КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604185 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239526
Пользователей - 109466

Впечатления

fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Вечный Герой [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Вечный Герой (а.с. Вечный Герой -1) 1.89 Мб, 461с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Юрий Винокуров

Настройки текста:



Юрий Винокуров Вечный Герой


Это то РеалРпг, которое вы заслужили)

В этой книге:

— Не будет простыней статов, но будет развитие героя. Небыстрое, но беспощадное.

— Герой моногамен и гордится этим.

— Повествование будет неспешное, дабы собрать все «плюшки», до которых он сможет.


* * *

Том 1

Глава 1


— Зачем ты полез на «ластоногого» рогом? Я же сказал тебе — прикрывай! Его щит нашим пукалкам не по зубам! Ты чем вообще на своих «вумных» лекциях слушал?

— Да откуда он вообще там взялся? Локация нулевого уровня! Там «ластоногих» в принципе быть не должно!

— А приставка «плюс» в названии локации тебе ни о чём не говорит? Она специально стоит для таких умников как ты! И что означает этот самый «плюс»?

— Что Измерение нестабильно и возможны проникновения существ, не совпадающих по уровню с локацией! Но там шанс меньше десятой доли процента!

— Я как будто не с курсантом Геройской Академии разговариваю, а с «пушечным мясом» для массовки! Есть такое понятие «математическая вероятность»! Вы ее должны были изучать, если Академия, конечно, окончательно не скурвилась! Так вот! Вчера она сработала! Любой ненулевой шанс — теоретически может осуществиться!

— Хруст, оставь его, ну облажался парень, бывает!

Интересно, какая она — смерть? Почему-то мне казалось, что я в очередной раз её обманул. Вот только откуда такие глубокие познания предмета?

Голоса, что я слышал доносились издалека и, как будто, сквозь туман. Кто это разговаривает и о чём они, вообще, говорят я не имел ни малейшего понятия. Лёгкая вибрация и тяжесть внизу живота не добавляли понимания ситуации.

Кажется, я лежал на чем-то жёстком и неудобном. Вокруг было жарко и сухо, как в пустыне Сахара… Что это, вообще, за пустыня такая? Помнил я только, что она большая, безумно жаркая и жёлтая. А еще там эти… как их? Бедуины на верблюдах.

Я разлепил глаза, в которые как будто насыпали того странного жёлтого песка из странной пустыни Сахары. Над головой был странный потолок, то ли палатки, то ли каркасного здания. Очень старого и изношенного. Ржавые поперечины обтягивала ткань, что-то вроде брезента, местами рваного, через дыры которого проглядывалось… небо? Если это небо, то почему оно фиолетового цвета?

Громкое урчание отвлекло меня, и я перевёл взгляд ниже. Твою ж налево! На мне прыгала и извивалась здоровенная баба, фигуре которой позавидовал бы молодой Шварценеггер! По крайней мере, если судить по голым рукам, мощной шее и мускулистым бёдрам, крепко обхватившим моё тело.

Смуглая кожа, растрёпанная грива чёрных волос, запрокинутая от удовольствия голова с мощной челюстью. Одета она была в какой-то бесформенный балахон, скрывавшее большие, ритмично подпрыгивающие сейчас груди, которое было просто задрано вверх ровно настолько, чтобы позволить ей оседлать меня и совершить соитие, которое, видимо длилось уже некоторое время…

Первая меня реакция удивила меня самого. «Мне нельзя! Я женат!!!» Надо же! Откуда я это знаю? Гхм! Да я понятия не имел, когда и с кем я занимался сексом в последний раз! Хотя, я точно помнил, что поза «женщина сверху» использовалась мной исключительно в состоянии тяжелейшего алкогольного опьянения, в ином случае, я никогда не позволял женщинам забираться сверху. Считайте это моей блажью, но как есть!

Еще и моя партнерша была явно не в моём вкусе. Из моих сексуальных предпочтений у неё соответствовал только размер, сейчас не видимой под грязной тряпкой, груди. Так-то я всегда предпочитал… хмм… забыл! Но, точно, не таких!

Сейчас я не был пьян и был раздражен, поэтому инстинкты сработали сами по себе.

— Ну-ка, брысь! — скомандовал я, рывком садясь, схватив руками женщину за талию и ловко ссаживая её с себя. Что-то, хотевшее быть кроватью, но скорее топчаном собранным из «говна и палок», выполнявшим сегодня функцию нашего ложа любви оказался слишком узким и я, невольно «ссадил» партнёршу на пол с высоты около метра. Невежливо, согласен, но настало время разобраться в окружающей странной действительности.

Я хотел было извиниться за свою неловкость, но моё внимание привлекли мои руки. Нет, моё внимание привлекли «не мои» руки!

Я помнил, что у меня были немаленькие ладони, но сейчас они были явно шире, кожа на них была грубее, а пальцы заканчивались обгрызенными ногтями с въевшейся под ними грязью. Сама кожа была на ощупь плотнее и грубее, сильно загоревшая, хоть загар и имел какой-то фиолетовый оттенок.

Мощные мышцы на руках и ногах дополняли картину, проведя рукой по голому животу я почувствовал под пальцами кубики пресса, такой твёрдости, какой не было у меня в мои лучшие годы, которые я тоже не помнил, а мой, уже слега опавший «младшенький»… гхм… определённо внушал! И это было последней каплей! Этот член точно не мой!!!

Девушка на полу, видимо, отошла от шока и тут же открыла рот. Голос у неё был громкий и пронзительный. Она заорала так, что я невольно поморщился.

— Ах ты тупой урод! Ты что себе позволяешь?! Я еще не кончила!!!

Я удивлённо перевёл взгляд на вопящую бабу. А она, оказывается, не только страшная, но и истеричная! Если первое я еще мог ей простить, ведь «некрасивых женщин не бывает…», то вот второе уже перебор. Никогда не понимал так называемых «стерв», от которых мужики теряли разум, а с ним честь и достоинство.

— Рот закрыла, овца! — рявкнул я.

Посыл я до неё, определённо, донёс и она, даже несколько секунд смотрела на меня с глубочайшем изумлением, прекратив орать. А вот то, что случилось дальше, я явно не мог предположить.

Бабища схватила лежащее рядом копьё, ну по крайней мере я так идентифицировал эту металлическую палку и, с нездоровым энтузиазмом, постаралась проткнуть меня этим недоразумением.

Тело среагировало быстрее разума, я отобрал у неё «копье» и от души ввалил пощечину! Нет, так-то я женщин не бью, насколько я помнил, но уж очень она какая-то… стрёмная!

Баба тонко завизжала и выбежала наружу с криками.

— Молчун сошёл с ума!!!

Снаружи засуетились в палатке возникли сразу три хари. Две из них были откровенно бандитские, еще она принадлежала худому пацану неопределённого, но явно юного возраста.

— Молчун, ты в порядке? — поинтересовалась одна из «бандитских» морд.

— Да, вроде, да! — буркнул я, пытаясь упаковать своего нового «питона» в какое-то подобие набедренной повязки.

— Ты что, разговариваешь?!! — неожиданно выдала вторая морда и мне в лицо направили раструб какого-то охренительно большого стреляла.

— Эй парни, спокуха! — я поднял руки в примирительном жесте. — Если баба, которая меня сейчас трахала — кого-то из вас, то забирайте её себе, к хренам! Я не претендую! И ваще, это натуральный харасмент! Бесчувственного меня трахать — это не комильфо!

— Эко Молчуна приложило! — изумилась первая «морда», но пушку не опустила. — И заговорил он какими-то странными словами!

— А кто его так? — осведомился писклявым голосом «юнец».

— Да не видел я! Он в сторону отошел! Тень там была, какого-то странного цвета розового оттенка! — неуверенно ответила Морда № 2.

— Это кто ж такой был? — не отставал пацан.

— Да хрен знает! Долбанный «плюс»! Кто ж его знает! — скривилась 2-я Морда.

— Так! Спокойствие! Только спокойствие! — еще раз попытался угомонить я пришлых. Учитывая, что стволы пушек чуть опустились, вроде помогло. — Предлагаю переговоры!

Откуда-то вспомнилось, что я чёртов мастер переговоров! Но, это не точно.

— Ну… — задумалась Морда № 1. — Можно поговорить!

Он кивнул стволом в сторону выхода.

— Давай, выходь, покалякаем!

Ну, я осторожно вышел, чувствуя себя не в своей тарелке. Полуголый, непонятно, где и непонятно с кем. Что тут творится, вообще?

Снаружи я прищурился от яркого солнца. Конечно, же фиолетового. Его яркие лучи освещали не то степь, не то полупустыню, раскинувшуюся вокруг полуразрушенных строений, бывших когда-то маленькой деревенькой.

Небольшое кострище, над которым побулькивал котелок с каким-то варевом, аккуратно сложенное снаряжение, среди которого выделялась броня и оружие. Всё очень плохого качества и сильно потрепанное. Последнее, почему-то привело меня в уныние, ведь я привык к снаряге получше. Сильно получше! Я точно помню!

А еще рядом с посёлком была арка. Она сильно отличалась от окружающего пейзажа своей… технологичностью, что ли? Голубоватый металл был гладким, без единой царапины и сиял на солнце отполированной поверхностью. Странная штука, но с этим разберемся попозже.

— Итак? — спросил я настороженных хозяев, присаживаясь у костра на здоровенное бревно. При этом поймал себя на мысли, что я дико голоден, а запах из котелка вызывает интенсивное слюноотделение. И продолжил совсем не так, как хотел. — Есть что пожрать?

— О! — морда № 2 неуверенно улыбнулась. — Вроде наш Молчун всё-таки?

— Не готово еще, — хмыкнула морда № 1, тоже немного подрасслабившись, но тут же снова показательно нахмурившись. — Сначала — поговорим!

У меня громко заурчало в животе, и я хмыкнул.

— На пустой желудок разговаривать несподручно! Мож бутеры какие имеются?

Снова стрелялы были направлены на меня.

— Что за «бутеры», Молчун?

— Ну это… — я развел руками. — А, к хренам! Хоть попить дайте! Горло пересохло!

Христофор что-то пробурчал и протянул мне флягу. Я отхлебнул и у меня перехватило дух.

— Это… что… за шмурдяк? — выдавили я из себя.

— Ну, чай не пятнадцатилетний вискарь, но тоже ничего. Самогон! На травах!

— А, по-моему, на кизяках, — я с трудом восстановил дыхание. — Ладно! Давайте поговорим! Вы кто такие, вообще?

— Мы герои! — пискнул пацан.

— Да ладно?! — искренне изумился я, разглядывая их более пристально.

Полуголая бабища, неопределённого возраста была мне под стать. Ну, точнее, под стать тому телу, в котором я сейчас находился. Ростом под два метра и килограмм сто тридцать живого веса… Гхм… Ей сиськи воевать не мешают?

Морда № 1 был пожилым сухим мужчиной, с короткой бородкой и длинными седыми волосами, забранными в хвост на затылке. Густые кустистые брови хмурились, практически закрывая глаза.

Морда № 2 был мужиком помоложе, лет 30–40, но тоже с бородкой и хвостом. Чем-то неуловимо он напоминал первого, скорее всего это были родственники.

Одеты эти двое были, как какие-то чёртовы ковбои! Кожаные плащи и штаны, широкополые шляпы и пояса с патронташем. Ну, чисто Дикий Запад, чтобы это ни значило!

Ну и пацан. Лет восемнадцать, совсем юнец, форменный дрыщ, пытающийся, видимо, по примеру старших отпустить себе бородку, которая росла неравномерно и не везде. Смотрелось это как… волосы, не буду говорить, где… Фу! Одет он был в какое-то подобие формы серого цвета — то ли мундир, то ли костюм какого-то заведения.

— Герои из вас, по-моему, так себе! — не удержался я.

— Да что ты говоришь?! — изумилась Морда № 1.

— Так стоп! — поднял я руку. — Давайте представьтесь, а то как-то неприлично переговоры вести, не зная с кем!

Присутствующие нахмурились, засопели, но молчали. Пацан поднял руку, всё-таки слово «молодость» антоним слова «тугодум», я так считаю. Но это не точно! Они о чём-то пошушукались, и старший одобрительно кивнул головой.

— Это, — пацан начала вещать, указав на Морду № 1. — Уважаемый вождь…

— Команчей? — не сдержался.

— Чего? — вылупился пацан.

— Ничего, сорян, продолжай! — что-то пёрло из меня, а что — я понять не мог. Наверное, нервное.

— Хмм… — пацан попытался снова сосредоточиться. — Так вот, это — вождь геройской ватаги «Необоримые Перцы», глубокоуважаемый Герой 3-го ранга Христофор Поганкин!

«Глубокоуважаемый» степенно кивнул.

— Это, — малой показал на морду № 2. — заместитель вождя геройской ватаги «Необоримые Перцы», чуть менее уважаемый Герой 2-го ранга Парамон Поганкин!

Этот тоже кивнул… чуть менее степенно.

— Я, — он стукнул себя по узкой груди. — Герой-стажёр, Болислав Студень, курсант геройской Академии вольного города Ежовска при дворе Великого Князя Блистательного. Нахожусь на практике!

— Это, — юноша указал на всё еще злую бабу, буравящую меня недовольным взглядом. — Боец ватаги «Необоримые Перцы», Герой 2-го ранга Кларисса Мелосская… Твоя девушка, между прочим!

Твою ж мать, вот это встрял!

— Ответственно заявляю, что я отказываюсь быть её… гхм… парнем! — ткнул я пальцем в бабищу, на что та засопела с удвоенной силой.

— Но… Вы же так давно вместе? — удивился Болик.

— Не помню — значит не было, — замотал головой я. — Хочешь? Себе забирай!

— Не хочу, — смутился мелкий.

— Отож! — поднял я вверх указательный палец. — Ну, поехали дальше! И что делают герои?

— Герои… — начал пацан, но его перебил Христофор.

— Цыц! — крикнул он, вскочив и прислушиваясь. — Слышите?

Я честно прислушался, но нихрена не услышал.

— Вроде, топот копыт! — неуверенно сказал брат вождя. — Всадники?

— Думаю, это дружина князя! — побледнел вождь. — Быстро в локацию!!!

— Но, Молчун! Как с ним быть? — возразил юнец.

— Каждый человек на счету! По ходу разберемся! А вот встретиться сейчас с дружиной мне совсем не хочется! Если вы не помните, то у нас всё еще нет достаточно кристаллов для налога!

Все, как будто понимая серьезность ситуации, повскакивали с мест и заметались по лагерю. Я же покрутил в руках фляжку, хмыкнул и повесил её через плечо, благо она была на ремне.

— Держи! Это твоё! — буркнула бабища, протягивая мне круглый щит с пятнами ржавчины и какую-то позорную то ли биту, то ли обрубок трубы.

— Что это? — поинтересовался я.

— Это твоё оружие! — насупилась тётка.

Мда, я понимаю, что экономия должна быть экономной, но не до такой же степени. Кого я этим хламом прибить-то смогу. Я хотел было выразить своё возмущение, но вокруг уже не осталось благодарной аудитории — все побежали к арке.

Христофор произвел какие-то манипуляции, металл арки зажужжал и подёрнулся полупрозрачной пленкой, сквозь которую просматривалось какое-то полутёмное помещение.

— Вперед! — крикнул Христофор и его братец тут же шагнул вперед.

Я хмыкнул и заглянул за арку. Удивительно, но он как будто вошёл в это марево.

— Экое колдунство! — покачал головой я. В это время в арку зашли, сначала Болик, а за ним и Кларисса.

— Ну, что ты ждешь?! Вперед! — заорал наш нервный вождь.

— А шо там? — кивнул я на арку.

— Некогда объяснять! Вперед! — продолжал истерить наш командир. — Бери защитный аватар!

— Чё? — удивился я, но у старика кончилось терпение, и он силком затолкал меня в марево.

* * *
Странное ощущение. Как будто я лишился тела и витаю сейчас бесплотным духом в каком-то сером мареве. А перед глазами у меня начали возникать буквы…

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ВАТАГА «НЕОБОРИМЫЕ ПЕРЦЫ»…

ДОСТУП РАЗРЕШЕН…

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ИНДИВИД «МОЛЧУН»…

ГЕРОЙ 2-ГО РАНГА…

ОШИБКА… СОЗНАНИЯ НЕ СОВПАДАЮТ… ОШИБКА…

НЕВОЗМОЖНО ЗАГРУЗИТЬ ИНДИВДА…

ВАШ ВЫБОР…

ЗАГРУЗИТЬ СОХРАНЕННОГО / СОЗДАТЬ НОВОГО

…I

Тут я понял, что мигающий курсор предлагает мне выбор. А что там у меня сохраненное есть, вообще? Интересно! Я сосредоточился и мысленно жмякнул на «Загрузить Сохраненное».

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ПОИСК СОХРАНЕНИЯ…

ИНДИВИД «ДАН…»

ОШИБКА… ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН…

ИНДИВИД «СЕРГ…»

ОШИБКА… ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН…

ИНДИВИД «АНТ…»

ОШИБКА… ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН…

ИНДИВИД «ИЛ…»

ОШИБКА… ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН…

ИНДИВИД…

ОШИБКА… СБОЙ СИСТЕМЫ…

ЗАГРУЗКА СОХРАНЕННОГО ИНДИВИДА НЕВОЗМОЖНА…

ПЕРЕНАПРАВЛЕНИЕ…

ВАШ ВЫБОР…

СОЗДАТЬ НОВОГО

…I

Кто все эти люди?!! Что тут, вообще, творится?!!


Глава 2


Мдааа… Все эти «Ант» и «Ил» мне ни о чём не говорили… хотя «Ант» — это вроде «муравей», а «Ил» — самолёт такой был неубиваемый, особенно вместе с цифрой «2». Хмм… Опять меня куда-то понесло.

В общем, надо признать, что меня посетила птица Обломинго. Выбор без выбора. Ну, что ж! Тыц!

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

СКАНИРОВАНИЕ СОЗНАНИЯ…

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛА…

ОБРАБОТКА ДАННЫХ…

ПОЗДРАВЛЯЕМ!!!

ВАМ ПРИСВОЕН РАНГ «ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ»

ВВЕДИТЕ ВАШЕ ИМЯ

…I

Тут мне показалось, что когда-то меня об этом спрашивали и я, даже, что-то на это ответил. Вот только что? И когда это было? И было ли вообще?

Я напрягся, пытаясь вспомнить хоть что-то. Кому расскажи, хрен поверят — не могу собственное имя вспомнить! Тут курсор вздрогнул и выехала новая надпись.

ВНИМАНИЕ!!! ОСТАВШЕЕСЯ ВРЕМЯ ДО ВЫБОРА 10 сек

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ — ИМЯ БУДЕТ ПОДОБРАНО СЛУЧАЙНЫМ ОБРАЗОМ…

10… 09…

И тут я малость очканул. Неизвестно, что мне за имя сгенерируется. Даже гадать не буду! Нужно срочно вспоминать! Ну, или придумывать. Шарики и ролики в башке у меня закрутились и тут пришло какое-то отрывочное воспоминание.

Какой-то голос у меня в голове говорил какие-то не очень понятные, но офигенно важные слова! Я точно знаю, что они важны!

«Запомни одно! Вы все — Семья! Вечная Семья! Не забывай об этом! И прости меня, дружище!»

Кто это был, пожри меня Хаос?! Твою ж мать! Что ж меня так штырит! Может я психом был и страдал раздвоением личности? Своё имя не помню, а вот имя моего «невидимого друга» крутилось в голове, ускользая от моего внимания в самый последний момент, не давая за него ухватиться… Имя! Имя! Сука!!! Али… Аппероль… Адлер… Аллах… Акбар…

03… 02…

— Альт!!! — мысленно заорал я.

ВЫБРАННОЕ ИМЯ «АЛЬТ1»

ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ

— Какой, к хренам, один? — я убрал единицу и нажал «да». Тут же выскочило новое уведомление.

ВЫБРАННОЕ ИМЯ НЕДОСТУПНО…

ВОЗМОЖЕН ВАРИАНТ «АЛЬТ777»

ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ

Не, ну так-то три семерки — это прикольно, стильно, молодёжно, но меня это не устраивает. А ну-ка…

ВЫБРАННОЕ ИМЯ «АЛЬТТ»

ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ

О! Другое дело! Почти как «Котт», где второе «т» всё равно при произношении не слышно… Хмм… А кто такой Котт?! А, пофиг! Я нажал «да».

ВЫБРАННОЕ ИМЯ НЕДОСТУПНО…

ВОЗМОЖЕН ВАРИАНТ «АЛЬТТ666»

ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ

Да эта грёбанная система надо мной издевается.

ВНИМАНИЕ!!! ОСТАВШЕЕСЯ ВРЕМЯ ДО ВЫБОРА 10 сек

ЭТО ПОСЛЕДНЯЯ ПОПЫТКА!!!

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ — ИМЯ БУДЕТ ПОДОБРАНО СЛУЧАЙНЫМ ОБРАЗОМ…

10… 09…

Да чтобы вам жить на одну зарплату! Сука!!! Как там было в прошлый раз? Бли-и-ин… У меня была собака и звали её… Как же ее звали? Барбос? Шарик? Тузик?

05… 04…

А-а-а-а-а!!! Как звали моего бульдога?!

03… 02…

Да, хренам!!!

— Бульдог! Я вас козлов лично покусаю!!!

ВЫБРАННОЕ ИМЯ «БУЛЬДОГ»

ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ

— Да, мать вашу!

ИНДИВИД «БУЛЬДОГ»…

ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ…

ЗАГРУЗКА АВАТАРА… ОШИБКА…

НЕ НАЙДЕН НИ ОДИН АВАТАР…

ВАШ ВЫБОР…

ЗАГРУЗИТЬ СОХРАНЕННОГО ИЗ БЭКАПА / СОЗДАТЬ НОВОГО

…I

Ну, попытка не пытка… Нажал «Загрузить»…

ДОСТУПНЫ АВАТАРЫ

МОЛЧУН / МОЛЧУН+ /МОЛЧУН++

ВАШ ВЫБОР…

…I

Мда…Чрезвычайно информативно! А ну-ка… Я осторожно нажал «Молчун» — передо мной появился виртуальный синий крепыш, скорее всего я так сейчас выгляжу со стороны. Нажал «Молчун+» — крепыш превратился в бугая — огромного и неповоротливого, хмм… Ну давай посмотрим дальше — тыц на «Молчун++» — бугай «сдулся», став даже меньше оригинала — худой жилистый, но, сука, всё еще синий!

— Моя крушить! — буркнул я, снова возвращаясь ко второму Аватару. Не, такой футбол нам не нужен, дрыщеватый тоже слишком… дрыщеватый, так что нажму как я на «обычного» Молчуна. Сказано-сделано, надписи еще поморгали и меня выкинуло в Странный Новый Мир…

После яркого фиолетового солнца, окружающий полумрак меня немного напряг. Поморгав глазами, я попытался что-то рассмотреть.

Группа людей неподалёку как раз что-то обсуждали, ожидая меня. Это вроде были «мои», но выглядели они несколько по-другому.

— … и что это значит? — спросил молодой пожилого.

— Да не знаю я! — раздраженно сказал тот. — Первый раз такое вижу! Локация поменялась! Не к добру это…

— Что за кипеш? — поинтересовался я, подходя к своей группе.

— Молчун! Ну ёма-ё! Надо ж было Молчуна плюс брать! Я же говорил тебе!

— Ничего ты не говорил, — огрызнулся я, пытаясь рассмотреть говорившего. Глаза всё еще не адаптировались к тусклому освещению, и я видел смутный силуэт, зато я прекрасно видел зелёную надпись у неё над головой: «Хруст». — А ты, вообще, кто?

— Командир твой, болван!

— Сам болван, — удивительно гармонично ответил я. — Христофор? Ты ли это?

— Ну, да!

— А почему «Хруст»?

— Это Боевое Имя!

— А почему не «Колумб»?

— Что?

— А, забей!

Я, наконец, прозрел, и смог разглядеть свою ватагу. Они несколько отличались от своих обычных, «реальных» тел.

Хруст был повыше и постройнее, Пар — точная его копия-близнец, Болик — взрослый седоватый мужчина с короткой бородой, а Клара… была офигенной красоткой-блондинкой, и да, сиськи она себе подуменьшила, так-то драться по любому удобней! Да будь она такой на самом деле, возможно, я так бы так резко и не отреагировал… там… Или отреагировал? У меня же, вроде, жена была? Когда-то? А, к Хаосу! Вот… Опять… При чём тут Хаос?

А еще их оружие видоизменилось. Нелепые стреляла у братьев превратились во вполне приличные винтовки, Болик держал в руках какой-то жезл, а вот у Клары вместо железной палки было полноценное копье, светящееся красивым синим цветом. Я поднёс к глазам своё оружие. Так и есть — уродливая дубинка превратилась в небольшой, но увесистый клевец, а ржавый щит блестел отполированной поверхностью, по которой пробегали синеватые искры. М-магия!

— Посмотрите на его ник! — остриё красивого копья оказалось, внезапно, у моего лица.

— Эй, подруга! — запротестовал я. — Ты хоть и сильно похорошела, но я знаю, что внутри ты всё такая же злобная сучка, поэтому если будешь продолжать тыкать в меня своей палкой — снова леща огребешь!

— Что за чёрт? — удивился Хруст. — Молчун?

— Ну да… Типа… — кивнул я, краем глаза следя за безумной бабой.

— А почему у тебя над головой «Бульдог»?

— Без понятия, — соврал я. — Глюк, наверное!

— Что?!

— Так, мы тут что делать собрались? Разговоры разговаривать? Или войну воевать? Хруст, ты же сам сказал, что времени нет! — ловко съехал с «темы» я.

— Да-да! — всполошился вождь, но посмотрел на меня подозрительно. — А с тобой мы потом разберемся!

— Непременно разберемся! — кивнул я. — Ну и что мы забыли в этой мрачной и негостеприимной пещере?

Вместо ответа, Хруст поднял ружье и выстрелил. Показалось, что в меня. У меня даже сфинктер сжался, но Император не ссыт! Мда… И я не ссу! Хотя, при чём тут Император?

— Какого хрена? — заорал я.

Хруст молча покачал головой и прошел мимо меня. Я обернулся. На полу пещеры лежал труп паучка, размером с крупную собаку, над которым задорно светилось.

Малыш-Арахез (Мертв)

— Хмм… — почесал затылок я. — Ну, типа, спасибо!

Хруст протянул руку, но придержал её и поинтересовался, нахмурившись.

— Ты, реально ничего не помнишь? И, даже, зачем мы здесь?

— Ну-у-у… — протянул я, судорожно придумывая отмазку. — Мы тут для того… чтобы всех нагибать и унижать! Вот!

Вождь покачал головой.

— Иди сюда!

Я осторожно подошёл, косясь на его стреляло. Хрен знает этих героев, может они ненормальные маньяки?

— Протяни руку! — кивнул Хруст.

— Вот так? — поинтересовался я, исполнив требуемое и осёкся.

У меня перед глазами тут же появилась надпись.

Осколок Энергокристалла (1шт.)

Переместить в Пространственное Хранилище?

Да/Нет

Ну, я, не будь дураком, нажал «Да».

— И что теперь? — поинтересовался я.

Хруст снова тяжело вздохнул.

— Посмотри у себя в хранилище.

— А где оно? — «на белом глазу» поинтересовался я.

Кажется, у нашего вождя заканчивалось терпение. Он пробурчал себе под нос что-то матерное и ткнул мне в пояс. Я опустил взгляд. На поясе у меня висела маленькая сумочка, над которой было написано.

Пространственное хранилище.

Качество: Обычное.

— Всё чудесатее и чудесатее! — хмыкнул я. — А что это за осколок такой?

Хруст уже просто махнул рукой, у него не осталось сил на возмущение.

— Это то, зачем мы сюда пришли! Дай сюда! — он протянул руку.

— А как? — поинтересовался я.

— Руками, мать твою! Руками! — внезапно заорал вождь.

— Хмм… — я протянул руку к хранилищу, мысленно изъявив желание достать оттуда осколок. Он чудесным образом тут же оказался у меня в руке. Маленькая блестящая стекляшка, размером с горошину. — И незачем так орать! Я, вообще-то, понятливый!

— Непохоже! — буркнул Хруст и забрал осколок у меня с ладони, после чего он волшебным образом у него исчез. Видимо, переложил в своё хранилище.

— Так! Время идет! Давайте здесь всё зачистим! — выразил своё мнение бравый вождь.

Ну, и мы пошли зачищать. Попутно я поинтересовался своей, вероятно, колдунской одеждой и снаряжением. Колдунскими оказались только молоток и щит, одежка на мне была совершенно обычная. Ну, я так предполагаю, исходя из того, что никаких надписей над штанами и рубахой не появлялось. Я даже украдкой заглянул себе в штаны, надеясь на колдунские трусы, но с этим тоже вышел облом.

Зато над молотом и щитом гордо горела надпись серого цвета.

Дробящее Оружие (Трансформируемое. Количество трансформаций — 3)

Текущая трансформация — Клевец.

Качество: Обычное.

Усиление: Отсутствует.

Щит (Нетрансформируемый)

Качество: Обычное.

Усиление: Электрошок (Заряды 5/7)

— Псс! Болик! — окликнул я седого мага, в реальности — юного дрыща. — Чё за хрень этот «Электрошок» на моём щите? Как он работает?

Благообразный мужчина косо на меня посмотрел, но видимо природная юношеская общительность сыграла свою роль.

— Наносит урон нападавшему! Как… Ну, как электрошок!

— Супер! — кивнул я. — А как им пользоваться?

— Мысленный приказ?

Ну, я и приказал мысленно. Ничего не происходило. Я ткнул кромкой щита Болика.

— АЙ!!! — заорал «маг», когда его нехило так шибануло током.

— О! Работает! — обрадовался я. — Но, только от контакта!

— Ты с ума сошёл? — у Болика почему-то дёргалась левая рука и левый глаз — видимо последствия шока.

— Нельзя на своих нападать! Ты меня чуть на респ не отправил!

— Сорян, мой косяк! — искренне сказал я. Мне реально было жаль пацана. — Стоп! Куда не отправил?

— Ну, на возрождение, типа. Меня бы выкинуло из Локации.

— То есть если нас тут до смерти закусают эти милые паучата, то мы не сдохнем? — осторожно поинтересовался я.

— Конечно нет! Ну тебя и приложило! Это ж Локация! Или, Измерение! Тут нельзя умереть… — тут он сбился. — Нет, ну в некоторых Локациях можно умереть, но не в этой точно! Она, нулевого уровня, хоть и с припиской «плюс»!

— Прикольно! — хмыкнул я. — Ну, пошли наших догонять, а то вождь обидится!

— Точно! — всполошился старый пацан. — И Хруст долю урежет!

В глубине раздались выстрелы, показывая, что нам действительно нужно поторопиться.

— А куда идти-то?! — поинтересовался я, глядя на три прохода передо мной.

— Как куда? — изумился мой сопартиец, но быстро спохватился. — Карту посмотри!

— Карту? — нахмурился я и хотел было продолжать тупить, но потом сдержался. Так-то алгоритм этого чудесного места я уже понял.

— Карта! — буркнул я и перед глазами возникла карта, загородив нахрен мне всю остальную видимость. — Бля! Я ж нихрена не вижу!

— Масштабируй и передвигай! — прошипел пацан. Надо же! Кажется, я и жизнерадостного юнца уже достал.

Ну, я и масштабировал. И передвинул, ага. В итоге я увидел ветки туннелей и три зеленые точки, чуть поодаль в правом проходе, к которым поодиночке и парами приближались красные точки. Ну вот! Понял! Не дурак! Был бы дурак — не понял! Наши, значит, зеленые, враги — красные! Пора показать, кто тут в доме хозяин.

Я подхватился и бросился в тоннель с задорным боевым криком.

— Слабоумие и Отвага!!!

Лихо выскочив в небольшой зал, где заняли оборону мои сопартийцы я мгновенно оценил ситуацию. Клара воевала на «передке», прикрывая двух стрелков. В принципе, стрелки пока справлялись, и модное копье Клары всё еще было чистым.

— Где вас черти носят?! — выругался вечно недовольный Хруст. — Ты должен работать с в паре с Кларой и нас прикрывать! Урежу долю!

— Иди в жопу, — огрызнулся я. — У меня дела были! Я ваш мир постигаю!

Хруст выругался и принялся опять стрелять. Через две минуты, паучки перестали выбегать из проходов.

— Пар, собери! — приказал вождь брату и тот пошел по залу, забавно притормаживая у трупиков паучков, чтобы собрать хабар. Хруст стоял рядом со мной и демонстративно излучал недовольство и негодование. Да и хрен бы с ним! А я тренировался передвигать и масштабировать карту.

— Сколько? — спросил он у закончившего мародёрствовать брата. — Что-то кроме кристаллов?

— Двенадцать осколков, — скривился Пар, и отрицательно закачал головой. — Нет, больше ничего!

— Мало! — нахмурился вождь. — Нужно идти дальше!

Он повернулся ко мне.

— Молчун, впереди узкий извилистый коридор. Стрелковое оружие там бесполезно. Пойдете впереди с Кларой. Как обычно… — он скривился. — Чёрт! Ты же не помнишь, «как обычно»!

— Почему не помню? — обиделся я. — Чё тут непонятного? Иду впереди, мочу паучат! Делов-то!

— Может, ну его! — осторожно предложил Пар. — Пошли отсюда, а то поляжем просто так и вообще без ничего останемся!

Хруст покачал головой.

— Мало! Нам даже на налог не хватит! Не то, что себе что-то оставить! А у нас долги!

— Играть нужно меньше, — куда-то в сторону буркнул брат.

— Что ты сказал? — нахмурился Хруст.

— Ничего! Идём!

Ко мне подошла недовольная Клара. Чего они все тут такие депрессивные? Как можно быть депрессивной с такими клёвыми сиськами? Хотя… «Там-то» она выглядит совсем по-другому! Видимо, отсюда и стресс!

— Если вкратце. Ты идешь впереди и прикрываешь нас щитом. Я иду за тобой и отрабатываю копьем у тебя из-за спины. Если я говорю: «Бей!», то ты бьешь своим молотком. Всё ясно?

— Предельно! — хмыкнул я.

— Левый тоннель! — скомандовал Хруст и мы пошли вглубь пещеры.

Скоро появились паучки. К чести Клары, своё дело она знала. Она только раз сказала: «Бей!», когда до меня попытался добраться паучок. Со всей молодецкой удалью, я треснул его по башке, разбив к хренам голову. Фаталити, йопта!

— Как два пальца об асфальт! — самодовольно хмыкнул я, оборачиваясь к боевой подруге.

С её красивым лицом что-то случилось, его почему-то перекосило и, как в замедленной съемке, я увидел, как её рот разевается в крике.

— Беги-и-и!!!

Странно, такую команду мы не обсуждали. Я повернулся обратно и увидел, как ко мне бодро семенит еще один паучок. Ну, подумаешь?! Чуть крупнее предыдущих. И окрас какой-то другой.

— Иди к папочке! — зловеще проговорил я, а когда он добрался поближе, я вломил ему со всей пролетарской ненавистью.

Но, что-то пошло не так. Вместо брызг из мозгов, плоти и крови, мой клевец как будто стукнул по камню. От удара у меня заболела рука и я даже клацнул зубами. А это тварь оттолкнулась многочисленными лапками и прыгнула прямо на меня.

— Замедление! — скомандовал я… кому-то. Конечно же, ничего не произошло и никто мое пожелание не исполнил. В последний момент я успел вскинуть щит и принять летящую тушку на него. Однако паучок был не только лишь крепкой сволочью, но еще и неимоверно тяжелой сволочью, как для всего небольшого размера.

Сила удара откинула меня на стену пещеры и я, вдобавок к своему ударенному самолюбию, крепко приложился головой об камень. Из глаз посыпались искры… О! Искры!

Второй прыжок паука я встретил уже во всеоружии, приняв его не прямо на щит, а уйдя с траектории полета вправо и выставив щит под углом, просто меняя направление полета мохнатой твари. Ну, и мысленно пожелал ему бодрого электрошока.

Всё получилось в лучшем виде, членистоногое долбануло молнией, он врезался в стену и упал на пол, пузом вверх, ошеломленно шевеля лапками. Где-то я читал, что брюшко паука более мягкое. Вот сейчас и проверим! Воспоминание меня не обманули — три удара пробили панцирь и заставили паучка сдохнуть.

— Ты что вытворяешь, баран? — послышался голос Хруста.

Я обернулся. В боевом порядке, ощетинившись оружием, ко мне шла подмога.

— Убиваю членистоногое, — хмыкнул я, стряхивая с молота сопли мозгов. — Какой-то он не такой попался. Крепкий, собака… был!

— Тебе для чего Система подсказки даёт? — неожиданно вежливо поинтересовался наш вождь.

— В смысле? — удивился я.

— Ну вот что над ним написано? — Хруст ткнул стволом винтовки в мою добычу.

Я присмотрелся.

Подросток-Арахез (Мертв)

Хмм… Действительно, это что-то другое.

— Внимательней нужно быть! — веско выдал юный Болик.

— Да кто ж знал, что они настолько могут отличаться? — возразил я.

— Да, все знают! — удивленно выдал «маг».

— «Все знают», — передразнил я его. — А чего, кстати, от тебя помощи никакой нет? Все воюют! Я, чуть не сдох! А ты только ходишь и умничаешь!

— Ну, для магии нужна энергия, — смутился юнец. — А у меня приказ её зря не тратить!

— С хера ли? — резонно поинтересовался у вождя.

— Потому что… — тут уже смутился наш лидер. — Потому что и так энергокристаллов нет… А нам еще налог платить!

— Какой такой налог? — я не упускал ни одного шанса узнать новую информацию о мире.

— Не время сейчас это обсуждать, — нахмурился Хруст. — Давайте вперед! Только, осторожней!

— Нахрена мне это всё надо? — пробурчал я, но пошёл вперед. Если не знаешь, что делать — не делай ничего. Эту народную мудрость я откуда-то знал. Применительно к моему случаю, мне просто нужно делать, что и все остальные — а дальше, как-нибудь разберусь.

В основном попадались «малыши», но было пару «подростков», при встрече с которыми, наш авангард отходил назад, в ближайшую пещеру, где пауков, без затей расстреливали наши стрелки.

А вот первого представителя другого класса я заметил издалека. Точнее, он меня заметил. Белый паук, размером с маленького теленка задумчиво наблюдал за нами, когда мы показались из тоннеля в очередную пещеру. На его морде была написано всё презрение к несчастным лузерам, то есть нам.

— Эээ… — я указал на нового противника пальцем и попытался что-то сказать, когда паучок также презрительно раскрыл пасть и… плюнул.

— Бля! — я распластался на земле, пропуская над собой плевок, а вот Клара позади меня замешкалась. Дикий крик огласил своды пещеры, бросив взгляд назад я увидел, что за считанные секунды кожа сгорает у неё на лице, обнажая белую кость черепа. Вашу ж мать! Буквально через пару секунд её мучения закончились, и она рухнула на пол замертво. Какая неприятная смерть!

Паучок быстро заработал жвалами, видимо, готовя новую порцию мерзкой смеси, на крик выбежали остальные члены нашей команды и, увидев противника, тут же ломанулись обратно в коридор.

— Валим! Быстрей! — орал Хруст.

— Чёртов «плюс»! — вопил его братец Пак.

— Молчун, беги!!! — вспомнил обо мне Болик.

Чего так все всполошились? Я пригляделся к удобно сидящему в нише пещеры паучку. Над его мохнатой башкой было написано.

Рабочий-Арахез

Хренасе! Если это рабочий, то какой у них солдат? В это момент, дожевав что-то, эта тварь замерла, прицеливаясь и снова ловко плюнула в замешкавшегося меня. Я перекатился в сторону, выставив перед собой щит. Основной «залп» прошел мимо, но несколько брызг попали на мой щит, в мгновение ока насквозь его «проев». Я с матом отбросил шипящую бесполезную железку поудобней перехватил молоток. Хотя, кажется самое время применить победную стратегию, а именно — тактическое отступление!

К третьему плевку я был готов. Я его ждал, прикинув, что перерыв между ними около пяти секунд, собираясь именно после него сбежать отсюда к хренам! Я удачно увернулся, всего одна капля попала мне на плечо — ощущения были как от кипящей воды. Вот только вода не прожигала плоть до кости, а эта адская жидкость — прожигала! Было чертовски больно!

Но основной засадой было то, что эта тварюка спрыгнула с «насеста» и перегородила мне тоннель для отступления. Вот жеж гад! Ладно, мы пойдём другим путём!

Я шмыгнул в боковое ответвление и побежал по коридорам, ориентируясь на точку выхода и проклиная трусов-сопартийцев, которые бросили меня одного. Мне несказанно везло, на своём пути я повстречал лишь три «малыша», двоих из которых я прибил, а через третьего просто перепрыгнул, продолжая движение. И как-то неожиданно я забежал в огромный, по местным меркам зал-пещеру, где увидел… «Мечты сбываются!» — кажется это был девиз какой-то большой корпорации из моего прошлого, но не этим мечтам я желал осуществления, ох, не этим!

Здоровенные двухметровые пауки над башкой у которых бодро подсвечивалась надпись.

Солдат-Арахез

Не успел я нормально испугаться, как, раздвигая двухметровых тварей вперед выступил по настоящему ОГРОМНЫЙ паук! Был он в холке метра четыре и над ним была надпись.

Королева Арахезов


Глава 3


Я грустно посмотрел на свой невзрачный клевец в руке и собрался дать дёру, когда сверху послышался шум. Всё-таки какие-то нужные рефлексы у меня или моего тела были, поэтому я откатился в сторону, а на моём бывшем месте приземлился Арахез-Солдат, перегородивший своей задницей спасительный проход.

Королева пауков зашипела и направилась ко мне, кажется, с откровенными гастрономическими намерениями.

— А! Помирать, так с музыкой! — заорал я, бросившись на подступающее чудовище. Надеюсь, Болик надо мной не прикалывался, когда говорил, что умереть тут, типа, нельзя. Я оттолкнулся от одного валуна, другого и красиво взмыл в воздух, широко замахиваясь своим унылым оружием.

Королева оказалась удивительно быстрой для такого размера. Она махнула лапой, послышался треск костей и звук рвущейся ткани, и я улетел в одну сторону, а моя отсеченная рука, с зажатым в ней оружием — в другое.

— Падла!!! — завопил я, жёстко приземляясь. — Ты мне руку оторвала! Опять!

Паучиха проигнорировала моё возмущение и подошла ко мне поближе, широко распахнув пасть…

— Сука! Что б у тебя несварение было! — заорал я, озираясь в поисках хоть какого-нибудь камня, чтобы запулить ей в глотку. Камня не было, зато под руку попалась всё еще висящая на мне фляжка, прихватизированная у Христофора.

Я сорвал ее с ремня и точным броском закинул в пасть Паучихе.

— Что б ты обосралась! — выдал я очередное проклятие.

Королева рефлекторно клацнула жвалами, перемалывая фляжку, разинула пасть, и я зажмурился, проявив несвойственную мне слабость характера. Ну, думаю, это простительно — не каждый же день тебя гигантские пауки сжирают!

Прошла секунда, другая… Меня почему-то никто не сжирал и даже не надкусывал. Я убрал единственную оставшуюся руку от лица и узрел странное зрелище.

Паучиха замерла, как будто в параличе, лишь голова её ритмично раскачивалась и из пасти доносились какие-то странные звуки, постепенно усиливаясь. Через пару секунд я уже начал различать слова. Твою ж налево!

Паучиха пела!!! И эту песню я откуда-то знал!

«… Раскачаем этот мир!
Где в разгаре грязный пир,
Дух насилия рвётся в дом!
Насилие рвётся в дом!
Раскачаем этот мир!
Или Боги, или мы,
Здесь для слабых места нет,
Для слабых места нее-е-е-ет…»
Закончила она на высокой ноте и замерла. Прежде, чем я успел удивиться, перед глазами снова возникло системное сообщение.

ВНИМАНИЕ!!! ПОЗДРАВЛЯЕМ, ГЕРОЙ!

ВЫ МОЖЕТЕ ПРИРУЧИТЬ МОНСТРА, ПРЕВРАТИВ ЕГО В ПИТОМЦА!

ВНИМАНИЕ!!! В СЛУЧАЕ ВАШЕГО СОГЛАСИЯ ВЫ НЕ ПОЛУЧИТЕ НАГРАДУ ЗА ПОБЕДУ НАД БОССОМ!

СДЕЛАЙТЕ ВАШ ВЫБОР!

ПРИРУЧИТЬ/УБИТЬ

Я почесал затылок, раздумывая, как тут снова врубился гадский обратный отсчет. Да, тут сильно не подумаешь. Интересно, сколько я этих энергокристаллов с неё получу за убийство? Хотя… Что мне эти камешки? А вот паучок, который петь умеет — это да! Мы с ней еще турне по планете устроим! Да и иметь такого монстра у себя в питомцах это ж как круто! Буду Локации «на раз» чистить. Не представляю, кто ей противостоять может. В, общем, приручаем!

Тут случилось неожиданное. Огромная туша «сдулась» и передо мной оказался крохотный паучок… Ну, как крохотный? Примерно с мой кулак! Но, по сравнению с Машиной Смерти до этого — это было форменным издевательством!

ВНИМАНИЕ!!! ВЫ МОЖЕТЕ ВЫБРАТЬ ИМЯ ДЛЯ СВОЕГО ПИТОМЦА!

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ — ИМЯ БУДЕТ ПОДОБРАНО СЛУЧАЙНЫМ ОБРАЗОМ…

I…

Да вы, блин, издеваетесь! Шо, опять?!! Но тут моя память сжалилась надо мной и откуда-то из её глубин возникла фраза: «А эту — себе оставлю! Сонечкой назову!»

— Соня! — крикнул я.

ВЫБРАННОЕ ИМЯ «СОНЯ»

ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ

Надписи куда-то подевались, а я уставился на мохнатый комок, над которым висела надпись.

Новорожденная Королева Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)

Мда-а-а… Не этого я ожидал, гадская система меня, в очередной раз надурила. Тут я вспомнил про «солдат» и меня прошиб холодный пот, но оглядевшись, я увидел, что все они застыли в каком-то трансе. Похоже, меня сегодня не сожрут.

Я присел перед паучком на корточки.

— Ну и что мне с тобой делать, будущая рок-звезда?

Паучиха блеснула на меня глазами и проворно побежала прочь.

— Эй! Стоять! — заорал я. — Алё, гараж! Вернись!

Понятия не имею, какие команды понимают пауки, эта у меня как-бы первая… Или нет? Чёртова амнезия!

Я побежал за ней, благо бежать пришлось недалеко. Она залезла на какой-то трухлявый ящик и терпеливо меня дожидалась. Я подошёл и подставил ладонь. Сонька прыгнула на неё и ловко забралась мне на плечо, где и заняла господствующую высоту.

— Ты мне что-то показать хотела? — догадался я, глядя на, то ли ящик, то ли сундук. Паучиха одобрительно пискнула, как будто соглашаясь.

— Ну, ладно! Посмотрим! — я поднял крышку, надеясь увидеть несметные богатства, но там лежал лишь старый ржавый двухствольный дробовик. Вроде, даже обрез, но приклад у него был обычным, а вот стволы коротковаты. Правда и калибр у них был внушительный!

Я хмыкнул и достал его из ящика. Выглядел он… очень старым и очень ржавым. Металлолом какой-то!

— Эх ты! — укоризненно скосил я глаза на своего питомца. — И сам обнулилась и хабара нормального не припасла! Хреновая из тебя хозяйка, получается!

Сонька обиженно пискнула и ткнула лапкой в раритет.

— Чего? — я повернул голову и попытался посмотреть, что это. И разглядел. Надпись горела странным розовым цветом и там было написано:

Огнестрельное Оружие «Полный Пэ»

Качество: Уникальное

Усиление: Скрыто

И, не успел я и глазом моргнуть, как опять прямо перед лицом у меня вывалилось новое системное сообщение.

ВЫ ХОТИТЕ ПРИВЯЗАТЬ ПРЕДМЕТ К СЕБЕ?

ВНИМАНИЕ!!! ПОСЛЕ ПРИВЯЗКИ, ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЭТИМ ПРЕДМЕТОМ СМОЖЕТЕ ТОЛЬКО ВЫ!

ДА/НЕТ

По-хорошему, мне этот металлолом нахрен не сдался, но вот название у него хорошее, гордое! Да и качество «уникальное» должно что-то значить. Пусть будет! Привязываем. Надпись моргнула и немного видоизменилось.

Огнестрельное Оружие «Полный Пэ» (Владелец — Бульдог)

Качество: Уникальное

Усиление: Скрыто

Я закинул ружье на плечо и повернулся к Соньке.

— Ну, что, хозяйка медной горы? Больше нычек не осталось?

Питомец отрицательно замотала мохнатой башкой.

— Ясно-понятно! — хмыкнул я. — Ну, пошли тогда отсюда!

Я осторожно пробрался мимо замерших пауков и направился к выходу. Попадавшаяся мне на пути мелочь также находилась в своеобразном анабиозе, поэтому идти мне никто не мешал. Остановившись около одного из «малышей», я задумался. Одной рукой откидывать стволы было несподручно, но сжав его между колен мне это удалось.

В одном стволе был вставлен одинокий патрон, а второй был пуст и поприветствовал меня надписью.

Желаете зарядить Оружие?

Выберите тип боеприпаса.

1. Обычный

2. Разрывной

3. ***скрыто***

4. ***скрыто***

5. ***скрыто***

Я выбрал первый пункт.



Стоимость одного патрона — 1 малый энерго кристалл.

Внимание!!! Недостаточно средств!

Я захлопнул ствол и задумался. Учитывая, что мы всего собрали около пяти десятков осколков энергокристалла, из скольких же состоит целый, хоть и малый, энергокристалл? Я снова показался на молчаливую спутницу, с интересом за мной наблюдающую с моего же плеча.

— Кажется, весь мир вокруг — жадная жопа! Даже оружие мне досталось прожорливое! Ну, ладно! Проверить всё равно нужно! — и я направил ствол на обездвиженного паучка. — АЙ!!!

Соня впилась мне в плечо, прямо сквозь мою нелепую рубашку.

— Ты чего, озверела?!!

Паучиха что-то неодобрительно пискнула и замотала головой.

— Что? Не стрелять в твоих сородичей?

Теперь она замахала утвердительно.

— Ну… Ладно, но могла и попросить! А не сразу кусаться! — и тут я увидел уникальное зрелище! Как маленький паучок закатывает глаза! Все восемь одновременно!

Дотопав до выхода без приключений я, зачем-то набрав в лёгкие воздух, как перед нырком в воду, шагнул вперед…

Снова меня окружила серая муть и посыпались системные сообщения.

ПОДСЧЁТ ПРОГРЕССА…

ОТКРЫТО ТЕРРИТОРИИ… 29 %

УНИЧТОЖЕНО ПРОТИВНИКОВ… 14 %

КОЭФФИЦИЕНТ ЭФФЕКТИВНОСТИ… 83 %

РАСЧЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ НАГРАДЫ…

РАСЧЕТ ОКОНЧЕН. НАЧИСЛЕНО 10 МАЛЫХ ЭНЕРГОКРИСТАЛЛОВ.



ВАШ ВЫБОР:



1. ПОВЫСИТЬ РАНГ ИНДИВИДА (НЕВОЗМОЖНО — У ВАС НАИВЫСШИЙ РАНГ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ В ДАННОЙ РЕАЛЬНОСТИ)

2. ПОЛУЧИТЬ НОВЫЙ НАВЫК

3. ПРОКАЧАТЬ ПРЕДМЕТ

4. ПРОКАЧАТЬ ПИТОМЦА

5. ЗАКОНЧИТЬ И ВЫЙТИ

Хмм… Интересно! А ну-ка. Я ткнул в пункт № 2.

ПОЛУЧИТЬ НОВЫЙ НАВЫК:

ОШИБКА… НЕ НАЙДЕН НИ ОДИН ИНФО-КРИСТАЛЛ…

Знать бы, что это такое?

Ладно, поехали дальше. Пункт 3.

ПРЕДМЕТЫ В НАЛИЧИИ:



1. Огнестрельное Оружие «Полный Пэ» (Владелец — Бульдог)

Тыц!

1. Открыть Усиление.

Снова, тыц!

Доступно усиление: «Ваншот»

Стоимость открытия — 10 больших энергокристаллов.

Хмм… Интересно, сколько это? Ну, в любом случае облом! Я вернулся к питомцу.

Новорожденная Королева Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)

Ну-ка, ну-ка! Жмяк!

1. Повысить Ранг Питомца.

2. Открыть новый Навык Питомца.

Начнем, с уровня!

Повысить до Ранга «Королева-младенец»

Стоимость повышения — 5 средних энергокристаллов.

Я всё еще бомж, поэтому, перейдем к навыкам.

Доступные навыки:

1. Невидимость (стоимость открытия 10 малых энергокристаллов)

2. Кислотный плевок (стоимость открытия 5 средних энерго кристаллов)

3. *** скрыто*** (недостаточный ранг питомца)

И мне дали в качестве награды 10 малых кристаллов! Совпадение? Не думаю! Хотя… Если немного поразмыслить, то шариться по обычному миру с паучком на плече — идея так себе. Или в дурку закроют, или Соньку прибьют. Так что пусть будет! Я выбрал нужный пункт.

Ну что ж! Теперь я гол, как сокол! На свободу с чистой совестью и вот это вот всё!

В конце Система меня озадачила финальным сообщением.

РОЗЫГРЫШ ВЕРОЯТНОСТИ СОХРАНЕНИЯ ВРАТ В ДАННОЙ ЛОКАЦИИ…

ПРОВАЛ!!!

ВРАТА БУДУТ ПЕРЕМЕЩЕНЫ В НОВОЕ МЕСТО!

Я вывалился в реальный мир и за спиной у меня что-то хлопнуло. Обернувшись, я увидел, что ворота исчезли. Просто, мать вашу, испарились!

И у меня снова было обе руки! Аллилуйя!

— Ты еще кто такой? — послышался раздраженный голос. — Взять его!

Ко мне ломанулись два мордоворота, одетые, в отличие от «моих» бомжей-ковбоев очень нарядно. Они больше были похоже на благородных рыцарей из какой-то старой книжки. Кирасы, плащи, шлемы с забавным плюмажем. И у обоих в руках были копья, которыми они в меня, похоже, собирались тыкать. Да что за Мир-то такой?!

Быстро оглядев окружающий «пейзаж», я увидел, что мои товарищи по неволе стоят на каких-то табуреточках, а их головы просунуты в веревочные петли, другая часть которых закреплена на очень удобной ветке старого сухого дерева. Кажется, нас собирались убивать…

Я помнил про один патрон в моем ржавом ружье, поэтому решил проверить сразу несколько вещей: стреляет ли ружьишко в «реальном» мире и как оно стреляет. И да, рефлексы у меня были что надо…

Как будто я умею обращаться с этой штукой, как будто эта «штука», вообще, была мне знакома. Выстрел превзошел мои ожидания. Грохнуло не очень громко, но один из «рыцарей» лишился башки. Безголовое тело сделало еще два шага и рухнула на землю, фонтанируя кровью из обрубка шеи.

Второй, кажется, передумал меня «хватать», но инерция, сука, страшная сила! Я ушел вправо, перехватил у ошеломленного противника копье, дёрнул на себя, заставляя его бежать дальше, а затем со всей дури долбанул его тупым концом по шлему. Гхм… Представляю, каково ему было в своём железном ведре! Чувак рухнул на землю и извивался, видимо ему сейчас было очень некомфортно.

— Бросай оружие, сволочь!!! — завопил тот же голос. — Ты сдохнешь в муках!!!

Я поднял взор, чтобы найти источник звука и, конечно же, нашёл. Этот индивид, вообще, выглядел, как чёртов космодесантник! Как выглядит космодесантник? Я это, откуда-то знал. Технологическая броня, нарядный плащ, вот только… Этот «космодесантник» сидел верхом на лошади! Сюр какой-то!

А еще четверо «рыцарей» целились в меня прямо сейчас. Двое из арбалетов, а вторые двое из чего-то очень похожего на штурмовые автоматические винтовки. Вот это винегрет!

— Ладно-ладно! Спокуха! Вы первые начали! — поднял я примиряюще одну руку, но бросать копье не собирался — дураков нет. — Слышь, Хруст! А это что за хрен с горы?!

— Это княжеский сборщик налогов, господин Трусов! — прохрипел Христофор, старательно переминаясь на цыпочках, чтобы не уронить скамейку и не самовыпилиться из этого мира. — Ты ненормальный идиот! Ты что натворил?

— А чё они? — махнул я на «гвардейцев кардинала».

— Из-за тебя мы все сдохнем! — продолжал хрипеть вождь.

— Да вы бы и без меня сдохли! — пожал я плечами. — Или вы сами попросили на вас петлю набросить?

— Огонь!!! — завопил главный злодей.

Я, конечно, попытался увернуться, я раньше умел — я помню! Но, что-то пошло не так… Один арбалетный болт впился мне в плечо, второй — в бедро. Очередь из винтовки пробила мне грудь, чудом не прикончив на месте.

Я рухнул на землю. Да что ж за непруха-то такая?! Я же еще мир не поисследовал! Дышалось тяжело, были пробиты лёгкие, из ран на груди пузырями выходила кровавая пена…

— Это что за псих? — увидел я подошедшего ко мне ГлавГада.

— Это… Молчун, ваше благородие! — нарисовался рядом Болик.

— О! А тебя чего не вздёрнули? — усмехнулся я и сплюнул кровь. Оказывается, с пробитыми лёгкими не так-то просто разговаривать!

— Я стажёр и курсант Академии, — расстроенно развёл руками пацан. — Меня не за что вешать…

Он испуганно перевел взгляд на стоящего рядом злодея и добавил.

— Пока…

— А их за что? — спросил я.

— Они не смогли заплатить налог, — косясь на «космодесантника» выдал Болька.

— Херасе, у вас тут налоговая полномочия имеет! — невольно восхитился я.

— Что это? Подними! — величественно сказал злодей Болику, указывая на моё ружье.

— Извини, Молчун, — буркнул малой, подавая врагу требуемое.

Тот прищурился и брови его поползли вверх.

— Уникальное Оружие! Первый раз вживую вижу! И… Чёрт! Эта сволочь его к себе привязала!

— Да, я такой! — хмыкнул я и сплюнул гаду на блестящий сапог. Но, сил было мало, поэтому я немного не доплюнул. А жаль!

— Всё равно отдам князю в коллекцию! А ты, убил дружинника! И тебе за это полагается смерть! — зловеще прошипел злодей, но о чём-то задумался. — Тебе и так-то смерть полагалась, но теперь у тебя будет двойная смерть!

— Он что, тупой? — спросил я у Больки. — Я же воскресну?

Болька молчал.

— Эй! — попытался повысить я голос, но закашлялся. — Я же воскресну, правда?

— Нет, — выдавил из себя расстроенный пацан. — В нашем мире Система не работает…

— Да ну нахер! — расстроился я, и повернулся к «налоговику». — Тогда тебе нельзя меня убивать! Андестенд?

— А ты попробуй меня остановить, — злобно ухмыльнулся гад, доставая из кобуры пистолет и направляя его мне прямо между глаз.

И тут случилось странное… Какой-то полупрозрачный комочек выскочил у меня из-за спины, высоко подпрыгнул и впился в морду мерзкому налоговому служащему. Тот дико заорал, попытался отцепить от себя это «что-то», но получилось это только вместе с правым глазом, который, мной подзабытая Сонька, у него каким-то образом выколупала.

— А-а-а!!! — заорал враг и выстрелил в меня. Мимо. Еще раз. Снова мимо. Кажется, правый глаз у него был ведущий. — Убейте его!!!

— Ну, прощай, Болька, — прошептал я, пока одноглазый прыгал и орал от боли.

— Прощай, Молчун, — грустно кивнул малец и тут застучали винтовки. И мир погас…


Глава 4


Странно, но я совсем не удивился, когда вместо светового тоннеля и с райскими девами в его конце, которые будут супругами праведников в раю, и в чьих объятиях меня ожидало бесконечное блаженство, возникла, уже знакомая, серая муть…

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

СКАНИРОВАНИЕ СОЗНАНИЯ…

ОБРАБОТКА ДАННЫХ…

ИНДИВИД «БУЛЬДОГ»…

РАНГ: «ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ»…

ЗАГРУЗКА АВАТАРА… ОШИБКА…

НЕ НАЙДЕН НИ ОДИН АВАТАР…

ЗАГРУЗКА СОХРАНЕННОГО АВАТАРА ИЗ БЭКАПА НЕВОЗМОЖНО СОЗДАТЬ НОВОГО АВАТАРА?

ДА/НЕТ?

Конечно же, «да», как будто у меня есть выбор.

НОВЫЙ АВАТАР УСПЕШНО СОЗДАН!

ПРОВЕРКА СНАРЯЖЕНИЯ…

НАЙДЕНО СНАРЯЖЕНИЕ!

Огнестрельное Оружие «Полный Пэ» (Владелец — Бульдог)

ОШИБКА! ОРУЖИЕ НЕ ВОЗВРАЩЕНО В СИСТЕМУ!

ДУБЛИРОВАНИЕ НЕВОЗМОЖНО!

ПРОВЕРКА НАЛИЧИЯ ПИТОМЦА…

ПИТОМЕЦ НАЙДЕН!

Новорожденная Королева Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)

ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ…

Эй! А где же выбор? Ну там, фигурку покрутить — мышцы побольше, пресс покрепче! Еще глаза! Они должны быть, непременно, зелеными! И где мой «Полный Пэ»?! Он же мой! Куда, блин не возвращено?! Тот хрен сам сказал, что оружие привязано!

Ну, хоть Сонька в порядке! Верните мой «Полный Пэ», ироды!!!

Хрен меня, кто услышал, конечно же. Мир закрутился перед глазами и меня выкинуло во внешний мир, где я растянулся на жёсткой траве, поскользнувшись в луже крови!

Автоматически откатился в сторону и упёрся в чей-то труп.

Похоже система не нашла не только моё снаряжение, а также мою одежду, потому что вывалился я в реальный мир полностью голый. Однако, была и приятная неожиданность. Идиотское фиолетовое тело полу-Халка исчезло и сейчас, судя по тому, что я вижу, я наконец-то получил нормальное человеческое тело нормального человеческого цвета. Вполне себе крепкое тело, мощные руки-ноги, рост примерно метр восемьдесят пять, мне бы еще зеркало где-нибудь раздобыть и посмотреть на свою рожу. Но то, что я видел меня, безусловно, радовало. Не хотелось бы до конца жизни быть фиолетовым чудиком.

— Помогите! — послышалось откуда-то из-за трупа.

Я осторожно приподнял голову, вспомнив, что в этом мире человек, оказывается, смертен и, что самое фиговое — иногда смертен внезапно. Неожиданный подгон от Системы дал мне возможность на новую жизнь, однако я понятия не имел, как щедра она будет в дальнейшем. Странный окровавленный чувак баюкал, как младенца, свою оторванную правую руку. Ну надо же! Возможно, это был мой кармический брат с тем же проклятьем «правой руки», что имею, за каким-то хером, и я?

Больше я никого не увидел, кроме десятка трупов, разной степени расчленённости, раскиданных по всей полянке. Вроде унижать и убивать меня никто не собирался, поэтому я осторожно встал и направился к искалеченному человеку.

— Сонька, следи! — прошептал я малой, которая понятливо кивнула, впала в «стелс» и побежала на разведку.

— Ты кто? — вместо приветствия выпучился на меня чувак. — Ты тоже из этих?

— Каких таких, блядь, «этих»? — скривился я. — Я из нормальных, не нагнетай!

— Ты не будешь меня убивать? — поинтересовался калека.

— Да вроде не за что, — развёл руками я. — Но, возможно, ты в детстве котят мучал, тогда придётся, извини чувак!

— Нет-нет, я люблю животных! — запротестовал испуганный человек.

— Молодец, я тоже, — улыбнулся я. — Причём, гораздо больше, чем людей. Ну, рассказывай, что тут у вас случилось, кто устроил весь этот Армагеддон? Мимо пробегала банда разъярённых зомби? Кому вы так насолили?

— Да в том-то и дело, что никому, — чувак поправил повязку, из-под которой продолжала активно сочиться кровь. — Мы всего-навсего…

Тут он запнулся.

— «Всего-навсего» что? — уточнил я. По опыту знаю, что после фразы «мы всего-навсего» люди рассказывали про всякую дичь. — Послали нахер местного князя?

— Что ты?! Как можно?! — замахал головой человек. — Тут такое дело…

Он замялся, и я его подбодрил.

— Сказал «А», говори и «Б», чё уж! Ты же хочешь, чтобы я тебе помог?

— Да-да, — воспрял духом раненый. — Тут такое дело… В общем, отработали мы Локацию, она удачно прошла проверку и не исчезла, лут был нормальный. Поэтому, мы расположились рядом, ожидая перезагрузки. Мы официально все налоги заплатили, ты не думай!

— Да я вообще-то не местный «налоговик» мне, как бы, похер, — резонно заметил я.

— Ну вот… — продолжил чувак. — В общем, мы точно видели, что в Локацию никто не заходил, да это и невозможно. В момент работы ватаги вход закрыт, также он закрыт и в момент перезагрузки. Значит, сидели мы ужинали… ну, выпивали немножко, не без этого… и тут из портала вывалился странный чувак. Здоровенный как лось, лысый, голый и с безумным взглядом…

Тут калека замолчал и подозрительно посмотрел на меня.

— Прямо как, ты ну с одним отличием — он был вооружен. У неё был здоровенный молот, под стать ему. А наш вождь немножко перепил ну и заинтересовался…

Тут он снова замялся.

— Но мы только «на посмотреть», честно!

— Все с вами ясно! — мотнул я головой. — Отжать захотели ништяк у бедного лысого?

— Да какой, к хренам, бедного?! — негодовал болезный. — Мы же поговорить с ним хотели, сначала, но он, похоже, по-нашему не бельмеса! Странные жесты только крутил. Средний палец всё время оттопыривал и радостно улыбался.

— Ну а что вы? — затребовал я продолжения, в принципе, уже понимая дальнейшее развитие событий.

— Ну я же сказал… Выпили… И тут наш вождь немножко «быканул» и решил забрать молот силой, — тяжело вздохнул незнакомец.

Тут я не выдержал и заржал, как конь, хотя кровь, кишки и вот это вот всё, как бы не способствовало веселью, однако мне, почему-то, эта ситуация показалась очень забавной.

— Ну а он чё? — прохрипел я, сквозь слёзы.

— А он… Всё, — раненный развёл руками, точнее оставшейся рукой. — Я никогда такого не видел! У него всё заняло меньше минуты, а ведь наша ватага не из последних, вождь у нас, вообще, герой четвертого класса! Был…

— А тебя чего он не замочил? — хмыкнул я.

— Ну, так это я, вроде водички ему дал, когда он вышел…

— А тогда руку тебе за что оторвал?

— Ну, дык я это, — поспешно протараторил чувак. — Я же человек подневольный…

— То есть ты тоже на него попёр? — уточнил я.

— Ну, дык, я же человек подневольный, — снова включил «шарманку» чувак.

— А потому что башкой нужно думать! Своей башкой, а не чужой! — поучительно сказал я. — Ладно, чем помочь-то тебе?

— Повязку смени, пожалуйста, а то одной рукой несподручно, а я боюсь, что кровью истеку.

— Вот это мы могём, — хмыкнул я. — А где полевая аптечка?

— Какая птичка? — нахмурился калека.

— А забей! — махнул рукой я. — Ну бинты-шмунты всякие где там у вас?

— А, я понял! Вот они!

Опять откуда-то из глубин сознания возникли воспоминания о том, как правильно делать перевязку, присыпал рану кровостанавливающим порошком, плотно замотал и дал обезболивающее, судя по запаху, основным ингредиентом которого был этиловый спирт.

— А ты куда путь держишь, уважаемый? — поинтересовался чувак.

— Тебя с собой не возьму! — сразу расставил приоритеты я.

— Да я и не напрашиваюсь, — кажется, когда смерть миновала, он немножко осмелел. — Ну ты это, не обижайся, но ты же тоже из перегруженной Локации вышел. Более того, она за тобой сразу и схлопнулась! Я такого никогда не видел. Если Локация не схлопнулась сразу, а встала на перезагрузку, то она снова откроется к следующему посещению!

— Сами мы не местные, отстали от поезда, — сообщил я. — С правилами вашими я не знаком, поэтому ничего по интересующему вас поводу сказать не могу. Однако, мне бы какую-нибудь одежду?

Я обвел глазами валяющиеся вокруг полу-разорванные тела, разной степени расчлененности.

— И, желательно, без следов крови и мозгов! Нет, я человек не привередливый, если что — отстираю, но вдруг у вас какой запас есть?

— Посмотри вон там, в рюкзаках, — кивнул страдалец в сторону, где были аккуратно сложены рюкзаки и походные мешки. — Вон тот коричневый мешок бедного Бехала, судя по всему, она — по размеру будет.

Я хмыкнул и пошёл копаться в мешке «бедного Бехала». Трусов я не нашел, да и хер бы с ними — никто не заставил бы меня надеть чужие трусы, поэтому я натянул кожаные штаны и свободную льняную рубаху. Там же нашлись высокие шнурованные ботинки и кожаный плащ. Я в задумчивости посмотрел на широкополую шляпа, лежащий рядом, хмыкнул и нахлобучил себе на башку. Теперь я крут и эротичен! Как Клинт Иствуд, только круче! Потому что что? Потому что Иствуд в ковбоев играл а, я, походу, им могу стать. Осталось чингачгуков найти, чтобы показать им, кто в доме хозяин!

— Слушай, — почесал я задумчиво переносицу. — А это же, типа, если все тут померли, так это насовсем?

Раненый, похоже забыл про боль и рану и вылупился на меня недоуменным взглядом.

— А ты сам как думаешь?

Я замялся, не собираясь открывать свой секрет.

— Да я никак не думаю, я у тебя спрашиваю? Я же сказал — я не местный!

— Откуда нужно было прийти, чтобы не знать очевидных вещей? — продолжал офигевать чувак. — В этом мире мы все смертны окончательно. Системы в нашем Мире нет и выживают только избранные!

— Избранные? А вот с этого места поподробней! — навострил уши я.

— Ну, избранными называют героев ранга «Вечный Герой». Но, их на всю планету не так много, а за последнее время о новых я не слышал, — скривился калека от неосторожного движения, причинившему ему боль и тут же на меня уставился, подозрительно прищурившись. — А ты случаем не из этих?

— Да ты задолбал! Я же сказал — я из нормальных!

— Тихо-тихо, — примирительно поднял руку раненный. — Я имею в виду, ты, случаем, не Вечный Герой?

— А вы с какой целью интересуетесь? — нахмурился я.

— Да я так, в качестве общего развития! — смутился собеседник.

— Ты мне скажи лучше, в качестве общего развития, — ловко съехал с темы я. — Что будет со всем этим барахлом, которое тут раскидано?

— Ну, оно официально принадлежит мне, как последнему из ватаги, — осторожно начал раненный, и внезапно на его лице появился испуг. — И ты можешь взять себе все что захочешь! Я без претензий!

— Не в моих правила обворовывать калек, — покачал головой я. — Но я всё-таки хотел бы взять кое-какое оружие.

— Да, все что угодно, — снова заволновался мужик.

Я пристально посмотрел ему в глаза.

