КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604891 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239670
Пользователей - 109566

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Расставил аппликатуру тактов 41-56. Осталось доделать концовку. Может завтра.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Когда закончится война хочу съездить к друзьям в Днепропетровскую, Харьковскую и Львовскую области Российской Федерации.

Рейтинг: +7 ( 9 за, 2 против).
медвежонок про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Не ругайтесь, горячие интернет воины. Не уподобляйтесь вождям. Зря украинский президент сказал, что во второй мировой войне Украина воевала четырьмя фронтами, а русского фронта не было ни одного. Вова сильно обиделся, когда узнал, что это чистая правда.

Рейтинг: -4 ( 2 за, 6 против).
Stribog73 про Орехов: Вальс Петренко (Переложение С. Орехова) (Самиздат, сетевая литература)

Я не знаю автора переложения на 6-ти струнную гитару. Ноты набраны с рукописи. Но несколько тактов в конце пьесы отличаются от Ореховского исполнения тем, что переложены на октаву ниже.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

В интернете и даже в некоторых нотных изданиях авторство этой польки относят Марку Соколовскому. Нет, это полька русского композитора 19 века Ильи Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Дед Марго про Барчук: Колхоз: назад в СССР (СИ) (Альтернативная история)

Плохо. Незамысловатый стеб Не осилил...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Горелик: Пасынки (СИ) (Альтернативная история)

вроде книга 1-я, а где 2_я?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Обучающие курсы

Катастрофа том 2 (СИ) [Сергей Карелин] (fb2) читать онлайн

- Катастрофа том 2 (СИ) (а.с. Вечная Война -10) 1.55 Мб, 228с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Витальевич Карелин

Настройки текста:



Глава 1 Прорыв

Группа монстров, верхняя часть тела которых отдаленно напоминала антропоморфную, с двумя руками и головой, а нижняя часть была телом насекомого, мощным потоком продвигалась на юго-запад. Захватчики с Зеленого Гиганта, наконец, потеряли терпение и решили избавиться от коренных зергов в одной мощной атаке. Не случайно направление для прорыва было выбрано со стороны самой сильной оборонительной армии — со стороны королевы зергов. Захватчики, которые имели руки с противопоставленными пальцами, могли даже заниматься производством тонких изделий. Пусть и выращивание такого элитного зерга было довольно дорого, но в долгосрочной перспективе такой зерг мог неплохо помочь гнезду. А воины с антропоморфной верхней половиной могли использовать оружие и увеличивать свое воинское искусство. Десятки тысяч могучих зергов, вооруженных самым современным оружием с Зеленого Гиганта стремительной клиновидной атакой пробили строй обычных насекомоподобных зергов и направились внутрь — к гнезду Королевы. А сразу за ними двигалась армия из сотен тысяч и миллионов обычных зергов, которые, конечно же, также были сильнее местных зергов Красной Планеты.

Этот прорыв действительно был опасным. Даже если захватчикам не удастся убить Королеву, эвакуация и последующее разграбление ее гнезда может нанести серьезный урон в воспитании нового поколения зергов Красной Планеты. Маленькая временная неудача впоследствии могла превратиться масштабную проблему, ставящую население КП на грань выживания. Находившиеся на флангах местные зерги пытались атаковать пробившуюся армию и зажать ее в тиски. Однако, тыловые войска захватчиков были слишком сильны, и они все прибывали и прибывали. Сколько бы Королева не бросала своих сил на купирование прорыва, это было бесполезно. Практически все ее войска в данный момент находились на фронте, а атакующие двигались быстрее, почти по прямой линии. Королевские войска никак не смогли бы прибыть вовремя для защиты своей главнокомандующей и матери.

И тут на сцене появился я. Довольно быстро я узнал о прорыве и приготовился к ответной операции. Перво-наперво мой боевой аватар на дельтаплане на мускульной силе прибыл в горное ущелье, за которым находилась долина с главным гнездом местной Королевы Зергов. Естественно, хотя мне и самому было выгодно помочь союзнику, действовать я решил не бесплатно, Королева сказала, что будет должна мне и заплатит за услугу оружием вражеских зергов, которые до этого копились на ее складах. Она хотела использовать его в будущем для вооружения своей элиты, но сейчас ситуация была срочной. По прибытии я призвал свои войска, которые начали готовиться.

Через два часа в ущелье прибыл авангард противника. Элита среди элит двигалась на острие атаки, они даже не думали о проведении разведки, посчитав, что их сил достаточно для того, чтобы смять любое сопротивление противника. Кроме того, над их головами патрулировали десятки тысяч летающих насекомых. И зря они на них понадеялись. Впрочем, даже если бы у врага была разведка, у меня были способы с ней разобраться. По моему сигналу в заданных точках над ущельем появились более тридцати переносчиков, которые призывали вокруг себя по паре десятков РЗСО каждый. Шестьсот ракетных установок заработали одновременно. Свист от полета ракеты и баханье их взрывов наполнили ущелье. Грохот стоял такой, что казалось, будто ад спустился на эту землю. Вражеские маги кастовали различные защитные заклинания, стрелки пытались сбить ракеты в полете, но их было слишком много. Большой участок авангарда буквально потонул в клубах разноцветного дыма и огня.

Когда дым и песок рассеялись, то пред нами предстало уже сильно потрепанное воинство. Элита в авангарде врага была чрезвычайно сильна, некоторых воинов не могло убить даже прямое попадание ракеты, но по итогу девяти тысяч залпов нам удалось из пятидесятитысячного авангарда прямо убить две тысячи зергов, а также полтора десятка тысяч их получили повреждения различной степени тяжести. К тому же, многие маги лишились маны и были не способны к участию в дальнейшем сражении. Все это произошло слишком быстро, летающие зерги еще даже не успели подобраться к пусковым установкам, как те уже отстрелялись и растворились в воздухе. А на их месте появились десятки тысяч бойцов со Святой Земли. Практически все бойцы Святого Корпуса сейчас имели двойную специализацию. Они могли, как неплохо стрелять из луков, так и сражаться в ближнем бою. Все они были вооружены композитными блочными луками. В мгновение ока небо над ущельем наполнилось летящими болидами. Зачарованные стрелы, выпущенные высокоуровневым бойцом из зачарованного современного лука, летели со скоростью недоступной для обнаружения невооруженным взглядом обычного человека. Пусть летающие зерги были очень быстры, а их фасетчатые глаза могли уловить гораздо больше деталей, чем обычный человек, но они уже не успевали уклониться. Мощные оперенные снаряды буквально разрывали в клочья встреченных врагов, а то и нескольких за раз.

Множество летунов попадали на земли. Но даже если стрела не могла попасть в какую-нибудь цель в небе, она продолжала свое движение. А за ущельем была огромная армия вторженцев, которая плотным слоем облепила окружающую пустыню. Так или иначе, стрела могла найти вою цель. После того, как воздушная угроза была серьезно прорежена, стрелки направили свой взор на ущелье, где авангард зергов почти отошел от внезапности происходящего и уже начал двигаться глубже. Самые лучшие и сильные бойцы начали стрелять во врага и имели хорошие результаты. С той стороны также пытались огрызаться, но как может сделанный вручную какими-то насекомыми лук, пусть и из лучших материалов и многократно зачарованный, сравниться с плодами массового производства и научного материаловедения технологической эпохи. А зачарование на нашей стороне было не хуже вражеского. Врагам приходилось стрелять вверх, поэтому дальность сильно страдала, мы делали их, как детей.

В этот момент могучий зерг, вооруженный двумя гигантскими секирами, находившийся на острие атаки, в гневе взревел и бросился вперед. За ним последовали и другие зерги. Я дал сигнал через переговорный медальон, и вскоре ущелье заполонила огромная масса местных зергов. Да, все они были рабочими, а не боевыми единицами, но их задача была в качестве пушечного мяса сдержать противника, и со своим количеством зерги справлялись. Даже если на одного рабочего зергу авангарда нужно было потратить одну секунду или половину секунды, за это время мои люди успевали выпустить на одну, две или более стрел больше. У самых сильных зергов авангарда было дофига защиты и магических благословений, поэтому поразить их стрелой было бы проблематично, и мои люди сконцентрировались на тыловых зергах, в основном лучниках, которые могли представлять опасность для сдерживающих врага рабочих.

Хотя ущелье было большим, его было катастрофически недостаточно для того, чтобы вместить всех врагов. Многие из них начали расходиться в стороны в поисках другого прохода, но там они были встречены войсками местной Королевы, которые связали их боем. Другие же начали карабкаться по склону, чтобы преодолеть ущелье сверху. Там их встретили рабочие, которые просто прыгали на своих врагов с вершины ущелья. Особых проблем они не могли создать противникам, но могли их задержать. Лучше справлялись вовремя подоспевшие летающие насекомые местной Королевы. Со значительной частью вражеских летунов разобрались мои лучники, которые сейчас добивали их остатки, поэтому господство в воздухе теперь было за зергами с Красной Планеты.

Сражение было мощным, враги были сильны. Здесь присутствовали практически все бойцы, которых я мог призвать лично. Пусть большинство из них не были лучниками изначально, отправить стрелу «куда-то туда» не было для них проблемой. Сам я в образе боевого аватара занимался тем же самым. Я прямо физически ощущал, как рекой льется опыт в мое основное тело. Уверен, что и другие призыватели со Святой Земли также быстро росли. Еще ко мне на карман падало большое количество Токенов Заслуг и Очков Духа. Даже Святая Земля росла очень стремительно. Через полтора часа вражеский авангард, наконец, добрался до выхода из ущелья, но я не собирался их так просто отпускать. Наперерез им двинулись наши лучшие бойцы ближнего боя с моим боевым аватаром во главе.

Мой боевой аватар считался бойцом обычного ранга, обделенным какими-либо особыми умениями и бустами. На одном и том же уровне, стандартный боец обычного ранга меня уделает под орех. Но вот уровень мой был совсем не простым. С какого-то момента дальнейшее повышение уровня стоило миллиарды и миллиарды Эрос, а уровень моего боевого аватара увеличивался автоматически, в зависимости от боевой мощи моего отряда. Да, на увеличение боевой мощи отряда нужно было также тратить Эрос, но для повышения моего героического уровня боевую мощь отряда нужно было увеличить всего на 30 %. На такую же пропорцию каждый раз увеличивалась и мощь моего аватара. Получалось, что я получал два по цене одного.

Мощь моего аватара уже достигла двухсот тысяч единиц, я был уверен в своих силах. Слева от меня были Просвещенный Аскет и Леди Рыцарь, справа Фема и Генерал Титанов, позади меня Эль и Хозяйка Теней, а над головой Горыныч и Принцесса Драконов. Это были самые сильные мои бойцы, помимо них присутствовала и добрая половина других бойцов моего личного отряда. Легионеры, маги и другие. Критские лучники все еще атаковали врагов с вершины ущелья. Мы столкнулись с противниками, клин к клину. На удивление, наши силы оказались равны. Если бы авангард был свеж и в полном составе, то у меня могли быть проблемы, но сейчас я был уверен в себе. На запястье левой руки у меня был легкий, но суперпрочный и суперзачарованный щит с выступающей заостренной частью, прикрывающей кисть, в правой руке был кинжал вечной смерти, я решил взять на себя берсерка с секирами.

Сила его серьезно превосходила мою, но у меня была выше скорость и ловкость. Также его оружие было слишком неповоротливым. Имея в своем тылу сильных товарищей, я не боялся попасть в окружение и полностью отдался боевому танцу. Вот противник заносит одну из своих секир над головой, а другую сбоку. Я уже изучил этот его удар, сначала будет диагональный, а потом горизонтальный по дуге. Уклоняюсь в сторону от удара сверху, затем делаю перекат в ноги, уходя от бокового удара. В левой руке у меня появился арбалет, делаю выстрел снизу вверх. Противник отклоняет назад голову, едва не лишившись кончика носа. Из-за его спины, как хлыст, вылетает скорпионий хвост, на кончике которого блестит капелька яда. Уклоняюсь. С другой стороны летит второй точно такой же хвост, не успеваю уклониться и парирую щитом. Мощная, как бревно, нога насекомого пытается проткнуть меня, прокручиваюсь на пятках. Острая кромка щита оставляет лишь царапины на хитиновой поверхности ноги, но КВС проникает на всю глубину, которая, впрочем, не особо и велика. Однако, мой клинок — оружие не простое, он буквально высасывает жизнь из противника. Зерг-берсерк взревел от боли, и зря он отвлекся. Новый заряженный арбалет появился в моей руке, резкий хлопок и зачарованная стрела попадает в глаз зергу. Дальше все пошло, как по маслу. Медленно, но уверенно я дожал раненного противника, на последок воткнув свой кинжал прямо ему в лоб. Дальше продолжилось стандартное месилово с более слабыми противниками.

Ущелье мы отстояли и врага остановили. Но этого было недостаточно для меня. Пока войска Королевы брали зергов с ЗГ в окружение, с юго-восточного направления выдвинулась большая армия зергов моей подчиненной матки. В целом создания, похожие на муравьев, были очень слабы, защиты не было практически никакой, но они были очень ловкими и быстрыми. Их жвала могли смыкаться на невероятной скорости, создавая громкие щелчки. Фуры закрепили на этих челюстях протезы из суперсплава, только элитные зерги врага имели хитин, способный остановить атаку вооруженных жвал. Другой вид был мощным и сильным скорпионом, на клешнях которого были установлены смыкающиеся словно ножницы щиты из супер-сплава. Собственных хитин его был не твердым и очень легким, поэтому при всей грузности и большой силе этот скорпион двигался быстро и ловко, парируя удары противников щитами на клешнях. Для атаки использовались эти же щиты, или ядовитое жало, закованное в металлическую броню. Другие муравьи стреляли кислотой, которую заправляли в свои брюшка из баков. Кислоту делали, естественно, в Федерации Земли. Еще были муравьи на спинах которых были воздушные пушки, стреляющие алхимическими шариками и осы, с бомбовым отсеком под брюшком.

Эта армия долго и тайно готовилась в логове моей подчиненной матки зергов, сегодня пришло ее время. Миллионы насекомых с нашей стороны на широкой линии прорвали вражескую оборону, ослабленную из-за того, что все резервы были направлены на атаку на местную Королеву Зергов. А дальше мои насекомые только прорывались вперед. Через сутки непрерывного наступления они, наконец, достигли белой скалы. Там нас поджидало большое количество врагов, но насекомые были поддержаны моим Святым Корпусом, мы смогли пробиться к самому веретену. Сразу же начались исследования состава веретена, его ветки рубили, жгли, обливали кислотой, ели. И делали еще много чего. Удивительно было то, что при уничтожении веток можно было получить очень большое количество Очков Духа, а насекомые, которые съели кусочки веретена, могли эволюционировать.

Внезапно меня посетило нехорошее предчувствие, и я дал команду на отступление. Вместе с тем, сам я призвал в паре сотен перед собой гроб из космосплава, в котором был переносчик. Тот призвал еще одного. И таким образом довольно быстро были преодолены несколько километров. Последним к белой нити, соединяющей веретено с Зеленым Гигантом, попал снова я. Когда я прикоснулся к нити, то внезапно почувствовал движение. На невероятной скорости меня начало нести к вражеской планете. С некоторым страхом я рассмотрел, как мимо меня на огромной скорости движутся в сторону КП полчища врагов, многие из которых были элитой. Они также заметили меня, но ничего не могли сделать. Где-то посередине пути я понял, что по прибытию меня не ждет ничего хорошего, поэтому призвал в космосе гроб с переносчиком, а сам переместился на СЗ. Там облачился в костюм для космических путешествий. Вскоре переносчик призвал меня обратно во Вселенную Зергов. Оказавшись свободным от потока белой нити, я мог свободно перемещаться в космосе. Я включил воздушные реактивные двигатели, которые работали на сжатом газе и начал двигаться в сторону одной из планет, где, как мне показалось, все еще оказывали сопротивление Зеленому Гиганту. Лететь к обломкам планет не было никакого смысла, как я понял, они были полностью высосаны и избавлены от любых полезных ископаемых. Однако, я решил оставить одного переносчика на крупном обломке, чтобы можно было организовать здесь космическую базу.

Лететь было достаточно долго, поэтому я позволил своему сознанию погрузиться в сон. Когда я проснулся, до прибытия на планету оставалось менее часа. Я немного подрулил и подкорректировал движение. Приблизившись к атмосфере планеты, я призвал гроб с переносчиком. И начала повторяться процедура со сменой переносчиками друг друга. Это позволило мне — последнему в цепочке, аккуратно и безболезненно приземлиться на поверхность планеты. Довольно быстро меня обнаружили насекомые. Но сначала мы немного повоевали со Святым Корпусом на моей сторона, а затем, когда выяснилось, что после проникновения на эту планету, выдворить меня обратно не получится, достаточно умная Королева Зергов этой планеты согласилась обсудить условия перемирия. Так у меня появился еще один клиент на покупку провизии. Она была еще не избалованной и не искушенной, поэтому сделка для меня оказалась еще более выгодной, чем на Красной Планете. Я взглянул в темное небо, туда, где примерно находилась моя космическая база, и подумал, что будет неплохо наладить торговые связи со всеми другими планетами, где все еще есть сопротивляющиеся зерги…

Глава 2 Поле информационной стабильности

Через несколько дней мы смогли установить контакт со всеми сопротивляющимися планетами, коих оказалось только восемь, несколько планет уже были подчинены ЗГ, но все еще эксплуатировались и не разрушились. Мы себя обнаружили, но противник оказался бессилен. Просто собрав манатки, мои переносчики ретировались. Несмотря на то, что нам не удалось серьезно повредить белую скалу, и силы коалиции были отброшены на свои изначальные позиции, с дополнительными восемью планетами мы получили в свое распоряжение огромное количество различных материалов. Все это обрабатывать у нас даже не было возможности и времени. Поэтому по бросовым ценам различные металлы и другие редкие материалы уплыли в Союз Порядка, Великую Горную Империю, область возле Монтании и в кучу других стран и союзов. Часть моих торговцев добрались даже до Союза Природы, но сделка, конечно же, была проведена тайно и не в таких масштабах, как в Союзе Порядка. Даже если меня обвинят в работе с врагом, я всегда могу оправдаться, что не совсем контролирую своих купцов, а у них план по продажам. Ну, и могу сослаться на то, что Союз Порядка получил материалов гораздо больше, чем противник.

Взамен мы получили огромное количество еды, которую отправили на планеты клиентов. В общем-то, в странах высшего пояса, как и среднего, не особо занимались сельским хозяйством. Был какой-то стратегический запас, но не более. Там войны были очень ограничены по территории, хотя и носили огромный масштаб. Никто не хотел пугать и уничтожать население, которое всем нужно было. Поэтому еду мы получали очень дорого, намного дороже, чем в земном мире или чем от нашей с Фемини сельскохозяйственной компании. Точно также, как и сырье мы отдавали в необработанном виде, а значит, практически даром. В конечном итоге мы смогли выгадать лишь 2–3 конца со сделки. Но даже так, из-за гигантских объемов провернутой операции, мы получили одномоментно триллионы Эрос. Получив на руки столько денег, мы собрали совет и начали думать, куда потратить. Самый простой вариант — поднять уровень куче бойцов, но самый очевидный вариант не всегда самый лучший. В основном, конечно, рассуждали аналитики и советники, я и дамы из моего гарема старательно помалкивали, когда старые и умные дяди выкладывали различные расчеты.

В конце концов, слово взял еще один молодой адъютант, который был одним из моих помощников в Святом Корпусе. Он же много занимался торговлей. Его идея была в том, чтобы закупиться во внешнем КВВ алхимическими бомбами, загрузить ими дирижабли, посадить на дирижабли низкоуровневых призывателей Федерации, да, и пусть они сбрасывают бомбы на головы солдат Империи Дроидов. Все это он рассказывал уверенно жестикулируя, особенно эпично у него получались взрывы, которые он показывал руками. Вот стоит призыватель, вот он бросает бомбу, вот она падает и взрывается с большим бадабум. Меня поразили, как оригинальность и широта его мысли, так и образность мышления. Старые и умные дяди, сразу же взялись за расчеты, помощники зашуршали свитками дальней связи, списываясь с поставщиками. Пара человек начали старательно умножать столбиком полученные цифры, другие начали размышлять над ситуацией на фронте, если появится дополнительная десяток миллионов низкоуровневых бойцов. Как я сразу и почувствовал, идея была интересной и выгодной. Мы сразу же взяли ее в обработку, а уже на следующий день врагам были натурально устроены Хиросима и Нагасаки. Если бы не требование — одна бомба в одни руки, солдаты противника имели бы колоссальные потери. А так с этого дня каждую вражескую армию теперь сопровождали по несколько десятков дирижаблей. Приближение армии Империи Дроидов теперь можно было увидеть издалека, как чайки сопровождали суда рыболовов, блестящие дирижабли и всполохи магических взрывов сопровождали их теперь. Бомбежка не прекращалась ни на минуту. Одни дирижабли прилетали, отрабатывали бомбометание, другие улетали для загрузки людьми и бомбами.

С уменьшением количества орбитальных станций и истребителей, увеличивались возможности бойцов Федерации в сражениях с яма-юнитами. Всякая мелочь из числа роботов была отдана на откуп слабым бойцам из нашей и других стран, а вот на яма-юнитов сейчас повсеместно охотились высокоуровневые бойцы. Да, другие страны тайно, чтобы не спровоцировать Федерацию, отправляли своих высокоуровневых бойцов для уничтожения яма-юнитов для разбора на материалы, лучше всего это получалось у федератов. Лучевые, кинетические и огнестрельные снайперские винтовки наших бойцов были зачарованы. Многие из них носили плащи из антисканирующей ткани. Также были пулеметы и воздушные пушки. Разумеется, на почве трофеев возникали конфликты, когда бойцы из других стран пытались захапать себе юнитов, убитых моими людьми. Но наших, чаще всего, было больше, и они были лучше вооружены. А лазерные пушки и кинетические молоты, как и батареи, и энергощиты, нам кровь из носу, но нужны были. Несмотря на возможный конфликт с другими странами, мы не чурались возможности заполучить материалы. Кстати, Грабин недавно разобрался с истребителями, из них также можно было что-то полезное получить. Мне уже начинало казаться, что мои бойцы стали похожи на мусорщиков из Звездных Войн. Они постоянно искали, чем бы поживиться.

В Великой Горной Империи были особенно заинтересованы в материалах, полученных с яма-юнитов и других роботов. В ряде случаев даже выгоднее было продавать оригинальный материал, чем созданные на его основе предметы и сплавы. Целые щиты яма-юнитов уходили на ура. Тут даже был вопрос не применения оружия в бою, а больше коллекционной ценности. В ВГИ были десятки триллионов жителей и большинство из них хотели бы иметь щит яма-юнита в коллекции, а то и несколько. Даже если продавать щиты каждому тысячному, чтобы не перенасытить рынок, получалось внушительное число нуждающихся. В обмен же мы получали специальный магический состав, который, как утверждали гномы, могли производить только они. Состав был слегка голубоватого цвета и немного люминесцентным, по консистенции же он напоминал луговой пчелиный мед, как только его вынимали из контейнера. На открытом воздухе через сутки он засыхал, образуя прочную корку на поверхности предмета.

Как выяснили мои инженеры-технологи, состав имел много уникальных свойств. У него было сопротивление магическим атакам на КВВ и Красной Планете, а также энергетическим атакам в физической вселенной. Механическим атакам состав сопротивлялся не особо сильно, но инженеры придумали сделать трехслойные щиты двойного назначения. А для Земли вообще достаточно двуслойного щита, так как роботы атаковали лазерами, в основном. У состава была своя емкость магической защиты, восполнить ее можно было, влив ману в состав. С этим могли справиться любые маги, даже бойцы. В зависимости от толщины слоя, защита от энергетических атак могла быть не хуже, чем у энергетических щитов. Если нанести состав на шлем, то лазерный луч можно было остановить даже перед небольшими прорезями или дырочками для глаз и дыхания. Этот состав стал для нас большим подспорьем, так как мы не могли вырабатывать достаточно электроэнергии для питания энергетических батарей роботов. По большей части, они были одноразовыми, но они нужны были и для атаки, и для защиты. Сменив защиту на состав, мы могли сэкономить кучу батарей.

В Элеверийской Империи же мои люди обнаружили особый порошок, при наполнении его маной и добавлении в порох в физической вселенной скорость реакции горения пороха и количество высвобождаемой энергии значительно увеличивалось. Ранее моих ученых и инженеров беспокоил тот факт, что мощность взрыва пороха даже после зачарования серьезно отставала от возможностей зачарованных материалов пуль, гильз и даже самого огнестрельного оружия. Вся система могла легко выдержать на 50–70 % большую мощность, но качество самого лучше пороха не могло реализовать ее. Можно было даже зачаровать оружие еще сильнее, но это было бессмысленно из-за пороха. А вот сейчас эту проблему можно было решить. Со всеми этими примочками, я был уверен, что будь у меня достаточно времени, я смог бы создать армию, каждый боец которой мог бы на равных сражаться с яма-юнитом один на один. Пока еще обмен был далеко не в нашу пользу, даже когда мы применяли различные хитрости. Роботы довольно быстро учились, в конце концов, противостояние сводилось именно к силе количества и оружия. Обнаружив два таких интересных материала, я отдал приказ всем своим торговцам в высшем поясе искать любые уникальные материалы и вещи.

* * *
Через месяц после начала второй фазы Катастрофы мы смогли, наконец, сбить все орбитальные станции. Это была колоссальная победа. На радостях в тот же день мы снарядили практически всех своих бойцов с зенитными орудиями и отправили мочить истребители. Эти пташки летали со скоростью свыше трех тысяч километров в час, пока они были в небе, нереально было провести какие-нибудь серьезные войсковые операции. Но мы организовали пару настоящих и несколько ложных атак на наши бывшие фабрики, и одну таки удалось сбить. После того, как мы закрепились внутри, десятки тысяч вражеских истребителей стали курсировать над фабрикой, но их орудия были недостаточно сильными, чтобы пробить обшивку куба. У меня же началась вторая стадия. Теперь мне нужно было биться за кубы. И хорошо, что Святой Корпус стал значительно больше и сильнее с прошлого раза. Плюс щиты и доспехи с нанесенным на них специальным составом, а также более мощный огнестрел. Мы могли теперь атаковать не менее пятнадцати-двадцати кубов в день. Космос теперь был наш. Если раньше нам нужно было доезжать или долетать до куба, то теперь доставка атакующих войск была намного проще. Какой-нибудь переносчик, пролетая над интересующим нас кубом, перемещал в физическую вселенную большой шар, состоящий из многих слоев супер-сплава и гномьего состава. Шар с сидящим внутри него коллегой переносчика начинал падать на куб.

Многослойной защиты было достаточно даже для того, чтобы выдержать удар из головного орудия обычного куба. Через заданное время переносчик внутри шара вызывал такой же шар рядом с собой, а то и несколько, а сам перемещался на СЗ, чтобы не почувствовать на себе всю радость встречи с поверхностью Земли. Приземлялся новый шар либо рядом с кубом, либо прямо на куб. Переносчик внутри сразу же вызывал парочку гробов, а сам вместе с шаром исчезал. Из гробов же было видно, что, где находится. Следующий переносчик переносил гроб прямо внутрь куба. А там уже вступали в дело бойцы. Иногда шары падали пустые. Иногда шары исчезали, но гробы не появлялись сразу, а только через несколько минут или часов. Ничего не было определено точно заранее. С помощью специальных игровых кубиков и игровых автоматов все операции производились случайным образом и даже случайным образом корректировались прямо во время операции. У нас в Пелле, Олимпе и на Кольской фабрике даже были специальные игровые отделы, которые занимались, как мы это назвали, системным созданием случайностей и невероятностей. Кто-то из старичков пошутил, что таким макаром мы скоро изобретем невероятностный двигатель.

Сам я участвовал в этих операциях только на завершающей фазе, поэтому редко тратил более десяти минут на куб. Мне нужно было только воткнуть кинжал в квантовый компьютер. Но я, все равно, старался принять участие в не менее пяти операциях в день, чтобы не терять сноровку и уменьшить потери среди бойцов. После захвата куба, мы его быстро зачищали, а потом выгребали из него все, что плохо лежит. Особенно нас интересовали запасы энергетических батарей, термоядерные реакторы, сборочные линии и запасы деталей. Однако, если имелось время и возможность, бойцы могли даже разобрать и внешние турели, пару раз нам даже удалось спереть головное орудие прямо перед носом у многотысячной эскадры истребителей. Наша задача была, как можно быстрее избавиться от кубов, поэтому бойцы Святого Корпуса не должны были активно воевать с роботами. Быстрый налет, захват и отход, как в свое время пираты грабили торговые суда в морях, но мы действовали еще быстрее.

Кстати говоря, без энергии и оборудования переставали работать капсулы с людьми, и те довольно быстро умирали от недостатка кислорода или питания. Но не так, как раньше, при критических повреждениях кубов в прошлые разы капсулы успевали умертвить человека внутри них окончательно. А на случай полного и одномоментного исчезновения энергии и управляющих программ у капсул не было предусмотрено защиты. Теперь, умирая на Земле, привезенные роботами люди полностью переносились на КВВ и получали свободу действий. Вот только раньше они всю жизнь проводили в бесконечных сражениях, поэтому теперь не знали, что им дальше делать. Ранее приказы поступали им прямо в сознание через передатчик в капсуле, а теперь голоса и приказы в голове пропали. Два миллиона человек, которые раньше шли по каким-то своим делам, вдруг останавливались и беспомощно озирались по сторонам. Кто-то садился на землю и начинал плакать, другой просто тупо смотрел перед собой, а третий просто старался убежать, куда подальше от армии, чтобы его не поймали вновь. Многим из них был не один десяток лет, боевой опыт их был колоссальный, но сознание и восприятие этих людей не отличалось от пятилетнего ребенка. Конечно, мы не стали упускать их из виду, сразу после налета на куб, к потерянной армии прибывали мои бойцы и старались наладить контакт. Не всегда получалось сразу, бывало, приходилось и повоевать, применить силу, эти люди не видели ничего, кроме агрессии раньше. Но, чаще всего, если к ним бойцы подходили по-доброму и предлагали какие-нибудь угощения, обретшие свободу люди начинали интересоваться чем-то, кроме войны. С помощью дешевых подарков и вкусной еды удавалось уговорить их привязаться к деревням Федерации. Теперь я был еще более уверен в нашем будущем. Два миллиона элитных солдат — это совсем не мало.

И это наше действо не осталось незамеченным со стороны КВВ. Новички попадали на Континент не просто так, в каждом из них была частичка духовного источника, которую использовали роботы, чтобы обойти ограничения КВВ. Теперь эта духовная пыль абсорбировалась вселенной КВВ. А я, как главный хозяин всех этих деревень, получал огромное количество Токенов Заслуг. При не окончательной смерти солдат, немного духовной энергии перепадало даже Земле, ее духовный источник становился плотнее. Плотнее же становилось и поле информационной стабильности. Это все происходило медленно и незаметно, и многие не знали о происходящем, включая меня, но Лейт провел со мной разъяснительную беседу.

— Ты этого не замечаешь, но я чувствую изменения в духовной энергии планеты, — начал он после короткого приветствия, покачивая в руке кружку с медовым пивом, любезно предоставленную мной. — С присоединением одного солдата к вам, землянам, приближение к Земле войска Империи Дроидов замедляется на одну тысячную секунды.

— Как это? — задал я резонный вопрос. — Непонятно!

— Смотри… — Лейт использовал тарелку с мясной нарезкой в качестве Земли, а пиалу с чесночными гренками вместо флота роботов. — Допустим, Империя Дроидов знает примерную суперпозицию Земли, разгадав ее с помощью суперпозиционных экстракторов (он положил несколько гренок в мясную тарелку, гренки образовали целевой крест). Однако, у любой планеты с естественной разумной жизнью есть поле информационной стабильности (он сделал на скатерти несколько складок по кругу, которые помешали бы пиале с гренками добраться тарелки с мясом), из-за этого поля скорость разгадывания суперпозиции замедляется. Всегда есть минимальный предел времени прибытия космического корабля с гипер-двигателем. Изначально это был один день. Сколько бы суперпозиционных экстракторов не поставили роботы на Земле, они не смогут переместиться на твою планету быстрее, чем за один день, если только не испортят ее духовный источник. Теперь это время постепенно увеличивается. На 33 минуты за каждую двухмиллионную вражескую армию, присоединившуюся к тебе (он начал сдвигать складку на скатерти дальше от тарелки).

— Если это так проблемно, почему роботы не убивают своих рабов, когда я захватываю куб? — спросил я.

— Убийство естественной разумной жизни вместе с ее душой — процесс совсем не простой… — многозначительно произнес Лейт. — Это загрязняет информационное поле и усложняет работу для суперпозиционных экстракторов.

Лейт взял несколько половинок соленого арахиса небольшой вазочки и положил возле мясной тарелки.

— Если уничтожить несколько армий, проблем не будет. Но если убивать каждую подобную армию, то загрязнение приобретет внушительные масштабы, и следующая волна роботов будет серьезно задержана. Это нестабильный элемент.

Хранитель взял вазочку и рассыпал арахис между мясной тарелкой и пиалой с гренками.

— Теперь понятно! — протянул я. — То есть, в любом случае, у роботов будут проблемы?

— Так и есть, — кивнул Лейт.

— А зачем тогда они вообще притащили сюда этих людей, если от них будут одни проблемы? — я был удивлен не рациональностью решения суперкомпьютера ИД.

— Ха-ха! — рассмеялся хранитель. — Изначально предполагалось, то они создадут проблемы для землян на КВВ, и вы не сможете оперативно действовать против армии вторжения в физической вселенной. Но тут ты переиграл Империю. Вместо создания проблем на КВВ и внесения смуты, армии роботов, наоборот, помогают тебе сдерживать другие страны, и твоя Федерация Земли может более успешно бороться с роботами на Земле. Меня удивляет, везунчик ты или шибко умный… хотя… про последнее не скажешь, если внимательно посмотреть на тебя.

— Эй-эй! Полегче! — возмутился я. — Ты на чьей стороне, вообще? Не твое ли задание я выполняю во внешнем КВВ?

— Ладно! — улыбнулся Лейт. — Я пришел рассказать тебе о еще одной возможной вещи. Не трать пока Токены Заслуг. Тебя ждет большой сюрприз, если ты их сохранишь.

— Какой сюрприз? — заинтересовался я.

— Увидишь, когда придет время, — пафосно ответил Лейт, разорвал ткань пространства и ушел в трещину вместе с кувшином пива в руках.

Спустя секунду, в воздухе над столом появилась еще одна небольшая дырка в пространстве. Из нее вылезла рука, подхватила мясную тарелку и пиалу с гренками и исчезла. Забирать с собой рассыпанный арахис Лейт не стал, козлина…

Глава 3 Союз Человечества

Недолго я томился в неведении. Где-то с восьмидесятым захваченным кубом, когда к Федерации Земли присоединился 150 миллионный вражеский солдат (еще порядка десяти миллионов разбежались, мы не смогли их вовремя заинтересовать), в моем магазине, где можно было приобрести что-то за Токены Заслуг, я увидел, что можно создать портал из вселенной КВВ во вселенную Зергов. Это была бомба! Конечно, была в этом и ложка дегтя. Портал создать я мог только во внешнем КВВ, где у меня с ресурсами и армиями дела обстояли не лучшим образом. Однако, я, все-таки, смог создать портал из пещерного города в диких землях возле Герцогства Монтания в место на Красной Планете, которое находилось недалеко от подконтрольной мне матки насекомых. Я опасался полностью доверять герцогине Мурак, но во внешнем КВВ она была единственной моей достаточно сильной союзницей. Мы начали переправлять ее войска из высшего пояса КВВ в средний через два портала.

Несмотря на то, что Герцогство Монтания было намного больше и пользовалось большой поддержкой Великой Горной Империи, Герцогство Мурак находилось в высшем поясе, где разумные жили богаче и плотность населения была выше, поэтому по силе они были примерно равны, если, конечно, Великая Горная Империя не приведет свои войска. Помимо этого, у Герцогства Монтания были хорошие и многолетние связи с местными государствами, поэтому мы изначально не собирались вести полномасштабную войну, а только лишь закрепиться и осадить мародеров и работорговцев. Но не все идет так гладко, как планировалось изначально. Несколько стран из области решили таки провести новую зачистку диких земель. Полноценная война была неминуема, но мы не собирались сдавать свои новые земли без боя.

За проход через портал герцогиня Мурак щедро отблагодарила меня, дав фурам возможность сменить подданство. Я составил договор о присоединении к Федерации Земли нескольких независимых республик фуров, и они с радостью его подписали, после чего переселились в дикие земли. КВВ, кстати, нескольким лидерам из их числа выделил деревенские стелы. Конечно, эти стелы не могли воскресить фуров, умерших на Красной Планете, можно сказать, что она не входила в зону ответственности КВВ. Но и этого было достаточно, чтобы начать новую жизнь. Я сразу же дал фурам работу. Во-первых, недавно мы начали делать тетиву для луков не из синтетических волокон, а из паутины, которую плел особый вид пауков на Красной Планете. После зачарования она становилась еще более прочной и износостойкой, сохраняя свою эластичность и упругость. Для рукояти и плеч использовались различные виды зачарованного дерева, которые склеивались между собой субстанцией, также производимой насекомыми. Пусть это был не композитный материал, блочный лук мы сделать не могли, но из-под руки фуров после некоторой доработки у зачарователей в Монтании и других близлежащих странах получался весьма неплохой для КВВ лук, который можно было бы продать в Союзе Порядка с небольшой, но приятной выгодой. Также, на КП подконтрольная мне матка насекомых начала создавать еще один вид муравьев. Пока они еще были яйцами, на них нужно было капнуть кровью, а потом еще кормить муравья на стадии личинки. Когда же муравей вырастал, что происходило довольно быстро, буквально за 3–4 недели, он становился послушным тому, кто его вырастил. Разумеется, приоритет все еще оставался у их родительницы, но на КВВ насекомые не могли друг с другом связываться. Этот муравей был, конечно, слабее, чем прокачанные лошади в среднем поясе, но был достаточно неприхотливым, быстрым и выносливым. Его нельзя было прокачать с помощью Эрос или Очков Духа, но этого и не нужно было. Многие фуры быстро стали погонщиками караванов, а также боевыми всадниками. После обучения стрельбы из лука прямо на ходу, из них получилась отличная армия конных, точнее муравьиных лучников. Они могли стать наемниками для охраны торговых караванов от бандитов. Погонщики и всадники были хорошо приняты в некоторых местных странах и быстро начали зарабатывать, но они не забывали о своих корнях и значительную часть доходов отправляли в родные деревни, откуда я уже получал свою часть в виде налогов.

* * *
Прошли месяцы. Почти сразу после создания портала мы столкнулись с кризисом производства. Клиенты на стрелы и другое оружие в Союзе Порядка уже начали требовать увеличения поставок. Сетевики Терра Компани также проявляли недовольство. Поэтому Святому Корпусу пришлось напрячься и отвоевать несколько фабрик, а потом выделить переносчиков, чтобы те занимались поставками. Также пришлось выделить охрану, которая с риском для жизни под надзором истребителей прорывалась к фабрикам из порталов. Последние месяцы за фабрики постоянно шли бои с переменным успехом, но нам пришлось пойти на эти риски, чтобы не потерять выгодные контракты. Поэтому количество атак на другие кубы нам пришлось снизить. Я снова начал работать сверхурочно, чтобы нивелировать потери темпа. Одно радовало, количество истребителей в небе уменьшалось. Да, противник также научился противостоять нам. Роботы делали истребители обманки, которые выглядели точно также, как и настоящие истребители, но не имели никакой защиты и серьезного вооружения. Когда кто-то из наших людей атаковал такой истребитель, он раскрывал себя, и мог быть атакован другим, уже настоящим истребителем. Но наши бойцы научились делать ложные атаки, чтобы заманивать вражеские истребители в огневой котел. Роботы также делали засады на засады.

Сама же поверхность планеты уже кишела низкоуровневыми бойцами. Когда низкоуровневые призыватели Федерации начали поднимать свой уровень в воздушных налетах, их появились десятки миллионов. Каким бы тупым не был боец, если он продолжал умирать каждый день на протяжении нескольких месяцев, он мог научиться некоторым азам выживания. Пусть вычислительная мощь квантовых компьютеров была сильна, но учесть все вероятности во всех местах конфликта было сложно даже для них. Бойцы действовали самостоятельно, многие из них не имели четкого приказа. По выходу из порталов бойцы Федерации получали брошюры с различными новостями или образовательными материалами. Были также и методички с новыми идеями ведения сражений против яма-юнитов и других роботов. Самые успешные, удачливые или креативные бойцы всегда делились своим опытом с аналитиками Федерации. Да, бойцы других стран также учились, но без единой системы скорость их обучения уступала нашей. И, конечно же, все успехи Федерации Земли регулярно транслировались землянам на КВВ через менестрелей, журналы и газеты, листовки или через ораторов на площадях. Федерация все еще не могла задействовать все свои силы, так как предатель в любой момент мог ударить в спину.

И вот, на четвертый месяц второй волны Катастрофы, когда уже все газеты начали твердить о скорой победе над роботами, зашевелились армии исторических и современных ЕС и США. А вел их за собой небезызвестный Анре Дюбуа, который к этому времени стал самым влиятельным землянином. Ну, после меня, конечно. И мне нужно было серьезно подумать. Он ли был тем самым предателем, или его кто-то науськивал? Службы разведки вокруг него работали очень хорошо. Важные шишки землян уже прознали, что на меня работают метаморфы, поэтому система защиты совершено секретной информации и самых важных руководителей была на крайне высоком уровне. Шпионы Федерации так и не смогли подобраться к нему близко и прошерстить его окружение. В любом случае, в предстоящем конфликте сначала нужно было победить Анре, потом выяснять, на кого он работает. Но неприятной новостью для меня стало то, что каким-то образом новый блок, получивший пафосное название — Союз Человечества, сумел договориться с роботами. Все армии роботов на территории Союза резко прекратили свою разрушительную деятельность и направились к землям Федерации Земли. Сказать, что я был в гневе, значит, ничего не сказать.

Первым делом я издал указ об изменении квот на алхимические бомбы с одной штуки в руки до сразу пяти штук. За три месяца у нас скопилось их изрядное количество, пришло время использовать запасы. Во-вторых, я официально объявил войну Союзу Человечества. Пусть они еще не напали на Федерацию, сговор с роботами был налицо, не имело смысла ждать вражескую атакую и терять инициативу. Параллельно с этим мои люди начали распространять информацию, что Союз Человечества сговорился с машинами, поэтому подлежит полному уничтожению. Именно полному уничтожению. Многие страны серьезно пострадали от деятельности роботов, поэтому могли пойти на отчаянный шаг и примкнуть к Союзу, чтобы избавиться от этой проблемы. Чтобы предупредить такой вариант развития событий, я объявил тотальную войну на уничтожение, которая могла испугать колеблющиеся страны. Не прошло и двух часов с того момента, как войска роботов поменяли направление и двинулись в сторону регионов Федерации, как войска Федерации атаковали несколько десятков городов Союза.

Буквально за один день Союз потерял миллионы солдат и жителей убитыми и пленными. Фактически, мы в первую очередь нападали на те города, где была высока вероятность нахождения запасов материалов и деталей роботов. А на следующий день в атаку отправились завербованные бывшие солдаты армии роботов. Даже уменьшив количество атак на кубы с двадцати до десяти в день, по итогу трех месяцев нам удалось совершить рейды на восемьсот кубов и два крейсера-куба. На территории Федерации Земли остались только шесть крупных вражеских армий. Многие армии исчезли с территории России, КНР и некоторых других союзников. По итогу к Федерации присоединились полтора миллиарда опытных солдат, из которых на данный момент удалось мобилизовать двести миллионов. Если они все погибнут, на их воскрешение придется потратить более триллиона Очков Духа, то есть, несколько сотен триллионов Эрос. Но выхода на данный момент у меня не было. Уже сейчас было понятно, что мы не сможем подавить всех роботов до третьей волны Катастрофы. Но нам, хотя бы, удалось увеличить время прибытия любой последующей волны до 20-и дней, поэтому предыдущий ивент на полное уничтожение роботов был досрочно выполнен буквально на днях. Земляне получили еще сто дней до падения барьера. То есть, сейчас у нас оставалось около девяти месяцев. За это время мне нужно было консолидировать силы землян и подготовиться к одновременной войне на два фронта. Учитывая время атаки, я уже не сомневался, что враг по ту сторону барьера хотел перекрыть землянам доступ к планете и отрезать КВВ от Земли.

Уж не знаю, чуйка это была моя или везение, но хорошо, что я не стал преодолевать барьер в сторону потенциального врага. Теперь я был более чем уверен, что по ту сторону меня ждал серьезный противник, который обладал не только солидными силами, но и массой возможностей для предсказания моих действий. Если в мире гоблинов Мировой Закон меня хорошо защищал и скрывал от хранителя, так как я был на очень хорошем счету у МЗ, то во вражеском мире МЗ не смог бы меня спрятать от пророческих заклинаний и заклинаний обнаружения.

Впрочем, я не собирался отправлять своих новобранцев на убой. Впереди каждой моей армии двигались плотные ряды бойцов-легионеров, недавно завербованные солдаты следовали уже за ними. Они были переобучены в стрелков и вооружены луками. Пусть у Федерации сейчас не было столько высококачественных стрел, как раньше, но дрянных стрел, произведенных на мануфактурах Федерации Земли, Республикой Фуров и Гоблинской Республикой были некоторые запасы. Луки также нам удалось заменить лишь на незначительную часть, мощности Фабрик на Земле катастрофически не хватало. Уже целый квартал граждане Федерации трудились сверхурочно и почти без выходных. Конечно, никто не жаловался, так как отдел пропаганды довольно точно описывал распорядок моего дня. Если даже глава государства ложится спать только раз в несколько дней, какой адекватный гражданин будет жаловаться на сверхурочную работу? У всех была общая цель — защитить Землю и Федерацию Земли на КВВ, ради нее и работали.

Неожиданно для меня на связь вышел сам Анре, предложил пообщаться. Я предложил на выбор пару вариантов — либо через свиток дальней связи, либо на нейтральной территории. Но он написал, что через свиток будет неудобно общаться, а о личной встрече можно забыть, он знает о моем «маленьком секрете» и опасается за свою жизнь. И предложил он совершенно удивительный вариант — встреча в виртуальной реальности на Земле. Неужели его отношения с роботами достигли такого прогресса? Ну, мне было интересно посмотреть на Анре, поэтому я согласился. Конечно, в последнее время мое реальное тело также довольно редко покидало Святую Землю. В указанном месте мы получили устройство, которое могло раздавать интернет на всей планете и было адаптировано к капсуле. Потом перенесли его и капсулу в убежище-ловушку на морском дне. Если вдруг роботы сюда сунутся, они будут очень удивлены подготовленному для них приему. Затем мой боевой аватар лег в нашу капсулу. Устройство же соединили с капсулой с помощью нескольких серверов и передатчиков, картинка могла слегка тормозить, но я опасался, что роботы поджарят мне мозги, каким-нибудь образом. Однако, все обошлось.

Сначала я попал в комнату, которая была похожа на комнату ожидания перед залом Совбеза ООН. Но по другую сторону двери меня ожидала совершенно иная картина. Это был огромный церемониальный зал, похожий на зал какого-нибудь короля. На троне в самом центре сидел Анре, облаченный в роскошные царственные одеяния. По обе стороны зала была куча франтов в аристократической одежде. Кто-то стоял, кто-то сидел на стуле или кресле. Я в своем черном деловом костюме смотрелся здесь совершенно нелепо. Что за пи…ы!

— Ну, здравствуй, Арес! — с улыбкой произнес Анре.

— Ща, погодь! — ответил я ему, махнув рукой, и начал озираться по сторонам.

Вскоре, я заметил в углу зала массивный дубовый стол. Я подошел к нему и начал со скрипом двигать к центру зала.

— Что ты делаешь? — Анре возмутился.

— Погодь, говорю! — ответил я спиной, а потом бросил, глядя через плечо. — Ты ко мне обратился, или я к тебе?

Через полминуты мне удалось поставить стол на видное место, прямо посреди зала. Какое-то время я прикидывал его высоту. Затем потащил другой такой же стол из другого угла. Все это я делал под громкий шепот собравшихся. В конце концов, я подтащил второй стол к первому, затем попросил пару служек помочь мне поставить один стол на другой. Затем я снова начал оглядываться. И вскоре заметил интересное кресло, единственное здесь, которое было современным. Оно было совсем недалеко по правую сторону от Анре. Я подошел и обратился к сидящему на кресле человеку.

— Илон, одолжи кресло, — я вежливо улыбнулся во все тридцать два. Тот промолчал и нахмурился. Тогда я продолжил. — Если ты сейчас не отдашь мне свое кресло, завтра все газеты и журналы, которые печатает Федерация Земли выпустят статью, где будет определенно доказано, что великий Илон Маск — зоофил, гомик и педофил внутриутробник. Не спрашивай про последнее, тебе не понять. Но это что-то очень скверное.

Илон поиграл желваками, но затем махнул рукой и откуда-то сзади принесли еще одно похожее кресло. Но я даже не притронулся к нему. Маск процедил сквозь зубы что-то типа «ты пожалеешь», но, все-таки, встал с кресла.

— Спасибо, что подогрел! — улыбнулся я, взял кресло и отправился к столам.

Но пока я шел, то увидел в толпе знакомое лицо.

— Серж! — громко обратился я к молодому человеку. — Ты ли это!? Давненько не виделись! Одолжишь стул?

Бедный Серега даже не нашелся, что сказать. Затем огляделся на остальных, вздохнул и встал с почти обычного деревянного стула. У них тут градация статуса в зависимости от того, на чем находится пятая точка? После я подошел к своему импровизированному постаменту. Водрузил на него кресло и стул. Забрался наверх, сел в кресло и закинул ноги на стул. Теперь, будучи в пол оборота, я находился даже чуть выше Анре. Только после этого я произнес с широкой улыбкой:

— Ну, валяй!

Глава 4 Мать

Анре некоторое время сомневался, стоит ли ему начинать сейчас. Я немного подтолкнул его к решению.

— Если твои программеры уберут из-под меня кресло или столы, наш разговор закончится в ту же секунду, — я строго на него посмотрел. — Понял?

