КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605550 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239838
Пользователей - 109760

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Краб. Иней (СИ) [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Краб. Иней (СИ) (а.с. Краб -4) 919 Кб, 262с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Юрий Винокуров - Cyberdawn

Настройки текста:



Глава 1

Возвращение в Сектор Саргас для Клешни выходило довольно странным. На Кистене, с приваренным к днищу здоровенным контейнером, полным то ли археотеха, то ли археохлама: знание троичной логики программирования цивилизационного витка разработчиков рачья никак не приближала Дживса и Котю к пониманию, что за хрень у нас в закромах и как она работает.

Безусловно, не в полной мере — часть производственного оборудования было либо исправно, либо ракоремонтопригодно, а принципы работы понятны. А на большую часть Котя глубокомысленно закатывала глаза, а Дживс разводил лапами.

— Если пользоваться вашей обширной терминологией, сэ-э-эр, то это: «Непонятная херь, непонятно как работает, не понятно, нахер нужна и нужна ли вообще».

— Твоё охерительное знакомство с моим лексиконом поражает меня в самое воображение. Вот только Дживс, ты мне сейчас втираешь, что оказался в положении дикаря перед компом. При том, что ты, блин, представитель… ну в определённом смысле представитель цивилизации-прародительницы человечества. И как это понимать? — прокурорски уставился я на эфиряку.

— Ваша способность делать логичные умозаключения, сэр, показывает отрадную динамику роста. Однако ваши выводы базируются на несколько ошибочных предпосылках.

— Конкретнее, Дживс, будь так любезен, — ядовито озвучил я, подумал, и добавил. — Блин.

— Если конкретнее, сэр, то на вашей родной планете вы сталкивались с обслуживанием техники. И вот, перед вами вдруг оказался, скажем, обогатитель урана, сэр. Без инструкций и указаний, сам прибор.

— Кажется я тебя понял. Теоретические принципы, на которых работает это барахло — ты знаешь.

— Не факт, что всегда и точно, сэр. Моё, скажем так, образование довольно фрагментарно и неполно, по меркам Автократии. Но высоковероятно — общий принципы я пойму, тут вы правы, сэр.

— Угу. Но чтоб понять, плавит ли эта хрень урановые ломы или измельчает бумагу — её надо запустить. Энергию подать, да хоть пнуть посильнее. Но делать это на Кистене — банально опасно.

— Именно, сэр. Для изучения оборудования, нам доставшегося, я предполагал организовать уединённый и защищённый полигон. Впрочем, даже если большая часть доставшегося нам оборудования бесполезно, пул полученных технологических схем весьма внушителен, сэр.

— Угу, — не слишком восторженно отметил я. — И требует либо меня, работающего как конвейер, причём с кучей возможных ошибок, потому что готовых колдунских схем нет. Либо воссоздания всей линии технологических цепочек.

— Раки, сэр, — несколько приподнял мне настроение эфиряка.

Это да, рабочие ремонтно-производственные дроиды, которых мы вообще использовали в основном как боевых, действительно весьма весомый фактор. В плане воссоздания именно технологических цепочек, хотя всё это время и время. Да и без людей всё равно не обойтись, которых надо дохрена. Хотя, конечно, меньше, чем при «классической» схеме чуть ли не на порядок.

Впрочем, Иней — планета где «умерла» Чёрная Королева, обещанная ей как награда за продолжительную работу на Вегу — скорее это распределение «роботов-человеков» поощряет. Очень негостеприимная (чудо, что кислородная), но очень ресурсообеспеченная планета.

Вообще идея строить там Дом, озвученная Нади и Хелисой меня в своё время несколько… шокировала. Скажем так, место где в металл планетарной коры вплавлены останки сотен тысяч человек, часть которых были мне неплохими приятелями, а Нади — друзьями, подчинёнными и в чём-то семьёй.

И… наверное, я начал понимать какой-то дурацкий смысл бытия аристократа, потому что несмотря на охеревание и прочие мысли в стиле «ёбнулись девки, срочно жрать вагон виагры и лечить!», это предложение было… правильным. Опасным, возможно даже и глупым в чём-то, но правильным. По внутренним ощущениям.

Хотя, возможно, я просто испугался вагона виагры, тоже вариант.

Дальше, заковыка заключалась в том, что у нас было… мало денег. Банально мало денег. Не вообще, конечно, а для планетарного строительства — точно. И возникала вилка, в которой изначальная идея Нади, а именно: создание наёмничьей Тортуги, с собственным производством — оптимально. При этом Клешне надо работать в найме, работать активно, эффективно, желательно — выгодно и недорого. Привлекая клиентов к Инею, создавая удобный аналог Центральной. В общем, голова шла кругом от объёма нужного, не сделанного и предстоящего.

Одно спасало — было на кого скинуть часть обязанностей. И начинать это стоило с самого начала, чем я и занялся, как только Кистень вышел в нормальный космос портальной системы Сектора Саргас.

— Могильщик, ты сейчас высаживаешься на Центральной и остаёшься там, — сходу выдал я, собрав народ.

— Послать бы тебя нахер, Краб, — размечтался ветеран. — Но пока не стоит. Переговоры с Биржей, подбор пилотов на временный найм. Хочешь создать новый Криль, только базирующийся на этом вашем Инее?

— Угу. Часть заказов перекинуть на них, у нас и без того дел будет тьма. Фактически вывести теперешний состав Клешни в офицерский…

— Херня, Краб. Посмотри на Искусницу — ну какой из неё командир?

— Хм, — посмотрел я на указанную особу, втихаря реджущуюся на консоли. — Какой счёт?

— А?! Что?! Я не играю, Краб, от пыли протирала, — приняла ловушечница невинный вид.

— Да, так вот, из неё выйдет охеренный командир, при должной мотивации, — выдал я Могильщику. — Если проблемы при выполнении контракта будут отвлекать её от игрушек — она народ так застроит, что все будет идеально. Искусница с консолью, заказ выполнен, — веско покивал я, под ржач народа.

— Ну в чём-то ты и прав, — признал мою мудрость Дрой. — Ладно, смысл понял, займусь. Вы надолго?

— Месяц-полтора, — прикинул я. — Переговоры насчёт права владения и минимальная инфраструктура. И новые корабли, — мысленно вздохнул я — строить эту фигню придётся мне.

— Пилоты значит тоже нужны, — покивал Могильщик, внося в данные в браском.

— А я займусь проверкой своих активов в корпорации. На переговорах надо иметь инструмент, для выворачивания яиц оппонента. Очень помогает, — мечтательно улыбнулась Лиса.

— Тут тебе виднее, — нейтрально выдал я, внутренне передёрнувшись.

Просто были моменты, к счастью не направленные внутрь семьи, когда милая мечтательная девочка Хелиса показывала оскал даже не акулы, а Акулищи. Этакой Акулищи Капитализма, на страх врагам. Чисто инстинктивное опасение вызывает, проанализировал я свои ощущения. Впрочем действия, мысли и планы Лисы в моменты, когда в ней просыпалась память… гены… да чёрт знает что наследницы секторальной мегакорпорации были направлены не на Клешню, точнее на её благо, а инстинктивные опасения… Ну мы всё, в общем-то, не конференция пацифистов на выезде.

— Значит, день на Центральной, разбираемся с тем что здесь творится. Потом двигаем на Вегу. Дрой, твоя задача ясна, тебе кто-то нужен?

— А хер знает, Ан, — задумчиво выдал ветеран. — Посмотрим. Жаль тот археотех сломался, — похлопал он себя по затылку с пилотским имплантом.

— Жаль, но что поделать, — нейтрально ответил я.

— А так посмотрим. Вроде никто не нужен, но ты учти, может и контракт подвернётся, сходу. Всяко бывает и всяко не лишнее будет.

— Тоже верно, — признал правоту Могильщика я.

В общем, подлетели мы к Центральной, а я чтоб не маяться хернёй, прихватил девчонок и оттягал их в «Усладу». Традиция и вообще, хоть на свидание со своими многочисленными супругами сходил, а то совсем замотались.

Ну а через пару часов и вправду вполне усладившего нас перекуса, мы присоединились к расползшейся по Центральной Клешне, собирая информацию и разбираясь как и что нам дальше.

Выходило, по итогам дня, довольно интересно и неплохо для наших планов. Впрочем, как и положено, не без подводных камней.

Итак, Саргас на данный момент находился в состоянии очень неустойчивого равновесия. Один из четырёх столпов корпоротивной власти и порядка Сектора, Вега, не без нашей помощи, весьма сдала. Но не развалилась и «держалась», хотя и теснимая конкурентами.

Соответственно, количество торговых конфликтов росло, как грибы после дождя. А это контракты, много контрактов с хорошей оплатой, просто райские условия для наёмников.

Правда кольнула меня совесть, если честно: весь этот бардак не без наших клешней случился, а отдуваются простые люди. Но я эту кольщицу выпнул на мороз: простые люди всегда отдувались, та же Вега на Инее не моргнув глазом сотни тысяч просто и незатейливо убила, из-за потенциальных прибылей. Так что тут не совестью надо колоться, а либо принимать Мира как есть. Либо строить свой, к чему мы, собственно, и готовимся.

В общем, была ситуация с «ужимающейся» зоной влияния Веги и «бесхозными» зонами — три оставшиеся мегакорпорации на освободившиеся территории не лезли. То ли выжидали, то ли ожидали подставы — хрен знает. В то, что корпораты откажутся от увеличения потенциальной прибыли, потому что существующей хватает, не верю от слова «ваще». Не бывает таких корпораций, потому что их конкуренты сжирают.

Далее, бывшие коллеги Дроя, из Биржи Наёмников к его осторожным расспросам, на тему «а не перебраться ли Бирже» отнеслись… осторожно. Суть всех могильных переговоров заключался в том, что теоретически — не против. Когда всё будет, инфроструктура, безопасность, логистика… А так дешевле, удобнее, выгоднее, причём именно наёмникам — это признавали, но «переезжать за невнятной идеей» логично не собирались.

Более того, морщившийся Могильщик отметил, что несколько особо «протухших старых херов» вообще сулили гадить. Из выработанных веками пердунства гадства, именно «за идею».

Впрочем, вроде бы и не особо критично, хотя, конечно и не слишком приятно. Но понятно, что Дрой не червонец, ну и задействуя его связи и возможности, автоматом получаешь и недоброжелателей, что логично.

Это было по биржевым делам. А вот с юридическим статусом Инея в частности, ну и раскладами с Вегой вообще — выходила такая картина:

Счёт Лисы в корпоротивном банке не пополнялся, дивидентов не было, что и не удивительно. Более того, не было отчётов о причинах, вообще — возникала такая картина, что о крупнейшем акционере Вега, борящаяся с последствиями смены руководства и чудовищных финансовых потерь просто забыла.

Кстати, тут крылось очень немаленькое искушение — накомпенсировали мы из Веги сотни триллионов, часть из которых были теоретически доступны. Не мне, Нади и Хелисе, но семье и они сами об этом заговорили.

Но Дживс с Котей в один голос категорически заявили, что денежку эту лет десять трогать не стоит. А лучше двадцать. Судя по следам активности веганы тратили громадные средства на поиски, куда «прохудившийся крышей директор корпорации упёр наши денюжки». Соответственно, даже того факта, что находящиеся на обезличеных счетах, в тридесятом Секторе деньги не отслежены — гарантии нет. Ну а если эту убыль свяжут с нами — проще сразу срываться в дикий космос. Вероятность выживания в зоне портального покрытия без собственного милитаризованного Сектора занятого обеспечением безопасности в отрицательных значениях. Убивать нас будет не только Вега, но и все корпораты, которые о таких хитрожопых нас, стыривших, пусть непонятным способом, большую часть свободных средств мегакорпорации, узнают. От греха подальше прибить, чтоб подобного не повторилорсь.

Тут даже милитаризованный Сектор гарантии безопасности не даст, только повысит вероятность выживания. Так что нахрен эти веганские деньги, заработаем, благо возможности есть.

Так вот, Лиса заявилась в представительство Веги на Центральной, высказала претензии под руку подвернувшимся администраторам, которые чуть ли не лбом об пол бились и туфельки не чмокали, но на вопросы Лисы ответа не дали. Мол, всё знают на Веге, в совете директоров, а мы люди маленькие, не велите казнить, госпожа Септер.

После чего, вот прямо из представительства, Лиса стервозным тоном связывается с Вегой, плюя на расценки и сообщает о желании получить свои дивиденты какому-то там заму генерального. Тот настаивает на личных переговорах, причём в сиситеме Вега, на что Лиса соглашается. И тут же выкладывает запись этой эпопеи на своей страничке в каком-то аналоге соцсети, мол «вернулась из свадебного путешествия, а тут ТАКОЕ». Ну а местные акулы пера такие вещи мониторят, так что новости о визите «наследницы Веги» через пару часов после визита Лисы в представительство Веги звучало из каждого утюга Сектора.

Подобная реклама нужна была нам по многим причинам. От фактора давления на веганов на переговорах, но это само собой. До банального обеспечения собственной безопасности. «Прикопать по тихому» или даже «случайно сработать системами безопасности» у веганов уже не выйдет. Корпорация после такого окончательно рухнет, без вариантов.

Им сейчас нужно, чтобы Лиса после сложившегося выверта, на весь Сектор сказала что «всё её удовлетворило». И вот, кстати, в таком раскладе, Вега даже некоторые плюсы получит, в смысле отыгрыша финансовых позиций. Что, в целом, тоже предмет торга.

Ну и по Инею — он оказался не на границе зон влияния, а в центра «ничейной зоны». При этом, после «спасения кислородного Мира от уничтожения биосферы» права Веги на Мир были юридически зафиксированы, неоспоримы и действовали. То есть никаких ушлых ребятушек на Инее не завелось, планета стояла необитаемой и ждала нас.

В общем, примерно такая картина у нас складывалась по результатам метания по Центральной к вечеру. А пока остальная Клешня гудела, отдыхала или, как синьор Помидор, знакомилась с новыми реалиями нового Сектора (в смысле гудел виконт от души, Аспид с Искусницей за ним «приглядывали», но уже на несколько ощутимых штрафов Солан нагулял), мы с девчонками и Дживсом собрались на мостике Кистеня, думать и решать.

— Я думаю, помимо прав на планету, потребовать несколько кораблей, — выдала Лиса.

— Не людей, не технику, а именно корабли? — уточнил я.

— Именно, Ан. Денег мне не дадут, разве что какие-то гроши, и то не факт. Нормальной техники и контрактников — тоже. Это актив, который в текущей ситуации жизненно необходим корпорации. А вот долгие активы, требующие вложений средств, как Иней — без проблем. Как и корабли, причём можно проконтролировать, чтобы неплохие. Зона влияния сократилась, соответственно и количество перелётов. Я вообще уверена, что часть гражданского флота Вега не продала исключительно потому, что на акциях подобный ход скажется хуже, в финансовом смысле, чем траты на вынужденный простой.

— Да уж, забавно, — хмыкнул я. — Не продавать корабли и тратить на них деньги, потому что после их продажи денег станет гораздо меньше.

— Бизнес, — хмыкнула Хелиса.

— Ну, в общем, корабли это вещь немаловажная. И не помешают. Могильщик народ набирает, а я вообще ближайшее время, если всё пойдёт нормально, думаю Кистень с орбиты Инея не уйдёт, из соображений безопасности. И, кстати, Дживс.

— Да, сэр?

— Я СДЕЛАЮ разгонник в полторы сотни метров.

— Как пожелаете, сэр. Но конденсаторам Кистеня на выстрел этого порождения вашего нездорового милитаризма, сэ-э-эр, понадобится копить энергию не менее пары часов.

— А если прямоток?

— От реактора, сэр? — на что я кивнул. — Проводники и изоляторы, сэр. Выстрелить вы выстрелите, но выжжете скачком ЭМ-поля… сложно сказать, что вы НЕ выжжете на Кистене.

— Понял-принял. Раз в два часа тоже неплохо, — выдал я, прикинув что сотворят форсированно запитываемые разгонные катушки задуманного мной ультимативного последнегодовода королей… то есть, Краба с окрестностями. — Но что-то такого типа нужно, может и не полуторосотнеметровое. Но нужно, а то ведь поналетят пидарасы всякие.

— Ваша экспертная оценка, сэ-э-э-р, не может быть подвергнута сомнению. Но мы рассматривали орбитальные оборонительные…

— Дживс, вот ты умный, но… блин, сколько я буду валандаться с орбитальной крепостью?

— С учётом донных раков, сэр, не более трёх месяцев.

— Угу. А это время на планете нихрена не будет делаться, — начал перечислять я, после чего Лори посмотрела на Дживса очень выразительно.

Даже рука у механика дёрнулась к мультитулу. Вот честно, если бы Лори так на меня посмотрела — я бы за целостность своего черепа опасался, факт.

— При этом, орбитальное строительство мы хрен скроем. И всякие любопытствующие, причём не праздно, а с желанием поживиться…

— Вынужден признать правоту ваших аргументов, сэр, — слился эфиряка.

— Правильно, признавай, — довольно надулся я. — Пока не наладим что-то сносное на планете, с производством и прочим — никаких орбитальных крепостей. Хотя терминал орбитальный нужен, — прикинул я. — Вот кстати, Лиса, тоже можно у Веги попробовать выбить, — отметил я.

— Учту, — кивнула подруга, внося данные в браском. — Совместимый с затребованными кораблями, вполне логично.

— Да, так вот, всё время, пока мы будем налаживать производство, системную безопасность будет обеспечивать Кистень. Потому и хочу разонник… ну ладно, пусть будет в полсотни метров, — смерил я свои порывы.

— Этого БОЛЕЕ чем хватит, сэр. Ну а если будет нападение полноценного боевого флота…

— Тут понятно, что никакой разгонник не поможет, драпать в гипер надо будет.

— Именно, сэр.

— Ан, вы с ерундой закончили? — требувательно уставилась на меня Лори, поглаживая мультитул.

— Эммм… наверное — да, — осторожно ответил я, прикидывая, что из обсуждаемых жизненно важных моментов можно назвать «ерундой». — А что ты…

— Производство, Ан! — засияла Лори глазами. — Обьёмы, номенклатура товаров, расположение, привлечение технических дроидов, персонал…

— Твою ж… — шёпотом пискнул я, под сочувствующими взглядами отползающих в стороны Лисы с Нади.

Глава 2

В течение получаса я подвергался бесчеловечному технофильскому надругательству в ум. В обрушенном на меня Лори потоке «надо, необходимо, а иначе не будет работать, совсем и вообще!!!» я только вяло подёргивал конечностями и пищал что-то вроде «Эммм…. Ыммм… Хыммм».

Через полчаса надругательство не прекратилось, но я собрался и начал героически превозмогать, в смысле «надо считать, надо думать» и прочее. Далось мне это непросто, особенно если учесть подло дезертировавших прочих супруг. Как будто, блин, мне от ихних вздохов и закатований глазок легче! Лучше б с этим технократическим чудищем, в которое превратилась милая обладательница лучшей задницы в галактике, помогли справится! Но не помогали, паразитки такие! Всё в лучших традициях: «Вперёд, герой! А мы поддержим тебя… морально», паразитки такие. Ну ничего, вот справлюсь с Лори и отомщу как нибудь, с особым цинизмом и жестокостью.

Впрочем, ещё через четверть часа, явно в должной мере насладившись моими мучениями Дживс подставил мне эфирное и аргументированное плечо помощи. А то реально, съела бы мне Лори мозг и выпила бы всё кровь, своими планами нью-Инея, который прям завтра станет «центром Вселенной».

И, уже с партнёром, мы нашего механика если не одолели, то свели её безоговорочное доминирование до более-менее вменяемого паритета.

А именно, на первичном этапе мы ставим один (именно один, без всяких нулей после единицы!) производственно добывающий центр. И начинаем клепать не эксклюзивные тяжи, а навесное оборудование. Как раз разгонники, резаки, бронепластины и прочее для Досов. Качеством значительно выше конкурентов, а той же ценовой категории. И устраиваем на орбите в этакий торговый центр розничной торговли. С бесплатным кислородом, несколькими кораблями (сам буду возиться, блин, если Лиса не выбьет) оказывающими транспортные услуги и поддержку наёмным отрядам. Опять же, за относительные копейки — прибыли ни с орбитального торгового центра, ни с развозов не получим, в ноль бы выйти.

Прибыль, причём не нам, а идущая на развитие, будет идти нам с продаж как раз производимого обвеса, ну и на выполнении контрактов что-то заработаем.

Это была позиция, до которой Лори худо-бедно прогнулась, но, задумавшись, стала отвоёвывать позиции.

— Всё это замечательно, вот только вы не учли одной вещи, — победно уставилась она на нас с Дживсом.

— Клиенты, — фактически одновременно дошло до нас.

— Именно! — победно воздела мультитул Лори. — Наёмники успешных отрядов вполне могут прилеть для переоборудования, даже соблазнится бесплатным проживанием и дешёвой логистикой. Но клиенты и контракты! Клешня, конечно, извесная компания. Но…

— Мда, на одном имени не выедем, — признал я. — Нужен приток потенциальных заказчиков на Иней. Блин, и так ни мощностей, ни денег, — посетовал я. — И люди нужны, блин. И чем мы будем, по твоему, привлекать? — с некоторым опасением, но и надеждой уставился я на Лори.

— Бункеры, форпосты, ангары, — оправдала надежды Лори.

— Блин, а охренительно! Такой товар производить не слишком сложно, можно вообще почти без прибылей. И качеством повыше стандарта, технологии позволяют. И нужны подобные товары…

— Как раз тем компаниям, которые заинтересованы в найме. Для защиты или нападения! — победно заключила Лори, была поцелована и аккуратно, под столом и незаметно, пожмякана за попку.

— Так, тогда выходит что… а всё равно центр один, — прикинул я активы. — Просто линии разные, на всякие бункеры и прочее — сложностей особых не надо, поток…

— Сложностей полно, но поменьше, чем с оборудованием для Досов.

— В общем, теоретически вытянем, — подытожил я. — А теперь вопрос на который я нихера не знаю ответа, — выдал я. — Где мы людей возьмём? Раки всё не вытянут, нет у нас их столько. На оборудование для Досов и орбитальную станцию их с трудом, скрипом, может и хватит. Хотя и на контракты их надо бы брать, в общем даже так выходит неважно. А с двумя направлениями производства совсем пиздец. Вот вообще совсем. Нужно не меньше тысячи человек…

— Тысяч пять, Ан. С учётом производства, инфраструктуры, экипажей кораблей, персонала орбитального центра, — подала голос Лиса.

— И где их брать?! Мы на тысячу человек, в плане выкупа долговых контрактов с трудом наскребём, блин…

— Я бы вообще не связывалась с долговыми контрактниками, — выдала Лори.

— И где мы народ наберём?!! — уже возмутился я.

— Окрестные планеты, Ан, — вдруг включилась в беседу Нади. — Ты вот забываешь, что мы Благородный Дом, — с некоторой иронией, но и гордостью выдала она. — А после ослабления Веги уровень жизни региона упал — масса конфликтов. Работа и обучение, с гарантией безопасности — и у нас к моменту завершения строительства производственных линий от желающих отбоя не будет.

— Слуги Дома? — хмыкнул я, на что получил согласный хмык Нади. — Ну в принципе, может быть.

— Сэр, позвольте испортить вам настроение, — вдруг выдал Дживс.

— Куда деваться, порть, — обречённо вздохнул я.

— Продовольствие, сэр.

— Пиздец… — еле удержался я от битья об стол башкой. — Может как-то отложим… Блин, прорвёмся! — встряхнулся я. — Так, биосфера у нас на Инее есть, — злобно улыбнулся я. — Мы там выжили. И на персонал мы пропитание добудем. Вот этими руками, — потряс я клешнями, — сотворю пищевые чаны, блин. Пять и даже десять тысяч — не миллион. И у нас жопа такая будет только первое время.

— Первые годы…

— Первый год! — злобно рявкнул я. — В конце концов нам нужно наладить стабильно работающую систему! Нам не нужна прибыль на первичном этапе — нам нужно создать привлекательные условия, для наёмников и клиентов. И это мы сделаем. А через год к нам сами бежать будут!

— Несколько чрезмерно самонадеянно, сэр. Вы не учитываете ряда возможных сложностей. И через озвученный вами год могут появится новые проблемы. Но момент становления и возможного провала вами определён в целом верно: год — это примерный срок, за который станет понятно, осуществима ли наша затея.

— Точнее справимся ли мы с задуманным, — хмыкнул я. — Осуществима-то точно.

— Можно и так сказать, сэр, — не стал спорить эфиряка.

На самом деле, как полнятно, все требовало расчётов, проработки, планирования и чего только не требовало. Но в нашем случае было два весьма упрощающих ситуацию фактора: раки и колдунство. Без этого вообще не имело смысл даже рыпаться нашими силами, без многолетней подготовки. А так… ну расчёты и модели показывали, что если производство и орбитальная база с кораблями и заправочным центром профункционирует год, то все шансы на создание в системе стабильного и задуманного нами Дома, как семейного, так и в организационном смысле — осуществимо.

Прикидывали и смотрели до глубокой ночи, а наутро Могильщик обрадовал меня сообщением.

— Краб, оставляй мне Помидора, — выдал ветеран.

— Эммм… а нахрена? Он же какую-то бузу устроил, да и не одну, — буркнул невыспавшийся я.

— Да драка — херня, в смысле все драки. Молодёжь на него ведётся.

— Не понял, — нихрена не понял я.

И Могильщик выдал такой расклад. Виконт совершил турне по ориентированным на пилотов кабакам, устроил несколько невинных дебошей, почти без жертв. Но, вопрос в том, что вследствие мордобоя и последующих «мировых» молодёжь повелась на его рассказы о «великих победах». Ну и вообще, какой-то нездоровый пиитет перед аристо, личная помидорья харизма и чёрт ещё знает что. Но на вновь активированный сетевой ресурс Криля уже пришло десяток резюме от молодых пилотов.

Могильщик заинтересовался, не происки ли конкурентские и прежде чем клянчить у меня виконта (ну и прежде чем вообще придти к этому), разобрался, даже Дживса с Котей подёргал. И вот, эта десятка кандидатов — как противники, так и собутыльники (и не только, но свечку не держал, а детали мне похер) Помидора.

Соответственно, Могильщик пожелал для формирования нового Криля Помидора себе в рабство, пока мы утрясаем организационные вопросы. Сам объект беседы отсыпался после кутежа, ну да и хрен бы пока с ним.

— Так, в принципе у нас пока только визит в систему Вега. И народ туда таскать я смысла вообще не вижу, — рассудил я. — Там, по большому счёту, Хелиса нужна и я. Для солидности, — уточнил я, на что Могильщик не без ехидства покивал. — И нихера не смешно, кстати — вот на Помидора молодёжь ведётся, а мы, между прочим, Благородный Дом! А я его глава, если забыл.

— Не забыл, но вообще — да, тоже фактор. Ладно, убедил что ты там нужен, — нагло ржанул ветеран, сложив лапы на груди.

— Вот, блин, спасибо, что убедился. Так вот, давай я тебе весь народ оставлю. Пусть по кабакам пошатаются, отдохнут, тоже может народ привлекут, — прикинул я. — А полетим мы с девчонками семьёй, ну и Дживс с Коти.

— И Рори Мыша? — уточнил Могильщик.

— Ну вообще — она механик Клешни, — отметил я. — И кстати, Дрой, хорошо что напомнил. Смотри, пилоты в Криль это замечательно. Но нужны механики. Девчонки вдвоём не вытянут, рачьё на производстве… В общем, ты понял. Десяток механиков, не меньше, — прикинул я.

— На Центральной не лучшее место для набора механиков, мастерские предлагают неплохие условия, — выдал Дрой, на что я, просвещённый ещё Лори, в своё время, скептически скривился. — Но учту, присмотрю.

— И не обязательно именно механики Досов. Просто техники неплохие тоже подойдут. Подучим, если что, — прикинул я.

Так что Кистень от Центральной отделялся фактически пустой, а я задавался вопросами, сколько ещё «к стати» вопрпосов мы пролюбили. Впрочем, обдумав пришёл к утешительному выводу: дохера, ну и похер.

А то что-то я больно разогнался со всеми этими идеями, а пока всё вилами по воде писано. Отдаст ли Вега Иней или нет — вопрос, хотя скорее отдаст, тут я Лисе и логике склонен верить. Но гарантий нет, это раз.

Далее, вопрос кораблей — тоже хрен знает, будут не будут. Впрочем, этот момент я и сам понимал, почему Могильщика экипажами и не озадачивал. А веганские… ну посмотрим в общем, как будет, это два.

Просто я изначально что-то загорелся и подпалил окружающим соответствующие места, в плане «срочно делаем, бегом-бегом». А на самом-то деле, даже если с Вегой всё выйдет гладко, до Инея мы доберёмся не раньше чем через пару месяцев, а то и полгода. Нужны закупки, нужно решить организационные вопросы, кучу всего нужно. И всё это упомнить и не провтыкать за пару дней, даже с моделями и прочим просто невозможно.

— Вы правы, сэр, — уже в гипере на спарринге выдал Дживс.

— Это я, само собой, конечно, прав, — логично отметил я. — А в чём?

— В обоих случаях, сэр, — парадаксально выдал эфиряка, одновременно с неплохим ударом, от которого я еле ушёл от удивления.

— Так, стоп! — остановил я бой. — А теперь в деталях.

— Как уже было отмечено, сэр, у вас появилась цель, к которой вы стремитесь. Это толкает вас и окружающих, это неплохо и правильно. Кроме того, в текущих условиях Сектора Саргас, нестабильного равновесия в условиях ослабления одной из ведущих корпораций — время и вправду ценнейший ресурс, особенно для намеченного вами.

— Угу. Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее.

— Отменная фраза, сэр. Прекрасно описывающая сложившуюся ситуацию. С другой стороны, как вы правильно подметили, многие вещи мы просто не учитываем: просто невозможно, не обладая знаниями будущего, предусмотреть всё. Однако, все наши планы прекрасно могут быть изменены, по мере возникновения трудностей. Я даже провёл определённые расчёты и рассмотрел варианты.

— Ну-ка покажи, — резонно заинтересовался я.

После чего эта эфирная сволочь показала модели развития задуманного нами… в шести местах, в том числе и на уже обитаемых, хотя слабо населённых планетах! В разных условиях, с разными сложностями, но и своими плюсами в каждом варианте.

— Блин, сволочь ты эфирная, Дживс, — несколько успокоился я, вдохнув-выдохнув. — А не сказал, небось, потому что хотел, чтоб я сам об этом подумал?

— Благодарю, сэр. Да, развитие вас как оператора эфира — для меня немаловажный фактор. И данные расчёты, без вашего прямого вопроса либо аналогичной нынешней беседы — я бы не стал демонстрировать. Кроме того, продемонстрированное вам — довольно грубая схема, просто расчёты потенциальной возможности, — потыкал он лапой в голосхемы занимающие ползала.

— А с визитом в систему Вега ты что думаешь? — решил уточнить я.

— Если вы о опасности для жизни — вероятность менее процента. А в плане осуществимости задуманного — пятьсят процентов, на основании имеющейся информации, сэр.

— Либо получится, либо нет, — хмыкнул я, под кивок эфиряки. — Интересно, девчонки долго насчёт Инея планы вынашивали? — задумался я.

— Если желаете, сэр…

— Не желаю, — отрезал я. — Это чисто риторический вопрос и праздный интерес. Думаю сейчас они тоже сидят и прикидывают, но подтверждать и опровергать не надо, Дживс.

— Как пожелаете, сэр.

— Так и пожелаю. И, — задумчиво оглядел я схемы, — это хорошо, что запасные варианты есть. Но мне почему-то хочется, чтобы осуществлено это было на Инее, — признался я.

— Возможно, потому что это — правильно, сэр?

— Возможно и так. Ладно, передохнули…

— Вы передохнули, сэ-э-эр.

— Так вот, передохнули. Иди ка сюда, буду тебя педагогически пинать, Дживс.

— Мне кажется, вы опять увлеклись фантазиями, сэ-э-эр, — перешёл к спаррингу эфиряка.

Глава 3

В систему Вега Кистень ввалился на законных основаниях, на нас даже не наводили орудий орбитальные базы: на все запросы бортовой комп слал открытым кодом опознавательные данные Кистеня и уведомлял о присутствии на борту Хелисы Септер-Форфис. Довольно забавный момент, что данное фамилиё стало как бы родовым для Благородного Дома, соответственно, я вот тоже Форфисом стал, блин. И Дживс, да и вообще все, кого своим самодур… в смысле волей в Дом, как глава, назначу.

Так вот, веганы сообщение без всяких там кодировок приняли, да и передали какие-то там посадочный траектории, на которые Лиса в эфир выдала, что прилететь на Вегу она готова, но вот как супруга главы благородного дома, акционер и вообще — красивая женщина мотаться на всякие там Веги не желает. А желает она принять отчёт о своих активах на орбите, в Кистене.

— Не слишком? — уточнил я, после зажигательного спича подруги.

— В самый раз, Ан, — потёрла она переносицу, всё же волновалась. — Мы тут не как просители. Собственно, должность я сложила, так что считай, что я требую с управляющего отчёта о судьбе своей собственности. Понятно, а на Вегу спускаться, я думаю, не стоит.

— Это понятно, да и я не про орбиту — понятно, что на Вегу лучше не соваться. Обдолбят наркотой или ещё что, под шумок. Я про тон, хотя ты ответила — если с позиции владельца и управляющего, то и правильно, похоже.

— Ну да. Посмотрим, кого пришлют, — побарабанила девчонка ногтями по стене — реально нервничала.

— Всё хорошо будет, — обоснованно отметил я. — В худшем случае просто уйдём в гипер с орбиты. А боевой отряд я на Кистень не пущу.

— Да, спасибо, Ан, — слабо улыбнулась Лиса.

Но, вроде бы, успокоилась. Тем временем веганы в своём веганском логове решали, колбасить нас или отпустить с миром? Лиса же через полчаса стервозным тоном вопросила, долго ей ждать? Потому как если долго, то она и улететь может…

Тонкий намёк веганы поняли, так что через четверть часа с Кистенём стыковался шикарный челнок. Причём вообще без охраны — я даже несколько удивился.

Впрочем, завалившийся в кают-компанию, вслед за раком, парень моё удивление развеял, сделав, со слащавой улыбочкой, ручкой Лисе и поприветствовал:

— Привет, Хел!

— Роз Масеут, ты прибыл в качестве приятеля? Тогда можешь возвращаться. Дружны мы никогда не были.

— Нет, — пропала слащавая улыбочка. — В качества директора инвестиционного отдела. Присутствие этого…

— Лорд Форфис, глава Благородного Дома Форфис, мой супруг, соизволил присутствовать на переговорах.

— Соизволил, — подтвердил аристократичный я. — На всяких… директоров полюбоваться, — сделал я изящный жест клешнёй в сторону этого Роза.

И, между прочим, без оттопыренного среднего пальца — вот что лордство делает, да.

— Э-э-э… — подвис парень, впрочем на пару секунд, не более. — Счастлив познакомится, лорд, — расплылся он в улыбочке.

— Нихера не взаимно, — честно ответил я, указывая на Лису.

— Где деньги, директор Масеут? — холодно полюбопытствовала она. — Дивидендов не поступало с моего отбытия с Веги.

— Корпорация Вега испытывает некоторый дефицит ликвидных активов…

— Понятно. Просрали после смерти дядюшки всё, что можно и нельзя.

— Мисс Септер, это не так! Как раз управление директора Септера…

— Ну да, на мертвеца списать свои огрехи — проще простого. Вообще, Вега как-то стала для семейства Септер довольно негостеприимным местом, директор Масеут. Умирают они на ней, почему-то, преждевременно. И дивиденды не выплачиваются. Ну да ладно, я жду отчёт.

— Отчёт по финансам корпорации закрыт решением Совета Директоров, мисс Септер, — отрезал ну вот совсем переставший улыбаться и прищурившийся парень.

— Понятно. Смерти, отказ в дивидендах. Сказала бы я, как это называется.

— Разбой, — пришёл я на помощь супруге, с видом профессионального разбойника. — Говорил я тебе дорогая — пустая трата времени. Продавай эти акции, пока они что-то стоят, если ещё стоят. Или просто улетаем.

Парень при этом выглядел так, как и должен выглядеть непричёмитый человек, об которого вытирают ноги за то, в чём он ни разу не виноват. С поправкой на корпоративную закалку, конечно. Но жалко мне его ни разу не было: пусть наши непосредственные враги, среди веганов, на том свете, но в целом Вега — поганая организация. Да и вообще, не люблю корпоратов, так что не жалко.

— Мисс Септер, давайте придём к разумному компромиссу.

— Отчёт или деньги на счетах, — первый раз за разговор ангельски улыбнулась Лиса, предложив разумный компромисс.

— В ближайший год… это невозможно, мисс Септер.

— Понятно. Прощайте, директор Масеут. И да, лорд Форфис, вы были правы…

— Подождите, мисс Септер. Возможно есть возможности решить наше недопонимание…

— Масеут, вы вообще понимаете, что вы мне отказываете в моих законных правах? Вы мне ещё взятку предложите, — фыркнула она. — Из МОИХ же средств, что самое забавное. Я выставлю свои акцию на продажу, пока они и вправду что-то стоят.

Парень начал извиваться уже заметно для глаз. Фактически Лиса выворачивала яйца, о которых говорила, причём не только парня, но и всей Веги. Вызывая соответствующие извивания, отметил я, наблюдая за реакцией директора Масеута.

— Хорошо, мисс Септер. Скажите, что корпорация Вега может, чтобы решить вопрос с акциями и дивидендами на ближайшее время?

— Сами выкупить акции не желаете? — ОЧЕНЬ ядовито осведомилась Лиса, на что собеседник просто отвёл глаза. — Мда… ладно, раз уж вы и правда просрали всё, посмотрим, что может мне пригодится.

Собственно, следующие полчаса шли именно «деловые переговоры», всё что было до этого — подготовка почвы для них. То есть, по сути, Масеут обозначил, на что Вега «пойти не могёт» ни при каких условиях. Лиса похмыкала и сказала, что она желает.

— Это… мисс Септор, вы желаете в собственность Мир?

— Не в собственность, а с передачей прав на него. И станцию, с судами.

— Это же… больше, чем дивиденды за десять лет!

— Менее пяти, при грамотном управлении корпорации. Впрочем, можете продать названные мной активы и выплатить дивиденды, — ответом на что были отведённые глаза. — Вот, и выходит, что активы неликвидные. А я найду им применение. И вы знаете, Масеут, по-моему, вы со мной торгуетесь.

— Никоим образом, госпожа Септер, — аж помотал головой парень и начал торговаться.

В итоге, полчаса базарной торговли закончились тем, что корпорация Вега официально уступает Благородному Дому Форфис девятнадцатилетний «мандат на Иней». По сути, Вега планетой не владела, как и никто иной. Владеть могли только обитатели, жители Мира. Опять же — кто-то мог «владеть» и ими, но Мир — их, а уж остальное неважно. В общем, согласно межсекторальным договорам, права на использования планеты в течении двадцати лет были «неоспоримы». То есть, «спася от радиоактивного заражения» живой мир, Вега, а теперь мы, имели право применять ЛЮБОЕ вооружение, любую технику, кроме, безусловно, уничтожающей биосферу ну и сам Мир. При этом вообще не объявляя конфликта, никакого уровня. То есть, если кто-то хочет отжать Иней, то он в Секторе просто не сможет объявить официальный конфликт — причину не примут, согласно межсекторальных договоров. И он либо совершает пиратское нападение — что как бы тоже предусмотрено межсекторальными договорами и нападальщику, если он не пират на самом деле, звиздец. Либо ставит что-то добывающее перерабатывающее, а мы это с орбиты расстреливаем. Или в долговое рабство персонал берём. Либо и то и то одновременно, и в претензию нам это не поставишь.

Так что собственности вроде и нет, но по факту есть. Правда есть и нюансы: например, если компании, находящейся на Инее, объявляют официальную войну — то вмешиваться мы сможем только при ущербе нашему имуществу. Ну и ряд прочих моментов, но в целом — собственность, точнее право на безответную, в рамках закона, защиту.

А дальше начинались военные флешбяки, в самом что ни на есть прямом смысле. В своё время мы с Клешнёй, в качестве акта мести, втихаря, нахрен уронили на газовый гигант в системе Алтас добывающую комплекс. Так вот, в этой системе болталась торговая орбитальная база, которая с уничтожением добывающего комплекса, оказалась «неликвидным активом» Веги. Более того, Алтас был относительно недалеко от Инея, так что всё всех устраивало (ну меня — точно, нормальная там станция, мы там пиво пили и морду били, да и металл покупали в своё время).

И последним пунктом были корабли, из-за которых и был основной спор. Дело в том, что Вега, в роже Масеута, хотела нам всучить тяжёлые и большие суда. С их точки зрения — логично, наиболее «дорогие пассивы», отжирающие на содержание максимальное количество денег.

Но нам то контейнеровозы нахрен не сдались, вот в чём дело. Нам нужны средние, небольшие суда, для охвата близлежащих систем, на небольшие отряды Досов. Но такие суда находили применение и у Веги, так что парень с упорством носорога пытался всучить какие-то огромадные корыта.

Но ситуация особой торговли не предполагала, так что выбили мы пяток средних судов. Я над ними ещё пошаманю, Лори потехничит, будут конфетки. И топливо своё будет — станция с Алтаса имела завод по переработке, так что логистику в районе Инея мы сможем обеспечить с момента прибытия туда станции и кораблей.

Которые, согласно обязательствам Веги, окажутся в системе через два месяца.

Далее была попытка стребовать с Лисы какие-то там «гарантии», на которую она изящно послала директора Роза нахрен: от неё откупаются, чтоб она не осуществляла свои права и ещё поддерживала корпорацию, притом, а не мы что-то там «выпрашиваем».

Ну и, собственно, на этом переговоры закончились. Кислый парень поводил жалом, понял, что ему тут не рады и ускакал на свой челнок. А мы после его отбытия обнялись с Лисой, а потом и с Лори и Нади, присоединившихся к нам.

— Поздравляю, сэр, — присоединился к общему подъёму эфиряка, к счастью, не лезя обниматься. — Теперь предстоит основная часть работы, — Попробовал испортить настроение он.

— Это ясно, Дживс, — не испортилось настроение у меня. — Я вот думаю, надо бы начать строительство на Инее до прибытия станции, — на что закивала Лори. — Но и найм нужен, как и работа с новым Крилем, — на что покивала уже Нади.

— Довольно противоречивые вводные, сэр.

— Да ты что? В жизни бы не подумал, — огрызнулся я. — И вообще, давай на Центральную, Дживс. И давайте думать…

— А чего думать, Ан? — пожала плечами Нади.

— Блин, Нади, только что…

— Да, я тебя прекрасно услышала, Ан. Даже сама про отряд напомнила. Есть отряд Клешня, простой которого на Инее бессмысленен. Есть Криль, который к моменту нашего отлёта составлял уже десять пилотов. И есть окно в два месяца, которое ты хочешь заняться строительством.

— Вот прям как я сказал, — покивал я. — И думать не надо?

— Нет, конечно. Краткосрочные контракты на охрану, Ан. Денег много не принесут, но ребята будут заняты делом, да и для рейтинга нелишнее, хотя он у нас и так неплох. Но и слухи про вернувшуюся Клешню появятся.

— А ты умница у меня, — оценил я. — И вы у меня умницы. А ты умница у него, — сообщил я Коте, потыкав в Дживса, на что тот чопорно кивнул.

С этим и полетели на Центральную. Где Лиса, согласно договорённости, неопределённо написала в бложике «вроде решили вопрос», что вызвало рост акций Веги на четверть выше, чем было до её «зажали денюжки». Бред биржевой, помахал я на эти пертурбации башкой и махнул клешней.

Кстати, вместо барственного «напрягайтесь» подчинённым, пришлось на пару недель зависнуть на Центральной. И напрягаться, блин, самому!

Дело в том, что заказы то были, даже на охрану и даже краткосрочные. И в большинстве своём с «доставкой нанимателем до места охраны», что логично, учитывая не столь высокою стоимость оплаты.

Но ключевое слово «в большинстве своём». Ряд удобных, относительно близких к Инею, выгодных контрактов выходил со «своим ходом».

Так что пришлось покупать убитую среднетоннажную лоханку и валандаться с ней, приводя в порядок.

Вообще — делая конфетку, прямо скажем. Но логистика занимала в наших планах не последнее место, отправлять ребят на контракты на убитом одре было неуютно, а главное Лори, которая хотела «сделать красиво».

В общем, пару недель потратили, получив в корабельный парк Клешни сносное транспортно-десантное судно, названное «Шустрый». Работали с ним в ангаре Кистеня, подальше от всяких любопытствующих, да и выпускать судно собирались уже на Инее.

За это время Криль разросся до двадцати четырёх человек, все на малых Досах, что, в общем, неудивительно. Я, признаться, рвался приводить в порядок технику новичков, но Могильщик меня остановил.

— Рано, Краб. Они, считай на испытательном сроке. Пришли со своим Досом — молодцы. Но техобслуживание и состояние машины — дело пилота, на этом этапе. В общем, я тебя понимаю, молодых терять не хочется, — понимающе выдал он. — Но у нас не детский сад. Советую по старому опыту: займись своими делами. А парк Досов Криля — дело хотя бы после первого выполненного задания. Для выживших.

— Ну, в общем-то ты прав, — признал я правоту ветерана. — Но терять народ… а, ладно, прав ты не в общем, а совсем. На Инее будем разбираться.

В общем, набранный народ остался на своих машинах, пошёл под начало клешнястым и разбежался по контрактам, за исключением десятки, которую мы выпустим на Инее — ребята шли двумя группами, под началом Аспида и Мыша. С последним я посомневался, но решил, что со своей Рори он справится, благо РЭБ-щику командовать сама тактика велела.

Так что через пару недель Кистень стартовал к Инею. Могильщик и Помидор (реально, как магнитом привлекавший молодёжь, правда сначала с целью начистить его аристократичную морду) присоединятся к нам с пополнением через пару месяцев, с прибытием в систему станции и кораблей.

А вообще — с командами кораблей было довольно сложно. Много народу, причём довольно вольного с сложно контролируемого. Хотя Дживс нашёл выход, правда, опять же, с кучей геморроя для меня: автоматизация и эксклюзивные бортовые компы позволяли пилотировать малым количеством. Ну и требования к образованию и навыкам падали до уровня принятия общих решений.

В общем, летим мы летим, я как конь на цыганской свадьбе — готовим оборудование для развёртывания на Инее, а тут ещё Дживс (ехидным, сука, тоном!) напомнил о куче археотеха, который, чтоб его надо на каком-то полигоне испытывать.

И был бит. По мордасам и пнут в наглую роботизированную задницу, потому что всё достало.

— И, тем не менее, сэр, — хамски уточнил пнутый, изящно отряхиваясь. — Испытательный полигон — необходим.

— Да знаю я, — вздохнул я, потирая отпинутую конечность — у этого гада под слоем плоти металл, у терминатора недоделанного, блин! — Просто достало всё. Сам бы на контракт какой сходил, но ведь без меня всё накроется!

— На первичном этапе — безусловно, сэр. Большая часть планов связана с эфирным оперированием. Но вы чрезмерно предаётесь унынию. Через три месяца планетарное производство выйдет на самостоятельный уровень, вам потребуется лишь масштабно, но нечасто воздействовать на массивы заготовок, сэр.

— Мдя?

— Именно так, сэр. Правда спешу вас уверить, что непредусмотренные проблемы…

— Молчи, грусть-тоска, — несколько повеселел я. — Если так, то ладно, превозмогать как-то полегче будет.

— В таком случае, на данный момент рекомендую вам провести вечер с семьёй. От дюжины часов ничего не изменится, а ваша работоспособность повысится, сэр.

— Уговорил, эфиряка языкатый, — совсем повеселел я и, почти не хромая, даже увернувшись от подлого эфирячьего пинка, направился в каюту.

Лори там, как и всё последнее время не наблюдалось. Механик бегала по Кистеню, пугая до энуреза встречных и поперечных, суетилась и притаскивалась в койку уже уснувшая, раком каким-нибудь.

Лиса сидела в своих биржевых и прочих коммерческих фигнях. Я туда не лез, но приток денюжек из фактически воздуха как радовал наличием, так и возмущал бредовостью системы.

А вот Надино занятие меня заинтересовало. Подруга сидела на койке, нахмурено вращая голограмму Иней, с отметками бывших поселений и явно о чём-то напряжённо думала.

— Что делаешь, Нади?

— А, Ан. Да смотрю и думаю, где основать поселение.

— Херня, — резко отметил я. — Дживс!

— Да, сэр, — ответил селектор.

— Уничтожь все отметки о бывших поселениях на Инее. Вообще обо всех, на всех носителях на Кистене.

— Слушаюсь, сэр.

— Ан…

— Новое место, Нади. Новая планета. Мы их не забудем, но мудацких памятников и плясок на костях не будет. Помнить тут, — постучал я по голове. — И делами поминать. А всё остальное — херня.

— Я… не знаю.

— И прошу тебя, не ищи мест городов. Ни на планете, не в сети. Начнём сначала.

Подруга задумалась, под нашими с Лисой взглядами, посидела минуту и решительно кивнула.

— Хорошо, уговорил Ан. А какое название думаешь сделать у первого поселения?

— Производственный комплекс номер раз! — гордо провозгласил я. — Именно так и никак иначе. И вообще, всё херня. Дживс?

—…Да, сэр, — раздалось недовольное бурчание из селектора через минуту. — Чем ЕЩЁ могу помочь?

— Ну прости-извини что отвлёк, партнёр. Слушай, прикажи раку какому притащить сюда Лори. Вне зависимости от её воплей, — принял решение я.

— Сделаю, сэр. Но осмелюсь вам доложить, сэ-э-э-э-э-эр, что коллективный разум раков полностью подчинён вам, сэр. И на будущее, соблаговолите нажать кнопочку на сложном приборе на запястье, называется браскомм, сэ-э-э-эр. И просто отдать приказ.

— Эммм… угу, — реально смущённо ответил я, как-то неудобно получилось.

— Моя благодарность не имеет границ, сэ-э-эр. Вам что-то угодно ещё?

— Нет, ты это…

— Благодарю вас, сэ-э-эр. Приятного отдыха.

— Тебе того же.

А через пару минут донный рак притащил удивлённо трепыхающуюся Лори. Которой пришлось всеми силами напоминать, что она не только механик, но и супруга. А супружеский долг вещь такая, обоюдная да. И Лисе с Нади напоминать, на всякий, а то мало ли.

Глава 4

Прибытие в систему Иней ознаменовалось некоторой подготовкой. А именно, я гордо вышел в центральный грузовой отсек. Поправил фуражку с крабом (прикупил на центральной при случае, для полуофициального момента — мундир, всё же, для совсем официальщины). И гордо и пафосно… поднял всем настроение:

— Сим в системе этой… — гордо и пафосно начал я. — …Ой, бля! Лори, ты что творишь?! — раздалось вслед чуть меня нахрен не раздавившему погрузчику.

— Прости Ан, готовлюсь к высадке… — раздался удаляющийся на скорости не менее полусотни километров в час голосок.

— Ну реально — пиздец, — констатировал я под понимающие смешки народа. — Ладно, начинаем высадку, раз уж с пафосом и прочим не получилось. И да, — решил я хоть на чём-то пафосно блеснуть. — Выпускайте «Шустрого», — пафосно простёр клешню я.

— Уже, сэр, — гадски обломал меня эфиряка. — Корвет «Шустрый» покинул причальную палубу «Кистеня» в момент выхода из гипера, сэ-э-эр. На данный момент выходит на разгонную орбиту, но я могу передать исполняющей обязанности капитана Рори…

— Ничего не надо передавать. Обломщик, блин!

— Благодарю, вас сэр. Могу разразиться аплодисментами с овацией, сэр.

— А вот разражайся! — мстительно ответил я. — И поубедительнее и бодрее!

А пока кислый эфиряка разражался унылыми рукоплесканиями и печальными улюлюканиями, мы занялись погрузкой, проверкой, и прочими моментами. Вообще, даже с вопросом высадки было масса вопросов, которые, впрочем, решились особой конструкцией и крабски сработанным колдунским корпусом: наш флагман мог садится на планеты, даже с нашлёпкой контейнера, что кораблям класса Кистеня не свойственно, да и невозможно, по большому счёту. Разваливаются под собственным весом.

Но Кистень был собран НА планете, обладая запредельными прочностно-тягловыми характеристиками… Что нихера сложностей не отменяло. Например, нам надо было развесить спутниковую группировку. Связь, радары — а это сотни спутников, как планетарного, так и звёздного базирования.

Так что выпнув челнок с группой донных раков, готовить нам посадочную площадку (вот вроде и металл везде, а не помешает, да и для контейнера археотеха место подготовить надо), принялись мы с Лори и Дживсом тестировать напоследок спутники, выдавать ракам — подвешивать в нужные места системы.

Собственно, на это, как и на вывод Кистеня на орбиту Инея, ушёл день.

— Высаживаемся, сэр?

— Нахрен, Дживс. Завтра, — взвалил я уснувшую Лори на плечо. Опять окажется что всё через жопу, а Лори в отрубе. Да и я подустал.

— Ваша предусмотрительность, сэ-э-эр, несказанно меня радует.

— Вот и поделись радостью с Котей, — буркнул я, уже бредя в каюту.

— Непременно, сэ-э-эр, — оставил за собой последнее слово эфирный гад, уперевшись.

А на следующий день мы всё-таки проводили высадку. Без пафоса и прочего: сначала на месте, присмотренным Дживсом, сели приваренным контейнером в специально выковырянную ямищу для этого контейнера. Потом, за несколько часов, отделили, оставили десяток раков возится с полигоном. Меньше Дживс отказывался брать, а на предложения типа «сам, как-нибудь» посылал всех в жопу, причём крайне изысканно и без мата. А больше не давала Лори, начиная сиять глазами и издавать пугающие звуки. Маленького мирного краба в моей физиономии окружают жуткие чудовища, посетовал мимоходом я.

Кистень, кстати, избавившись от нашлёпки, казалось аж вздохнул с облегчением, после чего перелетел на место в километрах пяти от уровня таяния льдов — не хрен за едой экспедиции устраивать, и так дел полно.

После чего Лори с нечленораздельным завыванием прихватила почти всё рачьё и накинулась на облюбованное место. Мне же пришлось отбиваться и удерживать десяток раков:

— Присоединюсь, Лори, когда закончим с разгонником, блин. Голая орбита, прилетай кто хочет, сшибай всё наше! — резонно отметил я.

В ответ раздались завывания жуткого технофильского хтонического чудища, временно оставшегося без поживы. Впрочем, перспектива разбамбливания и отъятия начавшегося производства Лори устрашила, так что временами взрыкивая и подвывая, она удалилась на стройку.

— Так, теперь займёмся делом, — потёр я клешни, и требовательно уставился на Дживса. — Ты куда наметил установку «Последнего крабского довода»?

— Я, сэр, планировал смонтировать это… кхм, орудие, на внешних конструкционных обводах Кистеня, сэр. Временно.

— Чего это временно? — возмутился я.

— Данное орудие чрезмерно мощно, даже для ударного дредноута, сэр. О чём я вам неоднократно имел честь докладывать. Постоянное место установки, как мне видится, разумнее сделать не на «Кистене», а на орбитальной базе, либо отдельной орбитальной крепости, если таковая будет возведена.

— А я ещё сделаю.

— Сэр, нас не пустят ни в одну жилую систему. Это как явится на бал с гранатомётом, сэ-э-эр.

— Очень уместный и удобный аксессуар на некоторых балах, — отметил я, оглядел окружающих и вздохнул. — Хрен с вами, давайте для крепости делать, пацифисты, блин…

Ещё день ушёл на создание моей прррелести, монтаж на поворотной башенке на корпусе Кистеня, запитка, экранирование. Даже Лори к моменту окончания монтажа отвлеклась от своих жутких производственных дел и слетала с нами на орбиту. Говоря почти человечьим голосом, почти не сверкая технократическим взглядом!

В общем, выбрали в системе планетоид диаметром в пару десятков километров, прицелились, жахнули…

Ну и я почти расстроился — «почти», потому что попадание точно было, но последствий не наблюдалось. Но собиравший разгонник собственными клешнями я, изучивший все тонкости процесса поражения разнотипных целей, через несколько секунд понял, что надо просто ждать. А вот девчонки, за исключением Лори, тоже с интересом взирающую на голограмму, не поняли.

— Ан, может цель всё-таки поскромнее? — сочувствующе спросила Нади. — Планетоид — это даже не корабль, да и состав там неизвестен, может железный вообще…

— Железный бы, Нади, сиял при попадании расплавленной дырой. Ждём, — выдал я, под хмык Нади и пожатие плечами Лисы.

И, через пару минут, когда я уже сам опасался, что облом, планетоид стал растягивается по орбите. В самом прямом смысле слова, рассыпаясь на песок и камни.

— Вот, — довольно потёр клешни я. — Это вам не тут! Это мощь!

— Вообще — да, — оценила Нади. — Но твой разгонник всё же не на корабли рассчитан…

— На корабли, — отметил я. — Тут как раз потому в планетоид и стреляли. Обычный вольфрамовый, да пусть даже урановый лом на субсвете просто пройдёт сквозь корабль. Повреждения нанесёт, но для того же дредноута — смешные. Вон, Дживс мне в своё время все уши прожужжал — мол, нет смысла здоровые разгонники делать, неэффективно и всё такое, — потыкал я в эфиряку. — И стал я думать. Ну всякая взрывчатка и прочее интересно, но против неё и защит куча, плюс всё равно путь наименьшего сопротивления. Фигня в общем, — припечатал я.

— В целом — понятно, но если бы ты использовал мягкий метал, то планетоид бы не развалился, — задумалась уже Лори. — Был бы ударный кратер, здоровенная, — развела она руками, — выбоина.

— Угу. Поэтому я подумал, ну и сделал лом из тонны олова, — хмыкнул я. — И… заколдунствовал его на прочность, — ликовал я.

— Той, разрушающейся структурой? — дошло до Лори.

— Ей самой. Снаряд у нас прошёл верхние слои, не деформируясь, но на глубине в метров двести — бац! — и рассыпался на гранулы. И вся, без остатка кинетическая энергия передалась астероиду. Без всяких дурацких выбоин и прочего, хе-хе, — продолжал ликовать я.

— Это было интересное решение, сэр, — подал голос эфиряка. — Довольно изящное, хотя цель применения довольно…

— Уж не пацифист ли ты, Дживс? — прокурорски уставился я на эфиряку.

— Ни в коем разе, сэр. «Изящное решение» — всё что я хотел сказать, сэр.

— А с кораблём, выходит, — задумалась Нади.

— Высоковероятно — разрушение структуронесущих конструкций, — наконец выдала Лори. — Здорово, Ан, — улыбнулась она мне. — Причём это получается оружие против бронированных и больших кораблей — небольшой транспортник этот снаряд прошьёт, незаметив. Ну и повреждения будут минимальными, — протянула она.

— По маленьким и небронированных у нас найдётся чем стрелять, — полюбовался я надписью на пушке, «Ультимативный крабский довод» и гербом Инея, который, подумав, забацал и гербом дома Форфис.

А была это молочно-белая снежинка, аккуратно сжимаемая серо-стальной крабьей клешней. В общем, свою дозу пафоса я получил, а то совсем бардак развели, честных Крабов не уважают, да.

А потом началась рутина, хотя и чертовски выматывающая. Если бы не Нади с Лисой, Дживс с Лори бы порвали меня на два маленьких Краба и поработили бы навечно. Причём вымотанный я осознал глубины порабощения, когда Нади устроила натуральный спарринг с Лори, ловко уворачиваясь от мультитула и шлёпая ту по заднице. Меня, собственно, от задолбанного оцепенения эти шлепки и исцелили.

— Да ты в край охерела, Лори! — шлёп! — Ан не железный, блин! Мы его видели четыре дня назад! Чем ты его сейчас заставляла заниматься?!

— Не заставляла! — вжу-ух! мультитула. — А попросила! И очень важным делом!

— Зачаровать сортиры!!! — череда шлепков. — Для работников, которых ещё нихера нет!!!

— Санитарно-гигиенические… больно, Нади, — надулась Лори, потирая пострадавшую деталь себя. — Ну Ану же не сложно, а они прослужат…

— Так, пора этот бардак кончать, — твёрдо решил я, вникнув в глубины впадения Краба в галерство. — Лори, мне конечно «не сложно». Только у меня башка от этих бесконечных схем не варит! Я падаю, отрубаюсь, потом опять схемы, схемы, схемы… Блин, сортир сложно поменять ракам?

— Не сложно, Ан, но хочется чтоб всё было хорошо и надёжно! — чуть не плакала девчонка.

Так что я по пострадавшей детали её не стал шлёпать, как собирался. Погладил, да. Но засел, выдернув Дживса с Котей с испытательного полигона, устроив, для начала, совещание. Точнее, план «что делать», что реально ТРЕБУЕТ колдунства, где оно желательно — и почему. А где мерзкие засранцы, будущие работники, или рачьё там какое, справятся сами.

Устыжённое чудище Лори ускакало, так что провели продуктивную работу. Нет, дел оказалось дохера и больше, но устраивать операцию по «похищению дрыхнувшего Краба в ночи глухой на полигон» (без шуток, был такой скорбный элемент моей биографии) Коте больше не приходилось. И рабочий день у меня выходил всего-навсего двенадцатичасовой, да…

Я даже смог подумать и начать вникать в творимое нами — в техническом плане. И в творимое в плане информационном. Собственно, Лиса с Нади, временами привлекая Котю, этим и занимались, потому что толку от них на стройке толком и не было.

— Я продвигаю не столько Клешню, сколько именно дом Форфис. Всё-таки у нас корпоративный Сектор, и аристократия пользуется определённым пиететом в массах.

— Угу, — покивал я. — На Помидоре нашем помнится девицы штабелями вешались. И пара парней… гхм… — припомнил я парочку в не туда ориентированных. — В принципе, наверное, и неплохо. Но это привлекает молодёжь, наверное?

— В основном — да, — покивала уже Нади. — Но тут есть момент традиций Домов, общеизвестных и проверенных. Они могут, да и привлекают, внимание серьёзных, знающих людей. Как клиентов, так и потенциальных работников.

— А диванные эксперты никому нахер не нужны, — хмыкнул я, под кивки. — Только Нади, а что за «общеизвестные» привлекающие «серьёзных людей» традиции? Дуэли что ли или ещё что?

— Вообще-то — честность в договорах, не столько по букве, сколько по духу. Например, Королева тратила на оформление договоров гораздо меньше сил и времени и была предпочтительным партнёром во многом и поэтому.

— Как будто остальные пилоты повально крючкотворы и кидалы, — усомнился я.

— Скажем так, встречаются. И вопрос не столько пилотов, сколько именно делового партнёра, берущего на себя обязательства и выполняющего их. Это ценно и привлекает. В работодателе — чуть ли не больше, чем в наёмнике.

— Ну, если подумать, то да. Ладно, чёрт с ним, будем аристо с выкрутасами, — махнул я клешнёй. — А на столь агрессивное продвижение аристократической модели, — выдал я, после прикидок, — корпораты не окрысятся?

— Да в общем-то уже встречается противодействие социологических отделов, — хмыкнула Котя. — Но это не страшно: пока это «мода», многие корпораты даже зарабатывают на атрибутике «в стиле аристо» и прочем подобном. Но противодействие будет, хотя… Довольно любопытно, если выйдет с новым домом наёмников.

— Они и так и так «вне системы». Высококлассные и высокооплачиваемые специалисты, имеющие свой профсоюз, в смысле Биржу, но это неважно. И корпораты волей-неволей с ними считаются.

— Условно считаются, Ан. Любая из секторальных корпораций, даже Вега на данный момент, может задействовать относительно небольшую часть своих сил и уничтожить всех наёмников Саргаса, — отметила Лиса.

— Угу, — кивнул я. — И, при этом, быть атакованной конкурентами, нарушить ряд межсекторальных договоров лишится массы возможностей.

