КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591451 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235384
Пользователей - 108133

Последние комментарии

Впечатления

Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Пожиратель времени [Никита Киров] (fb2) читать онлайн

- Пожиратель времени [СИ] (а.с. Пожиратель времени -1) 1 Мб, 289с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Никита Киров

Настройки текста:



Пожиратель времени

Глава 1

— Макс! — закричал Алекс за моей спиной. — Берегись!

Офицер Шуваловых выскочил из кустов и выстрелил в меня из небольшого пистолета. Удар в грудь был таким сильным, что я едва не упал.

Но ещё рано умирать. У меня есть ещё целых полчаса до очередной смерти.

Алекс пристрелил напавшего и торопливо подбежал ко мне.

— Макс! Ты как?

— Ещё жив, — ответил я.

Тот идиот всегда палил в одно и то же место, раз за разом. Я просунул руку под бронежилет и потёр отбитую грудь. В следующий раз надо будет подложить туда ещё что-нибудь, чтобы было помягче.

Эту смерть я научился легко избегать. Со следующей посложнее.

— Я думал, ты опять броню не надел, — Алекс выдохнул с облегчением.

— Идём! — приказал я.

Штурмовики из моего дома зачистили окрестности дворца Шуваловых. Бой шёл уже внутри пятиэтажного дворца, покрытого мраморными плитами. Снаружи, среди цветочных клумб и аллей фруктовых деревьев, лежали тела.

Наших среди них было намного меньше.

На третьем этаже дворца раздался взрыв. Немногие уцелевшие стёкла со звоном высыпались наружу. Кто-то в форме генерала из армии Шуваловых вылетел из окна и приземлился в клумбе.

Полёт генерала моя гвардия встретила радостными криками. Из выбитого окна высунулся штурмовик в тяжёлой броне и начал размахивать знаменем с грифом, гербом моего рода.

Я пошёл дальше по новенькой каменной плитке, на каждой из которых был нарисован скачущий единорог, герб Шуваловых. Если бы граф вместо плитки потратился на оборону, войска моего дома не смогли бы так легко высадиться на острове.

Но никто даже подумать не смел, что найдётся хоть один безумец, способный бросить вызов Пятиглавому Орлу — самым могущественным семьям империи, куда входили и Шуваловы.

Нашёлся. И мне плевать, насколько они сильны. Я закопаю их всех.

— Паха! — позвал я, когда подошёл к украшенным дубовым дверям главного входа во дворец. — Знаешь, что надо сделать?

— То, что я умею лучше всего? — накачанный здоровяк усмехнулся и показал свои увесистые кулаки.

— Именно, дружище. Погнали! Сразу беги направо!

Я распахнул двери и вошёл внутрь.

— Паха! Завали ведьму!

Боевая магичка, которых все называли ведьмами, подняла руки, сгибая пальцы в сложном жесте. Воздух вокруг них начал дрожать от жара. Ещё немного, и она меня испепелит.

Но при виде бегущего на неё Пахи, ведьма сбросила заклятье и попыталась закрыться полупрозрачным барьером.

Не успела. Удар был такой силы, что я услышал, как клацнули зубы. Ведьма грохнулась на ковёр, раскинувшись звёздочкой.

— Физический урон, сучка! — воскликнул обрадованный Паха, потирая отбитый кулак.

— Молодец, Паха, — сказал я. — Идём! Ещё много работы!

Под ногами хрустело стекло и куски разбитой пулями плитки, выпавшей из стен. С начала штурма прошло меньше часа, но залы на первом этаже уже были разгромлены.

На стене ещё остались пара плазменных панелей, покрытых отверстиями от попаданий. Одна искрила. Воняло горелой проводкой. Где-то орала пожарная тревога, а вода с потолка заливала дорогие картины и уцелевшую мебель.

Мимо нас пробежал отряд штурмовиков из моей армии, бряцая оружием и экипировкой. Два десятка разъярённых мужиков мчались вверх по лестнице.

Уже через пару минут оттуда загрохотали выстрелы, потом послышались стоны и маты.

— Макс! — Алекс выглянул в окно. — Смотри! На море!

Я и так знал, что увижу, но всё равно подошёл. Дворец стоял недалеко от берега, так что прибытие новых врагов заметить легко.

В море, далеко на горизонте, виднелись массивные силуэты боевых кораблей. А к берегу неслись десантные суда, набитые солдатами.

— Это же Морозов, — рядом со мной встал Кирилл и посмотрел в бинокль. — Вижу его флаг. Пришёл на помощь Шувалову. Но откуда у него такой мощный флот?

— Это не его флот, — сказал я.

— Погоди-ка, — Кирилл повернулся ко мне и сморщил лоб. — Ты хочешь сказать…

— Верно, — я не стал дожидаться вопроса. — Это императорский флот. Педик Морозов добился своего. А император сделал выбор. Но это ничего не меняет. Берегись!

Я с силой толкнул Кирилла в плечо. От неожиданности он отошёл на шаг и едва не упал. Крупнокалиберная пуля пролетела мимо. Мраморный бюст предка Шуваловых, стоящий у стены, раскололся на несколько частей.

— Какого… — пробормотал Кирилл.

— Снайпер! — закричал я. — В часовне! Алекс, займись!

Алекс отреагировал без раздумий. Он закрыл глаза и вытянул в сторону руку. К ней тут же, как к магниту, начали притягиваться куски расколотого бюста и выбитой плитки.

Следом туда пошли разбитые куски цветочных горшков и декоративные куски мрамора со стен. Ещё до того, как снайпер перезарядил винтовку, Алекс собрал тяжёлый шар.

Шар вылетел, как из пушки. Из окна часовни блеснул оптический прицел, но выстрелить снайпер не успел. Здоровенный шар попал в основание, и башня с грохотом завалилась набок, поднимая тучу пыли.

— Мать твою, Макс, — простонал Кирилл. — Ты бы хоть предупредил. Эти твои шуточки…

— Готово, — Алекс отряхнул ладони. — Но что делать с флотом?

— А у нас как раз есть доброволец, — сказал я. — Света, твой выход.

— Я, — Света выпучила глаза. — Но я не смогу!

— Сможешь, — я насильно взял её за плечи и подтолкнул к окну. — Видишь, как к нам идут те корабли? Вморозь их в лёд! Пусть они торчат подальше от берега.

Света издала какой-то квакающий звук и попробовала отойти, но я держал крепко.

— Может, ты сам? — робким голосом спросила она.

— Я не стихийник. Да и мне некогда заниматься всякой мелочью. Займись ими сама!

— Ну да, какая-то мелочь, — пролепетала она слабым голосом. — Это же всего-то военный флот с кучей пушек.

— Давай, сестричка, ты же так делала сто раз. Так, а теперь слушайте все!

Я окинул взглядом свой отряд. С нами были офицеры и штурмовики, но меня интересовала только эта четвёрка передо мной.

— Алекс, возьми стрелков из четвёртого батальона и займи крышу! — приказал я. — Когда с севера к Шувалову подойдут подкрепления, обстреляйте их.

— Понял, Макс, — Алекс невозмутимо кивнул.

— Ты, Паха, — я посмотрел на здоровяка. — Берёшь штурмовиков из третьего и зачищаешь дворец. На четвёртом этаже есть стихийники, они на тебе.

— Понял, босс! — Паха, радостный с начала штурма, обрадовался ещё больше.

— Света, — я посмотрел на сестру. — На тебе флот, ты не забыла?

— Лучше бы я дома сидела.

Как бы она ни ныла, дело своё она знает. Света потёрла руки, вокруг которых начал клубиться ледяной туман.

— А что делать мне? — спросил немного расстроенный Кирилл.

Я про него не забыл. Но проблема в том, что Кирилл не умел кидать заклятья или усиливать себя. Он вообще не умел в магию. А стрелял и дрался ещё хуже.

Он от этого часто чувствовал себя неуместным. Но мне он нужен не меньше, чем остальные.

— Оставайся в резерве, Кирюха, и смотри, где нам пригодится помощь, — я похлопал его по плечу. — Если всё пойдёт через жопу, то только ты справишься, как и всегда.

— Понял.

— А пока помоги Свете. А то я почему-то смотрю на море и не вижу, чтобы оно замёрзло.

— Понял, — отозвался Кирилл и подошёл к моей сестре. — Света, давай начнём хотя бы вон с того десантного катера. Заморозим его, заморозим все остальные.

— А я пойду вниз, в подземелье, — продолжил я. — И разберусь с Шуваловым. Когда я его прикончу, армия сдастся. И чтобы никто из вас туда не спускался. Всё понятно?

Не дожидаясь ответа, я пошёл вниз. В подвале есть вход в убежище Шуваловых, и оно действительно огромное. Я иду туда один. Любой из моей команды, кто пойдёт со мной, умрёт.

Потому что однажды я видел это собственными глазами. И сделаю всё, чтобы это не повторилось.

Штурмовики закладывали взрывчатку на бронированные двери убежища, на которых был выгравирован единорог. Через 17 секунд всё взорвётся. Я отошёл за угол и прикрыл уши.

От толчка дворец содрогнулся так, что можно было подумать, будто он сейчас свалится мне на голову. Но я знал, что дворец устоит.

Штурмовики выстроились у раскуроченных дверей. Я прошёл мимо них и протиснулся в проход. Стало слишком жарко.

Внизу было так влажно, что блестела даже кирпичная стена. Во многих местах скопилась плесень, но я не могу ждать годы, когда Шувалов ею надышится и сдохнет.

Он меня ждёт.

Шувалова охраняла его личная стража. Наёмники со всего мира, почти все интеры. Это такие маги, которые могут направлять Вир в себя, чтобы стать сильнее и быстрее. Паха умеет так делать.

Есть и стихийники, так называемые экстеры, которые понимают в стихиях, как Алекс и Света. Но в убежище их нет, тут только интеры.

Если прислушаться, можно услышать, как кто-то шёпотом отдавал приказы. Я сделал вид, что не заметил этого, и спокойно шёл дальше. Первые трое за углом, они всегда выскакивают, когда я подхожу ближе.

Было слышно, как скрипела кожаная куртка. Это кто-то из наёмников доставал меч. Кто-то громко дышал. Где-то капала вода.

А я сделал шаг прямо в засаду.

— Сдохни! — прокричал первый мечник, бросаясь на меня из укрытия.

Я схватил его за запястье одной рукой, а другой взялся прямо за холодный клинок.

Вспотевшее лицо наёмника оказалось прямо передо моим. Он с удивлением смотрел, как я сжал острое лезвие. Ладонь обожгло от боли, а по запястью побежала горячая кровь.

Моя собственная. Она-то мне и нужна. Теперь я действительно способен на многое.

Мечник попытался высвободить оружие, а я сжал пальцы изо всех сил. Лезвие хрустнуло и разломилось, будто было сделано из стекла.

— Какого хрена? — едва успел пробормотать мечник.

Я ударил его в грудь. Кулак, усиленный моей же кровью, проломил наёмнику кости. Наёмник громко захрипел, когда я сжал его сердце в кулаке.

Я убиваю его каждый раз, когда прихожу сюда, снова и снова. И буду убивать его дальше. Меня каждый раз трясло от злости, когда я его видел.

Я всё ещё помнил, когда оказался здесь впервые. И по незнанию взял с собой остальных…

Нет, тот цикл был очень давно. Я сделал всё, чтобы в следующих циклах это не повторилось, но что случилось тогда, я помню. И они все ответят за это.

Этот, которому я раздавил сердце, тогда навредил Свете.

— До следующего раза, — пообещал я покойнику. — Умрёшь так же.

Напал следующий. Я знал их движения наизусть, так что легко уклонился и схватил его за горло. Мои пальцы разломили ему косточки. Выпученные глаза наёмника быстро помутнели.

Я плюнул умирающему в лицо. Тогда он жестоко изрубил раненого Алекса. И за это будет расплачиваться каждый раз, когда я сюда возвращаюсь.

Третий, видя расправу над своими друзьями, попытался сбежать. Я догнал его одним рывком и схватил прямо за хребет, крепко обхватывая толстую кость своими пальцами.

Сколько циклов прошло, а я помню, с каким удовольствием эта мразь резала Кирилла, который заслонял умирающего меня. У Кирилла тогда не было оружия, но мечника это не остановило.

Я сжал позвоночник наёмника и с хрустом вырвал на себя. Мечник, вопивший от боли, осел на пол, как мешок с дерьмом. Он будет умирать каждый раз, что я здесь.

Я выдохнул, приходя в себя, и продолжил путь. В этот раз я готов к дальнейшему лучше, чем когда-либо ещё. Я потратил целых два цикла на то, чтобы научиться новым трюкам.

Ещё пятеро интеров с мечами. Эти не убивали моих друзей в прошлых циклах, так что ненависти к этим наёмникам у меня нет. Прикончу их быстро.

Накинулись сразу трое. Я бросился между двумя типами, что напали справа. Этого они не ждали и сразу сбились с привычного им ритма.

Я схватил одного за руку, вывернул до хруста и забрал меч, чтобы оставить его в теле второго.

На меня кинулся третий, размахиваясь так, чтобы разрубить на две половинки.

Я шагнул в сторону. Меч со звоном ударился об пол, а я наступил на клинок сверху. Пока наёмник пытался высвободить оружие, я его прикончил одним ударом в шею, а потом добил типа со сломанной рукой.

Осталось двое, которые так и стояли в стороне. Один кинулся на меня, но я одним ударом пробил ему башку, и сразу достал свою беретту.

Последний мечник, рослый верзила с лохматой бородой, размахнулся на меня сразу двумя здоровенными мечами. А надо было выставить щит. Я выстрелил. Бородач рухнул на пол, забавно дёрнув ножкой.

Идём дальше. Меня ждёт Шувалов и его Камень Краста, что граф носит в медальоне. А также неестественно сложный бой.

Главная комната убежища была не настолько отстойной, как предыдущие. Тут уже не так влажно, есть какая-никакая роскошь. Даже установлен кондиционер.

Но сейчас будет так жарко, что он не поможет.

Целый отряд из пятнадцати мечников-интеров выстроился, защищая хозяина. Сам граф, толстяк с наглой мордой и короткой стрижкой смотрел на меня своими поросячьими глазками.

— Князь Воронцов собственной персоной, — пробормотал он сквозь зубы. — Какая честь. Прошу вас, располагайтесь. Только не чувствуйте себя как дома.

От него несло потом. И как бы глупо это ни звучало, я могу учуять его страх. Он в ужасе оттого что скоро я его прикончу.

— Граф Шувалов, — я издевательски поклонился. — Сударь никак изволит почивать после трапезы?

— Если бы. Только здесь слишком громко. А сейчас будет ещё громче.

Он похлопал в свои пухлые ладошки. И в комнату вошёл ещё один человек.

Сергей Суворов, студент с моего курса. Неплохой парень, мне он всегда нравился. Хоть он меня и убивал раньше, я на него не злюсь, ведь он никогда не трогал никого из моей команды.

Но всё же он очень сильный интер. И нереально крутой мечник.

Только теперь я круче.

— Серёга, — сказал я примирительным тоном. — Тебе не обязательно умирать за этого борова. Он же тебя шантажирует? Или угрожает твоей семье?

— Это неважно, Максим, — ответил Сергей и вытащил меч. — Ты умрёшь.

Этот чуть изогнутый клинок был острее бритвы, я знал это на собственной шкуре. А те пятнадцать мечников тоже выдвинулись вперёд, будто одного Серёги мне было мало.

Но теперь пора показать, чему научился я.

Ладонь, которую я распорол об меч ещё несколько минут назад, всё ещё болела. Я вытянул её вперёд и сжал пальцы. Кровь закапала на пол.

И она начала чернеть, пока не стала такой же, как у мартиров.

— Это что за чертовщина? — мечник с уродливым шрамом на подбородке сделал шаг назад.

Кровь, хоть её и лилось мало, натекла в целую лужицу, больше похожую на разлитую нефть. Из неё к мечникам протянулись первые нити. Тонкие, как паутина.

— Облитератор! — завопил мечник со шрамом. — Господи, защити!

— Магия крови! — закричал другой. — Бежим!

Бесполезно. Тонкие нити уже достигли мечников. Один бросился наутёк, но его опутала кровавая паутина. Он орал от страха, пока почти прозрачные нити не достигли его глаз.

И в них загорелся красный огонёк.

— Господин, — прошептал он. — Что мне сделать для вас?

Сергей Суворов, а с ним и граф Шувалов с ужасом смотрели, как целый отряд перешёл на мою сторону. Пятнадцать интеров с красными глазами, готовые отдать за меня жизнь.

Я многому научился за прошлые циклы.

Все пятнадцать бросились на Серёгу. А он принял бой.

Двигался Серёга так быстро, что его движения размывались в воздухе. Да, он самый сильный интер, что я когда-либо видел, намного сильнее Пахи.

Такие быстрые движения невозможно запомнить. А подавить его разум кровью я не смогу, у него защита, как и у всех студентов Академии.

Так что в этот раз я сделал иначе.

Серёга отбивался от своих бывших соратников, быстро меняя позиции, оказываясь там, где его никто не ждал. Видно только размытый силуэт. Его меч с отвратительным чавканьем рубили чужую плоть.

Во все стороны брызгала кровь. Падал то один мечник, то другой. Серёга отрубил кому-то руку, и она отлетела в сторону, всё ещё сжимая меч.

Я успел поймать оружие. Наёмники умирали, а их кровь текла по полу в мою сторону. Она тянулась ко мне.

Чем больше было крови, тем лучше мой глаз подмечал невозможно быстрые движения Серёги.

С каждым убитым я становился ещё сильнее.

— Дерись, Максим!

Серёга зарубил последнего и взмахнул мечом. Так быстро, что с него слетели капли крови. Лезвие опять чистое.

Но я видел каждую каплю. Ни одна из них не долетела до пола. Они все тянулись ко мне.

Я перехватил меч и кинулся в бой.


Глава 2

Обычно я умираю к этому моменту, но в этот раз иначе. Серёга не устал, для него прошедшая резня была лёгкой разминкой. Он всё ещё опасен.

Но видно, как он удивлён, ведь я двигался так же быстро, как он. Нет, я был ещё быстрее.

Серёга рубил сверху, а я легко уходил в сторону. Он колол, я отбивал клинок и нападал сам. Он пытался концентрироваться, но его Вир не был бесконечным.

А мой Вир усилен чужой кровью.

Это мне нужно. Да, знание будущего помогало мне в планах. Но именно сейчас настало то время, когда я не знаю, что будет в следующую секунду.

Я никогда не доживал до этого момента. Но я заранее подготовился, чтобы у меня были и другие силы. А кровь даёт их больше всего. Поэтому мартирскую магию крови запретили.

Мы молчим, нам нет необходимости говорить. Только бой. Я нападаю, Серёга обороняется. Он уже понял, что сейчас проиграет, но будет стоять до конца.

Поэтому я его уважаю. Единственный достойный человек из всех моих врагов.

Если честно, я был бы рад, если бы он оказался в моей команде. Может быть, в следующем цикле… нет, если я буду думать о следующих циклах, то проиграю в этом.

Я должен дойти до конца.

— Убей его! — завопил граф Шувалов. — Убей его или она…

Клинки зазвенели так громко, что я не расслышал последнюю фразу. Плевать, об этом потом. Бой всё продолжался. Серёга устал, ему осталось недолго.

Его движения замедлялись, он делал паузы между атаками. У него было слишком много ошибок и слишком мало времени, чтобы их исправить.

А у меня же времени было сколько угодно. Я мог потратить сотни попыток, чтобы победить в этом бою.

Я уклонился и нанёс всего один удар. Серёга выронил меч, чуть усмехнулся и попробовал отойти. Далеко не получилось, через пару шагов он грохнулся замертво.

Я выдохнул. Как же долго я к этому шёл. На какой-то миг у меня даже возникла паника, ведь я впервые победил. Я просто не знаю, что будет через мгновение, я никогда не доживал до этого момента!

Но не надо останавливаться. Граф Шувалов спрыгнул со своего кресла и бросился к дальней стене. Пусть бежит, ублюдок всё равно умрёт. Весь мой род однажды погиб из-за него.

За это граф достоин смерти. Но сначала…

— Пожалуйста, — взмолился Шувалов, поворачиваясь ко мне. — Я дам всё, что хочешь. Только не убивай! Пожалуйста!

Он медленно сполз по стене. Я подходил к нему ближе.

Мне нужен его медальон. Внутри Камень Краста, один из пяти, что я должен забрать. Самый первый, за которым я так долго охочусь.

— Отдай мне Камень! — приказал я.

— Сейчас! — Шувалов сорвал медальон с цепочки и сжал в кулаке. — Я всё отдам, только…

И внезапно на его блестящей от пота и слёз морде появилась довольная ухмылка. И в следующее мгновение мою спину пронзила неимоверно жгучая боль.

Едва я подумал, что её можно терпеть, как она стала намного хуже. Что-то яркое и очень горячее прожгло меня насквозь! Я видел этот луч, но не мог ничего сделать.

Я упал на колени, роняя меч. Через обожжённую дыру в моём животе я вижу, что внутри и даже позади. Как же это больно!

Кто? Кто это сделал? Я же сейчас сдохну и не узнаю, кто меня убил. Я должен увидеть лицо своего врага!

— Этого ты не ожидал? — довольный Шувалов рассмеялся.

Я попробовал обернуться, но сил не осталось. Я просто упал на пол. Жизнь покидала меня в очередной раз.

Но я должен увидеть, кто это! Я расквитаюсь с ним в следующем цикле. Я должен знать, кто этот ублюдок, убивший меня ударом в спину.

Из последних сил я поднял голову. Мои глаза застилал туман, так что я видел только мутный силуэт. Кем бы ты ни был, я тебя достану!

— Спасибо за помощь, — объявил Шувалов.

Он назвал имя, но я его не услышал.

Я умер.

* * *
Я вернулся туда, где всегда оказывался после смерти. Я опять в древнем храме мартиров, от которого остались только покрытые мхом стены и алтарь.

Именно сюда пришёл юный князь Максим Воронцов. Он так хотел спасти свой ослабевший род и дом от полного уничтожения, что решился на опасный и запрещённый ритуал.

Восемнадцатилетний парень этого не пережил, но в его теле оказался я. Именно в этот момент запустился бесконечный цикл. И теперь я должен идти сначала, как делал много раз до этого.

Но я знаю больше, чем в прошлый раз.

— Я узнаю, кто ты такой, — пообещал я. — И вырву ноги из жопы.

Я должен знать, кто меня убил в этот раз. Этот кто-то очень сильный, раз прожёг меня насквозь. Надо вычислить ублюдка заранее. Легко он не отделается.

Крыши храма давно не осталось, так что от ледяного дождя не было спасения. Тут ничего не изменилось с тех пор, как я оказался тут впервые.

Всё те же стены, разрушенные от времени. На месте и здоровенный алтарь, на котором стояла одинокая чаша, а рядом с ней нож. Кровь на нём моя.

Я оказывался в этом Храме слишком много раз.

Я полез в карман мокрого мундира Макса Воронцова, в чьём теле я нахожусь, и достал платок. Им я и перевязал порезанную левую ладонь. Последствия ритуала.

— Вот дерьмо, — прошептал я. — Ну вот опять всё сначала.

Помню, как удивился, когда оказался здесь впервые и понял, что это не моё тело. Я тогда был изумлён, что мне снова восемнадцать, что я в неплохой форме и почти под метр восемьдесят.

Правда, радость от осознания того, что я мог не только ходить, но и бегать, длилась недолго. В первый раз я умер через пару минут после появления в этом мире, став обедом для местных тварей. И меня вернуло к алтарю.

Это мой собственный День Сурка. Только он не идёт одним днём. Цикл идёт, пока я не умру, а потом я начинаю сначала с момента, когда впервые оказался в этом мире. И пока я не нашёл путь к спасению.

Кровь перестала течь, а я приходил в себя. Когда-то, ещё когда я был в своём мире, вечно болеющий и никому не нужный, ко мне пришёл странный человек, называвший себя профессором. Без фамилии, просто профессор.

Он рассказал мне о мартирах, древней расе магов, что жила до появления людей. И о том, что их кровь могла меня излечить от болезни. Я согласился, ведь мне было нечего терять.

А в этом мире князь Макс Воронцов, сын изменника Петра Воронцова, наткнулся на описание старинного ритуала в запрещённой книге. Этот ритуал мог спасти его род от неминуемой гибели.

Время в наших мирах шло одинаково, а мы провели ритуал одновременно. Макс умер, а я оказался в его теле. И начал постигать этот странный мир, чем-то похожий на мой старый.

Я на Академическом острове, а в этом мире нет континентов, только дрейфующие острова. Иногда они сцеплялись друг с другом, что в моём старом мире было невозможным.

Престижная Военная Академия, в которой учился Макс, находилась среди соснового бора, а вот этот храм на другом конце острова находился среди джунглей. Острова сплавились друг к другу всего десять лет назад, так что природа ещё не адаптировалась.

Храм и местность вокруг него просто пропитаны мартирской магией. И от этого здесь появлялись мутанты.

Я выбрался наружу и огляделся. Все эти угрозы вокруг я знал прекрасно.

Вон за тем деревом меня ждал питон, неестественно огромный, сильный и быстрый. А вон на той тропинке охотились одни из самых мерзких созданий, что я когда-либо видел — кобры-летяги.

Они подкарауливали жертву и планировали на неё сверху с помощью своего капюшона. А ещё в этих лесах водилась Тварь, которая была намного хуже. Надо успеть перехватить Алекса, пока она не успела им пообедать.

Я побрёл по той тропинке, по которой сюда пришёл Макс Воронцов. Я хорошо знаю парня, чьё тело занял. Он очень хотел спасти свой род, которому осталось существовать считаные месяцы. Поэтому он решился на ритуал.

Пятиглавый Орёл, самые могущественные семьи империи, собирались раздавить дом Воронцовых. Но я это изменю.

Я приходил в себя и мог идти быстрее. В ноги возвращалась привычная лёгкость.

— Князь! — раздался голос где-то вдалеке. — Максим! Вы где?

Надо торопиться, пока Алекс не попал в беду. Джунгли закончились очень внезапно. Слишком резкий переход, ведь именно в этом месте была граница старых островов.

Я перешёл в более привычный сосновый бор. Правда, многие мутировавшие твари из джунглей переползли сюда, хотя здешние места им были непривычными.

Поэтому студентам запрещали ходить в лес, только в составе экспедиций. Но Алекс пришёл сюда в одиночку, чтобы разыскать меня. Поэтому я так и тороплюсь.

Надо, чтобы он встретил меня, а не Тварь.

Высокого, выше меня на полголовы парня, показавшегося впереди, зовут Алексей Щербинов, но он предпочитал, чтобы его называли Алексом. Он сын капитана Щербинова, старого начальника стражи нашего дома и большого друга Петра Воронцова, отца Макса.

Умирающий отец Алекса приставил парня мне, чтобы охранял и не давал в обиду.

Он отнёсся к поручению очень серьёзно и старался далеко от меня не отходить. Его даже взяли в Академию вместе со мной, когда обнаружили способности экстера, стихийного мага.

Алекс увидел меня и побежал со всех ног.

— Ваше Сиятельство! — он остановился возле меня, пытаясь отдышаться. — Я… вас нашёл.

— Спокойно, Алекс, — сказал я. — Я здесь.

— Вам нельзя было уходить в одиночку, — он вытер мокрое от пота лицо. — Когда я узнал…

— Всё хорошо, — я похлопал его по плечу. — Только у меня есть к тебе две просьбы.

— Я вас слушаю, Ваше Сиятельство.

— Во-первых, зови меня Макс и на ты, надоели эти титулы. А во-вторых, нам надо торопиться.

— Как скажете, — Алекс вздохнул и добавил: — Макс.

— Мы возвращаемся. И побыстрее.

— Но ваша рука…

— Заживёт, — я отмахнулся. — Быстрее!

Я пошёл вперёд таким быстрым шагом, как только мог. Хотя мог не особо много, да и башка кружилась, но мне надо срочно успеть ещё на несколько встреч.

Алекс пустился за мной следом, так и не отдышавшись. Слышно тяжёлое дыхание. Но когда мы услышали крик впереди, Алекс нашёл в себе силы и обогнал меня.

Тонкий крик становился всё громче. Девушка, что орала во всю мощь своих лёгких, была неподалёку. Её крику вторили уродливые птицы-падальщики, что кружили над полянкой.

Это Света, моя младшая сестра. Младшая сестра Макса, так точнее. Но, раз уж на то пошло, я знаю её намного дольше, чем её погибший брат, чьё тело я занял.

Света ненавидела выходить из собственной комнаты, только ей это приходилось делать каждый день. Больше этого она ненавидела выходить из Академии.

Должен был быть по-настоящему весомый повод, чтобы Света добровольно пошла в лес. Как, например, её внезапно пропавший старший брат, на поиски которого она выдвинулась, умирая со страха.

Первым до неё добрался Алекс. Света сразу перестала кричать.

— Что такое? — спросил он.

— Там был медведь! — воскликнула она и показала пальцем на кусты. — Медведь! Разъярённый и страшный! С когтями! И зубами!

— Да он тебя испугался больше, — сказал я, подходя к ней ближе. — Слышишь, как он сваливает?

Из леса и правда раздавался шум. Медведь убегал. Я его видел как-то раз. Обычный бурый медведь, который решила накопить жирок перед зимой. Такие летом редко бывают агрессивными.

— Скажешь тоже, — пробурчала Света, но голос уже намного спокойнее. — Макс, зачем ты туда пошёл? Зачем тебе вообще нужен этот дурацкий старинный храм? Да ты поранился!

— Ерунда, — я убрал раненую руку в карман. — Надо было кое-чего поглядеть. А зачем вы вообще пошли за мной?

Они оба смотрят на меня непонимающими глазами. Они не могли иначе. Алекс всегда ходил за мной хвостиком, а Света за своего брата очень переживала, хоть и не признаётся в этом.

Сам Макс Воронцов был очень нелюдимым и плохо умел общаться с окружающими. Но друзья и родные ценили Макса, а он ценил их. Если бы было иначе, он бы не решился на ритуал.

Ведь он не мог не понимать, что вряд ли его переживёт.

— Зачем ты вообще пришла сюда? — обрушился на Свету Алекс. — Знаешь, как здесь опасно?

С ней-то он никогда не церемонился, но в целом они жили мирно и друг друга понимали.

— Ну мало ли что могло с ним случиться? — Света показала на меня пальцем. — Он же вечно во всякие истории ввязывается! Какой-то храм нашёл. Смотри, какой он бледный и мокрый! Он же сейчас опять простынет!

— Я бы сам его отыскал! — заявил Алекс. — Не надо было тебе соваться в этот лес.

— Да я бы с радостью осталась в комнате!

— Я вам очень благодарен, — сказал я и обнял обоих за плечи. — Но мне и правда надо было уйти. Однажды я вам всё объясню, обещаю. Ну а сейчас нам надо возвращаться, хорошо? Ещё успеем на обед.

И не станем чужим обедом.

Мой спокойный тон на них подействовал, но сам я был напряжён. Ещё одна неприятная встречи, которую нельзя избежать. В которой придётся постараться, чтобы выжить.

А ведь я ещё даже не добрался до Академии.

Сегодня очень насыщенный день.

— Идём, но… о нет, — Света показала пальцем за мою спину. — Это же она?

Её голос задрожал. Она ещё не могла видеть это, но шум эта штука издаёт изрядный.

— Да, это Тварь, — я не стал оборачиваться. — Идём вперёд, и она отстанет. Не смотрите туда, она чувствует страх. Если она нас не учует, то не побежит. Идём же!

За спиной раздавался шелест и шипение. Самая жуткое создание этого леса, про которую ходили целые легенды. В основном из-за Твари запрещали ходить в лес одиночку.

Но Тварь медленно передвигается, когда не атакует, так что мы быстро оторвались. Но сейчас будет ещё одна встреча.

Это не мутанты. Три человека в камуфляжной форме, похожие на охранников академии. Или на егерей, что дежурят в лесу и не подпускают зверей близко к Академии.

— Наконец-то охрана, — сказала Света расслабленным голосом. — Мы спасены.

— А далековато они забрались, — задумчиво пробормотал Алекс. — Кажется, немного…

— Не немного, — поправил его я. — Это охренеть как подозрительно. Не расслабляйтесь.

Эта троица подходила к нам ближе. Вооружены они не охотничьими винтовками, а какими-то китайскими, не очень надёжными, зато дешёвыми. У одного вообще обрез с точками ржавчины на двух стволах.

У охраны Академии и у егерей были серьёзные требования к внешнему виду, такие же, как в императорской гвардии. Эти им точно не соответствовали. Ни у кого из охраны никогда не было золотых и стальных зубов.

Или набитых татуировок на тыльной стороне ладони. А форма, потасканная и грязная, сидела на них, как мешки с картошкой. А под дождём она выглядела ещё уродливее.

Все трое пристально и неприятно смотрели на нас. Оценив нас с Алексом и решив, что мы не представляем угрозы, они уставились на Свету. И от их взгляда на неё мне стало не по себе от вернувшейся злости.

Я помнил, как всё закончилось при нашей первой встрече. В этот раз будет иначе. А потом я разберусь с тем, кто их нанял.

Один из бандитов, лысый тип с золотыми зубами, посмотрел на фото, потом на меня и поднял обрез.

— Тебя мы и ищем, — он усмехнулся.


Глава 3

Я хоть и слаб в начале цикла, но у меня преимущество, которого нет ни у кого.

Я знаю все их движения наперёд.

Я рванул вперёд изо всех сил, толкая типа с золотыми зубами. Он этого не ожидал. Я зарядил ему поддых, добавил лбом по носу и начал выкручивать руку с обрезом.

— Ах ты сука! — за моей спиной взревел другой бандит, мужик в тёмных очках.

Из разбитого носа ко мне потянулась тоненькая ниточка крови, которую никто не видел. Совсем мало, так что надолго не хватит. Но я успею, ведь даже эти капельки давали силы.

Я выкрутил руку золотозубого до хруста. Тот вскрикнул и пальнул с одного ствола. От отдачи пушку отбросило, и она вылетела из ладони.

— Ты чё творишь? — крикнул бандит в тёмных очках и завалился на землю, зажимая простреленное бедро.

Я приложил золотозубого локтём, схватил за редкие волосы на затылке, нагнул и приложил его коленом в морду.

Бандит издал какой-то хрюкающий звук и завалился на землю. Он ещё не вышел из боя, но времени добивать его нет.

Алекс боролся с третьим, выкручивая у него винтовку, не давая стрелять. Я оттолкнул Свету в сторону, чтобы её не задела шальная пуля, и вернулся к бандиту в тёмных очках.

Кровь из его простреленной ноги впитывалась в землю. Но часть текла ко мне.

— Это тебе за мою сестру! — я обрушил по его морде удар, ломая несколько зубов. — Это тебе за Алекса! Больше ты им ничего не сделаешь!

Бандит вырубился от очередного удара, но я добавил ещё несколько. Как вспомню, что было с ребятами в первых циклах, когда мы проигрывали… нет, с тех пор многое изменилось.

У бандита в набедренной кобуре был револьвер, допотопный наган. Настолько старый, что он не сможет выстрелить.

Но мне он нужен для другого.

Тот тип, который боролся с Алексом, пнул парня по яйцам (меня передёрнуло, как увидел), и высвободил винтовку.

— Сдохни! — завопил он, целясь в меня.

Я размахнулся и швырнул бесполезную пушку ему в голове. Увесистый ствол гулко стукнулся по лбу, бандит отступил на шаг назад. Алекс, стоящий на коленях, мужественно превозмог чудовищную боль и прыгнул бандиту в ноги, роняя его на землю.

Я подбежал и добавил ему пинком. Усиленный чужой кровью удар вырубил бандита с первого раза.

Но кровь быстро даёт силы, и так же быстро их забирает. А бой ещё не кончился.

Тип с золотыми зубами и разбитым носом поднялся и прицелился из обреза. Один заряд ещё оставался.

— Тебе конец, урод!

Я знал, что так будет. Но всё идёт по моему плану. Эта схватка давно отрепетирована.

Алекс вскочил на ноги и заслонил меня телом. Но жертвовать собой сегодня не нужно.

Осечка, как и всегда. Чёткий щелчок вместо громкого выстрела.

— Сука! — крикнул тип с золотыми зубами.

Алекс побежал было драться, но я удержал его. Бандит начал перезарядку, но не успел. Его начал обволакивать ледяной туман.

— Какого хрена? — рявкнул он.

Из его рта пошёл морозный пар. А ведь сейчас июль. Ледяной туман вокруг него становился всё гуще и гуще. Куртка бандита покрылась инеем. Кожа начала бледнеть, а потом и синеть. Будто кто-то только что засунул его в очень мощную морозилку.

— Да что я вам такого сделал? — прошептал он. — За что?

Бандит хотел сказать что-то ещё, но не смог. Рот так и остался приоткрытым, показывая золотые зубы. Лицо покрылось тонким слоем льда. Чем больше дождевых капель попадали на него, тем сильнее он замерзал.

— А-а-а! — закричала Света. — Я его убила!

Она встряхнула руки, от которых шёл ледяной пар, чтобы сбросить энергию Вира. А помнит, как надо правильно.

— Не, — сказал я. — Всего-то немного подморозила. Оттает.

Я успел, получилось. Эта схватка лёгкая, но я всё же подустал.

— Князь! — Алекс схватил меня за плечи. — Вы в порядке? Не ранены?

— Живой и здоровый, — сказал я. — Спасибо, Алекс, дружище. И тебе тоже спасибо, Света. У тебя хорошо получается.

Замороженный бандит очень тихо простонал. Подо льдом видно, как его глаза умоляюще смотрят на нас. Остальные лежали без сознания.

— А теперь идём, — сказал я. — И побыстрее. Нужно вернуться в Академию, пока нас не хватились.

Те, от кого мы избавились, далеко не профессионалы. Обычные бандиты, нанятые одним из моих будущих врагов чуть ли не за ящик водки. Один из моих врагов хотел устранить препятствие заранее, но не хотел тратиться. Это его и погубит. Я его достану.

— А что они? — Света показала на бандитов. — Мы их так оставим? Что с ними будет?

Умрут исключительно болезненным способом, но Свете об этом знать не надо. Если бы мы проиграли схватку…

От злости я сжал кулаки. Нет, это было в прошлых циклах, и никогда не повторится. Но никто не смеет вредить моему дому и друзьям.

Иначе будет расплачиваться за это каждый раз, когда я их вижу. Как и сейчас. Я могу устроить моим врагам ад при жизни.

— Они искали именно вас, князь, — заметил Алекс.

— Кто они такие? — продолжала спрашивать Света. — Они пришли за нами? Почему они напали?

— Уходим, — сказал я. — И никому об этом, поняла? Идём уже…

— А бандиты?

— Хрен с ними. Придут в себя и уйдут. Идём!

Света и Алекс переглянулись, впервые слыша приказ от Макса, но подчинились. Мы пошли в Академию, я последним. Не надо, чтобы Света или Алекс увидели, что к бандитам пришла Тварь.

Её не видно, она в кустах, откуда торчат только уродливые, покрытые отростками и землёй длинные тонкие лапы. Они обхватили обледеневшего бандита. Тварь утянула его к себе и забросила себе в то, что можно считать пастью.

Туда же отправились другие два. Им теперь не позавидовать. Но завтра Тварь опять будет голодна.

* * *
Военная Академия располагалась на отдельном острове, неподалёку от столицы. Плыть всего пару часов.

Мы втроём подождали под деревом, пока вертолёт какого-то богатенького дворянина не пролетит мимо. Чей-то папаша навещал сыночка или дочку.

Пилот всегда сообщал, что видел несколько студентов в лесу, а у меня сегодня и без этого будет много проблем.

И драк. Только так можно вернуть уважение к ослабевшему дому.

— Вам нужно отдохнуть, князь, — сказал Алекс, когда мы пролезли через скрытую дыру в решётке. — Вы едва стоите.

— Я уже пришёл в себя.

Не до конца, но чувствую себя лучше, чем в Храме, когда только очнулся.

— И не вздумай спорить, — заявила Света. — Даже на уроки не надо идти. Я уведу тебя спать.

— Нет, уроки нужны, — я вздохнул. — От них никуда не деться. Надо ещё найти Паху, Кирюху, а потом пойдём на обед. Сегодня много чего надо сделать.

Мы шли мимо памятника Суворову, когда Алекс начал тащить меня чуть не силой.

— Идём, князь, — сказал он. — Не надо вмешиваться.

— Надо, — возразил я. — Я не пройду мимо.

Я знал, почему собралась толпа у памятника. И уже начал злиться. Да, когда вмешаюсь, последствия будут серьёзнее. И настигнут они меня очень быстро. Но я не смогу стоять в стороне.

Я решительно полез через толпу, продираясь в самый центр. Этого я так не оставлю. Никогда не смогу пройти мимо.

— Князь! — Алекс пытался меня удержаться, но безуспешно.

В центре смеющихся студентов два человека из класса Оболенского издевались над Пахой и Кириллом.

Это парни из моего класса. Паха, простолюдин и сын богатого торговца, очень талантливый интер и будущий громила нашего дома.

Но у Пахи, несмотря на угрожающие габариты, была одна особенность, из-за которой всякие твари постоянно его доставали. Это его доброе лицо и спокойный нрав.

Паха уже скоро будет пробивать магические щиты и крушить черепа. А сейчас он только стоит с красными щеками, склонив голову, боясь ответить этим падальщикам. Ничего, Паха, скоро они будут тебя бояться.

Он не один, рядом с ним Кирилл, друг детства Максима, ну а теперь мой, конечно. Странно, как Кирилл вообще попал в Академию, ведь он вообще не умел колдовать. А дрался ещё хуже. Щуплый парень, которого никто не воспринимал всерьёз.

Но друзей он в беде никогда не оставлял, даже если ему за это грозили неприятности.

Двух человек из моего дома унижали. Я никогда не смогу это так оставить. Я почти пробрался через толпу. Ещё немного.

— Да отстаньте вы от него! — Кирилл пытался оттолкнуть двух уродов, но получал взамен болезненные тычки. — Что он вам сделал?

Этих двоих я их знал отлично. Один, тощий и с кривыми вонючими зубами — Вадик. Второй, низкорослый и толстый — Женя. Оба тупые и очень агрессивные.

— Жирчик даже сказать ничего не может, — Женя шлёпнул Паху по красной щеке. — Ссыкло.

Окружающие их студенты нагло и громко хохотали. Кто-то снимал всё на смартфон. Один из учителей посмотрел на это сборище и прошёл мимо торопливым шагом. Жене и Вадику можно наглеть чуть ли не официально, ведь они друзья будущего графа Оболенского.

А Оболенский наследник одной из семей Пятиглавого Орла. В будущем он станет одним из самых влиятельных людей империи. Пока я не обломаю ему крылышки.

— Да отстань ты от Пахи! — в голосе Кирилла слышалось отчаяние, но он не отступал.

— Ты-то куда лезешь? — Женя стукнул Кирилла в живот.

Зря. Я уже близко. Оттолкнув смеющихся зрителей-ушлёпков, я подошёл к Жене и отвесил ему по морде.

Женя посмотрел на меня яростными глазами и окатил меня тошнотворной волной чесночной вони из пасти.

— Да ты чё? — рявкнул он. — Нарываешься? Задрот сраный. Да я тя…

Он всегда замахивался правой, но бил левой. Этот трюк давно известен. Я легко уклонился и начал мочилово.

Сколько же раз я выбивал из него дерьмо. Хочешь — втащи сучёнку по морде, хочешь — пройдись по рёбрам или разбей нос. Главное — научить и его остальных, что моих людей трогать нельзя. Кто рискнёт — пожалеет.

— Это ты жирный… — я ударил и легко увернулся. — А у Пахи… — другой удар, ещё сильнее. — Кость широкая… он таких как ты… об колено ломать будет. А Кирилла… не трогать!

Я ненадолго остановился, чтобы выдохнуть. Женя всхлипнул, дотронулся до разбитого носа и посмотрел на пальцы, испачканные в крови.

— Да ты чё? — спросил Женя. — Я те чё сделал?

Я от души отвесил ему по челюсти. Получилось лучше, чем раньше. Он упал на землю, раскинув конечности во все стороны, как морская звёздочка. Или вырубился, или сделал вид, что вырубился.

— Теперь ты! — я направил палец на Вадика. — Иди сюда!

— Нет, — Вадик попытался отступить, но упёрся в толпу.

— Иди сюда, — повторил я. — Догоню, хуже будет.

Вадик очень громко сглотнул и подошёл ближе. Мелкими осторожными шажками, как балерина.

— Если кто-то тронет хоть кого-нибудь из моего класса, то… — я провёл большим пальцем по горлу.

— Да я же шутил, — простонал Вадик. — Можно я пойду? Извините, князь Воронцов, я же шутил.

Я отвесил ему по морде, чуть не отбив себе пальцы.

— Иди, — сказал я. — И забери этот мешок с говном.

— Какой мешок, — Вадик начал оглядываться.

— Вот этот! — я показал на лежащего Женю.

Вадик глупо захихикал, схватил приятели за ноги и потащил прямо по земле. Толпа зрителей расходилась чуть ли не на цыпочках, поглядывая на меня с опаской. А кто-то с уважением. Пусть или боятся, или уважают, меня устраивали оба варианта.

— Босс, ну ты им задал, — с восхищением сказал Паха. — Я даже не ожидал. Если бы я сам так мог.

— Сможешь, — я сел на скамейку у памятника и посмотрел на кулаки.

На них есть немного трофейной крови, а мне уже не надо тратить годы, чтобы разобраться, как этим пользоваться. Никто не знал, что Макс Воронцов был облитератором, магом крови от природы. Мне оставалось только поработать над его талантом. Скоро эти навыки пригодятся.

— Тебе бы льда надо приложить, Макс, — Кирилл показал на руки. — Ого, а что у тебя с ладонью? Ты от меча ей оборонялся? Да тебе в госпиталь надо!

— Перебьюсь.

Я вытер вспотевший лоб. Кирилл достал из рюкзака банку газировки и передал Свете.

— Да что с тобой сегодня? — воскликнула Света, не забывая охладить банку струйкой ледяного тумана. — Сначала с бандитами подрался, а сейчас…

— С какими бандитами? — спросил Паха. — Когда вы успели? Босс, да где ты вообще пропадал? Тебя с самого утра ищут.

— Потом, — я отмахнулся и взял у Светы газировку.

Я сделал несколько глотков. В самый раз, даже дышать легче стало.

— Я, конечно, был рад увидеть, как Женёк получает по наглой морде, — сказал Кирилл. — Но он же из класса Оболенского. Когда тот узнает, что кто-то ударил… У тебя же проблемы будут.

— Никто не посмеет лезть к моему классу, — заявил я. — Они это запомнят. С сегодняшнего дня всё будет иначе. Мы будем всё менять.

Все четверо cмотрели на меня с удивлением.

— Вы же понимаете, что когда учёба закончится, Шувалов получит наследство и захочет раздавить наш дом?

Мой класс мрачно кивнул. Об этом они прежде не разговаривали, но всех это тревожило. Только эти четверо остались, остальные сбежали. Все понимали, что Воронцовым и тем, кто связан с этим домом, осталось недолго.

Остров с фамильными землями моего рода нужен Шувалову. И только то, что наследник великого дома учится в Академии, пока спасало нас от уничтожения. Но осталось мало времени.

— Но мы это не допустим, — продолжил я. — Начнём с сегодняшнего дня, уроем любого, кто к нам сунется. И плевать на их планы, мы сделаем по-своему. И как раньше уже не будет никогда.

— Ты никогда так не говорил, — заметил Кирилл. — Куда ты всё-таки ходил? Не в тот же храм?

— Именно туда. Так было нужно.

— И нашёл там правителя мартиров? — Паха усмехнулся.

— У князя есть план, раз он так говорит, — влез Алекс. — Нужно его выслушать.

— Ладно, — Кирилл скрестил руки. — Раз ты так настроен, то знаешь, что делаешь.

— План простой, — я поднялся со скамейки. — Я сделаю всё работу, но вы помогите мне, когда потребуется. Ты, Алекс, прикрывай мне спину. Ты, Паха, когда я скажу бить, бей! Не жди, не сомневайся, просто бей!

— Хорошо, — здоровяк сразу как-то скис. — Если ты так говоришь…

— А ты, Света, — я хитро улыбнулся. — Заморозь воду.

— Что? — удивилась она.

— Когда настанет время, заморозь воду. И всё.

— А что делать мне? — спросил Кирилл немного расстроенным голосом.

— А у тебя, Кирюха, особая роль. Оставайся в резерве и жди, когда можно будет вмешаться. В этом деле я могу полагаться только на тебя.

— Хорошо, — он кивнул. — Но ты расскажешь нам, что происходит?

— Вот он нам расскажет, — я показал на приближающегося к нам парня.

К нам бежал ученик из другого класса. Светловолосый парень хоть и запыхался, но всё же скорчил надменную рожу при виде меня.

— Меня послал граф Оболенский, — сказал он. — Граф не понимает, с чего это ты решил, что можешь поднимать руку на его друзей. Но признаёт, что ты мог погорячиться. Поэтому он ждёт тебя в столовой, где ты, князь Воронцов, принесёшь ему прилюдные извинения. Тогда он тебя простит. И сильно бить не будет.

— Передай графу, — сказал я. — Что я немедленно иду в столовую. И когда я приду, пусть любезный граф встанет на колени и поцелует меня в жопу. Можно просто чмокнуть. Тогда я прощу его за то, что его люди напали на моих. А если он не попросит прощения, я ему таких пиздюлей отвешу, что он до конца жизни не забудет.

Гонец открыл рот, побледнел, потом покраснел, а после торопливо побежал назад, постоянно оборачиваясь и едва не спотыкаясь.

Класс молчал долго.

— Ну и дела, — пробормотал Паха.

— И не говори, — добавил Кирилл, вытирая лоб.

— А это не всё, — сказал я. — Сейчас будет ещё веселее.


Глава 4

Едва сбежал посланник Оболенского, как мы заметили новую угрозу. Месье Рене, француз, как и большинство учителей в этой школе. Недавно опять стало модным набирать учителей-иностранцев, как в старые времена.

— Вы что вытворяете? — выкрикнул он на чистом русском, придерживая парик, чтобы не унесло ветром. — Вы избили двух детей!

— Всего одного, — возразил я. — И он сам напал первым.

— Вы избили бедного Женю, — продолжал возмущаться учитель, не слушая меня. — Я сейчас же иду к директору. Если вы в этом виноваты, то он вас отчислит!

Месье Рене обвиняюще указал на меня пальцем и скрылся, придерживая парик. Не очень удачно, лысина иногда проблёскивала.

— Отчислят? — возмутился Кирилл. — Так это же они напали! Да никто бы слова не сказал, если бы избили нас!

— Всё будет хорошо, Кирюха, — сказал я. — Идём в столовую. Я проголодался.

— Т-т-ты, — Паха показал на меня рукой. — Ты собрался драться со всем его классом? Тогда нас всех точно отчислят. А перед этим убьют!

— Может быть, — я пожал плечами. — Но скучно вам точно не будет, я же говорю.

Класс уныло побрёл за мной. Растянувшаяся колонна больше походила на похоронную процессию. Чем ближе к столовой, тем мрачнее все становились. Хотя Алекс вроде держался, но по нему всегда сложно сказать, что он думает.

— Да не ссыте, — сказал я, останавливаясь у дверей. — Я точно знаю, что сегодня всё закончится хорошо. Поверьте.

Я вошёл внутрь просторной столовой. Когда-то мой класс сидел у окна с хорошим видом на море. Потом Оболенский занял стол себе, где и сидел сейчас, смотря на меня гневным взглядом.

В его классе человек десять, в основном крепкие парни. Правда, Женя сейчас отлёживался в госпитале, а Вадик совершил очень умный поступок и скрылся. Тем лучше для него, потому что оставшимся сейчас будет очень больно.

Когда мы вошли, в столовой стало так тихо, что слышно, как дремал Василий Романов, наследник империи, положив голову на стол. Отсыпался после очередной попойки.

Когда проснётся, он станет важной частью моего плана.

За столами рядом с наследником располагались другие столы. В том краю классы Шувалова, Бельского и Морозова. Недалеко от них потерявшие своё влияние Строгановы.

У Строгановых, брата и сестры, хоть и был свой Камень Краста, но это уже давно простое украшение. Мы не враги, но всё же, однажды придётся с ними как-то разбираться.

Но это всё потом, как разберусь с Шуваловым, что мне почти удалось в прошлом цикле.

Молчание в зале становилось гнетущим. На меня смотрели удивлённые глаза и камеры смартфонов (которые, вообще-то, были запрещены в Академии, но на это всем плевать).

Ждали зрелища.

Роман Оболенский тоже выдерживал паузу. Тощий и чрезмерно высокий, но всё же достаточно сильный. Он смотрел на меня, не отрывая глаз. Улыбка на его бледной мордашке очень презрительная.

Я тоже молчал. Начался первый поединок, кто первый нарушит молчание.

Тишина стала неловкой. Кто-то задел тарелку вилкой, кто-то громко отпил чай, а у кого-то, кажется у Пахи, заурчало в животе. Василий Романов печально вздохнул во сне.

Но я ждал. Оболенский отвёл глаза первым и откашлялся. Победа осталась за мной, в других поединках я тоже одержу верх.

— Ты что вытворяешь, Воронцов? — спросил Оболенский. — Ты ударил моего человека. За это…

— Да, мой дорогой граф, это я отделал твоих придурков, — я очаровательно улыбнулся. — Но я не очень понимаю. Я пришёл в столовую, а ты до сих пор передо мной не извинился.

— Чего? — Оболенский от удивления выпучил глаза. — Это я перед тобой должен извиняться?

— Ты всё же не настолько тупой, как я думал сначала, граф, — сказал я. — Да, ты верно понял. Я жду, когда твои люди извинятся перед моими за то, что напали на них. А потом жду, когда извинишься ты. Ну, и тогда мы опять будем жить в мире, как пристало нашим родам.

Его лицо надо было видеть. Вечно бледный Оболенский покраснел, как варёный рак, поданный к пиву. Остальные же пооткрывали рты. Ещё бы, вечно всеми угнетаемый Макс Воронцов со своим клубом неудачников говорил невозможные речи.

Ничего, ребятки, вы ещё привыкнете к этому. А начнётся всё сегодня. А этот граф ещё ни раз получит своё.

— Да ты в своём уме? — прохрипел Оболенский.

— Граф, этот вопрос можно счесть оскорбительным, — произнёс я напыщенным тоном. — Кстати, ещё два момента. Первый. Я был бы признателен, если бы ты вернул мне мой стол, который забрал у меня год назад. Мне это место нравится больше. А второе…

Я набрал воздуха. Ненавижу эту шутку, но надо вывести Оболенского из себя. Он очень мощный интер, с которым я не справлюсь в моём состоянии. Но если он сейчас психанёт, то забудет про всё.

Тогда-то у меня будут все шансы на победу.

Кирилл тем временем медленно, бочком, отходил в сторону кухни. На него никто не обратил внимания, кроме Алекса, который неодобрительно покачал головой. Не, Лёха, всё идёт по плану, я же отлично вас всех знаю.

Я своих людей знаю лучше, чем они сами. Поэтому я редко говорю им напрямую, что надо сделать. Когда они остаются собой, всё идёт намного лучше. Нужен лишь небольшой намёк.

— Второе, — продолжил я, когда пауза опять стала неприличной. — Я тут встречался с одной дамой, которая, как кстати, оказалась твоей матушкой. Душевная женщина, но, видишь ли, смотри в чём дело. Я у ней телефончик забыл взять. Будь добр, помоги будущему родственнику, дай её номер.

— Ты покойник, — прохрипел Оболенский и бросился на меня, перепрыгивая через стол.

Я прошёл чуть вперёд, чтобы никто не мешал. Оболенский прямо на бегу размахивался кулаком, но он ещё умел отлично и больно пинаться. Я уклонился от удара правой и мягко ушёл от пролетевшей в воздухе ноги, которая запросто бы меня вырубила.

Начинаем привычный танец. Не такой жёсткий, как против Серёги Суворова, но и я слишком слаб. Всё, что мне помогает — это немного полученной крови… и мой опыт человека, посвятившего боевым искусствам не мало циклов.

И, самое главное — я знаю все будущие движения моего противника наизусть.

Танцуем! Я ушёл от очередного удара и единственное, что удерживало меня от немедленной расправы над врагом — недостаток дыхалки и физической силы. Я интер, но пока совсем слабый.

Надо получить ещё немного чужой крови.

Я уклонился от очередного удара и метким ударом стукнул Оболенского в нос.

Будущий глава одного из сильнейших родов империи уже превратился в яростного берсерка и не обратил на боль внимания. А его кровь потянулась ко мне. План работал.

На его запястье висит браслет. В нём Камень Краста, который мне нужен. Но самый прикол в том, что владелец должен отдать Камень добровольно.

Это самое сложное, но такое условие поставил Пожиратель Времени. Иначе ничего не сработает.

Я ударил графа по лицу, уклонился от острого локтя и избежал клинча. Бороться мне нельзя, Оболенский намного сильнее. Но я пока его выматываю. Плохо, что когда граф выдохнется, он начнёт думать.

А это плохо… не потому, что думать плохо, думать-то как раз хорошо. А потому что Оболенский далеко не дурак. Он опасен, а после Академии станет для меня по-настоящему грозным врагом.

Я двумя руками отбил удар ноги, летевший мне прямо в башку, схватил её и повалил графа на пол. Так, моё тело уже устало, как и мой противник. Где там Кирилл? Уже пора бы ему появиться.

— Ты труп! — взревел Оболенский, вскакивая на ноги.

Хорошо, что он в ярости. Если бы не это, он попросту вызвал бы меня на дуэль, от которой я не смог бы отказаться. Я бы на ней победил, да, но план тогда бы пошёл нахрен.

А раз уж я решил идти этим путём, всё должно работать как часы.

Я уклонился от очередного удара. Мокрая рубашка прилипла к спине, а всё ещё не зажившую ладонь саднило от боли. В нос бил запах крови и пота. Пора заканчивать.

Как и мне было нужно, Великий Князь Василий Романов, наследник императора Александра, уже проснулся и с интересом смотрел на нас. Отлично, его внимание мы привлекли. Всё по плану.

Получив в очередной раз, Оболенский рухнул на пол. Как и всегда до этого, он чуть приподнялся, морщась от боли, и показал на меня пальцем.

— Отпиздите гандона!

Друзья Оболенского, до этого молча взиравшие на поединок, пошли в нашу сторону. А мне самое время хлопнуть в ладоши и крикнуть, этого-то вы не ждали?

Не, слишком пафосно и тупо. Но пока класс Оболенского подбирался для расправы, вернулся Кирилл. Он молодец. Догадался сам, что нужно сделать.

— Ловите! — крикнул Кирилл.

Он закряхтел, покрутился и швырнул в противников ведро воды, которое он стащил с кухни. Жестяное ведро лязгнуло на полу, а перед нами растеклась лужа.

А тут выход Светы, она не растерялась. Вода замёрзла моментально, первый увалень из класса Оболенского поскользнулся. Его ноги вылетели вперёд, и парень растянулся на полу.

— Паха! — закричал я. — Бей!

Паха сейчас будет сомневаться, но это не страшно. Очередной противник из класса Оболенского, тот, что был гонцом сегодня, чудом сохранил равновесие и добрался до меня. Паха застонал, но всё же пересилил себя.

Удар вышел классным. Гонец получил в челюсть и рухнул рядом с предыдущим.

Ну а дальше дело техники. И крови, что я немного стащил у Оболенского.

Сейчас мне проще, я почти в форме. Уклоняться легко, а их боевой дух подавлен. Паха почувствовал силу и отправился в бой уже сам. Напоминать не пришлось.

На него насели сразу трое, но здоровяк спокойно отбивался, уверенный в себе. Тем хуже для них.

Алекс же с таким видом, будто разливал чай, не давал никому зайти мне сзади. Что-то пытался сделать и Кирилл, но ему бы лучше держаться в стороне. Но я прекрасно знал, что он стоять и смотреть не сможет.

Ладно, плевать, танец продолжается. Я уклоняюсь и точно бью по носам и губам. Их эта потеря нескольких капель крови не убьёт, а мне поможет.

От всех ударов я не могу защититься, разумеется. Иногда получаю в ответ. Но мне всё равно проще. Для них этот бой первый. Для меня же… фиг знает в какой раз дерусь в этой столовой.

А вот сейчас будет трудно. Парнишка из класса Оболенского с вечно серьёзным лицом схватился со мной, пытаясь перебороть. У него слабые руки, но дело не в этом. Будет больно.

Парнишка колдовал так, чтобы никто не заметил. Его пальцы начали раскаляться. Медленно, как нагревающийся утюг. Парень экстер, специалист по огню. Я чувствую, как боль усиливалась, но надо перетерпеть.

Каждый раз это сложно. Под его пальцами стало припекать, всё больнее и больнее. Я держался и пытался вывернуться, но хватка мёртвая. Надо потерпеть ещё.

Если вырвусь слишком рано, он от испуга случайно усилит заклинание. Произойдёт взрыв, который искалечит меня и сильно ранит Кирилла. Тогда я опять, как и в прошлом мире, перестану ходить и буду с постели наблюдать, как гибнет мой дом.

Надо терпеть.

Это уже почти невозможно! Я знаю, что этот ожог не смертельный, поможет простая мазь, но как же это больно! В нос бил запах гари, это тлел мой студенческий мундир.

Надо вытерпеть ещё немного. Я смотрел в глаза будущему магу огня и считал про себя. Ещё десять секунд.

Алекс пытался прийти мне на помощь, но его держали. Ещё пять секунд. На помощь рвался и Кирилл, но кто-то ударил его по носу. Паха же вошёл в раж и ничего не замечал. А Света пригодится чуть позже.

Пора! Противник чуть ослабил хватку, я вырвал руки и боднул его лбом по лицу. Парнишка отошёл на шаг назад и наступил на лёд. Он бы удержался, если бы Света не бросила в него пустое ведро.

— Отстань от нас! — выкрикнула она.

Я инстинктивно посмотрел на руки. На предплечьях остались следы пальцев, но ожоги несильные.

Ну а теперь последний манёвр.

Я пошёл прямо к Оболенскому. Он же не выдержал и начал медленно отходить. При виде этого остатки его разгромленного класса отступали. Мы опять вдвоём.

— Граф, может быть, заключим перемирие? — предложил я, широко улыбаясь. — Ты освобождаешь мне мой стол, извиняешься, а потом держишься от меня и моих друзей подальше. Или всё повторится. Что выбираешь?

Оболенский отступил так далеко, что упёрся в стол. Вид у него сейчас небоевой. Он боится.

Если бы был кто-то другой, у него вряд ли бы была такая реакция. Но его только что избил Макс Воронцов, над которым потешалась вся Академия. И сам Оболенский в том числе.

Если бы сам Макс Воронцов не умер, он бы точно был рад возмездию.

Граф избит и унижен. Да, в будущем мне это аукнется. Но если я бы не начал эту драку в самом начале цикла, последствия были бы намного хуже.

— Извините меня, князь, — пробормотал Оболенский. — Я был неправ.

— Я так рад, граф, — фальшиво сказал я и резко шагнул вперёд.

Оболенский дёрнулся, но я всего-лишь пожал ему руку, а заодно стащил ещё пару капелек крови.

— Рад, что мы всё утрясли, — продолжил я, тряся его руку. — Теперь между нашими родами мир. Очень рад, очень. И запомни, не только ты, — я начал говорить громче, чтобы меня слышали все. — Но и все остальные. Кто тронет кого-то из моего класса, сделаю с вами ещё хуже.

Класс Оболенского медленно покидал обледеневшее поле боя посреди столовой. Остался только мой класс.

Боевой кураж Пахи куда-то испарился, он опять тот забитый парнишка, которого я спас меньше часа назад. Алекс — всё тот же мистер Невозмутимость. Правда, опухшая губа портила его британский вид.

Кирилл дотронулся до посиневшего носа и охнул. На пальце осталась кровь.

— Макс, — прошептала Света. — Что это было?

— Мы заслужили наш обед, — я показал на трофейный стол. — Присаживайтесь. Это последняя драка на сегодня, я это гарантирую. Но один неприятный разговор нас ещё ждёт.

Класс, даже не понимая, что происходит, медленно уселся на стулья. Я обвёл взглядом столовую, но на меня уже никто не смотрел. Кроме нескольких девушек, которым я вдруг стал интересен.

Этим тоже надо пользоваться, но потом. Не хочу никому показывать, как я устал.

— Насколько я помню, у графа Оболенского было особое меню, — сказал я и посмотрел на выглянувшую из кухни служанку. — Будьте добры, принесите нам те же блюда, что и графу. А ему то, что носили нам.

Вот теперь остаётся ждать финального поединка на сегодня. Результат его зависит от того, сработает ли мой план. Пока всё идёт, как по нотам.

Но даже видя всё это множество раз, всегда остаётся вероятность, что что-то пойдёт не так. Даже одно неверно брошенное слово может изменить весь ход истории.

Так что придётся ждать.

— Спасибо вам, — сказал я классу. — Один я бы, конечно, мог справиться…

Мог, но не так быстро, и получил бы сильнее.

— … но с вами получилось намного легче. Вы молодцы.

Никто из ребят не оценил похвалу. Паха трясся, будто ожидал новой взбучки. Света закрыла лицо и молчала. Кирилл трогал нос и морщился, когда слышал хруст.

Даже Алекс не в себе.

Ладно, ещё их развеселим. А финальный поединок я выдержу сам. Тем более что к нам уже идут участники сегодняшнего мейн-ивента. Директор Академии собственной персоной, одетый в какой-то нелепый костюм восемнадцатого века.

Директор Мегре тоже был французом, как и большинство учителей в Академии. По-русски он говорил неплохо, но какой же ужасный у него был акцент.

Директор остановился, глядя на середину зала. Залитый льдом пол, пара сломанных стульев, а ещё несколько лужиц крови. Пока ещё никто не заметил, что я её поглощаю…

Кроме одного человека, но он проявит себя потом.

— Вы что это вытворяете? — возмутился директор, крича с сильным французским акцентом. — Как вы это допустили? Кто зачинщики, вы, глупые… — он сказал что-то на французском, а я до сих пор его не выучил.

— Это они на нас напали, — пожаловался Оболенский, показывая на меня пальцем.

— Так и было! — крикнул со своего угла Шувалов.

— Воронцов напал первым! — добавил Морозов.

— Всё так и есть, как они говорят! — пробасил Бельский, делая контрольный.

Четыре головы Пятиглавого Орла уже против меня. Но здесь не только враги.

— Он никогда ни на кого первым не нападал! — внезапно выкрикнула Лера Строганова. — Это из класса Оболенского два парня над Кириллом и Пашей издевались, Воронцов вступился за них!

Вот и хорошая поддержка. Да и сама Лера мне всегда нравилась, в отличие от её брата. В ожерелье на тонкой шее Леры было видно ещё один Камень Краста, их фамильный. И я пока не знал, как его заполучить.

Ладно, потом. Сначала надо увидеть, как сработает мой план.

— Вы, Воронцов, негодяй! — объявил директор Мегре. — За эту драку вы и весь ваш класс, — он набрал воздуха в грудь. — Отчислены!

— Что? — Кирилл вздохнул и посмотрел на меня умоляющими глазами. — Макс? Что нам делать?

— Ждать, — шепнул я.

Глава 5

В столовой поднялся невозможный шум, от которого закладывало уши. Наследники семей Пятиглавого Орла обвиняли меня во всём, а их многочисленные подпевалы из других классов выступали поддержкой.

Но будущая пятая голова Орла ещё молчит. Все думают, что это редкостный кретин и папенькин сынок, который проводил дни в модных столичных клубах за бесконечными гулянками.

Но он и хотел, чтобы все так думали. Это очень умный и дьявольски хитрый человек, которого я до сих пор не разгадал. И сейчас ему выгодно, чтобы мы стали союзниками на какое-то время.

Поэтому я пошёл на это представление. Он должен был это увидеть.

Наследник престола, Великий Князь Василий Романов откашлялся, и в столовой моментально установилась тишина.

— Извините, что вмешиваюсь, — немного невнятно сказал он. — Но я вижу, что никто особо не пострадал.

— Совершенно верно, Ваше Императорское Высочество, — произнёс директор Мегре заискивающим тоном. Даже французский акцент куда-то пропал. — Никто не пострадал.

— Просто ребята немного повздорили, — Василий зевнул. — Но всё в рамках приличия.

— Верно, Ваше Императорское Высочество, — директор Мегре вытер вспотевший лоб. — Всё, как вы и говорите.

— Но это же не повод их отчислять? Да, немного магии и разбитых носов, но это мелочь.

— Да, Ваше Императорское Высочество. Я поторопился с выводами. Никто не отчислен, разумеется, — директор Мегре откашлялся и торопливо убежал.

Студенты молчали, но тишина понемногу разрушалась. Класс Оболенского ушёл на наше старое место, кто-то начал есть, где-то раздался смех.

Василий Романов смерил меня изучающим взглядом и сделал вид, что опять начал дремать. А остальные наследники Пятиглавого Орла смотрели на будущего императора, не зная, что и думать по этому поводу.

— За нас заступился наследник, — прошептал Кирилл. — Ни хрена себе!

— Не надейся на него, — сказал я. — У него свои причины так поступить. А у нас свои. Ладно, давайте немного передохнём.

Я улыбнулся растерянной молодой служанке со здоровенной задницей, пока девушка ставила передо мной поднос. Раньше даже служанки посмеивались над несчастным Максом. Но это в прошлом.

— Ого, — удивился Паха, смотря на принесённый ему стейк. — Ни фига себе их кормят.

— Даже вино есть, — Кирилл стукнул ногтем по бокалу. — Хорошо быть дворянином. Вернее, богатым дворянином.

— На вино не налегай, — предупредил Алекс. — У нас ещё история сегодня.

Алекс аккуратным движением засунул себе за воротник салфетку и принялся за лобстера. Если бы не побитое лицо, он бы походил на какого-нибудь английского лорда.

— Мало нам историй на сегодня, — простонала Света.

— Света, а ты чего не ешь? — Кирилл пододвинул ей тарелку.

— Это какой-то… — Света закрыла лицо руками и промолчала.

— Спокойно, — сказал я и сел поудобнее. — Мы просто обедаем.

Кресло было такое мягкое, что уже хотелось спать. Я втянул носом аромат свежеприготовленного кофе и принялся за стейк. Мясо просто таяло на языке. Будто то, что я отбил его в драке, делало его вкуснее.

— Значит, сегодня мы больше драться не будем? — с надеждой спросил Паха.

— Нет, — заверил его я. — Сегодня спокойно.

Это завтра будет нечто такое, отчего сегодняшняя драка будет казаться детской игрой.

— Ну а пока мы поболтаем о будущем, — продолжил я, отрезая кусочек от стейка. — Паха, ты крутой интер, мощнее тебя только Серёга Суворов, но ты его догонишь. Он-то мечник, а ты сможешь голыми руками гнуть ломы.

— Не, — Паха замотал головой. — Придумаешь тоже, босс. Куда мне?

— Я тебе говорю, — я посмотрел на служанку. — Ещё стейк, пожалуйста, мне этого не хватит. Так, о чём это я? — я повернулся к Пахе. — А да. Помнишь, что ты однажды сказал в детстве?

Я это не слышал, разумеется, но Паха об этом как-то упомянул.

— Стать самым крутым бойцов, — Паха засмеялся. — Не, я тогда сказанул лишнего.

— Сможешь, так что скоро этим займёмся. А ты, Алекс? — я посмотрел на невозмутимого товарища. — Как у тебя со стихиями?

— Так себе, — сказал он, разглядывая кусочек кальмара на вилке. — Пытаюсь, но могу поднять только один камешек.

— Тебе нужен другой учитель. Месье Буше в стихиях не понимает ни хрена. Есть у меня один на примете. Тебе надо научиться собирать такой камень, чтобы разрушить им дом. Или часовню.

— Как скажете, Ваше… кхм… князь… кхм, Макс.

— Рад это слышать, — я посмотрел на сестру. — Ну а ты, Света? Я же помню, что ты только и ждёшь, чтобы выйти замуж за барона Ульдера фон Эверека.

