, отправил их в полет к стенам. Я до сих пор не понимал, как он заставлял эти штуки зависать в воздухе, то ли с помощью левитации, то ли встраивал дополнительные руны в гофу. В любом случае, листы приклеились к стенам, и волна энергии обрубила все руки, превратив их в черную дымку.

— А как же вы? — замешкался рядом с лифтом охранник.

— Вали отсюда, — махнул ему Джеймс. — Это наша работа.

Когда двери лифта закрылись за охранником, таксистом и детьми, я облегченно вздохнул. Теперь, по крайней мере, у Джеймса будет только один балласт, который нужно защищать — я.

— Что мне делать с этой штукой если она вновь нападет? — спросил я, настороженно глядя себе под ноги. — Там столько рук, что никаких дротиков с атакующими гофу не хватит.

Что интересно, лифт двигался совершенно бесшумно, и поэтому мы с Джеймсом остались стоять в полной тишине. Нет, снаружи здания доносились звуки улицы, но они будто существовали в иной реальности. А здесь и сейчас были только мы и тишина.

— Спокойно, — похлопал меня по плечу Джеймс. — Нет тут никаких черных рук. Точнее, теперь нет.

— Как это нет? — переспросил я. — Трех гофу хватило, чтобы их полностью уничтожить? А что это были за руны?

Что бы Джеймс не говорил, я старался стоять ровно посередине коридора, чтобы успеть среагировать на исходящую от стен опасность.

— Я ничего не уничтожил, а просто временно развоплотил. Эти черные руки были созданы воображением одного из детей, и как только они скрылись в защищенном рунами лифте, связь разорвалась.

— Связь с чем? — недоуменно спросил я.

Разумеется, Джеймс не мог объяснить всё сразу, ему нравилось выдавать информацию небольшими порциями.

— Где-то здесь засели Бахтаки — мелкие существа паразиты, питающиеся страхом и болью. У них есть лишь зачатки интеллекта, но его вполне хватает, чтобы не убивать людей самим, а просто селиться в больницах, тюрьмах и неблагополучных кварталах. А самым желанным лакомством для них является детский страх, поэтому по ночам они с удовольствием мучают детей кошмарами.

Мне почему-то тут же вспомнился старый фильм по Стивену Кингу, «Кошачий Глаз», кажется. Там был тролль, забирающийся на грудь детям, и выпивающий из них жизнь. Видимо, о чем-то подобном и говорил Джеймс.

Руки действительно больше не появлялись, так что я мог спокойно задать интересующие меня вопросы.

— А при чем тут все-таки черные руки? Откуда они взялись?

— Один из их защитных навыков — это визуализация чужих страхов. Вот только я даже представить не могу, сколько их тут собралось и как сильно они откормлены, если страхи получаются настолько материальными. А ведь встретить даже одно такое существо на Золотом Острове — уже чудо. Со знаком минус, разумеется.

Я понимающе кивнул.

— Значит, это Бахтаки убили всех этих людей? Разорвали на части вот этими черными руками из детского кошмара?

— Вряд ли, — неожиданно сказал Джеймс. — Руки делают то, что представляют себе дети. В пять лет у них еще мозгов не хватит думать о расчлененке.

— Но если вы говорите, что они не убивают людей, то кто напал на охранников? И остальные тела…

— Не будь наивным, — покачал головой медиум. — То, что полтергейст защитил детей, не означает, что он не расправился с остальными людьми. Думаю, остатки разума девушки и любовь к брату вынудили её пощадить мелких и даже защитить от Бахтаки. А вот взрослым так не повезло.

— А может взрослых убили их собственные кошмары? — предположил я.

— У взрослых кошмары не так сильны, а главное, не так просты, как у детей, — хмыкнул Джеймс. — И там чаще действуют уже не монстры, а такие же люди. Их поведение слишком сложно для имитации, поэтому Бахтаки обычно даже не пытаются этого делать. А если в воображении взрослого человека и найдется подходящий образ, силы его страха просто не хватит, чтобы его смогла материализовать даже сотня Бахтаки.

— Но шанс все-таки есть?

Мне всё еще не верилось, что девушка с ангельским личиком могла порвать на мелкие кусочки человека, но она сама нам недавно продемонстрировала, в какого монстра постепенно превращается. Так что предположения медиума звучали вполне обосновано, пусть и не слишком оптимистично.

— Идем, — скомандовал он. — В моем случае Бахтаки точно не за что зацепиться, а с твоими страхами мы как-нибудь справимся. Главное, не думай лишний раз о плохом.

Хах, легко сказать. Теперь я только и думаю о том, что же меня может настолько сильно пугать, чтобы Бахтаки захотели воплотить этот кошмар. Видимо, это должно быть что-то простое и очень опасное.

И вновь мы пошли по коридору, но теперь Элла не торопилась появиться перед нами, чтобы показать дорогу. Хотя я и пытался обращаться к ней за помощью.

— Будь осторожен, — предупредил меня Джеймс. — Бахтаки нам не страшны, а вот то, во что превращается твоя подружка…

Не закончив фразу, он вдруг толкнул меня в сторону, а на месте, где я только что стоял, появились красные руки.

— Ты говорил, что они больше не появятся, — возмущенно воскликнул я, едва устояв на ногах.

— Э нет, это уже что-то другое, — задумчиво сказал Джеймс, не торопясь использовать очередной гофу. — Присмотрись как следует.

Да, руки теперь были не черные, а красные, и вылезали они вовсе не из пола. Из-под одной из закрытых дверей разливалась кровь, и в середине коридора начала формироваться человеческая фигура.

— Это же та тварь из особняка Огава! — ужаснулся я, и сам же себя одернул: — Стоп. Так вот какой страх они решили материализовать!

Джеймс отшагнул в сторону и провел рукой по повязке на глазах.

— Не похоже, что это Бахтаки. Тварь настоящая!

Вот тут я испугался уже всерьез.

— Что?!

— Беги! — рявкнул медиум.

Разумеется, я так и сделал. Правда, путь к лифту оказался перекрыт медленно формирующейся из крови тварью, поэтому пришлось бежать в противоположную сторону. Добежав до поворота коридора, я спрятался за углом и выглянул назад.

Никого.

И Джеймс, и кровавая тварь куда-то исчезли. А ведь прошло всего секунд пять. В руке я сжимал дротик с атакующим гофу, но, как показывала практика, против твари из крови они были что слону дробина. Вообще, пустой темный коридор создавал какое-то сюрреалистичное ощущение, словно я попал в классический ужастик и явно не в качестве главного героя.

А в следующий момент меня дернуло за ногу так сильно, что я рухнул плашмя на пол, мгновенно разбив губы и нос. Мне кажется, по коридору разнесся смачный шлепок от соприкосновения моего лица с полом. Перевернувшись, я увидел всё ту же тварь из крови, тянущую меня к себе.

Дротик с атакующим гофу попал прямо в пасть твари, но она просто пропустила его насквозь, создав в себе дыру. Второй дротик я использовал умнее, просто резанув схватившие меня руки. Вновь вскочив на ноги, я на мгновение застыл, решая куда бежать, и в итоге выбрал обратное направление, ведь где-то там, по идее, потерялся Джеймс. Но я успел сделать всего несколько шагов, прежде чем вновь был повален на пол. Взмахнув дротиком, я в очередной раз срезал кровавые руки, кувыркнулся в сторону, но в следующий момент рука схватила мою кисть и вырвала единственное оружие.

Меня развернуло на спину, и на грудь навалилась такая тяжесть, что я не мог даже вздохнуть.

«Неужели я так и сдохну?» — пронеслась в голове злая мысль.

По телу побежала теплая волна, словно у меня резко поднялась температура. Это не было похоже на то ощущение, когда я управлял икс-телами, ведь они ощущались как мурашки, бегущие под кожей. А сейчас я чувствовал себя так, будто в груди заработал небольшой обогреватель.

И тварь тоже что-то почувствовала, немного ослабив давление, а сразу после этого меня сверху накрыло белой тканью.

— Попались! — раздался довольный голос Джеймса, и тяжесть полностью исчезла с моей груди вместе с белым покрывалом.

Я тут же вскочил на ноги и выхватил защитный гофу.

В коридоре рядом со мной стоял довольно ухмыляющийся Джеймс, и больше никого и ничего. Зато в белой наволочке копошилось нечто явно тяжелое и довольно активное.

— А где эта тварь? — хрипло спросил я.

— Да не было никакой твари. Точнее, были, но только Бахтаки и твой материализованный страх.

— Зачем же вы меня обманули и крикнули, что она настоящая?! — возмутился я.

— Ловля на живца, — довольно сказал медиум. — Всегда срабатывает.

— В смысле?! — переспросил я.

Нет, я уже понял, как он мной нагло воспользовался, но возмущенный возглас вырвался сам собой.

— Я просто позволил тебе по-настоящему испугаться, чтобы Бахтаки потеряли осторожность. К тому же, мне требовалось время, чтобы найти подходящую тару для этих милых дружков. — Он помахал белым пододеяльником. — И нужно было еще руны наложить, чтобы они не вырвались.

Я внимательно посмотрел на объемы того, что брыкалось в наволочке.

— Вы же говорили, что их очень много. Или пойманы еще не все?

— Видимо, ты переоценил их размеры, — хмыкнул медиум. — Как говорится, у страха глаза велики. Они же совсем небольшие. — Он сунул руку в наволочку и вытащил за шкирку одно существо размером с мой подростковый кулак. — Смотри какие жирненькие, отъелись на казенных харчах.

Я ожидал увидеть каких-то монстров вроде троллей, как это было в фильме Стивена Кинга, но вместо этого Бахтаки напоминали маленьких и довольно миленьких обезьянок игрунков. Еще милее их делали выпучившиеся от переедания пузики.

— И такие малыши устроили весь этот ужас? — переспросил я. — Их убивать-то жалко.

— Убивать?! — искренне ужаснулся Джеймс. — Экий ты живодер. Нет уж. Таких существ с удовольствием скупают исследовательские институты. На Золотом Острове Бахтаки вообще довольно редки и могут стоять очень недешево. К тому же, при недостатке, скажем так, живой пищи, он могут питаться и призраками. Ведь чаще всего души остаются в нашем мире именно из-за боли и страха. Когда Ассоциация Медиумов еще была недостаточно развита, люди даже использовали Бахтаки для того, чтобы вычистить старые дома от призраков.

Он запихнул существо обратно, завязал простыню в узел и вручил баул мне.

— Неси. Мне нужно, чтобы у меня руки были свободны во время встречи с твоей подружкой.

Бахтаки оказались довольно тяжелыми, да к тому же еще и знатно брыкались, но порвать простыню не могли, очевидно, из-за нанесенных на неё рун.

— Давай уже закончим с этим делом, я устал, — заявил медиум.

Это он устал?!

Я лишь каким-то чудом удержался о того, чтобы не начать материться. Меня используют как приманку на охоте после всего, что сегодня произошло, а он, видите ли, устал!

— Мы тут так шумели, что Дэмис уже должен был нас услышать, — лишь сказал я, взяв себя в руки, и подняв с пола брошенный ранее дротик с атакующим гофу. — Да и Элла куда-то пропала.

Джеймс достал из кармана бумажный самолетик и запустил по коридору.

— Возможно, это поможет нам их найти.

Если это было гофу для поиска эманаций смерти, то найти с его помощью мы могли только оставшиеся тела. С другой стороны, возможно, где-то рядом с ними будет и Дэмис.

Самолетик пролетел всего несколько метров и уткнулся в одну из закрытых дверей.

— Чувствую, сейчас мы узнаем, что случилось с остальными больными, — предположил я.

Джеймс открыл дверь и осторожно заглянул внутрь.

— Да. Вот и они.

— Все трое? — уточнил я, не торопясь следовать его примеру.

— Сам посмотри. Лично я так сразу подсчитать не смогу.

Я сделал пару шагов и заглянул в комнату. В нос ударил сладковато-кислый запах крови и чего-то еще, возможно, содержимого желудков тех, кого здесь разорвали на части. На очень-очень мелкие части.

Пожалуй, хорошо, что я не ел последние полдня. Иначе бы меня все-таки вывернуло.

— Вы уверены, что это сделала Элла, а не Бахтаки? — с трудом выговорил я.

— Ты же почувствовал на себе их нападение. Бахтаки не рвут на части, их излюбленная тактика — забраться на грудь, медленно душить жертву и впитывать её страх и боль. Нет, всех этих людей убил полтергейст. Вскоре она окончательно растворится в ненависти, и тогда придет время её мелкого братца.

— А может она справится с собой, — уперся я.

— Сомневаюсь. У меня есть подозрения, что полтергейст вообще специально столкнул нас с Бахтаки, поскольку опасался их. А это показатель того, что разум у твоей подруги ещё человеческий. — Голос Джеймса разносился по коридору так, словно он читал лекцию в аудитории института. — А это куда опаснее, чем полтергейст, движимый одними лишь инстинктами. Поэтому готовься к худшему. Я её зафиксирую в пространстве, а ты используешь запечатывающий гофу. И не вздумай слушать, что она там будет болтать, все это вранье.

Мы открыли еще несколько дверей, пока не наткнулись на запертую изнутри.

— Ну вот мы и пришли, — уверенно сказал медиум. — Готовься.

Я положил на пол простыню с Бахтаки, в одну руку взял дротик, а в другую гофу для запечатывания Эллы. Еще секунд десять мне потребовалось, чтобы справиться с неуверенностью.

— Готов.

Джеймс ударом ноги выбил дверь и заскочил внутрь.

В комнате было темнее, чем в других, словно здесь вообще отсутствовали окна. Джеймсу это явно не мешало, а вот я не видел практически ничего кроме смутных теней во мраке.

— Зажмурься, — велел мне медиум, и почти сразу комнату осветила вспышка.

Проморгавшись, я увидел по углам комнаты, потолку и полу несколько светящихся мягким светом гофу-светлячков. Всегда, читая распечатки Джеймса с рунами, считал их бесполезными, но теперь понял, насколько это удобная штука.

На кровати сидел Дэмис и обнимал свою белокурую старшую сестру. Это бы смотрелось мило, если бы ниже пояса девушка не превратилась в красную массу, постепенно обволакивающую ноги мальчика. Кстати, чем-то она сейчас напоминала кровавого монстра из особняка Огава, благо, мне его всего пять минут назад продемонстрировали Бахтаки и было с чем сравнивать.

— Дэмис! — громко позвал я его, уже подозревая, что если он не среагировал на выломанную дверь, то меня и вовсе не заметит.

— Не мешайте мне, — мягко сказала девушка. — Я просто хочу, чтобы братик был со мной.

— Это что-то новенькое, — с интересом сказал медиум. — Похоже, наш полтергейст действительно сохранил зачатки разума. Но не здравый рассудок. — Он повернул голову в мою сторону. — Ты всё еще считаешь, что она никого не убивала?

Конечно, я не был глупцом. Как бы мне не хотелось верить в хорошее, но полтергейст планировал убить Дэмиса. Более того, я начинал верить в то, что она на самом деле воспользовалась детьми, чтобы стравить нас с Бахтаки. Оставила Элла детей в живых только ради этого, или все-таки в ней говорили остатки человечности, это не имело особого значения. В любом случае она уже мыслила не как человек.

— Элла, ты понимаешь, что убиваешь своего брата? — напряженно спросил я.

— Дэмис просто станет свободен от своего материального тела. Зато он будет со мной, и больше никто не сможет причинить ему боль.

— Он еще может прожить долгую счастливую жизнь, — попытался я вразумить призрака. — Боль — это часть жизни. К тому же, у твоей матери остался только он, ты подумала о ней?

— За ней я приду следующей, — мягко улыбнулась Элла.

— Ну ты молодец, — поморщился Джеймс. — Зачем напомнил о матери? Может, она бы не стала и за ней охотиться. Впрочем, тебе всё равно придется её запечатать, так что какая разница.

Он достал сразу несколько листов гофу и взмахом руки отправил в полет к противоположной стене. Приклеившись к ней, они выстрелили лучами света, схватившими полтергейста словно паутиной, и потянувшими на себя.

— Нет! — вскричала Элла, пытаясь удержаться за брата, но её стаскивало с ног Дэмиса. Милая девушка тут же исчезла, а на её месте возник монстр с огромной пастью и длиннющими пальцами-когтями.

Когда Элла полностью отлепилась от парня, он вдруг пришел в себя. К счастью, под слоем красного кровавообразного тела полтергейста оказались вполне целые ноги мальчика, а то я, признаться, опасался, что она уже наполовину впитала его тело.

— Элла?

Призрак мигнул и превратился обратно в белокурую девушку с испуганными голубыми глазами.

— Дэмис, они пытаются убить меня!

Парень вскочил с кровати и встал между нами и призраком.

— Отойдите от неё!

Темноволосый мальчик хоть и выглядел худощавым, на деле обладал недюжинной силой, видимо, благодаря каким-то семейным особенностям. Поэтому лично мне совершенно не хотелось, чтобы он вставал на сторону полтергейста.

— Вообще-то всё наоборот, — даже как-то обиделся я. — Она чуть не сожрала тебя живьем.

— Что за бред?! — возмутился Дэмис. — Элла бы никогда этого не сделала.

— Я тебе уже говорил, что со временем призраки теряют свою личность, — быстро заговорил я. — А твоя сестра убила человека, тем самым ускорив процесс превращения в полтергейста. Она отомстила за себя Орлову, но теперь хочет лишь убивать.

Джеймс легонько щелкнул меня по затылку.

— Ты думаешь, у нас есть время на болтовню? Плевать, что там думает этот мелкий. Готовь запечатывающий гофу.

Я послушно протянул руку с гофу к полтергейсту, но активировать его не успел. Гофу, удерживающие полтергейста, одновременно сгорели красным пламенем, и она бросилась на нас.

Джеймс кинул ей наперерез защитный гофу, но она с легкостью проломилась сквозь бессильно мигнувшую защиту, а затем яростно закричала. Нас обоих будто ударило тараном, протащив по полу до дверного проема. Но если я ударился о стену как мешок с чем-то наверняка ценным и возможно очень хрупким, то медиум с легкостью оттолкнулся ногой от стены, ушел в сторону, и метнул сразу два атакующих гофу. К сожалению прежде, чем они воткнулись в тело девушки, она вновь превратилась в полтергейста и смахнула ножи рукой. Со звоном оба оружия бессильно упали на пол, не нанеся призраку никакого урона.

— Опять ведь костюм попортит, — с легкой грустью пробормотал Джеймс, взял в руки еще два ножа и бросился в атаку.

Они с полтергейстом закрутились в едва различимом простым взглядом, а у меня был именно такой, танце. Дэмис тоже на какое-то время застыл, не понимая, что происходит и во что превратилась его сестра.

— Эй, на меня смотри, — быстро сказал я, поднимаясь на ноги. — Мы же уже говорили об этом. Нужно запечатать твою сестру и отнести в церковь, чтобы её отпели как полагается и отпустили душу на перерождение.

— Да, я помню, — неуверенно кивнул мальчик. — Но…

В этот момент медиум нанес полтергейсту удачный удар и буквально располовинил голову. Полуметровый рот призрака раскрылся в звонким визге, то ли от ярости, то ли от боли.

— Эй же больно! — возмутился Дэмис.

Джеймс довольно легко справился с полтергейстом в рукопашную, нанеся несколько серьезных ран. Причем в отличие от кровавого призрака из дома Огава, раны на теле полтергейста не торопились зарастать. Поняв, что ситуация становится опасной, Элла рванула прочь из комнаты, но неожиданно ударилась о стену, вместо того чтобы пройти сквозь неё. Похоже, предусмотрительно раскиданные Джеймсом по комнате гофу не только работали как светильники, но еще и блокировали призраку пути к отступлению.

— Не уйдешь, — хмыкнул Джеймс и, подскочив к призраку, наклеил ей на лоб гофу.

Полтергейст так и застыл на месте.

— Давай, запечатывай! — велел мне медиум.

Я с готовностью шагнул к полтергейсту, коснулся её листом гофу, но в тот момент, когда я уже собирался активировать руну, в воздухе просвистела стальная утка. Лист бумаги унесло прочь, а утка ударилась о стену и со звоном упала на пол.

— Не троньте её!

Я едва удержался, чтобы не выматериться. С силой Дэмиса удар стальной утки оказался настолько мощным, что, похоже, сломал мне кисть. Боль была адская.

А сразу после этого гофу на лбу полтергейста вспыхнул красным пламенем, и она схватила меня двумя лапами и с силой притянула к себе.


Глава 4


Плечи сдавило с такой силой, что я едва не потерял сознание от боли. Но в тот же момент меня за шкирку схватил Джеймс и выдернул обратно, заодно нанеся удар по полтергейсту одним из ножей. От таких резких рывков я почувствовал себя плюшевым мишкой, которого перетягивают между собой очень жадные детишки. Чудо, что лапу не оторвали.

— Ненавижу детей, — раздраженно сказал медиум, оттолкнув за спину меня и схватив за шкирку Дэмиса. — Мелкий, это уже не твоя сестра. Полтергейст полностью теряет личностную составляющую, остаются только отдельные воспоминания, которые он использует, чтобы делать людям больно.

Освободившейся рукой медиум стянул с глаз повязку, достал два листа гофу и заставил парить в воздухе в качестве щита между нами и полтергейстом.

— Сам ты составляющая! — возмущенно воскликнул мальчик, сжав кулаки. — А это моя Элла! Попытаешься её убить, и я тебе все кости переломаю!

Медиум устало закатил глаза и как следует встряхнул парня.

— Очнись, она и так мертва! Госсподи, зачем я вообще это объясняю. — Он выразительно посмотрел на меня и брезгливо откинул от себя Дэмиса. — Знаешь что, я умываю руки. Я её зафиксировал, а дальше разбирайся сам, и с ребенком, и с полтергейстом.

Я поморщился и сделал шаг навстречу парнишке.

— Слушай, Дэм, ты же сам понимаешь, что твоя сестра уже мертва. Она смогла отомстить за себя тому идиоту, но заплатила за это свою цену. Зайди в соседнюю палату, и ты увидишь, скольких она убила за этот вечер.

Только пусть он идет туда один, потому что я второй раз видеть эти ужасы не хочу.

— Это была не она!

Элла будто назло мне вновь приняла вид милой девушки и молча стояла, с доброй улыбкой глядя на брата. И никто бы никогда не подумал, что этот ангелочек способен разорвать людей на мелкие кусочки.

— Она, — твердо сказал я. — И если её не остановить, то дальше смертей будет еще больше.

Видя, что Дэмис ещё сомневается, я и сам начал злиться. Защитные гофу постепенно тлели, уменьшаясь в размерах, а моя рука пульсировала от боли так, словно вот-вот взорвется. А поскольку сдерживать свой язык, я не мог просто физически, то тут же высказал парню все не слишком приятные мысли:

— Пора взрослеть, Дэмис. Ты уже совершил ошибку, пустив её сюда. Если бы не ты, люди остались бы живы.

Парень непонимающе посмотрел на меня.

— Пустил? Каким образом?!

— Повредил защитные руны на стене и окнах? — предположил я.

— Я вообще спал, когда она появилась в моей палате, — возмущенно ответил Дэм. — На этаже уже был выключен свет и в коридоре кричали люди. Так что, если её кто-то и пустил в больницу, то точно не я.

Это звучало странно, но не похоже, что парень врал.

— В любом случае, она пришла сюда только из-за тебя, — быстро нашелся я. — И ты, как единственный мужчина в семье, должен взять на себя ответственность за её упокоение. Если ты не забыл, твоя сестра доверилась мне, и сама попросила её запечатать, чтобы не превратиться в монстра. Пусть вмешались непредвиденные обстоятельства, но её последнее желание до превращения в полтергейста было именно таким.

Я видел, как в парне борются разные эмоции и мысли, но в итоге он сделал правильный выбор.

— Хорошо. Но сначала я поговорю с ней…

Он подошел к невидимой преграде между нами и полтергейстом.

— Элла. Я слышал, что ты отомстила за себя этому уроду Орлову. Это здорово, но та Элла, которую я знаю, никогда бы не убила человека. А теперь еще люди здесь, в больнице. Они-то точно были ни в чем не виноваты.

Девушка-призрак мягко улыбнулась.

— Я ничего плохого не делала. Они врут. Я просто хотела быть с тобой, ты же мой любимый братик.

— И ты не пыталась меня убить?

— Конечно нет. Я бы и пальцем тебя никогда не тронула, ты же знаешь.

— Прости, я тебя очень люблю, — всхлипнув, сказал Дэмис, обернулся ко мне, и я увидел на его щеках слезы. — Ты прав. Это уже не она.

И в тот же момент девушка-ангелочек исчезла, и на её месте появился монстр. Раздался яростный визг и остатки от висящих в воздухе листов вспыхнули ярким пламенем. Джеймс вновь бросился нам на помощь, но на этот раз полтергейст оказался быстрее и буквально обхватил Дэмиса всеми своими аляповато-мерзкими конечностями. Доля секунды, и мальчик полностью исчез внутри монстра.

— Да что ж вы все так поболтать любите, — раздраженно сказал Джеймс, прикладывая повязку к глазам и формируя защитную стену из еще двух гофу. — Учти, что я за каждый использованный гофу с тебя деньги возьму!

— Все, я её запечатываю, — огрызнулся я, и сам чувствуя, насколько большую глупость сделал, потратив время на разговоры с Дэмисом.

— А теперь поздно, — скривился Джеймс. — Если запечатать её сейчас, то мальчишка пострадает. Не сильно, но часть души можно схлопнуть вместе с полтергейстом. Обычно такие гофу не срабатывают на живых, но она пытается поглотить своего братишку и поэтому их души сейчас связаны.

— И что теперь делать?

— То же что и раньше — болтать, раз уж тебе это так нравится, — пожал плечами медиум. — Попробуй уговорить её отпустить мелкого, призраки же любят с тобой общаться. Только учти, что с каждым мгновением шансы мелкого выжить всё меньше и меньше.

Одно дело было говорить с Эллой, и совсем другое — с красной тварью, в которую она превратилась. В таком собеседнике отчего-то не чувствовалось никакого эмоционального отклика.

— Элла, твоей брату еще жить и жить, — как можно мягче сказал я, пытаясь поймать взгляд монстра. Вот только там даже глаз как таковых не было. — Отпусти его.

Из кровавого месива, составляющего тело полтергейста, неожиданно появилась голова девушки. Вылезла прямо из плеча, как какой-то фурункул, и посмотрела на меня.

— Этот мир слишком жесток к таким, как мы. Мама и папа ушли из своих семей, потому что они были против их союза. В результате наши так называемые родственники сделали всё, чтобы они не могли устроиться на нормальную работу, достойную аристократов. Отец был бойцом уровня специалиста, но все серьёзные наниматели отказались с ним работать из-за влияния семьи. Поэтому он был вынужден наниматься на работу к самым разным людям, чаще всего на очень сомнительные дела. Там он и погиб. Я надеялась улучшить наше положение, добиться поступления Дэмиса в хорошую Академию, и даже связалась с этим извращенцем Григорием Орловым. Он обещал помочь моей семье, если я стану его девушкой, но в результате обманул меня…

Я чувствовал какую наигранность всего происходящего, словно полтергейст зачем-то тянул время.

— Лучше пусть он станет частью меня, — продолжила говорить голова девушки. — Вместе мы отомстим всем, кто сделал плохое нашей семье. Я найду каждого, кто косо смотрел на маму и на Дэмиса. Кто насмехался надо мной.

Да, жизнь у них, похоже, действительно была не из легких.

— Какие бы у вас не были проблемы, это не повод лишать Дэмиса будущего. Твои родители пожертвовали всем, чтобы быть вместе и растить вас, разве их усилия не достойны уважения?

Вроде бы на личике девушки даже появились какие-то сомнения. Никогда не считал себя хорошим оратором, но тут, похоже, я смог подобрать к ней ключик.

В этот момент Джеймс за моей спиной вдруг тихо выругался, обошел меня и ударил ладонями по невидимой преграде между нами и полтергейстом. От его рук пошла волна энергии, и стена вдруг пришла в движение, словно плунжер гидравлического пресса. Призрак почувствовал опасность и попытался отступить к дальней стене, но невидимая преграда быстро нагнала её и буквально стащила с тела парня. Дэмис мгновение стоял на месте, а затем рухнул на пол без сил, а полтергейста потащило дальше, пока не расплостало словно красный густой кисель по противоположной стене.

— Я её почти уговорил! — возмущенно воскликнул я.

— Ага, как же, — фыркнул медиум, оборачивая платком покрытые кровью ладони. — У полтергейста не может быть никаких эмоций кроме негативных. Поэтому говорить с ней совершенно бесполезно.

— Но зачем вы тогда велели мне попытаться её уговорить?

— Да просто чтобы отвлечь. Если ты не заметил, то пока вы болтали, гофу тлели значительно медленней. Поэтому я успел спокойно подготовить усиление преграды, — он показал мне расцарапанные какими-то узорами ладони. — Чтобы выбить полтергейста из парня.

Я быстро подошел к мальчику и проверил пульс, убедившись, что он жив.

— Запечатай ты её уже, — устало велел Джеймс. — Сколько можно тянуть Ктулху за щупальце.

Полтергейст висел в воздухе в сплющенном виде между двумя защитными преградами, поэтому мне было достаточно приложить гофу и направить в него энергию для активации. Красную массу беззвучно всосало в лист бумаги, он тут же свернулся в трубочку и сильно нагрелся, но вроде бы сгорать не собирался.

Джеймс похлопал меня по плечу.

— Ну что, парень, поздравляю с твоим первым полтергейстом. Теперь ты можешь официально считаться учеником медиума. Очень медлительным, любящим поболтать вместо того, чтобы просто сделать свою работу, но все-таки учеником.

Я поморщился, не испытывая совершенно никакой радости по этому поводу. Скорее наоборот, мне было очень жаль и Дэмиса, и невинно убиенную Эллу. Можно даже сказать, что её убили дважды — сначала псих Орлов, а теперь вот я…

— Эй, не воспринимай это так, словно ты делаешь что-то плохое, — поняв мои мысли, сказал Джеймс. — Передав запечатанного призрака церкви, ты позволишь ей отправиться на перерождение… или в Рай… я в этом не очень разбираюсь, если честно. Но всё лучше, чем застрять здесь, превратившись в отупевшего агрессивного призрака.

— Наверное, вы правы, — вынужден был признать я. — Хорошо хоть теперь я смогу отдохнуть.

Джеймс зловеще усмехнулся.

— Э нет, только теперь и начнется основная работа.

— Я про сегодняшний день, — устало уточнил я.

— А, сегодня да, отдыхай, — милостиво разрешил медиум.

Забрав у меня лист с запечатанным призраком, Джеймс достал телефон и отзвонился Мисси.

— Привет. С полтергейстом в шестой клинике разобрались. Позвони руководству, чтобы разблокировали этаж и прислали сюда врача… и уборщиков. Или лучше патологоанатомов. Много патологоанатомов с любовью к пазлам. Нет, пострадавших не много, но они раскиданы по большой площади. И еще изучи рынок, я тут поймал несколько Бахтаки, думаю, их можно будет выгодно продать.

Спустя какое-то время на этаже включился свет.

— А зачем они вообще свет выключали? — поинтересовался я. — Это же только усложнило нам работу.

— Кому нам? — насмешливо спросил медиум. — Уважающий себя медиум должен уметь видеть в темноте. А насчет электричества, какой смысл вообще блокировать этаж, если оставить доступ к электросети? Многие призраки с легкостью перемещаются по линиям электропередач. Представляешь, что будет, если такая тварь залезет в электросеть больницы и получит доступ к оборудованию?

Точно, это я уже от усталости начал тупить, ведь читал же о чем-то подобном. Разумеется, так могли делать далеко не все призраки, а лишь некоторые. После превращения в полтергейста они и выглядели по-разному, и обладали различными способностями и наклонностями. Кто-то просто убивал, кто-то мучил, кому-то нравилось просто пугать людей. Тут уж как повезет. Или не повезет.

Не прошло и пяти минут, как весь этаж заполнили люди: охрана, медсестры, уборщики. Дэмиса забрали на лечение, меня отвели в отдел травматологии и подлечили руку. Джеймс тем временем воевал с руководством клиники за схваченных Бахтаки. Выйдя из кабинета травматолога, я как раз застал его спор с усатым толстым мужичком.

— В заказе упоминался только полтергейст, — махал толстяк перед носом медиума стопкой листов. — Всё остальное — это собственность клиники! Вы не имеете права просто так взять что-то отсюда и вынести.

— Как интересно, — хмыкнул Джеймс, не выпуская из рук мешок. — Тогда вы подтверждаете, что содержите в клинике столь опасных Существ? Они относятся к третьему классу опасности, а значит, должны в обязательном порядке заноситься в реестр. У вас же есть соответствующие документы в этой стопке?

Толстяк на мгновение смутился, но быстро вернул уверенность.

— Мы просто не успели занести их в реестр, когда на здание напал полтергейст.

— Досадно, — делано посочувствовал Джеймс. — А вот я уже успел подать заявку на регистрацию пойманных Существ. Впрочем, если вы сможете назвать их точное количество, то я, быть может, даже поверю, что они уже были пойманы работниками клиники. — Он выставил перед собой мешок. — Ну так что, сколько их там?

— Откуда мне знать, возможно, вы поймали не всех, — уклончиво ответил толстяк.

— И все-таки?

— Я не буду играть в эти игры. Если вы отказываетесь вернуть нам наше имущество, то дальше разговор будут вести юристы.

Джеймс согласно кивнул.

— Да, так и поступим. А заодно я приглашу парочку знакомых тележурналистов, чтобы они рассказали, что по вашей клинике среди больных разгуливают опасные монстры.

Дальше их разговор я уже не слушал, отлично понимая, что пытаться отобрать у Джеймса что-либо ценное — гиблый номер. Не удивлюсь, если медиум еще выбьет из толстяка поминутную оплату за то время, что он потратил на споры. Мое же внимание привлекла детская фигурка, стоящая в темной части коридора. Странным было уже то, что коридор отлично освещался потолочными лампами, и темных мест в нем в принципе быть не могло.

В полумраке спутать сильного призрака с живым человеком было довольно просто, но уже само появление девочки очень «толсто» намекало на её происхождение. Да и выглядела малышка настолько пугающе, что если она все-таки живая, то я сильно сочувствовал её родителям. Синяки под глазами, собранные в две косички волосы, потертое старое, какое-то даже не очень современное, платьице.

— Они делают страшные вещи, — шепотом сказала мне девочка.

— Кто они? — так же тихо спросил я.

— Злые люди. Там, в подвале.

Я нервно сглотнул.

— С тобой они тоже сделали что-то плохое?

— Нет. Я слишком хорошо прячусь.

— Как ты здесь оказалась?

— Я здесь живу уже давно. — Девочка начала сгибать маленькие пальчики, и я с отвращением заметил, что на них нет ногтей. — Два, три, четыре. Да, четыре по десять лет.

— Лет?!

— Да, я уже взрослая девочка, — важно кивнула малышка.

— Очень взрослая, — согласился я. — Так что тут происходит? Что ты видела?

— Они носят мёртвых людей в подвал, — очень значительно, словно какую-то тайну, сказала девочка.

Вообще, это звучало довольно логично. Обычно морг находится именно в подвале, почему бы работникам не сносить туда трупы?

— А потом они выходят оттуда.

— Кто? — на всякий случай уточнил я, с холодком в душе уже понимая, что она ответит.

— Мёртвые.

Сказав это слово, девочка просто растаяла в воздухе, а где-то вдалеке раздался её шепот:

— Мёртвые идут.

Госсподи, страх-то какой. Хорошо хоть она песенку детскую петь не начала, иначе бы мой набор ночных кошмаров пополнился ещё одним. А так пока терпимо. На троечку по десятибалльной шкале ужаса.

Немного придя в себя после неожиданной встречи, я указал жестом Джеймсу, что навещу Дэмиса и направился в его палату. Мальчик уже пришел в сознание и чувствовал себя достаточно сносно, а врач заверил меня, что его организм просто очень сильно ослаблен. Выглядел Дэм действительно сильно осунувшимся, словно за те минуты, что он провел внутри полтергейста, из него успели выпить все соки.

— Спасибо, — тихо сказал он, когда я вошел в палату.

Судя по мокрым дорожкам на щеках, я отвлек Дэма от важного занятия — он оплакивал сестру.

— Да без проблем. Если вдруг кто-нибудь еще из родственников превратиться в полтергейста, зови, — ляпнул я прежде, чем осознал, что говорю. — Извини, глупая шутка!

Вопреки моим опасениям, мальчик неожиданно улыбнулся.

— Но это правда смешно. — Он с трудом приподнялся на локте. — Я не буду извиняться за то, что пытался тебе помешать и травмировал руку. Так тебе и надо за то, что обвинил меня в том, что я сам пустил полтергейста в больницу. Конечно, я люблю свою сестру, но подвергать других людей опасности не стал бы.

— Но мне ты всё же помешал, — с легкой обидной напомнил я.

— Просто видя перед собой Эллу, я растерялся, — немного смущенно ответил мальчик. — Возникло ощущение, что всё может быть как прежде.

— Понимаю, — кивнул я. — Тяжело отпускать близких.

— Очень.

Мальчик вновь всхлипнул, но взял себя в руки.

— Ты был прав, она действительно превратилась в монстра.

— А почему ты мне поверил? — вдруг вспомнил я. — Как понял, что это уже не Элла? Я видел, как ты изменился в лице после её последней фразы.

Дэм слабо улыбнулся, а по его щекам вновь потекли слёзы.

— Элла была очень доброй девушкой. Некоторые называли её ангелочком, и так она себя и вела. Но во всём, что касается воспитания, сестренка была настоящим тираном. Получить от неё по шее можно было легче легкого.

Мы некоторое время помолчали.

— Ты придешь на похороны? — наконец спросил Дэм.

— Я? Но… мы с ней даже не были знакомы. При жизни.

— Зато ты многое сделал для неё после смерти. Ты помог найти её тело, и даже позволил Элле отомстить за себя этому ублюдку Орлову.

Ну, не то, чтобы позволил. Там особо и вариантов не было.

— Хорошо, я приду, — согласился я.

Мы еще некоторое время поболтали, и я пообещал Дэму, что еще навещу его в больнице. А потом за мной зашел Джеймс, даже не посмотрев в сторону Дэмиса, и велел следовать за ним.

— Ну как переговоры? — поинтересовался я.

— Разумеется, ничего они не получили, — выразительно дернул мешком медиум. — И мне даже не пришлось использовать карту «черного списка Ассоциации Медиумов». Такому заведению, как больница, очень опасно оставаться без услуг медиумов, поэтому ссориться с нами не очень удачная идея.

— И по одному твоему слову их внесут в черный список? — уточнил я.

— Разумеется. И дело даже не в том, что я лучший медиум этого города. — Джеймс смахнул невидимую пыль с плеча. — Хотя, об этом тоже забывать не стоит. Те огромные взносы, что мы платим Ассоциации приносят свои плоды, в любом деле она всегда встанет на нашу сторону.

Мы спустились на парковку, где нас уже поджидал Денни.

— Респект мужики! — бодро приветствовал он нас. — Я уже слышал, что вы справились с этой тварью. Черт, это было реально страшно, а я бывал в разных переделках, даже с демонами раз на раз махаться приходилось. Но вот так встретиться с чем-то невидимым и неосязаемым, это действительно ужасает.

Джеймс поморщился от обрушившегося на нас потока слов.

— Ты вроде обещал подкинуть нас бесплатно, — напомнил он, забираясь за заднее сидение.

— Само собой, — показал большой палец Денни. — И, если вам понадобится еще куда-нибудь поехать, можете смело вызывать меня. Я сделаю скидку. А теперь расскажите, что же там произошло! Вы обещали!

Медиум выразительно посмотрел на меня.

— Понял, — вздохнул я, поудобнее устроившись в мягком кресле и мысленно пожалев, что не смогу поспать в дороге. — Сейчас расскажу…

Когда я в общих чертах поведал о том, с чем мы столкнулись, и Денни немного успокоился, пришло время рассказа о встрече с девочкой призраком в больнице.

— Она была похожа на платежеспособного человека? — холодно спросил медиум.

— Даже если забыть о том, что это была маленькая девочка? — переспросил я. — Это же призрак. Откуда у неё деньги?

— Ты удивишься, сколько денег можно получить от какого-нибудь погибшего банкира. Иногда даже я беру подобные заказы, но только если уверен, что призрак не врет и деньги существуют.

— Но она выглядела очень испуганной.

— Чудесно. Вот только дирекция больницы к нам за помощью не обращалась, а значит, это не наше дело. Запомни первое правило медиумов: мы никогда не делаем работу бесплатно.

— Это общее правило всех медиумов, или только ваше? — не удержался я от подколки.

— Ты удивишься, но это даже не я придумал, — ничуть не смутился Джеймс. — Как думаешь, много призраков можно встретить, погуляв по улицам города?

— Немало, — неуверенно ответил я.

— Я бы сказал чертовски много! И стоит только один раз помочь кому-то, как они начнут ломиться к тебе в дом толпами. А ведь у каждого из них есть своя история и причины оставаться здесь. Ты готов всё это разгребать один?

— Нет, но…

— Ну вот и всё, — припечатал меня медиум. — Кто-то вроде говорил, что устал, а сам болтаешь как вполне отдохнувший. Может, тогда займешься пока рисованием гофу?

Я тут же сделал вид, что заснул и остальную часть пути мы провели в полном молчании. Тем более, что сон действительно старательно тянул меня в свои сети.

* * *
Следующие дни прошли на удивление спокойно, и где-то даже расслабленно. Я сидел в отеле за ноутбуком, листал бесконечные новостные сайты, болтал с Никой по телефону, учился рисовать новые гофу. Пожалуй, это можно было бы назвать заслуженным отдыхом, если бы не Дженна. Мою телохранительницу и до этого нельзя было назвать душой компании, но после происшествия на стройке она превратилась в настоящий ледяной айсберг. Даже из соседней комнаты я чувствовал исходящий от неё холод отчуждения и какой-то безнадёжности, но попросить заменить её на кого-нибудь другого не хватало наглости. Да и как можно уволить того, кто рисковал жизнью ради тебя и потерял при этом напарника? Очень странная ситуация получалась.

Еще из моей головы не уходили мысли о девочке призраке. Что-то в этой больнице все-таки происходило. Даже Джеймс признавал, что Бахтаки не могли появиться в здании сами по себе, слишком редкие это существа. А тут сразу целый выводок. Такое впечатление, что они сбежались туда со всего города, но что же их так привлекало? Возможно, эманации боли и страха, исходящие от больницы, были слишком сильны?

Так я и сидел в кресле с чашкой кофе и листал новостные сайты Золотого Острова. Все-таки здесь Сеть развилась еще не так сильно, как наш родной Интернет, поэтому количество подобных сайтов было ограничено. К тому же, здесь о свободе слова никто не слышал, и новости могли выкладывать только лицензионные СМИ.

«Компания „Регтех“ представила на выставке инноваций новый защитный костюм „Страж“. Удобный для носки в повседневной жизни, с дополнительными функциями смены цвета и возможностью дышать под водой. Пока это лишь экспериментальные образцы, материалы для их производства слишком дороги, но через несколько лет компания обещает оптимизировать производство, и тогда каждый из бойцов Золотого Острова будет экипирован в подобную броню».

«Социальная сеть для публикации видеороликов стала невероятно популярна. Некоторые считают, что со временем она даже сможет заменить телевидение. Уже сейчас любая уважающая себя телезвезда имеет там аккаунт и делится событиями из своей жизни».

Эти новости, конечно, были интересны, но меня сейчас интересовало другое — любая информация о больнице, в которой всё ещё лежал Дэмис. Если девочка была права и там происходило что-то странное, то об этом должны были хотя бы упомянуть в новостях. Разумеется, основным местом поиска стали сводки опасных происшествий, и вскоре я наткнулся на нужную информацию:

«Городская клиника номер шесть сегодня вечером подверглась нападению полтергейста. По нашим данным погибло четыре человека. Безусловно, это большая потеря, но для нападения полтергейста количество жертв оказалось на удивление мало. Всё благодаря своевременным и быстрым действиям медиума Джеймса Харнетта, приехавшего на вызов буквально в течение пяти минут. Что интересно, это уже не первое происшествие в шестой клинике, неделю назад здесь совершил самоубийство один из врачей хирургов, перед этим задушив своего пациента. Представители церкви заверили, что речи ни о какой одержимости нет, это просто результат психологического перенапряжения. А в прошлом месяце одна из пациенток клиники выбросилась из окна. Конечно, случается всякое, и теория вероятности на стороне клиники, но я бы предпочел лечиться где-нибудь в другом месте. Просто на всякий случай».

Ха! Я так и знал! Что-то там происходит.

— Джеймс, у меня очень сильно болит травмированная рука, — заявил я медиуму, заглянув к нему в кабинет. — И ребра подозрительно ноют.

— Ты зашел просто пожаловаться? — уточнил он.

— Нет. Думаю, пара дней на осмотре в больнице пойдут мне на пользу. Заодно за Дэмисом прослежу.

— Чего ты всё нянчишься с этим парнем? — недовольно спросил меня медиум. — Из-за него погибли люди. Так себе компания.

— Он же сказал, что не пускал в здание полтергейста.

— Ну да, конечно, — скептически фыркнул Джеймс. — Вот только работники больницы вчера проверили защитные руны в его палате, они были повреждены.

— Значит, они врут!

Медиум скептически хмыкнул.

— Я никому не говорил о связи мелкого с полтергейстом, так что специалисты клиники могли указать на любую палату, но выбрали именно его. Зачем?

— Вот и мне тоже интересно, зачем? Еще эта девочка призрак… что-то здесь не так. Ничего же страшного, если я полежу там пару дней? Если в клинике что-то происходит, то призраки сами выйдут со мной на связь.

Джеймс задумчиво посмотрел на меня.

— Ты можешь, конечно, провести там денек-другой, но только на платном обследовании и за свои деньги. В обычную палату тебя с телохранителем не заселят, а без неё я отпускать тебя не имею права. Слишком рискованно.

И слава Богу! Отдохну хоть от её кислой мины.

— Согласен! Хотя, почему рискованно? Вы же только что сказали, что там ничего не происходит.

— До твоего приезда не происходило, — поправил меня медиум. — Не забывай, что ты притягиваешь призраков. Кроме того, Орлов отлично знает, из-за кого погиб в жутких муках его сын, там даже хоронить нечего, между прочим. Не думаешь же ты, что он просто так это оставит?

Если честно, я и думать забыл об этом Орлове.

— И самое важное! — выразительно сказал медиум. — Если там действительно что-то происходит, то не зови меня до тех пор, пока не найдешь того, кто оплатит наши услуги. Кого-то живого и платежеспособного. Иначе я и пальцем не пошевелю.


Глава 5


Разумеется, поехал в клинику я далеко не сразу. Прежде всего, Джеймс заставил меня выучить и сдать ему мини-экзамен по нескольким защитным рунам. До этого мы практиковали лишь рисование гофу на энергопроводящей бумаге, но в помещении гораздо проще было наносить руны сразу на стены. Их-то мне и предстояло использовать в своей палате в качестве дополнительной защиты. Просто на всякий случай. Да и на будущее навык полезный, мало ли где мне ещё придется ночевать.

Для смешения с кровью в таком случае использовалась невидимая краска, чтобы временные узоры не смущали взгляды работников клиники. Реально невидимая, исчезающая через две минуты после использования вместе с замешанной в неё кровью. Иначе бы моя палата смотрелась довольно забавно — с красными разводами по всем стенам.

Я уже четвертый час сидел всё за тем же столом в «переговорке», обложившись ватманом и выводил руны большой кисточкой. Это несколько отличалось от привычной мне работы со стандартными листами А5, из которых делались обычные гофу. Масштаб другой, причем рисовалось всё это только от руки, без использования линеек и транспортиров. Чтобы не накосячить, стоило набить руку сейчас, чем я, собственно, и занимался под присмотром медиума. В процессе работы он так же выдал мне целый запас дротиков. Конечно, острых, но явно не тянущих на нормальное оружие.

— А можно мне уже перейти на метательные ножи? — спросил я, с грустью глядя на десяток игрушек. — Вы же сами сказали, что я теперь могу считаться полноценным учеником медиума.

— Серьезная заявка, — ухмыльнулся Джеймс. — А ты ими пользоваться-то умеешь?

— Кидать не умею, — признался я. — Но ведь нож я могу использовать и в ближнем бою. Человек с ножом всегда опаснее того же человека без ножа.

Медиум издевательски фыркнул.

— Если только для самого себя. Без базовых навыков владения холодным оружием ты сам быстрее порежешься.

— Зато против обычных людей любой нож будет лучше бесполезных дротиков, — уперся я.

Мисси подошла ко мне и провела по лбу ноготком, поправив волосы. В этот момент перед моими глазами пронеслись сцены с убитыми ей людьми, точнее, с тем, что от них осталось и я едва сдержался, чтобы не шарахнуться в сторону.

— А ты когда-нибудь бил человека… — Она облизнулась так чувственно, что я окончательно растерялся, — ножом?

— Нет, конечно, — сглотнув, ответил я. — Если честно, я вообще «человеков» ничем и никогда не бил, по большому счету. Не считая битвы подушками со старшим братом в детстве.

Воспоминания о Сереге и настоящих родителях немного кольнули сердце, но я постарался запихнуть их обратно, в самую дальнюю часть «чертогов памяти». Как бы я не радовался новому миру, полному магии, призраков и других невероятных существ, моя семья осталась где-то там и наверняка ищет меня. Очевидно, что я либо умер, либо пропал без вести, и я даже не знаю, что из этого хуже.

— Видимо, по голове ты получал очень сильно, — заметила Мисси. — Очень уж грустное выражение лица. ППС?

— Что за ППС? — подозрительно переспросил я.

— Постподушечный синдром, — хихикнула девушка, потрепав меня по голове. — Бывает у тех, кого старшие братья в детстве сильно били подушками. Суровые у вас тренировки в Российских Княжествах.

Джеймс задумчиво посмотрел на меня.

— Если подумать, твои боевые навыки, а точнее, их полное отсутствие, не очень вяжется с тем, что мы слышали о Российских Княжествах. Подход к обучению там менее системный, чем на Островах, но куда более суровый.

— Я был на домашнем обучении, — снова честно ответил я, ведь два дня в доме Михайловых вполне можно засчитать за быстрый курс истории этого мира.

— Ну-ну, — скептически хмыкнул Джеймс, но дальше углубляться в эту тему не стал. — В любом случае, с призраками ты справишься и с помощью дротиков, а против нормального взрослого человека с двумя руками, хотя бы одной ногой и мало-мальски сносным зрением тебе и нож не поможет.