— Ну так не просто так не уничтожают, — хмыкнула подруга. — Но фактор зарождения «наёмничьего благородного Дома» тоже надо учитывать.

— Мы и не собираемся… а, опасаться-то будут, — дошло до меня, под кивки Лисы. — Мда, ведь до смешного — может нам ПРИДЁТСЯ создавать этот самый наёмничий Дом, если на нас будут слишком сильно наезжать. Не потому, что нам это надо, а просто из самозащиты.

— Такое возможно, мои аналитики ещё из «Чёрной Королевы» прогнозировали как возможный вариант развития событий. Но, маловероятный, — выдала Нади.

— В общем, раз уж возитесь, тоже учитывайте, ну и противодействуйте всяким гадостям. А не гадостям не противодействуйте! — выдал мудрые ЦУ я.

Но вот тоже, смех-смехом, а вникать во всю эту сетевую кухню тоже пришлось. Хоть не с головой окунаться, и то хорошо: тренды всякие, мнения, социальные кривые, блин… И это часа три в день, вместо тренировки-разминки и вообще!

Впрочем, тоже было надо. А вот по результатам, к моменту пригона орбитальной базы с кораблями, выходили такие расклады: на планете был возведён производственный центр, загруженных заготовками на год (за что Лори была многочисленно и неоднократно наказана, что самое ужасное — вместо возведения этого комплекса, хе-хе). Линейки производства было две: комплектующие Досов, наиболее ракофицированное производство, требующее максимальный объём «ручного» труда, с чем клешни донных успешно справлялись. И вторая линейка, на которой пока уныло шебуршала (вообще — бегали как в задницу ужаленные, но, по результатам — уныло ползали) по производству стен, оснований, крыш, тамбуров, перегородок и прочей складско-аванпостовой фигни. Эта линия ждала человеков, поскольку донных на всё не напасёмся, а у нас ещё, между прочим, база, пустотная авиация и корабли.

Ну и жильё, пищевой комплекс на пять тысяч рыл. Довольно спартанские условия, но в принципе — вполне сносно. Это пока в первом поселении и столице Инея, Производственном комплексе номер раз (я всё-таки продавил своё волевое решение и теперь первое поселение носило именно это, гордое и многозначительное название).

И это, учитывая сроки и возможности, выходило много и вообще — до хрена. Я, уже когда производственная возня подходила к концу, даже прикинул, из чисто спортивного интереса, а сколько времени уйдёт у меня и раков с Лори, в той комплектации и составе, что есть сейчас, на застройку Инея производствами и вообще. Ну и что могу сказать — тридцать лет непрерывного каторжного труда впечатляли, именно столько выдал симулятор.

Причём впечатляли не только количеством геморроя — это-то понятно, и на такие галеры меня ничего не загонит. И никогда. Потихоньку что-то делать — ну куда не шло, но подобные марафоны конструктивной деятельности — нахер. Я лучше сломаю что-то, например — подавшего идею мне так надрываться.

Далее, на научно испытательном полигоне было странно. Последнее время это слово стало у меня чуть ли не любимым, ну да не суть. Итак, процентов девяносто испытываемого хлама хламом и оказывалось: либо нихера не работало, либо оказывалось охерительной чесалкой для спины, с рессорами, лазерными прицелами и вибрацией. Пять процентов оказалось чесалками для спины полезными, в разной степени. А именно, неординарные решения в бытовой сфере. Всякие там голоэкраны на иных принципах, нейроинтерфейсы и прочая подобная фигня.

Часть — условно нужна, поскольку позволит ряд уже производимого сейчас делать дешевле и лучшее. Часть — нужна безусловно, поскольку аналоги если и были, то археотехнические, невоспроизводимые на текущем техническом уровне. А Дживс с Котей, набирая пул таких разработок, строил производственные цепочки.

Когда и как мы их будем использовать, и будем ли вообще — хер знает, вот честно. Но создавали и правильно делали. А ещё эта парочка (точнее эфиряка, но мелкая ему поддакивала и даже вякала на меня, редко и не по делу, но сам возмутительный факт имел место быть) подключала меня к разработке этих цепочек. Хамски критикуя мои охренительные решения и скудно хваля суперские.

И, с точки зрения развития меня, как колдуского инженера, на что эфиряка нацелился, а я не возражал, было это правильно.

Ну и, наконец, около пяти процентов работающего было «хер знает что, но очень интересно». Те самые лакуны в дживсом образовании, о которых он мне жалко плакался в жилетку. То есть, не вполне понятные принципы работы, интересные и перспективные (от волны всеуничтожающей мути, хорошо, что ограниченной несколькими метрами, я перспективно драпал километр, помнится. Правда в этом марафоне победили раки и Котя — последнюю они просто прихватили на руки) результаты. Тут Дживс честно говорил, что набирает данные, чтоб впоследствии сам, или вместе со мной понять — что это за хрень, как работает, ну и как нам с этой хренью жить. Или не жить с ней, а хрень эту нахрен — тоже вполне себе вариант.

С учётом что освоено было менее пяти процентов утыренного — возможно и натеоритичим-напрактичим чего. Но это я, как понятно, оставил на партнёра.

А сейчас — в систему вваливались из гипера пара здоровых тягачей, прущих станцию (которые веганы ОЧЕНЬ хотели втюхать Лисе, но мы не дались) и среднетоннажные транспортные суда.

Глава 5

А пока веганы маневрировали, подгоняя наше добро к указанным орбитам (ещё и кобенится пытались, но Лиса на них рявкнула), я обдумывал и подводил итоги не столько того, что мы наделали на планете. Кроме того, «делать» ещё до хрена надо на орбите, со станцией и веганскими корытами. Ведь сто процентов, открутили все гайки и спёрли все полимеры, веганы такие, я знаю!

Сколько результаты возвращения Клешни в информационном пространстве. Компании, запущенные в сети, контр-компании от всяких корпоративных гадов (запускали, сволочи!) ну и вообще, что у нас из этого котла наварилось, согласно информации Лисы, Нади Дживса, Коти и орды каких-то невнятных хакеров и рекламщиков, нанятых ими.

Итак, Клешню в целом, в новом формате Дома приняли благожелательно. Но… высокая планка одновременно отпугнула — переговоры о индивидуальных контрактах даже не велись. Велись переговоры «о намереньях». Что приятно — речь шла о вкусных и денежных контрактах. Но, в основном, долговременных. И пока на уровне «было бы не плохо».

А вот дальше нюансы. Насчёт наёмничьей Тортуги в сети пока не было ни слуху, ни духу. Мы информацию не выкидывали, а немногие допущенные из каждого утюга не орали.

А вот рекламная компания запущенная насчёт наших ещё не продающихся товаров уже принесла много пользы. Причём, что самое смешное, шла эта польза от недоброжелателей.

Итак, ведётся значит рекламная компания. Так мол и так, Благородный весь из себя Дом Форфис предлагает номенклатуру товаров. И характеристики, и цены. И место — так и так, эксклюзив Дома, торговля только малыми партиями конечному потребителю, перекупщикам тута не рады.

Кстати, на эту тему был спор-не спор, но разбор полётов с Лисой. Она, по корпоративной привычке, начала говорить о фьючерсах всяких противных и прочей фигне. Акционировании, привлечении субподрядчиков и прочей неудобоваримой хрени. Мол это нужно, объемы, клиенты, тыры-пыры.

Но закалённый Тёмной Стороной Лори я, выслушал аргументы и вынес веский вердикт.

— Нахер.

— Ан, ты не понимаешь, прибыли…

— И хер с ними. Лиса, ты забыла, для чего мы всё затеяли. Это не вечная игра: «заработать побольше денег». Производство Инея преследует конкретные цели и не то, что «сверх», но и какие-то просто большие прибыли… нахрен не нужны. У нас нет проблем с деньгами. У нашей семьи. У Клешни. У нашего дома. То, что сейчас есть на Инее — обеспечит нам роскошную жизнь, просто валяясь на пузе. Со всей возможной и невозможной роскошью.

— Кхм, Ан. Ну в общем — я это понимаю. Но так дела…

— Я, ну и, соответственно мы так будем вести дела. Оборудование для Досов нужно не для извлечения сверхприбылей, а для привлечения пилотов, в перспективе — перебазирования Биржи. Точка. Далее, оборудование для форпостов нужно для привлечения клиентов и рекламы Инея. Это вторая точка. Захваты рынков, субсидии, консолидации и субподряды всякие, как я и говорил — нахер.

— Хм, ну если воспринимать производственную деятельность как этакую рекламную компанию Дома, — пыталась «уложить» в голове концепцию «нахер сверхприбыли» Лиса. — То, в принципе, понятно, — несколько просветлела она.

— Так и воспринимай. Соответственно, вот у нас хотят оптовые поставки и сами продавать, — потыкал я в запрос корпов. — Вот им! — продемонстрировал я дулю, а подумав, добавил вторую. — Наша выгода не в деньгах. И нам невыгодно, чтоб ОНИ продавали НАШ товар не у нас.

— В рамках продвижения — согласна, вполне понятно. Только Ан, учти, отказываясь от подобных предложений, в рамках корпоративной этики мы ухудшаем отношения.

— Можно подумать мы с ними в дёсны целуемся, — хмыкнул я. — Торговый конфликт?

— В перспективе — возможно. Но явно не сразу. Деловое не благоприятствование, поддержка враждебных сил… как-то так, — ответила она.

— Ну и хер с ними, — заключил и я. — Уж что-что, а корпоративные закупки нам нахер не сдались. А от наёмников, в ущерб себе, они не откажутся.

— Да, возможно. Но учитывать возможную негативную реакцию надо.

— Вот и займись, — сделал я логичный вывод. — Всё равно во всяких торго-биржевых и прочих делах ты разбираешься лучше всех.

Так вот, наши посылы всяких корпов нахер и дальше (совсем приставучих) вызвали ответную негативную реакцию. Столь позитивную, что Котя, посчитав, чуть не разогнала нанятых пиарщиков.

Итак, обиженные корпы, ну если не дружно, то большей частью, начали обсирать наш ещё ни разу не проданный товар. Мол, гавно всё и не работает. И вообще — Клешня жулики. И в жопу ябуцо.

Так вот, этим обсиранием они охватили гораздо больший шмат целевой аудитории, чем наши пиарщики. При этом ситуация с чёрным пиаром в Стригеле повторилась: всякое большинство диванных экспертов радостно подхватило «Клешня — жулики, потому что все это знают!» Что подняло ещё большую волну. И люди с умом между ушами, а не чем обычно, начали интересоваться — а чё енто буза такая лютая? И, в итоге, у нас заказов уже было дохера. Хотя торговать мы начнём не раньше, чем через месяц после размещения станции.

Причём часть недовольных корпов дружно начали хвалить наш товар, даже приписывать ему несуществующие свойства: ну лечит от запора и слабоумия и прочая арбидольщина. Но на общем фоне эти редкие голоса умных гадов терялись, общей картины не портя.

Ну и шла пиарщина Инея, как места для трудоустройства и обучения. Ограниченная, нашими окрестностями и тут мы столкнулись с проблемой: были мы если не в Жопе, то в Пояснице Сектора точно. И обитаемые планеты были либо эффективно и высоко оплачено (либо рабски законтрактовано, тоже вариант) эксплуатируемы. Либо были глухими медвежьими углами, что и не редкость как оказалось. Их развитие и прочее оказалось нерентабельно, ну или были более «денежные» проекты. В итоге ряд Миров вело этакий зажопиский образ жизни, вяло трепыхаясь.

И вот, казалось бы, наша людская база… да щаззз! Проблема оказалась в том, что сеть даже внутри Сектора — вещь ой какая не дешёвая. Ну это я и так знал, положим. А вот то, что по этим зажопинским Мирам пролетает полторы утлые лоханки в год — я не знал. Соответственно, местные просто были в массе своей лишены не только «быстрой», через портальное покрытие, сети. Но «медленная», через корабли, была у них ну просто звиздец какой «медленной».

И вот, о таких красивых и полезных нас из окружающих «людских ресурсов с снизившимся из-за конфликта уровнем жизни» знало полтора планетарных губернатора, президента или ещё какого дуче — уж хрен знает как они назывались. То есть, «волна» до них дойдёт. Через годик. А ещё через годик появятся полторы калеки, самые невостребованные у себя, в поисках лучшей жизни.

В общем, выходило, что за людьми придётся лететь. Наносить, понимаешь, полудипломатические-полуделовые визиты в окрестные Мухосрански.

В общем-то, вроде и несложно. Но ставило в соответствующую позу не только донных (они раки, им положено), но Клешню вообще и Краба в частности.

Что мне не нравилось категорически: Краб раком не становится, Краб раком ставит, блин! Но и сделать толком ничего против раскрабленья не получалось.

То есть, месяц я буду пахать на галерах орбитальных, по дюжине, а то и четырнадцать часов в сутки. А после, когда уже появятся первые покупатели, пойду, как лорд Дома (и ОЧЕНЬ надеюсь, что не как дурак), в люди. Чтоб с соседями познакомится и этих самых людей набрать.

По крайней мере, выходило, что надо мне этим заниматься. Иначе мы просто не вытянем объём УЖЕ заключённых заказов, никаким колдунством. Разве что Клешню в полном составе загоним на крабские рудники. На последнем я натурально ржанул, представив ряд Досов, совершеннейшие машины войны, печально сгорбленные над конвейерами. И перебирающие, в машинном масле сенсорных блоков своих, понимаешь, бронеплиты будущих форпостов и складов.

Последнее мне напомнило один небезынтересный момент. Но в челодлань от тупости (даже если она, то неизвестно — чья) я впадать не стал. А решил разобраться.

— Дживс.

— Да, сэр.

— Скажи мне, друг мой. Какого хрена мы не наделали дроидов на производство?

— Довольно просто, сэр. Стоимость дроида обладающего достаточными вычислительными мощностями, сенсорными блоками достаточными, чтобы заниматься производством на достаточном уровне — чрезмерно высока.

— Хм, много?

— В районе пятидесяти килокредов за единицу.

— Дороговато, — признал я.

— И всех процедур тестирования и сборки полноценного, скажем, жилого комплекса названные мной модели не осуществят, сэр. Склады, ангары.

— Понятно, остальное — либо раки, либо люди. Или дроиды совсем дорогие.

— Именно так, сэр.

— Хорошо, тогда вопрос номер два. Я вот тут припомнил, Дживс, что вообще-то знаю такую интересную вещь, как эфирное программирование.

— Безусловно, сэ-э-эр.

— Не вариант, да?

— Вариант, сэр. На десяток, два роботов. С ухудшением ваших когнитивных способностей, сэр.

— Погоди, то есть это не они думают?!

— Они — это кто, сэр? Эфирное воздействие? Нет, оно не умеет «думать», сэр. Программой вы задаёте граничные параметры работы. Она работает на эфире и задействует ваше, — пощёлкал Дживс пальцами, — эфирное подсознание. Вы этого, до определённого момента не замечаете, поскольку не оперируете эфирным сознанием в сознательно. И в полной мере. Но по мере увеличения запущенных программ…

— Понял-принял, начну тупить.

— Примерно так, сэр. Последствия могут быть вплоть до травматических для эфирного тела, при превышении возможностей уже эфирной части к оперированию.

— И обойти этот момент видимо никак, — задумался уже я. Вопрос не количества колдунства, а его сложности и самоуправляемости. Или есть варианты?

— Есть, сэр. Я, например, — ответил Дживс. — Не в плане управления роботизированным телом. А созданию в эфире сознания, различной сложности. Пока для вас недостижимое искусство, при всём моём уважении, сэр.

— Это да, создать полноценное создание, пусть и тупое… Даже не представляю, как это возможно.

— Опыт, время, овладевание эфирным телом, сэр. Схем для подобного искусства не существовало, либо об их существовании мне неизвестно.

Эту беседу слушали и девчонки, с вполне обоснованным интересом. Лиса вздохнула, как она думала — незаметно. Очень ей хотелось колдунствовать. Но — увы. Хотя, были у нас с Дживсом некоторые «секретные разработки», правда на этапе «лучше никому ни показывать, а то засмеют».

И Лиса в них играла не последнюю роль. Ну хотела девчонка колдунствовать, не просто прикоснуться к сказке, а жить в ней. Но Дживс, если современного человека сделать колдуном и можно, опять же, о способах и возможностях не знал и не слышал.

С другой стороны — махнуть рукой на это желание Лисы (да и, если разобраться, Лори с Нади тоже, хотя в ощутимо меньших «хотелках») было неправильно. Ну, как минимум потому, что определённая толика зависти, пусть пока и не чёрной, присутствовало. А лиха беда начало, да и вообще — я вот до сих пор в реальность не столько гарема, сколько семьи из четырёх человек (не убивших друг друга в процессе семейной жизни) не очень верил, несмотря на объективную реальность.

И, соответственно, во избежание всяческих неприятностей в бедующем, а ещё потому, что я любящий и заботливый муж, ещё со времени пребывания в Секторе Стригель потихоньку пробовали мы создать для девчонок технологические «волшебные палочки». Разной степени колдунскости — от материальных дубинок, до эфирной нашлёпки. Теоретически — вроде бы и возможно, но до практического воплощения как до Центральной, только раку.

А Дживс в этом учувствовал, скорее всего, не только из партнёрских, но и личных чувств — Котя, хоть и Мелкая, но тоже живой человек. И тоже колдунствовать, небось, хочет, только не признаётся.

Вот за такими мыслями и беседами мы и провели время, пока веганы выводили станцию и корабли на парковочные орбиты, перегружали перегонные экипажи, ну и ложились на разгонную траекторию.

— Дживс, фа… будь любезен, проверь наше новое имущество, — озвучил я, как только, так сразу.

— Сделаю, сэ-э-э-э-эр, — протяжным «сэ-э-эрканьем» отметил гад эфирный мою почти оговорку и обмяк.

А, через четверть часа, дёрнулся и обвёл мостик Кистеня взглядом, с таким брезгливым выражением лица…

— Совсем всё плохо?

— Мины?

— Неработоспособное и изношенное оборудование?

— Отряды диверсантов?

Данные вопросы были, в общем-то, естественной реакцией на дживсову гримасу. Вот я реально о минах подумал — напихали веганские гады, небось. Из веганства своего, мерзкого.

— Нет, всё не «настолько» плохо. Оборудование… скажем так, условно-работоспособно. Просто изношено не менее чем на пятьдесят процентов и в минимальной комплектации.

— Ключевые моменты договора, в плане технических характеристик и необходимого оборудования соблюдены? — тут же дёрнулась Лиса, развернув экран браскомма.

— Да, Хелиса, соблюдены. Но работы предстоит много, — выдал Дживс, вызвав у меня тяжёлый вздох. — Простите, сэр.

— Да ты-то тут причём, — отмахнулся я, ещё раз вздохнув. — Да и сам знал, что корпораты жадные. Да и если бы всё было с избытком и идеальное — всё равно работы куча. Просто задолбался, блин, — честно признался я, вздохнул в третий раз и встряхнулся. — Впрочем, назвался Крабом — щёлкай клешнями.

— Отрадно видеть ваш настрой, сэр.

— Я с тобой, Ан.

— Мы поддержим тебя…

— Морально, — хмыкнул я. — Ладно, девчонки, прорвёмся. И Дживс, давай детально разбирать, что за одры и гробы нам привезли. И не проще ли их раздолбать об Иней и собрать заново, — весело пошутил я.

Глава 6

С кораблями и станцией оказалось «не так плохо, как могло бы быть, но и не настолько хорошо, как хотелось бы». Противные веганы и вправду пригнали ровно то, что Лиса отдельно и специально оговаривала. Ободрали антикоррозийку и свинтили диски, пидарасы такие, в общем. То есть, всё необходимое для функционирования на условно-достаточном уровне было, но было весьма посредственным, изношенным, зачастую работающем на честном слове. Которого у веганов быть не может, просто по определению.

— Ладно, разбивать этот хлам об Иней смысла нет. Но поработать придётся и много, — подытожил я часовой разбор летающего на орбитах. — Дживс, забивай на полигон. Масса разноплановой рутины, я сожгу мозги, причём без толку и развития.

— Не сказал бы, чтобы подобный опыт был бы вам полностью бесполезен… — начал было эфиряка, увидел мою добрую морду и подёргивающуюся клешню (веко, по-моему, тоже подёргивалось, с чего-то), — Но точно не в данной ситуации и не в таком объёме, сэр, — на ходу переобулся Дживс, спасая свою жалкую эфирную жизнь. — Пауки рисуют схемы, вы их реализуете?

— Именно так. Девчонки, всё остальное на вас.

— Я бы слетала на Центральную, Ан, — выдала Лиса. — Нужно несколько моментов уточнить лично. И некоторым наёмным работникам напомнить, что они получают зарплату не за красивые глаза. Которые я не видела и на которые мне плевать.

— И не помешает купить некоторые расходники… — задумчиво пробормотала Лори, тут же возмутившись. — И не смотри на меня так, Ан. Могу и обойтись. Там всего-то пара сотен килокредов… ну не больше трёх — точно!

— Лиса, проследи, будь любезна. В пределах… полмегакреда, — сверился я с крабкоммом.

— Хорошо, Ан, сделаю.

— Уи-и-и! — с этим боевым воплем Лори повисла у меня на шее, чмокнула и… пожмякала мою задницу!

Впрочем, по здравому размышлению, на сей акт возмутительного произвола решил не обращать внимания. Заработались, устали… Да и блин, я столько Лорину попу жмякал… что нахрен мне справедливость! Я с этой справедливостью сидеть не смогу! Так что сейчас хрен с ним, а так — ни-ни!

А работы предстоит не меньше, чем на планете. Причём в основном стандартной рутины, от которой мозги хоть и плавились, но ни нового я не узнавал, ни мозги не развивал. Только перегревал, так что вариант работы с трафаретами раками — оптимален. У Дживса, халявщика эфирного, память не в мозгах, ну и ему эти схемы гребучие не надо в воображении досконально выстраивать.

И взялись мы с эфирякой за пригнанное барахло. Первым делом думал за станцию — а вот хрен. Нужна мобильность, тем же девчонкам, точнее Нади с Лисой и Мелкой, а за компанию, на Центральную слетать. У Лори и с нами работы хватало — можно было и девчонок нагрузить, но глупо. Рак сделает лучше и быстрее, разве что Мелкая с программированием могла помочь — но это окончательная доводка.

Так что первым делом принялись мы за корабль… и реально, веганы — пидарасы! В плохом смысле этого слова! Даже, если некоторые из них женщины! Столь виртуозно ободрать вообще всё, поставив хлам, и чтоб работало первое время — надо быть пидарасами. Или китайцами, но этих товарищей в галактике вроде бы не водилось.

Но нет препятствий, не поддавшихся бы клешням, примененным в нужное время и в нужном месте. Так что через неделю мы порадовали наших «отпускниц» не только чёрными кругами под красными глазами (даже Дживс такой был, по-моему — из солидарности и чтоб не побили), но и вполне таким сносным средним крейсером. Я даже тройку разгонников впердолил, потому как нехрен моим девчонкам беззащитными летать. И полтора десятка раков экипажа, с тем уровнем автоматизации, что мы делали, это была техническая и абордажная команда, а не экипаж. В общем, более-менее, отпуская троицу «за покупками» был спокоен. Самое главное — они должны были прихватить Могильщика с сеньором Помидором, ну и пополнением. Так-то изначально я рассчитывал, что ребята прилетят на попутке какой, но раз своё есть — в топку. И дешевле выйдет, как раз на Лорины «расходнички». И кстати, челноки нам оказались нужны — веганы самым наглым образом выковыряли вообще всю техническую и транспортную авиацию. Оставив только без двигательные спаскапсулы с маяками — по сути, аналог спасательного круга в пустоте.

А нам не только «спасться» надо, не говоря о том, что, например, на планету эти капсулы спустят отбитые угольки. Всё же суда у нас выходят разъездные, для отрядов Досов, так что нужны нормальные трансорбитальники, желательно не беззубые, минимум по две штуки на корабль.

В общем, девчонки отбыли, а я продолжил крабствовать на орбитальных галерах. Причём на основной, а именно орбитальной стации, в которой… да блин, всё было нужно, чтоб его!

Тот же обогатительный заводик топливный: он, конечно, был, Лиса на этом настаивала. И, если в него подать сырьё и энергию, даже мог обогатить. Не очень эффективно, что пришлось поправлять, но мог.

Вот только дело в том, что подавать и то, и то было банально нечем! даже трубопроводы свинтили! А добывать воду для обогащения было в принципе нечем.

Да и вставал вопрос, где её добывать. Вариант гонять лёд с Инея меня ни хрена не устраивал. Вроде и мелочи, но всё равно, это наше, экосистема и вообще. И мелочи в краткосрочной перспективе, а в долгосрочной — трудновосполнимый ресурс!

К счастью, газовый гигант в системе водился. Вот только добыча на газовом гиганте это… ну много геморроя, в общем. Атмосферные заводы, транспортные челноки, не просто, а с возможностью захода в атмосферу газового гиганта.

Это не говоря о том, что в ряде мест надо было укреплять структурную целостность станции, перетряхивать рециркуляторы, часть чинить, часть менять (а раз менять, то и делать, блин!). Система автоматизированной станционной безопасности, в плане контрабордажная система, поскольку раки — раками, но везде не успеют и вообще надо. Ремонт жилых модулей, торгово-складских площадей…

Да даже сортиры эти, гребучие! Это не Иней и комплекс, где на край можно и жопу на морозец высунуть, нагадить и всунуть обратно. Сантехническая система пустотных объектов вещь архиважная и архинужная, входящая в систему жизнеобеспечения и критически важных систем.

И не даром, поскольку прорыв канализации на пустотном объекте это нихера ни смешно (ну, на непустотном тоже не смешно, но ржать почему-то тянет), а, блин, страшно. С высокой вероятностью смертей страшно и вообще.

Так что пришлось мне становится ещё и, чтоб его, пустотным сантехником. Хоть грибы на станции не росли, а к макаронникам я отношусь от слова «никак», только это и хорошо.

Причём, что добавляло нашей тягомотине шарма, приходилось скакать со станции на корабли, не занимаясь одним, до победного конца, а держа «общую планку пригодности», потому что хрен знает, что и когда пригодится, а полурабочая станция и четыре полурабочих корабля — лучше, чем работающее как часы что-то одно. С нихера не работающим и разваливающимся остальным.

И вот, сижу я, в совершенно отупевшем состоянии на мостике Кистеня — вроде как отдых, а какого хрена меня сюда припёрло я так и не понял. И разглядываю, значит, эволюции какого-то корыта в системе, лениво прикидывая, а чего ему это тут понадобилось.

И тут, сквозь тупую усталость, до меня доходит: в НАШЕЙ системе некий хрен, хрен знает какой и откуда, хамски, слова не говоря, совершает орбитальные эволюции! Точно гад, злодей и щаз я его… только протянул я клешни к таки поставленному в своё время Дживсом терминалу, в плане устроить кару неминучую этому корыту, как тут же их отдёрнул. Поскольку тот же терминал требовательно мигал огоньком вызова, причём с самого моего присутствия на мостике.

Вот тоже, плюс и минус терминала. В него надо тыкать, хотя можно и словами… Но словами с борткомпом лень. И так с этим ещё говорить, перед тем как праведно карать…

— Вы кто такие?! — полюбопытствовал я в активированные селектор голосом умирающего Краба. — Я вас не звал! Идите на х…

— Как не звал! — завозмущался тип на той стороне. — Вся сеть Сектора в объявлениях, мол, Благородный Дом, всё такое, Форлис, открывает продажу уникального оборудования. В системе Иней. Задёшево! — громогласно уточнил абонент. — А ты кто такой, мужик? — полюбопытствовал он.

— Эммм… Лорд я, Форфиса, а не Форлиса. Дома. Благородного, — судорожно соображая отвечал я рубленными фразами. — Так, можешь на… ну не идти, куда я тебя послал.

— И не собирался, — понятливо ответил селектор.

— И… ну не собирался и молодец, в общем. Ты это, скажи число-то какое?

— Ты это, Лорд, часом не выпимши там? — раздался подозрительный голос. — А то мы торопились, но может тебе там протрезветь надо, ещё что? Я на орбите припаркуюсь, подожду. А то что-то турели как-то на станции нехорошо шевелятся.

— Трезв я, заработался, — буркнул я, отключая селектор. — Дживс, блин!

— Да, сэр. Вынужден признать, заработался, как и вы. Старт продаж назначен на сегодня, время не указано. Корабль с персоналом Клешни и вашими супругами должен быть в системе в течение нескольких часов, сэр.

— Ну, блин, звиздец! — охарактеризовал ситуацию я. — Партнёр, втяни клешни… в смысле разгонниками этих, чтоб их, дорогих покупателей не пугай. Я их с Кистеня проконтролирую, на всякий, — параноисто уточнил я. — Лори?

— Спит, сэр.

— Ожидаемо. Ладно, пусть поспит. Только это, мы этих ходоков к крабскому Лорду принять-то сможем? Товар то вроде есть, я что-то такое помню…

— Есть, сэр. Товаров на данный момент несколько партий, на станции, сэр. Предварительно проданных и зарезервированных.

— Понял-принял, ладно, с одним кораблём справимся, благо они уже купили?

— Купили, сэр. Правда появление в системе в начале суток несколько… неделикатно, сэр.

— Ну, мы же часов работы не сообщали, только дату. Хотя да, об очередях я бы и не подумал, — хмыкнул я. — Ладно, значит говорю с этим, — уже сфокусированным взглядом всмотрелся я в телеметрию, — Фоем Гаксом, капитаном клипера «Рачительный», — фыркнул я, — и вправду рачительный. Ну и даю ему разрешение на стыковку. Ты приглядишь на станции, Дживс?

— Центральный управляющий компьютер, сэр. Напоминаю, вы его сами настраивали, как и параноидальный режим систем обороны: «как продажи начнём — поменяю, а пока нехер у нас всяким пидарасам летать!» — цитирую дословно, сэ-э-э-э-эр.

— Мдя?

— Да, сэр.

— Ну, вот какой я молодец! — порадовался я своей предусмотрительности и вообще. — Но сейчас параноидальный режим отруби, и за стыковкой пригляди, пожалуйста, — распорядился вежливый я. — А то мало ли, всё же первая стыковка и всё такое…

— Прослежу, сэр. Механика Лори будить…

— Не хрен, тоже вымоталась девчонка. Пусть поспит, а этих я встречу и раком… в смысле с раками, да.

— Как пожелаете, сэ-э-эр.

— И мыслетекстом, Дживс, я сейчас с этим Гоксом буду разговор говорить.

— Понял, сэр, — отмыслетекстил Дживс.

Ну а я потёр морду, полюбовался в отражении на зеркальной панели бледной рожей с красными глазами — Граф Крабкула, как он есть. Да и со вздохом врубил переговорщик.

— Ты это, лорд, проблевался уже? В смысле, твоя светлость в себя пришла?

— На… станцию двигай, остроумец, блин! Говорил же, устал замотался, — буркнул я под «понимающее» мычание. — Блин, куда мир катится, совсем клиенты берегов не видят, — вздохнул я. — Гокс, тебе товары нужны? Мы-то денежки получили, стопроцентная предоплата.

— Нужны, двигаю! — закопошилось на том конце связи и в маневровых Рачительного. — Но не мне, я сам не пилот, — уточнил мужик. — Я капитан судна! А пилотов у меня семь рыл на борту, пассажиры. И вот они меня на тот самый, куда ты мне изволил дозволить не ходить, насадят, — начал трындеть капитан, — Если я их на твою торговую станцию не доставлю, твоё лордство.

— Ну так доставляй, а не трынди! — буркнул я, отключаясь.

И попёрся на челнок, меняться с Дживсом местами — от меня больше толку на станции, от него — на Кистене, а так как сейчас — бардак какой-то.

Лори на станции и вправду спала в закутке, заботливо укрытая чистым брезентом, за что Эфиряке плюс в карму, наверное. Или чакру, хрен их, эфиряк знает.

А «Рачительный» бодро пристыковался к станции, ну и появилась галдящая и переговаривающаяся семёрка пилотов Досов. Причём я пару рож и одно рыло даже знал — пересекались на заказе.

— Здоров, Краб! — помахало мне рыло лапой. — Или этот, Лорд Форфис?

— И тебе здорово, Синепёрый, — с некоторым напряжением вспомнил я пилота среднего Доса с командой из ещё пары малых. — Монопесуально, как обращаться, — блеснул аристократизмом я. — Пилоты, на контракты вместе ходили.

— Моно…пени…хуйственно, понял! — дошло до дядьки. — Ну и хорошо. Мы это, Краб, — под согласное гудение всяких прочих. — Кто броню у тебя оплатили, кто разгонники…

— Да в курсе уже, — хмыкнул я. — Вам на корабль доставить?

— Вообще-то, господин лорд Форфис, я бы хотел установить покупки на свой Дос, — вдруг подала голос одна из знакомых рож, которой я нихера не помнил, кроме того, что она знакома. — В распространяемом проспекте говорилось, что услуги высококлассных…

— Технических дроидов, — отрезал я. — Механики работают с модернизацией, глубокой. И дорого! А дроиды не хуже сделают, быстрее и, для купленного товара, бесплатно. То есть даром! Для вас, как первых покупателей, — на ходу решил я, потому что мало того, что нихера не помнил тарифную сетку технических работ, так ещё никогда в глаза её не видел.

В общем-то раки, временно переквалифицированные в техников и официантов — справлялись. Товары были, пожрать было, спирт — аж трёх видов: холодный, прохладный и тёплый! — и то был.

В общем, я просто дотопал до терминала управляющего и, заручившись заверением Дживса, что краем глаза присмотрит, заснул в обнимку с притащенной раком Лори.

А разбудили нас уже явившиеся всякие прочие супруги. Довольные, выспавшиеся и вообще. И, под сочувственные вздохи в наш усталый адрес вывалили кучу новостей.

— Так, — несколько отдуплился я. — Вся клешня на контракты, выходит?

— Да, Ан, и Могильщик с Помидором. И я — возьму пяток новичков, там контракт на пару недель.

— Так, тогда вот что: народ в систему пусть не косяками, но летит. И раки — не официанты, блин! — на что Лори, пусть и спросонья, но веско покивала. — Контракты — это хорошо, но нужны люди. Потому, вот мы тут все подумали, и я решил… Дживс, ты тут? — а в ответ тишина.

— Котя, Ан.

— Кхм, мнда. Нам тоже надо бы того, а то опять по делам разбежимся. Изменяли мне небось? — ревниво уставился я на супруг.

— Друг с другом, — под смешок Лисы фыркнула Нади. — Я штучку прикупила… Тебе точно понравится, — подмигнула она Лори. — И тебе… наверное, — с сомнением посмотрела она на меня.

— Не знаю — не знаю, посмотрим на вашу штучку, — с неменьшим сомнением выдал я. — Но не изменяли — и девицы, одобряю. Так вот, я, наверное, к этой, аборигенной планете… как её, блин?

— Новый Миллениум, Ан.

— Да, в эти Нью Милениувнюки. У них аграрщина вроде, хреновая, а населения немало.

— Пара миллионов человек. По меркам развитых миров — слёзы, но тут да, развитая планета.

— Вот, слетаю на тройку дней, может наберу народу. Вы, кстати, прикиньте, на всякий, ещё раз — кто нужен. А то молодёжь в техники, причём с обучением, это хорошо. Но, блин, тут даже официанток нет. А донный рак, разносящий коктейль «тёплый спирт» — моветон, вроде как.

— Так, Ан, и ты прав. И отоспаться тебе явно не помешает. А что это за коктейль — «тёплый спирт»?

— А это, гыг, — ржанул я, — теплый спирт, — определил я состав, на что дружно посмеялись.

— В жизни бы не подумала, — улыбнулась Лиса.

— Так пилоты и эти, из экипажа, тоже не подумали, — веселился я. — Там боцман, особо отбитый, три раза заказывал, всё не мог поверить, что принесут тёплый спирт, хех!

Показал запись, посмеялись, подхватили задремавшую Лори, да и потопали отдавать взаимные супружеские долги. И отдали, а вот крабоимитатор мне нихрена не понравился. И в койке со мной его не будет! А без меня, в принципе, можно, так-то полезная приблудина, размышлял я, отдыхая в обнимку с девчонками.

— Так, хорош валяться, за дело, девчонки. Ты — главная на станции, — тыкнул я в носик Лисы. — Ты на контракт, — хлопнулся я ладонями с Нади. — А ты… — думал я пожмякать шикарную попку, но посмотрел на вымотанную девчонку и просто погладил. — А ты — спать не меньше суток. Лиса, проследи, и Дживс?

— Да, сэр.

— Освободился, хорошо. Планы слышал?

— Слышал, сэр. Вы думаете оставить меня и Кистень на Инее, сэр?

— Угу. Тут лететь меньше суток. И… нет, с собой я Лори брать не буду, — посмотрел я на задремавшую подругу. — А то ещё и вымотаемся вместо отдыха.

— Данное путешествие, на мой взгляд, несколько преждевременно, но, в рамках смены обстановки и отдыха — более чем обоснованно. Стремительный, сэр?

— Думаю что да. Те же раки что есть останутся, поведу сам.

— Не помешало бы кого-то вам в свиту, сэр… Но да, никого нет, а моё присутствие тут — уместнее. Тогда удачных дипломатических переговоров, сэр.

— И Краба надо на Стремительный. Спокойнее будет, — прикинул я.

— Мне тоже, сэр. Сделаю.

В общем, этот суматошный, прерванный всяческими клиентами, отдачей супружеских долгов и прочим день подходил к концу. Лиса сидела в кабинете управляющего станцией с видом, а главное, исполняя обязанности управляющего станцией. Лори вообще оттягали в медотсек Кистеня, где она отсыпалось не просто, а медицински. Дживс приглядывал, Клешня разлетелась, включая Нади и Могильщика с Помидором. Последний, кстати, с некоторой опаской отшатывался от людей — не слишком, но заметно. Заебался, парень, похоже, мысленно посочувствовал опытный гаремовод в моей роже.

Ну и стремительный шёл по разгонной кривой. Милленевосранск и вправду был заштатным Миром, не признанным диким (оторванным от галактической цивилизации) исключительно в силу орбитальной базы и топливного заводика. А так — деревня деревней, при не самой лучшей экологии, не в плане загаженной, а в плане для людей не фонтан.

То есть работали на себя, толком ничего не производили и не продавали, в общем были не слишком интересны. Ну а довольно зубастая орбитальная база делала пиратские налёты нерентабельными — эти козлы набирали рабов в диких Мирах, или попутно, с захваченными ценностями. А тут и база сильна, в одиночку не справишься, а на несколько пиратских рыл и местных то не наберёшь. Подставишься, вдобавок — пираты скрывались, а тут ещё один след.

В общем, планета не нужная даже пиратам. И, возможно, с не самыми несчастными жителями галактики, и такое возможно. Возможно, и счастливыми, рассуждал я, пока стремительный разгонялся. И вот, буквально в момент выхода в гипер, пришёл короткий пакет данных.

— Пиздец!!! — выпучил глаза я. — Вернуться…. блин, комп не вытянет… что же делать-то?! — вслух призадумался я.

— Чем-то смогу помочь, главнокомандующий Краб? — подал голос донный, бродящий со мной, как телохранитель.

— Да чем ты поможешь, — отмахнулся я. — Клешне объявили вооружённый торговый конфликт…

Глава 7

На самом деле, первой реакцией было желание побегать кругами и подёргать клешнями. В смысле предаться панике. Совершенно дурацкое желание если разобраться.

А, для начала, стоило разобраться с этим посланием. Итак, отправил его Дживс, причём очевидно скомпилировал данные. Ничего лишнего, короткий пакет информации, которую эфиряка решил донести до меня.

И прежде, чем вообще вчитываться в данные, стоит понять: а нахера?

Не в том смысле, что нахера сообщать главе компании (кстати, тоже звоночек, что именно компании), понятно, что сообщить надо.

Итак, Дживс быстрый, но не мгновенный, как ни забавно. То есть, между получением пакета информации и компиляцией её для меня прошло не менее секунды, скорее две.

А это то время, за которую эфиряка ТОЧНО мог бы догнать Скорый и предотвратить выход в гипер. Да и с ним из гипера в нерасчётной точке выйти было можно. Вот без Дживса или борткомпа Кистеня — а ну его нахер. А с ним можно и, компилируя пакет эфиряка это понимал.

А значит — есть два варианта, причём оба подразумевают то, что я на Инее не нужен. Первый, маловероятный и хреновый: о торговой войне объявили враги вщемившияся в систему Иней. Маловероятно это потому, что до момента входа в гипер Стремительный был в сетке оповещения системы. Она, конечно, не совершенна: на космических, пусть внутрисистемных расстояниях укрыться можно. Сложно, почти невозможно, но можно. Вот только сделать это флот вторжения, реально опасный Кистеню и станции незаметно не мог. Вот никак, искажения массы слишком большие, по крайней мере в «зоне покрытия» Дживса.

И да, если это флот вторжения, с которым не справится Кистень, то убежать четвёрке из Лори, Лисы, Коти и Дживса на нём — никто помешать не сможет.

Так что, в худшем варианте против нас воюет способная собрать мощный ударный флот мегакорпорация, Иней мы потеряли и в точке-финише меня будет ждать Кистень. Обидно, досадно, но ладно: не пропадём, своё вернём и намщу из собственных клешней с проворотом.

Вариант второй, наиболее вероятный: инфа пришла от кого-то из агентов. Довольно бредово, притязания на Иней ни одна мегакорпорация Саргаса не одобрит, это похерит всю систему межсекторальных договоров. А воевать торговым конфликтом Клешню не на Инее… Разве что чудище хроническое, рыбодевкой называемое, решила отомстить за папика-Надия с новым папиком. Подумал я это, поужасался немного, но признал вариант маловероятным. Скорее, хех, из-за помидорьих потрахушек коллегия рогоносцев собралась. А что, если цель помидорью морду начистить — то и без объявленного конфликта никак, да и Иней воевать не надо.

А скорее всего, конфликт объявлен, но непосредственной угрозы в течении тех трёх дней, что запланировано на мой визит, не несёт.

А пакет информации эфирная сволочь скинула из педагогических соображений: либо я подумаю, как я вот сейчас, успокоюсь и спокойно долечу до точки финиша, где появится связь. Либо буду психовать, дёргаться и даже может и корабль из гипера выдерну. Это бред опаснейший, но как подготовка колдунского инженера — интересная задачка, вообще-то.

И, за исключением сна, сутки перелёта я не психовал, а думал, как я корабль из гипера дёргать буду. Чисто теоретически, само собой.

А Дживс, уже спокойно отметил я, в принципе в своём праве. Я прямо и косвенно подтверждаю, что согласен у него учится, а он учить. От пинка карающего его кибержопу это, конечно, не спасёт (и надо тапки какие-то бронированные придумать, а то достало ногу об его стальную жопу отбивать!), но, в принципе — правильно учит, паразит такой. Палку, конечно, перегибает временами, но он, блин, ехидная эфирная сволочь, мариновавшаяся на планете-пустыне миллиарды лет, целенаправленно напитываясь сволочизмом и постигая гадство. А не просветлённый отшельник-гетера, или как-то так.

В общем, в систему Нового Миллениума я входил с любопытными результатами в качестве обдумывания. На удивление выспавшийся и отдохнувший. И собранный — меня мог ждать Кистень, сообщение от Дживса и флот вражин. Последнее совсем маловероятно, но и не невозможно.

Впрочем, ни Кистеня, не вражеских орд в системе не наблюдалось. А наблюдалась звезда и планеты, на орбите одной из которых бултыхалась довольно мощная многофункциональная станция.

— Назовитесь, неизвестный корабль! — нудела эта станция писклявым голоском.

— Блин, весь эфир кодами опознания забит! — возмутился я. — Тебе ещё голосом представляться?! Ну слушай, лорд Форлис, это я, чтоб понятно было, — уточнил я. — Наносит вашей планете дружеский соседский визит. О чём вы должны были оповещены быть! Я точно сообщение слал.

— Было такое, — ответил голосёнка. — А коды мы принять не можем, у нас базы опознавания накрылись, — стеснительно уточнил голос.

— Ну и хлам у вас, — посочувствовал я. — Ладно, я на орбиту, на планету челноком. Изволю, да. Возражения есть?

— Добро пожаловать на Новый Миллениум! — было мне ответом.

Так, с этим разобрались, отметил я, наблюдая за построением и одобряя траекторию с выходом на орбиту этого Зажопинска.

А теперь разберёмся с этим торговым конфликтом, собрался я, и вызвал Дживса, благо в портальной зоне мы общаться могли невозбранно, в нормальном космосе, конечно.

— Дживс, скотина эфирная, как это понимать? — вежливо полюбопытствовал я.

— Счастлив слышать вас, сэр.

— Так и запишем. Дживс, что за конфликт, будь так любезен просветить. А то ведь натурально убью, найду способ.

— Маловероятно, сэр. Но я учту. А насчёт конфликта — слушайте…

И поведал эфиряка, что на Центральной в представительства аж четырёх корпораций обратился некий хрен, с «объявлением конфликта Клешне». И в администрацию станции намылился с этим же.

— И нахрена,? — уточнил я. — Он бы ещё администрацию Арены просветил, до кучи, — хмыкнул я.

— Неизвестно, сэр. Как и причина, по которой конфликт принят всеми. Но формулировка, точнее заголовок файла, используемого в качестве обоснования, есть.

— Не тяни, блин!

— Как пожелаете, сэр: «запись неподобающего поведения и несмываемого оскорбления, нанесённого капитаном Ан Дреем».

— Шта?! Блин, хрень какая-то…

— Довольно нетипично, сэр. Но вполне возможно, если квалифицировать как «ущерб деловой репутации».

— Всё равно бред! Кого я наоскорблял на торговый конфликт?!

— Вам огласить список голосом, сэ-э-э-эр, или скинуть текстовым файлом?

— Иди нафиг, Дживс. Не смешно нихрена. А цель конфликта?

— «Сообразный ущерб», сэр.

— Совсем бред. Ну, пусть пообзывается, если что, я не против. Наверное… И кто это такой Крабом обиженный?

— Точной информации нет, сэр. Но есть фамилия обратившегося и инициалы.

— И?

— Б. И. Зиморс, сэр.

— Э-э-э… я что-то не припомню, чтоб наносил этого, словесного оскорбление Зиморсам. И Зимквасам с Зимпивами, — задумался я.

— Осмелюсь напомнить, сэ-э-э-эр, что вы изволили послать Благородный Дом Зимиорс на хуй. Два раза, сэ-э-эр.

— Нихера не помню… а, вспомнил! Это придурок, который нам от стригельской Арены мешал улететь! Ну да, было дело, послал. Может и два, — признал я. — Не понравилось, что ли? — хмыкнул я.

— Очевидно, что так, сэр.

— Ну пусть меня тоже пошлёт, я не против. Если не слишком далеко и я всё равно не пойду, — уточнил я.

— Всё несколько сложнее, сэр.

— Да в курсе я, — уже без шуток призадумался я. — Уровень объявленного конфликта, Дживс?

— Минимальный, планетарный, технический, сэр.

— Хм, ну в Инее на него можно просто плевать. И ещё послать, хех. Раз десять, или пока не надоест. А вот с остальным… Блин, что у него за техника?

— Неизвестно, сэр.

— Блин, за что этим криворуким агентам деньги платят? — уже натурально возмутился я. — Вот реально, сам на Центральную прилечу, по шеям надаю паразитам!

— Как вам будет угодно, сэр. Но прибыл указанный Б. И. Зиморс на ударном дредноуте «Ревенж Зиморс», сэр.

— Блин, нихера неприятно, — констатировал я. — Он же нам на контрактах может гадить!

— Вполне возможно, сэр.

— Перевести конфликт на межзвёздные уровень, — вслух задумался я. — И нахрен разнести этот Раванж Киселя.

— Не рекомендую, сэ-э-эр. И уполномочен передать сообщение вам от Хелисы: «Не вздумай усугублять уровень конфликта Ан!»

— Ну так-то да. «Агрессивная политика», видишь ли, плюс межзвёздный конфликт, чтоб его. Это корпы закопошатся, окрысятся и гадить могут начать не как сейчас, а совсем серьёзно. Но что с этим мстительным Компотом делать, Дживс? Этот паразит на выполняющих контракты может нападать, а конфликт объявлен. И не собьёшь его, без усугубления…

— Поговорить и узнать, что он хочет, сэр?

— Ну-у-у… может и вариант. Но если я ему милостиво дозволю не идти на хуй, даже если честно извинюсь, то, мне кажется, удовлетворён этот аристократичный гандон не будет. И не отвалит.

— Скорее всего, сэр.

— И дредноут, блин. Там можно кучу Досов везти.

— Несомненно, сэр.

— Достал поддакивать, Дживс! Скажи что-нибудь по делу!

— Это неприятная проблема, сэ-э-эр.

— Вот спасибо большое, — искренне поблагодарил я эфиряку. — Так, ладно, летит он к нам?

— Судя по отмеченной агентами разгонной траектории и данным от портального кольца — так, сэр.

— И долго ему лететь?

— Недели две, примерно, сэр.

— Значит подготовимся. Через пару недель сколько отрядов будет на выполнении контрактов?

— Минуточку, сэр… три отряда, сэр.

— И кто?

— Могильщик, Аспид и Помидор с подчинёнными, сэр.

— Неважно, блин. Но в принципе — уже лучше. Три отряда, наши силы… блин, нихера мне это не нравится, Дживс! И было бы из-за чего! Вот точно пошлю этого Кваса нахрен, ещё раз. И сломаю в нескольких местах! Просто же просил отвалить по-хорошему, — вздохнул я.

— При всём богатстве вашего лексикона, сэ-э-эр, должен признать некоторую обоснованность, в той, конкретной, ситуации, вашего посыла.

— Я вижу охренительную обоснованность, но да не суть. Ладно, время есть, разберёмся. Может всё-таки испробуем мой «довод»? — несколько повеселел я.

— Не рекомендую, сэр.

— Да я и сам не рекомендую, это так, мечты. Сладостные, блин. Да, кстати, Дживс.

— Да, сэр?

— Эфирный друг мой, составляя компиляцию данных, перед входом Стремительного в гипер, не мог ли ты выдать несколько больше информации?

— Мог, сэр.

— И не сделал, педагог-педофил, блин, — констатировал я.

— Как я вам неоднократно напоминал, сэ-э-эр, специалист по информационной…

— Да знаю я, что Котя древняя, почти как ты, — изящно пошутил я. — Но это свинство, Дживс! А если бы я психанул и выдернул Стремительный из гипера?!

— Вероятность этого была не более двадцати процентов, сэр.

— И я бы гробанулся нахрен, — замогильным голосом произнёс я, потирая предвкушающе клешни.

— На той траектории — нет, сэр. Перед отправкой пакета я провёл вычисления, выход из гипера в течении первых двенадцати часов перелёта ничем не грозило, сэр.

— Хммм, — задумался я. — Так, а если бы я после половины полёта стал бы выдёргивать судно из гипера вместо того, чтобы подождать конца полёта — то мдя. Это не псих, а долбанат неизлечимый был бы, а не Краб. Таким дедушка Дарвин жить не велит.

— Именно, сэр.

— И всё равно ты скотина, Дживс.

— Благодарю вас, сэр.

— И от педагогических люлей тебя все эти жалкие отмазки не спасут, Дживс.

— Как скажете, сэ-э-эр. Вынужден напомнить, что последнее время ущерб, получаемый вашими конечностями, возрос. Вы полагаете это педагогическим воздействием, сэ-э-эр? Я уточняю, поскольку на мой скромный взгляд это выглядит мазохизмом, сэ-э-э-эр.

— Сам дурак! — отпарировал я. — И да, Дживс. Передай Лори, что мне нужны к возвращению башмаки. Удобные, но с основным предназначением — пинка одной излишне хитрожопой задницы!

— Прошу прощения, сэр?

— Не прощу! И чтоб передал, камердинеррр, — ласково прорычал я. — Отбой связи, Дживс. Трепещи!

— Трепещу, сэр. До связи.

Блин, вот тоже проблема на пустом месте, вздохнул я, окончательно обдумав ситуацию и успокоившись. И ведь ситуация была, с одной стороны, понятная — этот хрен перекрывал разгонную траекторию. Тут даже эфиряка признаёт праведность посыла. А с другой — Великий Дом Сектора Стригель и прочая херня… Именно у нас, и именно как «ущерб репутации» вполне может проканать, собственно, уже проканало, блин.

Ну и ладно, звиздец этому Зимкомпоту от клешней справедливых. Время есть, посмотрим, подумаем и сделаем неотвратимый «клац!» Даже к лучшему, с некоторым позитивом рассуждал я, пока Стремительный приближался к орбите. А то я уже забодался с этой техникой и прочей хренью. Хоть морду набью кому, себе во благо, а врагам на страх.

Тем временем Стремительный вышел на орбиту. И, в зоне прямой оптической видимости, я разглядывал станцию. Ну… мягко говоря, знал этот котелок лучшие времена: напрочь изъязвлена космической коррозией. Так-то защита копеечная — но видно у миленниумовчан и копеек не было, так что поверхность станции была покрыта криво сваренными, изъязвлёнными плитами. И базы проебали, это вообще звиздец: основной объём секторальной и галактической информации един, обновляется всеми портальными станциями и, по сути, основа существования человечества в галактике. А если базы нет — значит полетел центральный комп, либо стерев при аварии накопители информации, либо они вообще сгорели. На дублирование денег нет, полезных ископаемых нет, населена миллениувчанами, поставил диагноз я.

Тем временем, подтверждая, что всё у них на станции накрылось, прямым радиоканалом передали мне посадочную глиссаду. Судя по всему — чуть ли не вручную высчитанную, блин. Ну хоть место местного Нерезиновска я понял, и даже название узнал: Вечный. Вот как-то, чем замшелее и мелкотравчее, тем название пафоснее, прям тенденция, отметил губернатор (по совместительству) столицы Производственный Комплекс Номер Раз, в моей физиономии.

Ну ладно, надо садится, подумал я, оставил пару раков на Стремительном и попёрся с представительно морфировавшими в крабоморфов восьмёркой донных в челнок.

Уже спускаясь, поправил рачий мундир, фуражку с крабом и остался доволен — пока пасть не разину, даже за приличного человека принять можно. При желании, ржанул я и собрался.

И вот, брякнулся челнок на посадочную полосу из потрескавшихся плит космопорта деревеньки Вечная. А название города это захолустье не слишком заслуживало, прямо скажем. И вообще, что-то челнок после посадки как-то рывком перекосило, отметил я. Блин, я им похоже космопорт доломал… Ну да и хрен с ним, по большому счёту, решил я, в кружении парадно выставленных раков становясь перед аппарелью. Рак передал мне небольшой баллончик с трубками носового респиратора — на Милленивосранске атмосфера была, нормальной плотности, но чрезмерно богатая углекислым газом. И недостаточно — кислородом. Так что выдыхать было можно, а вот дышать атмосферой — ну разве что промучатся минут пятнадцать, если повезёт.

— Мда-а-а… — протянул я, обнаружив в распахнутой аппарели какого-то паренька, с какой-то, чтоб её телегой. Запряжённой какой-то брюхоногой скотиной, чтоб её.

На этом встречающая делегация заканчивалась, только перекатиполя на заднем плане растрескавшихся плит не хватало, для полноты картины.

— Приветствую вас в городе Вечный, планетарной столицы Нового Милленима! — гордо пропищал паренёк.

— Угу, здорово, — несколько отошёл от ступора, вызванного местными прелестями. — Так, шестёрка раков — на челноке. Не хрен вас таскать с собой, — отметил я. — Это — что? — тыкнул я в телегу клешнёй.

— Транспорт, господин лорд Форфис. Голова Матик Шуст ожидает вас, пожалуйте, — сделал приглашающий жест паренёк.

— Что-то не вызывает у меня доверия этот транспорт, — честно признался я, обходя телегу. — И скотина эта, — подозрительно уставился я на злобно зыркающего на меня ездового слизняка, — не вызывает доверия.

— Господин лорд, у меня прекрасная повозка, а Толстый прекрасный скакун…

— Ползун тогда уж. Не желаю, в общем, — окончательно определился я. — Желаю пешком идти, полюбоваться на красоты города Вечный. Променаду совершить хочу, да.

— Как вам будет благоугодно, — аж присел от ужаса паренёк, устрашённый «променадой».

— Так мне и будет. Веди к голове.

— Следуйте за мной, — с облегчением ответил паренёк, явно ликуя, что его неотпроменадили.

А я потопал — ну реально, всего города километра три, от силы. Если даже этот голова на противоположной стороне города — за полчаса неторопливо доберёмся. А то телега какая-то подозрительная, а уж брюхоногая скотина — точно сволочь. И зыркает как злобно, зараза!

В общем, попёрлись мы по городку. Ну и «мда-а-а», версия два: если домишки были вполне ничего, любовно ухоженные, двух-трёх этажные особнячки, явно уже «местного кустарного» изготовления, то дороги так назывались исключительно в силу уважения к местным. А так — лужистые канавы, блин. И как бы этот брюхоног по ним не плавает, отметил я, чуть не ухнувший в какую-то планетарную бездну, притворявшуюся невинной лужей. К счастью, рак меня под руку подхватил, не дал сгинуть. А вдвойне к счастью, мой крабский мундир был с высокими сапогами. А то бы… мдя, уже версия три.

В общем, в центре городка стоял стандартный пятиэтажный блок колонистов, частично реставрированный и украшенный местным деревом. Гордые надписи указывали, что в этом домишке всё. От администрации, до больницы и центра связи.

— Пожалуйте сюда, — приоткрыл одну из деревянных и тяжеленных (судя по покрасневшей роже парня) дверей ведущих в здание.

Что делать, взял, да и пожаловал.

Глава 8

На что я хмыкнул, кивнул, ну и протопал в распахнутую раком дверь. Тоже неоткрываемую нормальным усилием, видно в надежде распугать посетителей. Но что, дурак корячится, когда раки есть? Вот если бы с ноги — тогда да, но сейчас явно не те расклады.

В кабинете было довольно технологично (терминал и голоэкран), этнично (всякие местные статуэтки и прочая, в основном из дерева, декоративщина) и головасто. В смысле, за столом пребывал этакий сферический голова в атмосфере. Ну вот совсем лысый, круглый дядька средних лет. Глаза круглые, сам пузатый, даже пасть, в смысле губы округлые, как будто сюсюкающие.

— Здравствуйте-здравствуйте, — совершил колыхание голова, очевидно символизирующее вставание и кивок. — С чем пожаловали на Новый Милениум? — не стал болтать не по делу колобок.

— Приветствую. С предложением, — осторожно осматривая предложенное сидение, выдал я.

Сиденье выглядело потрескавшимся, продавленным и вообще. Так что решил я почтить его запредельный возраст и прочие достоинства стоя.

— Предложение — это звучит, — выдал интересный вывод Голова. — Присаживайтесь.

— Постою, — отрезал я. — Могу и информацию скинуть, — тыкнул я клешнёй в голоэкран.

— Как вам будет удобно, скопом ответил на обе мои фразы Голова, после чего я скинул в сетку ряд ТТХ станции и производства, вакансии и условия.

— Интересно-интересно, — проговорил колобок, пробежав глазами информацию. — Вам нужны люди?

— Работники, — уточнил я. — Никаких законтрактованных долгами и прочего.

— А долги за обучение? — потыкал в пункт Голова, показав, что не просто жалом перед монитором водил.

— Бесплатно, что ли, обучать? — риторически спросил я. — Процент указан, сроки отдачи долгов посчитать несложно. Вообще, судя по тому, что я видел — выходцев с Нового Муиленним…а учить точно придётся, нормальных техников у вас…

— Новый Миллениум — прекрасный Мира, с высоким уровнем образования! — патриотично заявил Голова, под мои «угу-угу» ехидные кивки. — Ну хорошо, допустим, — даже не побарабанил, а поперекатывался он пальцами ладони по столу. — А от меня-то вы что хотите, лорд?

— Нихрена я от вас не хочу, — честно признался я. — Просто у вас сетки толком нет, и объявление не сделаешь. Ну и сотрудничество там, какое никакое.

— А в чём оно будет заключаться? — заинтересовался колобок.

— Да хотя бы рейсы раз в месяц к вашему прекрасному Новому Миллениуму, а то у вас тут торгаш раз в год бывает, по-моему.

— В полтора, — выдал колобок, с покислевшей миной. — Администрация Нового Миллениума не заинтересована в подобном, — поджал губы он.

— Хммм, — озадачился я. — Ну, в принципе, это проблемы этой администрации, — после размышления выдал я. — Ладно, тогда пока, пощупаю радиоэфир, сделаю объявление на планете, наберу народ…

— Запрещаю! — аж надулся колобок, на что я радостно оскалился.

— Запрещалка не выросла, — радостно выдал я. — И корабли летать будут, — припечатал я.

— И вы убьёте планету, — вдруг скорбно обмяк толстяк.

— Да вроде и не собирался, — озадачился я, даже в крабкомм заглянул.

Ну мало ли, может с устатку внёс в свой график пункт «разнести нахрен Миллениумовосранск». Но нет, не было такого в планах.

— Точно не собирался, — уже уверенно заключил я. — И это, с чего уничтожу-то? Вообще, чего вы такой надутый?

— Конституция такая, — ещё больше надулся голова.

— Да я не про вашу сферичность, — озадачился я очередным лингвистическим вывертом. — Я про то, что вас не устраивает-то? Денежка там появится, налоги…

— От кого? — ядовито осведомился колобок. — Кто-то вернётся?

— А хрен знает, — честно признал я. — Кто-то — точно да.

— В общем, Новый Миллениум не заинтересован в сотрудничестве. Оставьте нас в покое… пожалуйста, — добавил он после обдумывания.

— Нет, так не интересно, — констатировал я. — Давайте-ка вы мне поподробнее расскажите, что у вас тут. В сети нихрена непонятно, ни деталей, нихрена. А если у вас тут такая жопа, что никто не вернётся — так нахера тут жить? — пожал я плечами. — Радоваться надо, что можно в места поприличнее перебраться. Без масок этих дурацких, — деликатно потыкал я на два шрама-пролежня, ведущих к носяре колобка.

Совсем надутый колобок выдал мне такую историю (умеренно врав, что я проверил крабкоммом — ну мало ли). Итак, этот новый мухосранск начали осваивать лет двести назад, из-за трёх факторов — условно-пригодной к обитанию планеты, это раз. Возможности ведения тут сельского хозяйства и добывать в системе воду для корабельных реакторов, это два. И, расположенной поблизости, беспланетарной системе с голубой звездой, с россыпью очень богатых на вкусные минералы астероидов.

Сотню лет всё было замечательно, но астероиды выработали. Безусловно, не все, но рентабельные ресурсы вытянули. И… всё. Тут с Миллениосюками сыграла хреновую шутку половинчатость, пограничность их Мира. Всё у них было «почти». Почти невозможно жить — но в масках можно. Почти можно развиваться — но нихера нет ресурсов и технологий, а их жратва тут, в зажопинске никому толком и не нужна.

Причём, будь тут мёртвый и опасный Мир — корпы-владельцы были бы ДОЛЖНЫ забрать работников, сворачивая производство. Но и этого не было, а за сотню лет выращивания жратвы и денежного если не изобилия, то благосостояния, местные расплодились, как сволочи. То есть, то что могло быть «аграрным форпостом», который корпы ДОЛЖНЫ забрать оказалось планетой. Погранично влезающей в параметры «благополучные обитаемые Миры». И всё — корпы уже нихера не должны. Свернули оборудование, щедро оставили орбитальную станцию «на бедность» и пожелали ебаться, как местным захочется.

После этих весёлых раскладов местные семейства, с более-менее вменяемыми деньгами и образованием сделали Нью Мухосрпанску ручкой, ещё сильнее обеднив пул технологий и образования, пожелав бывшим землякам «денег нет, но вы держитесь».

И вот, сотню лет, четыре поколения планета бултыхается на границе «дикости». При этом, у них образовалось какое-никакое самосознание национальное, культура там и искусство — торгаш, посещающей планету раз в полтора года как раз и вывозил местные поделки, к которым я подошёл и с интересом поразглядывал. Ну так, антуражненько и вообще — симпатично.