Парень гневно зыркнул на меня в ответ. С самого его становления игроком с легендарной деревней, никто не смел разговаривать с ним в таком тоне. А в последнее время большинство приспешников обращались к Анре исключительно «Ваше Величество». Но насколько велик он был в самом деле? Под его личным управлением находилось не менее пятисот, но не более тысячи регионов. Я это четко видел по его титулу виконта пятого уровня. Я общался с сотнями принцесс и принцев. С десятками маркизов, с герцогами, у которых были сотни миллиардов подданных. У меня у самого сейчас было больше восьми миллиардов подданных из числа разумных. Насекомых также были сотни миллионов, и число их росло каждый день. Полмиллиарда подданных Анре были чем-то удивительным еще десять лет назад, но сегодня в этом нет ничего выдающегося. Да, он был удачлив, начав с хороших условий с поддержкой крупной корпорации. Да, он умен, раз сумел обыграть корпорации и взять на себя управление большой страной. У того же самого Нестерова так не получилось. Но что это для меня? Я был уверен, что моя Федерация Земли легко справится с любым маркизатством второго уровня и ниже. Да, и со многими маркизатствами третьего уровня можно было бы пободаться. А он даже не стал графом. Сейчас мы были в совершенно разных весовых категориях. Анре был для меня не более, чем избалованным ребенком. Так я смотрел на него, и он, скорее всего, чувствовал мое отношение. Но ничего сделать с этим не мог. Действительно, позвал сюда меня он, а не я настоял на встрече.

— Арес, — начал он, слегка прокашлявшись и вернув самообладание. — Союз Человечества предлагает тебе сделку. Мы не будем воевать, а также отведем войска от твоих границ, то нам нужен свободный выход из всех порталов, которые находятся на территории Союза.

— Так выходите, кто вам мешает? — улыбнулся я.

— Твоя Федерация контролирует все порталы, — серьезно произнес Анре. — Наши бойцы будут быстро убиты на той стороне, независимо от уровня, если мы не получим разрешение от Федерации. А ты его нам не даешь.

— Нуу… — протянул я. — У меня были основания не доверять вашим странам. И, как видите, я оказался прав в своих подозрениях. Вы снюхались с машинами. Прискорбно…

— Империя Дроидов не желает нам зла, — проговорил Анре спокойным тоном. — Мы можем сотрудничать при определенных условиях.

— Да-да! — я улыбнулся, рассматривая ногти на своих руках. — Только если потом земляне не нападут на Империю. В этом ведь твой план?

Я взглянул на лицо Анре. Замешательство его было меньше секунды, но скорость мышления боевого аватара не была чем-то, что можно было легко сбросить со счетов. Если раньше я подозревал его, то теперь был уверен. Анре действительно встал на сторону зла.

— О чем ты? — рассмеялся он. — Никто, кроме тебя, в здравом уме не будет нападать на Империю Дроидов.

— Если только не получит с этого хорошую выгоду… — я ехидно улыбнулся.

— В любом случае, это не имеет ко мне никакого отношения, — проговорил парень на троне.

Никто другой не заметил ничего ненужного в его поведении. Наоборот, все хмуро смотрели на меня. Ну, и плевать. Все равно, все делать самому.

— А я думаю, что имеет, — произнес я. — Ну, ладно. Теперь что? Это все, что ты хотел сказать?

— Так ты согласен? — Анре впервые улыбнулся.

— Черта с два! — рассмеялся я, выковыривая виртуальную грязь из-под ногтей.

— Подумай еще раз, хорошенько, — злобно улыбнулся парень. — Давно ли ты видел свою мать? Как ты знаешь, у роботов есть очень интересные технологии, с помощью которых можно действительно убить человека.

Эх, эта женщина… из-за нее я попал в форменный ад, когда был подростком. Потом она бросила меня одного и укатила в Америку со своим любовником. Но она — все еще моя мама. Когда-то, когда я был маленьким, я помню, что очень был любим ею. Некоторое время я постучал пальцами по подлокотнику.

— Я готов выкупить ее за триллион Эрос! — в конце концов, громко произнес я. — Любой, кто привезет ее мне живой и здоровой, получит триллион Эрос и полную амнистию на все предыдущие прегрешения. Тот, кто предоставит полезную информацию о ней, получит миллиард Эрос и ослабление приговора. За достоверную информацию о ее местонахождении, я заплачу любому десять миллиардов Эрос, и приговор за любые преступления будет максимально мягким.

— Да, кем ты себя возомнил? — взбеленился Анре. — Хозяином Земли?

— А что, если и так? — спросил я, твердо глядя в глаза присутствующим. — Есть ли сейчас кто-то еще из землян, кто может контролировать ситуацию на планете, хотя бы частично? Про шавок на службе у роботов я не говорю.

Все опустили глаза. На правду возразить нечего.

— Скоро все изменится! — вскричал Анре, потом успокоился и со злобной улыбкой произнес. — Вот только кое-кто этого уже не увидит…

— Так! — я хлопнул в ладоши. — Все видели, что мне тут угрожают близким человеком. Смотрите ребята, у меня в последнее время очень хорошая память. Я всех или почти всех из вас уже запомнил. Если с моей матерью что-то случится, то я убью всех ваших матерей. Убью окончательно и навсегда. Спросите у Анре, я не шучу. А также я найду всех ваших жен, сестер и дочерей и изнасилую их на ваших глазах. Вы думаете, что у меня не хватит сил и возможностей осуществить задуманное?

— Ты блефуешь! — громко произнес Анре. — Все знают, что ты не такой человек.

— Но я могу измениться с горя, разве не так? — я обвел взглядом всех присутствующих. — Вы готовы рисковать своими близкими ради амбиций одного человека?

— Хватит! — вскричал Анре, но я перебил его.

— Империя Дроидов! — громко проговорил я. — Если кто-то из вас меня слышит сейчас, советую вам хорошо задуматься о последствиях будущих действий! Вы думаете, что у меня есть доступ только к одной планете? Вы уверены, что ваши расчеты верны? Предупреждаю! Сейчас моя цель — только защитить население моей планеты. Но если что-то непоправимое случится с моими близкими, я не успокоюсь, пока не уничтожу Империю Дроидов полностью. Можете ли вы рассчитать вероятность данного события?

С этими словами я отключился. А спустя несколько минут, я уже получил сведения о том месте, где, скорее всего, держат мою маму. Приказы были розданы со скоростью типографского станка. К ближайшим трем порталам, что были вокруг региона, десант прибыл уже через пять минут. На территории вокруг трех порталов располагалось семь действующих кубов. Плюс еще четыре куба располагались примерно в месте, которое можно было бы отнести к проекции региона на земле. Одиннадцать кубов. На Красной Планете подконтрольная мне матка насекомых направила свои войска в атаку, хотя с прошлого раза у нас все еще был недокомплект по части вооруженности насекомых. Также по моей просьбе в атаку пошли мураката и Королева Зергов. Все это позволило практически полностью высвободить силы Святого Корпуса с планеты. Затем я призвал почти всех своих призывателей, включая тех, кто был на работе или на торговых сделках в других мирах или отдыхал после ночной атаки. Мы использовали все наличные у нас шары, гробы и другие средства доставки призывателей. Мои бойцы провели ряд отчаянных рейдов на кубы, и почти в каждом из них я был на острие атаки. Святой Корпус и мои переносчики проявили максимум своих сил. Одиннадцать кубов были растоптаны буквально за час. Все оборудование внутри них было снято. Вербовщики были отправлены к одиннадцати армиям.

Моей матери в кубах не было, но я не позволял себе думать о плохом. Вокруг всех ближайших порталов появились миллионы бойцов Федерации, которые должны были останавливать любые подозрительные группы лиц, а также уничтожать всех роботов. На КВВ также уже все было подготовлено к атаке. Город, в котором ее могли держать, не был столичным, но так или иначе, в нем было двадцать миллионов жителей и не менее миллиона призывателей. Однако, меня это нисколько не напрягало. Мы выставили против него три миллиона высокоуровневых призывателей и десять миллионов солдат из числа недавно завербованных счастливчиков, получивших более менее приличное оружие. У противника не было никаких шансов выстоять. Я лично возглавил прорыв, а Фема выбила ворота. В конце концов, мы пробились к катакомбам под дворцом. В большом подземном помещении я увидел свою маму, прикованную цепями к сырой и грязной стене. Пылая гневом, я подбежал к ней и принялся рубить мечом цепи.

— Тебя-то я и ждал! Ха-ха-ха! — прокричала отделившаяся от стены тень и бросила в меня заклинание. — Умри!

Черный сгусток влетел в меня и принялся пожирать мое тело, пока не превратил его в пепел, осыпавшийся на землю. Мама вскричала в ужасе, тень продолжала громко смеяться, но на лицах моих бойцов не было ни капли эмоций.

— Снял с языка! — проговорил еще один я, стоявший за спиной тени, и всадил КВС прямо в правую ключицу противника.

Он все еще пытался сообразить, что происходит, и поворачивал голову, как в нее влетели несколько стрел. Цзебянь закрутился вокруг одной из его рук, драконий хвост с силой ударил по другой, раздался мерзкий хруст ломающихся костей. С правого бока в него влетел сияющий синим щит, а с левого пылающий красным молот. Все это время мой боевой аватар продолжал на невероятной скорости наносить удары кинжалом по спине аватара бога. А это был определенно он, любого землянина просто припечатало бы к полу от первого моего удара.

— Почему? — хрипло спросила тень.

— По кочану! — не стал раскрывать секретов я.

Гримаса гнева и бессилия набежала не его лицо.

— Мы знаем, где находится твой мир… — едва слышно пробормотала тень, потом он собрался с силами и вскрикнул. — Я еще вернусь!

— Ты что, терминатор? — съехидничал я. — Милости просим!

С короткой алой вспышкой кинжал блеснул в воздухе и погрузился прямо в макушку тени. Тот умер, не успев ничего добавить. Я получил системное уведомление с наградами, от которого отмахнулся. Мы находились в центре земель противника. Самого Анре найти не удалось, он прятался в столице. Но будет и на его улице праздник. Разрубив цепи, я подхватил мать на руки, и вместе мы стали выбираться из региона. Несколько вражеских армий пытались нас остановить, но безуспешно. Впрочем, на не давали телепортироваться. Вместе с тем, на пути следования нашей армии всегда были дополнительные корпуса, которые придавали нам свежие силы и снабжали припасами. Мы даже не потеряли пленных. Хотя, подозреваю, что многие из этих людей вдохновились силой моего войска и решили переметнуться, поэтому не сильно разбегались. В большой армии всегда бывают моменты и участки, с которых можно телепортироваться, свою маму я отправил в Олимп уже через несколько часов. А во время недельного похода я умудрялся еще атаковать кубы. Мы вообще могли справиться быстрее, если бы переправились через портал, но я решил сделать поход демонстративным. Вот он я, придите и возьмите. Но враг не сдюжил даже в таком случае. Поход завершился триумфальным возвращением, пленные радовались вместе с нами, пели и танцевали с горожанами уже на территории Федерации.

Конечно, я немного удивился тому, насколько тепло к нам относились пленники. Однако, в этот момент я заметил в толпе одного ребенка, который оказался без кистей рук. Что за нафиг? Я подошел к родителям малышки. Так как все знали, что я самый главный, и со мной всегда была мощная охрана, толпа расступилась, и люди сильно испугались. Родители девочки лет пяти оказались африканцами, они были одеты в какие-то обноски, и было видно, что они плохо питались. Я в первый раз столкнулся с таким плохим внешним видом людей на КВВ. Разумеется, когда мы двигались обратно, я распорядился, чтобы пленников хорошо кормили, но по поводу одежды отдельно не озаботился. Сам я постоянно воевал то с Союзом Человечества на КВВ, то с роботами на Земле. Все время в бегах, все время где-то там, в стороне от пленников, которых видел только издалека. И меня повергло в ужас, что все они выглядели похоже. У родителей девочки в глазах стоял страх, лица других пленников также выражали сложные эмоции. Кстати, подойдя ближе, я видел, что мать девочки странным образом прикрывает кисть своей левой руки. Я присел на корточки. Сейчас мой рост был уже чуть выше двух метров, намного выше окружающих людей. Даже на корточках я был выше девочки. Рукой я подозвал ее к себе. Девочка мялась, но подошла, ее родители были все еще испуганы. Взяв ее за культю, спросил.

— Что с тобой произошло? — я постарался, чтобы мой голос был максимально мягким и нежным. Девочка стоически молчала, поглядывая на родителей. Я тоже посмотрел на них хмуро. Те кивнули девочке.

— Мне отрезали ручку… — неловко пролепетала девочка.

Раздался громкий щелчок, который едва не напугал девочку. В другой руке я держал золотой кубок с вином, который мне любезно поднес мэр по прибытию. Сейчас металлический кубок превратился в осколки, даже довольно мягкий золотой сплав из-за слишком высокой скорости и силы сжатия не смялся, а просто лопнул. Вино брызнуло в стороны, но я успел подставить ладонь второй руки, и оно не попало на девочку.

— Кто это сделал? — максимально спокойно спросил я, но меня выдавала дрожь в голосе.

Девочка посмотрела на родителей, те еще раз кивнули.

— Плохие дяди… — проговорила девочка.

— И где сейчас эти плохие дяди? — продолжал спрашивать я.

— Они… они убежали или были убиты, когда пришли Вы… мой король… — робко, но с облегчением ответила малышка.

— Я — не король… — на автомате проговорил я. — Ладно. Не важно. Почему они с тобой это сделали?

— Мой… мой папа не выполнил работу, которую они от него хотели… — сказала девочка, уже плача и не глядя на родителей. — Поэтому они сделали это со мной, чтобы папа лучше работал в поле…

Кровь налилась в мои глаза, и у меня застучало в висках. Чтобы отец девочки начал лучше работать, ей отрубили руки? В каком веке мы живем? Ах да… на исторической стороне это возможно… возможно… это стало возможно, потому что меня не было рядом… я ловил злого бога, но забыл о других людях. О своих братьях, землянах… Я поднялся и начал оглядывать толпу, довольно быстро заметив еще несколько маленьких детей и подростков с отсутствующими конечностями. Ах да, надо было лучше в школе учить историю. Город, который мы атаковали, назывался Свободный Конго, и владельцем этого города и близлежащих земель был Леопольд Второй. Сейчас мои мозги работали в бешеном ритме. Неясные, обрывочные сведения наполняли мою память. Что-то о десяти миллионах убитых африканцев и других зверствах. Все это было совершено бельгийским королем Леопольдом и его прихвостнями. А также, может быть, он сейчас был одним из крупных поставщиков продовольствия в Федерацию Земли. Зерно, которое я закупал у Леопольда, было омыто кровью. Кровью детей. Чем больше я покупал зерна, тем больше работы требовал мой поставщик с родителей этих детей. И… тем больше… тем больше детских рук было отрезано… Мои подданные не сказали мне об этом, скорее всего, опасались за адекватность моих действий. И они были чертовски правы. Окружающий меня мир стремительно краснел, сознание мое держалось на соплях. Сам по себе в моей руке появился кинжал вечной смерти, который начал пульсировать алым.

— Пп… прости меня… — хрипло, вполголоса проговорил я. И продолжил чуть громче. — Теперь все будет в порядке, потому что я рядом. Я здесь…

И в следующий момент я набрал полную грудь воздуха и необычайно громко воскликнул.

— Вы видите это? — я обратился ко всем вокруг, но прежде всего, к своим воинам. — Невинные дети страдают! И мы в этом виноваты! Я лично в этом виноват! Я был глух и слеп… Я не обращал на это внимания… Но теперь я вижу! Теперь, вы все это видите! И вы больше не сможете это развидеть, это забыть. Я не могу развидеть… я не могу забыть… я не могу простить… Нужно ли мне прощать?!

— Нееет! — ответили мне сотни мужских и женских глоток.

— Нееет! — вторил им я. — А что это значит?

— Война! Смерть! Убийство! — крикнули мне в ответ.

— Да, будет так! — крикнул я, и мое рациональное сознание исчезло…

Глава 5 Безумие

Яркий свет ударил мне в глаза, отчего я был вынужден зажмуриться. Сказать, что состояние мое было скверным, значит, не сказать ничего. Я словно умер и попал в ад. Все тело болело. Отчаянно хотелось пить.

— Воды… — едва слышно промычал я.

Послышался грохот топота ног, отдававшийся тупой болью в моих висках. Я был уверен, что не пил, но состояние мое было похожим на жесточайшее похмелье. Теплые, ароматно пахнущие руки поднесли мне деревянную кружку полную холодной родниковой воды.

— С… спасибо… — прошептал я, на секунду оторвавшись от кружки, воду из которой жадно хлебал крупными глотками. — Добрая душа…

— Милый, у тебя все хорошо? — спросил знакомый нежный голос.

— Вот теперь, лучше всех! — оптимистично пошутил я, но смеяться не стал. В боку кололо.

— А выглядишь ты, вообще-то, хреново… — она сомневается? По мне, это констатация факта. Как говорил кто-то из мыслителей? Твое внутреннее содержание отражает твой внешний вид? Если оно так и есть, то судя по моим внутренним ощущениям, внешний вид должен быть аховым. Однако, глаза слезились, и я не мог их открыть, чтобы оценить себя со стороны.

— И давно я здесь? — скрипуче прохрипел мой голос.

— Около двух дней, — ответила девушка, чей образ я пока не мог вспомнить, как и имя.

— И ты все время торчала здесь? — спросил я.

— Хи-хи, ты, конечно, привлекательный, — начала отвечать девушка. — Но не настолько, чтобы пялиться на твою похудевшую рожу два дня подряд. Мы с девчонками меняемся. Сейчас мое дежурство, через час меня сменит Клара.

— И когда я успокоился? — задал я резонный вопрос.

— Так вот, два дня назад и успокоился, — ответила девушка. — Сначала, разумеется, ты выволок за волосы короля Леопольда, произнес пафосную речь, отрезал ему руки и ноги, выпустил кишки, и только после этого отрезал голову. Тело короля упало на мостовую, как и конечности до этого. Хорошо, что мы с девчонками и советниками, понимая, чего от тебя можно ожидать, приказали не пускать на площадь детей. Потом ты насадил голову Леопольда на копье и воткнул его в цветочную клумбу на балконе. Оно до сих пор там торчит, можешь глянуть. Ты строго настрого запретил нам вытаскивать копье.

— Ладно, вытащите. Не хочу смотреть на эту паскуду.

— Хорошо! — ответила девушка и отдала приказ куда-то в сторону.

— А я действительно успокоился сразу после этого? — я не поверил, что дело закончилось так просто.

— Хмм… — девушка слегка промолчала. — Вообще-то, ты стал думать о своей следующей цели. Из возможных кандидатов был Анре, Нерон и многие другие. Но выглядел ты ужасно. Не спал и почти не ел много дней, исхудал. Мы с трудом улучили момент, когда ты был достаточно долгое время в одном месте. Обманом мы попросили тебя явить в Олимпе свое настоящее тело, чтобы мы могли отпраздновать победу. Ты, утверждал, что праздновать еще рано, но поддался уговорам многих девушек. А когда твое реальное тело появилось в Олимпе, боевого аватара схватила прорицательница, Фема с Эль сдерживали других бойцов, а боевой аватар Муркарины и Лариса удерживали твое реальное тело, пока Мари вкалывала лошадиную дозу быстродействующего снотворного. Вскоре ты уснул, так все и закончилось.

— Она что, настолько сильна? — удивился я узнав о прорицательнице.

— Ну, я не заметила, что ей доставлял какие-либо трудности захват твоего аватара, — с хихиканьем ответила девушка.

— Эмм… извини за вопрос, у меня глаза не слушаются… — неловко пробормотал я. — А ты кто?

— Ну, ты и ублюдок, Арес! — беззлобно вспылила девушка. — Твоя Цань — я. У меня у единственной почти нет никаких дел в Федерации, поэтому остальные мне доверили твою тушку. Другие сейчас разгребают дела, которые ты наворотил.

— Прости, Цань… — извинился я. — Эмм… Так уж и моя?

— Ну, я думаю, что после того, что ты недавно учудил, другие мужчины Земли побояться со мной связываться, поэтому и твоя, — рассмеялась Мао Цань

— Ой, хочешь сказать, что оказалась в безвыходном положении? — шутливо рассердился я.

— Нет, конечно! — девушка захихикала. — Все же знают, что ты у нас единственный и неповторимый, что других больше нет, и все девушки мира готовы стать твоими…

— Ладно, ладно! — пошел на примирение я. — А что, там много разгребать?

— Полагаю, что так, — более спокойно ответила Мао Цань. — Сейчас сотни наших послов и дипломатов успокаивают представителей и глав других стран, особенно наших традиционных партнеров и союзников.

— То есть, как это успокаивают? — спросил я.

— Ну… ты лично казнил более трех тысяч человек, — серьезно проговорила девушка. — Педофилы, насильники, извращенцы. Твои спецслужбы и руководители еле успевали провести расследования и предоставить неоспоримые доказательства вины, чтобы под твою горячую руку не попал какой-нибудь левый человек.

М-да. вот это я накуролесил. но как ни странно особого чувства раскаяния я не испытывал… это наверно не совсем хорошо…

— Еще нужно было проводить, как сказала Маньбао, агитационную работу среди населения, — продолжила моя собеседница, — структурируя правильный образ праведного и нетерпимого к злодеяниям правителя, на не образ тирана и убийцы. Народ принял новый образ, хотя ты отчаянно этому противодействовал, а вот лидеры стран были, мягко сказать, в шоке. Особенно это повлияло на едва начавшиеся восстанавливаться отношения с Великим Кормчим и бывшим президентом России.

— С каким из бывших президентов, — задал я резонный вопрос.

— С тем самым, конечно же! — ответила девушка.

— Эмм… и что он сказал? — Мне было слегка неловко.

У многих современников к Великому было противоречивое отношение, западная пресса и развлекательная индустрия подкидывали дровишек в огонь общественного мнения. Но это не изменяло момента, что при всем недовольстве некоторыми его действиями, он был довольно уважаем в большой части простого народа. Даже среди такой молодежи, как я, большинство к нему относились настороженно. И после того, как я стал более могущественным правителем, бывший президент все еще имел на меня влияние, поэтому я не особо любил с ним встречаться.

— Он сказал, что у него есть хорошие специалисты, которые качественно правят мозги участникам боевых действий, — Мао Цань слегка хихикнула, а потом продолжила более сдержано. — А если серьезно, ты бы поменьше пользовался своим клинком. По сведениям очевидцев, ты не выпускал его из рук все полтора месяца.

— Полтора месяца?! — воскликнул я.

— Да, почти пятьдесят дней, — подтвердила девушка. — Мы считаем, что именно этот клинок поддерживал твое безумие, а также физическое состояние.

— Да уж… буду иметь ввиду… — пробурчал я и открыл глаза. — Однако, никаких мозгоправов на пороге моего дворца!

— Мы уже поняли, — улыбнулась красивая китаянка, в традиционном цветастом ципао.

— Слушай, это я так долго за Леопольдом гонялся? — этот вопрос меня очень интересовал.

— В целом, да, — кивнула девушка. — Ему быстро донесли, что дело пахнет керосином, поэтому он подался в бега. Другие правители, с которыми у тебя сложились плохие отношения, также в последнее время не любили появляться на публике. После того, как ты впал в безумие, у тебя обострилась чуйка. Несколько раз мы с помощью Анюты и прорицательницы пытались организовать тебе ловушку и остановить. Но ты был юрким, словно уж, и постоянно от нас ускользал. Под угрозой для жизни Леопольд Второй, тоже проявил невероятную способность к побегу. Вот так вы и бегали, Леопольд, куда глаза глядят, ты за ним, а мы за тобой. Но ты еще и успевал в это время другими делами заняться, казни — только малая часть.

— А что еще я делал эти полтора месяца? — нахмурившись, спросил я.

— За это время по твоим приказам, которые ты раздавал с помощью свитка дальней связи, войска Федерации атаковали множество регионов земного мира, — ответила Мао Цань вполне серьезно. — Генералы просто побоялись игнорировать приказы. Иногда, в самых неожиданных местах появлялся ты, возглавляя атаку и исчезая до того, как прибывали мы с девочками. Угрозами, уговорами или прямым вторжением тебе удалось решить судьбу целой тысячи регионов за полтора месяца. Большинство из них присоединились к Федерации Земли, заключив договор. Я и не знала, что у тебя такой большой талант в поднятии гражданских бунтов. Много регионов присоединились к Федерации после того, как их жители сменили правителей в ходе бунта. Кстати, это только землян ты казнил три тысячи, сколько людей ты убил во внешнем КВВ или зергов на Красной Планете, мы не брались посчитать. А таковые были. Буквально неделю назад ты убил правителя маркизатства второго уровня, который имел несчастье лично возглавить атаку на одну из колоний Федерации в диких землях. Поднялся большой скандал, твои подружки Николь и Фемини сейчас ведут переговоры с главами государств в среднем поясе.

Упомянув про моих женщин во внешнем КВВ, Мао Цань особенно выделила слово «подружки» с ехидной улыбкой.

— Эмм, кстати… а чем Мирослава занимается? — спросил я.

— Ах да, эта девчонка… — Мао Цань похмурнела. — Твои люди из Святого Корпуса слишком преданы тебе или слишком бояться. Что бы ты не говорил в безумии, они выполняли. Мы хотели, чтобы Мирослава, которая — единственная среди всех твоих «подруг», кто может перемещаться на Святую Землю, подобралась бы к твоему реальному телу и вколола снотворное. Но когда она оказалась близко к тебе, ты начал проявлять к ней явный сексуальный интерес, она испугалась. Мирослава сказала, что не готова таким образом лишиться своей девственности и наотрез отказалась действовать дальше по этому плану. Сейчас она разбирается с торговыми вопросами в Союзе Порядка, к которым ты, в частности, также приложил свою волосатую руку.

— Что же я сделал? — спросил я, взглянув на свою руку. Неестественно худа, бледного цвета, но совсем не волосатая. Как можно так нагло врать?

— Как-то было, что одна из девушек твоего Святого Корпуса случайно, или не случайно… — китаянка снова хихикнула. — Показалась возле тебя в нужный момент нагишом и была изнасилована. Хотя, очевидцы говорят, что она была уж слишком активной для жертвы. Потом ты раскаялся и спросил, чего она желает. Та оказалась девушкой сознательной или побоялась влияния твоего гарема. В общем, пожелала она сущую мелочь, выбрать вместе с ней и подарить красивое нижнее белье. За покупками ты обещал сходить с ней когда-нибудь потом, сославшись на сильную занятость. Однако, видимо, эта мысль тебя сильно зацепила. Днем позже на одной из площадей ты произнес пафосную речь про то, что ты — правитель, который всегда будет заботиться о счастье своих братьев-мужчин. А потом издал указ о создании компании, которая будет заниматься дизайном и пошивом женского кружевного нижнего белья. И выделил для этой задачи сразу сотню фабрик, со словами «счастья много не бывает». Если бы идея не оказалась исключительно денежной, а спрос бы не был настолько высоким, что даже сто фабрик с ним едва справляются, мы бы уже давно закрыли фирму. Мирослава сейчас в Союзе Порядка отвечает за продажи.

— Сто фабрик!? — очень удивился я. — А сколько фабрик у нас занимаются оружием?

— Не волнуйся! — рассмеялась моя собеседница. — Фабрик сейчас у нас более чем достаточно. За прошедший месяц были зачищены все кубы, в которых раньше располагались наши фабрики, а также захвачены тысяча обычных кубов и шесть кубов-крейсеров. Вчера, кстати, включился еще один таймер. Мировой Закон говорит предупредил, что до прибытия третьей волны Катастрофы есть сорок шесть дней. Время идет, но генералы Федерации уже организовали войска, идут сражения сразу у многих порталов. Без твоего клинка при захвате кубов слишком большие потери, поэтому мы пока еще только подготавливаем плацдарм и ждем, когда ты протянешь нам руку помощи, но сейчас тебе все еще нужен отдых…

— Понял, — кивнул я, посчитав что от получаса разговора проблем не будет. — Сейчас в захваченных кубах создаются фабрики?

— Да, и не только! — Мао Цань снова рассмеялась. — По твоему приказу Святой Корпус недавно высадился на Луну. А потом ты тайно отправил одного из своих переносчиков в маленькой космической станции на Венеру.

— Зачем это? — спросил я.

— Ты утверждал, что на Земле слишком много сражений, и так будет и дальше, а тебе важно бесперебойное производство, — ответила девушка. — А так как на Венере довольно суровая среда, даже для роботов, там будет хорошее место, чтобы поставить несколько фабрик. На Марсе деятельность будет слишком заметна, а вот кислотные дожди и атмосфера на Венере, как ты посчитал, должна была скрыть фабрики. Там будут задействованы автоматические линии, а доставлять материалы и забирать готовую продукцию будут переносчики. Это информация высшей секретности. Совсем немногие среди высших руководителей Федерации знают об этом. Менее пары десятков человек.

— Эмм, допустим, — кивнул я. — Но это же долго лететь? И желательно не перемещаться на Святую Землю, чтобы не потерять направление и координаты. Кто же согласился на эту миссию?

— Да, переносчику придется провести практически в одиночестве не менее двух месяцев. Ты отправил на нее, как ты сам утверждал, своего близкого друга Николая, — Мао Цань улыбнулась. — Как ты сказал, Николай проявил высшую степень героизма, вызвавшись добровольцем для этой важнейшей для землян миссии. Очевидцы говорят, что Коля плакал, когда садился в космическую станцию, но ты приказал написать в отчет, что у героя были слезы счастья на лице, так сильно он расчувствовался из-за того, какое важное задание доверили ему собратья земляне.

— Слушай, а как мы захватили там много кубов за 50 дней? — задал я вопрос. — Двадцать штук в день в среднем, получается.

— Так как ты сам не отдыхал, — серьезно начала отвечать собеседница. — А также вследствие событий, послуживших триггером для твоего безумия, многие воины и граждане Федерации Земли в это время сражались и работали на пределе возможностей. Ты можешь взглянуть на свой Святой Корпус позже. Хотя, они уже давно стали сверх-людьми, сейчас их состояние не намного лучше твоего. В самом плохом состоянии пребывают переносчики. Бывали случаи обмороков, несколько человек сейчас в Олимпе под капельницами. Но даже на больничной койке они продолжают работать, перенося оружие и другие предметы в Олимп. Мы вынуждены были построить специальную палату для них на складе. Ты лично захватил много кубов. Как утверждали потом бойцы, если не было свободного переносчика, ты призывал свое реальное тело на расстоянии от аватара, потом аватар переносился на Святую Землю, твое сознание перемещалось в реальное тело, потом оно переносило аватар со Святой Земли в нужную точку внутри куба. Это происходило за считанные доли секунды, и ты ни разу не умер. Также многие кубы были захвачены обычными войсками. В земном мире КВВ Федерация Земли сейчас на коне, особенно с учетом присоединившихся к нам солдат ранее бывших под управлением роботами. Поэтому удалось высвободить много бойцов и направить их на Землю.

— А где были вражеские истребители? — удивился я.

— Как мне рассказывали… — со вздохом и блеском в глазах проговорила Мао Цань. — После захвата куба, ты обычно взбирался на его крышу с многоствольным пулеметом вулкан, специально улучшенный и зачарованный по твоему заказу, начиная от деталей пулемета и заканчивая порохом для патронов, и начинал расстреливать из него истребители, которые в это время летали возле куба. Ты в одиночку отбивался от десятков истребителей, постоянно прыгая и уклоняясь от выстрелов из лазерных пушек, а также дико хохоча и выкрикивая что-то наподобие — «слабаки» и «слишком медленно». Когда к врагам прибывало подкрепление, ты неизменно бросал фразу на английском «I’ll be back!» и исчезал. Каждый раз до исчезновения ты успевал уничтожить десятки или даже сотни истребителей. И так двадцать раз в день, пятьдесят дней подряд. Через неделю, когда особых вулканов стало больше, к тебе присоединились твои собственные бойцы и бойцы переносчиков, и вместе вы могли отбиваться уже от тысяч истребителей. Понятно, что бойцы Святого Корпуса были нечета тебе, их убивали иногда даже до того, как они могли сделать первый выстрел, но коллективный эффект был не шуточный. Аналитики говорят, что ты и Святой Корпус сбили не менее миллиона истребителей на данный момент.

— Эмм, и Империя Дроидов так просто сдалась? — я был слегка шокирован от своих похождений. В здравом уме я был уверен, что не смог бы уклониться даже от одного внезапного выстрела. Что за божественная способность к предсказанию?

— Нет! — твердо ответила Мао Цань. — Много раз роботы пытались устроить тебе ловушку. Один раз даже сбросили атомную бомбу. Но ты всегда ускользал на Святую Землю в самый последний момент.

Так… информации слишком много. Одно было ясно. Слава всем богам, ничего критического не случилось, мы получили много прибыли. А также я понял, что кинжал вечной смерти, помимо безумия, наделяет своего владельца какими-то сверхчеловеческими способностями. Также радовало, что я не причинил за это время боль невинным. Наверное, это еще следует детально выяснить. Все-таки плохо когда тебе рассказывают что ты делал.

— Спасибо, что рассказала! — улыбнулся я.

— Пожалуйста! — мило улыбнулась в ответ Мао Цань.

— Так… — нахмурился я. — Впереди много дел! Но полчаса я могу выделить себе, разве не так?

С этими словами я резко встал с кровати и заключил девушку в свои объятия. Слуги предусмотрительно покинули комнату…

Глава 6 Центральный Союз Добра

После того, как я появился среди своих руководителей высшего звена и показал всем не совсем доброе физическое, но вполне удовлетворительное душевное здравие, первым делом отправился на встречу с подданными. Где и толкнул несколько хвалебных и мотивирующих фраз. Потом убедился, что с детьми Свободного Конго все в порядке. Их пришлось усыпить, чтобы они воскресли в обновленных телах. Занимались этим родители. Сначала они побаивались, как оказалось, никто и никогда им не говорил, что на КВВ можно воскреснуть. Но после того, как несколько семей доверились своему правителю, дела пошли лучше. Разобрав некоторые документы и посетив несколько вражеских кубов, я, наконец, смог погрузиться в дела Святой Земли. Мое альтер-эго при все вывертах сознания, совершенно не занималось рутинной текучкой. Другой я даже не мылся, как мне доложили бойцы. Кстати, «изнасилованных» девушек из Святого Корпуса больше не было. Альтер-эго использовало для этих целей более безопасный вариант — моих собственных бойцов. Чаще всего, компанию мне составляли Леди Рыцарь, Хозяйка Теней, Дева Льда и Дева Воительница. Даже альтернативный я оказался весьма сентиментальным человеком, который отдавал предпочтение бойцам, с которыми уже много месяцев сражался бок о бок. Но «досталось» и другим бойцам, среди них, например, зеленокожая и хвостатая Принцесса Драконов также пользовалась моей «благосклонностью». Об этом рассказывали другие бойцы, вогнав в краску моего второго летающего бойца.

Святая Земля росла довольно быстрыми темпами. После убийства аватара какого-то бога из внешнего КВВ, я снова получил СЗ-спутник. Не знаю, как обстоят дела у других «богов», но у меня было уже четыре своих маленьких фермы, где постоянно появлялись новые люди, готовые служить мне. После установки дополнительных стел деревень, еженедельный прирост увеличился до 175 призывателей в неделю. После прохождения соответствующего обучения, практики, а также поднятия уровня, минимум до 11-го, на Святой Земле будет появляться 1750 новых бойцов еженедельно или 7600 бойцов ежемесячно. Вроде бы, не особо много, учитывая наши текущие стандарты сражений в десятки миллионов бойцов. Вместе с тем, эти ребята — крайне мобильная оперативная группа. Спецназ, практически. Их можно задействовать в большом количестве операций: от прорыва строя элитных зергов до зачистки от роботов территории вокруг атакованного куба.

Я мог даже подогнать эту толпу к атакуемому мной вражескому дворцу или ставке главнокомандующего. Так, кстати, и погиб незадачливый маркиз. Все было не так, как разнесла молва, что мы с ним, аки воины древности вышли впереди наших армий и сражались целый день и целую ночь, прежде чем я его убил. В действительности, мое альтер-эго предложило противнику переговоры, а когда я подошел достаточно близко к маркизу, то начал призывать толпы до зубов вооруженных бойцов. Сражались наши армии, конечно, действительно целый день и целую ночь, пока значительно превосходящая нас в численности и даже в среднем уровне вражеская армия не проиграла нашим воинам, будучи отрезанной от высших командиров, которых мы либо убили, либо захватили в плен в первые же минуты сражения. И то, битва длилась так долго, так как мои генералы проводили множество обманных и хитрых маневров, чтобы среди наших войск было меньше бессмысленных потерь.

А зуб на этого маркиза я имел, так как его страна имела на своей территории самую крупный рынок рабов и самые богатые и влиятельные организации по отлову и «обучению» рабов. Мои бойцы рассказали, что я пытался договориться с маркизом, предлагал даже деньги, чтобы курируемые им организации не показывались в регионах, которые я выбрал для своих колоний. Однако, все было бесполезно. Доход, который приносила торговля рабами был действительно большим, тем более, как оказалось, что маркиз имел нездоровый фетиш по отношению к издевательствам над рабами. Особенное удовольствие он получал, ломая психику новообращенных рабов. И занимался маркиз этим уже десятилетия. Все можно было бы спустить на тормозах, если бы маркиз не упомянул об этом вслух при моем альтер-эго, причем, в подробностях. Судьба наших с ним переговоров и отношений была решена уже в этот момент. В конце концов, я переместил десятки тысяч бойцов Святого Корпуса прямо в передвижной штаб квартира и воспользовался сумятицей, чтобы убить его.

После его смерти два мира остались ничейными. Многие рабовладельческие компании решили наложить лапу на имущество и территории маркиза. Столица маркизатства и дворец были разграблены на следующий день. Ситуация восстановилась после возвращения армии с фронта, но падение государства было уже неостановимо. Различные организации захватывали города и регионы, зачищая их от конкурентов, несколько окружающих стран напрямую ввели войска в эти два мира, чтобы успеть разграбить или аннексировать некоторые территории. Все шло к тому, что минимум один мир из этих двух в недалеком будущем имеет все шансы стать дикими землями.

В самой области вокруг Герцогства Монтания было не так уж много стабильных и достаточно населенных миров. И для близлежащих к этому маркизатству стран такая потеря была достаточно заметной. Особенно, учитывая характер общественных связей маркиза и экономическую направленность деятельности его страны. Для многих людей и организаций, гревших руки на рабовладении и работорговле, экономический ущерб был действительно большим. Когда после возвращения ко мне здравомыслия я взялся проблему колоний, как наиболее сложный на данном этапе для Федерации конфликт, я сразу же получил кучу отчетов о том, как богатые компании, кланы и отдельные люди, связанные с рабством, лоббировали среди правительств создание военного союза против колоний Федерации и колоний Герцогства Мурак, которое уже активно себя проявило за последний месяц.

Естественно, так как противостояние уже разрослось до данного состояния, нужны были решительные меры. И я, воспользовавшись рекомендациями советников, издал несколько указов. Мои люди перестали покупать провизию, сено, дерево и другие материалы у стран, которые так или иначе поддерживают рабство на своих территориях. Мы теперь не заказывали у них создание и зачарование оружия, отказали в строительстве на их территориях. Пусть Федерация Земли не стала еще даже маркизатством первого уровня, но экономика наша поддерживалась потреблением сразу девяти планет, полных зергами. Объемам нашего внешнего товарооборота могло позавидовать даже герцогство, пусть в действительности доход наш бы не таким большим, как у настоящего герцогства. К тому же, нам решительно не хватало накоплений и стабильности. Вместе с тем, десятки стран одномоментно лишились хорошего и долгосрочного заработка. Многие товары Федерации, от стального проката до пресловутого кружевного белья, были уникальны. Такое качество продукции и цену не мог дать никто в области вокруг Монтании. Даже промышленники Великой Горной Империи вынуждены были признать, что в ряде производимых Федерацией товаров они не могут с нами конкурировать. Естественно, это вызвало недовольство, которое где-то застопорило действия лоббистов, а где-то и ускорило их.

Следующим шагом, наняв мураката в качестве наемников и дополнив ими свои собственные армии, я отправил несколько войсковых корпусов в раздираемое в гражданской войной и внешней интервенцией маркизатство. Задача у них была простая — объединить лояльное население вокруг военных и вывести его из зоны боевых действий. Особенно важно было вызволить рабов, которые могли бы стать в будущем основой для защиты и развития колоний. В то же самое время, мы направили свои лобби в некоторые страны, которые находились достаточно далеко от диких земель с нашими колониями. Вести дела мы собрались на почве сотрудничества в производстве оружия и животных кормов. Чтобы нивелировать влияние санкций Федерации к рабовладельческим странам на отношения с будущими партнерами, мы хотели предложить таковым заключение магических договоров, а также инвестирование с нашей стороны в индустрию сельского хозяйства этих стран. Посередине этого процесса ко мне обратился человек, точнее разумный, которого я совершенно не ожидал сейчас увидеть.

— Здравствуйте, граф Арес! — пепельная блондинка буквально поразила меня своей лучезарной и доброй улыбкой.

— З-здравствуйте! Прошу прощения, не знаю Вашего имени… — неловко ответил я, поглядывая на область над головой девушки, а также стараясь заглянуть за спину девушки.

— Зовите меня Амалия… — вновь ослепительно улыбнулась девушка. — У меня эпический ранг, но я не владею какими-либо землями, поэтому у меня нет официального титула. Можете обращаться ко мне просто Амалия. И да, не это ли Вы ищете?

После этих слов она щелкнула пальцами. Позади Амалии что-то засветилось, и из полностью обнаженной спины девушки вырвались огромные белоснежные крылья. Два крыла поменьше обернулись вокруг груди, два крыла чуть побольше — вокруг бедер, и еще пара крыльев, действительно впечатляющих размеров, после того, как немного расправились, создав воздушные протуберанцы, были сложены за спиной. Я был очень и очень впечатлен, как размахом крыльев и их красотой, так и силой, вложенной во взмах.

— А Вы довольно тактичны, раз обратили в первую очередь внимание на мои крылья, а не на мою грудь, — ангел во плоти улыбнулась очень мило, но в глазах ее была хитринка. Вот зараза, она сказала это нарочно. Почти неосознанно я взглянул на ее восхитительную фигуру и привлекательные формы. Это мое движение не осталось незамеченным со стороны девушки, и рот ее раскрылся еще больше.

— Кхм, Амалия… — я заставил себя оторваться от зрелища и прокашлялся. — Тогда давайте без титулов. Обращайтесь ко мне — просто Арес. Так что Вы хотели обсудить?

— Хорошо, Арес! — ласково проговорила Амалия. — Не буду ходить вокруг, да около. У нас много соглядатаев в разных частях Континента Вечной Войны. Поэтому от взора Центрального Союза Добра не ускользнули Ваши дела по борьбе с рабством, которые вы проводите в области Монтании.

— Того самого Союза Добра? — мой взгляд стал максимально сосредоточенным.

— Да, я представляю Фракцию Добра в чистом виде, — хотя девушка все еще улыбалась, но было видно, что она говорила серьезно.

— И что же вы хотите? — спросил я.

— Ничего особенного, — девушка махнула рукой, и вокруг нас образовался непрозрачный белоснежный магический купол. Я не почувствовал от нее опасности, поэтому не насторожился, но на мгновение перенес свое сознание в основное тело на Святой Земле, где уведомил своих людей, что со мной все в порядке. По возвращении, я дослушал то, что хотела сказать ангел. — Мы предлагаем Вам вступить в нашу Фракцию. Тогда мы могли бы предложить свою помощь в решении многих вопросов.

Я материализовал из воздуха простой деревянный стол и пару стульев. А на столе была различная снедь и напитки. Амалия пораженно вскинула брови. Я жестом пригласил ее присесть, а затем пододвинул ее стул. Параллельно я не удержался и погладил мягкое и теплое крыло. Погруженный в свои мысли я не заметил, как ангел на мгновение смущенно покраснела, а потом разгневалась, но увидев задумчивое состояние моего лица, не стала никак комментировать мое действие. Немного погладив крыло, я вернулся на свое место и сел. Затем начал говорить.

— Вы, наверное, не знаете, но я нахожусь в серьезном конфликте, предположительно с Фракцией Зла. Вот только не знаю, с основной Фракцией или с ее ответвлениями.

— Ух ты! — удивилась девушка. — Тогда, тем более, Вы должны присоединиться к нам!

— Постойте! — я поднял руку в останавливающем жесте. — Когда я только прибыл на КВВ, я выбрал Фракцию Порядка. И пока что мы находились в хороших партнерских отношениях, которые я не намерен прерывать. Однако, в целом, я бы хотел сохранить нейтралитет.

— Как же Вы тогда планируете сражаться с Фракцией Зла? — Амалия широко раскрыла рот. — Ведь Вы даже не герцог! А Центральный Союз Зла очень силен, даже на периферии КВВ.

— Пока я даже толком не знаю, кто мой враг, — нахмурился я. — Пока я встречал только аватара бога. Он должен быть злым богом или демоническим богом, но к какой конкретно Фракции или Империи он относится, и есть ли у него соратники, я точно не знаю. Поэтому прямо сейчас даже сложно представить, с кем я буду иметь дело, и насколько серьезна проблема. Однако, в любом случае я хочу сохранить независимость.

— Хмм… — девушка задумалась и почесала указательным пальцем правой руки свою щеку. — Мы предполагали вариант Вашего отказа. К сожалению, в таком случае помощь, которую мы можем Вам предоставить, очень ограничена. Но мы, безусловно, не хотим оставлять Вас одного в борьбе после того, что Вы сделали для миллионов страдающих разумных. У Вас есть какие-нибудь дельные предложения?

— Конечно! — я широко улыбнулся. — С этим, как раз, у меня нет никаких проблем! Купите у меня военные облигации на сумму 50 триллионов Эрос под один процент в месяц.

— 50 триллионов? — удивилась Амалия. — Это не маленькая сумма для графа.

— Ну, я не обычный граф, — улыбнулся я. — Спросите у своих аналитиков или прорицателей, смогу ли я обслуживать такой долг или нет.

— Хорошо! — серьезно ответила девушка и достала свиток дальней связи.

Пока она обсуждала что-то с ангелами на другой стороне, я спокойно ждал и пил пиво. Минут через десять перед ней из воздуха материализовался золотой свиток.

— Что это? — теперь был мой черед удивляться. — Как Вы переместили свиток сюда?

— Это не я! — Амалия улыбнулась. — В центральной части КВВ много магических технологий и разумных с экстраординарными способностями. Информация секретна, но, в общем, свиток перенесли оттуда, полагаясь на меня в качестве координат.

— Примерно понял, — кивнул я. — Так что выяснили?

— Я не могу рассказать Вам всего, Арес, это секретно, — серьезно ответила ангел, но тут же улыбнулась с хитринкой в глазах. — Но некоторые вещи, пожалуй, раскрыть можно. Наши прорицатели и мудрецы говорят, что Вы — очень хитрый человек, который везде любит извлекать выгоду. Раньше мы не могли сделать более детальный анализ Вашей личности, но после личной встречи и беседы с Вами, нам стало больше открыто. В общем, Центральный Союз Добра в моем лице в качестве официального представителя готов купить у Вас военные облигации на сумму двадцать триллионов Эрос и процентной ставкой — 2,5 % в месяц. А я останусь здесь, в качестве наблюдателя, чтобы мы понимали, что не бесполезно потратили деньги. Вы согласны?

— Разумеется! — ответил я, обнажив все тридцать два зуба. Особенно часть, где эта Амалия остается подле меня в качестве наблюдателя. Уж я за ней также понаблюдаю.

Магический договор был быстро заключен, радости моей не было предела. С этими деньгами я мог позволить себе нанять больше муракат, пусть они формальные союзники и также будут сражаться с другими странами за дикие земли, но война требует средств, больше денег — больше возможностей. Мне было выгодно, если мой союзник будет больше вовлечен в происходящее. А также можно было бы подкупить некоторых чиновников из местных стран. Также я мог вложить больше денег в наши сельскохозяйственные компании и армии. Чуть освободившись, я позвал Фему, Эль и других своих бойцов, а также Фемини, Николь, Стилсона и некоторых своих высших руководителей, которые были свободны, и мы провели небольшую вечеринку, чтобы отпраздновать крупную сделку. Звал также и Мирославу. Но она прибыла на некоторое время, взглянула на Амалию и других девушек, сморщила носик и, сославшись на важную встречу, отчалила. Она уже несколько раз говорила мне, что ей не особо нравятся вечеринки, которые делаю я со своими людьми. 95 % времени на таких вечеринках мы говорили о делах и будущих планах. Эта вечеринка не стала исключением, и Амалия, как опытный дипломат и переговорщик, быстро вклинилась в атмосферу и подружилась буквально со всеми, начиная от Фемини, Николь и Стилсоном, которые обладали здесь, пожалуй, наивысшим статусом после меня, и заканчивая легионерами и критскими лучниками из числа моих бойцов, которых многие чиновники даже в Федерации Земли и за людей то не считали. Раз я вызвал их и позволил сидеть за одним столом со мной, значит, эти бойцы не были мне безразличны, и Амалия это быстро просекла. Сколько лет или даже десятилетий дипломатического опыта было за ее плечами, я не знал, но она смогла пообщаться со всеми, ну, кроме Мирославы, которая обошлась парой проходных фраз, но не поддержала диалог.

У меня было не так уж и много свободного времени, поэтому я любил пообщаться со своими людьми в неформальной обстановке, когда была возможность, и обсудить дела Федерации под другим углом, в более расслабленном и свободном темпе. Даже Фемини, которая изначально не особо понимала происходящее на моих вечеринках, со временем прониклась и, насколько я знаю, уже провела несколько подобных тимбилдингов с топ-менеджерами нашей сельскохозяйственной компании, а также топ-лидерами Терра Компани, для которых была наставницей. В то же самое время, на светских тусовках, куда меня иногда приглашала Мирослава, я чувствовал себя не в своей тарелке. У меня не было столько свободного времени и места в голове, чтобы следить за тенденциями в стиле одежды аристократов или обсуждать новые виды деликатесов, привезенных из новых, недавно обнаруженных миров. Я чувствовал ее ревность, когда был окружен толпой своих помощниц и партнерш, поэтому не настаивал на том, чтобы она оставалась долго на организованных мной вечеринках. Она же чувствовала мое бесконечное раздражение, когда аристократы по десятому кругу обсуждали какую-то тупую хрень, поэтому прекратила приглашать меня на светские вечера, посещаемые ею…

Глава 7 Центральная Столица

Наша армия подошла к Центральной Столице пятого уровня. Всего, в разваливающемся маркизатстве было три таких города, помимо главной Мировой Столицы второго уровня. За Мировую Столицу сейчас никто не воевал, ее удерживали чиновники, лояльные бывшему правителю и его семье. Две другие ЦС были осаждены соседними странами. А вот этот город был оккупирован несколькими рабовладельческими организациями и работорговцами. Кстати говоря, именно в находившемся напротив нас городе с непереводимым на русский язык названием находился главный невольничий рынок в маркизатстве и, пожалуй, во всей области. На более чем пятьдесят миллионов жителей города приходились две сотни миллионов рабов, которые в среднем здесь находились постоянно. Одних привозили на продажу, других увозили клиенты. А еще здесь была армия, которую успели наспех собрать новые хозяева города. Они все еще не успевали собрать мощную коалицию против моих колоний, я действовал быстро и решительно. Однако, охраняли город около десяти миллионов призывателей, которые относились к числу местной гвардии и гарнизона до падения государства, а также более тридцати миллионов призывателей из числа наемников, которых воротилы по торговле разумными успели собрать. Также было около двадцати миллионов солдат, которые выступали в качестве поддержки. Плюс возможное ополчение.

