КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604893 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239672
Пользователей - 109568

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Расставил аппликатуру тактов 41-56. Осталось доделать концовку. Может завтра.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +9 ( 11 за, 2 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -5 ( 2 за, 7 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Смертельные небеса [Александр Зиборов] (fb2) читать онлайн

- Смертельные небеса 2.09 Мб, 116с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Алексеевич Зиборов

Настройки текста:



Александр Зиборов Смертельные небеса

Вместо предисловия. Конец света

Не века – многие тысячелетия человечество говорило о конце света, и ждало его. Не только говорило – раз за разом какими-то «мудрецами» назывались даты, указывались снова и снова, но каждый раз ничего не происходило. К превеликой радости одних и страшному разочарованию других. Проходило какое-то время, и затем снова изрекались новые пророчества, столь же безосновательно.

А вот о настоящем конце света, о котором я рассказываю вам, никто не предупредил, никто к нему не готовился и, естественно, никто к нему не был готов, когда оно произошло. В том числе и я. Увы и ах.

Ныне я часто думаю, что судьба выбирает далеко не лучших, а обходится теми, кто оказывается под рукой. Совсем как в данном случае…

Впрочем, я забегаю вперёд, начну с начала – с конца Света, извините за каламбур. Обычно мы называем его Светопреставлением. Итак…

Заточение в подвале

…Инженер Алексей Лобовцев уже выбирался из глубины тёмного душного подвала, видел впереди дверь, до неё оставались считанные шаги, но тут она внезапно сдвинулась, заскрипела и захлопнулась. Одновременно с ёканьем сердца и недобрым предчувствием он услышал звук вошедшей в паз щеколды и просунутый в петли замок. Последовал короткий явно детский смешок. По нему Алексей узнал мерзавца, решившего подшутить над ним.

Его семья приехали из бывшей братской республики, которая объявила себя предельно суверенной. Жители дома помогли им обустраиваться на новом месте, помогали, кто и чем мог. Инженер отнёс что-то из своей посуды и новую рубашку, которую ни разу не надевал по той причине, что она оказалась ему мала. Лежала не один год, отдал соседу, который тут же стал её носить, ему она пришлась впору.

Позже Алексей решил посадить под окном несколько саженцев деревьев. Уже через несколько дней они оказались сломанными. Узнал, что это сделал сынок этих новых соседей-беженцев. Пришёл, хотел культурно и вежливо поговорить об этом поступке, но не сдержался, и между им и новыми соседями вышла ссора. Потом были и другие мелкие инциденты, которые совсем испортили их отношения.

Алексей корил себя, было нехорошо на душе от того, что не смог сохранить хотя бы сносные отношения. Несколько утешало, относительно, конечно, что и большинство других жителей дома к тому времени стали относиться к «новосёлам» не лучше, чем он.

И вот этот маленький башибузук решил отомстить Алексею таким образом, заперев в подвале.

Оказался же Алексей в подвале вот по какому поводу. В этот вечер он задержался в гостях, вернулся когда уже почти стемнело. Вошёл в свою квартиру, едва ступил за порог, и его ноги по щиколотку оказались в воде. Оказывается, квартиру затопил сосед сверху!..

Инженер поспешил к нему, стучался, но того не оказалось дома. Соседка напротив сообщила, что они всей семьёй уехали в деревню и до следующего вечера их не будет.

Алексей схватился за голову. Вернулся к себе, вошёл в ванную и ахнул: вода струилась по стенам, по водопроводным и фановой трубам. Грозила скоро переливаться за порог…

Первая мысль была: нужна звонить в аварийную службу! Пытался это сделать, но не смог. На звонки никто не отвечал.

А вода между тем быстро прибывала!..

Однажды в такой ситуации, тогда затопило соседа напротив, Алексей вместе с ним спустился в подвал и они вдвоём перекрыли вентиль на трубе в квартиру, из которой текло. Тогда сосед указал ему на другую трубу в стороне: «А эта обеспечивает поступление воды в твою квартиру и все те, что над тобой. Запомни всякий случай, вдруг понадобится и тебе перекрывать воду…»

Алексей решил сначала перекрыть воду, а уж потом дозваниваться в аварийную службу или искать сантехника.

Надел на себя одежду похуже, ведь в подвале грязно, захватил разводной ключ и фонарик.

По пути в подвал встретил того сорванца. Он прошмыгнул мимо вверх по лестнице, но, видимо, сверху проследил, куда шёл инженер в таком виде. Затем замыслил свою каверзу.

Алексей довольно быстро нашёл нужный стояк, рядом у стенки находилась пара пустых деревянных ящика, поставленных друг на друга. В несколько минут плотно прикрутил вентиль.

Стал возвращаться, и вот тут чуть ли не перед его носом захлопнули дверь в подвал, да ещё закрыли на засов и навесили замок.

Инженер рванулся к двери, но боком задел металлический уголок, почувствовал боль и треск разрываемой рубашки. Охнул, повернулся и выронил фонарик, на который тут же неловко наступил ногой. По хрусту понял, что ему пришёл конец.

Присел, на ощупь отыскал останки фонарика, скоро убедился, что его уже реанимировать не удастся: батарейки оказались целы, но лампочка была раздавлена.

Добрался до двери в надежде, что башибузук всё же не совсем закрыл дверь в подвал, а только сымитировал это, но нет – дверь была действительно запертой.

Сверху послышались возбуждённые голоса, говорившие вразнобой, по лестнице спускалось много людей. Похоже, на уход из гостей большой и возбуждённой весельем компании. Алексея удивило, что топот ног был длительным, словно компаний оказалось несколько. Хотя дом двенадцатиэтажный, квартир много, но всё же это явилось делом необычным. Слишком уж много гостей, чересчур долго они выходили.

Уловил отдельные восклицания – «поразительно!», «ничего подобного в жизни не видел!», «что бы это такое могло быть?!», «удивительно!» и тому подобные слова.

Алексей мог бы закричать и постучать в дверь. Кто-то обязательно бы подошёл и дверь бы открыл и выпустил его. Но Алексею показалось стыдным показать себя в столь нелестной ситуации. Сразу представил, как потом будет весь дом говорить об этом, обсуждать, как инженера заперли в подвале. Не решился.

Скоро пожалел об этом, но было уже поздно: больше никто не шёл, наступила чуть ли не полная тишина. Промаявшись какое-то время, он решил, что будет кричать и стучать в дверь, едва услышит чьи-то шаги. «Долой стыд!» Пусть там будет тот, кто будет, не страшен позор, лишь бы выйти наружу, на свободу. Но нет, больше никто не шёл.

Удивился: странно, что никто ни в дом, ни из дома не идёт. Неужели уже все легли спать, уже лежат в своих постелях и видят сладкие сны?..

Принялся стучать в дверь и даже бить ногами, кричать, но без толку.

Снова принялся ждать какого-нибудь припозднившегося человека, временами ударяя ботинком по прочным планкам двери в надежде, что кто-то услышит, выйдет из квартиры и освободит меня. Увы, никто не являлся. Похоже, если кто-то и слышал, то решил, что без него обойдутся, не реагировал…

Позже Алексей часто задумывался о непостижимой роли случая в человеческой жизни. Нередко много значимой…

Вспомнил, как один из его сослуживцев, инженер Гаврилов, рассказывал, как познакомились его родители.

Тогда мама Гаврилова была двадцатилетней девушкой и спешила в институт. Увидела маршрутное такси, ускорила шаг, спотыкнулась о совсем почти незаметную выбоину, едва не упала, но была за руку удержана парнем. Такси промчалось мимо, в ожидании следующего они разговорились, познакомились, стали встречаться, а после поженились…

Не будь той выбоинки, то жизнь каждого из них пошла бы совершенно иначе: девушка успела бы поймать маршрутку и уехала в институт, а парень по фамилии Гаврилов прошагал бы дальше своей дорогой, не зная, что прошёл мимо своей судьбы…

Гаврилов сказал, что они тогда могли не встретиться и по ряду других причин. Тогда его будущая мама забыла зачётку и вернулась за ней. Если бы не это, то она бы уехала в институт ещё до того, как рядом с остановкой оказался его будущий отец. Кстати, и он мог бы в эту минуту быть далеко от этого места: так как выйдя из дома, наткнулся на соседа. Завёл было с ним разговор, как того окликнул проходивший мимо знакомый. У них были какие-то совместные дела, они принялись их обсуждать. Иначе отец Гаврилова бы надолго задержался, общаясь с ним, и свою супругу не встретил…

Вспомнились Алексею и другие такие же истории.

Ждать случайного прохожего, находясь в тёмного подвале, было неприятно и томительно. В ноздри лез влажный смрадный запах.

В конце концов инженер устал. Присесть на грязные жёсткие бетонные ступеньки не решился. Вспомнил увиденные им деревянные ящики, вернулся к ним, уложил их в ряд, один к другому, и улёгся.

Сначала доски казались жёсткими, сон не шёл, но потом он неожиданно уснул…

Это просто Конец света

Из темноты подземелья высунулась страшная морда – то ли чудовищной величины ящерицы, то ли даже крокодила. Оскалилась и зашипела, высовывая вибрирующий язык…

Алексей панически вскочил, схватил с пола увесистый обломок кирпича и с размаху бросил в зверя. После чего побежал в противоположную от него сторону по тесному тоннелю, слыша сзади шипение разозлённой рептилии.

В голове инженера билась мысль: откуда она, как здесь оказалась? Куда от неё спрятаться?..

На бегу нередко спотыкался, ибо вокруг царила полутьма, видел в ней Алексей крайне плохо. Пару раз налетал головой на трубы и раз локтём на выступ в стене. Как раз по тому месту, которое он обжёг вчера, нечаянно коснувшись горевшей конфорки плиты. Теперь это место заболело ещё сильнее. Решил стать осторожнее, но вспомнил о топоте тяжёлых лап чудища за спиной и ходу сбавлять не стал.

Неожиданно вырвался в подземелье, где оказалось заметно светлее. Прямо перед инженером находилось озерцо с недвижимой тёмно-зелёной водой. Помчался влево, огибая его, видя впереди возвышение и далее над ним темнеющую дыру…

Пробежал около половины пути, оглянулся и увидел сзади крокодила, расправляющего свои огромные кожистые крылья…

Ахнул: «Боже мой, да он, оказывается, крылатый! Змей горыныч или дракон!..»

Чудище тут же взлетело и понеслось по воздуху наперерез человеку.

А из той дыры, к которой инженер стремился, гурьбой выскочила стайка зверья. В ней были волк, гиена, шакал и какой-то диковинный гибрид, имевший признаки всех этих животных. Он показался Алексею хуже, страшнее и опаснее всех остальных.

Разглядывать долго их ему не пришлось, ибо поверхность озерца заколебалась, и из-под воды показались волосатые зелёные шары с длинными отростками. Лап, глаз и ушей они не имели. Таких инженер никогда и нигде не видел!..

Впрочем, кого-то или чего-то эти шары Алексею смутно напомнили, вроде бы, он их уже видел. Только где и когда, понять не мог.

Они ринулись на него чуть ли не сплошной лавиной…

По глиняному склону Алексей принялся ошалело карабкаться повыше, спасаясь от всех этих монстров.

Сверху кружил крылатый змей, похожий на змея горыныча. Справа слышался вой, лай, тявканье и уханье зверья.

Алексей оказался окружённым со всех сторон. Запаниковал: что же ему делать?..

Особенно его пугали шары, ибо их было очень много, целый поток.

Что они могут ему сделать? Рук у них нет, как и лап. Рты отсутствуют, зубов и клыков не видно. Может быть, они покрыты едкой слизью или передадут человеку заразу?..

Зараза! Это слово сразу многое инженеру прояснило: вот на что похожи эти мерзкие шары – на коронавирус, рисунок которого он однажды увидел в каком-то журнале. Тогда он произвёл на него впечатление и потому Алексей его хорошо запомнил.

В этот момент сверху хлынул ярко зелёный поток света, ослепивший человека. Одновременно с этим многочисленные подобия коронованного вируса набросились на инженера все сразу, чувствительно ударяя в бок…

Алексей закричал, отворачиваясь от них, крайне удивлённый: чем же они бьют его?!.

Вдруг осознал, что он лежит на жёстких досках. Не сразу понял, что под ним находятся ящики. Их он составил рядом, устроив себе импровизированный топчан. Лёг и задремал. Всё увиденное было только кошмарным сном. Алексей по-прежнему находился в подвале, где оказался закрытым накануне вечером.

Озадачился: долго ли он спал?..

Поднялся на ноги и тут сверху на него упала капля воды. Отшагнул в сторону, вдруг осознав, что находится под своей квартирой: по прямой всего-то метр с небольшим до пола, который залит водой! Эх, если он мог проходить сквозь стены и полы!..

Озадачился: «Вода всё ещё заливает мою квартиру или уже стекла за ночь, ведь стояк я перекрыл?..»

Осторожно начал продвигаться к выходу и тут с изумлением заметил, что с каждым шагом становится всё светлее, будто бы кто-то со светом приближался к нему. Но нет, это он подходил к двери, которая верхней планкой не доходила до косяка, в щель можно было просунуть руку. Уже наступил день, и свет проникал из подъезда в подвал, где инженер находился в заточении.

Потрогал, потряс дверь, саданул кулаком, а затем и ботинком, но она держалась крепко.

Алексей успокоил себя: нужно лишь немного подождать, кто-то из жильцов обязательно пройдёт, он услышит, прокричит за дверь и его выпустят. Дело лишь во времени. Затем нужно будет перетерпеть некоторый стыд от того неловкого положения, в котором оказался. Как-то его объяснить.

«Но ладно, как–нибудь переживу!», – подумал инженер. Вспомнил народную мудрость: – «Всякий стыд – стыд на три дня». А потом забудется. Разве со мной одним подобное случилось!..»

Шло и шло время. Ни один человек не появился. Уже солнце стало светить прямо в подъезд. Алексей вспомнил, что он почти выходит на юг – значит, дело приближается к полудню. Тут мурашки побежали по коже от осознания того, что за столько часов через подъезд не прошёл ни один человек. А в доме живёт больше сотни человек, да ещё сколько приходят в гости или по каким-то делам!..

В нём родилась твёрдая решимость, что нужно освобождать себя самому. Только подумал об этом, как заметил в паре метров от себя у стены толстую арматурину. Она была толщиной с его палец и длиной около полуметра. Сразу понял, как её использовать…

Вогнал в щель над дверью и, действуя как рычагом, выворотил планку: петли оказались слабыми и поддались почти сразу же, освободив пленника.

Инженер сильно обрадовался и огорчился одновременно: эх, почему он не наткнулся на арматуру раньше, давно бы оказался на свободе! Впрочем, сие понятно и простительно, ведь в подвале царила такая темень, что он ничего не видел.

Поднялся в свою квартиру, не встретив никого из соседей. Внутри всё было почти как обычно. На полу лежали влажные ковры и половики, воды уже не оставалось. Похоже, растеклась по щелям вниз.

Поспешил в ванную, быстро искупался, чтобы избавиться от подвальной грязи и запахов, но воды не было. Он же ещё вечером перекрыл в подвале стояк!..

На мгновение пришёл в замешательство. В следующую минуту поднялся на этаж выше. Дверь в квартиру соседей, залившую его, оказалась открытой.

Позвонил, постучал, покричал. Ответа не получил.

Несмело вошёл внутрь. Квартира оказалась пуста.

Заглянул в ванную, там обнаружил мокрые полы и полную – до верха краёв – ванну. Понял, в чём причина случившегося потопа: включили кран и забыли про него, вода перелилась из ванны на пол, а затем и в ниже лежавшую квартиру. Квартиру Алексея.

Проверил, кран оказался не завёрнутым. Плотно закрыл, провернув до упора, и поспешил покинуть чужую квартиру, чувствуя себя в ней неуютно, словно был вором.

Затем спустился в подвал и пустил воду на все этажи, в том числе и в свою квартиру.

Вернувшись к себе, быстро обмылся под душем и переоделся.

Только на кухне, уже заканчивая завтрак, Алексей вдруг осознал, что снаружи царит какая-то слишком уж необычная тишина. «Словно все вымерли», – мелькнула в голове мысль.

Недоумевая, поспешно допил чай, подошёл к окну. Привычная картина: улица, дома, гаражи…

Стоп! Почему повсюду лежит столько кучек одежды? Кто её побросал? И почему совершенно не видно людей? Ни одного!

По его спине пробежали мурашки от осознания истины.

Принялся названивать по всем известным ему номерам. Начал со своего друга Святослава, надеясь, что уж он-то объяснит происходящее. Трубку никто не поднял. Попытался дозвониться до сослуживцев – Валентины, Данилы, Сергея и Виктора. С тем же успехом. А вот Валерий ответил…

Инженер чуть не закричал от счастья, но тут осознал, что слышит голос автоответчика: «После сигнала оставьте, пожалуйста, своё сообщение для меня…»

Инженер проорал:

– Валерка, позвони как можно быстрее мне, Алексею Лобовцеву, и объясни, что происходит в Самаре? Ничего понять не могу, вокруг настоящий дурдом! Никого не вижу, словно я один на всём белом свете!

Продолжал звонить другим друзьям, знакомым, сослуживцам, но никто не отвечал, разве только бездушными голосами автоответчиков.

Набрал «03» – ответа не получил. «02» – тоже самое. «01» – никто трубку не поднял. Перепробовал пару десятков случайных номеров с тем же эффектом.

Вот тогда Алексею стало совсем не по себе, жуткий холодный озноб пробежал по телу.

Включил телевизор – замерцал тёмный экран с плавающими словами о слабом сигнале. И так по всем двадцати телеканалам, ни по одному из них передач не велось. Часы показали первый час дня 21 августа 202. года. Было воскресенье.

Молчало и радио, напрасно инженер гонял стрелку по различным частотам. В его голове мелькнула мысль: «Молчит, как рыба об лёд…»

Почувствовал, что сходит с ума. Какое-то время находился в прострации, не понимая, что с ним происходит. В голове рождались самые странные мысли, предположения.

Может быть, произошла война?..

Но что это за война, если никаких видимых разрушений нет?..

Войну он знал другой. Знал по многочисленным кинофильмам, книгам. Видел множество фантастических кинокартин о военных конфликтах в будущем, но ни одна не походила на то, что он видел за окнами. Подобной войны представить себе не мог.

Мелькнула мысль выйти на улицу, но Алексей тут же испугался, словно мог столкнуться там лицом к лицу с чем-то совершенно ужасным. Яростно замотал головой: «Нет! Не пойду!»

Только осторожно около часа оглядывал окрестности из всех окон поочередно и с балкона. Ни людей, ни машин. Вообще никакого движения, только птицы летали по-прежнему, как ни в чём не бывало.

«А если это вовсе и не мой мир?» – мелькнула у него бредовая мысль. Фантасты же давно говорят о существовании иных измерениях, вдруг во время пленения в подвале он оказался в таковом? Перенесся туда по какому-то пространственному тоннелю между мирами. Вроде бы, в каком-то фантастическом романе он читал подобное, там тоже описывались пустые города…

Даже вспомнил одну из таких книг, прочитанную в далёком детстве – «Шёл по городу волшебник»! Там время было сдвинуто на долю минуты, здания и вещи оставались как в обычном времени, а вот людей не имелось… Но то было сказкой, вымыслом! Неужели тут такое оказалось реальностью?..

Один в городе!..

Алексей гадал: «А может быть, я сошёл с ума? Это наиболее вероятно: не весь мир изменился, а только свихнулось моё сознание, поехала крыша от пребывания в подвале…»

Поёжился. Вспомнилась шутка: «Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша».

Досадливо махнул рукой, отгоняя эту мысль.

Последнюю гипотезу он обдумывал наиболее долго и всесторонне, пока чувство голода не привело его в себя. Сразу как-то стало понятнее и от этого спокойнее. Появилась цель, желание. Инженер не знал, что именно случилось, только осознал, что произошло нечто непонятное, все люди куда-то ушли или их увели?..

Сердце ёкнуло: «увели». Вполне возможно, что во время его нахождения в подвале по какой-то причине их вывели из города. Может, новая вспышка какой-то болезни, эпидемии, вроде ковида-19?..

Не столь давно китайцы сразу свой Ухань посадили в карантин, окопали мегаполис рвом, никого не выпускали. А Ухань по своим масштабам раз в пятнадцать больше Самары, сопоставим с Москвой. Но с ним такое учинили. Вполне могли за ночь вывезти всех самарцев…

Но почему он ничего не слышал? Легко и быстро такое не сделаешь, никакой ночи не хватит, разве что полярной!..

Мотнул головой, отгоняя шутливую догадку. Какие полярные ночи в августе в Самаре?!.

И почему не работают ни телевидение, ни радио. Наоборот, они бы твердили и повторяли такое. Как это было во время карантина, «самоизоляции» в связи с коронованным вирусом. Наверное, ездили бы машины, и через громкоговорители говорилось что-то, оповещая население. Но ничего этого не было и нет. Нет!

Так куда же делись люди? Их же нет, нет!

Тут что-то другое, а не просто уход куда-то абсолютно всех горожан.

Инженер решил: приму временную гипотезу, будто они внезапно исчезли, ушли куда-то или с ними сделалось нечто несусветное.

Вспомнил увиденные одежды на тротуарах, и сверкнула догадка: а не могли ли они превратиться в газ? Если бы такое произошло, то всё то, что было на людях, упало бы вниз и лежало бы точно так, как видел он.

Сразу спохватился от мысли: не потому ли дышится так плохо, словно в удушье? Или просто ему не по себе, вот и кажется такое?..

Голова шла кругом, Алексей не знал, что и думать. Решил, нужно хоть на время выбросить всё из головы, перебить чем-то другим. Вспомнил, что хотел перекусить. Хорошая идея!

Открыл дверцу холодильника, продуктов там имелось в обрез. Решил сходить в магазин. Очень не хотелось, словно боялся столкнуться с чем-то страшным на улице или самому превратиться в газ. Поёжился, представив себе такое.

Сказал себе вслух:

– Надо, Алёша, надо!..

Натянул ботинки, зашнуровал. Взял пакет для продуктов.

Выходил наружу, весь внутренне съёжившись, ожидая каждую минуту чего-то непредвиденного, ужасного. Но ничего плохого с ним не случилось.

Посмотрел на небо: привычно голубое с редкими белоснежными облаками. Ярко светило солнце.

На клёне сидела какая-то крупная птица, почти совершенно чёрная, и старательно перебирала свои перья. Неожиданно она громко хрипло каркнула с противными скрежещущими звуками. От него инженер вздрогнул всем телом, по коже пробежали противные мурашки.

На всю оставшуюся жизнь он запомнил этот момент: свою оторопь после карканья вороны на совершенно безлюдной улице…

Пошёл дальше, стараясь взять себя в руки, успокаивая и повторяя, что всё как обычно, если не считать неестественную тишину, отсутствие людей и многочисленные кучки одежды. Лежали они все очень похоже: на самом низу ботинки, туфельки, кроссовки, сандалии и прочая обувь, а сверху на них – брюки, юбки, платья, рубашки, кофты, косынки, головные уборы, очки. Рядом с платьями обычно находились женские сумочки. Видел немало мобильников, видеокамер, фотоаппаратов. Все вещи покрывала ржаво-коричневая пыль. Воздух был пропитан гнилью с характерным запахом, ни на что не похожим. Даже не с чем его сравнить не мог, никогда такого не обонял.

Вещей было так много, что порой трудно было пройти, приходилось переступать через них, а то и прыгать. Раз Алексей нечаянно наступил на очки в металлической дужке и раздавил их, как говорится, всмятку. Почувствовал себя негодяем.

Тянуло поднять ту или иную вещь, но удерживала мысль, что это чужое, брать нехорошо.

Магазин оказался закрытым. Он имел такой вид, словно и не открывался. Наверное, это так и было.

Заметил торговую будку с большими цифрами «24». Вспомнил, что в ней торгуют круглосуточно. У входа лежало с десяток кучек одежд. Тут же валялся навороченный смартфон. Кто его тут бросил?

Поднял, осмотрел. Внешних повреждений не обнаружил. Проверил, включил – экранчик тут же загорелся. Выключил гаджет и положил сверху на одежду. Тянуло взять его, но привычно постеснялся.

Дверь была распахнутой настежь. Внутри – никого. Инженера встретила тишина и пустота. Глядя на обильно заставленные продуктами полки и холодильные камеры, он задумался: купить я не могу – платить-то некому, а можно ли взять что-либо самому без спроса? Конечно, никто его не остановит, ведь людей нет, никто даже не узнает. Но у него имеется совесть, он помнил внушённое ему с детства: брать чужое нехорошо. Впрочем, он мог оставить деньги и тем самым как бы совершить покупку. Ценники на продуктах имеются, подсчитать несложно.

Так он и решил сделать.

Уже в процессе укладки необходимых продуктов в сумку сообразил, что если люди не появятся в самое ближайшее время, то всё это пропадёт. Его моральные мучения в такой ситуации смешны и нелепы. Церемонии совершенно излишни. Возможно, что он один-единственный человек во всём городе, оспорить его действия, призвать к порядку просто некому. Он похож на человека, который озабочен своей наготой в совершенно безлюдной пустыне. Кому какое до того дело? Будь смелее!..

Решил забрать продуктов как можно больше, дабы лишний раз не ходить. Набил вторую сумку пакетами замороженных пельменей, блинов, вареников, конфет, пряников. Добавил бутылку «Мартини» и крымского «Шампанского». Оставшееся место заполнил бананами, виноградом, мандаринами и яблоками.

При выходе из будки, повинуясь какому-то внутреннему импульсу, поднял и положил в свой карман приглянувшийся ему смартфон.

В своей квартире инженер понял, что пожадничал. Слишком много принёс. Всё равно ведь он не будет сиднем сидеть дома, куда-то станет выходить, а возвращаясь назад, может набирать необходимые вещи и продукты в магазинах. Так постепенно запастись всем необходимым до разумного предела.

Идея ему понравилась, решил руководствоваться ею.

Быстро сварил пельмени, поел. Пить ничего из спиртного Алексей не стал, решив, что следует сохранять голову предельно ясной, и без того на мозг выпала огромная нагрузка – нужно переварить новую действительность, в которой он оказался.

Взяв несколько апельсинов и бананов, поспешил на улицу, поедая их на ходу.

Ему пришла мысль, что пешком он мало что сможет осмотреть. Принялся осматривать автомобили. В сером «БМВ» в замке зажигание торчали ключи, а бензобак был полон на две трети. Это его устраивало.

Алексей сел в автомобиль, проехал немного по улице Победы, свернул налево на проспект Кирова. По нему доехал до улицы Стара-Загора. Продолжил езду по ней. Напротив магазина «Сладкиши» произошёл затор, в который угодили с полусотни разных автомобилей. Оставил «БМВ» и дальше пошёл пешком, на ходу очищая и жуя очередной банан.

Вокруг была уже ставшей привычной картина – безлюдные улицы с кучками одежд и пыли с явственным запахом гнили.