— Но я не мародёр, чтоб ты понимал!

— Даже в мыслях не было! — раненный старательно отводил взгляд в сторону.

В мешках рядом никакого оружия не было, я так понимаю, в отличие от запасной одежды, оружие у всех было в единственным экземпляре, поэтому я скривился и пошёл рассматривать трупы. Дубинка, копье, какой-то хренов самурайский меч. Я хмыкнул, поднял меч и покрутил его в руках.

— Хорошее оружие, — прокомментировал раненый. — Качество необычное, в Локациях трансформируется — имеет две формы трансформации.

— Я одного не могу понять, — я осторожно положил меч обратно рядом с разорванным трупом. — Если есть огнестрел — нахера голой пяткой на шашку бросаться… Хм… Я хотел сказать с шашкой на стрелковое оружие?

— Тактика прохождения локаций разная, в ограниченном пространстве, иногда, огнестрел применять трудно, — пожал плечами мой собеседник.

— Тупо, — выдал я свое резюме. — Для этого есть короткоствол.

Мой взгляд как раз зацепился за один труп, точнее за его патронташ, на котором в кобурах висели два симпатичных револьвера. Я наклонился, расстегнул ремень, вытащил его из-под остатков тела и окружающей лужи крови. Достала из кобуры один из стволов и аккуратно вытер об кусок плаща трупа, нетронутого кровью.

— Тоже неплохое оружие, — одобрительно махнула головой раненный. — Качество обычное, трансформации нет. Но, боеприпас модифицируется, и два ствола по шесть патронов вполне рабочий и универсальный вариант.

— Тоже так думаю, — я заозирался в поисках чистых тряпок. Но вокруг было всё пропитано кровью, мне кажется, даже верхний слой почвы ей пропитался, поэтому я вернулся к мешкам, порылся в них и, об чью-то запасную рубаху аккуратно протёр револьверы.

— Я возьму? — поинтересовался у калеки.

— Да я же сказал, что всё в твоем распоряжении!

— Без обид? — всё-таки я уточнил ещё раз.

— Вообще никаких обид, — махнул мой собеседник.

— С рукой есть какие-то варианты? — мне стало немного жалко щедрого хозяина. — Ну там, протез какой-нибудь или новую отрастить?

— Есть варианты — снова скривился мужчина. — Но, боюсь они мне не по карману. Этого всего, — он обвел поляну. — вряд ли на это хватит.

— Давай так, — зачем-то начала я. — Взять тебя с собой я всё-таки не смогу, но если ты оставишь мне свои координаты, возможно, я помогу тебе с рукой.

— А тебе это зачем? — нахмурился мужик.

— Хобби у меня такое. Как говориться: «Кто людям помогает — тот тратит время не зря!» — сумничал я. — Но, в любом случае дело твое — не хочешь, не надо.

— Кривой я, — выдал чувак. — В Песецке меня все знают.

— В Песецке? — уточнил я.

— Ну да это город, столица нашего края — местного княжества.

— Подскажи-ка мне друг мой, а где Ежовск?

— Ну так он на север верст двести.

— А Песецк?

— А Песецк — на юг в тридцати верстах.

— Сорян, братуха, точно не по пути. — я осмотрелся. — Ну, и мешок я тоже заберу — зачем мёртвому мешок? И флягу с водой, и пожрать бы что-нибудь, а то я проголодался.

Мужик смотрел на меня напряженно.

— Да не, не надо мне больше ничего. И ваши грёбаные энергокристалы не нужны! Сам добуду, не маленький! — закинул я собранный мешок себе на плечо и отдал шуточный салют. — Ну, всё! Бывай! Не поминай лихом!

— А тебя так как самого-то зовут? — расслабился мужик, поняв, что грабить я его всё-таки не буду.

— Меня зовут Бульдог… Но, это не точно. Но пока пусть будет.

— Странный ты какой-то… Бульдог.

— Да я сам от себя в шоке, если честно, — хмыкнул я, сделав пару шагов на север и подставляя руку. Находящаяся в это время в стелсе Сонька быстро запрыгнула мне на ладонь, перебралась на плечо и удобно там устроилась, зацепившись за шов в куртке.

— Слышишь Кривой, — задумчиво произнёс я увидев, как снова напрягся раненный. — Да не ссы, я не передумал! А скажи-ка мне, куда лысый побежал?

— А зачем он тебе?

— Ой всё. Ответь просто на вопрос. Возможно я его покарать хочу. Жестоко и беспощадно.

— Серьёзно? — изумился Кривой.

— Нет конечно, — рассмеялся я и кинул на окровавленную поляну. — Я сам себе враг что ли? Просто, интересно, — многозначительно произнёс я.

— Вон туда! — махнул рукой примерно на запад мужик.

— А шо «там»? — спросил я.

— Да ничего, хутор в пятнадцати верстах, типа, фермерское хозяйство небольшое, да и всё.

— Давно это всё произошло? — задал последний вопрос.

— Да пару часов как.

— Ясно. Ну, теперь точно бывай! — и я пружинистым шагам направился в сторону безымянного хутора, в сторону которого незадолго до этого отправился лысый маньяк, похоже, немножко Терминатор.

Путь мой пролегал через редкий подлесок. Вообще, эта планета не отличалась бурной растительностью, по крайней мере, там, где сейчас находился я. Меня окружало бескрайнее море степи, с натыканными, в разной плотности, небольшими деревцами. Ни тропинке, ни дороги, ни компаса, я поднял голову вверх — фиолетовое солнце склонялось к закату, что давало хоть какой-то ориентир, чувствовал я себя отдохнувшим, поэтому бодро шагал в нужном направлении, чтобы пройти как можно больше до темноты.

Смеркалось быстро, и я услышал шум ручья, протекающего неподалёку, вокруг которого растительность была более густой. Как и все растения во всех реальностях — он тянулись к воде. Я взглянул ещё раз наверх и понял, что через полчаса максимум наступит полная темнота. Никаких лун на небосводе не наблюдалось, а идти в кромешной тьме мне совсем не хотелось, поэтому я свернул в сторону, продрался через кусты и вышел к небольшой заводи.

Милое местечко, немного портил здоровенный голый лысый мужик, покрытый с ног до головы кровью, который напряженно рассматривал себя в зеркальной глади воды при свете заходящего солнца. Рядом с ним лежал огромный молот голубоватого цвета, на котором корявым почерком было выцарапано «ОН».


Глава 5


— Ты б хоть помылся! — хмыкнул я. — Или водичка холодная?

Почему-то я абсолютно не боялся этого мужика. И это было странно, учитывая, что он устроил на полянке у входа в арку Локации.

Лысый медленно повернул ко мне голову, на измазанном кровью лице ярко блеснули голубые глаза. Он их что, зубами рвал? Хотя, я бы не удивился. Широкое скуластое лицо, перебитый нос и шрам через все лицо не добавлял привлекательности человеку, делая его похожим на натурального маньяка.

Однако он не то, что не схватился за своё оружие, он даже не встал с корточек, лишь нахмурился, глядя на меня, как будто что-то вспоминая. И тут меня сильно удивила Сонька, которая, перебирая лапками быстро спустилась на землю и направилась прямиком к здоровяку.

— Стой! — заорал я. — Осторожно!

Так-то я понял, что паучиха ко мне привязана, и воскрешается вместе со мной, но я понятия не имел как долго это будет продолжаться, как это правильно работает, да и лишний раз подвергать животину страданиям не сильно хотелось. А вдруг этот лысый маньяк арахнофоб?

И тут случилась неожиданное. На обмазанном кровью лице появилась широкая, абсолютно детская улыбка, никак не вяжущаяся с обликом маньяка-убийца. Он просто подставил свою огромную лапу, на которую эта бессовестная предательница абсолютно спокойно залезла. Лысый поднял её к лицу и осторожно погладил толстым пальцем второй руки. Кажется, Соня даже начала похрюкивает от удовольствия! Я даже испытал какую-то ревность! А вот дальше случилось совсем невероятное.

— Сонечка, — нежно выдал местный «чикатило».

— Эй! — изумился я. — Откуда ты знаешь, как её зовут? Вообще-то, это мой питомец!

Лысый поднял на меня недоумевающий взгляд и осторожно ссадил паучиху на землю. Сонька неодобрительно посмотрела на меня, видимо, считая виновником того, что этот большой лысый человек прекратил свои ласки, но всё-таки посеменила ко мне обратно. Я подставил руку и посадил её себе обратно на плечо.

— На чужой каравай рот не разевай! — выдал я очередную народную мудрость, откуда-то возникшую у меня в голове. — Заведи себе своего питомца и его гладь. Так вот, повторяю вопрос, откуда ты знаешь, как зовут мою мелкую?

Лысый пожал плечом и виновато улыбнулся.

— Тебя как зовут? — попытался я ещё раз.

На этот раз в глазах здоровяка промелькнула работа мысли, но он быстро сдался, и снова пожал плечами.

— Ясно, что ничего не ясно, — почесал затылок я. — А ты разговаривать-то умеешь?

На что я получил отрицательное покачивание головой.

— Странный ты чувак, — выдал диагноз я. — Ну, по крайней мере, ты меня понимаешь. Понимаешь же, правда?

Утвердительный кивок.

— Ну вот и хорошо, будешь Лысым. Принимается?

Опять работа мысли, неуверенное пожатие плечами, плече после которого последовал снова утвердительный кивок.

— Нет, ну когда ты вспомнишь как тебя зовут, я тебя с удовольствием буду так звать, но пока ты кто? Пока ты Лысый! Скажи спасибо что я тебя «хреном» не назвал, хе-хе!

Собеседник нахмурился и угрожающе приподнялся.

— Алё! Стоп! Я пошутил! Это шутка юмора! Просто Лысый, без всяких «Хренов!».

Я внимательно посмотрел на своего нового спутника. Честно говоря, у меня даже мысли не появилось спросить его — согласен ли он со мной куда-то идти. Я просто принял это как должное, без вариантов. Фиг знает почему, но была у меня такая уверенность, что пойдёт этот странный маньяк с улыбкой ребенка за мной куда угодно.

— Жрать хочешь? — спросил я, развязывая мешок. — Или ты уже поужинал? — кивнул я на его окровавленную морду.

В ответ я получил здоровенный кулак, которым он погрозил меня.

— Ишь ты, какая у тебя тонкая душевная организация! — хмыкнул я. — Руки помой перед едой! А лучше — сам помойся тоже, выглядишь ты очень… гхм… негигиенично!

Я подошел к затоке, и потрогал воду рукой. Ну холодная, но не ледяная, яйца немножко сожмутся, но внутрь не втянутся.

— Нормальная вода не надо мне тут козьи морды корчить! — проговорил я. — Иди мойся, смотреть на тебя страшно!

Лысый на секундочку задумался, а потом осторожно зашёл в воду, где с фырканьем плескался минут пять, как большое здоровое животное, смывая с тела кровь и прочие… внутренности. Я достал из рюкзака две фляги, краюху хлеба, какие-то скукоженные коричневые пластины — судя по всему сушеное мясо. Перекус так себе, но чем богаты, как говорится.

Лысый вышел из воды, потоки воды стекали с его мощного тела, фигуре его позавидовал бы любой качок. Я немного напрягся, когда он подошел ко мне поближе. Я-то видел, что он сделал против банды вооруженных шутников. Но он просто присел рядом со мной, терпеливо ожидая раздачи и пожирая взором разложенные продукты.

Я посмотрел на его размеры, оценил разницу в нашей массе, отломал большую часть хлеба и протянул новому товарищу. Также взял себе пару пластинок мяса, а остальное пододвинул здоровяку — похоже, ему калорий нужно гораздо больше.

— Угощайся, не стесняйся, — громилу два раза просить не нужно было — он умял всё за две секунды и уставился на мою несчастную краюху хлеба, которую я задумчиво жевал, жадным взором…

— Не наглей! Мне тоже поесть нужно!

Однако, взгляд его был похож на взгляд голодной собаки. Даже более того, он смотрел на меня, как очень большой ребёнок, который умилительным взглядом просит конфетку, зная, что свою порцию сегодня он уже получил. И это всего лишь при взгляде на обычный кусок хлеба! Я вздохнул, и протянул ему оставшийся кусок, который он также очень быстро выхватил у меня из руки.

— Жри уже, раздолбай, — Лысый посмотрел на меня с благодарностью и небольшим смущением, но тут же за два «укуса» мгновенно проглотил.

— Кажется, тебе легче убить, чем прокормить, — усмехнулся я. Увидев напряжение в его глазах, я тут же поправился. — Это тоже была шутка. Привыкай чувак, из меня шутеечки лезут, как говно из деревенского сортира. Ничего не могу с собой поделать.

Тут я понял очевидные вещи — что мой спутник абсолютно голый, а вещей-то у меня и не осталось. Я порылся в рюкзаке. Там оставалось две рубашки, которые явно были ему не по размеру. Мой взгляд упал на одеяло.

— Щас мы тебе пончо замутим! — сказал я, доставая кинжал. Сложил одеяло пополам и прорезал посередине дырку для головы. — На, надевай!

Вот покорно натянул новый предмет гардероба на себя и посмотрел на меня, ожидая одобрения.

— Хрен у тебя, конечно, зачетный, — похвалил я товарища. — Все мужики обзавидуются! А уж девки! У-у-уух!

Я кивнул на его сильно выпирающую внушительную часть его конституции.

— Вот только оставим это на случай устрашающего манёвра, когда других вариантов уже не будет! — я снова порылся в мешке, где нашел моток бечёвки. Отрезав от неё кусок, я просто завязал его вокруг пояса здоровяку, собрал обе части балахона вместе.

— Ну вот теперь ты похож на настоящего Мапуче! Почти. Так-то ты и на человека мало похож, тем более с таким огромным шлангом. Хе-хе!

Я огляделся.

— Учитывая, что ты отжал у меня моё единственное одеяло, спать нам придётся на земле. Ну, климат вроде мягкий, надеюсь мы себе ничего не отморозим!

Я завалился на траву, подложив под голову сильно похудевшей мешок, а мой новый товарищ просто лёг навзничь, подтянув себе под голову здоровенный жёсткий молот. А Сонька, зараза такая, залезла к нему на грудь и подставила голову под почёсывание. Я сдержал очередной порыв ревности, внезапно вспомнив, что была такая терапия, когда при помощи собак, приводили в норму умственно отсталых детей. Вот мой здоровый крепкий товарищ точно выглядел не очень нормально! Про «паукотерапию» я ничего не слышал, но, надеюсь, Сонечка его вылечит. С этими мыслями я закрыл глаза и провалился в глубокий сон.

* * *
Разбудила меня лёгкий шорох маленьких лапок по моей груди. Открыв глаза, я увидел сидящую на мне и укоризненно смотрящую Соньку. Она смотрела точно также, как когда-то, в прошлой жизни, на меня смотрел мой пёс, принуждая хозяина к ежеутренней прогулке.

— Тебе-то что надо? Вокруг лес — иди делать свои дела, или что вы там пауки делаете, я без понятия!

Я потянулся и протёр глаза, громилы ещё рядом не было.

— А где Лысый? — спросил я Сонечку недоумённо.

Та посмотрел на меня, как на дурака. Подозреваю что в голове она подумала: «Я паук, я не умею разговаривать, какого хрена ты от меня хочешь?»

Тут мне что-то твердое уперлось в бок, я наклонил голову и увидел, что это молот, заботливо подсунутый ко мне поближе «на хранение», и у меня отлегло от сердца. Я так понял, что это оружие — самое ценное что имеется у здоровяка, и раз он оставил его здесь, наверное, скоро вернётся.

Его отсутствие было не очень долгим, я даже не успел забеспокоиться. Зато, в это время я хорошо изучил его оружие. Без системный подсказок понять было что-либо сложно, но это здоровенная дура явно хорошая, не из простых. Голубоватый металл не царапался ничем. Я проверил, предварительно убедившись, что здоровяка нету в пределах досягаемости. А то еще прилетит за вандализм!

Чуть не сломал нож, когда попытался что-либо нацарапать. Поэтому, для меня осталось загадкой, как на молот наносилась надпись — ведь она была явно не штамповкой, а выцарапана нетвёрдой рукой. В ожидании Лысого, я даже проверил молот, с хорошего размаху снеся пару деревьев. Ну, что сказать! Свою массу, умноженную на мою энергию, он отрабатывал полностью, но каких-либо волшебных примочек я не заметил.

Я уже наигрался с молотом, отложил его в сторону и попытался найти «чё пожрать», но безуспешно — трава была горькая, а листья деревьев — кислые. Рыбу в ручье поблизости не наблюдалось, да и утренняя прохлада не располагала к купанию. Да, впрочем, не было у меня ниндзя-скилла, позволяющего ловить рыбу голыми руками! Так что нафиг!

Приход Лысого был слышен издалека. Захрустели хлипкие деревца, как будто через них продирался слон. Но, это был Лысый, который тащил на себе какого-то здоровенного буйвола, в три раза большего чем он сам. Силен, чертяка! У меня было всего два вопроса: как он его догнал и замочил, и почему он не взял с собой молот. При ближайшем рассмотрении я увидел, что у здоровенного быка тупо сломана шея. Ответов я, конечно же, не получил, здоровяк ограничился пожиманием плечей.

— Мы их душили-душили, душили-душили… — задумчиво пробормотал, а на недоумённый взгляд товарища, махнул рукой и уже привычно ляпнул. — Забей!

Я взялся освежевать добычу, хотя похоже, подобных скиллов у меня в прошлой жизни не было, но острый нож и ещё более острый аппетит сделали свое дело. Пока лысый собирал дрова, точнее ломал деревца я стащил с туши шкуру, уложил ее на ветки и вырезал два длинных куска мяса вдоль хребта. В мешке нашлись спички, и мы развели такой нехилый пионерский костер.

Я мимоходом подумал, что огонь или дым может привлечь ненужное внимание, но потом посмотрел на моего голодного товарища, который, похоже, был готов сожрать этого быка целиком, причём сырого и без соли, и решил, что если нежеланные гости к нам придут, то так им и надо!

Конечно же, Лысый не дотерпел. Его кусок мяса, выхваченный им голыми руками из костра, даже не дотягивал до степени «Raw» — это модное слово я помнил с прошлой жизни, такие практически сырые стейки подавали в супер модных ресторанах для каких-то чёртовых вампиров, которые шифровались под людей. Я-то всегда предпочитал мясо без крови.

Так вот, получив этот кусок сырого мяса, с небольшими подпалинами в нескольких местах, Лысый, со звериным рычанием, крепкими зубами начал отрывать один шмат за другим, поглощая с поразительной скоростью.

— Ну, типа поджарил, да — хмыкнул я, продолжая готовить свой кусок. Здоровяк справился со своим мясом за считанные мгновения и уставился на мой аппетитно шкворчащий шашлык.

— Э, нет, братишка! — запротестовал я. — Вот тебе нож, а вот тебе туша — отрезай сам себе сколько хочешь, а на мой кусок даже не заглядывайся! Это вчера нам жрать было нечего, а сегодня ты вон какую зверюгу завалил! Молодец, кстати… Но у нас, теперь, самообслуживание!

Лысый задумчиво посмотрел на меня, взял нож, покрутил в руках и аккуратно положил рядом со мной. Затем двумя сильными рывками просто оторвал заднюю ногу быка от туши. Я в очередной раз поразился неимоверной силе товарища, и даже немного позавидовал. А потом подумал, что скорее всего, это богатырская силушка выдавалась как компенсация за слабоумие, и завидовать сразу перестал. Нет, таких… гмм… не очень умных бойцов мне бы побольше, но командир должен же хоть как-то соображать! Вот я и буду тем самым командиром! Умным и красивым!

Лысый же, тем временем, взгромоздил ногу сверху на костер, еще накидав сверху дровишек. Благо я практически дожарил свой кусок и успел выдернуть его из огня, пока на него сверху не шлепнулось сырое мясо.

Лысый что-то пробурчал недовольно, глядя на моё произведение кулинарного искусства, и накидал ещё веток сверху, так что его нога оказалась в эпицентре огромного костра. Выждал он, наверное, целую минуту, а может две, затем раскидал голыми руками горящий поленья и вытащил полностью сырой кусок внутри, зато обугленный снаружи. Это не помешало ему насладиться едой, он причмокивал и удовлетворённо урчал, когда поглощал это, как по мне, не очень аппетитное мясо. Удивительно, но он опять сожрал его быстрее, чем я доел свой и снова уставился на меня.

— Да ты задолбал! — проговорил я в сердцах, подбирая нож. — Подожди, только Сонечке немножко оставлю!

Я отрезал небольшой кусок мяса для питомца, а остальное отдал ему. В принципе, я наелся. И, похоже, мне придется поработать над своим приемом пищи в будущем, точнее над скоростью, если я хочу хоть что-то есть! Убыстриться мне нужно раз так в десять, чтобы успеть слопать небольшую порцию до того, как этот большой ребёнок своим жалостливым глазами не начнет портить мне аппетит.

Я давал по маленькому кусочке Соньке, краем глаза наблюдая за пирующим товарищем. Моя паучиха, кажется, прокачивала свой скилл, то пропадая в невидимости, то снова исчезая. Для меня это выглядело, как будто она становилась полупрозрачной, но я всё равно мог отслеживать её силуэт, видимо, это бонус от «привязки». Другие же вроде не видели её вообще.

Похоже случилось чудо, и Лысый насытился. А я задумчиво почесал затылок, глядя на почти целую тушу. Прикинул расстояние и решил немножко задержаться, чтобы немного мяса поджарить впрок. Фиг его знает, как нас там встретят, а питаться чем-то нужно. Особенно, моему новому другу.

Заготовка мяса впрок прошла с переменным успехом, голод у Лысого просыпался в режиме реального времени, и он все норовил откусить новый кусочек. Мне уже стало чисто для себя интересно, когда же он нажрется? Через часа полтора я понял, что скорее всего, никогда. Но по крайней мере, он немного утолил свой зверский аппетит, я же нарубил гибких веток и продел их через мясо, сделав, своего рода кукан для жареного мяса. А затем нацепил всё на Лысого, добавив туда окровавленную шкуру (не знаю зачем, но авось пригодится) и махнул рукой, быстро собрав нашли нехитрые пожитки.

Ну и двинулись мы в сторону хутора, обозначенного калекой. Триста вёрст до Ежовска выглядели далековато, а этот хутор — хоть какая-то цивилизация, возможно, мы раздобудем там какое-нибудь транспортное средство. Лошадей в этом мире я уже видел, а выносливым римским легионером, пересекающим горы и долы, при этом еще дорогу перед собой строя, я себя как-то не считал. Вопрос — чем мы будем расплачиваться, ну это решим в процессе.

В процессе, с помощью жестов, я кое-как смог разобраться с «неразговорчивостью» друга. Он в красках рассказал, как возник в какой-то Локации, прошёл через нее бульдозером, но в конце погиб. И на выходе вместо того, чтобы взять что-то путное, попросил у системы свои старые боевые навыки. Ну, а штрафом было некоторое скудоумие, видимо. Хотя, подозреваю, он и до этого умен не был. А вот его боеспособность, определенно, внушала!

А еще он подтвердил, что он тоже имеет ранг «Вечный Герой», что с его безрассудностью и кровожадностью, определенно, было мне на руку! Бессмертный ручной кровожадный маньяк! Что может быть лучше! Только два таких маньяка! Хе-хе…


Глава 6


Так и шли мы, бодрым шагом, окруженные полной тишиной, прерываемой периодическим чавканьем — когда Лысый, видимо устав от чрезмерной нагрузки, переносил часть веса со своих плеч в свой желудок, путём потребления так заботливо заготовленного мной продукта. Надо с этим что-то делать, покачал я головой, но пока Лысому было что жевать он, по крайней мере, не примется за меня. Людоедом он, похож не был, но чем черт не шутит — я знаю этого чувака меньше суток.

Планета смущала меня только одним — своим фиолетовым солнцем. Было в нём что-то… неестественное. Фиолетовая трава явно была местным эндемиком, но попадались и растения с зеленой листвой. Особенно это касалось деревьев, что окружали затоку на месте нашего последнего отдыха.

А еще здесь напрочь отсутствовали насекомые. Честно говоря, ложась спать около воды я ожидал сонмы комарья, но не было ни одной, ни летающей. ни ползающей букашки. Хорошо, что Сонька оказалась всеядной — иначе, где для нее мух брать?

В далеке мелькнул местный парнокопытный, но, видимо почуяв Лысого, он стремительно унёсся вдаль. Глядя на его скорость, я опять хмыкнул. Каким образом Лысый его «затрофеил»? И ведь не скажет же, падла, прожорливая!

Вообще. Местный мир казался странным. Как будто, люди были здесь гостями. Как давно человечество сюда попало, каким образом? Догадки-догадки! И почему, зловредные боги, или какая-то другая, несомненная, сволочь закинула меня именно сюда?

В общем, основная задача — добраться до цивилизации, где после того, как я отберу свою прелесть, нужно будет сходить в библиотеку… Или что тут у них с носителями информации?

Пойти вдвоем против Системы и целого, уже устроенного мира? Звучит… отчаянно, но, что-то мне подсказывает, что идти «против системы», мне не впервой! Хе-хе…

Через несколько часов по пересечённой местности, мы добрались до пригорка и сверху я увидел раскинувшиеся в низине обработанные поля, засеянные, на удивление, растениями зелёного цвета, сильно выделявшимися на фоне моря фиолетовой травы. Шесть аккуратных домиков, явно жилых с амбарами и пристройками, располагались на окраинах этих полей. Из труб шёл дым, слышались человеческие голоса. Видимо, это и был тот хутор, название которого страдалец мне так и не сказал.

Тут у меня возникла дилемма. Оставить Лысого здесь или взять с собой? Со мной, он натворит меньше странных дел, чем оставленный в одиночку, но кто знает этих местных? Так-то я сам его побаиваюсь! Поэтому я махнул ему рукой, чтобы подождал, а сам неторопливо, дабы не создавать панику, начал спускаться вниз, под бодрое чавканье, раздававшееся сзади.

Заметили нас примерно на полпути, я услышал, как захлопываются двери и ставни, детский смех пропал, видимо место здесь места не очень спокойные и незнакомцев привечают осторожно. В конце концов, я почти добрался до околицы, когда из сарая послышался окрик.

— Стой, кто идёт?

— У вас продается славянский шкаф?! — выкрикнул я, ожидая отзыва.

— Какой, к чертям, шкаф?

— А кровать? Обязательно, никелированная! — не остался в долгу я.

Ответа не последовало, кто бы там не был, но, похоже, я перегрузил им мозг.

— Алё, хозяева! Не видите — мирные путники приустали с дороги и хотят отдохнуть!

— А вы не похожи на мирных путников! — подал голос невидимый собеседник. — Кто вы такие? Что вам надо?

— Мы вас не знаем, идите нахер… — пробормотал я, продолжаю логическую цепочку, возникшую у меня в голове. — Я же сказал — путники мы, очень-очень мирные! Прям, ваще, пацифисты! Вот поторговать с вами решили. Да не причиним мы вам зла, показывайтесь уже!

— Ну, честно говоря, сам-то ты не выглядишь угрозой, разве что заболтаешь до смерти, а вот твой друг-здоровяк, в мешке вместо одежды, которого ты оставил на пригорке — нам совершенно не нравится!

— А вы не совершаете резких телодвижений и вовремя его кормите, и он станет вашим лучшим другом, — хмыкнул я.

— Таки, шутник попался! — в голосе незнакомца, тем не менее, вроде проявились спокойствие. — А ты револьверы-то свои сними, да положи на землю и отойди от них — тогда я, возможно, выйду. А то как шмальну из всех стволов!

— И что это за порядки у вас такие?! — возмутился я. — А вдруг ты маньяк убийца, грабишь мирных путешественников, а затем скармливаешь их трупы свиньям.

— Кто такие свиньи? — озадачился всё еще невидимой собеседник.

— О! Свиньи — это страшные существа! — назидательно поднял я указательный палец. — Для того, чтобы за раз избавиться от одного трупа, надо, как минимум, шестнадцать свиней! Поэтому, остерегайтесь владельцев свиноферм! Тело весом в двести фунтов свиньи сожрут, примерно, минут за восемь! Это значит, что одна свинья сжирает два фунта живого мяса в минуту. Именно отсюда происходит пословица: «Жадный, как свинья!»

Голоса за амбаром надолго замолкли.

— Да, похоже страшный зверь, — согласился переговорщик. — А зачем ты нам про это рассказал?

— Затем, что если будешь себя плохо вести, вместо мирного меня, в следующий раз, к тебе придут ОНИ. Свиньи!

Опять молчание и раздражённо-испуганный выкрик.

— Бросай оружие, а то точно шмальну!

Я немножко подутомился юморить, поэтому отстегнул патронташ с револьверами, отбросил их в сторону и, для полной картины, поднял руки над головой.

— Ну вот? Доволен? Показывайся уже!

Для начала, из-за сарая выбежал мелкий пацан, бочком подобрался ко мне и ловко подхватил моё оружие. После чего, также быстро убрался обратно за сарай. Я с улыбкой наблюдал за этим, опустив руки и демонстративности скрестив их на груди.

Через минуту из-за сарая два старикана. Один из них держал в дрожащих руках грабли, а второй неумело тыкал в меня моими же револьверами.

— Ну нихрена себе засадная команда! — засмеялся я и снова поднял руки над головой. — Сдаюсь-сдаюсь, не тыкайте в меня вашим адским инструментом, а то это будет самая позорная смерть в моей жизни!

— Поумничай нам еще тут! — нахмурился старикан с граблями. — Кто такой? Откуда и куда идёшь? И что тебе от нас нужно?

— Зовут меня Бульдог, иду я оттуда, — я пальцем указал себе за спину, потом перевёл руку в другую сторону. — Пойду я туда. Но, вы по пути встретились — дай думаю заскочу на огонёк! Я так понимаю, у вас тут гости нечасто бывает?

— Да хотелось бы пореже, — снова буркнул старик с граблями. — Ты из этих, что ли?

— Из каких, блядь, этих? — снова меня, почему-то, «климануло». — Из нормальных я! Что за озабоченные все вокруг?!

— Дык, из героев ты или нет? — непонимающе нахмурился старикан.

— А-а-а, вы про это, — успокоился я. — Ну да из этих… в смысле герой я!

— А какой ранг у тебя ранг? — поинтересовался второй, вооруженный револьверами, — Я вот до третьего дослужился, в свое время! — сообщил он с нескрываемой гордостью.

— Да я этот… начинающий герой… короче, первый ранг только… Вот! — поскромничал я.

— Эх, салага! — махнул рукой старик с пистолетом и нечаянно нажал на спусковой крючок.

— Бля! — подпрыгнул я, когда пуля подняла пыль прямо у меня между ног. — Ты осторожно, герой, блин, третьего ранга!

— Извини путник, я не специально, — смутился «герой».

— Да вижу, что вы не специально, — было бы специально, вообще бы убил, — хмыкнул я. — Ну что, так и будем стоять на улице разговоры разговаривать, или в хату позовёте?

— А чего тебе в хате-то делать? — подозрительно прищурился подозревака с граблями.

— Ну как? — удивился я. — Хлеб, соль и вот это вот всё, гостеприимство типа.

— А у тебя есть чем заплатить за такое гостеприимство? — поинтересовался геройский дед.

— Здрас-с-сь! Гостеприимство означает бесплатное… гхм… Гостеприимство. С хрена ли вы все здесь такие меркантильные?

— Не мы такие! Жисть такая! — сумничал дед с граблями.

— А что в оплату принимаете? — поинтересовался я, сокрушенно.

— А что у тебя есть? — тут же навострил ухо деловой дед.

— От мёртвого осла уши, — буркнул я. — Барыги хреновы! Ну, что у меня есть… Вот шкура есть от местного вашего парнокопытного.

— От кого? — удивился дед.

Ну такой здоровый рогатый то ли бык, то ли козёл-переросток, прям как вы! — не удержался я.

Дедки юмора не оценили, но похоже, их заинтересовало моё предложение.

— Ну, показывай свою шкуру!

— Так она у моего товарища, который на пригорке.

— У маньяка? — уточнил дед.

— Очень хорошо, — вздохнул я. — Как ты, слепой, разглядеть-то его смог? Он же находится хер знает где?

— Так, будучи героем, я способность получил «Острый глаз», теперь вдаль хорошо вижу! — охотно пояснил «герой». — И выглядит твой друг, как натуральный маньяк — вон он, падла, улыбается прямо сейчас… И постоянно что-то жрёт!

— Да Лысый мухи не обидит! — запротестовал я. — Правда, если сытый будет! Да, и в конце концов, у вас же пистолеты, а у него что? — продолжал уговаривать я несговорчивых старых хренов.

— У него молот огромный — «зоркий глаз» продолжал проводить идентификацию. — И ручищи ого-го!

— Так может вам сарай поправить надо, или крышу там починить? — уточнил я. — Лично у меня руки из жопы растут, а вот мой товарищ похож на парня работящего!

— Погоди минутку, — деды вроде подуспокоились, отошли в сторонку и о чем-то зашептались.

— Если у нас для тебя дело! — вернулись они через пару минут, в которые я уже всерьез думал, не натравить ли на них Соньку, вон как она у налоговика, в прошлый раз, глаз ловко вырвала! Но потом решил пожалеть седины. — Энергокристаллы нам нужны!

— Так у меня их нет! — развел я руками. — Где я вам их возьму?

— Мы тебе скажем, где, а тебе нужно только их взять, — пояснил мне дед-с-граблями, опустив их, видимо умаявшись и сейчас опиравшийся на них.

— А чего сами не пойдёте и не возьмёте, — задал резонный вопрос я.

— Камни не просто так лежат, они в скрытой Локации находятся!

— Скрытая локация? Это что за зверь? — спросил я.

— Откуда ты, милок? — в свою очередь удивился дед-герой. — Странный ты какой-то!

— Мне все так говорят, — я развёл руками. — Ну, какой есть! А зачем вам кристаллы?

— Ты понимаешь, парень, дружина княжеская заколебала нас совсем, непосильным оброком обложила. А если не платим вовремя, так они детей наших в рабство забирают. Одна мелочь осталась, — он кивнул на моего приятеля, который забрал у меня оружие и ещё парочку любопытных детских лиц, что торчали из-за плетня, грея оттопыренные уши.

— Срок оплаты подходит, а у нас неурожай, они кристаллами взяли бы, так у нас кристаллов нет, боюсь, сожгут он наш хутор!

— А сколько нужно-то?

Старики снова пошушукались и выдали.

— Пятьдесят малых кристаллов и от нас отстанут до полного сбора урожая! А дальше — мы уж как-нибудь сами…

— А сколько это в осколках?

— Вот ты странный! — покачал головой старик. — Всё ж известно! Десять осколков — это один малый энергокристалл. Десять малых — один средний. Десять средних — один большой, ну и так далее!

Я быстро произвел подсчет в голове. Из последней и единственной Локации, что я посетил за прохождение дали как раз десять малых кристаллов, это при том, что я её как-бы «зачистил», а вот с паучков валились по 1–2 осколку, это ж сколько, если что, копаться придется?

— Да стариканы, не буду скрывать — встряли вы конкретно! — почесал затылок я. — Ну ладно, так и быть! Кроме гостеприимства, настоящего только, с вас ответы на мои вопросы. Даже если они покажутся вам дурными, вы сделайте вид, что это вас не волнует. А мы сходим и глянем на вашу локацию. Принимается?

— Принимается, сынок! — оживился дед и протянул мне мои револьверы рукоятками вперёд. — Ты прости нас, старых, пошто мы знали, что ты человек хороший?

— А я все ещё могу быть плохим, — сказал я, забрав своё оружие у деда и как можно более злобно ухмыльнулся.

Дед струхнул и отпрянул, второй поднял на меня грабли.

— Да шучу я! — я испугался, как бы у них сердце от страха не остановилось. — Это вам за то, что мариновали меня полдня!

— Дурак ты мил человек, и шутки у тебя дурацкие! — заметил «герой», держась за сердце.

— Тут спорить не буду, ну какие есть! Людям нравились! — откуда-то вспомнил я.

— Ладно, — махнул рукой дед с граблями. — Зови своего товарища! Только смотрите у меня!

Он угрожающе помахал граблей.

— Будь спок! — ухмыльнулся я. — Я все еще не хочу помереть от граблей! Я предпочитаю на них только наступать!

Я сунул два пальца в рот и свистнул, подзывая Лысого. Тот бодро вскочил на ноги и потрусил к нам лёгкой трусцой. При его приближении у стариков, кажется снова начало портиться настроение. Ну, что поделать? Выглядел он, конечно — огонь! В одеяле, обвешанный мясом, на горбу — свёрнутая, окровавленная шкура, огромный молот в руках и добрейшая улыбка на губах!

Что характерно, стариканы спрятались почему-то за меня.

— А чойта он такой здоровый? — поинтересовался «орлиный глаз».

— Хорошо кушает и проводит много времени на открытом воздухе, занимаясь физическими упражнениями, — пояснил я. — Знакомьтесь, отцы, это Лысый, Лысый знакомься это дедки!

— Какие мы тебе «дедки»? — негодующе проговорил старый «герой». — Я Маханыч, а он Смородич. А что это за имя такое — Лысый?

— Нормальное имя, — пожал плечами я. — Временное. Пока он своё настоящее не вспомнит.

— Он того, что ли? — покрутил рукой у виска герой Маханыч.

— Вот, не рекомендую делать таких намёков, — я кивнул на здоровяка, который даже жевать перестал, нахмурившись. — Нормальный он, только неразговорчивый!

— Ну, неразговорчивый — это для мужика в плюс! Не всем же быть таким балаболом, как ты, — хмыкнул дед-герой.

— Чья бы коровы мычала, — пробурчал я. — Ну-ка, Лысый, покаж пацанам шкурку!

Здоровяк скинул требуемое на землю, и деды подошли к ней поближе, щупая и обнюхивая.

— Вот вы ироды! — заявил Смородич. — Кто ж так шкуру снимает? Попортили всю! Рукожопы!

— От рукожопов слышу! — обиделся я. — Я вам что, Следопыт или Чингачгук? Я этим вашим живодёрским делам не обучен, я вообще, зверушек люблю! Больше людей, между прочим! А тут… просто жрать хотелось!

— А как вы его добыли? — нахмурился Маханыч. — Это барабакс — самый быстрый зверь в степи!

Я заржал.

— Походу, уже нет! Вот самый быстрый зверь в степи теперь! — я кивнул на Лысого, который с интересом рассматривал домики, поводя носом, учуяв запах готовящейся внутри пищи.

— Подожди, — насупился дед. — Ружья у вас нет, револьверы только у тебя, а у него только молот. Как он смог зверя добыть?

— Да фиг его знает! — пожал я плечами. — От него же хрен что добьешься! И да, молот он на охоту не брал! Шкуру берете?

— Дык, попорченная она! — засуетились жадные дедки. — Много не дадим!

— Да ничего не надо! — махнул я рукой. — Забирайте так! Покормите, да напоите, в основном — моего друга. Ну и если что из вещей на него найдется — тоже будем благодарны. И давайте, наконец, зайдем в дом — а то солнышко припекает!

Дедки, вроде поверив нам, наконец, пустили в свою хату. Внутри, по кивку Маханыча его «старуха» и две женщины средних лет, скорее всего — дочери, бросились накрывать на стол.

Судя по всему, жил местный люд, действительно, небогато. Каша, овощи, хлеб — всё что выращено непосильным трудом. Я хмыкнул и попытался снять с Лысого его «гирлянду», на что чуть не потерял палец, когда товарищ, без затей клацнул зубами.

— Лысый, фу! — гаркнул я. — Отдай сюда! Люди, похоже, мяса уже долгое время не видели! А тебе вон кашу дадут! И огурцы вон погрызи! И хлебушек… тёплый!

Здоровяк что-то пробурчал, но отдал требуемое.

Я передал мясо женщинам.

— Возьмите… И дожарьте, походу — а то глисты заведутся!

Я повернулся к дедам.

— А вы, расскажите-ка мне кое-что интересное…


Глава 7


Рассказ стариканов был очень интересным. Планета, на которой я в данный момент находился называлась… Грязь. Все воспоминания об этом мире существовали примерно за тысячу лет, ровно после так называемого Счастливого Пришествия. Что было до этого — никто не помнил, или не знал, отсчёт времени как будто начался именно ровно девятьсот тридцать два года назад. Время так и считалось, сейчас, к примеру, был 932-й год от Счастливого Пришествия.

Девятьсот тридцать два года назад на Грязь пришли боги. Всесильные существа, которые установили на планете мир и порядок, которого, судя по всему, явно не хватало планете до их прихода. Именно тогда появились Локации, посещая которые жители планеты смогли достичь невероятного развития. Энергокристаллы, что добывались в этих Локациях, давали людям силу и новые возможности. Не говоря о «прокачки» аватара внутри локации, кристаллы могли ограниченно влиять на жизнь человека в реальном мире, добавляя, к примеру, лишние года жизни, улучшали здоровье, или даря не виданные, почти магические способности.

Однако, этот Дар от новых Богов не был полностью бескорыстным. Часть энергокристаллов люди обязаны были сдавать Богам в качестве платы за свое новое могущество.

Специально построенные храмы по всей планете ежедневно требовали пожертвования. В противном случае, за не выполнение «плана», несчастные люди попадали в немилость Богов, вызывая их гнев. Приходилось крутиться, дабы избежать этого гнева, ведь он был поистине ужасающим!

В первую очередь страдали князья-наместники Богов на планете, поставленные именно для контроля за сбором кристаллов. Обладающие беспредельной властью и полученными благодаря энергокристаллам способностями, эти люди очень сильно держались за власть, да и, собственно, за свою жизнь, ведь в случае невыполнения графика пожертвований, они один за другим исчезали после посещения их эмиссарами Богов.

Человеческая плоть — слаба, а его разум, иногда ещё слабее. Поэтому князья и их приспешники делали всё, чтобы поток энергокристаллов на алтари храмов не иссякал. Так их жизнь находилась в безопасности.

Изначально, герои в этом мире были добровольцами, которые рискуя собственной жизнью добывали кристаллы для благополучия других. Однако, с ростом мощи и влияния князей, свободолюбивые герои превратились даже не наемников, а, фактически, в слуг сильных мира сего Обложенные непосильными налогами, они платили буквально за всё. Налог за доступ в локацию, налог за прохождение локации, налог за патент героя, налог… Налогов было так много, что старик задолбался их перечислять.

На мой резонный вопрос: «А нахрена в эти герои идти, при таком раскладе?», дед грустно ухмыльнулся. В какой-то момент, действительно добровольцы почти исчезли и в Локации начали загонять всех подряд. Будь ты задолжавший крестьянин, или преступник — вооруженные чем попало люди буквально вталкивались внутрь Локаций, а после возвращения их уже ждали сильные и здоровые дружинники князя, готовые отобрать всю добычу. И загнать выживших страдальцев внутрь по новому кругу…

Со временем это все видоизменилось не раз. Князья поняли, что своих «кадровых» дружин, которых они регулярно отправляли в Локации не хватает для сбора достаточного количества добычи. А от отребья, загнанного силой в Локацию толка было немного. Всё-таки, по доброй воле человек всегда делал больше, нежели по принуждению.

В итоге, установилось шаткое равновесие. Князья пересмотрели налоги, ровно настолько, чтобы «ватаги» — так назывались группы героев, могли как-то прокормить себя и свои семьи особенно, при этом, не жируя. Учитывая, что все жители Грязи поголовно были под чьим-то контролем, выбора у простых людей было немного. Или идти в рабство на князя, или сохранить иллюзию свободы создав, или вступив, в ватагу.

Да, Маханыч слышал про «вольные» ватаги, мощные настолько, что к ним боялись соваться дружинники князя. С ними предпочитали торговать, выкупая энергокристаллы и уникальное оружие и снаряжение, полученные в Локациях, за нужные им продукты.

Засада была в том, что каждая Локация имела свой уровень. За все эти годы их уровень постоянно повышался. Нулевые Локации, в одну из которые я попал со своими незадачливыми компаньонами появившись на этой планете, практически исчезли из этого мира, оставив только более высокие уровни. Было ли это изначальным расчётом Богов, которые хотели, чтобы люди развивались либо это было просто досадное недоразумение, но местные жители не успевали за ростом локаций. Из-за постоянных конфликтов и огромной текучки «кадров» среди героев, в один прекрасный момент люди осознали, чтобы большинство существующих Локаций обогнали развитие героев и стали, попросту, непроходимыми.

Локации низкого уровня попадались все реже, а Локацию высокого уровня пройти были в состоянии единицы. Всё происходящее начало напоминать катастрофу, князья вспомнили про девиз бестолковых полководцев всех времён и народов «завалить врага трупами». И снова начался добровольно-принудительный набор пушечного мяса для добычи кристаллов.

Что касается особенностей Локаций, то дело было в том, что система в Локациях воскрешала погибших людей до второго уровня локации включительно со стопроцентной вероятностью. Дальше начался «рандом», происходил расчет в процентном соотношений — выйдет ли убитый герой из Локации снова наружу, или нет. С повышением уровня Локации, процент на благоприятный исход стремительно уменьшался.

И вот тут-то и включался в расчет «ранг» героев. Каждый новый уровень ранга присуждался человеку Системой по какой-то своей, никому не известной формуле, но точно связанный с активностью в Локациях. Так вот, каждый уровень увеличивал вероятность воскрешения, при гибели внутри на десять процентов. Как пример. Локации 3-го уровня, первая локация, где появлялась возможность «окончательной смерти». И сразу шанс на «неудачу» составлял 20 процентов! Так вот, герой 1-го ранга, воскрешался с вероятность 90 процентов, а герой 2-го ранга — 100 процентов! Дальше каждый уровень Локации «отбирал» по 20 процентов, соответственно, в Локации 7-го уровня герой-новичок гарантированно умирал окончательно!

Дураков среди князей и их дружинников поиграть в рулетку не было, поэтому приходилось использовать наемных или порабощенных людей по полной.

Нормальной стала практика, когда толпа обычного народа забегала в Локации высокого уровня, убивала одного-двух монстров, теряя при этом половину состава и выбегало наружу, оставил локацию не зачищенной. Существующая проверка «на сохранение» Локации на старом месте, после выхода из неё ватаги также понижала шансы на успех. Ведь, исчезнув, Локация появлялась на новом месте, еще больше повышая свой уровень.

Людей становилось все меньше, пожертвования прекращались, княжества, вместе со своими правителями прекращали свое существование. Вольные ватаги, так нелюбимые князьями в прошлом, стали буквально панацей в нынешнем мире. Они, как раз, имели прокаченных героев, которые могли чистить Локации высокого уровня. Но их было слишком мало…

И вот дальше произошло самое интересное. То ли по случайности, то ли по велению Богов, но в этом мире начали появляться «вечные герои». Люди без прошлого, как правило имеющие достаточно высокие боевые навыки, главной и уникальной способностью которых являлась «тотальное» воскрешение, как в Локации любого уровня, так в реальном мире планеты Грязь. Изначально, их восприняли как полубогов, хотя потом оказалось, что большинство из них нифига не альтруисты! Среди них хватало людей, которые пользуясь своим бессмертием и безнаказанностью творили что хотели, создавая больше проблем, чем принося пользу. Их уважали, боялись и ненавидели одновременно.

Вот в таком Хаосе и существовала Грязь сейчас. По непроверенным данным, Боги высказали свое недовольство уже не раз и не два. Опять же, ссылаясь на слухи — прямо об этом никто не говорил, в случае поголовного провала пожертвований, Боги грозились превратить Вольный мир Грязи в одну из таких Локаций. Предполагалось, что все миры «за воротами» — это миры, которые не справились со своевременной оплатой и перешли, после этого, в вечное рабство к богам. Они вечно воевали и умирали, а их родные миры начали использоваться как очередные «поля для сбора урожая».

За последнюю информация Маханыч не ручался, но слишком настойчиво эти слухи ходили среди народа. Считалось, что «рубикон» практически перейден, и ближайшее будущее мира находилось под большим вопросом.

Что касается наших текущих дел — Лысый слопал, последовательно, два котелка каши, огромную миску салата и два каравая хлеба. «Гостеприимные» хозяева впали в некоторый ступор. Сделка «еда в обмен на шкуру» уже не казалось им такой выгодной, однако они сдерживали свои эмоции за обещанную нами помощь.

С одеждой на моего лысого друга, тоже была засада — одежды такого размера на хуторе не нашлось, в результате чего ему выдали натуральные лапти. Их переплели прямо при нас под нужный размер. Лапти и самодельное пончо добавили ему некой гармонии, после чего он стал выглядеть менее устрашающе или более забавно, как посмотреть. В общем вид он теперь имел «лихой и придурковатый».

По крайней мере, многочисленные детишки, присутствующие здесь перестали его бояться. А когда он их заметил и начал улыбаться, то настолько осмелели, что даже подошли поближе. Лысый, как оказалось, любил детей не меньше, чем животных, он даже пожонглировал тремя из них, под радостные визги последних. Правда после того, как один из пацанов врезался головой в потолочную балку, ругающиеся мамашки отобрали своих чад от греха подальше, а здоровяк зашипел что-то извинительное, но всё еще неразборчивое.

В итоге, деды слили нам Локацию. Скрытая Локация была не совсем обычной локацией. В независимости от уровня она не перегружалась, не перемещалась на другое место. Точнее, делала это гораздо реже обычных. Смысл был в том, что увидеть такую могли только некоторые люди. живущие поблизости от неё длительное время. На памяти дедков, «их» Локации было лет десять. Поначалу, они сами «чистили» её, с удовольствием обменивая кристаллы на нужные им товары, но потом, когда уровень поднялся до 3-го и они потеряли двух сородичей, то прекратили эти рискованные мероприятия. Правда, дружинниками не сдали, оставив её «про запас».

На хуторе, из взрослых мужчин оставалось сейчас только два старика, женщины, в большинстве своем, не были обучены воевать, ну а малышня еще не выросла.

В общем, мы поели, поспали, поели еще раз, ещё несколько раз поел Лысый и мы отправились на поиски сокровищ. Маханыч провожал нас, Смородич остался на хуторе за старшего, и мы проследовали примерно десять вёрст по бездорожью, когда, внезапно, степь превратилась в каньон. На ровной степной местности он выглядел как глубокий шрам на теле саванны.

— Ну вот и пришли, — кивнул наш проводник на глухую стену.

Я попытался присмотреться, но ничего не увидел. Поэтому решил уточнить.

— Пришли куда?

— Ну к Скрытой Локации жеж, — веселился дед.

— И я ее не могу увидеть? — ещё раз уточнил я.

— Ну так ясен пень — не можешь! — улыбнулся Маханыча стала ещё шире. — Ну что? Готовы?

Он тяжело поднялся с камня, на который присел перед этим передохнуть.

Я повернулся к Лысому.

— Готов?

Тот засунул в рот последний кусок мяса, быстро вытер жирные руки об одеяло и согласно закивал, яростно работает челюстями.

— Готов, да!

Дел произвёл манипуляции в воздухе и, через несколько секунд, прямо в глухой каменной стене появилось уже знакомое пятно дрожащей поверхности.

— Локация четвертого уровня, ребята, — покачал головой дед. — Шанс но воскрешение 60 %, а эти грёбанные 40 % отобрали у меня двух внуков, хотя они уже второго ранга достигли, по факту, сработали 20 %! Вы первого ранга, если не врете… Получается, есть шанс на 30 %, что вы там останетесь, так что не рискуйте понапрасну! Если будет сложно — тикайте оттуда! Лучше получить хоть что-то, чем не получить вообще ничего! Добыча — пятьдесят на пятьдесят, как договаривались!

Собственно, 50×50 была моей идея. Дедки не выжили из ума и были рады получить хотя бы двадцать. Я же, осмотрев их убогий быт, щедро предложил располовинить шкуру неубитого медведя, отчего Смородич даже немного прослезился.

— Согласен! — кивнул я. — А что там за обитатели?

— Дык, фиг его знает, — почесал подбородок под седой бородой дед, смешно запрокинув голову назад. — Это ж Скрытая Локация, сам проход остается на месте, только уровень поднимается. Да и содержимое в ней меняется от раза к разу. Она, как будто, перезагружается, как и все остальные, но с места не сходит, хотя внутри неё мир меняется. Вот такая чудная штука!

— Не поминай лихом! — я хлопнул деда по плечу, от чего тот снова присел на камень. — Ай-л би бэк!

И мы погнали.

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ВАТАГА…

ОТСУТСВУЕТ НАЗВАНИЕ… ОТСУТСВУЕТ В БАЗЕ ДАННЫХ…

ЖЕЛАЕТЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬ НОВУЮ ВАТАГУ?

ДА/НЕТ

Да, конечно!

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ВЫБОР ДОСТУПНЫХ ЧЛЕНОВ…

ИНДИВИД БУЛЬДОГ

(ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ)

ИНДИВИД #$%&^ (ИНДИВИД ОТКАЗАЛСЯ ОТ ИМЕНИ)

(ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ)

ПОДТВЕРДИТЕ ВЫБОР

ДА/НЕТ

Сами вы члены! Но да, подтверждаю!

ВВЕДИТЕ НАЗВАНИЕ ВАТАГИ

…I

Шо, опять?! Опять нужно судорожно что-то придумывать, пока не начался обратный отсчет и Система не начала мне угрожать обозвать нас самостоятельно?

Так, соберись! Нужно что-то пафосно-превозмогательное! Блин, началось!

ВНИМАНИЕ!!! ОСТАВШЕЕСЯ ВРЕМЯ ДО ВЫБОРА 10 сек

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ — НАЗВАНИЕ БУДЕТ ПОДОБРАНО СЛУЧАЙНЫМ ОБРАЗОМ…

10… 09…

Блин! Да что ж делать то! Я пытался придумать что-то красивое и вечное, что не стыдно будет выбить на наших могилах, когда отсчет прекратился и возникла новая надпись.

СПАСИБО ЗА ВАШ ВЫБОР, ИНДИВИД #$%&^!

ВАТАГА «ВСЕМ САСАТЬ»

ПОЗДРАВЛЯЕМ И ЖЕЛАЕМ УСПЕХА!

Что? Как? Почему?! Я сначала разозлился на самовольного Лысого, но затем от этого идиотского названия внутри расплескалось что-то тёплое и я улыбнулся… Нет я не обоссался, просто это навеяло какие-то определённо приятные воспоминания! Хрен с ним, пусть будут «Всем Сасать»! Но, вот же, сволочь, неграмотная, даже два слова не смог без ошибки написать!

Система опять не предоставила мне выбора Аватара, без затей загрузив мою точную копию, найдя Соньку и снова не найдя «Полный Пэ» и отпустила с богом… Или Богами, хрен их разберешь тут!

Я огляделся. Каменистая равнина, под светом жёлтого солнца, с торчащими тут и там валунами. Полуразрушенный комплекс зданий, явно построенный когда-то разумными существами, и тишина вокруг выглядели странно.

По словам дедков, Локации всегда были ограничены — они либо располагались в закрытых пространствах типа пещер или каких-то помещений, а если же локация была на открытом воздухе — то определённое пространство сверху было прикрыто невидимым куполом, преодолеть который ещё никому не удавалось, какое бы оружие или инструмент они не использовали. Таким образом, получалась своеобразная «арена», где ватага должна была победить всех или умереть с честью. Вариант «трусливо сбежать» я, конечно же, не рассматривал!

Первым делом, я осмотрел свою «снарягу». Одежда вся была «несистемная», кроме шляпы и револьверов. Я поочередно рассмотрел и то и другое.

Шляпа

Качество: Обычное

Усиление: Улучшенное зрение

Это как это? Я надел шляпу, снял ее и попытался сравнить. А ведь точно! Со шляпой на голове я видел чётче на дальнем расстоянии, и более мелкие детали вблизи также проступали более отчетливо. Ну, нормальный бонус, как для стрелка!

Револьверы Парные

Качество: Обычное

Усиление: Необычный боеприпас (зажигательный)

Уже примерно понимая, как это работает, я откинул барабан и высыпал заряженные патроны в ладонь.

Желаете зарядить Оружие?

Выберите тип боеприпаса.

1. Обычный

2. Разрывной

3. Зажигательный

Нахрена в револьвере зажигательный патрон я понятия на имел, но пусть будет! Вдруг, жопу кому нужно будет поджарить!

Я задумчиво посмотрел на Лысого.

— Надеюсь, ты понял, что делать? Кто бы нам сейчас не повстречался — они враги! Надо их мочить!

На что Лысый одобрительно кивнул, перехватив свой поудобней. Кстати, молот!

— Можно? — протянул руку я, после чего здоровяк посмотрел на меня настороженно, но всё-таки передал свою драгоценную игрушку — видимо его доверия я уже заслужил.

Я прищурился, глядя на предмет и тут же возникла розовая надпись.

Дробящее Оружие «ОН» (Владелец — #$%&^)

Качество: Уникальное

Усиление: Скрыто

— Ну надо же, а тебе ништяк подвезли! — усмехнулся я. — У меня тоже было что-то похоже, правда я его немножко проебал, но это временно! Мы обязательно найдём мою прелесть, так как такие вещи, похоже, на дороге не валяются. Однако даже твой верный молот скрывает свое настоящее имя. Чем же ты так провинился перед Системой и Богами?

Лысый пожал плечами, торопливо забрал своё оружие и кивнул на ближайшие здание показывая, что хватит сиськи мять, а пора и поработать.

— Не могу не согласиться, длительное пребывание здесь меня нервирует, — кивнул я. — Пойдём посмотрим, что за злобная хтонь здесь водится.

Сонька что-то хрюкнула мне в ухо и ткнула лапкой в сторону этих строений. Я ухмыльнулся.

— Боевая разведывательно-диверсионная паучиха ты у меня, получается, на разведку собралась?

Она что-то запищала и радостно закивала головой радуясь, что её хозяин такой понятливый.

— Не, ну ты, конечно, можешь сходить, — развёл руками я. — Вот только как ты мне докладывать будешь?

Радостное пыхтенье оборвалось, как будто Сонечка обдумывала какую-то мысль и, в конце концов, развела лапками — прям как Лысый, только паучиха.

— Вот то-то же, — сказал я. — Научишься разговаривать — тогда посмотрим как тебя в тыл противника запускать, а пока держись рядом и постарайся не помереть!

Соня выглядела расстроено из-за того, что не может помочь прямо сейчас, но она всё равно покивала головой, дабы показать своё согласие.

— Двинули! — махнул я рукой, пригибаясь и ссаживая мелкую на землю — от греха подальше. — Только не напролом, сперва выясним, что там за зверушки живут, а то вдруг плюются еще чем-то неудобоваримым?

Двинулись мы короткими перебежками, от валуна к валуну. Наблюдая за Лысым и прислушиваясь к своим ощущениям, я подумал, что мы явно когда-то воевали, уж слишком ловко мы оба использовали складки местности.

Практически вплотную подобравшись к разрушенному бараку, я приподнял голову над камнем, заметив шевеление в одном из разбитых окон и тут началось…


Глава 8


— Огонь!!! — заорал кто-то, вполне себе человеческим голосом, после чего со второго и третьего этажа раздались выстрелы! Натуральные выстрелы из винтовок и автоматического оружия. А если уши меня не обманывают, то на третьем этаже, кажется, располагалось пулеметное гнездо.

Я сполз спиной по камню и посмотрел на укрывшегося рядом Лысого.

— Вот это мы встряли! — признался я. — А вдруг там фашисты?

Лысый неодобрительно покачал головой и покрутил указательным пальцем у виска, выражая своё охрененно ценное мнение.

— А почему нет? — немного обиделся я. — Тут хрен поймешь, кого повстречаешь! Но это явно не чингачгуки, они бы из лука стреляли! Что делать-то будем?

Лысый помахал молотом и кивнул головой в сторону барака.

— То есть тупо зайдём туда и всех замочим? — уточнил я. — План говно, я в этом участвовать не буду, я очкую! Нас же точно положат на подходе!

Секунда работы мысли и Лысый радостно тыкает в мои револьверы, а затем в барак, потом снова кровожадно потрясает молотом и снова и кивок в сторону барака.

— Ну это выглядит уже интересней, вот только прикрыть тебя с двух пистолетов против дюжины винтовок и одного пулемета у меня вряд ли получится. — запротестовал я, но потом осторожно выглянул из-за камня.

— Хотя-я-я-я, — оценил я диспозицию.

Полуразрушенная коробка здания имела в две стороны глухие стены, и две стены с окнами, откуда стрелки и шмаляли по нам. Так вот, к глухой стене вполне можно было подобраться, используя несколько валунов.

Я вспомнил про карту. Вызвал ее и масштабировал, как положено. Тринадцать красных точек ярко алели в ближайшем бараке. Как там пел один гений из прошлого?

Их восемь — нас двое. Расклад перед боем
Не наш, но мы будем играть!
Серёжа, держись, нам не светит с тобою
Но козыри надо равнять
Почти такая же ситуация! Правда, там ребята плохо кончили, но это потому, что у ГГ из песни был Сережа, а у меня — Лысый!

— Короче план такой! — собрался с мыслями я. — я, конечно, постреляю как смогу, но думаю, что толку от этого много не будет. По крайней мере, они отвлекутся на меня, а ты давай вон к той стене, а там через дверь или окно — выбирай сам. Залазь внутрь, короче, и мочи козлов со всей пролетарской ненавистью! Всё ясно?

Лысый кивнул и посмотрел на меня умоляющие, мол «можно я уже пойду?».

— Ну ясно, вот и хорошо. — я указал пальцем на местность. — Раз, два камень — расстояние небольшое, беги туда! А вот до следующего пространство сильно просторное и открытое, поэтому замри за крайним камнем, пока не услышишь мои выстрелы, а главное — услышишь, что эти козлы начали палить по мне! Вот тогда и беги со всех ног! Всё! Пошёл!!!

Здоровяк перебежал до первого валуна, вызвав шквал выстрелов, затем до второго. Расстояние между ними были действительно небольшими и горе-стрелки промазали. Чтобы стартануть с крайней позиции и добраться до глухой стены здания, ему нужно было преодолеть около тридцати метров по открытой территории, и вот тут пришло время вступать мне.

Кажется, когда-то в прошлой жизни, я смотрел фильм, где ковбой лихо расстреливал противника с двух рук, одинаково хорошо используя обе, при этом умудряясь как-то целиться. Я в себе таких сил не чувствовал, да и хотелось бы хоть в кого-нибудь попасть, поэтому я взял револьвер в правую руку, а тот, что в левой — держал наготове, чтобы сменить разряженное оружие. Приметил целью неугомонного пулемётчика. Далековато, как для короткоствола — откуда-то вспомнил я, но чем черт не шутит — на крайняк, напугаю!

— Всем сасать! — завопил я во всю глотку боевой клич, являющийся по совместительству названием моей ватаги, и начал поливать врага огнём. Шесть патронов в барабане явно не дотягивает до фразы «поливать», зато звучит эпично и пафосно так что пусть будет. Пулемётчик, офигевший от такой наглости, ожил и попытался растереть меня в пыль вместе с камнем. Перехватив второй револьвер, я выпустил ещё два патрона, а остальные четыре положил хаотично, постреляв по другим окнам. Постаравшись хотя бы заставить их пригнуться.

Краем глаза я увидел, что Лысый кабанчиком метнулся к зданию. Послышались выстрелы, но, что удивительно — пулемёт молчал! Неужели, я попал?!

Здоровяк на бегу два раза дёрнулся, похоже на попадание пули. Но это особо не повлияло на его скорость и он добежал до здания, потом завернул за угол и скрылся в окне первого этажа. Я откинул барабан, собираясь запихать туда патроны из патронташа, жалея, что нет кристаллов.

Хорошо, что в этой реальности не обязательно таскать с собой мешок с боеприпасами, как это делается в реальном мире, здесь достаточно иметь с собой мешок с кристаллами! Но в любом случае, кристаллов у меня не было, поэтому я быстро запихал патроны из патронташа, существенно уменьшив их количество. Мимоходом, при этом, подумав, что надо бы оставить патроны для реального мира, ведь там всё по-настоящему, а козлы живут и там.

Из здания послышались крики. Противник снова начал стрелять, только не по мне снаружи, нет, выстрелы раздавались внутри. Кажется, они обнаружили моего товарища и теперь жуткий грохот и дикие крики ласкали мой слух. Сейчас им попался достойный соперник! Я надел на ствол револьвера свою шляпу и приподнял я над камнем.

На старый трюк никто не среагировал, и я направился пройдённым Лысым путём к зданию, быстро пробежав требуемое расстояние. Чтобы не изобретать велосипед, я также влез в окно и пошёл к ближайший лестнице. Судя по стрельбе, на первом этаже врагов быть не должно. Второй и третий этаж — вот где они обитали!

Дорога, по которой пошёл Лысый определялась очень легко — она буквально была омыта кровью и посыпана трупами и их частями. Первый труп мне попался прямо под лестницей — он, видимо, упал сверху, повстречавшись с молотом или кулаками здоровяка. И это был… Обычный человек. По крайней мере, он имел обычное тело, потому что голова его была разбита всмятку и определить, имело ли вот это существ человеческое лицо, я не мог.

Хотя надпись, возникшая над ним, как бы намекнула на человеческое происхождение!

Рекрут мобильной пехоты Человеческого Содружества (мёртв)

Странно! Что это за Содружество такое? И почему его рекруты сражаются сейчас со мной?

Наверху снова раздались какие-то вопли, я матюкнулся и поскакал вверх по ступенькам на подмогу товарищу. Дальше на пути меня встречали одни трупы, хотя один рекрут выскочил из помещения сбоку и наставил на меня свою винтовку.

И снова рефлексы сработали быстрее. Я ушёл в сторону выдернул винтовку из рук бедолаги и выстрелом в голову прикончил страдальца. Перехватил винтовку поудобней и заглянул в то помещение откуда выскочил убогий.

Около окна находились ещё два рекрута, и я нажал на спусковой крючок. Но, ничего не произошло! Привычно посмотрел на предохранитель, не веря, что я мог так облажаться, но нет! Предохранитель находился в положении «стрельба очередями» — что-то с этим оружием было не так.

Пока я копался, разбираюсь с непокорной винтовкой, это два поца открыли по мне огонь! И в их руках это оружие, таки, стреляло!

Как ошпаренный, я выскочил в коридор, укрывшись за косяк и засунул руку из револьвера внутрь и наугад выпустил оставшиеся четыре пули. Внутри кто-то заорал, похоже, я всё-таки в кого-то попал. Выбежавший последним оставшийся в живых то ли дурной, то ли больной, попытался задушить меня голыми руками, на что я без затей двинул его рукояткой револьвера по зубам и тут же пристрелил. Здесь вроде чисто, пора на третий этаж.

Забежав туда, я увидел странную картину. Здоровенный мужик, почти такого же размера, как Лысый, яростно размахивал ножом и наседал на моего друга. Так-то я думаю, что шансов у врага бы немного, но Лысый был весь покрыт кровью, часть из которой точно была его. Я видел, что в него попали ещё внизу, до входа в здание, и подозреваю, что ещё несколько «прилётов» было уже внутри.

Как он стоял на ногах — я вообще не имел понятия, его явно нужно было спасать. Я поднял револьвер, но «вражеский здоровяк» развернулся и ловко швырнул в меня нож, который воткнулся мне в правое плечо. Я заорал от боли и выронил револьвер, а этот козёл, видимо, посчитал меня более достойным противником, потому что бросил Лысого и прыгнул ко мне, схватив меня за глотку. Силы ему было не занимать — он приподнял меня в воздух и начал душить.

Нет, такой футбол нам не нужен — подумал я, теряя сознание и со всей дури влепил быку между ног. Солдатская броня, в отличие от защиты боксёра, прикрывала наиболее важные части человеческого тела — грудь и голову. Мужское достоинство в этот перечень не входило, поэтому удар достиг цели и здоровяк засипел от боли и уронил меня на землю. В глазах у меня роились мириады светлячков от перенапряжения и боли, мне не хватало воздуха, но, при этом, у меня хватило ума вытащить левой рукой нож из плеча и воткнуть его в подбородок бугая. Тот задёргался, но я всаживал нож все глубже и глубже, наблюдая как из глаз врага выходит жизнь.

Когда он прекратил дёргаться, я перевел дыхание разглядел надпись над мертвым телом.

Сержант-инструктор мобильной пехоты Человеческого Содружества (Мёртв)

— Всегда не любил сержантов, — почему-то выдал я. — Вот и тому подтверждение. Все эти грёбаные сержанты, после смерти, становится боссами в подземелье, и продолжают трепать нервы несчастным героям!

Я подошел к своему товарищу, который всё еще радостно улыбался, но, похоже, сил на то, чтобы встать у него уже не было. Мне кажется, что он был всё равно счастлив, пытаясь радостно мне что-то просипеть, но вместо этого у него изо рта потекла кровь. Я положил руку ему на плечо, не зная чем помочь — у него реально не было живого места на теле от многочисленных ран. Но тут у меня перед глазами возникла надпись.

Хотите излечить соратника?

Полное излечения излечение. (6,5 малых энергокристалла)

Частичное исцеление — восстановление минимальной боеспособности (2 малых энергокристалла)

Ну нихрена себе! Полевая аптечка! Работает на кристаллах! Мне срочно нужны кристаллы!

— Так! Сиди смирно и не вздумай подыхать! — бросил я Лысому, а сам бросился «лутать» поверженных противников. В среднем, с «тушки» было 4–5 осколков энергокристаллов. Я «снял» с первого четыре, со второго — пять, с третьего снова четыре, а вот с четвертого — шесть и быстро вернулся к раненому собрату. Приложил к нему руку и на запрос системы нажал «частичное исцеление», двадцать осколков кристаллов у меня испарились, а Лысый глубоко вздохнул и задышал свободнее.

— Ну, ты в порядке? — заботливо поинтересовался я.

На это здоровяк растерянно пощупал себя, пару раз скривился, но, тем не менее, утвердительно кивнул головой и протянул к себе поближе свой молот, собираясь с силами. Я осторожно выглянул в окно из окон соседнего барака тут же застучало два пулемета.

— Кажется, мы ещё не готовы к полномасштабному штурму всей Локации, но мы обязательно вернёмся! — я торжественно пообещал это самому себе, но сделал это вслух, и это услышал Лысый, которого, кажется, это немножко расстроило.

— Экий ты кровожадный крендель! — восхищенно покачал головой я. — Давай поднимайся, и помоги мне собрать добро. Только к окнам не подходи, а то в соседнем здании засели товарищи, которые нам совсем не товарищи!

Стараюсь сам не мелькать в оконных проемах, я прошелся по трупам. Первое, на что я обратил внимания — это очередная винтовка около мертвого рекрута, над котором было написано.

Штурмовая винтовка мобильной пехоты (Не пригодно к использованию)

Не пригодна к использованию. Вот как. Видимо, из-за этого у меня нихрена не получилось на втором этаже, и я чуть не дал себя убить «зеленым» рекрутам!

А вот нож, которым меня проткнул сержант подсветился серым цветом

Боевой Нож ДШН-32М

Качество: Обычное

Усиление: Отсутствует

Ну, нож и нож! Ничего особенного, но в хозяйстве пригодится. Подойдя к телу сержанта, помимо целых пяти малых кристаллов, на теле оказалась ещё одна пригодная для использования вещь, причем подсвечена она была зелёным цветом!

Шлем Пехотный Улучшенный

Качество: Необычное

Усиление: ***скрыто***

Я покрутил его в руках, хмыкнул и нахлобучил Лысому на голову, в ответ получив недовольное бурчание.