И все они прятались сейчас за стенами огромного города. У меня же людей было значительно меньше. На флангах стояли по пять миллионов призывателей мураката, а в центре были пять миллионов призывателей фуров, помимо моего Святого Корпуса в пятнадцать с лишним тысяч бойцов. Нужно отметить, что всего на Красной Планете удалось собрать триста миллионов фуров из первоначального населения в несколько миллиардов. Скорее всего, по большей части, выжили самые стойкие. Так как я регулярно подкармливал многих из них мясом зергов, еще до того, как часть их была эвакуирована, как и долгое время после этого, эти триста миллионов фуров прибыли на КВВ уже довольно сильными. Поэтому КВВ определил их, как расу редкого ранга, а также дал им бонус в качестве компенсации за то, что их осталось так мало. Обычно, количество призывателей среди впервые попавших на КВВ жителей составляет менее 3 %. В дальнейшем, в поколениях, уже рожденных на КВВ, этот процент снижался. Бывали и исключения, у гоблинов, например, процент призывателей был около пяти. Действительно раса, берущая массовостью. А у фуров доля призывателей среди населения приближалась к семи процентам. Среди трехсот миллионов фуров, переселившихся в дикие земли (многие из них потом вернулись, чтобы работать на Красной Планете, где я платил им хорошую заработную плату), двадцать миллионов оказались призывателями. Убрав из них совсем уж маленьких детей и подростков, взрослых фуров, способных к войне было семнадцать миллионов. Половина сейчас присоединилась к моим войскам на Красной Планете. Другие занялись охраной своих соплеменников в Диких Землях. И вот значительная их часть сейчас собралась подле меня.

Также были призыватели и солдаты из числа местных, которые присоединились к колонии Федерации Земли. Но их было не так уж и много на данный момент. Всего около сотни тысяч призывателей и полумиллиона солдат. И еще был корпус моих игровых жителей, который составлял миллион солдат. Мои деревни в колониях быстро росли, сейчас каждый день у меня появлялось пятьдесят тысяч новых жителей игровых деревень. Они занимались многими вещами, но в основном следили за порядком и защищали новоиспеченных жителей колонии. И еще обучали жителей, как детей, так и взрослых. Этот миллион солдат был моей гордостью. С фабриками и заводами, которые нам удалось восстановить в последнее время, удалось вооружить весь миллион воздушными винтовками, а командиров рот станковыми воздушными пулеметами, которые были установлены на телегах, служивших одновременно и мини командным пунктом.

Нас было многократно меньше, чем врагов, но те не спешили вылезать из-под защиты стен. Может быть, из-за того, что многие загонные команды уже встречались в открытом бою с моими солдатами, вооруженными воздушными винтовками, а может быть потому, что побаивались откровенно дико выглядящих профессиональных наемников из числа муракат. И одни, и другие были наемниками. Вот только мураката регулярно участвовали именно в реальных сражениях, а загонщики смели нападать только на беззащитных деревенских жителей. Вот и новые хозяева города посчитали, что их наемники нечета моим, поэтому решили отсидеться в безопасности в ожидании своих союзников, которые вот-вот должны были определиться с членами коалиции и выдвинуться в эту сторону.

Наивные, они думали, что мы, точно также, как и две другие соседние державы, возьмем город в осаду и будем медленно и методично вести перетягивание каната. Однако, я — человек занятой. Кроме того, у меня война идет на разных фронтах. Не сегодня, завтра фуры и (или) мураката могут понадобиться на Красной Планете. Да, и у моих жителей было полно работы, они должны были искать новых жителей для колонии по всем диким землям. Конечно, еще одна вещь, которая заставила меня действовать максимально быстро, — недостаток продовольствия. Я не хотел, чтобы рабы и жители города умерли голодной смертью, пока мы осаждали город. Это было не в моих правилах. В общем-то, в стратегии и тактике сражений я был не бум-бум. Находился рядом с армией чисто из мотивационных соображений. Оно и понятно, никогда я не был особым гением. Хорошо прокачался в первой ВВ, только потому что был одним и первых и уделил много времени игре. И то, за четыре года смог достичь только первой двадцатки в России и первой сотни в мире. Собственно, в новом КВВ я провел сейчас также около четырех лет. С учетом того, что я серьезно качнулся в уровне, мышление мое было в десятки раз быстрее и точнее, чем раньше. Также я увидел мир и познал много чего нового, но невозможно быстро стать хорошим во всем. Поэтому разработку общей стратегии на себя взяли генералы от муракат и фуров, а командовать армией в целом я попросил Фемини, которая, будучи правительницей, в свое время получила систематическое образование, включающее в себя и общие правила участия в крупных битвах. Практику она проходила в реальном военном конфликте, который был пару десятилетий назад, но навыки, как она уверила, еще не растеряла. Помогали ей мои адъютанты из Святого Корпуса. Вместе с тем, я позволил себе впихнуть в стратегию пару интересных сюрпризов, о которых сейчас не знали даже мои близкие партнеры во внешнем КВВ. Так как я не полностью был занят в этой битве, то время от времени отлучался, чтобы замочить квантовый компьютер очередного куба.

Первыми в атаку пошли мои солдаты из числа игровых жителей. Они встали на довольно большом расстоянии, около полутора километров. Далеко не каждый, точнее единицы врагов могли сделать выстрел на такое расстояние, даже из зачарованного лука или арбалета. Конечно, у противников были дальнобойные осадные орудия, но на этот случай с моими солдатами перемещались лучшие маги из Святого Корпуса и Герцогства Мурак. Телеги с воздушными пулеметами выкатились вперед, стволы были подняты почти под сорок пять градусов. И после нескольких пристрелочных выстрелов началось жесткое поливание алхимическими снарядами стен города. Обороняющиеся в ответ огрызались выстрелами из мощных катапульт и баллист, но эти снаряды были вовремя остановлены нашими магами. Впрочем, не дремали маги и на той стороне. Вот только, ядра катапульт и стелы из баллист прилетали довольно редко и по понятной траектории, а вот небольшие алхимические снаряды падали в больших количествах и имели разный эффект. Какие-то просто взрывались, а вот другие сильно шумели, нервируя защитников, или оборачивались в облако ядовитого газа. А вот он иногда мог проникать за магические щиты. Кроме того, невозможно было с помощью тысяч магов создать действительно плотную оборону без брешей. В результате, некоторые снаряды прорывались, падая в толпу бойцов на стене, и ранили их.

Если противники думали, что у нас скоро закончатся бомбы, то они жестоко ошибались. Имея достаточно много денег, материалов и, главное, технических возможностей для создания алхимической смеси в промышленных масштабах, а фабрики позволяли создавать сотни тысяч алхимических снарядов каждый час, мы не были скованны в своих действиях по бомбежке вражеских укреплений. Под прикрытием стрельбы из пулеметов, а также под щитами магов солдаты с воздушными пушками начали продвигаться вперед. Враги, конечно, уже знали, что дистанция стрельбы наших воздушных винтовок была до шестисот метров. А основная масса луков врага могла отправить стрелу максимум на четыре с половиной сотни метров. Тем более, во внешнем КВВ, почему-то, не шибко то уважали бойцов дальнего боя. Сколько их сейчас было на стене? 20–30 % от общего числа? На небольшом участке фронта миллион солдат могли сконцентрировать действительно ураганный огонь. Миллион против пары-тройки сотен тысяч. Полмиллиона-миллион стрел в секунду против десятков миллионов алхимических пуль.

Конечно, противник был против такого расклада. Открылись ворота, и на нас понеслась огромная масса вражеских бойцов звериного типа. Они должны были подобраться к нашим войскам максимально быстро, прежде чем они понесут большие потери от воздушных винтовок. Вот только они слегка просчитались. Действительно, задние ряды моих солдат вскинули вверх винтовки и открыли огонь поверх голов своих соратников впереди. Вместе с тем, среди стоявших во главе атаки солдат началось брожение. За считанные секунды среди них выделились солдаты с какими-то толстыми трубами за плечах. Они припали на одно колено и скастовали заклинание небольшое огненного сгустка, направив его в специальное отверстие в трубе. Спустя мгновения из задней части трубы вырвался поток огня, и вперед отправилась ракета. На их плечах был переносной ракетный комплекс, который можно было зарядить различными ракетами. В данном случае это были противопехотные ракеты. На половине пути они раскрылись, словно кассетные бомбы, и большое количество бомб упало на приближающихся зверей. Слабые магические щиты и откровенно дрянная экипировка этих бойцов, естественно, не могли их защитить от небесной кары. А затем в бой вступили солдаты с воздушными винтовками, который принялись нещадно поливать противника алхимическими снарядами из десятков тысяч стволов. Вражеская контратака полностью захлебнулась.

Конечно, была большая разница между тем, как мы вели войну. Враги могли вызывать большое количество бойцов в несколько волн. Даже если их оригинальная экипировка от КВВ очень слабая, в конце концов, она бесплатная. А мы, напротив, тратили невосполнимый ресурс в виде алхимических снарядов. По сути, сжигали деньги. Вместе с тем, Федерация Земли — одна из немногих стран, которая могла себе это позволить. У нас было беспрецедентное количество материалов с Земли и из Вселенной Зергов. С помощью производственных линий и термоядерных реакторов, доставшихся нам от щедрой Империи Дроидов мы могли перерабатывать эти материалы и делать алхимические пули и снаряды в промышленных масштабах практически бесплатно. А дальше их нужно было только усилить с помощью зачарователей, количество и качество которых в Федерации Земли росли ежесекундно. Умеренный стандарт зачарования алхимических пуль был применен для миллионов туб с пулями, которые раздали солдатам. А вот ракеты были зачарованы куда более высокоуровневыми зачарователями. В данный момент мы уже не покупали алхимические бомбы где-то на стороне. Разве что некоторые уникальные ингредиенты и материалы. Наоборот, мы начали продавать в Союз Порядка алхимические бомбы собственного изготовления, которые все еще нуждались в дополнительном зачаровании, но в целом были намного дешевле, чем у конкурентов. Естественно, что мы имели солидную маржу в этих продажах.

Разбив контратаку противника, мои солдаты подобрались на необходимую дистанцию к стенам города. Обстрел продолжился. Наконец, у противника сдали нервы, и они решили организовать полноценную атаку. Вражеские бойцы в едином порыве начали выбираться из-за городских стен. Мои солдаты начали отступать, непременно отстреливаясь. Вскоре на равнине перед городом образовалась толпа почти в пятьсот миллионов бойцов. Мы смогли выставить против них лишь немногим более двухсот миллионов. Довольно быстро завязалась мясорубка, в ходе которой сохранялся временный паритет. Все сотни миллионов не могли сражаться одновременно, поэтому в непосредственном контакте с врагом были лишь несколько десятков. И это, как раз, тот момент, которого я ждал. Позади всех войск появились ракетные установки с большой дальностью. И был дан залп из десятков тысяч пусковых шахт. В этот момент в городе оставались по большей части призыватели и солдаты. Именно они и стали жертвами мощного ураганного огня.

В следующий момент высоко в небе раздался гул сотен двигателей. В этой части КВВ впервые появились самолеты из технологической эпохи. Реактивные машины на проточных двигателях слишком быстро тратили топливо, а для создания турбореактивных самолетов, способных летать на КВВ, у нас пока еще не хватало технологий и квалификации инженеров. Поэтому сейчас мы производили только винтовые самолеты, летающие на особом алхимическом топливе, сделанном из спирта, светильного газа и угольной смеси. Однако, даже этих довольно медленных машин было достаточно, чтобы шокировать местные силы. Мы еще не смогли освоить технологию производства огнестрельного оружия, пригодного для использования на КВВ. По идее, его можно было сделать, но Мировой Закон на корню пресекал многие наши начинания. Вместе с тем, возле системы наведения каждой воздушной пушки, находящейся в днище самолета, были прикреплены таблицы с коэффициентами поправки на силу и направление ветра, скорость самолета, высоту полета и величину давления, оставшуюся в баллонах. Поэтому точность выстрелов на небольших высотах была довольно высока.

Самолеты появились слишком неожиданно и двигались слишком быстро, чтобы противник смог вовремя среагировать на новую угрозу, с учетом того, что был отвлечен на защиту от ракетного нападения. Винтовые летающие машины вскоре оказались прямо над городом и начали стрелять по специальным силовым башням. На этом моменте стоит остановиться отдельно. Так как производство сотен миллионов рабских ошейников было довольно дорогостоящим занятием, а новые владельцы раба предпочитали использовать свои собственные ошейники, чтобы у продавца не оставалось лазеек для мошенничества, во время охоты на рабов использовались временные ограничители физической и магической силы. Но их можно было легко снять, если воспользоваться помощью соседа или приложить немного сноровки. Поэтому рабов помещали в специальные лагеря, вокруг которых были построены силовые башки, имеющие аналогичный эффект с ограничителями, но куда более защищенные и покрывающие большое пространство. Внутри лагеря для рабов только те, кто имел специальные амулеты, мог сохранять свою магию и не был подвержен уменьшению магической силы. В этом городе находились десятки таких лагерей, принадлежащих различным организациям. И сейчас самолеты бомбили силовые башни этих лагерей…

Глава 8 Рабы

Когда самолеты только попали в пределы городской черты, из-за холмов, находящихся сбоку от города и во фланге вражеской армии появились тысячи боевых машин. Впереди ехали настоящие монстры на металлических гусеницах, у которых была центральная башня с пушкой большого диаметра и четыре воздушных пулемета по бокам. В задней части танка была высокая и толстая труба, и которой валил дым. Сразу за монстрами ехали огромные и длинные десятиколесные бронетранспортеры с воздушными пулементами впереди и сзади, а в хвосте ехали грузовики с пехотой, на каких-то был воздушный пулемет, на каких-то его не было. В сумятице сражения колонна боевых машин довольно быстро приблизилась к городским стенам. Еще на дальних подступах своеобразные танки начали расстреливать вражеские противоосадные орудия. А когда до стен оставалось менее километра, танки выпустили особо мощные снаряды. Самые лучшие призыватели, которых я только мог отыскать, штучно и за очень большие деньги зачаровывали эти снаряды. И взрывы оказались действительно мощными — маленькие огненные грибы, словно от взрыва атомной бомбы, образовались в десятках мест стены. Защитников просто смело со стен…

Затем из десятков труб мощными клубами вырвались новые порции черного дыма, десятки двигателей танков взревели, распространяя шум на несколько километров. Машины максимально ускорились. На крышах танков появились маги, закрепившие себя с помощью страховочных тросов к специальным металлическим кольцам, торчащим из корпуса танка. Когда танки подъехали почти под стены города, маги начали заклинаниями убирать с их пути мусор и обломки. За затем гусеницы окончательно выровняли дорогу. А уже после бронетранспортеров, грузовики въехали в город без каких-либо проблем. Сразу после въезда, раздались тысячи хлопков выстрелов из пулеметов. На небольшом пятачке враги не могли реализовать свое численное преимущество, поэтому колонна машин прошла через толпу врагов, как раскаленный нож сквозь масло. Получить в упор даже винтовочную пулю было не особо приятно, а здесь пулемет.

Цветастые всполохи раскрылись над боевой колонной — это вражеские маги начали свою дальнюю атаку, однако, их встретили плотные магические щиты моих бойцов. На нескольких танках сработала активная защита — вверх взлетели небольшие кругляши, засунутые в трубы, раскиданные то тут, то там на поверхности танка. При взрыве они испускали облако мелкодисперсной антимагической смеси, которая прямо аннигилировала вражеские заклинания. На бронетранспортеры и грузовики вскочили бойцы с щитами в одной руке и ручными воздушными пулеметами в другой руке. У этих пулеметов баллоны сжатого газа располагались за спиной бойца специальным рукавом из сверхпрочной армированной ткани были соединены со стволом пулемета, поверх которого располагалась туба с пулями. Щиты, кстати, тоже имели внутренний слой антимагической защиты, как и броня боевых машин. Ежесекундно враги падали целыми группами. Хотя, перед моими бойцами и возникали все новые и новые бойцы противников, словно у многоголовой гидры, они прорывались вперед в стремительном темпе и должны были скоро прибыть к первому лагерю рабовладельцев.

Я взирал на все это с вершины командующей башни, которая стояла в центре нашего штаба. Она была сделана из высокопрочных и, вместе с тем, легких алюминиевых сплавов с добавлением композитных материалов. Секции башни переносились с СЗ в уже готовом виде и собирались на месте. Высотой эта конструкция была более трехсот метров в высоту, и на ней были пулеметные гнезда и места для лучников, чтобы сбивать приближающихся от врага летающих бойцов. С помощью подзорной трубы я прекрасно видел все, что происходит в городе в двадцати километрах от башни. На мне были новый сияющий доспех, дизайн которых разработали для меня лучшие ученые Федерации, использовав в его основе все самые лучшие материалы, которые сейчас были нам доступны. Несмотря на то, что внешне доспех не сильно отличался от обычного рыцарского, разве что, все сочленения в нем были выполнены из какого-то композитного материала черного цвета, ну, прямо как у робокопа в первой итерации, внутри он был практически совершенен. Ничто не сковывало движений, материал, соприкасающийся с кожей, был очень мягким и дышащим. Сражаться в таком доспехе было одно удовольствие. Прямо на башне рядом со мной стояла Амалия. Все мои подруги были заняты, а единственная более менее свободная Мао Цань не могла меня сопровождать во внешнем КВВ. А вот девушка активно выполняла свои обязанности по наблюдению за мной, таскаясь за мной буквально везде, покуда я был во внешнем КВВ. Подозреваю, что будь у нее возможность, она была бы не прочь посетить мою Святую Землю или Федерацию Земли, но пока такой возможности не было.

— Ну, я пошел! — сказал я ангелу, собираясь лично отправиться в бой.

— Тогда удачи тебе! — ответила Амалия с улыбкой, от которой у меня моментально потеплело на душе.

Сразу после этого мой боевой аватар исчез с вершины башни, чтобы через несколько секунд оказаться прямо в гуще событий на одном из танков. В текущих условиях у меня не было особой необходимости сражаться с помощью клинка вечной смерти. Поэтому сейчас за моей спиной было два огромный баллона со сжатым газом, а в обеих руках было по воздушному пулемету. Мои способности в теле боевого аватара были очень велики. Даже с учетом того, что пули из пулемета вылетали в большом количестве ежесекундно, я успевал легко сменить движение ствола, буквально на миллиметры или доли миллиметра, чтобы каждая новая пуля летела ровно в лоб нового противника. И не у каждого из них была достаточная скорость реакции, чтобы избежать эту пулю. Естественно, в таком ритме тубы с пулями расходовались в считанные секунды, потом я исчезал, появляясь в Олимпе, где высокоуровневые солдаты также за секунды меняли тубы или даже баллоны, а потом снова появлялся на поле боя.

Практически аналогично сражалась Фема по правую руку от меня, а позади нас на стволе пушки, замыкая треугольник, стояла Эль с многократно зачарованным блочным луком и огромным колчаном стрел за спиной. Она стреляла на невероятной скорости, порой запуская по несколько стрел. Стрелы были также специально зачарованы для нее. Скорость выпущенных ей стрел была даже выше, чем у пуль из воздушного пулемета, а урон, который они наносили был чудовищным. Иногда стрелы протыкали сразу по несколько противников, убивая их на месте. Другие мои бойцы также неистовствовали на других машинах. Чуть выше над моей головой летали Горыныч и Принцесса Драконов, обрушивая на противников целые стены огня, а впереди танка бежал Просветленный Аскет, ловко срезающий своим улучшенным цзебянем головы сразу десяткам бойцов противника.

Иногда высокоуровневые враги прорывались сквозь град пуль к нашим машинами, однако, в этой атаке был задействован именно Святой Корпус, а значит, каждый боец прорывающегося отряда был очень могущественным, особенно в ближнем бою, который был изначальной специализацией большинства из них. Едва уже раненный к этому моменту вражеский боец прорывался к одной из наших машин, его рубили на куски до того, как он мог поднять свое оружие. Вскоре мы прорвались к первому лагерю, одна из башен которого уже была уничтожена, но сидевшие внутри рабы еще не совсем понимали, что происходит. Первый удар по стене лагеря нанесла Фема своим молотом, а потом таранным ударом и похожим на него навыком ее добили Леди Рыцарь и Генерал Титанов. Потом наш прорыв поддержали бойцы маги и физики на других танках. И вот, подпрыгнув на в спешке оставленной кем-то карете, наш чадящий дымом монстр, влетел в дыру в стене. Пока мы летели, я развел руки в стороны, чтобы расстрелять вражеских бойцов на стене по обеим сторонам от меня, то же самое сделала Фема, чтобы поддержать меня, но встала она уже лицом ко мне. Затем танк, испуская вокруг себя струи алхимических пуль из четырех пулеметов и разноцветные магические заклинания, приземлился и остановился знатно дрифтанув на несколько десятков метров. Сидящие в лагере прямо на земле рабы посмотрели на меня, стоящего на танке, снизу вверх. В руках у меня было неведомое оружие, по обе стороны от меня были девушки легендарной красоты, мои блестящие серебряные доспехи отражали вспышки многочисленных заклинаний, что смотрелось очень волшебно на фоне начавшего темнеть неба. И в этот момент, словно ставя точку в этом эпическом прорыве, снаряд, выпущенный ловким стрелком из главного орудия танка прямо в прыжке, влетел в одну из силовых башен, стоявших на моей спиной и взорвался. Башня осыпалась тысячей обломков. Дева Воительница предусмотрительно поставила перед моим лицом большой рупор. Я набрал грудь, полную воздуха и начал речь, перекрикивая шум взрывов и сражения.

— Вас угнетали! Вас унижали! Над вами издевались и не считали вас за полноценных разумных существ! — тысячи пар глаз уставились на меня в этот момент. — Но сегодня тирании будет положен конец, потому, как я здесь! Пока я жив, я буду уничтожать любую несправедливость! Готовы ли пойти за мной? Готовы ли вы сражаться за свое будущее?

Некоторое время множество представителей разных рас молча смотрели на меня. Но вот, мальчик лет двенадцати вскочил на плечи своего отца и крикнул своим тоненьким голоском, но крикнул громко, и его слышали многие.

— Я готов! Я готов сражаться! Возьмите меня с собой!

Не в силах сопротивляться порыву его отец также воскликнул своим басом:

— И я готов! Я буду сражаться!

— Да! — поддержали его десятки голосов.

— Мы тоже готовы!

— Мы готовы!

— Тогда в бой! — крикнул я и взмахнул рукой.

В следующее мгновение на сотнях метров во все стороны от меня появились стойки с оружием. Мечи, копья, луки, арбалеты, щиты. Здесь было все, на любой вкус. Это оружие было предназначено для солдат. Призыватели же, когда силовая башня была разрушена, получили возможность призвать своих бойцов уже со стандартным оружием от КВВ. Необычайно воодушевленные рабы, которые были рядом со мной, понесли пожар восстания дальше. Тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч, миллионы рабов в этом лагере вскоре были необычайно воодушевлены и настроены на борьбу. Не успевшие вовремя убраться охранники, были буквально растерзаны голыми руками. А наш Святой Корпус, под прикрытием восстания, двинулся дальше, к следующему лагерю. В нескольких лагерях уже были разрушены силовые башни, вместе с тем, рабам нужен был толчок, чтобы осознать происходящее и предпринять какие-то действия. Поэтому мне лично пришлось посетить каждый лагерь рабов, чтобы поднять их на восстание.

Таким образом, в тылу врага в считанные часы организовалось мощное войско, которое разрасталось с каждой минутой. Призыватели рабовладельцев уже не были в безопасности и многие умирали, не успевая даже вызвать своих бойцов. Более того, иногда они даже не могли вызвать своих бойцов, так как находились в толпе точно таких же призывателей, придавленных друг ко другу. А ночью еще более невозможно было узнать, что происходит. Битва за город быстро превратилась в полномасштабную катастрофу для обороняющихся. К утру следующего дня не осталось тех, кто мог сопротивляться моей власти. Свободными остались только мои сторонники, а противники были загнаны под те же силовые башни, которые они контролировали днем ранее. Также там оказались многие горожане, среди которых нужно было провести основательную чистку. Мои люди не позволяли рабам унижать горожан и сильно грабить город. Все награбленное быстро свозилось в импровизированный штаб, находившийся во дворце. Потом все это старательно учитывалось. Часть ушла в мою казну, часть на награды армии, часть попала бы к рабам, чтобы поддержать их житие-бытие, а последняя часть была предназначена для компенсации безвинно пострадавшим горожанам.

В целом, можно было праздновать небольшую победу, однако, не все было так радужно. Утром поступили сведения о том, что враги таки создали коалицию, войска которой сейчас направлялись в маркизатство, чтобы взять его под контроль, а потом они отправятся в дикие земли для зачистки моих колоний. Вместе с тем, я получил двести с лишним миллионов новых подданных, даже некоторые горожане изъявили желание присоединиться ко мне. В городе уже пошли легенды о том, как я одним взмахом врагов убивал тысячи врагов, и вообще, те, кто не видел меня лично, могли подумать, что росту во мне было более пяти метров, а тело мое состояло из чистого металла. Глаза мои метали пламя, а звуком голоса я мог загипнотизировать врагов и заставить их сложить оружие. Сопровождали меня железные монстры и небесное воинство, Амалия, кстати, сыграла в последней части легенды не малую роль. Когда стало понятно, что город будет взять, она пролетела над полем боя, нашла меня и везде сопровождала меня, пока я занимался руководительской текучкой.

В ее глазах явно читалось одобрение, однако, на мои наглые подкаты она реагировала тактичным отказом. Вместе с тем, я не отчаивался и старался проявить себя перед ней в лучшем виде. Все-таки, ангел. Мне было очень интересно, какова в постели. Как-то раз явным флиртом меня застала Мирослава, которая не вовремя и очень тихо появилась за моей спиной. Почувствовал я ее присутствие, только когда ощутил в глубине своей души бурю возмущения резко прорвавшуюся в сердце Мирославы. Ндаа… ситуация была неприятной. С легкой одобрительной улыбкой Амалия отправила меня утешать свою пока еще единственную официальную жену.

Да, я поступил с ней, как последний подонок. Но вот ничего не мог я сделать со своим интересом к красивым женщинам. Я старался дать Мирославе все, что мог. И она получала благ в разы больше, чем любая другая женщина подле меня. Мирослава получила от брака со мной столько возможностей и плюшек, сколько она никогда бы не получила, выйди она замуж за ординарного аристократа из местных государственников, увивавшихся подле ее отца. Вместе с тем, я чувствовал, что она хотела большего. Действительно большего, чего я не мог ей дать. Да, я ее любил, может быть, где-то даже отеческой любовью, ведь она из двенадцатилетней на вид девчушки превратилась во взрослую и очень притягательную красавицу буквально на моих глазах. Но также я любил и других женщин, которые были вокруг меня. И многие из них сделали для меня никак не меньше, чем Мирослава. Особенно Фема и Эль. Я все еще надеялся найти способ превратить их в реальных разумных со своей волей, а затем взять в жены. Но также я был уверен, что Мирослава будет расстроена, сделай я это… Впрочем, пока у меня не было возможности и времени разобраться с этим вопросом и наладить отношения со своей молодой супругой. Впереди меня ждало еще не одно сражение, на меня надеялись миллиарды разумных. И я был перед ними ответственным. Даже если бы мне ради жизни и свободы всех этих людей и нелюдей пришлось бы пожертвовать своей личной жизнью, я бы не раздумывая пожертвовал бы отношениями. Да… именно это я делал в данный момент…

Я все еще пытался найти Мирославу, чтобы ее успокоить на этот раз. Но внезапно со мной связался Лейт. Как он сказал, что-то серьезное назревало в мире гоблинов и хранитель этого мира, с которым мы были в основательных контрах, пытался связаться со мной, чтобы решить вставшую перед миром проблему. У него не было прямых контактов со мной, и он воспользовался очень дорогостоящим средством связи, чтобы выйти на Лейта. Как он утверждал, ситуация была безотлагательной. Прости, Мирослава! Мне снова нужно спасать целый мир…

Глава 9 Зиккурат

Знакомство с Хранителем Мира Гоблинов у меня началось не то, чтобы на позитивной волне. Мое альтер-эго было не только крайне деятельным, но и очень вспыльчивым. Скорость развития Гоблинской Республики была очень высока, и там я совершал слишком много непотребств, так как много вещей вызывали мое раздражение. Поэтому меня довольно быстро обнаружил Хранитель, пусть Мировой Закон и прикрывал мою задницу, блокируя автоматическое оповещение хранителей о правонарушениях. Так вот, местный Хранитель, который выглядел так, как выглядел бы супер-герой гоблинов — высокий (для гоблинов), хорошо сложенный, даже почти не сутулый. Ну, и лицо у него было чуть симпатичнее обезьяньего, хотя реальные гоблины выглядели хуже. Только вот облегающие треники не носил. Он тусил в какой-то открытой тряпичной броне зеленого цвета с жилеткой без рукавов и защитной юбкой, по типу легионерской. Еще у него был посох с оранжевым камнем и красная магическая мантия.

Этот тип не понравился мне сразу, так как после обнаружения, не разобравшись в ситуации, он выслал меня обратно, в Мир Землян. Вот только так он не смог бы решить проблему. Я через Святую Землю легко вернулся обратно, когда Хранитель ушел. Через несколько дней он обнаружил меня вновь, а затем начал буквально преследовать. Вместе с тем, у Хранителей времени всегда было в обрез. Поэтому он решил меня серьезно побить и таким образом закрыть вопрос. Но вот незадача, он был лишь немного сильнее меня, поэтому с помощью внезапного бегства на СЗ я смог избежать серьезной драки. В общем, какое-то время мы бодались, но у моего альтер-эго также не было много времени. Он достал клинок вечной смерти и погнался за Хранителем. Тот испугался и убежал. Так повторялось несколько раз пока он не смирился, и мы не договорились до того, что буду меньше оказывать личного влияния на Мир Гоблинов, а он не будет меня депортировать. За других Хранителей, часть которых была нейтральной, а другие отвечали за огров или троллей, он не отвечал. Имя его, которую я бы назвал кликухой, переводилось на русский, как Юркий. Так я его Юркой и назвал. И действительно, улепетывал гоблин знатно.

После того, как Лейт доставил мне сообщение, я переместился в условленное место — под мою статую в Гобгоре. Юрка задумчиво ее разглядывал.

— Здравствуй, Арес! — хранитель поприветствовал меня первым, несмотря на весь его прежний снобизм. Даже руку протянул.

— Привет, Юрка! — ответил ему я, схватив его руку со смачным хлопком. — Чем обязан?

— Арес, — беспокойно сказал гоблин. — Дело очень важное и безотлагательное!

— Да, что стряслось? — перебил его я серьезным тоном. — Выкладывай…

— В мой… в наш Мир Гоблинов подготавливают вторжение! — громко ответил Юрка. — Огры собираются с помощью жертвенного алтаря открыть портал во внешний КВВ, в империю огров.

— А что, так можно было? — задал я резонный вопрос.

— Нет! — замотал головой хранитель. — Без помощи со стороны хранителей так сделать было нельзя. И даже если бы такая помощь осуществилась, было бы сложно найти материалы и достаточное количество жертв.

— То есть, хранитель может предать мир, который должен защищать? — удивился я.

— Может! — ответил гоблин. — Будет много штрафов со стороны Мирового Закона, вплоть до падения уровня и запрета на будущий его рост. МЗ может даже убить хранителя. Поэтому хранители и не занимаются такими вещами. Но всегда есть исключения. Либо самому хранителю, либо его родственникам в империи огров могли пообещать что-то очень ценное.

— Ага, — согласился я. — Либо огр, ставший хранителем этого мира, оказался чересчур идейным. В любом случае, между вашими расами давно назревал конфликт. А дальше что?

— Если им удастся реализовать задуманное, то хранители окажутся бессильными перед большим количеством прибывающих огров, — Юрка грустно опустил голову. — Сразу депортировать их не получится, они должны будут что-то плохое сделать игрокам. А следить за всеми будет очень сложно.

— Понял! — сказал я. — Давай ближе к твоему плану.

— Сейчас! — хранитель облегченно улыбнулся, видя, что я не чиню ему препятствий и не вымогаю у него ничего за помощь. Ну, разумеется! Какой смысл что-то мелкое вымогать с хранителя, если моя цель — весь мир?

* * *
На зеленой и практически плоской равнине, утопленной внутри кольца невысоких лесистых холмов, были построено множество деревянных загонов. В них по несколько сотен или по несколько тысяч гоблинов всех возрастов. Вокруг загонов патрулировали хорошо вооруженные огры. Пусть гоблинов было много, однако, уровень у них у всех был ниже пятого — они все были очень слабы. От загонов босыми ножками гоблинов уже были протоптаны тропинки к главной дороге. Она вела к самому высокому в округе холму, на вершине которого располагался каменный зиккурат. То тут, то там в нем располагались столбы, между которыми были растянуты гоблины. Огры не гнушались ни стариками, ни детьми. Такое ощущение, что половина КВВ — это сборище каких-то убийц и ублюдков. А в центре строения располагался жертвенный алтарь. Там было пять углублений, над которыми огры непрестанно резали глотки гоблинам. Слив кровь, они бросали трупы прямо в яму в центре алтаря, она была практически бездонной. Если кровь пролить в любом другом месте КВВ, она довольно быстро исчезнет, впитавшись в землю. Однако, здесь кровь не исчезала. Она стекала с жертвенного алтаря и по специальным желобкам в полу зиккурата, текла во все стороны, заполняя магические рисунки. Картина эта была очень кровавой. Удушливый смрад разносился во все стороны равнины. Несмотря на то, что началось все это лишь несколько дней назад, кровь заполнила уже почти все рисунки.

Это было чем-то похоже на древние жертвоприношения евреев. По многочисленным свидетельствам, дошедшим до современности, а также, судя по раскопкам, — в особый еврейский праздник с жертвоприношением (пятидесятница) богатые евреи приносили в жертву однолетних баранов или коз в каком-то невероятном количестве. По сливным желобам, которые вели наружу из еврейских храмов, кровь текла рекой. В отрыве от отношения к Иисусу Христу, которого в христианстве считают Господом Богом, в исламе одним из пророков, а неверующие, которые не сомневаются в его существовании, считают его просто очень умным человеком и учителем нравственности. Если он действительно существовал в описанный в Библии период времени, сказав то, что сказал и сделав то, что он сделал, одна из неоспоримых праведных вещей — это замена жертвоприношения с кровавого на символическое. Миллионы, а может быть, миллиарды агнцев за две тысячи лет были им спасены от участи умереть в молодом возрасте. Большинству обычных людей было бы жалко даже безмозглых животных, приносимых в жертву в огромных количествах. Огры же убивали разумных существ.

Несмотря на то, что в руках у палачей было обычное оружие, гоблины, умершие на этом алтаре, более не могли воскреснуть. А их духовная энергия использовалась для открытия портала. Понятно… значит, эта Империя Огров, точного названия которой я пока не знаю, должна перестать существовать, если они занимаются подобным в разных мирах. Мы с хранителем находились на одном из близлежащих холмов, откуда все было хорошо видно. В последние дни, каждый вечер я делал медитацию, которой меня научила Лариса, чтобы сдерживать свой гнев. Вот и сейчас, мой взгляд вспыхнул алым, но я сдержался, не выпустив свое безумие наружу. Единственное, что я сделал, это попросил Эль убить палачей. Расстояние до алтаря на зиккурате было около трех километров, но для моей легендарной лучницы такое расстояние было не слишком сложным. Закрыв глаза и немного примерившись к направлению ветра, Эль выпустила сразу пять стрел, которые, пролетев по большой дуге, поразили трех палачей из пяти. Двое просто случайно отклонились за то время, пока летели стрелы. Жертвоприношение остановилось, огры насторожились. Мы с Эль быстро исчезли, переместившись на СЗ, а оставшийся на холме гоблин громко крикнул.

— Хранитель огров! Ублюдок, покажись! Я знаю, что ты здесь!

А после этого начал костерить своего оппонента отборным гоблинским матом, часть которого не переводилась ни на русский, ни на огрский языки. Слушавшие его огры покраснели от злости, а гоблины, сидящие в загонах, заулыбались. Кто-то из сердобольных матерей, закрывал деткам уши.

— Что ты сделал, паскуда! — прозвучал с неба басистый голос огра. И вскоре тот появился, зависнув в нескольких десятках метров над землей. — Ты не можешь убивать жителей этого мира.

Скорее всего, огр имел ввиду троих палачей, убитых Эль. У хранителей мира было много дополнительных способностей, подаренных им Мировым Законом на время рабочего контракта. Хранитель гоблинов также поднялся и завис напротив.

— Ой, ли! — хранитель гоблинов злобно усмехнулся. — Это говоришь мне ты?

— Я никого и пальцем не тронул! — громко рассмеялся огр. — Пока что…

— Как и я, — улыбнулся гоблин.

Огр нахмурился и погрузился в себя. Скорее всего, проверял журнал правонарушений. Потом гневливо воззрел на своего коллегу.

— Что бы ты не сделал, сейчас, ты не сможешь и впредь нас останавливать, — выплюнул хранитель огров. — Ваша слабая раса должна быть благодарна за служение нам, ограм. В будущем, когда весь КВВ будет принадлежать нам, вы будете рады тому, что одними из первых стали нашими рабами.

— Придурок, ты ведь в курсе, что я и ты — одного уровня? — гоблин разозлился.

— И ты решил со мной бороться? — рассмеялся огр. — Ну, вперед!

После этого они начали сражение прямо в воздухе. В это время огры внизу продолжили тащить жертв к алтарю. Хранитель гоблинов никак не мог их остановить. К долине с разных сторон начали подступать гоблины. Большинство из них были армиями гоблинов, которых хранитель попросил о помощи. Их перенесли через стелы, я выделил для этого бюджет. Поэтому огры и не успели вовремя отследить их. Армия Федерации во главе с Одином также была здесь. Но они встретили мощное сопротивление огров, и как докладывали шпионы, многие армии огров сейчас разворачивались и двигались к долине, чтобы принять участие в сражении. Нейтральные хранители также прибыли, но не могли ничего сделать. Они не могли убить хранителя огров, и за участие в конфликте также бы понесли потери и штрафы. Хранитель гоблинов скоро должен был получить свое наказание, так как первым напал на хранителя огров. Тем более, хранители не могли ничего сделать с тем, что творилось внизу. Со многими хранителями это не имело ничего общего. Может быть, они даже могли получить плюшки от огров. Хранитель же троллей был слишком туп, чтобы понять, что в действительности происходит. Палачи продолжали делать свое дело, и сопротивление гоблинов и их хранителя было бесполезно. Точнее, оно было бы бесполезно, если бы не одно но. В какой-то момент хранитель огров отвлекся, и внезапно над его головой появился Горыныч в середине движения. Спустя мгновение его хвост опустился на голову огру, и тот, смешно крутясь в воздухе, рухнул на землю. Почти в тот же самый момент, в него влетел раскаленный молот Фемы. Да, хранитель был намного сильнее моих легендарных бойцов, но все произошло слишком быстро, а также особые навыки ранга легенды не стоит недооценивать.

Мои бойцы сделали свои движения и исчезли. Эль в это время выпустила еще несколько стрел, чтобы убить огров, которые совершали жертвоприношения. Пока хранитель огров распластался в яме в форме человека, из тени появилась моя рука с зажатым в ней КВВ и нанесла ему удар в ключицу. Огр взревел.

— Что за дела! — глаза его пылали гневом, когда он болезненно поднимался из ямы. — Ты предал наш мир?!

— Я предал? — Юрка возмутился. — Как у тебя вообще язык повернулся говорить о подобном?

И он напал на ослабленного огра. Тот понял, что дело уже начинает пахнуть керосином, хотя, скорее всего, из-за боли и неожиданности еще не понял, каким оружием его ранили. Юрка полностью оправдывал свое имя и бился очень быстро, движения его были крайне ловкими, а заклинания прилетали с самых неожиданных направлений. Два хранителя и до ранения огра сражались на равных. Теперь же хранитель огров явно имел нижнюю руку. Он попытался сбежать, взмахнув рукой и разорвав ткань пространства. Однако, прямо перед трещиной появился сияющий голубым щит и врезался прямо в рожу огру. Леди Рыцарь, конечно, была слабее хранителя на порядок, даже после всех прокачек, но в руках у нее был особый щит, который имел собственный магический заряд, усиливающий таранный удар Леди Рыцаря. Огр отступил всего на пару шагов, но этого было достаточно, чтобы отвадить его от трещины, которую уже принялся закрывать Юрка.

Из-за спины огра внезапно показалось много составное цепное оружие. Оно засветилось золотым и многократно удлинилось, затем обвилось вокруг шеи огра. Просвещенный Аскет сделал бросковое движение, и хранитель огров взлетел в воздух, лишь для того, чтобы, мгновение спустя, рухнуть на землю лицом вниз. Конечно, я не преминул воспользоваться данной возможностью и пару раз вогнал кинжал между лопаток врагу. Огр, еще лежа, сделал удар рукой назад, но я уже успел отскочить. Сразу после этого пылающий огненный шар упал на противника. Огр успел накастовать защитный магический купол, который остановил заклинание Принцессы Драконов. Однако, в огненном шаре прятался молот Фемы, который легко преодолел магическую защиту и врезался прямо в нос огра, откинув его назад. Пока тот летел, над ним появился Генерал Титанов и топнул ему ногой по груди. Обычно этот навык используется, чтобы послать по земле ударную волну и скосить толпы врагов вокруг, но тут мощный удар пришелся по грудной клетке. Хранитель огров выплюнул полный глоток крови и врезался в землю, где и получил от меня еще пару ударов.

Один из якобы нейтральных хранителей, который выглядел, как человек, но имел красную кожу, хотел вмешаться в конфликт. Однако, я и мои бойцы появлялись в воздухе и исчезали слишком быстро. Мы возвращались на Святую Землю, поэтому даже депортируя нас, он не мог избавиться от нас надолго. Поэтому он решил вклиниться своими силами. Но его встретил поток стрел, от которых, впрочем, он легко отбился. Но в этот момент перед ним встал хранитель гоблинов. Если нейтральный хранитель на него нападет, то получит штраф. Пока они играли в гляделки, я пинком отправил ослабевшего огра в воздух. Где его допинывали дальше мои бойцы. Мы за доли секунды появлялись и исчезали, разгоняя почти бессознательного врага. Потом он упал на главный алтарь зиккурата.

Время словно остановилось. Все хранители офигели от происходящего. Глаза хранителя гоблинов округлились. Я взмахнул рукой и передо мной появились тысячи бомб и ракет, которые полетели в хранителей. Затем появились мои переносчики, а за ними бойцы Святого Корпуса. Я поднял КВС и перерезал горло огру прямо над алтарем. Мои бойцы поймали большое количество огров, и отправили их к алтарю, где все повторили за мной. Еще в процессе или сразу после этого они внезапно исчезали, но их дело продолжали их коллеги. Другие же бойцы спешно отвязывали от столбов гоблинов, привязывая огров. Пока хранители отходили от шока и защищались от взрывов, попутно осторожно вглядываясь в дым и вспышки из-за страха перед моим кинжалом, что весьма замедляло их действия, мои бойцы успели убить достаточное количество огров.

Когда последняя капля крови заполнила рисунки, перед моим лицом появилось системное меню. Я быстро сделал выбор. Земля задрожала. Жизнь покинула огров, привязанных к столбам, алтарь разрушился и прямо на его месте засиял голубой портал. Несколько секунд оттуда не было никаких движений, но вскоре начали появляться бойцы в классической форме основных войск Федерации Земли. За ними пошли солдаты, а затем призыватели. Тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч. Большинство хранителей были поражены происходящим, нейтральный хранитель, работавший на Империю Огров, был смущен, а Юрка пылал гневом и выглядел очень обиженным. Я кивнул к нему и вернулся к управлению войсками. Хранитель гоблинов лишь фыркнул и исчез в пространственной трещине. С этим больше ничего нельзя было сделать. Мир Гоблинов потерял независимость и стоило мне это всего 10 % оставшегося времени до падения барьера. Семь месяцев превратились в шесть с половиной, но меня это особо не парило. Портал стоял в Пелле. За шесть месяцев Мир Гоблинов можно будет освоить очень хорошо. Наши шансы на выживание увеличивались с каждым днем…

Глава 10 Банкет

Для экспансии в соседний мир мы привлекли только людей без родственников или молодых людей, которые могли бы несколько лет пожить в новом мире без связи с родными. Во всем остальном мире информация о портале была строго засекречена. Чтобы грамотно взаимодействовать с новым миром, был создан отдельный аналитический центр, 90 % сотрудников которого должны были вообще размещаться в Мире Гоблинов. Сотрудники основного аналитического центра не знали, куда были отправлены их коллеги. Подразумевалось, что там будут создаваться мануфактуры первичной магической обработки и, может быть, кузнечные мастерские. А специалисты же среди землян будут активно прокачиваться для того, чтобы продукт, продаваемый нами в Союзе Порядка, а в будущем и в Центральных Союзах, не требовал доработки.

Прошло несколько дней. Я сидел на золотом троне и который час уже разгребал чертовы бумаги. Несмотря на то, что у меня было много специалистов, огромное количество бумаг требовало моего личного визирования, особенно, если несколько специалистов из одной области или специалисты из разных отделов не могли сойтись во мнении. Не стоит недооценивать возможность и любовь разумных к спорам. Часто бывает, даже если в целом два специалиста согласны, они начинают артачиться в частностях. А что я? Каким боком вообще я мог бы разрешить этот спор профессионально? Когда я вообще не могу понять суть вопроса, а такое происходит в девяносто процентах случаев, я пишу резолюцию, чтобы они решили этот вопрос самостоятельно за семьдесят два часа. Иначе, накажу обоих. И это очень хорошо работает. Только приказ должен быть личным, меня очень боятся. Ну, в принципе, есть за что. Половина моих высших руководителей видела, как я отрезал башку Леопольду Второму. И вот, совершенно неожиданно в кабинете появилась Мирослава и присела ко мне на подлокотник.

— Милый, как у тебя дела? — ласково начала она.

Конечно, я почувствовал, что она хочет что-то сказать, вероятно, важное для нее. Ну, впрочем, это логично. В условно мирное время мы встречались с ней только за ужином и иногда за завтраком. Еду готовил наш личный шеф-повар, которого наняла Мирослава в Элеверийской столице. Когда же я был вынужден практически все время тратить в сражениях и государственных делах, у меня едва была возможность поесть и поспать, тогда, естественно, мы с ней реже встречались. Кстати, пару раз Мирослава поднимала вопрос о том, что она, как жена, должна получать доход от компании, а не заработную плату или бонусы с продаж. На что я ей заметил, что ни в одной компании, которую я основал самостоятельно, нет людей, получающих дивиденды или долю от бизнеса. Строительная компания, торговая компания Мо, многочисленные мануфактуры и фабрики. Было лишь несколько компаний, где у партнеров были доли. Торговый дом Николь, сельскохозяйственная компания совместно с Фемини, Терра Компани, которую мы основали вместе с парой десятков специалистов, каждый из которых вошел в долю с небольшим процентом. Да, в каждой из этих компаний я выступал партнером, как физическое лицо, вместе с тем, мое участие поддерживалось государством. По сути, это были не мои деньги, и я их не видел. Поэтому, я не мог распоряжаться долями в этих бизнесах, как своими собственными. Это были государственные деньги.

Если из государственных активов Терра Компани нужно будет выделить отдельную долю Мирославе, то нужно будет выделить отдельную долю и Фемини, которая сделала для развития компании ничуть не меньше, а также отдельную долю директорам каждой фабрики, которые снабжали нас товарами, либо внутренние закупки перевести на рыночную форму и сделать закупками внешними, с определением прибыли фабрики, амортизационных расходов и прочего. И так буквально в каждом бизнесе, который мы делали. Была куча людей, которые мне помогали делать эти бизнесы. Если выделять долю Мирославы в частную собственность просто по праву жены, партнеры могут обидеться и перестать работать, либо им также нужно будет выделить долю. Прикинув в своей молодой и излишне инициативной головушке, что при разделении долей реальные государственные активы, которые технически принадлежат мне, останется с гулькин нос, Мирослава дала заднюю.

Последней ее попыткой была апелляция к моим семейным чувствам. Разве не могу я своей государевой волей решить вопрос? Почему я не могу хоть раз подумать о семье, о будущих детях. Я уставился на нее в недоумении. Сколько денег нужно, чтобы прокормить семью и детей? Я был более чем уверен, что оставь я все сейчас и просто забрав малую часть заработанных денег, мы могли бы скромно, но безбедно прожить тысячу лет. Причем здесь вообще семья? Деньги бизнеса — это деньги бизнеса. Какое они отношение имеют к семье? Бизнес делают много людей, в моем случае — это миллиарды разумных и десятки миллиардов клиентов. Я несу ответственность перед всеми этими людьми, если я начну вытаскивать деньги из бизнеса на себя и семью, кем я буду в глазах людей, которые поверили мне? Которые пошли за мной и приложили все усилия ради общего блага. Такая постановка вопроса, что я должен семейные интересы поставить выше общественных, учитывая то, что мы далеко не бедствовали, меня несколько напрягало. Мирослава окстилась. Но я чувствовал ее недовольство. Впрочем, мне было все равно, я все это затеял и работал не за деньги и имущество. Как там было? Я мзду не беру, мне за державу обидно. В общем, прямо сейчас у меня стало немного больше свободных дней, которые я мог ей уделить.

— Все хорошо, дорогая! — я улыбнулся. — Что-то случилось?

Я почувствовал немного раздражения в ней, типа в преддверии вопроса: «Зачем ты так спрашиваешь, как будто я прихожу к тебе только тогда, когда мне что-то нужно?». Но она быстро взяла чувства под контроль, ибо действительно пришла с просьбой.

— Милый, ты знаешь, скоро будет большой банкет, на котором точно будут герцоги, а может быть, будет и королева или король. Не хочешь составить мне компанию?

— Если для тебя это действительно важно, конечно, я схожу. А когда? Мне нужно заранее расписание составить.