Ниссан врезался в придорожный столб. Проходя мимо, инженер заглянул внутрь – на месте водителя находилось яркое женское платье и жемчужное ожерелье. Их припорошила коричневая пыльца.

Подумал, что ему нужен автомобиль. Усмехнулся, тут их превеликое множество. У большинства дверцы были открыты и около них валялись одежды, туфли, какие-то карманные вещи, сумки, мобильники.

Увидел новенькое серое «Пежо». У дверцы комком лежали джинсы с рубашкой и разбитый смартфон: его словно бы кто-то бросил на асфальт, от удара об него верхним углом аппарат развалился на части. Наружу вывалился блок питания.

В замке зажигания «Пежо» торчал ключ. Инженер понял, что может воспользоваться им.

Перешагнул одежду и уселся в мякоть кресла водителя. Мотор завёлся с полуоборота, и он покатил дальше в комфортном автомобиле, глядя по сторонам и надеясь обнаружить хоть кого-то из людей. Но напрасно, как ни вертел головой, никого не увидел.

Удовольствие от езды портили заторы, приходилось их объезжать. А в одном месте Алексей присвоенным им «Пежо» отодвинул в сторону стоявший поперёк дороги красный «Форд». Усмехнувшись, что сидит в чужом автомобиле, жалеть его нет надобности.

Далее ещё пару раз прибегал к этому же способу, очищая себе путь.

На Московском шоссе у «Аквариума» Алексей притормозил, направился внутрь магазина. Прошёлся по этажам, рассматривая секции и полки, заполненные самыми разнообразными товарами.

Сначала ему понравились итальянские джинсы, он решил заменить ими свои старые брюки. Потом пришла более радикальная идея: почему бы мне вообще не переодеться во всё новое? Кто мне может запретить это в совершенно безлюдном городе?..

Решено – сделано! Прямо тут в зале он поменял майку, трусы, носки – а кого ему стесняться, ведь его никто не видит! Затем надел джинсы, свободную рубашку. Обулся в лёгкие кроссовки.

В гастрономическом отделе набрал сладостей, орешков, наложил в сумку фруктов, виноград четырёх сортов. Заодно прихватил по бутылочке минеральной воды «Дворцовая» и кваса. Отнёс и положил на заднее сиденье «Пежо». Поехал дальше.

На улице Самарской инженеру попался на глаза голубой «БМВ» с приоткрытой дверью. На подножке лежала припорошенная знакомой пылью одежда, на асфальте стояли ботинки. Было очень похоже на то, что сидел человек и вдруг исчез, оставив свою одежду там, где до этого находился. В карманах дорогих брюк Алексей обнаружил водительские права на имя Бориса Гамлетовича Шверидзе.

Ключ с брелоком в виде сердечка находился в замке зажигания. Перенёс взятые в «Аквариуме» продукты в этот автомобиль. Дальше по городу Алексей передвигался уже на автомашине Шверидзе.

Объехал большую часть центра Самары, но так ни одного человека не обнаружил. Ему стало не по себе.

По Некрасовской улице съехал к набережной Волги, притормозил у тротуара. Разделся и искупался в тёплой воде. Загорал совершенно голый, ведь ему стесняться никого не приходится: он был один во всём городе!.. А может, один во всей стране? Или на всей планете?..

Эта мысль ошеломила инженера. Хотя чем безлюдная страна или даже вся планета менее удивительны, чем совершенно пустая огромная миллионная Самара, чем?!. Так ли это на самом деле или нет? Есть ли кто-либо хоть где-то, и где именно?..

Загорать Алексею сразу расхотелось.

К себе он вернулся другим путём: по улицам Некрасовская, Садовая, Вилоновская, Чернореченская, поколесил и выехал на улицу Гагарина, далее была Физкультурная, а потом оказался на своей Победе. На углу с проспектом Кирова остановился.

Превозмогая свою совесть, инженер совершил самый нехороший поступок за весь этот день – взломал дверь магазина «Юность» монтировкой, взятой в бардачке «БМВ». Прошёлся по магазину, забирая из отделов то, что приглянулось. Дорогие мужские духи «Президент», бритвенный набор, «Шампанское», шоколадное масло, лёгкую кепочку, часы, пару бутылок сибирского бальзама из аптеки, авторучки, блокнот, будильник.

Отнёс в машину и ещё дважды сходил за книгами, побросав их в багажник, предварительно расстелив взятое в магазине одеяло. В следующий заход набрал охапку журналов и газет, самые свежие были за 19 августа 202. года.

Потом в отделе обуви забрал сандалии и мягкие персидские тапочки без задников. Не смог пройти мимо большого импортного телевизора. Он едва поместился в багажник автомобиля, из которого торчал наружу, но прежде пришлось часть книг переместить в салон. Крышку закрывать не стал, всё равно ГИБДД не придерётся – инспекторов на улицах нет. Можно ездить всюду, где хочется и совершенно безнаказанно. Забрал из магазина также самый большой ноутбук и пару флешек с памятью в 32 гигабайта.

В дороге Алексей вспомнил, что телевизор дома ничего не показывал, когда он его включил. Зачем же ему тогда новый?! Сильно подосадовал на свою промашку.

Действительно, включенный снова телевизор мерцал пустым экраном, ничего не демонстрируя. Это и понятно, если нет людей, то некому вести передачи. Московских программ тоже не было. Значит, Москва столь же безлюдная, как и Самара?

Инженеру стало тошно от такой мысли. А как с прочими городами и весями огромной страны? А с другими странами, континентами – там точно также?..

Не дай Бог, спаси Господи от такого! Алексею не хотелось даже и думать о подобном. Но ужасная мысль упорно лезла в голову: неужели я один-единственный на всей планете Земля? Пытался избавиться от подобных мыслей: нет, такого быть не может! Не хочу этого, не хочу! Даже думать не буду!..

Потряс головой, словно отгоняя дурные мысли.

Подумал: «Уж не поехать ли мне в Москву? Было бы здорово! Впрочем, такая ли уж большая разница: мне одному и Самары с лихвой хватит. Тем более тут всё родное, а дома и стены помогают… А вдруг люди снова появятся? Скажем, проснусь утром – а всё по-старому: прохожие по улицам снуют, телевизор и радио работают, по телефону можно позвонить кому угодно. Как я тогда буду выглядеть в чужом городе и в чужой квартире?!.

В магазинах, где я побывал, заметят пропажу товаров… Узнают ли они, кто именно позарился? Нет, это вряд ли. В любом случае, пусть люди появляются, плохо без людей, очень плохо…»

Осознал: оказывается, человек – существо коллективное, стадное, без сообщества себе подобных существ жить не может. Не случайно гуляет образное выражение «людской муравейник». Известно, что муравьи в одиночку погибают, даже если их обеспечить всем необходимым. Сдыхают, и всё! И два, и три, и четыре муравья сдохнут. Только когда их определённое количество наберётся, они могут выжить. Это научный факт. А люди привыкли жить в человейнике…

Одинокие прогулки по Самаре

Дома не сиделось. Алексей перекусил чёрной икрой, которую прежде пробовал всего лишь несколько раз в своей жизни, попил чаёк вприкуску, пробуя шоколадные конфеты из нескольких разных коробок, которые раньше я никогда не покупал из-за их дороговизны.

Затем побродил по окрестным улицам. В который уж раз заметил не закрытый автомобиль: низенький, приземистый, двухместный. Как и везде, рядом лежала одежда, в карманах нашлись документы, бумажник и ключи. Они принадлежали некоему Борису Львовичу Лебшинскому. Это он прочитал в паспорта, оказавшемся в верхнем кармане рубашки. Адрес регистрации: улица Чапаевская, дом № 42б, квартира № 18.

Инженеру было всё равно куда ехать, и он понесся куда глаза глядят на скоростном авто. По улицам Победы, Гагарина, Пензенской, Вилоновской добрался до центра города, где ещё недавно был. На уличной табличке прочёл «Ул. Чапаевская» и понял, что подсознательно он стремился именно сюда.

Отыскал дом № 42б. Мелькнула мысль, что нужно заглянуть в квартиру № 18. Если хозяин вдруг окажется дома, то можно сказать, что пригнал его машину и отдать паспорт.

Около подъезда Алексей увидел много кучек брошенной одежды и ржавой тухлой пыли. Обошёл почти все, собирая документы, ключи, деньги. Последние уложил отдельно в дипломат, который забрал в магазинчике у дороги, остановившись по пути сюда. В бумажниках иногда попадались даже доллары и евро. Набралось также немало мобильных телефонов, колец, брошек, кулонов, серёг, брелоков, запонок и прочих вещичек.

Первой он посетил квартиру № 18. Несколько раз постучал, а затем открыл её ключами Бориса Львовича Лебшинского.

Удивился роскоши. Богатенькая берлога! Евроремонт, импортная мебель. На всём признаки не просто достатка, а богатства. Хорошо жил этот самый Лебшинский, не случайно имел такую иномарку!..

В кабинете инженер нашёл встроенный в стену небольшой сейф. Открыл одним из ключей, который находился в связке с другими, и увидел в верхнем отделении какие-то бумаги, а в нижнем лежали плотные пачки денег. Забрал их с собой. Какая-то непонятная жадность владела им, хотя он спрашивал себя: зачем тебе, Алексей, эти бумажки и бывшие когда-то дорогими вещички, ежели ты можешь брать, что только пожелаешь в любом доме, в любом магазине Самары? Платить же тебе не заставляют! Понимал это, но остановиться не мог.

Просмотрел содержимое холодильника. Достал упаковку красной рыбы и пару персиков. На ходу уплёл их.

Потом заглянул в несколько других квартир, открывая замки ключами, которые подобрал внизу. В одной нашёл плоский свёрток. Развернул и застыл, обнаружив дивной красоты старинную икону в дорогом окладе. Машинально перекрестился. Вдруг ему стало стыдно за то, что он делал последние часы: за воровство, за посещение чужих квартир, сбор денег и украшений.

В выдвижном ящике письменного стола обнаружил документы хозяев квартиры: здесь жила семья Фарраховых, уроженцев Баку. По некоторым признакам инженер понял, что кто-то из них торговал антиквариатом. В укромных уголках нашёлся таковой. Вероятнее всего, и эта русская икона была приготовлена для перепродажи. Поэтому Алексей с успокоившейся совестью снёс её вниз в машину, прежде прочитав молитву.

Собранные украшение, большую часть денег, а также документы и ключи оставил в квартире на первом этаже, распахнув входную дверь нараспашку. Если люди вновь объявятся, то разберутся, где чьё.

Дома сразу же повесил икону в угол и долго глядел на дивное изображение Богоматери с младенцем. В душу незаметно проникло какое-то ублаготворение.

На следующее утро он встал другим человеком. Первым делом поспешил к окну, но улицы были безлюдны, как и вчера. Телевизор и радио молчали. Несколько телефонных звонков остались без ответа. Алексей понял, что в этом плане всё остаётся по-прежнему. По навалившейся тоске, понял, что внутри него сидела надежда на возвращение людей. Увы, она оказалась напрасной.

Есть не хотелось, он побросал в пакет яблоки, апельсины и бананы. Немного прошёлся по улицам, жуя на ходу фрукты, а потом сел в автомобиль, это была чья-то «Нива», и примерно с час колесил по улицам Самары, сам не зная в поисках чего…

Остановился на улице Мичурина у дома № 24, увидев вывеску «Культурно-выставочный центр «Радуга». Вспомнил, что ходил туда неоднократно и водил приезжающих к нему в гости родных, друзей и просто знакомых. Они оставались в восхищении от этого «очага культуры». Как всегда, нравились картины – высококлассные репродукции всемирно известных аналогов, греческий, египетский, тибетский и японский залы, все оформленные в соответствующем виде. Подолгу рассматривали геологические минералы и полудрагоценные камни, природные образования.

Дверь была закрытой, сама мысль взломать её, показалась Алексею кощунственной.

Он поехал дальше мимо улицы Осипенко, площади Памяти павшим в необъявленных войнах и дальше до сквера имени Мичурина. Здесь оставил свою машину и направился на улицу Валерия Чкалова к известному дому № 84, где в новогоднюю ночь 1956 года произошло чудо – окаменела танцевавшая с иконой Святителя Николая девушка Зоя Карнаухова. Почему-то ему захотелось побывать у него.

По дороге к Алексею привязалась пара худых и злых собак, они принялись его облаивать. Он, стиснув зубы, шагал дальше, моля неизвестно кого о том, чтобы они от него отстали. Неожиданно псы смолкли, встали нос к носу друг против друга и воинственно вскинули хвосты. Их рычание показывало, что они готовы вступить в драку между собой. О человеке они забыли.

Алексей уже подходил к цели, заметив издалека стоявшую под навесом, который удерживали четыре стояка, фигуру Святителя Николая Чудотворца.

Подошёл, перекрестился, искренне помолился.

Взглянул на дом с номером 84. Ворота были приоткрыты, но Алексей внутрь не пошёл, так как знал, что скромный домик, где произошло чудесное стояние Зои, давно сгорел. Подозревали поджог, но проверять версию не стали, наплевав на мнения верующих.

Почтительно постоял пару минут и вернулся в сквер имени Мичурина к оставленной машине.

Новый мир

Вернулся домой. Квартира встретила Алексея какой-то особой тишиной. Щёлкнул выключателем – так и знал, света нет! Холодильник не работал. Электричества не стало во время его отъезда. Утром оно ещё было.

Это он воспринял как знамение. Ведь и ездить по городу не было никакой необходимости, инженер и без того знал, что в нём нет ни одного человека, кроме его самого. Похоже, подсознательно хотел лишний раз – вернее, в последний раз! – убедиться в этом.

Следовало раз и навсегда уяснить эту истину, примириться с нею и сделать соответствующие выводы.

Какие именно?

Наверное, то, что он – совершенно один в Самаре, а, возможно, даже в целом свете.

Подобная мысль его буквально ошеломила, не сразу он её «переварило».

Встал вопрос: как жить теперь? Что делать?..

Мелькнула мысль, что он может отправиться куда захочет. Снова вспомнил о Москве, можно поехать туда.

Из каких-то глубин всплыли слова из старой песни советских времён: «Ах, московская прописка, о тебе мечтает весь Союз!..»

Сам же удивился: как такое всплыло из недр памяти?..

Подумал: «А ведь я действительно могу отправиться куда угодно. Может, и в Москву златоглавую…

А может, к Чёрному морю – в Крым или в Сочи?..

Нужно подумать об этих и прочих вариантах.

Сначала следует осмыслить своё положение, тогда будет легче принять решение.

На первое время мне хватит и еды, и одежды, и всего прочего. А потом? Что будет потом?..

Надеяться на внезапное возвращение людей бессмысленно. Можно надеяться на это, но в соответствии с пословицей, готовиться нужно к худшему: к тому, что больше никогда я не увижу ни одного человека. Как ни страшно, но нужно жить по этой формуле: надеяться на лучшее, а готовиться к худшему.

Что из этого следует? Какие у меня перспективы – самые ближайшие и отдалённые, стратегические?..»

Принялся размышлять.

«Уже через несколько недель я вряд ли где в городе сыщу заморские фрукты-овощи: они высохнут или сгниют. Через месяц-другой не будет свежей картошки, моркови, капусты, лука и прочего, прочего, прочего. По той же причине. Правда, сады, дачи и поля сельчан могут дать мне немало овощей-фруктов в любом количестве, но нужно будет собрать эти «дары природы», куда-то сложить и позаботиться о хранении.

А в следующем году если я чего не посею, не выращу, то многого уже не будет. Это нужно зарубить себе на носу. Значит, нужно будет заниматься сельскими работами, животноводством, если я не захочу питаться одними консервами…

Интересно, мелькнула мысль, а животные остались?..»

Алексей вспомнил, что в одной из квартир видел кошку, которую выпустил наружу, а в городе несколько раз встречался с собаками. Наверное, живы коровы, овцы, куры и прочая подобная живность в деревнях и сёлах.

Очень важен вопрос жилья. Конечно, городская квартира весьма и весьма хороша… была хороша в прежнее время. А как теперь, когда не будет электричества, отопления, перестанут работать водопровод и канализация?..

Не нужно забывать, что на носу зима.

Пришёл к твёрдому убеждению: нужно искать иной кров. Лучше всего выбрать в центре Самары хороший частный особняк какого-то скоробогача с автономным обеспечением. Почему именно в центре?

Сам себе ответил на вопрос: «Всё же я городской житель и привык к асфальту. Во-вторых, нужно будет ещё долго посещать магазины, запасаться всем необходимым. Там же всего этого вдоволь. В-третьих, для сельхозработ мне вовсе не требуются огромные угодья, ведь я же один: вполне достаточно нескольких садов, сквера или парка. Там и можно подыскать земельку для «плантаций». Жильё следует выбрать недалеко от Волги: она не только бесплатный и вечный поставщик воды, но и свежей рыбы.

Решил сразу же отправиться на поиски подходящего ему дома, чтобы начать устраиваться в нём всерьёз и надолго. По пути вспомнил об универмаге «Самара». Остановился, захотел заглянуть в него.

Входная стеклянная дверь оказалась разбитой вдребезги. Это инженера поразило. Какое-то время он находился в прострации.

Почему-то вспомнил Робинзона Крузо, который в одном из своих походов по острову внезапно узрел на земле отпечатки босых ног. Не меньшее изумление овладело им. Он уже привык считать себя единственным человеком во всём городе, а тут вдруг столкнулся с доказательством того, что сие не так. Оказывается, были и другие люди, кроме него, в Самаре!..

В следующую минуту он услышал невнятные крики, откуда-то сбоку выскочила и принялась его обнимать вдрызг пьяная старуха, именуя самыми ласкательными именами. Она походила на одуванчик в ореоле седых волос. Ошеломлённый Алексей с трудом отбился от неё. Не сразу успокоил и принялся выспрашивать.

Это была Татьяна Матвеевна Лугина. Худощавая, с острыми чертами слегка вытянутого лица. Позже он узнал, что ей шёл семьдесят третий год. В прошлом доярка, мать троих детей, девятерых внуков. Родилась и всю жизнь прожила в деревне Студёный ключ, что в Суходольском районе. Несколько дней назад приехала в гости к дочери, которая работала врачом в поликлинике. К той должен был придти хахаль, вот она и попросила мать переночевать у неё на работе, чтобы та не мешала парочке.

Татьяна легла в кабинете, проспала всю ночь, встала, а людей никого нет. Дочери не дождалась, хотя та и обещала придти, выпустить её, поднялась из цокольного этажа на первый и через окно выбралась наружу. Дома ни дочери, ни внуков не нашла. Вообще никого. Как и Алексей. Принялась глушить отчаяние алкоголем.

По её признанию, она занималась этим уже вторые сутки, а потому едва стояла на ногах. Алексею сказала, что очень хочет домой, но «автобусы не ходят, а сама я дороги не знаю, а так бы пешком пошла!..»

Это она разбила камнем двери универмага, очень уж потянуло её побывать внутри…

А тут как раз и инженер подоспел.

«Неужели мы с ней единственные люди во всём городе? – с ужасом подумал Алексей, глядя на морщинистое лицо и слюнявые губы, пытавшиеся его целовать. – Господи, только не это!..»

Настоял, чтоб Татьяна показала место, где она провела ту знаменательную ночь. Она повела Алексея. Дорогу знала хорошо, ибо бывала в Самаре часто.

Они влезли в окно поликлиники, через которое старушка выбиралась наружу, спустились вниз, светя себе под ноги фонариками, которыми инженер предусмотрительно запасся в магазине.

В ночь светопреставленья он спал в подвале, а Татьяна провела её в комнате цокольного этажа с необычными стенами: толстыми, без единого окна. Очень похоже на бункер. Как Алексей понял по вывеске, в соседней комнате находился рентген. Ему стало всё понятно: здесь имелась усиленная защита от излучений аппарата.

Наружу Алексей выбрался с чувством облегчения, размышляя: «Ежели мы с Татьяной Лугиной остались живы, то где-то могут быть ещё люди. Надо только поискать, хорошо поискать. В одной Самаре жило свыше миллиона человек, а сколько ещё в других городах и весях. Не может быть, чтобы вообще никто больше не остался, не может быть, мы же двое живы! Обязательно где-то и кто-то также уцелел».

Алексей отвёз свою новоявленную подругу по несчастью на улицу Чапаевская к дому № 42б, привёл в квартиру № 18 и сказал, что у него важные дела, а она пусть остаётся тут и ждёт. Еда имеется. Ежели куда захочет выйти, то пусть прежде напишет короткую записку для него на тот случай, если он вернётся во время её отсутствия и женщину не застанет.

Вспомнил, что электричества нет, а ночь не за горами, принёс ей из магазина электрические фонари с запасом батарей, свечи, спички, бутылки с водой и внушительную охапку продуктов.

Татьяна заверила, что будет ждать Алексея, надолго выходить не станет.

Поездив по центру, он решил, что нужно сосредоточить свои поиски на улице Степана Разина и прилегающих переулках. Чем-то этот район приглянулся больше других, хотя он сам не понимал, чем именно. Выбор был каким-то иррациональным, на уровне подсознания. Махнул рукой: а впрочем, не всё ли равно?!.

Ничего определённого не сыскал.

Направляясь к себе по улице Красноармейской, Алексей увидел высокий приметный дом в девять этажей. Зачем-то повернул к нему. Входная дверь оказалась открытой. Он вошёл и почти сразу же услышал негромкий стук. Аж вздрогнул: что это такое?..

Прислушался, стук то прекращался, то возобновлялся. Шли звуки от трубы центрального отопления. Если бы не царившая здесь абсолютная тишина, то он бы бы ничего не услышал: ведь сейчас даже вода внутри этих труб не текла, не работали лифты, никто из жильцов не производил никакого шума.

Инженер стукнул ключом по трубе. После этого последовала секундная пауза, а после удары предельно участились, стали суматошными. Несомненно, он был услышан и услышан человеком. Но где он находится, почему не выйдет навстречу?..

Алексей пробежался вверх до самого последнего этажа, но никого не обнаружил. Прошёлся по этажам, взламывая, где это ему удавалось, двери квартир. Наверху заметил, что стук слышен заметно тише, чем внизу.

Вернулся на исходную позицию. Под лестницей заметил дверь с маленькой вывеской «ООО «Аракс». Вывернул монтировкой замок, спустился в подвал. Там стояли какие-то столы с канцелярскими принадлежностями. Дверь в соседнее помещение была заперта. Монтировка открыла ему путь…

Стало ясно, что здесь находилось подпольное – в самом прямом смысле этого слова – производство алкогольных напитков. Чувствовался характерный запах, имелось множество ящиков с пустыми бутылками. Стопками на грязном столе лежали этикетки и акцизные марки. Пробки, машинки для их закрутки.

Ударил монтировкой по батарее отопления, ответный стук оказался громкий. Похоже, он находился почти у цели… Под ящиками обнаружился люк и лаз вниз. За ним инженер увидел глубокий колодец, к стенке его примыкала железная лесенка. В столе он нашёл электрический китайский фонарик, взял его и спустился вниз.

Так оказались трубы горячего и холодного водоснабжения здания. Пройдя с десяток метров я увидел человеческие силуэты. Это были крайне исхудавшие дети: девятилетний Андрей и шестилетняя Люда. Они не могли сдвинуться с места, ибо оказались привязанными цепью к трубам. Пришлось Алексею возвращаться за ножовкой по металлу и плоскогубцами, которые он отыскал в домашней мастерской в квартире на втором этаже. Перепилил цепи, освободил узников.

Дети первым делом попросили пить. С жалостью смотрел Алексей на исхудавшие бледные личики, грязные с всклокоченными светлыми волосами. Чем-то освобождённые им узники были похожи друг на друга: чуть курносые, белобрысые, с овальными личиками. Подумал, что они, наверное, брат с сестрой.

Понял, что дети давно не ели. Спросил, оказалось, в последний раз их кормили в субботу днём. Значит, они уже двое суток находились без еды и питья. Как только терпят!

В ближайшей квартире взял бутылку минеральной воды, налил в стаканы. Девочка с мальчиком жадно выпили. Алексей попросил подождать немного, через пару минут налил ещё по стакану. Больше выдержать не смог, очень уж жалобно глядели на него «узники подземелья». Он помнил, что сразу напиваться, а уж тем более наедаться, – нельзя.

После третьего раза сказал, что пока хватит, позже даст ещё. Объяснил, что ему не жалко, но он опасается, что им вода пойдёт во вред после долгого воздержания. Они спорить не стали, только вздыхали и переглядывались. На меня глядели с некоторой осторожностью.

По дороге не выдержал, притормозил автомобиль на Ставропольской улице рядом с рынком. Принёс пакетики с яблочным соком. Наградой Алексею были залучившиеся неподдельной радостью детские глаза. Уже у себя дома позволил выпить ещё по пакетику сока.

Стал припоминать: как же кормят долго голодавших людей и чем? Впрочем, двое суток голодовки – это много или не очень много?..

К определённому мнению не пришёл. Спросил детей:

– Чего вы хотите сейчас больше всего?

– Я хочу к папе с мамой! – выпалила Людмила. – И пить хочу!

– И я тоже хочу пить и домой! – поддержал её мальчик.

Инженер снова дал им по стакану сока.

– А теперь рассказывайте, как в подвале оказались? Кто вас там привязал и зачем, с какой целью? А потом кушать будем.

– Дядьки злые привязали, – сказала девочка и нахмурилась, готовая заплакать.

– Больше никакой злой дядька вас не тронет, – заверил Алексей, – не бойтесь. Здесь вы будете как дома.

– А вы нас когда к маме с папой отвезёте?

– Есть тут одна проблема. Об этом поговорим попозже, когда вы сил наберётесь.

– Я хочу к маме с папой, – повторила Людмила.

Алексей пообещал, что отвезёт попозже, пока же ей надо отдыхать, набираться сил.

От Андрея он узнал, что они с девочкой не брат с сестрой, как Алексей поначалу подумал, вовсе не родные и даже не были знакомы до недавнего времени. Их украли прямо на улице, когда они играли у своих домов, отвезли куда-то, спустили в подвал и приковали к цепям. Мальчик там пробыл больше недели, а Людмила три дня.

Похитителей звали Эмиль и Юзеф. Спускался к ним также и Николаз Хазарадзе, кормил их, приносил горшок. Причина всего этого была банальной для российской действительности: отцы ребят были предпринимателями и их детей похитили, чтобы получить выкуп.

В общем, картина стала Алексею понятной.

Газ ещё имелся, а вот за водой ему пришлось сходить на первый этаж. Согрел ведро воды и дети помылись, а тем временем он принёс из магазина им новую одежду, в которую они тут же переоделись. Потом угостил их йогуртом. После еды детей стало клонить ко сну. Постелил мальчику на диване, а девочку уложил на кровати.

Задумался: что мне делать с ними?..

Возникла проблема. Оставить детей одних надолго Алексей не мог, оказывался словно привязанным.