То есть, колобок, конечно, свою немереную планетарную власть (которая, в условиях поголовной вооружённости населения, была скорее «общим контролем»), но столь ретиво колыхался он именно из-за этого «национального самосознания». Патриот, понимаешь.

— Ну, в общем, понятно. Только дети-то причём, например? — резонно задал вопрос я. — У них ни шансов, ни перспектив. Станция ваша разваливается, лет через пятнадцать-двадцать в негодность придёт, раз у центрального компа блоки памяти сбоят, — вильнувший круглый взгляд показал, что я прав, — И к вам прилетят пираты. Или корпы под видом пиратов. Пара миллионов рабов на блюдечке, — хмыкнул я.

— Два миллиона сорок одна тысяча. И у нас есть оружие, — насупился колобок.

— Древние карамультуки, половина которых выдаёт половинную мощность, если вообще работает. Два Доса с плазменным резаком — и вы САМИ начнёте отдавать молодёжь посмазливее, загоняя их в рабские бараки. Потому что так — они выживут. А остальных сожгут, — жёстко уронил я.

Колобок смотрел на честного Краба меня, как на публичного врага, даже глазки свои круглые прищурил.

— Что. Ты. Хочешь? — грозно полюбопытствовал он, отбросив политесы.

— Говорил же, люди на производство и обслуживание нужны. А ты мне тут про самобытность лапшу на уши вешаешь, — честно ответил я. — В общем, Голова, могу тебе приложить выход. Не подарок, но уж всяко лучше рабских бараков и полей костей. А последние будут. Если прилетят пираты, а тем более корпы — живых свидетелей не оставят.

— Ну?

— А ты не понукай, не запряг, — резонно уточнил я. — В общем, планета у вас дерьмо. Но не совсем, конечно. Иней мой во многом похуже — у нас даже алюминиевых огурцов на стальных полях не вырастишь. И холодно, бля! — припомнил я, передёрнувшись пару рейдов в высокие широты.

— Ресурсы у тебя…

— А я с тобой не меряюсь, — напомнил я. — Просто говорю, что планета у вас дерьмо, но не совсем. И жизнь такая. Но если у вас тут такой патриотизм невозможный, предлагаю: вот мне нужен пяток тысяч человек. В принципе, можно и десяток трудоустроить, не пропадут. Или даже так — в две смены могут работать. По месяцу, доставка ко мне и обратно — за мой счёт. Бесплатно, — меценатствовал я.

— И?

— Вот ты болтливый какой, — осудил Голову я. — Уровень образования у вас тоже дерьмо. И не рассказывай сказки, что у тебя под гузном десяток тысяч высококлассных техников спрятано: не поверю. Десять человек на всю планету вряд ли наберётся. А это значит что?

— Что?

— Что их придётся учить, — ответил я, задумавшись, посмотрел на рака.

Рак посмотрел на меня. Я посмотрел на второго рака. Второй донный тоже пырился на меня рачьими глазами. Решив прекратить эти гляделки всяческих ракообразных, я озвучил вопрос:

— С обучением человеков до уровня среднего техника на наших производствах справитесь?

— Главнокомандующий Краб, разрешите уточнить?

— Разрешаю, — милостиво дозволил я.

— Названные человеки, предназначенные для обучения, умеют читать? Писать? Говорить? Ходить… — уточнял донный, под весьма забавное, этакое пузырчатое, возмущённое бульканье Головы.

— Ну дойти они до корабля дойдут, своим ходом, я прослежу… — задумчиво выдал я, после чего не выдержал и заржал.

— И ничего смешного, — обиженно булькнул голова.

— Ну вообще — да, не смешно. Высококлассный многопрофильный дроид уточнил объём предполагаемой работы, — отметил я. — Считайте уровень навыков как у среднего пилота Доса, без технического образования и импланта, — задал я примерные параметры.

— Принято, главнокомандующий Краб. Справлюсь, при наличие соответствующих программ обучения.

— Они есть, доступны?

— Точно так, главнокомандующий Краб.

— Тогда слушай, Голова, — окончательно решился я. — Трудятся твои люди у меня по смене. Плачу немного, относительно — они отдают плату за обучение, — уточнил я. — И всё время отдачи долга… — выдержал я драматическую паузу. — Платят налоги. И возвращаются в твой Мухосра… в смысле Милениум, да. Это… ну, считай, по триста кредов в год, на рыло. Отдавать долг пять лет, — прикинул я. — Вот тебе и приток кредов. И доступ к товарам — у меня можешь заказывать, без наценки, — решил я не грабить и так нищих. — Меценатствую я, аристократически, — уточнил благородный я.

— А-а-а… Это, — поблестел круглыми монетками в круглых глазах голова. — И чем это поможет-то?

— А если подумать, тем, чем тебя называют?

— Инвестиции в развитие, — задумчиво протянул дядька.

— Вот и молодец. А что ты с ними сделаешь — проешь, разворуешь, пустишь в дело — мне похер, — честно отметил я. — Я тебе и твоим людям не мам и даже не пап, у меня своих людей хватает.

— Не знаю, ты же, лорд… или краб?

— Монопенисуально, — вновь блеснул аристократизмом я.

— Моно… а-а-а, понял. лорд Краб, так ты же делаешь что собирался! А помощь-то в чём?!

— Вот люди все такие, на шею сесть норовят, — обратился я к донному, который понимающе покивал. — Голова, я ни тебе, ни твоим — нихера не должен. ВООБЩЕ, — уточнил я. — Мне нужны люди на производство, в обслуживание. Я могу плюнуть на тебя и с орбиты накрыть всю планету сигналом, народ наберётся. Могу вообще послать твою планету — вы просто ближайшие. Почему я хороший — так потому что буду, из своего аристократического благодушия гонять раз в месяц судно с рабочими до вашей дыры! Бесплатно! И с товаром, блин, который вы закажете. Вник?! Или мне улетать? — стал уже реально прикидывать, а не послать мухосранск мне.

— Не надо улетать. А обслуга это… в шлюх? — аж выпучил он глаза.

— В них, естественно, — не стал скрывать я. — И не ври, что не пойдут, за деньги-то. И в официанты с официантками и вообще. И тоже ведь учить надо будет, — озадачился я, рассеянно водя взглядом.

— Справлюсь, главнокомандующий Краб, — браво ответил донный, на незаданный вопрос. — При наличие нужного программного обеспечения, — уточнил он.

— Угу, — перестал думать я.

И постарался раздумать, как рачьё будет тренировать персонал для сексуального досуга. То есть полиморфный металл, теоретически смогут… но разпредставить всё взад, не хочу такое представлять!

— В общем, Голова, я с тобой уже… долго треплюсь, как дурак. Либо сотрудничаем, тебе моя добрая воля, ну и в рамках оговоренного — сотрудничество. Или иди нахер…

— Сотрудничаем… а не обманешь, лорд Краб?

— Вот ты достал… что это — знаешь? — повернулся я затылком, демонстрируя пилотский имплант, точнее его имитацию, на что Голова что-то невнятно пробулькал. — Дерёвня, — вздохнул я. — Это — имплант пилота Доса. И в челноке такой есть. Мой. Хотел бы вас грабить и прочее — пара плазменных резаков у деревни, и… Продолжать? — уточнил я.

— Не надо продолжать, понял, — ещё больше надулся и округлел Голова, этим нарушив не только законы геометрии и физики, но и логики. — Вот всегда угрожать… — запел он песню сиротинушки, но посмотрев в мои честные крабские глаза, прикидывающие куда его послать, махнул лапкой. — Ладно, договорились. Хоть какой-то шанс, — буркнул он себе под нос, бацая по селектору на столе. — Шелиса, терминал пусть ко мне занесут.

— Пара минут, голова Шуст, — ответил селектор голосом секретарши.

А через пару минут пара парней в обтрёпанных и замасленных комбезах техников впёрли в кабинет… хрень. Вот просто не было иного названия, для этого больного выкидыша криворукого, да ещё и обделённого деталями техника. Когда-то это был трансорбитальный транслятор, часть корпуса я даже узнал. Но остальное… блин, радиолюбители из-зада поработали над этим. Смотря на схемы чуть ли не из голопроекторов, прикрученные на ЧЁРНУЮ изоленту я фигел. Ну ладно бы ещё синюю…

В этот момент я, на сотую часть, понял природу хтонического технофильского чудовища, обитающего в Лори. Смотреть на эту хрень было… просто больно физически. И тот факт, что надруганный механизм работал, делало только больнее.

— В стороны, — поправил я фуражку с крабом, скидывая мундир. — Раки, работаем. Надо это привести в более-менее удобоваримый вид, — тыкнул я клешней чуть ли не в стимпанковскую поделку.

Без шуток, эта хрень парила, как выяснилось при разборе — часть транзистора была использована в функционирующем парогенераторе. И эти деятели исправно снабжали его водой, чтоб не перегорел…

— Аааа… — начал было колобок.

— Молчать, не мешать благородному мне приводить это уёжище в порядок. Через полчаса всё будет… лучше, — выдал я, подумал, да и призвал краба с челнока.

Через четверть часа дверь обзавелась проломом по силуэту рака (ну, возможно, стоило точнее формулировать скорость прибытия с запчастями. Но рак никого не убил, а остальное починят, блин!). Я оттирал благородное рыло притащенным секретаршей полотенцем. «Техники из местных» щёлкали клювами и пучили буркалы в сторонке, смотря на кучу хлама на полу. И хоть и потёртый, но вполне сносный и функциональный передатчик.

Из-за стола аккуратно выглядывал Голова, закатившийся за стол, от греха подальше.

— Аааа… оно работает? — потыкал он лапкой в передатчик.

— А ты проверь, — довольно выдал я, одевая мундир.

— Работает!!! И даже передаёт изображение… — неверяще уставился на голоэкран голова.

— Слушайте, как вы без связи-то были? — озадачился я.

— Так есть у нас центр связи, но за городом, туда пешком идти, — подал голос один из техников.

— Пиз… ну и хорошо, — оборвал себя я. — Всё, голова, давай трынди народу, и собирай партию. Научим, — оглядел я скептически завал полуразобранной техники, раньше выполнявшей функции электронной схемы. — Ну, зато креативно, — оценил я. — Вибратор, прерывающий в противоход излишнюю инерцию ротора — это… пиздец это! — не выдержал я, заржав.

Голова обиженно надулся, но трындел правильные вещи — так мол и так, техники, на учёбу, помоложе и головастее. Смены по месяцу, всё такое.

Оторвался от селектора и, постаравшись грозно нахмурится, посулил, что «обслуживающий персонал» моей подозрительной персоне не отдаст. До возвращения хотя бы «первой партии», а то… ну в общем, «пожалуйста, лорд Краб?»

Я уже не ржал, просто махнул клешнёй — в общем-то позиция колобка понятна, заслуживает только уважения. А месяц наёмники и посетители базы потерпят. Если, блин, спермотоксикоз силы неодолимой — возьму в профилактически-технократическое рабство. Так заебуться, что и мыслей не будет, мысленно хмыкнул я.

В общем, через дюжину часов я заканчивал с уставшим колобком просветительскую беседу (просвещал Голова меня, потому что интересно было, как докатились они до жизни такой), а с поселений планеты местные флаеры (была у меня робкая надежда, что не разваляться) везли в столичную деревню почти две тысячи народу — первая партия, вроде как.

Глава 9

По поводу Нового Мухосранска ситуация, в общем, оказалась ожидаемой. Правда с непонятным моментом, ответа на который толкового Голова не дал, невнятно колыхаясь. По-моему — сам не знал, опасались, привыкли, а потом и не задумывались.

Ну да ладно, дело на планете было в том, что все, реально все стоящие хоть грош специалисты сделали ей ручкой с семьями и имуществом. То есть, остались самые что ни наесть аграрии, операторы сельскохозяйственной техники с минимальным техническим уровнем. Который, кстати, чем развитее общество, тем ниже у большинства — ну не знает непрофильный специалист, как лампочку диодную в приборе сменить. А осветительную — пожалуйста, хотя одна и та же хрень, по большому счёту.

Ну да не суть. В общем, остался Миллениум с парой фельдшеров (медики галактики про полезного деда Гиппократа, с его клятвой, слыхом не слыхивали) и кучей операторов простейшей сельскохозяйственной техники.

В принципе, в теории, могли бы освоить реверс-инжинеринг, но жизнь на Миллениуме была нелёгкой и не особо располагающей к экспериментам. Пожрать бы вырастить. А за куроченье прибора, могли и побить, даже ногами, не обращая на причину курочинья внимания.

Во что всё вылилось — понятно. Немногие креды, перепадавшие за сувениры, тратились на продаваемую втридорога технику. Те же флаеры, медицинское оборудование. В общем, при всём при этом, назвать местных «дикарями» было нельзя. Несколько «деревенщины» — факт, оправдано дерёвней обитания.

А так — обыватели как обыватели, таких на каждой планете и станции пять из пяти.

А вот непонятный вопрос — это с хрена ли они не покупали методички и учебники? Ну вот реально — бред же! Тем не менее факт остаётся фактом — сотню лет технический уровень Миллениума неуклонно падал, а знаний не добывалось. Редкие гости кроме регулярных торгашей обычно забирали несколько сотен радостных «обещавших вернуться», которые не возвращались. Вообще — есть небольшой шанс, что не возвращались не от того, что хотели забыть родимые края, как страшный сон, а из гадства забравших. Но прямо скажем, такой, маловероятный.

Ну а я просто попал «в струю». У местных буквально на днях от сбоя прочистило до заводских настроек память орбитального компа. И к моему прибытию колобок скорбно мыслил мысль «что же делать». Идиотом он не был, ну и описанную мной картину, с увозом наиболее рентабельного населения в рабство, а остальных в расход, прекрасно представлял.

Ну, посмотрим, может и построят что у себя — со стороны. Я, всё же, не мать Терез, так что кроме оговоренного трястись над соседушками не буду. Ну, разве что, с первой партией «отпускников» пришлю новый комп на базу. А то реально — пиздец. По самому мне могут отстреляться, чисто по ошибке. Не говоря о безопасности планеты.

На Стремительный упихать пару тысяч приехавшей молодёжи — испуганной, буркалами лупающей, ну и вообще — полными надежд всяческих и опасений, было вполне можно. На сутки так и вообще десятку тысяч, но я решил на колобка не давить. И так у дядьки стресс, этож он и похудеть может, а гордый Новый Миллениум лишится своего национального достояния и единственной ценной и уникальной вещи: сферического планетоначальника.

Так вот, в Стремительный эта ребятня упихивалась нормально, даже жратвы с собой прихватили (а то у меня на корабле нихрена, ну на такую орду даже хрена не найду). Но на орбиту челнок гонять пришлось раз пять: он, всё же был рассчитан на небольшой отряд Досов, а не пехоту какую. Ну и отсек грузовой под соответствующие габариты заточен, так что больше четырёх сотен в трюм не упихивалось. Хотя милосердный я не очень старался упихивать, предпочтя провести ещё один перелёт.

— Лорд Краб, а куда мы летим? — раздался робкий голос из кучкующейся уже в трюме толпы, подхваченный гвалтом.

— Это, молчать, нафиг! — повысил голос я, что, на удивление, помогло. — Работать и учится. Вот дроид «рак донный», он расскажет, — потыкал я в троицу раков у стенки.

— Как прикажите, главнокомандующий Краб!

— Так и прикажу. Ты это, просвети молодёжь насчёт Инея, в плане, где им горбат… производством заниматься, да. И разведи по каютам, в смысле клешнёй потыкай, — выдал ценные ЦУ я.

— Исполню, главнокомандующий Краб!

— Ну и зашибись, — отметил я, намереваясь намылится на мостик (у меня дел, помимо всяческих Мухосрансков, тьма) как был остановлен робким писком.

— Лорд Краб, а почему он один, их же три?

— Имя ему — легион. Потому что его много, — ответствовал я. — Это распределённый разум, одна искусственная личность в пределах работы сети, — пояснил я. — Тут десять раков — это один рак. На Инее их под тысячу — это всё равно один рак донный. Ясно?

— Да, — отрицательно замотали несколько голов.

Ну и хрен с ними, пусть образуются, заключил я, топая на мостик.

— Возвращаюсь, Дживс. Пока пара тысяч, будут учится, через пару-тройку месяцев наберём нормальный штат. Может и больше, чем надо… ну, разберёмся. Местный главный благорасположен, вроде как, так девчонкам и передай. А я на разгонную. Блин, привык к Кистеню, а тут в кнопки тыкай, как раб какой контрактный, — посетовал я себе под нос на тяжесть бытия.

— Я в вас не сомневался, сэр. На руинах планеты хватит обугленных трупов, чтоб прокормить оставленных вами потенциальных работников, сэр?

— Смешно, — оценил я. — Но не слишком. И от люлей тебя это не спасёт. Ты лучше вот чего скажи, пока я тут разгоняюсь, в поте лица своего…

— Ваш выдающийся вклад в движение стремительного никогда не будет мной забыт, сэ-э-э-эр.

— Тоже неплохо, — оценил я. — Так вот, помолчи, пока я с тобой разговариваю. И послушай — что с этим Компотом грешным известно, как, что данные какие новые есть? Вот теперь отвечай, дозволяю.

— Ваша щедрость не знает границ, сэ-э-эр. А насчёт представителя благородного дома Зиморс, которого вы упорно называете различными напитками…

— Потому что «морс», — доходчиво пояснил я.

— Так вот, сэ-э-эр, удалось узнать его инициалы. Первая буква…

— Дживс, не говори. Я вот тут превозмогу, напрягая ум, и догадаюсь. «б» — обозначает барон или баронет?

— Второе, сэр. Сражён вашими когнитивными способностями, сэ-э-эр.

— Вот здорово, — порадовался я. — По делу, Дживс. Трепаться с тобой весело, но думаю дела найдутся. У меня отдыхать, опять ведь пахать как Краб придётся завтра, — вздохнул я. — У тебя просто пахать, судьба твоя такая. Так что по делу что-то узнали?

— К моему прискорбию — нет, сэр. Ряд личных моментов, из серии с кем общался, сколько топлива заправил корабль. Экипаж, кроме баронета, судно на Центральной не покидал.

— Хм, уже нетипично. Ни свиты, ни телохранителей? — уточнил я.

— Да, сэр. Интересный момент. Наводит на мысли, сэр.

— Вроде той, уж не бастард ли наш баронет Квас, — хмыкнул я. — По типу нашего Помидора. И сейчас рвёт жопу себе и подчинённым, в надежде порвать задницу уже нам. Обломится, конечно. Но учитывать такой момент надо.

— В целом — более чем, возможно, сэр. Правда возможен иной вариант.

— Жги, — заинтересовался я.

— Наследник высокого положения, сэр.

— Вырвавшийся из-под опеки, жгущий не по детски, — прикинул я. — Маловероятно, Дживс. Ты бы мне тогда рассказывал о том, как баронетику начистили благородное рыло и оттрахали во все дыхательные и пихательные на Центральной.

— Но не исключено. А поведение, описанное вами, вполне возможно, будет в случае успешно завершённого конфликта.

— Чего у нашего Чая точно не будет, — фыркнул я. — Но, хоть как разминка для ума наши с тобой выводы интересны, но по делу — нам без разницы.

— Ценность жизни противника, сэр?

— А мне похер, вот честно Дживс. Особо прибивать придурка не собираюсь. Но если придётся — прибью. Ну, допустим, будет этот дом Какавов зимних гнать в Саргас мстюнов каких — пофиг, вообще-то. Всем флотом они не прилетят, иначе в Стригеле их дом за месяц утратит приставку «Великий».

— Так, сэр. Продолжайте.

— Дальше, наёмников они нанимать не будут, только в качестве поддержки. Иначе нихера не блааародно.

— В случае, если предполагаемое уничтожение баронета Зиморса будет исполнено без «бесчестья», сэр.

— Ну это да. Но в принципе — опять же наёмники не опасны, или с силами Дома, или убийцы… которых я вот не очень в Инее опасаюсь.

— Не сказал бы, что разумный подход, но резоны его понятны, сэр.

— Ну, значит после вваливание твоей эфирной морде заслуженных люлей, поговорим насчёт убийц и безопасности, — отметил я.

— Пообщаемся, сэр, если пожелаете.

— Пожелаю. В общем, выходит, что трястись над баронетиком смысла нет, вне зависимости от его статуса в Доме. Или не прибивать, или прибивать, исходя из текущих реалий, без оглядки на стригельские расклады. Отпустить тоже может быть небезопасно, например. А насчёт прогнозирования поведения… так и так, и так нам похер. Заносчивый засранец с желанием всем доказать как от крут, а причина его засранства — ну вот нам как-то похер. Совсем.

— Нельзя отказать вашим выводам в логичности, сэр. Однако, позвольте отметить несколько практических нюансов…

И начал мне эфиряка втирать моменты особенностей психологии и типологии засранцев. Нашёл время, конечно. Хотя небезынтересно и небесполезно. А мне, по большому счёту, делать-то особо нечего, разве что отсыпаться.

В гипере, я именно этим и занялся. В смысле присмотрел, чтоб рачьё загнало нонкомбатантов по каютам, задало им питья, ну и бухнулся отсыпаться.

А вот в системе Иней меня ждали проблемы. И скинув пополнение на раков, а раков, с обучающими программами на Котю, которая, хех, их «комиссар», я потащил супруг и эфиряку в кают компанию Кистеня.

— Так, давайте по порядку важности. Лори, мои пинательные тапки готовы?

— Не совсем, Ан. Ты дал не вполне понятные параметры, как передал Дживс, — на что эфиряка сделал вид невинный и непричёмистый, паразит такой. — Так что у меня есть несколько прототипов, посмотришь?

— Посмотрю, выберу что-нибудь подходящее, доработаем, — принял взвешенное решение я. — Кара усугубляется, — в никуда посулил я. — Так, дальше, второй по важности вопрос. Нас тут всякое аристократие понаехавшее нагло войной воюет. Точка-финиш их корыта определилась? — уточнил у эфиряки я.

— Высоковероятно, около восьмидесяти шести процентов, система Иней, сэр.

— Это хорошо, но народ, вернувшийся с контрактов, я распускать не буду. Мало ли, четырнадцать процентов тоже не фигня. Окажется что он к кому-нибудь из наших прёт, гадить. Кистенём же обгоним, если что? — уточнил я.

— Обгоним, сэр.

— Зашибись, — констатировал я. — Так, есть чего ещё интересного?

— Разве что появились истории, как ты чуть ли не обесчестил аристократа, в другом секторе. За что и получил титул, — хмыкнула Лиса. — А теперь он за тобой гонится. То ли покарать, то ли вступить в брак.

— А есть разница? — уточнил я, не зная, смеяться мне, плакать, ну или показательно сжечь огнём парочку-другую сетевых сказителей.

— В некоторых случаях — есть, Ан, — с видом женатого эксперта выдала Лиса.

— Твоя правда, — не менее экспертное покивал я. — Ладно, а что нам с этого-то?

— Ну в целом — ничего, просто довольно забавно, Ан, — пожала Лиса плечами. — Так-то новостей особо нет.

— Ну хорошо, что тебя это забавляет, — сдипломатничал чудо-человек я. — Тогда так, Лори, до завтра ты нихрена не делаешь, в смысле ремонта и прочего. Только прототипы покажи. И ты Лиса с нами, расскажу, довольно забавное это место, Новый Мухосранск…

— Новый Миллениум, сэ-э-эр.

— А тебя не зову, всё равно подслушаешь!

— Не подслушаю, сэ-э-эр, а исполню…

— Я и в первые пять раз эту твою отмазку слышал! Я сказал — подслушаешь, значит — подслушаешь!

— Как прикажете, сэ-э-эр. Послушаю, если вам так будет угодно.

— Прикажу и угодно, — веско покивал я.

Ну и поперлись мы смотреть пинательные прототипы. Кстати, я так и не понял, что там «не так» передал Дживс, но пара моделей из десяти был реальным пиздецом! Не в плане для носителя — такими было семь других моделей. А вот пара были какими-то инфернальными пиналами, с которыми я бы не только против Дживса, а против среднего Доса бы вышел. Боялся бы, конечно, но вышел — реактивный ускоритель, полевое уплотнения… Правда еще и пятидесятикилограммовый рюкзачина, для питания этих сандалет, но реально — тут пинком корабельную броню пробить!

— Ээээ… Лори, а Дживс тебя ничем сильно не обижал? — аккуратно уточнил я, с некоторым опасением разглядывая башмаки «смерть тяжёлой технике».

— Сильно вроде не обижал, — задумалась механик. — А что такое, Ан?

— Да так, мелочи, Лори. Просто пинка ЭТОГО, — потыкал я в пиналы. — Не выдержит не только платформа секс-андроида. Но и не всё бронепокрытие Краба.

— Всё! Ну почти, в сочленениях не выдержит, сенсоры тоже… но в остальном — выдержит!

— Да, Краб — охренительный Дос, — немного погордился я. — И вообще-то, мощные штуки. Для гвардейского спецназа, например. И ракам тоже в ряде моментов не помешают, — задумался я.

— А я это… на досуге развлекаюсь, — покраснела Лори. — Разрабатываю, но это так, баловство…

— Да не сказал бы, — вполне серьёзно выдал я. — Покажи, судя по башмакам — стоящая вещь.

Но это было делом второстепенным, как и удержание Лори от «срочной технологической помощи» бедным мухосранскчанам. Главное — охренительные тапки. Из стали, полимеров, на подрессореной подошве. В меру тяжёлые, в меру лёгкие. Ну и охватывающие мысок вольфрамовой решетчатой чашей, покрытой армирующим полимером.

Чудо а не тапки, оценил я, попрыгав и для теста слегка попинав стену.

— Ты чудо, — озвучил я Лори, слегка пожмякав соответствующую лорину деталь. — Ты тоже, — выдал я Лисе, чтоб не обидно было. — Дживс, скотина эфирная! Ты где?! — взревел я.

— Двигаюсь к тренировочной, сэр.

— Вот и молодец, — порадовался я, трусцой направляясь туда. — Делами не занимайтесь, — бросил я девчонкам на бегу. — Сейчас напинаю одну задницу и займёмся делами семейными!

Добежал до тренировочной, где уже готовый Дживс напряжённо разглядывал обновку.

— Сэр, а вы точно хотите повредить эту платформу? — прищурился он, тыкая в себя.

— Не боись, я аккуратно.

— Ну если не хотите, сэр, то я постараюсь это обеспечить.

И убежал паразит такой! Натурально, с места посайгачил из тренировочной, мимо хлопающего клювом меня — ну на атаку я бы отреагировал, а так реально щёлкал клювом!

Ну ладно, решил я, и с воплем «стоять, сволочь эфирная!» погнался за подлым дезертиром.

Полчаса эта задница от меня уворачивалась, устраивала ловушки и вообще вела себя… довольно интересно. Но в конце была загнана, повергнута, и в полсилы пнута.

— Хорошо размялись, — оценил довольный я. — В общем, мораль сего пинка такова — в своих педагогических извращенствах, Дживс, учитывай фактор семьи и девчонок. Все неприятные варианты были маловероятны, и я не дёргался особо… но учитывай.

— Хорошо, сэр, буду учитывать и постараюсь подобные моменты не задевать.

— Вот и постарайся, а то тапок карающий ждёт тебя, — потёр я клешни и ускакал к девчонкам — заниматься всяческой семейной жизнью.

Глава 10

Семейная жизнь удалась, да и вообще — выходило всё пока неплохо. С Лори только были проблемы, в плане того, что дулась, когда рак ультимативно оттаскивал механика на супружеское ложе. Ну реально, вроде аврала нет, так что нехрен моим произволом рабочий день, в дюжину часов, нарушать!

Так что приходилось всячески надутость сглаживать, что, судя по всему, успешно выходило.

Клиенты пёрли косяками, коктейль «тёплый спирт» неизменно поднимал настроение видео рож новой партии клиентов в питейной — ну не верили люди, блин, что им принесут тёплый спирт. И даже выпив — не верили, заказывали снова… В общем, рожи таких — бесценно, реально начал собирать коллекцию записей.

Правда нашлось несколько… поклонников эксклюзивного коктейля. Пили, сволочи! Я напрочь не понимаю как, и этих типов обходил стороной и вниманием. Судя по всему, эти типы закусывали тёплый спирт отработанным машинным маслом, с тонким ароматом углеродных присадок, блин!

Ну да ладно, новобранцы учились и, даже, к концу недели после прибытия, были под присмотром донных выпущены на заводик. Как раз Нида вернулась, ну и наблюдала со всем семейством за производственным процессом.

— Работают, сволочи такие, — откомментировал я, полу-удивлённо, полу-довольно результат десятиминутного наблюдения.

— Да, работают. Думаешь, пять лет и свалят?

— А нам не похер? — хмыкнул я. — Большая часть скорее всего свалит, но сколько-то останутся. Да и появится приток работников — у нас, прямо скажем, не самые худшие условия. Вот все, сволочи, почему-то забывают, что мы кормим и лечим бесплатно, — хмыкнул я, вспоминая просмотр соответствующих форумов.

— Потому что так практически никто не делает?

— А не делают — потому что дурачьё. Не думаю, что мы потеряем на этом решении, хотя ты присмотри, — попросил я Лису. — Даже если будем терять — похер, так и останется. Просто интересно, экономят ли на работниках всякие жадные корпы, или теряют в выходе итоговой продукции.

— Присмотрю, Ан. Самой интересно, — кивнула подруга.

— Вот и зашибись. Так, девчонки, давайте собираться и думать ещё раз: что с этим баронетом Зимсбитнем делать. И Дживс…

— Направляемся с Котти в кают-компанию, сэр.

— Угу.

Собрались, уже с Нади обсудили, куда и что. В общем-то, как я и предполагал, ничего нового подруга не предложила, в плане защиты. Разве что указала на довольно любопытный момент.

— Возможно, Ан, есть возможность решить конфликт ритуальным поединком, — задумчиво выдала она, а на вопросительные хмыки продолжила. — Смотрите: баронет из Сектора Стригель. Для него торговый конфликт — базово поединок на Арене, он даже предупредил все «Великие Дома», как сынтерпретировал наши мегакорпорации. И администрацию Центральной, до кучи — то есть все силы, что «право имеют», в его представлении.

— Думаешь — так? — задумчиво хмыкнул я.

— Думаю — да. А значит, Ан, прежде чем посылать его нахуй, в жопу, нахер, в бездну…

— Понял-принял, можешь не продолжать. Пошлю его потом, сначала предложу решить конфликт цивилизованно-ограниченным мордобоем, — озвучил я. — Но потом всё равно пошлю, потому что — гандон!

— Потом посылай, — благословила мои посылы Нади.

В общем, поспрарриноговали с Нади после разлуки, семьёй воссоединились. Многочисленно и в различных конфигурациях. А потом лорин «доспех бойца спецназа» осмотрели и обсудили — вышла у неё, вообще-то, охеренная вещь!

Дорогая, правда, но тут вопрос того, что спецназ — он и в галактике спецназ. Снаряжение дешёвым сделать можно, но будет это не спецназ, а пехота педальная.

При этом, для тех же раков, например, часть обвеса, из невоспроизводимого и нерентабельного в воспроизводстве полиморфным металлом донных — и даже не слишком дорого выйдет. Даже почти бесплатно, с учётом, что сами производить будем. По крайней мере башмаки-скороходы модели «скорбь Дживса», с реактивным приводом и полевым пиналом — уж точно, ржанул я.

В общем, иду я, весь из себя крабский и довольный по станции, на десятый день после объявления нам Лимонадом войны. Мысли всякие думаю, прикидываю и вообще, на ходу хорошо думается, в голоэкраны, иллюминаторы имитирующие, на систему любуюсь. И вообще, занят делом и доволен.

Дживс с Котей шуршат на полигоне, Лори с её телепортационными необъяснимыми возможностями — хрен знает где, чинит или улучшает что-то. Лиса в сетке шуршит, в биржу играется, ну и за станцией приглядывает. Нади молодёжь гоняет в симуляторе.

В общем, все при деле, всё хорошо, как вдруг по внутренней сетке, уже через Дживса загорается у меня на глазном артефакте огонёк алярма. Общего, мол опасность угроза и всё такое!

Ну я всполошился, стал тексты всякие эфиряке думать, мол, что такое… а в ответ тишина! Пока я, от растерянности впадал в натуральное бешенство, приходит уже по внутренней сети голосовое сообщение.

— У нас проблемы, сэр

— Ты, блядь, какого хрена молчал, скотина?! — возмутился я.

— Менял платформу, сэр. Так быстрее, — логично объяснил эфиряка.

— Эммм… ну да, вообще-то, — признал я, но собрался. — Так, что за тревога, что у нас плохого? — под согласные звуки девчонок в сети озвучил я. — Зиморс этот, сволочной, вне графика?

— Нет, сэр. Судя по отчётам портального кольца, дредноут «Ревенж Зиморс» пребывает в гипере и планово прибудет в систему Иней через четыре дня. С вероятностью в девяносто пять процентов, сэр.

— Ладно, а алярм-то с чего?

— Сигнал тревоги, сэр, поднял бортовой компьютер Кистеня. У нас в системе происходит пиратское нападение, сэр.

— ШОБЛЯ?!! — немного удивился я. — Какого, блядь, хера? Всех в пыль, сам, своими клешнями… — немного разгневался я.

— Сэр, проверяю данные. Воспрепятствовать нападению мы не успеем, но…

— Разноси нахер этих охеревших придурков! — злобно определил я. — И данные дай, тоже, — несколько взял себя в руки я.

— Слушаюсь, сэр.

На этом, видимый в голоэкраны Кистень стал совершать разгонные эволюции. Через несколько минут он скрылся из вида, а, через четверть часа, в течение которых я для девчонок работал как ретранслятор (вот самому интересно, но на что мы пялились — хер поймёшь, пустота и исчезающий в ней корабль), промелькнула еле заметная линия разгонника — в вакууме он тоже оставлял след, правда не лютый атмосферный трассер. Разряженный газ вакуума ионизировался поблизости от траектории прохождения снаряда. И подсвечивал путь разгонника этакой вспышкой. Достаточно тусклой, относительно, конечно, но на фоне звёздного неба с относительно небольших расстояний — вполне заметной.

И, через минуту, Дживс стал докладывать:

— Пират уничтожен, сэр. Уничтожение и факт нападения запротоколирован, жертва нападения факт нападения подтвердила и передаёт Благородному Дому Форфис свою благодарность.

— Усраться от счастья и радости, — констатировал я. — Дживс, что вообще произошло?

— Вам пакетно или предпочтёте собрать совещание, сэр?

— Знаешь, наверное, соберёмся, — прикинул я. — Разбираться надо.

— Как скажете, сэр. Котти поднимет мою основную платформу…

— Нахер. Ты на Кистене, дёргай себя и Котю телепортатором. И… Лори, ты где?

— На станции, Ан. Прокладываем силовой…

— Позже проложите, а сейчас — собираемся на Кистене. То есть, для начала, те кто на станции — на ангарной палубе, челноком метнёмся, — уточнил я. — Всё, девчонки, побежали, — отрезал я, отключаясь.

Собрались, Дживс стал выкладывать. Причём, я, мимоходом, отметил, что девчонки заинтересованы, но не слишком взволнованы. В стиле «ну пираты и пираты, эка невидаль». В нашей, чтоб его, системе! Но бузить не стал, дослушал Дживса. Десять раз вдохнул-выдохнул, потёр морду лица, ну и стал вопросы спрашивать. Спокойным тоном, почти без мата.

Итогом ответов стала неотдираемая от лица челодлань. Нет, ну я и раньше как-то примерно… В общем — пиздец! Дело в том, что систему Иней мы… не контролировали! Не имели достаточно… много чего не имели. И НЕ МОГЛИ контролировать, с текущими ресурсами, вот в чём самая засада!

Итак, ну система звёздная — это звиздец какие расстояния, это понятно. Но — пустота, препятствий радиоволнам нет, гравитация — вообще состояние, смещение центров масс прекрасно регистрируется, причём БЫСТРЕЕ скорости света, вот, казалось бы, всё под контролем…

Да щаззз! Начиная от того, что одиночные средние корабли (основные гости нашей системы, между прочим) по одиночке выявляются «на подлёте» к системе, где гравитационных искажений нет. И в гипере — ну там нам портальное кольцо «стучит», Дживсу точнее. А вот с дальней планетарной орбиты, до трёх световых минут от Инея — мы нихера не контролируем. Вот вообще, кроме опять же серьёзных центров масс, типа флота — тут хер укроешься.

Далее, вот мы развесили дохренелион спутников… Ну круто, чё. В целом, систему мы стали наблюдать. Только на дальней орбите информация доходит до нас… шесть, сука, часов! То есть, там можно разграбить, убить и изнасиловать со страшной силой орду народа, лечь на разгонную кривую, а мы только УЗНАЕМ, что было нападение.

Скорость света, чтоб её. И хер бы с дальней орбитой — это ерунда, там и не бывает особо никого, если бортовой комп у гостя системы не через жопу работает.

Но мы и в пределах светового часа нихера не контролируем, где обычно и вываливаются корабли! От того же гребучего часа на сообщение, до укрытий. Собственно, с текущим пиратским нападением нам ПОВЕЗЛО — оно было в трёх световых минутах от нас, жадный капитан напал на торгаша, прикрывшись от нас планетарным соседом Инея, не зная того факта, что у нас понатыканно спутников тьма. Ну и СОС ограбляемого мы через эти минуты, через спутник, получили, Дживс вывел Кистень на приемлемую траекторию и, согласно моему возмущённому воплю, разнёс нахер.

Но вообще — сумрак какой-то… Это, блин, НАША система! И…

— Дживс, колдунство поможет? — уточнил я.

— Сотни тысяч спутников, сэр. И вы, как ретранслятор. Иначе никак. Тогда — да, контролируем без учёта скорости света, сэр.

— Блин, не вытяну, — прикинул я, под кивки эфиряки. — А с этим, веганским дредноутом?

— Там было всего сотня спутников, сэр, реагирующая на центр массы конкретного и весьма тяжёлого гостя. И размещение их было связано с микропрыжками через гиперпространство, сэр, — напомнил Дживс. — Этот вариант хорош, чтобы УЗНАТЬ о наличие корабля. Но как вы определите, чем они занимаются — я не представляю, сэр.

— Ну да, даже гравитационная сотня — и то излишняя, ты же гипер контролируешь. А с радио… мдя. А как прочие справляются-то? — озадачился я.

— Обилием центров принятия решений, сэр. И протоколированием с наблюдением, естественно.

И выходила такая картина. Например, в системе Вега… миллион, сука! Реально один миллион станций с живыми человеками! То есть, расположенные в нескольких световых минутах друг от друга, они именно «центры принятия решений». Как минимум — воспользоваться галасетью, чтоб уточнить, что делать в текущей ситуации, у планеты.

Центральная Портально-Транзитная — вообще забила толстый болт на пиратов, в плане противодействия. Спасение ограбляемых — дело рук самих ограбляемых. Ну, не совсем, конечно — в окрестностях выпустит суда системной обороны, даже сама пострелять может. Но если тебя в световом часе грабят — грабься или отбивайся, дело твоё.

Правда именно в Центральные пиратские нападения фактически не происходят. Как, собственно, в часто посещаемых системах, с выгодными станциями. Там понатыкано десятками миллионов регистраторов, и, волей-неволей, факт нападения весьма подробно регистрируется. А пират попадает в секторальный, а вскоре и в межсекторальный реестр как пират. И становится ему плохо, больно и недолго.

— Есть обходные варианты, Ан, — уточнила Котя. — Фиктивные отклики опознания, но это… рискованно. Выявляемо, а судно с такими — сбивают без разговоров. Но теоретически — можно, почему пираты вообще и существуют.

— Насколько я понял по сегодняшнему инциденту, пиратом может оказаться вполне обычный капитан, честно доставивший несколько Досов на станцию.

— Может, сэр. Тут вопрос организации команды, морального облика, взаимного доверия. Масса факторов, сэр.

— Так, мне ни хера не нравятся пиратские нападения в НАШЕЙ системе, — наконец взял себя в руки я. — Что мы с ними можем сделать? — обвел я крабским взором окружающих.

— Раков на контроль не хватит, — пробормотала Лори. — Станции — не вариант, нет людей. Автоматические защитные станции разве что?

— А ты учитываешь, — довольно ехидно выдала Котя, — магнитные бури на светилах? Грозы на газовых гигантах? Статику в пылевых скоплениях, а у нас их два! Да и РЭБ кораблей. Одна ошибка твоей автоматики… — хлопнула руками Мелкая. — Да и не на всё реагировать они будут.

— Это да-а-а… — озадаченно протянула Лори. — А если эфирные конструкции, Ан, Дживс?

— Пока не могу предложить ничего, что дало бы возможность контролировать всю систему, механик Лори. Максимум — увеличить зону уверенного контроля вокруг Инея. И то, это весьма длительный и ресурсоёмкий процесс.

— Да ясно, блин, — вздохнул я. — Но надо. Жуликов — к ногтю! Потихоньку буду клепать регистраторы, будем засевать систему.

— Кроме того, хочу отметить, что можно получить статус «безопасной системы», — подала голос Лиса. — Признанный администрацией Центрально Портально-Транзитной и внесённый в галактическую карту… Это много. Очень. От притока клиентов, до статуса нашего Благородного Дома, — слегка задрала она носик.

— В общем, будем засевать округу потихоньку, плотно. Колдунством совсем никак, Дживс?

— В рамках моих и ваших знаний — пока не вижу вариантов, сэр, — задумчиво отвествовал эфиряка. — Есть, точнее были ретрансляторы, работающие с гиперпространством, но…

— Не тяну? — уточнил я.

— Не в том дело, сэр. Я не вполне понимаю, сэр, что такое гиперпространство, — ошарашил меня эфиряка. — Есть параметры, но его природа мне до конца не ясна. Есть предположение, сэр, что это область, СОЗДАННАЯ эфирными инженерами Благословенной Автократии, для коммуникаций. Информационных и физических, но это теория. В доступных и изученных мной источниках информации этого не было, сэр.

— Да-а-а, дела-а-а… — несколько ошарашено протянул я. — Про колдунские схемы спрашивать смешно, выходит.

— Именно так, сэр. Есть эфирные схемы взаимодействия — с портальным кольцом, как раз с упомянутыми мной ретрансляторами… но сути этого явления я не понимаю, только теоретизирую. И модель создания объекта, самостоятельно взаимодействующего с гиперпространством — вне моих возможностей, сэр.

— Так, ладно, принято-понято, — буркнул я. — Ретрансляторы эти, кстати, археотихничные, есть в продаже-то? — уточнил я.

— Мне не встречались, сэр.

— Обидно, досадно, но ладно, — махнул клешнёй я. — Значит, создаём безопасную зону хотя бы в округе Инея. Лори, прости, но сотня раков будет постоянно на дежурстве, — начал прикидывать я.

— Понимаю, — на удивление, вполне понимающе кивнула Лори. — Справимся! — воздела она победно кулачок.

— Вот и здорово, — искренне улыбнулся я. — Ну и спутники эти выводим, фиксации, потихоньку. Автономные станции с разгонниками, управляемые раками на серпах? — вслух задумался я.

— Прошу прощения, сэр. Но даже с регистраторами-ретрансляторами вы, если мне будет позволено так выразиться, «заебётесь», сэр.

— Позволено, — щедро позволил я. — Но и жопу рвать тоже не буду. По мере сил, потихоньку…

— Разумный подход, сэр.

— Сам знаю, что разумный, — буркнул я, вздохнул и пожаловался мирозданию: — И баронет ещё этот…

Глава 11

Баронет же пока пёр на своём зиморсьем ревенже в гипере. И всё нами надуманное было, если разобраться, замками на песке. Отбитый Компот мог, например, вывалившись из гипера в Инее начать с противным, аристократическим хихиканьем, сбивать всё что движется, подрывать ракетами неподвижное и тоже сбивать.

Вероятность такого исхода не слишком велика, но и отлична от нуля. Так что к прибытию «дорогого гостюшки, чтоб ему в газовом гиганте из гипера выйти» готовились мы основательно. Выпустили и плотно засеяли пространство рачьём на серпах, отполировали тряпочкой надпись «Последний Крабский Довод» на соответствующем разгоннике. Ну нравится мне эта пухала, испытываю к ней необъяснимую эмоциональную приязнь, да.

Загнали Клешню на Кистень. Подумал я, да и молодёжь с собой брать не стал — ну реально, совсем молодые пилоты, а у нас, возможно, абордажная операция на носу, с охеревшим в атаке аристо. А пилоты в Стригеле, при всех прочих равных, весьма сильные. И техника весьма качественная. Так что брать молодёжь в качестве пулеуловителей я находил излишним. Пусть на станции отдохнут, тёплого, хе-хе, спирта дерябнут. С коллегами за закупками припёршимися потрындят — тоже не лишним будет.

И вот, за пару часов до выхода квасного корыта из гипера (99,999 % вероятность — у нас, как процентился Дживс, поскольку пройти гипером через Иней, чтоб выйти в нормальное пространство ещё где — бред как раз уровня 0,001 %) я надел крабский мундир, нафуражил фуражку с крабом, принял вид мудрый, сосредоточенный и печальный.

— Сносно, — оглядела меня Нади. — Только, Ан…

— Ммм?

— Сделай, пожалуйста, что-нибудь с выражением лица…

— А что не так?

— Ты уж прости, но выглядишь ты так, как будто у тебя неразрешимый запор вторую неделю.

— Да все аристо… — начал было я, взглянул на скептически поднявшую бровь истинную аристократку Нади, да и сделал морду попроще. — Так лучше? — вернул я подруге поднятие брови.

— Гораздо, Ан.

— И вообще, — решил я несколько расслабится. — После того, как меня Дживс отмазывал на Стригеле от переговоров… Недели три, Дживс?

— Почти два месяца, сэр.

— Вот, тем более! Тут и трёхнедельный запор уместен и объясним!

На этой оптимистической ноте мы и стали ожидать зиморсьего ревенжа. Последний объявился по расписанию, гадостей типа смены траектории в гипере не затевая. И, выйдя из гипера, оказался под прицелами сотен регистраторов и деятков разгонников. И молчит, паразит такой, только думал возмутится я, как до меня дошла фигня, которую я раньше пропускал мимо сознания и не обращал внимание — мудрое подсознание давно себе задержку связи объяснило.

— Великий Дом Зиморс объявляет компании Клешня, и её капитану, Ан Дрею, торговый конфликт, по правам и законам Сектора Саргас! — наконец принесло радио пафосную фразу.

Вот, кстати, рожа у виконта была гораздо более запорная, чем у меня в момент принятия «мудрого и печального» вида. На что я краем глаза Нади указал, продемонстрировав, что я вообще замечательный Краб, не то, что всякие запорные Зиморсы.

— Ну объявили и объявили, — констатировал вежливый я. — Вы это, баронет, представились бы, приличия ради.

— Я не успевал представится, потому что вы нагло меня перебивали, лорд Форфис! И трусливо сбегали! — совсем уж надулся Компот.

— Во-первых, не перебивал, а доносил точку зрения. Во-вторых, не «трусливо сбегали». Вы это, непредставленный баронет, не допускаете такой вариант, что Благородному Дому Форфис на ваш Дом как бы это сказать-то… наср… в смысле всё равно, вот. И своих дел хватает, — честно выдал я.

— Вы хам! — обозвался невежливый баронет. — Я Инолай Зиморс, баронет Великого Дома Зиморс, Сектора Стригель!

— С чем вас и поздравляю. Вы, баронет, вообще в курсе, что наша планета ещё девятнадцать лет… в смысле восемнадцать, выпадает из-под регламентирования торговых конфликтов? — уточнил я. — То есть, вот вы вроде как конфликт нам объявили, все из себя такие обиженные. А воевать-то нас как собираетесь? — уточнил я, забегав пальцами по терминалу.

Это эфиряка, раз уж с ходу заварушки не началось, шерстил закрома зиморсьего корыта, удерживая со мной эфирную связь. Ну а я для девчонок печатал, пусть знают: «тяж. Дос — 11, 2 экск., ср. Дос — 28, 6 экск, 2 мал. Дос, 2 экск. 158 тяж. гвард. лучевых платф., 56 ракетн, 85 арт. 2, 6К гвард.»

Вообще, Дживс ещё о авиации и прочих свистоперделках зиморсьих сообщал, но я не печатал: или будет наземная битва Досов, тогда на них пох.

Или я сейчас баронета до перевода конфликта на мезвёздный уровень своей вежливостью и дипломатичностью доведу, тогда на всё вообще пох — Ультимативный Довод держал корыто в прицеле, ну а из чего был металоллом на звёздной орбите Инея — реально пох, и никак иначе.

А вот наземные силы у гандонистого баронета неприятные. Справимся, в принципе. Но это надо и молодёжь и рачьё привлекать, если замес устраивать полноценный на планете. И отсутствие Могильщика с Помидором, да и Аспида — ни хера неприятно. Тяжей у гадов много, плюс пара эксклюзивов — тоже, хер знает, что там. В общем, пока расклад неприятный, ну и если баронет охереет в атаке на межзвёздный конфликт — просто подкупает простотой и эффективностью решения.

— Высадимся на планету, — барственно кинул Сбитень, тут же нахмурившись. — Ээээ…

— Вот-вот. Нет, вообще — высаживайтесь, добро пожаловать, — широко улыбнулся я.

— Нет уж, — обиженно выдал Зиморс. — Такой бесчестный человек, как вы, непременно использует свое преимущество!

— Сами вы бесчестный человек. И дурак, баронет. И это не оскорбление — ну реально, это кем надо быть, чтоб переться через полсектора на ударном дредноуте, не зная, как воевать? — риторически полюбопытствовал я.

Баронет на это рылом своим аристократическим покраснел до багровости, аж почернел почти. Я даже забеспокоился — а вот помрёт тут от удара, из злобности своей. И делать-то нам тогда что? Нет, ну если свалят компоты нахер — попутного ветра в горбатую спину. А если там ещё какой псих, толькор поумнее — может и неприятно быть.

— Решайте сами, как ответите за гнусные оскорбления в адрес Дома Зиморс и мой. В мой ещё и продолжаете оскорблять!!! — аж забрызгал слюнями баронет.

— Нихера не оскорблять, — отстранённо отметил я. — Я высказал теорию, честно поинтересовался у вас, соответствует ли она действительности. Вы не опровергли, значит она верна, — развёл клешнями я.

— Да вы…

— Я-то да, а вот вы — нет. Мне, блин, придумывать, как вам со мной воевать! — возмутился я, под кивки этого придурка. — Вот вам, баронет, от всей широкой аристократической души Лорда Дома Форфис! — приосанился и продемонстрировал дулю в камеру.

— Тогда… — закатил глазки баронет. — Буду вмешиваться в ваши контракты! — ликующе додумался (наконец-то, блин!) до напрашивающегося решения абонент.

— Это бесчестно, баронет, — нейтрально бросил я.

— Это единственный способ призвать вас к ответу! — гордо задрал шнобель этот тип.

— Мдя? Кстати, баронет, вот вы тут нагло врали, что мы от вас «трусливо бегали». Мне очень интересно, а вот жалоба на неспортив… тьфу, на неблагородное поведение совету Великих Домов было? — заинтересовался я.

— Было, — надуто буркнул Компот.

— Ржали много? — поинтересовался я, с расплывающейся лыбой.

Баронет не ответил, обиженно отвернувшись, но судя по его роже — ржали многого. И в «неблагородстве» нас не обвинили — ну, во-первых это бред. По переговорам понятно, что мы просто летим по своим делам, а до нас всякие охеревшие, как пьяные до радио, допываются. Ну а посыл нахуй — так это как интерпретировать и воспринимать.

Собственно, задумался я, если бы Зиморсы (а как бы не этот баронет лично, судя по всему — была у членов домов привилегия такая) не обратился к Совету Великих Домов с «неблагородством и трусостью» — вообще на ситуацию никто не обратил бы внимание. Но, видно от большого ума, жалобу он подал. И соответственно, представители Совета аргументы приведённые просмотрели, поржали, да и выдали вердикт: «Ваши проблемы, как нахуй ходить — самому, баронет, или вместе с вашим Домом. Вам четверть часа перед этим говорили, что Дом Форфис не желает общения с вами в текущий момент.»

И, соответственно, данным решением самого баронета и Дом выставили забияками-придурками, которые до честных Крабов не по делу докапываются. Ну и Дом, не менее соответственно, «откупился» от неприятной ситуации баронетом. Выдав корыто, войска и наказ «сам кашу заварил, придурок, сам её и расхлёбывай».

И, кстати, ой как не бастард этот баронет. На всяких с боку припёков такие силы не отпустят. Как бы не наследник зиморсий сейчас рожей кумачёвой в голоэкране пламенеет и ноздри свои демонстрирует.

Но, тем не менее, он придурок, но не совсем дурак. Или советники у него есть, суфлёры какие — уязвимое место с контрактами озвучено. И это проблема: если этот засранец начнёт летать по контрактам, то у нас выбора не останется: либо брать контракты ВСЕЙ Клешнёй и Крилем, либо не брать их совсем. Сил у этого гандона реально много, я бы и всеми нашими силами не связывался.

— Перевести конфликт на иной уровень не желаете? — для очистки совести полюбопытствовал я.

На что получил фырк, ещё более задранный нос и взгляд, как на идиота.

— Ну не желаете — и хрен с вами. В принципе без контрактов Дом проживёт, хотя неприятно, конечно. Так что торчите в системе, баронет.

— И ни один представитель вашего Дома не коснётся более поверхности планеты! Буду следить и лететь за каждым! — возрадовался найденному решению баронет.

— За всеми сразу? Полюбуюсь на это, — ехидно ответил я.

Но это, признаться, чтоб не молчать и в душу плюнуть. Потому что, при всех прочих равных — ситуация неприятная. И её надо разрешать.

— Вот гавнюк вы, всё-таки, баронет Зиморс, — выдал диагноз я, а пока тип опять пламенел ряхой, продолжил. — Мы советом Дома обсудим ваши слова. Повисите пока на орбите, — на что, к своему удивлению, получил почти нормальный кивок.

Правда, опомнившийся баронет, вновь задрал носяру, но кивок был, факт. Ну да и хер бы с ним пока, махнул клешнёй я, отключая связь.

— И что будем делать? — озвучил я назревший вопрос.

— Переводить конфликт на более высокий уровень, по нашей инициативе — категорически не рекомендую! Даже против! — решительно подала голос Лиса, поддержанная надиным кивком.

— Это понятно, но сам он нападать может и напал бы, но у него суфлёр есть, поумнее. Глазёнками этот гандон бегал, — констатировал наблюдательный я. — Так, Дживс?

— Да, сэр. В костюме лейтенанта гвардейских войск Зимморса, сэр.

Тут нужно отметить, что капитан и лейтенант — не в смысле лохи на посылках у генералов. А в смысле Капитан гвардии — это глава вооружённых сил организации, где он гвардейски капитанствует. То есть как раз главнокомандующий, по сути. А лейтенант — глава «рода войск», по направлениям, если таковые есть. Не всегда есть, кстати, но у Великих домов — есть точно.

— Да, так вот: сам не нападёт. Без контрактов мы, в принципе, с голоду не помрём. И вообще. Но отток возможных клиентов, это раз. Далее, падение репутации Клешни и Дома, это два — ну реально, торчит какой-то аристократичный гандон в нашей системе, жить мешает и вообще. А мы нихера с ним не делаем. Так что ситуация складывается не радужная, — констатировал я.

— На прямое боестолкновение всеми силами он, скорее всего, согласится, — нейтрально отметила Нади.

— И тебе этот вариант нравится? — скептически спросил я, на что подруга помотала головой. — Вот и мне нихрена. Там отряд, каким бы придурком этот Зиморс не был, звиздец какой мощный…

— А если найм? — подала идею Котя.

— Не очень, — ответила Нади. — Те же яйца, только в профиль: проблема Дома, который сам по себе наёмный отряд, но решают наёмники. По деньгам затратно, для репутации не слишком хорошо…

— Да, но как вариант, пусть запасной, можно. Диверсию у них чтоли учинить тайно? — задумался я.

— Погоди, Ан, — выдала Нади. — А если позвать этого баронета на Арену?

— На нашу? — настороженно выдал я, а после кивка задумался. — Ну, можно, наверное. А он пойдёт?

— Сэр, мне кажется этот вопрос уместнее обращать непосредственно к баронету.

— Тебе кажется. Но в целом — ты прав, — сам не понял, что сказал я. — Ладно, если Арена. Как ты это видишь?

— Арендуем у администрации станции арену для Схватки. И проведём бой Досов, не всех сил, естественно. Но это если он на такое согласится.

— Вообще — наилучший вариант, ну не считая использования Ультимативного Довода, — прикинул я. — Ладно, давайте пробовать. Согласится — зашибись, разомнёмся хоть. И, кстати, репутации в плюс, да и денежек можно заработать. Лиса…

— Угу, — углубилась в браскомм Лиса, но сама себя остановила. — Стоп, он вообще там будет?

— Да, это вопрос, — признал я.

Ну и стал врубать передатчик. Вообще, если Кисель на это поведётся — замечательно выйдет. Но вот поведётся ли — вот в чём вопрос.

Который я баронету через минуту и озвучил. Есть, мол, тут Арена в Саргасе. Барахло Арена, честно говоря, но есть. И можно там нормальный бой Досов провести, если вот так шило в баронетовской жопе играет. С разрешением конфликта, уточнил я.

— Дома это не коснётся! — выкрикнул покрасневший баронет.

— Что не коснётся? — опешил я.

— Ваш неделикатный посыл, лорд Форфис!

— Эммм… блин, не хочет — может не идти. Я не настаиваю. Сами тоже можете не…

— Нет! Это вопрос чести! Если вы выиграете, то во имя чести…

Последнее я уже не слышал, в самом прямом смысле раскрабленный между непреодолимыми желаниями: заржать и впасть в челодлань. Этот придурок в самом прямом смысле собрался, в случае проигрыша, идти нахуй…

— Ваша личная жизнь — ваше личное дело, баронет, — с каменной рожей выдал через минуту превозмогший я. — Лично мне — похрен, с кем вы, как и в какой позиции, — растолковал я по буквам. — Так что сами там разбирайтесь, куда и кому вы пойдёте. Моя задача — разрешить конфликт, доставляющий неудобство Дому. Предложенный вариант вас устраивает? — уточнил я.

Баронет глазёнками с камеры на закамерье забегал, видно, то что ему суфлировал лейтенант ему не понравилось — глазками бегать прекратил, мордой лица побледнел, губу закусил. Наконец решительно помотал головой.

— Ну нет, так нет…

— Вы меня не так поняли, лорд Форфис! Я согласен на ваше предложение! — выпалил Зиморс.

— Ну, значит, давайте разбираться, как мы это будем осуществлять, — внешне равнодушно, а внутренне ликуя, процедил я. — Арена Сектора Саргас — более место потешных боёв, нежели поединков. Так что вопросы правил предстоит решать нам с вами. Как и состава бойцов, количество схваток, условий проигрыша и выигрыша…

В общем, тындели мы с Компотом не менее часа. Совсем идиотом он, к сожалению, не был. И выставил дюжину тяжей, оба лёгких Доса и десяток средних. Предоставив, с пренебрежительным выражением лица, право выбирать мне «по тоннажу».

Судя по бегающим глазёнкам и звукам, лейтенант там убивался челодланью, причём весьма успешно.

Но, при всём при том, что расклад паритетного тоннажа неплох, у нас с Досами если и не беда, то их явно поменьше, чем выставленное Зиморсом изобилие. И набирать паритетный тоннаж, как, из чего… в общем — вопрос.

— Дживс, мухой на этот ревенж, перетряси, пожалуйста, Досы этого придурка, нужны все характеристики. И если есть запчасти интересные — тоже присмотри.

— Сделаю, сэр.

Ну а пока эфиряка занимался доблестной разведывательной деятельностью, мы с баронетом заключали «обоюдный договор разрешения конфликта, путём проведения регламентированного боя Досов оговоренного тоннажа, на станции «Звёздная Арена» Сектора Сарагасс. И заключили. А лейтёха, судя по притихшим звукам, челодланью таки убился, ну или сознание потерял, тоже вариант.

В общем, договорились о встрече в система Арена через неделю, ну и начал дредноут, попёрдывая, ложится на разгонную орбиту.

— Могильщик, Помидор и Аспид, — первым делом выдал я. — Они нужны, причём Дживс, летишь за ними ты, Кистенём. Иначе нихера не успеем.

— Возможно, сэр. Но не проще ли собрать отряд, с учётом названных, и выдвинутся этим составом? Забрать этих трёх пилотов, с отрядами, и сразу выдвинуться к станции Арена?

— Проще, — признал я. — Так и поступим. А теперь выкладывай плоды своих разведывательных трудов. Выслушаем, а дальше давайте думать, что это будет за отряд.

Глава 12

Дживс выложил свои наблюдения, и выходило, что просто не будет: техника у Зиморсов в прекрасном состоянии, запчастей на разный варианты ведения боевых действий куча.

И эксклюзивы, чтоб их, неприятные: Эгида, точнее её прототип предыдущего цивилизационного цикла и лучевой разрушитель. Не в плане модель Доса, а тяж с весом лучевого залпа лёгкого ударного корабля. С кучей уязвимостей, но работать с такими уже с ходу надо в дымопылевом облаке, которое ещё против этой хрени помогать стопроцентно не будет — выжжет нахрен крупные частиц по траектории излучения, а ослабления луча дымом в данном, конкретном случае выходит слабоватеньким. Нет, безусловно, достаточным, но с полтинника метров этот Дос броню будет не греть и плавить, а резать, в центре того самого дымопылевого облака.

Далее, средние Досы — ну тут «типичный» археотех: мощнее реакторы, лучше броня, а из этого их плюсы: мощнее синтомышцы, больше и сильнее оружие, возможность установки щитов, сохраняя функционал ударного Доса… Это, скажем так, терпимо.

А вот два малых Доса меня натурально раздражали, своим хамским плагиатом: их противные разработчики обладали подлым искусством предвиденья, и нагло стырили у меня идею Краба! Козлы, а время — относительно. Ну и оружка у них не разгонники (хотя и они в подлючих закромах были!) а археотехничные резаки. Выдающие не десяти, а почти тридцатиметровый поток плазмы, под десять тысяч градусов! Дживс это хамское надругательство над всем и вся объяснил электромагнитным разгонным полем, которое добавляет к продукту сгорания градуса и ускоряет его.

— А у нас почему такого нет? — возмутился я.

— Сделать можно, сэр. Но не очень эффективно — не более десяти залпов или полминуты работы резака.

— Мдя?

— Да, сэр.

— Тогда не очень, согласен. И хрен поставишь другое оружие — энергию жрут, как сволочи, — отметил я данные выведенные на голоэкран. — А вот Рекскенсер-то потянет, вообще-то! Желаю такие резаки в клешни. Лори, займёмся?

— Займёмся, Ан. Энергии хватит, но нужно место под двукомпонентное топливо, разгонные катушки плазменного факела…

—Посидим-посчитаем, прикинем. Довольно неплохо может выйти, для рукопашного тяжа, — констатировал я, прервав поток техносознания. — Так, это всё хорошо. Но! Что мы на арене то делать будем и как это богатство воевать?

—Ну, стандартная формация Могильщик-Помидор, прикрытые Искусницей — не слишком подойдёт, — задумчиво протянула Нади.

— Слишком не подойдёт, — констатировал я. — Эта сволочь за полминуты, если не быстрее, выжжет щиты Эгиды, — потыкал я в лучевой тяж. — Тут вообще, возможно, имеет смысл от щитового Доса отказаться. Или средний щитовой взять.

Стали думать-прикидывать. Ну и, логично выходило, что в рамках противостоящей группы нетоварищей, мобильная средне-ближнебойная команда выходила. От тяжей выходило имеет смысл отказываться, толк был только от Помидора и Рекскенсера. Мамонт Могильщика всем хорош, но неповоротлив. Ну а в рамках работы в густом дымопылевом облаке — так и почти бесполезен. РЭБ шторм тут запускать придётся в любом случае, ракетных Досов у вражин хватало. А не будет ракет — так они сами шторм устроят, вражины они такие.