Я невольно покосился на свои худенькие ручки. Ведь обещал себе начать нормальные тренировки, но попробуй тут выкрой время, когда то занятия по изучению гофу, то охота на призрака, то похищение. Конечно, я пытался растягиваться и делать легкую разминку по утрам, но на одних отжиманиях явно далеко не уедешь. Эх, мне бы абонемент в нормальный тренажерный зал, да тренера хорошего по единоборствам… Но это, видимо, уже после того, как я разберусь с тем, что происходит в клинике.

— Приятно слышать, что по вашему мнению я могу своими силами справиться хотя бы с призраками, — криво усмехнулся я. — Даже я сам в себя так не верю.

— А я вообще оптимист, — совершенно серьезно ответил медиум. — К тому же, если ты не сможешь справиться с каким-нибудь призраком, то просто заговоришь его до окончательной и бесповоротной смерти.

— Не обольщайся, малыш, — неожиданно вмешалась Мисси. — Он просто считает, что в больнице тебе ничего не будет угрожать.

Я даже растерялся, не зная, радоваться мне или расстраиваться.

— Почему это?

— Я проверил здание, — нехотя ответил Джеймс. — Там не может быть никаких агрессивных призраков. А если ты наткнешься на обычного неупокоенного, то запечатаешь его любым простейшим гофу.

— Что значит, вы проверили здание? — с искренним интересом спросил я. — Сканером каким-то?

Джеймс поморщился.

— Я сам себе сканер. Как я могу иногда читать людей, так же при некоторой подготовке происходит и со зданиями. Полезный навык, когда тебя вызывают на поиски полтергейста и нужно убедиться, что опасность действительно существует.

— Может, дело не в призраках, а в живых людях? — логично предположил я.

— Тогда держись поближе к Дженне и не лезь на рожон. Люди — это уже не наша проблема.

Если честно, я вообще не был уверен, что происходящее в клинике моя проблема, даже если в это вовлечены призраки. Но правда в том, что призрак девочки обратился за помощью именно ко мне. Не прямым текстом, конечно, но я это воспринял именно так. Не хотелось признавать, но с момента появления в этом мире меня бросало то туда, то сюда, и я лишь послушно следовал то за Никой, то за Джеймсом. Мне оставалось только реагировать на происходящее, никак не участвуя в выборе изначального направления. И вот впервые я мог сам решить, куда пойти и что делать, пусть это было и не самое умное занятие. Кстати, был во всем происходящем и еще один плюс — я получу полное обследование организма от сторонних специалистов. А то мало ли что скрывал от меня профессор Семенов.

В результате к концу дня я все-таки сдал Джеймсу мини-экзамен по защитным рунам, собрал фирменную кожаную сумку медиума, свои документы, и отправился в клинику.

— У тебя два дня, — напутствовал меня Джеймс перед выходом из офиса. — Если ничего не найдешь, то придется выкинуть клинику и девочку-призрака из головы.

— Справедливо, — признал я.

— Кстати, когда вернешься из клиники, можешь записаться в местную секцию самообороны. Там наверняка есть и уроки метания ножей. И как только будешь втыкать в мишени десять из десяти, я сразу разрешу тебе обвешаться ими хоть с ног до головы.

На мгновение где-то в глубине души возник порыв возмутиться. Какого черта он вообще мне что-то запрещает?! Все-таки для взрослого человека просить разрешения о каких-то бытовых вещах слишком непривычно. Но таковы реалии моей новой жизни.

— И дорого стоит обучение в секции?

— Бесплатно.

— Серьезно?! — удивился я. — Ника говорила, что мне наймут инструктора, но после того, как меня отдали вам на обучение, стало как-то не до этого.

— Аристократы, — ехидно, но с легкой ноткой зависти, сказал Джеймс. — Вероника наверняка даже не знает о существовании подобных секций. Вам же подавай индивидуальные занятия с лучшими инструкторами.

— Ты же сам в молодости тренировался с инструктором, — с усмешкой заметила Мисси. — Причем не из дешевых.

— Но и в общие секции тоже ходил, — не согласился Джеймс. — Это не только хорошая практика для тренировки боевых навыков с разными противниками, но и весьма полезные знакомства.

Отлично! Как раз то, что мне нужно. Наконец-то пообщаться с людьми в непринужденной обстановке, проверить, насколько я вписываюсь в общество. А то кроме Михайловых и Джеймса с Мисси до сих пор нормально не общался ни с кем.

В клинику мы поехали на машине Дженн. Она посадила меня на заднее сидение, сославшись на инструкцию безопасности, хотя, как мне кажется, телохранительница это сделала просто чтобы сделать общение еще менее удобным. Игнорировать мои вопросы, когда я сидел позади, было значительно проще. Хотя, если честно, обстановка в машине была и так напряженной настолько, что отбивала всякое желание задавать вопросы. Но пару раз я всё-таки попытался. Например, когда увидел проходящего по улице военного в футуристичном защитном костюме. Он чем-то напоминал «штурмовика» из звездных войн, но его броня лучше обтягивала фигуру, а шлем не походил на перевернутый ночной горшок.

— А почему вы не используете такие костюмы? — спросил я Дженн, указав на военного.

— В городе запрещено ношение любых боевых костюмов всем, кроме работников правопорядка и военных, — сухо ответила Дженн. — Телохранители к этим структурам не относятся.

— Поня-ятно, — протянул я.

Разговор не ладился, а мне хотелось как-то навести мосты со своим телохранителем. Телохранительницей. И не только потому, что нам предстояло часто проводить время вместе. Мне хотелось как-то помочь женщине, потерявшей своего брата. Пусть сейчас мои возможности ограничены, точнее, они практически никакие, но в будущем я обязательно отплачу семье Коннора, если она есть.

— А как именно вы чувствуете угрозу? Она должна быть направлена непосредственно на вас или я тоже вхожу в вашу сферу чувствительности? — поймав в стекле заднего вида недовольный взгляд женщины, я пояснил: — Я же должен знать, на что вы реагируете.

— Как раз угрозу для себя я не чувствую. А вот агрессию, обращенную на выбранного в качестве цели человека, ощущаю метров за триста.

— Благодаря этой способности вы и стали телохранителем? Или, наоборот, натренировали её уже став им?

Женщина некоторое время молчала, и я уже решил, что не получу ответа, когда она вновь заговорила:

— Способность открылась на службе в армии. И уже после окончания контракта мы с братом решили переквалифицироваться в телохранители, — она сжала губы в тонкую линию и с горечью процедила: — Как он любил говорить, если в твоей руке хорошие карты, то какой смысл играть в шахматы?

— В смысле?

— Если хочешь чего-то добиться в жизни, нужно максимально использовать данные тебе генетикой, небесами, или чем там еще, способности.

— Здравая мысль, — признал я. — Ваш брат был умным человеком.

— Был, — согласилась Дженн.

Разговор зашел куда-то не туда, и в машине вновь повисла тягучая пауза. Но слова телохранительницы напомнили мне о мыслях, не покидавших мою голову после возвращения из больницы. Как только я смог спокойно выдохнуть и немного расслабиться, возник вполне закономерный вопрос — куда двигаться дальше? Конечно, я буду продолжать учиться ремеслу Джеймса пока он готов меня учить, но я всё равно остаюсь полностью зависим от семьи Михайловых. И с каждым днем эта зависимость всё усиливается благодаря всё тому же Джеймсу, ведь он явно дерет с моего «папаши» огромные суммы за мое обучение. Для взрослого человека, пусть и в подростковом теле, это не слишком приятная перспектива. И на данный момент моё единственное преимущество новом мире — это способность не только видеть призраков, но и разговаривать с ними. Точнее, разговаривать-то с ними может кто угодно, есть же всякие ритуалы у зеркала, доски Уиджа, спиритические сеансы. Но мне они отвечают более охотно, чем другим! А значит, нужно выжать из этой способности максимум.

— Дженн, остановите здесь, — попросил я, приметив на безлюдной улице одиноко стоящего призрака. Идеальный кандидат для первого самостоятельного контакта, тем более, будет неплохо потренироваться до того, как я возьмусь за реальное дело в клинике.

Телохранительница послушно нажала на тормоз.

— Куда ты собрался? — недовольно спросил она.

— Недалеко, рядом с тем столбом стоит призрак, хочу с ним пообщаться.

Женщина поморщилась.

— Это обязательно?

— Я же медиум. Нужно практиковаться, — честно ответил я.

— Только недолго, мы должны приехать в клинику до шести вечера, — предупредила меня Дженн.

Я вышел из машины и остановился прямо напротив женщины призрака, стоящей возле дороги. Выглядела она, кстати, вполне целой, видимо, умерла быстро, до конца не осознав того, что её сбила машина. Как я догадался? На её лице застыла гримаса ужаса, будто она вновь и вновь переживала мгновение своей смерти, а ноги женщины были в носочках, но без обуви. Очевидно, туфли слетели в момент аварии, так бывает когда машина сбивает человека на большой скорости.

— Привет, — обратился я к ней.

И женщина среагировала на мои слова, обратив на меня взгляд широко раскрытых глаз.

— Тимка остался один дома! Нужно позвонить мужу!

— Что за Тимка? — тут же напрягся я. — Номер телефона мужа помните?

— Тимка остался один дома! Нужно позвонить мужу!

— Да понял я. Какой номер, я позвоню!

— Зря стараешься, — раздался голос из-за спины.

Я резко обернулся, и увидел прямо перед собой темнокожего худого парня с прической «одуванчик». Пожалуй, так в фильмах показывают типичных гопников из Америки, вот только что он делал в Барсе? Ну, помимо того, что умирал, ведь парень выглядел полупрозрачным, как и стоящая на краю проезжей части женщина.

— Почему это?

— Она ж зацикленная, — хмыкнул парень.

В принципе, я это и так понял по её речи, но мой собеседник явно вкладывал в это слово нечто большее. В этот момент из-за угла вышла пара мужчин, и я поспешно достал из кармана телефон, чтобы продолжить разговор с призраком, не привлекая к себе лишнего внимания:

— В каком смысле «зацикленная»? — решил уточнить я, прижимая телефон к уху.

— Её даже нельзя назвать полноценным призраком, — с легкой гордостью ответил парень. — Я думаю, это что-то вроде осколка души, зацикленного на последней мысли. Я называю её Евой, хотя это лишь моя фантазия. За секунду до того, как Еву сбил какой-то лихач на дорогущей машине, она успела подумать о своём ребенке, и так теперь и стоит тут, повторяя его имя.

— Так может ребенку действительно нужна помощь, — логично предположил я.

— Если и была нужна, то лет пять назад. Она тут уже давно своего Тимку зовет.

Я внимательно посмотрел на собеседника.

— Она «зацикленная», а ты вроде общаешься вполне нормально.

— Мы себя называем «неприкаянными», — белозубо улыбнулся парень. — Бродим недалеко от места своей смерти, ищем сами не знаем чего. Если честно, я еще лет десять назад задолбался ждать появления света в конце тоннеля. Ни тоннеля, ни света.

— Сочувствую, — искренне сказал я. Не представляю, каково это — бродить без возможности даже нормально пообщаться с кем-либо. — А звать-то тебя как?

— Леброн, — поклонился парень. — Жертва полицейского произвола.

Он распахнул куртку и указал на рану от пули в груди.

— Кто бы мог подумать, что «лутинг» запрещен законом. Лично я даже не подозревал. На улице появились демоны, и пока военные с ними разбирались, я всего лишь спасал электронную технику из магазинчика напротив. Ведь лучше она будет у меня дома, чем погибнет в пасти демонов, неспособных отличить дорогой Салют от дешевого Сони.

Что ж, иной мир, люди те же.

— И давно ты тут бродишь?

— Лет десять-пятнадцать. Честно говоря, с числами у меня после смерти стало не очень. Ты лучше сам скажи, почему можешь нас видеть? Я много лет пытался показаться хоть кому-то, но ничего не получилось.

— Такая у меня способность, — ответил я. — Один раз умер, и вот теперь могу видеть мертвых.

— Но-но, — возмутился Леброн. — Я не мертв. Просто перешел в иную форму бытия.

— Хорошо, — легко согласился я. — А что, здесь ни разу не появлялись такие же как я, способные видеть… призраков? Есть же медиумы всякие.

— Ни разу не видел, — пожал плечами Леброн. — Нас на этой улице всего четверо: я, Ева, и вон в том доме семейная парочка, погибшая от отравления. Не поверишь, они решили одновременно избавиться друг от друга и выбрали одинаковые способы. А умерев, теперь вынуждены постоянно находиться в одной квартире. В их случае это можно считать чем-то вроде Чистилища или даже Ада.

Мы еще некоторое время поболтали с парнем, и я попытался получше разобраться в «житии» призраков. Получилась довольно интересная картина: им было не комфортно находиться в непосредственной близости от живых. Леброн попытался объяснить, что они ощущали, выходила странная смесь боли, отвращения и ярости. Это могло бы объяснить основной сюжет всех фильмов ужасов — призраков, живущих в доме, и терроризирующих новых жильцов. Вот только вряд ли в моем мире знали о такой особенности призраков. Но еще интереснее другое — ко мне они такого отвращения не испытывали, именно поэтому и шли на контакт так легко. Джеймс считал, что я чем-то привлекаю призраков, а на самом деле это остальные люди их отталкивали. Хотя, оставался вопрос, почему домашний призрак Михайловых чувствовал себя вполне комфортно и общался со всеми обитателями поместья? Но это уже какой-то частный случай, когда-нибудь спрошу её лично.

Дженн опустила боковое стекло и тихо сказала:

— Время идет. Не говоря уже о том, что ты выглядишь очень странно, топчась здесь на одном месте. Это может привлечь внимание полиции.

— Уже заканчиваю.

— Если хочешь, я могу помочь тебе упокоиться, — предложил я Леброну. — Запечатаю в свиток и отвезу в церковь. Там тебе обеспечат и тоннель, и белый свет.

— Что?! Не-ет! — шарахнулся от меня Леброн. — Я, конечно, не могу удаляться от места своего… перехода в другое состояние, но доступ в некоторые квартиры у меня есть. Мы с Глорис каждый вечер смотрим «Великолепный Век», сейчас пятнадцатый сезон, а я до сих пор не знаю, вернет ли Эмир Юджанер в свой гарем опальную наложницу Гюрезай-хатун после того, как она спасла одного из его сыновей. Так что никакого упокоения пока я не досмотрю этот проклятый сериал!

— Как скажешь, — успокаивающе сказал я. — Я не настаиваю.

— Но ты это… заезжай ещё как-нибудь поболтать, — смущенно сказал Леброн. — В принципе, мне тут есть чем заняться, но еще один собеседник лишним не будет.

— Ничего не обещаю, — не стал я кривить душой. И хотел бы соврать, чтобы он не обижался, но, к сожалению, был просто неспособен физически. — Я даже не уверен, что надолго останусь в Барсе.

— Ну понятно, — грустно кивнул парень. — Езжай уж. А я пойду сериал смотреть.

Мне было немного жалко парня, но помочь ему я ничем не мог, раз уж он сам отказывался от упокоения. Зато благодаря Леброну я многое узнал о призраках. По сути, он был первым, с кем я вот так спокойно пообщался и нашел общий язык. Призрак в доме Михайловых не считается, её могли видеть все. Теперь у меня возник интересный вопрос — как много среди бродящих по городу призраков «зацикленных», и как много «неприкаянных»? Со сколькими из них можно нормально общаться и получать полезную информацию?

Распрощавшись с Леброном, мы с Дженн добрались-таки до клиники. При свете солнца здание выглядело куда более дружелюбно, чем ночью. Даже не верилось, что еще недавно это людное место было атаковано Существами и полтергейстом. Небольшой парк перед больницей был полон людьми, а внутри клиники царил настоящий хаос: снующие по коридорам медсестры, постоянные объявления по громкой связи. Если честно, до этого момента я думал, что в фильмах несколько преувеличивают уровень бедлама в подобных местах.

— Сегодня сдадите все анализы, а завтра с утра мы назначим вам процедуры в зависимости от их результатов, — безэмоционально проговорила женщина за стойкой регистрации. — Сначала на второй этаж в лабораторию, потом третий этаж, кабинеты терапевта, КТ и магограммы. Ваша палата располагается на десятом, номера двенадцать и тринадцать, смежные.

Пока мы перемещались по этажам, я высматривал призраков, но не смог найти ни одного. Похоже, защита исправно действовала, не пуская их в клинику, но тогда откуда взялась та девочка? Интуиция подсказывала, что самое интересное начнется ночью, нужно лишь немного подождать, ведь большая часть призраков становится активными только после захода солнца А пока можно наведаться в гости к Дэмису, узнать, как его самочувствие.

Дженн молча ходила вслед за мной по всем кабинетам, и даже норовила присутствовать при обследовании у терапевта, но я все-таки смог вытолкать её наружу. А когда мои мучения наконец закончились, мы поднялись в палату к Дэмису.

Как ни странно, палата парнишки оказалась пуста, а кровать аккуратно убрана.

— А куда делся мальчик из этой палаты? — спросил я одну из проходивших мимо медсестер. Она выглядела постарше и «повесомее» остальных, поэтому и знала наверняка больше.

— Из этой? — переспросила она, подняв глаза на номер над дверью. — Темненький такой? Дэмис, кажется?

— Ну да.

Женщина всплеснула руками.

— Ох, бедняжка. Умер вчера ночью.

— Что значит умер?! — воскликнул я. — У него просто сотрясение было!

— Кровоизлияние в мозг, насколько я помню, — неуверенно ответила женщина. — Это нужно у дежурного врача уточнить. Или можете спуститься в регистратуру, там всё точно скажут.

Женщина убежала по делам, а я так и остался стоять возле пустой палаты, словно пришибленный. Как же так?! Он ведь был практически здоров! Его и оставили-то в клинике на пару дней просто на всякий случай.

— Сочувствую, — тихо сказала Дженн, ободряюще сжав моё плечо. По-моему, это был первый раз, когда она проявила ко мне хоть какие-то эмоции.

* * *
Джеймс Харнетт сидел за столом и задумчиво вертел в руках бокал с кроваво-красным вином.

— Зачем ты отпустил его? — с любопытством спросила Мисси. — Михайлов же с тебя три шкуры снимет, если с мальчиком что-то случится.

— Ты же помнишь, что мы всё ещё работаем медиумами? — ехидно спросил Джеймс. — Это одна из самых опасных профессий в мире. Даже на передовой линии встречи прорыва из Лимба шансов погибнуть меньше. Поэтому либо парень сам научится справляться с проблемами, либо его всё равно рано или поздно убьют. Тем более, что его буквально тянет в опасные места.

— Ты же сказал, что в больнице безопасно.

— Соврал, — ничуть не смутившись, ответил Джеймс. — Я в первый же момент, как мы там оказались, почувствовал что-то подозрительное. А уж появление такого количества Бахтаки полностью подтвердило мои мысли. Поэтому желание мальчика самому отправиться в клинику полностью совпало с моими планами.

Мисси ласково погладила медиума по плечу.

— И тебе прям всё равно, что с ним произойдет?

— Ты зверя-то из меня не делай. Я попросил кое-кого подстраховать парнишку.

— Это кого же?

— Шуша.

Мисси скривилась.

— Хухлика?! Он же отбитый на всю голову.

— Зато исполнительный, — не согласился Джеймс. — Я велел ему защищать парня, и он сделает всё, чтобы тот остался жив.

— Вот именно, что всё. Больница-то после этого на своём месте останется?

Джеймс залпом осушил бокал.

— Не мои проблемы. К тому же замдиректора клиники вел себя со мной не очень вежливо. Думаю, небольшой ремонт в качестве наказания им не помешает.

— Так вот в чем дело, — осклабилась девушка. — Как всегда, двух зайцев одним выстрелом.

— Почему двух? — обиделся медиум, выразительно помахав пустым бокалом. — Там целый выводок.

Мисси взяла бутылку вина и плеснула в бокал.

— Лишь бы этот твой выводок парнишку на загрыз, а то он мне начинает нравится.


Глава 6


— Ты помнишь, что Джеймс велел нанести защитные руны на стены комнаты до темноты? — тихо спросила меня Дженн.

Я сидел на стуле в коридоре напротив палаты, в которой недавно лежал Дэмис, и пытался осознать произошедшее. В этом мире люди привыкли к тому, что постоянно подвергаются опасности и могут погибнуть в любой момент, а вот я впервые столкнулся со смертью настолько близко. Ладно я, а каково матери мальчика? Сначала потеряла одного ребенка, а теперь и второго. Даже не представляю, каково ей сейчас.

— Да, пойдем через минуту, — отрешенно ответил я.

Может, мне бы стоило ей позвонить, как-то успокоить? Хотя, я даже не представляю, что говорят в таких случаях. Да и знакомы мы с Дэмисом были не так долго…

Решив ненадолго отложить этот вопрос и отвлечься на занятие делом, я послушался Дженн и поднялся с ней в наши палаты. Там, разложив принадлежности для рисования, я смешал невидимую краску с кровью и занялся нанесением рун на стены. К счастью, не требовалось наносить их на всю поверхность, достаточно было создать по одному примерно метровому узору на каждую из четырех стен, и еще одну поменьше на входную дверь.

Я уже собрался, было, пойти в смежную комнату Дженн, чтобы повторить операцию с рунами, но она меня остановила:

— Мне разводы твоей крови на стенах не нужны.

— Но это же защита…

— Я знаю. Джеймс Харнетт дал мне этот артефакт, он делает находящихся в комнате людей невидимыми для призраков.

Дженн достала из своей сумки двадцатисантиметровую фигурку зеленовато-серого цвета и поставила на тумбу возле кровати.

Странно. Медиум же убеждал нас с Никой, что артефактов, защищающих от призраков, не существует. А Дженн выдал как раз такой артефакт. Кого же из нас он в итоге обманывает?

— Какая страхолюдина, — пробормотал я, с интересом разглядывая фигурку.

Пузатенький, зубастый монстрик с зеленой кожей, чем-то средним между носом и пятачком на морде и когтистыми лапками. Кожа выдавала в нем родственные связи с земноводными, но в то же время его спинку и ноги покрывал густой слой листиков, создающий некое подобие одежды.

— А, по-моему, он выглядит довольно мило, — не согласилась телохранительница.

Я посмотрел на Дженн совершенно новым взглядом. Похоже, у женщины какие-то проблемы с головой. Кто станет считать такую мерзость милой? И этому человеку доверили мою ценнейшую жизнь? В любом случае, если она так верит словам Джеймса, то это её проблемы, а дополнительную защитную руну на дверь между нами я все-таки нанесу.

— Какие у тебя дальнейшие планы? — без особых эмоций спросила Дженн.

— Дождаться пока вы уснете и пойти общаться с местными призраками, — с легкостью ответил я, и поспешно заткнулся.

Ой.

Женщина нахмурилась.

— План так себе. Я за тебя отвечаю и не могу отпустить одного.

— Но если вы будете находиться рядом, то они могут не пойти на контакт, — быстро нашелся я, мысленно костеря свой правдолюбивый язык.

— Если я буду на достаточном расстоянии, то все будет в порядке, — не согласилась Дженн. — Я же видела, что ты спокойно общался с призраком на улице, пока я сидела в машине рядом.

Черт, логика в её словах была, но, если честно, мне в присутствии Дженн становилось как-то неуютно. Возможно, потому что у меня никогда не было телохранителя, или я просто чувствовал себя виноватым в смерти её брата. А скорее всего, и то, и другое плюс отстраненное и холодное отношение с её стороны. Я к такому не привык.

— Ладно, — отмахнулся я, решив отложить этот вопрос до ночи. — Для начала стоит просто осмотреться по сторонам. Но перед этим…

Мне очень хотелось с кем-нибудь посоветоваться и обсудить смерть мальчика, но телохранительница для этого не очень подходила. Сестре с такими вопросами звонить тоже не стоило, она явно не тот человек, от кого стоит ожидать сочувствия. К тому же, Ника вряд ли бы одобрила мои изыскания в клинике. Насколько я понял логику её мышления, она была совершенно не против того, чтобы подвергать меня опасности, но исключительно в её присутствии. В мою способность защитить себя самостоятельно она не верила от слова совсем. Как, кстати, и я сам.

Джеймс… от него сочувствия тоже не дождешься. И на помощь особо рассчитывать не стоит. Лучше всего было бы позвонить Мисси, она всегда хорошо ко мне относилась, но с тех пор, как я узнал, что она ханьё и любит расчленять людей, общение с девушкой хотелось свести к минимуму. В контактах моего телефона остались только таксист Донни и дворецкий семьи Михайловых, и уж этим двоим я звонить точно не собирался.

Мисси, Джеймс или Ника?

Но всё решилось за меня, поскольку мой телефон зазвонил сам.

— Ника, привет.

— Малыш, как ты? Моё сестринское чувство подсказывает, что тебе нужна моя помощь.

— Да ладно? — не поверил я.

— Конечно! К тому же Мисси позвонила мне и предупредила, что ты по собственному желанию решил начать расследование в клинике.

— Ну, «расследование» — это слишком громко сказано, — немного смутился я. — Так, стоп. А с каких это пор вы так тесно общаетесь с помощницей Джеймса? Она же вроде тебе не нравилась.

— С тех пор, как она спасла тебя, разумеется, — тут же ответила Ника. — Это автоматически превратило её если не в друга семьи, то в мою хорошую подругу точно. К тому же я видела фотографии того, что осталось от похитителей… это было волшебно. Кто бы мог подумать, что скромная секретарша может сотворить такое. Я в восторге!

Разумеется, мне пришлось рассказать Нике, кто меня спас. В отличие от святош она умела задавать правильные вопросы и точно знала, что врать я не могу. Хорошо хоть удалось каким-то чудом промолчать о том, что Мисси не совсем человек. Кто знает, как бы она отреагировала на раскрытие своей тайны?

— И ты не против?

— Наоборот, я горжусь тобой! Не прошло и недели, как ты начал учиться у медиума, и уже первое самостоятельное дело! Теперь главное не ударить в грязь лицом и разобраться, что происходит в этой клинике.

Главное, не умереть, пытаясь это сделать, я бы сказал.

— Кстати, об этом, — опомнился я. — Представляешь, Дэмис умер.

Вспомнив о мальчишке, я вновь ощутил тяжесть на сердце. Дышать стало тяжелее.

— Тот мальчик, чью сестру убил Орлов? Как так? Я думала, вы его спасли.

— Спасли, — выдохнул я. — А потом он умер в клинике от кровоизлияния в мозг.

Ника какое-то время молчала.

— Ты же говорил, что он демонстрировал что-то вроде икс-способностей. Значит, в его теле была достаточно сильная концентрация икс-тел, а в таком случае мелкие внутренние и внешние травмы лечатся значительно быстрее. И уж в больнице от такого точно не умирают. Может, полтергейст все-таки нанес ему какой-то урон?

— Его обследовали при нас, и тогда всё было в порядке, — неуверенно ответил я. — Но я разговаривал с обычной медсестрой, вряд ли она знает полный диагноз.

— Вот и узнай, от чего он умер на самом деле. Вдруг это как-то связано с его сестрой или тем, что так испугало девочку призрака. Но не советую светить своими свежими корочками ученика медиума или нашей фамилией, это может привлечь к тебе лишнее внимание.

— А как тогда…?

— Придумай, ты же умный мальчик. Кстати, практически вся информация о клинике должна быть в Сети, насколько я помню, они обязаны публиковать свою статистику.

Мы еще немного поболтали, но время шло к девяти вечера, в это время заканчивался период посещений больных и работа врачей, а мне хотелось потолкаться среди людей и послушать, что они говорят. Удивительно, но разговор с Никой меня взбодрил. Как я и думал, сочувствия от неё не дождаться, но зато сколько поддержки и позитивной энергии!

Все мы, насмотревшись детективных сериалов, искренне считаем, что и сами могли бы вести расследование. Чего сложно — расспросить людей, подметив по их реакции правду они говорят или нет, по какому-нибудь окурку или волоску на земле вычислить убийцу. Ага, как же! Людей не зря этому годами учат. А в моём случае, я даже не знал, что именно искать!

Я просто слонялся по коридорам клиники, пытаясь высмотреть что-то подозрительное, но, по-моему, самым подозрительным в клинике был я сам. Особенно если учесть, что за моей спиной постоянно маячило хмурое лицо Дженн. На первый, второй и остальные взгляды клиника казалась самой обычной. Люди, лежащие в общих и индивидуальных палатах на верхних этажах, люди, сидящие в очередях в кабинеты врачей — на нижних. Люди в медицинских халатах, снующие между кабинетами. Всюду люди, люди, люди. И никаких призраков.

Поболтав с несколькими работниками, я смог выяснить, что в подвальном помещении клиники располагается морг, но это было и так понятно по словам девочки-призрака. Как и то, что вся мистика наверняка происходит именно там. Вообще я, наверное, зря переживал, что смотрюсь подозрительно. Чем бы еще занимался подросток, оказавшись в клинике, как не слонялся по коридорам со скуки? Медсестры относились ко мне на удивление благосклонно, и я впервые познал прелести подросткового возраста и милой мордашки. Уже спустя двадцать минут я стал обладателем нескольких яблок, куска торта и телефонов нескольких «милых внучек», а самое главное, моё лицо примелькалось работникам клиники. Теперь, даже если они встретят меня бродящим ночью по коридорам, лишних вопросов будет значительно меньше. Я просто изнывающий от скуки любопытный подросток.

— А у вас экскурсий в морг, случаем, не проводят? — спросил я медсестру, отвечающую за третий этаж, когда она сердобольно поила меня чаем. Милая седая женщина со странным именем Луанна была одной из первых, кто решил сосватать мне свою внучку. А еще мое худощавое телосложение вызвало у неё жгучее желание отдать мне всю свою еду, чем я и воспользовался. Нет, от недоедания я не страдал, но это был отличный повод посидеть с ней за стойкой и поболтать о том, о сём.

Дженн сидела возле кабинета уролога рядом со стойкой медсестры и старательно делала вид, будто на самом деле планировала попасть к этому замечательному врачу.

— Экскурсии в морг? — переспросила Луанна. — Зачем кому-то по своей воле ходить в морг?

— Ну, например, начинающим врачам, — предположил я.

— Для практикантов у нас есть отдельное крыло. В действующий морг их никто не пустит.

— Почему?

— Не знаю. Такие правила, — пожала плечами женщина. — Если действительно хочешь стать врачом, то я могу попробовать устроить тебе посещение учебного корпуса. Осмотришься.

— Врачом я становиться точно не планирую, — скривившись, ответил я.

Глядя на травмы или раны других людей, всегда по инерции примерял их на себя. С такой глупой привычкой в медицинский поступать явно не стоит. Хотя, похоже, я вновь сказал лишнего, сам лишив себя шанса лучше изучить клинику.

— Ты чего это есть перестал? — опомнилась Луанна. — Кушай, кушай, а то худой такой, что смотреть страшно. Хочешь еще кусочек тортика? Я говорила, что его готовила моя внучка?

Луанна, конечно, милая женщина, но пользы от общения с ней было не очень много. По её словам, клиника была идеальным местом, где всё работало как часы, и все благодаря новому директору. Происшествие с полтергейстом она считала нелепой случайностью, никак не влияющей на картину в целом. А в целом всё было прекрасно: «волшебный» директор контролировал абсолютно каждую мелочь, постоянно закупая новое оборудование, медикаменты, нанимая лучших врачей. Именно под его руководством к зданию пристроили учебный корпус и создали вип-палаты для особых гостей, коим я и являлся. И если он настолько хорошо всё контролировал, то не мог не знать, что происходит в их подвале. Что ж, Сеть мне в помощь, попробую позже почитать про вездесущего директора клиники.

В девять вечера вся суета вдруг прекратилась словно по мановению руки. Коридоры с врачами опустели, остались работать только экстренные службы на первом этаже. При этом на каждом этаже с палатами дежурило по одному охраннику и медсестре, и прошмыгнуть мимо них к лифту незамеченным было довольно проблематично. Еще не стоило забывать и о камерах, их было не очень много, но коридоры полностью просматривались охраной. Отметив всё это, мы с Дженн вернулись в наши комнаты, где я достал из сумки компьютер, а телохранительница осталась бдеть в соседней комнате.

— И не вздумай выходить из палаты без меня, — хмуро предупредила женщина. — Может, с призраками я и не справлюсь, но от людей всё равно обязана тебя защищать. Не забывай, что Орлов знает, из-за кого умер его сын и только вопрос времени, когда он решит отомстить.

Мда, вот о семействе Орловых я совсем забыл. Интересно, смогли люди Михайлова выбить из захваченного Мисси полицейского какую-нибудь полезную информацию? Возможно, они смогут прижать Орлова и тогда необходимость в телохранителе отпадет. Хоть бы, хоть бы.

— Один я никуда не пойду, — заверил я телохранительницу. — Но я думаю начать поиски после часа ночи, когда большая часть пациентов уже будет спать. Так что, если хотите, можете пока вздремнуть.

— Благодаря специальным техникам, телохранители могут не спать по несколько дней, — слегка высокомерно ответила Дженн. — Так что это ты отдыхай, а я за тобой посмотрю.

— Как скажете, — стараясь сдержать раздражение, сказал я.

Человек ко всему привыкает, вот и меня постоянное присутствие рядом телохранителя рано или поздно перестанет нервировать. Но пока этого не произошло. Чувствуя на спине холодный взгляд Дженн и мысленно матерясь, я засел за компьютер, чтобы изучить всю доступную информацию о клинике. Совершенно обычное медицинское учреждение Золотого Острова, даже не ВИП. Но с приходом нового директора началось активное развитие: привлечение спонсоров, ремонт и строительство учебного корпуса, наем лучших специалистов. Дмитрий Прохоров был выходцем из обычной семьи, не аристократом, и для него достижение таких успехов без родственной поддержки было сродни чуду. Крутой мужик, в общем. Высокий, красивый, с волевым подбородком и скупой уверенной улыбкой. Такому хочется доверять.

Что хорошо умеют делать программисты — так это искать ответы на интересующие их вопросы в сети: в официальной документации, на форумах, в примерах чужого кода. А еще я в свое время неплохо наловчился собирать аналитическую информацию для рекламный компаний, что сильно помогло мне сейчас более тщательно сравнить показатели этой клиники с остальными. На первый взгляд показатели смертности были чуть ниже средних, что логично, ведь специалисты в клинику набирались самые лучшие, а оборудование передовое. Но разница была слишком невелика. Возможно, основной причиной этого стало то, что сюда и обращались с более тяжелыми случаями, но интуиция подсказывала — всё не так просто. Что если в подвале клиники происходит нечто, позволяющее директору зарабатывать огромные суммы, которые он полностью или частично вкладывал обратно в клинику уже официально? Конечно, это лишь очень фантастическое предположение. Но почему бы не пофантазировать? Тогда, если в среднем в городской клинике на Золотом Острове за год умирает порядка тысячи человек, то в условиях максимально качественных медицинских услуг это число наверняка можно уменьшить на десять-двадцать процентов. Но статистика остается на том же уровне, а значит, директор может что-то сделать с той самой разницей: разобрать на органы, продать в рабство, использовать для экспериментов… не знаю, что в этом мире выгодней. Возможно, это случилось и с Дэмисом. Если так, то он может быть еще жив и находится где-то в подвале клиники. Или я всё это притянул за уши просто потому, что не хочу верить в смерть парнишки? Думаю, если я поделюсь этой информацией с Мисси и Джеймсом, они смогут сказать, насколько сильно я увлекся в своих предположениях.

Когда я вынырнул из Сети, время уже близилось к двум часам ночи, самое время прогуляться. Изначально моим планом было дождаться ночи, и затем пройтись по этажам под предлогом того, что я ищу одну из медсестер. Не важно зачем. Присутствие Дженн могло слегка подпортить мою «легенду», но ничего лучше я всё равно придумать не смог.

Эх, жаль, что в здании бесполезно запускать бумажный самолетик для поиска призраков, а другим способам Джеймс меня пока не обучил. А может и сам не умел, ведь на самом деле вариации гофу в его арсенале были далеко не бесконечны. В любом случае, я верил, что девочка явится ко мне сама, нужно лишь дать ей знать, что я здесь, если она вдруг ещё не в курсе.

Дверь в комнату телохранительницы была приоткрыта, и я видел, что она лежит на кровати.

— Дженн, вы пойдете со мной? — громко спросил я, но в ответ услышал лишь тишину.

Заглянув в комнату, я с удивлением понял, что моя бравая телохранительница спит. Ничего себе! А говорила, что может бодрствовать по несколько дней. Зато сейчас сопела с таким удовольствием, что будить её мне просто совесть не позволила. Что ж, солдат спит — служба идет. Мне же лучше.

«Я же не полезу в подвал», — успокаивал я себя, стараясь справиться с легким адреналиновым тремором. — «Просто пройдусь по этажам и поищу призраков, людям на меня нападать нет никакого смысла».

Осторожно прикрыв дверь в комнату Дженн, я распихал по карманам дротики и гофу. Что ж, пришло время отправиться на охоту.

Стоило мне открыть дверь в коридор, как я чуть не умер от сердечного приступа. Прямо передо мной стояла бледная девочка с весело торчащими в стороны косичками в старом платье.

— Привет, я тебя искал, — быстро взяв себя в руки, сказал я.

— Зачем? — подозрительно нахмурилась девочка. — Ты тоже хочешь меня съесть?

— Нет, конечно! — поспешно ответил я. — И что значит «тоже»?

— Обезьянки. Маленькие такие. Они уже давно пытаются.

Это она о Бахтаки что ли?

— Можешь их больше не бояться, мы всех поймали, — успокоил я девочку-призрака.

— Правда? — обрадовалась она. — И его?

Маленький пальчик указал куда-то в сторону. Выглянув из-за двери, я увидел метнувшуюся в один из воздуховодов гуманоидную тень.

— Кхм… нет, этого не поймали, — чувствуя себя глуповато, ответил я. — Но откуда он тут взялся?

Девочка пожала плечами.

— Оттуда, откуда и все остальные. Из подвала.

— Ты видела и других обезьянок? — напряженно спросил я, сжав в одной руке дротик, а в другой защитный гофу.

Если Бахтаки вновь нападут на меня, то рядом уже не будет Джеймса, чтобы запихнуть их в мешок. Теперь возникает вопрос, на самом ли деле я сейчас разговариваю с призраком? Вдруг это морок Бахтаки?

— Не только обезьянок, — тем временем ответила девочка. — Есть еще тени, змейки, шарики…

Ё моё, если она так называет каких-то еще Существ, блуждающих по клинике, то у меня серьезные проблемы. Они же все, как домовой и Бахтаки, чувствуют ко мне нездоровую тягу, замешанную на ненависти.

— И все они бродят по клинике? — уточнил я, заозиравшись по сторонам.

— Не одновременно, — покачала головой девочка. — Всегда разные. Большинство вообще не обращают на меня внимания, вроде мозгососов, но некоторые охотятся специально. Обезьянки, например. Или зубастики.

Бродить ночью по клинике мне уже не казалось такой уж хорошей идеей.

— А что за зубастики?

— Круглые такие красные мячики, все покрытые зубастыми ртами. По-моему, у них даже глаз нет, но охотятся они всё равно лучше обезьянок. Именно зубастики и съели всех остальных призраков, оставив меня тут совсем одну.

— А давно появились все эти твари?

— Я перестала следить за временем лет двадцать назад. Но по моим ощущениям совсем недавно. Дай-ка подумать… — Она принялась летать передо мной из стороны в сторону. — Сроков не помню, но сразу после того, как к клинике пристроили еще один корпус.

Ага! Значит, в тот момент, когда клиникой стал управлять Прохоров. Не зря я его подозревал. Тыкнул пальцем в небо и попал в самую середку, как говорится.

— О нет, они нашли меня! — вдруг воскликнула девочка и попыталась пролететь сквозь стену в мою комнату, но защитная руна со вспышкой отбросила её на несколько метров.

— Через дверь, — запоздало сказал я, но девочка уже стремглав летела дальше по коридору.

И тут прямо сквозь потолок на пол стали падать небольшие, с баскетбольный мяч, мясные шарики. Большую часть их тел действительно занимали рты с многочисленными острыми зубами, а остальная поверхность представляла собой красные жгуты оголенных мышц. Эдакие колобки-мутанты из мясного отдела, объевшиеся стероидов.

Едва увидев их, я понял, что совершенно не горю желанием заводить более близкое знакомство с такими тварями. Поэтому сделал быстрый шаг назад и захлопнул за собой дверь. И сделал это очень вовремя, потому что на неё тут же посыпались многочисленные удары. Ощущение было такое, словно футболист пытался мячами пробить пенальти прямо сквозь дверь. К счастью, вспыхивающая от каждого удара защитная руна исправно держала удар. Не прошло и минуты, как шары вдруг прекратили свои атаки и наступила тишина.

Я даже не успел облегченно выдохнуть, как позади раздался хриплый мужской голос:

— Ну что, ссыкунишка, так и будешь прятаться за дверью или все-таки спасешь малышку с косичками от нибблеров?


Глава 7


Обернувшись, я даже не сразу понял, кто ко мне обратился. На полу возле моих ног стоял пузатенький, зубастый монстрик с зеленой кожей, тот самый, фигурку которого Дженн поставила на столе возле своей кровати. Но поза у него теперь другая — когтистые лапы в боки, острый подбородок гордо вскинут и глаза светятся красным светом.

— Чё уставился? — прорычал монстрик.

— Кхм, просто удивлен, что фигурка ожила, — ответил я, судорожно ища за пазухой защитный гофу. — А… ты кто вообще?

Монстрик фыркнул, плюнув какой-то зеленой жидкостью на пол. Ламинат тут же задымился, словно это была не слюна, а серная кислота.

— Я Хухлик, — гордо ответил он. — Но можешь звать меня просто Ху.

— Ху?

— У тебя проблемы с моим именем?! — тут же переспросил он, сурово нахмурившись.

Я почему-то сразу представил, как его плевок попадает не на пол, а мне в лицо.

— Нет-нет, вообще никаких проблем, — заверил я монстрика. — Но я спрашивал не про имя.

Больше всего меня напрягало то, что Существа, как и призраки, имели ко мне нездоровый интерес. Причем, в отличие от тех же призраков, они до сих пор проявляли исключительно агрессию, начиная от мышки-вампира и заканчивая Бахтаки.

— Джи попросил меня последить за тобой, — осклабился в акульей усмешке монстрик. — На тот случай, если в клинике действительно будет опасно. И как же здорово, что он оказался прав!

Вот только прав оказался я и, похоже, Джеймс понимал это с самого начала. А как мозги-то пудрил на тему того, что проверил клинику своим «паучьим чутьем». Медиум вообще очень подозрительный тип, на него работает ханьё, теперь вот какой-то Хухлик объявился.

— А зачем ты притворялся статуэткой?

— Не притворялся, а был временно превращен в камень, идиот, — поправил меня Ху. — Иначе было невозможно пройти защиту этого места. Но теперь я здесь, и мы с тобой вдвоем можем начать веселье.

— Тогда уж втроем, у меня тут еще телохранительница… спит в соседней комнате.

— Вот пусть и спит дальше, — отмахнулся Ху.

— Так это ты её усыпил? — вдруг озарило меня.

— Вот еще, — как-то даже обиженно ответил монстрик. — Это сработали местные, скажем так, «работники»: в светильнике рядом с кроватью живет сонный светлячок, он очень мягко убаюкивает тех, кто ложится в кровать. Ничего вредного, это скорее даже полезно, если во время сна тебе не вырежут ничего ценного, а ты даже ничего не почувствуешь, потому что сон очень глубокий. Но оно и к лучшему, что дамочку усыпили, она совершенно бесполезна против тех, кто бродит по коридорам этой ночью. Будет только под ногами мешаться.

Было забавно слышать подобную фразу от существа едва достигающего моего колена. В прыжке, если очень постарается. Но рост существа мог быть совершенно не пропорционален его опасности, это я успел узнать на примере домового Михайловых. Поэтому появление Хухлика, или как там его, насторожило меня даже больше, чем летающие мясные шары в коридоре. Даже если поверить, что его прислал Джеймс, то он всё равно мог быть для меня опасен.

— Возможно, это прозвучит глупо… но я не вызываю у тебя каких-нибудь странных желаний? — осторожно спросил я.

— Что?! — скривился зеленый коротышка. — Я не из этих, извращенец!

Меня чуть не вывернуло от его предположений.

— Нет! Просто у многих Существ я по какой-то причине вызываю беспричинную агрессию, — начал объяснять я, осторожно подбирая слова. — Домовой пытался меня убить, мелкий народец постоянно пакостил в лесу. Но ты вроде не спешишь на меня нападать. — Я направил на него своё единственное оружие — дротик. — Или всё впереди?

— Хотел бы, уже бы напал, — высокомерно вскинул нос монстрик. — Домовые и мелкий народец — низшие формы, действующие на инстинктах. Они могут ощущать опасность, исходящую от медиумов, а от тебя ей так и веет.

Я скептически посмотрел на Хухлика.

— От меня? А Джеймс говорит, что я слабее младенца.

— Вы — люди, такие поверхностные. Джи лишь едва касается правды, и уже считает, что знает абсолютно всё. Мы же смотрим глубже, в самую суть вещей. И людей.

И где-то очень глубоко внутри я прям очень сильный? Круто. Значит, призраков привлекает моя сильная душа, а Существ пугает моя потенциальная опасность. Осталось узнать, почему на меня реагировали демоны? Может, я для них просто выгляжу как вкусный стейк?

— Если бы домовой знал, какой ты ссыкунишка, то точно не стал бы бояться. Но ничего, Джи отправил меня с тобой не просто так. Под моим грамотным руководством, ты станешь настоящим медиумом, — с пафосом произнес Хухлик. — А помимо отеческого совета, еще и прослежу, чтобы ты остался в живых, Крошка Ро.

— Крошка Ро? — переспросил я.

— Не нравится? — осклабился монстрик, радостно потерев лапки. — Тогда так и буду называть. Так вот слушай, Крошка Ро, твою приятельницу призрака пытаются съесть нибблеры — Существа, питающиеся жизненной энергией. И мне хочется узнать, какие у тебя по этому поводу планы?

— Спасти её, конечно, — возмущенно ответил я.

— Так иди. Чего за дверью прячешься? А я тебя, так и быть, подстрахую, братуха.

В чем-то зеленокожий монстрик был прав, но с подобными… Как он их там назвал? Нибблерами, я сталкивался впервые, и это было по-настоящему страшно. Черт, это же летающие мясные шары с бесконечным количеством пастей и очень острыми зубами! И я должен напасть на них, доверив свои тылы этому непонятному существу, которое вижу впервые?

Увидев мою нерешительность, Хухлик расхохотался.

— А ты точно ученик Джи? Или, вернее, ученица? Потому что яиц-то у тебя, похоже, нет!

Я сильнее сжал в руке дротик, выставил перед собой защитный гофу, готовый активировать его в любой момент, и осторожно приоткрыл дверь. Обошлось. Выглянув наружу, я с облегчением убедился в том, что твари уже куда-то улетели. Надеюсь, они не успели добраться до девочки-призрака, мне её было действительно жалко, к тому же она являлась единственным моим источником информации о клинике.

— Чего обрадовался, ссыкунишка? — насмешливо спросил Хухлик, запрыгнув мне на плечо. По весу он оказался не тяжелее попугайчика, словно кости зеленокожего монстрика были полыми. — Пойдем. Ты умеешь искать призраков, как Джи?

— Здесь это не сработает, — поморщившись, ответил я.

— А, ладно, бездарь. — Хухлик ударил меня по уху. — Шагай к лестнице, поищем на нижних этажах. Я не медиум, но чувствую, что там происходит что-то очень интересное.

— А камеры…

— Да это муляжи! Те, кто усыпляет пациентов и выпускает в коридоры по ночам нибблеров, явно не хотят создавать лишние доказательства своей деятельности. Так что смелее, Крошка Ро!

Очень хотелось скинуть мерзкого уродца с плеча и пнуть как следует, но делать этого я, разумеется, не стал. Кто знает, на что способен этот странный Хухлик? Да даже один плевок кислотой в ухо мгновенно превратит меня в одного из блуждающих призраков.

Мы миновали два этажа и только на седьмом монстрик скомандовал:

— Сюда! Мой желудок подсказывает, что кто-то здесь устроил себе пикник, и главное блюдо на нем — пациенты этого чудесного заведения!

— А нам точно нужно идти туда? — с сомнением переспросил я.

— Пошли, ссыкунишка, — повторил Ху, больно ударив меня по затылку.

На этажах ниже располагались палаты попроще, рассчитанные на несколько человек. Поэтому здесь дополнительно были оборудованы комнаты отдыха с телевизорами и настольными играми. Мимо одной из таких комнат мы и проходили в тот момент, когда Хухлик беззвучно спрыгнул с моего плеча, протелепал до приоткрытой двери, заглянул внутрь и тут же замахал мне лапами.

— Ох, блин блинский, хочешь увидеть нечто забавное? Иди сюда!

— Ты чего кричишь?! — зашикал на него я. — А если тебя услышат.

— Пфф, они сейчас не станут реагировать ни на какие внешние раздражители. Говорю, тащи свою задницу сюда и сам посмотри.

Я послушался зеленокожего любителя ругани и заглянул в комнату отдыха.

— Твою ж…

— Не ругайся, — наставительно перебил меня Хухлик. — Это некрасиво.

Днем я уже заглядывал в подобное помещение: столы со стульями для настольных игр, большой телевизор и несколько сидящих перед ним людей. Четверо мужчин и женщина сидели, уставившись в белый экран, а прямо из телевизора к ним тянулись пучки черных нитей.

— Что это? — шепотом спросил я.

— Ты думаешь, я всех Существ в этом городе лично знаю? Какой-то житель телевизора, питающийся жизненными силами людей.

— Надо им помочь.

— Не советую, Крошка. Во-первых, это может привлечь внимание тех, кто устроил из этой комнаты закусочную для Существа из телевизора, а во-вторых, она ведь может и обидеться.

Я пытался рассмотреть лица бедных жертв, не подходя слишком близко к телевизору. Черные нити входили им прямо в рты, и при ближайшем рассмотрении оказались вовсе не нитями, а волосами, тянущимися от женской фигурки, виднеющейся в глубине экрана. И вызываемые этой фигуркой ассоциации меня совершенно не радовали, ведь речь шла о японском фильме ужасов «Звонок» и девочке, вылезающей из телевизора. А ведь в отличие от европейских фильмов, азиатские даже не слышали о таком понятии, как «хэппи энд».

— Но ты же защитишь меня? — настороженно спросил я, прикидывая, как лучше приклеить гофу на телевизор.

— Ничего не обещаю. Кто знает, сколько эту дамочку уже кормят супчиком из жизненной силы клиентов клиники. Я так-то бои глаза в глаза не люблю, это для идиотов или для по-настоящему сильных бойцов. И на вторых мы оба не тянем.

В целом он был прав. Если я хочу добраться до подвала и понять, что здесь происходит, то придется действовать скрытно.