Выложив на стол фрукты, печенье, минеральную воду и соки, он написал записку крупными буквами, чтобы они никуда не уходили и ждали его. Положил её на видном месте у бутылок, чтобы сразу увидели. Андрей читать умеет, прочтёт.

Сам же несколько часов колесил по Самаре. Наугад входил в дома, больницы, роддома, прислушивался к звукам внутри – есть ли кто живой?..

Увы, все его усилия оказались тщетными. Никого больше он не нашёл, только освободил около десятка кошек и четверых собак. Иначе их ждала голодная смерть.

Вернулся домой крайне разочарованным.

Найдёныши его спали. Встали они, когда стало темнеть. Это оказалось инженеру на руку. Он показал за окно и сказал, что сегодня уже поздно ехать к их родителям, мол, отправимся завтра.

Вечер и последующая ночь оказались не лучшими в его жизни. Без электричества, воды. Перестал идти газ.

Воду грел на спиртовке, которой он предусмотрительно запасся. Сначала с детьми поел фруктов, а позже предложил им куриный суп. Комнаты освещали разложенные повсюду фонарики. Их, да и батареек, имелось много, мог не экономить. Поначалу это казалось забавным, а потом надоело, захотелось привычного освещения.

Потянуло посмотреть телевизор, но он безмолвствовал. Как и радио. Дети были разочарованы, но Алексей сказал, что они у него неисправные, потому и не показывают ничего. Объяснения отложил на завтра. Пусть окрепнут после заключения в подвале.

Утром случились ещё две неприятные ситуации. Они подтолкнули мысли Алексея в определённом направлении.

Первое произошло, когда он задумал прокатиться по городу и посетить те участки города, где пока не бывал. В пути у его машины (это была «тойота») кончился бензин. Он захотел пересесть на брошенный «мерседес», но около него оказался злющий пёс, который облаял человека, хотя и не укусил.

Вообще в городе собак и кошек осталось немало. Некоторых он освобождал из закрытых квартир, когда ему это удавалось. Пришла мысль, что какая-нибудь собака может наброситься на него, приняв не за освободителя, а за злоумышленника. Надо будет иметь это в виду. Да и по улицам бродили уже сбившиеся в шайки псы. Как бы не пострадать от них…

Алексей зашёл в первое же замеченное им по пути отделение полиции, принялся искать оружие. Немало его нашёл в валявшихся одеждах. Выкладывал их вместе с ключами на столы. Открыл оружейную комнату.

Ему приглянулся хороший кинжал в ножнах, оглядел внушительный клинок. Решил забрать с собой.

Заметил очень компактный автомат Калашникова АКС74С с откидным металлическим прикладом. Повертел его в руках. Автомат выглядел игрушкой, но в армии ему приходилось иметь дело с таким, и он понимал его высочайшие боевые качества. Алексея покорили лёгкий вес, скромные габариты оружия. Устоять он не мог, положил рядом с кинжалом, чтобы потом забрать. К ним присоединил пяток запасных магазинов. Тут лежало таких в разы больше, но много брать не стал, ибо понимал, что часто стрелять из автомата ему вряд ли придётся. Разве что по какой-то мишени от скуки.

Нашёл пистолет Макарова в кобуре. Алексей помнил, что он обладает отменными боевыми качествами. Единственным недостатком, с его точки зрения, были внушительные размеры и вес. Вздохнул и разочарованно отложил в сторону, ему бы что-нибудь поменьше и полегче, дабы носить в кармане!..

В кармане пиджака, висевшего на спинке стула, обнаружил небольшой пистолет, но котором прочёл: «МР-448С». Он понравился Алексею скромными размерами, небольшим весом: явно не более половины килограмма. Вытащил обойму, в ней оказалось восемь патронов! Сразу бесповоротно решил: беру! Сунул в карман своей куртки.

Словно кто-то толкнул его порыться в ящиках столов и в одном он нашёл пару запасных обойм. Сразу забрал их. Тут же находилась инструкция к тому пистолету «МР-448С», который Алексей только что нашёл.

В ней он прочёл, что это самозарядный пистолет МР-448С «Скиф-Мини». Разработан в текущем тысячелетии инженером-конструктором Ижевского механического завода Д. Богдановым под руководством Р. Шигапова. За основу взят патрон и базовая схема ПМ (Пистолет Макарова). Удачно сочетает скромные габариты и высокую надёжность. Карманная модификация «Скифа – Мини» рассчитана на удобное скрытое ношение.

Подумав, Алексей всё же забрал ещё и кобуру с пистолетом Макарова, а к нему десяток запасных магазинов. Отнёс к автомобилю, уложил на переднее сиденье в салоне. Кинжал подвесил к поясу, В карман вместе со «Скифом» доложил запасную обойму к нему. На всякий случай. Теперь инженер был вооруженным, как говорится, до зубов, чувствовал себя уверенным и спокойным – никакие псы ему не опасны. Это он опасен для них! С его-то огневой мощью!

Алексей вспомнил, что в отделе полиции осталось немало патронов, решил, что может какое-то количество потратить прямо сейчас. Расстрелял обойму по дорожному столбу из «Скифа»…

Вспомнил о пистолете Макарова. Достал его и пустил его в дело. Разницу почувствовал сразу: отдача оказалась заметно чувствительнее, пули в дерево ударялись с гораздо более жёстким звуком. Уважительно оглядел его: очень серьёзное оружие. Но слишком уж большой по размерам и весу. Он годится для серьёзных дел, но таковых не предвидится. «Скиф» в этом плане куда лучше, а против собак большой убойной силы и не требуется, даже та, что имеется, позволяет пристрелить любого пса.

Затем взял в руки автомат Калашникова. С первых выстрелов он начал рваться из рук Алексея, словно брыкливый жеребёнок, пришлось держать крепче. Мощь его была ещё выше пистолета Макарова, «Скиф» показался просто игрушкой. Но таскать автомат нелегко, да и незачем. Решил: обойдусь скромным пистолетиком.

Алексей сходил в оружейную комнату полиции и взял три магазина, взамен тех, что только что использовал на улице.

В пути снова пришлось оставить автомашину из-за закончившегося бензина. Второй раз за день.

Алексей вдруг осознал, что пока может брать первый попавшийся автомобиль – они заправлены, на ходу, но скоро возникнут проблемы с бензином, а затем начнут садиться аккумуляторы. Он помнил, что совсем не вечно держится воздух в резиновых камерах, нужно будет прежде накачивать перед поездкой…

Стало грустно. Притормозил у кафе. На ступеньках у открытых дверей и внутри на увидел привычное – валяющуюся одежду и различные вещи.

Ополоснул глубокую тарелку, разломал засохшую булку, её куски залил минеральной водой из бутыли и оставил на время – пусть отмыкает.

Поискал, что бы мне съесть?..

Едва потянул дверцу холодильника, как из него пахнуло вонью, сразу же снова захлопнул. Даже смотреть не хотелось, было ясно, что внутри всё сгнило. Осмотрел полки за прилавком кафе и подсобные помещения.

Среди подгнивших яблок Алексей отыскал несколько почти сохранившихся. Соблазнительно выглядела слегка увядшая гроздь зелёного винограда с золотистым налётом. Попробовал одну – оказалась очень сладкой. Вымыл яблоки с виноградом минералкой из бутыли, их имелось здесь много, жалеть не стоило. Положил в вазу, предварительно сполоснул её.

Приметил увесистый кусок грудинки. Принюхался: вроде бы ничем плохим не пахло. Достал кинжал – он впервые пригодился ему! – отрезал кусочек и пожевал. Пробудившийся аппетит наполнил рот слюной. Есть можно!

В последующие минуты присоединил к своим находкам коробки с солёными семечками, фисташками, арахисом и изюмом.

У Алексея получился пир – на весь мир. Булка отмякла и отдалённо походила на настоящий хлеб, пусть и мокрый. Её он присоединил к нарезанным слоями кускам грудинки, получились весьма вкусные бутерброды. Их он запивал «Вятским квасом».

Затем съел большую часть винограда. Остатки грудинки Алексей завернул в плёнку и вместе с яблоками уложил в пакет, а сверху навалил груду пакетиков с семечками, фисташками, арахисом и изюмом. Те, что не поместилось, ему пришлось оставить. Было жалко, но он вспомнил, что такие можно найти в очень многих барах и магазинах Самары. Да и сюда всегда можно вернуться. Махнул на оставленные коробки рукой.

Скоро наступят осень и зима, осадки, холода, они если не выведут из строя все машины, то скажутся отрицательно на их функциях. Непременно возникнут многие иные проблемы, это уж как пить дать… Всё это следует учитывать, готовиться заранее к целому вороху проблем.

Алексей вернулся домой.

Андрей сразу обратил внимание на кинжал:

– А он вам зачем?

Алексей улыбнулся:

– Да просто так повесил. Вроде как играю в крутого парня.

Мальчик ничего не сказал, а мне стало неудобно. Я себя увидел его глазами: большой дядька ходит с большим кинжалом, словно на войну собирается или с неё только что явился.

Алексей придумал предлог и отправился в магазин. Набрал там продуктов, в том числе сгущеное и сухое молоко, фрукты, консервы. Но больше всего ему была нужна сумка. Нашёл таковую в отделе спортивных товаров. Здесь ему на глаза попался соседний прилавок, под стеклом которого находилось множеством ножей. Его неудержимо потянуло к нему. Подумал: ходить с кинжалом на виду как-то не к лицу, а нож ему необходим. Но небольшой, дабы можно было носить в кармане.

Алексей достал шесть складных ножей из тех, что показались ему наиболее подходящими. Потом проверил каждый в руке, открывая поочередно все лезвия.

В конце концов он оставил себе один с кинжаловидным клинком, имевшим участок серрейторной заточки (пилку). У него имелся целый набор инструментов: штопор, шило, отвёртку, гвоздодёр и кусачки. Не нож, а целый набор инструментов! При этом размеры имел скромные. Положил его в свой карман.

Отправился к машине, переложил в сумку оружие, к нему добавил свой кинжал. Отнёс в свою квартиру. Детей пригласил за стол, выложив на него фрукты, орешки и изюм.

Пока они ели, Алексей спрятал сумку глубже в шкаф, накрыв всякими вещами.

Затем усадил детей на диване, предупредил, что предстоит очень серьёзный разговор. После открыл им страшную правду, которую они не сразу осознали. Сказал, что произошла какая-то катастрофа, людей не осталось: совсем-совсем никого не осталось, кроме них с ним. Нет их родителей, нет вообще никого. Сообщил, что есть ещё одна бабушка, которая случайно уцелела. Если они захотят, то можно будет поехать к ней.

Андрей грустно протянул, борясь со слезами:

– Вот почему, оказывается, из окна никого не видно. А я столько глядел, на балкон выходил.

Людочка заплакала, закрыв лицо руками. Её плач резал Алексея прямо по сердцу.

Впрочем, огорчились они меньше, чем он думал. Наверное, просто ещё не осознали всего трагизма случившегося.

Собрались, и он повёз «подпольщиков», как шутливо стал именовать их, к Татьяне.

По пути остановились у универсама, где набрали детских игрушек. Нашёл спиртовку для готовки пищи, запас топлива для неё, несомненно, газа не было и в центре города. Взял побольше воды и продуктов. Особенно много фруктов и овощей, ведь всё равно скоро те сгниют и пропадут, жалеть их не имело смысла.

Татьяна – уже трезвая и сдержанная – оказалась там, где Алексей её оставил. Увидев его, искренне обрадовалась, всплеснула руками, прижала к себе детишек, начала гладить по головкам. Чувствовалось, что она немало испереживалась за последние сутки, оставаясь одной. Наверное, чего только ни передумала!

Алексей уже подготовил и кратко изложил программу действий: ещё месяц-полтора и придёт осень с дождями, грязью и слякотью. А там жди и зиму, она непременно явится. Нужно готовиться к ней и к последующей жизни. Надеяться им не на кого, если сами что не додумают, не сделают, упустят, то некого будет затем винить.

Татьяна только вздыхала, слушая Алексея, и во всём с ним соглашалась.

Во время разговора женщина спросила его:

– А какой день сегодня? Совсем из головушки сие совсем вылетело!

Алексей оторопело застыл: и не столько потому, что не сразу вспомнил число, он вдруг осознал, что теперь только они сами будут помнить об этом. Нужно будет вести календарь и очень строго, дабы не сбиться, не ошибиться ни на один день.

Татьяне он ответил коротко:

– Сегодня четверг, двадцать пятое августа.

Разговор о календаре Алексей оставил на будущее. В памяти сделал зарубку, чтобы не забыть.

Тайна светопредставленья

В последующие дни Алексей отыскал вблизи Волги на улице Степана Разина хороший кирпичный дом, весьма крепкий на вид. Двор, правда, был меньше, чем ему хотелось. Думал от него отказаться, поискать что-то попросторней, но таковых рядом не увидел.

Потом придумал выход из затруднительного положения: можно же сломать ограды по обе стороны, где находились почти такие же частные дома и присоединить их участки к выбранному двору. Здесь росли деревья, стояли сараи. Так и сделал за половину дня.

Перевёз Татьяну с детьми, все необходимые вещи, игрушки в избранный дом. Он был самым большим, новым и благоустроенным из трёх в новообразованном общем дворе. В нём имелось аж пять разнокалиберных комнат, а также – кухня, кладовка и веранда, застеклённая с двух противоположных сторон. Это Алексею понравилось, так как открытой ветру оставалась лишь одна сторона.

Он позволил женщине выбрать для себя и девочке выбрать самую лучшую комнату. Там уже имелась кровать, другую Алексей перенёс из соседнего дома.

Мы с Андреем расположились в другой комнате, поставив там две кровати, два стола. Шкаф был один на двоих.

Одну из комнат в последующие дни, в свободное от прочих дел время, он приспособил под детскую: натаскал сюда разных игрушек из магазинов. Специально привёз книжный шкаф и забил его книгами, как говорится, для детей разного возраста – от дошкольного до юношеского. Пусть привыкают к ним с детства, впитывают знания.

Самую большую из оставшихся комнат Алексей выбрал себе под кабинет. Здесь устроил книжные полки во всю стену, материалов с инструментами имелось предостаточно, быстро управился. Потом начал заполнять полки книгами. Отдельно уложил тома энциклопедии, русского фольклора и классиков – Достоевского, Пушкина с Лермонтовым, Гоголя, Тютчева, Шолохова, Мельникова-Печерского, Льва и Алексея Толстых, Горького, Блока, Есенина, Бажова, Ефремова… Сказки всех народов, в наибольшей степени – русские. А ещё былины, мифы, саги, сказания, легенды…

С другой стороны ставил книги прочих писателей – русских и зарубежных. Немало собрал фантастики, которую он любил. Не мог сдержать себя, натаскал и детективов, хотя понимал, что теперь читать их будет совсем не так интересно, как в прошлом: нет уже всех былых страстей, ужасов, преступлений и так далее. Впрочем, так можно сказать и про многие иные книги. Например, про юмористические и сатирические.

Они с Татьяной начали заготовку припасов на зиму.

К плите Алексей подключил баллоны с газом, отысканные им в одном из магазинов, с приготовлением еды сразу не стало проблемы. Тем самым заслужил большую признательность Татьяны.

В последний день августа Алексей поехал за своими вещами к себе на квартиру.

По пути, на подъезде к Ново-Вокзальной улице, он услышал сзади шум мотора, а затем и частые гудки. Обернулся – меня догонял зелёного цвета автомобиль. Сразу же притормозил.

Через минуту рядом притормозила «Лада», из неё выскочил мужчина и принялся меня обнимать, говоря, что он уже и не надеялся даже увидеть живого человека. Потому своим глазам не поверил, когда увидел проезжающий вдали чей-то автомобиль. Тут же кинулся к стоявшей неподалёку автомашине и понёсся вдогонку…

Так они встретились.

Это был Дмитрий Антонович Савельев. Выше среднего роста, жилистый, сероглазый. Он показался Алексею похожим на известного русского боксёра Сергея Ковалёва, одно время бывшего чемпионом мира среди профессионалов. Правда, по возрасту значительно старше, ему шёл шестидесятый год. В последнее время Дмитрий перебивался случайными заработками. До этого трудился слесарем-инструментальщиком, технологом, старшим инженером на ряде самарских заводах, в том числе и на знаменитом «Прогрессе». Про таких говорили – «мастер – золотые руки. Но потом его таланты оказались не востребованы новыми хозяевами жизни, их не устраивал и его возраст, нашли более молодых.

Алексей сразу же принялся расспрашивать: как и где он провёл злополучную ночь?..

Оказалось, Дмитрий пришёл в гости к товарищу, который работал в котельной. У того как раз велись пуско-наладочные работы. Приняли на грудь почти литр водки. Дмитрия развезло, он лёг в закутке под большими трубами, в которых всю ночь над самой головой клокотала вода. Он не раз просыпался от этих звуков, но снова засыпал. Смутно вспоминал, что Колька пытался его добудиться, твердя, что на небе какой-то красивый фейерверк. Несколько раз будил. Значит, этот самый «фейерверк» продолжался довольно долго. Колька пьяно кричал, Дмитрий это ясно вспомнил, что весь город смотрит на это зрелище: «Никто никогда такого не видывал! Смотри, соня, проспишь всё!..»

«Уж не этот ли небесный «фейерверк», – подумал Алексей, – и послужил причиной гибели всех людей?..»

Произошло вроде прозрения, будто пелена спала с его глаз. Теперь он понял, почему так много на улице смартфонов, фотоаппаратов и видеокамер – люди вынесли их, чтобы заснять происходящее. А он-то терзался вопросом: что случилось, что произошло? Ответ находится у него под ногами!..

Вот почему одежда лежит довольно аккуратными кучками: люди превратились в пыль, в буро-ржавую пыль с запахом гнили, которая теперь повсюду. Всё покрыто ею, поневоле приходится дышать ею. Бр-р!..

Алексей специально притормозил у высокого дома на проспекте Кирова и подобрал несколько мобильников. Они работают от батареек, просмотреть последние записи легко. Ещё пару подобрал у подъезда своего дома.

В своей квартире вместе с Дмитрием он просмотрел то, что удалось запечатлеть очевидцам в злополучную ночь…

Впоследствии он признавался, что будет помнить это зрелище всю оставшуюся жизнь, настолько оно врезалось ему в память.

Небосвод являл собой преудивительное зрелище. Действительно, удержаться и не посмотреть было трудно. Небо буквально притягивало взоры, напоминая собой фантастически большой красочный калейдоскоп, словно переливалось перламутром, всполохами, как при северном сиянии. Временами из разных точек шли, расширяясь, цветные каскады – красные, жёлтые, синие, зелёные, серебристые, фиолетовые и прочие. Они затухали, а им на смену накатывались новые радужные волны…

Люди восторженно ахали, некоторые кричали от восторга.

– Что это было, однако? – недоумённо повернулся к Алексею Дмитрий.

Тот только развёл руками.

– Не салют, это точно. И на фейерверк не похоже. Вообще такое людям сотворить невозможно.

– Значит, однако, это дело нечеловеческих рук? – озадачился Дмитрий. – А чьих, уж не пришельцев ли каких?

– Ничего сказать не могу. Ничего подобного никогда не видел.

– Я тоже. А может, американцы применили против нас своё оружие, однако? У них многое чего против нас было заготовлено? Помню, писали про какие-то бомбы, которые уничтожают всё живое, а здания, вещи оставляют целыми. Как трофей победителям, однако.

– Что-то подобное и я слышал. Но давно. Но почему в таком случае не видно и не слышно самих американцев? Где эти самые «победители»? – Алексей пристально посмотрел в лицо Дмитрия. – Я неоднократно включал радио – там полная тишина.

– Это странно, однако. Даже очень. Почему молчит эфир? Знаешь, Алексей, я ведь вчера, когда ещё было электричество, пробрался в телестудию «СКАТ». Всё там молчит, однако. Ни теле-, ни радиопередач нет. Ни одной, ниоткуда. Я много часов просидел за мощным радиопередатчиком: слушал эфир, пытался передавать сообщения… Но всё без толку, однако. Было полное ощущение, что я один в целом мире.

– И я испытывал такое же чувство. Если бы это сделали американцы, они бы, конечно, сейчас были бы здесь, в России. Плохо верится, что штатовцы способны та такое: люди превращаются в кучку пыли, от них совсем ничего не остаётся кроме этой пыли. Просто фантастика!

– А ты не считаешь, что они и сами что-то могли не учесть и стать жертвами того, что применили против нас, однако? – спросил Дмитрий.

Алексей согласился с ним:

– Наверное, могло случиться и такое, вполне могло. Вряд ли мы когда узнаем истину. От кого и как?

– Я вот сейчас посмотрел эти небесные «краски» и подумал, однако: а что, ежели инопланетяне решили освободить планету для себя, вот и облучили нас чем-то? Земля обезлюдела, или почти обезлюдела, они немного подождут и займут освободившуюся планету, однако. Помню, видел похожие кинофильмы и читал фантастические книги.

– Не очень верится в твою версию, Дима, слишком уж она фантастическая. Мне думается, что мы вряд ли когда узнаем правду.

Дмитрий согласно кивнул:

– Очень похоже на это, однако.

– Есть другая проблема, куда даже более актуальная для нас с вами: как жить дальше? Что делать?

– Согласен. Эту проблему следует обсудить, однако.

Алексей рассказал про Татьяну и Андрея с Людочкой.

Дмитрий радостно воскликнул:

– Приятно слышать! Получается, нас всех вместе уже пятеро – трое взрослых и двое детей. Небольшой отряд робинзонов набирается, однако. В настоящее время у нас есть всё, даже сверх всякой меры, но скоро многого уже не будет. Очень многого. А чего-то – не будет уже никогда. А потом каждый день мы будем чего-то лишаться. Нужно попытаться сберечь то, что в наших силах, однако. Как бы потом не пришлось кусать локти от досады – не сберегли, хотя и могли.

– Очень здравая мысль. Всё именно так.

Дмитрий помог Алексею собрать вещи и отнести в машину, ведь лифт не работал. Сделали четыре ходки. Заполнили весь багажник и свободное место в салоне.

По дороге они продолжили обсуждение сложившегося положения. Дмитрий не сразу согласился с выбором жилья Алексея, но потом признался – немалый резон в его логике имеется. Жизнь покажет. Даже не самый лучший выбор – хуже отсутствия такового. План действий должен быть. Потом его можно скорректировать.

При виде нового человека Татьяна всплеснула руками, бросилась обниматься. Обрадовались и дети. Людмила сказала:

– А вы, дядя Лёша, говорили, что больше из людей никого не осталось.

– Я сказал – почти никого не осталось. Остались же мы с вами, и вот ещё один человек нашёлся. Дай Бог, чтобы отыскались другие. Чем больше – тем лучше всем нам.

– Похоже, что больше было шансов у тех, кто проживал в городах, – подал здравую мысль Дмитрий, – нужно поискать в соседних городах, в первую очередь съездить в Новокуйбышевск и Тольятти. Возможно, есть кто-то живой и тут в Самаре, но он просто не знает о нас. Как и мы о нём.

– Это идея! – воскликнул Алексей. – Нужно сделать побольше надписей на стенах в городе, где искать нас. Ежели кто спасся, то прочтёт и приедет к нам.

Решили завтра же заняться реализацией этой идеи.

Делать особенно было нечего. Дмитрий принялся осматриваться в доме, а Алексей решил ещё раз посетить свою квартиру, у него возникло стойкое ощущение, что он там чего-то забыл. Гадал, спрашивал сам себя, что именно, но понять не мог.

Поехал.

Прошёлся по заметно опустевшим комнатам. Ничего особенно стоящего не нашёл. Только забрал некоторые из книг, которыми до того пренебрёг. Просмотрел стопку журналов с газетами. В одной из них ему вдруг бросилось в глаза объявление с приглашением посетить Самарский зоопарк. Ахнул: там же множество зверей, которые сидят взаперти в клетках без еды и, возможно, без воды. Страшная смерть!

Сразу же поспешил к машине и помчался к зоопарку. Помнил, где он находится, когда-то раз побывал в нём.

По пути Алексей остановился у универсама, где отыскал мотки тонкой, но очень крепкой бечёвки, брезентовую строительную робу и такие же рукавицы. Взял в соседнем отделе спортивный шлем со стеклом впереди, наверное, он предназначался для хоккеистов.

Прошёл дальше, нашёл прочный гофрированный лист в половину своего роста и в ширину немногим меньше метра. На треть высоты от верхнего края пробил две параллельные дырки и пропустил в них ремень. Это будет импровизированным щитом, ведь ему предстояло освобождать диких зверей. Диких и опасных! Нужно быть готовым ко всему. Искал «оружие», вроде багра, но ограничился штыковой лопатой. Ничего более подходящего не попалось на глаза.

Добрался до Оврага подпольщиков, по улице Ново-Садовая подъехал к входу в зоопарк.

Остановился у зелёных ворот с буквами над ним, которые складывались в одно слово – «ЗООПАРК». На каждой из створок были изображены в профиль повёрнутые друг к другу мордами львы. Наверное, это были именно львы, хотя они показались Алексею похожими на великовозрастных одутловатых белок. Усмехнулся от этой мысли.

Справа находилась дверь и касса. На крупном щите увидел расценки на билеты, чуть ниже на жёлтом квадрате прочёл: «Государственное бюджетное учреждение «Самарский зоологический парк».

Ниже указывалось: «Зоопарк работает без перерывов и выходных».

Подумал, что теперь уже нет ни цен, ни перерывов, ни выходных. Всё переменилось, враз и навсегда!..

По пути сюда Алексей уже прикинул в уме примерный план своих действий. Сразу же направился к двери. Она оказалась закрытой. Алексей перелез через ограду и отодвинул щеколду. Затем распахнул настежь входную дверь.

Ворота оказались закрытыми на замок. Алексею пришлось поискать ключ. Он нашёлся в кармане куртки валявшейся вместе с брюками, туфлями и рассыпавшейся мелочью.

Открыл замок и распахнул обе створки ворот предельно широко.

На машине въехал во двор и остановился напротив клетки со львом, которые заметно оживились при появлении человека. Негромко рыкнули в знак приветствия. Сказал им:

– Потерпите немного. Вам придётся подождать, освобожу вас в самую последнюю очередь. Иначе вы мне будете мешать.

Алексей надел на голову каску, облачился в робу, натянул на руки перчатки, взял свой «щит» и лопату. Порадовался, что его никто сейчас не видит, ибо вид он имел, несомненно, нелепейший. Посмеялся бы сам в другое время, но в данную минуту ему было не до смеха, ибо предстояла нелёгкая и опасная работа.

Увы, он ничем не мог помочь обитателям аквариумов, несмотря на самое лучшее к ним отношение. У него сердце защемило от той участи, что была уготована им, но приходилось смириться с этим. Особенно жалко стало ската-частокола, неутомимо кружившего в зеленоватой воде.

Алексей настраивал себя на то, что он всем помочь не сможет при всём своём желании, а потому сделает лишь то, что в его силах.