— Что ты смотришь на меня, маньяк-убийца? — улыбнулся я. — Я уже понял, что свалить тебя очень непросто, но вот прямое попадание в твою тупую башку, явно способно это сделать, так что возражения не принимаются и будешь ты теперь таскать эту модную каску, тем более, как я понял — такие вещи на дороге не валяются… А валяются они только на дохлых сержантах! На крайняк — не пригодится, так перепродадим!

Лысый хмыкнул, поправил шлём и сокрушенно кивнул, соглашаясь. Я ещё раз прошелся по всем трупам, но всё остальное снаряжение: ни гранаты, ни винтовки, ни броня не были пригодны к использованию. Система — жлоб! Я уж хотел было уйти, когда мой взгляд привлёк забытый пулемет, из которого покойный сержант стрелял по нам на подходе.

Я подошел к нему, положил сверху руку и присмотрелся. Интуиция меня не подвела.

Ручной пулемет МГ-434

Качество: Обычное

Усиление: Отсутствует

Это было оружие обычного качества, подсвеченное серым, без всяких дополнительных «плюшек». Но, тем не менее, пригодно для использования. Напоминал пулемет, реально, немецкое изделие из второй мировой, так что я еще раз подозрительно взглянул на шлем на голове Лысого. Да не, показалось!

— Слышь, друг мой, молот — это, конечно, хорошо, но молот плюс пулемёт — ещё лучше! — я подозвал товарища и всучил ему новое оружие. — Давай, вооружается! Ты знаешь, как им пользоваться?

Лысый хмыкнул и откинул крышку ствольной коробки, внимательно оглядел внутренности, поправил ленту, защелкнул крышку обратно, сложил сошки и вскинул пулемет на плечо. Открыв стоящие рядом цинки, он крест-накрест закинул себе на грудь запасные пулеметные ленты.

Выглядел он феерично! Шлем на башке, окровавленная тряпка вместо одежды, пулемет на плече и молот в другой руке, на ногах лапти… В общем, вид он имел лихой и придурковатый, но в боевых навыках моего товарища я уже убедился, так что смеяться над ним себе не позволил.

Пройдясь по этажам, больше никакого нормального лута не было, были только кристаллы, которых мы насобирали ещё 39 осколков.

Я подсадил на плечо деловую Соньку и спустился вниз. Осторожно вылезя из окна первого этажа, мы бочком поползли прочь. На недоуменный жест Лысого в направлении других бараков, я отрицательно покачал головой.

— Хрен, что нам там светит! Мы этих-то чудом завалили, я сам чуть не сдох и тебя еле откачал — не хочется помирать зря!

В глазах Лысого ощутимо сквозило презрение, но мне было пофиг. Командир не только руководит боем, но еще решает, когда необходимо отступить! Я не трус, — я тактик!

Потихоньку, скрываясь за камнями, мы пробежали к выходу, где я пропустил друга первым, после чего сам ввалился в полупрозрачное марево портала.

ПОДСЧЁТ ПРОГРЕССА…

ОТКРЫТО ТЕРРИТОРИИ… 34 %

УНИЧТОЖЕНО ПРОТИВНИКОВ… 25 %

КОЭФФИЦИЕНТ ЭФФЕКТИВНОСТИ… 27 %

РАСЧЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ НАГРАДЫ…

РАСЧЕТ ОКОНЧЕН. НАЧИСЛЕНО 22 МАЛЫХ ЭНЕРГОКРИСТАЛЛОВ.



ВАШ ВЫБОР:



1. ПОВЫСИТЬ РАНГ ИНДИВИДА (НЕВОЗМОЖНО — У ВАС НАИВЫСШИЙ РАНГ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ В ДАННОЙ РЕАЛЬНОСТИ)

2. ПОЛУЧИТЬ НОВЫЙ НАВЫК

3. ПРОКАЧАТЬ ПРЕДМЕТ

4. ПРОКАЧАТЬ ПИТОМЦА

5. ЗАКОНЧИТЬ И ВЫЙТИ

Ну, по традиции — пункт № 3.

ПРЕДМЕТЫ В НАЛИЧИИ:



1. Шляпа (максимальное улучшение)

2. Револьверы Парные (максимальное улучшение)

3. Боевой Нож ДШН-32М (улучшение невозможно)

Мда… Хлам какой-то! Я вернулся к питомцу.

Новорожденная Королева Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)

Жмяк!

1. Повысить Ранг Питомца

2. Открыть новый Навык Питомца

Начнем, с уровня!

Повысить до Ранга «Королева-младенец»

Стоимость повышения — 5 средних энерго кристаллов.

Эх! Чуда не случилось и ничего не поменялось, поэтому, перейдем к навыкам.

Имеющиеся навыки:

1. Невидимость

Доступные навыки:

1. Кислотный плевок (стоимость открытия 5 средних энерго кристаллов)

2. *** скрыто*** (недостаточный ранг питомца)

Тоже без изменений, но вот полученный ранее навык перешёл в разряд «Имеющиеся Навыки». И-и-и-и, на выход!

РОЗЫГРЫШ ВЕРОЯТНОСТИ СОХРАНЕНИЯ ВРАТ В ДАННОЙ ЛОКАЦИИ…

ПРОВАЛ!!!

ВРАТА БУДУТ ПЕРЕМЕЩЕНЫ В НОВОЕ МЕСТО!

ОШИБКА…

НЕВОЗМОЖНО ПЕРЕНЕСТИ ДАННЫЕ ВРАТА…


Глава 9


Вывалившись из Локации увидел, что Маханыч лежит на земле и дёргается в конвульсиях. Я бросился к нему, решив, что наконец пришло его время умирать от старости.

— Старый, что с тобой?

— Ой не могу! — держался за живот дедок, икая и повизгивая в истерике. — Ой чучело огородное!

Кажется, физическое тело старого героя ещё поживёт, а вот кукуха деда, походу, удалилась в неизвестном направлении.

— Маханыч, вернись к нам! — я не нашел ничего умнее, чем выписать дедку леща.

— Ты чего дерёшься? — сразу же прекратилась истерика у ветерана.

— Да думал что у тебя крыша поехала, — объяснил я.

Дед снова ухмыльнулся и ткнул пальцем мне за спину.

— А ты посмотри сам и у тебя крыша уедет!

Я обернулся на недоумевающего Лысого, который наблюдал за всем этим цирком, даже не пытаясь приблизиться. Я оглядел его снизу вверх: драные лапти, подранное пончо-одеяло со следами жира и крови, подвязанное верёвкой, пулемётные ленты крест-накрест, пулемет на одном плече, а молот на втором, на башке каска… Каска!

Как шлем мобильной пехоты в реальности превратился в натуральный штальхельм по бокам которого торчали две маленькие рожки! Здоровяк натянул ремешок на подбородок, а сам шлём, на удивление, оказался несколько великоват — так-то в теле у него массы было много, а в голове — не очень. Так что теперь снаружи были видны только нос и жизнерадостная улыбка. А сверху шлем с двумя рогами.

— Это что за херня?! — я пальцем указал на его головной убор. Рогов не было!!! Я точно помню!

Лысому пришлось задрать голову назад чтоб посмотреть на меня из под козырька шлема, так как руки у него были заняты, он улыбнулся ещё шире и пожал плечами.

Внезапно, меня посетила одна догадка.

— Слышь ты, убогий! А ну-ка давай-ка сюда кристаллы, которые ты собрал!

Здоровяк вздохнул, улыбка пропала, он положил молоток на землю залез к себе в «барсетку» и достал что-то. Протянул мне. На раскрытой ладони сиротливо лежали три осколка.

— Так погоди, — нахмурился я. — Ты же человек пять обобрал, и на выходе должны были отсыпать! А где остальное?

Здоровяк испуганно посмотрел на меня и постучал себя по шлёму.

— То есть вот эти рога — твоя идея? Это ты себе, типа, каску модную сделал? — уточнил я.

Лысый смущенно улыбнулся, довольный моей догадливостью и успокаивающе похлопал меня по плечу.

— Вот ты поц! Надо бы тебя Фашиком переназвать, чтобы не повадно было! — только и смог сказать я. Сам то я кристаллы не тратил, копил, но и на Лысого рассчитывал, вот сейчас попал впросак перед хуторянами. У нас было 30,9 малых энергокристаллов, тут не то что «располовинить», тут хуторянам на выкуп не хватит! — Слышь дед, сорян, мы потратили больше половины с добычи… И… Не хватает, короче! Да и Локацию мы всю не затащили!

Я кивнул на улыбающегося Лысого.

— Ну, точнее — он потратил больше половины! Может что из хабара вам подойдёт?

Дед цепким взглядом посмотрел на нас и наше снаряжение.

— Пулемет не отдам, — покачал головой я. — Каску, боюсь Лысый теперь не отдаст. Ну вот нож ещё есть, хотя вряд ли он для чего-то нужен.

Маханыч, тем не менее, взял у меня нож из рук и покрутил.

— Нож как нож, — сказал он. — Денег он стоит, но его куда-то продать еще нужно. А продать некому, так что мне бы лучше энерго кристаллами.

Я почесал голову и посмотрел на Локацию.

— Ну, учитывая, что это мой косяк — придётся нам заглянуть туда ещё раз!

Дед взглянул на меня удивленно.

— Ты щас шутишь? С твоим первым рангом в пятую локацию?

— Почему пятую? — удивился я. — Четвертая же только что была?

— Эх молодёжь! — вздохнул дед. — Ты хоть информацию на выходе читай до конца! Поднялся уровень у неё, после вашего посещения. Но есть и плюсы, при повышении уровня кулдаун отменяется, она снова открыта, так что можете идти обратно хоть сейчас.

Он внимательно посмотрел на нас и тяжело вздохнул.

— Хотя, сынки, я бы не рекомендовал вам туда идти, шанс на воскрешение 40 % это как-то совсем маловато. С вашими десятью процентами от первого ранга — это пятьдесят на пятьдесят! — он тяжело вздохнул. — Спасибо вам большое за помощь, но это слишком большой риск!

Я посмотрел на деда и мне его стало жалко. Всё-таки дедки оказались порядочными, и свою сторону сделки они выполнили полностью. Кто ж думал, что Лысый такое учудит?.

— Нормально всё у будет, слово своё мы сдержим, — хлопнул ветерана по плечу я. — Вот только передохнем немного.

Маханыч просиял и открыл мешок с продуктами, который его бабка выдала нам в дорогу. Я вздохнул ещё раз.

— Точнее, пожрём, а еще точнее — Лысый пожрет!

— Может всё-таки отдохнёте? — засуетился дедуган, в это время развязывая мешок и вытаскивая оттуда еду, раскладывая её на плоском камне.

— Да не могу сказать, что мы устали, — хмыкнул я. — Охренели немножко — это да. А вот насчёт устали — не уверен.

Интересно работали сами Локации. Судя по всему, тела физически не переносились между мирами. Это было понятно, учитывая, что полностью неизвестно место расположения других миров — фиг знает как далеко они находились? Поэтому, скорее всего, переносилось Сознание и тело то ли клонировалось, то ли наколдовывалось на той стороне. Это было понятно еще по наличию «аватаров». Странно, почему Молчуну было можно было иметь целых три аватара, а мне нельзя?

Ясен пень, что тело, или аватар, бегающий и сражающийся в Локации повреждалось и, иногда, умирало. «Реальное» же тело находилась в той же кондиции, которое было при заходе в Локацию. А в Локацию мы заходили утром отдохнувшими и бодрыми. Нет, сейчас я был немного зол, в основном на своего друга, но чувствовал себя точно также — бодрячком, несмотря на то что внутри мы знатно повоевали.

— Давай уже, жри, падла ненасытная, — махнул я Лысому. Его не нужно было просить дважды. Он тут же уселся на корточки и начал метать всё со «стола» со скоростью пылесоса!

— Хороший из него работник бы получился, — умильно смотрел Маханыч на уничтожающего нашу нехитрую снедь здоровяка. — Вон какой аппетит хороший, наверное до работы жадный!

— Врать не буду, не проверял, — покачал головой я. — А вот воюет, действительно неплохо, я даже готов его круглосуточно подкармливать. Было бы на что…

Лысый остановился только после того, как с камня исчезла последняя крошка. Потом он вспомнил обо мне, кажется расстроился, и пробурчал что-то извинительное.

На что я махнул рукой.

— На здоровье! Готов?

Он тут же подскочил, напялил свою долбанную каску, схватил молот в одну руку, пулемет в другую, и закивал.

— Ну, что, Маханыч! Не поминай лихом! Дубль два! Надеюсь, у нас получится и мы принесем, на этот раз достаточно кристаллов!

При этих словах я покосился на Лысого, который внезапно увидел что-то под ногами и начал целеустремленно шоркать ножкой.

— С богами, сынки! — вытер выступившую слезу дед.

Ну, с богами, так с богами, и мы снова зашли в Локацию.

На этот раз было замкнутое помещение. Только не пещеры, как в мой первый раз, а металлические коридоры окружали нас. То ли база какая-то, то ли промышленное предприятие. Я прислушался. Ровный гул раздавался откуда-то снизу, похоже я слышал звук работающих двигателей. Может и на корабле мы, в открытом море или в открытом космосе. Учитывая, что качки не было, то скорее всего — второй вариант верный.

Я поразился своему спокойствию, когда подумал о космическом корабле с обыденностью и пониманием. Странно это всё. Не помню я ничего о космических кораблях в своем прошлом. Помню только, что они бороздили просторы Большого Театра, но это не точно. С другой стороны — я много чего не помню, так что это — нормально.

Я повернулся к Лысому.

— Ну, дай мне сюда свою панамку!

Здоровяк нахмурился, аккуратно поставил молот на пол, освободив руку, и передал мне каску, стянув её с головы. Я посмотрел на неё внимательно. Выглядела она почти также, как в «реале», вот только вокруг рожек у неё блестело какое-то сияние.

Я прищурился и посмотрел на характеристики.

Шлем Пехотный Улучшенный

Качество: Необычное

Усиление: Активная Энергетическая Защита

Это что за зверь такой? Я хмыкнул, понять бы, как оно работает, но это было только в описании при открытии, а товарищ мой немой, поэтому, хрен знает. Хотя…

— А как она работает?

Лысый улыбнулся и показал мне большой палец. Хорошо, что не средний! Ну, как говориться — «будем посмотреть»!

Я откинул барабаны своих револьвера, высыпал патроны на ладонь и заглянул внутрь. Система услужливо предложила мне их зарядить, используя энергокристаллы.

Желаете зарядить Оружие?

Выберите тип боеприпаса.

1. Обычный

2. Разрывной

3. Зажигательный

Стоимость полного заряда обычным патроном — 1 малый кристалл, разрывным — 2 кристалла, зажигательным — 4 малых кристалла. Я почесал репу. Непонятно, с кем мы тут повстречаемся. А кристаллы я и так, фактически, в долг взял у деда чтобы, как раз, не остаться без боеприпасов. Сначала нужно произвести разведку!

— Отдай-ка мне, пока, свою дуру! Патронов к ней, пока, достаточно, — кивнул я на пулемет. Лысый отдал его с гораздо меньшим трепетом, нежели свою каску, кажется, этот большой парень сильно привязывается к некоторым вещам!

Он начал снимать в себя ленты, на что я остановил его жестом.

— Да не, носи пока сам, мне заряженной пока хватит. У нас, типа, разведка боем!

Лысый понятливая кивнул.

— Ну и что стоишь? — осведомился я у него.

Он непонимающе на меня смотрел.

— Я сказал — разведка боем. Проводишь её ты! — ткнул пальцем в сторону коридора. — Бой, предположительно, там! Давай, шевели булками!

Лысый подозрительно нахмурился, кажется, он уже начал потихоньку подозревать, что я его бессовестно использую. Мне его честно было очень жаль(нет), не я такой — жизнь такая!

— Для того, чтобы тебя только прокормить — надо заработать много денег, а для этого нужно грамотно проводить боевые операции, — начал я разъяснительную беседу. — А из нас двоих, похоже, трезвым разумом обладаю только я. Так что давай, вперед! Превозмогай!

Я снова махнул сторону длинного коридора. Не похоже, что я его окончательно убедил крайней мере он потопал в нужном мне направлении.

Медленно и настороженно, мы пошли вперёд. Я держался чуть сзади-сбоку, чтобы в случае чего поддержать моего «танка» огнём. Беда пришла откуда не ждали. Сбоку от меня со скрежетом растворилась двери и оттуда вылезла рука, схватив меня за шкирку.

— Ох тыж, блядь! — заорал я захреначил по руке прикладом от пулемета. Рука отдернулась, но эта падла утащила в темноту мой красивый меховой воротник от плаща. — Сволочь! Такую модную вещь испортила! Н-н-на, получай!

Я открыл огонь по отступающей в полумрак расплывчатой тени.

Ворвавшись внутрь и пылая праведным негодованием, я увидел от тела посыпались какие-то ошметки и клубы пыли, но не было ожидаемой мной крови.

Присмотревшись, я понял, что это были какие-то высушенные мумии, одетые, тем не менее, в какие-то подобие брони и державшие в костлявых руках винтовки. Блять! Одна из которых только что выстрелила натуральным лазерным лучом, но, к счастью, не попала и пронеслась у меня около уха.

— Лысый, фас!!! — орал я, глядя что мои пули ненадолго останавливают, но нифига не уничтожают странных врагов, хотя я видел, как остатки их древней брони превращаются в решето. Но, с другой стороны — там и так на рёбрах немного плоти оставалось. А стрелять по скелетам — дело тухлое!

А вот молот Лысого зашёл на «пять с плюсом». После его ударов, голова, как минимум, отлетала в сторону, сбитая с плеч, а как максимум — осыпалась пеплом от высохших мозгов. Какой-то гад немного поджарил здоровяка лазером, полоснув его по спине, правда он только сделал ещё одну дырку в немодном пончо, не принеся самому бойцу особого вреда. Выглянув в коридор и не заметив спешащих на подмогу мёртвых собратьев, я принялся за смотр тел.

Одержимый труп солдата (Мёртв)

— Странно. Как может быть труп мёртв? — задумался вслух, я потом выкинул дурные мысли из головы — позже думать буду.

С пяти «мёртвых трупов», хе-хе, мне досталось целых семь малых кристаллов, с теми, что у меня — 37,5 — что еще не позволяло закрыть долг перед Маханычем и Ко, учитывая, что патроны за кристаллы мне, всё-таки, понадобятся. Но, начало положено! Не так всё страшно, как описывал геройский дед. Я, честно говоря, немножко очковал по поводу воскрешения и вероятности. Вечный Герой — оно хорошо, конечно, но всё познается в экспериментах! Свою смерть я ещё не проверил, да и проверять, честно говоря, особо не хочется!

Кроме кристаллов, ничего путного здесь не было, да, собственно, это и неудивительно — остатки брони представляли собой труху, а подержав в руках лазерную винтовках, из которой меня лупанул дохлый чёрт, я, ожидаемо, увидел надпись: «Не пригодно для использования». Я уже заметил, что Система не особо щедра на лут, возможно, это изменится в Локациях более высокого уровня.

Я подошёл к Лысому и протянул ему пулемет обратно.

— Закинь за спину на ремень, походу, толку от него не очень много, а такой машине, как ты, он вряд ли помешает в бою! Оставлять его здесь не хочется, хрен знает к чему это приведёт. И погнали дальше делать мёртвое более мёртвым!

Здоровяк легко закинул оружие за спину, поправил каску, снова упавшую на глаза, и радостно ухмыльнулся. Ну, прямо как та собака, перед прогулкой — разве что, не подпрыгивал на месте от нетерпения. Повезло мне с соратником. Я улыбнулся и похлопал его по плечу.

— Молодец Лысый! Так держать! Выступаем! Вот перезаряжусь и сразу пойдём дальше!

Я откинул барабаны и из короткого Списка системы выбрал разрывные патроны. Обошлось меня это в четыре малых кристалла — по два кристалла было необходимо на каждый револьвер. Сразу за шесть патронов, при том, что для «обычных» нужно было ровно в два раза меньше. Прикольно было наблюдать, как после моей мысленной команды пустые ячейки заполнились боеприпасами.

— Ну вот, порядок! Надеюсь, это им понравится больше! — я обратил внимание, что лишенный башки одержимый «покидал» этот мир. Надеюсь, что попадание в голову взорвет её, к хренам!

И двинулись мы дальше. Моя задумка сработала. Первый же любитель человеческих мозгов, выбежавший из бокового коридора был встречен выстрелом, почти в упор, от чего его голова взорвалась в пыльное облако, окутав чихнувшего Лысого, который только успел замахнуться.

— Ван шот, йопта! — удовлетворён сказал я и попытался, по старой ковбойской привычке, ловко запихать его в кобуру, прокрутив предварительно на указательном пальце. Конечно же, у меня ничего не получилось и револьвер шмякнулся на палубу.

— Я не волшебник я только учусь, — буркнул я. — Будет и на нашей улице праздник! Я им всем покажу, кто лучший стрелок в этом убогом мире!

Я посмотрел на карту, выясняя, что еще ждет нас на нашем пути. Матюкнул себя при этом. Похоже, что я не могу так быстро привыкнуть к тому, что просто по моему желанию перед глазами возникает карта, ориентируясь на которую, я могу избегать этих внезапных появлений. Дальше дело пошло проще. Я просто открывал дверь и отстреливал всех набегающих гадов.

А еще, у меня в голове крутилась одна мысль. Есть ли ещё какая-нибудь «засада» от уровня Локации, кроме вероятности окончательной смерти? В момент этих раздумий, на меня выскочил ещё одна тварь и я, уже привычно, вскинул револьвер, разрядив его череп гада. Вот только почему-то облако из сухих мозгов не возникло. Враг запнулся, но продолжил свое движение. А молот Лысого он принял без затей на предплечье, при этом его рука хрустнула, но не рассыпалась.

— Блядь! — заорал я. — Мочи козла!

А над головой у врага была надпись.

Одержимый послушник


Глава 10


Твою ж мать! В локации до этого, Система мне прекрасно продемонстрировала разницу уровней и способностей врагов внутри. Но, я опять про это забыл! Уничтожив, в общем-то, не очень сильных рекрутов в предыдущей битве, здоровяк сержант просто «выветрился» у меня из головы! Век живи век учись! Нужно будет Маханыча поспрашивать про монстров и их классификацию по подробнее.

Голый кулак нового врага окутался багровым сиянием и вломил моему товарищу в грудину, откинув того на приличное расстояние. Кажется, я услышал треск рёбер. Глядя на пытавшегося восстановить дыхание друга, я судорожно прикидывал как мне действовать дальше. Учитывая, что тварь переключилась на меня, как на стоявшего ближе, то особого выбора у меня не было. Я, с двух рук, выпустил две обоймы в подступающего врага. Как в замедленной съемке, я видел, что пули попадают в цель, неохотно, но всё-таки наносят определённые повреждения, выбивая осколки из черепа. Видимо, серьёзно понизив прочность, две последние пули залетели внутрь черепа и там разорвались. Лапа твари, в этот момент, снова наливалась багровым светом — эта сволочь явно собиралась меня прибить!

Он рухнул почти у меня между ног, протягивая ко мне свою длинную конечность, на который медленно таял красный огонь.

— Фух! Чуть не сдох! — я вытер рукавом выступивший пот. И глянул на два дымящихся ствола. — А я хорош! — похвалил я себя. Теперь я понял главный секрет всех ковбоев, которые уничтожали врага с двух рук. Это правило: «Жить захочешь — не так раскорячился!» Хотя… Вроде это было сказано не про ковбоев. Ну ладно!

Я протянул руку всё еще сидящему на палубе товарищу, который тут же, с презрением её проигнорировал, поднявшись самостоятельно. Прямо посредине его груди обожженный участок кожи напоминал о прилетевшем супер ударе.

— Ты как? — спросил я, особо не рассчитывая на ответ. На что получил универсальный знак «oкей».

— Ну окей, так oкей. Погнали превозмогать дальше или…? — многозначительно замолчал я, глядя в сторону выхода.

Блин, ну кого я спрашиваю?! Лысый яростно закивал головой и тыкнул молотом дальше по коридору.

Я снова вызвал карту и задумчиво на неё уставился. Все красные точки выглядели абсолютно одинаково. Никаких тебе подписей, никакого различия в спектре или яркости точек. Никакого отличия по цветам. Хрен поймёшь, кто из них обычный, а кто «элитный»! Плохая карта, — сделал вывод я. И тут мне пришла в голову одна мысль.

Я снял с плеча Соньку, которая всё это время выступала в качестве болельщика, подбадривая меня жизнерадостными писками и крепко держась за плащ, поднял её к глазам и задумчиво произнёс.

— Сонечка милая, я понимаю, что ты необычная членистоногая, а очень умная и перспективная девочка! — на что паучиха важно надулась и покивала головой подтверждая, что «да, я такая!»

— Может быть ты считать умеешь? — продолжил попытки я.

На что также получил утвердительный кивок, в котором сквозило явное презрение — мол «ясен пень, вот ты, тупица, хозяин!».

— Отлично! — погладил я её по мохнатой спинке, что заставило её прикрыть глаза от удовольствия. — Давай тогда изучать систему сигналов и оповещения. Ну-ка, стукни меня по руке пять раз.

Паучиха сосредоточилась и быстро царапнула меня по ладони острым коготком пять раз, потом подумала и добавила ещё один.

— Ну блин, Сонечка! — расстроился я, но тут перевёл взгляд на неграмотную паучиху. И увидел весёлый танец у меня на ладони, и трясущиеся в беззвучном смехе жвала.

— Ох ты ж засранка! — догадался я, — Это ты сейчас так меня троллишь?

На что подпрыгивания стали ещё более бодрые, и Соня кивнула мохнатой башкой.

— Не время шутить, хотя я оценил юмор! — хмыкнул я. — Похоже, у нас в отряде целых два человека с юмором! И можно ли одного из них считать человеком?…

Я покосился на Лысого, который тут же нахмурился, всё слыша.

— Теперь давай серьёзно! Постучи четыре раза!

Незамедлительно последовали четыре лёгких укола в толстую кожу ладони.

— Отлично! Теперь одиннадцать раз, — усложнил задачу я.

На что я прям увидел, как паучиха негодующе покачала головой, расстраиваясь из-за моей тупости, но все же повторила одиннадцать лёгких уколов.

— Отлично! — повторил я. — Значит, диверсионно-разведывательная паучиха у нас есть. Итак, задание! Идёшь вперёд и налево… ты знаешь, что такое лево? — закатившиеся глаза показали, что борзый питомец прекрасно разбирается, где «лево», а где «право». — Так вот! Заходишь налево, оцениваешь обстановку и возвращаешься ко мне с докладом! Всё ясно?!

Паучиха вытянулась и отдала мне салют лапками.

— Херасе! — восхитился я. — Ну, давай борец! Превозмогай!

Я попытался опустить её на землю, но она самостоятельно длинным прыжком спрыгнула вниз и побежала вперёд, без труда перебравшись, сначала, на стену, а затем на потолок.

— Всем бы такие мозги — цены бы не было! — улыбнулся я в «пустоту», но в ответ получил сжатый кулак от реального Лысого. — Привыкай, дружище! Юмористы в мире без аудитории существовать не могут. У них начинается творческий кризис, они уходят в себя, и Муза покидает их навсегда. Так что, превозмогай!

Здоровяк недоумённо посмотрел на меня и покрутил пальцем у виска.

— Да-да, — подтвердил я. — Всё так и работает! Ладно, не отвлекайся!

Я перезарядил револьверы, используя кристаллы, с грустью подумав, что неплохо было бы иметь бронебойные, но их нет, так что обойдемся разрывными.

— Чтоб ты обосралась! — испуганно крикнул я, когда Сонька, прямо с потолка, незаметно спикировала мне на шляпу.

Я снял её с головы и уставился в умные глаза.

— Ну что, давай что ли, докладывай! — я заглянул в карту. В том помещении, куда ходила паучиха на разведку было восемь красных точек. — Итак, там восемь тварей! Сколько из них послушников?

Малая развела лапами.

— Что, нету совсем? — уточнил я. На что получил утвердительный кивок. — Ну смотри! Если ошиблась — наша смерть будет на твоей совести!!!

Сонечка не ошиблась, там действительно было «трупов», четверо из которых умерли от разрывных пуль, не добежав до нас, а вот четверо добежали и их замочил Лысый, снова схлопотав попадание из лазерника.

Так мы и пошли дальше, пока после очередной развед вылазки, на вопрос о мощных «одержимых», Сонька ткнула два раза.

— Вот тебе бабушка и Юрьев день! — почесал я затылок — Так-то два монстра и толпа условной мелочи как-то многовато!

На это Лысый уверенно помахал молотом и стукнул себя кулаком в грудь, скривившись от попадания в рану.

— Вот, вообще, я тебе не доверяю! — покачал головой я. — Твою уверенность бы в мирное русло.

Мой взгляд остановился на ранении его широкой груди.

— А ещё нам критически нужна броня. С его клоунской каской будет в самый раз! Это должно резко понизить травмоопасность на производстве.

Я задумчиво посмотрел на свои револьверы в ожидании, что они превратятся во что-нибудь побольше, например, в РПГ… Но, чуда не произошло!

— А ну-ка, давай мне свой пулемет! — обратился я к Лысому. — Что-то он у тебя никак «не приживается»! Да не ссы, верну! Я, вообще, однолюб, и сейчас моя любовь в плену у злобного князя. Пока попользуюсь этим.

Я произвёл эксперимент, вытащив из пулемета ленту и заглянул внутрь. Ожидаемо, увидел патроны обычные и разрывные. Похоже, это был стандартный набор для местного оружия, и снова нет бронебойных. Судя по толщине черепа одержимого послушника, вряд ли его можно пробить чем-то другим. Хотя, ещё одна мысль пришла мне в голову, и я зарядил один из своих револьверов зажигательными патронами. Между прочим, целых четыре малых кристалла! Будем брать и количеством, и качеством!

Мы подошли к нужному отсеку, я заглянул внутрь и внезапно понял, что мне не хватает для полного счастья ЕЁ! ГРАНАТЫ! А лучше, двух или трёх. Твари так удобно скопились в уголке, непонятно что они там делали — или в шашки играли, или передергивали в дружной компании. В любом случае, я решил нарушить их вечеринку и тихо, чтобы ничего не бренчало, опустился на палубу и установил пулемёт на сошки.

А затем, захерачил по скоплению длинной очередью. Ожидаемо, что в башку я попал только одному, и то весь череп расколоть не удалась, вся банда тут же повернулась ко мне. Оказалось, что дохлой твари вполне достаточно половины черепа, чтобы функционировать, хотя выглядело это жутко!

И сейчас вся эта толпа бежала к нам. Я выпустил ещё две короткие очереди, попытавшись внести страх и панику в стан противника, но получилось плохо — паниковать они не собирались. Паниковать собирался я, когда вся эта все свора летела ко мне навстречу, особо выделялись своим ростом два послушника, на которых я решил проверить свою теорию. Бросив пулемет, я вскинул револьвер, заряженный зажигательными патронами, выстрелил три раза.

Один ушел «в молоко», а две другие пули попали точно в злобные хари. Череп они, ожидаемо, не пробили, но сухая сморщенная кожа на башке послушно загорелась. Уродцев это немножко смутило, потому что они, внезапно, поменяли вектор атаки ровно на противоположную сторону. Ну, это мне на руку — решил я, наблюдая как они попеременно долбятся в переборки, отскакивают, дёргаются и врубаются вновь…

— Ну туп-ы-ы-ые… — протянул я, отступая в сторону и пропуская внутрь Лысого.

Здоровяк не подвёл и отдубасил уже слегка потрепанное отребье, разрывая их на кусочки.

— Па-а-астаранись! — крикнул я, сменяя его и начиная снова поливать бегущих к нам трупешники солдатиков. Послушники умудрились как-то потушить свои головы, вот только вместе с кожей у них сгорели глаза, поэтому они застыли в стороне, прислушиваясь. Я был без понятия — есть ли у них обоняние или осязание, и со слухом непонятки, вроде ухи или что там у них, тоже подгорели, смогут ли они теперь ориентироваться?

Как оказалось, со слухом все было в порядке. Я это ненароком проверил, когда попытался совершить обходной маневр, подобравшись к ним поближе, чтобы гарантированно всадить ленту им в голову. Однако, у меня на пути подвернулась костяшка одного из рассыпавшихся трупов, и эти цыплята гриль пережаренные, тут же ломанулись ко мне. Очень быстро ломанулись!

— Бля, — прокомментировал я ситуацию. Отступать было некуда за нами… Гхм… бедный хутор, поэтому я выцелил одного из одержимых.

Короче, я начал стрелять в них, выбрав целью голову одного из ослепленных тварюк. И, что удивительно, попал! Череп пробился, а потом и взорвался! А вот вторая падла активировала свой «суперудар», собираясь приложить меня с разбегу.

Но не тут-то было! Лысый, как ангел-хранитель, маячивший у меня за плечом, на этот раз не сплоховал! Он хорошенько размахнулся и, с разворота, со всей дури влепил молотом по башке одержимого. То ли «головная броня» у него немного подгорела, то ли задница, хотя скорее второе, то ли Лысый, потихоньку, начал осваиваться, тем более его молот был реально неплох (нужно будет как-то обсудить его возможности по прокачке), но на этот раз голова твари, как мячик, слетела с шеи и улетела в дальний конец зала. Послушник до меня не добежал и сдох у моих ног. Прям дежавю.

— Ты крут и эротичен! — хлопнул я друга по плечу.

А что дальше? Я задумался. Два послушника уже для нас напряжны, а если следить за извращенной логикой Системы, то где-то там должен быть кто-то кому они «послушаются». К счастью, на карте осталось только одно скопление красных точек. Точнее, всего три точки. Они находились прямо впереди в большом зале

Ну, с тремя послушниками можно прободаться и справиться, а вот если там Босс? Опять же, опираясь на мои немногочисленные знания там просто обязан был быть Босс.

— Так давай ко мне, рядовой Сонька! — паучиха тут же подбежала ко мне и снова отдала приветствие лапкой.

— Можешь без официоза, — хмыкнул я. — Итак, дембельский аккорд! Последняя локация. И, на сегодня, можешь быть абсолютно свободна!

Сонька кивнула и ушуршала вперёд.

— Слышь дружбан, передохнём малехо! Меня терзают смутные предчувствия! Что-то мне кажется, что впереди будет сложная битва, а уходить с пустыми руками совсем не хочется. Поэтому предлагаю обобрать всех нами честно прибитых, дабы не подвести хуторян, а после этого можно и попревозмогать.

Лысый согласно кивнул, и мы пошли по кругу не пропуская никого. Похоже от уровня Локации зависело количество лута, потому что минимально с врагов сыпалось уже не осколками, а малыми кристаллами, минимальным количеством один-два с «трупов» и по 5-7с послушников. Кроме, собственно, кристаллов, с этой груды нечисти ничего падало. Так-то я головой понимаю, почему — глядя на рассыпающиеся в прах снаряжение, но могли бы подарить лазерную винтовку хотя бы одну! Я бы бегал по Локациям и делал «Пиу-пиу!»

Кстати, с паучков в первой локации тоже ничего интересного не падало, вот и поди разберись, что и кого любит Система, и кого нужно валить, чтобы получить что-нибудь интересное. Я прислушался к себе и понял, что это внутри меня заговорил Хомяк. Это древнее инфернальное существо — верный спутник всех расхитителей могил… Гхм… я хотел сказать храбрых героев-превозмогателей!

Помню, что это пушистая жирная тварь уже довела до ручки не одного искателя приключений, заставляя его в погоне за лучшим ввязываться во всякие галимые приключения. А я точно не такой! Я люблю животных и умею ими управлять, поэтому никакой Хомяк, тем более виртуальный, не заставит меня сунуть голову в петлю!

А вот последний послушник, точнее тот, кого мы убили первым преподнёс сюрприз. Кроме шести малых кристаллов я нашёл.

Инфо-Кристалл «Удар Хаоса»

Хмм… А вот это уже интересно, помню что-то похожее требовала Система, для улучшения навыков самого героя. Впрочем, посмотрим на выходе! Сейчас же у меня, с учетом всего собранного и «заряженного» собралось 89,5 малых кристаллов. Хутор будет спасен! А ведь еще «бонус» за прохождение, который, как я понял, зависит от полноты «зачистки» Локации. Что ж! Давайте её зачистим!

Я улыбнулся своим мыслям и с интересом уставился на подбегающую Соньку, терпеливо ожидая доклада.

— Ну что там? — спросил я, подхватываю её на руку. — Три точки, сколько послушников?

Два укола.

— Только не говори мне, что третий трупак? — нахмурился я.

Санька послушно не говорила, лишь отрицательно покачала головой.

— А тогда кто с ними? Босс? Здоровенная скотина, которую невозможно убить? — перечислил я все варианты.

Санька задумалась, даже почесала лапкой макушку и уверено кольнула мне в ладонь.

— Серьезно? Блядь, ты не шутишь? — попытался я ещё раз.

Малая отрицательно покачала головой подтверждая, что нет, не шутит.

— Ну и кто там чем вооружен? Что умеет? Как его завалить? — пошёл в атаку я.

Снова знакомый жест лапки около виска.

— Ты не помогаешь! — обвинительной изрёк я, на что получил пожимание лапок. — Ладно, будем тебя грамоте обучать. Глядишь, что путное получится — это же невозможно! Не разведчик, а какое-то недоразумение! Ай!

В ответ меня легонько прикусили за палец, показывая, кто тут на самом деле «недоразумение».

— Лысый пойдёшь на разведку? — задумчиво посмотрел я на здоровяка, на что тот пожал плечами, как бы намекая, что ему похер куда идти. Куда скажу — туда он не пойдёт!

Я по очереди оглядел все свои пухи и решил, что раз пошла такая пьянка, то надо резать последний огурец! Вытащил ленту из пулемёта и впендюрил 10 малых кристаллов за целую ленту разрывных патронов. Оба револьвера зарядил зажигательными. Гуляем на все!

— Итак план такой! Открываем дверь, я там всё взрываю и поджигаю, а ты пиздишь всех, кто выбегает из созданного мной адского пламени? Бу-га-га!!! План понятен?

Лысый флегматично кивнул.

— Вот и ладненько, погнали!

Дверь со скрипом отворилась, и я, честно говоря, немножко охренел. Мы действительно находились в рубке космического корабля, потому что вокруг, в огромных то ли окнах то ли экранах, транслировались далёкие звезды. Местный капитан, конечно-же дохлый, в драной фуражке с кокардой в виде орла, сидел на кресле, задумчиво глядя вперёд. Два послушника находились рядом с ним, то ли помогая ему вести старшип, то ли защищая его от враждебного посягательства. А вот и мы! То самое неотвратимое «посягательство».

— Горите в аду, грязные свиньи! — заорал я, вскинул пулемет и открыл огонь.


Глава 11


Результат превзошел все мои ожидания — разрывные патроны, попадая в неизвестное оборудование, взрывались сами и взрывали что-то внутри панелей, создав в помещении неиллюзорный ад, в котором демонические создания, по идее, должны были чувствовать в своей тарелке. Тем более, что над головой капитана я разглядел надпись:

Одержимый Навигатор — Демон

Послушники послушно загорелись, хе-хе, когда я добавил зажигательных из револьверов. Ожидаемо, начали метаться по мостику и пару раз даже столкнулись лбами с громким треском. А вот капитан-навигатор неторопливо поднялся с кресла и направился ко мне со злобной ухмылкой, покрытый каким-то защитным слоем. Направленные в него пули просто стекали по пузырю поля, не прикасаясь к его гнилому телу.

У меня как раз закончилась лента, я отбросил пулемёт в сторону и достал второй револьвер, заряженные разрывными. Головки пуль ударялись о поверхность поля и тут я в первый раз увидел, что оно, вроде как, тускнеет. Да, моя неказистая шляпа оказалась неплохим подспорьем, сильно повысив мою способность подмечать самые малые детали. Я заметил, что этот силовой экран «держался» на тонких энергетических лучах с той самой кокарды, что сияла на фуражке демонического капитана. Какое-то колдунство — успел подумать я.

— Лысый, фас! — привычно брякнул я и он бросился в бой. От удара молота адский капитан улетел вместе со своим пузырём в сторону. Определённо, Лысый делает успехи! Поля вокруг твари больше не было, и я азартно закричал.

— Мочи козла!!!

И кореш мочил… Ровно до тех пор, пока на него не накинулись оба забытых нами послушника. Один из них вцепился в молот, а второй начал натурально жрать моего друга!

Общими усилиями, они начали оттягивать Лысого от своего босса. Придётся вмешаться мне. Револьверы были почти разряжены, да и слишком близко стояли эти твари к моему другу, поэтому я, особо не заморачиваясь, запрыгнул на одного из мертвецов, который уже начал обгладывать кости моего друга, который, на удивление, даже не пикнул!

Я воткнул свой нож ему в глазницу. Это принесло определённый успех — одержимый оставил моего друга в покое и переключился на меня. Теперь куски плоти и ткани полетели с моего тела. Я не сдавался и ворочал нож внутри глазницы изо всех сил пытаясь косплеить миксер. В какой-то момент мне это всё же удалось, видимо я там зацепил какую-то важную часть мёртвого мозга, потому что череп треснул пополам, и тварь рухнула на пол.

Я повернул голову и увидел «картину маслом». Второй одержимый, каким-то образом отобрал у Лысого молот и сейчас убегал от здоровяка, который с рёвом преследовал ворюгу по всему мостику. Ну, этому идиоту я не завидую — его можно сразу списывать со счетов. Несчастный трупак! Не надо было у Лысого его любимую игрушку отбирать — теперь он гарантированно погибнет страшной смертью!

Мне в спину что-то ударило и бросило на пол. Обернувшись, я увидел, что демонический капитан пришел в себя, и в руках у него дымится какой-то огромный ржавый пистолет, который, судя по тому, как чертовски болит у меня всё тело — всё-таки еще стрелял, несмотря на свой убогий вид. Я опустил голову и с удивлением увидел дырку на груди в плаще. Пуля прошла навылет, потому что дышалось меня не очень. Пробил, к хренам, лёгкое, гад! Сейчас, эта дохлая сволочь целилась в меня повторно, я откатился в сторону, матерясь — было очень больно! И открыл огонь с последнего заряженного револьвера.

Когда курок глухо щелкнул, ударив по уже использованному капсулю, я остался безоружным против этой адской твари с её стрелялом. Вот и посетил меня толстый пушной зверек!

— Лысы-ы-ый! — отчаянно заорал я.

И Друг мгновенно возник рядом. Всё также безоружный, кажется, того одержимого он всё-таки не догнал. Сначала я решил, что он будет душить ископаемого капитана голыми руками, что было бы совсем не удивительно, зная темперамент моего товарища. Но потом я заметил, что он бежит, наклонившись вперед, как молодой здоровый боевой бычок. И на рожках его каски разгоралось голубоватое свечение…

Когда он с разбега воткнулся головой в грудь демона, блеснула молния! Капитана шарахнуло так, что он в конвульсиях откинул свой пистолет далеко от себя и посмотрел на Лысого удивленно, широко раскрытыми пустыми глазницами. Потому что глазные яблоки тоже взорвалась от энергетического разряда!

— Ай, красава! — поддержал друга я. — А ну-ка, открути ему башку! К хренам! И дай мне его фуражку!

Сказано — сделано. Здоровяк послушался, отвернул трупаку голову и бросил её мне.

— Меня бы просто фуражка устроила, но пусть будет так!

Я подхватил подкатившуюся голову и тут за моей спиной раздался треск. Это поджаренный послушник-ворюга вылетел из клубов дыма и пламени. Он пробегал мимо меня, поэтому я ловко поставил ему подножку. Тот полетел вперёд и попал в дружелюбные объятия Лысого. Молот был тут же отобран и мгновенно применим по назначению, разбив гаду голову.

— Красава! — похвалил друга я. — А теперь пора немного помарадёрить!

Ну, сказано — сделано. Правда, дырка в груди немого мешала, но я превозмогал! Жаба давила себя лечить, я надеялся, что как-нибудь доберусь до выхода и без лишних трат.

Пройдясь по оставшимся трупам, я собрал еще 15 малых кристаллов, 43 осколка, а с демона-навигатора вывалилось сразу 2 средних кристалла! Кстати, Система услужливо предлагала трансформировать меньшие кристаллы в большие. Я частично воспользовался её любезностью, и в итоге, у меня получилось 88,8 малых кристаллов и 2 средних.

Кроме кокарды капитана, лута больше не было, но одна она того стоила!

Золотой Орёл, держащий в когтях молнию был, сам по себе, очень нарядным, но вот его свойства!

Имперский Орёл — аксессуар

Качество: Редкое

Усиление: Защитное поле (Заряды: 0/10)



Желаете перезарядить аксессуар?

1. Полный заряд — 1 большой энергокристалл.

2. Частичный заряд (Одно деление) — 1 средний энергокристалл

Однако! Снова Система показало своё жлобское лицо! Так не напасёшься кристаллами! Хотя… По тому, что я видел, это действительно стоящая вещь! Я взглянул на Лысого…

— Иди сюда, болезный!

Тот подошёл, и я приложил кокарду к его чудо-шлему.

Желаете объединить Шлем пехотный улучшенный и Имперский Орёл?

Да/Нет?

Ну, типа «Да»! Кокарда тут же «прилипла» и шлем заиграл новыми красками.

— Во-о-от! — выдал я, осматривая его окровавленное тело. — Возможно, теперь, твоя тушка меньше будет страдать. Хотя, зная твою любовь к мазохизму — это совсем не точно!

Тут я подпрыгнул от громкого звука. Старый корабль включил сирену тревоги, которая работала точно также, как и всё остальное в нём — отвратительно. Вместо звонких колоколов громкого боя, из динамиков неслись хрипы и мерзкое дребезжание. Автоматизированный голос, заикаясь и прерываясь, произнёс.

— ВНИ…АНИЕ!!! БОЕ…..ОГА!! ОПАС……АЖА!!! ВНИМА…

— Что за нахер? — я попытался успокоить бьющееся сердце, и тут мой взгляд упал на обзорный экран.

Огромный корабль, выглядевший точно также убого снаружи, как «наш» внутри — угрожающе сближался с нами. Похоже, он был союзником наших трупаков и сейчас его экипаж решил разобраться, что происходит на борту у собрата.

— Кажется, нас решили взять на абордаж! — выдал я своё веское предположение.

Лысый согласно кивнул, сплюнул кровь на палубу и широко ухмыльнулся.

— Не-не! — запротестовал я. Нафиг-нафиг! Я, конечно, люблю превозмогать, но не до такой же степени!

Лысый нахмурился и попёрся в дым и огонь, который бушевал в рубке, после моего обстрела. Я матюкнулся и пошёл за ним. Он стоял около панели и задумчиво рассматривал большую красную кнопку.

— Думаешь, ебанет? — почесал затылок я, на что получил утвердительный кивок.

— А, к херам! — решил я. — Всегда хотел нажать на «большую красную кнопку»!

Ну, я и нажал. Древний голос запнулся и поменял риторику.

— ВНИ…НИЕ!!! ВКЛЮ…. ЕМА САМ…ЦИИ!!! ВСЕ…..АЖУ НЕМЕ…О…ИНУТЬ…АБЛЬ!!

— Точно ебанет! — обрадовался я. — Валим!!!

Бежать с простреленной грудиной было некомфортно, а я еще взялся инструктировать Лысого, сбивая, и так недостаточное, дыхание.

— Так, сейчас мы выходим, а ты не вздумай прокачивать свой чудо-шлем! И, вообще, ничего не прокачивай! Я тебе запрещаю! Научишься говорить, вот тогда будет можно! По крайней мере, мы сможем это предварительно обсудить. Ты меня понял?

Лысый, как всегда, ненадолго «завис», но затем улыбнулся и кивнул. Не нравится мне эта улыбка!

— Ну вот и хорошо! Чтобы без сюрпризов!

Последние шаги до портала, здоровяк тащил меня волоком, кажется, моё тело собиралось умирать от большой кровопотери… В радужное марево портала, товарищ меня просто закинул ловким броском…

А в «сером мареве» меня уже ждала Система.

ПОДСЧЁТ ПРОГРЕССА…

ОТКРЫТО ТЕРРИТОРИИ… 87 %

УНИЧТОЖЕНО ПРОТИВНИКОВ… 89 %

КОЭФФИЦИЕНТ ЭФФЕКТИВНОСТИ… 92 %

ОШИБКА…

РАСЧЕТ БОНУСНОЙ ЭФФЕТИВНОСТИ…

ВНИМАНИЕ!!! ВЫ ВЫПОЛНИЛИ СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ОСТАНОВИТЬ ХАОС»

ПОЗДРАВЛЯЕМ, ГЕРОИ!!!

В РЕЗУЛЬТАТЕ ВАШИХ ДЕЙСТВИЙ, ЦЕЛЫЙ МИР СПАСЕН ОТ ЗАХВАТА ХАОСОМ!!!

КОЭФФИЦИЕНТ ЭФФЕКТИВНОСТИ… 512 %

РАСЧЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ НАГРАДЫ…



РАСЧЕТ ОКОНЧЕН. НАЧИСЛЕНО:

ОСНОВНОЕ ЗАДАНИЕ: 9 СРЕДНИХ ЭНЕРГОКРИСТАЛЛОВ.

БОНУСНОЕ ЗАДАНИЕ: 10 БОЛЬШИХ ЭНЕРГОКРИСТАЛЛОВ



ВАШ ВЫБОР:



1. ПОВЫСИТЬ РАНГ ИНДИВИДА (НЕВОЗМОЖНО — У ВАС НАИВЫСШИЙ РАНГ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ В ДАННОЙ РЕАЛЬНОСТИ)

2. ПОЛУЧИТЬ НОВЫЙ НАВЫК

3. ПРОКАЧАТЬ ПРЕДМЕТ

4. ПРОКАЧАТЬ ПИТОМЦА

5. ЗАКОНЧИТЬ И ВЫЙТИ

Вот это поворот! Это что получается? Что другие Миры — это не просто локации в «рабских» мирах, захваченных Системой? Это, получается — реальные миры! Со своими событиями и неожиданностями?!

Как же мне узнать обо всём этом больше?!

И да, Система, оказывается, может быть щедрой! Кстати! Пункт № 2.

ПОЛУЧИТЬ НОВЫЙ НАВЫК:



1. Инфо-Кристалл «Удар Хаоса»

Хмм… Очень интересно. Ну-ка, ну-ка!

ВНИМАНИЕ, ГЕРОЙ!!!

ДАННЫЙ КРИСТАЛЛ ВНЕСЁТ ИЗМЕНЕНИЕ В ВАШУ ФИЗИОЛОГИЮ!

ВОЗМОЖНЫ НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЕ МУТАЦИИ!

ХОТИТЕ МОДИФИЦИРОВАТЬ ВАШЕ ТЕЛО С ПОМОЩЬЮ ИНФО-КРИСТАЛЛА «УДАР ХАОСА»?

ДА/НЕТ?

В жопу такие эксперименты! Нет, одержимый бил зачётно, но мутации?? Это что? Это как? Еще зубы повыпадают, кожа облезет и от алкоголя закодирует… Не дай бог, конечно!

Пожалуй, не стоит с этим торопиться. Так что, «Нет»!

Предметов у меня не прибавилось, поэтому 3-й пункт я, с чистой совестью пропустил. А вот в «Прокачать Питомца» я, пожалуй, загляну!

Новорожденная Королева Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)

Жмяк!

1. Повысить Ранг Питомца.

2. Открыть новый Навык Питомца.

Уровень!

Повысить до Ранга «Королева-младенец»

Стоимость повышения — 5 средних энергокристаллов.

Их есть у меня! Жмяк!!

ПОЗДРАВЛЯЕМ, ГЕРОЙ!!!

ВЫ ПОВЫСИЛИ УРОВЕНЬ СВОЕГО ПИТОМЦА!

Королева-младенец Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)



Имеющиеся навыки:

1. Невидимость

Доступные навыки:

1. Кислотный плевок (стоимость открытия — 5 средних энерго кристаллов)

2. Мыслеречь (стоимость открытия — 5 больших энерго кристаллов)

3. *** скрыто*** (недостаточный ранг питомца)

Эх! Гулять, так гулять! Заверните «Кислотный плевок»! А вот с общением я, пожалуй, еще немного подожду! Итак!

Имеющиеся навыки:

1. Продвинутая Невидимость

2. Кислотный Плевок

Доступные навыки:

1. Мыслеречь (стоимость открытия — 5 больших энерго кристаллов)

2. *** скрыто*** (недостаточный ранг питомца)

Ну, окей! На выход!!!

РОЗЫГРЫШ ВЕРОЯТНОСТИ СОХРАНЕНИЯ ВРАТ В ДАННОЙ ЛОКАЦИИ…

ПРОВАЛ!!!

ВРАТА БУДУТ ПЕРЕМЕЩЕНЫ В НОВОЕ МЕСТО!

ОШИБКА…

НЕВОЗМОЖНО ПЕРЕНЕСТИ ДАННЫЕ ВРАТА…

ОШИБКА…

ЛОКАЦИЯ ПОЛНОСТЬЮ УНИЧТОЖЕНА!!!

МОДИФИКАЦИЯ «СКРЫТАЯ» ОТМЕНЕНА…

ВРАТА БУДУТ ПЕРЕМЕЩЕНЫ В НОВОЕ МЕСТО!

— Ну что сынки? Как сходили? — встретил меня вопросом переживательный Маханыч.

— Всё норм, отец! Хабар в порядке! Теперь твой хутор в безопасности… Дед… Алё, Маханыч!!! Ты чего завис?!! — всполошился я.

Старикан смотрел меня за плечо с открытым ртом. Я повернулся, но как ничего не видел раньше, так и не продолжал ничего не видеть дальше. Ну, каменная стена, подумаешь!

— Эй, дедуган! Что ты там увидел?

— Локация исчезла! — разочарованно махнул рукой дед. — Что же за жизнь такая? Была заначка на чёрный день, да и это исчезло.

— Ну так-то чёрный день настал, — пожал плечами я. — И заначка пригодилась. Это… Совсем-совсем пропала?

— Да ты сам посмотри… — кивнул дед и запнулся. — Ах, да! Конечно, ты ничего не видишь. Пропала окончательно и бесповоротно!

— Очень жаль, — искренне расстроился я.

Я сам планировал устроить здесь небольшой лагерь и заняться потрошением Локации. И, даже, если не сейчас — то хотя бы вернуться через некоторое время. Иметь свою личную Локацию в этом мире, даже не зная всех её законов — все равно казалось очень перспективным.

— Ну, на нет и суда нет! — глубокомысленно изрек я.

Вот только интересно, что же там случилось? Подозреваю, что зря я ту кнопку нажал! Хотя, с другой стороны — что значит одна жадная жопа, вроде меня, по сравнению с целом спасенным миром, где бы он не находился! По крайней мере, я надеюсь на то, что я там кого-то спас. Вот только в свете последних полученных данных, «виртуальность» миров в Локациях определённо ставится под сомнение. Как бы тупо было спасать НПС в играх. Хотя, может такой и был замысел разработчиков. То есть, богов. В общем, как обычно. Понятно, что ничего непонятно.

— Да короче, дедуган! Сейчас спасём ваш хутор, нормально заживете. Ну, а Локация? Говно случается! Там протянете немножко, и глядишь малышня подрастёт, хуторок отстроится! — попытался успокоить деда я. — Зато какой навар! Закачаешься! Лысый! Давай сюда, что там тебе перепало?

Здоровяк смущенно пожал плечами и выдал меня… Ровно три, мать их, малых кристалла!!!

— Ну что за хрень такая?! — взорвался я. — Я же тебя предупреждал, пока не заговоришь…

— А я говорю, — пробасил Лысый.

— … вот тогда мы и обсудим! Гхм… — прервал я свою гневную тираду. — Говоришь? Реально?!

— Ну да, ты же сказал не тратить пока не заговорю! — пожал плечами товарищ.

От моего фэйспалма у меня загудела голова.

— Вот жеж хитрый хрен! И не поспоришь! — невольно восхитился я. — На что хоть потратил?

— Так, на голос, — снова пожал плечами Лысый.

— А! О! Ыыы… — я не нашёл, что возразить. — Ну, молодец, чё! Не знал, что право голоса в этом мире платное! Хотя… Знавал я и не такое!

Я порылся в сумке и вытряс на белый свет всё добытое.

— Восемь осколков. Восемьдесят восемь малых кристаллов. Одиннадцать средних и… Та-дам! Десять больших! — торжественно озвучил я заработанное, сильно гордясь собой. — Эй, дед! Что опять с тобой случилось?

— Можно? — дед с испугом протянул руку, косясь на меня.

— Конечно! Половина твоя, как и договаривались!

— Половина?! — кажется, старика сейчас удар хватит. — Я и средних то кристаллов в руках не держал! А тут большие! Ты сейчас серьезно? Половина наша?

— Ну, вот если ты прямо сейчас не откинешь копыта от удивления, то да ваша! Я своё слово всегда держу! И горжусь этим, да!

— Ты…Вы… Вы знаете, СКОЛЬКО это, на самом деле, стоит? — всё еще офигевал дед. — Вы там что? Бога завалили?

— Хмм… Вроде нет… — задумался я. — Бог не может быть таким мерзким и вонючим… Наверное… Короче, отец! Время срать, а мы не ели! Пора и до дому!

— Да-да, конечно! — засуетился дед. — Я могу взять… своё?

— Запросто! — кивнул я.

Маханыч, осторожно отсчитывал свою долю, а мне в ногу ткнулось что-то мягкое и пушистое. Я опустил глаза и увидел, что это Сонька трётся мне об ногу. Она явно увеличилась в размерах, достигнув размера средней собаки и уже не выглядела беззащитной. Шёрстка её огрубела, лапы выглядели мощными, а жвала — крепкими! Класс!

Вот только она как-то мерцала, как будто невидимость с неё вот-вот спадет. Осторожно, чтобы не напугать занятого старика, а то мы точно его потеряем, я присел на корточки, как будто, завязывая шнурки и тихо прошептал.

— Сонька, ну-ка держись подальше, не пугай деда. Что-то не так с твоей невидимостью, но в этом мы потом разберемся!

Паучиха понятливо кивнула и ушуршала в высокую траву, скрывшись из поля зрения.

В общем, двинули мы обратно. Учитывая, что еды не оставалось — Лысый, почти вприпрыжку, бежал впереди наперегонки с повзрослевшей Сонечкой. Отряд у меня, определённо, продвигался! Оба моих молчаливых соратника начали, наконец, коммуницировать. В первую очередь — между собой. Мысли прервались, когда я увидел вдалеке клубы дыма. Ровно на месте расположения хутора!

— Это что за хрень такая? — обратился я к деду, который, держась за больную спину, достаточно бодро ковылял позади, стуча палкой и глядя под ноги, чтобы не споткнуться. Он поднял голову, прищурился и побледнел.

— Мой хутор! Сволочи! Мой хутор! — запричитал он.

— Разбойники? — уточнил я.

— Разбойников уже пару лет никто не видел! Это княжеская дружина за налогом прибыла. Больше некому! Всё пропало! Хутору конец! Там же все девочки!!! И один Смородич! Хлопцы, спасайте!!!


Глава 12


— Ну тогда. нужно поторопиться! — выдал я и посмотрел на Маханыча. Он точно не сможет бежать, да и толку от него не будет. Секунда на раздумье, и я выдал.

— Старый, ты давай потихоньку двигай в нужном направлении, а мы бегом посмотрим, что там и как! — Маханыч нахмурился, но признал мою правоту и кивнул, соглашаясь. Уже припустив со всех ног, обернувшись, я заметил, как старик очень старается передвигаться быстрее, но чёртова старость! Надеюсь, я до неё не доживу… Где-то должна быть Вечная Молодость! Я верю!

Оставшийся пять вёрст мы пробежали на одном дыхании. Хутор, с полями вокруг него, располагался в низине. Когда мы забежали на покатую вершину одного из холмов, окаймляющих хуторскую территорию, то сверху открылся отличный вид.

Дюжина коней паслись прямо на молодых посевах в стороне, под охраной двух людей, судя по нарядным кирасам и оружию — местные дружинники. А ещё десять похожих — бродили по хутору с целью и без цели. Те, что с «целью» — поджидали жилые хаты. Четыре из них уже пылали во всё, предварительно разграбленные и опустошённые.

Пять подвод стояли под загрузку. Несколько людей, невооруженных и одетых в простую одежду, вытаскивали остатки прошлогоднего зерна из амбара и грузили на телеги.

Пока я пытался понять, как нам поступать и что, вообще, со всем этим делать, я услышал женский крик. На моей глазах два дружинника тащили за шкирку, волоком, двух девушек, почти девочек. Направлялись они в сторону небольшой рощи деревьев, которые были посажены на местный погосте и который находился совсем рядом от нас.

За этими двумя ублюдками шёл третий, судя по его дорогой одежде и снаряжению — это был командир. Правда, он сильно отличался от встреченного мной в дружине Ежовска — тот хоть и был сволочью, которая меня убила, но он был в «форме», точнее его тело.

Этот же бы откровенным жирдяем — килограмм сто сорок жира и плоти. На обвисшей морде алчно блестели маленькие глазки, язык периодически облизывал губы, в предвкушении развлечения. Я взглянул по сторонам и прикинул расстояние. Стрелять отсюда не вариант — могу зацепить девушек.

— Значит так! — повернулся я к Лысому. — Бери Соньку и давайте двигайте к лошадям! Замочите охранников и постарайтесь, чтобы лошади не разбежались они нам еще пригодятся! Сделайте крюк, обогните вон тот холм, вы как раз выйдете им в тыл. Ну, а дальше — бегом ко мне на помощь!

— А ты как? — вопросы здоровяка всё еще заставляли меня вздрагивать. Не привык я ещё к тому, что он разговаривает!

— А я приголублю этих ублюдков! — махнул я на приближающихся насильников.

— Справишься? — кажется, в голосе Лысого сквозило недоверие.

— Да не ссы, ты! Силёнок хватит! То, что собираются сотворить эти нелюди, определённо, требует наказания! То есть, смерти! — внутри меня начало подниматься что-то большое и плохое. Почему-то, на ментальном плане я воспринимал это как нечто багровое. «Оно», как облако, заполняло всё пространство внутри моего тела, растекалась по рукам и ногам, попадало в мозг… В общем, творилось со мной что-то странное, но, к счастью, контролируемое! Это было как допинг, или адреналин, впрыснутый внутрь тела. Слух обострился, зрение улучшилось, мышцы пришли в тонус, я почувствовал себя практически неуязвимым…

Я хлопнул Лысого по плечу и с удивлением заметил, как он скривился от простого шлепка — похоже, с силой у меня что-то тоже произошло. Вот, сейчас, он хмурится, глядя на меня.

— Ну что ещё? — уточнил я.

— Твои глаза меняют цвет! — настороженно сказал друг.

— Сейчас меньше всего мне есть дело до моего внешнего вида! — я махнул рукой в сторону лошадей. — Бегом! Марш! Хотя, стоямба!

Лысый почти стартанул, поэтому недоуменно оглянулся.

— Давай сюда пулемет, ни к чему он вам, а мне пригодится!

Лысый отдал мне оружие и рванул вместе с Соней, как ошпаренные, а я сам, пригибаясь, короткими перебежками, почесал к роще, стараясь не проявить себя раньше времени. Дружинники с девочками заходили с другой стороны.

Зашли на погост мы, практически, одновременно.

— Бросайте сюда! — засмеялся жирдяй. — Это могила кого? Твоей бабушки или твоего дедушки? Надеюсь, она не будет против, что их внучку у неё над головой превратится в женщину?

Дружинники угодливо заржали, поддерживая босса и уложили девчонок на могилы предков, вокруг которых шелестели берёзы.

— Давайте сначала эту блондиночку! — кивнул жирный, снимая бронежилет с жирного пуза, с трудом достал рукой до ширинки попытался там что-то отыскать.

— Ваше Сиятельство! Можно мы пока вторую попользуем? — спросил один из дружинников.

— Что за идиотский вопрос, Караман! — скривился главарь, всё ещё пытаясь освободить из-под складок жира свой пенис. — Нет конечно! После меня — сколько угодно, хоть всех зовите!

— Непременно позовём! — заржал дружинник. И протянул свои грабли застывший от ужаса девочке, у которой уже не было сил даже кричать. Она просто молча развевала рот, беззвучно крича. Аура ужаса исходила от бедного ребёнка, что только раззадоривала этих зверей.

Потная ладонь дружинника не успела коснуться девочки, потому что его башка разлетелась кровью и мозгами. Я так и не успел заменить боеприпасы в барабане — там всё еще были разрывные. Безголовое тело упало между девчатами, которых парализовало от ужаса окончательно.

Со вторым дружинником получилось хуже — он успел среагировать, откатившись в сторону, уже получив пулю в бок, но, тем не менее, он смог нажать на курок и ветки над моей головой срезало выстрелами.

В отличие от дружинников, которые, хотя и были подонками, но походу были боевиками — командир не отличался ни доблести не навыками. Он уже успел снять штаны. Под складками живота сложно было рассмотреть что-либо. Я честно собирался пустить ему пулю в грудь, но моя рука, в последний момент, повела себя своевольно. Ствол чуть опустился и две разрывные пуля попала ему в обнажённый пах, заставив его завизжать, как свинья и упасть на землю.

Этот вопль отвлек второго дружинника. Вышколенный защищать своего хозяина, он приподнял голову над травой, чтобы разглядеть что случилось с его боссом. И тут же получил пулю в голову оставшись здесь навечно.

Выстрелы, длинный и тонкий, непрекращающийся вопль жирного, мог не услышать разве что глухой, а при всех своих минусах, дружинники глухими, к сожалению, не были. Я бросил взгляд вниз на хутор, видя, как оставшиеся боевики бросают свои дела и хватают оружие, направляясь в мою сторону.

Я осторожно подошел к скрючившимся на земле девчонкам, частично забрызганным кровью и мозгами первого дружинника, предварительно спрятав револьвер и держа перед собой пустые руки.

— Всё хорошо, малышки, всё хорошо! Это я, дядя Бульдог! Вы меня знаете — мы были у вас вчера в гостях. Сейчас придёт вас дедушка, успокойтесь пожалуйста! — я попытался, чтобы мой голос звучал спокойно и дружелюбно. Это было непросто, учитывая бежавших ко мне семь вооруженных людей.

До девочек, наконец дошло, что я не враг они вскочили на ноги и подбежали ко мне, обняв и крепко прижавшись худенькими телами. эфиры Рыдания снова прорвались «голосом», они размазывали слёзы, не собираясь от меня отлипать. А дружинники, тем временем, приближались.

— Отставить слёзы! — рявкнул я, н а что девочки испуганно замолкли, но от меня не отцепились.

— Бегом в кусты! — продолжал командовать я, изобразив свой самый командирский голос. — Не высовывайтесь оттуда! Если всё закончится хорошо — я вас заберу, если что-то пойдёт не так — бегите в сторону холмов! Там вы встретите деда Маханыча, он как раз сюда идёт. Бегом!

Я мягким толчком придал девчатам ускорение и развернулся в сторону приближающегося врага.

— Раз, два, три, четыре, пять, вышли зайки погулять… — я снял со спины пулемёт и аккуратно установил его на сошки, спрятавшийся за могилой, на деревянном памятнике на которой было написано: «Параша дочь Моргула».

— Сорян, бабуля! Ничего, что я сверху? Больно хороший обзор с твоей могилки открывается. Я потом грехи отмолю — ты не переживай. Всё, ради твоих внучек, так что, если что — не спеши с проклятьем! — зачем-то поговорила я со с покойной бабкой.

Дружинники перлись во весь рост, не скрываясь и не петляя. Странное поведение для настоящих воинов! Нет, я понимаю, что ожидать серьезного сопротивления на хуторе не стоило, но все же были крики и выстрелы, а значит там их соратники с кем-то воевали! Переться просто так, рогом, было очень непрофессионально! Хотя, о чем это я! Мне же это на руку!

— Вот охотник выбегает, прямо в зайчиков стреляет… — я два раза широко вдохнул-выдохнул, восстанавливая дыхание и ведя стволом за бегущими на меня людьми, но не удержался и договорил считалочку до конца перед тем, как придавить спусковой крючок. — Пиф — паф! Ой-ой-ой! Умирает зайчик мой!!!

Первая же очередь сбила троих из семи нападавших, четверо оставшихся, наконец-то, попадали в траву начали ввести огонь в моём направлении.

— Сорян! — снова буркнул я, когда деревянный памятник, в виде остроконечной пирамиды разбился от попадания пуль. — Прошу обратить внимание, бабушка, что вандализмом занимаюсь не я! — снова обратился я к усопшей. — Так-то я против вандализма и вот этого вот всего! Обещаю! Вандалы будут наказаны! Жестоко наказаны!

Ленты хватило ещё на подстрелить одного врага, а затем патроны закончились. Запасные же утащил с собой Лысый. Очень «предусмотрительно» с моей стороны, я знаю!

В очередной раз я отметил, что дружинники — не трусы. Ну, возможно, дебилы с атрофированным чувством самосохранения, кто знает? Трое оставшихся, осторожно поползли вперёд, а не встречая встречного огня, обнаглели настолько, что поднялись на ноги и перебегали короткими перебежками. Я решил показать им, что они неправы. Самый главный грех военного тактика — недооценивать противника.

Один из нападавших заорал от боли, когда пуля из револьвера попала ему в грудь, уронив того на землю, но не убив. Дружинники шли в атаку, все поголовно, в какой-то броне, напоминающей кирасу и в шлемах со смешным разноцветным плюмажем. Судя по шевелению в траве — не все нападавшие были убиты, кто-то из них пережил попадания пуль — броня работала. Я с грустью вспомнил мой единственный случай применения «Полного Пэ», когда после выстрела, башка дружинника взорвалась, не смотря на шлем.

Тут же остаток памятника вонзился арбалетный болит. Ну-да, ну-да, адская смесь технологий! Видимо, один из оставшихся арбалетчик. Нахрена ему это при наличии пушек? Блин, что за мысли в голову лезут?

Застучали винтовки остальных дружинников, вооруженных огнестрелом, согнав меня с могилы бабы Параши. Я отполз чуть на зад и устроился за другим памятником, на котором было написано «Афанасич сын Актобыча, внук Маханыча. Геройски погиб в Локации». Памятник был относительно свежим, похоже это один из тех внуков, которых потерял дед в Локации, Вот только это что получается? Трупы Система выдает? Или это пустая могила?

— Здорово, друган! — опять брякнул я. — Надеюсь, ты тоже без претензий. Тактические манёвры, йопта! Заманиваю противника в засаду!

Дураков не было вылазить на простреливаемую опушку. Враги неистовствовали, не жалея патронов, уже превратив памятник бабки Параши просто в торчащий из земли деревянный обрубок. Но, я терпеливо ждал когда раги приблизятся на уверенное расстояние поражения мих револьыеров.

Тут послышались вопли. Кажется, подмога пришла! Я, червячком-бодрячком, осторожно выполз на край погоста, готовясь присоединиться к веселью, но оно уже было закончено. Сонечка, как раз сползала с головы одного из солдат, у которого вместо лица осталась обезображенная кровавая маска, а Лысый яростно улыбался, пытаясь набрать воздух в пробитую грудь. Он, как всегда, попёр на рожон и, кажется, схлопотал пулю, а то и две!