— Тебе станет проще, если я скажу, что она их не высосет полностью? — насмешливо спросил Хухлик. — Этот коктейль рассчитан на более длительный прием. Думаю, завтра любители попялиться в экран вновь будут на месте. А тебе я бы посоветовал оставить всё как есть до тех пор, пока мы не разберемся, что тут происходит.

Пока мы разговаривали, из экрана медленно, подобно змее, вылез еще один пучок волос и пополз в мою сторону. Ху наступил на него ногой и прикрикнул на меня:

— Булками шевели!

Пришлось нам покинуть комнату отдыха, но перед этим я всё же сделал несколько фотографий на телефон. Что бы не случилось дальше, доказательства творящейся здесь жести у меня уже есть.

— Ой, вей, мне нравится это место, — восхищенно причмокнул Хухлик и принюхался. — Витает здесь что-то такое… О, кто-то идёт. Советую сделать вид, будто ты ничего не видел, вдруг этот человек тоже замешан.

— А может проще сбе… — прежде, чем я договорил, зеленый коротышка просто растворился в воздухе. — …жать.

Из-за угла вышла женщина в белом халате, худая как палка, бледная и какая-то «угловатая». Лицо было не знакомое, хотя днем я прошелся по всем этажам и вроде бы видел всех дежурных медсестер. Очевидно, именно эта медсестра работала только ночью.

— Что вы здесь делаете? — холодно спросила она.

«Мне было скучно, поэтому я спустился в комнату отдыха», — хотел бы сказать я, но вместо этого ответил: — Я медиум, расследую происходящее в вашей клинике. Вы знаете, что люди в комнате отдыха загипнотизированы и существо из телевизора медленно их пожирает? Или, может быть, вы тоже в этом замешаны?

Женщина даже бровью не повела.

— Что за глупости. Мальчик, у тебя разыгралась фантазия.

Судя по её реакции, а точнее, полному отсутствию оной, женщина была точно в курсе происходящего. Прежде, чем я успел продумать дальнейшие свои действия, она положила руку мне на плечо, но вместо нормально человеческого тепла в этом месте я ощутил лишь холод. И боль, потому что пальцы буквально впились в мои неразвитые мышцы. В другой руке женщины появилась шариковая ручка, которой она замахнулась, явно намереваясь меня ударить. Крутым бойцом меня назвать сложно, но уж вывернуться из захвата и отпрыгнуть от медсестры я смог. Правда, чуть не оставил в её пальцах часть своего плеча, уж слишком сильной оказалась хватка. Сразу после этого я воткнул дротик ей прямо в шею, но женщина этого даже не заметила, продолжив тянуть ко мне руки.

— Ху! — зашипел я, надеясь, что зеленый карлик придет мне на помощь.

И он пришел. Возникнув прямо у медсестры на плече, он сделал резкий взмах лапой и по шее женщины прошла тонкая красная линия. Спустя мгновение её голова скатилась на пол, а следом упало и тело.

— Ты идиот?! — возмущенно воскликнул Хухлик, прыгая прямо на животе мертвой женщины. — Зачем сдавать себя потенциальному врагу?! Ты мог сказать что угодно, кроме этого! Да хоть местным призраком притвориться, и то толку бы было больше!

Я стоял на дрожащих ногах и с отупением смотрел на тело женщины. Так близко смерть человека я видел впервые.

— Зачем убивать-то?! — наконец спросил я, медленно пятясь от зеленого монстра. — Можно же было просто оглушить её.

— Эту женщину убили задолго до меня, по этой же причине её не получилось бы оглушить, — ехидно ответил монстрик. — А ты не только слепой, но и тупой.

Хухлик подошел к голове женщины и поднял её за волосы. Точнее, приподнял, потому что его роста не хватило, чтобы оторвать её от пола.

— Крови нет, — запоздало понял я.

— Мозгов нет, — передразнил меня Хухлик. — У тебя. А эта мадам без крови, да. — Он встряхнул голову. — Может, хватит прикидываться?

И женщина открыла глаза!

— Кто бы вы ни были, лучше верните мою голову на место, — совершенно спокойно сказала она. — Иначе…

Ху размахнулся и закинул голову в стоящую у стены стальную мусорную корзину.

— Мой хозяин найдет вас, — услышал я приглушенное завершение фразы.

Безголовое тело вдруг задвигалось и, поднявшись на четвереньки, отрывистыми движениями поползло ко мне.

— Что за хозяин? — напряженно спросил я, пятясь от тела, но голова мне не ответила.

— Она тебе ничего не скажет, — насмешливо сказал Хухлик. — Куклы не говорят ничего, что могло бы навредить их хозяину.

— Куклы? — переспросил я.

К счастью, голова, даже имея связь с телом, не могла видеть из мусорки, где именно я стою. Поэтому безголовая медсестра лишь ползавала по полу, тщетно пытаясь найти меня наощупь.

— Ну, ходячие трупы. Называй как хочешь, — ответил Ху, с искренним любопытством наблюдая за передвижениями обезглавленного тела. — По сути, это просто мертвые тела с подселенными в них низшими духами. Никаких эмоций, никакой свободы воли. Только обрывки воспоминаний из мозга, которые позволяют выдавать себя за человека, и послушный Кукловоду дух.

Так вот о чем говорила девочка-призрак! Мертвых уносят в подвал, а потом они выходят оттуда уже на своих двоих в качестве кукол. Теперь достаточно прийти сюда ночью с полицией и продемонстрировать им сидящих на местах ночных медсестер мертвецов. Ведь, судя по всему, они дежурят на каждом этаже.

— Если это дух, я могу попробовать его запечатать, — неуверенно сказал я. — Чтобы эта штука перестала двигаться и не смогла рассказать хозяину о нас.

— Молодец, все-таки немного мозгов есть, — показал большой… вроде бы большой палец трехпалой руки зеленый монстрик. — Но этот вопрос можно решить гораздо проще. Отвернись-ка на пару минут.

Я не очень понимал, почему мне нужно отворачиваться, но спорить не стал. И правильно сделал, ведь этот мерзкий карлик начал мочиться в мусорку прямо на отрубленную голову!

— Ты что делаешь? — возмущенно спросил я, наблюдая за тем, как тело медсестры бессильно падает обратно на пол.

— Избавляюсь от головы, разумеется, — ответил под журчание Хухлик. — Дух селится именно в голову, поэтому достаточно её уничтожить, и связь с телом пропадет. И так удачно сложилось, что все жидкости внутри моего тела представляют собой сильнейшую кислоту, которая может уничтожать не только физические тела, но и духовные. Грех не воспользоваться.

В его устах слово «грех» получило совершенно новый, весьма сомнительный, смысл.

— Ну, всё, — сказал он спустя какое-то время. — От свидетеля избавились. Но будь добр, в следующий раз не надо выкладывать противнику все свои планы. Я не бездонная бочка, от следующей куклы избавляться будешь сам.

— А остальная часть тела? — напомнил я.

— Не-не-не, её я уже растворить не смогу, — отмахнулся коротышка. — Так что сделай милость, разберись с ним сам.

— А смысл? Хозяин всё равно поймет, что его куклу кто-то «сломал», — предположил я, и тут меня осенило: — А может он это узнал мгновенно и нам нужно валить отсюда как можно быстрее, а не заниматься трупом?

Чего уж кривить душой, таскать мертвеца мне совершенно не хотелось.

— Само собой, он узнает, что его игрушку сломали, — согласился Хухлик. — Но не сразу. И можешь не переживать, прямой связи между «хозяином» и куклами нет. А насчет тела, ты же не хочешь, чтобы какой-нибудь подросток утром вышел из палаты и заработал психологическую травму?

— Логично, — нехотя признал я.

Хорошо, что в теле полностью отсутствовала кровь. Достаточно было оттащить его в подсобное помещение, где хранился инвентарь уборщика, и в коридоре не осталось никаких следов нашего «преступления». Я даже поборол остатки брезгливости и заглянул в урну, чтобы убедиться, что от головы не осталось абсолютно ничего. И она и мусор превратились в густую зеленую жижу.

— Что делаем дальше? — спросил я Ху, закрыв дверь в подсобку.

— Это ты мне скажи, — осклабился монстрик, вновь запрыгнув мне на плечо. — Я поддержка, если ты не забыл. А медиум, пусть и недоделанный, из нас только ты, Крошка Ро, вот и веди расследование. А я поржу… то есть, помогу.

— Так может нам уже стоит вызвать полицию или церковь? — предположил я. — Мы теперь знаем, что часть людей здесь заменили на ходячие трупы. Это легко доказать, поймав одну из ночных медсестер.

— Ага, — легко согласился Ху. — То есть, ты уже определил, кто именно является Кукловодом?

— Нет, но…

— Стоит здесь появиться с официальным расследованием медиуму, полиции или церкви, как он попросту исчезнет. Хотя, ему даже бежать не надо. Ты не сможешь вычислить Кукловода, не поймав его за созданием очередного трупа. Так что, прежде чем звать тяжелую артиллерию, нужно найти логово так называемого «хозяина» и узнать его личность.

Я мог предположить, что этим Кукловодом был новый директор клиники, но никаких доказательств у меня, разумеется, не было. А значит, нам всё-таки предстояло спуститься в подвал.

Вдруг дверь подсобки, в которую я только что отволок тело медсестры, распахнулась, и в проеме показалась безголовая фигура.

— Ты же говорил, что дух сидит в голове, и без него тело бесполезно! — искренне возмутился я.

— Ошибся, — легкомысленно ответил Ху. — Значит, этого мертвеца поднял не безобидный кукловод, а самый настоящий Погонщик Трупов.

Я попятился вдоль стены, напряженно наблюдая за неуверенными движениями безголового тела.

— А в чем разница? — шепотом спросил я, как будто безголовая медсестра могла меня услышать.

— В том, что он может не только подселять низших духов в тела, но и управлять мертвецами напрямую. И теперь он знает, что мы на этом этаже. Поэтому советую как можно скорее свалить отсюда.

Я послушался здравого совета и поспешил к лестнице, но из-за двери уже слышались громкие шаги.

— А вот и гости, — весело рассмеялся Ху. — Если из тебя боец такой же, как и медиум, то лучше тебе спрятаться.

И в следующий момент зеленый монстрик исчез с моего плеча, вновь оставив меня одного.


Глава 8


Если Ху был прав, то сюда направлялись дежурные медсестры с других этажей. Мертвые и очень недовольные тем, как мы поступили с их коллегой. Но куда мне бежать?

Логичнее всего было скрыться в одной из палат, что я первым делом и попытался сделать, побежав прочь от лестницы обратно по коридору. Увы, но все двери на моем пути оказались заперты. Устраивать шум, пытаясь разбудить пациентов, или внаглую выбивать двери, я, разумеется, не рискнул. Свернув за угол, чтобы скрыться от глаз преследователей, я застыл в середине коридора, не зная куда двигаться дальше.

«Подсобка?» — думал я, отрешенно наблюдая за ползающим по полу безголовым телом. Похоже, главный злодей «подключился» к останкам медсестры и теперь пытался отыскать меня наощупь, но получалось у него так себе. — «Нет, там меня найти проще всего».

В тишине коридора я отчетливо услышал, как открылась ведущая на лестницу дверь и зазвучал стук каблучков.

— Хозяин сказал, что тело рядом с подсобкой, — раздался безэмоциональный женский голос.

Я засуетился.

Лифт? Его вызов мгновенно привлечет ко мне внимание, к тому же я просто не успею туда добежать. А значит, остается лишь один вариант…

Сам не знаю, как мне в голову пришла такая идиотская мысль, но в экстренной ситуации мозг выдал очень странное решение — спрятаться в комнате отдыха среди людей, медленно пожираемых тварью из телевизора. Там-то дверь уже была открыта. Почему я верил, что смогу остаться в живых? Благодаря Джи, то есть, Джеймсу, помимо прочих, я выучил руну, временно прикрывающую от призраков и слабых Существ. Именно её медиум использовал на мне, когда мы искали тело девушки недалеко от особняка Орловых. По словам Джеймса, эти гофу не делали меня полностью невидимым, просто Существа не могли точно сконцентрироваться на моем присутствии. Увы, сам я эту руну опробовать до сих пор не успел, просто не было возможности. Зато заранее подготовил и прихватил с собой пару гофу «Ослабления внимания». Возможно, тестировать руну в настолько опасном месте было слишком рискованно, но и другого выбора у меня не оставалось.

Заскочив в комнату отдыха, я очень тихо прикрыл за собой дверь. Затем поспешно налепил на грудь под футболку гофу «Ослабления внимания», активировал его, и застыл, прислушиваясь к звукам снаружи и в оба глаза наблюдая за монстром из телевизора. Не знаю, на что я рассчитывал. Скорее всего на то, что ходячие трупы просто не рискнут сюда заходить. А если и зайдут, то я попробую спрятаться среди сидящих на стульях людей. Вряд ли ночные медсестры с других этажей знают каждого пациента в лицо.

Из коридора доносились едва различимые женские голоса. Я старался напрячь слух, но ничего толком разобрать не смог. Тем временем мои глаза настороженно следили за телеэкраном: девочка в белом грязном платье сидела на краю колодца склонив голову, а её черные длинные волосы тянулись через экран к бедным жертвам.

— … найти…

— Нужно сжечь тело…

Голоса становились всё ближе.

— Подожди немного, оно нам еще понадобиться…

— … достать из холодильника новую ночную медсестру.

— Но кто отрубил ей голову?

От разговоров в коридоре меня отвлекла медленно выползшая из телевизора новая прядь черных волос. Она заскользила по полу подобно змее, явно выбрав меня в качестве своей цели. Похоже, руна действовала не так хорошо, как я надеялся, но какой-то эффект всё же был: волосы двигались очень неуверенно, будто постоянно теряя меня «из виду», застывая в нерешительности и двигаясь из стороны в сторону.

— Будем обыскивать все палаты? — послышался хриплый женский голос уже совсем рядом.

— Нет смысла… — ответила другая женщина. — Хозяин направил сюда ищейку, она быстро найдет того, кто контактировал с медсестрой, даже если он уже покинул клинику… для этого нам и нужно тело. Да хватай его! Уползает же!

Черт, кажется, у меня проблемы! Если у них есть собака, или что-то вроде того, то меня быстро найдут.

А волосы тем временем почти доползли до моей ноги. Я не рискнул отодвинуться, поскольку это могло однозначно выдать Существу моё присутствие. Судя по неуверенным движениям пряди волос, девочка все еще не видела моего точного расположения. Значит, руна более или менее работала, но лишний раз шевелиться всё же не стоило.

— А ты рисковый парень, Крошка Ро, — раздался рядом тихий голосок Хухлика, заставив меня дернуться от неожиданности. — Сунуть голову в пасть льву, чтобы спрятаться от тигра.

— Ху! — прошипел я. — Помоги спрятаться от неё.

— Э нет, тут я тебе не помощник, — прошептал в ответ Ху, так и не проявившись.

Волосы девочки задвигались влево-вправо, будто пытаясь понять, где именно я нахожусь, и в этот же момент грудь в месте, где был налеплен гофу с защитной руной, начало жечь. Нетрудно было догадаться, что повышенное внимание Существа из телевизора начало быстро истощать руну…

И словно мне было мало проблем, из коридора послышался басистый собачий рык.

— О, а вот и ищейка… подтолкни к ней тело медсестры.

— Да не жри ты её, тупая тварь, а нюхай!

«Может, всё же пронесет?!» — мысленно взмолился я.

Грудь жгло всё сильнее. К счастью, у меня с собой было два таких листа, и я успел налепить и активировать второй прямо поверх сгорающего, но это могло дать мне лишь небольшую отсрочку. Похоже, девочка из колодца была слишком сильной. В фильмах она появлялась из видеокассеты, возможно, мне стоило попробовать выключить её воспроизведение, вот только нигде рядом с телевизором не стояло ничего похожего на видеомагнитофон. По-моему, телевизор вообще был отключен от электричества, что совершенно не мешало ему показывать темный лес, колодец и страшную девочку.

— Ху! — яростно зашипел я. — Помоги! Отвлеки её или мертвяков снаружи!

И в тот же момент, будто среагировав на звук голоса, волосяная прядь обвилась вокруг моей ноги и с силой потянула в сторону телевизора. Я лишь каким-то чудом умудрился мягко упасть на пол, спружинив руками и не выдав грохотом своё присутствие.

— Ху!

Меня неумолимо тянуло к телевизору. Я пытался сопротивляться, но любой грохот мгновенно привлек бы внимание людей в коридоре, если это вообще были люди. Поэтому мне оставалось лишь тщетно хвататься пальцами за плитки пола.

— Ху, ты же должен меня защищать! — шипел я сквозь зубы.

Мелкий поганец был где-то рядом, но помогать мне почему-то не торопился. Неужели настолько боялся девочки из телевизора?

— Чувак, я ничего не могу сделать, — вновь раздался шепот прямо рядом с моим ухом. — Эту штука из телевизора во много раз сильнее меня. А в коридоре ходячие мертвяки с Прокаженной Гончей. Это такая мерзкая тварь, что один её укус даже меня с моей ядовитой кровью заразит какой-нибудь гадостью. А ты просто от её дыхания можешь кони двинуть. Поверь, лучше пусть тебя сожрет эта милая брюнеточка, чем адский пёс.

— Милая брюнеточка!? Сожрет?!

— А ты думаешь, она этим ребятам массаж желудка делает? — ехидно спросил Ху. — Нет, брюнеточка высасывает из них все жизненные соки. В любом случае, ты её явно заинтересовал, иначе с чего бы девочке так хотеть затащить тебя к себе в телевизор? Может, станешь её бойфрендом?

Вот еще! Только Садако мне в пару и не хватало!

В отчаянной попытке вырваться, я вытянул из кармана дротик и воткнул его в волосы, но никакого эффекта это не возымело.

— Не думал носить с собой нормальные ножи, а не эти детские игрушки? — ехидно спросил Ху. — Я видел, у Джи их полно.

Мне лишь оставалось сердито засопеть в ответ. Разумеется, думал, но кто бы мне их дал?

— Ладно, помогу тебе, — смилостивился мелкий монстрик. Появившись на полу рядом с телевизором, Ху плюнул на тянущую меня к экрану прядь. Кислота мгновенно разъела её и часть пола, а я вновь оказался свободен.

— Эй, ищейка взяла след! — раздался довольный женский возглас из коридора, уже значительно ближе, чем раньше.

Да твою ж мать!

Поняв, что остаться незамеченным уже точно не удастся и счет идет на секунды, я прыгнул к двери, и подпер её стулом. Так себе защита от ходячих трупов и Прокаженной Гончей, но лучше, чем совсем ничего. Затем я налепил на дверь защитную руну, просто на всякий случай, вдруг поможет от неведомой ищейки, и лихорадочно осмотрелся по сторонам.

Окно! Из плюсов, я увидел через стекло, что бордюр снаружи достаточно широк, чтобы по нему пройти, а совсем рядом находится труба водостока. Из минусов, окно оказалось заперто на ключ. Если бы я его разбил, то привлек бы внимание преследователей раньше времени. А мне все же хотелось скрыться тихо и незаметно, чтобы выиграть хотя бы небольшую фору, спуститься вниз и сбежать.

— Ху, ты можешь прожечь дырку в стекле? — быстро спросил я.

Конечно, я мог бы использовать гофу «Духовного Удара», как сделал это ранее во время похищения, чтобы выбраться из комнаты. Но с моим умением контролировать энергию окно бы вылетело вместе с частью стены. По той же причине я не хотел использовать руну на двери, чтобы атаковать преследователей — я понятия не имел, насколько силен окажется удар.

— Без проблем, — неожиданно легко согласился Хухлик. — Надо валить отсюда, иначе…

Из телевизора вылетела ещё одна прядь волос и проворно обхватила тело Хухлика. Вот только вместо того, чтобы пытаться затащить его в экран, как меня, волосы с силой сжались и попросту раздавили мелкого монстра всмятку. Кислота брызнула в стороны, разъев и сами волосы, и пол под ними.

— Ху, — прошептал я, неверяще глядя на зеленое пятно на полу.

Похоже, Хухлик не врал, когда говорил, что не сможет справиться с девочкой из телевизора. Хотя оставалась вероятность, что он вновь испарился и все-таки остался в живых, но в подобное чудо верилось с трудом.

Волосы девочки пострадали от кислоты настолько, что быстро втянулись обратно в телевизор, но им на смену тут же пришла новая прядь. Мои шансы на выживание уменьшались с каждой секундой, но я не собирался сдаваться: выставив перед собой защитный гофу, я поспешно активировал его. Бумагу разорвало в клочья, но и прядь волос тоже испарилась. Похоже, я выиграл себе еще немного времени.

В коридоре послышалась возня, затем утробный собачий рык и на дверь обрушились сильнейшие удары, от которых даже с потолка посыпалась штукатурка. Такое впечатление, будто Прокаженная Гончая была размером с теленка. Времени совсем не оставалось, поэтому я выхватил свой единственный гофу «Духовного Удара», прилепил за дверь, порезал ладонь и протянул кровавую полосу до подоконника, чтобы активировать его в последний момент перед уходом. Будет небольшой сюрприз гончей и ходячим мертвецам.

Затем я схватил свободный стул и бросился к окну, краем глаза подметив, как черные волосы вытягиваются из ртов сидящих людей. Похоже, действие «Ослабления внимания» закончилось и Садако увидела меня, так сказать, во всей красе, и решила бросить на мою поимку все свои силы. Теперь уже точно было не до скрытности, главное, свалить из помещения как можно быстрее.

Швырнув стул в стекло, я обернулся и использовал еще один защитный гофу, чтобы справиться с самой проворной прядью. Прядь растаяла, а вот с окном вышла заминка: к моему изумлению и разочарованию, стальной стул просто отскочил от стекла.

«Они что, все окна клиники сделали бронированными?!» — мысленно возмутился я.

Это единственное, что я успел сделать, когда все вытянувшиеся из экрана телевизора волосы устремились ко мне, в мгновение ока спеленали по рукам и ногам, и потащили к девочке. Уже втискиваясь в рамку телевизора, я успел увидеть, как дверь в комнату срывается с петель и в неё врываются две бледные медсестры и маленькая болезная китайская чихуахуа с красными глазами навыкате и торчащим сбоку языком. Что ж, если какую-то собачку и можно принять за «прокаженную», то именно такую, но вот «гончую» я представлял себе несколько иначе, например, крупнее раз в десять. Да и рычала она сейчас как настоящий монстр, а не маленькая шавка.

Не знаю, почему мои мысли зацепились именно за собачку, потому что на самом деле у меня были куда более серьезные проблемы. Волосы протащили меня прямо сквозь экран телевизора связанным по рукам и ногам и швырнули на землю с высоты примерно двух метров. Некоторое время я тихо лежал, пытаясь восстановить дыхание после удара и осмотреться. Кроме того, раз уж меня отпустили, я старался лишний раз не двигаться, чтобы не привлекать к себе внимание.

Ночной лес. Вокруг темень и черные деревья. Лишь лунный свет падает на круглый каменный колодец и девочку. Или девушку. При таком ракурсе было сложно определить возраст, ведь лица было всё еще не видно, и не уверен, что я вообще хотел его видеть.

Что интересно, на том месте откуда я упал, не осталось абсолютно ничего. Если раньше там и был портал, или что-то подобное, соединяющее это место с комнатой в клинике, то теперь он пропал, а значит, от ночных медсестер и гончей я все-таки смог убежать. Но меня сейчас больше волновал другой вопрос — где же я оказался? Просто в иной географической точке, или в каком-нибудь параллельном измерении? В любом случае, мне повезло, что в комнате отдыха стоял достаточно большой телевизор, и я смог в него легко протиснуться. Иначе даже представить боюсь, в каком виде упал бы на эту лесную полянку.

Девочка все так же неподвижно сидела на краю колодца и вроде бы никак не отреагировала на моё появление. Темные волосы сейчас выглядели совершенно обычно, и едва доходили ей до пят. Немного осмелев, я осторожно поднялся на ноги, и начал разговор:

— Привет.

Ответом мне была лишь тишина.

— Что тебе нужно? — настороженно спросил я — Ты же не хочешь меня съесть или разорвать на части?

В ответ на этот вопрос девушка слегка наклонила голову вбок.

«Ох, блин, — ужаснулся я. — Надеюсь, я сейчас не подкинул ей идею?!»

Возможно, мне стоило просто развернуться и убежать, но интуиция подсказывала, что девочка может с легкостью схватить меня в любой момент. Та же интуиция уверенно заявила, что все свои оставшиеся дротики и гофу я могу засунуть куда подальше, против этой девочки они никак не помогут.

— Если бы ты хотела меня убить, то уже убила бы? — логично предположил я. — Значит, тебе что-то от меня нужно?

Я лихорадочно перебирал в уме оставшиеся в кармане гофу в надежде придумать какой-нибудь трюк, но ничего путного в голову не приходило. Разве что попытаться каким-то образом начертить на колодце «Духовный Удар» и разрушить его, вдруг он как-то связан с девочкой? Но это шанс один на миллион, даже если девочка мне предоставит такую возможность.

— Так что ты хочешь? — осторожно повторил я вопрос.

Вместо ответа волосы девочки резко взвились в воздух и метнулись ко мне, проворно обхватив руки и ноги. Через мгновение я оказался скручен как какая-то куколка бабочки. Девочка плавно подтянула меня к себе, всё так же не поднимая головы, и в тот же момент я ощутил, как в мой рот пытаются вторгнуться волосы.

«Черт! — в ужасе подумал я. — Похоже, если люди в больнице были для неё чем-то вроде пакетиков с соком, то меня она решила взять с собой в качестве закуски».

Странно, но помимо своего родного и ставшего привычным страха, глядя на фигуру девочки, я почувствовал что-то еще. Эмоции, принадлежащие точно не мне: сильнейший голод, злобу и толику сомнений вперемешку с надеждой. Времени на размышления не оставалось, поэтому я тут же ухватился за эти необычные ощущения.

— Поверь, я могу тебе помочь, — поспешно проговорил я, пытаясь увернуться от лезущих в рот волос. Девочка никак не реагировала на мои слова, и поэтому я решился на риск: — Тебя же зовут Садако?

Стоило мне произнести имя, как девочка резко подняла голову и уставилась на меня. И тогда я понял, почему она мне не отвечала — рот Садако был зашит грубыми нитками. В остальном же девочка представляла собой точную копию монстра из японского фильма.

— Реально что ли?! — не удержался я от возгласа.

Лучше бы это был именно фильм, потому что первоисточник истории, книги, представляли собой просто лютый трэш. Целых три тома бреда сумасшедшего, которые я прочитал когда-то наискосок и предпочел забыть, как очень страшный сон.

Девочка долгое время не мигая смотрела на меня. Я буквально ощущал, как с каждой секундой у меня седеют волосы на висках от страха. Но, во всяком случае, она больше не пыталась залезть мне в рот. А ведь девочка могла не мыть голову многие годы, черт знает, где еще побывали её волосы перед тем, как залезть мне в рот. Фу.

— Наверное, тебя запечатали в колодце? — спросил я, и понял, что это глупый вопрос, ведь она свободно сидела снаружи. Значит, в этом моменте её история все-таки расходилась с фильмом и книгами.

Продолжив молча буравить меня взглядом, девочка плавно поставила мою ценную тушку обратно на землю и отпустила. Затем медленно подняла худую бледную руку и вытянула перед собой. Тонкий когтистый палец указал мне прямо в лицо, а затем вниз на землю.

Прямо на траве были прочерчены глубокие борозды, образующие цифру семь.

— Семь? — переспросил я.

Девочка кивнула.

— Семь дней? — пересохшим горлом произнес я, получив в ответ еще один кивок.

Похоже, мы начали налаживать контакт, вот только едва ли это принесло позитивный результат. В подтверждение моих невеселых мыслей девочка очень выразительно провела пальцем себе по горлу.

— Ты хочешь сказать, что я умру через семь дней? — стараясь держать себя в руках, уточнил я.

Она вновь слабо кивнула.

— Подожди, но зачем тебе это?! Если бы ты хотела меня просто убить, то могла сделать это в любой момент. Зачем вытаскивать меня сюда? — взорвался я. — Может, напишешь, что тебе нужно на самом деле? Я постараюсь помочь!

Но в ответ девочка откинула голову и забулькала. Я даже не сразу понял, что это означало смех. А затем она вдруг исчезла. Совсем. Вместе с колодцем. Я лишь моргнул, и Садако, буду называть её так, буквально испарилась, оставив меня одного в ночном лесу. Хотя, наверное, лучше быть одному, чем в такой «замечательной» компании. Вот только какие еще Существа или призраки могли обитать на таком удалении от города? А я совершенно не защищен!


Глава 9


Только сейчас я понял, что всё это время окружающий нас лес находился в состоянии полного онемения и тишины, словно его поставили на паузу. А стоило Садако исчезнуть, как на меня обрушилась целая какофония звуков: стрекот сверчков, шелест травы и листьев, скрип ветвей, какие-то тихие завывания то ли ветра, то ли мелких существ. Разумеется, я серьезно занервничал, отлично помня о нездоровой «любви» Существ к моей скромной персоне, поэтому первым делом мне следовало худо-бедно позаботиться о своей безопасности.

Выходя из палаты, я взял с собой стандартный «рабочий» набор медиума: несколько дротиков с атакующими гофу, защитные гофу, гофу «Духовного удара», «Ослабления внимания», «Запечатывание» общего вида, несколько пустых листов, маленькую баночку с краской и ручку. Всё это было удобно рассовано по внутренним карманам и должно было подготовить меня к встрече с любыми призраками. Но, как сегодня выяснилось, подготовка оказалась так себе. К счастью, Джеймс заставил меня выучить руны на все случаи жизни, были среди них и те, что можно рисовать на поверхностях. Теперь, когда девочка исчезла, я мог спокойно начертить на земле защитный круг с руной посередине, делающий меня невидимым для призраков и прочей нечисти. Пожалуй, такая штука смогла бы защитить меня даже от Садако, если она вдруг решит вернуться по мою душу, но это была лишь теория и проверять её на прочность мне совершенно не хотелось. Правда, пришлось заполнить руну остатками смешанной с моей кровью краски из баночки, которую я по инструкции Джеймса всегда носил с собой, но зато теперь я мог облегченно вздохнуть и потратить немного времени на обдумывание сложившейся ситуации.

Достав телефон, я убедился в том, что сигнал никуда не пропал, а значит, обошлось без путешествий по иным измерениям. Более того, судя по карте, меня переместило не так уж и далеко от Барсы. Правда, в масштабах всего острова, а так-то приложение такси показало, что ехать мне до города часа два. Выбраться своим ходом — не вариант. И ни одной доступной машины такси в радиусе сотни километров, а попытки вызвать машину из города ни к чему не привели. Приложение просто не позволяло сделать запрос. Очевидно, мне бы стоило позвонить Джеймсу или Мисси, но таким звонком я бы практически расписался в своем бессилии. Для подростка шестнадцати лет это было вполне нормальным решением, а вот для взрослого мужчины… нет, если уж я хотел вписаться в этот мир и стать полностью самостоятельным, то стоило решить все проблемы самому.

Сидя в центре круга и копаясь в телефоне, я краем глаза внимательно следил за окружающим пространством. Поэтому, когда из леса вынырнула черная тень, я тут же неподвижно застыл, выключив экран и даже перестав дышать. Тень стелилась по земле словно дикое животное, но при этом оставалась нематериальной. Всё ближе и ближе до тех пор, пока не приблизилась практически вплотную к моему кругу. Не знаю, что это было, но я отлично помнил, насколько опасно смотреть в глаза призракам, даже если этих глаз нет, поэтому следил за «гостем» украдкой, не фокусируя взгляд. При ближайшем рассмотрении тень имела очертания семейства кошачьих, что-то вроде темного объемного силуэта пантеры. Она медленно шла вокруг меня, будто принюхиваясь, но защита работала исправно. Я невольно почувствовал себя героем повести Гоголя, но все же надеялся, что не закончу как Хома Брут.

Дойдя до той стороны круга, напротив которой недавно располагался колодец с Садако, теневая пантера вдруг замерла. Мгновение, и она с невероятной скоростью метнулась обратно в лес. Я даже услышал испуганное шипение.

«Как же хорошо, что я сразу озаботился защитой, а не пытался покинуть лес на своих двоих», — облегченно подумал я. — «Иначе бы эта штука точно меня сожрала. Но надо срочно валить отсюда, мало ли что еще за твари здесь бродят? Какую-нибудь из них может не сбить с толку моя защита, и не испугают следы Садако, ведь именно из-за неё тень так быстро улетела прочь».

К счастью, помимо неработающего приложения, у меня был один знакомый таксист, недавно очень активно предлагавший свои услуги.

— Да, я вас слушаю, — раздался бодрый голос Донни.

— Привет, это Рома, — шепотом сказал я.

Чуть было не ляпнул «крошка ро», чертов Хухлик меня заразил своими сокращениями.

— Рома? — переспросил таксист.

— Клиника, полтергейст, — в двух словах напомнил я.

— А, ученик медиума, — понял Донни. — Ты что-то хотел?

— Я случайно оказался в лесу где-то на окраине Барсы. Могу прислать точку, — тут я опомнился, — но это довольно далеко от города, если тебе некогда, то я пойму. Но может тогда подскажешь, как все-таки вызвать сюда машину? Приложение постоянно сбрасывает запросы.

— Где ж ты оказался-то? — с интересом спросил парень.

— Судя по карте, это окраина Леса Кортс.

— Воу, — удивился Донни. — Как тебя туда занесло-то? Ничего удивительного, что приложение не позволило вызвать такси. Это же зона оранжевой опасности, туда могут ездить только специализированные машины, оборудованные рунной защитой второго класса, да и те ночью вряд ли сунутся без особой необходимости. В обычном приложении такого точно нет.

Зона оранжевой опасности? Черт, и снова порадуюсь тому, что после исчезновения Садако я первым делом начертил защитный круг. Если этот мир и делает из меня параноика, то для медиума это качество идет только в плюс.

— А как мне вызвать машину с такой защитой? — напряженно спросил я.

— Не парься, мой Малыш полностью соответствует всем требованиям. Я приеду через час.

— Ну если тебе не трудно, — облегченно вздохнул я. — Правда, я не уверен, что ты сможешь заехать сюда…

— Не смеши меня, на Малыше я проеду где угодно, — гордо заявил Донни, а потом добавил: — Только я сейчас не один, но, думаю, ребята не будут против небольшой поездки загород. — Затем послышалась какая-то возня и он смущенно спросил: — Кхм, тут народ интересуется, ты правда отправился в оранжевую зону в полном одиночестве?

Я покосился на то место, где еще недавно был колодец и девочка с зашитым ртом.

— Ну да.

— А ты отчаянный парень!

Как будто это был мой выбор.

— Надеюсь, когда мы приедем, парень будет всё ещё жив, — раздался где-то на фоне недовольный мужской голос. — Иначе зря потратим несколько часов.

— Что-что? — подозрительно переспросил я.

— Извини, просто у моего друга очень плохое чувство юмора, — виновато сказал Донни. — Мы уже выезжаем. Кидай точку для более точного ориентира, мы подъедем прямо к тебе.

Хах, это он просто еще не видел, куда меня занесло. Я бы не удивился, если он отказался от обещания, увидев, как далеко в лес я забрался. Но Донни получил от меня координаты и ответил сообщением, что скоро приедет, что не могло не радовать.

Я решил на всякий случай не выходить из защитного круга, чтобы не привлекать лишнее внимание Существ, обитавших в лесу. Та же «теневая пантера», как я её для себя назвал, могла запросто вернуться, убедившись в том, что Садако нет рядом. Тем более, что мне было чем заняться. Сеть ловила исправно, и я мог потратить немного времени, чтобы поискать информацию о Садако. Вряд ли она имела ввиду, что через семь дней, со мной случится что-то хорошее, например, я выиграю в лотерею. К сожалению, на первый взгляд ничего похожего на описание девушки в новостях найти я не смог. Поиск по имени не дал вообще никаких результатов, словно человека с таким именем никогда не существовало. Но нужно было учитывать, что местная Сеть еще не догнала по развитию мой мир и отставала лет на десять. Да и многая полезная информация располагалась на закрытых ресурсах вроде сайта Ассоциации Медиумов, к которому у меня, как ученика, пока был слишком ограниченный доступ. По своему номеру удостоверения и паролю я мог читать только новости, несложные заказы и форум учеников. От безысходности я даже задал вопрос на этом форуме в надежде, что кто-нибудь поделится ценной информацией. В любом случае, завтра я свяжусь с Джеймсом и расскажу ему обо всём произошедшем, он все-таки отвечает за мою безопасность перед отцом и обязательно разберется с Садако. О посетившем мою полянку туманном существе информацию оказалось найти гораздо проще, чем о девочке из колодца. Я почти угадал, это Существо называлось «Туманным Котом» и появлялось из останков утопленных котят. Не то чтобы после смещения Оси Мира люди часто топили животных, но для рождения Туманного Кота было достаточно и тех останков, что скопились на дне озер за десятки лет до этого. В целом этот вид Существ относился к условно опасным, и охота на людей не была для них необходимостью или даже хобби. Убивали они не часто, но, по некоторым легендам, им это особо и не требовалось — Туманные Коты являлись предвестниками смерти. Правда, эта информация находилась в разделе слухов, что оставляло мне надежду на выживание, если на время забыть об обещании Садако.

Из круга я не выходил до тех пор, пока не услышал звук приближающейся машины. Серо-черный монстр появился из темноты, светя ярко-белыми глазами-фарами и с легкостью преодолевая бездорожье со всеми его ухабами, сухими деревьями и ямами. Собственно, треск деревьев я услышал даже раньше, чем гул двигателя. Фары высветили меня и начерченный мной защитный круг, и машина остановилась ровно напротив. Чувствую, я смотрелся довольно странно, сидя на земле в таком месте.

— Привет! — весело сказал Донни, выйдя из машины и настороженно оглядываясь по сторонам. — Ну и место ты выбрал для прогулки. Как ты вообще сюда попал?

Отходить от машины дальше, чем на полшага он явно не собирался.

— Ой, это долгая история, — вздохнул я, с кряхтением поднимаясь на ноги. — Но я не против поделиться ей на удобном сидении в теплой машине. Здесь довольно холодновато.

Из машины выглянула темноволосая девушка.

— Донни, чего вы там болтаете на холоде? Забери мальчика в машину, он же явно замерз.

Переступив через защитную руну, я поторопился нырнуть в серо-черного монстра. Садиться пришлось на заднее сидение, поскольку переднее было занято той самой брюнеткой, одетой в джинсы, короткий топик и такую же короткую курточку. Но и сзади оказалось тесновато, поскольку там развалился на всё кресло худощавый светловолосый парень возраста Донни.

— Привет, — обернувшись, поздоровалась со мной брюнетка. — Ты Рома? Брат много рассказывал о том, что произошло в клинике. Если честно, я думала, что ты будешь выглядеть постарше и… покрепче. Все-таки работа медиума очень опасна. И, кстати, меня зовут Лора, очень рада с тобой познакомиться.

Девушка мне сразу понравилась. Есть такие люди, от которых так и веет позитивом, смотришь на них и становится легче на душе, вот она была именно такой. Кстати, в этом они были схожи с братом, Донни тоже бил наповал своим позитивом. А вот парень с заднего сидения таких же приятных чувств не вызвал, возможно, виной тому было его недовольнее лицо, или то, что он даже не поздоровался и не представился.

— Малыш медиум, — фыркнул парень. Острые черты лица вкупе с брезгливой усмешкой отнюдь не делали из него приятного собеседника даже до того, как он открыл рот. А уж когда он заговорил, моё отвращение только усилилось: — Если ты говоришь правду, то родители сильно тебя не любят, раз отдали в эту профессию. Все знают, насколько велика смертность среди медиумов, мой отец всегда говорил, что это работа для самоубийц или психов.

В чем-то он был прав, но тон, которым это было сказано, меня совершенно не радовал. Вроде бы я этого нахального парня толком не знал, но уже хотелось как следует ему врезать, чтобы стереть ухмылку с лица.

— А может это просто работа для тех, у кого есть яйца? — ехидно спросил я. — Это же ты друг Донни с плохим чувством юмора? Смотри-ка я всё еще жив, вы не зря съездили в такое опасное место.

Донни тем временем вырулил с поляны, и я наконец-то смог вдохнуть с облегчением. До последнего опасался, что Садако вновь появится из воздуха и схватит меня своими противными волосами. На её фоне даже опасность повторного появления дымчатого кота не выглядела сколь-либо серьёзной.

— Ого, малыш показал зубки, — рассмеялась Лора. — Но в чем-то Макс прав, это слишком опасная работа для подростка. Что заставило тебя заняться этим делом?

Как будто у меня был выбор.

— Отец отправил на обучение, — нехотя ответил я.

Правда, моё нежелание произносить эту фразу вслух было связано со словом «отец». Не хотелось называть вслух этого совершенно незнакомого мне мужчину таким громким и личным словом.

— Я же говорю, — хмыкнул мерзкий Макс. — Они от тебя точно избавиться решили. Бедняга. Папа говорит, что медиумы все смертники, и уж он-то в этом разбирается.

— И кем же он работает? — раздраженно спросил я светловолосого парня.

— Владелец крупнейшей страховой компании на Золотом, — ответил за него Донни.

— В первой сотне богатейших жителей острова, — гордо заметил Макс.

Ну, когда говорят, что человек «в первой сотне», значит, где-то на девяносто девятом или сотом месте. Но всё равно круто, конечно. Впрочем, в таком опасном мире не удивительно, что страхование жизни и недвижимости является весьма прибыльным бизнесом.

— Макс как раз занимается страхованием военных в компании отца, — заметила Лора. — Так что он в рисках разбирается.

— Да, — гордо подтвердил парень. — Медиум — одна из немногих профессий, с которыми отказывается работать любая страховая компания, даже такая крупная как наша.

— А какие еще профессии входят в это список? — полюбопытствовала Лора.

Парень ненадолго задумался.

— Исследователи глубин.

— Там вообще черти что обитает, — согласился Донни, не отводя глаз от дороги.

Мы уже выехали из леса и теперь двигались по грунтовке.

— Красный Батальон и все члены Ассоциации Медиумов.

Я понимающе кивнул, мысленно отметив для себя, что нужно обязательно поискать в Сети информацию о Красном Батальоне. Для общего развития. Сейчас же не стоило показывать свою неосведомленность перед Донни и остальными.

— Мелкий, а что ты вообще забыл в этом лесу? — насмешливо спросил Макс. — Или родителям оказалось мало отдать тебя в ученики медиуму, и они решили просто вывести тебя в лес и оставить там одного на съедение местной живности.

Лора одарила парня таким взглядом, что он тут же заткнулся.

— Не слушай этого дурня, у него просто такое глупое чувство юмора, — успокаивающе сказала она мне. — А ты смелый парень, продержался так долго в таком опасном месте. Я даже немного завидую.

— Преимущества навыков медиума, — не без гордости ответил я. — Защитные руны способны прикрыть от агрессивных Существ на какое-то время, да их тут особо и не было. Рядом со мной терся только один Туманный Кот, но потом ушел по своим делам.

— Туманный Кот?! — переспросила Лора. — Но они же вестники…

— Смерти. Да, я знаю, — хмыкнул я. — Но это всего лишь слухи. Подтвержденных случаев нет.

— Ха, — обрадовался Макс, явно почему-то невзлюбивший меня и теперь считавший своим долгом поддеть по любому поводу. — Если ты сдохнешь в ближайшие несколько дней, то я обещаю ради науки донести информацию о правдивости этих слухов.

— Не дождешься, — хмуро ответил я.

Он определенно начинал меня бесить.

— И все-таки, что ты делал в лесу, да еще так поздно ночью? — повторила вопрос Лора. — Это же почти полторы сотни километров от города, как ты вообще сюда попал?

— Очень странная история. Если коротко, — я набрал побольше воздуха в легкие. — Я допрашивал призрака в той клинике, где мы с Донни охотились на полтергейста, но его атаковали нибблеры, и поэтому мне пришлось ретироваться. Потом на меня напал ходячий труп, но с ним разобрался Хухлик, оторвав ему голову. После этого мне пришлось прятаться от других ходячих трупов и Прокаженной Гончей среди загипнотизированных пациентов больницы, которыми питалась девочка из телевизора. Она схватила меня своими волосами и втянула в телевизор, телепортировав в этот лес.

Брюнетка посмотрела на меня со смесью удивления и восхищения.

— Серьезно что ли?

— Да придумывает он, — недовольно заявил Макс. — Просто внимание к себе привлекает. Что за нибблеры? Впервые слышу.

— Если всё равно не веришь, то зачем было спрашивать, идиот? — недовольно спросил я, и тут же мысленно выругался.

Черт. Все-таки моя несдержанность в выражениях может довести до серьезных проблем.

— Донни, я сейчас этому мелкому все кости переломаю, — прищурившись, прошипел Макс. — Никто не смеет так со мной разговаривать.

Возможно, мне показалось, но внутри машины вдруг стало значительно теплее, словно обогреватель резко заработал в режиме «финская сауна».

— Спокойно, Макс, никто никого не будет бить в моей машине, — попытался его успокоить Донни.

— Тогда я его сначала выкину из машины, — ничуть не смутился парень.

На самом деле выглядел он довольно хлипко, но в этом мире телосложение могло быть обманчивым. Если богатенький мальчик учился в Золотой или Серебряной Академии, то наверняка обладал некоторыми боевыми навыками, а может и умениями. Тот же Донни владел стихией ветра, и мог двигаться очень быстро. Кстати, Михайловы тоже, по идее, имели предрасположенность к ветру, а значит, и я тоже. Вот только учить меня, как этим пользоваться, никто пока не торопился.

Я смерил худощавого парня скептическим взглядом.

Так что неизвестно, чего стоит ожидать от этого высокомерного урода.

— Ты кого уродом назвал!? — яростно воскликнул парень, бросившись на меня.

Черт, я это опять вслух…

Как и я подозревал, парень оказался на удивление силен для такого стройного телосложения. Но нанести мне какой-либо урон он не успел, Лора обернулась и сделала короткий взмах ладонью. Макса оттолкнуло от меня и прижало к противоположной двери.

— Так, ну-ка хватит, — холодно сказала она. — Макс, не смей нападать на ребенка. А ты, Рома, не должен позволять себе подобные высказывания, даже если какой-то, — она стрельнула злым взглядом в белобрысого, — идиот тебя постоянно подначивает. Скажи спасибо, что Макс добродушный парень, кто-то посерьезнее мог бы и в больницу за такое отправить.

Я поспешно заткнулся. Судя по реакции парня, какие-то особенности взаимоотношений местных аристократов я мог и упустить. Это все-таки не наш мир, тут могут быть совершенно иные рамки дозволенного. Если это так, то у меня серьезные проблемы, ведь молчать я не могу просто физически.

Вдруг Донни резко ударил по тормозам, заставив всех нас дернуться вперед.

— Ты что делаешь?! — возмутилась Лора.

— Смотрите, там собака, — с удивлением сказал Донни. — Маленькая такая. Стоит прямо посреди дороги.

Лучи фар действительно высветили небольшую собачку. К своему ужасу, я тут же узнал в ней Прокаженную Гончую, похоже, мелкая тварь всё это время шла по моему следу.

— Ой, какая милашка, — расплылась в улыбке Лора. — Мы не можем её тут оставить, давай заберем с собой.

— Стоп! — поспешно сказал я. — Это не собачка, а Прокаженная Гончая, Существо, охотящееся за мной. Донни, дави её скорее!

Парень недоуменно посмотрел на меня.

— Серьезно? Вот это «гончая»?

— Клянусь! — заверил я. — Газуй!

Донни послушно надавил на газ, и машина с ревом рванула навстречу собаке. Затем раздался глухой удар, но не спереди, что было бы логично, а сбоку, точно в ближайшую ко мне дверь. Машина покачнулась, но выдержала, даже стекло не треснуло.

— Бедная собачка, — вздохнула Лора.

Донни посмотрел в боковое зеркало.

— Зря переживаешь. Она пострадала меньше, чем моя машина. Никогда бы не подумал, что такое мелкое существо может погнуть бронированную дверь. Прыткая тварь, увернулась от удара и даже успела сама атаковать нас. — Парень хмыкнул. — Развернуться и попробовать еще раз?

— Ну нафиг, — поморщился я. — Один укус этой твари может заразить целым букетом смертельных болезней.

— Ладно, — легкомысленно кивнул Донни. — Тогда валим от…

Его фразу прервал скрежет на крыше машины. Мгновение, и прямо посередине появилась дыра, причем выглядела она так, словно металл и обивка истлевали прямо на глазах.

— Эта тварь на крыше! — со смесью ужаса и восхищения воскликнула Лора.

Возможно, я ошибался, но возникло ощущение, будто девушка получала удовольствие от происходящего.

Не прошло и пары секунд, как дыра расширилась до сантиметров десяти и в ней показалась морда собаки с торчащим на бок языком. Слюна твари капнула на сидение и мгновенно проела в нем дыру.

— Я разберусь, — неожиданно уверенно заявил Макс. — Мелкий, отодвинься в угол.

В принципе, я и так сидел в углу, но на всякий случай сместился еще дальше. Черт знает, что собирался сделать этот парень, но его спокойствие и готовность справиться с опасностью вызывала определенное уважение. Он приставил ко рту кулак, будто собираясь кашлянуть, но вместо этого использовал его в качестве своеобразного рупора. Направив кулак практически вплотную к образовавшемуся в крыше отверстию, Макс подул в него что есть сил. Изо рта через кулак-рупор сплошным потоком забила тонкая, но мощная струя огня, а с крыши раздался жалобный писк. Сразу после этого мы все наблюдали за тем, как мелкое горящее тельце падает с крыши на дорогу за нашей машиной.

— Ну вот и всё, — самодовольно ухмыльнулся Макс. — Делов-то.

Огонь был очень силен, раз даже мне в лицо пахнуло жаром, чуть не сжегшим ресницы. Удивительно, что рука парня при этом совершенно не пострадала. С такой жаропрочностью он мог бы спокойно голыми руками доставать из костра печеную картошку или показывать шоу с хождением по углям. То, что он сделал очень сильно напоминало огненную технику из Наруто, «катон», вроде бы. Трудно было не догадаться, что парень имел предрасположенность к управлению стихией огня.

— Черт, сидение, крыша, дверь, — простонал Донни. — Отец меня убьет!

— Не волнуйся, я ему всё объясню, — успокоила брата Лора, и повернулась ко мне. — Слушай, Рома, ты же вроде говорил, что эта гончая напала на тебя в клинике.

— Ну да, — подтвердил я.

— Но мы сейчас в полутора сотнях километров от города. Как она сюда попала?

— Последовала за мной, — пожал я плечами. — Лапками, лапками.

Донни резко нажал на тормоз.