Ему вспомнился стишок:

«Пусть буду малыми желанья,

Когда возможности малы:

Соломинка при всём старанье

Не сможет удержать скалы».

Именно так! Возможности спасителя были именно малы, крайне ограничены.

Первым делом он принялся освобождать птиц – попугайчиков, белых и чёрных лебедей, уток, павлинов, страуса эму, полярных сов, ворон и прочих, прочих, прочих.

Страус вместо благодарности кинулся на своего спасителя, тому пришлось отражать его нападки, отступая к выходу из зоопарка. Там Алексей свернул направо, прижался к стене, а когда страус оказался перед ним, то сам кинулся на него и чувствительно огрел лопатой по ляжке агрессора. Напугал птицу изрядно, и она тут же понеслась от человека в сторону от ворот.

«Вот так бы сразу» – удовлетворённо хмыкнул Алексей.

Вернулся в зоопарк к оставшимся птицам. Улетали далеко не все. Приходилось их пугать, а то и выгонять наружу лопатой и тесня «щитом». С некоторыми этот номер не прошёл, они немного отлетали и садились на ограды, крыши клеток. Утки едва вспархивали, а лебеди шипели в ответ, растопыривая внушительных размеров крылья, и бросались на человека. Наносили чувствительные удары по «щиту». Пришлось их дразнить, имитируя атаку, и увлекать за собой наружу, за ворота. Тут Алексей махал вслед рукой: теперь рассчитывайте сами на себя, далее я за вас не отвечаю. Вспомнил кем-то сказанное: «Каждый за себя, один бог за всех».

Хищных птиц выпустил в последнюю очередь, дабы дать шанс на спасение остальным пернатым.

Затем начал освобождать ужей, неядовитых змей, игуану, зайцев, пони, верблюдов, коз, баранов, обезьян, гуанако, маралов, лосиху с лосёнком…

Открыл клетки с хомяками, тушканчиками, экзотическими крысами и прочими грызунами. Некоторые имели детёнышей, ничего хорошего в будущем их не ждало. Но большего Алексей сделать ничего не мог, это он понимал и сделал только для того, чтобы хоть как-то заглушить уколы совести…

Как Алексей и предвидел, наибольшая сложность состояла в освобождении хищников, они представляли опасность не только для него, но и для друг друга. Ему пришлось поломать головы, как это сделать лучшим образом.

Легко и быстро справился с лисами, енотовидными собаками. Они робели перед свободой и человеком. Он позволил им выйти наружу из клеток, а затем перестал церемониться – погнал к выходу, где они столкнулись с лебедями, готовыми к обороне. Но не дал им сцепиться, прогнал хищников дальше.

Алексею пришлось довольно долго искать ключи от внушительных замков, висевших на клетках, в которых находились амурский тигр, дальневосточный леопард, африканский лев, волки, чёрный ягуар, пума, бурый медведь, рысь, чёрная пантера.

Заготовил необходимое количество палочек, изготовленных из срезанных тут же с дерева веток. Делал их примерно сантиметров по двадцать длиной. У одного конца каждой делал насечку и прочно привязывал бечеву.

Затем обошёл клетки, удаляя замки и всовывая в дужки вместо них эти самые палочки, протягивая бечёвки к машине.

После этого он приоткрыл двери у ядовитых змей, было жалко совсем не оставлять им никакого шанса если не на спасение жизни, то хотя бы на её продление…

После этого приступил к заключительному этапу. Уселся за рулём автомашины, положил на соседнее кресло свой пистолет. Как говорится, на всякий случай.

Собрал концы бечёвок и сразу понял свою ошибку, ибо теперь Алексей не понимал, какая из них к какой именно клетке ведёт. Пришлось разбираться. Первой потянул ту, которая освободила клетку с волками. Алексей ожидал, что они тут же ринутся наружу – может быть, даже на него. Но они своего освобождения даже не заметили.

– Вот это да!.. – почесал свою голову Алексей. – Что же мне делать?

Какое-то время он просидел на своём месте. Понимая, что глупо идти к клетке с волками и распахивать дверцу, тогда они окажутся способны сразу же кинуться на него.

Махнул рукой, ладно, рано или поздно они обнаружат, что свободны и выйдут.

Рванул на себя сразу все концы оставшихся бечёвок. Все они пошли свободно, кроме одной. Алексей пригляделся и увидел, что палочка в дужках клетки чёрной пантеры – видимо от тряски бросавшейся узницы на ограду – оказалась с противоположной стороны и не позволяла себя вытащить.

На секунду он оторопел, а затем рассмеялся и бросил конец бечёвки, теперь клетку ничего не запирало, дверцу открыть легко, стоит лишь этой Багире её тронуть.

Уверенность Алексея почти сразу же подтвердила пантера: она случайно задела дверь своей клетки и та распахнулась, бечева в петлях её не удержала, – хищница первой из всех получила вольную. Мысленно он поздравил красивого зверя и поспешил захлопнуть дверцу автомобиля, дабы не стать жертвой освободившейся Багиры.

Пантера несмело двинулась вдоль клеток, вызвав оживление их обитателей. Они бросались на толстые прутья металлических решёток, от тряски дверцы стали открываться, предоставляя свободу хищникам, чем те воспользовались. Так снаружи оказался тигр, он оглянулся по сторонам и рыкнул так, что пантера ошалело бросилась от него в сторону и вскочила на крышу клетки, где недавно находилась гуанако.

Алексей не стал ждать дальнейшего развития событий, поскорее завёл мотор и направил автомобиль к воротам, оглядываясь назад. Поздно заметил, что впереди находились птицы, не успевшие уйти отсюда, они просто не понимали, что это в их собственных интересах. Принялся жать клаксон, замедлил ход. Но всё же кого-то переехал: это он почувствовал по характерному толчку колеса машины. Уж не лебедя ли он задавил?!.

Стало сильно неприятно от этой мысли, и Алексей прибавил скорость, желая поскорее отдалиться от зоопарка.

Дома – это уже был для меня дом – он рассказал о своей роли этакого «деда Мазая».

Татьяна всплеснула руками:

– А ежели они придут сюда, изверги?! Явится лев или тигр, или медведь, или ещё кто? Они же слопают нас в один момент!

Алексей почесал голову и признался:

– Честно говоря, я об этом не подумал. Засела в голову мысль, что они гибнут в клетках, больше ни о чём другом не думал. Наверное, какой-то шанс встречи с кем-то из хищников имеется. Хорошо, что небольшой.

– Поздно спохватываться, однако, глубока ли река, если ты уже прыгнул в воду, – с улыбкой заметил Дмитрий. – Дело уже сделано. Нужно быть осторожнее, нам следует быть готовым и к такому повороту событий, однако.

Детей не столько испугала, сколько заинтересовала возможность увидеть на улице кого-нибудь из хищных зверей.

А чтобы успокоить Татьяну, Алексей взял карту Самары и показал, где именно находится зоопарк. Нас с ним разделяли десятки кварталов. Женщина несколько успокоилась.

– Зверям бы идти к Волге, на запах воды, а тогда они ещё более отдаляться от нас, – сказал Алексей. – И лучше бы им двинуться в верх по реке, там имеются остатки леса. Лет двадцать назад я случайно попал в одно место, чуть зашёл в него и мне он показался просто дремучим. Вот уж чего не ожидал – дремучий лес фактически в городской черты Самары, города-миллионника…

Назавтра он с Дмитрием отправились на разных машинах кружить по Самаре, на самых видных местах, преимущественно у супермаркетов, используя баллончики с красками, оставили много надписей: «Мы на улице С. Разина. Ждём-с!»

Это Алексей писал «ждём-с!», Дмитрий обходил без уважительной буквы «с», когда-то означавшей «сударь».

Через полтора часа, как и было условлено, они встретились на Хлебной площади и направились в Новокуйбышевск.

Городок был сравнительно небольшой, мы исколесили немало улиц за полчаса. На автовокзале, на наиболее заметных стенах зданий оставили надписи, которые помогут выжившим в Светопредставлении найти нас.

Вернувшись домой, они нашли в географическом атласе карту Самарской области, посмотрели и поняли, что совершили ошибку: нужно было действовать иначе.

Дело близилось к вечеру, последнюю свободную комнату в доме выделили Дмитрию. Принесли в неё большой диван из соседнего здания. Там была ещё и неплохая кровать, но он выбрал диван. На нём и устроился.

На следующий день Алексей с новоявленным гостем выехал рано утром и через Зубчаниновку, Смышляевку, в коих тоже оставили записи, они добрались до Тольятти.

Дмитрий вёл автомобиль, жёлтый «Порше», а Алексей, пользуясь правами пассажирами, не только посматривал по сторонам, но и проглядывал захваченную с собой книгу о достопримечательностях Самарской области. Во время поездки он просмотрел всё, что там имелось о Тольятти.

Узнал, что город как крепость для защиты от кочевых соседей основал в 1737 году известный русский историк, географ и экономист Василий Никитич Татищев (1686 – 1750 гг.), поначалу он был скромным селением и носил название Ставрополь-на-Волге. В 1950 годы город попал в зону затопления при строительстве Жигулёвской ГЭС и фактически был перенесён на новое – более возвышенное – место. В 1964 году ему присвоили имя главы Итальянской коммунистической партии Пальмиро Тольятти, а позже здесь началось сооружение Волжского автомобильного завода (ВАЗ), начавший выпускать автомобили «Жигули», «Лада», «Нива» и другие модели.

Тольятти является крупнейший из всех российских городов, не являющихся столицами регионов.

Там Алексей с Дмитрием разделились: последний уехал на своём «Порше» цыплячьего цвета, а Алексей взял оказавшуюся неподалёку «Ладу приору» тёмного-серого цвета и пару часов разъезжал, осматривая город и оставляя свои призывы к людям, которые уцелели после Катастрофы. Издали увидел сквер и рядом с ним величественный собор. Алексей вспомнил сведения, которые узнал из книги: это был сквер Машиностроителей, а храм являлся Преображенским кафедральным собором. Его строительство завершилось в 2002 году. Высота собора составляла 63 метра.

Зашёл в совершенно пустой храм, помолился в нём. Сообщение о своём адресе в Самаре оставил с внешней стороны на ограде у главного входа на территорию собора.

Не пропустил он и сквер Жилкина, где стоял венчальный храм во имя Святых Благоверных князей Петра и Февронии Муромских, расположенный напротив здания ЗАГСа. У обоих оставил своё сообщение. Как и у внушительного здания Дворца культуры. Вспомнил написанное в книге: данный Дворец культуры – крупнейший в Самарской области.

Набережная Волги разочаровала Алексея, она очень сильно уступала знаменитой набережной в Самаре и по длине и благоустройству. А вот технический музей имени К.Г. Сахарова произвёл на него сильнейшее впечатление. Фактически это был музейно-развлекательный парк отечественной техники, выставленной на огромной территории под открытым небом. Алексей наскоро осмотрел лишь некоторые из многих сотен выставленных образцов – различные автомобили, самолёты, вертолёты, танки, пушки, знаменитую «Катюшу», марсоход, подводную лодку…

При виде последней в его голове всплыла известная шутка: «Подводная лодка в степях Украины погибла в неравном воздушном бою». Вслух он произнёс:

– Не могу сказать про украинскую степь, а вот в Тольятти подводная лодка заплыла. Да так и осталась на вечный покой.

На ограде у подводной лодки висел большой щит, напоминавший посетителям о правилах поведения в парковом комплексе истории техники имени К.Г Сахарова. На нём написал: «Мы в Самаре на улице С. Разина. Просим в гости!..»

Такую же оставил у главного входа на автомобильный завод, расположенный неподалёку. Затем отправился на условленную встречу с Дмитрием у начала плотины Жигулёвской ГЭС, время уже поджимало.

Только увидев яркую жёлтую машину товарища, вспомнил, что намеревался побывать у памятника Василию Татищеву, расположенному на берегу Волги у Кунеевского леса, о котором прочитал в книге, откладывал и откладывал его поиски, а потом забыл. Разочарованно махнул рукой, подумав: «Значит, не судьба».

Из Тольятти по Жигулёвской ГЭС они перебрались в Жигулёвск. Здесь также не обнаружили ни одного человека, оставили пару надписей на самых заметных местах. Далее по почти пустому шоссе, ведь других людей не было, промчались мимо посёлков Александровка, Валы, Большая Рязань до Переволоки. Данное селение расположилось на знаменательном месте: здесь находилось самое узкое место полуострова, который создан огромной петлёй великой Волгой. Ширина сухопутного перешейка менее трёх километров. Потому в прежние времена знающие люди сокращали путь, волоком перетаскивая суда с одной части реки на другую. Таким образом, они укорачивали себе дорогу примерно на 220 километров. Особенно значимым это расстояние было в тех случаях, когда суда плыли вверх по течению, которое фактически удваивали путь.

Посёлок Переволоки оказался небольшим, Алексей с Дмитрием проскочили его примерно за минуту и помчались к Сызрани.

По дороге Алексей снова заглянул в книгу и загрузил в свою память сведения о Сызрани. В ней главной достопримечательностью был Сызранский кремль. Его возвели на самом высоком месте в 1683 году. Этот холм именуется Кремлёвским. От первоначального строения сохранилась лишь одна башня – Спасская. Предполагают, по той причине, что она одна была каменной, а остальные строились из древесины. Спасская башня признана архитектурно-историческим памятником федерального значения. В ней находится филиал музея Сызранского Кремля. Сызранский кремль – единственный кремль на территории Самарской области.

Главным храмом города является Казанский кафедральный собор.

Поразительно, но в городе имеется Сызранская Лука, образованная маленькой речкой Сызранкой, очень похожая на Самарскую Луку, но только более скромная по размерам.

Сызранцы считают себя потомками Рюриковичей, чем очень гордятся.

…В Сызрани напарники оказались поздно вечером. На Московском шоссе разглядели с левой стороны от себя кафе «Жар-птица». Притормозили, остановились. Зашли в кафе, набрали продуктов на ужин, а чуть дальше подъехали к пятиэтажному дому. У подъезда собрали множество ключей из карманов брюк и рубашек, валявшихся тут среди прочей одежды. На первом этаже первая же дверь открылась после седьмой пробы замка разными ключами, имевшимися у нас. Этот подошёл.

Алексей с Дмитрием поужинали и расположились на ночёвку.

Утро посвятили на знакомство с Сызранским кремлём, потом останавливались для осмотра шестиметровой бронзовой скульптуры основателя города воеводы Григория Козловского, Кафедрального собора в честь Казанской иконы Божией Матери, краеведческого музея, дома Стерлядкина, драматического театра имени А. Толстого.

Уже в дороге Алексей спохватился, указал на большой магазин, который разглядел у дороги, и воскликнул:

– Нужно взять какие-нибудь подарки женщинам и детям. Конечно, ассортимент тут примерно схож с тем, что в Самаре, но им будет приятно.

Дмитрий закивал и направил «Порше» к входу магазина.

С дверью церемониться не стали, взломали монтировкой. Взяли игрушки для детей, большие коробки конфет для Надежды с Татьяной, различные сладости

Переехали по большому мосту Волгу и далее через Обшаровку, Безенчук, Чапаевск доехали до Новокуйбышевска, но в последнем уже не остановились, сразу покатили к себе домой. Да, их домом стало выбранное нами жильё на улице Степана Разина.

Здесь нас ожидал сюрприз: за столом вместе с детьми и Татьяной сидел мужичок в возрасте, одетый в дорогую рубашку и брюки. На шее был виден большой золотой крест на золотой цепочке. Руку незнакомца украшали швейцарские часы. Это был Михаил Иванович Казанцев. Он имел круглое добродушное лицо с сединой в довольно густых волосах. Недавно ему исполнилось пятьдесят шесть лет. Слесарь-сантехник в прошлом. Также работал сварщиком-жестянщиком на СТО (Станции обслуживания автомобилей), строителем. Только что он приехал из Тольятти, где случайно накануне вечером прочитал оставленное послание.

Дмитрий опередил Алексея с вопросом: где именно он прочитал его? Понятен был интерес, ему хотелось узнать, чью же именно надпись он увидел, ведь их в Тольятти оставляли двое – Дмитрий и Алексей.

Михаил охотно поведал:

– Бродил по музею под открытым небом у автозавода. Уже не в первый раз. Но там столько всего имеется, что можно неделю бродить, да и то, наверное, всё не осмотришь. Подошёл к подводной лодке, которая заплыла в тольяттинские степи и на ограде разглядел на щите приглашение в Самару на улицу Степана Разина. Меня словно пыльным мешком ударили, я остолбенел, так как видел, что написано сие совсем недавно. Ну, прямо только что! А я уж стал подумывать, что остался один-одинёшенек во всём белом свете. Обрадовался и поспешил сюда. Так спешил, что чуть из штанов не выпрыгивал, – добродушно хохотнул Михаил. – Впрочем, не бежал, а нёсся сюды на «Ауди». Уже в Самаре заглянул в книжный магазин, она подсказала, где искать нужную улицу. Отыскал довольно легко и просто.

Алексей скрыл свою радость от известия, что именно его посланием воспользовался Михаил, ведь Дмитрий явно испытал досаду.

«Робинзоны» поведали гостю свои истории.

Он признался, что последние годы бомжевал. Лет семнадцать назад развёлся с супругой, остался без жилья. Завербовался на работы в одну из северокавказских республик. Там был похищен. Выкуп за него платить было некому, а потому его сделали рабом… Так и работал на хозяина, пас его баранов на горных пастбищах, работал по дому.

Спустя много лет, как он сказал, тоска по родине заела, он воспользовался случаем и сбежал…

Вернулся в Тольятти. Документов не имел, в полицию идти боялся. Жил, где придётся. В ночь на 21 августа после дикой попойки у него возникла дикая свара с его случайными собутыльниками. Они пригрозили его прирезать. Достали ножи. Он в ужасе убежал. Михаила преследовали.

Ему пришла мысль воспользоваться открытым канализационным люком. Он спустился по нему вниз, и там затаился. Слышал топот ног и крики пробежавших мимо преследователей.

Хмель скоро вышел, но Михаил решил не выходить наружу как можно дольше, чтобы не быть обнаруженным и не попасть под ножи…

Когда проголодался и измучился от жажды, то со всеми предосторожностями выбрался наружу. Вокруг никого не увидел. Как и на прилегающих улицах. Вообще ни одного человека. Долгое время не мог понять, что произошло.

В отличие от нас, Михаил догадался просмотреть то, что запечатлено на подобранном им смартфоне, большом и по виду дорогом. Истина ему стала ясна.

Он осмелел. Брал, что хотел, пил и ел вволю. Переоделся во всё новое. Как он сам сказал – «прибарахлился».

Единственное, что угнетало – одиночество. И тут вдруг в техническом музее у подводной лодке на щите заприметил только что сделанную надпись, краска даже не успела высохнуть…

– Будем надеяться, што кто-нибудь подойдёт ещё, – заключила Татьяна, – нас уже шестеро, так что скуки не помрём. Будет с кем побалакать.

– Надо будет играми разными запастись, – рассудительно заметил Дмитрий, – зимние вечера долгие. Вообще, пора нам всерьёз начать здесь обосновываться, готовиться к зимовке.

– А что готовиться, друг-товарищ? – удивился Михаил. – Смотрите, какой огромный город, а нас всего шестеро. Тут имеется всё: бери, что пожелаешь! Никто и слова не скажет и нам ничего за это не будет. Нам и за сто лет не съесть того, что имеется.

– Даже консервов не хватит на сто лет, – заметил Алексей. – Ежели правильно хранить, то на десять-двадцать лет. Да и то далеко не все.

– Это верно, – поддержал его Дмитрий, – уже через неделю-другую мы не найдём свежего молока, мяса, каких-то фруктов, овощей, яиц, однако. Свежий хлеб уже сейчас трудно отыскать. Мягкий – редкость, обычно он сухой или уже заплесневевший, однако.

– Да, оказывается, наша действительность вовсе не так хороша, как кажется, – почесал голову явно озадаченный Михаил. – Вы правы. О многом я не подумал.

Алексей добавил:

– Помню, где-то читал, что у сахара срок годности – восемь лет. А я до того думал, что он может храниться десятилетиями. Соль, возможно, пролежит и дольше. Ну, сода ещё, а как с другими продуктами? Мука испортится через год-два, пшеница – через несколько лет… Да, может случиться так, что захотим что-нибудь посеять, а не сыщем семян.

– Получается, што мы навроде Робинзонов, как в книге, – задумчиво молвила Татьяна, – будто на необитаемом острове. Отсюда вывод: нужно обустраиваться здесь, и не лодырничать.

– Вот это верно! – подхватил Михаил. – У меня есть план! Если уж у нас под боком огромный с просто фантастическими ресурсами город-мегаполис, то грех ими не воспользоваться.

– Что вы имеете в виду? – поинтересовался я.

– Да посмотрите, сколько машин, различной техники повсюду, сколько строительных материалов, конструкций! Нам же не надо экономить, не нужно смет и балансов. Лишь используя толику из того, что уже имеется, построим себе настоящие хоромы, где будем жить просто по-царски.

– А что такое по-царски? – спросила маленькая Людмила.

– Вот это давайте сейчас и обсудим, друг-товарищ – предложил Михаил.

Весь оставшийся день «робинзоны» провели в обсуждении предстоящих дел, намечая примерный план будущих работ.

Ночь Михаил провёл на раскладушке в комнате Дмитрия.

Потом они втроём – Алексей, Дмитрий и Михаил – отправились осматривать окрестности, захватив по блокноту и авторучке. Решили записать, где и что мы можем «позаимствовать», ведь в нашем распоряжении находился вся огромная Самара, в которой чего только не было – бери всё, что пожелаешь.

Михаил повёз сначала всех на «Тойоте» на улицу Льва Толстого. Накануне он проходил тут, наскоро осмотрел кварталы между указанной улицей и Красноармейской улицей. Теперь они изучили их лучше, записывая всё то, что могло пригодиться. Двери взламывали захваченными с собой монтировками.

Внесли в свои блокноты немало всего. Далее находки в том порядке, в каком их обнаруживали.

Вначале наткнулись на магазинчик сантехники, далее налево находился более крупный магазин инструментов.

Пошли в направлении Красноармейской улицы, встретив на пути: магазин дровяных каминов и печей (решили: это нам понадобится), магазин сантехники, магазин дверей, магазин отделочных материалов, крупный торговый центр «Кубатура», в котором чего только не было…

Слева увидели магазин строительных материалов и даже завод столярных изделий (это сразу внесли в блокноты). Двинулись чуть направо и оказались возле магазина мебели.

Заприметили ещё магазинчик мебельных аксессуаров, замков и керамической плитки, магазин корпусной мебели, кухонной мебели. И многое чего ещё взяли на заметку.

Проходя мимо открытых дверей кафе-столовой, не удержались, зашли, отодвигая в стороны многочисленные кучки одежды, разнообразные мобильные телефоны, как без них! Коричневой пыли почти уже не оставалось, так как после Светопредставления несколько раз прошли дожди, вкупе с сильными ветрами они унесли её, развеяли.

Увидели в холодильниках уже размякшую пиццу, пироги, колбасу. На складе нашли сухую колбасу. Принялись отрезать, кто и сколько хотел. Поели, закусывая черствыми булками и запивая водой из бутылок или пивом.

Вернулись к оставленной «Тойоте», на ней Михаил повёз всех к историческому центру города. Остановились на углу улиц Кутякова и М. Горького у крупного строительного супермаркета.

В нём имелось много чего из того, что им было необходимо. В том числе на забетонированной площадке находилась строительная техника, собранная баня, похоже, выставочный образец. Она так понравилась Алексею, что он воскликнул:

– Заберём себе! Будем мыться. Видите, погрузить на машину нетрудно, перевезём, выгрузим у себя. Кран и машина тут имеются, вон они стоят!

Михаил поддержал его:

– Други-товарищи, баня – дело хорошее.

Осмотрели всё, записали и двинулись дальше, оглядывая соседние кварталы.

Позже вернулись к себе, передохнули и занялись обустройством соседнего дома, куда решил переселиться Алексей, намереваясь уступить свою комнату Михаилу, но тот изъявил желание жить вместе с ним. Дмитрий какое-то время что-то обдумывал, а затем решил присоединиться к нам. В доме имелось четыре комнаты, места всем хватало.

Татьяне не очень хотелось оставаться одной с детьми, но её заверили, что мужчины будут совсем рядом и всегда придут на помощь. Женщине пришлось смириться.

Тогда Алексей рассказал мужикам о проблеме с календарём, весомо сказав:

– Если мы не будем его вести, то это за нас никто не сделает. Сама природа отсчёта времени не ведёт, он нужен людям. Жизненно необходим нам.

Они поняли его, осознали серьёзность проблемы. Согласились, что следует её решить.

Тут же сверили свои наручные часы, в каждом имелась дата, день недели и год. Разногласий не нашли – 4 сентября 202. года. Воскресенье.

Дмитрий вспомнил про часы с вечным календарём. Сказал, что есть таковые наручные, а есть и стационарные. Нужно таковые найти и всем нам носить. А ещё иметь в каждом доме точные настенные часы-хронометры.

Михаил добавил:

– Нужны не одни такие. На всякий случай продублировать их. Подстраховаться. Иметь в каждом доме.

Так и сделали.

На следующий день Дмитрий привёз в сумке штук двадцать наручных часов, мужских и женских. Водонепроницаемых, нечувствительных к тряске и ударам. Плюс ещё три настенных с вечным календарём в каждый из наших домов, хотя одно здание стояло свободным.

На стенку повесили большой календарь и утром зачёркивали в нём каждый прошедший день. Причём сделали эту процедуру традиционной, решив, что должно присутствовать не меньше двух человек. При этом сверяли свои часы, чтобы вообще исключить ошибку. Слишком уж серьёзное это дело.

Мы наш, мы новый мир построим!..

С самого утра следующего дня мужчины взялись за работу: снесли заборы вокруг выбранных ими для жилья трёх домов. Спилили некоторые деревья, мешавшие реализации намеченных планов.

Михаил пригнал небольшой экскаватор-погрузчик «Mecalac 990 PS». Все пришли осмотреть машину. Она выглядела симпатичной, имела большую остеклённую кабину с великолепным круговым обзором, окрашенную в приятный жёлтый вид. Остальные части – щит-отвал и «рука» с ковшом – были покрыты светло-серой краской.

Михаил рассказал, что сей экскаватор-погрузчик изготовлен французской компанией. Заверил, что она весьма известна во многих странах тем, что выпускает компактную строительную технику. А им именно такая и нужна, ведь объёмы работ относительно скромные. Упомянул, что данная машина имеет какие-то изменения по сравнению с основными моделями, приспособлен к суровым российским реалиям. Двигатель соответствует высоким экологическим требованиям. Машина маневренна, радиус разворота чуть более семи метров.

– Может двигаться «крабовым ходом», – с удовольствием сообщил Михаил, довольный тем, что может показать свою осведомлённость. – Разворачивая параллельно колёса на обоих мостах, можно отъехать в сторону. Как это способны делать крабы. Очень важная особенность в скученных городских условиях.