— Нет! — взвизгнула Света, моментально приходя в себя. — Я за него никогда не выйду! Он старый!

— Всего сорок пять лет, — я едва сдержал смех. — Он примерный семьянин, у него уже две жены было… Кирюха, соль не урони, — добавил я, не глядя в его сторону.

— Хорошо, — Кирилл отодвинул солонку от края стола. — Но как ты…

— А ещё, — продолжил я издеваться над сестрой. — У него есть дочка твоего возраста, вы с ней подружитесь.

— Не отдавай меня за него! Пожалуйста!

Как же я любил напоминать ей про барона. Никогда не надоест.

— А он недавно прислал письмо, где просил у меня твою руку, — я почесал макушку, будто то письмо меня заботило. — Неприлично будет отказывать… но раз не хочешь… куда бы тебя тогда пристроить? Неужели ты будешь боевым экстером?

— Да, буду! — с напором сказала Света. — Только хватит напоминать мне про барона!

— Хм, — я сделал вид, будто раздумывал. — Ну ладно.

— А я? — расстроенным голосом сказал Кирилл. — Я-то не умею колдовать. Ох, блин, не закончу Академию, и всё, кому я нужен? Хотя знаю, отправлюсь в порт, проберусь на корабль и стану контрабандистом.

— Думаешь, мы тебя отпустим? Не, Кирюха, без тебя точно не получится. И сдашь ты все эти экзамены.

Я отодвинул пустую тарелку и развалился поудобнее. Первый день самый сумбурный, но и самый важный, без этого не получится ничего.

— А что у нас дальше? — спросил Кирилл. — История же?

— Только не она, — протянул Паха. — Ну какая сейчас история?

— Как какой история? — спросила Света, изображая акцент преподавателя, единственного немца в академии. — Сегодня, киндер, мы изучать социальный реформа двадцать третий год, причина и итоги.

— Кто готов отвечать из вас, глюпий киндер? — подхватил шутку Кирилл.

— Ужас, — Паху передёрнуло.

— А урока сегодня не будет, — сказал я. — Вот увидите.

* * *
— Сегодня у нас важная тема, — заявил профессор Шульц таким голосом, что мне сразу захотелось спать. — Мы изучаем социальную реформу двадцать третьего года. А ещё пройдёмся по раннему периоду правления Михаила Романова.

Он зевнул и продолжил ещё более сонным голосом:

— А потом вы получите интересное… кхм, домашнее задание. Вам нужно провести анализ реформы унд…

— Профессор! — воскликнул я, пока не уснул. — Разрешите вопрос? А правда, что вы самый лучший в мире специалист по истории мартиров?

— Ну вообще, Максим, — Шульц посмотрел на меня поверх строгих очков. — Я писал докторскую по теме Краста, правителя мартиров. Делал анализ хроник про циклы его… эээ… перерождения.

Профессор — действительно крупнейший специалист по мартирам, он знал о них больше, чем кто-либо другой на планете (кроме меня, разумеется). Если бы не алкоголизм, Шульц стал бы знаменитым учёным.

— Так вот я к чему, — продолжил я. — Если бы не нашли их руины и Камни Краста, вся история мира сложилась бы иначе. Это же очень важная деталь нашей истории.

Профессор Шульц снял очки и посмотрел на меня внимательнее.

— Вы правы, Максим, — сказал он. — Вы хотите изучать мартиров? Вообще-то, это другой курс, который связан с боевыми магическими дисциплинами. У нас же история вашего отечества.

— Но вы же так много о них знаете, — не уступал я. — Расскажите, что обнаружили.

Шульц улыбнулся и посмотрел на меня, как на лучшего друга.

— Ja, их бин… простите, майне… извините, волнуюсь. Я безумно рад вашему интересу. Я провёл всю молодость в руинах, а последние десять лет чуть ли не каждый день ходил в тот Храм на другом конце острова. Там Лабиринт, вы же знаете. Да, это очень интересная тема, ведь мартиры жили задолго до людей, но…

— Профессор, — сказал я тоном змея-искусителя. — Я бы очень хотел посмотреть Лабиринт. Но студентов же туда не пускают, да и до Храма тяжело дойти из-за Твари. А с вашей помощью мы бы всё увидели!

— Лабиринт? — испугалась Света. — Опять Храм? Тебе мало…

— Тихо! — я погрозил ей пальцем. — Ну так что, профессор Шульц? Давайте отправимся в Лабиринт, вы и наш класс, проведём исследовательскую работу, а вы расскажете о своих открытиях! А потом вернёмся и будет изучать все эти законы, уложения и прочую хренотень.

Шульца уговаривать не нужно. У него целых две причины туда пойти. Одна касается того, что он может сколько угодно говорить о любимых мартирах. А вторая касается его тайника в начале Лабиринта.

Мне кажется, что вторая причина даже важнее.

— Но это опасно! — воскликнул профессор. — Там же Тварь! Но её можно отогнать. Так, надо взять фламменверфер, — он начал шептать, но мы всё равно его слышали. — Если я получу разрешение, то лягушатник даст нам вахменер… охрану. Ja! Дети! Я иду к директору, а вы готовьтесь.

— Прямо сейчас? — удивился Паха.

— Давайте завтра, — предложил я. — Отоспимся, подготовимся и с самого утра выходим.

— Я согласен! — воскликнул профессор. — Я побежал за разрешением. Но вы хорошо подготовьтесь, там нужно быть осторожным.

— Там и правда опасно? — спросила Света, смотря на меня умоляющим взглядом.

— Ну что может быть опасного в руинах, которым десятки тысяч лет? — подбодрил её я. — Туда же постоянно исследователи спускаются. Пойдём! Будет легко, быстрое приключение, зашли и вышли. Кто за?

Класс переглянулся, но все кивнули.

На самом деле в Лабиринте будет смертельно опасно. Но в Академии им завтра будет ещё опаснее.

А я сделаю всё, чтобы они все вернулись из завтрашнего похода. Я там землю зубами грызть буду, но добьюсь этого.

* * *
— И чё этим студентикам на жопе не сидится? — шёпотом спросил лысоватый охранник у другого.

— Какая разница? — ответил другой, здоровый небритый мужик. — Мы на работе, так что не вякай.

— Отставить разговоры, — сказал их главный, мрачный тип с повязкой на левом глазу.

Нам выделили трёх охранников, чтобы пройти через Лес Тысячи Смертей и добраться до Храма. У двоих дорогие штурмовые винтовки, у третьего дробовик. И у всех троих есть огнемёты.

Тварь очень боится огня.

— Макс, так зачем мы туда идём? — спросила Света. — Ты там что-то забыл?

— Типа того, — я увильнул от ответа. — Всё увидите сами. А кто-нибудь захватил чего-нибудь пожрать?

— Ага, — отозвался Кирилл и похлопал по тяжёлой сумке на плече. — Собрал немного с утра.

Сосновый бор закончился, мы перешли на сторону другого острова, туда, где начинались джунгли. Охрана заметно напряглась.

— Я изучал древние тексты мартиров, — сказал профессор Шульц. — Там очень много внимания уделено Красту, их правителю. Возможно, это титул, а не имя. Причём, он был не только их правителем, но и духовным лидером. И он же был жертвой.

— Его казнили? — спросил Паха.

— Именно, Павел. Когда наступала определённая дата, Краста приносили в жертву. Привязывали к кресту и душили сзади гарротой.

— Эти руины уже рядом, — пожаловался лысоватый охранник. — У меня от них в животе всё переворачивает.

— Вам не обязательно в них идти, — я влез в их беседу. — Вход в лабиринт же опечатан, там никого не может быть. Можете остаться снаружи.

Старший охранник кивнул. Заметно, как они расслабились. Большинство людей боялись мартирских руин. А сколько уж про них ходило суеверий, которые активно поддерживала Новая Единая Церковь…

— Казнь Краста имела важный смысл для религии мартиров, — профессор так разволновался, говоря о своей любимой теме, что его акцент стал намного сильнее. — Они считали, что тем самым они сбрасывают цикл.

Шульц сказал целую фразу на немецком, потом спохватился, что его никто не понимает, и продолжил на русском:

— После смерти Краст якобы возрождался на тысячу лет назад, когда ещё был молод, но весь накопленный опыт оставался с ним. Он помнил свою прошлую жизнь. И после этого наступал новый Золотой Век, ещё лучше прежнего. Скорее всего это метафора, но очень поэтичная.

Показались полуразрушенные руины Храма. Профессор побежал вперёд, сразу молодея на несколько лет.

— У вас час, — сказал старший охранник. — Потом возвращаемся в Академию.

— Нам хватит! — воскликнул профессор. — За мной!

Он сразу подбежал к алтарю, возле которого я вчера валялся без сил.

— Смотрите, самый главный загадка мартир, — немецкий акцент стал невыносим. — Чаша Конца Времени! Она стоять тут с тех самых пор, когда по земле ходили мартиры! Задолго до появления людей!

Он показал на обычную деревянную чашку, стоящую на алтаре, и попробовал её поднять. Не получилось. Со стороны казалось, что она или приклеена, или весит тысячу тонн.

— Её невозможно утащить! — сказал профессор. — Она будто понимать, что я хочу её исследовать, но… Кирилл, поднимите это, битте.

Кирилл пожал плечами и спокойно поднял чашку. Чёрная жижа в ней немного булькнула. Кирилл вздрогнул и поставил её на место.

— Вот видите! — прокричал профессор. — Это аномалия. А внутри, как говорят легенды, кровь мартиров. Но её невозможно изучать. Она испаряется, стоит её вынести наружу. Ходят легенды, что если смешать кровь мартиров и человеческую, то можно получить их силу. Предупреждаю сразу, это опасно, кровь ядовита.

И на этих словах я поймал подозрительный взгляд Алекса. Он посмотрел на чашку, а потом на мою перевязанную ещё со вчера ладонь. Другие тоже заподозрили неладное.

— Профессор! — позвал я Шульца, пока мне не начали задавать вопросы. — А можно хоть одним глазком взглянуть на Лабиринт?

— Ja! Конечно! Айн минутен! Сниму печать!

Он торопливо зашёл за алтарь и сделал сложный жест обоими руками. Воздух вокруг него задрожал и начал светиться синим. Запахло, как перед грозой. Пол завибрировал, будто началось землетрясение.

Я потёр уши, пытаясь избавить от неприятного давящего ощущения. Но печать Академии спала. Для этого я и позвал сюда профессора. Мне пока не хватало сил, чтобы открыть печать самому.

Часть пола исчезла, видны ступеньки, ведущие вниз. Паха осторожно приблизился.

— Как склеп, — сказал он.

— Хроники гласят, что там гробница Краста, — голос профессора стал таинственным. — Но это легенды. Я облазил Лабиринт вдоль и поперёк, но не нашёл её.

Мы медленно спустились по ступенькам. Класс с интересом осматривался, а я немного задержался. Если честно, мне не по себе от того, что я не говорю о том, что их ждёт.

Но если я скажу, всё выйдет намного хуже. Некоторые погибнут. Все лучше отреагируют, когда не будут знать, с кем столкнутся. И сегодняшняя встреча очень поможет им в будущем, иначе я бы не стал брать их с собой.

Да я не мог их оставить. Когда я однажды ушёл в руины один, классу отомстили за вчерашнюю драку. Так что приходится брать всех с собой.

Мы прошли по узкому разваливающемуся коридору и выбрались в просторный зал. Это первая камера Лабиринта. Шульц одним жестом зажёг свечи и лампы, которые оставили исследователи руин, и стало светло.

Тут нет мебели, кроме нескольких идеально ровных прямоугольных блоков. Они вполне могут быть скамейками, столами или кроватями. Мартиры не любили изящные вещи, у них всё было в виде массивных кубов, цилиндров или яйцеобразных шаров.

Кирилл достал старый плёночный фотоаппарат и сделал пару снимков.

— Чего ты с ним таскаешься? — спросила Света. — Взял бы смартфон, мы же вышли из Академии.

— Цифра здесь не работает, — профессор засмеялся. — Плёнка фиксирует всё намного лучше!

— Не зря я взял, — Кирилл сфотал пару барельефов. — Эх, освещение бы получше.

— Я прошу остаться здесь и не идти дальше, — профессор подошёл в угол, где стояло несколько ящиков с инструментами исследователей. — Я озвучу вам пару своих теорий, но сначала отойду в одно место.

— Макс, — Алекс скрестил руки. — Что мы должно здесь найти? Ты так и не сказал.

— Расскажу уже скоро, — шепнул я.

Профессор достал в одном из ящиков толстенную книгу. Это не для того, чтобы что-нибудь нам прочитать. В ней спрятана бутылка водки. Профессор ждал повода, чтобы свалить от нас подальше и расправиться с ней.

— Идём, — сказал я и медленно подошёл к открытому проходу.

За ним такая тьма, будто это дверь в бездну. Не видно вообще ничего.

— Ты хочешь, чтобы мы шли туда? — шёпотом спросил Паха.

— Верно, — ответил я. — Вы должны это увидеть.

Я шагнул в темноту. За моей спиной загорелся свет, освещая идеально ровные стены.

— Хорошо, что я взял фонарик, — сказал Кирилл.

Профессор посмотрел на нас, но не кинулся следом. У него другие дела.

— Далеко не уходите! — крикнул Шульц нам вслед. — Через час нам надо возвращаться.

Мы прошли до конца лестницы и остановились посреди идеально ровной комнаты. Чёрные стены гладкие, как стекло. Этим же путём я шёл здесь первый раз. Именно здесь со мной заговорил он. Он же и рассказал мне про камни Краста.

Но больше мы не разговаривали никогда, ни в одном из следующих циклов. Может, он уже умер?

— Макс, — тихо позвал Кирилл. — Сначала этот храм, потом кровь. Скажи, ты что, провёл тот ритуал?

— Сначала я покажу вам кое-что, а потом расскажу.

Я ускорил шаг. Звуки ходьбы отражались от стен. Скоро сами стены начали меняться. Сначала закручивались спиралью, потом опускались то ниже, то выше.

Иногда стены сужались так, что в них невозможно было пролезть. Но я двигался дальше.

И коридор невозможным образом распрямлялся. Бесшумно и очень быстро.

Тот, кто всё это построил, будто ждал, что я буду сюда возвращаться.

Кто-то из наших резко вздохнул.

— Мать твою! — пробормотал Кирилл.

— Это пугает, — отозвался Алекс.

— Давай вернёмся, босс, — предложил Паха.

— Мы близко, — сказал я.

— Но откуда… — начала спрашивать Света, но я не услышал окончания вопроса.


Они все вдруг исчезли. Я повис в чёрной бездне. Мои ноги не касались ничего. Здесь не было звука, я слышал только стук собственного сердца. И не ощущал ничего, кроме холода, продирающего до костей.

Почему он опять решил со мной поговорить? Столько циклов он молчал, а тут опять пришёл на встречу. Что изменилось?

Он приблизился ко мне. Чёрный сгусток, который заметен даже в бездне. Я не видел его лица, только силуэт.

— Давно не виделись, старый друг, — сказал он. 

Глава 6

— Выпусти меня! — потребовал я. — Для чего этот разговор?

— У тебя почти получилось в прошлый раз, — сказал чёрный силуэт и рассмеялся. — Ты едва не заполучил Камень. Но ты не получишь его, если так и будешь повторять всё раз за разом. Ты ещё помнишь, кто я такой?

— Ты Пожиратель Времени.

Это всё, что я о нём знаю. Мартиры знали о нём ненамного больше. Но боялись его, как никого другого.

— Верно, Макс. Я зову тебя так, потому что это имя стало тебя роднее, чем то, что тебе дали при рождении.

Мы так и висели посреди чёрного ничего. Только я и этот чёрный сгусток, который называет себя Пожирателем Времени.

— Что тобой движет? — спросил Пожиратель. — Какова твоя цель? Другие к этому моменту всегда сходили с ума, но не ты. Человеческий разум неспособен принять то, что ты видел. Ты раз за разом повторяешь обречённые попытки, но никогда сдаёшься. Что тобой движет?

— Тебе это и в самом деле интересно?

— Нет. Просто ты не видел, кто был на твоём месте раньше. Кто-то скрывался от судьбы, пытаясь прожить спокойную жизнь. Кто-то каждый раз пытался получить новые ощущения от своего бессмертия, каждый раз делая всё иначе. Кто-то же, как ты, пытался найти Камни. Но знаешь, что их всех объединяло?

Я всмотрелся во тьму перед собой, но отвечать не стал.

— Сначала они становились чудовищами, — продолжил Пожиратель. — Они жертвовали всеми. Даже теми, кто был им предан из цикла в цикл, как твои друзья. Использовали всех, как могли, манипулировали и убивали. Но твоим предшественникам это не помогало. Они все равно сходили с ума. А ты держишься. Даже пытаешься удержать своих людей при себе. Зачем ты взял их с собой?

— Они мне нужны, — сказал я.

— Не придумывай, ты бы справился и сам. Они тебе не нужны, твой дом — это твой балласт.

— Нет! Если мой дом в ближайшие несколько недель не станет сильнее, то…

— Ты попадёшь к тем, кто прямо сейчас идёт за тобой, — Пожиратель усмехнулся. — Понятная причина. Если проиграешь сейчас, опять окажешься в их застенках. Три года мучений и экспериментов. Однажды я видел ад. Твоя тюрьма намного хуже. Знал бы ты, сколько твоих предшественников сходили с ума даже с первого раза, когда оказывались там. А ты продержался.

— Сколько было человек на моём месте? — спросил я.

— Много. Но ты единственный, кто держится так долго. Поэтому я говорю с тобой во второй раз. Быть может, именно ты закончишь путь.

— Зачем тебе Дверь? — спросил я.

— Затем же, зачем и тебе. Это наш путь, единственный возможный. Ты проверял многие варианты и знаешь, что только этот путь истинный. Ты знаешь, что только на нём не сойдёшь с ума. Потому что у тебя есть цель.

Чёрный силуэт приблизился ко мне вплотную.

— Но не затягивай. У человеческого разума есть пределы. Свихнёшься, тогда тебя заменят. Хотя, это можно считать освобождением. И последнее… если так и будешь идти только знакомыми дорогами, то продолжишь вечно умирать в убежище Шувалова.

— Значит, мне нужно делать всё по-другому?

— Решай сам. Я дам тебе намёк. И готовься. Они уже идут.


— … откуда ты знаешь? — закончила Света вопрос.

Я вернулся к ним, в холодные чёрные коридоры Лабиринта мартиров.

Я не знал, кто этот Пожиратель. Но он, как и я, хотел открыть Дверь. И дело не в освобождении из бесконечной временной петли.

Это был единственный путь, чтобы не сойти с ума от такого количества смертей. И чтобы те, кого я выбрал, дожили до самого конца.

— Я провёл ритуал, — признался я и показал раненую руку. — Влил себе крови мартиров, смешал со своей.

Сказать, что все удивились — это ничего не сказать. Они охренели. Все четверо вылупили на меня глаза.

— Князь, ты совсем… — прошептал Алекс, но промолчал. Он слишком вежливый, чтобы произносить следующее слово.

— Типа того, — ответил я. — Но теперь я знаю, как нам выбраться из этой жопы. Идём.

Я пошёл дальше по коридору, пока они не стали допрашивать. Я вслушивался как мог, но звуков боя наверху ещё не слышно. Рано.

Коридор закончился глухой стеной, покрытой силуэтами и надписями.

— Тупик, — объявил Кирилл. — А кто тут нарисован? Похожи на людей, но какие-то другие.

Он достал фотик и щёлкнул пару раз, освещая тёмный коридор вспышкой.

— Мартиры, — сказал я. — Они были выше людей и стройнее. Если бы кто-то увидел их вживую, то подумал бы, насколько они красивы по нашим меркам. Не все, конечно. Вон, смотри, пузатенький мужичок. Вылитый барон Ульдер, правда же, Света?

— Да хватит уже о бароне! — выкрикнула Света.

— А это что такое? — Паха осторожно вытянул руку, показывая на нишу в стене.

В нише на массивной подставке стояло что-то, больше похожее на вытянутое яйцо высотой метра в полтора.

— Это оружие, — сказал я и постучал по полукруглой поверхности. По звуку было похоже на керамику. — Стоит тут, как памятник, всё равно никто не сможет вытащить.

— Это голем мартиров? Я про них читал.

— Типа того. Нам сюда, — я подошёл к стене вплотную и надавил на неё.

Когда видишь такое впервые, это завораживает. Панель начала расступаться. Но она не сдвигалась в сторону или вниз. Всё было интереснее.

Тысячи кубиков, из которых состоял этот кусок стены, рассыпались и раздвинулись, открывая нам проход в ярко освещённый зал.

— А-хре-неть, — медленно пробормотал Кирилл.

От удивления он даже забыл про фотик. Остальные тоже молчали.

Золотая комната была совсем небольшой. Нет никакой мебели кроме висящей прямо в воздухе тумбы с прозрачной крышкой. Свечи из странного чужеродного металла, которые светились неприятным холодным светом, тоже висели над полом.

Напротив входа в стену был вмурован здоровенный золотой мартирский крест. Как обычный, только основание разделялось на два, из-за чего крест был пятиконечным. Когда нашли руины мартиров, именно такой крест стал эмблемой новой Единой Церкви.

На кресте висела фигура с измученным лицом и петлёй на шее.

— Это Краст? — Паха показал на него пальцем.

— Да, — сказал я. — Правитель мартиров, которого приносили в жертву в конце цикла.

— Надо позвать профессора, — предложил Кирилл, вспоминая о фотике. — Он охренеет от такого.

— Всё, что вы видите здесь, останется только между нами, — потребовал я. — Ничего не снимай.

— А куда ведёт эта дверь? — зоркая Света показала на щели в стене.

— Я бы и сам хотел знать, — я подошёл к тумбе. — И однажды мы это узнаем.

На скрытой двери есть небольшое углубление для пятиконечного креста. Это замочная скважина, а ключ рядом. Я открыл прозрачную крышку тумбы и достал оттуда его.

— Темпоральный крест? — догадался Паха, глядя на древний артефакт. — Я думал, это легенда.

— Это и есть легенда, — я развернул крест к ним. — Пять гнёзд. По одному для каждого камня Краста. Когда мы заполучим их, то откроем дверь.

Я подошёл к двери и приставил к ней крест.

— Один в один, — сказал Кирилл. — Можно?

Я передал ему артефакт. Кирилл начал его вращать, оглядывая со всех сторон.

— Будто во сне, — Кирилл померил крест в углубление. — Темпоральный крест мартиров. Мать вашу, куда я попал… Но как мы заберём Камни? Они же у глав семей Пятиглавого Орла! Они же их не отдадут.

— Отдадут, — сказал я. — Никуда не денутся.

— Хотя у Леры Строгановой есть ещё один. Она…

— Но зачем тебе это? — спросила Света. — Чтобы у тебя была власть?

— Это вопрос нашего выживания, — ответил я. — У нас много врагов, но у самых могущественных из них есть Камень Краста. Нам в любом случае придётся с ними сражаться, чтобы выжить, но с каждым Камнем мы будем сильнее.

Я забрал крест и убрал в карман. Казалось странным, что здоровенный артефакт так легко поместился там, но когда дело касалось мартиров, законы физики не работали.

— Наш дом должен уцелеть, — продолжил я. — А для этого ему надо стать сильнейшим в империи. А с этим крестом и Камнями у нас появляется шанс.

Где-то наверху послышался звук автоматной стрельбы. Ублюдки уже здесь. Теперь мне придётся хорошенько постараться, чтобы никто из тех, кто наверху, не вернулся к себе на базу.

Они заслужили худшего за то, что делали с нами раньше. Некоторым из них я устрою ад прямо здесь.

— Что за хрень? — Кирилл инстинктивно склонил голову. — Кто это?

— Это те же бандиты, что напали на нас? — предположил Алекс.

— Нет, — ответил я. — Эти намного хуже. За мной!

Я выскочил в коридор, класс следом. Когда выбежал Паха, кубики вновь сложились в непроницаемую стену.

* * *
— Дети! — кричал профессор Шульц. Звук его голоса эхом отражался от стен. — На нас напали! Где вы?

Можно понять по запаху перегара, что профессор приближался. Бросать его на верную смерть не хотелось, так что придётся захватить. Да и он ещё пригодится.

— Мы здесь! — крикнул я, а потом шепнул: — Теперь тихо! За мной!

Профессор выскочил на нас из-за угла и выдал длинную фразу на немецком. Выстрелы больше не доносились, нашей охране конец.

Настало моё время.

— Подождите здесь, — сказал я. — В этом коридоре. И никуда не выходите, я скоро вернусь. И профессора держите.

— Князь, ты серьёзно? — удивился Алекс. — Но…

— Оставаться здесь! — приказал я.

Профессор Шульц держал в руке бутылку с недопитой водкой. Я её отобрал, не обращая внимания на сопротивление.

— Все остаются здесь! — напомнил я и побежал вперёд с бутылкой в руке.

Впереди около десятка стрелков, а потом спустятся ещё. Это не обычные бандиты, нанятые за копейки. Это профи, с которыми лучше не шутить. Они бежали за своей целью.

И самое смешное — что эта цель не я. Но они это и сами не знали. А мне всё равно придётся разбираться с ними.

Я добежал до середины коридора, остановился и начал считать про себя. Один из них был совсем близко. Я вдохнул, прицелился и швырнул бутылку вперёд.

Один. Из-за угла высунулся наёмник. Тяжёлая бутылка с глухим стуком врезалась ему в лоб, и он на мгновение потерял равновесие.

Я добежал до него и от души приложил коленом по морде. Наёмник качнулся и выронил итальянскую штурмовую винтовку. Она осталась висеть на ремне у него на шее.

Мне нужно другое оружие. Наёмник схватил меня за руку и начал её выкручивать. Я же свободной рукой на ощупь нашёл кобуру на его бедре, где лежала моя будущая беретта.

Осталось только снять пушку с предохранителя и пальнуть, благо патрон уже в стволе. Выстрел ему в печень и всё, минус один. Наёмник закряхтел и осел на пол.

— С возвращением, — я взвесил свой любимый пистолет в руке. — Тебя мне не хватало.

Десять. Я вскинул беретту и выстрелил в стену в нужное место. Пуля с жутким свистом отрикошетила и залетела за угол. Оттуда сразу раздался сдавленный стон.

Тринадцать. Я развернулся и выстрелил дважды. Враг шёл в полной темноте, но всё равно заметно, как он молча повалился на пол.

— Пора сваливать, — шепнул я себе сам.

Я помнил, по каким карманам у покойника рассованы запасные магазины. Долго искать не пришлось.

Теперь начинаем танец. Я продолжил считать про себя. Проверим, как хорошо я всё помню.

Восемнадцать. Выстрел в наёмника, который пытался достать меня из здоровенного автоматического дробовика. Враг выронил оружие и захрипел, когда из его шеи полился целый фонтан крови.

Мне она нужна. Я сконцентрировался на ней.

Двадцать пять. Я перекатился за угол и то место, где я только что сидел, было тут же усеяно пулями. От грохота выстрелов в замкнутом помещении болели уши. Я прижался к стене и склонил голову. Пуля ударила чуть выше.

Тридцать семь. Я катнулся по гладкому полу, вытягивая руку. Прямо в неё мне упала граната, только что брошенная наёмником. Я швырнул её назад.

Тридцать девять. Взрыв едва меня не оглушил. Я побежал назад, к классу, пока их не прикончили.

Сорок пять. Коридор осветила целая куча лазерных прицелов. Я прижался к нише, где стоял древний яйцеобразный голем мартиров и вытянул ногу.

Бегущий по коридору наёмник споткнулся и растянулся по полу. Над ним засвистели пули. Я пальнул ему в голову и вытащил складной нож из его правого кармана куртки.

Пятьдесят два. Стрельба чуть стихла, но лазерные прицелы продолжали ощупывать коридор. Я размотал повязку на левой ладони и прижал лезвие острого швейцарского ножа к так и не зажившей ране.

Это всё ещё больно.

Пятьдесят восемь. Я зажмурился и порезанной рукой дотронулся до холодной поверхности голема. Совсем рядом взорвалась светошумовая.

А яйцеобразная штуковина, стоящая здесь тысячи лет, ожила.

— Что это? — крикнул командир наёмников.

Голем плавно сдвинулся в коридор. Из полукруглых боков вытянулись длинные подвижные щупы, заканчивающиеся бритвенными когтями. Из щелей в корпусе виден яркий синий свет. Древняя машина вновь работала.

Наёмники всполошились. Кто-то начал стрелять, кто-то побежал назад. Голем понёсся к ним. Острые гибкие щупы со свистом вращались, высекая искры из стены.

А я помчался дальше.

Бой голема против наёмников длился недолго. Уже скоро там всё было забрызгано кровью, а сам древний механизм помчался за остальными.

Та кровь мне бы не помешала для последней схватки.

Но нельзя терять ни одной секунды.

Восемьдесят. Я на ходу перезарядил беретту и начал стрелять. Вышедший мне навстречу наёмник в штурмовой броне будто этого не замечал. Пули отлетали от бронепластин его доспеха.

Восемьдесят пять. В стволе остался последний патрон, но я не стал стрелять. Штурмовик нацелил в меня пулемёт.

Восемьдесят шесть. Из-за угла вышел Алекс, которому, конечно же, не сиделось в безопасном месте. Штурмовик при виде новой цели начал поворачивать к нему.

Я ускорился и врезался во врага изо всех сил, отбивая себе всё, что можно. Вместе с частицами накопленной крови этого хватило, чтобы наёмник потерял равновесие и сделал шаг назад, к стене.

И стена, собранная из тысяч кубиков, вдруг расступилась.

Наёмник этого не ожидал и завалился в проём, который тут же за ним закрылся. Слышно только яростный рёв с другой стороны. Теперь он будет сидеть в ловушке до конца цикла.

— Не скучай там, — шепнул я.

Восемьдесят девять. За спиной Алекса показался наёмник-интер, держащий в руке острый, чуть изогнутый меч.

Девяносто. Я выстрелил, и затвор беретты застыл в заднем положении. Наёмник ударился в стену и сполз на пол. Алекс посмотрел за мою спину и крикнул:

— Макс! Сзади!

Я не стал оборачиваться. Неподалёку от Алекса появился охреневший от всего происходящего Кирилл, но он умудрился сразу оценить обстановку.

— Лови!

Кирилл подобрал с пола лежащий там кольт с лазерным прицелом и бросил тяжёлый пистолет Алексу. Алекс поймал оружие и сразу же выстрелил в мою сторону.

За моей спиной кто-то застонал и медленно завалился на пол.

Сто долбанных секунд отрепетированной схватки. Алекс смотрел на меня немного мутными от страха глазами. От былой невозмутимости не осталось ни следа.

— Идём! — я подошёл ближе. — Идём, Алекс. Отличный выстрел. Твой отец бы тобой гордился.

Это помогло ему прийти в себя.

— Спасибо, князь, — шепнул он и повернулся назад. — Света, Павел, профессор! Идём! Князь зовёт!

Сто двадцать. Я потащил за собой Кирилла, который завис возле трупов.

— Давай, Кирюха, осталось немного.

— Кто это его так? — спросил он, показывая пальцем на чьё-то искромсанное тело.

— Голем.

— Да кто эти люди вообще?

— Узнаешь через пару минут.

— Макс, — сказал он с укоризной в голосе. — Ты хоть и князь, но вся эта твоя таинственность…

— Кирилл, пока будешь стоять и тупить, голем вернётся.

— Мать его! — Кирилл побежал впереди меня.

Я шёл другим путём, не тем, который начинался в храме. Один проход выводил прямо в джунгли, но снаружи в него не попасть. Беда только, что и там мы не будем в безопасности.

— Это же международный скандал! — возмутился профессор, склоняясь над одним из трупов. Шульц узнал эмблему на груди. — Император Александр будет в ярости, если узнает, что…

— Это мягко сказано, — я усмехнулся. — Идём же. Вот об этом, профессор, вы точно не знали.

Сто пятьдесят. Я прижался к стене, и она раскрылась. В лицо ударил свежий воздух и запах дождя. После смрада от пороха и спёртого воздуха в коридорах это казалось настоящим блаженством.

— Тайный ход в Лабиринт? — удивился профессор. — Я даже не подозревал…

— Потом, — я грубо толкнул его в спину и убрал беретту за пояс.

Сто пятьдесят пять. Вот только враг тоже догадывался о другом ходе. Десять человек с автоматами обступили нас со всех сторон. Я поднял руки. По левой всё ещё стекала кровь, дождь пытался её смыть.

Остальные из моего класса последовали моему примеру. А сейчас будет по-настоящему весело.

Сто пятьдесят семь. Вперёд вышел командир отряда. Старик с жутким шрамом на щеке и ледяными глазами. В руке он держал чётки с крестом, пятиконечным мартирским.

Старик осмотрел меня с ног до головы, задержавшись взглядом на моей порезанной ладони.

— Отец Карван, — представился старик и усмехнулся. — Священная инквизиция Единой Церкви. Вот ты мне и попался, облитератор. Ты поплатишься за свою кровавую магию. Взять его!

Сто шестьдесят пять. Вперёд вышел один из стрелков, потрясая уродливыми наручниками. Дождь барабанил по его широкополой шляпе.

Но ни этот наёмник, ни кто-либо ещё не успели ничего сделать.

Сто семьдесят. Дальше считать смысла нет. Из-за деревьев показалась Тварь.

Глава 7

Тварь сложно назвать зверем. Ни у одного зверя нет корней, которые Тварь умела доставать из земли и на них же передвигалась. Растением я бы тоже её не назвал. Ни одно растение не умеет так душераздирающе реветь.

И мало какое растение преследует свою цель, чтобы сожрать. А ещё эта хрень была размером со здоровенного слона. И будто этого мало — Тварь разумна.

Такое может быть только рядом с мартирскими руинами. Быть может, это даже не мутант, а древнее существо с тех времён, которое вернулось в мир вместе с магией.

Но какая разница, когда это нечто пытается засунуть тебя в пасть и заживо переварить?

Тварь кинулась на нас, опираясь на свои корни-лапы, больше похожие на уродливые щупальца. Ярко-красная пасть открылась. Внутри видно прилипшего к языку бандита, одного из вчерашних, который мариновался в кислоте, ожидая очереди на переваривание.

Остальные уже в желудке.

— Помогите! — закричал бандит. — А! Жжётся!

— Тварь! — хором выкрикнули Света, профессор Шульц и пара наёмников инквизиции.

По чудовищу начали стрелять из автоматов. Пули разрывали стебли и листья, которыми была покрыта Тварь. Во все стороны брызгала дымящаяся жидкость её желудочной кислоты, но большого урона не было.

Раны заживали сразу, потому что шёл дождь. Вода помогает ей восстановиться.

Тварь медленно замахнулась лапами-корнями. Они у неё чудовищно сильные.

Про нас забыли. И это совершенно зря. Я достал пистолет из-за пояса и пристрелил наёмника, который так и стоял с оковами в руках. Пока труп оседал на землю, я достал ножик и вытащил лезвие.

Профессор побежал к храму, Кирилл огляделся и помчался следом. Ему не надо ничего подсказывать, он и сам знает, что делать.

Тварь подняла несколько наёмников в воздух, схватив их корнями за ноги. Здоровенные мужики заревели от боли, когда корни начали дробить их кости. Кто-то продолжал стрелять, но это не помогало.

Один корень захлестнулся на ноге Светы.

— Макс! — только и выкрикнула она, сразу забывая о всей своей магии.

Я бросился к ней и вонзил складной нож прямо в корневище, а потом брызнул на него кровью из своей так и не зажившей раны. Получилось! Запахло палёным, от корня пошёл дымок. Тварь тут же отдёрнула лапу и взревела от боли.

— Лучше бы я в комнате осталась, — прошептала Света.

— Всё хорошо, — сказал я. — Нога целая. Беги!

— Взять еретика! — выкрикнул инквизитор, будто Твари не было рядом.

Боевой священник отряда, мужик в строгих очках и с мартирским крестом на шее, направил на меня дробовик, тоже украшенный крестам. Выстрелить не успел, первым пальнул Алекс из трофейного кольта.

Боевой святоша взревел от боли и выронил дробовик. Из простреленного плеча бежала кровь.

Я повалил его на землю и дотронулся пальцем до раны. Уже лучше, силы восстанавливаются. Инквизиторская шестёрка сразу впала в ступор, пока я поглотил немного его жизненной энергии.

На меня нацелился другой наёмник, собираясь пристрелить из крупнокалиберной винтовки. Я ничего не делал, меня и так спасут.

Наёмник как-то сразу взгрустнул, когда в голову ему прилетела целая глыба льда. Света вскинула руку в победном жесте.

— Стоять, отступники! — вскричал инквизитор Единой Церкви. — Или познаете очищающий огонь!

Он несколько раз взмахнул руками, отчего его кожаная куртка с длинными полами заскрипела. Раздалось шипение. Это испарялись капли дождя, когда падали на руки.

Лицемерные ублюдки. Делают вид, что пытаются контролировать магию, но сами используют её везде, где можно. Пытаются бороться с нелегальными магами, но по факту уничтожают и мучают всех, кому не посчастливилось попасть в одну из академий, типа нашей.

А попасть туда очень сложно, особенно незнатным.

Инквизитор сжал ладони в молитвенном жесте и начал медленно их разводить. Воздух вокруг них начал дрожать. Да, пламя будет по-настоящему мощным.

— Спасите! — заревел наёмник, которого Тварь только что забросила себе в пасть.

Инквизитор даже не посмотрел в ту сторону. Он пялил свои зенки на меня.

— Тебя нужен я, а не они, — я вышел чуть вперёд. — Давай разберись сначала со мной.

— С удовольствием, облитератор, — прошипел старик-инквизитор сквозь зубы. — Ты узнаешь, что такое ад.

Заорал кто-то ещё. Наёмников осталось мало, а Тварь всё ещё не насытилась.

— Я тебя не убью, — пообещал инквизитор. — Только покалечу. А потом заберу тебя с собой, где ты признаешься во всех своих грехах перед Господом. И будешь каяться до тех пор, пока не очистишься.

Три долгих года проведу я в той тюрьме, если прямо сейчас проиграю. Три года, которые я буду находиться в небольшом ящике, не имея возможности даже поднять голову.

Три года ежедневных пыток. Три года я каждый день видел лицо этого инквизитора, который наслаждался моими пытками, пока я не умер от боли и не перезапустил этим цикл.

А сейчас я сделаю всё, чтобы никогда не попасть туда ещё раз. А этот ублюдок ответит за всё.

— Ну давай! — крикнул инквизитор. Между его ладоней уже появился здоровенный огненный шар. — Нападай, колдун!

Да, я смогу увернуться от этого броска. Но когда я это сделаю, взрыв заденет Свету. Так что придётся стоять. Я всё равно не проиграю, я это знал наверняка.

Всего одной фразы и всего одной драки хватило, чтобы один человек из моего класса поверил в себя.

Инквизитор поднял ярко-белый от жара шар над головой, собираясь швырнуть в меня. Кто-то из наёмников заорал от боли, когда Тварь ломала ему кости, так что инквизитор не услышал топот.

А для меня этот как раз тот случай, когда стоит постоять пару секунд и понаблюдать за развитием событий.

Инквизитор заметил угрозу, но было слишком поздно. Паха уже подобрался слишком близко. Его мощный кулак быстро приблизился к челюсти врага.

Я услышал, как треснул зуб инквизитора. Вредный старик оступился и слишком рано снял сложный жест пальцев. И в ту же секунду завопил от боли. Из-за ошибки у него загорелись руки.

Горело ярко. Запахло шашлыком. А инквизитор завопил от боли.

— Я его сделал! — Паха потёр отбитый кулак.

— Сделал-сделал! — сказал я и оттолкнул его в сторону. — Тварь идёт! Бегом отсюда!

Тварь уже близко, а кроме нас ей жрать больше некого. Света бросила в неё кусок льда, но не помогло. А как заморозить такую громадину, Света ещё не знала.

— Надо бежать! — крикнула она.

Алекс стрелял по ней из кольта, но безуспешно. Тварь приближалась к нам. Она подобралась ближе к инквизитору, но его горящие руки её испугали. А это дало нам несколько секунд.

— К храму! — крикнул я и начал всех пихать, а то с первого раза не дошло. Там мы дадим ей короткий бой.

Паха побежал первым, за ним Алекс и профессор. Я же подгонял Свету, которая постоянно спотыкалась.

— Да быстрее же ты! — бросил я ей в спину. — Представь, что это барон Ульдер!

Это не могло помочь, но я не удержался.

Когда Света чуть убежала вперёд, я остановился и брызнул собственной кровью на землю. Вышло хреново. Красный огонёк получился совсем небольшим, но Тварь задумалась и остановилась.

Ровно настолько, чтобы из руин храма вышел ещё один участник этой встречи.

Кирилл поправил надетый на плечи огнемёт, снятый с одного из наших охранников, и явно хотел сказать что-то пафосное. Не получилось, так что он просто направил сопло на приближающуюся Тварь.

Вырвалась всего одна струя пламени, от которого мне в лицо ударил жар. Этого хватило, чтобы Тварь завизжала от ужаса и бросилась наутёк. Массивное чудовище через несколько секунд скрылось в деревьях, сломав парочку по пути.

— Мать её, — пробормотал Кирилл. — Сука, какое же это…

— Сука, сука, — Паха протёр мокрое лицо. — Нахрена мы сюда пошли?

— Так надо, — сказал я. — А теперь возвращаемся в академию. Хорошо?

— Ну а если она вернётся? — спросил Кирилл. — Или инквизиторы?

— Инквизиторы не вернутся, — заверил я. — Дойдёте без проблем. Идите!

— А ты? — Алекс нахмурился.

— Я вас догоню. Осталось одно дело. Ну же, идите!

— Идём, дети! — сказал профессор Шульц, выходя из руин с таким видом, будто участвовал в бою с самого начала. — Этого точно не было в моём расписании.

Он икнул и нетвёрдой походкой пошёл по тропинке в сторону Академии. Я дождался, когда весь класс пойдёт за ним, и вернулся к полю боя.

Инквизитор лежал и душераздирающе орал от боли. Кистей его рук больше не осталось, вместо них только обугленные косточки, которые отвратительно воняли горелым мясом.

Он посмотрел на меня с ненавистью.

— Я тебе отомщу, еретик! — прохрипел он. — Ты навеки угодишь в ад!

— Я уже в аду, — сказал я. — Но однажды я отсюда выберусь. А пока устрою ад для тебя. Больше ты никогда не схватишь меня, — я начал злиться. — Больше ты никогда не навредишь моим людям! Ни в этом цикле, ни в каком-либо другом!

Я поднял пистолет и выстрелил дважды. Оба выстрела прямо в колени. Инквизитор завизжал ещё громче.

— Каждый раз, когда ты приходишь за мной, — продолжил я, убирая пистолет. — Я отправляю тебя в ад. И для тебя выхода нет.

Я плюнул на него и пошёл за остальными. Инквизитор орал мне вслед, но это ненадолго. То место просто кишело всякими тварями, которые мечтали поживиться свежим мясом.

Особенно если оно не сопротивлялось.

* * *
Это ещё не всё на сегодня. Мой план работал как часы. Инквизиция — один из моих самых опасных врагов, но сегодняшняя встреча надолго отвадит их от меня.

Оставалось только ждать.

Нас пятерых заперли в кабинете директора, собираясь устроить допрос. Мы сидели на этом кожаном диване уже пару часов, всё ещё мокрые после дождя. У кого-то в животе заурчало.

— Вот я идиот, — сказал Кирилл. — Я же собирал утром.

Он полез в свою сумку. Бутерброды превратились в пропитанную водой кашу, но зато остался термос с кофе.

— Спасибо, — я сделал глоток. От тёплого напитка стало приятнее в животе.

— Они искали тебя, — сказала Света. — Точно искали тебя. Как папа тогда боялся, что…

Она тут же осеклась. Да, отец подозревал, что у Макса есть способности облитератора, и запретил парню их использовать. Поэтому мне пришлось обучаться этому почти с нуля.

— Вообще-то, искали другого человека, — я передал ей термос. — Но перепутали. Нам сейчас объяснят через пару минут.

Кирилл почесал затылок, как ему вдруг пришла идея, которую он провозгласил с сияющим видом:

— Ты знаешь будущее?

— Не, — я мотнул головой. — Но могу догадываться. Помните, что говорить? Только чистую правду, но… ни слова о гробнице.

— Какая гробница? — тут же переспросил Кирилл.

— Так профессор говорил, что там якобы находится гробница, — добавил Паха. — Но он же сам сказал, что там нет ничего.

— Нет ни гробниц, — промычала Света, держась за лоб. — Ни Краста, ни крестов, ни облитераторов. Мы просто стояли и смотрели, как пришла инквизиция. А их прогнала Тварь.

— Именно. Пушек тоже не было, — я повернулся к Алексу.

— Да, — подтвердил он. — Пушек не было, так что я никак не смог бы спрятать их в укромном месте.

— Жаль, что их не было, они бы нам пригодились. Когда нас спросят, говорить будешь ты, Алекс. Всё как было на самом деле.

— Ладно, — невозмутимо согласился Алекс.

Вошёл директор Мегре вместе с кучей учителей. От их птичьего гвалта тут же разболелась голова, потому что говорить они начали одновременно.

— Как туда попала инквизиция? Кого они искали? Какие обвинения они высказывали?

И прочее-прочее, в том числе и на французском. Я же молчал, ожидая главного гостя. Пока всё идёт по плану.

Но у меня всё же оставались сомнения. Пожиратель не зря сказал, что если я буду топтаться только на одном пути, то так и буду умирать на одном и тоже месте.

И я понимал, что однажды мой разум это не выдержит. Нужно как-то ускоряться. Надо что-то менять. Вот только смогу ли я? Ведь я пробовал все варианты… или всё-таки парочка осталась?

— У нас есть договор с Новой Церковью, — возмущался руководитель охраны, мужчина с аккуратными усами. Француз, как и большинство из них. — Почему они его нарушили? Они обязались, что инквизиции не будет на академическом острове, кроме особенных случаев.

— Вот мы и выясним, что это за случай, — заявил директор Мегре. Как всегда с сильным акцентом. — Так что, дети, ответьте на вопрос — что им было нужно?

— Понятия не имею, — сказал я. — Может быть, это вы мне скажете, как вы их пропустили?

— Я? Молодой человек, вы не понимаете серьёзности ситуации.

— Если инквизиция искала именно вас, то у вас большие проблемы, — вмешался отец Филипп, священник местной часовни. — Нужно проверить, насколько их притязания правдивы. Если это так и вы изучали что-то запрещённое, нам придётся выдать вас и…

В кабинет вбежал секретарь директора и бросил несколько фраз на французском. Все тут же замерли, оборачиваясь к двери. Только директор Мегре подбежал к стене и поправил криво висящий портрет императора Александра Пятого.

Учителя начали выстраиваться чуть ли не в почётный караул, когда вошли два человека. Один из них — Василий Романов, наследник императорского престола. Он небрежно кивнул и отошёл в сторонку.

И наконец вошёл он. Директор Мегре прерывисто вздохнул и склонил голову, остальные учителя последовали его примеру. Я и мой класс встали на ноги перед диваном.

Вошедший медленно осмотрел всех своим тяжёлым взглядом.

Такой же взгляд был на портрете, который висел в кабинете. Художник прекрасно передал взгляд Александра Пятого Великого, которого прозвали Свирепым.

— Добро пожаловать в Академию, Ваше Императорское Величество, — пробормотал Мегре тонким сбивающимся голосом почти без акцента. — Рады вас…

— Какого хуя здесь делала инквизиция? — взревел император. — Нахуя вы их сюда пропустили? Вы забыли ёбаные правила? Или это измена? Копаешь под меня, в жопу выебанный лягушатник?

Мегре мгновенно побледнел, а император, высоченный, широкоплечий и с огромной бородой лопатой навис над невысоким священником.

— С чего это вдруг ваша церковь вытворяет такое ебучее дерьмо без моего согласия? — взревел он так, что отца Филиппа едва не сдувало потоками воздуха. — Они считают себя безгрешными и непобедимыми? Я сейчас же жду отчёта! Если его не будет, я позакрываю все ваши лавочки по всей империи нахуй!

Отец Филипп счёл за самое разумное не отвечать.

— Если эти уёбки думают, что могут творить всякое на моих островах, то они ошибаются! — продолжал орать император. — Если эти долбанные пидоры не ответят, что они здесь делали, я завтра же прикажу начать бомбить Ватикан! Думаете, у меня нет яиц для этого?

Он показал пальцем в пах и закричал ещё громче, аж стёкла в кабинете задрожали:

— У меня они есть! Из закалённой стали! Так кто мне ответит, что произошло? Ты! — он направил палец на меня. — Ты же сын Петра Воронцова?

— Да, Ваше Императорское Величество, — кротко ответил я.

Это же император приговорил отца к смерти. Но каким бы свирепым царь ни был, он всё же придерживался принципа, что сын за отца не в ответе. Правда, придворные были другого мнения.

— Садись. А теперь говори, что там произошло! — произнёс он. — И расскажи всё честно, кого и что они искали? Так что там случилось?

Он набрал полную грудь воздуха, и замер, как статуя. Началось странное. Император Александр уставился на меня и начал повторять громким истеричным голосом:

— Так что там случилось? Так что там случилось? Так что там случилось? Так что там случилось?

Стало жутко, хотя я и раньше видел эту сцену. Император Александр смотрел на меня неподвижным взглядом и повторял последнюю фразу. Указательный палец всё ещё был направлен на меня.

— Так что там случилось? Так что там случилось? Так что там случилось? Так что там случилось? Так что там случилось?

Света отшатнулась от страха, врезаясь в Алекса, но он её удержал. Остальные тоже были напуганы, особенно учителя и директор. А императора заело на последних словах.

— Так что там случилось?

— Всё хорошо, отец, — цесаревич Василий похлопал царя по плечу. — Я его сам расспрошу. Поговори пока с другими.

Теперь император Александр просто замер, но глаза были направлены прямо на меня. Неподвижные, будто из стекла.

Но я всё же видел в них красные искорки. Никто кроме меня их видеть не мог. Кроме меня и другого облитератора.

Остальные переглядывались друг с другом, не зная, что и думать. Для них это было страшно. Но они быстро об этом забудут. Некоторые вещи безопаснее забывать.

— Давай-ка, брат, поболтаем, — сказал Василий и протянул мне руку, чтобы помочь встать. — Отец устал, ему нужен отдых.

Левая ладонь наследника была перевязана свежей повязкой, но кровь проступала через белый бинт.

Великий Князь Василий Романов далеко не так прост, как хотел казаться.

Глава 8

Я поднялся, а взгляд императора остался прикованным к дивану, где я только что сидел. Только через пару секунд царь пришёл в себя.

— Кто мне расскажет о случившемся? — спросил он спокойным голосом. — Мне надо знать, что случилось. И не в пересказе от этих заморских уёбков, — он показал на учителей.

— Алекс, будь добр, расскажи всё, — попросил я. — И ничего не утаивай. Его Императорское Величество должен знать всё.

Я подмигнул Алексу, а Василий потянул меня за собой. Директор и учителя предпочли не замечать, что наследник престола уводит меня прямо во время разговора с императором. И правильно делали.

— Давай-ка поболтаем где-нибудь в другом месте, — предложил Василий. — Хреновая история, если честно. Ну да ничего, рад, что ты выбрался. Почему-то я не удивлён, что у тебя получилось.

Мы вышли из административного корпуса, где находился кабинет директора. Наследник престола приятельски положил мне руку на плечо и показал на буфет.

— Давай-ка лучше там, — он легонько меня подтолкнул.

Все те, кто проходил мимо, чуть ли не рты открывали от удивления, видя такое дружеское расположение будущего императора ко мне. Меня его показное дружелюбие не обманывало.

Но эта простая прогулка даст мне несколько дней передышки. А они мне нужны.

— Господа, вы позволите? — спросил Василий, когда мы вошли в буфет. — Нам надо переговорить.

Несколько студентов тут же выбежали на улицу. Буфетчик едва не выскочил сам, но Василий его вовремя остановил.

— Вы-то куда? А кто нальёт кофе мне и моему приятелю? Мне ещё пару тех пышек. Макс, что-нибудь будешь? Я угощаю.

— Да, — сказал я. — Шоколадный эклер, если можно.

Приторно-сладкое дерьмо, но всё остальное здесь намного хуже.

— Да, конечно, — бледный буфетчик сам принёс нам всё на столик. — Разрешите идти?

— Разрешаю, — ответил Василий.

Ну а теперь время разговора, который определит, как будет идти мой дальнейший план. Я откусил от этого хренового эклера, и стал ждать. Василий Романов отхлебнул кофе и очень внимательно посмотрел на меня.

Я видел в его глазах красный огонёк. И он это знал, потому что сам видел такой в моих. И у нас обоих порезанные ладони. Легко сложить два и два.

— Отец в гневе, — сказал Василий. — А он достаточно крут для того, чтобы уже завтра отправить флот на Римские острова. Ватикану придётся идти на попятный и много извиняться. И хрен какой инквизитор осмелится тут показаться.

— Да, Его Императорское Величество не из тех, с кем стоит шутить, — согласился я.

Странное дело. Император Александр Пятый правил долго и первые тридцать лет своего правления в народе его называли Царь Ссыкунов.

Сейчас мало кто помнил это прозвище, а кто помнил, те помалкивали. Теперь это Александр Великий или Свирепый, который надолго прописался в учебниках истории.

Всё изменилось через десять лет после рождения Василия. Тогда империя провела несколько успешных войн против Британии и стала сильнейшим государством в мире.

И во время боевых действий сын всегда был ряд с отцом. И многие подозревали неладное. А потом исчезали.

— Вообще, наша тайная полиция уже вычислила шпиона инквизиции, — продолжил Василий. — Он подготовил донос на два имени. Просто послушал сплетни, представляешь? Якобы в Академии есть два облитератора, мага крови. Сказочники, всем известно, что магии крови нет.

Он достал из внутреннего кармана сложенный листок и показал мне. Я знал, кто в этом списке.

— Эти имена уже не важны, — Василий посмотрел на листик, и тот моментально сгорел в кроваво-красном пламени. — Но тот, кто это написал, подготовил план захвата.

Он отпил кофе и поморщился.

— Одного из указанных там людей должны были захватить прямо в Академии. Завтра, если не путаю. А другого перехватить в руинах, тоже завтра.

Я это знал. Если бы я сегодня не отправился в Храм, завтра ночью инквизиция пришла бы за мной в Академию. Пришлось бы отбиваться от всей этой банды в одиночку. Я бы смог, но тот вариант вёл в тупик.

— А я завтра должен был отправиться в Храм для дипломной работы, — продолжил Василий. — Как представлю себе, что если бы они меня захватили… не, лучше об этом не думать. Представь себе, захватили бы наследника престола, перепутав его с каким-то магом крови, которых вообще не существует. Это точно опрокинуло бы ведро с говном на стол всемирной дипломатии.

— Тогда нам повезло, что они напали раньше, — сказал я, потирая пальцем шершавую поверхность стола. — Они не успели подготовиться и проиграли.

— Да. Когда ты отправился туда сегодня, то спутал им все планы. Но теперь всё хорошо, — Василий отставил кружку с кофе. — Отец надавит на Ватикан, и Инквизиция не посмеет сюда сунуться ещё долго. А её шпионскую сеть мы быстро развалим.

— Рад это слышать, — я покончил с ненавистным мне эклером и вытер руки салфеткой.

— Но я пришёл это сказать, чтобы ты не волновался, — сказал Василий. — Никто ни завтра, ни когда-либо ещё к тебе не сунется. А вообще, тебя ждёт большое будущее, князь Воронцов. Когда я стану императором, мне потребуются такие люди, как ты.

На этих словах он попрощался со мной за руку и вышел из буфета. Я остался недолго подумать.

Мы с ним не друзья. Василий — интриган, он захочет использовать меня, чтобы попортить кровь некоторым семьям Пятиглавого Орла, в том числе и в буквальном смысле.

Но когда станет жарко, он без сомнений отдаст меня им на съедение. Нет, я его знаю лучше. Чем он сам. Но он был нужен для моего плана. Наследник престола заметил, как я дрался в столовой, пользуясь кровью. Это его заинтересовало.

А он был целью для инквизиции. Единая Церковь была независима от любого государства. Высшие священники подозревали, что наследник Российской империи влияет на отца. Для этого его хотели убрать.

Я же был побочной целью, потом они пришли бы и за мной. И у них действительно не было доказательств, кроме сплетен старых бабок в родовом поместье Воронцовых.

Но сейчас Василий боялся, что инквизиция опять вернётся за ним. Он использует отца, а тот сделает всё, чтобы отвадить инквизиторов, вплоть до войны. Я от этого только выигрываю и получаю нужное мне время.

А если бы я не привлёк внимание Романова ещё в столовой после драки, он и его отец тупо выдали бы меня, чтобы не сильно портить отношения с Церковью. Однажды это стало для меня неожиданностью.

Таков мой план. А теперь мне нужно подготовить ребят к схватке с нашим первым врагом, графом Шуваловым. Он проявит себя уже совсем скоро.

Как-только закончится обучение, я нападу на него, когда он не будет этого ждать. Но для этого мне нужен учитель магии для Светы, Алекса и Пахи. И надо найти толкового офицера для армии. Это всё один человек.

И я его знаю. Правда, придётся отправиться за ним в столицу.

Я встряхнул головой. Нет, мне надо отдохнуть, пока у меня есть несколько спокойных дней. Оттого, что я постоянно напряжён, я точно не выиграю. Никто из моих врагов не рискнёт напасть на меня или моих друзей в ближайшее время.

Нельзя забывать, что каким бы старым я ни был, я в теле молодого здорового парня, у которого есть куча своих потребностей.

Небольшая разрядка мне не помешает. А завтра продолжу готовить свои планы. Я решительно вышел на улицу и пошёл мимо главного корпуса.

— Князь! — крикнул Алекс.

Он и вся компания стояли у памятника, озираясь по сторонам.

— Это было странно, — признался Кирилл. — Мартиры, инквизиция, а потом ещё император. Но что нам сейчас…

— По домам, — сказал я. — С нас на сегодня хватит всякого дерьма, верно?

— Неужели, я наконец-то смогу вернуться в комнату? — с надеждой спросила Света.

— Да! Накупи вкусняшек и сиди там хоть до завтра, — я ей улыбнулся. — Никаких дел на сегодня, отдыхайте. В ближайшее время точно никаких драк и магии.

Класс переглянулся.

— Ужин скоро, — сказал Паха и боязливо покосился на столовую. — А там…

— Ты думаешь, кто-то посмеет тронуть тебя после того, как ты вырубил инквизитора? — я засмеялся. — Да те, кто тебя доставал, сейчас будут прятаться от тебя под лавками, вот увидишь. Иди ужинай, никто к тебе даже близко не подойдёт, если сам не захочешь.

Мимо прошло несколько девушек из другого класса, задержав на нас долгий взгляд.

— Иди поболтай с ними, — я подтолкнул здоровяка в сторону. — Смотри, как они на тебя пялятся.

— Я лучше поужинаю, — Паха густо покраснел.

— Вот с ними и поужинай, — я толкнул его посильнее и он, наконец-то, отошёл.

— Я тоже на ужин, — тихо сказал Алекс.

— И я, — добавил Кирилл, посматривая на девушек. — А ты, Макс?

— Не, я спать.

Хотя уснуть в ближайшие несколько часов я точно не смогу. Я оставил своих и вразвалочку пошёл в своё общежитие.

Изменилось всё. Я точно звезда сегодняшнего вечера. Сам Макс Воронцов, который вчера начистил морду Оболенскому, а сегодня в одиночку разгромил Инквизицию, прогнал Тварь, а ещё стал лучшим другом будущего императора.

Всё изменится через несколько дней, но я к этому буду готов.

— Максим, — первым на пути попался Серёга Суворов.

Мечник, с которым я буду драться уже очень скоро, очень вежливо поздоровался.

— Слышал, было жарко, — сказал он.

— Справились, — ответил я. — Если бы ты был в моём классе, получилось бы ещё лучше. Если что, это намёк.

— У меня свой класс есть, — ответил Серёга со смехом. — Но спасибо за предложение.

Вот как бы переманить его к себе? Не, сейчас у меня в голове совсем другое, подумаю потом.

— Князь Воронцов! — на пути появился слащавый Морозов, наследник одной из семей Пятиглавого Орла. — Поздравляю вас с победой! Инквизиция — жёсткий соперник.

— Верно, князь Морозов, — ответил я. — Но мы справились.

— Я и не сомневался в этом!

В эти дни все семьи Пятиглавого Орла так и будут ко мне липнуть и подлизываться. Им нужно понять, что связывает меня с будущим императором, чтобы использовать это в своих интригах.

Василий тоже не против использовать меня против остальных, но я их всех перехитрю.

Я ускорил шаг и уже почти добрался до лестницы, но Морозов не отставал.

— Князь, я хотел… — закончить Морозов не успел.

Откуда-то появился массивный силуэт Шувалова, который своими телесами заслонил щуплого Морозова.

— Князь, я вас поздравляю! — воскликнул он, пожимая мне руку своими пухлыми ладошками. — Вы утёрли нос этим святошам!

Морозов пытался вставить хоть слово, но громкоголосый Шувалов не давал это сделать.

— Я бы хотел пригласить вас на охоту в своё поместье! — предложил Шувалов.

— О, я рад это слышать, — пробурчал я и начал быстро подниматься по лестнице. — Скоро я точно нанесу вам визит. Поохотимся.

— Я буду… — Шувалов пытался держаться в моём темпе, но быстро выдохся. — Я буду… буду очень рад…

Он остановился, чтобы отдышаться, а я же продолжил путь. Лишь у самой двери шагнул в сторону, спасаясь от опасности.

— Дружище! — воскликнул здоровяк Бельский и попытался сомкнуть свои медвежьи объятия, но промазал. — Макс, да ты вообще в ударе! Никогда в тебе не сомневался.

Он опять предпринял попытку меня обнять, но я и в этот раз ускользнул.

— Рад тебя видеть, маркиз, — бросил я. — Очень рад с тобой поболтать, но мне нужно бежать.

— Я в воскресенье еду в столицу! — крикнул Бельский мне в спину. — Знаю один грузинский ресторанчик на Казанской, так вот…

Я закрыл за собой дверь общежития и задвинул щеколду.

Долбанные лицемерные засранцы. Меня не обманывало показушное дружелюбие Бельского, Шувалова и Морозова, трёх будущих голов Пятиглавого Орла.

Да и две остальные головы не уступали. Романова я уже сегодня видел, а в окне можно заметить, как сюда бежит Оболенский. Кто-то из его подпевал тащился с ящиком шампанского следом.

Граф хотел извиниться передо мной за вчерашнее и предложить вечную дружбу.

Нет уж, ублюдки, я вам не верю. Но пока вы пытаетесь влезть мне в жопу без мыла, я использую эти дни по полной.

Ну кроме сегодняшнего дня. Мне срочно нужна разрядка. И, желательно, не в моей комнате, чтобы никто не долбился в дверь. Подолбить кого-нибудь я могу и сам.

На моём этаже пока малолюдно. Я медленно пошёл по коридору, ожидая, когда меня окликнут.

— Максим, привет! — открылась дверь и оттуда выглянула Маша Шаирина, девушка из другого класса.

Раньше она меня в упор не замечала. А теперь она на меня так смотрит, что удивительно, как ещё не начала срывать с меня штаны прямо в коридоре. Вот что репутация животворящая делает.

Всего за один день всё изменилось. Макс Воронцов точно был бы в восторге от такого внимания, если бы дожил до сегодня. Хотя не, он был скромнягой.

И от вида Маши с её крутой грудью и стройными ножками он бы точно потерял дар речи.

— Привет, Маша! — я помахал ей рукой. — Как дела?

— У тебя есть штопор? — она показала на бутылку с дорогим вином.

— Ещё какой, — ответил я с обольстительной ухмылочкой и показал трофейный швейцарский ножик. — И я в комплекте.

Зашёл я к ней в комнату до того, как на этаж поднялся Оболенский с бутылками. А я срочно хотел потрахаться и снять напряжение, а не разбираться с очередным лицемерным выродком, который скоро вновь станет моим врагом.

Жаль конечно, что в комнате не Лера Строганова. Но и так нормально.

* * *
— Да у тебя была весёлая ночка, — Кирилл засмеялся, глядя на меня.

— Мне надо было отдохнуть, — сказал я усталым голосом и сел на скамейку.

Мы собрались в небольшой мужской раздевалке перед физрой. Я бы предпочёл, чтобы был урок боевой магии, но для малых домов боевая магия проводилась очень редко. Это привилегия наследников из Пятиглавого Орла.

Никто не хотел, чтобы кто-нибудь из малых домов, а то и вообще простолюдин, сравнялся силой с влиятельным в будущем дворянином.

— Безумный был месяц, — сказал Паха, запихивая ступни в спортивную обувь.

— Ещё только первая неделя заканчивается, Паха, — Кирилл засмеялся.

— Не напоминай. Ещё эту пятницу пережить и…

— Кстати! — воскликнул Кирилл. — А что будем делать в выходные? Опять кого-нибудь победим? Кого на этот раз? Японского императора или английского короля?

— Нет, — Паха прижал ладони к лицу. — Хватит уже.

— Тебе мало, Кирилл? — буркнул Алекс. — Лучше готовься к экзаменам.

— Мать твою, Алекс. Вот всё настроение испортил, — Кирилл опустился на лавочку. — Это же бесполезно пытаться. Всё равно не сдам и отчислят. Жизнь — говно.

— У тебя впереди выходные, — сказал я, залезая в свой шкафчик. — Подготовишься. Сдашь теорию, а с практикой поможем.

— Я и теорию не знаю. Макс, так что ты будешь делать на выходных? — продолжал допытываться Кирилл.

— Съезжу в столицу, — ответил я. — Нужно встретиться с одним человеком. Вы потом сами с ним познакомитесь.

— Опять интригуешь?

— Конечно.

Я фыркнул, хотя настроение было не очень. Да, я собирался найти одного человека, который неплохо прокачает класс в боевой магии, завтра самое время.

И завтра же время для того маршрута, который я никогда не мог пройти. Нет, больше я со Строгановыми не связываюсь. Это не моё дело. Придерживаюсь старого плана, что бы там ни говорил Пожиратель Времени.

Я всё равно достану того типа, что прожёг мне спину.

— Нам с тобой? — спросил Алекс.

— Нет, оставайтесь в общаге. Я один быстрее справлюсь.

Им тут будет спокойнее. Никто их не тронет за выходные, так что завтра могу смело уехать. Будет несложно, я не буду никуда вмешиваться. А потом просто готовимся к штурму.

Всё казалось просто, этот маршрут мне знаком.

— Только что видел Леру Строганову, — сказал довольный Кирилл, хотя я сам про неё только что думал. — С Морозовым, а он на неё даже не смотрит.

— Ещё бы, — Паха хмыкнул. — Он-то из тех, кто входит в дома с чёрного хода.

— Или через дымоход, — добавил Алекс.

— Жаль Леру, — Кирилл начал зашнуровывать обувь. — Я слышал, что её брат подкладывает к Морозову, для женитьбы. Выгодный брак же. Жаль, на Леру как посмотришь… ох, она прям ничего. Ух!

— Не обдрочись ночью, как её вспомнишь, — сказал я. — Мастер-рукодельник.

Парни заржали, как кони.

— Но я тебя не осуждаю, — я захлопнул дверцу шкафчика. — Сам бы ей вдул.

— Да тут половина парней бы ей вдула, — добавил Кирилл.

— Да и другая тоже, — заметил Алекс. — Валерия и правда симпатичная.

— Ладно, пошли в зал, — я подошёл к двери.

— Какой только идиот ставит бег после обеда? — пожаловался Кирилл.

Я немного задержался, запирая дверь нашей раздевалки. Парни немного ушли вперёд. Я побежал за ними по коридору, но затормозил перед поворотом, чтобы не сбить с ног Леру Строганову, которую только что обсуждали.

Она всегда выскакивает в этот момент.

Если честно, она охрененная. Раньше, в своём мире, я бы даже мечтать не мог о такой. Только в этом мире я могу получить желаемое.

Но с Лерой не так всё просто. Завтра для неё очень судьбоносный день. Надо предупредить её, чтобы сидела в общаге и никуда не ехала.

— Княжна Строганова, — я вежливо поклонился. — Прошу прощения, чуть не столкнулись.

— Князь Воронцов, — Лера вежливо улыбнулась. — Я виновата сама, извините.

Она уже облачилась в спортивный костюм, неплохо подчёркивающий её фигурку. На груди висел медальон, внутри которого был Камень Краста.

Пока я собирался продолжить вежливый разговор, она взяла меня за руку своими нежными пальчиками и вложила записку мне в ладонь. А после побежала назад по коридору.

А я был так удивлён, что даже не посмотрел ей вслед. Лера никогда не так не делала в прошлых циклах.

Почему этот цикл со вчерашнего дня идёт по другому? Сначала тот разговор, теперь это. Даже такая мелочь, как записка, выглядит странно. Ведь я делаю всё тоже самое, что и в прошлый раз.

Или Пожирателю Времени надоело ждать, и он решил вмешаться?

Глава 9

Это послание так выбило меня из себя, что я не сразу понял, что опаздываю. Лишь через пару секунд я пришёл в чувство и побежал в зал.

Это было странно. Нет, у меня и раньше бывало, когда в отлаженном и проверенном маршруте внезапно появлялось что-то, чего до этого не было. Но я уже давно понял, какие именно слова и действия могут привести к результату, поэтому не лажал.

Но в этом цикле я пока ничего не менял, все мои действия в точности повторяют предыдущий. Или в этом замешан Пожиратель Времени? Да, этот сраный чёрный-на-чёрном ублюдок может.

— Ты будто призрака увидел, — сказал Кирилл, когда я прибежал в зал.

Почти. Я всё ещё не пришёл в себя, раз до сих пор не прочитал записку.

Я развернул бумажку. Лера просто предлагала встретиться после урока. Больше никаких подробностей.

— Макс! — Кирилл выдохнув, увидев текст. — Да ты… это она сама тебе написала? А-хре-неть.

— Кто? — подскочил любопытный Паха. — Дай посмотреть!

— С кем ты там опять мутишь? — спросила не менее любопытная Света, притираясь ближе.

— Алекс, забери, — попросил я. — А то они меня сожрут. Забери это.

— Как скажете… как скажешь, — Алекс забрал записку и поднял её, чтобы Света не дотянулась. — Это же не связано…

— Нет, ни с чем это не связано.

— Ладно, — сказал Алекс и легонько шлёпнул Свету по руке. — Не лезь, женщина! Это дело князя, не твоё.

— Будто это нужно мне, громила, — пробурчала она, ни капли на него не обижаясь. — Мне же неинтересно, с кем там крутит мой брат. Это же не мне потом идти и извиняться за него, когда он опять накосячит.

— Это было всего раз, — сказал я.

И то не со мной, а с Максом.

— И я же не лезу в твои отношения с бароном Ульдером, — я добавил с ехидным смешком.

— Да нет у меня с ним отношений!

— Строиться! — раздался мощный рёв.

Появился наш физрук, или как его называли здесь, преподаватель спортивных дисциплин. Это Игнат Андреевич, но мы звали его Андроныч. Он был единственным русским среди всех преподавателей.

Наверное, поэтому только он один мог орать на учеников, даже на Василия Романова. Говорят, что однажды учитель разорался аж на самого императора, но тот ничего не сделал Андронычу, только расхохотался.

— Ну-ка построились, тощие укурки!

Суровый пузатый мужик с повязкой на глазу дёргал висящий на шее свисток. Студенты выстраивались с грустным видом. Никто не любил эти уроки.

Кроме меня. В прошлом мире большую часть жизни я провёл в кресле-каталке. Как оказался здесь, полюбил бег, ранее для меня невозможный.

Я много чего узнал в этом мире, чего не знал в прошлом.

Учитель осмотрел нас своим единственным, оттого более суровым глазом, и помотал головой.

— Толстяки, дрыщи и недоумки, — пожаловался Андроныч. — Думаете, магия решит все ваши проблемы? Да ещё не один маг не смог уклониться от старого доброго удара по зубам.

Он сделал несколько ударов в воздухе, а потом набрал воздуха в грудь.

— Упор лёжа принять!