— Вот же баран необучаемый! — буркнул я. Похоже, его спасти сможет, действительно, только броня. Я обернулся, увидев около земли в кустах распахнутые глазенки девчонок. — Пока, оставайтесь здесь! Пока все идёт по плану! Мы за вами придём!

Я бросил взгляд на хутор. Подводы, сбросив на землю мешки с зерном, улепетывали а направлении тракта, несомненно, спасая свою жизнь. Кажется, их возницы и наёмные рабочие не были боевиками! Одна из подвод, на моих глазах попала колесом в сточную канаву и потеряла это самое колесо, забуксовав. Его «экипаж» с воплями ужаса побежал за остальными, истерично требуя их подождать!

Очень грамотное решение! Уверен, что они тоже не были белыми и пушистыми, как и их работодатели, но преследовать я их не буду. Не на чём, да и незачем! Я, всё-таки не маньяк-убийца, в конце концов!

— Чего сидим, кого ждём? — поинтересовался я, подходя к своим соратникам. Бледный от кровопотери, Лысый сидел на земле и тяжело дышал, зажимая пальцами дырки от ран в пробитом плече, слава яйцам, не в груди, а Сонечка тщательно вылизывала ему лицо, видимо, оказывая моральную поддержку. Я не был уверен, что у пауков есть язык, но и Сонька у меня не была пауком обыкновенным!

— Что ж ты рогом-то на всех в бою лезешь? — неодобрительно покачал головой я. — Это тебе не Локация, если тебя тут убьют то…… Скорее всего не убьют окончательно, конечно, но где я тебя разыскивать буду?

Он виновато нахмурился и пожал плечами.

— Вот-вот! Не надо так! Беречь себя надо… Наверное, — добавил я, задумавшись. С другой стороны — если будет беречь себя, то это будет уже не лысый-маньяк-терминатор, рушащий всё на своем пути. В общем, надо как-то обговорить процесс коммуникации, на случай смерти в реальном мире, чтобы потом понимать, как и где искать друг друга на этой мерзкой планете.

Я протянул руку к трупу дружинника, уже привычно, собираясь облутать тело, но почему-то перед глазами ничего не возникло.

— Вот, чёрт! — хмыкнул я. — Тут же не Локация хренова! Так реально с ума сойдёшь!

Я ручками полез ему в сумку достал бинты и, уже знакомый мне кровоостанавливающий порошок в баночке. Насыпал Лысому на рану и крепко перемотал. Торопиться было особо некуда — дома сильно горели, а единственный полусухой колодец физически не мог дать столько воды, чтобы мы могли потушить хаты. Ну, а оставшиеся враги — разбежались.

Я смотрел на догорающие дома, затем перевёл взгляд на испуганных женщин и детей и мне стало дико тоскливо. Что же это за место такое, где из-за неуплаты налогов, жгут дома и убивают детей?

Похоже Система, кем бы она не была создана, либо она создалась сама, в очередной раз недооценила человечество. Я люблю человечество, я точно это помню! Но, некоторые индивиды не могут существовать мирно и нормально. Те же самые князья, которые, как я понял, назначались Системой для контроля за сбором пожертвования. Во что превратились они, если их преданные слуги такое вытворяет? Нет, конечно же, я сталкивался с неведением руководства о делах своих подчинённых, что обычно происходило в огромных компаниях или организациях. Но, что-то мне подсказывает, что поведение ТАКОГО РОДА, вряд ли произошло бы без поддержки, или хотя бы молчаливого одобрения хозяина.

Я вздохнул и подал руку Лысому, который он, с негодованием снова отверг.

Мы направились вниз к хутору, по пути разглядывая настигшую хуторян катастрофу. Сгорели 4 из 6 жилых домов, амбар были нетронутым так как процесс загрузки зерна, на момент нашего нападения, ещё не закончился.

Первое, что я увидел, когда доковылял до хутора — это лежачий навзничь Смородич, который так и не выпустил после смерти из своих рук грабли… Грабли, блядь!!! Какая сволочь могла такое сделать?! Они же видели, что перед ними дряхлый старик с, сука, граблями!!! Кто-то из этих мразей просто прострелил ему голову в тот момент, когда старый храбрец просто хотел защитить своих сородичей.

Двенадцать женщин разного возраста и восемь детей. К счастью, среди них жертв не было. Одна из женщин, увидев нас кубарем бросилась мне в ноги, причитая так громко и истерично, что я не мог разобрать слов. Хотя я догадался, кто это и что она хочет.

— Это ваши две девочки? — уточнил я, наклоняясь к безутешной женщины. Рыдания стали ещё громче, а слова ещё более неразборчивы.

— Хорош реветь! — я, крепко схватив ее за плечи, рывком поставил на ноги. — В порядке твои дочки! Вовремя мы успели, никто их пальцем не тронул! Там, на погосте они, в кустах прячутся.

Женщину тут же заткнулась, посмотрела на меня большими зареванными глазами и снова упала на землю, на этот раз с целью расцеловать мои сапоги, чего бы мне категорически не хотелось.

Я снова взял её за плечи и снова поднял на ноги.

— Успокойтесь уже! Идите, забирайте ваших девочек! — и я снова махнул в сторону погоста.

Женщина подхватилась и побежала на пригорок.

Две старушки сидели у трупа старика, обнявшись и успокаивая друг друга. Я, к стыду своему, не запомнил кто из них кто, поэтому просто подошел поближе и смущенно выдавил.

— Соболезную, чё уж… Мне жаль, что мы не успели.

— А где мой муж? — испуганно вскинулась одна из бабок.

— Маханыч в порядке! Отстал, идёт потихоньку за нами! — бабуля облегчённо вздохнула и снова начала утешать свою подругу — видимо, жену покойного Смородича.

Тут на погосте раздались какие-то крики, я слегка струхнул, кинул раненому Лысому: «Сторожи!», а Соньке: «За мной!» и ломанулся наверх. Кого еще черти принесли?!!


Глава 13


Уже на бегу, в сторону холма, я подумал, что мои команды для Соньки даже как-то поразнообразнее будут, чем команды для Лысого. Но, с другой стороны — всё предельно ясно и понятно! Да и он особо не против, так что пусть пока будет.

На погосте я застал занятную картину. Мать девчонок, убедившись что её чада живы-здоровы, схватила какую-то палку и сейчас безжалостно дубасила налоговика. К ней, конечно же, присоединился Маханыч, который уже добрался до погоста и от души прохаживался своей клюкой по всему телу жирного ублюдка, стараясь попасть в его наиболее уязвимые места.

Странно, а я думал, что он уже сдох! Две пули, одна из которых оторвал его крохотный член, а вторая разворотила пузо и выпустила кишки? Обычно, после таких повреждений, люди долго не живут.

— И-и-и-у-у-у!!! — верещал урод на ультразвуке, ещё трепыхаясь.

— Ну-ка, стойте! — заорал я, подбегая к ним и оттаскивая обоих народных мстителя от умирающего урода.

— Вы что творите — на вас, вообще-то, дети смотрят! — я махнул на девчонок, которые боялись выйти из кустов, с ужасом глядя на происходящее.

— Тварь, тварь, скотина… — только и могла повторять женщина, все еще находящаяся в шоке.

— Так, старый! Забирай их отсюда и валите вниз! Там у тебя есть чем заняться!

— Но… — было запротестовал дедок.

— Я разберусь, — кивнул я. — А вам лишний грех на душе ни к чему!

Маханыч внимательно посмотрел мне в глаза, увидел то, что хотел увидеть, покорно схватил девушку под руку, взял детишек и направился вниз больше не задавая лишних вопросов.

— Эй отец! — окликнул я его, когда они уже немного отошли. — Смородича убили, старый. Мне очень жаль!

Дед молча кивнул, но когда он пошёл вниз, мне показалось, что вся тяжесть прожитых годов навалились на него сверху, похоже, что не он поддерживал за локоть идущую рядом женщину, а она его. Видимо, его старый товарищ был ему очень дорог. Я задумчиво почесал затылок. Да я Лысого знаю всего два дня, но если бы он умер окончательно, я бы тогда непременно расстроился! И устроил бы Армагедон!

И расстроился бы так, как будто я его знаю больше, чем эти два дня — почему-то подумалось мне. А, к чёрту! Я закончил свои самокопания и повернулся к валяющумуся налоговику.

— А ты чё не сдох, тварь? — ласково поинтересовался я, присаживаясь рядом с телом на корточки.

— Р-регенерация… У меня есть навык регенерации, — это жирное чмо широко раскрыло глаза, его лицо мелко затряслось, выглядевшие отвратительно жирные брыли начали подпрыгивать, из маленьких глаз потекли слёзы. — Не убивайте меня, пожалуйста! Просто оставьте меня здесь, я через некоторое время сам восстановлюсь. Ну, или помогите мне добраться до дома — я заплачу! У меня есть много кристаллов! Я очень богат!

— В последнем я не сомневаюсь, а вот в первом я не уверен… Как таких подонков земля носит?!

Жирный недоумённо на меня посмотрел.

— Это было риторический вопрос, но если ты хочешь — можешь ответить?

— А что здесь такого? — похоже, искренне удивился он. — Они не заплатили налоги, значит попали в кабалу. И с ними можно делать всё, что угодно. Имеем право, между прочим!

— Имеете право?! — сквозь кровавую пелену в глазах поинтересовался я. Багровое нечто внутри меня снова начало тесниться внутри меня, тыкая изнутри и нашёптывая варианты наиболее мучительной смерти для этого ублюдка. — И насиловать детей тоже?

— Ну если бы это не сделали мы, то это сделал бы любой, другой после того, как мы их привезли бы Песецк, — самое ужасное в этой ситуации было то, что этот жирный урод действительно считал это нормальной ситуацией!

— Какие милые у вас порядки! — мне пришлось сделать три глубоких вдоха-выдоха, чтобы погасить ярость внутри себя, и чтобы я смог нормально разговаривать. Я достал нож и задумчиво провёл большим пальцем по его лезвия, привычно проверяя его остроту.

— Ты что задумал?! — снова заскулил жирный. — Меня нельзя убивать! Я старший налоговый оперуполномоченный князя! Я герой четвёртого ранга!!!

Видя, что его вопли не убедили меня и не произвели никакого впечатления, он решил пойти ва-банк.

— Ну, пожалуйста! У меня есть жена и дети! Ну, пожалуйста!

— Ах, у тебя ещё и дети?! — покачал головой я. — Ну, надеюсь ты не успел сильно повлиять на их воспитание. Гори в аду тварь! — я одним движением перерезал ему глотку, уже практически без эмоций.

Жестоко? Да, несомненно. Буду ли я об этом жалеть? Ни в коем случае! Кажется, в этом мире суды, а тем более правосудие, отсутствует напрочь. Что ж! Вспомним законы дикого запада!

Я уже собирался уйти, с чувством выполненного долга, и даже уже развернулся, когда снова вспомнил что я не в Локации, а в реальности и все что есть на этих людях я тебе вполне могу забрать себе, чтобы воспользоваться в дальнейшем.

Бросив взгляд на мёртвого налоговика, я облегченно понял, что, вместе с броней он всё предварительно скинул на землю, прикасаться к этому слизняку мне больше не хотелось. На земле валялась сумка, внутри которой, кроме всяких мелочей, находилось 42 малых кристалла. То ли этот хутор был у них первый, то ли налоговые сборы он не носил при себе, но сумму я ожидал побольше!

Вооружен он был, мать ее, шпагой! Я хмыкнул, вытащил её из ножен и покрутил.

Длинный, метровый прямой двухлезвийный клинок, вычурный эфес, с дужкой и гардой сложной формы. Я взмахнул пару раз, взвешивая в руке и оценивая балансировку и хмыкнул еще раз.

Помнится мне, что шпага была придумана, когда благородные доны задолбались таскать с собой здоровенные мечи, а появление огнестрельного оружия убрало громоздкие доспехи. Меч сделали более узким и тонким, превращаясь из рубяще-колющего в колюще-рубящий.

Ну и появился, универсальный сравнительно лёгкий и длинный меч, оснащённый сложной гардой, которым можно было как колоть, так и рубить, а сложная гарда сносно защищала пальцы и при отсутствии латной перчатки, что было немаловажно при фехтовании без защиты.

Это потом она стала непременным атрибутом костюма придворного, и появилась облегчённая версия «повседневного» меча, именуемая рапира, в основном, для ношения в мирное время — своего рода, демонстрации социального статуса, ну и городских разборок.

Так вот этот вариант был вполне себе боевым вариантом! Не вполне мой стиль, кажется, у меня был меч, но это не точно… А вот что точно, так это то, что эта пафосная штука явно лучше моего убогого ножа. Я прицепил её к поясу, представив, как я теперь выгляжу. Эта дикая смесь времен и технологий выглядела забавно.

И броня у него была интересная. Если дружинники были все поголовно в кирасах, то у жирдяя было что-то вроде пластинчатого или ламеллярного доспеха. Он даже визуально был легче солдатских кирас, похоже, при таком избыточном весе, жирная сволочь облегчала всё свое снаряжение. Тем не менее, при своей лёгкости, он выглядел прочным, а самое главное — достаточно большим, чтобы налезть на моего Лысого друга!

Так что вниз я спускался с двумя винтовками, убогим пистолетом и сумкой с кристаллами, решив вернуться попозже и обобрать всех до нитки. Что-то мне подсказывало, что военное снаряжение в этом мире ценится и хорошо продаётся.

Маханыч, несмотря на происшедшую трагедию, держался молодцом. Все бабы были при деле, оттаскивая от огня всё, что ещё можно было спасти. Я подошел к нему и тихо стал сзади, наблюдая за суетой.

— Я так понимаю, что жаловаться князю на этот беспредел смысла нету? Все прошло в рамках ваших блядских законов?

Дед посмотрел на меня и грустно кивнул.

— Да, они находились в своем праве! А теперь мы вне закона — ну вот сейчас, после того что вы устроили…

Я немного напрягся.

— То есть нам не надо было ввязываться? Подождать, пока они всё сожгут, изнасилуют твоих внучек, добьют старух и уведут остальных? Нужно было просто постоять в сторонке?

— Нет-нет, что ты! — всполошился дед. — Просто. Дружинники бы загнали нас в рабство, а после этого — нас ждёт только смертная казнь.

— Подождёт, — я всё еще был напряжён. — Всё равно тебя не понимаю, ты как будто жалеешь, что ли? Нет, я понимаю, что человек существо, как правило бесхребетное, оно просто будет существовать в дерьме, — я ткнул пальцем на детей. — И при этом, знать, что происходит с его детьми! Да ну, нахер!

— Я не это хотел сказать… — снова начал оправдываться старик.

— Короче, я вижу ты не в себе. Просто скажи спасибо, этого будет достаточно.

— Спасибо!

— Вот и молодец, — хмыкнул я. — Всё хорошо. что хорошо кончается. Как говорил один мой друг, имя которого я не помню: «Хорошо, что деньгами». Смородча, конечно, жалко, но он погиб достойно. Дед герой! И точка!

Я вздохнул и осмотрел растерянных женщин и детей.

— Вам есть куда пойти?

— Нет! — старик развёл руками. — На соседних хуторах есть родственники, но они нас не примут. Мы теперь «прокажённые». За помощь нам могут пострадать и они.

— Конченное у вас, всё-таки, государство, — покачал головой я. — И что мне с вами делать?

Старый герой посмотрел на меня с надеждой.

— Может быть возьмёте нас с собой?

Я снова посмотрел на баб и ребятишек. Ну да, это именно то, что мне сейчас нужно — собрать цыганский табор и шариться с ним по землям обиженного князе.

Я задумался.

— Сколько ты говоришь бойцов в дружине местного князе?

В дружине было тысяча бойцов. Вообще, княжества были вполне себе небольшими образованиями, примерно по десять тысяч квадратных километров каждое. Непонятно зачем так мелко подробили территорию, при том, что каждый князь был, теоретически, сам себе хозяин.

Фактически же, каждое княжество отличалось друг от друга. В зависимости от его месторасположения, ума и силы его владельца, формировались негласные союзы. На Грязи был один огромный континент, поделенный на эти самые княжества, причем плотность населения увеличивалась ближе к побережью и уменьшалось внутри континента. Ежовское и Песецкое княжество были, как раз, внутри континента и были мелкими, но независимыми княжествами.

Изначально, Локации были расположены, как будто по невидимой спирали, более низкоуровневые — на внешней части и, с каждым витком, внутрь, сложность увеличивалась. Поэтому люди и начали с внешних. Затем, по прошествию времени, когда Локации перемещались, перегружались, их сложность повышалась, это распределение было ни к чему, но исторически — самые крупные города остались на побережьях.

Понятие «перепись население» тут отсутствовало, но Маханыч предполагал, что народу у них «тыщ сто», из них в самом Песецке — треть, а остальные раскиданы по фермам и маленьким городкам.

Так-то я еще не сошел с ума, и не собирался вдвоём с Лысым, при поддержке Сони устраивать государственный переворот, хотя стоило бы, конечно. Силы были немного неравными. Эх, было бы их хотя бы пятьсот, тогда бы мы их превозмогли, но тысяча, пока, многовато! Мне бы ещё пару соратников и эту задачу мы затащим! Хе-хе…

Я всё еще разглядывал чумазых и грязных жителей хутора. Они двигались как сомнамбулы, судорожно спасая всё, что можно спасти и плохо соображая, что теперь им делать. Вот «зависла» женщина, разглядывая какую-то резную статуэтку, Вот молодая девушка незряче уставилась на поломанную детскую кроватку… Что творилось у них в душе сейчас, я понятия не имел, но просто бросить их тут я тоже не мог.

— Перебраться в другое княжество не вариант? — перебирал я все возможности.

— Нет, — покачал головой дед. — У князей много противоречий, на по вопросу беглых крестьян у них несомненное единодушие. Нас обязательно вернут, куда бы мы ни пошли.

— Ну а эти… как их… вольные ватаги? Они же как-то существует? Там же одни герои — у них должны же быть какие-то поселения. Ну люди, что их обслуживают — кормят там… поят… одевают?

— Да есть такое, но они так просто не берут себе новых людей. Особенно бесполезных беглых женщин с детьми. Хотя вот вы бы с твоим другом им подошли! — он посмотрел на меня с надеждой.

— Не надо на меня так смотреть, я еще ничего не решил! — запротестовал я. — Судя по всему, «вольные» — хлопцы нормальные, но у меня теперь есть своя ватага и ни в какую другую я вступать не собираюсь! И вообще, где ближайшая из них находится?

— В горах в ста верстах отсюда примерно, — Маханыч кивнул в нужную сторону.

— Ага! А Ежовск где? — снова спросил я, попытавшись сориентироваться.

— Ежовск там! — дед кивнул чуть вправо. — Триста вёрст!

Так-то почти по пути, отметил я.

— Я всё забываю спросить, а что тебя в Ежовске нужно, что ты так туда рвёшься? — спросил дед.

— Заложница освободить нужно!

— Твоя женщина или дочка? — понимающе уточнил Маханыч.

— И то и другое вместе взятое, — хмыкнул я, особо не распространяясь. — Короче дед. У нас тут определенные проблемы, в перспективы. Повозки сбежали и они, обязательно, доложат князю. Как быстро карательная экспедиция к нам придёт?

Я, грешным делом, думал сесть на коня и догнать этих ворюг. Но, как я уже сказал, убивать подневольных людей мне не хотелось, а другого способа заставить их замолчать не было.

— Ну до Песецка двадцать восемь вёрст… — начал размышлять дед. — Это они будут там примерно часов через пять, пока соберутся, пока доложат, а там и ночь на дворе…

— Время ещё есть, — прикинул я. Это в лучшем случае — часов десять. — А у вас есть телеги или подводы? Как они тут у вас называются? Ну кроме вон той, что извозчики бросили, так-то её одной маловато будет.

— Есть еще две и один большой фургон, вот только лошадей нет, — скривился дед.

— Теперь есть! — я махнул на стреноженных скакунов, которые покорно стояли в стороне, испуганно косясь на своих мёртвых хозяев-охранников, которых прикончили Лысый и Сонька.

— Но это боевые кони! Грех их тягловыми использовать! — покачал головой Маханыч.

— Как будто у нас сейчас есть выбор! — хмыкнул я. — Ничего, не рассыпятся! Давай дед, собирайте всё, что сможете собрать — отвезу я вас к «вольным»… И договорюсь… как-нибудь, не знаю, правда, но точно договорюсь! Я помню, что я мастер переговоров!

Тут Маханыч, неожиданно рухнул на колени, обхватив мои ноги.

— Блядь, дед вот это только не начинай! — его сухонькое тело ничего не весило, и я смог поднять за шкирку одной рукой. — Отставить рыдания! Всё сделаю в лучшем виде. А будете падать на колени при каждом пустяке — накажу!

Дед вытер слёзы и радостно закивал.

Теперь у меня есть свой цыганский табор. Хотя, как говорил герой забытого кинофильма: «Ненавижу, блядь, цыган!»


Глава 14


Сбор занял почти пол дня, женщины причитали, стараясь забрать максимум из того, что осталось после разграбления и уничтожения. Честно говоря, многие из хуторянок до сих пор находились в шоке, некоторые даже отказывались покидать разорённый хутор. Кто-то даже впал в натуральную истерику!

Я самоустранился, оставив всё на деда — не люблю я женские слёзы! А Маханыч, окончательно пришел в себя и был непреклонен. Как старейшина рода, он озвучил своё решение, добавив, где убеждения, а где — натуральную встряску и женщины привычно подчинились, почувствовав «твёрдую руку».

Похоронив Смородича, мы загрузили весь нехитрый скарб на телеги. Несмотря на разрушения и пожар, пришлось оставить довольно много всего. Поверхностно обсудив экономику этого мира, я понял, что зерно здесь в небольшой цене. Оно стоило всего один малый энергокристалл за тонну, что, если сравнивать с её перевозкой, было ни о чем.

А вот те же лошади стоили гораздо больше! Одна «рабочая» лошадь — от одного среднего кристалла. Боевые кони — еще дороже. Поэтому неудивительно, что многие хозяйства себя просто не могли позволить животных. Землю обрабатывали вручную, чтобы затем отдать продукцию своего труда за бесценок.

Двенадцать лошадей дружинников и две лошади в застрявший телеге, уже сами по себе являлись достаточным богатством!

Как оказалось, наездник из меня был никакой. Похоже, в мои многочисленные, но забытые таланты, навык верховой езды не входил. Мои светлые мечты разбились в прах! Ковбой из меня вряд ли получится!

Лысый же вообще отказался даже подходить к лошадям. Нет, он с удовольствием их подкармливал, подавая в своей огромной ладони-лопате пригоршни зерна, а вот наверх забираться отказывался. То ли жалел лошадь, боясь её раздавить, то ли по каким-то другим причинам. Его новоявленная способность говорить ртом не добавила Лысому разговорчивости. В основном, он продолжал отвечать ужимками и жестами, что меня, надо сказать, немного раздражало.

Мне стоило больших нервов выведать его предысторию, в итоге, я узнал совсем немногое. Он, как и я не помнил откуда появился. Возник он также в теле какого-то героя, но та ватага оказалась не такой «терпимой», как моя изначальная. Они хотели пристрелить одержимого Лысым своего товарища, но здоровяк, понятное дело, этого не дал сделать, сбежав в Локацию в одиночку. Там он попревозмогал и добыл свой молот. На выходе отказался от «заемного» тела, вернув своё и попросив Систему частично вернуть ему его боевые навыки. Бесплатный сыр бывает только в мышеловки, поэтому расплатился он, частично, своим разумом, что и сделало его немым вначале.

Ну, а выйдя из Локации ему повстречались жадные жопы, что захотели отжать «ЕГО». Ну, а дальше я и так знаю. Получалось, что появились мы в этом мире практически одновременно, что, учитывая нашу непонятную «приязнь» друг к другу, не выглядело случайностью. Мы явно знали друг-друг до этого. Вопросы-вопросы…

А ещё возникла проблема с Санькой. Если, будучи «новорождённой королевой», она могла бесконечно оставаться в стелсе, то теперь, став «младенцем», для применения этой способность немного-нимало требовались энергокристаллы. Да немного, примерно один осколок в минуту, но в рамках нашего ограниченного бюджета это была непозволительная роскошь.

Подготовив народ к предстоящему зрелищу, я попросил Соньку показаться. Реакция разнилась: женщины смотрели на неё со смесью отвращения и ужаса, а вот дети полюбили с первого взгляда. Мохнатая чушка, размером со среднюю собаку, со свойственной той же собаке готовностью, играла с мелкими, таская «поноску», и с удовольствием подставляя мохнатую спинку для того, чтобы дети могли её почухать.

И вообще, как я посмотрел, в ней было больше от собаки чем от паука, хотя я мог ошибаться. Повадки пауков я не знал, а вот собака у меня когда-то была. С другой стороны, может быть, все пауки такие дружелюбные, люди просто не давали им шанса, повсеместно страдаю арахнофобией?

В общем, утрясли мы все дела и организовали наш караван. Три открытые телеги по два коня на каждую и один большой крытый фургон, своего рода, местный дом на колёсах, в который запрягли четыре лошади.

На оставшиеся четыре взгромоздилась молодёжь, открытая для новых знаний, достаточно отчаянных, чтобы не думать о том, что это опасное занятие может закончиться свёрнутой шеей.

Я поподробней познакомился своими новыми подопечными. Итого, было. Две старушки — жены дедков. Шесть женщин среднего возраста. Восемь детей и подростков. И четыре молодые женщины, оставшееся без своих мужей — внуков дедуганов. Два из них погибли в скрытой Локации, а два были забраны в рабство к князю и уже там, по слухам, погибли.

Вот с этими четверыми женщинами, совсем недавно бывшими девушками, возрастом с 23 до 30 было интересно. В отсутствии мужчин, они выполняли всю тяжелую работу, также периодически делая попытки поохотиться. Правда, из оружия у них были два старых арбалета, три ржавых винтовки без патронов, ну это было дело поправимое.

Всех мёртвых дружинников мы обобрали. Кирасы и шлемы частично восстановили и отмыли от крови. Так что молодые Амазонки, которые также оказались вполне умелыми наездницами, отобрав у малышни коней, стали выглядеть вполне себе боевито.

Ну да, я устроил для всех «рекрутов» небольшую тренировку, собрав старые горшки и устроив стрельбище. Трое из молодых вполне успешно обращались с огнестрелом, а вот с одной возникла проблема. Она отрез отказалась расставаться со своим луком, который являлся подарком её покойного мужа. Посмотрев на результаты её стрельбы, я махнул рукой. Кроме того, что этот лук был частью памяти о муже, это был ещё системный предмет, добытый ранее из Локации.

Маханыч сказал, что в Локациях он отличался повышенным ураном. Как я уже понял, оружие теряет большую часть своих свойств в реальном мире, но, тем не менее, что-то в них всё равно остается и здесь. И подтверждение этому была пробитая обычной стрелой толстая доска, которую в принципе не пробивала пуля из винтовки. Так что, оставил я ей этот лук. Ещё три женщины постарше знали с какой стороны браться за ружьё, поэтому они будут также мобилизованы в случае внезапной войны.

Наш караван загрузился и медленно потянулся в сторону видневшихся вдали гор.

Маханыч предложил спалить оставшиеся зерно и строения. Я было хотел отказаться, ведь дым сильно демаскирует, а потом посмотрел, какую колею оставляет наш караван и махнул рукой. В случае прибытия на место карательных отрядов, даже слепой поймет в какую сторону мы ушли. Так что я махнул рукой и старик, не сдерживая льющийся слёзы, твёрдой рукой спали весь хутор дотла, вызвав кратковременную истерику, у женщин. Мы удалились вдаль, оставив за спиной подожженные поля и прошлую жизнь хуторян…

Трудно было сказать, какая погоня за нами последует. Большую армию они вряд ли пошлют, не думаю, что возницы видели, кто напал на их хозяев. Однако убийство дружинников считалось чуть ли не самым большим грехом, поэтому погоня точно будет и, скорее, всего их количество нам не понравится.

Неудивительно что Валиса — молодая женщина с луком, была вполне успешным охотником с таким чудо-луком, а еще она неплохо держалась в седле, научившись верховой езде ещё в детстве. Родом она была из другого хутора, более богатого, чем этот, и на нём даже было две лошади! Поэтому именно её я выбрал для дозора. Ну, а второй поставил её подружку — Мелису, не имевшую опыта, но управлявшаяся с лошадью наиболее ловко из всех оставшихся.

Примерно посчитав скорость движения нашего каравана, я дал девчатам команду держаться за нами. С учётом того, чтобы они, при обнаружении противника, галопом скакали к нам, чтобы дать хотя бы полчаса для организации обороны.

Кони были отдохнувшей, люди физически тоже. Хотя моральное состояние была «ниже плинтуса». Маханыч хотел, было, поднять настроение с помощью самогона. Но я запретил. В случае нападения все должны быть в нормальной кондиции. Только Сонька подозрительно тёрлась около бочонка с местной бражкой, и даже пыталась поскрести лапой за что получила от меня пендаля. Вспомнив обстоятельства нашего знакомства, я начал опасаться, что у меня под командованием юная алкоголица. Так-то я был не против расслабиться, после трудного дня, но неизвестно что придёт в голову паучихе после того, как она накатит. Так что сухой закон распространялся и на членистоногих…

Из-за отсутствия дороги, мы ехали столько, сколько позволяла видимость. Местные безлунные ночи не давали возможности разглядеть путь, поэтому я, посоветовавшись с Маханычем, всё-таки решил организовать лагерь.

Старый герой сказал, что у княжеской дружины сильно хромала боеспособность и дисциплина. В последнее время безопасных Локаций в округе появлялись единицы. И в них ходила Малая Дружина князя. Вот это, по уверению Маханыча, были реальные звери. Командовал Малой Дружиной герой целого девятого ранга!!! Они были слишком ценными для того, чтобы отправлять их на подавление крестьянского бунта.

А «обычные» дружинники по ночам обычно спали, предварительно неплохо набухавшись, так что вряд ли они пойдут за нами ночью. Тем не менее я организовал дежурство. В обязательном порядке собираясь участвовать лично. Было бы безответственно отдавать свою безопасность ну откуп гражданским девушкам. Так что полночи дежурил я, ещё полночи — Лысый.

Фиолетовое солнце ещё не успело подняться над горизонтом лишь, осветив бескрайнюю равнину отраженным светом, как я проснулся от запаха дыма и готовящейся еды. Накатили, как всегда отрывочные, воспоминания о школьных годах. Поляна на плато над морем, разноцветные палатки, в окружении сосен и весёлый смех школьных друзей…

Проморгавшись, вместе с остатками сна ушла картина из прошлого, вместо школьниц в спортивных костюмчиках у костра орудовали побитые жизнью женщины в длинных платьях, проснувшиеся детишки бегали вокруг лагеря, конечно же с Сонечкой, играя в догонялки…

Сидящий рядом Лысый, увидев, что я проснулся кивнул головой, приветсвуя и покинул наблюдательный пост, сменив его на новое, «более лучшее», стратегическое месторасположение. Рядом с кипящим котлом.

Похоже, не только у меня здоровяк постоянно вызывал желание накормить, потому что женщины, в процессе готовки, периодически давали ему то хлеба, то сырых овощей. Вот и сейчас, он с блаженной улыбкой постоянно поправлял свой неразлучный шлем, в одной руке держа краюху хлеба, а в другой — луковицу, попеременно задорно откусывая от того и того ровными белыми зубами. Его аппетит вызвал однозначный восторг у женщин, и они следили за тем, чтобы еда в руках лицо попрошайки не заканчивалось.

Тут появился Маханыч, вылезя из фургона, и закутавшись в одеяло, подсел поближе к костру, пытаясь прогреть свои старые кости. Тут же в руках у него оказалась кружка с чем-то горячим и я подошел поближе, попросив и себе горячего питья.

Это был несладкий травяной отвар, вполне приятный на вкус и ощутимо бодрящий. С благодарностью кивнув подавшей мне кружку женщине, я уселся рядом со старым героем, на мешок с зерном, служившим нам чем-то вроде стульев.

— Ну ты как, старый? — осторожно спросил я, с удовольствием отпивая горячий напиток.

— Хотел бы сказать, что бывало и хуже, но… — развёл руками старик. — Сейчас, наверное, совсем худо. Нашему хутору больше ста лет, мой прадед заслужил это право у тогдашнего князя. Вот только он был героем, а не земледельцем. Всему приходилось учиться заново. Таланта к коммерции у него также не было, поэтому хорошего развития нас хутор не получил. Но зато, мой прадед хорошо тренировал своих потомков. Наших парней охотно брали ватаги, а пара из них даже смогли попасть в дружину…

Дед сбился, нахмурившись.

— Это в те времена, когда княжеская дружина была, действительно защитницей для своего народа и попасть туда было за честь…

— А как сейчас? — вернулся я к интересующему меня вопросу по местному мироустройству.

— А сейчас, не знаю как в других княжествах, а у нас дружина — обнять и плакать. Членство в ней уже передается по наследству, и попасть в неё кому-то чужому практически нереально. А ещё у нас, ещё уже дед нынешнего князя, сорок лет назад прекратил выплачивать им жалование. Ну, и, фактически благословил, на поборы. Так что теперь они зарабатывают себе на жизнь, кошмаря своё же население. С каждого сбора налогов, часть они оставляют себе.

— Это какая-то дикая организация! — покачал я головой. — А как же их основная функция — добыча кристаллов?

— Ну так я же говорил, — Маханыч смачно сёрбнул из кружки и удовлетворённо зажмурился. — Малая Дружина у князя, всего сто человек, и последнее время она всё уменьшается. Локации растут в уровнях, даже эти боевики не справляются. Слышал, что уже есть случаи дезертирства! Это при том, что они, как раз, на жаловании! И на приличном жаловании! Не добавляют хорошего настроения и последние новости. Я слышал, что нашего князя уже посещали два раза Посланники Богов, недовольные подношениями. Третий раз они придут уже для того, чтобы его сместить. Хреновая добыча в последнее время, вот я думаю, поэтому, он и свирепствует. Учитывая то, что из Локаций, практически, ничего не выносится, то князь пытается отобрать побольше продуктов у нас, чтобы потом попытаться продать за кристаллы. Но, дураков всё меньше и меньше. Соседние княжества также испытывают проблемы с кристаллами, поэтому фактически единственными покупателями продуктов являются Вольные Ватаги.

— Те, к которым мы идём? — уточнил я.

— Да они одни из немногих, — подтвердил старик. — Я почему ввязался в такую авантюру. Если случится чудо и ты, каким-то образом уговоришь их принять нас, то князь «проглотит» это унижение. Во-первых, он их побаивается, во-вторых, от них зависит. Даже если он обрушит всю свою мощь на этих ребят, то просто уничтожит свой потенциал, положив большую часть дружины и приблизив собственную смерть.

— Всё ясно, логично, — кивнул я7 — Ну а что ты знаешь об этой ватаге?

— Да немного. — расстроенно покачал головой дед. — Напрямую нам же с ними запрещено торговать. Но, иногда, они у нас появлялись, по пути в какую-либо Локацию. Хорошие хлопцы, порядочные, всегда платили за постой и платили с лихвой!

— Есть еще, что мне нужно знать? — продолжал допытываться я.

— Знаю, что у них баб… — он осёкся и откашлялся. — Женщина всем заправляет. Что, очень необычно, как для ватаги! Тем более, — Вольной Ватаги! Мужики там суровые, слабости не прощают. Учитывая, что они под баб… гхм… женщиной сейчас ходят, знать, не простая она девица!

— А ты её когда-нибудь видел? Или она только командует и не покидает лагерь?

— Нет не видел, не приходилось, — покачал головой дедок. — И нет, не отсиживается девчонка в тылу, говорят, она очень боевая! Сама водит рейды в самые сложные Локации, и водит успешно. Поговаривают даже что она Вечный Герой, — немного понизив голос заговорщицки произнёс Маханыч.

Что-то заворочалось у меня в голове, но тут же ускользало обратно в глубины разума.

— Герой? А давно она… Командует?

— Да уж, поди, второй год, — сказал Михалыч. — Ходят слухи, что появилась она из ниоткуда. В очень нужный момент. Тогда как раз прошлый вождь ватаги Бык, вместе со самыми опытными бойцами практически все полегли в Локации 10-го уровня. Фактически, ватага должна была распасться, но тут появилась вот эта девушка. Говорят, встретили её остатки ватаги на выходе из Локации, голую и ничего не помнящую. А, буквально через год, ватага снова ходила в такие места, куда прежний состав в лучшие времена даже ко входу подойти боялись!

— Как называется эта ватага? — спросил я у деда.


Глава 15


— «Бычий Уй»! — кивнул дед и посмотрел на моё удивленное лицо. — Так это старое название! Старый вождь — Бык, еще тот затейник был! Новое ж нельзя придумывать, пока ватагу не расформируешь!

— Как зовут эту девушку? — подозрительно спросил я.

— Ну, дык, как полное её имя, я не знаю, но свои кличут Рыжая…

— Почему Рыжая? — удивился я.

— Наверное, потому что она Рыжая! Глаза зеленые, волосы рыжие, говорят — очень красивая! Ты ее знаешь?

— Гхм… Не уверен, нужно взглянуть поближе, — почесал затылок я. — Точно не блондинка?

— С кличкой Рыжая? — ухмыльнулся дедок.

— Блин… Ну да… — вздохнул я. — А что даёт ватага, вообще? Понять не могу пока? Каждого же человека Система индивидуально рассчитывает?

— Ну, во-первых, в одной Локации одновременно может быть только одна ватага. Если зашел один из членов ватаги, то за ним могут зайти только его соратники. Во-вторых, расчет эффективности, после выхода рассчитывает по каким-то своим формулам, но чем меньше ватага — тем больше награда! Ну и в-третьих, изначально Система придумала, своего рода, предохранитель — при входе рассчитывается средний ранг героев и если, с учетом уровня Локации, вероятность смерти составляет сто процентов, то в Локацию ватагу не запускают! Правда… Есть одно исключение… Если в ватаге есть Вечный Герой, то пускают его в любую Локацию!

— Ясно, — кивнул я. — Ну что, старый, пора собираться!

Только мы собрались, и уже практически, погрузились, я увидел бегущих кричащих детей, бежащих к нам со всех ног.

— Всадники! Всадники! — кричали они.

Я обернулся и прищурился. Во весь опор к нашему лагерю неслись Валиса а Мелиса. Кажется, дед немножко ошибся по поводу «ленности» дружинников, ну или жирная тварь была, действительно, важной шишкой. Что уж тут гадать? Ворвавшись в наш лагерь, девушки спрыгнули с лошадей и наперебой затарахтели, пытаясь мне что-то рассказать.

— Тихо! — рявкнул я. — Ты! Докладывай! А ты — молчи!

Девушки на секунду замолкли, но так как я дублиовал приказы тыканьем пальца, быстро разобрались «кому что». Нюансы командование женским батальона до меня были в новинку поэтому приходилось перестраховаться.

— Это дружинники, Бульдог! — выдала Валиса. Мелиса не выдержала и закивала, подтверждая, но рот открыть не посмела.

— Количество, вооружение, расстояние, время прибытия? — сразу расставил приоритеты я.

— Примерно три десятка, особо не разглядели, мы же, как ты сказал, близко не подпускали их и поскакали к вам, стараясь оставаться незамеченными! — как бы извиняясь сказала девушка.

— Все правильно сделали! — похвалил я, успокаивая девчат. — То есть вы видели не меньше трех десятков?

— Да, примерно так, — кивнула Валиса.

— Или четырёх! — встряла Мелиса.

— А может, даже, пяти! — засомневалась Валиса.

Тут меня начали терзать смутные сомнения.

— А ну-ка девочки, скажите мне пожалуйста сколько пальцев на руке? — растопырил я пятерню.

— Пять! — ответила одна.

— Пять! — без ошибки сказала вторая.

Я все ещё подозревал, поэтому сжимая и разжимая пальцы четыре раза показал растопыренные ладонь, считая вслух при этом.

— А сейчас сколько?

— Тридцать! — ответила одна.

— Пятьдесят пять! — не согласилась вторая.

— Вот это пипец! У меня Сонька лучше считает! Слышь дед ты почему девочек арифметике не научил? — с претензией повернулся я к Маханычу. — Или у вас не положено женщинам считать уметь?

— Не, ну так-то до десяти они считать умеют, а зачем больше? — пожал плечами дед.

— Да, блядь, действительно, зачем больше? — закатил глаза я. — Ну, к примеру, посчитать подступающих врагов? Вот только нахера? Они же «бабы»!

Маханыч посмотрел на меня подозрительно.

— Вот всё-таки странный ты! Как-то всё у тебя ни как у людей! — хмыкнул он.

— А как у людей? — уточнил я.

— Ну мужик командует — баба слушается! — пожал плечами дед.

Я почесал репу, вспоминая.

— Ну вообще-то, ваша теория мне близка, но имея большой жизненный опыт, которого я не помню, что-то мне подсказывает, что бабы… тьфу ты, привязалось! женщины часто могут сильно удивить!

Я повернул голову к Валисе и Мелисе, которые широко раскрыв рот, внимали моей неипической мудрости. Кажется, они даже забыли дышать. Ведь на их глазах уважаемый я борется за права женщин! Поэтому, я поправился.

— Ну не все, конечно! Хотя, и среди мужиков не очень умные попадаются!

— Я всё слышу! — проговорил Лысый, который находился неподалёку и сейчас пытался подтянуть ремни, надев полученную от жирного броню, питаясь снарядиться.

— Я не про тебя! — на всякий случай соврал я. — Я в общем и целом, о человечестве!

— Итак, что мы имеем. Врагов точно больше десяти, потому что до десяти вы считать умеете? — девчонки обе кивнули головой. — И не меньше хер знает скольких!

Ночной лагерь мы разбили в низине, которая нихрена не подходит для обороны. До предгорий оставалось ещё минимум день-два пути, использовать складки рельефа в обороне было невозможно из-за отсутствия таковых. Вокруг было практически идеально ровная степь. Но, с другой стороны, это не только нам, но и нападавшем особо укрыться будет негде! Что же, попытаемся всё-таки получит преимущество!

— Через сколько они будут? — Валиса задумалась.

— Ну-у-у… Мы поскакали быстро, наши кони отдохнувшие, а они, похоже, всю ночь двигались да и не видели они вроде нас. А сколько времени мы скакали?

Девушка задрала голову вверх.

— Ну вот щас солнце примерно на четыре пальца не дошло до полудня, а мы как только оно над горизонтом на два пальца поднялась, так сразу и поскакали!

Ясно-понятно, что с временем они тоже не дружит. Знать бы какое время года, сколько часов в сутках и… А, к хренам! Примем, примерно, что часа три они скакали галопом, а те идут шагом, в худшем случае — рысью. Разница, километров… Ладно, пора готовиться, нехер умничать! Примерно час у нас есть!

Я осмотрел местность ещё раз. Из-за отсутствия дорог шли мы прямо по степи, благо земля была пока сухая и твёрдая. Соответственно, на многочисленных ручьях не было никаких мостов, да и особых трудностей на переправе они не создавали. Мы просто переходили их в брод, а больших нормальных рек я здесь пока не встретил. Собственно, русло ручья рядом с которым мы находились также находилась было шириной пять метров в самой широкой части. А глубина посередине доходила до полутора метров. Течение было небыстрым, но тем не менее, это водная преграда, как она есть. Вчера перед остановкой, мы выяснили что брод, по которым мы планировали переправляться находился чуть выше по течению и там глубина была меньше полуметра. Можно было сделать небольшой крюк, но это покажет врагам наше передвижение, и они сами пройдут по броду, так что нет!

— Так! Переправляемся на тот берег! Прямо здесь! — махнул я рукой. — Лысый помогаешь лошадям! Я тоже помогаю лошадям! Надеюсь, грыжу не заработаем! — задумчиво глядя на огромный фургон, сказал я. — А, к хренам! Прорвемся!

Открытые телеги удалось перетащить даже не разбирая их, а вот фургон чуть было не застрял посередине русла, пришлось цеплять дополнительных лошадей. И натужно хрипевшие и покрасневшие мы, при помощи женского батальона, всё-таки, кое-как вытолкали на другой берег.

— Распрягайте коней! — махнул я.

Как только приказ был выполнен, я собрал детвору и пожилых женщин и показал в сторону следующей лесопосадке, находившейся в «тылу» в двух-тех верстах отсюда.

— Так, дамы и пацаны! Во-о-он там лесок видите? Идите туда и если увидите что полыхнул огонь, — я показал на заранее подготовленные хворост. — Бегите отсюда со всех ног! Значит нас тут не осталось! Если же все будет в порядке, за вами кто-то придёт! Маханыч, собирайтесь, ты за старшего!

— Я никуда не пойду! — нахмурился старик.

— Дед, ну не начинай! — нахмурился я. — Куда же бабы без тебя? Они же даже считать не умеют! — попытался я надавить на больное.

— Федора умеет! — решительно сказал дед, передавая бабке сумку с их долей. — Бегите, что ли, старая! Если что, не поминай своего старого дурака лихом!

Бабуля всхлипнула и прижалась к деду, крепко обнимаю. Выглядело это очень умилительно. Всё-таки любви все возрасты покорны.

Задумался я, и протянул бабке свою сумку с кристаллами — один хрен толку от них здесь никакого нет, а если что, бабцам пригодится!

— Баба Феня! И моё поберегите, будьте так любезны!

— Да-да, сынок! — торопливо вытерла слёзы старушка. — Ты присматривай за старым, чтобы он не лез на рожон!

— Непременно, мать! — серьёзно кивнул я, и обернулся к новоназванным амазонкам.

— Слушайте, девки у вас же тоже детишки есть — может быть, тоже пойдете?

— Нет, мы останемся! — решительно кивнула головой Валиса.

— Как раз ради наших детей мы и останемся! — подтвердила Мелиса.

— Ну, в чужой монастырь, как говорится… — покачал головой я. — Кто хочет остаться — поднимите руку!

Подняли руки все «мобилизованные», и тут я уже запротестовал.

— Так, нет! Ты, ты и ты, мадам с детьми! Ты и ты тоже нет! Винтовки оставлять не нужно, они вам тоже пригодятся! Разговорчики!!! Всё, двинули с богом… или с богами, хер знает, кто у вас тут такие!

В итоге остались, ну кроме нас с Лысым и Сонечки, четверо молодух, две женщины постарше и герой Маханыч, который достал откуда-то из баула что-то вроде кольчуги. Я хмыкнул и хотел было сказать, что кирасы дружинников вроде как попрочнее, но потом прикинул их вес и решил, что деду и в кольчуге этой как бы справиться. Так что, пусть будет.

Сам же аккуратно сложил свой модный плащ, к которому вернулся воротник в этой реальности, оторванный сволочным одержимым в другом мире. Он снова выглядел слегка потрёпанным, но модным. Шляпа отправила вслед за ним, также бесполезная здесь. Я взял одну из кирас, отмытую от крови дружинников и также натянул на себя.

После того как мы обобрали трупы, я увидел, что на излёте они даже пулеметные пули держали, а вот на близком расстоянии пробивались. Собственно, при ближайшем рассмотрении я видел, что это было не сталь, а какой-то то ли полимерный состав, то ли, вообще, имел животное происхождение. Тем не менее, выстрелы из винтовки они «держали» нормально. С трофейного шлема я, с отвращением, отрезал попугайский плюмаж, как будто специально сделанный для того, чтобы было удобнее под него целиться. Напялил на себя и раздал такие же девушкам.

Мимоходом подойдя к ручью, чтобы умыться в глади воды я увидел свое отражение. Выглядел я, как потрепанный жизнью конкистадор. Ну, хоть какая-то защита. Хлипкие налокотники и наколенники дружинников я проигнорировал, так как они больше были похожи на декоративные и только стесняли движения. То есть действительно защитное снаряжение были шлем и кираса — вот ими и экипируемся.

Мешки с зерном я использовал как с песком. Три телеги перевернули набок, организовал полукруг, а уже за ними поставили фургон. Его я также загрузил мешками, дабы защитить от пуль, соорудив что-то типа бруствера, защищающего пулемётное гнездо и стрелков внутри.

Попутно пожалел, что не наколдовал в Локации ещё патронов. Я без понятия, где брать в реальном мире новые патроны, но, учитывая простоту их получения в Системе, подозреваю, что местный люд не заморачивался — а просто «наколдовывал» себя нужное количество боеприпасов внутри Локации и продолжал пользоваться им здесь. Так что, у меня было две полные ленты обычных и треть разрывных патронов. Я почесал репу, ну для начало хватит и обычных!

Враги реально не торопились, подозреваю, что девочек они не увидели и просто ехали шагом с расчетной скоростью, чуть более, чем движение каравана, рассчитывая рано или поздно нас догнать и всё ещё недооценивая наше возможное сопротивление.

К последнюю выводу я пришел, в том числе и потому, что как только они разглядели нашу баррикаду, то вместо того, чтобы оценить обстановку, провести разведку и организовать грамотную атаку, они с гиканьем и улюлюканьем ломанулись на нас. В, мать её, настоящую кавалерийскую атаку!!!

— Дебилы блядь, — улыбнулся я, устраиваясь поудобнее. Повысив голос, я добавил. — Внимание! Без моего приказа огонь не открывать! Кто ослушается — после боя будет наказан! Жестоко наказан!

Тут я услышал весёлое, хоть и слегка нервное хихиканье девчонок Валиса всё-таки не выдержала.

— И как ты нас накажешь, Бульдог?

Я нахмурился как можно более строго.

— Не надо мне тут! — запротестовал я. — Спрячьте ваши грязные мыслишки, я не по тем делам!

С лица девушки исчезла улыбка и появилось сожаление.

— Так ты из этих?!

— Да ёб вашу мать! — опять прорвало меня. — Что вы здесь все заладили! Из нормальных я! Ну-ка быстро приняли боевое положение!

Кажется, Валиса надо мной издевалась, потому что она прилегла грудью на импровизированный бруствер, и соблазнительно оттопырила попку.

— Блядь, я не про такую позу имел ввиду! — снова возмутился я. — Не вылазь из укрытия раньше времени! Спрячься за мешками!

— Да я и не думала, — пожала плечами девушка.

Возможно, она действительно не думала, пришло мне в голову, а у меня просто уже начинается… голодание, которое пищей точно не утолишь! Но, мне нельзя! Я женат! Вот только… на ком?

Княжества идиоты летели к нам во весь опор. То ли они дебилы по жизни, то ли нажрались, но кажется у них напрочь отсутствовало чувство самосохранения. Даже кавалерийская атака у них получилась идиотская. Вместо того, чтобы идти широким фронтом, они фактически растянулись в колонну. Похоже, лошади были у них в разной физической кондиции, да и наездники отличались навыками, так что вся кодла разделилась на три неравномерные группы, идущие одна за другой. В первой группе этих отчаянных было примерно дюжина, а общая количество составляло сорок три человека, так что девочки были недалеки от истины. Даже не смотря на мерзкого бабоненавистника Маханыча, природа взяла свое и, думаю, подсознательно они могли считать больше чем до десяти…

— Ждём!!! — на всякий случай сказала я. Лошади приближались. — Ждём!!! — повторил я, уже прицеливаясь.

Атакующие приближались и уже, видимо, предвкушали как они ворвутся в наш лагерь и порубят нас… шашками. Я присмотрелся. Без шляпы в Локации зрения было, конечно, не то. Но я не заметил у них в руках холодного оружия, все как один были с винтовками или так любимыми дружиной арбалетами, из которых весело постреливали на ходу в нашу сторону, естественно, никуда не попадая.

— Огонь! — заорал я и нажал на спусковой крючок. Внутри мозга я почувствовал небольшую боль. Всегда в фильмах мне больше всего было жалко невинных лошадок. Хотя, если выбирать между близкими людьми и лошадьми, то простите меня коняхи…

Но всё-таки я попытался прицелиться повыше голов лошадей и, частично, у меня это получилось — я увидел два выбитых пулями из седла всадника, чьи кони в испуге отвернули в сторону. Девочки стреляли сильно хуже, поэтому кони всё-таки пострадали — вместе с наездником и они кувырком летели на землю, надеюсь, сворачивая тем шею, к хренам!

За считанные секунды авангард из двенадцати всадников был перебит. Уже в начале нашей отчаянного отпора, особенно, когда заработал пулемёт, находящиеся в арьергарде всадники начали, заблаговременно, тормозить. Так что после того, как начали падать первая волна, их товарищи развернулись и рванули назад.

Кавалерийская атака на пулемёты, во все времена заканчивалась плохо. Не знаю, знакомы ли они были в этом мире с этим знанием, возможно, сейчас, они что-то будут делать что-то другое.

— Маханыч, прикрой! — махнул я старику. — Лысый, Сонька за мной!

Быстро перебравшись через ручей, мы подбежали к трупам. Всё-таки дружинники не были, в полном смысле этого слова, регулярной армией. Мы подхватили подсумки с запасными обоймами, и я поразился, что бойцы были одеты и вооружены кто во что горазд. Более-менее одинаковая броня и одежда, но полностью разношерстное оружие. Разного калибра винтовки предполагали разный боеприпас к ним, что означало то, что «затариться» патронами надолго у нас не получится. А ещё я, все также, не увидел ни одной гранаты в реальном мире, что меня несколько смущало. Система не дает выносить их из Локации? Эх, мне бы всего десяток гранат, я бы подпустил их ещё поближе, и ушло бы тогда гораздо меньше народу. Однако, имеем то что имеем! Быстро собрав самое необходимое, мы откатились обратно. А враги, наконец, устроили вне зоны поражения совещание…


Глава 16


Отсутствие тяжелого вооружения, по крайней мере, внушало определённые надежды, что нашу баррикаду враги не расколошматят, к хренам. А ведь у них могли бы быть, к примеру, минометы!

Похоже, он пришли «в себя». И сделали то, что сделал бы я. Разделились на две группы, одна из которых поскакала, огибая нас по дуге, при этом держась на расстоянии вне нашей зоны поражения. Окружить и напасть на нас с двух сторон было, действительно, неплохой идеей!

А ещё до них наконец доперло, что верхом атаковать укреплённые позиции идея так себе. Первая группа спешилась и подобралась поближе, ожидая на безопасном расстоянии выхода на позицию второй группы.

Да, враги молодцы и всё такое, но мне же ни хрена не хотелось быть окруженным. Я начал судорожно вертеть головой, пытаясь быстро сообразить, как можно нивелировать разумную тактику врага. Можно было бы пойти в контратаку на передовую группу, пока они не ждут нападения, расколошматить их, а затем приняться за вторую… Так бы я сделал, если бы у меня было еще хотя бы пяток нормальных бойцов, но сил для этого, сейчас, у меня было явно недостаточно. Придётся превозмогать!

Патроны в пулемете закончились, винтовки и один лук вряд ли значительно склонит часы весов в нашу сторону, учитывая, что нас собираются обойти и ударить с двух сторон. Я бросил взгляд налево — вторая половина вражеского отряда совершала обходной манёвр и как раз добралась до брода. Я прикинул расстояние…

Раз уж они действуют сейчас также как бы действовал я, то будем от этого отталкиваться значит. Значит, лошадей они уставят около вон тех зарослей кустарника, с одним-двумя охранниками и уже оттуда попытаются зайти к нам спину. Надеюсь, я успею.

— Лысый, отряд не бросать! Вперёд не лезть! Если добегут до баррикад — тогда себя не сдерживай! Мочи козлов! — отдал я приказ другу, на что то согласно кивнул.

— Маханыч! При всём моем уважении к моему корешу, ты присматривай за ним! Если дёрнется вперед ранше времени, то команда «Фу!», ну а если подберутся враги поближе, ну тогда, ясен пень, команда «Фас!» Это ясно?

— Да уж предельно ясно, — хмыкнул дед, меняя обойму в винтовке.

— Вот щас обидно было, — буркнул Лысый.

— Лучше перебздеть, чем помереть, как говорила моя… Мой… Моё… в общем, кто-то так говорил! — глубокомысленно сказал я. — Всё, давайте тут сами! Сонька, за мной!

Хорошие физические кондиции у этого тела, всё-таки, хоть я и не помню, какое было у меня раньше, но это — вполне себе! В меру симпатичное, в меру крепкое и очень выносливое! Мы летели с Сонечкой над степью, почти не касаясь земли, аки сайгаки!

Мысленно молясь, чтобы враг нас не заметил, мы продолжали бежать. Не хотелось бы, чтобы потерялся весь смысл моей засады! Но, похоже, они смотрели исключительно в сторону лагеря, а так как я стартовал по неглубокому овражку, то мой момент выхода из лагера они не заметили. Ну, а дальше я уже припустил со всех ног в нужном направлении — к дальний роще где скрывались наши женщины и дети с лошадьми. Даже если они меня заметили, то решили, что просто у одного из защитников сдали нервы. Как только нужные мне заросли кустарников оказались между мной и врагами, я резко свернул и забрался в зелёнку, стараясь не подходить особо к краю, дабы не быть обнаруженным преждевременно.

Замысел противника я разгадал правильно. Четырнадцать человек прискакали прямо ко мне. Лёжа под кустом и стараясь не дышать, я слышал их ругань, когда они решали кого оставить присматривать за конями. Кажется, остаться хотели все. С храбростью у ребят явная беда. А наша горячая встреча их немножко напугала, и сейчас они явно нас опасались. Странно, ведь судя по навыкам бойцов из прошлой уничтоженной нами группы на хуторе, кое-что дружинники умели. Неужели настолько разленились в последнее время? Сквозь ветки кустов я видел, что большинство из дружинников — дядьки хорошо в возрасте, в большинстве своем, держащие себя в форме.

Наконец, они приняли решение оставить одного. Стреножили лошадей, один явно довольный счастливчик помахал им ручкой и остальные пригибаясь, двинулись в сторону наших баррикад.

Я пригляделся к охраннику, вздохнул и уже собрался, зажав кинжал в зубах, подползать к нему со спины в лучших традициях пластунов Крымской Войны, но потом мне в голову пришла более лучшая идея. Сонечка сидела рядом со мной и старалась даже дышать потихоньку, дабы не выдавать наше местоположение.

— Слышь, малая! — прошептал я. — Вон чувак! Его нужно завалить! И завалить нужно так, чтобы он не пикнул! Справишься?

Паучиха посмотрела на «чувака», посмотрела на меня, ещё раз на врага и согласно кивнула, требовательно указав лапкой на свой рот.

— Ясен пень, тебя зарядить надо, — я полез в маленький мешочек — стратегический резерв кристаллов, оставленный мной на непредвиденные события, ведь основной «банк» я сдал бабуле. Достала оттуда горсть осколков. — Приятного аппетита!

Малая немедленно захрустела кристаллами, как конфетками, после чего её силуэт расплылся, становясь практически полностью прозрачным.

Не плюй в него! А то слюна у тебя, хоть, сука, и зачетная, но пока не сильная и быстро не убивает, он будет орать так, что все сюда сбегутся! Ясно?

Соня доела, кивнула и ловко побежала вперёд, перебирая лапками и избегая шелеста и шорохов, ну чисто ниндзя в стелсе!

Вот она добралась до опушки, оттолкнулась от земли и красиво взмыла в воздух, закончив свой полет точно на морде охранника. Возможно, тот и хотел заорать, но у него ничего не получилось! Я не знаю, что именно она там делала, присосавшись к морде лица бедолаги, но кроме невнятного тихого мычания я ничего не услышал. Через секунду тело рухнуло на землю, а отцепилась и довольно облизнулась, махнув мне лапой — мол, хватит тупить, иди сюда!

Я перестал тупить, встал на ноги и подошел, продираясь сквозь кусты, как медведь, взглянув на труп. Да, такая миленькая паучиха и так жестоко убивает! Вместо лица у бедолаги была кровавая маска. Ну, по крайней, мере умер он быстро.

Тринадцать полусогнутых фигур впереди осторожно шли к нашему укреплению. Ожидаемо они, как при предыдущей кавалерийской атаке, нихрена то ли не умели, то ли не хотели держать строй, поэтому растянулись и «в ширь», и «в глубь». Я быстро прикинул в голове скорость/расстояние. На рубеж атаки они выберутся минут через пять.

— Держись рядом со мной! — бросил я Соньке.

Ну и поспешил вперед, за нападавшими. Никто из них, слава яйцам, не оглядывался, но если бы оглянулся — надеюсь, что меня бы приняли за своего оставшегося товарища. Когда они затормозили, я упал на карачки и ещё немного продвинулся вперёд, благо высокая трава скрывала моё передвижение. Кажется, они вышли на позиции, где ждали сигнала. Сигнал последовал незамедлительно: три выстрела с небольшими промежутками подтвердил, что они на месте — три выстрела с другой стороны подтвердили начало атаки.

Дружинники воинственно заорали, но, уже наученные горьким опытом, не ломанулись в полный рост, а передвигались медленно и печально, короткими перебежками, постоянно стреляя и не жалея патронов. Настало моё время. Все внимание нападавших было устремлено вперёд на позиции защитников.

— Держи! — протянул я ненасытный паучихе еще кристаллов, обновляя её невидимость, которая сейчас мерцала, собираясь спадать. Сонька с готовностью захрустела и пропала из вида.

Я махнул в сторону спин противников.

— Начинаем с отставших — твой правый, мой левый и так дальше… правый мой левый… и да, уже можешь плеваться, думаю нас быстро раскроют.

Двух дружинников, выстрелами в спину завалил я, еще двух заплевала Сонька. Мы сделали это еще до того, как они разобрались откуда идёт угроза. Первого же испугано оглянувшегося идиота я также подстрелил, но не насмерть, к сожалению, ну упал на землю, завыл и пополз прочь, оставляя за собой на траве пятна крови. Остальные пришли в себя и перенесли огонь на меня, в некоторой растерянности, до конца не понимая, откуда к ним прилетает.

Этим замешательством воспользовалась Сонечка, заплевав ещё двоих. Кислота у неё была, конечно, адская! Плавилась одежда, сгорала плоть и, частично, доспехи. Металл она, пока, не прожигала, но что-то мне подсказывало, что молодая ещё моя королева и у неё все ещё впереди. Однако, судя по всему, болело в месте попадания зверски, потому что метко заплеванные враги выходили из строя, громко кричали и катались по земле, как будто пытаясь сбить с себя пламя, тем самым еще больше размазывая вязкую ядовитую жидкость у мебя по телу. Феерические идиоты!

В итоге, оставшихся восемь, еще здоровых лбов, решили что нужно сначала устранить проблему сзади. Я их понимал. Слыша только выстрел моих револьверов, они справедливо думали, что им противостоит один очень наглый противник! Конечно, их сильно могли смущать внезапные ожоги товарищей, которые они получали неизвестно как. Но, с другой стороны, впереди стучало несколько винтовок, а сзади был один противник, поэтому они сделали вид, что устранить угрозу с моей стороны является первоочередной задачей. А, по-моему, они просто зассали!

Я всегда считал, что основное отличие настоящего бойца от ненастоящего — является способность трезво оценить обстановку и вовремя сьеб… гхм… отступить. Хотя, лучше было сказать — главное отличие живого бойца от мёртвого! Надо бы научить этому приему Лысого, хотя, боюсь, в этом плане он необучаемая землеройка.

Я вприпрыжку побежал обратно к кустам. Пули свистели у меня над головой. Я матюкался, но трюк сработал, и враги решили, что их противник очканул после обнаружения и сейчас позорно бежит прочь. Поэтому, с воодушевленными криками, они бросились за мной в погоню. Вот только они всё также ничего не знали про Соньку, которая, затаившись в траве, пропустила толпу мимо и начала плевать им вслед.

Сначала заорал один, потом второй, после заплеванного третьего, гады остановились и начали палить в белый свет, как в копеечку. Они уже поняли, что имеют дело с чем-то или кем-то невидимым, вот только, судя по траектории их выстрелов, они решили что против них выступает человек, вооруженный непонятном оружие, так как пули летели высоко над травой на уровне человеческой груди.

Еще один покатился по земле… и тут у Соньки кончилась энергия. Твою ж мать! Она же мне намекала, что кристаллы нужны не только для невидимости, но и для выработки Кислотной слюны! А я, тупица, рассчитал время на невидимость, дав кристаллов, как я думал, с запасом, но не учел, что это время уменьшится в результате интенсивного использования её ужасающего оружия. Один из дружинников заметил паучиху и закричал, привлекая внимание остальных. Сонька, дура такая, также забыла про свое свойство и находилась, достаточно близко выцеливая врагов почти вплотную, поэтому пули сволочей буквально попали в неё без проблем. Паучиха задергала лапками, упала на спинку и благополучно скончалась…

— Тікай з городу — тобi пiзда! — откуда-то вспомнилось мне. Снова багровое нечто заполонило меня изнутри, я протянул руку, пытаясь выхватил свой верный меч, но его почему-то не было, а на поясе у меня висела дурацкая шпага. Ну, на безрыбье и сам раком станешь.

Я убрал револьверы в кобуру, схватил шпагу в одну руку, нож во вторую и прыжками помчался мстить. Краем создания, я заметил, что прыжки у меня достигают трёх-четырёх метров, при этом я умудряюсь скакать в стороны как горный стрекозел, уходя от пуль.

В первого дружинника я врубился в высоком прыжке, ударив его коленом в грудь. Кираса вмялась внутрь, вместе с рёбрами, враг рухнул на землю. Падая сверху я ткнул лезвие кинжала ему в незащищенный подбородок.

Тут же откатившись сторону, я снова вскочил на ноги, метнув кинжал в следующего врага. Удивительное дело, но он точно вонзился в глазницу дружиннику! При том, что до него было десяток метров! Кажется, я испустил какой-то запредельно жуткий вой, радуясь крови и вражеской смерти…

Тут нервы нападавших не выдержали, они побросали оружие и бросились наутёк. Так просто вы от меня не уйдете! Крайнего отступающего я завалил на землю, прыгнув ему на спину и с наслаждением перерезал глотку. Увидев это, оставшиеся трое попадали на колени и начали вопить, что они сдаются, окончательно отбрасывая в сторону всё, что могло идентифицироваться мной, как какое-либо оружие.

«Больше черепов для трона черепов!» — мелькнула у меня в голове какая-то дурацкая мысль. Я ухмыльнулся и уже прицелился, как бы поудобнее отпилить голову, чтобы не повредить череп. Потом его можно будет аккуратно освободить от мозгов и кожи, выварить и покрасить в… модный имперский цвет! И будет у меня трон… Как раньше! Во славу Хаоса!!!

В последний момент я остановился и затряс головой, стараюсь физически выгнать эту кровожадную хрень из своей головы. Какие черепа?! Какой трон?! Какой, в жопу, Хаос?!

Это помогло, тем не менее. Я тяжело дышал, вытер рукавом текущую изо рта кровавую слюну и сделал несколько глубоких вдохов, возвращая контроль над своим телом и разумом. По крайней мере, я уже не хотел казнить беззащитных врагов!

Связывать их не было времени, я слышал впереди выстрелы — наши все еще отбивались и им точно не помешает моя помощь!

— Так! Поднялись на ноги! Руки вверх и вперёд! Идите передо мной на баррикады! Жить я вам позволю, но за спиной не оставлю, потому что вы все ссыкуны и неадекваты, можете как убежать, так и ударить спину. А проверять мне это не хочется!

Я вытер шпагу пучком травы, засунул в ножны, взял одну из винтовку дружинников и махнул рукой.

— Давайте, вперёд!

— Но нас же убьют! — испуганно сказал один из дружинников.

Я вздохнул, достал нож из глазницы его мертвого коллеги, стряхнул наколотый глаз на землю и продемонстрировал окровавленное лезвие враз побелевшими мужику.

— Могу предложить альтернативу — вы можете сдохнуть прямо здесь!

— Нет-нет, мы согласны! — троица вскочила, подняла руки и поплелась вперед, поминутно на меня озираясь.

— Бегом! — рявкнул я. — Так мы до ночи не дойдем и всё веселье пропустим!

Пленные послушно затрусили вперед, всё также испуганно зыркая на меня.

Первым нас заметили Маханыч — опытный ветеран следил за тылом. Я увидел, как разворачиваются винтовки в нашу сторону и вышел вперёд, махая рукой.

— Всё нормально! Свои! Не стреляйте!

Дед кивнул и снова перенёс своё внимание на другую сторону.

— Еще быстрее! — скомандовал я пленным, мы ускорились и быстро добежали до баррикады. Я махнул двум женщинам охранять, пинками повалив дружинников на землю.

— Руки за голову, головы не поднимать! Дёрнутся — пристрелите!

Я заглянул за телеги, похоже тут всё под контролем — большинство врагов лежало, недвижимо, меньшинство — стонало и кряхтело, будучи выведено из строя. Лысый, как обычно в крови, надеюсь, на этот не в своей яростно махал молотом тесня, похоже, командира дружинников. Что характерно, дружинник дрался достаточно достойно, ловко орудуя алебардой.

— А он хорош! — кивнул я на противника здоровяка.

— Малая дружина! — прокомментировал Маханыч. — Посмотри на его цвета! Удивительно, что они послали его на карательную операции, обычно, это ребята не пускаются до подобного!

В этот момент дружинник сделал финт, изображая атаку в ноги, Лысый отпрыгнул в сторону, уходя от удара и разорвав дистанцию, что дало время дружиннику выхватить из кобуры пистолет и выстрелить в моего друга.

— Да что ж сегодня за день такой! — завопил я, видя, как здоровяка отбрасывает выстрелом на землю…


Глава 17


Я подхватил пулемет, да, знаю — там нет патронов, но он выглядел очень внушительно! Перемахнул через борт телеги и побежал в сторону поединка. Дружинник, судя по всему, был действительно опытным, поэтому он переместил ствол на меня и нажал на спусковой крючок. Ну, а я рыбкой, прижимая к себе пулемет, сиганул в ручей.

Немного не рассчитал, поэтому черканул щекой по каменистому дну. Работая ногами и одной рукой, я быстро пересек узкое русло, всплыв с другой стороны. Демонстративно вытряхнув из ствола воду я, с размаху воткнул сошки в мягкий песок небольшого пляжа, рухнув на него и направив в сторону врага.

— Лежать!!! Не двигаться!!! Руки за голову!!! Работает Омон!!! — зачем-то заорал, понятия не имея, что за чувак этот Омон, но звучало круто!

Дружинник оказался не из робкого десятка — на землю падать он не стал, но когда увидел направленный на него пулемет, резко дёрнулся в сторону, к своему несчастью — не в ту сторону! Ему тут, с громким звоном прилетел по башке молот от моего подраненного друга, положив врага на землю уже принудительно. Окровавленный Лысый, с безумной ухмылкой, держа огромное оружие в одной руке — вторая висела плетью, замахнулся, собираясь добить гада, как услышал мой крик.

— Стой!!! — заорал я.

Здоровяк, в последний момент изменил траекторию полета молота, врезав по земле рядом с головой несчастного так, что пыль полетела во все стороны. А затем просто наступил лаптем на шею поверженного врага, не давая тому прийти в себя и ожидая меня.

Я откинул в сторону пулемет, и осмотрел поле боя. Походу было несколько «тяжелых» и несколько «лёгких» врагов. Один из «лёгких» со стрелой в жопе, как раз сейчас, на четырех конечностях пытался срулить в закат.

— Всем стоять!!! — повторно заорал я. — А ну-ка все подошли сюда! Ну, или подползли! Всех кто ослушается — перестреляю, к хренам!

Моё послание дошло до побежденных и те стали потихоньку ко мне приближаться.

— Что ты с ними возишься? В расход их надо! — выдал свое веское мнение товарищ.