Алексей догадался, что Михаил ознакомился с какой-то инструкцией, и сейчас излагает им сведения, почерпнутые из неё.

Михаил тут же уселся за руль, завёл мотор и принялся сносить ненужные сараи, откуда мужчины предварительно вынесли всё, что хотели оставить для себя. Сначала снёс ковшом крыши и большую часть стен. Затем развернулся практически на одном месте и уже отвалом переместил их к дороге в одно место. Позже погрузил в кузов самосвала и отвёз за пару улиц, где находился участок с домом невразумительного вида. Решили использовать это место в качестве свалки.

На следующий день Михаил прокопал вокруг выбранных нами для жилья трёх домов до соседних участков траншею глубиной свыше полуметра. В результате образовался прямоугольник с большими сторонами почти двести метров и меньшими примерно вчетверо меньше.

Затем засыпали траншею булыжником, попутно устанавливая бетонные столбы для будущей ограды. Завезли всё необходимое для приготовления раствора – песок, цемент и цистерну воды.

В магазине стройматериалов отыскали небольшую бетономешалку «Tsunami RM 120L», окрашенную в красный цвет, исключая чёрный мотор.

В инструкции прочитали, что выпущена она в России. Остался без ответа вопрос: почему названа не по-русски?..

Бетономешалка имела электрический двигатель, он требовал напряжения 220 вольт. Мощность – 0,55 кВт. Объём чаши – 120 литров. Вес бетономешалки – 43 кг.

Она показалась строителям подходящей. Вдвоём с Дмитрием Алексей перенёс её в машину.

Михаил забрался в кузов и помог им.

Затем вернулись в магазин. Среди нескольких виброреек выбрали подходящую – «TSS-VTZ-1,2». Скромную по размерам и весом всего в восемнадцать килограммов. Двигатель она имела бензиновый, мощностью в одну лошадиную силу. Рабочий орган был около полутора метров длины. Большего им и не требовалось.

Вместе с бетономешалкой привезли к себе.

С утра занялись приготовлением раствора в бетономешалке и заливкой его в траншею. Затем по очереди брали виброрейку и ею помогали раствору лучше просачиваться между камнями, заполнять пустоты. Ручки механизма сильно вибрировали, поначалу эта небольшая тряска была даже приятна организму, но потом надоедала и переставала нравиться. В один из таких моментов Алексей вспомнил, что в инструкции сказано про частоту вибраций – 8500 оборотов в минуту. Она показалась ему избыточной. С удовольствием передал виброрейку Дмитрию, который подошёл к нему, увидев по лицу, что с него этого «удовольствия» достаточно.

За пару дней нами был устроен фундамент для ограды. Он охватывал, как упоминалось выше, три дома с прилегающими к ним земельными участками.

Дмитрий подал идею создать подземное хранилище для продуктов, вроде погреба. Даже начертил его план. Он хотел соорудить хранилище из бетонных плит и панелей. Тут с ним вступила в спор Татьяна, заявив, что погреб должен быть земляной. У неё такой в деревне. Убеждённо сказала:

– Земля-матушка хранит, она живая. А бетон он что, он бездушный.

Михаил взял сторону Татьяны, Алексей же с некоторыми сомнениями примкнул к Дмитрию.

В результате пошли на компромисс, решили воплотить в жизнь оба варианта.

Экскаватором выкопали довольно глубокую яму. Половину огородили бетонными плитами, такие же положили на дно на полосы толи, швы которой промазали битумом для изоляции. Стыки плит тоже промазали битумом, который не жалели. Сверху перекрыли шестиметровыми плитами всю выкопанную яму, в том числу и то пространство, которое было оставлено под обычный погреб. Оставили лишь по входу внутрь. Затем обильно залили поверху всю поверхность слоем битума, особенно усердно проталкивая его в промежности, стыки. Сразу же после этого уложили, чередуя слои толи и полотнищ толстой синтетической плёнки.

Конечно, настоящие строители ахнули бы, увидев, как здесь работали «робинзоны». Но их не интересовало постороннее мнение. Да и посторонних просто не было. Они не думали о себестоимости, экономии, могли себе позволить брать что угодно и в любом количестве. Потому дело шло намного быстрее.

Намеревались было засыпать хранилища землёй, но всех удержал Михаил, изложив возникшие у него планы. Возражений против них не прозвучало, и он самолично реализовал их.

Михаил самолично привёз из питомника чернозём и перегной, старательно всё перемешал и засыпал получившейся смесью сверху наше хранилище и погреб. Спустя некоторое время, когда уже вовсю царила осень, пересадил из других дворов сюда кусты сирени, роз, гортензии, жасмина (чубушника), шиповника, черёмухи.

Между тем Алексей с Дмитрием принялись заполнять подземные хранилища всякими припасами. Привозили из дальних кварталов различные консервы, сахар, муку, крупу, макаронные изделия, специи. Позже к ним присоединился Михаил.

Погреб оставили пустующим. Нужно было зимой проморозить его, закидать внутрь снег, а весной закрыть и тогда получится естественный холодильник. Пока им решили не пользоваться.

Занялись другими делами. Привезли баню и установили между домами, в которых мы жили.

Затем взялись за обустройство ограды своих владений.

Дмитрий выразил то, что было у каждого на уме:

– С одной стороны никакие заборы нам не нужны, ведь мы одни во всём городе. Возможно, и в стране или даже на планете. Нам не от кого отгораживаться, а с другой стороны забор необходим. В силу привычки, психологии, что ли.

– С ним как-то спокойнее, – твёрдо заявила Татьяна.

Алексей её поддержал:

– И от собак, зверья убережёмся. А их много может собраться в стаю. Станут голодней, вполне могут решиться на нападение.

Дети испуганно на него воззрились. Мальчик спросил:

– Вы нас защитите?

Дмитрий закивал:

– Обязательно защитим! Будьте спокойнее. И собаки – это не волки, однако. Как-нибудь справимся.

– Забор нужен, – заключил Алексей. – Завтра же начнём его устанавливать.

У нас уже имелись установленные бетонные столбы. По всему периметру будущей ограды к ним прикрепили хомутами из нержавеющей стали в три ряда швеллеры. К швеллерам принялись приваривать гофрированные листы из нержавейки.

Управились за два дня. Забор получился высотой в два метра. Снизу по внешнему периметру ограду присыпали землёй и утрамбовали, чтобы вообще невозможно было пролезть под листами.

Прошедший ливень со шквалистым ветром, с молниями и громом загнал нас почти на весь день под крышу. Мы только сидели, выглядывая наружу на бушующую стихию, остро чувствуя свою слабость перед ней. Выходить в такую погоду совсем не хотелось. Зато кое-что лучше поняли и уяснили себе.

Чуть ли не весь наш участок оказался залитым водой. Такое могло повториться и в будущем, потому мы сразу занялись устройством стоков.

Внутрь наших подземных хранилищ воды просочилось немного, но следовало в принципе исключить это. Сделали вроде небольших стенок вокруг входов. Даже установили навесы над ними.

Глядя на них, Татьяна воздохнула:

– Вот бы такой над всем участком устроить, чтобы можно было во время дождичка выходить наружу.

Михаил воскликнул:

– А это идея! У нас же материалов невпроворот! Девать некуда! Это можно устроить.

Алексей покачал головой:

– А деревья тоже перекрывать? Слишком сложно, среди них есть очень высокие. Да и они, кустарники с цветами нуждаются в солнечном свете.

– Можно устроить навесы только перед домами, над дорожками и возле бани, чтобы при выходе не попадать под дождь или снег.

Дмитрий согласился:

– Это можно и нужно сделать, однако. Не только от дождя, а от всех осадков – дождя, снега, града. Тогда они будут нам нипочём. Только нельзя строить навесы хлипкими: бывают очень сильные ветры, просто ураганные. Сверху может скопиться за зиму много снега. Сооружать их следует основательно, однако.

– Построим так, что века простоят! – убеждённо произнёс Михаил. – Я видел у магазине двутавровые стальные балки. Их можно пустить на стояки. Приварим сверху швеллеры, а на них уложим листы нержавейки. Можно и краской покрыть – даже залить краской самым толстым слоем. Её сколько угодно!

Но с реализацией этой идеи пришлось повременить. Прежде мужчины решили террасу в большом доме превратить в комнату. С двух сторон она уже была остеклена, они установили лёгкую дверь, а всё оставшееся пространство заполнили большими толстыми стёклами, которые нашли в строительном супермаркете. Они как раз подошли для этого дела.

К бывшей террасе, ставшей неотапливаемой комнатой, пристроили новую террасу, с боков закрыли её листами «бронестекла», как их назвали из-за большой толщины и прочности. Дмитрий предложил такие же стёкла употребить и в качестве кровли. Алексей посомневался немного, но потом идея ему понравилась. Он представил, как в непогоду сидит на террасе, пьёт чай и смотрит на бушующую вокруг дома стихию. Какой контраст и великолепное зрелище!

Так и сделали. Стыки «бронелистов» щедро промазали отысканным специальным клеем, предназначенным для стекла. Ещё сверху выдавили полоску клея. Экономить не приходилось, можно было тратить материалы сколько душе угодно. Новая терраса нам так понравилась, что мы точно такую же сделали и у маленького дома, как мы называли наше «мужское» общежитие.

Теперь до бани из каждого дома оставалась самая малость открытого пространства. Мы устроили во дворе навесы, которые позволяли добираться до неё и соседнего дома, без риска вымокнуть под дождём. Сделали навес над дорожкой к подземным хранилищам и над входами в них.

Должен сказать, уже в первые дни пребывания у новых «робинзонов» Михаил решил проблему с освещением. Сказались знания и опыт инженера-электрика.

Сначала вечером он на быструю руку протянул провода и повесил лампочки по всему дому. Питание шло прямо от автомобиля «Жигули», который он поставил на улице с включённым двигателем на холостом ходу. Тот стал временной электростанцией.

Позже Михаил с Дмитрием привезли два генератора китайского производства с бензиновыми двигателями – «Patriot GP 910» и «Sturm PG8710». Оба вырабатывали электроток с напряжением 220 вольт, что и требовалось. Первый весил 17, 2 килограмма, а второй – 15 килограммов. При этом уровень шума у них был разный, и весьма заметно: 60 и 95 децибелов. Это затем и подтвердилось.

Оба генератора разместили в доме напротив через дорогу, чтобы не доходили неприятный звуки от их работы.

Кабель от генераторов провели к уже существующей электросети, перерезав её за пределами ограждённого участка, чтобы энергия не уходила в другие дома. Так что в выбранных «робинзонами» домах всё стало в этом плане как прежде: работали холодильники, пылесосы, стиральная машина, пользовались они видео. Пытались включать телевизор и радио, но те по-прежнему молчали. Приходилось слушать музыку с дисков, мобильников, ноутбуков.

Теперь при необходимости можно было использовать бытовые приборы и электроинструменты, например, при своих строительных работах.

Надолго Алексею запомнилось посещение девятиэтажки на улице Черемшанской. Он проезжал мимо, но почему-то остановился и зашёл в здание. Не знаю, чем оно ему приглянулось. Обошёл все этажи, выпустил несколько собак и кошек из квартир, пребывавших там в положении пленников. Чудом они выжили, превратившись в скелеты, обтянутые кожей. Если в холодильниках обнаруживался подходящий корм, то Алексей давал спасённым животным. Наливал в какую-либо посуду воду. К ней они бросались раньше, чем к еде.

Некоторые домашние питомцы не дождались его визита, издохли. Когда он видел их трупики, то тут же уходил, стараясь не вдыхать трупный запах.

Так Алексей продвигался по этажам. На улице им были подобраны ключи из одежд, оставшейся от людей, которые вышли поглядеть на небесную феерию, не подозревая об опасности. Один из них подошёл к квартире № 8. Открыл дверь, вошёл. В зале на диване увидел молодую женщину, которая, как ему показалось, спала. От неожиданности он невольно громко ахнул…

Видимо, его крик сотряс неподвижный доселе воздух, и тотчас женщина в неуловимое для глаз мгновение рассыпалась в мерзкую буро-ржавую пыль, от которой повеяло гнилью. Именно она находилась повсюду, где раньше были люди. От такого зрелища Алексей весь покрылся холодным потом и поскорее, спотыкаясь, ушёл в смятении, размышляя о странности, которая сохраняла видимую оболочку женщины в целостности до его прихода. Один возглас обратил её в ничто…

«Ужасное зрелище! – подумал Алексей. – Никогда не забуду его».

Не один раз потом он ёжился, вспоминая его.

Теперь Алексей хорошо знал, как происходило Светопредставление и что происходило с людьми воздействия на них неведомых сил – то ли лучей, то ли энергии, то ли ещё чего. Вот так они в одно мгновение рассыпались невесомой пылью, превращаясь в прах и тлен. Так, как это воочию увидел Алексей.

Наверное, женщина не вышла смотреть на ночной феномен… Возможно, даже спала. Многочисленные этажа ослабили действие Небесного Терминатора (в тот день Алексей впервые использовал эти слова, внезапно пришедшие ему на ум, а потом нередко повторял), они подействовали менее сильно. Женщина умерла, но ещё не рассыпалась пылью, сохранила внешнюю форму. Её окончательно разрушил дополнительный толчок в виде сотрясения воздуха от голоса гостя. Просто жуть!..

Вечером за ужином Алексей рассказал о ней всем остальным. Правда, дождавшись, пока дети отойдут. Лучше им этого не слышать.

Михаил сочувственно посмотрел на него:

– Хорошо, что я этого не видел. Иначе бы мне стали сниться кошмары.

– А как те, другие, на улицах? – сказал, не обращаясь ни к кому лично, Дмитрий. – Они что, обратились в пыль все сразу, в один момент? Не видели, что происходит с другими?

– По тому, что от них осталось, не похоже, что они метались, куда-то бежали, спасаясь, – заметил Алексей. – Всюду одна и та же картина: словно они все разом одномоментно превратились в ничто, и одежда со всем тем, что они держали в руках, упала вниз. Довольно аккуратно, даже компактно.

– Да, это так, – согласилась Татьяна. – Я тоже обратила на это внимание. Но давайте поговорим о чём-нибудь другом, и без того гнетут все эти ужасы. Тяжело на сердце. Словно камень на нём лежит.

Посидели какое-то время молча.

Дмитрий напомнил о полезности всем им уже в скором будущем всякой живности: коров, овец, свиней и лошадей. Да и кур! Сказал, что нужно хотя бы лучших из них отобрать, спасти. Позаботиться о животных. Они облегчат жизнь даже не столько их, как последующих поколений. Те же лошади ой как пригодятся, ведь машин уже не будет. Они превратятся в бесполезные груды ржавого металлолома. Понадобится молоко, мясо, шерсть, кожа и многое прочее.

Решили по возможности заняться этим.

Прикинув свои возможности, «робинзоны» поездили по окрестным деревням и с помощью Татьяны, которая была их консультантом, выбрали трёх коров, быка, молодого бычка и четырёх тёлок. За несколько ходок перевезли их в Струковский парк на улице Максима Горького, предварительно перекрыв все возможные выходы из него. Это оказалось дело несложным, ибо крепкая ограда уже имелась. Оставалось лишь с двух сторон перегородить улицу Максима Горького, набережную и пляж до самой Волги, дабы расчистить дорогу животным к воде. В парке имелась растительность, кустарник и трава, ими пока мог питаться скот. А позже мужчины завезли сено, которое складировали в имеющемся тут довольно просторном строении с высокой крышей. Оно вполне подходило под склад.

Сюда же доставили овечий гурт из девяти овец, жеребца с кобылой и трёх жеребят, двое из них были кобылками. Завели «робинзоны» и кур с поросятами, но куда ближе от себя, на параллельной улице Алексея Толстого, свежие яйца требовались почти каждый день. И свиньям носить отходы сюда ближе.

Много времени и сил отняла у «робинзонов» осенняя страда. Пришлось немало потрудиться. Правда, машины и механизмы облегчили им работу. Они накопали и перевезли к себе с десяток тонн картофеля, лука, моркови, капусты, свеклы. Запаслись пшеницей, рожью, гречкой, овсом и прочими подобными продуктами, но не столько для пропитания, этого вдоволь имелось чуть ли не во всех магазинах и базах, а для будущих посевных работ следующей весной.

В четверг, 29 сентября, после обеда Алексей решил съездить в областную библиотеку и подобрать нужную им литературу. Вышел из дома и онемел, увидев тихо распахнувшуюся створку калитки, через которую вошла светловолосая мадонна с маленьким ребёнком, которого она держала за пухленькую ручку. Она показалась ему столь женственной и милой, что он невольно оторопел. Вид у него был совершенно растерянный. За женщиной шла крупная овчарка.

Это была Надежда с дочерью Наташей, которой шёл второй год. Она приехала из Сызрани, прочтя оставленную ими надпись на стене одного из тамошних домов. В прежней своей жизни женщина работала врачом-терапевтом, ей шёл двадцать девятый год. Тогда у неё был ещё и шестилетний сын Артём. Накануне Светопредставления она случайно обнаружила измену мужа, застав его со своей лучшей подругой. Это потрясло её, она никого не хотела видеть, гнала от себя всех прочь. Легла в постель в слезах и весь вечер не вставала. Дочь закуксила, попросилась к маме, долго хныкала и Надежда взяла её к себе. Тут же в ногах прилегла верная овчарка Буянка. Позже женщина рассказала, что щенком собаку назвали Буяном, но обнаружилось, что это самка, пришлось назвать в соответствии с её полом Буяной-Буянкой.

Когда начался небесный фейерверк, муж несколько раз заходил в комнату и звал поглядеть на зрелище, явно ища примирения, но она даже не реагировала на его зов. Потом он перестал являться, ушёл на улицу вместе с сыном…

Встав поздно утром, вернее её заставила проснуться голодная Наташа, Надежда никого дома не обнаружила. Сначала не придала этому большого значения, но скоро выглянула в окно и заметила безлюдные улицы, вспомнила о сыне, муже, родителях…

Прозрение едва не вызвало новое сильнейшее нервное потрясение. Она напичкала себя успокоительными средствами, лишь со временем привыкла к новой действительности. Выздоровлению помогли заботы о дочери, ведь той требовался уход. Так постепенно отошла. После стал расти ужас одиночества. Надежда уже с радостью вспоминала и изменника мужа, и неверную подругу, готова была простить, если б они вернулись. Но…

Она часто проходила мимо того дома с адресом «робинзонов» в Самаре, словно не замечая написанных слов, а потом вдруг словно глаза открылись: она поняла, что это сообщение сделали оставшиеся в живых люди, которые искали уцелевших после Катастрофы. Тут же собрала вещи и поехала в Самару. В киоске нашла карту города, по ней определила местонахождение улицы Степана Разина…

Оказавшись на ней, заметила новую ограду, сделанную совсем недавно, и поспешила к ней.

Так «робинзонов» стало восемь. Пополнение наших рядов вызвало всеобщую радость, весьма близкую к ликованию. Этот день стал праздником для всех. Были отменены все намеченные работы, дабы отметить событие. Особенно была довольна маленькая Людмила, обретя подружку для игр и забав.

Надежда с дочерью заняла ту комнату в большом доме, в которой некоторое время прожил Алексей, там уже стояли кровать, а другую, поменьше, привезли из магазина.

Буяне отвели место у крыльца, постелив там старый коврик. Позже сколотили овчарке будку в виде маленького теремка.

На следующий день после прибытия к Надежды Алексей с ней вдвоём поехал в Сызрань за остальными вещами, ведь отправляясь в Самару, женщина захватила с собой лишь самое необходимое, не будучи уверенной в том, что обнаружит оставшихся в живых людей.

В пути Алексей всё гадал: как, почему она пережила Светопредставление? Расспрашивал, но Надежда этого не знала, вообще ни одного предположения у неё не имелось, даже самого «завалявшегося», как она пошутила.

Пока женщина собирала нужные ей вещи, Алексей осмотрел её квартиру. Самая обычная, ничем от других не отличается. Правда, на первом этаже четырёхэтажного дома. Может быть, перекрытия вышележащих этажей послужили этаким экраном, который спас её от смертельных небес? Странно, но было немало более высоких домов – в 5, 7, 9. 11, 14, 17 этажей, в них на нижних этажах никто не спасся. Там почему-то перекрытия никого не уберегли от смертельных небес.

Что-то потянуло Алексея подняться этажом выше. Взломал дверь квартиры, и в той комнате, которая находилась прямо над спальней Надежды, обнаружил настоящие джунгли. Тут даже росли небольшие деревца, не говоря уже о кустарниках и цветах. Оказывается, хозяин изготовил по всему периметру комнаты поддон из какого-то металла (нержавеющая сталь или ещё что-то вроде неё), уложил в него землю и посадил растительность. По-видимому, или этот металл, или он вкупе с землёй и ослабил действие смертоносного излучения, спас Надежду с дочерью. На собак Небесный Терминатор не действовал, они все остались живы. Как и кошки, все прочие животные. Даже рыбки в аквариуме. Правда, они плавали кверху брюшками в оставшейся на дне смердящей мути.

В это время Алексей услышал зов Надежды и поспешил спуститься к ней. Она уже находилась у машины со всеми нужными ей вещами, которых, к его удивлению, оказалось не слишком много.

Они поехали обратно в Самару.

В следующие дни «робинзоны» продолжили свои обычные дела. В дождливые дни они редко куда ходили или ездили, разве что по весьма срочным причинам. К деревянной бане сделали пристройку из кирпича, в ней устроили сауну. Так что появился выбор у любителей банных дел – пользоваться русской баней с паром или сухой финской сауной. Обычно чередовали их, дабы лучше прочувствовать достоинства каждой.

В это время Алексею пришлось впервые применить свой «Скиф»», с которым он не расставался со дня его приобретения.

Тогда он заехал в деревню Смышляевку, а тут его загнала на забор одичавшая стая собак. Пришлось достать пистолет, пару псин он пристрелил, а остальные тут же разбежались. Алексей похвалил себя за предусмотрительность, которая заставила его запастись «Скифом», без него ему пришлось бы туго. Скромное оружие, но достаточно грозное. Выручило в нужный час.

Дома поведал остальным о случае в Смышляевке, и сказал, что остальные тоже должны иметь оружие на всякий случай.

– А может случиться так, однако, что и не только собаки будут нам угрожать, – добавил Дмитрий. – Ты же выпустил хищников из зоопарка. Пока мы – слава богу! – никого из них не встречали, но вполне можем столкнуться с кем-нибудь в будущем. Представляешь, оказываешься нос к носу с пантерой или ягуаром, тигром или львом?.. Нужно быть готовым ко всему, однако.

Алексей не мог с ним не согласиться.

Слов на ветер Дмитрий не бросал, что доказал уже в этот день. После поездки в город вернулся с малогабаритным самозарядным пистолетом ПСМ. Это оружие было разработано в ЦКИБСОО (г. Тула) конструкторской группой в составе Т. Лашнева, А. Симарина и Л. Куликова в прошлом веке для скрытого ношения оперативными сотрудниками правоохранительных органов. Плоское оружие с плавными обводами, без выступающих частей. Пуля имело хорошее пробивное действие. Магазин содержал восемь патронов.

Алексей с Михаилом осмотрели пистолет. Он им показался удобным, хорошо лежал в руке, легко извлекался из кармана.

На следующий день своим оружием обзавёлся и Михаил. И весьма внушительным на вид при относительно скромных размерах: пистолетом П96М «Эфа». Он был создан для полиции и частных охранников. Смотрелось оружие грозно, особенное впечатление произвела обойма – она вмещала аж пятнадцать маленьких патронов.

Женщины поначалу получать оружие не хотели, особенно возражала Татьяна: мол, никогда в руки не брала, пользоваться не умею, никуда не хожу и прочее. Потом мужчины всё же убедили их иметь где-то поблизости оружие. На всякий случай. Да против тех же собачьих стай. А потом могут появиться дикие звери, и весьма опасные. Например, кабаны, медведи, волки, рыси.

Алексей ухитрился найти Надежде в отделе самарского ФСБ малогабаритный специальный пистолет – МСП. Этот уникальный образец «бесшумного» оружия разработал Р. Хлынин на Тульском оружейном заводе в сотрудничестве с ЦНИИ ТОЧМАШ (г. Климовск). Предназначался он для подразделений специального назначения Министерства обороны и КГБ СССР. В магазине было всего два патрона. Немного, но Алексею подумалось, что предельно малые размеры и вес компенсируют этот недостаток. Его можно носить в карманчике или сумочке, пистолет не особенно обременял владелицу. Захватил он и все восемь обоймы, которые там имелись.

Посоветовал Надежде носить пару магазинов вместе с пистолетом, больше вряд ли целесообразно.

Татьяне принёс оружие Дмитрий – малогабаритный специальный пистолет С-4М. Он оказался двуствольным, бесшумным. Создан в середине 1960-х годов в ЦКБ-14 И. Стечкиным. Плюс к нему имелся десяток магазинов.

Посоветовали Татьяне при выходе из дома брать его с парой обойм. Она пообещала, но её голос вызывал сомнения, что она будет это делать.

Дмитрий с Михаилом нашли на складах ветровые двигатели и установили неподалёку от нашего жилья. Они решили, что бесплатное электричество лучше – экономится солярка да и выхлопных газов нет. Так что порой движок мы даже не заводили. Мастера включили в нашу электросеть аккумуляторы, которые запасали энергию в то время, когда её потреблялось немного, и отдавали, когда сие требовалось. В более холодные дни у нас круглосуточно работали электрические нагревательные элементы в сауне: в ней мылись практически ежедневно, а то и просто заходили попариться – для профилактики, поправки здоровья или от скуки. Баня – поэзия жизни. Молодеешь от неё!..

В это время приблудшая к «робинзонам» кошка Миляга родила двоих котят. Выбрала для этого брошенную картонную коробку в стороне от третьего дома, наименее посещаемого людьми. А потому, видимо, показавшегося ей наиболее спокойным местом.

Эта кошка стала появляться у нас практически сразу же после того, как здесь поселились люди. Она иногда приходила, получала от Татьяны несколько лакомых кусков. С достоинством съедала, а затем незаметно исчезала. Алексея постоянно удивляло, как она это делала: только что была перед ним, он отвлекался чем-то буквально на мгновение – глядь, а её и нету.

Татьяне она понравилась необычной расцветкой шерсти – преимущественно белой, но с вкраплениями рыжего и чёрного.

– Очень миленькая кошечка, трёхцветная, это к счастью, – говорила женщина. – Примета вернейшая.

Алексею тоже эта кошка понравилась, красивая, спокойная, вела себя с каким-то внутренним достоинством. Татьяна стала звать её Милягой, а затем и остальные вслед за ней.

Михаил отметил:

– Други-товарищи, слово даю, что кошка – домашняя. Смотрите сами, чистенькая, гладенькая и питается неплохо, животик всегда набит. К нам приходит словно за десертом.

Было на то похоже.