— Значит, если мы оставим её в живых, то она оклемается и вновь продолжит преследование? — спросил он.

— Скорее всего, — нехотя подтвердил я.

Я старался об этом не думать и вообще надеялся, что атаки Макса хватило, чтобы сделать из Прокаженной Гончей хорошо прожаренный стейк.

— Тогда у нас нет выбора, — радостно ухмыльнулась Лора. — Братишка, ты, как всегда, читаешь мои мысли. Мы должны вернуться и добить её!


Глава 10


Пока Донни разворачивал машину, Макс возмущался:

— Эй, какого черта мы должны рисковать своими жизнями, защищая этого парня?!

— Испугался? — ехидно спросила Лора.

— Вот еще! — тут же уперся парень. — Но мы же ничего не знаем об этой твари!

При этом он так выразительно посмотрел на меня, словно речь шла вовсе не о гончей.

— Мы не можем оставлять столь опасное существо на дороге, — твердо сказал Донни. — Кто-нибудь может пострадать.

Я и предположить не мог, что Прокаженная Гончая способна меня унюхать и продолжить преследование даже на таком большом расстоянии от клиники. А ведь пока я ждал Донни, у меня было вполне достаточно времени, чтобы найти необходимую информацию об этом Существе и подготовиться к встрече, но я о ней и думать забыл. И теперь, к сожалению, понятия не имел, что из себя представляет эта тварь и как с ней справиться.

— Донни, я вынужден согласиться с этим… — я покосился на блондина. — Максом. Нападать даже на такое мелкое и с виду безобидное Существо слишком опасно. Эта тварь в любом случае последует за мной, поэтому лучше доехать до города, а там уж я обращусь за помощью к учителю.

Чего мне делать совершенно не хотелось, но в данной ситуации иного выхода просто не оставалось.

— Ха, я же говорил, что он слабак, — тут же среагировал Макс.

— Эй, я вообще-то на твоей стороне, — огрызнулся я, одарив его злым взглядом.

— А я передумал, — легкомысленно отмахнулся Макс. — Пойдем и уничтожим эту тварь, чтобы она не терроризировала маленького слабого ученика медиума. Судя по тому, что я слышал о Существах, они быстро восстанавливаются от травм, поэтому сейчас лучшее время, чтобы его добить.

Логика в его словах была, но сразу соглашаться с высокомерным парнем совершенно не хотелось.

— Ты теперь специалист по Существам? — скептически спросил я.

— Ну если ты, как начинающий медиум, можешь поделиться еще какой-нибудь полезной информацией, то милости просим. Это может нам помочь.

Самое интересное, что в голосе парня сейчас было не только ехидство, но и искренний интерес. Он и правда надеялся получить больше информации о Прокаженной Гончей.

— Ээ… я не успел изучить этот вопрос, — нехотя признался я, пряча глаза.

— Хреново тебя обучали, — фыркнул парень.

— Вообще-то медиумы специализируются на призраках, а не Существах, — буркнул я в ответ. — Мы не обязаны знать каждую тварь в лицо, точнее в морду. О Прокаженной Гончей я слышал только то, что любой её укус способен заразить десятком самых разных болезней, поэтому на расстояние укуса к ней лучше не приближаться.

— А нам и не нужно к ней приближаться, да, Лора? — ухмыльнулся Макс.

Я не понял, что именно он имел ввиду, но очень надеялся, что его самоуверенность имела хоть какие-то основания. Лора же его явно не слушала, сидя в телефоне.

— Небольшое, но очень опасное Существо, — продекларировала девушка. — По легендам перерождается из собак, погибших из-за различных опытов, проводимых фармацевтическими и косметическими компаниями. Разносчик болезней. В прямом бою не представляет особой угрозы бойцу уровня Воина, иным же лучше поостеречься.

— Пфф, мы не Воины, но нас трое, — фыркнул Макс, и, покосившись на меня, поправился, — даже трое с четвертинкой. Так что справимся без проблем.

Тем временем Донни развернул машину, и мы увидели гончую прямо посреди дороги, слегка потрепанную, но настроенную явно агрессивно. Её басовитый рык пробирал до костей даже с расстояния нескольких десятков метров.

— Подожди, может получится её просто задавить, — азартно сказал Донни, давя на газ.

Но мы явно переоценили полученный гончей урон, поскольку она проворно увернулась от машины. Хорошо хоть в этот раз не стала таранить боковую дверь и лезть на крышу.

— Псина слишком шустрая, — разочарованно сказал Донни.

— Так пойдем покажем мальчонке, что могут студенты Серебряной! — азартно воскликнул Макс. — Се-реб-ро!

— Да! — присоединилась к нему Лора. — Се-реб-ро!

Донни остановил машину метрах в тридцати от гончей, залез рукой под сидение и достал стальную бейсбольную биту.

— Покажем, покажем, — весомо сказал он, сжав оружие в татуированных руках с такой силой, что на них проступили вены.

Серебряная? Это они об Академии? Тогда мои новые знакомые действительно должны быть неплохо подготовлены. Макс управляет огнем, Донни умеет быстро двигаться, а Лора, судя по всему, владеет чем-то вроде телекинеза — с такой командой у нас действительно есть неплохие шансы. А чем могу помочь в бою я?

— Если гончая охотится за тобой, то лучше тебе остаться в машине, — сказала Лора, открывая свою дверь.

Конечно, не спроси меня об этом красивая девушка, и не будь рядом издевательски улыбающегося блондина, я бы согласился с таким логичным планом. Но теперь отсиживаться в безопасном месте я никак не мог.

— И не с такими справлялся, — уверенно ответил я, выбираясь из машины вслед за Максом.

И не соврал. Правда ведь справлялся не с такими, были призраки и полтергейсты, но никак не Прокаженные Гончие. Я сильно сомневался, что защитное гофу поможет от Существа, да и атакующие гофу на дротиках были рассчитаны на призраков. Тем более, доставать своё «грозное» оружие перед новыми знакомыми совершенно не хотелось, дротики смотрелись слишком глупо и совершенно не серьезно. Жаль не осталось гофу «Ослабления Внимания» или «Духовного Удара», и совершенно не было времени, чтобы нарисовать их на бумаге, да и всю краску я благополучно потратил на защитную руну в лесу. С другой стороны, если нарисовать руну чистой кровью, то эффект будет даже лучше, а время мне могут предоставить ребята пока будут разбираться с гончей своими методами.

— Мне нужна пара минут, чтобы подготовиться, — быстро сказал я, достав бумагу и положив её на капот машины. Всё происходило слишком хаотично, я буквально не успевал реагировать на довольно неожиданные действия этой троицы. Конечно, мне стоило начать рисовать гофу еще в машине, причем желательно на ходу, но это я начал понимать лишь сейчас, самым прозорливым, задним умом.

— За пару минут мы её уже прикончим, — фыркнул Макс. — А ты что, хочешь зарисовать момент нашего триумфа? Сейчас двадцать первый век, для этого давно придумали очень удобную штуку, называется «камера в телефоне». Слышал?

— Успокойся, бездарь, — осадил его Донни. — Это гофу — силопроводящая бумага с нанесенными на неё магическими рунами. В руках настоящего оммёдзи-медиума гофу могут творить чудеса.

— А он точно настоящий медиум? — скептически уточнил парень.

Мне очень хотелось показать ему неприличный жест, широко распространенный в обоих известных мне мирах, но вместо этого я лишь порезал подушечку пальца иглой, которая отныне всегда лежала в одном из карманов, и начал вырисовывать руну «Духовного Удара». На самом деле руны гофу едва ли напоминали те штуки из нескольких линий, что рисовали славяне, или чуть более сложные китайские иероглифы. Все было гораздо, гораздо объемнее, и подчинялось определенным логическим и математическим правилам: расстояния между линиями, углы, даже толщина. Я сам до сих пор не понимал, почему у меня так хорошо получалось запоминать и рисовать эти штуки. Никогда не отличался способностями к изобразительному искусству, а тут все шло как по маслу.

— Вот и проверим, — весело сказала Лора. — Если вдруг мы не справимся, то медиум придет к нам на помощь.

Похоже, мои рассказы о Прокаженной Гончей не вызвали у троицы настоящего страха. Я видел скорее охотничий азарт и любопытство, причем азарта было больше всего у девушки. Донни, как и в клинике, держался довольно уверенно, но слегка нервно, а вот Макс смотрел с одинаково брезгливым интересом как на гончую, так и на мои потуги нарисовать гофу. Хотя, разумеется, парень старался скрыть любопытство под маской высокомерия, но получалось у него не очень.

Очевидно, гончая тоже чувствовала полное отсутствие страха со стороны троицы, и поэтому не торопилась атаковать, настороженно глядя на них с полусогнутых лап. С моего места у капота машины происходящее смотрелось очень странно: три человека, один из которых держит в руках стальную бейсбольную биту, другой раздувает на ладони огненный шар, и третья просто насвистывает какую-то веселую мелодию, обходят полукругом плюгавенькую собачку. Этот «боевой отряд» был явно великоват для такого слабого противника.

Странно, но лично у меня мелкая опаленная собака совершенно не вызывала жалости. Веяло от неё чем-то невероятно злобным и опасным, хотя, возможно, это чувствовал только я. Сегодня все Существа вызвали у меня странные предчувствия, что-то вроде спонтанных приступов легкой эмпатии.

— Ох, такой бедный малыш, — наклонив голову на бок, сказала мягким голоском Лора. — А нам точно нужно его убивать? Он же, по сути, жертва бесчеловечных экспериментов.

Словно понимая её слова, Прокаженная Гончая заскулила и прихрамывая на переднюю лапку пошла навстречу.

— Не ведитесь, — сказал я, не прекращая рисовать руну. — Это опасная и злобная тварь.

Даже в моем мире подобных мелких и постоянно истово лающих собачек называли «сгустками ненависти», а гончая была именно такой на самом деле. Я чувствовал это даже спиной. И она чувствовала меня, явно стараясь любыми способами приблизиться ко мне на расстояние броска.

— Она с легкостью сделала дырку в потолке машины, — напомнил Донни. — Это совершенно точно не бедный беззащитный малыш.

— Ладно, ладно, — вздохнула Лора и повернулась к Максу. — Сожги его и поедем отсюда.

Макс вытянул перед собой руки, бормоча себе под нос, что он не нанимался ездить при Лоре в качестве ходячего огнемета. Мгновение, и из его ладоней в собаку выстрелила волна пламени, действительно сильно напоминающая действие ручного огнемета «Шмель».

Псина взвизгнула и попыталась увернуться, но неожиданно натолкнулась на что-то невидимое в воздухе и буквально распласталась на дороге. Её накрыло огнем. До меня донесся запах паленой шерсти, сдобренный басовитым визгом. Да, оказывается, бывает и такое.

Огонь опал, и перед нами предстала абсолютно лысая и покрытая черно-красной обгорелой корочкой собака. Но она всё ещё была жива и явно не собиралась сдаваться. Вновь раздался знакомый мне утробный рык, от которого завибрировала каждая нервная клеточка в моем теле, а заодно и стекла в машине, и маленькая гончая вдруг начала расти, словно воздушный шарик, надуваемый автоматическим насосом. Обгорелая корка лопалась, а на её месте образовывалось что-то вроде обсидианово-черной чешуи и появлялись острые роговые наросты. И расти эта тварь не прекращала даже когда превысила по размерам все известные мне породы собак.

— Кажется, у нас проблемы, — севшим голосом сказал Макс. — Лора, ты уверена, что правильно прочитала информацию? Это вот этот слоняра не представляет угрозы в прямом бою для воина? Ээ… Лора?

Мы все посмотрели на девушку, которая успела достать телефон и теперь с искренним любопытством снимала Проклятую Гончую.

— Что вы так на меня смотрите? — ничуть не смутившись, спросила она. — Это же интересно. Опубликовав такое видео у себя на странице, я мигом стану самой популярной девушкой на потоке.

— Ты и так самая популярная девушка на потоке, — недовольно заметил Макс. — А если ты мне сейчас не поможешь, то скоро станешь самой мертвой девушкой. Но с очень популярной могилкой на кладбище!

Прокаженная Гончая достигла размеров небольшого теленка и, наконец, перестала расти. Вот теперь её рык полностью совпадал с внешним видом. А потом эта туша, всё так же грозно рыча, понеслась прямо на меня. На остальных противников ей, похоже, было совершенно плевать.

— Не подпускай её к Роме! — крикнула брату Лора. — И дай нам хотя бы минуту на подготовку.

— Легко, — уверенно кивнул Донни.

Взяв наизготовку стальную биту, он рванул навстречу гончей. И если Существо двигалось просто быстро, то парень с татуировками на руках буквально исчез с того места, где стоял, и в следующий момент возник перед гончей. Я уже знал, что Донни умеет быстро двигаться, поэтому не особо этому удивился и даже понял, почему огромная тварь кубарем покатилась по дороге. Ускорение и масса Донни, вложенная в удар стальной битой создали достаточный импульс, чтобы отправить в полет даже такую крупную тварь, как Прокаженная Гончая в режиме «ульты». Что такое ульта, ох, это слишком долго рассказывать.

Первые мгновения я буквально разрывался между необходимостью как можно быстрее и без ошибок нарисовать руну, и желанием следить за развитием боя. Но, судя по происходящему, моё любопытство могло стоить нам всем жизни, поэтому мне пришлось отвернуть и сосредоточиться на рисунке. Тем не менее, я видел краем глаза как Лора начинает водить перед собой руками, создавая небольшой смерч. В тот же момент Макс встал рядом и начал направлять в него огонь, превращая воронку из воздуха в ревущую пламенную топку.

Донни же продолжал играть в бейсбол гигантской покрытой черной чешуёй гончей, причем делал это довольно успешно. Правда, никакого урона твари он нанести не смог, но зато весьма успешно держал её на расстоянии от нас. Точнее, от меня, ведь, судя по траектории движения и упорству гончей, её интересовала исключительно моя персона.

— Мы готовы! — крикнула в какой-то момент Лора брату. — Отходи!

К этому времени огненный вихрь достиг высоты в пять-шесть метров. Как только Донни отпрыгнул в сторону от гончей, смерч выстрелил в сторону твари как снаряд из рогатки. Почему именно такое сравнение? Лора сделала руками очень похожее движение, управляя этой штукой. Гончая попыталась увернуться, но смерч последовал за ней. Вот только рукотворная стихия явно не могла угнаться за быстрой тварью, и поэтому пришлось вмешаться Донни с его стальной битой. Удар, и спустя мгновение состоялась сердечная встреча гончей со смерчем. Визг твари смешался с воем воздушной стихии, приправленной огнём, и её буквально разорвало на слишком хорошо прожаренные, судя по горелому запаху, кусочки. Вихрь мгновенно опал, представив нашему вниманию дымящиеся останки гончей.

— Ха! Делов-то! — осклабился в довольной улыбке Макс.

Я остался стоять с дорисованным гофу «Духовного Удара», не зная, радоваться их успеху, или расстраиваться. Все-таки троица разобралась с гончей совершенно без моего участия, что ставило меня в не слишком удобное положение.

— Ну, что ты там накалякал? — ехидно спросил Макс, направляясь ко мне. — Толку нет, так может хоть красиво?

— Очень, — хмуро ответил я, скрутив завершенный гофу в трубочку. — Но ты всё равно ничего не поймешь.

А затем я краем глаза увидел странное свечение над останками гончей. Постепенно оно сформировалось в полупрозрачную фигуру собаки-мутанта.

— Вы это видите? — на всякий случай спросил я, указав на призрака рукой.

— Что именно? — переспросил Донни, завертев головой. — Куски мяса, оставшиеся от твари?

Разумеется, никто кроме меня видеть призрака не мог.

Я думал нематериальная гончая сразу бросится на меня, но вместо этого она подняла голову вверх и протяжно завыла. Сперва я решил, что она хочет вызвать подмогу, но вместо этого все валявшиеся на земле куски плоти и костей зашевелились и начали медленно стягиваться к призраку.

— Воу, теперь вижу! — воскликнул вынужденный таксист. — Они движутся!

Грешным делом, я думал, что призрак сейчас нападет на меня сам. Это бы существенно облегчило мне жизнь, ведь защитные гофу всегда были при мне, и даже постыдные дротики пошли бы в дело. Но вместо этого призрак начал как паззл собирать на себе свое тело из мелких хорошо прожаренных кусков.

— Тварь восстанавливается! — констатировал очевидное Макс. — Лора, нужно разбросать останки как можно дальше, чтобы выиграть нам время! Лора?

Девушка вновь достала телефон и теперь вовсю снимала собирающиеся прямо в воздухе куски мяса.

— Что? — возмутилась она под нашими взглядами. — Когда еще я такое увижу? Да и видео можно смонтировать просто чумовое!

— Ага, в прямом смысле, — поморщившись, сказал Донни. — Она же ведь может нас и чумой заразить, если прикоснется одним из этих кусочков. — Он вопросительно посмотрел на меня. — Или нет? Там речь шла только об укусе или лучше её вовсе не касаться?

— Без понятия, — честно ответил я, доставая еще один пустой лист энергопроводящей бумаги. — Но на всякий случай пока есть время, я нарисую еще одну очень полезную руну.

Макс вышел вперед и свел перед собой руки.

— Чего вы так напрягаетесь-то? Нужно просто сжечь её до состояния пепла, тогда нечему будет собираться.

Как следует вдохнув, он подул в руки на манер рупора и гончую накрыла волна огня. Вот только продлилась она не долго, явно меньше, чем рассчитывал парень.

— Черт, — выругался Макс, устало утерев пот со лба.

— Не расстраивайся, — положила руку ему на плечо Лора, — такое бывает у мужчин в преклонном возрасте. Просто у тебя он наступил слишком быстро.

— Да иди ты, — огрызнулся парень. — Мы потратили слишком много сил для удара. Я еще не восстановился. А ты-то сама много сейчас сможешь?

— Пфф, — фыркнула девушка и демонстративно взмахнула рукой, раскидывая валяющиеся на земле куски Существа в стороны от дороги.

Теперь, зная о способности Прокаженной Гончей, я вообще не был уверен, что ребята смогли бы с ней справиться без моей помощи. Они-то призрака всё равно не видят и черт знает на что может быть способна бестелесная часть гончей. Именно поэтому я поспешно чертил руну «Ослабления Внимания», в надежде сбить гончую с толку хотя бы на некоторое время, необходимое мне для активации атакующего гофу. К счастью, эта руна рисовалась значительно проще «Духовного Удара», и не должна была занять слишком много времени.

— Дон, может ты попробуешь? — спросила Лора брата.

Сейчас гончая мало напоминала грозного монстра, что напал на нас вначале. Куски мяса облепили призрака в самых неожиданных местах, проявился хвост, глаз и часть головы, позвоночник, левая передняя и левая задняя лапы, и все эти части висели в воздухе никак не соприкасаясь друг с другом. К счастью для нас гончая не торопилась нападать до того, как хотя бы частично не завершит «сбор» своего тела.

Донни метнулся вперед и нанес по частично собранному паззлу из гончей несколько ударов битой, но она попросту прошла тварь насквозь, выбив лишь несколько кусков мяса. Зато гончая тут же среагировала и ударила его лапой в ответ. Донни увернулся, и нанес еще несколько ударов с разных сторон, пытаясь подбить лапы, но все бес толку. Дальше рисковать здоровьем он не стал и вернулся к нам.

— Тут я мало чем могу помочь, — нехотя признал парень, разминая правую руку.

— Щас всё будет, — заверил его Макс. — Мне нужно лишь немного отдохнуть…

— Ага, — не удержался я от подколки. — А гончая будет ждать, пока ты в себя придешь.

Будто услышав мои слова, благо, одно ухо у гончей уже сформировалось, она прыгнула на нас. Теперь отогнать её парой мощных ударов Донни не мог, но зато на помощь пришла Лора. Взмах рукой, и тварь отлетает на десяток метров.

Один раз, второй, третий. Со второго взмаха к ней присоединился Макс, пытаясь добавить «огонька» к ударам ветра, но эффект был слишком слаб. Куски мяса всё сильнее и сильнее обволакивали призрака, возвращая телу прежнюю форму. Да и взмах руки Лоры становился всё слабее и слабее.

— Предлагаю сесть в машину и свалить отсюда, — напряженно глядя на сестру, сказал Донни. Выглядел он слегка бледновато, очевидно, потратив на ускорение слишком много сил. — Мы с ней явно не справимся.

Завершив рисовать руну «Ослабления Внимания», я тут же налепил её себе на грудь, и обернулся к гончей.

— Сейчас. Одна попытка, — сказал я, напряженно наблюдая за реакцией Существа.

Разумеется, у меня не было никакого желания рисковать своей жизнью, но и ударить в грязь лицом при новых знакомых я никак не мог. Руна явно подействовала — тварь прекратила рваться к нам, застыв на месте, и задвигала куском головы, будто принюхиваясь.

В отличие от Джеймса я не умел левитировать гофу по воздуху, поэтому сейчас мне предстояло приблизиться к гончей вплотную, и только затем активировать «Духовный Удар».

— Осторожней, — прошипела мне вслед Лора.

Чем ближе я подходил у потерявшей свою цель гончей, тем сильнее дымилось гофу на груди. Что девочка из колодца, что гончая, толку против них от этой руны было явно не много. Оставалось надеяться, что «Духовный Удар» подействует лучше.

Я подошел к гончей на расстояние пары шагов, и теперь мог во всех подробностях рассмотреть кусочки мяса, формирующие её тело. Я-то думал, что они срастаются, восстанавливаясь, но нет, они так и оставались разрозненными и обугленными. Более того, лепились куски тела явно не на свои места — на правой лапе легко угадывались торчащие реберные кости.

Засмотревшись на несуразное Существо, я не сразу понял, что руна на груди окончательно прогорела. Гончая тут же повернула голову и прыгнула прямо на меня. В последний момент я выставил перед собой гофу с «Духовным Ударом» и влил в него всю доступную мне энергию. Горящую гончую не просто сдуло, а буквально разорвало на кусочки, раскидав по всей дороге. К счастью, удар был направлен в сторону и останки зверя на меня не попали, иначе я бы точно получил заражение какой-нибудь смертельной болезнью. Но главным эффектом был не урон, нанесенный физической оболочке, а удар, направленный на призрака.

— Это ты так «не специализируешься на Существах»? — удивленно спросила Лора где-то за спиной.

Я не ответил, напряженно смотрел на призрачную фигурку мелкой собаки, появившуюся в том месте, куда отшвырнуло остатки гончей. Не став дожиться, пока она вновь начнет восстановление, я выхватил запечатывающий гофу и треклятый дротик. Но воспользоваться им мне не пришлось — гончая сама бросилась на меня, но без плоти и в таком слабом состоянии она не представляла особой угрозы. Выставив перед собой гофу, я просто вновь активировал его, мгновенно засосав призрачную псину. Вот и все.

— Подумаешь, мы просто его уже ослабили, — фыркнул Макс, даже не понявший моих странных действий с листами бумаги.

Я хотел бы рассказать парню о том, что они в принципе ничего не могли сделать гончей, основу силы которой составлял призрак. С ней можно было справиться только изгнав или запечатав его, что я и сделал. Но любые объяснения с моей стороны сейчас смотрелись бы как попытка увеличить свои заслуги.

— Теперь точно всё? — спросил Донни, появившись рядом со мной. Он определенно что-то понял по моим действиям, и теперь жаждал подробностей.

— Да, — утвердительно кивнул я. — Я запечатал душу гончей, она больше не возродится.

Макс лишь фыркнул и возвел глаза к небу, словно не верил моим словам. Лора же и вовсе перестала принимать участие в разговоре, увлеченно монтируя видео на телефоне.

— У меня только один вопрос, — задумчиво сказал Донни. — А почему мы не отъехали подальше от гончей, и не подготовились заранее? Ты же мог своих этих свитков сколько угодно нарисовать!

— Ну, не сколько угодно, — не согласился я. — У меня бумаги не так много осталось. Но вообще да, если бы мы предварительно составили план, то…

— То было бы не интересно, — перебила меня Лора, оторвавшись от телефона. — Сделано и сделано. Мы не в Академии, чтобы заниматься разбором полетов после боя. Предлагаю смести останки твари в одну кучу и сжечь до состояния пепла, просто на всякий случай. Вдруг они еще способны разносить болезни даже после её смерти.

Что мы и сделали, разумеется, не прикасаясь к ним. Лора сдула все, что смогла найти, а Макс поднатужился и спалил всё дотла. Правда, выглядел он при этом действительно усталым, словно вагон мешков выгрузил. Но на фоне совсем бледного Донни блондин был еще бодрячком. Даже Лора слегка подрастеряла свою энергичность, но не настолько, чтобы прекратить подкалывать товарищей или, не дай Бог, замолчать.

Уже на обратном пути, немного справившись с нервами, я расспросил ребят об их боевом опыте. Судя по поведению во время боя с гончей, они явно далеко не в первый раз участвовали в подобном мероприятии. И тут я получил подтверждение того, что никакое изучение интернета, а точнее, Сети, не может заменить простого человеческого общения. За полчаса я узнал от ребят об особенностях учебы в местных Академиях больше, чем за долгие дни копания в общедоступной информации на местных форумах. Оказывается, в любой Академии существовало что-то вроде военных кафедр, обучающих абсолютно всех студентов тому, как вести себя в случае той или иной опасности, и как применять свои способности в бою. В том числе там учили и взаимодействию в команде, в чем часто и довольно успешно практиковались мои новые знакомые. На демонов их, конечно, не выпускали, но с более мелкими тварями справляться уже приходилось.

— К порталам на практику ходят старшие курсы, и только лучшие бойцы, — объяснила Лора. — Мы пока на третьем курсе, но даже будь мы на пятом, нас все равно бы не взяли. Слабоваты.

— Говори за себя, — недовольно скривился Макс. — Я бы справился.

— Мы с щеночком-то едва справились, — хмыкнув, заметил Денни. — А ты на демонов уже замахиваешься.

— Да уж, демоны будут посерьезнее, чем гончая, — согласился я, вспомнив те махины, что напали на нас с Никой. — Но они хотя бы чумой заразить не могут.

— Ты-то куда лезешь? — взвился Макс. — Демонов небось только на картинках видел!

— Почему на картинках? — ничуть не смутился я и вернул ему подколку: — На видео. Сейчас двадцать первый век, для этого давно придумали компьютеры и Сеть. А вообще мы с сестрой случайно стали свидетелями учений представителей вашей Академии на той неделе.

Лора резко обернулась ко мне.

— На той неделе?

— Да, а что?

— Это же на той вылазке Гретта получила травму…

Она вопросительно посмотрела на меня. Что ж, если Лора пыталась провести проверку, то я не видел причин скрывать свою осведомленность.

— Там была девушка, которой демоны оторвали руку, — охотно ответил я.

— Точно, Гретта, — с удивлением сказала она. — Но что ты там делал? Перехват портала — это закрытое и тщательно охраняемое мероприятие.

Ну насчет тщательно охраняемого — это она сильно преувеличила. Подумаешь, дорогу перегородили силами полиции, да и то лишь с одной стороны. Да и преподаватели действовали не слишком расторопно, пусть портал и расширился раньше положенного времени.

— Случайно мимо проезжали, — отмахнулся я. — У нас там свои дела были. Можно сказать, что я занимался наведением контактов с местными призраками.

Мне невольно вспомнился момент, когда мы встретили бредущую вдоль дороги девушку без лица. Кстати, кроме неё на загородных дорогах мне до сих пор не встречалось ни одного призрака. На улицах города их было значительно больше. Этот факт стоило осмыслить… как-нибудь потом.

— Только не говори, что ты и в лесу за городом искал своих призраков, — фыркнул Макс. — Я не отрицаю их существование и некоторую опасность. Но не на каждом же шагу.

— Призраки есть везде, — ехидно сказал я. — Хотя, ты прав, за городом их практически нет. Но вообще, если ты не видишь призраков, то это не значит, что они не видят тебя. Да, агрессивных не так много, но на самом деле по улицам города бродит множество мертвых, а вы их даже не замечаете. Да что там улицы, в любом доме может обитать призрак, о котором жильцы даже не подозревают.

— Ну конечно, — уже не так уверенно хмыкнул парень. — Выдумщик.

— Не хочешь, не верь, — спокойно сказал я. — Я не собираюсь тебя в чем-либо убеждать.

Некоторое время мы ехали молча.

— Слушай, если ты уверяешь, что призраки есть везде, — с подозрительно довольным выражением лица обратился ко мне Макс. — У меня дома через неделю будет вечеринка. Что если ты заедешь в гости, чтобы продемонстрировать свои навыки? У нас очень старый дом, наверняка в нем должен жить какой-нибудь призрак.

Я подозрительно посмотрел на него.

— Зачем мне это? Я похож на мальчика по вызову?

— Вообще мог бы сойти, — хмыкнула Лора, глянув на меня через зеркало заднего вида, и тут же смутилась. — Нет, я их никогда не видела, но ты выглядишь довольно смазливо.

Даже не знаю, считать это комплиментом или оскорблением.

— Эм… ребят, может машину поведет… кто-нибудь… другой, — слабым голосом сказал Донни. — Я себя чувствую не очень хорошо…

В тот же момент он вдруг уронил голову на грудь и отпустил руль. Машина вильнула и на полной скорости съехала с трассы прямиком в лес… возможно, мне показалось, но за секунду до этого на дороге перед нами прошмыгнула туманная кошачья фигура. Вестник смерти сказал своё слово?


Глава 11


Удар оказался не таким сильным как я опасался, но подушки безопасности все-таки сработали. Поэтому лично я отделался легким испугом и фингалом от собственной руки, зажатой между подушкой и лицом. Дурацкая привычка жестикулировать во время разговора, нужно отвыкать это делать в машине. Но зато спасибо другой замечательной привычке — всегда пристегиваться, даже если сижу на заднем сидении. В моем мире на такие действия таксисты и друзья ехидствовали напропалую, но я всегда был уверен, что даже один лишний шанс на выживание в случае аварии стоит любых насмешек. И вуаля, этот случай произошел! Немного смазало мою гордость лишь то, что Макс остался невредим, хотя совершенно точно не был пристегнут. Похоже, подушка прекрасно сработала и без ремня безопасности. А жаль.

— Все живы? — спросила Лора, выбираясь из автоматически сдувшейся подушки.

— Я цел, — тут же ответил Макс.

— Жив, — коротко ответил я, борясь с легким головокружением и звоном в ушах. Похоже, рука у меня оказалась тяжелее, чем я думал.

— Донни? — напряженно спросила девушка, потрепав брата по плечу. — Что случилось?

Белобрысый парень с красной крашенной полоской на макушке ничего не ответил. Тогда Лора отцепила ремень и попыталась привести Донни в чувства, легонько пошлепав по щекам. Не увидев никакой реакции, она сначала потрогала шею, проверяя пульс, а затем лоб.

— Он весь горячий и в испарине, — напряженно сказала девушка. — Но дышит ровно.

— Видимо, гончая все-таки его коснулась, — предположил я. — Или, чтобы заразиться, достаточно было просто приблизиться к ней. Донни же единственный, кто контактировал с этим Существом, пусть и посредством биты. В любом случае, ему срочно нужно в больницу.

— Само собой, — согласилась Лора. — Давайте выберемся из машины и перетащим его на заднее сидение.

— Ты думаешь, машина заведется? — скептически спросил я.

— Пфф, это же «Рейвен», — фыркнул Макс, открывая дверь. — Она и столкновение с танком переживет. Ну, на небольшой скорости.

По моим прикидкам машина врезалась в дерево на скорости порядка семидесяти-восьмидесяти километров в час. Я не специалист, но в моем мире после такой аварии от переда не осталось бы просто ничего. И уж в любом случае, о продолжении пути на такой машине уже и речи не шло. Но «Рейвен» Донни действительно вышел из встречи с деревом однозначным победителем, заплатив лишь своим мощным стальным бампером и повреждением передней решетки да края капота. При первом же взгляде стало понятно, что Макс был прав и до двигателя дело не дошло, поэтому шанс выбраться отсюда своим ходом у нас еще оставался.

— Я же говорил, что не стоит нападать на эту тварь! — возмущенно воскликнул Макс, выбравшись из машины и оценив полученный ей ущерб. — И вот что из этого вышло!

— Слышь, ты, флюгер, — на удивление спокойно осадила его Лора. — Сам первым рвался в бой, раскидывая вокруг себя слюни и понты.

Макс пристыженно опустил голову и тихо буркнул, скорее себе под нос, чем девушке:

— Не было там слюней…

— А теперь хватит страдать фигней. Быстро переносим Донни, потом сядешь за руль и отгонишь машину, я помогу своими силами, если не получится выехать, — перебила его Лора. — Нужно как можно быстрее отвезти брата в больницу.

— А если он заразный?! — возмутился было Макс, но под взглядом девушки мгновенно заткнулся и молча начал вытаскивать Донни из машины. Я порывался ему помочь, но вместо этого Лора велела мне следить за окружением.

— Ты медиум или кто? — логично рассудила она. — Мы все еще далеко от города, с нашим «везением» можем еще на какое-нибудь Существо напороться.

Знала бы она, что дело вовсе не в невезении, ведь я сам по себе являюсь магнитом для любых потусторонних сущностей.

Пока Макс и Лора переносили Донни, я напряженно всматривался в рассветный сумрак. Я так и не понял, привиделся мне Туманный Кот, или нет? И насколько его появление может быть связано с состоянием Донни?

— Лора? — решил все-таки спросить я, когда Донни оказался на заднем сидении. — А ты не видела перед нами ничего подозрительного перед тем, как твой брат потерял создание?

— Что, например? — нахмурилась девушка.

— Какую-нибудь тень… или даже животное?

— Нет, ничего такого. А что?

— Мне показалось, что я видел Туманного Кота, — неуверенно сказал я.

— Лучше бы тебе действительно показалось, — нахмурилась Лора. — Ничего хорошего встреча с ним уж точно не несет. В любом случае, нужно быстрее валить отсюда. Макс, давай, заводи!

Макс сел за руль, с легкостью завел машину и теперь пытался разорвать её французский поцелуй с деревом. Передние колеса завязли в низине, но полный привод позволил этому стальному монстру спокойно выбраться на дорогу, и помощь Лоры тут не понадобилась. Мы с девушкой поспешно направились к машине, но вдруг между нами и «Рейвеном» буквально из-под земли выросло странное существо. Невысокое, примерно мне по пояс, но мощное, словно какой-то элементаль земли в карликовом варианте. Хотя, нет, неожиданный гость был все же не каменным, а просто обладал очень плотной землянисто-коричневой шкурой вкупе с лапами, похожими на культи-лопаты крота.

— Осто…

Я едва успел открыть рот для предупреждающего крика, когда прямо перед моим носом промелькнула тень. Туманный Кот, а это был именно он, напрыгнул на «крота», одним укусом оторвал ему голову, и так же быстро растворился в полумраке.

— … рожно, — закончил я фразу.

Макс выскочил из машины, намереваясь прийти нам на помощь, но опоздал. Даже Лора не успела толком среагировать, хотя, в обезглавленное тело «крота» всё же прилетел удар ветра, откинувший его на несколько метров.

— И что это было? — озадаченно спросила она, оглядываясь по сторонам в поисках уже исчезнувшего Существа.

— Туманный Кот спас нас, — пожав плечами, озвучил я самый логичный вывод. — Все же просто.

— Бред, — помотав головой, сказала она. — А самое обидное, что я его даже снять не успела, это ж какое бы видео отпадное получилось! — Лора быстро взяла себя в руки, хотя явно была готова сейчас же отправиться на поиски Туманного Кота. — Ладно, давай уже свалим отсюда побыстрее. Донни срочно нужно в клинику.

В машине я сел на заднее сидение с Донни, захлопнул дверь, и Макс тут же вырулил на дорогу и помчал в город.

— Вы это видели?! — эмоционально воскликнул он, с силой вцепившись в руль. — Туманная штука оторвала голову Шумерскому Кроту!

— Почему «шумерскому»? — с вялым интересом спросил я.

Ночь выдалась настолько напряженной, что нервы начали не то чтобы сдавать, скорее просто ушли на каникулы. Я просто устал бояться и дергаться.

— Я-то откуда знаю? — огрызнулся блондин. — Ты же медиум, должен лучше знать, почему они носят именно такие названия.

— Я уже говорил, — устало вздохнул я. — Существа — это не по моей части.

— Если говорить о Существах, — задумчиво сказала Лора. — Это очень странно. За сегодня я видела по-настоящему опасных Существ больше, чем за последние несколько месяцев.

— Я контактирую с Существами чаще по роду работы, — нервно сказал Макс. — Но да, сегодня нам конкретно не везет. Начиная со встречи с новым дружком Донни, — он выразительно посмотрел на меня через зеркало заднего вида. — Почему у меня возникло такое ощущение, будто Туманный Кот защищал тебя?

— Да ну, бред же, — поморщился я. — Зачем ему это? И вообще, насколько умным может быть подобное Существо?

— Без понятия, — огрызнулся Макс. — Но все это выглядит очень подозрительно. — Он посмотрел на меня через зеркало заднего вида. — ТЫ выглядишь очень подозрительно.

Лора выдала Максу подзатыльник.

— Глупостей не говори, и следи за дорогой. — Она обернулась ко мне. — А ты смотри, чтобы Донни не стало хуже.

Как будто я мог что-то сделать, если его состояние действительно ухудшится. Но и Лору можно было понять, она хваталась за любую соломинку, в том числе и за такую никчемную, как я. И я честно пытался следить за дыханием парня и вытирал пот с его лба салфеткой.

— Какая ближайшая клиника? — спросил Макс. — Куда его везем?

Лора сверилась с картой в телефоне.

— Ближайшая шестая…

— Не вздумайте его везти в шестую, — быстро сказал я. — Это может быть опасно. Оттуда за мной и прибежала гончая.

— Из клиники? — переспросил Макс. — Что за бред? Это одни из самых защищенных зданий в городе. Откуда там вообще взяться Существам?

Что-то я не заметил хорошей охраны кроме, разве что, ходячих трупов и Нибблеров. Но едва ли они входят в стандартных охранный пакет каждой клиники.

— Это я и расследую, — поморщившись, сказал я.

Лора обернулась ко мне и очень серьезно посмотрела в глаза.

— Можешь рассказать подробнее, что именно происходит в этой клинике? Я должна знать, из-за чего или кого пострадал мой брат.

В принципе, это не считалось какой-то тайной, поэтому я с готовностью рассказал обо всем, что узнал от призрака девочки и успел увидеть в клинике. За это время мы уже въехали в черту постепенно просыпающегося ото сна города: на дорогах появились машины, а по улицам нет-нет, да проходили люди, спешащие на раннюю работу.

— То есть, твой учитель отправил тебя одного со стопкой бумаги и ручкой против толпы ходячих трупов и агрессивных Существ во главе с главным монстром — Погонщиком? — расхохотался Макс. — А ведь я изначально был прав, тебя недолюбливают не только родители, но и учитель. Может, они все просто хотят от тебя избавиться?

— Очень смешно, — фыркнул я. — Изначально у нас были лишь подозрения, откуда Джеймсу было знать, насколько там опасно? К тому же, он отправил со мной Хухлика.

— Маленькое существо, оставшееся зеленым пятном на стене комнаты отдыха? — переспросил Макс. — Хороша помощь.

— Вот не надо тут, — возмутился я. — Малыш погиб как герой, пытаясь меня спасти.

— Толку-то, если у тебя осталось семь дней, и потом стремная баба из колодца все равно заберет твою жизнь, — уже без издевки, а вполне серьезно заметил Макс. — И тебе не страшно?

Я сверился с собственными ощущениями. Странно, но в последнее время я так часто испытывал страх, что это чувство будто притупилось и уже не имело такого сильного эффекта, как раньше. А в данный момент меня и вовсе больше беспокоило состояние Донни. Затем хотелось отомстить за Дэмиса и закрыть чертову лавочку нового директора шестой клинки, если, конечно, во всем виноват именно он. А вот как закончу с работой, займусь и девочкой из колодца. Не верю, что Джеймс и Мисси никогда не слышали о подобном Существе.

— Страшно, но впереди еще целая неделя, разберемся. Мне не впервые угрожают потусторонние сущности.

— Понты, — тут же влез Макс. — Посмотрим, что ты будешь говорить дней через шесть.

— Макс! — прикрикнула на него Лора.

— Извини, но как специалист по страхованию жизни, я бы не подписал с таким клиентом договор ни при каких условиях, — пожал плечами Макс. — Я лишь говорю, что мальчику стоит серьезнее отнестись к угрозе. И меньше доверять учителю, совершенно не ценящему его жизнь. Да и к родителям я бы тоже как следует присмотрелся. Могу даже неплохого юриста посоветовать. Видишь, какой я заботливый?

— Вот бы тебе еще научиться правильно выражать свои мысли, заботливый ты наш, — ткнула его кулачком в плечо Лора. — Цены бы тебе не было.

Возможно, мне показалось, но Макс слегка порозовел от слов девушки.

— Ты поедешь с нами или выйдешь возле рассадника зла? — быстро вернулся к ехидному тону Макс.

— Ты о чем? — не понял я.

— Мы сейчас будем проезжать шестую клинику. Ты вроде планировал вернуться туда?

Тут я слегка завис. Планировал, конечно, но идти туда одному, вот так просто? Даже не знаю… Хотя, о чем это я? Конечно же нужно вернуться, там же до сих пор спит Дженна. Нужно лишь каким-то образом незаметно пробраться внутрь и попасть в свою палату, ведь моего лица никто не видел, Прокаженная Гончая убита, и злодеи из клиники ничего не знают обо мне. Но сначала хотелось бы убедиться в том, что с Донни всё будет в порядке.

— Вообще-то я хотел сначала съездить с вами, вдруг понадобится моя помощь…

— И чем ты можешь помочь врачам? — ехидно спросил Макс. — В Существах ты всё равно не разбираешься, как показала практика, а там есть подобные специалисты. Боишься возвращаться в опасное место? Так скажи честно, а не придумывай.

Самое обидное, что как раз страха-то во мне и не было. Я на самом деле беспокоился за Донни, но убеждать в этом ехидного парня не был совершенно никакого желания.

— А знаешь, высади меня не доезжая до клиники метров сто, чтобы не привлекать лишнее внимание, — решительно попросил я. — И, Лора, давай обменяемся контактами, чтобы ты держала меня в курсе состояния Донни.

Удивительно, то Макс тоже всучил мне свой номер и записал мой, хотя я ему явно не нравился. С другой стороны, я был с ним слишком мало знаком и, возможно, он общался так со всеми окружающими.

Когда машина взревела двигателем и умчалась дальше по улице, я остался стоять один в свете поднимающегося из-за горизонта солнца. Улица рядом клиникой была практически пуста, хотя, кое-где виднелись полупрозрачные фигуры призраков, а мимо проносились редкие машины. Сверившись с часами, я убедился в том, что через полчаса клиника откроется на прием, а значит, я вполне могу незаметно прошмыгнуть к себе в палату. Нужно лишь дождаться момента, когда посетителей станет достаточно много, чтобы затеряться на их фоне. А охране попробую сказать, что палата была оплачена заранее, а сам я так и планировал заселиться в неё только этим утром.

Времени у меня еще оставалось предостаточно, поэтому я прислонился к стене, достал телефон и некоторое время изучал всю доступную информацию о Нибблерах и других встреченных за сегодняшнюю ночь Существах. Кстати, крот назывался Шумерским из-за хитрого узора на лбу, сильно напоминающего шумерский иероглиф «пахать». К сожалению или к счастью, мы не успели его разглядеть, поскольку крот слишком быстро потерял голову.

А потом я вдруг подумал «какого черта?!» и набрал номер Джеймса. Если я не сплю, то ему нефиг дрыхнуть, пусть участвует в расследовании!

— Здравствуйте, вы позвонили лучшему медиуму Барселоны. Я сейчас занят, спасаю очередную заблудшую душу. Вы можете оставить мне сообщение после сигнала или связаться с моей помощницей по номеру телефона…

Вот, блин, кого он там спасает? Спит небось без задних ног пока я тут работаю. Но делать нечего, пришлось звонить Мисси. С одной стороны, в отличие от медиума, мне совершенно не хотелось её будить, а с другой, я даже не знал, спят ли вообще ханьё? И вот партнерша медиума взяла трубку после первого же звонка, словно только его и ждала.

— Рома, привет, — бодро поздоровалась девушка. — Ты чего не спишь так рано? Нашел в клинике что-то интересное?

— Ты даже не представляешь, — хмыкнул я.

Она выслушала уже отработанный на Лоре и Максе рассказ о моих исследованиях и ночных похождениях до момента появления ходячих мертвецов, и с удивлением констатировала:

— А ты неплохую работу проделал. Даже статистику подвел, кто бы мог подумать. Если ты прав, то новый директор действительно устроил из клиники инкубатор для различных Существ, а это может быть действительно выгодным бизнесом. Ты правда молодец!

— Не думаю, что я такой умный. Просто никому и в голову не приходило сравнивать подобные показатели, — решил немного пококетничать я.

— Не принижай свои способности. Лучше скажи, как тебе наш Ху? Смогли сработаться?

— Да он молодец, — немного смутившись, ответил я. — Был. Его девушка из колодца размазала по стене, но Хухлик честно пытался мне помочь и погиб как герой.

— Честно пытался, значит? — как-то зловеще процедила Мисси. — Ну что ж, за такую самоотверженность я выдам ему достойную награду.

— Награду? — переспросил я. — Как? Он же мертв.

— Да этого мерзкого карлика убить сложнее, чем Бессмертного Таракана. Он просто имитировал смерть, чтобы не вступать в бой с сильной сущностью.

Ах он маленький засранец! А я еще защищал его от насмешек Макса, считая чуть ли не героем!

— Я надеюсь, ты-то смог сбежать от неё? — слегка напряженно уточнила Мисси. — Хотя чего я спрашиваю, ты же сейчас со мной разговариваешь, значит, смог.

— Ну, как тебе сказать…

Вторая часть моего рассказа касалась уже событий в лесу. Мисси слушала меня на удивление тихо, не перебивая, и даже не задавая дополнительных вопросов. В какой-то момент мне даже показалось, что соединение разорвалось, настолько тихо было на той стороне.

— Извини, Рома, но это не ночные медсестры в клинике ходячие мертвецы, а ты, — наконец сказала она. — Встретить Садако, Шумерского Крота, Туманного Кота и Прокаженную Гончую за одну ночь и умудриться выжить попросту невозможно.

— Ну, я же как-то выжил, — нервно хихикнул я.

Почему-то только после слов Мисси я вдруг понял, что произошедшее со мной ненормально даже для этого мира. Лора же не зря говорила, что вероятность встретить агрессивно настроенное существо за чертой города была довольно мала. Примерно такая же, как столкнуться с медведем в лесах Карелии. Опасность есть, следует это учитывать, но медведи же не ждут вас под каждым деревом, а вот лично меня Существа, судя по всему, ждут!

— Стоп, так ты знаешь девочку из колодца?! — запоздало понял я, ведь имя Садако я в рассказе точно не упоминал.

— Знаю, знаю. Садако вообще не проблема, сейчас важнее разобраться с клиникой. Я так понимаю, до подвала ты так и не добрался?

Произнесено это было таким тоном, словно мне было выдано вполне конкретное задание, которое я позорно не выполнил.

— Эй, вы же вообще не верили в мои подозрения, — недовольно напомнил я.

— Джеймс не любит раскрывать все карты даже перед своими, но правда в том, что мы знали о подозрительных событиях в клинике, — буднично сообщила мне Мисси. — К сожалению, полиция не может начать обыск в клинике без достаточных доказательств, а присутствие Джеймса и уж тем более моё, сразу вынудит всех ответственных за смерти затаиться. Именно поэтому Джеймс так охотно отправил тебя на обследование. Если тебя поймают где-то, где тебе не следует находиться, то ты просто любопытный подросток. Что с тебя взять?

Ага, ну, разве что убить, как лишнего свидетеля.

— Вот же хитрый…

— Что есть, то есть, — с гордостью согласилась Мисси.

— Я сделал несколько фото Садако. Еще есть видео нападения Прокаженной Гончей, правда, не на территории клиники. Неужели у Джеймса нет связей в полиции, способных помочь в инициации расследования на основе моих изысканий и этих фото?

— Его «связи» недавно пытались тебя похитить и теперь скорее всего кормят рыб в одном из многочисленных озер в округе города. С остальными же представителями полиции наш лучший в городе медиум успел серьезно подпортить отношения еще в те времена, когда начальником был Евгений Михайлов. Твой отец всегда оказывал ему поддержку и далеко не всем это нравилось, поэтому теперь «старые знакомые» отыгрываются на Джеймсе, ставя палки в колеса при любом удобном случае.

Что ж, можно было догадаться, что с характером Джеймса у него не так много друзей. Но он же все-таки лучший медиум Барсы, неужели к нему нет определенной степени доверия, а главное, зависимости от его работы?

— К тому же, Джеймс уехал по делу и не будет доступен ближайшие два-три дня, — огорошила меня Мисси. — Там, куда он направился, телефоны не работают. Слишком глубоко под землей. Так что он ничем помочь нам не сможет.

— Ого, — присвистнул я.

— Да, так что пока отвечаю за тебя я, — «обрадовала» меня ханьё. — И я, как настоящий друг, дам тебе выбор — продолжить дело или отложить его до возвращения Джеймса. Я так понимаю, тебя никто не видел, а значит, ты можешь и дальше находиться в клинике, осторожно, — она сделала упор на это слово, — прощупывая почву. Или же просто буди своего телохранителя и возвращайтесь в отель.

Вопрос был довольно серьезен, и мне стоило его как следует обдумать. Встреча с Садако и Прокаженной Гончей показала, что против Существ я не могу сделать абсолютно ничего: гофу слишком слабы, а я, как боец, слишком бесполезен. Мне совершенно точно не хватает боевых навыков, а главное, супер способностей, чтобы противостоять им.

— А если я все-таки решу продолжить, что мне нужно будет сделать? — решил уточнить я.

— Найди Хухлика и с его помощью узнай как можно больше о том, что происходит в клинике, сними больше фото и видео, а главное, запечатай призрака девочки. Её показаний в церкви будет достаточно, чтобы заинтересовать святош и открыть официальное расследование. А там, глядишь, и мы заказ получим. Да даже если и нет, раскрыть подобное дело — отличная реклама для Джеймса, думаю, он будет доволен.

Ну, конечно. Ему бесплатная реклама, а мне что? Очередное расширение личного топа ночных кошмаров?

— Главное, не суйся в подвал. Если Ху прав и в деле замешан Погонщик Трупов, то он слишком опасен. К тому же предпочитает действовать чужими, чаще всего мертвыми, руками и в случае опасности может просто сбежать.

И тут я увидел входящий звонок от Лоры.

— Минутку, у меня вторая линия, — быстро сказал я Мисси, и переключился. — Да, Лора, привет. Как там Донни? Вы уже доехали до клиники?