— Хороший маньячить, — скривился я. После внезапного приступа гнева, я чувствовал некоторое опустошение и, даже, немножко стыд.

Да я добил всех дружинника на хуторе, но те участвовали в преступлении, по моему мнению, но тем не менее, а эти — просто выполняли приказ. Предполагаю, что все они одним миром мазаны, и в случае нашего поражения устроили бы нам армагедец, но если я буду всех грести под одну гребенку, то чем сам буду отличаться от кровожадных ублюдков, правящих в этой реальности?

— Девчонки! К мне! — крикнул я и тут же из-за баррикады выскочили четверо молодух, которые быстро преодолели водную преграду и очутились рядом, держа оружие наготове.

— Добить? — деловито поинтересовалась Валиса, держа стрелу на слегка натянутой тетиве.

— Да что же вы все такие кровожадные? — сокрушенно покачал я головой. — Это при таком-то миролюбивом командире, практически, пацифисте?

— А кто такой «пацифист»? — тут же поинтересовалась Мелиса. — Это тот, кто убивает врагов с особой жестокостью?

Я шлёпнул себя по лицу, оставив вопрос без комментариев.

— Берите верёвки, свяжите всех. Раненным окажите помощь… По возможности, конечно. Узлы вязать умеете? — поинтересовался я.

— Конечно! Будет сделано! — девчонки бросились выполнять приказ, правда без особого энтузиазма, но с большим рвением. Глядя на то, как они ворочают раненых я понял, что меньше всего они хотели, что тем полегчало. То на прострелено руку сядут, то коленом в пробитый живот упрутся, то «случйано» прикладом по лицу здоровым заденут. И я не могу их упрекнуть. Моя собственная толерантность была близка к нулю, ведь они Соньку убили! Сонька, блять!

Пока девочки наводили порядке и «лечили» пленных, я помчался на место моего боя. Я сильно переживал из-за Сонечки, ведь я точно видел, как в неё попали и как затих мой питомец в высокой траве.

Когда я добежал до места и увидел безжизненное скрученное маленькое тельце на земле, слёзы навернулись на моих глазах. Разум кричал, что это всё не по-настоящему, но сердце требовало вернуться и покарать живодёров!

Я присел и ласково погладил по жёсткой шерстке неподвижного питомца. Я понятия не имел, что мне теперь делать. По местной логике вещей, она привязана ко мне и должна была восстановиться где-то в Локации. Но это я так предполагаю. Однако, я все ещё жив. Это что же мне самоубийство совершить что ли? Чтобы возникнуть вместе с малой внутри Локации? Я поймал себя на мысли, что всерьёз рассматриваю этот богопротивный вариант и только большим усилием воли заставил выкинуть дурные мысли. Для этого я оглядел своих новых подопечных, которые деловито сновали вдалеке, собирая в одну кучу мёртвых врагов, а другую — связанных живых. Не выживут они без меня!

Ко мне подтянулись Лысый и Махныч, деликатно остановившись чуть в сторонке.

— Жалко зверушку! — шмыгнул носом ветеран — Хорошая она у тебя была! Годная!

— Но она же восстановится при посещении следующей Локации? — спросил я у него.

— Не знаю, — честно покачал головой дед. — Питомцы такая огромная редкость, что про них ходят только слухи. Да, они не создание этого мира, а порождение Системы. Именно поэтому они могут применять энергокристаллы и в нашем мире, а не только в Локациях. Ну, а как у них после смерти с воскрешением — это я, извини, не знаю. Питомцев не было ни у меня, ни у кого из известных мне людей. По слухам, у нашего князя есть питомец, но… это слухи!

Я тяжело вздохнул и Маханыч, видя моё состояние, протянул мне фляжку.

— Ты храбро проявил себя сегодня, сынок. И спас нас. Снова. И тварюшка твоя знатно билась! На вот, хлебни чуток, должно полегчать.

Я поднёс горлышко фляги к носу и туда ударил крепкий алкогольный дух. Причем, не могу сказать, что противный. Пахло какими-то травами, отдалённо напоминающие полынь.

Я зажмурился и сделал глоток. Огненная бомба медленно прокатилась сначала по горлу, затем по кишечнику и разорвалась в желудке, отдав организму поразительную лёгкость и слегка смывая мою печаль.

— Лысый, — протянул я флягу здоровяку. — Глотни за Сонечку!

Мой товарищ кивнул взял у меня из рук сосуд. При этом, он очень задумчиво, не отрываясь смотрел на тельце Соньки, как будто что-то вспоминая. Уже было поднеся флягу к губам, лицо его просветлело, он сделал два шага вперед и наклонил сосуд горлышком вниз, выливая содержимое на тело израненного зверька, при этом стараясь попасть в рот.

— Ты что… — попытался возмутиться я, как запнулся, увидев, что по телу малышки пробежала судорога, она фыркнула и открыла пасть, уже осознанно подставляя под струю мутного напитка.

— Херасе! — офигел я. — Это что такое происходит?

— Кристаллы. Дай, — протянул руку Лысый.

Я без разговоров выдал ему требуемое и смотрел, как тот осторожно закидывает их в пасть питомцу, перемежая с самогоном. Паучиха зачавкала и захлюпала, и на моих глазах пули начали выдавливаться из ран, а сами раны — медленно затягиваться и всё это происходило в режиме реального времени!

— Что тут, к хренам, происходит?! — продолжал офигевать я.

— Необычный метаболизм основанный на це два аш пять о аш! — невозмутимо пожал плечами Лысый.

— Хренасе номер два! — сегодня какой-то день охренительных историй! — А ты откуда такие слова знаешь? И что они означают?

— Я не знаю, я просто что-то помню, — покачал головой товарищ.

Ожившая паучиха покопошилась и, пока с трудом, перевернулась со спины на пузо. Неловко подползла ко мне и ткнулась мохнатой головой в бок. Я осторожно, все ещё боясь причинить ей боль, погладил по шерстки, внутри меня разливалась неприкрытая радость.

Паучиха откашлялась и затянула мелодичным детским голоском:

Мусорный ветер, дым из трубы
Плач природы, смех Сатаны
А всё оттого, что мы
Любили ловить ветра и разбрасывать камни
Песочный город, построенный мной
Давным-давно смыт волной
Мой взгляд похож на твой
В нём нет ничего, кроме снов и забытого счастья
Я охреневал, пытаясь понять, что происходит, когда в голове всплыло воспоминание… Солнечная поляна… Запах шашлыка, крики подпитых друзей, а из колонок в открытой «девятке» льется песня группы с каким-то мрачным названием… Мангал? Печка? Не, что-то более зловещее…

Губы растянулись в улыбке, и я подхватил припев:

Дым на небе, дым на земле
Вместо людей машины
Мёртвые рыбы в иссохшей реке
Зловонный зной пустыни
Моя смерть разрубит цепи сна
Когда мы будем вместе!
— Ик!!! — громко икнула Сонька, прервавшись и смущенно на меня уставилась, как будто извиняясь за свое поведение.

— Это что получается? Общаться ты не умеешь, а петь — пожалуйста? Это тебя что в бою, перед разведкой, набухивать нужно, что ли?!

Но малая не отвечала, традиционно находясь в блаженном состояние эйфории. Глазки у неё закатились, и она провалилась в сон, видимо, её инопланетному организму сон, также, как и для нас был лучшим лекарством!

Выжили, в разной степени потрепанности, семнадцать дружинников из первоначальных сорока трёх. Я воспользовался случаем, чтобы пообщаться с их командиром — дружинником из Малой Дружины. Он был мрачен и сильно расстроен. Даже не столько от того, что они проиграли и, чуть не погибли, сколько от того, в чём он участвовал. Он, изначально, не был в восторге от этого мероприятия, но нападение на налоговика князя являлось, действительно страшным преступлением по местным меркам. Предполагалось быстро найти покарать отступников, но что-то пошло не так.

Малая Дружина, практически в полном составе, бегала по окрестностям пытаясь выдавить крохи из смертоносных Локаций. Истван — как звали этого дружинника, как раз восстанавливался после ранения, полученного в результате небольшой «дружеской» встречи с дружиной соседнего князя, когда они повздорили за право первого входа в Локацию, располагавшуюся на нейтральной территории. Да, Локации приемлемого уровня, сейчас, имели настолько важное значение: что за право прохода разворачивались некислые баталии в реальности.

Собственно: сам князь находился, на данный момент, в отлучки, а его старший советник не придумал ничего лучше, чем поставить «боевого» дружинника во главе карательной экспедиции. Отказаться — варианта не было, так как в отсутствие князя, его старший советник имел исключительные полномочия. Ну, он и подчинился.

Именно его идеей была не останавливаться на ночь, что позволило их так быстро нас догнать, однако это не вызвало одобрение «обычной», не очень мотивированной, части дружины.

Глупая кавалерийская произошла из-за того, что бой происходил на открытом пространстве, опыта сражений вне Локаций Истван, практически не имел, а малахольная дружина, как всегда, неправильно оценила угрозу.

— А если бы вы нас, таки, победили — что бы вы делали? — задал я очень интересующий меня вопрос.

— Убили бы всех выживших, делов-то! — пожал плечами дружинник.

Я аж поперхнулся водой, которой прополаскивают обожженное после адского пойла Маханыча Горло.

— Вот так просто? Взяли и убили? И женщин, и детей?

— Таков приказ, — кивнул командующий.

— А передай этим бы поглумились над бабами? — во мне снова начал закипать гнев.

И тут дружинник меня удивил.

— Поглумились? В смысле, изнасиловали? Ты в своем уме? А про честь и совесть ты ничего не слышал?

Я снова поперхнулся. Какие занимательные у них тут правила и понятия! И как же перемешано здесь все, даже простые понятная добра и зла.

— Честь и совесть? То есть убивать беззащитных женщин и детей — это нормально? А изнасиловать их — нет?

— Но мы же не звери! — пожал плечами дружинник. — Всему есть предел!

Я невольно покосился на сидящих рядом обычных дружинников, которые прислушивались к разговору, но при моем взгляде потупили глаза.

— Я подозреваю что у твоих людей было другое мнение на этот счёт. Я имел возможность в этом убедиться. Тот жирный ублюдок, которого я выпотрошил, совсем не был против, как ты говоришь, попрать и честь и достоинство!

— Жирный Барат! — скривился вражеский командир. — Паршивые овцы есть в любом стаде!

— Так-то оно так, — сказал я. — Но, ровно до тех пор, пока эту овцу не идентифицировали! Если ты УЖЕ знаешь, что у тебя есть одна паршивая овца, то ты просто обязан её вырезать! А, судя по твое реакции — вы это знали.

— Не все так просто, политика, — вздохнул дружинник.

— В жопу политику! — махнул рукой я. — Ты подскажи, что мне с вами-то делать?.

— Отпусти нас, — просто и без затей сказал пленный. — Куда бы ты не направлялся, до границы княжества мы за тобой уже не успеем, ну а если… точнее, когда тебя поймают в соседнем княжестве и выдадут, я попробую замолвить за тебя словечко. То, что я видел сегодня — это было нечто невероятное. Твой здоровяк, определённо, внушает, — махнул он на Лысого, около которого хлопотали женщины, делая ему перевязку. — Какие, ты говоришь, у вас ранги?

— Я не говорил, — задумчиво сказал я. — И не собираюсь говорить. Но вот отпускать мне вас совсем не хочется.

— Это я понимаю, — вытянул затёкшие связанные ноги дружинник. — И умолять не буду. Сам понимаешь, что самое простое что можно сделать — это порешить нас прям здесь.

Сбоку тихонько завыл, не выдержав напряжения, кто-то из пленных, обычных дружинников.

— Цыц! — повысил голос командир. — Что вы скулите, как шлюхи! Должно же быть у вас хоть какое-то достоинство!

— Мне кажется ты их с кем-то путаешь, — улыбнулся я. — Но твоя позиция мне понятна и близка. Конкретно тебя я отпущу. — я достал нож и разрезал путы. — Чтобы не подвергать тебя унижению, и не обыскивать, будь так добр отдай всё что представляет ценность. Я думаю, это меньшее, чем ты сможешь нас отблагодарить за собственную жизнь.

Вражеской команде потер запястье, разглаживая место, где находились верёвки, секунду подумал и начал раздеваться.

— Броня. Качество необычное, со мной уже лет пять никогда не подводила. Трансформируемая, в Локации может превращаться полный доспех. Подобрал я её в технологической Локации, — он стащил с себя, на вид, лёгкий бронежилет, который явно не выглядел мощной броней, но Система — штука странная и непредсказуемая.

— Алебарда моя у вас. Качество обычное, ничего особенного, но я с ней уже давно и просто привык. Основная ценность, лично для меня, сила привычки. А ещё это память о моем друге, — нахмурился дружинник.

— Можешь оставить себе, — кивнул я.

— Что? — удивился пленник.

— Забирай — мне эта дура ни к чему, а тебя, опять же память. Что-то ещё?

— Ну вот, кристаллов немного, — он достал маленький мешочек.

Я заглянул внутрь и увидел несколько малых кристаллов. Погоды не сделают, а вояка, походу добывает их тяжелым трудом, я завязал горловину и протянул обратно.

— Кристаллы тоже не надо, оставь себе, — рядом хрюкнул рачительный Маханыч.

— Чего ты пыхтишь? — обернулся я к нему.

— Непозволительная расточительность! — покачал головой дед.

— Ну ты же сам сказал, что это герой из Малой Дружины и что они отличаются от обычных пид… дружинников.

— Да, я так-то оно так всё! Но кристалл — это всегда кристалл!

— Жадная жопа! — заржал я.

— В общем так, — вернулся я к пленному. — Сидите тихо, на этом берегу и никуда не дёргаетесь. Как только мы уйдём — можете валить на все четыре стороны. Молите бога или кто тут у вас — боги? Один хрен, молитесь, чтобы никогда не встретиться больше на моем пути. Я и так проявил, не свойственную мне мягкость, только лишь потому что ты был со мной честен. Но во второй раз я этого себе не позволю. Всё ясно?

— Предельно! — кивнул командир.

— Ну вот и хорошо! — кивнул я, поднимаясь на ноги.

— А как тебя зовут, герой? — окликнул меня пленный.

— Бульдо… Но меня не зовут — я сам прихожу — хмыкнул я.

— Я запомню твоё имя, — серьёзно кивнул дружинник.

— Ну, если делать тебе больше нечего, то запоминай, — я махнул деду. — Всё, пошли!

Девчонки уже сбегали к подлеску и привели остальных женщин и детей. Мы поставили телеги снова на колеса, загрузили остатками их скарба, зерна а ещё сверху мы накидали собранное с дружинников снаряжение.

Я осмотрел новый бронежилет, даже пару раз несильно потыкал в него своей шпагой, хотел даже выстрелить из револьвера, но решил пока это не делать. Собственно, выглядела эта «броня» хлипко, но прочно, а еще имела достаточно жёсткости, чтобы вместе с наконечником копья или острия клинка не впиваться носителю в тело. Толщина её, при этом, была небольшой — не толще моего кожаного плаща поэтому я хмыкнул и нацепил жилет себе под плащ — весил он немного, и, возможно он защитит мою тушку от членовредительства.

Теперь я, как настоящий цыганский барон, оказался неипическим коневладельцем! Их у меня теперь было целых тридцать семь! Теперь лошадей хватало на всех, даже ещё оставалось. Пришлось раздать некоторым по второй лошади, чтобы они вели их на поводу рядом. Опять же, запасных лошадей мы навьючили трофейным хабаром. Обобрав всех врагов, у меня получился неплохой арсенал вооружения и снаряжения. При желании я мог бы вооружить и снарядить больше пятидесяти человек! А это, по местным меркам уже какая-никакая сила. Осталось только найти этих людей, если оно мне надо, конечно. В любом случае — снарягу всегда можно продать или обменять.

Закончив подготовку, я позвал Валису у Мелису, которые охраняли пленников. Обе, с недовольным видом пошла обратно, как бы случайно наступив на раненную ногу кого-то из дружинников, что вызвало громкий вопль боли. На лицах девушек промелькнула лёгкая улыбка, и я даже не смог заставить себя их поругать. Кажется, я разбудил в них, еще не зверей, но зверенышей!

Наш караван тронулся в путь. По-хорошему, до поселения «вольных» оставалось ещё пару дней пути.


Глава 18


Путь наш проходил, практически, без приключений, ну разве что стоит упомянуть о хуторе, который попался нам во второй половине дня. Я, честно говоря, хотел заглянуть «на огонек», но Маханыч покачал головой.

— Не надо подставлять людей. Родичи они. Валиска с этого хутора, — кивнул он на девушку, которая, с задумчивым лицом, смотрела в сторону бывшего дома. — Выяснится, что мы туда заходили и их спалят!

Я согласился, аборигену виднее, поэтому мы проследовали мимо. Однако, через некоторое время, Валиса оживилась, увидев бегущих к нам двух детишек. Лицо её просветлело.

— Пушинка! Хорёк! — девушка спрыгнула на на землю и побежала на встречу, широко раскинув руки, упала на колени, обняла и крепко приезжала к себе детей.

— Младшие брат и сестра, — пояснил Маханыч. — Притормозим!

— Проблем у них не будет? — насторожился я.

— Без понятия, — пожал плечами дед.

— А как у них тут обстановка? — кивнул на маленький хутор.

— Плохо, — скривился дед. — А ведь был большой хутор! С лошадьми даже! А сейчас у них, вообще, четыре семьи осталось и ни одного мужика. Бабуля валискина всем заправляет!

— А налоги как они платят?

— Да плохо платят… — скривился дед. — Как получается. А получается — плохо!

— Ну и сколько они ещё проживут? — посмотрела я на деда. — Только, честно!

— Боюсь, следующего сбора они не переживут, — расстроено кивнул дед.

Я тяжело вздохнул. Вот, зачем мне всё это надо?

— Придержи! — я отдал ему поводья от лошади, спешился и подошёл к Валисе.

— Как батюшка? Как матушка? — засыпала девушка своих младшеньких вопросами.

— Все нормально? — спросил я.

— Да, конечно! — девушка кивнула на меня. — Это наш…

Я перебил.

— Не надо ничего им говорить — меньше знают, лучше спят! С вашими людоедскими порядками я не знаю, что произойдет здесь в следующий момент.

Я посмотрел на исхудавших детей, больше похожих на скелеты и вздохнул еще раз.

— Держите! — я протянул Валисе маленький мешочек, в котором оставались остатки недоеденных Соней кристаллов. — Пусть отдадут родителям, надеюсь им это как-нибудь поможет!

Алиса взглянула на меня с благодарностью и с надеждой в глазах. Кажется, она ожидала немного не этого. Я покачал головой.

— Я понимаю, девочка, что ты хотела бы, чтобы мы забрал твоих родственников с собой, но пока нет никакой гарантии, что даже нам удастся нормально устроиться. Так что пускай твои родичи сидят и не отсвечивают. Уверен, если у нас все срастётся, то ты всегда сможешь вернуться и забрать своих, ну а если нет — тогда хоть они живы останутся.

Разочарованное выражение лица у девушки сменилось на понимающее, когда она поняла мою правоту. Она передала мешочек деткам и что-то быстро зашептала им на ухо, инструктируя. Поцеловала напоследок и развернула их в сторону дома, лёгким толчком в спину, придав им ускорение. Детишки побежали, поминутно оборачиваясь, а Валиса встала на ноги и вытерла рукавом слезы, текущие у неё из глаз.

— Чёртов ветер, — пояснила она внезапное слезоотделение.

Я невозмутимо кивнул, хотя вокруг царил полный штиль.

— Зачем ты нам помогаешь? — спросила она, не встречаясь со мной взглядом, а всё также наблюдая за удаляющейся ребятней.

— А какой ты хочешь услышать ответ? — усмехнулся я. — Что я благородный герой, который топит за справедливость, защищает угнетенных и карает коварных врагов?

— Ты описал довольно точно то, что делаешь сейчас, — она стрельнула в меня взглядом и быстро снова отвернулась, смутившись.

— Если кто-то ходит как утка, крякает как утка, то скорее всего это утка! — засмеялся я. — Но вот представь себе — я, нихрена, не «утка»! Просто… — я почесал затылок. — Оно всё само как-то так складывается!

— Ну-да, ну-да. — кивнула девушка, слегка улыбнувшись.

— И не надо тут ржать! — нахмурился я. — Сказал же — чистая случайность, я совсем не белый и не пушистый!

— Да, ты загорелый и очень… твёрдый, — задумчиво проговорила Валиса, глядя куда-то мне в район пояса. Её розовый язычок показался, ровно на мгновение, чтобы облизнуть пухлые губы.

Я испуганно посмотрел туда же, но нет, я не опозорился позорным стояком — мой младшенький находился в «спящем режиме». Тогда к чему это инсинуации? Или мне опять кажется? А, к хренам! Опять дурные мысли в голову лезут!

— Пошли! — махнул я. Девушка всполошилась, как будто вернувшись в реалььность, из глаз у неё исчезла поволока и мы отошли к остановившемуся каравану.

Мой «табор» решил, что можно использовать небольшую заминку, как «санитарную остановку» — девочки налево, мальчики направо, из травы торчали только головы. Я демонстративно отвернулся, дабы не смущать народ и подошел к Лысому, который все еще отказывался ехать на лошади, предпочитая телегу. Он развалился, полулёжа, могучий организм регенерировал изо всех сил — подозреваю что что-то у него «с собой было» в реальности от щедрот Системы. Не могут ранения проходить так быстро. Да, я не могу сказать также, как в сказке, точнее в Локации, после применения кристаллов, где кожа затягивалась на глазах, но тем не менее, раны уже не кровоточили и начали затягиваться.

— Как самочувствие? — спросила я у друга, на что увидел поднятый большой палец. — Ну и зашибись! — кивнул я, подсаживаясь рядом.

— Жопа болит, трынцец! Явно конный спорт — это не моё! — пожаловался я корешу, на что получил снисходительной «хмык».

Из травы начали выползать сделавшие свои дела люди, потихоньку рассасываться по коням.

— Пойду, что ли, с Маханычем покалякаю! С тобой хрен поболтаешь! — укоризненно посмотрел я на друга, на что тот опять хмыкнул и зачухал Соньку с удвоенной силой, которая, хрюкнув, перевернулась на спину, подставляя брюшко. Они точно нашли друг друга!

Я улыбнулся и прошёл в хвост каравана, где последним шёл фургон дабы меньше пылить своими большими колёсами. Маханыч сидел на козлах, рядом с женщиной-возницей. Несмотря на довольно тёплую погоду он снова кутался в одеяло. Кажется старому герою нелегко дались последние события.

Я прикинул, что места для троих не будет и спросил ветерана.

— Слышь, старый! А ты править-то умеешь? Поболтать с тобой немного хочу!

Дед согласно кивнул и жестом отправил женщину внутрь фургона, перехватив управление транспортным средством. Я уселся рядом и задумался с чего начать.

— Маханыч, а расскажи мне про ваших богов! Ну, все что тебе известно. Я понимаю, что всё, что тебе известно — это слухи, но тем не менее!

Ну дед и рассказал.

Самих богов, что появились на Грязи около тысячи лет назад, никто и никогда вживую не видел. Волю их несли эмиссары — «металлические люди», как выразился дед. Высокие, четырехрукие, скрывающие свои металлические тела под разноцветными балахонами. А ещё они были страшными противниками. Ходили слухи, один Ангел — именно так называли себя эти металлические болваны, в одиночку вырезал весь княжий двор, вместе с охранниками и дружинниками, а затем спокойно удалился в портал, после устроенной кровавой бани. Не брали его голубоватое металлическое тело ни пули не холодное оружие. Лишь немного подрали его нарядную белую рясу.

Что интересно, появлялись они всегда из транспортных порталов — ворот, похожих на арки Локаций. Но выполняющих сугубо утилитарную роль. Учитывая, что такие ворота стояли во всех столицах княжеств, то за определённую сумму кристаллов, любой человек мог мгновенно переместиться в любое место на планете, где были вторые такие же ворота. Ясен пень, что князья быстро прибрали это инопланетное логистическое чудо под себя, требуя с путешественников дополнительный грабительский налог, составлявший 50 % от планируемых трат на сам переход.

Однако, ничего поделать люди не могли — колхоз дело добровольное и вместо быстрого перемещения можно было, по-старинке, ножками телепаться по планете. Правда, со временем, поток желающих практически иссяк — в основном ворота использовались для гонцов тех же князей, изредка богатые торговцы могли позволить себе перемещение. Да, еще вольные ватаги пользовались воротами, единственные имея скидку на княжеские «услуги». По словам Маханыча, князья одновременно боялись и зависели от них, поэтому ватаги платили символические десять процентов.

Более подробно старый герой рассказал мне про налоги для ватаг. Фактически, при создании ватаги, она должна была быть немедленно зарегистрирована в «книге» учёта героев. Князьям было похрен, что регистрация ватаги Системой проходит абсолютно бесплатно, им нужно было продать так называемую «геройскую лицензию», которая, естественно, имела срок годности и, конечно же, за дополнительную плату продлевалась.

Налог на поход в Локации зависел от тебя уровня Локации. Чем ниже уровень — тем ниже налог. Однако, начиная, примерно, с 10-го уровня прямой «заработок» у князей заканчивался — просто из-за того что собственных сил уже не хватало. Ходили туда уже вольные ватаги, которые работали по контракту.

Начинающие ватаги, вроде той, которая мне попалась в начале моей «жизни» выжимали крохи, причём попасть в Локацию начального уровня было практически невозможно — доходило до того, что Малая Дружина князя, превосходящая своим общим уровнем находящихся внутри мобов в разы, зачищали локи, несмотря на дикий штраф по наградам, просто от безысходности — так нужны были ЛЮБЫЕ кристаллы!

Хотя, они пытались поддерживать шаткое равновесия, не заходя внутрь сильно большими силами, дабы не получить штраф на, и так небольшую награду для Локаций начального уровня, поэтому от нулевого до третьего уровня Локации «закрывались» начинающим ватагами. С трёх до семи — ходила Малая Дружина. В зависимости от силы дружинников, в некоторых княжествах «закрывались» Локации вплоть до десятого уровня.

А вот что делали с Локациями более высоко уровня — было интересно. При возникновении локации «высшего» уровня — больше десятого, князья, на территории которых эта Локация возникла, выставляли «Контракт на прохождение», оповещая об этом все Геройские Центры. Да, такие центры существовали в каждом княжестве. Наверное, это была единственная польза от Сертификата Геройской Ватаги.

Геройские Центры, конечно же, находились под контролем князей и в них существовали, как выразился Маханыч, «почтовые ящики». Эти артефакты были также получены от Ангелов с одной целью — связать всех Героев планеты в единую сеть. По описанию — они были похожи на ящики с «живой картинкой», на которых отправлялись и принимались контракты. Судя по всему, это были своего рода компьютеры, заведённая в одну сеть, но Маханыч таких слов не знал.

То есть, после размещения контракта, любая ватага могла взять этот контракт себе. Вот только после его выполнения, ватажники должны были заплатить заранее оговорённую сумму. Что было, в принципе, логично. Ну, было пара случаев конфликта, когда ватаги уходили не заплатив. Как правило, их уровень и снаряжение это им позволяло, дружина просто не хотела с ними связываться. Однако, за это их вносили в «чёрный список», исключавший ватагу из общей «мировой паутины». Учитывая, что Локации появлялись хаотично и бесконтрольно в разных местах, самостоятельный поиск силами одной ватаги был очень неэффективным, поэтому нарушителям пришлось заплатить штраф, выполнить свои обязательства в полной мере, и вернуться в систему. Вот такое шаткое «коммерческое равновесие» поддерживалось в этом мире.

В целом, на планете существовало два вида ресурсов — Локация с кристаллами внутри, которые нужно было добыть и земля и люди, от которых можно что-то получить, чтобы потом продать за те же кристаллы, которые впоследствии нужно будет отдать в качестве налога, точнее «пожертвований» богам, о которых ходили разные сплетни.

Не было точно известно, сколько их (богов) и вообще существует ли их несколько или бог един. Почему-то считалось, что их несколько. Так называемые «храмы» строились как попало, пожеланий Ангелов на этот счет не было, поэтому каждый из князей обустраивал их по собственному желанию. Каждый день, на Алтарь — единственное «внемировое» устройство в храме, переданное Ангелами, нужно было выкладывать кристаллы.

В зависимости от «достаточности» пожертвований, Алтарь, представляющий собой светящийся куб, менял цвета от красного к зелёному. Верхняя грань куба отвечала за «ежедневное пожертвование». Градации цветов были: «категорически недостаточно» — красный цвет, «достаточно» — зелёный.

Остальные внешние грани куба показывали «удовлетворения богов, в целом». Также, с помощью цветов по тому же принципу что и на «дневной». В случае постоянного недобора пожертвований, грани куба меняли цвет в сторону красного, добавля в спектре от оранжевого — тревожный гул, чтобы точно дать понять «тупым человекам», что они что-то делают не так.

В случае успешной добычи и превышении дневного лимита пожертвований — можно было слегка «притушить» общее недовольство Алтаря. Как раз по цветовой гамме Алтаря князья ориентировались на приход эмиссаров. Первый приход был в жёлтой зоне, второй — в оранжевой, а по наступлению красного — они приходили в последний раз. В последний раз для текущего князя, конечно же!

Причём их абсолютно не интересовало новый ставленник, они просто убивали нынешних и уходили. Любой бы мог стать новым князем, просто принеся Первую Жертву на Алтарь. Изначально, за место дрались, позже мешкали, а в какой-то момент добровольцев не нашлось вовсе.

И тут появился новый сюрприз от богов! Если в течение десяти суток не появлялся новый князь — столицу накрывало непроницаемым колпаком, после исчезновения которого оставались нетронутыми здания, вещи и, даже, одежда, но напрочь пропадали все люди. Население целого города просто исчезало с лица земли.

Если люди ничего не предпринимали, то через месяц колпак накрывал территорию уже всего княжества. Люди исчезали повсеместно уже на всей его территории. А вот через полгода — зона расширялась на соседние княжества, карая уже невинных соседей.

Повторилось это раз или два, после чего остальные князья поняли, что если прокололся их сосед, то просто отсидеться в своих замках у них не получится. Круговая порука, как она есть!

Пришлось с помощью переговоров, угроз и убеждений выдвигать кандидатуру новых князей на опустошенных территориях. Собственно, так возникли княжеские государства — союзы князей, связанных друг с другом либо родством, либо общими интересами, которые поддерживали друг друга, и в случае наступления критического момента по «пожертвованиям».

Как слышал у себя в захолустье Маханыч, на континенте существовало пять более-менее крупных государств, вполне самодостаточных для выживания и существования.

Уже смеркалось, подыскивать место для ночёвки взял на себя Маханыч, который знал все окрестности, в своё время обойдя их ножками.

— Там ручей, — махнул рукой он. — И старый лесок, где сможем набрать валежника на костер.

Деду-аборигену я доверял, поэтому не возражал, когда мы свернули и подъехали к месту будущей ночёвки.

Женщина, уже привычно, споро начали разбирать повозки, доставая нужные для ночёвки вещи, побежали за дровами, начли разводить костер и стучать посудой. Я же решил осмотреть окружающую территорию на предмет выставления охранных постов ночью.

Ручей протекал по ровной степи и лишь кривые деревца на его берегах выбивались из ровного рельефа окружающей местности. Солнце быстро зашло за горизонт наступили сумерки, и я потряс головой, отгоняя видение. Это что получается? Здесь всё-таки есть луна? И она сейчас встает над деревьями у меня на глазах? Хотя нет… Похоже, это не луна!

Я запрыгнул на повозку и ловко залез еще выше, на тентованную крышу. Сверху я смог рассмотреть интересующую меня деталь получше. Это оказалась знакомая арка Локации, светящаяся в темноте радужной плёнкой входа…

— Маханыч! — заорал я, махая рукой в сторону арки. — Смотри! Локация! К хренам!

— Ты чего так орёшь? — скривился дед. — Тоже мне новость! Она здесь давно уже!

Он пожал плечами и вернулся к своему делу, перебирая что-то внутри повозки. Я спрыгнул на землю и подошёл к нему.

— В смысле? — удивился я.

— Да, в прямом! — пожал плечами дед. — Она тута уже лет пять. Это Локация 15-го уровня!


Глава 19


— Возникла она, значится, лет 5 назад, — охотно продолжил спич старикан. — Никто не знает, кто умудрился её до 15-го уровня потягать — у нас в округе таких умельцев нет!

— Подожди, — нахмурился я. — А как это работает?

Я попытался сделать быстрый подсчет в голове. Значит, на третьем уровне Локации — минус 20 %, на седьмом — минус 100 %. Ранги героев плюсуют проценты на плюс 10 % за каждый геройский Ранг. Это что ж получается, в итоге?

Я зашевелил губами, подсчитывая вероятность. Ну да, точно, 15-й уровень Локации — это минус 260 %! Это какой же уровень здесь нужен? Я почесал репу. 21-й, мать его, уровень, чтобы просто иметь 50 % на воскрешение, что является чистой авантюрой!

— Слышь дед! — поинтересовался я. — А ты сказал что у местной дружине максимальный девятый ранг у командира Малой Дружины?

— Ну да, — подтвердил Маханыч, уже не отвлекаясь. Он был занят исключительно важным делом — цедил себе во фляжку самогон с бочки. Тут же вертелось Сонька, снова замолчавшая, но очень заинтересованная. Подобно собаке, которая ловит упавшие кусочки со стола, паучиха слизывала капли жидкости, упавшие на траву.

Я неодобрительно покачал головой глядя на это. Метаболизм — штука, теоретически мне понятная, вот только сколько и в какой концентрации заливать нужно? Пока я не разобрался, набухивать питомца я не хотел, оставим это на крайний случай, ну к примеру, мы окончательно обнищаем и в какой-нибудь таверну Сонька, вполне менестреля заменить сможет.

— Дед, а какие вообще ранги героев бывают? Про вечного я уже слышал, а обычные как долго качаются?

— Как-то раз, в молодости, я видел героя 20-го ранга — он посещал Песецк. Так вот он был дружинник из Малой Дружины одного князя из прибрежного княжеств. И он считался сильным воином! В годах уже мужик был, так что, походу, практически всю жизнь на прокачку потратил!

Я снова почесал репу. Для того, чтобы достичь 20-го ранга можно всю жизнь воевать, так что Вечный Герой выглядел явным «читом». Я задумчиво посмотрел в сторону светящейся Локации.

Дед закончил своё важное дело, отхлебнул глоточек, блаженно зажмурился и аккуратно закрутил крышку. Перехватил мой взгляд и поперхнулся.

— Слышь, Бульдог! Мне не нравится твой взгляд!!! Отвечаю!

— Чёйта? — ответил я, не отрывая взгляда.

— Ну, это же форменное самоубийство! Мало того, что шансов на воскрешение у вас нет, так там Монстры внутри должны быть серьезные, даже вы, Вечные Герои только погибнете зазря!

Тут я оторвался от наблюдения и посмотрел на деда.

— Давно догадался?

— Ну, тут дважды два сложить несложно! — пожал плечами, как бы равнодушно старик, но со стороны было видно, что он был гордился своей догадливость — Вы, как первый раз в «скрытку» сходили, я уже задумался. Но вот второй, раз глядя на ваш хабар, тут уже к гадалке ходить не нужно — такое богатство Система просто так не выдает! Убили вы там кого-то сильного, это наверняка! А снаряжение у вас, без обид, хреновое! Ну, кроме молота твоего друга, но и он не прокачан! Так что, скорее всего, умеете вы еще что-то. И меня ваша уверенность поразила, с которой вы при таких шансах внутрь полезли.

Тут я не выдержал и заржал.

— А вдруг мы просто слабоумные и отважные?!

— Что значит «вдруг»? — хмыкнул дед. — Глядя на вас, а особенно на него, — он кивнул на медитирующего на приготовляемую еду Лысого. — Ясно, что так и есть! Ну, возможно, ты малёха умом вышел!

— Спасибо, блин, большое! — кивнул я.

— Да ты не обижайся, сынок! Я много прожил и видел, что даже с малой вероятности окончательной смерти, большинство героев ведут себя совсем не по-геройски! Мало кто рискует своей жизнью, ради кристаллов и князя!

— Человеческая плоть слаба! — развёл я руками.

— Именно! А вот вы спокойно пошли! Хотя… — он снова взглянул на моего лысого друга. — Почему-то мне кажется, что вот ему пофиг какая вероятность!

— И снова я восхищен твоей проницательности! — кивнул я. — Итак, теперь ты знаешь! И мне придется тебя убить!

Дед поперхнулся, закалялся, отпил еще и уставился на меня, схватившись за сердце.

— Эй, дед! Шучу я! Шучу! — Маханыч выдохнул и снова надолго приложился к фляге. — Блин, жесть какая! С тобой и пошутить нормально нельзя!

— Это потому что шутки у тебя дурацкие, ирод! — сделал вывод ветеран.

— Ладно, вопрос стоит так. Почему бы нам не попытаться зайти в Локацию?

— А какой смысл? — пожал плечами дед старик. — Вас оттуда просто вынесут! Что, кроме бессмертия вы сможете им противопоставить? Просто потеряем время. Так-то снаряжение решает!

Я почесал голову. Эх, где наша не пропадала!

— Лысый! — здоровяк нахмурился, и неохотно поднялся на ноги, отходя от аппетитно булькающего котла с кашей. — Сгоняем? Разомнемся до ужина?

— Может после? — друг кивнул на котел.

— Да не! — не согласился я. — Лучше — «до»! Заодно, аппетит нагуляем!

— У меня есть аппетит! — угрюмо буркнул друг.

— Ну да! У тебя он всегда есть! Если всё время жрать, то когда превозмогать?

Лысый обиженно засопел.

— Короче, дело к ночи! Хватай пулемет — нам его зарядить нужно, а как клянчить боеприпасы у Системы, не имея при себе оружие я еще не понял! Соня, фу! — Сонька пыталась вылизать сапог у Маханыча, на которую тот, с перепугу от моей убойной шутки, разлил самогон. — Ну что ты, как нищебродка?! Ты же гордая боевая паучиха! Не надо так! — расстроился я.

— Старый, одолжи-ка! — протянул я руку.

Дед хмыкнул и отдал флягу.

— Не лучшее решение — пить перед вылазкой!

— Так я не для себя… Я так, на всякий случай! — закину флягу себе в рюкзак. — Скоро будем не скучайте! И да, всё без нас не съешьте! А то Лысый вам это никогда не простит! — и мы направились в сторону светящейся арки.

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ВАТАГА «ВСЕМ САСАТЬ»

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ВЫБОР ДОСТУПНЫХ ЧЛЕНОВ…

ИНДИВИД БУЛЬДОГ

(ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ)

ИНДИВИД ЛЫСЫЙ

(ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ)

РАСЧЕТ СРЕДНЕГО УРОВНЯ…

УРОВЕНЬ «ВЕЧНЫЙ», МАКСИМАЛЬНЫЙ…

ДОСТУП РАЗРЕШЕН!

ЖЕЛАЕМ УСПЕХА, ГЕРОИ!

Войдя внутрь, я огляделся. Нас окружал лес. Нет, не так! Нас окружал ЛЕС! Деревья были какого-то охренительного размера — стволы без веток, несколько метров в обхвате, уходили высоко вверх. Я и листвы-то не видел. Ощущение, что мы просто находимся среди колонн, обвитых такими же здоровенными длинными лианами.

Света внизу для растений явно не хватало, земля вокруг была покрыта падшей листвой, причем рассмотрев ближайший «листик», я отметил, что он размером примерно метр на метр.

— Стрёмное место! — выдал я своё экспертное заключение.

— Жарко! — добавил друг и снял каску, чтобы вытереть лысину рукавом.

Вокруг действительно было влажно и жарко. Как в чёртовых джунглях! И тишина… Не птичек, не жучков. Такое ощущение, что с деревьев сейчас посыпятся гуки…

И тут же раздался тонкий свист.

Лысый среагировал быстрее и прыгнул на меня, прикрывая меня своим телом.

— Тяжелый, гад! Тебе бы на диету! — не выдержал я, выбираясь из-под него. — В укрытие!

Рядом валялась то ли коряга, то ли сухая ветка, огромная и, с виду, крепкая, под которой вполне можно было сныкаться. Я метнулся туда, за мной рванула Сонька, а вот Лысый не рванул…

— Давай быстрей! — обернулся я.

И снова мой друг никак не отреагировал. Я даже понял, почему. В каждом из его глаз торчала длинная тонкая стрела с красным оперением. О мёртвых или хорошо или ничего, кроме правды.

— Вот, деби-и-ил! — выдал я. Я злился. Очень злился. — А потому что нехер было шлем снимать!

Я огляделся, насколько позволяло мое убежище. Ожидаемо, ничего не увидел. Снял свою шляпу, надел на ствол револьвер и высунул наружу, приподняв повыше. Тут же она слетела, пробитая одновременно тремя стрелами. Кажется, я всё-таки нашел чингачгуков!

— Слышь малая! На тебя вся надежда! Давай, покарай этих утырков! — малая тут же протянула лапку. — Да, знаю, батарейки!

Я полез, было, в мешок, но потом вспомнил, что я в Локации и просто мысленно пожелал передать питомцу кристаллы.

Удобная штука эта Система! Она мне сразу показала количество зарядов и необходимое количество кристаллов для перезарядки

Навыки Питомца:

1. Продвинутая Невидимость (Заряд 0/60)

Стоимость: 1 осколок энергокристалла/один пункт заряда (10 сек)

2. Кислотный плевок (Заряд 4/50)

Стоимость: 1 осколок энергокристалла/один заряд

«Полный» заряд моего питомца, итого, стоит 11 малых энергокристаллов. Всё нормально, деньги есть! Я под «завязку» зарядил паучиху и махнул рукой.

— Ну давай! Жги!

Паучиха успела пройти ровно три метра, как тут же оказалась утыканной словно ёжик и тут же испустила дух.

— Да что за срань такая! — заорал я. — Тебя-то они как разглядели?!

Я порылся в мешке и достал из кармана белоснежный носовой платок, которым снабдила меня бабка Маханыча с присказкой, что «чистый платочек должен быть у любого приличного мальчика!».

— Алё! Гараж! Переговоры!!! — заорал я, яростно махая Белым Флагом.

Следующая стрела пробила меня ладонь, от чего я выронил платок и зашипел от боли.

— Ах вы гандоны штопаные! В парламентёра стрелять?! — возмутился я, совсем не думая о том что здесь порядки могут быть совсем другие. Выбираться мне не хотелось совсем, и тут мой взгляд упал на флягу.

Я, наученный горьким опытом, нацепил ремень от фляги на ветку и поднял её над головой.

— Огненная вода! Вкусно-вкусно! Вызывает духов! С гарантией и без предоплаты! — боже, что я несу! Стресс, наверное! Следующая стрела расколола, мать её, узкую ветку и фляга упала мне на голову, больно ударив по темечку.

— Ну, собаки, сами напросились!

Я достал револьверы и наколдовал немного патронов. К сожалению, пулемет лежал около лысого, на огромном, как для молниеносной реакции этих чингачгуков, расстоянии метра в четыре. Зачем-то перекрестился и выскочил, открыв огонь в сторону вероятного противника. Подозреваю, что я прожил секунды полторы… Перед самой смертью я почувствовал, как в мои глазницы вонзаются две стрелы. Одновременно.

ВСЕ ЧЛЕНЫ ВАШЕЙ ВАТАГИ ПОГИБЛИ!!!

МИССИЯ ПРОВАЛЕНА!!!

ПОДСЧЁТ ПРОГРЕССА…

ОТКРЫТО ТЕРРИТОРИИ… 1 %

УНИЧТОЖЕНО ПРОТИВНИКОВ… 0 %

КОЭФФИЦИЕНТ ЭФФЕКТИВНОСТИ… −15 %

РАСЧЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ НАГРАДЫ…

РАСЧЕТ ОКОНЧЕН. НАЧИСЛЕНО 0 ЭНЕРГОКРИСТАЛЛОВ.

ВАШ ВЫБОР…

Вход/выход, все дела… Вывалившись в нашу реальность, я увидел, что там сидел Лысый, мрачнее тучи, и задумчиво поглаживал такую же расстроенную Соньку.

— Что-то вы быстро, хлопцы! — не смог удержаться, чтобы не подколоть нас сидящий рядом сс ними Маханыч.

— Ха. Ха. — чётко и раздельно проговорил я, криво ухмыльнувшись. — Только не говори, то «я вам говорил!»

— Не буду! — улыбался гадский дедуган беззубым ртом.

Я взглянул на локацию и увидел, что она точно также продолжает радужно светиться.

— А чего она не перезагрузилась? — спросил я у деда.

— А с фига ли ей это делать? Вы все сдохли, а расчет перезагрузки происходит только в том случае, если хотя бы один живой человек покинет Локацию!

Я снова почесал затылок.

— Ну что, мой лысый друг, может повторим?

Блин, кого я спрашиваю? Конечно же, он тут же вскочил и решительно направился в сторону арки.

— Эй, стоять! — заорал я. Планирование — неотъемлемая часть грамотного похода! — Слышь дед! Если никто живой не вышел, и Локация не перегрузилась, значит там все по-старому? Та же местность? Те же мобы?

— Ну, обычно это так! Хотя у Системы много сюрпризов!

— Это мы уже поняли, — вздохнул и задумчиво посмотрел на Лысого. — Кажется, ты недостаточно бронирован, как для танка, друг мой!

Здоровяк нахмурился и постучал себя по каске.

— Нет, каска у тебя, конечно, зачётная! Особенно, когда она находится на своём месте — на твоей дурной башке и ты ее не снимаешь во время боя! А вот доспехи…

Хотя я обратил внимание, что попавшие ему в грудину стрелы не пробили броню. Убит он был точным попаданием в глаз, как, впрочем, и я. А ещё они каким-то образом видели сквозь невидимость Сонечку!

— Пойдём к телегам, проведем, наконец, инвентаризацию!

Шлемы некоторых дружинников напоминали шлемы гоплитов — древнегреческих воинов. Защита на них прикрывала щёки и нос, хотя сильно мешала обзору. Видя сумасшедшую точность чингачгуков, я сильно сомневался, что они нам помогут, скорее помешают! Прорезь для глаз была достаточно широкой, чтобы туда всадить стрелу. Мне бы полный шлем с забралом и полная броня космодесанта бы пригодилась! Откуда-то вспомнил я непробиваемый голубоватый доспех из прошлой жизни…

О! Броня!!! Что там командир дружинников говорил про полную броню, в которую трансформируется бронежилет, который я у него отжал? У меня не было времени даже посмотреть на его свойства!

А у Лысого есть своя вундервафля!

— Иди-ка сюда! Дай свою каску! — от нахмурился, как всегда, когда я прошу вещи, дорогие его большому сердцу, но протянул мне шлем. Я ткнул пальцем в кокарду. — Твой Имперский Орёл! Он щас разряжен! Разберёшься, как зарядить и активировать?

Лысый презрительно хмыкнул.

— Ты не хмыкай! Ртом скажи! Сделаешь?

— Сделаю. — пробасил мой друг.

— Вот и отлично! Если у них ничего не поменялось, то мы сразу ныряем за корягу, ты закидываешь кристаллы и активируешь щит, а я разбираюсь со своей защитой! А вот что делать с Сонькой?

Я задумчиво посмотрел на невозмутимого питомца, которая снова обнюхивала телегу в поисках утечки самогона.

— Слышь малая! А давай мы из тебе черепаху сделаем! — Сонька возмущенно на меня посмотрела, даже фыркнула — идея ей явно не нравилась. — Не, ну а чё! — я ткнул пальцем в её мохнатый бок. — Так-то я смотрю, что твоя шкурка тоже прокачивается, но пока она недостаточно крепкая для стрел этих отморозков! Вот мы из тебя сейчас шагающий танк сделаем!

Я взял кирасу кивнул лысому на паучиху.

— Ну-ка, подержи её! — тот подхватил её на руки, на что малая снова протестующе хрюкнула и даже попыталась прихватить его за руку.

— Не бузи! — сказал я строго, распустил боковые ремни на кирасе, Лысый положил внутрь Соньку и я захлопнул её сверху.

— Мда… Великовата, кольчужка! — хмыкнул я, глядя на натуральную «устрицу». Кираса была рассчитана на широкую мужскую грудь, для паучихи же она явно было велика!

Изнутри послышалось недовольное бурчание и в отверстии для головы показались два обиженных глаза. Она что-то буркнула и даже возмущенно плюнула! Трава рядом со мной зашипела.

— Ой можно подумать, в нашем дворе никто не ипется! — хмыкнул я. — Черепаха отменяется! Придётся полагаться на скорость! Хотя…

Я подтянул к себе поножи — часть доспехов, которая защищает переднюю часть голени от колена до щиколотки. Они были у однго из дружинников.

— Вроде крепкие! — постучал я по ним пальцем. Хотя эта часть доспеха, в отличие от кирасы была узкой для её упитанной тушки. — Ну-ка, Лысый, долбани-ка разок! Только осторожно! Нужно распрямить, а не проломить!

Я положил поножи на землю и указал на молот. Здоровяк понимающе улыбнулся, хекнул и долбанул с размаха, вмяв доспех в землю и с громким треском расколов его на две части.

— Эмм… Ты дурак? — уточнил я у Лысого. Тот отрицательно замахал головой. — Я же сказал! Осторожно! Чёртов маньяк!

Я положил вторую часть поножи на землю.

— Поломаешь! Прибью! Пожалей мохнатку, в конце концов! У неё же брони нет!

Этот аргумент дошел до мозга здоровяка, и он легонько тюкнул сверху, заставив предмет «разложиться». Я присел на корточки и нарядил протестующего питомца в эту консерву. Выглядит убого, но, возможно, это спасет ей жизнь… Но, это не точно…

— Главное, голову не подставляй! — хлопнул я по панцирю малую. Та зашипела и отползла подальше, пока я еще чего-нибудь не удумал.

— Фигней маешься! — дал заключение, с интересом наблюдающий за всей этой движухой, Маханыч.

— У тебя есть другие предложения? — невозмутимо поинтересовался я.

— Нет, — покачал головой дед.

— Ну, тогда сидите и не пиз… трындите! — хмыкнул я. — Нам бы кузнеца толкового, если они конечно тут есть! Сделать бы Соне доспехи! Так-то я думал, что её невидимость это вундервафля вселенского масштаба, но кажется какие-то сволочи могут её видеть!

Я огляделся.

— Итак, сцена один, дубль два! — я, аки, незабвенный Владимир Ильич, указал ладонью путь в светлое будущее, и мы двинулись превозмогать. Снова…

— Может, не надо? — несмело поинтересовался дед.

— Надо, Федя! Надо!


Глава 20


Вкатившись внутрь, мы, без раздумий, нырнули под корягу. Пара стрел воткнулись в землю в то место, где мы только что были, подтверждая, что чингачгуки наготове!

Я, кстати, с удивлением увидел, что следы крови на месте нашего зверского убийства присутствовали, а вот самих тел не осталось. Интересно, это сыны прерий решили их утилизировать, или Система подсуетилась?

— Врубай! — крикнул я Лысому, пытаясь разобраться со своим новым приобретением. Хлопнул себя по груди и мысленно пожелал пообщаться с Системой по-поводу моей броньки.

Тут же возникла надпись:

Броня Стража Перевала — Нагрудник (Трансформируемое, Составное)

Количество трансформаций — 2

Текущая трансформация — Бронежилет.

Качество: Необычное

Усиление: Хамелеон

Кумулятивное усиление: Отсутствует (Частей 1/ 4)

Желаете трансформировать?

Да/Нет?

А, вообще, интересная инфа! Это что получается? Некоторая снаряга может из нескольких частей состоять? Так-то логично, это же не дайверский «сухарь», даже в нем перчатки и шлем отдельно! Получается, «трофейный» броник — это одна часть из четырех? Тогда вопрос сразу — кто такие «Стражи» и где их найти, чтобы недостающие части отжать? Не6 так-то очевидно из названия — на перевале, вот только на каком?

Ладно, опять меня не в ту степь понесло. Конечно, желаю трансформировать!

Доступная Трансформация:

Полный Адаптивный Доспех

Стоимость Трансформации: 1 средний энергокристалл.

Получай!

Бронежилет резко «поплыл», расползаясь по всему телу, покрывая каждый его миллиметр кожи твёрдым, но эластичным слоем. Изначально он был серого цвета, но затем пару раз «моргнул» и подстроился под цвет трухлявого пня. Херасе! Ниндзя-стайл!

Собственно, открытыми остались только ступни, ладони и, к сожалению, голова. Учитывая, что мне недавно влепили стрелу точно в глаз, это было нихрена не радостно! Ну да ладно, я это предусмотрел, я достал из рюкзака «половинку» кирасы, точнее её переднюю часть — нагрудник.

Кираса дружинника

Качество: Обычное

(Поломана)

— Сама ты поломана, — буркнул я, обращаясь к Системе. — Так задумано, тупица ты инопланетная!

Почему-то ни у кого из дружинников не было простейшего щита, пришлось импровизировать. Я раскурочил одну из кирас, нарастил на неё ремни, чтобы можно было держать рукой и соорудил себе импровизированный щит. Ну, хоть так!

— Сонька! Давай назад! — отозвал я дёрнувшееся животное. — Не торописька! В тыл им зайдем! Но, не сейчас!

Я повернулся к сосредоточенно пыхтящему Лысому и кивнул на кокарду.

— Разобрался?

— Да! — нахмурился друг.

— Тогда, заряжай! — я кивнул на пулемет рядом с ним. — И желательно, разрывными!

Здоровяк кивнул еще раз и, через секунду, прямо из воздуха материализовалась пулеметная лента. Одна… Вторая… Третья…

— Эй! Горшочек! Не вари! — заорал я возмущенно.

Лысый вздохнул, но прекратил колнунствовать, закинул лишние ленты себе на плечи, передёрнул затвор и выжидательно на меня посмотрел.

— Ну давай, жги! Только не забудь защитное поле активировать! — благословил я друга на подвиги и свершения.

Здоровяк хлопнул себя ладонью по кокарде, тело его тут уже опуталось золотистым сиянием, чем-то вроде плёнки. Он выскочил из укрытия. Несколько стрел, немедленно, попытались продавить его защиту. К счастью для нас, но не для врагов — безуспешно. Сила удара, даже при его силе, заставила здоровяка оступиться, но он тут же принял устойчивое положение, широко расставив ноги и поднял пулемет.

— Всем сасать!!! — радостно завопил маньячелло и открыл огонь. За моей спиной, скрытые от зрения толстой корягой раздались хлопки разрывных патронов и я, с радостью, услышал между разрывами крики боли!

Проделав ещё раз трюк со шляпой и не получив в него стрелы, я махнул Соньке.

— Погнали! Всех, кто не я и не Лысый — заплёвывай беспощадно!

Собственно, спрятаться чунгачгукам было особо негде — стволы были реально голыми, покрытыми лишь лианами. И на этих вот лианах сидели наши враги, которые осыпались сейчас на землю, как переспелые груши. Самые благоразумные из них спрятались за ствол, боясь показать из-за ствола даже часть своего тела.

— Не останавливайся! — крикнул я Лысому и побежал вперед, забирая влево.

Соньку я, тем не менее, «зарядил», вот только её новый «панцирь» нихрена не скрылся под полем невидимости, как я ожидал. Судя по всему она, как тот человек-невидимка прятала только собственное, и сейчас у меня перед глазами низко «летел» над опавшей листвой расплющенный кусок железа.

Тут же невидимые враги среагировали и в Соньку полетели стрелы, ударились по «панцирю» и отскочили в сторону, чуть не сбив моего питомца с ног! Мой «хэндмэйд» выполнил свою функцию на сто процентов!

Забежав за ствол, Сонечка плюнула и тут же возмущенно хрюкнула, когда ей по панцирю долбанула еще одна стрела. Наверху кто-то заорал и тело плюхнулось на землю, корчась в муках.

— Так тебе, живодер проклятый! — я выпустил две пули, заставив бедолагу замолкнуть навсегда и, наконец, рассмотрел врага поближе. Над его телом висела надпись:

Дозорный Пульф (Мёртв)

Тряпичная одежда зеленоватого цвета, какое-то подобие тонких кожаных доспехов. Я ногой перевернул труп на спину… Херасе!!! Вот это сиськи!!!

Точный плевок моего питомца попал в район живота, враг, мучаясь от боли, сорвал с себя нагрудник и разорвал ногтями «горящую» рубашку, тщетно пытаясь устранить источник нестерпимой боли. Негуманное оружие у моей милой паучихи, чё уж! Но, сами виноваты!

В итоге, гадский монстр разорвал остатки одежды, хотя какой это монстр?! Передо мной лежала и Яна тёлочка, с большими красивыми сиськами, немножко пожженными кислотой, но то дело такое… Красивое лицо, с открытым в предсмертном крике ртом. Тем не менее, это гримаса не портило красоту лица — даже в смерти оно было прекрасным! Из-под светлых волос, торчали остроконечные уши.

— Эльфы, чёли? — почесал я затылок. — А я думал — чингачгуки! И почему тогда Пульфы? Система неграмотная, что ли или на сценаристах сэкономила, школоту набрав? Эх! Нету в жизни совершенства!

Пулемет Лысого замолк, видимо отправился на перезарядку. В результате чего пульфы воспользовалась передышкой и золотистый пузырь здоровяка попытались пробить еще пара стрел. Я тут же спрятался за стволом, ожидая пока Лысый перезарядится. Он справился быстро — чувствовался опыт и смекалка и снова открыл огонь, отвлекая врагов на себя.

Я, короткими перебежками от дерева к дереву, ломанулся в гущу леса, напялив почти на брови волшебную шляпу, как будто она могла меня чем-то помочь! Честно говоря я рассчитывал на её «зоркость» и это себя оправдало. Обойдя с фланга, я увидел, что один из пульфов распластался по стволу, укрываясь от пуль. Вскинул револьвер и ещё один спелый пульф рухнул землю.

Я мог бы пройти мимо, но сделал три шага влево, чтобы проверить такие же у этого пульфа зачётные сиськи, или прежде я убил уникальный экземпляр. Но это оказался мужчина… Ну как мужчина? Крепкий торс с «сухими», но рельефными мышцами, как у гимнастов. Длинные волосы, острые уши… Блядь, это что у него губы накрашены?! И глаза подведены?!

— Сука! — я отпрыгнул в сторону, перекрестившись. Это как, имея таких сисястых… я хотел сказать, прекрасных пульфиек такой херней заниматься вздумали? — Зажрались вы, остроухие сволочи! Надеюсь, что просто мода у вас такая… прогрессивная… А то придется мне ваш вертеп найти и…

Тут в нос мне попала пыль, от взметнувшейся в воздух сухой коры от попадания пули и я смачно чихнул. Именно это меня спасло, когда спазм «чиха» заставил пригнуться. Над головой у меня что-то просвистело и со звуком «БАМ!», врубилось в ствол дерева. Я немного охренел и бросил взгляд в ту сторону.

В древесине, войдя внутрь почти на половину лезвия торчал натуральный томагавк!

— О, бля! — радостно заорал я, от выброшенного в кровь адреналина. — О! Вот вы и спалились, чингачгуки! А то пульфы-мульфы! А то, что вы себе уши и сиськи отрастили — не спасёт вас от карающей длани настоящего ковбоя!

Странное возбуждение снова охватило меня. Со мной что-то реально не так! В минуты стресса, перевозбуждения или гнева — сс организмом что-то происходит! Да, чувства обостряются, силы растут, но вот, видимо по закону сохранения энергии, мозг начинает тупить!

Я попытался рассмотреть томагавк поближе но он, на моих глазах, само-выдернулся из ствола и полетел в обратную сторону, чуть не тюкнув меня по лбу.

— Что за нах?! — удивился я и спрятался за дерево, во избежание, так сказать, повторного «прилета». Тут же застыдился, и осторожно выглянул. Никто не стрелял, ну кроме Лысого, который, как мне кажется, собрался потратить весь стратегический запас кристаллов, яростно косплея «долговременную огневую точку».

Но, не в моём положении «прикрываемого» его ругать — свою дело он знает, умеет, практикует! Грохот стоял неимоверный! Щепки летели прилетели во все стороны! Кажется, гордые индо-пульфы немного очканули и затаились… И я их даже немножко понимал! Этот лысый чёрт был неудержим!

Кстати, не думаю что здесь слишком много врагов — это было больше похоже на реальный дозор, оставленный у «межмировых ворот», дабы отстреливать непрошенных гостей. Я, перекатом ушел за дерево и томагавк снова пролетел мимо меня, на этот раз упав на землю. Но, он тут же подорвался, как будто был живым и попытался улететь обратно.

— Соня, взять!!! — на этот раз я был готов. Умная девочка подпрыгнула и хватанула оживший топор жвалами, снова уронив его на землю и придавив его сверху, своим упитанным мохнатым тельцем. Томагавк тщетно трепыхался под ней, пытаясь вырваться, но видимо сил у малой было побольше.

— Сторожи! — крикнул я побежал в сторону дерева, отследив траекторию броска и вероятное место нахождения гада. Я петлял, как заяц. держа перед собой, точнее, перед своей головой, половинку кирасы. Стрела скользнула по моему импровизированному щиту, слегка притормозив мой зерг-раш. «Не пробил!» — звякнул у меня в голове голос-воспоминание. Еще одна стрела задела мой щит и отлетела в сторону, разлетевшись на куски. «Рикошет!» — снова подал голос глюк-комментатор.

Враг решил сменить стратегию и прицелился чуть ниже, следующая стрела врезалась мне под дых, сбив дыхание, но не проткнув мою модную броньку.

— Броня не пробита! — решил я опередить своего виртуального наблюдателя, лишь бы он заткнулся.

Противник снова навёл резкость и еще одна стрела попала мне точняком в незакрытый броней ботинок. «Есть попадание!» — голос в голове, как будто обрадовался!

— Падла!!! — заорал я и в последнем отчаянном прыжке прыгнул за дерево, где находился блядский снайпер и врубился в гада, сбив его с ног таранным ударом. Лук отлетел в сторону, томагавк охраняла Соня и этот чувак просто решил меня придушить! Где-то мы это проходили! Может он тоже сержантом в прошлой жизни был?

Пульф этот был поздоровее предыдущих, сил ему было не занимать! Мы катались по земле, я также вцепился ему в глотку, в глазах темнело и у меня была в голове одна мысль: «Кто кого передавит?»

Всех «передавил» Лысый, который внезапно возник над нами, за секунду сориентировался рывком сдернул врага с меня и ловким движением свернул тому шею.

— Хули ты так долго? — прохрипел я, потирая передавленное горло. Лысый пожал плечами и печально огляделся в поисках новых врагов — тех действительно больше не было, ну или они отказывались нас стрелять.

Над поверженным врагом виднелась надпись.

Командир Дозора — Пульф

Гори в аду, гад! Я услышала шорох мелких ножек по листве — это малая тащила мой новый трофей.

Томагавк Пульфов

Качество: Редкое

Усиление: Повышенная точность при броске

Усиление: Возврат (Заряд 1/10)

Усиление: *** скрыто ***

Ха-ха! Вещь! Что там с зарядкой? Ого! Одно использование — один средний энергокристалл! Ставки растут!

— Один ушёл! — предвосхищая мой вопрос сказал Лысый.

— Думаю за подмогой побежал, гад ушастый! — решил я. — Так, давай-ка быстренько всех обшманаем! Что-то мне подсказывает, что долго мы здесь не продержимся. Прав был старый хрен, без нормального снаряжения сражаться тяжело. А эти «пукалки», — я продемонстрировал револьверы. — «Слегка» не дотягивают до параметров нормальной снайперской винтовки, из которой было бы очень удобно сносить этих пассивных чингачгуков! А если «слонобой» еще и розовенький, да в нежных девичьих руках… Блин, о чём это я!

Лысый хмыкнул и продемонстрировал мне свой пулемёт.

— Да, штука хорошая, но крайне неточная и кристаллы жрёт, как не в себя! Что там, кстати, у тебя с полем? Еще держится?

Лысый заглянул «внутрь себя», и закинул горсть кристаллов в рот, громко захрустев.

— А ты в курсе, что, прямо ртом, жрать эту гадость внутри Локации не обязательно? — уточнил я на всякий случай. На что друг подтверждающее кивнул и засунул в рот еще пару кристаллов.

— Ну да! Тебе бы лишь бы что пожевать! — скривился я — так-то их тоже пробовал их погрызть, после того что увидел у Соньки. Так вот, на вкус они были как битое стекло! Ну, да ладно! Чем бы дитё не тешилось — лишь бы сытое было и довольное!

Мы обыскали трупы пульфов, которых оказалось семь штук. Кроме Томагавка, жадная Система нас не порадовала, вот только у одного из пульфов женского рода оказалось красивое перо, в характеристиках которого было написано:

Перо Длиннохвоста

Качество: Обычное

Усиление: Повышение привлекательности индивида

Я хмыкнул и засунул бесполезную вещь в рюкзак, ведь я и так крут и эротичен! Зато кристаллов насыпали сочно — с каждого дозорного по два-три средних кристалла, а с командира — целый десяток.

— Живём, — хмыкнул я, бросив грустный взгляд на снаряжения мертвого пульфа с подписями «Не пригодна к использованию…», «Не пригоден к использованию…», «Не пригодно к использованию…»

— Ну, вроде броня моя держит, твой щит тоже работает, даже Сонька, — я постучал ей по панцирю, чем опять вызвал бурное негодование питомца, — у нас «стрелонепробиваемая», так что может…

Тут я, наконец, вспомнил про карту и глянул на неё. Упс! Кажется гора уже идёт к Магомеду! Россыпь красных точек чертовски быстро приближалась к нам. И было их не одна и не две, и даже, восемь, а десятка три-четыре. Вечер перестал быть томным… Не затащим!

— Валим отсюда, давай хоть что-то унесем!

Лысый понимающе кивнул, и мы побежали в сторону выхода. Но, толи у этих индо- эльфов какой-то бонус к скорости был, толи они просто зожники и всегда так бегают, но приближались они гораздо быстрее, чем мы убегали. Несколько стрел попали одновременно в Лысого и в меня спина — хорошо, что я предварительно закинул свой недо-щит себе за плечи, придерживая его спереди, за завязки, соорудив такой себе бронированный капюшон, защищавший затылок.

Ударившие в спину стрелы принесли, кроме злости и обиды, ещё достаточно сильную боль и много кинетической энергии, бросившей меня мордой вперед на землю.

— Твою ж мать! — перекувыркнулся я несколько раз через голову, кираса-нож отлетела в сторону, хорошо, что я томагавк за пояс заткнул, револьверы с любовью пристегнуты к кобуре, даже шляпа не слетела!

Пригибая голову, на карачках я пополз-побежал дальше к спасительной арке ворот, как вдруг в голове у меня раздался голос:

— СТОЯТЬ!!!

Хер бы я послушался — не люблю, когда мной командуют, но мое тело думало по-другому. Все мои мышцы, как будто парализовало, я застыл как на модных фоточках, показывающих скакуна в процессе бега. Две конечности из четырёх касались земли, рука была выкинута вперёд, а вторая нога выставлена назад. Учитывая, что это была промежуточная поза для бега, ни хрена неустойчивая, то через секунду под влиянием силы тяжести, я, не меняя позы, упал набок, застыв.

Я даже голову повернуть не мог, только глазные яблоки бегали пытаясь всё рассмотреть. Я увидел лежащего рядом разъярённого друга, тоже полностью парализованного. Как я понял, что он разъярён? Ну, по лицу! Оно у него было ярко красного цвета! И глаза безостановочно вращались, пытаясь вывалиться наружу!

Несколько пульфов подбежали ко мне со всех сторон, тыкая в меня луками со лежащими на тетиве стрелами, но почему-то не убивая меня прямо сейчас. И тут в моем ограниченном поле зрения возникли ноги… Странно было видеть металлические ступни а-ля «терминатор» в этом чудесном лесу в окружении сисястых приверженцев здорового образ жизни, но тем не менее, эт были ноги робота. Я даже слышал жужжание сервоприводов конечностей.

Робот присел передо мной на корточки. Твою ж мать! Если бы я мог — я бы в ужасе отпрыгнул! Зелёный балахон с капюшоном была надет сверху на металлическое тело, а вот из-под капюшона на меня уставились, вполне себе живые глаза, встроенные в частично-металлический череп. Через весь череп проходили трубки, внутри которых циркулировала какая-то зеленая жидкость. Кажется, я даже рассмотрел живой мозг внутри, но это не точно — возможно. это просто глюки от ужаса.

В целом, передо мной был не робот а чёртов киборг! И это киборг, каким-то невероятным образом не давал мне пошевелиться, используя какие-то джедайские штучки.

— Странно, — прохрипел полуметаллическое существо, задумчиво глядя на меня. Ну, насколько задумчиво можем смотреть такой уродец.

Я чуть-чуть скосил взгляд вверх, глаза чуть не выпали у меня из глазниц, но я смог разглядеть над ним поясняющую надпись от Системы.

Интект

Вот так просто, без всяких пояснений. Это что за хрен с бугра? Тут у меня в голове произошло какое-то шевеление, как будто кто-то бесцеремонно ковырялся у меня в башке, выдёргивая кусочки и обрезки воспоминаний и пытаясь слепить из них что-то целаое.

— Странно. — снова прохрипел сидящий передо мной киборг.

«Что странного?», в свою очередь хотел спросить я, но конечно же не смог, так как ни одна мышца, кроме глазных у меня все еще не работала.

— Император? — неуверенно проскрипел уродец и тут у меня в башке что-то щелкнуло…

Огромные Кубы из зеленоватого то ли металла, то ли камня, безмолвно виссящие в космосе. Древние настолько, что даже их обшивка потеряла свою изначальную «гладкость», изрытая ударами метеоритов и орудий неизвестного противника… Выщербленные углы и рёбра добавляли ощущение древности… Эти сооружения были похожи на рукотворные конструкции, давно покинутые своими создателями… Но, тем не менее, внутри них теплилась жизнь… Я увидел отсек, похожий на огромный ходовой мостик, в котором, в креслах сидели три таких уродца… Их рты раскрывались — они мне что-то говорили, но в моем видении почему-то отсутствовал звук… То ли этот киборг не смог найти его (звук) в моей голове, то ли он был стерт напрочь из воспоминаний…

Видение меня покинуло и тут же меня покинул паралич. Рефлекторно я попытался дёрнуться к револьверам, но вовремя оценил обстановку.

— Лысый, фу! — заорал я, объективно полагая, что численное преимущество врага — вообще не показатель для моего отмороженного друга. К счастью, тот послушался и не устроил бессмысленную зарубу.

Я отдёрнул руку подальше от оружия и продемонстрировал раскрытые пустые ладони.

— Вы кто такие? Что это было?

— Уходи, — проскрипел интект и указал своей металлической рукой в сторону арки.

— У меня есть, таки, к вам пару вопросов! — запротестовал я.

— Или умрёшь, — безэмоционально продолжил кибернетический организм.

— Понял, не дурак, был бы дурак — не понял! — оценил обстановку я и подтолкнул Лысого. — Сваливаем!

— Может, замочим? — угрюмо поинтересовался здоровяк.

— Ой всё! — я влепил ему поджопник и товарищ улетел внутрь арки. Подхватив на руки, я метнул внутрь Соньку, а сам, перед тем как покинуть Локацию, на секунду обернулся.

— Что же ты такое, чёрт тебя подери?!

На что металлическое чудовище, после секундного размышления, стукнуло себя металлическим кулаком по металлической груди.