Отжимания мне теперь тоже давались неплохо, тут даже не нужен Вир или чужая кровь. Я занял позицию и поехал, не забывая правильно дышать. Раненая ладонь немного болела, но это не мешало.

— Многие из вас, — продолжал Андроныч. — Будут сражаться на войне. Но Вир не бесконечен. И тогда придётся полагаться только на ваши мускулы! Ну что, кто сможет сто раз?

По залу раздались разочарованные стоны. Мало кто смог отжаться столько, кроме меня, Алекса, Василия Романова и Серёги Суворова.

— Это всё? — Андроныч окинул нас презрительным взглядом. — Только вы четверо задохликов? Ну давайте, покажите, что умеете. А пока смотрите на меня!

Он показал пальцем на глазную повязку, а студенты начали посмеиваться. Андроныч каждый раз придумывал новую историю, почему лишился глаза. В прошлый раз это была бандитская пуля.

— Видите это? Если бы не моя сила, я бы лишился не одного глаза, а двух. Я был снайпером, когда мы воевали с британцами в Афганистане!

Раздались первые смешки. За несколько занятий до этого Андроныч упоминал, что служил в артиллерии, а до этого говорил, что был боевым магом, инструктором по строевой подготовке, боцманом на флоте и спецназовцем.

— Они вышли против меня вдесятером! — продолжал Андроныч, начиная краснеть. — Я одолел восьмерых! Голыми руками! Но двое взяли меня в плен и выкололи глаз. А вы чего ржёте?

Уже никто не сдерживался. Очередная байка просто взорвала зал. Андроныч обвёл всех гневным взглядом.

— Ну вы, — показал он на нас четверых. — Что умеете? Попробуйте без своей магии! Покажите, кто из вас настоящий мужик!

На полу расстелили маты, а мы разбились по парам. Алексу не повезло, он будет против Василия Романова. А против меня Серёга Суворов.

Но сейчас это просто небольшой спарринг, Серёга не будет усиливать себя. А мне всё равно надо стать как можно сильнее, чтобы сражаться с любым интером без магии крови.

— Что мне делать? — спросил Алекс шёпотом и показал на будущего императора. — Мне поддаться или нет? Если я его одолею…

— Алекс, — сказал я твёрдым голосом. — Ты в доме Воронцовых. Мы никогда не сдаёмся и не поддаёмся. Дерись до конца, понял?

— Да, князь, — Алекс кивнул. — Но если он обидится…

— Если ты думаешь, что сможешь его легко победить, то ошибаешься, — сказал я. — Дерись в полную силу. Как в бою.

Я вышел на маты. Этот танец я помню. Серёга пожал мне руку и встал напротив.

— Кто положит противника на обе лопатки, тот победил, — объявил Андроныч.

— Макс, давай! — раздалось несколько голосов поддержки, и это не только мой класс, а ещё какие-то девчонки. Включая ту, с которой я веселился сегодня ночью.

Но Лера Строганова молча смотрела на меня. Вид у неё тревожный. Нет, надо было сказать ей, чтобы сидела завтра в Академии. Но эта записка…

Идиот! Только что пропустил по скуле. Серёга со мной играться не будет. От следующего удара я уклонился, и мы сцепился с ним в клинче. Это сложно, он физически пока ещё сильнее меня.

Но я хитрее и опытнее. Изловчившись, я вывернулся из его захвата, добавил по челюсти, а потом перебросил через бедро. Серёга ударился спиной о маты.

— Всё! — вскричал Андроныч. — Суворов труп!

— Отличный бой, — сказал Серёга. — У тебя есть чему поучиться.

Шувалов, в чьём классе учился Серёга, заметно помрачнел, когда его лучший боец проиграл. У меня тоже не очень хорошее настроение. Суворов должен быть в моём классе и доме, он слишком хорош для Шувалова.

А ещё в моём доме должна быть Лера. Но её переманить к себе ненамного легче. Я опять уставился на неё, думая о записке. Не люблю, когда цикл выходит из-под контроля.

— Свали с мата, Воронцов! — напомнил Андроныч.

Теперь будут драться мой друг Алекс и будущий император. Василий выглядел неуверенным, но я это знаю, кто он на самом деле. Алекс посмотрел на меня, думая, что я передумаю и прикажу ему поддаться.

— Дерись, — шепнул я одними губами. — До победы.

Я всё равно с интересом следил за схваткой, хоть и знал её итог. Вся поддержка была на стороне Василия, а ещё он был очень сильным и быстрым. Алекс отбивался как мог, но не продержался до конца.

— Прости, князь, — сказал Алекс, когда бой закончился. — Я пытался.

— Молодец, пару раз ты ему неплохо саданул, — я пожал ему руку. — Но я сейчас за тебя отомщу.

А теперь будут сражаться победители. Я против наследника престола. А передо мной начинается очень важная развилка.

Если я сейчас поддамся, ну или просто проиграю, то всё пойдёт не так, как в прошлом цикле. Может быть, в чём-то даже лучше. Ведь мне будет светить не война, а титулы, богатство и власть, которую даёт дружба с императором.

— Удачной схватки, — пожелал Василий.

Я кивнул в ответ, и мы встали на позиции.

Василий ожидал, что я ему поддамся. А если не поддамся… ну, он сильный. И он будет жульничать.

— Начали! — крикнул Андроныч.

Я отошёл, уклоняясь от быстрого удара в лицо, и шагнул в сторону, избегая захвата.

— Неплохо, — сказал Василий с неприятной ухмылочкой.

Ему нужна победа надо мной, чтобы зарабатывать репутацию сильнейшего бойца в Академии. А что для этого может быть лучше, чем победить человека, который у всех на виду отхреначил Оболенского, а потом ещё одолел инквизитора?

Ну а после будущий император станет добреньким к своему будущему любимчику. Это могло бы спасти мой род без тех усилий, что я собирался прикладывать. Нет, это не мой путь.

Удар ногой был таким быстрым, что я почувствовал дуновение воздуха на своём лице. Следом едва не прилетел удар кулаком с одной руки, а потом и ещё раз ногой.

Я уклонился, резко сблизился и прицельно ударил рукой. Василий плохо умел реагировать на атаки слева.

— Отлично, — шепнул он, держась за краснеющую от удара челюсть. — Но мы только начали.

Его глаза чуточку покраснели. Василий пока более сильный облитератор. Он умел удерживать чужую кровь и пользоваться своей. Сейчас он немного разозлился. Он очень хочет одолеть меня.

Но я сдаваться не собирался. Никогда. Можно победить, только если сам настроен на победу.

Я уклонился от очередного удара, который вполне мог сломать мне челюсть, и убрал ногу, куда Василий хотел стукнуть лоу-киком (тоже был бы перелом). Наследник больше не шутил. Надо следить за ним, а то он меня прикончит.

Получилось прорваться через его защиту и стукнуть в пресс, почти каменный от усиления Виром. Я избежал очередного удара, сделал обманный рывок и бросился вниз, хватая его за ноги.

А теперь дело техники. Противник не успел отреагировать.

— Победил Воронцов! — крикнул Андроныч, когда Василий грохнулся на спину. — Романов проиграл. Плохо, Ваше Высочество. Ужасно плохо. Сто отжиманий! Ты тоже, Воронцов!

Я занял позицию.

— Молодец, Воронцов, — прошептал Василий, отжимаясь только на одной руке. Вторая начала кровоточить. — Не ожидал, не ожидал. Ты и правда силён.

Голос пока ещё дружелюбный. Василий хоть и обиделся, но своего отношения ко мне не изменил. Несколько дней будет по-прежнему, но в будущем мне это аукнется.

Но я бы всё равно не сдался. Только так я могу дойти до конца, как бы сложно это ни было. Ведь однажды я опять доживу до момента, когда не буду знать, что произойдёт дальше.

И тогда мне придётся сражаться намного усерднее, чем сейчас.

Но всё по плану, раз инквизиция будет держаться от меня подальше.

— Отдохнули? — издевательским голосом спросил Андроныч, когда мы закончили с отжиманиями. — Все построиться! Слишком медленно вы бегаете. Двадцать кругов вокруг зала!

* * *
Урок наконец закончился.

Времени принять душ не было, надо сразу идти на встречу с Лерой. Да, идти потным усталым парнем на встречу с такой офигенной девочкой немного неловко, но не я же предложил встретиться.

Даже интересно, о чём будем говорить. Я действительно этого не знал.

— А ты куда пропадал? — спросил я у преградившего мне путь Кирилла.

— Сбегал в раздевалку, — взмыленный и уставший Кирилл похлопал по сумке на боку. — В таком виде ты на свидание не пойдёшь.

— Это не свидание.

— Пофиг.

Кирилл достал из сумку свежую рубашку и полотенце.

— Раз уж ты стал таким крутым, — сказал он. — То надо выглядеть крутым, а не измученным потным дрыщом в мокрой майке.

— Я не дрыщ. Но спасибо, выручил.

Лера ждала меня на лестнице для слуг. Здесь никого, кроме нас. Она всё ещё в своей спортивной обтягивающей майке, и выглядела так круто, что мне оставалось только сесть на ступеньки и прикрыться полами рубашки. В восемнадцать лет стоит на всё что угодно, а уж когда перед глазами такое…

— Я прошу прощения, князь, — сказала Лера. — Никогда не писала записки. Чувствую себя ужасно неловко.

— Ничего страшного, Лера, — сказал я. — Наверняка, это важно.

— Я даже не знаю, Макс, — Лера села рядом. Её тёплое бедро ненадолго коснулось моего. — Наверное, ты назовёшь меня дурой. В общем… не знаю, с чего начать.

— Сначала.

Голос у меня начал хрипеть. Даже страшно представить, чтобы со мной творилось, если бы не трахался всю ночь. Наверняка бы взял бы её прямо здесь. Почему бы и нет?

— Мне завтра надо отправиться в столицу.

Об этом я знаю. Ей обязательно надо остаться в общаге. Вообще, вариант с общагой для неё тоже не очень хорош, но… ладно, сначала дослушаю. Надо понять, почему цикл изменился.

— Обязательно? — спросил я.

— Да, — Лера кивнула и потеребила пальцем цепочку с медальоном.

Это тот самый, что мне нужен. Один из пяти камней, что нашли в руинах мартиров лет сто назад.

При виде камня Краста мне стало чуточку полегче. Теперь хоть немного могу подумать головой, а не членом. В конце концов, я знаю, как уломать Леру на секс хоть прямо сейчас.

А вот как уговорить её отдать мне Камень — понятия не имел.

Когда-то Строгановы были частью Пятиглавого Орла. Но их оттуда вышибли Романовы, так что всё влияние Строгановы потеряли. Но Камень остался у них. Ведь все думают, что это простое украшение.

— Мне нужна твоя помощь, — сказала Лера.

— В чём? — спросил я.

Вот и странность. Раньше, в старых циклах, когда я пытался помочь Лере, я сам предлагал ей эту помощь. И мне приходилось доказывать, что я могу ей помочь.

Но тот путь вёл в никуда, поэтому я, скрепя сердцем, от него отказался. А теперь она сама просит о помощи. Это странно.

— Макс, — она взглянула мне в глаза. — Ты сможешь завтра отправиться со мной в город?

Да, очень странно. Надо обязательно уговорить её остаться в Академии. Завтрашний день для Леры непростой.

— Просто, я же видела, как ты справился с Оболенским, — Лера начала теребить медальон сильнее. Волнуется. — Но это же не просто так. Я помню, как мы раньше с тобой играли, когда наши отцы дружили. Помню, что ты добрый и можешь помочь.

Будто уговаривает. Она так разволновалась, что дёрнула цепочку сильнее. Она порвалась, Камень Краста покатился по полу.

Я его машинально взял. И от прикосновения меня будто ударила молния.

Убить её и забрать Камень. Убить и взять Камень. Тебе нужен этот Камень! Тебе нужны все пять!

Странное ощущение ушло. Это камень странного розоватого оттенка. Кажется, что он мягкий, как пластилин, но форму не поменяет никогда. Ладно, он бесполезен для меня, пока хозяин не отдаст мне его сам. Иначе я бы давно забрал бы все пять.

Я вложил его ей в тёплую ладонь.

— Спасибо, — Лера улыбнулась. — Разволновалась, чуть не потеряла. Это от папы, он мне его оставил. Говорят, что этот тот самый, что нашёл мой прапрадед.

— Камень Краста, да, — подтвердил я. — Один из пяти. Значит, ты хочешь завтра отправиться в столицу?

— Да, — сказала Лера. — Это очень важно. И мне кажется, что ты мне сможешь помочь. Я сейчас скажу одно, только, пожалуйста, не говори, что я сумасшедшая.

— Я слушаю.

Она вздохнула, удерживая Камень в ладони.

— Ты же помнишь моего отца? — спросила Лера.

Я кивнул, хотя сам никогда его не видел.

— Я его старший ребёнок, — продолжила Лера. — А Виталик, мой брат, он младше, но наследовать титул и дом будет он.

— Да, — сказал я. — Такой закон.

— Но мне вчера позвонил адвокат отца, — сказала она. — И очень просил, чтобы я приехала к нему. Я собиралась завтра, но мне приснился страшный сон. Мне приснилось, будто поехала туда одна и меня там… убили.

Я молчал, хотя по коже прошёл холодок. И внутри будто кто-то положил в меня ледяной камень. Будто залез в морозилку и промёрз насквозь.

— И когда они меня убили, — Лера повернулась ко мне. — Я оказалась в очень тёмном месте. Одна чернота, не было видно ничего. И потом ко мне приблизилось что-то чёрное. Такое чёрное, что я видела его на фоне этой бездны. И оно начало говорить со мной.

— И что он сказал? — спросил я.

— Он? — Лера удивилась. — Ну пусть будет он. Он сказал, что если я хочу выжить, мне надо подойти к тебе и попросить у тебя помощи. Что ты не откажешь, и всё будет по-другому. Вот такой вот сон, глупый, но страшный. Вот же я дура, надо было молчать!

Она покраснела и закрыло лицо руками, будто ей очень стыдно.

— Постой, — сказал я, дотрагиваясь до её плеча. — Правильно сделала, что рассказала. И правильно сделала, что пришла ко мне. Просто мне надо немного подумать. Я и сам хотел плыть завтра в столицу, но…

Я задумался.

Её сон — чистая правда. Если Лера отправится завтра в столицу, её убьют. Я не раз предлагал ей помощь, и сам отправлялся вместе с ней, но никогда не мог её спасти, а потом и вообще перестал идти этим маршрутом.

Потому что меня всегда убивали вместе с ней.

Глава 10

В прошлых циклах я просил Леру остаться в общаге. Это спасало девушке жизнь, да. Но через несколько дней её забирали в очень закрытый монастырь, откуда выбраться почти невозможно. Наверняка к этому имеет отношение её брат.

Это развилка Леры, в которой она выбирает между двумя плохими вариантами.

И моя, в которой я должен выбрать, буду ли я ей помогать, или нет. Когда я помогал в прошлый раз много циклов назад, всё закончилось плохо.

Но этот сон явно неспроста. Чёрный-на-чёрном намекает мне на что-то.

— Макс, поехали со мной, — попросила Лера. — Пожалуйста. Это очень важно.

Да, важно. Адвокат её отца мог сказать что-то очень важное. Вдруг это поможет и мне?

Да и когда я отправлялся туда в прошлый раз, я знал намного меньше, чем сейчас. Я тогда даже не умел в магию крови. Если я смогу вытащить Леру оттуда живой…

Тогда я попрошу Камень взамен. Один из тех пяти, что её предок нашёл в древних руинах Мартирах. Которые могут открыть дверь в Лабиринте…

— Поехали, — сказал я с улыбкой.

— Макс, ты лучше всех! — воскликнула Лера и чмокнула меня в щёку. — Спасибо тебе. Мы быстро справимся. А с меня… ну я что-нибудь придумаю.

Она вскочила и побежала вверх по лестнице. Я так и остался сидеть, зная, что вид у меня сейчас тупой. На щеке всё ещё чувствовался след поцелуя.

Лера и правда особенная, раз один её поцелуй завёл меня больше, чем та соседка по общаге, которую я трахал всю ночь. Хотя с Лерой мне спать доводилось в прошлом цикле.

Ладно, никогда не поздно повторить. Но сначала Камень и все те ублюдки, что попытаются мне помешать. Я знал о них больше, чем в прошлый раз.

* * *
— Ну надо же, старший брат отправляется на свидание, — Света сделала вид, будто сейчас заплачет от умиления. — Ну-ка, повернись.

— Я охрененно выгляжу, — сказал я.

Я хоть и был в простой белой рубашке с эмблемой Пятиглавого Орла и в студенческих чёрных брюках, но вид у меня неотразимый. Но Света смотрела на меня так внимательно, будто от этого зависела моя жизнь. В каком-то смысле это так.

— Сойдёт, — дала она свой вердикт. — Только зачем футболку надел под рубашку?

— Жизненно необходимо, — я усмехнулся. — Расскажу, не поверишь.

— Зонт возьми. Там же столица, там всегда дожди.

— Дождя не будет, — уверенно сказал я.

— А вдруг будет? Раскрыл бы зонт, и стояли рядышком. Ей бы это понравилось. Всем девушкам это нравится на свиданиях. Очень романтично.

— Откуда ты знаешь? — спросил я. — Ты же не ходишь на свидания. Ты из комнаты-то выходишь, только когда тебя два препода за ноги тащат.

— Неправда! — заявила Света. — Это было всего раз.

К пристани подошли ещё двое. Кирилл протянул мне смартфон.

— Так и знал, что ты забудешь, — сказал Кирилл. — Зарядил его, пользуйся, пофотайся.

— И это возьми, — Алекс повесил мне небольшую чёрную сумку на плечо. — Пригодится.

Сумка небольшая, но тяжёлая, будто в ней небольшая гиря. И правда пригодится, хотя я и не напоминал об этом Алексу.

— Я бы отправился с тобой, — сказал Алекс. — Но…

— А давайте все поедем, — произнесла Света ехидным голосом. — Всем классом. И будем Максу советовать, что и как делать.

— Справлюсь сам, — сказал я. — А вы отдыхайте, завтра будет не до отдыха.

— Завтра воскресенье, — напомнил Кирилл.

— Я знаю. Но вам всем придётся поработать. Дохрена. Познакомитесь, кстати, кое с кем. Кстати…

Я замолчал, услышав, как кто-то спорит, хотя доносились только отдельные слова. Показалась Лера Строганова, одетая в белую рубашку и чёрную юбку до колен. Камня нет. Ну да, цепочка же порвана.

Рядом с Лерой шагал её возмущающийся брат.

— Я же тебе говорил, что… — он осёкся, увидев нас, поморщился, но помахал мне рукой. — Привет, Макс!

— Привет, Виталя, — холодно ответил я.

О чём они спорили, я знал. Виталик, брат Леры, как глава их слабеющего рода, пытался выдать сестру за князя Морозова, хотя тот девушками особо не увлекался. Я сейчас Виталику как кость в горле, но трусоватый парень побоится в этом признаться.

— Присмотри за моей сестрой, — только и сказал Виталик.

— Обязательно, — ответил я и улыбнулся Лере. — Выглядишь офигенно.

Она легко улыбнулась в ответ.

— Алекс, Кирилл, Света, — Лера неплохо знала всех. — Вы с нами?

— Нет, — ответила Света. — Вы уж как-нибудь сами. А мы останемся.

— Карету вот-вот подадут, — сказал я, показывая на небольшой паром, который собирался причаливать. — Отличные места на открытом воздухе, но лучше садиться по правому борту.

— А почему? — спросила Лера.

— Увидишь, — я поднялся первым.

Сегодня много студентов Академии отправлялось в столицу. Те, кто побогаче, отплывали на семейных катерах, а то и яхтах. Некоторые улетали на вертолётах. Но меня устраивал и обычный паром.

— Так всё-таки, почему правый борт? — спросила Лера.

— Сейчас, — я немного подождал. — Три… два… один!

Промчавшийся мимо катер Морозовых обдал водой всех, кто находился слева. Уверен, что мудак сделал это специально.

— А ты как догадался?

— Чтобы Морозов да что-нибудь такое не сотворил? — я усмехнулся и подошёл к недавно покрашенному борту.

В лицо бил ветер, свежий, морской, он неплохо освежал. Но если честно, мне немного тревожно. Осталось несколько часов перед тем, как мы остановимся на перекрёстке. Мимо нас проедет чёрная машина, которая лучше бы смотрелась на кладбище.

Хотя, в каком-то роде, это должны быть похороны. Наши и парочки человек, кто по случайности окажется рядом. Одни и те же люди, кстати говоря, стройная девушка в белой майки и парень в серой толстовке. Ублюдкам внутри машины похрен на сопутствующий ущерб.

Но я знаю, как действовать, ублюдки в машине не такие опасные, как тот человек. Осталось только вспомнить всё досконально. Тогда мы выживем, Лера узнает то, что должна узнать. А я попрошу у неё Камень.

— Макс, столько говорят про Инквизицию, — прошептала Лера. — Но что там случилось? Ты их в одиночку перестрелял, как говорят?

— Ну нет конечно, — я засмеялся. — Хотели сбежать, они нас окружили. Потом появилась Тварь, все переключились на неё. Потом Кирилл её из огнемёта отогнал.

— Ничего себе. Страшно было?

— Не очень. Нам повезло, конечно. Но ребята справились.

— Не надо скромничать, — Лера улыбнулась. — Без тебя бы вряд ли всё получилось.

Мне стало немного приятно, и я улыбнулся, хотя и раньше слышал это.

— А у тебя что с ладонью? — спросила она. — Порезался?

— Не сильно.

— Повязка так себе, — сказала Лера, беря меня за руку. — Надо поплотнее перевязать. Да у тебя ещё кровоточит. Макс, да тебе в больницу надо.

— Потом. Сначала твои дела. Ты знаешь, что хочет сказать адвокат?

— Нет, — Лера покачала головой. — Но он передал, что это очень важно.

Другие студенты то и дело на меня пялились (те, кого не тошнило от морской болезни). Парни откровенно завидовали, что рядом со мной стоит Лера. Им-то такая девушка не светит.

Стоило мне повернуться, как все тут же отворачивались, будто мы их не интересовали. Хотя эти дни и последующие я буду у всех на слуху.

Мы с Лерой болтали ни о чём, благо я умел говорить, думая о своём. Ага, пригодится бензин. И я даже знаю, где его взять. Чем ближе к городу, тем лучше всплывали в памяти детали того, что вот-вот случится.

Их будет много. И они более опасны, чем наёмники инквизиции. А ещё тот старик. Куда я ввязался? Но пока я продумывал план, тревога проходила.

В этот раз я смогу пройти маршрут до конца и дожить до завтра.

— Всегда мечтала тут жить, — сказала Лера, когда наш паром вошёл во внутреннюю акваторию столицы.

Когда-то, ещё до возвращения магии мартиров в этом мире и раскола континентов, этот город был покрыт реками. Сейчас это остров, но сам город почти не изменился. Даже название рек и каналов остались, хотя в них давно уже морская вода.

— Прибыли! — объявил мрачный капитан парома. — Через пять часов отправляемся назад. Кто не успеет, будет добираться в академию сам. Вплавь!

Капитан встал у трапа и начал записывать всех, кто сходил на берег. Только раз его мрачность рассеялась, когда Лера сказала ему:

— Спасибо за поездку.

— Пожалуйста, — буркнул он, немного тая. — Не опаздывайте назад.

— Возьмём такси? — предложила Лера.

Возле пристани уже стояло несколько расписанных тачек и даже пара конных экипажей. Ещё несколько машин стояло прямо возле конного памятника на здоровенном камне, больше похожем на кусок скалы. Хотя парковка там была запрещена.

Не, в такси нас перестреляют сразу.

— Давай пешком, — сказал я. — Недолго идти, успеем. Через тот парк давай.

Для этого мира город был обычным, я давно к нему привык. Но первое время было дико.

Здесь улицы могли патрулировать обычные городовые, вооружённые шашками, полицейские в экипировке для разгона демонстраций или конные казаки. Улицы близ главных офисов интеркорпораций защищали наёмники в тяжёлой броне с умными шлемами, в которые были встроены дисплеи с доступом во внутренние базы данных.

На перекрёстке какой-то мажор в красной спортивной тачке сигналил извозчику на прогулочной коляске, который уткнулся в смартфон и не заметил зелёный сигнал светофора.

— Уёбок деревенский! — мажор показал извозчику средний палец и проехал дальше.

Извозчик пожал плечами и стегнул кобылу.

Над головами висел дирижабль. На здоровенном экране на боку показывалась реклама Главного Имперского Банка. Кредит под 48 процентов годовых под залог земли или крестьян. Аттракцион невиданной щедрости.

— А зачем это? — спросила Лера, когда я на минутку забежал в винно-водочный ларёк.

В руке я держал бутылку с дорогой водкой, которую мне завернули в шершавую упаковочную бумагу.

— Для одного дела, — ответил я. — Тебе же говорили, что Макс Воронцов странный?

— Не странный, а находчивый, — сказала Лера с улыбкой.

— Вот именно, ты меня понимаешь. Это всё не зря. Так что раз позвала на помощь, то доверься. Всё это нужно.

Мы прошли через парк, отбиваясь от назойливых людей, предлагающих всякие товары, экскурсии, фото с двойниками давно мёртвых царей и прочую туристическую хрень.

— Прогулки по рекам и каналам, — заявила тётка с такой широкой щелью между двух передних зубов, что там можно было проехать на машине.

— Автошкола, автошкола, — неизвестно откуда высунулась другая тётка, протягивая мне картонную карточку.

— Макс, смотри, кукуруза, — Лера показала мне пальцем. — Сто лет её не ела! Тебе взять?

— Нет, спасибо, — я почесал затылок. — Только вон у той бабищи не бери, возьми вон у той, с синим котелком, у неё свежая.

— А откуда ты знаешь? — удивилась она.

— Брал у неё раньше, — совершенно честно ответил я.

Правда, не стал добавлять, что это было в этот же самый день много циклов назад.

— Ты пока иди, — сказал я. — Я на минутку отойду.

Я уже заметил два чёрных седана с затонированными окнами. Один нагло заехала на тротуар, расталкивая туристов. Так, кольцо сужается, и они меня заметили. Но несколько минут у меня есть, я успею сделать пару дел.

— Грядёт конец света! — услышал я то, что хотел.

Бомж, обладатель шикарной бороды с проседью, шёл между деревьев, ударяя в омерзительно громкий колокольчиком. На груди у него висела картонка с надписью «Конец близок».

Похожая висела на спине, я её не видел, но знал, что там было написано просто: «Нам всем пиздец».

— История нашего мира подходит к концу! — ревел бомж отлично поставленным командирским голосом. — Уже скоро Краст выберется из своей гробницы и продаст мир Пожирателю Времени! Новых циклов не будет. Каяться уже поздно!

Бомж откашлялся и припал к грязной фляжке, в которой было что-то горячительное. Внимание к себе он точно привлекал. Этим и зарабатывал.

Кто-то начал снимать его на смартфон. Бомж это заметил и пошёл к оператору, протягивая ему офицерскую фуражку, в которой блестела мелочь.

— Есть чё-нить? — спросил бомж. — Хоть перед концом света не жмотьтесь, будьте людьми. Вам уже недолго осталось.

Парень со смартфоном тут же слинял, а бомж заметил меня. Но подойти не успел, два патрульных в синих рубашках преградили ему путь. Частная охрана, нанятая городом вместо полиции для охраны этого парка. Так дешевле, но в эту контору обычно шли самые отпетые гопники.

— Ты чё это тут, Трофимыч, людей пугаешь? — спросил один, с большим пузом.

Его рубашка была залита тёмными пятнами пота.

— Да ладно вам, господин офицер, — ответил бомж. — Это же представление! Вон вся публика знакомая, приходят меня, ебанутого апокалиптического бомжа поснимать. Я же тут каждый день.

— Каждый день, да, — прохрипел другой охранник, высокий и худой. — Каждый день приходишь, денежку зарабатываешь. И не делишься.

— Так ещё только обед! — протянул бомж. — Не накопилось ничего! Да и жара вон какая. Вот вечером, когда людей больше наберётся, то…

— Да ты нам не попёздывай, — со злостью сказал пузатый. — Плати по прейскуранту и дальше тут стой хоть до ночи.

— Но мужики, я же, — бомж развёл руками. — Мы же договаривались, я же вам всегда платил, я же…

— Или платишь, или… — высокий похлопал дубинкой себе по бедру. — Живенько прокатишься. В обезьяннике сейчас хорошо, жарко, тебе понравится.

— Да ты… ты думаешь, сможешь меня взять? — прошептал бомж, прищурив глаза.

Полицейские не заметили, как там проскользнул неприятный жёлтый огонёк. А пальцы начали изгибаться в сложном жесте.

Но это было недолго. Этот человек давно сломлен.

— У меня только половина есть, — сказал бомж робким голосом.

— Давай всё или… а ты тут чё делаешь?

Пузатый заметил, как я снимаю их со смартфона. Оба охранника переглянулись и пошли ко мне с грозным видом. Но я стоял на месте и телефон не убирал.

И от того, что я перед ними не растекаюсь от страха, их уверенность начала падать.

— Тут съёмка запрещена, — прошипел высокий. — Камеру вырубай нахуй!

— Документики-ка покажи, — сказал пузатый, но не очень уверенно.

У меня при себе только студенческий, но в нём под фотографией мой фамильный герб. Охранники слабо разбирались в геральдике, но одно они знали точно.

До дворян докапываться нельзя.

— Вымогаете деньги? — спросил я ехидным тоном.

— Ну мы… — оба охранника растерялись.

— Идите-ка нахер отсюда, — попросил я. — И чтобы я вас не видел.

Пузатый шумно выдохнул через нос, потом недобрым взглядом смерил бомжа и пошёл вслед за со своим товарищем в патрульную машину, стоящую на солнцепёке.

Крышка топливного бака на ключе, как и всегда.

— Спасибо вам, молодой человек, — сказал бомж, гордо распрямляя плечи. — Хотя… стойте. ваш герб! Вы, никак, сын Петра Воронцова? — бомж отошёл на шаг назад. — Мы же были друзьями. Хорошими друзьями. Я ему слово однажды дал. И не сдержал.

Только бомж может назвать Петра Воронцова, повешенного за измену, другом. Терять-то больше нечего. Но я это ценю. И знаю про обещание. За этим обещанием я и пришёл.

— Я вас тоже узнал, — ответил я. — Вы же Штааль?

— Капитан-инструктор Михаил Трофимович Штааль, — поправил меня бомж. — Третий особый полк Гвардии Его Императорского Величества! Но сейчас можно звать меня Трофимыч.

Он тяжело вздохнул. Старый, сломленный, спившийся и забывший о своей гордости.

Но именно этого человека я ищу.

— Так что я ваш должник, — Трофимыч выпрямился. — Если что-то нужно, обязательно приду на помощь. Я и отцу вашему задолжал.

— Что-то ничего в голову не идёт, — сказал я. — Но был бы признателен, если бы вы…

— А что произошло? — подошла Лера, держа в руках два дымящихся початка кукурузы. — Ты его знаешь, Макс?

Она подозрительно посмотрела на Трофимыча, но больше ничего не сказала.

— Теперь знаю, — сказал я. — Тогда мы пойдём. До встречи, Трофимыч.

— Бывайте, ребята, — удивлённый Трофимыч посмотрел на меня.

Но я пока только закинул крючок. Вытяну я его намного позже.

— А вы не голодны? — вдруг спросила Лера, с сочувствием глядя на бомжа.

— Не, — бывший капитан-инструктор помотал головой. — Я бы лучше чего-нибудь выпил.

— А у меня кое-чего есть, — я показал свёрток и сорвал упаковочную бумагу.

— О, — пропел Трофимыч. — Императорская экспортная. Можно?

— Конечно, — я протянул бутылку.

Трофимыч сорвал крышку и с шумом выхлебал целую бутылку не отрываясь. Сколько раз это видел, но всё равно завороженно смотрел на пузырьки воздуха и как водка быстро убывала. Выпил, как обычную воду.

— Отлично, — Трофимыч понюхал рукав и сдержал отрыжку. — Вы, молодые люди, лучше всех.

— Только у меня будет просьба, — я начал приводить план в действие. — Мне нужно наполнить эту бутылку бензином.

— Зачем? — спросила Лера.

— Момент, — Трофимыч улыбнулся и побежал в кусты.

— Макс, — Лера повернулась ко мне. — Вот это действительно странно.

— Всё сработает, как часы, — сказал я, улыбаясь. — Верь мне. Так надо.

— Тебе тоже снился сон? — она посмотрела с тревогой.

— Что-то вроде этого.

Те два охранника так и сидели в тачке на солнцепёке. Они не заметили, как бывший офицер императорского спецназа подкрался к их машине, чуть повернул зеркало с одной стороны, чтобы его не видели, и подполз к баку.

Пара секунд, и Трофимыч открыл бак куском проволоки, который тут же убрал в бороду. Потом засунул в бак тонкий шланг и всосал бензин таким же глотком, что только что пил водку.

Уже скоро он примчался ко мне, потрясая бутылкой.

— Надеюсь, никто не перепутает и не хлебанёт бензинчику, — расхохотался он.

— Как знать, — сказал я. — До встречи, Трофимыч. Ещё увидимся сегодня, есть один разговор.

Прежде чем он успел что-нибудь спросить, я потянул Леру за собой, крепко держа за руку.

Другой рукой я держал бутылку с бензином, который на жаре отвратительно вонял. Но осталось терпеть немного. Этот план рискованный, но я уже вспомнил почти все детали. Только что делать с тем дедом?

— Лера, — шепнул я. — Вот теперь всё будет зависеть от того, как ты будешь меня слушаться.

— Не поняла.

— Не надо понимать. Если я скажу бежать, то беги. Слушайся меня во всём. Я знаю, что делаю. Мы доживём до завтра.

Мы подошли к перекрёстку. Жара усилилась. Меня ослепило солнце, которое отражалось от зеркальных окон вставшей рядом с нами чёрной машины.

Сейчас начнётся.

Лера остановилась.

— Всё как во сне, — прошептала она. — Люди, перекрёсток. И та машина. И парень этот сейчас закурит. А потом что-то случилось… но я не помню.

— Не бойся.

Мы стояли в толпе, ждущей зелёного сигнала светофора. Перед нами были парень с девушкой, горожане, неблагородные, но вид у них приличный.

Девушка в белой майке, паренёк в серой толстовке. Он задумчиво закурил, а дым пошёл Лере в лицо.

Она закашляла.

— Извините, — не оборачиваясь сказал парень и начал целиться, чтобы выбросить сигарету в урну. — Не хотел.

А в этот момент у машины опустились тонированные стёкла. Из салона высунулись стволы автоматов.

Началось.

Глава 11

Пора вспоминать забытый танец. Ещё до того, как на меня нацелился ствол узи, я швырнул бутылку прямо в машину. Бутылка задела дверцу, и бензин брызнул на стрелков. Это озадачило стрелков на секунду, которая мне и была нужна.

Я грубо отпихнул стоящих впереди девчонку с парнем и выхватил у него сигарету.

— Эй! — возмущённо выкрикнул паренёк, но потерял равновесие и чуть не упал.

И вовремя, иначе получил бы шальную пулю прямо в яйца. Понятия не имею, кто он такой, но такой боли он точно не заслужил. А девушка спаслась от целой очереди.

Автоматчик с переднего сидения, не облитый бензином, успел выстрелить три раза, но пули ушли мимо целей. А потом он стрелять не смог.

Я забросил ещё тлеющую сигарету к ним в машину.

В лицо ударил жар вспыхнувшего пламени. Такой силы, что у меня чуть не сгорели брови. Кто-то рядом завопил от ужаса громче, чем те, кто был в машине.

Лера отвернулась от огня, а я схватил её за руку и потянул за собой.

— Быстрее! — крикнул я.

В спину кричали горящие заживо автоматчики в машине и визжащие от ужаса пешеходы. Вместо кучи трупов на улице сдохнут только те три ублюдка в машине, которым было похрен, в кого стрелять.

Повторю и в следующий раз.

По этой жаре бежать сложно. Увесистая сумка, которую мне дал Алекс перед поездкой, била меня по бедру. Лера пыталась успеть за мной изо всех сил. Хорошо, что она не на каблуках.

Сзади завизжали тормоза. Новые чёрные тачки ехали по нашу душу. Но немного времени ещё есть.

Мы перебежали дорогу и завернули за угол. Впереди торчал микроавтобус. Раскалённая маршрутка, битком набитая пассажирами.

Я заскочил внутрь, затягивая за собой Леру.

— Закройте окно! — жаловалась какая-то бабушка. — Дует же!

— Да мы тут спаримся! — возмущалась какая-то женщина, вдыхавшая свежий воздух из открытого окошка.

— Закройте!

— Я ваш спор решу, — заявил я и достал из сумки беретту. — Все вон!

Уговаривать не пришлось. Пассажиры гурьбой выскочили наружу, кто-то даже забыл вещи. Я распахнул окно пошире. Водитель повернулся ко мне.

— За проезд… — он заметил пистолет и шепнул: — Передаём.

— Гони, шеф! — крикнул я. — Гони или мы трупы!

В салоне раздался стук, будто пошёл град. Со звоном разбилось заднее стекло. Я прижал Леру к сидению и ухватился за поручень. Одна пуля пролетела над головой, задев волосы.

Водитель дал по газам так сильно, что я чуть не потерял равновесие. Я схватился за поручень покрепче и добрался до пакета, который кто-то забыл. Он-то мне и нужен.

Где-то рядом завыла сирена, но сразу смолкла. Полицейские и охрана догадались, кто нас преследует. Вмешиваться не будут. Но мне так даже будет легче

— Голову не поднимай! — прикрикнул я на Леру.

В одном пакете с покупками лежало немного одежды. Я запихал её в сумку, где носил пистолет. В другом были продукты, а на самом дне лежали несколько бутылок подсолнечного масла.

— Шеф, налево! — скомандовал я и подобрался к до сих пор открытой двери.

— А-а-а, — только и ответил «шеф», но в поворот вошёл, как матёрый гонщик.

Я швырнул бутылки масла в открытую дверь. Они пластиковые, от удара крышки слетали и масло растекалось по раскалённому асфальту.

Несущаяся за нами следом чёрная машина с визгом шин вошла в поворот. Но водитель не знал про масло. Машину повело и она влетела в столб с громким лязгом. Кто-то с автоматом в руках вылетел из лобовухи и несколько раз выстрелил перед приземлением.

— Направо! — крикнул я.

Маршрутчик повернул направо. По полу рассыпалась мелочь, которую водитель собирал весь день.

— Твою мать! — выкрикнул водитель тоненьким голоском. — Мама, забери меня! Мне столько не платят.

— Немного осталось! Держи ровнее!

Я снял беретту с предохранителя. Патронов маловато, но мне хватит. Из ехавшей сзади тачки стреляли прямо через лобовое стекло. Одна пуля чуть не попала мне в шею.

Хорошо, что я об этом знал.

Я выстрелил всего один раз. Мёртвый водитель наклонился влево и вывернул руль. Сидящий рядом с ним стрелок пытался выправиться, но не смог. Тачка перевернулась два раза. Во все стороны разлеталось битое стекло.

— За поворот и тормози! — приказал я.

Водитель послушался и резко повернул. Меня занесло прямо на Леру, которая сидела возле кресла. Жарко, а она сама тоже горяченькая… не время!

— Бежим! — я потянул её за руку. — Быстрее! Ты тоже, шеф! — крикнул я водителю. — Вали из машины или пристрелят!

Водитель выскочил, хлопнув дверью, и с криком побежал по улице. А мы с Лерой забежали во двор жилого дома. Сюда же через узкую арку влетела очередная машина.

Всего два стрелка и водитель.

— Пригнись! — я грубо согнул Леру и выстрелил несколько раз.

Водитель ударился лбом о руль и остался в такой же позе. Машина пронзительно загудела. Первый стрелок, который успел выскочить и даже прицелиться, всхлипнул и согнулся, падая на колени.

Его автомат пальнул в мусорный бак, распугав собравшихся там чаек. Прожорливые птицы с недовольными криками взмыли в небо.

Последний стрелок вылезти не успел, так и остался внутри, получив пулю.

— Макс! — Лера, хоть и до смерти испуганная, показала в другую сторону.

Помню и так. Во двор заезжал мотоциклист в кожаной куртке. На груди у него висел компактный автомат. Я выстрелил прямо в стеклянное забрало, которое забрызгало кровью изнутри.

— Дальше!

Лера бежала следом и не сопротивлялась. Ну, княжне из рода Строгановых истерить не к лицу, чему я был очень рад. А то было бы намного сложнее.

Из одного двора мы перебежали в другой. Я пинком опрокинул мусорный бак, стоящий у прохода. Женщина, выгуливающая мелкую злую собачку, только собралась сделать мне замечание, как во двор влетел мотоциклист и врезался в подстроенную для него ловушку.

Тело пролетело по красивой дуге и врезалось головой в стену. Шлема этот придурок не носил. Собачка начала яростно лаять на труп.

Ну а мы побежали дальше через дворы-колодцы. В беретте осталось только четыре патрона, запасного магазина нет.

Они не угомонятся. Ко мне бежал интер, размахиваясь мечом. Слишком быстро он бегает. Но увидев, что я целюсь в него из пистолета, интер выставил левую руку перед собой. Воздух замерцал. Долбанный щит.

Я прицелился, но выстрелил выше.

Осталось три патрона. Водосточная труба, у которой я отстрелил крепление, отвалилась от стены и саданула не ожидавшего этого интера по башке. Он упал и больше не встал.

А я уже готовился продолжать бой. Всего одним выстрелом я завалил лысого увальня со штурмовой винтовкой. Лысый хрюкнул и медленно сполз по чьей-то припаркованной машине, пачкая её кровью. Два патрона.

На крыше снайпер. Это было сложно, но я его снял. Снайпер упал вниз, едва не попав в очередной мусорный бак. Винтовка осталась наверху.

Один патрон.

Я развернулся и выстрелил в последний раз. Затвор беретты остался в заднем положении.

Водитель машины, въезжавший во двор, оставил свою тачку в узкой арке и умер. Стрелки начали открывать двери, но места не хватало, мешала припаркованная там машина. Сидящий впереди пассажир начал выбивать лобовое стекло ногой, а другие приготовили автоматы.

— Ставь щит! — рявкнул я и начал отсчитывать про себя.

Лера раздумала недолго. Она подняла обе руки. Я встал к ней как можно ближе.

Сам щит видно плохо, поэтому наёмники его не заметили. Стреляли они прямо из машины. Звук стрельбы отражался от стен окружающих домов.

— Не выдержит, — простонала Лера.

— Держи его! — крикнул я — И не отпускай.

Не, защита как раз по её части. Стихийник из Леры слабый, но щиты могут выдержать и не такое. Хотя ей это давалось непросто, судя по дрожащим рукам и заблестевшим от пота вискам.

Только по мерцанию воздуха можно понять, что перед нами что-то висит. Но со временем щит становился заметен лучше. Потому что перед нами прямо в воздухе висели пули.

Я взялся за одну и развернул её.

— Сука, — я схватил обожжённым пальцем за мочку ухо. Горячие.

Так, ещё три пули и пора снимать щит.

— За мной! — я побежал дальше.

Лера помчалась за мной. Её щит продержался ещё несколько секунд. Только после этого пули, которые так и висели в воздухе, продолжили путь. Большинство врезалось в какую-то тачку с ржавым днищем.

Но три пули вернулись к стрелкам. И удачно, раз они больше не стреляли.

Оказывается, я помню все события лучше, чем думал. Ещё ни разу не облажался. Плохо, что нет патронов. Я убрал пистолет назад в сумку. Теперь только полагаться на хитрость.

Мы пробежали ещё через несколько дворов, пока не добежали до нужного.

— Сюда! — я показал Лере на дверь. — Внутрь!

Дверь была заперта, но через пару секунд открылась, когда угрюмый мужик вышел вынести мусор. Толстяк в рваной футболке неодобрительно на нас посмотрел, но не сказал ничего, когда мы вбежали и помчались наверх по лестнице.

— Вот здесь!

Мы остановились на лестничной площадке. Можно немного перевести дух.

— Переодевайся, — я достал из сумки позаимствованные из маршрутки вещи. — И побыстрее!

— Макс, — Лера замерла. — Кто это был?

— Наёмники-корпораты, — ответил я. — Марс Милитари Индастрис, местное отделение.

— Но… — Лера осеклась. — Они же…

— Да, они связаны с домом Морозовых.

— Но ведь…

— Не тупи! Хватит болтать! Переодевайся! Так они нас потеряют.

Я сорвал с себя рубашку со знаком орла, под которую ещё в Академии надел футболку, и брюки, под которыми носил обычные старенькие шорты. Теперь вполне себе городской парень, в котором никто не узнает высокородного студента.

Наёмники не обратят внимание на дорогие начищенные туфли, которые мало сочетались с шортами. Опыт прошлых циклов говорил, что на ноги они не посмотрят.

— Но, Макс, — Лера так и стояла с одеждой в руках. — Отвернись!

— Быстрее! — поторопил её я, но отвернулся.

Будто я там что-то не видел.

Пару минут, и теперь она в чёрных джинсах и маечке, которая открывает живот. Ну никак не похожа на примерную студентку и княжну из очень знатного рода. Причёска, конечно, слишком аккуратная, но наёмники это не заметят.

По крайней мере, не сразу.

— А что им надо? — спросила Лера, придирчиво себя осматривая.

— Понятия не имею, — честно сказал я. — Но это как-то связано с адвокатом и тем, что он тебе скажет. Теперь идём! Всё будет хорошо.

Вот только я не знал, что делать со стариком в конце. Ладно, что-нибудь придумаю по ходу.

Мы выскочили из дома и побежали по узкой улочке. Тут только припаркованные тачки, наёмников ещё нет. Но я уже слышал рёв двигателей их машин.

— Прячемся! — предупредил я. — И не дёргайся! Маскировка!

Лера припала спиной к стене, а я очень плотно прижался к ней всем телом. Теперь остался только небольшой штрих.

Я её поцеловал. И силой воли заставил себя следить боковым зрением за дорогой. Лера сначала попыталась вырваться, но очень громко и прерывисто вздохнула. Я и сам-то дышал не легче. Тело всё-таки молодое.

Такая маскировка работает лучше, чем когда мы как-то раз прятались в общественном туалете. Да и здесь намного приятнее.

От её тела стало слишком уж жарко, но я пока не собирался отходить. Три чёрные машины проехали мимо нас. И, хоть все стрелки и пялились на целующуюся парочку, никто нас не узнал.

Лучшая маскировка. Стало легче, да и Лера немного успокоилась.

— Можно идти, — шепнул я, отрываясь от неё.

— Ещё едут! — ответила Лера и притянула меня к себе за футболку.

Я-то знал как никто другой, что та чёрная машина не из числа наших преследователей, но спорить не стал. В этот раз вышло намного искреннее и приятнее. Особенно, когда чуть оттянула своими губами мою нижнюю. Потом открыла глаза.

Такое ощущение, будто мы не два беглеца, спасающихся от корпоратов, а обычная молодая парочка.

— Это твой пистолет или ты так рад меня видеть? — спросила она с лёгкой улыбкой.

— Да, — ответил я на полном серьёзе.

Сама-то чуть не зарезала меня своими сосками, которые топорщились под майкой.

— В наше время такого не было, — из открытого окна сверху выглянула недовольная бабка.

— Да чё не было-то? — возле неё показался бородатый дед. — И не такое было! Хватит завидовать, старая.

— Идём, — шепнула Лера. — Спасибо, что ты рядом.

Мы друг от друга наконец отлипли, вечно стоять не получится. В конце концов, если бы не эти десятки вооружённых наёмников, можно было заняться другим делом. Не, если выживем, то будем трахаться всю ночь напролёт, и не одну, настолько решительно я был настроен.

Но сначала надо выжить.

— Держимся маскировки, — сказал я и протянул руку.

Лера за неё взялась, и теперь мы мало отличаемся от прочей молодёжи, что прогуливались по городу.

Все шансы выжить есть. Если бы вместо Леры был кто-то другой, так долго мы бы не прожили. Не, если выживем, она и её род мне пригодятся, чтобы добраться до оставшихся Камней.

Нет, сосредоточься на текущем. Будет очень сложно. Тот старый мудак далеко не Серёга Суворов, но он не менее опасен. Как бы придумать, что с ним сделать?

— Почему люди Морозова охотятся за мной? — шёпотом спросила Лера. — Мой брат же хочет, что я вышла за него. Да и сам он… по крайней мере, говорил так.

— Я не знаю, — ответил я. — Но думаю, скоро поймём. И не забывай, что пока сам Морозов не вступил в наследство, все дела за него решают другие. В общем, разберёмся.

Многие хотят породниться со Строгановыми — это факт. Дом хоть и растерял влияние, но у него осталось много земель и ресурсов на них.

А мне бы и самому они пригодились, когда я буду воевать с Пятиглавым Орлом.

— Макс, — опять шепнула Лера. — Я смотрю на тебя. Как у тебя всё это выходит?

— Так я умный, красивый и предусмотрительный, — я фыркнул.

— Нет. Такое ощущение, будто ты знаешь, что будет…

— Нет. Но кое о чём могу догадываться.

— Тебе это тоже снилось? — спросила она.

— Типа того. Так, теперь осторожно.

Я выглянул за угол. Один из чёрных авто нагло припарковался на обочине. Внутри только один водитель. Штурмовой команде надоело преследовать и они тупо засели в баре.

Водитель барабанил руками по рулю. Ему пить нельзя, а ещё он слушает рацию. Он не будет против нас подвезти. Я полез за береттой.

Тот кретин внутри не поймёт, что в ней нет патронов. А потом…


— Что ты делаешь? — спросил Пожиратель Времени.

Меня вырвало из города, и я оказался в чёрной бездне. Один, висящий в пустоте. Чёрный силуэт передо мной был недоволен.

— Что за хрень? — спросил я. — Что ты тут забыл?

— Пришлось вмешаться, — сказал Пожиратель. — Потому что не выдержал. У тебя как-то мазохизм? Ты опять идёшь навстречу собственной смерти. А ты не можешь умирать вечно, ещё несколько попыток и тебе конец. Твой разум не выдержит столько смертей, ты понимаешь?

— И что ты предлагаешь?

— Подумай. Вспомни, как ты умер здесь в прошлый раз.

Старик с седыми усами стоял надо мной, держа в руке дымящийся револьвер. А я бился в агонии. Не то состояние, чтобы что-то помнить.

Но нет, немного я помню. Помню жар раскалённого асфальта, на котором я лежал. Рядом со мной остановилось несколько машин. Кто-то из стрелков вышел и со злости пнул меня.

— Сколько наших перебил, сука!

Дед с револьвером выругался на водителя, который припарковался очень рядом. Дед глухой, он не услышал машину. А потом они все поднялись к адвокату, где сидела Лера. Я слышал только выстрелы и всего один вскрик.

— Хочешь повторить? — судя по голосу, Пожиратель усмехнулся.

— Нет, я хотел… — я задумался и воскликнул: — Да он же глухой! Старый пердун нихрена не слышит!


— Макс? — спросила Лера. — С тобой всё хорошо?

— Солнечный удар, — ответил я и потёр голову.

Таких переходов не было. Пожиратель встревожен, раз пошёл на такую встречу.

— Мне этот город нравится больше, когда пасмурный, — сказал я. — Давай-ка прокатимся.

— Серьёзно?

Я просто пошёл к машине, на ходу разматывая повязку на левой ладони. А как я сразу об этом не подумал? Ну да, в прошлый раз я почти не знал магию крови.

Но сейчас я достаточно оклемался, чтобы она сработала.

В сумке лежал швейцарский ножик. Я чуть отвернулся от Леры и провёл острым лезвием по старой ране.

— Блядь, — тихо выругался я.

С каждым разом всё больнее.

Водитель машины, в которой я сидел, открыл все двери, чтобы проветрило. Кондиционера у корпоратов не было. Может, поэтому они такие злые?

— На заднее сиденье, — сказал я Лере, а сам уселся рядом с водителем.

Тот не сразу понял, что что-то не так. Я вмазал ему рукояткой беретты и прижал пустой пистолет к его башке.

— Езжай вперёд! — приказал я и стукнул его ещё раз.

— Но я, — водитель выпучил на меня глаза.

Лера прикрыла двери в салон. Водитель посмотрел на меня умоляющим взглядом и тихо тронулся.

— Дальше! — называть пункт назначения я не собирался.

Но мы ехали прямо к адвокату. Там засада, но надо с ней разобраться. А пока я концентрировался на крови, что капала на кресло.

— Макс! — с заднего сидения выкрикнула Лера. — Ты ранен?

— Нет! Помалкивай! Проверяй сзади, чтобы не было хвоста.

Я продолжал смотреть на кровь. Ну же, работай, ты так делал сотни раз.

Из маленькой лужицы на сидении вытянулась тоненькая нить, прозрачная, как паутинка. И она протянулась к водителю, который ещё не подозревал, какая участь ему уготована.

— Ты что делаешь? — спросил он. — Тебя же прикончат. Девку и тебя, раз ты вмешался.

Я пристукнул его береттой. Кровяная ниточка почти добралась до его глаз. Я чуть её подзадержал, чтобы водила никуда не врезался.

— Тормози! — приказал я, и водитель подчинился.

Чёрная тачка притормозила у какого-то старинного дворца. Тут повсюду дворцы. Но улица, обычно оживлённая, была пустынной.

— Что это? — водитель заметил неладное.

Но кровь уже достигла цели. Глаза мужика начали краснеть.

— Нам только что передали пункт назначения цели, — предупредил он слабым дрожащим голосом без эмоций. — Здесь будет штурмовой отряд. Но нескоро. А вот старик будет здесь раньше остальных.

— Хорошо, — я усмехнулся. — Значит, не придётся за ним бегать.

А я склонился над ухом водилы и прошептал команду. Хотя бы сработало.

— Макс? — позвала меня Лера.

— Идём, — я вылез из машины. — Иди к адвокату. Он жив и ждёт тебя.

— Ты это точно знаешь?

— Ага. Лера, не тупи, времени мало, они вот-вот будут здесь. Я прикрою.

Она посмотрела на меня с тревогой, а потом забежала внутрь здания. Да, пока там засады нету. Но когда штурмовой отряд будет здесь, они войдут внутрь и всех перестреляют.

Но почему они прямо сейчас не ждут её там? Я не знал, но подозревал, что и приказ о ликвидации Леры отдали только после того, как она отправилась в столицу. Будто поездка была под вопросом. Может, кто-то думал, что она останется в Академии?

Да, это подтверждает, почему вся операция сделана через жопу. Хотя это с какой стороны посмотреть. Мне осталось жить несколько минут, если план не сработает.

— Гони! — приказал я порабощённому водителю и забрал его глок.

Водитель дал по газам. Машина поехала дальше по улице с огромной скоростью и едва не перевернулась на повороте. Зря я на него надеялся, но другого выхода я пока не видел.

Я проверил магазин трофейного глока. Сейчас будет весело.

На обочине остановилась машина. Дешёвая, старая, на которой всякие деды любят возить рассаду на даче. Внутри сидел дедушка с седыми усами в соломенной шляпе. Поверх старой рубашки был надет китайский жилет с кучей карманов.

Я не стал ждать и сразу открыл огонь. Глок прыгал в руке, пули разбивали лобовое стекло этой говновозки, но водителю хоть бы что. Пули будто его облетали.

Я давно навёл справки, кто этот человек, который убивал меня несколько раз. Никто не знал его имени, но сам он представлялся, как Иван Ефремович.

Один из самых опасных наёмных убийц во всей империи. И один из сильнейших телекинетиков в мире. А этому в академиях не учат.

— Невежливо, юноша, — сказал старичок.

Он оставался в машине, но я слышал его так, будто он говорил мне прямо в ухо.

Пули продолжали ложиться вокруг него, хотя я целился точно. Дед пожал плечами и взмахнул рукой.

Меня отбросило на десяток метров. Я ударился о горячий асфальт и едва не выронил пушку. Зазвенело в ушах, когда я стукнулся башкой. Я перевернулся несколько раз. Засаднило коленки и больно кольнуло в спине.

Дед вышел из машины и покачал головой.

— Ну и как я теперь на дачу поеду? — пожаловался он, показывая на пулевые отверстия на лобовом стекле.

Я поднял пистолет. Выстрелить не успел. Дед показал на меня указательным пальцем. Затвор пистолета вырвало, и он улетел куда-то назад. У меня осталась только рукоять.

Я бросил её в деда, но и это было бесполезным. Он вытянул руку, растопырив пальцы. И хоть он и стоял в десятке метров от меня, я почувствовал, как его пальцы, ледяные и очень сильные, сомкнулись у меня на горле.

Я начал задыхаться.

Глава 12

Дед силён, но сдаваться я не собирался. Пальцы сжимали мне глотку на расстоянии, но не это самое худшее. Он копался в моей башке.

— Что ты там скрываешь? — спросил дед. — Поведайка-ка старому Ивану Ефремовичу.

Я швырнул в него остатки пистолета, но они даже не долетела. Дед поднял руку, и я сам приподнялся в воздухе. Горло сдавило сильнее.

— Что ты задумал? Это что-то важное?

Если он узнает план, то всё пропало. Я закрыл глаза и представил стену из красного кирпича, старого и облупившегося. На ней висели жёлтые бумажки с объявлениями и написаны матерные слова. Получилось.

С другой стороны стены ударили с такой силой, что она чуть не разлетелась на куски.

— А ты хорош, — признал дед. — Но я всё равно пробьюсь. Что ты скрываешь? О чём ты думаешь?

Ещё один удар в стену. Разболелась голова, будто по ней били молотком. Но хватка на горле ослабла. Убийце любопытно, какой у меня замысел.

Ведь если я задохнусь, то будет неинтересно.

Удары прошибали стену, а я в спешке её чинил. Эту ментальную технику я выучил давно, но не думал, что она пригодится.

— Можем и по-другому.

Дед махнул рукой, и из машины прилетел старенький потёртый револьвер. Барабан начал вращаться сам. Видно головки патронов. Разрывные.

— Сыграем в игру? — спросил он. — Я буду отстреливать тебе руки и ноги, пока ты не снимешь барьер.

Я так и болтался в воздухе. Револьвер нацелился на меня.

— Только в суперигру, — с сильным хрипом прошептал я. — Вращай барабан.

Барабан револьвера начал крутиться с тихими щелчками. А дед продолжал долбить ментальную стену. Продержаться бы хоть немного. Дед глухой, но он или выстрелит раньше, чем сработает мой план, или пробьёт барьер.

А если пустить его в другую сторону? Я никогда так не делал раньше. Может сработать.

Я сконцентрировался на другом участке стены. Дед это понял и начал пробиваться именно там. Так мы и продолжали наш психический поединок, пока он стоял посреди дороги, а я висел перед ним.

И вот он нанёс самый сильный удар. Участок стены разлетелся на куски. Но под той стеной была другая. Гладкая, как стекло, хотя и состояла из миллионов мелких кубиков.

— Мартиры? — удивился дед. — Причём здесь мартиры?

Это ментальная атака была намного хуже, дед прорвался в мою голову. Именно туда, куда я хотел.

— Нравится тебе? — спросил я.

— Какого хрена? — подслеповатые глаза деда расширились.

Теперь он знал всё то, что знал я. Все циклы, что я пережил. Все мои смерти. И безумно долгий срок моей жизни.

— Это невозможно, — прошептал дед. — Так не бывает.

Мои знания и опыт вливались в него, и для деда это было тяжело. Но он всё ещё держал хватку. А револьвер целился в меня.

Зато он не слышал нихрена вокруг. Я усмехнулся.

— Ты выиграл главный приз! — крикнул я через боль.

Дед выбрался из моей головы и посмотрел туда, куда я.

— Ах ты сучёнок, — только и успел выпалить он.

Дед не успел сделать ничего. Нёсшийся на полной скорости чёрный автомобиль врезался в деда и подбросил его высоко в воздух.

Сила, что держала меня за горло, исчезла. Я упал на асфальт и начал откашливаться. Неподалёку раздался страшный удар и звон битого стекла.

Машина стояла у ближайшего столба, обхватывая его до середины капота, из-под которого валил дым. Водитель торчал в лобовом стекле, вылетел почти наполовину.

Корпорат, который нас подвёз и которого я поработил собственной кровью, выполнил мой приказ с идеальной точностью. Не думал, что смогу так рано поработить другого человека.

Дед шмякнулся неподалёку от меня, раскинув во все стороны сломанные руки и ноги. Один грязный китайский шлёпанец лежал неподалёку, второй куда-то улетел.

Я с трудом дышал. Будто кто-то насыпал битого стекла в горло. Но дед ещё жив, а его револьвер лежал неподалёку. Я поднялся и подобрал пушку.

— И перед нами победитель, — прохрипел я. — А теперь… сектор смерть на барабане.

Дед что-то прохрипел. Я пальнул ему в брюхо и отвернулся. А то разрывные пули в животе смотрятся не очень приятно.

Так, что дальше?

Я опять на моменте, когда не знал, что будет в следующую секунду. Не лучший момент. Тяжело дышать, голова болит, причём такой омерзительной болью, когда затылок болит сильнее всего остального.

Я накинул на плечо слетевшую сумку с пустой береттой и убрал ножик в карман. Пригодится револьвер деда, ещё пять патронов. Может, что-нибудь есть в машине?

На переднем сиденье лежала сумка. Я осторожно заглянул внутрь.

— Неплохо.

Она была набита тугими пачками купюр разных стран. Имперские рубли, британские фунты, японские иены. Это гонорар за меня и Леру. Я скидал пачки в свою сумку, бабки всегда пригодятся.

— О Господи, Макс! — воскликнула Лера, выходя из здания. — Что случилось? Или лучше бежим?

— Бежим! — согласился я.

В этот раз Лера тащила меня за собой, потому что меня всё это вымотало. И этот долбанутый престарелый Дарт Вейдер, а ещё кровь, которую я разлил. И то, что дед покопался в моей голове, самочувствие мне не улучшало.

— Куда нам дальше? — спросила Лера.

— Туда, — показал я в сторону пристани.

Ещё одна встреча и в Академию. И я понятия не имел, что нас ждёт.

В городе было тихо. Ни сирен, ни криков, ничего. Так иногда бывает, когда корпораты проводят операцию. Но она явно пошла не по плану. Скоро тут будет полно полиции и врачей. Но где-то рядом крутится очередная штурмовая группа.

Мы вышли на набережную, заставленную припаркованными тачками. Нет никого, кроме одного-единственного человека, стоящего прямо на дороге. Он смотрел на нас.

— Ты его знаешь? — спросила Лера.

Несмотря на жару, этот тип был одет в чёрный блестящий кожаный плащ. Голова прикрыта белой маской с красными молниями. Похожа на хоккейную, только без отверстий. А сверху надвинут капюшон.

И довершали образ кожаные сапоги. Красные. Серьёзно?

— Проваливай отсюда, — сказал человек. — Тебе здесь нечего делать.

Голос чем-то искажён. Скорее всего какое-то приспособление стояло в маске.

— Или что? — спросил я.

Человек в плаще вскинул руки. Я прыгнул за припаркованную машину, дёрнув Леру за собой. Яркий луч промчался над нашими головами и попал в светофор. В металлическом столбе сбоку появилась большая дырень с оплавленными краями.

Светофор со скрипом начал оседать набок.

Стоять! Меня же прикончил точно такой же луч в прошлом цикле.

— Это он! Этот хуесос в красных пидорских сапожках меня убил! — крикнул я.

— Что? — удивилась Лера.

— Я его достану.

Я выхватил револьвер деда, взвёл курок и побежал к ублюдку. Я должен узнать, чья рожа будет под маской.

Тип в плаще продолжал творить свою магию. Следующий луч попал в чью-то машину, оставив в капоте дыру размером с кулак. Ещё один луч расплавил асфальт передо мной. Но слишком долго кастуется эта хрень. Я его достану раньше.

Я выстрелил на ходу три раза. Не очень хорошая мысль, не попал.

Но незнакомец не стал принимать бой. Тип встряхнул руки, чтобы в них не осталось концентрированной энергии Вира, развернулся и побежал.

— Стой, сука! — крикнул я и выстрелил ещё раз. — Догоню, убью!

Я и так его убью, но мне нужно увидеть лицо. Не знаю, откуда я брал силы на бег, но я почти догнал свою цель. Выстрелить в позвоночник, и этот тип у меня в руках.

Я слышал, как он дышит. Слышал, как скрипел его кожаный плащ. Чувствовал, как от него несёт потом и страхом. Всего один выстрел, и…

Завизжали шины. Чёрная тачка преградила нам путь. Тип в плаще плавно скользнул по капоту. А вот я тачку не ожидал и больно врезался в неё яйцами.

Я согнулся и стукнулся лбом о горячий капот и скатился на дорогу. Сука, а это тяжело, когда не знаешь, что произойдёт в следующую секунду.

Краем глаза я увидел, как тип в плаще перепрыгнул через ограждение набережной прямо в воду. Но звука всплеска не было.

Из машины высыпались корпораты. Я вскинул револьвер и выстрелил в одного. Тип в тёмных очках получил в голову. После разрывной пули остались только очки.

— Ах ты сука! — крикнул его напарник.

Я уклонился от одного удара прикладом, но другой достал меня под дых. Кто-то приложил мне в спину, и я уже не смог стоять. И финальный, прямо по затылку.

В глазах потемнело.

— Директор приказал взять его живым, — услышал я через глухую пелену в ушах.

— Нахуя? Он столько наших перебил! Я его щас пристрелю.

— А кто тот хуй был в плаще?

— Да какая разница! Браслеты где?

На запястьях защёлкнулись наручники. Кто-то затянул их от души. Металл сильно впился в кожу.

До крови.

— Вон она! Сейчас пристрелю!

— Отставить, — сказал молчавший до этого голос. — Шлюшку тоже живой. Бегом за ней!

Не знаю, сколько прошло времени. Может быть, несколько минут. Кто-то опустился рядом со мной.

— Макс, ты как? — спросила Лера.

— Бывало и лучше.

Я открыл глаза. Лера, четверо стрелков и один труп, лежащий у машины. Кровь растекалась по асфальту. Моей мне не хватит, надо ещё немного.

— Да чё мы с ними нянчимся? — возмущался один из стрелков. — Грохнуть их, и дело с концом.

— Ждём ответа, — сказал командир, придерживая пальцем приборчик в ухе.

Ждал он недолго.

— Директор передумал. Кончаем их. В воду, пусть поплавают. И этого тоже, — он показал на труп. — А вы присмотрите-ка за окнами, чтобы никто не снимал.

Парень упёр сошки пулемёта в крышу машины и направил на ближайший дом. У стрелка на лице умные очки, которые анализировали цели. Дорогая штуковина.

Кто-то пытался застегнуть наручники на Лере. Она сопротивлялась, судя по тому, что у одного корпората на лице разбухали кровоточащие царапины.

— Ах ты сука, — он ударил Леру кулаком, потом добавил ещё раз, посильнее. — Ничё, сейчас оба пойдёте на дно.

Я ничего не сказал, но это я запомню. Пока я смотрел только в одно место. Лужа крови от убитого наёмника. Она потекла ко мне.

Пока никто это не заметил. Но времени мало. Если бы ещё несколько секунд.

Меня рывком подняли на ноги. Нет, не успею. Я начал вырываться, хотя и получал прикладом по телу.

А тонуть не хочется. Это неприятно. Почти как виселица.

— Придержи его, — сказал их главный. — Позвоночник прострелю, чтобы не дёргался.

А кровь была уже так близко. Нас подвели к самому ограждению.

— Этот чё тут забыл? — спросил один из стрелков и крикнул: — Ну-ка плыви нахер отседова!

К пристани под набережной подплыл катер. Водитель катера точно смотрелся не на своём месте. Высокий бомж с огромной бородой, одетый в обноски. На груди висела картонная табличка с надписью «Конец близок».

На спине висела другая. Я её не видел, но знал, что там написано «Нам всем пиздец».

Бывший капитан-инструктор императорского спецназа Штааль, а ныне бомж Трофимыч, ступил на пристань. Он прибыл сдержать слово, которое давал Петру Воронцову. Я не ожидал, что он сам будет меня искать.

— Валите его тоже, — отмахнулся главный у корпоратов.

— Я бы на вашем месте передумал, — сказал Трофимыч.

Пулемётчик нацелился, но выстрелить он не успел. Внезапно поднявшаяся волна из канала прицельно попала в него и сбила с ног.

Два стрелка от неожиданности выпустили нас с Лерой и схватились за оружие. Я пополз в сторону старого трупа. Его кровь всё ещё текла в мою сторону. От лужи ко мне потянулись тонкие ниточки. Ещё чуть-чуть.

Спину окатило холодной водой. В канале будто начался шторм. Мощная волна смыла корпората вниз.

— Спуститесь и пристрелите его! — скомандовал главный оставшимся.

Трофимыч поднялся сам. Бывший капитан поднял руки, и прямо перед ним очень быстро начала расти стена из камней, плитки, брусчатки и кусков асфальта. Всё, что было рядом. Камни и земля быстро скрыли Трофимыча от стрелков.

— Макс! — крикнула Лера.

Главный повернулся к нам. В лицо мне смотрел ствол пистолета. 45-ый калибр. Мои мозги разлетятся далеко.

Но я уже получил нужную мне кровь. Ниточки прикоснулись ко мне. А некоторые добрались до моей разрезанной ладони и порезанных наручниками запястий.

Поехали!

Раз! Я дёрнул руками. Стальные наручники ещё сильнее впились в мясо, но цепочка не выдержала.

Два! Усиленный чужой кровью кулак проломил главному корпорату грудь. Я хотел нащупать его сердце, но под ладонь попалось только лёгкое. Пофиг, раздавил его.

Три! Я отбросил покойника в сторону, а ствол оставил.

Четыре! Я пальнул в голову одному и нацелился на другому. Осечка! Корпорат нацелил на меня дробовик.

Но все дробинки повисли в воздухе. Лера застонала от боли. Без рук, одной концентрацией держать щит неимоверно тяжело. Я успел уйти в сторону до того, как щит спал и дробь пролетела дальше.

Следующего выстрела не было. Трофимыч, всё ещё укрываясь за своей крепостью из камней и мусора, швырнул в стрелка сгусток огня. Вспыхнувший корпорат завопил и бросился к воде.

Трофимыч не глядя бросил в него самую здоровенную каменюку. Она разбила тому башку со смачным треском.

— Я сдаюсь, — последний стрелок бросил оружие на землю.

На правом кулаке у него сбитые костяшки, а на лице отчётливые царапины. Не, раз уж Лера в моей команде, я такое прощать не собираюсь.

Я подобрал дробовик.

— Нет, — только и успел выкрикнуть корпорат.

Мощный выстрел отбросил его на машину.

Я уронил оружие и вздохнул. Ещё рано до таких сильных заклятий крови, они выматывают. Ещё одной такой схватки я не выдержу. Надо поспать, чтобы прийти в себя. А то даже ноги плохо держат. И руки дрожали. Руки тряслись. А ещё морозило несмотря на жару.

Но надо сваливать, и побыстрее.

— Макс, руки, — рядом оказалась Лера.

Она взяла меня за левую много раз изрезанную ладонь и прижала к ней платок.

— Столько крови.

Не вырубиться бы.

Стена Трофимыча рассыпалась, а он сам шагнул к нам.

— Мне ужасно неловко, — сказал бывший капитан. — Но когда я тебя сегодня увидел, вспомнил, что твой папаша просил меня присмотреть за тобой. А я про это забыл. Даже стыдно теперь. Про всё забыл.

— Катер твой? — я показал на воду.

— Пока мой, — Трофимыч усмехнулся. — Старый хозяин ни слова против не сказал. Правда, я и не спрашивал.

— Поплыли, — сказал я. — В академию.

— А нас не поймают? — спросила Лера.

— Понятия не имею.

Я с трудом спустился на пристань и уселся на заднюю лавку катера. Лера села рядом и начала перевязывать мне руки. Трофимыч завёл двигатель.

— Трофимыч, спасибо, — сказал я. — Если бы не ты, я бы точно стал трупом.