— Очень плохо, — напряженно ответила девушка. — Его состояние оценивается как стабильно тяжелое. Донни ввели во временный стазис, но даже так он протянет не больше двух суток.

Вот черт, я-то думал местная медицина без проблем справится с болезнью, даже если она получена от мистического Существа. А самое обидное, что пострадал Донни, по сути, именно из-за меня. Если бы я не попросил его о помощи, то он был бы жив и здоров.

— И ничего нельзя сделать? — расстроенно спросил я.

— Как ни странно, можно, — обрадовала меня Лора. — Но для этого нужно тело Прокаженной Гончей.

Я хлопнул себя по лбу.

— Но мы же её сожгли!

— А я говорил, что не надо было её сжигать! — послышались на заднем плане крики Макса.

Ага, как будто не он первым предложил быстрее сжечь останки гончей, чтобы она точно не возродилась. Вот уж действительно «флюгер», как его правильно обозвала Лора.

— Врач сказал, что обгорелые останки нам бы всё равно не помогли, — успокоила меня девушка. — Нужна живая гончая.

— Живая?! — невольно перешел я на фальцет. — Как ты себе это представляешь вообще?!

— Другого выбора нет, — чуть сбившимся голосом пояснила девушка. — Эти Существа выделяют разные яды своим дыханием, слюной, кожей. Чтобы определить, чем конкретно заразился Донни, нужно взять все образцы.

— Но она же мертва…

— Местный специалист по Существам говорит, что там откуда прибежала эта тварь могут быть и другие. И вполне вероятно, что они из одного помёта и имеют схожие способности. Как думаешь, есть шанс, что где-то в подвале клиники сидит еще одна подобная тварь?

Нибблеры и Бахтаки бродили по коридорам большой компанией, а значит, и Прокаженная Гончая вполне могла быть не одна. Если в подвале выращивают Существ, то я вполне мог бы найти там еще одну гончую и взять образец.

— Может быть, — неуверенно сказал я. — Но все, что касается клиники, это лишь мои догадки. Как раз сейчас мы решали, стоит ли продолжать расследование дальше…

— Расследование? — переспросила Лора. — Не-ет, это будет не расследование, а охота. Мы с Максом сегодня же ложимся к тебе в шестую клинику, и этой ночью перевернем там все вверх дном.

— Что значит «мы с Максом»?! — раздался на заднем фоне возмущенный крик парня. — Лора, я на это не подписывался!

— Все, до встречи, — быстро проговорила Лора. В трубке послышалась какая-то возня и смачный шлепок. — Скинь мне номер палаты и этаж, попробуем заселиться поближе к тебе.

Разговор завершился, и я вновь переключился на Мисси.

— Кхм, похоже, я продолжаю расследование, — сообщил я ей.

— Ну и правильно, — одобрила мое решение ханьё. — Как говорится, кому суждено быть повешенным, тот не утонет.

— Что? — переспросил я.

— Я говорю, ты молодец, — хихикнув, сказала она. — Правильное решение. Джеймс в тебе не ошибся.


Глава 12


— Но мне нужна помощь: почти закончилась энергопроводящая бумага и я хочу нормальные ножи, — решил немного понаглеть я. — С дротиками выходить против Существ даже не смешно.

Хотя, почему, собственно, наглеть? Это ведь реально необходимые вещи, тем более теперь, когда мы знаем, что это не моя выдумка и в больнице действительно опасно. По-хорошему вызвать бы сюда какой-нибудь особый отдел или местный спецназ, чтобы перекрыть всю округу и как следует обыскать больницу. Но Мисси явно виднее, как лучше действовать в данных условиях, так что спорить с ней, не зная толком местных реалий, было просто глупо. А вот выторговать себе дополнительные средства можно и попытаться.

— Вообще-то оружие есть у твоей телохранительницы, — напомнила мне ханьё.

Если честно, я уже и думать забыл о спящей в клинике Дженне. По словам Джеймса, её сильной стороной было предчувствие опасностей, но это не сильно помогло против сонного светлячка, вынудившего телохранительницу пропустить все мои ночные приключения. Кстати, надо бы уточнить, как можно защититься от подобного воздействия, иначе в следующий раз усыпить могут и меня.

— Но мне не жалко. Хочешь, я могу даже огнестрел с курьером прислать? — неожиданно предложила девушка.

— Правда?! — обрадовался я.

— Нет, конечно, — хихикнула Мисси. — Но нож я тебе, так и быть, одолжу. Из личной коллекции. Только отвечать ты за него будешь головой!

Что-то в ее тоне меня напрягло.

— А может тогда не стоит…

— Поздно, я уже решила доверить тебе одного из своих «малышей». А теперь давай-ка иди отсыпайся, мертвяки наверняка считают, что нарушителя сожрала Садако и тебя вряд ли свяжут с ночными событиями. Хорошо, что камеры в клинике отключены, а голову видевшего твоё лицо мертвяка уничтожил Хухлик. Остается вопрос с Гончей, но это Существо, а не управляемый мертвяк, мало ли где она могла потеряться. Главное, по возвращению в палату убери запечатывающий гофу в сумку.

Я невольно провел рукой по пиджаку в том месте, где находился внутренний карман. Если бы гофу не справлялся с духом Прокаженной Гончей, то я бы почувствовал жжение от сгорающей бумаги, но пока все было в порядке.

— Я же потрачу эту ночь на изучение статистики смертей в городских клиниках, но уже по своим источникам, ты указал на довольно интересные закономерности, — продолжала Мисси. — И нового директора клиники попробую пробить по внутренним базам, вдруг найдется что-нибудь интересное.

— Но как мне все-таки… — начал было я, но Мисси уже бросила трубку, и я закончил вопрос в тишину: — незаметно попасть обратно в палату?

Ребята высадили меня достаточно далеко от клиники, чтобы я не привлекал к себе лишнего внимания, поэтому можно было спокойно смотреть на здание со стороны и ждать, пока появятся первые посетители, среди которых я мог бы затеряться. Другого плана я придумать так и не смог.

Немного тишины и одиночества после всех событий ночи могли бы пойти мне на пользу, но вместо этого настроение неуклонно падало в депрессию. В этом мире я успел подружиться с двумя людьми, и один из них уже мертв, а второй умрет через два дня. И было бы глупо считать, что их состояние никак не связано со мной. Еще как связано! И если вина за смерть Демиса на мне лишь частично, то за состояние Донни на все сто процентов ответственен только я один.

— Простите, волей случая я подслушал ваш разговор по телефону…

Я подпрыгнул от неожиданности, обернулся, затем опустил взгляд и увидел лежащую на газоне человеческую голову. Призрачную, разумеется.

— А ты кто?!

— Рональд, — представилась голова. Чтобы видеть меня, она лежала на затылке и поэтому я мог наблюдать ровный срез на шее, часть позвонка и остальные «прелести» внутреннего устройства человеческого организма. С брезгливым интересом уставившись на анатомические подробности, я впал в легкий ступор, а голова тем временем продолжала: — Простите, но по объективным причинам не могу пожать вам руку. Я просто катился мимо и услышал, что вы интересуетесь происходящим в шестой клинике.

— Можно сказать и так, — осторожно согласился я. — А вы что-то знаете?

Отвлекшись, наконец, от хирургически идеального среза шеи, я рассмотрел лицо своего собеседника. Тонкие черты, аккуратная седая бородка и седая же шевелюра с небольшой залысиной. Странно, но он даже показался мне знакомым, хотя, я понятия не имел откуда.

— Так получается, что я частенько прокатываюсь мимо этого местечка и вижу всякое. Ну, и если уж быть до конца откровенным, то до превращения в призрака я являлся директором этой клиники и знаю многое о её, так сказать, внутренней кухне.

Голова хихикнула над своей шуткой, и я тоже попытался выдавить слабую улыбку, но получилось так себе.

— Директором?

Я на мгновение задумался, вспоминая изученную давеча информацию. И ведь действительно, внешне голова подозрительно сильно напоминала Рональда Тумса — бывшего директора клиники! Того, что был до Погонщика Трупов. Я только вечером изучал фотографии в сети, поэтому лицо и имя еще не успели выветриться из головы.

— Но предыдущий директор же добровольно ушел с должности и переехал в другой город, — припомнил я.

— Если бы, — вздохнула голова. Хотя, призраки не дышат, а уж у отрубленной головы-то и легких нет чтобы вдыхать воздух, но, видимо, привычка есть привычка. — Мне отрубили голову средь бела дня прямо в собственном кабинете. И знаете, что интересно? Сколько работаю в медицине, всегда считал, что при отрубании головы мозг умирает практически сразу. Но оказалось, времени более чем достаточно, чтобы увидеть и довольную улыбку убийцы, и медленно падающее на пол безголовое тело. Мое тело. Очень странный опыт, знаете ли. Не советую.

Не более странный, чем неторопливый разговор с лежащей на земле головой. Кстати, людей на улице становилось все больше, город пробуждался, и беседовать с призраком, не привлекая к себе лишнего внимания, становилось все сложнее. Я даже на всякий случай сел на корточки и достал телефон, сделав вид, что говорю по нему.

— А дела новому директору, значит, передавало уже мертвое тело под его же управлением? — предположил я.

— Таких тонкостей я не знаю, но это уже явно был не я, — с улыбкой ответила голова.

Ночка выдалась тяжелая, и я соображал немного туговато, но два и два все-таки сложить смог.

— Так вы же у нас, выходит, можете выступить свидетелем! — обрадовался я. — Запечатаем вас в свиток, отнесем в церковь, и новый директор поплатится за ваше убийство.

— Здорово, — согласился Рональд. — Только он меня не убивал.

Похоже, два и два все-таки не сложились.

— Вы же сказали, что видели лицо убийцы? — озадаченно переспросил я.

— Ну да. Только это была одна из ночных медсестер. А того, кто заступил на моё место, я никогда не встречал.

— Жаль, — невольно вырвалось у меня.

— Извините, что так бесполезно умер, — горько улыбнулась голова, заставив меня смутиться. — Но я все-таки могу вам кое-чем помочь, например, я хорошо знаю план больницы. Судя по тому, что я слышал, сейчас вам могут быть особенно интересны запасные входы для работников.

— И вы мне можете их показать? — обрадовался я.

— Само собой. Я даже коды от замков в голове держу.

Шутка была на троечку с минусом, но я оценил.

— Думаете, они их не сменили? — вежливо улыбнувшись, спросил я.

— А зачем? Это мои личные коды, которые знал только я. Сильно сомневаюсь, что новый директор стал вносить изменения в систему безопасности, отлично зная, что я уже мертв.

— Логично, — признал я. — Тогда показывайте дорогу.

— Разумеется, — согласился Рональд. — Только это может занять некоторое время…

И тут я увидел, как же именно призрачная голова передвигалась по земле: она задавала импульс с помощью языка, ушей и челюсти, постепенно раскачиваясь пока не начинала катиться в нужную сторону. И выглядело это просто отвратительно, словно новое прочтение сказки «Колобок» в жанре трэш-ужасов. Но и нести призрачную голову в руках я не мог, пальцы просто проходили насквозь, в чем я тут же убедился.

«Нет, это не дело», — раздраженно подумал я.

Ждать пока Рональд будет катиться, указывая дорогу, было бы попросту глупо. И вообще, как он может ориентироваться в пространстве, если постоянно крутится?

— Подождите, — не выдержал я. — Давайте-ка я попробую вам помочь.

Если бы я запечатал бывшего директора в гофу, то он бы уже не смог указывать дорогу. Катиться передо мной «колобком» я ему тоже не мог позволить, поскольку эти его толкания языком и ушами были довольно медлительны, да и выглядели не слишком приятно. Зато у меня с собой был практически бесполезный в бою дротик с намотанным на него атакующим гофу.

— Может быть немного больно, — предупредил я, без особой, впрочем, уверенности.

Был шанс, что дротик попросту развоплотит голову, но я почему-то был уверен, что все получится. В случае с холодным оружием мощность срабатывания гофу зависела от силы удара, и если проткнуть голову осторожно, то урон будет недостаточным для развоплощения. Правда, тут еще многое зависело от силы самого призрака, но раз уж Рональду хватало упорства, чтобы использовать такой извращенный способ перемещения, то силы воли у него было более чем достаточно.

Очень осторожным движением, превозмогая брезгливость, я воткнул дротик в отрубленную шею и поднял голову в земли. Очень странное ощущение, она была совершенно невесома, но всё равно чувствовалась лишним грузом в руке. Это сложно объяснить, словно мозг видит объект и предполагает, сколько он весит, но ошибается в расчетах и создает какое-то призрачное ощущение массы.

— Здорово! — восхищенно воскликнул Рональд. — Наконец-то я могу перемещаться как нормальный человек.

Очень странные у него представления о нормальности. И еще более странный у меня получился «чупа-чупс». Хорошо хоть его не мог видеть никто кроме меня.

— Я объясню, как пройти и в какой момент можно проскочить охрану. Коды тоже дам. А дальше порога меня не пустит защита от призраков, я уже пробовал, — затараторила голова. — Нужно обойти здание с правой стороны, там ворота и проходная…

А ведь о рунах, защищающих здание от призраков, я уже и думать забыл, а они продолжали работать. Впрочем, у меня все еще было решение этой проблемы, нужно было лишь использовать запечатывающий гофу, благо, для головы вполне хватит стандартных рун и не придется рисовать что-нибудь особенное. Тем более, мне уже нечем, а лишний раз резать руки, если честно, совершенно не хочется.

Видимо, на радостях от того, что ему больше не нужно кувыркаться по земле, слова лились из Рональда сплошным потоком. А может ему просто не хватало собеседника? Как вообще проводят время призраки? Встреченный на улице Леброн вот смотрел сериалы с женщиной, живущей на первом этаже соседнего здания. Хоть есть чем занять время, пока душа окончательно не ослабнет и не развоплотится сама. Рональд же особо и двигаться-то не может. И кстати, если он умер в клинике, то как вообще оказался на таком расстоянии от неё? Он же явно призрак места, а они обычно не могут покидать здания, в которых умерли.

Я хотел задать Рональду пару вопросов, но никак не мог пробиться через льющийся на меня словесный поток. Но было во всем этом и кое-что хорошее — Рональд действительно подсказал мне, как пройти в клинику незамеченным, минуя гараж для скорой помощи и раздевалку для персонала. Оказывается, не так трудно прошмыгнуть мимо работников, если знаешь все коды к дверям и точное время пересменки.

Проблема возникла только в момент пересечения порога здания: я-то прошел, а вот голова-призрак осталась снаружи и упала на землю.

— Да, вот поэтому я и не мог попасть внутрь, — грустно сказал Рональд с порога. — В свое время потратился на дорогущую защиту, теперь сам жалею.

— Не проблема, — отмахнулся я. — Просто расслабьтесь и не сопротивляйтесь. Когда окажусь в спокойной обстановке, я вас снова выпущу.

Применив гофу, я запечатал голову, и спокойно перенес через порог. Куда идти дальше я уже знал, поэтому решил не распечатывать призрака до тех пор, пока не окажусь в своей палате. Мало ли, в коридоре встретится кто-нибудь, умеющий видеть или чувствовать призраков. Да и неуютно как-то было ходить с «чупа-чупсом» в виде человеческой головы.

На свой этаж я поднимался слегка настороженно, но никто не обращал на меня внимания. Если мыслить логически, то с чего бы кому-то интересоваться обычным парнем, идущим к себе в палату? Ночные медсестры видели, как меня затянула к себе Садако, и наверняка посчитали за мертвого. Хотя и направили за мной на всякий случай Гончую, но её же в итоге тоже могла сожрать девушка из колодца. В целом я был солидарен с Мисси в том, что могу не беспокоиться о своей безопасности. Во всяком случае днем.

Тем не менее, в палату я входил тихо словно мышка — если Дженна еще спит, то не хотелось её разбудить. Начнутся вопросы, придется все по второму кругу объяснять, а сил уже совершенно нет. Я мечтал рухнуть на кровать и поспать хотя бы пару часиков. А уж стоило двери закрыться за моей спиной, как силы окончательно покинули меня, и вся усталость от испытаний этой ночи навалилась на плечи. Ноги стали ватными, в глазах потемнело и на мгновение я потерялся в пространстве. Такое бывает, когда адреналин после какого-то экстремального события отступает и начинается «отходняк». Только тут я на адреналине продержался полночи и теперь едва могу ноги переставлять.

«Воу, спокойно», — мысленно сказал я себе. — «Это легкая слабость, возьми себя в руки».

Что удивительно, Дженн до сих пор спала и никак не отреагировала на мои крадущиеся и вместе с тем заплетающиеся шаги. Зато я успел сделать лишь пару шагов, когда из ниоткуда появился Хухлик и бросился обнимать меня за ногу.

— Крошка Ро! Живой! — радостно воскликнул карлик. — Я уж решил, что девчонка тебя схарчила!

— А я думал, что она расквасила тебя о стену, — смущенно сказал я. Что-то я не заметил, когда мы стали с Хухликом настолько близки, чтобы он так радовался моему появлению.

— Пфф, меня так просто не убить, — фыркнул Ху. — А вот как ты выбрался из лап, точнее, волос девочки, это просто удивительно! Это же самое опасное Существо из всех, что я до сих пор встречал!

— Ну, она просто посмотрела на меня и исчезла, — честно ответил я, поглядывая на дверь в комнату телохранительницы. — Правда, обещала вернуться через семь дней. И недвусмысленно намекнула, что следующую встречу я уже не переживу.

— Ха! Отлично! — радостно воскликнул Ху.

— Чего ж отличного? — устало поморщился я.

— Через семь дней я уже не буду отвечать за твою безопасность! Так что умирай сколько хочешь! — махнул на меня рукой монстрик. — Всё. Пойдем отсюда.

Я не двинулся с места.

— Ты куда это собрался?

— В офис Джи, разумеется, — не оборачиваясь, сказал Хухлик. — Щас твою телохранительницу разбудим, и свалим отсюда поскорее.

— Мы здесь еще не закончили и никуда не пойдем. И почему телохранительница до сих пор спит, хотя мы тут орем на всю комнату? — подозрительно спросил я. — Неужели её усыпили настолько сильно?

— Нет. Теперь её сон продлил я, чтобы… — Карлик смутился. — Скажем так, немного оттянуть момент объяснений с Джи и Мисси. Я-то думал, что ты уже того… Разбудить её?

Я представил, как буду рассказывать телохранительнице о своих приключениях, и покачал головой.

— Давай через пару часиков. Мне нужно хоть немного отдохнуть.

— Может, лучше сделаешь это где-то в другом месте? — насупившись, спросил Хухлик. — Тут как бы Погонщик Трупов, Прокаженная Гончая, нибблеры, бахтаки и хаос знает, что еще. Зачем тебе вообще приспичило лезть в это дело?

— Прокаженную Гончую можно вычеркнуть из списка, — отмахнулся я, широко зевнув и убрав гофу из внутреннего кармана в сумку. — Давай я немного отдохну сейчас, и потом все обговорим…

Рухнув на кровать, я с упоением обнял подушку.

— Ну, тогда и нибблеров вычеркиваем, — услышал я тихий голосов Хухлика, прежде чем отрубился.

Открыв глаза спустя всего мгновение, я почувствовал себя таким разбитым, словно меня били ногами, руками и чем-то более тяжелым, а может даже и твердым. Казалось, я только моргнул и тут же увидел стоящую надо мной Дженн. Обычно хмурое выражение её лица сейчас выглядело особенно раздраженно.

— Ты чем занимался этой ночью?

— В основном спал, как и вы, — не удержался я от подколки, дотянувшись до телефона, и посмотрев на время.

Ого, ощущение, что только глаза прикрыл, а прошло уже три часа!

Дженн медленно выдохнула, явно успокаиваясь.

— А помимо этого?

Еще толком не продрав глаза, я не успел отфильтровать ответ и поэтому ответил максимально честно и подробно:

— Поговорил с призраком, гонялся за нибблерами, убил ходячего мертвеца, телепортировался за двести километров от города и там чудом спасся от Са…. — тут я запнулся, почему-то решив не произносить её имя лишний раз вслух, — очень сильного Существа, заодно близко познакомившись с Теневой Пантерой. А, еще убил и запечатал Прокаженную Гончую, правда, уже не один. В целом, обычная пятница.

Телохранительница смотрела на меня долгим взглядом, потом поморщилась и махнула рукой.

— Ладно, допустим, это правда. — Она еще раз медленно вздохнула, явно успокаиваясь. — Но почему ты занялся всем этим без меня? И какого черта я проспала десять часов?!

Тяжело вздохнув, я очень коротко рассказал о том, что произошло, разумеется, максимально сгладив углы и снизив уровень опасности. Вообще я, кажется, начинал привыкать говорить правду так, чтобы это выглядело выгодно для меня. А еще в процессе разговора я заметил, что Хухлик куда-то подозрительно исчез.

— Ах ты ж… То есть, та статуэтка была живой?! — напряженно уточнила Дженн.

— Ну да.

Похоже, «милым» женщина считала пузатое зеленое существо только в образе статуи. А вот осознание того, что с ней в спальне ночью находился подобный монстрик отнюдь не обрадовало мою телохранительницу.

— И где она сейчас? — сухо спросила она.

— Не она, а он, — поправил я телохранительницу. — Даже не представляю. Существа умеют отлично прятаться.

Кряхтя поднявшись с кровати, я потянулся всем телом, в очередной раз подумав о том, что мне катастрофически не хватает времени на улучшение физической формы. О боевых искусствах и обучении каким-нибудь семейным техникам я уж и вовсе молчу.

— Хухлик, — позвал я карлика. — Ты где?!

Пожав плечами и решив, что он мог просто отправиться прогуляться по клинике, я с грустью посмотрел на свои худенькие руки. А можно мне как-то устроить волшебную надпись «прошло два года», как это бывает в сериалах и книгах, чтобы перемотать сразу к тому моменту, где я уже тренированный мастер боевых и магических искусств? Пока я как боевая единица — ноль, как это было и в моем мире, когда я был взрослым. Но там я мог похвастать хотя бы мышцами благодаря тренажерному залу, а тут у меня даже этого нет.

Открыв дверь в ванную, я застыл на месте.

— Хухлик! — уже со злостью воскликнул я. — Это что?!

Весь пол был устлан тушками круглых зубастых нибблеров. Навскидку я мог насчитать точно больше десятка. И, по-моему, там лежали не только они, были еще и другие Существа.

Дженн заглянула в ванную из-за моего плеча и вновь выругалась.

— Твою ж… что это за хрень?

— Нибблеры, — пояснил я. — Существа, высасывающие энергию из людей и призраков. Они тут по ночам коридоры патрулируют. Точнее, патрулировали.

Из-под моей кровати выглянул Хухлик.

— Да тут я, чего кричать-то так?

Дженн мгновенно выхватила пистолет и направила его на карлика.

— Не стреляй, свои, — почесав пузико, сказал карлик. — Ничего страшного не случилось. Просто я вчера немного психанул и убил парочку Существ в отместку за твою смерть. Кто же знал, что ты окажешься жив?

— Парочку?!

— Десятков, — добавил карлик.

— Мда… После такого вряд ли директор ака Погонщик Трупов поверит в то, что наводивший шороху в клинике человек уже мертв, — задумчиво проговорил я. — Что ж ты их хотя бы не расплавил своей кислотой?

— Эй! — возмутился Хухлик. — Я же не бездонная бочка, во мне столько жидкости нет!

— А ты возьми за привычку — не убивать больше, чем можешь описать, — раздраженно сказал я. — Что нам теперь делать-то? Скоро придут медсестры, или уборщицы, или вообще охрана с обыском, если директор решит найти своих ручных Существ.

Хухлик пожал плечами.

— Не мои проблемы. Я уже советовал собрать манатки и валить отсюда куда подальше.

И в тот же момент в дверь моей палаты постучали.

Дженн вновь схватилась за едва убранный в кобуру пистолет и вопросительно посмотрела на меня, как будто я знал, что нам теперь делать.


Глава 13


Я чувствовал себя настолько разбитым, что не сдержался и рыкнул:

— Что смотришь? Открывай. Мы же не будем войну устраивать среди бела дня. И пистолет убери.

Дженн одарила меня недовольным взглядом, но все-таки послушалась и пошла открывать дверь. Не понимаю я её отношения ко мне, вроде телохранитель должен слушаться своего нанимателя, а вместо этого я чуть ли не отчитываюсь перед ней о своих действиях. Да что там, не чуть ли, а отчитываюсь. Перед ней, перед Мисси и Джеймсом, перед сестренкой. Разве что Хухлику всё равно, что я делаю, лишь бы не сдох в его дежурство.

Я пошел к двери вслед за Дженн. Говорить Хухлику спрятаться было не нужно, он и сам всё понял и мгновенно испарился в воздухе.

Телохранительница приоткрыла дверь и выглянула наружу через щелочку.

— Вы к кому?

— В этой палате лежит Роман Михайлов? — неуверенно спросил знакомый мне мужской голос.

Макс что ли?! Как он меня нашел?

— Дженн, это мой знакомый, — успокоил я телохранительницу. — Впусти его.

Женщина пожала плечами и отошла от двери.

— Привет, мелкий, — бодро поздоровался парень, заходя в палату и осматривая Дженн с ног до головы. — Это твоя подружка или все-таки телохранительница?

Дженн тут же вновь потянулась за пистолетом. Похоже, утро у неё выдалось довольно нервным и женщине не терпелось кого-нибудь пристрелить.

— Понял, — тут же поднял руки Макс. — Значит, телохранительница. Ну что, здесь у нас будет штаб-квартира операции «загони гончую»? Или можем перебраться в мою палату, она больше раза в три. И джакузи там есть, можем провести собрание прямо в нем.

— Твою палату? — переспросил я, даже пропустив мимо ушей неприятное обращение. — И что это за такая больничная палата, с джакузи? Я думал, это у нас вип обслуживание.

— Извини, но на вип ты не тянешь, как и эта палата, — фыркнул блондин. — Максимум — just a little important people. Даже несмотря на фамилию. Кстати, в связи с этим у меня вопрос, ты имеешь какое-то отношение к тем самым Михайловым?

Не то чтобы я скрывал свое происхождение, но и кричать о нем на каждом углу не собирался. Да даже если бы я и хотел о чем-то промолчать, у меня бы не получилось.

— Дальний родственник, — тут же ответил я.

— Поня-ятно, — протянул Макс. — Я кое-что слышал о вашей семейке, это вполне объясняет, почему тебя отдали в медиумы. Сочувствую, парень, но родственников не выбирают.

— Угу, — уклончиво ответил я.

Макс ободряюще похлопал меня по плечу, и зачем-то начал обходить комнату по всему периметру, размахивая телефоном под недовольным взглядом стоящей возле двери телохранительницы. Такое впечатление, словно Дженн нарочно встала так, чтобы в случае чего перехватить гостя у выхода.

— Так зачем ты здесь? — поинтересовался я у парня.

— Да вот, решил, знаешь ли, поправить здоровье, походить на оздоровительные процедурки, сдать анализы всякие. Лора тоже оформляется, скоро придет.

Я поморщился.

— А вы не думали, что это может выглядеть подозрительно? Тем более сразу же светиться рядом со мной.

— Думали, — согласился парень, завершив свой странный ритуал. — Но нам плевать. Я проверил, вроде бы никакой прослушки нет, так что можем говорить открыто. — Он подошел ко мне и ткнул пальцем в грудь. — Не знаю, какие именно задачи тебе поставил учитель, малыш медиум, но нам нужна только тушка Прокаженной Гончей. Лучше несколько. Если понадобится, мы для этого всю клинику перевернем. Я тебе больше скажу, как только мы найдем лабораторию, я сюда всю службу безопасности компании отца вызову, и они всех ходячих мертвецов в фарш порубят. — Он взмахнул перед моим лицом телефоном. — Они у меня на коротком наборе и ждут команды. К сожалению, штурмовать клинику без каких-либо доказательств отец мне не позволил, иначе бы мы уже это здание по кирпичикам разбирали.

— Но тот, кто сделал из клиники место для выращивания Существ, тогда просто сбежит, — сказал я, но скорее по инерции. В принципе, если выбирать между жизнью Донни и поимкой Погонщика Трупов, я однозначно выберу первое.

Макс щелкнул пальцами.

— Так твоя задача вычислить главного? И сколько тебе за это платят? Просто интересно. Задача же самоубийственная для такого слабака как ты. Сколько нынче стоит жизнь ученика медиума?

— Со мной телохранитель, — заметил я, на что Дженн лишь фыркнула. — Даже два, в общем-то. Так что не такое уж это и самоубийство.

— Ну да, ну да, — хмыкнул парень. — Так сколько? Кстати, я не знал, что у Михайловых настолько серьезные проблемы с деньгами, чтобы отправлять пусть даже дальних родственников на такую опасную подработку.

— Это… не прям подработка, — нехотя протянул я. — Скорее мое личное желание. Я же рассказывал, что здесь умер мой знакомый, ребенок, и это выглядело очень подозрительно.

— Месть — это святое, — посерьезнел Макс. — Хотя стоп… у меня хорошая память. Когда ты рассказывал о том, что происходит в клинике, то говорил, что узнал о его смерти уже когда пришел сюда в качестве пациента. Изначально же учитель отправил тебя сюда с заданием?

— Нет, это было исключительно моё желание, — повторил я, чувствуя себя слегка глупо.

Макс схватился за голову.

— Так ты рискуешь жизнью бесплатно?! И даже без страховки?!

— Технически я еще плачу за энергопроводящую бумагу и чернила, а также за услуги учителя, — поморщившись, сказал я. — Так что я рискую отнюдь не бесплатно. Это дорогое удовольствие.

Парень вытаращился на меня, как на сумасшедшего, потом устало вздохнул опустился на стул.

— Так. Теперь я точно понял, почему медиумов никто не страхует. Вы же форменные психи.

В дверь вновь постучали.

— О, а вот и Лора. — Макс вскочил на ноги. — Вот я её сейчас обрадую, что мы связались с камикадзе, доплачивающим за то, что рискует своей жизнью почем зря…

— Роман Михайлов, на процедуры, — крикнул из-за двери противный женский голос. — Вы уже опаздываете на ФГС!

Как говорится, война войной, а ФГС по расписанию.

— Сейчас иду! — крикнул я в ответ.

Дженн явно порывалась пойти со мной, но я выразительно кивнул ей в сторону ванной комнаты.

— Я схожу один. А вы проследите за тем, чтобы в палату никто не входил, — попросил я телохранительницу.

Макс посмотрел сначала на меня, а затем на Дженн.

— Ты же не имеешь ввиду меня? А значит, обращаешься на «вы» к телохранителю? Она чем-то заслужила подобное обращение?

Мда, а ведь для аристократов мои хорошие манеры наверняка выглядят нездорово. Никогда не любил «тыкающих» людей в своем мире и старался по любым рабочим вопросам держать дистанцию, обращаясь только на «вы», но здесь моя привычка могла выглядеть несколько глупо. Тем более, что с телохранительницей у нас действительно образовались какие-то странные взаимоотношения, она не совсем мой подчиненный, но все равно обязана меня слушаться.

— На то есть причины, — буркнул я.

Кстати, ответ универсальный, надо запомнить. На любые действия есть причины, пусть даже они максимально глупые и не логичные. Я же не виноват, что вырос в мире, где существуют правила хорошего тона и отсутствует понятие аристократии. Во всяком случае в России вполне нормально обращаться к своим работникам на «вы».

В общем, Макс пошел искать Лору и обещал прийти с ней в мою палату через пару часов, а я отправился на ФГС с медсестрой. Меня немного напрягало, что работники клиники вообще будут проводить какие-либо манипуляции с моим организмом. Даже если предположить, что медсестры и врачи, работающие на Погонщика Мертвых, не знают, что это я устроил ночную бучу, то я мог случайно стать частью смертельной статистики и кормом для Существ. Вколят что-нибудь не то, и умру от сердечного приступа, как Дэм. Но вроде бы в ФГС ничего опасного нет, разве что сама процедура очень неприятна. Я морально готовился к той самой экзекуции с «кишкой», которую нужно глотать, но в этом мире всё делалось гораздо проще. Нет, кишка действительно была, но настолько тонкая, что я её практически не почувствовал. Едва видимая глазу, словно белая прозрачная нить, с камерой на расширяющемся кончике, она словно двигалась сама по горлу, мне даже не нужно было её глотать.

— А из чего сделана эта штука? — спросил я медсестру уже после процедуры. Вроде бы вопрос не звучал слишком подозрительно, ведь вряд ли каждый житель этого мира знает, что используется в клиниках в качестве кабеля для ФГС.

— Кишка? — переспросила дородная женщина. Выглядела она так, чтобы у пациентов не возникало даже мысли о сопротивлении — крепкая, широкая, чем-то похожая на кухарку в доме Михайловых.

— Ну да, из чего она? — повторил я вопрос.

— Кишка, — вновь сказала она, и тут я понял, что это и был ответ на вопрос. — Есть такие Существа, что-то вроде червей, их желудок используется для созданий трубок для ФГС. Они очень прочные и сами по себе сокращаются, чтобы продвигаться по глотке и не касаться её стенок. Такой у них рефлекс. Потом достаточно дать короткий электрический импульс, и они сами выбираются обратно.

Если сам ФГС я вытерпел с легкостью без рвотных рефлексов, то узнав о происхождении трубки едва сдержался.

— Кхм… и такие штуки используются везде?

— Сомневаюсь, — покачала головой медсестра. — Это изобретение нашего бывшего директора, он его запатентовал лет десять назад.

— Рональда Тумса? — уточнил я.

— Да, — обрадовалась женщина. — Здорово, что ты интересуешься медициной и историей. Молодежь в наше время погрязла в своих «гаджетах», вместо чтения книг смотрят всякие глупые видео.

— Я люблю читать, — честно сказал я. — И особенно меня заинтересовала история этой великолепной клиники. Можете мне больше рассказать о предыдущем директоре? Почему он, кстати, ушел со своей должности?

И женщина, как говорится, «поплыла».

— О, господин Тумс великий человек и исследователь. Он придумал множество способов применения необычных физических особенностей Существ в медицине. Обезболивающее из слюны василиска, восстанавливающие капсулы из лимфы нибблеров, выращивание органов для пересадки в доппельгангерах, правда, этот метод был позже запрещен международной конвенцией. Трубки ФГС из червей гожи, опять-таки.

— Ого, — искренне удивился я. — То есть, он всерьез занимался исследованием Существ?

— Один из лучших специалистов, — подтвердила женщина. — Говорят, он и уехал отсюда на Серебряный в закрытый исследовательский институт. Отдал всего себя науке.

Ну, видимо не всего, раз голова осталась здесь.

— А еще он был очень скромным, никогда не кичился своими достижениями в науке, — продолжила говорить медсестра. — Немногие в клинике знали, насколько много открытий он сделал. Большинство считало его просто чудаковатым человеком, в свободное от работы время изучающим Существ.

— А новый директор так же интересуется Существами?

— Мистер Прохоров? Не-ет, он просто крепкий хозяйственник, но для клиники такой человек стал настоящей находкой. Умело находит спонсоров, нанимает новых специалистов. Отстроил учебный корпус, сделал этажи с вип-палатами и благодаря этому поднял зарплату всему персоналу.

— Думаете, он хороший человек?

— Ну, лично я с ним не знакома, где я, а где он, — улыбнулась женщина. — Но для клиники он делает только хорошее. С его приходом наша клиника стала лучшей в городе.

Ага, только статистика смертей почему-то нисколько не поменялась. Возможно, он скармливает некоторых людей Существам, вроде Садако и нибблеров, хотя цель всего этого огромного мероприятия всё-ещё остается для меня загадкой. Хотя, возможно, это просто заработок на Существах? Продолжение исследований предыдущего директора? Нет, ну каков жук этот Рональд Тумс, ведь ни словом не обмолвился о том, что первым устроил из клиники лабораторию по изучению Существ.

После ФГС меня сводили еще на пару анализов, выдали порцию витаминов и позволили вернуться в палату. Но график все еще был довольно плотный: на время после обеда у меня был запланирован массаж и капельница с чем-то общеукрепляющим. И, если честно, капельница меня пугала больше всего, мало ли что они туда зальют. Пожалуй, туда лучше идти в сопровождении Дженн, так меньше шансов, что меня чем-нибудь траванут.

На обратном пути заглянул к дежурной по третьему этажу медсестре Луанне и попытался узнать что-нибудь ещё о бывшем директоре. К сожалению, в отличие от работницы, делавшей ФГС, она не особо интересовалась медицинскими открытиями. Вспомнила лишь, что он постоянно пропадал в своем кабинете на первом этаже, казалось, не выходя из него сутками. Вроде бы мелочь, а вроде бы указатель на то, что у него мог быть прямой проход из кабинета в подземную лабораторию. Об этом, как и о многом другом, определенно стоило спросить голову-призрака.

А затем ноги сами понесли меня к палате Дэмиса. Не знаю, что я рассчитывал там увидеть, тем более что туда уже заселили другого больного — немолодого мужчину. И именно рядом с этой палатой я зацепился взглядом за женское лицо. Что-то в нем показалось знакомым, я сначала остановился, а затем развернулся и пошел следом. Очень уж она напоминала повзрослевшую сестру Дэмиса. Только если Элла выглядела как белокурый ангел, то ее мама сейчас больше напоминала лишь блеклую тень. Даже не представляю, что она сейчас чувствовала, потеряв сразу двоих детей. Мне очень хотелось подойти к ней и сказать какие-то успокаивающие слова, но в голову ничего не приходило. Я так и плелся следом за ней, пока она не зашла в один из кабинетов. К счастью, дверь осталась приоткрыта, и я смог услышать часть разговора:

— Когда я смогу забрать тело моего сына? — услышал я голос женщины, звучавший на удивление спокойно.

— По правилам больницы мы обязаны провести расследование, чтобы увидеться в том, что не было допущено врачебной ошибки, — участливо сказала женщина-врач. — Подождите, пожалуйста, еще один день.

— Вы это говорили вчера.

— Расследование еще ведется.

— Но я до сих пор даже не видела тела сына. Разве что нормальная практика для клиники вашего уровня?

Не видела тела? Очень странно. А что, если он еще жив? Шанс, конечно, не велик, но если людей используют для каких-нибудь экспериментов с Существами, то Дэм вполне может находиться сейчас где-то в подземной лаборатории.

— Поверьте, это исключительный случай, — заверила её женщина. — Наши специалисты пытаются понять, как нападение полтергейста могло повлиять на его организм. Возможно, именно трагедия, произошедшая с вашим сыном, поможет избежать множества смертей в будущем.

Полтергейст? Черт, а вдруг он и правда умер из-за влияния сестры, когда она пыталась его поглотить? И это я всё себе придумываю в надежде, что мальчика еще можно спасти?

Меня разрывали противоречивые мысли и надежды, и я не сразу среагировал, когда женщина вышла из кабинета и практически нос к носу столкнулась со мной.

— Простите, — смущенно сказал я, отшагнув в сторону.

— Ничего страшного, — кивнула женщина, пряча заплаканные глаза. Все-таки несмотря на спокойствие в голосе, состояние у неё явно было далеко от нормального.

Мне хотелось как-то поддержать женщину, но я понятия не имел, что говорят в таких случаях. Дурацкие соболезнования явно никому не делают лучше, разве что облегчают душу тем, кто их приносит. Сказал «соболезную», поставил галочку, на душе стало легче.

— Простите, наверное, я знал вашего сына. Может, он успел рассказать обо мне…

Женщина подняла на меня взгляд и просветлела лицом.

— Вы же Роман, тот медиум, что нашел Эллу!

— Да, именно, — облегченно вздохнул я. Хорошо, что она уже знает обо мне, это немного смягчит неловкость. — Я хотел принести… хотел сказать, что Дэмис был очень интересным ребенком. Активным, умным. А Элла, пусть я видел её только в качестве призрака, она была удивительно красива…

Черт, наверное, это не лучшие слова, чтобы облегчить боль утраты. Но, как ни странно, женщина слабо улыбнулась в ответ.

— Да, они были удивительными детьми. Иногда я думала, что не заслуживала их… возможно, так оно и было.

Мне очень хотелось сказать ей, что Демис еще может быть жив. Но это было лишь моей надеждой, и делиться ей с убитой горем женщиной было бы слишком жестоко.

— Вы же будете на похоронах Эллы? Дэмис очень хотел, чтобы вы пришли.

— Конечно, — неуверенно кивнул я.

— А вы не знаете, как будет проходить ритуал? — неуверенно спросила женщина. — Я смогу попрощаться с Эллой?

— Думаю, да, — неуверенно ответил я.

Черт, да она должна знать о подобных обрядах в церкви куда больше моего. Я только видел пару упоминаний на церковных сайтах. Упокоение призрака и погребение тела, последнее прощание с близкими, чтобы успокоить души живых и мертвых.

— А Дэмис?

— Далеко не все умершие становятся призраками, — озвучил я общеизвестную информацию. — Даже если они умерли насильственной смертью. Иначе бы все улицы города кишели призраками.

Женщина хмыкнула.

— Так может они и кишат, мы просто этого не видим.

— О, поверьте, это не так, — заверил я. — Призраков городе не настолько много. А уж в сравнении с количеством живых жителей, думаю, меньше одной сотой процента.

— Что ж, вам виднее, — признала женщина и улыбнулась. — Это же ваша работа — общаться с призраками. Спасибо за приятный разговор, но мне нужно идти. Кстати, а что вы здесь вообще делаете, тоже находитесь на лечении? С вами все в порядке?

В её голосе звучало искреннее беспокойство.

— Все в порядке, просто обследование, — заверил я мать Дэмиса. — На пару дней.

Присцилла Норн, так её звали, настояла на том, чтобы записать мой номер. Обещала прислать сообщение, когда и где будет проходить служба по Элле. Я проводил её до выхода, по пути отвечая на вопросы о том, что произошло на стройке и в клинике, и стараясь хоть немного сгладить упоминания о совершенных Эллой убийствах. Впрочем, о смерти Орлова-младшего я все-таки рассказал во всех подробностях, потому что так ему и надо. Вообще у меня создалось впечатление, что я все-таки не зря подошел к Присцилле и хоть немного улучшил ей настроение. Насколько это вообще возможно в данной ситуации. Господи, как бы мне хотелось, чтобы Дэмис был все еще жив, и мы смогли его спасти. Я даже мысленно обратился к Богу с молитвой — возможно, здесь это могло бы сработать, будь я достаточно верующим.

А затем, когда Присцилла уже вышла за порог клиники, я повернулся и увидел его… Дэмис стоял возле окна регистрации и смотрел вслед матери. Днем призрака практически невозможно спутать с живым человеком, он выглядит слишком блекло, будто слегка выцветшее цветное фото. полупрозрачный мальчик в белых шортах и футболке явно едва сдерживал слезы, но губы были сжаты в упрямую тонкую линию.

— Дэмис, — севшим голосом проговорил я, как будто он мог меня услышать с такого расстояния. Но кричать в фойе клиники, полном людей, я не рискнул. — Ты…

Мальчик кивнул мне и призывно махнул рукой, но я не успел сделать и шага, как передо мной нарисовались двое охранников.

— Молодой человек, вы же Роман Михайлов? — спросил один из них.

— Да, — тут же ответил я, как будто только и ждал этого вопроса, хотя вот сейчас точно стоило бы промолчать.

— С вами хотят поговорить в администрации клиники, пройдемте с нами.

— Подождите минутку, у меня есть одно дело… — начла было я, но тут увидел, что Дэмис уже исчез.

— Разговор срочный, — уже более настойчиво сказал мужчина, беря меня под руку. — Пройдемте.

Вот в этот момент я пожалел, что пошел на ФГС без телохранителя.


Глава 14


Сам не знаю, что на меня нашло, скорее всего виновата встреча с матерью Дэмиса, а затем с его призраком. Мальчик действительно мертв, хотя я очень надеялся, что это не так. И чертовы охранники помешали мне узнать, что же именно с ним произошло! Я представил на своем месте кого-то вроде Макса — настоящий аристократ вряд ли позволил бы какому-то служащему клиники хватать себя за руки.

— Руку убрал, — холодно сказал я. — Я запомню твое лицо.

Может, это и прозвучало грозно, но по факту я просто сказал, что у меня хорошая память. Тем не менее, мужчина смутился и отпустил меня.

— Прошу прощения. Просто речь идет о вашей жизни.

— О моей? — переспросил я. — Интересно. Ну, пойдемте.

Если честно, я почему-то ожидал, что встречусь с таинственным директором, устроившим из клиники инкубатор для Существ. Но меня привели к кабинету администратора, коим оказался тот самый усатый толстяк, что спорил с Джеймсом, пытаясь заполучить пойманных Бахтаки. Он вальяжно расположился в огромном кресле, изучая папку с какими-то бумагами, и на мое появление отреагировал лишь слабым кивком.

— Роман, присаживайтесь.

Я сел на стул и постарался расслабиться, чтобы хоть немного скрыть настороженность. Никогда не был особо хорошим актером, а теперь, когда еще и врать словами не могу, все стало еще хуже. Поэтому очень надеюсь, что он пригласил меня не чтобы задавать вопросы. А толстяк, как назло, не торопился, и еще некоторое время сидел и с умным видом читал документы.

— Меня зовут Питер Дорман, я являюсь главным администратором этой клинки, — наконец сказал он, захлопнув папку. — Наверняка вы даже не догадываетесь, почему я захотел с вами поговорить.

— Даже не представляю, — подтвердил я.

— Все дело в ваших сегодняшних анализах. Не хотелось бы пугать вас, но дело очень серьезно. Я бы даже сказал смертельно серьезно.

Ну да, именно так и говорят, когда не хотят пугать. И держат именно такую долгую паузу. Пока всё логично.

— Вчера всё было отлично. Но сегодня в вашей крови существенно понизился уровень эритроцитов и икс-частиц, а так же пострадали печень, легкие и сердце. Такое впечатление словно кто-то или что-то ослабляет ваш организм.

— Кто-то или что-то?

Толстяк пожал плечами.

— Анализы говорят о чем-то вроде проклятия или магического отравления. В наше время медицина не всегда может позволить себе бороться с причинами болезней, их найти непросто, и часто бывает уже слишком поздно. Но мы обязаны поддерживать здоровье наших пациентов до тех пор, пока другие специалисты разбираются с первоисточником болезни.

Чем-то его слова напоминали нынешнее состояние Донни. Врачи в другой клинике так же делали все, чтобы он продержался до тех пор, пока мы не найдем противоядие. Но меня-то Прокаженная Гончая вроде бы не травила. Если только дело не в Садако… но в фильме люди вроде бы не заболевали, а просто умирали через семь дней. Вот только фильм вряд ли можно считать стопроцентным каноном этого мира.

— И что вы предлагаете? — пересохшими губами спросил я.

— Вы же ученик Джеймса Харнетта. Думаю, он сможет разобраться, что именно с вами происходит. А пока я предлагаю вам наши лучшие услуги по поддержанию здоровья. Да, это не дешево, но что может быть дороже жизни?

Да твою ж… Он серьезно?! Решил срубить денег на ребенке? Или хочет отомстить ученику Джеймса за потерянных Бахтаки? С другой стороны, я мог бы сделать проверочные анализы и в другом месте.

— Конечно, вы можете проверить мои слова, сдав анализ крови в другом месте, — будто прочитав мои мысли, сказал толстяк. — Более того, я бы сам советовал это сделать, уверен, у Ассоциации Медиумов есть свои специалисты. Но поддерживать организм нужно начинать уже сейчас, пока ухудшения еще незначительны.

— Это не может быть ошибкой? — неуверенно спросил я.

— Анализы не врут. Конечно, мы можем их повторить, но я бы советовал совместить это с лечением.

— И сколько стоит это ваше лечение?

Питер Дорман взял лист, написал на нем сумму, и протянул мне. Ну, что сказать, медицина никогда не была дешевой, но увидев подобную сумму, я на какое-то время впал в ступор.

— Не дешево, — прочистив горло, сказал я.

— Это в день, — окончательно добил меня толстяк.

— Да уж, Гиппократ бы в могиле перевернулся от таких цен на медицину, — нервно хмыкнул я.

— Вот тут вы не правы, — улыбнулся в усы администратор. — В клятве Гиппократа и речи не шло о бесплатном лечении всех страждущих. Большая часть текста вообще касается отношения к учителям врачебного искусства, и высшей благодарности именно им. Кстати, насколько я знаю, подобную же клятву приносят медиумы, в части отдачи части своего дохода учителю чуть ли не до конца жизни.

— Да, есть такое, — признал я.

— Более того, именно Гиппократ сказал, что не стоит лечить людей бесплатно, ибо те, кто лечится бесплатно, перестают ценить свое здоровье, а те, кто лечит бесплатно, перестают ценить результаты своего труда. — Толстяк приосанился. — Так что моей работой он определенно остался бы доволен.

Я сидел, и, как это говорила молодёжь в моем мире, молча «обтекал». Потому что тягаться в словесных баталиях с матерым администратором клиники я явно не дорос. Вот Джеймс да, там бы нашла коса на камень.

— Давайте сделаем так, — видя мою неуверенность, сказал толстяк. — Мы начнем лечение, и одновременно с этим вы сдадите анализы в сторонней лаборатории. Поверьте, они подтвердят наш диагноз. Оплату мы примем только после проверки.

Почему-то я чувствовал себя так, словно мне втюхивают кредит в магазине. Лишь бы уговорить клиента согласиться на любых условиях, а уж потом рыбка будет на крючке и никуда не денется.

— Хорошо, — неуверенно кивнул я. — Но дайте мне минуту, я свяжусь с помощницей.

Все-таки я не был достаточно хорошо знаком с реалиями этого мира, возможно, подобное лечение здесь совершенно обычное дело. Получил человек проклятие от каких-нибудь цыган, начинает медленно умирать, и в клинике поддерживают его здоровье до тех пор, пока колдуна не найдут, и не пришибут. Звучит вроде бы логично, но все же стоило обговорить условия с кем-то, кто в этом разбирается.

— Конечно, я никуда не тороплюсь, — заверил меня толстяк. — Можете переговорить снаружи.

Я быстро выскочил из кабинета и набрал номер Мисси. Все-таки она еще утром заверяла меня, что Садако не проблема, и я в полной безопасности.

— Ну что там у тебя еще случилось? — спросила она вместо приветствия.

— В клинике провели анализы, и заверяют, что на мне проклятие.

— Ну да, — легко согласилась ханьё. — Садако ж тебя прокляла. Эка новость.

Вот так просто?! При первом разговоре она такого не говорила!

— И врач заверяет, что я медленно умираю, — нахмурившись, добавил я.

— Нуу… да, умираешь, — так же спокойно согласилась Мисси. — Так и бывает, когда тебя проклинает сильное Существо. Масло масляное, проклятые умирают.