Однажды Михаил удивил нас известием о том, что Миляга родила котят. Это он случайно обнаружил, когда ему бросилась в глаза давно валявшаяся без призора картонная коробка у третьего дома, по сей день пустовавший. Захотел её прибрать. Подошёл, а вперёд него забежала Буянка и грозно встала перед коробкой, не давая подойти.

– Пришлось с ней поговорить, успокоить, – рассказал Михаил. – Только потом она нехотя меня пропустила, но сама находилась рядом. Смотрела за мной, готовая в любой момент вмешаться. Я было подумал, что она там какие свои запасы устроила. Бывает так. Иное подумать не мог. Заглянул, услышал изнутри шипение и сразу кошачья голова показалась. Буянка принялась меня оттеснять. Только и разглядел, что внутри коробки находится Миляга, и не одна там, а с котятами.

– Получается, что Буянка с Милягой подружились! – всплеснула руками Татьяна. – Получается, что они нашли общий язык. А ещё говорят, что живут как кошка с собакой! Тут же они – лучшие друзья! И когда только они успели так подружиться?! Я даже и не заметила!

– А сколько там котят? – поинтересовалась Надежда. – Вы не успели заметить?

– Нет, не сумел. Я не стал лезть в коробку. Да и Буянка не позволяла.

Алексей воскликнул:

– Теперь понятно, почему живот кошки всегда был округлым, словно она только что хорошо поела! Она была беременной!

Татьяна сразу же понесла Миляге две миски – одну с водой, а другую с кормом. Но в тот раз в коробку заглядывать не стала. Тем более, что и Буянка находилась рядом, всем видом показывая, что не допустит этого. Только в следующее кормление женщина заметила двух котят.

– Ну, точь в точь оба как она сама. Только совсем махонькие, в ладошку помещаются, – потом рассказывала она. – Глазки ещё закрыты.

Спустя пару дней Дмитрий вернулся из города с крошечным слепым белым котёнком. У него даже пуповина не отсохла.

Рассказал, что остановил свой автомобиль на улице генерала Карбышева, где приметил магазинчик. Направился к нему не по тротуару, а напрямик по газону и тут услышал слабенький писк. Остановился, огляделся по сторонам и под кустом заметил белое пятно. Шагнул к нему и увидел там котёночка, рождённого совсем недавно. Может быть, день-два-три назад. Он вздрагивал всем своим тельцем, порой попискивал.

Дмитрий подумал, что какая-то кошка родила его тут и отлучилась куда-то или сбежала при виде человека. Решил котёнка не трогать.

Отправился в магазин, выбрал и перенёс в автомобиль то, что ему показалось нужным. Хотел забрать котёночка, но подумал, что тем самым может разлучить его с матерью, а этого лучше не делать.

Поехал дальше. Приехал домой, стал заниматься разными делами, но котёнок из головы не выходил. Он поехал на улицу генерала Карбышева к тому магазинчику. Под тем же кустом нашёл котёнка. Не было похоже, что мать к нему приходила. Он лежал вообще без движений, даже уже не пищал.

Дмитрию показалось, что котёнок умер. Тронул его, но тот зашевелился, безмолвно открыл рот, но даже пропищать не смог. Сил у него совсем не было.

– Это меня добило, однако, – признался Дмитрий. – Я тут же побежал в магазин и принёс бутылочку с водой. Стал лить на свой палец и подносить к его рту. Видели бы вы, как он оживился и принялся всасывать каждую каплю. Наверное, его давно не кормила мать, и он умирал от жажды и голода. Оставить его никак не мог, однако, потому и забрал с собой.

– Что же нам с ним делать? – задумался Алексей. – Наверное, придётся кормить его из пипетки. Помню, что делать это нужно часто, ибо такие крохи едят совсем мало.

Татьяна оживилась:

– А что, если его Миляге подложить? Она же кормит своих детишек. У неё их всего двое. Третий ей не будет чрезмерной нагрузкой.

– А она его примет? Всё-таки он ей чужой, однако! – озаботился Дмитрий.

– Посмотрим, – твёрдо заявила Татьяна и забрала котёнка. – Вы за мной не ходите, Миляга не любит шума и гостей. Только зазря потревожите её. Я как-нибудь сама управлюсь.

Женщина отправилась к коробке, которая стала домом Миляге и её деткам.

Позже Татьяна рассказала, что зря тревожилась, кошка сразу же приняла малыша, принялась его вылизывать, а он сразу же потянулся к сосцу и тут же жадно всосал его.

– Несомненно, наголодался бедолага!

Позже мы по одному ходили посмотреть на «кошкин дом» и его обитателей. Побывал и Алексей. Увидел, что беленький котёнок отличается от остальных лишь по цвету и чуть меньшим размерам. То ли родился позже их, то ли отстал в росте из-за голодания. Теперь же он ел не меньше прочих и получал от новой мамы точно такую же порцию ласок и ухода, как и все остальные. Миляга не делала различия между котятами, относилась ко всем одинаково.

Видя эту идиллию, «робинзоны» только радовались.

Постепенно глаза у котят открылись, они начали познавать окружающий мир. Принялись выбираться из коробки, заставляя мать тревожиться и возвращать их обратно в домик. Постепенно они становились всё активнее, у кошки просто не хватало сил справиться с ними. Скоро котята стали совершать довольно далёкие прогулки, совсем сводя мать с ума, заставляя разыскивать себя.

«Робинзоны» дали им имена. Два подобия Миляги, две сестры, получили имена Мурка и Тихоня. Первая любила отираться около людей, прижиматься к ногам, лежать на коленях, при этом у неё словно постоянно работал внутри «моторчик», она издавала рокочущие звуки – «мур-мур-мур». Потому имя ей родилось само собой. От второй этого почти не слышали, потому и дали ей соответствующее имя – Тихоня. Их наречённого беленького братика назвали Беляшом, а как иначе – он вырос красавцем с пышной густой шерстью, в которой не было и волоска иного цвета, кроме белого. По этой причине его долгое время звали Снежком, но всё же остановились на другом имени. Решили, пусть будет зваться Беляшом.

В доме «робинзонов» имелось немало различных спиртных напитков. Нередко они распивали ту или иную бутылку вина, какого-нибудь заморского напитка, но меру знали, никто не злоупотреблял алкоголем.

Дмитрий как-то заметил и сообщил прочим, что у него почему-то тяга к выпивке почти пропала. Раньше перебирал частенько, остановиться редко когда удавалось, сейчас же его словно подменили. Он сам удивлялся перемене в себе. Подобное в большей или меньшей степени было и с остальными. Наверное, отрезвили реалии новой жизни.

Однажды всё же Михаил сорвался. За обедом была распита бутылка «Мадам Клико». На улице шёл дождь, все переключились на домашние дела. Ближе к вечеру Михаил уговорил Дмитрия попробовать итальянского шампанского. Позже уже в одиночку пил текилу, джин с тоником и виски, водку «Самарский штоф». Естественно, его развезло, он пришёл в свиноподобное состояние, веселился, горланил песни. Позднее его стало тошнить, он жутко блевал. Пришлось его увести в другой дом подальше от детей…

Утром за завтраком Михаил отводил от всех глаза. Ходил сумрачный, за обедом же попросил слово и дал торжественную клятву, что больше никогда ничего подобного с ним не повторится. Было видно, что он говорит искренне, от всего сердца. Мужчины пожали ему руку.

Действительно, своё слово он сдержал, хотя потом понемногу и выпивал со всеми по какому-либо случаю, но умеренно. Сам себя контролировал, хотя никто его не ограничивал его в питье спиртного, а соблазн был великий – вокруг имелось просто море алкогольных напитков. Пей – не хочу!

В оставшиеся тёплые деньки «робинзоны» проложили необходимые трубы, а позже завершили установку батарей водяного отопления, в них подавалась горячая вода из небольшой котельной, где можно было использовать различные виды топлива – дрова, уголь, газ. Имелся тут и бак с электронагревательными элементами, он обеспечивал нужную температуру в помещениях при небольших морозах, случавшихся порой уже осенью.

Нагрузка на «робинзонов» была небольшая, потому они решили использовать это время для самообразования и обучения Андрея, девочки были слишком маленькими. Для мальчика составили две программы: обязательную и вольную, так их полушутливо называли. В первой использовали учебники и методики для третьего класса общеобразовательной школы, делая небольшую поправку на изменившиеся обстоятельства. Теперь уже кое-что ему было попросту не нужно, бесполезно. Взрослые сошлись во мнении, что каждый из них будет проводить уроки для Андрея, чтобы научить его тому, что они сами знали лучше всего, передать ему свой личный житейский опыт, которого не сыскать ни в каких учебниках.

Довольно долго «робинзоны» спорили: надо ли учить нам шестилетнюю Людмилу и если «да», то как именно?.. Решили пока не обременять её серьёзными занятиями, заменить их играми, которые бы развивали её способности. Взрослые не прогоняли девочку, когда она бралась кому-то помогать в каком-либо деле, порой привлекали для выполнения посильных заданий. Это тоже вроде учёбы. Главное, чтобы она росла здоровой, обучением займёмся позже, на следующий год. А Наташа была совсем мала, ей не исполнилось и двух лет, девчушке предстояло ещё расти и расти до учёбы.

В примыкающих по периметру к участку домах «робинзоны» постепенно устроили различные мастерские, библиотеку. В последней Алексей постарался собрать литературу, полезную в новой жизни и работе. Много было книг, вроде следующих – «Советы домашнему мастеру», «Экономика семейной жизни», «Маленькие хитрости», «Лечебные растения», «Лечебное голодание», «Тайны русского закала», «Кройка и шитьё», «Книга о вкусной и здоровой пище», «Сделай сам!», «Хочу всё знать!», различные самоучители, учебные пособия, работы специалистов прикладных наук.

У домов напротив снесли ограду и устроили там, как мужчины полушутливо говорили, таксопарк. Здесь стоял экскаватор-погрузчик «Mecalac 990 PS», самоходный автокран «Kobelco», бензовоз, автоцисцерна с питьевой водой. По мере надобности они отправлялись за бензином, который закачивали в свои машины, используя специальный насос.

В один из дней Дмитрий поездил, как он сказал, в режиме свободного поиска и обнаружил плодопитомник. У него возникла идея использовать последние осенние деньки для посадки саженцев. Его идея получила всеобщее одобрение, каждый выразил желание принять посильное участие в её реализации.

На следующий день занялись озеленением. Возле своих домов «робинзоны» посадили яблони различных пород, грушу, вишню, черешню,сливу. Всего десятка два, но зато на прилегающих улицах и дворах и вблизи набережной высадили сотни черенков различных деревьев, преимущественно плодовых. Заодно под горячую руку срубили немало тополей, которые в начале лета выпускают много пуха. Он был не нужен. Вблизи жилья «робинзонов» тополей не стало вообще.

– Мы их истребили как класс, однако, – пошутил Дмитрий. – Уж слишком они старались сделать так, чтобы земля стала нам пухом.

Сельскохозяйственные работы «робинзоны» завершили до холодов: усердно поработав, заготовили достаточно овощей, фруктов, сена, соломы, фуража. Сделали больше десятка ходок, навезли из ближайших деревень комбикормов для своего скота и птицы. Там этого «добра» имелось предостаточно, и оно лежало бесхозным, пользоваться им было некому.

Дома для детей установили аквариум, террариум и клетку с хомячками. Нужно было видеть, какое удовольствие им доставляли зверушки. По мере своих сил они помогали взрослым кормить обитателей живых уголков, убирать их клетки, жилища, менять воду в аквариуме.

Надежда подала идею спасти от разрушения одну из расположенных поблизости высоток, своими окнами глядевшую на набережную и Волгу. Панорама из них открывалась просто великолепная. Она нашла такую на улице М. Горького, та находилась по прямой от нас метрах в трёхстах. Женщина призналась, что высотка чем-то напоминает её дом, оставшийся в Сызрани. Правда, тот был поменьше.

Алексей с Надеждой и Дмитрием направились к указанному дому. На улице у его подъезда собрали в многочисленных разбросанных одеждах ключи, дабы меньше взламывать дверей. Попутно взяли документы, мобильники, деньги, украшения и приглянувшиеся вещи. Затем принялись осматривать квартиры, сознавая, что всё в доме будет принадлежать и использоваться нами.

В четырёх квартирах обнаружили трупы собак и кошек, а в одной, едва Алексей открыл дверь, к людям бросилась чрезвычайно худющая, но живая, кошка. Она сразу прижалась к ноге Надежды, чем растрогала её до слёз.

Все подивились: как же она выжила, как?!.

Осмотрев комнаты, увидели сброшенное стекло с большого аквариума, на дне которого оставалась жижа из каких-то растений, грязи и воды. Было ясно, что кошка пила воду отсюда, пока она окончательно не протухла. Валявшаяся на полу чешуя с обрывками кожи показали, что все рыбы были выловлены и съедены кошкой во время её страшного заключения.

На дверце холодильника Дмитрий обнаружил и показал остальным многочисленные следы когтей кошки, она тщетно пыталась его открыть. А в нём осталась уже испортившаяся еда, консервы, бутылки с минеральной водой. Ею мы напоили кошку. Затем открыли банку сардин и дали одну страдалице. Рыбка была проглочена в один момент. Следующей мы позволили ей полакомиться только спустя минут десять, а позже выделили уже сразу три штуки.

Как кошку звали в прошлом, мы не знали, потому дали ей новую кличку – Найда, Найдёныш.

Не выживших в отличие от неё прочих домашних питомцев, обнаруженных в других квартирах, мужчины вынесли, обмотав предварительно взятой в шкафах одеждой, и похоронили через дом в скверике.

В последующие дни установили на крыше здания ветряки и солнечные батареи, в верхнем техническом этаже разместили аккумуляторы. Всю электропроводку сделали в доме автономной, отключив от соседних зданий. Наладили отопление, устроив замкнутую систему циркуляции воды в ней. Теперь всю зиму в здании будет поддерживаться пусть и низкая, но плюсовая температура. Мороз не сможет погубить его.

Версии, предположения

Понятно, что каждый из новых «робинзонов» старался осмыслить и понять: что же случилось с человечеством? Что сделало небеса смертельными и привело к Светопредставлению?

Обсуждали всё это между собой.

Однажды посвятили тому целый вечер.

Михаил, почему-то, главным виновником считал эпидемию коронавируса (COVID-19). Правда, не сам по себе данный вирус, а то, что он определённым образом «подготовил» организмы людей, перестроив их так, что они отреагировали на излучение с неба именно таким образом.

Надежда спорить не стала, только с явным сомнением покачала головой.

Михаил принялся цитировать услышанное или прочитанное им где-то о том, что коронавирус меняет структуру человеческих тел.

– А откуда взялся этот самый коронованный вирус? – спросил Алексей.

Дмитрий однозначно заявил:

– Он американский, однако. Логика проста: США имеют… вернее, имели сотни биологических лабораторий по всему свету. Многие находились вблизи российских границ. Они же работали десятки лет, без дела не сидели, разрабатывали биологическое оружие… Вот и выработали, однако…

– На свою голову, – бросил реплику Михаил.

– На головы всех людей, – поправил Дмитрий.

– Ладно, коронавирус выработали американцы, а что случилось с небом… с атмосферой, это самое многоцветное – как в калейдоскопе – излучение, что лилось оттуда, оно откуда? – спросил Алексей.

– Американцы! – одним словом ответил Дмитрий. – Только они, однако! Больше некому!

С этими словами он полез в карман и достал страничку газеты «Комсомольская правда». Пояснил, что днём заглянул в районную библиотеку № 9 на улице Ленинградской, мимо которой проходил. Читал там газеты и журналы. Захватил с собой немало книг, которые принёс домой, а также ещё и эту газету.

Зачитал нам из статьи в ней о секретном погодном оружии США, которое испытывали американцы по программе HAARP. Оно было основано на принципе электромагнитного генератора. Проводилась накачка ионами околоземной атмосферы и разогрев её до состояния плазмы…

– Вот и разогрели иуды! – зло бросила Татьяна. – И зачем это было нужно экскрементаторам?!

Все заулыбались. Оговорилась, но получилось прямо в точку!

Она не поняла нашей реакции и уставилась на нас. Михаил поддержал её:

– Правильно вы сказали. Американцы именно экскрементаторы.

– Я так и сказала? – спохватилась Татьяна и поправилась. – Извините, я хотела сказать, что они подлые экспериментаторы.

– Первый вариант лучше и точнее, – заявил Дмитрий. – Я буду называть их только так – экскрементаторы. Они это заслужили, однако.

– Американцы… вернее, США остались в прошлом, теперь уже нет их. Да и всех прочих государств.

Дмитрий покачал головой:

– Всё равно их не прощу, слишком много зла они нам принесли, однако. Американцы хотели управлять погодой на планете, создавать ураганы, смерчи, тайфуны, циклоны, наводнения, дожди и прочее на погибель нам и всем тем, кого они считали своими врагами. Для этого они на военном полигоне ГАКОНА (Аляска), и в Тромсе (Норвегия) понастроили циклопические установки для этого. Да, ещё такие были и в Гренландии. Вроде бы, американцы использовали секретные наработки гениального серба Николы Теслы, работы которого были похищены после его смерти, однако.

Алексей припомнил, что по одной из теорий Тунгусский метеорит стал результатом экспериментов именно Теслы. Рассказал об этом остальным…

Давным-давно в середине позапрошлого столетия на земном шаре родился гений – Никола Тесла. Серб по национальности. Он был четвёртым ребёнком в семье православного священника. Говорят, что мальчик родился во время очень сильной грозы, что было символично. Акушерка сочла сие плохим предзнаменованием и назвала младенца «ребенком тьмы». Она не знала, что родилось настоящее «дитя света», ведь изучению именно таких сил природы он потом посвятил всю свою жизнь.

Увлёкся наукой до такой степени, что занимался ею чуть ли не круглосуточно, всем остальным пренебрегая. Тому способствовал и недуг – хроническая бессонница (обсессивно-компульсивный синдром). Тесла утверждал, что ему достаточно поспать всего два часа в сутки.

По приглашению известного тогда изобретателя Томаса Эдисона серб переехал из Европы в Нью-Йорк. Оба названных учёных были настолько разными по своей натуре, что вместе ужиться не смогли – как два медведя в одной берлоге. Они разошлись и остались в неприязненных отношениях.

Решающим моментом в судьбе гения сыграл богатый изобретатель Джордж Вестингауз, который выкупил у Николы Теслы свыше сорока патентов, заплатив миллион долларов. Это сделало серба финансово независимым, он построил свою собственную лабораторию, где занялся исследованиями энергии, высоких частот и магнитных полей.

Открыл и изобрёл многое чего. Особенно преуспел в изучении электричества, в этом он далеко опередил всех современников. Многое из того, что делал Тесла, выглядит чистой фантастикой.

Насколько помнилось Алексею, им получены свыше трёхсот патентов, а сколько было ещё прочих новшеств, сейчас трудно сказать.

Алексей назвал некоторые из изобретений Николы Теслы. Среди них электродвигатель и рентгеновские лучи.

Сообщил, что настоящий изобретатель радио – Никола Тесла. В 1943 года Верховный Суд США отменил патент Гильермо Маркони, которого и сегодня многие именуют изобретателем радио, установив, что серб изобрёл радио за много лет до него.

Никола Тесла разработал и использовал флуоресцентные лампы в своей лаборатории за десятки лет до того, как они стали применяться другими…

Получил патент на первую в мире дистанционно управляемую лодку…

Изобрёл безлопастную турбину…

Последним патентом, полученным Николой Тесла, был получен им 3 января 1928 на конструкцию летательного аппарата с вертикальным взлетом.

Всю жизнь изобретатель говорил о свободной энергии, которая имелась буквально всюду, по его словам, в неограниченном количестве, ибо наша планета является чудовищно огромным магнитом и способна генерировать электричество в невообразимо больших масштабах. Нужно лишь уметь его использовать.

Серб заявлял о возможности передавать электричество без проводов буквально в любую точку планеты. Тоже самое и с передачей информации. Чем не интернет?!

Он проводил чрезвычайно эффектные опыты. После одного такого в газетах появились сообщения о них под восторженными заголовками «Тесла зажёг небо над океаном на тысячи миль!»

Известен снимок, на котором гениальный серб заснят в своей лаборатории, а её помещение исчертили многочисленные линии молний. Потому газетчики назвали его «Повелителем молний».

За несколько недель до пролёта «тунгусского метеорита» Никола Тесла проводил эксперименты по передаче огромного количества электроэнергии по воздуху. При этом наблюдалось северное сияние и гало вокруг солнца в средних широтах, где подобного никогда раньше не происходило. Над всеми северными территориями Европы, Азии, США и Канады появились необычные пульсирующие серебристые облака. Точно такие наблюдались в лаборатории гения во время проведения его опытов.

Известно заявление Николы Теслы о том, что он способен осветить дорогу отправившейся в Арктику экспедиции.

Весной 1908 года, как раз перед появлением «Тунгусского дива» Никола Тесла написал в письме редактору нью-йоркской газеты, что его энергетические установки способны любой район планеты превратить в область, непригодную для проживания.

Наверное, он искал такое место для проведения реального эксперимента. Тогда взял в библиотеке географические карты Сибири и выяснял местонахождение самых мало населенных людьми территорий. Очень вероятно, что именно по этой причине выбрал район Подкаменной Тунгуски. Провёл свой эксперимент, который сочли «Тунгусским метеоритом».

В реальности на падение метеорита это было не очень похоже: небо осветилось, словно раздирая его, пронесся сгусток огня и жара. Воздух так нагрелся, что горели сушняк, мох, кустарник с деревьями. Всё грохотало, свидетели говорили о дрожании земли.

Как до этого, так и после в атмосфере происходили необычные явления. Облака светились серебром. Была зафиксирована магнитная буря.

Впоследствии сколько ни искали, никаких остатков метеорита так и не нашли. Потому стали говорить о комете или выдвигать иные гипотезы. Додумались и о причастности к сему Николы Теслы…

Скончался гений в 1943-м, будучи глубоко больным, в номере нью-йоркской гостинице. Его смерть обнаружили не сразу, просто некому было: увлечённый наукой, он не имел ни жены, ни детей, ни близких друзей.

«Лекцию» Алексея выслушали, но не очень поверили. Он убедил не всех.

Надежда сказала, что склоняется к версии использования генетического оружия. Хотя, возможно, при этом как-то был использован коронавирус и что-то ещё.

Говорили о тектоническом или биологическом оружии, наиболее часто, а также – о коронавирусе, чью странную эпидемию недавно перенесла планета.

Михаил вычитал где-то про американский секретный проект «Safeguard» минувшего века. На него были потрачены аж 6 миллиардов долларов. В штатах Северная Дакота и Южная Дакота возвели грандиозные бетонные пирамиды с как бы срезанными плоскими верхушками (схожий рисунок имеется на долларовых купюрах). Говорилось про два эшелона обороны: заатмосферный обеспечивали дальнобойные противоракеты LIM-49 «Spartan», а внутриатмосферный – ближние противоракеты «Sprint».

Не исключали спорщики и суммы факторов. Те могли сойтись так, что создали именно то, что в результате создало Светопредставление.

Алексей вспомнил о бинарных бомбах: в них содержатся два заряда, каждый который практически безобиден, но при смешивании они взрываются со страшной силой или становятся жутко токсичными, убивают даже своей маленькой капелькой.

Нередко шло обсуждение того: как и почему люди исчезли? Похоже, они одномоментно превратились в порошок грязно-коричневого цвета с характерным запахом.

Надежда качала головой:

– Как такое возможно? Человек же состоит преимущественно из воды! Имеется полушутка: мол, человек – это коллоидный раствор. При рождении в нашем организме содержится до девяноста процентов воды. Даже наши кости – почти наполовину состоят из воды. Правда, с возрастом её количество снижается до семидесяти или даже шестидесяти процентов. Но в любом случае более половины от нашего собственного веса – это вода. Скажем, весит человек сто килограммов, так в нём имеется шестьдесят, семьдесят, а то и больше килограммов чистой воды. Потому так трудно сжечь труп, сжигать же нужно воду?!

– Это известный факт, – согласно кивнул Алексей. – Вы правы, Надя. Удивительное дело: люди не растеклись, как вы заметили, лужей коллоидного раствора, а превратились в практически сухой порошок. Или воды имелось столь мало, что она тут же высохла…

– Нет, нет! – быстро возразил Дмитрий. – Никаких следов воды или какой-либо жидкости не осталось: ни на одежде, ни на предметах, ни на асфальте или полу. Да и порошок, который находится повсеместно, однако, должен был слипнуться. Так же обычно бывает. Но этого нет. Вообще не заметно никаких следов воды или какой-либо иной жидкости, однако.

– Тут дело очень уж необычное, други-товарищи, – заметил Михаил. – Могло быть совершенно иначе.

– Могло, но вряд ли такое было, – не отступал от своего Дмитрий. – Имеются все признаки того, что люди сразу превращались в порошок, однако.

– А куда же при этом делась вода? – спросила Надежда. – Она же должна была куда-то деться!

Все лишь развели руками.

– Загадка, – выразил общее мнение Алексей. – Вода была… я имею в виду, была в человеческих телах, но куда-то исчезла.

– Словно её и не было, – заключил Михаил, обводя взглядом присутствующих. Они согласно кивали…

Спустя несколько дней Дмитрий поведал, что он посидел в библиотеке, просматривал журналы и наткнулся на статью о пирокинезе – самовозгорании человека. Принёс его и пересказал содержание, а потом дал желающим самим прочитать написанное…

Оказывается, такое происходит на протяжении тысячелетий. То там, то здесь какой-то человек воспламенялся без всякого внешнего воздействия и сгорал за самое короткое время. Обычно всякие признаки огня отсутствовали.

– А это ты к чему, друг-товарищ? – нетерпеливо прервал его рассказ Михаил.

– Имей терпение, сейчас до этого дойду, однако, – нахмурился Дмитрий. – Итак. Человек сам собой вдруг загорается, его тело сгорает, а одежда обычно остаётся целой. Нередко на ней вообще нет никаких следов огня. Как и на том, с чем он соприкасается. В журнале описан случай, когда так сгорел в конце пятнадцатого века итальянский рыцарь. Он был молод, любил повеселиться. Накануне перед этим выпил много вина. И всё же сгорел, однако…

В американском городе Кудерспорт, штат Пенсильвания, утром 5 декабря 1966 года обнаружили горку пепла от 92-летнего Джона Ирвинга Бентли, сгоревшим в ванной комнате своего дома, однако…

Не столь давно, в ирландском графстве Голуэй в декабре 2010 года подобное случилось с неким Майклом Фахерти, который находился в своей постели. Его тело сгорело полностью, однако. Смерть была официально зарегистрирована как «самовозгорание». Привела в недоумение учёных и осталась загадкой, однако.

Об этом феномене мало что известно. Правда, отмечается, что большинство жертв являлись представителями женского пола, многие были алкоголиками, страдали избыточным весом. Интересный факт: после сгорания тела оставался жирный липкий пепел и резкий отвратительный запах, однако, – Дмитрий многозначительно поднял палец и обвёл слушателей взглядом.