— Э, твой батяня меня из такой жопы однажды вытащил. А я ему не помог, — Трофимыч вздохнул. — Отрёкся, можно сказать. Опорочил. А надо было на своём стоять, глядишь, доказали бы, что он невиновен. Он-то в заговоре не участвовал. Но куда мне? Только и могу бухать. Но долги надо возвращать. Только как? Не знаю.

— Я знаю, — отрезал я. — Мне нужен инструктор и опытный маг. Тот, кто будет обучать боевых экстеров и интеров. А ещё штурмовиков. Дом Воронцовых ещё восстанет из пепла.

— Как феникс, что на вашем гербе.

— Это гриф, — пробурчал я. — Ну так как? Подумай и дай завтра ответ.

Катер быстро шёл по каналу. Моя голова кружилась, так что все дома над нами сливались в одно размытое пятно. Лера закончила с перевязкой. Моя левая рука настолько холодная, что почти ничего не чувствовала.

— Макс, я твои вещи захватила, — сказала Лера и показала мне сумку. — А то там бы и остались. Но они не будут нас ждать в Академии?

— Вряд ли, — ответил я. — Но в Академию они лезть побоятся, корпоратам запрещено там появляться. А завтра я разберусь. А теперь, — я вздохнул и едва удержался, чтобы не вырубиться от усталости. — Что тебе сказал адвокат?

Лера замялась и достала белый конверт из небольшой сумочки. Видно, что она не хочет говорить. Но придётся.

— Это настоящее завещание от папы, — сказала она. — Он всё оставил мне. Дом, земли, титул. Да, на это всё нужно одобрение императора…

— Он может передать всё твоему брату.

— Да. Но мой брат… он мне неродной брат, его отец усыновил, я сегодня только узнала. Он не имеет прав ни на что.

— А он уже торгует твоими землями, — я усмехнулся. — И хотел продать тебя Морозову. И, значит, Морозов и те, кто за ним стоит, узнали о завещании.

— Может быть.

— А твой брат знает?

Лера помотала головой.

— Вряд ли. Но я не буду его гнать. Он нормальный, он всегда был хорошим. Но Пётр Семёнович, адвокат, сказал, что император может поставить условие, чтобы я…

Я даже уже слушать не мог, настолько меня рубило. Но думать ещё получилось. Раз дом Строгановых какое-то время будет под управлением Леры, я могу заполучить их в союзники. Они мне помогут против Пятиглавого Орла.

Но это надо продумать, а думать я сейчас мог только об одном. Камень Краста, принадлежащий Строгановым. Пожиратель говорил, что с каждым Камнем я буду становиться намного сильнее.

Деталей он не рассказывал, но упоминал, что их мощь на самом деле огромна. Никто даже не подозревал насколько. И сегодня я это узнаю. Один камень намного улучшит мои шансы на успех.

— Макс, я перед тобой в таком долгу, — сказала Лера, держа меня за руку.

Катер уже вышел через каналы в открытое море. Трофимыч уверенно направил его на академический остров.

— Как я могу тебе отплатить?

— Только одним, — сказал я серьёзным голосом. — Мне нужен твой Камень Краста.

— Но, — она удивилась. — Это же просто украшение. Это память от папы.

— Мне он нужен. Это очень важно. Важнее всего.

Лера молчала долго. Я уже думал, что вырублюсь. Но она достала из сумки маленькое зеркальце и начала чем-то притирать ссадину на лице. Похоже, в этот момент ей так проще раздумывать.

— Он мне очень дорог, — сказала Лера. — Но я тебе отдам его, раз нужен. Я бы сейчас отдала, но, — она улыбнулась. — Цепочку вчера порвала, помнишь же?

— Угу.

— Он в общаге остался. У тебя вид не очень, — она озабоченно на меня посмотрела. — Может, поспишь?

— Ладно, — согласился я. — Если нас внезапно перехватит вертолёт, эсминец или какая-нибудь Годзилла, то разбуди.

Я нагло положил голову на колени Леры и уснул быстрее, чем смог подумать хоть о чём-то ещё.

* * *
— Приехали, — меня разбудил голос Трофимыча. — Вон и Академия. А я тут учился с твоим папашей.

— Он мне говорил, — сказал я.

— Насчёт того, что ты мне сказал. Я…

— Завтра возле Академии, — я перелез через борт. — Будешь обучать моих людей. Мне нужны крутые боевые маги.

Трофимыч хотел что-то сказать, но посмотрел на мою перевязанную руку и передумал. Если и догадался, то будет молчать.

— Ладно, поеду катер куда-нибудь пристрою, — сказал он.

Стоящие на пристани студенты с удивлением смотрели, как бомж развернул дорогой катер и быстро поплыл вокруг острова. А потом их взгляды притянулись к нам.

— Ты сможешь сам идти? — спросила Лера.

— Угу.

Я немного пришёл в себя. Сон помог. Теперь надо понять, насколько изменился этот цикл.

Но с Камнем Краста мне будет плевать на всё. Интересно, какая сила у него будет?

Алекс и Кирилл встали у меня на пути.

— Князь, — Алекс кинулся ко мне. — Ты ранен?

— Ерунда, — я отмахнулся. — Всё отлично.

— Выглядишь как… — Кирилл замолчал.

— Как ебанько, — закончил я и оглядел свою мокрую и грязную футболку. — Сегодня я только моюсь и сплю. Но сначала одно дело.

— Даже не поужинаешь?

— Не. Кстати, завтра в семь утра чтобы все собрались возле общаги. Как штыки.

— Понял, — сказал Алекс. — Соберу всех.

— И Свету не забудь. Нехрен ей спать. Пока.

Я пошёл вслед за Лерой. Чем ближе к Камню, тем легче мне становилось.

Вот я дурак. Лез в штурм на базу Шувалова, когда мог в одиночку помочь Лере и взять у неё Камень. Это намного проще, даже не нужна армия. Если бы я отправился туда ещё раз, мне бы даже не понадобилась помощь Трофимыча. Теперь-то я знаю про ту тачку, да и не буду бежать, забыв обо всём.

Ладно. Уже скоро мы будем готовы к решающим действиям. С Камнем у меня в руках мы справимся со всем.

Мы дошли до комнаты. Лера вставила ключ в замок и попробовала провернуть. Не вышло, замок уже был открыт.

— Я точно замыкала, — шепнула Лера. — Там кто-то есть!

Мы вошли в её комнату. В этом цикле я здесь впервые, но раньше бывал. Обычно здесь чисто и аккуратно, но сейчас творился разгром. Все вещи перевёрнуты, а вывернутая из стены плитка и чёрное отверстие за ней сразу бросались в глаза.

Я не знал, что здесь тайник.

В открытое окно задувал ветер, занавеска развевалась. Интересно, тот, кто был здесь, удрал только что? Я подошёл к окну, но не увидел никого.

Лера бросилась к тайнику и достала из дыры шкатулку. Вор не смог открыть замок, поэтому разбил деревянную крышку. Внутри пусто.

— Камень! — выкрикнула Лера. — Его украли!

Глава 13

Я устало опустился на кровать Леры. Обрадовался, блин. Хрен тебе, а не халявный Камень. Нет уж, штурмуй дворец Шувалова, как и раньше.

— Кто его украл? — спросила Лера обречённым голосом.

Я потёр горячий лоб. Привычный цикл разрушен. Теперь сложно понять, что пойдёт не так.

С другой стороны, ни один из моих врагов вообще не знает, что он в цикле. У меня преимущество, хотя бы в опыте и знаниях. Я старше любого из ныне живущих. И мне даже страшно посчитать, насколько.

Я внимательно осмотрелся вокруг. Ничего подозрительного. И я не думал, что Лера врёт. Да, Камень ей дорог, но всё же нет, это не она его спрятала, чтобы меня обмануть.

Кому нужен этот Камень, кроме меня?

Камни нужны Пожирателю Времени. Иногда мне казалось, что именно поэтому он выбрал Максима Воронцова. Ведь для этого парня и его дома нахождение Пяти Камней — единственный способ уцелеть.

Хоть и очень сложный способ.

— У кого был ключ? — спросил я.

— Ни у кого. Есть у охраны, но…

— Вор вошёл через дверь, — сказал я. — А выпрыгнул в окно. Значит, он удрал только что или совсем недавно.

С моим Камнем. Найду, убью. Но я настолько устал, что мне было не до поисков.

Слишком много загадок. Кто тот тип в маске, что убил меня в прошлом цикле? Почему он меня атаковал, но не убил сегодня? Он вполне мог. Кто украл Камень?

И что будет дальше? Я слишком сильно изменил ход событий.

— Разберёмся потом, — сказал я вслух. — Сперва спать. Всё на завтра.

Ну это всё нахрен. Это ещё надо будильник ставить на 2:57. Ох, лучше бы я как и в прошлый раз отправился бухать с парнями в стрип-клуб, а не дрался с корпоратами, наёмными убийцами и таинственными магами.

— Макс, — Лера взяла меня за руку. — У меня просьба.

И я даже не знаю, какая именно. Вышел, мать его, из зоны комфорта. Ведь я впервые остался жив на этом маршруте.

Лера чего-то думала и боялась сказать. Ну хватит уже мять сиськи, пусть даже такие шикарные, как у тебя, давай к делу! Но вслух я сказал другое:

— Говори, я слушаю.

— Мне немного страшно, что кто-то запросто может ко мне войти в комнату ночью… так что… можно я, — она умоляюще посмотрела на меня, будто ждала, что я сам за неё скажу.

Но мне что-то ничего не шло в голову.

— Можно я переночую у тебя? — наконец выпалила она.

— Ммм? Ну… ладно, хорошо, — я удивился, честно. — Всё что угодно, пока не храпишь и не пинаешься во сне.

— Эй! Я собиралась спать на диване!

— Как хочешь. На диване могу поспать и я.

Потому что сил у меня не осталось ни на что. До 2:57 надо отдохнуть. Хотел сказать что-то ещё, но получился только долгий зевок. Нет, надо спать.

* * *
Телефон, который я не стал отдавать охране, завибрировал ровно в 2:57, но я проснулся чуть раньше. Диван слишком уж неудобный, не люблю на нём спать.

Конечно, можно было бы сдвинуть Леру, которая дрыхла в моей койке. Но пока я хотел подумать в спокойной обстановке. Больше всего меня беспокоило, что я не знаю, какие события ждут меня уже завтра.

Будут ли они по моему плану или изменятся? Но я увижу это уже через пару минут.

Диван скрипнул, когда я скинул тонкое мягкое одеяло и сбросил ноги на пол. Прохладно. Лера спала, видно её силуэт под одеялом. В прошлых циклах такого не было.

Я потянулся и подошёл к окну. Получилось открыть раму настежь без особого шума. Днём было жарко, так что воздух до сих пор прогрет. Я вытянул руку и раздавил пальцами комара, который собирался влететь.

Комар на том же самом месте. Это радует. Теперь проверим нечто более глобальное.

Я лёг животом на тёплый гладкий подоконник и поставил рядом с собой кактус, который звал Старым Гербертом. Из окна хорошо видно море и зарево света вдалеке. Столица никогда не спит, там всегда светло.

Интересно, как мне аукнется сегодняшний день? Осталось меньше минуты, чтобы это узнать.

Лера застонала во сне. А это звучит чертовски возбуждающе. Нет, пока надо думать о другом. Я не просто так подошёл к окну.

Ещё несколько секунд. Я зевнул как можно громче, чтобы меня услышали в коридоре. В замке очень тихо провернулся ключ.

Родненький мой, секунда в секунду. Не будь он таким мудаком, я бы его даже пощадил. Он пришёл именно тогда, когда я ждал.

Я сделал вид, что ничего не заметил. Дверь тихо отворилась. Шагов неслышно, но я знал, сколько времени вошедшему потребуется, чтобы добраться до меня. Раз. Два.

Три!

Я оттолкнулся руками от подоконника и изящно ушёл от ножа убийцы, который не ожидал такого манёвра. Убийца в чёрном налетел на подоконник и наскочил пахом на кактус.

Пока убийца собирался заорать, я схватил его за ноги и вышвырнул наружу. Горшок с кактусом опрокинулся, но я успел его удержать от падения вниз.

Раздался сдавленный крик, а потом смачный шлепок и хруст, когда убийца шлёпнулся о твёрдые камни дорожки возле общаги и свернул себе шею.

Всё именно так, как и раньше. Это радовало и обнадёживало. Всё шло так, как нужно!

— Хорошо поработал, мой друг, — я бережно взял кактус в руки. — Ты ему показал, кто здесь батя.

— Макс? — Лера приподнялась на локте. — Что-то случилось?

— Не-а, — сказал я и закрыл окно. — Подышать захотелось.

Кактус Старый Герберт вернулся на место. Он не сильно пострадал.

— А почему дверь открыта? — спросила Лера.

— В туалет ходил, — соврал я и закрыл дверь. — Всё хорошо, спи.

Я только было собрался вернуться на диван, но окинул взглядом силуэт Леры под одеялом. Да, я точно уже пришёл в себя и нахожусь в хорошей форме. А из-за луны в комнате достаточно светло, так что Лера прекрасно видела, как я рад сегодняшней соседке.

Лера внимательно посмотрела на меня, но её взгляд приковало определённая часть моего тела.

— Эй, мои глаза намного выше! — я усмехнулся. — Ладно. Тебе там не холодно одной?

* * *
Ребята собрались недалеко от общежития.

— В такую рань, — Паха поёжился от утреннего холода. — А мне точно нужно присутствовать?

— Князь сказал да, значит да, — заявил Алекс.

— Макс, — шепнул Кирилл. — Мне надо с тобой поговорить, очень срочно.

— Вечером, — ответил я. — Знаю, что важно, но поговорим вечером. Только не забудь.

— Но…

— Вечером!

Кирилл вздохнул, но спорить не стал.

Я посмотрел на место под своими окнами. Труп уже унесли, а кровь забросали землёй. Никто, кроме подельников неудачника, так и не узнал, что ночью на меня было покушение.

Но самое смешное в том, что заказчик ещё не знает, что убийца свою цель не выполнил.

— Парни! — объявил я и добавил: — И Света, про тебя я тоже не забыл. Познакомьтесь с нашей новой подругой. Теперь она будет учиться с нами.

Лера смущённо кашлянула, оглядывая всех, как в первый раз. Наши были удивлены не меньше.

— Не пялься, Паха, — шепнул Кирилл. — И рот закрой. Лера, добро пожаловать! У нас весело бывает, так что не пожалеешь, что перешла к нам.

— Княжна Строганова, — Алекс вежливо и изящно поклонился, как настоящий придворный.

— Лера, — Света кивнула.

— Здрасьте, — шепнул Паха.

— Сегодня воскресенье, — напомнил я. — А я вам обещал сюрприз на сегодня. Вам точно понравится.

— Что там ещё? — Света простонала. — Только не говори, что нам опять придётся куда-то идти.

— Придётся. Но не одним. Через две минуты пятнадцать секунд вы познакомитесь с одним отличным человеком.

Кирилл открыл было рот, чтобы спросить, но промолчал. А скоро показался наш гость.

Высокий, гладко выбритый человек решительным шагом подошёл к нам. Одет он был в гвардейский походный мундир, только без погон. На груди висел орден в виде креста, обычного, с четырьмя концами.

Орден святого Георгия, если я правильно помню. И дали его не за красивые глазки.

— Познакомьтесь, — сказал я. — Михаил Трофимович Штааль, бывший капитан-инструктор императорского спецназа, а ещё опытный специалист по магическим боевым искусствам.

Трофимыч уже никак не напоминал того бомжа, что я видел вчера. Даже если бы тот бомж побрился и переоделся, он бы всё равно не выглядел настолько уверенным.

Он потерял себя, но его всего-то надо было подтолкнуть в нужном направлении и задать цель. И теперь в моей армии есть крутой офицер, а у ребят отличный препод.

— И это все? — спросил Трофимыч, окидывая всех взглядом.

— Ага, — я начал показывать рукой на ребят: — Это Алекс, экстер, стихия земли. Это Света, моя сестра, экстер, вода и лёд. Это Паха, крутой интер-рукопашник. Это Лера Строганова, экстер, огонь, но умеет ставить щиты, как интер. А это Кирилл, — я похлопал парня по плечу. — Он отличный парень.

— Бывали и похуже, — Трофимыч достал из кармана спичку и прикусил её зубами. — Ну ничего. Я из вас таких гвардейцев сделаю, любому уебану пропиздонов вставить сможете. Но сначала будете въёбывать!

— Ну и отлично, — сказал я. — Развлекайтесь, ребята. До вечера.

— А ты? — Трофимыч посмотрел на меня. — Не будешь тренироваться?

В прошлых циклах я обычно ходил с ними. Но сейчас я и так всё знаю, а в Лесу им сегодня будет безопасно.

— Не, у меня дела на сегодня. Как-нибудь без меня.

— Понял, — Трофимыч выплюнул спичку и гаркнул так, что аж вороны слетели с дерева: — Взвод! За мной!

Ребята, а с ними не ожидавшая такого Лера уныло побрели за новым преподом. Ну что же, пусть учатся, а мне надо понять, как двигаться дальше.

Ведь сейчас я знаю больше, чем в прошлом цикле.

Навстречу мне вынырнул Вячеслав Шувалов, будущий граф, но уже текущий враг. Толстячок насвистывал какую-то бодрящую мелодию, но при виде меня осёкся.

— Граф Шувалов, — приветствовал я его ехидным голосом. — Как ваше здоровьице?

— Нормально, — прошептал испуганный Шувалов. — А ваше, князь?

— Здоров, — сказал я и добавил: — И жив.

И буду живым, пока ты будешь жопить бабло на нормальных убийц. А то тех бомжей в лесу он нанял за несколько ящиков водки. За ночного летуна и его команду, которая должна была убрать моё тело, он заплатил побольше. Но всё равно слишком мало.

Почему-то Шувалов был уверен, что меня сегодня уже не будет в живых. Зря.

— Я рад, — сказал Шувалов и вздохнул. — Но мне надо бежать, граф.

— Удачи.

Толстяк неловко поскакал по дорожке. Теперь он повысит ставки, но и к этому я готов. А ведь подумать только, всё из-за куска скал, из которых состоит мой фамильный остров.

Правда у острова отличное положение близ торговых путей и хорошая крепость, которая может обстреливать корабли. Штурмом не взять, поэтому Шувалов подсылал ко мне убийц. Он хотел сделать всё проще.

Следующие киллеры будут более умелыми. Ну ничего, я ещё за него возьмусь.

Но я искал не Шувалова. Профессор Шульц сейчас на пристани, он хотел добраться до столицы на ближайшем пароме, а потом нажраться в хлам. Не, сегодня он останется трезвым.

— Гуттен морген, профессор Шульц, — поприветствовал я его.

— Доброе утро, Максим, — профессор погладил опухший красный нос. — Вы так рано сегодня.

— Решил прогуляться. Профессор, я вот увидел вас… а вы разрешите несколько вопросов о Мартирах?

— Почему бы и нет? — Шульц посмотрел, как к пристани подходит паром. — Задавайте.

— Вообще-то, я никогда вас не спрашивал об этом.

Да, этот вопрос я сейчас задам впервые за все циклы. Но, быть может, узнаю что-нибудь новое.

— Что такое Камни Краста? С точки зрения хроник, разумеется.

— О, это сложный вопрос, так быстро не ответить, — Шульц поглядел на часы, потом на паром. — Если не возражаете…

— Профессор, дайте пару намёков, а я сам потом поищу источники.

— Ох, унгелиген… ладно, Максим, я не могу игнорировать такую тягу к знаниям. По легенде, все пять Камней принадлежали Красту, правителю Мартиров. И они давали ему силу…

— Управлять временем? — спросил я.

— Не совсем. Они… ключ. Да, они давали силу, но в первую очередь это был ключ. Пять Камней вставлялись в Темпоральный Крест, и всё это работало, как ключ.

— И ключ отчего?

— От двери, которая охраняет самую страшную тайну мартиров, — профессор Шульц усмехнулся. — Но это метафора. Но кто знает, вдруг и правда есть дверь, за которой знаменитая зайтмашине мартиров.

Он засмеялся и кинул взгляд на паром. Ещё оставалось время на посадку.

— Но какая-то сила у них же есть? — я преградил ему путь, чтобы не убежал.

— О, Ja! Вы же знаете историю их нахождения?

— Буду рад, если напомните.

— Я видел вас с фройлен Строгановой, можете спросить у неё, — профессор опять засмеялся. — Это же её предок почти сто двадцать лет назад нашёл руины мартиров. Тот самый Храм, где мы были пару дней назад. Там он нашёл Пять Камней. Один оставил себе, остальные подарил друзьям.

— Да. Шувалову, Бельскому, Морозову и Оболенскому. Четыре головы Пятиглавого Орла.

— Ja. И камни действительно дали им силы. Сейчас их силы не особо бы кого-нибудь впечатлили, всё это любой маг-стихийник умеет делать намного лучше. Но тогда… Тогда же была русско-японская война, и эти пять человек вмешались в её ход. Увы, но вы знаете, к чему это привело. Они объединили камни во время осады Токио, и в мир тогда вернулась магия мартиров.

Он набрал воздуха и выкрикнул:

— Bang-bang! Континенты разлетелись на куски, на мелкие острова, которые дрейфуют… Вердамт! Паром ушёл!

Он показал вслед пузатой посудине, которая медленно отходила от пристани.

— Ещё же две минуты было, — расстроенным голосом сказал Шульц. — Шайссе, ох, простите, Максим.

— Ещё один вопрос, профессор, — я немного подумал, но решился: — Что вы знаете о Пожирателе Времени?

— О нём мало известно, — Шульц вдруг начал говорить тише. — Но буквально вчера я нашёл один текст, малоизвестный и очень сложный. Я его перевёл вечером. Вы спросили вовремя, и узнаете об этом первым. А когда следующий паром?

— Через час.

— Успеем. В общем, на этот текст никто внимания не обращал, кроме меня, — шёпот профессора стал таинственным. — Это молитва матери, которая молилась о благополучии мужа и ребёнка. И в ней есть строки… на память не скажу, в общем, она молилась, чтобы Краст, правитель мартиров, не поддался на уговоры Пожирателя Времени!

— Уговоры? — спросил я. — Какие уговоры?

— Мне стало интересно, и я начал копаться в других молитвах. И тогда я сделал открытие, — он выдал фразу на немецком, но вовремя спохватился. — Вы знаете о Цикле Краста. Его казнили, он возрождался в начале Цикла, устанавливал Золотой Век мартиров, а потом его казнили до того, как… — Шульц посмотрел на меня, ожидая продолжения.

— До того, как он предаст свой народ, — сказал я.

— Именно. Его приковывали к кресту, а потом душили гарротой. Всё для того, чтобы он не предал. Но я понял, что именно это за предательство. Он, — профессор стал шептать ещё тише. — Краст хотел разрушить цикл мартиров. Этого требовал от него Пожиратель.

— Почему?

— Я полагаю, что Краст устал от долгой жизни, — сказал Шульц грустным голосом. — Это моя гипотеза. Конечно, это религия, но, если бы она была правдой, я бы решил именно так. Вот такое моё небольшое открытие. Рад, что поделился с вами.

— Но кто такой Пожиратель?

— Сложный вопрос, — профессор задумался. — Но если вы знаете историю христианства, или вы прихожанин Новой Единой Церкви, то догадаетесь. В этих религиях есть его аналог. Это не такой умный и более отрицательный персонаж.

— Я не понимаю.

— Сейчас, я вспомню, как это на русском, — Шульц наморщил лоб, а потом радостно произнёс: — Дьявол!

— Дьявол?

— Ну говорю же, это упрощённое понимание. Пожиратель намного сложнее. Это так, чтобы более-менее было понятно. Если я посижу над текстами ещё, может, даже узнаю, что именно хотел добиться Пожиратель. Так, мне ещё надо дождаться парома.

— Профессор Шульц, — сказал я серьёзным голосом. — Останьтесь сегодня в Академии и пишите письма своим коллегам. Уверен, ваше открытие их удивит.

— Но я хотел…

— Вы хотели отправиться в тот бар на Петроградке, верно? — спросил я.

— Но откуда…

— Вас там ударят ножом, — сказал я. — В пьяной ссоре. Вы умрёте. Останьтесь в Академии, так будет лучше.

Профессор Шульц открыл рот от удивления.

— Максим, вы…

— Считайте, что мне приснился плохой сон, — я посмотрел на часы. — Но лучше вам остаться. Продолжайте исследования. Вы мне сильно помогли сегодня.

Я пошёл к себе, оставив профессора наедине с его возражениями. Пусть решает сам, что хочет.

А я увидел другого человека, парня из соседней комнаты в общаге.

— Тоха, — крикнул я. — Тебе не говорили?

— О чём? — буркнул угрюмый парень.

— У меня тараканов ночью будут травить в комнате. Переночуй лучше у брата.

— Ничего не сказали, — он покачал головой. — Ладно, пойду на ночь к брату. Спасибо, что передал.

— Не за что.

Я посмотрел на общагу снаружи и нашёл свою комнату. Так, надо ещё попросить пару человек, чтобы не ночевали по соседству. Я знаю, что может произойти. Ну а что не знаю, вполне могу спланировать.

* * *
— Ну и как занятия? — спросил я, развалившись на скамейке.

Катер нёсся навстречу городу, разбрызгивая воду. Так намного быстрее, чем на пароме.

Уже вечерело, отчего яркие огни столицы на горизонте смотрелись ещё ярче.

— Способные парни, — ответил Трофимыч, управляя катером. — Далеко пойдут.

Я посмотрел на них. Уставшие Алекс и Паха дремали. Только Кирилл не спал. Все трое прилично одеты, как я и просил.

— А почему мы не взяли Леру и Свету? — спросил Кирилл, подставляя лицо ветру.

— Там девушкам не понравится, — я улыбнулся. — В отличие от вас. Вас оттуда потом за уши не оттащишь.

— Заинтриговал. А почему ты отправил их обеих ночевать в те домики?

— Только на одну ночь.

— А зачем ты сказал им взять с собой тот кактус?

— Чтобы не забыли полить, — я посмотрел на Кирилла внимательнее. — Ты что-то хочешь сказать, Кирюха?

— Да. У меня такое чувство, будто ты не хочешь, чтобы хоть кто-то из нас ночевал в своих комнатах. Что-то случится?

Ещё одно отличие от прошлых циклов. Хотя раньше я никогда не ездил туда, куда собираюсь. Сильно рискуем, да.

— А у тебя какие-то сомнения во мне? — спросил я.

— Нет, — Кирилл выдохнул. — Я же сказал, что тебе доверяю. Раз так надо, значит надо. Но куда мы едем?

— В одно место, где мы обсудим дальнейшие планы. А я поговорю с одним человеком.

— Помощь нужна? — спросил Трофимыч, умело управляя катером, несмотря на волны.

— Не, спасибо, можешь возвращаться назад. Мы вернёмся утром.

— А как мы пойдём на уроки? — это спросил Алекс, открывая глаза.

— Завтра не будет уроков, — сказал я. — И хватит вопросов. Всё узнаете сами. Сегодня будет расслабон. Для вас точно.

Трофимыч высадил нас на одной из набережных. Я огляделся, но вокруг никаких следов корпоратов. Никто из них не знал, что мы здесь, а утром нас, скорее всего, даже не будут разыскивать.

Это зависит от встречи. Я опять иду вслепую, но знания прошлых циклов помогут мне и парням выйти победителями.

— А ещё долго? — спросил Паха через десять минут. — А то весь день бегал. Если сейчас ещё…

— Не, сегодня отдохнёшь. Обсудим планы, а потом отдыхать. А это лучшее место для того, чтобы планировать что-то. Почти пришли.

Я зашёл в неприметный дворик и спустился по лестнице в полуподвальное помещение, закрытое тяжёлой стальной дверью. На ней висела металлическая колотушка в виде двух сисек.

Я постучал ими в дверь.

Лязгнула заслонка на уровне лица. Татуированный накачанный мужик в майке смерил меня свирепым взглядом.

— Восемнадцать есть? — спросил мужик.

— Есть, — ответил я и передал ему пару купюр из тех денег, что я забрал вчера у того деда. — Это за вход.

— Правила знаете?

— Знаем.

— Входите.

Дверь открылась. Я жестом пригласил парней войти. Мы оказались в тёмном предбаннике, закрытым от остального входа плотным тяжёлым пологом.

— Так что это за место? — спросил Паха.

— Место, где можно обсудить планы и отдохнуть, — повторил я. — А мне ещё надо поговорить с одним мудаком. Ну давайте, не ссыте. Идите уже

Охранник отдёрнул полог. Паха от увиденного громко икнул. Алекс не подал вида, что смутился, но даже в свете неоновых ламп заметно, как у него покраснели уши.

— Мать моя, — протянул Кирилл. — Я в раю.

Глава 14

Прошедшая мимо нас стройная девушка в одних тонких трусиках-стрингах приветливо нам улыбнулась. Паха посмотрел на её открытую грудь и икнул ещё громче.

— Босс, ты привёл нас в стрип-клуб? — спросил Паха.

— А ты как догадался? — я фыркнул от смеха. — Ладно, не тупите, парни. Ещё много чего надо сделать.

Им надо отдохнуть, а мне поговорить с одним очень неприятным типом, с которым я буду разговаривать впервые. И я даже не знаю, о чём. А этот человек непрост, насколько я о нём знаю.

Будет сложно. Но кое-какой план у меня есть. И я уверен, что мы вернёмся отсюда живыми.

Парни смущённо, как три монашки в мужской бане, чуть ли не на цыпочках прошли к дивану в углу. Ещё одна девушка, одетая, поздоровалась и вручила нам меню.

— Не трогайте нас пятнадцать минут, — попросил я. — Надо кое-чего обсудить.

В освещённом неоновыми лампами зале, обставленном удобными кожаными диванчиками, ещё не было посетителей, кроме нас. Играла музыка, в меру громкая. Диджей, стоящий на пульте, объявил первую танцовщицу.

— Ну как вам? — спросил я у всей троицы, которые сейчас пялились на девушку у шестом. — А она высоченная, как раз для тебя, Алекс.

— Сиськи маленькие, — заметил Кирилл.

— Ничего ты в этом не понимаешь, — буркнул Алекс. — Настоящие мужчины смотрят на задницу в первую очередь.

Танцовщица начала крутиться вокруг шеста. Паха покраснел ещё гуще и отвернулся. Я раскинулся на диване и взял в руки меню.

— Бабки есть, — сказал я. — Ни в чём себе не отказывайте. Иван Ефремович заплатил за всё.

— А кто это? — спросил Кирилл.

— Один усатый тип. Забудь о нём. Так, сначала разговоры, потом сиськи. Что ты хотел сказать утром, Кирюха?

— Ну ты вовремя вспомнил, — Кирилл сел поудобнее. — В общем, я вчера попробовал корейскую кухню с одной девочкой… и это оказалось одной из самых страшных ошибок в моей жизни. Имею в виду кухня, а не девочка. И расплата настигла меня под утро. Я засел на толчке, в той кабинке, где…

— Давай без таких подробностей, — сказал я.

— Но они важны! — возразил Кирилл. — В той кабинке щель… ну короче, сижу я, в телефон залипаю, слышу, как кто-то к писсуару подходит.

— И ты не удержался, чтобы не посмотреть, — Алекс едва заметно хмыкнул.

— Да иди ты. Мало ли кто поссать пошёл. Но следом подошёл ещё один, и он сделал очень невежливый поступок.

— Какой?

— Он встал прямо рядом с ним, хотя там были свободные места.

— Ужас, — сказал я. — Этот второй — Морозов?

— Верно, — Кирилл хохотнул. — Тут догадаться несложно, он-то известный охотник на змей. В общем, самое странное, что первый не отошёл и они начали говорить.

— И кто этот первый? — спросил Алекс.

Девушка на шесте немного не рассчитала и чуть не сорвалась. Каблуки громко стукнули по маленькой сцене.

— Император, — произнёс Кирилл торжественным голосом. — Вернее, будущий император, Василий Романов.

— Я помню, как его зовут, — сказал я. — Дальше?

— Они начали шептаться, что странно для мужиков, которые пришли поссать. Они шептались о политике. Морозов просил посодействовать в одном вопросе, чтобы Василий поговорил с отцом.

— Насчёт земель Строгановых?

— Угу, — Кирилл кивнул.

Стриптизёрша скинула с себя верх, и на какое-то время наши взгляды были прикованы к сцене.

— Так, на чём я? — Кирилл задумался. — А, да, Морозов говорил, что этот вопрос лучше бы решить побыстрее. Василий же ему сказал, что разберётся без сопливых педиков. Потом Морозов сбежал, но Василий остался.

— Ничего себе он ссать, — заметил я.

— С учётом того, сколько он может выпить пива, я не удивлён.

— Это же не всё?

— Верно. Едва ушёл Морозов, как пришёл Шувалов. Он встал через один писсуар. Говорили они о том же самом, но есть разница.

— И о чём они говорили?

— Всё тоже самое, только о твоём острове, Макс, — Кирилл тревожно на меня посмотрел. — Шувалов говорил, что ночью этот вопрос решился, и пора бы решить другой, насчёт нового хозяина.

— Торопится он, этот Шувалов, — сказал я.

Кирилл подслушивал разговор и в прошлых циклах, но там или был только Шувалов, или только Морозов, в зависимости от условий. А тут сразу оба подряд.

— И что сказал Романов?

— Ничего, — Кирилл пожал плечами. — Застегнул ширинку, похлопал Шувалова по щеке, причём даже руки не помыл, и ушёл.

— Шикарно, — сказал я.

Но Василий Романов может изменить мнение в любой момент. Надо всё продумать и готовиться к бою. Нет ещё рано, надо подкопить силы.

Но сначала разговор. Я вспомнил всё, что знаю о том человеке.

Хотя кажется, что осталось что-то ещё, что я не учёл.

— Кирилл, не зря ты пошёл в корейскую кухню, — я хмыкнул и поднял руку. — А принесите нам пива.

Девушка-официантка принесла нам четыре маленьких бутылочки и столько же бокалов. Она тоже одета.

— Можно доплатить и все официантки будут ходить голыми, — заметил Алекс, разглядывая второе меню.

— Да и так нормально, — сказал Паха, не отрываясь от сцены. — Куда ещё-то?

— За дом Воронцовых! — объявил я тост. — Мы восстанем и сокрушим всех. Кем бы они ни были.

Парни чокнулись бокалами со мной. Я отпил немного сладковатого пива. За такие бабки могло быть и получше.

— Ну, а вы… ты там с кем сражался вчера? — спросил Алекс.

— С корпорацией Марс Милитари, — я хмыкнул, делая ещё глоток.

— Ого, — удивился Кирилл. — А нас сейчас не придут убивать?

— Вряд ли, — сказал я. — Это слишком престижное место, чтобы устраивать тут мочилово. Даже корпораты сюда ходят без оружия. Да и я вчера попортил им кровь.

— Почему-то я не удивлён. Но ведь их директор, он же влиятельный, он же с императором чуть ли не каждый день обедает.

— Верно, — согласился я. — Но это неважно. Мне плевать, насколько они сильны.

— Ты сильно изменился, Макс, — сказал Кирилл. — Будто это не ты, а… ладно, забей.

— Ну а теперь к планам, — я отставил пустой бокал. — Как вам Трофимыч?

— Жёсткий, — сказал Алекс. — Но в теме разбирается. Я сегодня смог собрать несколько камней в один большой и кинуть.

— Попробовали с ним другую технику, — добавил Паха, с трудом отрываясь от созерцания очередных сисек. — Получилось немного лучше.

— Немного? — Кирилл захихикал. — Да ты дерево сломал ударом! А ещё Света швырялась сосульками, а Лера ставила щит. У неё неплохо получается.

— Ну а ты чего? — спросил я. — Чему научился?

— Меня он заставил отжиматься, а потом бегать, — сказал Кирилл грустным голосом. — Будет учить стрелять.

— Значит, все при деле, — объявил я. — И скоро будете готовы к одному делу.

— К какому?

Я молчал, выдерживая паузу. На сцене тем временем была уже третья стриптизёрша.

— Турнир Совы? — спросил Алекс. — Ты хочешь участвовать?

Хм… вообще я намекал о штурме дворца Шувалова. Но турнир… а я помню, что там будет. Не помешает.

— Ну почему бы и нет? — сказал я.

— Но зачем? — удивился Кирилл. — Это же для наследников Пятиглавого Орла! У нас там не будет ни одного…

— Будут шансы, — я подвинул к себе меню поближе. — Уделаем эту долбанную пятиголовую курица-мутанта. Повыщипываем пёрышки у неё с жопы. Пусть все знают, что с нами стоит считаться.

— Будет жёстко, — Алекс допил пиво. — Там крутые маги.

— Мы ещё круче, — сказал я.

— Так ещё же там экзамен будет! — воскликнул Кирилл, держась за бокал двумя руками. — Перед комиссией. Какое же это дерьмо, я точно не сдам.

— Это ерунда, поверь.

В зал вошли ещё несколько посетителей, но прошли дальше. Где-то там вип-зал, который мне и нужен. А люди эти очень неприметные. Тяжело было задержать на них взгляд, настолько они были обычным, мне приходилось смотреть на них силой. Здесь не обошлось без магических фокусов.

Пора. Вроде я всё вспомнил и знаю, как построить разговор. Но что-то ещё крутилось в памяти.

Как же тяжело вспоминать что-то, когда держишь в голове столько событий из разных циклов. Надо записывать их куда-нибудь.

Надо вспомнить последний цикл, день, который настанет завтра. Кирилл пересказывал мне новости. Что же ещё он сказал кроме того, что покушение провалилось? Это было важно.

Долбанная память. Генерал, акции, император… предательство!

Да! Вспомнил! Теперь все звенья цепи на месте. План сработает, точно сработает.

— Ладно, парни, развлекайтесь, — я достал пачку денег и передал Кириллу. — Пейте, ешьте, пяльтесь на сиськи, только не обдрочитесь. Если кто из девушек подойдёт и попросит заказать коктейль, лучше сразу зовите на приват.

— А что коктейли? — спросил Паха.

— Там просто вода или сок, — объяснил я. — Это чтобы ты деньги заплатил. А я пошёл.

Я решительно поднялся. Время разговора, о ходе которого я не знаю ничего.

Но в прошлых циклах я кое-чего изучил об этом человеке. С ним можно договориться. Я надеюсь. Надо только дождаться нужного момента и ошарашить его.

— Привет! — мне улыбнулась девушка, стоящая у барной стойки. — Как тебя зовут?

— Макс, — я улыбнулся в ответ. — Там мои друзья, они немного смущаются. Может, ты кого-нибудь из них растормошишь? И подруг позови.

— А ты, красавчик, уже уходишь?

— Я хочу поговорить с Дрейваном.

Она тут же перестала улыбаться.

— К нему нельзя. Он сам выбирает девушку, но только она одна может к нему зайти.

— У меня встреча с ним. Как к нему пройти?

Девушка показала на проход за барной стойкой.

— Спасибо, — сказал я. — А теперь займись моими друзьями.

Она вновь нацепила на себя улыбочку и соблазнительной походкой пошла к парням. Развлекайтесь.

Я прошёл в другой зал. Здесь тише, но также роскошно. Столы пока пустуют, а у дальней кабинки, закрытой шторами, стояли два мускулистых шкафоподобных мужика в красных пиджаках.

Оружия нет. Я так подозреваю, что это интеры-рукопашники, как Паха.

Я направился прямо к ним.

— Туда нельзя, — вежливо сказал один из громил. — Это закрытый зал, вход только по приглашению.

— Мне нужно поговорить с господином Дрейваном.

— Он бы нам сказал, — вмешался второй. — Будьте добры покинуть зал. Спасибо.

Надо же, какие вежливые.

— Вы ещё не знаете, кто я, — я усмехнулся.

— Молодой человек из военной Академии, — сказал первый охранник. — Который не очень понимает, куда лезет. Я бы на вашем месте развернулся. Пожалуйста.

— Я Макс Воронцов. И я хочу поговорить с господином Дрейваном.

Охранники переглянулись. Один сжал кулаки. Чует угрозу. Смогу ли я справиться с таким быком? Не знаю, честно. Но и отступать без боя не буду.

Пробиваться через новый маршрут бывает тяжело. Особенно когда неизвестно, сколько попыток осталось.

— Я спрошу, — охранник зашёл в кабинку и вышел через несколько секунд. — Входите, Ваше Сиятельство.

— Спасибо.

Внутри было просторнее, чем могло показаться снаружи. Уютный диванчик, столик с напитками и пепельницей, в которой дымилась сигара. За столом сидел пожилой человек в дорогом костюме.

Он показал мне на кресло. Я уселся. Так, вроде жопа не чуяла под собой бомбу. Пока всё идёт хорошо. Я быстро прокрутил в голове план. Всё хорошо, но… будто что-то забыл.

Дрейван выглядел как злодей из очень старого фильма ужасов, который я видел ещё в прошлом мире. Это очень высокий старик с длинными седыми волосами. Взгляд у него жуткий.

На коленях лежала трость с навершием в виде головы дракона. Похоже из золота. Оружия нет, но таким людям и не нужно носить оружие.

У главы корпорации Марс Милитари очень хорошая охрана.

Это его сотрудники вчера охотились за мной. Я пришёл прямо в пасть дракона.

— Не думал, что доведётся с вами познакомиться, князь, — сказал он громким и отчётливым голосом. — Знаете, я сегодня играл в покер с императором Александром, и он в своей манере выразил недовольство действиями моих людей, которые произошли вчера в городе.

— Могу себе представить, — произнёс я.

Его звали Дрейван. Вряд ли хоть один человек в мире знал его настоящее имя и фамилию.

— Да, я слышал, что вы с ним недавно разговаривали, — продолжил Дрейван. — Император также выразил недовольство Священной Инквизицией, очень не стесняясь в выражениях. Жаль, что главный инквизитор и Папа Римский ещё не доросли, чтобы также запросто, как и я, встречаться с императором России. Им бы стоило это послушать.

А Дрейван любит хвастаться.

— Так что они надолго свернут свои операции, — сказал он. — Но Марс Милитири — не какая-то там церковь. У нас есть свои интересы. И вмешательство в них может быть плачевным для кого угодно, даже для главы государства. Не говоря уже о более мелких дворянах. И мы продолжим отстаивать своё.

— Зачем вы хотели убить Леру Строганову?

— Я предпочитаю говорить — выполнить контракт, — на морщинистом лице Дрейвана не было видно ни одной эмоции. — Но контракты — это дело отдельного департамента местного филиала, Марс Милитари Индастрис — Россия. Я в них не вмешиваюсь.

— А когда об этом просит Пятиглавый Орёл? — спросил я.

Дрейван взял костлявой рукой сигару и крепко затянулся.

— Контракт будет выполнен, — сказал он. — Иначе репутация пострадает. Те, кто нам мешает выполнить контракт… Вас не было в списке, но вы встали у нас на пути. К вам бы пришли завтра. Можно и сейчас, но вы мне симпатичны, поэтому я вас пока отпускаю. Успевайте насладиться жизнью, пока есть время. Клуб — подходящее место для этого. А утром…

Дрейван сделал долгую паузу.

— Вы не поняли, с кем связались, юный князь.

— Это вы не поняли, с кем связались, — я усмехнулся. — Можете спросить у Ивана Ефремовича.

— А кто это? — удивился Дрейван. — Кто-то из сотрудников? Я не знаю всех сотрудников в лицо.

— А вас не удивляет, что я нашёл это место?

— Немного. По правде говоря, закрытый клуб вычислить намного проще, так что я пользуюсь этим, общим. Если бы я пытался его спрятать, то привлёк бы больше внимания. Ну и да, странно, что вы не прячетесь, а пришли ко мне напрямую. Но теперь, князь Воронцов, я бы попросил вас…

— Отзови свои штурмовые группы, — потребовал я. — Забудь о контракте Морозова, оставьте меня и Леру Строганову в покое.

— Это не контракт князя Морозова, — Дрейван жутковато улыбнулся. — И раз вы так говорите, то вы не понимаете, как это работает. И уже не успеете понять. А теперь, если вы не возражаете…

Ну что же, пора доставать козыри.

— А сколько времени? — спросил я.

Дрейван хмыкнул и посмотрел на часы. Наверняка стоили как стратегический бомбардировщик, забитый золотом.

— 23:51.

Я напряг память. Да, вовремя я спросил. Ещё две минуты.

— Вы ждёте новости, — сказал я и без спроса налил себе виски. — Об успехе операции на Южно-Американских островах. Ликвидация генерала Педро Родригеса. Вам не дают покоя нефтяные поля на его землях.

— Уже лучше, — признал Дрейван. — Но вы мыслите простыми категориями. Что такое нефть, как не…

— Я пришёл не спорить с вами. В 23:53 генерал Родригес выступит перед населением по телевидению. На его лбу будет окровавленная повязка после неудачного покушения. Уже через несколько минут новость облетела все острова в мире.

Я поднял пузатый стакан с виски, чтобы посмотреть на его свет. Никогда не любил этот напиток, но почему бы не попробовать сейчас? Вдруг не выгорит и меня убьют? Не, этому не бывать. Я продолжал как ни в чём не бывало:

— Он обвинит Марс Милитари в том, что вы хотели его убить. Ваши акции начнут обваливаться. Вы попытаетесь защититься и воспользоваться своими влиятельными друзьями.

Я сделал глоток и поставил стакан на стол.

— Но император Александр просто скажет, что он не при делах и добавит, что поможет вычислить негодяев. Мне так кажется, что он не очень в курсе деталей вашей операции. Вы надеялись поставить его перед фактом, что покушение свершилось.

Дрейван изучал меня внимательным взглядом и молчал. Долго, наверное, целую минуту. Снаружи играла музыка, слышно басы. Зашелестел полог и в комнату заглянул охранник.

— Дай сюда! — потребовал Дрейван и выхватил из рук охранника бумагу.

Он быстро прочитал текст и поднял глаза на меня.

— Откуда ты это знал?

— Вы действительно хотите, чтобы я был вашим врагом?

Я засмеялся. А это, кажется, зря. Дрейван щёлкнул пальцами и оба охранники вошли внутрь. Один достал удавку. Убьют или просто пугают?

— Почему мне бы не убить тебя прямо сейчас? — с угрозой спросил Дрейван.

Охранник натянул струну. Она блеснула в свете тусклой лампы. Но сегодня ей никто не воспользуется. Всё будет, как хочу я. Потому что я вижу этих ублюдков насквозь.

— Потому что завтра случится ещё одна вещь — я посмотрел Дрейвану в глаза. — И если ты к ней не подготовишься, тебя найдут через неделю дохлым где-то на сибирских островах с черенком лопаты в жопе. Под старость ты совсем разучился выбирать врагов, Дрейван, они тебя везде найдут. Но я знаю, как это избежать.

Глава 15

Я допил виски. Дрейван и его охрана сверлили меня взглядом. Кажется, я их заинтриговал.

— Ну так что ты выбираешь? — спросил я. — Оставить меня в покое или получить черенок в жопу?

Признаюсь честно, про черенок в жопе я придумал. В прошлом цикле по новостям просто передали, что Дамир Хасани, как Дрейвана называли официально, найден мёртвым. Но с черенком звучит солиднее.

И это через несколько дней после покушения на генерала и слива информации. Это всё, что я знаю с прошлых циклов. Всего несколько дней конкурентам понадобилось, что уничтожить главу влиятельной Марс Милитари.

Дрейван допустил всего одну ошибку. Даже не так. Он не успел её исправить.

Но даже после смерти директора корпорация продолжит действовать, в том числе её боевые группы. Если Дрейван сейчас их не отзовёт, у меня прибавится врагов. Причём таких, действия которых я пока не знаю.

Я же никогда не выживал в маршруте, когда помогал Лере. Приходится осторожничать.

— Что завтра случится? — сквозь зубы спросил Дрейван.

— Отзови своих убийц и никогда не вставай у меня на пути, — сказал я, выдерживая его тяжёлый взгляд. — Не вмешивайся в мою войну. Я знаю, как легко можно тебя уничтожить. Всего одним письмом.

На старческой шее Дрейван вздулись вены. Он не хотел уступать. Но перспектива получить черенок пугала этого могущественного человека. И его бесило, что какой-то студент, пусть и дворянин, ставит условия. Но у него выбора, кроме как согласиться.

— Отменить операцию, — прошипел Дрейван.

Один из охранников начал тыкать в смартфон.

— Но знай, что у тебя есть ещё враги, — добавил Дрейван. — Они обращались к нам, но ты показался мне слишком мелким, чтобы заниматься тобой напрямую.

— Целью была Строганова, — сказал я.

— Верно.

— И кто заказчик?

— Я могу отменить контракт, — холодно сказал Дрейван. — Но заказчика я не раскрою, это корпоративная тайна. Что случится завтра?

— Твой адвокат сбежит с твоими личными бумагами, а потом снимет копию и передаст их главам других интеркорпов. А заодно императору Александру. Все твои тайны станут им известны. Тебе останется недолго.

— Ублюдок, — прохрипел Дрейван и поднял глаза на охрану. — Отправьте за ним людей и утопите в проруби.

— Так сейчас лето, — удивился охранник.

— Ну так отвезите его на северный полюс и там утопите в проруби! Живо!

Охранники пулей выскочили наружу. Дрейван посмотрел на истлевшую сигару и прикурил другую.

— А ты хорош, — сказал он с усмешкой. — Мелкий князь слабого рода, который может ставить ультиматум главе самой крутой интеркорпорации. Значит, ты умеешь предугадывать будущее?

— Нет, — ответил я. — Никто не умеет его предугадывать. Но будущее можно знать заранее.

— А ты знаешь, что на твой остров зарится граф Шувалов?

— Я знаю. Граф обречён.

— Хочешь сразиться против Пятиглавого Орла? Вывезешь?

— А почему бы и нет?

— А что ты так взялся за Строганову? Сначала я думал, что у тебя гормоны играют, но ты не производишь впечатление сопляка, которого можно сманить симпатичной жопкой.

— Так нужно, — сказал я. — Это твои люди украли у неё одну вещь?

— Мои люди? — Дрейван удивился. — Нет, такой цели не было, да и я бы знал. Где это случилось? В Академии? У меня там нет агентов. Император следит, чтобы никого из интеркорпов там не было, печётся о наследнике. Мы устраняем цели только в городе.

— Устраивая бойни? — я усмехнулся.

— Теперь это неважно.

Он поднялся, опираясь на трость с головой золотого дракона на навершии.

— Придётся реструктуризировать бизнес, — сказал он. — И разгребать последствия. Похоже, в империи мне пока будут не рады. Но я уйду ненадолго. Золотой Дракон скоро вновь станет единым.

— Это ты так себе называешь? — я засмеялся. — Или что это?

— Раз ты не знаешь, как работают корпорации, то и не знай дальше, — Дрейван поковырял к выходу. — Золотой Дракон намного опаснее, чем ваш Пятиглавый Орёл. И у нас хватает ума, чтобы этого не показывать.

Он ушёл. Я захватил с его стола пару бутылок и вернулся в зал.

Стало оживлённее, я не сразу заметил парней. Недалеко от входа сидел какой-то седоволосый тип с красным лицом, который лапал симпатичную стриптизёршу, сидящую у него на коленях.

Неподалёку кто-от другой, помоложе. Кажется, это какой-то крупный чиновник, я видел его фотку.

Это место для богатеньких людей.

Тяжёлый полог отодвинулся, и в зал вошёл кто-то ещё, одетый в дурацкий старинный мундир.

— Добрый вечер, дамочки! — возвестил гость на французском и снял шляпу.

— Директор Мегре? — удивился я, видя главу Академии.

Месье Мегре посмотрел на меня, надел шляпу и молча вышел. Я пожал плечами и пошёл в угол, где оставил парней.

— Князь! — довольно завопил Алекс, радостно махая рукой. — Только тебя вспоминал.

Ого, я видел Алекса пьяным ещё реже, чем разговаривал с Пожирателем Времени. Это необычно. Он сидел на диванчике, обнимая высоченную, но симпатичную стриптизёршу.

Перед ним уже располагалась целая батарея пустых бутылок.

— Князь, — Алекс икнул. — Я только рассказывал ей, какой ты крутой мужик!

— Спасибо.

— Познакомься, — Алекс потряс стриптизёршу за плечо. — Это Полина.

— Наташа, — представилась «Полина».

В руке её коктейль, но не обычная вода, которую наливают танцовщицам, а что-то крепкое. Впрочем, желание гостя здесь закон. Если он хочет, чтобы кто-то пил настоящие коктейли, так и будет. Лишь бы платил.

Паха лихо отплясывал в другом углу сразу с несколькими девушками, позабыв о своей скромности. Кирилл был поблизости, он сидел напротив фигуристой стриптизёрши, смотрел в глубокий вырез её короткого платья, и говорил о своей любимой теме:

— Плёнка лучше! На неё куда удобнее снимать ярким днём. Цифра в таких условиях засвечивается.

— Если поиграться с выдержкой и экспозицией, то всё будет нормально, — возразила подкованная в этом вопросе стриптизёрше. — Ещё зависит от объектива, когда…

— Макс? — Кирилл посмотрел на меня. — У тебя нет кольца под рукой? Я на ней женюсь!

Я фыркнул и отмахнулся. Хоть и улыбался, но веселиться не хотелось. И кажется я знал, почему. Часть событий, которые произойдут в будущем, мне известны. Но другая часть вообще непредсказуема.

Действительно стоило вмешиваться в ход цикла? Или надо было идти прежним ходом. При это надеясь, что всё-таки выживу в убежище Шувалова. И надо понимать, что моя кукуха может поехать по своим делам после очередной смерти. Сколько у меня ещё попыток? Я больше не могу так рисковать, как раньше.

— Привет! — симпатичная девушка в короткой маечке и тесных джинсовых шортиках села рядом. — Как дела?

А она ничего. Хотя Лера, конечно, красивее. Надо было взять её с собой. Но раз Леры нет, то…

— Отлично, — сказал я и посмотрел на крупные бёдра. — Сегодня я одолел злобного и опасного мудака, но никак не могу расслабиться. Всё жду чего-то неожиданного.

Девушка, которую я загрузил своими проблемами, задумалась, но через мгновение ей пришла идея.

— Тебе поможет массаж!

— И приват, — добавил я. — Только давай подольше, не на пять минут. Давай где-то на часок.

— Как скажешь, — протянула она с удивлением.

Я огляделся ещё раз. Это паранойя, точно. Всё жду подставы откуда угодно. В зале ещё прибавилось гостей, некоторые выглядели подозрительно.

Она завела меня в отдельную кабинку и усадила на мягкий диван. Вдруг это засада? Я же не знаю, что будет дальше.

Нет! Нахуй всё! Я смог поставить на место самого Дрейвана! Я отбился от инквизиции, я прикончил самого крутого наёмного убийцу в городе! Чего я боюсь? Ещё пара недель и я стану самым крутым облитератором! Никто не сможет меня одолеть!

Расслабься, Макс! Расслабься! Сделай хоть что-нибудь приятное, только не думай о засадах и прочем. У тебя есть цель! Но сейчас отдохни! Ты заслужил награду.

Ого. То, что я мысленно разорался на себя, немного помогло. Правда, я слишком задумался и не понял, сколько прошло времени.

— У тебя такой вид отсутствующий, — сказала танцовщица. — Я тебе не нравлюсь?

Оказывается, она уже начала приватный танец и даже скинула маечку. А я и не заметил. Охренеть, дожили.

— А как тебя зовут? — спросил я.

— Маша.

— А на самом деле?

— Катя, — она улыбнулась.

— Ладно, Катя, давай сначала, на этот раз я не отвлекаюсь.

Но раз уж я решил расслабиться, то просто смотреть на танец я не собирался. Мои руки свои дело знали. А охранники сюда не заглядывали. Час у нас есть.

— Эй! — охнула Катя. — Так нельзя.

— Можно, — шепнул я ей на ухо, расстёгивая ей шорты. — Расслабься. Я знаю, что делаю. Тебе понравится.

Она поупиралась, но для вида. Ну кому нужны приватные танцы, если они не заканчиваются подобным?


— Нет! — воскликнула Катя где-то через полчаса. — Меня же уволят, если узнают!

— Если будут угрожать, — я лёг рядом и вытер пот со лба. — Скажи, что князь Воронцов очень рассердится.

Этот диванчик не самое подходящее место для того, что мы устроили, слишком узкий и короткий, приходилось подгибать ноги. Но заметил эти неудобства только сейчас.

— А если не поможет? У нас строгая начальница, она…

— Ты видела, как сегодня сам Дрейван убежал с горящей жопой отсюда после разговора со мной? — я усмехнулся. — Я не тот, с кем можно шутить. Никто тебе ничего не сделает. Поверь.

— Надеюсь, — она заметно расслабилась. — Я же тебе массаж обещала.

— Да, но с одним условием, — я лёг на живот и поднял палец. — Не вздумай при этом одеваться.

* * *
Да, стало намного полегче. Я вернулся в зал, но хорошее настроение сразу испарилось.

Какой-то здоровенный мудак бычил на Кирилла. Ну не сука ли?

И парень там совсем один. Пахи где-то нету, а Алекс мирно дремал у себя в уголке.

— Опять кого-то бить, — прошептал я и засучил рукава рубашки. — Возможно, даже ногами.

— Да чё вы тут вообще делаете? — возмущался пьяный мужик. — Нормальное же заведение было для нормальных людей. А тут какие-то пацаны пришли! Ну и нахуя, спрашивается? Раньше сюда таких, как ты не пускали! А сейчас…

— Да я же вам ничего не сделал, — оправдывался Кирилл. — Просто сижу и…

— А нехуй тут сидеть! Нормальное же заведение было. Хули пускать сюда стали всяких малолеток? Сюда теперь ходить западло.

Друзья пьяницы посмеивались и подбадривали товарища. Остальные посетители разошлись.

— Надо полицию вызвать! — противным голосом пропищала администраторша. — Саша, вызови их уже! Займись делом.

Перепуганный охранник Саша мялся в уголке, не собираясь встревать. Ну, повод поразмяться. Я достал из кармана пачку денег.

— Полицию вы не вызываете, — я протянул несколько купюр администраторше, а потом добавил чуть побольше: — А это за ущерб заведению.

— Но ведь нет никакого ущерба, — сказала она, но деньги взяла.

— Пока нет, — сказал я.

— Нормальное же заведение было, — продолжал бычара. — Я сюда хожу с самого открытия. Всегда тут нормальные уважаемые мужики были, а стали всяких пацанов пускать!

— Эй ты, бычара, — сказал я. — Отвали от моего друга.

— А ты ещё кто? — бычара повернулся ко мне. — Да ты знаешь, кто я такой?

— Если честно, мне похуй, — ответил я. — Да даже не просто похуй. Мне до пизды, кто ты такой!

— Ах ты, сучёныш!

Пьяный мужик медленно размахнулся. Мне даже не надо знать, куда он ударит. Я, прошедший через столько драк, и так это понимал. Я легко уклонился, зарядил ему под дых, и добавил в челюсть. Даже магия не нужна. Пьяница упал, задев столик. Бутылки на нём громко звякнули.

— И всё, Кирюха, — сказал я. — С такими и возиться-то нечего. По морде и всё.

— Вижу, — Кирилл выдохнул и посмурнел. — Даже стыдно стало. Вы-то всех побеждаете, а я…

— Да забей, — я отмахнулся. — Давай-ка уже собираться, скоро назад…

— Он Лёху прибил! — крикнул кто-то из друзей бычары. — Да мы ему сейчас…

Их двое, но я справлюсь.

Правда, ничего сделать я так и не успел.

Из комнаты для привата выскочил Паха. Увидев угрозу для нас, он метнулся в бой.

Первым ударом он вырубил одного пьяного, вторым следующего. А третий достался охраннику, который подошёл усмирять разбушевавшегося Паху. Хватило одного, чтобы охранник завалился под стол.

— Я их сделал, босс! — пьяным голосом похвастался Паха.

— Молодец, только охранника не бей.

Побитые посетители медленно отползали от нас в сторону выхода, унося с собой тело так и не очнувшегося бычары.

— Ладно, пора уходить, — сказал я. — Алекса будите. Если получится.

Это оказался самым сложным. Алекс, лежащий на диванчике, не собирался уходить. Ему тут явно понравилось.

— Вы идите, — сказал он, не открывая глаза. — А я останусь.

— Настоящий боевой товарищ, — Кирилл засмеялся. — Прикрывает отход друзей.

— Не в этом дело, — сказал Алекс на удивление трезвым голосом и опять уснул.

— Надо его взбодрить, — предложил Паха. — А то он нажрался. Закажем ему кофе?

— Сколько денег потратили сегодня, — Кирилл достал мятую купюру и позвал официантку: — Чашечку крепкого кофе, пожалуйста. Без коньяка.

Девушка принесла требуемое. Кофе отличный, если судить по аромату, но Алекс вместо кружки взял сахарницу и зачем-то в неё плюнул, потом опять завалился спать.

— Ладно, понесли его, — Паха забросил тело Алекса на плечи. — Куда, босс?

— На базу, — я помахал рукой персоналу. — Пока, девочки! Пока, Катя!

На улице уже светлело. Возле входа копошился тот бычара, которого я отделал.

— Мужики, — прохрипел он. — Я кошелёк где-то посеял.

— Внутри посмотри, — я показал на клуб, но кто-то там только что запер засов. — Ладно, парни, выходим.

* * *
— Зачем я столько пил? — промычал Алекс, наклоняясь над бортом. — Не пил же никогда, зачем?

— Ничего-ничего, — я похлопал его по спине, когда его перестало рвать. — Иногда можно. Тебя никто не судит.

— Я же ничего там не устроил?

— Ничего особенно. Только зачем ты плюнул в сахарницу?

— О нет, — он закрыл лицо руками.

Нанятый катер причалил к пристани. Ещё совсем рано, студенты спят, вокруг пусто.

Я выбрался первым и помог остальным.

Ещё несколько минут.

Обычно, в прошлых циклах, в эту ночь я ночую где-нибудь в другом месте, и забираю с собой парней. Света ночевала в одном из тех учительских домиков. Несколько простаивало, так что никто ничего не заметил. Туда же устроили и Леру.

Всё это ерунда, но мне так спокойнее. Тем более никто не знает, где они сегодня ночуют.

Осталась одна минута.

— Ты что-то ждёшь, Макс? — спросил Кирилл.

Пока мы плыли, он немного поспал и протрезвел. Сейчас он раздумывал о чём-то серьёзном.

— Что-то случится? — он тревожно посмотрел на меня.

— Типа того. Но всё будет хорошо. Пошли, чай попьём. Сегодня… это он.

Его не было здесь раньше. Тот человек в кожаном плаще, что убил меня в прошлом цикле и напал в городе. Тот, который носил белую маску с красными молниями и прикрывался капюшоном.

Но зато он хотя бы поменял дурацкие красные сапоги.

— Ты вмешался туда, куда нельзя, — сказал он искажённым грубым голосом. — Зря. Ты проиграешь. Когда закончится обучение в Академии, возвращайся на свой остров и не кажи оттуда носа. Тебя никто не потревожит. Но если будешь продолжать вмешиваться в наши планы, тебе и твоим друзьям конец.

— Осторожно, парни, — тихо сказал я. — Прикрывайте меня, я его возьму. Ему конец.

— Ты не понимаешь серьёзности своих поступков, — продолжил тип в маске. — Ты лезешь, куда тебя не просят. Так что вот тебе предупреждение. Когда ты…

В общаге раздался взрыв. Тип в маске от неожиданности вздрогнул, но я-то ждал, когда бахнет. На улицу высыпалось битое стекло.

Это бомба в моей комнате, слабенькая. Её оставили с вечера, никто же не знал, что я не буду ночевать у себя. Если бы я был в комнате, я бы, наверное, умер. Но меня там не было, а ещё я попросил всех соседей, чтобы ночевали в другом месте. Якобы у меня травили тараканов. А то могли пораниться.

Завопила пожарная тревога. Кто-то закричал от страха.

— Так себе у тебя планы, — я усмехнулся. — Так что снимай-ка свою маску и…

Он достал пульт и нажал на кнопку.

Раздался другой взрыв, мощнее, аж земля дрогнула. Человек в маске убрал пульт и побежал прямо к воде. Я следом, но не успел его перехватить.

Он прыгнул в воду… и просто исчез. Даже вода не булькнула.

— Сука! — я пнул какой-то камень. — Опять ушёл. Когда я его…

— Макс! — заревел Алекс громким истошным голосом.

Я никогда не слышал, чтобы он кричал так.

— Дома! Там же Света! Там пожар!

Бомба взорвалась в тех домиках? Откуда он узнал? Я же специально перевёл туда Свету перед самым отплытием, чтобы ни её, ни Леру никто не потревожил ночью. Никто не знал, где они, я проверял это ещё в прошлых циклах! Второй бомбы быть не должно! Это вообще то самое покушение, над которым я никогда особо не парился.

Ублюдок!

Я побежал в сторону пожара. Хоть бы со Светой всё было хорошо. Хоть бы она не ранена!

Я же обещал им всем очень давно, ещё в первых циклах, что они все вместе дойдут со мной до конца. И хоть они и не помнят это обещание, я его выполню.

Если с ней что-то случилось…

Я найду этого пидора и сдеру с него шкуру. А потом перезапущу цикл… даже если свихнусь при этом.

Глава 16

Домик, где была Света, разрушился наполовину. Особенно сильно у дверей, никак не пройти. Изнутри валил густой чёрный дым.

Я оббежал с другой стороны.

— Макс! — услышал я. — Помоги!

Я подскочил к окну и голыми руками начал выламывать осколки разбитого стекла из рамы.

Это голос Леры, значит, она там вместе со Светой. Обе кашляют. От сердца отлегло. Я доломал стекло и запрыгнул внутрь. От жаркого воздуха обожгло лицо и лёгкие.

— Макс, я иду! — крикнул Алекс, собираясь залезать следом.

— Жди снаружи!

Я пошёл через дым, зажимая рот платком. Как же дымит, дышать нечем.

— Мы здесь!

Кричали с кухни. Я прошёл туда, запинаясь о какие-то обломки. Всё разгромлено. Горел потолок. От дыма слезились глаза. Но они обе живы.

— Макс! — это кричала Лера. — Помоги!

— Дышать тяжело, — прохрипела Света.

На Свету опрокинулся шкаф, зажав ногу и живот. Лера пыталась сдвинуть тяжеленую мебель, но сил не хватало. Я взялся за основание. Порезанные руки заныли, но кровь поможет.

Я отбросил шкаф в сторону.

С потолка начало сыпаться. А окно тут слишком маленькое, не пролезть. Придётся возвращаться.

— Идти можешь? — спросил я.

— Не знаю.

Я осторожно взял её на руки.

— Идём, — сказал я. — Я тебя вытащу.

— Только смотри, чтобы я головой не ударилась, — попросила Света.

Я протиснулся боком в дверной проём и вернулся в комнату. Дешёвый ковёр, постеленный на пол, начал гореть. Лера, идущая впереди, собралась перепрыгнуть через огонь к окну. А она же босая!

— Лера, там стекло! — крикнул я.

Поздно! Она вскрикнула, но удержалась на ногах. Я прошёл прямо по огню. Кажется, загорелась штанина.

— Макс, я помогу! — крикнул Алекс в окно.

Они там с Кириллом, протягивают руки. Я подал им Свету.

— Лучше бы я у себя осталась, — шепнула она.

— Всё будет хорошо, Света, — сказал Алекс, принимая её из моих рук. — Теперь Валерию!

Я прошёл к Лере и обхватил её за талию.

— Осторожно, — попросила она. — Минутку, сейчас. Ай, колется.

Она протянула руку и взяла мой кактус с телевизора. Ну какой сейчас кактус, серьёзно?

Парни вытащили и её. Я полез следом. А как же, оказывается, болела нога.

— Макс! — Кирилл сбросил с себя куртку и сбил пламя у меня со штанины. — Ты осторожнее.

Я не обратил на это внимание.

— Света, ты как?

Она сидела на земле и тряслась, смотря на усиливающийся пожар.

— Хорошо, — прошептала сестра. — Мы подготовиться к экзамену хотели с утра. Потом как бахнет. Лера щит поставила. А то бы нас убило. А так только шкафом придавило немного.

— Повезло, — сказал Кирилл. — Вот это долбануло. А ещё в комнате Макса бомба была. Что вообще происходит?

— Ты жива, — я вытер лоб и выдохнул. — Я думал, уже всё.

— Меня Михаил Трофимыч научил вчера такой щит ставить, — сказала Лера. — Не думала, что получится. Если бы не вышло, то…

Я подошёл к Лере и начал рассматривать её ступни. Сильно кровят. Ничего серьёзного, но как же должны болеть.

— Унесу тебя в госпиталь, — я встал на колени, чтобы взять её на руки. — Спасибо, Лера. Я перед тобой в сильном долгу. Ты её спасла.

— Да не стоит, — Лера вытерла нос. — Страшно как было.

— Если что-то будет нужно, — продолжил я. — Позови, и я сделаю всё, что могу. Твои враги — мои враги. Если кто-то тебя тронет, я ему хребет сломаю, и мне плевать, будь он хоть кем. Я не дам тебе пропасть, клянусь.

С ней на руках я пошёл в сторону академического госпиталя, Алекс шёл чуть впереди, унося Свету. А за нашей спиной разгорался пожар.

Но тот, кто это сделал, ответит мне за всё. А перезапуск цикла пока откладывается. Я ещё не всё вытащил из этого.

* * *
Я ждал Шувалова наверху лестницы. А он опять был уверен, что я мёртв.

Тот тип в маске скорее всего с ним не связан. Он заложил бомбу, но не знал о той, что была в моей комнате. Иначе он бы так не вздрогнул. Но кто он?

Наёмник Дрейвана? Не думаю. Другая корпа? Вряд ли. Кто-то из других семей Пятиглавого Орла? Скорее всего. Наверное, Морозов. До него я сегодня тоже доберусь.

Я же специально перевёл Свету в другое место. В некоторых циклах убийцы заглядывали в её комнату и в комнаты парней. Я просто перестраховался.

Никто не знал, что она и Лера будут ночевать в пустующем домике. Кто-то за нами следил. Или нас кто-то сдал. Но никто из наших предать не мог, я доверяю всем. Кто тогда?

Шувалов радостно насвистывал. Но пока он поднимался на третий этаж, дыхалка кончилась и свист прекратился. Шувалов так устал, что заметил меня не сразу.

— Князь Воронцов? — удивился он, с трудом выдохнув.

Я был не в настроении болтать. Я схватил графа за толстую шею, подтащил к перилам и свесил вниз.

— Ещё одно покушение на меня, — сказал я. — И ты труп. Видишь этот кактус?

Я показал на Старого Герберта, стоящего на перилах. Я с ним таскался полдня, чтобы найти кактусу новый дом.

— Ещё хоть одно покушение, хоть один бомж с дробовиком, хоть один ниндзя с ножом, или хоть одна бомба, я возьму этот кактус, засуну тебе в жопу, а потом сброшу тебя с лестницы!

— Но я не понимаю, о чём ты, — прохрипел испуганный Шувалов.

— Я всё сказал, — я рывком затащил его назад.

Из-под рубашки Шувалова выбился медальон. Камень Краста в золотой оправе чуть светился зелёным. Отобрать бы его. Но нужно, чтобы Шувалов был загнан в угол и потерял всё. И тогда он должен отдать камень мне, когда я потребую.

Сейчас это пока ещё не выйдет, я пробовал. Придётся ждать штурма.

— Но я не понимаю, — повторил Шувалов, вытирая бегущие сопли.

— Ещё хоть одно покушение на меня, и ты труп, — я взял кактус и пошёл дальше.

Шувалов хоть и до смерти напуган, но долго сдерживаться не сможет. Скоро меня ждёт нечто опасное.

Но лучше одно большое покушение, о котором я знаю, чем двадцать мелких, которые я могу тупо забыть.

Осталось запугать ещё одного.

Морозов сидел на подоконнике и что-то рисовал в блокноте. Если бы я не знал, кто он такой на самом деле, то никогда бы даже не подумал его в чём-то обвинить, настолько он казался не при делах.

Но этот Морозов намного хуже Шувалова. Он умнее. И у него нет ни грамма сочувствия к кому-либо. Прикажет убить любого, и даже не изменится в лице.

— Князь Воронцов? — Морозов удивился и закрыл блокнот. — Чем обязан?

— Подержи-ка этот кактус.