— А еще местный администратор заверяет меня, что без их курса лечения я и эту неделю не продержусь, — стараясь не перейти на фальцет, продолжил я.

— Да продержишься, — заверила меня ханьё. — Правда, в чем-то они правы: за семь дней по состоянию внутренних органов в старика превратишься, а с лечением может быть хотя бы молодость сохранишь.

— И ты так просто об этом говоришь?! — возмутился я так громко, что сидящие недалеко от двери администратора охранники неодобрительно покосились в мою сторону.

— Да ты зря переживаешь, завтра вернется Джеймс, и мы решим эту проблему. Ты не успеешь особо пострадать. — Мисси немного помолчала. — Но, знаешь, на лечение все же согласись. На всякий случай. Вдруг Джеймс немного задержится…

Что за лютая дичь происходит вообще?!

— На самом деле я и сама хотела запросить для тебя этот курс, но сделать это так, чтобы ты не узнал, — огорошила меня ханьё.

— Но почему?!

— А чтобы ты не нервничал, — спокойно пояснила Мисси. — Вот так, как сейчас. Немного не успела, к сожалению, не подумала, что они там у тебя анализы постоянно отслеживают. В общем, не парься, я напишу Джеймсу, что тебе прописали «Жизнь-Про» за его счет, это будет ему дополнительным стимулом вернуться быстрее.

Припомнив цену ежедневного курса этих лекарств с жизнеутверждающим названием, я не смог сдержать ухмылки. Если платить будет мой жадный учитель, то я бы даже поумирал пару дней, из вредности. Мне кажется, Джеймс от таких трат поседеет.

Закончив разговор с Мисси, я вернулся в кабинет толстяка и обреченно сказал:

— Где расписаться?

— Нигде расписываться не надо, достаточно вашего слова, — широко улыбнулся толстяк. — А сейчас отправляйтесь на процедуры, охрана вас проводит.

Я даже сам не понял, как покинул кабинет администратора и оказался в процедурной. Встреча с матерью Дэмиса, затем его призрак и новость о том, что я проклят слегка меня подкосили. Нет, по факту я и так знал, что Садако меня прокляла, но Мисси заверила — это не проблема, и я отложил мысли о ней на денёк-другой. Ханьё здесь немного покривила душой, если у неё вообще есть душа, а значит, могла умолчать и ещё о чем-нибудь. Вдруг справиться с Садако не так просто и даже Джеймс тут не поможет? Брр, глупые мысли, Джеймс Харнетт же лучший медиум Барсы. Нужно верить в своего учителя!

В процедурной мне поставили капельницу с жидкостью ядерно-зеленого цвета, будто мутаген из мультика про Черепашек Ниндзя, и потом отпустили в палату. Чувствовал я себя после странной жидкости на удивление бодро, будто глотнул литра полтора энергетика. И мне не терпелось заняться делом — отыскать Дэмиса и допросить голову-призрака. С первым правда не заладилось, мальчик так и не появился, хотя я честно обошел половину здания. Оставалось надеяться, что он просто потратил все силы, показавшись днем, и еще вернется, когда стемнеет. О том, что у меня больше не осталось даже малейшего шанса спасти жизнь парнишке, я старался сейчас не думать. Не уверен, что смог бы сдержать слезы, но виновато в этом, разумеется, моё молодое тело, я же взрослый человек и держу себя в руках.

Возле палаты меня уже поджидали Макс и Лора.

— Ну где ты ходишь?! — возмущенно набросился на меня парень. — Твоя телохранительница отказывается нас пускать, стоим тут как идиоты и тебя ждем.

— Говори за себя, — шлепнула его по затылку Лора. — Как идиот тут стоишь только ты. И не только тут, и не только стоишь. Ферштейн?

Макс коротко кивнул, двигаясь при этом как-то дергано.

— Ферштейн. Но давай уже зайдем внутрь, наконец! — и уже тише: — Я в туалет хочу.

— Дженн, это я, — сказал я, постучав и попытавшись преградить дорогу Максу. — Какой тебе туалет?! Почему у себя в супер-вип палате не сходил?!

Макс с легкостью отодвинул меня в сторону, едва Дженн открыла дверь, и рванул в туалет.

— Да я не хотел анализы сдавать и мне дали какой-то напиток, чтобы спровоцировать поход в туалет. Теперь остановится не могу. Тебе жалко что ли?! — на ходу сказал он, открыл дверь ванной, и застыл на месте. Прошло несколько секунд прежде, чем он захлопнул дверь обратно, и повернулся к нам с огромными глазами.

— Я только что видел, как зеленый карлик справляет нужду на трупы каких-то Существ. Умоляю, скажите, что это с тем напитком что-то было не так.

— А, это как раз мой второй телохранитель, его зовут Хухлик, — хмыкнул я, наслаждаясь видом опешившего блондинчика.

Лора обошла Макса, потянула дверь ванной на себя и тут же отпрыгнула в сторону. На пороге возник зеленый карлик с недовольным выражением мордочки.

— И зачем врываться в туалет? Вы извращенцы?!

— Мы же не знали, что ты… вы там, — возмутился Макс, даже на время забывший о том, что сильно хотел в туалет.

— Ты — нет, а она? — стрельнул злым взглядом на Лору карлик.

Девушка смутилась.

— Я думала, Макс шутит, как обычно.

— Ту-алет за-нят, — по слогам произнес Хухлик. — У меня еще три трупа не растворены.

И после этого он вернулся в ванную, громко хлопнув дверью.

Лора и Макс же тут же обратили свои возмущенные взгляды на меня.

— Это кто?!

— Я же сказал, Хухлик мой телохранитель. Ночью он устроил охоту на местных Существ и теперь избавляется от улик.

— Это он так от них избавляется?!

— Как может, так и избавляется. У него все жидкости в теле представляют собой сильнейшую кислоту.

Пока Макс бегал в свой номер по важным делам, а Лора приходила в себя после встречи с Хухликом, я заметил на своей кровати сверток.

— Это что? — на всякий случай уточнил я у Дженн.

— Посылка от Мисси, — пожала плечами телохранительница. Женщина спокойно сидела за столом, наблюдая за происходящим с нечитаемым выражением лица. Я даже не понял, то ли её это забавляло, то ли, наоборот, раздражало.

Я быстро развернул сверток и убедился в том, что ханьё выполнила обещание и прислала новую партию энергопроводящей бумаги. А вот долгожданное холодное оружие меня уже не так обрадовало.

— Это что? — произнес я вслух, скептически взяв в руки небольшой прямоугольный предмет.

— Эмм… нож. — Лора посмотрела на меня, потом вновь перевела взгляд на коробку. — Коллекционный складной многофункциональный. Судя по качеству, он может стоить целое состояние. У меня папе похожий на день рождения подарили, поэтому я в курсе.

— Круто, — поморщившись, пробормотал я. — Только зачем он мне такой многофункциональный и дорогой, когда я просил нормальное оружие прислать.

Если честно, мне начало надоедать, что Джеймс и Мисси постоянно издеваются надо мной и скрывают важную информацию. Я достал телефон и набрал Мисси, собираясь высказать ей всё, что думаю о её глупых шутках.

— Да, Крошка Ро, — бодро поздоровалась она.

— Откуда ты… — начал, было, я, но быстро вернулся к основной теме: — Ты что мне прислала?! Это же не нож.

— Конечно, это не нож, — согласилась ханьё, и каким-то торжественным тоном произнесла: — А произведение искусства! Настоящий Викринокс тысяча восемьсот девяносто первого года, раритет!

— Но я думал, ты собираешь что-то более… боевое. Кукри, ножи коммандос, да хотя бы метательные кунаи ниндзя!

— Это всё туфта! Этот нож из первой партии знаменитых альпийских военных ножей, поступивших на вооружение швейцарской армии в 1891 году.

— И что мне с ним делать?

— Беречь, как будто от его сохранности зависит твоя жизнь. Собственно, так теперь и есть. Я не Джеймс, со мной за косяки просто деньгами расплатиться не получится. И вообще, — в её голосе вдруг появился такой холод, что меня пробрало даже через телефон. — Мне кажется, или я не слышу в твоем голосе радости?

Весь мой запал мигом иссяк.

— Ээ… это очень крутой нож, — пробормотал я. — Спасибо огромное, буду беречь его больше, чем себя самого.

— Так-то лучше. Тем более, себя у тебя беречь и не получается. — Но голос хеньё все же смягчился. — Ты чего звонишь-то?

— Да просто спасибо сказать, — быстро проговорил я. — Не буду больше отвлекать, честное слово.

Так. То есть, ханьё, разрывающая людей на куски, коллекционирует перочинные ножички с отвертками и открывашками?! Хотя, в её руках и такие игрушки наверняка могут превратиться в чудовищные оружие, но мне-то это никак не поможет. К этому ножу даже гофу толком не прилепишь, Джеймс же не зря использовал метательные ножи прямой формы с не заточенным по краям лезвием, на которое удобно крепить бумажные свитки.

Лора неожиданно сочувствующе похлопала меня по плечу.

— Ничего, в умелых руках даже такой нож может превратиться в грозное оружие.

— Ага, только это явно не про малыша медиума, — прыснул вернувшийся в палату Макс.

Я покосился на блондинчика.

— Слышь, шутник, я щас попрошу Хухлика чихнуть тебе в лицо.

— Молчу, молчу, — торопливо заверил парень с ехидной ухмылкой. — Раз уж мы, наконец, собрались, то предлагаю определиться с планом наших дальнейших действий.

Он достал из-за пазухи сложенный в несколько раз лист бумаги, и начал раскладывать на столе.

— Ого, откуда у тебя эта карта? — удивленно спросил я, быстро разобравшись, что именно нарисовано на бумаге.

— Я же работаю в сфере страхования, — фыркнул Макс. — А клиники тоже страхуют, знаешь ли. Собственно, в нашем мире страхуют всё кроме жизней медиумов и Красного Батальона.

— Можно было не напоминать, — буркнул я.

И я опять забыл прочитать об этом Красном Батальоне!

— Я так понимаю, раз Существ начал выращивать новый директор, то лаборатория находится в учебном корпусе, — деловито начал говорить Макс. — Нам нужно только решить, как мы туда попадем ночью и откуда начнем поиски.

— Подожди, подожди, — остановил я парня с усмешкой. — У меня есть своя карта, с которой нужно сперва свериться. Причем это одновременно и карта, и справочная, и свидетель, и подозреваемый.

— Ну-ну, — скептически хмыкнул Макс.

— Мне нужно минут десять, чтобы все подготовить, — не обращая внимание на его ухмылку, сказал я.

Прежде, чем разорвать запечатывающий гофу с головой Рональда, я открыл новые чернила, смешал с кровью и быстро начертил несколько гофу. Первая руна — «Показать скрытое», или как-то так. Их используют медиумы, когда охотятся на призраков, чтобы сделать их видимыми. Обычно подобные гофу, как и защитные, либо крепят на стены помещения по всему периметру, либо на самого призрака. А вот второй гофу был куда интереснее — он использовался для допроса призраков. Конечно, заставить духа говорить правду мог только ритуал в церкви, для которого требовалось несколько служителей, как это было при допросе Селены Леони — призрака женщины без кожи. Медиумы же не настолько сильны, чтобы тонко воздействовать на душу, но зато они могут определять, врет призрак или нет. Правда, я этот гофу никогда не использовал и знал о действии только в теории, мол, руны загораются красным светом если призрак врет. Правда, действуют они очень недолго, поэтому пришлось их нарисовать сразу несколько.

Дженн, Лора и Макс встали рядом, с искренним интересом наблюдая за моим действиями. Мне кажется, я даже увидел голову Хухлика, высунувшуюся из-за двери ванной, настолько всем было любопытно.

В центре стола я положил гофу «Показать скрытое», вокруг разложил несколько «Детекторов лжи», и взглянув на окруживших меня людей пожалел, что не умею заставлять гофу летать, как это делает Джеймс. Так бы приготовления смотрелись гораздо эффектнее.

Когда я достал запечатывающий гофу из сумки, Макс умудрился по рисунку догадаться, что он похож на тот, в который была поймана Прокаженная Гончая. А я-то считал, что это у меня хорошая память.

— Эй, ты же не собираешься выпускать гончую? — напряженно спросил блондинчик.

Я лишь хмыкнул в ответ и обратился к Лоре:

— Так, мне от тебя понадобится небольшая помощь. Слушай внимательно. Когда появится наш собеседник, я скажу, что вот эти руны вокруг него реагируют на ложь. А ты должна добавить, что с каждым новым словом лжи руны будут высасывать из него душу. Все понятно?

— Да без проблем, — пожала плечами Лора. — Но почему ты не скажешь этого сам?

Я развел руками.

— Я не умею врать.

— Ах так, а я, значит, по-твоему, отличная врунья? — прищурилась она.

— Актриса, — выкрутился я. — Ты отличная актриса, а я всего лишь подросток, не способный обмануть кого-либо.

— Хм. Ладно, учись, Макс, — хмыкнула Лора. — Так кого ты вызывать тут собрался? Не гончую же?

Я сделал картинный жест руками и разорвал гофу с головой Рональда Тумса прямо над столом.

— Ого, ты действительно пронес меня в клинику, — радостно проговорил Рональд, едва появившись. Голова упала на бок, поэтому смотрела на окружающих лишь одним глазом. — А это что за люди?

— Это мои друзья, — отмахнулся я и указал Лоре и остальным на стол. — А это наша интерактивная карта клиники.

— Где? — подозрительно переспросил Макс.

Я лишь хмыкнул в ответ и коснулся порезанным пальцем руны, делающей призраков видимыми простым людям. Энергия вместе с кровью хлынула в руну, заставив её вспыхнуть красным светом, и я поспешно одернул руку, чтобы не перестараться с накачкой гофу.

— Воу, это что?! — воскликнул Макс, шарахнувшись в сторону.

Дженн вновь схватилась за пистолет, как будто он чем-то мог помочь против призраков, а вот Лора, наоборот, придвинулась к голове и с интересом начала её разглядывать. Я бы даже сказал, что её интерес был несколько нездоровым, слишком уж внимательно она изучала отрезанную шею.

— Знакомьтесь, бывший директор этой клиники — Рональд Тумс, — представил я голову.

— Жесть какая, — скривился Макс.

— Что?! — удивилась голова, глядя на ребят. — Они меня видят?!

— И видят, и слышат, — подтвердил я. — И у нас есть к вам много вопросов. В частности, о блуждающих здесь по ночам Существах, которым скармливают людей.

— Я же говорил, что всё это организовал тот, кто занял моё место. Я тут совершенно не при чем!

Если честно, я не понимал, зачем вообще призраку врать. Он же уже мертв, в тюрьму не попадет. Чего ему бояться-то?

— Только вы рассказали явно не все, — перебил его я. — Вы ведь занимались исследованиями Существ. И наверняка изначально подвальной лабораторией владели именно вы, а новый директор лишь прибрал её к рукам.

Я коснулся пальцем гофу «Детектора Лжи», чтобы активировать его.

— Неправда! — возмутился Рональд.

Гофу сверкнул красным.

— Это что? — покосился на лежащий на столе рядом с ним и медленно тлеющий лист бумаги бывший директор клиники.

— Детектор лжи для призраков, — вмешалась Лора. — И он говорит, что ты лжешь! Не советую нам врать, эти руны могут убить тебя окончательно.

Рональд замолчал на какое-то время, видимо, слегка запаниковав.

— Ну, это не совсем неправда, — наконец поправился он. — У меня была небольшая лаборатория, я действительно исследовал Существ, но только по официальной квоте и с разрешения…

Снова красная вспышка. Гофу истлел, и я тут же активировал следующий.

— Ладно, ладно! — запаниковал Рональд Тумс. — Да, я держал в подвале некоторое количество Существ, признанных условно разумными. Проводить над ними опыты запрещено, но медицина не должна стоять на месте, это же такой пласт новых знаний!

— Некоторое количество — это сколько? — тут же подключилась к разговору Лора. — И были ли среди них Прокаженные Гончие?

— Гончие? — переспросила голова. — Были, конечно. Это же носители самых разных болезней, а значит, у них самих существует иммунитет к каждой из них. Удивительные Существа! Основную часть исследований я проводил именно на них.

Лора прищурилась.

— Так может у вас и противоядия к их болезням уже есть?

— К каким-то есть. Изучить их полностью я не успел, — бывший директор поморщился. — Мою жизнь прервали.

— И где найти эти противоядия?! — обрадовано спросила девушка.

— У меня в лаборатории, конечно. Но я не уверен, что она все еще находится на том же месте.

— Дайте-ка я догадаюсь, она находилась прямо под вашим кабинетом? — предположил я.

— Да, — удивился Рональд. — А вы откуда знаете?

Дженн, Макс и Лора посмотрели на меня с удивлением.

— Что? — возмутился я. — Вы забыли, что я здесь все-таки не просто так время провожу, а работаю.

— Ага, и сам за это деньги платишь, помню, помню, — кивнул Макс, скептически глядя на меня.

— То есть, чтобы попасть внутрь нам нужно всего лишь пройти мимо директора, который скорее всего и является тем самым Погонщиком Мертвых? — уточнила Лора и хищно ухмыльнулась. — Что ж, если надо, значит, надо!

— Призрак девочки говорил мне, что ходячие мертвецы выходят из морга, — задумчиво проговорил я. — По логике, там они «живут» между ночными сменами. И там вполне может быть второй вход в лабораторию. Я бы для начала попробовал поискать там.

— Ага. То есть, мы пойдем ночью в больничный морг, полный ходячих мертвецов. Отличный план! — фыркнул Макс.

Лора вытянула перед собой руку и в ней словно из воздуха появился короткий клинок, засветившийся синим светом.

— Морг, так морг.

Улыбалась при этом девушка так радостно, что у меня по спине побежали мурашки. Похоже, Лору смело можно было записывать в женский клуб любителей расчлененки вместе с Никой и Мисси. Госсподи, почему меня окружают только такие женщины?

* * *
Питер Дорман подождал некоторое время после того, как мальчик вышел из кабинета, и взял в руку телефон. Спустя пару гудков ему ответил грубый мужской голос:

— Да.

— Господин Орлов, это Дорман. У меня хорошие новости.

— Мальчишка уже мертв?

— Нет, но скоро умрет. Он где-то умудрился схлопотать очень сильное проклятие. Все внутренние органы повреждены, проблемы с кровью и икс-телами. Именно в таких случаях мы прописываем курс «Жизнь-Про», но даже это лишь временное решение.

— Это точно?

— Поверьте моему опыту. Что б это ни было за существо, с которым сцепился парень, оно невероятно сильно. Наша техника позволяет определять силу воздействия и поэтому я скорее поверю, что Джеймс Харнетт и его ученик погибнут, пытаясь с ним справиться, чем в выздоровление мальчишки.

— Ну, держи меня в курсе, — после короткой паузы сказал мужчина. — Ты же не собираешься его на самом деле лечить?

Толстяк хмыкнул.

— Нет, конечно. Проколем пустышку, может, немного обезболивающего, чтобы он не понял, что умирает.

— Никакого обезболивающего. Он должен страдать. Вы можете это обеспечить?

— Кхм, как скажете. В этой клинике я могу обеспечить что угодно.

— Что ж держи меня в курсе.

— Хорошо.

Завершив разговор, толстяк откинулся в кресле и зевнул. День начинался просто великолепно.

— Значит, ты считаешь себя хозяином этой клиники? — вдруг раздался тихий голос из-за спины Питера Дормана. — Интересно.

Толстяк тут же вскочил из кресла и рухнул на колени.

— Нет, я всего лишь сказал, что могу обеспечить что угодно, если за это хорошо заплатят, — быстро затараторил он. — И, если это не помешает вашим планам, господин. Вы же сами говорили, что вас не интересуют такие мелкие дела.

Из полумрака в углу кабинета вышла долговязая темная фигура в костяной маске с длинным клювовидным носом. Одно движение рукой и толстяк взмыл в воздух, чтобы оказаться на одном уровне с маской, из глазниц которой повеяло холодом и тьмой.

— Ученик медиума меня интересует, он явно появился здесь не просто так.

Толстяк судорожно сглотнул, покосившись на пол, до которого не доставал своими короткими ножками.

— Да, господин, я тоже сперва решил, будто он что-то вынюхивает. Но сегодняшние анализы указывают на то, что он проклят, скорее всего поэтому учитель его сюда и направил.

— Думаю, одно другому не мешает. Тем более, что проклятие он мог получить уже здесь.

— Но от кого?! — удивился толстяк, но тут же закрыл рот руками. — Простите, это не мое дело.

— Именно, не твое, — согласилась «маска».

— Тогда нужно убрать его, просто на всякий случай? — робко предложил толстяк.

— Нет, — резко ответила «маска». — Не трогай мальчишку, он мне нужен. Пусть найдет то, что ищет. И вколи ему полноценную порцию «Жизнь-Про», его тело мне понадобится сегодня в максимально хорошем состоянии.

Питер Дорман рухнул на пол, перестав удерживаться невидимой силой в воздухе, а когда поднялся на ноги, темная фигура уже исчезла из кабинета. Впрочем, толстяк уже не выглядел особо испуганным, поскольку был уверен, что нужен «маске». Только такой хороший администратор как он мог прикрывать сначала делишки Рональда Тумса, а затем нового директора. Да что там, Питер был практически незаменим! И самое лучшее его качество как администратора — это умение вовремя закрывать глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать ничего лишнего. Особенно по ночам.


Глава 15


Макс и Лора вернулись к себе в палату, решив немного выспаться перед ночным штурмом морга. Хухлик так до сих пор и не появился из ванной, очевидно, продолжая своё мокрое дело, и я даже не думал о том, чтобы пойти туда принять душ или просто в туалет. Потерплю как-нибудь. Дженн ушла к себе в комнату, но ложиться не стала, а просто передвинула стул так, чтобы видеть меня через приоткрытую дверь и принялась читать какую-то книгу. Голову бывшего директора же я запечатал обратно в гофу, поскольку его вид меня слегка нервировал, да и болтал он слишком много и всё не по делу.

Прежде, чем я успел заняться чем-то полезным вроде рисования гофу или поиска информации о Погонщике Трупов, позвонила Ника. Сестренка действительно переживала обо мне, что не могло не радовать. Так называемые брат и отец даже телефона моего не знали, а Ника старалась звонить и интересоваться моими делами каждый день. Рассказывать сестренке о своем проклятии я не стал, хотя события этой ночи описал довольно подробно. Не хотелось её лишний раз заставлять нервничать из-за меня, я и так не мог избавиться от странного чувства вины перед кровожадной красоткой. В голове постоянно звучали слова старика, затащившего мою душу в этот мир о том, что его семья под угрозой и я должен их каким-то образом спасти. Виктор и «папаша» черт с ними, пусть сами спасаются, но за Нику я действительно переживал. И в данный момент мне определенно не хватало ни сил, ни информации, чтобы её защитить.

— Ромик, я рада, что ты наконец-то нашел друзей, — радостно сказала Ника. — Тем более, что ребята нашего круга. Но все же будь с ними настороже.

Разумеется, я рассказал о несчастном случае, произошедшем с Донни, и о том, что мы планируем делать дальше. И предстоящий поход в морг к ходячим мертвецам Нику совершенно не смутил, а вот появление новых друзей стало прямо-таки проблемой.

— С их семьями мы тоже в состоянии холодной войны, как с Орловыми? — настороженно спросил я.

— Не-е, они не настолько сильны, чтобы представлять для нас какую-либо угрозу, да и интересы никак не пересекаются с нашими. А семья Шефер со своей страховой фирмой, к тому же, всегда стараются придерживаться нейтралитета, и в принципе ни с кем не ссорятся.

— Тогда чего мне бояться-то?

Ника некоторое время молчала.

— Просто на всякий случай, — наконец сказала она. — Отец вон тоже Воротову доверял. Коллега, знакомы много лет. И где он теперь?

— А где, кстати? — по инерции спросил я. Если честно, у меня возникло странное ощущение, будто сестренка придумывает причины на ходу, а сама попросту ревнует меня к новым друзьям. Вроде взрослая девушка, а ведет себя так, будто моложе меня, точнее, моего физического тела.

— И там, и сям, — фыркнула девушка. — В разных местах. Можешь про него забыть.

Да, как я и думал, Нике с Мисси точно следует создать свой клуб любителей расчлененки. Даже шутки все на эту тему. Хотя Лора еще пока под вопросом, хотя по поведению уже видно, что девушка тоже безбашенная. Мне почему-то кажется, что они с Никой легко нашли бы общий язык на почве любви к приключениям на свои шикарные пятые точки.

— А с Орловым вы что будете делать? — поморщившись, спросил я. — Он не захочет мне отомстить за смерть сына?

— Ему пока не до этого, — заверила меня сестра. — Отец делает всё, чтобы захватить бизнес Орловых и полностью выдавить их с Золотого.

Интересно. А я думал, что Михайловы практически в осадном положении, и им не нужны дополнительные конфликты.

— Вроде бы еще недавно выдавливали вас… то есть, нас, и довольно успешно, — заметил я.

— Скажем так, война идет с переменным успехом, — уклончиво ответила Ника. — В любом случае, ты об этом даже не думай. Учись у Джеймса ремеслу, это сейчас важнее всего. Кстати, о матери погибших брата и сестры Норн тоже не беспокойся, я отдала распоряжение, чтобы её поддержали материально.

Все-таки Ника лапочка, даже несмотря на тягу к насилию, я даже озвучить просьбу не успел, а она уже всё решила.

Мы еще немного поболтали, а затем я засел за рисование гофу, которые могут пригодиться мне этой ночью. Джеймс принципиально не разрешал выносить из кабинета какие-либо учебные материалы, заставляя меня зубрить руны только там. Видимо, всё это являлось его личным секретом, к которому я был благосклонно допущен. Что ж, спасибо, но в результате я мог оперировать лишь тем, что успел выучить, а там не было практически ничего, что могло бы помочь в бою против Существ или мертвецов. И сам Джеймс на звонки, как назло, не отвечал, занимаясь какими-то своими делами. Хорошо хоть я для себя составлял в телефоне тематический список рун, из которых собирались гофу, и мог с ним сверяться. Поэтому я напрягся и придумал кое-что помимо стандартного набора, а именно универсальные руны обездвиживания. Правда, я всё еще не очень понимал, можно ли считать призраком душу, подселенную Погонщиком Трупов в мертвое тело? На сайте Ассоциации Медиумов тоже было недостаточно информации, или у меня просто не хватало уровня доступа: о Погонщике Трупов нашлась только пара абзацев текста, и там не было ни слова о том, как с ним справиться. Но зная общие принципы того, как происходит взаимодействие с призраками, можно было предположить, что запечатать подсаженные в тело души не получится. Сначала их нужно как-то выбить, как это было с Прокаженной Гончей. И самый простой способ — это разрушить тело, но тогда его нужно конкретно так порвать на кусочки. Мне совершенно не улыбалось устраивать в клинике адскую резню, даже если её целью будут ходячие трупы. Хотелось действовать элегантнее и эффективнее. Например, не расчленять мертвяка, а просто обездвижить с помощью гофу, как это происходило в японских фильмах ужасов, когда призракам на лоб лепили бумажки с оммёдзи. Думаю, таким же образом можно попробовать справиться и с ночными медсестрами.

Запоздало вспомнив о Хухлике, вроде бы неплохо разбирающемся в Существах, я отправился за консультацией к нему в его «кабинет». К моему немалому удивлению, вся ванная комната оказалась совершенно пуста и очищена до блеска, а сам зеленый карлик блаженно плавал в набранной ванной с пеной.

— Да, да, — лениво поприветствовал он меня. — Крошка Ро, ты что-то хотел?

Я лишь слегка поморщился от бесячего прозвища, но ругаться не стал, и сдержанно поделился к Хухликом своей мыслью о том, как можно обезвредить мертвяков.

— Всё логично, — согласился он. — Перед захватом призрака нужно изгнать его из физического тела. Один из вариантов сделать так, чтобы тело перестало соответствовать самому понятию человека. Всё-таки призрак привык к вполне конкретной физиологии, и за разрезанное на кусочки тело он уже удержаться не сможет. Более того, уничтожение мертвого тела скорее всего вообще развоплотит вселенного в него призрака если не окончательно, то очень надолго. Все-таки повторная смерть даже в мертвом теле это сильнейший шок для духа.

Это успокаивало. Иначе даже избавившись от мертвяка мы бы не смогли остаться незамеченными, призрак бы покинул тело и тут же сдал нас Погонщику. С другой стороны, если бы это было возможно, он бы уже знал, что шухер ночью устроил именно я.

— А призрак может вселиться только в мертвяка, или и в живого человека тоже? — вдруг осенило меня важным вопросом. Странно, что я не подумал об этом раньше.

— Это уже не наша тема, — поморщился Хухлик. — Церковные дела. Вообще обычные призраки не могут захватить живого человека, поэтому одержимость — это уже из раздела сверхъестественных существ из другого плана, которые никогда людьми и не были. Как раз поэтому Погонщик Трупов и может договориться с призраками, заставляя их работать на себя — он предоставляет им тела. Да, мертвые, но способные двигаться. Побродив бестелесным духом пару десятков лет, за возможность хотя бы прикоснуться к чему-то материальному они готовы практически на что угодно и с радостью служат Погонщику.

— А обездвижить призрака в мертвом теле все-таки можно или нельзя? — уточнил я.

— Лучше не просто обездвижить, а заставить уснуть, — поправил меня Хухлик. — Смотри, вот сюда добавь руну «сон разума», и получишь нужный эффект. Тогда к Погонщику не придет сигнала о том, что один из его трупов пострадал. Как это было, когда мы отрубили голову той медсестре. Призрак развоплотился из тела, и к нему тут же подключился Погонщик Трупов.

Как объяснил Хухлик, изначально способность Погонщиков сильно напоминала старых добрых некромантов. Они могли поднимать мертвецов и управлять ими как марионетками. Вот только сознание человека не позволяет одновременно и уверенно командовать даже десятком «кукол». Тогда им и пришла в голову мысль договариваться с призраками, предоставляя им доступ к мертвякам и делая «водителями» этих тел, послушными воле Погонщика Трупов. Поэтому некроманта и назвали именно Погонщиком, для него мертвяки — это послушное его воле стадо из душ призраков, подселенных в мертвые тела.

— Так это ж получается просто ходячие трупы? — уточнил я. — Это его единственная способность? Звучит не так уж и опасно. Нет, не для меня, конечно, а для людей, владеющих боевыми способностями вроде Лоры и Макса. Пойдем и разнесем там всё, делов-то.

— В принципе да, — согласился зеленый карлик. — Только упомянутые тобой боевые способности у мертвяков тоже остаются и если подселить в него душу, умеющую ими управлять, то можно получить неслабую такую боевую единицу.

— Но я думал, икс-тела в крови, а у мертвяков какая там кровь-то, застывшая?

Хухлик махнул на меня лапкой.

— Ты спросил, я ответил. Научное обоснование это к Джи, да и он тебя скорее всего куда подальше пошлет. Я говорю, как есть.

— Слушай, а откуда ты столько знаешь о Погонщиках и вообще работе медиумов? Даже руны знаешь. Я думал Джеймс держит их в секрете.

— Пфф, — фыркнул карлик. — Там, где Джи учился, я преподавал! Я был компаньоном его учителя, как Мисси — компаньон Джи. Медиумы часто сотрудничают с Существами, мы можем быть полезны друг другу.

Такого я точно не ожидал.

— А где сейчас его учитель? — осторожно спросил я.

Хухлик насупился.

— Давай не будем о грустном. Иди рисуй свои руны, и не мешай отдыхать. Я заслужил несколько часов спокойствия.

Что ж, настаивать на продолжении беседы я не стал. Тем более, Хухлик мне действительно помог и дал пищу для дальнейших размышлений.

Руны для усмирения мертвяков я нарисовал, на всякий случай аж на десяти гофу. Остальное распределил между атакующими гофу, так называемыми «таранами» — рунами, отталкивающими призраков, и, разумеется, защитными барьерами. Запечатывающие гофу и «Показать Скрытое» тоже сделал в количества пары штук. Израсходовал практически все присланные Мисси листы, оставив лишь несколько пустых на самый крайний случай. Не стоило забывать и том, что далеко не все нарисованные мной руны сработают. Я рисую неплохо, но шанс где-то накосячить есть всегда, да и вкладывать в гофу правильное количество сил получается через раз. Поэтому я сразу взял за правило иметь несколько копий гофу, пусть это и накладно, ведь перерисовать их уже не получится.

Прошло еще несколько часов, когда в нашу дверь тихо постучали. Я как раз закончил рисовать гофу и в качестве отдыха начал читать захватывающую историю о Красном Батальоне. Кто бы мог подумать, что Красным Батальоном называли особое подразделение СБР УИ — Службы Быстрого Реагирования на Угрозы Извне. Причем одним из главных офицеров этого батальона был тот самый Мясник — мой предполагаемый опекун и учитель. Проведя полгода в измерении демонов, он вернулся со знаниями, позволившими создать особый отряд, специализирующийся на вылазках в Лимб. Только самые отъявленные головорезы были способны на подобное безумство, и самым сумасшедшим из них был именно Мясник. И именно к этому персонажу меня собирались отправить Михайловы? Вот спасибо. На его фоне Джеймс и Мисси не такие уж и плохие учителя.

— Ну что, время уже час ночи, пора? — нетерпеливо спросила Лора, когда Дженн открыла ей дверь.

— Наверное, нужно подождать еще полчасика, — неуверенно ответил я. — Заходите.

На самом деле, я снял защиту от призраков с одной из стен и теперь ждал в гости либо девочку, либо Дэмиса. Особенно второго, поскольку мне очень хотелось узнать, что же именно с ним произошло, и только потом начать действовать. Но время было уже за полночь, а они все не появлялись, так что ждать их до последнего тоже не стоило.

— Вы видели дежурную медсестру? — спросил я ребят, прикидывая, в какой момент стоит попробовать усыпить мертвяка. — Как она выглядела?

— Суровая дородная женщина, — пожал плечами Макс. — Они тут все похожи, выглядят так, будто собираются отчитать за какую-то провинность. Проводила нас очень недовольным взглядом, но остановить все же не рискнула.

Лора толкнула его в плечо.

— Это всё твои фантазии. Женщина смотрела в одну точку перед собой и вообще не обращала на нас внимания. И она была худая как палка.

Они удивленно посмотрели друг на друга.

— И кто из нас ошибается?

Прямо из воздуха перед ребятам появился Хухлик, заставив обоих нервно схватиться за оружие. И если у Лоры это был уже знакомый мне кинжал размером с небольшой меч, то Макс выхватил пистолет, чем вызвал у меня жгучую зависть.

— А, это ты, — облегченно выдохнула Лора, пряча кинжал. — Не делай так больше.

Где-то на фоне Дженн в который раз прятала в кобуру пистолет. Так же поступил и Макс, но явно очень нехотя.

— Ого, какие все нервные, — хихикнул Хухлик. — Расслабьтесь, никакой опасности сейчас нет. А насчет медсестры, правы вы оба, просто парнишка видел её внешнюю оболочку, а девочка каким-то образом разглядела мертвую душу внутри.

— А так можно? — удивился я. — У неё тоже есть способности медиума?

Лора тут же вся подобралась.

— У меня? Вот было бы круто!

— Нет, конечно, — отмахнулся от неё карлик. — Просто девочка, как и ты, однажды ступила за порог смерти и иногда может видеть то, что недоступно обычным людям.

Макс скривился.

— Сам ты обычный.

Подобные слова, обращенные к зеленому карлику с кислотой вместо крови, звучал слишком глупо, поэтому Макс поспешно заткнулся, решив не развивать эту тему дальше.

— Ну, это же почти как медиумы, — заметила Лора.

Слова о том, что она побывала за порогом смерти, заставили меня посмотреть на девушку совершенно другим взглядом. Сохранять такую жизнерадостность после клинической смерти, да еще и в то время, как твой брат умирает в больнице — это какой же силой дух нужно обладать? Она ведь даже ни разу не обвинила меня в состоянии Донни, хотя была бы совершенно права. Пожалуй, если Макс и дальше будет так сильно тупить, то я подожду совершеннолетия и сам приглашу Лору на свидание.

— Ага. И страус, бросившийся со скалы — это почти летающая птица, — согласился Хухлик с гадкой ухмылкой. — Но ты не расстраивайся, если захочешь стать медиумом, то недолго, но полетаешь.

Лора мечтательно улыбнулась.

— Так я все-таки могу стать медиумом?

Тут уже занервничал Макс.

— Да не слушай ты мелкого монстра, он тебе сейчас такого наговорит! — быстро проговорил парень. — Подумаешь, увидела душу мертвяка. Ты сама всегда говорила, что я поверхностный, вот и вижу только внешность!

Похоже, блондинчик настолько волновался за Лору, что готов был пойти даже на унижения. Все-таки он не так уж плох, хоть и наводит лишнюю панику.

Я встал из-за стола и собрал все подготовленные гофу, распихав по карманам. Затем коротенько поведал ребятам обо всем, что узнал о Погонщике Трупов.

— Так что мы ждем? — нетерпеливо спросила Лора. — Если бы твои призраки хотели появиться, то уже сделали бы это. Давай, обездвиживай дежурную по этажу, и пойдем вниз. Не забывай, что у Донни не так много времени, а врачам еще нужно разобраться в том, что мы добудем из лаборатории.

— Хорошо, — вздохнул я. — Дайте-ка я схожу пообщаюсь с медсестрой. Ху, пойдешь со мной для подстраховки?

Карлик кивнул в ответ и вновь растворился в воздухе. Я же решительно вышел в коридор и выглянул из-за угла, чтобы увидеть дежурную медсестру. Худая как палка, бледная и сидящая совершенно неподвижно. Кажется, она даже не дышала. Выглядело всё это как-то слишком палевно, любой нормальный человек понял бы, что с ней что-то не так.

— Ты не так смотришь, — раздался рядом тихий голосок Хухлика. — Малыш Ро, ты смотришь как медиум. Расслабься, посмотри, как обычный человек.

— В смысле?

— Ты видишь то, что внутри. А иногда нужно заглядывать не так глубоко.

Нет, в принципе я понял, о чем речь. Мы с Лорой видели душу, сидящую в мертвом теле, а Макс — только внешнюю оболочку. Вопрос в том, как Лора могла разглядеть душу, если она не медиум? Да даже медиумы не могут видеть призраков просто так, Джеймс вон использует для этого специальную повязку на глаза. Что бы Хухлик не говорил, а Лора определенно обладает какими-то необычными способностями помимо, скажем так, «обычных». Дожили, я уже считаю само собой разумеющимися способности по управлению стихиями.

— Попробуй быстро поморгать, глядя на неё, — предложил Хухлик. — Потом посмотри на не медсестру, а выше неё, концентрируясь на чем-нибудь другом. Дай этой твари обмануть себя.

Зная о том, что Хухлик был напарником учителя Джеймса, я стал относиться к его словам куда серьезнее. И действительно, когда я смотрел выше женщины, она будто разбухала и начинала выглядеть живее.

— Теперь вижу, — обрадовался я, хотя никакой прикладной пользы от этого навыка явно не было.

— Давай, лепи свою бумажку на лоб мертвяку, и пойдем уже веселиться, — сказал Хухлик, все так же оставаясь невидимым.

Я вытащил подготовленный гофу, и гуляющей походкой приблизился к медсестре.

— Ночью ходить по клинике запрещено, — сообщила мне женщина совершенно безжизненным голосом.

— Я понимаю, но у меня проблемы с туалетом, и я хотел…

Наклонившись вперед через стойку, я быстрым движением прилепил гофу ей на лоб, и отпрыгнул на пару шагов, ожидая результатов. Медсестра застыла словно изваяние, а гофу начал очень медленно тлеть. Пожалуй, такими темпами его могло бы хватить даже на несколько часов. Не зря я от души вложил свои силы во время активации.

— Ха, получилось, — обрадовался я.

Но вместо того, чтобы и дальше сидеть неподвижно, медсестра неожиданно подняла руку и указала прямо на меня.

— Мальчик, хватит играть, — раздался изо рта женщины грубый мужской голос. — Никто не будет вам мешать. Спускайтесь в морг все четверо, я уже жду не дождусь нашей встречи.

Я медленно попятился от стойки.

— Ху, ты слышал? — тихо спросил я.

Ответом мне была тишина.

— Ху?

Почему-то я был уверен, что карлик все еще где-то рядом, но явно не собирается раскрывать своё присутствие при Погонщике Трупов. А у меня не было никаких сомнений в том, что именно он говорил со мной через медсестру. Похоже, наш план неожиданного нападения провалился ещё до начала реализации.


Глава 16


— Ну что, можем выдвигаться? — нетерпеливо спросила Лора, стоило мне подойти к двери.

— Можем, — нервно хмыкнув, кивнул я. — И нам даже не нужно скрываться. Всех четверых уже ждут в гости.

— Где? — непонимающе спросил Макс.

— В морге, видимо, — пожал я плечами, зайдя обратно в палату и прикрыв дверь. — Погонщик обратился ко мне через мертвяка с приглашением. Что думаете? Пойдем?

Макс с Лорой переглянулись.

— Возможно, так даже лучше, — после недолгой паузы согласилась Лора. — Не придется его искать.

— Или ему не придется искать нас, — поморщился Макс. — Вряд ли Погонщик Трупов нас просто чай попить зовет.

— В любом случае, нам не стоит идти туда вчетвером, — впервые подала голос Дженн, старавшаяся всё это время не влезать в наши обсуждения. Не то чтобы она стеснялась, скорее ей было пофигу. — В подвале вряд ли работают телефоны, а значит, если что-то случится, мы не сможем даже вызвать помощь.

— И кто останется? — скептически спросил Макс?

— По боевым качествам, лучше всего было бы оставить здесь Романа, — бросив на меня быстрый взгляд, сказала телохранительница. — Но поскольку способности медиума точно необходимы для общения и борьбы с призраками и мертвяками, то ему придется идти в любом случае, а значит, и я иду с ним.

Макс задумчиво посмотрел на меня.

— А если мы просто возьмем с собой нарисованные им бумажки? Они же будут работать в наших руках?

Тут я понял, почему Джеймс так нехотя отдавал созданные им гофу и заверял всех, что их срок действия сильно ограничен. Это какое-то обесценивание навыка — просто взять нарисованные мной руны, а меня оставить в стороне. А гофу, между прочим, стоили мне крови и денег!

— Ага, только призраков ты все равно не видишь, — недовольно сказал я.

— У тебя же есть бумажки, позволяющие их увидеть, ты использовал подобное на голове дедка, — напомнил Макс.

— И что? — фыркнул я. — Ты хочешь их по всей клинике развесить? У меня столько энергопроводящей бумаги нет.

— А как эти штуки вообще работают? — заинтересованно спросила Лора. — Это одна из способностей медиумов? А если я могу видеть душу внутри ходячего мертвеца, то тоже так смогу?

— Нет, нет, — уверенно сказал я. — Это очень специфическая способность. И принцип построения гофу — секрет моего учителя. После создания они могут продержаться от одних суток до двух, и то лишь потому, что нарисованы на дорогущей энергопроводящей бумаге. При создании я вкладываю в них часть своей крови и энергии, а затем запечатываю узор. Для активации нужно подать в гофу энергию икс-тел.

Ох, чувствую, за такие откровенные ответы на вопросы о его ремесле Джеймс меня бы точно по головке не погладил.

Макс брезгливо посмотрел на листы в моих руках.

— Так ты их кровью рисуешь?! Фу гадость какая, я это в руки не возьму!

— Я их тебе и не доверю, — фыркнул я.

— Да чего вы спорите, — раздался голосок Хухлика, и он появился рядом со мной. — Я останусь здесь. Погонщик же сказал, что ждет всех четверых, и имел ввиду явно людей. Будет подозрительно, если придут только трое.

На мой взгляд, Хухлик являлся очень сильной боевой единицей, особенно со способностью появляться и исчезать непонятным образом. Оставлять его в резерве совершенно не хотелось. Но других вариантов у нас, видимо, не было.

— А телефон у тебя есть? — спросила Лора, с любопытством глядя на карлика.

Хухлик поморщился.

— Нет, конечно. С техникой я не могу сделать так, — он исчез, и тут же появился вновь. — Поэтому не ношу телефон.

— Но пользоваться умеешь?

— Я похож на идиота? — возмутился карлик. — Просто не ношу гаджеты с собой. К тому же еще не придумали настолько небольших телефонов, чтобы мне было удобно класть его в карман.

Я достал свой телефон и передал Хухлику.

— Держи. Если мы не вернемся через час, то сразу звони Мисси.

Макс достал визитку и передал карлику.

— И вот по этому телефону, это служба безопасности моего отца. Скажешь код красный, пароль «отцы и дети».

Хухлик взял бумажный квадратик золотого цвета с витиеватой буквой «Ш», смешно прижал телефон одной миниатюрной ручкой к животу и повелительно махнул другой.

— Ну все, можете идти. Не нужно заставлять ждать Повелителя Трупов, это плохая примета.

Тут я был с ним полностью согласен, хотя, предстоящая встреча с тем, кто создал из клиники место для разведения Существ, слегка пугало. Да даже не слегка. А главное, я совершенно не представлял, как нам действовать в случае конфликта, который произойдет в любом случае.

Выйдя из палаты, мы прошли к лестнице мимо неподвижно застывшей медсестры с моим гофу на лбу. Бумага едва тлела, и уверенно блокировала душу в мертвяка, что не могло не радовать. В голове промелькнула мысль: если я смог справиться с ним, то может осилю и всё остальное, что нам еще предстоит? Все-таки кое-чему я успел научиться у Джеймса, к тому же, по факту, я старше Макса и Лоры и знаю о призраках и Существах больше Дженн. А значит, вполне можно считать меня главным в нашем импровизированном отряде.

— Будем спускаться не торопясь, — почувствовав некоторую уверенность, скомандовал я. — Мне нужно заходить на каждый этаж, чтобы осмотреться.

— Зачем? — недовольно спросил Макс. Видимо, его не устраивало, что я беру на себя главенствующую роль или же он просто по инерции не соглашался со всем, что я говорю.

— Утром я видел призрака умершего в больнице друга, он может бродить где-то здесь. От мальчика я мог бы узнать больше о случившемся, к тому же, запечатав его, я обеспечу матери ритуал прощания в церкви. Она недавно потеряла дочь, а теперь и сына. Меньшее, что я могу сделать — это наказать виновного и позволить ей проститься с мальчиком.

Макс смутился.

— Ну, надо, так надо. Я ж не против, просто спросил.

Не знаю, на что я рассчитывал. По факту, если бы призрак Дэмиса или девочки хотел со мной связаться, то сам бы пришел к палате. Но этого по какой-то причине не произошло. Девочку вполне могли сожрать Нибблеры, а Дэмис… мог потратить все силы, показавшись мне днем, например. Или он в принципе привязан не к зданию в целом, а к первому этажу? Вариантов много. Может, стоило бы запустить самолетик с поисковой руной на лестнице, но в моем исполнении он чаще разлетался в клочья и летел строго по прямой, поэтому в случае с многоэтажным зданием был практически бесполезен. К тому же я больше полагался на тягу призраков ко мне, чем на поисковую руну. Думаю, как только я появлюсь в зоне видимости призрака, он сам придет ко мне.

Спустившись на этаж ниже, мы выглянули в коридор, тут же столкнувшись взглядами с ночной медсестрой. Женщина сидела совершенно неподвижно, и никак не отреагировала на наше появление. И никаких призраков.

— Она реально мертвая? — тихо спросила меня Лора, глядя на медсестру.

— Сама же видишь, — ответил я, внимательно осматривая коридор.

Будто услышав нас, бледная женщина медленно повернула голову и проговорила:

— Вас ждут внизу.

— Уже идем, — заверил я мертвяка.

Медсестра никак не отреагировала на мои слова.

Ситуация повторялась на каждом этаже. Никаких призраков или Существ мы так и не встретили, лишь мертвые медсестры нагнетали атмосферу, напоминая о приглашении Погонщика Мертвых. И глядя на них у меня возникла одна мысль:

— Слушай, Лора, — обратился я к девушке пока мы спускались по лестнице. — В экстренном случае, если вдруг на нас будут нападать мертвяки, ты сможешь своими способностями направить мои листы гофу к их лбам? Если я сразу активирую штук пять, ты справишься?

Девушка задумалась.

— В принципе да. Но я все же владею стихией воздуха, а не телекинезом. Не уверена, что смогу направить потоки точно куда надо. Если бы я сперва потренировалась с листами, приноровилась к их весу и форме…

— Поздновато я об этом подумал, — вздохнул я.

Лора что-то прикинула в уме.

— Ну, если что, кидай по одному листу, думаю, я справлюсь. Конечно, с телекинезом было бы куда проще, тут уже вес и аэродинамика предмета не имеет никакого значения. Телекинетик мог бы твоими листами бумаги хоть в воздухе жонглировать без всякой подготовки.

Ага. Так может, Джеймс, обладает навыком телекинеза! Так он и держал в воздухе гофу, а мне говорил, что я просто еще не дорос до такого уровня владения способностями медиума! Вот гад!

— Если ты дашь мне несколько своих гофу против мертвяков, я могу использовать их на своих метательных ножах, — неожиданно предложила Дженн, указав на перевязь с ножами за пазухой.

Мда, и почему я об этом раньше не подумал?

— Держите. Нужно обернуть листом бумаги нож и перед тем, как метать, активировать гофу, — пояснил я.

— Я знаю, — спокойно ответила женщина. — Джеймс обеспечил меня атакующими гофу против призраков на тот случай, если вам понадобится помощь, и объяснил, как ими пользоваться.

— И вы молчали?! — возмутился я.

— Я думала, Джеймс вас предупредил, — пожала плечами женщина.

— Раз уж мы заговорили о тактике, — вмешался Макс. — Давайте на всякий случай обсудим наши действия в случае заварушки. Что нас там вообще может ждать?

— Что бы нас не ждало внизу, если появится опасность, я смогу вас предупредить, — вновь подала голос Дженн. — Моя родовая способность — предчувствие опасности.

— Круто! — обрадовался Макс.

Ага, очень. Только от оглушения во время нападения людей Орлова на стройку и от воздействия снотворного прошлой ночью её это не спасло.

— А что ты можешь рассказать о том, что нас ждет? — спросила меня Лора. — Хотя бы о Существах.

Я лишь пожал плечами в ответ.

— С гончей вы уже сами познакомились. Для Дженн повторю, что к псине нельзя приближаться, и тем более касаться. Нибблеры — летающие мясные шары с зубастыми ртами, это просто Существа, их убить довольно просто. Вот мертвяков можно угомонить только моими гофу и расчленением. А призраков вы всё равно не увидите, это уже моё дело. Ну, и если вдруг окажетесь рядом с включенным телевизором, по которому показывают скучный сюжет с ночным лесом и колодцем, то сразу бегите прочь.

— Море полезной информации, — ехидно сказал блондин.