— Аве, император! — последнее, что я услышал, прежде чем провалился за радужную плёнку врат…


Глава 21


ПОДСЧЁТ ПРОГРЕССА…

ОТКРЫТО ТЕРРИТОРИИ… 11 %

УНИЧТОЖЕНО ПРОТИВНИКОВ… 8 %

КОЭФФИЦИЕНТ ЭФФЕКТИВНОСТИ… 9 %

РАСЧЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ НАГРАДЫ…

РАСЧЕТ ОКОНЧЕН. НАЧИСЛЕНО 4 БОЛЬШИХ ЭНЕРГОКРИСТАЛЛОВ.

ВАШ ВЫБОР:

1. ПОВЫСИТЬ РАНГ ИНДИВИДА (НЕВОЗМОЖНО — У ВАС НАИВЫСШИЙ РАНГ ИЗ ВОЗМОЖНЫХ В ДАННОЙ РЕАЛЬНОСТИ)

2. ПОЛУЧИТЬ НОВЫЙ НАВЫК

3. ПРОКАЧАТЬ ПРЕДМЕТ

4. ПРОКАЧАТЬ ПИТОМЦА

5. ЗАКОНЧИТЬ И ВЫЙТИ

Так, внутренний хомяк требует инвентаризации, поэтому п.3

ПРЕДМЕТЫ В НАЛИЧИИ:

1. Шляпа (максимальное улучшение)

2. Револьверы Парные (максимальное улучшение)

3. Боевой Нож ДШН-32М (улучшение невозможно)

4. Броня Стража Перевала — Нагрудник (максимальное улучшение)

5. Томагавк Пульфов (возможно улучшение)

6. Перо Длиннохвоста (улучшение невозможно)

Хмм… Томагавк! Улучшение? Жмяк!

1. Открыть Усиление.

Тыц!

1. Доступно усиление: «Увеличение Урона»

Стоимость открытия — 10 средних энергокристаллов.

2. Доступно усиление: «Частичное Самонаведение»

Стоимость открытия — 10 средних энергокристаллов.

Внимание!!! Осталась последняя ячейка Усиления! Выбирайте внимательно!

Ого! Нет, я всегда знал, что Система — жадина! Но, выбирать! А еще я понял, что чем выше качество предмета, тем больше «ячеек» усилений. «Обычные» — или нет вообще, или одно, «Необычные» — одно точно, два пока не видел. А вот «редкие» — оказывается, два! Кстати, нужно еще раз на Имперского Орла глянуть — там, вроде, только поле открыто. Подумаю, пока. Пометаю его в «реале», так-то усиление урона выглядит привлекательней, а с другой стороны — вдруг, при самонаведении, его за угол метать можно? Вот это будет номер! Пропустим, пока.

Кстати, п. 4!

Королева-младенец Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)

Жмяк!

1. Повысить Ранг Питомца.

2. Открыть новый Навык Питомца.

Уровень!

Повысить до Ранга «Королева-ребенок»

Стоимость повышения — 5 больших энергокристаллов.

После того, как я отдал на нужды деревни половину с прошлой Локации, у меня как раз 5 больших оставалось. Куда их еще тратить, кроме как на любимую паучиху? Так-то супермаркетов я тут, пока, не обнаружил! Нннна! Подавись!

ПОЗДРАВЛЯЕМ, ГЕРОЙ!!!

ВЫ ПОВЫСИЛИ УРОВЕНЬ СВОЕГО ПИТОМЦА!

Королева-ребенок Арахезов «Соня» (Питомец Бульдога)

Имеющиеся навыки:

1. Усиленная Невидимость

2. Продвинутый Кислотный Плевок

Доступные навыки:

1. Мыслеречь (стоимость открытия — 5 больших энерго кристаллов)

2. Смертельный Бросок (стоимость открытия — 10 больших энерго кристаллов)

3. *** скрыто*** (недостаточный ранг питомца)

А вот и изменения! Это, получается, с повышением ранга на только новый навыки в «доступных» появляются, а и «имеющиеся» прокачиваются. То есть, я уже знаю «без приставки», «продвинутый» и «усиленный». Значит, малая стала «более невидимая», хоть и звучит это криво, однако, не после встречи с индо-эльфами, у которых какое-то анти-свойство было и плеваться она должна чуть сильнее? Зачёт, однозначно!

И-и-и-и, на выход!

РОЗЫГРЫШ ВЕРОЯТНОСТИ СОХРАНЕНИЯ ВРАТ В ДАННОЙ ЛОКАЦИИ…

ПРОВАЛ!!!

ВРАТА БУДУТ ПЕРЕМЕЩЕНЫ В НОВОЕ МЕСТО!

Собственно, судя по надписи в конце, я уже понял, что произошло, но всё равно, для порядка оглянулся, убедившись, что арка за моей спиной исчезла. Повернувшись обратно, я всё-таки решил, что может у планеты и есть луна… даже целых две! Но, присмотревшись получше увидел, что это два огромных, распахнутых в изумлении, глаза Маханыча, что ярко белели в кромешной тьме.

— Вы это… чё…? Прошли?! — он ткнул пальцем в исчезнувшую в неизвестном направлении арку.

— Не то, чтобы прошли, — хмыкнул я. — Но, немного побродили!

— А как? А что? А почему?! — снова начал допытываться старый герой, и мне снова стало страшно за его расшатанное здоровье и слабое сердце — слишком уж он переживал.

— Слабоумие и Отвага! — хмыкнул Лысый, как обычно, поглаживая Сонечку.

— А вот сейчас — молодец! — похвалил я своего товарища. — Именно так и совершаются самые великие Подвиги во все времена… Ну, или также зарабатывается премия Дарвина! Ладно! Лысый заслужил ужин, да и я бы что-нибудь перекусил!

— Не расскажите? — расстроился дед.

— Лучше покажу! — я достал из мешочка кристаллы, отсчитал необходимое и протянул старику, заодно прикинув свой «капитал». — Пятьдесят процентов, как договаривались!

В моем «основном» кошельке оставалось 12 малых кристаллов, 19 средних и 2 больших. Учитывая, что я понятия не имел, пока, куда их тратить, ну кроме на корм Соньке… и Лысому, то особо не парился по их количеству. Да, были еще «расходные» кошельки у меня и у Лысого, туда мы ссыпали осколки, не считая их за деньги, хотя, в последнее время, аппетиты росли и в ход уже пошли малые кристаллы…

— Но, вы же… вы… больше ничего нам не должны! — изумился старик, но всё же взял подношение.

— Не должны, — согласился я. — Но, я так хочу! Поэтому, что нужно сделать?

— Взять и сказать спасибо? — предположил ветеран.

— Молоток! — показал я большой палец.

— Спасибо! — кивнул, трясущимися руками высыпая себе в сумочку свою долю и украдкой смахивая с морщинистого лица нежданную слезу.

— Вот и отлично! — заметил я. Раздавшийся голодный звук у меня из желудка заставил меня улыбнуться. — Вот даже организм протестует! Пошли жрать уже!

Благо, ворота были совсем недалеко от нашего лагеря. Тем не менее, темно стало, хоть глаз выколи. Маханыч запалил факел, и мы пошли, осторожно продираясь сквозь сплетенные ветви густого кустарника по направлению к свету костров, гомону детей и божественному аромату свежеприготовленной пищи!

Всегда знал, что если повар молодец, то он из старой подошвы отличное блюдо забабахает. Все наши бабы были «пряморукие» и ответственные хозяйки. Покидая хутор, кроме зерна, мы забрали весь урожай трав и овощей из прилегающих к хатам огородов, что сильно разнообразило наш рацион. А хлеб, они умудрялись печь прямо в походе, на костре в чём-то типа, глиняного короба-печки, который не ленились доставать каждый раз из телеги, несмотря на его большой вес. Хлеб ставили на ночь, поэтому каждое утро я просыпался под запах свежеиспеченной сдобы! Шарман, бля!

А Валиса и Мелиса умудрились подстрелить двух, то ли зайцев, то ли хорьков, я не приглядывался, но Маханыч заверил, что это вкусно. Я был непереборчивым, а Лысый, вообще, всеядным, так что угодить нам было проще простого. Но, тем не менее, я всегда любил повеселиться, особенно — пожрать!

К нашему приходу женщины уже все приготовили. Хлеб был нарезан, салаты нарублены, посуда вымыта и подготовлена. А большой котелок убрали с открытого огня. Он висел над тлеющими углями, дабы не еда в нём остыла. Пахло офигенно! Весь коллектив дожидался нас, не приступая к вечере, лишь подкармливали детишек, которые не могли долго терпеть то кусочком хлеба, то хрустящим яблоком.

Некоторое напряжение появлялось каждый раз при нашем появлении. Было ли это традиционное уважение женщины к мужчине, принятое в этом мире или нас до сих пор опасались? Хотя, скорее безмерно уважали. Но при нашем приближении, смех и шутки всегда смолкали, и женщины принимались за дело, как правило, кидая на нас из-под бровей заинтересованные взгляды.

Все-таки есть плюс в бабском… гхм… точнее, женском коллективе, подумал я про себя, когда после того, как ополоснул руки и морду в ручье, вернулся к костру и уселся на мешок. Первым делом мне подали чистое полотенце, чтобы я вытерся, забрали его, и тут же сунули в одну руку — огромную миску, с дымящейся густой кашей, из которой проглядывали кусочки мяса того самого непонятного зверька, а в другую — здоровенную краюху хлеба.

Рядом плюхнулась еще одна миска для моего питомца. Сделано это было осторожно, паучиху мою все взрослые члены моего табора опасались, особенно при том, что периодически из Локаций она возвращалась малость подросшая, как сегодня. Сонька, как и Лысый была всеядной, поэтому проблем с ней не возникало.

Критически оглядев меня и мои занятые руки, женщины расстелили передо мной льняную скатерть и поставили на него большую кружку с травяным настроем, а также ещё две миски, полные какой-то съедобный травы и овощей.

— Благодарствую! От души! — кивнул я, задумчиво глядя на ложку, так как рука у меня была занята хлебом. Осторожно положил хлеб на полотенце, взял ложку, зачерпнул дымящуюся, рассыпчатую кашу и…

— А за победу? — раздалось сбоку. — И, для аппетиту?

Я повернулся на голос. Маханыч, как раз, разливал в маленькие керамические чарки содержимое своей неразлучной фляжки, хитро на меня посматривая. Я, на секунду задумался и махнул рукой.

— А, давай!

Маханыx оживился и подозвал к себе девчат. Тут же к нему подбежали женщины и притащили по рюмке нам с Лысым. «Рюмки» были грамм на сто… В самый раз, в качестве аперитива — стыдно признаться, я даже не помнил пью ли я?! Одновременно мне припоминались веселые вечеринки где-то между звезд и, вроде бы моё же, неприятие алкоголя… Тоже между звезд… Но, каких-то других звезд!

Тут же в бок мне уперлось что-то мохнатое…

— А ты подросла! — хмыкнул я глядя во все восемь глаз одновременно. С поднятием ранга, Сонька стала размером с лабрадора или овчарку. Ясен пень, она не могла пропустить такое событие, как алкопитие!

— Отец, ты про Соньку забыл! — крикнул я старику.

— Не забыл! — хитро улыбнулся дед, как раз наливая самогон в миску. Одна из женщин осторожно, чтобы не расплескать, поднесла миску к нам и вопросительно на меня посмотрела.

— Ставь! — кивнул я.

Она, с опаской, поставила рядом со мной, и Сонька немедленно сунула туда своё мохнатое рыло, громко захлюпав.

— Ну, будьмо! — хмыкнул я, ничего другого мне в голову не пришло — только сейчас я понял, что чертовски устал. — Эх! Хорошо пошла!

А еще я понял, насколько я проголодался! Яростно заработал ложкой, не забывая закидывать траву, вкусом похожую на петрушку и целиком запихивая маленькие хрустящие огурчики. Я почти не отстал от Лысого! С одной поправкой — мне хватило этой большой порции, а вот здоровяку, женщины, уже знакомые с его привычками, тут же подсунули ещё одну миску, которую он с благодарностью принял и тут же заработал мощными челюстями…

Тут около меня кто-то хрюкнул, булькнул и хорошо поставленный голос затянул:

Настоящему индейцу надо только одного
Да и этого немного, да почти что ничего.
Если ты, чувак, индеец — ты найдешь себе оттяг.
Настоящему индейцу завсегда везде ништяк!
Эх, трава-травушка, травушка-муравушка
Эх, грибочки-ягодки да цветочки-лютики
Эх, березки-елочки, шишечки-иголочки
Эх, да птички-уточки, прибаутки-шуточки…
Кажется, малая считывает у меня из мозга хиты из моей прошлой жизни, которые я сам не помню! Вот группа, к примеру… кажется… там какая-то цифра в названии была! Но, какая же душевная песня! Чингачгуки бы оценили! Ессли бы выжили, хе-хе… Допев припев, вместе с членистоногим солистом, я прямо почувствовал, как у меня поднялось настроение!

Малая ткнулась мне в бок, требуя продолжения банкета, на что я отрицательно покачал головой, почесывая её мохнатый бочок.

— Я еще не разобрался с твоим метаболизмом, так что хватит! Есть еще ненулевая вероятность, что ты просто алкоголичка и шлангом прикидываешься! Вот заговоришь — мы с тобой пообщаемся, проведем пару экспериментов и вот тогда, возможно, включим алкашку в твой ежедневный рацион! Всё для фронта всё для победы!

Соньке мой спич не очень понравился, она даже что-то недовольно зашипела, но потом перевернулась на спину подставляя мне своё брюшко. Я, с удовлетворением отметил, что прочность кожи у паучихи повысилась, еще кожа начала уже напоминать что-то вроде хитинового панциря, особенно сверху. Растет моя ватага и крепнет! Я одной рукой чесал питомца, а другой взял кружку с травяным отваром.

Видя, что я поел, попил и нахожусь в благодушном расположении духа, рядом на землю присела Валиса.

— Слышишь, Бульдог! — тихонько сказала она.

— Да? — кивнул я, отхлебнув горячий напиток и слегка скривившись, потому что обжегся.

— А возьми меня к себе в ватагу! — я, как раз, снова глотал и подавился сильнее, закашлявшись. — Постучи! — прохрипел я, тыкая пальцем себя на спину.

Девушка пару раз хлопнула, я откашлялся и смог ответить.

— Спасибо! С ума сошла?!

— Почему? — нахмурилась девушка. — Ты же видел, как я обращаюсь с луком! А ещё у меня есть другие таланты!

Она загадочного улыбнулась, а я опять впал в ступор. Вот что она сейчас имеет ввиду? Это она так со мной заигрывает? Или у неё действительно есть еще какие-то скрытые, но боевые таланты? Ох уж эти женщины!

— Не сомневаюсь! — нейтрально ответил я. — Вот только у вас народу и так, хер да нихера, остались, боюсь Маханыч будет против! И, вообще, давай сначала доберёмся до вольной ватаги, а там думать будем!

— То есть ты не сказал «нет»? — с надеждой заглянула мне в глаза Валиса.

— Бля… и-и-ин…, девочка, не напрягай меня! — еле сдержался я. — Я тебе, вообще, ничего не сказал! Всему свое время!

— Хорошо! — она подскочила, но тут я кое-что вспомнил.

— Постой! — остановил я Валису и полез, рюкзак и достал трофейное Перо. — Держи, это тебе!

— Как ми-и-и-и-иленько! Это, правда, мне?! — захлопнула в ладоши девушка и у меня в башке снова что-то щелкнуло…

Силуэт Валисы поплыл, преображаясь… Перед глазами возникла зеленоглазая блондинка неземной красоты, с большими… гхм… грудью… которая точно также прыгала и хлопала в ладоши, приветствуя какой-то подарок от меня… и это было не перо! Это была, мать её, ОГРОМНАЯ винтовка-«слонобой»… розового цвета!!!

Кажется, это была моя дражайшая супруга и звали её…

Тут меня выдернули из моих грёз самым подлым способом. Валиса, схватив перо, решила меня отблагодарить и наклонилась, быстро чмокнув меня щеку. При этом, она внимательно следила за моей реакцией, но так как моя реакция не отличалась от реакции мраморной бездушной статуи, а я все ещё находился в состоянии перманентного охреневания от вечера воспоминаний, то она просто выпрямилась и быстро побежала к подругам, хвастаться подарком.

— Смотри! Задуришь девке голову — придётся жениться! — рядом возник Маханыч с флягой, обращаясь ко мне, как бы в шутку, но, тем не менее его зоркие, не по годам, глаза цепко следили за выражением моего лица.

— Мне нельзя, я уже женат! — покачал головой я.

— На ком это? — тут же уточнил дед.

— А вот это мне ещё предстоит выяснить! — почесал я затылок. — Знаю только, что это прекраснейшая женщина во Вселенной!.. Во всех Вселенных! — зачем-то поправился я.

— Будешь? — заговорщески подмигнул дед, булькая флягой. Сонька тут же перевернулась на живот и приняла «стойку» на булькающую ёмкость.

— Не, стаый, харэ! Пора спать! Завтра будет новый день! Более лучший! Хе-хе… — я уже приподнялся, но махнул на паучиху, которой явно не хватало хвостика, чтобы им сейчас вихлять. — И Сатурну больше не наливать!

— Чего? — вылупился на меня старый.

Я повернулся, Лысый всё еже ужинал.

— Лысый! Ты дежуришь первым! — здоровяк, не прекращая жевать, согласно кивнул я, отошёл в сторонку и улегся, закутавшись в одеяло, попытался заснуть, под шорох травы, песни сверчков и отдалённое чавканье очень здорового, но не очень умного организма…

Сбоку зашелестела трава и небольшое тёплое тельца пристроилось ко мне поближе, и это была не Сонька! Я повернул голову и увидел смущенно улыбающуюся, но вместе с тем решительную Валису. Судя по её глазам, она была готова на всё.

— Хорошая попытка, но нет! — хмыкнул я. — Прикройся, боец! Ночи нынче холодные!

После открывшегося мне видения, не было больше у меня никаких сомнений. Нужно найти жену! После «Полного Пэ», конечно же… Ну, по крайней мере, где мой обрез я знал! И, мне кажется, есть еще пара-тройка кадров, которых я буду рад увидеть… Как, и они меня!


Глава 22


Ещё два дня пути, в течение которых я продолжал попытки сделаться великим наездником, а также вытянуть дополнительную информацию с Маханыча. И то, и другое закончилось провалом. Задница моя горела огнем, делая попытки снова залезть в седло, чем-то сродним садомазохизму. А Маханыч, хоть и был героем-ветераном, ну уж слишком «местечковым».

Он большую часть своей жизни провел в делах и заботах о своей земле и своих родных. Ничего нового об этом мире я не узнал, ну кроме: рецепта самогона, времени посева и сбора урожая, а также подробный доклад о питательной ценности разных сортов навоза.

Не знаю, зачем мне вся эта информация, но он хоть какой-то разговор поддерживал, в отличие от молчащего Лысого. Собственно, кроме деда мне и поговорить не с кем было, так, иногда, с ребятнёй шутил и с женщинами парой слов перекидывался. Последние — окончательно приняли меня за своего, и даже где-то усыновили. Я имею ввиду старших.

Женская «молодёжь», после моего подарка для Валисы и неудавшейся «добрачной» ночи, поменяла своё отношение ко мне полностью, прекратив заигрывать и переключилась на Лысого. Завидный жених, как ни крути! Пустая трата времени! Удивительно, но в этом мире его могли возбудить две вещи — хорошая драка и вкусная еда.

Я поймал себя на мысли, что пытался по его взглядам оценить заинтересованность — понять, так сказать, его общую ориентацию. Нет, с этим было всё порядке. Периодически его взгляд останавливался на ком-то из молодух, которые неловко (или, наоборот, ловко?) наклонялись, выставляя вперёд то глубокое декольте, то упругую попку.

Мой разговор на эту тему несколько не задался.

— Слышь Лысый, а ты чего морозишься? Девчонки, вроде как. не против?

— А ты чего морозишься? — посмотрел на меня насупленный здоровяк.

— Эй! Мне кажется, это не твоя прерогатива вопросом на вопрос отвечать! Это кто-то другой делал! Я помню!

— Пфф…

— Ну, я совсем другое дело — я как бы женат!

— Ну вот и я женат! — сказала Лысый.

— Опа-ча! А на ком? — тут же заинтересовался я.

— Не помню, — нахмурился Лысый. — Помню только, что у меня не только дети, но и внуки были!

— Хренасе, ты старпёр! — восхитился я. — А, вообще, мы как та собака на сене… Хотя больше жаждущих «сена» тут не наблюдается! Ладно, проехали!

Я пошёл к Маханычу, уши мои достаточно отдохнули, чтобы снова воспринимать тонкости сортировки зерна, согласно его качества, для продажи или для последующего посева. Мой табор неспешно продолжал движение, в какой стороне я увидел в воздухе, неразличимое на дальнем расстоянии, но вполне заметное на ближнем — колышущееся марево.

— Это что за хрень? — спросил я старика.

— Дык, граница княжества, вестимо! — пожал плечами дед.

— А для чего она? Ну… в таком виде?

— Да, кто его знает? Как бы пограничный столб, чтобы не было раздоров среди князей, — хмыкнул старик.

— А ещё какую-то функцию выполняет?

Старик задумался.

— В случае Кары Небесной, именно на этом месте возникает купол, под которым исчезает все живое!

— Дальше, значит, следующее княжество? — уточнил я.

— Нет, дальше «вольные» или «нейтральные» или «дикие» земли. Названий много — а смысл один!

— Вот как? — удивился я. — А поподробнее?

— Ну, я же рассказывал!

Дед, с удовольствием, устроил меня повторную политинформация. Из того, что он знал и рассказывал мне ранее — это невидимую «спираль» из Локаций, закручивающуюся от побережья к середине континента. Изначально, княжества сформировались как раз на побережье. Со временем, добавлялись новые, все ближе к центру. И заставляя людей мигрировать на новы территории. И так, год за годом.

Но всё же, весь континент не был полностью «освоен». Так как мы находились почти около самого центра, это внутренняя область была всё ещё «волной» территорией. У меня сразу же возник вопрос: «Какого хера князья мучились, отдавая кристаллы и подвергая опасности свою жизнь и жизнь своего народа? Ведь они просто могли бы свалить на ничейные территории и там жить спокойно, без надзора Высших сил и блядского цейтнота, а все кристаллы оставлять себе?»

На это было несколько причин. Во-первых, нет княжества — нет портальных врат, которые сильно помогали в логистики. Ну, а во-вторых, что было самым важным — на вольных территориях из разбросанных по их территории Локаций, иногда, выходили монстры «на погулять». Да-да, именно так! Если в пределах «официальных» княжеств Локации были всегда заперты с «той стороны», и туда можно было попасть исключительно с «нашей» стороны, то на нейтральных территориях из врат высыпались разнообразные монстры, сметая всё на своем пути.

Людям, волей-неволей приходилось следовать «правилам игры» и тут выяснилась еще одно свойство виртуальной границы. Подойдя к незримому барьеру, отделяющему дикие земли от существующих княжеств, залетные монстры не могли его преодолеть. Что с ними происходило дальше, мало кто знал, и это точно был не Маханыч, то ли дрались с друг с другом и помирали, то ли снова убирались в Локации…

Мне всё равно было не совсем понятно. Казалось бы — создай нормальный укрепленный лагерь, живи в нём спокойно и отбивайся от мигрирующих монстров. Но и на это у Системы был «ответ». Периодически, в самый неподходящий момент, рядом с укрепленная человеческим лагерем, а иногда, и внутри него, внезапно появлялись врата. И из Локация выбегали злобные монстры, сметающие дерзкое поселение со своего пути.

Так что на практике, в вольных землях жили, в основном, на небольшом промежутке вдоль границы княжеств. Как правило, беглые крестьяне или преступники, которые в случае опасности тут же прятались «в домике».

Ну и Вольные Ватаги, самые отчаянные из них, обосновались там, прокачивая на монстрах свои навыки и умения. При этом, постоянно мигрировали, дабы Система не подложила им собаку в виде десантирования им на голову монстров в самый неподходящий момент.

Так что точного нахождения лагеря Маханыч не знал. Единственное, что он знал — это то, что он находится «где-то здесь», на площади в несколько сот квадратных километров. Дед рассчитывал повстречать дозорных. Любая ватага в диких землях окружала себя постами, которые должны были отслеживать окружающую территорию и предупреждать лагерь в случае приближения монстров.

Степь потихоньку превращалась в лесостепь, когда мы приближались к предгорьям, нам уже не удавалось двигаться по прямой, объезжая целые лесопосадки и густые заросли. Остановившись на отдых и обед в тени деревьев, мы не успели даже развести костер, как из кустов раздался предупредительная крик и на опушку вышли три человека.

Я уже научился справляться с рефлексами и вместо того, чтобы выстрелить им в голову, приветливо замахал руками.

— Шалом, православные! — жизнерадостно поприветствовал я пришлых, но они нахмурились и ответного приветствия я не услышал.

Выглядели они серьезно. Точнее, один из них выглядел серьезно. Предводитель этой троицы, похоже, был опасным человек. В его взгляде было что-то звериное и он явно умел обращаться с оружием, которым был обвешан с ног до головы.

Броня его, с первого взгляда чёрная и матовая, переливалась на солнце и, при ближайшем рассмотрении, как будто состояла из мелких чешуек, также как сапоги и перчатки. На поясе висели пистолеты, на плече была винтовка, а из-за плеча торчала рукоятка меча. Седые волосы забраны в хвост, лицо покрыто старыми шрамами, взгляд холодный и изучающий. Напомнил мне он одного героя из старых сказок, которого почему-то называли «ведьмой»… ну, или как-то похоже. Только этот чуть поменьше был размерами, что нимало не умаляло исходящего от него ощущения опасности.

— Вы кто такие? — вместо приветствия, нахмурился пришелец.

— Даже не поздороваетесь? — хмыкнул я, на что получил скользящий взгляд, что тут же вернулся к Маханычу, видимо принимая его за старшего. Это было логично, солнце припекало и броню мы сняли. И не только браню — в этих гадских кожаных штанах, у меня яйца преть начали! Поэтому я щеголял сейчас в трусах, которыми снабдил меня Маханыч, в льняной свободной рубахе и в ботинках на голую ногу. Ну, а за неимением в этом мире солнцезащитных очков, от гадского солнца меня спасала моя верная широкополая шляпа, которая давала хоть какую-то тень на глаза.

Лысый же, с удовольствием валялся бы на телеге абсолютно голый, если бы упрёк от ГлавБабки, поэтому ему пришлось натянуть труселя — больше на нём ничего не было, он принимал солнечные ванны, медленно покрываясь странноватым коричнево-фиолетовым коричневом загаром, которым щеголяли все местные.

Я не собирался сдаваться и хотел пошутить ещё раз, но тут, с другой стороны поляны вышел ещё один… индивид. И тут я удивился. Я не успел разобраться, но при первом появлении в этом мире, тело, куда попало мое Сознание и тело его подружки, явно отличались от обычного человеческого. Вот и вышедший незнакомец был вроде человек, а вроде и нет!

Под стать Лысому размерами, его тело было покрыто короткой тёмно-коричневой шерстью, а лицо… или, скорее, морда была слегка приплюснутой, как у обезьяны. Из-под губ, торчали белоснежные клыки, его руки были толщиной, как мои ноги и свисали ниже пояса, превосходя длиной человеческие. Острые уши торчком дёргались, ловя каждый звук. При этом, у него были какие-то нелепые доспехи, а в руке он небрежно держал огромную секиру.

Глядя на него, даже Лысый напрягся. Он судорожно потянул трусы и положил руку на свой молот. Я сделал жест рукой, успокаивая возбужденного друга.

— Здравствуйте, почтенный герой Седой! — как-то слишком низковато поклонился Маханыч.

— Я тебя знаю? — спросил пришелец.

— Не уверен, благородный герой. Мой хутор находится… гхм… находился в сорока верстах на юг и вы заходили пару раз, переночевать, когда проходили мимо!

— Маханыч? — нахмурился Седой, вспоминая.

— Точно! — широко улыбнулся старик.

Визитер слегка расслабился.

— Извини, отец, память уже не та!

— Какие ваши годы! — запротестовал дедуган, всё также по-дурацки улыбаясь.

— У тебя же вроде всех детей и внуков мужского пола в дружину забрали… Ну, из тех, кто не погиб? — настороженно махнул в нашу сторону ватажник.

— Дык, это не мои родичи! Это пришлые ватажники!

— Ватажники? — заинтересовался пришелец. — А где остальные бойцы?

— Вся ватага перед тобой! В полном составе! — я, наконец, встрял в разговор. — Вольная ватага «Всем Сасать», прошу любить и жаловать!

На что мой собеседник, внезапно рассмеялся.

— Какой идиот придумал такое название?

— Да уж получше, чем «Бычий Хер», — ответил я, немного обидевшись.

Маханыч испуганно шикнул, но было уже поздно. С лица Седого мгновенно сошла улыбка, он молниеносно переместился ко мне и схватил за горло… Ну, точнее, он попытался это сделать… Я тоже не зевал. Продолжая сидеть на телеге, я просто выкинул вперёд ногу и впечатал подошву ботинка в грудь подбежавшего. Честно говоря, я его немного пожалел… И сразу же понял, что сделал это зря. От моего удара вполсилы вместо того, чтобы отлететь в сторону, он всего лишь притормозил, схватил меня за ногу, выкручивая и, кажется, пытаясь её сломать.

И, судя по всему, сил у него для этого было достаточно! Мне пришлось, оттолкнувшись руками повернуть тело в сторону кручения, дабы избежать вывиха. Одновременно, опираясь на руки, я вломил гаду второй ногой по лицу, уже не сдерживая себя.

Седой крякнул и отпрянул, из разбитого носа у него текла кровь. Его спутники-люди тут же наставили на меня винтовки, а человеко-зверь сзади зарычал, перехватывали оружие в боевое положение.

— Спокойствие! Только спокойствие! — заорал я, поднимая руки, рассчитывая предотвратить неизбежное кровопролитие. Лысый, при моих словах еле-еле, в последний момент, удержал в руках молот, который уже был готов отправиться в полет в голову зверя.

— Мы пришли с миром!!! — странная фраза пришла мне в голову в критический момент.

К чести Седого, ярость покинула его. Одну руку он поднял, останавливая своих, а второй — провел по лицу рукой и задумчиво посмотрел на окровавленную ладонь.

— Как-то слишком ловок ты для крестьянина, — улыбнулся он.

— А кто тебе сказал, что я крестьянин?

— Ну а кем ты можешь быть? — продолжал играть в «угадайку». — Дезертир дружинник? Вряд ли… Скорее, преступник, убежавший на вольные земли.

— Я же сказала — ватага мы, — мне не понравился ход его мыслей.

— Покажи сертификат ватаги! — тут же предложил ватажник.

— Нету у меня сертификата, — буркнул я. — Молодые мы… и это… Дикорастущие! Вот! Не успели зарегистрироваться!

— Хорошо! А где до этого служили?

— «Где-то», — развёл руками я. — В тех местах, которые называются «Не ваше дело»! — начал злиться я, чем снова вызвал недовольство на лице собеседника и угрожающие движения его спутников.

— Слушай, без обид, чувак! — сказал я. — Уж извини за твой разбитый нос, конечно, но ты первый полез! Чего ты, кстати, так возбудился?

Маханыч снова ткнул меня локтем в бог, предостерегая от чего-то. Но на этот раз, Седой уже не дергался.

— Наша ватага называется «Бычий Уй»! Запомни это хорошенько! И держи при себе свои шуточки с дебильным подтекстом! В следующий раз я запихну их тебе в глотку вместе с выбитыми зубами! Понятно?

— Ну рискни здо… — начал я, но вовремя спохватился и широко улыбнулся. — Ладно-ладно, простите еще раз! Ты мне лучше скажи, как мне с вашей мамкой встретиться? — всё-таки вредный у меня характер!

— Не живётся тебе спокойно, как я посмотрю! — нахмурился чувак.

— Какой вы чувствительный, гардемарин, — меня понесло, не люблю, когда мне угрожают, даже всякие Геральты недоразвитые… О! Вспомнил, надо же! — Знаю, что у вас мадам всем рулит, так вот хотел бы с ней повидаться!

— А зачем это ей?

Тут я сбился, потому что ждал ответа вопрос «зачем это нам?» придумал на него ответить, но мужик оказался хорош и сразу поставил вопрос ребром.

Пришлось раскрыть все карты, которые я хотел было приберечь до последнего.

— Да вот поговорить с ней хочу! Возможно, вам подкрепление понадобится. Слышал, время сейчас не спокойное.

На удивление, Седой ответил сразу же, оценивающе оглядев меня и Лысого.

— Хотел бы сказать, что кого попало мы к себе не берём, но что-то в вас есть… Хоть и выглядите вы как бомжи!

Лысый недовольно хрюкнул.

— Какой ранг у вас?

— А это мы обсудим с вашим командиром, — ответил я.

— Даже так? — нахмурился собеседник. Как-то быстро он впадал то в гнев, то в веселье, ему бы нервишки подлечить, надо с ним осторожно! — При всём уважении! — добавил я.

— Хотя, это ваше право. Кодекс Героя это позволяет! — кивнул Седой, а я мысленно поблагодарил незнакомый мне Кодекса, который позволяет держать в секрете свои геройские подвиги и достижения.

— Насчёт тяжелых времен ты прав, но вот только нет сейчас Рыжей в лагере.

— А где она? — тут же поинтересовался я.

— Там же откуда вы пришли, — усмехнулся Седой. — В стране «Не твое дело»!

— Один-один, — тоже улыбнулся я. А он не такой чурбан, как я думал.

Собеседник повернулся к Маханычу.

— А с вами что? Дружинники с земли согнали? — безошибочно определил он.

— Так и есть, — кивнул дед, заискивающе улыбаясь. — Согнали с земли, ироды, насильничать хотели, братца моего убили! Если бы не эти добры молодцы, все бы мы там полегли!

Седой задумчиво посмотрел на меня.

— Если мне не изменяет память, и ничего не поменялось, то сборщик налогов в компании меньше восьми княжеских дружинников не выезжает! Как же вы с ними справились?

Я почесал репу.

— При помощи несомненного чуда и «какой-то матери», как обычно! — развёл руками я.

И тут взгляд Седого, наконец, сфокусировался на нашем немаленьком табуне, который пасся в сторонке. Он мысленно пересчитал лошадей и поморщился ещё больше.

— А где вы коней подрезали? Конокрады? — во взгляде его проскользнуло очевидное презрение.

— Нет, мы благородные пираты! — не удержался я. — Маханыч, скажи ему!

— Никак нет! — всполошился дед, посмотрел на меня растеряно и не нашел ничего лучшего, чем ляпнуть. — Это тоже трофейные кони дружинников!

Седой снова посмотрел в сторону табуна, не веря своим глазам и снова тщательно всех пересчитал. Тут взор его просветлел, он, похоже, нашёл себе логичное объяснение.

— Ага! Так вот почему вас всего двое осталось! Это что, вся твоя ватага полегла в сражении с дружиной? Сочувствую! Хотя странно, что я не слышал о такой многочисленной ватаге, еще и с… таким интересным названием!

Дед закашлялся, уже даже не пытались найти объяснения и растеряно посмотрел на меня, мысленно прося меня ввязаться. Я же, не вдаваясь в подробности, неопределённо махнул рукой. Странные люди! Им даже врать не нужно, придумают себе какую-то ересь и верят в неё!

— Да, вообще-то, мы сами всех в два рыла завалили! — пожал плечами я. Увидев напрягшееся лицо Седого, я хмыкнул. — Шучу я! Куда нам? Рукожопы мы, чудом уцелевшие… Только и умеем, что стратегически отступать!

Ватажник же продолжал хмуриться.

— Странные вы! Не знаю почему, но я почти поверил!

— А вот это ты зря! Что могут сделать два человека против полсотни обученных дружинников?

— И правда, ничего… Это фантастика! Что-то я погорячился, — облегченно вздохнул Седой.

— Отож! — назидательно сказал я. — Ладно, давай уже куда-нибудь двинем! Отдохнуть бы… Да, и пожрать не мешало бы!


Глава 23


Собственно, оказалось что почти дошли до самого лагеря, каким-то образом умудрившись пройти мимо дальних Дозоров. Седой побурчал по этому поводу, но не сильно — я так понял, людей не хватало. А со стороны княжества количество дозоров и их плотность были минимальны.

Вероятность того, что именно с той стороны кто-то нападёт стремилась к нулю и в основном отслеживали направления из глубины нейтральной территории. Сам же Седой, два его «стажера» и человека-зверя как раз обходили дозоры, меняя караулы, прикрывавшие наиболее опасные направления. Они уже возвращались в лагерь, когда наткнулись на нас.

Кстати, «человеко-зверем» в этом мире, людей было называть не принято. Седой был немногословен, что объяснялось общей скрытностью вольных. Похоже, они берегли свое вольное «комьюнити» от внешнего мира и посторонних глаз. И если вожак был не слишком разговорчив, то его мохнатый друг, которого звали Силач, нашел общий язык с Лысым, тем более, увидев Соньку.

С Сонечкой, вообще, интересно вышло. Она поразила Седого в самое сердце, когда «проявилась» по моему приказу после успешного окончания переговоров прямо у него за спиной. Увидев моего питомца, я по глазам видел, что у ватажника возник миллион вопросов, но тем не менее, он себя сдерживал, уважая то ли Кодекс, то ли, уже, меня.

Выражением «нашел общий язык» в понимании Лысого и мохнатого Силача являлось обоюдное молчание и синхронное поедание наших припасов. Но делали они это исключительно душа в душу. Приятно было посмотреть, как стремительно уменьшаются наши запасы еды! А еще Сонька прониклась к этому волосатому здоровяку, милостиво позволив себя чесать.

Но я бы был не я, если бы не попытался выведать у Седого новую информацию. Пришлось устроить своего рода, информационный бартер. Для начала, я получил от Седого урок хороших манер, нравоучение и воспитание после того, как я обозвал мохнатого зверя «человеко-зверем».

Его внешний вид был результатом применение инфо-кристалла Системы, который, дабы дать его владельцу новые свойства и силы, изменил само тело. Таких людей в Этом мире принято было называть «изменёнными» — не «зверьми», не «мутантами» и не «уродами». Хотя эти эпитеты использовались, но использовались исключительно в качестве оскорблений. И обычно говорились не в глаза, а за спиной всякими ненавистниками.

Собственно, я их понимал — сказать такое в глаза такому… гхм… существу, означало остаться без головы, ну или без руки — если изменённый находился в хорошем расположении духа. Изменения организма были безвозвратными. Один раз применив инфо-кристалл, обратной дороги не было. Можно было только применить другой кристалл, добавлявший еще более неестественные изменения. Некоторые люди, увлекшись модификациями тела, вообще, теряли человеческий вид и, иногда, разум.

К слову, применение физических усилений «ударяло» по разуму. Человек, с усилением тела, как будто деградировал психологически. Чем сильнее он становился физически, тем… гхм… тупее, он становился разумом. И вот тут, увлекшись мутациями, нужно было не пропустить тот шаткий баланс, когда разум еще мог управлять инстинктами. Не у всех это получалось…

Измененные делились на две категории: довольные собой или несчастные от этого. Силач, судя по всему относился к «довольным». Дело в том, что физические изменения были направлены в сторону повышения силы, ловкости и прочности тела. Герой первого ранга, ничего из себя не представляющий, после изменения тела, формально оставшись на начальном ранге, силой и, главное «полезностью» превосходил более высокоранговых товарищей. Это был, так называемый, Путь Силы — быстрый путь, чтобы возвыситься в местной иерархии, однако последствия были не всегда предсказуемыми.

Такие усиления практиковались целенаправленно, при необходимости резко нарастить мощь войска, дружины или ватаги, при больших потерях в живой силе. Фактически, можно было взять любого крестьянина, усилить его и выпускать в бой. Да, он не имел навыков, опыта и достаточной психологической подготовки, но это была уже боевая единица, пригодная к использованию.

Мне было интересно узнать про это побольше, на что Седой мне ответил, что ликбез окончен, и основной вывод следующий. Называя зверя «зверем» можно пострадать физически, а вся другая информация для меня, сейчас, излишня. Хотя, он обратил моё внимание на неестественный аппетит моего товарища. Именно зверским аппетитом отличались все измененные. Не имея возможности употреблять энергокристаллы в нашем мире, они закрывали потребности изменённого организма в энергии просто с помощью еды. Употребляя ее, в нереальных количествах.

Глядя на «праздник желудка», что устроили два здоровяка, не сходя с телеги, в это нетрудно было проверить. Седой даже подъехал ближе, пристально рассматривая моего друга на предмет мутаций, а ничего не обнаружив — очень сильно этому удивился. На его памяти, такого он еще не встречал. Повышение силы без изменения тела считалось, в этом мире, невозможным.

Моей же частью «информационного бартера» был краткий рассказ о Сонечке, так заинтересовавшей ватажника. Очень краткий, ага. Забежал в Локацию, увидел паучка, схватил и убежал. Не, нуачо? Примерно так всё и было же!

По словам Седого, питомцы в их мире были не просто редкостью, а исключительной редкостью. Система очень неохотно отдавала свои творения в руки людей. Из известных ему, по слухам и виденных воочию — были более «близкие» к человеку звери — псовые или кошачьи, ездовые животные, слышал он, также, про птиц. Причем, про питомцы-арахеза он не слышал, вообще, никогда. Считалось, что эти монстры не могут быть приручены просто потому, что не имеют собственного разума, а подчиняются матке, которую никто никогда не встречал. Тут я, внезапно, разглядел в небе милое облачко и даже, начал насвистывать мелодию, всячески отводя от себя подозрения.

А ещё он очень скептически относился к вероятности присоединение моего табора к вольным. Как было сказано, ватага испытывает недостаток в войнах, бойцах, но никак не в бесполезных голодных ртах. С другой стороны — работал естественный отбор, Некоторое время назад, Системе удалось застать ватагу врасплох, проредив их мирное население.

Лагерь ватаги напомнил мне Каструм — лагерь римских легионеров. Кусок территории в форме квадрата, была обнесена заборов из брёвен, с заточенной верхушкой. Внутри находились кожаные палатки гарнизона, в несколько линий. Хотя, в отличии от прообраза, ворота были только с двух сторон, основные — охранявшиеся стражей и, видимо резервные, закрытые и забитые наглухо. По периметру лагеря был двойной ров и высокий земляной вал, усиленный палисадом. Сверху торчали редкие деревянные башни, позволявшие обстреливать подступы к лагерю.

Всё это выглядело легко сборным/разборным, видимо для быстроты сбора и перемещения на новое место. А еще, существенным отличием от знакомого мне лагеря было то, что его внутренняя пространство было также перегорожено. В перегородках были двери, около которых также находились охранники. Хоть это и доставляло определенные неудобства, но сделано это было в качестве дополнительной страховки, если Система попытается провернуть свой любимый трюк с открытием врат в середине лагеря.

Получалось это у Системы не так часто, обычно она «промахивалась» и ворота открывались вне стен лагеря, но вот именно две миграции назад, ворота открылись внутри. В общем жизнь у ватажников на нейтральной территории была не из лёгких. У меня на языке вертелся вопрос: «какого хрена устраивать лагерь на опасной территории и постоянно бегать с места на место?» Но вслух этот вопрос я не задал. Вряд ли я получу на него ответ. Да и вряд ли дело в конкретном «Бычьем Уе» — скорее всего «ноги растут» из общей свободолюбивости ватажников, но это не точно.

Что меня еще поразило, так это большое количество вооруженных людей в лагере.

— Это что, все герои?

Седой посмотрел на меня странно, и я понял, что задал очередной тупой вопрос, ответ на который я обязан был знать.

— Нет, это обычные люди, милиция. В случае нападения диких ты или сам берёшь в руки оружие или умираешь, поэтому в интересах сообщества — умение обращаться с оружием каждого его члена.

Я глубокомысленно кивнул, изображая понимание, но кажется Седой поставил у себя в голове еще одну «мысленную галочку» по поводу нашей странности. Уверен, весь его мысленный «блокнот» с примечаниями и замечаниями дойдет до таинственной Рыжей перед нашим с ней собеседованием.

— Вы можете разбить свой лагерь в любом месте за воротами, — махнул он рукой, только не напротив ворот и на расстоянии более четверти версты.

Я удивился.

— Вы нас не впустите внутрь?

Он снова посмотрел снова на меня как на дурака.

— Зачем я это будут делать? Во-первых, вы не наши, во-вторых, лагерь построен ровно под то количество людей, которое у нас есть. Там тупо нету места, а тесниться, чтобы поселить чужаков, я не вижу смысла!

Я кивнул.

— Так когда же уже вернётся Рыжая из чудесной страны с интересным названием?

Седой снова позволил себе улыбнуться.

— Как только, так сразу!

Я почесал затылок. Чёртов Штирлиц! А еще он, внезапно, напомнил мне моего старого друга с интересного города — он тоже был такой же… раздражающий! Ну и сколько нам тут торчать?! У меня, вообще-то, еще дела есть!

Седой уже собрался было идти, но ещё раз пробежался глазами по телегам и мему табуну.

— Кстати, если есть желание избавиться от лишнего груза, как живого, — он махнул на лошадей, — так и снаряжения и оружия, — тут он указал на телегу, на которой были свалены в кучу доспехи и оружие дружинников. — То могу прислать нашего казначея. Цены, конечно же, мы сможем предложить не самые лучшие, но учитывая то, что вам это не надо будет никуда тащить самостоятельно — возможно. это вас заинтересует.

— Мне надо посоветоваться с шефом, — буркнул я, поглядывая на Маханыча.

— Не вопрос! Решитесь — пошлите гонца к воротам, меня найдут.

— Принято!

— Ну, тогда, до скорой встречи! — и они направились в сторону своего лагеря.

А я устроил небольшое совещание. Собственно, совещались только я и Маханыч, но два человека — это же уже совещание, как ни крути!

— Ты знал про их порядки? — уточнил я у деда. Видя непонимание в его в глазах, я уточнил свой вопрос. — Ну, как-то неприветливо они нас встретили, ты не находишь? В лагерь не впустили, опять же!

— Это нормально! Это даже хорошо! — замотал головой он. — Седой был вправе вообще гнать нас в шею, а он привел нас сюда.

— Он, типа важная шишка тут? — уточнил я.

— Насколько я слышал — он «главный разведчик».

— А что делает «Главный разведчик»?

— Ну, вестимо что — разведывает расследует новые Локации, а также командует сторожевыми дозорами. Он, как раз с обхода дозоров шёл. Так вот то, что он нас пригласил — означает, что скорее всего он где-то слукавил. А именно, в части достаточного количества «мирняка» в ватаге. Из-за стен и ворот, конечно, ничего не видно, но когда мы спускались с пригорка я кое-что рассмотрел. А еще ты прислушайся — я не слышу ни детских криков, не гомона толпы. И еще. Посмотри на периметр. Вот, мы остановились около внешней стены. Ватажники же мигрируют не наобум — они, как правило, перемещаются по своим старым стоянкам. Отстроить новый лагерь, с нуля — задача не из простых! Выкопать рвы и накидать такой вал — это ни один и не два дня работы!

Я пристально следил за его рукой, которой он указывал на те вещи, про которые, сейчас, говорил и я отмечал его правоту.

— Так вот, мы находимся около старого вала, а новый — посмотри, на каком расстоянии насыпан! Территория лагера меньше, чем изначально рассчитанная и обустроенная! А это указывает на то, что ватага существенно подуменьшилась! В результате последнего нападения или общие дела у них не очень, я не знаю, но факт остается фактом!

— А ты глазастый! — хмыкнул я, на что старик довольно усмехнулся.

— Есть ещё порох в пороховницах!

Я одобрительно хлопнул его по плечу.

— Тогда где расположимся? Между насыпями? — спросил я.

— Нет! Я бы вон туда к лесочку отошел! — покачал головой ветеранский дед.

— Почему так? — осведомился я.

— Дык, если арка возникнет, то Система её поближе к лагерю тулить будет! А если она встанет аккурат между насыпями, но нас тут и похоронят!

— Толково! — похвалил я. — Поехали обживаться! Хрен его знает, сколько нам тут куковать придётся!

— Кстати! Что ты думаешь по поводу предложенной торговли?

— Что думаю? — усмехнулся дед, когда мы уже прибыли на место будущего лагеря и начали обустраиваться. — Думаю, что обдерут они нас, как липку, воспользовавшись моментом. Мы и полцены не получим!

— Какая альтернатива? — нахмурился я.

— Да всё верно Седой сказал! Альтернатива — это идти в город на базар.

Я хмыкнул.

— Чего мы не можем сделать.

— Ну да, а ещё обобрали мы-то дружинников, если Казначей хороший, то он непременно это заметит и прижмет нас еще сильней!

Я крутил в голове эту мысль, пока женщины, при помощи Лысого, ставили палатки и обустраивали кострище. Я сгонял за водой, вместе с ребятней, к ручью, что протекал неподалёку и задумчиво перебирал хабар, прикидывая, как мне поступить, как тут в воздухе раздался пронзительный визг…

— Что за херня?! — подпрыгнул я.

— Локация появляется!!! — рядом возник перепуганный Маханыч. — Где она? Где-же она?!!

— Але, дед! Не нервничай так! — в очередной раз я испугался за слишком переживательного ветерана.

— Вон она!!! — зоркий старикан ткнул пальцем.

Кажется, за мной кто-то присматривал свыше. Он не допустил возникновения врат в иной мир у меня над головой. С нашего пригорка я увидел, что арку Систему установила аккурат с противоположной стороны от нашей стоянки. Так что между нами и Локацией был лагерь ватажников.

— Что за чёрт? — удивился я. Зрение у меня было похуже, чем у одарённого деда, но из радужной пленки врат выбегали, с пронзительными криками и улюлюканьем, какие-то мелкие уродливые существа… мать их, розового цвета!


Глава 24


— В ружье-е-е-е!!! — заорал я, судорожно пытаясь быстро оценить ситуацию и принять решение о наших дальнейших действиях.

Расстояние позволяла свалить отсюда к чёртовой бабушке, оставив ватажников на растерзание странной, но очень нарядной, нечисти. Вот только два момента мешало мне это сделать. Первое. Мой грёбаный альтруизм — помощь бедным и убогим и вот это вот всё! Не знаю, откуда у меня в голове эта хрень, ведь добрые герои долго не живут, я это точно знаю!

Ну, а второе, более циничное — это информация и возможности. Мне нужна была эта ватага, мне нужна была информация, которую они могут мне предоставить, а ещё больше мне нужна была их загадочный вождь, которая, возможно, сможет мне прояснить кое-что о моем появление в этом странном мире.

— Уводите лошадей! Лысый, роняй телеги! — крикнул я. Хорошо, что коней мы уже распрягли. Здоровяк, даже не разгружая их, просто опрокинул на бок, свалив всё содержимое в кучу. Детишки бросились оттаскивать лошадей в лес.

Хоть какая-то островок защищенности для женщин и детей. Тем не менее, я не мог не спросить у деда.

— Слушай, отец! Вам бы свалить отсюда нужно, по хорошему!

— Куда? — беспомощно развёл руками дед. — Некуда нам бежать!

С ним трудно было не согласиться. Я сделал ещё одну попытку.

— Так может детей и женщин увести?

— Что значит «увести»? — дед снова горько усмехнулся. — Ну, значит отойдут они отсюда… Ну, ежели мы поляжем, куда им деваться? В княжеские земли сдаваться? На хутора их не примут!

— Твою ж мать! — я, в очередной раз, осознал всю глубину той жопы, в которую сам себя загнал — ведь мы ответственны за тех, кого приручили. — Ладно, разбирайте!

И начал снаряжаться сам, одним глазом наблюдая за распространением атаки пришлых. Ватажники повели себя ожидаемо. Они заперли ворота, переместились на ближайшую к вратам стену и начали осыпать врагов градом стрел и пуль.

Но создания системы, не «уперлись рогом» в ближайшую стену, а начали охватывать лагерь в кольцо. Я быстро сообразил, что закончив окружение они просто не смогут нас не заметить. Враги всё прибывали и прибывали, их уже явно было больше сотни, а они всё перли из арки. И если внутри лагеря у ватажников была хоть какая-то защита, то нас они возьмут голыми руками.

Я бросал взгляд назад на перепуганных женщин, на рвущуюся к нам толпу врагов, снова на свой табор… А, к хренам! Пусть у них будет хоть какой-то шанс! Оставшись здесь, они погибнут без шанса!

— Сваливайте отсюда! — поменял я решение, обращаясь к Маханычу, на что ттот недоуменно захлопал седыми ресницами. — Да, блядь я все понял! Вообще всё, что ты сказал! Но, если… точнее, когда они сюда доберутся — вы все сдохните окончательно! Просто убегите подальше! Подозреваю, что целью Системы является этот лагерь! Если мы выживем — мы вас найдём! Если не выживем — то у вас всё равно останется шанс на спасение!

— Но я могу помочь! — возразил дед.

— Нет!!! Бегите!!! — повысил голос я. — Телеги оставьте, они вас только задержат, седлайте коней! — кивнул я, оценив скорость передвижения маленьких пришлых злодеев, вырваться.

— Мы останемся! — тут же нарисовались четыре самые боеспособные девушки хутора. Впереди, конечно же, стояла Валиса.

— Мы будем сражаться до конца! — драматично произнесла девушка, испуганно закусив губу.

— Да вашу ж мать… — буквально простонал я и не выдержал, сорвавшись на крик. — К херам геройство!!! Хотите смерти?! — я выдернул из кобуры револьвер. — Так я вас сам всех, прямо здесь, постреляю!!!

Девушки отпрянули от меня, в глазах у них плескался реальный ужас. Маханыч даже прикрыл девчат своей спиной.

— Бульдог… ну что ты… ну что ты… — залепетал он. — Что с тобой?

Мне на плечо легла тяжелае рука. Я обернулся и увидел Лысого, который, нахмурившись, тихо прошептал.

— Твои глаза. Они опять красные. Успокойся, ты пугаешь людей!

Чёрт, а как это сделать?! Я попытался подумать о хорошем и вечном… о большой и красивой груди моей жены… и это помогло! Дыхание у меня выровнялось, и я просто буркнул.

— Извините, девочки… и мальчик! Но вам всё равно придётся свалить отсюда!

Был большой плюс в моей внезапной ярости — люди резко теряли желание со мной спорить. все быстро нагрузили коней, схватив всё необходимое.

— Всех коней забирайте! Всех! — крикнул я. Какая-никакая, но это валюта, пусть живая и прожорливая, но я так понял, что кони в этом мире востребована, так что пусть будут.

— Держи! — я кинул Маханычу свой кошель, который тот неловко поймал7 Не дав ему раскрыть рта, я произнес. — Выживем — отдашь! Нет! Ну и хрен с ним!

Старик молча кивнул и стихийный эскадрон сорвался в сторону, противоположную от лагеря, унося седоков через подлесок. Валиса подзадержалась.

— Мы будем ждать на стоянке в роще, где мы встретили Седого! — сказала она. — Это достаточно далеко?

Я прикинул, учитывая что я нихрена не знал о местных карательных экспедициях, устраиваемых Системой, просто пожал плечами.

— Ну так-то вроде достаточно! Принимается! Всё, удачи!

— И тебе… И вам удачи Бульдог! — ответила Валиса всё еще не торопясь удаляться.

— Что еще? — нахмурился я.

— Я бы хотела от тебя детей, — смущенно выдала девушка.

Кажется, глядя на мое краснеющее лицо, она решила, что у меня снова начинается мой «гневный срыв». Поняв, что её послание было не ко времени, она громко ойкнула и пришпорила коня, поскакав догонять своих.

Я же тупо заржал и пропел.

— О, боже, какой мужчина… Фу, блять! Фу!!! — я повернулся к ухмыляющемуся Лысому, который, конечно же, всё слышал. — Вот только попробуй пошутить! Хоть как-то!!! Прибью!!!

Лысый молча покачал головой и застегнул броник. Каску он напялил уже до этого, штаны он где-то прое… терял, лапти у него порвались, а новые сплести ему не удосужились, а размер его ласты был таков, что не подошла ни одна трофейная обувка. Так что, сейчас, он был в трусах каске, и бронежилете.

Сонечку невозмутимо сидела на телеге, ей одной было похрен на всё — она бочком подбиралась к бочонку с самогоном, бросая на меня искоса взгляды и изображая полную невинность. Я шикнул на нее, заставив отползти от вожделенного пойла. Не время сейчас! Одина в опасности! Накидав в груду мешки и прочий хлам, мы устроили что-то вроде пулеметного гнезда для Лысого.

Системные уродцы приблизились поближе и я, наконец-то смог их рассмотреть. Это были мелкие худые существа, примерно метр — полтора ростом. Голое, почти лысое тело, с редкой щетиной, бородавчатые носы картошкой, острые уши и вполне себе человеческие глаза! В общем — вылитые гоблины, вот только почему они не зеленого, а розового цвета?!

Орава схлопнула кольцо вокруг лагеря, и тут они увидели нашу позицию. Немедленно заорав нечленораздельный, но очевидно о боевой, клич, группа мелких гадов отделилась от основной толпы и побежала на нас в атаку. Я снова остро пожалел об отсутствии у нас взрывчатых сюрпризов.

— Пусть подойдут поближе! — сказал я Лысому, на что получил недовольный взгляд. Я уже изучил большинство из них, этот назывался: «не учи учёного, к хренам!». Сам подхватил сразу две винтовки и рюкзак с обоймами, рядом хрустнула кристаллами, заряжаясь Сонька, которая бросала на меня значительные взгляды, которые я тоже уже изучил. Назывались они: «Злой ты, хозяин, заставляешь бедное животное в сухомятку давиться!»

Ну вот что-что, а поющая паучиха сейчас была лишняя, а вот плюющая паучиха — в самый раз! Учитывая, что мы расположились на опушке немного в глубине леска, то справа и слева деревья немного выдавались вперед, создавая такие себе фланговые засадные укрытия.

— Сонька, милая, давай вон там в кустарник и не высовывайся! При необходимости — врубай невидимость, но основной упор делай на кислоту! Понятно? — малая кивнула и ушуршала на правый фланг.

Я же побежал на левый. Лысый открыл огонь, привлекая к себе внимание. Розовая толпа, не считаясь с потерями, скакала в атаку. И тут мы Сонечкой открыли огонь с флангов, дождавшись когда гоблинская мелочь пробежит мимо нас. Вышло хорошо, учитывая что у розовых утырков не было стрелкового оружия. Первая волна полегла полностью в нашей импровизированной засаде. Несколько раненных индивидов поковыляли обратно, оглашая округу расстроенными визгами, часть розового стада колыхнулись в нашу сторону, но над их рядами раздался свист и они вернулись обратно в строй. Кажется у них всё-таки есть командир, который поддерживает дисциплину.

Раздался еще один свист, немного другой тональности, и из толпы выскочило несколько групп гоблинов, по три штуки в каждой. Первые два были с щитами, а третий — с большим рюкзаком.

«БУХ!» — раздалось у меня в голове что-то из прошлой жизни и холодный пот пробежал у меня по спине.

— По ногам бей! Не дай им приблизиться! Сонька, фас!!!

Я не знаю, как, но у нас получилось. Получилось сбить «щитоносцев» и взорвать бомбистов! Да, это были именно они! Розовые, мать их, гоблины-камикадзе! Чьё извращенное сознание, вообще, могло придумать ТАКОЕ?!!

Вместо бомбо-групп осталось несколько воронок, а их командир, видимо, решил не тратить на нас живые бомбы, они нас просто решили игнорировать!

Что ж! Видимо, придётся нам пойти в атаку! Я задумчиво почесал голову, заодно останавливая бешено скачущее сердце. По моим прикидкам, гоблинов внизу — пару сотен, а то и больше. Тупо бежать в атаку, значит так же тупо погибнуть! Ватажники, вроде как отбиваются, и почему-то камикадзе пока гоблинами против стен не используются. Они просто лезли на стены, без всяких лестниц, ловко, как тараканы, цеплялись за бревна. Их встречали местные, камнями на голову и дубинками по горбу!

— Чего же вы ждете? — задал я в пустоту риторический вопрос.

Только я об этом подумал, как со стороны врат раздался взрыв. Камикадзе? Я прищурился попытавшись разглядеть происходящее на дальнем конце поляны…Мать моя женщина!!! Из врат выехала какая-то боевая машина, толи броневик, толи лёгкий танк, выкрашенный также в розовый цвет.

Вот это нежданчик! Кто хотел артиллерию в этот мир? Нате, и распишитесь! Короткая пушка на поворотной башне рыкнула и ещё одна дырка образовалась на месте бревенчатого частокола.

Снова раздались команда свистком и розовей с новыми силами набросились на лагерь. Прогремели взрыва от камикадзе, но похоже в рюкзачках гоблинов-отморозков был заряд из говна и палок, потому что не все они даже добежали до стен. Но, тем не менее, множественные дыры появились в заборе.

Защитники лагеря, похоже, находились в шоке.

— Надо бы помочь! — прокомментировал воинственный лысый происходящее.

— Надо бы, — согласился я без особой уверенности.

Розовый танк почему-то не стрелял, то ли заряды кончились, то ли своих задеть боялись, но именно он является главной опасностью! Я прикинул, что если пробежаться слева по опушке, сильно не приближаясь к стенам лагеря, то мы возможно сможем его достать. Вот только как мы будем раскурочивать железное чудовище? А, к хренам! На месте разберемся.

Я махнул рукой.

— Обходим слева! Всех на пути гасим! Пленных не берем!

Лысому такой план пришелся по душе, Сонечке — тем более. Поэтому мы припустили вперёд. Розовая машинерия бахнула ещё раз — с пухой у них, видимо, всё в порядке. Из-за стены я не видел, что творилось там, но судя по выстрелам — часть защитников ещё была жива.

— Поднажмем! — крикнул я товарищу. Мы поднажали, а в конце даже решил срезать по открытой территории, выйдя из леса.

Наш маневр не остался незамеченным и наперерез пробежала несколько уродцев. Пришлось их немножко притормозить. Не снижая скорости бега, мы отстреливались, Сонька отплевывалась, продолжая движение к своей цели. Я мысленно призывал Высшие Силы не дать розовым уродцам разума — ведь, навалившись на нас всей толпой они бы нас просто затоптали. Перехватить нас до приближения к их адской машине — это значило похерить весь мой гениальный план.

Но, то ли розовые были уверены в победе, то ли у их командиров все же не хватало ума, но я видел, как основная толпа уже втягивается через разбитые ворота и разрушенные стены в поселение, собираясь устроить там кровавую баню. Башня розового броневика дёрнулась, пушка выстрелила ещё раз, проделав еще одну здоровенную дыру в ограде, при этом замочив десяток своих. Да, я был лучшего мнения об этой розовой кодле! Кто же учил тактике этих кровавых ублюдков?! Несомненно, маньяк!

Подскочив к адской машине, я отметил, что из Локации прекратился потом новых гоблинов, это значит, что с той стороны войска кончились? Или там просто готовится следующая волна атаки? Все эти мысли пробежали у меня у в мозгу фоном. Я быстро осмотрелся.

— Прикрой! — крикнул я Лысому, Разглядев двух мертвых, но целых камикадзе. Лысый прикрыл, подстрелив два шальных гоблина, основная массса всё также продолжала щемиться в проломы стен. Я подхватил тела гоблинов, не снимая рюкзаков, дабы ничего там не ативировать, подтащил к стоящему неподвижно броневику, который поводил башней, выбирая новую цель и закинул тушки ему на борт.

Отойдя на безопасное расстояние, я выпустил очередь, целясь по рюкзакам. Ничего не произошло. Я выстрелил еще раз. С тем же успехом.

— Да что ж так не везет! — расстроился я, броневик выстрелил еще раз, уже через разбитые ворота, взорвалось внутри положив часть защитников и много нападавших. — Камикадзе бракованные!

— Ах ты ж падла! — разозлился я, выхватил томагавк и полез наверх, всё еще не представляя, что делать, мне просто хотелось их всех убить. Люк оказался ожидаемо закрыт, и я просто, и без затей, забарабанил в него рукояткой, особо не на что не рассчитывая.

К моему удивлению, внутри что-то зашуршало, люк открылся и оттуда показалось розовое рыло гоблина в настоящем танкистском шлемофоне! Я снова не успел удивится, а просто схватил его рукой за тонкую шею, выдернул из люка и скинул вниз…

«БАМ!» — удар молота превратил башку розового гада в лепёшку. Кажется до экипажа дошло что они сделали что-то не так, потому что следующий розовая ручонка попыталась пролезть мимо меня, дабы захлопнуть чертов люк, Конечно же, я им это не позволил — схватил за руку и вытащил второго танкиста и сбросил вниз.

«БАМ!» — раздался громкий звук еще раз, ознаменовав бесславного кончину гордого представителя гоблинских танковых войск. Больше ни рук ни голов наружу не лезла, и я снова пожалел об отсутствии гранат. За неимением взрывчатки, я просто засунул ствол винтовки внутрь и нажал на спусковой крючок и дождался пока вся обойма не опустошится.

После этого крикнул Лысому.

— Сторожи!

А сам осторожно проскользнул внутрь. В гоблинском броне-танке находилась еще три мёртвых члена экипажа, причем если двое были в шлемах, то у одного была странная розовая фуражка, в качестве кокарды использовалась оскаленная морда-череп. Розовый кожаный плащ, заляпанный зеленой кровью, довершал наряд уродца. Приглядевшись, я увидел, что и кожа у них была, изначально зеленого цвета, они просто, мать её, перекрасили её в розовый цвет! Вот тупы-ы-ые!

Я попытался разобраться в управлении бронетранспортера. Двигатели машины молчали. Я напряг свою мощную, но абсолютно пустую память в поисках каких-либо подсказок, вроде, я танкистом никогда не был, ну не считая одной ужасной игры, сделанной алчными разработчиками с одной целью: увеличить количество разводов и уменьшить популяцию населения, путём исключения секса из жизни человеков.

Я огляделся и увидел, что дохлый гоблин держатся мёртвыми лапками за рычаги, которые, вроде как по логике вещей — ответственны за поворот башни. Я попробовал подергать за них, чтобы проверить, но безуспешно. Складывалось впечатление, что это был подвижный рычаг, простой торчащий кусок металла, который даже не попытался двинуться. Точно также отреагировал механизм открытия затвора — то есть, никак. Да что тут говорить, когда даже перископ не вращался, замерев в том положении, в котором был в момент убийства экипажа.

Скорее всего, если бы я находился в Локации, то сейчас бы увидел бы множественные надписи «Не пригодна к использованию…» Кажется это ещё один системный баг, позволивший монстрам Системы орудовать у нас, но запрещавший делать то же нам.

Без собой надежды, лишь бы подтвердить свою теорию, я вытащил у мёртвого уродца в фуражке из кобуры огромный пистолет, подозрительно напоминавший Маузер из моих отрывочных воспоминаний. Нажал на курок… Блядь!!! Он, реально, выстрелил! Существо свыше всё еще присматривало за мной и вместо того, чтобы отрикошетить внутри башни и разнести мою тупую башку, пуля из этого стреляла пробила броню бронетранспортера и улетела прочь…

— Нихера себе! — обрадовался я, запихивая чудо-оружие себе за пояс и отмечая, что надо будет вернуться сюда после боя и пошарить более тщательно. А сейчас, снова в бой!

Выбравшись наружу, я увидел задумчивое лицо Лысого.

— Чего не шмальнул? — он показал на розовый танк.

— Шмалялка поломалась, походу! — хмыкнул я. — Придется по старинке — ручками!

Мы открыли в столпившихся розовых, которые застряли в проемах. Промахнуться было сложно. Раздался продолжительный свисток, часть из них развернулась в нашу сторону и быстро побежала к нам. Уродцы бежали, падали, умирали, но всё равно бежали! Расстояние было небольшим, поэтому рукопашная была неминуема!

Лысый радостно ухмыльнулся, отложил пулемет в сторону, и перехватил молот. В броне, трусах и каске, покрытый с ног до головы зеленой кровью, он выглядел… страшно! Я же выхватил шпагу, второй рукой схватил томагавк, также ввязавшись в зарубу. Краем глаза я видел, что паучиха старалась поплёвывать, но пару раз она прыгала в рукопашную. Милые лапки, с помощью которых она общалась со мной на языке жестов, наносили глубокие рваные раны на гоблинской плоти.

В какой-то момент я понял, что несмотря на сплошной поток гоблинов, вокруг нас образуется пустое пространство. А ещё я пропустил пару команд-свистков. Оглядевшись, я заметил, что мы просто находились на пути к Локации, в которую толпа гоблинов начала позорно убегать, обтекая нас и пытаясь, при этом, не сдохнуть.

Кажется, у них не выдержали нервы после смерти их босса. В том, что этот чудик в фуражке был боссом — не сомневался! В очередной раз я убедился, что эти монстры — не совсем бестолковое создания, бездумно посланные на убой. У них есть организация, какой-то план и они ему следуют!

Я замахнулся томагавком, чтобы прибить еще одного уродца, но тот, бросив оружие, испуганно заверещал, упав на землю и прикрыв голову руками. И мне, внезапно, стало его жалко! Хрен знает, откуда возникло у меня такое чувство посреди боя, но что-то мне подсказало что этот несчастный урод не по доброй воле занимается террором нашего населения. Я сдержал руку и просто отпихнул его ногой в сторону Локации.

— Кто к нам с мечем придёт, тому мы в задницу его и засунем! — зачем-то мне вспомнилась древняя народная мудрость. Гоблин открыл глаза, недоверчиво на меня посмотрел, после чего радостно заверещал и припустил вслед за отступающими товарищами.

Когда последний гоблин забежал в арку, я подошел к вратам и положил руку на голубой металл. Перед глазами возник интерфейс.

ВНИМАНИЕ!!! ЛОКАЦИЯ «ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ» ЗАКРЫВАЕТСЯ!

МИССИЯ ПРОВАЛЕНА!

ВХОД ИЗ МИРА «ГРЯЗЬ» НЕВОЗМОЖЕН!

ВРЕМЯ ДО ПЕРЕМЕЩЕНИЯ ВРАТ… 09… 08… 07…

Воспитательная? Херасе, Система юморит! Поймать бы мне этого воспитателя! Я, на всякий случай отошел в сторонку, продолжая мысленно обратный отсет. На цифре «ноль», с громким хлопком арка исчезла из нашего мира, оставив лишь трупы гоблинов и бесполезную розовую машину.

Я посмотрел в сторону продырявленного частокола, не собираясь вваливаться туда без приглашения. Подошел к машине, снова кинул Лысому.

— Присматривай!

И залез внутрь. Собственно, интересовала меня портупея с кобурой, которую я стянул с мёртвого гоблина. А вот когда я потянулся за фуражкой, она также не поддалась — как будто прибито к макушке уродца. Также, как и вся остальная одежда, неиллюзорно намекая на то, что хрен я смогу чем-то еще тут воспользоваться!

Судя по всему это стреляло и сам по себе неплохой трофей, решил я, надевая портупею через голову, регулируя длину ремней и переложив пистолет из-за пояса в массивную кожаную кобуру. Подёргав, для порядка, внутри всё более-менее интересное, я разочарованно вздохнул. Больше ничего не отдиралось, не поднималось и не хваталось…

Кроме странной фотокарточки, прилепленной изнутри на металл башни. На ней была запечатлена группа розовых гоблинов в фуражках, стоявших «лесенкой», как на постановочных фото. Перед ними стоял, спиной к фотографу, на удивление зеленый гоблин, в чёрном картузе и плаще, которого дружески обнимал человек. Рядом с человеком, с другой стороны, держа его под руку стояла, судя по фигуре, девушка, с роскошными светлыми волосами, приветственно подняв свободную руку.