В общем, Могильщика выходило если и брать на Мамонте, то как контейнер с дымопылевухой, по большому счёту. Вот Помидор с его «двойной македонской» стрельбой на ходу — похрен, она и для средних дистанций годилась, да и наводку по цепочке ретрансляторов никто не отменял.

— Всё это хорошо, — констатировал я. — Но! Проблему этой сволочи, — потыкал я в лучевой тяж, — это не решает. И Эгида ещё эта, хотя хер с ней, даже её щиты хороший залп разгонников не удержат. Только его надо произвести, под лучевики не попав… В общем, — махнул я клешнёй. — Примерный состав команды прикинули. Нехрен сопли жевать, собираемся, выдвигаемся на Арену. И вопрос с Инеем. Оставлять тут всё на Криль я не хочу: сломают всё и проебут, молодёжь такая, я таким сам был… Кто, блин, нагло вякнул «и сейчас такой»?! — праведно возмутился я, но шептун не признавался. — Поклёп в общем и нехрен! Давайте думать, чем и на чём летим, в каком составе.

Стали думать и выходила неприятная ситуация: если мы на данном этапе хотим сохранить Иней и его перспективу развития, а не похерить всё, то Дживсу надо оставаться. Не сказать, что эфиряка оказался прикован к Инею гвоздями, но на данном этапе развития планеты и системы, с учётом того, что Нади, Лори и я ТОЧНО должны быть на Арене, иначе проще не лететь… Ну, точнее, Дживс Лори на Арене заменить сможет. Но она его на Инее — никак.

В общем, вилка подлючая, то есть слежки за Зиморсами мы лишаемся, соответственно у них преимущество неизвестности, вдобавок к и так весомому преимуществу в техники.

— Котти, сэр, — правильно итерпретировал мою кислую рожу эфиряка. — Она достаточно высококлассный специалист, чтобы обеспечить за сутки-двое эффективную систему наблюдения за противником.

— Точно?

— Точно, Краб. Правда понадобится твоя помощь — без эфирных воздействия часть решений если не невозможны, но слишком рисованы, — уверено кивнула Мелкая.

— Ладно, — не слишком уверено кивнул я. — Блин, всё равно неуютно, партнёр.

— Понимаю вас, сэр.

— Но, наверное, правильно. А то без тебя — как без клешней. Неправильный какой-то выходит Краб.

— Разумный подход, сэр.

— И не хрен мне постоянно поддакивать, блин!

— Как скажете, сэ-э-э-эр.

— Зараза эфирная!

— Благодарю вас, сэ-э-э-эр.

— Ну хоть кто-то порадовался, — оглядел я тяжелым взглядом порадовавшихся, с довольным эфирякой во главе. — Так, ты тут. Наверное, ещё Лиса…

— Мне нужно с вами, Ан, — отрезала Хелиса. — Ставки, информация о рейтинге, биржевая игра, исходя из формальной и реальной репутации. Время тут критически важно.

— И много на этом заработаешь? — не без скепсиса уточнил я, на что Лиса взяла, да и ответила. — Сколькобля?!! — деликатно уточнил я. — Пиздец, и это из ничего, — вздохнул я. — Мы тут жопу рвём, причём ладно бы всем — так себе. И прибылей у нас в разы меньше…

— Экономика, Ан…

— Знаю, что не мешает мне возмущаться, потому что это — бардак и непотребье! — возмутился я. — Так, тогда Дживс… и Криль, по сути? Их то я с собой не потащу.

— И Могильщик, Ан.

— Нади, он сильный пилот, вообще-то, — буквально опешил я.

— Контракты, Ан. Их нужно выполнять, у нас и так провал из-за ожидания Зиморсов.

— Надо, надо, надо… блин, ладно, согласен. Так, значит мы мечемся за Аспидом и Помидором. А… задумался я. — Тогда оставляем тут и Мыша с Рори. На арене от него толку не будет — Котя с дронами лучше справится, а площадь и так и так будет накрыта ЭМ-штормом. РЭБ-щик ещё один — просто лишний. А пилот для одного из Быстрых, ну и командир новобранцев, раз уж контракты — не помешает тут.

— Разумно, сэр.

— Да что-ты мне всё время поддакиваешь? — подозрительно уставился я на эфиряку. — Признавайся, ехидный хрен, что за пакость педагогическую ты мне учинить готовишься?

— Никакую, сэр. Просто вам предстоит довольно тяжёлая работа. А с учётом вашего интеллектуально уровня и психологического возраста, как и психотипа, согласие с вами — способ поддержать…

— Сам истеричка. И сам дурак, — отпарировал я нехорошие наезды в свой адрес. — Так, собираем народ и выдвигаемся. Рори с Мышом на Кистень тащи, Дживс.

— Как скажете, сэр. Осмелюсь поинтересоваться — зачем?

— Я думаю пересечься с ними на полпути к Могильщику, — пояснил я. — Скинуть им отряды Аспида и Помидора.

— Понятно, сэр. Займусь расчётами?

— Угу. Работаем, народ, — выдал я охренительно важное указание.

Которое, как ни удивительно, исполнили: народ суетился как муравьи. Лори перетаскивала на Кистень всё вытащенное и ещё кучу всего. Нади строила народ, а я ползал по уже погруженным Досам, колдунски изучая и проверяя все мелочи. А потом взялись за резаки с электромагнитным наддувом. Вообще — жуткая вещь, только что-то они мне напоминали…

— Ну да, Ан. Пустотный тяжёлый двигатель. Водяная плазма разгоняется в электромагнитном поле, давая дополнительную динамику.

— Хм, а почему не используют? Впрочем, не отвечай — энергия и топливо, понятно.

— И материалы, Ан, не забывай. Температура факела двигателя меньше двух тысяч градусов, а тут все десять.

— И это тоже, хотя импульс… но всё равно понятно. И нахрен эта жуть на малых Досах?

— Твоя тактика, Ан.

— Это понятно, но они же камикадзе выходят, блин! Даже пробойников нет, один тяж выведут из строя — и всё.

— Осмелюсь заметить, сэр, — протрындел селектором подслушивающий Дживс, — Что размен малого Доса на тяжёлый в бою — неимоверная удача.

— Ну… так-то да. Но эксклюзивы, это же охеренные машины!

— Вы, сэр, просматривая ТТХ данных Досов, очевидно забыли навесное оборудование.

— Прыжковый двигатель, — задумался я. — А-а-а, хитро.

— Именно, сэр.

Дело в том, что топливо для прыжкового импульсного двигателя и баки с топливом для резака у данных Досов были едины. То есть, выходило, что эти Досы могут как прыгнуть, пшыкнуть десятитысечегадусным факелом, нахрен перегрев минимум один тяж, а то и бесповоротно выведя его из строя. И упрыгать назад. Либо выжечь пару тройку тяжей и не упрыгать, но тут размен такого уровня, что вообще не возникает вопросов. Да и прямо скажем, три тяжа рядом — это большая редкость, они обычно рассредоточены по позиции.

В общем, доделали мы резаки, Лори занялась монтажом, а Кистень, оставив Дживса на станции, лёг на разгонную траекторию. Как и Спешащий, который оседлали Рори с Мышом. Но они медленные, относительно Кистеня, мы их встретим на полпути к Могильщику, сгрузим Криль.

— Удачи, сэр.

— И ты не сломай всё, пока нас не будет, — выдал я напутствие эфиряке.

— Постараюсь, сэр. И…

— В бой Котю брать не буду, без особой нужды, Дживс. И пригляжу, — понятливо выдал я, невзирая на возмущённые подпрыгивания Мелкой, греющей уши. — И если возьму — присмотрю.

— Благодарю вас, сэр. Ещё раз удачи.

На этом Кистень сиганул в пучины гипера. Правда торжественно-печальный момент расставания был оперативно похерен одной Мелкой:

— Кра-а-а-аб?! — возмущённо протянула Мелкая.

— Котя-а-а-а?! — ответно протянул я, выпучив на неё глаза. — И скажи мне на милость, что ты будешь делать на поле боя, если, например, не будет или будет немного ракетных Досов? Они не выставили в заявленных списках Доса РЭБ, — напомнил я.

— Навесное оборудование! — гневно выдала карапузина.

— Вот поэтому и сказал «без нужды»! Устроила тут детскую истерику, блин. «Прикрывать буду» — процитировал я сам себя. — Естественно буду, РЭБ-досы ВСЕГДА прикрывают, они не для боя. Я Дживса успокоил, типа слова поддержки и всё такое. И сам он всё знает, — уточнил я. — А ты тут устроила, такой момент… дурацкий испортила, — не выдержал и заржал я.

— А-а-а… понятно.

— Бэ-э-э, — блеснул я знанием алфавита. — Так, Нади, — собрался я. — Ты надумала свою тактическую роль? И вообще — предложения по тактике есть?

— Есть, Ан. Пойдём?

— Пойдём. Блин, я в этих ваших симуляторах, как корова на льду, — посетовал я на ходу.

— Ничего, прикинуть не помешает. Коровушка, — фыркнула эта бессердечная женщина.

— Ничего, после симулятора спарринг будет, — поликовал я, потёр клешни. — Во всех смыслах.

— Будет — и хорошо, — не устрашилась Нади.

Но это она наивная и вообще: крабское воображение ужасает, иногда даже меня самого, да.

А вообще симуляторы эти дурацкие с моим недоимплантом работали через жопу. Я в этих ихних капсулах подключения синяки себе набивал, дёргаясь в процессе управления Досом! И управлял, как я и говорил — танец роботов, собранных пьяным механиком, а не Краб. Впрочем, оценить именно тактические моменты, в плане построений и различных вариантов оружия, при учёте стандартной арены для Схватки мне это не помешало.

Правда симуляции вражин больно напинали мне в самоуважение: ну реально, восемь разхреначеных Досов, управляемых мной! И Нади ржала, паразитка такая! Но я превозмог, перестал обижаться, затаил и копил зло, ну и оценивал варианты.

Вообще, выходило, что Могильщик нам бы не помешал. На Рекскенсере, как бы не неприятно было отдавать свой Дос, пусть на время. Но выходило теоретически: даже если похерить планы на контракты и прихватить пенсионера с собой, он просто не успеет, невзирая ни на какой опыт, «вжиться» в управление. Собственно, Королевский Краб, как сам Могильщик отмечал, некогда допущенный в ложемент, «ломает мозги».

— Это охеренный Дос, Краб. Но я на нём пилотировать не буду, просто не смогу, даже если будет надо. Все пилотские рефлексы другие, это, по сути, неантропоморфный Дос.

— Да прям, неантропоморфный, — заступился я за Рекскенсера.

— Именно, и две ноги и клешни — не помогают, а только больше херят всё. На таком Досе надо пилотировать с самого начала пилотской карьеры, или учится годами. Ну, или быть психованным Крабом, — дополнил Дрой.

— Сам дурак, — буркнул я. — Ты толком скажи, в чём проблема-то?

— Блин, Краб, как будто ты сам это чудо… вище не пилотировал!

— Блин, если ты про поворотный корпус — ну непривычно, да, но…

— Да корпус это херня! Самое простое. Крепление манипуляторов, количество сочленений, центр тяжести… Всё не по-людски! Вот ты вращаешься, а потом боком идёшь! У меня мозги кипят, я чуть не наебнулся, когда повторить пытался! — напомнил он довольно неуклюжие подёргивания.

— Ну, не наебнулся же.

— А это потому, что я охерительный пилот, — надулся Могильщик. — Но в Рекскенсер не полезу — только позорится и не использовать толком Дос.

В общем-то да, тут был недостаток наработанных рефлексов пилота — они создавали «второй комплект» рефлексов в мозгу, заточенный под конкретный Дос. Сменить тип внешнего обвеса, подчас, уже было тяжело, а уж класс, не говоря о «неантропоморфных» Досах… Под них, как и говорил Могильщик, пилотов обычно готовили специально, с отсутствием предыдущего опыта пилотирования. Ну, или долго и мучительно переучивались, ухудшая управляемость «основного» типа Доса.

Профи, типа Нади и самого Могильщика имели несколько «прошитых» типов пилотирования, под конкретные модели. Пара типов, обычно малый и средний, было почти у всех пилотов — начинали на малом, а выжив и подзаработав пересаживались на средний. Или на тяж, если удачливые и денежные.

Ну а Могильщик с Нади имели по десятку «шаблонов», насколько я могу судить, не слишком ухудшая уровень пилотирования меняли определённые типы Досов.

Впрочем, Нади, например, никогда не работала с малыми, до сих пор тренировалась на своём.

Ну да не суть — вопрос в том, что у меня три эксклюзива, трёх классов. У каждого свои достоинства и недостатки. А основной — их не выходит использовать вместе. И если малый Краб более-менее универсален и пилот на него найдётся, то уже Лангуст… ну разве что Аспида, с его опытом пилотирования сажать можно, только его Аспид — одноклассник Лангуста, толку никакого. Ну и Рекскенсер, от которого выходит кроме как со мной никакого толка.

А вот в текущем бою, между прочим, я бы скорее Краба бы взял, оставив Королевского братца Могильщику. Или… Хотя, всё равно не успеем, но хоть спрошу, — уставился я Нади.

— Ты Рекскенсер пилотировать не хочешь научится?

— Если честно — не очень, — с ходу выдала Нади. — Да и не успеем, — чуть подумала она.

— Не успеем, — признал я. — Но тактическая вилка, сама прикидывала. И пусть сейчас не получится…

— Да может и не помешало бы, — признала она. — Но он у тебя совершенно мозголомный, Ан. Не представляю, как его пилотировать.

— Не попробуешь — не узнаешь, — мудро выдал я. — Просто держать такой Дос мёртвым грузом — обидно. А не держать… ну вот как бы мне с Крабом было бы хорошо!

— Ладно тебе, Ан. Новые резаки, — поиграла бровями она, с улыбкой.

— Резаки — это, конечно, хорошо. Но чисто тактически мы теряем Краба. Что уже хреново.

— Ну-у-у… да, согласна. Ладно, займёмся, попробуем. После Арены! — уточнила она. — А то собью рефлексы!

— Это само собой. Ладно, пошли в тренировочную, Нади. Будем сбивать с тебя что-то другое, — посулил справедливый я.

Глава 13

Заскочили на планеты с Аспидом и Помидором, причём столкнулись с потерями. И не у Серпентофила Косячного, как могло бы ожидаться — пара молодых пилотов из пятёрки Помидора успешно гробанулись при нападении на охраняемый комплекс.

— Я подвёл вас, синьор капитан, — кисло выдал Помидор, грозя замариноваться у меня на глазах.

— Не знаю, виконт, пока — не знаю, — мудро ответил я, да и затребовал записи регистраторов Досов.

И-и-и… ну, если бы синьор Помидор был бы воспитателем детского сада, а гробанувшиеся пилоты — его подчинёнными, то можно было бы сказать что да, козёл! А так… парочка, очевидно, любовники, в момент нападения получили приказ отходить — вражины пёрли со всех сторон и Помидор логично хотел подтянуть мелочь в укрытие, к своему тяжу.

Но парень гробанувшийся то ли запаниковал, то ли героизмом скорбен на голову был — чёрт его знает. В общем, пока троица прочих оттягивалась, а изысканно матерящий тормоза Помидор отстреливал вражин и изысканно матерился, парень решил сыграть с тройкой Вампиров в Краба.

Девчонка его, дёрнувшаяся было выполнять приказ, вернулась к своему героическому придурку, поддерживая огнём. Но три средних Доса, малый калибра малых… Им одного-то, по совести, было много. В общем, взяли в клещи их Вампиры за минуту, перегрели Досы и вызвали отстрел реакторов и ложементов за четверть минуты.

И попали под прицел к озверевшему, судя по нечленораздельному рёву в регистраторе Помидору. То есть он двух, в своем стиле, в воздухе на запчасти разобрал.

Третий же, шустрая скотина, укрылся и полоснул лучом по валяющемся отстреленным ложементом. Парочке, закономерно, пришёл каюк, а уже просто инфернально завывающий, аж меня пробрало, Помидор разнёс укрытие, потом Дос, а потом потоптался Разорителем по ложементу убийцы. Поскольку смерти в бою — вещь нередкая, но стрельба по отстреленным ложементам… ну как резня в госпитале, не знаю какие ещё примеры привести. В общем, пилоты — не поцреатическая армия, защищающая родину в другой стране, убивающая и насилующая заради защиты своей Родины, на которую убиваемым и насилуемым было глубоко насрать.

Пилоты — наёмники и не враги друг другу, максимум — конкуренты на время контракта. И такая стрельба по обезвреженному противнику возможна только у изощрённых садистов, или из мести.

В принципе — и такое возможно. Один из ложементов, разносимых Помидором Досов накрылся, факт. Но и ежу понятно, что это не садизм Помидора, а калибр его Доса. Не хрен было своими вампирчиками под тяжёлую артиллерию лезть. В общем, и идиоту понятно, что Помидор — молодец. Я бы тоже этот ложемент на клешню поднял.

А гробанувшиеся… разве что девчонку жалко, явно из-за парня гробанулась, но тоже дура — не тем местом думала, что для пилота смертельно. В общем-то, это она своей смертью и подтвердила.

А не выполнивший прямой и неоднократный приказ придурок… Скажем так, на месте Помидора, ну и если бы придурок бы выжил, то я его бы так отпиздил, перед тем как выпнуть из Криля, что не факт, что не прибил бы.

— И в чём вы подвели меня, виконт? — устало потёр я переносицу после просмотра этой драмы бессмысленного садизма, долбоебизма и любви.

— Не учёл психологического…

— Херня, — отрезал я. — Не вы набирали пилотов. Вам в подчинённые на испытательный срок дали отряд. В случае с этим придурком, который парень, не хочу знать, как его зовут. И вам советую забыть, — посоветовал я. — Так вот, вариант неисполнения прямого приказа… Ну, я бы к такому тоже был бы не готов. И выпнул бы нахрен такого придурка сразу, до начала контракта, если бы знал. Тут скорее к Могильщику вопросы — он работает с персоналом Криля, — констатировал я.

— Синьор Могильщик предупреждал меня, насчёт излишней ретивости… — посмотрел Помидор в мою добрые крабские глаза и не стал называть имя, — …новобранца. А вина моя, синьор капитан, что не провёл обыск в ложементе пилотов…

— ШОБЛЯ?! — выпучил я глаза.

—…и не изъял запас алкоголя, синьор капитан.

— Пиздец, — констатировал я, рывком насандаливая шлем просмотра, ткнулся в показатели жизнеобеспечения. — Пиздец второй раз. Пил?

— Пил, синьор капитан. На момент выполнения контракта я ввёл «сухой закон». Но не провёл…

— Забейте, виконт. И я вам серьёзно. Погибший был не гвардейцем, а пилотом. Приглядывать за его ложементом должен он сам. Основания полагать, что ваш приказ о ограничении на выпивку были? — на что Помидор башкой помотал. — Вот. А значит, что придурком об лазер, что лазером об придурка: один хрен. Вашей вины я тут не наблюдаю, вам рекомендую, повторюсь, о этой парочке забыть. Контракт, невзирая на возникшие не по вашей вине, сложности, выполнен успешно. С чем вас и поздравляю.

— Не смогу забыть, сеньор капитан. Всё думаю, что я мог бы сделать.

— А я вам помогу, виконт, — хищно оскалился я. — В течении ближайших трёх дней инструктируйте бойцов Криля. И вообще за ними приглядите.

— Эммм… синьор капитан… а может не надо? — представил Помидор что будут с ним делать, а главное — сколько раз, после симулятора.

— Надо, виконт, надо. Поддерживаю боевой дух подчинённых, — развёл я руками.

— А если я сам забуду? — цеплялся за соломку Помидор.

— А уже поздно. Исполнять.

— Слушаюсь, синьор капитан, — печально ответил Помидор и упёрся заёбываться.

А я, после его отбытия умеренно проржался, ну и даже несколько озадачился: вот что в нём девки находят? Так-то внешне — парень как парень. Тот же Лин — ваще красавчик стал, после того как его Искусница откормила, например. А виконт — обычный парень как парень. Печать брачия на нём, наверное, как и на мне, рассудил я. Вот подрастёт и тоже семью многочисленную заведёт. А пока пусть заёбывается, пока молодой. Ну или научится баб посылать — тоже в жизни пригодится.

После чего уже в точке встречи ждали Рори и Мыша — они пока телепались в гипере. Ну и составлял я, помимо отчёта с регистраторов, пространное письмо Краба Могильщику — какого, извиняюсь, мужского полового хера уважаемый ветеран привлекает в Криль алкоголиков и психопатов?

Выдал пакет Мышу, пересадили восьмёрку новобранцев на Быстрый, да и стартовали в систему Арены — всяко быстрее Зиморсов там будем, что при отсутствии нужды в экономии топлива и неудивительно.

А в полёте думали мысли, различной мудрости, на тему зимморсьего лучевика. Вот ломал он, подлец, нам все схемы, как не крути. То есть, выигрышные тактики и формации есть, их не может не есть.

Но беда в том, что вероятность потерь у нас приближалась к ста процентам. А самое поганое было в том, что ну хрен бы с ним, с железом, хоть и жалко. Но огонь этой лучевой сволочи высоковероятно запечёт ложемент. То есть, вероятность выжить у пилота, попавшего на прицел этому типу, в случае отстрела ложемента, болтается на десяти процентах, не более.

Очень поганая статистика, терять никого не хочется, но… Но в голову довольно простое решение пришло Лори. В принципе — и не удивительно, механик как-никак.

— Довольно просто. И точно сработает? — выслушал я предложение подруги.

— Ан, даже археотех не отменяет законов физики! — важно воздела пальчик Лори. — Даже ты не отменяешь!

— Только колдунствую, со страшной силой, — хмыкнул я. — Ну, в принципе — логично и я «за». Дорого, конечно, — оценил я объём расходных материалов. — Но даже сравнивать с жизнью пилота не стоит. Так что действуй, благо это всего на один бой.

В общем, Лори в машинном масле подведомственного рачья (всего двадцатки, остальные остались на производстве и охране Инея) начала клепать нашу секретную уберплюшку. А мы, потихоньку, дотелепались до системы Арена.

Впрочем, пока Кистень летел со станции, я прикинул сроки, быстро связался с Дживсом, на тему «просраны все полимеры, или ещё остались?» Был просвещён, что полимеров просерать необпросерать ещё, правда пираты шалят, с чем Дживс с рачьём успешно справляется.

Изящно испортив мне настроение, эта эфирная скотина поинтересовалась нашими делами, а убедившись, что помирать не собираемся, разорвала связь.

Ну и хрен с ним, хотя блин, пираты… Вот реально, как от тараканов внезапно завёдшихся ощущение: гадят, паразиты, убивай не убивай!

Ладно, вернёмся будем эту погань превозмогать, сам себе посулил я и начал вызывать Рори, благо, по прикидкам, они как раз Могильщика должны грузить. А связь у нас — тригинский безлимит, хе-хе.

Вызвал, оказалось уже погрузили, ложатся на разгонную назад. И Могильщик матом не ругается, а матом разговаривает.

— Вот и зашибись, — порадовался я. — Давай его на связь, Рори.

— Буквально минуту, капитан…

— Краб, ты охуел! — радушно поприветствовал меня Могильщик.

— И тебе здравствуй, Дрой. Тебя что-то не устраивает? — полюбопытствовал вежливый я.

— Меня охерительно не устраивает, что ты попёрся в замес без меня, хотя мог прихватить!

— Хорошо, Дрой. Будь не устроенным, — щедро позволил я, послушал сопение и продолжил. — Ладно, чтоб ты понимал — расклады у противника таковы, что из тяжей есть смысл брать только Помидора и Рекскенсер.

— Даже Эгиду оставили?

— Угу, ОЧЕНЬ сильный лучевик, Дрой. Ну и народ по контрактам надо гонять.

— Это да, надо…

— Ты моё послание прочёл?

— Когда?! Только салаг загрузил, зелень сопливую.

— Так, тогда прочтёшь в гипере. А сейчас у меня вопрос — какого, блядь, хера в команде у Помидора оказался психопат и алкоголик? — вежливо поинтересовался я. — Меня, Могильщик, просто очень волнует этот вопрос, такая я чувствительная натура.

— Эммм…

— Охеренный ответ, Дрой. Пара трупов. Один этого придурка, что и не жалко, за исключением того, что таких психов в Криле вообще не должно быть, ну и мелочь, что контракт мог быть просран!

— Погоди, Краб, не бузи, — примиряюще выдал Могильщик. — Хер знает, был у Помидора один резкий парень, но пару контрактов сносно сделал. Да и девка у него была вроде вменяемая…

—Блин, ты их что, на наркоту не проверяешь? — вздохнул я.

— А я что, добрый, блядь, доктор?! Не проверял, блин! Совсем салаг не брал, но кто-то клацал клешнями своими «Больше! Быстрее!» Минимум пара контрактов, успешных притом, у каждого, Краб! Но вообще — косяк, Краб, признаю.

— Ну хоть это хорошо, — вздохнул я. — Ладно, посмотришь на досуге, в полёте. И перетряхни Криль, на всякий!

— Принял, перетрахаю, — согласно озвучил Могильщик. — Ладно, раз уж не взяли — удачи, Краб.

— И тебе, Могильщик, удачи.

А пока я решал организационно-субординационные вопросы и вообще, Кистень подвалил к станции Арена.

Ну и раз уж мы тут первые (впрочем, как и предполагалось), надо бы арендовать эту самую арену.

Так что, накинув фуражку, уведомил я диспетчера, а потом какого-то диспетчерского начальника, что вот весь из себя сам лорд Форфис, в моей роже, желает иметь беседу с тем из администрации станции, который компетентен в сдаче арены для схватки в аренду.

Диспетчер на это лупал глазами и щёлкал клювом. Диспетчерский начальник — глазами лупал, но клювом не щёлкал, а пригрозил «всё сделать в скорейшем времени». И ещё светлостью обозвался, паразит такой!

— Хм, а он меня обозвал-то правильно? И вообще, лорд дома — это у нас какой титул-то? — задумался я.

— По законам Стригеля — приравнен к контам, графам. Так что даже польстил, ваше сиятельство лорд Форфис, — выдала экспертная Нади. — А вот по титулу твоей планеты — ты же не наследный?

— Гол, как сокол, — мысленно отметил я, что скорей отец мне в текущих раскладах наследником вышел.

— Тогда светлость или даже высочество, в зависимости от степени родства с правящим монархом.

— Ну правильно — и молодец, — отмахнулся я, но запомнил.

А то мало ли, поименует кто не так мою аристократичную морду из тех, кого пнуть хочется. И если знать, как себя правильно именовать — уже повод, обоснованный, пнуть. А вот не зная — напрягаться, придумывать, козлом называть и вообще.

— Я с тобой, Ан, — внезапно выдала Лиса. — Некоторые моменты, коммерческого толка.

— Хм, ну ладно, если находишь нужным, — прикинул я.

Не бедствуем, но если нас по миру пускать будут — пусть наша родимая Акулища Капитализма скушает не родимых, семье только польза, прикинул я.

Правда, после того, как какая-то шикарная колымага доставила нашу парочку к «Ведущему менеджеру по арендным площадям Администрации Станции Арена» я был жестоко контужен в своё всё.

Секрретутка, раздающая кофий и прочую какаву в кабинете этакого благообразного дедули, лет под семьдесят видом, оказалась мне знакома. И вызывала инстинктивное содрогание — вечно вытаращенные в удивлении от деяний хирургов глаза, губищщи, не менее чем на пятую, а то и четверть натянутой как барабан морды лица. Сиськи двузначного размера, уравновешенные столь же артиллеристской задницей. Рыбодевка, в общем, как она есть. Причём рыбодевка Надия — видно недолго оставалась «брошеной» после нашего последнего визита на Арену, нашла себе нового ценителя ихтиофауны.

А он её… уставился я на козлиную бородку дедушки, был реально травмирован — такого торжества зоофилии и прочих извращенств лучше не только не представлять. Но и жить во вселенной, где творится подобное непотребство — неуютно. Впрочем, пусть их, главное — от меня подальше, мысленно махнул клешнёй я.

— Приветствую вас, ваша светлость лорд Форфис, и вашу спутницу…

— Хелиса Форфис-Септер, леди Дома, — озвучил вежливый я.

— И вас, леди, — поклонился дедушка. — Я — Гемм Гленн, ведущий менеджер арендных площадей этой станции. Чем Боевая Арена может быть вам полезна, лорд, леди?

— Я желаю арендовать на неделю арену для схватки, для проведения поединка Досов. Это возможно?

— Безусловно возможно, лорд Форфис, — на этом в глазёнках дедули замерцал блеск золота. — В ближайшие полгода…

— Мне нужна аренда не позднее чем с завтрашнего дня. Сколько?

— Ой как неудачно, лорд… но мы, несомненно, пойдём на встречу вашему желанию, лорд Форфис! Но издержки, неустойки…

— Сколько? — с надменной рожей вопросил я и натурально охуел.

Нет, рожу я удержал, но сумма в мегакред… ну это реально звиздец.

— Господин Гленн, у меня назрел вопрос.

— Да лорд Форфис?

— Как вы добились столь выдающегося пищеварения?

— Эммм… — опешил дедуля. — Ну на пищеварение я и вправду не жалуюсь, — растерянно сказал он. — А как вы это определили? Археотех?

— По названной вами сумме, господин Гленн. Чтобы столько сожрать — оно должно быть выдающимся.

— Очень остроумно, лорд, — механически издал несколько выдающихся по фальши смешков дедулька. — Но увы — график боёв составлен, ставки приняты, бойцы получили гонорары. Перенос любой схватки — расходы, причём ощутимые.

— Даже на настоящей Арене? — приподнял я бровь. — Вы, блин, издеваетесь и натурально зажрались, Гленн! Сто килокред или мы проведём наш поединок в системе Арена бесплатно, то есть даром, используя какой-нибудь планетоид!

— В системе Арена нет подходящих планетоидов. И почему именно в ней?

— А чтобы вам жалко упущенных денег было, — честно ответил я, вызвав обескураженное выражение на физиономии кровопийцы.

— Жалко, конечно. Но менее восьми сотен килокредов… это несерьёзно, лорд! Вы же не голытьба какая… ой, простите, — повинился он, увидев как я начал потирать клешни.

— Посмотрим, — буркнул я.

И начали мы торговатся. Что меня больше всего ну не то, чтобы расстраивало — удивляло, так это то что Лиса сидела с полуприкрытыми глазами и мечтательной полуулыбкой. И кивала в такт словам, на мои требовательные взгляды не реагируя.

Впрочем, если она решила просто прогуляться — пусть, не страшно. А деньги путь и немалые, но и не критичные, благо грозилась она нам довольно ощутимую прибыль выакулить на ставках и биржевым воровством, которые операциями называют.

Ну а я довёл сумму до четырёх сотен тысяч, на чём и ударил с довольным жадиной по рукам.

— Отлично, лорд Форфис, — радовался дед, получивший мои денежки. — А теперь вопрос трансляции, ставок…

— Которые к вам, господин Гленн не имеют никакого отношения, как и к администрации Арены. С момента подписания контракта на аренду, — широко распахнув глаза ангельски улыбнулась Лиса.

Вот только, почему-то, виделись в этой улыбке заострённые треугольные зубищи, причём не в один ряд.

Глава 14

Через полминуты милой беседы для меня всё стало ясно, я улыбнулся, расслабился, откинулся на спинку кресла и наблюдал, как Лиса потрошит дедушку на деньги. Точнее, отстаивает своё, но в данном случае, как считал раненый в самый кошелёк жадина — именно потрошит.

И дело вот в чём. Арена Саргаса — это ставки и трансляции. Это приносит им поистине космические деньги. Причём есть ещё и деятели, типа покойного Надия, проводящие в основном подставные бои. Впрочем, думаю тут все бои такие, ну да не суть. Так вот, я арендовал не «аренное пространство», а полноценную арену, в смысле зрительские места, территорию в общем. И имел полное право пускать, или не пускать на арендный срок кого мне пожелается. В том числе и дронов видеозаписи, например.

А сейчас я наблюдал уникальную картину — деляга, судорожно пытающийся нам наши деньги впихнуть обратно. Потому что, даже без какой бы то ни было рекламы, одна трансляция этого боя должна была принести дохрена денег. Ну и ставки, которые наиболее толстые ставочники желают делать, лично любуясь боями… Вот только пустят их, или нет — дело исключительно наше. И большая часть тотализаторов Арены, грозящих «беспристрастной борьбой, на ваших глазах», принимая ставки могут крупно лохануться. Потому что «на ваших глазах» уже — в нашей воле.

Нет, безусловно, сдав нам Арену за ощутимые деньги, нормальные люди могли на этом остановится — прибыль и так выходила вполне пристойная. Но не деляги, у которых звон монет заменяет вообще всё. Ну и дедушка мучался, страдал, аж ПРЕДЛАГАЛ нам деньги, лишь бы вклинится в медиопространство нашего поединка. И получал в ответ милую улыбку Лисы и демонстрацию подписанного контракта.

Чертовски приятное и поучительное зрелище, через четверть часа заключил я. Впрочем, если выкинуть реверансы, то беседа выглядела так: «поделитесь с нами частью вашей прибыли, которую я упустил по своей тупой жадности!» — блеял дедушка. Ну а Лиса, с улыбочкой рассматривала козлика, блеющего подобные глупости, временами задавая риторические вопросы.

— Ладно, аренда подписана, благодарю, господин Гленн, — поднялся я. — Вопросы, которые у вас появились, можете, при её желании, обсудить с леди Форфис-Септер по сетевому подключению к нашему судну.

— Хорошо, лорд Форфис, благодарю вас, — аж слегка перекосился дедушка. — Вам исключительно повезло с леди, лорд Форфис, — не без яда выдал он.

— Повезло, причём вы даже не представляете, насколько, — хмыкнул я, покидая под ручку с подругой логово деляги.

Хм, а ряд наших финансовых вопросов ведь и вправду закроется этими аренными выкрутасами, мысленно прикинул я.

— Совсем их не пустишь? — уже в Кистене уточнил я у подруги.

— Стоило бы, конечно. Но нет — у них связи, налаженная инфраструктура. Скажем так, пытаясь в сжатые сроки наладить всё это, мы потеряем больше, что неприемлемо. Так что наймём медиацентр Арены, — хмыкнула она.

— Дорого, небось. Но по сравнению с привычными им прибылями — слёзы, — ответно хмыкнул я, под кивок подруги.

Осмотрели арендованную арену — техдроиды и строители возводили там стандартную для местной схватки «городскую застройку». Тоже, кстати, фактор — в договоре с баронетом о «разрешающем конфликт бое» указывалась «традиционная Арена». Что имел в виду баронет — понятно. Что имеем ввести мы — видно. А лейтёха-суфлер, бедолага, похоже челодланью всё-таки убился, хех.

В общем, потренировались, народ в симуляторе, я в тренировочном отсеке. Ну и с Котей повозился: к прибытию Зиморсов надо было создать, точнее заколдовать часть её техномелочи, для получения правильной и своевременно разведанной информации. Да и наоборот — без Дживса информационная безопасность нас была довольно уязвима, а всяческие подлые шпионские уловки среди аристо Стригеля процветали.

Да и аренным жадюгам в наши дела лезть не стоило, так что валандались мы с Мелкой не только в плане получения доступа к информации, но и недопущению лишних к нашей.

И вот, через пару дней, в систему Арена ввалился дредноут Зиморсов. Баронет на вызов ответил вялым «вы уже здесь».

Видимо, убившийся челодланью лейтёха, будучи правильным служакой, для которого смерть — не основание для неисполнения обязанностей, воскрес в виде умертвия и весь полёт назидательно клевал баронета в мозг, за просранные полимеры.

Ну да и чёрт с ним, с отсутствующим мозгом баронета и лейтёхой. Дредноут явился, баронет закономерно предложил назначить схватку через пару дней, я не менее закономерно согласился.

— На долю с трансляции поединка претендуете? — мило улыбнулась Лиса, с грацией парового танка оттеснив меня от терминала.

— Эммм… А-а-а… — проблеял баронет. — Нет, наверное….

— Ну и замечательно! — осветилась столь ослепительной улыбкой физиономия Лисы, что я стал опасаться за своё зрение. — Будьте любезны официально отказаться…

— Ы-ы-ы… если вы настаиваете, леди… — продолжал фигеть компот, отсылая назад контракт.

— Замечательно, баронет, — озвучила Лиса. — Позвольте вас оставить.

И утопала, с видом «занимайтесь дальше своей ерундой». Нет ну… а вообще… Впрочем, посмотрим на дальнейшее развитие — как-то не хочется в семье корпоратизм разводить, впрочем там Лиса вроде и не того… Посмотрим в динамике, в общем, окончательно решил я, взглянув на пребывающего в ступоре баронета.

— Это… мда, — наконец выдал он.

— И не поспоришь, — покивал я. — В общем, через двое суток, в полдень, по станционарному времени, баронет?

— Именно так, лорд.

— Вот и хорошо, до встречи на поле, — сделал клешнёй я, отключая связь.

— Я пойду через пару часов, когда угомонятся техслужбы, — тут же озвучила сидящая в сторонке Котя. — Краб, возьму твой байк?

— Да бери, не вопрос. Тебе может всё-таки помочь? — уточнил я.

— Ну с управлением байка я сама справлюсь. А на месте и не поможешь — здоровый ты, Краб.

— Да, я здоровый, сильный и красивый Краб, — подтвердил я. — Но ты подумай… — на что Мелкая отмахнулась. — Ну, как знаешь, — констатировал я.

Уж не мне учить как и чего взломщицу, успешную притом, без провалов в течении десяти лет (ну, кроме случая со Клешнёй, но тут свои расклады), как подпускать вражине жучков под обшивку. Уж мотаться как водитель для байка — смысла никакого. Если Котю поймают, то либо переговоры, либо брать дредноут Зиморсов штурмом, одинокий Краб без Доса там ничем не поможет, факт.

Через пару часов Котя срулила, я попсиховал немного — тихо, про себя. Что, в общем-то, нормально. Но гадостей не случилось, вернулась Мелкая через три часа, довольная, как слон.

— Отлично, информация идёт, к утру развернётся полноценная сеть. Хорошо, что у них ударный корабль, — потёрла ладошки она, а на моё вопросительное хмыканье уточнила. — У них военный корабль, базово не предназначенный для стыковки с «недружественными пустотными объектами». Специфические протоколы безопасности, алгоритмы выявления вмешательства. Во время боя я бы просто не смогла работать, в смысле если бы был включён боевой режим. А так — проще чем на самого раздолбанного торгаша из фронтира, — радовалась она.

— Ясно-понятно, — всё понял я. — Значит информация завтра, — под согласный кивок Мелкой озвучил я.

И, на следующий день, выдала Котя такие расклады по подлым действиям вражин: техники этих паразитов наносили явно избыточное, в обычных случаях, противолучевое покрытие на Досы. Что, как раз с учётом их лучевика, более чем уместно. А вот ракет они не брали, переоборудовав Досы на артиллерию и лучи.

В принципе — вполне уместно, но если не будет ЭМ-шторма, Котя развернётся во всю. Впрочем, если и будет — развернётся, просто несколько более урезано — цепочки из достаточно уязвимых дронов всё же не прямое радиоуправление.

Ну и искренне порадовала кислая морда баронета, которого лейтёха, с отчётливо видным синяком посреди лба, занудно трахал в мозг: «ну я же вам говорил, ваше благородие! Зачем вы соглашались на условия этого прощелыги?!» Баронет вяло блеял в ответ, а я подумал о подарочке лейтёхе, в виде пластыря какого от синяков, или припарки. Ну реально, этот деятель успешно снижал боеспособность руководителя вражеского отряда, я бы медаль с закруткой за такое выдал, если бы это был наш агент!

Правда, на некоторое время я задумался: а на кой этот деятель столь очевидно гадит, он же, блин, не идиот? Впрочем, остановился я на двух, равновозможных объяснениях: либо внутридомовые интриги Зиморсов, с очерёдностью наследия и прочими выкрутасами, а лейтёха «за другую команду», что вообще зашибись. Потому как советник противника будет играть против противника. Либо лейтенант совсем умный и прошаренный, прикинул расклады и забил, поняв что бой уже проигран.

Вообще — правильно решил, если так. Уровень Досов и пилотов у нас высочайший, как только было получено согласие на «равный бой» — вставал вопрос лишь потерь.

А вот меня последнее, волновало чуть ли не больше всего. Я бы даже слить согласился, лишь бы наши в этой клоунской мясорубке не погибли. Но, вроде бы, судя по моделям и натурным испытаниям, есть все шансы на то, что обойдёмся без потерь.

Правда гадкие плагиаторы, на подобиях Краба, с жуткими резаками, несколько напрягали. Их дополнительно покрывали не только противолучевой, но и противоплазменной бронёй. Хрупкий полимер, кипящий при ста с копейками градусов фактически без жидкой фазы. Теплоотвод у этой пакости космический, фактически, пока его не испаришь — хер выше ста градусов то, что под ним, нагреешь.

И, вдобавок, на эту парочку прикручивали не только дополнительные баки, но и одноразовый, не столько прыжковый, сколько пинковый двигатель: пнул и отделился, фактически как ступень у ракеты.

Это, судя по всему, они хотят нам этих плагиаторов подкинуть, ну и, в рамках знаний о нашей тактике, надёжно и с гарантией вывести из строя четвёрку наших тяжей. А что будет их всего два, да и что-что, а рядом мы стоять точно не будем — вражины, ясное дело, не знают.

Кстати, пробовали нам подпустить шпионских насекомых, которые Котя оперативно вычислила, а натренированный мудрым мной Лин жуковода отловил и отпинал, с особой жестокостью и цинизмом, но под запись регистратора — мол, не просто так наносит средней тяжести телесные повреждения, а за дело. И посыпал в конце обезвреженными жучками скрюченного и постанывающего типа.

Ну а я, всё это время, вёл себя как правильный руководитель: наблюдал за суетой подчинённых, изрекал мудрые указания, ну и думал всякие мысли. В плане тактики привлекая опыт Нади, в плане техники — Лори. И, наконец, уже вечером выдал:

— Котя, спать иди, бой завтра.

— Угу…

— Не «угу», а шагом марш! — настоял я, на что Мелкая поотключала голоэкраны и упёрлась. — И мы пойдём, — напомнил я супругам.

— Хорошо, только я потом технику напоследок проверю, — отметила Лори. — Мне в бой не надо!

— А я посижу за компом, — потянулась Лиса. — Вроде пока всё удачно складывается.

— Аренные нанялись? — не без интереса уточнил я.

— А куда бы они делись, — ухмыльнулась подруга. — Нанялись. Дороговато, но терпимо. И ноют, что так мало времени «на раскрутку».

— Ой, простите-извините, что не поставили их в известность в прошлом году, — фыркнул я.

Уже в полудрёме, в обнимку с уснувшей Нади (девчонки, как и намеревались, после раздачи семейного долга намылились по делам) прикидывал, всё ли сделал, ничего не забыл?

И выходило, что «всё». Естественно, нахрен пришибить баронета с его дредноутом руки чесались ещё в Инее: быстрое, простое, всем понятное и, блин, неверное решение. Это как в писарские времена снабженца-ворюгу пристрелить, или уже потом — чинушу-мздоимца. Знаешь, что это просто и правильно, но итог нихрена не понравится.

И с Дживсом тот же расклад: взять его с собой проще. Но на перспективах развития Инея можно если не ставить крест, то они точно сильно замедлятся. Одно то, что эфиряка духом бесплотным перемещается быстрее света и может прицельно пнуть рака на дежурстве, в плане «воевать туда!» — уже делает его на данном этапе незаменимым.

И блин, как же у меня корма-то подгорает на пиратов и вообще жуликов, мысленно хмыкнул я. Но тут, блин, спасибо отцу, вбил намертво. Причём то что я сейчас, если с точки зрения большинства земных законодателей бандитизмом занимаюсь — так это проблемы законодателей. Местные законы я чту и блюду, потому что они приняты местными и они по ним живут. Не совсем беспрекословно и бездумно — но это и нормально, определённый «люфт» всегда есть. Но в целом — живу по ним, правда, не всегда гласно. Что ни законами ни запрещено, ни по уму сделать иначе не выходит.

А вообще, что-то раздумался я не по делу. А завтра ой какой нелёгкий поединок, да и после него — дел меньше не станет, да и не станет ой как долго. Что, в общем-то, к лучшему, логично заключил я и уснул.

Глава 15

Наутро, поднявшись пораньше и подняв невыспавшуюся Котю (вот хрен чем занималась, но в себя приходила четверть часа), перетряхнули показания жучков на вражеском корыте. И гадостей вроде не было — баронет, очевидно, делал ставку на свой эксклюзив, который пафосно обозвал Паладином и парочку подделок под Краба.

И, если бы мы не имели разведывательной информации, вполне рабочий вариант, хотя и с нюансами. Но, например, тот факт, что обляпанные спецзащитой вражеские Досы выдержат огонь лютого паладинистого лучевого стреляла около секунды, а любой нормальный Дос — нихрена, уже делал победу, в случае нашей неосведомлённости, сомнительной.

То есть, например, тяж это лучевоё уёжище за секунду из строя не выведет. Но часть защиты сожжёт, часть систем — перегреет. Ну и общую температуру Доса ощутимо повысит, тоже фактор. То есть, окажется, предположим, полезший в ближний бой во вражеских тылах Рекскенсер с наполовину заклинившими манипуляторами, нерабочими сенсорами и ещё парящий облаками аварийного охладителя. В окружении работоспособных и весёлых вражин, которым только хоровод перед Досом, как вокруг костра, водить останется, нахер его разнося.

— В общем — сносно, констатировал я полученную информацию.

— Краб… а ты… — замялась Мелкая, с понятным вопросом, невзирая на то, что обсуждали всё не раз.

— Да возьму я тебя, возьму, — хмыкнул я. — Куда мы без тебя-то? Ты мне вот что скажи: что ты в бой-то так рвёшься? — искренне заинтересовался я.

Ну реально — работа бойца РЭБ, в бою, это нихера не «бой». Тактика, стратегия применения средств РЭБ, в общем — работа ломщика и связиста. Ну ладно, ещё и диверсанта — но всё удалённо, программными командами. То есть, вот как по мне, что за монитором сидеть, что-нибудь расслабляющее попивая, что в Досе РЭБ-щика сидеть — один хрен. Только в Досе ещё и убить могут, причём по-дурацки.

— В Тени, когда по-настоящему… Это круто, Краб! — охренительно понятно объяснила Мелкая.

Покивал, мысленно похмыкал — «круто» ей, видишь ли! И ведь не маньячка адреналиновая, спец тайных операций с десятилетним опытом. Ну, разве что, стоит учитывать, что Досы у Коти — детская мечта, чудом, точнее Крабом реализованная, напомнил я сам себе.

Тем временем народ просыпался-подтягивался. Я-то спал часа четыре, не больше — чего колдунски улучшенному мне вполне хватало. Да и нихера не успевал бы, если бы больше дрых, если по совести.

Подтянулась Нади, покивала довольно на «всё по плану». Она в этом бою будет на своей Игле, в самом что ни наесть классическом использовании: снайперский Дос. Мы, так сложилось, нихера не выбрали «тоннажный лимит» на Досы — реально, некого на тяжи сажать.

Кстати, надо Могильщику пинок направляющий сделать, пусть среди Криля пошуршит — пилоты тяжей нужны. И не только в плане сегодняшнего «регламентированного мордобоя», а вообще. И вырастить своих, по уму, гораздо правильнее, чем набирать всякое-разное из «тех, кто есть».

Тем временем, я раздавал «последние указания» ключевым фигурам.

— Виконт, пусть излишне, но напоминаю — в бой НЕ ЛЕЗТЬ! До команды, — уточнил я. — Конфигурация Помидора не позволяет вести ближний бой…

— Я помню, синьор капитан.

— Помнишь — и хорошо. А я всё равно напомнил, — отметил я. — Далее, Аспид, морда твоя косячная.

— Капита-а-ан!

— Что «капита-а-ан»? — ехидно осведомился я. — Не косячная, скажешь? — на что парень надулся. — Вот, значит, твоя задача — прикрытие Помидора. Вот всё вокруг в труху — твоя задача всё равно прикрытие Помидора. Можешь, не нарушая ОСНОВНОЙ задачи помочь — чёрт с ним. Но безопасность тяжа — в первую очередь! И накосячишь… даже смерть не спасёт тебя от карающей клешни, — ласково посулил я.

— Понял, капитан, не подведу.

— Вот и не подводи. Искусница…

— Стою в тылу, максимально укрыто, обеспечиваю плотность спецсостава в атмосфере, сверяюсь с Тенью, — бодро ответила ловушечница. — При необходимости — помогаю.

— Так, — покивал я. — И, Тень, не увлекайтесь диверсиями — плотность спецсостава — самое главное. Пока этот гандон лучевой в строю. Будет связь сбоить и падать плотность — похер на связь, плотность!

— Помню, Краб.

— Так, ну вы и так всё знаете, — посмотрел я на Флиннов, получив кивки.

Последние работали «снайперской парой», на средних Досах, Ласка с парой мощных (не столь убойных, как Игла, но ощутимых) разгонников, Песец — четвёркой классических, чуть слабее, но легче и скорострельнее, чем у Лангуста средних. Их задачей был отстрел средних Досов в городской застройке, на подходах к нам. Тут учить — только портить, сами прекрасно справлялись.

Вот, собственно, весь отряд. Ну я на Рекскенсере, само собой. Фактически снайперский отряд, с ближнебойным мной, не дотягивающий и до половины свободного тоннажа. Но… выходило, по всем прикидкам, что и не нужно больше. То есть, рукопашники типа меня не помешали бы, например, на средних или тяжёлых Досах. Да и ракетчики. Но в условиях городской застройки Арены для схваток, особенностей врагов… В общем, выходило, что тому же Могильщику и Мышу до определённого момента просто нехрен делать, только подставляться. А после этого самого момента — они нихрена не нужны, и без них справимся. А если определённый момент не сработает… то и не помогут они ничем, гореть всем нам весёлым огоньком на лазерах Палладина.

В общем, собрались, попрыгали по Досам, да и двинулись, сотрясая станцию тяжёлыми шагами.

— А ты опять один, впереди, — личным каналом выдала Нади. — Когда ты уже станешь Командиром, Ан?

— Я охренительный командир, Нади! — возмутился я. — Все на своём месте, делают свое дело. Которое у них лучше всего получается? Есть что возразить по делу?

— По делу — нечего. Но ты опять прёшь впереди, как…

— Как Краб. Судьба такая, крабская. И вообще — крабьи танцы — модная в этом тысячелетии вещь. В трынде, этой самой, да. В общем, подруга, не вибрируй, прорвёмся. Я столько тяжей в свое время подпалил, что хер эти жалкие плагиаторы меня подловят.

Дотопали до арены, входы, что и логично, были разные, будучи фактически входными воротами «Схватки все против всех». Распределили мы их честно, напополам с Зимкакавами, ну и заходили, соответственно, согласно боевым ролям.

Тень и Искусница, сразу же по попадании на арену, пошуршали в наиболее удалённую и плотную застройку. Искусница, параллельно с шустрым бегом, разинула коробы ракет и окуталась дымом залпа управляемых ракет. Приправленных редкими хлопками выводящей на позиции дронов Тени.

Помидор, прикрываемый Аспидом также рванул к застройке, где скрючился и вообще постарался притворится ветошью. Его роль сложно переоценить, потерять Помидор мы просто не можем, так что сидеть ему и притворятся до часа Ч.

Игла и куньи, пригибаясь, прошуршали в застройку, выбирать временные позиции.

Ну а я, аж слегка пританцовывая и пощёлкивая клешнями, как кастаньетами, выдвинулся вперёд по центру, изящными пинками сшибая мешающиеся мне бетонные коробки.

Вообще — беспокойство Нади было в чём-то оправданно: я выступал в роли «танка», тяжёлого привлекающего внимание вражин щитовика, им, по сути, не являясь. Но в сложившейся диспозиции иных вариантов не было, так что готовился я к крабским танцам.

Если нам сломают Помидора — это писец, причём не Флинн. И вопрос мощности нашей секретной защиты немаловажен… В общем, мне надо мозолить вражинам их подлючьи буркалы, вызывать огонь на себя и, главное, разобраться с двумя подделками. Вот после — время Помидора, тут не поспоришь. А вот до — пусть даже не вспоминают о нём.

— Щит Эгиды в режиме перегрузки, — скинула в боевой чат Искусница. — Ракеты неэффективны.

— Сильно перегружен? — уточнил я.

— Виден в оптическом диапазоне, Краб, — выдала Тень.

— Пиздец, психи. У них археотех, конечно… Карту! Ну да, все под ним. Они же себе мозги спалят нахрен, — оценил я диспозицию вражеской группы «под щитом». — И больше часа реакторы Эгиды не выдержат.

— Если что — им хватит.

— Не будет «если», — с весёлой злостью пнул я какой-то домишко. — Хм. Стоят, подлюки, — оценил я замершие Досы вражин на тактической карте. — Тень?

— Работаю.

— На позиции, на позиции, — раздалось от Иглы и Куньих.

Ну и я стоял уже почти в середине застройки, неподалёку от центрального высотного шпиля. А вражины что-то всё стояли и не двигались, укрытые щитами всей шоблой. Наркоманствуют они там, что ли, от прогорающих нейронов, мысленно хмыкнул я, хотел озвучить эту остроумную мысль в боевой чат, как послышалось сообщение от Коти.

— Паладин активирует блок дронов РЭБ!

— Ожидаемо, — констатировал я.

Ну то, что какие-то ракеты у нас есть — мы показали, Искусница «пощупала» купол щита Эгиды. И если я не вполне уверен, что даже мои и Иглы разгонники уверенно преодолеют щит Эгиды в перегрузке — ну не вечно же им под ним стоять! Ложемент Эгиды археотех, экранирует. Ну Лолодину похер — у баронета и так с мозгами напряжёнка, жги не жги. И экранирование тоже, нужно отметить. А вот остальным вражинам — кисло, и шутка насчёт сгорающих нервных клеток — нихера не шутка.

Тем временем под аренным куполом протянулась белёсая частая паутина Дронов, последовали хлопки и…

Это что за херня, я не понял, опешил я. Дело в том, что радиосвязь… НЕ ПРОПАЛА! Никаких гребучих помех, никаких ЭМ-штормов. Это «ну вот я не понял» за номером раз. А вот «ну вот я не понял» за номером два: в колдунских ощущениях ощущалась сплетённая над нами паутина!

— Тень, доклад, — напряжённо бросил я, наблюдая как вражины выдвинулись из-под купола.

— Работаю, Краб. Искусница, одиночной, — бросила она, помечая в боевом чате одного из вражин.

Что я, как суперпользователь и вообще — главный Краб прекрасно видел. И вот, летит значит ракета, а один из разрушителей небрежно машет манипулятором и её… сбивает! Не автотурели, не какая-то там система ПРО! Тяж артиллеристский, ПРЯМЫМ попаданием сбивает ракету, совершающую маневр уклонения! Херня какая…

— Чувствую эфирную конструкцию под куполом, — личным сообщением отправил я Коте. — Хер знает что, понятно, что техника…

— Погоди, Краб, эфир говоришь?

— Говорю.

— Сейчас проверю, Джи мне кое-что рассказывал….

— А я с хера ли не знаю?! — резонно возмутился я.

— А чем тебе нестандартное использование археотеха в РЭБ поможет? Ты Джи послал, когда…

— Вспомнил, блин. И да, ничем не поможет, — признал я.

— Ну так что ты клешнями щёлкаешь? — хамски спросила Мелкая, будучи не менее хамской правой. — Точно, понятно, искажения по границе коротких частот…

— Ты не бормочи, а толком говори! Всё что мы видим — иллюзия?! — озвучил я самое страшное, чего реально боялся.

— Нет, эта техника вообще не действует на наши сенсоры. Может, но не используется. Просто они видят всё что происходит, во всех спектрах, гравитация и ЭМ.

— И слушать нас могут? — уточнил я.

— Шифровка. Звуки вычислить… наверное смогут, но я не представляю, какой комп нужен, а те что у них есть — не вытянут.

— Точно?

— Точно, Краб.

— То есть, мы у них, как на ладони.

— Ты, Флины и Нади. Нас с Помидором я укрыла, пятно.

— Игла, Ласка, Соболь — отходите к Тени. Работать из отмеченной ей зоны, не покидая. Аспид, работать ТОЛЬКО в случае очевидной опасности, — кинул я уже в общий чат. — Вот гандоны, блин. И вы с Дживсом не предупредили!

— Ну прости, не проверили содержимое стандартного бокса с РЭБ-дронами!

— Прощаю, — буркнул я. — Ладно, прорвёмся…

— Я отработаю одну возможность, снизит точность обнаружения до тридцати метров для снайперов…

— Ну и работай, хоть это хорошо, — буркнул я, отслеживая подло чешущих к нам, а точнее ко мне вражин. — Ой что щаз будет, — встряхнулся я, пощёлкал клешнями для настроения и прикинул, куда стрелять, куда пригибаться, а куда драпать.

Появились в просветах первые вражины, ну и получили, от пританцовывающего и пощёлкивающего клешнями, как кастаньетами (благо, на манипуляторах, кроме резаков и самих клешней, Рекскенсер вооружения не имел) меня, первые попадания.

Ответный огонь я великодушно игнорировал — прямых попаданий не было, да и не могло быть — неслабый артехеотехничный щит отводил кинетику, будучи сосредоточен в трёхметровый «сегмент». Собственно, пританцовывая, выбешивая вражин, я менял перегревающиеся эммиторы, поворачиваясь другим боком.

Ну и вообще — весело, оскалился я. Хотя, если всё пойдёт как идёт — то недолго.

Дело в том, что отстреливший дронов РЭБ Палладин так полусогнутым и замер. Небось привыкает, готовится к своему эпичному походу нахуй. Эгида также перегревала эммиторы, а у ног их копошились два псевдокраба. Последние меня начинали беспокоить. В плане пилот щитовика защищён, Компоту пох, а этим ребятам точно нервную систему таким макаром выжжет.

Но это общая диспозиция. А жопа начиналась в том, что нечасто появляющиеся (и огребающие) вражины на рожон не лезли, выстраивая атакующую позицию, охватывая позицию Рекскенсера полумесяцем, оставаясь вне пределов огня. Хотя… можно сквозь здания пострелять, отметил я. Но это позже, сопроводил я сшибший тарелку сенсоров Мамонту выстрел изящным крабским па.

И Лоладин, чтоб его, не стреляет. А все мои танцы могут оказаться клоунадой, если мы провтыкали… Впрочем, похер тогда на всё. Наверное… уместный ущерб и сдамся. Не хочу ребят терять, даже если самому нахуй сходить придётся, печально вздохнул я, но встряхнулся, продолжив крабский танец.

Вражины, тем временем, выстраивались. Надо бы им, подлюкам, малину-то обломать, решил я, в несколько разворотов выдвинувшись в проход, и отступая лунно-крабской походкой вёл огонь. Средние Досы прыснули в сторону, не без повреждений, а Разрушитель пожелал затеять со мной дуэль.

Ну и сам дурак, припечатал я придурка, морщась от телеметрии — несколько эммиторов сгорели, гася прямое попадание монструозного калибра снаряда. И осколками поцарапало, блин, отметил я, сопровождая отданной клешнёй честью улетающий вдаль отстреленный манипулятор-пушку Разрушителя.

Вот и хана тебе, дружок, констатировал я, закрутив Рекскенсер, подпрыгнув и подловив излишне наглый средний Дос, укрывшийся за совсем дохлым укрытием.

Телеметрия радовала уже одиннадцатью тяжами и восемнадцатью средними Досами, но… отошедшие вражины составили совсем неприятную формацию, медленно двигаясь и «не лихача». Попытка натанцевать что-то толковое привело к тому, что слаженный залп откинул Рекскенсер так, что пришлось исполнять па брейк-данса, притворяясь что всё как положено. А на деле броня отмечала пробития, незначительные, но это нихера не смешно.

— Тень, — напряжённо уточнил я. — Снайперы работать смогут? Мне пиздец сейчас настанет, а это ещё главного не началось!

— Смогут, Краб. Уже идут на позиции, ты просто собрал Досы противника…

— Понял-принял, жду, отбой, — продолжил я крабский танец, чуть отступая, стараясь подловить вражин уже на выстрелы в провалы, символизирующие окна.

Не слишком эффективно, но лавиной, которой меня нахер сметут невзирая ни на что, вражины не пёрли.

— Работаем, — раздалось в боевом чате.

Одновременно с этим с разных траекторий из-за дома ударили трассеры разгонников. Колокольный удар Иглы, двойной гонг Куницы и стаккато Соболя, с удовольствием отметил я исчезновения одного среднего вражеского Доса в тактическом чате.

— Меняю позицию.

И верно, вражины просто засыпали артиллерией места выстрелов, причём смещали огонь — видят паразиты! Не всё, мажут, но оставаться на месте снайперам смерть, в любом из Миров.

Вражины закопошились, меняя позицию, рывком выдвинулись в мою сторону Разрушитель и Мамонт, прикрытые двумя средними Досами.

И нарвались на выстрелы из разгонников пританцовывающего меня. Правда, сосредоточившись на тяжах, я получил слаженный залп от средних в здание заспиной. Разнесло его душевно, еле удержался, телеметрия показала повреждение брони, мелкие, но много — игольчатые боеприпасы у паразитов. Только я думал утанцевать в сторонку, как раздался новый снайперский «аккорд», фактически расчистивший сектор обстрела. А я добил Мамонта, пока Разрушитель, с повреждениями, откатывался в укрытие.

— Ты не бессмертный, Ан, — послышалось в личном чате.

— Я в курсе, Нади, в курсе. Спасибо.

— Не за что, работаем.

Тем временем Искусница вновь запустила ракеты со спецсоставом, что «оживило» главную опасность: Палладин разогнулся, меняя позицию. Кривой «полумесяц» нацеленный на меня отхлынул, а псевдокрабы рывком взвились в воздух.

— Идите ко мне, паразиты пассивные! — вскинул я клешни в танце.

Глава 16

Навёл разгонники, шмальнул по летучим псевдокрабам, но, как ни обидно — промазал. И трассеры прочих разгонников прошли мимо — псевдокрабы подло фигуряли между домов, не только не давая толком прицелится, но и укрываясь — если бы не здание, один из моих выстрелов точно бы задел один из Досов, но «если бы» херово работает в жизни.

Ну, значит будет Королевский Краб давить подделки, заключил я, сгибая опорные манипуляторы. И, в момент, когда фигуряющие подделки рванули в стороны, явно беря Рекскенсера в «клещи», прыгнул, разнося здания, наперерез одному из них.

— Твоя клешня… да и всё остальное — моя, — торжествующе я потряс закрабленной добычей.

И, блин, крепкой — из строя паразит не выводился сжатием, а «давить» времени толком нет… о землю что ли йобнуть? Так не поможет, корпус выдержит. А сжигать как-то жалко, никакая катапульта не поможет, тут без вариантов в прах. И времени нет толком…

Видимо, пожелав разрешить мои сомнения, добыча шевельнула резаком, блеснувшим огоньком… и погасила: красноречиво открытое сопло резака клешни было больше.

— Рыпнешся — сожгу, — констатировал я. — Навредить не успеешь. Повиси пока, я с твоим напарником разберусь, потом с тобой придумаю.

Ну как-то… совсем не хотелось сжигать огнём, при учёте что не мешал. Ладно, пусть и правду повисит, отметил я, выискивая взглядом и сенсорами второго псевдокраба. Пыхнуть резаком я всегда успею и ему пиздец, а так — не особо мешает.

Но второго нихрена не было. Как скрылся за зданием, так и пропал, блин! И тактическая карта отметки не давала, только «предполагаемую область». И куда ты заныкался, паразит такой, подумал я, крабя вокруг здания.

Паразит нашёлся. В обломках разлетающегося бетона он мухой метнулся ко мне, уходя от наводящихся разгонников.