— На следующей неделе, у тебя, получается, четверг, в 15:20 по времени Олимпа.

— Хорошо! Я обязательно буду! — улыбнулся я.

Мирослава обняла меня за шею, поцеловала в щеку и отчалила. Блин, своим уже не маленьким бюстом она основательно зажала мою руку. Я воспалился, но продолжения не последовало. Моя женушка испарилась, а я сидел раздраженный, так как не мог решить свою потребность. Работать я больше не хотел, а отправиться на сражение не мог, так как должен был отсидеть на троне еще полтора часа. Был еще вариант — призвать аватар, над которым я основательно начал думать. Но тут в кабинет зашла Мао Цань.

— Цань, ты вовремя! — во все тридцать два улыбнулся я. — Подойди ко мне, пожалуйста!

А дальше уже пошло, как положено.

* * *
Четверг, как и любой другой мой день последние пару лет, был крайне загруженным. В общем, я создал боевой аватар, призвал некоторых бойцов, которые под руководством Фемы и Эль таскали боевой аватар по салонам столицы, где Мирослава подбирала наряды. Сознание же мое находилось в реальном теле, где занималось делами. Мирослава была не очень довольна данному раскладу, но делать было нечего, тем более, приду я на банкет исключительно в виде боевого аватара.

В положенное время я переместил свое сознание в аватар, который был уже подобающе одет моими легендами, и вышел из кареты в сопровождении Мирославы. Никого с собой брать не стали, все бойцы отправились туда, куда пожелали. Кто-то на Землю, чтобы посмотреть аниме, кто-то на Красную Планету, чтобы потренироваться или смертельно забиться с противниками, а кто-то в Мир Гоблинов, чтобы наставлять на путь истинный местных аборигенов. Я был одет в стандартный черный костюм, идеально севший на меня. Мирослава знала, что я обижусь, если она выберет что-то кричащее, как многие местные аристократы. На ногах были хорошие кожаные туфли ручной работы в земном стиле и с ортопедической подошвой. На Мирославу же было надето пышное бальное платье яркого алого цвета, который эффектно дополнялся ее розовыми волосами. На ногах был хрустальные туфли, точнее из прозрачного композитного материала, имитирующего хрусталь, а на голове богато украшенная алмазами диадема. Мне такое позерство казалось излишним, но здесь так одевались все.

В общем, я пошел для того, чтобы не обидеть свою супругу. Чем бы дитя не тешилось, как говорится. Но также было интересно глянуть на Короля. С Герцогами я уже был знаком. Банкет действительно был роскошным. Здесь были десятки герцогов, сотни маркизов и тысячи графов. Вместе с тем, моя финансовая сила и мощь моей армии позволяли мне вполне комфортно чувствовать себя среди маркизов и даже не бояться герцогов первого уровня. Поэтому здесь действительно было мало людей, перед которыми я готов был склонить голову. В отличие от своей жены, я был довольно расслаблен. Впрочем, может быть и так, что Мирослава не совсем хорошо понимала мое финансовое состояние, отчасти из-за того, что я ей не говорил всего. По большей части она знала о долгах и о том, что мы все еще удерживаем Землю, хоть там и идет война, мы можем что-то производить. Конечно, она могла смело полагать, что долго мы держаться не сможем и вскоре лишимся значительной части дохода. Вместе с тем, она не знала, что во Вселенной Зергов мы торговали не с одной планетой, а с девятью. И она не могла знать объемы этой торговли. Не то, чтобы эта информация от нее намеренно скрывалась, она просто не спрашивала. Также, как и не знала, что в Мире Гоблинов мы уже серьезно осели, а также, что Николай уже вот-вот прилетит на Венеру, где будет еще одна наша производственная база, только более безопасная, чем на Земле. Я вообще не сомневался в том, что скоро буду зарабатывать не меньше герцогов, а в ее голове мы едва могли соперничать с маркизами первого уровня. Вот Мирославу слегка и потряхивало при общении с «сильными мира сего».

Впрочем, с людьми условно своего уровня она была очень активной и позитивной. Я лишь диву давался, как девушка практически из провинции, так быстро вклинилась в этот коллектив аристо. Конечно, она не была даже графиней, лишь виконтессой, незнакомые люди относились к ней с пренебрежением. С таким же пренебрежением относились к ней те, кто знал о ее статусе жены графа, а также топ-менеджера Терра Компани. Через нее можно было достать много дефицитных товаров, поэтому многие аристократы, включая графов, маркизов и даже некоторых герцогов относились к ней благосклонно. Но многих аристократов этим было не взять, они относились к людям только оценивая их статус, а не исходя из их финансовых возможностей. И именно эту тему я хотел и прокачать. Я — маленький и незаметный простой граф, не нужно меня бояться, не нужно воспринимать меня в серьез. Просто, когда придет время, если вы сделали мне что-то плохое, я наступлю на вас и раздавлю, как букашку.

Естественно, как и Мирослава, я обзаводился связями. Однако, в отличие от нее, я связи искал исходя из способностей, возможностей и характера человека, а не исходя из просто аристократического титула. И прямо здесь и сейчас я не мог определить, кто есть кто. Поэтому просто нашел место, где пристроить свою пятую точку и начал наблюдать за происходящим лицедейством со стороны, попивая местный алко — что-то среднее между вином и ликером. Очень вкусно, между прочим. Понятное дело — элите подают только элитные напитки. Закусон также был зачетный, и я им так увлекся, что не заметил, как ко мне подошла прикольная такая деваха. Уровень ее и титул я не разглядел, но меня это нисколько не смущало. В последнее время меня, вообще, мало что смущало, я продолжал молча поглощать пищу.

— Простите, у Вас тут не занято? — обратилась ко мне шатенка с блистательной улыбкой.

— Прошу! — кивнул я, указав на место рядом с собой.

Девушка присела, она уже была со своим бокалом. Какое-то время она молчала, видимо, ожидая начала диалога с моей стороны, но я и бровью не повел.

— Как-то скучновато здесь, не находите? — она вновь обнажила свои губки.

Я еще раз внимательно осмотрел зал и кучкующихся в нем и тут, и там разумных разных рас и цвета кожи.

— Ну, может быть, — неопределенно ответил я.

— Разве Вы не пришли сюда, чтобы познакомиться с другими аристократами? — спросила она.

— Неа, я тут лишь в качестве сопровождения, — я помотал головой. — Но могу познакомиться с Вами. Меня зовут Арес, как видно надо мной, а Вас?

— Я — Лана, — улыбнулась девушка и протянула мне свою руку. — Маркиза третьего уровня.

— Приятно познакомиться! — искренне ответил я, с удовольствием пожав протянутую точеную кисть.

Мы еще какое-то время помолчали.

— А ты странный, — заявила Лана через некоторое время. — Другие графы пятого уровня из кожи вон бы полезли, чтобы меня уважить или охмурить.

— Ну, для приватного знакомства — время и место не подходящие, я здесь с женой, — ответил я. — А изображать клоуна перед кем-либо я не намерен. Мы все, по сути, одинаковые. Мешки из мяса и костей, некоторые с толикой разума.

— А ты — шутник! — девушка расхохоталась. — Ты и герцогине такое сказал бы? А королеве?

— Не имеет значения, — я слегка задумчиво склонил голову. — Над всеми нами есть Мировой Закон, а мы на КВВ лишь гости.

— Пожалуй, что так, — сказала девушка. — Так ты не будешь налаживать здесь связи?

— Этим занимается моя супруга, а я отдыхаю, — ответил я.

— От чего же ты отдыхаешь? — спросила девушка с легкой заинтересованностью в глазах.

— Ну, знаешь, сражения там, государственные дела, бизнес, тренировки, есть много чего понемножку, — не стал скрывать ничего.

— Ого! — губы девушки округлились. — А разве графы часто воюют?

— Не знаю насчет других графов, — я пожал плечами. — А вот мне нужно сражаться каждый день.

— И с кем же ты воюешь? — девушка прям допытывалась у меня подробностей, впрочем, я и не видел смысла не отвечать.

— Да так, с маркизами, с зергами, с Империей Дроидов.

— Эмм… — брови девушки вздернулись от удивления, и она не сразу нашлась, что сказать. — Ты использовал титул «маркиз» во множественном числе, их несколько?

— Да, — кивнул я. — Точно не знаю, сейчас их семь-восемь, присоединятся ли к ним другие, я не знаю.

— Ты так спокойно это говоришь, будто собираешься их победить, — девушка нахмурилась.

— Ну, конечно! — улыбнулся я. — А какой смысл тогда с ними воевать, если не ради победы.

— Ты и с герцогом готов воевать? — Лана была в некотором шоке.

— Ну… — я задумался. — Пока не знаю, будет ли герцог впрягаться за моих противников или останется в стороне. Поэтому, пока не могу сказать, готов я с ним воевать или нет.

— Ты же понимаешь, что у герцога в двадцать раз больше земель и людей, чем у тебя, минимум? — девушка смотрела на меня подозрительно.

— Определенно более, чем в двадцать раз, — безапелляционно заявил я. — Но и на моей стороне есть герцогиня. А вот, кстати, и она.

Сказав это, я встал. Герцогиня Мурак, как раз, подходила к нашему столику. В последнее время у нас складывалось вполне хорошее общение, мы иногда обсуждали общую стратегию сражений. По факту — ее герцогство и было главной силой в предстоящем столкновении. На себя я мог взять два маркизатства, в лучшем случае. Подойдя ближе, та протянула мне руку, которую я уважительно поцеловал, удостоившись благосклонным кивком. Глаза Ланы подозрительно сузились…

Глава 11 Маркиз Дибон

— Дорогая моя! — шатенка рядом со мной внезапно вскочила и бросилась обниматься с моей подошедшей партнершей по бизнесу и завоеваниям.

— Ооо! — герцогиня Мурак повеселела. — Я гляжу, вы уже познакомились друг с другом?

— Еще не совсем, — поспешил опередить я свою собеседницу, чувствуя неладное. — Не могли бы Вы нас познакомить?

— Да? — герцогиня была несколько огорошена

Повисла неловкая тишина.

— Хммм…. - сидящей рядом Лане пришлось вмешаться после того, как она недовольно посмотрела на меня. — Мы с уважаемым графом Аресом только познакомились, он рассказывал мне о своих делах. Не тот ли это перспективный молодой человек, о котором ты мне рассказывала?

Сказав это, она, казалось бы, незаметно подмигнула герцогине. Но я заметил, так как боевой аватар, хоть и был намного ниже уровнем, его исключительная боевая мощь и способности могли превосходить призывателя, пожалуй, сотого уровня. Кроме того, она изначально спалилась, излишне фамильярно общаясь с герцогиней.

— Разрешите поинтересуюсь, — с навязчивой идее мне уже было не по себе. — Вы, Лана — тоже герцогиня?

Лана быстро надулась, когда поняла, что ее маленькая игра была раскрыта. Герцогиня Мурак какое-то время похлопала своими прелестными глазками, но вскоре улыбнулась.

— Не вини его, Лана, — герцогиня покачала головой. — Он очень смышленый.

— Хорошо! — ответила девушка, а затем обратилась ко мне. — Тогда представлюсь заново. Герцогиня третьего уровня, Лана.

Она протянула руку, которую я с удовольствием поцеловал. Конечно, пока ещё о ее способностях я ничего не знал, но вот тако легко знакомиться с каким-то графом, ещё и скрывая свой титул, чтобы общение прошло более комфортно — дорогого стоит.

— О чем болтали? — спросила матриарх муракат. — Я ничего интересного не пропустила?

— Ничего особенного! — хмыкнула Лана. — Твой знакомец только что бахвалился, что может на равных сражаться с маркизами. Вот только, судя по твоему описанию, я представляла его крупным мужчиной средних лет, великим воином. А этот Арес несколько щуплый.

Шатенка захихикала, а я сделал вид, что ее слова меня нисколечко не задели.

— Ты просто его плохо знаешь, — ледяная аура герцогини Мурак дала небольшую трещину, меня овеяло весенним теплом.

— Но, все равно, — не согласилась Лана. — Каким бы героическим он не был, стыдно так запросто хвастаться сражениями с маркизами.

После этого она посмотрела на герцогиню Мурак, лицо которой не выражало ничего, кроме смущения и непонимания.

— Так это правда? — спросила Лана.

— Ну, — протянула матриарх. — Насколько я знаю Ареса, у него нет привычки бахвалиться перед женщинами. А по поводу того, что он может воевать с маркизатствами, лучше расскажут мои люди, которые воевали на его стороне.

— Так это правда? — удивилась герцогиня Лана.

— Безусловно! — кивнула моя союзница.

— Молодец! — сказала шатенка, полнимая вверх большой палец правой руки. — Расскажешь мне, как ты это делаешь?

— Так, — прервал их бесполезный треп я. — Герцогиня Лана, я почту за честь рассказать Вам о своих злоключениях, по давайте вернемся к насущному вопросу. По какому поводу мы здесь собрались сегодня?

— Видишь ли, Арес, — слово взяла герцогиня Мурак. — У моей очень хорошей подруги случилась проблема. Я не могла быть в стороне и предложила ей свою помощь.

— Постойте! — остановил ее я. — Если это дело очень важное, не лучше ли нам обсудить все в более приватной обстановке?

Я посмотрел на их лица, и тут же услышал два умственных хлопка по лбу. Видимо, они не ожидали так быстро друг друга найти в такой гигантской толпе людей, поэтому позабыли о мерах предосторожности.

Через пару минут мы уже сидели в отдельной изящно обставленной комнате, на охране которой остались бойцы герцогинь, а также их маги поставили звуковой полог. Вообще, на КВВ среди высшей аристократии не принято было иметь у себя много слуг. Их бойцы делали всю работу. Поэтому некоторые правители имели слуг по старой привычке из прошлых миров, но большинство постепенно переходило на новый формат. Слуги — лишние уши, а бойцы не предадут. Как только мы устроились, разговор взяла на себя герцогиня Мурак.

— Лана, — обратилась она к шатенке. — Граф Арес — тот самый человек, который владеет проходом в Срединный пояс. Арес — герцогиня Лана является одной из высокопоставленных аристократок человеческой Империи Возк. Ты же понимаешь, что такому герцогству, как мое, было бы сложно сохранить независимость, не будь у меня нескольких влиятельных друзей. Поэтому я не могу не поделиться с ними выгодами. Ты должен меня понять.

— Я все понимаю, — ответил я с улыбкой, отметив про себя, что в свои планы и возможности в будущем нужно будет посвящать, как можно меньше людей. — Так в чем, собственно, проблема?

— Давайте я сама расскажу, — вклинилась в разговор Лана. — Ты же знаешь, что независимые герцоги и герцоги крупных государств отличаются?

Я кивнул.

— Но также, у каждого из нас есть свои амбиции, — немного тише проговорила Лана. — Многие аристократы мечтают о независимости. Не каждый готов посвятить всю свою жизнь одному сюзерену.

— С этого место поподробнее, — улыбнулся я. — Хотите сказать, что помимо личного бизнеса, слуг и гвардии личной охраны некоторые аристократы имеют личное население и, скажем, армию?

Герцогини переглянулись между собой, и Лана кивнула.

— А где находится это население? — продолжил я. — И как поддерживается их верность?

— Эхх… — улыбнулась Лана. — Арес, а изначально ты казался мне умнее. Ну, конечно, правители моих личных малых земель преданы мне под влиянием магических договоров!

Я задумался. А неплохо получалось. То есть, любой аристократ мог иметь свою личную землю, только оформленную не на него, а на подставное лицо, так сказать. В этом плане герцогиня Мурак действительно была более свободна. Вот только, где эта личная территория герцогини Ланы? В высшем поясе яблоку негде упасть.

— А территории? — переспросил я.

— На границах с союзами есть полоса практически ничейной земли, которая часто переходит из рук в руки. Ее не всегда присоединяют, просто собирая ежегодно дань. Но, сам понимаешь, места там немного, и за него высокая конкуренция. Плюс, военные кампании, которые происходят там иногда. Вот, как сейчас. Из-за войны мне пришлось эвакуировать всех своих людей. Теперь они даже ремеслом не могут заняться из-за стесненных обстоятельств, что уж говорить про выращивание съедобных культур. Ежедневно я несу большие расходы, и война продлится, непонятно, сколько времени. Официальная версия, разумеется, отличается от того, что происходит в действительности. Изначальное преимущество было за Союзом Природы, которому, как говорят была оказана небольшая помощь из Центра. Но сейчас силы выровнялись, война затягивается.

— Ага, теперь я понимаю, — кивнул я. — Поэтому Вам нужен проход в Срединный пояс.

— Да! — хлопнула по своей коленке Лана. — Отправлять толпу людей пешком на поиски нового места жительства было бы очень дорого и опасно.

— А сколько у Вас личных земель? — поинтересовался я.

— Для комфортной жизни моим людям нужно около шести тысяч регионов. Но я была бы рада большему количеству. Скажем, десять тысяч. — Девушка внимательно посмотрела на меня.

— Ну, — я раскрыл руки. — Срединный пояс мне не принадлежит, можете взять столько, сколько сможете удержать. Раз Вы — подруга герцогини Мурак, я обеспечу Вам проход. Вот только у меня есть определенное условие.

— Да, я понимаю, не переживай, — хихикнула Лана. — Все мои люди отправятся в одну сторону, а я прослежу, чтобы у них не было с собой свитков дальней связи. Также, все подозрительные личности останутся здесь, в Срединный пояс отправятся только самые верные.

— Ну, тогда я, тем более, не вижу препятствий для нашего сотрудничества, — улыбнулся я в ответ.

— Спасибо! — Лана протянула мне руку, которую я с удовольствием поцеловал. — Тогда, давайте отпразднуем сотрудничество!

Внезапно я почувствовал укол ревности и обиды в сердце, а также беспокойство.

— Дамы! — я смутился. — Прошу прощения! Но сегодня я со спутницей и, видимо, слишком надолго оставил ее одну. Мне нужно сейчас с ней встретиться и пригласить ее на наше небольшое празднование, если вы не против.

— Не хотелось бы посвящать в нашу тайну посторонних, — нахмурилась герцогиня Лана. — Может быть, отложим празднование на другой день?

— Так и быть! — легко согласился я. — А теперь прошу меня извинить.

Я поклонился герцогинями и отправился обратно в общий зал. Подходя ближе к тому месту, где я вкушал местные яства ранее, я увидел Мирославу, рядом с которой был какой-то молодой человек. По всей видимости — маркиз. Он согласился пообщаться с графом, да, и не думаю, что у Мирославы сейчас могут быть хорошие знакомые на уровне герцога или выше.

— Мирослава, ты меня искала? — спросил я, как только подошел.

Не успела та ответить, как ее перебил стоящий рядом молодой человек.

— Вас, видимо, не учили хорошим манерам, граф?

Мирослава тут же залилась краской смущения.

— Я с Вами не знаком, уважаемый, — ответил я без тени недовольства. — позвольте мне сначала решить вопрос с моей супругой, потом мы поговорим. Милая, что-то случилось?

Стоящий рядом парень едва ли не скрипнул зубами.

— Д-да! — она неловко улыбнулась. — Хотела познакомить вас. Маркиз Дибон, это мой муж — граф Арес. Арес — маркиз Дибон изъявил желание купить сразу большую партию нескольких видов наших товаров Терра Компани.

— Конечно! — улыбнулся я и энергично затряс его руку. — С превеликим удовольствием увижу Вас в числе наших топ-лидеров!

— Нет! — маркиз поднял руку. — Я не занимаюсь такими вещами. Я просто хотел купить большую партию товара со скидкой. Напрямую от производителя, минуя все эти статусы и кучу бездельников. Надеюсь на хорошую скидку.

— Подождите… — я нахмурился. — Компания сетевого маркетинга, которой является наша Терра Компани, работает по определенным правилам. Мы не можем сделать исключение из этих правил для кого-то одного, иначе потеряется вообще весь смысл создания сети партнеров. И это четко прописано во всех документах. Я не понимаю, откуда у Вас появилась информация о возможности покупки товаров напрямую. Приношу свои извинения за несведущего партнера. В качестве извинений могу подвинуть купленную Вами партию в очереди на доставку.

— Я не понял! — пришел уже через маркизу недоумевать. — Это что, ты мне отказываешь, граф? Ты понимаешь, кому отказываешь?

— Уважаемый маркиз, — ответил я, четко выговаривая каждую букву. — Такие правила были установлены, когда только компания начала работать. Я не могу их изменить по одной своей воле.

— Разве это не твоя компания? — удивился он, поглядывая на Мирославу, которая была уже красной, как помидор.

В душе девушки бушевала целая буря эмоций. Обида и недовольство были лишь самыми простыми из них.

— Большая часть компании действительно моя, — не опроверг напрямую я его слов. — Но основал я ее с партнерами. А также, каждый наш независимый партнер глубоко уважаем мной, компания сейчас на текущем уровне, благодаря усилиям многих людей. Топ-лидеров в том числе. Я не могу пойти на предательство.

— Хмм! — вспылил маркиз и уже хотел было призвать своих бойцов, но огляделся по сторонам. — Твоя жена намного умнее тебя, граф. Не знаю, что она в тебе нашла.

С этими словами с глубоко оскорбленным видом он развернулся и ушел. Я не стал никак комментировать произошедшее, но лишь снисходительно посмотрел на Мирославу и собирался уйти, дабы не затевать конфликт. Однако, скорее всего, это не входило в планы моей жены. Я почувствовал бурю возмущения изнутри нее, хотя ранее она старалась, как можно меньше поддаваться эмоциям.

— Но почему? — спросила она.

— Что почему? — переспросил я.

— Почему ты ему отказал? — девушка уже изрядно покраснела.

— Я же объяснил, — я постарался сохранять спокойствие. — Таковы правила. Мы устанавливали их все вместе. Все вместе договорились. Даже если мне принадлежит большинство акций компании, я не могу и не стану принимать решение без учета интересов других партнеров и компании в целом. Компания сетевого маркетинга работает так, как работает. Есть много других товаров, которые продаются отдельно, почему ты не договорилась с ним о них?

— Но все знают эти товары, — она быстро нашлась, что ответить. — И цены на них всем известны.

— Так на товары Терра Компани также известны все цены, почему он нацелился на них? — удивился я.

— Но на них высокая наценка для розничной цены, а также много процентов отдано на маркетинг-план, как ты это называешь, — Мирослава никак не могла угомониться и озвучила настоящую причину интереса маркиза.

— То есть, он хочет продавать наши товары дешевле, чем это делают обычные партнеры? — я поразился этой идее. — Но так не делается, ты представляешь, какую репутацию я и наша компания приобретут среди тех, кто нам поверил?

— Но так мы заработаем больше денег! — безапелляционно заявила девушка.

— Дело не в деньгах, Мирослава… — покачал головой я.

— А в чем тогда? — спросила моя неугомонная супруга.

— Наши товары нуждаются в продвижении, нам нужна большая сеть сбыта.

— У тех вещей, которые мы продаем, нет аналогов. Их так или иначе будут покупать, — возразила Мирослава.

— Да, но обслуживание магазинов и выплата налогов встанут нам в копеечку. Если сейчас соберутся различные маркизы или герцоги и начнут покупать нашу продукцию партиями, у нас не будет такого влияния на покупателей, которое мы можем приобрести сейчас. А потом мы будем зависеть от крупных оптовых дистрибьюторов и государств, в которых они продают свои товары. В конце концов, мы потеряем прямой выход на рынок, а потом и возможность регулировать цены. Действуя по принципу сетевого маркетинга, мы можем гибко проникать в различные слои общества, а не только вести дела с определенными людьми из высшего света.

— Какие различные слои, Арес? — Мирослава продолжала напирать. — Мне надоело общаться с торговцами и барыгами. Даже некоторые мои подруги на меня косо смотрят. Ты не понимаешь, что это наш шанс войти в круг действительно влиятельных людей? Маркиз третьего уровня! Сколько времени тебе понадобится, чтобы подняться на этот уровень? И ты одиночка, а он — маркиз из огромной человеческой империи. Разве не очевидна разница?

— Не наш шанс, а твой, — процедил я сквозь зубы. Весь этот разговор начинал меня уже солидно накаливать. — Не забывай, что я уже общаюсь с маркизами, да и герцогами тоже.

— Какое там общение? — спросила она возмущенно. — Мальчик на побегушках! С маркизом Дибоном ты мог бы построить равные партнерские отношения.

— С ним? — у меня не было слов. — Думай, как хочешь!

Бросил я и развернулся, чтобы уйти.

— Прекрасно! — возмутилась Мирослава и ушла в другую сторону.

Отходя от стола, я заметил, как герцогини Мурак и Лана наблюдали за происходящим.

— Прошу прощения за неприятную сцену, — я развел руки в сторону. — Многое вы успели увидеть?

— Да, практически все с самого начала, — хихикнула Лана, матриарх молча подтвердила ее слова.

Я вздохнул.

— Ну, ничего! — Лана похлопала меня по плечу. — Это молодость! Когда-то я была такой же. Это быстро пройдет.

— Хорошо бы! — вздохнул я еще раз. — Теперь я думаю, что пригласить ее на празднование было бы не к месту.

— Я тоже так думаю, — кивнула герцогиня Мурак. — Скорее всего, похвасталась бы подругам, а там уже и до лишних ушей недалеко.

— Вполне вероятно! — подтвердил я. — Тогда, давайте пойдем праздновать сейчас и обсудим наши вопросы более детально.

Герцогини подхватили меня под обе руки, и так мы вышли из клуба, не дожидаясь, появится ли там король.

Глава 12 По всем фронтам

Герцогини уделили мне достаточно много внимания. Отчасти, из-за того, что они испытывали неловкость от услышанных слов, высказанных Мирославой. Между нами были партнерские отношения, без унижения меня, как ни крути. Просто, заделавшись крупным торговцем, я постепенно менял модель поведения с клиентами, становясь похожим на тех продавцов с восточного базара, которые возводили клиентов, особенно крупных, чуть ли не в разряд богов. Я вот не находил в этом ничего зазорного. Деньги — это средство достижения цели, и они должны крутиться. Чтобы продажи были выше, естественно, нужно уважить клиента. Со стороны для несведущего человека могло показаться, что я в подчиненной позиции, но это было не так, и большинство клиентов понимали это, радуясь моему повышенному вниманию. Ведь я лебезил не только перед герцогами или маркизами, но и вообще перед любыми клиентами, которые могли иметь дело со мной лично, ввиду крупного заказа. Но Мирослава слишком долго находилась в аристократическом обществе. Николь, как и Фемини, довольно быстро поняли подавляющую силу денег, оценивая теперь людей не только по официальному титулу или боевому потенциалу, а также и по влиянию, и финансовым возможностям. А вот моя супруга, которая провела подле меня несколько лет, как-то быстро переключилась на аристократическое мышление и деление людей чуть ли не на касты.

Мы провели небольшое празднование и договорились о времени, когда нужно будет проводить войска и жителей герцогини Ланы в Срединный пояс. Расставшись со знатными дамами, я не стал возвращаться в общий зал, настроение было испорчено. Поэтому отправился провести несколько сражений и размять задеревенелое тело.

* * *
Не успели мы расправиться с предыдущей партией роботов, как на Землю прибыла уже следующая. В ее составе было пять тысяч стандартных кубов, сотня кубов-крейсеров и тысяча орбитальных станций. Вот только, поняв свою прошлую оплошность Империя Дроидов больше не посылала людей с этой партией. И снова началась долгая и утомительная война за космос и небо. Однако, на этот раз было несколько проще. С технологией эльфов, с помощью которых мы могли производить достаточно сильный огнестрел для сражений с яма-юнитами, и с технологией гномов, которые позволяли нам улучшить защитные свойства щитов и брони транспорта, мы могли воевать уже более стабильно. Зенитные пушки конструкции Грабина и улучшенный зенитный пулемет ДШК, который нам модернизировали сами Дегтярев и Шпагин, которых за немалые отступные я временно позаимствовал у СССР, а также лазерные зенитные винтовки дали нам возможность противостоять истребителям роботов в прямом контакте. Снятые с кубов головные и второстепенные орудия давали возможность сражаться с орбитальными станциями. Земля напоминала одно сплошное поле сражений. Фабрики многократно переходили из рук в руки. Поэтому нам повезло, что под поверхностью Венеры сейчас активно строились новые фабрики, поставляющие оружие для войны с Империей Дроидов, для войны на КВВ и для торговли.

Я уже думал о том, чтобы отправить экспедицию на Титан или в пояс астероидов, но наш единственный опытный космический путешественник наотрез отказался от такой важной миссии. Я решил подождать, пока он остынет, чтобы уговорить его как-нибудь в следующий раз. Пока что было достаточно фабрик на Венере. В земном мире КВВ сейчас все было довольно стабильно. Многие страны отправляли на Землю не только своих низкоуровневых, но и высокоуровневых бойцов, которые выступали в роли мусорщиков, собирая различные металлические и не только предметы на Земле и сдавая их сборщикам, которые после оценки назначали награду, перечисляемую призывателю бойца. А тот уже платил налоги своей стране. Многие страны, которые ранее были враждебны ко мне, затихли. Поэтому я не стал их трогать. Однако, Федерация Земли отвоевала три с лишним сотни регионов в мире современных игроков, которые находились близко к барьеру. Там началось глобальное строительство. Даже многие маленькие страны отправили мне своих профессиональных строителей и строителей-магов, узнав о заработной плате, которую я платил своим людям. Сейчас важна была скорость, до падения барьера оставалось не более четырех месяцев. И это предположительно должна была быть самая серьезная битва, которая была у меня до сих пор. Я не хотел слишком сильно давить на землян, планируя присоединить их к Федерации Земли мирным путем. Поэтому остановился после того, как ко мне вернулось здравомыслие. Сейчас под моим контролем было уже тринадцать тысяч регионов, и если бы они все были в одном мире, то я бы уже мог стать маркизом первого уровня. Но меня все устраивало и так.

Между прочим, после открытия портала в Мир Гоблинов, где хранители теперь уже не обращали на меня внимания, пребывая в замешательстве и расстройстве, я мог уже официально принимать подданных, и количество регионов под моим началом стремительно росло. Если объединение Земли было сильно заметно, то становление маркизом через захват одного из четырех миров гоблинов было весьма интересной затеей. Так мои войска получат еще одно усиление. И я планировал это сделать прямо перед главным сражением. Мои армии, изначально состоявшие из людей, но теперь все более и более расширяющиеся за счет новобранцев-гоблинов, практически беспрепятственно захватывали новые регионы. В мире гоблинов жителей было немного меньше, чем в мире землян, но все равно, не мало. Поэтому, на каждый мир здесь было около десяти тысяч регионов, мне нужно было захватить девять тысяч или девяносто процентов одного мира, чтобы получить титул маркиза. Естественно, везде мои люди ставили школы и училища, чтобы обучать молодых гоблинов правилам жизни в Федерации Земли, а также получить стабильный приток зачарователей, кузнецов, строителей и других ремесленников.

Мои подданные, меж тем, захватывали много игровых деревень, которые я затем отправлял в Срединный пояс, где игровые жители должны были возрождаться ежедневно, увеличивая мои силы в Диких Землях. Гоблины были слабее большинства других разумных рас, но это не имело значения, так как вооружались жители моих деревень воздушными винтовками и пулеметами. Кстати, я обнаружил одну очень интересную вещь — пространственные сумки, которыми изобиловали молодые миры. Скорее всего, по причине более простого хранения в них сокровищ, в Высшем и Срединном поясе пространственных сумок в свободном обращении становилось все меньше, в них хранилась казна аристократов. А у меня не должно было быть хороших вещей, не пущенных в дело. Используя пространственные сумки, а также транспорт на двигателях внутреннего сгорания или паровых двигателях, мы начали создавать логистическую компанию, которая помогала быстрее и надежнее доставлять товары. Защищали торговые караваны, опять же, мои жители или наемники муракат, вооруженные воздушными винтовками. Это позволяло использовать не призывателей, а солдат. Солдат, вооруженный воздушной винтовкой, при должном опыте мог справиться с призывателем того же уровня, если уровень был менее десяти, от десяти до пятнадцати уровней нужно было два три солдата против одного призывателя, если один на один. А в больших сражениях меньше. От пятнадцати до двадцати — три-четыре солдата. И так далее, с небольшим увеличением. Вот только, воспитать призывателя двадцатого уровня, у которого все бойцы также двадцатого уровня — в двадцать раз дороже, чем воспитание солдата того же уровня. В любом случае, солдаты обходились дешевле, а значит, и наем их был дешевле. В конце концов, это выливалось в солидную экономию охраны караванов и уменьшение затрат.

Крупных логистических компаний не было даже в Высшем поясе. Большинство компаний и купцов занимались доставкой самостоятельно и несли на этом не малые расходы. Появлению нашей логистической компании, которую мы недолго думая, назвали Терра Почта, все были очень рады, и никто не ставил нам палки в колеса. Наоборот, за наши услуги боролись очень серьезно. Скорость, цена и безопасность доставки делали свое дело, заказы сыпались, как из рога изобилия. Угля и дерева у меня было достаточно много. Также осваивались новые технологии производства био-топлива на спиртовой основе прямо на КВВ, поэтому я не переживал, что мой транспорт когда-либо останется без топлива, и мы начали производить грузовики в больших количествах. В конце концов, они могут понадобиться в предстоящей войне. Естественно, как изделие двойного назначения с серьезными возможностями по извлечению прибыли, грузовики в данный момент стали одним из приоритетных направлений. Чуть ли не важнее, чем танки. Сотни молодых инженеров изучали возможности для улучшения их проходимости, уменьшения цены производства, увеличения КПД двигателя и прочих вещей. Мы также изучали транспортные самолеты и дирижабли, но приоритет был значительно меньше.

Недавно передо мной встала еще одна проблема. Не то, чтобы она была очень серьезной, скорее интересной. Караван мигрантов, которые отчего-то захотели изменить свою жизнь с оседлой на кочевую, пересек Дикие Земли и вступил на территорию другой области в Срединном поясе. Там уже были мои шпионы, завезенные поисковым отрядом. Эта область была несколько слабее, в ней было на три десятка меньше миров, а самое сильное государство было всего лишь герцогством второго уровня, хотя, как утверждает сам герцог, также поддерживалось империей из высшего пояса. В общем, появление каравана в несколько миллионов разумных не особо воодушевило глав государств в области. Да, размер каравана был ничтожным по сравнению с триллионами, проживающими в области, но факт остается фактом. Поэтому кочевники вскоре вернулись в Дикие Земли, повернули в сторону и стали обходить область по краю.

Несколько раз крупные наемнические команды или группировки, занимающиеся работорговлей, пытались атаковать караван, в котором определенно можно было чем-то поживиться, но их потуги оказались безуспешными и закончились большими потерями. Караванщики, впрочем, также не получили особых выгод, кроме доспехов и оружия, оставленных врагами на поле боя, денег с продажи которых едва хватило на компенсацию затрат на битву. Все же, алхимические снаряды им продавались за Эрос.

Естественно, в караван под видом торговцев и путешественников проникли шпионы различных стран. Там они узнали про «хозяина» всего этого сборища. И, как это часто случается в последнее время, рассказали обо мне, мягко говоря, намного больше, чем было на самом деле. Одно лишь замечание о том, что прибыл я из Высшего пояса, отбило желание связываться с караваном у многих стран. А другим странам было крайне неудобно преследовать караван с большим воинским контингентом. Многие кочевники перемещались на телегах, грузовиках, авто-поездах или на вьючных животных. Пешком же передвигались только сильные взрослые. Большинство же армий на КВВ состояло из пеших воинов. Их нужно было снабжать провизией и развлечениями в пути. Поймать караван можно было только осуществив перехват сильно заранее. И то, караван в любой момент мог сменить направление движения. Сами кочевники были бедны, как церковные мыши, тратя практически весь «добываемый» Эрос и Эрос, заработанный на зачаровании оружия для Федерации Земли, на покупку провизии, предметов быта, грузовиков и телег, топлива для машин. Не было никакой выгоды в том, чтобы перемещать армию через порталы для сражения с караванщиками.

Проблема же заключалась в том, что к каравану начали прибиваться толпы беженцев из этой области. Примерно половину из них приходилось прогонять или убивать, так как они были преступниками, желающими избежать наказания у себя в стране. Но другая половина состояла из обычных граждан, которые просто искали лучшей жизни, либо из молодых людей, желающих путешествовать и изучать новый мир. С ними нужно было что-то делать, так как их число росло с каждым днем. После нескольких дней обсуждения проблемы со старостами деревень, принесшими мне присягу одними из первых, было решено создать второй караван, который двигался бы вслед за первым. Там недавно пришедшие должны были пройти некоторую ассимиляцию, а также к ним должны были присмотреться представители первого каравана. Во втором караване должно было быть больше патрульных для охраны правопорядка. Так караван продолжил расти, не причиняя неудобств тем, кто был среди кочевников изначально.

В Диких Землях и в области Монтании сейчас проходили сражения за сражениями. Армии врагов были сильны и многочисленны. В основном, мы занимали пассивную позицию, прячась за высокими стенами. Оборонительная позиция позволяла нам нести меньше потерь, чем у врага. Если противников становилось слишком много, то мы совершали прорыв при поддержке механизированных дивизий, авиации и Святого Корпуса. Далее, под непрестанными атаками врага наша армия отрывалась, чтобы укрыться за стенами другого укрепленного города. Многочисленные самолеты и разведчики давали нам возможность ловко маневрировать между различными армиями противника. Конечно, мы не смогли бы успешно реализовывать свое преимущество в разведке, не будь у нас мощного аналитического центра. Под это дело были выделены сотня опытных аналитиков и полторы тысячи аналитиков, недавно закончивших академию. Они отвечали за свои небольшие участки сражений. Механизированные дивизии и авиация практически не отдыхали. Все новые самолеты поступали на фронт, все новые пилоты обучались в тылу.

В общем, большие армии, состоящие из недавних рабов, большую часть времени укрывались за городскими стенами, привлекая внимание войск противника. Сейчас на моей стороне было более трехсот миллионов бывших рабов, среди которых было пятнадцать миллионов призывателей. Обычные рабы, кроме тех, кто остался в качестве поддержки и обслуживающего персонала для призывателей, отправился глубоко в тыл, призыватели же все, как один, изъявили желание сражаться, ведь я платил хорошую зарплату за каждый день службы. В то же самое время, элитные корпуса и армии, состоящие в том числе из солдат с воздушными винтовками и наемниками муракат, при поддержке механизированных частей наносили точечные удары по неподготовленным группировкам противника. Довольно часто это делалось для того, чтобы освободить рабов или какую-нибудь деревню, в которой раньше было много жителей, ныне умерших. Бывшие рабы охотно вскладчину возрождали своих родственников и соплеменников. Чтобы не было драк и конфликтов, я создал кооперативы. Члены кооператива еженедельно делали определенный взнос в виде Эрос, и их родственники вставали в очередь на воскрешение. Естественно, давно убитых родственников у всех было много, после воскрешения одного, человек вставал в конец очереди и продолжал делать взносы, чтобы воскресить следующего родственника или знакомого. Хорошим разумным везло больше всего, ведь их хотели воскресить сразу несколько родственников или знакомых, а те, кто вел себя плохо с окружающими, могли и не получить поддержки или даже вовсе быть забытыми.

Как бы то ни было, враги все прибывали, хотя, некоторым и нужно было добираться до Диких Земель несколько недель или месяцев. А мы продолжали сражаться. Вместе с тем, с каждым днем росло количество моих игровых деревень в Диких Землях. Каждый день мои люди находили все новые деревни, которые уговорами или силой присоединялись к моим подданным. Каждый день мы обучали все больше молодежи, которая в будущем будет отправлена на фронт для сражений. Затяжная война была выгодна Федерации Земли куда больше, чем противникам. Пусть мы и побеждали в мелких стычках, освобождая рабов, в целом мы отступали. Пока что я не хотел показывать большую силу противникам, чтобы не навлечь на себя гнев Великой Горной Империи. Вместе с тем, в многочисленных сражениях рос опыт бывших рабов, и я собирался сделать из них профессиональную армию.

Глава 13 Фронт на десять тысяч км

Прошел месяц с тех пор, как армии коалиции выступили против нас в маркизатстве, раньше славившемся, как центр работорговли. Все это время ввиду подавляющего превосходства в силах мы отступали. Но мы многократно наносили поражения вражеским армиям в неожиданных местах. Было освобождено много рабов. Армия бывших рабов призывателей увеличилась до 25 миллионов разумных. А всего под мои знамёна встали 400 миллионов. Также из рабов были организованы мини террористические группы числом от пяти до десяти человек, которые по специальной методичке были обучены к ведению подрывной деятельности на территории вражеских государств. Тысячи таких групп были заброшены на территорию противника. Их задача состояла в том, чтобы вести активную агитацию и пропаганду среди беднейших слоев населения, в том числе среди бывших рабов, натаскивая их на противодействие текущей власти. Научное развитие землян не стоит сбрасывать со счетов. Также, науку ведения информационных войн, которую мы нарабатывали столетиями. За счет правильно подобранных слов, напечатанных на Венере брошюр и с добавлением реальной ситуации в жизни бедняков, пропагандируемые идеи легли на благодатную почву. Пока это не было сильно заметно в странах, куда отправили основателей будущего подполья, но через годы и десятилетия вся эта деятельность может себя хорошо проявить.

Уже сейчас бедняки, у которых не всегда был Эрос на покупку хлеба, жертвовали часть своих невеликих средств на нужды подполья. Естественно, об этих бедняках нужно было заботиться в ответ, чтобы они в конец не обнищали. В методичке было несколько рекомендаций на этот счёт, начиная с бесплатной помощи в обучении и создании нового, чуть более симпатичного образа, чтобы он или она мог иметь больше возможностей в выборе сексуального партнёра, или даже в прямой рекомендации одного из членов подполья противоположного пола для, так сказать, взаимовыгодного сотрудничества, заканчивая в коллективном мозговом штурме с поиском идей для улучшения материального благосостояния брата или сестры по подполью. Совместно помогали найти новую работу или открыть маленькое дело. Таким образом, тайные ячейки поддерживали сами себя и разрастались. Со временем они должны были заполучить больше возможностей и влияния в обществе, но будет еще не скоро.

Наше общее отступление уже должно было перейти в Дикие Земли, но перед этим я решил провести генеральное сражение, подготовка к которому шла вот уже последние две недели. Не стоит недооценивать сто пятьдесят миллионов разумных, которые приступили к проекту совместно. Всего за две недели была возведена огромная крепость. Точнее не крепость, а целая система эшелонированной обороны, с траншеями, лабиринтами-ловушками, высокими стенами и мини-крепостями. Именно здесь наша армия в сорок миллионов призывателей и сорок миллионов солдат поддержки должна была встретить врага, у которого было сто двадцать миллионов профессиональных воинов-призывателей и сто восемьдесят миллионов солдат поддержки. Мало того, что призывателей у нас было в три раза меньше, так и их средний уровень был на один ниже. Двадцать пять миллионов бывших рабов не могли так быстро поднять свои уровни. Так как сражение было очень важным и самым масштабным за последний месяц, я лично присутствовал на передовой.

Для этого сражения мы вынуждены были частично отложить поставки стрел в Элеверийский Союз Порядка и другие страны. Наши зачарователи работали на износ. Огромная и почти неповоротливая машина производства в Федерации Земли работала на один этот бой последние две недели. Это был тот опыт, который я хотел получить перед сражением с неизвестной цивилизацией за барьером. Столкновение невероятных для меня ранее масштабов, где разовый призыв со стороны противника включал в себя почти два миллиарда бойцов, а с нашей стороны было шесть сотен миллионов. А весь фронт, на котором нам предстояло сражаться, простирался более чем на десять регионов, то есть, более чем на десять тысяч километров.

Нападение противника началось сразу с двух флангов. Намерения врагов были понятны, они просто хотели окружить нас и подавить превосходящей силой. Второй момент включал в себя то, что у меня было единое командование, а партия врага состояла из пяти объединившихся армий различных маркизатств. Вообще, конкретно против меня выступили двенадцать маркизатств. Еще полтора десятка в это время собирали армии, чтобы подавить герцогство Мурак, но они еще не вступили в борьбу, как и часть моих врагов, армии которых все еще двигались к месту столкновения. И добираться они будут не один месяц. В центральной части фронта три партии также совершили атаку, но, судя по ее интенсивности, не собирались идти на прорыв, а только лишь оттягивали силы на себя и прощупывали почву.

Бойцы противника бесстрашно прорывались вперед, мои бойцы без тени страха отвечали, находясь на стенах высотой под сто метров. Не сказал бы, что война приносила мне удовольствие. Скорее, наоборот, это сражение вообще не было мне интересно, если бы не желание проверить свои силы перед полномасштабным сражением с соседним миром. Если все пойдет по самому сложному сценарию, исходя из рассказанного Ларисой, весь соседний мир мог на меня ополчиться. А там был, по меньшей мере, миллиард призывателей. Но расходы… от расходов на эту военную кампанию иной маркиз пришел бы в отчаяние. Каждую минуту мы расходовали пятьдесят миллионов стрел. Даже по себестоимости это были миллиарды Эрос расходов в минуту. А если считать недополученную прибыль, вовсе становилось страшно. Но делать было нечего, мы должны были выдержать первую и самую отчаянную попытку прорыва.

По правилам, которые были распространены в моей армии, значительную часть бойцов составляли лучники. На втором месте были легионеры. Вместе с тем, первый призыв сегодня совершили призыватели, чей отряд полностью состоял из лучников. На стометровой высоте с широкой площадки с определенным интервалом лучники стреляли на максимально далекое расстояние. О прицельной стрельбе не было и речи, но многие враги не выдерживали ливня из стрел и погибали. Когда подходило время их исчезновения, они оставляли казенный лук прямо на стенах, а сами спускались вниз, где кипела масштабная схватка. Прямо под стенами был вырыт широкий ров, пологий с обеих сторон. Лучники, чье время призыва было уже на излете, вставали на одной стороне рва и отстреливали боеприпасы, которые выдавались от КВВ бесплатно. Если могли, прицельно, если противника не было, то навесом. Пять-десять стрел заканчивались довольно быстро. Затем лучники спускались в ров. При их появлении, помимо основного оружия — лука, у каждого был кинжал, который редко применялся на поле боя. Но не в этот раз. На дне рва лучники вступали в рукопашную и сражались до тех пор, пока не исчезали по времени или не умирали.

Десятки и сотни километров сражений. То тут, то там, с обеих сторон появлялись герои, которые мощно сражались, укладывая противников пачками. Но у моей армии на этот случай были солдаты поддержки, которые из бойниц нескольких этажей в середине стены оказывали решали проблемы возможного прорыва. Этаж на высоте тридцати метров был укомплектован профессиональными лучниками. Этаж на высоте сорока метров состоял из солдат профессий ближнего боя переквалифицировавшихся в стрелков из воздушных винтовок. На пятидесятиметровой высоте располагались солдаты, вооруженные переносными ракетными комплексами, которые использовались в самом критическом случае. И на случай полномасштабного прорыва на высоте шестидесяти метров был этаж, где сидели ребята очень низких уровней, но в руках у них были алхимические бомбы и гранаты, применение которых не подразумевало особой точности, если просто сбрасывать их на головы противников. Если два нижних этажа не могли справиться с каким-нибудь супер-мощным бойцом, подключались ракетчики, слитного залпа которых хватало для уничтожения целых самых сильных бойцов.

Расходы… Все, что пока я видел вокруг — это сплошные расходы. Враги умирали, но продолжали рваться вперед. Но это было и моей силой. Чтобы не допустить проникновения армий врага в тыл, и у нас, и у противника стояли силовые башни, пирамиды или другие строения, которые на десятки километров вокруг перекрывали возможность для телепортации. Но это была палка о двух концах. Чтобы через скрытно установленные стелы не телепортировался противник, пришлось пожертвовать и собственной мобильностью. Собственным войскам также надо было перемещаться пешком или на транспорте. Навязать сражение именно здесь решил я, поэтому я, конечно же, заранее позаботился о собственных тылах. Глубоко в оборонительной линии у меня были построены асфальтированные и железные дороги, а также водные каналы, по которым курсировали пароходы. Поэтому скорость переброски войск у меня была по меньшей мере в пять раз быстрее, а в ряде случаев боевые подразделения перемещались в десять-пятнадцать раз быстрее, чем у противника. К тому же, мои воины были менее уставшими, не совершая стремительных марш-бросков на своих двоих. С первых минут боя, пока противник был остановлен ураганной стрельбой лучников Федерации, с центральной части и из резервов были переброшены десять миллионов призывателей на правый фланг.

Через переговорный амулет я дал приказ на атаку, и на небольшом участке, всего в двести километров, пятьдесят миллионов легионеров под прикрытием ста миллионов лучников и магов начали свой прорыв. Атака была стремительной и мощной. Мои воины не щадили ни себя, ни врагов. Легионеры чуть ли не бежали вперед. У каждой роты был свой знаменосец. Если рота вступила в непосредственный контакт с противником, знаменосец высоко поднимал знамя. Ориентируясь на него, стоящие позади легионеры примерно прикидывали расстояние до передовой. Если расстояние позволяло, они метали копья. Конечно, со стороны противника также лился град стрел, но у всех наших бойцов-легионеров были щиты. Даже если изначальная профессия у них была другой, такое количество карт легионеров найти было нереально. Сотни тысяч курсантов академий ежедневно посещали руины в Древнем Риме, но конкретно легионеры попадались не каждый раз, тем более, что нужны были они повсеместно. То же самое было и у противника, было не так уж и много призывателей, у которых весь состав был из бойцов с хорошей защитой. Были также маги, берсерки и разные другие профессии. Без единообразия, щиты считались индивидуальной защитой, поэтому наши стрелы и копья собирали обильную жатву.

Мощный стальной кулак из легионеров, чья экипировка была окрашена в красный, синий или фиолетовый цвета, продвигался против потока врагов, глубоко врезавшись в строй противника. Генералы на другой стороне в спешном порядке начали перебрасывать силы на удержание позиции, а призыватели, которые были слишком близко к месту прорыва, должны были эвакуироваться. Однако, скорость их марша была ниже, чем скорость прорыва сражающихся легионеров. В любой момент ситуация могла стать критической, и летающие бойцы не смогли бы переломить ситуацию, ввиду огромного количества лучников с моей стороны. Фронт начал разворачиваться и концентрироваться напротив места прорыва. Противник делал все от него зависящее, чтобы остановить железный кулак войска легионеров.