Подпись на фото гласило. «Императорская чета лично посетила юбилейный, 10-й выпуск Школы Гоблинских Комиссаров имени Первого Комиссара Свободного Гоблинского Народа Боди Освобожденного».

Кажется, где-то в другой реальности эти розовые уродцы вполне мирно существуют с нашей, человеческой расой! Надеюсь, что померли они не окончательно! Мне их, почему-то жалко…

Как всегда, как только я успел о чём-то подумать, тела гоблинов, на глазах, начали исчезать из этого мира. Точно также «поплыла» стена танка. Я немного струхнул, не хотелось бы «улететь» вмести с гоблинской техникой, и резво выскочил наружу. Уже с земли наблюдая, как танк исчез окончательно…


Глава 25


Почему-то меня это порадовало. Я подошел к месту, где только что стояла боевая машина гоблинов, но от неё осталось только примятая от колёс трава. Я осмотрелся, особо ни на что не рассчитывая, ну да — Система вся такая же жадная жопа как обычно, ни одного завалящего осколка на месте исчезновения здоровенная машины я не обнаружил. В жопу такие превозмогания!

Хотя, если Система всё это делает в «воспитательных» целях, то награда вряд ли предназначена. Ну хоть пухой обзавёлся, подумал я про себя, ласково поглаживая массивную кобуру на боку. Я задумчиво посмотрел в сторону полуразрушенного лагеря, из-за стен которого уверенное поднимался дымок — похоже эти засранцы там что-то подпалили.

— Пойдём, посмотрим? — Лысый кивнул в сторону лагеря.

Я отрицательно покачал головой.

— Не-а, нас как бы не приглашали, поэтому подождём!

Я улегся на траву, блаженно потянулся, расслабляя напряженные после боя мышцы, Тут же подскочила Соня, приткнулась к моему боку и уронила свою мохнатую морду мне на грудь, требуя внимания. Я улыбнулся и ласково почесал у неё между глаз.

— Соня, ну ты прям отожгла! Скоро тебя в одиночку на толпу врагов засылать можно будет!

Судя по взгляду паучихи, такая идея ей не очень нравилась. Она отрицательно покачала головой, также расслабилась под моими пальцами, лишь косила глазами в сторону фляги на моем поясе. Там, сейчас, находилась вода, но раньше был дедов самогон. Хоть я и прополоскал её пару раз, нюху Мохнатой подруге можно было только позавидовать.

Рядом, в позе лотоса опустился Лысый. Он стянул с себя броник и каску, задумчиво подёргал за резинку труселя, на что получил мой неодобрительный взгляд, хмыкнул, закрыл глаза и подставил свою здоровенную морду ласковому фиолетовому солнцу. Идиллия, мать твою!

Только я расслабился, как началось…

— Бульдог! Бульдог! — конечно же хрен мы отдохнули. Какой-то худой подросток бежал к нам, размахивая руками.

— Чего тебе? — я переместился из положения лёжа в положение сидя.

— Вас зовут!

— Кто это? — поинтересовался я.

— Седой умирает! — отчаянно завопил юнец.

— Вот как? — нахмурился я. Жаль будет, если помрет — с этим человеком я нашел хоть какой-то общий язык. А еще, если он не выживет — то похерятся все наши предварительные договорённости!

— Вот теперь пригласили и можно идти! — сказал я лысому. Тот задумчиво посмотрел на свое снаряжение, нацепил на голову свою любимую каску, а броню просто взял подмышку. Я хлопнул по толстой жопке недовольную Соньку, у которой прервали «чухательные» процедуры и мы всей командой выдвинулись за пацаном.

Заходя внутрь через пролом, я огляделся. Судя по всему, для защитников было полнейшей неожиданностью появление танка и основные потери они понесли именно здесь, на стенах. От осколков снарядов и взрывов камикадзе. До того, как до ватажников дошло, что их просто расстреляют прямой наводкой и они отошли вглубь лагеря здесь полегло большинство самых боеспособных ватажников, а именно — героев!

Я видел торчащие из под завалов тут и там части окровавленных человеческих тел, щедро политых сверху зелёной кровью. При отсутствии тел гоблинов, которые также растворились бесследно. Это было похоже на то, как Система поступает с нашими делами внутри Локаций. Вот только, похоже, сегодня наш мир был Локацией для этих розовых отморозков.

Со всех сторон разносились стоны раненых и плачь женщин, которые, тем не менее пытались оказать раненым ватажникам первую помощь. Все это совсем не выглядело «игрушечным». Запахи человеческой крови и гари, смешанные в воздухе, всколыхнули у меня в мозгу нелицеприятные воспоминания.

— Сюда! — крикнул пацан и я прошел за ним, в импровизированный лазарет, устроенный прямо под открытым небом. В углу, прислонившись к стене сидел окровавленный Седой. Рядом с ним на корточках сидел Силач, судя по всему, отделавшийся лишь порезами. Но главном разведчике же не было живого места, весь его корпус был покрыт ранами, нанесёнными разъяренными гоблинами. Лицо превратилось в кровавую кашу, из-под которой проглядывал, чудом уцелевший один глаз, который с трудом сфокусировался на мне.

— Бульдог, — прохрипел он. — Ну надо же! Вы не сбежали?!

— Как видишь, — развёл руками я руками. — А вот от тебя я такого не ожидал — думал, что ты парень половчее. Дать себя так изуродовать каким-то мелким засранцам?

Седой криво ухмыльнулся, с его израненным лицом это выглядело жутковато.

— Сегодня просто не мой день!

— Я могу чем-то помочь? — спросил я.

— Ну разве что, ты откроешь прямо здесь врата в Локацию и закинешь меня внутрь, чтобы я подлатал себя с помощью кристаллов! Ну или ты, внезапно, внесистемный лекарь?

— Я даже не знаю, что это такое, — покачал головой я. — Да, и единственная Локация только что самоустранилась!

— Как ожидаемо! — прохрипел раненый. — В течение суток возникнет следующая — так всегда бывает, после провальной атаки!

— Херасе! — удивился я. — Это никак нельзя остановить?

— Остановить — нет, а вот предусмотрительно мигрировать отсюда — можно и нужно! Резервный лагерь находится в шестидесяти двух верстах на северо-запад — нам нужно туда попасть. Рыжая, вернувшись сюда, поймет куда мы делать.

— И в чем проблема? — уточнил я.

— Проблема в том, что, как ты видишь, у нас осталось, практически исключительно мирное население — женщины и подростки. Дорога вглубь дикой территории — это тебе не простая прогулка!

— И? — я ожидал продолжения.

— Я прошу тебя проводить наших людей на новую стоянку.

— А нахрена это мне нужно? — скорее, по привычке, спросил я. Ведь в глубине души мой грёбаный «альтруист» уже принял решение — не могу я просто оставить этих людей в беде! С этим гадом нужно что-то делать!

— Всё, что попросишь, — развёл руками Седой и снова скривился от боли. — Рыжая щедрая по натуре и умеет быть благодарной, так думаю она тебя не обидит!

Я обратился к женщине, которая обрабатывала раны и накладывала повязки.

— Ты врач?

— Кто? — удивилась она.

— Ну этот… как его… лекарь?

— Нет, оба лекаря погибли, — она кивнула в сторону разрушенной стены. — Я за лошадьми ухаживаю!

— Ветеринар что ли?

— Я не знаю кто это.

— А, пофиг! — махнул рукой я и указал на Седого. — Он долго проживёт?

— Я не знаю!

— Эй, я еще не откинулся! — прохрипел Седой. — Не надо разговаривать обо мне в третьем лице.

— Сколько, ты говоришь, у нас есть времени?

— От полусуток до суток, — ответил раненый ватажник.

— Не густо! — покачал головой я. — Кто из выживших самый деловитый и организованный? Зам по тылу? Или ты про казначея что-то говорил?

— Тоже погиб, — кивнула женщина.

— Да что ж такое-то! Вообще героев не осталось, что ли?

Это было странно, учитывая, что мы вдвоем с Лысым сравнительно легко положили такую кучу розовых! Нет, конечно, Джон Мэтрикс Джон же Рэмбо — дети, по сравнению с нами, но всё же меня удивляло такое большое число потерь среди опытных ватажников.

Как будто прочитав мои мысли, Седой пояснил.

— Тут только молодёжь оставалась. Боевая группа ушла с Рыжей, а остальные сейчас в дозорах.

— А дозоры как мы подберем?

— Кое-кто присоединятся по пути, а остальные, когда смена караула запоздает — сориентируются сами, у них есть чёткие инструкции. И найдут нас сами.

— Давайте собираться что ли, — поднялся я на ноги. — Запрягайте лошадей и разбирайте лагерь!

— Так нету лошадей! — растерянно сказал пацан, что всё это время тёрся рядом.

— Что значит, нет?

— Вон смотрите! — он указал сторону загона, где лежали лошади с перерезанными глотками. Присмотревшись, я заметил, что часть туш были понадкусаны. Гоблинская стая порезала всех животик!

— Долбанные живодёры! — пробурчал я, и моё вспыхнувшее сочувствие к розовым почти испарилось. Единственным оправданием для них было моё предположение, что с их микроскопическим мозгом что-то не в порядке! — Значит, план «Б»!

Я повернулся к мохнатому.

— Ты в порядке?

На что Силач коротко кивнул.

— А стажеры, что были с вами — выжили? — тот снова кивнул и крикнул, подзывая к нам одного из юнцов, немного испуганного, но полностью целого.

— Слышь, парень, ты помнишь, где вы нас встретили?

— Да, конечно! кивнул тот.

— Давай, метнись кабанчиком, там ждёт мой табор… ну, в смысле, мои люди — скажи, Бульдог велел возвращаться! Ясно?

Парень растерянно огляделся, ища кого-то из своих командиров, чтобы тот смог подтвердить мой приказ.

— Ты еще здесь? Бегоо-о-ом!!! — рявкнул я. Парень аж подпрыгнул на месте, и припустил наутёк, набирая ускорение. Кажется, в прошлых жизнях я умел, любил, и практиковал всяческие командные процедуры для нерадивых бойцов!

— Ладно, давайте собираться!

Особой помощи я не оказал. Оставшиеся люди сами знали, что делать. Я примерно подсчитал, что ватага потеряла 13 героев безвозвратно и 11 были раненые в той или иной степени тяжести. Из мирного населения оставалась примерно четыре десятка, в основном женщины и дети. Ранее, вместе с боевой группой Рыжей, что составляла ровно дюжину, с самой Рыжей — чёртову дюжину и, отсутствующими сейчас, дозорами, в ватаге было 57 человек. Ватага «Бычий Уй» считалась, до недавнего времени, крепким «середнячком».

Когда вернулся мой «табор», большинство телег было уже загружено, оставалось только запрячь в них коней. Кажется, всё мы захватить не смогли — часть палаток и добра было сожжено, часть имущества — поломано и повреждено, люди крепились, но, похоже, это была реальная катастрофа.

В итоге, мы выдвинулись из разрушенного лагеря через четыре часа, что составляло треть от минимального времени появления новой «воспитательной» Локации. Нужно было поторопиться! Сильно увеличившийся караван растянулся ка длинная змея, и, поднимая пыль потянулся на северо-запад к новому временному «дому».

— Бульдог! — я сидел на третьей повозке с начала, Лысый — на первой, мониторя окружающую обстановку, когда ко мне подошел коричневый зверочел.

— Присаживайся! — я подвинулся, и Силач ловко запрыгнул на телегу, которая жалобно заскрипела под его весом. — Чего тебе? Ты ж арьергард должен возглавлять!

— Что я должен возглавлять? — удивился измененный.

— Жопу нашу прикрывать! Вот что! — хмыкнул я.

— А! Я это… Недолго! Один вопрос!

— Ну, если недолго, то валяй!

Мохнатый здоровяк замялся, но начал.

— Тут Локация в округе есть… 20-го уровня… Нам её зачистить силенок не хватало, ясное дело…

— И что? — непонимающе уставился я. — Ты, внезапно, решил самоубиться? Не вынес позора и вот это вот всё?

— Неа! — затряс гривой получеловек. — Седой совсем плох, да и Корень с Совой, думаю, тоже до заката не доживут!

— И что ты предлагаешь? — продолжал тупить я.

— В Локацию заглянуть — Система и не такое лечит, лишь бы кристаллов было достаточно!

— А она у нас по пути? — я, наконец, понял идею.

— В том-то и дело, что нет. А Седой достаточно гордый, чтобы просить тебе об этом, — вздохнул здоровяк.

— А ты недостаточно гордый? — ухмыльнулся я. Увидев, как нахмурился Силач, я торопливо добавил. — Шучу я! Шучу!

— Жизнью я ему обязан. Помог он мне крепко. Я же молодой, дурной был и сдуру хапнул кристалл Перевертыша, ну и применил его на себя! А без подготовки, я чуть с ума не сошел. Меня меня пол года в клетке держали, успокаивая и выкармливая, чтобы разум мог к телу привыкнуть… А могли просто пристрелить!

— Херасе! — удивился я. — Сильно в стороне лока?

— Большой крюк получается, поди вёрст двадцать!

Я почесал затылок.

— А нам самим мотнуться с ранеными не вариант?

— Не надо так. Седой не просто так попросил вас караван провести. Может обойдётся и без проблем дойдем, а может дикие монстры на пути попадутся! — пояснил мохнатый. — Так что если сворачивать, то сворачивать всем!

Я крепко задуматься. Собственно, Седой не сделал мне ничего плохого, но и ничего хорошего. Да, он пригласил нас в лагерь, но преследовал, при этом свои интересы.

Я как бы и так выполняю поручения ватаги, но лишних «плюсов» не бывает. Да и любая Локация — это не только весёлые приключения, но и 2–3 десятка полновесных, легкоусвояемых, энергетических кристаллов! Я всё ещё не представляю, куда мне их потратить, кроме улучшений, но пусть будет! Совмещу приятное с полезным!

— Веди! — милостиво махнул я рукой.

— Серьёзно? — оживился здоровяк.

— Давай поворачивай, пока я не передумал, — хмыкнул я.

— Хорошо! Спасибо Бульдог! — он побежал вперёд, а я проводил его взглядом. Это здоровенное чудовище напоминало мне большого ребёнка.

Караван немного притормозил, и ведущая телега свернула в сторону. Далеко позади раздался визг, и окружающие испуганно втянули голову в плечи. На месте покинутого лагеря появилась новая «воспитательная» Локация.

— Фак! — подпрыгнул я. — Все Локации с таким мерзким звуком появляются?

— Ну да, — ответил мне мой извозчик — молодой ватажник. — Это как бы облегчает их обнаружение.

Я прикинул по солнцу, что прошло часов девять с момента окончания атаки гоблинов. Четыре часа мы собирались, пять двигались мы со скоростью 7–8 вёрст по бездорожью, итого удалились мы вёрст на тридцать-сорок, примерно полдороги. А еще и крюк делать!

Но, всё равно арифметика не сходится!

— Седой говорил, что от полусуток до суток новое нападение случается? — уточнил я у собеседника. — А тут явно, пораньше Система отдуплилась!

— Да так и есть! Всё идёт наперекосяк! — согласно кивнул парень. — Вы, наверное, думаете, что мы безответственные и нападение по собственной глупости пропустили?

— Конечно, нет! — возразил я. «Конечно, да!» — думал я на самом деле, но молчал.

— Безопасное время нахождения лагеря на нейтральной территории составляет 30–35 дней. Мы за этим строго следили, Седой дал приказ готовиться, через четыре дня, аккурат, 30-й день должен был, а мы, по традиции, всегда на 28-й мигрировали! Как раз последний раз дозоры обходили и собирались лагерь сворачивать.

— Система, кажется, поломалась! — хмыкнул я — это было не удивительно, ведь рукожопые сисадмины постоянно где-то косячат!

Я еще раз прикинул расстояние, отделяющее нас от Локации.

— А как действуют монстры из «воспитательной» локации в случае отсутствия «воспитуемого» поселения?

— Большинство уходит обратно, а часть остается, превращаясь в «диких»! — охотно пояснил извозчик.

— Приходят те же самые монстры? — меня осенила одна шальная идея. В случае положительного ответа, я рассчитывал вернулся, отловить пару розовых отморозков и побеседовать с ними по душам!

Но парень меня обломал.

— Нет, в случае провала атаки, Система посылает монстров рангом повыше, чтобы наверняка наказать нарушителей порядка!

— А за нами не побегут?

— Нет, их задача — стихийное поселение, возле которого открылись врата. Оставшиеся «дикие» могут, в принципе, пойти ща нами… Но их действия непредсказуемы!

— Ясно! — кивнул я.

Солнце, практически скрылось за горизонтом, но мне совсем не хотелось останавливаться. Хрен его знает, что там за монстры «рангом повыше», и, вдруг они поумнее и им реально взбредет в голову двинуться за нами!

А моему «сборному», сильно потрепанному табору хватило бы даже розовых гоблинов, не говоря о чем-то другом, помощнее!

— Долго ещё до Локации? — уточнил я.

— Часа два-три, если не останавливаться.

— Не останавливаемся! Мирные отдохнут, когда до Локации доберемся, ну а герои на том свете отдохнут… Но, это не точно! Хе-хе…


Глава 26


Понадобилось нам два часа и двадцать две минуты. Как я это определил? А у моего извозчика оказались настоящие часы! Механические со стрелками! Первые, что я увидел в этом мире! Отличались они, правда, от знакомых мне тем, что там не двенадцать часов было — а целых двадцать семь! И циферблат был побольше, чтобы все эти деления вместить! А я-то гадал, чего это меня так глючит! Никак не мог сообразить, сколько спать6 а сколько бодрствовать.

Воспользовавшись оказией, я выяснил, что месяцев в году здесь четырнадцать, а вот дней в месяце — ровно тридцать! Не знаю, зачем мне эта информация, но пусть будет. И да, сейчас был конец «лета» — подходил к концу 9-й месяц 932-го года от Счастливого Пришествия.

Радужная плёнка врат, как всегда, была видна издалека. Учитывая, что пёрлись мы в кромешной тьме, при свете факелов, то разглядел я её издалека. Арка, как арка ничего особенного, вот только, когда я спрыгнул с телеги и подошел к ней, отдав указание разбивать лагерь, то, положив руку на её, всегда тёплый металл, перед газами вывалилась надпись.

ЛОКАЦИЯ

УРОВЕНЬ 20

ЖЕЛАЕТЕ ВОЙТИ?

ДА/НЕТ

Пока, нет! Я убрал руку, снова прикинув нехитрую арифметику. В этой локации для пятидесятипроцентной вероятности воскрешения герой должен быть… гхм… 31-го, мать его, уровня!!! Такие, вообще, бывают?!

Снова я подумал о жёстком порядке, устроенном Системой для добычи энергокристаллов. В принципе, хоть Система и была «жадной жопой», но она точно не была «глупой жопой». Раз Локация такого уровня есть, значит на планете должны быть герои нужного уровня.

И снова мне в голову полезли дурные мысли. Ведь вундервафля, в виде нас, вечных героев выглядело как… баг или чит, как ни крути. Вот Система старается, придумывает правила, мотивирует людей повышать уровень, чтобы ходить в Локации более высокого уровня. Причем, использует, как пряник — в виде, увеличивающейся награды, так и кнут — «пожертвования» и неуклонное повышение уровней Локаций. И тут, опа-ча! Появляются вечные герои, которые срать хотели на всю эту арифметику, выстроенную, на минуточку, веками!

Надо бы узнать поточнее, когда именно появились первые из них… гхм… из нас, да.

И, кстати, я поймал себя на мысли, что не поинтересовался уровнем Седого и Силача!

— Каким составом идем? — поинтересовался я у измененного, видя, что тот осторожно снимает полумертвого друга с телеги.

— А вы тоже идете? — удивил меня человеко-зверь.

— Херасе! А что, не должны? — удивился, в свою очередь, я.

— Ну мы быстро зайдем и выйдем — нам бы только раненых вылечить! — смутился здоровяк, не понимая причины моего недовольства.

— Совсем дурак? А попревозмогать? — это, к слову, сказал не я! Это сказал такой же охреневший Лысый, который переминался с ноги на ногу у меня за плечом, готовясь к такой легендарной зарубе!

Мохнатый просто смотрел на Лысого и даже моргать забыл.

— Там… Локация… Двадцатого! Уровня! — он вздохнул. — Рыжая нас прибьет, если она перезагрузится! У неё на эту локу да-ли-ко-иту-щие планы были!

— О! Кстати! — вспомнил я и махнул рукой на стоявших вокруг ватажников. — А какие у вас ранги? Или это… религия… в смысле Кодекс не позволяет?

— Да чё уж! — махнул лапой здоровяк. — Седой — семнадцатый, я — четырнадцатый, остальные — не выше десятого.

— Ну надо же! — удивился я. — Это при том что у местного князя самый опытный боец — командир Малой Дружины — всего девятый? Или Маханыч ошибся?

— Нет, не ошибся, — скривился мохнатый. — Это же Секач, он у Быка на побегушках был, с Рыжей общего языка не нашел, ну и подался к князю. А у князя песецкого, как раз, почти вся Малая Дружина полегла. Прежний-то командир был семнадцатого уровня — крепкий старикан! Глыба звали!

Мохнатый замялся.

— А ты же «вечный», правда?

— С чего ты взял? — удивился я.

— Так Седой сказал, сам бы я не догадался, — смутился измененный.

— А он как определил? — продолжал допытываться я. Нет, так-то всё равно инкогнито в Локации раскроется, но на будущее нужно знать, как не палиться!

— Не знаю! — пожал плечам Силач. — Просто сказал, но и он не был уверен! Но, это очень хорошо, что ты «вечный», иначе бы мы зря сюда пришли!

— В смысле? — не понял я.

— Ну так не пустила бы нас в Локацию Система — уровни наши не дают и десяти процентов на возрождение! «При-дах-ра-ни-тиль» сработал бы вот!

Я стукнул себя по лбу, посмотрел на счастливого мохнатого, и моя тирада застряла у меня в горле. Что с него взять, с убогого! Хорошо то, что хорошо кончается!

— А чего ты так удивился, когда Лысый прогуляться по локе захотел!

— Ну так он же… — и тут здоровяк задумался. — И он тоже… из этих?

— Слышь, Лысый? Ты из «этих»? — повернулся я к другу.

— А в глаз? — хмуро осведомился друг.

— Я про вечных героев! — прикинулся дурачком я.

— А! — тут смутился уже Лысый. — А что, уже можно признаваться?

— Да, друг мой! — я хлопнул его по плечу. — Уже можно!

— Ого! — только и сказал измененный. — Первый раз двух «вечных» одновременно вижу!

— Ладно, — махнул рукой я и строго посмотрел на Лысого, чтобы не вякал лишнего. — Давай поможем, что ли!

Из одиннадцати раненных ватажников мы взяли восьмерых наиболее тяжелых, кто без помощи Системы не выкрутится — остальные и так выздоровеют, а запас кристаллов не бесконечный!

Бессознательных занесли внутрь, те, кто мог передвигаться самостоятельно — зашли туда сами. Мы с Лысым и Соней зашли последними. Перед глазами возникли уже, такие знакомые, буквы.

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ВАТАГА «ВСЕМ САСАТЬ» ПРИСОЕДИНЯЕТСЯ К ВАТАГЕ «БЫЧИЙ УЙ»…

ЖЕЛАЕТЕ ЗАКЛЮЧИТЬ ВРЕМЕННЫЙ СОЮЗ?

ДА/НЕТ

Собственно, да!

ВНИМАНИЕ!!!

ШТРАФ ЗА «СОЮЗ ВАТАГ» НА НАГРАДУ СОСТАВЛЯЕТ 10 ПРОЦЕНТОВ!!!

Жадина-говядина! И тут своего не упустит!

ВНИМАНИЕ!!!

НЕОБХОДИМО ВЫБРАТЬ ПРОЦЕНТ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СИСТЕМНОЙ НАГРАДЫ…

ВВЕДИТЕ ЖЕЛАЕМЫЙ ПРОЦЕНТ…

I…

Это что еще за хрень?

ВАТАГА «БЫЧИЙ УЙ» ОТКАЗАЛАСЬ ОТ ДОБЫЧИ…

ТЕКУЩЕЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СИСТЕМНОЙ НАГРАДЫ:

«БЫЧИЙ УЙ» 0 %

«ВСЕМ САСАТЬ» 100 %

Похоже, силач не стал заморачиваться!

ИНИЦИАЛИЗАЦИЯ…

ВЫБОР ДОСТУПНЫХ ЧЛЕНОВ…

ИНДИВИД БУЛЬДОГ

(ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ)

ИНДИВИД ЛЫСЫЙ

(ВЕЧНЫЙ ГЕРОЙ)

РАСЧЕТ СРЕДНЕГО УРОВНЯ…

УРОВЕНЬ «ВЕЧНЫЙ», МАКСИМАЛЬНЫЙ…

ДОСТУП РАЗРЕШЕН!

ЖЕЛАЕМ УСПЕХА, ГЕРОИ!

Я уже было совсем вышел… точнее, зашел в Локацию, как заметил в углу, крохотную мигающую «иконку» в виде, мать его, колокольчика! Я без понятия, когда она появилась, уж слишком крохотным был значок, но надо бы заглянуть. Жмяк!

ВНИМАНИЕ ГЕРОИ!!! ВАТАГОЙ «ВСЕМ САСАТЬ» БЫЛО ВЫПОЛНЕНО СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ОСТАНОВИТЬ ХАОС»…

ВАМ ДОСТУПНА БОНУСНАЯ ЛОКЦИЯ…

НАГРАДА: ВАРИАТИВНАЯ, СИСТЕМНАЯ, ВОЗМОЖНО ЧАСТИЧНОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОШЛЫХ СОЗНАНИЙ…

ЖЕЛАЕТЕ СМЕНИТЬ ЛОКАЦИЮ НА «БОНУСНУЮ»?

ДОСТУПНОЕ КОЛИЧЕСТВО ПОПЫТОК — 1(ОДНА)…

ОШИБКА!!!

НЕВОЗМОЖНО СМЕНИТЬ ЛОКАЦИЮ ДЛЯ «СОЮЗА ВАТАГ»…

ФУНКЦИОНАЛ ДОСТУПЕН ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ДЛЯ ВАТАГИ «ВСЕМ САСАТЬ»!!!

Хмм… Это что сейчас было? «Бонусная» Локация? Это за тот непоправимый вред, что мы нанесли кораблю дохлого капитана? И, если я правильно понял, то в моих силах заменить любую Локацию на эту самую «бонусную»! Вот только сделать это нужно нашим «основным» составом. Восстановление прошлых сознаний! Вот это номер! Неужели, я всё вспомню?

Было большое желание послать всех нахер вытолкать «Уёв» из локи и влезть туда обратно, но что-то мне подсказывало что не всё так просто. Зная Систему, у неё обязательно спрятаны козыри в рукаве. Бездарно просрать такой шанс тоже не хочется! Я-то это скрытое задание только из-за встроенной кровожадности, случайно выполнил! Информация!!! Мне срочно нужна Информация!!!

Ладно, хер с ним, пока… Погнали!

Итак, я зашёл внутрь и, первое, что увидел — это абсолютно здоровый крепкий молодой человек, с, не по возрасту, седыми волосами, который с интересом смотрел на меня. Напоминал он мне одного голливудского героя в эпическом фильме, в котором из-за одной девушки пришлось целый город разрушить! Во все времена, все беды из-за ба… женщин были, ага.

Над головой у него было написано голубым цветом.

Седой+ (Союзник)

Герой 17-го Ранга

— Вечные Герои? Оба? Ну надо же! Собственно, я точно был уверен в тебе, но вот еще и Лысый?! Удивили!

— А это что за Бред Питт на минималках? — хмыкнул я в ответ. — Кризис среднего возраста, что ли? Так в Системе вроде секса нет! Или… есть?

Мне, внезапно, представилась странная картина, как герои вместо того, чтобы мужественно превозмогать врагов в Локации, устраивают милый пикник, предаваясь порокам в выдуманных телах… Пикничок такой, по интересам! Это ж можно… Бля… Да ну, нахер! И взбредет же в голову такое!!!

Я покрутил головой. Ну да, так и есть. Все ватажники отличались от своих оригиналов. Даже Силач был в полтора раза больше своего настоящего тела. Смотрелся он как громадный лохматый йети, да и топор его прибавил в размерах! А. над головой у него было написано.

Силач++ (Союзник)

Герой 14-го Ранга

— Очень смешно! — без улыбки сказал Седой. — Ха-ха!

— Слушай! А почему нам аватары выбрать не дают? — задал я подзабытый, но такой интересующий меня вопрос. Я и у Лысого раньше спрашивал — ему тоже Система не разрешала. А ведь, у Молчуна было целых три ипостаси, в смысле Аватара! Может я. Тоже хочу у себя что-то побольше сделать!

— Вы, видимо, недавно в нашем Мире? — задал встречный вопрос Седой.

— Ну… да! — что тут отпираться.

— Ну, хоть всё на свои места встало! — облегченно вздохнул собеседник. — А то я чего только о вас не думал! И шпионами… и чертями лысыми считал… Лысый, без обид! А у вас просто воспоминания отсутствуют! Так?

— И снова да! — я испытывал некоторое облегчение от раскрытия своей «тайны». — Кстати, Силач сказал, что ты нас предварительно вычислил? Как это?

— Ну… По совокупности вещей. Молодость, не сопоставимая с навыками, наглость, не подкрепленная силой и опытом, питомец, опять же!

— Так из тебя Шерлок Холмс, если честно! — хмыкнул я. — Доказательства — фуфло!

— Ну, еще и моя интуиция! — развёл руками Седой. — И ведь я оказался прав! И да, я подозревал только тебя, Бульдог. Твоего товарища я считал измененным, который нашёл где-то уникальный инфо-кристалл с усилениями, без мутаций.

— Хрен с тобой, золотая рыбка! — махнул я рукой и огляделся.

Это была, безусловно, планета, но какая-то странная планета… Я бы даже сказал, что она внушала какой-то дискомфорт. Дело в том, что она выглядела мёртвой. Не в смысле «мёртвой», что не пригодной для жизни. Нет, атмосфера тут присутствовала, просто окружающий полупустынный пейзаж вызывал мысли о том, что планета медленно умирает. Хрен знает откуда такое ощущение, вон вроде среди камней кто-то шевелится даже!

Я прищурился и взглянул на огромную, но тусклую красную звезду в небе — вон местное солнце тоже светит, но не особо греет и… Стоп! Кто там, шевелится?!

«Шевеление» оформилось в огромные фигуры, которые быстро приближались к нам в багровом неестественном свете умирающей звезды. На нас шли два вида существ — впереди закованные в сталь гуманоиды, а за ними, попятам неслись какие-то, вообще, адские отродья!

Идущие впереди, шесть здоровенных туш, в металлических доспехах превосходили в размерах даже моего друга. Причем, если выше они были примерно н голову, то, мать их за ногу, они еще и шире были!!! Доспех выглядел однозначно технологичным, кроме скрипа несмазанных суставов был слышен гул сервоприводов. А еще, судя по внешнему виду — броня была необычайно толстой! Это был какой-то гадский танк на двух ногах! Массивные наплечники, огромные монументальные щитки на ногах и странный шлем с устрашающей решеткой посередине.

Вот только выглядела броня, мягко говоря, не очень новой. Розовая краска, которой была выкрашены доспехи, в большинстве своём облезли, пластины брони были покрыты множеством сколов и царапин. Но, не смотря на все это, враг внушал… по крайней мере, уважение.

Идущий впереди поднял какой-то огромный пистолет-пулемет, нажал на спусковой крючок и… только что излеченный ватажник, имени которого я даже не знал, просто взорвался облаком крови и кусками плоти!

— Уходим!!! — заорал Седой и ватажники тут же запрыгнули во врата, благо, они далеко от них не отходили.

— Твою ж мать! — враг уже наводил на нас своё адское оружие. — Валим!

Я толкнул насупленного Лысого внутрь врат и попытался запрыгнуть следом. Но… Что-то пошло не так!

Меня мягко отпружинило от радужной плёнки и перед глазами появилась надпись.

ВНИМАНИЕ!!!

В ДАННЫЙ МОМЕНТ ПРОИЗВОДИТСЯ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ВАТАГИ «БЫЧИЙ УЙ»…

ВАТАГА «ВСЕМ САСАТЬ» СМОЖЕТ ВЫЙТИ ЧЕРЕЗ…

09 мин 34 сек… 33 сек… 32 сек…

— Ах ты ж сука!!! — заорал я, падая на землю и уворачиваясь. Трудно сказать, кого я конкретно имел ввиду. Тормознутую Систему, которая не может обработать информацию о двух ватагах одновременно. Или гадского врага, чьи пули из его огромной пухи, сейчас, свистели у меня над головой. Скорее всего, я имел ввиду общее несовершенство Мира, что заставляет меня превозмогать без выходных и проходных вместо того, чтобы наслаждаться жизнью, где-нибудь на берегу тёплого моря…

Одновременно, я трансформировал броню и вытащил револьверы. Ожидаемо, мои пули лишь сбили с брони врага еще пару хлопьев оставшейся краски…

Рядом Лысый окутался золотистым облаком защитного поля, которое приняло на себя очередь из вражеского оружия. И, кажется, оно вот-вот спадет! Здоровяк заревел, перехватил молот и длинными прыжками помчался навстречу врагу. Что-то мне подсказывало, что это бесполезно…

Я зашарил по телу, в поисках оружия. Нож? Ха-ха! Шпага? Да ну, нахер! Пистолет? О пистолет! Я выдернул его из кобуры.

Маузер Гоблинского Комиссара

Качество: Редкое

Усиление: *** скрыто ***

Усиление: *** скрыто ***

Что ж ты, убогий розовый, пуху-то свою не прокачал?! Что там с патронами?

Желаете зарядить Оружие?

Выберите тип боеприпаса.

1. Обычный

2. Разрывной

3. Зажигательный

4. Бронебойный

Ну вот! Наконец-то! Я выбрал «бронебойный»!

«БАМ!!!» — послышалось неподалёку — это Лысый добежал и вломил пришельцу. «БАМ!» — это невозмутимый враг вломил железным кулаком Лысому!

Я, невольно вспомнил какую-то старую развлекательную программу, где народ веселился, забираясь в такие себе надутые прозрачные шары и в них скатывался по склону. Делали они это ради развлечения, а вот Лысый сейчас летел ко мне в похожем «золотом шаре» силового поля и, в его глазах, веселье отсутствовало напрочь!

В последний раз подпрыгнув на кочке, золотистое поле, с хлопком, исчезло и он растянулся у моих ног. Злой и недоумевающий, и немножко оглушенный!

Я шагнул вперед, прикрывая товарища телом и вскинул Маузер…

— Всем сасать!!! — заорал, больше подбадривая самого себя, и открыл огонь по врагу.

С чуть лучшим результатом — кажется, теперь не только отлетала краска, но и появлялись небольшие вмятины на «танковой» броне, хотя результат был такой же… То есть, никакой! Не мог я пробить его броню!

И тут случилось странное… Идущий впереди здоровяк опустил своё страшное оружие, как будто задумавшись… Я чувствовал на себе его взгляд, даже сквозь массивное непрозрачное забрало шлема, больше похожего на оскаленную маску.

Он поднял руку, и его товарищи остановились, повинуясь приказу.

Я, наконец, смог разглядеть надпись над его головой. Там было написано.

Отступник

Но, самое удивительное было то, что цвет надписи менялся на глазах! Как будто Систему заглючило! Красный цвет — цвет монстров в Локации менялся на голубой — цвет союзников и, даже, на зеленый — цвет соратников! И так по кругу!

Тут раздался рёв и вперед, огромным прыжком, выскочили чудовища, что шли вторым эшелоном. Это было три монстроподобных чудовища, высотой под четыре-пять метров, покрытых красной чешуёй и похожих на смесь дракона и демона! Над головой у них была надпись…

Пенетратор — Демон Авангарда

Они были безоружные… Хотя, я имел в виду что у них… гхм… «внешнего» оружия не было. Так-то их четыре верхние конечности заканчивались, своего рода, «живыми клинками», являющиеся продолжениями самих конечностей. А еще, вокруг них была знакомая «багровая аура», что я видел у демонов на корабле — это означало, что сила удара повышена, каким-то тёмным колдунством в разы!

— Кажется, нам пиздец! — тихо прошептал я, помогая Лысому встать. — Хорошо, что мы бессмертные!

И тут странности продолжились. Железные «рыцари», как по команде, вскинули оружие и открыли огонь по своим «союзникам». Те, с рычанием, обернулись и набросились на металлических ребят. Железные «человеки», в свою очередь, также вытащили разнообразное колюще-режущее оружие и приняли рукопашную схватку.

Я держал Лысого за шкирку, дабы он не ввязался в зарубу. Из уголка рта его текла слюна, он страдал! Такая легендарная битва проходит без его участия!

Но, в кои-то времена, я трезво оценил наши шансы. Они были сильно меньше нулевых!

Передо мной была битва Титанов. Стонало железо, проминаемое ударами лап монстров, отлетали в стороны эти самые лапы, отсеченные силовыми мечами «рыцарей», во все стороны летела, кровь, плоть и куски металла…

Перед глазами загорелась надпись о том, что уже можно отступать во врата, но я не мог оторваться от этого эпического зрелища! Было не понятно, чья берет… Противники были достойны друг друга!

Оставшиеся два Отступника наседали на последнего демона, когда тот, извернувшись, пробил насквозь грудь одного из. «рыцарей» насадив его на руку-меч, как бабочку на булавку. Его товарищ, воспользовавшись моментом, взмахнул чем-то вроде глефы из голубого металла, вогнав в грудь монстра, с хрустом провернул, а затем выхватил своё стреляло и разрядил в голову демона, окончательно его добив.

У него, как будто, села «батарейка», он упал на колено и схватился за грудь…

— Жди здесь! — сказал я Лысому, а сам пошёл к израненному воину, меня тянуло к нему, как магнитом.

Стоя на колене, он всё равно был ростом с меня. Когда я к нему подошёл, он, с трудом, повернул голову в мою сторону.

— Кто ты такой? — нахмурился я. Было ощущение, что я знаю ответ на этот вопрос, но… Как всегда, память издевалась надо мной, ограничиваясь смутными образами…

«Рыцарь» поднял руку и что-то нажал. С шипением, шлем-маска отстегнулась и упала наземь. Я, невольно, отшатнулся! Да что ж такое!

Вполне человеческое лицо было покрыто какими-то нездоровыми разводами и, как будто язвами и нарывами, вот только глаза! Они явно были глазами человека. В них плескалась ярость прошедшего боя… боль и физические страдания, не только от многочисленных ранений, но и, похоже, от самого своего существования… а еще, в них была… надежда?

Вдали раздался рык и я обернулся. К нам, огромными скачками, неслась целая дюжина Пенетраторов!!!

«Рыцарь» тоже посмотрел в ту сторону и, с трудом, поднялся, опираясь на свою глефу. Кивнул в сторону врат и… улыбнулся. Здоровенный металлический кулак со звоном ударился в покореженный нагрудник. Его губы беззвучно зашевелились… Я не мастак читать по губам, но на этот раз, вкупе с жестом, я понял, что хотел сказать неожиданный союзник:

— АВЕ, ИМПЕРАТОР!!!


Глава 27


Посыл здоровяка был понятен «Вали отсюда — я прикрою!». Но раз уж мы тут чуть позорно не слились, а «Рыцари» пожертвовали жизнью (надеюсь, не последней) то, как говорил один мой очень ушлый друг: «нужно сделать базар».

Я взглянул на приближающихся монстров, затем на врата Локации — должен успеть. Я опустил руку к ближайшему Демону, сразу же выскочило системное сообщение:

Ошибка! Недопустимый объект для лута!

Это что, мать вашу, такое?! Система, похоже, еще отслеживает, кто кого завалил? Это, типе, «не моя добыча»? Или просто козлит, не желая делиться со мной хабаром?

Я подскочил ко второму телу — тоже самое! Пенетраторы приближались… Я про себя попросил прощения у погибших воинов, но протянул руку к погибшему Отступнику. С тем же результатом!

Израненный «рыцарь», с интересом наблюдал за моими действиями, продолжая отслеживать приближение нового врага, но кажется, он понял, что я делаю. Нахмурился и просто протянул мне своё оружие…

Помню, мне еще мама говорила, что если тебе что-то дают, просто возьми и скажи спасибо, не зря эту философию несу в мир. Я протянул руку, как только коснулся обитого железом древка, в голове возникли образы-воспоминания…

Какой-то мелкий и зеленый… гоблин смотрит на меня испуганными глазами.

— Ннннада бижать!

— Чейто? — задал я резонный вопрос.

— Эта атступники! — он ткнул рукой куда-то в сторону, где лежал труп закованного в броню «рыцаря». Лицо его также было обезображено неведомой болезнью, броня была такой же ржавой, вот только расцветка была серо-золотой. — Вьем писец аднака!

— Кому это «всем»? — удивился я.

— Ну… — зеленый малыш развел руками. — Нууу… всьем?

Картинка тут же поменялась.

— Босс, мы его вальнули!

— Шеф, мы в порядке!

Передо мной стояли два, очень гордых собой, молодца — одинаковых с лица. Хотя, нет — у одного отсутствовало пол уха, а у второго был расплющен нос. Но это, безусловно были эти самые «отступники», вот только их гладкие румяные лица лучились здоровьем, радостью и… обожанием!

Массивные доспехи были в идеальном состоянии и сверкали розовой краской!

— Красавцы! — искренне похвалил я громил и, кажется, ничуть не преувеличивал! Похоже, что эта двоица заменяла мне когда-то целую армию…

Видение исчезло также внезапно, как и появилось, а перед глазами возникла надпись оранжевого цвета.

Глефа Имперской Гвардии

Качество: Легендарное

Усиление: Скрыто

Ого! Я всё-таки не сдержался.

— А ты как? — махнул я на визжащую свору, что была совсем рядом.

Тот еще раз улыбнулся и подхватил. Сразу в обе руки мечи своих павших товарищей и уже ими снова продублировал свой жест в сторону врат. Мол, вали, уже.

— Ну… это… Спасибо, типа… — я был немного смущен. Смущен настолько, что почувствовал, что у меня, сейчас, глаза «на мокром месте». Очень мало кто в этой… и прошлых жизнях делал для меня что-то просто так, не требуя ничего взамен, а, тем более, отдавая за это свои жизни.

Здоровяк нахмурился и в последний раз махнул «Уходи!», а сам, сначала медленно, но, постепенно ускоряясь, направился на встречу врагу, в свой последний бой. Я открыл рот попрощаться, но именно слово «Прощай!» моя глотка просто отказывалась произносить вслух. Я откашлялся.

— До свиданья, боец!!! — крикнул я вслед «рыцарю» и побежал к выходу.

Сзади послышалось рычание, звон стали и крики боли. Раненый, но несломленный «рыцарь» прикрывал отход своего Императора…

ПОДСЧЁТ ПРОГРЕССА…

ОТКРЫТО ТЕРРИТОРИИ… 2 %

УНИЧТОЖЕНО ПРОТИВНИКОВ… ОШИБКА!

КОЭФФИЦИЕНТ ЭФФЕКТИВНОСТИ… ОШИБКА!

РАСЧЁТ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ НАГРАДЫ…

ОШИБКА!

Я вывалился в наш мир, а за спиной с тихим хлопком исчезла арка, провалив проверку на сохранность. Лысый мрачно смотрел на меня, сидя на корточках и поглаживая Сонечку. Излеченные ватажники также толпились рядом.

— Рыжая будет в ярости! — произнёс стоящий рядом Седой, вернувшийся в свое привычное тело.

Тут его взгляд его остановился на подарок «рыцаря» у меня в руках и брови его медленно поползли вверх.

— Ты что? Смог кого-то убить? — в его голосе слышалось изумление, восхищение и… немного страха.

— Долго объяснять, — почесал затылок я. — Все живые-здоровы?

— Да, — кивнул Седой и тут же поправился. — Ну, кроме Ларна, которого разнесли внутри эти… чудовища.

— Пусть земля ему будет пухом, — автоматически брякнул я, но поправился. — Или как тут у вас принято…. Выдвигаемся в новый лагерь?

Но Седой отрицательно покачал головой.

— Люди устали, истощены, как физически, так и морально… Многие потеряли близких. Нужно им дать отдохнуть!

Он кивнул на увеличившийся табор, где люди застыли, украдкой поглядывая в нашу сторону, с надеждой, что им дадут нормально переночевать и не придется, в ночи, двигаться дальше по опасной территории нейтральных земель.

— А «дикие» из воспитательной Локации? — уточнил я.

— Я отправил дозоры, они предупредят, если что… — тут ватажник смутился. — Взял твоих лошадей, без разрешения, ты уж прости!

— Да, ладно! — махнул рукой я. — Правильно сделал!

— Людям нужно отдохнуть, настаивал Седой. — Крюк мы большой сделали!

Я кинул и отвернулся, собираясь перекинуться парой слов с Лысым.

— Бульдог! — окликнул меня главный разведчик.

— Что еще? — остановился я.

— Спасибо, что спас мне жизнь… Всем нам! — благодарно кивнул Седой.

— Не ВО что, — хмыкнул я. — Обращайтесь! И, вообще, Силача благодари — это он за тебя вписался!

Ватажник хотел еще что-то сказать, но просто кивнул и пошёл к своим людям.

— Зацени, что у меня! — продемонстрировал Лысому я свой трофей.

Тот равнодушно глянул на глефу, глянул на свой молот, презрительно хмыкнул и пожал плечами.

— Ну, да! Если следовать логике Системы, то «уникальный» покруче «легендарного», — согласился я. Но, как я много раз повторял — на безрыбье сам раком станешь! — Но посмотри какая цацка!

— Красивое, — согласился Лысый.

Глефа действительно была красивой. Голубоватый металл раздвоенного лезвия, блестел в сете костров, тончайшая режущая кромка, без единой выщерблены, обитое тем же металлом деревянное древко. При этом, несмотря на свою массивность, оружие было весьма лёгким.

Я «ловко» крутанул древковое оружие и чуть не врезал нижней частью древка, на котором также имелся заточенный металлический наконечник-противовес по башке здоровяку. Слава яйцам, он успел вовремя отклониться.

— Упс! Сорян! Кажется, это не мое! — смутился я, прекращая упражнение, пока никого не зашиб. — Ладно! Пригодится! В конце концов, продадим задорого!

Лысый кивнул и поднялся на ногу, я взял его под руку и отвел в сторонку, подальше от чужих ушей.

— Слушай, тебе не показались эти железные люди странными? — задумчиво поинтересовался я у друга.

— Еще как показались! — насупился Лысый. — Крепкие, с-с-скоты! Их же хер прошибешь!

— Да я не про это! — скривился я. — Ты не видишь ничего странного? Сначала розовые гоблины? У этих на доспехах розовая краска…

— Розовенькая, — внезапно поправил меня Лысый.

— Что? — удивился я.

— Что? — уставился на меня друг.

— Ты о чём вообще?

— Не знаю, — развел руками здоровяк. — Вырвалось!

Я хотел еще про «императора» рассказать, но в последний момент передумал, вдруг мне показалось? Во. второй раз подряд, ага… И мой единственный друг еще в мании величия заподозрит!

— В общем, что-то здесь не так… Эти ребята… — я обдумывал ощущения внутри себя, кажется, это странное чувство я когда-то называл «интуицией» и очень ей гордился. — Действовали против собственной воли… Опять…

— Что «опять»? — непонимающе нахмурился друг.

— Опять действовали против собственной воли. Кажется их уже лечили один раз… А сейчас, они снова вернулись… к Хаосу!

— К какому, к херам, Хаосу? Бульдог, ты о чём? — удивился Лысый, во взгляде у него проявилась озабоченность.

— Да не знаю, мысли какие-то дурацкий! — тряхнул я головой.

Тут я услышал деликатное покашливание и поднял голову. В сторонке переминался с ноги на ногу Маханыч, стараясь не отсвечивать, чтобы не мешать нашему приватному разговора.

— Здоров, старый! — кивнул я. — Как видишь, мы снова живы и здоровы!

— Да я и не сомневался, — улыбнулся дедуган, подходя ближе. — Там бабы спрашиваю, вы вечерять будете?

Я заржал, глядя как Лысый, словно распрямляющаяся пружина, подскочил с земли без помощи рук и стартанул в сторону лагеря.

— А ты как думаешь? — кивнул я на растворившегося в темноте друга и посмотрел на застывшую у моих ног Соньку. — А ты там ничего странного не заметила?

Паучиха посмотрела на меня, всем видом выражая недоумение.

— Ну да, тупой вопрос, — согласился я. — Надо бы уже раскошелиться тебе на «мыслеречь», мне кажется, ты сможешь меня удивить своими рассказами!

Сонечка пожала плечами и бочком подобралась к Маханычу, принюхиваясь. Конечно же, на его поясе висела его неразлучная фляга с самогоном!

— Пошли уже, алкоголичка! — кивнул я. — Кто не работает — тот ест!

Пока мы дошли, Лысый, ожидаемо, уже опустошил одну миску и взялся за вторую. Он уже давно перестал смущаться, начиная трапезу без меня. Ну и хер с ним, сытый Лысый — добрый Лысый! Но, это не точно!

Я получил свою порцию и уселся рядом. Поковырявшись ложкой в ароматном гуляше, я понял, что аппетит у меня отсутствует напрочь. Что было странно, учитывая, что я не ел почти сутки. В голове роились мысли, очередной флешбек только добавил вопросов.

Из полумрака возник Седой.

— Можно? — кивнул он на место рядом со мной.

— Садись! — кивнул я.

Намеренно, или нет, но наши лагеря расположились по раздельности. Маханыч для нашей «старой» части табора выбрал место чуть в стороне. Ватажник устроился рядом со мной, с благодарностью приняв от женщины кружку с горячим отваром.

— Спрашивай! — просто кивнул Седой.

— В смысле? — уточнил я.

— Ну, у тебя же много вопросов накопилось. Вот можешь все их мне сейчас и задать!

— Прямо, вообще, любые? — заинтересовался я.

Седой нахмурился.

— Ну… Думаю, да! Вопросы же будут приличные?

Я заржал.

— Извини, не удержался. Меня всегда веселили люди «готовые на всё», а потом выяснялось, то это, далеко, не так! Ладно, начнем… Рыжая — вечный герой?

— Да!

— И появилась она два года назад?

— Почти — год и двенадцать месяцев, — он отхлебнул чай и посмотрел на меня. — А вы когда появились?

— Ну, Лысый путается в показаниях, — кивнул я на жующего здоровяка. — А вот я — меньше недели здесь… Ну, я так думаю! В этих Локациях время странно работает.

— В первый раз появился в чужом теле, потом тебя убили в «реале» и ты восстановился в своем? — продолжал гадать Седой.

— Да, так и было, — кивнул я. — Рыжая рассказала?

— Точно.

— У неё всё также было? — заинтересовался я. — А что она еще рассказала?

— Частично — да, — кивнул ватажник. — Так-то, она не очень разговорчивая. Она больше делом, чем словами!

Я задумался.

— Вот что мне непонятно. Зачем она с вами два года валандается?

— А что ей оставалось делать? — пожал плечами разведчик.

— Ну… не знаю! Мир там познавать! Секреты открывать!

— Так она и «познавала»! — хмыкнул Седой. — Ей-то досталась практически «мёртвая» ватага. Бык сгинул с боевой группой, а её я нашел в очередном дозоре без сознания и одежды около одной из Локаций…. Говоришь, ты неделю как? И сразу в бой?

— Ну да, — подтвердил я. — А что?

— Да Рыжая долго как-то в себя приходила. Сначала валялась без сознания почти неделю, потом пришла в себя, но долго не разговаривала, только, с трудом, еду принимая. Мы ж ее к бабам хотели изначально определить, чтобы по хозяйству помогала, так она ни в какую! А потом… — тут он замялся. — Она же реальная красотка! Вот некоторые и пытались ухаживать… Вот она одному руку и сломала, особо рьяному «ухажёру». Её в покое и оставили.

Седой смущенно замолчал, отпивая еще из кружки. Я ждал продолжения.

— А потом, совсем туго стало. Бык, значит, не вернулся. И основные «боевики» тоже. Мы хотели расформировывать ватагу. Кто-то, как Секач и парочка других — в княжескую дружину подались. Я, с Силачом, думали в приморские княжества податься — ранг позволял в ватагу «покрепче» наняться. А потом Рыжая взяла оружие и пошла в Локацию. Сразу 10-го уровня! Мы и остановить-то её не успели. А потом она вышла… Вот тут-то мы и офигели! Она, с ржавым копьем, в одиночку, всю Локации раскидала!

Я одобрительно хмыкнул, внимательно слушая.

— А потом она, внезапно заговорила. Сказала, что ватага остается и она он нас позаботиться! Слыханное ли дело из уст простой бабы!.. Ну, это потом мы поняли, что она совсем не простая… и не баба… ну, в смысле, девушка… гхм… командир!

Седой совсем сбился и смущенно снова отпил чай.

— Да я понял уже! — засмеялся я. — Крутая, короче! С яйцами, в отлчии от многих мужиков! Супер-стар, чудо-женщина и вот это вот всё в одном флаконе!

Седой на меня как-то странно посмотрел.

— А, за… гхм… продолжай!

— В общем сказала, что ей здесь необходимо остаться, что ждет она кого-то!

— Кого она ждет? — удивился я.

Седой хитро на меня посмотрел и хмыкнул.

— Ну, сейчас я сильно подозреваю, что вас!

— А как она могла знать два года назад, что мы тут появимся? — нахмурился я, хотя в глубине разума понимал, что это как-то возможно.

— А вот это уж, извини, но сам у неё спросишь!

— Так а где она, в итоге?

— Добычу повезла продавать/обменивать. Слава богу, всё самое ценное как раз успели вывезти!

— Сама? — удивился я. — Да еще и с боевой группой? А зачем самой боеспособной части ватаги торгашами выступать?

Седой улыбнулся.

— Не знаешь ты наших порядков. Их груз по стоимости мог «закрыть» несколько месяцев пожертвований такому княжеству, как Песецкое. Как ты. Думаешь, сколько лихого люда на такой караван позарится?

— Так у вас тут еще. И беспредельщики есть?

— Куда же без них? — пожал плечами ватажник. — Да и кое-что еще сделать она хотела…

— А вернуться когда она должна была?

— Да вот два дня назад уже, — нахмурился Седой. — На неё это не похоже, обычно она очень пунктуальная! Не случилось бы чего!

— Да что с ними-то случиться может? — хмыкнул я. — Вечный герой с высокоранговой свитой! Помнится, у местного князя лучший боец девятого ранга!

— Так-то оно так, — покачал Седой. — Но ранги в этом мире — это возможность выжить в Локациях. В реальном мире совсем немногие системными навыки применять могут.

— Ты сейчас про Силача? — уточнил я.

— Да, измененные, — кивнул ватажник. — Вот только измененные как «физики» бывают, так и «энергетики».

— Не понял, — нахмурился я, хотя эти понятия казались мне отдаленно знакомыми.

— Ну инфокристаллы, — пояснил Седой. — Некоторые из них тело меняют и физические данные улучшают, а некоторые — знания и способности! Магическими их еще называют, а «энергетиков» — магами или чародеями!

— Что, прямо вот файерболы и молнии метают? — возбудился я.

— Ну, в Локациях — да! В нашем мире… — разведчик пожал плечами. — Тоже бывает, но единицы это умеют!

Тут же мне вспомнился Болик — юнец из первой моей ватаги, который был курсантом какого-то магического, мать его, Хогвардса! Помнится он говорил, что маг! Как я такое забыть мог!

— И у нас было пара «энергетиков», — продолжил ватажник. — Они, как раз, с Рыжей и ушли.

— Тем более! Кто ж на них рыпнуться то посмеет?

— Эх! — сокрушенно махнул рукой Седой. — Много ты еще не знаешь!

Да, согласен, много я не знаю. Но, непременно узнаю! Вот только посплю немного… Есть всё также не хотелось, но сознание отрубалось. Я заметил, что это случалось после флешбеков, как будто внутри моего разума данные структурировались сами по себе, а мозг желал отключить сознание, дабы внешние раздражители не отвлекали от «инвентаризации».

— Седой, на тебе караул! А я спать изволю!

— Заметано! — хмыкнул ватажник, встал и направился к своим.

Я глубоко вздохнул. Запах травы перемешивался с запахом еды и лошадей, лагерь готовился ко сну, звуки стихали, звёздное небо завораживало… А ведь где-то там, вокруг звезд кружатся планеты, жители которых с надеждой ждут возвращения своего Императора… Но, это не точно…


Глава 28


Ночь прошла, на удивление спокойно. На рассвете, как только забрезжил рассвет, мы собрались и отправились в путь, вернувшись на условную «дорогу» между лагерями. Так-то по степи повозки передвигались с трудом. Через два часа мы уже выбирались на «тракт» как к Седому подбежали два дозорных. Он нахмурился и пошёл за ними.

Меня это тоже заинтересовало, поэтому я слез с телеги, где тихонько подрёмывал, краем глаза следя за обстановкой и подошел к ним. Троица сидела на корточках и что-то рассматривала.

— Что тут у нас? — поинтересовался я, подойдя к ним и тоже попытавшись что-то рассмотреть на земле.

— Дикие, — нахмурился Седой.

— С «воспитательной» локации? — уточнил я.

— Скорее всего, вот только прошли они прямо, не сворачивая, — он кивнул головой в ту сторону, что мы собирались идти. — А обратно я следов не вижу?

— Это что, получается, теперь мы их преследовать будем? — хмыкнул я. — Вот только нахрена? Может пойдем в другой лагерь? Нет, так-то я не трус… Но зачем рисковать?

Седой покачал головой.

— Если они там, то они и дозоры наши перещелкают, что туда отступят, да и Рыжей сюрприз устроят. Не надо так!

— Так может здесь подождем? В смысле — немного в сторонке… — сделал новое предположение я. — Рыжая же, когда лагерь сожженный найдет — она по этой дороге пойдет?

— Не факт, — нахмурился Седой. — Есть еще две дороги. Он налегке будут, пустые телеги охранять не нужно, и они их сзади оставят. Так что, скорее «быстрой» тропой воспользуются, что у нас не вышло. И как бы они, вообще, первыми туда не прибыли! Поторопиться нужно бы! Ведь там и засада может быть!

Я огляделся, также пытаясь изобразить следопыта, но нихрена не понял. Ну, затоптанная трава, ну колея от наших телег. Что они тут разглядели, вообще?

— Кто шёл-то? — спросил я напрямую.

— Не знаю, — нахмурился Седой. — Вот следы лап… Нечеловеческие… Побольше среднего мужчины.

— Измененные, что ли? — сумничал я.

— А вот это вообще непонятно, — он указал на вмятины в земле, с кусками выдранной травы, оставленными неизвестным животным. — Это — следы животного! Причем массой превосходит лошадь раз в пять… А еще — у него шесть ног! И таких животных тут прошло пять — шесть штук!

Я почесал репу.

— Сколько отсюда до лагеря? — уточнил я у Седого.

— Вёрст двадцать-двадцать пять, поди, — прикинул он.

— А по вот этим вот следам можно понять, как давно они прошли? — заинтересовался у профессионального следопыта.

Седой хмыкнул.

— Часа четыре-пять, думаю, прошло.

— То есть в принципе они уже должны были дойти до лагеря или вот-вот подходят? — уточнил я.

— Ну… Скорее всего, да.

Я снова задумался.

— Я вот чего не понимаю — что им надо и о чём они думают? Если они по нашему следу бы шли, то они бы за нами свернули. Тут слепой только след не разглядит! Почему они попёрлись в сторону лагеря?

Седой пожал плечами.

— Дикие, они и есть дикие. Был шанс, что они вообще не в эту сторону пойдут, а по округе разбредутся, но они пошли. Может им тропинка понравилась.

— Что делать то будем? — спросил я у разведчика, — Переться всем табором не вариант. Надо бы самим на разведку сходить. Хотя какая, к чёрту, разведка?! Надо идти и унижать этих грёбаных диких!

Седой посмотрел на меня задумчиво, но промолчал.

— Сколько ты говоришь, диких от общего количества остаётся?

— Каждый раз по-разному, — кивнул он. — Примерно одна пятая, в среднем!

— Так сколько их тут в итоге то прошло?

— Как я сказал, пять-шесть животных, ну а тех, кто поменьше? Следы вытоптаны, но думаю десяток-два!

— Что мы имеем? — начал я размышлять вслух. — Тридцать героев у вас, почти все боеспособные, вот только большинство молодежи…

— Думаю, ещё десятка полтора мирняка наверняка вооружить надо! — добавил развезчик.

— К хренам, хватит, — хмыкнул я.

— Неужели? — удивился Седой.

Я недоумённо на него посмотрел:

— Что «неужели»? Ты думаешь, если не затащат два десятка профи, то нам чем-то помогут десяток баб… в смысле женщин?

Седой замялся.

— Или ты их как приманку использовать планировал? — недобро прищурился я.

— Ну что ты! Что ты! — затрясся Седой, — За кого ты меня принимаешь?!

— Хер его знает, за кого тут кого принимать в этом мире, — нахмурился я. — Так-то ты вроде мужик с понятиями. Ладно. Пошли собираться…

Мы пошли к остановившемуся табору, а я продолжил размышлять.

— Кавалерийским атакам я не обучен, да и шума, без лошадей, создавать меньше будем. А ещё я рассчитываю, что мы подойдём туда незамеченными. Это возможно?

Седой снова пожал плечами.

— Всё зависит от того, что за монстры. Если они сами грамотно дозоры поставят, то нет. Если это тупое стадо, как было, то скорее всего получится.

— Хорошо, — кивнул я.

Меня сзади кто-то одёрнул. Я повернулся. Ну конечно же! Рядом стояла Валиса и её женская «боевая группа» молодух.

— Бульдог возьми нас!

— Даже не подумаю, — хмыкнул я.

— Ну пожа-а-а-алуйста! — протянула девушка.

— Со мной это не работает, — покачал головой? я. — Хотя… — я задумался и лицо девушки просветлело, но после моих дальнейших слов она снова расстроилась. — Надо на кого-то лагерь оставить. Неизвестно, все ли прошли мимо. Так что всех героев я брать не смогу. Защита и здесь должна быть, к сожалению. Ну а ты, давай, с бабоньками в дозор! И чтобы ни одна мышь не проскочила!

— Слушаюсь, — грустно кивнула девушка.

Она повернулась и топталась на месте.

— А как же вступить в ватагу?

— Брысь отсюда! — крикнул я, девушка ойкнула и убежала.

— Я слишком стар для всего этого дерьма, — откуда-то возникла у меня мысль, на что Лысый хмыкнул.

— Чё ржёшь?

— Да вспомнилось кое-что, — сказал товарищ.

— Что?

— Да уже забылось, — сказал товарищ.

— Вот ты крендель, — буркнул я. — Ну, давай собираться.

В итоге собрались. Мы смогли с собой взять, кроме нас с Лысым, ну и Сони, конечно, всего пятнадцать человек. По здравому рассуждению ровно половину пришлось оставить здесь.

Нейтральная зона — территория опасная.

Сходить, и даже победить диких, чтобы потом вернуться к вырезанному табору, — идея так себе.

Седой сам пошёл в дозор, аргументируя это, что лучше него всё равно никто не справится. Силача он оставил с нами. Здоровый и мощный изменённый не годился для тайного проникновения. В пару же к себе Седой взял ещё одного опытного ватажника-разведчика, и они быстро растворились в степи с невысоким кустарником, на что я одобрительно хмыкнул.

Ну да, действительно умеют в «скрытность»!

— Двинули, — кивнул я, оглядел своё войско.

Я, да Лысый, с понятным снаряжением. Силач, по какой-то причине отторгающий огнестрел. Учитывая его мощь в ближнем бою, ему это простительно. И ещё тринадцать ватажников, в большинстве своём молодых парней. Тем не менее, все как один, уже опытные бойцы. Опять же с поправкой на опытность при «работе» в Локации. Хотя, как раз вольные ватаги успешно выживают в диких землях, в отличие от придворных дружин князей и городских ватаг. Им, волей-неволей, приходилось прокачивать навыки боя в реальном мире, что меня радовало.

Зашагали мы в направлении лагеря быстрым шагом, однако, не переходя на бег, ожидая появление Седого с разведки.

Через три с лишним часа молодой ватажник, представившийся Серым, подал знак:

— Две версты до лагеря, Седой здесь ждать велел.

Я кивнул.

— Отдыхаем пока, — сказал я своим, которые тут же легли в траву и постарались закинуть вверх ноги, используя драгоценные минуты для отдыха.

Лысый конечно же чем-то зачавкал. А рядом с ним тут же нарисовался Силач и с той стороны чавканье раздавалось с удвоенной силой, дуплетом.

Главный разведчик неслышно возник с опушки редкого леса. Здесь уже лесостепь перешла во вполне себе лес, который правда рос островками, всё ещё оставляя между собой степные прогалины.

— Ну что там?

— Жопа там, Бульдог, — с ходу начал Седой.

— Что от тебя депрессивного ещё ожидать было… — хмыкнул я, чем вызвал его недоумённый взгляд. — Что там? Имперский космодесант с дредноутами? — уточнил я, на что Седой опять нахмурился.

Нет, я когда-нибудь окончательно сломаю мозг местным, поэтому я махнул рукой. Да и шуточки лезут из меня не вовремя. Нервное, наверное.

— Докладывай, короче.

— Пихаваны там, Бульдог.

— Кто, блядь? — удивился я.

— Ну, рептилии или рептилоиды?

— Ух ты! Прямо рептилоиды? — удивился я. — Ящерки там всякие или крокодилы? Которые, тайное правительство?

— Да нет, прямоходящие, — пропустил мимо ушей Селом мой последний вопрос. — В основном… Кроме их зверушек.

— Ты с ними уже встречался?

— Сам нет, — покачал головой ватажник. — Слышал только. Они в Локациях повыше обитают. И да, у них есть ручное оружие, я слышал про лазеры!

— Бля… А что за зверушки? Они случаем не с динозаврами? — снова уточнил я, вспоминая следы от больших лап.

— А кто это?

— Ну такие же слоны, только рептилии, — добавил ясности я. — Бля, да как объяснить… Кто там, короче, эти здоровенные следы отдавал. Да что-то вроде здоровенных буйволов, то ли драконов. Насколько здоровых?

— Пару тонн весом точно. Но не это проблема… Главное, у них на горбу оружие прикреплено — ракеты и пулеметы!

— Нихера себе, — удивился я. — А летать они не умеют?

— Не заметил…

— Ну, значит не драконы. Хотя, автоматические турели на горбу…. Не приятно! Я даже не знаю, что мы им противопоставить сможем, — оглядел я своё войско. Мощной брони ни у кого не наблюдалось…. Снова… — И много их там?

— Пихаванов два десятка. И монстров четверо.

Я почесал затылок.

— Ну так-то выглядит не сильно мощно!

— Это ты просто их вживую не видел, — возразил Седой.

— Так, а что они там делают?

— Ломают наш лагерь, — в сердцах стукнул кулаком по открытой ладони Седой.

— Фига себе, — снова удивился я. — Это что, у них нормальное поведение?

— Да в том и дело, что нет. Первый раз такое вижу. Обычно они только на людей реагируют.

— Кажется, Система чем-то расстроена. Как валить-то будем?

— Я разведчик, я без понятия, — развёл руками Седой.

— Фу таким быть, — тут же отреагировал я. — Ты же за дозорных отвечаешь. Да и диких должен был встречать!

— Таких — в первый раз, — возразил Седой.

— Спишем это на шок, — хмыкнул я. — Если мы к ним подойдём, то сможем без обнаружения на них взглянуть?

— Да, с этим проблем нет. Они как раз заняты вандализмом. Да вон уже и отсюда видно.

Я взглянул и увидел, как дым поднимается над кромкой леса и слышатся взрывы.

— Слушай, Седой, мне пришла в голову одна мысль. Учитывая, что они сейчас нам лагерь расхреначат к хренам, извините за тавтологию, какой нам смысл туда переться? Может к другому лагерю пойдём? Нет, я помню, что ты говорил, но уж очень враг непредсказуемый!

— Бульдог, что точка сбора здесь, — настаивал ватажник.

— Я не забыл, говрю же! А следующая точка сбора не оговорена? — тут же спросил я.

— Нет.

— Тут вы погорячились, — развёл руками я.

— Да не было раньше никогда такого.

— Предусмотрительнее нужно быть, — я назидательно поднял указательный палец, на что Седой виновато развёл руками. — Ладно, я вас научу родину любить, — хмыкнул я. — Пошли, показывай это зелёное стадо.

Две мили мы прошли быстро. С опушки было видно, что творится в лагере.

Реально похожие на прямоходящих ящериц, которых издали можно было принять за очень высоких и худых людей. Восемнадцать рыл. А их зверье, на здоровенных шести ногах, были похожи на огромных крокодилов из моей прошлой жизни. И сейчас, они дружно разваливали резервное поселение ватаги. И да, на горбах у «крокодилов» были реально автоматические турели, и да, в том числе ракетные! И этих тварей было четыре!!!

Я прикинул расстояние и вернулся к Седому.

— То есть, как на них будут действовать наши пули, ты без понятия?

Он пожал плечами.

— Да говорю же только слышал слухи. Говорят, крепкие эти твари в Локациях.

— Ясно.

Пулемётов у нас было целых три. Всё-таки ватага была не из бедных. И не всё было уничтожено в горящих складах разрушенного лагеря. Поэтому огневая мощь, какая-никакая, у нас присутствовала.

Я махнул рукой на пулемёт в руках Лысого:

— Кто ещё умеет управляться с этой штукой? — на что Лысый на меня неодобрительно посмотрел. Ладно мне, он отдавал свои вещи без разговоров, но кому-то ещё… — Думаю тебе с молотом привычнее будет.

— А ты? — поднял бровь Лысый.

— А я… — хмыкнул я, — У меня план есть. «Ловля на живца» называется.

Все удивлённо на меня посмотрели.

— Хотя, если живца схавает карась, прошу считать меня комсомольцем, — хмыкнул я, не вдаваясь в подробности. — Ну давайте уже.

С помощью Седого мы устроили три пулемётных гнезда. Оставшихся ватажников распределили в промежутках. Лысый и Силач приготовили оружие ближнего боя, также не покидая опушку.

— Ну всё, я пошёл, — хмыкнул я и пошёл вниз, весело насвистывая.

Страха не было. Что может напугать вечного героя? Только вечный брак, хе-хе!

Но, тем не менее слишком близко подойти я не рискнул, остановившись на приличном расстоянии. Зелёные были настолько увлечены разрушением, что даже не повернулись ко мне. Придётся привлечь их внимание.

Я достал револьвер и выстрелил два раза в воздух.

— Слышь, убогие! Я труба твой дом шатал и хвост твоей маме отрывал! — на ходу я попытался придумать что-то оскорбительное.

Все в раз повернулись ко мне и замерли.

Я хмыкнул и изобразил возвратно-поступательные движения.

— Давайте сюда, пассивы проклятые!

Потом правда очень смутился. Вышло очень неоднозначно.