– И что ты хочешь сказать? – спросил Алексей.

– А то, что какое-то сходство с тем, что произошло у нас, налицо, – ответил Дмитрий. – Хотя, конечно же, однако, различия тоже немалые, однако.

– Значит, вы считаете, что все люди самовозгорелись? – спросила Надежда.

– Ну, что-то вроде этого, однако.

– А есть ли хоть какое-то объяснение у учёных? Они должны что-то знать или предполагать, – задала вопрос Татьяна.

– Несколько теорий имеется, но, мне думается, они не слишком убедительные, однако. Одни уверены, что горит жир, спирт от какого-то внешнего огня.

Михаил усмехнулся:

– Им бы порадовать индусов своими бреднями, те тратят по возу или два дров, чтобы сжечь покойника, а тут будто бы сгорают сами без остатка.

Дмитрий согласился:

– Да, эта гипотеза совсем неубедительна, однако. Профессор Бруклинского политехнического института Робин Бич высказал предположение, что самовозгорание происходит от накопления электростатических зарядов: мол, они вызывают искру – после чего человек загорается. По другой теории в организме человека происходит накопление ацетона, а это очень горючее вещество. При каких-то обстоятельство он может загореться, однако.

– Вилами на воде писано, друг-товарищ, – покачал головой Михаил. – Как ни много в человеке ацетона, но воды всё же больше. А она не горит в обычных условиях.

– Это верно, – согласился Дмитрий. – Но не забывайте, однако, что я изложил не свои суждения, а то, что прочёл в журнале. Каждый из вас может ознакомиться, ежели желает, однако. Вот он, пожалуйста. Говорю лишь потому, что что-то схожее со случившемся Светопредставлением имеется. При пирокинезе, так по-научному, человек сгорает, несмотря на огромное количество воды. Порой остаётся пепел и скверный запах, однако.

Алексей согласился:

– Какие-то аналогии налицо. Учтём и эту версию. Наравне с прочими, пока не узнаем что-то новое о случившемся.

На том и остановились.

Читать журнал взяла Надежда, а Татьяна попросила потом передать его ей.

«Завоеватели вселенной»

Тема случившейся Катастрофы, Светопредставления, нередко звучала в наших обсуждениях. Особенно часто по вечерам, когда мы отдыхали от дел.

Однажды Дмитрий с улыбкой показал журнал, найденный им в одной из квартир, в которую он заглянул мимоходом, как говорится, на всякий случай, по пути за цементом на строительную базу.

Надо сказать, что с какого-то времени мужчины стали собирать какие-то мобильники, самые лучшие, так сказать, навороченные, а чаще – просто извлекали из них симки.

Делали это исходя из осознанной действительности: интернет с его бездонными хранилищами информации теперь были им недоступен, а в памяти симок имелось немало очень даже ценного не только для «робинзонов», но и для последующих поколений. Нужно было постараться сохранить всяких сведений о прежней жизни в возможно большем объёме.

Для этого оборудовали на зиму отопление ближайшей районной библиотеки, используя для получения нужной энергии ветряк и специальные панели, которые вырабатывали электроэнергию от солнечного света. Дмитрий разбирался в таких делах и всё это устроил, иногда привлекая кого-нибудь из остальных себе в помощь. Ещё он задействовал аккумуляторы, в них хранилась электроэнергия, вырабатываемая ветряком и панелями. Дублирование было устроено сознательно, ведь ветер дул не всегда, как и не всегда светило солнце, так что энергия запалась и использовалась по мере надобности электрическими обогревателями системы отопления, которую Дмитрий закольцевал, вода в ней перемещалась небольшим моторчиком.

Позже сделали такое и со зданиями Областного музея имени Алабина и Областной самарской библиотеки, хотя там пришлось повозиться куда больше. Но дело того стоило, в них хранилось всяческой информации, как говорится, выше всякой крыши. Они являлись хранилищами бесценных знаний, которые были сокровищами, а потому следовало сберечь их как для себя, так и для последующих поколений. Сами по себе оставшиеся в живых после Катастрофы люди все вместе не смогли бы сохранить и использовать даже частичку от того, что там имелось. Но они рассчитывали, что ею будут пользоваться не только они одни.

В указанную библиотеку переместили ряд мощных компьютеров с поистине бездонной памятью, сысканных в Космическом университете, на заводе «Прогресс» и в одном из «Сбербанков». Туда же, помимо своего дома, «робинзоны» сносили мобильники, «симки». Из памяти разных компьютеров скачивали информацию и помещали в основные, там они их называли, которые находились в Областной библиотеке.

Туда же сносили книги из прочих и даже домашних библиотек.

Немало перенесли в свои дома. Всех русских и зарубежных классиков, особое внимание уделяли разного рода самоучителям, справочникам, энциклопедиям и тому подобному. Слишком многого новые «робинзоны» не знали, учиться было не у кого, разве что делать это самим, руководствуясь книгами и сведениями из компьютеров. Особенно полезными оказались сведения в изданиях, вроде – «Домашнему мастеру», «Дачное хозяйство, «Садоводство» и тому подобные.

Однажды Дмитрий принёс стопку книг, среди коих оказались «Повесть о Ходже Насреддине» Леонида Соловьёва, «Гулящие люди» Алексея Чапыгина, «Борьба за огонь» Жерома Рони-старшего, «Домострой», «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» Ричарда Баха, «Русская мифология», «Все люди – враги» Ричарда Олдингтона, «Повесть временных лет» Валентина Иванова и ряд других.

Дмитрий показал журнал с любопытной публикацией и дал её всем прочитать. Предварительно сказав, сдерживая улыбку, что в ней высказана, пусть и в ироничной форме, одна из версий случившегося на планете Светопредставления.

К удивлению Алексея, это оказалась юмореска самарского писателя Александра Зиборова, она называлась «Завоеватели вселенной». В журнале её опубликовали в конце номера под рубрикой «Квазифантастика».

Вот что в ней было написано:

«Страшно воинственные обитатели планеты Психопуза из созвездия Бармалея слыли истинным ужасом вселенной: они провели тысячи победоносных космических войн, захватили и покорили множество звездных систем с населенными планетами. Психопузяне уничтожили сотни разумных цивилизаций, но и этого им казалось мало – они жаждали власти над всей Вселенной. Непоколебимо верили, что рано или поздно, но своего добьются, ибо еще ни разу не терпели поражения, неизменно побеждая самых грозных противников.

В одном из разведывательных полетов десантный суперзвездолет "Великая Психопуза" обнаружил милую зеленую планету, большую часть которой занимали моря и океаны, а полюса украшали шапки вечных льдов. Психопузяне хищно устремились на посадку.

Хитроумные завоеватели Вселенной, поднаторевшие в покорении чужих миров, решили спуститься там, где только что наступила ночь: под ее покровом можно вести разведку до самого утра, не привлекая внимания аборигенов. Последних ждала самая плачевная участь: с Психопузы доставят специальные аппараты-стерилизаторы, выведут на околопланетную орбиту и с неё облучат ничего не подозревающих туземцев, сделают их бесплодными, после чего те через одно поколение сами собой вымрут, не оставив потомства. Обезлюдевшую же планету заселят психопузяне.

– Так было всегда, так будет и на сей раз, – повторяли безжалостные космические агрессоры.

Суперзвездолет "Великая Психопуза" спускался осторожно, ибо планета имела огромное притяжение, а в ее атмосфере дули ветры чудовищной силы.

Наконец, преодолев все, корабль опустился на неровный участок почвы у края диковинного леса, состоявшего из столбообразных выростов толщиной в десятки обхватов. Упругая, ноздреватая поверхность заметно пульсировала. Вероятно, это была еще очень молодая планета и в ее недрах активно протекали сейсмические процессы.

Для уточнения этого предположения пустили в ход плазменный бур, который стал быстро углубляться в почву… Скоро он достиг полости, где под огромным давлением пульсировала красная довольно горячая жидкость…

И тут вдруг поверхность планеты содрогнулась, перекосилась. Психопузяне стали поспешно крепить гравитационные якоря, но неожиданно из-за горизонта выросла гигантская пятиглавая гора и стремительно обрушилась на суперзвездолет, разнеся "Великую Психопузу" вдребезги…

+ + +

Вчера вечером я прогуливался по улице, размышляя над сюжетом фантастического рассказа "Завоеватели вселенной". Вдруг почувствовал на лбу сильный укус комара и тут же прихлопнул назойливое насекомое своей пятерней, проворчав:

– Проклятое комарье покоя не дает, прямо-таки живьем поедает! И так не могу сосредоточиться, придумать что-либо путное, а тут ещё он!..

Я и не подозревал, что одним легким шлепком погубил весь отборный отряд доселе непобедимых космических агрессоров с далекой планеты Психопуза и тем самым спас все человечество. Да, именно я, Александр Зиборов, – спаситель земной цивилизации. Жаль, что ни я сам, никто другой не подозревает об этом!..»

Когда все прочитали юмореску, то позже обсудили её.

Фактор причастия иного разума к уничтожению человечества исключать было нельзя. Большинство из нас верило в существование иных внепланетных цивилизаций. Они могли питать в отношении нас совсем не дружеские чувства, находясь на более высокой ступени развития, и считая землян примерно тем, кем для нас были остальные земные животные. Мы же употребляем их в пищу, эксплуатируем как тягловую силу, например, лошадей, быков, охотимся на них. Кто-то, увы, даже бьёт или истязает зверей. Не случайно существует слово «живодёр». Увы.

Вполне примерно также могли относиться и к нам обитатели иных миров.

Надежда вспомнила к случаю анекдот и рассказала нам:

«Встретились две планеты. Одна говорит:

– У меня завелись люди.

Вторая ей:

– У меня они тоже были. Потом прошли…»

Мы смеялись невесело, ибо в этом анекдоте было мало шутки. Алексей сказал, выразив общее ощущение:

– Может быть, и сие из той же «оперы»? Завелось на Земле человечество, жило-было, а вот теперь – «проходит…» Природа – может быть, живая планета – избавляется от «заразы». Увы.

Немного помолчали.

Дмитрий вспомнил динозавров. Они жили и процветали на планете дольше, чем кто-либо, – аж 165 миллионов лет. А современный человек появился, по мнению учёных, всего 80-100 тысяч лет назад. Как говорится, почувствуйте разницу!

Динозавры доминировали всюду – на суще, в воде и в воздухе. Имели невообразимое количество видов.

Они загадочным образом вымерли в конце мезозоя. Что послужило тому причиной, специалисты гадают по сей день.

Кстати, заметил Дмитрий, самарец Александр Сказов выдвинул предположение о том, что «ужасных ящеров» погубила увеличившаяся сила тяготения, а потому их тела стали неподъёмными для них самих. Пришлось уходить с исторической арены, освободив её для млекопитающих…

А может, произошло и что-то иное. Истину мы вряд ли когда узнаем.

Вспомнили многочисленные утверждения конспирологов, что инопланетяне контактируют с правительствами разных стран, в чём-то те даже действуют сообща. Мол, поэтому скрывается информация о существовании братьев по разуму.

Михаил напомнил про «Лунную гонку», которую вели СССР и США, а затем внезапно прекратили, словно им её запретили. Затем больше чем на тридцать лет о Луне «забыли»…

Окончились неудачей практически половина марсианских проектов: порой ракеты выходили из строя на стартовой площадке или при взлёте, с другими что-то происходило в пути и они отправлялись совсем не по запланированному маршруту. Некоторые замолкали или исчезали вблизи Марса или на его поверхности. Однажды перед тем, как навсегда замолчать, аппарат послал сообщение о нахождении вблизи его какого-то космического объекта…

Так что инопланетяне могли что-то устроить людям, сознательно или случайно. Сжигают же иные из нас порой муравейник или колонию термитов…

Может быть, и мы для них примерно такие же существа, вроде насекомых, не более.

Надежда возразила:

– Я читала про то, что нас инопланетяне или какие-то иные силы оберегают. Например, Челябинский метеорит мог натворить много бед, но при подлёте к поверхности Земли его что-то разнесло на куски. Бывало такое и в иных случаях.

Михаил заметил:

– Наверное, други-товарищи, братья по разуму бывают разные: одни братья нам, а другие… небратья, а то и хуже. Вот от них можно ждать любой беды.

Алексей заключил:

– Кто бы ни был причиной наших бед, это мы вряд ли когда узнаем. Увы. Главное, что прежней жизни уже нет и никогда не будет. Следует избавляться от иллюзий и привыкать к новым условиям. Нужно вырабатывать новую мораль, правила. И учиться, учиться, учиться! Каждый из нас как бы академик. Может быть, сегодня важнее всего то, что знает и умеет Татьяна.

Татьяне сказанное польстило, а Михаил недоуменно посмотрел на него:

– Не совсем тебя понимаю, друг-товарищ.

– А всё очевидно и просто, как мычание. Мы как бы становимся не городскими, а сельскими жителями. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Настоящая сельчанка теперь впереди нас по самым важным знаниям, умениям и тому подобным. И Татьяна – большой практик! Особенно в сравнении с нами, жителями асфальта.

– Это верно, – подхватил Дмитрий. – Скоро мы не сможем отведать молока, однако, если не позаботимся о коровах. Не будет у нас мяса. Разве что мы таковое добудем на охоте. Ежели хотим кушать яйца, нужно содержать кур. И так далее. А во всём этом Татьяна – истинный академик на фоне каждого из нас. Нужно учиться у неё, однако.

– Да какой я вам академик, обычная сельчанка, – засмущалась женщина.

– Я сказал: на нашем фоне вы – академик. И не спорьте, однако, в этом вы главная из всех нас.

– Хорошо, спорить не буду, – согласилась Татьяна, – что знаю, то расскажу, спрашивайте в любой момент.

– Спросим, – заверил её Алексей, – непременно спросим, не сомневайтесь.

Михаил почесал голову:

– Это всё верно, всё хорошо, други-товарищи, а вы заметили, что на улице был дождь?

– Конечно же, – быстрее всех ответила Татьяна. – И што?

– Ничего особенного, – улыбнулся Михаил. – Не волнуйтесь, ничего особенного не случилось. А я был в нашем доме на набережной, и когда возвращался, то попал под дождик.

– Он ливанул и окончился, – хмыкнул Алексей. – Самое обычное дело. Мы живём не в чилийской пустыне Атакама, где дождей не случается порой десятки лет.

– Да, но я промок, пусть и не очень сильно. Это подало мне идею: нужен более близкий путь. И желательно, дабы на нём имелись кое-какие навесы. Вдруг дождь случится. Впрочем, идти будет вдвое короче, ведь сейчас приходиться шагать в обход. Не очень приятно. И вдвойне-втройне под дождём!

Дмитрий оживился:

– Это можно сделать. Я сам недавно напрямик пустился, однако, пришлось пару заборов преодолевать. А так пройти можно. В одном месте можно что-то вроде мосток через канаву уложить, а в других местах там голая земля. В непогоду она размякнет, дабы грязь не развозить, нужно устроить дорожки – из плиток, например. Их на складах магазинов невпроворот, однако.

Решили претворить предложение в жизнь.

Через пару дней Дмитрий сел за руль экскаватора, покатил от домов «робинзонов» напрямик в сторону набережной, сваливая заборы. Позже мужчины где это требовалось разравняли землю, а затем выложили из мраморных плиток дорожку. Через канавы уложили широкие бетонные панели. Перила устраивать не стали, можно обойтись без них. Мостки небольшие и широкие.

Михаил реализовал свою идею про навесы. Для них привёз десяток тонких виниловых панелей. Каждая имела размеры примерно метра полтора на два с лишним.

Когда Алексей поднял один лист, то удивился его лёгкости. Михаил с видом знатока пояснил:

– Так это же полипропилен, друг-товарищ, он состоит почти из одного воздуха, пластика в нём всего лишь три процента. Представляешь?! При этом он весьма стоек к осадкам, выдерживает температуру от минус пятьдесят до плюс пятьдесят. Можно быть уверенными, что прослужит не один десяток лет без замены.

По паре панелей Алексей с Михаилом установили над двумя проломами в оградах, сделанных экскаватором Дмитрия, использовав их края в качестве опор для уголков. Дополнительно укрепили гвоздями, просверлив прежде дрелью дырки в панелях, а также растяжками на случай сильных ветров.

Остальные листы пошли на навес над частью дорожки, где мужчины смогли использовать уже имеющиеся столбы, деревья и несколько вкопанных ими деревянных стоек. Постарались учесть и обильные снежные осадки, их могло накопиться на панелях очень много, и сильный ветер, вплоть до шквальных порывов ураганов. Потому дополнительно укрепили свои сооружения растяжками из тросов нержавеющей стали.

Немалая часть пути к дому на набережной проходила под пышной кровлей деревьев, они должны были служить людям защитой от дождя.

Михаил увлёкся и уже сам в одиночку приволок четыре панели и установил их сбоку у тропинок в определённых местах. Пояснил, что там открытое пространство, дождь и ветер могут доставить неудобства тем, кто здесь будет застигнут осадками.

В эти дни «робинзоны» принялись обсуждать проблемы с транспортом.

Инициативу проявил Михаил, он начал разговор с того, что сегодня они имеют в своём распоряжении огромное количество различных машин, разбросанных по всему городу.

– Нужно только отыскивать те, что с ключами, а затем садись и поезжай куда кому надобно. Но так будет не всегда, други-товарищи. Постепенно сие станет проблемой. Нарастающей по времени – чем дальше, тем острее.

Дмитрий согласился:

– Это верно. Уже не в столь отдалённом будущем – ещё при нашей жизни – мы будем вынуждены ходить пешком или использовать лошадей, однако.

– Но пока машин предостаточно, нужно ими разумно пользоваться, други-товарищи.

– К чему ты клонишь, Михаил? – спросил его Алексей. – Говори прямо.

– Сегодня я думал об этом весь день…

– Выкладывай, что надумал, однако, – поторопил его Дмитрий.

– Не спеши, друг-товарищ, имей терпение дослушать… Итак, думал я весь день, думал и надумал следующее. У некоторых хозяев машины служат им многие десятилетия. Им попались такое долговечные образцы, а кто-то сумел содержать их в образцовом состоянии. Наверное, нужно и нам выбрать несколько машин одной марки…

– Почему именно одной марки? – снова прервал его Дмитрий. – Автомашин много, однако.

– И лучше одной модели! В этом имеется немалый резон, нетерпеливый друг-товарищ. Автомобили постепенно изнашиваются, что-то в них ломается, и мы сможем использовать части одной для ремонта другой. Потому я сказал о необходимости автомобилей одной марки. Запчастями запасёмся к именно к таковым. Тогда будет проще ремонтировать их по мере надобности.

– Разумное, дельное предложение, – поддержал Алексей. – Только какой именно автомобиль нам выбрать? Их же очень много, самых разных! Выбор огромный.

Михаил ответил:

– Лично мне нравится БМВ, но думаю, что лучше взять самую распространённую и самую новую, други-товарищи. Последнюю модель АвтоВАЗа! Она лучше большинства прочих приспособлена именно к нашим условиям. И самих машин и запасных частей наберём легко и просто. Да сколько угодно! Их как самоваров в Туле!

Далее возникли довольно жаркие споры.

Дмитрий некоторое время настаивал на немецком «Майбахе», я заметил, что мне кажется более уместной японская «Тойота», но, наверное, всё же лучше выбрать самый распространённый у нас в Самаре автомобиль. А это, несомненно, «Лада».

Согласившись на ней, далее принялись обсуждать кандидатуры: «Лада Гранта», «Лада Веста» и «Лада Приора».

Михаил выдвинул предложение:

– Други-товарищи, давайте сделаем так. С этого дня каждый из нас будет стараться пользоваться именно автовазовской продукцией – «Ладами». Постараемся по возможности. Потом обсудим достоинства-недостатки каждой модели и уже тогда определимся более точно.

Так мужчины и поступили. Не всегда было легко это сделать, нередко под рукой находились автомобили иной марки, с ключами и с баками, полными бензином. Приходилось их игнорировать и разыскивать «Ладу». Но дело того стоило.

Спустя неделю вновь вернулись к данному вопросу. Михаил заявил, что его более прочих впечатлила «Лада Приора». Дмитрий назвал «Ладу Гранту», а Алексей – «Ладу Весту Гросс».

В завязавшемся споре Алексей обратил внимание остальных на то, что «Лада Веста Гросс» лучше приспособлена к плохим дорогам, у неё лучший клиренс, почти как у «Нивы», – просвет между днищем и шоссе. Автомобиль имеет более вместительный салон и багажник, они будут не только ездить на машинах, но и что-то перевозить. В этом «Лада Веста Гросс» чуть лучше прочих.

Не сразу, но в конце концов, остальные согласились с Алексеем. Он испытывал удовлетворение от того, что переубедил их. Такое всегда приятно.

На улице Степана Разина, на её противоположной стороне от жилья «робинзонов», у соседнего дома с устроенной ими автобазой они разравняли участок земли, устроили бетонный пол, по периметру установили стены из ударопрочных стеклопакетов и низкие ворота с дверью. Перекрыли навесным потолком, слоем теплоизоляции и кровельным профнастилом. В помещении довольно свободно поместилось шесть автомашин – по три в каждой стороне. Их придирчиво выбрали в автомагазинах, предварительно опробовав каждую, стараясь найти без дефектов. Забраковали лишь одну из-за лёгкого стука в двигателе.

По двум ближним углам сооружённого гаража складировали различные запасные части к автомобилям «Лада Веста Гросс», а также разместили верстак, инструменты, газосварочный и электросварочный аппараты. Алексей немного умел ими пользоваться, мог произвести не слишком сложные рихтовочные работы, а вот в моторах практически ничего не понимал. В этом имелись какие-то понятия у Михаила. Они решили взаимно учиться друг у друга по ходу дела.

Спустя некоторое время мужчины установили неподалёку ветряк, он давал электричество достаточное не только для освещения, но и для работы обогревателей гаража. Конечно, они не могли поднять температуру воздуха в нём до комнатной, делали лишь чуть выше наружной. Но и сие было неплохо.

Собранные машины не трогали, оставили на будущее. Пользовались другими. Порой ехали куда-то вдвое или – реже – втроём в одном автомобиле, а возвращались каждый на своём, выбранным на улице. Оставляли машины у дома или на одной из соседних улиц, дабы они находились под рукой.

Постепенно у каждого «робинзона» появилась своя автомашина, выбранная в соответствии с личным вкусом. Алексею понравилась ярко жёлтая «Тойота», нашёл он таковую на Московском шоссе неподалёку от стадиона «Самара арена». Цвет её ему казался солнечным, вызывал ассоциации с чем-то тёплым, радостным.

Михаил обычно пользовался серой БМВ, а Дмитрий – солидным чёрным «Майбахом». Надежда перебрала несколько разных моделей и остановилась на элегантном красном «Форде. Сиесте». Алексея впечатлили стильные прожекторные фары её автомобиля. Захотелось такой же. Потом подумал, что у него в общем и целом машинка не хуже. Татьяна махнула рукой на слова о выборе автомобиля, сказала, что никогда водить не умела и не хочет учиться. Она из дома вообще редко выходила, а когда нужно было, то кто-то из нас её отвозил.

Драма на песке

В первой половине ноября выдались необыкновенно тёплые дни, словно бы наступило второе «бабье лето». Основные работы были завершены, появилось больше свободного времени. «Робинзоны» решили посвящать его своему досугу, каким-то развлечениям, отдыху.

Алексей с Дмитрием стоял во дворе, обсуждая с ним план дальнейшего благоустройства двора и пересадку к себе из соседних дворов виноград, пару яблонь. До этого они опробовали яблоки на многих яблонях в окрестностях, на двух плоды оказались особенно вкусными. Их решили позаимствовать.

Татьяна оказалась знатоком, назвала их сорта – «Белорусское сладкое» и «Услада». Первый поспевал осенью, к зиме набирал сладость. Хранится он долго, уверяла Татьяна. Хвалила «Белорусское сладкое» за обильный урожай и устойчивость к разным болезням.

Услада поспевала намного раньше. Алексей обратил внимание на то, что эти яблоки имели чуть ли не идеально круглую форму. Вкусные, сочные плоды уловимо пахли малиной. Татьяна похвалила этот сорт, но сообщила недостаток «Услады»: слишком уж густо растёт крона этих деревьев, её нужно регулярно обрезать, иначе большого урожая не жди.

Потом она поведала, что пробовала много разных яблок, но больше всего ей запала в душу антоновка. Особенно её просто завораживающий аромат. Татьяна вздохнула при этих словах.

Сказала, что у неё в деревне много такой антоновки. Она часто делала из них варенье, мармелад, пастилу, джем. Выразила желание и здесь посадить антоновку. Повторила, что очень этого хочет.

Мужчины пообещали, что непременно сделают это. Может быть, даже возьмём такие яблони именно в её деревне. Женщина одобрила это предложение. Вызвалась помочь им.

Ещё мы хотели посадить грушу и вишню. Солнечные стороны ограды отвели под малину, смородину и крыжовник.

По желанию женщин оставили во дворе место для цветов.

Неожиданно Буянка залаяла, громко, но без злости. Это Алексей отметил в своей памяти. Секундой позже в ворота постучали.

Он с Дмитрием изумлённо переглянулись, на их лицах читалось недоумение: мол, все наши дома. Вернее, в домах. Кто же это мог быть?..

Стук повторился и уже более настойчиво. Они поспешили к двери чуть ли не наперегонки, придерживая подбежавшую овчарку.

Распахнули калитку и увидели сразу троих гостей: парня и казавшихся совсем молодыми двух девушек. Они глядели на нас с надеждой и лёгкой опаской. Видимо, тревожились, с кем придётся столкнуться здесь?

Алексей обратил внимание на то, что правая рука парня находилась у кармана его джинсовой куртки. Запомнил это. Он с некоторой тревогой поглядывал на Буянку. Затем назвал себя и своих спутник. Тоже сделали и мы. После первого знакомства пригласили гостей в дом.

Михаил прикрикнул на собаку, и она послушно отошла в сторону, замолчав и только виляя хвостом.

Из дверей дома уже вышли навстречу гостям Надежда с Татьяной, а за ними дети. Произошло дальнейшее знакомство уже с ними.

Татьяна с Надеждой сноровисто накрыли большой стол для взрослых и маленький для детей.

За чаем явившиеся гости поведали хозяевам свою историю.

Елисей Афанасьев, так звали парня, вместе с Наташей Медведевой и Светланой Белых ту роковую ночь провели в Сокских штольнях. Отбились от основной группы, заблудились. Вышли поздно ночью, у выхода наткнулись на валявшиеся одежды своих товарищей. Что с ними случилось, долгое время не понимали. Многое предполагали, но только не того, что произошло на самом деле. Лишь значительно позже поняли, когда додумались поглядеть на видеозаписи Светопредставленья. За головы хватились…

Позже в разговоре с Алексеем Елисей рассказал свою историю более подробно. Тогда в составе группы из семи человек они решили посетить местные подземелья, и отправились туда. Расположились в нескольких сотнях метрах от входа, опасаясь далеко заходить, зная, что порой там иные теряли ориентировку, долго блуждали и даже гибли, не найдя выхода из лабиринта.