— ПИДАРАС!!! — раздался рёв меня в чате и внешнем динамике. — Пиздец тебе, скотина мелкая! — посулил я врубившем прыжковый движок и скрывшимся в облаке разлетающегося бетона недокрабу.

— Ан, цел, всё в порядке? — раздалось в личном чате.

— Нихера! — взревел я, скидывая телеметрию.

— Судьба, хи… ха-ха-ха! — нечутко заржала Нади.

Чем меня прямо скажем не успокоила. А дело всё в том, что этот резкий, как понос, гандон, выщемившись из здания, подкатился под меня. Ну, это-то нормально, сам так делал. И Рекскенсер был от резака защищён. Послабее навешивших на себя всякое непотребство тяжей и средних вражины, но вполне прилично. То есть, пыхнул вражина резаком, полюбовался облаком красноватого дыма-пара, да и врубил прыжковый движок, потому что понятно, что раздавлю ногой или просто подожму ноги и раздавлю корпусом.

Но что меня натурально выбесило, а эту женщину без сочувствия, сострадания, только с Крабом развеселило: уж не знаю, по какой причине, но этот пидарас пробовал поджарить не корпус, а манипулятор. Ну, может подумал, что защиты меньше, хотел мобильности лишить — в общем, мне похер. Дело в том, что… ЛЕВЫЙ, МАТЬ ЕГО! — опорный манипулятор потерял часть сожжённых синтомышц. И смазку испарило, блин!

И теперь злобный и озверевший я, снося пинками здания, гнался за этим «судьбинушкой», с намереньем причинить справедливость с проворотом. Потому что свинство, блин и нихера не смешно! И Рекскесер прихрамывал, как дурак, блин!

— И где же ты, скотина?! — злобно бормотал я, мимоходом скусив сенсорный блок под клешню Мамонту, загнав ему её же в пузо и вызвав отстрел реактора. — А ты не мешайся, — указал я падающему Досу.

— С тобой всё в порядке, Краб?

— Со мной всё охеренно! А насажу этого пидараса на клешню — совсем замечательно будет. НОРМАЛЬНУЮ ТАКТИЧЕСКУЮ КАРТУ МНЕ! ГДЕ ЭТА ПАДЛА?!

— Сейчас, — раздался писк в боевом чате. — Лови, Краб.

— Угу, зашибись. Молодец, мелкая. Народ, работайте. Мне не мешать…

— Наша смесь сработала, Паладин опасен только на двух десятках метрах, но неоправданно высокий расход…

— Похер, пока не мешать!

И погнался за пидарасом, помахивая… упс. Ладно, похер на него пока. На которого в клешне, а мелочь эту я покараю.

А со смесью, дело было в том, что лазеры на арене… сжигали микродронов. По сути, не дронов даже, а кристаллическую органику. Сами по себе мелкие, именно нано, а не как с Сколково, дроны, щедро выпущенные и пополняемые залпами Искусницы не мешали ни видеть, ни радио. Но вот при превышении светового потока взрывались этаким облаком углеродной пены. Которую надо ещё и прожечь… В общем, наш барончик теперь пыхал чёрными лучами, пафосно, гордо, на двадцать метров, хех. Дальше лучи просто не пробивались, теряя энергию на испарение углерода.

Впрочем, расход на залп, котя говорила чрезмерный… похер пока! И Досы эти мешаются, хрустят под ногами, отметил я хруст под ногами среднего Доса, по дури вставшего на пути моей праведной мсти.

А перед носом у меня промелькнул и повис трассер Иглы. Несколько приведя в себя, после чего я стал смотреть не на «где этот мелкий пидарас?!», а на тактический чат.

Хех, неплохо вышло, хмыкнул я. Мелочь явно пыталась меня «завести в ловушку». Но озверевший Краб — это мстя! да уж. Два средних Доса, один тяж — в труху, «под клешню подвернулись и вообще мешали!» Два тяжа с повреждениями, но уже всё — их куньи зачистили. А Нади прикрывала бешенного меня и сейчас выстрелом указала на скопление вражин. На которое меня хотел мелкий вывести и хрен при их суммарном залпе я что сделаю, при всём своём крабстве.

Хотя… мелкий закладывает дугу. А эти засадники засели, ждут, когда я выбегу, как дурак, хищно оскалился я, раскрабливаясь вприсядку. И из всех сил синтомышц подпрыгнул. в верхней точке разрядив разгонники в сгрудившихся придурков.

Придурки затеяли отступление, щедро разбрасывая запчасти после моих попаданий, подставились под аж пару залпов Иглы и Куньих — отстреливаться у них возможностей не было.

А я, злобно матерился. Прыгал — повело в бок, еле скомпенсировал. И чуть не наебнулся, приземляясь, из-за пидараса мелкого. Который…

— Попался! — злорадно произнёс я вслед летящему вдаль малому Досу.

Разваливающемуся на лету, в самом прямом смысле слова. Просто мелкий, закладывая дугу выбежал под ногу, травмированную, Рекскенсеру. Пробовал притормозить, сменить направление, замедлился. Ну и справедливый я отвесил пинок, не менее справедливый, чем Дживсу. Только не своей лапой, а пусть несколько повреждённой, но лапой Королевского Краба. Ну и рассыпающийся в полете мелкий гад стал мне наградой.

— Зашибись, — довольно констатировал я.

Перевёл взгляд на клешню… Упс, версия два.

— Ты это, в мелком Досе, ты там живой? — с некоторым опасением уточнил я.

Просто пнутый — козёл, так ему и надо. А вот бедолаге, зависшему в клешне, не позавидуешь. Нет, я его не раздавил. Просто я им… помахивал и даже дома ломал. Гравкомпенсатор гравкомпенсатором….

— Буэээ… — бодро прервал мои размышления канал от зажатого в клешне.

— О, жив и зашибись. Ты это, ложемент отстреливай давай, достало тебя таскать. Отпустить не могу, нагадишь ещё, — с некоторым сомнением, учитывая тип «признака жизни» уточнил я. — Не могу в общем. Всё, пошёл отчёт десятисекундый и врубаю резак, — для наглядности похлопал я заслонкой.

— Буэээ, — согласно ответило мне, а через пяток секунд ложемент отстрелился.

И в тот же момент, фактически в один миг с пропадением из тактической схемы значка последнего недокраба, арену сотряс гром артиллерии Помидора.

Молодец виконт, отметил я дымные облака, «причёсывающие» здания, в местах, куда щеманулись укрывающиеся от психованного меня вражины.

Так, это зашибись, а что у нас баронет Сбитень делает?

А баронет жёг, в самом прямом смысле слова. То есть, прикрытый Эгидой, он с упорством, заслуживающим лучшего применения, выжигал «углеродные наниты», заодно и расчищая от зданий сектор обстрела.

Вообще — не так глупо, просто времени не хватило, отметил я неутешительные пятнадцать процентов боезапаса Искусницы.

Ну, тут опять вопрос про «если бы» в реальной жизни, просто наоборот. Так, Игла с Куньими уже не меня позицию отстреливают разбегающихся и пытающихся сныкаться вражин. Ну, от крупного помидорского калибра тут хрен укроешься, если что похоронит под зданием, хмыкнул я.

— Пойду разберусь с Паладином, пока наниты остались, — оповестил народ в боевом чате я. — Вы пока развлеките вражин, чтоб не мешались.

— Развлечём. Угу. Слушаюсь, синьор капитан, — было мне ответом.

Ну и попёрся я к занимающемуся сносом бетонных конструкций баронетом. Пританцовывая и, чтоб его, прихрамывая! Вот блин, пнул бы этого паразита мелкого ещё раз, но хрен его обломки найдёшь.

Организации вражины, по сути, лишились. Ну а наши жгли, так что до баронета я дотанцевал бед проблем. Ближе пятидесяти метров я, на всякий, не приближался, но стал крабить приставным (и хромающим, чтоб его!) шагом вокруг парочки из Лоладина с Эгидой. Баронет Компот уныло попыхал пафосными лучами в мой адрес, но, как понятно, не достал. А вот пилот Эгиды удивил. Не неприятно, скажем так — нейтрально. И «уважать себя заставил», невзирая ни на что слабые роторники, конечно, против Рекскесера — смешно, но стрелял как проклятый, причём старался выбить сенсоры и оружие, вёл стволы довольно метко. Впрочем, опасности это не представляло. А я, наблюдая за отклоняемыми полем, с заметными глазу разрядами статики снарядами разгонника, приплясывал и прикидывал — что раньше кончится: у меня бозапас и придётся рисковать с новыми и модными резаками, против кастрированных лазеров баронета, или у Эгиды наконец-то полетят эмиторы и вражинам звиздец?

Впрочем, вышло, что не то, не то — Палладин замер, открывая ложемент, а когда я перестал стрелять отключила щит и Эгида.

— Вы победили, лорд Форфис, признаю своё поражение и прошу прекратить избиение.

— Отбой стрельбе. Но приглядывайте, — бросил я в боевой чат, после чего переключился на общий канал. — Принимаю вашу сдачу, баронет. Ваш Дом имеет претензии к Дому Форфис?

— Нет, лорд Форфис. И я в указанном…

— Да не смешно нихрена уже, баронет! — старался не заржать я. — Повторяю, я ФИГУРАЛЬНО послал вас нахуй! Фи-гу-раль-но! Не хотите — не ходите, блин. А хотите — ходите, но не хрен меня в ваши извращенства впутывать! Лучше ответьте на один вопрос.

— Какой, лорд?

— Ваши одноразовые дроны РЭБ. Откуда они баронет?

Ответ ввёл меня в челодлань, аж Рекскенсер клешнёй себя оценил. Итак, в Стригиле, похоже, нашли запас ретрансляторов. Ну, склад или схрон какой, тригинский. Кучу всего понавыкидывали нахер (варвары, блин!), а вот для нескольких ретрансляторов, причём точно их — я с Котей сверился, её Дживс подробно рассказал, нашли, блин, применение.

Эти сволочи, блин, раздолбали охеренно важные и нужные приборы, понацепляли на них дроны и использовали как одноразовый создатель сети… Вот слов нет, обидно до желания кого-нибудь на клешню вздеть, да с проворотом…

Причём баронет-то тут и не при делах, так что его, на голову болезного, даже пнуть не за что: это надругательство стригельские техноварвары совершили, когда не то, что баронета, но и его родителей в проекте не было.

Хотя, задумался я, а нет ли в галактике какого-нибудь Ордена Бенне Гессерит, только наоборот? Чтоб вот такие баронеты выводились. Если есть, то в проекте был, факт. Ну да и хер с ним.

— Благодарю за рассказ, баронет. Прощайте, — и утопал я (прихрамывая! Пробовал найти ложемент козла, чтоб случайно, по дороге, пнуть — не нашёл, блин!).

И ещё техноварвары эти, блин… Нет, ну в целом, насколько я понимаю, часть функционала тригинский прибор, даже раздробленный рукосуями, сохранял — он, как я понимаю, работал на эфирной схеме, осуществляющей связь через гипер или непосредственно через эфир, тут хер знает. Соответственно, дурацкие кривые дроны имели связь как с друг другом, так и с оператором… Но блин, обидно так, что не матерится хочется, а башкой о ложемет побиться. Или даже носом пошмыгать, блин. Такую вещь — и вдребезги! Да я их… нахер пошлю, не до них, потому что, собрался я.

Оглядел телеметрию — почти целые, так, поцарапаны по мелочи. Рекскенсер больше всех вместе взятых пострадал, в ногу раненый. И спинная броня в иглах, как у ежа какого, хмыкнул я.

— Отлично сработали, команда! Виконт, моё почтение. Игла — прекрасно, как всегда. Куньи — молодец и умница. Тень — выручила, по-настоящему. Аспид, я горжусь тобой!

— Чем? — осторожно поинтересовался парень.

— Ни одного косяка, есть чем гордится! — хмыкнул я. — Реально молодец. И ты Искусница.

— Да я и не делала почти ничего, Краб…

— Ты делала то, что нужно, — отметил я. — Как и все, в общем отпразднуем на Кистене. Немного. Ну я немного, а вы, как хотите, — окончательно решил я.

И переключился на нашу семейную Акулу Капитализма. Потому что победили — и молодцы, проблемой меньше. Но деньги нужны звиздец как. Поскольку мы последнее время пашем даже не в ноль, а в минус. Не слишком большой, но тающие активы печалят моё крабское сердце! Я, блин, крабить должен, всего и побольше, себе и семье. А не разбазаривать ценности всякие.

— Это было круто, Ан! Танец краба, как уже назвали комментаторы станет хитом…

— Крабский танец, — хмыкнул я.

— Можно и переименовать…

— Похер, Лиса, хоть гопаком назови, — отмахнулся я, топая в сторону Кистеня. — Ты сейчас где?

— Буду на Кистене, через десять минут. Так, тебе примерную оценку?

— Оценку и сроки, в которые это наоцениенное пощупать можно будет, — уточнил я.

Через полчаса восторженно поблескивающая глазами Лиса (приятно, чёрт возьми! Хоть и по-детски несколько, конечно…) озвучивала примерную оценочную сумму за «крабские танцы». Сумма, чёрт возьми, впечатляла. Не говоря о том, что акции аффилированных с нами компаний и, соответственно, конкурирующих и прочее подобное будут подвержены пертурбациям или ещё какой фигне.

А Лиса к этому уже готова, купив что надо, продав что надо не нам, соответственно тоже денюжка, вполне ощутимая.

— Всё это хорошо, — несколько повысил я голос, пробиваясь сквозь развесёлые вопли бухающего народа. — Но откуда ТАКОЙ рост? Ну и убыль, — потыкал я в схемы-графики.

— Не понимаешь, Ан? — удивилась подруга.

— Нихрена не понимаю, — гордо признался я.

— Тогда… как же объяснить, да это даже тебе ближе… Ладно, смотри: вы разделали превосходящий вас в три раза тоннажем отряд, с эксклюзивами, выйдя в три раза меньшим, чем противники отрядом. Имея возможность выставить равное количество по тоннажу. И победили без потерь… Что? — улыбнулась она на мой искренний смех.

— Это, гыг, так со стороны смотрится? — гыгыкал я. — Вышли столь крутые клешнястые, что…

— Ну да, Ан, — серьёзно кивнула Нида. — И твой крабский танец воспринимали именно так. Ты «играл» а не бился.

— Ну… ладно, хрен с ним, пусть считают, — решил я. — Тогда ясно. И даже понятно. Нас на арене что-то держит?

— Потанцуй со мной, Ан! — вдруг ухватила меня за клешню пританцовывающая Лори.

Ну и потанцевал, куда деваться. Хоть не хромал, хотя фантомные боли в лапе присутствовали, порождая найти паразита на раскрошенном псевдокрабе и что-то ему сломать, типа шеи.

Ну и вообще, принять участие в общем веселье пришлось. А потом без «пришлось», но поучаствовать в семейном… В общем, на мостик крабски довольный я дополз часов через семь.

— Дживс, я с тобой не связывался, думаю ты в курсе. Прости, замотался партнёр, — повинился я.

— Приветствую вас, сэр. Да, я уже в курсе, примите мои поздравления.

— Считай принял. Ладно, а теперь к делу. Как у нас дела?

— По большому счёту — неплохо. Могильщик рассылает Криль на контракты, затребовал время в медотсеке…

— Правильно затребовал, пусть проверяет.

— Я так и понял, сэр.

— Так, Дживс, ты сказал «по большому счёту», — озвучил я царапнувший слух момент. — Что у нас плохого?

— Пираты, сэр.

— Пираты… Ненавижу, блядь, пиратов! — вырвалось из меня с рычанием. — Ладно, партнёр, скоро будем и устроим показательный пиздец этим мразям! Да, стартуем сейчас, — засуетился я.

— Сэр, я бы уточнил у Хелисы…

— Блин, она… ладно, подниму, не до того. Я в каюту бегом. Есть что сказать?

— Есть, сэр. Рекомендация: поторопитесь, сэр. Вам предстоит рейс на Новый Миллениум.

— И какого хера мне? — возмутился я.

— Отношения и договор, согласно вами рассказанного, находится в стадии формирования, сэр.

— Блин… Ладно, согласен. Что-то ещё?

— Нет, сэр.

— Всё, ускакал, скоро будем.

— Жду с нетерпением, сэ-э-эр, — протянул гадкий эфиряка, немало испортивший мне настроение.

И ведь даже не пнёшь его за это, заразу эфирную, вот что самое обидное, негодовал я, сайгача к каюте.

Глава 17

Проморгавшаяся и зевающая Лиса меня заверила, что на станции Арена её дела точно не держат: всё что нужно было сделать мгновенно — сделано. А всё остальное может быть решено удалённо и со временем, некритично.

— Зашибись, — порадовался я хотя бы оперативности приближения к неприятностям. — Тогда стартуем.

— Неприятности, Ан? — раздался в спину голос проснувшейся Нади.

— Да не сказал бы, Нади, всё как обычно, — буркнул я, потопав на мостик.

В полёте мы с Лори приводили Рекскенсер в порядок — синтомышцы, блин, менять. Сочленения опорной ноги, из-за выгоревшей смазки, потёрлись. И иглы эти гребучие, всю «спину» утыкали, чтоб их! Вот реально, хоть бронеплиты менять, но выходило нерентабельно: мне и так и так геморроя одинаково, а Лори напрягать «а за компанию» — гадство, приличным Крабам несвойственное.

В общем, добрались до Инея. Я жалом своим проницательно по «всё хреново» поводил, убедился, что всё «не совсем».

Покупатели пёрли, причём начали появляться именно клиенты-заказчики, на всякую нашу фортификационно-полевую продукцию. И терминал связи станции не один и даже не один десяток раз связывался с Биржей Наёмников, для подтверждения заказа.

— Проверил, Краб, чтоб тебя, — выдал Могильщик при встрече, предусмотрительно не уточнив, что «меня». — Двух пилотов нахер выгнал! Реально, блядь, наркоманы оказались! Я сам охерел! Вот в моё время…

— Наркош не было? — полюбопытствовал я, с интересом — раньше НАСТОЛЬКО «трава зеленее» я ещё никогда не слышал, интересно.

— Да были… И среди пилотов были, — признал незыблемость законов Вселленой ветеран. — Но, чтоб их, гробились на первом же контракте!

— Ну а нам охерительно везучие придурки достались, — ехидно констатировал я, под кивки Дроя. — Ладно, всё херня, на Арене выиграли, сам посмотришь… — несколько смутился я. — Там, конечно, отжигать пришлось и выпендриваться… Как проклята для меня Саргасская Арена — клоуном там приходится быть, — задумчиво протянул я, но встряхнулся. — Так, Могильщик, я тут посмотрел — у нас дохера контрактов заключается на станции. И не только с Крилем. Что твои перечники в Бирже?

— Думают.

— Охерительно, — восхитился я. — Знаешь, я тоже начинаю подумывать, а не открыть ли свою Биржу, под крылом Дома Форфис. А что? Место неплохое, контракты под боком…

— Не пыли, Краб. Время нужно…

— Нужно, — не стал спорить я. — Только Дрой, передай своим приятелям, что через год уже я буду думать — а нужны ли они МНЕ на моей Бирже.

— И что ты злой такой, Краб? Морд недостаточно набил? — прищурился на меня ветеран.

— Дохера набил. Достало, в смысле не морды бить, — уточнил честный я. — А эти пираты блядские!

— А-а-а… ну да, шалят. Но не особо вроде…

— Их вообще НЕ ДОЛЖНО в моей системе быть! — грозно выпучил я на Могильщика свои крабские глаза.

— Как скажешь, — согласился Дрой.

— И всё-таки пердунам пенсионным передай. Серьёзно, мыслители философические, а не бывшие пилоты, — отходя буркнул я, да и потопал в центр управления станцией.

И Мухосранск ещё этот, Новый притом, по пути думал я. Ну ладно, второй визит сам нанесу, это понятно, колобка надо дожать. А вот дальше пусть кто-то другой мотается, блин! Не до того мне и вообще.

А вот кого на международные, межмухосранные, в смысле, ржанул я, дела посадить? Так-то Лиса напрашивается, но у неё дела акульные, денежку нам надыбать, а то если не совсем грустно, то близко к тому. Нади — так на заказах может быть, собственно, присматривается уже. Про Лори говорить страшно — её техночудовище с воплем «рациональность и оптимизирование!» рационализирует и оптимизирует. Совсем и вообще.

Дживс — не вариант, я без эфиряки выбираться не хочу. Неуютно, прямо скажем. Не то, чтобы страшно, но близко к тому.

Мелкую дипломатией нагрузить, что ли? Так тоже не вариант, она и на контрактах вполне может быть, да и в Инее понадобится, прямо скажем — не без дела сидит. Так что, видимо, самому мотаться придётся, как и не хочется. Хотя…

Тем временем я дотопал до центра управления, буркнув Дживсу свой крабский «Привет».

— Счастлив приветствовать вас, сэр.

— Хоть кто-то счастлив. Рассказывай, партнёр, что у нас эти засранцы творят.

— Пиратские нападения, с вашего позволения…

— Нихера не позволю! По делу, Дживс: кто, сколько, насколько мучительно и показательно ты их умучал!

— Слушаюсь, сэр. Взгляните…

Ознакомившись со списком нападений, я несколько поднял себе настроение: пиратской пиздецомой Иней не стал. Три зафиксированных акта агрессии, потенциальные жертвы не пострадали. Один раз Дживс разнёс возжелавшего лёгких деньжат Ультимативным Доводом (завидно, блин, самому хотелось шмальнуть!) один раз — раки почикали Серпами средний клипер на запчасти. И один хитрожопый вымогатель, пристроившийся к торгашу на разгонной траектории и гопающий его на деньги, под угрозой корабельных пушек, сиганул при приближении Серпов в гипер.

И прёт, паразит такой, к Центральной. Куда Дживс уже настучал, сдав гопника. И пусть он там сам объясняет, что его «не в туда поняли».

— Ну-у-у… терпимо, хотя нихера хорошего, конечно, — констатировал я. — Ладно, Дживс, я клепать регистраторы, у меня до перелёта в Мухосранск ещё сутки.

— Примерно так, сэр.

— Да, я вот думаю…

— Это не может не радовать, сэ-э-эр.

— Радуйся, дозволяю. Хотя не жирно ли тебе, сволочи эфирной? — задумался я. — И счастлив, и радостен, и вообще… Впрочем, ладно, путь будет. Так вот, у нас рейсы в Новый Мухосранск раз в месяц…

— В Новый Миллениум, сэр.

— Я примерно так и сказал, — отмахнулся я. — И вот нихера мне, Дживс, не улыбается мотаться в эту Жопу Мира. Курьером и по расписанию.

— Не вполне понимаю вас, сэр, — выдал Дживс, а на моё уточняющее хмыканье уточнил. — У вас довольно плотный график, сэр. Я бы сказал — чрезмерно. И пара дней отдыха в полёте….

— Хер я там отдохну, Дживс. Проще тут и с девчонками, а в полёте я дёргаться буду.

— Возможно, сэр.

— Не «возможно», а «точно», Дживс. Так вот, у нас, по сути, есть свободный пилот.

— Механик Рори, сэр?

— Она самая, — кивнул я. — Контракты и прочее, но уж пару дней в месяц она найти сможет.

— Если вы прикажите, сэр — безусловно.

— Значит прикажу и найдёт… блииин!

— Что такое, сэр?

— Да в этом Мухосранске центральный комп орбитальной базы глючит, накрывается потихоньку, — пояснил я. — Баз информационных у них уже нихера нет, никакой давности.

— Прискорбное состояние, сэр.

— Вообще-то, Дживс, это — пиздец.

— Можно и так выразится, сэ-э-эр.

— Нужно так выразится, Дживс, потому что реальность такова! В общем, надо им центральный комп сварганить, ну и базы в него загрузить. И, блин, хорошо, что сейчас вспомнил, а не в гипере, по пути. Всё, я к Лори, будем этот комп клепать. А ты присмотри тут и вообще.

— Что бы я делал без ваших ценных указаний, сэ-э-э-э-эр?

— Хернёй бы маялся, конечно, — логично ответил я и потопал ваять комп.

И вот, ваяем мы с Лори комп — не с нуля, конечно, из всяческих запчастей, я колдунством в качестве напильника работаю, причём не после, а в процессе сборки. Охерительный результат выдаёт такой подход, кстати.

В общем, практически закончили, как от Дживса алярм на артефакт.

— Шо?! Опять?! — возмутился я.

— Пираты, сэр, — подтвердил эфиряка.

— Совсем охерели. Информацию мне на артефакт, я бегом.

И помчался на центральный пост. Выходило, что это даже не «попутный пират», как было у нас раньше. В плане прилетел какой-то капитан к нам на Иней, выгрузил пассажиров или загрузился товаром (и такой придурок нашёлся, совсем жадность мозги сожрала), ну и пожелали попутно «подзаработать» на меньшем по тоннаже-защите корабле.

Нет, в данном случае Дживс, мониторящий кто и что через связь с Портальным Кольцом, обозначил вхождение в систему корыта пиратского сутки назад! И тревоги не поднял, сутки болтается корабль в нашей системе, хер пойми где!

Хотя, зря это я на эфиряку наезжаю. Тут простейшую программу ставить надо, а не Дживса пинать. Ну и таймеры, кто прилетел-улетел. И всё прекрасно видеть. А то у нас каждый час какой-нибудь хрен прилетает, в плане дорогой клиент или дорогой гость, чтоб их в дышло. А то и чаще, задолбаешся ручками каждого отслеживать, программа нужна.

Вывалил я плоды мыслей своих мудрых, заваливаясь в центр управления.

— Сделаем, сэр, — кивнул Дживс. — А сейчас…

— Ультимативный Довод до этого казла дострелит? — с ходу полюбопытствовал я.

— Дострелит, сэр. Осмелюсь…

— Без меня, расчёт траектории, партнёр, будь любезен, — выдал я, потирая клешни.

— Исполняю, сэр. Расчётное время поражения — шесть минут.

— Не увернётся, скотина? — обеспокоился я.

— С его орбиты — маловероятно, сэр.

— Ну и зашибись, — отметил я. — Получи, пират, лом! — и шмякнул по кнопке залпа.

А, через дюжину минут, довольный как Краб я любовался записью с регистратора весело рассыпающегося на фрагменты пирата.

— Точно — зашибись. И так будет с каждым жуликом в системе! — припечатал я. — Хотя, блин… ладно, посмотрим в динамике, — не стал нагнетать я. — Да и отчёты есть… Слушай, Дживс, пусти в эфир по системе пугательное что-нибудь. Ну типа…

— «Осторожно! Злой Краб!», сэ-э-э-эр?

— Жжёшь, — гоготнул я. — Ну да, что-то типа того, с нарезкой из нахер разносимых сволочей пиратских.

— Сделаю, сэр. Возможно поможет.

— Посмотрим, — заключил я. — Так, с собой я тебя опять не беру. Неуютно, конечно, но, блин, делать тебе в Мухосранске просто нехер. А тут — дохера, губернатор системы Дживс, — хмыкнул я.

— Как пожелаете, сэр, но…

— Хорошо, уломал, чёрт языкатый. Временно исполняющий обязанности губернатора системы — так лучше?

— В некоторой степени «да», сэр.

— Ладно, тогда пойду я, — потянулся я. — Надо будет Рори с собой позвать, с этим Головой познакомить, и вообще. С компом ерунда осталась, рачьё справится… А, Дживс, пока не забыл. Надо для регистраторов ставить Производственный Комплекс Номер Два. И подумать, чем его ещё загрузить.

— Работники, сэр.

— Ну поставить — не так много их нужно. А работники — ну с Мухосранска, да и вроде ты говорил, кто-то наняться из гостей пробовал.

— Четыре человека, сэр.

— Ну, уже кто-то, думаю кадровый вопрос за пару месяцев мы закроем. Так что комплекс возводить надо. И с девчонками обсуди, что там ещё делать параллельно с регистраторами. А впоследствии — вместо. Там года четыре понадобится?

— При полной загрузке и охвате сферы в световой час — примерно так, сэр.

— Ну вот да, а я на станции по готовым пробегусь, хотя даже и это не слишком нужно.

— Пятнадцать процентов точности и почти пятьдесят — отказоустойчивости, сэр.

— Потому и говорю: «не слишком», а не «нахер не надо».

— Я вас понял, сэр. Вопрос с вашими жёнами обсудим.

— И своей тоже.

— Простите, сэр?

— Ну а кто тебе Котя, педагог-педофил? — хмыкнул я.

— Я… как-то не рассматривал вопрос с этой точки зрения, сэр, — несколько растерянно выдал эфиряка. — И называть меня педо…

— Нормально тебя так называть, шутки у меня такие, охеренно остроумные.

— Как скажите, сэ-э-э-эр.

— Так и скажу. И схожу пока с Нади в тренировочную. Сам не желаешь?

— Я бы пока присмотрел за корабельным трафиком, сэр.

— Присмотри, — не стал возражать я и утопал.

Потренировались, обрадовал Рори новой обязанностью. Последней, «механику и девушке» Мыша это не слишком понравилось, но на прямой вопрос — она участник Клешни, или бесплатное приложение к пилоту Досу? — девчонка собралась и физиономию кривить прекратила.

А на следующий день мы стартовали к Новому Миллениуму. С полным трюмом галдящих работников, за новой партией работников и (уже точно выверну колобку что-нибудь колобковое, если начнёт кобенится) за обслуживающим персоналом.

И вопрос уже не только и не столько в персонале борделей и прочих мест высококультурного досуга — шли бы на хрен высокоморальные мухозасранцы и мухозасранки. Я тут прикинул, да и выходило, что всякого шлюховатого народу обоих полов на станцию в течение ближайших месяцев подтянется гораздо больше, чем надо. Ещё и отбиваться придётся.

Соответственно, летят к нам не за потрахаться, а за контрактами. Потерпят, блин эти месяцы!

Но вот раки разносящие тёплый спирт и прочие разносолы начинали вызывать болезненные ощущения не только у Лори, но и меня. Ну ладно, пока один кабак был — хрен с ним, пяток так пяток. А сейчас полтинник точек общежрания! И, соответственно, от четырёх до десятка(!) раков на них! И это натуральный звиздец, какой хернёй приходится высококлассным дроидам заниматься!

Притом и не закроешь эти жральни: такие вещи «на пустотных объектах общего пользования» регламентировались, их доступность и прочее. Варианты всё послать нахер были, конечно, но такие… Не слишком хорошие, в том плане, что о «наёмничей Тортуге» можно на годы, а то и навсегда, забыть.

Так что нужны работники — на этот раз полноценные пять тысяч. Ну, это исходя из двух смен и десятки, которая с колобком «в общем» оговаривалась. Ну и не меньше пары тысяч обслуги, потому что без неё эти пять тысяч даже учить не выйдет толком — некому будет.

Соответственно, Быстрый (достало меня серию «Быстрых» запоминать, путался постоянно — то Шустрый, то Скорый… достали они меня, после чего своим лордским произволом сделал я все лоханки Быстрыми, а остальные пусть как хотят) был оснащён тяжёлым пассажирским челноком, ну и каюты несколько переработали с трюмом. Вышел этакий лайнер-автобус, что вполне его назначению на ближайшие годы соответствует.

В общем, ввалились мы в гипер, а я, чтоб не пинать то, что не нужно, принялся в свободном грузовом отсеке колдунствовать над спутниками-регистраторами. Партию их раки загрузили, будет что развешивать по возвращению.

Через сутки вывалились в милленивосранской системе, после чего я, чтоб время не терять, затребовал связь с Головой через станцию.

— Лорд Краб, приветствую! Ждём-ждём…

— Вот и дождались, — констатировал я. — Голова, я вам, точнее вашей станции подарочек привёз…

А в ответ тишина, да сопение с шипением, как будто колобок в Дарта Ведра превратился. Задумался я на секунду, припомнил свою крабскую морду лица, тон которым я к Голове обратился…

— Гыг! — ржанул я. — Голова, я в хорошем смысле.

— Точно?

— Приблизительно, блин! Компьютер центральный вам припёр, в качестве жеста дипломатической помощи. Для станции. Вот хочу пару дроидов направить, смонтировать. Но ваши отбиваться же начнут, не хочу с боем.

— Не надо с боем, — поддержал мою миролюбивую натуру Голова. — А старый компьютер….

— Да оставляйте, мне без нужды, — прекрасно понял я колебания колобка.

— Вот и замечательно, лорд Краб. Большое вам… дипломатическое спасибо! — дипломатично выразился Голова.

— Большое вам дипломатическое пожалуйста, — блеснул я протоколом и прочей фигнёй.

Правда в трюме немного задумался — комп был здоровой дурой, в Серп хрен влезет. А гонять челнок лениво, да и вообще хотел я его с народом спускать, пока раки возятся. Впрочем, донный мои сомнения отметил и изрёк:

— Прошу разрешения проявить инициативу, главнокомандующий Краб!

— Разрешаю, — заинтересовался я.

И донный проявил, молодец такой: вот реально, хер додумаешься до такого! В общем, один из двойки влез в кабину Серпа, а второй вытянул клешни, обнял комп и… Натёк полиморфным металлом своей задницы (ну, шейки, если уж рак) на ракетонесущий пилон.

— Вопрос транспортировки оборудования, предназначенного для монтажа, приемлем, главнокомандующий Краб?

— Вполне, орел, рак донный! — искренне похвалил я, прикинув, что в вакууме с компом ничего не случится, да и излучение за минуты пути нихрена с ним не сделает.

— Рад служить, главнокомандующий Краб!

— Вот и молодец. Давай, дуй на станцию.

— Слушаюсь!

Ну а пока донный дул на станцию, мы с остальными раками загнали отпускников на челнок, и я, прихватив Рори (ну надо с этим Головой знакомить, а то мало ли. Так-то, по-уму, ей вообще спускаться не придётся: рак челнок до планеты доведёт, смену выгрузит-загрузит) стал спускаться к столице Мухосранска. С пафосным названием каким-то, которое я, блин, забыл. И самое ужасное — не расстроен этим фактом ни разу, мысленно ржанул я.

Глава 18

На посадочном поле деревни Вечной (вспомнил-таки я его, когда увидел) был, по сравнению с прошлым разом, ажиотаж. То есть, местная жизнь была представлена не одиноким погонщиком слизняка Толстый и его телегой — последних я вообще не увидел. А несколькими десятками телег со слизняками за пределами посадочного поля, ну и небывалой, как я подозреваю, для этих мест толпой — человек тридцать. В плане собранных самостоятельно — так-то я пару тысяч привезённых назад рабочих тут грузил.

Перед открытием шлюза направил раков проверить, не забыли ли работнички на радостях о прелестях родной планеты — в плане, оделили ли носовые фильтры.

С этим модным в Мухосранске аксессуаром вообще была морока — местные, с рождения знавшие, что выход из помещения (да и большая часть помещений) без фильтра прерогатива очень мазохистически настроенных суицидников, от фильтров отказываться не то, чтобы не хотели. Скорее не могли, дело доходило до истерик и панических атак, притом, что фильтры никто не отнимал.

Но, потихоньку, распробовав на Инее, да и на станции прелести дыхания без них (реально распробовав, например, работники стали гораздо громче говорить и чаще смеяться — раньше бубнили под нос, да фыркали, максимум хихикали тихонько) эти ребята могли реально забыть.

И парочка особо стремящихся в герои товарищей и вправду забыли, орлы и орлицы, блин. Но раки им педагогических люлей вставили и аппарель я отрывал спокойно.

Колобок надулся, хотел выдать звуки, но оказался погребён окружением: в основном парами в возрасте. под вопли «маман-папан» и обратными «кровиночка ненаглядная» на посадочном поле начался бардак.

Полураздавленный колобок печально оглядывал творящееся, увидел мой поманивающий жест и кивнул.

Подкатился к аппарели, был представлен Рори и наоборот, и затащен внутрь, обсуждать.

— Значит так, Голова. Пять тысяч работников есть?

— Есть даже немного больше, лорд Краб, — застеснялся колобок. — Но вы сможете отобрать…

— Сколько?

— Тысяч семь с чем-то. Но не больше восьми!

— Это с учётом обслуживающего персонала? — уточнил я.

— С ним, — вздохнул Голова. — Только вы…

— Блин, не буду я их в шлюхи насильно пихать! Это работа, высокооплачиваемая! Не хотят — не надо. Мне, блин, официанты нужнее, а шлюхи сами налетят, они такие.

— Славно-славно, — повеселел Голова. — А что мы вам должны за компьютер?

— Сказал же, помощь дипломатическая. Да, вот вам налог. Я за работу вашим сразу меньше платил.

— Вот спасибо хорошо! — возликовал Голова, взглянув на сообщение браскомма.

— Угу. Работники в курсе, сколько налогов платят, — на всякий уточнил я.

На что был приятно удивлён: колобок глазки не отводил, губку не кривил, а просто кивнул: мол, знают — и хорошо. Вот блин, иной раз на такого посмотришь, да и всем вокруг уровень технического развития угробить ниже плинтуса захочется, отметил я.

— Так, тогда народ заводите в челнок, можно всех — работу и место найдём. Дальше, Голова. вы определились, что вам нужно?

— Как-то нет… вы в плане — для планеты?

— Нет, блин, об обстановке в вашем кабинете! Для планеты, конечно. Через месяц пилот моего Дома доставит смену — кстати, раз уж семь с половиной, то наберите пять к тем двум, что на отдыхе.

— Сделаю, лорд Краб. Но как-то… столько всего нужно, — аж растерялся колобок.

— Так, есть на поле кто-то, кто народ сможет на судно погрузить? Новеньких, дроиды встретят.

— Есть, мой заместитель.

— Вот и пните его, а сами посидите, прикиньте, терминал в вашем распоряжении.

Пока колобок катался туда-сюда, я прикидывал. Ну вот я меценатствую, со страшной силой. Вообще — ни хрена, просто беру нужных мне работников, пусть с обучением, но чертовски недорого с перспективой на гражданское население Инея.

Но это для нас, с учётом того, что перегон до Нового Миллениума нихера не стоит, ну и по времени, за счёт «полного хода», которым и не ходит-то никто, без крайней нужды, всего день.

Так вот, как минимум — проявляю расположение и трачу время. А вот не пошлёт ли меня колобок с планетой через пару-тройку месяцев?

Покатал я мысль в голове, да и пришёл к выводу, что пошлёт — и сам дурак. Мне даже не придётся искать нового источника рабсилы — сама молодёжь, получающая образование и имеющая место, колобка запечёт в печи. И к моему визиту представит в качестве приветственного угощения, если пожелаю. Потому что летать на Новый Миллениум никто кроме нас (и возможных работорговцев) в ближайшее время, а то и вообще не будет.

Так что тут можно не беспокоится, хмыкнул я, взглянул через плечо колобка в голоэкран и потыкал пальцем.

— Уберите, Голова. Это я вам предоставлю бесплатно. Пособия, методички, учебная литература.

— Совсем?

— Наполшишечки, блин. Да, бесплатно. И нет, не боюсь, потому что вы не дурак. Вам нужно улучшать уровень жизни на Миллениуме, если вы хотите, чтобы люди остались на планете. А не кидать меня с договором, да и люди не поймут.

— Ну да, ну да, — покивал колобок. — Я, лорд Краб, признаться думал, что благородство аристо — выдумка голопостановок…

— Правильно думали, — веско покивал я. — Так, Голова, ещё один момент — с третьей смены я буду возвращать на Миллениум только желающих. Ваш налог вы получите, но мне банально нужны люди. И если ваши захотят переселится ко мне, то меня это устроит.

— Но это… но если к вам, да и знакомые знать будут… — забормотал явно выведенный из равновесия Голова. — Это… планеты-побратимы, лорд?

— Угу, — покивал я, вскинул клешню с сжатым кулаком. — Иней и Миллениум — братья навек!

— Тогда, наверное, и ничего. Уж лучше к вам, всё равно ведь часть улетит…

Ну, в общем, загрузил я дядьку. Но, блин, не мои проблемы — свои проблемы я решаю и за его счёт, ему не в убыток, а в прибыль, отчего крабски молодец, сам себя похвалил я.

И, через четыре часа, в которые отбывающих упихивали в челнок (особо порадовала речь колобка, что заставлять спать за деньги их не будут. Заставлять — нет, только за деньги, хех), мы с Мухосранска стартовали. Раки, монтирующие комп на станции, давно были на Быстром. Ну и станция продемонстрировала свою работоспособность, лихо скинув нам разгонную траекторию для входа в гипер на Иней. Излишне, но хорошо, что работает, да и как этакий вежливый жест — вполне.

Ну да ладно, лёг Быстрый на разгонную, Рори в каюту упёрлась по своим делам, а я сижу, значит, мысли всякие думаю. На тему того, что говорил мне в своё время сержант: «Не думай много, Андрюха! Привыкнешь!» Знал, что говорил, пророк этакий — и вправду, привык, сейчас вот об этом сижу и думаю.

Как вдруг выходит в системе из гипера судно. Ну, всяко бывает, но я от этого несколько напрягся: вероятность того, что это торгаш местный, конечно, есть.

Вот только отсутствие опознания в радиодиапозоне, которое должно гарантированно быть и достигнуть Быстрого чуть ли не раньше, чем отражённые лучи радара. Это раз. Траектория выхода судна была заведомо вне радиуса поражения ракет и орудий орбитальной крепости. Это два. И траекторию вражина, в чём я был уже почти уверен, меняла нам наперерез, это три.

А самое главное — сроки таковы, как если бы из Инея корабль стартовал фактически в один момент с нами, а прилетел в соответствии со своими динамическими характеристиками. И прибыл он со стороны Инея, что эту теорию подтверждает.

— Боевая тревога, посты на разгонниках — поднимайте башни, — сдублировал я соответствующую команду на терминале голосом.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб.

Подумал я, да и не стал дёргать Рори. Потом запись посмотрит, если что. А работников вообще смысла дёргать нет, пусть в каютах отходят от переживаний.

И вот, через минуту, разгонник верхней башни пальнул, а километрах в десяти от Быстрого расцвело облако ЭМ-шторма, небольшое, но чертовски интенсивное, способное пробиться сквозь защиту гражданских кораблей.

Быстрый — не он, но неприятно, а главное — попади такой снаряд в нас, корабль бы «оглох и ослеп» в радиодиапазоне на минуту, а то и пять, как повезёт.

Через полминуты после артиллеристского приветствия послышалось в эфире:

— Эй, аристо трахнутые! Глушите движок, открывайте шлюзы! Может и пощадим, гы-гы!

Как и ожидалось, скрежетнул я зубом, молча в эфире. Нехер с трупами говорить, а то трупы могут начать говорить с тобой. А жулик, засоряющий эфир — труп, со всем его экипажем, только этого не знают.

И вращал я построенную голограмму пирата. И нихрена мне это не нравилось. То есть, Быстрый, базово задуман как скоростной торговый корабль, к бою не предназначенный. Но мы, как понятно, беззубого курьера-грузовоза сделали зубастым, но… недостаточно. Против нас ударный крейсер, утыканный оружием, как сволочь. То есть, теоретически, разгонники Быстрого могут пирата разнести. За минимум десять минут боя, блин! Пока пират будет садить всем своим арсеналом, чертовски богатым. Пока этот паразит, очевидно, шмальнул снарядом с ЭМИ начинкой, в надежде наложить свои гнусные лапы и на корабль, и на трюм.

Так, а варианты-то какие? Мы не на Кистене, в гипер не уйдёшь. А всё эти пацифисты херовы, злопыхнул я. «Динамика отличная, да и с бронёй поработали. Хватит, не делай из грузового корабля ударное судно, Ан», не без злобы припомнил я. Вот принципиально разнесу пирата и… нет, не буду на мозги капать. Просто сделаю из всех быстрых ударные суда, без всякой дерьмократии и прочего плюрализма. У жизни, блин, голос весомее.

Так, ну ладно. Вариант раз — врубать движок на реверс и драпать к станции. Вариант не очень, но пирату хана — так-то со станцией этот паразит ещё мог, в принципе, потягаться. Но не с Быстрым — разгонники плюс ракеты станции этого деятеля уделают надёжно.

Это вариант хорош, за исключением того, что маловероятен. Пират недалеко, может поддать ходу. И если поймёт, что добыча уходит — начнёт шмалять всем. Что Быстрый может и переживёт, первое время, но ход потеряет. А дальше ясно.

Вариант два — гипер. Вообще не вариант. Пират идёт наперерез, вскоре начнём сближаться и нас он не отпустит, факт.

И вариант три — что-то придумать, столь охеренное, что напинать полноценному райдеру без потерь, торгашом.

Так, ладно, а что в активах у нас, ну кроме чертовски прочного, доработанного корпуса?

Два Серпа и три разгонника. Очень весомо, но опять же — прочность-время. Уделать, теоретически, можем. Но нихера это сделать не успеваем.

И Краб. Стоит в амортизирующем боксе… ну ка, теоретически если…

Так, что за корыто нам противостоит — не знаю. Но. Серп чертовски маневреннен и тягловит. Краба, на рачьей подвеске, хмыкнул я, он вытянет. И что дальше, начал я вращать схемы усреднённого одноклассника пирата.

Так, рубка и всё такое отпадает — прикрыто звиздец как, Серп не долетит, про десант говорить смешно. В район трюмов — на абордаж шансы есть, только мне звиздец. Не в Досах, которые могут быть, даже дело. Это боевой корабль, конрабордажная система, плюс сами вражины клювом щёлкать не будут, пусть платформами, но поджарят Краба.

Двигательная часть… та же жопа, что и спереди — турелей точечной обороны, как сволочей натыкано. Подлёт есть, но только блин через сопла двигателя, блин. Шанс? Ну, только если он его заглушит. А дальше… Да в принципе мину на топливопровод, прикинул я. Понятно, что кораблю нихрена не будет, но ход потеряет. А Быстрый получит свои десять и даже больше минут, спокойно расстреливая вражину вне зоны поражения, точнее в зоне гарантированного обнаружения\уклонения от выстрелов пирата.

Так, вариант — кривой. Другие есть? Ни хера. А значит — работаем.

— Рори, в рубку, бегом! — выдал я механику.

— А, Краб? А что…

— Бегом, — даже не стал повышать голос я, коротко скинув сводку на браскомм. — Поняла? — уточнил я у добежавшей.

— Да, а что…

— Смотри, идёшь на эту разгонную траекторию, — стал показывать я. — На уклонение. Он не погонится — смысла нет. Будет тебя поджидать. Вот тут, — прикинул я на голоэкране.

— Ну да, похоже, — кивнула бледная девчонка. — Так дождётся, если по этой траектории.

— Нихера, звиздеца он своего дождётся. Слушай — иди по этой траектории до приказа. Рак передаст, — обозвал я ни в чём неповинного дроида.

— А вы куда, Краб?

— На абордаж, конечно. И нет, я не йобнулся, — прочёл я в глазах подчинённой диагноз, — В смысле не больше обычного, — ржанул я. — Рори, не покидай траекторию! Угробишь меня, а после и сама пиратам достанемся!

— Слушаюсь, Краб! — прониклась девчонка. — А…

— Всё, удачи, — бросил я уже на бегу. — Рак, расконсервировать Краба, быстро. И прыжковый движок, монтаж всеми силами, кроме обслуги турелей!

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб! — ответил многотелый дроид.

Ебать, я псих, думал на бегу я, вращал в башке варианты, как бы без этого извращенства обойтись — и не находил. Ну, пишем на туалетной, заключил я, вбегая в трюм. Краб уже стоял посреди трюма, избавленный от контейнера, а раки донные облепили его, монтируя двигатель.

— Рак, меня надо десантировать в район двигателя противника, сопла. Не потеряв Серп и подобрав, после прыжка. Справишься?

— Минуту, главнокомандующий Краб! — а через минуту, — Приказ выполним. Но вас же сожжёт, главнокомандующий Краб!

— Херня, я ночью полечу, — припомнил я бородатый анекдот. — Кидай расчёты, проверю. И я в Краба.

Через минуту два Серпа покинули трюм, а к одному из них раком был принайтован Краб. Очень неоднозначно получилось, зато правдиво, хмыкнул я.

Предложенный раком донным вариант был вполне приемлем. Не без риска для второго Серпа, который должен был фигурять и отвлекать. Ну и не без неприятностей для моей тушки — перегрузка, чтоб её. Но, в целом, вполне осуществимо.

Тем временем, в эфире пиратскоё уёжище всячески ругалось и грозило — хотя, чем он ещё, после самого факта своего присутствия и последствий его может грозить — я не понимал. Рори сменила разгонный курс, пират начал замедляться, логично желая перехватить добычу, саму идущую в руки.

Но заматерился, как сволочь, когда Серп показался у него на радаре. Этого придурка тот факт, что в эфире мёртвая тишина — не смущала, впрочем, пусть потреплется напоследок.

Успокаивал я такими мыслями весьма неприятную болтанку, с перепадами гравитации от нуля, до шести же. Пользуясь своей распределённой сетью Рак Донный придавал серпу ускорение в моменты, когда сенсоры вражины не просвечивали наше местоположение. И, соответственно, вырубал и летел по инерции, когда просвечивали.

Обычными радарами и прочим нас хер заметишь — слишком невелика масса. А радары точечной обороны были гораздо ближе к врагу.

В общем, ощущение взбиваемого коктейля были чертовски неприятны, но охерительно оправданны. Так что я бултыхался и терпел.

Через три минуты этого пиздеца Серп зашёл в заднюю полусферу к пирату. Замер на несколько секунд и совершил рывок, который бы меня гарантированно прибил, невзирая на гравикомпенсатор. Но улучшенное всяческим колдунством тело просто отозвалось Болью, с большой буквы, не сломавшись. А обливающийся потом я в ложементе вместе с крабом летел по инерции в сторону неработающих дюз.

Серп же сделал совершенно невозможную для живого пилота эволюцию, погасив скорость и замерев, стал дрейфовать, ожидая меня.

И вот, через минуту, Краб начал кувыркаться по поверхности дюзы, гася скорость. Обогащая меня новыми перепадами гравитации, ну и добавляя пламенной любви к пиратской сволочи.

Наконец, долбление о стенки дюзы прекратились, а с кряхтеньем (ну как-то кряхтелось, с чего-то, блин) поднявший Краба на магнитных зацепах я оценил, куда меня занесло.

— А неплохо, — оценил я вслух. — Так, это топливопровод я толком не достану… но он мне и не нужен! — на этом я оскалился в крабской улыбке.

Дело в том, что меня зашвырнуло фактически к заслонкам выпуска плазмы в ускорители. А мина… Какая, нахрен, мина технику-колдунцу восьмидесятого уровня, хехе. Сам справлюсь, а тут даже удачнее, чем предполагал.

Прижал ложемент к заслонке и принялся колдунствовать — ну, недаром я столько всякого барахла сотворил. Правда была тонкость — для правильной диверсии надо было чтобы все механизмы движка работали штатно. А моё ма-а-аленькое техническое улучшение до врубания полного хода не фиксировалось.

И укреплял я металл, чаровал против уроны, даже на катушках электромагнитных, до которых достал, проводимость улучшил.

После чего не удержался, ударил клешнёй по сгибу второй, немного поликовав. И врубил прыжковый движок, разгоняясь.

Стараясь набрать максимальную скорость, потому как внутри дюзы ни один псих радаров не поставит, а дальше можно и по инерции.

Через минуту свободного полёта Краба захлестнул нитевидный рак, становясь менее нитевидным и притягивая Дос к пилону.

— Связь.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб.

— Это я Рори, Краб, — оттранслировал я, а произнёс рак в рубке.

— Краб, до зоны поражения меньше минуты!!! Нас собьют…

— Молчать! Двигатели на реверс, срочно! Меняй траекторию!

— Но мы потеряем скорость…

— Это приказ!

— Слушаюсь, — послышалось в ответ.

Вот и умница, девочка, подумал я. А то уже думал приказ рачью давать, брать Быстрый под контроль. Несложно, но с Рори после этого бы Клешня рассталась, факт. А возможно и с Мышом — уже не по своей воле. Но… в общем, не случилось — и славно.

— Второй Серп? — уточнил я в ожидании.

— Повреждения не более тридцати процентов летательного аппарата, главнокомандующий Краб! Целостность платформы Рака Донного — сто процентов.

— Зашибись, — бросил я, и уже нервничая поинтересовался вслух у пирата. — Ну что же ты, скотина? Добыча же уходит.

Не по радио, конечно. И, как бы в ответ на мои слова, дюзы корабля начали наливатся огнём, кроме одной. Это одна чернела-чернела и вдруг развернулась раскрывшимся металлическим цветком, с бутоном голубоватого пламенем, перевитым чёрными разрядами электричества.

— Красиво вышло, спасибо поляризации. На Быстрый.

— Слушаюсь, командующий Краб.

Глава 19

По дороге на Быстрый, я прикидывал, что сотворил. Вариантов, на самом деле, было море. Но моей задачей было вывести из строя двигательную систему, что с успехом получилось. Плазма накопилась в камере дюзы, потому что переборку я поставил до датчиков, то есть для техников она просто пропадала. Притом, остальные дюзы шарашили и общее давление двигательной системы не слишком повышалось. То есть, техники гарантированно почувствовали неладное, но вырубать движки под брызги слюны своего идиота-капитана… В общем, логично решили забить.

А перегородка, наращенная моим колдунством, не вечная, в общем накопленная плазма хлынула в дюзу, сенсоры зафиксировали поток плазмы, распахнули заслонку. И врубили магнитные катушки. Улучшенные, хе-хе и немножечко неотцентрованые. В общем, вместо скромного факела, в дюзе оказалась клуб в тонну, не менее, плазмы. А импульс от улучшенных катушек указал ему, куда воевать.

Итог я наблюдал — одной дюзе однозначный и безоговорочный северный пушной зверёк, остальные чинить недели, которых пирату никто не даст.

— Состояние пассажиров? — поинтересовался я у донного и Рори, оказавшись на Быстром и вываливаясь из Краба.

— Целы, вроде…

— Повреждения лёгкой степени тяжести, главнокомандующий Краб, у восьми процентов пассажиров. И нестабильное психологическая состояние у подавляющего большинства, не менее восьмидесяти процентов. Более точно определить не имею возможности — индивидуальные особенности разумных, отклонения не всегда проявлены внешними факторами! Прошу простить!

— Прощаю. Орёл… в смысле Рак, Донный!

— Счастлив служить, главнокомандующий Краб!

— Вот и служи, — буркнул я, заваливаясь на мостик. — Рори, какого… хера Быстрый не стреляет?

— Вы не приказывали…

— А самой подумать? — риторически вопросил я. — Ладно. Рачьё, разносим эту лоханку нахер!

И разнесли, на металлолом. Рачьё по каютам побегало, работников успокоило — в общем-то, их «нестабильное психологическое состояние» можно прекрасно понять: первый раз в жизни покинули планету, первый раз на пустотном судне, а тут нежданно-негаданно перепад гравитации до трёх Же. Ну погасить инерцию Быстрого без перегрузки было никак, гравкомпенсаторы физически не справлялись.

В общем, потёр я праведные клешни, помянул дохлых жуликов недобрым словом, ну и выдохнул. А то, если честно, боялся пиздец как, всё столкновение. Разбаловали меня Кистень, Дживс под рукой — всегда чувство «прикрытого тыла», даже если гробанусь. А вот как сейчас, с голой жопой, на лихом донном раке — страшно. Не за себя, а за Быстрый и его экипаж и грузопассажиров. Впрочем, всё к лучшему, опыт небесполезный — Нади не зря мне напоминала: «Ты не бессмертный, Ан!»

Вот тогда — покивал и отмахнулся, а сейчас «прочувствовал», ухмыльнулся я, ну и тыкнул в кнопку связи со станцией. Не давай трындеть, кратко вывалил, что пират, пирату пиздец. Совсем. Ну и попрощался второй раз.

— Всё, Рори, по новой на разгонную. И иди, отдохни там, — буркнул я.

— Как же, отдохнёшь после такого, — передёрнулась она, обхватив руками плечи. — А…

— Записи на Инее Клешне будут доступны, сама посмотришь со всеми.

— А вы?

— А я… блин, неспокойно мне! — вдруг вырвалось у меня, даже клешнёй по столу треснул. — Понятно, что Быстрые будем в полноценные ударные десантно-штурмовые- суда переделывать, — на что Рори очень выразительно закивала.

Это при том, что когда обсуждали, а я говорил разумные вещи про пушки, гасящие Звёзды и эпичную броню, нихрена ничем непробиваемую перед Клешнёй — в сторонке стояла, да глазёнки закатывала. А сейчас — кивает согласно, с энтузиазмом. Вот что жопа животворящая делает!

— В общем, сейчас мне неспокойно. Иди, отдохни, лекарство прими. А я подумаю пока.

— А…

— Иди уже, — ухмыльнулся я.

А сам вызвал эфиряку — так, мол, и так, пиратское нападение, без подробностей. Мы целы-живы, пираты, соответственно, наоборот.

— Что в Инее, Дживс? — подытожил я свой рассказ резонным интересом.

— В системе Иней, сэр, всё в целом обстоит благополучно. Механик Лори производит ремонт, диагностику и оптимизацию.

— Кстати, Дживс, пока не забыл — везу почти семь тысяч рыл. Производственный Комплекс Номер Два нужно снабдить дополнительными жилыми площадями.

— Понял, сэр. Мне видится, что часть запасов нашего же товара подойдёт.

— Ангары-форпосты? — сам спросил и сам же ответил я. — Да, подойдут. Продолжай.

— Финансист Хелиса занята торговыми операциями. Вынужден признать, что удивлён и обрадован объёмом притока средств, но их источник мне несколько…

— Не нравится, — констатировал я. — Мне тоже, Дживс. Но как говорил мне отец — невозможно жить в социуме и быть свободным от него. Хотя бардак, конечно.

— Не нравится, а ваш отец был мудрым человеком, сэр. И в завершение — капитан Нади подобрала контракт и готовится к его выполнению. Отбудет через трое суток.

— Значит увидимся, хорошо, — констатировал я. — Дживс, а теперь к деталям.

— Ваша проницательность, сэ-э-эр…

— У меня, блин, охеренная проницательность — понять, что когда ты говоришь «в общем», то в мелочах какая-то жопа. В чём она на этот раз? Эти гребучие пираты?!

— Да, сэр.

— Сколько нападений за время моего отсутствия?

— Десять фактов нападения зафиксировано и действия предотвращены…

— Пиздец, за полтора дня. И за мной этот пидор гнался… Это ненормально, Дживс! Я вернусь — будем разбираться. Если придётся, блин, сжигать каждую пиратскую морду на медленном огне и кидать запись в сеть — сделаем это. Но я в этих скотов вобью, что Иней — место, где жулики дохнут!

— Как пожелаете, сэр.

— Так и пожелаю. До встречи, отбой, привет девчонкам, Дживс.

— До встречи, сэр.

А после я посидел и задумался. Паранойя у меня здоровая или нездоровая? Впрочем, будем считать, что тренировка колдунского инженера, окончательно решил и решился я. И, сразу после входа в гипер, отдал приказ:

— Рак, открывай доступ к башням разгонников. И самим разгонникам, — уточнил я, вспомнив, что с дроидом общаюсь.

— Изнутри, главнокомандующий Краб?

— Естественно, в гипер без скафандра я не полезу. В скафандре тоже. Вроде как там хрень творится всякая.

— Флуктуации пространства-времени, связанные с изменением топологии, главнокомандующий Краб!

— Во-во, и они тоже, — покивал я.

В общем, часов десять я занимался тем, что колдунством ломал разгонники Быстрого. Ну, скажем так, ломал — несколько неверно. Выводил разгонные катушки и конденсаторы на пиковые, невозможные значения. Разгонникам после выстрела в таком режиме — пиздец. В самом прямом смысле слова, да и находится рядом с ними, невзирая на экранирование и броню, не стоит — сожжёт, как бешенной микроволновкой.

Но ломы полетят во вражину на субсвете. Не как принято говорить, в плане «звиздец как быстро», а на настоящем субсвете, триста тысяч в секунду. На таких скоростях звиздец… да всему звиздец, насколько я успел узнать. Другое дело, что без колдунства таких параметров хер достигнешь — даже археотех не даст такой скорости снаряду.

Но тут… блин, неспокойно было, а вот как сотворил — стало спокойно.

Крышей я, что ли, с этим бесконечным крабством и долбанными пиратами еду, размышлял я остаток полёта, но пришёл к выводу, что пока любимые супруги, говорящие ласковыми голосами, не станут закутывать в смирительную рубашку — всё зашибись. А как укутают — будем думать.

Так и долетели. А вот при выходе из гипера я убедился, что я нихера не псих и параноик, а охренительно разумный и правильный Краб! Дело в том, что не успел я появится из гипера, как последовало входящее сообщение:

— Глуши двигатели, отключай щиты, открывай причальный трюм! Рыпнешся — разнесём!

В паре сотен километров от Быстрого бултыхалась среднетоннажная лоханка, нагло водя своими пухалами в наш адрес!

— Привет, Дживс, — связался я с партнёром, тыча в кнопки. Скоро буду, собирай совет Дома, меня всё это достало!

— Приветствую, сэр. Серпы подлетят через…

— Нахер, сам справлюсь, — буркнул я. — Рак, отводи тела от разгонников!

— Слушаюсь, главнокомандующий, Краб!

— Это, на торгаше, чего замер? Обделался, гы…

Продолжить пирату не дало попадание разгонников, не просто уничтожившее корабль, а фактически испарившее его! Я, признаться, не ожидал взрыва, сходного с жёстким излучением, даже озадачился я, активируя щиты от жёсткого излучения.

— Сэр, на этот раз ваш милитаризм превзошёл мои самые смелые ожидания! Что вы сделали, сэр?

— Немного перестарался, — хмыкнул я. — Ну да и хер с ними, с жуликами этими. Дживс, собирай народ. И раков…

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб, — выдал рядом стоящий донный, явно подключившейся к «общей сети».

— Или так, да. В общем, собирай народ, Дживс.

— Слушаюсь, главнокомандующий сэ-э-э-эр, — сэркнул эфиряка.

Через пару часов было совещание, суровый и непреклонный я выкладывал свои претензии:

— Это пиздец какой-то! Просрали все полимеры! И вообще — мне кто-нибудь объяснит, какого хера у нас пиратствуют? Мы, блин их давим как тараканов, корабли в пыль! Уже не один десяток, блин! А они всё равно…

— Хочу отметить, сэр, что прибывающие в систему с торговой целью корабли практически не участвуют в пиратских нападениях. Так что начатая согласно вашим указаниям просветительская деятельность приносит плоды, сэр.

— Кислые, твёрдые и горькие, блин, — буркнул я. — Дживс, я, блин, понимаю, что торгаши с супер жадностью не хотят дохнуть, так что помогает. Но эти уроды-то откуда?!

— Определённое количество любителей лёгкой наживы…

— Но не СТОЛЬКО!

— Погоди, Краб.

— Говори, Котя. Если скажешь, что это нормально, — потыкал я в голоэкран со статистикой, — ну и обоснуешь… не знаю, забьём на всё и будем ставить межзвёздную крепость.

— Корпорации среагируют на потенциальную угрозу…

— Значит будем ставить такую, что будет похер на их реагирование! — злобно рявкнул я, вдохнул-выдохнул. — Так, Котя, что ты хотела сказать?

— Смотри, Краб. У нас система, по сути, в захолустье.

— Так.

— Дальше, рост корабельного трафика у нас за месяц скакнул с нуля до двух сотен кораблей в день. Это очень много, Краб.

— Сам знаю, и?

— И получается, что пиратствующие капитаны просто рванули за лёгкой наживой. Они просто не верят, что в Инее наложена нормальная система безопасности.

— Хм, имеешь в виду, что это временное явление?

— Такой наплыв пиратов — уверена, — уверенно покивала Мелкая.

— Ну хорошо, допустим. Вот только даже в таком раскладе — их не должно быть столько! Саргас достаточно свободный от пиратства Сектор, вообще-то!

— Тут согласна, некий фактор явно есть. Но прости, Краб, неизвестный мне, — развела Котя руками.

— Брать пирата живьём, — задумался я. — Блин, у нас кроме раков пехоты толком нет… Но, блин, придётся, похоже. Пусть рассказывает, паразит, кто на нас науськивает…

— Я тебе и сейчас скажу — кто, — вдруг сказала Лиса. — Мегакорпорации, Ан. И, кстати, если кто не в курсе, — обвела она всех присутствующих взглядом. — Пиратство в Секторе с портальным покрытием и сильной властью — корпоративной или аристократической — невозможно.