Но, вою задачу я выполнил, твари отмерли и ломанулись в мою сторону. Как-то очень быстро ломанулись!

Я, с матами, развернулся и припустил к лесу. Если двуногие рептилии отставали, то шестиногие зелёные крокозябры весьма бодро перебирали ножками, стремительно разрывая расстояние.

— Фак! — заорал я, понимая, что уже не успеваю. — Полундра!

Тут я услышал сзади знакомый свист раскручивающегося шестиствольного пулемета. В голове у меня что-то щёлкнуло, и я рухнул на землю. Надо мной пронеслась волна пуль, потом что-то бухнуло и рядом от взрыва вспучилась земля, откинув меня взрывной волной и слегка поджарив мне задницу. Похоже, ракеты зажигательные!

— Сука! — заорал я. — Больно же! И плащ, падла, испортил.

Тем не менее, я вскочил на ноги и побежал дальше.

— Бульдог, ты горишь, — раздался с опушки удивлённый голос Лысого.

— Спасибо, кэп, — поблагодарил я его, чувствуя спиной его правоту.

Однако остановиться — значило погибнуть. Так и бежал я, подозревая, что со стороны это выглядело эпично. Единственное, что я мог попытаться сделать — это скинуть плащ на ходу. Но даже это у меня не удалось, помешала портупея с маузером.

Снова опасные звуки сзади….

Но на этот раз я скатился в канавку. Ракета бухнула рядом, не зацепив. Заодно, я сбил пламя поёрзав спиной. Ну да, это было чертовски больно. Опять вскочил на ноги и побежал дальше, отметив, что пробежал мимо заметного облезого кустика, который я отметил своим «войскам», как границу для открытия огня.

Собственно, твари наступали мне ноги, поэтому буквально сразу раздались выстрелы с опушки. Обернуться и посмотреть? Дураков не было. Я улепётывал со всех ног. Но, судя по рассерженному вою пули явно не пришлись по душе набегавшим тварям.

Снова зашипело/засвистело сзади. Я снова брякнулся наземь, судорожно в неё вжимаясь, но на этот раз стреляли не в меня. Закричал уже человек. Твари накрыли мои пулемётные гнёзда.

Вот же сволочи!

Я, наконец, смог обернуться и увидел, что слаженный огонь моей команды смог уложить только одного крокодила. Да и тот всё ещё дёргался!

Тройка оставшихся пёрли вперед, не собираясь останавливаться. Им тоже досталось, кое-какое навесное оружие было покорежено, но сами они выглядели бодрыми и здоровыми.

И тут с воплями «Всем сасать!» с опушки выкатились Лысый с Силачом и Сонечкой, предусмотрительно оставленной мной с ребятами. И да, мохнатый измененный во всю глотку орал наш боевой клич! Сонька не кричала, но уверен, про себя злобно матюкалась!

Передний зверь с энтузиазмом всё еще перепахивал опушку леса, и не успел быстро отреагировал, поэтому, получил сначала кислотный плевок в морду, ослепивший его, а затем — удар молотом между глаз, Сразу после этого секира срезала с черепа один из глаз вместе с кожей. Я аж загляделся! «Дрим-тим», прямо!!!

Зверь всё-таки выстрелил, но от боли не смог сфокусироваться и ракеты улетели в небо.

Кажется, моё отступление можно считать оконченным.

Я достал Маузер, на моей памяти, заряженный бронебойными. Вот только времени, жаль, наколдовать у меня не было. Насколько я запомнил, в обойме восемнадцать патронов. Две я выпустил в Отступника, значит осталось шестнадцать. Я прицелился в стоящего сбоку, ближе ко мне, монстра и открыл огонь.

Маузер бухал громче, чем револьверы. Да и толку от него было больше! Кажется, пули доставляли «крокодилу» определённый дискомфорт. А судя по фонтанам зелёной крови — даже пробивали ему череп. Двенадцать пуль пришлось всадить ему в голову, прежде чем он упал.

Лысый с Силачом в этот момент справились с первым из крокодилов при поддержке Соньки, но тут уже подбегали двуногие сволочи-рептилоиды, которые начали шмалять, чем бы вы думали? Грёбанными лазерами!!!

Да и оставшийся крокодил, слегка подраненный пулемётами, пятился и выцеливал нашу рукопашную группу. Свист лазеров, тарахтенье пулеметов, взрывы ракет… Эыфект неожиданности был упущен и зелёные рептилии, в отличии от розовых гоблинов, не брезговавшие огнестрелом, отрывались во всю!!!

Вот дёрнулся Силач. Вот скривился Лысый.

— В лес! — заорал я, понимая, что их просто расстреляют.

Мужики рванули, но тут оставшийся крокодил ударил ракетами. Силач сильным ударом толкнул Лысого вперёд, зачем-то прикрывая телом. Полыхнуло знатно! Запахло жжёной шерстю и мясом.

— Силач! — заорал Седой, выскакивая на опушку.

— Назад! — заорал я, понимая, чем это всё закончится.

Лысый сориентировался быстрее. Закинув обожжённого израненного соратника на плечи, он поскакал к опушке, вольно или невольно используя его, как живой щит.

Я увидел, как в спину Силачу впиваются пули, и лучи лазеров, выпущенные рептилиями.

Одна из пуль попала в бедро Лысого, заставив того покатиться по земле, рядом грохнулось тело Силача. Седой же бежал к ним, игнорируя мой приказ.

Я матюгнулся и сам бросился к раненым, выпустив сначала остатки из Маузера, а затем достав пистолеты. С опушки стучал оставшийся пулемёт, пытаясь отсечь от нас нападающих…

Всё шло не по плану! К хренам!

Седой упал на колени с другом. А рядом ворочался Лысый страшно ругаясь, так как он уже успел получить несколько попаданий. Рептилоиды напирали, не прекращая стрельбу. А ведь я так и не договорился с Лысым, как мы будем действовать в случае нашей смерти. Явки, пароли и вот это вот всё…

Умирать, так с музыкой!

Засунув пустые револьверы в кобуру, я выхватил томагавк и шпагу и бросился вперёд. Кажется, пока я добежал до врагов, я умудрился схлопотать пулю. Куда бы вы думали? В правую, мать её, руку! Но кость не была задета, так что ладно!

Хоть и было чертовски больно, но я метнул томагавк в ранившего меня пихавана, и, что удивительно, попал ровно в середину лба! У меня внутри даже успела прокатиться волна гордости за себя любимого и проскользнуть мысль: «Может зря я в ковбои подался? Может мне среди чингачгуков место?»

Зелёные надвигались со всех сторон, я проткнул шпагой еще одного, упал на землю, уходя от выстрела другого врага и метнул нож в третьего… И, как в замедленной съёмке, обозревал поле боя…

Вот тут, окровавленный Лысый, хромая, гасит молотом подбежавших к нему рептилоидов.

Вот пробитое пулями и лазерными лучами тело Седого лежит на земле Главный разведчик так и не добежал до своего друга. Даже в смерти, он пытается дотянуться до товарища мёртвой рукой…

Огонь с опушки практически утих. Или там почти не осталось никого живого, либо молодежь отступила… Про последнее я старался не думать, хотя и винить за это я бы тоже не смог…

Моя боевая ярость затухала просто из-за отсутствия сил, движения мои становились всё медленней, сознание пыталось ускользнуть, вырубив мое тело, но я, каким-то чудом еще держался, крутясь волчком среди зеленой толпы, чьё дальнобойное оружие в этой ситуации больше мешало… Но, всему есть предел!

И вот тут зелёные остановились…

В ушах звенело. То ли от перевозбуждения, то ли от потери крови. И я не сразу понял в чём дело, когда слева и справа от меня понеслись, мать их, всадники!!!

Впереди неслась настоящая валькирия. Рыжие волосы развевались по ветру. В руках у неё было копьё, которое она с треском вогнала в оставшегося крокодила. Вогнала почти наполовину, хотя при этом древко у него треснуло и девушка осталась без оружия.

Всадники спешивались, быстро вступая в бой. По их движениям было заметно, что это были опытные бойцы. Окончания боя я наблюдал, позорно упав на колени, и опираясь руками в землю, всеми силами пытаясь не отрубиться! И мне это удалось!

Из подступающего тумана забытия ко мне приблизилась валькирия. Огненно-рыжие шикарные волосы, зелёные глаза, лицо, идеальное в своей красоте, на щеках румянец от прошедшего боя, а в глазах всё еще полыхает пламя прошедшей битвы. Потрясную фигуру не портит лёгкая броня, в нагруднике которой, с трудом, помещается роскошная грудь. Я, определенно, знаком с этой шикарной женщиной!

— Ну, здравствуй, красотка! — хмыкнул я и… позорно отрубился.








КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ.


* * *

Том 2



* * *

Интерлюдия Первая


Древнее могущественное Существо, или Существа… Невозможно обычным умом понять не только силу, но и саму структуру Древнейшей Силы…

В общем, кто-то или что-то, сотворившее все миры и само Время, зашевелилось где-то в глубинах… Подпространства. Такое идиотское название Единому Миру дали несчастные существа-однодневки, возомнившие себя Творцами, подобными ему.

Их маленький белковый мозг не мог осознать тот простой факт, что Мир един. Они не могли одновременно находиться во всех временах и объять сразу всё пространство, как Он, поэтому попытались извратить природу созданного Им только лишь для того, чтобы объяснить Законы Вселенной… Ну, это они так думали.

В последнее время в Его Мире творится что-то странное. То эти синие идиоты, получившие от щедрот Его силы и возможности, решили, что могут поработить весь Мир. То их железные «тостеры» сотворили многочисленные «Вселенные», пытаясь контролировать все живые существо.

То его собственная Тёмная Ипостась, внезапно, обрела разум, назвалась дурацким именем «Хаос» и решила захватить Единый Мир!

То… Даже смешно сказать… Эти… убогие белковые человеки основали, кто бы мог подумать, целую Империю, объявив её официальным цветом богопротивный оттенок благородного красного!!! Неслыханная наглость!

А потом все эти букашки решили устроить Последнюю Битву! Используя украденный у него… гхм… стыдно признаться… гхм… Но! Это могло уничтожить всё, что создал ОН! Пришлось вмешаться и показать, кто в доме хозяин!

Часть дерзких «микробов» было уничтожено, часть — подчинено и поставлено приносить пользу и наносить добро, а вот некоторая другая часть… бесследно скрылась! Более того, перед этим они смогли встроить белковых однодневок в его Вечную Реальность, нарушив, таким образом, весь его первоначальный замысел!

Пришлось хорошенько поработать, чтобы снова навести порядок в своих владениях. Могущественной Сущности для этого потребовалось совсем немного, так называемого, времени и, еще меньше сил. Да, пришлось многое упростить, и сильно понизить, так называемое «качество жизни» обитателей Мира, загнав их в жёсткие рамки. Но эти безмозглые существа на понимают иначе! И, в конце концов, должно же быть наказание за дерзость?

Всеобъемлющая Сущность удовлетворённо огляделась и снова впала… нет, не в спячку — в познание себя! Ведь чем еще может заниматься бессмертное и всемогущее Добро и Зло, в одном флаконе? Только смотреть внутрь себя и наслаждаться безупречным совершенством!

В Едином Мире снова наступил Мир и благоденствие! Никто больше не посмеет его нарушить! Основные, самые умные и совершенные Его творения, покаялись и были прощены, или уничтожены, или обезврежены… А остальная мелочь? Пфф… Что могут сделать эти смешные белковые «человечки»?!


Глава 2-1


— Просыпайся, герой, — послышалось откуда-то издалека.

— Я вообще не сплю, — буркнул я, не открывая глаз.

Голос был женским, хотя в нём даже близко не было слышно материнской заботоы. Скорее, скользила неприкрытая насмешка. Пришлось разлепить один глаз.

Вокруг бурлила жизнь. Суетились люди, бегали дети. Но всё это движение было каким-то, ну не знаю, неуверенным или отчаянным. Как будто, люди выполняли все движения механически, по привычке, одновременно, находясь в растерянности. Собственно, вместе с сознанием вернулись и воспоминания.

Я рывком уселся, обнаружив себя лежащим на каком-то ложе, типа сборной кровати или носилок. Которая стояла прямо на траве.

Ощупав своё телу, я обнаружил, что аккуратно перемотан бинтами. Причём, на бинтах отсутствовала кровь. Такое ощущение, что здесь поработала не только консервативная медицина.

Я завертел головой.

— Лысый…

— Жив и почти здоров, — ответила девушка.

Да, это она меня разбудила и сидела рядом.

— А Седой с Силачом? — тут же вспомнил я два неподвижных тела, державшихся за руки.

Лицо красотки посмурнело.

— Погибли, оба…

— Блядь! — не выдержал я.

На удивление, девушка меня поддержала.

— Именно так, хорошие были бойцы.

Рядом присутствовал еще один мужчина, пожилой и благообразный, который как раз собирал в сумку какие-то инструменты, собираясь уходить.

Рыжая, перехватив мой взгляд пояснила.

— Это Аристарх. Он системный лекарь, подлечил тебя немного… — она нахмурилась. — А вот к своим на успели…

— Мне жаль, — буркнул я. Мне действительно было жаль ребят, особенно Седого и Силача. Привязался я к ним… — И спасибо!

— Пожалуйста, — буднично кивнул мужчина и удалился.

Ещё пару раз повертев головой, я окончательно синхронизировался с реальностью. Находились мы рядом с частично разобранным/разрушенным резервным лагерем ватаги. Причём не внутри, а снаружи.

Судя по звукам, кто-то рылся и внутри ограждения, но большая часть стояла за разломанным частоколом, как будто не решаясь войти внутрь или ожидая чьего-то указания.

Я более пристально рассмотрел сидящую рядом девушку. Да, мне не показалось. Это была реальная красотка. Освободившись от брони, она выглядела вообще секси!

Я сглотнул слюну. В голове долбилась странная мысль, что я имел с этой девушкой более тесные, нежели просто дружеские, отношения… когда-то и где-то… но при всём при этом она была не она… гхм… не моя жена, короче! Это точно!

Я нахмурился.

— Я тебя знаю, — на что получил чудесную улыбку.

— Аналогично.

Мы помолчали, глядя друг на друга.

— Но ты конечно же не помнишь ни моего, ни своего имени?

На что улыбка сошла с лица девушки, и она кивнула.

— Точно.

— И за два года никаких подвижек? — уточнил я.

— Так… Намёки, видения, — неопределённо покрутила рукой она. — Некоторые монстры вроде знакомые, но я до конца не уверена.

— Слушай, мне Седой, да окажется он в лучшем из миров, — зачем-то посмотрел я на небо, — Сказал, что ты кого-то тут ожидала. И похоже он сказал, что это были мы.

Девушка посмотрела на меня абсолютно серьёзно. Она молчала, как будто подбирая слова.

— Ты знаешь, — задумчиво начала она, — Я мало что помню. Не только о прошлой жизни, о ней вообще ничего не помню. Но и эта у меня как в тумане. При моём появлении в мозгу отпечаталась лишь одна системная фраза: «Вечная семья. Жди их и они придут».

— Херасе, — удивился я, — Мне система тоже что-то про семью задвигала. А с чего ты решила, что ждать тебе нужно было именно здесь?

Тут девушка немного смутилась.

— Да я, честно говоря, немножко растерялась. Пока пришла в себя, пока осознала, что представляет этот мир. Ну а в конце концов, здраво подумав, я решила, чем скакать по всему миру, так лучше подождать где-то здесь в окрестностях.

— Логично, — согласился я. — Вот только сколько ты ждать собиралась?

— Не знаю, — пожала плечами рыжая. — Пока силы будут. А силы пока… были.

Она расстроенно огляделась. Я перехватил её взгляд. Смотрела она на опустошённых людей…

— Что, плохо?

— Да не сказать, что совсем плохо. Из боевиков только одного зелёные зашибли. Так что в принципе боеспособность ватаги сохраняется. Вот только сохранится ли сама ватага…

— А что с ней может произойти? — удивился я.

— При всём уважении к ребятам, с которыми мы через много прошли, без меня они не затащат.

— Без тебя? — удивился я.

— Ну да, — улыбнулась девушка. — Мне-то теперь одна дорога, с тобой.

— А почему ты думаешь… — начал я, и тут же захлопнул рот.

Ну да, идиотский вопрос. Я просто знал, что она нужна мне, а я нужен ей. И что мы пойдём вместе, куда бы нас этот путь не привёл. Это было также очевидно, как… Как то, что это точно не последний член моей Семьи!

— М-да, — глубокомысленно произнёс я.

Девушка снова улыбнулась.

— Ты тоже это чувствуешь?

— Что именно? — всполошился я, потому что в это время я как-раз смотрел на её пшикарную грудь и тут же перевёл взгляд себе между ног.

Да не, не спалился вроде бы.

— Что мы связаны, — сказала девушка.

— А, ты про это… — облегчённо сказал я. — Ну да.

— А ещё помню, что ты потрясающий любовник, — как бы между прочим заметила девушка.

Я аж закашлялся. Блядь, не показалось. Точно было.

Я посмотрел на неё.

— Мне кажется, это было очень давно.

— И не правда? — продолжила фразу улыбающаяся девушка.

— Да нет, — хмыкнул я. — Самая что ни на есть правда. Вот только потом мы почему-то разбежались.

— Да я тоже это помню, — нахмурилась девушка, но тут же вскинула девушка и в глазах у неё забегали чертята. — Но, есть повод повторить!

— Не-не-не, — запротестовал я. — Нельзя обижать амнезийного.

Я увидел, что девушка нахмурилась.

— Так-то ты огонь! И, честно говоря, что-то мне подсказывает, что наши потрахушки были эпичными. Вот только что-то у меня свербит внутри. Так что давай немножко погодим.

Девушка тяжело вздохнула.

— Ну давай.

Тут мне пришла в голову другая мысль.

— А ты за два года… Вообще… Не? — я покрутил ладонью.

На что девушка снова улыбнулась.

— Фу, как неприлично. Это вообще не твоё дело.

Я согласно кивнул.

— Ну да.

И мы снова уставились одновременно на копошащихся вокруг людей.

И тут Рыжая, не переводя взгляда на меня, как бы между прочим, сказала.

— Вообще «не».

Я сглотнул, сделал вид, что не расслышал, и мужественно сдержался, так на неё и не покосившись.

Подозреваю, что с этой мадам у меня будут трудности определённого рода. И нет, это не будут трудности в бою или в подчинении. Вот тут я уверен в ней, как в Лысом! И как в себе!

Я снова задумался. Кажется, Семья начинает снова собираться.

* * *
Быстрая инвентаризация показала, что ватага всё-таки стала неполноценной.

От моей «диверсионно-штурмовой» группы в живых, кроме меня с Лысым, осталось всего три бойца. Зеленый твари хорошенько прошлись по опушке, уничтожив ребят вместе с оружием. И да, пулемет Лысого пришёл в негодность!

Итого численность героев ватаги снизилась с первоначальных пятидесяти семи до двадцати шести. Причём, если убрать в сторону «боевиков», то обычных необученных героев просто нельзя оставлять на защиту мирного населения. Их критически мало, чтобы отбиться не то, что от монстров из «воспитательной» Локации, но и просто от обычного набега Диких. И это не считая того, что нужно расставлять дозоры.

Рыжая, несмотря на то что не особо продвинулась в части собственных воспоминаний и собственной судьбы, за полтора года вполне изучила внешний мир.

По её прикидкам, в случае если бы она осталась вождём, нужно было идти в город и набирать там новых членов ватаги. Причём набирать гораздо больше, с учётом «утряски и усушки». Я хотел сказать — неизбежно естественного отбора.

А учитывая, что Рыжая твёрдо была намерена идти со мной, у неё не было подходящего кандидата на своё место. И это означало, что ватага всё же будет расформирована.

При том, что сами герои, тем более такие высококлассные, как в боевой группе, однозначно могли найти себе нового нанимателя. Хотя, я всё ещё рассматривал версию развития событий, при которой я возьму их к себе. Ну, точнее, я уверен, что они пойдут за Рыжей. А она пойдет со мной, ага. Вот только в глубине души мне не хотелось этого делать по одной простой причине. Среди них были все герои с пятнадцатого по двадцатый ранг. Люди, которых с руками бы оторвали практически в любой дружине или ватаге.

Вопрос был в другом. Любой ранговый герой, рано или поздно, причём скорее рано, заходя в Локацию высокого уровня, рисковал погибнуть окончательно. А вот вечные герои этого проклятия были лишены.

Да, нас всего трое. Хотя, глядя на Рыжую, да и на Лысого, я бы сказал — УЖЕ трое.

И я могу быть уверен в том, что их я точно не потеряю.

Рисковать же жизнью хорошо обученных, но смертных людей, мне вообще не хотелось.

И вот тут возникал другой вопрос ребром.

Ведь были ещё и мирное население, которое вместе с «моим» приближалось к сотне. Вот эти люди с разным прошлым, навыками и умениями точно долго не выживут. Опять же, находились они на нейтральной территории не просто так, и вернуться на территорию княжества они либо не могли, либо не хотели. Бросать же их на откуп судьбе мне не позволял внутренний… ну вы поняли.

Кстати, после «рассасывания» тел монстров, на поле боя осталось… нихрена!!! И это было очень обидно! Хоть бы одну ракетницу оставили, сволочи! Но, видимо, это своего рода «воспитательный» момент из «воспитательных» Локаций. Было еще предположение, что босса, в отличие от гоблинского Комиссара среди рептилоидов не было, вот и лутом тоже обделили. Но, всё равно было обидно!

А ещё Рыжая рассказала об окружающей геополитической обстановке.

Итак, к нейтральным землям, где мы находились в данный момент примыкало княжество Песецкое. Слева от него находилось княжество Ежовское. Да-да, именно то, где один конченный мудак отобрал у меня «мою прелесть», предварительно пристрелив… Точнее, сначала пристрелив, а потом отобрав! Но, это не точно…

Справа было другое княжество с характерным названием Бобровское, чья столица была, неожиданно, Бобровск! Традиции у них что ли такие, странным мелким зверьем свои государства называть?

И вот это были внутренние, так называемые, «молодые княжества».

Дальше, в сторону побережья шли другие.

Вообще, как сказала Рыжая, весь континент выглядел как набор из шестиугольников. В одной у меня сразу возникли аналогии с какой-то странной игрой. Эти многоугольники так же носили название «гексы». А площадь, покрытая «гексами» называлась «гексагональной сеткой» или «шестиугольным паркетом».

Фактически, весь континент был «замощён» равными правильными шестиугольниками, расположенными сторона к стороне. Внутренний угол шестиугольника равен 120 градусов, так что три шестиугольника в одной вершине дают вместе 360 градусов. Это одна из трёх правильных мозаик плоскости.

«Шестиугольная мозаика», насколько я помнил, является наиболее плотным способом упаковки окружностей в двухмерном пространстве. Даже существовала гипотеза «о сотах» в которой утверждалось, что «шестиугольная мозаика» является лучшим способом разбить поверхность на области равной площади с наименьшим суммарным периметром. Кажется, Системе об этом тоже было известно.

Вот каждый такой шестигранник и был отдельным княжеством. Как мне рассказывал ранее Маханыч, официально Система не поддерживала объединения. В этом мире самой большой «системной» государственной единицей оставалось именно княжество. Вот только из-за интриг, властолюбия некоторых князей, да и банального естественного отбора, княжества объединялись в государства, которыми правили «верховные правители», или как они там себя пафосно называют?

Собственно, Рыжая далеко не путешествовала, ограничиваясь посещением ближайших образований. Однако, периодически её добыча была просто не по карману местным князькам. Приходилось пользоваться городскими порталами, и она несколько раз посещала столицу местного объединения, город Гондон. С ударением на первый слог, если что!

Именно там находился главный перец, носящий титул Верховный Князь, который руководил кучей княжеств. Вот там как-раз игра шла по-взрослому. Дружина Верховного Князя, без чужой помощи, вычищала практически любые Локации, до которых могла дотянуться. По слухам, в ней были вечные герои.

Дальше Рыжая ничего не могла сказать, так как по очевидным причинам не светилась, ведь зная местные реалии, было абсолютно не прогнозируемо, что с ней сделают. Или завербуют, или в подвал посадят, лишь бы не мешала.

В общем, вечных героев она в глаза не видела. Ни одного.

Вообще, эти самые вечные герои были полумифическими существами. Что в условиях вполне развитого общества и нормальной связи, было странно. Кажется, кто-то сознательно скрывает данные о них. Либо они делают это сами.

«Нахрена?» — задал я резонный вопрос. На этот вопрос ответа у Рыжей не было. Было только предположение: не любит Система нашего брата и считает своего рода вирусом, что как по мне не удивительно.

Ходили слухи, что существуют Локации, смертельные для вечных героев.

Но, эта информация была уж точно не проверена. У страха, как говорится, глаза велики. Да и простой люд не любит и завидует своим более удачливым соплеменникам, к которым, очевидно, относились вечные герои.

Но были и плюсы.

За это время Рыжая вполне разобралась в экономике мира. Знала, что сколько стоит, где что продаётся.

А ещё она успела прокачать собственные навыки.

На вопрос — «Какие?», она лишь загадочно улыбнулась и сказала: «Потом сам всё увидишь!».

Пол дня и пол ночи мы судили и рядили о том, что нам делать. Всё шло к тому, что ватага будет распущена, а мирное население либо погибнет, либо пойдёт в рабство, а возможно и на смерть. Меня этот вариант нихрена не устраивал!

Когда диалог зашёл в тупик, мне пришла в голову мудрая мысль.

— Утро вечера мудренее!

Глаза слипались, так что меня поддержали и все разошлись спать.

Тут я, кстати, оценил наличие большого количества людей.

Мы с Лысым, как почётные герои, геройски раненные в битве, были освобождены от дежурства.

Сходив к колодцу и умывшись, я подошёл к нашему лагерю, когда увидел, что Рыжая на чем-то ковыряется и что-то недовольно бурчит. Все уже, в принципе, расползлись по спальным местам, и её бодрствование было странным.

Подойдя к ней, я увидел, что перед ней лежит три осколка от копья, причем сам наконечник сломан!

— Капец, блин, — в сердцах сказала девушка.

— Что случилось?

— Ё-маё, оно со мной поди год уже, и я к нему чертовски привыкла!

— Что-то супер-ценное? — поинтересовался я. — ИМБА?

— Да не сказала бы, — скривилась Рыжая. — Вполне себе крепкий середнячок — «рарка». Но я к нему привыкла. А древковое оружие в этом гадском мире большая редкость!

Я хмыкнул и схватил её под руку.

— А ну-ка, пошли прогуляемся!

— Ты же не хотел торопиться! — оторопела девушка.

— Фу! Что сразу за пошлые мысли! — возмутился я. — Не собираюсь я тебе в кусты тащить, расслабься!

— Жаль, — тихо прошептала девушка.

Я сделал вид, что не расслышал.

Мы подошли к нашей повозке, я поковырялся и достал оттуда подарок Отступника.

— Держи, подарок тебе, дуре.

— Почему «дуре»? — поинтересовалась Рыжая.

— Потому что мысли у тебя дурные, хоть и воин ты хороший.

— Нормальные у меня мысли, — пожала плечами девушка, но тем не менее взяла в руки оружие.

— Ого! Глефа! — с восхищением сказал она, сделала два шага назад и пару раз её крутанула.

Приятно смотреть на профессионала. В отличии от моих неловких попыток, голубая сталь засверкала в свете костра реальным сплошным стальным кругом.

— Неужели эпическое? — скривилась Рыжая.

— Бери выше, подруга. Легендарное!

Девушка замерла, пристально глядя на меня.

— Сколько ты говоришь здесь, в этом Мире?

— Неделю, — хмыкнул я.

Девушка задумчиво потёрла подбородок.

— Я бы хотела удивиться, но не получается. Что-то мне подсказывает, что такое везение для тебя — обычное дело!

Я пожал плечами.

— Фиг знает! Поживем — увидим! Пока, не жалуюсь! Всё! Споки-ноки, подруга!

Та снова странно на меня посмотрела, но удалилась, бережно неся в руках свою новую игрушку.

Я же улегся спать, долго крутился, но всё же заснул. И вот, посреди ночи, глаза у меня раскрылись. Сон слетел за секунду.

Я подорвался, побежал к Маханычу и начал его трясти.

— Дед, просыпайся! Фашисты в селе!!!

— Что, где? Нападают?! Какие фашисты?! — всполошился старик.

— Маханыч, ты никогда в князья не думал податься?!


Глава 2-2


— Ты дурак? — посмотрела на меня недоумевающе Рыжая.

— О, начинается! — хмыкнул я. — Чё это «дурак»?

— Во-первых, на хрена ты меня разбудил? — она похрустела затекшей шеей, но даже эта «мужская» фишка получилась у неё очень сексуальной.

— Ну так дела, стратегические, экстраважные! — пояснил я.

— Сделать Маханыча князем? — потёрла глаза невыспавшаяся девушка.

— Ну, — подтвердил я.

— И до утра это никак не могло подождать?

Я немного смутился, когда задумался — сейчас поднять народ среди ночи и устроить экстренное совещание, уже не казалось мне такой охрененной идеей.

— Ну, может я погорячился, признаю.

— Но вообще-то мой вопрос про «дурак» не был с этим связан. Я про то, чтобы в княжестве революцию устроить.

— А что такого? — пожал плечами я, — Революция обычное дело!

— В каком это мире — революция обычное дело? — прищурилась девушка.

— Ну… — я покрутил рукой, — Во всяких там других.

Тут она неожиданно рассмеялась.

— Ты знаешь, Бульдог, за что я тебя люблю?

Я хрюкнул и помотал головой, но промолчал.

— За твою детскую непосредственность. У меня тоже какие-то остатки мыслей и воспоминаний в голове есть. В том числе, и об участии, как ты сказал, в революциях всяческих. Но, главное не это! А твой юношеский, мать его, задор и огромная вера в собственную исключительность! Ну, вот так появиться с голой жопой в новом мире и перекраивать всё под себя…

Она замолчала и смотрела на меня. Я хмыкнул.

— Что ты на меня смотришь?

— Да вот, мысли всякие в голову лезут, нехорошие. Ну, в смысле, эпитеты плохие.

— Этому миру нужна встряска, — постарался я сказать максимально мужественно и твёрдо, и даже продублировал ударом кулака по открытой ладони.

— Это несомненно так, — продолжала издеваться девушка. — А «трясун» то у тебя отрос?

— Хочешь покаж… — я сбился, — Ах, ты зараза хитрая!

Девушка снова рассмеялась. Похоже, она окончательно проснулась и к ней вернулось хорошее настроение.

Тут в стороне послышалось деликатное покашливание. Мы повернулись. Рядом сидел будущий благородный князь — Его, как это… етлось… ятельсво… добие… короче, Маханыч!

— Дык это… Вы меня-то спросили?

Я удивился.

— О чём?

— Ну дык, хочу ли я князьём то быть…

— Конечно хочешь, — утвердительно сказал я.

На что Рыжая рассмеялась.

— А вот мне кажется, что не очень!

Дед посмотрел на меня, на неё. Собственно, уважал он по большому счёту меня, так как я принимал наиболее живое участие в последних событиях жизни его и его родичей. Но, судя по его глазам, правильную версию всё-таки выдала Рыжая.

Дед маялся и не знал с какой стороны подойти.

— Так, я не понял, — пошёл я на опережение. — Я тут тебя на престол сажать буквально собираюсь, а ты мне козьи морды корчишь?

— Так Бульдог, при всём уважении, где я, а где князь…

— Не боги горшки обжигали, — вспомнил я красивую фразу. — Я вот, лично, богам хвост накрутить хочу! Не знаю, зачем мне это нужно, но точно знаю — накручу!

— Свят, свят, — Маханыч начал отбивать лбом поклоны. — Святотатство!

Я удивился:

— Слышь, дед, двадцать… блин, какой сейчас век на дворе? Люди в космос летают, крокодилы с ракетницами бегают, ящерицы из лазеров шмаляют, а ты всё за каких-то богов беспокоишься?

— Нельзя так говорить, Бульдог, ой нельзя.

— Маханыч, ты меня разочаровываешь, — скривился я, глубоко вздохнул и попробовал с зайти с другой стороны. — Но, я сделаю из тебя человек, обещаю. Будет у тебя самое прогрессивное княжество в округе.

— Может не надо? — осторожно спросил дед.

— Надо, Маханыч, надо, — с чувством и расстановкой произнёс я. — Осталось выбрать, какое княжество будет твоим.

Дед, похоже, смирился с судьбой. Он что-то бурчал под нос, но старался не произносить это громко, дабы не нарваться ещё на какое-нибудь неожиданное предложение.

— Так вот, есть у нас два княжества, точнее три. Про Бобровск я только сейчас услышал. В Песецке крови нам попили, собаки бешеные. А вот в Ежовске… У меня к Ежовску личная вендетта есть. Они мой обрез отобрали.

— Обрез? — удивилась Рыжая.

— Ну, оружие. Уникальное.

— У тебя было уникальное оружие? — ещё больше удивилась девушка.

— Что ты заладила? Конечно было! Вон у Лысого молот есть, и у меня было. Мне удивительно, почему у тебя нету.

Рыжая смотрела на меня и хлопала ногами.

— Так это же очевидно.

— Очевидно что? — уточнил я.

— Уникальное оружие на то и уникальное, что его по всей планете… Блин, да я не знаю даже у кого оно есть.

Я ткнул пальцем на дремлющего Лысого, который ещё не до конца проснулся, точнее не до конца проснулся его мозг, потому что его пищеварительная система вполне работала. Он с одним закрытым глазом сидел и жевал какой-то сухарь.

— Вон у него молот уникальный. И у меня такой был. Только не молот, а обрез! «полный Пэ»! И, что характерно, тоже уникальный! Отобрали, сволочи! Вернуть назад хочу.

— Ну, я тебя понимаю, — сказала Рыжая. — Оно того стоит… обычно.

— В смысле «обычно»? — спросил я.

— Ну это в том смысле, когда на тебя какие-нибудь бомжи в подворотне нападают, пьяного, и бумажник отжимают, а ты, когда, протрезвеешь, пойдёшь им тумаков раздашь и обратно своё отожмёшь. Вот это «обычно»! А вот когда целое княжество виновно, то тут вопрос как это сделать!

— Да нету никакого вопроса, — покачал головой я. — Вопрос один: с кого начать?

— Подожди, — смутилась Рыжая. — То есть, ты не одно княжество хочешь под себя подмять?

Я почесал голову.

— Так если революцию делать, тогда уж Мировую!

Лысый аж второй глаз открыл и жевать перестал, заинтересованно на меня уставившись.

— Херасе, ты весь мировой порядок поломать решил? — спросила Рыжая.

— Ну а как ты думала? — я откашлялся и затянул.

Вставай, проклятьем заклеймённый,
Весь мир голодных и рабов!
Кипит наш разум возмущённый
И смертный бой вести готов.
Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим —
Кто был ничем, тот станет всем!!!
— А ты чего не подпеваешь? — спросил я Соньку, которая на меня удивленно уставилась. — А… Ну да… Ты ж на «сухую» не поёшь! Прямо как девушка… одна… была… тоже… гхм… не пела!

— Слышь, Бульдог! — осторожно поинтересовалась Рыжая. — Тебе слово «Империя» ни о чём не говорит?

Во мне включилась «подозревака». Откуда она знает? Её же рядом не было!

— А вы с какой целью интересуетесь?

— Да вот что-то припоминается мне, что… гхм… в прошлых жизнях ты нихрена не Вождем Мирового Пролетариата был!

Мне её стало жалко, и я дал пояснение.

. — А я не для себя! Я, так сказать, для народа! Будет у нас первый в Мире Цельнометаллический… я хотел сказать… Коммунистический Князь, вот только комиссаров не хватает…. Но кажется, я знаю где их найти.

У Рыжей кончились слова, и она лишь хлопала глазами. Я вздохнул и продолжил.

— Ну вот смотри… Ты полтора года шоркалась по Локациям, качалась, людей спасала, кормила опять же… Богоугодное дело, как ни крути. Но сколько этим можно заниматься? Всю жизнь по планете бегать, да брюхо набивать? Это как-то не по мне.

— Так, а что же ты хочешь то? — уточнила Рыжая.

— Да то же, что и ты. Раз наша Семья собираться начала, так надо всех её членов найти.

— И где их искать?

— Да хер его знает, — почесал голову я. — Есть там у меня одна подсказка. Проверить нужно. Но в любом случае, сидя в этих горах, мы ничего не добьёмся. Информация правит миром, — вспомнил я ещё одно умное изречение.

— Тут не поспоришь, — покачала головой Рыжая. — А революция то зачем, эта самая, Мировая?

— Ну, прикинь. Когда ты сама бегаешь по округе что-то ищешь. Когда у тебя дюжина дозорных или когда у тебя целый государственный аппарат задание по поиску выполняет. Коэффициент Полезного Действия! Сечешь?

— А не надорвёшься? — нахмурилась Рыжая, а потом улыбнулась, — Ах, да, о чём это я… Это же ты!

— Во-во, — ткнул я в неё указательным пальцем. — Молодец! Верь в командира своего, как в отца… или в бога там было? Не помню, короче. Верьте в меня так, как сам я в себя не верю!

Лысый странно на меня посмотрел и хмыкнул. Я обернулся:

— Чё?

— Ничё, — покачал головой тот и снова засунул в рот сухарь.

— Ну и всё, — сказал я. — И так, диспозиция такая: в Ежовске меня обидели первыми, но они, пока, не гашенные! А вот Песецких мы уже потрепали немного.

— Насколько немного? — уточнила Рыжая.

Она была ещё не в курсе моих последних приключений.

— Ну, полсотни завалили, примерно, — быстро прикинул я.

На что Рыжая хмыкнула:

— Ну, то есть, осталось ещё, минимум, столько же. Да и набор у них наверняка идёт. Да и боевая дружина не тронута, насколько я понимаю. А ещё они из городища хрен выйдут!

Я почесал голову задумчиво.

— Ну так… Вот и нужно проявить свой стратегический гений… кому-то, — неуверенно сказал я.

Посмотрел сначала на Лысого, который улыбался и жевал. Так, этот мимо.

Перевёл взгляд на Рыжую.

— Есть идеи?

— Пока только одна…

— Оба-на! Какая? — тут же заинтересовался я.

— Ещё немного поспать, мать твою! Я двое суток не спала.

— Тю… — сказал я, — Да спи ты, кто тебе мешает.

— Ты! Ты, блядь, мне мешаешь! — почему-то вспыхнула девушка. Нужно с ней поосторожней, какая-то она… горячая!

— Ладно, ладно. Давайте уж доспим, — я хмыкнул и попёрся на своё место думать великие думы.

Честно говоря, я чувствовал такое возбуждение, что думал хрен засну. Но выздоравливающий организм думал по-другому, и я быстро провалился в крепкий сон.

* * *
Утром меня разбудила недовольная Рыжая, тем не менее, протянувшая мне кружку с отваром.

— Вот падла ты, всё-таки… — сказала она.

— В смысле? — удивился я, осторожно беря у неё горячую кружку, — И да, спасибо.

— Да всю ночь мне испоганил. Лежала, думала. А ты сам дрых, как младенец. При том, что всех остальных озадачил.

— Ну, сорян, — пожал плечами я.

Немножко отпил. Всё-таки хороший отвар бабы варят! Бодрит лучше кофе. Хотя, от кофе я бы тоже не отказался.

— Я же не виноват, что у тебя такая тонкая душевная организация, — добавил я, улыбнувшись.

— Нормальная у меня организация. Была, до того, как тебя не встретила… Снова, — буркнула Рыжая и уселась рядом, так же пригубив напиток из своей кружки.

Мы сидели и молчали, разглядывая утреннее копошение лагеря. Не дождавшись вчера никаких распоряжений, наш табор находился в подвешенном состоянии. Огонь в лагере вчера потушили, в основном с помощью земли. Не успели враги сильно его разрушить. Вовремя мы успели. Но всё равно все стояли за разрушенной изгородью, не заходя внутрь, и ждали того самого мудрёного утра, которое только что наступило.

— Что ты там надумала? — прервал молчание я.

— Песецк надо брать, — задумчиво сказала девушка, всё ещё глядя на суетящийся табор.

— Разумно, — кивнул я. — А почему?

— Дело не только в покоцанной дружине. Дело в самом князе. В отъезде он сейчас.

— Да, мне его «боевик» из Малой Дружины говорил.

— Кто тебе говорил? — удивилась Рыжая.

— Ну этот, как его… Истван! Во!

Рыжая нахмурилась, как будто что-то припоминая, но, быстро сдалась, и покачала головой.

— Не помню такого. А где же ты с ним пообщаться успел?

— Ну так он карательной операцией командовал.

Рыжая снова задумалась.

— А-а-а… Истван! Вспомнила! Ну, нормальный он чудак, правильный! — пожала плечами Рыжая. — Жалко, что ты его убил.

— А я его и не убивал.

Тут девушка поперхнулась чаем.

— Ты же сказал, что атаку их отбил. Сбежал что ли?

— Да нет, пленил я его, поговорил по душам, а потом отпустил.

— Что ты сделал? — недоуменно посмотрела на меня Рыжая.

— Ну, отпустил, чего… Нормальный мужик был! Ты же сама это признала!

— М-да… — глубокомысленно пронесла девушка. — Только начинаю думать, что Бульдог в себя приходит, как гляди-ка…

— Ну а что с ним нужно было делать, убить что ли? — немного обиделся я.

— Ну конечно!!! — кивнула Рыжая.

— Херасе, ты кровожадная стала. А раньше за тобой такого замечено не было. Или было? — нахмурился я.

Девушка снова на меня глянула, но опять промолчала. Этими загадками «было — не было» нам ещё долго кидаться придётся. В принципе, она права. Я отпустил потенциального противника, с которым второй раз придётся сражаться. Но зато, себе в оправдание, могу сказать, что тогда я не воспринимал его как противника. Не хотел я ещё их княжества захватывать тогда. Это мне сейчас вожжа под хвост попала.

— Ладно, были, забыли, — кивнула Рыжая.

Она прошла к телегам и вернулась оттуда с какой-то доской и чёрными угольками.

— Местные компьютеры, — хмыкнула она.

— Чего?

Быстрыми штрихами она начала накидывать схему.

— Тут мы, а тут Песецк. Если мы пойдём напрямую, то по пути у нас попадутся крестьянские хозяйства княжества. Тут, тут и тут. В каждом — пограничные дозоры. Незамеченными мы точно не пройдём. А с другой стороны, в сам Песецк нам не нужно.

— Чё это? — удивился я.

— Да потому что княжий дом с Алтарём находится вот тут, — она нарисовала новую точку.

— Всё хорошо, только я в твоём масштабе пока ничего не понимаю. «Вот тут» — это насколько далеко от города и почему он там находится.

— Вот тут, — пояснила Рыжая, тыкая в нарисованный кружочек, — находится княжеская резиденция. Она на месте старого Песецка находится. А новый город двести лет назад как отстроили.

— А что случилось?

— Да вроде чума была, как мне рассказывали. Княжество ликвидировалось. А потом Дикие там всё распахали. И снова Ангелы вернули границы на старые места. В итоге город на новом месте отстроили. Но Божественный Алтарь, сам понимаешь, просто так переносится. Ну и остался здесь сруб княжеский с казармами дружинными. И добраться до него можно вот таким способом, — она нарисовала змейку, — Вот только идти придётся по ночам и налегке. Местного князя хоть простолюдины и не жалуют, но обязательно найдётся кто-то, кто доложит о твоём прибытии.

— О моём? — удивился я, — Не о нашем?

— А мне-то что? Я у князя в уважении.

— Подожди, ничего не понимаю, — почесал я голову.

— Я пойду по прямой дороге. Вот по этому тракту. Захвачу с собой боевую дружину. Больше брать никого не буду, чтобы не вызывать подозрение. Товар какой-то прихватить нужно, — она задумалась, — Свой то я распродала только что.

Я кивнул на полные телеги.

— Ну вон, забирай моё.

— Ага, конечно. Везти в Песецк снаряжение песецкой дружины? Это ты охренительно придумал!

Я почесал репу.

— А лошадей?

— Что лошадей? — нахмурилась она.

— Ну, лошадей возьми продай песецкой дружине.

Она посмотрела на меня, как на дурака, с недоумением.

— Ты нормальный, вообще?

— А что, на них написано? — защищался я.

— Конечно написано, клеймо на каждой лошади стоит.

— Что-то я не видел… — нахмурился я.

— Да потому что под седлом оно! Надо знать куда смотреть.

Я смущённо почесал репу.

— Век живи — век учись!

— Вот именно! Но, применительно к тебе — «век живи — век тупи!».

— Сама придумала или научил кто? — хмыкнул я.

— Учителя хорошие… были!

— То есть, продавать нам нечего? — вернулся к теме разговора я.

— Продавать — нечего. Сдавать — есть кого! — она покосилась в мою сторону лагеря.

— Подожди, не понял…

— Маханыча с народом могу взять. Сказать, что изловила и веду сдавать мятежников.

Я поперхнулся.

— Что-то мне ни хера эта идея не нравится, выглядит она как-то стрёмно!

— У тебя есть лучше предложения? — посмотрела на меня Рыжая.

— Нет.

— Ну вот. Значит, погружу я их на телеги. Ну и в качестве экскорта возьму боевиков своих, — она почесала голову и посмотрела на меня внимательно.

Не надо на меня так смотреть. Не нравится мне такой взгляд.

— О чём ты сейчас думаешь?

— Да думаю тебя тоже в телеги погрузить… Но потом подумала, что это до первого патруля. Если баб и детей нам разрешат спокойно отвезти, то тебя точно отберут.

— Пусть попробуют, — хмыкнул я.

— Вот-вот! — покачала головой Рыжая. — Они ведь обязательно попробуют! И весь наш план полетит в пи… В известный орган, в общем. И поэтому, — она вернулась к «змейке» на дощечке. — Вот здесь вы с Лысым пойдёте по ночам.

Я почесал репу.

— Слушай, я одного не понимаю, а зачем нам скрываться. Нас-то видели полтора человека. Как нас те же фермеры распознают?

— Да потому что образы ваши уже по всем узловым пограничным постам разбросаны.

— Образы? — удивился я.

— Ну это типа фотографий. Долго объяснять, но они системным методом делаются из воспоминаний тех, кто вас видел.

— Но кто… А! — я запнулся. — Зря я их отпустил.

— Дошло, наконец, — хмыкнула Рыжая. — Ну, дело такое… Там этих образов целая куча, в каждом участке. Системные уведомления считанные люди видят. А ваши морды с изображением сверять, может кто и поленится. Я про перемещения по ночам для страховки сказала.

— А сколько расстояние, ты говоришь, от нас до Песецка.

— Да вёрст поди сто.

— М-да. Мы, конечно, парни здоровые, но разве лошадей нам с собой брать нельзя?

На что Рыжая отрицательно покачала головой.

— Нет, конечно. Но примерно полпути — это дикие территории — вместе с нами пройдете, а на границе разделимся.

— Ладно, пробежимся. Надо бы живот стряхивать, — похлопал я по своему идеальному прессу и тут же смутился. — Ну, это выражение такое. Так-то я идеален!

— Да, я знаю, — улыбнулась девушка, проследив за моей рукой и… немножко ниже.

— Ты опять? — обвинительно ткнул в неё пальцем.

— Опять что? — невинно захлопала густыми ресницами Рыжая.

— Это самое!

— Смущаю тебя? Домогаюсь тебя? — засмеялась девушка.

— Лошара-ми-контара! — раздалось сзади. Это, на удивление, произнес Лысый. У меня в голове «щелкнуло».

— Откуда эта фраза?

— Наш Главный Инквизитор тебя так называл! — пожал плечами Лысый.

— У нас был Главный Инквизитор? — изумился я.

— Точно был, — подключилась Рыжая так же сосредоточенно что-то вспоминая. — Редкая сволочь, я вам скажу!

Я осмотрел своих друзей… Кажется, Семья у меня еще то… сборище! И это еще, похоже, не самые яркие её представители! Неудивительно, что у нас память забрали и во все стороны раскидали!


Глава 2-3


В общем, до границы нейтральной земли мы добирались всем табором. Оставлять в глубине дикой территории беззащитный народ мы не собирались.

Понятия пограничных постов не существовало в принципе, ввиду полной их ненужности. Собственно, название «пограничники» использовались по какой-то старой привычке. Лучшим «пограничником» была системная защита, не позволявшая Диким вступать на освоенные территории. Поэтому дорог в сторону диких земель практически не было, так же из-за того, что делать там нормальным людям было нехрен. Так, несколько троп, по которым отмороженные ватажники туда-сюда ходили, и изредка княжеские дружинники поохотиться выходили.

Так вот, эти самый пограничные посты княжества были ни хрена не на границе, а на ближайших к границам хозяйствах или фермах. Это были своего рода, как дозорные у ватажников. Вот только дружинники, которые не рисковали собственной жизнью ради сообщества, а скорее наоборот, садились на шею местным крестьянам и с удовольствием пользовались плодами их труда, а иногда и самими крестьянами.

Мне ни хрена не улыбалось пешочком бежать пол сотни вёрст. Я предположил просто вырезать все таможенные посты по очереди, на что Рыжая рассказала, новый для меня нюанс, делавший непригодной мою идею.

Оказывается, здесь был местный телеграф. Своего рода «кастрированный» аналог ватажной «сети». Амулеты-оповещатели, которые использовались по простому принципу пожарного оповещателя: «В случае пожара — разбить стекло». Только разбить пограничнику голову. В центральном княжестве раздавался сигнал тревоги и высылалось подкрепление. Просто, тупо, но тем не менее.

То есть, даже если мы захватим их врасплох, тревога связана с жизнедеятельностью врага. Тревога полетит в центр княжества, и оно уже будет далеко не таким расслабленным.

Убедила, чертяка. Так что пришлось действовать по её плану.

«Ватажный» мирняк, часть наших людей, большую часть детей и их матерей мы решили оставить во избежание рисков. Всех детей оставить не могли, потому что это вызвало бы подозрение.

В общем с Рыжей поехали: Маханыч, его бабка, которая категорически отказалась отпускать деда одного, молодых «амазонок», которых мы планировали использовать в качестве подмоги., полтора десятка женщин и самых взрослых детей. Всё выглядело как остатки хуторян, брошенные подлыми ватажниками, предателями, то есть нами, потерявшими часть народа от Диких и прибившимися к ватаге «Бычий Уй», члены которой оказались законопослушными гражданами, схватили их и везут к доброму князю, рассчитывая на вознаграждение.

Ну да, легко быть законопослушным, когда за это ещё и платят. Я надеялся, что эта дебильная логика очень близка княжим службистам!

Остальных «мирных» с молодыми ватажниками мы оставил на «границе» со стороны диких земель — в небольшом лесочке, что находился поодаль. Из него хорошо просматривалась пустая гладкая степь в сторону потенциальной опасности. Телеги не распрягались, лагерь они разбили осторожно, дозорные «бдили». В общем, в случае опасности — вся толпа должна была быстро перебежать границу, откуда можно было крутить диким дули, так как они находились бы «в домике». Ну, а с «княжескими» уж как-нибудь порешали. Я надеялся, то пограничникам в этот момент будет уже не «незаконных мигрантов»!

Телеги потихоньку покатились по частично заросшей, но вполне накатанной дороге, которой ватажники иногда пользовались, выезжая делать базар.

Мы же с Лысым, отъехав на безопасное расстояние, спрыгнули, попрощались и, забирая вправо, пошли в обход.

Я примерно представлял дорогу, а в руке у меня была перерисованная на клочке ткани карта. Компас здесь отсутствовал ориентировался я по звездам, и мы, в принципе, договорились о месте встречи. Рядом с княжеским имением были множество развалин, которые не смогли или не захотели сровнять в ноль. После разрушения «старого» Песецка, там вполне можно было укрыться и дождаться наших.

Шли мы налегке, если не считать огромного рюкзака с едой, выданного Лысому сердобольными хозяюшками. Я, было, хотел возразить, но потом подумал, что тащить то всё равно ему, как, впрочем, и жрать (такой здоровенный конь и так справится), и махнул рукой.

Так и потопали мы в ночь, в неизвестность, как настоящие революционеры, про которых никто не знал ровно до того времени, как тихое и мирное государство загорится огнём священной революции и зальётся реками крови буржуев. Тьфу, я хотел сказать, злобных князей!

* * *
Наш путь через княжество прошёл тихо и спокойно. Нам понадобилось всего две ночи, чтобы, не торопясь, пробраться по кромешной тьме в сторону нужной нам цели. Хорошо, что степь была ровная, иначе в полной тьме мы реально рисковали свернуть себе шеи. Факела по понятной причине не зажигали. Хорошо, что ночи были безоблачные и звёзды слегка подсвечивали. В общем, ночью мы шли, днём мы спали, хотя, в принципе, и днём могли идти, но это дело такое. Лысый ещё и жрал — не только днём, но и ночью во время похода. Сбитое дыхание при жевании на ходу? Не, не слышали!

Под утро на второй день впереди показались развалины старого Песецка. Надо бы разобраться с физикой процесса образования княжеств поподробней. Что значит Система, сначала «построила» княжество, потом «обнулила», а постом снова «построила?» Да и чума в каком-никаком, но системном мире — выглядела подозрительно. Это получается, они пожертвования не смогли отправлять, что их на время от системы отлучили и Диких напустили? Почему тогда соседние княжества не пострадали? Или пострадали?

Дойдя до околицы и пробираясь по развалинам, я в принципе, понимал почему они перенесли город. Строения торчали обожжённые из земли, как гнилые зубы у бомжа. Реально больше времени нужно было на снос, чем «на построить» с нуля. Но вот в окружении этих развалин, частично уже поросших травой, в центре стояла небольшая крепость. А вокруг неё, в радиус пол километра, территория была очищена.

Очень предусмотрительно, подумал я. Не хватало только рва, да и крепостишка была такая себе, из дров построенная. А с другой стороны, про войны между князьями я пока не слышал. Не факт, что их не было. Вот я, например, сподобился. Но больших армий с обозами и стенобитными машинами для осады городов в этом мире, похоже, не практиковались. Но, это не точно…

Мы засели в заранее оговорённой точке и стали ждать наш обоз. За это время туда-сюда пролетело несколько всадников. Толи дозорные, толи курьеры — хрен их разберёшь. Но нас точно никто не обнаружил.

Наконец, я увидел, что наш обоз появился вдалеке. Я уж было пошёл к месту встречи, но на середине остановился. Неожиданно, это мы ранее оговаривали! Предполагалось, что Рыжая с народом остановится как бы «передохнуть» и мы с ней успеем перекинуться парой слов. Но я увидел, что их за каким-то хером сопровождают княжеские дружинники.

Когда они приблизились, я увидел, что один из них, — нарядный и расфуфыренный — едет рядом с Рыжей и улыбается в тридцать два зуба. Блядь, да он похоже с ней флиртует! Об этом я как-то не подумал. И она же его на хер послать не может — какой-никакой представитель власти!

Лицо у Рыжей было чернее тучи. Она тоже понимала, что ни хрена мы не сможем скоординировать действия. Но я не только умный, но ещё и предусмотрительный. Поэтому уже в конце нашего планирования я предположил такое развитие событий. Оно не очень красиво смотрелось, как на словах, так и на бумаге, но делать было нечего. Смысл был в том, чтобы они действовали самостоятельно, устроив бой сразу на входе, в воротах крепости. Так-то изначально мы думали к ним незаметно подсесть и проникнуть внутрь крепости и уже там встрять в зарубу в первых рядах. Ну что же, придётся немножко действовать по-другому.

В общем, караван медленно полз к закрытому входу пробираясь через развалины мертвого города. Я насчитал в общей сложности десять дружинников. По ходу, наших сопровождает очередная налоговая оперативная группа. То, что увидел я — мне совсем не понравилось. На повозке сидели демонстративно связанные девчата, а пара из дружинников не стесняясь пытались до них домогаться. Наши боевики пытались это сдержать, но дать по рукам или по башке они не могли. Ведь это была законная добыча князя и делать они могли всё что угодно. Один хер смерть ожидает.

В общем, в конце обоза была некоторая напряжённость. Судя по всему, дружинники не понимали почему они не могут разложить девчонок прямо здесь, а боевики не знали, как им уберечь девушек. Однако, в голове у себя я поставил галочку: не знаю как там малая дружина, но похоже местных налоговиков перевербовывать точно не стоит. Тут одни сплошные похотливые гандоны и подлецы.

Проезжая мимо обозначенного места встречи Рыжая, продолжая улыбаться своему говорливому собеседнику, пыталась найти меня глазами, она реально не знала как действовать. Пришлось выждать момент, ведь эта умничка продолжала неотрывно смотреть в мою сторону, и коротко махнуть шляпой из развалины стены. Слава яйцам, она увидела это и лицо её просветлело. По крайней мере, теперь она точно понимает, что план «Б» в действии.

И мы с Лысым потихоньку подобрались к краю сломанной зоны. Я прикинул расстояние до ворот. Пятьсот метров? Бегом мы доберёмся минуты за полторы. Надеюсь, они столько продержаться.

Я посмотрел на убогое строение, называемое княжьим замком. Так-то он реально был построен из говна и палок. Вот только в двух башнях над воротами находились стрелки, которые в случае проблемы немедленно начнут поливать огнём в упор наших. Нет, ребята и к этому готовы, но надо подстраховать.

Хотя, я посмотрел на сидящую рядом Сонечку…

— Так, малая, ты будешь нашим секретным оружием! Давай включай свой маленький мозг!

На это я положил презрительное похрюкивание, изображавшее что-то типа «у кого-то мозга побольше, чем у… кого-то!»

— Видишь, вот эти две вышки и падлюк на них? — на что паучиха согласно кивнула, — В общем, забираешься в одну из башен и как только услышишь мой свист, заплёвываешь их к хренам. Можно не насмерть, главное выводи их из строя. Расстояние там небольшое, так что начинай плевать сразу во вторую. Твоя задача, чтобы эти сволочи вообще никуда не попали. Чтобы последнее, о чём они думал — так это воевать. Справишься?

Сонька невозмутимо кивнула. Ну и отлично.

Я достал кристаллы, которые она начала пережёвывать. Всё-таки реально мир — это была не Система и точного «заряда» я не представлял, но примерно ориентировался на системные, так что отсыпал щедро.

Малая дожевала и задумчиво посмотрела на мою фляжку.

— Ты же знаешь, что там только вода. Что ты смотришь?

Мне кажется, она тяжело вздохнула.

— Всё, давай. Обещаю после этого боя будет вечеринка с блэкджеком и шлюхами.

Она на меня недоуменно посмотрела.

— Не, ну тебе-то шлюхи ни к чему, да и в блэкджек ты не играешь. Но всё это обычно сопровождается сильным алкогольным возлиянием!

Сонька оживилась и выжидательно на меня посмотрела в ожидании приказа.

— Давай, двигай!

Очертания расплылись, став невидимой она побежала вперёд, догоняя и быстро обгоняя обоз.

— Ну что, Лысый, низкий старт, — сказал я другу. — И рюкзак свой оставь с едой.

Лысый посмотрел на меня настороженно:

— Чё это?!

— Бля, да там еды будет целое море! Ну и твои несчастные сухари твои никуда не денутся.

— А вдруг денутся? — подозрительно спросил Лысый.

— Ой, всё! Хочешь с рюкзаком в атаку бегать — беги.

Лысый подумал немножко и всё-таки снял здоровенный баул со спины.

Оставшись без пулемёта, я думал всунуть ему винтовку, но по здравому размышлению передумал. Эта здоровенная машина смерти искренне считает, что единственный «нормальный» для настоящего мужчины бой — это рукопашный бой и при любом удобном случае пытается в него ввязаться. От треска разламываемых черепов и вкуса крови, мне кажется, он даже немного тащится. А ещё я подозреваю, что так он сублимирует своё сексуальное неудовлетворение. Жалко, что у меня так не получается. Эта Рыжая доведёт меня до нервного срыва когда-нибудь!

Итак, обоз приближался. По словам той же Рыжей, в гарнизоне всегда находилось двадцать дружинников. Это был постоянный караул, плюс часть из «отдыхающей» дружины. В среднем постоянно внутри всегда находилось около ста. Однако, что мы их немного покоцали, да и князь отсутствовал. А он в одиночку не путешествовал, а только с большим количеством сопровождающих. Тое есть, по нашим прикидкам внутри должно было быть человек пятьдесят.

Самый главный фактор, который был на неизвестен — была ли внутри Малая Дружина? Для путешествия князя по княжеству и за его пределы — он брал с собой обычных дружинников. Боевики были слишком горды для патрульной и конвойной службы, у них были другие функциональные обязанности. Так вот, находились ли они сейчас в поиске или отдыхали внутри, — это была для нас большая жирная и неприятная неизвестная переменная!

Я пристально наблюдал за происходящим, нахлобучив шляпу. Да, методом проб и ошибок я понял, что системный навык Улучшенного Зрения, привязанный к шляпе, работает и здесь. Не так, как в Локации, где я мог рассматривать удалённо, как в бинокль. Но, тем не менее, остроты зрения он мне точно прибавляет. Кстати, способность Маханыча «Острый Глаз» он получил из инфокристалла, и работала она одинаково хорошо как в Локациях, так и в «реале».

И это было основная «фишка» инфокристаллов. Именно с их помощью люди получали «волшебные» навыки в нашем мире. Так работали системные лекари и, даже, некоторые маги В том числе и измененные, которые, вообще навсегда меня ли свое тело, независимо от того, где они находились. Кажется, у этого Мира был определенный системный запрет, который не распространялся на навыки, полученные от инфокристаллов… Опять же, было ли это так задумано, или это был глюк — я, пока, не знал.

Итак, после команды сопровождающих «налоговиков» открылись ворота. Вот, начала втягиваться передняя часть обоза. По задумкам все телеги не должны были войти внутрь. Пропустив две телеги, я свистнул, давая сигнал Соньке.

— Пошла жара! — кивнул я Лысому и мы стартовали с низкого старта.

— Слабоумие! — заорал мой веселый друг.

— И отвага, ага! — добавил я, не сдержав улыбку. Кажется, от этого боевого клича когда-то содрогались целые Вселенные…


Глава 2-4


Тут же, истерически заорали дозорные на правой башне, где уже сидела в «стелсе» Сонька. И началось… Крики выстрелы, звон оружия… Всё, как я люблю!

В этот момент мы с Лысым уже бежали со всех ног вперёд. В правой руке у меня был томагавк, а в левой револьвер — мой верный Маузер так и оставался без патронов, в запасах ватаги не нашлось подходящих боеприпасов, слишком уж калибр был специфичным. Шпагу я, честно говоря, оставил в обозе, так как ходить с ней было не очень удобно. Нормально воевать с ней также не получалось. Я всё время порывался ею изрубить врага в капусту, а, вместо этого, приходилось уныло тыкать. Не моё это! Надо будет найти где-то нормальный меч, а лучше найти мой меч! Бля, а какой меч у меня был? Опять эти мысли отвлекают меня от нынешней ситуации.

Бежали мы быстро. То ли отдохнули, то адреналин в кровь пошёл. Помнится, мировой рекорд по бегу на полкилометра был в районе минуты. Мы его, к сожалению, не побили, но были очень близки! На бегу я махнул ошалевшему Маханычу, который собрал всех «мирных» в кучку, упрятав их под телеги, от греха подальше, как мы заранее оговорили.

Не останавливаясь, мы влетели в ворота и пробежали мимо лежащих трупов налоговиков. Краем глаза заметил, что у одного кинжал застрял в паху. Кажется, наши девочки делом ответили за слова! Умницы!

Влетев внутрь, мы ворвались в самую глубь схватки. Проблема была ещё в том, что нарядиться в доспехи наши не могли. Какой дурак снаряжается на марше в безопасных землях? Но вот с боевыми навыками у них было всё в порядке. Быстро оглядевшись, я увидел, что всё-таки без потерь мы не обошлись, несколько тел наших бойцов лежали на земле, но, в принципе, мы давили!

И тут я увидел Рыжую в действии со своей новой игрушкой. Как раз в тот момент, когда я забегал, в брызгах кровищи отлетела голова одного дружинника и следующим движением она, к хренам, перерубила тело другого пополам. Вот это сила! А ведь это была не самая мощная девушка из моей Семьи — опять всплыло у меня в башке.

Тут же из окна внутреннего здания, я так понял, личной княжей резиденции вылетел натуральный, мать его, фаербол!!! Который врубился в нашего бойца, тут же вспыхнувшего, как свечка!

Я присмотрелся. Какая-то сволочь в багряных одеждах торчала в окне и между его ладоней начал напухать новый шар огня. Хер тебе! Я швырнул томагавк в дёрнувшегося было в нашу сторону дружинника, попав ровно в середину грудины, выхватил второй револьвер и с двух рук открыл огонь по гадскому магу. Пару раз я точно попал, враг исчез с поля зрения, толи подохнув, толи испугавшись. Но, главное я сделал — вражеская артиллерия была подавлена. Больше не молний с неба, не камней на голову никто не пытался в нас кинуть, так что вернемся к честной схватке.

Выпустив остаток патронов в двух врагов, я вытащил свой топор из трупа и огляделся. Похоже, враг уже не очень хотел драться.

Лысый с рёвом врубился в ряды противника, как всегда, поймав пару пуль и одну стрелу. Но, снова, как обычно ему это особо не помешало. От удара молота грудина одного из врагов вмялась внутрь вместе с кирасой, а башка второго, вроде как прикрытая каской, от силы удара слетела с плеч и улетела ввысь как очень большой мячик для гольфа!

Кажется, это стало последней каплей. Вид полуголого здоровяка с огромным молотом окончательно подорвал психику местных защитников. Они начали падать на землю, отбрасывая оружие и кричать: «Сдаёмся!»

Наши выжившие бросились собирать оружие врагов и сгонять их в кучу, особо не церемонясь, подгоняя их тумаками и пинками. Да, я уже понял, что в этом мире пленных не очень уважают и жалеют, и иногда, оправданно.

— Ну ты дала! — хмыкнул я, подходя к Рыжей, которая с любовью оттирала тряпочкой кровь со своего оружия.

— Да, я такая! — хмыкнула девушка. — И спасибо за подгон. Чудесное оружие!

— Ну я рад, чё, — улыбнулся я в ответ. — Похоже, что вы бы и без нас справились.

— Без вас — да, — абсолютно бессовестно кивнула девушка. — А вот без неё — было бы сложнее!

Она кивнула мне за плечо, где по стене ловко сползала проявившаяся в нашем мире Сонька.

— Да, диверсант из неё знатный, — согласился я, подхватывая мелкую на руки, когда она подбежала ко мне. Делать это было уже не так легко, как раньше — «мелкая» килограмм сорок уже весила. — Умница, Сонечка, молодец!

Она ткнулась мне в морду, пытаясь облизать. Да, у этой паучихи всё-таки был язык и каждый раз, когда она устраивала мне водные процедуры, я с ужасом думал, как бы у неё случайно не подключалась кислотная железа, и она, при умывании, вместе с грязью смоет с моего черепа кожу, но пока обходилось.

— Да-да, молодец, — похлопал я её по толстой жопке и опустил вниз на землю. Но, она никуда не уходила. Я нахмурился. — Нет, праздновать ещё рано!

Но она всё равно сидела у моих ног и укоризненно на меня смотрела.

— Нет, только тебе я тоже пока ничего не выдам!

Сонечка нахмурилась.

— Нет, ты, конечно, заслужила. Но дело в том, что боевые действия продолжаются. Вот вечером сядем и тогда накатим!

— Я тебе лично налью столько, сколько влезет, малая, — подала голос Рыжая, на что Сонька радостно защёлкала жвалами и радостно запрыгала.

— Эй, не надо мне тут питомца спаивать. Она, конечно, алкаш со стажем, но хрен его знает, сколько ей можно! — нахмурился я и потрепал паучиху по загривку. — Всё, вали пока… вон к Лысому! Помоги его перебинтовать! Хе-хе…

Та поскакала к своему большому другу, который кривился, одногй рукой перетягивая себе простреленный бицепс.

— Ну пошли, что ли, на экскурсию! — кивнул я Рыжей.

— Бульдог? — раздался сбоку удивлённый возглас.

Я повернулся и увидел раненного дружинника-боевика Иствана, который пытался затолкать себе кишки обратно внутрь распоротого живота.

— Оба-на, старый знакомый, — подошёл я к нему.

— Рыжая, почему? — обратился он к моей спутнице.

— Говно, случается! — пожала плечами она, вызвав мой одобрительный кивок — похоже, у нас, действительно было общее, кровожадное, прошлое. — Рада, что ты жив. Я не вижу никого из Малой Дружины, кроме тебя. Где все?

— Они еще не вернулись с похода, — нахмурился раненный дружинник.

— И это хорошо, — сказала Рыжая. — Эй, лекарь! — подозвала она нашего костоправа. — Собери его обратно.

На недоумённый взгляд лекаря она сказала.

— Да, сразу после наших! Но постарайся, чтобы он выжил!

Мы повернулись и пошли к княжеской резиденции.

— Это та, которая сказала всех мочить? — хмыкнул я, на что девушка похоже даже немножко обиделась.

— Понимаешь, Бульдог… В этом мире всё немножко по-другому. Малая Дружина — это государство в государстве. Все герои, что ходят в Локации, — тут она сбилась. — Точнее, большинство из них, немного по-другому воспринимают реальный мир. Не знаю с чем это связано, но Система меняет людей. А все эти непотребства, что творят обычные дружинники… Ну, они таким образом пытаются самоутвердиться, понимая, что толку от них в Локациях ноль и пытаясь таким образом, ну не знаю… показать свою силу?

— Пидарасы, — буркнул я и тут же поправился. — В плохом смысле этого слова.

— Даже спорить не буду, — сказала она.

— В общем я рада, что Малая Дружина сюда не добралась, хотя с Секачом я бы пообщалась, — недобро улыбнулась девушка.

— С кем? — удивился я.

— Секач, нынешний вождь Малой Дружины, бывший член моей ватаги, ну, точнее… еще при Быке, — пояснила она.

— А, точно! Маханыч сказал, что он раньше у вас был и ушёл в дружину.

— Не то, чтобы ушёл, скорее я его выгнала.

— За дело? — спросил я.

— Он женщин всерьёз не воспринимает… И, не уважает! — хмыкнула Рыжая.

— Серьёзный аргумент, — кивнул я, оглядывая её с ног до головы. — Хорошо, что не убила.

— Да вроде не за что было, — не разобрав мой сарказм, пожала плечами девушка.

* * *
Всё время до ночи мы наводили порядок. Ну как мы… Многочисленные слуги, бывшие в резиденции князя, которые разбежались при первых криках и звуках боя, теперь потихоньку выбирались из подполья. Большинство мирного населения относилось к героям, князьям с определённой долей пофигизма. Князей может быть много, а он, у своей мамы, один. Поэтому все были построены, отсортированы и отправлены наводить порядок. Ошеломлённый и недоумевающий Маханыч возглавил этот субботник.

Выяснилось, что на момент нашей атаки в замке присутствовало сорок семь дружинников, из них треть «налоговиков» и только один боевик, который бедолага Истван. Ну и десяток «налоговиков», Рыжая притащила на хвосте. В результате боя полегло двадцать восемь врагов и семнадцать было ранено. Кстати, тот самый гадский маг, что швырнул в нашего героя огненным шаром выжил! Рыжая хотела его добить, но так как он оказался старшим советником князя, то я предпочел сохранить ему жизнь хотя бы до того момента, как я его допрошу.

С