— Это лучше, чем ничего, успокойся, — осадила его Лора.

Макс пожал плечами.

— Просто стараюсь свести риски к минимуму. Я вообще надеюсь, что у нас получится договориться. Раз уж директор клиники идет на диалог, то почему бы не решить всё мирно?

— Ага, — зло выплюнул я. — Забудем о том, что они тут людей убивают и используют в качестве корма для Существ. Плевать вообще.

Макс вместо ехидства неожиданно успокаивающе похлопал меня по плечу.

— Малыш медиум, а всех спасти невозможно. Нам сейчас важнее всего получить противоядие для Дении, остальные проблемы будем решать позже. Сделаем фотки мертвяков и Существ на телефоны, и отправим анонимно в полицию, например.

В чем-то он был, конечно, прав. На самом деле мы могли вообще не рисковать, и вызвать полицию прямо сейчас, но я надеялся разобраться в том, что же случилось с Дэмисом. И совершенно не хотел просто так отпускать того, кто за всё это ответственен.

Мы спустились на первый этаж, но, согласно плану, вход в морг располагался в другом конце коридора. Нам предстояло пройти мимо охраны, и как-то объяснить своё появление. Насколько я помнил, охранники были обычными людьми, не знаю уж, в курсе они дел директора, или нет. Но ответ на этот вопрос, я получил сразу, стоило нам открыть дверь с лестничной клетки.

— Пройдемте за мной, — скомандовал мужчина в форме охраны, будто специально ожидавший нас всё это время, стоя в метре от двери. Судя по внешности, это был вполне живой человек, хоть и вел он себя практически так же безэмоционально, как мертвяки. — Вас ждут.

Мы настороженно переглянулись, и последовали за охранником.

— И давно вы работаете на Погонщика мертвых? — поинтересовалась Лора у мужчины, пока он вел нас по коридору. — Каково это — способствовать убийствам детей?

— Я не знаю о чем вы, — спокойно ответил охранник. — Наше дело — обеспечение безопасности здания, чем мы и занимаемся.

— А обеспечение безопасности пациентов? — спросил Макс.

— Обязательно. В рамках приказов директора.

Понятно, что ничего не понятно.

В конце коридора за стальной дверью с кодовым замком находился спуск в морг. Мда, если бы мы каким-то образом дошли сюда сами, то код было бы сложновато подобрать. Хотя, возможно, его знает голова бывшего директора, запечатанная в гофу и спрятанная в одном из моих многочисленных карманов пиджака.

— Вам туда, — сказал охранник, оставшись стоять на месте.

Возможно, мне показалось, но в его глазах промелькнул страх, тщательно спрятанный за суровой немногословностью.

Первой на лестницу шагнула Лора. Не то чтобы мы особо тормозили, просто она буквально рванула вперед, оттолкнув Макса в сторону. Следом поспешили и мы.

Что ж, морг я себе примерно так и представлял: холодное помещение, с белыми стенами, покрытыми плиткой, стальными столами с накрытыми телами и стеной из огромного шкафа под потолок с выезжающими ящиками для тел. Здесь же располагались и столы с различным оборудованием, на которые я и вовсе старался не смотреть. Из десятка стальных столов заняты телами были всего три. И, честно говоря, сперва у меня возникло желание проверить их лица в поисках Дэмиса, но, судя по размерам, все умершие были взрослыми.

— Так, вот мы в морге, — оглядываясь по сторонам, сказала Лора. — А куда дальше?

Дверь за идущей последней Дженн закрылась и раздался звук запираемого замка.

— А не слишком ли мы опрометчиво поступили, зайдя сюда и позволив себя запереть? — нервно хихикнув, поинтересовался Макс. — С трупами.

— Я пока не чувствую никакой опасности, — подала голос Дженн.

И именно после её слов один из накрытых белой клеенкой трупов вдруг поднялся в вертикальное положение. Джен тут же выхватила метательный нож с намотанным на него гофу, и только потом сама же сказала:

— Все еще никакой опасности.

Лора бесстрашно шагнула к трупу и сдернула с него покрывало.

Незнакомый мужчина средних лет с разрезанной буквой Y грудью открыл глаза и посмотрел прямо на меня.

— А вы не торопились, — прохрипел труп.

Свесив ноги со стола, он встал на пол и пошлепал в угол комнаты. Там абсолютно голый мертвый мужик нажал на одну из плит и часть стены отъехала в сторону.

— Следуйте за мной.

— Только мне кажется, что это выглядит очень странно? — тихо спросила Лора, незаметно делая фото на телефон.

— Да нормально, — с сарказмом прошипел Макс. — Каждый день с голыми ходячими трупами в подземелья спускаюсь. Конечно, это не нормально! Вообще затея была идиотская!

Эта лестница оказалась гораздо длиннее той, что вела в морг. Спускались мы пару минут точно. Что ж, по крайней мере, я оказался прав и вход в лабораторию располагался под моргом. Вот только едва ли целый подземный этаж можно было назвать просто «лабораторией». Труп вел нас по широкому коридору со множеством ответвлений и дверей. Мне с трудом верилось, что вся эта конструкция не была создана изначально, вместе со зданием клиники, слишком большой объем работ. Это ж не кино, где под небольшим деревенским домом втихаря целый подземный город выстраивают, и никто из соседей ни с сном ни духом. Не удивлюсь, если у них тут под клиникой еще и своя линия метро проложена до ближайшего кладбища.

Мертвяк привел нас в большой зал, очевидно, использующийся для работы с Существами или еще каких-то экспериментов. Вдоль стен по обе руки от нас стояли пустые клетки довольно крупных размеров, стальные столы и какое-то сложное электронное оборудование. А прямо напротив расположился с десяток неподвижно стоящих бледных мертвяков. К счастью, одетых, в отличие от нашего провожатого. Я сразу же вгляделся в их лица, но и среди них Дэмиса не было, хотя один невысокий японец и выглядел смутно знакомым. И я вновь вздохнул с облегчением, все еще лелея слабую надежду на то, что парнишка жив. В фильмах же бывает, когда дух покидает тело на время, например, в случае комы.

А потом появился он — Погонщик Трупов. Не как Хухлик, из воздуха, а выйдя из густой тени в углу, и готов поклясться, что еще секунду назад его там не было. Погонщика было узнать несложно: черный бесформенный балахон, белая маска и клювом-носом, полностью скрывающая лицо. Все соответствовало стилю человека, делающего всю работу руками мертвых кукол и скрывающего свою настоящую личность. Хотя, мы-то знали, кто скрывался за этой маской. Ну, с уверенность процентов в девяносто.

— Ну, здравствуйте, — поприветствовал нас Погонщик Трупов. — Роман Михайлов, Дженн Ларсон, Лора Палмер и Максимилиан Шефер.

Что ж, было бы странно, если бы он не знал имен пациентов своей клиники.

— Вы нас знаете, а как обращаться к вам? — поинтересовался Макс, выйдя вперед.

— Зовите меня Гудвином, Великим и Ужасным, — с легким смешком ответил Погонщик. — Кто из вас четверых страшила, а кто Тотошка, можете решить сами.

Мне хотелось сказать, что Тотошка тогда уж был бы не четвертым, а пятым, но фигура в белой маске не выглядела так, будто способна воспринимать здоровую критику.

— И вы готовы исполнить наши желания так же, как Волшебник страны Оз? — тут же поинтересовалась Лора.

Возможно, мне показалось, но воздух стал гуще из-за повисшего в зале напряжения. Я и сам постоянно мысленно прикидывал, что делать и какие гофу использовать первыми. А еще я чувствовал на себе взгляды стоящих вдоль стены мертвяков, в них явно были заселены чьи-то души, я видел их очертания в лицах.

— Как минимум, я могу их выслушать. — Маска направила свой длинный нос на меня. — Что тут делает этот мальчик я примерно представляю. Женщина с лицензией телохранителя тоже. А вы двое… зачем вы здесь?

— Нам нужно противоядие от яда Прокаженной Гончей. Ваша зверюшка отравила моего брата прошлой ночью.

— И всего-то? — удивился Гудвин. — Это не проблема. Я могу передать вам все имеющиеся у нас данные по Гончим и разработанные противоядия. Он же лежит в одной из местных клиник? Скажите в какой, и мы передадим туда все необходимое.

— Вот так просто? — удивился Макс.

— Конечно. Мы же все взрослые люди, зачем создавать конфликты на пустом месте? Но, разумеется, вам придется принести клятву о том, что вы никому не расскажете обо всем, что узнали о клинике.

И это сработает? Хотя, наверное, в этом мире есть какие-то средства, чтобы реализовать подобное.

— Мы согласны, — тут же сказала Лора. — Любые приемлемые условия и клятвы в обмен на лечение брата.

Вот так просто?! Она действительно готова пойти на это, или все-таки пудрит ему мозги?

— Вот и договорились. — Маска повернулась ко мне. — Я догадываюсь, зачем ты здесь, мальчик медиум, но исполнить твое желание будет гораздо сложнее.

Погонщик взмахнул рукой, и из-под балахона появилась фигура подростка. Освещения было более, чем достаточно, чтобы сразу разглядеть знакомое лицо.

— Дэмис? — настороженно спросил я, но мальчик промолчал в ответ.

— Он мертв, — спокойно сообщил мне Погонщик. — Но всё поправимо, если мы сможем договориться.

Я с силой сжал кулаки.

— Каким образом?

Погонщик погладил неподвижно стоящего мальчика по голове, и тут я заметил, что его пальцы заканчиваются острыми, явно не человеческими, когтями.

— Твоя жизнь в обмен на его.


Глава 17


— Каким это образом? — спросил я, не отрывая взгляда от мальчика.

Чем больше я вглядывался в его лицо, тем больше понимал, что мальчик мертв. Окончательно и бесповоротно. Бледное осунувшееся лицо, синие губы, полное отсутствие мимики… Может, я чего-то и не знаю об этом мире, но случаев волшебного воскрешения я в местных поисковиках не находил.

— Чтобы понять, как я могу вернуть мальчишку, мне придется пояснить, чем именно я тут занимаюсь.

— Вот так просто? — подозрительно спросила Лора. — Расскажете нам свои секреты?

— Конечно, я бы предпочел, чтобы вы все ушли, оставив нас с медиумом одних, но вы же не согласитесь. А мне нужна его добровольная помощь, — спокойно ответил Гудвин. — К тому же эта клиника уже привлекла слишком много лишнего внимания, поэтому лавочку всё равно пора закрывать.

Было очень странно говорить с темной фигурой в маске. Может, в фильмах это и кажется нормальным, но в жизни глухой голос из-за маски звучал не очень разборчиво и тихо. К тому же говорить о настолько серьезных вещах, не видя лица собеседника, то еще удовольствие. Вообще не факт, что под маской именно Погонщик, если уж на то пошло, явиться на разговор с нами лично для него было бы слишком рискованно.

— Вы же занимались выращиванием и изучением Существ? — решил я проявить осведомленность. — Я не очень понимаю, при чем здесь жизнь мальчика.

— Не-ет, всё, что связано с существами — остатки работы предыдущего директора клиники. Механизм был неплохо налажен, и таким я его и оставил. Мне это не интересно, — огорошил меня Гудвин. — Я всегда интересовался только людьми. Как нетрудно догадаться, это напрямую связано с моим даром.

— Существ выпускал в коридоры клиники Рональд Тумс? — переспросил я, не веря своим ушам.

Если Погонщик не врал, то голова-призрак даже под «детектором лжи» умудрилась нас конкретно так надуть. Придется с ним поговорить еще более жестко, когда мы окажемся в более безопасном месте.

— И неплохо на этом зарабатывал, должен заметить, — подтвердил Гудвин. — Я просто сохранил его схему, чтобы пополнять бюджет клиники за счет продажи выращенных Существ и их органов.

— А девочка из телевизора? — напряженно спросил я. — Она тоже появилась в клинике благодаря Тумсу? И какая может быть выгода от неё?

Гудвин кивнул.

— Понимаю, откуда такой интерес, ты же близко с ней пообщался. Никакой выгоды нет, жизнь людей — своеобразная дань этому Существу. Не знаю, что там произошло, но Рональд Тумс сунулся к девочке и разозлил её, схлопотав проклятие не только на свою голову, но и на клинику в целом.

Я невольно дернулся при упоминании головы Рональда, но не было похоже на то, что Погонщик Трупов знает о призрачной голове бывшего директора.

— Если Садако своевременно не покормить, то она придет в клинику за десертом, и тогда умрут десятки, а может быть и сотни людей.

— То есть, вы спасаете людей, господин Гудвин? — скептически переспросила Лора.

— Конечно. Зачем мне лишние жертвы и лишнее внимание, — согласился Погонщик Трупов. — Пусть кушает понемногу и живет себе где-то там в лесу. — Он указал на меня. — Ты же сам умрешь через несколько дней от её проклятия и должен понимать, насколько это сильное Существо.

Дженн, Лора и Макс удивленно уставились на меня.

— Что значит «ты умрешь»?! — переспросила Лора.

— Все-таки официальная статистика смертей медиумов сильно занижена, — пробормотал Макс, что в тишине пустого помещения прозвучало ничуть не тише, чем наши голоса. — Никакой страховки, никогда.

— Да он преувеличивает, — отмахнулся я. — Садако не настолько опасное Существо.

Если, конечно, Мисси меня не обманула.

— Ага. Первый класс опасности по классификации Существ, — хмыкнул Погонщик. — Я бы сказал, что проще справиться с драконом, Высшим Демоном или полубогом, чем с мистическим монстром вроде Садако. Ну-ну, удачи.

Лора схватила меня за руку.

— Он правду говорит?

— Ну, проклятье я и правда получил, — нехотя признался я. — Но вот насчет того, что выжить прям совсем невозможно, я сильно сомневаюсь. Как мы можем вообще верить типу под маской?

Да и Мисси заверяла, что Садако — не проблема. Ей же нет смысла врать мне. Нет ведь?

— Наивный мальчик, — рассмеялся Гудвин. — Кажется, мы определили, кому из четверых гостей не хватает мозгов. Но я рад, что ты поднял эту тему, ведь теперь тебе легче будет принять мое предложение.

— Какое отношение имеет моё проклятие к сделке? — подозрительно спросил я.

— Если ты поможешь мне, то, я, так и быть, избавлю тебя от проклятия. Так что выгода от нашего сотрудничества будет всем.

— Вы же только что говорили, что с Садако справиться невозможно, — тут же заметил я нестыковку в его словах.

— Так и есть. Но я знаю секрет, как перекинуть её проклятие на другого. И поделюсь им, если наше сотрудничество будет удачным.

Так-то я тоже знаю, как передать проклятие. Только тут нет никакой видеокассеты, насколько я понял. Вообще, у меня возникло стойкое ощущение, будто Погонщик специально тянет время, то ли издеваясь над нами, то ли имея на это какие-то иные причины.

— Так что нужно сделать-то?! — не выдержал я. — О чем речь вообще?!

— Ну, хорошо, слушай. Моя способность позволяет наделять трупы псевдожизнью и управлять ими на манер кукол. К сожалению, толку от них не очень много, но у псевдоживых тел есть еще одно свойство — в них можно заселить призраков. Таким образом я получаю послушных работников, которым не хватает только одного — сохранения способностей. Икс-тела в крови после смерти постепенно исчезают, и эту проблему я пытаюсь решить уже не первый год.

Вроде все понятно, но ничего не понятно.

— А как могу с этим помочь я?

— Недавно я узнал, что навыки медиума могут улучшить связь души с псевдоживым телом. И идеально подходят для этого руны оммёдо, позволяющие оперировать духовной энергией. Нужно лишь подобрать правильный узор. Если честно, изначально я думал захватить Джеймса Харнетта, но это довольно сложная задача, все-таки лучший медиум Барсы, боец уровня Специалиста. И очень удачно, что у него появился ученик. Слабый, но уже неплохо разбирающийся в рунах.

Да ладно! Он хочет сказать, что я сам добровольно пришел к нему в клинику именно в тот момент, когда был ему нужен? Какова вероятность такого события вообще?! И мои знания рун он сильно преувеличивает, я учусь-то всего ничего.

— Изначально мне было интересно посмотреть, как работает лучший медиум Барсы, — продолжал Погонщик. — Поэтому я разрушил часть защиты от призраков и принялся ждать. Ну, а когда в клинику наведался полтергейст, мне оставалось лишь вызвать медиума и…

Вдруг Погонщик Трупов прервался и достал из глубин балахона вибрирующий сотовый телефон.

— Извините, но нашу интересную беседу придется прервать, — сказал он, прочитав что-то на экране. — Вашего зеленого дружка, оставленного в качестве резерва, наконец-то уничтожили, а значит, больше нет необходимости тянуть время.

Хухлик? Как Погонщик вообще узнал о нем, и тем более смог убить?! Или это просто блеф?

Дженн тут же выхватила метательные ножи.

— Опасность!

Стоящих возле стены мертвяки одновременно сделали шаг в нашу сторону. В их руках появилось холодное оружие, что не могло меня не порадовать. Это явно лучше, чем огнестрел.

— Я думала, мы договорились, — проговорила Лора, выпуская из рукава свой меч.

Погонщик успокаивающе поднял руки.

— Конечно. Вот только я не слишком верю клятвам, поэтому сейчас мы поступим следующим образом: я вколю вам троим один из многочисленных ядов, вырабатываемых Прокаженной Гончей. Только действует он не так быстро, как яд, отравивший вашего дружка, а порядка недели. И через неделю, если всё будет в порядке, и вы будете держать язык за зубами, я пришлю вам противоядие.

— Стоп. Никто не говорил, что травить будут нас, — напрягся Макс. — Я против.

— Я согласна на ваши условия, — спокойно сказала Лора, сделав несколько шагов в сторону от меня и Дженн. — Забирайте парня и колите нам ваш яд.

Что, блин?!

— Ты так просто готова отдать меня этому психу? — невольно возмутился я.

Хотя, чертяка в маске и меня почти убедил в том, что мне выгодно с ним сотрудничать, но стоящий рядом с ним мертвый Дэмис не позволял довериться ему окончательно. И уж тем более я не ожидал, что Лора с такой легкостью пойдет ему навстречу.

— Если выбирать между жизнью едва знакомого парнишки и брата, разумеется, я выберу брата, — пояснила она, бросив на меня виноватый взгляд. — К тому же, он обещает тебе помочь спасти мальчика, разве не этого ты хотел?

— Офигеть, — пробормотал Макс. — Неужели ты впервые решила принять взвешенное решение. Радость-то какая. Но сейчас не слишком удачное время, рисковать нашим здоровьем — это уже слишком!

— Хватит ныть, Макс! — прикрикнула на него Лора. — Мы будем решать проблемы по мере необходимости, сейчас нам важнее всего как можно быстрее получить противоядие для Денни.

— Как только вы получите порцию яда и вернетесь в палату, вам тут же принесут все собранные моим предшественником данные по Прокаженным Гончим и имеющиеся у нас противоядия, — заверил её Гудвин.

— Вот так просто? — недоверчиво спросил Макс.

— Конечно. У нас с вами нет никаких конфликтов, и создавать врагов в лице двух семей аристократов мне нет никакой необходимости. Поэтому подойдите ко мне и…

И тут раздался грохот, и в белой маске Погонщика появилась черная дыра. Ровно в середине лба. Затем последовало еще несколько выстрелов. Дженн, все это время молча слушавшая наш разговор, спокойно всадила всю обойму в черную фигуру. В тот же момент все мертвяки, включая и неподвижно стоявшего Дэмиса и нашего голого провожатого, беззвучно бросились на нас.

Дженн метнула несколько ножей, попав точно в головы мертвяков, и мгновенно выведя их из строя. Причем они не упали на пол, а так и остались неподвижно стоять на ногах с ножами в глазницах.

— Кидай бумажки! — крикнула мне Лора, приготовившись к встрече противников.

Я тут же выхватил из кармана несколько блокирующих гофу и подкинул в воздух, активировав. Ветер подхватил их и направил в лица мертвяков, но двое из четверых успели принять их на мечи и порезать пополам. Пожалуй, о таком варианте мы с Лорой даже не подумали. Но ждать, пока мертвяки нападут на нас девушка не стала и мощным потоком воздуха оттолкнула их обратно к стене.

— Еще! — крикнула она мне.

Я подкинул еще гофу, и на этот раз Лора отправила их в полет по замысловатой траектории, закончившейся на лбах у оставшихся не заблокированными мертвяков. Один гофу достался и Дэмису, а голый мужик получил еще один метательный нож от Дженн.

— Рановато ты выстрелила, — недовольно сказала Лора моей телохранительнице. — Мы могли раскрутить его на большее количество информации.

— А по-моему, он уже сам был готов начать действовать, — не согласилась Дженн. — Я опередила его всего на пару секунд. Или ты и впрямь собиралась принять его яд?

— Я похожа на идиотку? — недовольно спросила Лора.

Девушка подошла к телу в балахоне и стянула маску с лица.

— Сомневаюсь, что это был именно Погонщик, — предположил я. — Судя по тому, что я читал, при его смерти мертвяки должны были потерять силы. Да и зачем ему рисковать и встречаться с нами лично?

— Согласна, — кивнула Лора. — Но надо же посмотреть.

Увы, но лицо под маской было нам не знакомо. Ничего общего с нынешним директором клиники, просто еще один ходячий труп.

— Черт! — выругался Макс. — И что будем делать дальше?

— Обыщем все помещения, — пожала плечами Лора. — Где-то здесь должна быть лаборатория. Я верю… я очень надеюсь на это.

— Глупо, — вдруг раздался мужской голос изо рта Дэмиса. — Вы ничего здесь не найдете, но моё предложение все еще в силе. Если мальчик пойдет со мной, то вы получите противоядие.

— Ты убил ребенка ради своих экспериментов, — не выдержал я. — И бог знает сколько еще людей. Как можно доверять такому бесчувственному убийце?! Я даже не знаю, человек ли ты сам!

— Это вы напали на меня первыми во время переговоров, — заметил Погонщик, продолжая говорить из тела мальчика. — И тоже не особо заслуживаете доверия. Я даю вам один шанс за другим, а вы постоянно отказываетесь. Что ж, я так понимаю, эти бумажки должны блокировать души, подселенные в тела мертвяков. Отличное решение. Но есть одно «но»…

Все мертвяки единым движением подняли руки, схватились за ножи и гофу, и освободились от моих блокираторов.

— … в этих телах нет душ.

Застреленный Дженн мертвяк в балахоне неестественно быстро вскочил с пола и бросился на Лору. Взмах рукой и голова отлетела в сторону, но это нисколько не замедлило тело. Оно схватило девушку за плечи и повалило на пол. К счастью, у мертвяка в руках не было никакого оружия, и Макс быстро отшвырнул тело ударом ноги.

— Надо валить отсюда! — крикнул я. — Мертвяки под управлением Погонщика могут двигаться даже порубленными на части! Я не знаю, как их можно остановить!

Вот только что делать с телом Дэмиса?! Забрать его с собой мы не можем, оставлять здесь тоже совершенно не хочется. Черт, может, нужно было просто согласиться на предложение Погонщика?!

— Какой тогда толк от твоих бумажек?! — возмущенно воскликнул Макс, отталкивая от себя упорно прущего вперед голого мертвяка.

Мне и самому было стыдно. Я слишком поздно подумал о том, что гофу могут работать только в том случае, если в теле есть призрак.

Дженн успешно кромсала нападавших на неё мертвяков двумя ножами, от неё не отставала и Лора со своим мечом. Макс же преимущественно работал руками, отшвыривая противников, поскольку понимал, что от его пистолета толку не будет. Но он неплохо справлялся и без огнестрела, в то время, как от меня толку не было совершенно никакого.

Очень быстро выяснилось, что у отсутствия полноценного «водителя» тела есть и свои минусы. Погонщик не мог одновременно качественно управлять всеми куклами. Поэтому пока один мертвяк нападал на Лору, очень быстро лишаясь конечностей от ударов её меча, остальные лишь совершали механические действия руками с оружием. Поэтому Дженн и Макс с легкостью отбивались от их нападок.

— Отступаем! — скомандовала Лора, взмахнув рукой и вновь отправив мертвяков в полет к противоположной стене.

Мы выбежали из зала в коридор, захлопнув за собой дверь. Увы, но закрыть её на замок мы не могли, поскольку он тоже был электронным. Дженн приходилось держать ручку, не давая мертвякам выбраться наружу.

— Щас!

Макс сжал руку в трубочку и подул через неё на край стальной двери сжатой струёй пламени. Спустя секунд пятнадцать металл начал течь, накрепко запечатывая дверь. Изнутри слышались удары, но они быстро прекратились, как только Погонщик понял, что дверь заблокирована.

— Куда теперь? — спросил Макс.

— Думаю, нам стоит разделиться и быстро обыскать все помещения, — предложила Лора.

— Вы фильмы ужасов не смотрели? Нам нельзя разделяться! — возмутился я, чем тут же заслужил удивлённые взгляды всех участников вылазки.

— Фильмы ужасов?

— Ты о чем?

Черт, а ведь правда, я не особо интересовался местным кинематографом. Охватить все сферы жизни сложновато. Какие сюжеты фильмов ужасов могут быть популярны в мире, где в домах живут призраки, в лесу можно встретить зомби, Сумеречного Ягуара или даже Садако, и периодически в случайных местах открываются порталы в Ад? Или у них это уже не жанр ужасов, а жёсткий натурализм?

— Разделившись, мы быстрее осмотрим все помещения, — повторила Лора. — Давайте, мы с Ромой исследуем левую сторону, а Дженн и Макс — правую. Если что, кричите.

— Я лучше пойду с Дженн, — не согласился я.

Девушка резко остановилась и повернулась ко мне.

— Чего это?

— Я тебе не доверяю, — озвучил я свои опасения.

Если бы не дурацкая правдивость, я бы обязательно придумал более мягкий ответ, но, как обычно, не смог.

— Ты же не подумал, что мы действительно согласились на его предложение?! — возмутилась Лора. — Это же был обман!

— Да, точно, — как-то неуверенно поддакнул ей Макс. — Обман.

Что ж, возможно, Лора просто очень хорошая актриса, но в какой-то момент я действительно поверил в то, что она готова променять меня на своего брата. И я её в этом совершенно не винил, мы знакомы всего пару дней. Но это отнюдь не означало, что я готов сдаться Погонщику Трупов. А еще интуиция подсказывала, что Макс, как и я, принял слова Лоры всерьез, и, в отличие от меня, его они порадовали. Ну да ладно, как говорится, мне с ними детей не крестить.

— Мне будет спокойнее с Дженн, — повторил я. — И давайте не тратить время на болтовню.

Лора одарила меня обиженным взглядом, но спорить не стала.

Удивительно, но ни одна дверь в коридоре не была заперта. Мы свободно открывали их и видели… пустые стеллажи и столы, выключенное оборудование и клетки для Существ разных размеров. Тоже пустые.

— Кажется, я понимаю, в чем тут дело, — сказал я, когда мы с Максом и Лорой пересеклись в коридоре после исследования очередных комнат. — Погонщик же сказал, что собирается закрывать местную лавочку. Видимо, он уже успел собрать всё оборудование и материалы, и куда-то перевезти.

— И что нам теперь делать? — растерянно спросила Лора.

Мы застыли посередине коридора, не зная, куда идти дальше. И тут из одной из стен выплыл хорошо знакомый мне призрак девочки.

— Малышка, — обрадовался я.

— Кто? — переспросил Макс, оглядываясь по сторонам. — Ты о чем?

— Да призрак появился, — пояснил я. — Девочка, я уж думал тебя поймали зубастики.

Девочка покачала головой.

— Они не могли меня поймать. Папа бы не позволил.

— Папа?

— Да. А еще он просил передать тебе, что, как он и обещал, Лора Палмер отравлена и умрет через семь дней. Поэтому, если ты хочешь, чтобы она выжила, то должен следовать за мной и моим новым другом.

Девочка потянулась рукой в стену, и вытащила из неё упирающегося одиннадцатилетнего мальчика.

— Дэмис?!


Глава 18


Но призрак мальчика никак не отреагировал на мои слова, продолжая смотреть в одну точку. Я еще несколько раз назвал его имя, но ничего не изменилось.

— Рома, это выглядит ненормально, — нервно сказал Макс. — Примени хоть свои бумажки для того, чтобы и мы тоже могли увидеть призраков.

— Некогда, — отмахнулся я. — Она говорит, что Лора отравлена.

— Что?! — удивилась девушка, зачем-то проведя по предплечьям. — Нет, я бы почувствовала.

— Давай мыслить логично, — предложил я. — Яд был у того, кто изображал из себя Погонщика. Дженн его пристрелила, потом ты отрубила голову, но был момент, когда мертвяк повалил тебя на пол. Посмотри, не поцарапал ли он тебя где-нибудь?

Лора судорожно начала исследовать свое тело, к ней с нездоровым оптимизмом присоединился и Макс. Вскоре именно он и нашел на задней стороне шеи девушки царапину. Выглядела небольшая ранка слегка вздутой, и явно не совсем обычной.

— Твою мать! — выругался Макс. — И что теперь делать? Откуда девочка вообще знает, что Лору успели отравить, если даже она сама ничего не заметила?

— Похоже, ей сказал Погонщик, — неуверенно сказал я.

Быстро прокручивая в голове события последних дней, я подумал, что если девочка изначально связана с Погонщиком, то и ее встреча со мной была подстроена. То есть, увидев, что у Джеймса есть ученик, Погонщик тут же отправил девочку-призрака, чтобы привлечь моё внимание? И, разумеется, я поддался на провокацию и полез разбираться, что тут происходит.

— Ну замечательно! — возмущенно воскликнул Макс, достав из кармана телефон и проверив связь. — Конечно, тут не ловит. И теперь у нас не один отравленный, а сразу двое!

— Не кипиши, — отмахнулась Лора.

— Надо было соглашаться на условия этого Погонщика, как ты и хотела, — не унимался блондин. — Так хотя бы шанс был противоядие получить!

— Не собиралась я соглашаться на его условия! — раздраженно ответила Лора, бросив на меня быстрый взгляд.

— Шанс не очень большой, — спокойно заметила Дженн. — По факту никто не знает, как Погонщик выглядит, а значит, все его о слова о нежелательности конфликтов с аристократами — чушь.

— Мы же знаем, что это нынешний директор, — напомнил я.

— Это лишь предположение, — поддержала мою телохранительницу Лора. — Я тоже не верю в то, что он отдал бы нам противоядие. Погонщик Трупов — кукловод, и речь не только о мертвяках, но и о живых людях. В прямом столкновении с серьезными бойцами от его ходячих трупов толку почти нет, поэтому он привык действовать обманом.

Девочка-призрак все так же стояла передо мной и терпеливо ждала, пока я вновь обращу на неё внимание.

— Папа сказал, что в качестве жеста доброй воли оставил всю информацию о ядах Прокаженной Гончей в тайнике, — улыбнувшись, сказала она, поймав мой взгляд. И, кстати, выглядела девочка всё так же пугающе со своим бледным личиком и истлевшим платьицем, так что и улыбка вышла зловещая.

— И ты знаешь, где этот тайник? — заинтересованно спросил я.

— Знаю, — кивнула девочка. — Но я покажу, где он находится, только если ты выполнишь одно небольшое условие.

Звучало это немного зловеще, если честно.

— Что за условие?

— Вы с друзьями должны кинуть на пол свои телефоны, оружие, а ты выложи из карманов все свои бумажки. И пусть он, — девочка указала на Макса. — Спалит всё это своей способностью.

Честно говоря, я не был уверен, что силы огня Макса хватит на то, чтобы расплавить ножи, меч и пистолеты. Да и избавляться от оружия, стоя посреди подземной лаборатории главного злодея — явно не лучшая идея.

— А просто показать мне, где находится тайник ты не можешь? — сделал я попытку договориться.

— Это будет не по правилам, — улыбнулась девочка.

Почему мне кажется, что призрак гораздо умнее, чем кажется, и сейчас попросту издевается надо мной? Хотя, может, я ошибаюсь, и она может лишь повторять то, что ей сказал Погонщик.

— О чем речь? — заинтересованно спросила Лора.

Я пересказал товарищам требование призрака.

— Звучит как издевательство, — сходу прокомментировал Макс. — Надо было еще предложить нам взять оружие и просто перестрелять друг друга. Чего мелочиться?

Да, это действительно звучало очень странно.

— А почему ты называешь этого человека папой? — спросил я девочку, пытаясь понять, какого рода отношения связывают её с Погонщиком.

— Он нашел меня, играл со мной, — девочка повернулась к Дэмису и взяла его за руку. — Сделал мне друга. Поэтому я называю его папой.

То есть, она хочет сказать, что Погонщик убил беднягу Дэмиса просто потому, что девочке-призраку был нужен друг? Бред же. Все источники говорят: никто не может предсказать, кто превратиться в призрака после смерти, а кто — нет. И еще, если Погонщик может разговаривать с девочкой и как-то находить призраков для заселения в мертвые тела, то, выходит, он тоже является медиумом. И как я раньше об этом не подумал!

Пока я разговаривал с призраком, Дженн сходила к двери, ведущей в клинику.

— Заперта, — сообщила она.

— Вообще не проблема, — фыркнул Макс. — Если понадобится, мы её…

— Нет, мы пока не будем поднимать шум, — прервала его Лора. — Давайте мыслить логично: как-то же Погонщик вывез всех Существ и оборудование. Явно же не через холл клиники. Значит, где-то здесь должен быть второй выход. Возможно, там мы найдем подсказку, куда могли деться Прокаженные Гончие.

Макс подошел ко мне вплотную и шепотом спросил:

— Может, ты поймаешь своих призраков, и мы их допросим?

Я некоторое время стоял и смотрел на девочку и Дэмиса. Мальчик выглядел как кукла, даже до «зацикленного» не дотягивал. Если призраки — это частицы души, оставшиеся в нашем мире после смерти человека, то от малыша Дэмиса тут осталось очень немного, что лишь подтверждало обман Погонщика. Даже если бы он смог каким-то образом оживить тело и вернуть в него душу, мальчик уже никогда не стал бы прежним. Но идея Макса была неплоха, ведь малыша Дэмиса все равно следовало упокоить по всем правилам. Мне нужно было лишь окончательно определить для себя — пытаться бороться с Погонщиком любыми средствами, или все-таки сдаться в обмен на противоядие для Денни и Лоры.

Впрочем, по здравому размышлению какие-либо сделки с ним теперь казались совсем уж идиотской идеей. Поэтому я очень медленно достал из кармана два запечатывающих гофу и, одновременно активировав, применил на призраков. Девочка и мальчик исчезли, уютно устроившись в моих энергопроводящих листах, свернувшихся в тонкие трубочки.

— Ну, от предложения Погонщика мы отказались окончательно, — резюмировал я. — Так что пора действовать, пока он не сделал свой следующий ход.

— Так действуй, — фыркнул Макс. — Начинай допрашивать призраков.

Как ни странно, блондинчик в целом говорил верно, но допрашивать нужно было явно не девочку. Поэтому я нащупал в кармане запечатывающий гофу с Рональдом Тумсом, вытащил и разорвал.

— Оу, где это мы? — тут же заговорила голова, оказавшись на полу и пытаясь оглядеться.

— В вашей «небольшой» подземной лаборатории, — ехидно сказал я. — Кажется, вы забыли нам рассказать о размахе своих исследований. Держали несколько Существ в подвале, значит?

Голова задергалась, пытаясь повернуться.

— Ну, может быть, я слегка приуменьшил.

Я взял атакующий гофу, намотал на ладонь и активировал небольшой толикой энергии. Кстати, удивительно, насколько легко и быстро я стал воспроизводить это действие. С помощью обернутой ладони я с легкостью смог взять голову призрака и поднять с пола. Этот способ применения атакующих рун я обдумывал еще с прошлой ночи, и был рад, что всё сработало как надо.

— Нам сейчас очень нужна ваша помощь. Поэтому, давайте без вранья и недоговорок, — сказал я, держа голову перед собой.

— О, похоже у вас серьезные проблемы? — предположил Рональд Тумс. — И вы никак не можете решить их без моей помощи?

— Опять мы ничего не слышим, — раздраженно пробормотал Макс, глядя на меня. — О чем там хоть речь-то?

Я лишь отмахнулся от него.

— Нам нужно, чтобы вы сказали, где именно хранилась вся информация об опытах с Гончими и как можно покинуть это место минуя клинику. Только говорите честно, иначе…

— Что иначе? — с искренним любопытством спросила голова.

— Запечатаю вас обратно в свиток и смою в унитаз, — немного подумав, ответил я.

На самом деле я не очень хорошо представлял, как можно пытать призраков. Атакующие гофу были созданы, чтобы развоплощать их, и при нанесении сколь-либо серьезного урона бывший директор клиники попросту исчезнет, чтобы восстановиться вновь через денек-другой. Или через несколько часов. Зависит от силы его души.

— Тогда я против, — тут же ответила голова. — Так. Поверни меня к началу коридора, чтобы я сориентировался. Ага, понятно. Все исследования хранились на сервере, он должен стоять вон в том помещении, вторая дверь справа.

Я указал Лоре и Максу на дверь.

— Там.

— Мы проверяли, комната пуста, — тут же ответил Макс.

— Значит, он уже забрал отсюда компьютеры, — резюмировал я. — Ладно, тогда показывай, как новый владелец твоей лаборатории мог незаметно всё вывезти отсюда.

Рональд Тумс на удивление покладисто скомандовал:

— Ближайшая к главному залу дверь. Там в стене есть секретная панель, я покажу.

Мы бросились в комнату, оказавшуюся чем-то вроде склада с многочисленными стеллажами. Под руководством Рональда я откинул скрытую панель и ввел код. К счастью, он сработал и дверь отъехала в сторону.

— И куда ведет этот проход? — поинтересовался я.

— В здание на соседней улице. Там небольшой магазинчик, созданный в качестве ширмы.

Я повторил его ответ вслух.

— Черт возьми, а старикашка был прошаренным мужиком, — присвистнул Макс. — Как же он так просто позволил себе голову отрубить?

Да, меня тоже интересовал этот вопрос. Если Рональд врал о своих экспериментах над Существами, то и о смерти мог не сказать всей правды. Может, он все-таки знает того, кто его убил? Или даже был знаком с Погонщиком и раньше? Вот только как выбить из него эту информацию? Тут уж угроза унитазом явно не поможет.

— Там безопасно? — спросил я голову.

— Вполне. Это просто подземный ход, прорытый по моему заказу одним стихийником.

Лора уже намеревалась по своему обыкновению броситься первой в проход, но её остановила моя телохранительница.

— Я пойду первой, — быстро проговорила Дженн. — Тут могут быть ловушки.

— Ловушки? — скептически переспросила Лора. — Это ж коридор, по которому постоянно ходили люди… ну, или мертвяки.

— Вот именно, что «ходили», — согласилась Дженн. — Что им стоило поставить пару растяжек после того, как они забрали всё оборудование и Существ?

— Логично, — признала Лора, отступая в сторону.

Что ж, проход оказался настолько широким, что мы могли идти все вместе в один ряд и не задевать при этом локтями стены. А спустя десяток метров он и вовсе начал расширяться, превращаясь во что-то вроде слабо освещенной пещеры. Потолок поднимался все выше и выше, пока не превратился в овальный каменный свод, явно созданный задолго до клиники. А по сторонам от нас высились горы земли с торчащими из них костями, подозрительно напоминающие очень плохо закопанные могилы.

— А что тут было вообще? Это не похоже просто на обычный подземных ход.

Голова почему-то смутилась.

— Ну, после смерти некоторых Существ мне же нужно было где-то прятать их тела. В клинике работа печи четко регламентируется, поэтому сжигать останки было довольно проблематично…

— То есть, это кладбище Существ? — севшим голосом спросил я.

— Мне всегда больше нравилось слово «крипта», — поморщившись, сказал Рональд — К тому же, здесь действительно когда-то была древняя пещера, ей-то я и воспользовался.

— Кладбище? — переспросил Макс, услышав мои слова. — Серьезно? Ты привел нас на подземное кладбище Существ в тот момент, когда на нас охотится Погонщик Трупов?!

— Да ладно тебе, откуда ему вообще знать, что мы нашли это место, — неуверенно сказала Лора.

— Пока я не чувствую никакой опасности, — успокоила нас Дженн.

— К тому же, если это кладбище, то где-то здесь могут быть и останки Прокаженных Гончих? — с надеждой сказала Лора. — Спроси, директор проводил над ними эксперименты?

— Конечно проводил, — согласился Рональд. — Я могу ошибаться, но вроде бы вон там справа я хоронил останки Гончих… Или это были Баку. Вылетело из головы. Но их было совсем не много, а тут такие огромные могильники, что даже мне страшно становится.

— Он говорит, что вон там справа есть шанс найти тела Гончих, или то, что от них осталось, — озвучил я слова призрака. — Можем рискнуть. Пусть это и не живые особи, но хоть что-то.

Хотя все мы отлично помнили, что требовалась именно живая Гончая, с её слюной и другими выделениями, но глаза Лоры все-равно загорелись оптимизмом.

— Отлично! Мы поищем, а ты может пока все-таки попробуешь уговорить девочку рассказать о тайнике?

— Бесполезно. Мне нечем на неё надавать, — поморщившись, признался я.

Грозить тем, что я солью её в унитаз, я бы девочке никогда не стал.

— Ну, придумай что-нибудь, ты же медиум! — прикрикнул на меня Макс. — И сделай голову дедка видимой, чтобы мы могли показать ему останки. А то тут столько тел торчит из земли, я не знаю, что из этого гончая. И, кстати, они выглядят почти свежими!

— Похоже, их хоронили уже после смерти бывшего директора, — подхватила Лора, раскапывая землю своим мечом. — Я бы даже сказала совсем недавно.

Дженн осталась стоять в центре зала, держа в руках ножи и внимательно осматриваясь по сторонам.

— Если возникнет какая-нибудь опасность, я вас предупрежу, — сказала она, тем самым увильнув от рытья в могилах. Хотя, может, это и было неплохой идеей — оставить кого-то «на стрёме».

Я же положил гофу «Показать скрытое» на вершину одного из курганов и водрузил на него голову.

— О, а мальчик прав, кладбище существенно пополнилось. Мой последователь явно продолжал выращивать Существ и использовать их внутренние органы.

— Зачем? — спросил Макс, брезгливо пытаясь ногой разгрести землю.

— Ну, например, печень Гончих — это удивительный естественный фильтр, который можно…

— Стоп! — перебил я голову. — У меня возникла мысль. А что, если Погонщик не вывозил существ из лаборатории, а просто уничтожил их? Вытащил все годные на продажу органы и свалил тела сюда. Он же сам сказал, что пора закрывать лавочку.

— Варвар! — в ужасе воскликнул Рональд Тумс. — Это же дело всей моей жизни!

— Тогда мы можем найти тушку недавно убитой Гочней! — еще сильнее обрадовалась Лора. Думаю, никто и никогда не был настолько счастлив, найдя гору трупов Существ, как она сейчас. — Там могут быть и выделения, и ткани!

— О, да, — поморщившись, буркнул Макс. — Выделения, обожаю выделения. Лора, только не хватай ничего руками, тебе хватит и одной порции яда. Вон, там вроде лежат лопаты.

Я невольно порадовался тому, что не занимаюсь копанием в трупах, и постарался как следует сосредоточиться на сложившейся ситуации. На самом деле вполне вероятно, что у медиумов есть какие-то способы заставить призраков говорить правду. Просто я до этого раздела еще не дошел, Джеймс заставлял учить меня в первую очередь защитные руны и барьеры. Поисковые, атакующие, запечатывающие, делающие призраков видимыми. Это только кажется, что я перечислил всего несколько видов, они все разнились в зависимости от мелочей вроде пола призрака, возможной причины смерти и других факторов. И всё это приходилось учить.

Пока Лора и Макс ходили по курганам, думая, как подступиться к поискам останков Гончих, я достал несколько пустых листов и принялся чертить руны. Не уверен, что это сработает, но попробовать стоило. Барьер, который не позволит призраку убежать, у меня уже был заготовлен, осталось начертить несколько на скорую руку модифицированных рун «Детекторов Лжи» и добавить «Показать Скрытое», чтобы остальные тоже могли послушать девочку. И есть шанс, что моё изобретение сработает, и она будет вынуждена отвечать только правду в рамках формата «да-нет».

Рисование гофу не настолько быстрый процесс, поэтому Лора с Максом успели отыскать пару лопат и заняться раскопками. Я же разложил результаты своих трудов на земле, и разорвал над ним запечатывающее гофу с девочкой-призраком.

— Зачем вы сделали это со мной? — первым делом недовольно спросила меня девочка.

Она попыталась двинуться с места, но уперлась в невидимый барьер.

— Вы плохой, — сказала девочка, уперев в меня злой взгляд.

Макс и Лора обернулись, с интересом взглянув на призрака, и затем продолжили поиски. К счастью, Погонщик не сильно старался, хороня Существ, и их тушки проглядывали прямо из земли.

— Неправда, я хороший, — не согласился я. — И мне нужно знать, где твой… папа спрятал тайник для меня.

— А вы сделали то, что он велел? — наивно хлопая глазками, спросил призрак.

Черт, а ведь могло бы сработать, если бы я мог соврать.

— Нет, конечно. Мы и не собирались этого делать, — честно ответил я и активировал лежащую на земле руну «Детектора Лжи». — Скажи, тайник находится где-то в клинике?

— Нет, — покачала головой девочка.

Гофу «Детектора Лжи» тут же истлел. Очевидно, моя задумка сработала, но за каждый вопрос мне теперь предстояло платить дорогую цену, ведь энергопроводящей бумаги у меня с собой было не так много.

— В тех помещениях, что мы оставили позади?

— Не-ет.

Черт, а где он тогда вообще?

— А может, тайник находится где-то здесь?

— Нет.

Похоже, девочка получала удовольствие от нашей игры, а я уже потратил все заготовленные гофу. Пришлось вновь садиться на пол и поспешно чертить дополнительный гофу «Детектора Лжи», не забывая тщательно продумывать дальнейшие вопросы.

— А тайник вообще существует? — задал я самый важный вопрос.

— Нет, — довольно улыбнулась девочка. — А ты догадливый. Но всё равно глупый, ведь вы пришли туда, куда я и должна была вас привести.

Ох, черт!

— Опасность! — в тот же момент воскликнула Дженн. — Нам нужно бежать отсюда!

Повсюду вокруг нас начали слышаться шорохи и треск.

— Они поднимаются! — воскликнул Макс, и в его руках загорелось пламя. — Трупы встают!


Глава 19


Теперь я понимаю, почему Дженн так легко вырубили возле стройки. Если её предчувствие срабатывает за секунду до опасности, то какой толк от такой способности вообще? Это Человек-Паук реагировал на чутье за долю мгновения, а обычный человек за столь короткое время ничего толком и сделать не успеет.

— Гончая! — крикнула Лора. — Нужно её схватить! А лучше парочку!

Макс взмахнул лопатой и разрубил пополам какую-то мелкую тварь, выбравшуюся из-под земли.

— Каким образом?!

— Я отрублю голову, а ты оберни её и тело пиджаком и тащи с собой!

— Схватить разносчика смертельных болезней практически голыми руками?! — возмутился блондин, но под взглядом девушки сдался. — И куда её тащить?!

— К выходу!

Двигались поднятые Погонщиком существа очень неуверенно и дергано. Полагаю, дело было в том, что он пытался контролировать такое большое количество кукол одновременно. Даже не представляю, как должен работать мозг человека, это ведь не компьютерная стратегия с видом сверху, когда ты просто отдаешь команды юнитам, он реально видит одновременно десятками глаз и управляет руками, ногами и лапами множества тварей. Во всяком случае, иной реализации его способностей я не представляю.

Я мог себе позволить думать о чем-то абстрактном, потому что Дженн крутилась вокруг меня как юла, с легкостью рубя ножами на части каждое приближающееся к нам мертвое Существо. Браться за пистолет она даже не пыталась, хотя тварей из окружающих нас могил поднималось всё больше и больше. И далеко не все из них были сколь-либо опасны: например, непонятные полуметровые гусеницы фиолетового цвета ползли с такой скоростью, что к бою могли присоединиться разве что через час-полтора. Не представляю, зачем Погонщик вообще поднял абсолютно каждое мертвое Существо в этом помещении, возможно, просто хотел как следует нас напугать массовостью?

Призрак девочки с какой-то нездоровой радостью смотрела на происходящее вокруг и мерзко хохотал. И эту сумасшедшую я хотел спасти от Нибблеров? Теперь она еще больше напоминала девочку из «Кошмара на улице вязов», хорошо хоть стишки не зачитывала.

— Ой, да заткнись ты! — не выдержал я, и применил к ней запечатывающий гофу.

Не знаю, есть у Существ души, как таковые, или нет, но большая часть их способностей в качестве кукол явно не работала. Нибблеры кувыркались по полу как мясные мячики, не поднимаясь в воздух, а Бахтаки не насылали никаких кошмаров, а просто нападали на Макса, оказавшегося прямо в центре их могильника. Выяснилось, что блондин мог неплохо противостоять своей способностью управления огнем против мертвяков. И, черт возьми, это смотрелось невероятно круто! Его кулаки загорелись алым пламенем, и каждый удар заставлял огонь перекидываться на мертвых Существ. Самым же удивительным было то, что пламя неестественно быстро пожирало кости, словно сильнейший напалм. Всего от нескольких ударов Макса обезьяноподобные твари буквально разваливались на части. Я было удивился, почему он не делал так раньше, в бою против мертвяков в лаборатории, но потом, понял — пожирающий плоть и кости напалм создавал просто чудовищно густой и вонючий дым. Эта пещера была гораздо больше того зала лаборатории, но уже через пару минут здесь стало совершенно нечем дышать.

— Макс, ты идиот! — прокричала Лора, закашлявшись и прикрыв рот футболкой.

— Зато эффективно, кха, — раздраженно ответил ей парень, но огонь все-таки притушил.

Вот Лора, кстати, справлялась с мертвяками лучше всех, работая одновременно мечом и отшвыривая от себя противников силой ветра. В целом же происходящее подтверждало мысли Лоры о том, что куклы погонщика не представляют серьезной опасности для по-настоящему сильных бойцов. Думаю, если бы не бесполезный балласт в моём лице, ребята справились бы с мертвыми Существами гораздо быстрее.

— Эй, не бросайте меня здесь! — возмущенно закричал Рональд Тумс с одного из земляных валов. — Я же вам помог!

Вокруг царил настоящий хаос: абсолютно молча напрыгивающие на ребят мертвяки, становящийся всё гуще и гуще дым. Я бы с радостью прихватил с собой призрака бывшего директора, но запечатывающие руны уже закончились и вряд ли я мог успеть нарисовать новые. Был еще вариант взять его в руку, но я боялся даже сдвинуться с места. Дженн прыгала вокруг меня и работала ножами с такой скоростью, что я едва различал движения её рук. Наконец-то я понял, зачем именно ко мне был приставлен телохранитель — её боевые навыки были действительно хороши против материальных противников! Куда лучше, чем бесполезное предчувствие опасности.