— А нападают на нас невозможные пираты.

— Не совсем правильно выразилась, — задумалась на несколько секунд Лиса. — Пират, именно зарабатывающий пиратством на жизнь и прочее — невозможен. Даже если он убивает всех, то статистически — третье нападение у него последнее.

— А изменение опознавательных кодов? — задал я вопрос, погоняв в голове варианты.

— Технически сложно, проверяемо, практически неосуществимо и недоступно для капитана корабля. Подобное может позволить только крупная корпорация, а использовать — мегакорпорация.

— Не совсем так, — уточнила Котя. — Есть возможности, но дорого и рентабельность пиратства при найме достаточного уровня специалистов… нерентабельно.

— Типа грабят и убивают, в поте лица своего, рискуют пипец как, а еле на хлеб хватает? — хмыкнул я.

— Близко к тому, — кивнула Мелкая.

— Так вот, — продолжила Лиса. — Все, я могу это уверенно утверждать, ВСЕ мегакорпорации, а, подозреваю и Великие Дома, имеют определённый штат… ну скажем так, не слишком чистоплотных капитанов, работающих на них. Не за деньги, а за прикрытие.

— Погоди, Лиса, — задумался я. — То есть, все пираты Саргаса, включая мразей, гадящих у нас — наёмники корпов?!

— Не совсем наёмники, Ан. Но скажем так, контролируются. Это не касается сбрендивших от жадности торговцев, — уточнила она. — Но если корабль и команда участвовала в более трёх пиратских нападений и жива — то она «под колпаком» мегакорпорации. Им дают определённое количество кодов «на жизнь», не бесплатно, притом. И требуют время от времени работы на себя, уже бесплатно. За саму возможность существования. Хотя, в нашем случае, подозреваю, могу и с наградой.

— Я даже говорить не хочу, что я об этом скотстве думаю. Потому что матерится буду безостановочно, не один час, — уточнил я. — Так, ладно, корпы — твари, в общем-то я это и так знал, — потёр я переносицу. — Какого, мать их, хера они натравливают своих ручных жуликов на Иней?!

— Пробуют на прочность, препятствуют возникновении в Саргасе традиции аристократических Домов. Надеются подмять нас и наше производство под себя, когда мы окажемся в безвыходной ситуации. Ан, я говорила, когда ты отказался работать по традиционным схемам — будет противодействие, — напомнила она.

— Помню, — буркнул я. — Блин, я про санкции какие дурацкие думал. А не про эту творящуюся пиздецому!..

— Главнокомандующий Краб, осмелюсь доложить, пиратское…

— РАЗНЕСИ НАХРЕН ПИДАРАСОВ! — рявкнул я. — Будь так любезен, Рак. И протоколируй нападение и акт правосудия.

— Исполняю, главнокомандующий Краб.

— Блин, о чём я… Да, так вот: так жить нельзя. С этим надо что-то делать! Сколько вообще пиратов в Саргасе? Ну этих, гандонов на посылках корпов?

— От пяти до восьми тысяч разнотоннажных судов…

— Пиздец…

— Но нужно учитывать, Ан, что те, кому покровительствует Вега, к нам вряд ли полезут. Разве что, по собственной инициативе, — уточнила Лиса.

— Из тёплых чувств? — не без ехидства уточнил я.

— А? — спросила подруга и слабо улыбнулась. — Нет, Ан. Просто в текущей ситуации Вега кровно заинтересована, чтоб Дом Форфис если не процветал, то был в порядке. На десять лет, потом могут и включится.

— Через десять лет либо Иней будет самым безопасным местом галактики, которым старые жулики будут пугать молодых гопников, либо нас тут не будет.

— Кстати, Ан, не стоит забывать, что творящееся сейчас — временное явление. Пираты, насколько я понимаю, прямо не подконтрольны, — на что Лиса полукивнула. — Так вот, то как ты их «нахер разносишь в пыль», — подмигнула Нади, — очень способствует будущей безопасности. Думаю, не более года — и в Иней эти любители лёгкой наживы будут боятся сунутся.

— Кстати, довольно позитивно отзываются на сетевых ресурсах по отношению к Дому Форфис. «Всем бы так пиратов гонять — жили бы в безопасном секторе!» — явно процитировала некоего сетевого печатальщика Мелкая. — Правда, есть ряд утверждающих, что мы сами имитируем пиратские нападения.

— Ну да, в подземельях Инея секретные лаборатории, откуда мы выпускаем орды пиратов. Напоказ их побеждаем, набираем популярность, а потом ка-а-а-ак используем в своих, мерзких и жутких целях. Каких — я потом придумаю, сейчас лень, — уточнил я. — Да и эти, в сети сами, небось, не придумали.

— Примерно так, — хмыкнула Котя.

— Ладно, всё понятно. Выходит, что надо этот год продержаться, — вздохнул я. — Через год, даже если плюнуть на слухи — в Секторе Саргас просто не останется пиратов. Физически, — крабски улыбнулся я.

Глава 20

В общем-то на десяти пиратских нападениях в день, ну плюс-минус, конечно, ситуация стабилизировалась. Ни хрена эта нервотрёпка, с профилактическим пиратоцидом не была стабильностью, даже «застойной». Но, просыпаясь с утра, можно было хотя бы примерно спланировать предстоящий день, без «Пиздец, куда бежать, все пропало!!!»

Нади укатила на контракт — довольно длительный и сложный, около месяца, от охраны, до «конкурентной борьбы с использованием нанятых специалистов». Что приятно — этот контракт был именно адресным, на Дом Форфис, от серьёзной и обеспеченной компании. Собственно, если быть честным, первый именно КОНТРАКТ, с момента возвращения Клешни в Сектор.

Вот честно, сам бы поехал, но блин… В Инее адово количество дел. Хоть и график планированию поддавался, но был он чертовски крабским. Дюжина часов возни с техникой, разговоры с какими-то охеревшими типами, которым вот непременно надо общаться с «лордом Форфисом» и никем иным. По какой-то ерунде, которую рак решит быстрее.

Ну и пираты, паразиты такие, да. В паре баров вообще устроили тотализаторы с трансляциями, на тему сколько очередной недоумок просуществует в виде твёрдом, а не газообразном. Я как узнал, изволил разгневаться, думал даже учинить разборки, с занесением в личные тела, но потом махнул клешнёй — чем бы пилот и капитан не тешились, лишь бы в Инее не пиратствовали.

Производственный Комплекс Номер Два начал производство: новички сильно снизили «ракозависимость» производства, а уж такого бардака, как рак, разносящий тёплый спирт, больше не было точно.

При всём при том, возникла в общем-то предсказуемая и ожидаемая ситуация. На которую я мысли думал, но замотался и махнул клешнёй. А вот сейчас сидел перед докладом и пытался вспомнить, что я там думал.

Поскольку бордель на станции мы открыли. Причём даже не по своей инициативе. Оказалось, что из мухозасранцев определённый процент, видишь ли, не желает трудится-учится, а желает дыхательными и пихательными много денежки поиметь. Ну, как по мне — бред, шлюхе вкалывать приходится больше, чем работяге, да и работа вредная, но хотят — смазку на соответствующие места и флаг в руки. Нам только проще.

Рачьё, снабжённое соответствующими обучающими программами (и не хочу знать детали!) провело обучение, дали добро, ну и, соответственно, Первый Орбитальный Дом Сексуальной Рекреации Инея (я, блин, даже запомнил!) начал работу.

И вот, отработав неделю, одна из шлюх нашла лоха. Или сама лоханулась, непринципиально. В общем «пришла любовь, расцвели помидоры, не хочу со всеми трахаться, хочу с ентим!»

В общем-то такая, не самая редкая ситуация. Правда есть у меня чёткая уверенность, что не пилот покупает «залежалый товар» в спутницы жизни, а экипаж приобретает «релаксатор сексуальный, одна штука». То есть, работать шлюхе шлюхой, только за еду, а не за деньги. И с несколько меньшим количеством клиентов.

Ну, по крайней мере, «влюблённый до одури» предложил шлюху выкупить, правда с оформлением всех документов.

И вот, вопрос тут не в том, что дура высоковероятно будет лет десять обслуживать весь корабль. Об этом её предупреждали, рак уточнил, дуре похер, при том, что она его не имеет. Мол, она королева, а все у её ног и прочее. Ну да, ну да, ну да и похрен.

Вопрос в другом: у нас не рабство или ещё какая пакость. То есть, выходило, что у техников-работяг на заводах — контракт, на отдачу долга за обучение. А вот с обслуживающим персоналом, причём неважно, разносящим пожрать и выпить какой, или обслуживающих дыхательными и пихательными — сложнее.

Самое главное — вот как вопрос сейчас решу, так и будет. Прецедент, чтоб его. Вещь обходимая, но и Дживс, и Нади в один голос говорили, что «лучше не обходить».

Да и сам прекрасно понимаю, что когда имеющий власть нагло врёт, меняет законы в угоду себе постоянно, когда законы тут работают, а тут — нет, это жулик, а не правитель.

То есть, вопрос довольно важный: вот мы привезли толпу мухозасранцев в Иней. И что они нам за это должны, с учётом того, что вот, как теперешняя шлюха, хотят сделать ручкой и Новому Мухосранску, и Клешне.

— Дживс, а давай как за обучение выставим. В смысле техника, — озвучил я плоды размышлений.

— Поясните, сэр.

— Ну вот смотри. Техники у нас выходят среднего уровня. Без каких-то там наворотов, скорее рабочие и операторы станков, чем техники.

— По большому счёту так, сэр.

— Вот, мы им платим пять сотен кредов в год. Из них сотня уходит как бы в «покрытия долга за обучение и дорогу», сотня Голове этому круглому, точнее налог планете.

— Верно, сэр.

— И выходит у нас, что должны нам эти ребята пять сотен кредов, каждый.

— Ваши математические способности поражают меня всё больше и больше, сэ-э-э-эр.

— Угу. Так вот, официанты, повара и шлюхи — ну, считай, обслуга — столько же должны.

— За дорогу, сэр?

— И за дорогу, и за нервы мои и травмированное воображение, — перечислял я. — И за обучение.

— И выходит, что оказывающий платные сексуальные услуги разумный может выкупиться за год, сэр.

— И хер с ними, Дживс, честно.

— Понял вашу позицию, сэр. Несколько не соответствует равенству…

— Дживс, ты-то меня не беси. Ну какое в жопу равенство между работягой, официантом и шлюхой? Последние самые оплачиваемые, согласен. Но труд, — хмыкнул я, — у них не самый простой. Кроме того, не хочешь — иди в официанты, танцовщицы, да продавщицы, блин.

Кстати, любопытный момент, что живые продавцы сохранились. Я вот раньше видел, но не понимал. А они есть и востребованы. Оказывается, у людей реально лучше покупают, чем у автоматов.

— Но нет, выбрали не самый простой, но высокооплачиваемый путь. И хер с ними. В общем, хочет этот пилот контракт выкупить — ставим ценник полкилокреда. Не нравится — пусть ищет шлюху подешевле.

В общем, девица улетела на новое место обслуживания, а у нас хоть появился тот самый прецедент, а то бардак выходил: то ли мы работорговцы, то ли благодушные идиоты, хрен разберёшься.

Так прошёл месяц, при довольно впечатляющем росте оборотов. Самое забавное, что, открыв торговлю надёжной и недорогой фортификацией, мы стали оживлять окрестное пространство. Компании и корпорации стали приглядываться, а что это интересное есть в плане заработать. Соответственно, появлялись и контракты, как на защиту от подлых конкурентов, так и наоборот. А у нас пилоты на станции незанятые, хе-хе.

В общем, половина не половина, но треть саргасовых наёмников если не перебрались за это время, то ошивались, в смысле время от времени появлялись на Инее. При этом, то ли Могильщик недоговаривал (что вряд ли, его и перепроверяли, да и крабкомм) толи его сильно не любящие старые пердуны были столь выдающейся пердунности, что звиздец.

В плане того, что вот Иней, всё зашибись, треть а то и больше регистрируемых Биржей заказов идёт через нас, а эти замшелости и окаменелости продолжают свою заунывную песню: «надо ду-у-у-умать, надо смотре-е-еть».

Это при том, что крабские танцы с баронетом Компотом до сих пор разглядывали, у лорда Форфиса, в моей роже, появился фан-клуб (от которого я, признаться, шарахался, как от огня — психи и дурынды, на всё отсутствие мозга йобнутые, озабоченные притом!) и прочие вещи.

Собственно, выходило, что Зиморсы нам даже помогли, потому что подобного ажиотажа, в положительном смысле, хер бы какие рекламщики выдали.

Так вот, при всём нашем несомненном и неотразимом крабстве, Биржа Наёмников, именно как организация, на Иней перебазироваться не спешила.

Ну а я уже прикидывал реальное создание параллельной структуры, пока теоретически. Чтоб если что — оставить окаменелостей кусать окаменелые локти над разбитым корытом. А самим иметь Биржу Найма Благородного Дома Форфис, вполне себе уважаемую и респектабельную организацию.

Ну и пираты… блядь, как они меня, паразиты такие, достали! И как они, блядь, меня бесят! Скоты, сволочи и подонки, блин! И пидарасы, да…

И ладно бы только эти, корповские собачки — разносили мы и раки их просто без разговоров, разве что поэффектнее старались. Так ещё и «честные капитаны» и… пилоты, блин, Досов! — и то поучаствовали. Правда в одном случае, но дошло до того, что даже не всех убивать нахрен пришлось.

Итак, день, значит, как день. Выпнул какого-то придурка (почти без мата!) которому «срочно понадобился лорд Форфис для конфиденциальной беседы». Этому торгашу, видишь ли, понадобилось согласовывать… аренду торгового помещения на станции. И ладно бы всей станции — ну я бы послал, но понял. Так нет, торговой, сука, точки! На полтора человека и тонну товара!

В общем, посылал я придурка без всякого понимания, но далеко.

И вот, начинаю уже потирать клешни: меня ждали завалы ретрансляторов для колдунства. А там Лори. И, самая шикарная в галактике, лорина попа.

И вот смех смехом, но вечером стопроцентно окажется, что или у меня, или у неё дела, в итоге вместо семейной жизни будем мы семейно дрыхнуть. Ещё и в нескольких тысячах километров друг от друга!

А вот в качестве отдыха между работой — очень может и успеем, очень даже не один раз, радостно предвкушал я. Да и вообще, в нашей семейно-трудовой жизни подобные моменты были спасением, последние месяцы. Ну, на мой взгляд так выходило, хер знает, как не по-моему.

Вот, значится, морально готовлюсь, лыбу, лорду Форфису неподобающую давлю, как вдруг доставший, как комар, когда заснуть не можешь, сигнал алярма.

— Ну шо опять?! — почти взвыл я. — Сами пиратов прибить не можете, как дети, ё-маё! Дживс, разберись сам, у меня важная работа с регистраторами…

— Я в курсе, сэ-э-эр, о присутствии механика Лори…

— Так какого хрена, ты, сволочь эфирная, тревогу поднимаешь?! Что, пиратов никогда не видел? — изящно пошутил я.

— Видел, сэ-э-э-эр. Однако, текущая ситуация довольно… неоднозначная.

— Если два пирата вознамерились ограбить друг друга — разноси нахер обоих, — принял мудрое решение я.

— Не вполне, сэр. Дело в том, что в пиратском нападении участвует отошедший от станции корабль, с четырнадцатью Досами и их командой.

— Так, стоп, — уже собрался я. — Ладно, понял, какая-то нехорошая херня… И за что мне всё это?! — спросил я у потолка.

Потолок, сволочь такая, молчал как партизан на допросе. А я, вздохнув, поставил крест на сегодняшних планах и… как придурок, бегом побежал в центр управления, блин! Нет бы скорбно попёрся, э-э-эх…

— Так, Дживс, давай по делу — что за пасажировоз, как, что и куда. И ты его проверил?

— Проверил, сэр. Довольно неоднозначная ситуация: капитан судна, насколько я могу судить, предложил перевозимым…

— А это не команда?

— Нет, сэр, отдельные пилоты и механики.

— Понял-принял, продолжай.

— Судно, на которое производят нападение, вышло в нерасчётной точке системы, подозреваю на нём агента…

— Возможно, но нам похер. Или проверил?

— Не успел, сэр.

— Точно похер, — заключил я.

— Как скажете, сэ-э-эр. Итак, капитан предложил пиратам участвовать в нападении. Судно атаки — контейнеровоз Лирбан, сэр.

— Блин, они же скупают форты, как горячие пирожки, — задумался я. — А контейнеровоз — куча оборудования, ресурсов. Жирный куш.

— Именно так рассудили восемь пилотов, сэр. Сам факт сговора я не наблюдал, но результаты, сэр…

— Понятно, а остальные семь?

— Судя по тому, что заблокировались в отсеке, боеготовы, но не предпринимают никаких действий, сэр…

— Понял, сами участвовать не стали, послали пирата и пидарасов продавшихся, но воевать не стали. И кто там кому поставил ультиматум — хер знает, но сидят и думают, их отпустят. Придурки, но хоть честные.

— Вынужден согласится с вашей оценкой их интеллекта, сэр. Но это не отменяет вопрос, что делать. Приказ о тотальном уничтожении в силе?

— Ты знаешь, Дживс. Вот хотелось бы сказать — да. Это кучу проблем бы сняло. Но, блин, я не весёлый наёмник. А уважаемый, отягощённый домом и семьёй Краб, — приосанился я, поправив фуражку. — В общем, Серпам, по возможности, повредить двигатели. Не дать пиратам навредить клиентам и уйти в гипер. Краба и… Нади улетела?

— Да, сэр.

— Вот же блин, я реально стал забывать о многочисленности семьи! Непорядок, Дживс!

— Сложно с вами не согласиться, сэ-э-эр.

— Не насилуй себя, Дживс, соглашайся.

— Как скажите, сэ-э-эр.

— Пилоты кроме меня из Клешни есть?

— Нет, сэр. Есть три пилота из Криля.

— Я их не знаю, ну да и похер, познакомлюсь. У них средние Досы?

— Два средних, на базе Гадюки и малый Молот, сэр.

— Молодой кто?

— Нет, сэр. Пилот, насколько мне известно, не стал менять Дос, хотя приветствовал модернизацию.

— Молодец какой, или упрямец, что тоже неплохо, — похвалил я. — Так, скидывай мне их дела и загружай с Досами на Кистень. И сам, прыжок же?

— Да, сэр, почти полтора световых часа.

— Да, тогда и сам грузись. Погнали, Дживс!

— Как скажете, сэр.

По дороге, на бегу, я знакомился с делами. Криль разросся до тридцати пилотов, я нихрена не работал с ними — банально не было времени, так что знал разве что по физиономиям. И, судя по всему, два лучевика-Гадюки — не скажу, что удачное сочетание, но и не скажу, что херовое. Гадюки были Досами очень неплохо сбалансированными, а если убрать артиллерию и боезапас, поменяв на дополнительный реактор и конденсаторы… ну, как минимум, интересно. И небесполезно, хотя в бою я таких не видел.

Но в текущей возможной операции лучевики скорее хорошо, чем наоборот. В невесомости, слава телепортатору, мы не окажемся, так что на навесное оборудование можно плюнуть. А Досы Клешни и Криля ультимативно делались так, чтобы средний влезал в телепортатор, принципиальный момент.

А вот Молот… сложно, хмыкнул я. Похоже поклонница Краба, судя по всему. Диверсионно-снайперский Дос, с каких начинали и иногда работают Флины, претерпел, явно в угоду пилоту, ряд изменений. Артиллерия нахрен, максимально возможная броня, ещё чуть-чуть — и вышел бы щитовой малый Дос, хмыкнул я. И вспомнил — валандался с этим Молотом, так же хмыкал, когда Досы Криля проходили «прокачку».

Но оружку я не видел, а зря — девчонка пилот, реально фанатела от Краба. Надеюсь, только от Доса, потому что со мной ей нихера не светит. Со мной и супругам законным не всегда светит, вздохнул я.

Так вот, два разгонника на Молот не поставишь — он поменьше Краба, энергии меньше, а броня отъедает ресурсы. Так вот, один разгонник и клешня, «крабья клешня», как стали называть этот вид пробойника дураки сетевые и просто дураки.

Потому что любому разумному пилоту, да просто человеку, а не идиоту, видно: клешня это крабская, а никак не какая-то там «кра-а-абья»!

Ну да ладно, в принципе — нормально, я на Крабе, двумя волнами, плюс пара дюжин рачья — справимся. В принципе, неплохо бы было, чтоб эта семёрка «отшельников» помогла, но судя по данным Дживса, они там чуть ли не спаскапсулу бронированную соорудили из отсека. Пока выберутся — можно десять пиратских корыт вырезать. Или гробанутся, тоже вариант.

Вот вообще бардак. Вот стал я ло-о-ордом, крабским и крутым. А бумаги гербовой как не видел, так и не вижу! Вот и приходится, хех, на туалетной писать.

Заскакиваю я, значит, на закрытую часть палубы станции — тут и телепортом можно, хотя и не слишком приятно им без скафандра или не в Досе прыгать. Но можно, а Досы со станции раки просто перекидывают и ловят, с челноками возится — реально дохрена нужного времени уходит.

И вот вижу парную и девчонку довольно обычных, пилотов лучевых Гадюк. Пухленькую невысокую девчонку — пилота Молота. И фанатку Краба и именно Краба, потому что «капитана Дрея» поприветствовала, но не более, вернув взгляд туда, куда пырился пихаемый локтем парень, ну и посмотрел я.

На самую шикарную попу галактики. Ну и на её гордую носительницу, Лори.

— Привет, — искренне улыбнулся я. — А ты…

— Я всё-таки твой механик, Ан, — сурово ответила Лори, но краем рта улыбнулась, слегка подмигнув.

Зашибись, с мордой суровой и непоколебимой порадовался я. Это Кистень, на обратном пути, да и задержаться в каюте можно… В общем, хоть и ситуёвина, конечно, но жизнь налаживается, порадовался я.

И забежали мы и тройка лориных подручных раков в появившуюся клетку телепортера.

Глава 21

На Кистене Дживс вселился в бортовой комп, оставив тело в посте управления станцией. Лори (мимоходом пожмяканная) обежала ребят, уточнила ряд моментов, вернулась ко мне.

— Что ставим, Ан?

— Ребятам, как я понял, не надо?

— РЭБ-рюкзачки и прыжковый на Молоте. Говорят нормально, — пожала плечами Лори. — А оружие и броню…

— Это понятно, наверное, тоже прыжковый, — прикинул я.

— Угу.

— Вместе, — подмигнул я подруге.

Всё-таки, с этим бесконечным технокрабством, я и сам стал неплохим техником. С кучей пробелов в опыте и образовании, тут не поспоришь. Зато колдунским и неплохим.

— Может не нужно будет абордажа? — пробормотала Лори.

— Может, самому… ну не то, что не хочется, а я бы с тобой в каюте оказался, — честно признался я.

— Я тоже, — серьёзно покивала Лори. — Ты очень давно без хорррошего техосмотра, Ан!

— Золотые слова, — важно покивал я. — Ладно, давай разберёмся с этими придурками — может и вправду обойдёмся, но разносить с этой семёркой… Не по-людски как-то.

— Не по-людски. А потом?

— А потом всё в жопу, — честно сказал я.

— И не только, — прыснула Лори, да и я посмеялся.

— Уломала, языкастая, не только. Давай всё пошлём и до вечера в каюту?

— До вечера, есть же… А, давай, Ан! — решительно махнула рукой девчонка. — Техосмотр не ждёт! — победно вскинула она кулачок.

— Вот-вот.

— Сэр, осмелюсь прервать вашу беседу….

— Зарраза, ты Дживс.

— Благодарю вас, сэ-э-эр. Кистень готов к прыжку, можем быть в досягаемости цели через три минуты, сэр.

— Блин, хорошо, нам ещё три минуты. Народ, по Досам! — повысил я голос, на что кивнувшие ребята разбежались. — Сбор у телепортатора! Дальше, Дживс, куда нам, на твой взгляд?

— В случае абордажа, сэр, рекомендую грузовой трюм, — скинул схему эфиряка.

— Угу, — прикинул я, залезая в ложемент, чмокнутый Лори. — Думаешь магистральный кабель им перерубить? — прикинул я.

— Оптимально, сэр. Судно лишится хода, управления и почти всего вооружения.

— Согласен, переборку Гадюки с полпинка прорежут. А дальше эти придурки на Досах, — хмыкнул я, осматривая список. — С НАШИМИ, чтоб их, разгонниками! Впрочем, им это не поможет. Время?

— Две минуты, сэр.

— В телепортатор, Сим! Я в ногах. Диса и Ноши, та же схема, за нами, — выдал я, крючась в ногах Гадюки.

И, как Дживс и говорил, через пару минут на командирском канале стали слышны переговоры.

— Дом Форфис требует у вас, судно «Нербрег» отключить двигатели, орудийные системы, открыть стыковочные шлюзы и ожидать силы Дома для… — начал было Дживс.

— Нахуй иди, сука! Не сдадимся и уйдём!

— Также предлагаю пилотам Досов на борту судна Нерберг сложить оружие, открыть ложементы. Обнаруженный в боеспособности Дос будет автоматически приравнен к пиратскому и вероятность разбирательства и возможного оправдания упадёт до нуля, — продолжил уже широким каналом Дживс.

Ответа не было, да и не могло быть: передатчики Досов не пробивали корабельную экранированную броню.

— Готовность, — предупредил я временного напарника. — Лори, старт!

И, через несколько секунд, мы обрушились на некие коробки. Причём эта толстая, жирная Гадюка придавила меня своими ходилками!

— Слезь с меня, блин! Бегом! — добавил я, пока Крилёныш тупил. — Вот, видишь, — уже отбежав указал я на появившихся вслед за нами девчонок. — Щёлкали бы клювом — могли и Досы повредить, на пустом месте.

— Прошу прощения, капитан. Никогда не пользовался телепортатором. Больше не повториться!

— Не повторится и молодец, — отметил я, с улыбкой наблюдая, как расплетаются девчонки — их Досы упали после наших, в пробитую в коробках щель. — Целы, готовы? — а получив утвердительные ответы, выдал. — Так, плавьте тут. Потом коридор и центральный кабель от реактора, — кинул я схему. — Жгите нахер, ни на что не отвлекайтесь. Перебьёте кабель — за мной.

— А мы?

— А мы прикрываем. Где думаешь встать? — устроил я миниэкзмен.

— За воротами, сбоку?

— Херовая идея. У тебя разгонник и задача прикрыть. Противник в открытые ворота нахрен разносит Гадюк, занятых делом, пока ты щёлкаешь клешнёй. Нам надо не только повредить противника, но и прикрыть Гадюк.

— Малыми Досами?!

— Ну так только туалет… тьфу, да малыми. Смотри, — кинул я схему расположения, где мы относительно укрыты, можем вести огонь, но явно «привлекаем внимание». — На позиции.

— Капитан, а можно вопрос?

— М-м-м?

— А где вы достали Краба? В наследство, на своей планете?

— Ну, можно и так сказать. В принципе да, наследство.

— Замечательный Дос, капитан.

— Охеренный, но хорош болтать — сейчас начнём работу.

Ноши замолчала, а Гадюки, тем временем, прорубили переборку и плавили следующую.

— Сим, назад, блин! — возмутился я, заметив, что парень двинулся вперёд. — Стоять на месте. Ты нахрен долбанулся — вы что сейчас сделаете?

— Перерубим… ой, бля!

— Во-во! Сейчас такой скачок ЭМ-поля будет — мама не горюй!

— Так она же загорюет, если я подойду?

— Вот и не подходи, — резонно ответил я, мысленно хмыкнув.

Лазеры двух Гадюк вскоре справились с кабелем, коротнуло знатно — вырубило свет, гравитацию, впрочем половинная, на аварийных аккумуляторах, как и тревожным мерцающий свет вскоре появились.

Ну а наше «прикрытие» оказалось излишним, как, впрочем, и девяносто процентов прикрытий. Вражины не появились, да и не факт, что знали о нас.

— Дживс, там этот придурок сдаться желания не проявил? — уточнил я.

— Насколько я понимаю, сэр, на судне сейчас бунт. Правда кого против кого — сложно сказать, сэр. Столь искусно владеющий ваши лексиконом капитан мёртв.

— Туда и дорога. И у меня лексикон гораздо богаче, — заступился за бедного себя я.

— Я знаю, сэ-э-эр. Изобилие мест, куда вы можете послать, не используя ни одного цензурного слова, кроме предлогов, поражает.

— Я такой, — умеренно погордился я широтой своей культурности и вообще. — В общем, команда режет друг друга. Удачи им в этом начинании, блин. Хотя если захватим — тоже разбираться, блин, — затосковал я.

— Осмелюсь напомнить, сэр — полиграф. Кроме того, есть распространённые и официально одобренные сыворотки правды, сэр.

— А допрос на раков, — несколько повеселел я.

— Вполне приемлемый вариант, сэр. Минуточку, сэр… — перестал писать эфиряка, а через минуту продолжил. — Сэр, в вашу сторону движутся шесть Досов. Примите данные.

— Принял. Пиратствующие? — подумал я, просматривая ТТХ.

— Они, сэр.

И выходило, что к нам топают тройка Мурмиллонов, заменивших артиллерию на разгонники, один Нетопырь РЭБ и пара Вампиров, в разгонно-лучевой модификации. То ли на полное переразгоннивание денег не хватило, либо универсалы. Ну, разберёмся.

— Гадюки, занимайте позиции, — скинул я в боевой чат схему. — А вот теперь, Ноши, наше место именно за дверьми. Стой, жди. Войдёт противник, — поднял я клешню и пощёлкал. — Но жди команду, может придётся выбегать, — мысленно поморщился я.

Так-то с резаком наперевес, клешнёй наголо — можно. Но, вообще-то, не очень вариант, в плане из разгонника в ложемент схлопотать. И за девчонку несколько опасаюсь — понимаю, что пилот Доса, а не кисейная барышня, но… Подчинённый, непосредственный и не слишком опытный, скажем так.

Хотя, если дымопылевухи… Но, блин, у нас Гадюки лучевые, своим же нагажу больше, чем вражинам.

— Краб, ты тут?! — прогрохотало из-за двери. — Можешь не отмалчиваться, Берехольд тебя срисовал, засранец!

— От засранца слышу, — ответил я транслирующим дроном, на всякий. — Сдаться пришёл, засранец?

— Не дождёшься, скотина! У нас пять Досов! Сдавайся, урод! Потом судно, Досы и мы улетаем. На Центральной тебя выпустим. Всё равно пилот ты — дерьмо!

— Угу, — не стал я даже спорить. — Первое — сам дурак. Второе — я тебя не буду посылать. Потому пепел нахуй не ходит, — пояснил я.

— Пафоса-то нагнал, недопилот! А сделать нихрена не можешь, гы-гы! — ликовал придурок.

— РЭБ дроны, слепим их наводчика, — бросил я в боевой чат. — И смещаемся, — дополнил я, приближаясь и передавая данные.

— А мы?

— Тоже, РЭБ-оператор, дроны. Они пока это трепло гундит, позиции занимали, — пояснил я. — По нам тоже целились.

— А о чём он, капитан, что за бред?

— Может накурился для храбрости, может и серьёзно считает, что Краб — это такой специальный актёр и неумеха. Мне как-то похер на мысли трупа, — признался я. — Всё, отбой болтовне.

Тем временем безымянный труп изощрялся в том, что считал остроумием. Нихера не остроумно, нужно отметить.

И, наконец, не слишком толстую броню отсека пробили выстрелы разгонников, как раз в тех местах, где мы стояли изначально.

Подняв левую клешню, я махнул Гадюкам — РЭБ дроны в замкнутом помещении устроили звиздец с радиосвязью, так что полагаться приходилось на жесты. А правую поднял для Молота, в плане «ждём».

В дыры от разгонников ударили лазеры Гадюк, не менее, а скорее более эффективные, чем разгонники на таком расстоянии. И дверь «потекла», раскаляясь, оплывая лимонно-жёлтым металлом в местах работы лазеров. А учитывая, что ребята вели вражеские Досы — скоро от врат ничего не останется.

Впрочем, вражины бесславно перегреваться не пожелали, а рванули вперёд, оставив перегретых Мурмиллона и Нетопыря РЭБ.

Вампир был ближе ко мне, так что «подсекая» и выводя из строя манипулятор с пухой, я рванул к нему, бросив Ноши целеуказание на Мурмиллона.

Тупит, отметил я отсутствие стрельбы единственного разгонника девчонки.

Впрочем, отслеживать других времени не было — удар клешнёй по суставу Вампира, уход за него же — Мурмиллон выстрелил по мне, сшибив Вампира на землю. Удар «под реактор», пара выстрелов разгонниками по Мурмиллону, на котором через секунду скрестились четыре луча, перегрев его ещё за секунду.

Правда переключение на «моего» Мурмиллона привело к том, что перегретый ещё «сквозь ворота» паразит пришёл в себя. Вскинул разгонник, получил от меня выстрел, сбивший прицел, и тоже зажарился, до отстрела реактора, в лучах сменивших позицию Гадюк.

И… всё. Вражин не осталось, Мурмиллон с которым возилась Ноши валялся с отстреленным ложементом. А вот проглядывание телеметрии вызвало два немедленных указания:

— Врубайте аварийные охладители. Молодцы! — обратился я к пилотам Гадюк. — А ты не очень, — припечатал я лишённый части манипулятора и разгонника малый Дос, точнее его пилота.

— Почему? Я же…

— Не стреляла. Потеряла разгонник. Мурмиллон — средний артиллеристский Дос. ОЧЕНЬ хреново приспособленный не только к сверхближнему, но и ближнему бою. Хуже только тяжи, да и то не все. У тебя вообще не должно быть повреждений. Первое действие — выстрел. Всегда, только если нет объективной причины не стрелять. В твоём случае — опорный манипулятор, если такой есть — выводишь противника из равновесия, либо сенсорные блоки. Потом работаешь пробойником, но тут к тебе претензий нет. Но попадание на подходе — косяк, исправляйся, — веско вынес диагноз я.

— Исправлюсь, — довольно надуто выдала девчонка.

Ну, хрен с ней, пусть дуется. Главное — чтобы запомнила и не забыла. А вообще — классный пилот, а будет ещё лучше, мысленно улыбнулся я.

— Дживс, какая обстановка?

— Предположительно законопослушные пилоты пребывают в запечатанном отсеке, ложементы открыты, сэр. У всех, кроме одного Доса, — уточнил эфиряка. — Команда корабля перешла от попытки прямых боевых действий к попыткам эвакуироваться, сэр.

— Сбили нахер, надеюсь?

— Естественно, сэ-э-эр.

— Ну и зашибись. Так, два Доса присоединившихся к пиратам?

— Стоят в трюме, сэр. С открытыми ложементами.

— Наивные. Впрочем — разберёмся. Запускай раков, берём это корыто, — принял решение я. — И заберёшь нас отсюда — неохота светить телепортатором перед ними…

— Мы в системе, со станцией и топливным заводом, сэ-э-э-эр.

— Стоп, то есть конспирация частоты прыжков не нужна?

— Скажем так, сэр, это способ не привлекать излишнего внимания и не хвастаться, как видится мне.

— Ну, в принципе — да. Наши люди в булошную на такси не ездят.

— Примерно так, сэр.

— Но надо бы прикупить несколько телепортаторов, — размечтался я. — На станцию, на Иней. А то, как лохи летаем челноками, а будем как мажоры — телепортатором. Блин, всё равно нужны, для боевого применения уж точно.

— Как пожелаете, сэ-э-эр. Вынужден напомнить, что финансовое положение Дома Форфис на данном этапе развития — не самое благополучное, сэ-э-эр.

— Молчи, грусть-тоска, — печально ответил я.

— Как пожелаете, сэр. Раки на борту, высылаю телепортатор.

— Угу, — отмыслетекстил я, отметив появление клетки.

— В телепрортатор, в обратном порядке, — кинул я в боевой чат.

— А? — понятно спросила Ноши, почемучка такая.

Понятно, потому что красноречиво потыкала целой клешнёй в результаты наших трудов.

— Раки разберутся, — не стал я играть в «загадочного командира». — Они уже на борту.

— А почему их не было с нами? — вдруг спросил парень.

— А потому что не нужны. Мы где работали, не в плане названия трюма, а размера, — уточнил я. — Основное оружие Рака — плазменный резак. Выводы?

— Мы были на грани перегрева и без них.

— Верно. Десяток раков — и вас бы вырубило через полминуты ведения огня.

— А если бы…

— А телепортатор кто-то отменял, если бы? — уже ехидно поинтересовался я. — Полезай в будку.

— А?

— В клетку телепортатора, блин.

Через секунду мы были на Кистене. Лори пыталась хлопотать вокруг Досов, но я ультимативно подхватил супругу под руку.

— Так. Мы — отдыхать и предаваться этому, гедонизму в общем. Заслужили, потому что! — воздел я клешню. — Дживс, захват, допросы и прочее — ну ты понял…

— Я понял, сэ-э-эр.

— Вот и зашибись. Ну, мы пошли, — увлёк я пискнувшую Лори в каюту.

Где все было замечательно, отдохнули и техосмотрелись и вообще.

Но это не отменяло довольно неприятного факта пиратства пилотов. И того, что в данном случае Дом Форфис должен выступать не как "самозащищающийся«(а в случае с разносимыми нахер пиратами это было именно так. Без мудацких «пределов», придуманных скотами), а именно как судебный и как его… ну в общем, отправить наказание, то есть вынесенный приговор.

И ведь тоже, геморой и нервотрёпка, валялся я в каюте Кистеня, просматривал отчёты, ну и тихонечко жмякал-поглаживал попу сладко посапывающей Лори, не без этого.

В общем, несколько деталей уточнить, и карать с силой страшной, вздохнул я. Но, блин, уже завтра, а сегодня всё нахрен, решил я, приобнял супругу, и заснул.

Глава 22

Судилище вышло довольно непростым. В плане того, что обычно пират разносится нахер, без всяких там выкрутасов с реверансами, ну и туда и дорога.

А сейчас выходило, что среди экипажа пирата есть «пираты наполшишечки». Собственно, пока я не вспомнил СВОЙ же ответ, в своё время данный Лори, я сидел и маялся хернёй, в плане того, «а правильно ли».

А ответ тот был — люди с оружием не могут быть невиновными. Базово и системно, взяв оружие в руки они самим этим взятием отвечают. И отмазки, типа «преступный приказ», «ну меня же убили бы» — не канают. С оружием в руках, посчитал, что твоя жизнь ценнее отнимаемых тобой чужих — значит виновен. Про варианты нажиться, поглумится над захваченными даже говорить смысле нет. И медик такого пиратского судна, и кок виновны не менее, чем абордажники и артиллеристы.

Так что команду пиратов я своей правосудной лордской рукой приговорил к казни смертью, всех и скопом. И зафиксировал это для Центральной, да и прецедент создал. Не хер потому что. Пусть бунт на корабле поднимают ДО пиратского нападения, сволочи такие, а не когда жареный Краб клешню к гузну тянет!

С этим ясно, как и с пилотами, пособничающими пиратами — казнь, хоть не своими руками, а то задолбался бы, и для мозгов не слишком полезно.

А вот с семёркой «в сторонке постою» пилотов и тремя их техниками выходила фигня. Потому что, как я сам выяснил с некоторым недоумением, таких «непричёмистых», согласно имеющимся прецедентам, раздевали до трусов, обвешивали долгами и вообще долгово порабощали. Причина «за невосприпятствование» в целом — понятна. Но нихера не причина, как по мне.

Но прецедент, мать его! И моё решение в данном случае будет на виду, как-никак. И Нади нет, посоветоваться. А Лиса скажет поработить со страшной силой, она такая, я знаю.

В общем, неоднозначная ситуация, прямо скажем.

— Думаете о неучаствующих в пиратском нападении, сэр?

— О них, скотах таких, Дживс. Может отпустить их и похер на эти прецеденты?

— Вынужден отметить, сэр, что данные прецеденты возникли не на пустом месте.

— Вот представь себе, Дживс, — ядовито ответил я. — Я это ПОНИМАЮ. Только от этого мне не проще, знаешь ли. Порабощать ребят, в общем-то не особо виноватых… А они, блин, ДОЛЖНЫ охреневать в атаке?

— Безусловно, не должны, сэр. И попав в текущую ситуацию, вполне могут принять последствия попадания в текущую ситуацию, в виде конфискации и штрафов, сэр.

— Ладно, возьму их в Криль, — решился я.

— Простите, сэр?

— Прощаю. Пятилетний контракт, на пониженной ставке, на их Досах. Типа отдают долги, и всё такое, — потёр клешни я, расслабляясь.

— Сэр, это… интересное решение.

— Оно самое. В общем, начнёт кто-то что-то вякать — будет послан далеко. Продолжит вякать — будет насажен на клешню!

— Сэ-э-э-эр, позвольте выразить бесконечное восхищения вашими выдающимися дипломатическими талантами!

— Позволяю, выражай.

— Выражаю, сэ-э-э-эр.

— Отлично, Дживс.

В общем-то, непиратские пилоты в целом были вполне благодарны. Восторгов, естественно, не выказывали — а кто бы, блин, выказал? Ну реально, арендуешь место на корабле, летишь по своим делам, и вдруг — пятилетний ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ контракт на пустом, по сути месте. Изволь пахать в поте лица на всяческих аристократических Крабов.

Но, с другой стороны, конфискация имущества и не отработка, а рабство — было вполне реальной и применяемой перспективой. Так что в относительной лояльности пополнения я был практически уверен.

Да и пилоты неплохие и опытные, Криль подтянут, умеренно радовался я. Клешнястые этим занимались, конечно, но одновременно и командирствовать и быть дрессировщиками пилотов — это не самое простое дело. Притом, что ветеранами Клешня, в большей своей части, являлись больше по сложности контрактов, чем по опыту и возрасту.

Кстати, довольно мягкосердечное решение через тот же Криль вскоре просочилось в сеть. И если претензий моё крабство ни от кого не получило — штрафанул? — штрафанул! А вид и тип этого штрафа — моё августейшее дело, и всех нахрен! То «лояльность к невинным пилотам» нашла отражение в специфических ресурсах пилотов.

И вот тут я уже реально поручил Дживсу и Лисе рассчитывать возможность создания своей Биржи. Потому что в сетевых ресурсах наёмников на Центральной (безусловно, не всех, но многих, если не большинстве) ведутся беседы, что Краб — охеренный ракообразный. Айда к нему, там не дорого, проблем с контрактами нет, мотаться в дороге месяцами не приходится.

А контакты Могильщика морды свои пенсионные воротят, паразиты такие, и блеют, что им ду-у-умать надо! Вот серьёзно, в жопу это цирк престарелых, практически решил я, махнув клешнёй.

Потому что на станции у нас, последнее время, пребывало не менее сотни Досов с пилотами и обслугой. Это «тусующиеся-отдыхающие», а мелькали и все четыре сотни. Кстати, и рожи мелькали знакомые, и рыла, и даже физиономии с лицами.

При том, что пилотов, в смысле наёмников, а не служащих, в секторе Саргас тысячи полторы, ну две максимум, с транзитом и пропавшими без вести, в плане хер знает, где шарящихся.

Что выходило весьма хорошим процентом и заделом под свою Биржу. Лететь на Центральную и радостно дуть в жопу пенсионерам, вымаливая, чтоб они «ну позязузя» переехали нет ни желания, ни, главное, времени. Так что проект параллельной Биржи запустился, пока в расчётах и осторожных намёках в сетке, на тему «хорошо бы…»

Вот с чем были реальные проблемы, так это с деньгами, как ни парадоксально это звучит. Вот вроде и производство, и контракты, и Акулушка наша ненаглядная на бирже шуршит… Но у нас, блин, даже не планетарный, а общесистемный проект. И моё «нужно выходить в ноль» нихера не ноль давало в итоге. А ощутимый минус — то есть, Криль и Клешнястые если не в шоколаде, то в мармеладе точно. Клиенты прут косяком, как наёмники, так и заказчики. А крабское семейство скоро на крабскую диету сядет, типа салата из Краба.

Потому что свободные, наши деньги, исчезали темпами космическими. Опять же — активы были. Та же лоханка пиратская, но логистика, блин. В общем, жадность боролось с жадностью, в итоге побеждала жадность, а не мы.

И вот, довольно удачно (как бы не слишком, вот реально подозрительно мне стало) один из ведущих «долговременные переговоры» клиентов предлагает контракт. Хороший, вкусный, интересный контракт.

И вроде бы всё хорошо, но меня несколько напрягла его «своевременность». Впрочем, Котя, добравшаяся до информационных закромов заказчика аж продемонстрировала запись знакового, где нас решили нанять, совета директоров. И вроде всё честно, нормальный совет, как бы заплатить поменьше, отжать побольше, всех наебать-наебунькать, а самим остаться в белом. Нормальный, в общем, совет буржуйский, как ему и положено быть.

В общем, я рылом аристократичным поводил, выбил ряд финансовых уступок (сам, признаться, не ожидал, да и не нацелен на них был), но отказываться было просто неприлично. Ну реально, я уже стал высчитывать, могу ли я позволить себе девочек на курорт свозить на недельку… Планетарный, на минуточку, Краб, в смысле лорд!

Так что ударили мы по виртуальным рукам, да и принялся я к контракту готовится.

Как и положено, при серьёзном найме, был это «агрессивный отжим собственности и вытеснение конкурента от кормушки на мороз». То есть, рейдерский захват и охрана захваченного, до выстраивания заказчиком оборонительной инфраструктуры. Самый типичный и нормальный для серьёзного отряда контракт, прямо скажем.

Из особенностей контракта было то, что наш заказчик был аффилирован с одной мегокорпорацией, а нападали мы на дочку другой мегакорпорации. Довольно нетипично — мегакорпы обычно срались или уже совсем лоб в лоб, или через кучу посредников. Впрочем, и тут моя паранойя пищи не получила: со «сдачей» позиций Веги, подобные конфликты за хлебные места стали если не нормой, но случались нередко, без всяких Крабов.

Вопрос в том, что корпорация Эрнон, которую нам предстояло воевать, не пользовалась наёмными силами. А вот гвардию имела мощную и неприятную. С Досами, парком боевой техники и прочее. У меня, при рассмотрении ситуации, вообще создалось ощущение, сто Эрнон — силовое подразделение, изначально так созданное, этим и занимающееся. А что на текущий момент она вкусным местом «владеет» — это банальная охрана на время невнятицы в спорном регионе. Просто проще и сокращает выкрутасы юридического толка, если охраняемые объекты «их» базово.

В общем, занялись мы сбором и оборудованием отряда — без шуток, потому что работа предстояла весьма непростая. Штурм, в идеале одновременный, десятка планетарных перерабатывающих центров-складов. Одновременный, потому что Эрнон в трёх сутках форсированного гиперперелёта имел базу, с гвардией и Досами, чтоб его.

То есть, если мы за три дня перемалываем защитников, занимаем отбитые точки, клиент шуршит с выстраиванием своей обороны — всё неплохо. Высадится подкрепление в горах (а планета была, судя по всему, молодой, уж с активностью тектонической точно — масса гор и буйные леса, на удивление — не джунгли, даже в тропическом поясе, а такая, лесистая секвоистость, фактически без подлеска, которому банально света не доставалось) или лесах, будем лениво, без надрыва отстреливаться, да и подкрепление перебросить не вопрос.

А вот если не возьмём, то вражины из «партизанят какие-то придурки, увидим — пинаем» превратятся в серьёзную проблему. Штурмовать укрепления с ударным отрядом врага в тылах — дело не благодатное.

Соответственно, надо было пять отрядов, в штурмовой модификации. И, блин, оборудование особо ломать не стоило, тоже фактор…

В общем, пятёрку самых толстых комплексов захватываем, оставляем покоцанных «на хозяйстве» и перемалываем оставшихся. Там даже если вражина все силы в один комплекс соберёт — в сутки управимся. Окапываемся и ликуем, постреливая по уныло ошивающимся в округе Досам и платформам подмоги. Если вообще высадятся, что не факт.

При этом, обвес, состав будет меняться. Да банально — ремонт будет нужен, гарантированно. И, соответственно, в отряд нужна бригада оперативных механиков. Ну, оперативность раки донные потянут, но вот кого с собой брать-то?

В общем, ввалился я в центральный пункт управления станцией, вперил в эфиряку свой крабский взор. Мудрый и печальный.

— У вас проблемы с пищеварением, сэ-э-эр? — подняла бровь эфирная сволочь.

— У меня — нет, а вот устроить я могу, — послулил я, решив сделать морду попроще — достали, потому что, паразиты такие. — Дживс, похоже на контракт мы летим с Лори.

— Логичное решение, сэр.

— Логичное, партнёр, но мне нихера не нравится, что мы упускаем обеспечиваемое тобой преимущество.

— Логичное недовольство, сэр.

— Ну охренеть, какой я стал логичный.

— Именно, сэ-э-эр.

— В общем, Дживс, готовься к проблеме с пищеварением. Давай думать, как тебя заменить на этом месте, — похлопал я по терминалу управления.

— Не думаю, сэр, что данный вопрос успеет решится…

— Я и не собираюсь требовать «решить всё прям сейчас!» — отмахнулся я. — И понятно, что на текущий контракт направимся без тебя. Просто, Дживс, ты оказался прикован к Инею. Нужна вменяемая замена, — веско выдал я.

— Вы учитываете, сэр, что моими возможностями по контролю и перемещению со считыванием информации с технических устройств в…

— Дживс, игра в «идиота-Краба» забавна, но не сейчас.

— Как пожелаете, сэр. То есть, учитываете и готовы принять последствия естественного ухудшения управляемости и, как следствие, безопасности?

— Иначе не завёл бы этот разговор. Вопрос в том, НАСКОЛЬКО ухудшится эта гребучая управляемость-безопасность.

— Я вас понял, сэр. Займусь моделированием, сэр.

— Вот и зашибись. А я пойду возится с Досами, — потянулся я.

— Сэ-э-эр, кстати, позвольте вас поздравить.

— М-м-м?

— Если вы припомните, сэ-э-эр, то в самом начале нашего знакомства, в фразе, связанной с выбором дальнейшего пути…

— Погоди-погоди, — расплылся в улыбке я. — Припоминаю: «Ну раз уж автосервисов в округе нет — пойду в наёмники!»

— Примерно так, сэр. И я поздравляю вас, с обретением своего автосервиса, сэ-э-эр!

— Блин, вот это реально мощно! — отметил я, наконец проржавшись. — Только учитывай, партнёр, это «наш» автосервис.

— Как пожелаете, сэр.

— Так и пожелаю. Ладно, потопал я работать, ну и ты про автоматизацию подумай.

— Сделаю, сэр. Удачи.

— И тебе того же, Дживс.

И вот, уже подготовили мы всё и вся, часть Клешни и Криля готовы, контракт заключён. Кистень, можно сказать, под парами. Как эфиряка выдаёт мне на артефакт, что само по себе звоночек.

— Сэр, с вами очень хочет встретится один человек.

— Дживс, охерительно смешно, но не до того, сам знаешь.

— Знаю, сэр. Но господин Зоги настаивает на встрече с «Мелким Крабом», сэр. Категорически, отказывается от переноса переговоров и в целом, готов начать конфликт, сэр.

— Модник? — изумился я.

Ну да, первый мой наёмный заказ, потом провели вместе небезынтересный массовый заказ. Хорошие у меня отношения с Модником, пилотом ракетно-артиллеристского Мамонта, хотя и виделись в жизни всего два раза, как раз на этих контрактах. Да вообще — «крёстный» он мой, Крабом обозвал, улыбался я, топая к кабаку.

— Привет, Зоги, — улыбнулся я пирсингованному, как сволочь, бородачу.

— Здорово, Ан! Или лорд…

— Забей. Что такое случилось, что ты бузатёришь? Контракт у меня на носу, времени…

— Я про контракт Краб, — нахмурился приятель. — Есть где поговорить? Дело пиздец какое важное! — требовательно уставился он на меня.

— Хм, пойдём, — нахмурился уже и я, проводил дядьку в каюту уже в служебной части станции, бухнулся в кресло, оповестив Дживса «важная информация!» артефактом. — Рассказывай, Модник, в чём дело.

— Дело, говоришь, — фыркнул Модник, зазвенел пирсингом он. — Ну слушай, Краб. Заваливаюсь я пару недель назад на Биржу — был со стороны заказчика кидок. Небольшой, но, — на что я понимающе покивал. — И вот, вопрос решил, а ко мне Лед Смертокрут, который дело и вёл, подваливает и зовёт на «серьёзный разговор».

— Да ты что? Вот прям разговор?

— Охерительно смешно, Краб. Я пошёл, ну мало ли — может интересное что. И сидят несколько менеджеров Биржи, из старых, уважаемых. И десяток капитанов отрядов, сильных отрядов, Краб. И знаешь, о чём базарят? — ехидно оскалился Модник.

— Догадываюсь, — с каменной мордой, но внутренне поёжившись выдал я. — Пидарасы старые. И завистники бездарные, блядь!

— Не такие уж и бездарные, Краб. И да, правильно ты понял — тебя топить хотят.

— Краба? Дебилы, — поставил я веский диагноз.

Поржали с Модником, тот и выдал расклады, кто, сколько и что.

— В общем, пиздец там будет, Краб. Отказывайся от контракта.

— Да щаззз! — возмутился я. — Подписанный, блин, контракт, от которого Дом Форфис и отряд Клешня ни с хера отказывается… Нет, не откажусь, Модник. И… спасибо, дружище. Реально — очень выручил. За мной долг…

— Забей, Краб! Какой долг, смешно, — отмахнулся Модник. — Мне-то, что эти пидарасы лучшего капитана столетия топят выбесило! Не по делу, а из зависти и из-за… да хуй знает, из-за чего. Но не по делу — зуб даю!

— Из-за говна своего, Модник. В голову им ударило оно, вот и творят херь. Считай в Инее тебе и твоему отряду техобслуживание, проживание и прочее бесплатно.

— А… а вот не откажусь, спасибо, Краб! — расплылся в лыбе Модник.

— И подумайте насчёт Клешни.

— Серьёзно?

— Такими словами не шутят. Я и без твоей помощи думал поговорить, но увидится не случалось.

— Хорошо, Краб. Интересно, подумаю с отрядом, — кивнул Модник, поднимаясь. — Ладно, раз бесплатно — пойду дрябну теплого спирта!

— Давай, Модник, удачи. У меня…

— Ясен хер, что дела. Подкинул я проблем. Но! Не подкинул бы…

— Был бы пиздец. Еще раз спасибо, бывай.

— Бывай, Краб, — попрощался Модник и свалил.

А я откинулся на диванчик, крепко задумавшись. кроме слова «пиздец» — нихера не до чего не додумался.

— И что делать будем, партнёр? — поинтересовался я у потолка.

— Сложно сказать, сэр. Надо думать.

— Я вот попробовал, Дживс. Нихера не получилось, — признался я. — Так. Собирай Клешню полным составом. Будем пробовать думать вместе.

— На Кистене, сэр?

— Да, в кают компании, — выдал я, поднимаясь. — Девчонкам информацию скинь сразу.

— Слушаюсь, сэр.

Глава 23

В общем, выходила, судя по всему, жопа. Шесть полноценных отрядов, тяжи, средние Досы… Опыт, возможности, а это не считая того, что гвардии корпорации-цели никто не отменял. Блин, Рыбак, паразит такой, пилот, познакомивший меня с такой машиной как Рекскенсер, сволочь такая, и то присоединился к «антикрабьей коалиции».

— Не понимаю, что им надо-то? — задала вопрос недоумевающая Лори.

В ответ раздались хмыки и мат, ну и я понял, что отвечать мне.

— Если не брать в расчёт добрых друзей Могильщика, — бросил я взгляд на ветерана, который застеснялся как красна девица.

Правда красны девицы, даже пребывая в смущении, столь изощрённо и мастерски не матерятся, факт.

— То ситуация выглядит так: для ветеранов на Центральной перебраться в Иней обозначает «лечь» под дом Форфис. Насколько это соответствует действительности — их протухшие мозги не волнует. Подозреваю, часть из них искренне «борется против наступающего крабского диктата», — фыркнул я.

— Понятно, а капитаны?

— Завидуют, гандоны драные! — рявкнул Могильщик.

— Угу, — покивал я. — Ну как же, новичок, никто не знает, они репутацию десятилетиями зарабатывали, отряды собирали. А тут — сильнейший отряд, своя планета, и, ужас-ужас, Биржу под себя подминает! А сам не умеет толком ничего, только на голокамеры дурака на Арене валять, — вспомнил я давешнего дохлого пирата.

— Довольно точное определение капитана, механик Лори. Корме того, не стоит забывать об интересе мегакорпораций, — дополнил Дживс, под кивки Лисы. — Дом Форфис слишком активно развивается, так что, как выражается капитан, стараются подрезать крылья на взлёте. Производящий Дом — производите. Боевой — воюйте. А и то, и то — слишком.

— Ладно, считают и считают. Кто-нибудь что-то предложить, кроме «закрабим всех!» может? — полюбопытствовал я.

— Я бы предложила отказаться от контракта, — протянула Лиса. — Но это не вариант.

— Это ни хера не вариант, — покивал я. — Репутация и прочее. Тут даже не важно, специально ли наш заказчик нас в это втянул — а, подозреваю, что именно как компания — нет, разве что отдельные директора. Но это похер — контракт заключён и должен быть выполнен. Далее, даже если откажемся, а я буду тупо сидеть на Инее — как я понимаю, я на данном этапе основная цель. То эти скоты переключаться на отряды на контрактах. Конкретно этим пидарасам, по большому счёту, мешает именно Клешня, как наёмный отряд. Соответственно и цели понятны, — развёл клешнями я.

— Субнайм…

— Херня, — рубанул лапой Могильщик. — Субнайм — это Биржа.

— И все наши наёмники радостно высветятся у этих гандонов. И они либо привлекут ещё пидорасни завистливой — думаю найдут. Либо просто… забьют. И тот же расклад, этот контракт выполняем, а дальше…

— Время играет против них, — нейтрально отметила Нади.

— И поэтому окажется та же ситуация, что с Зиморсами. Только хуже, блин — там было чёткое и понятное количество противников. А тут — хер знает, когда вылезут. И сколько их будет. Поэтому, вот как я ситуацию в башке не вращал — выходит, что нам НАДО идти на этот гребучий контракт. И не просто идти, а опиздюлить этих козлов так, чтоб это прогремело по всему Сектору. И иных вариантов я не вижу, — подытожил я.

— Вопрос, — подняла руку Искусница. — А они на планете-цели?

— Хороший вопрос. Судя по всему — нет. Просто не успеют, если учесть совещание на Центральной. Максимум прибудут с силами заказчика, и то вряд ли. Скорее всего с подкреплениями.

— Ловушки, Краб.

— Ловушки, Искусница, — кивнул я. — И не только. Их, блин, дохера! Нужно любые методы и способы, хитрые варианты, да хоть чёрт в ступе, чтоб получить крупицу преимущества!

— А почему в ступе?

— А потому что чёрт. Забейте, поговорка с родины. В общем, народ, у нас есть шесть часов. После чего мы стартуем. И эти шесть часов на то, чтобы понять, придумать, вывернутся и порвать…

— Дорвать! — рявкнул Могильщик.

— Да, дорвать этих гандонов. Всех, сколько их прилетит.

Думали, думали и придумали. Поодиночке, с учётом разных комплексов нас передавят. Вот никак не вытянем, вообще. А вот сконцентрировав силы в одном центре, подготовившись, не без продукции, хе-хе, нашего производства, фортификационного — выходит не совсем плохо. Совсем неплохо выходит, вынесли вердикт Нади с Могильщиком, смотавшись до симулятора. И это мы ещё так, на скорую руку подумали.

Так что на Кистень потянулась вереница дополнительного оборудования. А количество робонадсмотрщиков на Инее ощутимо сократилась — раки донные нужны были и как строительные силы, и как операторы платформ, и как боевые единицы.

Правда оставался вопрос с заказчиком — оставлять захваченные комплексы дело такое, не самое с его, корыстной точки зрения, правильное. Но, во-первых, если мы не отобьёмся — он потеряет не часть, а всё. Во-вторых, крайне маловероятно, что пусть и идеологически накачанные антикрабской пропагандой наёмники будут корёжить имущество нанимателя «за ради идеи». Ну и в-третьих, если заказчик встанет в позу, мол, лягте костьми, но защитите вообще всё — то он будет послан в жопу, на основании более чем четырёхкратного превосходства противника, с разрывом контракта.

Самая семечка в том, в таком раскладе, что платить за уже выполненную работу ему придётся, тут никакие пердуны на Бирже против регистраторов и заключённого договора не помогут. А отбитое имущество станет уже НАШИМ, по всем законам. И ему не за контракт платить придётся, а у нас выкупать. Не согласится — покупатели найдутся, те же эронцы, что самое смешное.

В общем, если всё пойдёт по плану (что редко когда бывает, но всегда хочется верить), мы одним выстрелом убьём такое количество ушастых, что самому такого счастливчика, как я, удавить хочется. Из чувства справедливости.

— Заказчику сообщать не будешь, Ан? — уточнила уже на Кистене, когда мы повторно отстыковались от станции, Нади.

— Нет. Никто не даст гарантии, что те же, сменившие мнение о найме директора — не под влиянием наших зложелателей. Понимаешь, вроде у всех свои интересы, но мегакорпы везде проглядывают. Думаю, биржевых «борцов с секторальным крабством» они поддерживают, прямо или косвенно.

— Паранойя. Правильная паранойя, — одобрительно кивнула подруга.

— А я бы наши заготовки улучшила эфиром, — вдруг выдала Лори, неведомым образом оказавшаяся на мостике.

— Как ты это делаешь? — требовательно уставился я на подругу.

— Делаю что? — захлопала ресницами непонимающая Лори.

— Блин, проехали. Лететь пару дней, вообще — можно. Не лишним будет, — признал я. — Но не больше восьми часов в день. Семейные дела, и нефиг!

Последнее утверждение поддержала и Нади, решительно пожмякав лорину попу, под лорин писк.

Так что, пока народ оттачивал работу, индивидуальную и коллективную, в симуляторе, мы перебирали капсулы, купола, мины, турели… Кучу добра, прихваченного с собой. Проверяли, перепроверяли, я колдунствовал в умеренных масштабах, но на совесть — от этого барахла зависели наши жизни, так что надо.

В системе назначения вывалились не на орбите, как должны были изначально, а вне планетарной системы — нужно было проверить ряд моментов. И, выйдя, заказчику направилось уведомление, с требованием объявления конфликта. В теории, мы должны были это делать с орбиты, в процессе десантирования, но в рамках текущих раскладов, не вызывало у меня доверия ничего. Кроме совсем своих, так что лучше подстраховаться.

И вот, через четверть часа (чертовски нервных четверть часа, прямо скажем — как на иголках) на связь вышел Дживс.

— Сэр, официальный конфликт объявлен.

— Зашибись, — потёр я клешни. — Нади, подготовишь десант?

— Само собой, Ан, — выдала удаляющаяся подруга.

— А я присмотрю за техникой, — выдала вторая удаляющаяся подруга.

— А я парой слов с тобой обменяюсь, партнёр, — озвучил я. — На Инее всё в порядке?

— За те два дня, что вы отсутствовали, сэ-э-эр, планета Иней не сменила орбиты, а станция не планету не упала.

— Замечательные новости, Дживс, — порадовался я. — А по делу?

— Если же по делу, сэр, то ожидаемое снижение темпов производства. Пиратские нападения не участились, но и не пропали.

— На подобное чудо я и не рассчитывал.

— Тогда его и не случилось, сэр. В остальном всё в штатном режиме, за исключением вашего старого приятеля.

— Ммм?

— Мне кажется, вы несколько необдуманно предоставили капитану Зогги безвозмездный доступ к питейным заведениям станции, сэр.

— Что, в разор ввёл? — хмыкнул я.