На самом деле это также была одна из моих уловок. Таким образом, я надеялся, что враг начнет совершать ошибки. Сумятица в бою заставляла вражеских бойцов бессмысленно подставляться под стрелы или погибать под копьями или мечами легионеров. Основная задача была создать невыгодный размен, чтобы враги тратили больше призывов. Впрочем, все это было бы бесполезно, если бы не удалось убить призывателей или солдат противника. И противник, и мы могли снабжать поле боя бойцами до бесконечности. Противник ждал подкрепления, а на моей стороне каждую долю секунды создавались щиты, копья, луки и воздушные винтовки, каждую секунду — грузовики и ракетные установки, каждую минуту — танки, самолеты, пароходы и дирижабли. Я сжигал деньги, но все еще мог себе это позволить. Однако, расходы на провизию и зарплату призывателям и солдатам составляли не маленький бюджет, затягивание сражения довольно болезненно било по кошелькам моих врагов, а у меня на носу было сражение, к которому я готовился с самого первого дня прибытия на КВВ. Никто не хотел останавливаться на достигнутом.

Через четверть часа продвижение легионеров начало замедляться, а отрыв от эвакуирующихся призывателей увеличиваться. И тут мы применили тактику, ранее не используемую в сражениях с данным противником. Из задних рядов легионеров появились таранные телеги, которые толкали самые сильные бойцы. В создании телег применялись самые крепкие сплавы и закалены, а также зачарованы они были по высшему разряду. На телегах стояли маги земли, которые выравнивали дорогу перед телегами, защищали их легионеры с мощными щитами, а также другие маги, установившие магические защитные стены или сферы. Шириной телеги были четыре метра и двигались плотным клином. Появились они в самом центре прорыва на небольшом участке — всего в сотню метров, но удар их был невероятно мощным. За таранными телегами на повозках, толкаемых также очень крепкими бойцами, ехали легионеры и лучники, которые стреляли вперед и в стороны без разбора. Специальный отряд пробил строй противника, как нож для колки льда пуховую подушку, а вслед за ним бросились еще легионеры. До плетущихся в конце колонны призывателей оставалось менее двух километров, и расстояние стремительно сокращалось.

Нервы у вражеских генералов не выдержали. В небо в нескольких десятках километров от места прорыва поднялись сотни дирижаблей. Из-за близости герцогства Монтания, у каждого уважающего себя государства в этой области был свой воздушный флот. Ранее они его прятали, так как в отличие от бойцов, летательные аппараты стоили денег. Враги же знали, что у меня есть самолеты. Но тут ситуация была — пан или пропал. Может быть, они понадеялись, что мои летающие машины будут долго добираться до нужного места, а может быть, посчитали, что большие и малые дирижабли достаточно сильны, чтобы дать отпор моим самолетам, но их флот был отправлен. Моя разведка работала достаточно хорошо, я знал, что у них были дирижабли. И мне не нужно было определять их точное месторасположение заранее, я предполагал, что дирижабли прибудут на место прорыва, чтобы предотвратить избиение призывателей. Самолеты Федерации уже были на подходящих позициях. Как только дирижабли поднялись в небо, и стало понятно, где они конкретно, наши стальные птицы отправились на перехват.

Тысячи быстрых и небольших летающих машин, по сравнению с грузными и толстыми дирижаблями вылетели с нескольких десятков временных аэродромов. А сразу за ними вылетели уже сотни моих собственных дирижаблей, которые я не хотел ранее показывать и подставлять под удар. По всему фронту сейчас находились десятки моих переносчиков, с их помощью я мог стремительно перемещаться из одной точки в другую. Запретные башни не могли заблокировать мою связь со Святой Землей и связь моих подчиненных. В данный момент я присутствовал на передовой и смотрел в стремительно темнеющее небо. Зрелище тысяч самолетов и сотен дирижаблей в небе было действительно впечатляющим. Я посмотрел на стоящую рядом Амалию, у которой были свои способы моментального перемещения на тысячи километров. Я думал впечатлить ее таким ходом, но увидел лишь скучный зевок. Мое левое веко задергалось. Я подвис с немым вопросом на устах.

— Ты считаешь это большим воздушным флотом? — спросила ангел, я невольно кивнул. Та только рассмеялась. — Вот эти твои маленькие стальные птицы действительно редки в Центральной области КВВ. Но если ты когда-нибудь будешь там, то увидишь, что никто там не воюет с менее чем сотней тысяч летающих крепостей, наподобие вот этих вот твоих дирижаблей, только больше и крепче.

Вот блин, решил понтануться перед богатой женщиной, называется. Получив серьезный удар по гордыне, я проглотил все слова, которые хотел сказать, и молча вернулся к управлению битвой…

Глава 14 Играть от обороны

Пронзительный гул раздался в небесно-голубой высоте. Жужжание тысяч моторов и винтов обволокло окружающее пространство плотным туманом ожидания битвы. Внезапно гул прекратился и вокруг плывущих в небе гигантов повисла опасная тишина. Вдруг, слева по борту яростная серая туча вынырнула из мирного пухового облака, как острый кинжал предательства, вырвавшийся из сладкой улыбки красивой женщины. Тысячи стальных птиц легли на крыло и спикировали на почти беззащитных гигантов, будто стая хищных зверей напала стадо травоядных. Однако, грузные бочонки в небе оказались не так просты, какими казались на первый взгляд. На их спинах открылись тысячи окошек, откуда множество лучников собирались выпустить свои стрелы. Также можно было увидеть несколько десятков баллист, острия снарядов которых опасно поблескивали в лучах местного светила. С боков же дирижаблей вылетели десятки тысяч летающих бойцов, которые отправились на перехват самолетам.

Большая часть самолетов имела по два или по четыре воздушных пулемета, закрепленных на крыльях. Пилоты, увидев волну летающих людей и монстров, стремящуюся в их сторону, злостно нажали на гашетки. Десятки тысяч выстрелов тысяч стволов слились в один большой «пух!». Летающие бойцы, обладая способностью к полету, имели менее сильную защиту. Первый же залп пулеметов вырезал целую просеку в их строю. А многие алхимические снаряды попали даже в дирижабли. То тут и там на стальных и деревянных поверхностях появлялись подпалины, а тканевые мешки вспыхивали яркими огнями. Внутри же небесных гигантов раздавались стоны раненых лучников.

Жужжание робко и постепенно возобновлялось. От подбрюшья передовых самолетов отделились длинные цилиндры с заостренным носом и маленькими крылышками. В задней части цилиндров возгорелось обжигающее белое пламя. Неуправляемые ракеты класса воздух-воздух, громко шумя, отправились в сторону дирижаблей сквозь предварительно расчищенную от летающих бойцов просеку. И враги не успевали перехватить лишь единицы из них. Стальные птицы слой за слоем закладывали ловкий вираж, устремляясь в свободную высь, но оставляя после себя смертоносные подарки. На поверхности дирижаблей замерцали магические щиты. Но мощности их катастрофически не хватало. Гигант за гигантом теряли скорость и медленно пикировали вниз, либо стремительно падали с неба. А некоторые и вовсе громогласно взрывались, осыпая землю внизу мириадами осколков. У множества призывателей на этих воздушных судах не было путей к спасению. С болью и обидой в глазах они наблюдали за тем, как могучее пламя пожирает их товарищей впереди, а затем и их самих. Капитаны дирижаблей яростно кричали в переговорные амулеты. Это не то сражение, к которому их готовили. Это даже не было сражением, а натуральной бойней.

Строй небесных гигантов рассыпался. Чем больше погибало призывателей, тем меньше летающих бойцов оставалось на защите дирижаблей, тем более беззащитными они становились перед самолетами Федерации. Какие-то дирижабли, потерявшие управление, сталкивались с другими. Многие капитаны независимо от приказов командования, решили повернуть назад, чем внесли еще больше сумятицы в происходящее. Одинокие цели становились легкой добычей для стаи воздушных хищников. В первую очередь атаковали самые быстрые суда противников, никто не должен был вырваться обратно. Иногда мощные маги, хорошие баллисты или высокоуровневые летающие бойцы поражали самолеты, тогда пилоты, при возможности, направляли свои машины на какой-нибудь из дирижаблей и либо спрыгивали перед столкновением на парашюте, либо погибали вместе со своим небесным конем. Все пилоты были солдатами. Так у них было больше возможности учиться, хоть и воскрешение их стоило Очки Духа. Но коалиция, безусловно, несла многократно более высокие потери в живой силе. А разница в материальных потерях была подавляющей — один средний дирижабль стоил дороже десятков наших самолетов.

Через час почти одностороннего истребления в воздухе не осталось ни одного дирижабля. Более половины из них были уничтожены, оставшиеся вынуждены были приземлиться в паре-тройке десятков километров от фронта. Однако, на этом их приключения не закончились. Стальные птицы отвернули от дирижаблей и направились в сторону эвакуирующихся призывателей основного фронта. Там они отстреливали остатки боезапаса и только после этого возвращались на базу. Со смертью десятков тысяч призывателей, на фронте исчезали сотни тысяч бойцов. Сопротивление прорывающемуся отряду стало еще более слабым. Легионеры это быстро поняли и воспряли духом. Некоторые офицеры во всю силу своих легких выкрикнули «в бой!», и это быстро подхватили окружающие рядовые бойцы. Воздушная силовая волна от крика сотен тысяч глоток словно опустилась на плечи врагов многопудовыми гирями, а кровь же наших бойцов вскипела, придавая им больше сил и уверенности в себе.

Область прорыва стремительно расширялась, а передовой отряд на таранных телегах еще больше ускорился. Вставших у них на пути бойцов, разбрасывало в стороны, словно кегли. Многих из них потом вдавливали в землю стальными сапогами и колесами. Очень скоро таранный отряд настиг призывателей, которые беспомощным взглядом смотрели на приближающегося к ним многоголового монстра. Кто-то даже потерял волю к сопротивлению и просто закрыл глаза. Другие же призывали бойцов для самозащиты или поднимали оружие, но все это было бесполезно. Сначала сотни, а потом тысячи призывателей погибли в первой же волне. А дальше за передовым отрядом появились тысячи и десятки тысяч легионеров, чьи глаза горели предвкушением легкой добычи. С громкими криками они настигали призывателей, уже смирившихся со своей участью. И помощи им ждать было неоткуда. Поддержка с неба, на которую они надеялись, была похоронена неподалеку.

А затем в небе появились стальные монстры Федерации. Те не стали размениваться на бойцов и сразу обрушили кару небесную на призывателей. Алхимические бомбы падали сверху тысячами, а метательные дротики десятками тысяч. Лучники же убивали любых летающих бойцов, приближающихся к нашим дирижаблям. Десятки тысяч призывателей бессмысленно погибли в горниле сражения. Фронт в пару десятков километров немедленно рухнул. Сотни тысяч легионеров продавили остатки защиты и пустились в преследование эвакуирующихся призывателей, неся повсюду смерть и разрушение. Чем больше погибало призывателей, тем шире становился прорыв, тем больше легионеров, как волки, преследующие раненого зверя, пускались в погоню. Десятки тысяч погибших призывателей быстро превратились в сотни тысяч. Враги пытались развернуть войска, но те были растянуты по большой территории и не успевали подойти вовремя. Очень скоро весь пятачок в двести километров оказался под контролем легионеров Федерации. Как копье, погрузившееся в мягкую плоть, пятьдесят миллионов легионеров проникли глубоко в тыл противнику, пока не столкнулись со спешно установленной линией обороты. Но задачу свою они выполнили — миллион вражеских призывателей уже сложили головы на поле боя и каждую минуту тысячи призывателей продолжали умирать. Половине правого фланга пришлось отступать, бойцы не могли слишком далеко находиться от призывателей, чем дальше уходили призыватели, тем дальше от наших оборонительных стен оказывались призванные ими бойцы.

Под прикрытием ста миллионов лучников на бывшее поле боя возле наших стен высыпали десять миллионов работников, которые стали обыскивать местность на предмет чего-либо ценного. Наконечники стрел, остатки оружия или амуниции врагов, детали разбившихся или взорвавшихся дирижаблей. Им активно помогали отстрелявшиеся лучники или не занятые легионеры. Десятки тысяч легионеров же взяли в окружение упавшие, но относительно целые дирижабли. Быстро они подавили всякое сопротивление и захватили врагов. С неба приземлились дирижабли Федерации, на некоторых из них были мои переносчики, которые предоставили легионерам тысячи рабских ошейников. Призыватели с дирижаблей были особенно ценны, ведь у них было много летающих бойцов либо высокоуровневых лучников. Это была элита, на них было не жалко потратить рабские ошейники.

Прорыв продолжал расширяться, и такая атака была совершенно неожиданной для противника. Они, поняв, что проиграли на правом фланге, усилили нажим на других участках, но безрезультатно. Пока еще у Федерации были запасы стрел и алхимических снарядов, оборона наша была крепче гранита. Фронт размером в десять тысяч километров — это не шутки. Маршевая скорость высокоуровневых призывателей около двадцати километров в час. На реорганизацию фланга в две тысячи километров длиной врагам понадобились три дня. За это время работники успели зачистить поле боя, собрав с него все ценное. На телегах были перевезены крупные куски дирижаблей. Некоторые еще целые дирижабли или особо крупные куски подцепили тросами к воздушным кораблям Федерации и вывезли на нашу базу, другие же дирижабли отремонтировали в спешном порядке и опять же отправили к нам в тыл. Несколько раз противник предпринимал попытки воздушной атаки, но тут же отворачивал обратно, едва в небе появлялись наши самолеты. Мы также не собирались рисковать, дабы не попасть в ловушку в глубоком вражеском тылу.

Когда войска Федерации отступили за стены, уступая место усиленной группировке противника, на земле не осталось ничего ценного. Потери врага составили почти три миллиона призывателей и три миллиона солдат погибшими, а также десять тысяч призывателей и два миллиона солдат пленными. Но, скрипя зубами, вражеские лидеры выделили Очки Духа на их воскрешение и быстрое восстановление. На правом фланге в две тысячи километров противник сконцентрировал пятьдесят миллионов призывателей против моих семнадцати миллионов. И они решили атаковать в полную силу. Наши запасы к тому времени были истощены, и после целого дня сражений нам пришлось отступить ко второй линии обороны. Вместе с тем, после захвата первой линии обороны жизнь противника не стала легче. За первой стеной располагалась целая сеть лабиринтов и катакомб, используя которые легионеры и другие бойцы Федерации производили точечные атаки на лагери врагов, в которых гибли тысячи призывателей. Постоянные же боестолкновения не давали врагу возможности для собственной застройки. Многократно строители же или солдаты противника, которые пытались разрушить или перестроить катакомбы, были убиты или пленены.

Пока внимание вражеских генералов было сконцентрировано на правом фланге, мы предприняли дерзкую атаку на левом фланге. Тысячи единиц боевой техники и десятки тысяч грузовиков прорвали строй противника и атаковали почти беззащитных призывателей. В дело быстро вступил Святой Корпус, внезапно появившийся на поле боя почти в полном составе, и в считанные часы под копьями, мечами и стрелами Святого Корпуса погибли сотни тысяч призывателей. Пока противник захватывал первую линию укреплений на правом фланге, мои переносчики переместили самолеты на левый фланг. И во время атаки бронетехники, многотысячная стая стальных птиц обрушилась на базирующуюся в этом районе группировку дирижаблей. Летели самолеты очень высоко, почти на пределе высоты, а при подлете спланировали на выключенных двигателях. Атака была молниеносной и разрушительной. Дирижабли даже не успели подняться в воздух, как были уничтожены. Армия легионеров в десять миллионов бойцов, воспользовавшись прорывом бронетехники и убийством множества призывателей, пронзила вражеский фронт и за несколько часов прибыла к аэродрому, находившемуся недалеко от ставки командующего левым флангом.

К этому моменту ставку уже разбомбили самолеты и несколько десятков прибывших недавно дирижаблей. В округе уже вовсю занимался мародерством бронетанковый корпус. Количество погибших и взятых в плен элитных призывателей и солдат было не счесть. Также здесь было много различных ценностей, оставленных в спешке убегающими офицерами. Ценности грузили на грузовики и телеги, отправляя в тыл. Вся атака заняла менее суток, потери живой силе противника были нанесены намного меньшие, чем в первом прорыве, но было вывезено много ценностей, а также убито много офицеров. Второй уничтоженный воздушный флот оказался очень болезненной потерей для врага. Управление же левым флангом на какое-то время было парализовано, что позволило нам малыми силами оттеснить противника и собрать под стенами миллиарды выпущенных ранее стрел или наконечников от них.

Еще через пару недель сражений наше доминирование в воздухе стало подавляющим. Враги вынуждены были разбивать армии призывателей на более мелкие группы, которые стали активно прятаться, это затрудняло командование, но помогало призывателям не попасть под атаку самолетов и дирижаблей. Многие мои переносчики проникли в тыл к противнику, то тут, то там они вызвали бойцов Святого Корпуса, которые вырезали тысячи призывателей противника. Но Федерация Земли не могла бросить все силы на эту войну, было много других мест, где нужен был Святой Корпус, поэтому противник терпел потери, но продвигался вперед. Все новые и новые призыватели прибывали к коалиции, мы вынуждены были оставлять одну линию укреплений за другой. Вместе с тем, из-за трудного командования и постоянных потерь продвижение противника было крайне медленным, что давало возможность нашим работникам строить еще одну линию обороны взамен потерянной. Наши шпионы докладывали, что коалиция уже готовилась к продолжительной многомесячной или даже многолетней войне.

Герцогиня Мурак и герцогиня Лана были достаточно богатыми, поэтому наняли высвобожденных мной рабов для того, чтобы построить линии укреплений на собственных территориях. Они также покупали у меня различное оборудование, самолеты, дирижабли, танки и грузовики. А я продавал, чтобы усилить союзника, ну и немалый гешефт оседал в моих карманах с каждой такой продажи, даже с учетом того, что продавал я технику и боеприпасы с большой скидкой. Ну, и с работающих на герцогинь бывших рабов я также получал хороший налог, а также свой процент, как посредник. Такими темпами я был уверен, что война в области Монтании скоро перестанет быть для меня убыточной.

Увидев, насколько эффективна против наземных войск оказалась авиация, я отдал приказ инженерам Федерации усилить исследования в этом направлении. И вскоре, я получил очень приятный результат. Споры между авиаконструкторами по поводу конструкции крыльев самолета не утихают, пожалуй, вообще с момента создания первого летательного аппарата с использованием крыльев. В основном, есть два момента, на котором базируется теория полета — отбрасывание воздушного потока, им руководствовались авиаторы на заре эры, и разница в давлении под крылом и над ним за счет особой геометрии крыла, этим пользуются современные самолеты. И у тех, и у других есть одна большая проблема — сопротивление воздушного потока. Казалось бы, большее количество крыльев может отбросить большее количество воздушного потока и создать большую подъемную силу. Однако, увеличение количества крыльев создает большее сопротивление воздуха. И чем больше скорость полета, тем больше это сопротивление. Поэтому, в конце концов, и победил моноплан. Сколько бы не носился некий Олег Войцех с, как он утверждал, совершенно новой конструкцией полиплана или щелевого крыла, классическая схема крыла уже была устоявшейся. Никто не стал бы менять целую индустрию под желания одного человека. Тем более, что к его конструкции была масса вопросов.

Вместе с тем, у меня на КВВ не было никаких ограничений, испытания можно было проводить, как душе угодно, был бы энтузиазм. А летчики-испытатели, как бойцы, так и солдаты, были бессмертны. Мне конструкция полиплана показалась интересной, с учетом того, правильное эллиптическое крыло, произведенное на роботизированных фабриках, можно было только зачаровать, а я хотел, чтобы кузнецы могли его еще и закалить. Для закалки мне нужно было, чтобы крыло было простое и однослойное, а такое крыло можно было установить только на полиплан. С самим Войцехом я, конечно, познакомился, но и его конструкция была слишком сложной. Так было до тех пор, пока один из инженеров, который занимался конструкцией кузова грузовика, путем бесчисленных проб и ошибок не нашел материал особой прочности и гибкости. Лист этого полимерного металла можно было сделать толщиной меньше миллиметра, и он не рвался под большой нагрузкой, кроме того, он был очень и очень легкий, при одинаковой толщине, не тяжелее крыла насекомого. Благодаря таким характеристикам над корпусом самолета, который мы назвали гондолой, можно было установить ряд многоуровневых крыльев. Крылья эти после закалки и зачарования были очень прочными, но очень тонкими. Они практически без сопротивления разрезали воздушный поток, поднимаясь вверх, как крыло парапланериста, даже при не сильном ветре. А при небольшом ускорении от винтов установленных позади гондолы, многоуровневые крылья, буквально плывущие меж воздушных слоев по принципу экраноплана, создавали огромную подъемную силу. Со стороны казалось, будто обычная парусная лодка поднимается в небо. Энтузиасты даже начали создавать макеты, способные к взлету с помощью реальных парусов. Пусть конструкция не позволяла летать на больших скоростях, но грузоподъемность ее при одинаковых рабочих размерах многократно превышала возможности дирижаблей, а экономичность была просто несоразмерна. Кроме того, в свернутом состоянии крылья занимали совсем немного места, и их было проще ремонтировать, чем корпус дирижабля. Довольно быстро инженеры подсчитали, что экономичность перевозок, пусть и уступала поездам и пароходам, но была сопоставима с грузовиками. Если же учитывать, что для этого полиплана не нужны были дороги, а взлетал он уже на скорости в пятнадцать-двадцать километров в час, обычные грузовики нервно курили в сторонке, что уж говорить про телеги и прочий низкотехнологичный транспорт. В голове моей тут же созрел план по монополизации грузоперевозок в Высшем поясе и Центральной области КВВ. А там уже и до Срединного дойдет. Очень быстро все мои фабрики и мануфактуры по производству дирижаблей переквалифицировались на полипланы, и даже многие фабрики по производству грузовиков начали переделываться…

Глава 15 Лидер

Было раннее утро. Я сидел в своем кабинете и пил виски со льдом. Да, в одного. Никого не звал, хотел просто побыть в тишине. Пить крепкий алкоголь с утра — это плохой той, скажет кто-нибудь. Но у меня получается, что с вечера. Освободился я от всех дел минут двадцать назад. То есть, как освободился, послал все к чертям. У меня возможных дел нескончаемое количество, а важных среди них чуть ли не каждое второе. Мне никогда не хватило бы времени сделать все важные дела, поэтому на часть из них я благополучно положил болт. И вот, в условный вечер после продолжительного рабочего дня я пил виски и бессмысленно смотрел из окна на парк, разбитый возле моего дворца в Олимпе. Красивый такой, зелененький. Центральная часть в виде лабиринта с высокой живой изгородью, а по периметру — аллея с разными фруктовыми деревьями и скамейками. Удовольствие это было не для всех, а основного состава управленцев и профи, работавших в моем дворце или на его периферии. А спустя несколько минут, я начал откровенно пялиться на прекрасную девушку, бегущую по специально выделенной полосе аллеи. Несмотря на то, что она была несколько худосочной, было видно, что это не болезненная худоба, а спортивная. Короткий облегающий комбинезон превосходно подчеркивал поджарую фигуру. Вместе с тем, выпуклые формы ее были довольно заметны и идеально ей подходили. С моим высоким уровнем, я мог детально разглядеть ее всю, будто она находилась в той же комнате. Округлая попка ее была туго стянута тканью, а задорные сестрички наверху эффектно пружинили даже под спортивным лифчиком. Лицо ее было нежным и слегка невинным, но со следами непреклонной воли. На КВВ не нужно было следить за своим здоровьем, даже фигура с помощью магии или даже без нее, чисто по законам этого мира, сохранялась привлекательной. Однако, девушка вышла на пробежку ранним утром. Кажется, она заметила мой пристальный взгляд. Фу Сяотун остановилась и помахала мне рукой, едва не ослепив меня белозубой улыбкой, а уже меньше, чем через минуту, она появилась на пороге моего кабинета. Делать нечего, конечно, я ее впустил.

— Виски будешь? — сходу предложил я ей.

— Неа, — помотала головой девушка, которая уже стала виконтессой, добившись после использования генной сыворотки много побед на фронте, и так же проведя много эффективной и полезной работы в выделенных ей отделах. — А сок есть? Яблочный.

— Глянь там, — махнул я рукой в сторону бара и сел в кресло. — Думаю, должен быть.

У бара был небольшой холодильник, температура в котором поддерживалась магией. Сок нашелся. Фу Сяотун налила себе из графина сок в высокий круглый стакан. Может быть, даже хрустальный или из имитирующего его пластика. Затем она примостила свою пятую точку на диванчик и перекинула одну ногу на другую.

— Неважно выглядишь… — безапелляционно заявила она.

— А кто спорит? — вздохнул я.

Брюнетка внимательно посмотрела на меня, опустошила свой стакан, высоко запрокинув голову, пара капель даже стекла по ее щекам и шее, но девушка нисколько об этом не позаботившись, грубо вытерла губы тыльной стороной ладони. Затем она со стуком поставила стакан на стол, обошла его и буквально запрыгнула на меня, обвив ногами мое туловище и спинку кресла. Ее нижняя область крепко прижималась к моей ширинке, заставляя младшего брата взбунтоваться. На автомате я положил руки на полушария девушки. Та ехидно, но счастливо улыбнулась, обхватила мое лицо руками, прислонила свой лоб к моему и, обжигая своим дыханием, произнесла.

— Рассказывай!

— … — некоторое время я собирался с мыслями, чему немало мешала сидящая на мне девица. — Сяотун… я вот стал самым влиятельным человеком на моей родной планете. По моему слову в жизни землян происходят масштабные изменения. У меня огромное количество денег, в моих руках много власти, возле меня много женщин, очень красивых женщин. Еще несколько лет назад я мог только мечтать о том, что сегодня легко доступно мне. У меня не просто дом или особняк, а целый замок. Я могу есть и пить все, что захочу. Я давно уже не помню, когда изучал ценники в магазинах или ресторанах. Как и не помню, когда я в последний раз ухаживал за девушкой и получал отказ. У меня относительно мощная армия, и локально я могу вершить правосудие и поддерживать справедливость так, как моей душе угодно. Но…

— Но что? — юная наездница подняла одну бровь.

— Но… — я немного помолчал. — В последнее время я чувствую себя каким-то разбитым. Несмотря на мое могучее тело, усталость, в первую очередь ментальная, не проходит, а только наращивается. Как снежный ком…

— Хмм… — девушка нахмурилась.

А через некоторое время она принялась целовать мое лицо. Часто-часто, буквально каждый сантиметр лица был покрыт поцелуями. Затем она стала стягивать с меня рубашку, целуя уже грудь. Ооо… это было очень приятно, но это было не то, чего я хотел. Я же думал, что организую свадьбу с некоторыми девушками уже после того, как изгоню интервентов из земного мира.

— Сяотун! — я еле сдерживался, чтобы не накинуться на развратницу.

— Молчи! — приказала мне она.

— Я планировал подарить тебе роскошную свадьбу! — не останавливался я.

— Молчи, говорю! — шикнула на меня девушка. — Кого волнуют твои планы? Ты слишком много на себя берешь!

Сняв с меня рубашку, она завязала ей мои руки за спинкой кресла. А дальше она продолжила делать мне так называемую «веточку сакуры», пока я безмолвно и безынициативно сидел на кресле. Спускаясь вниз, не глядя, она требовательно ткнула мне пальцем в лоб. Мне пришлось откинуться назад, я закрыл глаза и постарался расслабиться, хотя часть меня все еще хотела придерживаться первоначального плана. Какое-то время я еще был напряжен, пока губы Сяотун не добрались до моего младшего брата. Вскоре я действительно расслабился во всех смыслах. Пока голова девушки была занята, она успела снять с себя комбинезон, и за первым заходом последовал второй. Приведя своим юрким язычком маленького солдата в боеготовность, Фу Сяотун поднялась и буквально оседлала меня. Сначала она несколько вскрикнула от боли и слегка прикусила мне плечо. Это действительно был ее первый раз, хотя, по ее активным и умелым действиям было трудно это понять. А затем она начала медленно двигать своим тазом. Все ее действия были настолько плавными и ритмичными, что я не заметил, как после нашего совместного пика просто отключился.

Проснулся я только на утро следующего дня в своей постели. Я был чист и пострижен. Более того, на руках мне был сделан мужской маникюр. Может быть, даже были проведены какие-то медицинские процедуры. Ранее огрубевшая и мозолистая кожа ладоней сейчас была намного мягче и глаже. То же самое было сделано с ногами, да и все мое тело было обновлено. Но на этом история не закончилась. Когда я проснулся, служанка быстро доложила ожидавшим мое пробуждение девушкам. Появились Мао Цань и Фу Сяотун, обе в свободных весенних сарафанах цветочной раскраски.

— Проснулся? — внучка теперь уже барона Фу подбежала ко мне и запрыгнула на кровать, едва не сев прямо на меня.

— Да! — улыбнулся я.

— Тогда одевайся, пойдем! — потребовала излишне живая девушка и принялась стаскивать меня с кровати.

— Куда? — я удивился и начал оказывать некоторое сопротивление.

— Потом узнаешь! — отнекивалась Сяотун и продолжала меня тянуть, а затем обратилась к напарнице. — Эй, помогай, не стой столбом!

Вдвоем девушки одолели мою лень и недовольство и выдернули меня с кровати, затем быстро одели. А после мы отправились в город. Некоторое время поплутав по широким проспектам и узким закоулкам, мы добрались до небольшой, но уютной кафешечки на втором этаже четырехэтажного здания. Мы сели на заранее забронированный столик у окна и заказали еды. Есть хотелось зверски после суток то сна. Утолив первые позывы голода, я заказал новую партию и решил расспросить своих сегодняшних руководителей о причине прихода сюда. Отчасти, именно из любопытства я отбросил дела государственной важности и отправился с двумя девушками туда, куда они пожелали.

— Так, и для чего мы здесь? — спросил я.

— Подожди, сейчас узнаешь, — загадочно улыбнулась Сяотун, Цань ее молчаливо поддержала, продолжая медленно и дисциплинированно вкушать свой аристократический завтрак.

По прошествии пяти минут девушки указали мне на улицу, где на другой стороне проезжей части находилась большая трехэтажная школа, состоящая из нескольких корпусов. Множество детей, одетых в школьную униформу, с различными рюкзачками или ранцами за спинами сейчас входили в учебное заведение. Младшие школьники сопровождались родителями или воспитателями, чуть постарше приходили сами. Сама по себе картина была для меня радостной, ведь школьную реформу внедрял я вместе с советниками. Но я, все равно, ничего не понял.

— Иии? — поднял бровь я, двое переглянулись между собой.

— По-моему, наш мужчина несколько туповат, — не терпящим возражения тоном заявила Сяотун, а бывшая наследница клана Мао подтвердила ее слова легким кивком.

Я начал немного раздражаться.

— Не кипятись! — Сяотун по-хозяйски подняла руку. — Сначала покушай, потом мы пойдем дальше.

Молча и быстро доел вторую партию, потом грубо вытер рот салфеткой, бросил ее на стол и поднялся. Не спрашивая, перевел на счет хозяина кафешки пару тысяч Эрос, тот благодарно поклонился, а я отправился на выход. Девушки поспешили за мной, взяв мои руки с обеих сторон и прижав их к своим грудям. Она какое-то время целовали меня в щеки и говорили разные комплименты, пока я не поддался на их мягкую силу. Вскоре, мы вместе отправились ко второй точке маршрута. Это была закрытая территория, на которой стояло несколько многоэтажных зданий. Вывеска над воротами гласила: Первая Академия Дружбы Народов и Рас. Что-то такое помню, давным давно подписывал указ о создании этой академии. Сначала охранники на входе не хотели нас пускать, но неожиданно мимо проходил ректор, который знал меня в лицо. Сяотун подошла к ректору, отвела его в сторонку, где какое-то время шушукалась. Затем мне провели обзорную экскурсию.

Академия была очень живой и активной. Исходя из названия, было понятно, что здесь занимаются подростки из разных рас. Большинство были людьми с различным цветом волос или оттенками кожи, но тут и там я видел быстроногих кентавров, высоких и мускулистых минотавров, лысоголовых ящеролюдов, ушастых кошколюдей из рода Муркарины, низкорослых сородичей Кариллы и подростков из многих других рас, чьих названий я даже и не знал.

— Это, конечно, здорово! — произнес я в сердцах. — И я рад, что мы сюда пришли, но в чем суть нашего прихода?

Полдень уже давно минул, и у меня было много дел, а я тут бестолку прогуливаюсь по различным муниципальным объектам. На это у меня есть штаб контроля качества жизни граждан. Нафига мне самому заниматься проверками?

— Хмм… — покачала головой Сяотун, и Цань вторила ей.

Меня все эти недомолвки начинали раздражать, и я уже из принципа решил дойти до конца.

— Так, идем дальше! — произнесла самая активная из девушек.

Через четверть часа мы были у какого-то не то клуба, не то кабака. Был день, но внутри уже играла живая музыка, а вывеска призывно мигала магическим неоном.

— Что это за место? — спросил я.

— Самый большой бар в городе! — ответила Сяотун, улыбаясь в предвкушении. — Подожди, сейчас мы подготовимся.

С этими словами девушки коснулись своей груди и попы, и с них пропало нижнее белье. Объемные и не очень полушария, более ничем не сдерживаемые, призывно покачивались из стороны в сторону, а сквозь ткань легких сарафанов свободно проглядывались остроконечные вишенки и даже темный треугольник внизу. Я чуть не поперхнулся слюной, по потом взял себя в руки и покачал головой. Ну ладно, посмотрим, какую игру вы затеяли. После кивка с их стороны, я сопровождаемый призывно полуодетыми барышнями вошел в бар. Охранники на входе нахмурились, силясь вспомнить, где меня видели, но пропустили без лишних вопросов. По моей современной одежде и особенно обуви было видно, что я далеко не беден. Качественную современную одежду и обувь на КВВ могли позволить себе только люди среднего класса и выше. Некоторые граждане победнее в большинстве своем носили одежду местного производства, но иногда и могли заполучить в свои руки современную одежду, но почти никогда не могли позволить себе качественную обувь.

Несмотря на то, что снаружи был день деньской, в баре царил полумрак. Все еще было слегка за полдень, но здесь уже была свободна только половина столиков. Понятное дело, что вечерами должен был быть забит под завязку. Мы выбрали столик едва ли не в центре, почти напротив подиума, где на высоком шесте крутилась уже почти голая блондинка очень даже приятной наружности. Усевшись за столик, мы заказали немного алкоголя и много еды. Я демонстративно смотрел представление, изредка перекидываясь парой слов со своими спутницами. Они ничего не сказали о цели визита, поэтому я ждал подачу с их стороны. Где-то через полчаса за наш столик подсел какой-то холеный парниша, уже солидно принявший на грудь. Он жадным взглядом поглощал девушек, сидящих рядом со мной. Естественно, они и так были хороши собой, но после генной сыворотки и повышения ранга красота их стала сногсшибательной.

— Красотки, не желаете составить компанию мне и моим товарищам, — он указал на соседний столик, где сидели еще три молодых человека, которые призывно улыбались и водили сальным взглядом по телам Сяотун и Цань. Их даже не смущало то, что они не видели наши уровни и ранги. — Я довольно известный в Олимпе предприниматель, со мной вы больше никогда ни в чем не будете нуждаться.

Я лишь мысленно усмехнулся про себя. А со мной, значит, нуждаться будут? Но виду не показывал, игнорируя, как парня, так и девушек.

— Нет, не желаем, — ответила за всех Сяотун, а Цань даже не повернулась к нему, попивая свой коктейль и держа меня за руку.

— А не пожалеете? — гневно процедил он. — Вы думаете, этот цыпленок сможет вас защитить?

Тут уже я обратил на него внимание и сразу припечатал своим грозным взглядом. Но Сяотун мягко положила свою ладонь на мое плечо. Я снова начал смотреть на стриптизершу, игнорируя незваного соседа.

— Ты же знаешь, какое наказание в Олимпе за драку и попытку изнасилования в городской черте? — спросила она.

— Ну и что! — парень старался держаться молодцом, но излишне нервно поглядывал то на меня, то на охранников, стоящих в нескольких углах бара. — У меня есть знакомый прокурор, который мне поможет.

— Хмм… — ехидно посмотрела на него китаянка. — Тогда ты должен знать, какие наказания существуют в Республике Олимп за покрывательство и коррупцию?

— Грх… — желчно взревел парниша.

Он какое-то смотрел на нас, крепко сжимая кулаки, потом сплюнул на пол, встал и вернулся за свой столик. Цань нахмурилась. Поймала одного из официантов и что-то прошептала ему на ухо. Тот удивленно воззрел на меня, а потом убежал. Через некоторое время официант вернулся и начал оттирать пол, пришедшие же с ним охранники начали выпроваживать четверку из бара. Те хотели было возмутиться, но один из охранников тихо им что-то сказал, и парни выбежали из бара, сверкая пятками.

— И что это было? — обратился я к обеим.

— Давай отправимся еще кое-куда, — в этот раз слово взяла Мао Цань, и я кивнул.

Следующая точка, куда мы прибыли, была не в Олимпе. Она была даже не в Федерации Земли. Это был Париж времен Королевства Франция, куда с помощью нескольких телепортов и нескольких часов езды на карете. С одной стороны, город был очень большим и очень красивым. Архитектура его была великолепна. Но улицы города были недостаточно чистыми. Здесь день уже клонился к вечеру, по улице ходили несколько потрепанного вида пьяницы, то тут, то там уже начали появляться продажные женщины. Пройдясь по городу часа полтора, я не увидел ни одного здания, похожего на большую школу. Была пара академий и университетов, но даже все вместе они не могли соперничать по размеру и количеству студентов с одной единственной Академией Дружбы Народов, а у нас в Олимпе были десятки схожих академий разной направленности. Скорее всего, маленьких детей учили здесь в церковно-приходских школах. А большинство подростков и вовсе были лишены систематического образования. И не сказал бы, что этот Париж был маленьким. Здесь жили, по крайней мере, пять миллионов человек. Пару раз к моим спутницам пытались пристать на улице, я плюнул на конспирацию и вызвал своих бойцов, которые теперь охраняли нас.

Потом мы посетили еще парочку городов, где заправляли современные игроки. Пусть там ситуация намного лучше, по количеству учебных заведений на душу населения столицы многих стран не дотягивали даже до провинциальных городков Федерации Земли. Да, и правопорядок там был организован не лучшим образом. И вот теперь до меня начало доходить то, что хотели донести девушки. Всего пять лет. Коротких пять лет в корне изменили жизнь миллиардов людей и других разумных на территории Федерации Земли. Закон и порядок в Республике Олимп были железными, за ней подтягивались и другие государства Федерации. То, к чему я стремился, чего я страстно желал, уже было реализовано. В едином порыве, все вместе. Со мной в качестве примера и дамоклова меча генералы и чиновники строили новый мир, лучший мир. А простые граждане им всячески в этом помогали. Каждый вносил свою лепту в общее дело и в свое будущее. Всего каких-то пять лет изменили взгляд на жизнь жителей Федерации. И новое, подрастающее поколение теперь живет в совершенно иных условиях. Будущее уже наступило. Граждане Федерации уже другие. Неизвестно, как сложно нам будет отбиваться от внешних врагов, но теперь я был уверен, что мы справимся. Все вместе, как единое целое. Все, что я делал прежде — было не зря. Я уже изменил мир и продолжаю его менять… Мою усталость и апатию, как рукой сняло в этот день. С новой силой и с новой мотивацией я отправился в бой с административной текучкой и многочисленными врагами. Я — лидер, и поэтому должен работать больше других, сохраняя бодрость духа. Мои люди смотрят на меня, и их лидер не должен их подвести!

Глава 16 Достойная жена

Враг атаковал, мы отступали. Но боролись за каждую пядь земли. Денег у меня и двух герцогинь было достаточно, чтобы задействовать сто с лишним миллионов человек на бесконечной стройке укреплений. А вот противник допустил оплошность, решив, что нас можно атаковать сходу. Жалкие пару миллионов технического персонала не могли обслуживать фронт, растянувшийся на несколько десятков тысяч километров. Покидая какую-либо область, мы взрывали мосты, равняли с землей дороги и повреждали стены. К тому же, строились стены таким образом, чтобы с одной стороны защищать их было легко, а с другой проблематично. Так что, с большим трудом захваченные сегодня укрепления уже завтра могли снова оказаться в наших руках вследствие локального контрнаступления. А еще, регионы под нашим управлением, пусть и практически пустые, находились совсем недалеко, буквально за спиной. В то же самое время, армии противника преодолели гигантское расстояние, чтобы вступить в войну с нами. Как писал Сунь-цзы, вести войну за десять ли от дома проще, чем за тысячу ли. И мы активно пользовались своим преимуществом в логистике. Благодаря этому, мои войска и войска герцогинь все еще могли сражаться против армий коалиции, численность которых была в пять раз выше наших. Затягивая военные действия, мы серьезно подтачивали экономику выступивших против нас стран.

В земном же мире мне удалось подписать договор о ненападении с объединенным коммунистическим Китаем, с современной Россией, СССР, несколькими российскими императорами и царями, обеими современными Кореями и некоторыми другими странами. Таким образом, я мог уже меньше переживать за тылы, спокойно занимаясь строительством укреплений на границе мира. В мире гоблинов подконтрольные мне территории также постоянно расширялись, но силы Федерации не пытались захватить все максимально быстро, поддерживая баланс между завоеваниями и строительством инфраструктуры. Конечно, уже весь мир гоблинов знал о пришествии чужаков, но их объединение против общего врага все еще шло со скрипом, чем федераты активно и пользовались.

* * *
Огромная роскошная зала, выстроенная амфитеатром, имела несколько уровней и много балконов. В центре полукруга находилась высокая сцена, откуда мог вещать спикер. Купол над зданием, а также магические усилители позволяли спикеру на сцене свободно говорить без микрофона, но его было слышно практически в любом углу помещения. Зал был полон девушек и женщин различного возраста и социального положения. На обычных местах находились просто богатые гражданки и не особо богатые баронессы. В богатых ложах, билеты на места в которых стоили в десятки или даже в сотни раз дороже, сидели барышни совершенно другого полета. От богатых баронесс, до влиятельных графинь. Поговаривали, что иногда на лекции приходили маркизы или даже герцогини. Женщина на сцене имела великолепную фигуру и умопомрачительный наряд. Также на нее были надеты очень дорогие драгоценности. В одной из лож выше среднего уровня сидела Мирослава, которая с завистью поглядывала на лучшие ложи и на спикера.

Для обычной виконтессы было бы дороговато участие в данном мероприятии и нахождение в такой ложе, особенно, если ходить на лекции постоянно, как это делала Мирослава. Но она была женой очень богатого графа по меркам графов или даже по меркам средних маркизов. Девушка могла бы даже и больше денег потратить и занять более значимую ложу, но туда допускались только графини и выше. Сколько бы Эрос или ОД не могла потратить Мирослава, она не могла получить место в лучшей ложе. И это ее очень удручало. Даже немного злило. По статусу, будучи женой графа, она нисколько не отличалась от сидящих выше нее, а по финансам ее муж был даже более способен, чем эти графини или их мужья. Но Арес четко разграничил свои личные доходы и доходы Федерации. А также следовал принципу — должность взамен на заслуги. Как бы она ни старалась, Мирослава была слишком молода и неопытна, чтобы достаточно эффективно управлять даже виконтством. За нее все делали наемные служащие. И титул виконтессы — это тот максимум, который мог выдать ей Арес, закрывая глаза на профнепригодность.

Но ведь она достойна большего! Разве не жена она своему мужу? Разве титул графини не ее по праву? Арес слишком молод и многого не понимает, как считала Мирослава. Он слишком много времени проводит в военных походах вместе с простыми солдатами, которые на него плохо влияют. Где это видано, чтобы уважаемый граф питался с одного котелка с рядовым солдатом? Скажи мне, кто твой друг — и я скажу, кто ты. Чтобы подняться выше, нужно соответствующее окружение. Бедное и незнатное окружение будет только тянуть вниз, но Арес никак этого не понимает. А это его вечное стремление не отрываться от коллектива? Какая же это глупость! И ладно бы, если бы коллектив был соответствующий его статусу, так вокруг него крутились какие-то чумазые оборванцы. Скольких трудов стоило Мирославе добиться того, чтобы еду в их доме готовил хороший и высокооплачиваемый повар, а не первая же попавшаяся простая кухарка с улицы. Чем больше проходило времени, тем больше Мирослава убеждалась, что якшание с бедняками не доведут Ареса до добра.

Чтобы как-то повлиять на мужа, девушка записалась на курсы «достойных жен». Это были курсы для женщин, которые хотят стать успешнее или хотят, чтобы их мужья/братья/отцы/сыновья стали успешнее. Так как опыт, которым делилась спикер, был очень ценным, наработанным за много лет практики и проверенный тысячами успешных женщин, естественно, он не был дешевым. Особенно, места в ложах, где располагались вип-слушательницы. Курс пользовался огромной популярностью среди аристократок или предпринимательниц, да, и вообще женщин, которые хотели улучшить свои материальные условия. Самый верный путь к этому, по мнению спикерши, — грамотно выйти замуж. Мирослава узнала об этом курсе от одной из своих подруг и с первых же дней поняла, что данные лекции — именно то, в чем она нуждалась.

— Нашли ли вы себя на помойке? — громко задала вопрос женщина на сцене и остановилась, чтобы услышать ответ.

— Не-е-ет! — ответили ей сотни голосов.

— Достойны ли вы лучшего будущего? — еще раз спросила она.

— Да-а-а! — шумно отреагировал зал.

— Так почему многие из вас до сих пор ведут себя, как уличные дешевки? — притворно возмутилась спикерша. — Я даже не говорю про элитных проституток или любовниц, которые пользуются огромной популярностью у мужчин получают за это немало благ. Я говорю про тех дешевок и дебилок, которые служат мужчине из так называемой любви… О-о-о! Это прекрасное слово — любовь!

Она остановилась и картинно оглядела залу.

— А знаете что? — едва ли не вскричала она. — К черту! Любовь придумали бедные мужчины, чтобы заполучить вас, мои дорогие, забесплатно, за три копейки. Эти бедные, бесполезные, слабые и тупые мужчины, которые не могут позволить себе сделать нормальный подарок любимой женщине, просто насмехаются над вами, заполучая доступ к вашему телу бесплатно. Просто вдумайтесь в это. Они платят словами, представляете? Стихи там, обещания. Знаете, сколько это стоит? Ни черта! Ноль, зеро, рей!

Женщина сложила ладонь таким образом, чтобы получился круг.

— И многие из вас отдают себя за этот ноль, вы — не просто дешевки, вы — ничего не стоящий мусор! — она молча обвела взглядом притихший зал. — Но! Так как вы сегодня нашли в себе достаточно ума или просветления, чтобы прийти сегодня ко мне, то вы в силах изменить свою жизнь. И самое первое, что вы должны зарубить себе на носу — без Эрос нет Эрос. Никаких компромиссов с такой наглой ложью, как любовь. Если мужчина действительно вас любит, то должен доказать это делом, а не словом. Подарить деревню или город, а может быть целый регион? Действительно достойный, надежный и сильный мужчина не пожалеет на вас дорогих подарков. Если их нет, что тогда? А тогда, дорогие мои, мужчина либо бесплатно вас использует, наплевав на ваше достоинство, либо он попросту недееспособен и туп. Как может быть со слабым мужчиной качественный секс? Как может быть с ним хороший и перспективный брак?

Еще раз повторю, что любовь придумали инфантильные дебильные слюнтяи или беспринципные и жадные абьюзеры. И в том, и в другом случае вы должны поскорее избавиться от такого недомужчины и найти себе настоящего, сильного самца. В этом предназначение достойной жены, в этом смысл правильного пути к успешной жизни. А для того, чтобы найти настоящего мужчину, нужно изначально выстроить правильную модель поведения с окружающими вас людьми. Особенно с мужчинами…

…Равный общается с равным, птицы одного полета держатся вместе. В вашей жизни не должно быть слабаков, кроме слуг, разумеется. И ваш мужчина также должен общаться с соответствующей ему группой людей…

Лекция продолжалась более двух часов, а в конце спикера провожали восторженными аплодисментами. После окончания общей лекции начались приватные беседы — именно то, ради чего покупались билеты в дорогие ложи. Через пару дней наступила очередь Мирославы. Девушка вошла в приемный кабинет, немало смущаясь. У женщины на роскошном троне на мгновение сузился взгляд, в нем стали проглядывать хищные нотки. Но очень быстро на ее лице появилась радостная и доброжелательная улыбка.

— Привет, красавица Мирослава! — она встала, подошла к своей клиентке поближе и обозначила поцелуи в щеки. Затем взяла Мирославу под локоток и отвела к большому дивану, стоящему напротив окна с панорамным видом на столицу Элеверийской Империи.

— Здравствуйте, герцогиня Жанна! — ответила Мирослава со стеснительной улыбкой.

— Рассказывай, как твои дела? — сразу же спросила герцогиня. — Ты ведь замужем?

— Да, герцогиня! — ответила девушка, опустив голову.

— И кто твой муж? — без тени интереса спросила женщина. — Какой у него титул?

— Мой муж — граф пятого уровня, но он очень богат, хотя и не признает этого… — проговорила Мирослава, глядя в пол.

— То есть, как это не признает? — брови Жанны поползли вверх.

— Он говорит, что сам он зарабатывает мало, что Эрос, принадлежащих ему лично, недостаточно, чтобы реализовать те пожелания, о которых я ему говорю. А остальные Эрос, лежащие на его счетах и находящиеся под прямым его управлением — это финансы страны, общие деньги граждан государства.

— Ну, что за чушь! — взбеленилась герцогиня. — Как это Эрос графства не принадлежат графу, управляющему этим графством? Откуда такая ересь?

— Не знаю… — Мирослава опустила голову еще ниже.

— Дорогая моя, — женщина аккуратно положила руку на плечо жены Ареса. — А ты уверена, что он тебя любит?

— Я не знаю, герцогиня… — девушка пребывала в сомнениях. — Раньше я чувствовала, что любит, а сейчас его чувства притуплены.

— Вы что, заключили магический брачный договор? — Жанна нахмурилась.

— Да… — кивнула Мирослава, и плечи ее опустились.

— Так дело не пойдет… — герцогиня какое-то время постучала пальцами по своей коленке. — Если ты хочешь добиться большего в ваших отношениях, тебе нужно управлять своими чувствами, скрывать то, что ты реально думаешь. С такой душевной связью, как у тебя сейчас, ты не сможешь правильно выстраивать отношения. У него есть другие женщины?

— Да, и немало… — Мирослава едва ли не заплакала от возмущения и обиды.

— Я тебя понимаю, — герцогиня погладила свою юную клиентку по спине. — Все они такие, если не воспитывать правильно. Но ничего, мы с тобой еще придумаем, как сделать из твоего мужа нормального мужчину. Негоже, что он тратит свои богатства на какие-то личные игры, когда его жена нуждается в средствах. И от конкуренток избавимся. Вот только, для начала тебе нужно будет избавиться от вашей связи. У меня есть специалист по этим вопросам, но готова ли ты сама?