Я сунул ему в руки Старого Герберта, а сам тем временем открыл окно, подняв раму вверх. Порезанные пальцы подчинялись плохо, но получилось с первого раза.

— Я же так упаду, — испугался Морозов, пытаясь слезть с подоконника, но я не давал.

— Запомни одну вещь, князь Морозов, — сказал я. — Лера Строганова теперь в моей команде. Если кто-то нападёт на неё, это тоже самое, что он нападёт на меня. И мне плевать, какой повод, земли, острова, наследство. Кто тронет её хоть пальцем, я тому вырву челюсть. Или засуну этот кактус в жопу и выброшу из окна.

— Но я же ничего не…

— Я всё сказал. А корпораты в этом больше не участвуют. У Дрейвена полно своих дел.

Я вырвал кактус назад и пошёл дальше. Перепуганный Морозов соскочил с подоконника и смотрел мне вслед. Не знаю, что у него в башке, но на какое-то время это должно помочь.

Но буду ждать, когда он начнёт действовать сам. Ставлю, что сразу после некоторых событий в Академии. Придётся скорректировать планы.

Так, осталось напугать ещё одного. А потом встретиться с новым другом. Ребятам он понравится.

— Максим, — путь мне преградил месье Жене, начальник охраны Академии, худой мужчина с аккуратными усиками. — Я бы хотел с вами поговорить. Наедине.

— Без проблем, — сказал я и прошёл к нему в кабинет.

Если бы не знал заранее, то никогда бы не догадался, что это кабинет начальника охраны. Этот месье Жене — садовод-любитель. Все свободные от мониторов камер места были заставлены цветами.

— Вы не будете против, если я оставлю у вас своего друга? — спросил я и показал кактус. — А то комната разгромлена.

— Этот трихоцереус? Без проблем, только пока он постоит отдельно, я его пересажу в другой горшок, — начальник охраны бережно взял Старого Герберта и поставил на шкаф. — Вы слишком заливаете его водой… кхм… Я хотел поговорить с вами о случившимся, Максим. Что именно взорвалось у вас в комнате?

Я сел на неудобный кожаный диван и налил воды из графина.

— Это я хотел спросить у вас. Вы же начальник охраны, а я не разбираюсь во взрывчатке.

— А что взорвалось в учительских домах?

— И этот вопрос к вам, месье Жене. Разве это не ваша обязанность, хранить покой Академии и не допускать взрывов?

— Начнём с комнаты.

Жене подтащил к дивану стул и развернул его ко мне спинкой, будто собирался от меня защищаться.

— Откуда в вашей комнате взрывчатка? — он уселся и достал блокнот. — Вы сами её поставили?

— Зачем? — спросил я. — Меня вообще не было в комнате ночью.

— Ага! — воскликнул Жене. — Нарушаете правила? Академию запрещено покидать в…

— Позвоните директору Мегре, он подтвердит, что у меня было разрешение на выход, — я улыбнулся.

— Ладно, — начальник охраны почесал лоб. — Может быть, и было. Но взрывчатка… то есть вы не знаете, откуда она там взялась?

— Очевидно, её поставили, чтобы убить меня.

— Но кто?

— Вот это вы и должны выяснить, месье Жене, — я допил воду и налил ещё стакан. — Извините, сушняк. Это вопрос к вам, кто пытается убить студента. Кого надо допросить, кроме него самого, узнать круг подозреваемых. Вдруг кто-то хочет позариться на мои земли? Я же единственный мужчина в роду. Вы прорабатывали этот сценарий?

— Не надо паясничать, — Жене поморщился. — У вас большие неприятности, Максим. Что ваша сестра и мадмуазель Строганова делали в одном из учительских домиков? Студентам там запрещено находиться. Они оказались там без спроса. Что они там делали?

— Ночевали там.

— Откуда там взялась бомба?

— Оттуда, откуда взялась и у меня, — сказал я. — Кто-то её поставил. И вы до сих пор не нашли, кто именно.

— Но ваш класс тоже сегодня не ночевал…

— Послушайте, — я поднял руку, затыкая его. — Я не понимаю, для чего эти вопросы, если вы не ищете того, кто взорвал бомбу, а докапываетесь до меня. Один из них был в маске, он говорил со мной, я это сказал ещё утром. Вы его не искали. Он знает очень сильные заклинания, такие выучит не каждый. Можно…

— Максим, вы не в том положении, чтобы задавать вопросы и спорить, вы…

Я, наконец, напился и оставил графин подальше.

— Боюсь, это вы не в том положении, — возразил я. — У вас на острове орудовала Инквизиция, и вы даже ухом не повели, когда она иногда воровала студентов. Так бы и продолжалось, если бы не вмешался император.

— Но какое отношение…

— На территории Академии сегодня утром взорвались две бомбы, но вы вместо того, чтобы искать, кому это выгодно, докопались до меня. Это не всё. В вашей зоне ответственности ходит Тварь. Это же ваша обязанность убивать мутантов, которые появляются возле мартирских руин.

— Но её давно убили, — возразил Жене.

— Нет уж, вы заказали сшить чучело из нескольких волков и цветов, и послали это в столицу, выдавая за Тварь. И вам за это заплатили. Даже в газетках писал. Но Тварь до сих пор ходит по острову.

Жене покраснел, а я продолжал сыпать накопленными козырями.

— А, кстати, чуть не забыл, — я улыбнулся. — У вас в охране работают два человека, которых разыскивает имперская полиция. Они отдают вам часть заработка. И кстати об этом, у вас работает сто пятьдесят охранников, но по бумагам сотни три. Все эти денежки получаете лично вы.

— Это неправда! — Жене покраснел ещё сильнее и выронил блокнот.

— Вы жадный до денег человек. Не подумайте, я вас не обвиняю. Но эта жадность доведёт вас до плохого. Вот, например, склады контрабанды, которые вы обустроили на другой стороне острова. Ну а что, хороший заработок, а императорская служба безопасности на академический остров не лезет. Они даже не думают, что кто-то осмелится такое провернуть. Что же там было?

Я сделал вид, что задумался. Жене так крепко взялся за спинку стула, будто она могла защитить его компромата. С каждой моей фразой ему становилось хуже.

Начальник охраны — мелкое препятствие. Но кто знает, вдруг он окажется полезен? Особенно когда в новом цикле слишком много нового. Было бы неплохо взглянуть на камеры. Вряд ли тип в маске там засветился, но у него могли быть сообщники.

— Оружие, наркотики, украденные крепостные, нелегальные боевые маги. Ну и обычная контрабанда. Должно быть, неплохие денежки.

Это было через край. Месье Жене всхлипнул.

— Они заставили, — Жене достал маленький цветастый платочек. — Не выдавайте меня, пожалуйста.

— Не расстраивайтесь, месье Жене.

Я встал и нагло пересел за его стол, чтобы взглянуть на свежие записи. В основном это всё то, что мне известно, но есть и новые. Пока Жене плакал, я украдкой сфоткал документы.

— Не надо расстраиваться, — продолжил я. — Я же знаю, что вы семейный человек. У вас две жены, которые друг о друге не знают, у вас любовница и ещё с десяток детей по всему миру. Это только те, кого вы знаете. Вы же всё делаете из благородных побуждений, верно?

— Верно, — сквозь слёзы сказал Жене.

По правде, все его дети не видели от отца ни копейки.

— Ну и отлично, — сказал я. — Сегодня же вышлите каждому денег! Да не скупитесь, это же ваше дети.

— Хорошо, — пробормотал Жене.

— А когда закончите, начните работать, — я произнёс это намного твёрже. — Выясните, кто заложил бомбу в учительские домики. Узнайте, кто из охраны владеет экспериментальной боевой магией, например, водной телепортацией и энерголучами. Это редкий навык, таким заклинаниям учат только в спецслужбах. Наверняка у вас есть беглые агенты.

— Я выясню, — месье Жене вытер лицо платком. — Но вы же никому не расскажете…

— Разумеется, нет, — сказал я. — Это же не моё дело. Но если кто-то начинает лезть в мои дела… знаете, не советую. Ладно, у вас ещё много дел. Вам надо поработать. Жду ответа.

* * *
Теперь к Лере, а потом на встречу класса с новым участником нашего клуба.

У двери палаты я остановился. Внутри спорили.

— Ты не можешь так со мной поступить! — крикнул какой-то парень.

— Это воля папы, — ответила ему Лера. — Всё будет так, как он сказал.

— Но это неправильно! Почему он так сделал? Он же обещал мне всё… а я обещал… нет, дьявольщина, всё напрасно.

— Я же тебя не гоню, — Лера сказала намного мягче.

— Какая теперь разница? Всё потеряно…

Они замолчали, и я вошёл внутрь. Как я и думал, это сводный брат Леры, лишённый наследства. Парня эта новость разбила.

Мне его не жаль. Этот Виталик мне не очень симпатичен, слишком он подлый.

Это всё равно, как если бы я подлаживал Свету под других мужиков, чтобы заполучить себе какие-то преимущества. Я бы так никогда не сделал. А Виталик кому только не предлагал Леру.

Теперь всё в прошлом.

— Князь Воронцов.

— Виталий, — я чуть кивнул.

Называть его княжичем теперь уже нет смысла.

— Я пойду, — сказал он потухшим голосом.

Но на пороге остановился. Сейчас он скажет сестре что-нибудь обидное.

— Лера, — произнёс он. — Спасибо тебе. Я всё равно тебе благодарен, что не гонишь.

— Я тебя никогда не прогоню, — заверила она.

Виталик прикрыл дверь.

Я сел рядом с постелью.

— Ну как твои ножки? — я улыбнулся.

— Уже лучше, — сказала она, улыбаясь в ответ. — Спасибо, что спросил. Стекло быстро достали. Если бы ты меня не вытащил…

— Ерунда. Теперь ты одна из нас. Я набью морду самому дьяволу, но тебя в обиду не дам.

Я посмотрел на её ножки. Ступни плотно перевязаны, а чуть выше… нет, сейчас не до этого. Сегодня ещё совместная встреча с новым членом отряда.

— Это радует, — сказала Лера. — Я осмелилась наконец сказать всё Виталику, про наследство. Он в шоке. Он-то уже всем похвастался, что он князь. А теперь…

— Я думал, он скажет, какую-нибудь гадость.

— Я тоже. Но я всё равно ему помогу. Хотя бы деньгами. И фамилия у него останется.

— Понял. Рад, что ты в порядке и в хорошем настроении, — я поднялся и подошёл к окну. — Уроки сегодня отменили.

— Да, я знаю.

— А погода хорошая. Ты можешь наступать на ногу?

— Нет, — сказала она немного огорчённым голосом. — А ты хочешь прогуляться?

— Надо. Сегодня нам всем надо собраться в одном месте. Света уже ходит, ну тебя мы увезём.

— Зачем?

— Продолжать обучение, — я усмехнулся. — А ещё познакомиться кое с кем.

— Ещё один преподаватель?

— Даже близко не так. Я возьму для тебя каталку.

* * *
— Макс, ну зачем ты нас опять вытащил? — пожаловалась Света. — Мы сегодня едва не погибли, а ты опять нас притащил сюда!

Она показала на руины Храма Мартиров.

— Тебя сюда так и тянет.

— Это да, — согласился я. — Но что ты жалуешься? Тебя вон Алекс тащил всю дорогу.

— Всё равно. Ладно, тебе виднее, лишь бы нас не взрывали опять.

Света уселась у старинных камней и начала рассматривать утренние ссадины на руках.

— Если бы я осталась в комнате, всё было бы хуже? — спросила она.

— Намного.

— Ну да, а так всего-то взорвалась какая-то бомбочка, ерунда. И-эх, — она тяжко вздохнула. — А с кем мы должны познакомиться?

— Увидите, — сказал я. — Но сначала поговорим. Сами видите, ставки растут, а наши враги становятся сильнее и наглеют. Но мы тоже не теряем времени. Наши дома сейчас выстоят хоть против Пятиглавого Орла, хоть против Золотого Дракона.

— А это ещё кто, босс? — спросил Паха.

— Понятия не имею, — я пожал плечами. — Но думаю, что скоро узнаем. Так что нам нужно использовать все возможности. Так что, парни, тренируйтесь, девушки отдыхайте, ну а пока мы кое с кем познакомимся. Кое-кто скоро придёт.

— Кто это? — спросил Кирилл.

— А ты принёс всё, что я просил? — я показал на здоровенные сумки, которые Кирилл притащил вместе с Пахой.

— Да. Вот они на меня орали на кухне, но я всё сделал. Полдня убил. Так кто сейчас придёт?

— А догадайся, — я хмыкнул. — Подумай, не торопись. Что вы принесли?

— Целую кучу отваренного мяса без соли, — сказал Кирилл. — Но зачем?

— Думай. Ещё есть несколько секунд.

— А ещё мы припёрлись к старинному храму, где в прошлый раз… — он осёкся. — О нет.

— О да! — произнёс я.

— Нет! — воскликнул Кирилл. — Ты же не собираешься…

— Именно это я и собираюсь, — сказал я. — Время знакомиться.

Я направил руку в сторону леса, но все и так увидели, кто к нам приближался.

Глава 17

— Все спокойно! — сказал я. — Никому не бежать. Я знаю, что делаю.

Раньше всё получалось без проблем, так что я не волновался.

Об остальных такого не сказать.

Тварь вышла из-за деревьев и издала душераздирающий рёв. Лапы-корни, облепленные землёй, развевались в воздухе, чудовищно огромная пасть была распахнута. Рот пустой. Значит, она голодна.

— Тварь, — прошептала Света.

— Я могу её отогнать, — сказала Лера, сидящая на взятой для неё каталке, и начала делать сложные жесты.

— Никакого огня, — приказал я.

Тварь приближалась, отталкиваясь от земли корнями. Если присмотреться, то над пастью можно рассмотреть маленькие жёлтые глазки, по три с каждой стороны.

Они смотрели на нас.

Я подошёл к сумке и достал оттуда бумажный свёрток. Внутри ещё тёплая варёная свинина. Я размахнулся и швырнул мясо прямо Твари в пасть, не снимая обёртку.

— Макс, ты что делаешь? — спросил Алекс.

Тварь остановилась. Бумагу тут же разъело кислотой, Тварь погоняла мясо в пасти и проглотила. Я забросил следующий кусок.

— Ей больше нравится варёное, — сказал я. — Не нужно мариновать во рту, можно сразу глотать. Для её желудка это полезнее.

— Это же Т-т-тварь, — прошептал Паха. — Босс, ты хочешь её приучить?

Я забросил третий кусок. Тварь опустила лапы-корни, и они вгрызлись в землю. Пасть закрылась, осталась лишь небольшая щель.

— Ну шикарно, — сказала Света. — Теперь это безобидный цветочек с огромной пастью, глазами и размером с дом. Макс, ты серьёзно?

Так, а теперь опасный момент. Я взял ещё кусок мяса и подошёл ближе. Из пасти не несло, как у других хищников. От массивного тела, покрытого наростами, пахло чем-то резким, похожим на полынь.

Все шесть глаз Твари смотрели на меня. Хотя так сразу не скажешь, куда они направлены, зрачков нет. Но я знал, что мутант, порождённый мартирской магией, внимательно изучал нового знакомого.

Я достал ножик, открыл лезвие и провёл по своей несчастной левой ладони, которой не суждено зажить.

— Блядь, — тихо выругался я.

С каждым разом всё больнее. Я немного капнул своей крови на мясо и положил кусок прямо Твари в пасть. А потом протянул правую руку и погладил Тварь между глаз.

Всё равно, что гладить панцирь черепахи. Твёрдый, ребристый и холодный. Но Твари понравилось, и она закрыла глазки.

— А-хре-неть, — медленно сказал Кирилл. — Она не будет тебя сжирать?

— Алекс и Паха! — крикнул я. — Каждый возьмите по куску и подойдите. И не вздумайте бояться. Она почует страх.

— Легко сказать, — прошептал Паха. — А если…

— Ты мне доверяешь?

Паха сглотнул и приблизился первым. Жёлтые глаза Твари уставились на него. Паха вздрогнул, когда кончик здоровенного липкого языка слизнул кусок свинины прямо у него из рук.

— И всё?

— Нет, — сказал я. — Теперь Алекс.

Это тоже прошло без проблем. Алекс осторожно прикоснулся ко лбу мутанта. Тварь не занервничала.

— Мать его, — сказал Кирилл. — Мне тоже подойти?

— Пока нет.

Я обошёл Тварь вокруг. Сбоку у неё что-то, похожее на гигантские листья. Я с трудом поднял один. Вот и оно. Тварь предупреждающе зарычала и вытащила из земли один корень.

— А это что? — спросил Алекс.

Под листом в туловище торчало зазубренное копьё. Тварь дотронулась до него лапой-корнем, и отдёрнула, когда раздалось шипение и запахло палёным.

— Гарпун, зачарованный, — сказал я. — Это ещё лет двадцать назад в неё воткнули, когда охотились. Он всегда раскалён.

— И мы сейчас его удалим, и она станет доброй? — Кирилл засмеялся.

— Не-а, — ответил я. — Будет двигаться ещё быстрее, а убивать стремительнее. Но это нам и надо. Скоро нам потребуется прикрытие. Света!

— Я не пойду туда!

— Пойдёшь, я же тебя не замуж за барона Ульдера отдаю. Возьми мясо, отдай Твари, а потом охлади гарпун и мы его вытащим.

— Лучше бы это был барон Ульдер, — сказала Света, но взяла мясо и подковыляла ближе. — Ну привет, Тварь. А это девочка или мальчик?

— Да.

Света на вытянутой руке протянула кусок и положила в открытую щель пасти. Тварь сразу проглотила кусок.

— А теперь время мороза, — сказала Света, поднимая две руки.

Тварь опять зарычала. Листья заблестели, как во время заморозков, а зазубренный гарпун покрылся инеем. Я достал две пары перчаток.

— Алекс и Паха. Дёргайте, надо вырвать одним рывком.

— А если не получится? — спросил Паха.

— Она разозлится и убьёт нас всех. Надо, чтобы получилось.

— Ты умеешь вдохновить, босс.

— На счёт три, — сказал Алекс и взялся за гарпун. — Раз, два… три!

Тварь взревела так, что у меня заболело в ушах. Птицы на ветках, жутковатые мутанты без перьев, взмыли вверх. Над нашей головой спланировали ещё более жуткие кобры-летяги и повернули в самую чащу, управляя полётом с помощью раскрытых капюшонов.

Алекс отбросил гарпун на землю. Тварь зарычала, но корни из земли так и не достала. Обугленная рана начала затягиваться. Полностью не затянется, но теперь этот суперхищник станет ещё опаснее.

Что мне и нужно.

— Лера, Кирилл, ваша очередь.

Кирилл чуть не отпрыгнул назад, когда Тварь отобрала мясо своим корнем и забросила в пасть. Леру я подтащил поближе, и она погладила мутанта по лбу.

— Вот и познакомились, — сказал я. — Она вас всех запомнит. Если вас будут преследовать, бегите сюда. Будет защита.

Я бросил Твари всю сумку с остатками мяса. Та проглотила это целиком и посмотрела на меня просящими глазами.

— Больше ничего нет, — сказал я. — Спи.

Тварь послушно уснула.

— Ну надо же, — сказал Кирилл. — Спит как маленький ангелочек-мутант.

— Красивый полуцветочек-полузверь, сожравший десятка три студентов за последние годы, — добавила Света. — А ещё прикончивший отряд инквизиции.

— Они просто не знали к ней подхода, — сказал я. — На этом всё. Обучайтесь новым заклинаниям и готовьтесь к турниру Совы.

— А это обязательно? — спросил Паха. — Что нам это даст?

— Много чего, — ответил я. — Если выиграете турнир, то и дальше будет проще. Вся эта магия вам пригодится.

— Но на следующей недели экзамены! — протянул Кирилл. — Я их не сдам. У меня же комиссия ещё.

— А не надо было уроки прогуливать, — сказала Света. — Глядишь, тогда бы месье Антуан относился бы к тебе намного лучше.

— Теперь-то уже поздно. Не, ребята, дальше без меня, он мне сказал, что я ему никогда не сдам. И он же не один, там же ещё куча всего. И как мне магию сдавать? Я же вообще не умею колдовать!

Кирилл сел у дерева и обхватил голову.

— Отчислят, тогда приду сюда и стану наездником Твари. Или охотником за головами. Если выгонят из Академии, мне дома такое устроят…

— Не бойся, Кирюха, — сказал я. — Мы приучили саму Тварь. Думаешь, нас теперь остановят какие-то экзамены?

* * *
Я оторвался от теста и посмотрел на часы. 9:57. Ещё минута.

Для этого экзамена весь курс разделили на небольшие группки по пять человек с разных классов, а учителя пристально посматривали, чтобы никто не списывал, не пользовался шпаргалками, телефонами, наушниками и прочим.

Пфф, будто это могло как-то меня остановить.

Я поднял руку.

— Мне надо выйти.

Учитель подозрительно на меня посмотрел и кивнул. Мои бумаги остались на столе, другой учитель-надзиратель, месье Бернар, сделал знак, чтобы я шёл за ним.

Чуть ли не под конвоем. Но месье Мегре, придумавший этот экзамен, очень гордился тем, что никто, якобы, не сможет списать в этот день. Наивный человек.

Экзамены велись на самом верхнем этаже, а все лестницы перекрыли охраной. У окон торчало несколько человек, уже закончивших тесты, но их ещё не выпускали. Эти ещё недостаточно знатные, чтобы их выпустили раньше времени.

За ними посматривал отдельный учитель, следящий, чтобы они никому не послали подсказку на телефон.

Бернар довёл меня до туалета и открыл дверцу. По плану учитель должен стоять возле моей кабинки, прямо у меня над душой, чтобы я ничего не списал тем временем.

Внутри громко бежала вода.

— Не работает! — заявил Трофимыч, одетый в форму обслуживающего персонала академии. — Тут всё в говне.

— Придётся вам потерпеть, Максим, — сказал месье Бернар, сильно искажая слова французским акцентом.

— Не выйдет, — я потёр живот. — Я долго не выдержу. Это будет катастрофа.

Учитель собрался было спорить, но в желудке у него что-то колыхнулось. Зря он так наседал на холодец утром. Шеф-повар Паха знал, какие приправы стоит добавить в любимое русское блюдо месье Бернара.

— Хорошо, — сказал Бернар. — Идём на нижний этаж.

Я вышел следом за ним. В желудке у учителя что-то громыхнуло погромче и он ускорил шаг, потом ещё быстрее.

— Выпустите нас, — потребовал он у охранника, сидящего у лестницы. — Нам срочно нужно спуститься.

— Хорошо, — охранник пожал плечами и вернулся к разгадыванию кроссворда. — Надо так надо.

Учитель сбежал вниз по лестнице, но на полпути остановился, взялся за живот и чуточку согнулся.

— Вы можете побыстрее, Максим? — спросил он, пуча глаза.

— Не-а, — сказал я. — Это опасно так быстро спускаться по лестнице.

Бернар что-то прошептал на французском и застонал. Буря в его кишечнике усиливалась.

— Вы сможете сами дойти до туалета на том этаже?

— Думаю, да.

— Когда закончите, подождите меня там и никуда не уходите.

Я кивнул, и месье Бернар торопливо сбежал по ступенькам. У учителей отдельные туалеты, так что меня он больше не побеспокоит. Я дошёл до нужного мне.

Вот никогда бы не сказал, что это особый туалет для заведения, где обучаются дворяне. Грязная плитка, чуть ржавые раковины и покосившиеся двери кабинок. Но хотя бы есть кабинки, а не ряды унитазов, где всем надо сидеть лицом к лицу.

Одна кабинка была открыта. Два рослых парня, учащихся на потоке на год младше, пытались макнуть своего однокурсника головой в унитаз. Тот был щуплым, но упирался изо всех сил.

— Кто там ещё? — недовольно буркнул один и выглянул.

Меня он тут увидеть не ожидал и прекратил попытки. Ну да, теперь-то у меня совсем другая репутация, так просто не докопаешься. Второй тоже замер, а щуплый паренёк вырвался из рук своих мучителей.

— Вон отсюда, — сказал я. — И побыстрее. А увижу это ещё раз, вам конец.

— Извините, — сказали два рослых парня и торопливо выскочили из туалета.

— Ты тоже иди, — я посмотрел на щуплого.

— Да, конечно, — он подобрал очки с пола. — Спасибо.

— Иди уже. Быстрее!

Щуплый выбежал из туалета, а через несколько секунд вошёл Кирилл.

— Это как лагерь для военнопленных, — шёпотом сказал он. — Едва отпросился. Ни списать, ни время подсмотреть, всё под конвоем. Я…

Он был так взволнован, что его трясло. Да, это тот же человек, который отогнал Тварь огнемётом, а потом подходил к ней близко и кормил мясом. Тот же человек, который пробирался под пулями в Лабиринте.

Он до усрачки боялся любых экзаменов, даже если знал тему на 100 процентов. А мне нужно, чтобы он доучился в Академии, пока не начнётся…

— Какой вариант? — спросил я, хотя знал и так.

— Сорок четвёртый. Он за дверью!

— Запоминай хорошо. Бэ, Цэ, Дэ, А, Бэ…

Можно было написать на бумажке, но тогда бы Кирилла поймали на списывании. Можно было сказать ему варианты заранее, но тогда бы он от волнения всё забыл.

А так, в этих стрессовых условиях, он запомнит всё.

В дверь настойчиво постучали. Кирилл вздрогнул, а я продолжал надиктовывать ему варианты.

— И сорок четыре — Дэ.

— Спасибо, Макс, — шепнул Кирилл. — Я перед тобой…

— Давай быстрее! Нам ещё много дел предстоит.

* * *
— Сдал! — вскричал радостный Кирилл. — Девяносто баллов из ста!

— Молодец, только рёбра не дави, — я едва вырвался из его объятий.

— Спасибо, Макс. Я даже не ожидал.

— Что там дальше?

— История, — Кирилл погрустнел. — Устный, социальные реформы. Я как услышу это слово, так сразу спать хочется.

— Так это же профессор Шульц, что ты боишься?

— Да он только на уроках хороший. Ты что не знаешь, как он принимает экзамены? Он же до каждого слова докопается. Он уже завалил человек десять из сегодняшних!

— Это ты не знаешь, как он принимает, — я усмехнулся. — Пошли. Мы в последнюю очередь.

Профессор Шульц потирал голову, сидя за здоровенным ореховым столом в тёмной аудитории, больше похожей на библиотеку. Перед профессором плакала какая-то студентка, которая только что не сдала, но Шульц был непреклонен.

— На пересдачу, фройлен Налимова.

— Пожалуйста, профессор Шульц.

— На пересдачу! — он устало вздохнул и подошёл к окну. — Так, Кирилл Новиков. А вы почему здесь, Максим? Вы же завтра сдаёте.

— Я вообще буду молчать, — сказал я. — Я тут только как моральная поддержка.

— Гуд, тогда, надеюсь, герр Новиков в вашем присутствии покажет знания получше, чем предыдущие студенты, — профессор сурово взглянул на Кирилла поверх очков. — Потому что сегодняшний экзамен так чудовищно плох, что у меня голова разболелась. Всего несколько человек сдали.

— Если болит голова, — сказал я вкрадчивым голосом, — то у меня есть лекарство.

— О, данке, Максим, я буду…

Профессор осёкся, когда увидел, какое лекарство я достал.

— Нельзя, — сказал он, с вожделением глядя на запотевшую бутылку водки.

— Можно, — возразил я.

— Это запрещено!

— Никто же не увидит.

Я начал разливать. Профессор Шульц внимательно следил, как водка наливалась в рюмку. Наверняка он считал каждый бульк. Кажется, что его горло дрожал, будто он глотал водку на расстоянии.

— Хорош! — сказал он, когда наполнилось наполовину.

Я налил до краёв. Шульц облизнул губы и зажмурился.

— Только одну, — сказал он сам себе. — Больше нельзя. Ещё экзамен не кончился.

— Конечно, одну, — я пододвинул ему рюмку.

А когда профессор выпил её залпом, я добавил:

— А между первой и второй…

* * *
— Пять, — прошептал Кирилл, глядя в зачётку. — Это же невозможно.

— Всё возможно, когда я берусь за дело. Сколько ещё у тебя?

— Два. Магия и итоговый экзамен перед комиссией. Магия завтра, как я её буду сдавать? Нет, я не сомневаюсь, — он глубоко вздохнул. — Ты наверняка что-то придумал.

— Ага.

Это ещё легче, чем напоить Шульца.

На следующий день мы в полном составе ждали, когда все студенты пройдут и останется только Кирилл.

Престарелый месье Дюбуа трясущимися руками поднёс чью-то зачётку прямо к глазам и всмотрелся в каракули.

— Куда же я дел очки? — прошептал он и поставил закорючку.

Света хмыкнула и поправила сумку, где и хранились украденные утром очки. Надо будет их вернуть через пару дней.

— Вы ошиблись строчкой, профессор Дюбуа, — сказал студент-экстер.

— Разберётесь, — учитель отмахнулся и провёл носом по списку, вглядываясь, что там написано. — Кто там следующий? Кирилл Новиков, вы последний. Так, ну-ка скажите, чему вы там учились?

— Стихия земли, — грубым голосом сказал Алекс, вышедший вместо Кирилла.

— Это вы, Кирилл? — учитель посмотрел на Алекса, щуря глаза. — Ничего без очков не вижу. Ладно, раз стихия земли, то соберите камень и бросьте вон в ту мишень…

* * *
— Последний остался, — сказал Кирилл через несколько дней. — Как его-то будем сдавать? Я же там один буду, перед всей комиссией. Что мне делать, Макс?

— Положись на меня, — ответил я. — Это будет твой самый лёгкий экзамен.

— Да? А ты видел…

— Месье Новиков, — из аудитории выглянул председатель комиссии.

Месье Антуан был самым высоким человеком в академии. Из-за болезненной худобы он очень походил на скелета. Особенно в этом ему помогали лысина и кожа, которая очень туго обтягивала его череп. Не хватало чёрного плаща с капюшоном и косы, тогда бы он походил на саму Смерть.

— Мы вас ждём, месье Новиков, — с жуткой улыбкой сказал Антуан. — Вся комиссия ждёт, как вы будете нас веселить. Ох, а вы уже собрали вещи? Вам же завтра в дорогу домой. Как там поётся, у вас, у русских? Эх, в дорогу, быль да туман, — пропел он ехидным голосом и закрыл дверь.

— Вот мудак, — сказал я.

— Я не сдам, — Кирилл закрыл глаза. — Прости, Макс, ты мне все так помогал, а я сейчас всё завалю.

— Сдашь, — я скрестил руки. — Ты обязан доучиться до конца, понял?

Кирилл обречённо кивнул. Я его доведу до конца, потому что без него дело не пойдёт.

Но этот экзамен не только для Кирилла. Он и для меня. Мне осталось проверить, готов ли я сам к серьёзной схватке. Если сейчас получится, я точно смогу продержаться на турнире, после него и дойти до убежища Шувалова.

Пора узнать, все ли мои силы восстановились. Это будет сложная проверка.

— Удачи, Кирюха, — сказал я.

Он обречённо вздохнул и вошёл в аудиторию. Он даже не знает, что его ждёт.

Я достал ножик и открыл лезвие.

— Ни пуха ни пера, — я усмехнулся.

Глава 18

Контролировать кого-то так, чтобы у него не выжгло мозги, и он не превратился в зомби — та ещё задача. Это сложнее. Хотя бы тем, что на какое-то время нужно смотреть друг другу в глаза, стоя очень близко. По крайней мере, с моими текущими силами.

Я уже достаточно пришёл в себя и поглотил немало вражеской крови. Должно сработать. Я прижал лезвие к ладони.

— Да как же это достало, — проговорил я и выдохнул.

Долбанные мартиры не могли придумать магию попроще?

Следующий шаг. Я постучал в дверь, а через несколько секунд настойчиво повторил.

— Что у вас, Максим? — спросил месье Антуан. — Вы в курсе, что идёт комиссия? Если вы так будете прерывать экзамен, вы и сами можете оказаться на месте того счастливчика.

— Я просто зашёл пожелать моему другу удачи, — сказал я, глядя учителю в глаза. — И посмотреть, как он справится.

Глаза округлились, будто Антуан увидел нечто такое, чего никогда не видел раньше. Он не маг, поэтому защиты от такого у него не было. Тоненькая ниточка крови от моей руки, не толще паутинки, добралась до его лица.

Глаза блеснули красным.

— Хорошо, — сказал он тихим голосом и, не закрывая дверь, пошёл за стол.

Ниточка протянулась следом.

Там рядом с ним сидели профессор Шульц, ещё не отошедший после вчерашнего похмелья, и профессор Дюбуа, который носом тыкался в какие-то записи. Очки ему вернули, но он так и не нашёл.

— Уважаемая комиссия, — дрожащим голосом сказал Кирилл. — Я… ммм… я бы хотел…

— Давайте не будем тратить время, — месье Антуан ударил кулаком по столу. — Вы же провели работу, месье Новиков, переходите сразу к выводам.

Профессор Шульц тяжко вздохнул, одним глотком отпил половину бутылку минералки и положил голову на стол. Ему тяжко.

— Выводы? — Кирилл посмотрел на свои записи. — Да, конечно, выводы. Сейчас… выводы в том, что…

— Да не волнуйтесь, — попросил Антуан. — Вы же понимаете, что это простая формальность? Я видел вашу работу, мне она чрезвычайно понравилась. Более того, я бы сказал, что она одна из лучших на потоке. Верно, коллеги?

— Угу, — промычал профессор Шульц. — Дас ист… наверное, да…

— Если бы я её ещё прочёл, — пробормотал Дюбуа. — Поэтому положусь на ваше мнение, месье Антуан.

— Да более того, — продолжил Антуан. — Я же никогда не видел настолько старательного студента! Вы усердно работали весь семестр, отвечали на каждом занятии, делали доклады…

Кирилл выпучил глаза. Он был только на первом занятии и на последнем, где Антуан угрожал ему комиссией и отчислением. Наверняка думает, что это какая-то шутка.

— Если бы все студенты учились так же хорошо, как и вы, — Антуан прослезился и вытер глаз. — Так что к чему эти формальности? Где там протокол?

Он поставил размашистую подпись.

— Это пять!

— В самом деле? — профессор Дюбуа повернулся к Антуану с подозрительным видом. — Мы его даже не выслушали.

— Да мы слушали это уже сто раз! — возмутился Антуан. — Парень разбирается, да и ладно.

Они немного поспорили на французском, потом Дюбуа вздохнул и приложил лицо к протоколу, выискивая свою подпись.

Профессор Шульц подписал, даже не отрывая голову от стола.

— Давайте зачётку! — выкрикнул Антуан. — И можете быть свободны! У вас впереди каникулы и вся молодость! Веселитесь!

Он вернул зелёную книжицу Кириллу, а я осторожно, одним пальчиком оборвал паутинку, которая связывала меня с Антуаном. Тот сразу замер.

— Спасибо, вам профессор, — растрогавшийся Кирилл пожал ему руку. — Спасибо вам всем, я так рад.

Он выбежал в коридор.

— Макс, ты как смог его уговорить?

— Ерунда, — я спрятал порезанную руку.

— Я всё сдал, — Кирилл подбросил зачётку в воздух. — Ещё один семестр и всё, свобода!

— Да, да, — сказал я усталым голосом.

Слишком это заклятье выматывало. Я сел на скамейку в коридоре и тяжело выдохнул.

— Что-то случилось? — Кирилл встревожился и сел рядом.

— Не, башка просто болит.

— И что будем делать на каникулах? Даже поверить до сих пор не могу.

— Что хочешь, Кирилл. Можешь позависать в столице, бабки есть.

— А ты?

— А я съезжу домой, — сказал я. — Посмотрю, что там творится. Скоро же вступать в управление островом. Поеду один.

— Я с тобой! — тут же заявил Кирилл.

— А что ты там будешь делать? Там медвежий уголок, тайга и скалы, скукотища. Я вообще никого с собой не зову, отдыхайте. Займусь своими делами.

— Мы тебя одного не оставим. Вот увидишь, все поедут.

Я это и так знал. Но они это решили сами.

* * *
— Я и забыл, как далеко мы живём, — сказал Паха, стоя у борта парома. — Плывём и плывём.

— Воронцовский остров встал на дрейф, — Трофимыч копался в картах. — До конца года сдвинется ещё на сотню метров, а то и больше.

— Угу, — промычал я, кутаясь в куртку, чтобы спастись от промозглого ветра.

— Нет настроения? — спросила Лера, сидя неподалёку.

Она хотела отправиться к себе вместе с братом, но я уговорил её поплыть с нами. На своём острове она будет одна, и я не знаю, что с ней может случиться за это время.

Под конец каникул заплывём к ней вместе, так будет безопаснее. Но сначала надо разобраться с делами. И неприятностями. Они же меня ждут, как всегда.

— Много думаю, — сказал я. — Никак не получается. Трофимыч, один вопрос, наконец-то есть время спросить. Как легко вычислить человека, если он знает очень редкое заклинание?

— Смотря какое редкое.

— Водная телепортация.

— Ты имеешь в виду, когда прыгают в воду и исчезают без всплеска? — Трофимыч склонился над бортом парома. — Это очень редкое. Знал двух человек, которые так умели. Оба были у меня в отряде, очень давно, обучал их.

— И где они?

Он пожал плечами.

— Один точно умер. Второй пропал без вести, но это потому, что невозможно было опознать тело.

— А другое заклятье, которое бросают руками, — я посмотрел на Леру. — Помнишь, в городе, тип в маске?

— И в красных сапогах? — тут же добавила Лера.

— Ага, помнишь. Он кидал луч, который оплавил столб и прожёг машину. Ещё такой способен прожечь человека насквозь. Слышал про такие?

— Молния? — спросил Трофимыч. — Я и сам умею её бросать.

— Нет, не молния. Очень яркий энерголуч.

— Что-то такое было, — он наморщил лоб. — Если вспомню, то скажу.

Он достал фляжку и припал к ней. Там просто чай с сахаром. Бывший капитан-инструктор и бывший бомж бросил пить, как поступил ко мне на службу.

Стало совсем пасмурно, когда паром вошёл в порт. Портом это называлось только официально, это больше походило на рыбацкую пристань. Да и суда, которые тут стояли, в основном рыболовецкие.

Единственная разница — орудийные башни, стоящие на берегу. Мощная артиллерия, единственное, на что Воронцовы денег не жалели. Такие могут отбить атаку целого флота. Это единственные, что было тут приличным.

В остальном здесь всё пропиталось нищетой. Население живёт ловлей рыбы и рубкой леса, потому на этих камнях мало что растёт. Сотовой вышки здесь не было, мы с трудом ловили связь от соседей.

Да что сотовая связь и интернет? Тут и электричество-то не во всех домах, а унитаз есть только в поместье Воронцовых.

Однажды этот медвежий остров сместится далеко на север и тогда станет неинтересным для сильных мира сего.

Но до этого момента я ещё никогда не доживал.

Я ступил на палубу первым. Меня никто не встречал. Несколько рыбаков бросили на меня и остальных равнодушные взгляды, но какой-то портовый чиновник выбежал навстречу и начал кивать, как болванчик.

— Ваше Сиятельство, Максим Петрович! — крикнул он. — Да как вы выросли, да возмужали! А это Светлана Петровна? Барыня какой красивой стала.

— Это Валерия Строганова, — сказал я. — Света вон там, спускается.

— А, — немного разочарованно протянул чиновник и продолжил: — Валентин Пахомыч вас ждёт на машине.

— Понял, едем домой.

— Князь приехал, — зашептались рыбаки и портовые работники.

Не сказать бы, что это их как-то удивило. Просто немного любопытства, что приехал хозяин этого острова. Большинство сразу же возвращалось к работе, а я не собирался их отвлекать от этого.

Какой-то полицейский при виде меня приложил руку к козырьку. Какой-то крестьянин снял шапку. Торговец, у которого к телу был приделан лоток с пирожками, тут же устремился к нам.

— Пирожки горячие, очень вкусные! — завопил он. — Барину и его друзьям скидка, аж половина цены. Стоили семь рублей, продаю за пять.

— Но ведь половина от семи — три с половиной рубля, — сказал Кирилл.

Торговец посмотрел на него, как на своего кровного врага.

— С чем пирожки? — спросил я у Пахи, который могучим укусом сожрал большую часть пирожка.

Паха задумчиво посмотрел внутрь.

— С тестом, — сказал он.

— Они ливерные! — возмутился торговец.

— Съел половину, им тут и не пахнет.

— Максим Петрович!

Толстый старичок с редкой бородкой помахал мне потёртой кепкой. Это Валентин Пахомыч, отцовский управляющий.

— Ого, сколько тут вас, — удивился он. — Я сейчас сбегаю, ещё машину попрошу, а то не влезем.

— Я домой схожу, — сказал Паха. — А завтра в поместье приду.

— Я тоже к своим, — добавил Кирилл. — Давно не видел, как они там. Зачётку покажу.

— Теперь влезем, — я оглядел всех.

Пахомыч засмеялся.

— Прошу вас за мной. Я даже машину почистил.

Эта тачка была очень древней. Она точно старше Пахомыча. У неё даже двери открывались против хода движения, а колёса на спицах казались неестественно маленькими.

Вместо сидений деревянные лавки, а место водителя было снаружи, типа как кучер.

— Ого, какая машина, — сказала Лера.

— Её ещё дедушка Максима Петровича купил, — похвастался Пахомыч.

— Потом куплю нормальный внедорожник, — сказал я.

— Это красавица лучше.

Ну что, же в путь, отбивать жопы на твёрдой скамье.

Поместье располагалось на вершине небольшой, заросшей соснами горы. Машина ехала, собирая все ямы и колдоёбины на пути, но Пахомыч будто не обращал на это внимания.

— Урожай закупим на зиму, — докладывал он. — Уже договорились заранее, дешевле выйдет. Ещё поместье хотели подлатать. Батюшка ваш хотел пристройку делать, но я всё держу, пока вы планы не посмотрите.

— Понятно, — я чуть не прикусил язык от очередного скачка.

Бедро Леры так сильно тёрлось о моё, что мне приходилось сосредотачиваться, чтобы думать о делах.

— А что с лесом? Заготавливаете?

— Нет, спроса нету, я отменил.

— Заготавливайте, — приказал я. — Спрос будет, поверьте.

— Как скажете, — немного недовольно сказал Пахомыч. — Надо будет лесорубов опять нанять, я их распустил.

Дорога стала ещё хуже, но когда я думал, что сейчас от тряски выпадут пломбы, всё стало ровнее. Впереди показался фамильный особняк.

— Ого, какой здоровый, — сказала Лера. — Я его плохо помню.

Особняк Воронцовых лет двести назад может и выглядел красивым, но сейчас это древняя развалина. У стен стояли мощные подпорки, не давая развалиться. Правое крыло вообще было заброшено, а окна давно сняты, только рассохшиеся ставни лупили по пустым дырам. Как дом с призраками.

По двору бродили курицы, которые разбежались во все стороны при появлении машины. Худая псина недовольно на нас посмотрела и облаяла.

Из будки вышел охранник с расстёгнутой рубахой. Волосатое пузо выдавалось далеко вперёд. Охранник жевал бутерброд и с удивлением смотрел на нас. Другие охранники столпились у дома.

На заборчике дремал кот. Вернее, не кот, а целый котище, огромный и толстый, с блестящей чёрной шерстью. Этот кот — единственное, что смотрелось в этом особняке по-настоящему значимым и достойным князя.

Поэтому я первым делом, когда вышел из машины и потёр отбитую скамейкой жопу, направился к коту и почесал ему горло.

— Хороший кот, — сказал я. — Хор-р-роший, — я с силой провёл ему по спине, и кот замурчал. — Походу только ты тут питаешься досыта.

— Это же тот котёнок, которого ты нашёл, — сказала Света обрадованным голосом. — Ого, какой вымахал!

Собака, обделённая вниманием, заскулила. Лера погладила её по голове, и обрадованный пёс начал радостно прыгать вокруг неё.

Одна из куриц подобралась к Алексу и клюнула его в ботинок. Где-то закукарекал петух, чем встревожил индюков.

Да уж, домик в деревне. Но я ещё сделаю из этого места передовую базу.

— Добро пожаловать домой, — сказал Пахомыч. — Однажды этим краям вернётся былое великолепие.

Я надеялся на это.

— Лера. — сказал я. — Ты наша главная гостья. Пахомыч, для неё лучшую комнату и протопите хорошенько, чтобы сыро не было.

— Сделаем, Максим Петрович.

— Готовь обед, но пока позови ко мне того, кто там занимается финансами.

— Это Глебка, племянник мой, университет закончил. Я его поставил, чтобы он циферьки смотрел.

— Вот и посмотрим, что он умеет. Я поработаю с ним, а потом отправлюсь на кладбище.

Я сказал это чуть погромче, чтобы меня слышали все, кто должен это услышать.

— Так, Света, проводи, пожалуйста, Леру, а вы, — я посмотрел на Алекса и Трофимыча, которые всю дорогу молчали. — Осмотрите все точки обороны и наши войска, какие найдёте.

— Да, — коротко сказал Алекс.

— Алекс, когда закончится обучение, ты назначаешься начальником моей охраны.

— Я? — парень опять потерял свой невозмутимый вид. — Как мой отец?

— Именно. А ты, Трофимыч, будешь инструктором. Я наберу людей, а ты должен будешь сделать из них первоклассных штурмовиков.

— Посмотрим, — сказал Трофимыч. — А что с твоими ребятами? Я не закончил обучение.

— Обучай их, пока мы здесь, потом они будут учиться сами.

— Мы кого-то атакуем?

— Пока нет. Заодно посчитай, сколько денег, людей и экипировки потребуется, чтобы нанять четыре батальона.

— Ого! Ты собрался брать столицу?

— Планы обсудим потом.

Я тщательно вытер обувь от птичьего дерьма и вошёл в дом. Кабинет отца, которого я никогда и не видел, находился на самом верху. Убранство не очень богатое, но мне очень нравился стол, очень гладкий и массивный. Настоящий раритет.

Целое удовольствие провести по нему ладонью. Правда, сейчас всё в пыли, а бумага для записей давно пожелтела. Никакой техники, кроме настольной лампы. Даже авторучек нету, только перо в высохшей чернильнице и карандаши.

В дверь постучали. Парнишка с прилизанными волосами вежливо мне поклонился и подал папочку.

— Да просто принеси мне ноут и открой, где все указано, — сказал я, взглянув в бумаги. — И сайт с биржей.

— Но дядя сказал, что лучше на бумаге, — парнишка-финансист расстроился. — Я ему всегда отчёты на бумаге ношу.

— Мне не надо на бумаге. Покажи мне, что у меня есть.

Много времени это не займёт, курсы акций я давно заучивал наизусть. Минут через десять парень принёс ноутбук.

— Так, — я всмотрелся в грязный экран. — Что там у нас есть?

— Связь плохая, долго грузится, — попытался оправдаться молоденький финансист.

— Так, так, так, — я почесал подбородок. — Эти акции продавай уже сегодня, эти завтра после двух… кхм… вот этих докупи на всё, что есть, и продай через неделю.

— Вы уверены? — парнишка покраснел. — Это же акции Марс Милитари, их сейчас колбасит. Они всю деятельность свернули.

— Поколбасит и перестанет, они всё отыграют. Скупай всё, до чего дотянешься.

Так я задумался. Хорошо знать, какие курсы акций будут в будущем. Это поможет подзаработать.

— Так, уже лучше, — я почесал левую ладонь, на которой почти зажила кожа. — Теперь наши активы. Это продавай, это продавай, это надо отремонтировать, а здесь докупить.

— Что-то ещё? — спросил финансист, когда всё закончилось.

— Да. Когда к тебе обратится Михаил Трофимыч, новый инструктор по боевой подготовке, выдели ему деньги на найм. Там будет большая сумма, но мы её соберём. А ещё нужно будет взять в аренду корабли… ладно, это потом посчитает. Свободен, можешь идти обедать.

Парень посмотрел на меня, как на сумасшедшего, и вышел. Я постучал по столу. Вот, десять минут работы, и я стал богаче на несколько миллионов. Хорошо быть дворянином, который знает, что случится в будущем.

Ещё куча дел. Сходить на кладбище, поужинать, обсудить с Алексом и Трофимычем положение, поболтать с Лерой, чтобы не скучала, погулять со Светой, потом вернуться в город близ порта и спасти Кирилла, чтобы его там не побили и не забрали камеру.

А ещё разоблачить предателя и вставить врагам по первое число.

— Пахомыч, я на кладбище, схожу на могилки, — напомнил я. — Пусть обедают без меня. Я возьму машину?

— Конечно, Максим Петрович!

Древний драндулет просто так не завёлся, но охрана и работающие при поместье мужики помогли мне завестись с толкача.

Я поехал к кладбищу. На могилы предков я и не собирался смотреть, но это дело нужно завершить одному. Тогда поместье станет по-настоящему моим домом после учёбы и базой для операций.

Сначала нужно сделать это место безопасным.

Тачку трясло ещё хуже, дорога к кладбищу — это просто две колеи посреди травы. Скоро пойдёт дождь, так что машину придётся оставить там. ДА и хрен с ней.

Я остановил машину у ржавой ограды, а она заглохла сама. Я открыл ворота, потом тщательно вытер руки спиртовой салфеткой и достал уже ненавистный мне нож.

Кровь потекла сразу, но я сжал кулак, чтобы это не заметили сразу.

Кладбище немаленькое. Воронцовы предпочитали не лежать в земле, а строили себе немаленькие склепы. Лучше бы нанимали людей и покупали больше оружия, а не только обустраивали эти впечатляющие береговые батареи.

Понятия не имею, где лежат родители Макса, да и я пришёл не к ним. Я остановился возле ближайшего склепа и стал ждать. Долго не пришлось.

— Стоять, облитератор! — вышедший из-за склепа мужик в чёрном плаще направил на меня дробовик.

Показались и другие. Вёл их высокий парень с мартирским крестом на шее.

— Отец Бриган, Священная Инквизиция, — представился он. — Ты попался, богохульник. Ты ещё ответишь за моего учителя, отца Карвана!

— О нет, вы меня взяли, — произнёс я равнодушным голосом. — Как же так? Я попался, горе мне.

Я зевнул.

Инквизиция держалась долго, но я про них не забыл. Я их ждал. Они тоже ждали, когда я вернусь домой, чтобы взять меня подальше от Академии, куда им вход заказан. Зачем я им нужен?

Я до сих пор не знаю, так что попросту решил, что они больные придурки. Вряд ли я далеко от истины. Тем более что сейчас меня окружали не профессиональные наёмники, а какие-то фанатики. Не у всех даже пушки выстрелят.

Но мне приходится каждый раз приходить сюда и встречать их самому. Если бы я остался, они бы напали на поместье. Тогда бы погибло много людей. А своих ребят я брать сюда не хотел, потому что в бою на кладбище всегда погибал Алекс, прикрывая меня. Глупо выходило, но спасти его не получалось.

Справлюсь один, проблем не будет даже с учётом изменённого цикла.

— Пламя очистит твою душу, — продолжал пафосный молодой инквизитор. — И ты попадёшь в ад!

— Как я попаду в ад, если пламя очистит мою душу?

Инквизитор презрительно скривил губы.

— Вы подтверждаете свои слова? — спросил он.

В круг вооружённых придурков ступил Валентин Пахомыч, управляющий поместья.

— Это ты меня предал, — также фальшиво и равнодушно сказал я. — Как неожиданно, никогда бы не подумал. Как же ты… — я вздохнул, потому что мне надоело это представление. — Ребята, давайте быстрее, я уже заебался сегодня. Я ещё даже не обедал. Долго ещё?

Я вздохнул ещё раз и посмотрел на часы. Я и забыл, насколько они все нудные.

Глава 19

Дурацкий суд продолжался.

— Я подтверждаю, что Максим Воронцов занимался запретной мартирской магией, — Пахомыч показал на меня пальцем. — С самого детства он был повязан с силами зла.

Я вздохнул и посмотрел на часы ещё раз.

— За-е-ба-ли! — медленно сказал я. — Особенно ты, Пахомыч. Я хотел тебе назначить солидную пенсию, ну да теперь ты в пролёте. И ради чего? Чтобы заполучить крохи моего наследства? Идиот.

— Приговор понятен! — молодой инквизитор задрал лицо в воздух, наслаждаясь своими понтами. — Смерть через сожжение! Ибо такова воля Господа. Свяжите его!

Несколько человек обступили меня со всех сторон. Один, высокий здоровый бородач, тонко взвизгнул и отскочил подальше.

— У него кровь бежит! Магия крови!

— Облитератор!

— Господи, защити и помилуй!

Один перемахнул через ржавую ограду и побежал куда-то на север.

— Маловерные! — вскричал инквизитор, смотря бегуну вслед. — Тёмная магия бессильна! Ибо Господь защищает нас.

Он поцеловал пятиконечный крест Единой Церкви. И при этом зажмурил глазки от удовольствия.

— Парень, — сказал я. — Тебе бы в твоём возрасте по барам шляться, да с девчонками мутить. Ну нахрена ты попёрся в эту инквизицию? Думаете, никто вас не ожидает? Как вы там говорите? Красивые одёжки и фанатичная преданность Папе? Да хрен там.

— Твои речи не отвратят меня от праведных дел.

— Тогда твори свои праведные дела побыстрее, — попросил я. — Что вы там придумали? Костёр?

— Твоя магия не сработает на мне, — инквизитор подошёл ко мне вплотную. — Так что ты сгоришь. Я бы увёз тебя в Ватикан, но есть опасения, что нечестивый император и его проклятый наследник опять тебя спасут.

— Как хотите, — я вздохнул и вытянул руку. — Вяжите, сжигайте. Только не читайте долбанные проповеди, а то я усну.

Меня связывали аж три человека, с опаской глядя на кровоточащую ладонь. Инквизитор, чьё имя я никогда не мог запомнить, читал передо мной молитвы на латыни. Я не слушал.

Пахомыч смотрел на меня с довольным видом. Насколько я помню, он хотел прикарманить мои деньги и жить в своё удовольствие в моём поместье. Не очень продуманный план, но и старик никогда не был особо умным. Но в первый раз меня его предательство удивило. Остаётся только надеяться, что он не забыл передать мои поручения.

Я сегодня не единственный пленник инквизиции. За чьей-то могилой судорожно рыдал мальчишка. Они похитили его из ближайшей деревни, потому что соседи написали на него донос местному священнику, а тот связался с инквизицией.

Я как-то выяснил, что донос был не потому, что у парня способности к стихиям, очень зачаточные, а потому что он сирота и жил один в доме, который ему достался от родителей. А кто-то из соседей подумал, что ему этот дом нужнее.

Ну ничего, скоро на острове будет иначе. Сначала выгнать отсюда этих святош.

— Несите его! — объявил инквизитор.

— Может, увезём его на машине? — предложил кто-то из его свиты.

— Если сможете завести, — я довольно посмеялся.

Они пытались долго, но не получилось. Даже сам Пахомыч, долбанный предатель, не справился с задачей.

— Несите на руках! — инквизитор уже начал нервничать. — Тут недалеко.

Недалеко, да, но я им работу облегчать не собирался. Моя расстёгнутая куртка цеплялась за ветки, я иногда брыкался, а пару раз они меня уронили.

— Да какая же ты сволочь! — мужик с густой чёрной бородой замахнулся, чтобы меня пнуть по голове.

— Если пустишь мне кровь, — ехидным голосом сказал я. — То получишь проклятье и после смерти окажешься на столе у Пожирателя Времени.

— Чур меня, — мужик перекрестился. — Чур меня. Изыди!

Больше он таких попыток не делал. Меня взяли другие два человека. Один задел мою руку и закричал.

— Я попал пальцем в его кровь!

— Теперь ты сам станешь облитератором, — сказал я. — Так мы и становимся проклятыми душами. Вот ты так спишь, а потом раз! И облитератор!

— Не слушайте его! — крикнул инквизитор. — Мы на стороне света, нас не тронет скверна.

Они уже всё подготовили. Два вкопанных в землю столба, цепи, чтобы связать нас, и куча дров. Некоторые сырые, чтобы я помучался. Работали, бедняги, старались. Забавно, что это часть леса полностью моя, и они хотят меня сжечь на собственном дереве.

— А вы в курсе, что здесь запрещено рубить лес? — спросил я. — Это карается законом. Если дойдёт до полиции… зря вы так, инквизиция в империи не настолько независима, как в других странах. Придётся отвечать по закону.

— Законы Господа выше законов любого смертного правителя! — сказал инквизитор. — Подготовьте церемонию.

Не, это затянется. Может быть, в следующий раз, сразу нанять наёмников и поймать эту банду, чтобы не мешались? Посмотрим. Если ещё будет этот следующий цикл.

Инквизитор читал проповедь, которую я не слушал. А у меня появилось время подумать. Когда закончим с продажей акций, у меня будет достаточно денег уже в течение месяца. Может, нанять не четыре батальона, а пять?

Не, четыре в самый раз, больше могут привлечь нежелательное внимание. А что я буду делать, когда прикончу Шувалова? Даже если Света вморозит императорский флот, то они всё равно могут стрелять.

Надо продумать эту часть плана получше. Как и штурм. Может быть, получится уговорить Леру, чтобы она отозвала армию её дома из Африки, где они воевали по приказу императора, и отправила на помощь мне? Там неплохие силы.

Подумаю. Вряд ли опытные командиры захотят подчиняться восемнадцатилетней девушке, но опять-таки, их могут сманить мои деньги. В общем, я с ней поговорю вечером об этом.

Ну а пока?

— Вы ещё долго? — спросил я.

Нет, уже заканчивали. Меня привязали к столбу, не очень плотно, боясь кровоточащей ладони. Зато от души привязали бедного парнишку, который точно не ожидал такого завершения вечера.

— Господи, спаси, — тихо молился он. — Пожалуйста, Господи, спаси, я не хотел, чтобы вышло так.

— Ммм… первый раз? — сочувственно спросил я с видом знатока.

Парень не услышал. Хворост под нами сложили плотнее, а инквизитор мучался со спичками, пытаясь зажечь факел.

— Да помогите ему кто-нибудь, — попросил я. — Алё, ужин скоро! Сколько мне ещё ждать? Чё вы такие медленные?

Один фанатик из свиты инквизитора, наглый прыщавый парень паршиво ухмыльнулся и бросил мне под ноги незатушенную сигарету.

— Ты сгоришь в пламени, — пообещал он.

Сигарета немного подымила и затухла. Но зато инквизитор наконец закончил свои приготовления.

— Да свершится воля Его! — крикнул он и поднёс факел к костру.

— Вот именно, — сказал я. — Так и будет. Вы успели вовремя.

Я посмотрел в небо. Через три секунды его перечеркнула молния, прогремел гром, а ещё через несколько секунд пошёл дождь. Как по расписанию.

Может, мне начать зарабатывать метеорологом? В любом случае, единственная предсказуемая вещь во всех циклах — это погода. Она не зависит ни от корпоратов, ни от церкви, ни от дворян.

Едва загоревшийся костёр сразу потух. Тоненькая струйка дыма пошла наверх.

— Что-то не сработало, — сказал я. — Не горит. Ну мало ли, переволновались.

— Заткнись, — угрожающе прошипел инквизитор.

— А то что, сожжёшь меня заживо? — я фыркнул. — Ладно, развязывай, и я сделаю вид, что ничего не было. Кучу времени на вас потратил.

— Твоя магия не сработает…

— Да я уже слышал это. А разве это не божественная воля, что пошёл дождь? И это не ересь, сомневаться в ней?

Несколько человек из свиты инквизитора зашептались, показывая на меня пальцем. Молодой инквизитор стоял и мок под дождём.

— Повесить его! — наконец приказал он.

Пришлось ждать, когда они приготовят две верёвки. Хоть не стали строить виселицу.

— Не ссы, пацан, — сказал я мальчишке, который с ужасом смотрел на эти приготовления. — Эти придурки ничего нам не сделают.

Один придурок перекинул две петли через толстую ветку ближайшего дерева и завязывал узлом вокруг ствола. Другой нашёл где-то два чурбана, который должны были послужить нам подставкой для ног.

Меня отвязали от столба и, всё так же боясь, опять связали руки за спиной. Так себе получилось, как и раньше.

Меня подвели к чурбану и начали тыкать в спину, чтобы я забрался наверх. Пацан уже рыдал, балансируя на своём брёвнышке. Не, туда я залазить не собирался.

Пора танцевать. Только в этот раз за меня потанцует другой человек.

— Теперь тебя ничто не спасёт, — сказал инквизитор, злобно ухмыляясь.

— А ты даже не дашь мне сказать последнее слово? — спросил я. — Ну же, где ваше милосердие?

Я сжал левый кулак. Кровь из порезанной ладони потекла сильнее.

— Ты его не заслуживаешь, еретик и дьявольское отродье!

— А если я выдам тебе другого облитератора? — шепнул я. — Так, одно имя скажу на ушко. Всего одно. Тебе понравится.

— Говори, — потребовал инквизитор.

— А я шёпотом. Поближе.

Он приблизил своё лицо к моему. И совершил свою самую страшную ошибку.

Он посмотрел мне в глаза.

Может, сейчас он и хотел отвести взгляд, но не мог. Его зрачки расширились, лицо вспотело, зубы начали стучать друг об друга. А тоненькая ниточка крови, не толщи паутинки, достигла его лица.

Глаза начали отсвечивать красным.

— Повеселимся, отче? — спросил я.

— Повеселимся, Макс, — согласился инквизитор. — Обязательно повеселимся.

— Святой отец? — спросил кто-то из его свиты.

Инквизитор распахнул рясу и достал оттуда пистолет. Здоровенный блестящий пустынный орёл с нарисованными крестами и цитатами из священных книг. Капли дождя разбивались о массивный затвор.

Не, я такие пушки не люблю, мне больше по душе беретта, которую я оставил в поместье. Но мне нравилось смотреть, как из таких пушек стреляют другие.

От выстрела больно кольнуло в ушах. Огромный пистолет подпрыгнул от отдачи, но инквизитор его удержал.

Голова мужика с густой чёрной бородой разлетелась на кусочки, а её содержимое забрызгало соседей. Уцелевший глаз приземлился на плечо Валентина Пахомыча.

Пахомыч вскрикнул, а потом посмотрел на здоровенную дырку в своём пузе.

— Пора на пенсию, — сказал я.

Управляющий грузно шлёпнулся в траву.

— Святой отец! — вскричал прыщавый тип в чёрной шляпе. — Что вы делаете?

Третья пуля досталась уже ему. Он даже не успел закричать. Фонтан ярко-красной крови из разорванной шеи залил остальных.

— Еретики должны сдохнуть! — кричал инквизитор, целясь в следующего.

Выстрелы отражались эхом по всей округе, соперничая по громкости с громом в небе. Кто-то из придурков пытался вступить в бой с вошедшим в раж святым отцом, но это было бесполезно.

Он не чувствовал ни боли, ни сожаления. Отличный солдат, правда, надолго его не хватит.

Инквизитор умело выцеливал моих врагов через проливной дождь, не забывая вовремя перезаряжать семизарядную пушку. Не знаю, сколько он набрал патронов, но хватило бы перестрелять целую роту.

А я пока снимал верёвку, которой связали мои руки. Из-за того, что ладонь кровоточила и шёл дождь, верёвка легко соскальзывала, хотя кожу я немного ободрал.

Но я освободился, и как раз вовремя. Тот мальчишка, мой сосед по несчастью, от очередного выстрела испугался и соскользнул с чурбана. Петля впилась ему глубоко в шею, а парень захрипел.

Я подхватил его за ноги и чуть приподнял.

— Отставить, — сказал я. — Не, ты сегодня выживешь. Ты способный экстер, я возьму тебя к себе в дом. Выучишься, будешь помогать.

Инквизитор получил от кого-то пулю в спину. Рана опасная, но святой отец, подчиняющийся моей крови, будто этого не заметил. Он развернулся и пристрелил обидчика.

— Так, — я приподнял парня ещё выше. — Я сейчас разрежу верёвку у тебя на руках, а ты сразу сними петлю, понял?

Тот закивал в ответ. Верёвка всё ещё вдавлена ему в шею, но дышать это ему уже не мешало.

— Ересь будет уничтожена! — вопил инквизитор, продолжая стрелять. — Сдохните во имя Его, проклятые облитераторы!

Его свита, чей боевой дух был полностью разгромлен, пыталась разбежаться. Те, кто ещё пытался сопротивляться, уже был убит.

Инквизитор встал на колено, не обращая внимания на несколько дырок от пуль в собственном теле, и прицельным огнём снимал последних.

— Так, ещё немного, — сказал я, одной рукой придерживая парня за ноги, а другой на ощупь разрезая его верёвки. — Если святой отец сейчас не сдохнет, то поможет.

Инквизитор перезарядил пушку. Пора бы ему подойти ко мне за новыми приказами. Но он развернулся навстречу новой угрозе.

Но кто? Инквизитор же убил всех из своей команды. Но он в кого-то прицелился и…

Я зажмурился, но яркая вспышка меня всё равно меня ослепила. На сетчатке глаза отпечатался след, и я никак не мог проморгаться. Инквизитор молча повалился на траву. В животе у него дымила дыра размером с кулак.

Пистолет упал рядом.

Я увидел, кто там стоит через стену дождя. Человек в белой маске с красными молниями, а его тяжёлый кожаный плащ наконец-то был по погоде.

И что мне делать? Если я отпущу пацана, он задохнётся. Так, хватаю пистолет, валю того пидора, потом бегу к дереву и режу верёвку у самого ствола. Парнишка вывихнет лодыжку, но это лучше, чем умереть.

Но тип в маске решил всё за меня. Пацан коротко замычал от боли и затих. Я поднял взгляд вверх. На его груди была такая же дыра, как у священника.

Я отошёл на шаг и оставил тело в петле. А мне его жаль, парнишка был неплохой и очень отзывчивый, как я убедился в прошлых циклах.

— Ты мразотный пидор, — сказал я, поворачиваясь к человеку в маске. — Он-то что тебе сделал? Это ещё пацан совсем.

— Он не должен был это услышать, — сказал человек в маске. — А ты не слушаешь предупреждения. Это плохо для тебя закончится.

Я нагло взял пустынный орёл инквизитора, но человек в маске не пошевелился.

— Ты напал на мою сестру, — тихо произнёс я. — Любой, кто вредит моим людям, сдохнет.

— Если бы я хотел, твоя сестра и твоя девка погибли бы в том взрыве. Но это предупреждение. Мы предупредили тебя и предупреждаем тебя ещё раз. Останься на этом острове. Если хочешь, то набирай свои штурмовые батальоны против Шувалова. Но больше не вмешивайся в наши дела.

Искажённый маской голос въедался мне в уши и раздражал.

— А не проще ли тебе было меня убить? — я взялся за пистолет двумя руками и прицелился.

— У нас был выбор и мы его сделали, — сказал человек. — Этот выбор в твою пользу. Мы пришли тебе на помощь сегодня, чтобы ты знал, что мы не обязаны быть врагами.

— Иди-ка ты на хуй! — крикнул я. — Я и без тебя справлялся.

— Это мы увидели. Мы не знали, что ты справишься. Но если ты опять вмешаешься не в своё дело, мы прикажем тебя уничтожить. И я тебя убью.

— Кто это мы?

— Когда ты вернёшься, ты узнаешь новость. Но ты должен проигнорировать её. Это не твоё дело.

— Да сдохни уже!

Я выстрелил. Пистолет сильно подпрыгнул от отдачи, но я его удержал. Вот только типа в маске не было видно.

Ублюдок, дождь же идёт, с этой водной телепортацией он может быть где угодно.

Я побежал в поместье прямо через лес короткой дорогой. Бежать недолго, но тяжело. Ветки хлестали меня по лицу, пару раз я чуть не споткнулся.

Я вбежал на территорию поместья, топая по жидкой грязи. Навстречу мне вышел Трофимыч. Капитан-инструктор был одет в непромокаемый плащ-дождевик. Он меня ждал.

— Я осмотрел твоих людей, — сказал он. — Должен сказать…

— Трофимыч! — крикнул я. — Какая дальность водной телепортации?

— Хм… метров сто, не больше, — Трофимыч задумался. — В дождь может быть двести. Но после одной телепортации нельзя сразу же воспользовать следующей.

— Значит этот пидор на острове! — вскричал я. — Перекрыть остров! Немедленно!

— Есть! — ответил Трофимыч. — А мы знаем, кого ищем?

— Очень опасного типа, — я тяжело выдохнул и посмотрел на пистолет, который до сих пор держал в руке. — Поймаем его, я пущу ему пулю в жопу.

* * *
Люди моего дома перекрыли все порты, но не нашли ни одного следа типа в маске. Я сам несколько раз смотался в пару мест, но не нашёл никого на него похожего.

Остров большой, и этот тип может быть где угодно.

Домой я зашёл уже около полуночи. Пришлось забирать Паху и Кирилла, чтобы не оставались без меня, а то мало ли что случится. Ещё куча дел: найм нового управляющего (племянник Пахомыча подойдёт), выслушать отчёты, да и поесть, в конце концов.

Я, не переодеваясь, вошёл в гостиную и сел прямо на пол, чтобы не пачкать мебель. В просторной комнате, на стенах которых висели облезшие чучела всяких зверей, были только Света и Лера.

А они сдружились за последние дни. Обе сидели у камина и о чём-то раздумывали.

Лера повернулась ко мне. Вид очень грустный. У Светы тоже.

— Что случилось? — спросил я.

— Максим, — она вытерла нос. — Звонили из дома. Там сейчас…

Тип в маске обещал мне новость, на которую я не должен реагировать. Это точно она.

— Я не хотела тебя просить, это моё дело, не твоё. Но… там так всё плохо. Мы не справимся.

— Макс, нам нужно вмешаться! — добавила Света. — Мы не можем это так оставить!

Лера поднялась на ноги и посмотрела на меня.

— Мне сейчас очень нужна твоя помощь, — сказала она. — Очень сильно нужна.

Глава 20

Я сделал вид, что слишком устал и туплю, поэтому не отвечал на вопросы, но на самом деле я очень быстро раздумывал.

С Лерой связался начальник разведки её дома (да, у Строгановых была собственная разведка). Вести не очень радостные.

Их остров хотят захватить неизвестные люди без гербов, флагов и прочих опознавательных знаков. Обычные наёмники, которых на первый взгляд, никто не ведёт. Уже было несколько атак, и люди Строгановых смогли захватить и допросить одного.

Похоже, князь Морозов, хоть и не вступил в наследство, но уже начал увеличивать свои земли. Прямо на каникулах, после экзаменов, перед новым семестром. У него не получилось добиться своего мирным путём, так что он решил взять остров Строгановых силой.

— Макс? — Света смотрела на меня.

— Подожди, я думаю!

Цикл опять свернул куда-то не туда. Что я делаю? Я рискую. Да, я обещал…

Мне не понравилось, что погас свет. В помещении стало слишком темно, как в бездне. А вот и мой старый знакомый, чёрный-на-чёрном, сам Пожиратель Времени.

— Что тебе опять нужно?

— Непростая дилемма, верно? — спросил Пожиратель. — Что думаешь?

— А ты что, решил мне что-то подсказать? — спросил я в ответ.

— Нет. Я хочу дать тебе время подумать. У тебя его мало, и ты можешь ошибиться. Но пока мы здесь, время остановлено. На кону многое, и без риска нам не победить.

— Ты здесь не просто так, — сказал я. — Ты рядом, когда я близко к цели. И раз ты здесь, то скажи, кто украл Камень Леры? Морозов?

— На это я не могу ответить. Но ты немного удивишься.

— Кто этот человек в маске?

— На это я тоже не отвечу. Но ты удивишься намного сильнее. Дело в другом.

Чёрный силуэт Пожирателя чуть отдалился.

— Раньше я спрашивал тебя, что тобой движет. А теперь ответь на вопрос, что движет другим человеком?

— Князем Морозовым? — я задумался. — На острове куча ресурсов. Морозов может забрать его, а потом потребовать у Леры всё имущество дома, банковские счета там и прочее. И Морозов решил, что может проигнорировать моё предупреждение. Зря.

— Что-то ещё? Ты ничего не забыл?