Девушки, Светлана с Наташей, попросили его сопроводить их, когда решили отойти «в туалет». Удалились от остальных метров на сто, Елисей остался с фонариком, а девушки прошли ещё на несколько десятков метров от него в какое-то ответвление…

При возвращении к остальным, похоже, они свернули не туда и заблудились. Бродили немало часов по каким-то туннелям, уже стали приходиться в отчаяние, решив, что выбраться не смогут. Но неожиданно впереди блеснул лучик света, и они поспешили к нему. Оказались у выхода.

С несказанной радостью выбрались наружу. В десятке шагов от себя увидели кучки одежды. Принялись их рассматривать и по вещам поняли, что они принадлежали их товарищам. Пришли в недоумение, но и только. Объяснений не нашли и отправились домой. А там увидели те же самые одежды, вещи, мобильники, видеокамеры. Только просмотрев зафиксированное на них, поняли, что произошло…

«Робинзоны» были рады пополнению. Тем более, что Елисея можно было назвать строителям, весьма полезное в нынешних условиях умение. Он работал в строительной бригаде, которая возводила многоэтажный жилой корпус неподалёку от Сокских штолен в Красной Глинки. Ему недавно исполнилось 23 года. Наташа оказалась на год младше его, училась в педагогическом институте на факультете русский язык и литература. Светлана приехала к ней в гости, она была из села. Жила с родителями фактически на хуторе вблизи Малой Царевщины. У семьи имелось немалое хозяйство: большой сад, огороды, парники, разводили свиней и кур. Имели пасеку. Тем и жили. Светлана им во всём помогала.

Слушая это, Алексей порадовался: именно это сейчас им и нужно, ведь они как бы оказались на хуторе, но в городе, а она имеет разносторонний опыт в сельском труде.

Новоприбывшим гостям хозяева отвели третий дом, остававшийся до того свободным. Правда, до того предложили девушкам поселиться в большом доме с женщинами и детьми, а Елисею в маленьком, вместе с мужчинами. Те же между собой посовещались и решили жить втроём отдельно. Возражений не последовало, делайте, как считаете нужным, как вам удобнее.

Алексей разговорился с Елисеем, расспрашивал о его работе, хотел узнать, насколько он преуспел в строительстве. Подобный опыт для него и прочих был весьма ценен.

Вспомнил ту минуту, когда увидел парня впервые. Его настороженный взгляд и руку у кармана. Спросил, догадка Алексея подтвердилась. Там у него находился ПМ, пистолет Макарова. Он одобрил его осторожность. Алексей признался, что и сам носит «Скиф». Показал.

– Удобная компактная штучка, – похвалил Елисей. – Как у тайного агента. У меня пистолет крупнее, носить более хлопотно. В остальном же очень хорошее оружие.

Елисей попросил Алексея показать ему «Скиф», признался, что никогда прежде не видел таких. Осмотрел, взял в руки, прицелился в сторону дома через дорогу. Правда, стрелять не стал, затем вернул оружие.

Алексей поинтересовался, приходилось ли ему пускать своё оружие в ход? Не по мишеням, а при какой-то реальной угрозе?

Елисей неожиданно оживился и сообщил, что однажды свой ПМ применил. Около недели назад. Правда, стрелял дважды в воздух. Тогда он у приволжских дач на Красной Глинке наткнулся на огромного тигра. Тот только что загрыз собаку и поедал её.

– Тигр обернулся ко мне и зарычал. Признаюсь, у меня душа ушла в пятки, когда тигр стронулся со своего места и сделал шаг в мою сторону. Тогда я выхватил пистолет и выстрелил над ним. Он сразу остановился, а после второго выстрела пустился наутёк. Не уверен, что я смог бы его остановить, если бы он бросился на меня. Диву даюсь, откуда он там появился?!

Алексей признался ему, что тигра и многих других хищников освободил в зоопарке именно он. Сообщил, что никто из «робинзонов» с дикими зверьми не встречался. Бог миловал.

– А вот мне повезло, – усмехнулся юноша. – Но я легко отделался. С того дня с пистолетом не расставался, ходил, постоянно оглядываясь по сторонам…

На следующий день Елисей с девушками отправились в Красную Глинку за вещами. Сказал, что по пути заедут и на хутор в дом Светланы. К нам они приехали налегке, как бы на разведку, после того, как на здании центрального автовокзала прочли приглашение с указанной улицей – Степана Разина…

Наши новые друзья уехали на внушительном тёмно-коричневом кроссовере «Jeep Grand Commander». Машина имела солидный, внушительный вид. Внутри просторного салона находились пять кресел, обтянутых кожей. Сзади имелось пространство для багажа. Мужчины согласились, что автомобиль заслуживает уважения.

После отъезда кроссовера, Михаил предложил завершить все работы до обеда, а затем отдохнуть на берегу Волги, благо она совсем близко, сделать шашлыки, чтобы этот день стал выдающимся в череде привычных буден. Против голосов не прозвучало, а совсем наоборот – все были за это.

Михаил зарезал одну из тех овец, которых мы привезли из деревни. Он приглашал Алексея принять участие в этом, но тот не смог пересилить себя, не поднималась рука. Честно признался в этом. Извинился, сам себя назвал чистоплюем, но ничего поделать с собой не мог. Сказал с виноватым видом:

– Жизнь наша перевернулась вверх дном, теперь подобное становится необходимой обязанностью. Но, увы, мне не удается избавиться от подобной «слабости». Извини, Миша.

Нужно было также обезглавить нескольких куриц. Даже на это Алексей не смог решиться. Пришлось опять взять на себя роль мясника Михаилу. Алексею он коротко бросил:

– Смотри и учись, друг-товарищ, это нужно уметь делать в будущем каждому из нас. Жизненно необходимо. Ты же мужик.

– Постараюсь исправиться, – с кривой улыбкой пообещал Алексей, – но сегодня ещё не могу, не набрался духу. Извини, Миша, извини.

Алексей заставил себя смотреть на действия Михаила, как бы привыкая к умерщвлению и крови. Мысленно твердил себе, что в его положении нельзя сохранить чистенькими руки и совесть. Такое прежде раньше делали за них многие другие люди, ныне же со всем этим обязаны уметь справляться «робинзоны» сами, надеяться не на кого. Словом, кто, если не мы?!.

Принялись за реализацию отдыха у Волги с энтузиазмом. Прямо на песчаном пляже мужчины занялись шашлыком, женщины приготовили стол под навесом и теперь присматривали за детьми. Они взяли с собой пять мячей разного веса и формы – футбольный, баскетбольный, волейбольный, гандбольный и резиновый детский. Надоедал один мяч, дети брались за другой. Людочка поспорила с более младшей Наташей за яркий детский мяч.

– Никак не поделят игрушку, однако! – воскликнул Дмитрий, но его слова прервал оглушительный лай Буянки в сторону набережной. Дмитрий повернулся в ту сторону, посмотрел и воскликнул упавшим голосом: – Боже мой, к нам пожаловали гости, однако!

Последние слова прозвучали неприятным диссонансом. Алексей поглядел в сторону набережной и заметил за бетонным ограждением несколько бородатых голов. Потом оказалось, что там находились пятеро мужчин, но ему они показались чуть ли не огромной толпой. Так он отвык от многолюдства.

Незнакомцы явно не спешили к ним, немного пригибались, прячась, а когда заметили, что обнаружены, то выпрямились и неторопливо направились к месту расположения «робинзонов», озираясь по сторонам. Похоже, они изучали обстановку.

Всё было как и несколько минут назад – полноводная Волга величаво текла в своих берегах, вдали темнел противоположный берег Самарской Луки с Жигулями в правой стороне, под ногами лежал чистый песок пляжа, а сверху нависало синее небо с ярким солнцем, но отдыхающих на пляже словно бы вдруг накрыла тёмная туча. Тревога сжала сердце Алексея.

Надежда прикрикнула на Буянку, подозвала собаку к себе и даже взялась за её ошейник, всячески успокаивая овчарку.

Гости подошли к ним. Навстречу друг другу протянулись руки, «робинзоны» назвали свои имена. В ответ услышали: Илмарс, Мирзо, Иштван, Мамука, Янош.

Чем-то они были похожи друг на друга – суровыми лицами, мохнатыми щеками, и в отличие от хозяев оказались вооружены. Кроме кинжалов и пистолетов, каждый из них имел автомат или помповое ружьё. Алексею подумалось: «Словно собрались на войну…»

Они сказали, что прочли оставленное сообщение в Тольятти и сразу направились сюда. Едут с Севера, откуда-то из Сибири. Направлялись в тёплые края, ведь скоро зима.

– Да, зима на носу, – согласился Алексей, – а насчёт тёплых краёв… Наверное, вы могли бы давно быть там. Дороги пустые, машин сколько угодно, никто же вам не мешает ехать с любой скоростью.

Они переглянулись, засмеялись, один сказал (это был не то Иштван, не то Мирзо):

– Да, теперь уже нам никто не мешает. Мы поздно об этом узнали, потому задержались.

– С двадцатого первого августа много воды утекло, – философски заметил Михаил. – Впрочем, разговорами сыт не будешь. Присаживайтесь за столы, други-товарищи, стульев много – выбирайте любой, кому какой по нраву. Скоро шашлыки будут готовы. Отметим встречу.

– К шашлыку нужно хорошее вино, – плотоядно облизнулся Янош.

Татьяна тут же принесла и поставила на стол бутылки белого и красного вина, которые имелись в сумках. Расставила стаканы.

Мамука оценивающе оглядел хозяев, потом поинтересовался:

– Сколько вас тут живёт?

– Увы, – вздохнула Татьяна, – сколечко есть – все тут. Конечно, хотелось бы, чтобы нас было больше, но… Решили отдохнуть сегодня на природе. Хорошо, что вы нас нашли. Будет веселее. А то в одиночку можно волком завыть.

– Почему «волком»? – обидчиво молвил Мамука. – Вон вас сколько, большая компания. У вас есть женщины.

– Так получилось. А вы что, женщин не видели?

– Нет, уже очень, ну очень давно! – ответили в один голос двое бородачей, с ухмылкой переглянувшись. – А без женщин плохо.

Они принялись жадно разглядывать Надежду, Янош не отрывал глаз от Людмилы с Андреем. На сердце Алексея легло недоброе предчувствие.

– Вы говорили про тёплые края, – продолжил разговор Михаил, – а может быть, у нас останетесь, други-товарищи, у нас всё готово к зиме и места хватит на всех?

– Жить в ваших халупах? – засмеялся Мамука. – Нет, теперь мы можем выбрать кое-что получше. Найдём другие места. Там, где тепло, где чай растёт, где много хурмы и мандаринов.

– Найдёшь ты там мандарины, – ухмыльнулся Илмарс, – и обезьяну из питомника вдобавок, если они там ещё живы! Наверное, все уже сдохли.

– Мандарины и здесь имеются, с собой возьмём, – с кривой усмешкой произнёс Мамука. – Мне особенно нравится вон та, с пацаном.

Он показал на Люду с Андреем.

– До шашлыка полакомимся мандаринчиками или сначала поедим, выпьем?– спросил Янош.

– Зачем спешить, всё будем делать по порядку. Пусть «хозяева» нас покормят…

Дальнейшее всё смешалось в памяти Алексея – он слышал обидные реплики и оскорбления в свой адрес, видел наглые, похотливые лица чужаков. Испытывал сильнейший стыд от унижения, не понимая, как ему на всё это реагировать.

Мерзавцы нагло пожирали чужой шашлык с закусками, выхлестали всё вино, постепенно напиваясь и теряя человеческий облик. Они держали под прицелом хозяев, не позволяя ни далеко удаляться, ни подходить без надобности близко к себе, сделав исключение лишь для Надежды, которую заставили обслуживать их. При этом бородачи её беззастенчиво лапали, тискали, залезали под юбку или грубо мяли груди. Комментарии слышались самые откровенные. Они всё больше распалялись, превращаясь в двуногих зверей.

Женщина едва сдерживала слёзы, порой украдкой их вытирала. Они падали в самую душу Алексея и обжигали, как капли расплавленного металла.

Пятёрка гостей обменивалась репликами, из коих Алексей понял, что они все бежали из какой-то тюрьмы, расположенной где-то в районе Воркуты. Пересидели ту злополучную ночь в штольнях, потому и уцелели. Но долгое время не знали о том, что учинили с человечеством смертельные небеса, так как передвигались по тундре ночами, не видя людей и удивляясь отсутствию погони. Дали большой крюк, неделю отсиживались в пустой юрте, где имелось всё необходимое для проживания. Сочли её брошенной. Позже наткнулись на посёлок, дней десять поглощали найденные запасы спирта и объедались деликатесами. Потом добрались до Усинска. Тут-то они задумались, найдя город пустым. Заметили, что у него такой вид, будто он внезапно брошен. Заподозрили эпидемию, вроде недавнего ковида-19.

Подумали, что именно поэтому власти эвакуировали население. Поначалу испугались за свои жизни, решив, что заразятся, но никаких признаков болезни не появлялось и они успокоились. Долго пьянствовали и гуляли. Случайно нашли какого-то старика. Как он уцелел во время Светопредставления, из их разговоров Алексей не понял. Похоже, они сами этого не знали. Бандиты прикончили его, дабы он их не выдал. Тогда они ещё не знали, что некому было их выдавать. Даже немного сожалели о зря загубленной ими человеческой жизни.

Затем, когда им надоел Усинск, осторожно двинулись на юг по реке Уса до Печоры на лодке с мотором. И этот город оказался совершенно безлюдным. Ничего не показывающие телевизоры, молчащие радиоприёмники подсказали им, что дело тут не в локальной эпидемии – страшное случилось если не со всей страной, то с огромным регионом.

Через Ухту, Сыктывкар, Киров, Казань и Тольятти прибыли в Самару. В Казани они нашли двух мужчин и совсем юную девушку. От них узнали правду, которая ошеломила бандитов и заставила изменить все их планы.

Алексей осторожно осведомился о казанцах, но ему прямо не ответили. По некоторым вырвавшимся репликам он понял, что мужчины помешали бандитам получить девушку, в результате все оказались убиты. Она тоже погибла. Как сие произошло, было неясно. Мирзо и Иштван оказались ранены в завязавшейся перестрелке. Девушка им не досталась, об этом бандиты сильно жалели. После этого вооружились ещё больше, как говорится, до зубов.

Здесь, в Самаре, они не сразу подошли к хозяевам. Побывали прежде в их домах на улице Степана Разина, нашли доказательства того, что тут в настоящее время живут люди и принялись их искать. Нашли на берегу Волги. Поначалу издалека наблюдали за ними, убеждаясь, что никто не вооружён и других людей, кроме тех, что они видели, нет.

Дальнейшую судьбу хозяев гости изложили бесцеремонно и предельно откровенно: женщину, девчонок и мальчишку заберут с собой на юг, а старуха и эти свиньи (пренебрежительный взмах рукой в сторону Алексея, Дмитрия и Михаила) им не нужны.

Заметив гневные лица мужчин, бородачи подняли свои автоматы и ружья:

– Ну, кто хочет возразить нам? Ну, пикните хоть один? Пристрелим, как собак! Или лучше зарежем, как свиней! Вы не мужчины, вы – бабы! Мы – настоящие мужчины! Мы над вами, а вы, козлы и бараны, под нами! Весь мир будет под нами, он будет принадлежат нам!

Буянке не понравился его голос и овчарка зарычала. Крайне возбуждённый Мамука словно ждал этого, злобно выругался, сразу же выпустил по собаке очередь из автомата и убил её.

Надежда склонилась над овчаркой, гладя её и орошая слезами.

Татьяна ахнула, а дети тихо заплакали.

Мамука высокомерно произнёс:

– Янош и Илмарс, вы должны доказать, что являетесь настоящими мужчинами. Воинами! Прикончите этих свиней, а я займусь девчонкой, покажу, что мне нравится больше всего. Пусть привыкает! – С этими словами он направился к Людмиле.

Янош встал, рыгнув, и с автоматом в руках направился к мужчинам. Илмарс последовал за ним с шомпольным ружьём. Мирзо коршуном кинулся ловить Андрея, на ходу расстёгивая ширинку, так сильно его обуревало желание. Иштван обхватил Надежду, срывая с неё платье и увлекая к лежакам, которые были покрыты толстыми одеялами, чтобы можно было сидеть на них. Женщина билась в руках негодяя, повернув голову к Алексею:

– Ну, сделайте хоть что-нибудь! Вы же мужчины!

Её взгляд словно стегнул Алексея кнутом, потом она перевела глаза на Михаила, тот бессильно плакал, потупив голову.

Словно подстёгнутый ею Дмитрий рванулся вперёд, но был сбит с ног прикладом. Алексей понял, что они вышли из дома без оружия, как обычно делали, несмотря на все его предостережения. Надежда снова повернула лицо в его сторону. В её глазах слёз не было, они были сухи от бессилия.

– Уйдите, – глухо произнёс Алексей, обращаясь к бородачам, – уходите своей дорогой, вы же люди. Мы вам ничего плохого не сделали. Езжайте в свои края или ещё куда-то, живите там в тепле и довольстве. Мы вам мешать не будем. Прошу вас: уезжайте, оставьте нас. Так будет лучше для всех нас. Людей на земле так мало осталось. Наперечёт! Жизнь каждого человека бесценна! Неужели вы этого не понимаете?!

– Ты, козёл, сникни! – рявкнул Мамука, направляя на смельчака помповое ружьё. Алексей понял, что через секунду прозвучит выстрел в него, а потом будут убиты Михаил, Дмитрий и Татьяна, а все остальные станут игрушками в руках отморозков. Алексей знал свою участь и всё же не мог ничего сделать, чтобы отстоять себя и товарищей: мешало человеческое обличие двуногих волков. Он всё ещё видел в них людей…

Страшно закричал настигнутый Андрей…

В руках Яноша беспомощно плакала Людмила, подонок срывал одежду с девочки, которой было всего-то шесть с небольшим лет…

Мамука оглянулся на них, скабрезно ухмыльнулся:

– Там мы поступим со всеми… мандаринчиками! Ха-ха-ха! А вы не мужчины, этот мир не для вас…

В Алексея словно вселилось какое-то иное существо: в мгновение ока пронеслась серия картин, он даже не успел моргнуть глазом. И в долю секунды обозрел вечность: он видел набеги степняков на мирные деревни, осады городов, схватки с кочевниками, преследования, погони, засады, единоборства и поле Куликово с противостоящими людскими массами. С одной стороны были мы, наши, свои, а на той стороне – они, враги, чужие, насильники…

Алексей вернулся в настоящее, ощутив себя другим человеком. Пальцы правой руки крепко сжимали рукоять пистолета «Скиф», который он достал из кармана. Алексей стоял вполоборота и бандит не видел его оружия. Ствол ружья поднялся на него, но словно кто-то иной, а не сам Алексей, заставил его вскинуть «Скиф» и нажать курок… Пуля вошла в грудь чуть ниже левого соска Мамуки.

Янош разом смертельно побледнел и стал поднимать свой автомат, но пуля Алексея опередила его…

Илмарс помчался к своему оружию, оставленному на столе, и Алексею пришлось стрелять ему в спину: бандит рухнул на бегу, вспоров лицом волжский песок. Так и застыл на нём, лишь несколько раз дёрнув ногой…

Иштван оставил Надежду, поднял свой пистолет и принялся целиться трясущимися от страха руками. А как он был смел до этого, имея дело с безоружными людьми! Иштван успел выстрелить в Алексея, но промахнулся и тут же получил пулю в живот, завыл и опустился на песок, зажимая рану слабеющими руками.

Мирзо трусливо попытался прикрыться худеньким тельцем мальчика, Алексей направился к нему и на ходу выстрелил в открытую ступню бандита, а когда тот с криком выпустил Андрея, уложил ему пулю между глаз…

Так метко Алексей никогда в своей жизни не стрелял. В нём будто бы поселился опытный хладнокровный снайпер. Возможно, то пробудилась родовая память многих поколений пращуров, постоянно бившихся с неприятелями за свой кров, своих близких, свой народ, своё Отечество.

Но дело еще не было завершено. Алексей громко произнёс, словно давая урок и зная, что он будет наставлением в первую очередь для Андрея:

– Таких щадить нельзя!

Обошёл всех бандитов, поочередно выпуская в голову каждого непрошенного гостя по пули. Двое из них лишь притворялись живыми, в последний момент сделали попытки подняться и убежать…

Илмарс даже успел сделать десяток шагов, пока Алексей менял обойму, но упал от второй пули в спину. Алексей подошёл и окончательно добил его выстрелом в затылок.

Показательный урок Алексей завершил словами:

– Так было всегда, и должно быть впредь: кто к нам с мечом придёт, тот от меча и погибнет.

Алексей сделал своё дело и чужой беспощадный воин его покинул. Он почувствовал опустошение и слабость, его всего затрясло. Только сейчас он осознал, что убил пятерых человек меньше чем за минуту. Пусть подонков, мерзавцев, но – людей. А ведь до этого он не мог зарезать даже курицы. Какое-то непонятное чувство погнало его прочь от всех людей, в даль.

Он побрёл по берегу Волги вверх по течению. Шёл, шёл, шёл, а потом увидел ступеньки лестницы, которая вела от пляжа к набережной. Поднялся и сел на последнюю, закрыв лицо руками. Никого видеть он не мог и не хотел.

Внутри его что-то сопротивлялось, не хотелось ему признавать и принимать очевидную истину, что теперь чистыми ему руки не сохранить. Могут явиться новые негодяи, и нужно будет быть готовым к новой борьбе. Это в прежней жизни, которая ушла безвозвратно и которой давно нет, кто-то другой сражался за страну, охранял её границы, наводил порядок на седьмой части суши. Это они «пачкали» руки, проливали кровь, порой жертвуя собой ради остальных. Теперь всё это должны делать он сам, наряду с остальными. Никто другой этого не сделает за них.

Они – новые дикари в бетонных джунглях опустевшего города. Несомненно, не все люди на земле погибли, это доказывает и визит двуногих волков. Ещё есть такие же счастливцы, вроде самарских. Они потянутся друг к другу, установят контакты, наладят сотрудничество. Появится потомство, которое мало что будет помнить из недавнего прошлого, озабоченное только своим выживанием. Оно унаследует только крохи достижений погибшей цивилизации, которая останется лишь в преданиях.

«Интересно, – в голове Алексея возник вопрос, – какими мы останемся в памяти внуков наших внуков, а после – и их внуков, правнуков?..

Многое покажется сказкой. Наши самолёты станут коврами-самолётами, а поезда – драконами, несущимися сквозь пространством с шумом и свистом. Интернет, телевидение превратятся в чудесные блюдечки, которые показывают самые удалённые края. Нынешние люди предстанут этакими всемогущими богами, управляющими природой, пространством и временем. Наверное, какие-то имена останутся, только искажённые в той или иной мере…

Здания, различные постройки, железные дороги, автомагистрали, мосты разрушатся. Степи, пустыни, леса постепенно возьмут своё. Останутся лишь крохотные оазисы былой цивилизации на различных континентах. Только спустя сотни лет человечество размножится в достаточной степени, обретёт многочисленность, заселит континенты и начнёт играть планетарную роль.

История станет писаться с чистого листа. Опять человек возомнит себя венцом природы, её царём, властелином мира. Совершится немало грехопадений. Всё повторится, как и встарь: брат ополчится на брата, и Каин убьёт Авеля, с помощью Троянского коня разрушат новую Трою, вандалы возьмут новый Рим, завоеватели вселенной вновь и вновь начнут пытаться покорять народы мира, а трудовой люд будет пахать землю-матушку, строить города…

После Светопредставления, в котором нам повезло уцелеть, мы словно бы лишились былого рая, а вот сейчас я оказался в роли Адама после грехопадения – убийств себе подобных. Их кровь легла на меня тяжким бременем, несмываемым пятном. – Плечи Алексея горбились, душу сворачивала лютая тоска по былой чистоте, невинности, он грустно вздохнул от осознания этой истины. – Но сделанного уже не воротить. Следует жить в тех условиях, в которых мы оказались. И жить по новым правилам, руководствуясь иной моралью.

Впрочем, сейчас у нас стартовые условия куда лучше, чем у того же Адама, изгнанного из рая. Мы сумеем достаточно многому научить своих детей, они сохранят многие постройки, механизмы, передадут знания нашим внукам. Так что начинаем мы вовсе не с абсолютного нуля.

Конечно, всегда может приключиться какой-то очередной катаклизм, перед которым мы не устоим, как это уже нередко бывало в истории Земли. Достаточно вспомнить туманное прошлое, когда существовали ужасные ящеры – динозавры; вспомнить канувшую в Лету Гондвану, Лемурию, Арктиду-Гиперборею, легендарную Атлантиду… Говорят же, что и до нас уже жили на Земле несколько цивилизаций, погибших от чего-то и почти забытых. Так что нынешняя Катастрофа не первая. Наверное, и не последняя. Как ни горько, но следует сие сознавать. Плохое утешение, но лучшего нет.

Снова континенты наполнятся людьми: Африка – чёрнокожими африканцами, Азия – жёлтолицыми племенами, Америка – своими поселенцами, не похожими на остальных. Опять культуры будут сотрудничать и соперничать, подчас враждовать. Сохранят ли и в будущем европейцы свою лидирующую роль? И какова окажется судьба славян, русских? Сейчас ничего определённого сказать невозможно. Это зависит во многом лично от каждого, кто остался в живых. От нас зависит будущее наших детей и внуков…»

Кто-то тронул Алексея за плечо почти невесомым прикосновением. Он поднял голову и увидел Надежду. Она села рядом, обняв и положив свою голову на его плечо.

Они долго сидели так. Стало холодать. Подул ветер. Что-то необычное почудилось Алексею в нём.

Он поднялся и встал, подставив ветру лицо. Ветер дул с севера и нёс с собой дыхание ледяных просторов Арктики, предвещая скорую зиму. Именно так ветры дули тысячи и миллионы лет назад, когда мир был совсем юным и люди ещё только учились ходить на двух ногах, чтобы начать творить свою историю.

Прошлого уже не было, были лишь они, новые дикари, в новом мире, который опять помолодел и люди в очередной раз стояли у порога в неведомое будущее. Только от них самих зависело, каким оно будет, как они используют имеющиеся возможности.

Надежда мягко, но настойчиво потянула Алексея в сторону остальных: они, взявшись за руки, пошли к ним.


Оглавление

  • Вместо предисловия. Конец света
  • Заточение в подвале
  • Это просто Конец света
  • Один в городе!..
  • Одинокие прогулки по Самаре
  • Новый мир
  • Тайна светопредставленья
  • Мы наш, мы новый мир построим!..
  • Версии, предположения
  • «Завоеватели вселенной»
  • Драма на песке