— Д-да, герцогиня Жанна! — ответила девушка чуть успокоившись. — Если я смогу как-то повлиять на Ареса, я на все готова!

— Прекрасно! — улыбнулась герцогиня, но в глазах ее был едва заметный холодный блеск.

* * *
Получив заряд бодрости и мотивации от Сяотун и Цань, я словно обрел крылья за спиной. В этот же день я провел несколько успешных сражений в области Монтании, во Вселенной Зергов, на Земле, и даже в мире землян. После заключения пакта о ненападении с некоторыми странами, мы разделили зоны ответственности. Поэтому мне представилась прекрасная возможность по захвату регионов на стороне современных и исторических местных государственников. Аккумулировав силы и собрав несколько крупных армий, мы начали атаку сразу на несколько десятков регионов. Вместе с нами атаковать решили лидеры еще двух десятков стран. Наш союз был очень силен, а армии многочисленны. Лидеры других стран просто не ожидали столь масштабного нападения, поэтому в первые же дни нам удалось перемолоть несколько десятков серьезных войсковых соединений противников. И, естественно, мы получили в свой адрес кучу критики. На что я ответил, что если кому-то что-то не нравится, то я не против повоевать. Конечно, желающих не нашлось. Другие страны пакта были гораздо более дипломатичны, но амбиций своих не убавили.

За много часов переговоров мне удалось убедить лидеров стран в том, что внешний враг слишком силен. Его нападение будет сильнее, чем даже нападение Империи Дроидов. Хорошо помогли мне в этих переговорах представители других рас, волею случая и Мирового Закона попавшие на территорию мира землян. Они многое рассказали о тех бесчинствах, которые творят завоеватели на оккупированных землях. И тут вопрос уже не стоит в том, как посмотрят на тебя зарубежные коллеги, остро встает вопрос именно физического выживания. Также я поднял вопрос о возможных предателях в людском стане. С более единой и более организованной армией мы лучше сможем дать отпор. Конечно, с моей стороны также должны были быть какие-то бонусы. Как например, различный технологический мусор и детали имперских юнитов Федерация обещала выкупать у союзников по хорошей цене и обменивать на другие, более полезные союзникам вещи — щиты и копья, луки и стрелы, одежда и транспорт. Я не жадничал, все мы были в одной лодке. Если моя помощь ускоряла развитие землян, я был рад ее оказать.

В один из дней, когда я вместе с магами воздуха пробовал первую серийную модель полиплана, я почувствовал, что утратил небольшую часть своей души. Сначала я не понял, что произошло, но обратившись к внутреннему взору обнаружил, что душевная связь с Мирославой оказалась оборванной. Мне тут же стало не по себе. Что с ней случилось? Моя супруга умерла? Сразу же я связался с ней по переговорному талисману, который был у каждого моего переносчика. Моя суженная ответила не сразу, но ответила. У меня отлегло от сердца. Она сказала, что у нее все хорошо, просто она записалась на курсы улучшения магических способностей, а разрыв душевной связи — это один из побочных эффектов. Тема эта показалась мне подозрительной, но я был рад, что с Мирославой все хорошо. Вот только было несколько неудобно, что она попросила меня приставить к ней переносчика, чтобы она всегда могла получить необходимые ресурсы. Мирослава в последнее время не шибко то работала и помогала мне в сражениях, но если ей что-то нужно было, она брала это сама. А теперь мне нужно было еще отвлекать на помощь ей дефицитного переносчика… Ладно, фиг с ней. Чем бы дитя не тешилось, как говорится. Помощника назначил и отправил. Хотя, было немного обидно… но я был вдохновлен, заряжен и мотивирован на свершения. Впереди у меня была большая цель, подо мной был первый реальный воздушный корабль в своем классе, который затыкал за пояс дирижабли того же размера, как по скорости полета, так и по грузоподъемности, а на многие километры вокруг меня был бескрайний свободный горизонт…

Глава 17 Ядро КВВ

Я был очень занят. Мы все были очень заняты. В совещательном зале собралась куча моих людей, все мои советники, лучшие генералы и профессионалы своего дела из разных областей. Время поджимало, оставалось менее пятидесяти дней до дня падения барьера. Пусть, Мировой Закон обещал нам не снижать большое количество бонусов, пока мы удерживаем контроль над планетой Земля, столкновение с неизвестным и, безусловно, грозным противником должно быть очень жестким. Мой зал для совещаний не был похож на роскошные залы королей прошлого. Скорее, это был штаб. На стенах висела куча графиков и карт, на столе были бумаги, а также макеты. Присутствовали также несколько магических шаров, которые позволяли записывать и воспроизводить некоторую информацию, а также в режиме реального времени общаться с нашими внешними экспертами.

Последнее противостояние в области Монтании дало нам большое количество опыта. Только на моем фронте против меня воевала армия размером в четыреста миллионов призывателей. Герцогиням же пришлось противодействовать еще большему количеству врагов. Ввиду серьезного превосходства противника в силе, нам приходилось постоянно отступать, но мы отрабатывали на практике значительное количество схем и тактик. Различные отделы учились оперативно работать друг с другом. А генералы учились у коллег за пределами нашего мира. Сегодня было еще одно плановое совещание. Молодой мужчина, который был не более чем на десять лет старше меня, но из-за болезненной худобы выглядел почти на мой возраст, зачитывал сводки со своей диссертации. Я глянул на количество листов исследования и ужаснулся, поэтому не мог не остановить его.

— Лев Семенович, при всем уважении… — я сделал паузу. — А можно как-нибудь покороче? Думаю, что среди присутствующих здесь людей не будет того, кто бы сомневался в Вашем таланте исследователя и выводах.

— Хорошо… хм… босс… — Выготский на некоторое время остановился. Он получил доступ иногда выступать в этом зале совсем недавно и еще не привык общаться со мной напрямую. — Судя по моим исследованиям, целенаправленные тренировки лучников уже в первые три месяца дают прирост в точности в два процента, аналогичные показатели были выявлены не только среди представителей воинских профессий, но и среди ремесленников, магов и даже административного персонала.

— Лев Семенович, уважаемый, — прервал его красивый мужчина средних лет, весь его внешний вид, включая прическу, говорил о том, что мужчина этот достаточно энергичный в научных спорах. — А как Вы измерили эффективность работы административного персонала, и как проводили тренировки?

— Лев Давыдович, — с легкой улыбкой посмотрел на него Выготский. — В моей исследовательской работе все описано подробно, но для краткости отмечу, что у нас в Пелле достаточно много мануфактур, цехов и даже целых фабрик, которые занимаются одной и той же задачей, например, ковкой оружия. А частично сдельная заработная плата предоставляет широкий выбор данных для исследований. Сопоставляя эти данные, а также внося коррективы в работу некоторых цехов, с разрешения советника Лю, мы смогли добиться улучшения выработки в среднем на три с половиной процента за два месяца по сравнению с контрольной группой.

— Лев Семенович, прошу прощения за дерзость, — Ландау не унимался. — Разве у Вас имеются навыки административной работы на предприятии?

— Конечно, нет, — один из отцов современной материалистической психологии был крайне уверен в себе. — Мне помогли наши коллеги из Японии, консультант Масааки Имаи и генеральные директора Киитиро Тойода и Масару Ибука.

— Ооо… — Лев Ландау был вынужден сдаться.

Хотя, эти имена ему ни о чем не говорили, но он знал, что лично я довольно хорошо относился к помощи японских ученых и предпринимателей. Современная Япония и историческая Япония времен после Второй Мировой стали первыми относительно развитыми странами, которые присоединились к Федерации. Им было не привыкать находиться на вторых ролях и извлекать из этого прибыль. До этого японцы почти сто лет находились в наполовину подчиненном состоянии к США, поэтому, когда я их разгромил, они быстро почуяли направление ветра и стали одним из самых деятельных народов в Федерации. Количество ученых и руководителей, которые предоставила мне Япония, было неизмеримо. Также, ко мне медленно перетекали ученые из многих других стран, среди них выделялись СССР и современная Россия. Нужно начать с того, что в этих двух странах было огромное количество ученых, едва ли не самое большое количество на душу населения во всем мире. В основном, ко мне переходили те, кто устал от политических дрязг и нуждался в тихой гавани, а также те, кому нужны были большие исследовательские фонды. Ученые из США были несколько гордыми, с налетом национализма, поэтому не готовы были встать под крыло русских и советских ученых, занявших самое большое количество руководящих должностей, или японцев, практически дышавших в спину первым. Китайцы же были слишком патриотичны, да, и их страна на КВВ была очень большой, поэтому исследовательские фонды могла предоставить не маленькие.

— Продолжайте, Лев Семенович, — кивнул я молодому ученому.

— Лично я считаю, — Выготский был максимально сосредоточен. — Нам необходимо ввести больше тренировочных курсов, а также внедрить среди граждан и военных Федерации культуру стремления к мастерству. Мы совместно изготовили макет проекта.

— Что ж, Ваше предложение очень интересно, — я слегка постучал пальцами по подлокотнику трона. — Однако, Вы считали затраты на обучение и период возврата инвестиций? Я так понимаю, что проект нужно внедрять в масштабах всей Федерации, и вложения будут совсем не маленькими. Так ведь?

— Да… босс… — мужчина был все еще косноязычным с непривычки, но современным ученым было несколько проще называть меня «босс», нежели государь или царь. — Именно поэтому мы решили совместить обучение с развитием культуры отдыха и досуга в Федерации.

— Как это? — несмотря на то, что я был главой государства, яйцеголовые вокруг, все, как один, были умнее меня. Скорость моей мысли, даже с увеличением уровня, пожалуй, не достигала и десятой части от мышления этих гениев.

— Мы планируем создать многоуровневую систему соревнований, — незамедлительно ответил Выготский. — Начиная от региональных игр, заканчивая играми федерального уровня. Будут, как исключительно спортивные мероприятия, так и военные игры, а также профессиональные соревнования между ремесленниками.

— Хмм… — я почесал подбородок. — Это хорошая идея, но, все равно, я не уверен, будут ли у нас силы на то, чтобы внедрить соревнования прямо сейчас. У нас на носу война. Оставьте, пожалуйста, Ваш доклад моим советникам, я подумаю.

— Хорошо! — гениальный психолог выглядел несколько расстроенным, но возмущаться не стал.

Все здесь знали, что я был довольно осторожен в масштабных инвестициях. Но, как я заметил, некоторые нашли способы воздействия на меня — через моих советников, генералов или наложниц. В этом не было ничего плохого, все знали, что я проводил гораздо больше времени на поле боя, чем в кабинете, а также довольно много времени проводил с главами виконтств и баронств, среди которых было немало моих наложниц. Я знал это, но не пресекал. Если у человека хватало ума и аргументов для убеждения некоторых людей, которым я доверял, то рассмотрение такого проекта было проще, чем если бы я сразу пытался вникнуть в суть дела. Я никак не мог увеличить количество моих рабочих часов в сутках. Даже если какое-то дело могло принести двухсот процентную прибыль или от моего решения зависела чья-то жизнь, я физически не мог лично изучить каждое предложение и каждое дело.

Мы продолжили изучать другие вопросы, часть заседания, на которой традиционно присутствовал я, закончилась через пару часов, но сам зал не закрывался никогда. Здесь круглосуточно велись какие-то обсуждения и принимались какие-то решения. С некоторыми бумагами я вернулся в свою просторную резиденцию, чтобы поужинать и лечь спать. За столом я был погружен в свои мысли, пытаясь переварить хоть часть важных государственных вопросов, поэтому наложницы или служанки меня в это время не беспокоили.

— Я думаю, ты должен принять предложение этого, как там его, Выготского… — внезапно из пустоты раздался нежный и приятный голос, но я, все равно, испугался от неожиданности. Спустя мгновение, рядом со мной из воздуха материализовалась девушка неземной красоты, пододвинула стул и принялась трапезничать вместе со мной, ковыряя еду прямо из моей тарелки.

— Амалия, ты как здесь оказалась? — я нахмурился.

— В твоей резиденции? — улыбнулась ангел.

— Ты прекрасно понимаешь, о чем я, — я постарался придать голосу твердости, хотя, буквально таял от ее ослепительной улыбки.

— Я из Центрального региона, конечно же, у нас есть свои пути прохода в такие миры, как твой, — Амалия продолжала улыбаться.

— И другие тоже так могут? — меня внезапно охватил страх, и я стал оглядываться по сторонам.

— Могут, но не станут этого делать, — ответила девушка серьезно. — Даже я, решив попасть сюда, серьезно рисковала. И это, учитывая то, что моя страна находится фактически в союзе с тобой, и я не имела злого умысла, переносясь в твой мир. Кармические законы на КВВ очень жесткие, твои потенциальные враги могли бы отхватить много проблем, решив приблизиться к тебе в обход правил. И тебе не стоит сильно переживать по поводу оружия духовной отмены. Такое оружие — действительно редкость на КВВ и находится исключительно в руках тех, кто не угрожает КВВ. Пусть Мировой Закон и не имеет собственного мышления, алгоритмы действий, заложенные в его основу, очень разнообразны и пугающе точны. Если бы в твоих действиях была даже тень возможных проблем для КВВ, тебе было бы крайне сложно получить оружие духовной отмены, а если бы ты его получил, то тебя бы постоянно преследовали неудачи и подставы со стороны МЗ.

— Утешила… — вдохнул я.

— Ладно, вернемся к тому, что я сказала, — ангел продолжила с серьезным лицом. — Тебе стоит принять предложение Выготского и компании.

— Почему? — я был искренне заинтересован в ее мнении.

— Ты знаешь, я была удивлена, когда вы изобрели этот, как его там, полиплан… — в глазах Амалии действительно читалось восхищение. — Даже без топлива, лишь с небольшим количеством магов воздуха низкого уровня эта штука способна летать. А при попутном ветре скорость ее действительно высока. Я отдала проект полиплана знакомым ученым, и они подсчитали, что себестоимость полиплана при производстве в Центральном регионе будет на десять процентов выше.

— Что? — я резко вскипел, от возмущения кровь прилила к моему лицу. — Ты украла наше изобретение? Ты шпионишь за мной ради этого?

— Не кипишуй, дорогой партнер! — Амалия взяла меня за руку, она сделала это не быстро, но и не медленно, я не успел убрать руку, хотя и находился в теле боевого аватара. Попытался отдернуть руку, но хватка девушки была железной, хоть и приятной. Ангел смотрела мне в глаза, и я медленно начал успокаиваться. — Я не желаю тебе зла. Я просто была искренне удивлена такому изобретению, а также тому, что вам, землянам, удалось построить полиплан дешевле, чем в Центральном регионе.

— Всего лишь на десять процентов, — фыркнул я. Хотя я и успокоился, но продолжал дуться. — Ничего особенного.

— Нет! — не согласилась красавица. — В Центральном регионе даже самое маленькое государство является империей и имеет под контролем несколько десятков физических планет. У нас нет недостатка в различных технологиях. Во многих областях мы превосходим землян на сотни или тысячи лет. Но вы умудрились по материалам построить летательный аппарат дешевле, чем мы. И это только по материалам. Если добавить стоимость труда, то полиплан в Центральном регионе будет стоить минимум в два с половиной раза больше.

— Ну, это же хорошо? — я подозрительно посмотрел на Амалию. — Так ведь?

— Да! — пожалуй, ее восхищение было искренним. — Я долго думала, почему так получилось. Но сегодня, наконец, нашла ответ. Ваш исследовательский дух и стремление к развитию намного превосходит таковое у государств центрального региона. За десятки и сотни тысяч лет пребывания на КВВ мы уже утратили стремление к поиску новых решений, а также мотивацию к улучшениям. Из известных мне государств Центрального региона нет ни одного, в котором была бы система соревнований, предложенная твоим ученым. Все правители рассуждают примерно одинаково, что это слишком дорого. Но подумай о перспективах. Если ты улучшишь миллиард лучников за один квартал на два процента, разве это не будет то же самое, что их стало на два процента больше? Нет! Эффект даже еще более впечатляющий. Более высокое качество при больших столкновениях имеет большее значение, чем количество, ведь оно дает локальное преимущество. А если лучники твоей страны будут тренироваться два года? Двадцать лет? Даже с учетом того, что со временем скорость роста мастерства будет падать, страшно подумать, каких результатов они добивались бы на поле боя против равного по уровню противника, если бы тренировались двадцать лет. Да, в Центральных регионах также есть подобие соревновательной системы, но упорствуют в этом только аристократы и члены видных семей, а не все граждане.

— Допустим, ты права, — ответил я, тайно наслаждаясь теплотой и мягкостью ладони, которую Амалия так и не убрала. — Но у меня нет двадцати лет. У меня даже двух месяцев нет

— Я уверена, что тебе нужно начать внедрять соревновательную систему прямо сейчас, пока твой народ еще не привык к условиям жизни на КВВ. Потом они расслабятся, и требовать от них улучшений будет уже поздно. Поверь моему опыту!

— Хорошо-хорошо! — согласился я. — А теперь давай поговорим о компенсации.

— О какой компенсации? — теперь пришел черед хмуриться Амалии.

— Ты украла наше изобретение! — картинно возмутился я. — Нет! Уже даже два изобретения, учитывая систему соревнований Выготского. Или даже больше! За все то время, что ты вокруг меня ошиваешься.

— Ошиваюсь!? — уши ангела покраснели, а я ощутил острую боль в руке. Может быть, перелом кисти. — Кем ты себя возомнил!?

— В любом случае, ты своровала наш проект и отдала его своим ученым, я требую компенсации!

— Ты… ты!… — Амалия стиснула зубы, а потом прошипела. — И чего ты хочешь?

— Стань моим партнером! — серьезно проговорил я.

— Партнером? — девушка удивилась, а потом ее лицо залилось краской. — Но… мы… еще недостаточно хорошо знакомы… Вот!

С этими словами она отвернулась в сторону. Я подозрительно посмотрел на нее.

— Ты сможешь хорошо заработать! — выложил я свой аргумент.

— Ты!!! — девушка сначала побледнела, а потом позеленела. Я отчетливо услышал хруст в своей руке. — КЕМ! ТЫ! СЕБЯ! ВОЗОМНИЛ! Всего лишь граф! Если я захочу, я могу выбрать себе партнера даже среди герцогов, и короли были бы не прочь быть со мной! А! Ты! Граф!

Выкрикивая это, она тыкала своим великолепным маленьким пальчиком мне в грудь.

— Какая разница, какой у меня титул? — возмутился я. — Предлагаю делить прибыль пополам! Ни больше, ни меньше!

— Какую прибыль? — она остановилась, глаза ее были широко открыты.

— Как какую? — пришла моя очередь удивляться. — Конечно, прибыль от логистической компании. Раз в Центральном регионе полиплан будет стоить в производстве в два с половиной раза дороже, у конкурентов будет в два с половиной раза больше период возврата инвестиций. Мы можем быстро расти.

— Ты хочешь, чтобы я стала твоим партнером по бизнесу? — Амалия слегка недовольно посмотрела на меня.

— Конечно! — ответил я, ударив себя в грудь. Здоровой рукой. — А ты что подумала?

— Ничего! — девушка стремительно убрала свою руку и покраснела пуще прежнего.

— Ты какая-то подозрительная… — произнес я, пристально посмотрев на нее.

— Замолчи! А то ударю! — возмутилась ангел, но быстро перевела разговор в другое русло. — Так ты хочешь попасть в Ядро КВВ?

— Эмм, это что? — спросил я.

— Центральный регион, но местные жители называют его Ядро КВВ, — быстро проговорила девушка. — Так хочешь или нет?

— Конечно, хочу! — кивнул я.

— Ладно! — улыбнулась Амалия.

Затем она быстро встала за моей спиной и обхватила меня рукам. Ее огромные крылья раскрылись и заключили меня в подобие кокона. Потом мы исчезли из моей резиденции…

Глава 18 Дурные пророчества

Амалия точно не была заштатным агентом маленькой организации. Как я понял, курировали ее подразделение чуть ли не самые верхи Союза Добра. С такой основой она не могла перенести меня в какой-нибудь простенький городок. Я оказался в Имперской Столице. После того, как глаза привыкли к новому виду, я обнаружил себя на огороженной площадке напротив огромного панорамного окна. Вокруг суетились какие-то местные сотрудники. Увидев какой-то знак, показанный им моей спутницей, они пока не стали ко мне приближаться. Я подошел к окну и обомлел. Здание, в котором я находился, было очень высоким. Нереально высоким. Даже с улучшенным зрением боевого аватара я не мог разглядеть улицы внизу. Весь город оказался усеян многочисленными зданиями, большая часть которых была ниже моей точки обзора, но некоторые были такой же высоты или даже выше. Стили архитектуры были разнообразными, от каких-то невообразимых цветков, деревьев и других растений, до статуй разумных и животных — и все в цветовом многообразии. Также были здания чисто в индустриальном или в футуристическом стиле, прямоугольные или скругленные высотки черных, серых или серебристых оттенков. Однако, все строения были крайне высокими, единицы измерения их высоты были, по крайней мере, километрами. Глядя на все это великолепие перед собой и понимая, что все это было построено в духовной вселенной КВВ, я четко себе уяснил, что технологии, которыми я так бахвалился ранее, здесь были ничтожными. Земляне отставали от этого места на тысячи лет.

— Амалия… — тяжело вздохнул я. — Ты специально меня сюда доставила?

— Нет, — девушка горделиво улыбнулась. — Приказ начальства — всех аборигенов в первое прибытие доставлять на эту смотровую площадку. Впечатлен?

— Ну… да… — я криво усмехнулся и почесал в затылке. — А что дальше?

— Дальше, — девушка приставила палец к своей щеке. — Так! Давай прошвырнемся по магазинам! Один лишь осмотр Небесного Города может стать твоей компенсацией за чертежи, которые я у тебя позаимствовала.

— Как это? — я начал возмущаться. — Ты думаешь, я — ученый или инженер? Картина за окном, безусловно, впечатляет, но лично я не смогу использовать это вдохновение для создания чего-то нового!

— Эй-эй! — Амалия погрозила мне кулачком. — Ты как со мной разговариваешь? Сейчас, как вдарю, пулей в окно вылетишь!

— Вот так вот ты долги отдаешь, да? — спросил я, сощурив взгляд. — А в самом начале такой душкой притворялась. Ненадолго же тебя хватило…

— Не будь таким букой! — нахмурилась девушка. — Ты меня плохо знаешь… Так! Придумала! Мы возьмем магический фотоаппарат, ты сделаешь снимки интересных вещей, и твои яйцеголовые вдохновятся ими.

— У вас тут есть фотоаппарат? — я был крайне удивлен такому повороту.

— Конечно! — ангел гордилась собой, словно маленькая девочка. — У нас тут все есть!

— Ладно! — я расслабился. — Тащи свой аппарат, будем щелкать!

Конечно, я не ожидал, что притаранят мне штуку размером с небольшой рюкзак, вокруг которой было несколько магических кристаллов, утопленных в что-то похожее на глину, а в центре был магический шар с прислоненной к нему трубой. Были еще какие-то трубочки, рычажки и висюльки, о предназначении которых можно было бы только смутно догадываться. Вся конструкция напоминала творение малолетнего ребенка, возможно, даже с отклонениями в психике.

— Это что за фиговина? — подозрительно спросил я. Других аналогий у меня не было.

— Как что? — развела руками в стороны Амалия. — Фотоаппарат же!

Ндааа… в таких делах Мировой Закон редко ошибается. Перевел он мне, скорее всего, точно. И устройство занимается именно тем, что мне нужно было. Но таскать с собой такую бандуру очень не хотелось. Засунул ее в пространственную сумку и вынул оттуда небольшой и компактный фотик земного происхождения. Все гениальное оказалось просто. Современные земляне уже давно привыкли к цифре. Однако, на Континенте Вечной Войны электроника не работала. Честно говоря, мы реально впали в ступор, ведь вокруг меня было не так много современных людей, а местные жители или местные государственники были, скорее, из средневековья. Ну, и проблема в первое время не вставала остро. Вместе с тем, когда мы реально столкнулись с необходимостью съемки местности для анализа тактических и стратегических маневров, идея создания фотоаппарата вернулась. И все оказалось весьма прозаично — нужно было не создать что-то новое, а откатить технологию к пленочным моделям. Все было связано с измененными законами физики, но пленочные фотоаппараты и камеры действовали, как человеческий глаз, без какой-либо электрики, поэтому после некоторого количества проб и ошибок, удалось создать пленку, пригодную для использования на КВВ. Под нее же и сделали модель — современную и эргономичную. Идея реально была проста и гениальна, поэтому принята мной была без каких-либо проволочек, поэтому Амалия и не успела ознакомиться с чертежами.

— А это что за фиговина? — просила ангел.

— Вот это фотоаппарат! — улыбнулся я.

— Ты шутишь что ли? — не поверила мне девушка.

— Подожди, когда я фотки распечатаю, тогда убедишься, — не стал вдаваться в подробности я.

— Хмпф… ну ладно! — Амалия отвернулась и пошла в сторону суетящихся работников.

Тем временем, я сделал несколько снимков. Потом фотоаппарат отправился в сумку, а в моих руках появилась видеокамера на ручном приводе. Конечно, в ней использовались маховики, а детали были подогнаны очень точно, поэтому эта камера не шумела, как старые модели. Фотопленка же была довольно тонкая и компактная, поэтому на бабине помещалось материала на целых пятнадцать минут съемки. Вместе с пространственной сумкой таскать большое количество бабин вообще не было проблемой. Поэтом весь материал передавался в отдел разведки на Земле, где и проводилась распечатка и оцифровка пленки.

Какое-то время я поснимал со смотровой площадки. Но мне это быстро наскучило. Чтобы отправиться в город, нужно было зарегистрироваться у ребят, которые нас окружали при переносе. Но с авторитетом Амалии процедура не заняла много времени. А дальше мы отправились в город. Я непрерывно щелкал, никогда не знаешь, что из увиденного может пригодиться. Конечно, меня немного пугала перспектива встретиться с одной из цивилизаций такого уровня. Однако, как объяснила Амалия, высокоуровневые цивилизации разбираются только между собой. И дело не в том, что здесь не принято нападать на слабых и беззащитных, просто страны Ядра КВВ очень похожи на Империю Дроидов. Они экономят силы и нападают только с достаточной силой, но не палят из пушек по воробьям. Тем более, что тащить новые технологии и лучшие войска на периферию долго и непрактично. К тому же, можно научить аборигенов вести более технологичные войны и вырастить проблему на свою голову. Мои солдаты с воздушными винтовками и алхимическими бомбами — яркий тому пример. Учитывая то, что нам удается отбиваться от роботов достаточно долгое время, я понял, что и с врагами за барьером можно справиться при должной сноровке. Вот только, меня терзали смутные сомнения. Перенеся меня сюда Амалия, как раз, передавала «аборигену» новые знания и могла создать сама себе же потенциального противника. Это какая-то беспечность или тонкий план? Если беспечность, кто она такая, что может так легко принимать решения по поводу переноса меня сюда.

Впрочем, особенно мы никуда не заходили, каких-либо современных и технологичных производств не посещали. Покупали для моей спутницы какие-то недешевые вещички за мой счет, к вящей ее радости. Еще посидели в дорогом ресторане, в котором цены были такими, что даже я, считавший себя человеком далеко не бедным, обливался холодным потом, слыша, как Амалия заказывает одно блюдо за другим. Также гуляли по улицам, летали на местных магических пепелацах. В общем, изучали город прямо как заправские туристы. Узнавая местные цены, особенно на зарядку магических аккумуляторов летательных устройств, я понял, что здесь реально богатые люди живут. Даже на самом дне общества. Также мы сходили в местную администрацию и зарегистрировали для меня что-то типа бизнес-визы, лицензию на ведение бизнеса, а также на двоих — логистическую компанию. Но вскоре ей кто-то написал по свитку дальней связи, и мы вынуждены были расстаться. Я также не имел желания здесь надолго задерживаться, отправившись сразу на Землю, чтобы распечатать все фотографии, а дать задачу на ускорение производства полипланов. Конечно, это также отразится на бюджете Федерации, но с учетом цен в Небесном Городе, затраты отбить можно было бы просто. Когда я упомянул Амалии о том, что было бы хорошо, если бы зарегистрированная нами фирма выкупала полипланы, она так на меня посмотрела, что у меня душа в пятки ушла. Пришлось договариваться о лизинге. Хотя, так тоже хорошо, я двойную выгоду получал — от лизинга полипланов и прибыль от логистики.

* * *
Весь этаж был усеян высоченными колоннами черного цвета. То тут, то там стояли магические светильники, которые позволяли работать круглосуточно. За многочисленными столами сидели разумные, отдалённо напоминающие чертей такими, как их изображали в различных народных сказаниях или даже на экранах кино. Антропоморфные существа, покрытые серой, коричневой или черной шерстью. Вместо стоп у них были копыта, на головах были небольшие рога, а позади длинные и тонкие хвосты, похожие на коровьи. Рожи у них были крайне уродливые.

Вместе с тем, многочисленные черти сейчас сидели за деревянными столами, как прилежные ученики, и разбирали бумаги. Трубы возле них постоянно присылали новые материалы, которые эти ребята анализировали. На основе полученной информации делали выводы, которые отправлялись следующему адресату в цепочке. А если данных было недостаточно, черти писали соответствующие требования на предыдущий пункт.

Молодой чертенок, разобрав несколько листов с цифрами, на секунду задумался. А если точнее, применил заклинание многослойного анализа данных — одно из самых важных для мага-аналитика. Затем чертёнок написал свой вывод на куске пергамента, засунул его в специальную деревянную тубу, которую затем поместил в трубу. Прозрачный щиток трубы захлопнулся, аналитик нажал на рычажок, и мощный поток воздуха отправил тубу к адресату. Та двигалась стремительно, преодолела несколько поворотов, и даже пару областей, где туба была в свободно полете.

Затем, в конце концов, туба прибыла в кабинет к черту, внешний вид и шерсть которого выдавали в нем разумного средних лет. Тот немного побурчал, но достал тубу и принялся ее изучать. Вскоре, на его лице проступило изумление. Пройдя с листом в руках туда-сюда по кабинету, он попытался собраться. Потом поискал в нескольких ящиках, составляющих личную картотеку, какие-то сведения и сопоставил их. Чем больше черт изучал данные из картотеки, тем больше он хмурился. Через несколько часов он не выдержал, вскочил с кресла, схватил кипу бумаг и отправился вон из кабинета. Быстрым шагом он прошел через несколько длинных коридоров, пока не подошел к высокой двустворчатой двери. Перед ней черт привёл себя в порядок и постарался успокоиться. Затем осторожно постучал, используя висящий на двери молоточек. Вскоре, он услышал из-за двери глухое «входи!». Зайдя внутрь, черт подбежал к существу на высоком троне и плюхнулся перед ним на колени. Иссиня-чёрная фигура, полностью закованная в латы, была гораздо выше и крепче чертей или сатиров. Хотя на ее голове и были два длинных рога, ноги были вполне обычные, без копыт. Осведомлённые люди сразу бы поняли, что на троне восседал самый настоящий демон.

— С чем пожаловал? — спросил грубый голос.

— Мой Лорд! — возопил черт, не вставая с колен. — По имеющимся у нас сведениям, есть вероятность поражения вашей армии в секторе Б42.

— Там, где предположительно могут быть люди? — переспросил демон.

— Они самые, Лорд! — ответил докладчик.

— Так направь больше войск, в чем проблема? — сидящий на троне начал закипать.

— Я так и сделал, Мой Лорд! — ответил черт. — Уже пять раз отправлял подмогу в сектор. Но силы, которые я могу отправить без Вашего приказа, уже исчерпаны. Поэтому я и пришёл к Вам, Лорд.

— Хмм… — демон задумался, хотя, это и давалось ему с трудом. Демоны, будучи намного сильнее чертей, захватили власть в Центральном Союзе Зла уже много сотен тысяч лет назад, но за это время они особо не поумнели. — Ты уже столкнулся с врагом?

— Конечно нет, Мой Лорд! — ответил коленопреклоненный. — Как обычно, мы задействовали прорицателей, чтобы убедиться в победе над новым миром. Был отправлен экспедиционный легион, согласно стандартным процедурам. Уже захваченный мир послужит плацдармом, а часть жителей захваченного мира стали нашим пушечным мясом. Затем, через год, также согласно стандартной процедуре, было проведено еще одно гадание. Но выяснилось, что наших сил не хватает для уверенной и быстрой победы. Прорицатели увидели долгое сопротивление нового мира перед окончательной победой. Я направил вспомогательную армию для ускорения процесса. Вместе с тем, на следующем гадании выяснилось, что сопротивление может оказаться серьёзнее, чем было предугадано ранее. Я отправил еще войска. А затем еще. И вот на последнем гадании некоторые прорицатели даже увидели, что победа над жителями нового мира не гарантирована. У меня нет больше резервов, сопротивление противника оказалось выше нормы. Теперь решение можете принять только Вы, Мой Лорд!

— Сектор Б42… - демон на троне похлопал ладонью по подлокотнику. — Сейчас только вспомнил, почти десять лет назад прорицатели из генерального штаба предсказывали, что с этим сектором могут быть проблемы. Мне даже были выделены дополнительные войска и средства, поэтому предыдущий мир был захвачен очень быстро. Я думал, что проблема уже практически решена. Кто же знал, что все так обернется… В главном штабе мне даже сказали, что нам будет помогать специальный отдел.

— Тот самый специальный отдел, Мой Лорд? — переспросил черт ошарашенно.

— Да, тот самый, с богами, — кивнул демон. — Подготовка к захвату этого мира шла десять лет, но у нас все равно нет уверенности в победе. И в генеральный штаб сейчас не сообщишь. На меня возложили ответственность, если я даже не постараюсь решить проблему своими силами, я могу потерять свою должность. Сколько у нас осталось времени до падения барьера?

— Немногим более одного месяца, Мой Лорд! — ответил докладчик, все еще смотря в пол.

— Мало! — выкрикнул демон и ударил по подлокотнику кулаком, тот рассыпался в прах от удара. — Но у нас недостаточно прорицателей, они должны были еще и другие секторы изучать… Лучше бы из штаба еще прорицателей прислали, чем воинов и аналитиков… Собирай войска немедленно. Отправь подкрепление из соседних миров. Отложи пока экспансию в менее значимые и зубастые миры. Даже если подкрепление не придёт к первой волне атаки, оно должно оказаться на фронте в самое ближайшее время. Ты меня понял?

— Да, Мой Лорд! — ответил черт. — Будет исполнено!

— Не прикидывайся тут, — хмыкнул Лорд. — Ты под моим началом уже более ста лет служишь, я знаю, что у тебя есть, что сказать.

— Мой Лорд! — стал причитать черт и биться головой о пол. — Ваша мудрость не знает границ! Позвольте Вашему верному слуге высказать несколько предложений, в которых я не могу разобраться по собственному скудоумию, а Вы, Мой Лорд, безусловно, все придумаете наилучшим образом!

— Хмм… позволяю… — демон кивнул. — Говори!

— Слушаюсь, Мой Лорд! — раздался еще один звук удара лба о пол. — Прямо сейчас мы можем оказать авангардным войскам финансовую поддержку, чтобы они могли повысить уровень аборигенов под нашим началом. Естественно, те потом все отработают. До последнего Эроса!

— Это хорошая мысль! — голос демона повеселел. — Дальше!

— Мой Лорд, а что если некоторое количество элитных магов и призывателей мы телепортируем через стелы, остальные дойдут своим ходом.

— Да, так тоже можно сделать, — демон кивнул несколько раз. — Ещё есть мысли?

— Пока нет, Мой Лорд, простите меня за медленное мышление…

— Эхх, стареешь! — демон расхохотался. — Что бы ты без меня делал? Приказываю тебе сделать все это, как можно быстрее. Понял?

— Слушаюсь, Мой Лорд! — подобострастно ответил черт, а затем попятился спиной к двери.

Глава 19 Профессиональный заемщик

После поездки в Небесный Город у меня осталась точка телепортации и документ на ведение бизнеса. Амалия куда-то пропала, но хорошо, что права на управление подразумевали полную мою власть при финансовом аудите ее доверенного лица. Очень красивый ангел мужчина, похожий на актера Пирса Броснана в молодости, только более мускулистого и с короткой копной блестящих золотом волос. Звали его совсем неожиданно, Микаил. Как я понял, мужчине была уже не одна сотня лет и магических навыков, связанных с финансами и математикой у него было очень много. Холодный, расчетливый и внимательный к деталям Микаил не очень то подходил под свою добрую и располагающую внешность. Он также начал иногда тусоваться в Олимпе, но был гораздо более тактичен, не заваливался на заседания, на которые его не приглашали, не заходил без спроса в мою резиденцию, и был в общем-то очень исполнительным. Рано у него был эпический, однако, как ангел, красота его была в топе существ одного ранга. С момента, когда он впервые попал в земной мир, он вечно был окружен стайкой служанок, моих наложниц низкого уровня, да, и каких-то посторонних девиц. А в город его вообще нельзя было выводить, если не хотелось попасть в пробку. Но и в этом плане он был очень тактичным и отказывал в уединении незнакомым девушкам. Я представил ему несколько девчонок, которые должны были его обслуживать, пока он находился в моем дворце в Пелле или Олимпе, с моего разрешения он мог развлекаться только с ними. Ну, хоть, не импотент. Нормальный мужик, вроде. Может быть, он подчеркивает свою холодность, чтобы не быть обманутым. Или, может быть, у него такая деловая этика.

Так как воевать, откровенно говоря, мне надоело, я стандартно, как на наёмной работе, по два часа каждый день тратил на сражения на Земле, на Красной Планете и в области Монтании. А дальше уделял внимание своему новому проекту. С толпой инженеров мы около недели разбирали возможность заказа каких-нибудь деталей для полиплана или другого оборудования в Небесном Городе. Наши фабрики на Земле и Венере оборудовались и расширялись медленнее, чем я мог обеспечить денежного потока. Ранее у меня не было никаких вариантов для ускорения процесса. Однако, теперь появился Небесный Город, где могут выполнить часть заказов с небольшой наценкой от десяти до пятидесяти процентов. С учётом того, что мы могли сделать кратную прибыль по некоторым позициям, это не было особой проблемой. Различные позиции проверялись инженерами и аналитиками, а я с хмурым Микаилом мотался по магазинам, складам и фабрикам. В конце концов, он плюнул на снобизм и свел меня с несколькими производителями, которые могли закрыть большинство моих нужно. Конечно, я его отблагодарил за это, на что ангел просто хмыкнул, но подношение принял. Особое внимание мы уделили, конечно, деталям для полиплана. Как и говорила Амалия, нам удалось заказать почти все необходимые детали в виде сырья по цене, лишь немного превышающей цену производства на Земле. Затем нужно было передать все это кузнецам и зачарователям, которых у землян также был дефицит. Однако, маркиз Стилсон с друзьями вызвались нам подсобить. Пусть, государства, с которыми сражалась Федерации в области Монтании технически приходились союзниками тем маркизам, которые должны были обеспечить нас наемным трудом, но не бывает вечных союзников, только вечные интересы. Пусть их кузнецы и зачарователи обходились нам дороже, зато объем производства можно было увеличить в разы. Естественно, на эти сделки я не брал Микаила. Он видел только конечный план по лизингу, проверив бумаги на цену и качество полипланов, аудитор поставил на них свою подпись.

А дальше началось уже форменное безобразие по версии ангела. Я собрал целый штаб финансистов и предпринимателей, большая часть из которых умело обращалась с мошенническими схемами, или со схемами, похожими на них. Были в штабе и такие ребята, как Дональд Трамп в качестве внешнего консультанта и Роберт Кийосаки, которого я купил за роскошную виллу и хорошее жалование. Мы разработали план похода по банкам в Небесном Городе, но сначала решено было отработать его в Элеверийской Империи.

У меня на руках быстро появился документ, который подтверждал, что сельскохозяйственная компания, которую мы основали вместе с Фемини обязуется брать в лизинг определённое количество оборудования, которое должна будет производить моя подставная фирма Н или М, или МММ, не важно. То есть, на лицо наличие реального покупателя. Далее с подробным бизнес-планом и несколькими рекомендательными письмами я отправился в банк. Отправился я, так как к графу больше доверия, чем если бы я отправил представителя. В нескольких банках я получил отказ, но общение между нами сложилось хорошее, поэтому сотрудники банка порекомендовали мне некоторые пункты, которые позволили бы с большей вероятностью получить у них кредит.

И со временем мне стало удаваться это все лучше и лучше. Конечно, помогал мне в этом небольшой пленочный диктофон, спрятанный в кармане. Он немного жужжал, так как вместо батарейки в нем использовались маховики, как накопители энергии. Также, из-за этого беседы должны были быть не особо долгие, либо мне нужно было периодически отлучаться в уборную, чтобы раскрутить маховик повторно. Ну, и сменить кассету заодно. Потом пленка попадала к аналитикам, которые изучали текст, а также интонации. После этого штаб вносил коррективы, после которых меня прогоняли по тексту несколько раз перед отправкой в следующий банк. Микаил беспомощно качал головой, а я со временем начинал чувствовать себя профессиональным мошенником, или политиком.

Вскоре, тема начала давать плоды, кредиты пошли один за другим. Но это была только прелюдия. Приноровившись на банках Элеверийской Империи, я отправился в Центральный Союз Добра и в Небесный Город в частности, где стал использовать все уловки на практике. Буквально через несколько дней мне также начали давать кредиты, так как соучредителем логистической компании была Амалия. Ее неожиданно знали во многих банках. Микаил только проверял бумаги самой логистической фирмы, названной Амарес. Ну, да, я иногда бываю подкаблучником. А так как схема, используемая мной, не касалась его напрямую, он не сильно вдавался в подробности. Вместе с тем, я зарегистрировал несколько подставных организаций, вместо того, чтобы получать кредит на свое имя. Да, в отличие от Земли, на КВВ нельзя было избежать индивидуальной ответственности, МЗ просто не потерпит такого. Если заключён договор, то по нему ответит конкретное физическое лицо. Поэтому разумные не делали разницы между частными кредитами и кредитами организации, помимо того, что в организации нести ответственность могли сразу несколько человек. Вместе с тем, так как у меня знакомых, кроме Амалии и Микаила, в Небесном Городе не было, поэтому при регистрации компании там было только одно ответственное лицо. Однако, из-за отсутствия компьютеров местным банкирам было бы проблематично осуществлять перекрестный анализ фирм. Критерии платежеспособности компании, вообще, записывались на бумаге. А финансовый аудитор банка проверял организации по простому списку, где были только названия компаний и их показатели, основатели компании не писались, ответственности, все равно, не избежать.

Так вот, в разных районах Небесного Города были даже разные налоговые. Мне давали различные коэффициенты надежности, но это все не имело значения, так как я за пару дней зарегистрировал на свое имя полторы дюжины компаний, каждая из которых получила от Амареса заказ на лизинг. С этим заказом я отправился в банки, которых здесь были тысячи. Я имею ввиду сами банки, даже не филиалы банков, исчисляющиеся десятками миллионов. Через несколько дней у меня для каждой фирмы был разработан такой пакет документов, что я получал кредит в девяноста процентах случаев. Конечно, я не наглел, сумма была весьма скромной, но за счет масштабов она быстро сложилась в триллионы Эрос. Микаил помог нанять помощников в Небесном Городе и проследить за их работой, они делали заказы и получали детали, потом на складах, можно сказать, нелегально появлялись мои переносчики, которые забирали товары. В области Монтании за дело взялась Николь. В считанные дни первые полипланы появились в Небесном Городе и быстро завоевали популярность. Перевозка товаров на них была в несколько раз медленнее, но не менее чем в десять раз дешевле. Заказы посыпались, как из рога изобилия, на счета подставных фирм пошли первые оплаты за лизинг. Как уже действующий предприниматель, который вывел на рынок интересную новинку, обо мне многие узнали, и для меня появились некоторые поблажки. С их помощью я зарегистрировал три десятка своих переносчиков, как предпринимателей. А дальше процедура повторилась, подставные фирмы выписывали документы на то, что некая фирма будет поставлять для них детали. Вот только теперь Микаил не мог контролировать масштаб действий. Пришлось всех переносчиков сделать виконтами. Каждый из них зарегистрировал по несколько десятков фирм. И потом ребята, которых мои специалисты подготавливали к общению с банками, пошли получать кредиты. Им доверия было еще меньше, а получаемые суммы были в десятки или даже в сотни раз меньше. Вместе с тем, резко вырос масштаб. Вскоре, на счета фирм начали приходить платежи, ребята помогли обычным призывателям из Святого Корпуса, зарегистрировать самые простые и дешёвые предпринимательские визы, и история повторилась.

Фактически, мы осуществляли тему, которая была популярна в 90-х в России. Некая организация собирала несколько десятков человек, чаще всего, бомжей или алкоголиков, одевала их и приводила в порядок. Потом они шли получать кредиты. Загрузившись кредитами в одном городе, эта толпа садилась на автобусы и ехала получать кредиты в другом городе, даже в тех же самых банках. Так как связь между филиалами отсутствовала или была очень медленной, мошенникам удавалось взять до нескольких сотен кредитов на рыло. Естественно, их потом никто не отдавал. Мы отдавать собирались, могли себе позволить. Но по стандартной процедуре никто бы не доверил нам такие суммы. Время шло, чем больше было оборотов у наших подставных фирм, тем больше мы могли получать кредитов. В том же самом банке я не появлялся дважды. За повторным кредитом уже ходило мое доверенное лицо, а я искал новую добычу, посещая каждый день не менее десятка новых банков. То же самое делали все мои парни вниз по цепочке.

А также, каждый день я помогал получать предпринимательскую визу еще нескольким парням из Святого Корпуса, назначенным виконтами или баронами. А те помогали ребятам ниже. Наша армия профессиональных заемщиков росла каждый день, а механизмы получения кредитов отрабатывались и упрощались. Кое-где, у нас начали появляться даже свои люди из числа сотрудников банка, которые помогали по типовому запросу получить кредит быстрее. А получив кредит быстрее, каждый заемщик в цепочке мог быстрее перейти к следующему банку. Банкиры также получали свои бонусы от руководителей, да, и от меня что-то перепадало, все стороны были в плюсе. Один только бедный Микаил совершенно не понимал, как так у нас получается ускорять производство каждый день. В считанные дни на Амарес уже было зарегистрировано сотни воздушных судов, и Микаилу пришлось нанимать помощников, чтобы проверять полипланы на характеристики и надёжность. Он же подобрал профессионального управляющего, который занимался вопросами получения и реализации заказов. По большому счету, получалось, что заказанных деталей для летающих кораблей было даже больше, чем попадало в Амарес, ведь часть их направлялась в область Монтании для участия в боевых действиях. Кстати, экипаж судов обучался действовать на фронте. Вместе с тем, из-за большого количества кредитов, которые свободно курсировали между фирмами, обороты подставных компаний только росли, уже независимо от Амареса. Поэтому, сами эти фирмы или их подрядчики и субподрядчики могли получать еще займы, которые только разгоняли маховик. Начиная с военных облигаций, министерство финансов Федерации Земли под руководством Коса очень ловко управлялось с кредитами. Обильные и дешёвые кредиты, окупаемые через ведение военных действий, стали для Федерации одним из главных преимуществ. Нельзя недооценивать силу денег.

А дальше мы реализовали еще одну схему под руководством Джордана Белфорта, написавшего книгу «Волк с Уолл-стрит». Он, кстати, сам пришёл ко мне, точнее, в отдел серых финансовых операций или отдел мошенников, как его окрестили другие отделы нашего аналитического центра, быстро вник в курс дела и, вскоре, предложил очень интересную идею. Каждая из полу-подставных компаний, предоставляющая лизинг Амаресу, имела большой потенциал. За несколько дней мы подготовили качественную документацию по некоторым компаниям, где наши же подрядчики и субподрядчики выставили немного преувеличенный ценник на детали и услуги, но в пределах или ниже нормы в Небесном Городе. Дальше получалось, что эти фирмы на кредитные деньги покупали полипланы и сдавали их в лизинг, получая стабильный доход. И выгода была намного лучше, чем от выдачи займа или покупки облигаций. Многие предприниматели в Небесном Городе были заинтересованы в этом бизнесе. Заранее было строго оговорено, что у Амареса не должно было появиться конкурентов, и количество дольщиков также не могло измениться. Однако, некоторые предприниматели могли войти в долю в лизинговых полу-подставных компаниях. Новые лица входили в долю своими финансами, Амарес принимал летающие корабли сразу же по предоставлению, для расширения, спрос значительно превышал предложение. Поэтому на Эрос, полученные от вхождения в долю, сразу же заказывались новые полипланы у уже проверенных производителей. Конечно, из-за этого рос масштаб всей цепочки, и каждый ее элемент мог рассчитывать на получение дополнительного кредитования. А новые дольщики очень активно помогали в получении кредитов на фирмы. Выгода была на лицо. Да, доля в получении прибыли лично мной размывалась, но в конечном итоге ее размер рос за счет масштабов.

Конечно, был и негативный момент. Чертежи полиплана попали на рынок, и многие компании взялись за его производство. А другие взялись за логистику, создавая конкуренцию Амаресу. Некоторые же взяли на себя полную цепочку — производили полипланы для себя, чтобы потом зарабатывать на логистике. Небесный Город был очень большим с триллионами жителей, только для обслуживания его гигантской агломерации необходимы были десятки миллиардов полипланов, а ведь еще были другие города и транспортировка между городами. Сейчас же на рынке их были только тысячи. Преимущество роста Амареса было в том, что наша с Амалией логистическая компания брала воздушные суда в лизинг, не используя собственных средств. Поэтому мы могли очень быстро расти. В то же самое время, компании-производители продавали полипланы за звонкую монету. В противном случае, зачем им передавать кому-то суда в лизинг, когда можно самим заняться доставкой? Поэтому те, кто хотел заняться логистикой, но не имел своего производства, должны были сразу выложить крупную сумму. Конечно, в Небесном Городе хватало толстосумов. То тут, то там я слышал, что кто-то сделал заказ на миллион полипланов. Другим же преимуществом было более дешевое производство, с которым могла конкурировать только продукция, сделанная рабами. Но рабский ошейник высокого уровня обходился довольно дорого, а рабам нужно было свободно пользоваться магией, чтобы сработали навыки ковки или зачарования. Рано или поздно, кто-то догадается, если уже не догадался, что производство нужно вынести на периферию КВВ, но к тому времени я смогу уже поднять большое количество кузнецов и зачарователей в земном мире.