— Что-то ещё, — я застонал, мучительно вспоминая. — Да, должно быть что-то ещё. Всспоминай, Макс, вспоминай! Морозов же ещё не во главе собственного дома, он должен закончить обучение, чтобы получить наследство.

— Такое условие поставил ему папаша, — добавил Пожиратель. — Это ты помнишь. Это тебе повезло, что ты мелкий дворянин. Тебе для наследства не нужно получать одобрение императора.

— А домом Морозовых управляет целый совет, — продолжил я. — И там нет военных. Осталась буквально пара месяцев перед получением наследства, но Морозову уже не терпится захапать себе как можно больше.

— Думаешь, он бы смог уговорить совет?

— Нет.

— А это значит…

— Это значит, что он действует в одиночку! — сказал я. — У корпоратов из Марс Милитари сейчас свои проблемы. Да, Морозов вполне мог бы нанять наёмников, их всегда полно. А наёмники не смогут так просто взять остров Строгановых, набитый опытными солдатами. У нас есть время!

— А что это значит ещё? — спросил Пожиратель.

— Морозов может быть там. Скорее всего, он там, следит, чтобы всё шло по его рискованному плану. Он рискнул всем. Он торопится захватить остров, пока император не вмешался. Если Морозов проиграет, то потеряет многое. А если я смогу его там захватить…

Пожиратель молчал, поэтому я сказал сам.

— Ему придётся отдать мне Камень Краста. Он никуда от этого не денется.

Я рискую, да, собой и другими. Но моего прибытия там точно никто не ожидал. И этот тип в маске требовал, чтобы я проигнорировал эту новость. Нет уж, я отправлюсь в самое пекло.

Ну и самый последний довод: Лера спасла жизнь Свете. У меня должок.

— Ты знаешь, что делать, — сказал Пожиратель. — Но старайся не сдохнуть. У тебя мало попыток.

— Ты говорил. И тогда что? Затянешь очередного беднягу из другого мира?

— А нет других миров, Макс. Есть только этот мир. И циклы, в которых руины мартиров не были найдены. Ты не понимаешь многое. Но об этом поговорим, когда получишь хоть один Камень.

— Макс, — протянула Света просящим голосом. — Ну так что?

Меня вырвало из бездны. Немного неприятное ощущение, которое долго не проходило. Но я знал, что делать.

— Собираемся и отправляемся, — сказал я. — Где-там Трофимыч? Надо многое спланировать.

— Макс, спасибо! — Лера подскочила обниматься, но я совсем ушёл в свои мысли.

У меня всего двести человек, более-менее подготовленных. В основном ветераны из отряда отца. Плюс, у нас есть опытный Трофимыч. И нельзя забывать о гарнизоне строгановского острова.

Почти четыре сотни опытных вояк, но Лера могла сказать только примерно. Пусть они и расслабились, но должны быстро втянуться в бой.

— Ты же не ел сегодня, — сказала Лера.

— Угу. Потом.

— Мой дядя пропал, — помощник-финансист, племянник погибшего Пахомыча, выглядел расстроенным. — Вы не знаете, где он?

— Он мёртв. Ты за него.

— Мёртв?

— Осмотрел арсеналы, — сказал Трофимыч, отталкивая парня. — Оружия маловато. Если Строгановы поделятся, то будет хорошо, но… мы точно отправляемся? Мы даже не знаем численность врага.

— Отправляемся.

Я продолжал раздумывать. Ох, как же я рискую. Но нельзя забывать о ещё одной вещи. Дом Морозовых самый слабый из пяти, у них даже нет нормального боевого флота.

Он был у меня на очереди после уничтожения Шувалова, который сам хочет раздавить меня. Но если Морозов заполучит себе все ресурсы Строгановых, он станет самым опасным среди всего Пятиглавого Орла.

И лучше этого не допускать. Я же хочу не только забрать камень у Шувалова, но и у остальных.

— А как мы отправимся? — спросил Трофимыч. — У нас нет кораблей для перевозки десанта.

— Найми рыболовецкие суда, сколько нужно. Обратно отправимся на трофейных.

Трофимыч начал спорить, но не очень уверенно. А меня уже поглотила будущая операция.

— Дом Воронцовых опять выходит в бой, — сказал я.

Не похоже, что много кто разделял мою уверенность.

Но будет сложно, ведь я понятия не имею, с чем столкнусь.

* * *
Мы потратили пару дней, чтобы сделать большой крюк и зайти с другой стороны острова Строгановых. Флотилия рыболовецких судов лёгкая цель даже для одного боевого катера, так что мы решили не рисковать хотя бы в этом.

Но насколько мы могли судить, у Морозова не было флота для полноценной блокады острова.

— Только сдал экзамены, — сказал Кирилл дрогнувшим голосом. — А тут сразу на войну.

— Да ну, какая война, — Трофимыч жевал спичку. — Так, постреляемся немного, да по домам. Их тоже не так много.

На подходе к острову нам пришлось связываться с гарнизоном, потому что берег был заминирован. Но когда там поняли, что мы привезли Леру, то сразу помогли.

— В этой части острова больше всего мин, — похвастался молодой лейтенант, помогая Лере сойти на палубу. — Поэтому Морозов сюда не суётся. Но мы оставили проходы, чтобы получать подкрепление.

— Войска из Африки возвращаются? — спросил я.

Лейтенант посмотрел на меня с подозрением.

— Князь Воронцов будет участвовать в обороне, — сказала Лера. — Мы можем ему доверять.

Теперь он смотрел на меня с сомнением.

— Я привёл подкрепление, а ещё, — я подозвал Трофимыча. — У нас есть опытный командир, капитан-инструктор Штааль.

Трофимыч был без военной формы, но всё равно выглядел представительно. Ну никак не напоминал того бомжа, который ходил с картонными табличками по столице.

— Ого! — лейтенант приложил руку к козырьку фуражки. — Я о вас наслышан. А правда, что вы однажды…

— За дело, лейтенант, — сказал Трофимович. — У нас много работы.

— Да, верно. И да, африканский корпус идёт домой на полном ходу.

— Не люблю гарнизонные войска, — пожаловался Трофимыч, когда лейтенант ушёл вперёд показывать дорогу. — Никакой субординации, мало дисциплины. Жаль, что здесь нет настоящих армейцев.

— Должны быть, — сказал я. — Они наверняка на передовой. Здесь тыл и мины, тут враг не появится.

— Да, — согласился Трофимыч. — Здесь ты правы, я бы не стал высаживаться через мины. Можно отвести войска.

— Нет, — я помотал головой. — Рискованно. Пусть остаются, я оставлю ещё десяток своих.

Трофимыч кивнул.

Где-то бухали пушки береговой обороны. Но остров цел, его никто не обстреливал, почти не было пожаров, даже окна во многих домах не повылетали от взрывов.

— У них нет корабельной артиллерии? — сам у себя спросил я.

— Похоже, что нет, — согласился Трофимыч. — Тогда особых сложностей не будет. Они будут закидывать нас мясом, пока это мясо у них не кончится.

— Скорее бы, — сказал Паха, поправляя бронежилет. — А это обязательно носить?

— Обязательно, — я хлопнул по своему. — Вы ещё каски будете носить. Не хватало вам поймать шальную пулю.

Потому что если кто-нибудь из них умрёт, мне придётся перезапускать цикл с риском никогда не вернуться в начало. Выбор между двумя плохими вариантами.

— Будете сидеть в обороне, — продолжал я наставлять парней и девушек. — Последняя линия. А мы с Трофимычем посмотрим, что там творится.

— Я с тобой, князь, — сказал Алекс. — И, как начальник твоей охраны…

— Ладно, не нуди. Только не высовывайся.

Дворец спешно укрепляли. Но даже окруженный траншеями, прокопанными прямо через цветочные клумбы, огневыми точками и артиллерией, он выглядел шикарнее моего. На крыше трёхэтажного здания, отделанного мрамором, был изображён массивный герб Строгановых с двумя соболями и прочей живностью.

— Тут даже танки есть, — сказал Кирилл, показывая на бронетехнику.

Несколько танков стояли чуть дальше от дворца. В одном завёлся двигатель, и машина с рёвом куда-то поехала.

— Да, — Трофимыч сощурился. — И на что рассчитывает Морозов. Атаковать танки одной пехотой?

— Госпожа! — из дворца вышел седой генерал с роскошными бакенбардами. — Рад, что вы не бросили нас в час беды. Теперь мы точно выстоим.

Он изящно поклонился и поцеловал руку Лере. Следом к нам подошёл Виталик, её сводный брат.

— Лера, — сказал он и кивнул. — Хорошо, что я сразу сюда приехал. И ты правильно сделала. Князь, рад вас видеть! Очень рад.

Он пожал мне руку, игнорируя остальных. Виталик был одет в военную форму и жилет с разгрузкой, так что вид у него боевой. Правда, я всё равно сомневался, что он хоть на что-то способен.

— Михаил Трофимович! — генерал бросился обнимать нашего капитана-инструктора. — Я вот утром вспоминал, что будь у нас ты, мы бы отбились. И вот, тебя сам Господь послал.

Если быть точнее, не обошлось без Пожирателя Времени, но я промолчал.

— Князь Воронцов привёл подкрепление, — сказала Лера.

— Немного, но это мои лучшие люди, — добавил я.

— Мы очень рады, князь, — генерал уважительно мне кивнул. — Пока атаки были не очень сильными, но я думаю, что их командование что-то задумало.

— Это всё наёмники? — спросил я.

— Да, всякий сброд, — генерал нахмурился. — Но если бы атаковал я сам, то тоже бы отправлял всю эту шпану впереди основной армии. Они щупают нашу оборону.

— Я тоже этого опасаюсь, — добавил Трофимыч. — Надо осмотреть оборону.

— Если вы все готовы, то отправляйтесь. Князь, — генерал посмотрел на меня. — Я был бы признателен, если бы ваши войска остались в резерве.

— Да, я согласен, — я повернулся к своим. — Отряд в резерв, Кирилл, Паха и Света, вы с Лерой, Алекс и Трофимыч со мной.

Генерал закурил сигару и рявкнул нереально громким голосом:

— Машину! Срочно! Чё вы там копаетесь?

Уже через полминуты возле нас остановился здоровенный внедорожник с пулемётом на крыше. Мы залезли внутрь. Генерал открыл окно и выдохнул туда едкий дым сигары.

— До береговой линии недолго, за несколько минут доедем.

Алекс уважительно посмотрел на пулемёт. Наверняка хотел пострелять, но вслух не сказал.

— Сначала они вообще нас не беспокоили, — сказал генерал. — Высаживались на катерах и моторках, нам хватило пары пулемётов, чтобы их прогнать. Но мне не давало это покоя, так что я приказал усилить оборону. И не зря, сегодня они лезут, как сраные бриташки в последнюю войну. Помнишь, Михаил Трофимыч?

— Помню.

— Вот только сейчас успокоились. Но боевого флота у них нет, только катера. Они ракетные, неприятные, но близко подходить бояться, мы их из наших пушек отгоняем. Вон, видите!

Он показал на горизонт. Там, на море, всё заволокло чёрным дымом.

— Подбили несколько штук прямой наводкой, — похвастался генерал. — Пушки хорошие, да и вообще люди опытные.

— Есть маги?

— Мало, мы их бережём.

— А у врага есть?

— Надеюсь, что нет.

Ещё совсем недавно это было пляжем, но всего за несколько дней гарнизон превратил это место в неприступную крепость. На пулемёты и пушки в доме Строгановых не скупились. А на песке уже видно результат их работы.

Всё было завалено телами.

— Ого, — сказал я. — Вы пустили им кровь.

— Это с последней атаки. Вот они лезли, вы бы видели. Это самое крепкое место нашей обороны.

Десантные катера догорали у берега. Если всё будет продолжаться такими темпами, у Морозова просто кончатся люди уже через несколько дней. Тогда надо будет придумать, как захватить его самого.

Орудие береговой обороны, установленное в мощном бункере, начало движение.

— Сейчас бахнет, — предупредил генерал.

Бахнуло так, аж дрогнула земля. Снаряд весом в тонну улетел куда-то в сторону моря.

— Кого же они там засекли? — спросил генерал. — Я пока спрошу…

— Минуточку, — сказал я. — Это самое крепкое место обороны, но как укреплены другие?

— Достаточно, — генерал пожал плечами. — На западе очень неудобно высаживаться, поэтому все лишние пушки и пулемёты мы увезли сюда.

Я посмотрел на Трофимыча. И он подумал тоже самое.

— Нам нужно их осмотреть, — сказал капитан-инструктор. — И если там слабая оборона, я буду рекомендовать вернуть всё на позиции. Здесь и так всё обложено, можно выдержать атаку целой армии.

— Здесь и так целая армия, — генерал сморщил лицо. — Ладно, посмотрим, чтобы всё там было хорошо. Но я вас заверяю, когда вы увидите те места, то поймёте, что с моря там нельзя высадиться серьёзными силами.

— Господин генерал! — из машины высунулся водитель, держа трубку радиостанции.

— Минутку, — генерал торопливо прошёл к машине.

Новости ему явно не понравились.

— Выезжаем! — приказал он.

Уже в машине он объяснил, что случилось.

— Они атакуют с запада.

— Как много? — спросил Трофимыч.

— Рота, не больше. Наших там тоже рота, но…

Он опять припал к трубке. А впереди что-то начало бухать. Из-за холма протянулся толстый ствол чёрного дыма. Затем ещё один.

Машина встала под холмом, чтобы не было видно с моря, а мы вылезли наружу.

Я понимаю, почему генерал так был уверен в том, что здесь не нападут. В этом месте нет пляжа, тут скала, возвышающаяся над морем, и узкий проход к воде, уже заваленный телами. Хватило и пары пулемётов, но…

Опять взорвалось, совсем рядом. Укрытая на позициях здоровенная зенитка исчезла в дыму.

— Они взрывают зенитки! — рявкнул генерал и начал отдавать приказы по рации.

— Сейчас будут вертушки, — сказал Трофимыч. — Алекс, ты помнишь, что я тебе говорил на этот счёт.

Алекс кивнул и засучил рукава.

— Ну и отлично, — Трофимыч похлопал его по плечу. — Мы тут и вдвоём справимся. Но если есть самоходки, — он посмотрел на генерала. — Вызывай!

— Уже вызвал! — крикнул генерал. — Но тут сучьи диверсанты, они…

Он огляделся и запрыгнул в машину, закрывая дверь. По ней застучали пули. А вот окно так и осталось открытым. Водитель уронил голову на руль и застыл в таком положении. Из простреленного горла бежала кровь. Гудок машины протяжно заревел.

Я упал на холодную и влажную от росы траву и достал свою беретту. Стреляли из кустов. Я взял пистолет двумя руками и тщательно прицелился.

Показалась голова в чёрной вязаной маске. Я выстрелил и попал ему в плечо. Кто-то другой начал стрелять по мне в ответ. Я выстрелил наудачу. А их там человек пять. Одна пуля ударилась о камень рядом с моим лицом и с визгом улетела в небо.

— Голову пригни! — крикнул Трофимыч и швырнул туда здоровенный огненный шар размером с телевизор.

Грохнуло так, будто в то место попал снаряд. Одно дерево разломило вдоль ударной волной, листва на нём моментально сгорела. Кусты тоже вспыхнули, оттуда кто-то кричал от боли, но недолго. Температура там просто жуткая.

— Вертушки! — крикнул Алекс.

— Целься лучше.

Три десантных вертолёта быстро приближались со стороны моря. Алекс закрыл глаза и вытянул руку вбок. К кулаку начали прилипать камни и куски земли. А у него уже неплохо получается.

— Ещё нет, — сказал Трофимыч, делая каменный шар побольше. — Жди… кидай!

Шар, пущенный Алексом, попал одной из вертушек в хвостовой винт. Массивная деталь отлетела с куском хвоста. Вертушка начала крутиться вокруг своей оси и со скрежетом врезалась в соседнюю.

Главные винты сцепились, в стороны полетели куски металла. Обе вертушки рухнули на землю. Огненное облако от взрыва медленно и величаво поднялось вверх.

Трофимыч швырнул камень в последнюю. Тяжёлый кусок проломил кабину. Вертушка рухнула рядом с прежними двумя.

— Ещё атакуют! — генерал выпихнул мёртвого водителя из машины. — С юга и… — он прижал. — И юго-востока.

Это то место, откуда мы прибыли.

— Но там же мины, — сказал я.

— Они прошли сквозь них! — крикнул генерал. — Кто-то нас предал!

Глава 21

Ну вот этого ещё не хватало. Предатель, который провёл врага через мины. А ещё был предатель в моём собственном поместье.

И человек в маске, который, по словам Пожирателя, меня удивит. Он тоже предатель?

Если бы я был параноиком, то считал бы, что вокруг предатели.

— В машину! — крикнул я. — Возвращаемся во дворец!

У самой двери я согнулся над телом водителя, залитого кровью.

— Макс, он мёртв, — сказал Алекс.

— Я знаю, — я незаметно обмакнул пальцы левой руки в красную жижу. — Я за пулемёт.

— Это опасно, — возразил Алекс и с уважением посмотрел на крупнокалиберную машинку для убийств. — Можно я?

— Некогда спорить, — сказал я. — Давай на камень-ножницы

Я выбросил ножницы, Алекс камень. Если будет следующий раз, выкину бумагу. Алекс, чью детскую радость было видно даже сквозь его невозмутимый вид, забрался в люк машины и начал копаться с пулемётом.

— Погода портится, — сказал Трофимыч. — Бедро ноет. Будет шторм.

— Кто мог предать? — спросил я у генерала, сидящего на переднем сиденье. — Кто знает ваши мины?

Я завёл тачку и поехал вперёд. Дорога так себе, но этот внедорожник хотя бы держится на ней лучше той говновозки из моего поместья.

Ну что же, новый маршрут только начался, но уже идёт куда-то в жопу.

Алекс выпустил куда-то короткую, но очень громкую очередь. В машине завоняло горелым порохом.

— Минами занимаются очень надёжные люди, — ответил генерал дома Строгановых после нескольких секунд раздумий. — Но их могли обмануть. Вас провели через мины, только когда я передал радисту, что вам открыт путь. Он уже связался с кем надо. Но если предал радист…

— Или кто-то другой, у кого есть коды, — предположил я.

Мы проехали прямо через лужу, разбрызгивая во все стороны воду. Машину сильно трясло на каждой кочке, но я не сбавлял скорость.

— Всех проверю, — генерал помрачнел. — Тот предатель наверняка передал, что я уехал с вами. Не надо было ехать. Но я его вычислю.

Он взял новую сигару в рот, чтобы откусить кончик. Что-то хрустнуло.

— Что такое?

— Да зуб сломал! — он сплюнул зуб с кровью прямо на пол. — В такой момент. Как же невовремя.

По машине что-то застучало. Пули. Кто-то из врагов уже на территории, но это отдельные группы тех, кто прорвался. Пулемёт Алекса замолотил у меня над башкой.

Суровый, обстоятельный звук стрельбы заглушал все другие звуки. Алекс пускал короткие прицельные очереди, даже не обращая внимания на мои дикие манёвры.

— Гранатомёт! — крикнул Трофимыч, выкидывая вперёд правую руку.

Алекс попал гранатомётчику в ногу. Кажется, её оторвало, но выстрелить засранец успел. А дымящаяся граната отклонилась в сторону за пару метров до нас.

Пошёл дождь, но видно, как капли резко начинали лететь в сторону, попадая в выставленный Трофимычем щит.

Трофимыч несколько раз взмахнул кистью, сбрасываю энергию Вира. Лобовое стекло тут же залило водой. Я включил дворники.

— На море начинается шторм, — сказал обрадованный генерал, убирая голову от трубки. — А высадка ещё идёт. Их точно будет сносить на мины, хрен они удержатся.

— Это радует, — сказал я.

Алекс залез внутрь, мокрый до нитки. Через люк в крыше лилась вода.

— Вот это зарядило, — сказал Алекс. — Но по нам больше не стреляют.

Где-то вдали бахали береговые орудия, а неподалёку выстрелил танк. Автоматные очереди то стихали, то возобновлялись с новой силой.

Видимость ухудшалась, но в этом есть и плюс. Можно будет забыть о вертолётах на какое-то время. Генерал думал также, он уже на кого-то орал, требуя перебросить самоходные зенитки в уязвимые места.

— Вон уже дворец! — сказал генерал. — Приехали. Сначала я зайду в радиорубку, есть у меня одно предположение. Хотя… ну конечно! Вот я старый дурак. Он же как раз взял у меня коды и…

Он открыл дверь, но выбраться не успел. Генерал лишь дёрнулся, когда получил пару пуль в живот и грудь. Невовремя. Умирающий генерал медленно сполз вниз и скатился на землю.

Алекс вернулся за пулемёт и начал куда-то стрелять. Как он что-то видит? По рации орали, что на дворец уже нападают первые группы. Не видно ничего и нихрена.

— Ты не вовремя подыхать решил, — Трофимыч склонился над умирающим генералом. — Ну вот совсем невовремя.

— Михаил Трофимович, — прохрипел генерал. — Принимай командование.

— Кто взял коды? — спросил я.

Генерал поднял руку, но она безвольно опустилась.

— Умер, — сказал Трофимыч.

— Мне жаль твоего друга, — я тем не менее собрал кровь с сиденья. Пригодится.

— Да я вообще не помню, откуда его знаю, — Трофимыч хмыкнул. — Мне о бое думать надо, а я вспомнить пытаюсь. Память дырявая. Ладно, я забочусь об обороне, а ты, князь, проверь радистов. Если там был предатель, нам надо знать об этом, пока нас ещё чем-нибудь не удивили.

Мы втроём побежали к своим, к первой линии траншей. Навстречу нам выскочило несколько человек, среди них медик.

— Что с генералом? — спросил один из них, тот лейтенант, что встречал нас в порту.

— Убит, — ответил Трофимыч. — Я принял командование на себя.

— Но…

— Доложите статус, лейтенант!

Я их оставил разбираться. Трофимыч справится сам. А я лучше займусь тем, что умею. Стрелять и убивать я могу и без всяких циклов.

Я перепрыгнул через траншею, чуть не поскользнулся в скользкой грязи и побежал ко дворцу. Там шёл бой, не очень массовый, но кровопролитный. Одну атаку отбили, но через холодной проливной дождь видно лишь приближающиеся силуэты.

Один приближался ко мне. Я выстрелил ему в грудь. Наповал. Алекс, бегущий за мной следом, застрелил другого из своего кольта. Я завалил третьего, мужичка со штурмовой винтовкой, который почти начал стрелять.

— Князь, нужно внутрь! Мы тут как на ладони!

Я спорить не собирался. Как же проще было, когда знаешь, где и откуда могут прилететь пули. Одна вот только пролетела возле уха. Я прицелился и выстрелил в ответ.

— Где главная радиостанция? — спросил я у ближайшего солдата Строгановых.

— Там!

— Где там?

Он не успел ответить, со стороны врагов прилетела пуля и попала солдату прямо в висок.

— Где радиостанция? — спросил я у другого.

— В правом крыле на первом этаже. Но там охрана…

— Я разберусь.

Во двор въехал один из танков. Надеюсь, это наш. Да наш, раз стрелял по наступающей пехоте из всех пулемётов. Следом въехал другой. Пехотинцы залегли под плотным огнём. Но танкисты не заметили, как за заборчиком один из наёмников готовил гранатомёт к стрельбе. Далеко, я не достану.

— А это что такое? — кто-то из союзных солдат показал на небо.

Там что-то блестело, но с такой дистанции не понять. Странно, это… это будто дождевые капли замерзали прямо в небе и вытягивались в длинные иглы.

Раздался неприятный скрип, и из неба начали падать шипы. Маленькие, но очень острые, они свистели, когда летели вниз. Это лёд? Несколько разбились о броню танков, остальные начали поливать землю там, где наступали враги.

Куда страшнее пулемётов. Острые ледяные шипы нашпиговывали врагов с потрясающей смертоносностью. А уж звук такой, будто кто-то царапал стекло ржавым гвоздём.

Миллионами ржавых гвоздей.

— У меня получилось, Макс, — сказала Света, выглянувшая из окна дворца. — Получилось!

— Не знал, что ты умеешь замораживать дождь, — сказал я.

— Раньше никогда не получалось.

Но хвалить её пока некогда.

— Охраняй вход! — бросил я и побежал в рубку.

— Ну да, — донеслось мне в след. — Тут же всего вражеская армия, что они мне сделают?

Но с поста она не ушла.

Во дворце тоже некогда расслабиться. Гарнизон отбивался прямо из окон. Иногда массивное здание тряслось от взрывов, иногда внутрь залетали осколки.

Крови полно, она впитывалась в дорогие ковры, стены, мебель и паркетные полы. Некоторые капли начали тянуться вслед за мной.

Её тут столько, что я чувствую себя потрясающе отдохнувшим. Выдержу и не такой бой.

Скорее всего, радисты сидели за той дверью. Об этом говорила табличка и два охранника, лежащие у дверей. Оба с перерезанным горлом. Я задержался возле луж и на всякий случай достал ножик.

Левая ладонь заныла от боли заранее.

— Рысь, это Соболь, — раздалось из-за полуоткрытой двери. — Приказываю сложить оружие и сдаться. Мы проиграли. Как это вы отказываетесь, полковник? Это самоуправство, вы…

Я зашёл внутрь. Стоящий у рации Виталик, брат Леры, начал поворачиваться ко мне с видом нассавшего в тапки кота. У его ног лежали два трупа радистов.

Вот как, значит, Виталик решил вернуть себе всё. Но я бы не в настроении выяснять его мотивы.

Я выстрелил сразу.

Виталик вскрикнул и зажал лицо. Сука, вскользь, но глаз должно было задеть. Но второй раз я выстрелить не успел, какой-то непонятно откуда взявшийся верзила выбил пистолет ударом ноги.

Я повернулся к нему. Здоровенный одноглазый тип в безрукавке, увешенной патронами, своими чудовищно мускулистыми татуированными руками схватил меня за запястья и сжал так, что захрустели косточки.

— А ты типа крутой? — спросил я, стараясь не показать боли.

Виталик, громко вереща и зажимая кровоточащую рану из глаза, подбежал к старинным часам в углу, что-то нажал и сиганул в открывшуюся панель в стене. Тайные ходы! Скоро нас ждёт много гостей.

— Я самый крутой, — верзила выдохнул мне в лицо дым сигары, которую курил. Кубинские. — Я вырву тебе руки и вставлю в жопу.

Я разжал левую ладонь. Немного крови брызнуло крутому в лицо, и он дёрнулся, будто она его обожгла. А потом «самый крутой» своим единственным глазом посмотрел в мои.

Пара секунд и его глаз начал отсвечивать красным.

Крутой выпустил мои руки, и я похлопал его по щеке. Теперь мы хорошие друзья.

— Кто тебе платит? — спросил я.

— Князь Игнат Морозов.

— Отлично. Значит, ты самый крутой?

— Я Мясник, лучший убийца во всей империи! — похвастался здоровяк. — Ещё не родился человек, способный меня победить!

— Теперь ступай в этот скрытый проход, — приказал я. — И убей всех, кто нападает на поместье. Всех людей Морозова и его союзников.

Мясник достал огромный нож и с безумной ухмылкой начал протискиваться в узкий проходик. Надо было дать ему масла, но пока я об этом думал, убийца всё же пролез, разорвал безрукавку. Скоро из прохода послышались сдавленные хрипы.

В комнату влетели несколько человек в форме Строгановых.

— Изолировать все тайные ходы, — сказал я. — И сообщите по рации, что последние приказы надо отменить, здесь был предатель.

Эти солдаты мне не подчинялись, но сочли за лучшее подчиниться. И сделали правильно.

А я пошёл на охоту. Каким бы крутым не был тот порабощённый убийца, некоторые из напавших всё же пробирались во дворец. И эти сильно отличались от обычных наёмников.

Штурмовик, закованный в тяжёлую чёрную броню и шлем с красным визором, палил из автоматического дробовика. Картечь разрывала тела тех, кто попал под огонь. А у меня только беретта.

И Вир, усиленный кровью убитых сегодня людей.

Я накинулся на штурмовика, который не ожидал от меня такого и опешил. Но я не хотел его душить или стрелять. Я стащил с него шлем и посмотрел в глаза, сбрызнув немного крови.

— Господин, — прошептал он. — Слушаю и…

Я прижал беретту к его горлу и выстрелил в артерию. Фонтан ярко-красной крови брызнул в потолок, но ничего не испачкал, потому что полился прямо ко мне, затягиваясь в мою рану.

Мне не нужен ещё один миньён. Мне нужна сила, которую даёт кровь порабощённого существа. Я уже должен это выдержать, я хорошо подготовился.

Я подобрал дробовик и выстрелил весь барабан в открывшийся проход в стене. Дробовик прыгал от отдачи, но мои усиленные руки крепко его держали.

Патроны кончились. Один штурмовик всё же выбрался наружу. Я с размаху опустил тяжёлый дробовик ему на голову. Шлем треснул, голова под ним тоже.

По коридору бежало ещё двое. Я катнулся за угол и приготовился к ещё одному рывку. Они выскочат сразу или по очереди? Понятия не имею, но я всё равно их урою.

Они выскочили одновременно. Я напрыгнул на одного и выкрутил шлем, чтобы визор смотрел назад. Судя по хрусту, голова повернулась следом. Второму я саданул ногой. Удачно, раз кусок брони глубоко вмялся в грудь.

А вот и третий, с пулемётом. Добежать до него не успею, сбежать тоже. Но за спиной штурмовика появился очень массивный силуэт.

Паха развернул врага, замахнулся и саданул его усиленным кулаком. От души, тело не просто отлетело, оно проломило стену и попало в другую комнату.

— Я рядом, босс! — крикнул Паха и повернулся на шум открывающейся панели рядом с ним.

Высунувшийся из скрытого прохода враг направил на Паху дробовик. Я побежал к ним изо всех сил.

Не успею. Неужели ему конец?

Выстрела не было. Штурмовика со спины обхватили мускулистые татуированные руки и затянули назад. Проход закрылся, но с той стороны послышались душераздирающие вопли и жуткий смех.

— Что это было? — спросил Паха.

— Ничего, забей.

За углом слышались пистолетные выстрелы. Я побежал разбираться.

Штурмовик вразвалочку шёл к Кириллу, который отступал и отстреливался на ходу. Пистолетные пули рикошетили от тяжёлой брони. Штурмовик, похоже, чувствовал себя неуязвимым.

Кирилл уткнулся спиной в стену и выстрелил ещё раз. Затвор застрял в заднем положении, а штурмовик засмеялся.

А потом заорал, когда из-под его брони повалил дым. Завоняло пережаренным мясом.

— Отстань от Кирилла! — крикнула Лера. — Уйди!

Горящий заживо штурмовик выпрыгнул в окно. Дождь должен был его спасти… но вода не проникала под доспех.

— Нет, — сказала Лера. — Надо что-то сделать, он же…

— Забей на него.

Я махнул рукой. А я устал. Действие крови кончилось, а я неплохо так повоевал. Со всех сторон несло горелым порохом, но звуков боя не было нигде.

Я уселся в мягкое кресло и закрыл глаза. Кажется, пока мы победили.

— Спасибо, Лера, — сказал Кирилл. — Я твой должник. Он меня чуть не убил.

— Едва успела, — Лера улыбнулась, но опять стала тревожной. — Он всё ещё кричит.

— Это ветер, — пробурчал я. — Вроде отбились?

— Надеюсь, — Лера подошла к стене. — Они вышли из-за стены? Откуда они узнали о тайном ходе?

— Твой брат всех предал.

— Виталик? — она зажала рот ладонью.

— Да, он самый. Предал тебя и свой бывший дом. Сдал нас Морозову, — я достал беретту и перезарядил. — Знал бы раньше, сразу бы прикончил.

— Но он …

Лера не стала спорить. Она вздохнула и села рядом.

— Как он мог так поступить?

— Макс, — ко мне медленно подошёл Кирилл. — Это выпало из вентиляции, там кто-то смеялся и оттуда ещё капала кровь.

Он показал мне шлем штурмовика с красным визором.

— Придётся привыкать, — сказал я. — Мясник ещё не закончил охоту.

— Мясник? — Кирилл поднял брови. — Какой мясник? Ладно, я не об этом. Смотри, внутри шлема, есть бирка. Я ах-ре-нел, когда увидел.

Я тоже.

На бирке был нарисован единорог.

— Герб Шувалова! — воскликнула Лера.

— Они заодно, — сказал я и отбросил шлем. — Это штурмовики из дома Шуваловых. Они заодно с Морозовым. А я даже не знал. Нет, я знал, но не думал, что они сунутся сюда. Я…

Где-то совсем рядом во дворце началась безумно дикая пальба, будто человек двадцать стреляло из автоматов.

— Князь Воронцов! — в коридоре показался солдат, который испуганно обегал трупы. — Князь Воронцов. Помогите! Он нас всех убивает!

— Кто там? — спросил я.

— Он уже во дворце, — солдат вытер мокрый от пота лоб.

— Кто?

— Не знаю, — солдат всхлипнул. — Но он убил всех, кто был рядом со мной.

Стрельба внезапно стихла.

Я быстрым шагом пошёл туда, где она только что гремела. Кто там такой наглый? Ну ничего, когда я его увижу, я…

Увидев гостя, я замер аж на целую секунду.

Посреди кучи изрубленных трупов стоял высокий худой парень в кожаной куртке, вооружённый мечом.

Меч был измазан в крови, но когда парень взмахнул им, вся кровь слетела на землю, настолько быстрым было движение.

— Сдавайся, Максим, — сказал он. — Я не хочу убивать тебя или кого-то ещё.

Это Серёга Суворов, лучший боец Шувалова, а ещё охренительно крутой мечник и нереально мощный интер. Он много раз убивал меня в убежище графа, а я смог одолеть его всего раз, в самом конце прошлого цикла.

Я его уважаю, но это сейчас не помешает ему убить меня.

Если бы я знал, я бы подготовился к схватке лучше. Но я не знаю, что ждёт меня в этом цикле.

— Ну так что, Максим? — спросил Серёга. — Лучше сдавайся. И сможешь отправиться домой.

Я вряд ли смогу одолеть его прямо сейчас. Но и сдаваться я не собирался.

Я выстрелил в него из беретты.

Серёга взмахнул мечом, и отбитая пуля отлетела в стену.

— Отбил! — выкрикнул Кирилл.

— Зря, — сказал Серёга. — Но это твой выбор, Максим. Тебе не жить.

Глава 22

Я расстрелял весь магазин беретты, но без всякого толку. Серёга Суворов или отбивал пули, или уклонялся так быстро, что его силуэт смазывался.

Но я так долго против него сражался в прошлых циклах в убежище Шувалова, что до сих пор помнил, как он может двигаться. Серёга не может резко переместиться в сторону на несколько метров, его нечеловечески быстрые рывки достигали от силы пары шагов.

Достаточно, чтобы уклониться от пули или ударить мечом с неожиданной стороны. Но если бы залепить в него чем-нибудь большим, от чего он не сможет увернуться.

— Уходите, — сказал я своим. — Не рискуйте.

— Ты думаешь, мы тебя оставим? — спросил Паха.

Конечно же, я так не думал. На свою беду они меня никогда не бросят.

— Проваливай отсюда! — выкрикнула Лера и бросила в Серёгу несколько сгустков пламени.

Он взмахнул рукой в сложном жесте, и пламя разбилось о выставленный щит. Во все стороны полетели искры.

— Князь, беги! — Алекс, вошедший к нам с улицы, собрал из камней и мусора здоровенный булыжник и швырнул в Серёгу.

Тот уклонился и опасно поскользнулся, но не упал. Кровь под его ногами превратилась в лёд за несколько секунд.

— Отстань от нас! — крикнула Света и швырнула в Серёгу здоровенную сосульку.

Он разбил её мечом прямо в полёте.

— Максим, — сказал Серёга. — Убери своих друзей и их никто не тронет. Даже Леру.

— А почему я должен тебе верить? — я перезарядил беретту и начал стрелять.

Если бы все зарубленные в этом зале солдаты были моими кровными марионетками, у меня были бы хорошие шансы победить. Но кровь с трупов не такая эффективная, как с живой марионетки.

И всё же она понемногу текла ко мне. Это лучше, чем ничего.

— У тебя есть моё слово, — Серёга подошел ещё ближе, легко уклоняясь от огненных шаров Леры и глыб льда от Светы.

Не похоже, что кто-то из ребят собирается отступать.

Патроны кончились, я убрал уже бесполезный пистолет. Теперь полагаться только на кровь. Если я выжду нужный момент и швырну в него капли крови, это может сработать.

Но всё вышло намного лучше.

— Отбей-ка вот это, Серёжа! — раздался громкий крик из коридора. — Макс, в сторону!

Я едва успел отойти, как рядом со мной пролетела яркая и очень горячая струя огня, воняющая какой-то химической хренью. Серёга своим фирменным быстрым движением отпрыгнул назад, но опять поскользнулся на крови и чуть не упал. Кирилл, палящий из огнемёта, подходил к нему всё ближе.

Где он, мать его, нашёл огнемёт?

Струя огня моментально заполнила всё комнату. Мебель, шторы и обои мгновенно вспыхнули. Серёга так был занят отходом от пламени, что пропустил здоровенную каменюку в спину от Алекса. Удар был такой, что мечник упал на колени.

— А что ты не уклоняешься? — завопил Кирилл, поливая всё огнём.

Серёга выставил перед собой щит, но недостаточно большой. Его волосы загорелись. Серёга закричал от боли и дёрнулся было назад, но пропустил целую струю льда от Светы.

Спина и руки покрылись инеем. Серёга отбежал назад, перепрыгивая через горящий пол. Огнемёт Кирилла пшикнул, выпуская последнюю струйку топлива.

А теперь начинается моя работа. А то я что-то слишком долго стоял в стороне.

Я побежал прямо через огонь и зарядил Серёге кулаком в лицо. Он слишком был занят своими горящими волосами и не успел уклониться. Серёга отошёл на шаг назад, а я швырнул в него сгусток крови.

На кожаной куртке мечника вспыхнули красные языки пламени. Небольшие, но очень горячие.

Серёга больше не принимал бой. Он быстрыми рывками перескочил пылающий ковёр и выскочил на улицу. Под дождём голова потухла, но красный огонь продолжал гореть. Суворов сбросил с себя куртку.

Футболка под ней была прожжена в нескольких местах, на бледной коже остались ожоги.

Я хотел броситься следом, но мне помешал вспыхнувший ковёр у входа. Загорелся и деревянный пол. Вперёд дороги нет.

— Макс! — крикнул Кирилл, помогая Свете перебраться через пламя. — Сюда, а то сгоришь!

Комната пылала. Жар такой, что даже пот высыхал на коже. Но я пока не знал, что делать. Кинуться на Серёгу или отступить? Но если я сейчас не нападу, он вернётся.

Серёгу ударил один разряд молнии и едва не смыла мощная струя воды. Следом летели ещё молнии, одна за другой. Серёга развернулся и очень быстро побежал к своим. А те, похоже, отступали.

— Макс! Сюда!

Я перепрыгнул через один ковёр, но чуть сам не поскользнулся в свернувшейся крови от какого-то трупа. Левой ноге стало нестерпимо жарко, пламя лизало ботинок.

— Макс, держись!

Меня окатило ледяной водой. Проливной дождь начал залетать прямо в горящий зал через открытые двери и окна, игнорируя все законы физики. Капли летели почти горизонтально.

— Да вы что тут устроили? — крикнул Трофимыч, стоя у входа и направляя потоки воды внутрь. — Огнемёт в замкнутом помещении? Кирилл, тебе незачёт по огневой подготовке.

Затухающее пламя шипело. Жутко несло вонью от сгоревших трупов, мебели и дерева. Когда-то шикарный зал стал слишком уродливым.

А меня бил озноб от холодной воды. Одежда промокла насквозь.

— Зато от него-то Серёжа не смог уклониться, — Кирилл немного истерично хихикнул и снял тяжёлый ранец.

— А ты молодец, — сказал я. — Вы все молодцы.

— И ты, Макс, — Лера подошла ближе и чмокнула в щёку. — Отбил атаку на поместье почти в одиночку.

— А куда денешься?

Лера кивнула. Она улыбается, но грусть всё равно видно. Никак не может привыкнуть, что брат её предал.

— Где ты взял огнемёт? — спросил я у Кирилла.

— Да, там валялся у трупа, — он показал рукой на улицу. — Он с ним бегал, как дурак, на улице, а чтобы в он дождь с ним сделал?

— Ладно. Круто, Кирюха, очень. Трофимыч, что там у нас снаружи?

— Они отступили в порт, — капитан-инструктор взмахнул руками, сбрасывая остатки энергии. — А к нам пришли подкрепления с других рубежей обороны. Попробуем выбросить Морозова в море, если нет других приказов, князь.

— Занимайся этим, — сказал я. — Утопим ублюдка.

* * *
Враг засел в порту. А кроме этого нельзя забывать, что в любой момент могут атаковать с моря с других сторон, а людей у нас маловато. Небольшой отряд остался во дворце, основная армия из дома Строгановых и моего выдвинулись к городу.

Мы решили не ждать повторной атаки, и самим попытаться выбить людей Морозова из порта. Их больше, но местные знают окрестности намного лучше.

Правда, на их стороне предатель Виталик, который тоже знал окрестности. Хотя вряд ли он способен на многое с одним глазом. Но мне было бы спокойнее, если бы знал, что он мёртв.

Он может оставаться в стенах дворца или тайных проходах. Поэтому я забрал всех наших с собой, чтобы ненароком никто не пострадал от предателя.

А ещё у нас танки. Будет весело.

Погода не улучшалась, так что вертушек не было, а новая высадка с моря срывалась. Десантные корабли и правда сносило волнами, и они нарывались на мины. Мы иногда слышали взрывы.

— Эти люди идут из города? — спросила Света, глядя из окна командирского джипа.

— Угу, — ответил Алекс. — Успели сбежать до штурма.

Войска Морозовых и Шуваловых заняли портовый городишко. Оттуда иногда доносились звуки выстрелов и крики. Местному населению не очень повезло. Но часть успела смыться.

Толпа беженцев, навьюченная сумками и чемоданами, шла на север. Многие постоянно оборачивались, смотря на свои дома. Кто-то рыдал, видя начинающиеся пожары.

— Шпион! — закричал кто-то из солдат, наблюдающий за колонной.

Из толпы выскочила бабка и бодрым шагом побежала в сторону леса. Из-под старческого фартука иногда выглядывали мощные волосатые мужские ноги.

— Шпион! — кричали ей вслед. — Поймайте его!

Алекс выбрался из джипа и швырнул переодетому шпиону камень в спину. Хватило, чтобы сбить с ног. Солдаты добежали до упавшего и начали слаженно запинывать его тяжёлыми сапогами.

Я выбрался наружу. Холодный ветер тут же продул меня насквозь. Ну лето же, откуда такой холод? Света, кутаясь в большую мужскую куртку, подошла ко мне и ткнула в плечо.

— Макс, смотри! — она показала на кого-то в толпе. — Помнишь? Это Настя, она училась с нами в Академии.

Я пожал плечами.

— Ну как ты не помнишь? — возмутилась сестра. — Я вот её сегодня вспоминала. Их же тогда втроём привезли к нам в Академию, из сиротского приюта. У них способности были. У девочек магия не подтвердилась, их отчислили и куда-то увезли, а мальчик остался. Вот она из той троицы.

Толстая молодая женщина шла вместе с другими беженцами, держа в одной руке здоровенную сумку, в другой ребёнка.

— Ну и что? — спросил я.

— Ну да, это же такая неважная информация, — Света хмыкнула. — Ну совсем ничего важного, я просто так тебе это сказала, тётку знакомую увидела.

— Ох, блин, — я потёр заболевшую голову. — Света, говори, но только прямо, без намёков.

— Тот мальчик, что остался в Академии — Серёжа Суворов, которого мы едва прогнали. А те две куда-то пропали давным-давно.

— И что?

— Их трое было, — сказала Света терпеливым голосом. — Серёжа, Настя, — она показала рукой на ту женщину, а потом восторженным голосом назвала третью: — И Ира! Ты совсем не помнишь?

— А должен?

— Ира — сестра Серёжи! Он её искал потом, но не мог найти. До сих пор ищет. Говорят, он с Шуваловым связался, потому что тот обещал сестру его найти. Серёжа не знает, где она. И наверняка не знает, что здесь Настя. А если Ира в городе…

— То мы сможем дать знать об этом Серёге, и он от нас отстанет, — задумчиво сказал я и почесал подборок, на котором начала отрастать колючая щетина.

— Я хотела предложить взять её в заложники, но так тоже ничего. Я побежала, спрошу!

Света вприпрыжку помчалась к толпе. Та женщина посмотрела на Свету с удивлённым видом, потом они обнялись и начали о чём-то щебетать. Остальная толпа обходила их с недовольным видом.

Долго ждать не пришлось, Света скоро прибежала обратно.

— Ира с мужем остались в городе, — доложила она. — Они с Настей по соседству жили. У меня даже адрес есть. Ира не успела сбежать, хочет ночью попытаться ещё раз.

Света вздохнула и произнесла с ехидным видом:

— Ну, кто здесь молодец?

Она подняла кулачок.

— Ты молодец, — я легонько пристукнул её кулак своим. — Жаль, что ты не мужик, я бы о таком брате и мечтать не мог.

— Да иди ты! — она сделала недовольное лицо, но глаза улыбались. — Ну так что будем делать?

Я окрикнул радиста.

— Свяжи-ка меня с городом. Есть один разговор.

* * *
Толпа наёмников изо всех сил пытались храбриться и казаться самим себе крутыми мужиками. Но не работало, потому что даже в такой куче они меня побаивались.

— Убить его надо, — сказал кто-то из толпы. — Убить его, пока он один.

— Кто это пизданул? — спросил я. — Кто такой смелый?

Желающих ответить не нашлось. Угрюмая толпа расступилась, выпуская вперёд хромающего Серёгу Суворова.

Выглядел он жутко. Голова плотно перебинтована, только глаза злобно сверкали из-под бинтов. Правая рука, которой он сжимал меч, тоже перевязана.

Серёга зол. Но он обещал по рации, что мне не навредят.

— Что тебе нужно? — спросил он.

Я протянул ему руку, и он её крепко пожал.

— Хорошо подрались, — сказал я.

— Если бы не Кирилл с огнемётом, — Серёга вздохнул. — Что тебе нужно? Давай сразу к делу.

— Хорошо. Я знаю, где твоя сестра.

— Я тоже знаю, — Серёга хмыкнул. — Она у Шувалова в…

— Она здесь, — сказал я твёрдым голосом. — В этом городе, недалеко отсюда.

— Ты врёшь, — он медленно помотал головой. — Шувалов сказал мне…

— Он тебе врёт. Всегда врал. Она здесь. Я видел Настю, которая была с вами…

— Да, я её помню, — Серёга убрал руку от меча. — Значит, Ира здесь.

— Да.

— Что ты хочешь за это?

— Ничего, — ответил я. — Я хочу показать, что мы с тобой не враги.

— Мы всё равно враги, — упрямо сказал он. — Пошли.

Я шёл решительным шагом, но Серёга постоянно меня обгонял. Ему не терпится увидеть сестру. И убедиться, что она в порядке. Надеюсь, та женщина нас не обманула, а то выйдет некрасиво.

— Макс, побыстрее, пожалуйста, — попросил Серёга. — Ты слышишь?

Где-то раздалась короткая очередь, потом вскрик. Я ускорил шаг. Никто особо не следил, что вытворяли наёмники с мирными жителями. Придётся атаковать как можно быстрее, а то Лере достанется город, полный трупов.

— Куда дальше?

— Семнадцатый дом, — сказал я. — Должно быть здесь.

— О нет, — прошептал Серёга.

Дверь дома была выломана. Внутри кричала женщина, но крик оборвался на самой высокой ноте.

Серёга бросился внутрь, я следом.

Несколько мужиков, находившихся внутри, над чем-то ржали. Лысый вояка, похоже, их командир, застёгивал штаны. Кто-то из наёмников копался в шкафу, разбрасывая вещи, кто-то жрал, доставая мясо из кастрюли на столе прямо пальцами.

И никто из них не смотрел на обнажённое и окровавленное тело, лежащее в углу, будто это что-то для них привычное. Это женщина, а в другой стороне лежит труп молодого мужчины со связанными руками.

— Что нужно? — грубо спросил лысый и уставился на меня. — А этот разве не тот, кого ищет хозяин?

— Серёга, — тихо сказал я. — Мне жаль. Если бы я узнал раньше, то сразу бы…

— Неважно, — также тихо ответил Сергей. — Подожди. Я быстро.

Ушло не больше секунды. Серёга рванул вперёд с такой скоростью, что превратился в размытый силуэт. Я даже не видел, как он наносил удары.

Всё закончилось настолько быстро, что никто даже не успел упасть. Лысый плавно развалился на две части, разрубленный наискосок. Чья-то голова с отвратным звуком отделилась от тела и покатилась по полу.

Другие тоже падали, роняя конечности. Серёга взмахнул мечом и убрал его в ножны. Всё. А нет, ещё один.

Из другой комнаты открылась дверь, оттуда показался пьяный офицер в мундире, но без штанов.

— А что здесь… — пробормотал он и вылупил в глаза.

Я выстрелил ему в живот. Офицер шагнул к окну, схватился за занавеску и упал, отрывая гардину.

— Спасибо, — сказал Серёга и закрыл глаза. — Я так долго искал её. А она была здесь.

Он пнул отрубленную голову и пошёл на выход. У самого порога он развернулся:

— Максим, я выведу тебя. Мы знаем, что Лера возвращается во дворец. За ней отправлена группа, будет там через час. Торопись.

* * *
— Да куда мы так несёмся? — спросил Алекс. — Осторожно.

Его подбросило с сиденья так, что он сильно стукнулся башкой.

Я втопил педаль газа до упора. Двигатель джипа ревел, пару раз мы чуть не перевернулись в какой-то луже. Но я гнал дальше. Дождь и ветер стихали.

— Нахрена вы их отпустили? — рявкнул я. — Я же всем ясно сказал, чтобы вы были здесь!

— К Лере подошёл какой-то военный и что-то передал, — рассказывал Паха. — И она начала собираться.

— А Кирилл что?

— Они поспорили, но Кирилл не отстал, и они отправились вместе. Ты же сказал, чтобы он от неё не отходил.

Я оставил Трофимыча с основным отрядом, а сам поехал сюда. Надо забрать Леру и Кирилла, надавать им по жопе, чтобы слушались, и быстро свалить оттуда до атаки.

Приехали. Я остановил джип у первой траншеи и выскочил наружу, не заглушив двигатель. Солдаты в гранизоне подозрительно на меня смотрели. Атака ещё даже не началась. Ребята побежали за мной следом, но Света запнулась и Алекс с Пахой кинулись её поднимать.

— Боевая тревога! — крикнул я на бегу. — Все к бою!

Я влетел внутрь дворца. Ну и где они? Лера может быть у себя в комнате, но…

Я услышал что-то впереди по коридору и побежал туда. Навстречу мне попался Кирилл, зажимающий рукой кровоточащую рану на лбу.

— Они там! — он показал пальцем. — Он меня по башке пистолетом ударил.

Я глянул, что рана не опасна, и забежал в комнату, доставая на бегу пушку.

— Бросай оружие! — крикнул Виталик Строганов, прикрываясь Лерой. — Ты все испортил! Вы оба всё испортили! Я убью эту суку!

Пистолет был приставлен к голове Леры. Но она дёргалась, а Виталик, чей выбитый глаз был перемотан грязной повязкой, едва мог её удержать.

— Лера, замри! — приказал я.

— Бросай пушку, — проскулил Виталик. — Или я…

Лера перестала дёргаться и наклонила голову.

Я выстрелил. Выстрел в помещении прозвучал особенно громко.

Виталик выпустил заложницу и рухнул на ковёр. Лера осталась стоять. На лице у неё новая ссадина от сильного удара и нескольких капель крови от простреленной башки сводного брата.

— О чём ты думала? — рявкнул я.

— Он передал мне, что всё было не так, как ты видел, — тихо сказала Лера, всхлипывая. — Что он хотел помочь победить. Но он боялся, что ты его убьёшь. Вот и попросил поговорить во дворце. Якобы у него был план, как помочь. А потом… извини, Макс, ты был прав.

— Чем ты думала? — я убрал пистолет. — И ты, Кирилл? Я же просил.

Кирилл приложил к ране на голове тряпку.

— Но ты же сам сказал, чтобы я держался возле Леры. Ладно, я виноват, прости, Макс, что не послушался. Леру надо было удержать. Прости меня, долбоёба, я тебя подвёл.

Я злобно и шумно вздохнул. По крайней мере, они живы.

— Лера! — крикнул я. — Ну зачем? Быстрее уходим! Сейчас…

Я замер. Лера склонилась над телом Виталика и что-то достала из-под его воротника. Медальон.

— Камень Краста? — прошептал Кирилл. — Ах-ре-неть. Вот он где!

— Я ему так верила, а он, — грустным голосом сказала Лера и протянула мне медальон. — Это твоё. Ты просил.

Я молча взял розоватый камень. Вот я и получил первый Камень Краста. И что должно случиться? Должен прийти чёрный-на-чёрном? Я должен получить силу?

Когда я задел его в прошлый раз, я слышал какие-то слова. Сейчас не было ничего. Только холодный камень в моей руке. Это обман.

— Уходим, — сказал я. — А то сейчас…

— Ты слышишь? — спросил Кирилл, замирая на месте. — Вертолёты. Это наши или…

Стёкла, те немногие, что уцелели во время прошлого штурма, начали разбиваться. Снаружи начал громыхать пулемёт. Но пули продолжали лететь в окна, разрывая на куски всё, что было в комнате.

Лера вскрикнула и повалилась на пол, держась за раненое плечо. Едва я кинулся к ней, как Кирилл толкнул меня изо всех сил. Я потерял равновесие и упал. Камень вылетел из моей руки. Кирилл упал рядом со мной.

— Осторожно, Макс, — сказал он и улыбнулся. — Едва успел.

Он захрипел. Изо рта пошла кровавая пена. Глаза начали мутнеть.

— Кирюха!

Четыре пулевых в спину, даже бронежилет пробит. Кирилл умирал.

— Кирюха, я всё исправлю, брат, — шепнул я. — Я тебя верну, клянусь. Лера! В сторону!

Она послушалась, хотя раненая рука не давала ей ползти быстро.

А эти суки уже лезли в окна и двери. А снаружи шёл бой.

Убью их всех, одного за другим. А потом перезапущу цикл.

Я прострелил башку первому, но второй успел в меня выстрелить.

Меня сильно ударило в плечо. Боли не было, но правая рука перестала слушаться. Беретта выпала на пол.

— Макс! — закричала Лера.

Следующая пуля ударила меня в грудь, другие прилетели в живот и бедро. Я упал на спину, сильно ударившись затылком. Стало ещё холоднее, но кровь была очень горячей.

Лера подползла ко мне, но один из наёмников, седой мужик с красным прицельным приспособлением над глазом, хладнокровно выстрелил ей в голову из револьвера.

За это он сдохнет, клянусь.

— Шлюшка мертва, — доложил седой по рации.

Я его запомню и срежу с него шкуру. Если будет ещё попытка. Хоть бы она была. Ведь я же взял камень…

— Убью, — прохрипел я и тяжело вздохнул.

Каждый вздох отдавался болью. Лёгкое прострелено, кровавая пена бежала изо рта. Я сейчас умру.

— Убью вас всех, суки, — из последних сил выдавил я.

Хоть бы ещё один шанс.

Я посмотрел налево. Камень Краста лежал в луже крови, которая натекла от Кирилла. И напитывался ей.

Древний артефакт светился изнутри.

Но Камень был слишком далеко, а я умирал. Седой встал надо мной и взвёл курок.

— Конец тебе, князь Воронцов.

Но я смотрел не на него, а на Камень, который начал светиться ещё ярче. Будто кровь моего друга напитывала его.

«Наконец-то мы познакомились», — раздалось откуда-то изнутри камня. Громкий и очень неестественный голос. Будто кто-то говорил задом наперёд, а его записали и пустили запись задом наперёд.

Это предсмертные галлюцинации. Сейчас всё закончится. Хоть бы ещё один шанс. Хотя бы вернуться в Храм. Я дойду сюда и спасу их.

Камень продолжал пульсировать. Я из последних сил протянул к нему левую руку.

«Настало время крови и мести», — услышал я.

Камень сам покатился к моей руке.

* * *
— Я ему так верила, а он, — грустным голосом сказала Лера и протянула мне медальон. — Это твоё. Ты просил.

Я молча взял розоватый камень.

Но какого хрена я здесь, а не в Храме? Я же точно умер.

Камень был таким горячим, что обжигал мне руку. Он уже светился, как тогда, во время моей смерти. Лера смотрела на меня, в её глазах копились слёзы. Живой Кирилл зажимал рану на лбу тряпкой.

— Ты слышишь? — спросил он, замирая на месте. — Вертолёты. Это наши или…

— Ложись! — взревел я и достал пистолет.

Я не знаю, почему меня вернуло сюда. Но одно я знаю точно.

Настало время крови и мести.

Глава 23

Эта попытка закончилась неудачно. Я не смог сберечь Кирилла и Леру. Кажется, на улице тоже погиб кто-то из ребят.

Я лежал в крови посреди трупов кучи наёмников. Седой командир хромал в мою сторону.

— Ты убил мой отряд! — крикнул он, чуть ли не рыдая. — Ты сдохнешь, сука!

— Я… — хотел засмеяться, но из-за ран в груди это было слишком больно. — Я устрою… я устрою тебе ад… когда вернусь. У меня почти получилось. Ты даже не представляешь, что тебя ждёт.

Я несколько раз вздохнул и умер.

* * *
— Я ему так верила, а он, — грустным голосом сказала Лера и протянула мне медальон. — Это твоё. Ты просил.

Я взял Камень Краста. Он меняет точку и время, где и когда я возрождался. Теперь, после смерти, я буду оказываться здесь и сразу принимать бой, в котором нет шансов.

Но я выгрызу шанс на победу и отомщу за гибель друзей. Это будет намного лучше, чем месть. Ведь в конце мои друзья выживут, а их убийцы будут мертвы.

Время мести и крови.

Но не зря горячий и светящийся камень сказал о крови. Я сжал его в левой руке так сильно, что его грани больно впились в мою рану. Камень нагрелся ещё сильнее.

— Ты слышишь? — Кирилл заметил вертолёты.

И всё исчезло в чёрной бездне.

— Браво, — сказал Пожиратель Времени, появляясь чёрным силуэтом на чёрном фоне. — Но ты опять за старое. Если бы я не знал тебя столько циклов, то подумал бы, что тебе нравится умирать.

— Ненавижу, — признался я. — Но я пока не понял, как победить. Их много и они лезут со всех сторон. Кто-то из наших всегда гибнет или умираю я.

— Подожди, когда убьют Кирилла, а потом напитай Камень его кровью.

— Иди на хуй, долбанный дьявол, или кто ты там такой.

— Хе, я шучу. А кроме этого, даже дьявол не смог бы прожить столько, сколько я. Ты слишком ценишь своих ребят. Почему?

Силуэт Пожирателя приблизился ко мне.

— Потому что они готовы на всё ради меня, — ответил я.

— Нет, причина другая. Но ладно, давай к делу. Осталось четыре камня. Не забудь вставить находку в Крест. Ты же его не потерял?

— Нет.

— А ведь ты первый, кто добыл камень, — Пожиратель усмехнулся. — Никто не доходил до этого момента. Никогда. Может быть, именно ты пройдёшь путь. Я в тебя верю.

— Для чего нужен камень? Он просто переносит контрольную точку?

— Нет, — Пожиратель отлетел от меня подальше. — Закрой глаза, сосредоточься и скажи то, что я произнесу через минуту. Камень поможет.

— Что это значит?

Пожиратель не ответил. Что ему нужно? Он молчал. Но как я пойму, что он ответит через минуту? Неужели…

Но странно. Я знаю, что он скажет. Вот, значит, оно как работает.

— Ты скажешь «Что-то вроде. Но есть ограничения», — я задумался. — Но почему… Камень даёт мне смотреть в будущее?

— Что-то вроде, — ответил Пожиратель. — Но есть ограничения. Когда ты напитаешь Камень своей или чужой кровью, ты сможешь видеть варианты будущего, которое породят твои действия.

— Ого.

— Но у тебя будет всего несколько минут, смотря как сильно ты усилил его кровью. Ты сможешь воспользоваться этим только тогда, когда сосредоточишься на Камне. Так что сильно не наглей, тебя по-прежнему могут убить. И выбирай нужный момент, Камню нужно время, чтобы восстановиться.

— Я понял.

— И даже думать не смей, чтобы потратить столько же попыток забрать второй камень, сколько ты потратил на первый. У тебя появились ещё время и попытки, но они не бесконечны. Ты должен закончить с первого раза. Так будет лучше и для тебя самого.

Силуэт чёрного-на-чёрном начал растворяться.

— Кто говорил со мной из камня? — спросил я.

Он не ответил.

Бездна исчезла.

— Вертолёты, — сказал Кирилл прислушиваясь. — Это наши или…

У меня всего несколько минут, чтобы одолеть врага. Я сжал камень в кулаке и всмотрелся в розоватый цвет.

Окна. Коридор. Улица. Вентиляция. Проходы. Я оставался на месте, но был везде, куда бы смог добраться за две или чуть больше минут. Время остановилось, давая мне шанс рассмотреть все варианты.

Их было много. Большинство заканчивались смертью меня или кого-то из моих друзей. Но были и другие, очень сложные. Отрепетированный танец смерти, который должен получиться с первой попытки.

Но теперь я знаю, что делать. Я знаю вообще всё, что может случиться рядом со мной за несколько минут.

Этот камень давал невообразимую силу.

Это даже круче, чем мочить Инквизицию в Лабиринте. На тот танец у меня ушло очень много жизней прежде, чем я выучил все их движения. А сейчас я уже знаю их.

Но нужно успеть.

— Ну-ка пошли!

Я убрал камень в карман и схватил за руки Леру с Кириллом. Едва мы вышли в коридор, как за нашей спиной зазвенело битое стекло и засвистели пули.

— Подождите здесь! — я грубо запихнул обоих в кладовку с торчащим из замочной скважины ключом, провернул ключ и забрал с собой.

В окна полезли первые наёмники, опускающиеся на тросах с вертолёта. Я прошёл немного по коридору, доставая ненавистный ножик и прикладывая к левой ладони.

Одна сила хорошо, а две лучше.

Поехали!

Я достал беретту. Два наёмника выскочили в коридор и прицелились в меня из автоматов.

Я выстрелил в правого и забежал в гостевую спальню. Второй заскочил следом. Я в упор пальнул ему в лицо и вырвал автомат из рук.

Кто-то полез в окно, срывая занавеску. Я пустил в него короткую очередь, и враг выпал со сдавленным криком.

Теперь улица.

Я выглянул наружу и пустил короткую очередь в наёмника, который собирался пристрелить Алекса. Наёмник сполз в траншею, и ничто не помешало Алексу запустить булыжник в одну из вертушек.

Каменюка врезалась в хвост. Вертолёт сильно дёрнулся, внутри запищала сигналка. Пилот пытался выправиться, но бесполезно. Рухнул он в ближайшем лесу, но я не собирался за этим смотреть. Раздался грохот взрыва.

Я прыгнул на мягкую кровать, скатился в сторону на не очень мягкий пол, и выстрелил в голову вбежавшего наёмника, почти не целясь. Тот завалился на бок и свернул тумбочку. Я побежал к двери. Ещё один.

Я нырнул ему под ноги, выстрелил в брюхо и вытолкнул назад. Он отошёл на несколько шагов и врезался в стену.

В коридоре начали стрелять, но я рывком прыгнул на ковёр и немного проехал. Несколько выстрелов в одну сторону, несколько в другую. Осталось три патрона в магазине, но перезаряжаться некогда.

Я выпустил их в дверь закрытой гостиной, за которой какой-то неудачник хотел устроить мне засаду, и отбросил автомат. Пригодится вот этот, у него калибр побольше.

На первом этаже раздавались выстрелы, но ещё есть время. Я вернулся к кладовке, отпер замок и вслепую выстрелил за спину. Десантник захрипел и свернулся клубочком на ковре.

— За мной! — приказал я и вручил Кириллу автомат. — Лера, щит на Кирилла и себя! Бегом!

Кирилл растерялся, но оружие принял.

Теперь на первый этаж. Я из беретты прикончил наёмника, забравшегося по лестнице, на лету подхватил его винтовку и прыгнул на перила.

Жопа протестующе заныла, а штаны от трения начали нагреваться. Я прямо в подкате застрелил автоматчика, который вот-вот был готов напасть на Свету со спины и спрыгнул на ступеньки, пока вон тот торчащий болт не порвал мне что-нибудь.

Света стояла в одиночестве посреди обгоревшего зала, вокруг её рук клубился морозный туман. Я начал стрелять до того, как появились враги.

Короткая очередь через тонкую стену, ещё одна в окно. Из скрытого прохода выбрался интер и побежал к Свете, размахивая мечом. Этот гандон поставил щит.

Я швырнул винтовку Пахе, который прибежал с улице, чтобы успеть на помощь Свете.

— Лучше постреляй! — крикнул я на бегу.

Интер заметил меня и довольно заухмылялся, рассчитывая на лёгкий бой. Я бросился ему прямо навстречу, вплотную, чтобы пройти через щит.

Враг собирался отрубить мне башку. Я схватил его за рукоятку меча двумя руками, двинул коленом и отобрал оружие, сломав ему руки с громким хрустом.

— Нет, пожалуйста. — взмолился интер. — Не надо!

Я толкнул его в грудь, и он отошёл, вовремя ловя парочку шальных пуль. Теперь в коридор для слуг.

Там, под массивной и очень толстой трубой для вентиляции на потолке, меня ждал штурмовик. Я прыгнул на пол, немного проехал брюхом по гладкому полу и всадил меч врагу под броню. Штурмовик тонко завыл, а я отобрал его пушку.

Теперь самое время отстрелить то крепление трубы. Получилось с первого раза, будто могло быть иначе. Труба вентиляции, которая и так с трудом держалась, оторвалась, рухнув на головы двух наёмников.

Третий наставил на меня пушку, но выстрелить не смог. Из трубы высунулся измученный и израненный одноглазый человек в безрукавке. Мускулистые татуированные руки были изрезаны и залиты кровью.

Зря Мясник залез в эту трубу. Он застрял.

— Я Мясник, — прохрипел он и всадил нож в ступню третьего наёмника.

Тот начал падать, а я забрал его пушку и выстрелил в кухню. Трубу горячей воды прорвало, и наёмника, сидящего в укрытии, ошпарило кипятком.

— Спасибо за помощь, — сказал я и прикончил Мясника выстрелом в упор.

Кровь марионетки потянулась ко мне, но ждать пока некогда. Догонит.

На улице было весело, бой шёл со всех сторон. Очередная вертушка высаживала десант. С пулемёта, установленного на её борту, палили вниз.

Я побежал вперёд, стреляя на ходу. Первый, второй, третий. Они пытались меня остановить, но бесполезно.

Я остановился сам, и пуля из снайперской винтовки пролетела впереди меня. Я показал средний палец в сторону снайпера и побежал к трупу союзного бойца.

Он держал гранатомёт окоченевшими пальцами. Я на них наступил и отобрал трубу.

— Прикончите его, — кричал командир десанта.

Это не седой с красной прицельной хреновиной над глазом, это кто-то другой.

Я катнулся за укрытие, готовя гранатомёт к стрельбе. Пилот вертушки это заметил и начал кричать от ужаса.

Горящая машина пролетела немного вперёд и рухнула в лесу, где сидел снайпер, будто пилот целился именно туда.

Осталась одна вертушка, которая пока меня не заметила, и ещё одна на подходе. Пулемёт в командирском джипе, на котором мы приехали, был захвачен врагом. Он нацелился на меня.

Выстрелить он не успел. Из второго этажа высунулся Кирилл и сделал то, что я от него ждал. А пулемётчик нет. Получив пулю прямо в горло, он уткнулся лицом в пулемёт и задрал его вверх.

Я прыгнул на капот, залез на крышу, пинком отодрал наёмника от пулемёта и развернул в нужную сторону. Хватит и короткой очереди. Крупнокалиберные пули пробили лобовое стекло третей вертушки, и пилот завалился набок, держа штурвал в руках.

Второй пилот пытался выправить, но не успел. Когда вертушка рухнула и взорвалась, громыхнуло от души, аж земля дрогнула.

Я спрыгнул с машины и успел отбежать до того, как она загорелась. Жар огня немного опалил мне затылок. Наёмник с револьверным гранатомётом хотел меня достать.

На такой дистанции можно попасть и из беретты, что я и сделал. А гранатомёт мне пригодится. Я его забрал и пустил несколько гранат в цепь наступающих.

Союзники, одна из последних уцелевших оборонительных точек, легко перебили выживших.

Теперь в дом. Алекс, Паха и Света неплохо держали оборону на первом этаже, но им нужно подкрепление в лице меня.

Света держала обе руки близко друг к другу. Это штука будет реально мощной, но надо помочь. Я без спроса подхватил сестру за плечи и развернул в нужную сторону.

Метровое ледяное копьё пробило аж троих ублюдков, бежавших в коридоре.

— Эй, — возмутилась Света. — Предупредил бы хоть.

— Ещё! — потребовал я.

Она начала создавать новое, а я опять без всяких церемоний нацелил её в правильное место. На этот раз копьё пробило всего одного, зато это был штурмовик в тяжёлой броне.

Он повис на копье, роняя пушку. Лёд с треском подломился, и штурмовик развалился на полу, дёргая ногой.

— Алекс, камень! — приказал я и показал пальцем. — Кидай в ту комнату!

Алекс собрал целый булыжник, в который пошли куски выбитых стен, мусор и земли из цветочных горшков. Через секунду здоровенный камень грохнулся в дверь, повалив её и всех, кто только собирался оттуда выйти.

— Атакуйте! — надрывалась рация одного из трупов. — Усилить натиск!

Это седой. Я отправлюсь за ним, как справлюсь внизу.

— Света, за мной, — я потянул её за собой.

— Да я бы сама пошла! — крикнула она.

Но ждать некогда. Я вывел её на улицу. Прямо перед нами метрах в ста висела вертушка. На этот раз боевая, набитая ракетами, которые нацеливались на дом. Этот вертолёт может устроить тут настоящий ад.

— Света, заморозь ему лопасти! — торжественно приказал я.

— Я попытаюсь…

— Заморозь уже, или мы трупы.

Света глубоко вздохнула, подняла обе руки и сделала пару жестов, а потом швырнула кусочек льда. Очень маленький, но он подойдёт. Мне даже не нужен бинокль, чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

Ещё пять секунд до стрельбы. Ледяная плямбочка врезалась в вертушку. Света сделала другой жест, и лёд начал увеличиваться в размерах, собирая влагу из воздуха. И это было быстро, лопасть на мгновение остановилась.

Лёд рассыпался, но пилот растерялся и не выстрелил.

Следующий раз вышел намного лучше. Лопасти заклинило окончательно. Вертушка упала.

— Получилось, — прошептала Света.

— Молодец, — я побежал в дом.

Ещё немного.

— Паха! — крикнул я. — Бей!

Его уговаривать не надо. Паха перехватил винтовку за ствол и обрушил на голову штурмовика. Оружие погнулось, а Паха добавил кулаком, вокруг которого светился едва заметный ореол энергии.

Шлем разбился.

Алексу можно ничего не говорить, он уже хорошо освоился с новыми техниками. Правой рукой он стрелял из кольта, а левой бросал небольшие, но очень быстрые и смертоносные камни.

Я подошёл к секретному проходу в стене и открыл его сам.

— Привет, — сказал я, видя перед собой светящийся в темноте красный визор.

Я отобрал гранату, которую штурмовик хотел швырнуть в нас и врезал ему в горло. У меня ещё оставалось немного энергии Вира, усиленного кровью, так что нежные косточки шеи хрустнули и легко сломались.

— Пока, — я закрыл проход. — Я наверх! Прикрывайте меня.

Хотя прикрывать уже было не от кого, внизу мы перебили всех.