— Нет, сэ-э-эр. Упился тёплым спиртом до запоя, сэ-э-эр. Выводится из него, на данный момент, силами медицинского персонала, — чопорно изрёк эфиряка, пока я похрюкивал из под стола.

— Жжёт, гыг. Выживет? — уточнил я.

— Безусловно, сэр. Так же пришлось допустить до больного его супругу. И лечить последствия её педагогического воздействия на капитана Зогги. Бешеная женщина, сэр.

— Бешеная, точно, у неё и позывной такой, — хрюкнул я. — Ладно, настроение ты мне неплохо поднял. Ну и спиться Бешеная Моднику не даст, гыг. Ладно, держись, партнёр.

— Удачи, сэр.

И принялись мы готовится к штурму, точнее захвату. На данный момент на планете в производственных центрах охраны было не так много, но хватало, особенно гвардейцев и турелей с платформами. Но, что нам было очень выгодно, в наших новых планах, зенитных ракет не было, всё на лучах. А это и плюс и минус, хмыкнул я, пробегая мимо зеркальной стенки спускаемой капсулы-пирамиды к Крабу.

Вообще, переделали мы весь план нахрен. Не пять, а все десять крепостей мы захватим разом. Собственно, для этого и готовились — если бы не знание о мстительных козлах, то количество допоборудования делало бы операцию чуть ли не убыточной. Ну, если бы мы закупали, то что производим сами, тоже фактор экономии вышел. Так-то выходил нормальный контракт, да и не быть мне Крабом, если мы трофеев не закрабим.

В общем, десяток зеркальных пирамид — десантных капсул. Десять отрядов, и мы нихера не собираемся заботится о сохранности комплексов. Не разносить их будем, конечно, но десантирование отрядов в подбрюшье вражин — важнее. И лазерные зенитки нам не только не помешают, но и заложены в план противостояния, как «желательно к захвату».

В свою пирамиду я зашёл на Рекскенсере — в данном случае, наиболее оптимальный выбор. Но из Клешни со мной, как понятно, никого не было — пяток средних Досов Криля и две дюжины раков донных.

Боевой чат осветился знаками готовности отрядов и Лори направила Кистень через гипер. А через десяток минут наш корабль вышел в нормальное пространство на грани атмосферы, начав падение на планету. В падении из трюмов вывалились три трансорбитальника: они выпустят спусковые капсулы по удалённым комплексам. А наши четыре капсулы раки тащили к слабеньким электромагнитным катапультам. Долгая возня с колдунством сделал из них одноразовые, но чертовски удачные десантные модули.

— Ан, удачи! — выдала Лори, одновременно начиная обратный отчёт.

— Всем нам удачи, — ответил я, включая в личный чат и хмыкнувшую Нади.

А, через двадцать секунд, в капсуле, вышедшей из пределов гравгенератора Кистеня почувствовалась невесомость, впрочем тут же скомпенсированная гравгенераторами Досов.

Ракам было похрен, ну а колдунство на капсуле резало всё, что превышает два Же — устраивать колдунством «комфортные условия» в данном случае было нерационально. Да и глупо, для одноразовой капсулы.

Телеметрия показывала падение в атмосфере, и двигателя у капсулы… не было. Удар был одновременно и атакой, а нас убережёт колдунство. Но вот плоскости-планеры, для подруливания, были. Так что капсула, падающая по дуге, летела, набирая скорость (тридцать восемь километров в час, каждую секунду) точно в КПП заводского комплекса-крепости.

Можно было, конечно, упасть на какое-нибудь заводоуправление, но смысла в подобном не было, разве что работников подавить из гадства.

А вот на КПП и в округе точно будут вражины, так что падение не только доставит нас внутрь защитного периметра, но и прихлопнет вражин. Сколько — хер знает, как повезёт. Но сколько-то — точно.

Так что мы летели, подруливая элеронами-планерами, достигли скорости примерно в шесть сотен километров в час. За полминуты до падения заработали две лазерные зенитки. Но, во-первых, мазали. А, во-вторых, даже попадания были зеркальной пирамиде похрен.

— Внимание, пятнадцатисекундная готовность! — проревел я, полусгибая ноги Рекскенсера.

И пирамида обрушилась. Навалилась тяжесть, по сегментам брони пробежали трещины, и последнее колдунство сработало — осколки полусантиметровой брони разлетелись в стороны.

Оставив наш отряд в ощутимой воронке на месте КПП. Не подумали, блин! И температура…

— Бегом! — рявкнул я в боевой чат, вспрыгивая на край воронки.

Охреневающий Вампир вывалившийся из ангара (ну а с чего ещё он мог стоять, щёлкая клювом, кроме охренивания?) получил лом из рагонника, отправившего его обратно в ангар. И, как не удивительно, что-то там сломалось, отметил я, ведя беглый огонь по начавшим ворочать башнями тяжелым платформам, расположенным на этой площади внутри периметра.

Раки, не обращая на них внимание, рванули в здания — их задачей было подавить сопротивление, не дать пилотам добраться до ангаров. Куда рванули пара Вампиров, а остальные принялись разносить платформы вместе со мной. И разнесли.

Взглянув на тактическую карту, я слегка охренел. Похоже, что всё — Досы с пилотами, кроме Вампира, стали элементами воронки от нашего падения. И только я хотел поликовать, как зенитная лазерная турель врубила непрерывный луч, и, плюя на здания, стала поворачиваться в нашу сторону.

И тут я, стоит признать, протупил. Надо было сразу разносить турель, но… В общей картине это уже были НАШИ турели, задач для которых тьма. Ну а подставлять Криль под залп турелей — дело неблагодарное и еще более неправильное.

В общем, совершил я, прямо скажем, глупость — рванул наперерез лучу, бегло стреляя в башню, стараясь перебить питающие кабели. Перебить-то перебил, но вот подставился знатно, забыв, точнее наплевав на запас энергии в конденсаторах турели. Которых хватило, чтоб клешня Рекскенсера просто начала вплавляться в корпус, а у меня, помимо стоящих волос (и на жопе тоже) рука дёрнулась к рычагу катапультирования — температура на датчиках, да и в ложементе скакнула в красную зону, жарко пипец…

Но, к счастью, конденсаторы иссякли, а аварийная система охлаждения роста температуры не допустила. А я сидел, пялился в телеметрию, обдумывал хрень, которую сотворил. И обтекал, причём не только от пота.

— Вот я муда-а-ак, — самокритично произнёс я сам себе. — Или герой, что ещё хуже. Ладно, прорвёмся, — встряхнулся я, подключаясь к боевому чату.

Семь из десяти комплексов сияли значками «захвачен и под контролем», а вот три…

— Нади, проблемы с захватом?

— Три минуты, Ан. Мамонт неудачно оказался в Ангаре и с пилотом. Не хочется разносить ангар, трофеи, — бросила она. — сейчас ребята займут позиции, просветят и я отработаю толстяка.

— Удачи, отбой.

Пока я общался с Нади, знаки остальных комплексов показали «захвачен». И два Доса в минус, отметил я, но решил сначала разобраться со своим.

— Лори, дело сделано. Лови телеметрию. Что-то…

— Ан, не успеем, — чуть не плача выдала Лори. Манипулятор вплавился…

— Ну, я примерно так и представлял, — прервал я подругу. — Фигня, прорвёмся, не только Королевским силён Краб!

А успокоив подругу, я вынужден был отметить, что всё-таки я придурок. До мудака ещё, к счастью, не дорос, если разобраться.

Глава 24

Результатом захвата стала одна смерть — неприятно, но в целом — закономерно. В отряде Могильщика Дос попал под такого же психованного оператора турели, как и у нас. А такого же психованного Краба в отряде Могильщика не было, что и к лучшему.

Соответственно, пилот умер в уже отстреленном ложементе. А оператор, после захвата станции, от того, что херово держался на ногах — убился, постоянно падая. Версия была правдоподобная, так что бузить я не стал.

По итогам, выходило, что в минусе у нас пилот и соответственно Дос. Для удачно катапультировавшегося машина найдётся. Ну и небоеспособный Рекскенсер — вообще, обдумав ситуацию на свежую голову, я как надавал себе мысленных подзатыльников, так и порадовался охрененности получившегося Доса.

Просто ни один из распространенных Досов, даже Эгида, разве что под перегруженными щитами, не выдержал бы выстрела зенитного излучателя. Эгида смогла бы, но не слишком долго — полетели бы эмиттеры щитов, да и вообще — щитовой Дос песня отдельная. А всё боевое — накрылось бы, факт.

Ну да это так, скорее мысли для самоуспокоения. Лори собрала повреждённые Досы на ремонт, я пересел на Краба, и мы занялись фортификационным укреплением центрального перерабатывающего комплекса, вывозя трофеи. Досы и платформы к заказчику отношения не имели, это была наша добыча.

Персонал же запирался в ангаре каком и под охраной кого-нибудь из Криля дожидались сил заказчика: нам возится с ними не было никакого резона. А что Дос на охране — так не нужны они были пока, до боевых действий. А раки донные — охеренно нужны.

Через восемнадцать часов в систему впёрся транспортник заказчика, поздоровался, направил челноки по комплексам. После чего со мной, ожидаемо, вышел на связь начальник экспедиции — парень лет тридцати, с излишком жиров и бульдожьими щеками:

— Повреждены строения, — брезгливо тряс брылями он.

— Угу, — благожелательно кивал я.

— Девять комплексов из десяти перестали охраняться с нашим прибытием! — багровел мордой представитель заказчика.

— Эт точно, — остроумно отметил я.

— Да что вы мне поддакиваете, капитан Дрей?! — затряс багровыми щеками, выпучив глаза собеседник.

— Хорошо, как скажете. Всё херня, господин Зинс.

— Вы издеваетесь? — пробилась здравая мысль через напластования жиров.

— Не вполне, — честно ответил я. — Господин Зинс, если вспомните пункты контракта, то там оговаривается «контроль по окончанию контракта». Если вас устраивает это — то не понимаю ваших претензий, как мы осуществляем это — НАШЕ дело, — крабски улыбнулся я. — Если нет — то давайте вести переговоры о разрыве контракта по вашей инициативе, компенсациях, издержках…

— Какой компенсации, вы что творите, капитан Дрей?! — не хуже оперной певички запищал толстяк.

— Выполняю контракт, — честно ответил я. — И не орите так, у меня нет проблем со слухом. Не было, — дополнил я, демонстративно прочищая ухо. — Итак, до окончания контракта охрана всех комплексов, кроме центрального, вестись не будет.

— Да как…

— Блин, сказал же, не орите, блин! А то я могу и нахер послать, господин Зинс, а то и подальше. Итак, задача нанятой вами Клешни — предоставить компании Симерс десять, — помотал я для наглядности пальцами, — перерабатывающих комплексов, после нейтрализации контратаки Эрнона. Это будет сделано. Если комплексы будут повреждены — я готов к переговорам: насколько в этом окажется виновата компания Клешня. И соответствующему снижению гонорара, если вина моего отряда обнаружится…

— Если?!! Да вы ВООБЩЕ не охраняете комплексы, кроме одного!

— Естественно, — благожелательно кивнул я. — Все вопросы о оплате и методе исполнения контракта я готов обсудить ПОСЛЕ отражения контратаки и нейтрализации вражеских сил. До этого момента — не мешайте нам работать, господин Зинс, — широко улыбнулся я.

Ответом мне стало бульканье и отключение канала связи. Вот что дипломатия животворящая делает, погордился я. А вот посылал я бы Зинса нахер — до сих пор бы лаялись, как дураки.

Тем временем, мы минировали площади на подходе к центральному комплексу, ставили стыренные турели (ну а что, данное имущество в техприложнии к контракту не значилось, помеченное как «подлежащее уничтожению»), ну и старались ненароком не прибить ошарашено бродящих представителей заказчика.

А главное, решали важный вопрос. И нет, не «на чём будет воевать балбес-Краб, на пустом месте раздолбавший Рекскенсер». Это вообще вопросом не было и не обсуждалось — буду я на Крабе, ну а выслушивать какой я рукосуй — желания не была, и так сам себе всё сказал.

Вопрос был в том, что с учётом захваченных турелей, у нас в комплексе оказалось СЛИШКОМ много огневой мощи. Не настолько, чтобы, например, оборонять ещё один комплекс — и сил маловато, и расходников, в плане мин, турелей и фортификационных сооружений просто нет.

Но четверть Досов и половина рачья оказывалась в комплексе ни к селу, ни к городу. Вот реально — не нужны, только в ангарах торчать, чтоб под ногами не мешаться.

Соответственно, была логичная идея этих «лишних» направить партизанить. А что, штурмовать нас точно будут, ну а расклад «пинка в зад атакующих» от того, что пинать будут не нас, только лучше сработает.

Правда и опасность для такого диверсионного отряда излишне высока. А главное — я в этот отряд пойти не смогу. При всех прочих равных, Краб должен «держать флаг». И по морально-духовым причинам. Типа вдохновляющее крабство, и всё такое.

И с точки зрения логики. Сил у вражин с избытком хватит на то, чтобы выделить избыточно мощный отряд на охоту за «партизаненами», при этом всё так же атакую комплекс.

Собственно, наше «сведение к одному комплексу» в плане боя на этом и базировалось. Как у нас часть сил избыточна, так и у вражин в штурме сможет участвовать меньшая часть их сил. Одновременно, естественно, но «засадные полки» продолжают оставаться уязвимыми, при том, что в бое участия толком не принимают. В общем — выгодно.

Но вот нужны ли «засадные полки» нам, или всё же нужны «засадные партизанены» — вопрос.

— Я тебе так скажу, Краб, — так сказал Могильщик. — Если всё по науке — то зелень нахер из крепости. Пусть сколько-то противника уничтожат, всё польза.

— Угу, и лягут все, — покивал я, грозно щёлкнув клешнями, то есть похрустев костяшками.

— Так потому и не советую, а говорю «по науке». Ударный кулак из крепости выводить нельзя, сольёмся.

— Это понятно. В общем, ты против мобильного отряда.

— Не против, Краб. Я нейтрален — есть достоинства, есть недостатки, а решать тебе.

— Вот спасибо, Могильщик! От всей крабской души, блин.

— Да не вопрос, обращайся, — развела лапами эта ветеранская скотина.

— Нади?

— Думаю, Ан. Именно мобильный отряд — не уверена, что стоит. Но вот ты тут говорил — засадный полк.

— Угу, полк засадный, — хмыкнул я. — Один аристо спрятал в лесу… стоп! А ведь идея, Нади! Только обнаружат ведь, сволочи. Сволочи — они такие, я знаю, — задумался я.

— Погодите, — подала голос Лори. — Вы ведь хотите ударить по нападающим с тыла?

— Ну, было бы неплохо, — ответил я.

— А зачем тогда оставлять отряд вне крепости?

— Ну, как минимум потому, что хер телепортер достаточное количество сил перетащит. Точнее после первого старта — урон, но портируемых разнесут. А потом они на выстрелы портироваться будут. Или в таких ебенях, что и смысла нет. Хер мы Эгиду в телепортер упихаем, не влезет, а без неё это тепортирование…

— Ан, а зачем вообще телепортатор?

— Поясни, — заинтересовался я.

И Лори пояснила. Вот, блин, что значит инженер, а не колдунство всякое! Я вот, блин, упёрся рогом, например, что подкопы делают исключительно штурмующие. А если штурмуемые — чтоб самые гнусные типы сбежать могли, пока не самые гнусные гибнут.

Но Лори, в общем-то — вполне логично, предложила, раз уж мы тут всё фортифицируем и сапёрим, со страшной силой, то почему бы нам коммуникационный туннель не забацать? И, соответственно, когда вражины будут в атаке охреневать, всадить им клешню в мягкое гузно. И провернуть, для надёжности.

— Вообще — идея хорошая, — по обдумыванию озвучил я. — Вот только этот ход не обнаружат?

— Если озадачатся, — подала голос Мелкая, — то до выхода из него Досов — не обнаружат. Но как только первый появится… — развела она руками.

— Это понятно, а то мы бы прогулочным шагом мимо вражин ходили, и неторопливо выбивали особо гадких. Так, раз осуществимо и возможность скрыть ход есть — давайте думать, куда его копать.

— Из комплекса!

— Логично. Под ноги вражеским Досам. Эгидой в них кинуть, авось с перегретым щитом секунду продержится, — серьёзно покивал я.

— И мины там, — задумчиво протянула Лори.

— При той плотности огня, который враги на подземный подарочек обрушат, что есть мины, что нет — уже похер будет, — отмахнулся я.

— Но и слишком далеко смысла нет. И не успеем, и вероятность обнаружения уже Досов увеличивается, а возможность накопления на поверхности достаточной группы встаёт под вопрос, — отметила Нади.

— Ну вот и давайте смотреть. И симулятор подключить надо.

В итоге, выбрали место в чистом поле, в полукилометре от крепости. Не совсем в чистом — скорее в овраге, но вообще — самое то. Были места поинтереснее на первый взгляд — всякие скалистые возвышенности и прочая хрень. Но я бы туда в первую очередь резервы и снайперов направил, напрашивается. Ну и, соответственно, минировано там всё было. Как и выход из нашего лаза, что я узнал случайно.

— Лори, а отнорок если какой? — уточнял я у приглядывающей за землекопными раками подруги.

— Смысла нет, Ан.

— Это с хрена ли смысла нет, когда он есть! — возмутился я. — Да, низина, ставить войска туда не принято. Но именно поэтому…

— Там мина с гнивом, Ан.

— Шо?

— Мина площадная, с гексанитрогексаазаизовюрцитаном, Ан.

— Спасибо, Лори, я вот всё никак не могу запомнить такое простое название — гнив, — поблагодарил я. — Только… хотя да, логично. Никого не будет — то и похрен, — под кивки Лори вслух размышлял я. — И в округе — равнина, ну вот вообще смысла нет ставить располагать силы. Да и если расположат — увидим, а Эгиде совершенно не обязательно идти первой. В общем — одобряю, — подытожил я.

И вот, уже часов за шесть до начала окна прибытия вражин, подбредает ко мне задумчивый Могильщик.

— Краб, слушай.

— Слушаю, Могильщик.

— Я тут посчитал наши малые Досы.

— Блин, Дрой, это охеренное достижение, — ржанул я. — Но мог и спросить. Я на днях совершил страшное усилие, и знаю, что малых Досов у нас тринадцать, не считая Краба.

— Да я не про то. Хотя то, что наш командир умеет считать — радует. Вселяет, понимаешь, надежду, Краб.

— Ну ладно, вот ты со вселённой надеждой. А дело-то в чём?

— Краб, вот сейчас завалятся эрнонцы. А у нас написано большими буквами, что мы «обороняем центральный комплекс».

— Ну да. И что?

— А если они сразу десантируются к нам?

— Ну десантируются — и что? На это и рассчитывали, — пожал плечами я.

— А то, что надо бы их силы растянуть, Краб. И не маши клешнями. Про реально используемые силы я в курсе, — ухмыльнулся ветеран. — И, тем не менее — даже если они по Досу на комплекс выделят, да хоть по вшивой гвардейской платформе — нам легче.

— Ну, в целом — да. Не сильно важная подмога, но не лишнее. И вряд ли платформа одна, это уж совсем бред… В общем, смысл в твоих словах вижу. Предлагаешь оставить минимальные гарнизоны, а малые Досы-то зачем? Стоп, — улыбнулся я. — Понял. Телепортатор и думаешь заказчик стучит?

— Телепортатор и стопроцентно стучит, — уверенно выдал Могильщик.

— Столько прыжков, многовато.

— И чо? Краб, что с твоего Кистеня можно звёзды гасить, энергии хватит — ну не скажу, что все знают. Но и давно уже не тайна, причём не только в Клешне.

— Мдя? — уточнил я, на что ветеран покивал.

— Кроме того, Ан, мы на планете, с развёрнутой инфраструктурой…

— Понял-принял, поддерживаю, — решился я. — Направляй Криль, я с Лори поговорю. В принципе эвакуировать успеем. И знаешь, Могильщик, — задумчиво посмотрел я деда. — Подкинул ты мне охеренную идею.

И помчался я к Коте, которая сопрягла, вплоть до лютых кабелей, свою Тень с тактическим компом комплекса и стояла в окружении танцующих канкан дронов.

— Стильно, — оценил я.

— Да, неплохо, высокая отзывчивость, — задумчиво-довольно протянула Мелкая. — Что-то хотел, Краб?

— Что-то хотел, — не стал спорить я. — Котя, вопрос на засыпку. Ты сможешь перехватить, записать и расшифровать — ну, если будет шифровка, какой информацией обменяется наш заказчик и эронцы?

— Теоретически или практически?

— И то, и то.

— Вообще весь радиообмен? — продолжала уточнять Котя, на что я кивнул. — Теоретически смогу. Нужен спутник — тогда смогу и практически. А вот насчёт расшифровки — тоже смогу, но сроки точно не назову.

— Годы? — невесело отметил я, на что на меня уставились круглые глаза.

— Какие годы, Краб? — фигела Котя. — Взлом системы на нетипичной логике, для распределённых сетей, займёт полгода максимум. Это если петабайты информации САМОГО языка, так он закриптован. А шифр переговоров… ну полдня, максимум. Или они «здрасти» говорить будут часами. Ты же про голосовое сообщение?

— Ну да, думаю. Может и текст…

— Пофиг, Краб. Есть осмысленная основа — можно подобрать алгоритм. И никаких годов, я просто не представляю, что годы ломать можно. Год — потолок, если у тебя шифр составляет большую часть информации, причём статично записанной. Если же у тебя сеть производит обмен информацией и реагирует на внешние раздражители — полгода, даже если логика не бинарная, ну и язык, как понятно, неизвестный.

— Спасибо, буду знать. Значит проблем не будет? — на что Котя помотала головой. — Спутник сложный?

— Простой ретранслятор, разве что неподалёку от заказчика. Его же хочешь записать? В предательстве подозреваешь?

— Да и да. Значит Серп мотнётся, коды тебе придут, — озвучил я, связываясь с раками небесными, выдавая ЦУ.

Через семь часов в систему ввалился дредноут Эрнона и через десяток минут мы точно знали, что не зря. Не зря клилястые изображают «бдительную стражу» перед физиономиями работников заказчика. Ну и рак мотался, спутник вешал, не зря.

Потому что помимо стандартных пакетов опознания, обмена любезностями в стиле «Иду на вы! — Идите нахуй!», была передача шифрованного пакета. Который Котя расковыряла за считанные минуты.

И да, полных наших сил в пакете не было — их и работники заказчика не знали. Но вот где основные силы, где ерунда — указывалось чётко. А главное:

— Вот он у меня где! — потряс я сжатой клешнёй.

— Думаешь, Зинс?

— Не знаю, но самая прелесть в том, что похер, — потёр клешни я. — Что сам Зимс, что у него в подчинённых стукач какой — это косяк ЗАКАЗЧИКА. Он за своих людей отвечает. — Лори, как с эвакуацией? — уточнил я у подруги, присутствующей по связи, сама она была на орбите, в Кистене.

— Полминуты на то, чтобы вытащить ребят, полминуты на переброску к вам. Всё готово, Ан.

— Отлично, начинай не раньше, но и не позже выпуска эрнонцами трансорбитальников.

— Хорошо, я помню, Ан.

— А я напомнил, не лишнее, — логично отметил я.

И вот, через полчаса дредноут вышел на планетарную орбиту. По-моему — хотел сместить Кистень, но прикинул соотношение масс и сам сменил орбиту. Лори уж точно не стала бы отворачивать, ну а кто виноват, да и что с виноватым бы сделало столкновение — и так ясно.

И вот, как только вражины выбросили десяток челноков, на связь вышел представитель заказчика. Брылями он мотал столь резво, что мог бы и взлететь, не будь он столь толст.

— Какого хера вы оставляете без охраны наше имущество?!

— Вам, Зинс, давно было отвечено на этот дурацкий и прочие ваши дурацкие вопросы, — честно ответил я.

— Вам не заплатят! Да вы сами нам должны…

— Должен. Сообщить, что контракт Дома Форфис и компании Клешня с корпорацией Симерс разорван. Более чем четырёхкратное превышение боевого тоннажа, не оговоренное в контракте. И предательство нанимателем интересов нанятого, передача враждебной стороне тактических данных, — широко улыбнулся я, тогда как у Зинса, несмотря на молодость, случился удар или ещё какая незначительная хворь: почернел, глазами выпучился.

— Корпорация… оспорит….

— До поси… почернения оспаривайте, Зинс. Кстати, рекомендую остаться на орбите. Если вы будете — мы сможем устроить аукцион за НАШИ комплексы. Ну а если не будете — придётся отдавать Эрону. Или себе оставить.

В ответ заказчик весело устроил лицом цветомузыку, из белого, красного и чёрного. После чего отрубил связь, слова дурного не говоря. Хорошего, впрочем, тоже, но хорошего от толстой скотины никто и не ждал.

Глава 25

В итоге, вражины активных действий сходу предпринимать не отважились. Высадили по несколько платформ и Досу у оставленных комплексов, нацеленный на нас трансорбитальник получил попадание и высадился в дальних ипенях, где вражины расположились думать.

Хотя думать им стоило гораздо раньше, ликовал я, потирая клешни.

— Что ты такой радостный, Ан? — обратила внимание на мои ликующие жесты Нади.

— А у нас во врагах — дебилы, Нади. Тебе за них думать не надо, но блин… гы, реально дебилы, — заржал я.

— Так в чём дело-то, Ан?!

— А мы разорвали контракт с Симерсом, по причине нескольких нарушений заказчиком буквы и духа контракта.

— Так и что… Бли-и-ин, Ан, и вправду идиоты! — засмеялась и Нади.

— Я вот думаю, вы накурились, или я самый тупой? — задумчиво протянул Могильщик.

Просто убедившись, что немедленного штурма не будет, мы из Досов вылезли, комфортно расположившись комсоставом в пункте управления.

— Кажется, я поняла. Скажу, Краб?

— Жги, Котя, — махнул я клешнёй.

— С момента разрыва контракта МЫ владельцы имущества. И Эрнон мы не грабили — мы выполняли контракт Симерса. И сейчас, — хихикнула Котя. — Пиратская компания Эрнон, с помощью бандитов-наёмников и своих сил осуществляет нападение, без официального объявления торгового конфликта, на Дом Форфис.

— Гыгы! — ржанул Могильщик. — А до них и не доходит, гыг!

— Думаю — дойдёт, — посерьёзнел я. — Но УЖЕ поздно. Имущество Дома, — потыкал я в голограмму с картой, — захвачено, без объявления конфликта. В общем, ситуация такова, что мы держим за яйца две корпорации.

— Надо отбиться и выжить, — напомнила Нади. — А то толку от этого держания — ноль.

— Отбиться и выжить — всегда надо. Но позиция Дома моё лордство устраивает, — надулся я, но ржанув, сдулся. — Ладно, что там наши придурки делают?

— Хернёй маются, Краб, — ехидно ответила Котя, выдавая на голоэкран отчёт.

И, выходило, вражины реально маялись хернёй. Ну ладно, с орбиты понять, что у нас творится — не получится, мы позаботились. Ажурные, почти проволочные купола над бронёй (у них, кстати, была и дополнительная цель, помимо маскировки) надёжно скрывали, что у нас.

И вот, вместо разведки боем, вражины тупо слали дроны. Время подготовится у нас было, так что часть сбивалась, часть отправляла вражеским РЭБ-щикам пейзаж с многометровыми буквами, посылающими читающего в дали дальние.

В общем, полчаса, вместо боя, вражеские операторы и командование читало, кто они такие и куда им нужно пойти.

Видимо, какое-то из вычитанных направлений включило у кого-то мозги: видимо, сходил кто-то. Как следствие — с орбиты от дредноута пришёл перенаправленный на нас Лори вызов:

— Корпорация Эрон объявляет Дому Форфис торговый конфликт… — начал было вещать какой-то расфуфыренный тип с надменной мордой лица.

— Поздно, акт неспровоцированного нападения на имущества Дома запротоколирован, неуважаемый. Или пират? — задумался я. — Впрочем — неважно. Вы сели в лужу, записи этого есть. Желаете урегулировать конфликт переговорами? НАШИ комплексы продаются. Вам, конечно, придётся заплатить ощутимый штраф, для участия в торгах…

— Мне надо посовещаться, — выдал всё так же расфуфыренный, но уже менее надменномордый тип, обрывая связь.

— Думаешь, удастся обойтись без конфликта? — поинтересовалась Нади.

— Не думаю. Точнее… ну вот смотри, прилетели эти капитаны. Типа нанялись к Эрону и всё такое. Но цель-то у них — крабьи палочки, а не выполнение контракта! Ладно, допустим, эронец этот их прижмёт — допустим. Но тут, помимо того, что повреждение Рекскенсера несколько прочистило мне мозги…

— Остудило.

— Ну, пусть остудило, непринципиально. Так вот, есть момент того, что у нас есть прекрасный способ понять, кто наши враги.

— Мегакорпорации?

— Ну да. Пока, кроме пиратов, всё вилами по воде писано. А вот если боевое крыло мегакорпорации откажется от чертовски выгодного предложения, подставляясь под фактическое расформирование — то станет окончательно ясно. Ну а переговоры — так пусть будут. Самое забавное, что компании недоброжелателей как на ладони. И если они свалят… Мы начнём с ними торговый конфликт, Нади. Да, наёмники — но напали они всё равно без объявления войны, дав полное обоснование Дому официально конфликтовать с ними.

— Несколько натянуто, Ан.

— Нисколько, Нади. Проверять законность действий заказчика — задача отряда. Влезли в херню — сами виноваты.

— Так-то да, но корпы нападающие на наёмный отряд…

— Не мне тебе напоминать, Нади: мы НЕ корпорация. Мы благородный Дом и вправе не только по законам, но и традициям.

— Всё равно будет ущерб репутации, Ан.

— Будет. Но цели мы добьёмся — не прямым боестолкновением, конечно. Но, тем не менее, всякие засранцы будут боятся нам гадить. И то, что поползут слухи, что мы всех наебали, подставили и вообще — только в плюс, в данном случае.

— Тронешь Клешню — закопают, — хмыкнула Нади, на что я довольно покивал. — Ну в целом — да, эта цель будет достигнута. Но ты думаешь нападение, всё же, будет?

— Угу. Или все наши построения по раскладам в Саргасе — херня. Тоже, кстати, чертовски важная и нужная информация, если так, — отметил я.

Но расклады хернёй не стали. Через двадцать минут нас вызвал эронец, уже не столько расфуфыренный, сколько взъерошенный, буркнул, что наше предложение отклоняется и вообще будут они нас войной воевать. В общем-то — как и ожидалось. С другой стороны, после нашей победы, Эрон будет не просто в «неудобной позе». Он будет раком, в латексе, с раздвинутыми булками и с подарочной ленточкой: мы будем торговаться с их хозяевами не за десяток комплексов в Жопе Мира, а за факт существования немалой боевой компании.

Впрочем, для этого надо победить. Если нас тут положат… то положат и наши претензии, отделавшись ощутимыми, но не критичными потерями репутации.

Но перед тем, как идти к Крабу, я уточнил:

— Котя, записи есть?

— Есть, Ан. Кстати, похоже нас «сдали» не корпы Симераса — они обменялись с эронцами и, видимо, штаб-квартирой данными. Кодировка совершенно другая.

— Не показатель, Котя, не мне тебя учить. В общем, вскрытием займёшься после победы. А пока — по Досам.

И отправились мы по Досам. Вражины пока вяло копошились, уныло теряя дроны и печально вчитываясь в заковыристые маршруты, обозначенные им богатым воображением Смертной Тени. Но понятно было, что всё это ненадолго.

И, через полчаса после бурканья эронца, о «воевать война» в нас полетела первая ракета. Улетела от вражин она настолько недалеко, что устроила разрывом салют у них над головами.

— Ответим, Краб? — явно разгорелось что-то у Искусницы.

Консоль, наверное, сломалась. Или все игры прошла, поставил диагноз я.

— Рано, не кипиши, Искусница, — ответил я.

Тем временем вражины налюбовались салютом, и встали перед дилеммой: воевать нас войной без информации им не очень хотелось, точнее очень не хотелось. Но информацию они могли получить, только начав нас воевать хотя бы разведкой боем. А страшно, мысленно ржанул я.

Но коллективное вражеское отсутствие разума вскоре нашло ответ — в нашу сторону полетел рой небольших ракет, с «умными» боеголовками. Ума там было не больше, чем у их запустивших, но для сложных манёвров хватало. И их много! То есть, сквозь лазерное ПРО прорвалось не меньше пяти и… взорвались нахрен на проволочном куполе, толком его не повредив.

Ещё одно, помимо сокрытия от радаров нашей позиции предназначение. И весьма удачно с обеими решётка справилась — хорошая вещь, оценил я.

Вражины подумали, да и выставили вперёд Разрушитель с двумя монструозными гаубицами — куда там Помидору, синьор так, погулять с детским пистолетиком вышел. Настоящее осадное чудище.

Отдачей, согласно наших систем наблюдения Дос вогнало в каменистую почву на полметра, а то и метр. Правда Котя за секунду до сотрясшего округу грохоту бросила в чат «работаю».

И сработала — второй грохот, помощнее самого выстрела, натурально подбросил всё не приколоченное в округе. А между подлыми укрытиями вражин и нашим доблестным комплексом образовалось облако огня и дыма от детонации снаряда.

— Придурки, — откомментировала Котя. — От болванки толку было бы больше — но пальнули боевым фугасом.

И да, имея почти два десятки зенитных турелей мы перекрыли не только воздух, но и вообще всё. Впрочем, обходные варианты были… но были они для атаки. Информацию этими способами не получишь, да и противодействие мы какое-никакое заготовили.

Вражины задумались, выковыряли своего Разрушителя из ямы. Пока всё что у них было из данных — у нас охеренное ПРО и ПВО. И всё, более ни хрена. Даже сколько нас, не говоря о том что у нас творится эти деятели не знали: о том, чтоб даже заказчик знал всё примерно — мы позаботились.

В общем, для начала вражина разразился пятёркой гвардейских платформ на подушке (воздушной, магнитной или гравитационной — нам не принципиально, летучие платформы). Котя отслеживала товарищей, держа в прицеле, а я в крабе наблюдал за трансляцией и ждал.

Сжигать нетоварищей турелями или подрывать минами — глупо. Пять платформ это ни о чём. Но и позволять им разъезжать, как у себя дома — дело неверное.

— Куница, работай, — послал я отметку пилоту, после того как платформы пересекли трёхкилометровую отметку.

После чего пара трассеров разгонников прервали полёт пары закувыркавшихся платформ. Три отставшие героически повернулись и…

— Тень!

— Вижу, Краб. Чисто.

— Отлично, — потёр я клешни.

Дело в том, что один из драпающих выпустил рой дронов-разведчиков. А Котя, чтоб не «светить» подпалила их слабым (ну, относительно, конечно) лучом в ИК-спектре.

Вражины ещё подумали свои подлые мысли и, наконец, решили действовать. Правда, криво, косо и «наполшишечки».

В смысле основные силы отсиживались, а вперёд вышли три малых разведывательно-штурмовых Доса, тут же скрытых облаком дымопылевого разрыва. Через полминуты — ещё облако, уже ближе к нам.

— Хм, это они, конечно, молодцы, — не без иронии оценил я. — Но они хоть примерно оценивают сколько ватт в лазерах что нам досталось?

— Может быть, хотят оценить количество?

— Пожертвовав тремя малыми Досами?

— Да, глупо выходит.

— Кроме того, не собираюсь я светить лазерами. Могильщик, долбани по ним.

— Сделаю, Краб.

— Нади.

— Отслеживаю точки ПРО, по возможности — работаю.

На этом я успокоился и стал наблюдать за представлением. В третье облако, ещё ближе к нам, направилась мощная ракета Мамонта, впрочем, не долетевшая — её перехватили ракеты ПРО, вот только пара РЭБ-щиков «засветились» и с лагерем понаехавших нас соединил трассер Иглы.

— Минус один, — не без самодовольства отметила Нида.

Тем временем Могильщик шмальнул второй ракетой, которую уже не перехватывали. Она разметала дымопылевое облако, из него буквально выкатился явно неуправляемый малый Дос, с повреждёнными манипуляторами. А два других драпали, один прихрамывал. Впрочем, хромоножка и добежал — скороход получил «иглу» в корпус, перезарядившаяся Нади отработала.

— Всего два РЭБ-Доса? — не поверила Котя.

— Да нет, не думаю. Скорее пока они всё ещё пытаются разведать, не выводя основную часть техники под прямой огонь. Но, блин, это глупо. И, думаю, они уже это поняли, хотя результаты у нас пока меня вполне устраивают. Досы на убой — прекрасное начало боя. Для нас, — уточнил я.

— Да, скорее всего подвалят. Сейчас скорее всего накроют дымопылевой завесой.

Иллюстрируя его слова перед лагерем вражин появилось огромное дымопылевое облако. Потом ещё одно, третье… А вот четвёртое повисло в воздухе — Котя отработала лазером, разрушив дымовую мину.

— Скорее всего, пустят Эгиду, и уже с края облака используют дымопылевые гранаты, — выдал Могильщик.

— Скорее всего, — согласился я. — Искусница, как только начнут стрелять — подрывай нахер этих придурков.

— Подорву, Краб, — отметила ловушечница. — Всем что есть?

— Ну да, под ними, — на всякий случай уточнил я, а то мало ли, — высоковероятно там Эгида будет, хрен ты её мелочёвкой возьмёшь.

— А я думала — вообще всё, — прыснула девчонка, набравшись плохого у всяких.

— Хреново думала. Готовься и не щёлкай клювом.

— Слушаюсь.

Так прошло несколько минут, после которых Котя сообщила:

— Идут, Краб. Сигнатура фиговая, прямо скажем, — что меня и не удивило.

Поскольку прекрасная видимость сенсорами в дымопылевом облаке означает только одно: отсутствие этого облака.

— Фиговая насколько? — уточнил я.

— Щитовик точно есть. Вроде бы, ещё три тяжа. Или дюжина средних. Или… ну ты понял.

— Ну я понял, — не стал спорить я. — Искусница, готовься вжарить.

— Готова Краб! — с довольно странным энтузиазмом выдала девица.

Смех смехом, но раньше её всё вне консоли интересовало постольку-постольку. Ну, может ещё змейские танцы, как в кабаках, так и не только с её ненаглядным Аспидом. А тут прям загорелась. Хотя… может она в нас играет? Ну а что, стратежка такая, забавная. Ну ладно, пусть играет, крабственно дозволил я про себя.

Через десяток минут трусливо телепавшиеся в дыму вражины дотопали до условного края облака. Плюс-минус пара десятков метров.

И разразились буквально канонадой дымопылевых гранат, расширяя «проход» на протяжении почти трёхсот метров. Более того, облако вполне заметно пробили белые выхлопы противоракет.

— Продуманные какие, — оценил я. — Но мы продуманнее. Искусница, не спи, жги!

— Жгу термитом! — явно процитировала она, уверив меня, что и вправду играет.

Ну и вжарила… сенсоры ослепило, земля натурально задрожала! А на Краба свалилась арматурина с противоракетных заграждений.

Ну и вид Эгиды, уходящей на орбиту… Хех, преувеличиваю, конечно, но шмякнулся покорёженный Дос метров с трёхстах и куда-то вдаль.

— Дамы и господа, — утвердился я на ногах, изящным жестом стряхивая с Доса арматурину. — Мне кажется мы немного переборщили. Самую малость, да…

— Краб, мы оценили твою охренительную культурность, — голосом нихера не оценившего выдал Могильщик. — Но, если, блядь, эти мины разом рванут — нам всем пиздец!

— Ну… вообще-то — да, — признал я, прикинув объём заложенного. — Кстати, а кто рассчитывал заряды? — закралось в мое честное сердце подозрения.

Мыки, хмыки и прочее в боевом чате прилагалось. После чего севший Котин голос выдал:

— Искусница…

— Пиз… Ну и замечательно, — бодро выдал я. — А никто не знает стойкость к детонации? — небрежно спросил я.

— Да вроде небольшая у этой херни, да ещё отдельные блоки. Даже тестировали, — выдал Могильщик. — Подрывается одна мина, на её месте торчат ещё две, целые. И потом подорвать можно.

— Да, припоминаю, — мысленно выдохнул я. — Искусница, скажи мне, будь любезна — нахера СТОЛЬКО взрывчатки?

— Круто, да? Прямо как в «Бешеных Взрывателях»! — выдала шалая баба.

Я на это задумался, стоит ли с рёвом «лови психопатку!» накидываться на пилота. Выходило, что делать так нихера неправильно, да ещё и опасно, звиздец как.

Потом вспомнил летящую в дымопыльном небе Эгиду, и вынужден был сказать:

— Ну вообще — круто. Но на будущее как-то умерь свои аппетиты, да. И, надеюсь, ты всё сразу подрывать не собираешься?

— Ну я же не дура, Краб! — натурально возмутилась девица. — Тут одна воронка останется!

— Понимает, это хорошо. Но ты присмотри, на всякий случай, — личным чатом скинул я Коте.

— Присмотрю. А вообще — похоже на «Бешеных Взрывателей», так же круто!

Самому что ли поиграть, задумался я, но был пнут сам собой, напоминающему себе о куче дел. И даже в отдых — лучше с девчонками.

В общем — и вправду, лучше, признал я, возвращаясь к наблюдению.

На месте нахрен снесённого взрывом дымопылевого облака была воронка, не более полуметра глубиной — смешной размер для того, как тут рвануло. Более того, в десятке метров от эпицентра две мины, судя по командирской тактической карте, были активны и готовы к подрыву. Ну, значит Искусница и вправду искусница, а дергаться из-за «мы все взорвёмся!» смысла нет.

Вражины же, пусть невидимые толком, явно подбирали челюсти и тёрли глаза — четыре Доса, штурмовики и щитовой накрылись в секунду.

И думали они, что им, подлым, с такими замечательными нами делать.

Глава 26

— Готовимся, возможно сейчас будет полноценный штурм, — озвучил я в боевой чат.

Так-то все всё понимают, но лишний раз сказать не лишнее. Ещё с писарских времён знаю — всегда найдётся долбоклюй (и совершенно не обязательно долбоклюй по жизни — просто вот именно в данный момент проникшийся долбоклюйством) который витая в мыслях своих, всё забыл, не готов и вообще.

Правда, вражины в атаку что-то не спешили. Более того — через четверть часа Котя сообщила о вызове со стороны врагов.

— Хм, ну соединяй, послушаем, поглум… побеседуем, в смысле, — решил дипломатичный я.

— Сдавайтесь нах! — дипломатично оповестила меня рожа Рыбака по связи. — Досы сдадите, убивать не будем. Валите из системы нах!

— Рыба-а-ак, — протянул я. — А что это ты тут треплешься-то? Вроде как операция Эрона, — хмыкнул я, демонстративно вглядываясь за спину гавнюку.

— Иди нах, Краб! Лейтенантишку Эрона отстранил заказчик, за нерешительность. И теперь я руковожу операцией! — надулся придурок. — Сдавайся нах!

— Придурки, — скопом охарактеризовал я вражин. — А ты вообще дебил, Рыбак — вы только что проебали четыре тяжа на пустом месте. Ну так, напоминаю, если памяти на столь длительный срок не хватает, — заботливо дополнил я. — В общем, я предлагаю Рыбак, тебе — кстати, официально, как глава Благородного Дома Форфис, сдаваться. Досы под конфискацию, вы — в раб… на отработку ущерба, нанесённого Благородному Дому Форфис пиратским нападением, без объявления конфликта. Предложение официальное, протоколируется, — напомнил я. — В противном случае, вы, придурки, не подпадаете под межсекторальные договора, поскольку являетесь пиратами. И сколько из вас разорвать Досами, сколько поджарить на медленном огне — решать мне. Вник?

— Да ты охуел, Краб, — было мне ответом. — В общем, сдаваться не желаешь, клоун. Значит сдохнешь со своим этим… кордебалетой! Через час я буду пить на обломках вашего комплекса! — посулил Рыбак, отрубая связь.

Ну да, кровушку свою пить, зубками своими закусывая хмыкнул я.

Тем временем, со вражеских позиций полетела масса ракет, как с дымопылевыми зарядами, так и РЭБ-дронами. Тень же оперативно «подмела небо» турелями в ИК режиме, оставив от всего этого богатства редкие ЭМ-возмущения и мощное дымопылевое облако, потихоньку опускающееся на передний край позиций вражин с неба.

— Краб, не понимаю, — вдруг выдала Котя. — Мы их что, всех так и перебьём? Они же рядами пойдут, у них шансов нет.

— Хотелось бы, но нет. Ты забываешь, что пока они пытаются «быстро раздавить клоунов». Ну и тупят, показывая, кто тут клоуны на самом деле. А так — сейчас начнут работать дымопылевухами, миномётами и гранатами. И ЭМ-шторм поднимать уже в облаке. Правда всё равно потери будут, сектора обстрелов есть, — напомнил я. — Ну и мины и прочее.

— А у нас против дымопылевух фигня в подвале, — припомнила Котя.

— Ну да, но это так, не слишком эффективно. Хотя и лучше, чем ничего. Ты пока следи, сейчас тяжёлая артиллерия работать начнёт!

— Слежу, Краб, не щёлкай клешнями.

И, как и ожидалось, с дальних позиций вражин начали работать пара Разорителей в осадной модификации, с гаубицами монструозными. Правда, пока — бессмысленно, снаряды детонировали на пике траекторий, Котя действительно «следила».

— Не нравятся мне эти гаубицы, — задумчиво протянул я в боевой чат. — Не нравятся мне эти, чтоб их, Разорители…

Мою речь прервал ощутимый удар по комплексу — вражины, не прошло и года, догадались стрелять простыми болванками. Прорвало дыру в сетках и решётках, долбануло в какое-то здание и вообще — неприятно.

— Снаряд не сдетонировал, Краб, — виновато выдала Котя.

— Да ясен пень, — хмыкнул я. — Игла, как-то?..

— Никак, Краб, — сожалеюще выдала Нади. — Баллистическая траектория, нет прямой видимости.

— Хреново, — отметил я второе попадание. — Мозги включили, сволочи… Так, Могильщик, всем что есть — похер на боезапас — нас тут за несколько часов и вправду разнесут. Потянешь?

— Если на боезапас плюнуть — разнести можно вообще всё, Краб. Сделаем. Четверть часа, — выдал Могильщик.

А я с интересом стал наблюдать, морщась и матерясь про себя от попаданий болванок в комплекс. Объектом наблюдения была подготовка ракетного залпа неуправляемыми ракетами по заданной траектории. Могильщик подошёл к вопросу основательно, выстраивая залп так, чтоб Разорителям настал кирдык вот в любом случае, хоть у них карманный боженька будет.

И «четверть часа» было явно «с запасом». Через восемь минут схема ведения огня была готова, а я мысленно попрощался с Разорителями и всем что вокруг них — наши ракетчики в промежуток в две секунды собрались выпустить половину своих запасов. Включая управляемые ракеты, у которых просто отрубались блоки наведения, поскольку не нужны в данном случае.

— Готово, Краб.

— Да уж вижу. Впечатлил, Могильщик, — признал я. — Ну жгите, нехрен клешнями щёлкать!

— Жжём, — хмыкнул ветеран, после чего взревел — ЗАЛП!!!

Со стороны, наверное, показалось, что комплекс нахер взорвался — непрерывные, почти одновременные старты десятков ракет окутали всё вокруг непроглядным дымом.

И, от комплекса, потянулась дуги многоцветного дыма, сотни штук, соединяющие нас и позицию Разорителей.

Вражеские РЭБ-щики и спецы ПРО клювами не щёлкали — с вершины дуги в небе начали со всё увеличивающейся частотой появляться облака разрывов от сбитых ракет, а на продвижении к цели — вообще постоянно взрывающееся, стремительно летящее на позиции гаубичных Досов огненное облако.

Но ракет было СЛИШКОМ много, а нашего преимущества у вражин не было. Так что какая-то часть ракет (более чем достаточная) до Разорителей и их прикрытия и обслуги долетела.

Один из пилотов был дурак, закопошился, пытаясь выбраться из ямищи, проделанной отдачей, ну и помер после накрытия ракетами смертью глупых и трусливых, потому как нихрена не успел, как понятно.

А вот второй пилот был умным, повернул Дос боком, стал падать и, в падении, успел отстрелить ложемент, причём очевидно выводя его из зоны накрытия. То есть выжил жизнью продуманного и умного, отметил я, любуясь на растущее на месте позиции Разорителей огненное облако.

Да, нахрен подорвало не только Разорители с гаубицами — пара щитовых Досов, Дос РЭБ и куча обслуживающей техники оказалась в центре огненной могилы Могильщика. Ну, если не тупили, то могли и выжить, хмыкнул я, но махнул клешнёй — не до сантиментов.

— Приказ выполнен, Краб, — явно красуясь и сам любуясь своей персоной выдал Могильщик.

— И выполнен охеренно, Могильщик, — отметил я. — Боезапас остался хоть на что-то? — уточнил я, поскольку командирская тактическая карта всех деталей не отражала — мозги сожгу.

А перенастраивать — нахрен надо, потом трата времени и прочее. Детали проще от руководителей узнавать, быстрее и правильнее.

— Три таких залпа, примерно таких, вытянем, Краб. Но это всё. И считай только перезарядка сейчас семь минут, до этого мы небоеспособны, — уточнил он.

— Понял-принял. Всё равно сильно было, — под одобрительный хмык Могильщика отметил я.

А я по-быстрому прикинул — и выходило что смысла нет. В смысле «трёх залпов». Площадь лагеря вражин велика, а несмотря ни на что, площадь поражения при исчерпании четверти вообще всего ракетного боезапаса — херня. Хорошие, кстати, у вражин РЭБ-щики.

— А почему у нас нет гаубиц? — вслух задумался я, в «клешнястой части» боевого чата.

— А потому что нахер не нужны, Краб, — отрезал Могильщик.

— Очень узко применяемые, для осадных операций и позиционных конфликтов. Редкость, — дополнила Нади.

Ну, в общем — да, Досы — мобильные бронированные платформы, окопная война для них — редкость. А разносить гаубицами или мортирами какими здания и укрепления… так их в девяноста процентах случаев надо захватить, а не нахрен раздолбать.

— Всё равно, как сменное оборудование — не помешает, — отметил я. — Всё-таки чуть весь наш план не похерили, если разобраться, — признал я.

— Запас Кистень потянет, — почти поговоркой выдал Могильщик, под одобрительные хмыки.

— В общем, Лори, отметь, а то забудем нахрен, — распорядился я. — Так, и что у нас дальше-то? — с интересом уставился я в тактическую схему.

А там у нас, точнее «у них» выходило забавное копошение. Вражины дружно втянулись под поле маскировочной сетки (помогало им это хреново, прямо скажем). Обставились РЭБ-Досами и ПРО-платформами и вообще, дёргались и явно затеяли совет.

И пришли к закономерному выводу — ещё пяток «осторожных разведок» или дальних обстрелов — и им воевать некем будет. То есть, дошло до жирафов, что нужен полноценный штурм.

Через полчаса после вражеского совещания от эронского дредноута отделился трансорбитальник, ложась на траекторию «к вражескому лагерю». А Рыбак начал нудно пищать в радиодиапазоне, вызывая меня.

Вот хер знает, зачем — даже идиоту ясно, что не я, собственными клешнями, теми же турелями рулю. Ну, может выговорится надо, бедолаге. Ладно, послушаем, решил я. Но перед этим:

— Тень, ссади этот челнок. Нехер им над нами летать, как у себя дома.

— Сделаю, Краб. Хотя мощная броня… собью, — решительно подытожила Котя. — Соединять тебя с Рыбаком, или… — хихикнула она, вспомнив «стригельскую отмазку», — … у тебя понос?

— В данном случае это неуместно, — чопорно ответил я. — Соединяй. И челнок!

— Собью, Краб, — заверила Мелкая, подключая меня к каналу связи.

На голоэкране появилась бордовая, в бисеринках пота, с выпученными буркалами рожа Рыбака. С раззявленной пастью, но прежде, чем он глупости начал изрыгать, умности начал изрыгать начал я.

— Привет ещё раз, Рыбак. Если ты сдаться — то я пока ещё сдачу приму. Но ты уже просто так не отделаешься — отрабатывать будешь в борделе, — отметил я, посмотрел на рыбачью рожу. — Может и уборщиком, если на тебя никто не прельстится, — выдал я результаты осмотра.

— КРРРАБ, УБЛЮДОК!

— Я настолько законорожденный, что твоего отсутствия мозгов не хватит, чтобы понять всю степень и глубину этого, — разродился я.

— Пиздец вам!!! — рявкнул Рыбак через полминуты и отрубил связь.

Вот и поговорили, отметил я. И стал с интересом вглядываться в то, что Котя творит. А Котя творила странное, но я решил клешнями не клацать: сказала — собьёт, значит собьёт.

Ну а накосячит — тогда и буду в мозг клевать, не на пустом месте, а по делу.

В итоге вышло… странно. Потому что в момент, когда челнок сбросил скорость и выкинул какие-то коробки вражинам, по нему одновременно ударили все турели длинными лучами. И ещё в разных спектрах работают, мимоходом отметил я, решив позже разобраться, если не забуду.

И челнок вот как летел, так и полетел к земле, на которую и рухнул. Без взрывов или ещё чего-то там, но лёгкое красное сияние обшивки показывало, что всё, отлетался.

Но груз, паразит такой, доставил, что неприятно. Впрочем, рявкать на Котю я не стал — задача была «ссадить», с чем девчонка с успехом справилась. А мне стоило точнее формулировать, а не обвинять подчинённых в отсутствии телепатии, щёлкая клешнями. Чего я делать и не стал.

— Отлично, Тень, — просто отметил я. — И, если забуду, объяснишь мне, нахрена спектральное смещение излучения было.

— Там всё просто, Краб…

— Потом, Тень.

— Напомню, хорошо.

И стал я пыриться в тактическую схему — понятно, что доставили вражинам с орбиты расходники, но вот чего, вот в чём вопрос.

И посыпались ответы. Для начала, вражины решили повторить нашу ракетную атаку. Но у нас были турели. Так что огненное облако появилось в паре сотен метров над вражинами и двигалось не от них к нам, а от нас к ним. Так что пулять ракетами вражины вскоре прекратили, а вот Мелкая недовольно озвучила:

— Пришлось задействовать все турели, Краб. Их количество и примерное месторасположение противнику известно, — констатировала она.

— Ожидаемо, — не стал дёргаться я. — Ну, в башнях всё равно никого толком нет. И вообще, есть у меня ощущение, что толку от них дальше будет немного.

— Дымопылевуха? — понимающе хмыкнула Котя.

— И такая, какую мы ещё не видели, — хмыкнул я.

— А штыри в подвале?

— А потому я и сказал «немного», а не «нихера не будет толку», — отметил я. — Да и суммарное количество ватт в импульсе, Тень, таково, что перегревать вражин мы и в облаке будем. Потихоньку. Правда мины… но тут понятно, или то, или то.

— Понятно, — понятливо ответила Мелкая.

И вражины моих ожиданий не подвели — стационарные миномётные платформы просто взорвались тучами мин с дымопылевой начинкой. Заливая облаком десятки квадратных километров площади, да ещё и, под его прикрытием, создавая ЭМ-шторм.

Последнее… а хер знает, может и не лишнее, но не против нас точно.

— Народ, а ракеты-охотники для дымопылевого облака есть? — уточнил я в чат, интересно стало.

— Есть, Краб. Редкие, дорогие, обычно работают по принципу «свой-чужой», — выдала Искусница. — Или сделать можно.

— Но в ЭМ-шторме бессмысленная херня, — логично предположил я, под согласные хмыки. — Ладно, уже достреливают, — оценил я облако, начавшее наплывать на комплекс. — Рачьё! Выпускайте вентилятор! — пафосно возвестил я.

Ну а что, Дживса, обломщика эфирного, нет, так что можно и пафосом блеснуть. А вентилятор, как ни забавно, вентилятором и был. Здоровенные металлические конструкции в виде этаких спаренных пилонов, за счёт индуктивных токов протягивающие огромные массы воздуха между собой.

И, что гораздо важнее, осаждающие как пыль, так и непрозрачный газ. И нет, мы не «ёбнулись». И понятно, что «очистить» десятки и сотни километров дымопылевухи мы не сможем — там само всё осядет раньше.

Дело в том, что лучевые турели, садящие в дымопылевое облако, будут создавать область ионизированного, перегретого газа и пыли. Особенно наши, мощные и много — как раз это и будет вражин потихоньку перегревать. Но, если комплекс накроет этим гребучим облаком, основной «удар» ионизированно-раскалённого газа и пыли придётся по нам. Что нахер не нужно, и даже вредно.

Соответственно, вентиляторы просто расчищали «сектор обстрела» турелям, да и не только, хотя с самим облаком, по большому счёту, сделать нихрена не могли.

Ну а вражины, судя по показаниям удалённых дронов, выдвинулись. И тут же земля завибрировала — Искусница начала подрывать мины, связь с которыми была не радио, а проводная.

Продолжалась минная веселуха минут десять, земля дрожала, дымопылевое облачище завивалось смерчами — развеять его у мин «пороху не хватало».

— Теряю связь с минами, Краб, — послышалось от искусницы. — По сегментам, похоже разминируют взрывами.

— Они не взрываются, но кабель перебивает, — дошло до меня.

— Угу.

— Подрывай, что можно, в их стороне, — распорядился я. — И всё, забыли в этом бою про мины.

— Принято, — несколько надуто выдала Искусница.

Несколько мощных содроганий спустя минные поля стали помечены в тактической схеме как «неактивные активы».

А я стал дальше раздавать свои охеренно ценные указания.

— Тень, врубай турели по площадям. Пусть согреются, жги на полную.

— Жгу, Краб. Но пару турелей оставлю — мало ли.

— Хм, разумно, — признал я. — Пару оставляй. Могильщик, работайте по примерному местоположению противника. Ракеты, похоже, больше не понадобятся, как смотришь?

— Думаю нет, Краб, — подтвердил ветеран. — Работаем.

— Игла, беспокоящий огонь снайперов. Примерно в ту сторону, — изящно пошутил я.

— Примерно в ту сторону мы примерно и попадём, — фыркнула подруга. — Работаем.

А в остальном мне оставалось только ждать. По плану жестокого опиздюливания вражин малой кровью, а в идеале — без неё, дело для меня и моего отряда, торчащих в ангаре над входом в подземный ход, будет только когда вражины появятся у стен комплекса.

Пробирающихся в дыму, под ракетным обстрелом, с шальными ломами разгонников, в перегреваемых ионизированной атмосферой Досах. Вот даже не знаю, ликовать или пожалеть бедолаг, хмыкнул я.

Глава 27

Но, подумав, жалеть подлых вражин я не стал: у нас десять пилотов Клешни, двадцать девять пилотов Криля. Это вообще все силы, включая Котю, которая и не боец, и Мыша, который не боец ещё больше.

А против нас только тяжей тридцать с лишним штук… было, хмыкнул я. Но жалеть точно не буду — сами припёрлись, сами себе злобные буратины.

А вражины медленно, но верно приближались. Толковых данных не было, но по «ковровому разминированию» понять примерно можно. И начали пытаться гадить нам — миномётные выстрелы и ракетные залпы вылетали из облака, причём перехватить всё уже не выходило.

Впрочем, многослойный слой сеток и решёток держал. Хотя и не всё — были игольчатые мины, так что, хоть потерь у нас не было, но пробития брони стали на тактической карте отображаться.

Однако реальной опасности не несли, да и прорывы через ПРО и противоартиллеристскую оборону были редки.

А вот самим вражинам было кисло. Ну, как минимум — страшно, потому что отследить реальный результат стрельбы мы толком не могли.

— Запасы всё, Краб, — озвучил Могильщик.

— Сворачиваетесь тогда, — прикинул я. — Будет возможность — отработаете прямой наводкой. Ну а нет — и хрен с ним, не пропадёт.

— Не пропадёт. Лады, Краб.

— И Нади, тоже сворачивайтесь. Готовьтесь к огню прямой наводкой, — дополнил я.

— Принято.

— Тень, ставь половину турелей на автоматику. И готовься встречать гостей, — оскалился я.

— Встречу, Краб.

И вражины оказались не под обстрелом. Какое-то время потупили, судя по всему, немного постреляли в нашу сторону, но, видно, у Рыбака, если выжил, мозги заработали. Потому как, судя по тектоническим датчикам — щеманулись в нашу сторону куча Досов. И платформы, если что-то уцелело, но их хрен отследишь.

— На позиции, к амбразурам, — отдал я приказ стрелкам, как Досам, так и платформам.

Ну нахрена нам подставляться, когда мы тут столько строили? Так что народ занял заготовленные стрелковые позиции, большей частью укрытый фортификацией, благо вентилятор хоть какую-то видимость обеспечивал.

И вот, из облака радостно выбежал Мамонт, попав в фокус турелей. Засиял раскалённым металлом, отстрелил реактор и ложемент и полетел назад, словив одиночный от Помидора.

Тут же в нас полетели дымопылевые и игольчатые мины и гранаты, судя по всему — комплекс охватили «полукругом». И в стену стала долбить артиллерия, явно намереваясь разнести укрепления, не выходя из облака.

— Нади, артиллеристы.

— Принято. Расчёты, Тень! — затребовала Нади примерное положение вражин, согласно расчётам попаданий от компа. — Работаем, — послышалось через минуту, сопровождаясь трассерами, ввинчивающимися в облако.

А вот с остальным… Игольчатые мины были в текущей диспозиции практически похрен — не тот угол и стена. А вот дымопылевухи хоть и втягивались вентиляторами, но видимость заметно ухудшали.

Наконец, вражины загадили видимость достаточно, чтоб придвинутся. Стена задрожала под попаданиями, тактическая карта стала показывать неуклонно падающие прочностные характеристики. Да и в амбразуры вражины стали время от времени попадать, что отображалось в тактической карте появляющимися повреждениями на Досах.

Подождав, пока комп выдаст треть прочности стены, я отдал приказ:

— Отойти от амбразур! Все на второй защитный пояс! — после чего переключился на Искусницу. — Твой выход. Только не взорви нас нахер, — попросил я.

— Не взорву, Краб! — пообещала девица. — У-у-ух как сейчас жахнет! — радовалась она.

Ну, будем надеяться, что у неё чувство сохранения не отрубило, робко понадеялся я.

И вот, вражины (правда, в основном платформы, но тоже неплохо) «подавив сопротивление» подкатили к стене. Ну и дорушили её нахрен, став щёлкать клювами на вторую стену.

Но долго не прощёлкали. Искусница, пугающе хихикая в чате, вжарила. Полукругом, в один момент взорвались направленные заряды, как метлой выметая платформы и несколько Досов противника. И те, и те очень весело и радостно (ну, для нас — точно радостно) улетали вдаль.

А я с облегчением выдыхал, причём, подозреваю, не только я: было таки опасение, что подорвёмся нахер. Но не подорвались, а рвануло всё как надо.

Более того, мощными ударными волнами разметало дымопылевое облако, обозначив контуры подло скрывающихся Досов.

— Нади, Могильщик, Тень! — рявкнул я, поскольку стрелки «у амбразур» и так работали.

— Работаем.

— Принято.

— Пиздец вам, уроды!

После разнобоя в чате по позиции вражин стали бить все. Впрочем, урон хоть явно был, но не слишком сильный. И много, сволочей, обеспокоенно припомнил я количество силуэтов. Вот как-то рассчитывал на более продуктивный обстрел по облаку, ну, впрочем, вышло как вышло.

Платформы мы прорядили очень неплохо, а вражины откатились, садя минами и восстанавливая облако.

Я же стал готовится к «крабскому выходу». Партизанить на просторе было нельзя, но в рамках «подземного крабства» задачу себе я поставил — вести отряд, учинить разор вражеским тылам, ну и воткнуть клешню в жопу штурмующим. Собственно, это было то, что уже я лучше всех делаю. И, соответственно подобрал отряд. Мыш ждал рядом со мной — в основном бою он не участвовал, вся РЭБ-щина и турельщина была на Коте, на ней и останется. А вот нам в рейде по тылам РЭБ-щик ой как понадобится. Более того, на нём будет связь с комплексом. Кабель с ретранслятором в подземном ходе был, но выдавать точную тактическую карту по удалённым данным, выдавать целеуказание с той стороны дымопылевого облака — была задача Мыша.