Вообще, как в главном оплоте добра на КВВ в Центральном Союзе Добра было комфортно вести бизнес. Здесь практически никто не прибегал к рэкету или даже обману. Если в Центральном Союзе Порядка обмануть кого-то с помощью законных методов было не зазорно, то в Небесном Городе на тебя будут косо смотреть, если ты законно, но неэтично уничтожил или отжал бизнес конкурента. В Союзе Зла же сила была важнее всего, независимо от законов, кто сильнее, тот и прав, а в Союзе Хаоса не любили даже законы, даже на закон сильного им было наплевать, там при должной сноровке тебя ограбить мог любой школьник, даже если ты — король. Никто ничего и никого не боялся. В Союзе Природы было что-то среднее с тяготением к хаосу и праву сильного, а в Союзе Религии также связи, порой, решали больше, чем законы и справедливость, но общество было более предрасположено к порядку и морали.

Глава 20. Сплошные неожиданности

Я сидел в своем кабинете и пил пиво. Вообще, заметил, что когда день напряженный и проблемный, для расслабления меня тянуло на виски, ром или водку. А в хорошие дни я старался не употреблять вовсе или обходился пивасиком. В дверь постучались. После моего крика: «Войдите!» в кабинет вошла Муркарина. Выражение ее лица было слегка беспокойным, но присутствовали в нем и оттенки счастья. Очень противоречиво, в общем.

— Привет, родная! — улыбнулся я. — Как ты? Может, пивка?

— Да! — кивнула девушка, но тут же спохватилась и начала мотать головой. — То есть, нет…

— Эмм… — я был несколько удивлен такой быстрой переменой настроения. — Так да или нет? Что-то случилось?

— Арес… — едва слышно проговорила Муркарина, слегка заламывая руки. — Милый… я… я беременна…

Последнее слово она проговорила почти сама в себе, очень сильно опустив голову. Если бы не превосходные чувства боевого аватара, я бы и не услышал ее бормотания.

— Ааа? — меня как обухом по голове ударили.

Я сразу же рухнул в кресло.

— Отец? Я теперь отец?

— Д… даа… — ответила девушка на практически риторический вопрос. Видя, что я какое-то время не реагирую, она нахмурилась и спросила. — Ты не рад?

— Нет-нет… рад, конечно! — я быстро встал, подошел к Муркарине и осторожно, даже бережно обнял ее. Потом подхватил девушку под руку и провел к креслу, усадив в него.

— Ты уверена? Это точно?

— Да! — красавица, увидев мои неловкие движения и ухаживания, развеселилась, одарив меня своей ослепительной улыбкой. — Мари проверила несколько раз и даже сделала, как это у вас называется… УЗИ… Она подтвердила…

— Да-да… если Мари подтвердила, должно быть точно… — пробормотал я себе под нос. — Так, нехорошо, что ребенок без законного отца…

В общем, в отличие от той же самой Мирославы или, например, Мао Цань до происшествия с ней, Муркарина заслуживала полного доверия. У меня не было сомнения в том, что ребенок от меня. Конечно, на всякий случай, нужно будет провести ДНК тест после рождения. После обнародования в конце тридцатых годов чудовищной статистики о том, что 30 % российских мужчин воспитывают не своих детей и не знают об этом, стало само собой разумеющимся — проводить ДНК тест. Только так удалось снизить масштабы социальной катастрофы, возникшей после публикации исследования журналистов, а также нескольких специалистов, которые взялись перепроверить исследование.

По этому поводу была даже пара громких разводов, когда уважаемый ученый, перепроверив данные и убедившись в честности исследования, решил провести тест ДНК у трех своих детей, за которых платил алименты бывшей жене. Выяснилось, что ни один из них не был от него, а один ребенок даже не был братом по отцу двум другим. Другой ученый в разводе не был, и из двух детей не его оказался только один. Но и в том, и в другом случае скандал был на всю страну, ученые были очень уважаемыми в своей области. Как бы я не доверял и не любил ее Муркарине, тест следовало сделать. Также встал еще один вопрос. Свадьбу нужно провести до того, как у нее появится живот. Иначе, некрасиво будет. А если жениться на Муркарине, то нужно и с остальными девушками вопрос решить. По крайней мере, Мао Цань, Бай Маньбао, Карилла, Фу Сяотун и, может быть, Лариса, вполне могут войти в мой настоящий гарем. Остальные могут и потерпеть. И сделать это желательно до падения барьера… Нда… Конечно, я рад, но неожиданно очень.

— Муркарина, солнышко мое, — я натянул на лицо улыбку. — Тогда ничего не поделаешь, нужно будет нам с тобой сыграть свадьбу. Ну, и с другими девчонками тогда то же.

— Со всеми наложницами сразу? — кошкодевочка посмотрела на меня с удивлением и подозрением, словно сомневалась в том, хватит ли мне силенок на всю эту ораву женщин.

— Нет-нет, боже упаси! — меня бросило в холодный пот, когда я представил, что толпа фанатичек пытается забраться ко мне на постель. — Только с несколькими девушками, которые уже давно с нами. Тебе, в общем, они знакомы.

— Я не против, — улыбнулась Муркарина. — А когда?

— Думаю, что в течении месяца свадьбу нужно организовать, — я постучал пальцами по столу. — Собирай подруг, решайте этот вопрос сами. Денег не жалейте, сделаем событие национального масштаба, чтобы порадовать всех граждан Федерации и привнести в жизнь страны немного радости в это неспокойное время.

— Хорошо, любимый! — девушка бросилась ко мне обниматься и целоваться.

У меня, грешным делом, взыграло естество, но памятуя о положении девушки, я сдержался. Однако, от зоркого взгляда Муркарины не укрылось это дело, она быстро все поняла и медленно опустилась на колени, чтобы облегчить мое положение. У меня не нашлось причин для отказа, скорее, я был очень даже за…

А чуть позже ко мне пришли Сяотун и Цань.

* * *
Следующим утром, когда я по обычаю посещал Вселенную Зергов, по кулону связи со мной созвонился один из переносчиков. Он сказал, что на одной из планет, подвергшихся нападению Зеленого Гиганта, Королева Зергов, с которой мы ведем торговлю, сделала запрос о личной встрече. Я был крайне удивлен этому запросу, поэтому решил не откладывать дело в долгий ящик. С помощью переносчика я оказался на нужной планете в считанные секунды. Где и встретил целый караван зергов, подготовленный для меня. Конечно, я сел на спину самого большого жука, где стояло что-то, отдаленно напоминающее паланкин. Страха перед встречей с, возможно, грозным врагом у меня не было. Сознание находилось в теле боевого аватара, и в любой момент я мог призвать на помощь сотни тысяч бойцов Святого Корпуса, до зубов вооруженных самыми последними новинками алхимической и инженерной мысли.

Где-то примерно через час езды караван зергов прибыл в большую каменистую долину, в одной из скал которой была вырублена высокая и широкая пещера. Меня занесли внутрь, и буквально через пару поворотов мне открылся целый подземный грот, в центре которого сидела или, скорее, лежала Королева Зергов. Я слез с жука и спокойным, расслабленным шагом дошел до высокого каменного стула, стоявшего перед квадратным столом, также каменным. По другую сторону стола находилась огромная голова Королевы Зергов. Все было продуманно, ее глаза находились примерно на уровне моих глаз, поэтому мы были условно в равных положениях. Эта детальней понравилась.

— Ваше Величество, здравствуйте! — благородно произнес я, слегка поклонившись.

— Здравствуйте, Ваше Величество Арес! — немного громковато, но терпимо прозвенел голос и закрытых челюстях.

Звук был хриплым и гортанным, по всей видимости, он давался Королеве с трудом. Кстати, говорила она со мной на русском, который я решил продвигать, как язык вселенского масштаба. Ему преподаватели Федерации учили много различных рас на КВВ и, как оказалось, даже во Вселенной Зергов.

— Я пока еще не король, — мягко рассмеялся я. — Всего лишь граф.

На некоторое время воцарилась тишина. Скорее всего, моя собеседница обдумывала свое следующее предложение. Королевы Зергов были очень умны. Намного умнее обычных разумных, но понимать чужую культуру, а еще и переводить на другой язык, соответствуя ей, не так-то легко.

— У… уважаемый Арес, прошу прощения, я не знаю, как обращаться к графу, — проговорила Королева. — Но насколько я вижу, Вы достаточно сильны и могущественны, чтобы быть королем.

— Нет, это не так, — я помотал головой. — На КВВ есть четкие критерии для обладания данным титулом. Я едва ли достиг сотую часть от данных критериев. Обращайтесь ко мне просто Арес.

— Тогда и Вы, Арес, обращайтесь ко мне просто… Королева? — моя собеседница пребывала в легком ступоре.

Из-за того, что она развилась из обычного насекомого, и не имела позади себя много тысяч лет культурного развития, мыслила она вполне стандартно — в пределах знаний, предоставленных ей Вселенной Зергов. Они все себя называли Королевами, достигнув определенного стандарта силы и могущества.

— Нет проблем, Королева! — кивнул я с улыбкой. — Так о чем Вы хотели поговорить?

— Арес! — взволнованно прозвучал голос. — У меня к Вам взаимовыгодное предложение!

— О! И позвольте узнать, какое же? — я посмотрел на собеседницу с неподдельным интересом.

— Арес, мы уже несколько месяцев ведем торговлю провизией в обмен на ресурсы, — проговорила Королева. — И я благодарна тебе за помощь. Однако, в данный момент складывается только патовая ситуация. Мы едва сдерживаем войска Зеленого Гиганта, как ты его назвал. Если Королева оттуда реорганизует свои силы и начнет атаку на какую-то одну планету, проигрыш неизбежен.

— Извините, что перебиваю, — я был вынужден прервать собеседницу. — Если такой сценарий произойдет, то на поддержку прибудут мои войска, а также стоимость провизии будет уменьшена, чтобы дать больше сил слабой стороне.

— Это замечательно! — проговорила Королева, ее усики задрожали с жвала непроизвольно зашевелились. Но потом она успокоилась. — Ой, извините! Совсем забыла!

Через некоторое время молчания Королевы к столу прибыли несколько зергов, похожих на гусениц. В своих щупальцах, выходящих из спины и используемых в качестве рук, они несли несколько подносов с едой и кувшинов. К слову, едой оказалось мясо зергов, которое было сервировано весьма аппетитно, да, и запах не вызывал отторжения. Гусеницы аккуратно поставили все на стол. Из грубо обожженного кувшина была налита жидкость в не совсем круглый деревянный стакан.

— Попробуйте! — сказала Королева. — Мы выбрали для блюд те виды, которые Ваши люди иногда употребляют в пищу. А в кувшинах пиво и вино, которые лично я сделала по рецептам, выведанным также у Ваших людей.

— Ваше здоровье! — от гостеприимства отказываться я не стал и выпил пиво, как я понял. Для меня в боевом аватаре отравление не было опасно. — Что ж. На первый раз весьма неплохо. На моей планете это называется брагой. К сожалению, не прихватил ничего взамен, но обещаю, что Вам пришлют образцы нашего пива, а также более точную рецептуру.

— Буду признательна! — довольно тепло проговорила собеседница, хотя при ее размерах надо было для этого еще постараться. — Я как раз хотела поговорить о пользе обменов. Обмен обогащает обе стороны. Вы мне рецепт, а я Вам пиво, разве не хорошо?

— Да, это действительно так, — согласился я, ковыряя в аппетитного вида куске мяса вилкой, выточенной из дерева каким-то ребенком. — Я люблю обмениваться и торговать.

— Арес, сегодня я пригласила Вас сюда с просьбой, — затараторила Королева. — Я очень рада и признательна, услышав Ваши заверения о помощи в случае полномасштабной атаки Зеленого Гиганта на одну планету. Также у меня есть идея, как создать больше шансов на победу. Как Вы знаете, помимо просто получения энергии и строительного материала для создания армии зергов, из подходящих существ Королевы еще извлекают ДНК при поглощении. Лучшие гены используются для создания новых типов зергов и качественного улучшения армии. Но этот способ очень медленный и не совсем точный. Более точный и быстрый метод — получение генов напрямую от самца.

На этих словах меня бросило в холодный пот. Конечно, когда я был молод, я часто фантазировал на тему того, чтобы вокруг меня было много женщин. И сейчас это реализуется, на меня обращают внимание многие. Да, на КВВ есть много разных видов нелюдей, но те разумные, с которыми я сплю, очень эстетически красивы с человеческой точки зрения. А этот жук-переросток никак не походил на образ прекрасной возлюбленной в моей голове.

— Я не согласен! — сразу заявил я.

— Арес, уважаемый! — взмолилась Королева. — Я готова хорошо заплатить за Ваши посреднические услуги!

— Хм… а с кем я должен договариваться? — я понял, что неправильно понял Королеву, но не подал виду.

— Королевами на других планетах! — быстро выпалила собеседница. — Я уже приготовила для них моих принцев в качестве подарка за первое знакомство.

После того, как она это сказала, из боковой пещеры вышли пара дюжин крупных зергов, не очень-то похожих на принцев. Но из-за блестящего хитина и огромных крыльев за спиной я понял, что ребята непростые, скорее всего.

— Вам нужно будет просто отвести моих принцев на другие планеты и рассказать тамошним Королевам о моей идее обмена генами, — наконец, закончила говорить моя собеседница. — Что Вы думаете на этот счет?

— Предложение довольно интересное, — ответил я. — А что будет, если вы все обменяетесь генами, станете сильнее и захватите Зеленый Гигант. Что будет дальше, не обратитесь ли вы потом против меня?

— О! Этого не будет! — удивленного ответила Королева. — Нам очень полезна продаваемая Вами пища, поэтому я думаю, что ни одна Королева не пойдет против Вас войной.

— А я вот не уверен на этот счет, — помотал головой я. — Как бизнесмен, я должен прорабатывать сценарии худшего будущего. А давайте так, помимо оплаты моих расходов на доставку, за каждого привезенного Вам принца с другой планеты, Вы будете отдавать мне яйцо с маткой насекомых с лучшими генами.

— Арес, зачем Вам это? — ахнула Королева. — Матки насекомых же бесполезны против настоящих Королев Зергов. Когда же такая матка вырастает и становится Королевой, она, естественно, захочет получить свободу. Вселенная Зергов не упустит шанс поделиться с ней знаниями о других видах. Даже если Вы воспитаете такую Королеву с младенчества, она предаст Вас при первой же возможности.

— Скажем так, — я постучал пальцами по столу. — У меня есть свои способы контроля маток насекомых. Мне не нужно делать из них настоящих Королев. И да, одна матка — действительно бесполезна. Но если я соберу их много. Десятки или сотни, например, тогда все вместе они смогут стоят на страже моих интересов.

— Да, это хорошая мысль! — высказалась Королева. — Иногда Королевы Зергов так и делают. Тогда по рукам?

— По рукам! — ответил я с улыбкой и вновь поднял стакан.

* * *
Двадцать с лишним принцев прибыли на нашу базу. Вели они себя достаточно скромно и не доставляли проблем. Однако, одна проблемка, все же, была. Я не мог переносить через СЗ живых существ, кроме воскрешенных на СЗ членов Святого Корпуса. То есть, каким-то образом мне нужно было доставить этих зергов в космос. Задача довольно таки нетривиальная, если учитывать, что во Вселенной Зергов многие технологии не работают. Можно было, конечно, как какой-нибудь Циолковский, запустить ракету в космос на шару, но меня это в корне не устраивало ввиду близости вражеской планеты. Ракета должна быть более-менее управляемой, при отсутствии электронных технологий это можно было сделать только с пилотом внутри. К тому же, никто не был уверен, что принцы зергов выдержат перегрузки при ускорении планеты. Для обоих случаев скорость или ускорение ракеты должны были быть не очень высокими. Но без хорошего ускорения на старте невозможно преодолеть силу притяжения планеты.

Как ни странно, решение нам через несколько дней предоставил небезызвестный Жюль Верн, который неведомыми путями затесался в ряды авиаконструкторов и конструкторов ракет в инженерном бюро Федерации. А решение его было одновременно и простым, и оригинальным. Он предложил построить огромные полиплан, в центре которого должна была находиться ферма с пусковой шахтой для ракеты. Полиплан бы поднимал ракету в высокие слои атмосферы, оттуда бы ракета стартовала прямо с фермы. Из-за притяжения и недостаточной скорости ракета бы первое время летела даже не вверх, а вниз, но постепенно набрала бы ускорение, чтобы оторваться от поверхности и взлететь за пределы атмосферы. Так у пилота внутри было бы дополнительное время на управление ракетой, а пассажиры бы испытывали меньшие перегрузки.

Идея была быстро принята в разработку. Другие конструкторы дополнили ее. На простых винтовых двигателях огромная конструкция с множеством полипланных крыльев поднималась в воздух. Затем на четверти конструкции включались воздушные реактивные двигатели. От большого полиплана отделялся поменьше, но с куда большей скоростью. Для него требовалось меньше крыльев и менее плотный воздух. Так длинный и узкий реактивный полиплан поднимался еще выше. Он состоял бы только из двух частей, ферма с крыльями по бокам, поддерживающая ракету снизу и, собственно, сама ракета. При достижении определенной скорости и высоты на ракете включались уже реактивные двигатели закрытого типа, работавшие на алхимической смеси и жидком кислороде. Но высота и скорость ракеты уже были значительными, ей даже не нужно было лететь вниз, как предлагал Жюль Верн. После еще одного набора скорости ферма с крыльями отделялась, пилоты внутри нее должны были направить ферму обратно на пусковой аэродром. А ракета устремлялась в космос. Причем, учитывалось еще гравитационное поле Зеленого Гиганта. Один к одному, в общем. Через две недели, когда подготовка к свадьбе вошла уже в заключающую стадию, произошел первый пробный запуск, оказавшийся успешным. А дальше мы уже начали отправлять принцев в космос и строить пусковые аэродромы на всех планетах.

Глава 21 Поиски потерянной спасительницы

Механический гигант трех с половиной метров ростом уверенно продвигался по полю боя. Несколько двигателей внутреннего сгорания шестеренчатого типа Омега 280-МУ, установленные на его спине, плечах и бедрах издавали легкий гул, едва слышимый за движением многочисленных механизмов на гидравлической тяге. Внезапно гигант слегка повернул голову, одновременно поднимая черный прямоугольный щит в левой руке. В следующее мгновение в щит врезался мощный лазерный луч, но стальной гигант не дрогнул ни капли. Моментом позже из-за щита показалось мощное шестиствольное орудие, которое гигант держал в правой. Оно уже быстро крутилось, желто-оранжевое пламя вырвалось из орудия, и короткая очередь пуль от 14,5 мм патронов стремительным росчерком метнулись к противнику.

На другой стороне из-за бетонного укрытия только-только показалась часть корпуса яма-юнита. Мощные пули с зачарованным наконечником и титановым сердечником врезались в угол здания, разметав его в клочья, а затем попали в энергетический щит робота. За долю секунды щит был сковырнут, и пули вгрызлись в туловище и голову яма-юнита, у которого уже не было шансов устоять. Механический гигант не прекратил стрельбу, а лишь слегка двинул стволом, и вскоре новая очередь привела в негодность еще одного робота. Однако, несколько секунд спустя, лазерный луч таки достал грудь гиганта. А вскоре яма-юниты повалили один за другим. Невообразимо ловкая для своих размеров и веса груда стали бегала и прыгала, прячась за укрытиями или прикрываясь щитом. И, все же, противников было слишком много. Менее чем через минуту меткий выстрел лазера пробил броню гиганта в районе двигателя на руке, и та значительно потеряла в своей подвижности.

— Пора забирать его, — дал приказ я, кивнув в сторону одного из своих адъютантов. — Месье Верн, прекрасная работа.

Я протянул руку кудрявому и бородатому мужчине, лицо и глаза которого словно обрели вторую молодость. Тот, нервно поглядывая на то, как бойцы Святого Корпуса вызволяют из вражеских лап его драгоценную поделку, протянул мне руку в ответ и улыбнулся.

— Шеф Арес, без Вашей протекции и талантов советника Кула из моих идей ничего путного бы не вышло… — ответил он скромно.

— Нет-нет, — я помотал головой. — Почти любой человек с улицы при должном обучении или без такового может использовать механизм. Многие люди со знаниями и мастерством могут создать механизм. И лишь единицы с талантом и видением могут его придумать. Советник Кул лишь сделал нужные детали быстрее и качественнее, чем другие, но с этим мог бы справиться и другой приличный инженер, а Ваш талант изобретателя практически незаменим. Вы выручили меня в прошлый раз, а Ваше новое увлечение может пригодиться Федерации в будущем.

— Шеф Арес, прошу простить меня, но Вы не правы, — слегка нахмурился Жюль Верн. — Многие мои идеи были слишком общими, прикладными их сделал советник Кул. Его решения также были незаменимы при создании механического воина.

Пока мы болтали, четверо крепких бойцов на массивных металлических носилках принесли стального гиганта к наблюдательному штабу. Несколько инженеров с отвертками и гаечными ключами принялись разбирать механическую броню, чтобы вытащить оттуда пилота и оказать ему первую медицинскую помощь.

— Хмм… — я почесал подбородок, вняв словам писателя. — Тогда я и его награжу тем, что он пожелает. В общем, добро пожаловать в Федеральное Агентство Перспективных Разработок. У Вас будет независимая лаборатория и доступ к технической секретной информации А-класса, а также полный доступ к любой информации класса В и ниже.

— Благодарю, шеф Арес, — мужчина немного поклонился мне, а затем продолжил. — Позвольте представить Вам моего друга Исаака.

Из толпы, окружающей нас, немедленно выскочил мужчина преклонных лет с высоким лбом и пышными седыми бакенбардами. Несмотря на то, что земляне после прибытия на КВВ были избавлены от всех болезней, он продолжал носить очки с большими линзами. Хотя, он выглядел несколько надменно, но на лице его застыла доброжелательная улыбка. Не успел я ничего произнести, как он схватил меня за руку и начал энергично трясти.

— Босс! — его улыбка стала еще шире. — Давно хотел познакомиться с таким успешным молодым человеком. Вы похожи на героя фантастического романа.

— … — я не нашелся, что ответить, но и не отдернул руку.

— Босс Арес, прошу, расскажите мне, почему Вы решили сделать инвестиции в идею моего друга? — он продолжил расспрос, словно бульварный репортер. — Механика сложнее и медленнее, чем электроника, почему такой выбор?

Я посмотрел на Жюля Верна в поисках помощи. Тот быстро спохватился и принялся оттаскивать от меня бойкого старичка.

— Друг мой Исаак, Вы имеете доступ к секретной информации класса С? — спросил отец научной фантастики, его собеседник закивал, а все непосвященные отступили, чтобы не слушать дальнейший разговор. — Как Вы уже знаете, у Цивилизации Машин технологии опережают наши на тысячелетия. Любая электроника, которую мы используем вблизи врага, будет уничтожена, либо обращена против нас. Мы просто не можем преодолеть разрыв в технологиях за короткий срок. Вместе с тем, у нас есть преимущество, наши бойцы и солдаты, которые становятся сильнее и быстрее за счет духовной силы. Бойцы выше двадцатого уровня, обученные и закаленные в боях, реагируют на ситуацию и ориентируются на поле боя даже быстрее, чем яма-юнит, который не подключен к квантовому компьютеру и разведывательной системе куба. Но тела их недостаточно крепки и сильны для противостояния врагу. Поэтому я и придумал облачить их в механическую броню, даже если это немного снизит скорость реакции бойцов.

— На разве это не дорого? — спросил Исаак, поглядывая на меня. — Почему не использовать стандартные боевые группы из бойцов?

— Прямо сейчас это действительно дорого, — ответил Жюль, посмотрев на меня. Я кивнул, чтобы тот продолжил. — При текущих наших технологических и человеческих ресурсах самое минимальное, что мы можем получить, это втрое большую цену и вдесятеро большую сложность создания механического воина, чем обучение и снаряжение боевой группы с аналогичной боеспособностью. Однако, это прямо сейчас. Даже если в конечном итоге ветвь развития данной технологии окажется тупиковой, мы сможем использовать полученные знания в других областях.

— Но почему выбор пал именно на механику? — не унимался мужчина в очках. — Почему не придумать способ для защиты электроники?

— Федерация Земли сейчас воюет на пяти фронтах в трех мирах, и только на одном из этих фронтов можно использовать электронику, — Жюль Верн произнес эту фразу, посмотрел на своего собеседника с округлившимися глазами и осекся. — Ой, это информация класса В. Простите меня, шеф Арес…

— Ничего страшного, если в первый и последний раз, — я спокойно посмотрел на писателя с виноватым лицом. — Продолжай.

— Так вот! — Верн сурово посмотрел на своего друга, тот втянул голову в плечи со стеснительной улыбкой. — В остальных мирах использование электроники невозможно. Вместе с тем, механический воин может быть использован, если заменить современное топливо на алхимическую смесь. Более того, так как в духовных вселенных оружие дальнего боя куда менее разрушительно, чем у Цивилизации Машин, боеспособность механического воина возрастает на несколько десятков процентов по сравнению с боевой группой из предыдущего примера. Пока еще группа бойцов дешевле в обучении экипировке, а также значительно дешевле применительно к восстановлению боеспособности после потерь, но я верю, что через несколько поколений улучшений механический воин будет вполне эффективен для выполнения узкоспециализированных тактических задач.

— Ммм… теперь понимаю! — проговорил мужчина в очках.

Едва лишь я хотел уточнить, кто это тут такой дерзкий, как к нашей группе подобрался человек в характерной желто-зеленой одежде курьера. На его плече красовалась эмблема с тремя полосками, что выдавало в нем доставщика высокого класса, которые могли доставлять посылки и письма с высокой коммерческой ценностью или даже письма и приказы государственной важности с низким уровнем секретности. Эти ребята проверялись строго и могли позволить себе немного высокомерия. Он, видимо, не заметив или не узнав меня, начал кричать.

— Мистер Азимов! Есть здесь мистер Азимов?

Когда я услышал его речь и понял, что недавний Исаак пулей метнулся к курьеру, мои глаза хищно сузились.

— Айзек! — громко произнес я и не удивился, когда очкарик повернулся, едва не выронив ручку, которой расписывался.

— Да-да! Это я! — бойкий старик, выхватив посылку из рук курьера, побежал ко мне. Курьер только хмыкнул и, не прощаясь, удалился. — Простите, что не представился сразу, русские произносят мое имя немного на другой манер. Не Исаак, а Айзек. Айзек Азимов.

— Понятно! — мне стало немного неловко рядом с еще одной легендарной личностью. К Жюлю Верну я также не сразу привык. Если только некоторые политики и исторические лидеры действительно вызывали у меня уважение, то среди ученых и писателей таких было гораздо больше. — Приятно познакомиться!

— И мне, босс Арес! — улыбнулся Азимов. — Кстати! Только что я получил патент на свое изобретение.

Мой взгляд снова сфокусировался. В мирное время и в знакомой среде современные изобретения могли поставлять только реальные ученые с большим опытом и талантом. Однако, в военное время и в новой среде любой человек мог придумать нечто важное для цивилизации. А гибкий ум писателей-фантастов был для них большим подспорьем. Особенно, если это писатель мирового класса. Азимов не заставил меня долго томиться в неведении и начал рассказывать о своем изобретении.

— Как уже было сказано, Цивилизация Машин действительно намного опережает нас в развитии. И ученые Федерации еще не поняли пределов возможностей роботов. Они с помощью каких-то волн могут прямо вмешиваться в работу любой земной электроники. Но особый эльфийский состав с КВВ может частично защищать нашу электронику от воздействия таких волн. Для простых релейных электрических приборов этого достаточно. Но сложные электронные компоненты, все равно, рано или поздно выходят из строя. Чтобы их защитить, экранирование должно быть абсолютным. Вот только через такое экранирование не проходит электрический сигнал, даже по проводам. Тогда я придумал такую вещь, вычислительный чип вместе со сменным аккумулятором погружаются в защищенную коробку. Также внутри нее устанавливаются микро-барометры, к которым ведут тонкие трубки с жидкостью. Сигнал передается через изменение давления жидкости в трубке. Чип считывает сигнал и производит вычисления. Затем микро-насосы создают давление в других трубках, выдавая обработанный сигнал. С помощью такой коробки можно быстро включать и выключать релейные электроприборы или другие механизмы.

— Это гениально, Исаак! — восхитился Жюль Верн. — С этой штукой можно будет упростить большое количество деталей в механическом воине! А в духовных вселенных можно использовать шестеренчатые вычислители или на магических кристаллах.

— Да-да! — кивнул Азимов. — Так и надо!

Затем они принялись обсуждать какие-то технические детали, напрочь забыв обо мне. Я тихо удалился, понуро опустив голову. Гении… Впрочем, уже в тот момент я понял, что этот дуэт в будущем родит для Федерации мощное оружие, поэтому нисколько на них не обижался.

* * *
Когда я прибыл в Пеллу, ко мне подбежал слуга и рассказал, что провидица меня ждет. Незамедлительно я отправился к ней. Рыжеволосая красавица все также сидела под деревом, полным цветов, и ждала меня. Ее желтые зрачки делали образ девушки совершенно неземным. Утонченное личико и точеная фигурка были божественно прекрасны и привлекательны. Каждый раз при встрече с ней я невольно сглатывал слюну. Но прикасаться к ней не смел, мало ли, не хотелось иметь среди врагов еще одну богоподобную личность.

— Арес, ты пришел… — улыбнулась прорицательница, и я едва не упал на колени с контрактом на владение всеми моими землями и моей душой заодно, брошенным к ее ногам.

— Да, прорицательница! — с каменным лицом я стоически присел на другой край скамейки и слегка поклонился девушке.

— У меня для тебя хорошие новости! — краше прежнего улыбнулась девушка, и меня едва не хватил сердечный приступ.

— Какие, смею спросить? — задал вопрос я, украдкой вытирая слюну, набежавшую на подбородок.

— Я примерно знаю, где находится твоя спасительница, — прорицательница, казалось, не замечала моего вожделения.

— Какая спасительница? — удивился я.

— Та, кто, скорее всего, спасла тебе жизнь при самых скверных раскладах, — проговорила девушка. — В лучшем случае, ты бы потерял память, как она сейчас, и право на правление Федерацией.

— Ха! — я был изумлен, но быстро понял, о ком шла речь. И я был очень рад услышать хорошие новости. — И где же она? Прошу, скажите мне скорее!

— Твои люди, которые двигаются вместе в составе большого каравана, недавно вышли к границам мира или государства, где живет много соплеменников твоей спасительницы, — спокойно проговорила девушка, глядя мне в глаза. — Она должна быть среди них, но вспомнит она свою прошлую жизнь, только если увидит тебя воочию.

— Это здорово! — радостно проговорил я. Но потом нахмурился. — Подождите… Если Вы видите так далеко и даже такую информацию, почему Вы не можете узнать больше деталей о предателе среди землян?

— Твоя знакомая — одинокая личность, которая никому не интересна, кроме тебя и ее родственников, — серьезно ответила девушка. — Это желание не только не мешает мне узнать о ней больше информации, а даже помогает. А вот предателя среди людей очень хорошо защищают. Там даже не один злой бог, а целая команда прорицателей и ясновидцев. Если я и сильнее отдельно взятого прорицателя, то ничего не могу сделать со слаженной группой, вмешивающейся в мои гадания.

— Вот как… — я почесал в затылке. — Спасибо большое за помощь!

— О, право, не стоит! — улыбнулась девушка. — Это плата за мое спасение из рук тех культистов. Также моя плата за дальнейшее пребывание здесь состоит в том, что я немного вмешиваюсь в информационные потоки, стараясь уменьшить понимание другими твоих сил. Есть еще побочный эффект. Пока я здесь, вероятность появления провидцев среди детей землян увеличивается на 0,00001 %. Предвосхищая твое непонимание, скажу, что в обычном мире провидец рождается только один на миллиард в среднем.

— Это значит… — я мысленно прикинул в голове. — С Вашим здесь пребыванием здесь, количество землян-провидцев увеличится в сто раз?

— Именно так! — кивнула девушка. — Прорицатели и ясновидцы — одни из самых редких профессий. Для такой маленькой страны, как у тебя, они не имеют особого значения. Но на более поздних этапах для Королевств и Империй выжить вообще без прорицателей просто невозможно. Враг всегда будет на несколько шагов впереди тебя. Даже самый слабый провидец имеет большое значение, а среди тысячи таких можно откопать настоящий талант, который будет стоить десятков или сотен обычных прорицателей такого же уровня. Чем более тонкое магическое искусство, тем больше имеет значение талант и способности разумного. Два императора одного уровня могут иметь совершенно разные способности, хотя и оба императоры, а также призыватели.

— Ооо! — я восхитился. — Спасибо большое за Вашу помощь! Теперь я понимаю! Так Вы вернули свою память?

— Нет… — девушка грустно помотала головой. — Память о себе я еще не вернула. Только некоторые общеизвестные знания. Очки Духа помогают мне развиваться и вспоминать больше.

— Отлично! — рассмеялся я, хлопнув себя по колену. — Уж что-что, а зарабатывать я умею!

— Да, я знаю, — рыжеволосая красавица улыбнулась. — Благодаря тому, что ты копишь финансы, а также создаешь возможности не прямо связанные с войной, но способные повлиять на ее ход, как например, дороги или порталы, мне легче укрывать твои силы от взора врагов.

— О как!? — я немного подумал. — А если я еще более уточню свои возможности? Например, не буду Эрос напрямую брать, а буду накапливать свой кредитный рейтинг, скрывать его влияние на будущую войну будет проще?

— Да! — улыбнулась девушка. — А ты — умничка! Чем более отдалены твои ресурсы от поля боя, чем больше в управлении ими задействовано разумных и чем более неоднозначно твое владение ресурсами, тем сложнее предсказать ход дальнейших событий. Возможность получения кредита в миллиард Эрос скрыть легче, чем непосредственно миллиард Эрос на твоем счете.

— Супер! — рассмеялся я.

Мы еще немного поболтали, а затем я отправился к караванщикам. Вряд ли я успею найти Харонию до предстоящей свадьбы, но я хотел начать поиски, как можно скорее. Миры и страны на КВВ огромны. Чтобы найти одного конкретного разумного, могут уйти десятилетия. И то, если она к тому времени будет жива, а не заморожена в какой-нибудь деревенской стеле. В общем, поиски предстояли мне масштабные. Может быть, они будут сопровождаться еще одной войной…

Глава 22 Новый фронт

После разговора с прорицательницей я скорейшим образом отправился к каравану, в котором на данный момент находился на постоянном дежурстве один из моих переносчиков. После того, как представители разных рас и народов более полугода путешествовали по ничейным землям, а также вблизи разных стран и городов размер каравана вырос до невообразимых размеров. В ядре каравана, где сосредоточилась основная власть и влияние, и который нес определенную долю политической ответственности, было уже более двух миллионов разумных. Они считались уже реальными гражданами каравана и Федерации Земли. Перемещались они на лучших домах на колесах, питались вполне сносной едой, владели большим количеством транспорта, топлива и скота.

Сразу после них ехала большая толпа, именуемая кандидатами в граждан. Несмотря на то, что их было больше, чем реальных граждан, всего чуть менее десяти миллионов, вели себя они достаточно смирно в попытке прорваться в высшее общество. Приличными домами на колесах или подвижной техникой владела лишь небольшая группа людей. Также были коммунальные дома, которые предоставлялись ядром. В них жили неполные семьи с детьми. А иногда и обычные малоимущие семьи с детьми, которые не имели возможностей для личного путешествия, но так или иначе получили хорошую репутацию и очки будущего гражданства. Большинство же передвигались на телегах, запряженных вьючными животными. С помощью моего переносчика в караване не было особых проблем с фуражом. Многие жили прямо в своих деревянных фургонах или же ставили палатки или юрты на перевалах. Они могли выполнять какую-то работу от ядра и получать очки гражданства. Конечно, среди них были и богатые люди, которых вполне устраивало передвижение с этой группой, и они нисколько не собирались присоединяться к ядру и добровольно накладывать на себя ограничения строгих законов каравана. Особенно в части планирования семьи и регулирования возможных семейных конфликтов. Только ярые фанатики с промытыми мозгами легко соглашались на это. Впрочем, был и минус, без соответствующей репутации сильно выпендриваться было нельзя, иначе можно было запросто вылететь из каравана. Сотрудники полиции и детективы, которые решали проблемы кандидатов в граждане могли набираться только из реальных граждан.

Третья категория, чью численность было нереально подсчитать, но в ней было никак не меньше десяти миллионов разумных, считалась обычными беженцами, чьи мотивы были сомнительными или чье прошлое было невозможно проверить. Они были фактически сами по себе, собираясь в группы разной численности, следовавшей за передовой частью каравана. Если они могли проявить себя, то была возможность попасться на глаза вербовщикам, которые после некоторой проверки могли выдать приглашение в кандидаты на гражданство. Но была одна проблема, многие разумные в третьей группе не имели своего транспорта и передвигались на своих двоих. А вербовщики не отъезжали далеко от передовой части каравана. Поэтому приглашения чаще получали те разумные из третьей группы, которые так или иначе смогли обзавестись личным транспортом и неотрывно следовать за впереди идущими. Здесь транспорт считался важнее крыши над головой или палатки. Кто-то даже делал двухколейные тележки, лишь бы успевать за основной группой.

Там, где есть люди, всегда есть дельцы. В караване все знали мое отношение к рабовладению и насилию, а те, кто не знал или запамятовал в любой момент могли нарваться на полицейский рейд. Полицейские не гнушались тем, чтобы прошерстить иногда и группы беженцев. Поэтому караванщики не могли быть слишком наглыми или слишком заметными, совершая гнусности. Вместе с тем, на мелкое мошенничество и обман, зачастую, закрывали глаза. Невозможно было все контролировать. Каких-нибудь парней, которые обманом могли затащить девушку в постель, обещая лучшую жизнь, никто не искал, если девушка действовала добровольно и в трезвой памяти. Но и таких было не так уж и много, так как некоторые агентства быстро получили репутацию. Кто-то хорошо зарабатывал на мигрантах. Штука была в том, чтобы подписать с разумным, имеющим потенциал попасть в кандидаты на гражданство, договор о компенсации. Вербовщики второго уровня, состоящие из беженцев с телеграмм или даже домами на колесах, искали среди отстающих беженцев интересных разумных с каким-либо талантом или внешней красотой. Подписывался контракт, разумный попадал в быструю группу, которая чаще встречалась с официальными вербовщиками. Если такой разумный попадал в кандидаты, он потом какое-то время расплачивался со своими благодетелями. А те получали прибыль, на которую могли купить еще телег и поискать еще разумных с потенциалом. Потом быстро появились вербовщики третьего и даже четвертого уровня, которые за определенную мзду предоставляли хорошие кадры вышестоящим.

Прибыв на место, я не сразу стал выяснять возможности для поиска Харонии, а для начала пообщался со старейшинами каравана. Как оказалось, цивилизация каравана медленно развивалась. Это можно было четко ощутить по тому, что зал заседаний совета старейшин находился на полиплане. На нем же жила небольшая группа спецназа и часть управленческого персонала. Старейшины пока предпочитали жить в своих домах на колесах, но некоторые уже проявляли интерес к тому, чтобы приобрести полиплан для своей личной резиденции. Естественно, это нельзя было сделать за государственный счет, но медленно заработать на полиплан самостоятельно для старейшин не составляло труда. Уже была пара крупных местных олигархов, которые раскошелились на полиплан. Кроме того, старейшины каравана просили меня прислать побольше насекомых заранее. Выведенная на Красной Планете порода полу-муравьев, полу-жуков не имела почти никакой боевой силы. Однако, они были очень выносливы и достаточно сильны для использования вместо лошадей или мулов. Полу-муравьи были несколько глупы, что делало их бесполезными для обучения сложным маневрам, но просто протопать от одного места в другое по прямой линии пре представляло для них сложности. На Красной Планете они использовались для переноса грузов на дальние расстояния, а на КВВ караванщики с удовольствием меняли на них вьючных млекопитающих. Они меньше ели, меньше гадили, меньше отдыхали и меньше отвлекались на такие вещи, типа поиска еды или продолжения рода. Экономия была в несколько раз. Насекомые были даже выгоднее, чем грузовики на инопланетном или биотопливе. Поставщики Федерации, продававшие насекомых, привозили их на полипланах, которые вылетали напрямую от портала во Вселенную Зергов. Обратно же пустые полипланы отправлял переносчик. Иногда беженцы, кандидаты или уставшие от постоянных перемещений граждане, могли купить билет на полиплан и отправиться к так называемой «большой земле» — моей территории в Диких Землях, где они могли бы вести оседлую жизнь.

Поняв, что на насекомых был большой спрос, а спрос, естественно, стимулировал торговлю и развитие, я сделал себе мысленную заметку на развитие новой породы тягловых насекомых и использованием генов, полученных у Королев Зергов. Матки насекомых, которые я получил взамен на услуги межпланетарного доставщика живого генофонда, были еще молоды, но план по селекционированию для них уже форсировался в недрах нескольких научных институтов, занимающихся генетикой или селекцией. Для поиска наиболее эффективной в бою породы могло быть затрачено много времени и сил, а вот создание лучшего тягача было бы более простой задачей для первоначальных экспериментов.

Вскоре, разговор свернул на тему ближайших соседей, которыми оказались несколько государств, где основными жителями были кентавры. Все, как сказала прорицательница. Удалось выяснить, что миров с кентаврами поблизости было около пятнадцати. Не слишком много, но и не мало. Времени на их завоевание было бы потрачено довольно много. Поэтому я решил пока изучить эти миры, развернув в них широкую агентскую и торговую сеть. При всем желании я бы не смог пообщаться с более чем сотней миллиардов кентавров, населяющих эти земли. Нужна была адекватная идея для поиска, но пока я не знал с чего начать. Я сразу отверг идею с всеобщим объявлением о поиске, ведь это наоборот могло принести Харонии одни лишь проблемы. Также можно было использовать прорицателей, но пока она у меня была одна и выполняла очень важную задачу. Пока еще непонятно было, от чего отталкиваться в поисках, разведка была самым грамотным решением.

* * *
Так как караван все еще считался частью Федерации, а я, как лидер, давно уже не посещал этот отдаленный передвижной аванпост землян и наших союзников, то решил сделать небольшую остановку и осмотреться. Визит мой был неожиданным и преждевременная полная остановка каравана из десятков тысяч передвижных средств была бы проблематичной, я решил просто посетить основные местные достопримечательности. Местные передвижные здания еще не достигли масштабов, аналогичных Лондону из Хроник хищных городов, но я оптимистично смотрел на этих разумных. Если им дать время на развитие, то достичь и более преувеличенных масштабов не было бы проблемой. А все необходимые технологии у Федерации были.

Несколько легких скоростных багги ловко лавировала между здоровенными дилижансами и домами на колесах. Первой нашей остановкой должен был стать местный театр, который практически каждый день давал представления. Он постоянно переезжал с места на место, курсируя между разными группами передвижных средств, которые образовали что-то вроде городских районов с заданной инфраструктурой. Знаковые же культурные строения перемещались между этими районами, чтобы у каждого жителя была возможность приобщиться к высокому.

Огромное здание из легких сплавов, пластика и стекла, конечно, не было таким преувеличенным, чем даже средние театры в Федерации, что уж говорить о знаковых зданиях в Пелле и Олимпе, но учитывая то, что это полукруглое, слегка напоминающее половинку яйца строение двигалось на нескольких сотнях маленьких подвижных платформ с широкими, бочкообразными колесами, смотрелось все это очень здорово. Вообще, караван двигался не слишком быстро, я мог бы и бегом перемещаться от здания к зданию, но, конечно, для моей царской особы это было бы не престижно. Театр был окружен несколькими передвижными составами поменьше, от которых шли мосты-шлюзы к самому театру. Служба безопасности каравана все еще опасалась возможности теракта и захвата театра вместе со всеми состоятельными особами внутри, поэтому машинам, телегам или даже обычным прохожим было запрещено приближаться сразу к театру. Даже для меня не сделали исключение.

Пройдя по переходу я оказался внутри, меня сразу же пригласили за кулисы. От представления я заранее отказался, поэтому мне осталось только выйти на сцену и толкнуть речь для зала, в котором собралось большинство состоятельных или знатных граждан каравана. Пока я общался с советом старейшин, они прибыли сюда на быстроногих лошадях, автомобилях или даже маленьких самолетах. В моей речи не было ничего сложного, спичрайтеры заранее накатали несколько абзацев с новостями о Федерации, густо политых куриным бульоном для души. В мотивирующем и вдохновляющем пустословии земные политические и корпоративные спичрайтеры были особенно хороши. В этом плане общество на КВВ сильно отставало от землян, и все слова, исходящие из моих уст, воспринимались за чистую монету. Мне было несколько неловко пускать пыль в глаза аборигенам, но за несколько лет, поднаторев в политике, я уже научился скрывать свои мысли внутри себя.

Дальше по плану у меня было посещение аллеи ресторанов — большого поезда из скрепленных между собой многоэтажных дилижансов, где располагались многочисленные рестораны, кафешки, кабаки и были даже уличные торговцы, готовившие превосходные закуски. В аллее ресторанов, конечно, еда была не из дешевых, но даже самый простой уличный лавочник, готовивший нечто похожее на хот-доги, делал это на высоком уровне. Мне обещали, что все будет очень вкусно. Был в караване и свой район красных фонарей, разделенный на два квартала — для мужчин и женщин. В отличие от земных аналогов, местные ночные бабочки обоих полов, чаще всего, не брали плату за свои услуги, но имели право выбирать, с кем провести ночь. Каждый день тысячи свободных молодых парней и девушек из разных районов каравана пытались найти свое счастье в одном из кварталов. И иногда находили в прямом смысле. С момента основания квартала не было ни одной недели, когда одна или один из местных жриц или жрецов любви не оставлял свою стезю, чтобы остепениться. При наличии большого гарема я, естественно, был удовлетворен во всех планах, но мне было интересно посетить это место чисто из любопытства.

Однако, неожиданное событие прервало мои планы. После речи ко мне подошел старейшина и сообщил о том, что крупная банда напала на беженцев, плетущихся в конце каравана.

— Владыка Арес, ситуация с этой бандой очень сложная, и сами мы не можем принять решение, — сказал мужчина с довольно молодым лицом, отличавшимся розовой кожей и длинной белой бородой.

— И в чем проблема? — заинтересованно спросил я.

— При обычных обстоятельствах с этой бандой мог бы справиться отряд полиции или гвардии, но у нас есть сведения, что банду поддерживает один из маркизов местной области, — с грустью в голосе проговорил старейшина. — Армия маркиза может быть задействована в любой момент.

— Хотите сказать, что жесткая защита этих невинных беженцев может спровоцировать большую войну между караваном и маркизом? — спросил я приподняв одну бровь.

— Мы боимся именно этого, государь… — ответил старик и слегка опустил голову.

Если бы посторонний наблюдатель с острым взглядом мог посмотреть в этот момент в мои глаза, то он увидел бы в них блеск предвкушения. После общения с прорицательницей я понял, что не все так просто в моем случае борьбы с разумными за барьером. В обычных обстоятельствах уже подготовленных мной сил и средств было более чем достаточно, чтобы не только защититься, но и подавить один или два мира за барьером, выступившие против меня. Но я понял, что сейчас на той стороне меня ждал экспедиционный корпус империи, минимум, если не союза. И это должен был быть союз одного из путей зла. У него определенно было много возможностей, чтобы вычислить будущего противника. Если бы не помощь Амалии, кармические последствия и то, что я уже появляюсь во внешнем мире своим реальным телом, меня бы уже давно убрали с политической арены. Я был более чем уверен, что в моих рядах за пределами земного мира уже были вражеские шпионы. Другие могли подумать, что открытие еще одного военного фронта было бы для Федерации сродни самоубийству, но я размышлял так, чтобы еще больше запутать врага. Если я все правильно понял, не так-то просто разделить общее поражение в войне от частной победы в битве. Если я обретал больше врагов, вокруг Федерации собиралось больше «предвидения» поражения. Но это общая картина поражения в целом, скрывала бы собой маленькую картинку победы в локальной войне. Да, такое решение делало из меня реального беспринципного политика, который решил пожертвовать жителями каравана, чтобы защитить землян. Однако, война была уже близко, я находился в безвыходном положении. В будущем я мог бы компенсировать пожертвовавшим собой разумным их потери, но победа в ядре Федерации мне нужна была при любых обстоятельствах. Таким образом, продумав все еще раз и укрепившись в своем решении, во главе местного отряда элитных призывателей я отправился в конец каравана, чтобы полностью зачистить банду и дать старт новой войне…

Глава 23 Преследование

Мы без проблем добрались в хвост каравана и встретили там банду. Ну, как банду, по местным меркам немногим более десяти тысяч призывателей можно было посчитать за банду. Так как биг босс был на месте и одобрил эскалацию конфликта, охранники и полицейские каравана не постеснялись в средствах. Враги даже не успели особо пограбить, как были уничтожены либо разогнаны. Однако, как и предупреждал старейшина, дело на этом не закончилось. Буквально через полчаса после начала масштабных правоохранительных действий к нашей ставке прискакал гонец с письмом. Естественно, там было изящно оформленное предложение к переговорам. Какие могут быть переговоры с бандитами? Вот сейчас и узнаем.

— Сэр Граф, добродушно приветствуем Вас! — произнес брюнет средних лет, когда мы прибыли на уютную полянку на самой окраине каравана, куда мы прибыли буквально через пять минут.

Разумный передо мной был не совсем человеком, на его лбу, щеках и плечах были видны перья. Вместе с тем, не был он и ангелом, так как крыльев у него не было вовсе, они эволюционировали в длинные, с двумя локтями руки, на конце которых были крючковатого вида кисти с четырьмя пальцами, заканчивающиеся короткими, но прочными и твердыми когтями. Как я понял, их раса относилась к мутировавшим гарпиям, поэтому МЗ перевел их расу, как наземные гарпии. В остальном разумный и его сопровождающий был более менее похож на людей. Ну ладно, еще у него был большой, длинный и слегка загнутый вниз нос. Прямо, как у злодея в комиксах. Сопровождал он откровенно бандитского типа чернокожего мужчину, банда, как раз, в основном из них и состояла. Это напомнило мне статью о сомалийских пиратах, которые на утлых суденышках грабили грузовые суда тридцать лет назад. Впрочем, тут дело не в цвете кожи, в области Монтании на нас нападали их бледнолицые братья, и были они куда более кровожадными. Несмотря на то, что наземная гарпия приветствовала меня довольно уважительно, точнее, добродушно, по оборванному виду человека, с которым я — граф должен был вести переговоры, было понятно, что это завуалированный плевок в лицо. У меня хорошее зрение, и я определенно видел довольно добротную одежду руководителей отрядов этого лидера бандитов.

— Добродушно, добродушно! — улыбнулся бандит, протягивая мне свою засаленную руку.

— Приветствую! — хмыкнул я, проигнорировав лидера банды. На мгновение на его лице проскочил след гнева, но он быстро сменился лукавой улыбкой, смешанной с презрением. — О чем поговорить хотели?