Сверху на лестнице появился очередной наёмник, целящийся в Свету. Я бросил в него гранату, не вынимая чеку. Взрыв мне не нужен, она и так тяжёлая. Получив по башке, наёмник выронил пушку и грустно завалился на пол.

Я достал беретту и пошёл по коридору. Выстрел вперёд, влево, назад. Мне даже не надо целиться, я и так знаю, куда попадать.

Осталось всего несколько целей.

Патроны кончились, я начал перезаряжать пистолет. Из-за двери, мимо которой я прошёл, выскочил наёмник, но я его проигнорировал. Тот умер прежде, чем успел что-то сделать.

— Спасибо, Кирилл, — сказал я. — Хороший выстрел.

— Ты даже не посмотрел, как я попал, — расстроился Кирилл.

— Я и так знаю, что всё круто. Осторожно!

Седой командир атакующих, сидя в укрытии, выстрелил в Кирилла из револьвера. Но пуля зависла в воздухе прямо перед головой парня.

— Держу! — крикнула Лера.

— Мать его, — пробормотал Кирилл.

Я отпихнул Кирилла в сторону, и пуля ударилась в стену. Седой выстрелил ещё раз, мимо. Я толкнул Кирилла в комнату.

— Сиди здесь. Лера, тоже не высовывайся.

— Ты перебил мой отряд, — возмущался седой командир. — Это были мои лучшие люди. За это…

Мне не хотелось с ним разговаривать во время боя. Я шёл вперёд.

Седой выстрелил, но за мгновение до этого я шагнул в сторону. Теперь пригнуть голову. Теперь дёрнуться влево. А теперь стоять прямо.

— Какого хрена? — крикнул седой и открыл барабан, чтобы перезарядить.

Гильзы со звоном высыпались на пол.

— Долбанный маг, я…

Я выстрелил ему в локоть правой руки. Седой очень громко заревел от боли, а я добавил ему пулю в колено.

Ненавижу. Смотрю на него и вижу, как он стрелял Лере в голову. Как на моих руках умирал Кирилл. Как кто-то из его людей убил Свету и издевался над раненным Алексом. Как кто-то ради прикола поджог Паху…

Я видел все возможные варианты за эти минуты и выбрал лучший. Но все неудачные я видел тоже. И за каждую эту смерть моя злость только увеличивалась.

Я выстрелил ему в локоть левой, в другое колено, в пах. Я могу отстреливать от него по кусочку, пока он не сдохнет.

— Я обещал тебе ад, — сказал я. — Получи его. И если цикл сбросится, для тебя всё повторится вновь.

Последний патрон я добавил ему в брюхо. Седой уже не мог кричать, он только хрипел.

Я выволок его за шкирку и высунул в окно.

— Вот и весь твой отряд, — сказал я. — А там — мой. И любой, кто их тронет, сдохнет в муках.

Я сбросил его вниз.

Ещё несколько секунд и теперь всё. Камень остыл.

Я достал из кармана Темпоральный Крест Мартиров. Это здоровенная штуковина, но она без всяких проблем помещалась где угодно. Мартирам было плевать на физику.

Камень сам залез в нужный паз, напоследок сверкнув розовым светом. Ещё четыре. И если повезёт, то скоро я получу ещё один.

Я убрал артефакт в карман. Пока всё.

— Макс, — прошептал Кирилл за моей спиной. — Это… я даже не знаю, что и сказать…

— Охренеть? — предположил я.

Всё, время вышло, теперь всё идёт своим чередом. Я опять не знаю, что будет дальше, пока не воспользуюсь камнем. Но пока пусть он отдохнёт, ведь скоро пригодится опять.

— Ах-ре-неть, — медленно произнёс Кирилл, кивая. — Это из-за Камня ты так? Ты будто всё знал.

— Типа того, дружище, типа того, — я похлопал его плечу.

Подходили остальные.

— Больше никого? — спросила Лера. — Ты всех перебил?

— Босс, это было нечто, — сказал Паха восторженным голосом.

— Я хочу домой, — Света села на чудом уцелевший стул. — Или в Академию. Там в комнате тоже хорошо.

— Это было… — Алекс задумался. — Нечто. Но не хочу портить праздник. Трофимыч связывался со мной по рации. Они опять начали высадку. И их прикрывает боевой флот.

— Ну, — я пожал плечами. — Разберёмся и с ним.

— С флотом? — спросила Света.

— Почему бы и нет, — сказал я. — Мы справимся с чем угодно.

Правда, я пока ещё не знал как. Но теперь у меня есть Камень. И цикл, который начинается совсем рядом. Но я всё равно сделаю всё с первого раза.

Глава 24

— Это всё, что у них осталось? — спросил я.

— Похоже на то, — Трофимыч посмотрел в бинокль. — Разведка говорит, что они стянули все корабли сюда, и даже пригнали эсминец.

— Значит, хотят высаживаться и идти на штурм. А это не отвлекающий манёвр?

— Я оставил резерв, но не думаю, что у Морозова осталось достаточно войск для атаки с двух сторон. Вы пустили им кровь, князь. Но их всё равно больше, чем нас.

Мы стояли на холме, глядя на высадку. У нас было не очень много артиллерии, но все три пушки исправно били по порту. Жаль только, что этого мало.

Но это хорошая тренировка перед тем как мы пойдём штурмовать остров Шувалова. Ведь после того, когда я наконец покончу с графом, нам придётся противостоять императорскому флоту.

— Света, — сказал я вкрадчивым голосом. — У меня есть для тебя задание особой важности.

— Какое? — с подозрением спросила она.

— Заморозь те корабли, — я дал ей бинокль. — Вморозь их в море. Пусть они торчат там, подальше от берега.

— Я? — Света открыла рот.

Забавно, как повернулся новый цикл. Обычно мы ведём этот разговор во дворце Шувалова. Но всё давно поменялось, а у меня теперь неплохие шансы на победу.

— Ну не я же. Давай, Света, работай.

— У тебя получится, Света, — подбодрил её Кирилл. — Смогла же заморозить вертолёт.

— Ну там вертолёт, а это корабли, большие и с пушками. Как их вморозить?

— Начни с какого-нибудь маленького.

Света глубоко вдохнула и закрыла глаза. Я постоял рядом, но мне пришлось отойти на пару шагов, потому что возле неё стало очень холодно.

— Не замёрзни, — Алекс накинул на её плечи свою куртку.

Света не шелохнулась. Её пальцы побелели, изо рта пошёл пар. Я убрал руки в карманы, чтобы не мёрзли. Трава вокруг нас начала индеветь.

Трофимыч сначала недовольно поморщился, но, когда Света медленно выдохнула и также медленно вытянула руки вперёд, он одобрительно кивнул.

— Плечи расслабь, — сказал он тоном учителя, с гордостью наблюдающего за своей подопечной.

Линзы его бинокля запотели. Солдаты обоих домов, моего и Строгановых, восторженно перешёптывались друг с другом, глядя на то, что творилось перед их глазами.

— Замри! — внезапно вскрикнула Света и взмахнула руками. — Блин, не получилось! Я же знала, что не получится.

— Да ты посмотри, — Трофимыч поднёс бинокль к её глазам. — Он тормозит.

Десантный катер и правда замедлялся. Экипаж торчал на борту, не понимая, что случилось. А вокруг них замерзала вода.

— Молодец, Света! — сказала Лера радостным голосом. — Мы в тебя верили.

— Теперь морозь остальные, — сказал я. — А мы… отойду на минутку.

Я спустился с холма и обошёл машину. Пора готовиться. Я достал крест мартиров со вставленным в него Камнем. Левая ладонь уже порезана, кровь с неё полилась на артефакт.

Давай же, сработай ещё раз. Мне надо знать, что будет в ближайшие минуты.

Но не работало.

— Макс, — шепнул Кирилл, подходя ближе. — Это точно безопасно? Ты слишком бледный. Ты потерял много крови.

Надо было отойти от них всех дальше, чтобы не видели. Не то, чтобы я думал, будто мне удалось сохранить от друзей мою маленькую тайну, что я облитератор и маг крови.

Они не дураки и давно должны были догадаться, просто вежливо молчали. Я скрывался, потому что мне не хотелось лишний раз их пугать.

— Не работает, — сказал я. — Мало времени прошло.

Или слишком мало крови. Просто за последние дни я слишком часто резал ладонь. И сейчас мне было откровенно хреново. Если бы успел поесть, стало бы лучше.

Ну или надо прикончить пару врагов и взять их кровь. Но для этого придётся начинать штурм, не зная, есть ли шансы на успех.

Подошли и остальные, Алекс, Паха и Лера. Только Света стояла на прежнем месте, продолжая творить свою ледяную магию.

— Это работает от крови? — спросил Алекс, глядя на мою руку. — Тебе нужно ещё?

— Да. Но… постой!

Алекс достал боевой нож из ножен и сразу, без раздумий, порезал себе ладонь. Лицо каменное, будто он ничего не почувствовал. А порез ладони — это очень больно.

— Лера, тебе не надо!

Поздно, она укололась маникюрными ножницами. Несколько красных капель скатилось на землю.

— Ну, куда денешься? — Паха сморщился, когда провёл ножом по коже. — Всё для тебя, босс. Лишь бы у тебя получилось.

— Кто-нибудь поможет? — спросил Кирилл и внимательно всех оглядел. — Боюсь боли… а, к чёрту всё… — он резко дёрнул ножом. — Блядь! Всё! Ох, сука, мать твою голова закружилась.

— Спасибо вам, — сказал я, сжимая камень левой рукой и смотря на кровь перед собой.

Капли протянулись ко мне. Теперь получилось. В этот раз я видел ещё дальше. Вариантов было намного больше, но я сумел выбрать один. Стрельба, узкие улочки, взрывы, корабли и… то, чего все ждали с начала штурма.

Всё это прошло перед моими глазами. Теперь я знаю, что делать.

Только времени терять нельзя. Сейчас или никогда!

— Получилось? — спросил Кирилл, пока Лера помогала перевязывать ему руку.

— Да, — сказал я. — Теперь готовьтесь. Скоро выступаем.

Я вернулся на холм. Света встряхивала руки, а флот, все десантные корабли, торчали на месте. Лёд вокруг них был таким мощным, будто они вмёрзли туда ещё зимой.

Будто они оказались далеко на северном полюсе.

— А чего это вы тут все порезались? — спросила Света, с подозрением глядя на свежие повязки.

— Надо, — сказал Алекс.

Я внимательно оглядел все наши войска.

— Трофимыч, уступаю эту честь тебе.

— Спасибо, князь, — Трофимыч гордо выпрямился и рявкнул. — В бой!

Радисты тут же передали команды. Танки выдвинулись чуть вперёд. Они дали залп по порту почти одновременно, хлёсткий и громкий. В порту начались первые взрывы.

— А вы все со мной, — я осмотрел свою команду. — И не вздумайте далеко отходить.

Солдаты заревели, идя в атаку. Со стороны города застрекотали пулемёты.

— Вызови мне танк! — потребовал я у радиста. — Любой!

Тот протянул мне трубку через минуту.

— Огонь по красному дому с железной ржавой крышей! Там пулемёты!

Уже через несколько секунд приказ был исполнен. Пулемёты, укрытые в засаде, теперь уже никогда не выстрелят. На втором этаже осталась здоровенная дыра, за которой пылало пламя.

Я пошёл вперёд, навстречу врагу и холодному морскому ветру. Сейчас мне не обязательно мчаться впереди паровоза, убивать всех первому и следить, чтобы никто не погиб. Нас прикрывал целый взвод солдат из моего дома, самые умелые. Почти все они знали отца.

Но если я буду впереди, всё закончится быстрее. А чем меньше мы потеряем людей, тем проще будет при штурме дворца Шувалова. Я же не знаю, что будет там на этот раз, цикл совсем изменился.

— Там противотанковый гранатомёт! — я показал на неприметное здание, с которого можно было прекрасно обстрелять танки с бортов.

И, не опуская руку, я перевёл её на другой дом.

— Огонь!

Взвод начал стрелять до того, как из окон высунулись винтовки. Стрелкам внутри пришёл конец.

А я шёл дальше. Рядом постоянно что-то громыхало и взрывалось, но я не сбивался с шага. Я знаю, что опасно, а что нет.

— Алекс, дверь!

Алекс швырнул в ту сторону камень, который прилетел в цель через мгновение после того, как дверь открылась.

— Лера, щит!

Несколько пуль зависли в воздухе передо мной, застревая в магическом заслоне.

— Кирилл, стреляй туда! Света, пару сосулек на один час!

— Куда? — спросила Света.

Мне не надо ей объяснять, это сделают за меня.

— Двенадцать, час, два, — Алекс показал ей рукой, как определять направление, и сам, без напоминания, пристрелил засевшего в засаде ублюдка.

Как и планировалось.

Я шёл вперёд, не заботясь, успевает за мной кто-то или нет. Кому надо, тот успеет. Я подобрал с залитой кровью брусчатки чей-то пулемёт, и, не целясь, прямо на ходу залепил очередь в окошко ближайшего дома.

— Гранату туда, Паха!

— Есть, босс!

Где-то рядом взорвалось что-то очень мощное. Земля дрогнула, а уцелевшие стёкла в большом радиусе повылетали из рам. Но я это ждал.

— А ты выглядишь круто, — дрожащим голосом сказал Кирилл. — Как в каком-нибудь…

— Кирилл, подбери огнемёт за тем углом.

— Но откуда… а, пофиг, уже бегу!

Он завернул за угол и вернулся оттуда с ранцевым огнемётом.

— А теперь подпали ратушу, — сказал я. — Там корректировщик огня. Спали его…

Взорвался ещё один снаряд, выпущенный с моря, на этот раз намного ближе. В правом ухе зазвенело.

— … или нас разнесут, — добавил я громче. — Беги, тебя никто не тронет!

— Сделаю! — без всяких сомнений заявил Кирилл и кинулся в нужную сторону.

То, что его не тронут, я немного преувеличил. Его не тронут, если я его прикрою.

— Занять то здание! — приказал я, а сам вошёл в соседнее, двухэтажное и деревянное.

На лестнице на меня кинулся офицер, но я пристрелил его и его помощника. На втором этаже засел пулемётчик. Я пустил ему пулю в затылок, забрал оружие и навёл прицел на третий этаж ратуши.

Я начал стрелять короткими очередями, целясь в окна. Первое окно слева направо. Четвёртое. Самое правое. Опять первое. Второй этаж. Крыша. Опять третий этаж. Я снимал стрелков сразу, как они появлялись.

А Кирилл без всяких проблем добежал до здания и пустил струю огня внутрь. Загоревшиеся наёмники бросались из окон, их тут же расстреливали.

Я развернулся и ударил стволом пулемётом какого-то идиота, который хотел подкрасться ко мне со спины с ножом, а потом добил его последним выстрелом в ленте. Так, теперь ещё одна очень важная вещь.

В комнате стоял холодильник, неработающий, ведь свет погас. На верхней полке лежат чуть подсохший бутерброд с колбасой, сыром и помидорами.

Колбаса на вкус, как бумага, хлеб слишком пропитался помидорами, а сыр очень солёный. Но всё равно, в последний раз я ел слишком давно, так что достаточно неплохо. На другой полке стояла открытая бутылка с яблочным соком. Я немного отхлебнул. Слишком кислый.

Так, теперь не потеряю сознание от слабости по пути. А то был возможен и такой вариант.

Стрельба затихала, а корабли, стоящие далеко от берега, пока молчали, не зная, что происходит в порту. А десантные судна так и стояли, вмороженные в лёд.

— Они сдаются, — Трофимыч тоже был в центре города. — Большинство из командиров сложило оружие, а остальных мы добиваем. Но сейчас эти долбанные корабли…

— Ничего не будет, — сказал я. — Расслабься.

— Расслабься, — Трофимыч хмыкнул. — Расслабишься тут. Вот если бы…

Вдали, со стороны моря, раздались взрывы. Настолько сильные, что мы увидели зарево огня на горизонте.

— Ого, — Трофимыч посмотрел в бинокль. — Это подорвали эсминец, не меньше. Не, далеко, не вижу точно. Что там?

— Увидишь сам.

Вдали показалось несколько самолётов. Трофимыч присмотрелся к ним.

— Вижу герб Строгановых на борту и крыльях. Армия возвращается домой? Долго они, могли бы и пораньше. Но эти самолёты, у них дальность небольшая. У Строгановых есть авианосец?

— У тебя есть авианосец? — спросил я у Леры.

— У меня есть авианосец? — она спросила у стоящего рядом с нами лейтенанта.

— Ваш покойный батюшка арендовал его у Бельских, чтобы перевезти самолёты в Африку, — ответил тот. — Надо будет возвращать.

— Пусть пока останется, — посоветовал я.

Да, армия Строгановых вернулась домой с африканской войны, где воевали год или около того. Корабли сразу вступали в бой, который продолжался в море. А морская пехота зачищала вмороженные в лёд десантные катеры.

Они нам ещё пригодятся.

Когда всё закончилась, началась высадка. Суровые, почти чёрные от загара морские пехотинцы с удивлением смотрели на пострадавший город и трупы, которых ещё не успели убрать. Пропустили всё веселье.

— Госпожа, — генерал со шрамом на лице и кучей орденов на мундире поклонился Лере и поцеловал ей руку. — Мы сразу начали собираться, как до нас дошёл ваш приказ. Жаль только, что не успели вовремя.

— А что главнокомандующий, Великий Князь Тимофей? — спросил Трофимыч.

— Был очень зол, но я подчиняюсь дому Строгановых, а не императорской семье, — с вызовом сказал генерал.

Никто не удивлён. Строгановы долгое время были в Пятиглавом Орле, так что у их старших офицеров до сих пор осталась привычка с презрением относиться к имперскому командованию. Иногда это доводит их до беды. Но сейчас нам это на руку.

Генерал с удивлением посмотрел на Трофимыча.

— Штааль? Михаил Трофимович, вы? Удивлён. Нет, не удивлён, только вы и могли победить в таких условиях.

— Я служу дому Воронцовых, — произнёс Трофимыч. — И князю Максиму. Так что победа принадлежит ему. Мы были рядом, так что успели вам на помощь.

— Ваше Сиятельство, — генерал уважительно мне кивнул. — Премного благодарен за защиту нашей госпожи и дома. Буду рад вернуть вам долг. У вашего отца вырос достойный сын.

— Думаю, мне скоро понадобится ваша помощь, генерал, — сказал я. — Если ваша хозяйка не будет против.

Взгляд Леры подсказывал, что она точно не против расквитаться со всеми нашими врагами.

А я осматривал прибывающие войска. Опытная морская пехота, прошедшая не одну войну. Будет прекрасным дополнением к моим штурмовикам. А ещё пара эсминцев, десантные корабли, самолёты и целый, мать его, авианосец.

Держись, Шувалов. Когда кончится учёба, я приду за тобой. А этих сил достаточно, чтобы никто больше не рискнул напасть ни на нас, ни на Строгановых.

* * *
Для ужина мы собрались в столовой на третьем этаже дворца, которая уцелела чудом, если не считать пулевых отверстий в стенах и немного обгоревших бархатных занавесок.

— Ммм, вкуснятина, — Кирилл поглощал красный борщ. — Макс, а ты чего не ешь?

— Ем, — сказал я.

— Ты замер и сидишь так уже минут пять, — Света недовольно на меня смотрела.

— Думаю, — признался я. — Морозов сбежал. А ведь почти взяли.

Я съел несколько ложек. Кисловатая капуста захрустела на зубах.

Думать я мог только об одном.

Долбанный Морозов. Но ладно, когда придёт его очередь, я его достану.

— Ну потом им займёшься, — сказала Лера. — Никуда же он не денется.

— Никуда, — согласился я. — Интересно, вернётся ли он в Академию? Я его там урою.

— Ты собрался возвращаться в Академию? — спросил Алекс.

— Да.

— После всего, что случилось? — удивилась Света.

— Ну да. А что случилось? Какие-то наёмники напали на Дом Строгановых, но те отбились. Так бывает. Никто не поверит словам пленных.

— И Морозов никак за это не ответит? — Кирилл шумно и со злостью выдохнул через нос. — Вот гад.

— Ответит, — пообещал я. — Обязательно ответит. Мы вернёмся в Академию и проучимся дальше. Возвращаемся к прежним планам. Отдых скоро кончится, мы доучиваемся, а Трофимыч, ты возвращаешься на мой остров.

— Нанимаем людей? — Трофимыч шумно отпил чай.

— Да, сколько договаривались. Бабки как раз появятся.

Телефонную связь должны были вот-вот восстановить. Я ждал звонка от моего нового управляющего, чтобы он доложил, что всё продано, как я и приказал. Тогда я найму собственную армию. Небольшую, но очень крутую. Которая пустит кровь гвардии Шувалова.

— А когда настанет время атаки? — спросил Трофимыч.

Я оглядел собравшихся. Трофимыч, Лера, Кирилл, Алекс, Света и Паха, который шумно выколачивал костный мозг из здоровенного сустава.

Я им всем доверяю, но некоторые планы всё же оставлю при себе.

— Когда прикажу.

— Понял. Мы будем готовы.

— Отлично, — сказал я. — Я в вас уверен. Лера, а ты отправишься с нами?

— Да, — она кивнула. — Мне же надо доучиться, чтобы иметь все права на наследство.

— Хорошо, — я доел борщ и отодвинул тарелку.

Ну а теперь можно наконец-то отдохнуть. Потайные ходы давно осмотрели, трупы вынесли, так что во дворце безопасно. А ещё у Леры неплохая спальня, в которой она сегодня не останется одной.

Но едва я предложил всем разойтись, чтобы приступить к более приятным делам, в столовую вошёл слуга с перевязанным лбом.

— Максим Петрович, — обратился он ко мне, немного заикаясь. — Связь только что восстановили. Это ваш управляющий, говорит, очень срочные вести.

На подносе, который слуга держал в руках, лежала трубка радиотелефона.

Я взял телефон. Как раз вовремя. Пока я тут воевал, мой управляющий во всю продавал и скупал акции. Заработанную сумму я помнил, там много. Трофимыча ждёт большая работа.

— Максим Петрович, — захрипела трубка. — Это Глеб, ваш управляющий.

— Говори, Глеб, — сказал я добродушным тоном. — Чем порадуешь?

— Они арестовали все ваши счета! — Глеб чуть не плакал. — Все счета во всех банках, говорят, что это из-за мошенничества!

— Что за хрень? — спросил я. — Мы же просто продавали акции.

— Я не знаю! Из банка сегодня прислали письмо, а ещё ордер пришёл от министра! К нам проверяющие едут! Говорят, что это сговор, будут копаться в документах. Я не знаю, что делать!

— Так, не истери. Сиди в поместье и не пускай их рыться в моих бумагах, пока не вернусь. А там разберёмся.

Я отключился и отдал трубку. Вот это новость. В прошлом цикле такого не случалось. Кто это подсуетился? Морозов или Шувалов? Или кто-то другой? Но надо выяснить и разобраться. Иначе будут проблемы.

— Что случилось? — спросила Лера, с беспокойством глядя на меня.

— Они не смогли одолеть нас в бою, — сказал я. — Поэтому послали противников поопаснее. Они натравили на меня бюрократов.

Глава 25

Я сидел в высоком кресле отца, развернувшись к гостям спиной. Все три проверяющих ждали, а я пока раздумывал.

Путь домой не занял много времени, да и никто не нападал, но для меня каждый день дороги тянулся слишком долго. Я много думал, но никак не мог придумать какой-нибудь другой план.

Мне нужна армия, небольшая, но надёжная. Мне нужны опытные профессионалы. Скоро как раз один такой подходящий отряд наёмников начнёт подбирать себе дом для службы. Если я не успею их переманить…

Меня попросту убьют, а мой дом уничтожат, как и раньше. Да, теперь мне не надо идти так долго, но хотелось бы сделать всё без лишних смертей и сразу. Войск дома Строганова не хватит для того, что я задумал.

Стоит ли воспользоваться Камнем Краста? Нет, передо мной мелкие сошки, они ничего не решают. Но я могу сделать по старинке.

Получится ли сразу с тремя? Думаю, что да.

На колени ко мне прыгнул здоровенный кот и замурлыкал. Я повернулся в кресле к гостям, поглаживая кота. Ну всё, теперь я чувствую себя суперзлодеем. Можно ещё зловеще расхохотаться.

Все три проверяющих подняли на меня взгляд.

Один, лысый, нетерпеливо барабанил пальцами по ореховому столу. Второй, с уродливыми усиками, с которыми он походил на педофила, напевал что-то про себя, но слышно только неразборчивое мычание.

Третий, молодой и в строгих очках, копошился в бумагах.

— Где мои деньги? — спросил я в очередной раз.

— Ну вы же понимаете, — начал лысый. — Что согласно приказа…

— Параграф два которого гласит, — продолжил тип с педофильскими усиками.

— Что на время проверки… — встрял молодой, нудно зачитывая текст постановления.

— Хватит! — потребовал я. — Кто-нибудь может объяснить наконец нормальным языком, что случилось?

— Так это нормальный, — сказал молодой. — Просто согласно положения номер четыре указа императора…

— И директиве номер…

— Остановитесь, — я протёр лоб.

Лучше бы я ещё раз разобрался с отрядом Инквизиции. Даже они не настолько нудные, и в них можно стрелять. И я хотя бы понимал, что хотят инквизиторы. А что нужно от меня этим типам, я никак не мог догадаться.

Передо мной лежало письмо от министра юстиции и чего-то там ещё. Меня просили, потому что никакой министр не имел права мне приказывать, оказать помощь этим господам, которые хотят проверить что-то там в моём имуществе.

Я ещё раз вчитался в письмо. Какие же они все бюрократы. Даже зубы заныли от этого текста.

— Давайте своими словами, — медленно и спокойно сказал я, сдерживая себе, чтобы не разораться. — В чём вы меня обвиняете?

Трёхголовый монстр бюрократии в лице этих господ начал отвечать, каждый по очереди:

— Мы ни в чём вас не обвиняем, Ваше Сиятельство.

— Но вы продали все надёжные акции, скупили дешевеющие по бросовой цене. А потом продали их намного дороже.

— Это подозрительно. Может иметь место сговор, который согласно уложения…

— Запрещён. Но это не значит, что вы виноваты. Может быть, ваш управляющий вступил в преступный сговор с биржевыми дельцами, чтобы манипулировать ценами. Но мы всё выясним.

У меня от их объяснений заболела голова. А все трое фальшиво улыбнулись и продолжили:

— На время расследования все ваши счета блокированы.

— Но если мы не найдём ничего подозрительного, то вам всё вернётся, каждая копейка.

— И если вы нам поможете, то мы закончим быстро.

— Насколько быстро? — спросил я.

Воплощение бюрократии ответило единодушно:

— Три месяца.

— Да вы издеваетесь!

Коту стало скучно и он спрыгнул с моих коленей. Я взял ножик для вскрытия конвертов. Достаточно острый.

— Но таково процедура…

— Согласно протокола…

— Тихо! — рявкнул я. — А если ваша проверка закончится сегодня, как быстро вы вернёте мои деньги?

— Закончить сегодня? — все трое захихикали. — Это точно невозможно.

— И тем не менее?

— Две недели.

Это всё равно долго, я потеряю время. Но эта бюрократия здесь не просто так. Кто-то заказал меня министру, а тот отправил своих цепных псов. Даже без доказательств они могут блокировать деньги на найм армии очень долго.

Но можно ускорить процесс. Да и я уже устал с ними разговаривать.

— Вы закончите проверку сегодня, — сказал я.

— Ваше Сиятельство, согласно регламента, — тип с педофильскими усиками осёкся. — Вы порезались.

— Я знаю. Мы с вами поговорили, вы проверили документы и не нашли ничего подозрительного.

Подчинить сразу троих сложно. Я внимательно посмотрел каждому в глаза по очереди и начал ждать ответа.

— Верно, — согласился лысый, не в силах отвести от меня взгляд. — Максим Петрович честнейший человек, которого я только знал. Он никак не мог участвовать в афере.

— Согласен, — согласился тип с усиками. — Никаких сомнений, что сделка совершена по всем требованиям закона.

— Максим Петрович, — молодой вытащил лист бумаги из стопки. — Мы сейчас напишем акт, что мы завершили проверку и не нашли ничего подозрительного. Через две недели вам всё вернётся. В конце концов, мы же с самого начали знали, что здесь нет криминала. Это министр попросил нас заняться этим делом. А мы не могли отказаться.

Ну вот это мне нравится больше.

— Когда вы вернётесь, — сказал я. — То сдайте отчёт, убедитесь, что всё нормально, а через две неделе скажите министру, что он злобный мудак и гандон.

— Обязательно скажем, Максим Петрович, — заверили меня три марионетки.

Ну не совсем марионетки. Когда они уедут, то придут в себя, не очень понимая, что здесь случилось. Но работу сделают, а через две недели скажут министру то, что я передал.

— Ну и отлично, — я поставил размашистую подпись под документом, где по результатам проверки был признан очень честным человеком. — А теперь свободны. Мне надо подумать.

* * *
— Ты хоть поспал? — спросила Лера на следующее утро, прижимаясь ближе.

— Не-а, — сказал я, смотря в потолок. — Ты мне руку отлежала, можешь с другой стороны лечь?

— Всё думаешь, — она перелезла прямо через меня. — Зачем тебе нужна армия? У меня же есть.

— Ты не понимаешь, — сказал я без раздражения. — Это очень важно, чтобы у меня была моя собственная, преданная лично мне армия. Твои парни крутые, но мои будут ещё лучше.

— Но ведь через две недели тебе всё вернётся.

— Угу, но это долго, — я посмотрел на часы и сел на кровати, свесив ноги вниз.

— Пора вставать? — Лера зевнула.

— Угу.

— Но кое-что мы успеем, — она улыбнулась. — Тебе надо расслабиться, ты слишком напряжён. А тебе ещё надо думать и строить планы за всех нас.

Она настойчиво опустила меня на кровать и уселась сверху. Я чуть дёрнулся от приятной дрожи во всём теле и положил руки под голову.

Это и правда расслабляло, но долбанные мысли всё равно лезли в голову.

Когда мы встали и позавтракали, настроение стало ещё хуже. Уединиться с Лерой ещё раз? Некогда, но на пароме у нас отдельная каюта, ещё успеем много чего.

— Жди команды, Трофимыч, — я отдавал последние распоряжения прямо на ходу. — А пока обучай всех, кто есть.

— Принято, князь, я займусь.

— Отлично. Все готовы?

Команда была в сборе. Света зевала, Алекс стоял с вечным невозмутимым видом, Паха что-то жевал. Кирилл зачем-то фотал куриц во дворе. Лера рядом со мной, проверяла все вещи по списку.

Отлично, мне такими делами сейчас заниматься не хотелось.

— Выходим, — сказал я. — Паром уже через… а этому что надо?

В чистом, без единого облачка небе стало видно вертолёт. Не боевой, к счастью, пассажирский. Он приближался к нам.

Это дорогая модель. Чуть вытянутый гладкий корпус, шасси, которые убирались внутрь, зеркальные окна.

— Мать твою, какой, — Кирилл сделал снимок. — Знаешь, Паха, сколько такой стоит?

— Сколько?

— Дохрена.

Вертолёт завис над нами, распугивая куриц. Из-за шума винтов не было слышно ничего другого, а ветер, который они подняли, трепал мою одежду.

Из днища машины вылезли шасси, и вертушка опустилась на землю прямо перед нами. Винты начали крутиться медленнее, пока не остановились.

Дверь мягко сдвинулась в сторону.

— А это что за дед? — тихо спросила Света.

— Доброе утро, князь Воронцов! — поприветствовал меня человек, выбравшийся из вертолёта.

Высокий старик с длинными седыми волосами немного прихрамывал, поэтому опирался на трость с набалдашником в виде золотой головы дракона.

— Кто это? — спросил Алекс.

— Дрейван, — ответил я. — Главный в корпорации Марс Милитари.

Следом за ним из вертолёта вылез другой человек, пожилой японец в дорогом деловом костюме. В глаза сразу бросились запонки, золотые, тоже в виде головы дракона.

Оба этих человека остановились передо мной.

— Князь Воронцов, — Дрейван вежливо кивнул. — Вот мы и встретились снова. Княжна Строганова, княжна Воронцова, доброе утро.

— Доброе утро, — ответила Лера, удивлённо рассматривая гостей.

— Доброе утро, — тихим голосом сказала Света, которая была удивлена сильнее и таращила глаза на прибывших.

— Позвольте представить, — Дрейван показал на своего спутника. — Это Рю Накамура, глава корпорации Фюметсу Технолоджи.

Ого, крупнейший интеркорп, занимающийся медицинскими технологиями. А ещё оружием. Все интеркорпы занимались оружием.

Накамура вежливо заулыбался, поклонился, как это делали японцы при деловых встречах, и обхватил мою ладонь двумя руками.

— Я рад с вами познакомиться, — сказал он на русском без малейшего акцента. — Мы случайно узнали, что вы отправляетесь в Академию. А нам как раз по дороге, можем… как русские говорят?

— Подбросить, — подсказал Древан.

— Да, именно, — Накамура не переставал улыбаться. — Если вы не против, мы подбросим вас до Академии. И заодно хотим поговорить. Устроим встречу между вами и нашими друзьями. Многие из нас хотят с вами познакомиться.

Кирилл что-то едва не спросил, но не стал. Я ему не говорил, как вести себя с такими личностями, но он догадался сам. Это правильно. С такими людьми должен общаться я сам.

— На этом вертолёте? — спросил я. — Если он может лететь на такую дистанцию, то почему бы и нет?

— Ну что вы, князь, у нас яхта, — похвастался японец. — Предлагаем вам отправиться с нами на яхте. Это лучше, чем паром, не правда ли?

Накамура улыбался, Дрейван нет. Что им надо? Два очень влиятельных человека, и не просто в стране, а в целом мире, прибыли ко мне на дорогом вертолёте. И мне жутко интересно узнать, для чего.

— Я только за, — сказал я. — Ненавижу паром. Но один я не отправлюсь.

— Разумеется, — Дрейван кивнул. — В вертолёте хватит места всем. Прошу на борт.

Я повернулся к своим. Судя по их горящим глазам, они и сами не против оказаться на яхте. Ну а мне будет прикрытие, если что-то пойдёт не так.

— После вас, — сказал Накамура.

Мы расселись на удобных сидениях. Дверь закрылась сама. Вертолёт медленно поднялся, но шума винтов не было слышно.

Дрейван достал сигару, но посмотрел на Свету.

— Вы же не курите, княжна Воронцова?

— Нет.

— Тогда потерплю, — Дрейван скорчил улыбку одними губами и достал бутылку из небольшого ящичка под сидением. — Кто-нибудь желает шампанского? Хорошее, с французских островов.

Вряд ли человек с его ресурсами и властью устроил этот спектакль, чтобы нас отравить. Я чуть кивнул, и команда дружно согласилась выпить. Дрейван самолично разлил шампанское по бокалам.

— Я бы хотел вас поздравить с победой, — сказал он. — Вы одолели Морозова, а это, фактически, одна из голов Пятиглавого Орла. Вы сильно его ослабили. Блестящая победа.

— Блестящая, — согласился Накамура и чокнулся со мной бокалом. — Вы смогли одолеть его даже с недостатком ресурсов. И мы уверены, что это для вас не предел. Я смотрел планы боя… я раньше был военным, знаете ли, и вы меня впечатлили.

— Тебя легко впечатлить, — мрачно сказал Дрейван. — Но это и в самом деле было неплохо. Вы готовы к большему, князь.

Я оглядел свой остров с высоты полёта. Скалы, лес и береговые батареи. Я так хотел сделать из него свою базу. Интересно, для чего эти два волшебника в голубом вертолёте меня пригласили?

— И к чему именно? — спросил я.

— Мы бы хотели обсудить это лично с вами, — Дрейван крутил трость в руках. — С вами и с другими участниками нашего общества. Если вы не возражаете, конечно.

— Обсудим, — сказал я.

Долго лететь не пришлось.

— Это яхта? — Кирилл выглянул в окно. — Да это целый, мать его, линкор.

— Спасибо, — Накамура обрадовался. — Это яхта — произведение инженерного искусства. А ещё на ней весело.

Весь класс уставился на этот гигантский корабль, к которому приближался вертолёт.

— А зачем там бассейн, если вокруг море? — тихо спросила Света.

— Там весело, — повторил Накамура, не слыша вопрос. — Обычно мы находимся в нейтральных водах, так что на борту есть казино, бои без правил, тотализатор, скачки, а ещё девочки на любой вкус. И если дамы хотят, то найдём парней.

— У меня уже есть, — сказала Лера и взяла меня под локоть.

— Как пожелаете.

Вертолёт приземлился на корму, на специальную подсвеченную площадку.

— Князь Воронцов, — Накамура посмотрел на меня. — Когда вы будете готовы, мы сразу начнём собрание. А пока можете отдохнуть, к вашему распоряжению бар и ресторан.

— Князь, — Дрейван махнул мне на прощание. — Уже скоро увидимся.

Главные корпораты ушли, вместо них поднялся какой-то рослый небритый мужик в фуражке.

— Я покажу вам ваши каюты, — сказал он. — Ну и сразу, что и где есть на яхте. Вам разрешено посещать любые места, кроме двигательного отсека и переговорной комнаты. Исключение только для князя Воронцова.

Мы двинулись за ним. Кирилл постоянно оглядывался по сторонам.

— Макс, — он потянул меня за рукав. — Ты же князь, купи себе потом яхту. Это же охренеть, как круто, когда есть своя яхта. Блин, смотри какой бар! А там!

Он подошёл к перилам и свесился вниз, глядя на нижнюю палубу.

— Мать твою, — восторженно сказал он.

Там, у бассейна, загорали несколько красоток в купальниках. А одна и вовсе без него. Кирилл громко сглотнул.

— Макс, можно я туда схожу? — спросил он.

— Ага, развлекайся, — я кивнул.

— Вы немного торопитесь, — сказал наш провожающий. — Может, сначала осмотрите всё? Тут есть, кого выбрать себе для компании на вечер. Хоть нескольких.

Кирилл сглотнул ещё громче.

Да, на яхте не только казино и тотализатор. Здесь ещё настоящий траходром. Девушек вокруг столько, что у меня разбегались глаза. А одежды на них так мало, что Лера сильно вцепилась в меня, чтобы я случайно не остановился с кем-нибудь поболтать.

Столько я ещё не видел. Мелькнула даже шальная мысль перезапустить цикл и оказаться здесь ещё раз. Не, это перебор. Наверное.

— Давайте уже побыстрее пойдём, — предложила Лера, оглядывая всех, как разъярённая львица.

— Ваши каюты вот здесь, — сказал провожающий. — Выбирайте любую.

— Я потом выберу, — торопливо проговорил Кирилл. — Паха, забрось, пожалуйста, мою сумку куда-нибудь. Я пошёл.

— Только не говори с ними о фотоаппаратах! — напомнил я.

— Постараюсь!

— А где наша? — спросила Лера, не отводя от меня глаз.

— Давай вот сюда. Ребята, отдохните, вы заслужили.

Я зашёл в каюту. Хотя больше это напоминало гостиничный номер какого-нибудь класса люкс. Я снял ботинки, прошёлся босыми ногами по пушистому ковру и плюхнулся на мягкую кровать.

Что же они хотят от меня?

Но думать о деле я сейчас не мог.

— Зачем ты нужен этим людям? — спросила Лера с беспокойством. — Они опасны?

— Очень.

— Но ты всё равно пришёл сюда. Может, не стоило?

— Стоило, — я ухмыльнулся и поднялся на ноги. — Здесь уютно. И в этом месте есть огромный плюс.

— Какой?

Я начал расстёгивать ремень на штанах.

— Здесь вокруг столько девочек, что мне уже невмоготу, — признался я и повалил Леру на кровать.

— Дай я хоть разденусь.

— Да некогда! — прорычал я.

* * *
Кто-то деликатно стучал в дверь, а потом вернулся через час. Я уже был готов.

— Надеюсь, я ненадолго, — сказал я, одеваясь.

— И сразу возвращайся, — Лера лежала на кровати и смотрела на меня.

— Обязательно.

Провожающий, на этот раз молчаливый японец, шёл впереди. Не, пока чужие девочки меня не вставляют. Ближайшие минуты три уж точно. Других гостей я не видел, только команда, бесчисленное количество девушек и наши.

Алекс со Светой торчали вдвоём в баре, Паха танцевал на верхней палубе, а Кирилл лежал на шезлонге рядом с длинноногой блондинкой, у которой из одежды только купальник в виде двух полосок.

— Бляха, Кирилл, — тихо выругался я. — Ты опять за своё.

Парень показывал ей фотоаппарат и что-то объяснял. Но девушка слушала с интересом.

— Нам сюда, — сказал чем-то недовольный японец-сопровождающий. — Вас ждут.

Это была переговорная с толстенными стенами и дверьми, без единого окна. Вокруг восьмиугольного стола располагалось множество кресел, но заняты были только два.

Дрейван и Накамура терпеливо меня ожидали.

— Немного задержался, — сказал я.

— Ничего страшного, — ответил Накамура, не снимая улыбку. — Собрание начнётся, только когда вы будете готовы. Ждём вашу команду.

— Хм, — я почесал подбородок. — Даже так. Ну ладно, начинаем.

— Как угодно.

Накамура нажал кнопку на столе перед ним. Дверь позади меня захлопнулась, на неё с мягким звуком опустилась решётка.

— Простые меры предосторожности, — сказал Накамура.

— Если бы вы хотели меня убить, вы бы нашли менее затратный способ.

— Ваша смерть — это то, что нам точно не нужно, — Дрейван закурил сигару. — Мы хотим обсудить с вами одно дело. Мы все.

На потолке засветились синие лампочки. От каждой вниз шёл луч света, направленный в одно из кресел.

В креслах начали появляться силуэты людей. Семь прозрачных человек смотрели в мою сторону.

— Голограммы, — сказал я. — Не ожидал.

— Это тоже меры предосторожности, — Накамура больше не улыбался. — Никто, кроме нас десяти, не должен знать, о чём мы говорим.

Некоторых из этих силуэтов я узнал. Это главы могущественных корпораций. Вокруг меня толпа всесильных бизнесменов, которым я зачем-то понадобился.

Я оглядел комнату. Кроме стола и стульев, мебели не было. На стене висела интерактивная доска, а над ней висело изображение дракона.

— Вы и есть Золотой Дракон? — спросил я. — Какой-то тайный совет самых крутых корпораций?

— Да, — сказала одна из голограмм. — И нет. Мы нечто большее, чем просто совет.

— Мы в курсе ваших затруднений, князь Воронцов, — добавила другая голограмма.

— И в курсе ваших побед.

— Но можем только догадываться о ваших способностях, — сказал Дрейван.

— А они продолжают нас удивлять, — Накамура щёлкнул пальцами. — Этого не мог знать ни один человек в мире.

На доске высветили хорошо знакомые мне цифры. Всё те же акции и мои заблокированные счета.

— И что вы хотите от меня? — спросил я.

— Мы хотим сотрудничать с вами, князь Воронцов, — одна из голограмм замерцала. — Мы хотим помочь вам справиться с графом Шуваловым.

— А ещё, — Дрейван отложил дымящуюся сигару. — А ещё мы можем помочь вам уничтожить нечто очень могущественное. То, с чем вам рано или поздно придётся столкнуться.

Он посмотрел мне в глаза.

— Мы можем помочь вам уничтожить Пятиглавого Орла.

Глава 26

— А зачем мне уничтожать Пятиглавого Орла? — спросил я, откидываясь в удобном кресле.

На столе передо мной стояла минералка в стеклянной бутылке. Я налил немного в стакан. Прохладная, освежает, но я бы не отказался от чего-нибудь покрепче. Вода тихо шипела.

Они слишком долго думают над ответом.

— Когда вы покончите с Шуваловым, — сказала голограмма молодого мужчины в умных очках с электронным экраном. — То Пятиглавый Орёл посчитает вас угрозой наивысшего приоритета.

— Тогда он уже будет Четырёхглавым, — я усмехнулся. — Хотя если вспомнить, что я пустил кровь Морозову, то даже Трёхглавым.

— Князь Морозов скоро вступит в наследство, — сказал Дрейван, выдыхая дым от сигары. — И тогда он обрушит на вас всю мощь своего дома. Его поддержат Бельский и Оболенский. А цесаревич Василий Романов наверняка не будет против.

— Вы хорошо всё просчитали. Но в одной детали вы ошиблись. Но вам это простительно, вы не можете знать всё.

— Что именно? — спросил Накамура.

Я не стал отвечать, через несколько недель увидят сами. Корпораты опять долго молчали.

Что-то я подумал: а где гарантия, что сейчас вот эти люди, что сидят передо мной в виде голограмм, не находятся где-нибудь вместе в каком-нибудь бункере? А рядом с ними голограммы Дрейвана и Накамуры. И сейчас они обсуждают всё, что я говорю.

Не удивлюсь. Может быть, поэтому такие долгие паузы в разговоре?

— Ваши способности предугадывать будущее поражают, — сказал Дрейван, прикуривая новую сигару. — Но они не безупречны. Всё, что вы сказали мне в личной беседе, сбылось на сто процентов. Ваши прогнозы акций тоже исполнились.

— Но вы не ожидали, что ваши счета блокируют, — Накамура показал на доску. — Иначе бы вывели деньги заранее.

— Это вы блокировали мои счета? — спросил я.

— Нет, это решение министра. По чьей наводке он действовал, мы не знаем. Но это кто-то очень влиятельный.

— Как именно вы предугадываете будущее? — спросила голограмма толстого небритого мужика.

— Мартирская магия, — я хмыкнул. — Давайте обсуждать что-то более конкретное. С Шуваловым я покончу и сам. Зачем мне ваша помощь?

Ну что же, буду наглеть, раз я им зачем-то нужен.

— У вас нет средств на найм армии, — голограмма парня в очках внимательно смотрела на меня. — Вы собирали деньги именно на это?

— А откуда вы знаете, что это так? — продолжил я свою игру. — Я могу заметать следы и отвлекать врагов. У меня есть одно преимущество перед вами. Я-то знаю, что случится в ближайшие дни. Вы нет.

— Наши аналитики рассмотрели ваш план, — голограмма парня в очках начала кипятиться. — Штурм острова Шуваловых — это ваша единственная возможность прожить ещё хотя бы месяц. Наши аналитики не ошибаются.

А у них неплохие аналитики, это чистая правда. Но корпоратам знать об этом не обязательно.

— Вы бизнесмены, — сказал я. — Вы ничего не будете делать просто так.

— Мы ссудим вам деньги, — молчавшая всё это время голограмма старика с острой бородкой оживилась. — Мы рассчитали сумму…

Я налил ещё минералки.

— И вы просто хотите дать мне денег в долг, пока мне не вернут доступ к счетам?

— Да, — Дрейван кивнул. — Пока так. И по вашему запросу мы можем предоставить доступ к вооружению, которое разработано у нас.

— То есть вы хотите дать мне денег, но чтобы я купил пушки у вас? Здорово, ещё и должен останусь.

А мне понравилась идея. Оружие ведь тоже надо где-то брать. Но это не повод жрать у них с рук. Раз я им нужен, надо этим воспользоваться.

— Вы получите доступ к вооружению, — сказал немного недовольный Накамура. — Без всяких условий. В качестве… нашего подарка.

Так, у меня есть бабки, у меня есть пушки, людей найду сам. В чём подвох?

— Но в чём подвох? — спросил я вслух.

— После этого вам придётся сразиться с Орлом, — напомнил Дрейван. — Который захочет вам отомстить и устранить угрозу. Может быть, даже не сразу. Но для войны с Пятиглавым Орлом вам потребуется намного больше, чем четыре батальона штурмовиков. Морской пехоты Строгановых тоже не хватит. Но мы можем дать многое.

— А почему вы враждуете с самыми сильными семьями Империи? — спросил я. — Почему вы хотите покончить c Пятиглавым Орлом?

— Рынки сбыта, — начала перечислять голограмма толстого мужика. — Законы, которые мешают нам вести бизнес, ограничения…

— Давайте без вашей любимых словечек, — я посмотрел на Дрейвана. — Почему вы сами не можете покончить со всеми этими семьями? Вы и так сильны.

Они молчали очень долго. Интересно, как сильно они между собой спорили? Но паузы начинали раздражать.

— Причина очень простая, — наконец сказал Дрейван. — Я сын каторжника. Вот Андрей, — он показал на голограмму парня в очках. — Он потомок крепостных крестьян, в детстве пас коров. Ивар вырос в монастыре, пока не сбежал оттуда. Рю — сын проститутки. Айгред — сын рыбака, и сам был рыбаком. У всех остальных похожая судьба. Что нас объединяет, князь Воронцов? Как вы думаете?

А теперь настало время подумать мне самому. Я внимательно оглядел всех, даже голограммы. Блин, не помешало бы воспользоваться Камнем, чтобы подобрать разные варианты и понять что они хотят, но резать руку у всех на виду я не хотел.

Эту мою фишку они знать не должны.

Но я понял всё без этого.

— Вы все простолюдины, — сказал я. — Среди вас нет никого из дворян. Уважаю, в этом мире без титула тяжело чего-то добиться. А тем более основать такие корпорации.

— Именно, — Дрейван кивнул. — Если мы, Золотой Дракон, уничтожим благородные семьи Пятиглавого Орла, другие империи посчитают нас угрозой. Благородные могут воевать друг с другом, но они не допустят, чтобы их одолели плебеи. Старые государства со знатью живут по-старому. Но времена изменились.

— А мы пока ещё не готовы воевать против старых империй, — добавил Накамура. — Но вы же князь, никто не будет лезть в ваши дворянские разборки. А мы заинтересованы, чтобы у вас получилось.

— Орёл придёт за вами… — сказала голограмма толстого мужчины.

— Вы дадите ему отпор… — продолжил его сосед, старик с бородкой.

— С нашей помощью… — закончил Дрейван.

— Наши аналитики считают, — влезла голограмма мужчины в очках. — Что у вас наивысшие шансы среди всех, кого Орёл считает врагом.

— А что будет потом? — спросил я. — Когда я закончу?

Мне это и правда интересно? Ведь я к этому моменту соберу все Камни и открою дверь в Лабиринте. Но лучше предусмотреть это заранее.

— Вы будете хозяином сильнейшего дома, — сказал Дрейван, прикуривая новую сигару от старой. — И мы предложим вам полноценное партнёрство. Мы вместе сможем построить новый мир.

А вот в это я не поверил ни капли. Но к тому времени, когда у меня будет все пять Камней, я буду тем, с кем не стоит ссориться никому. Даже лидерам интеркорпораций

— Ну, тогда за дело, — сказал я. — Когда я получу то, что вы мне обещали, я атакую.

— Когда? — спросила голограмма толстого мужчины.

— Когда я скажу. Все планы придумываю только я, не вы. Или мы прощаемся.

Они опять замолчали, но в итоге согласились. Такое ощущение, что я им нужен больше, чем они мне. Только почему?

* * *
— Нам надо было остаться здесь ещё, — грустным голосом сказал Кирилл, глядя в окно вертолёта. — Я там познакомился с одной, она ничего… как же её звали? Наташа или Оля? Не помню.

Летающая машина быстро поднялась в воздух и отправилась в сторону Академии. Мы сидели в салоне и распивали дорогое шампанское, ящик которого нам передали на прощание.

— У меня такое чувство, что мы сюда ещё вернёмся, — я отпил из бокала. — И не раз.

— Ещё чего! Насмотритесь на всяких цыпочек, — сказала Лера, хмуря брови, но раздражение вышло не очень убедительным.

Ещё бы, после переговоров мы с Лерой заперлись в номере и трахались во все лопатки почти два дня, а выходили только в ресторан. Ну а что, я хоть отвлёкся от мрачных мыслей, да и Лера довольна.

— А мне понравилась моя каюта, — Света скрестила руки и опустила голову. — И вертолёт нравится. Вот бы всегда так. Вышла из каюты, села в вертолёт, и летишь куда надо. Не надо никуда выходить самой.

— Какие планы дальше, князь? — спросил Алекс.

Я действительно не знал. От старого цикла не осталось почти ничего, кроме ожидания грядущего боя. Но до него ещё есть время, которое я пока не знал, как заполнить.

— А я помню, как мы в стрип… — Паха бросил на меня виноватый взгляд и закашлялся. — Как мы тогда обсуждали, что будем участвовать в Турнире Совы?

Я задумался. Мне это не давало никаких плюсов. Впрочем, как и минусов. Если не будет никаких интриг от Морозова и Шувалова, или кого-то остального, то можно и поучаствовать. Мы легко справимся.

Турнир Совы — это в основном магические поединки, одиночные и командные. Не вижу никаких сложностей для наших, особенно после того, как они применяли навыки в бою.

— Я про него подзабыл, — признался я. — Но если хотите, то давайте. Нам всё равно нечего делать, пока Трофимыч не закончит подготовку.

Уже скоро у меня будет личная армия крутых профессионалов. С ней у меня всё получится.

Я отпил немного шампанского. Неплохое, но немного кислое. Пахло какими-то фруктами.

— А что нам там делать? — спросила Света. — Там же сильные маги со всей Академии. Мы разве сможем победить?

— Ты, Света, заморозила целый флот. Алекс сбил несколько вертушек, Паха раздолбал кучу штурмовиков кулаками, Лера останавливала пули… а Кирилл… тоже молодец.

— Да ничего я не сделал, — парень помрачнел.

— А кто прогнал Серёгу Суворова? Не, ты с нами в одной лодке. Турнир, так турнир, — я допил бокал и налил ещё. — Быстро подготовимся, быстро победим, а потом… ну что-нибудь придумаем. О, а мы быстро, уже Академия.

Вертолёт уже заходил на посадку.

— Было бы круче, если бы сюда подошла яхта, — размечтался Кирилл. — Все бы обзавидовались, такой ни у кого нет.

— Опять учиться, — Света тяжко вздохнула. — Макс, нам же не придётся с кем-нибудь воевать?

— Посмотрим, — сказал я. — Но пока не думаю, что хоть кто-то рискнёт с нами связываться. Мы им всем показали.

* * *
Я шёл по коридору главного учебного корпуса, когда навстречу мне вынырнул цесаревич Василий Романов.

— О, Макс, а мы тут все тебя обсуждаем, — сразу заявил он. — Ты прям герой дня. А зачем кактус?

— Надо, — сказал я. — Ты Шувалова не видел? Или Морозова? Я им кое-что обещал.

— Думаешь, они сейчас рискнут с тобой связываться? — Романов засмеялся. — Они вообще не приехали на учёбу. Знаешь, у меня такое ощущение, что скоро сменится одна из голов нашего Орла. А может и две, тогда у него их будет четыре.

— Не понял, — сказал я. — Почему четыре?

— Всё просто. Четырёхглавый Орёл. Романовы, Бельские, Оболенские и Воронцовы. Те, кто достоин.

Он засмеялся, но очень внимательно смотрел мне в глаза. Красный огонёк в его собственных, который мог видеть только я или другой облитератор, стали ещё больше.

Романов набрал силы. Пока мы не враги, но кто знает, что случится уже завтра? И он тоже видел такой же огонёк в моих глазах.

— Кстати, Макс, — он похлопал меня по плечу. — У нас скоро освобождается должность генерала. Причём не простого, а главнокомандующего африканским корпусом.

— Но там же есть командир, — сказал я. — Твой дядя.

— Дядя не очень хороший стратег. А него недавно ушли войска Строгановых, теперь у него одно поражение за другим. Мне кажется, дядю пора заменить кем-то более способным.

Он потёр руки. Левая ладонь крепко перевязана.

— А ты хорошо себя проявил против сопливого гомика Морозова, — продолжил Василий. — Ты подумай, может, ты достоин большего? Дядя, конечно, будет против, но ты его убедишь. А когда война кончится, ты сможешь вернуться во главе своих сил… и сокрушить некоторых врагов.

Ого, это он разоткровенничался. Он хочет отдать мне Шувалова. Но взамен на что? Ну да, ведь дядя Василия, Великий Князь Тимофей, не уступит мне свою должность добровольно.

И этот дядя давно посматривал на престол.

Я не верил ни корпоратам, ни Романову. Но что-то всем из них я внезапно стал нужен.

— Я не настаиваю, — сказал Василий. — Тем более, что это решает отец. Но ты подумай, хорошо? Ладно, увидимся на турнире. Ты же не надеешься, что победишь меня ещё раз?

Он коротко засмеялся и куда-то пошёл быстрым шагом.

Я не успел далеко отойти. Из-за угла вынырнул Игорь Бельский, очередная голова Орла.

— Макс, дружище! — медведеподобный Бельский широко расставил руки для крепких объятий.

Я выставил перед собой кактус. Это меня и спасло.

— Макс, брат! — воскликнул он, пытаясь обойти острые иглы. — Давно тебя не видел! Как сам?

— Бывало и лучше.

— Слушай, — он показал мне на подоконник. — Давай-ка поболтаем. Я тебя надолго не задержу.

Он привалился к стене и сделал быстрый жест рукой. Ага, заклинание непроницаемого купола. Он способный маг и много умеет. Этим и опасен.

— Классно ты этого пидора разъебал, — сходу сказал Бельский. — Я как услышал, целый день потом радовался ходил. И слушай… его отец отжал у моего пару островов лет десять назад, ты же в курсе?

— Да, — сказал я только ради того, чтобы он не начал ничего объяснять. А то всё затянется.

— Вот и славненько. Слушай, нам-то император запретил их возвращать оружием, но если… — он начал шептать. — Если Дом Воронцовых решит атаковать Дом Морозовых именно на этих островах, никто не будет против, я серьёзно. А потом острова вернутся домой, а мы с тобой сочтёмся.

— А зачем мне это? — спросил я.

— Ну, потом мы вместе с тобой ебанём по Шувалову, — Бельский громко захохотал. — У Орла слишком много голов, как мне кажется, можно и подрезать парочку.

Долбанный интриган. Но хотя бы говорит напрямую.

Я посмотрел поверх его плеча.

— Слушай, там Оболенский на лестнице. Ему что-то от меня надо.

— Хрен ему, — Бельский шлёпнул волосатым кулаком в ладошку. — Ща, минутку, я его прогоню, потом продолжим.

Он пошёл к лестнице. А я развернулся и направился по своим делам.

Нет уж, разбирайтесь сами в своих интригах. Я помню, как вы уничтожили мой род и близких людей. Уже скоро я приду за вами, чтобы отомстить и забрать ваши Камни.

Но не сейчас. Я хочу победить в турнире. Просто, чтобы утереть им нос. Ну и попробую пару новых фокусов, которые я выучил.

* * *
— Может, не надо нам было записываться? — Света села на скамейку, грустно подперев голову руками. — Зачем нам нужен этот турнир?

— Мы уже участвуем, — сказал я. — Отступать поздно.

— Никогда не поздно, — возразила она. — И что мы будем делать? Как нам победить?

Эти две недели я очень тщательно избегал общества Романова и Бельского. И всё свободное время я следил за подготовкой класса к турниру. И вот, этот день настал.

Турнир состоял из множества игр, в основном на знание магии, да и вообще боевой подготовки. Он довольно престижный, и семьи Пятиглавого Орла постоянно друг с другом соревнуются ради победы.

Для них это вопрос собственного статуса. Прошлогодний приз забрал Шувалов благодаря Серёге Суворову, но в этом году их нет, а класс не стал участвовать. Но мы бы всё равно победили.

Сегодня несложные магические поединки слабыми заклинаниями, участвуют команды экстеров-стихийников. У нас это Алекс, Лера и Света. Нам намного проще, чем остальным, Лера стихийник, но умеет ставить щит, так что я не переживал за победу.

Нужно просто вынести всех соперников, чтобы они отступили или сдались. С нашим боевым опытом это будет легко.

И сразу же после этого начнётся следующий поединок, где участвуют интеры. Паха, на которого ляжет вся работа, я прикрываю, ну и Кирилл тоже, чтобы не скучал на скамейке, для него найдётся работа.

Ну а завтра будут одиночные. К ним мы тоже готовы.

— И какой у нас план? — спросил Алекс.

— Сейчас тренер Воронцов вам подскажет, — я усмехнулся. — Соберитесь-ка вокруг меня, типа совещаемся.

Команда собралась рядом, закрывая меня со всех сторон.

— Круто, — шепнул Кирилл, когда увидел, как я достал из кармана ножик и мартирский крест. — Сейчас мы им покажем.

— Макс, ты уверен? — спросила Лера. — Это же всего-то учебные поединки. Справимся без этого.

— Зато я подскажу вам выигрышную тактику, — я закрыл глаза и пустил кровь. — Теперь минутку.

Камень сработал сразу, показывая мне будущее на ближайшие минуты. Надо победить за это время, уложимся в две минуты. И зачем я воспользовался Камнем? Против нас ни у кого нет шансов. Мы их растопчем, но…

Время прошло дальше, и я увидел то, что случится потом.

Так нельзя. Это ещё слишком рано. У меня была ещё пара недель в запасе.

Нет, мне не хватает этих минут! Я должен знать, что случится позже! Но нет…

Я оторвался от Камня. Через несколько минут наступит полная неизвестность. Придётся разбираться по ходу действия.

— Босс, что стряслось? — спросил Паха, с тревогой глядя на меня.

— Бегите, — сказал я и закричал: — Бегом отсюда! Живо!

Глава 27

Весь класс вылупил на меня глаза, но никто не спорил, все побежали следом.

— Это дисквалификация! — возмутился пожилой судья нам вслед. — Вы не имеете на это право! Немедленно вернитесь или…

Его заглушил звук сирены, а следом сработала система оповещения. Хриплый и невнятный голос гремел на всю Академию:

— Внимание всем! По приказу законного императора Тимофея Романова вам предписано подчиняться всем требованиям его личной гвардии!

— Чего? — Кирилл от удивления остановился. — Что происходит?

Я грубо пихнул его в спину.

— Двигай булками! Это семейные разборки! Потом расскажу!

На фоне скрипящих динамиков послышались первые выстрелы и очень далёкие взрывы.

— Любому верноподданному запрещено помогать сыну узурпатора Александра! Любые попытки мятежа будут расценены как государственная измена! Любые изменники будут казнены на месте!

Семейные разборки между дядей и племянником, в которых крайними можем оказаться мы сами. Ладно, Камень показал мне только несколько минут, и я не знаю, чем кончится наше бегство. Надо воспользоваться известным мне временем по максимуму.

Но какого хрена? Всё это должно было начаться только через две недели!

— Куда нам? — дыхание Алекса уже сбивалось.

— К Храму, а потом сваливаем нахрен отсюда!

Уже темнело, но над Академией можно разглядеть вертолёты песочной раскраски, высаживающие десант по всей территории. Несколько отрядов высадились впереди. Придётся прорываться.

— Ждите здесь! — я остановился перед парком. — Я мигом!

— Но Макс… — Лера шагнула ко мне.

— Ждать здесь! — приказал я.

Надо успеть сделать как можно больше. Плохо, что с собой нет пушки, я оставил верную беретту в поместье. Зато у меня швейцарский ножик и до сих пор кровоточащая ладонь.

Я пригнулся и побежал вперёд.

— Оцепить периметр! — раздавались команды впереди.

У этих солдат форма была совсем не для этих мест и климата. Шляпы, шорты и рубашки, всё серо-песочного цвета. Это войска, что воевали в Африке под командой того самого Тимофея Романова, брата императора Александра и дяди Василия.

Песчаные Псы, личная гвардия Тимофея, самые отборные ублюдки, каких только можно найти на просторах империи.

Если бы всё началось через две недели, как в прошлых циклах, было бы проще.

— Стрелять на поражение по всем, кто хочет сбежать! — приказал почти чёрный от загара командир.

Я встал за дерево и подождал, когда один из гвардейцев прошёл. Я похлопал его по плечу.

— Ну-ка стой, — он вскинул автомат, но замер под моим взглядом. — Ваши приказы?

Глаза блеснули красным. Марионетка готова к бою.

— Убить мятежников, — сказал я.

Гвардеец начал стрелять не раздумывая. Очередь задела командира и ещё пару человек прежде, чем его прикончили. Грохот пальбы спугнул птиц и привлёк внимание других отрядов. Скоро они будут здесь.

Он выронил автоматическую винтовку возле меня. Я подобрал оружие с гладким деревянным прикладом и втянул кровь. Сердце забилось сильнее, рану на ладони зажгло, как от огня. Но этого заряда мне хватит, даже когда пройдёт действие Камня.

Я пригнулся к земле и пополз через кусты, стараясь не шуметь. Комар запищал над ухом и сел на шею, но вспыхнул небольшим красным пламенем, когда попробовал мою кровь. Сила увеличивается.

— Да что на него нашло? — удивился гвардеец с трофейной британской винтовкой, стоя над трупами. — Зачем он стрелять начал?

— Принимаю командование на себя, — сказал другой, с перьями попугая на шляпе.

Нет уж. Я выстрелил три раза и перекатился за дерево. Новый командир и два гвардейца, стоящие рядом с ним, повалились на землю. Я быстро выстрелил ещё несколько раз и вскочил на ноги. Ещё один патрон.

Кто-то кинулся на меня врукопашную, собираясь заколотить прикладом. Я пальнул в храброго идиота и, пока он падал, выхватил из его кобуры пистолет.

Против меня трое.

Сначала в среднего, который был готов вот-вот выстрелить. Потом в правого. Левый испугался и начал убегать, ему я отправил пулю в спину.

Осталось мало известного мне времени. Но этот отряд нас не перехватит, а стрельба привлекла внимание их соседей. Они придут сюда, а это даст нам возможность обойти засады.

— Что нам делать, князь? — спросил Алекс.

Я передал Кириллу захваченную винтовку.

— Идём в Храм, но тихо и осторожно, — сказал я. — А оттуда в другое место.

— Кто-то ещё будет? — спросил Кирилл, осматривая оружие.

— Не знаю, — честно ответил я. — Камень показал только до этого момента. Мы слишком долго бежали.

— Нужна ещё кровь? — он вздрогнул.

— Не поможет, Камень не срабатывает так быстро. Надо хотя бы ещё час. Идём!

— Да ты всё равно справишься, Макс, — сказал Кирилл. — Раньше справлялись без всяких там камней.

Другие закивали. То, что они в меня верили, немного успокаивало.

— Верно. Разбирались со всеми и так. Ты прав, Кирюха. За мной! Ещё немного и выйдем в лес.

Но сначала надо пройти через парк. Он тёмный и деревья в нём растут густо, сможет прорваться. Всего несколько минут хода, и мы в лесу. Лес опасный, гвардейцы всё равно начнут его прочёсывать, но у нас будет несколько минут форы.

Вот только тот сюрприз, который я давным-давно приготовил для преследователей, может не сработать. Ведь это всё планировалось совсем на другой день.

— Всем лечь, — шёпотом приказал я и прижал Леру пониже к земле, а то она слишком задрала задницу. — Паха, дыши тише.

— Прости, босс.

Кто-то бежал мимо нас. Я чуть поднял голову. Я их знаю, это студенты с нашего курса. Первым мчался Коля, а следом Алёна, которую Коля тянул за руку. Они нас не заметили.

— Бегите быстрее, — прошептала Лера. — А то вас догонят.

— Макс, может, возьмём их с собой? — спросила Света. — Мы же с ними тогда вместе…

Раздалось несколько выстрелов. Девушка вскрикнула и упала на землю. На белой курточке, хорошо видной в сумерках, расплылись кровавые пятна.

Коля не сразу понял, что случилось, и пробежал ещё несколько метров. Но едва он остановился, как получил целую очередь. Некоторые пули прошили его навылет. Он упал молча.

— Не успели, — мрачно сказал Алекс.

Кто-то захохотал. Несколько гвардейцев подошли осмотреть мёртвых.

— Как я их! — похвастался один. — Видели?

— Ублюдки, — прошипел Кирилл. — Что они им сделали? Ну всё.

Он сплюнул и нацелил винтовку.

От первого выстрела гвардеец, что хвастался перед всеми, получил пулю в живот и грузно завалился на землю. Алекс швырнул тяжеленный камень во второго, ломая ему грудь, а Света добавила ледяной пикой в последнего, пригвоздив к дереву.

— Прости, Макс, — сказал Кирилл. — Я не смог сдержаться.

— Ничего, забей, — ответил я. — Бежим дальше… я догоню.

Тот, что хвастался, ещё не умер. А я что-то разозлился. Стрелять в безоружных студентов? Ну это зря.

— Я тебя запомнил, — сказал я умирающему гвардейцу. — Если увидимся в следующий раз, получишь ещё.

Я выстрелил ему по коленям. Сдыхай в муках, ублюдок. А если бы ты стрелял в кого-то из моих, я бы на тебе оторвался.

Академия осталась позади. Редкие выстрелы раздавались ещё долго, но скоро они успокоились. Только громкоговорители требовали от всех покориться новому императору.

Погони не было, гвардейцы пока не прочёсывали лес, но у нас есть всего несколько минут перевести дух. Не больше.

— Что там случилось, Макс? — спросила Лера, тяжело дыша. — Ты же знаешь.

— Великий Князь Тимофей Романов поднял восстание, чтобы захватить трон, — ответил я.

Только слишком рано. Обычно он начинал позже, но… ну конечно! Вот почему он так торопится. Он же командовал боевыми действиями в Африке и выжидал нужный момент. Но от него ушли войска Строгановых, и узурпатор решил не откладывать дело. Ведь в той войне он проигрывал, и его силы таяли.

— И что, он теперь новый император?

— Не знаю, — честно ответил я. — Если он убил Александра и Василия, то да. Если нет, то будет весело. Идём! И молча.

В прошлом цикле Тимофей прикончил брата Александра, но Василий отомстил дяде и сам стал императором. В этом всё идёт совсем иначе, не так, как я привык. Может быть любой вариант.

Уже совсем стемнело, когда мы подошли к Храму. Всё как обычно: разрушенные стены без крыши, через щели и проходы видно древний алтарь мартиров.

И на нём до сих пор стояла не менее древняя Чаша Конца Времён, которую невозможно утащить или уничтожить. Всё ещё полная чёрной крови, которую когда-то Максим Воронцов смешал со своей, чем и начал этот цикл.

А вдруг эта кровь поможет? Стоит подумать.

— Слушайте все, — сказал я. — Я сейчас сниму печать, но нас, возможно, догонят. Придётся отбиваться. Я останусь вас прикрыть на время, потом пойду следом.

— Я с тобой, — Алекс встал рядом.

— Как хочешь. Но лучше иди с остальными, я буду не один.

— А с кем? — спросила Света.

— Вопросы потом. Вы войдёте в Лабиринт и будете ждать меня там. Мы выйдем с другой стороны. Там есть небольшая бухточка, о которой никто не знает, кроме нашего дорогого начальника охраны месье Жене и меня. Оттуда мы отправимся домой.

— Макс, — Кирилл легонько ткнул меня в плечо и показал на алтарь. — Это же мартирские руины, а там стоит чашка с древней кровью. Если ты обмакнёшь Камень в неё, вдруг он сработает ещё раз?

— Я проверю, — ответил я, только и думая об этом. — Хорошая идея, Кирюх. А пока надо снять… в укрытие!

Над головой пролетел вертолёт, освещая лес прожектором. Летел он так так низко, что ветки деревьев начали пригибаться. Дерьмо, нас увидели! Вертолёта не было в прошлый раз, только пехота, с которой даже не надо было ничего делать.

А Лабиринт ведь опечатан! Сейчас-то я могу снять печать, но надо несколько минут, которых нет! Придётся рискнуть и бежать через лес или…

— Макс! — Кирилл показал на Чашу. — Кровь!

Я обмакнул пальцы в ледяной жиже и достал крест с Камнем. Вертолёт завис над Храмом и светил из прожектора прямо на меня. Остальные пока оставались в темноте.

— Ну-ка стоять на месте! — рявкнул пилот через громкоговоритель, перекрывая шум винтов.

А между деревьев видны лучи фонари, приделанные к оружию. Пехота тоже пришла слишком рано. Все мои планы тут не работают.

Я потёр Камень Краста окровавленными пальцами. Он сразу вспыхнул своим странным розоватым оттенком. Время вокруг остановилось, но это не бездна, где живёт Пожиратель, это что-то другое.

— Ты входишь во вкус, — раздался голос из камня.

У него тот же самый звук, что и раньше, только сейчас он звучал громче. И всё так же странно, будто он говорил задом наперёд, но кто-то пустил запись наоборот. Слова звучали слишком чуждо.