И из Клешни — всё. У прочих клешнястых были задачи внутри. Даже Эгида в этот раз пилотировалась не Искусницей, а девчонкой из Криля. Причём… да, не очень хорошо, отметил я телеметрию пилота.

Девчонка психовала на не слишком знакомой машине. Причём, зная общую диспозицию, психовала всё больше и больше, по мере приближения нашего «выхода». Ни хера это не хорошо, отметил я, прикинул, а не отдать ли приказ компу ложемента вколоть противошоковое, но решил с этим повременить.

— Урса, внимательно слушай, — переключился я на приватный канал. — Ты на не слишком знакомом Досе. Впереди бой и ты волнуешься. Это нормально. Но волнуешься ты совершенно зря.

— Капитан, я… — чуть не плача выдала девчонка, и вправду на грани истерики.

— Ты, ты. Ты на ЩИТОВОМ Досе. Тебе не нужно охреневать в атаке — это НАША задача. Твоя задача — управлять эмиттерами. Тебе не нужно виртуозно управлять Эгидой. Это щитовой Дос и танцев на нём от тебя никто не ждёт. Напряжение поля, интенсивность и направление — вот твоя задача. И ты прекрасно с этим справлялась на своей Черепахе. Тут — тоже самое. Никакой разницы. Всё что нужно — держать щит. Остальное — ерунда. С этим ты справишься, Урса. Ты меня услышала?

— Ус… услышала, капитан, — всхлипнула девчонка. — Я не подведу!

— Вот и не подводи, — согласился я, отслеживая телеметрию — и вправду взяла себя в руки.

Ещё в отряде была тройка штурмовиков — два парня на артиллеристских Нетопырях, точнее с парой мощных разгонников, ну и средний ракетный Громовержец. Этакий Дос реактивного залпового огня, нужный нам в этом рейде для уничтожения вражеских запасов и прочего — не хрен им перезаряжаться, чинится и вообще.

Собственно, мы в этом рейде совершенно не рассчитывали (ну, точнее я — не рассчитывал) всех со страшной силой победить. Отрезать от коммуникаций, вынудить штурмовать до последнего Доса — вот наша задача. Задача же сидящих в комплексе — их перемолоть в труху. Ну а если получится ударить в спину — хорошо, но, опять же, это совсем идеальный вариант.

А реалистичный — нас будут гонять озверевшие после потери запасов вражины. А мы прятаться, убегать и отстреливаться, пока в комплексе не перемелют штурмующих и придут нам на подмогу.

В общем, через четверть часа, загадив всё дымопылевухами как сволочи, вражины ринулись в атаку. Наши соответственно шарашили в амбразуры, работали турели — правда, не столь эффективно. Ну и был наш выход, а то не успеем.

— Погнали, — отдал команду я, сиганув в подземный ход.

За мной сотрясся землю сиганула Эгида, за ней — средние Досы и двадцатка раков — последнее скорее для вида, но больше их брать смысла нет.

И побежали мы по ходу — полкилометра, вроде и немного, но довольно нервно. Тот факт, что ход пережил творившуюся тут пиздецому — ни разу не успокаивал. Постоянно было ощущение, что обрушится, подлюка, и выкапываться отсюда недели.

Понятно, что чистая клаустрофобия, и ход не обвалился, но нервы потрепал. Впрочем, не сказать, чтобы сильно — даже Урса в скрюченной (потому что хрен разогнёшься) Эгиде особо не психовала. Так, у всех слегка повышенный пульс, что в общем и нестрашно.

И вот, добежали мы до выхода, где уже толпились и подпрыгивали ожидавшие нас раки.

— Сдвинуть плиту на двадцать сантиметров. Только тихо, — отдал распоряжение я.

Рачьё буквально растеклось по крышке, и вправду, практически беззвучно сдвигая её. А я запустил в осыпающуюся грунтом щель дрона на верёвочке — а то мало ли.

Но была канава, куда выходил ход, от вражин свободна, так что протянул я клешню, за которую уцепились раки, подтянувшие меня к выходу. И, зависнув перед ним, раздавал последние инструкции.

— За мной — Эгида. Ставишь универсальный щит, стараешься не высовываться. Мыш, ты третий, говорить, что делать — не буду, не маленький.

— Так точно, Краб! Всё сделаю, Краб! Тактическая…

— Молчать, — прервал я временами прорывающееся у Мыша словесное недержание. — Дальше — Нетопыри. И Громовержец — последним. Работаем.

И втянулся я наверх, продолжая размахивать дроном на верёвочке.

Тут же пригнувшись. Сложно сказать, повезло нам или наоборот: в двадцати метров от канавы был прикрытый маскировочной сеткой вражий склад. Полтора десятка тяжёлых платформ и два Мурмиллона.

Стояли ребятушки грамотно, но всеми сенсорами пырились в сторону облака, и Досы и гвардейцы. Так что их «служба» исполнялась весьма херово, впрочем, нам расслабляться тоже не стоит.

— Ползком, щит не врубать, — сообщил я Эгиде, положившей манипуляторы на край лаза.

— Приняла, командир.

И Эгида по-пластунски выползла из лаза, замерев. Дольше, конечно, зато вражин не всполошили.

— Так, ловите карту, — скинул я данные дрона. — Мыш, сам разберёшься, чем работать, чтоб не засветится. Нужно чёткое целеуказание для Громовержца, если это возможно. Оценка на тебе.

— Слушаюсь, Краб.

Вылез Мыш и, пригнувшись, начал шаманить. И, к моменту, когда Громовержец выбрался, представил приличную карту с целеуказаниями.

— Неплохо, — оценил я. — Но работать, похоже, лучше нам с вами, — обратился я к Нетопырям. — А ты расчисти пространство от платформ.

— Слушаюсь.

— И Урса, как только идёт команда — поднимаешь Дос и щит в режим перегрузки по правому склону, защита от кинетики.

— Есть командир!

Раздал целеуказания, вдохнул-выдохнул, да и скомандовал атаку.

Сам я целенаправленно выбивал дальнего Мурмиллона, подсёк выстрелом разгонника опорную ходилку и целенаправленно долбил в район реактора. Вампиры довольно толково попеременно стреляли во второй Мурмиллон — того мотало, ни прицелится ни хрена.

В общем, справились практически одновременно, у моего — отстрелился реактор, у ушатанного — ложемент.

Тем временем Громовержец пускал отдельные ракеты в уцелевшие после первого залпа платформы. Но таких было всего три.

— Чисто, — оповестил Мыш. — Враждебной активности не наблюдаю.

— Отлично. Так, я вот думаю, а займём-ка мы этот склад. И встречать вражин будем, а я пока прикину, что да как.

И пока мы занимали позицию, я рассматривал общую картину боя. Пока выходило довольно неплохо — стена держалась, потери Досов всего четыре единицы, потерь пилотов вообще не было.

Правда оставалось всего дюжина турелей — вражины, похоже, целенаправленно их выбивали. Неприятно не критично, поскольку они разменивали Досы на уже отработавшее своё турели — под стенами толком не постреляешь. Ну и Котя не эронка, своих «заодно» жечь. Так что всё равно — неплохо.

Правда вражины, похоже, все силы не использовали, подло прячась в дыму. Тяжей на штурме вообще не было, долбили они по стенам из дыма, куда наугад отстреливались надины снайперы.

— Тектоника, Краб, — выдал Мыш.

— Готовность, к нам гости, — выдал я в боевой чат.

Спрятались мы, насколько выходило, за контейнерами и стали ждать. А из дымопылевого облака вынесло на нашу позицию Разрушителя. Радостного такого, только корзинки не хватает, и походочки вприпрыжку.

В общем — неудивительно, он явно пёрся сменять боезапас, но всё равно придурок, настолько беззаботно двигать. Собственно, сделать пилот ничего толком и не мог — пушки были в походном режиме, перевести их в боевой — несколько секунд. И не факт, что вообще было чем стрелять. А мелкашкой из роторников на корпусе он нас не напугал. В общем-то, только пугать они и годились, прямо скажем.

В общем, по подсвеченной зоне реактора, обозначенной целью в боевом чате, мы и отстрелялись. И реактор отстрелился через пять секунд, после чего Разрушитель с грохотом растянулся на каменистой земле.

— Зашибись, — отметил я. — Все молодцы. Мыш, в округе склады есть?

— Один склад, ремонтный блок и есть подозрение на центр анализа, Краб, — скинул мне данные Мыш.

— Так, рачьё, минируйте тут всё.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб, — выдал рак и принялся своими многочисленными телами минировать.

— Дальше, посмотрим, что это за подозрительный центр анализов, — пометил на схеме я очерёдность. — Дальше разносим ремонтников — не хрен чинится, ломайтесь, как мужчины, — хмыкнул я. — Ну и склад боепитания разносим. Рак Донный!

— Слушаю, главнокомандующий Краб!

— Слушай, — согласился я. — Идёшь по маршруту за нами, минируешь, если что останется, схема у тебя есть.

— Будет исполнено, главнокомандующий Краю!

— Всё, народ, погнали, — отдал распоряжение я.

Центр анализа, похоже, таким и оказался — бункер, от которого в дымопылевое облако тянулась паутина проводов и прикрывал его артиллеристский Мамонт.

С весьма толковым пилотом — только увидел нас в дыму, как стал шмалять, но бестолку — на подходе мы прикрывались выведшей эмиттеры на перегрузку Эгидой, так что отстрелялись мы благополучно по Досу, снесли тарелку сенсоров, после чего Мамонт стал стрелять куда угодно, только не в нас, ну и спокойно додолбали Дос.

— Стоим, ждём, центр не трогаем, я сейчас только, — выдал я, по касательной задев загудевший бункер.

Что логично — сработало. Бункерные сидельцы стали алярм своими проводами орать, так что притопала аж четвёрка Вампиров, спасать-защищать. Ну, тоже логично, от лазеров толку до проникновения нет, а проникнуть в комплекс вражины пока не проникли. Но что-что, а от лазеров Эгида прекрасно защищала. Так что этих ребят мы расстреляли как в тире, безответно. Постучал я ещё пару раз по бункеру, подождали пару минут — но спасателей бункеровчан от крабства больше не появилось.

— Ну и ладно, а нам на рембазу надо, — заключил я, перехватывая факелом резака тянущиеся кабеля.

На рембазе бодро разнесли кучу техники и доломали чинящуюся Эгиду. Не до конца, но чинить до конца её будем уже мы, хе-хе.

И добрались до склада, где Мурмиллон и Нетопырь, в отличие от первого, клювами не щёлкали. Были раздолбаны, но покарябали, сволочи, нашего Нетопыря, отстрелив один разгонник.

Но — всё равно неплохо, подвёл итог я, наблюдая как донные минируют всё нахрен.

— Краб, ни мои данные, ни Тени, больше баз вне плотного облака не показывают, — доложил Мыш.

— А что в плотном облаке — хер знает, это понятно. Ладно, рачьё, готовы?

— Три минуты, главнокомандующий Краб.

— Вот через три минуты потихоньку пойдём к комплексу. Осторожно и не торопясь! — напомнил я. — Там тяжи эти гребучие прячутся. В общем, потихоньку двинемся, — подытожил я.

Глава 28

Выдвинулись мы, потихоньку. Урса на Эгиде впереди, фактически впритирку к ней Мыш, а за ними мы с Нетопырями. Раки полумесяцем двигались, между нами, поддерживая трансляцию — в облаке вражины напускали РЭБ-дронов, устроив ЭМ-шторм.

С комплексом связь была — рачьё пёрло несколько катушек с кабелем, с выходом на несколько ретрансляторов. Довольно забавно выходило — по подземному ходу шёл кабель на ретранслятор, ну и сейчас мы пёрли кабелюки обратно по поверхности, удерживая связь.

В общем, идём мы значит, идём, периодически натыкаясь на разломанные платформы, ну и кратеры от взрывов мин и попаданий ракет. Вражины пока долбятся в вторую стену средними Досами, неся потери, но тяжами не показываясь, что начинало напрягать. Ну и стена, конечно, стальная, но не неуязвимая, поддаётся потихоньку.

Как вдруг на нас, из дыма, выносит совершенно охеревший тяж! Нет, степень его охеревания не поймёшь, но чешет, пидарас такой, километрах на пятидесяти!

— Ты не пройдёшь! — знакомо пискнула Урса, вбивая манипуляторы в землю и перегружая фронтальный щит.

В который вражеский Дос и въехал, причём неизвестной мне модели — эксклюзив какой-то, модель «охреневший гонщик», блин!

Впрочем, заигравший статикой щит выдержал, отбросил тяжа метров на десять назад. Тот забаллансировал, маша манипуляторами, пытаясь восстановить равновесие.

— Огонь!!! — проревел я, начиная стрельбу.

Потому что охренели от вида этого психа все, кроме Урсы.

Впрочем, крик помог, ну и сшибли мы тяжа с ног, а пока он вяло подёргивался, пробились до реактора. Тот и отстрелился.

— Напугал, пидарас такой, — выдохнул я, под согласные хмыки в боевом чате. — Это вообще, что за модель-то? — попробовал присмотреться я, нихрена не понял и махнул клешнёй. — Двинули, тот же порядок. И клювом не щёлкаем!

Выдвинулись, потихоньку. Я первое время дёргался, но потом переключился на Мыша — предупредит, если что. А сам стал отслеживать ситуацию в комплексе и вокруг.

И выходил такой расклад: стена кончится раньше, чем средние Досы и платформы, которыми нас закидывал Рыбак. А тяжи урона не несли, ну разве что те, которых наш рейд разнёс. Не меньше двадцати осталось, по самым оптимистичным прогнозам, оценил я.

И это неважно. Как и то, что ракет уже нихера не осталось, не только в коробах, но и запасов.

— Могильщик, лови запись, — скинул я скучающему деду запись первого склада. — Вам подойдёт что-то?

— Блядь, всё подойдёт, всё тащи! — обрадовался ветеран, но после жадности включились мозги. — А это где, Краб?

— Да неподалёку от выхода из лаза, — задумчиво ответил я. — Рак донный!

— Слушаю, главнокомандующий Краб!

— Слушай Могильщика, он скажет, что надо прихватить. Направишь пятьдесят раков на точку, — отметил я склад. — Заберёшь боезапас. И там заминировано…

— Я и минировал, главнокомандующий Краб! Исполню, главнокомандующий Краб!

— В общем, Могильщик, плачься раку, чего тебе не хватает, — подытожил я. — Он тебя утешит.

Пока я трепался и раздавал указания, потихоньку продвигались вперёд. Беспрепятственно, никаких охреневших, как на толчок спешащих Досов на нас не выносило. И тут Мыш выдаёт в чат:

— Стоять! Противник, — уже не крича выдаёт он.

— Тяжи? — полюбопытствовал я.

— Минуту, Краб.

А через минуту приходит на тактическую карту картина — не меньше пятидесяти тяжёлых лучевых платформ стоят и ждут, паразиты. И понятно, чего ждут — падения стен, пока, в дымопылевом облаке от них толку ноль.

— Так, отходим на пару десятков метров назад, — выдал я. — Стоим.

— А может я их того? — понятно спросил Сид, парень на Громовержце.

— Угу, а стоят они голые, без прикрытия, — ехидно ответил я. — И отстреляется по нам пяток Мамонтов с Разорителями, в качестве благодарности за твою охерительную идею.

— Но Мыш же…

— Видимость — три десятка метров. Через дроны — меньше. Что за платформами — не ясно, — рублено и доходчиво бросил Мыш, занимаясь техношаманством.

А я задумался, да и связался с Могильщиком.

— Как с боезапасом?

— Заебись, Краб! — радостно выдал ветеран.

— В тактической карте данные обнови, — командирски указал я на провтык. — Есть и хорошо. Смотри, Дрой, — скинул я карту.

— Гыгы, щаз мы их…

— Да погоди, чтож вы все резкие такие, как…

— Краб? — невинно поинтересовался Могильщик.

— Как понос, блин! Хорош трепаться и слушай. Охрана у этих придурков есть.

— Есть, а чего не…

— А того, блин, что жить хочется! — огрызнулся я. — Хорош базлать! Смотри, Могильщик, — стал накладывать неправильной формы треугольник на карту. — Так отработать сможете?

— По схеме — не вопрос, отработаем. По полной? — уточнил ветеран.

— Ты знаешь, нет, — подумав, выдал я. — Досы есть или нет — хер знает. Работай в одно покрытие, а дальше посмотрим. А то опять ракеты изведёте, а по тяжам постреливать надо. А то устроились, заразы, — скрипнул зубом я.

— Надо, согласен. Отработаем. Вы?

— Отходим, — сообщил я Могильщику. — Бегом, сто метров назад, кучно держимся! — бросил я уже отряду, а, через четверть минуты бега (а телепались мы почти пять минут), выдал команду. — Оборонительная формация. Стоим.

Осмотрелся и опять вышел на связь с Могильщиком.

— В полутора сотнях места от границы поражения. Я надеюсь…

— Не щёлкай клешнями, Краб! Травинку вне зоны не заденем!

— Не щёлкаю, Могильщик. Но если что — сам знаешь, где эта клешня окажется, — напомнил я.

— Знаю, — буркнул дед. — Работаем! — рявкнул он уже в свой, «ракетный» чат.

И стало нас подбрасывать землёй, от близких разрывов. Дымопылевое облако взвихрило, но вроде Досов в просветах не наблюдалось. А в щит Эгиды прилетело, на ощутимой скорости, половиной платформы.

— Моги-и-ильщик, — ехидно пропел я, скидывая запись летящей полуплатформы.

— Блядь! Краб, не говнись! — с опасением выдал ветеран.

— Ладно, уломал, чёрт языкастый, не буду, — ржанул я. — Но вообще — вроде сносно отработали, платформы в минус, — скинул я кадры с просветами.

— Да, славно, — довольно откомментировал записи Дрой.

— Так, отряд. Ускоряемся до пройдённой точки. Нетопыри со мной, бегом! — а оказавшись на месте, где мы обнаружили платформы. — Стоп! Прежняя формация.

И потелепались мы дальше. Было, конечно, желание бегом двинуть — но, блин, проще себе сразу в ложемент стрелять. Более энергоэффективный способ суицида выйдет.

А стена за номером два начала рушится уже не потихоньку, а по факту. И тяжи рывком выдвинулись вперёд, просто разнося её в клочья.

— НАЗАД! ОТХОД! — проревел я в чат.

Но, как понятно, не все успели — часть Досов в тактической карте показывали «небоеспособность», а честь «выбытие из строя». К счастью — немного.

— Привет, эти… как вас? Пидарсы! — пугающе-спокойно выдала Котя.

И восемь оставшихся зенитных турелей обрушили на вышедших из-под дымопылевого облака Досов потоки излучения. Турели показывали отказ, вражины явно выбрали их приоритетными целями, но количество подтверждённых уничтоженных тяжей росло. Как и платформ, по которым Могильщик садил остатками ракет, создав за спиной тяжей фактически огненную стену.

— Бегом, — бросил я отряду. — Глуши щит, Урса. Отзывай дронов, Мыш. Вперёд меня не вырываться, но не отставать!

И побежали мы к комплексу. От тактической карты толку уже не было — началось рубилово, в котором времени на отслеживание и обновление не было.

На бегу я увидел жопу артиллеристской платформы, а спустя секунду — ещё одну.

— К бою! — бросил я, ускоряясь, ну и запрыгивая на ближайшую, пробивая клешнёй башню, а разгонником сшибая вторую.

И тут надо было спрыгивать, но впереди виднелась жопа Разрушителя. Хм, ну вариант, оценил я.

— Зачистить тут. Я вперёд, — бросил я в чат, врубая прыжковый движок.

И шмякнулся, звякнув магнитными захватами о корпус сотрясаемого отдачей Разорителя. Чуть ослабил захваты, спустившись пониже, ну и занялся художественной работой клешнёй по броне. Полминуты хватило, чтобы реактор отстрелило. Пилот, по-моему, даже не заметил что с ним происходит, до отстрела реактора.

Разоритель качнулся назад, но тяжёлые стволы перевесили, и стал он рушиться мордой вперёд, весьма удачно для меня.

Так что по нему я просто пробежал, уже видя в просветах дымопылевой пелены комплекс.

Где было месилово — разрывы, вспышки лучей. Пришлось пробежать ещё полсотни метров, постреливая разгонниками подвернувшихся вражин, чтоб оценить всю картину.

И сражение в общем — шло вполне удачно. Пять вражеских тяжей в строю успешно разносились, как и оставшиеся средние Досы с платформами.

А вот одна частность мне ОЧЕНЬ не понравилась.

Потому что Рексенсер в общем бою не участвовал. А целенаправленно разносил основания и ворота центра управления. Турелей не было, народ на него… просто не обращал внимания. А центр…

Это Котя в небоевом Досе. Это Искусница, в Громовержце, тоже Рекскенсеру на одну клешню. Это Нади наверху, откуда она просто не может с этой скотиной ничего сделать. А будучи сбитой сверху — не сможет вдвойне.

Вдобавок, под ногами Рекскенсера валялся сломанной игрушкой средний Дос — Аспид. А в приподнятой клешне находился ложемент, происхождение которого вопросов не вызывало.

В общем — неприятно, звиздец как. Мозги окатило ледяной водой и стал я прикидывать, что и как могу сделать. Рекскенсер чертовски защищён, разгонники — херня, не успею нанести вменяемый урон. Резаки, разве что, но лучше…

На этом я врубил прыжковый двигатель, метя в заднюю часть «панциря» Королевского Краба.

Впечатался, зафиксировал себя магнитными захватами и врубил резак, как дятел долбя толстую броню клешнёй. Броня поддавалась, но чертовски медленно.

А Рыбак-скотина клювом не щёлкал. Перекрутил гигантскую клешню Рекскенсера и стал ей в меня тыкать, паразит такой! Еле успел наколдунствовать защиту корпуса. Не без иронии мысленно отдав честь скушенной левой, чтоб её, ноге.

Но мозги прочистило. И к ударам клешни добавилось колдунство, что привело к…

Жуткому перепаду гравитации, со взвывшим гравгенератором. Ощущая полную пасть крови, я пытался понять, что за херь — и до меня, блин, дошло! Я пробивался к реактору Рекскенсера не в самом уязвимом, а в самом близком к нему месте. Месте отстрела, блин! И эта, в два раза превышающая размерами Краб, орясина отстрелилась.

Чуть не убив меня и… как бы «чуть» не стало лишним, похолодел я. Потому что векторы гравитации, выдаваемые телеметрией отчитывали оставшиеся мне доли секунд — я НИХЕРА не успевал, а почти сотен тонн, на немалой скорости, просто размажет меня по каменистой почве. И Краба, и ложемент, блин…

Правда, в последний миг, когда передняя стенка ложемента уже начала деформироваться в башке загремел голос — то ли отца, то ли Дживса:

— Колдуй, тряпка!!!

Я и начал колдовать. И колдовал не менее секунды, пока темнота окончательно не поглотила сознание.

Глава 29

Очнулся я, открыл глаза, увидев очень знакомый потолок. Пырился я на него не один, а, подозреваю, не один десяток раз. И был это потолок медотсека Кистеня.

Вероятность, что загробье какое порадовало меня оперативной медплощадью на родимом корабле, фактически — Доме, с большой буквы, близилась к нулю. Так что почти уверившись, что я не помер, начал я копошится и шевелить конечностями.

Шевеление принесло с собой радость: конечности шевелились, да и были при мне. Так что стал я с койки потихоньку подниматься. Но приподнявшись замер — на соседней койке валялся опутанный кучей всяких там трубок, проводов и прочей медицинской хрени Серпентофил Косячный. И глазами на меня лупал.

— Кхе-кхе, — прочистил горло я. — Скажи мне, друг мой Аспид. Какого хера я вижу твой ложемент в клешне Рекскенсера, отлучившись из комплекса менее чем на час?! Где ты опять накосячил, заррраза?!

— Я не косячил…кхххх… — запнулся явно от боли Косячный. — Капитан, он рвался к центральной! Стрелял, пока мог…

— А в боевой чат скинуть сигнал о подмоге тебе религия не позволила? — буркнул я.

— Какая религия?

— Не позволяющая, — доходчиво ответил я. — Хотя, блин, ни Тень ни Игла на помощь не звали…

— Электромагнитный шторм, капитан. Они разнесли вентиляторы и дроны…

— Понял-принял. Убедил наполшишечки. Посмотрю регистраторы — может и на всю шишечку уверюсь, — посулил я. — Ладно, тебе походу валятся ещё долго, герой, — отметил я, бросив взгляд на монитор. — И хорошо, что у змеюк такая хорошая регенерация, — охеренно смешно, судя по кислой улыбке Лина, пошутил я. — Ладно, лечись. Или тебя усыпить? — подошёл я к терминалу.

— Наверное, лучше посплю, — признался парень, после чего я его в сон и ввёл.

— Блин, а одежды то и нет, — помотался я между койками, где валялся разной степени сохранности народ. — Ну и похер, — логично заключил я, накинул на себя простынь, как тогу.

И потопал разбираться, что и как. Паучок пожужжал, но говорилки его программное обеспечение не предусматривало.

Правда, не успел выйти, точнее только-только успел, как на мне повисла сначала Лори, а потом на нас Нади. Чуть не прибили травмированного и выздоравливающего меня о закрывшиеся двери!

Минут пять я честно исполнял роль плюшевого Краба, стойко снося жмяканья и прочее надругание. Но через пять минут поправил сползший простынь и начал, отпихиваясь, вопросы задавать.

Девчонки, правда не сразу, перестали посягать на моё крабское всё, ну и через пару минут начали отвечать на мои вопросы.

— Комбинезон, Ан, вырезали из твоего расплющенного тела, — передёрнувшись выдала Нади. — Это колдовство? — понятно спросила она.

— Угу, — угукнул я. — Правда не уверен был, что успел.

— А ты вообще — уязвим? — задала подруга интересный вопрос.

— А кроме вдавленного комбеза… — начал было я, но был прерван вцепившейся в меня всхлипывающей Лори. — В общем, не бессмертный я, если вопрос в этом. Возможно, когда-нибудь. Кстати… впрочем почему и не сейчас, — хмыкнул я. — Вы не состаритесь, девчонки.

— Э-э-э… — откомментировала Нади, а ушко вцепившейся в меня Лори насторожилось.

— Ну колдунствовал я, да. Спрашивать «а не хотите ли вы не стареть?» я нашёл лишним.

— Всё равно, мог рассказать, — явно надулась Нади.

Впрочем, не менее явно — не слишком сильно. А я, проведя в свое время колдунское воздействие над своими девчонками и Котей… ну замотался, в общем. Всё случая рассказать не подворачивалось, а сейчас к слову пришлось как-то.

— Так, хватит размышлять, козёл я или нет! — скомандовал я. — Я — Краб, и этим всё сказано! Нади, Лори! Идти со мной в каюту, докладывая обстановку. Шагом ма-а-арш!

И промаршировали мы к каюте — а то простынь это стильно, модно, но от нормальных шмоток я бы не отказался.

А по дороге девчонки на два голоса рассказывали, что и как.

На выведении Рекскенсера из строя бой не закончился, но продлился не более пяти минут. Дальше раки стали откатывать придавивший Краба реактор, а Флинны и Могильщик, прихватив часть Криля, принялись облетать комплексы.

Известие о крабской жизни они получили, но ультиматум в стиле «открыть ложемент и ждать суда» к вражинам в комплексах это не изменило.

И, на данный момент, от эронцев и нашего бывшего нанимателя приходят робкие запросы в стиле: «А не соблаговолит ли многоуважаемый Краб…», на что получают неименное «Нахер валите, не до вас!»

— Так, потери у нас какие?

— Два трупа, Ан. Криль.

— Три за операцию. Херово, но… блин, скорее повезло, чем наоборот, — отметил я. — Так, комплексы под контролем, — под кивки девчонок отметил я. — Лори, ты на планету. Раки тебе в помощь, забирай всё наше и трофеи. Наши на Кистене?

— Не все, Ан. Но большинство завалилось спать, после известия, что ты жив.

— Могильщик на планете?

— Он. И его ракетчики — раскидал по комплексам.

— Их на Кистень. Не от кого прикрывать, ну а если наши друзья рыпнутся… впрочем, после сегодняшнего — не рыпнутся, — оскалился я.

Дотопал до каюты, намундирил мундир, нафуражил фуражку с крабом, да и потопал вести переговоры.

— Здорово, — помахал я клешнёй голограммам нашего бывшего заказчика — брылястого Зинса и расфуфыренно-взъерошенному эронцу. — Вы тут хотели Краба. Ну дождались, слушаю вас внимательно, — опёр я подбородок на сложенные клешни.

А в ответ тишина. Мнутся, понимаешь, как школьницы. Зыркают на меня, друг на друга.

Наконец, эронец решился:

— Капитан Дрей, компания Эрон хотела бы…

— Лорд Форфис, — бросил я. — И мне не очень интересны желания пиратской шайки.

— Лорд Форфис, — с каменной мордой выдал расфуфыренный. — Именно это взаимонепонимание…

— Записи нашего предыдущего разговора, — ослепительно улыбнулся я. — Кстати, Зинс, вот вам расшифровка переговоров вашего судна. Ознакомьтесь, пока мы беседуем. Прочувствуйте, — улыбнулся я брылястому.

— Что вы хотите, кап… лорд Форфис? — перешёл к делу эронец.

— Компенсацию, конечно. Как вы выставите свои действия — мне похер. Но Дом Форфис требует пятнадцать мегакредов от корпорации Эрон. На счёт дома в банке Центральной, с пометкой на переводе: «штраф за не спровоцированное нападение». Не будет денег, или пометки — претензия озвучивается в сети и на Центральной. Будет — Дом Форфис вопрос не поднимает, а на вопросы отвечает, что «вопрос решён», без подробностей.

— Сделаем, лорд, — через минуту раздумий выдал эронец.

— Отлично, — кивнул я. — Зинс, ознакомились?

— Ознакомился, — кивнул корп со столь печально повисшими брылями, что я его чуть не пожалел.

— Ну вопросы контракта и прочее после указанного думаю у вас не стоят, — широко улыбнулся я. — Пять мегакредов компенсации, оплата в размере пятидесяти процентов контракта — это то, что мы сделали до вашего предательства, — на что Зинс сморщился, но кивнул. — И вопрос так же закрыт.

— Средства переведены, — через четверть секунды выдал Зинс, а Нади отписала мне на крабкомм о пополнении.

— Средства переведены, — ещё через минуту надменно озвучил взъерошено-расфуфыренный, ну и подтверждение себя ждать не заставило.

— Прекрасно, господа. А теперь вопрос, что делаем с комплексами? Дом Форфис ими владеет, но они нам нахрен не нужны. Будете брать, или разносим всё нахер?

— Не надо разносить, — резко сказал Зинс. — Ваши… подвиги, лорд Форфис в Секторе Коргаш небезызвестны. Корпорация Симерс заинтересована в получении этих комплексов.

— Корпорация Эрон заинтересована в приобретении комплексов, — чуть заметно поморщился эронец.

— Ваши ставки, господа, — откинулся я на спинку кресла с улыбкой.

А пока корпы притихли, что-то там высчитывая и морща детали своих физиономий, я погрузился в отчёты, приходящие на крабкомм.

Пара смертей — печально, факт. К счастью, я бойцов этих толком не знал — пусть не очень красиво звучит, зато правда. И родные, если такие есть, получат от Дома ощутимую выплату. Понятно, что мертвецов не вернёт, но хоть что-то. Да и не я ребят в пилоты Досов пихал силком, так что жаль, но тему закроем.

А вот десяток болезных в медотсеке, различной целостности — ерунда. Стабильны все, а значит вылечим и поставим на ноги.

И завершает список потерь пять раков донных. И вот их — не жалко, а сам Донный — реально орёл. Пять платформ, судя по всему, разрушены когда прикрывали пилотов, а то потерь было бы ощутимо больше.

Ну а порушенные Досы — херня. Сейчас Лори собирает с планеты весьма увесистый груз трофеев, где вполне ремонтопригодных Досов — десятки. Так что боеспособность Клешни и Криля мы не снизим, а скорее повысим.

Ну и с Дживсом списался, раз уж поговорить при этих типах не выходит. Жив-здоров, Иней на звезду не упал, станция на Иней не брякнулась. Скучает ждёт, можно сказать.

И пираты, паррразиты, продолжают активность, невзирая на пугательные трансляции. Хоть гости системы «по-делу» пиратствовать похоже окончательно перестали, впечатлились — и то хлеб.

Ну а пока я вникал в крабкомм корпы о чём-то разговорились, что я, признаться, пропустил мимо ушей.

— Лорд Форфис! — оторвал меня чуть ли не хоровой вопль этих деятелей.

— Ммм? И до чего вы доторговались, господа? — полюбопытствовал я.

— С учётом наших потерь, отсутствия сил на гарнизоны, — начал надменно эронец.

— И с учётом того, что вы запросите с выигравшего ваш «аукцион» за охрану, — ехидно затряс брылями Зинс.

— Да ничего не запрошу, — вклинился в этот хор я. — отряд Клешня Дома Форфис и дочерний отряд Криль находятся в стадии реабилитации после тяжёлых боёв. И всё такое. Так что на предложение что-то там охранять — я, господа, пошлю предложившего нахер, — честно отметил я.

— Это мы ТОЖЕ предполагали, — ядовито отметил эронец. — Как и терять комплексы не намерены. В итоге мы решили разделить добывающие комплексы…

— Победила дружба, — радостно оскалившись похлопал я клешнями. — Это замечательно, господа, дружба — это прекрасно и охерительно! А Дому Форфис с этого акта беспрецедентного дружелюбия что? — резонно полюбопытствовал я.

И вот тут мне озвучили сумму, которая меня вполне устроила. И, похоже, психологи корпов не зря едят свою белковую бурду: мне предложили ровно столько, что разносить комплексы нахер я находил нецелесообразным. От большего я, конечно, не отказался бы… Но нормально, жадность — губит.

— Прекрасно, господа. Жду перевода. Было приятно иметь с вами дело, — скалился я. — И жду хвалебных отзывов о нашем сотрудничестве, — совсем гадко улыбнулся я. — Ну, мы поняли друг друга?

— Поняли, лорд Форфис, — вразнобой с мордами, исполненными корпоративными страданиями выдали оба корпа.

Денюжка была перечислена, грела желудок и его окрестности, так что корпов я послал. Вежливо и без мата.

Лори и ракетчики Могильщика были на Кистене. Причём правильность их выдёргивания с планеты показала практика — эти герои нахрен вырубились ещё в челноке и разносились, в дрыхнущем виде, по каютам рачьём.

Так что я отдал борткомпу команду на старт, связался с Дживсом, убедился, что уставшая Нади спит в нашей каюте. И Котя у себя дрыхнет. Посмотрел на список пленных, вздохнул и решил — не хрен перекладывать ответственность, этот вопрос надо решать самому. И то, что народ отдыхает — только плюс. И направился я в мастерскую.

Где Лори пробудила своё технократическое чудище и… нет, не чахла над трофеями. Она их перебирала, описывала и сияла глазами столь страшно, что я к ней решил не подходить — помахал ручкой и отвёл в сторонку рака донного.

Лори легонечко (чуть не обмочился) взрыкнула, но посягательство на одного рака полезному мне простила. И вернулась к разбору затрофееного.

А я затребовал у донного пару регистраторов Досов, и, пристроившись в уголке за терминалом, просмотрел пару записей. Потёр переносицу, вздохнул.

И понял, что раз уж изначально решил — надо делать.

— Рак, ты со мной, — распорядился я, и направился к тюремному блоку, под который отвели часть пространства Кистеня.

Большинство пилотов… ну посмотрим. Ждёт их и допрос, и… видно будет. Может в Криль, а может и в долговое рабство, и в бордель — смех смехом, но в данном случае накосячили и на такое.

А вот Рыбак, рассуждал я по пути. Ну хер с ним, что меня не любит, бывает. Хер с ним, что я увидев, как он рвётся к центральной отложил кирпичей. Но ложемент Аспида он перекусил напополам. ДО того, как я начал кромсать корпус Рекскенсера.

Так что рыбачий вопрос надо решать, решать самому и сейчас.

— Записывай, рак. Но запись сохранится на моём комме и в борткомпьютере Кистеня. Доступ только у меня и Дживса.

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб.

И вошёл я в одиночку, где дрых на полу Рыбак. Впрочем, захват клешнёй зашкирку и вздёргивание его на ноги быстро дядьку пробудили.

— Привет, Рыбак, — поздоровался я.

— Краб… ну… так вышло… — жалко улыбнулся он.

— Пойдём, Рыбак, — потянул я его.

Дядька сопротивлялся не особо, тянулся, а вскоре сгорбился и пошёл сам.

— Знаешь, Рыбак, — начал я, а то уж очень гнетущей была тишина. — Я к тебе очень неплохо относился. Ты классный пилот, я хотел звать тебя в Клешню — до момента, как узнал что ты такой засранец, конечно. И не пошёл бы ты ко мне — нормально бы к тебе относился. Да даже хер с тобой, — махнул я свободной клешнёй. — Ну не понравилось тебе что-то, стал мне гадить. Бывает, отработал бы, как отработают остальные пленники. Но понимаешь, Рыбак, в чём дело, — втолкнул я дядьку в отсек-кессон. — Ложемент моего человека. Раздавленный тобой.

— Краб, я…

— Прощай, Рыбак, — произнес я, разряжая в голову пилота лазерник. — Тело утилизировать в вакууме. Запись сохранить, но, пока никуда не транслировать. Придумаю, как использовать это позже. Война-войной, но я донесу до этих пидарасов, что нельзя вот так просто взять и раздавить моего человека!

— Слушаюсь, главнокомандующий Краб.

И попёрся я на мостик. Вот вроде и… жестокий поступок, но правильно всё сделал. Тут вопрос сложный, неоднозначный. Это не разнесённый в запале Помидором ложемент — а казнь пилота, главы противостоявшего отряда. Так что вариант, где Рыбак просто «погиб во время боя при невыясненных обстоятельствах» — был бы лучшим, если бы не одно «но». Любая сволочь в обитаемом космосе должна знать, что неоправданная жестокость карается! Быстро, мощно и с проворотом!

Уже в гипере народ потихонечку отсыпался, начав праздничные попойки и прочее. А я, без деталей оповестив девчонок и Котю, присоединился к Лори. Наш механик отложила трофеи в сторонку, занявшись ремонтом текущих Досов. Ну и я ей помог, несколько ужасаясь куче трофеев. Это ж, блин, мне колдунствовать не переколдунствовать!

А спутники-регистраторы, обвес на продажу, да гребучие ангары и бункеры, которые мы набрали из уже сделанных заказов — никто не отменял!

Блин, как бы откосить-то, бешенно бегали мысли. Но я превозмог, поправил фуражку с крабом, и напомнил себе, что раз собой назвался — надо клацать клешнями до победного, а не сопли жевать и по норкам прятаться!

Вот с такими бодрыми, позитивными, сулящими беспросветное крабство мыслями я пребывал на мостике Кистеня, когда он ввалился в систему Иней.

— Привет, партнёр, — сходу связался я с Дживсом.

— Приветствую вас, сэр. Поздравляю с успешным и прибыльным завершением вашей авантюры, сэр.

— Угу, спасибо. Тут-то как дела?

— В целом…

— Пираты?

— Пираты, сэр.

— Как же меня, блин, достали эти гребучие пираты, Дживс!

— Понимаю вас, сэр.

— Может живьём сжигать? На медленном огне и транслировать? — с надеждой поинтересовался я.

— Не думаю, сэр, что это снизит количество нападений. А в остальных наших начинаниях — окажет негативный эффект, сэр.

— Да знаю я, блин, — буркнул я. — Ладно, скоро пристыкуемся, разберём трофеи и работать. Работы — тьма, даже не отдохнуть толком после контракта, — посетовал я.

Глава 30

Работы действительно выходила тьма. Вернулось крабство первых месяцев на Инее — забить не выходило, так что шестнадцать часов в сутки крабского колдунства стали для меня нормой.

А вот через неделю мне нахрен испортили настроения: девчонки полюбопытствовали, а что Краб думает делать с пленными?

Впрочем, подумав головой, я решил вопрос довольно изящно. И кислые физиономии троицы супруг грели сердце не меньше минуты, а то и две. Ведь точно, паразитки такие, наслаждались моими крабскими мучениями.

Итак, захваченные пилоты и техники, причём неважно, корпорации Эрон или наёмники сидели в наших казематах. Убивать их смертью, как более чем заслужившего этого Рыбака я не собирался. Если и найдётся там сволота, которую только прибивать — пусть раки выясняют и прибивают, а моему крабскому лордству не до того.

А главное — мои супруги, так, на минуточку, леди Дома. Руководители соответствующих направлений в деятельности Дома.

— Так вот, дорогие супруги, — с мордой мудрой и печальной вещал я. — В моих непосредственных трудах я применения пленным не нахожу. Однако, ты Лори, занимаешься производством. Ты, Нади — отрядной деятельностью Ты, Лиса — финансами Дома. Вот раки донные вам в помощь, девчонки. Допрашивайте, разбирайтесь, в чьём хозяйстве пленный пригодится. Ни в чьём — долговое рабство и продавай контракт, как наш финансовый директор, — уточнил я Лисе. — А я — спать, — заразительно зевнул я и утопал спать.

Жаль, что все проблемы так просто решить не получалось. Хотя были и плюсы — Котя на основании данных из регистраторов, компьютерной графики сваяла натуральный голофильм — «Сжатая Клешня».

Вот сильно получилось, сам с удовольствием посмотрел. Но… как-то, честно говоря, странно вышло.

То ли от специфического «формата», то ли ещё что, но у меня от кино этого возникало ощущение театральности и постановки. И это при том, что я там, блин, был и в сцене «Краб, разрывающий зад щёлкающему клювом Рыбаку» непосредственно принимал участие.

Может из-за ретуши ряда моментов, может из-за высокой маловероятности творимого. Ну в общем — ощущение выходило таковым. И были у меня сомнения, что серьёзные пилоты, посмотревшие этот кинчик, устрашатся. Я скорее уже не удивлюсь, если меня обзовут клоуном — сам бы, если честно, основываясь на фильме, так бы себя обозвал.

— Вы, сэр, не совсем правы, — озвучил мне эфиряка, на мои рассуждения.

— Дживс, детали.

— Как пожелаете, сэр. Данный голофильм и вправду воспринимается ОПЫТНЫМИ и не раз побывавшими в бою пилотами как постановка, сэр. Вот только вынужден отметить, что ОПЫТНЫЕ пилоты выносят суждения не по головидео, сэр.

— А по фактам, — дошло до меня. — Есть факт — нахрен разнесённые силы боевого крыла мегакорпорации. И кучи небезызвестных пилотов. Количество сил в бою известно и не оспаривается.

— Так, сэр.

— И выходит, что данное голо серьёзные пилоты, да и заказчики, воспринимают как рекламный ролик. Основанный на РЕАЛЬНЫХ событиях, но причёсанный в рекламных же целях.

— Именно так, сэр. Есть конечно, определённый процент пилотов, которые…

— Дживс, вот честно — хер с ними. Понимаю, что есть, но нравится идиотам и доказывать им что-то нахожу глупым.

— Позвольте восхитится, сэр, вашими успехами в плане личностного развития.

— Позволяю, партнёр. Восхищайся, куда деваться. И да, Дживс.

— Да, сэр?

— Сам дурак.

— Как скажете, сэ-э-э-э-эр.

И в беспросветном колдунском крабстве появлялись совсем мрачные проблески. Например — биржевые пенсионеры, пидорасня ветеранская. Мне срать на их причины. Но из-за артритных копыт этих окаменелостей погибло три МОИХ ЧЕЛОВЕКА!

А рисковали жизнью ещё больше и… ну в общем ясно. Эти скоты биржевые задели моё, оставлять это «как надо» не просто неправильно. Я это не оставлю. И если пенсионному одру с биржи, замазанному в этом, осталось жить до послезавтра — удавлю завтра, блин.

Ну или лапку артритную сломаю, хмыкнул я. Тем, у кого есть, не без содрогания припомнил я бабушку-трансформер Алиру Гден, позывной «Капризная».

Но вот хер меня от праведной мсти травмы ветеранство и прочие атрибуты этих козлов остановят. Между нами кровь, как ни пафосно это звучит.

Правда, от беспримерно жестокого взятия Центральной на абордаж меня останавливал здравый смысл. И предельная задолбанность — Клешня и Криль должны были быть приведены в максимально боеспособное состояние. Да, блин, Рекскенсер погибшего смертью дохлых Рыбака надо было приводить в порядок и подбирать пилота. С этим тоже беда — Нади отговаривалась текучкой с заказами.

И ведь не поспоришь, блин — на ней не кадровое, а общее управление выполнением контрактом, не считая непосредственного управления отрядами. И ломать любимой женщине пилотские рефлексы, отправляя на контракт… ну я сам, скорее, Нади от Рекскенсера отталкивать буду.

Далее, синьор Помидор, знакомство-то с которым состоялось, когда он плодоножку на Рекскенсер точил (и в немалый разор ввёл, паразит такой! Ну да ладно, дело прошлое). Усаженный в ложемент виконт тройку раз изящно навернулся, с трудом поднял Дос на ноги, открыл ложемент и выдал:

— Не моё, сеньор капитан. Но если бы вы позволили…

— Хм? — несколько расстроено поинтересовался я.

— Рекскенсеру годится только молодой пилот, не отягощённый опытом. Если он не столь одарён талантами, как вы, синьор капитан.

— Да, я уже понял, что молодёжь из Криля надо перебирать. Правда, признаюсь тебе честно виконт — опасаюсь сажать в эту машину новичка.

— Опасаясь это сделать, синьор капитан, вы оставляете этот прекрасный Дос ржаветь в небрежении.

— А то я не знаю, — огрызнулся я. — Ладно, устроим проверку, посмотрим кто подойдёт, — хмыкнул я.

— Не сомневался в вашей мудрости, синьор Краб. И…

— Говори, виконт, не мнись, как школьница.

— Капитан, в трофеях есть Дос.

— И не говори, — покивал я.

— Я про Афлет, тяжёлый эксклюзив, синьор.

— Это который? — не въехал я.

На что краснеющий как школьница виконт рассказал. Это был тот самый, чертовски антропоморфный Дос, налетевший на Эгиду с перепугу. Я вот, честно говоря, думал, что это очередной высер сумрачного разума прошлых цивилизационных циклов. Не к селу не к городу — мало того, что боевой шагоход, так ещё и предельно антропоморфный, мускулистая фигура, пластины брони которой внешним видом напоминали римские доспехи «с кубиками».

Но вот виконт мне рассказывал, что Дос — охрененский. С мощнейшими, экономичными синтомышцами, мощным реактором и вообще.

— Разоритель, синьор капитан — прекрасный Дос, а после доработки — просто нет слов. Но Афлет практически не требует привыкания к пилотированию, синьор. А главное — гораздо грузоподъёмнее и манёвреннее Разорителя.

— И с учётом твоего стиля, виконт, мобильность очень нелишняя. И центровка с устойчивостью у этого атлета получше, видимо, — мысленно прикинул я.

— Вы правы, синьор.

— Ну хочешь — бери, Помидор. На него никто не претендовал, до этого Доса ещё не добрались-то ещё, — с некоторой тоской по предстоящим крабским рудникам протянул я. — В общем, обратись к Лори, на тему чего в качестве оружия хочешь. Починим, установим и пилотируй.

— Благодарю, синьор капитан, — радостно подпрыгнул Помидор и укатился к Лори.

Ещё ведь работы привалило, вздохнул я, с сожалением смотря на Рекскенсер. Впрочем, на мои сожаления Дос ответил неподвижностью и открытым ложементом. Так что осталось мне только пррревозмогать.

И, как ни удивительно, превозмог: за месяц разгрёб текучку, ввели с Лори и Дживсом в строй Досы. В общем, отряды отправились на контракты, клиенты сновали туды-сюды, пилоты потихоньку перебирались в Иней, а я благостно отдыхал.

Да щаззз! Эти гребучие пираты ЗАДОЛБАЛИ! Более того, статистически должное случится случилось — одно пиратское нападение завершилось успехом: то есть, жертва разграбилась, а довольные гавнюки-жулики срулили в гипер, мерзко хихикая. Бесит, блин! И тот факт, что данные пирата были внесены куда можно и нельзя не слишком радовали.

— Дживс, — обратился я к эфиряке после очередного применения «Ультимативного Крабского Довода».

— Да, сэр?

— Так жить нельзя, Дживс. С этим надо что-то делать! — выдал мудрость я.

— Удивительно тонкое замечание, сэ-э-эр. Всецело вас поддерживаю, сэ-э-э-эр.

— Вот спасибо, Дживс.

— Вот пожалуйста, сэ-э-эр.

— Блин, тебя самого пираты эти не бесят?!

— Не настолько, насколько вас, сэр. Но раздражают, безусловно.

— И что…

— Минуточку, сэр.

— Ммм?

— Котти Вирст ожидает вас в ангаре компании, сэр. Намеревается преподнести подарок.

— Не понял, — выдал я, на что Дживс выразительно пожал плечами. — И ты не в курсе, в честь чего и вообще?

— Не в курсе, сэр. Могу…

— Да нет, не надо, — отмахнулся я. — Схожу посмотрю. Может полезное что, или смешное. На корабле доставили? — уточнил я.

— Именно, сэр. Я…

— А артефакт, — указал я на свои буркалы, — перестал работать?

— Нет, сэр. Но…

— Твой партнёр и твоя супруга общаются в приватной обстановке. Я против твоего присмотра не возражаю. И обещаю рога тебе не отращивать, педагог-педофил, — гыгыкнул я.

— Ваше великодушие, сэ-э-э-э-эр, не знает границ. И я неоднократно указывал вам, сэ-э-э-э-эр, что, невзирая на мои отношения со специалистом по компьютерной безопасности, её возраст…

— Древнее Автократии Тригин и ты не педофил. Да-да, помню.

И направился я в ангар — ну действительно интересно, что за хрень такая. Подарки я… с интересом отношусь, скажем так.

Завалился я, значит в ангар. А там, в окружении пары десятков гробов сидит довольная, аж светящаяся Мелкая! Ну может и не гробов, конечно. Но блин очень уж габариты характерные.

— Э-э-э… — красноречиво выдал я, оглядывая кладбищенское изобилие в ангаре.

— Краб, я тут старыми связями тряхнула, — довольно заявила Мелкая. — У тебя дел невпроворот, ну понятно в общем.

— Эгэ?

— Это персонал Биржи Наёмников, — гордо заявила Котя.

— Шобля? — тихонечко пискнул я, сведя крабские глаза на переносице.

После чего встряхнулся и взял себя в руки — ну недостойно столь уважаемого Краба пищать и тупить.

— Так, Котя. Расскажи-ка мне, какого хрена ты прибила… ну наняла убийц, для пенсионеров с Биржи?! И ладно бы просто перебила… но нахера мне их мёртвые трупы, блин?!

— Они живые, Краб! — возмутилась Котя. — Захватили и привезли. Честный заказ! — потрясла пальцем она.

— Гхм… кхм… Допустим, — со скрипом переваривал информацию я. — И, в принципе — оправданно, сам думал, что с этими засранцами пенсионными делать. Но с хрена так-то?

— Да как-то, — смутилась Котя. — Мне задолжали ребята, в своё время. Вышли недавно на связь, спросили, чем долг отдать. Я подумала — и вот, — потыкала она в гробы, которые не совсем гробы.

— Мдя-а-а-а, — протянул я. — Тут все?

— Все.

— Спасибо, Котя, — наконец решил я. — Это самый… странный подарок, что я получал в жизни. Но похоже, что неплохой, так что искреннее тебе крабское спасибо.

— Искреннее тебе смертнотеневое пожалуйста, — кивнула Мелкая. — Ладно, пойду я, дела.

И ускакала, блин. А я почесал затылок, присел на ближайший гроб, попробовал подумать. Думалось, прямо скажем, херово. Правда вид ряда гробов всколыхнул в памяти одну шутку. Так что оглядел я их, оскалился, развёл клешни и огласил трюм:

— Ебануться! Полный холодильник могильных плит!

И поржал. Сам себе пошутил, сам себе посмеялся, мдя.

— Ты точно не знал, Дживс? — уточнил я.

— В отношениях с моей… девушкой, — с заминкой выдал эфиряка, — я придерживаюсь аналогичной вашей политики, сэр: не лезть чрезмерно в дела. Так что нет, не знал, сэр.

— Мда уж, — отметил я. — И что блин с этим делать-то?

— Если позволите мне высказать своё мнение, сэр…

— Позволяю, жги давай!

— Так вот, сэр. Вы же обдумывали враждебные действия представителей Биржи?

— Само собой.

— Вот и поступайте согласно вашему разумению, сэр.

— Хм, а то, что тут двадцать плит… в смысле гробов… да тьфу! Привязалось, блин. В общем, двадцать пенсионеров, а гадили только шесть — это ты учитываешь?

— Во-первых, сэр, я учитываю то, что увиденное капитаном Зогги совершенно не обязательно отражает реальную картину.

— Резонно, — признал я.

— А, во-вторых, сэр. А какая вам разница? Деяния именно организации привели к печальным последствиям.

— Хм, и тут ты прав. Не меньше, чем наполовину, а то и больше, — признал я. — Ладно, будем разбираться.

В общем тут же, не сходя с места вызвал я двадцатку рачья. Вот смех смехом, но биобионика, например, повторяет ТТХ Дживса, а он даже улучшенному мне вваливает. Редко и неправда, и вообще… но вваливает, паразит такой!

А устраивать тут «смертельный бой пенсионеров и Краба» у меня нет никакого желания. Реально не до того, да и… ну при всех прочих равных, я ПОНИМАЮ этих замшелых развалин. Не принимаю и не собираюсь прощать, но понимаю, блин!

По крайней мере — в рамках надуманного. А с деталями разберёмся с рачьём. Вот рукопашная с раком — это уже реально идиотизм. Точнее — просто неосуществимая хрень. Примерно тоже самое, что на кулачках воевать Т-1000, только он не идиот, а эффективная машина.

В общем, раки припёрлись, гробы открыли, анабиозное пенсионерие выковыряли, да и вкатили им сыворотку правды, приводя в сознание.

И час я наслаждался откровениями этого пенсионного отряда. И, блин, они ВСЕ, вот вообще все, прямо или косвенно участвовали! Кто прямо координировал и прочее антикрабское гадство, даже деньги от корпов брал. На борьбу, так сказать. Ну а кто «знал и молчал», как те же могильные друзья. В общем… а вот хрен знает, призадумался я.

— Вводи антидот, Рак, — бросил я. — Да, молчать и слушать меня. Начнёте вякать без моего разрешения — дроиды вас заткнут.

— Исполню, главнокомандующий Краб.

— Угу. Так вот, уважаемая администрация Биржи Наёмников Сектора Саргас… Вот я долго думал, что с вами сделать, — озвучил я, расхаживая взад-вперёд. — Самое противное — я вас понимаю. Не во всём, но во многом. И Могильщик у вас продался. И Краб на волю наёмничью посягает… Вот только, блядь, у меня три трупа! Из-за ваших пенсионных интриг, уррроды! — бешено рявкнул я. — Молодые пилоты, жить и жить… Из-за того, что вы, пни сволочные, даже ПРОВЕРИТЬ не захотели свои подозрения! Мне НУЖНА биржа в Инее, — уже спокойно продолжил я. — Именно Биржа Наёмников. Честная организация, профсоюз. И мне нахер не нужно её контролировать, мать вашу! Сам факт её присутствия на Инее…

— Защита… — догадался один пенсионер и был заткнут раком.

— Охренеть как боевой дроид, держащий в захвате, способствует работе мозга, — ядовито отметил я. — Да. Именно так — сам факт пребывания. Именно защита. Больше от Биржи мне НИЧЕГО не надо. Только чтоб работала — нужная организация. А что сейчас с вами делать… Не знаю, — признался я. — И не посоветуешься ни с кем. Самому надо решать, блин.

После чего присел я на могильную плиту и задумался. Думал минут десять, пенсионеры подёргивались, но молчали.

— Так. Я решил, — через десять минут выдал я. — Биржа переезжает на Иней. И продолжает работать, именно как биржа. И я не буду вас прибивать, как собирался. Искать правых и виноватых — бессмысленно. В качестве виры за убитых — пять лет все контракты, прямо или косвенно затрагивающие безопасность Дома — добровольно озвучиваются вами. Отказываетесь — выкину вас на орбиту. И выложу на всех ресурсах казнь и причину, за что это сделано. Понятно?

— Ты угрозой вынуждаешь…

— Охренеть. Вы пытались разрушить моё дело, убили моих людей, а от вас требую работать и компенсировать. Держа за яйца… яичники… Да что ж вы некомплектные такие! — искренне возмутился я, переводя взгляд. — В общем, держа за уязвимое место. То, что происходит сейчас — дело ВАШИХ рук. И я проявляю невиданное милосердие и доброю волю. Всё, достали, блин. Десять минут на раздумье, ответ принимаю «да» или «нет». Время пошло, — махнул я клешнёй.

Самое смешное, мысленно отмечал я, это то что даже этот «доклад» — это просто педагогический ход. Просто… да блин, эти руины былого величия только убивать! При том, что смерти из двадцатки боятся от силы двое! Им похер, вот в чём дело, идеалисты престарелые!

— Нам надо посовещаться, — выдала Капризная. — Краб, мальчик мой, ты же не откажешь Аглае? — похлопала биобионическими ресничками бабушка-трансформер.

— Три минуты. Совещайтесь, — махнул клешней я и отвернулся.

Ну и решили пенсионеры моё щедрое предложение принять. Присмотр за ними будет, ну а через пять лет… или я сдохну, или они. Или привыкнем, мысленно хмыкнул я.

В итоге, через неделю, Биржа Наёмников уже с Инея оповестила, что переезжает. Сеть всколыхнуло, но на удивление несильно. Могильщик… ну, бои пенсионеров были. Правда в итоге всё решилось лютой попойкой и половину этих руин пришлось откачивать в медотсеке Кистеня — а то померли бы нахрен, от интоксикации и отказавшей требухи.

В общем, вышло не сказать чтобы хорошо — но сносно. Как минимум действительно, эти пенсионеры спасали жизни моих людей, вольно или невольно, что, как по мне — вполне справедливо.

И вот, через неделю после «становления Биржи на Инее». Сидел я, понимаешь, в пункте управления станцией. Только что отстрелявшийся, чтоб его, по очередному пирату. Из «Ультимативного…», куда ж деваться. И изрёк я мудрость:

— Так жить нельзя, Дживс. С этим надо что-то делать!

— Удивительно тонкое замечание, сэ-э-эр. Всецело вас поддерживаю, сэ-э-э-эр.

— Дживс, тебе не кажется, что это уже было.

— Если у вас, сэ-э-э-эр, ощущение дежавю, то позволю себе напомнить, что аналогичная беседа была у нас не более трёх недель назад, сэ-э-э-эр.

— Ну охренеть, дежавю и всё такое. ПИРАТЫ, Дживс! Это пиздец какой-то! Из другого, блядь, Сектора!!!

— В данном случае — даже поддерживаю ваше возмущение сэр. И регистраторы не помогают.

— Именно! Что делать будем, Дживс?

— К сожалению, ничего кроме ретрансляторов производства Благословенной Автократии Тригин я предложить не могу. Разве что защитные базы с оператором…

— Угу, миллион операторов, — кисло протянул я. — Нет их, Дживс! И взяться им неоткуда. А надо не миллион нихера! В худшем случае — два. А чтоб работали, а не горели на работе — три, — печально отметил я.

— Сложно с вами не согласится, сэр.

— Сложно… и хер с ним, — потёр я переносицу. — Дживс, где нам найти эти гребучие ретрансляторы? Стригасские аристо же нашли!

— Затрудняюсь сказать, сэр. То, что техника Тригина сохранилась — неудивительно. Стазисные хранилища с эфирными конструкциями фактически вечны. Но искать их… не представляю как, сэр. Кроме перелёта по всем системам и поиска трансляции в эфире этого символа.

И показывает мне, значит, эфиряка этакую буквц «Т». Стилизованную, вращающуюся и… чертовски знакомую.

— Погоди Дживс, не убирай, — всмотрелся я во вращающиеся грани. — Где-то я её видел…

— Не уберу, сэр. Но, прошу прощения, сэ-э-э-эр, ГДЕ вы могли видеть символ управления чрезвычайных ситуаций государства, исчезнувшего миллиарды…

— Вспомнил! — вспомнил я. — На корабле-зверинце, галактическая карта… — и тут мои слова прервала самая смачная челодлань, что я видел.

Звонкая такая, изящная, артистичная. По дживсому чело дживсовой дланью, да с размаху!

— Я идиот, сэр, — прогундело из-под длани.

— Дживс, мы уже говорили — ну кретинизм там, лёгкий. До идиотии тебе далеко…

— Нет, сэр. Похоже я именно идиот. Если я правильно вас понял, то корабль-зверинец обновлял галактическую карту регулярно. А вы видели системы, с ОТЗЫВАМИ на запрос. Сколько их было, сэр? Вы запомнили?!

— Сколько… да тысячи, Дживс. И запомнил, мы же с памятью работали. Только нужна трёхмерная модель…

— Текущей карты галактики. И срочно! Несколько лет немного, но срочно, сэр! — потащил меня за клешню Дживс. — Изменения происходят постоянно, нужно зафиксировать точки, — бормотал он.

Вытащил в коридор, эфиряка такая, обмяк, а через секунду выдернул телепортатором. Чуть ли не на руках дотащил до карты галактике на Кистене. Ну и стал занудно нудеть: «вспоминай, Краб!»

Я и вспоминал. В общем-то Дживса понять можно. Я вот подумал — а у меня не просто сокровище в башке. А СОКРОВИЩЩЩЕ. Ну не могу я припомнить ничего, в смысле материального, что может быть ценнее в галактике. А Дживс ещё нудел о учебниках эфирного оперирования — и такое могло быть сныкано на УЧС-ных тригинских базах. Дроиды, ретрансляторы, полевые принтеры — которые объектов, а не бумаги. В общем, морщил мозг и тыкал клешнёй в точки я, борясь со слюноотделением. Но задолбался.

— Всё, Дживс, последняя, — тыкнул я по памяти последнюю «Т» и открыл глаза, поморщившись от яркого света.

— Прекрасно, сэр, — просто сиял эфиряка. — А через несколько лет…

— Иди нах, — буркнул я.

— Простите, сэр?

— Не прощу! — возмутился я, тыча дулей в эфирную морду. — У нас тут, в Инее, пираты Дживс! Грабят, мать их и убивают! Мне нужны ретрррансляторрры! — проревел я, пуча крабские глаза.

— Ээээ… сэр, я думаю…

— Херово думаешь, партнёр. Где у нас ближайшая тэшка, — вгляделся я в карту. — Вот. Тут могут быть ретрансляторы?

— Скорее всего, сэр, они есть в каждом…

— Зашибись! Летим, забираем, — потёр клешни я.

— А Иней? — жалко пискнул Дживс.

— Биржа Наёмников тут. Управляющий комп ты сделал. Ультимативный Довод есть, — загибал я пальцы. — Раков оставим тут. Блин, я и так в отпуск собирался на недельку, — вздохнул я. — Но это важнее! Смотаемся!

— Сэр, мне кажется, вы слишком торопитесь…

— Тебе кажется. По делу есть что возразить? — требовательно уставился я на эфиряку.

Последний глаза в кучу собрал, и лапами развёл. Так что, пусть и не мгновенно, а через неделю.

Но всё-таки, Кистень выходил на разгонную траекторию. А внутри было два рака, паучки, я и Дживс. Девчонки, по-моему, мне не очень поверили, потому что пожелали «побыстрее возвращаться» и «хорошо отдохнуть».

Ну да и фиг с ним. Главное — я расчищу Иней от всякой пакости. Ну и может чего интересного найдем, довольно потирал я клешни, провожая станцию и Иней взглядом.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30