— О, значительно! — андрогинным голосом защебетал якобы переговорщик. — Надо бы перемирие заключить, прекрасно! Между Вами и этим уважаемым господином, замечательно!

— Уловки… — задумчиво проговорил я, затем мой взгляд стал жестким, заставив хмуриться переговорщика и испугаться его клиента. — Отвратительно!

— Да, как Вы смеете? Возмутительно! — взбеленился гарпия.

— Со своей силой смею! — ехидно улыбнулся я и еще раз передразнил собеседника. — Могущественно!

— Вы! Вы! Возмутительно! — вскричал недоптиц. — Это земли нашего Маркиза! Этот господин находится здесь на законных основаниях, а Вы нет, оправдано! Вы должны компенсировать ему потерю, а также компенсировать неудовольствие нашего Маркиза, дорого!

— Я никому, ничего, не должен! — прошипел я. — Тем более, вашему маркизу. Здесь Дикие Земли.

— Вы хотите начать войну? Ненавистно… — внезапно успокоился гарпия. — Хотите?

— Ты сказал… — спокойно проговорил я, развернулся и ушел.

Точнее, хотел уйти. Когда я собирался уходить, недоптиц поднял руку вверх и щелкнул пальцами. Очень быстро ко мне устремился целый рой стрел. На компромисс наземные гарпии не рассчитывали. Я переместил сопровождающих меня охранников на СЗ, и выпустил переносчика в двухстах метрах надо мной. Затем я исчез. Переносчик сверху уже был на дельтаплане. Медленное планирование позволило ему оглядеть большую аудиторию. Через четверть минуты, почувствовав опасность, переносчик переместил меня выше еще на несколько сотен метров. Я уже появился с реактивным крылом. Появился, пролетел вглубь совсем немного и удивился масштабам наступающей на нас группировки. Слона то я и не заметил. Скорее всего, местный маркиз, а может и несколько маркизов, решили подавить новый элемент, появившийся у них на границе. Куда бы я не посмотрел, до самого горизонта простиралась армия солдат или призывателей. Довольно дисциплинированные аккуратные квадраты воинов шли сразу по нескольким дорогам, особенно много их было на дороге, которую проложил наш караван. Позади нескольких квадратов двигались телеги обоза, а также разношерстная толпа обслуживающего персонала. Кое-где вместе с обозом двигались группы пленников, связанных между собой одной веревкой. По обочине дорог и в лесах разъезжали всадники на различных животных. Лошади, большие кошки, даже прямоходящие ящеры, похожие на динозавров. Эти, кстати, были самыми быстрыми. Также было несколько отрядов злополучных кентавров, наемники, скорее всего.

В этот момент я глубоко пожалел, что Федерация Земли развивалась так медленно и так мало. Несмотря на то, что доходы наши были сопоставимы с доходами среднего маркизатства пятого уровня, у нас не было серьезных прорицателей. А на КВВ, как я понял теперь, все развитые страны, начиная от маркизатств или даже графств имеют прорицателей на службе, пусть и небольшое количество. Сконцентрировавшись на призывателях, зачарователях и ремесленниках я упустил из вида многие другие профессии. Но на КВВ ничего не бывает просто так, если есть какая-то непонятная и редкая профессия, значит, она для чего-то нужна. Первую волну прорицателей я пропустил, а лояльных мне людей теперь взращивать нужно будет несколько лет. И у меня нет этих нескольких лет. У меня было менее тридцати дней.

Спешащая внизу армия, хотя и перемещалась на своих двоих, имела скорость выше, чем у большей части беженцев. Конечно, я не мог допустить, чтобы беженцы смешались с моими людьми в ядре каравана, ведь среди них могли быть серьезные преступники или шпионы. Без строгой иерархии эти люди вполне могут учинить бунт. Но и оставлять миллионы людей на произвол судьбы я не хотел. Пожертвовать ими в качестве приманки или угробить сотни тысяч солдат для отвлечения внимания — это было в моих планах. Может быть, я бы распустил беженцев, если бы была такая возможность. Но обрекать на рабство миллионы невиновных гражданских… они ведь пошли за моим караваном, поверили в мечту, которую я насаждал. Моя совесть бы не выдержала такого удара…

Пока я думал, что делать в данной ситуации, подозревая, что дело тут нечисто и не обошлось без моих врагов из Фракции Зла, ко мне стала приближаться какая-то тучка. Разглядев ее поближе, я понял, что это не тучка, а отряд наземных гарпий, сидящих на крылатых грифонах. Небесная конница, значит… На моих устах заиграла улыбка. Раз уж я здесь, к черту! Я исчез с КВВ и появился на своей СЗ, где отдал соответствующие приказы. В считанные секунды передо мной предстали главы основных подразделений. Лица передо мной были молодыми и красивыми. Крепкие, поджарые или мускулистые парни, прекрасные девушки с великолепными формами. Они внешне почти не повзрослели, но внутренне они сильно изменились. Перестав быть работниками по добыче Эрос, а став настоящими воинами эти ребята быстро обрели стоическую и убийственную ауру. Эта молодежь, которая была всего на несколько лет младше меня, уже начала составлять костяк моей элитной армии. Их опыт и умения были выпестованы в горниле сотен сражений в десятках миров трех вселенных. Многие из них следовали за мной уже несколько лет и понимали меня с полуслова.

— Всем приготовиться! — взревел я. — Реализуем план «Небесная кара»! Ваши задачи затем будут такие… …минутная готовность!

— Да, Босс! — хором ответили десятки голосов.

Элита… Не спрашивают, а делают. Ни дополнительных вопросов, ни сомнений, ни предложений. Вопросы, сомнения и предложения должны быть оставлены на подготовительном этапе. Когда бой уже на носу, нужно выполнять приказы, даже если они кажутся ошибочными. На данном этапе бездействие хуже ошибки. Все быстро разбежались по своим постам и начали организовывать людей.

Не прошло и минуты, как я снова появился на прежнем месте, где вокруг меня быстро появились мои личные бойцы — у каждого, кроме Принцессы Драконов и Горыныча, на спине было реактивное крыло. А затем начали появляться и другие бойцы. В руках у нас были воздушные винтовки. В считанные минуты количество летающих воинов на моей стороне сравнялось с противником. И тут спешащая нам навстречу летающая конница занервничала, скорость врагов заметно снизилась.

— В БОООООЙ!!! — издал я боевой клич, перекрикивая шум ветра и рев реактивных мини-двигателей.

— В БОООО!! — летящие рядом бойцы поддержали меня, а затем и другие, которые услышали уже тех. Несколько сотен глоток действительно способны на создание большого шума!

Я резко ускорился, начав набирать высоту, и все окружающие меня бойцы последовали за мной. Прелесть технологий на КВВ была в том, что на них было меньше ограничений в некоторых областях. Это было сложно, дорого и муторно, но это того стоило. Скорость и высота полета летающих зверей или бойцов зависела от их уровня. И воспитать грифона, способного соперничать по скорости и потолку высоты с персональным реактивным крылом была в несколько раз дороже. Да, и не от всех летающих зверей был толк. На такой высоте и скорости глупо было сражаться в ближнем бою, значит, нужен был еще ездок соответствующего уровня с навыком стрельбы из лука или арбалета, или маг. Реактивное крыло же, вкупе с воздушной винтовкой, было гораздо более эффективно. При условии ограниченных потерь, конечно. Вражеские небесные грифонники были, конечно, в шоке. Они никак не могли угнаться за нами. Когда наш отряд вышел на предельную дальность, я снова первый отрыл огонь. Враги моментально дрогнули и начали разбегаться в разные стороны, но перед этим понесли большие потери. Даже не убивая их наповал, если алхимические пули поражали крылья грифонов, этого было достаточно — падение с большой высоты было тем еще удовольствием.

Разогнав летучий отряд, я начал перемещать полипланы прямо над головой врагов. Высота была уже более полутора километров, только богоподобный стрелок с легендарным луком мог поразить цель на такой высоте, поэтому опасности не было никакой. Полипланы появлялись прямо вместе с экипажем. Большая их часть была новичками, которые провели только пару-тройку тренировочных полетов, но полиплан — штука очень стабильная. Я посчитал, что они могут подучиться прямо в полевых условиях. Всего за несколько секунд металлические крылья-паруса наполнялись воздухом и раскрывались, затем небесные громадины начали лететь в строну фронта, где в этот момент уже началась схватка между наземными вражескими войсками и моим Святым Корпусом. К нему на помощь уже бежала охрана каравана, а полицейские должны были организовать эвакуацию беженцев.

Трюмы летающих судов были заполнены алхимическими бомбами и флешеттами. В соответствии с моими распоряжениями бомбардиры выпускали алхимические бомбы над боевыми отрядами, а флешетты над обозами. Высота была довольно приличной, пусть на КВВ кинетическая энергия в нанесении урона играла малую роль, но играла. В обозах, сопровождающих вражеские армии, были гражданские и сотрудники логистики и снабжения. Уровень их, естественно, был ниже, чем у солдат и призывателей. Летящие на огромной скорости цельнометаллические «стрелки» наносили солидный урон низкоуровневым целям. А также неживые объекты были чуть более подвержены реальным законам физики. Флешетты разбивали в щепки телеги с провизией и материалами. Страшное оружие современной войны. Они создавали даже больше хаоса и жертв, чем алхимические бомбы, сброшенные на головы пехотинцев. Вспышки световых бомб, грохот шумовых, оставляющая зуд на коже, першение в горле и заставляющая слезиться глаза едкость дымовых шашек. А еще повсеместная пыль поднятая в воздух из-за сотен тысяч врезавшихся в землю металлических стрелок, которые потом еще и затрудняли продвижение идущих сзади отрядов.

Еще не дойдя до линии фронта, враги начали нести масштабные потери. Особенно среди гражданского или полу-гражданского персонала, без которого армии невозможно было бы двигаться дальше в прежнем темпе. Было ли мне их жалко? Да, безусловно. Как и тысячи рабов, двигавшихся вместе с обозами и попавших под раздачу. Но они находились в стане врага, а значит, я не мог их игнорировать. Я уже предвкушал, как маркиз, направивший против меня свою армию, рвет на себе волосы, чтобы компенсировать потери гражданам из снабжения. А если не компенсирует? Еще проще! Тогда ему можно было бы забить о нормальной логистике армии, так еще и мог быть гражданский бунт. Алхимические бомбы обходились довольно дорого, но в десятки раз дешевле, чем воскрешение погибшего жителя или солдата страны. Так еще и все эти тысячи и тысячи погибших нужно было заново доставить к месту боевых действий, что будет довольно проблематично, учитывая то, что караван не прекращает движение.

Тем временем, выкрашенные в небесно-голубой цвет махины более чем вста метров в длину продолжали появляться возле меня. Одна, десять, сто, тысяча. Каждый полиплан этой военно-транспортной модели мог вместить в свои трюмы несколько сотен гражданских, если их хорошенько упаковать. Полицейские, идя по ходу движения каравана, организовывали эвакуационные группы. В первую очередь в них вошли дети и низкоуровневые беженцы. Полипланы плавно приземлялись возле таких групп, загружались в взлетали в небо с помощью магов воздуха. Десятки стандартных реактивных мини-двигателей, аналогичных тем, что используются в реактивных крыльях, толкали воздушные суда вперед, набирая пусть и не высокую, но приличную скорость, относительно пешеходов и вьючных животных. Беженцы, выгружались в дальних лагерях, в нескольких десятках километров от хвоста колонны, но достаточно близко к ядру каравана. Переносчики, которые уже были на местах, снабжали временный лагерь предметами первой необходимости и едой. Как мне потом рассказали, многие беглые рабы плакали, так как уже много дней не ели нормальной пищи. Что ж, помогать другим действительно здорово, я даже едва не начал себя корить за то, что хотел использовать этих бедных людей в качестве приманки. Но… решения я своего не изменил бы. Я — правитель, а не миротворец. Сначала я должен спасти свой народ, свою расу, а потом уже думать об остальных.

Ядро каравана немного ускорилось, но везде по пути своего следования кочевники начали оставлять группы людей. Часть из них стояли ровными прямоугольниками и были одеты по форме, другие же были довольно разношерстными и состоящими в основном из крепких молодых парней или мужчин. Самая многочисленная часть групп состояла из вооруженных копьями и луками солдат или призывателей с арбалетами в руках. Небесно-голубые громадины, возвращавшиеся обратно после отправки беженцев во временные лагери, приземлялись возле таких групп, забирали их на борт и отвозили в сторону фронта, где уже были подготовлены к эвакуации новые группы беженцев или уставшие от многочасовой ходьбы полицейские. Полицейские заменяли своих коллег для обеспечения порядка, воины отправлялись в бой, а строители отправлялись на постройку хотя бы элементарных простых укреплений или ловушек.

В этот раз поражение было близко. Враги хотели поглотить хвостовую часть каравана, набрать рабов, а также нанести мне репутационные потери. Возможно даже вызвать раздор среди моих людей. У меня решительно не хватало разведчиков, агентов, а главное — провидцев и ясновидцев. И реализованный сегодня план — заготовка, которую я хотел показать только в момент падения барьера. Пришлось импровизировать, я и сам не знал, что придется раскрыть свой козырь так рано. Видимо, поэтому враг был не готов к такому столкновению. Продвижение вражеской армии к вечеру серьезно замедлилось. Они не могли даже сохранять скорость самых медленных групп беженцев. Но больше пока я не мог ничего сделать, ведь не имея на своей стороне провидцев, я не мог организовать достойную контратаку. Чуть позже я организовал в Пелле совещание высших руководителей Федерации, чтобы придумать возможные решения проблемы провидцев…

Глава 24 Ассоциация Прорицателей

тносительно молодо выглядящий золотоволосый ангел, которому в реальности не одна сотня лет, сидел возле меня в небольшой двухместной летающей гондоле. Ничего не поделаешь, для следующего дела мне нужно будет положиться на его связи. Вообще, Микаил был довольно хорошим финансистом, сопоставимым с топовой элитой Земли в своих навыках. Не стоит недооценивать развитие финансовых рынков нашей маленькой планеты. КВВ, фактически застрявший в эпохе феодальной монархии, особенно довольно добропорядочная фракция Добра, при всем желании не может сравниться с могучими возможностями земных финансовых институтов, получивших толчок в развитии при капитализме и социализме и закаленных в боях на фронтах глобализации и электронной коммерции. То, насколько невозбранно и легко я проворачиваю разные серые схемы заработка с Земли в Небесном Городе, прямо на это указывает. Общаясь со многими банкирами и чиновниками, я понял, что помогающий мне ангел вовсе не так прост и точно — один из лучших финансистов в Центральном Союзе Добра. Остается только удивляться тому, почему этот бесценный талант решил помогать мне.

— Мистер Арес, — внезапно обратился ко мне Микаил. — Я согласился представить Вас своему другу из Ассоциации Прорицателей Небесного Города, но получите ли Вы от него помощь, зависит от Вас.

— Да, я понимаю, — кивнул я. — Кстати, хотел спросить, а есть ли во Фракции Добра какие-нибудь льготы для союзников, воюющих с Фракцией Зла?

— Хмм… — нахмурился Ангел. — Разве Вы получили мало преимуществ?

— Вовсе нет, — я замотал головой, сохраняя легкую улыбку на лице. — Преимущества, предоставленные мне, довольно велики… для графа… И я благодарен за это. Но Вы уже несколько месяцев работаете со мной. Я уверен, что Вы знаете истинную боеспособность моей армии.

— Знаю, — криво усмехнулся мне в ответ Микаил.

То, что увидел он, действительно могло впечатлить или даже испугать любого маркиза первого уровня. Средние стандарты уровня моих призывателей стремительными темпами двигались в сторону общепринятых стандартов армий Высшего Пояса КВВ. А иностранные легионы сплошь состояли из призывателей 16-го уровня и выше. Но самым важным в моей армии была экипировка и логистика, которые на целый уровень превосходят таковые даже у армии Эвелерийского Союза Порядка. Только элитные армии этого союза были упакованы подобным образом, а количество наземных и воздушных транспортных средств в перерасчете на одного воина превосходило таковое даже в Центральном Союзе Добра. Учитывая обширные поля боевых действий на КВВ, мобильность армии — вещь очень значимая. Армейские корпуса Федерации Земли были вдвое или даже втрое эффективнее, чем аналогичные среди Низшего и Среднего Пояса. Более тысячи полипланов, которые сейчас сопровождали караванщиков, послужили для этого показательным примером. Наши лучники непрестанно атаковали врагов с неба, строители постоянно создавали укрепления и ловушки, диверсанты-камикадзе и обычные диверсанты каждый день беспокоили тылы вражеской армии, а беженцы уже не были обузой.

Но чего Микаил не знал, так это то, что недавно в армии Федерации появился новый стандарт. Низкоуровневые призыватели должны были в будущем пересесть на быстроногих насекомых, которые на относительно коротких дистанциях в две-три сотни километров развивали скорость выше, чем высокоуровневые двуногие бойцы. А высокоуровневые призыватели будут передвигаться на летающих насекомых. На Красной Планете сейчас полномасштабно проводилась селекция новых видов. От каждой из дюжины Королев Зергов я получил более десятка маток и принцев. Они могли откладывать сотни тысяч яиц обычных насекомых и тысячи яиц элиты каждый день. Также в планах было приспособить летающих насекомых для передвижения полипланов. Кроме того, бойцы, призыватели и солдаты армии Федерации проходили довольно обширный тренировочный курс по владению оружием, работе в строю и крупным военным маневрам, что еще добавляло ей боеспособности.

— Арес, не стану скрывать от Вас, — задумчиво проговорил Микаил, вырвавшись из собственных мыслей. — Если бы Вы приняли сторону Фракции Добра, Вы могли бы получить субсидии или даже прямые гранты на ведение войны с Фракцией Зла. Но Вы из другого лагеря, мне трудно будет Вам помочь в этом плане.

— Ммм… — я постучал пальцами по колену. — А есть ли привилегии для компаний?

— Вы вовремя задали этот вопрос! — лицо ангела просветлело. Хотя, куда там еще? — Не уверен, с чем конкретно это связано, но в прошлом месяце верховные власти ввели некоторые бонусы для компаний, помогающих в снабжении армий. Среди них налоговые послабления и упрощенные процедуры получения кредитов. Также первоочередность в выполнении заказов и даже скидки на многие материалы и услуги, предоставляемые государственными органами. Хотя, напрямую это не относится к иностранцам, если Вы докажете, что ведете военные действия с Фракцией Зла, компании, помогающие Вам, могут получить определенные преимущества.

— И как мне это доказать? — нахмурившись, спросил я.

— Нет никаких проблем, — улыбнулся Микаил. — Я этим займусь. Нужно будет установить в вашей столице специальную стелу, которая будет фиксировать в Вашем мире и в десятке окружающих миров, сколько Ваши подданные убили членов Фракции Зла, а также общих счет Вашей Федерации. Для Вас я могу получить стелу бесплатно.

— О! Было бы здорово! — обрадовался я.

Мы еще немного поболтали о делах насущных и через десять минут прибыли в Ассоциацию Прорицателей. Пришвартовались мы в районе верхних этажей. Не на самом верху, но в элитной зоне. У моего сопровождающего и разрешение соответствующее имелось. Немного побродили по длинным коридорам, пока не прибыли в огромную и роскошную приемную, по великолепной отделке и количеству золота больше напоминающую музей или православный храм богатого прихода. Перед нами была небольшая очередь, но мне не пришлось долго ждать. На удивление, никто не возмущался, все прекрасно все понимали, и во Фракции Добра жители в целом толерантнее были. Встретил нас не ангел, а человек, голова которого была покрыта сплошной сединой, но морщин на лице было не так много. Старик выглядел довольно бодро, хотя и был болезненно худощав.

— С чем пожаловали, уважаемые сэры? — обратился он к нам с вежливой улыбкой.

— Директор Давид, я сопровождаю мистера Ареса к Вам, — кивнул Микаил, указывая на меня.

— Здравствуйте, директор Давид! — я протянул руку, которую моложавый старик без промедления пожал с довольно большой силой для своего хрупкого вида. — У меня есть некоторые проблемы с безопасностью в информационном плане, и я надеялся, что Вы мне поможете. На обоюдовыгодных условиях, конечно.

— Давайте я посмотрю на Вашу проблему, — улыбнулся Давид и слегка прикрыл глаза.

Его руки начали выписывать различные пасы руками, оставляющие фиолетовые следы в воздухе в виде каких-то рун, медленно рассеивающихся со временем. Иногда руны накладывались одна на другую, что выглядело очаровывающе красиво. В скором времени на лбу Давида проступила складка, и она даже начал немного потеть, его даже немного потряхивало. Когда мы с Микаилом уже начали переживать за возможные последствия, старик остановился, некоторое время глубоко подышал.

— Фракция Зла! — гневно выплюнул Давид. — Серьезный противник для обычного графа, но я не вижу безоговорочного поражения в Вашем будущем, сэр Арес. У Вас есть возможность сопротивляться. Так, чего Вы хотите?

— Мне необходимо скрыть информацию о компаниях из этого списка, — сказал я и протянул Давиду свиток с тысячами названий с примерными данными.

— Ооо! — восхитился прорицатель. — Довольно большой список, хотя, большинство компаний маленькие и на них могут попрактиковаться наши ученики, это, все равно, будет достаточно дорого.

— Деньги — не проблема! — уверенно улыбнулся я.

— Правда? — Давид внимательно посмотрел на меня и кивнул. — Пожалуй, что так. Что-то еще?

— Да, со следующего месяца мне понадобится большая помощь ассоциации в сокрытии передвижений моих армий, защите генералов армии, а также изучению положения врагов. У нас есть возможность получения фотографий с мест событий, что может упростить работу прорицателей.

— Действительно может! — серьезно проговорил Давид. — Что ж, так как мы боремся против общего врага, Ассоциация может сделать Вам скидку в тридцать процентов.

— Было бы здорово! — обрадовался я.

— За счастливое сотрудничество! — Давид протянул руку.

— За сотрудничество! — крепко ответил я.

* * *
Прорицатели — считай те же военные, которые занимаются разведкой. Наняв большую команду наемников, я уже вступил в боевые действия с противником. Поэтому без всякий затей мы увеличили напор на получение кредитов. Несмотря на то, что более целевой помощи от Фракции Добра я не ожидал, компании мои получили некоторый статус из-за того, что я вступил в конфликт с Фракцией Зла. Поэтому Микаил помог мне получить разрешение на продажу военных облигаций. Довольно простодушный малый! На следующий день разрешение получила дюжина моих компаний, на третий день несколько десятков, на четвертый больше сотни, к концу недели уже больше тысячи компаний Федерации продавали военные облигации под 2–3% в месяц — невиданная выгода для довольно стабильного общества в Небесном Городе. Кроме того, были организован многоуровневый маркетинг для продажи облигаций. Фактически — финансовая пирамида. Война с соседним миром должна была быть безжалостной и масштабной, у меня совсем не было уверенности в получении преимуществ в этой войне. Расходы должны были быть катастрофическими. Чтобы мои кредиты не ушли под воду, часть полученного Эроса я направлял на производство полипланов и сдачу их в лизинг нашей с Амалией компании. Ровно ту часть, которой было бы достаточно для обеспечения выплаты процентов по кредиту, зарплаты персонала и амортизационных расходов, связанных с устареванием летающих кораблей. А все остальное тратилось на военные нужды.

Сам Давид, между прочим, взялся за ослабление информационного поля Мира Гоблинов, предоставив мне свои услуги за половину цены. Мир Земли защищала рыжеволосая прорицательница, предположительно — богиня, поэтому я был очень уверен в ее силе. А с той прорвой Очков Духа, которую она получала от меня каждый день, сила ее росла стремительными темпами. Все эти бонусы и подарки в Небесном Городе заставили меня задуматься о преимуществах, которые можно получить от Фракции. Нет, ребята из Фракции Добра казались мне слишком добрыми, поэтому я не хотел с ними часто тусоваться, со Злом я был в контрах, Хаос, Природа и Религия меня не интересовали. Фракция Порядка мне все еще нравилась больше других. Поэтому я снарядил экспедицию из нескольких членов Святого Корпуса, которые должны были добраться до столицы Центрального Союза Порядка. Еще готовился небольшой флот летающих кораблей, который должен был найти мир Фракции Хаоса в Нижнем Поясе миров. Ну и что, если я первый развяжу войну с этим миром? Когда война уже будет идти, не думаю, что Фракция Порядка откажет мне в субсидиях и привилегиях. Кстати, об экспедициях — Давид помог скорректировать движение моей экспедиции на родину Лейта, а также выделить один мир из пятнадцати миров кентавров, где можно будет найти Харонию. Если у меня будет больше информации об этом мире, он сможет выделить конкретную область или даже сектор, что было очень даже неплохо.

* * *
Небо над Центральной Столицей было безоблачным, но очень темным. Впрочем, среди более чем десяти миллионов жителей, лишь единицы время от времени смотрели в небо. Большинство же привыкли смотреть вниз, как в той древности, когда их предки могли беспрепятственно парить в небесах. В жизни наземных гарпий с тех времен произошло много изменений, но этот взгляд сверху вниз на все живое предопределил их крайний снобизм и эгоцентризм. Даже архитектура их зданий была особенной. На длинных, толстых и прочных столбах, пронзавших высокое небо, были многочисленные круги и ветви, где располагались квартиры жителей. В столбах были лишь магические или механические подъемники. Богатые наземные гарпии любили жить на нижних этажах колец, где пол был сделан из прочного прозрачного стекла. Они как бы продолжали взирать на город и более бедных жителей с высоты. Потолки же, напротив, предпочитали делать глухими, чтобы не встречаться взглядами с более богатыми соседями, живущими на верхних ярусах. Вокруг городов наземных гарпий всегда было множество бараков и фабрик, окруженных силовыми башнями, ограничивающими магическую силу. Наземные гарпии были без ума от рабства, поэтому были крайне недовольны, когда в окрестностях их мира появился караван, куда сбежало много рабов. Соседние миры не позволяли себе такой оплошности, так как гарпии был очень богаты и агрессивны.

На большой высоте над городом тихо парили несколько десятков воздушных судов. Нижняя их часть была задрапирована черной тканью, поэтому с поверхности их было очень трудно разглядеть, даже с хорошим зрением. Внутри каждого корабля на капитанском мостике находился постамент пирамидального типа полутора метров в высоту и с огромной белой жемчужиной наверху.

— Капитан, а зачем главнокомандующий Арес дал нам эти штуки? — спросил первый помощник, указывая пирамиду.

— Я точно не знаю, — ответил капитан, пожимая плечами. — Но он назвал ее антирадаром.

— Ооо… — смутился помощник, но не нашелся, что еще сказать.

Постепенно, кружась над городом, корабли набрали максимальную высоту. Маскировочная ткань была убрана, из днища полипланов вылезли длинные подзорные трубы, почти телескоп и огромным увеличением. Затем из кораблей по очереди выпали узкие металлические снаряды, конец которых загорелся посередине пути. Они упали в районе бараков. Наблюдатели ввели данные о падении в механическое расчетное устройство. Затем по сигналу хорошо обученные четверки бойцов, стоящие то тут, то там возле нескольких десятков бомболюков, с большой, но точной силой протолкнули четырехметровые снаряды в шахты. Снаряды тихо заскользили вниз на огромной скорости. Наконечник и оболочка снаряда состояли из металла, недавно обнаруженного на одной из планет Вселенной Зергов. Его было довольно много, и плотность его была в полтора раза больше, чем у вольфрама. Внутренняя же и хвостовая часть снаряда были из алхимической смеси. Естественно, каждый снаряд был зачарован.

Спустя несколько секунд в районе бараков раздались многочисленные взрывы, окрасившие небо в разные оттенки. Взрывы были одинаковой мощности, но немного отличались по цвету. Каждый корабль имел свой цвет, что помогало корректировать стрельбу. Еще до того, как гарпии смогли понять, что происходит, множество силовых башен было пронзено снарядами и разрушено последующими взрывами. Часть рабов, вновь обретя свои силы, напали на охрану. После разрушения нескольких башен в каждом лагере рабов, на полипланах сменили тип снарядов. В новых снарядах сердечник был полностью металлическим, а в хвостовой части стоял реактивный двигатель, который ускорял снаряд. Да, урон по живым целям более чем на 90 % зависел от того, кто стрелял или метал оружие. Но законы физики неживых объектов из реальности было не так-то просто изменить даже на КВВ. В таких случаях кинетическая энергия удара сохранялась на 50 % и более.

Новые снаряды, упавшие с высоты более десяти километров и ускоренные с помощью реактивных двигателей наносили фатальный ущерб строениям. Так как атака флота Федерации уже проявила себя, не было смысла прятаться. Многочисленные огненные болиды упали с неба, насквозь пронзая сразу по несколько ярусов. Если они попадали в основания «ветвей» мог рухнуть целый этаж. Даже «стволы» некоторых зданий не выдерживали мощи удара и надламывались в месте попадания.

С этого дня было совершено много нападений на города Мира Наземных Гарпий. Погибли миллионы жителей, были освобождены десятки миллионов рабов. Только лучшие команды прорицателей могли обнаружить нападение заранее, но они защищали Мировую Столицу и несколько Центральных Столиц третьего и выше уровней, команды прорицателей провинциальных городов не могли обнаружить вражескую атаку заранее. Маркиз Наземных Гарпий понес большую потерю и многократно пожалел, что связался с небольшим караваном «без какой-либо поддержки». Но он уже ехал верхом на тигре, поэтому, укусив пулю, мог только отправить больше войск для нападения на караван и поиск беглых рабов.

Глава 25 Навстречу переменам

В кричаще богато украшенном кабинете, интерьер которого изобиловал магической бытовой техникой, драгоценными камнями и металлами, друг напротив друга сидели две особы женского пола. Из роскошного сервиза они аккуратно попивали чай, стараясь не накапать на пышные платья, надетые на них.

— Ну, как у тебя дела, дорогая? — нежно произнесла та, что постарше.

— Герцогиня Жанна, у меня большая проблема! — проговорила Мирослава, едва ли не плача, но вспомнив, что хорошенько накрасилась перед выходом, она подавила это слабовольное желание.

— Так-так-так, рассказывай… — от опытного взгляда психологини не ускользнуло ни одно движение собеседницы.

— Арес… мой муж… он… он собирается жениться! — возмущенно и расстроенно воскликнула молодая девушка. — И сразу на нескольких женщинах!

— Ага! — кивнула Жанна. — Но ты ведь у него первая жена? Тебя же никто не притесняет? Виконтство твой Арес не собирается у тебя забрать?

— Первая! Нет, никто меня не притесняет, и мои текущие доходы не упадут. — помотала головой Мирослава.

— И в чем, собственно говоря, проблема? — нахмурилась герцогиня.

— Ну, как же? — разгневалась девушка. — Он меня предал!

— Хмм… — женщина легко похлопала ладонью по столу, а затем спросила. — Насколько я помню, он же не обещал быть женатым на тебе одной?

— Не обещал! — согласилась Мирослава. — Но ведь Вы сами говорили, что бедные мужчины недостойны жениться на красивой девушке, и если у него недостаточно денег, чтобы содержать одну женщину, правильный мужчина не заведет вторую…

— Эмм… — герцогиня Жанна смутилась.

Не слишком ли превратно поняла ее слова эта вонючая маленькая девочка? Следует знать, что барон — аристократ самого низшего уровня, управляет десятью регионами. Это никак не меньше десяти миллионов квадратных километров территорий и от тридцати миллионов подданных. Если регионы густо населены, то подданных может быть и более ста миллионов разумных. Десятки миллионов разумных, для которых барон — почти полный властелин, даже если он является вассалом вышестоящего аристократа. Уже на этом уровне нет никаких проблем в том, чтобы завести дюжину жен или мужей. Гарем более страстных баронов и баронесс может насчитывать несколько десятков или несколько сотен разумных противоположного или даже того же самого пола. Такое происходит сплошь и рядом. Кроме того, на КВВ есть огромное количество аристократов, которые не хотят делиться властью и имеют одну или несколько высокопоставленных жен (мужей) аристократок с независимой территорией, с которыми проводят вместе всего лишь несколько недель в году. При почти бесконечной жизни разумных на КВВ — за столетия набираются годы совместных воспоминаний. Разводы на КВВ также не редкость. И что за существование — граф? Территории графа в сто раз больше, чем у барона, а подданные исчисляются миллиардами. Муж этой неразумной клиентки слишком молодой и слишком занятой, при прочих обстоятельствах у графа были бы уже тысячи жен и наложниц. Особенно, если учесть, что этот молодой граф никому не подчиняется и является абсолютным авторитетом на своей территории. Арес еще хорошо относится к своей первой жене.

Жанна смутно помнит первые пару-тройку десятилетий своей жизни, но она помнит, что первым ее мужем был губернатор, и все ее подруги уже тогда завидовали. А эта девчонка напротив замужем за графом, который быстро растет и имеет бесконечные перспективы. Между прочим, откуда у Мирославы столько денег? Супер-вип места не просто так созданы. Обычно там сидят графини и маркизы, но эта малолетняя виконтесса без проблем попала туда. И билеты в вип-ложу она покупала так, будто пошла в таверну с дешевыми обедами. Обычно виконтессы столько не зарабатывают, тем более, Мирослава не работает. Она практически полностью вняла советам курса и занимается исключительно собой, не обременяя свою маленькую головку государственными делами. Неужели в наше время Эрос и Очки Духа растут на деревьях? Причина жалоб этой клиентки герцогине была едва ли понятна. Жанна уже почти начала сомневаться в собственном курсе, но быстро подавила эту мысль. С ЕЕ курсом не может быть никаких проблем, а значит, проблема в данном конкретном человеке. Что ж. Раз клиент платит, нужно удовлетворить ее потребности.

— Какой у тебя самый большой страх в данной ситуации? — задумчиво спросила герцогиня.

— Ну… — на некоторое время Мирослава запнулась, но быстро взяла себя в руки. — Эти курицы будут претендовать на мои деньги. Арес и так много и тяжело работает, чтобы получать текущий небольшой доход.

На этих словах Жанна едва не выплюнула чай, но девушка не заметила это движение своего консультанта и продолжила.

— Если этот доход будет поделен с другими женами, что делать мне? А как быть нашим детям? Мой сын должен унаследовать имущество своего отца, ну а если выскочат другие наследники и начнут претендовать на трон?

Надо сказать, что рассуждения Мирославы были несколько наивны. На КВВ разумные живут почти бесконечную жизнь, поэтому понятие наследования имущества как-то не рассматривается главами государств. Но Жанна не стала ей об этом напоминать.

— Хмм… насколько я понимаю, первой брачной ночи у вас так и не было, — улыбнулась герцогиня, девушка напротив густо покраснела. — Так дела не делаются. Мужчину легко контролировать через нижнюю часть тела, а у тебя этого контроля нет. Кроме того, вам нужно, как можно быстрее, завести ребенка. Тогда вопрос с наследованием будет куда проще. И через ребенка мужем также можно будет лучше управлять.

— А что же мне делать? — восторженно спросила Мирослава.

— Тебе нужно…

* * *
Огромное сельскохозяйственное поле простиралось во все стороны на многие сотни километров. Здесь в ровных квадратах выращивались различные культуры. То тут, то там ездили трактора, которые вспахивали землю, сеяли, поливали, удобряли и собирали урожай. Помогали им многочисленные гоблины, вооруженные современными качественными инструментами. Ничего не было потеряно, зерно собиралось в хранилища, а солома в амбары. Через определенные промежутки в поле стояли деревни и города. Все было мирно, все были заняты полезными делами. На окраинах земель этой волшебной страны мощные армии беспрепятственно расширяли территорию. Все сопротивляющиеся прямо уничтожались, но большинство предпочитали сдаться на милость победителю, становясь крестьянами, ремесленниками или воинами на службе у нового властелина. Элитный десант в это время уже захватил большое количество легендарных и эпических деревень. В заданные промежутки времени хранилища и амбары опустошались переносчиками, оставляя только небольшой запас для подданных гоблинов или представителей других рас.

Красная пустыня под палящим светилом кишела жизнью. Сотни огромных башен, непрестанно заполняемых пищей разного уровня качества, никогда не опустошались, но и никогда не могли наполниться. Бесконечная масса существ, похожих на муравьев, жуков или пауков, на спинах которых располагались большие деревянные корзины, подходили в башням, а скорпионоподобные зерги с ковшеобразными клешнями наполняли эти корзины едой. Затем носильщики перетаскивали пищу на разные уровни подземных катакомб, где кормилось бесконечное количество личинок и молодых насекомых. На самом нижнем уровне подземелий находились сотни маток насекомых, которые непрестанно рожали новые яйца. Вокруг них сновали люди в белых халатах, которые строго контролировали питание маток и производительность, а также произвольно брали яйца из каждого нового выводка, чтобы проверить характеристики нового насекомого. Большинство новорожденных насекомых отправлялись на работу в многочисленные шахты и рудники, вытащенные же на поверхность полезные ископаемые переносились в другие миры. Чуть более крепкие и способные особи одним большим потоком шли или летели к полукруглому порталу, исчезая в нем.

На обратной стороне портала сотни полипланов загружали в свои трюмы насекомых и отправляли их в разные точки. За десятки миров от портала караван на множестве машин и телег двигался без остановок, огибая большой мир, населенный кентаврами. В хвосте каравана двигались строители и воины, которые останавливали вражескую армию на подступах к каравану. А из лесов населенной области и диких земель к каравану постоянно присоединялись новые беженцы, которых кормили, одевали, обучали и распределяли на различные работы. В караване было много ремесленников, которые днем и ночью ковали оружие, отправляемое на фронт. В другом месте, куда отправлялись ездовые и тягловые насекомые, стояли высокие стены, которые уже не одну неделю сдерживали наступление многочисленных вражеских армий. Если раньше федераты постоянно отступали, чтобы снизить потери, то со временем отступление все замедлялось, пока вовсе не прекратилось. Огромные стада или рои насекомых перевозили оборудование и воинов с одного участка фронта на другой для укрепления защиты или контратаки. Где бы ни находились враги, каждую ночь полипланы-бомбардировщики трепали противникам нервы и понемногу выкашивали личный состав.

В подземном городе молодые студенты изучали основные законы Федерации Земли и армейский устав. После быстрой подготовки и вооружения, они отправлялись на миссии, которые заключались в поиске деревень в диких землях или в пресечении деятельности шпионов и разведчиков врагов. Подростки и дети помладше могли себе позволить блажь изучить другие науки. Количество подземных городов и их размеры неуклонно росли с добавлением все новых и новых деревень. На поверхности жили их родители, которые уже не пребывали в бесконечном страхе за свою жизнь, будучи защищенными массивными стенами на окраине диких земель и многочисленными отрядами военных, снующих между городами. Разведывательные полипланы, снабженные самой лучшей оптикой, предупреждали заранее о появлении банд или просочившихся отрядов противника. С увеличением размера наземного города, у жителей было все меньше и меньше забот. Многие семьи или даже одинокие бывшие беженцы могли себе позволить медленно накапливать Очки Духа для воскрешения собственной родни.

Николь сидела за массивным столом из прочного и тяжелого дерева. На столе расположились многочисленные папки со сводками из разных концов ее торговой сети. Продажи оружия, материалов, металлов, провизии, карт бойцов, драгоценностей, одежды и многое, и многое. Строительство, банковская деятельность, логистика. Если бы не обработка всех данных с помощью компьютеров на Земле, после чего точная сводка попадала на стол Николь в лаконично табличном виде, она бы уже давно утонула в водопаде данных. Девушка проверяла сводки, придумывала новые планы и писала приказы. Несколько служанок возле нее периодически подавали закуски или энергетические напитки. В коротких перерывах Николь делали массаж плеч, шеи и головы. Амбиции ее были велики, прекрасная эльфийка хотела доказать всему миру, что крупный предприниматель может обладать не меньшей властью, чем аристократ. Впрочем, она выдавала желаемой за действительное, ведь она уже давно стала аристократкой, отдав свое тело, душу и судьбу в руки молодому человеку с далекого провинциального мира.

В десятках разных миров глубоко под землей с помощью землеройных машин создавались большие сводчатые пещеры, о существовании каждой из которых знало лишь несколько переносчиков. Помимо немногочисленной охраны, оставленной на складах, там не было никого. Лишь десятки полипланов пылились в такой пещере. На периферии склада стояли пирамидки, которые маскировали пещеры от обнаружения поисковыми командами или прорицателями/ясновидцами через нити судьбы. Целенаправленный поиск, конечно, дал бы результаты, но кто бы стал искать сотни подобных пещер в десятках миров? Трюмы полипланов были полны бомб и метательных снарядов.

В конференц-зале на тысячи человек на сцене стоял богато одетый мужчина, который толкал написанную спичрайтерами речь, наполненную густым и наваристым куриным бульоном для души. Примеры внезапного успеха неких незнакомцев, благодаря целеустремленности, воле и трудолюбию, будоражили умы молодых людей и подростков, стоявших в зале. Несмотря на то, что оратор не привел ни одного доказательства к какому-либо примеру, мотивация и вера молодых сотрудников буквально кипела в воздухе и готова была прорваться сквозь потолок конференц-зала. Вскоре, на сцену вышли несколько юных лиц обоих полов, которые днем ранее сделали большие продажи. Успешные продавцы поощрялись большими суммами Эрос или ОД, а также различными подарками. Затем дивизионы, в которых продажи были не очень, совместно должны были отжиматься на глазах у ликующих коллег из дивизионов с хорошими продажами. Позже все разбились на пары и начали отрабатывать скрипт продаж. В конце мужчина на сцене снова произнес какую-то мотивационную чушь и распустил сотрудников. В определенный час во множестве мест Небесного Города на улицу высыпали тысячи юношей и девушек, которые начали приставать к прохожим на улицах и продавать им облигации различных компаний, а также военные облигации Федерации Земли. Более респектабельные молодые люди отправились в офисные центры или в богатые спальные районы.

На окраине земного мира КВВ громоздились железобетонные стены двухсотметровой высоты. На толстых стенах была проложена железная дорога, по которой могли ездить составы с припасами, а также бронепоезда с дальнобойными крупнокалиберными пушками или с вагонами с баллистическими ракетами малой дальности. Боеголовки, начиненные кассетными алхимическими бомбами были менее мощными, чем ядерные, но скорость и точность удара могли попортить врагам много крови. То тут, то там стояли бастионы с пушками, требушетами, установками залпового огня, системами ПВО и другим оборонительным оборудованием. Глубоко эшелонированная оборона простиралась на пять-десять регионов с многочисленными крепостями, способными на круговую оборону. Тысячи команд зарылись под землю с припасами на несколько месяцев. Точное местонахождение команды знал только капитан команды. Даже не генерал. У каждой команды была пирамида. Выбраться из-под земли они должны были в случайное время, не ранее чем через два месяца после падения барьера. В команду набирались сироты с минимальным количеством друзей и родственников. Чем меньше у воина было связей с другими людьми — тем лучше. Нити судьбы этих людей были очень скудными и малозаметными.

Заводы и фабрики в городах Федерации не останавливались на отдых ни днем, ни ночью. Сверхурочные оплачивались по тройному тарифу. Студенты военных академий подготавливались по срочному курсу. Армии Федерации либо тренировались боевой слаженности и личному мастерству, либо атаковали регионы местных государственников. Шпионы же постоянно следили за передвижениями войск различных государств, особенно из североатлантического альянса. Наложницы и будущие жены Ареса буквально валились с ног от усталости, занятые подготовкой к войне, а также к свадьбе. В таких условиях даже у Мао Цань закончилась праздная жизнь, она взвалила на себя переговоры и взаимодействие с КНР и китайскими кланами.

В кристально белом пространстве лаборатории, простиравшейся на сотни метров в стороны и десятки метров вверх, на постаменте в центре лаборатории находился метеорит. Он плавал в особой алхимической жидкости, которая заливалась сверху, а более тяжелый состав по специальной трубке откачивался снизу. Из полученной жидкости, настоявшейся на веществе из метеорита, можно было получить низкокачественную генную сыворотку. Сыворотка могла сделать из солдата наполовину призывателя с урезанными характеристиками и навыками, призывателю она давала несколько дополнительных очков характеристик, редко — прибавку к навыку призыва на +1. Однако, настой почти не тратил вещество метеорита. В отличии от более качественной сыворотки, настоя можно было получить огромное количество, перед тем, как метеорит растворится. Чем небольшое количество элиты, Арес предпочел иметь большую армию чуть ниже среднего стандарта. Большое количество лаборантов производили сыворотку и проводили исследования. За более высоко стоящим столом, почти у самого метеорита, Мари с глазами панды вновь и вновь перебирала новый состав сыворотки, а также заменители для настоя. Руки ее дрожали от усталости и нервного напряжения, но взгляд был острым и сосредоточенным.

На Земле постоянно кипели бои, воины в металлических доспехах атаковали один куб за другим. Низкоуровневые солдаты, перемещавшиеся на насекомых, собирали оборудование и отправляли его в распределительные центры. На Венере промышленный комплекс рос со скоростью видимой вооруженным глазом. Николай сидел напротив иллюминатора и смотрел в бесконечную пустоту космоса. Его снова отправили на миссию. В этот раз он должен был основать военно-промышленный комплекс в атмосфере Юпитера. Когда придет время он перенесет нужное оборудование в Солнечную Систему, а сейчас же он мог только развлекать себя просмотром аниме и дорам на ноутбуке. Он, конечно, был очень недоволен таким раскладом, но Арес ему очень доверял. Со временем, Николай привык к своей должности главного экспедитора и с головой погрузился видео-контент современной Земли. Благо, в хранилищах информации, содержащих многочисленные сведения и данные о культуре землян до прихода КВВ и Катастрофы, специально для него регулярно отыскивали лучшие сериалы из разных стран мира.

* * *
Я сидел в своем кабинете, разбирая бумаги с докладами с различных фронтов. Уже не помню, когда я в последний раз спал. В последние дни я просто жевал кофейные зерна, запивая их неразбавленным зельем здоровья. Физическое состояние мое еще держалось хорошо, но психическая усталость накатывалась волнами. Неожиданно в моем кабинете оказалась Мирослава, одетая в длинное пальто. Она огляделась, не увидев вокруг никого из слуг.

— Ты один? — заговорщически спросила девушка.

— Да, — с сомнением в голосе ответил я.

Моя пока единственная законная супруга подошла к двери кабинета и закрыла ее изнутри. Затем подошла ко мне, странно глядя на меня. Внезапно, она распахнула пальто и сбросила его с себя. Девушка отвела взгляд в сторону и густо покраснела. Под пальто на нее было надето красивое кружевное белье. Прекрасное юное тело эпической красотки было невероятно соблазнительным, а будучи в белье, она была гораздо привлекательнее, чем если бы была совсем нагая. Мой младший брат был очень доволен открывшемуся взору, несмотря на усталость последних дней, он оказался очень бодр и мотивирован.

— Что с тобой такое? — спросил я, сглотнув слюну.

— Я… я тебе не нравлюсь? — вопросом на вопрос ответила Мирослава с некоторой обидой в голосе.

— Конечно, нравишься! — улыбнулся я.

— Тогда… обними меня! — едва слышно промычала красавица, опустив голову. — Только реальный ты!

Я не стал отказываться, чувствуя, что в последнее время был действительно напряжен. Я развеял своего боевого аватара, а на его месте появилось реальное тело. Встав из-за стола, я подошел к Мирославе и подхватил ее на руки. Девушка слегка пискнула, но не отстранилась, обвив мою шею руками. Я понес ее в спальню, находившуюся рядом с кабинетом, непрестанно целуя ее губы, лицо и шею. Так началась наша первая брачная ночь. Хотя телосложение Мирославы уже было довольно сильным, а я постарался быть нежным, поначалу моя молодая супруга испытывала дискомфорт, которые вскоре сменился экстазом. В какой-то момент в ее глазах я увидел ту самую глубокую любовь и привязанность, которую я чувствовал два года назад, когда мы только познакомились и полюбили друг друга.

Несколько часов спустя, уставшие и счастливые мы нежились в кровати. Получив эмоциональную, духовную и физическую разрядку, я чувствовал, что впадаю в сон. В этот момент Мирослава спросила:

— Ты очень меня любишь? — девушка внимательно посмотрела на меня.

— Да, я тебя очень люблю! — искренне ответил я.

— Раз ты меня любишь, почему хочешь жениться на других женщинах? — проговорила она с нажимом.

— Ты для меня очень важна, но и они тоже, каждая из вас занимает большую часть моего сердца! — в голове моей было мутно, я действительно говорил то, что думаю.

— Ты же можешь просто спать с ними, зачем брать их в жены? — продолжила допрос Мирослава.

— Первоначально я хотел сыграть свадьбу после того, как Федерация Земли отобьется от захватчиков из другого мира, — пробормотал я, засыпая. — Но оказалось, что Муркарина беременна, нехорошо будет, если мы поженимся после рождения ребенка. А раз уж свадьба должна состояться, то лучше сразу всех взять в жены.

— Вот как… — проговорила Мирослава сжимая кулаки. — Саша. А ты можешь не жениться на них ради меня?

— Милая… извини… — сквозь сон ответил я. — Будет несправедливо, что я женился на тебе, но не взял в жены тех, кто долгое время был рядом со мной и помогал мне. Об их игнорировании не может быть и речи. Ладно, я устал, давай спать. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи! — тихо ответила Мирослава.

Но с закрытыми глазами я не увидел, что взгляд ее был наполнен разочарованием, болью и ненавистью…

Конец 10 книги

Друзья, вот и конец десятой книги. Спасибо огромное всем нашим читателям за терпение. Последнее время мы немного сместились в плане сроков. Но исправимся! В юлижайшее время выйдет 11 книга.

Приключения Ареса продолжаются!



Всегда ваши Сергей и Кай.


Оглавление

  • Глава 1 Прорыв
  • Глава 2 Поле информационной стабильности
  • Глава 3 Союз Человечества
  • Глава 4 Мать
  • Глава 5 Безумие
  • Глава 6 Центральный Союз Добра
  • Глава 7 Центральная Столица
  • Глава 8 Рабы
  • Глава 9 Зиккурат
  • Глава 10 Банкет
  • Глава 11 Маркиз Дибон
  • Глава 12 По всем фронтам
  • Глава 13 Фронт на десять тысяч км
  • Глава 14 Играть от обороны
  • Глава 15 Лидер
  • Глава 16 Достойная жена
  • Глава 17 Ядро КВВ
  • Глава 18 Дурные пророчества
  • Глава 19 Профессиональный заемщик
  • Глава 20. Сплошные неожиданности
  • Глава 21 Поиски потерянной спасительницы
  • Глава 22 Новый фронт
  • Глава 23 Преследование
  • Глава 24 Ассоциация Прорицателей
  • Глава 25 Навстречу переменам