Разумеется, я тоже держал в руке присланный Мисси нож, но в данной ситуации, как и любой другой, кроме той, когда я бы оказался в походе рядом с палаткой с банкой тушенки в руках, эта раскладная несуразность смотрелась просто глупо.

— Пробиваемся к выходу, — быстро проговорила мне Дженн. — Будем надеяться, что дверь открывается изнутри.

В этот момент одна из куч земли разверзлась и из неё выбралось полуразложившаяся туша, похожая на кого-то вроде бегемота с клыками. Толстая, массивная, с торчащими в стороны ребрами, и вскрытой черепушкой. При этом прыгала она на удивление проворно, в мгновение ока оказавшись рядом со мной. Дженн оттолкнула меня, но получила удар в бок, и сама кубарем отлетела куда-то в сторону.

На мгновение я остался один на один с тушей. Точнее, нас было трое — я, труп «бегемота» и редкое коллекционное оружие от Мисси, которое я держал в дрожащей руке. И первым нашу компанию покинул нож, который я швырнул в глаз быку. Не знаю, на что я рассчитывал, это был глупый рефлекс. Самое удивительное, что нож, и вовсе не рассчитанный на метание, очень удачно попал мертвому Существу в единственный оставшийся целым глаз. Правда, не лезвием, а задней частью, но порядком разложившемуся телу хватило и этого. Оставшись без зрения, Существо должно было растеряться, но поскольку им управлял Погонщик, способный видеть поле битвы десятками других глаз поднятых мертвяков, для меня совершенно ничего не изменилось — тварь безошибочно определила мое местоположение и вновь бросилась в атаку. Я шарахнулся в сторону, споткнулся обо что-то и кубарем покатился в ближайшую яму, оставленную поднявшимися из земли трупами. Тут же какое-то существо схватило меня за ногу, но один рывок отделил чешуйчатую руку от закопанного туловища, чей внешний вид так и остался для меня неизвестным.

Затем раздалось несколько выстрелов, и лапы «бегемота» просто подломились. Даже трупам сложно бегать с простреленными коленями. Но и так туша продолжала ползти за мной.

— Бежим! — прикрикнула на меня Дженн, вытаскивая из ямы.

Как ни странно, первым у выхода из зала оказался Макс. Но обернувшись, он понял, что Лора уходить никуда не собирается — девушка увидела среди поднятых Существ двух Прокаженных Гончих и теперь прорывалась к ним.

В целом у меня возникло стойкое ощущение, что мертвые Существа представляли серьезную опасность только для меня. Остальные в общем и целом неплохо справлялись, пусть и каждый по-своему. А ведь до недавнего времени я считал Дженн чуть ли не балластом, мня себя великим охотником за призраками.

— Помоги им поймать гончую! — впервые за всё время скомандовал я Дженн.

— Я отвечаю за твою безопасность, — недовольно напомнила она.

— Ну, тогда я сам пойду им помогать и будет только хуже, — проговорил я, ничуть не покривив душой. Помощник в данной ситуации из меня ровно такой, как когда-то оценил мой боевой потенциал Джеймс — на минус единичку. Лучше я точно не сделаю.

— Стой здесь, я быстро, — тяжело вздохнув, сказала она.

— Вообще без проблем, — заверил я телохранительницу.

Тем более, в моей голове родилась неожиданно гениальная идея. Если Погонщик видит все происходящее здесь глазами Существ, то я вполне могу применить на себе руну для отведения внимания. Вдруг сработает? Пришлось порыться в карманах, но одну такую нарисованную руну я смог найти: носил их всегда на случай, если окажусь на открытом воздухе. Прилепив её себе на грудь, я тут же активировал гофу и застыл на месте, ожидая, сработает защитный эффект или нет.

И, судя по тому, что пока Дженн помогала Лоре и Максу расчленить и схватить двух Гончих, на меня никто не напал, гофу подействовал. Правда тлел он очень быстро, видимо слишком много Существ одновременно пытались найти меня взглядами. Но я всё равно успел порадоваться, что тоже кое-что могу даже в такой опасной и явно непрофильной для медиума ситуации.

То ли это изначально было по плану Погонщика, то ли потеряв меня из виду, он решил подключить человеческие ресурсы. Потому что в довершение ко всему происходящему в могильнике, из дальнего прохода появились медсестры. В белой больничной форме, с холодным и, надо же, огнестрельным оружием! По их движениям было сразу видно, что это уже не обычные куклы, а полностью самостоятельные мертвяки.

— Мелкого парня схватить живым! — скомандовала одна из женщин мужским баритоном. — А остальных убить!

— Кровь, кровь! — радостно закричала дородная женщина, бросившись на Лору со спины с огромным тесаком.

Ну, кричать перед нападением вообще затея не слишком удачная, поэтому Лора с легкостью парировала удар и одним движением отрубила противнице голову. Тело без головы рухнуло на пол, но вскоре начало дергать руками и ногами, пытаясь достать противника.

Хоть я и стоял у стеночки, стараясь не отсвечивать, ко мне тут же направилась одна из медсестер, а остальные открыли огонь по моим товарищам. Макс создал перед собой и Лорой что-то вроде огненной стены, уж не знаю, насколько это было эффективно против выстрелов, а Дженн проворно упала на землю и начала стрелять в ответ.

Я же судорожно рылся в карманах, выбирая гофу против мертвяков, управляемых призраками.

— Иди сюда, малыш, — осклабила гнилые зубы в улыбке медсестра. Не представляю, как подобные мертвяки могли дежурить в клинике по ночам, и этого никто не заметил. Или это уже подпорченный материал, вышедший «на пенсию» из-за чрезмерного разложения?

Я активировал блокирующий гофу, и прилепил его к животу попытавшейся меня схватить медсестры. Она тут же встала как вкопанная, повесив руки вдоль тела. Ха! Помня о том, что Погонщик может влезть в куклу и сдернуть мою блокировку, я прилепил еще парочку на спину. Пусть попробует дотянуться.

Выстрелы прекратились, и мои друзья вроде бы были в порядке, но и медсестры не выглядели особо потрепанными. Похоже, ситуация была патовая. Я уже собирался прийти на помощь со своими блокирующими гофу, как заметил прямо под ногами зеленого карлика.

Что ж, я подозревал, что Хухлик вновь выжил. Поэтому особо и не расстраивался, когда Погонщик сообщил, что уничтожил нашего зеленого друга. Но я не думал, что он сможет нас здесь найти. Молодец!

— Ху, ты дозвонился Мисси? — первым делом спросил я.

Карлик медленно шел ко мне и только тут я сквозь стелящийся по полу дым заметил, что с ним что-то не так. Голова бедняги была разбита и сочилась зеленой слизью, рука вывернута под неестественным углом, а один глаз и вовсе отсутствовал.

— Ээ… Ху? — осторожно повторил я, начав медленно пятиться. Пожалуй, это всё-таки был не мой знакомый. Похож, но черты мордочки более… женственные что ли? Другой представитель их вида, закопанный в могильнике для Существ? Хоть бы это было так!

Похоже, моё защитное гофу-то уже полностью истлело и явно не защищало от взглядов Существ, ведь за Хухликом в мою сторону потянулись и другие твари. Но пока я хлопал глазами, оглядываясь по сторонам, зеленый карлик неожиданно проворно подпрыгнул на высоту моего роста и влепил мне сильнейший удар в лоб. Я даже не предполагал, что такое маленькое тельце может так сильно бить.

В фильмах от сильного удара по голове люди сразу теряют сознание, будто срабатывает какой-то выключатель. То ли меня приложили недостаточно сильно, то ли книги врут, но я, хоть и сильно поплыл, но смутно видел все, что происходило вокруг. Правда, сам никоим образов в этом не участвовал и наблюдал будто сквозь мутное стекло.

Зеленый карлик быстро сдернул с медсестры все мои блокирующие гофу, она закинула меня на плечо и понесла прочь из зала. Я видел лишь быстро идущие по земле пятки, затем подъем по лестнице и свет с кафельным полом. После этого меня, видимо, запихнули в машину и только потом я улетел во владения Морфея. Или кто там отвечает за сны после сильного сотрясения мозга?

В себя я пришел уже сидя в кресле. Очень удобном, кстати, хотя после ползания по могильнику я был не особо требователен к комфорту. Приоткрыв один глаз и осторожно осмотревшись, я понял, что нахожусь в небольшой минималистичной комнатушке, с кроватью и большим письменным столом. А прямо передо мной сидит фигура в черном балахоне и белой маске.

— Добро пожаловать в твой новый дом, — поприветствовал меня Погонщик. — В целом всё получилось так, как я и предлагал изначально. Так стоило ли брыкаться?

Я осторожно приподнялся на локте и провел рукой по карманам пиджака. Разумеется, они были совершенно пустыми: все гофу, чернила и ручку забрали.

— И вы бы выполнили обещание? — с вялым любопытством спросил я. — Передали Лоре и Максу все материалы?

Погонщик пожал плечами.

— Ну, теперь-то мы этого никогда не узнаем. Кстати, если тебе интересно, то твои друзья остались живы, и даже заполучили тела Прокаженных Гончих. При некотором везении они смогут спасти своего товарища, ведь яд из слюны этих тварей вполне можно синтезировать и из трупа.

Черт, если он не врёт, то это просто прекрасно!

— Но учти, что Лора Палмер была отравлена другим ядом, синтезировать который из мертвой Гончей попросту невозможно, — заметив моё облегчение, припечатал мой похититель. — И без моей помощи она умрет через семь-восемь дней.

— Так через семь или восемь? — уточнил я, лихорадочно шаря глазами по сторонам, чтобы понять, где я вообще оказался.

— Яд — это ж не проклятье, откуда я знаю, как именно он подействует на конкретного человека, — спокойно пояснил Погонщик. — К тому же, какая тебе разница, если ты умрешь через шесть дней чётко по графику? Поэтому либо ты выполнишь необходимую мне работу за шесть дней, либо вы с подружкой умрете. Все просто.

Просто, только я до сих пор точно не знаю, что от меня требуется.

— Вы же понимаете, что я только ученик медиума? — в очередной раз повторил я. — Я не обладаю особыми знаниями…

— Не нужны мне твои знания, — отмахнулся Погонщик.

— Тогда что я должен делать?

— Что ж, теперь, когда нет лишних ушей, я могу говорить более откровенно…

— К тому же, вы явно не собираетесь меня отпускать живым, — не сдержался я. — Так что можно спокойно раскрывать все свои секреты.

— Ты этого точно не знаешь, — ничуть не смутился Погонщик. — А так, выполнив могу работу, у тебя появится небольшой шанс спастись от проклятия и выжить. Ах да, и спасти свою подружку.

Возможно, я придираюсь, но он не сказал ни слова о том, что меня отпустит. Только о спасении от проклятия. Очень подозрительно.

— Видишь ли, я тоже в некотором роде… медиум, — с насмешкой в голосе сказал Погонщик. — С помощью определенных ритуалов я могу видеть и общаться с призраками, но, к сожалению, никак не могу на них воздействовать. И тут мне на помощь придешь ты…

* * *
Закончив разговор со своим пленником, Погонщик шагнул в тень и телепортировался к себе в комнату. Сняв маску, он устроился в кресле и мысленно приказал кукле «Ди» принести кофе.

— А ты никак не оставишь попытки срастить душу с мертвым телом, — раздался насмешливый голос из-за спины.

Погонщик поспешно дернулся к столу, схватил с него маску и прижал к лицу.

— Ой, да ладно, как будто я не знаю, как ты выглядишь.

— Мне так спокойнее, — буркнул в ответ Погонщик. — А ты с каких пор пытаешься людей пугать неожиданными появлениями?

— Понимаю, это твоя фишка. Но нельзя быть таким жадным.

Из полумрака выплыла человеческая фигура. Выглядела она так, словно пятилетнему ребенку дали только красный карандаш и попросили нарисовать человека: слегка аляповатое тело, удлиненные руки, голова с неровным овалом рта и черными провалами глаз. И все это выполнено в густом темно-алом цвете слегка запекшейся крови.

— Зачем явился? — раздраженно спросил обладатель белой маски. Стоило ему увидеть кровавую фигуру, как хорошее настроение от того, что он смог заполучить карманного оммёдзи, сразу сошло на нет.

— Просто в гости, — пожал неким подобием плеч гость.

— Я не люблю гостей.

— Любых или конкретно меня? — поинтересовался гость. — Иначе, с чего бы у тебя все внутренние помещения без дверей?

— Так просто безопаснее. Ведь попасть туда могу только я через тень.

В комнату зашла бледная и очень худая горничная с подносом.

— О, это же Диана. Тот призрак, что был помешан на готовке. У неё отобрали кофейню за невыплату налогов, и бедняжка повесилась, но вернулась зацикленной на создании идеального рецепта кофе. Я же подарил тебе её на как-то праздник… хмм, что же это был за праздник?

— День смерти моей дочери.

Красная фигура застыла на мгновение.

— Да? Ну, тебе виднее. Как говорится, люди умирают каждый день, а вот хороший кофе выпить получается не часто. Так что не за что, дорогой друг.

Женщина поставила на стол перед Погонщиком кофе, пробормотав несколько раз себе под нос «он всё ещё не идеален», и быстро покинула комнату.

— Что бы я делал без твоих подарков, Док, — поморщившись под маской, сказал Погонщик. — Лучше скажи, зачем пришел?

— Ну, если ты сразу переходишь к делу, то не буду тянуть. А пришел я сказать, что похищенный тобой мальчишка нужен Братству.

Погонщик привстал с кресла.

— Он нужен мне!

— Без проблем. Попользуйся, и верни где взял, — растянул рот в ухмылке гость. — И без этих твоих «я обещание дал, я обещание и забрал, мои обещания — что с ними хочу, то и делаю».

— Поскольку я часть Братства, то имею право…

— Ничего ты не имеешь, — перебил его гость. — Мальчишка должен остаться в живых. А ты небось планировал разлить его кровь по баклажкам и заставить мертвяка рисовать для тебя оммёдо? Как банально и не эстетично. А главное, расточительно.

Погонщик обессиленно упал обратно в кресло.

— Он всё равно умрет от проклятия через шесть дней. А так, я возможно спасу часть его души и дам некое подобие жизни.

— Проклятие — это уже не твоя забота. Я позволю тебе поиграть с ним два дня, а потом он должен вернуться к своему учителю. И обыграй всё так, чтобы он искренне поверил, что смог сбежать сам.

— А это еще зачем?!

— Когда к тебе обращается Братство, ты должен говорить не «зачем», а «слушаюсь», — мигом посерьезнел гость. — Ты сам знаешь, что бывает с теми, кто ослушивается приказов.

— Помню, помню. Голова с плеч, — нервно хмыкнул Погонщик.

— От нас не скрыться, — подмигнул ему гость. — Ни в тени, ни под маской. Но чтобы ты совсем уж не расстраивался, я принес тебе небольшой подарок.

Гость вытянул руку и положил на стол шар из черного камня.

— И кто там? — с интересом спросил Погонщик.

— О. Одного мальчишку разорвал живьем полтергейст. Остатки души едва собрались в призрака, но совершенно без личности. Зато имеет очень редкую предрасположенность к магии крови. Возможно, это именно то, чего не хватает твоим экспериментам по слиянию души с мертвым телом. Удачи.

Красная фигура опала, словно кто-то сдул большой воздушный шарик, и растеклась по полу большой лужей крови.

— Ну отлично, опять за ним кровь вытирать, — буркнул Погонщик, вызвав помешанную на чистоте куклу Эр. Затем он взял в руку черный камень, снял маску и мечтательно улыбнулся. — Но подарок он принес действительно интересный…


Глава 20


Вот уже третий день я находился в своей небольшой камере. Нет, по факту это был скорее номер в неплохой гостинице, с душем, туалетом и… ну, можно сказать, что залом для досуга, просто снова где-то под землей. Во всяком случае, окон тут не было, как и дверей, будто меня замуровали живьем. А сверху давила странная тяжесть, и я чуть ли не физически ощущал над головой толстенный слой земли. Уж не знаю, что это было, моё медиумовское предчувствие, или просто разыгравшееся воображение. Усугубляло гнетущее ощущение то, что я тщательно простучал все стены, пол и потолок, и не нашел даже намека на пустоту. Сам же Погонщик появлялся в месте моего заточения чем-то вроде телепортации, выходя из тени. Таким же образом, он, видимо, приволок сюда все вещи и скудную мебель. Ага, и плитку в ванной тоже сам положил? Ну, что за бред. А значит, выход где-то должен быть, даже если его заложили кирпичом. Где бы только кирку добыть или хотя бы лом?

Я схватился за голову и прошелся по комнате.

Несколько дней недосыпа и бесконечной работы над рунами вымотали меня ничуть не меньше, чем влияние всё усиливающегося проклятия Садако. К чести Погонщика, он исправно ставил мне капельницы смеси «Жизнь Про», чтобы сохранить здоровье и работоспособность. Подозреваю, что его интересовало только последнее, но мне было грех жаловаться, помня, сколько эти лекарства стоят. Никто еще не оценивал мои услуги как специалиста по оммёдо так высоко. Собственно, мои услуги до сих пор вообще никто особо не оценивал, а тут суточная зарплата больше, чем я в прошлом мире за год получал. Правда, выдают только лекарствами, но мне грех жаловаться, Джеймс бы с меня полную цену взял, а Погонщик вряд ли станет высылать счет моей семье. В целом он действовал по классическому методу кнута и пряника, угрожая жизням Лоры и моей, и при этом поддерживая моё состояние капельницами и даже предоставив информацию о состоянии Донни. Продемонстрированная им короткая видеозапись из клиники подтвердила, что благодаря заполученным Лорой и Максом телам Прокаженных Гончих его действительно смогли вылечить, что не могло меня не порадовать. И заставить восхититься уровнем местной медицины, так быстро вычислившей болезнь и разработавшей противоядие.

— Время сдавать кровь, — сообщил мне выглянувший из соседней комнаты мертвяк.

Ах да, еще мне приходилось сдавать кровь, что отнюдь не добавляло сил. Погонщик искренне верил, что сможет с её помощью создавать гофу и без моего участия, поэтому намеревался выдоить меня по максимуму. Это наводило на мысли о том, что никакого спасения от Садако мне не грозит, но возмущаться я даже не пытался. Достаточно Погонщику забыть обо мне на денек-другой, и я тут умру от обезвоживания, голода, а если протяну чуть дольше, то и от проклятия. В такой ситуации сложновато качать права, хотя на данный момент я никого в мире не ненавидел сильнее, чем этого типа в маске. Меня грело только одно — даже если со мной что-то случится, то использовать мою кровь для рисования гофу он всё равно не сможет. Это Джеймс обладал способностью к магии крови, а для меня это было простым психологическим костылем, от которого я пока так и не сумел избавиться. По факту же я мог бы рисовать действующие гофу даже обычной краской, а моя кровь не несла в себе никакой силы. Выкуси, Погонщик!

— Иду, — тяжело вздохнул я, медленно вставая со стула.

Головокружение за эти дни стало моим постоянным спутником, поэтому передвигаться я старался очень осторожно.

То, что я называл для себя «залом для досуга» на самом деле являлось чем-то вроде морга. Помещение площадью метров сорок, заставленное столами с телами, оборудованием и различными реактивами. Очевидно, именно сюда перекочевала часть вещей из лаборатории под клиникой. И прямо здесь я тестировал на телах различные варианты гофу. Со мной, если можно так сказать о мертвяках, сожительствовали восемь кукол, над которыми и проводились исследования. Одна из кукол подрабатывала медсестрой, бравшей у меня кровь, остальные же оживали только в тот момент, когда появлялся Погонщик. Очевидно, он каким-то образом «выключал» кукол, чтобы я не мог с ними поговорить или провести какие-нибудь лишние воздействия. Правда, для этого мне пришлось бы сначала справиться с «бодрствующей» медсестрой, неподвижно сидящей на одном из столов, что было довольно проблематично, когда из оружия тебе доступна только перьевая ручка. Поэтому весь день я рисовал гофу для проверки, а под вечер появлялся человек в маске, и мы проводили эксперименты: я воздействовал своими гофу на мертвяков, а Погонщик делал различные замеры приборами.

Спать по соседству с импровизированным моргом было весьма сомнительным удовольствием, облегчало жизнь лишь то, что подвергшиеся воздействую Погонщика мертвецы переставали разлагаться и совершенно не пахли. Но самым ужасным для меня было не само наличие мертвяков, а то, что среди них было и тело Дэмиса.

— Это будет для тебя дополнительным стимулом, — заявил Погонщик, когда я впервые увидел тело мальчика и впал в ступор. — Видимо, ты был эмоционально привязан к этому ребенку?

Разумеется, все гофу из моих карманов были конфискованы, и теперь фигура в маске достала один из них и надорвала, выпустив призрака Дэмиса Норна.

— Видишь ли, этот мальчик обладал довольно редкой способностью, усиливающей мышцы тела. Поэтому он был мне очень интересен. Но если ты хорошо выполнишь работу, то я, так и быть, восстановлю целостность его души и вновь запущу сердце.

— Вот так просто? — не поверил я. — Его можно вернуть к жизни?

— Возможно, — без интонации ответил тип в маске, и я даже не понял, издевается он, или говорит совершенно серьезно. — Но если ты не сделаешь эту работу, то у мальчишки не будет даже этого шанса.

Опять же, мне хотелось верить, что он может воскресить мальчика. В конце концов, я еще слишком мало знал об этом мире, чтобы исключать эту возможность. Но интуиция буквально вопила, что он врет. Дэмис мертв, и его уже не вернуть. Причем убил его сам Погонщик, и я до сих пор совершенно не понимал зачем.

— Я пока не знаю, кто скрывается под этой маской, — медленно проговорил я, чувствуя, как во мне, наверное, впервые в жизни появляется настолько сильная ненависть. — И сейчас у меня недостаточно сил. Но если ты не сможешь вернуть мальчика, то рано или поздно найду тебя, заставлю страдать и потом убью.

Черт, я что, это вслух сказал? План втереться в доверие явно идет по очень дальней дороге. Правда, не похоже, что моё откровение особо напугало Погонщика.

— Мило. Но чтобы сделать это, тебе нужно для начала выбраться отсюда и выжить после проклятия мистического Существа первого класса опасности. И то и другое станет возможно только в том случае, если ты выполнишь нужную мне работу.

Сейчас, сидя рядом с капельницей, я старался даже не смотреть в сторону тела Дэмиса. Погонщик поместил бессловесного призрака мальчика в тело, но без его присутствия мертвяки все равно оставались неподвижны и говорить с ними было бесполезно, хотя я пытался. Словно Погонщик владел выключателем, позволяющим телам двигаться только с его разрешения, даже несмотря на то, что в них находились вселенные души. Он будто был помешан на тотальном контроле.

Чтобы отвлечься, я в очередной раз попытался разговорить женщину, берущую у меня кровь, но не получил ни единого слова в ответ. Похоже моя мистическая харизма дала сбой, и совершенно не действовала на призрака, вселенного в мертвое тело. С другой стороны, она так же не привлекала и других мертвяков в клинике. Видимо, что-то их отличало от полноценных призраков, но мне явно не хватало знаний, чтобы понять в чем именно разница.

Завершив процедуры, я вернулся в комнату. Огромный стол в центре был завален бумагой с рунами, с помощью которых я пытался создать так необходимый Погонщику узор. С этим вообще получилась довольно странная штука, я говорил своему пленителю, что руны одного медиума не обязательно сработают у другого. То, что я мог пользоваться всеми рунами Джеймса, было большой удачей, и далеко не факт, что мои узоры сможет повторить кто-то еще.

— Это не твои проблемы, — отмахнулся Погонщик. — Работай.

И я работал. Погонщик лично принес мне гору энергопроводящей бумаги, краску, и различную тематическую литературу. Если бы не ситуация в целом, я бы даже обрадовался подобному времяпровождению, эдакий Хогвартс на минималках. Джеймс мне предоставлял уже полностью готовые личные наработки и самые основы, а вот Погонщик умудрился накопать продвинутую теоретическую часть. Нет, личные наработки по теме тоже были: я получил в руки дневник с пробными вариантами рун и результатами экспериментов того, кто работал над этой задачей до меня. Мне предстояло завершить исследование, объединив мертвую марионетку с призраком, чтобы вновь заставить вырабатываться икс-тела в измененной крови. Да, кровь у мертвяков была, но какая-то черная и очень густая, имеющая очень мало чего общего с человеческой. Не знаю, сам Погонщик проводил все эти исследования, или с чьей-то помощью, но написано всё было языком, понятным даже мне. В целом процесс создания рун вообще во многом был схож с программированием, и сейчас мне достался чужой код, в котором нужно срочно найти ошибку. Такое со мной уже бывало на старой работе. Ты знаешь, что должно получиться в итоге, частично понимаешь отдельные фрагменты кода, и начинаешь перебирать разные варианты правок, ожидая какого-то положительного результата. Разумеется, я не специалист по рунам, и, если бы передо мной была только справочная литература, я бы вряд ли справился с задачей. А главное, от обычного программирования мои исследования отличали два факта: каждый раз руны рисовались моей кровью, и проверялся их эффект на трупах.

Зато благодаря записям в дневнике, я узнал, как именно работает способность Погонщика. Оказывается, ему для вселения в мертвые тела подходил далеко не каждый призрак, а лишь, скажем так, неполноценный и не привязанный к конкретному месту. То есть, вселить в мертвеца полностью осознающего себя призрака невозможно. Может, какая-то несовместимость, связанная с тем, что тело уже мертво, или полноценная душа, попав в подобное вместилище, попросту сойдет с ума. Или же Погонщик сам предпочитал именно такие души, так как их было легче контролировать.

В общем, лично он сейчас вселял только призраков, потерявших личность как таковую. Этим и обуславливалась некоторая отчужденность ночных медсестер, в их голове были какие-то остаточные воспоминания о жизни, но не о себе самих. Соответственно, перед Погонщиком стояла довольно непростая задача — найти подходящих призраков, затем подобрать им тела с соответствующими способностями, и объединить их в единого супер-мертвяка, исполняющего все его приказы. А дальше уже шло завоевание мира, или чем там он собирался заняться с помощью таких сильных зомби-магов.

Конечно, чтобы это сработало, душа должна была иметь ту же предрасположенность к способностям, что и тело. Бог его знает, чем именно это обуславливалось. Наверняка было какое-нибудь научное или псевдонаучное объяснение, но мне его никто не предоставил. Так я и тыкался как слепой котенок, то в одну сторону, то в другую, пробуя различные варианты начертания рун, день за днем.

За эти дни я привык к полной тишине. Трупы в морге не двигались, а иным звукам в подземелье взяться было неоткуда. Поэтому, когда в углу раздался тихий скрип, я сразу среагировал и вскочил из-за стола. Отодвинув в сторону тумбочку возле кровати, я с удивлением уставился на незваного гостя: мое подземное узилище посетила самая настоящая, живая крыса! И судя по дыре в каменной стене, пробивалась она сюда целенаправленно. Вот только зачем?

— Тут еды нет, — зачем-то сказал я, лихорадочно размышляя, откуда она могла сюда забраться. По крайней мере, теперь я был уверен, что вокруг не сплошные стены. Хотя, если грызун пролез по воздуховоду или канализации, то его путем я выбраться отсюда явно не смогу.

Тем временем крыса добежала до меня, остановилась возле ноги и встала на задние лапки.

— Кыш! — я попытался толкнуть её мыском, но грызун ловко увернулся и издал звук, подозрительно похожий на смех.

А в следующий момент рот крысы распахнулся на все сто восемьдесят градусов и из него полезла густая алая кровь. Но вместо того, чтобы пролиться на пол, она постепенно сформировалась в человеческий рот, оставшийся висеть прямо в воздухе.

— Ну, здравствуй, Роман, — тихо прошепелявил он.

Я едва смог удержаться от того, чтобы не попытаться пнуть крысу еще раз. Самое обидное, что мне тут даже деться не куда, между комнатами нет двери. Может мертвяка на помощь позвать? Но не считая сдачи крови, женщина на мои слова совершенно никак не реагировала.

— Мы разве знакомы? — нервно спросил я.

Да и как тут не нервничать? Таких сцен я даже в фильмах ужасов не видел.

— О, я многое знаю о тебе. — Рот сформировался окончательно и перестал шепелявить. — Роман Михайлов, я могу помочь тебе выбраться отсюда.

— Да кто ты? — спросил я, невольно обернувшись в сторону морга. Вдруг дежурный мертвяк все-таки среагирует на голоса.

— Не волнуйся, Погонщика сейчас здесь нет, и его куклы не активированы, — успокоила меня «крыса». — Ты знаешь меня, как Доктора. Селена Леони наверняка упоминала обо мне.

Ох, черт. Я сразу подумал о нем, стоило из пасти крысы появиться крови, но надеялся, что ошибаюсь.

— Упоминала, — признал я, неосознанно пятясь от крысы.

— И ты наверняка решил, что я настоящее зло во плоти? — ехидно спросил Доктор.

— Была такая мысль, — признал я, вспомнив, что он сотворил со священниками в церкви. Явно же не по доброте душевной.

— Очень зря. Я не буду сейчас говорить о том, чем я занимаюсь. Скажу лишь, что для всего есть причины.

Даже не сомневаюсь. Уверен, что и у Погонщика таковые есть, но это не делает его менее виноватым в том, что случилось с Дэмисом.

— Зачем же ты здесь?

— Помочь тебе выбраться отсюда. Ты же не думаешь, что Погонщик планирует тебя отпустить? И уж тем более спасать от проклятия?

Конечно, не думал, но и других вариантов особо и не было. Сквозь стены я проходить еще не научился. И даже за помощью отправить некого… хотя…

— Так просто сообщи Джеймсу Харнетту или моей семье, где я нахожусь, — предложил я. — К чему такие сложности?

— Это бы сразу выдало мое участие. А я хочу, чтобы Погонщик никак не связал твое освобождение со мной. Можно сказать, что мы с ним коллеги, и нам еще предстоит некоторое время работать вместе.

— Но зачем тебе тогда вообще мне помогать? — подозрительно спросил я.

— Я вижу в тебе большой потенциал. Поверь мне, Джеймс Харнетт неплохой учитель, если речь идет об основах, но он слишком поверхностен. Со мной ты можешь пойти гораздо дальше звания лучшего уборщика в небольшом городке. К тому же, если ты не сбежишь, а завершишь для Погонщика эту работу, то просто превратишься в одного из послушных ему мертвяков. Ты будешь первым, на ком он использует создаваемые тобой руны. Так что выбора у тебя особо и нет.

— Что?! — опешил я. — Но какой ему толк от моего тела, если нет гарантии, что я превращусь в призрака? Это еще при условии, что у меня вообще получится сформировать правильный набор рун.

Крыса уселась на задние лапки, продолжая держать пасть открытой. Если честно, я не очень понимал, как рот их красной субстанции вообще может говорить, ведь одних губ и языка для этого маловато. Нужны еще зубы, легкие, но их вроде бы не было.

— Думаю, тебе будет полезно выслушать небольшую лекцию, — продолжал вещать рот. — Что Джеймс говорил тебе о том, каким образом появляются призраки?

— Что это очень непредсказуемо, кто станет призраком, а кто нет. Зато ритуальное захоронение точно гарантирует, что душа отправится куда там должна отправиться, на перерождение, в Рай или…

— Это не важно, — перебил меня Доктор. — Правда в том, что ключ к образованию призраков — это сила души и предсмертное желание. Если умерший человек хочет отомстить за свою смерть и обладает достаточной силой души, то он превратится в мстительного духа. Если силы души недостаточно, то основная часть сущности уйдет на перерождение, а другая часть выполнит желание и останется здесь в форме тупого полтергейста. А те, кто превращаются в «зацикленных» — это, по сути, просто остатки слабой души, задержавшиеся здесь с каким-то предсмертным желанием. Мама, думающая о ребенке, или, наоборот, мальчик, желающий вернуться к родителям. По факту все частицы душ, оставшиеся здесь в виде призраков, испытывают муки неисполненных желаний, и со временем либо сходят с ума, либо просто растворяются в эфире.

— Звучит логично, — признал я. Это действительно объясняло процесс появления призраков, ну, по крайней мере, делало его более понятным. — Но как это связано со мной?

— Разве не очевидно? Погонщик разработал ритуал, позволяющий в любом случае оставить здесь часть души, необходимую для создания мертвяков, причем сразу максимально совместимую со способностями тела. Неполноценную, но достаточную для того, чтобы тело обрело разум и было послушно командам. Этим он и занимался, проводя исследования в клинике.

Мой мозг лихорадочно заработал. То есть, он убивал людей ради экспериментов, и лишал их не только жизни, но и части души? И Дэмис на самом деле бы убит, оставив после себя лишь ту бессловесную частицу души, что я встретил в коридоре.

— А как-то восстановить личность по частице души возможно? — напряженно спросил я.

— Конечно же нет. Что ушло, то ушло. Даже я не знаю, куда исчезают души, а в этом мире сложно найти человека, более близкого со смертью, чем я. Используемые Погонщиком тела — это просто созданные им заготовки под послушную куклу со способностями к управлению икс-телами, никаких личностей там нет и не будет. — Крыса привстала на задних лапках. — Только не говори мне, что одно из тел принадлежит твоему знакомому?! И Погонщик пообещал вернуть его к жизни? Это же бред.

— Так и было, — признал я.

Вот же тварь! Он действительно обманывал меня!

— А эта частица души, что находится в телах… Если тело захоронить по всем правилам, она воссоединиться с остальной душой?

— Как минимум, эта частица перестанет мучиться, находясь в этом мире, — ответила крыса. — Может, самостоятельно уйдет на перерождение, а может и соединиться с основной душой. Никто этого не знает. Но поверь, воспринимать эти осколки душ как личности и даже сравнивать с призраками, достаточно сильными, чтобы полностью сохранить свою целостность, совершенно точно не стоит.

Я медленно выдохнул, стараясь привести мысли и эмоции в порядок.

— Ладно, допустим, я не стану помогать Погонщику. Как мне выбраться отсюда? — сжав зубы, спросил я.

— Это место находится глубоко под землей, и попасть сюда можно только теневым шагом, которым пользуется Погонщик. По канализации, как это сделал я, ты отсюда выбраться не сможешь. Но есть другой способ, который я расскажу в обмен на небольшую услугу.

Ну, разумеется, он не стал бы мне помогать просто так. Удивительно, что я ничего толком не умею, но всем этим монстрам от меня что-то нужно.

— Какую же?

— Мне нужно, чтобы ты заключил контракт с одной моей подопечной.

— Ээ… что заключил?

— Джеймс тебя вообще ничему не учил что ли? — удивился Доктор.

Я лишь пожал плечами в ответ. Кстати, всё это время я разговаривал лишь со ртом из кровяной субстанции, и даже не знаю, видел ли он меня вообще.

— У медиумов принято заключать партнерские контракты с Существами или призраками. Это сильно помогает в работе, да и призраки получают некую стабильность, как якорь в этой реальности. Это гарантирует, что они со временем не исчезнут, и не сойдут с ума, превратившись в полтергейста. А в твоем случае такой контракт поможет выбраться отсюда.

— Каким же образом?

— Моя подопечная станет целью для направления телепортации отсюда. А вот само заклинание будет питаться энергией смерти, так что тебе придется постараться, чтобы его наполнить.

Я скептически посмотрел по сторонам.

— Нужно принести кого-то в жертву? Но кого? Тут кроме меня нет больше никого живого.

— Мертвяки. Их нельзя назвать живыми, но неполноценные души связываются с телами и нарушение этой связи можно считать слабым актом смерти. Думаю, если ты уничтожишь всех мертвяков в соседней комнате, то энергии должно хватить для прыжка.

— Всех? — напряженно переспросил я. — А если одного из них оставить… целым? Это же не страшно?

— Ты все еще надеешься как-то помочь своему знакомому? В принципе не страшно оставить целым одного мертвяка, если тебя не пугает, что при прыжке какая-нибудь часть твоего тела может остаться здесь. Энергии и так едва-едва хватит на перенос.

И снова передо мной встала дилемма. Кому можно больше верить, Погонщику, или Доктору? И тот и другой убийцы и вполне вероятно даже не люди. У каждого свои цели, но если я поверю всему, что говорит Доктор, то у меня не останется даже одной миллионной шанса вернуть Дэмиса. А вдруг Погонщик все-таки не врет, и действительно сможет каким-то мистическим образом вернуть ушедшую часть души обратно и запустить его сердце?

— Как… я должен убить их?

— Ничего сложного. Самый простой способ убить мертвяка с душой — это отрубить голову.

— Но тут даже оружия подходящего нет, — растеряно сказал я.

— Будет тебе оружие. Потом. Это тоже часть заклинания. Придется рисовать узор на полу, это займет какое-то время, рисунок очень не простой.

Крыса пробежалась по столу, взяла лист бумаги и начала рисовать лапкой кровавый узор. Таких рун я еще никогда не видел, это явно отличалось от того, что использовали Джеймс и Погонщик. И еще он был очень, очень сложным. Пожалуй, тут было не меньше трех десятков каких-то иероглифов, расположенных по кругу пентаграммы.

— Изучи как следует. Я подготовлю призрака для ритуала и вернусь через несколько часов.

— Но сегодня еще должен прийти Погонщик, — прикинув время, сказал я. — У нас по плану очередные пробы рун.

— И ладно. Тогда я вернусь сразу после его ухода, и мы вытащим тебя отсюда.

Крыса спрыгнула со стола и побежала обратно в угол комнаты. После её ухода я поставил обратно тумбочку и некоторое время сидел, глядя в одну точку. Слишком много всего свалилось на меня за время общения с таинственным Доктором. Дэмис мертв, следовало, наконец, признать это, хоть я до последнего не терял надежды как-то его вернуть. Лора отравлена, и если я сбегу от Погонщика, то она не получит противоядия, но, с другой стороны, если меня превратят в мертвяка, то и спасать девушку ему незачем.

С огромным трудом справившись с рефлексией, я решил занялся исследованием нового для себя вида рун. Непонятно было совершенно ничего, будто использовалась принципиально иная школа. В то время, как исследования Погонщика вполне себе пересекались с тем, чему меня учил Джеймс. Будто они изучали оммёдо где-то в одном месте.

Я очень тщательно изучил изображение, сделанное крысой-Доктором, а затем спрятал лист бумаги и вернулся к работе для Погонщика, ведь мне нужно было создать видимость работы. Как ни странно, именно разговор с Доктором подал пару идей, способных решить задачу с объединением осколка души и мертвого тела. Ведь до этого я не знал, что тела не мертвы в прямом смысле этого слова, а изменены в некий иной формат жизни. Может, именно это я и не учитывал при создании рун?

И процесс пошел. Я так увлекся, что даже не сразу заметил появление Погонщика.

— Есть успехи?

— Минуточку, — чуть дернувшись от неожиданности, ответил я.

Нужно было срочно что-то делать, и я нарочно смазал последнюю руну. Интуиция подсказывала, что я очень близок к решению, и мне совершенно не хотелось отдавать его в руки врагу.

— Так что, появились какие-то идеи? — вновь спросил Погонщик, когда я закончил рисунок.

— Да, кажется, я придумал, как решить задачу, — ответил я, и мысленно чертыхнулся. Ну почему я не могу просто промолчать?!

Многие бы удивились, насколько редко мы врем в обычной жизни. Просто нет необходимости. Чаще всего ложь требуется в действительно важных и обычно предосудительных вещах: «нет, я не брал твою вещь», «уже почти закончил, завтра сдам проект», «конечно я не забыл о твоем дне рождения», «извините у меня с собой нет мелочи». С момента появления в этом мире не было ситуаций, когда мне вот прям надо было кому-то врать в глаза. Конечно, частично это было связано с тем, что я в обоих своих жизнях не занимался ничем незаконным, там-то людям приходится врать постоянно. И вот наступил момент, когда я, затаив дыхание, молился всем богам, чтобы Погонщик не задал вопросы, отвечать на которые честно я совершенно не хотел.

— Руны точно должны выглядеть именно так, чтобы достигнуть необходимого мне эффекта?

— Нет, я намеренно повредил их, — тут же ответил я.

Черт, ну зачем он спросил?!

— Вот как? — слабо удивился Погонщик. — Зачем же?

— Чтобы саботировать работу, разумеется. Что за глупые вопросы?

Человек в маске некоторое время внимательно смотрел на меня.

— Наверное, стоит уменьшить количество сдаваемой крови. Голова явно плохо работает.

В чем-то он может быть и прав, крови можно было бы брать и поменьше. Но поскольку я скоро свалю из этого места, то вопрос уже не актуален.

— Зачем же тебе саботировать работу? Еще несколько дней, и проклятие убьет тебя, а твоя подружка умрет от яда сразу за тобой. Если, конечно, ты не завершишь нужный мне гофу.

— Я знаю, что вы не можете спасти мальчика, — не выдержал я. — А значит, могли врать и во всем остальном. Я даже не знаю, отравлена ли на самом деле моя подруга, а если и отравлена, то существует ли вообще противоядие?

— Разобрался-таки? — ничуть не смутился погонщик. — Что ж, я не хотел тебя лишний раз расстраивать, это помешало бы работе. Личность мальчишки уже мертва, да и запустить сердце в измененном теле уже невозможно. Я же, по сути, меняю физиологию трупов, превращая их в иной организм.

— И зачем было врать? — сжав кулаки, спросил я.

— Чтобы не было вот таких истерик. Мальчишку уже не вернуть, но твоя жизнь зависит от меня. — Я даже моргнуть не успел, как Погонщик схватил меня за шею и поднял со стула. — Поэтому лучше тебе прекратить совершать глупости, и заняться работой. С каждым днем шансы на спасение для тебя всё меньше и меньше.

Как следует встряхнув меня, он отпустил руку, и я рухнул обратно на стул.

— Кхе, я понимаю, — с трудом выдохнул я, растирая горло.

— Ответь нормально, ты нашел решение, или нет?

— Вроде бы нашел, — вынужденно признался я. — Но не стал реализовывать.

— Ладно. Даю тебе час. Если мне не понравится результат, то придется добавить для тебя немного отрицательного стимула. Отсутствие нескольких пальцев не помешает тебе рисовать руны. Намек понят?

Я лишь молча кивнул в ответ.

— Тогда работай!

Погонщик рывком шагнул в тень и исчез.

— Часа нам хватит с лихвой, — раздался голос из-под тумбочки.

— Что?! — зашипел я. — А если он услышит?!

— Вот ему делать больше нечего, кроме как подслушивать человека, заточенного в одиночестве в полукилометре под землей.

Крыса отодвинула лапками тумбочку и встала передо мной, вновь вытянув из пасти человеческий рот.

— В полукилометре?! — ошарашенно переспросил я.

— А ты думал. Иначе бы Джеймс сам тебя отыскал. Но у земли есть естественный фон, перебивающий любые поисковые заклинания и способности. Значит так, сначала контракт. Протяну руку, я нарисую на ней нужный узор.

Я предоставил ладонь крысе, и та тут же впилась в неё когтем, начав наносить довольно глубокие царапины.

— Ау! — от неожиданности воскликнул я. — Ты хоть когти спиртом промыл? Мало ли по чему эта крыса лазила!

Разумеется, Доктор мне не ответил, а спустя примерно минуту вся моя ладонь была исцарапана и покрыта кровью.

— Теперь активируй узор! — велела крыса. — И напитывай его до тех пор, пока он полностью не исчезнет.

Я послушно направил энергию в ладонь, и ощутил, как она начала нагреваться. Онемение необычно быстро распространялось от пальцев, через руку, плечо, к туловищу и вплоть до ног. Такое со мной было впервые, обычно я прерывал поток энергии раньше, чем рука полностью немела. На моей шее даже появился медальон с буквой «М», поскольку энергия дотянулась и до него. А потом все неожиданно кончилось, жжение в руке прекратилось, и я тут же прервал поток энергии.

Посмотрев на ладонь, я с удивлением увидел, что царапины полностью исчезли.

— Отлично, привязка прошла успешно! — сказала крыса и запрыгнула на стол. — Теперь отрисуй на полу узор. А я пока тоже сделаю кое-какие приготовления.

Мне пришлось собрать всю имеющуюся краску и добавить в неё довольно много крови, чтобы хватило на такой объемный узор. Мне кажется, что со всеми сдачами и рисованием, сейчас в моем теле было больше смеси «Жизнь Про», чем крови как таковой. Но, к счастью, собранной краски и крови хватило. Причем со столь сложным узором я справился даже быстрее, чем думал сам. Теперь, глядя на него в полном размере я видел, что помимо свободного места в центре был еще один маленький фрагмент пустоты, напоминающий по форме небольшой меч или, наоборот, большой кинжал.

— Ого, да у тебя талант к этому, — с удивлением заметила крыса. Пока я рисовал большой узор, она бегала вокруг, макала лапу в краску с кровью и тоже делала какие-то небольшие узоры в углах комнаты — Что ж, теперь осталось лишь напитать узор энергией. Ты готов?

— Не особо, — поморщившись, сказал я. — Но других вариантов ведь нет?

— Ты прав.

Крыса шире открыла пасть и из неё полезло больше и больше крови. Она потекла по полу, постепенно формируя небольшой, примерно полуметровый изогнутый клинок с узором, завершающим фрагмент того, что нарисовано на полу.

— Бери, — скомандовала крыса.

Я медленно выдохнул и взял в руку клинок. Теперь мне предстояло сделать самое тяжелое и неприятное — разобраться с мертвяками. Да, они мертвы, но рубить головы человеческим телам, это явно не то, о чем мечтает каждый попаданец.

— Как только ты убьешь первую куклу, Погонщик узнает об этом, — предупредил меня Доктор. — Руны на стенах, что я нарисовал, задержат его на какое-то время, но все равно нужно действовать очень быстро.

Хоть я и держал наготове заранее нарисованный гофу, блокирующий мертвяков, но медсестра, обычно бравшая у меня кровь, осталась так же неподвижна, как и раньше. Я приблизился к ней, держа нож за спиной, и в последний момент сделал широкий взмах и нанес удар. Наверное, отрубить голову обычным оружием, тем более такого небольшого размера, было непросто, но клинок Доктора оказался неестественно острым.

С остальными телами, неподвижно лежащими на столах, было еще проще. Я бил по шее, стараясь не смотреть на результат удара и переходил к следующему телу.

И только перед телом Дэмиса я застыл в нерешительности. Хоть Погонщик сам подтвердил, что мальчик уже мертв, но сделать подобное с его телом — это было выше моих сил.

— Мальчик, у нас всего несколько секунд прежде, чем Погонщик пробьется через защиту, — недовольно заметила крыса. — Ты слишком чувствителен для того, кто общается с мертвыми.

— Возможно, — согласился я. — Но я не стану творить такое с его телом. Более того, я не уйду отсюда без него. Мать должна попрощаться с сыном, это меньшее, что я могу сделать для неё.

— Идиот! — возмутилась крыса. — Энергии едва ли хватит даже на тебя одного!

— Так придумай что-нибудь, — уперся я, беря на плечо тело мальчика.

— Черт с тобой, — неожиданно легко согласился Доктор. — Клади нож в положенное ему место и становись в центр узора. Если энергии не хватит, то это уже не мои проблемы. Какими бы перспективными не были твои способности, идиоты в ученики мне не нужны.

Я с трудом доковылял до середины узора и положил нож в специальную прореху в узоре. Руны тут же загорелись белым светом и в этот момент я запоздало подумал о том, что мне стоило прихватить с собой все материалы со стола. Помимо моих практически завершенных разработок, там было просто много полезной литературы, да и энергопроводящая бумага могла пригодиться там, куда меня перенесет. Но было уже слишком поздно — меня поглотил свет, и пол ушел из-под ног.

Не успев толком испугаться, я увидел, что падаю на землю с довольно большой высоты. Тело мальчика полетело в одну сторону, а я в другую, лишь каким-то чудом успев сгруппироваться и не разбиться. Вот было бы нелепо — свернуть шею после того, как сбежал из плена, создав сложнейший узор и отрубив головы мертвякам для его насыщения энергией.

С трудом поднявшись на ноги, я осмотрелся по сторонам. Лес. Поляна. Подозрительно знакомая. И если посмотреть наверх, то… можно увидеть ветхий деревянный домик на ветвях дерева. Кажется, я понял, где именно оказался. И если это то самое место, то призрак…

В двери домика появилась девушка без лица в белой одежде и неуверенно помахала мне рукой.

«Отлично, — подумал я, помахав в ответ. — У Джеймса в партнерах Мисси, его учитель работал Хухликом, а я связал себя контрактом с призраком, который даже не может говорить».


Эпилог


— Всё, всё. Жди там, я пришлю за тобой такси.

Джеймс выключил телефон и откинулся в кресле.

— А парнишка-то молодец. Выжил и смог сбежать. Я даже не ожидал.

Мисси хихикнула.

— Это ненадолго.

— Ой, ладно тебе, — поморщился медиум. — Поменьше пессимизма.

— Это реализм, — согласился с ней Хухлик. — Малыш Ро, как бы он мне не нравился, ходячий труп.

Зеленый карлик сидел прямо в середине стола и жадно поглядывал на бокал с виски в руке Джеймса.

— Не понимаю, о чем вы, — сказал медиум, демонстративно медленно отхлебнув из бокала.

Мисси встала из-за стола, налила еще один бокал виски и протянула радостно улыбнувшемуся Хухлику.

— О том, что Садако не наш уровень.

Джеймс одарил помощницу недовольным взглядом, явно пожалев дорогущий двенадцатилетний виски.

— Не переживай, у нас еще целых три дня.

— И что изменится за это время?

Джеймс таинственно улыбнулся.

— Возможно, я позову кого-нибудь нам на помощь.

— Не-ет! — в ужасе воскликнул Хухлик, подавившись виски. — Это же не тот, о ком я стараюсь даже не думать?!

Джеймс Харнетт пожал плечами.

— А кто еще может за пару дней справиться с Существом первого класса опасности? Не знаю, как вам, а мне жалко парнишку. И я совершенно не хочу ссориться с Михайловыми из-за смерти их родственника.

— Ага, — согласилась Мисси и лукаво добавила: — Еще и неустойку эту платить…

Хухлик залпом допил бокал виски и вскочил на ноги.

— Так, я смотаюсь за парнишкой, чтобы убедиться, что он пока еще жив, и сваливаю в другой город. И попрошу даже не упоминать моего имени вслух при этом страшном человеке.

Карлик исчез.

— У нас и правда нет других вариантов? — обреченно спросила Мисси. — Даже я бы предпочла с ним не встречаться.

— Поверь, если бы они были, я бы ими воспользовался, — заверил её медиум. — Так что я звоню своему учителю.







Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Эпилог