Но Камню хватило этой крови, чтобы показать мне будущее ещё раз. Да, в этот раз совсем мало времени. Но то, что я видел прямо сейчас, может помочь. Очень много вариантов, которые зависели только от моих действий.

Но из-за руин всё было немного иначе. Я будто замер в каком-то коконе вне времени, в котором жутко холодно. От боли сковало затылок, будто я упал, ударился им и примёрз к ледяной земле.

Камень показывал всё слишком подробно, с такими деталями, которых не было обычно. Я знал всё, что случится в ближайшие минуты. И даже более того. Он показывал прошлое, хоть и немного. Как обладатель этого Камня управлял Лабиринтов мартиров.

И я тоже так смогу, Лабиринт будет подчиняться моим приказам. Даже печать спала, будто её и не было.

Лабиринт, взрыв и Хранитель. Теперь я знаю, чем мне заняться в ближайшие минуты.

И опять, я не знаю, что будет после того, как время истечёт.

— Все внутрь, — приказал я, убирая крест. — Это приказ! Идите прямо и никуда не сворачивайте!

Тон у меня был такой, что спорить они не стали. Алекс спустился самым последним, постоянно на меня оглядываясь.

— Не ждите меня, — сказал я одними губами. — Я догоню.

Я дождался, когда он спустится и мысленно дал команду Лабиринту закрыться. А в глубине древней постройки начали перестраиваться коридоры. Так, как нужно мне. Теперь это прямой путь к нужному месту

Но у меня сейчас свои дела. Прибывшие из леса гвардейцы наставили на меня пушки. Я поднял обе руки, типа сдаюсь. По левой текла кровь, и никто не заметил, что она чернела, падая на пол. Это неплохо, такая кровь сильнее.

Пригодится для нового плана.

— Ну-ка стоять на месте! Это он? По фотке похож! Забираем его с собой.

Я ждал. Это не все враги на сегодня.

— Группа вооружённых людей на севере! — прошипело в наушнике командира. — Их десять.

— К бою! — крикнул их командир. — А этого связать!

Я спокойно вытянул руки перед собой. Вертолёт направил прожектор куда-то в лес, но все и так видели, что оттуда выходят другие люди. Красные визоры их умных шлемов были хорошо видны в темноте. Они не пытались прятаться, они хотели всех запугать.

Десять штурмовиков Шувалова, причём не простых, а из какого-то особо крутого подразделения, судя по дорогущей тяжёлой броне.

Сам Шувалов меня почти удивил. Он никогда не отправлял сюда самых элитных солдат своего дома. Ставки растут.

Но, если здесь гвардия, то и он может быть рядом. Граф участвует в заговоре? Не знаю, Камень Строгановых так далеко не показывал. Да и плевать. Если смогу забрать его Камень, то всё было не зря.

— Мы пришли за Воронцовым, — сказал командир штурмовиков. — Отдай его нам.

— Остров под командованием гвардии императора Тимофея, — рявкнул командир пустынников. — Все неустановленные лица на территории должны сдаться. Сложите оружие и назовите себя!

Гвардейцы наставили на штурмовиков винтовки, те в ответ приготовили свои.

А прыщавый парень, что должен был меня связать, подошёл ко мне с ремнём в руках.

Он не заметил, что наступил в лужу чернеющей крови.

— Кстати, а я знаю где Василий Романов, — вкрадчивым голосом шепнул я. — Прославишься.

Парень поднял голову и посмотрел мне в глаза. Я уже заметил в них красный огонёк. С каждым разом срабатывало всё быстрее.

— Ты знаешь, что делать, — я подмигнул.

— Да, — он подмигнул в ответ. — По вашей команде.

У него на поясе висели гранаты, а вон тот обросший, как дикообраз, мужик — сапёр. У него при себе много взрывчатки.

— Я повторяю ещё раз, — сказал командир гвардейцев. — Или вы сдаёте оружие, или…

Командир штурмовиков пожал плечами и выстрелил гвардейцу в голову. Началась стрельба. Я спрятался за алтарь, дожидаясь нужного времени.

Вертолёт в пустынной окраске пытался прикрыть своих огнём сверху, но у одного из штурмовиков был при себе гранатомёт. Граната с шипением вылетела вверх и ударилась куда в корпус. Взорвалось не очень громко. Вертушка загорелась и улетела, оставляя за собой густой дымовой след.

— Пора! — приказал я.

Моя марионетка взяла гранаты в обе руки и медленно подобралась к сапёру, стрелявшему из укрытия.

— Славься, Дом Воронцовых! — провозгласил прыщавый парень, по очереди вырвал чеки из гранат и обнял сапёра.

Я прижал голову, прячась за неубиваемым алтарём. Взрыв был настолько мощным, что у меня зазвенело в ушах. На спину начали сыпаться камешки и земля.

Алтарь устоял, как и Чаша на нём. Гвардейцев раскидало по сторонам, на куски разнесло одну из полуразрушенных стен Храма. Тех штурмовиков, кто стоял далеко, посбивало с ног, остальных прикончило на месте.

— Ну-ка стоять! — командир штурмовиков направил на меня пистолет. — Граф Шувалов хочет тебя видеть.

Он слишком громко говорил. Похоже, немного приоглох. Тем лучше для меня.

— Обычно ты приходишь раньше, — сказал я и потёр болевшее ухо.

— Чего? — удивился командир.

— Я не тебе.

Вокруг ног командира захлестнулся длинный, гибкий корень, покрытый жёсткими отростками. Выбравшаяся из леса Тварь взревела от радости и закинула добычу в пасть.

Выжившие после взрыва пытались отстреливаться, но у них не было при себе огнемётов. Это значит, что Тварь сегодня насытится.

— Если бы ты пришла раньше, — сказал я. — Мне бы не пришлось устраивать взрыв.

Я подошёл к чудовищу поближе и погладил левой рукой по лбу, смотря в жёлтые глаза. Несколько кровавых капель скатились Твари в пасть. От тела монстра пахло полынью, как и всегда.

— Ты же не мутант, — сказал я. — Ты охраняешь эти места. Ты Хранитель? Камень показал мне это.

Тварь не умела говорить, но, кажется, она меня понимала. Или понимала вкус крови, что я дал ей попробовать.

— Мы выйдем с другой стороны Лабиринта, — сказал я. — А ты всегда помогала нам, когда мы попадали в эту ситуацию. Помоги и сейчас.

Тварь ушла, шелестя корнями по земле. Слышно, как внутри её пасти и желудка до сих пор кричали штурмовики.

Лабиринт впустил меня, и когда я вошёл, закрылся за моей спиной. Сами стены сомкнулись, как я и хотел, чтобы никто не пошёл за мной следом.

И на этом закончился новый отрезок времени, который показал мне камень. Дальше опять сам.

Бежать пришлось долго, скоро я нагнал Алекса, идущего последним.

— Князь! — воскликнул он, теряя свою невозмутимость. — У тебя получилось!

— Конечно, как же иначе? Идём, осталось немного.

Мы выйдем прямо возле небольшой бухты, где вёл свои дела начальник охраны Академии. Месье Жене открыл небольшой бизнес с контрабандистами, которых никто бы не догадался искать на академическом острове.

Тогда его очень огорчило, что я узнал его маленькую тайну.

Но мне его тёмные делишки на руку. Главное, чтобы там сейчас был хотя бы один катер с командой. Контрабандисты лучше всех умеют прорываться через блокады.

Катера и грузы были надёжно укрыты, чтобы никто не обнаружил. С виду, это просто какая-то бухта, в которой нет ничего интересного, кроме кучи поваленных деревьев на берегу.

Даже нет ни одного дома, всё укрыто в складах-землянках. Поэтому гвардейцы узурпатора сюда не сунулись, сверху не видно ничего интересного.

— Я на разведку, — сказал я. — Алекс, ты со мной. Света, ты сядь вон в те кусты. Лера, ты остаёшься здесь, а ты, Паха, вон за то дерево. Если кто пойдёт, сломай ему череп.

— А я? — спросил Кирилл.

— А ты стой вон там. Если что, то заухай, как сова.

— Угу! — изобразил сову Кирилл.

Мы с Алексом пошли поближе. С моря задувал холодный ветер, он же принёс с собой запах похлёбки. Я давно не ел, так что желудок сразу заурчал.

— Там кто-то есть, — прошептал Алекс.

На первый взгляд, это обычный холм. Но я видел полуприкрытый люк, замаскированный под траву. Из-под него бил свет и, похоже, там и готовили похлёбку.

— Ты оставайся здесь, — сказал я. — А я посмотрю.

Я подобрался ближе. Запах похлёбки стал сильнее. Внутри кто-то что-то напевал на французском. Я приоткрыл тяжёлый люк и спрыгнул вниз.

В землянке тепло. Крепкий мужчина в вязаном свитере суетился у плиты, помешивая ложкой в кастрюле. Это он напевал, из его ушей торчали наушники. Если затаить дыхание, то можно было услышать хриплые басы.

Другой, низкорослый тип с огромным горбатым носом, посапывал прямо за столом, положив голову на карты островов с кучей отметок.

Если это не контрабандисты, то я император Японии.

— Доброй ночи, господа! — громко сказал я.

Повар вздрогнул и схватил здоровенный нож мясника. Носатый тип поднял голову и невозмутимо вытащил из-под стола древний, немного ржавый маузер.

— Господа, — я миролюбиво поднял руки. — Я хочу предложить вам работу.

Оба начали говорить что-то на французском, очень громко и постоянно перебивая друг друга.

— Я заплачу вам, если вы доставите меня и мою команду на Воронцовский Остров, — сказал я. — Заплачу. Деньги. Много.

Сначала они продолжили орать, но когда я сказал про оплату, сразу затихли. Кажется, эти слова на русском они понимали отлично.

Носатый нацарапал на листике сумму. А ребята не так уж и много берут.

— Двойная оплата по прибытии, — предложил я. — Если выходим прямо сейчас.

Контрабандисты переглянулись и коротко кивнули.

— Ну и хорошо, — я улыбнулся. — Одной проблемой меньше. А пока…

— Макс! — в землянку заглянул Алекс. — Быстрее! Они пришли!

Я ничего не стал спрашивать и сразу вылез наружу.

— Вот дерьмо, — шепнул я, увидев кучу вооружённых людей там, где я оставил ребят.

Откуда они там? Камень не показал мне это. Будто хотел заманить меня в засаду.

— Воронцов! — раздался громкий голос, хорошо мне знакомый.

Это Шувалов. Он стоял в окружении охраны, а кто-то из его интеров держал Свету. Она вырывалась изо всех сил.

В плену и остальные.

Шувалов достал нож и приставил к горлу Светы.

— Выходи, я тебя ищу! — крикнул он. — Если не появишься на счёт три, я начну потрошить твою сестру.

Он глубоко вдохнул и заорал громче:

— Раз! Два!

— Стой, — крикнул я. — Я выхожу!

Глава 28

— Алекс, не отсвечивай, сиди тихо, — шепнул я.

Я поднялся и медленно пошёл вперёд. Едва я приблизился, как штурмовики дома Шуваловых сразу обступили меня со всех сторон. А я чувствовал, как энергия моего Вира слабеет.

Действие крови марионеток проходило. Надо было взять ещё одну.

Вот и он сам, Вячеслав Шувалов, мой однокурсник, граф и глава одной из пяти самых могущественных семей в империи.

— Надо же, я нашёл тебя, — Шувалов засмеялся немного визгливым смехом. — Моя разведка не зря тратит деньги.

Шувалов напялил на себя тяжёлую броню. Может, так он считал, что выглядит круче, но он по-прежнему жалкий ублюдок, которого я скоро прикончу. А ещё ему тяжело дышать из-за бронепластин и ремней, туго обтягивающих жировые складки на боках.

Кто-то из стоящих рядом с ним интеров держал Свету, хотя у неё и так были связаны руки.

— Они сразу поняли, что даже если обложить остров, ты попытаешься сбежать отсюда. Ты знал о маленьком бизнесе месье Жене. Как и мы. И вот, как всё удачно совпало. На остров напали, а ты сразу прибежал сюда. Осталось только взять твоих друзей, и ты сам ко мне придёшь.

Неплохая у него разведка. Прикончу урода, возьму их к себе на службу.

— Макс, — очень тихо шепнула Света. — Надо было бежать.

— Заткнись! — Шувалов направил к её горлу узкий острый кинжал.

По коже побежала тонкая струйка крови. А у меня затряслись руки.

— Если она погибнет, — тихо сказал я, едва сдерживаясь. — Ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю.

Вокруг нас штурмовики и вооружённые мечами интеры. Но от моего тона куча вооружённых мужиков переглянулись. Один усмехнулся, но как-то нервно.

Вблизи понятно, что в плен попали не все. У Леры связаны руки, а один из интеров пялился на её грудь. У Пахи подбит глаз, его обвязали толстой цепью.

А вот Кирилла нет. Он или спрятался, или убит.

— Угу, — угукнула неподалёку сова. Очень похоже. Догадался забраться на дерево.

— От тебя только угрозы, — Шувалов осмотрел капельку крови на кинжале. — Но никаких действий, только и можешь болтать. Я могу прикончить тебя и всех твоих близких, а потом занять твой остров и остров Строгановых.

Он подмигнул Лере. Она презрительно сплюнула и гневно сдвинула брови.

— Двойной выигрыш, — Шувалов покрутил кинжал в руках. — Но, раз у нас с сегодняшней ночи аж целых два императора, глупо тратить силы на штурм, ещё пригодятся. Мы сделаем иначе.

Да уж, угораздило Воронцовых заполучить этот кусок скал посреди моря. Сейчас, когда в империи вот-вот начнётся гражданская война, остров стал очень желаемой целью.

Ведь рядом очень удобный торговый путь, а мои береговые орудия могут его запереть и пропускать только того, кого захочет хозяин острова.

И на это место метил Шувалов.

Он щёлкнул пальцами и его помощник, лысеющий высокий мужчина в пенсне, достал из портфеля лист бумаги.

— Дарственная, — объявил Шувалов. — Ты сейчас подпишешь этот документ, и даже сам император, кто из них останется победителем, не сможет оспорить этот подарок. Подари мне остров, Воронцов. И мне даже не придётся его штурмовать.

Он задумался и почесал двойной подбородок.

— Сделай-ка ещё одну, — сказал Шувалов помощнику. — Пусть и Строганова подпишет такую. Хе, отожму остров у Морозова под носом.

— Тебе не о бумажках нужно думать, — я смотрел ему в глаза.

Но это бесполезно, у Шувалова защита. А у штурмовиков вокруг меня закрытые шлемы. Эх, если бы рядышком со мной был бы хоть один интер, чтобы заставить его подчиниться.

Но нет.

— Тебе нужно думать о том, как спасти свою жирную жопу, — продолжил я. — Потому скоро я приду за тобой.

— Воронцов, ты, кажется, не понимаешь. Ты подпишешь бумагу, а я сразу перережу тебе горло. Но если ты будешь выделываться, — он зловеще усмехнулся. — Ну, я могу выколоть твоей сестре глаз. Или отрезать Лере уши, — он направил кинжал на неё. — Или кастрировать того здоровяка.

Связанный цепями Паха возмущённо замычал.

— Выбирай, — Шувалов пялился на Свету. — У тебя одна минута, чтобы подписать бумагу. А не то я…

Света с ужасом смотрела, как к её лицу очень медленно приближалось острое жало клинка. Шувалов упёр кинжал ей в щёку.

— Это лишнее, — раздался голос из толпы интеров. — Мы не договаривались насчёт этого.

Серёга Суворов выглядел чуть получше с тех пор, когда мы виделись в последний раз. Бинты с лица сняли, часть ожогов зажила, часть зарубцевалась. Волосы на голове почти отросли.

Он подошёл ближе.

— Привет, Серёга, — сказал я. — Давно не виделись.

— Да, Максим, — грустно ответил он.

— Ты всё ещё с ним? — я кивнул на Шувалова. — Теперь-то зачем? Ведь твоя сестра…

— Я помню, — отрезал Серёга. — Это моё дело. Но Ваше Сиятельство — он повернулся к Шувалову. — Это лишнее, вы же говорили, что пыток не будет.

— А это и не пытки, — Шувалов хихикнул. — Мы уговариваем строптивого князя.

Света тонко и очень тихо замычала, видя кинжал перед лицом. Струйка крови на её горле перестала бежать и запеклась. Лишь бы не появилась ещё одна.

Я вырву Шувалову кадык за это. Если найду под слоями жира.

— Прекрати, — сказал я. — Я подпишу.

— Ты слишком долго думал, князь Воронцов. Поэтому я ещё не закончил. За каждую секунду промедления…

— Граф, — Серёга подошёл к нему ещё ближе. — Воронцов согласился. Это лишнее.

— А это не твоё дело, — злобно сказал Шувалов.

Серёга раздражённо выдохнул. А я очень быстро думал, раз уж не мог воспользоваться Камнем. Голову-то у меня ещё никто не отобрал.

Совсем недавно, буквально пару недель назад, сестра Серёги, которую он так долго разыскивал, погибла во время боёв за остров Строгановых. Серёга не успел её спасти, ведь он даже не знал, что она рядом, я и сам узнал об этом слишком поздно. Мы тогда не успели.

И это не даёт ему покоя до сих пор. Это и заметно по лицу. Мешки под глазами и нездоровый цвет кожи. Он пьёт. И много.

— Я сказал, что подпишу, — твёрдо произнёс я. — Но если ты, граф, продолжишь на ней издеваться, ты пожалеешь. Я за свою сестру любого прикончу. И мне плевать, кто он. Серёга меня понимает.

Мечник заметно вздрогнул. Это укол в самое больное место.

— Суворову бы пора знать, что если он хочет увидеться со своей, то ему надо меньше со мной спорить, — Шувалов почти с ненавистью посмотрел на Серёгу. — Что вообще с тобой в последнее время? Знаешь что? Иди-ка к Храму и проверь, что они там застряли? Что встал? Это приказ!

Серёга отошёл на шаг назад и склонил голову. Не, бесполезно, он слишком преданный, даже когда понимает, что ему нагло лгут в лицо.

— Он же тебе врал, — напомнил я шёпотом. — Говорил, что знает, где она и поможет найти. Но он не знал. Иначе она бы выжила. А вот моя сестра сейчас в беде. Я для неё на всё готов.

Надеюсь, он меня услышал. Или я зря потратил время.

— Хватит шептаться! — взвизгнул Шувалов. — Ты, Воронцов, думаешь я шучу? Я не шучу. Я ей выколю глаз прямо сейчас, а если ты не подпишешь, я выколю ей второй!

Он размахнулся кинжалом. Я дёрнулся вперёд, но меня схватили сразу трое. Я рвался изо всех сил, но их осталось мало. Я не успею.

Внутри всё похолодело. Света зажмурилась.

Кинжал звякнул, падая на землю и ударяясь о камень. Его всё ещё сжимала кисть с кучей перстней, нанизанных на пальцы.

А Шувалов смотрел на свою правую руку и на идеально ровный разрез. Будто кисть ему отрезали бритвой. Из раны брызнула кровь в мою сторону. Шувалов заорал от боли.

— Не сдержался, — сказал Серёга, держа в руке свой меч. — Но я же говорил, что это лишнее.

Кровь из раны забрызгала штурмовиков, что меня держали. Красные капли очень близко ко мне…

Я вырвался, ломая руки шуваловцам прямо через броню. Три интера закрыли вопящего Шувалова моментально выставленными щитами. Четвёртый бросился на Серёгу, но тот сдвинулся в сторону.

Из-за его пьянок вышло не так невообразимо быстро, как раньше, я заметил удар. Но всё равно неплохо. Ноги остались на месте, а верхняя часть туловища сползла вперёд.

Ещё больше крови. И больше силы.

И злости.

Ты смел угрожать моим людям, Шувалов? Зря.

Штурмовик направил дробовик на Серёгу, но тот закрылся щитом. Тогда дробовик нацелился на так и стоящую Свету. Я вырвал пушку вместе с рукой и прицелился по очередному интеру из охраны графа.

Тот успел выставить щит двумя руками. Я подошёл ещё ближе прямо через барьер и с силой всадил дробовик интеру в живот. Ствол вылез со спины, и я пристрелил лысеющего помощника Шувалова.

Интер в шляпе замахнулся на меня мечом. Я выпустил дробовик и схватил его за руку. Наши лица приблизились. А ведь этот тот самый, что в одном из циклов в убежище Шувалова зарубил Кирилла и издевался над ним.

За это во всех циклах я вырывал интеру позвоночник. Этот цикл не будет исключением, хоть и на пару недель раньше, и в другом месте.

Другой интер, смуглый тип с длинными спутанными волосами, замер с открытым ртом, когда увидел окровавленный хребет своего товарища. Так и упал с открытым ртом, когда с дерева, где сидел Кирилл, раздался выстрел. Прямо в затылок. Хороший выстрел.

— Я иду, босс! — Паха лежал с красным от натуги лицом, пытаясь руками разорвать цепи. Слишком толстые, но он не сдавался.

Света догадалась пригнуться. Но вместо того, чтобы убежать, она села спиной к Лере и они своими завязанными руками начали распутывать друг друга.

Кто-то это заметил, но его очередным метким выстрелом снял Кирилл.

Серёга рубил врагов с остервенением. Как человеку, которому больше нечего терять. Одного штурмовика он перерубил вместе с пулемётом, другого вдоль. Но мечник уставал. Или ему уже было плевать.

Он даже не обратил внимания, когда кто-то подошёл сзади. Я рванул вражескому интеру наперерез, но его вдруг снесло здоровенным камнем, который пустил Алекс со своей позиции.

— Эвакуация! — кричал в рацию офицер штурмовиков, прикрывая скулящего Шувалова. Они обступили его со всех сторон. — Немедленная эвакуация!

Нет, он не уйдёт. Я иду за ним и…

К ним шли подкрепления. И среди них есть экстер. Он направил шар огня на то дерево, где сидел Кирилл. Ствол и нижние ветки вспыхнули мгновенно.

Ну нет! Я побежал туда. Передо мной мерцал щит, его выставила освободившаяся Лера. А дерево горело всё быстрее.

— Прыгай! — прокричал я.

Кирилл послушался.

— Ёб твою мать! — услышал я его отчаянный крик и не менее отчаянный прыжок.

Алекс метал туда камни, как из катапульты, не давая никому подобраться к Кириллу. Я бежал в ту сторону, благо, что возле девочек Серёга, который дорубал последних врагов. За моей спиной раздался звон, Паха справился с цепями.

Вокруг дерева уже горела трава. Кирилл пытался отползти. По нему стреляли. Лера переместила щит туда, но на такой дистанции она не сможет поддерживать его долго.

Вертолёт! Сука! Высадил ещё целую толпу. Ещё немного, и он заберёт самого Шувалова. А я с ним ещё не рассчитался. Но сначала Кирилл.

Огненный экстер, что собирался швырнуть ещё один шар пламени уже в меня, закричал от неожиданности, когда его внезапно вздёрнуло в воздух. Корень, державший его за ноги, давил так сильно, что я слышал хруст костей.

Тварь окончательно выбралась из леса, размахивая лапами-корнями и ударяя всех, до кого могла дотянуться. Один взмах корня, и кто-то из штурмовиков остался без головы, второму точно сломало большинство костей.

Я добежал и перепрыгнул через пламя. Кирилл лежал на траве, глядя, как огонь подбирался к нему всё ближе. Но оружие не отпустил.

— Идти можешь? — спросил я у Кирилла.

— Лодыжка болит, — простонал он. — Подвернул.

— Утащу, — я помог ему встать и закинул на плечи. — Идём. Мать твою… хорошо, что я сюда Паху не отправил.

Экстер, судя по шипящему звуку, швырнул заклинание. Мгновенно вспыхнувшая Тварь заревела от боли и бросила экстера куда-то далеко-далеко.

Мы с Кириллом перебрались через пламя. Он умудрился в кого-то выстрелить, пока я его нёс.

— Отдохни здесь, — сказал я, сбрасывая его на землю. — А я за Шуваловым.

— Удачной охоты, Макс! — Кирилл потёр лодыжку.

Горящая Тварь продолжала бой, она не убегала. Кирилла она должна помнить, а тех, кто по ней стрелял, она убивала, быстро и беспощадно. С другой стороны, где бой уже закончился, мне на выручку бежали Алекс и Паха.

Я иду за тобой, граф Шувалов.

Но вместо ненавистного мне врага я увидел только вертолёт, который поднимался в небо.

— Стой, сука! — крикнул я.

Ушёл, гад, он ушёл! Вместе с моим камнем. Вместо него только два интера, которые между боем со мной и Горящей Тварью выбрали меня.

Зря. Одному я свернул шею, другого проткнул его же собственным мечом.

— Блядь! — крикнул я. Эхо наверняка слышалось далеко.

Вертолёт пролетел прямо над нашими. Алекс поднял руку, собирая камень. Ещё немного и…

— Алекс! — проорал я во всё горло. — Нет! Не смей!

Он так удивился, что камень, висящий перед ним в воздухе, упал на землю.

— Почему?

Я остановился рядом и сжал ему плечо. Вертолёт с Шуваловым улетал. Теперь мне остаётся только штурм.

И я никак не мог объяснить, что если бы Шувалов умер до того, как он отдал мне Камень, всё стало бы бессмысленным. Мне пришлось бы перезапускать цикл. А это нежелательно.

— Так надо, дружище. А теперь уходим, а то сейчас здесь полно всяких падальщиков. Паха, помоги Кириллу! Поживее, к воде.

Я весь вечер бегал, и уже устал. Враги уже скоро будут, а нас некому прикрыть.

Тварь ползла к морю, чтобы затушить огонь. Он всё ещё пылал по всему телу. Не успеет, древний Хранитель умирал. И, наконец, Тварь остановилась. Жёлтые глаза закрылись.

— Нет, — простонала Света. — Они убили Тварь!

— Да, — ответил я со вздохом. — Жаль, она нас хорошо выручила. Ты в порядке, Света?

Она кивнула, зажимая горло платком.

— Спасибо, — прошептала она. — Тебе. И Серёже.

Серёга Суворов стоял неподалёку, осматривая лезвие меча. Руки заметно тряслись.

— Спасибо, — сказал я. — Если бы не ты, Света бы пострадала.

— Я не выдержал, — пробурчал он. — Я как на твою сестру посмотрел, сразу вспомнил Ирину, как она там лежала… сразу злость на всё.

Он убрал меч в ножны.

— Отправляйся с нами, — предложил я. — Тебе же всё равно некуда идти.

— Пойти в твой отряд, — он хмыкнул. — А смысл?

— А куда тебе ещё подеваться? Я вывезу тебя с острова, если ты не решил тут вырезать вообще всех. И буду уговаривать тебя присоединиться до тех пор, пока не согласишься.

— Хорошо, — он едва заметно кивнул.

— Я твой должник, Сергей.

Бой здесь точно должен был привлечь всеобщее внимание. Скоро тут будет половина гвардии Тимофея Романова. А эти два француза-контрабандиста стояли на берегу и спорили.

— Где ваш катер? — спросил я.

Они посмотрели на меня и начали спорить ещё яростнее. Наконец мужик в свитере дал по затылку длинноносому. Тот надулся, достал пульт из кармана и ткнул кнопку

— Вы что делаете? — возмутился я. — Тут скоро будет…

Мужик в свитере жестом показал, что надо подождать.

Вода недалеко от берега начала бурлить, и уже через пару секунд на поверхность поднялся здоровенный чёрный цилиндр. Да это подлодка! Я даже не знал, что у этих она есть. В прошлом цикле мы сваливали на катере.

— Это где вы её взяли?

Те не ответили. Лодка маленькая, но мы должны поместиться всей командой. Мужик в свитере начал яростно жестикулировать, чтобы мы поскорее садились.

— На посадку, карета подана! — сказал я.

Если они где-то стащили подлодку, то наше знакомство продлится намного дольше. Мне эта штука пригодится.

* * *
— Какого хрена? — спросил Трофимыч, встречая нас на пристани. — Где вы это взяли?

— Подлодка контрабандистов, — сказал я. — Что в этом такого?

— Это же, мать его, Малютка! Это государственная тайна! Где они её взяли?

Французы тем временем опять ругались. Я им заплачу, а потом предложу остаться. Мне пригодится собственная небольшая подлодка, тем более такая незаметная и быстроходная.

— Вот это и есть твой остров? — спросил Серёга Суворов. — Уютно.

— Скоро это место будет намного лучше, — сказал я. — Трофимыч, нам пора устроить совет.

— Смотри, какая хрень, князь. К тебе прибыл посланник, — Трофимыч сплюнул в море и показал на роскошную яхту с вооружённой командой на борту. — Тебе он не понравится, но я разрешил ему остаться. Важная шишка.

— Ладно, послушаем. Зови его в мой кабинет.

Это не просто посланник. Это целый министр внутренних дел императора Александра. Ого, как они меня ценят.

Низкорослый и толстый напыщенный мужик в дорогущем костюме презрительно смотрел на меня в лорнет. Живот министра был настолько огромным, что у меня появилось подозрение, будто прежний министр был не отправлен в отставку, а съеден.

Министр развалился с другой стороны орехового стола моего отца, а его помощник, сухонький старичок, передал мне запечатанное письмо.

— Князь Воронцов, настоящим вам предписывается немедленно выступить всеми силами на подавление мятежа! — сказал министр громким пронзительным голосом. — А ваши береговые орудия должны немедленно начать обстреливать все корабли, которые перевозят войска и ресурсы для узурпатора!

— Угу, — вздохнул я.

Разборки императоров мне мешали. Я должен отправляться добивать Шувалова в его логове, а не разбираться, кто из царствующих братьев прав.

В кабинет заглянул Трофимыч.

— Ещё посетитель, — Трофимыч довольно улыбнулся. — Он вам всем понравится.

— Зови, — сказал я.

Министр побагровел от злости, видя такое нарушение протокола, но когда вошёл напыщенный молодой человек и громким голосом возвестил о новом госте, министр чуть не взорвался.

— Его Благородие, барон фон Эверет! — голос у молодого человека громкий, как у сержанта.

В кабинет вошёл высокий усатый мужчина в военном мундире, держащий в руках конверт.

— От имени истинного императора Тимофея Романова я приказываю князю Воронцову немедленно отправиться в военную ставку со всеми имеющимися силами, — барон самолично вручил мне письмо. — А вашим береговым орудиям предписано атаковать все проходящие мимо суда, которые служат узурпатору Александру!

— Узурпатору? — возмутился министр. — Это ты служишь узурпатору! Тимоша — предатель Отечества!

Барон только сейчас заметил, что у меня ещё посетители.

— Это Александр предал Отечество! — огрызнулся барон. — Но истинный император вернёт нашему государству былую мощь! Князь Воронцов! Император Тимофей не только приказывает, как ваш государь, но и просит о помощи, как верный друг вашего покойного батюшки.

— Да он врёт! — рявкнул министр. — Тимоша же тогда сам среди судей был и громче всех о казни кричал.

— Это наглый поклёп! Да и откуда вы знаете? А ведь вы сами были среди судей Петра Воронцова!

— Это провокация!

— Нет! — барон набрал воздуха в грудь. — Вы враг императора, министр. Князь Воронцов, немедленно задержите предателя!

— Нет! — вскрикнул министр. — Князь Воронцов, задержите вот этого предателя!

Он ткнул барона толстым пальцем, похожим на сардельку. Тот со шлепком отбил руку.

— Не смейте! — тоненько взвизгнул барон. — Или я вызову вас на дуэль. Князь Воронцов будет моим секундантом.

— Ах, дуэль, — министр свирепо выдохнул. — Никаких дуэлей с предателями!

Барон шлёпнул министра перчаткой, а министр в ответ зарядил ему под дых. Оба посланника сцепились и чуть не свернули стол.

Помощник барона, напыщенный молодой человек, побледнел, глядя на свалку. А помощник министра, сухонький старичок, неодобрительно помотал головой.

— Как падают нравы, — сказал он грустным голосом. — В моё время дворяне обладали прекрасными манерами, изъяснялись стихами, никогда не позволяли себе грубых слов и выяснили отношения в благородных поединках, где доказывали свою мужественность и храбрость… а сейчас?

Он показал рукой на двух сановников. Толстый пока одерживал верх, но быстро выдыхался.

— Как низко мы пали.

— И не говорите, — сказал я. — Вообще, какой-то пиздец.

Я вскрыл оба письма. Если опустить напыщенные выражения, то суть одна — если я сегодня же не выступаю со всеми своими войсками, то буду объявлен изменником.

А наказание за измену одинаково у обоих императоров — смертная казнь. И выбрать я должен прямо сейчас.

Я убрал оба письма в ящик и вышел на балкон. Не вовремя всё это. А не послать ли мне обоих императоров? Я не знаю, как они отреагируют. Но если я не нападу на Шувалова в ближайшее время, мне конец.

С балкона видно военный лагерь вдали. Надо осмотреть, кого нанял Трофимыч, хотя я знал всех командиров по прошлым циклам. Мы наняли тех же самых.

Рядом со мной кто-то остановился. Победитель схватки? Нет, я всё ещё слышу, как они дерутся.

— Есть разговор, — сказал искажённый, но хорошо знакомый мне голос.

Такой голос из-за маски. Той самой, белой с красными молниями. Давно этот тип не появлялся. Подкрался так, что я не слышал.

Я нащупал рукоятку пистолета. В этот раз он не уйдёт. 

Глава 29

Тип в маске находится всего в шаге от меня. Что будет быстрее? Мой выстрел или его магия? Или лучше ударить в морду, а потом будь что будет? Или пробить ему грудную клетку и вырвать сердце?

Но по его позе понятно, что он ждёт моей атаки. Он готов к любому исходу. Тогда подождём нужного момента, я не против. Я могу ждать сколько угодно.

— Ты опять надел свои красные сапожки? — спросил я, бросая короткий взгляд вниз. — Они на тебе не смотрятся.

Не, такая грубая уловка не сработала.

— Это преступление против моды нельзя терпеть. Ладно, говори что хотел.

— Наше последнее предупреждение ты проигнорировал, — сказал человек в маске.

— Сколько их у вас этих последних? — я презрительно фыркнул. — Штуки три уже было?

— Ты не понимаешь. Помнишь нашу первую встречу?

Когда он прожёг меня насквозь? Не, это было в прошлом цикле… вернее, в одном из прошлых. Я же ещё несколько раз умер в доме Строгановых, что этот тип точно не знает.

Хорошо, что больше не надо начинать сначала. А то я бы точно свихнулся от безысходности, как меня предупреждали.

— Когда ты атаковал меня в столице?

— Я шёл тебе на помощь, но ты справился с убийцей сам. Так что мне оставалось только отступить и показать тебе, что ко мне лезть нельзя. Если бы мы хотели, то я убил бы тебя в любой момент. С того самого до этой минуты. Ты не представляешь, на что мы способны.

— Ах-ре-неть, как говорит один мой друг. Теперь мне рассыпаться перед тобой в благодарностях? Что не только не убил, но даже хотел прийти на помощь?

— Нам пока не нужна твоя смерть. Ты нам нужен, как союзник.

— Почему ты всё время говоришь, то я, то мы? — спросил я. — Это уже бесит. Кто это мы?

— Во вторую встречу я тебя предупредил, чтобы ты не лез не в свои дела. Я мог убить твою сестру и Строганову, но не стал этого делать. Просто показал, что это возможно. А потом я пришёл тебе на помощь с Инквизицией, хотя ты и сам тогда справился. И предупредил тебя ещё раз, а ты ослушался.

Я скрестил руки, а он едва заметно дёрнулся. Ждёт атаки.

— Это уже переходит все рамки, — сказал он, переминаясь с ноги на ногу. — Но мы были готовы терпеть твои выходки. Только не переступай через черту. Ты должен нас выслушать.

— Я тебе ничего не должен, — ответил я. — Зачем ты опять явился? Чтобы я выбрал сторону какого-то императора? Мне плевать на обоих.

— В выборе нет необходимости, — ответил человек в маске. — От тебя требуют поддержать одного из братьев, но обе стороны устроит, даже если ты останешься нейтральным. Хотя они это никогда не скажут. Тебе нужно остаться на острове и пока забыть о Шувалове. Охраняй свои земли. Мы сами отдадим тебе твоего врага, когда придёт время.

— Когда?

— Когда нам это будет удобно.

— Я возьму его, когда будет удобно мне!

Я подошёл к нему вплотную, пытаясь всмотреться в глаза через маску. Не видно, ну никак. И дело даже не в стекле, его тут вообще нет. Маска зачарована.

— Если ты ослушаешься, — сказал этот тип. — Я убью тебя, когда ты не будешь этого ожидать. А потом твой род навсегда исчезнет.

Нет, в этот раз я буду ждать атаки. Странно, что он не приходил ко мне для разговора в прошлых циклах. Но у меня тогда и не получалось помочь Лере. Тогда она погибала или её забирали в монастырь, а дом Строгановых доставался её брату.

Меня же убивали, когда я лез на Шувалова. И никто не приходил меня упрашивать, чтобы я кому-то помог. Ни корпорации, ни императоры, ни Пятиглавый Орёл. Всё пошло по-другому.

Ведь тогда в цикл вмешался Пожиратель Времени, когда устал ждать. Может быть, он хотел, чтобы я пошёл за Шуваловым, уже имея хотя бы один Камень.

— Знаешь, что? — спросил я. — Ты не понимаешь одну вещь. Я не собираюсь подчиняться твоим приказам, или кто там тебя отправляет.

Я сжал левый кулак. Так и не заживший порез начал кровоточить. Ладонь обожгло от боли.

Чужая кровь делает меня сильнее, кровь марионеток даёт мне просто какие-то нечеловеческие возможности, а моя собственная помогает мне подчинять других.

Но пара капель моей крови всё же могут дать хоть какой-то результат.

А в кармане у меня верный ножик. Я подцепил ногтем за впадинку на лезвии, и оно немного приоткрылось.

— И заруби себе на носу, — продолжил я как можно громче, чтобы он не слышал щелчка. — Если ты так и будешь мне угрожать, то…

Я ударил левой рукой без взмаха. Кулак столкнулся с ледяной маской. Будто ударил по броне танка.

Но маска треснула. Я сразу достал ножик и воткнул ему в левую руку сквозь плащ. Кажется, попал в локоть, судя по скрежету.

Он застонал. Маска начала разваливаться, но прежде, чем я увидел лицо, человек исчез.

— Ёбаная ты сука! — выкрикнул я и выругался.

На балконе стоял какой-то фикус, и его сегодня поливали, может быть прямо перед тем, как я поднялся в кабинет. Из трещины в горшке набежала небольшая лужа. Вот этот гад и телепортировался. Хитрая жопа. Он, может, и сам полил цветок. Хоть какая-то от него польза.

Кусочек его маски валялся рядом с лужей. Я его подобрал. Вроде керамика, но на ощупь, как металл. Стоит сохранить, осмотрю потом. На ножике осталась кровь, но я ещё не умею выслеживать по ней.

Я выскочил в кабинет и перепрыгнул через дерущихся послов.

— Трофимыч! — крикнул я. — Перекрой остров! Этот мудак ещё здесь!

— Князь! — услышал я голос Трофимыча с первого этажа. — Сюда!

Я сбежал по лестнице, чуть не споткнувшись на последней ступеньки, и пробежал мимо Трофимыча туда, куда он показывал рукой. Тут, в коридорчике, остались следы боя. Обои немного закоптились, а в одном месте они просто обуглены. Жар был сильный, даже висевшее неподалёку зеркало треснуло, а цветы обгорели.

Но это не всё. Из открытой двери комнаты для слуг торчали чьи-то ноги в чулках и недорогих туфлях.

— Её-то за что? — спросил я.

Понятно, что произошло. Девушка-горничная мыла полы в комнате, когда этот пидор в маске появился здесь. Да, вот и опрокинутое ведро с водой, его бросило прямо сюда. Он её и убил, в животе девушки видна огромная прожжённая рана насквозь.

Его фирменный луч смерти.

— Я не успел, — Трофимыч покачал головой и накинул на себя генеральскую шинель. — Жалко девчушку, она мне чай сегодня приносила. Я отправил погоню.

— Я его грохну, — сказал я.

— Вот ещё, смотри, князь, — Трофимыч показал за шкаф, там лежала потрескавшаяся маска. — Это точно он потерял. Такая же, как ты и говорил.

— Найди его! — я взял своего нового генерала за ворот кожаной шинели. — Это приказ.

— Понял.

Если его не найдут, придётся драться с ним в убежище Шувалова. Но мне казалось, что он опять ушёл. Плевать, я его достану.

Я взял маску и сложил её вместе с тем осколком, что у меня был. Один сильный удар, и она лопнула. Где же этот ублюдок? По сути, должен был остаться след или царапина на лице.

Я оставил ему и другую метку. Рана ножиком неглубокая, но, должно быть, болезненная. И что, мне придётся осмотреть все локти и все морды? Это долго. Здесь на полу тоже остались несколько капель крови, но их мало. Слабо я его ударил.

Я швырнул маску на пол и давил ногой до тех пор, пока она окончательно не треснула. Нет, хватит этих разговор с ним. Достану его у Шувалова. Хотя нет, один обломочек пригодится. Вдруг найду, кто её сделал, такие маски не продаются на каждом шагу.

Я поднялся в свой кабинет. Два посла уже устали драться. Лежащий внизу барон пытался сбросить с себя тело министра, а министр просто лежал сверху. У него кончилась дыхалка, и он не мог двигаться. Но огромный вес помогал ему в этой идиотской схватке.

Я достал смартфон и сфоткал их обоих.

— Отошлю вашим императорам, — предупредил я. — А то какие-то хреновые из вас послы. Пусть едут другие. А пока никакого ответа.

* * *
— Как нога? — спросил я.

— Могу наступать, — ответил Кирилл, подходя ближе с заметной хромотой. — Дома и заживает всё легче. Когда отправляемся?

— Я скажу.

— У тебя какой-то вид, Макс, не очень, — Кирилл сочувственно на меня посмотрел. — Не выспался?

— Сон плохой. Сергей, — я кивнул мечнику. — Рад, что ты с нами.

— Я тоже.

Мечник-интер стоял напротив нас, держа свой меч в ножнах на руках. Кирилл с опаской на него посмотрел.

— Я всё хотел извиниться, что поджёг тебя из огнемёта.

— Да ерунда, — ответил Серёга.

С моря дул тёплый ветер, но запах был не очень, сильно пахло рыбой. Набитые добычей рыболовецкие суда разгружались в ближайшем порту. Обычно они приходили в другой, но тот порт, самый большой, сегодня был занят войсками.

Вдали видно старый авианосец, который пригнали войска Строгановых. Это не их, они его арендовали, но пока придержим у себя. Там же сопровождающие его эсминцы и транспортные суда, которые привезли морскую пехоту.

Командующий союзной армией обсуждал планы с Трофимычем. Сам бывший капитан-инструктор и бывший бомж заметно преобразился. В кожаной шинели с погонами и роскошной фуражке он выглядел как самый настоящий генерал.

Он теперь и есть генерал. С ними офицеры нанятых нами батальонов, и не только они. Несколько парней в деловых костюмах стояли поодаль. Они привезли оружие от корпораций.

— Я же говорила, что мы придём на помощь, — с улыбкой сказала Лера, показывая на армию её дома, ждущую отправления.

— Я не сомневался, — я чмокнул её в щёку и сразу отошёл подальше.

А то не выдержу и опять уведу её в свою комнату. Нет, пора думать о серьёзном. Это тот самый момент моих циклов. Ещё несколько дней и начнётся полная неизвестность.

Выживу после штурма — всё будет в новинку. Будто все эти годы были только подготовкой к этому моменту. Зато у меня будет уже два камня. Кто знает, на что способен второй.

А первый ждёт своего часа. Я использую его только в нужный момент, и в этот раз меня не застанут врасплох.

— Никаких следов того человека в маске, — доложил Алекс, виновато опустив голову. — Обыскали всё, князь.

— Он здесь, я знаю, — сказал я. — И отправится с нами. Будьте осторожнее.

— Поэтому ты не говоришь, когда мы выходим, — он кивнул. — И не надо, даже мне.

— Я бы ему голову оторвал, — пообещал Паха.

— И оторвёшь.

— А можно я останусь? — попросила Света. — Здесь так хорошо, а там, на острове Шувалова…

— Ты же не сможешь оставить нас на произвол судьбы, — я усмехнулся. — Даже если я скажу тебе оставаться, ты всё равно поедешь с нами.

Света нахмурилась, но ничего не сказала.

Пора начинать совет. Будет очень много всего, что я не знаю, но часть того, что было, повторится вновь. А что-то будет даже лучше, ведь у меня сейчас намного больше сил.

Офицеры почтительно поднялись, когда я подошёл к столу с картами.

— Разведка Строгановых донесла, что Шувалов готовит флот для атаки, — отчитался Трофимыч, поправляя свою генеральскую фуражку. — Мне обязательно её носить? Ну никак не сидит на голове.

— Ты же теперь генерал, тебе фуражка положена.

— Батя бы мой охренел, если бы это услышал. Ладно. Шувалов будет высаживаться здесь, как только закончить приготовления. Так что штаб считает, что…

— Надо атаковать самим, — сказал я.

— Верно, князь, я как раз хотел предложить именно это. Разведка так же доложила, что на острове Шуваловых западная береговая батарея будет молчать.

— Угу.

Западная батарея на ремонте уже как несколько месяцев, но её могут вернуть в строй уже через пару недель. Эту информация осталась от моих прошлых попыток.

А ещё оборона держит в глубокой тайне, что ремонтируются орудия южной береговой батареи. Ремонт затеяли до того, как Макс Воронцов провёл ритуал. Так что здесь я был уверен, что большие пушки будут молчать. Их не успеют восстановить.

Но тип в маске, если он рядом, не будет знать, что это знаю я. Я удивлю всех перед самым началом штурма.

— Хороший день для высадки может через неделю, — офицер из дома Строгановых наморщил лоб, глядя в календарь. — Но к этому моменту мы можем…

— Нет, — отрезал я. — Шувалов успеет подготовить флот. Высаживаемся раньше.

— Но когда?

— Выходим сегодня!

— Сегодня? — Трофимыч откашлялся и вытер вспотевший лоб. — Да, внезапность, конечно, будет на нашей стороне, но так сразу и без подготовки…

— Выходим сегодня и высаживаемся, пока они нас не ждут, — я взял лежащий на столе нож и воткнул его посередине карты острова Шуваловых. — Детали штурма обсудим непосредственно перед самой высадкой.

— Есть, князь. Следуем вашему плану.

Даже если тот шпион передаст инфу прямо сейчас, Шувалов не успеет подготовиться. Да и не просто не успеет подготовиться, в прошлых циклах он вообще не верил, что я на это решусь.

Никто тогда в это не верил. Как будет в этом — я не знаю. Всё-таки Шувалов потерял руку, а Морозов огрёб от нас ещё раньше.

Так что день, время и место самой высадки я не буду объявлять заранее. Но погода в тот день будет классная, самое то для десанта с моря.

Я посмотрел на недовольных офицеров. Им всё не нравится. Они думают, что я полагаюсь на удачу. Но Трофимыч со мной не спорил. С ним я план тоже не обсуждал, но его всегда привлекала дерзость операции.

А без этого нам победа не светит.

— Теперь осмотрим войска? — предложил Трофимыч. По его лицу видно, как ему не терпится показать, кого он нанял.

Людей я видел и раньше. В основном это наёмники, ветераны многих войн, опытные штурмовики и десантники. Четыре батальона, сработанных друг с другом. Они недавно освободились от контракта и теперь искали себе знатный дом для работы.

На дворян работать проще, чем на корпоратов, платят столько же, но работы меньше. Если бы я опоздал хоть на день, этих наёмников нанял бы Оболенский. Но я оставил его с носом.

Это всё те же самые люди, которые всегда нанимал Трофимыч во всех циклах. Но зато теперь они были вооружены совсем по-другому.

Морская пехота Строгановых выстроилась в отдалении, с любопытством глядя на мои батальоны штурмовиков. Две тысячи человек. В масштабах войн моего мира это капля в море. Но в мире, в котором сотню с лишним лет назад континенты раскололись на острова, жило не так много народа.

Две тысячи опытных бойцов в этом мире очень солидная сила.

Над солдатами, выстроившихся в идеально ровные квадраты, реяли мои знамёна с грифом. Этот же герб у каждого на плече.

У всех бойцов дорогая штурмовая броня, умные шлемы с прицельными приспособления и тактической сетью между взводами, ротами и батальонами. А ещё винтовки и пулемёты, новейшие, мощные, подключенные к шлемам. Корпораты не пожалели денег на экипировку моей армии. Такого нет даже в гвардии императора.

Тут и экстеры и интеры. Не вчерашние студенты и студентки, и не обедневшие европейцы, которые пачками нанимались во все дома, куда звали. Здесь здоровенные ветераны-маги, которые могут долбануть и в ближнем бою. Опытные, знающие кучу опасных заклятий.

С ними инженеры, сапёры, разведчики, снайперы… все, кто нужен для будущего дела.

И не только люди. Лёгкие бронемашины, десантные катеры-амфибии, разведывательные вертолёты и даже пять танков. И, разумеется, куча боеприпасов и запчастей. Корпораты подготовили меня к настоящей войне.

— Я не видел этих ребят в бою, — сказал Трофимыч, придерживая фуражку, чтобы не сдуло ветром. — Но у них лучшие рекомендации. Из всех наёмников, что можно нанять, эти самые опытные. И ушла на них куча денег.

И не одна куча, много. Мы потратили большую часть из того, что мне вернули бюрократы и передали из корпорации. Но в прошлых циклах эти траты себя оправдывали.

Я стоял чуть на возвышении. В глазах рябило от визоров шлемов, направленных в мою сторону. Интересно, этот тип, теперь уже без маски, среди них? Или среди офицеров? Или где-то ещё?

Трофимыч вышел чуть вперёд, под моё знамя, которое трепало сильным ветром.

— Славься, дом Воронцовых! — заорал он во всю глотку.

— Славься, дом Воронцовых! — хором повторили две тысячи голосов.

К этому никогда не привыкнешь. Как целая морская волна, что чуть не сбила с ног. Я не хотел улыбаться, но не выдержал. Меня эта картина радовала. А когда Шувалов увидит всё это великолепие на пороге, ему будет очень грустно. И ему придётся отдать мне камень.

— Желаешь сказать речь, князь? — спросил Трофимыч.

И опять он застал меня врасплох. Забыл, хотел же подготовить речь. О чём бы поговорить с ними? Только не о долге и прочем. У меня свои цели, а они хотят заработать. О деньгах? Так и я так выплачиваю щедрые зарплаты.

Я медленно осмотрел первые ряды. А они все смотрели на меня.

— Ну парни, — я усмехнулся. — Надерём пару жоп?

— Надерём! — заверили меня бойцы.

— Тогда всё ясно? На посадку, пока погода не испортилась!

Да уж, войску Шувалову, которое наполовину состоит из бывших крепостных, будет нечего противопоставить этому отлаженному военному механизму. Это не просто механизм, это настоящая военная машина. Эти ребята меня не подведут.

Главное, не умереть в убежище ещё раз.

Я достал обломок маски. Должна же остаться отметка на морде. И рана на локте, они всегда болезненные. Как бы его вычислить?

Кто-то подходил ко мне со спины. Трофимыч, а с ним и ребята. Я убрал обломок в карман.

— Как идут, — восхитился Трофимыч, подходя ближе. — Профи, ничего не скажешь.

— А у тебя крутые войска, — добавил Кирилл, выныривая с другой стороны, держа фотоаппарат. — Всю плёнку на них истратил.

— У Валерии тоже опытные, — сказал Алекс. — Знаменитая морская пехота.

— Не смущай меня, Алекс, — Лера улыбнулась. — Это звучит, как комплимент.

— А может, шампанского? — предложил Паха, показывая бутылку. — Отметим начало операции. У тебя, босс, и штопор на ножике есть.

— Да, есть, — я полез за ножиком.

Лезвие всё ещё в крови, хотя и немного. Я задел ему локоть. Если руку постоянно сгибать, то рана не закроется и будет кровоточить. Я вставил штопор, провернул и с хлопком выдернул пробку. Лера едва успела отбежать, чтобы её не залило пеной.

А я замер. Он здесь.

Тип в маске здесь, среди нас. Потому что по левой руке у него только что сбежала капелька крови, и я её почувствовал, как она капнула на землю.

Он терпел и не показывал вида, что ему больно. Всё это время он был рядом.

Я присмотрелся к его лицу. Возле челюсти небольшая припухлость, это может быть от удара, именно там начала трескаться маска. Почему я сразу это не заметил?

Но больше всего меня убедил в вине его взгляд. Он понял, что я знаю, кто он такой. И это его напугало.

— Почему именно ты? — спросил я. — Я же тебе верил. 

Глава 30

Мы так долго смотрели друг на друга, что это стало выглядеть неприличным. Остальные застыли, не понимая, что случилось.

— Почему ты меня предал? — спросил я. — Почему ты меня предал… Михаил Трофимыч? Это ты тот человек в маске.

Трофимыч медленно отошёл на шаг. Ветер растрёпывал его генеральскую шинель. Из-под левого рукава вытекла ещё струйка крови.

Серёга взялся за меч, Алекс вытянул руку, чтобы собрать булыжник. Кирилл потянулся за пистолетом. А Паха открыл рот от удивления.

— Иначе было нельзя, — прошептал Трофимыч. — Если бы я только мог…

— Держите его! — закричал я и первым кинулся, замахиваясь почти пустой бутылкой.

Трофимыч взмахнул руками. Меня сбило с ног сильной волной воздуха, как и Алекса. Рёбра заныли, ударившись о камень. Серёга взмахнул мечом, но Трофимыч уклонился с такой же скоростью и принялся бежать.

Это уже перебор.

— Ну-ка стой, ублюдок! — крикнул я. — Стой.

Поздно. Он добежал до ближайшей лужи. И исчез, по воде даже не пошли круги.

— Найдите его! — приказал я. — Немедленно!

Поднялся переполох. Идеальная посадка пошла ко всем чертям, солдаты разбивались на команды. Трофимыч не должен скрыться. Он же знает всё, кроме даты высадки. И места, которое я выберу для атаки.

Я сжал бутылку так, что она лопнула. Стекло порезало пальцы правой руки. Не так больно, как если резать ладонь.

— Почему? — спросил я вслух.

— Осторожно, Макс.

Кирилл достал бинт, а Лера начала перематывать мне правую руку.

Отовсюду начала орать сирена общей тревоги.

— Я за ним! — крикнул Алекс.

— Я тоже! — добавил Паха.

— И я, — Серёга перехватил меч и быстро помчался вслед за солдатами.

— А вы останьтесь, — попросил я остальных.

Настроение такое, будто кто-то вытащил душу, скомкал, потоптался ногами и сунул в стиралку на максимальную мощность. Всё это время это был он, но… какой в этом смысл?

Он был бомжом, который стрелял мелочь, крича всякое про конец света. Я с ним встретился в столице, а потом, парой часов позже, увидел его уже в маске. Он прыгнул в воду, а потом вернулся через несколько минут уже в образе Трофимыча.

Потом я увидел его в маске, когда мы с парнями вернулись из стрип-клуба под утро. Он заложил бомбу в домике, где ночевала Света. Он один из тех, кто знал, что она будет там находиться.

Но и он же днём ранее научил Леру такому щиту, чтобы она могла спастись сама и спасти Свету. Почему?

Он вмешался в мои последние разборки с инквизицией, потому что приехал на остров вместе со мной. И сейчас, он помог мне нанять профессиональную армию для штурма.

Я не знал ответа. Но мне нужно выяснить, почему один из самых полезных моих людей оказался предателем. И кто его послал ко мне.

Пожиратель был прав. Я очень сильно удивился.

— Он же тогда помог нам выжить в столице, помнишь? — прошептала Лера. — Прибыл на катере и помог победить.

— Он меня учил морозить почти всё, что можно, — Света обхватила себя руками. — И не только.

— А меня учил стрелять, — сказал Кирилл. — Паху драться, а Алекса швырять булыжники. Зачем?

— А ещё набрал мне армию, — добавил я. — Я не понимаю. Я ничего не понимаю.

— Может, ему угрожают? — предположила Лера. — Или держат семью в заложниках?

— У него нет семьи, — я вздохнул. — Какая же это жопа.

— И что мы будем делать? — спросила Света.

— Продолжаем операцию, — сказал я. — Мы уже не может остановиться.

Трофимыча так и не нашли. Но я не сомневался, что спрятался где-то на одном из кораблей. Водная телепортация переносит не очень далеко. Он сам мне это тогда сказал.

И мне казалось, что в тот момент он мне не соврал. Мне кажется, что он вообще редко мне врал. Скорее, он многое не договаривал.

Но что бы ни случилось, мы начнём бой без него. Иначе придут уже за нами, чтобы не говорили посланники императоров. И чтобы не говорил мне сам Трофимыч, когда носил маску.

За мной приходят всегда, если я не атакую первым.

* * *
Я приказал начать штурм именно тогда, когда хотел.

Цикл изменился, хотя я долго этому противился. И прямо сейчас что-то пошло совсем по-другому. Что-то изменилось совсем чуть-чуть. А некоторые вещи остались прежними.

— Макс! — закричал Алекс за моей спиной. — Берегись!

Офицер Шуваловых выскочил из кустов и выстрелил в меня из небольшого пистолета. Удар в грудь был сильным, но я устоял.

— Макс! — ко мне подбежала Лера, одетая в военную форму, как и все остальные. — Ты ранен?

— Ерунда, — я просунул руку под бронежилет.

К этому выстрелу я подготовился, положил дополнительную пластину, так что даже совсем не больно. Алекс уже успел прикончить офицера и теперь смотрел на меня.

— Надел броник, как видишь, — сказал я ему.

Этот офицер Шуваловых молодец. Цикл завершался по-другому, но этот же самый офицер с этим же самым пятном от соуса на воротнике выстрелил в меня из этого же самого пистолета ровно в тоже самое место, что обычно.

Значит, кое-что пойдёт так, как раньше.

За нашей спиной продолжалась высадка очередной волны десанта. Мощные оборонительные доты уже пали, над ними развевались мои флаги. Торчащие в море крепости, которые должны были мешать высадке, дымили и горели. Надеюсь, хоть некоторые пушки уцелели.

Пятиэтажный дворец Шувалова дымился. Бой вокруг него уже окончился, мои бойцы штурмовали само здание. Внутри постоянно что-то бахало, взрывалось, со звоном вылетали стёкла. Сильно пахло гарью и кровью.

Повсюду валялись трупы, но тел союзников было в разы меньше чем обычно. Шувалов слишком поздно внял предупреждению.

Из окна третьего этажа вылетел вражеский генерал, вышибая единственную целую раму, и приземлился в цветочной клумбе. Мои войска встретили его полёт радостным рёвом. Кто-то высунулся в окно и начал размахивать моим знаменем.

Но с другого окна по нам начал долбить пулемёт, и мы спрятались за фонтаном, в котором лежал чей-то труп.

— Хм, Макс, — Кирилл задумчиво вздохнул, когда рядом с ним чиркнула пуля о камень. — У меня очень странное чувство… как же говорил месье Антуан? Дежавю или что-то вроде?

— Причём здесь это? — спросил я.

Ну и время он нашёл для этого.

— Ну это когда кажется, будто всё это случалось… ладно забей, — Кирилл махнул рукой. — Я так боюсь, что у меня в башку всё подряд лезет.

— Что именно?

Пулемёт замолчал, а стрелок отправился в полёт вслед за генералом.

— Вон видишь крышу? — Кирилл показал рукой на часовню, которая сейчас была скрыта от нас другим зданием. — Мне чудится, будто там снайпер.

Можно увидеть только шпиль. Но когда мы войдём во дворец, здание часовни покажется сильнее. И снайпер даст о себе знать. Это странно.

— Забей, Макс, — Кирилл потряс головой. — Это недосып. А ещё мне кажется… Нет! Вон там, за домом! Танк!

Здесь не должно было быть танка, но он был. Старенький, немного ржавый, окутывавший окрестности густым чёрным и вонючим дымом. Он мог доставить нам много неприятностей.

Танк проехал через аллею фруктовых деревьев и с треском начал перемалывать лежащую на земле плитку. Командир танка нас заметил, машина остановилась, башня начала вращаться в нашу сторону.

— Я разберусь, — сказал Алекс и закрыл глаза.

А я разрывался между тем, чтобы приказать ему сбежать, и любопытством, что он будет делать против танка.

Алекс глубоко вдохнул полной грудью и топнул ногой.

— Это же всего-лишь танк, конечно его можно напугать, топая ножкой, — прошептала Света. — А нам разве не надо прятаться?

Алекс топнул ещё раз. Земля дрогнула так сильно, что я пошатнулся. Лера схватилась за мою руку, чтобы удержать равновесие. А танк, уже нацеливший пушку, приподнялся на дыбы.

Здоровенная глыба, вылезшая под ним, подняла его переднюю часть метра на полтора.

— Ты где этому научился? — спросил я.

— Трофимыч научил, — с отчётливой грустью в голосе ответил Алекс. — Он говорил, что можно вообще подбросить танк, если удачно получится. Но так тоже неплохо. Кирилл, а ты как заметил этот танк?

— Я не знаю, — ответил Кирилл. — Честно, не знаю.

Странно, но с этим разберусь потом. Для кого-то это дежавю, а для кого-то последний день цикла. Заканчивался мой собственный День Сурка длиной в пару месяцев. Что будет дальше — я даже отдалённо не представлял.

Может быть всё, что угодно. Но именно этот бой будет проще. Ведь мне уже не надо драться против Серёги Суворова, он на моей стороне, а его меч прикончил уже ни один десяток врагов.

Ещё часть охраны Шувалова мы прикончили в прошлую нашу схватку. А предатель больше не сможет убить меня ударом в спину. Я жду, когда он появится.

Сейчас я готов к грядущему лучше, чем когда-либо. А чтобы убедиться в этом, я достал из кармана Крест с Камнем Леры и обхватил своей окровавленной ладонью.

Я не пользовался им уже много дней, чтобы он показал мне как можно дальше. И сейчас время остановилось, ожидая, когда я увижу все варианты и выберу самый лучший.

Флот, подвал, бой и удар со спины. И Камень, зеленоватый, что висел на шее у графа Шувалова. Это я видел особенно отчётливо.

Пора. Я убрал артефакт.

— Макс, — шепнул Кирилл. — Если ты сейчас скажешь, что мы все трупы, если немедленно не сбежим, то у меня сердце не выдержит.

— Всё будет хорошо.

Я убрал камень и решительным шагом подошёл к массивным дубовым дверям, на которых был нарисован единорог — герб Шувалова. За ними слышны звуки боя.

— Паха, знаешь, что надо сделать?

— То, что я умею лучше всего? — Паха приподнял свои увесистые кулаки.

— Именно, дружище. Погнали!

Я распахнул двери.

— Паха! Займись ведьмой! Справа!

Паха побежал на магичку, собираясь врезать ей по челюсти и выдать свою коронную фразочку про физический урон.

Правда, в этот раз врагов побольше. Я пристрелил одного из своей беретты, соседнего с ним автоматчика пробила ледяным копьём Света, а Алекс забросал остальных целым облаком мелких, но очень острых камней.

В обороне образовалась брешь, куда и хлынул отряд наших бойцов. Целый взвод разъярённых схваткой мужиков побежал на второй этаж, громко топая по ступенькам. А я подошёл к окну.

— Алекс, та часовня! Снеси её нахер!

Не будем ждать, когда покажется снайпер. Алекс отправил туда целый булыжник из обломков плитки, статуй и цветочных горшков. Попадание с первого раза, долбанная часовня разлетелась на куски.

— Там, на море! — Кирилл приложил глаза к биноклю. — Флот. Это Морозов. Но как-то не очень-то у него много кораблей.

— И маленькие они какие-то все, — добавила Лера.

— Это вода холодная, — заметил Кирилл.

Из окна дворца хорошо видно море. Кораблей и правда не очень много. Ещё бы, ведь у Морозова не было сильного флота, а императору, любому из этих двух, в этот раз было не до разборок между Шуваловым и мной.

У них хватало своих проблем.

Но десантные суда, набитые солдатами, неслись к берегу.

— Света, — я усмехнулся. — Настало твоё время.

— Опять я? — удивилась она.

— Ты тут единственный стихийник, который может заморозить море. Действуй. Кирилл, помоги ей.

— Как я ей помогу? — Кирилл задумчиво потёр лоб и подошёл к моей сестре ближе. — Ты же уже делала это, тогда заморозила целый эсминец. В этот раз будет проще.

— Когда же это закончится? — Света закатила глаза.

Но вокруг её рук начал клубиться ледяной туман.

— Алекс, на тебе крыша, — продолжил я раздавать приказания. — Обстреливай все подкрепления, которые увидишь. Лера, ты с ним, с тобой будет твоя охрана, не переживай.

— Можно мне с тобой? — спросила она.

— Нет. Идёшь на крышу.

Лера вздохнула и кивнула, не собираясь спорить.

— Паха, бери штурмовиков и зачищай четвёртый этаж. Там экстеры, ты им наваляешь

— Принято, босс.

— А ты, Серёга, иди на третий и руби всех, кто на тебя нападёт. Там скоро будет жарко, но ты справишься.

— Хорошо, Максим, — Серёга посмотрел на лезвие меча. — Третий этаж на мне.

Другие уже привыкли к таким внезапным приказам, но Серёга ещё нет. Но он прикончит всех, кто ему попадётся. Конечно, он бы пригодился внизу, но…

Уже то, что он сегодня не будет драться против меня, сильно облегчало мне жизнь.

— А я вниз, — сказал я. — Найду и прикончу Шувалова. Тогда его войска сдадутся. Но если увидите Трофимыча… не принимайте бой. Вы не справитесь.

Я немного подождал, что все разошлись, а Света начала морозить корабли. Так, предсказание Камня ещё действует. Через двадцать три секунды взорвётся дверь в подземном убежище Шувалова.

И уже скоро мы вновь встретимся лицом к лицу.

Дворец содрогнулся, когда сапёры подорвали заряд. Я спустился сразу, не обращая внимания на едкий дым, и прошёл к раскуроченным дверям с гербом.

— Никого не пускать, — сказал я сапёрам. — И сами не входите.

Вот и убежище, хорошо мне знакомое. Внутри жарко и так влажно, что даже блестели кирпичи. Где-то за тем углом меня ждала первая засада. Я приближался, сжимая левую руку в кулак. В этот раз сделаем немного иначе.

Из-за поворота выскочили сразу трое. Я быстрым рывком назад уклонился от клинков и резко сблизился, смотря в глаза ближайшему. Тот замахнулся мечом, но замер с открытым ртом.

Я сразу же схватил за руку следующего, но не для того, чтобы подчинить. Это один из тех, кого я всегда убиваю в убежище. Я выломал ему руку из сустава, а моя марионетка зарубила третьего одним уверенным ударом в горло.

— Господин? — марионетка склонила голову.

— За мной, — приказал я, втягиваю чужую кровь.

Целая лужа исчезла в одно мгновение. Скоро её придётся выбросить.

Ещё пятеро. Троих на подчинение, двоих прикончить. У меня уже небольшой отряд бойцов, идущих за мной на смерть. Можно сказать, это батарейки для моего Вира.

Бой будет сложным. Но то немногое, что я увидел о новом камне, должно было переломить ход боя в мою сторону.

Шувалов ждал меня там же, где обычно. Но в этот раз он не выглядел таким самодовольным. Это сложно, особенно когда потерял правую руку.

На его шее медальон с Камнем Краста. Зелёный, как я и помнил. Шувалов даже не знал, какая сила находится при нём.

— Ты никак сбросил лишний вес, граф? — спросил я, показывая на обрубок.

— Заткнись, Воронцов, — прохрипел Шувалов. — Ты ответишь за всё.

Он щёлкнул пальцами, но левой рукой это вышло не очень громко и убедительно. Из проходов в стене выходили интеры. Целый отряд мечников, желающих изрубить меня на куски.

Один выделялся особо. Наглый парень с колючим взглядом и аж двумя мечами, которыми он начал размахивать в очень быстром темпе. Слышно только свист клинков.

— Нанял вместо Суворова, — сказал Шувалов. — Он изрубит тебя в…

Я пожал плечами, достал беретту и выстрелил. Выпавшие мечи звякнули, ударившись об пол, а сам мечник распластался на дорогом ковре у ног Шувалова. Зря он так выделывался.

Испуганный граф вскочил на ноги и показал на меня целой рукой.

— Убить его!

Я поднял окровавленную ладонь и сжал кулак. Пора показать фокус.

Кровь потоком полилась на пол, и её было больше, чем могло быть из такой раны. А лужа на полу начала чернеть. Такая же была в Чаше мартиров.

Мечник с уродливым шрамом на подбородке случайно наступил, но отдёрнул ногу назад.

— Это что такое? — выкрикнул он с испугом.

Другие вместо того, чтобы изрубить меня, только стояли вокруг, крутя головами. В лужице булькнуло, и оттуда протянулись к своим жертвам первые нити-паутинки, прозрачные, почти незаметные. Но в свете ламп они отсвечивали.

— Магия крови! Облитератор!

Кто-то хотел убежать, но поздно. Это заклинание моей крови получилось намного сильнее, я делал его так часто, что мне больше не нужно смотреть прямо в глаза.

Лишь бы они видели мою кровь.

Мечник со шрамом закричал первым, и первым же преклонил колено:

— Князь? Повелевай нами!

— Так это не шутки, — Шувалов встал со своего кресла и начал пялиться. — Что ты, что Романов — облитераторы. Я сейчас…

Я догнал его прежде, чем он скрылся в проходе, схватил за полы длинной куртки и дёрнул на себя. Шувалов завалился на пол, взвизгнул и начал отползать.

А его охрана стояла в стороне, больше не думая его защищать.

— Нет, — взмолился граф. — Не убивай меня. Пожалуйста! Я дам тебе всё! Остров, деньги, оружие, что хочешь!

— Этого недостаточно, — сказал я.

— Я дам тебе всё, что ты захочешь! — взвизгнул он.

Вот он, тот самый момент, которого я ждал. В этот раз не обосрись, Макс. Я отобрал меч у одной из марионеток.

— Всё, что я захочу? — спросил я. — Мне нужен твой Камень Краста!

— Сейчас! — Шувалов сорвал медальон с цепочки и сжал в кулаке. — Я всё отдам, только…

На его блестящей от пота и слёз морде появилась довольная ухмылка. Но он не ожидал, что марионетки выстроятся, защищая меня. Запахло палёным мясом.

Два порабощённых интера рухнули на пол рядом друг с другом. Один прожжён насквозь, у другого просто гигантский ожог на всю грудь.

— Камень! — потребовал я. — Ты сказал, что отдашь мне всё, что я хочу. Мне нужен камень.

Граф протянул мне медальон дрожащей рукой. Я вложил его в левую ладонь и, наконец, повернулся к новой угрозе.

Трофимыч выглядел иначе. И дело не в отросшей щетине и перегаре, настолько сильном, что Трофимыча можно было найти вслепую по запаху.

Хоть он и опять запил, дело было в выражении лица и немного диковатом взгляде. Он выглядит совсем иначе, не так, как прежде.

— Мы предупреждали тебя, — сказал он.

Голос — не его обычный. Это не маска искажала ему голос. У него был такой, когда он говорил таким напыщенным тоном, когда нелепо мне угрожал. Совсем не его родной.

— А ты не послушал, — продолжил Трофимыч. — Зря.

У меня нет для него слов. Мои марионетки отправились в бой первыми. Трофимыч расставил руки пошире. На кончиках пальцах появились молнии. Марионетки начали умирать, напитывая меня силой.

Я сжал новый Камень крепче. Из-за крови он начал нагреваться и светиться изнутри. Так сильно, будто в нём лампочка. И жжётся так же.

«Второй, — раздался голос из камня. — Ещё три. А теперь станцуем танец древних королей крови».

Сила совсем другая, не та, которая была в первом Камне Леры. Может быть, она даже мощнее.

Проверим!

Я перехватил меч и кинулся в бой.

В этот раз я останусь живым.


Конец первого тома.


Оглавление

  • Пожиратель времени
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25
  •   Глава 26
  •   Глава 27
  •   Глава 28
  •   Глава 29
  •   Глава 30